Всего новостей: 2227541, выбрано 1040 за 0.102 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Армия, полиция: Стуруа Мэлор (76)Фельгенгауэр Павел (70)Меркачева Ева (66)Путин Владимир (65)Муртазин Ирек (61)Скосырев Владимир (40)Романова Ольга (39)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (36)Каныгин Павел (34)Латынина Юлия (31)Млечин Леонид (31)Милашина Елена (29)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27)Перевозкина Марина (27)Полухина Юлия (26)Рогозин Дмитрий (26)Лукьянов Федор (25) далее...по алфавиту
Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 февраля 2017 > № 2077496 Михаил Мороз

 О свободе

Монолог старого солдата в канун 23 февраля -Дня защитника Отечества (Дня Красной Армии)

Михаил Мороз

О свободе

( Монолог ветерана Великой Отечественной войны)

Однажды нашего «нацлидера» спросили на одной из пресс-конференций или встреч: «Что нам дал первый президент РФ?» «Нацлидер» ответил, как отрубил: «Свободу».

10 февраля, в день рождения отца, ветерана и инвалида Великой Отечественной войны, которому исполнилось 98 лет, я спросил: «Если бы тебе сказали, что ты идешь драться с фашистами за ельцинскую свободу, ты готов был бы пролить за неё кровь?

Награжденный за подвиг в уже начальные дни войны медалью «За отвагу» старый солдат ответил:

«Я завидую тем, кто не выжил и погиб, не зная, каково это душою переносить конкретную ельцинскую свободу, несмотря на то, что мне кидают не малые, по сравнению с вашими зарплатами, гроши, несмотря на то, что я могу в своём углу лаяться на власть. Свобода поругивать власть – это еще не свобода.

Разве я не вижу, как вас всех закрепостили частной собственностью, жаждой денег, накопительством? Зависимость от вещи, материального интереса, денег, когда за них ставят на кон жизнь, - это вечное пленение, пустая, никчемная затея.

Я был в плену у фашистов и знаю, что такое неволя. Но дух мой был несломлен, и я не предал Родину. А сейчас этот дух вытравливают каждый день и делают всё, чтобы я забыл тот дух Свободы, за который я воевал. По телевизору ко Дню Победы – сплошные «Штрафбаты» и с зверскими мордами «особисты». Всё – ложь! Если ты был честным советским солдатом, то никакой «особист» тебя не тронет. Я это говорю как бывший узник фашистского лагеря, из которого помогли бежать партизаны… Разве те, кто бессовестно лжет по телеящику, свободны? Если кто-то скажет правду, его же и уволят. Они пленники власти, социал-дарвинистских представлений о жизни…

Хотя бы учли пример Березовского, который предал страну, науку, созидание, творчество и все силы свои положил, чтобы приобрести деньги и власть. Он был самым несвободным человеком на земле. И ушел в преисподнюю к Сатане на свидание. Он предал и его предали. Какая же это свобода? Это обременение души, заражение её аморальной инфекцией. И таких «свободных», как Березовский, пруд пруди. Одни за кордоном, другие – в стране.

Разве свободны Сердюков с Васильевой, обокравшие страну? Да и руководитель страны свободен ли, если в каждой сфере его окружают ворьё с миллиардами, которые жулики и мошенники умыкнули у народа? Он в подчинении, в зависимости от крупного капитала и коррупционеров.

Мы шли в бой и умирали, не имея в виду предлагаемую нынче свободу, которую используют нынче как объект для сиюминутных, эгоистических, корыстных, конечных, смертных интересов и выгод. Если бы мы руководствовались только такими животными страстями и удовольствиями, то мы никогда не обрели Победы – символа истинной Свободы.

«Что такое истинная Свобода?» - спрашиваешь ты. Не знаю точно, потому что она – выше моего бедного разумения. Это то, высокое и таинственное, что не поддается объяснению и описанию. Постигнуть такое – значит уже остановиться в светлых стремлениях и не жить духовной жизнью. Это то, благое и прекрасное, к чему мы должны всечасно, страстно и смиренно тянуться. Это социалистический идеал. Он вновь завоюет умы и сердца людей. За такой идеал и такую Свободу я и воевал. Не за свободу животного потребления, не за «растительную жизнь», в которую вгоняют народ, как стадо баранов. За такую свободу я кровь проливать не собирался. Это не мой идеал Свободы. Я за ту, которая способствует созданию культуры, красоты, истины, добра, любви. Ту Свободу, которая идет от пояса человеческого и выше, охватывая душу человека его и мозг. Но не ту, которая ниже пояса и ведет в преисподнюю – к сатане и мамоне, ставшая сомнительной целью нашего руководства и людей, соблазнившихся частной собственностью. Произошло, как сказал кто-то из умных ученых, «присущее всякому греху подчинение высшего низшему». В результате такой странной свободы в нашу жизнь вторглась аморальная инфекция такой силы и распространенности, что она уже внедряется нашими «легкими кавалеристами» от власти и культуры в виде «альтернативной нравственности» и однополых браков. Такую ельцинскую свободу имеет в виду наш руководитель? Если такую «свободу», то мне безумно жаль моей пролитой крови на поле сражения…

Я, как и мои сверстники, добывал Победу не для сомнительных свобод. И мне горько, что народ молчаливо смотрит на то, как проповедники лживой свободы приватизировали то, что трубадурам ельцинщины не принадлежит – День Победы и Первомай. Это символы моей Свободы! Символы моего горького счастья!..»

К монологу отца мне нечего добавить. Наверное, если бы оно было частным мнением человека, обремененного болезнями, ранами, невзгодами личной жизни, то я не предавал бы этот монолог огласке. Но я знаю, что так думают почти все оставшиеся в живых ветераны войны, ветераны труда. Миллионы нынешних трудящихся. Даже молодежь, выросшая в лихолетье новой Смуты, начинает задумываться об истинной человеческой Свободе, не отягощенной страшнейшим из всех видов закабаления – частной собственностью.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 февраля 2017 > № 2077496 Михаил Мороз


Великобритания. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bbc.com, 17 февраля 2017 > № 2076247 Ричард Ширрефф

Британский генерал: Путин выбрал опасный путь

Британский генерал Ричард Ширрефф, несколько лет занимавший один из высших постов в командной структуре НАТО, считает, что Западу нужно быть готовым к войне с Россией.

В 2011-2014 годах Ширрефф был заместителем верховного главнокомандующего объединенными силами НАТО в Европе. А в мае 2016 года он выпустил книгу "2017: война с Россией", где смоделировал потенциальное военное столкновение стран Североатлантического альянса с РФ.

С генералом Ширреффом беседовала корреспондент Русской службы Би-би-си Ольга Ившина.

Би-би-си: Генерал Ширрефф, хотелось бы услышать вашу оценку недавнего обострения ситуации на востоке Украины. Этот вопрос сейчас много обсуждается, как в Брюсселе, так и в Киеве, и в Москве.

Ричард Ширрефф: Я думаю, что мы должны быть очень обеспокоены ситуацией на востоке Украины. Мы видим, что несмотря на Минские соглашения, там продолжаются боевые действия. Это привело к большому числу жертв, как среди мирного населения, так и среди военных.

Я считаю, что Запад и вообще мировое сообщество должны признать всю тяжесть сложившейся ситуации.

Я обеспокоен тем, что внимание СМИ переключилось с Украины на другие темы. Сложившаяся [на Украине] ситуация продолжает представлять реальную угрозу для безопасности Европы. И Украина по-прежнему несет это бремя.

Би-би-си: Почему ситуация обострилась именно сейчас?

Р.Ш.: Я думаю, что это связано со взятием Алеппо [войсками Асада]. Это напоминает ситуацию 2015 года.

Тогда мы увидели: пламя на востоке Украины погасло, как только Россия начала военную кампанию в Сирии. Возможно, сейчас это пламя опять разжигают, пока в Сирии стало потише.

"Слабость только воодушевляет агрессию"

Би-би-си: Считаете ли вы, что Запад должен продолжать оказывать помощь Украине?

Р.Ш.: Да, абсолютно. Украина находится на линии фронта. Когда авторитарным лидерам сходят с рук агрессивные шаги, нужно дать им отпор, чтобы избежать дальнейшей агрессии. История очень наглядно демонстрирует нам это.

Я думаю, что Запад и международное сообщество должны продолжить поддержку Украины. Это и финансовая помощь, и обучение, и гражданское общество, и военная поддержка. В конечном счете, военная мощь важна.

Нельзя забывать и о дипломатии. Но я считаю, что очень важно оказывать военную помощь Украине, чтобы она могла сдерживать и предотвращать новые атаки с востока.

Би-би-си: Но критики ответят вам, что такой подход, напротив, может спровоцировать эскалацию конфликта...

Р.Ш.: Да, я не удивлен услышать такие слова. Должен отметить, что я не видел ситуацию на востоке Украины своими глазами. Я сейчас рассуждаю об этом с позиции, в которой чувствую себя не очень комфортно, - сидя в кресле. Я бы предпочел оказаться там и оценить ситуацию лично.

Но история учит нас, что слабость только воодушевляет авторитарных правителей и агрессию. А вот когда встречаешь их силой, показываешь, что можно дойти только до сих пор и не дальше - это, напротив, эффективный способ положить конец их действиям.

Я думаю, мы уже видели достаточно. Какую еще эскалацию мы должны увидеть? Мы уже видели, как был сбит гражданский авиалайнер МН17.

Мы видели, как российская армия задействовала подавляющую мощь, вела массивный ракетный и артиллерийский огонь. Нет ни одного намека на то, что они начнут сдерживать такую активность. Поэтому, я считаю, наш ответ должен был адекватным.

Би-би-си: Как вы оцениваете перспективу вступления Украины в НАТО?

Р.Ш.: Это сложный вопрос. Думаю, мы должны признать, что в Донбассе идет война, там воюют российские войска или сепаратисты, действующие при поддержке Москвы. У меня нет ни тени сомнения, что в этой кампании принимают участие и высокопоставленные российские военные.

[Кремль последовательно отрицает присутствие российских войск на территории Украины и их участие в конфликте в Донбассе - прим. Би-би-си]

В таких условиях нереалистично обещать Украине безоговорочное выполнение пятой статьи договора НАТО [Пятая статья Североатлантического договора гарантирует коллективную защиту любому члену НАТО в случае нападения на него какого-либо агрессора]. Нам нужно это признать.

На данный момент не время говорить о членстве Украины в НАТО. Но НАТО точно не должно давать Путину право вето на то, кто будет и не будет вступать в Североатлантический альянс.

И отдельные страны НАТО, конечно, должны продолжить помогать Украине. Это особенно касается тех стран, вооружение которых совместимо с вооружением Украины.

Речь, в первую очередь, о странах бывшего Варшавского договора. У них сохранилось много оборудования и вооружения советского образца.

"Западу брошен серьезный вызов"

Би-би-си: Информационная война стала важной составляющей конфликта на востоке Украины. Считаете ли вы, что запад делает недостаточно, чтобы противостоять России на этом направлении?

Р.Ш.: Мы видели, насколько эффективно Россия использовала свои информационные возможности и кибер-потенциал. И Западу необходимо это признать. Это уже стало частью истории конфликта на востоке Украины.

Западу нужно не давать России свободы действий в информационном пространстве, нужно бороться. Мне кажется, Запад сперва неохотно действовал в этом направлении. Сейчас появилось понимание важности этой работы.

Но я бы хотел видеть больше активных действий в информационном и киберпространстве.

Би-би-си: Считаете ли вы, что Запад проигрывает информационную войну?

Р.Ш.: Западу брошен серьезный вызов. Мы уже не раз видели, что демократиям гораздо сложнее действовать в этой сфере, чем авторитарным режимам, у которых под рукой любые рычаги власти. Демократические страны не могут влиять на свои СМИ таким же образом, и слава Богу.

Я думаю очень важно рассказать обычным жителям России, насколько опасный путь выбрал их лидер. На самом деле, Запад в целом и Великобритания, в частности, хотели бы снизить уровень напряженности, выстроить нормальные отношения.

Мы хотим, чтобы в Великобританию приезжали российские студенты, чтобы развивалась торговля. Россия - это великая держава, и нам нужно сосуществовать.

Би-би-си: В Великобритании раздается немало разговоров о том, что, нужно, напротив, наращивать давление.

Р.Ш.: Я думаю, что нужно действовать на обоих фронтах. С одной стороны, нам нужно быть сильными и жесткими. Нужно показать России черту, дальше которой она не должна заходить.

Мы будем поддерживать Украину. Мы готовы стоять насмерть до последнего солдата, защищая страны НАТО. И мы будем сдерживать Россию. Но это не значит, что мы хотим столкновения. Мы хотим поддерживать мир.

70 лет Западная Европа прожила в мире. И мы не хотим войны с Россией ни в какой форме, поэтому наряду с демонстрацией силы нужен диалог. Но этот диалог должен проходить при определенных условиях.

Руководство России должно признать международное право, признать, что недопустимо в XXI веке аннексировать территорию соседнего государства. Мы не хотим возврата к политике крови и стали, к национализму образца XIX века. Нам нужно найти способ выстраивать отношения и наводить мосты.

"Мы должны быть готовы платить за мир"

Би-би-си: В 2016 году вы выпустили книгу, в которой описываете возможный сценарий войны с Россией. Вы по-прежнему считаете, что такое развитие событий возможно?

Р.Ш.: Это книга-предупреждение. Мы стоим на краю пропасти из-за нежелания Запада признать опасность, которую представляет набирающая силу Россия и особенно ее руководство.

Москва резко увеличила расходы на оборону и демонстрирует желание использовать силу, чтобы изменить границы в Европе. Слабости Запада, о которых я говорю в книге, являются кумулятивным эффектом сокращения военных возможностей. Мы наблюдали эти сокращения на протяжении последних 20 лет.

Это особенно справедливо в отношении стран Западной Европы и в меньшей степени относится к США. Бытует мнение, что мир является установкой по умолчанию в международных отношениях.

Но своей книгой я пытаюсь донести мысль о том, что если мы хотим мира, мы должны быть готовы платить за это. Иногда нужно продемонстрировать, что мы готовы сражаться за это.

Би-би-си: Изменилась ли ваша оценка событий с наступлением 2017 года?

Р.Ш.: Я писал эту книгу в 2015 году. И тогда расклад уже выглядел довольно пугающим. Стимулом для написания книги послужили действия Путина во время аннексии Крыма и последующих событий в Донбассе.

Сейчас я оглядываюсь назад и понимаю, что жизнь оказалась более странной, чем выдумка.

Мы увидели масштабное использование российских сил в Сирии, попытки разжечь кризис с беженцами с целью дестабилизировать Евросоюз. Мы видели активность России в киберсфере и то, что почти точно было кибератаками с участием России на серверы Демократической партии США. Это из ряда вон выходящие события.

[Российские власти отрицают свою причастность к кибератакам на американские политически структуры перед президентскими выборами 2016 года - Би-би-си.]

И вряд ли кто-то мог предположить, что такие вещи могут случиться. И помимо всего этого мы увидели кандидата в президенты США, который усомнился в НАТО.

Будучи кандидатом в президенты США, он заявил, что может и не прийти на помощь стране-члену НАТО в случае нападения. И это очень опасно. Это может подорвать доктрину коллективной безопасности НАТО, которая является важнейшим элементом сдерживания.

С другой стороны, новый президент США дает надежду на свежий старт, новый диалог в отношениях с Россией. Но он должен вестись с позиции силы, а не слабости.

И частью этой позиции силы должно быть выражение поддержки в адрес НАТО. Должны прозвучать слова о том, что при Трампе Америка будет в полной мере поддерживать своих союзников по НАТО, безоговорочно следовать пятой статье договора и играть лидирующую роль в Альянсе, как США всегда и делали раньше.

Безопасность Европы всегда базировалась на абсолютной уверенности в том, что американский президент, кем бы он ни был, придет на помощь члену НАТО, на которого напали. Мы живем в мире, в котором больше нельзя быть уверенным в своей безопасности. Чтобы оставаться в безопасности, мы должны быть в состоянии сдерживать потенциальных агрессоров.

Би-би-си: Не приведет ли это нас к замкнутому кругу взаимных обвинений и эскалации напряжения?

Р.Ш.: Всегда найдутся те, кто так скажет. Касательно разговоров о том, что отправку сил НАТО в Прибалтику могут посчитать провокацией. Я с трудом представляю себе, что отправку четырех батальонов общей численностью около 4 тысяч человек можно считать провокацией.

В этот же момент Россия заявила о формировании трех мотострелковых дивизий на границе со странами Балтии. То есть речь идет примерно о 60-80 тысяч военных. О каком паритете тут можно говорить?

Я считаю, что Россия уважает силу. Она прощупывает и прощупывает почву в поисках слабых мест у своих оппонентов. И я боюсь, что сейчас Запад находится в позиции второго номера.

Великобритания. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bbc.com, 17 февраля 2017 > № 2076247 Ричард Ширрефф


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 февраля 2017 > № 2077369 Александр Бурутин

 Александр Бурутин: «Генштаб — священная гора»

говорит бывший советник Путина по военным вопросам

Мария Кольцова

Александр Германович Бурутин, генерал-лейтенант в отставке, занимавший должности первого заместителя начальника Генерального штаба и советника Президента по военно-технической политике, рассказал в интервью, чем ему близка урановая индустрия, откуда пошла военная династия Бурутиных, и на кого нужно рассчитывать при реформировании армии.

"ЗАВТРА". Александр Германович, вы из семьи военных. Как началась ваша военная династия?

Александр БУРУТИН. Я офицер уже в четвёртом поколении. Мой прадед Константин Фёдорович Бурутин в 1900 году поступил на службу в царскую армию и дослужился там до поручика. Октябрьскую революцию он встретил в рядах большевиков. В Гражданскую войну служил в Красной армии в рядах стрелкового полка, был тяжело ранен, одним из первых получил орден Красного Знамени. Потом служил в частях особого назначения Воронежской губернии, боролся там с бандитизмом. Его последняя воинская должность — командир дивизии.

Оба сына Константина Федоровича — Александр и Виктор — тоже служили, участвовали в Великой Отечественной войне.

Александр Константинович, старший сын прадеда, — мой родной дед. Он не смог стать кадровым военным из-за проблем со здоровьем (у него с детства был травмирован глаз). Но дед всё равно воевал — сначала в ополчении, а потом в действующей армии, где был рядовым солдатом до 44-го года. Он был в артиллерийской разведке — там пригодились его высшее образование и математические способности. А его младший брат Виктор Константинович — танкист, участвовал в боях с японцами на Халхин-Голе, был командиром танковой роты, за мужество и героизм получил орден Красного Знамени, как и его отец. Потом поступил в академию. Учась там, встретил ВОВ, ускоренно выпустился, воевал под Воронежем и в 42-м году погиб.

Следующее поколение — это уже мой отец. Он прошёл военную судьбу от спецшкольника артиллерийской школы в годы войны до генерал-полковника, первого заместителя начальника Главного оперативного управления Генштаба. После увольнения он ещё успел поработать в Штабе ОДКБ и Институте военной истории Минобороны и до сих пор (хотя ему уже восемьдесят восемь лет) сотрудничает с Институтом военной истории: ездит в военно-полевые исторические поездки, пишет, публикуется, в общем — ведёт активный образ жизни. Кстати, нашей семье повезло и в том, что отец много занимается историей семьи.

У моего отца два сына — старший брат Сергей и я. Старший брат закончил МВТУ им. Баумана и пошёл работать в один из "почтовых ящиков" — завод имени Хруничева, на инженерную должность. Оттуда ушёл в военную приёмку, надел погоны, стал кадровым военным и закончил сначала Академию РВСН, а затем и Академию Генерального штаба, дослужился до звания генерал-майора. Служил в Ракетных войсках стратегического назначения, потом занимал должность в аппарате Совета Безопасности. Сейчас — в Исполнительном комитете СНГ занимается военно-политическими делами.

И у меня не было мучительного выбора — кем быть? Я с детства знал, что буду только военным. Ну, разве что были варианты с выбором рода войск. Но с выбором профессии — никогда. Только офицер!

У меня не было никаких сомнений. И глубоких переживаний в отношении своей роли в армии тоже не было.

Особенно приятно то, что на мне наша династия не завершилась: сыновья пошли по моим стопам, оба служат, один — полковник, другой — подполковник.

Я пришёл в Вооружённые силы в 1974 году: по окончании школы поступил в Московское высшее общевойсковое командное училище, после выпуска как отличника меня направили служить в Группу войск в Германии командиром мотострелкового взвода. Последовательно прошёл все ступени до командира батальона. После Германии отправился на Дальний Восток, там стал начальником штаба мотострелкового полка. С этой должности я поступил в Академию им. Фрунзе. В 1992 году пришёл в Генеральный штаб и в Главном оперативном управлении прослужил от старшего офицера-оператора до заместителя начальника Управления стратегического планирования применения Вооружённых Сил. Закончил службу первым заместителем начальника Генерального штаба в 2010 году.

"ЗАВТРА". Помните свой первый день в армии?

Александр БУРУТИН. Конечно! Это невозможно забыть! Первая ночь в казарме, где рядом с тобой спят ещё сто двадцать таких же, как ты, ребят. Кто-то храпит, кто-то во сне вскрикивает, кто-то крутится. Поначалу, конечно, было сложно, но потом привык. А после изнурительных занятий очень скоро военная койка стала самым роскошным местом на земле! Помню, как впервые привели нас обедать в солдатскую столовую, и я узнал, что такое солдатская перловка со следами мяса… После домашней пищи тяжело к ней было привыкнуть.

Очень непросто дался мне курс молодого бойца. Он традиционно проходил в нашем учебном центре в Ногинске. В тот август было сыро, а спали мы в палатках на жёстких нарах, на которых лежали ватные матрасы; они за неделю дождей просто раскисли. Было холодно и промозгло. Подниматься было тяжело, подъём в 6 часов, отбой в 22 часа. На фоне домашнего комфорта это были очень трудные недели, но когда после КМБ нас привезли на присягу в Москву, я вдруг понял, что выдержал, не сломался, а значит, и дальнейшую учебу выдержу.

"ЗАВТРА". Курсанты сразу почувствовали себя единой семьёй?

Александр БУРУТИН. Ко мне лично это ощущение — ощущение элитности военного училища и спаянности коллектива — пришло не сразу.

В училище поначалу было намного легче тем, кто имел опыт Суворовского училища и опыт военной службы — часть курсантов поступали прямо из рядов Вооружённых сил. Эти ребята, конечно, были лучше нас подготовлены и физически, и в военном отношении: на них лучше сидела военная форма, более молодцевато. Мы — ещё недавние школьники — по сравнению с ними выглядели мешками в военной форме. Как правило, суворовцев назначали на сержантские должности: командирами отделений, заместителями командиров взводов. К нам они поначалу относились свысока, но по прошествии какого-то времени всё это выровнялось. Отношения внутри отделений и взводов со временем приобрели новую окраску. Это действительно были сплоченные коллективы. До сих пор бывшим курсантам той поры приятно встречаться друг с другом. Мы часто проводим такие встречи — как правило, по каким-то юбилейным датам. Последний из нас, кто закончил служить в Вооружённых силах, — это человек, который пришёл на моё место на должность первого заместителя начальника Генерального штаба, — генерал-полковник Николай Васильевич Богдановский. В училище он был в соседней роте: я выпускался из шестой роты, а он — из четвёртой. Он уволился только год назад. Так что сегодня в Вооружённых силах уже нет ни одного действующего офицера или генерала из нашего 101-го выпуска МосВОКУ.

Кстати, в этом году наше прославленное "кремлёвское" училище отмечает столетний юбилей. Знаю, что у газеты "Завтра" широкая аудитория. Хочу со страниц газеты пригласить выпускников-кремлёвцев принять активное участие в торжественных мероприятиях, которые пройдут в стенах родного училища 15 декабря.

"ЗАВТРА". Что для вас означает словосочетание "русский солдат"? Как у вас складывались отношения с солдатами во время службы?

Александр БУРУТИН. Понятие "русский солдат" для меня особое. Я начинал командиром взвода в Германии в 1–ой гвардейской танковой армии в 249-м мотострелковом полку. Там служили солдаты самых разных национальностей, очень много было выходцев из Средней Азии. Но коллектив был единым, несмотря на различия в национальности и воинских званиях. Все жили одной семьёй. Всё делили поровну.

Я ни разу не встречался с подлостью среди своих подчинённых, простых солдат. У них всегда было желание помочь своему командиру.

Русский солдат — это солдат сильный, сплочённый коллективизмом, находчивый, умелый, способный решать любые задачи. Эти задачи были нам по плечу и тогда, и, я думаю, сейчас.

"ЗАВТРА". Каким был офицерский корпус советского периода? Как вы оцениваете его сейчас?

Александр БУРУТИН. Это была высокопрофессиональная каста. Конечно, среди офицеров были те, кто пришёл по блату делать карьеру, кто пошёл в военное училище, чтобы избежать призыва в армию рядовым солдатом и, не в последнюю очередь, заработать. Ведь выпускник военного училища в материальном отношении был значительно лучше обеспечен, чем выпускник гражданского вуза. Мы, лейтенанты, получали порядка 190 рублей в месяц, в то время как гражданские молодые инженеры (в лучшем случае) — 110 рублей. Были те, кто пошёл в армию, потому что была возможность послужить за границей — например, в различных группах войск: в Германии, Северной группе войск, Центральной группе войск. Это давало дополнительные преимущества.

Но это скорее исключения, чем правило. Эта шелуха отсеивалась в течение первых нескольких лет службы, и оставались лучшие офицеры. И чем дольше служил офицер, чем выше поднимался по служебной лестнице, тем больше честных, искренних и патриотичных людей становились его сослуживцами. Такая вот закономерность.

В 2002 году, когда я впервые был приглашён к президенту В. В. Путину, он в личной беседе спросил меня о моём отношении к происходящему в Вооружённых силах и моё мнение о том, что нужно сделать, чтобы проводимая не один год военная реформа наконец состоялась. Я тогда сказал, что нужно сделать всё, чтобы сохранить в армии офицеров советской закалки. Именно на них можно будет рассчитывать в ходе реформы ВС. Это люди, которые участвовали в крупных манёврах, которые управляли личным составом в условиях близких к боевой обстановке, которые прошли через войны и горячие точки.

"ЗАВТРА". В начале 90-х многие офицеры уходили из армии. Вы были уверены, что останетесь служить при любых обстоятельствах, или был какой-то период, когда вы были готовы уйти из ВС?

Александр БУРУТИН. 91-й год — год перелома, когда многое в человеческих судьбах покатилось под откос. Я помню, как десятки тысяч офицеров писали рапорты об увольнении. Тогда и определилось, кто служит не за страх, а за совесть, и кто просто "отбывает номер", тяготится.

Страна распадалась. Многие мои друзья принимали непосредственное участие в конфликтах тех лет. Один мой сослуживец был контужен в Приднестровье, другой принимал участие в событиях в Вильнюсе. Помню, главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии Варенников, возвращаясь из командировок по войскам, обязательно собирал нас, офицеров оперативного управления, и рассказывал об обстановке в союзных республиках, в Тбилиси, в Баку, в Алма-Ате. И в его голосе звучала тревога за будущее страны, Вооружённых сил. Конечно, это беспокойство нарастало у всех.

Я незадолго до этого приехал в Москву после службы в Дальневосточном военном округе. Получил назначение сначала в Центр оперативно-тактических исследований, а затем в Оперативное управление Главного штаба Сухопутных войск. У меня не было квартиры, и в ближайшие годы она не предвиделась (приходилось жить на съёмной), было много хлопот с маленькими детьми. Но я знал, что не нарушу семейную традицию и останусь в ВС.

"ЗАВТРА". Всё же что повлияло на ваше решение остаться в Вооружённых силах?

Александр БУРУТИН. Я же был не один — рядом были товарищи, сослуживцы. Всем было трудно. Как ни странно, спасала именно военная служба. Коллектив "операторов" всегда очень сплочённый, потому что эти люди действительно держат руку на пульсе армии. Они не только планируют мероприятия, связанные со строительством и применением войск и сил, но и сами участвуют в наиболее важных из них. Как можно было бросить службу? Это было бы просто предательством и товарищей, и самого себя, и семейной чести. Поэтому я остался.

Может быть, присутствовало желание показать, что, придя из войск тактического звена, я смогу освоить и оперативную работу. Это было ново и интересно.

А потом меня перевели в Генеральный штаб. Убеждён: мне посчастливилось, что я попал в первую группу первого направления первого управления — ту, что занималась стратегическим планированием применения ВС.

Бытует мнение, что, чтобы стать генштабистом, нужно не меньше пяти лет повариться в котле под названием "Генеральный штаб". Я не был исключением. И для меня очень важным было наставничество опытных офицеров. С благодарностью вспоминаю полковников В.Запаренко, Ю.Южанина, М.Колпакова, их штабную науку от первого лица. Благодаря им я состоялся как старший офицер и руководитель.

"ЗАВТРА". Каким был Генеральный штаб во время вашей службы в нём?

Александр БУРУТИН. За семнадцать лет (с 1992 по 2010) я застал разные периоды состояния и развития Генерального штаба: от его сложной адаптации к условиям новой российской действительности — до объективного соответствия определению "мозг Вооружённых Сил". К сожалению, в последний период своей службы был свидетелем и того, как Генеральный штаб, в лице его начальника в первую очередь, теряет своё лицо и свободу мышления, подстраивается под окрики сверху и даже пытается обосновать некомпетентные указания.

Но в целом Генеральный штаб для меня всегда был священной горой, а Главное оперативное управление — её вершиной. У нас в семье о ГОУ говорили с придыханием.

Мой отец прослужил в ГШ 22 года, в основном в ГОУ (был период, когда он руководил Центральным командным пунктом Генерального штаба). Уволился в 1992 году, как я уже говорил, с должности первого заместителя начальника ГОУ.

Любопытно, что известные события августа 91-го его лично не сильно задели. Он в те памятные дни был в отпуске на Дальнем Востоке. Это может быть пусть косвенным, но ещё одним свидетельством, что ГКЧП не готовился заранее. Когда отец спешно вернулся в Москву, ГКЧП уже был ликвидирован. Поэтому чистки, которые впоследствии прошли в Генеральном штабе, его не коснулись.

Было уволено много сослуживцев отца, включая его личных друзей и начальников Д.Язова, В.Варенникова, Н.Денисова, к которым он относился с искренним уважением. Отец хотел сразу подать рапорт об увольнении, но новое руководство попросило остаться и какое-то время исполнять обязанности начальника ГОУ. Так служба продолжилась до мая 92-го года. Спустя три месяца началась моя служба в ГОУ.

Основная движущая сила в ГОУ — это начальник направления. Им, как правило, становился самый опытный и уважаемый офицер-интеллектуал. Начальник направления — самостоятельная фигура в структуре ГОУ. Никто не знает реального положения дел на порученном участке лучше начальника направления. Не случайно для выработки стратегических решений уровня министра обороны и начальника Генерального штаба по зоне ответственности того или иного направления первым заслушивают мнение его начальника. Очень жаль, что в 2009 году было принято решение упразднить генеральские звания начальников направлений ГОУ. Сегодня было бы справедливым вернуть право присваивать воинское звание генерал-майора рабочим лошадкам Генерального штаба — начальникам направлений.

При мне начальником первого направления первого управления ГОУ был генерал-майор А.Андронов, а начальником управления — генерал-лейтенант С.Орлов, оба профессионалы с большой буквы.

Мне повезло, что я застал в 90-е годы именно то легендарное ГОУ, которое сохранилось ещё с советского периода. Убежден: армия смогла пережить этот глубочайший кризис развала Советского Союза и Организации Варшавского Договора, сохранить свою боеспособность именно благодаря Генеральному штабу и школе, созданной им.

"ЗАВТРА". Но наступил день, когда вам пришлось уволиться. Это был осознанный уход или стечение обстоятельств?

Александр БУРУТИН. Так вышло, что я уходил из армии не один раз. В 2003 году я был назначен советником президента по вопросам военно-технической политики и был откомандирован из ВС в президентскую Администрацию с должности заместителя начальника первого управления ГОУ. Спустя несколько лет вышел указ, приостанавливающий систему откомандирования из ВС в различные федеральные органы власти. Мне нужно было принимать решение. И я тогда написал рапорт об увольнении из ВС и во время одного из докладов положил его Владимиру Владимировичу на стол. Помню некоторое удивление на лице верховного главнокомандующего: "Почему?". Я объяснил ситуацию: есть указ, который не оставляет мне иного выбора. Готов оставить службу, если необходимо, готов уволиться — на ваше решение. Президент оставил этот рапорт у себя, а через полгода предложил мне вернуться в Генеральный штаб на должность первого заместителя его начальника.

Тогда начальником был генерал-полковник Юрий Балуевский, мой бывший командир в Главном оперативном управлении. Мы были хорошо знакомы, так как на должности советника я постоянно контактировал с Генштабом. Наша совместная работа строилась вполне нормально.

Когда я вернулся в Генштаб, министром обороны был уже Анатолий Сердюков. Почти сразу столкнулся с тем, что процессы, которые происходят в армии по инициативе министра, не укладываются в моё представление о том, как должна проходить военная реформа и чем завершиться. Особенно остро я стал ощущать это после назначения начальником Генерального штаба генерала армии Макарова.

Этот период службы оставил в душе горький осадок. Для меня как для первого заместителя начальника ГШ самым тягостным было выполнение решений, которые расходились с моими собственными убеждениями. С одной стороны, испытывал благодарность к верховному главнокомандующему за оказанное доверие, но с другой стороны — стал непосредственным участником процессов, принять которые не мог. Дальше идти против совести я не стал и написал рапорт об увольнении.

Думаю, Николая Егоровича тоже тяготила эта ситуация. Для него не осталось незамеченным, что какие-то его решения мной попросту саботируются — особенно в периоды, когда приходилось исполнять его обязанности (отпуска, командировки и т.д.). Как бы я и тогда, и сегодня не относился к Макарову лично, ситуация, когда первый заместитель не является единомышленником и союзником своего начальника, недопустима ни в какой управленческой структуре, особенно силовой. Поэтому моя отставка была принята и начальником ГШ, и министром обороны, мне кажется, даже с некоторым облегчением.

"ЗАВТРА". Вы несколько лет работали рядом с президентом России. Какое впечатление на вас он произвёл?

Александр БУРУТИН. С Владимиром Владимировичем я впервые встретился в 2002 году во время его рабочего отпуска на Байкале. СМИ тогда писали, что президент чередует свой отдых со встречами с различными специалистами. Беседуя с президентом, отвечая на его вопросы, касающиеся проблем армии и флота, военного строительства, я был впечатлён уровнем его погружения в тему. Увидел у Владимира Владимировича намерение разобраться с армейскими проблемами, искреннее желание не просто навести порядок, а добиться вывода наших Вооружённых сил на качественно новый уровень. Затем, уже находясь на должности советника, я укрепился в убеждении, что Россией управляет настоящий лидер.

"ЗАВТРА". Сейчас вы работаете в концерне "Росатом". Сложно ли после службы в армии переключиться на другие задачи?

Александр БУРУТИН. Я работаю в Урановом холдинге — это структурное подразделение госкорпорации "Росатом". Но я недалеко ушёл от тех задач, которые решал в годы службы, потому что тема производства урана близка вопросам национальной безопасности в области как энергетики, так и стратегических вооружений

Россия по запасам урана абсолютно независима. На действующих месторождениях мы можем обеспечить добычу урана ещё в течение 10-20 лет. Открыты новые месторождения, не все из которых достаточно разведаны. Но даже тех, которые разведаны, хватит на сто лет, не меньше.

Часто бываю в командировках на урановых месторождениях Забайкальского края, Курганской области и Республики Бурятия. Там работают преданные своему делу специалисты, искренние патриоты России и своей отрасли.

Каждый раз убеждаюсь: как бы сегодня ни было тяжело, урановое производство у нас в стране — одно из самых высокотехнологичных и безопасных. И я ощущаю себя на своём месте. Я востребован и служу на благо России!

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 февраля 2017 > № 2077369 Александр Бурутин


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 16 февраля 2017 > № 2074554 Владимир Путин

Заседание коллегии Федеральной службы безопасности.

Владимир Путин принял участие в ежегодном расширенном заседании коллегии ФСБ, посвящённом итогам деятельности ведомства за прошедший период и приоритетным задачам в области обеспечения национальной безопасности на перспективу.

В.Путин: Добрый день, уважаемые товарищи!

Наши встречи в рамках ежегодной коллегии ФСБ позволяют не только глубоко проанализировать и подвести итоги работы самого ведомства за прошедший период, но это и хорошая возможность всесторонне обсудить важнейшие вопросы национальной безопасности в целом, наметить приоритетные задачи на ближайшее время и на более отдалённую, долгосрочную перспективу.

ФСБ играет ключевую роль в защите конституционного строя, да и самого суверенитета нашей страны, в обеспечении безопасности наших граждан от внутренних и внешних угроз.

И сразу хотел бы отметить, что достигнутые показатели за прошлый год – позитивные и с хорошей динамикой. Имею в виду ваши усилия по противодействию терроризму и экстремизму, серию успешных операций по линии контрразведки, борьбу с экономическими преступлениями и другие направления.

На высоком уровне была обеспечена безопасность массовых мероприятий, в том числе выборов в Государственную Думу, в региональные и местные органы власти.

Хочу поблагодарить руководство и личный состав службы за добросовестное отношение к делу, за чёткое и своевременное выполнение поставленных перед вами задач.

Между тем требования к качеству, результативности вашей работы постоянно растут. За прошедший год обстановка в мире не стала стабильнее, не стала лучше. Напротив, многие существующие вызовы и угрозы только обострились.

Усилилось военно-политическое и экономическое соперничество между глобальными и региональными центрами влияния, отдельными государствами. Посмотрите: в ряде стран Ближнего Востока, Азии, Африки продолжаются кровавые конфликты. В них активно участвуют международные террористические группировки, а фактически – террористические армии, получающие скрытую, а то и явную поддержку со стороны некоторых государств.

На саммите НАТО в июле прошлого года в Варшаве впервые с 1989 года Россия была признана основной угрозой безопасности для Альянса, а её сдерживание официально провозглашено новой миссией НАТО. С этой целью проводится дальнейшее расширение блока. Оно, собственно, и раньше проводилось, но теперь нашли другое, как им кажется, более серьёзное обоснование. Ускорились процессы размещения стратегических и обычных вооружений за пределами национальных границ входящих в него ведущих государств.

Нас то и дело провоцируют, собственно говоря, постоянно провоцируют и стремятся втянуть в конфронтацию. Не прекращаются и попытки вмешательства в наши внутренние дела с целью дестабилизировать общественно-политическую обстановку в самой России.

Мы видим и серьёзное обострение ситуации на юго-востоке Украины в последнее время. Цель этого обострения очевидна – сорвать минские соглашения. Сегодняшние власти на Украине явно не готовы к мирному решению этой сложнейшей проблемы и делают ставку на силовое решение. Более того, открыто говорят и об организации диверсионно-террористической, подрывной работы, в том числе и в России. Нас это не может не беспокоить.

Названные мною события и обстоятельства требуют от специальных и силовых структур России, прежде всего от Федеральной службы безопасности, особого внимания и концентрации сил, в первую очередь – в борьбе с терроризмом.

Мы уже отмечали, что нашим спецслужбам удалось нанести бандитам и их пособникам ряд серьёзных, ощутимых ударов. Показатели прошлого года это подтверждают: число преступлений террористической направленности вновь снизилось.

ФСБ вместе с другими силовыми структурами при координирующей роли НАК предотвратило 45 преступлений террористической направленности, в том числе – 16 терактов.

Есть результаты и в применении тактики упреждающих, превентивных мер. Так, ФСБ вместе с другими силовыми структурами при координирующей роли Национального антитеррористического комитета предотвратило 45 преступлений террористической направленности, в том числе – 16 терактов. За это вам отдельное большое спасибо.

Следует и дальше активно выявлять и блокировать деятельность террористических групп, ликвидировать их финансовую базу, пресекать деятельность эмиссаров из-за рубежа, их подрывную деятельность в интернете, учитывать при этом, конечно, и российский, и международный опыт в этой сфере.

Ужасное преступление – убийство нашего посла в Турции – с особой остротой поставило вопрос и о защите находящихся за границей российских граждан, наших загранучреждений. Во взаимодействии с Министерством иностранных дел, Службой внешней разведки прошу вас принять дополнительные меры по обеспечению их безопасности.

На новый уровень нужно выводить и сотрудничество в антитеррористической сфере с зарубежными партнёрами, несмотря на все сложности, которые складываются по различным направлениям международной жизни. В первую очередь, конечно, мы должны усилить свою работу с нашими партнёрами в таких организациях, как ООН, ОДКБ, Шанхайская организация сотрудничества.

В общих интересах – восстановление диалога со спецслужбами Соединённых Штатов Америки, других стран – членов НАТО. Не наша вина в том, что он прервался и не развивается. Абсолютно очевидно, что в сфере антитеррора должны сотрудничать все ответственные государства и международные объединения, потому что даже простой информационный обмен о каналах и источниках финансирования террористов, о людях, причастных или подозреваемых в причастности к терроризму, серьёзно повышает результативность наших общих усилий.

В числе приоритетов – жёсткое пресечение экстремизма. Наряду с мерами силового характера здесь необходима постоянная профилактика, постоянная профилактическая работа. Важно не дать экстремистам втянуть в свои преступные сети молодёжь, в целом формировать стойкое неприятие национализма, ксенофобии, агрессивного радикализма. И здесь важен открытый диалог с институтами гражданского общества, представителями традиционных религий России.

Активность зарубежных спецслужб в России не снижается. В прошлом году пресечена деятельность 53 кадровых сотрудников и 386 агентов иностранных спецслужб.

Повышенные требования предъявляются сегодня и к органам контрразведки. По оперативным данным видно, что активность зарубежных спецслужб в России не снижается. В прошлом году пресечена деятельность 53 кадровых сотрудников и 386 агентов иностранных спецслужб.

Важно нейтрализовать попытки иностранных спецслужб получить доступ к закрытым сведениям, прежде всего в области военно-технического потенциала нашей страны.

На повестке дня – совершенствование системы защиты сведений, составляющих государственную тайну, особенно в условиях перехода ведомств на электронный документооборот.

Отмечу, что количество компьютерных атак на официальные государственные информресурсы в прошлом году – по сравнению с 2015-м – выросло в три раза. В этой связи нужно развивать ведомственные сегменты Государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы.

Общество ждёт большей результативности и по таким ключевым направлениям, как обеспечение экономической безопасности и борьба с коррупцией. Особенно тщательно прошу следить за средствами, выделяемыми на гособоронзаказ (я об этом уже неоднократно говорил), на важнейшие инфраструктурные проекты, на подготовку крупных международных мероприятий, а также на реализацию федеральных целевых и социально значимых программ. К сожалению, фактов хищения и нецелевого расходования государственных средств здесь по-прежнему много.

В комплексном обеспечении безопасности России большое значение имеет надёжная охрана государственной границы. Прежде всего необходимо пресекать каналы проникновения в Россию членов международных террористических и экстремистских группировок, жёстко пресекать любые виды контрабанды: от оружия до наркотиков и различных биоресурсов.

И конечно, нужно продолжить обустройство и укрепление участков госграницы с не развитой пока инфраструктурой, в том числе на дальневосточных рубежах и в Арктическом регионе.

Уважаемые коллеги! Подчеркну, государство продолжит укрепление подразделений центрального аппарата и территориальных органов ФСБ, оснащение их самым современным вооружением и техникой. Будем и впредь заботиться о социальных гарантиях сотрудникам и членам их семей.

Хочу пожелать вам успехов в защите национальных интересов и безопасности России, наших граждан. Уверен, вы и впредь будете достойно решать все стоящие перед ведомством задачи.

Благодарю вас за внимание. Спасибо.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 16 февраля 2017 > № 2074554 Владимир Путин


КНДР. Малайзия > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2017 > № 2105429 Андрей Ланьков

Убийство брата Ким Чен Ына. Чем оно грозит Пхеньяну

Андрей Ланьков

Для большинства наблюдателей гибель Ким Чен Нама стала еще одной демонстрацией той демонически иррациональной сущности, которая якобы присуща Пхеньяну. А значит, и еще одним оправданием возможных жестких силовых мер, которые следует против него предпринять. Убийство Ким Чен Нама – результат былых гаремных страстей и личных амбиций – увеличило вероятность войны на Корейском полуострове

Итак, случилось то, что, скорее всего, должно было случиться: Ким Чен Нам, старший сын покойного северокорейского наследственного правителя Ким Чен Ира, был отравлен неизвестными в ходе дерзкой атаки в малайзийском аэропорту. Личности покушавшихся – по первым сообщениям, ими были две женщины – не установлены, но в происшествии для специалистов по Корее нет ничего ни удивительного, ни неожиданного. Уже несколько лет за Ким Чен Намом шла настоящая охота, и это покушение было отнюдь не первым. Мало кто сомневается в том, что за этой попыткой, как и за предшествующими, не столь удачными (тоже предпринятыми в третьих странах), стоял брат покойного, нынешний наследственный руководитель КНДР Ким Чен Ын.

Убитый в малайзийском аэропорту Ким Чен Нам стал жертвой старого семейного конфликта: неприязнь между братьями, которые были рождены двумя разными подругами Ким Чен Ира и не без оснований когда-то воспринимались как два главных соперника в борьбе за титул наследника, всегда была одним из важных факторов в северокорейской дворцовой политике. Истоки этой ненависти восходят к той неприязни, которую питали друг к другу давно покойные соперницы, матери обоих принцев, – вполне обычная для гарема ситуация, которая повторялась в мировой истории бессчетное количество раз. Можно предполагать, что в последние годы дополнительное раздражение более удачливого брата вызывала и склонность Ким Чен Нама к контактам с иностранной прессой, представителям которой он иногда слишком много говорил о семейных и политических делах.

К концу 1990-х годов Ким Чен Нам потерпел поражение во внутриполитической борьбе и оказался в полудобровольном изгнании – большую часть времени он проводил в Макао и Китае. Неясно, были ли у него вообще шансы на успех: нельзя исключать и того, что он вышел из борьбы за власть совершенно сознательно, по собственной инициативе отказавшись от потенциально опасной и неблагодарной должности высшего руководителя страны-изгоя и предпочтя политическим страстям комфортабельную жизнь в изгнании. Однако сейчас стало ясно, что это решение ему не помогло, и не факт, что его печальную судьбу не разделит его семья, точнее, его дети, тоже сейчас находящиеся за границей.

Однако, пожалев покойного Ким Чен Нама – по-человечески, едва ли не самого приятного из клана Кимов, – мы должны задуматься о том, какое воздействие этот эпизод окажет на будущее Кореи. К сожалению, покушение на Ким Чен Нама произошло в самый политически неподходящий момент и может привести к печальным последствиям, о которых его организаторы, скорее всего, и не задумывались, поглощенные выполнением ответственного задания и желанием порадовать действующего вождя.

В последнее время успехи северокорейских инженеров оставляют мало оснований для сомнений в том, что в ближайшее время в КНДР будет создана межконтинентальная ракета, способная поражать цели на территории США. В этих условиях администрация Трампа всерьез задумалась о нанесении упреждающего удара по объектам северокорейского ракетно-ядерного комплекса. Подобные разговоры идут сейчас в Вашингтоне весьма активно, и главным оправданием для такой операции служит заявление, что северокорейское руководство по сути своей иррационально, а «ядерное оружие нельзя оставлять в руках безумцев».

К сожалению, убийство Ким Чен Нама, да еще и проведенное по всем канонам детективного жанра (атака отравленными иглами в аэропорту), существенно ослабляет позиции тех, кто считает северокорейский режим рациональным. Действительно, Ким Чен Нам давно отошел от активной политики, не имел особого влияния в Пхеньяне и не представлял реальной угрозы Ким Чен Ыну, который, самое большое, мог чувствовать лишь легкий эмоциональный дискомфорт от критических замечаний своего беглого брата.

Правда, немалую настороженность у северокорейского руководства могли вызывать тесные связи Ким Чен Нама с Пекином: ведь китайские власти фактически предоставили ему убежище и обеспечивали его безопасность постольку, поскольку он находился в Китае. Китайские расчеты в данном случае понятны: всегда полезно иметь у себя беглого принца из соседнего королевства. Понятна и вызванная этой позицией Китая обеспокоенность северокорейских властей, которые никогда не воспринимали Пекин как искренне дружественную силу. Однако для большинства наблюдателей убийство Ким Чен Нама выглядит совершенно иррациональным и еще раз подтверждает, что иррациональным и, следовательно, опасным является весь пхеньянский режим.

После этого инцидента тем, кто выступает против планов превентивного удара, станет куда сложнее обосновывать свою позицию. Можно, конечно, сказать, что личная неприязнь Ким Чен Ына едва ли распространяется на целые страны и, значит, едва ли сможет стать поводом для неспровоцированного ядерного нападения со стороны КНДР. Однако в новых условиях убедительность этих аргументов (скорее всего, кстати, вполне справедливых) оставляет желать лучшего. Для большинства наблюдателей гибель Ким Чен Нама стала еще одной демонстрацией той демонически иррациональной сущности, которая якобы присуща Пхеньяну, и, значит, оправданием возможных жестких силовых мер, которые следует против него предпринять. Убийство Ким Чен Нама – результат былых гаремных страстей и личных амбиций – увеличило вероятность войны на Корейском полуострове.

КНДР. Малайзия > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2017 > № 2105429 Андрей Ланьков


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 15 февраля 2017 > № 2083483 Андрей Суздальцев

В кольце кровавого абсурда

Зачем Украина обостряет конфликт в Донбассе

Андрей Суздальцев, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Дискуссия о вводе на Украине военного положения, охватившая в последнее время украинский истеблишмент, показала поразительную противоречивость внутренней и внешней политики официального Киева.

С одной стороны, Порошенко, используя спровоцированное обострение в Донбассе, мобилизовал все информресурсы, чтобы обеспечить Украине топ-рейтинги в мировых новостях как «жертвы» бесконечной российской «агрессии». Такая «картинка» важна и для Порошенко, и для Евросоюза, который втянут в сложный процесс выстраивания отношений с администрацией Трампа. Ведь формально на фоне канонады в Донбассе вопрос сохранения антироссийских санкций не может даже ставиться под сомнение.

С другой стороны, всплеск боевых действий привёл к обострению политической ситуации внутри Украины. СМИ твердят о «войне с Россией», но как это совместить с действующим в центре Киева российским посольством (правда, без посла), с безвизовым режимом между странами, частично выжившей взаимной торговлей, включая контрабанду на рынок РФ украинского мяса и молока через Белоруссию? Без препятствий продолжается отток в Россию украинской рабочей силы. Нет массовой мобилизации, руководство не прячется в бункерах, а граждане больше озабочены проблемами цен, тарифов ЖКХ и поисками работы, чем сводками с фронта.

Предыдущее военное затишье сказалось на экономике: падение ВВП Украины приостановлено, может быть даже рост на 1% к концу 2017 года. Но стабилизация проходит на грани физического выживания людей. Падать глубже некуда. Намётки роста во многом обусловлены оживлением сельскохозяйственной отрасли и повышением реальных зарплат в 2016 году на 8%. Не стоит забывать о проводимых реформах. Они пока не дают ощутимого эффекта, но делают украинскую экономику более рыночной и пластичной к разного рода шокам.

Не очень афишируется, но Россия, давая украинцам миллионы рабочих мест, проводя санацию российских банков на Украине, содействовала её экономической стабилизации. Не прекратился и транзит нашего газа на европейский рынок через украинскую ГТС – это даёт Украине ощутимый доход. Хотя наибольшую роль сыграли международные финансовые организации (МВФ) и помощь Запада.

Но в случае потери статуса «борца» с Москвой и «жертвы» российского империализма Киев рискует остаться без финансовой поддержки, к которой привык и считает её в своих бюджетах по умолчанию.

Уже в 2018 году это чревато серьёзными проблемами в обслуживании внешних долгов. Поэтому «вялотекущая война» с собственным народом в Донбассе – насущная необходимость, своего рода «промысел». Можно спровоцировать Россию на вмешательство на стороне ДНР и ЛНР и втянуть администрацию Трампа в конфликт на стороне украинского руководства и покровительствующего ему Берлина.

Но и тут не всё безоблачно. Заняв в декабре – феврале нейтральную зону между украинскими частями и ополченцами, Киев грубо нарушил Минские соглашения. Хотя в киевских верхах, видимо, осознают, что продвижение военных в «дебри» огромного донбасского мегаполиса, где города и посёлки переходят один в другой до самой границы с Россией, чревато новыми «котлами» и тысячами жертв. В ВСУ болезненно восприняли артиллерийский ураган, под который попали в январе 2017 года в Авдеевке. В итоге патовая ситуация: ВСУ, несмотря на подтягивание к линии фронта новых частей и боеприпасов, не в силах одолеть «мятежный Донбасс» и выйти к границе с РФ. А боевые части ДНР и ЛНР, удерживая фронт, подтверждают, что Донецк и Луганск остаются в сфере Минских соглашений.

Порошенко публично уверяет: «Киев соблюдал и будет соблюдать Минские соглашения. Сейчас на пути к миру и восстановлению территориальной целостности Украины такой подход является абсолютно безальтернативным». Но на деле-то Киев фактически разморозил конфликт и стоит на грани нового этапа гражданской войны (называя кровавую бойню «путём к миру»). Лишь на словах он клянётся в верности Минским соглашениям, в которых, кстати, Россия вообще не прописана. Кольцо абсурда замкнулось. А Трамп между тем молчит…

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 15 февраля 2017 > № 2083483 Андрей Суздальцев


Япония. Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 февраля 2017 > № 2105423 Джеймс Браун

Чего хочет Япония от России в области безопасности

Джеймс Браун

Вместо России главными угрозами в глазах японского руководства стали Китай и Северная Корея. Для Японии главная защита от китайской активности в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и от ядерной программы Пхеньяна – это военный альянс с США. Но Токио все больше понимает, что Россия тоже может играть полезную роль в решении этих проблем в области безопасности

Последний год премьер-министр Японии Синдзо Абэ придерживается «нового подхода» к отношениям с Россией. Объявленная официально в мае 2016 года, эта политика включает в себя регулярные личные встречи между лидерами и создание более тесных связей между странами, особенно в сфере экономики. На Западе этот «новый подход» считают спорным из-за введенных против России санкций и обвиняют японцев в том, что они подрывают попытки изолировать Россию. И действительно, такое поведение Японии может показаться удивительным, ведь эта страна традиционно очень внимательно следила за внешней политикой США как главного гаранта ее безопасности.

Главная причина японского своеволия – это сильное желание решить курильский вопрос в период, когда низкие цены на нефть и западные санкции делают Москву более сговорчивой. Но эта причина не единственная – Япония хочет развивать более тесные связи с Россией для обеспечения своей безопасности.

Во время холодной войны Япония считала Советский Союз серьезной угрозой национальной безопасности. Одним из главных военных приоритетов той эпохи для японцев была защита Хоккайдо (северный остров Японского архипелага) от советского вторжения. Но сейчас, несмотря на кризис в отношениях России и Запада, Япония уже не считает Россию вероятным противником и передислоцировала многие военные мощности с Хоккайдо в юго-западную часть страны. Более того, японская стратегия национальной безопасности 2013 года представляет Россию не в качестве угрозы, а в качестве важного партнера в работе по сохранению мира и стабильности в Восточной Азии.

Вместо России главными угрозами в глазах японского руководства стали Китай и Северная Корея. Для Японии главная защита от китайской активности в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и от ядерной программы Пхеньяна – это военный альянс с США. Но Токио все больше понимает, что Россия тоже может играть полезную роль в решении этих проблем в области безопасности.

В том, что касается Северной Кореи, Япония надеется, что Россия может использовать свое оставшееся влияние для сдерживания агрессивного поведения Пхеньяна. В отношении Китая цель Японии – противодействовать все большему сближению между Москвой и Пекином. Токио считает такой союз угрозой для себя, потому что, как объясняет Томохико Танигути, ведущий советник премьера Абэ, «это первый раз в современной истории Японии, когда она находится между северным медведем и южным драконом, когда обе страны сильны в одно и то же время». В частности, Токио боится, что Россия будет поддерживать действия Китая в отношении спорных с Японией островов Сенкаку и китайские попытки доминировать в Южно-Китайском море, через которое проходит большая часть торговли Японии, в том числе импорта нефти и газа из стран Ближнего Востока.

Цель отделить Россию от Китая может стать для Токио еще более важной, если под руководством Трампа Америка возьмет курс на изоляцию и будет меньше заботиться о безопасности Японии. Например, интересно будет узнать, повторит ли Трамп обещание Обамы защищать острова Сенкаку, хотя официально США не признают суверенитет Японии над ними?

Именно по этим причинам Япония перешла к новому подходу к России в 2016 году. Японское руководство боялось, что из-за западных санкций и кризиса в отношениях с США Россия будет вынуждена двигаться еще ближе к Китаю. Поэтому японские аналитики решили, что нужно быстро принять меры, чтобы предотвратить развитие квазиальянса между Россией и Китаем.

По этим же причинам в ближайшем будущем можно ожидать продолжение русско-японского сотрудничества в области безопасности. Например, вполне возможно, что переговоры в формате «два плюс два» между главами МИД и министрами обороны Японии и России будут возобновлены в 2017 году. Эти переговоры последний раз прошли в конце 2013 года, но во время визита Путина в Японию в декабре 2016 года российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что стороны договорились провести еще одну встречу в ближайшее время. Есть много тем, которые Россия и Япония могут плодотворно обсуждать. Например, ядерная угроза Северной Кореи и ситуация в Сирии. Также не исключено, что Япония начнет обращать больше внимания на украинский кризис.

Помимо перезапуска формата «два плюс два», у двух стран есть возможность расширить сотрудничество в других областях, например в борьбе с пиратством, в антинаркотических и поисково-спасательных операциях. Стороны могут вернуться к обсуждению договора о предотвращении опасной военной деятельности. Эти переговоры были приостановлены в марте 2014 года из-за украинского кризиса, но могут быть возобновлены в ближайшее время.

Скорее всего, отношения между Японией и Россией в области безопасности станут в 2017 году более тесными. Это будет выгодно для обеих стран. Но у этого сотрудничества есть четкие границы. Во-первых, хотя Япония и хочет расширить связи в области безопасности с другими странами региона, включая Россию, но ее главным союзником все равно останутся США. Япония по-прежнему зависит от американской армии в вопросе национальной безопасности. И если между сотрудничеством с Россией и с США возникнет серьезное противоречие, то Япония всегда выберет Америку.

Аналогичным образом для России отношения с Китаем важнее, чем с Японией. Это прямо подтвердил президент Путин в интервью, которое он дал японским журналистам накануне визитa в Японию в декабре. Журналисты спросили его: «Китай действительно главный партнер России? Мы правильно понимаем?» На что российский президент ответил: «Абсолютно». То есть Россия не будет сотрудничать с Японией в области безопасности в тех вопросах, где это может нанести ущерб ее отношениям с Китаем. Например, японская сторона хотела бы обсуждать тему Китая в формате «два плюс два», но Россия на это не согласится.

Также сотрудничеству двух стран будет мешать вопрос американской противоракетной обороны. С точки зрения России попытки США развернуть элементы своей системы ПРО в Восточной Азии – это угроза для России и для всего региона. Однако Япония считает, что эта система очень полезна для ее национальной безопасности, особенно чтобы защищать страну от ракет Северной Кореи. Японский министр обороны Инада проявила интерес к покупке американской системы ПРО THAAD. Это та же самая система, которую уже решила приобрести Южная Корея, чем вызвала напряженность в отношениях с Китаем.

Вопросы безопасности стали важной областью для потенциального сотрудничества между Россией и Японией – в дополнение к экономической сфере и переговорам о заключении мирного договора. Скорее всего, этот вид сотрудничества будет постепенно развиваться, потому что Япония продолжает бояться Китая и хочет усилить связи с другими партнерами в регионе. Тем не менее геополитические позиции России и Японии остаются во многом несовместимыми, и четкие границы для такого сотрудничества хорошо видны уже сейчас.

Япония. Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 февраля 2017 > № 2105423 Джеймс Браун


Сирия. Иран. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 14 февраля 2017 > № 2101290 Михаил Ремизов

Михаил Ремизов: "Россия стремится поставить США перед фактом достигнутых договоренностей по Сирии"

Завтра в Астане в закрытом режиме пройдет вторая встреча представителей официального Дамаска и сирийской оппозиции. Как ожидается, переговоры будут вестись весь день в том же формате, что и предыдущий астанинский раунд мирного сирийского урегулирования 23-24 января, и станут подготовкой к более масштабной встрече в Женеве. В преддверии Астаны-2 "Вестник Кавказа" побеседовал с президентом Института национальной стратегии Михаилом Ремизовым о перспективах стабилизации Сирии.

- Михаил Витальевич, по вашей оценке, насколько удалось продвинуться в сирийском урегулировании с январской встречи?

- Насколько можно судить, на встрече в Астане 23-24 января как-либо продвинуться в сирийском урегулировании практически не удалось. Существенным был факт вовлечения в процесс консультаций лидеров вооруженных группировок, что дипломатия России, Турции и Ирана может записать себе в актив, ведь это сделало переговорный процесс более реалистичным. Когда за столом переговоров сидят одни оппозиционеры, а ситуацию на поле боя контролируют другие, как это было прежде, встречи лишаются смысла. При этом понятно, что, став более реалистичным, процесс не стал более легким.

По-прежнему главной сложностью является то, что оппозиция не говорит единым голосом, а состоит из множества группировок, которые координируются друг с другом нерегулярно и имеют индивидуальные подходы и интересы. Одна из причин в том, что многие из полевых командиров сохранят свой статус только до тех пор, пока длится конфликт, и существует масса тонких вопросов по гарантированному приемлемому будущему для тех, кто сегодня держит в руках оружие. Часто именно в нерешенность этих вопросов подспудно упирается переговорный процесс.

- По вашей оценке, на какие уступки сегодня готовы пойти Дамаск и оппозиция?

- По причине отсутствия единого военно-политического центра говорить с оппозицией об уступках сложно. Дамаск, в свою очередь, демонстрирует неуступчивость. Он готов признать на конституционном уровне автономии в составе Сирии, пойти на децентрализацию, обсудить условия конституционной трансформации центральной власти – но в вопросе о судьбе президента Башара Асада, в который все упирается, Дамаск не намерен уступать. Мне кажется, в любом случае сирийские власти будут отыгрывать такой сценарий, в котором Асад остается, пусть и в ситуации постоянного кризиса.

- Поможет ли урегулированию в Сирии участие в межсирийских переговорах американской стороны?

- Пока, наверное, не поможет ни насколько. Вашингтон еще просто присматривается к тому, как идут переговоры, чем они закончатся, что в целом происходит. Новая сирийская повестка и политика Белого дома до сих пор не заявлена, администрация американского президента занимает наблюдательно-выжидательную позицию. Как только она будет заявлена, станут ясны приоритеты и акценты, будет определено, какое место в сирийской концепции США занимают трехсторонние попытки России, Турции и Ирана. Пока что можно с уверенностью подчеркнуть, что для команды Трампа важна некая изоляция Ирана, а потому усилия по урегулированию сирийского кризиса в таком трехстороннем формате Вашингтону будет очень непросто и дискомфортно принимать.

- Означает ли это, что в будущем возможно ухудшение перспектив сирийского урегулирования?

- Взаимопонимание России и США по Сирии безусловно упрется в вопрос об Иране, который республиканцы хотят подвергнуть новому остракизму в своей международной политике, так что остается открытым вопрос, насколько общие декларации Трампа о приоритетной борьбе с запрещенной в России террористической группировкой ИГИЛ смогут это сбалансировать. В связи с этим, по-видимому, российская дипломатия сейчас стремится достичь критических явных успехов в трехстороннем формате – таких, которые просто поставили бы Штаты перед фактом того, что все более или менее договорились и в Сирии уже начинается политический процесс, остается только проблема ИГИЛ, которую нужно решать совместно. Но сделать это будет очень и очень сложно.

Другие участники переговоров при этом ждут, какие ходы по Сирии сделает все еще размышляющая американская сторона. Понятно, что Россия, Иран и Турция стараются действовать параллельно и реализовывать свой сценарий, но на практике все, включая вооруженные группировки, участвующие в переговорах, находятся в ожидании перезагрузки сирийской политики США, и пока не дождутся, они не пойдут на какие-либо определенные соглашения.

Сирия. Иран. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 14 февраля 2017 > № 2101290 Михаил Ремизов


Россия. УФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. Транспорт > metalinfo.ru, 14 февраля 2017 > № 2078212 Владимир Рощупкин

Уралвагонзавод выдержит любую конкурентную борьбу

2016 г. для Уралвагонзавода стал одним из самых успешных. Было изготовлено товарной продукции на сумму более 101 млрд руб., что на 23,7 % больше, чем в предыдущем. О том, что ожидает градообразующее предприятие г. Нижнего Тагила в 2017 г., рассказал федералпресс исполнительный директор Уралвагонзавода Владимир Рощупкин.

Владимир Николаевич, по итогам 2016 г. Уралвагонзавод показал хорошие производственные результаты. Будет ли нынешний год таким же?

Уверен, что да. Заказы есть. Производство и реализация подвижного состава запланированы на уровне 2016 г. – более 14 тыс. единиц. Из них подавляющее число – это полувагоны. Также будем делать цистерны и зерновозы. На первый квартал планы даже с перегрузкой.

Очень большой объем производства?

Не совсем. От наших планов отстают комплектаторы. Мы готовы запустить заводские подразделения – вагонников и металлургов – на полную. А поставщики из Челябинской, Свердловской и Московской областей – производители подшипников, пружин и другой номенклатуры не успевают. При том, что Уралвагонзавод сделал полную предоплату по своим заказам.

Сколько они будут раскачиваться?

Думаю, что месяца через три эта ситуация полностью стабилизируется. Все задачи выполним. У Уралвагонзавода большой потенциал. Мы готовы к рывку.

А что на танковом производстве?

Здесь все в порядке. Есть гособорнзаказ. Есть заказчик по компонентному ремонту. Будем делать машины и на экспорт.

Однако, несмотря на заявленные серьезные производственные планы, на Уралвагонзаводе идет оптимизация численности персонала.

Процесс оптимизации касается всех предприятий интегрированной структуры Уралвагонзавода, а не только Уралвагонзавода. Эта мера прописана в стратегии развития корпорации до 2025 г. как способ повышения экономической эффективности заводов.

С чем это связано?

Каждый сотрудник работает на успех своего предприятия. Успех – это развитие, это новые технологии и высокие зарплаты, это социальные проекты. Уралвагонзавод – не исключение. Мы находимся в жесткой конкурентной среде. При этом несем огромную социальную нагрузку. Все вложения в соцсферу – а только в прошлом году они составили, вдумайтесь, более 1,5 млрд руб.. – ложатся на себестоимость продукции. Кроме того, мы проанализировали ситуацию и поняли, что на Уралвагонзаводе произошел перекос в сторону увеличения числа руководителей, специалистов и служащих (РСС), а уменьшения – рабочих. В 2012 г., когда у нас были рекордные объемы производства, шел активный набор персонала разных категорий. В годы стагнации многие высококвалифицированные специалисты из числа рабочих ушли, а РСС остались. Но ведь это неверно, когда один с сошкой, а семеро с ложкой.

Снижение затрат и приведение численности персонала к оптимальному значению – это жизненная необходимость. При этом мы даем возможность людям поменять профессию или повысить квалификацию и остаться на заводе. В Центре подготовки персонала предприятия действует ряд программ в этом направлении.

То есть уралвагонзаводцам, чтобы сохранить рабочее место, нужно задуматься о своей квалификации?

Конечно. Уралвагонзавод меняется технологически. Только в 2016 г. в модернизацию производства было вложено более двух млрд рублей. Работа в этом направлении продолжается. Сейчас идет замена устаревших систем, внедрение средств автоматизации и механизации на главном вагоносборочном конвейере. В механосборку тоже приходит большой объем оборудования – сборочные стенды и установки, средства испытания для спецтехники. Реализуется ряд проектов по созданию новых участков по производству перспективной продукции, например, зерновозов. Согласитесь, что внедрение современных технологии требует грамотных специалистов. И прежде всего рабочих. Их, кстати, и не хватает на производстве.

В каких подразделениях?

Во многих. Учитывая, что сейчас на первый план вышла гибкость производства, требуется особый персонал. Рабочий сегодняшнего дня – это не человек с кувалдой и носилками. Это универсальный специалист – мобильный, способный в короткое время перестроиться под новую задачу, готовый постоянно учиться новому. Например, оператор станков с программным управлением должен уметь и написать программу, и отработать по ней на станке. Быть, по сути, и технологом, и станочником одновременно. Это касается всех направлений – и гражданского, и специального. Если мы решим эту сложнейшую кадровую проблему, Уралвагонзавод легко выдержит любую конкурентную борьбу на рынке машиностроения.

Россия. УФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. Транспорт > metalinfo.ru, 14 февраля 2017 > № 2078212 Владимир Рощупкин


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > mvd.ru, 12 февраля 2017 > № 2087249 Сергей Шаргунов

Сергей Шаргунов: «...Литературу не бросаю».

В гостях у редакции «Щита и меча» известный писатель, журналист, общественный деятель, депутат Госдумы Сергей ШАРГУНОВ.

- Сергей Александрович, вы родились и выросли в удивительной семье: отец - священник, преподаватель Московской духовной академии, мама - литератор, художник, отреставрированные ею иконы есть в московских храмах. Как родители повлияли на ваше духовное становление?

- Безусловно, очень сильно. Ещё в детстве я был алтарником, прислуживал в храме отца. Всё это очень дорогие для меня воспоминания. Но родители повлияли на меня не только как глубоко религиозные люди, но и как весьма образованные. Папа был переводчиком художественной литературы, знает пять языков. С детства я впитывал живое слово. Наверное, во многом это и определило мой выбор профессии. Я выучился на журналиста, стал писать книги.

- Будучи известным писателем, вместе с тем не ограничиваетесь лишь литературной деятельностью. Вы активны в общественной жизни, с недавних пор пошли в политику. Зачем?

- Чтобы помогать людям. Как бы банально это ни звучало. «Политика» - сегодня довольно пошлое и дискредитированное слово. Очень многое возмущает, что-то обнадёживает. У настоящих русских писателей половину их творчества занимала публицистика, а это ведь та самая общественная отзывчивость.

- Какие планы у депутата Госдумы Сергея Шаргунова? Может быть, за короткое время уже удалось чего-то добиться?

- Я точно могу использовать депутатские полномочия, чтобы написать запрос по конкретному случаю несправедливости. Стараюсь эти возможности множить на возможности журналиста, поднимать проблемы отдельных людей на федеральный уровень.

Вот несколько историй, где удалось помочь. У Ирины Байковой местные чиновники отобрали трёх дочек, решив, что она не сможет их воспитать одна. После долгих разбирательств и публикаций моих статей в прессе и выступлений на телевидении суд в конце декабря прошлого года всё-таки признал изъятие детей незаконным.

Благодаря моему депутатскому запросу стали нормально кормить жителей республиканского дома престарелых в Якутске. До этого старики писали, что буквально голодают. Теперь, надеюсь, едят досыта, старого директора уволили.

Удалось отстоять бассейн при Алтайском государственном техническом университете. Туда ходили более 500 детей, а потом одним росчерком пера он был закрыт. Я написал запрос, и его восстановили.

Власти Алтайского края после поднятой мною шумихи в прессе нашли деньги на ремонт школы в селе Огни Усть-Калманского района. Крыша буквально валилась на головы ребятишек.

В результате моего запроса дали тепло в Рубцовске. Представляете, жители города написали мне, что почти 150 тысяч человек могут замёрзнуть зимой!

Вообще, таких историй много.

Другое направление моей работы - законотворческое. Я внёс законопроекты о защите участников долевого строительства и о компенсации всем пострадавшим в ходе гражданской междоусобицы в сентябре-октябре 1993 года в Москве. В планах внести закон о предоставлении российского гражданства всем желающим жителям Донбасса.

Я инициировал заявление Государственной Думы в защиту наших граждан, преследуемых в Литве за события 1991 года. Отрадно, что парламент принял мой текст заявления единогласно.

- Государственная деятельность, наверное, совсем не оставила времени для писательской? Или всё же успеваете? Если да, то как удаётся совмещать?

- Не скрою, совмещать действительно сложно. Депутатская деятельность предполагает, что раз в месяц я неделю провожу в регионах, а в остальное время присутствую на пленарных заседаниях, совещаниях комитетов и фракций, хожу на телеэфиры, даю интервью многочисленным изданиям. К тому же продолжаю быть главным редактором интернет-портала «Свободная пресса», читаю все материалы сайта, редактирую их.

Тем не менее литературу не бросаю. Работать приходится действительно много. Но, как говорится, чем больше забот - тем больше успеваешь.

- У вас вышла книга из серии ЖЗЛ - биография русского и советского писателя Валентина Петровича Катаева под названием «Катаев. Погоня за вечной весной». Как родилась идея её создания, насколько сложна была эта работа?

- Это 700-страничный труд, над которым я работал более двух лет. Валентин Катаев - мой любимый писатель, великолепный мастер. Но так получилось, что он оказался в забвении. Цель моей книги - побудить людей прочитать самого Катаева.

Валентин Петрович прожил длинную жизнь. И можно сказать, что его судьба - это судьба всей русской литературы XX века, всей нашей страны.

Мне удалось опубликовать в книге неизвестные ранее письма Мандельштама, Зощенко, Олеши, много других крайне интересных документов.

- Что вы как журналист и общественный деятель думаете о роли военной, полицейской прессы в жизни общества и государства? Какой она должна быть? Какие задачи решать?

- Любые СМИ должны быть честными и злободневными. Они не должны замалчивать существующие проблемы, скрывать реальное положение дел. Что касается прессы для сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, на мой взгляд, в таких специализированных изданиях надо рассказывать об уникальном опыте силовых ведомств, об их перспективах и, конечно, о буднях. Это должно вызывать гордость за страну и свою профессию.

- В некоторых журналистских кругах считается хорошим тоном ругать, зачастую огульно, как полицию, так и органы власти в целом. Как на это должно реагировать ведомство и что можно этому противопоставить?

- Я против огульной критики, но и против замалчивания реально существующих бед. А полицейское начальство огульной критике может противопоставить яркие правдивые истории о повседневной жизни сотрудников правопорядка.

Беседу вёл Владислав ГАЛЕНКО

Визитная карточка

Сергей Шаргунов родился в 1980 году в Москве. В 2002 году окончил МГУ им. М.В. Ломоносова по специальности «журналист-международник». С 19 лет начал печататься в журнале «Новый мир», многих других «толстых» литературных журналах. Работал спецкором «Новой газеты», обозревателем «Независимой газеты». С 2008 года его очерки и статьи публиковались в «Московском комсомольце», «Известиях», журналах «Огонёк», «Медведь», «Эксперт», «Русский репортёр». В настоящее время является главным редактором сайта «Свободная пресса», членом Общества русской словесности и Патриаршего совета по культуре. Автор множества книг и лауреат различных литературных премий.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > mvd.ru, 12 февраля 2017 > № 2087249 Сергей Шаргунов


США. Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2017 > № 2070331 Кеннет Рогофф

Почему Трамп не может запугивать Китай

Кеннет Рогофф (Kenneth Rogoff), Project Syndicate, США

КЕМБРИДЖ (США) — Президент США Дональд Трамп продолжает дестабилизировать послевоенный мировой экономический порядок, пока большая часть остального мира коллективно затаила дыхание. Комментаторы подыскивают слова, которыми можно было бы описать его атаку на традиционные нормы лидерства и толерантности, свойственные современной либеральной демократии. Ведущие СМИ, столкнувшись с президентом, который иногда бывает очень плохо информирован, но, тем не менее, по-настоящему верит во всё, что говорит, не решаются называть явно ложные заявления ложью.

Но есть те, кто готов доказывать, что в основе всего этого хаоса и шумихи, создаваемого беспорядочным отходом администрации Трампа от глобализации, лежит экономически разумная причина. Согласно этому мнению, США сглупили, позволив Китаю подняться, и когда-нибудь американцы начнут об этом сожалеть. Мы, экономисты, склонны считать отречение США от мирового лидерства исторической ошибкой.

Важно понимать, что корни антиглобалистского движения в США простираются гораздо глубже недовольных своими лишениями рабочих. Например, некоторые экономисты выступали против Транс-Тихоокеанского партнёрства (торгового соглашения 12 стран, на долю которых приходится 40% мировой экономики), потому что оно якобы может нанести вред американским работникам. В реальности же, ТТП открыло бы рынки Японии намного сильнее, чем могло повлиять на США. Отказ от этого соглашения лишь открывает двери для китайского экономического доминирования в Тихоокеанском регионе.

Американских популистов, вдохновляемых, видимо, сочинениями Тома Пикетти, кажется, совсем не впечатляет тот факт, что благодаря глобализации сотни миллионов отчаянно бедных людей в Китае и Индии поднялись до уровня глобального среднего класса. Согласно либеральной точке зрения, подъём Азии делает мир более справедливым местом для жизни, таким, где экономическая судьба человека не зависит слишком сильно о того, где ему довелось родиться.

Однако логику популистов пронизывает более циничный взгляд на мир: из-за своей избыточной приверженности глобализму США посеяли семена собственного политического и экономического разрушения. Трампизм пользуется этим ощущением национальной смертности; мы имеем дело с тем, кто думает, что сможет что-нибудь с этим сделать. Цель заключается не просто в том, что «вернуть домой» американские рабочие места, но создать систему, которая расширит американское доминирование.

«Нам надо сосредоточиться на себе» — это мантра Трампа и остальных. К сожалению, при таком подходе Америка вряд ли сможет поддерживать тот мировой порядок, который десятилетиями приносил ей столько выгод. Не надо заблуждаться: Америка сильно выигрывала. Ни одна другая крупная страна даже близко не является сейчас настолько богатой, и, если судить по мировым стандартам, у американского среднего класса дела идут по-прежнему очень хорошо.

Да, кандидат в президенты, демократ Берни Сандерс был прав, утверждая, что Дания — это прекрасное место для жизни и там многое делается правильно. Но он мог бы ещё упомянуть, что Дания — это сравнительно однородная страна с населением 5,6 млн человек, у которых очень низкий уровень толерантности к иммигрантам.

К лучшему или худшему, но поезд глобализации уже давно отправился в путь, и идея, будто кто-нибудь способен вернуть его назад, чрезвычайно наивна. Всё, что ещё можно было бы сделать как-то по-другому до поездки президента США Ричарда Никсона в Китай в 1972 году, сейчас уже невозможно. Судьба Китая и его роль в мире сейчас в руках китайцев и руководства этой страны. Если администрация Трампа полагает, что может начать всё заново, развязав торговую войну с Китаем, экономическое и военное развитие Китая может не только замедлиться, но и с равной вероятностью ускориться.

Пока что администрация Трампа лишь препирается с Китаем, сконцентрировав свой первый натиск против международной торговли на Мексике. Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), которое Трамп так сильно ругает, оказало лишь умеренный эффект на американскую торговлю и рабочие места, но он всё равно пытается унизить мексиканцев, настаивая, чтобы они заплатили за его пограничную стену, как будто Мексика — это колония США.

США очень необдуманно занялись дестабилизацией своих латиноамериканских соседей. В краткосрочной перспективе мексиканские институты могут оказаться достаточно стабильными; но в долгосрочной перспективе трампизм, разжигая антиамериканские настроения, будет ослаблять лидеров, которые в ином случае сочувствовали бы американским интересам.

Если администрация Трампа попытается применить столь грубую тактику в отношении Китая, её будет ожидать суровый сюрприз. Китай обладает финансовым оружием, в частности, американским долгом на триллионы долларов. Сбой в торговле с Китаем может привести к мощному росту цен в магазинах дешёвых товаров, например, Wal-Mart и Target, которыми пользуются многие американцы.

Кроме того, огромная часть Азии — от Тайваня до Индии — окажется уязвима для китайской агрессии. Сейчас китайская армия сравнительно слаба и, скорее всего, в традиционной войне с США она бы проиграла, но ситуация быстро меняется. Вскоре Китай может обзавестись собственными авианосцами и другой продвинутой военной техникой.

Америка не может «выиграть» торговую войну с Китаем, любая победа будет пирровой. США нужно вести жёсткие переговоры с Китаем для защиты своих друзей в Азии и для решения проблемы государства-изгоя — Северной Кореи. А лучший способ добиться хороших сделок, к которым стремится, судя по его собственным словам, Трамп, — вести более открытую торговую политику с Китаем, а не деструктивную торговую войну.

США. Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2017 > № 2070331 Кеннет Рогофф


Турция. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 10 февраля 2017 > № 2105422 Екатерина Чулковская

Новый нож в спину. Почему удар по турецким военным не приведет к кризису

Екатерина Чулковская

Турция предпочитает не раздувать из произошедшего политический конфликт. По сравнению с 2015 годом ситуация изменилась и диктует новые правила. Разочарование в США как союзнике, военные трудности в Сирии, проблемы в экономике, заботы о конституционной реформе – все это заставляет Анкару старательно избегать обострения отношений с Москвой

Девятого февраля Россия и Турция вновь оказались на пороге конфликта. В этот раз в результате авиаудара российских ВКС в Сирии погибли трое турецких военных, еще 11 были ранены. Инцидент произошел в районе сирийского города Эль-Баб, где Турция проводит свою наземную операцию «Щит Евфрата» совместно с силами сирийской оппозиции против боевиков запрещенной в России группировки «Исламское государство» (ИГ). ВКС России оказывают им поддержку с воздуха.

Российская сторона сразу назвала произошедшее «ошибкой», причиной которой стала «несогласованность координат». Президент Путин немедленно выразил соболезнования в телефонном разговоре с президентом Турции Эрдоганом. Начальник Генштаба России Валерий Герасимов также провел телефонные переговоры со своим турецким коллегой Хулуси Акаром. Как отметил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, «в ходе упомянутого разговора начальников Генштабов было принято решение экстренно провести совместную работу по совершенствованию механизма согласования совместных действий по борьбе с террористами в Сирии». Стороны также договорились провести совместное расследование произошедшего.

Власти молчат, соцсети негодуют

В Турции новость об инциденте восприняли неоднозначно. В турецкой армии заявили, что инцидент произошел по ошибке. Официальные лица предпочли не высказываться публично. Ни президент Эрдоган, ни премьер-министр Бинали Йылдырым, ни министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу никак не прокомментировали инцидент. Единственной реакцией на случившееся стал комментарий министра экономики Нихата Зейбекчи. «Как заявили президент России и представители вооруженных сил Турции, российский самолет нанес удары по нашим военным по ошибке», – отметил министр, ничего нового при этом не сказав.

Более разговорчивой оказалась турецкая оппозиция. Лидер главной оппозиционной Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу сразу же прокомментировал инцидент. В своем твиттере он написал: «Факт, что наши солдаты были убиты, гораздо важнее сухого сообщения о соболезнованиях, принесенных Россией». В другом твите Кылычдароглу добавил: «Мы стали страной, которая тонет в болоте Ближнего Востока. Страной, которая каждый день получает новости о гибели своих солдат».

Ведущие турецкие СМИ, которые после неудавшейся попытки государственного переворота 15 июля 2016 года подверглись чисткам и кадровым перестановкам и стали придерживаться более проправительственных взглядов, ограничились лишь новостью о случившимся с упоминанием соболезнований российской стороны.

Главный редактор проэрдогановской газеты «Йени Шафак», известный журналист-политолог Ибрагим Карагюль в колонке, опубликованной на следующий день после гибели турецких военных в Сирии, обращает внимание на то, что инцидент имел место в то время, когда в Турции с первым зарубежным визитом в новой должности находился глава ЦРУ Майк Помпео. Однако, по мнению журналиста, это просто совпадение и искать связь между событиями не стоит. Ибрагим Карагюль пишет: «Ухудшение отношений между Россией и Турцией или их отдаление друг от друга, как и продолжение конфронтации с Ираном будет иметь тяжелые последствия». Он напоминает о негативных последствиях недавнего кризиса в отношениях с Москвой. По мнению Карагюля, за кризисом стояло террористическое движение FETO во главе с проживающим в США проповедником Фетхуллахом Гюленом, который, по мнению Анкары, был зачинщиком путча 15 июля прошлого года.

Журналист левого оппозиционного новостного портала Озгур Шен сомневается, что гибель турецких военных на самом деле была результатом «ошибки». По мнению журналиста, неспроста инцидент произошел во время пребывания в Турции главы ЦРУ. Он напоминает о недавнем кризисе в отношениях с Россией из-за сбитого самолета, а также об убийстве российского посла Андрея Карлова на выставке в Анкаре в декабре прошлого года. «Если принять во внимание все эти события, то сложно рассматривать нынешний инцидент как ошибку, – пишет Шен. – Однако даже если российский самолет случайно или же специально нанес удары по нашим военным, это не изменит политику ПСР (Партия справедливости и развития; правящая партия в Турции)». По мнению журналиста, политика нынешнего руководства в Сирии ошибочная, жертвы растут, а власти не знают, чего хотят от сирийской кампании.

Интересной была реакция соцсетей, которые после последовавших за переворотом чисток в СМИ многие в Турции считают единственной сохранившейся площадкой, где можно свободно обсуждать текущие события. Под хэштегами #geldeinan и #rusya пользователи турецких соцсетей обсуждали инцидент в Эль-Бабе. Превалирующее мнение – «Россия специально нанесла удар по турецким военным» и «инцидент неслучайно произошел в день визита главы ЦРУ в Турцию». Некоторые пользователи призывали власти Турции не молчать и ответить нападающей стороне, то есть России. Кто-то отметил, что «Россия и США «по ошибке» удары никогда не наносят». Некоторые пользователи выражали сомнение в искренности соболезнований российской стороны.

Кризис маловероятен. Что изменилось?

Несмотря на критику оппозиции и соцсетей, власти Турции предпочитают не раздувать из произошедшего политический конфликт. Инцидент не приведет к ухудшению отношений Москвы и Анкары, как это произошло в ноябре 2015 года, когда турецкая сторона сбила российский истребитель, по словам Анкары залетевший в ее воздушное пространство.

Сейчас обе стороны заинтересованы в продолжении сотрудничества в Сирии как в военном плане, так и в политическом. По сравнению с концом 2015 года ситуация изменилась и диктует новые правила.

Во-первых, Турция разочаровалась в своем главном союзнике по НАТО – США. Действительно, Вашингтон на протяжении почти шести лет кризиса в Сирии игнорировал просьбы и требования Анкары вмешаться в конфликт, поддержать создание бесполетной зоны в приграничных с Турцией районах. Более того, власти США оказывали поддержку сирийским курдам, несмотря на протесты Турции, которая рассматривает сирийских курдов как ответвление своего главного внутреннего врага – Рабочей партии Курдистана.

Окончательно турецкие власти разуверились в Америке во время попытки переворота в июле прошлого года. Ответственность за путч турки возложили на Гюлена, проживающего в США. Американцы отказываются его экстрадировать, и турки видят в этом доказательство того, что спецслужбы США причастны к путчу. Конечно, с приходом Дональда Трампа в Белый дом отношения сторон могут наладиться, но, как бы там ни было, на данный момент по будущему американо-турецких отношений нет определенности, а вот вражда с Россией Анкаре точно не нужна.

С августа прошлого года не без согласования с Москвой Анкара проводит в Сирии наземную операцию «Щит Евфрата», ее цель – очистить приграничные с Турцией районы от боевиков ИГ и курдских отрядов. Операция проходит сложно. Турецким войскам уже несколько недель не удается освободить Эль-Баб, количество жертв среди турецких военных постоянно растет.

Если к этому добавится новый кризис с Россией, ситуация получается совсем не радостная для правящей партии и президента Эрдогана, которые в разгар сирийских событий развернули кампанию по превращению Турции из парламентской республики в президентскую. В преддверии референдума по новой Конституции Эрдогану как никогда важен его рейтинг, и скандалы и выяснение отношений с соседями в его ближайшие планы не входит.

Турецкое руководство весьма прагматично и понимает, что любое ухудшение отношений с Москвой отразится на турецкой экономике, переживающей глубокий кризис. В 2016 году турецкая лира упала на 18% по отношению к американскому доллару. По сравнению с 2015 годом в 2016 году иностранные инвестиции сократились на 44,3% (период январь – октябрь). Произошел спад более чем на 32% в сфере туризма – в основном за счет сокращения турпотока из России. Российские санкции, введенные в ответ на сбитый Турцией истребитель, также ударили по турецким сельхозпроизводителям.

Никто из нынешнего руководства Турции (по крайней мере публично) не рассматривает произошедшее как «нож в спину» и не требует адекватного ответа, а значит, повторения ноября 2015 года ожидать не стоит.

Турция. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 10 февраля 2017 > № 2105422 Екатерина Чулковская


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 9 февраля 2017 > № 2066412 Андрей Захаров

Андрей ЗАХАРОВ: «В сегодняшних реалиях мы действуем по-другому!

В 2016 году в нашей стране прошло 72 тысячи публично-массовых мероприятий, в которых приняли участие 7 миллионов наших сограждан. Естественно, ни одно из них не обошлось без присутствия сотрудников МВД России, обеспечивающих безопасность людей. Главный результат: не было ни одного серьёзного происшествия, не произошло таких трагедий, как во Франции или Германии. О том, как удалось этого добиться, рассказал начальник Управления организации правопорядка на улицах и в иных общественных местах ГУОООП МВД России полковник полиции Андрей ЗАХАРОВ.

- Андрей Александрович, за последнее время в Европе произошло несколько террористических актов с применением грузовых автомобилей на массовых гуляниях. Это вскрыло ряд проблем в обеспечении безопасности зарубежной полицией. Мы сделали выводы?

- Конечно, мы учитывали и анализировали этот негативный опыт. В преддверии крупных мероприятий, в том числе прошедших недавно новогодних праздников, всем подразделениям МВД России были даны указания о принятии дополнительных мер для обеспечения безопасности. Особое внимание уделили оборудованию мест проведения массовых мероприятий инженерно-техническими средствами ограничения доступа. Эта работа проводилась в тесном взаимодействии с представителями органов исполнительной власти и организаторами мероприятий.

Если вы обратили внимание, то в Москве, например, во время народных гуляний на День города улицы были перегорожены оранжевыми поливальными автомобилями. Некоторые иногда возмущаются такими «нагромождениями», однако делается это для их же безопасности. В пешеходную зону уже ни один грузовик не заедет.

- Нагрузка на сотрудников вашего главка с годами возрастает?

- Судите сами. В 2016 году количество мероприятий значительно увеличилось. В большей степени это было обусловлено проведением выборов депутатов в Государственную Думу. Количество административных правонарушений в ходе митингов и шествий осталось примерно на прежнем уровне.

В минувшем году мы обеспечивали безопасность при проведении чемпионата мира по хоккею в Москве и Санкт-Петербурге, российского этапа чемпионата мира «Формула-1» в Сочи, чемпионата мира по хоккею с мячом в Ульяновске, финального этапа Кубка мира по биатлону в Ханты-Мансийске, «Кавказских игр» в Наз­рани. Никогда наша работа не вызывала нареканий.

Для обеспечения правопорядка и общественной безопасности во время спортивно-массовых мероприятий было задействовано около 560 тысяч сотрудников органов внутренних дел. В 2016 году за совершение административных правонарушений при проведении спортивных мероприятий задержаны 3384 человека.

Чтобы локализовать выходки спортивных хулиганов, в управлении постоянно обновляется список лиц, в отношении которых действует административный запрет на посещение официальных спортивных соревнований. Со списком может ознакомиться любой желающий, он в открытом доступе на официальном интернет-сайте МВД России.

Благодаря комплексному подходу к профилактике правонарушений на спортивных мероприятиях мы зафиксировали снижение количества правонарушений, предусмотренных ст. 20.31 КоАП РФ («Нарушение правил поведения зрителей»), на 1,8 % (в 2016-м - 1045, 2015-м - 1064). Отчасти это связано с общей тенденцией состояния правопорядка - снижением количества правонарушений в целом.

Кстати, теперь полиция, как раньше, не находится внутри стадиона во время футбольных матчей - это компетенция организаторов, мы же обеспечиваем безопасность на прилегающих территориях.

Пока ещё достаточно высоким остаётся число правонарушений, связанных с использованием пиротехнических изделий на трибунах стадионов. Для решения этой проблемы нами подготовлен и внесён в Госдуму проект федерального закона «О внесении изменений в ст. 20.25 и 20.31 КоАП РФ», который направлен на усиление мер административной ответственности за нарушение правил поведения зрителей при проведении официальных спортивных соревнований.

- Расскажите о специфике работы полиции на массовых мероприятиях.

- Основная сложность при обеспечении безопасности заключается в том, что при проведении массовых мероприятий на сравнительно небольшой площади находится большое количество граждан и существует довольно высокая вероятность совершения групповых нарушений общественного порядка и возникновения массовых беспорядков. Органами внутренних дел во взаимодействии с органами исполнительной власти и организаторами мероприятий осуществляется тщательная профилактическая работа, в том числе по устранению указанных рисков. Кроме того, в МВД России разработаны и применяются алгоритмы действий в случае возникновения каких-либо нештатных ситуаций.

Для каждого мероприятия сотрудниками территориальных органов МВД России готовится управленческое решение по обеспечению охраны общественного порядка, в котором предусматривается комплекс мер на случай возможного осложнения оперативной обстановки.

- Какие массовые мероприятия, как правило, требуют больше сил?

- Традиционно это Новый год, религиозные праздники и, конечно же, крупные спортивные мероприятия. Отдельный разговор - подготовка и проведение выборов в депутаты Государственной Думы.

На последних выборах сотрудники полиции обеспечивали безопасность более чем на 97 тысячах избирательных участков в 85 субъектах Российской Федерации. По окончании голосования полицейские наряды обеспечивали безопасную транспортировку избирательной документации в территориальные избирательные комиссии. 18 сентября 2016 года было задействовано свыше 213 тысяч сотрудников органов внутренних дел, около 33 тысяч военнослужащих национальной гвардии, свыше 17 тысяч работников частных охранных организаций, более 43 тысяч представителей народных дружин и 6 тысяч представителей казачьих обществ.

- Расскажите, как будет происходить на деле взаимодействие с войсками национальной гвардии, в особенности с переданными им подразделениями ОМОН и другими подразделениями?

- На улицах наших городов и посёлков будет так же безопасно. Ведомственными приказами МВД России и Росгвардии определён порядок взаимодействия, утверждена единая дислокация, в которую включены наряды вневедомственной охраны. К охране общественного порядка привлечены военнослужащие Росгвардии.

- Как внедрение новых технологий влияет на безопасность граждан?

- Важную роль в обеспечении правопорядка играет аппаратно-программный комплекс «Безопасный город». В населённых пунктах функционируют более 200 тысяч камер видеонаблюдения, свыше 1,2 тысячи терминалов экстренной связи «Гражданин - полиция».

Продолжается работа в структуре МВД России Национального футбольного информационного пункта (НФИП). Специалисты МВД России вошли в Европейскую экспертную группу по безопасности на футбольных матчах, на площадке которой вырабатываются совместные меры по противодействию совершению правонарушений болельщиками спортивных клубов.

- Какие тенденции в охране общественного порядка на публичных мероприятиях вы могли бы выделить? Поясню свой вопрос. В 2002 году, ещё будучи школьником, я присутствовал в Москве на Манежной площади при просмотре на большом экране футбольного матча чемпионата мира между Россией и Японией. Тогда, как вы помните, просмотр закончился погромами, поджогами автомобилей, избиением людей, которые показались пьяной толпе «нерусскими». Милиция просто не могла предотвратить побоище, потому что сотрудников было очень мало. Колонны внутренних войск приехали на место, только когда основные беспорядки закончились. Сегодня, наверное, такое немыслимо?

- Да, вы правы. В сегодняшних реалиях мы действуем по-другому. На каждое мероприятие рассчитываем наиболее оптимальное для обеспечения безопасности количество личного состава. Расчёт ведётся отдельно для каждого события и зависит от количественного и качественного состава участников, действий организаторов мероприятий по привлечению негосударственных структур безопасности, оперативной обстановки на месте проведения мероприятия и ряда других факторов.

Также скажу, что в законодательстве предусмотрена весьма серьёзная ответственность за нарушения при проведении публичных и иных мероприятий. Это обстоятельство играет важную роль в том, что количество правонарушений снижается.

Беседовал Михаил КОБЫЛЕЦКИЙ

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 9 февраля 2017 > № 2066412 Андрей Захаров


Украина. Эстония. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 февраля 2017 > № 2074240 Свен Миксер

Свен Миксер: Россия не выполняет Минские договоренности, ЕС должен продлить санкции

Эстония считает, что Европейский союз должен усилить санкции против России в случае, если ситуация на востоке Украины будет ухудшаться. Чем вызвана такая позиция балтийского государства, корреспонденту «Интерфакса» Аркадию Присяжному рассказал министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер (Sven Mikser).

Господин министр, на встрече министров иностранных дел государств Европейского союза вы высказались за ужесточение санкций против России, если ситуация на Востоке Украины будет ухудшаться. Однако из мест, охваченных новым кризисом, доносятся разные оценки, кто виноват в ухудшении положения?

Всем понятно, что в ситуации, когда идут боевые действия, ведется обмен огнем, положение все время меняется. Но это ни в коем случае не должно затенять общую картину, мы должны постоянно помнить, почему были установлены санкции в отношении России.

Есть разные санкционные пакеты. Один из них касается аннексии Крыма, которая, с точки зрения международного права и при ясном понимании Эстонии, нелегальна. И чтобы появилась реальная причина для пересмотра или отмены этого пакета санкций, следовало бы устранить данную несправедливость, то есть восстановить территориальную целостность Украины. В связи с отмечаемой в марте третьей годовщиной незаконной аннексии Крыма необходимо поддерживать эту тематику в повестке дня Европейского союза.

Второй пакет связан с деятельностью России на Востоке Украины. Как известно, Россия вела себя там как государство, поддерживающее очень разными способами так называемых сепаратистов . Чтобы продвигаться вперед в этой части, или пересмотреть режим этих санкций, Россия должна выполнить взятые на себя обязательства. Но Россия взятые на себя обязательства не выполнила.

Санкции, установленные против агрессора, их отмена, зависят от того, возместил ли агрессор нанесенный ущерб, выполнил ли он взятые на себя обязательства. Это позиция Эстонии, она неизменна. Когда мы не видим готовности Москвы выполнять Минские договоренности и даже наоборот, видим движение в противоположном направлении, то этого нельзя недооценивать. Ситуация очень серьезная, заслуживает международного осуждения. Международная общественность должна быть готова отреагировать. Мы уверены, что у санкций есть учитываемое влияние в обуздании амбиций России, так что это влияние нельзя недооценивать.

А выполняет ли, на ваш взгляд, Минские договоренности украинская сторона?

Когда поднимают вопрос, сделала ли все необходимое со своей стороны и Украина, выполнила ли она взятые на себя обязательства по Минским договоренностям, то нужно учитывать, что мы, с одной стороны, говорим об агрессоре, а с другой стороны - о жертве.

До тех пор, пока военная деятельность на востоке не прекратится, реализация реформ в Киеве будет затруднена, особенно если мы говорим о реформах, связанных с Минскими договоренностями.

В Брюсселе, на встрече глав МИД, отмечалось, что, несмотря на тяжелое положение, Украина добилась успехов в области реформирования государства, в экономическом, финансовом, энергетическом секторах. Правда, ей важно быстро провести необходимые изменения в судебной системе, в борьбе с коррупцией и создании лучшего бизнес-климата. Эстония продолжит оказывать ей помощь в проведении реформ.

Предложение ужесточить санкции в случае ухудшения ситуации - это инициатива только Эстонии, или она была согласована с ближайшими соседями, например, с Латвией и Литвой?

Позиции Эстонии и наших балтийских соседей никогда не были далеки друг от друга. Что касается Украины,, то мы всегда поддерживали Украину. Мы всегда считали, что пока Россия не выполнит взятые на себя обязательства, международному сообществу следует оказывать давление на Россию, чтобы она выполняла свои обязательства. И мы все выступаем за поддержание Украины в проведении реформ и в решении сложных социально-экономических вещей. Так что у нас нет различий во взглядах. Я высказываю позицию Эстонии, все 28 министров государств Евросоюза консультируются между собой, но не говорим от имени друг друга.

А как быть с США? Президент Дональд Трамп в недавнем интервью Fox News сказал, что ему не все понятно, что происходит в Украине. А если он разберется и вдруг смягчит позицию США, Эстония учтет это изменение или ее позиция останется по-прежнему жесткой?

Позиция Эстонии и ЕС была и есть принципиальной и основополагающей. До сих пор администрация США разделяла ее, ЕС и США вели себя в отношении Украине одинаково. И если посмотреть, что говорит новый посол США в ООН, что говорит лидер республиканского большинства в сенате, то можно сделать вывод, отношение США драматически не изменится. Я бы не стал здесь спекулировать на вещах, которые еще не произошли, и которые на сегодня еще не предполагаются.

Сейчас можно услышать, что все активнее говорят, что Минские соглашения не действуют и нужно активнее продвигаться вперед в т.н. Нормандском формате. Вы с этим согласны?

Вопрос не столько в форматах, сколько в готовности выполнять ранее принятые обязательства. Позиция Евросоюза заключается в том, что для предотвращения эскалации необходимо обеспечить доступ миссии ОБСЕ к неконтролируемым центральной властью Украины территориям. Более широкие полномочия должна получить миссия Евросоюза. И если мы видим, что сепаратистские группировки не желают сотрудничать с международными организациями, а готовность российской стороны повлиять на них очень невелика, то мы должны не обвинять согласованные форматы, а посмотреть на людей, которые хотят или не хотят выполнять договоренности.

Можно услышать подчас, и что вопрос по Украине можно было бы решить в увязке с решением других проблем…

Нельзя увязывать с другими проблемами. Какие это проблемы? Раздавались высказывания, что можно было бы увязать вопрос по Украине с участием России в борьбе с международным терроризмом, или, например, с ядерной тематикой. Позиция Эстонии и ЕС ясна: украинский вопрос – это отдельный вопрос. Территориальная целостность и суверенитет Украины – это темы, по которым нельзя отступать ни на шаг назад, отходить от уже обговоренного сотрудничества.

Украина. Эстония. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 февраля 2017 > № 2074240 Свен Миксер


Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 8 февраля 2017 > № 2070738 Андрей Храпов

«Более 1,5% населения России употребляет наркотики»

Начальник управления МВД Андрей Храпов о реформе Госнаркоконтроля

Владимир Ващенко

С момента ликвидации ФСКН и передачи его функций в МВД России прошел почти год. Для борьбы с нелегальной наркоторговлей в этом ведомстве было создано Главное управление по контролю за оборотом наркотиков. Его начальник — генерал-майор полиции Андрей Храпов дал свое первое интервью в этой должности «Газете.Ru», рассказав, сколько сейчас в стране наркозависимых, откуда в Россию поставляются наркотики и при чем тут почта.

— Скажите, сколько бывших сотрудников ФСКН переведено на работу в МВД России?

— Сейчас комплектование Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД РФ завершено. По состоянию на 1 января 2017 года в нем служат 554 сотрудника. Рабочий некомплект составляет 6%. При этом 64% от общего числа наших полицейских и гражданских служащих ранее проходили службу в органах наркоконтроля. Надо понимать, что штатная численность главка МВД значительно меньше, чем упраздненного ФСКН России. Поэтому часть сотрудников наркоконтроля получили работу в других подразделениях МВД. Средний стаж работы сотрудников нашего управления составляет от 10 до 12 лет, что подтверждает их профессионализм и опыт.

— Какова судьба спецназа ФСКН России «Гром»? Будет ли он как-то представлен в составе МВД России?

— Неотъемлемая часть нашей работы — силовые операции. Нередко мы имеем дело с хорошо организованными, а зачастую и вооруженными преступными группировками. Поэтому большинство проводимых нами мероприятий связано с повышенным риском для личного состава. В нашем управлении создан и действует специальный отряд быстрого реагирования, сформированный из сотрудников МВД и упраздненной ФСКН.

— Сколько сегодня в России наркозависимых? Как этот показатель изменился по сравнению с прошлым годом?

— По результатам мониторинга наркоситуации регулярно потребляет наркотики около 1,6% населения страны. Однако, скорее всего, данные показатели не полностью отражают реальность и количество наркоманов в России выше.

По данным Минздрава России, на учете в специализированных медицинских учреждениях состоит свыше 640 тыс. потребителей наркотиков.

В прошедшем году количество таких «зарегистрированных» наркоманов снизилось на 2,21%. Это, конечно, небольшое снижение, но все равно сама тенденция вызывает оптимизм.

— Какой объем наркотиков из незаконного оборота изъяли ваши сотрудники в прошлом году?

— В 2016 году из незаконного оборота изъято 21,7 тонны различных наркотиков, из которых свыше 15 тонн относятся к наркотикам каннабисной группы, более 4 тонн синтетических наркотиков, 1,4 тонны наркотических средств опийной группы (в том числе 965 кг героина), 1,3 тонны психотропных веществ и 385 кг сильнодействующих веществ.

Сейчас самую высокую динамику распространения показывают наркотики синтетического происхождения, происходит активное формирование рынков новых психоактивных веществ. Проблема оборота новых психоактивных веществ и синтетических наркотиков становится настолько актуальной, что может рассматриваться наравне с угрозой распространения афганского героина.

— Как вы думаете, изменился ли спрос на наркотики и виды наркотиков, которые люди употребляют, за последние пять лет?

— Да, спрос изменился. Сейчас этот рынок активно завоевывают синтетические наркотики и новые психоактивные вещества (НПВ). Это объясняется их дешевым и относительно простым производством.

— По каким маршрутам в Россию доставляют наркотики?

— Наркотрафик в Российскую Федерацию проходит через Центрально-Азиатский регион. Перекрытие данных каналов остается одной из приоритетных наших задач. К примеру, в июне 2016 года сотрудниками ГУНК МВД России совместно с Государственной службой по контролю наркотиков при правительстве Кыргызской Республики проведена международная операция на маршруте доставки наркотиков Бишкек – Москва – Каунас, в результате которой задержан активный участник наркоформирования, причастный к организации контрабандных поставок героина из Киргизии транзитом через Россию в страны Европы. В результате из незаконного оборота изъято свыше 18 кг героина. Все большую популярность сегодня набирают синтетические наркотики. Поступают они в нашу страну как по азиатским, так и по европейским каналам. Например, в ноябре 2016 года сотрудниками ГУНК МВД России совместно полицейскими подразделениями Новосибирской области и сотрудниками местного УФСБ изъято 44,6 кг синтетического наркотика производных N-метилэфедрона.

Еще хочу отметить, что для транспортировки наркотиков активно используются почтовые каналы.

Злоумышленники доставляют наркотики с помощью фирм, которые специализируются на международной экспресс-доставке грузов. Это происходит из-за отсутствия первичного контроля за вложениями в почтовые отправления и проверки документов отправителя.

В августе 2016 года нашими сотрудниками совместно с ФСБ России и таможенниками пресечена деятельность международной преступной группы. При осмотре почтового отправления, которое шло из Парагвая в Россию, было обнаружено и изъято около 1 кг кокаина. Полицейские задержали гражданку России и гражданина Венесуэлы. Исходя из изложенного, можно говорить о том, что наркорынок в нашей стране в основном формируется наркотиками зарубежного производства. Организацию наркопроизводства на территории нашей страны удается пресекать достаточно оперативно.

— Считаете ли вы, что в России стоит ввести заместительную, так называемую метадоновую терапию при лечении больных наркоманией?

— Вопрос лечения наркомании находится не в нашей компетенции, это прерогатива Министерства здравоохранения Российской Федерации.

В Стратегии государственной антинаркотической политики, утвержденной президентом России, говорится о недопустимости применения в нашей стране заместительных методов лечения больных наркоманией.

А это в том числе и лечение с применением метадона и бупренорфина. Сейчас Министерство здравоохранения эффективно применяет многоуровневый лечебно-реабилитационный комплекс по освобождению больных от наркотической зависимости.

— Долгое время головной болью и полиции, и ФСКН России были так называемые синтетические наркотики. Правоохранители зачастую не могли доказать, что конкретное изъятое вещество — это наркотик. Как обстоят дела сейчас в этой сфере?

— К сожалению, наркодилеры не перестают создавать новые наркотические вещества, которые по силе воздействия на организм человека во много раз превышают традиционные. На сегодняшний день разработан алгоритм выявления таких препаратов. Мы стараемся работать на опережение: вносим тот или иной препарат в список запрещенных веществ еще до того момента, как он появится на рынке. В 2016 году по нашей инициативе принято постановление правительства, по которому установлен контроль в отношении трех синтетических каннабиоидов и одного дизайнерского опиоида. Все позиции внесены с расширением запрета оборота и их производных, проще говоря, вещества, имеющие незначительное изменение формулы, также будут считаться запрещенными.

Как показывает практика, установив меры контроля только в отношении четырех веществ, мы автоматически запретили десятки производных, которые могут появиться на наркорынке страны. Это позволяет создать правовое поле для предотвращения распространения новых наркотиков в нашей стране. Работа в этом направлении продолжается. Мы активно сотрудничаем с зарубежными коллегами, изучаем опыт правоохранителей в других странах, мониторим интернет-ресурсы. В целом можно с уверенностью сказать, что в настоящее время разработана и успешно действует система, позволяющая эффективно противодействовать появлению новых наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

— Имеются ли данные о том, что торговцами синтетическими наркотиками в России зачастую являются выходцы с Украины и из других государств?

— Одним из факторов, негативно влияющим на эффективность противодействия незаконному обороту наркотиков, являются интенсивные миграционные потоки. Подчеркну: распространение и производство наркотиков — это международный бизнес, который не имеет национальности. Основные потоки миграции на территорию нашей страны формируются из граждан центральноазиатских государств и Украины. Из-за нестабильной экономической ситуации и, как следствие, ухудшения условий жизни во многих странах все больше людей вовлекается в преступный бизнес, в том числе и наркоторговлю. Если вас интересует статистика, то в 2016 году за совершение наркопреступлений задержано 1398 граждан Украины, причем их число за последние три года возросло в два раза.

— Изменится ли как-либо в ближайшее время стратегия борьбы с нелегальной наркоторговлей?

— Наше управление в своей деятельности руководствуется Стратегией государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, утвержденной указом президента. Руководство нашей страны осознает всю важность борьбы с распространением наркотиков среди населения, с пониманием реагирует на наши предложения. Конечно, предстоит большая работа, связанная и с передачей в МВД функций ФСКН в сфере организации антинаркотической пропаганды среди населения, и прежде всего — молодежи. Но хочу подчеркнуть, что борьба с наркотиками для МВД — функция не новая. И сегодня наши структуры значительно расширили арсенал средств для успешного решения этой проблемы.

Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 8 февраля 2017 > № 2070738 Андрей Храпов


Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 2 февраля 2017 > № 2066163 Андрей Храпов

…Работы меньше не становится.

На вопросы редакции газеты «Щит и меч» отвечает начальник Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД России генерал-майор полиции Андрей ХРАПОВ.

- Андрей Иванович, какие наиболее актуальные задачи стоят перед вновь образованным главком?

- Основными задачами ГУНК МВД России и соответствующих подразделений, образованных в субъектах Российской Федерации, остаются раскрытие и ликвидация преступных групп и сообществ; перекрытие контрабандных каналов поступления наркотиков; борьба с отмыванием доходов, полученных от наркобизнеса; разрушение коррупционных связей, способствующих незаконному обороту наркотиков, а также уничтожение инфраструктуры производства запрещённых веществ. Однако у вновь образованного главка появились и новые для МВД функции. Такие, в частности, как контроль за деятельностью юридических лиц и предпринимателей недопущения поступления наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров из легального в незаконный оборот, а также профилактика наркопотребления.

- Какова на сегодня ситуация с наркопотреблением в стране и как антинаркотическая служба собирается строить профилактическую работу?

- Действительно, чтобы искоренить наркотики из жизни общества, одной лишь оперативной работы недостаточно. Необходима информационная работа - прежде всего с молодёжью. По данным органов системы здравоохранения, потребителей наркотиков насчитывается более 640 тысяч человек. Проведённый опрос показал, что 2,5 % респондентов, имевших опыт употребления наркотиков, впервые попробовали их в возрасте до 12 лет. Около 16 % - в возрасте до 15 лет и порядка 43 % - когда им было от 16 до 18 лет.

Медицинская статистика говорит о том, в 2015 году количество несовершеннолетних, зарегистрированных с диагнозом «наркомания», возросло на треть. Поэтому, конечно, сейчас особое внимание мы уделяем профилактической работе с молодёжью. Причём здесь, чтобы быть понятым, необходимо говорить на языке этой аудитории. Приходится активно использовать Интернет, соцсети, видеоблоги, организовывать флешмобы. В ближайших планах - привлечение к нашей кампании кумиров сегодняшних подростков.

За последние месяцы ГУНК МВД России уже провёл первые профилактические мероприятия. Среди них - межведомственное «Дети России», акция «Призывник», нацеленная на работу с допризывной молодёжью, а также Всероссийская профилактическая акция «Сообщи, где торгуют смертью», призванная повысить уровень участия граждан в сборе информации о наркопреступлениях. Организован ряд интернет-уроков в образовательных учреждениях.

Все мероприятия активно пропагандировались в СМИ и Интернете.

Кроме того, необходимо отметить, что в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 656 от 7 декабря 2016 года вновь стал работать Государственный антинаркотический комитет (ГАК). В ходе деятельности антинаркотического комитета будет создана межведомственная комиссия, которая будет координировать усилия органов исполнительной власти в деле борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Этим же Указом Президента министр внутренних дел Российской Федерации назначен председателем ГАК.

- Андрей Иванович, наркобизнес, как известно, явление транснациональное. Как организована работа по линии международного сотрудничества?

- Одной из важнейших задач ГУНК МВД России является укрепление практического взаимодействия и организация информационного обмена с международными организациями и компетентными органами зарубежных стран.

Наглядным результатом такого международного сотрудничества становится изъятие крупных партий контрабандных наркотиков.

Так, в ходе совместной операции сотрудниками ГУНК МВД России и Государственной службы по контролю за наркотиками при правительстве Киргизской Республики задержан активный участник транснациональной группировки. Он причастен к организации контрабандных поставок героина из Киргизии транзитом через Россию в страны Европы. В ходе слаженных международных оперативно-разыскных мероприятий из незаконного оборота изъято около 10 кг высоко­концентрированного товара.

Недавно в ходе совместных мероприятий с сотрудниками Интерпола и ФТС России в аэропорту Домодедово задержали гражданина Латвии, прибывшего пассажирским рейсом из Уганды. В боковых стенках его чемодана было обнаружено более 8,5 кг марихуаны.

Также ликвидирован канал поставки особо крупных партий гашиша из Европы. Его организовали выходцы из Республики Молдова. В ходе оперативных мероприятий в легковом автомобиле обнаружили около 10 кг высококачественного наркотика. Перевозчиков тоже задержали.

Надо отметить, что ГУНК МВД России успешно реализованы операции по перекрытию контрабандных каналов поставки в нашу страну марихуаны из Южной Африки, кокаина из Парагвая, мет­амфетамина из Мексики.

Достигнута договорённость с нашими партнёрами о проведении в следующем году международной операции «Канал», а также тактико­-специального учения «Гром». В них примут участие антинаркотические ведомства государств - членов ОДКБ.

Кроме того, в ходе рабочего совещания представителей ГУНК МВД России и БКБОП СНГ обсуждалось создание единого эффективного механизма противодействия обороту новых психоактивных, психотропных веществ и наркотических средств, а также сходных с ними по физиологичес­кому воздействию на организм человека потенциально опасных химических веществ.

- Сколько наркотиков не дошло до потребителя в этом году благодаря усилиям российских правоохранителей? Какие вещества изымались чаще?

- При координирующей роли МВД России благодаря постоянно проводимым оперативно-разыскным мероприятиям и организованным межведомственным профилактическим операциям «Мак» и «Азиатский заслон - 2016» в целом по стране в 2016 году из незаконного оборота изъято 21,7 т наркотиков. Среди них свыше 15 т относятся к наркотикам каннабисной группы, более 4 т - синтетические, почти 1,5 т - опийной группы.

Выявлено более 200 тысяч преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Свыше 70 % из них - тяжкие и особо тяжкие.

По статистике, первое место по распространённости занимают наркотики каннабисной группы. А вот опиаты вытесняются всё более набирающей популярность «синтетикой».

- А можете перечислить наиболее успешные «реализации», которые удалось осуществить вверенной вам службе за тот небольшой период существования?

- Мы провели массу мероприятий в отношении организованных преступных групп. Не только перекрыли ряд каналов наркотрафика, но и установили структурные звенья наркопоставок. Прежде всего, конечно, нас интересовали лидеры и участники преступных групп и сообществ.

Так, была успешно раскрыта деятельность межрегиональной преступной группировки, участники которой занимались сбытом «синтетики» на территории Южного, Северо-Кавказского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. В результате тщательно спланированных оперативно-разыскных мероприятий задержаны 8 российских граждан. Предотвращено распространение 7 кг концентрированных синтетических наркотических средств, из которых наркодельцы планировали изготовить более 140 кг курительных смесей.

Ликвидирована подпольная лаборатория по производству гиперактивного синтетического наркотика - карфентатнила. Его воздействие на организм человека в 10 тысяч раз сильнее героина. При обыске в лаборатории изъято около 4 кг этого мощнейшего синтетического наркотика, а также химическое оборудование, прекурсоры и реактивы для его изготовления. Необходимо учитывать, что изъятие высококонцентрированных синтетических наркотиков в таких объёмах - это пресечение поступления на рынок огромного количества разовых доз.

К успешным «реализациям» можно отнести и пресечение деятельности активной участницы этнической наркогруппировки, специализирующейся на сбыте оптовых партий героина на территории Московского региона. В квартире задержанной - чтобы скрыть свою причастность к наркобизнесу, она работала официанткой в одном из московских кафе - оперативники обнаружили более 9 кг героина.

Таких примеров много. Но и работы у нас, к сожалению, меньше не становится. Так что расслабляться пока не придётся.

Наша справка

Главное управление по контролю за оборотом наркотиков создано в структуре центрального аппарата МВД России в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 156 от 5 апреля 2016 года.

В состав управления вошли наиболее квалифицированные и подготовленные специалисты бывшего ФСКН России и сотрудники МВД России с опытом работы в антинаркотической сфере. Соответствующие подразделения были образованы и в других субъектах Российской Федерации.

Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 2 февраля 2017 > № 2066163 Андрей Храпов


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 1 февраля 2017 > № 2057730 Александр Проханов

 Есть не только «МиГ»…

новое государство взлетело в мировое небо на крыльях этого самолёта

Александр Проханов

Взлетел Миг-35 — самолёт-виртуоз, самолёт-вихрь, самолёт, у которого скорострельное оружие, сверхточные ракеты, компьютеры, способные захватывать и поражать одновременно десятки целей. Самолёт, который летает с колоссальной скоростью, превосходящей скорость любых американских истребителей. Самолёт, обеспечивающий России господство в воздухе. Этот самолёт — шедевр. И человек, который видит в небесах его сверкающие, сияющие полёты, восхищается не только самолётом, но страной, которая запустила этот самолёт.

Такие самолёты могут делать всего несколько стран в мире, а может быть, только две страны — Россия и Соединённые Штаты. И сегодня мы делаем машины более совершенного и высокого образца, чем американцы.

Такие самолёты может делать только индустрия, которая находится на подъёме. Российские самолётостроительные заводы великолепны. Их целое созвездие: в Комсомольске-на-Амуре, в Новосибирске, в Воронеже, в Казани, в Ульяновске. Это всё — драгоценные создания, построенные в советские времена. Пройдя через тяжёлые чёрные девяностые годы, они не сгорели, не обуглились, а превратились в ультрасовременные производства, где господствует новый технологический уклад.

Россия переживает мучительный период — период остановки, падения производства, период экономического кризиса. Но в недрах новой полосы, куда пришла Россия, существуют драгоценные почки. И не одна, не две, а десятки, из которых, когда настанет момент, ринется вперёд русское развитие. Развитие, которое сегодня демонстрируется испытанием самолёта МиГ-35, — это развитие нового государства, новое государство взлетело в мировое небо на крыльях этого самолёта.

Чтобы построить такой самолёт, мало одного завода — нужна целая цивилизация. Нужны гигантские коллективы рабочих, молодые инженеры, новая оснастка заводов, новые парки станков, новые материалы, сплавы, титан, композиты. Нужны тысячи предприятий, которые поставляют на этот завод электронику, элементы двигателей, крыльев, закрылков.

И эта взлетевшая в русское небо машина демонстрирует наш общий русский подъём и порыв.

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 1 февраля 2017 > № 2057730 Александр Проханов


Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 января 2017 > № 2058257 Дмитрий Медведев

Совещание о развитии производственных мощностей организаций оборонно-промышленного комплекса для выполнения государственной программы вооружения.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил АО «Кировское машиностроительное предприятие». Также состоялась беседа с работниками завода.

Предприятие создано 20 февраля 2016 года и входит в состав Концерна воздушно-космической обороны «Алмаз – Антей».

Производство АО «КМП» включает механическую обработку, сварку, изготовление электрожгутов и деталей из неметаллов, нанесение гальванических и лакокрасочных покрытий, сборочные и испытательные работы для изготовления серийной продукции по номенклатуре АО «Концерн ВКО “Алмаз – Антей”».

Технологии завода являются инновационными для большинства предприятий оборонно-промышленного комплекса. На предприятии размещено оборудование для скоростной обработки магниевых сплавов, большой комплекс современных высокопроизводительных станков с числовым программным управлением. Максимально автоматизированы процессы нанесения гальванических, лакокрасочных и теплозащитных покрытий, роботизированы процессы сварки и напыления. Современные решения применены в сфере технологической подготовки производства, контроля и управления производственными и бизнес-процессами.

Беседа Дмитрия Медведева с работниками завода

Из стенограммы:

Вопрос: Иван, старший мастер участка механической обработки. У нас новый завод, современное оборудование, и мне как старшему мастеру очень сложно подобрать квалифицированный персонал. Потому что современные колледжи и техникумы обучают студентов на морально устаревшем оборудовании по старым программам. Планирует ли Правительство программы государственной поддержки этих учебных заведений, чтобы у них была возможность приобретать современное оборудование и заниматься переподготовкой кадров?

Д.Медведев: Мы такие программы начали ровно десять лет назад в рамках национального проекта. В целом из федерального бюджета было выделено на это порядка 15 млрд рублей, которые пошли в регионы.

Вы правы, система профессионально-технического образования в нашей стране в какой-то период оказалась разваленной. Сейчас в этой системе действует около 3 тыс. организаций и 287 высших учебных заведений.

Ситуация меняется. Конечно, трудно сравнивать какие-нибудь устаревшие училища, где очень часто не хватает ни техники, ни многого другого (я сам неоднократно посещал такие училища), и профессионально-технические средние образовательные учреждения, которые должны готовить специалистов для такого предприятия, как ваше. Это просто небо и земля. Поэтому на эти цели денег жалеть нельзя.

Есть государственная программа, в её рамках мы создали новый приоритет, будем выделять деньги на важнейшие отрасли экономики и создание средних специальных учебных заведений, потому что без них не обойтись, даже несмотря на то, что на таких предприятиях, как ваше, 70% людей – это люди уже с высшим образованием. Но я спросил у одного вашего работника – он всё равно до этого техникум окончил, а теперь параллельно учится в институте. Это нормальная история, правильная. Это первое.

Второе. Конечно, в эту систему должны вкладываться работодатели в широком смысле этого слова. Ведь «Алмаз-Антей» как работодатель в целом заинтересован в том, чтобы были квалифицированные рабочие, чтобы были хорошие представители рабочих специальностей. Поэтому другая составляющая – это собственные вложения работодателей. Это, конечно, не только вашей компании касается, а вообще всех компаний.

Третья составляющая – это деньги, которые приходят в систему высшего и среднего образования по линии министерства. Там тоже есть федеральные программы.

И наконец, четвёртая составляющая, тоже очень важная (она, может быть, в меньшей степени касается таких крупных, высокотехнологичных компаний, как «Алмаз-Антей», но она есть), – это деньги регионов, которые тоже вкладываются в рабочие места. В общей сложности только за один год наши регионы, включая, естественно, и Кировскую область, вкладывают 187 млрд рублей в систему среднего специального образования.

То есть в целом это достаточно приличный ресурс, который, я надеюсь, нам позволит поднять среднее специальное образование, а без него ни одно производство развиваться не может. Обязательно эту тему будем продолжать.

Есть и ещё одна важная инициатива, в которой мы принимаем участие, – это соревнование WorldSkills. Это мировой конкурс (мировой, подчёркиваю, что очень важно) рабочих профессий, где можно проверить, что могут наши ребята, которые у станков стоят (очень часто высокотехнологичных станков), и, допустим, немцы, британцы, индийцы – кто угодно. На этих конкурсах мы занимаем очень приличные места. И поэтому скоро конкурс WorldSkills будем проводить мы, он будет проходить в Казани. Я знаю, что вы и внутренние соревнования на эту тему проводите, и это, мне кажется, очень важно.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, я и моя супруга работаем на оборонно-промышленных предприятиях, планируем брать ипотеку. Но, имея четверых детей, хочется быть уверенным в завтрашнем дне. Каковы перспективы развития нашей отрасли?

Д.Медведев: Перспективы оборонно-промышленного комплекса в нашей стране очень хорошие. Говорю это как Председатель Правительства. Мы взялись за модернизацию оборонно-промышленного комплекса (вы знаете, в какой период это было сделано) даже несмотря на то, что у нас были проблемы с деньгами, с бюджетом.

Сейчас реализуется программа модернизации оборонно-промышленного комплекса параллельно с программой военно-промышленного развития нашей страны и разрабатывается новая программа, которая вступит в силу с 2018 года и будет действовать по 2025 год. Туда будут заложены все необходимые средства – наряду с программой развития вооружений.

Поэтому в комплексе модернизация ОПК, создание таких прекрасных высокотехнологичных производств, как ваше, а также программа закупки вооружений дадут тот самый финансовый ресурс, который позволит нашей оборонке существовать. Лет 10–15 назад никто и представить себе не мог, что мы будем такие производства создавать и таким образом увеличим оборонный заказ и улучшим программу модернизации предприятий ОПК.

Ваше предприятие, конечно, новое, образцово-показательное, оно устремлено в будущее. У нас в ОПК есть масса не таких новых производств, но туда тоже приходят деньги, мы там тоже занимаемся модернизацией.

Вопрос: Юрий, инженер-механик первой категории. Дмитрий Анатольевич, меня как инженера-механика интересует, какие шаги предпринимает Правительство для поддержания и развития высокотехнологичного станкостроения в России? Потому что сейчас у нас станки собирают в основном по конструктору «Лего» – берут комплектующие мировых производителей…

Д.Медведев: Трудно с Вами не согласиться. Это пока наше, скажем честно, слабое место, потому что мы научились создавать такие производства, но значительная часть оборудования здесь – иностранное. Есть станки, которые мы уже начинаем собирать в кооперации. Мы в Ульяновске открыли производство самых современных высокотехнологичных станков. Но нам обязательно нужно вернуться к тому, что раньше называлось «индустрия средств производства». Нужно обязательно начать и лицензионное производство, и собственное производство.

Есть и второй фактор, который тоже бессмысленно скрывать: мы сейчас находимся в довольно сложном положении. Нам объявили, по сути, торговую войну, обложили санкциями в расчёте на то, что у нас таких оборонных производств, как ваше, просто не будет. В этом на самом деле цель тех государств, которые эти санкции вводят.

Поэтому для нас критически важно этим заниматься. У нас есть специальная программа, и на неё есть деньги. На этот год эти деньги мы совсем недавно с коллегами по Правительству распределили и в дальнейшем будем это делать. Деньги не фантастические, но надеюсь, что с каждым годом будем увеличивать вложения в эту сферу. И конечно, сами предприятия должны это делать. Мы с вами понимаем: целиком сделать это за счёт бюджета невозможно. Должны быть вложения и самих компаний, но простимулированные государством. Каким образом? В основном, например, в виде компенсации части процентной ставки, чтобы кредиты для предприятий были более доступными.

Совещание о развитии производственных мощностей организаций оборонно-промышленного комплекса для выполнения государственной программы вооружения.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы сегодня встречаемся на площадке Кировского машиностроительного предприятия. Рассмотрим вопрос о модернизации нашей промышленности, прежде всего на примере оборонно-промышленного комплекса, той программы, которая реализуется в последние годы. Обсудим меры по развитию производств в оборонно-промышленном комплексе на ближайшую перспективу, которые также являются абсолютным приоритетом и важнейшим условием выполнения государственной программы вооружения.

Совещание неслучайно проходит на Кировском машиностроительном предприятии. Завод абсолютно новый, современный. Решение о его создании принималось в конце 2009-го – начале 2010 года. Заработал он в прошлом году. Здесь выпускают современные средства воздушно-космической обороны. До совещания мы побывали в цехах, посмотрели оборудование, я поговорил со специалистами, которые здесь работают. 70% работников предприятия имеют высшее образование, также абсолютное большинство – это молодёжь, люди в возрасте до 40 лет.

Если говорить о технологиях, которые внедрены, информационных продуктах, в отрасли этому предприятию равных практически нет. Другое дело (и мы об этом тоже говорили с работниками предприятия), что очень важно заниматься созданием собственной станкостроительной базы, потому что все те современные виды оборудования, которые здесь работают, в значительной степени закупались по импорту.

Необходимо использовать возможности по локализации, которые у нас в настоящий момент открылись. В Ульяновске создано производство, есть целый ряд других намерений. Мы проводили совещание по развитию станкостроения. Тем не менее от самих работников прозвучала эта просьба. Мы с вами понимаем, что это имеет для нас не только технологическое значение. В известной степени это вопрос безопасности.

Есть второй завод, нижегородский, который был открыт в прошлом году, и он также входит в Концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей» и образует такой комплекс.

Запуск в течение одного года сразу двух таких крупных высокотехнологичных производств – это, конечно, хороший показатель. Что он означает? Что даже в довольно непростых макроэкономических условиях производственные мощности оборонно-промышленного комплекса развиваются. Важно, чтобы модернизация ОПК в рамках программы затронула и другие предприятия отрасли, чтобы одновременно происходила (по мере возможности, конечно) и модернизация смежных производств.

В целом результаты выполнения оборонного заказа в 2016 году свидетельствуют о том, что мы находимся на верном пути. Это касается и вооружения, и военной, и специальной техники. Здесь достигнут очень хороший уровень – порядка 99%. Это больше на 1,5%, чем было в 2015 году, и на 3% – чем было в 2014 году.

Есть, конечно, и проблемы. В частности, в «Роскосмосе» итоги выглядят несколько скромнее – это 83%. В госкорпорации «Росатом» всё в этом смысле благополучно.

В целом по предварительным итогам работы 2016 года мы ожидаем повышения темпов роста продукции более чем на 10%. Результат этот хороший. Мы приступили к подготовке программы развития оборонно-промышленного комплекса на период до 2025 года. Безусловно, эта программа связана с госпрограммой вооружений. И эта корреляция, как и раньше, должна соблюдаться. При этом необходимо изыскать финансирование на весь период. Деньги на ближайшие годы у нас запланированы, они есть в бюджете и не будут меняться.

Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 января 2017 > № 2058257 Дмитрий Медведев


США > Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2068006 Питер Турчин

Канарейка в угольной шахте

Почему Соединенные Штаты переживают эпидемию неизбирательных массовых убийств

Питер Турчин – профессор департамента экологии и эволюционной биологии Университета Коннектикута

Резюме Рост числа немотивированных массовых убийств в Америке в последние несколько десятилетий – индикатор того, что нечто вокруг нас меняется к худшему. Эти трагедии предупреждают нас о более серьезной опасности в будущем, но не являются причиной этой приближающейся опасности.

В былые времена шахтеры брали с собой в угольный забой клетку с канарейкой. Если птичка вдруг падала замертво, это означало, что в шахту просачивается смертельный угарный газ... Рост числа массовых убийств в Америке в последние несколько десятилетий – это все равно как если бы канарейки стали гибнуть вокруг нас, предупреждая о приближении страшных бед.

Массовая эпидемия терроризма

7 июля 2016 г. ветеран афганской войны Майка Джонсон провел нечто вроде военной операции против полиции Далласа, штат Техас. Пока его не взорвал робот-полицейский, он успел убить пять офицеров полиции, ранить девять полицейских и двух гражданских лиц.

Джонсон начал стрельбу во время демонстрации движения «Жизнь чернокожих имеет значение» (Black Lives Matter), выступающей против убийств безоружных афроамериканцев полицейскими. Собственно, тот же лозунг в ходе своей акции озвучил и Джонсон. Его цель заключалась в том, чтобы «убивать белых, особенно белых офицеров».

Хотя в средствах массовой информации этот приступ неистовства не обозначался словом «терроризм», это был именно террор. Согласно общему определению, «в широком смысле терроризм – это применение умышленно неизбирательного насилия (террора) ради достижения политических, религиозных или идеологических целей». У терроризма может быть много целей: создание атмосферы страха, оказание воздействия на политику, кара или месть, а иногда даже уничтожение конкретной группы лиц. Однако цели террористов не всегда известны и нередко бывают неопределенны. Главная особенность террористического насилия состоит в том, что оно умышленно неизбирательно, хаотично – мишенью становится не конкретная личность или конкретные люди, но любой, кто принадлежит к данной группе (или даже всему обществу).

Впрочем, «неизбирательное» не означает «случайное». Террористы, открывающие беспорядочную стрельбу, имеют конкретную мишень, хотя их агрессия не направлена против определенной личности. Как пишет гарвардский социолог Кэтрин Ньюман в книге Rampage: The Social Roots of School Shootings, стрельба в школе, как это было в случае с побоищем в «Колумбайн», обычно имеет целью уничтожение всей школы как заведения. Аналогичным образом террор на рабочем месте – это нападение на всю компанию или корпоративную культуру в целом, а не на отдельных сотрудников или начальников.

«Неразборчивость», «бессмысленность» или «хаотичность» такого насилия проистекают из принципа социальной подмены, как называют его социологи. Например, воины на поле боя нацелены на то, чтобы убивать всех, кто облачен в форму противника. Вражеские солдаты в данном случае – это социальная подмена. Аналогичным образом Джонсон убил полицейских, которые никогда не делали ему лично ничего плохого. Кроме того, насколько нам известно, никто из его жертв никогда не стрелял в безоружного чернокожего американца. Джонсон напал не на конкретных людей, а на учреждение, к которому они принадлежали. Единственное отличие между обезумевшим стрелком-экстремистом, таким как Майка Джонсон, и террористом-подрывником, таким как Тимоти Маквей – оружие, которым они пользовались. Оба были террористами, поскольку их целью были не отдельные люди, а группы, социальные или политические институты или все общество.

Неизбирательное массовое убийство (НМУ) посредством стрелкового оружия давно уже стало неотъемлемой чертой Америки. Более века тому назад, в 1900 г., Роберт Чарльз, руководствовавшийся примерно теми же мотивами, что и Майка Джонсон, открыл беспорядочную стрельбу в Новом Орлеане. До того, как его застрелили, он успел убить шестерых белых офицеров и трех других белых людей. Однако частота НМУ со временем менялась. Если до 1965 г. подобные случаи были крайне редки, то в последние пять десятилетий мы увидели их взрывной рост. В Базе данных насилия по политическим мотивам в США собрана информация о случаях беспорядочной стрельбы на рабочем месте, в школах, нападениях на религиозные или этнические группы, на правительство и на его представителей. С 1965 по 2015 гг. число таких инцидентов не просто росло, а росло стремительно, как это видно на графике:

Рис. 1. Частота случаев НМУ, 1900–2015 гг. НМУ в год

Источник: Данные USPV

Даже с учетом таких факторов, как рост численности населения и возросшее внимание СМИ к подобным происшествиям, по самым консервативным оценкам, число случаев НМУ в течение последних 50 лет выросло не менее чем в 10 раз.

Причины эпидемии НМУ

Соединенные Штаты находятся в центре массовой эпидемии терроризма, масштабы и причины которой плохо изучены и поняты. Автор данной статьи полагает, что эпидемия НМУ – внешнее отражение ряда негативных, долговременных тенденций в американском обществе. Если мы хотим понять причины, нам нужно прежде всего осознать, как Америка изменилась с 1965 года. Поскольку человеческие общества – это динамичные системы, нам нужно также проследить, как перемены в разных частях целого влияли на другие компоненты системы.

Моя цель – объяснить эти глубокие структурные сдвиги в американском государственном устройстве. Вопрос не в том, почему Майка Джонсон решил начать войну с департаментом полиции Далласа, или почему Тимоти Маквей применил оружие против правительства. Главный вопрос: почему число подобных терактов резко возросло в течение последних пяти десятилетий.

Ответ дает клиодинамика – новая междисциплинарная наука, позволяющая по-новому взглянуть на историю. Клиодинамические исследования показывают, что все общества, организованные как государства, переживают периодические волны нарастающего политического насилия, достигающие кульминации в крахе государственной власти, революции или гражданской войне. Исследования исторических обществ американским социологом Джеком Голдстоуном, российскими историками Андреем Коротаевым и Сергеем Нефедовым и мной за последние три десятилетия позволили выявить структурные причины подобных волн нестабильности. Наша теория (известная как структурно-демографическая теория или СДТ) вылилась в разработку математических моделей и была проверена на обширном историческом материале. Десять лет назад я начал применять инструментарий этой теории к обществу, в котором живу: Соединенным Штатам.

В процессе исследования выявлено, что каждый из более чем 40 вроде бы разрозненных (но, согласно СДТ, связанных друг с другом) социальных индикаторов резко изменился примерно в 1970-е годы. Исторически эта динамика всегда была главным показателем надвигающегося политического хаоса. Сконструированная мной динамическая модель, резюмирующая эмпирически наблюдаемые взаимодействия между структурными демографическими факторами, указывает на то, что социальная нестабильность и политическое насилие достигнут пика в 2020-е годы.

В построенной модели сложное человеческое общество представлено в виде динамической системы с тремя подразделами: общее население (неэлиты), элиты и государство. Я употребляю термин «элиты» в нейтральном социологическом значении «власти предержащие». Это лишь небольшая часть общества (обычно 1–2%), сконцентрировавшая в своих руках основную власть в обществе, которая проявляется как минимум в четырех формах: военная (принудительная), экономическая, административная и идеологическая. В США традиционно преобладают экономические элиты. Таким образом, в первом приближении американские элиты можно рассматривать как обладателей богатства. Однако не существует четкой границы, отделяющей элиты от неэлит (в нашем историческом анализе мы часто подразделяем все элиты на подкатегории, такие как магнаты, элиты среднего уровня и элиты нижнего уровня).

Логику теории и того, как можно ею пользоваться, я объясняю в своей недавно изданной книге Ages of Discord: A Structural-Demographic Analysis of American History. В этой работе говорится о двух волнах социально-политической нестабильности в американской истории. Первая накрыла страну в XIX веке (на ее пике произошла Гражданская война), а вторая нарастает с 1970-х гг. (и, наверно, достигнет пика в начале 2020-х годов).

Фундаментальной силой в структурно-демографической модели является баланс между предложением рабочей силы и спросом на нее. В течение последних пятидесяти лет предложение рабочей силы в США росло гораздо быстрее спроса. Это объясняется несколькими факторами, сработавшими одновременно: рост населения (особенно в период бэби-бума), приток иммигрантов (с 1965 по 2015 гг. процент иностранцев среди рабочих Америки вырос с 5% до 16%) и массовый выход женщин на рынок труда. С точки зрения спроса самыми важными были два фактора: перемещение американских рабочих мест за рубеж, что находит отражение в торговом балансе (последним годом положительного торгового баланса был 1975-й) и, в последнее время, потеря рабочих мест в силу технологического прогресса (автоматизация и роботизация).

Несмотря на замысловатое взаимодействие факторов, влияющих на баланс спроса и предложения рабочей силы, они оказывали сильное воздействие на заработную плату. На графике исследуется один из показателей самочувствия синих и белых воротничков в экономике: относительная заработная плата, определяемая как типичная (медианная) оплата труда, поделенная на ВВП на душу населения.

Рис. 2. Относительная заработная плата в США, 1780–2010 гг.

Источник: Рис. 3.4 в книге Ages of Discord

Если с 1910 по 1960 гг. относительная заработная плата, по сути дела, плавно росла (если не считать колебаний, вызванных бизнес-циклами), то в течение последних пяти десятилетий мы видим понижательную тенденцию. Самое резкое снижение имело место после 1980 года. Другими словами, рабочим достается все меньшая доля плодов экономического роста. Еще один способ взглянуть на этот сдвиг – сравнить тренд реальной заработной платы американских рабочих (с поправкой на инфляцию) с производительностью труда. В 1970-е гг. две кривые разошлись: производительность труда продолжала расти, а рост зарплат остановился.

Рис. 3. Реальная заработная плата и производительность труда

американских рабочих (Бюро трудовой статистики)

Источник: BLS

Аналогичная закономерность прослеживается и при анализе неэкономических показателей благополучия – например, связанных с состоянием здоровья населения. Примечательно, что средний рост американцев, быстро увеличивавшийся в течение большей части XX века, прекратил увеличиваться после 1975 года. Еще больше поражает недавнее снижение ожидаемой продолжительности жизни среди некоторых сегментов населения – в частности, среди белых американцев среднего возраста.

Такие явления, как расхождение производительности труда с уровнем зарплат, увеличивающееся неравенство доходов, а также не растущее или даже снижающееся благосостояние большинства американцев, отмечаются и обсуждаются социологами и политологами (хотя большинство из них склонны сосредотачиваться на одном срезе проблемы и не оценивают взаимосвязь этих явлений). Большинство экспертов, однако, упускают из виду ключевую роль «перепроизводства элиты» и конкуренцию внутри элиты, вызывающую волны политического насилия – как в исторических обществах, так и в нашем, современном.

Перепроизводство элиты – еще одно следствие закона предложения и спроса. Элиты (как в аграрном, так и в капиталистическом обществе) – это потребители рабочей силы. Низкая оплата труда приводит не только к снижению уровня жизни большого сегмента населения (сотрудников, особенно рабочих с низкой квалификацией), но также к благоприятной экономической конъюнктуре для элит (конкретнее, для экономических элит – работодателей).

Пока дела идут неплохо (для элит). Но у этой динамики есть несколько негативных последствий, которые будут постепенно нарастать на протяжении жизни одного поколения. Во-первых, элиты привыкают к более высоким уровням потребления. Помимо этого, конкуренция за социальный статус и положение подстегивает «показное потребление» (покупку вещей, сигнализирующих о высоком социальном статусе). Таким образом, минимальный уровень ресурсов, необходимых для поддержания элитного статуса, все время растет. Во-вторых, численность элит увеличивается по отношению к остальному населению. Благоприятная экономическая конъюнктура для работодателей позволяет немалому числу умных, трудолюбивых или просто удачливых людей накопить капитал, а затем попытаться перевести его в социальный статус. В итоге движение вверх и пополнение рядов элиты значительно превосходит движение вниз. Третье следствие заключается в том, что родственные процессы снижения уровня жизни простых людей и повышения уровня потребления элит усиливают экономическое неравенство и вызывают недовольство у бедных (и все более обездоленных и бесправных) граждан.

Вследствие растущего аппетита и численности элит увеличивается потребляемая ими доля общего экономического пирога. В какой-то момент появляется слишком много людей, стремящихся влиться в ряды элиты и занять немногочисленные высшие посты в политике и экономике. Перепроизводство элиты – это термин СДТ, означающий дисбаланс между предложением элитных постов и спросом на них.

Перепроизводство элит приводит к усиливающейся внутренней конкуренции. Она будет особенно острой за посты в правительстве, число которых остается по сути неизменным, особенно на высшем уровне. Демократическая система правления дает возможность осуществлять ненасильственную смену элит; однако в конечном итоге она зависит от готовности и желания устоявшихся элит уступить конкурентам места во власти. При этом по мере экспонентного роста числа новых честолюбивых претендентов растет и количество недовольных представителей новой элиты, которым отказано в месте под солнцем. Вследствие обостряющейся конкуренции внутри элиты возрастает и вероятность внутреннего насильственного конфликта.

Следовательно, теория позволяет сделать следующее обобщение: избыточное предложение рабочей силы должно вести как к падению уровня жизни рабочих, так и к перепроизводству элиты (с задержкой во времени). В свою очередь, эти факторы подрывают стабильность и силу государства и в конце концов вызывают волну длительной и интенсивной социально-политической нестабильности. Хотя быстрый рост населения – один из самых важных предвестников волн нестабильности (и главный фактор нестабильности в аграрных обществах, не переживших модернизацию), важно подчеркнуть, что структурно-демографическая теория – это не просто мальтузианская модель. Рост населения вызывает политическое насилие опосредованно, через социальные структуры – прежде всего через отношения между элитами и остальным населением, внутри элит и между элитами и государством. Теория последовательно, динамично и гармонично объединяет в себе идеи Мальтуса, Маркса и Вебера.

Поворотный момент 1970-х

Корни нынешней непростой ситуации в Америке уходят в 1970-е гг., когда заработная плата перестала поспевать за ростом производительности труда. Это привело к увеличению пропасти между состоянием 1% привилегированного сословия и остальных 99% населения. Рост неравенства в последние четыре десятилетия приводил не только к росту крупных состояний, но и к увеличению числа держателей богатства. 1% превращается в 2% или даже больше. В США сегодня намного больше миллионеров, мультимиллионеров и миллиардеров, чем 30 лет тому назад. Согласно исследованию экономиста Эдварда Вольфа, в 1983–2010 гг. число американских домохозяйств с состоянием не менее 10 млн долларов (по курсу 1995 г.) выросло с 66 до 350 тысяч. В пропорциональном отношении процент домохозяйств, состояние которых оценивалось восьмизначными цифрами, увеличился с 0,08 до 0,3%.

Обычно богатые американцы более активно участвуют в политической жизни, чем остальное население. Они поддерживают кандидатов, разделяющих их взгляды и ценности (например, братья Коч). Некоторые из них даже баллотируются на разные должности (Майкл Блумберг, Митт Ромни и Дональд Трамп). Вместе с тем число политических должностей и портфелей остается неизменным. В стране по-прежнему 100 сенаторов, 435 конгрессменов и лишь один президент – то есть то же число, что и в 1970 году. Вот что в действительности означает «перепроизводство элит».

Ярким показателем является перепроизводство дипломированных юристов. По данным Американской ассоциации юристов, с середины 1970-х гг. до 2011 г. число представителей этой профессии утроилось – с 400 тыс. до 1,2 миллиона. Между тем население страны за этот же период выросло только на 45%. По недавним оценкам Economic Modeling Specialists Intl., квалификационный экзамен на присвоение статуса адвоката проходит в два раза больше выпускников юридических факультетов, чем фактическое число вакансий на рынке труда. Иными словами, каждый год выпускаются 25 тыс. невостребованных юристов, значительная часть которых сидит в долгах. Многие из них поступали на юридический в надежде заняться политикой и присоединиться к политической элите.

Перепроизводство элиты в целом приводит к обострению конкуренции внутри нее, что постепенно подрывает дух сотрудничества; за этим следует идеологическая поляризация и раздробление политического класса. Это происходит потому, что чем больше людей соперничает за попадание в высшее сословие, тем больше проигравших. Множество карьеристов и кандидатов на присоединение к элите, часто высокообразованных, богатых и способных, не получают доступа к соответствующим должностям. Отчаявшиеся выпускники юридических факультетов, а также богатые неудачники с политическими амбициями становятся угрозой для политической стабильности общества.

Рамки данной статьи не позволяют подробно обсудить третий фактор, влияющий на стабильность крупных обществ в рамках структурно-демографической теории (помимо обнищания народа и перепроизводства элиты): ухудшающееся финансовое здоровье государства. В настоящее время этот фактор еще не актуален для понимания главного вопроса: почему мы оказались свидетелями эпидемии НМУ? Однако различные структурно-демографические обстоятельства со временем становятся все более серьезными причинами растущей нестабильности. Сначала начинается обнищание народа; затем, с некоторым запозданием, происходит перепроизводство элиты, и, наконец, сочетание этих двух факторов подрывает финансовое здоровье государства (см. книгу Джека Голдстоуна Revolution and Rebellion in the Early Modern World). В настоящее время положение Соединенных Штатов как мирового гегемона и их способность печатать столько долларов, сколько они сочтут нужным (коль скоро остальной мир их принимает), позволяют этой стране откладывать последствия огромного дефицита государственного бюджета на многие годы и даже десятилетия.

Если обобщить экономическую, социальную и политическую динамику в США с позиций структурно-демографической теории, мы увидим, что в течение нескольких последних десятилетий росло социальное давление, приводящее к нестабильности. Эпидемия НМУ – внешний индикатор этих глубоких структурных сдвигов.

Почему основная форма нынешнего насилия – массовые убийства из стрелкового оружия

Социально-политическая нестабильность может принимать разные формы. Проведя анализ политического насилия в Соединенных Штатах с 1780 по 2010 гг., я выделил три основные формы, традиционно используемые американцами: бунты (одни группы против других), линчевания (группы против отдельных лиц) и терроризм (отдельные лица против групп). На протяжении большей части американской истории все три формы политического насилия имели склонность одновременно усиливаться и ослабевать. Но в современной Америке политическое насилие чаще всего выражается в виде терроризма, а конкретно – в виде беспорядочной стрельбы. Почему?

Чтобы понять это, нужно вспомнить, что американское государство – самое сильное и дееспособное государство на планете. Его военное превосходство над другими мировыми державами очевидно, но оно не менее сильно внутри страны. Местная полиция лояльна существующему правопорядку, прекрасно вооружена и хорошо финансируется. Для обуздания внутренней нестабильности, например бунтов, полиция оснащена большей частью вооружений и тактики, разработанных армией в процессе внешних войн. ФБР также очень дееспособная организация. Она настолько эффективна, что вряд ли будет преувеличением предположить: как только в криминальном заговоре по подрыву правопорядка будет участвовать трое или более человек, одним из них непременно будет информатор ФБР.

Вследствие этого политическое насилие, инициируемое группами, эффективно подавляется. Линчевания стали крайне редким явлением. Лишь спонтанные, незапланированные действия, такие как бунт Родни Кинга в 1992 г. в Лос-Анджелесе, имеют минимальные шансы на то, чтобы превратиться в серьезный акт политического насилия. Однако власти скорректировали тактику, и сегодня вероятность бунта, аналогичного бунту Родни Кинга, намного ниже. Присутствие полиции специального назначения по охране общественного порядка – это одновременно сдерживающий фактор и сила быстрого реагирования на случай перерастания мирной демонстрации в беспорядки с применением насилия.

Таким образом, терроризм сегодня является единственной возможностью выплеснуть нарастающее социальное напряжение, чреватое внутренним политическим насилием, но только когда теракт планирует один, максимум два террориста. Из базы данных USPV видно, какое разнообразное оружие используют американские террористы: бомбы, ножи, споры сибирской язвы, автомобили и даже самолеты. Однако наиболее предпочтительным оружием остается стрелковое оружие по той простой причине, что его можно легко приобрести в большинстве американских штатов. Согласно данным за 2015 г., в 40% американских домовладений имеется минимум одна единица стрелкового оружия.

Альтернативные объяснения эпидемии НМУ

Давайте вкратце рассмотрим два возможных объяснения и альтернативы СДТ, чаще вс

его встречающиеся в ведущих СМИ при обсуждении НМУ: оружие на руках у населения и умственные заболевания.

Оружие. Фактические данные убедительно опровергают объяснение, согласно которому число НМУ увеличивается по причине меняющихся правил продажи оружия и владения им. В течение последних десятилетий был принят ряд законов, которые ввели дополнительные ограничения на покупку мощного огнестрельного оружия. Отчасти в силу этих законов, но, возможно, больше по причине культурных перемен в обществе, доля американцев, владеющих оружием, неуклонно снижается. Доля домовладений, имеющих огнестрельное оружие, снизилась с более чем 50% в 1970-х гг. до приблизительно 40% сегодня. Поскольку тенденция приобретения стрелкового оружия противоречит тенденции учащения НМУ, этим нельзя объяснить причины роста НМУ.

Это не означает, что меры сдерживания распространения оружия среди населения не смогут снизить число НМУ. Оно уменьшится, как уменьшится и число людей, гибнущих в каждом инциденте. В целом эти меры приведут к снижению числа жертв, хотя и не снимут структурно-демографического давления. Другой вопрос: можно ли разоружить американцев, не спровоцировав при этом массового восстания.

Умственные заболевания. Это одно из самых распространенных объяснений растущего числа НМУ. Как пишет Клейтон Кремер, «по меньшей мере половина массовых убийц (а также многих других убийц) – это умственно неполноценные люди, давно страдающие от психических и душевных заболеваний». Проблема с этим объяснением в том, что миллионы американцев страдают от каких-то душевных болезней. Например, «в начале 1980-х гг. в США жило около 2 млн человек с хроническими расстройствами психики». Тем не менее, ничтожно малая доля этих людей совершают массовые убийства.

Кроме того, многие умственные заболевания, такие как большинство разновидностей шизофрении, в действительности делают людей менее агрессивными. В ретроспективе легко сказать, например, что у Адама Лэнзы, убившего 20 детей и шестерых взрослых в начальной школе «Сэнди-Хук», ранее диагностировали синдром Аспергера. Но синдром Аспергера – это мягкая форма аутизма, не увеличивающая склонность человека к насилию, насколько это известно психиатрам.

Нет никаких доказательств того, что доля американцев с психическими отклонениями выросла с 1965 г., и уж, конечно, она не росла теми же темпами, что НМУ. Помните, что число случаев НМУ выросло больше чем на порядок. Некоторые обозреватели указывают на послабления в отношении обязательного лечения душевнобольных, которые произошли в годы пребывания у власти администрации Рейгана. Но опять-таки кривая случаев НМУ не показывает «резкого роста» в эти годы, который можно было бы ожидать, если бы это было главной причиной.

Еще одно важное наблюдение состоит в том, что количество насильственных смертей в США снижалось в 1990-е гг., что совпало с так называемой революцией в ограничении свободы. Многие из тех, кто страдал буйным помешательством, были помещены за решетку, вследствие чего снизилось общее количество убийств. Однако количество НМУ продолжало расти.

Расходящиеся траектории бытовых убийств и случаев НМУ серьезно затрудняют задачу тех, кто хочет объяснить спонтанное насилие распространением стрелкового оружия и душевных заболеваний. Если НМУ – еще одна разновидность убийства, то почему общее количество убийств снижалось начиная с 1990-х гг., а число НМУ росло? Даже «массовые убийства», то есть случаи убийства четырех или более человек, не увеличивались или даже сократились с 1980-х по 2000-е годы. Но подавляющее большинство этих убийств нельзя причислить к НМУ, потому что они направлены против конкретных лиц и обычно начинаются со стычки или потасовки между людьми, знающими друг друга. Согласно СДТ,

неизбирательное массовое убийство – отдельная концептуальная категория, разновидность политического насилия, отличная от обычного преступления, а потому нет оснований надеяться на то, что бытовые убийства и НМУ будут подчиняться одним и тем же закономерностям.

Выводы: канарейки в угольной шахте

Неизбирательное массовое убийство – это не разновидность бытовых преступлений, а разновидность политического насилия – терроризма. Если быть точнее – акты агрессии, совершаемые террористами-смертниками, поскольку подавляющее их большинство уничтожается полицией либо подвергается смертной казни по приговору суда (или, в лучшем случае, они умирают в социальном смысле, поскольку их отправляют за решетку на всю оставшуюся жизнь). Это не случайные убийства без мотива. Мотив заключается не в убийстве конкретного человека или людей, а в нанесении удара по социальной группе, общественному институту или по обществу в целом.

Гнев или ярость – наверное, универсальный знаменатель в мотивации, приводящей к агрессии, связанной с НМУ. Нам неизвестно, что именно подвигло Адама Лэнзу на совершение бойни в школе «Сэнди-Хук», но мы знаем, что им двигала ярость. Шестилетняя девочка, которая выжила, притворившись мертвой, описала человека, стрелявшего в ее мать, как «очень злого дядю».

Стреляющие в приступе буйства или неистовства часто позиционируют себя карателями, наносящими удар по вопиющей несправедливости. Как писал Адам Лэнкфорд в New York Times, общая черта людей, открывающих беспорядочную стрельбу, и террористов-самоубийц – «ощущение себя глубоко в душе жертвой и убеждение в том, что его жизнь погубил некто другой, издевавшийся над ним, угнетавший или преследовавший его». Однако этот «некто другой» – не человек, а группа, организация, учреждение, общественный институт или все общество.

Частота НМУ зависит прежде всего от состояния общества; она увеличивается с ростом социального напряжения, становящегося причиной нестабильности. По мере того как дух сотрудничества в американском обществе угасал на протяжении последних четырех десятилетий, а конкуренция внутри общества обострялась, все большее число ранимых людей стали считать себя жертвами, над которыми издеваются, которых угнетают. И очень малая доля этих людей решает отомстить, став террористами-самоубийцами.

За этими изменениями в обществе стоят две фундаментальные силы, две структурно-демографические тенденции: обнищание народа и перепроизводство элиты. Первая связана с ухудшением условий труда; вторая – с растущим социальным давлением на университетский кампус и начальную школу. Давайте напомним себе, что все начинается с обнищания народа, после чего происходит перепроизводство элиты. Вот почему самые первые случаи беспорядочной стрельбы происходили на рабочем месте, в офисах, а затем НМУ перекинулись на образовательные учреждения. В последние несколько лет мы видим растущее число третьего вида агрессии, направленной против государства и его представителей.

Главное значение беспорядочной стрельбы в общественных местах – не в количестве убитых, поскольку число жертв террористов невелико в сравнении с общим числом насильственных смертей в США или с числом жертв дорожных происшествий. Неизбирательные массовые убийства – это единичные случаи, которые не приведут к краху государства или к началу гражданской войны. Однако нам стоит беспокоиться потому, что это внешние признаки или показатели крайне тревожных тенденций, прокладывающих себе путь в глубинных слоях американского общества.

Рост числа массовых убийств в Америке в последние несколько десятилетий – это все равно как если бы канарейки в шахте стали гибнуть одна за другой. Это ранний признак или индикатор того, что нечто вокруг нас меняется к худшему. НМУ предупреждают нас о более серьезной опасности в будущем, но не являются причиной этой приближающейся опасности.

Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности МДК «Валдай». С другими записками можно ознакомиться по адресу http://valdaiclub.com/publications/valdai-papers/

США > Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2068006 Питер Турчин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067888 Андрей Безруков

Спасти и сохранить

Россия как экспортер безопасности

Андрей Безруков – специалист по стратегическому планированию, доцент МГИМО(У) МИД России

Резюме В России сформировалась определенная психология, готовность и умение действовать «от противного», постоянно «отбиваться». Однако мир меняется, и чтобы преуспеть, нужны уверенность в себе и способность предлагать остальным позитивную программу.

Следующие десять-двадцать лет мир будет нестабильным и опасным местом. Запрос на безопасность, продукты и услуги в этой сфере станет расти. Россия обретает уникальный шанс применить свои способности по созданию высокотехнологичной структуры глобальной безопасности и одновременно заложить новые основы евразийского сотрудничества. Речь не просто о технократической модели развития, а о новой философии российского присутствия на международной арене. Она опиралась бы на исторически присущие стране особенности политической психологии (обостренное внимание к теме безопасности и суверенитета) и превращала бы традиционный отечественный консервативно-охранительный посыл в предмет эффективного позиционирования в мире.

Конкуренция моделей, раздел мира и нестабильность

Начинается период смены экономической и политической парадигмы, сопряженный с волатильностью и неопределенностью. Меняется баланс сил, ускоряется процесс передела сфер влияния, а слабеющая система международных институтов не справляется с ростом напряженности.

Мир, возникший после Второй мировой войны, уходит. Его основной характеристикой было господство экономики массового производства, а в нормативном плане – постепенно расширявшегося пространства унификации, которая в идеале предусматривала один доминирующий экономический и политический центр, соответственно один стандарт мышления. Процесс зародился на Западе еще в 1950-е гг., но кульминации достиг в эпоху неолиберальной глобализации, восторжествовавшей после распада СССР. Этот подход был по-своему рациональным ответом на хаос войны, автаркию ресурсных окраин и ядерный клинч биполярного времени.

Глобализация конца ХХ – начала XXI века вызвала переток инвестиций и компетенций из развитых стран туда, где они давали наибольший прирост стоимости, тем самым неизбежно порождая будущих конкурентов. Китай, Индия, Бразилия стали значимыми экономическими величинами, а скоро на мировой арене в качестве суверенных игроков появится еще десяток крупных держав. В то же время, как констатирует исследование, вышедшее под руководством Майкла Портера в Гарвардской школе бизнеса (сентябрь 2016 г.), Соединенные Штаты, лидер развитого западного мира, последние двадцать лет теряют конкурентоспособность ввиду накопившихся структурных проблем.

В ближайшие годы мы увидим первые проявления нового глобального социально-технологического устройства, которое изменит правила игры на ключевых рынках, а значит экономическое, политическое и военное соотношение сил. По оценкам, будет сокращаться участие человека в физическом производстве вещей, а вместе с этим и значимость дешевой рабочей силы. Массовый переход к производству, основанному на роботизации, искусственном интеллекте, генной инженерии и аддитивных технологиях, вызовет свертывание глобальных производственных цепочек и возвращение производства в богатые страны-потребители, которые к тому же станут энергонезависимыми. Там сформируется человеческий капитал высокого уровня, финансовые центры, научно-технологическая и индустриальная база для экономики нового типа. Примат платежеспособного спроса подтолкнет регионализацию, «огораживание» с целью ограничить допуск конкурентов к «своим» клиентам, что мы уже видим в политике США, формирующих эксклюзивные зоны для собственных корпораций и пытающихся переписать правила мировой торговли. Приход Дональда Трампа, похоже, поставил крест на планах Барака Обамы по созданию финансово-экономических мегаблоков (ТТП и ТТИП), но идея сворачивания универсальной глобализации не утратила актуальности. Напротив, возможно, она будет реализована еще радикальнее в духе более классического протекционизма и опоры на двусторонние зоны свободной торговли вместо больших трансрегиональных проектов.

Мы можем стать свидетелями противостояния группы стран во главе с Соединенными Штатами, контролирующих доступ к глобальным финансам, передовым технологиям и талантам, с одной стороны, и государств индустриальной экономики, в том числе держав БРИКС, доступ которых на развитые рынки будет всячески ограничиваться – с другой.

В условиях кризиса экономической модели, нестабильности и конфронтации увеличивается риск внезапного слома ключевых компонентов глобальной финансово-экономической системы или злоупотребления ими в конкурентной борьбе. Запад монополизировал продукты и услуги, обеспечивающие функционирование мировой экономики – от эмиссии резервных валют и оценки кредитоспособности стран и компаний до управления глобальной логистикой. Отсутствие конкуренции повышает риск тотального коллапса. Возникает спрос на резервную незападную инфраструктуру, которая позволила бы вести диалог и конкуренцию на равных.

Глобальный экономический передел приведет не только к соперничеству между лидерами гонки, но и к силовому противодействию аутсайдеров. В условиях отсутствия правил игры возникнут возможности для конфликтов, включая вооруженные, что чревато дестабилизацией целых регионов.

В течение переходного периода глобальная экономика вряд ли сможет поддерживать стабильный рост. Последствиями станут бюджетные дефициты, социальная напряженность, политические кризисы, чехарда правительств и альянсов. Нестабильность только усугубит проблемы миграции, в основе которых – обострение структурной безработицы и рост населения в бедных странах. Под вопросом окажется доминирующая модель капитализма акционеров и позиции глобальной финансовой элиты. Без достаточной покупательной способности населения компании больше не производят роста, но акционеры ждут увеличения доходов. Надувающиеся финансовые пузыри ставят под угрозу всю мировую экономику.

Имущественное расслоение в США достигло уровня 1914 г., когда 1% населения контролировал до 90% национального богатства. Феномен демократа-социалиста Берни Сандерса свидетельствует о том, что проблемы неравенства уже всерьез давят на политику. Для сохранения социальной стабильности потребуется возвращение к более сбалансированному распределению богатства и, соответственно, повышение контролирующей роли государств. Как ни парадоксально, именно это может происходить в Соединенных Штатах во время президентства Дональда Трампа, хотя он позиционирует себя как классический консерватор и сторонник «небольшого государства», а также не похож на приверженца социальных гарантий. Однако его идеи по масштабным вливаниям в обновление американской инфраструктуры и в целом протекционистский подход обещают ренессанс государственного влияния по другим мотивам.

В политическом плане следующие десять лет и для Европы, и для США будут периодом внутреннего переосмысления и политических реформ. На смену поколению холодной войны, воспитанному на принципах атлантизма и центристского консенсуса, придут новые правые и левые. Однако до того, как западные элиты определятся с долгосрочным курсом, вакуум заполнят временщики и популисты-демагоги – только они могут оказаться у власти в такое время. Их ответ на вал внутренних проблем будет стандартным – смесь великодержавных лозунгов, прагматического изоляционизма и попыток решения проблем по старому рецепту «разделяй и властвуй». Весьма вероятно, что во внешней политике они будут играть на конфронтации с растущими геополитическими конкурентами. Не исключены авантюры со стороны Запада, чтобы преодолеть внутренний кризис за счет раздувания конфликтов в остальном мире и запуска высокотехнологичной военной индустрии – как не раз бывало.

Китаю предстоит период замедления роста и привыкания к новой глобальной роли. После тридцатилетнего спринта пауза необходима хотя бы для того, чтобы элиты не потеряли связь с реальностью. Однако что бы ни произошло в течение следующего десятилетия, увеличивающийся вес КНР будет создавать проблемы независимо от ее желания – как для ближних, так и для дальних соседей.

Новые игроки и новые конфликты

Другие крупные державы незападного мира, каждая из которых пройдет через собственный внутренний кризис, вряд ли предложат миру новую модель международных отношений. Они попытаются прежде всего взять все от возможностей, предоставленных отсутствием правил и ослаблением конкурентов. Каждый играет за себя, выстраивая экономические связи и политические альянсы в зависимости от конъюнктуры.

Радикальный ислам не победит, но оставит Ближний Восток и Северную Африку перепаханными внутренними и межгосударственными конфликтами, которые выплеснутся далеко за пределы региона. По Центральной Азии он ударит на фоне ухода стареющих лидеров, которые оставляют страны с этническими и социальными конфликтами. Ближнему Востоку вслед за крахом авторитарных светских режимов грозит кризис монархий, которые больше не смогут откупаться от своих народов. Как военная сила радикальный ислам к концу этого периода, скорее всего, выдохнется. Однако почва для экстремизма не иссякнет – наоборот, ввиду усугубляющегося имущественного расслоения социальные конфликты только обострятся и перетекут в политическую сферу – с новыми идеями и с новыми лидерами.

В развивающихся странах безработица спровоцирует гражданские войны и массовую миграцию. По прогнозам американского Национального совета по разведке, обострение внутренней и внешней напряженности, особенно на юге Азии и в Африке, обусловлено экологическими и климатическими проблемами, связанными с неконтролируемой урбанизацией и потерей сельскохозяйственных земель за счет изменения климата, эрозии и чрезмерной эксплуатации. В связи с усложнением инфраструктуры, особенно в менее развитых странах, неизбежен рост числа техногенных и транспортных катастроф. Террористы поставят целью использовать загрязняющие производства и объекты современной инфраструктуры для нанесения максимального ущерба. Вряд ли мы избежим и серьезных эпидемий, таких как вспышки Эболы и SARS.

Нигде не будет столько проблем, как в Евразии. Здесь сталкиваются интересы США, Японии, Ирана, Саудовской Аравии и трех крупнейших стран БРИКС – Китая, Индии и России. Евразия и в самом деле, как писал Збигнев Бжезинский, является главным континентом мира и по населению, и по будущим масштабам экономики (учитывая уже начавшиеся политико-экономические процессы, под Евразией следует понимать не только классический «хартленд», но и связанные с ним регионы Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии). Она же представляет наибольший потенциальный рынок и максимальные возможности роста. Через 10–15 лет страны региона накопят значительные финансовые ресурсы, здесь будут находиться по крайней мере четыре финансовых центра мирового значения – в Китае, Индии, Сингапуре и в Арабских Эмиратах.

Всемирный экономический форум в исследовании глобальных рисков 2016 г. ставит на первое место угрозы межстрановых конфликтов и неконтролируемой миграции. В Евразии происходит быстрая эмансипация крупных игроков, которые раньше оставались на второй линии мировой политики, а теперь выходят на первые роли. На юге континента возникает сложное взаимодействие новых альянсов, которое можно назвать «динамикой Двух Крестов». Малый Крест – нарождающееся на фоне снижения активности США в регионе противостояние за контроль над ресурсами Персидского залива Ирана и Индии, с одной стороны, и Саудовской Аравии и Пакистана – с другой.

Большой Крест – стратегическая связка Китая и Эфиопии в конкуренции с Индией и странами Персидского залива, где китайский путь в Африку сталкивается с индийскими и арабскими интересами и планами. Это конкуренция за Восточную Африку, бассейн Индийского океана. Подавляющее большинство стран региона или уже ведут боевые действия, или активно готовятся к войне. Вооруженные столкновения могут вызвать масштабный энергетический кризис и гигантские миграционные волны. К примеру, кризис в Саудовской Аравии воспламенит пространство от Египта до Пакистана и от Ирана до Эфиопии.

В отсутствие эффективных механизмов согласования интересов конкуренция между Индией и Китаем – крупнейшими странами Азии и ядерными державами – скорее всего, выльется в борьбу за влияние в пограничных регионах: Индокитае, Восточной Африке, Центральной Азии.

Рост неравенства и внутренней напряженности

Предполагаемое замедление темпов роста мировой экономики гарантирует продолжение относительного, а во многих местах и абсолютного падения доходов среднего класса, который являлся опорой демократических институтов. Эммануэль Тодд, Фрэнсис Фукуяма и другие уже говорят о закате демократии. В любом случае, на фоне кризиса западной модели социальных отношений и выхолащивания демократических институтов в остальном мире – от Турции до Китая – укрепляются авторитарные режимы, более приспособленные к управлению в ситуациях кризиса и неопределенности. Идеологически перестройка мира опять идет под лозунгом поиска социальной справедливости, порождая силы, взрывного роста которых никто не ожидал.

На социальный имущественный конфликт накладывается растущее противоречие между государством, которое, особенно во время финансовых дефицитов, хочет повысить степень контроля, и индивидуумами, защищающими свои права. Рост репрессивного аппарата, тотальная электронная слежка, полный контроль перемещений, доходов и расходов, попытки под предлогом борьбы с коррупцией запретить наличные деньги так или иначе начнут вызывать сначала спорадическое (как Мэннинг или Сноуден), а со временем и организованное политическое сопротивление. Даже понимая реальность террористической угрозы, люди не готовы жить под полным контролем Большого Брата.

В большинстве азиатских и африканских государств присутствуют ростки этнических и религиозных конфликтов, есть база для национализма и сепаратизма. Персидский залив, Афганистан, Индокитай уже сегодня представляют собой точки трений между исламской, индийской и китайской цивилизациями, где сплетены в клубок религиозные, экономические, геополитические интересы.

Средний класс, возникший в Азии в период глобализации, будет требовать прав реального участия в принятии решений, чистых городов и «чистых» правительств. На сцену выйдут новые акторы, представляющие гораздо более широкий спектр правых и левых течений, в том числе радикальных, с ярко выраженной националистической и религиозной компонентами. Под давлением этих сил отношения между странами региона, зачастую являющимися историческими соперниками, окажутся много сложнее и конфликтнее.

Как утверждают Мануэл Кастелс и Джей Огилви, взаимосвязанный мир все более зависит от «потоков» – информации, людей, денег, природных ресурсов – крови и нервов экономики. Контроль над потоками становится важнее контроля над территориями. Собственниками глобальной инфраструктуры, через которую проходят жизненно важные для планеты потоки, еще с колониальных времен являлись западные страны, а в последние 70 лет – Соединенные Штаты, практически монополизировавшие «экспорт услуг поддержания порядка» мировой торговли и коммуникаций. Подавляющее большинство морских торговых путей, оптоволоконных кабелей, спутниковых коммуникаций, трафика в Интернете, финансовых транзакций и активов находятся под контролем Вашингтона, зависят от воли США и гарантируются их военной мощью. Без гарантий доступности и сохранности ценность любых активов и надежность транзакций ставятся под вопрос. Однако могут ли Соединенные Штаты быть честными гарантами безопасности и доступности глобальных систем для стран, конкурирующих с ними, если они не готовы к честной игре даже в такой относительно маловажной области, как олимпийский спорт?

«Брекзит» показал, что западный, и прежде всего англосаксонский, мир готов «обособляться» и консолидироваться, вступая во все более открытую конкуренцию с новыми полюсами силы. Возникла противоречивая ситуация: США как центр силы не могут продолжать обслуживать растущих конкурентов. Хотя бы потому, что затраты на поддержание порядка в зоне, где американцы более не доминируют, экономически невозможно «монетизировать» – оплатой за безопасность обычно является отказ от политической и финансовой самостоятельности. И в Пекине, и в Вашингтоне это понимают, уже делаются шаги к «огораживанию» своих зон влияния. Период затишья перед бурей кончается.

Чтобы сохранить доминирование, Запад всегда пытался и будет пытаться предотвратить формирование альтернативных, неподконтрольных его элитам технологических и финансовых кластеров. Незападный мир, понимая, что он может попасть в еще большую зависимость от иностранных денег и технологий, должен будет сделать выбор – принять такую зависимость либо начать серьезно инвестировать в свой суверенитет, в собственные возможности производить и распределять информацию, руководить энергетическими, транспортными и финансовыми потоками, эмитировать резервные валюты, регулировать споры и оценивать кредитоспособность. Возникнет потребность создания альтернативной, параллельной, независимой глобальной инфраструктуры, которая позволила бы незападному миру на равных вести конкуренцию – финансовую, информационную, логистическую. Нельзя допустить, чтобы системы, от которых зависит нормальное функционирование мировой экономики, использовались как орудие давления и нечестной конкуренции.

Россия: новая парадигма – новая роль

А что же ждет в недалеком будущем Россию? Европейское направление было ключевым для нашей страны в течение всей ее истории. Последние 300 лет она была ведущим игроком в европейских конфликтах. На юге и востоке серьезных конкурентов у России не было. Однако Европа перестала быть доминирующим регионом. Глобализация подстегнула развитие южных и восточных соседей России – Китая, Индии, Турции, Ирана, Саудовской Аравии, Южной Кореи и других, имеющих свои интересы и сферы влияния, которые неизбежно будут пересекаться и конфликтовать с российскими. Россия зажата между центрами силы с запада и востока. Она достаточно самостоятельна и своеобразна, чтобы согласиться на подчиненное положение, но и слишком малонаселена, чтобы конкурировать в одиночку. России необходимо искать новое место в мире в условиях очевидного дефицита собственной «критической массы».

Для полноценного развития отечественной экономике нужен гораздо более емкий рынок, чем сейчас. Точно так же как экономика Канады не имеет перспектив без американских рынков, нет смысла ожидать конкурентоспособности российских предприятий в отрыве от рынков на юге и востоке континента. России необходим четырехмиллиардный рынок от Турции до Японии, а Большой Евразии нужны российские ресурсы, земля и компетенции. Отсюда вытекает императив обеспечения инфраструктурных связей России с соседями не только с Запада на Восток, но и с Севера на Юг – дорог, трубопроводов, информационных кабелей и электрических сетей, связывающих ее с Турцией, Ираном, Пакистаном, Индией, Китаем, странами АСЕАН. Россия больше не восток Европы, она – север Большой Евразии.

Однако по мере того как зона главных геополитических конфликтов сдвигается от наших западных границ на юг и восток, процветание России становится невозможно без обеспечения безопасности и стабильности в Евразии, и прежде всего в центре континента, на пересечении путей с востока на запад и с севера на юг. У Китая с его инициативой Шелкового пути та же задача. И хотя обе страны исходят из собственных интересов, их долгосрочные планы по созданию зоны гармонии и спокойствия в Евразии совпадают.

Кто станет «гарантом порядка» в динамичном и взрывоопасном регионе и поставщиком «суверенитетообразующих» технологий и услуг? Китаю трудно в этой роли – слишком велико недоверие соседей. Функция поддержания порядка может лечь на коллективный орган – ШОС, где Россия с ее дипломатическим и военным опытом, равной удаленностью от своих главных партнеров станет ключевым игроком.

Существуют факторы, которые в определенный период обеспечивают странам конкурентные преимущества. В XXI веке именно Россия будет обладать потенциалом для привлечения талантов и инвестиций, поскольку способна создать безопасное пространство в полном опасностей мире. Чтобы обеспечить собственное развитие и раскрыть потенциал «тихой гавани» в море мировых проблем, Россия должна поставить перед собой задачу стать самой безопасной страной в мире. Для этого недостаточно способности уничтожить любого потенциального агрессора, иметь максимально защищенные в мире серверы либо лучшую систему мониторинга продуктов питания. Россия должна обеспечить кредит доверия своим логистическим, информационным и финансовым системам, и прежде всего со стороны собственных граждан.

Россия вышла из холодной войны с геостратегическим потенциалом, намного превышающим потенциал стран со сходной экономикой. Ее информационные, дипломатические, военные, коммуникационные и – во многих сферах – технологические возможности превосходят те, на которые она могла бы рассчитывать, исходя из своего уровня развития. Главное – у России есть то, что в будущем мире окажется в дефиците: природные ресурсы, защищенные транзитные пути между Европой и Азией, пахотные земли, чистая вода и воздух. Россия полностью суверенна и надежно защищена, что позволяет ей на равных участвовать в решении мировых вопросов. Ее право вето в ООН подкреплено ядерным статусом. Она обладает независимыми системами геонавигации и кибербезопасности, глобальными службами разведки, отлаженными схемами реагирования в чрезвычайных ситуациях, собственными производствами вооружения и элементов критической инфраструктуры. Недавно опубликованный долгосрочный прогноз Национального совета по разведке США выделяет именно «системы критической инфраструктуры» как основные цели в будущих войнах.

Сирийский опыт доказал, что Россия способна оправдывать кредит доверия союзников. Более того, в стране сложились традиции и компетенции, связанные с отстаиванием своей и чужой безопасности, невзирая на издержки и потери.

Для России как отдельно взятой державы поддержание такого потенциала может показаться экономически нецелесообразным. Однако если предположить, что этот потенциал будет обеспечивать суверенитет и независимость большей части незападного мира, в том числе Евразии, то возникает иная картина. Произойдет оптимизация компетенций членов ШОС – России, Китая, Индии и других – на континентальном уровне. Россия дополнит возможности партнеров в сферах экономической и геостратегической безопасности, устранив их зависимость от морских коммуникаций и заморских энергетических и прочих ресурсов. Россия вместе с КНР станет менее привязана к западной финансовой системе. Китай умеет дешево и эффективно вести строительство и обеспечивать массовое производство – как раз то, чему мы никак не можем научиться.

Ни одна из крупнейших держав не-Запада, многие из которых переживают собственные внутренние кризисы, сама по себе не в состоянии предложить миру готовые системы будущей критической инфраструктуры или найти ресурсы для инвестиций во все ключевые технологии одновременно. ШОС способна стать базой для объединения научных и финансовых возможностей стран-членов. Они могут создать логистические и коммуникационные системы, новые технологические альянсы, финансовые институты, системы сбора и оценки стратегической информации, новые глобальные медиа, стандарты и арбитражи, независимые от политического давления Запада.

Готовый рынок для независимых глобальных систем и институтов уже существует – только страны ШОС и их потенциальные партнеры сегодня составляют более половины мировой экономики. Более того, процесс создания альтернатив уже идет – вспомним Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Банк развития БРИКС, китайскую платежную систему UnionPay, открытую операционную систему для «Интернета вещей» Tizen, ГЛОНАСС, рейтинговое агентство Dagong. Неразвитость институтов и технологий в странах незападного мира, в первую очередь тех, которые можно отнести к «системообразующим», открывает перед Россией огромный рынок для экспорта таких услуг, прежде всего – в Большой Евразии.

Россия сможет стать поставщиком высокотехнологичных систем, обеспечивающих информационную и инфраструктурную независимость и безопасность. В этот блок входят защита территорий стран Евразии и обеспечение миротворческих и спасательных функций, гарантии трансконтинентальных транзитных путей, идущих через нашу суверенную территорию, создание систем связи и мониторинга нового поколения. Удаленность, климат и дешевые энергоресурсы делают Сибирь идеальным местом для хранения глобальных данных на защищенных серверах. Российская индустрия информационной инфраструктуры и безопасности больше не нуждается в рекламе. Наша страна является одним из немногих мест, где есть возможность развивать органическое сельское хозяйство. Россия лидирует в космических коммуникациях, транспортной авиации и многих других областях. Такая специализация соответствует стратегическим императивам экономического развития, в частности необходимости обеспечить научный и технологический рывок, перестроить промышленную базу, в том числе путем использования компетенций ОПК, закрепиться на глобальных рынках высокотехнологичных несырьевых технологий и услуг. В ближайшие годы эти рынки вырастут до триллионов долларов.

И это не только и не столько суверенные рынки государственных контрактов. Наиболее объемными станут рынки персональных услуг и решений, связанных с зарождающимся «Интернетом вещей», технологиями «умного дома», обеспечением безопасности личных финансов и коммуникаций, а также каналов и данных всей будущей индустрии здоровья – рынки, где уже сейчас существует платежеспособный спрос. То же можно сказать и о рынках безопасности и управления городами и корпорациями – поддержания порядка, наблюдения, кибербезопасности, хранения активов и данных, контроля качества воды, воздуха и пищевых продуктов, управления энергетическими и транспортными системами. Защита инфраструктуры, реагирование на чрезвычайные ситуации – катастрофы, войны, теракты, глобальная логистика, сохранение биофондов планеты потребуют навыков, в которых Россия преуспела. В ходе конфликтов и экологических кризисов может быть особенно востребован опыт МЧС, в том числе по подготовке специалистов других стран и поставкам уникального спасательного, транспортного и авиационного оборудования.

Даже если предположить, что западные рынки будут полностью закрыты для российских корпораций, а Китай предложит свои технологии, доступ лишь к одной четверти мирового рынка откроет возможности для роста крупных отечественных компаний-лидеров. Отсутствие глобальных стандартов дает возможность раннего захвата лидирующих позиций и создания кооперационных альянсов с партнерами по БРИКС.

* * *

Упор на рынки высокотехнологичной глобальной инфраструктуры и безопасности не только укрепляет российский суверенитет и обороноспособность, но и развивает человеческий потенциал, накопленный в информационных, оборонных, энергетических и инфраструктурных компаниях, закладывает основу для развития высокотехнологичного экспорта на годы вперед. Такая стратегия вытекает из возрастающего глобального спроса на безопасность. Для нашего оборонно-промышленного комплекса планируемая диверсификация открывает огромные экспортные рынки и широкие перспективы кооперации со странами БРИКС. Таким образом, российский ОПК имеет возможность не только сохранить традиционных клиентов, но и значительно расширить портфель заказов. Силовые отрасли и ведомства, которые видятся некоторым как «обуза для российской экономики», превращаются в драйверов развития, в «профит-центры». То, что ОПК и армия относятся к «президентской вертикали», позволит эффективно увязать их экспортный бизнес с внешней политикой.

Ценность такого подхода еще и в том, что он позволяет изменить взгляд России на мир. С конца 1980-х гг. наша страна постоянно находилась в состоянии либо усугубляющегося внутреннего кризиса, либо необходимости реагировать на внешние обстоятельства, создаваемые другими, либо, чаще всего, и того и другого одновременно. Это сформировало определенную психологию, готовность и умение действовать «от противного», постоянно «отбиваться». Сейчас, однако, мир стремительно меняется, и чтобы преуспеть в нем, стране нужны уверенность в себе и способность предлагать остальным позитивную программу действий. Образ России как державы, которая успешно решает проблемы – свои и чужие, – позволит выйти на качественно иной виток развития.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067888 Андрей Безруков


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067882 Эндрю Басевич

Закончить бесконечную войну

Прагматичная военная стратегия

Эндрю Басевич – профессор истории и международных отношений Бостонского университета, автор книги America’s War for the Greater Middle East: A Military History.

Резюме В ноябре лозунг «Америка прежде всего» вновь оказался в центре американской политики. В зависимости от того, как официальные лица интерпретируют эти настроения, американцы и весь мир в целом будут либо приветствовать его возвращение, либо сожалеть.

В годы холодной войны Соединенные Штаты предпочитали рационально использовать свою военную мощь. Идея заключалась в том, чтобы не воевать, а защищать, сдерживать и вовлекать; холодный мир всегда оставался предпочтительнее ядерного катаклизма. Когда американские политики отступали от этого принципа, попытавшись объединить Корейский полуостров в 1950 г. или направив войска во Вьетнам в 1960-х, результаты оказывались плачевными.

Рациональное использование мощи не означает нерешительность. Для придания убедительности своей стратегии сдерживания США разместили значительные силы в Западной Европе и Северо-Восточной Азии. Союзникам, которые не могли защитить себя сами, американские гарнизоны придавали уверенность, создавали благоприятные условия для восстановления и развития. Со временем уязвимые регионы превратились в стабильные и процветающие.

Однако в начале 1990-х гг. официальная точка зрения касательно целесообразности применения силы кардинально изменилась. Проект «Руководства по оборонному планированию» (Defense Planning Guidance), подготовленный в 1991 г. командой Пола Вулфовица, тогдашнего заместителя министра обороны по стратегической политике, намекал на новые настроения. Самого по себе избегания войны было уже недостаточно. Документ описывал международный порядок, «сформировавшийся благодаря победе Соединенных Штатов» над коммунизмом, и итоги только что завершившейся войны с Ираком, определял возможности «формирования будущих условий безопасности, благоприятных для США».

Формирование будущего – вот дело, достойное супердержавы, взявшей на себя выполнение исторической миссии. Подобные ожидания были обусловлены экзальтированной оценкой американской военной мощи. В начале 1990-х гг. концепции вроде «защищать и сдерживать» выглядели малодушными, если не сказать трусливыми. В одном армейском полевом уставе того периода говорилось, что войска Соединенных Штатов способны добиться «быстрой и полной победы на поле боя или вне его в любой точке мира и при любых условиях». Если раньше военная сила считалась крайним средством, то теперь она должна была служить универсальным инструментом.

Редко благие намерения приводят к бедам бÓльшим, чем случилось в этот раз. В соответствии с императивом формирования будущего военная активность заняла первые строчки повестки дня. Вместо того чтобы придерживаться принципиальной стратегии, американские администрации шли на поводу приспособленчества, множа списки неотложных проблем, с которыми США были призваны разобраться. В большинстве случаев выбранное решение предполагало угрозу или реальное применение силы.

Возникла практика беспорядочных вторжений. После 11 сентября вера в эффективность американской военной мощи достигла апофеоза. Руководствуясь «программой свободы» как идеологическим прикрытием, президент Джордж Буш-младший выбрал превентивную войну, первоначально направленную против «оси зла». Американская военная политика стала абсолютно хаотичной. И остается такой до сих пор: войска США практически постоянно вовлечены в боевые действия. Конфликты вспыхивают, развиваются, угасают и в конце концов приходят к неоднозначному завершению, только чтобы разгореться вновь или проявиться в другой точке. Они практически не заканчиваются. Как будто на автопилоте Пентагон берет на себя новые обязательства и наращивает глобальное присутствие, не задумываясь, что в некоторых районах американские войска уже не нужны, а в других их размещение может навредить.

В годы холодной войны мир всегда казался отдаленной перспективой. Но даже тогда американские президенты от Гарри Трумэна до Рональда Рейгана называли мир конечной целью политики Соединенных Штатов. Сегодня сам термин «мир» исчез из политического дискурса. Война стала нормой.

Следующий президент США получит в наследство массу серьезных вызовов национальной безопасности: от провокаций России, китайского бряцания оружием и злонамеренного поведения Северной Кореи до хаоса в исламском мире. Американцы ждут, как Вашингтон ответит на каждый из этих вызовов, а также на непредвиденные проблемы. В значительной степени эффективность реагирования будет зависеть от того, смогут ли люди, принимающие решения, провести различия между тем, что американские военные могут делать, чего не могут, что им не нужно и не следует делать.

Чтобы продемонстрировать возвращение здравого смысла в американскую политику, следующая администрация должна обнародовать новую доктрину национальной безопасности. И сделать это быстро, желательно в первые 100 дней, когда власть президента наименее ограниченна, а необходимость разрешать каждодневные кризисы не мешает действовать на опережение.

Центральной темой доктрины должен стать прагматизм, а трезвый анализ недавних просчетов ляжет в основу будущей политики. Прежде чем двигаться вперед, нужно подвести итоги. В Афганистане, Ираке и других операциях американские войска понесли серьезные потери. Пентагон потратил колоссальные суммы. Что касается заявленных целей – наведение порядка, продвижение демократии, защита прав человека, обуздание терроризма – Соединенным Штатам особенно нечем похвастаться.

Ценность доктрины

С тех пор как президент Джордж Вашингтон предупредил в своем прощальном послании об опасностях втягивания в международные дела, доктрины были сквозной темой американского государственного управления. В некоторых случаях они давали ориентиры будущих действий, формулируя намерения и определяя приоритеты. Так было с доктриной Трумэна 1947 г., в которой провозглашалась обязанность США помогать странам, уязвимым для распространения коммунизма, или доктриной Джимми Картера 1980 г., в которой Персидский залив был назван жизненно важным для интересов национальной безопасности Соединенных Штатов. Он причислялся к регионам, за которые Вашингтон считал нужным бороться, что предполагало милитаризацию американской политики на Ближнем Востоке. К этой же категории относится доктрина Буша 2002 г., в которой говорилось, что США больше не будут «ждать, когда угрозы полностью материализуются», чтобы нанести удар.

В других случаях доктрины были нацелены на обуздание пагубных тенденций. В 1969 г., негласно признавая пределы свободы действий президента, обусловленные последствиями войны во Вьетнаме, Ричард Никсон советовал азиатским союзникам умерить ожидания по поводу помощи Соединенных Штатов. Вашингтон готов предоставлять оружие и военных советников, но не будет направлять войска. В 1984 г. министр обороны в администрации Рейгана Каспар Уайнбергер сформулировал жесткие критерии для военного вмешательства за границей. Доктрины Никсона и Уайнбергера были призваны не допустить дальнейшего втягивания Америки в бесполезные войны, в которых невозможно победить.

Сегодня стране нужна доктрина национальной безопасности, сочетающая обе функции. Как минимум она должна строиться на любимом выражении президента Обамы «не делайте глупостей». Кроме того, необходимо установить критерии применения силы и определить степень ответственности США и их союзников.

Разумеется, критерии не будут универсальными. Этого не стоит даже ожидать. Десять заповедей и Нагорная проповедь не описывают все возможные ситуации, тем не менее по-прежнему остаются ориентирами, определяющими поведение людей. Отсутствие четких ориентиров располагает к совершению глупостей, что подтверждает неправильное применение американской военной силы в последние годы.

Новая доктрина национальной безопасности должна включать в себя три фундаментальных принципа: применение силы только как последнее средство, полномасштабное привлечение внимания и энергии американцев в случае необходимости войны и убеждение союзников, которые способны самостоятельно обеспечить свою безопасность, именно так и поступать.

Война как последнее средство

В 1983 г. Рейган убеждал американцев и весь мир: «Оборонная политика США основывается на простом принципе: Соединенные Штаты не начинают военные действия. Мы никогда не будем агрессором». Но слова расходились с поступками. Один из примеров – американское вмешательство на стороне Саддама Хусейна в ирано-иракскую войну, начатую Багдадом. Тем не менее Рейган был прав: надо прилагать все усилия, чтобы не начинать военные действия. Следующему президенту стоит вернуться к этой позиции, официально отказавшись от доктрины Буша и осудив практику превентивных войн. Ему нужно вновь сделать оборону и сдерживание главными задачами американских войск.

В пользу этой позиции можно привести мощные правовые и моральные доводы. Тем не менее главное обоснование применения силы как последнего средства – и даже в этом случае исключительно в оборонительных целях – заключается вовсе не в поддержании верховенства закона или каких-то моральных норм. Этот аргумент скорее эмпирический. Если сравнивать затраты и полученную выгоду, превентивная война просто неоправданна.

После окончания холодной войны возникли иллюзии возможности использования насилия для формирования мирового порядка. Казалось, природа войны изменилась, и это якобы обеспечивает Соединенным Штатам некое военное превосходство. Проверка этих идей в Афганистане и Ираке показала их ошибочность. Даже в эпоху больших данных, беспилотников и высокоточного оружия природа войны остается прежней. Современные военные менеджеры, получающие изображение поля боя в режиме реального времени в своей штаб-квартире в сотнях или тысячах миль от места боевых действий, вряд ли информированы лучше, чем генералы Первой мировой, которые смотрели на карты западного фронта и считали, что владеют ситуацией. Война остается такой же, как была – ареной возможностей, которые нельзя предугадать или контролировать. Всегда случаются неожиданности.

Помимо прерогатив, сила означает необходимость делать выбор. Как самая мощная мировая держава Соединенные Штаты должны выбирать войну только после того, как будут исчерпаны все альтернативы, и только если затронуты жизненно важные интересы. Речь не идет о том, чтобы определить фиксированную иерархию интересов и провести черту: за все, что выше, стоит воевать, а за то, что ниже, – нет. Это проигрышная стратегия. Нужно восстановить уклон в сторону сдержанности как антидот против безрассудных, непродуманных интервенций, которые дорого обошлись США и погрузили в хаос Ирак и Ливию. Больше никаких «готовься, целься, пли». Оружие должно быть смазано и заряжено, но в кобуре.

Разделить бремя

Когда государство идет на войну, то же самое должна делать нация. После окончания холодной войны в Соединенных Штатах доминировала другая практика, отражавшая ожидания, что супердержава может вести заокеанские кампании, в то время как жизнь дома течет как обычно. Во время войн в Афганистане и Ираке – самых длинных в истории США – большинство американцев следовало призыву Буша после 11 сентября «наслаждаться жизнью так, как мы хотим». Подразумевающийся в этом призыве принцип «мы делаем покупки, пока они воюют» подорвал эффективность американских вооруженных сил и спровоцировал политическую безответственность.

Следующая администрация получит в наследство серьезно испорченные отношения между гражданскими и военными – эта тенденция тянется со времен Вьетнамской войны. Почти полвека назад разочарование заставило американцев забыть традиционный принцип всеобщей воинской обязанности, который до этого лежал в основе военной системы. Избавившись от воинского призыва, американцы устранились от участия в войнах, которые стали делом регулярных войск – «постоянной армии», как предостерегали отцы-основатели.

Пока США ограничивались небольшими контингентами, как при вторжении в Гренаду и бомбардировках Югославии, или краткосрочными кампаниями, как война в Заливе 1990–1991 гг., система работала нормально. Однако в период длительных войн недостатки стали очевидны. Когда операции в Афганистане и Ираке превратились в затягивающие болота, Соединенным Штатам потребовалось больше солдат, чем предполагалось. Источников, которые в прошлом позволяли набирать огромные армии – в XIX веке толпы добровольцев собирались под флаг страны, в XX веке действовал призыв, – больше не существовало. Хотя сегодня более чем достаточно молодых мужчин и женщин, которые могут служить в армии, немногие выбирают эту стезю. Военные аппетиты Вашингтона превышают желание молодых американцев воевать (и, возможно, умереть) за свою страну.

Чтобы компенсировать нехватку военных, государство идет на крайние меры. Менее 0,5% американцев, которые все же несут военную службу, постоянно отправляют в боевые командировки. Правительства других стран уговаривают принять участие в операциях хотя бы символически. Для выполнения задач, которыми раньше занимались солдаты, теперь нанимают контрактников. Результаты не соответствуют признанным стандартам успеха или даже справедливости. Если победа предполагает достижение заявленных политических целей, то американские войска проигрывают. Если справедливость в демократическом обществе означает равное распределение потерь, то существующая в США военная система несправедлива.

В то же время население, отстранившееся от военных, понимает, что не может высказывать свое мнение по поводу применения вооруженных сил. Пока чиновники и командующие без конца экспериментируют с вариантами трансляции военной мощи, чтобы добиться желаемого результата – используется «шок и трепет», борьба с повстанцами, борьба с терроризмом, точечные убийства и т.д., – граждане неожиданно осознают, что им отведена роль сторонних наблюдателей.

Исправить такие неполноценные отношения будет непросто. Первый шаг – обязать население платить за войны, которые государство ведет от их имени. Когда американские войска затевают боевые действия на иностранной территории, должны быть увеличены налоги, чтобы покончить с бесчестной практикой перекладывания долгов, накопленных нынешней элитой национальной безопасности, на будущие поколения. Если следующий президент решит, что определение исхода гражданской войны в Сирии или сохранение территориальной целостности Украины требуют крупномасштабного военного участия США, американцы должны коллективно покрыть затраты.

Второй шаг вытекает из первого: возложить на американцев ответственность за ведение войн, которые превышают возможности регулярной армии. Как это сделать? Личный состав регулярных войск должен пополняться за счет волонтеров, но поддерживать их должны резервисты в соответствии с расовым, половым, этническим, региональным и, прежде всего, классовым составом американского общества.

Конечно, единственный способ создать силы резервистов, отражающие состав населения, – это наделить государство правом призывать на обязательную службу. Важно, чтобы предоставление такого права было политически приемлемым. Необходимо четко определить полномочия государства и обеспечить равенство при воинском призыве: никаких исключений для состоятельных людей.

Такая двухуровневая формула – регулярная армия из волонтеров-профессионалов, поддерживаемая резервистами на базе призыва, – потребует перераспределения ответственности. Мелкие операции по поддержанию порядка и краткосрочные карательные кампании останутся прерогативой регулярной армии. Для более масштабных или длительных операций потребуется мобилизация резервистов, что позволит населению почувствовать свою вовлеченность в конфликт. Таким образом, война Вашингтона станет войной народа. Конечно, в истории трудно найти примеры, когда небольшая война такой или остается, или краткосрочная кампания идет по графику. На войне все дороги опасны. Осознание этого факта может заставить американцев призывного возраста (и их семьи) задуматься о том, как правительство использует регулярную армию.

Финансирование войн по принципу оплаты текущих счетов и создание армии резервистов на основе призыва потребует соответствующих изменений в законодательстве. Вряд ли нынешний Конгресс обладает политической смелостью, необходимой для их принятия. Тем не менее важно огласить основополагающие принципы. Именно это должна сделать следующая администрация, инициировав давно назревший пересмотр военной системы.

Отпустить союзников

Прежде всего новая военная доктрина США должна положить конец халяве. Обязательства Америки по защите других должны распространяться только на друзей и союзников, которые не могут защитить себя сами. Дело не только в затратах, хотя непонятно, почему американские налогоплательщики и солдаты должны взваливать на свои плечи груз, который способны нести другие. Скорее речь идет о долгосрочных стратегических целях.

Глобальное лидерство не самоцель, это лишь средство достижения цели. Задача не в том, чтобы аккумулировать зависимых клиентов или оправдать существование огромного аппарата национальной безопасности. Задача (по крайней мере так должно быть) – создать сообщество государств-единомышленников, готовых и способных действовать самостоятельно. Рано или поздно каждый родитель понимает, что пришло время отпустить ребенка в самостоятельное плавание. Этот урок применим и в государственном управлении.

Рассмотрим пример Европы. Именно там «халява» наиболее выражена и наименее оправданна. Сразу после Второй мировой войны измученные демократии Западной Европы действительно нуждались в американской защите. Но сегодня ситуация изменилась. Опасности, из-за которых XX век стал таким тяжелым испытанием для европейцев, исчезли. А с оставшимися вполне можно справиться. Конечно, с хорошими новостями приходят и новые сложности. Главная из них – проблема обеспечения безопасности огромного периметра, включающего теперь почти три десятка формально объединенных, но по-прежнему суверенных национальных государств. На практике угрозы исходят с двух сторон. С юга потоки отчаявшихся беженцев прибывают на берега Европы. На востоке затаила обиды Россия. Соединенные Штаты обоснованно воздержались от ответственности за миграционный кризис. Точно также им не стоит брать на себя ответственность за решение для Европы российской проблемы.

Конечно, когда дело касается России, европейцы с радостью вспоминают о разделении труда, существовавшем с начала холодной войны, когда бремя ответственности практически полностью лежало на США. Но сегодняшнюю Россию вряд ли можно сравнить с Советским Союзом. Скорее бандит, чем диктатор, Владимир Путин – это не новое воплощение Иосифа Сталина. Кремлевский реестр государств-клиентов начинается и фактически заканчивается Сирией Башара Асада, а ее вряд ли можно считать прибыльным активом. Когда Обама после аннексии Крыма пренебрежительно назвал Россию «региональной державой», оценка вызвала негодование потому, что он попал в точку. Кроме арсеналов фактически бесполезного ядерного оружия, Россия значительно отстает от Европы по основным показателям силы. Ее население равно трети населения ЕС. Ее экономика, зависимая от сырьевого экспорта, равна одной девятой части европейской экономики.

Европа – даже после того как британцы проголосовали за выход из Евросоюза – вполне способна самостоятельно защитить свой восточный фланг, если захочет. Следующей администрации нужно подтолкнуть европейцев к такому решению – не одномоментно отозвав американские гарантии безопасности, а поэтапно передавая ответственность. Процесс может происходить следующим образом: для начала отказаться от практики, когда верховным главнокомандующим силами союзников в Европе всегда является американец; следующий командующий силами НАТО должен быть европейцем. Затем нужно выработать график закрытия крупных штаб-квартир сил США в таких городах, как Франкфурт и Штутгарт. После этого нужно определить дату прекращения членства Соединенных Штатов в НАТО и вывода последних американских войск из Европы.

Когда же Вашингтон должен перерезать трансатлантическую пуповину? Нужно дать европейскому обществу время, чтобы приспособиться к новой ответственности, парламентам европейских стран – чтобы выделить необходимые ресурсы и армиям – чтобы провести реорганизацию. 2025 год кажется вполне подходящей датой. В этом году будет отмечаться 80-я годовщина победы во Второй мировой войне – прекрасный повод объявить о завершении миссии. Но чтобы запустить процесс, следующая администрация должна дать европейцам четкий сигнал с первого дня: готовьте ваши армии, мы отправляемся домой.

Уход из Европы должен стать началом пересмотра глобального присутствия Пентагона – сегодня американские войска размещены почти в 150 странах. Новой администрации следует проанализировать господствующие идеи по поводу предполагаемых преимуществ дислоцирования американских войск по всему земному шару. Затраты и выгоды, а не привычка, догма или (что еще хуже) внутренняя политика должны определять, куда направлять американские войска и что они будут там делать. Если размещение войск США способствует стабильности – считается, что так происходит в Восточной Азии, – следующая администрация должна подтвердить такое присутствие. Если же американские войска излишни или их усилия не дают результатов, миссии необходимо сократить, реорганизовать, а то и вообще завершить.

Назовем это естественным следствием правила Обамы о «глупостях». Если то, что вы делаете, не нужно (например, Южное командование сил США готово к «проведению совместных полномасштабных военных операций» на всей территории Южной Америки), положите этому конец. Если усилия, как бесконечная война против терроризма, не дают желаемых результатов, подумайте об альтернативах. Это не изоляционизм. Это здравый смысл.

Каковы основные последствия перехода к более скромному военному присутствию в мире и сдерживанию интервенционизма Вашингтона? Азиатско-Тихоокеанский регион будет притягивать все большее внимание США с военной точки зрения, этот тренд заставит сухопутные силы в их нынешней конфигурации доказывать свое право на существование. Американская регулярная армия уже сокращается, и эта тенденция сохранится. Когда войска Соединенных Штатов покинут Европу, а провал усилий по стабилизации обстановки на Ближнем Востоке станет совершенно очевидным, сами собой появятся возможности сократить расходы Пентагона. Здесь здравый смысл также диктует поэтапный подход. Сегодня США тратят на вооруженные силы больше, чем идущие за ними семь стран с наиболее щедро финансируемыми армиями вместе взятые. Для начала можно урезать бюджет Пентагона до уровня следующих шести стран, что позволит высвободить около 40 млрд долларов в год. Перспективы распределения этой приличной суммы должны заинтересовать и либералов, и консерваторов.

Но даже после такого сокращения, вынуждающего Пентагон обходиться полутриллионом долларов в год, Соединенные Штаты по-прежнему будут обладать самыми мощными вооруженными силами на планете. Соперничество за сохранение лучших в мире военно-морских и военно-воздушных сил будет способствовать инновациям. Придется распрощаться с авианосными ударными группами и пилотируемыми самолетами. Им на смену придет новое поколение вооружений, которые будут более точными, более смертоносными, лучше сохраняющими боеспособность и более подходящими для стратегии обороны и сдерживания.

Время меняться

В ноябре лозунг «Америка прежде всего» вновь оказался в центре американской политики. Когда-то считалось, что этот девиз полностью дискредитирован событиями Второй мировой войны, но сегодня он возвращается: Дональд Трамп использует его, чтобы продемонстрировать свое отношение к международным делам. В зависимости от того, как официальные лица интерпретируют эти настроения, американцы и весь мир в целом будут либо приветствовать возвращение этого лозунга, либо сожалеть.

Следующей администрации необходимо провести критическую оценку военных разочарований последнего времени. Формулирование новой доктрины национальной безопасности станет важным шагом в выполнении священного долга, но это будет лишь предварительный этап: чтобы увидеть результаты реализации доктрины, понадобятся годы.

А пока сторонники статус-кво будут готовить мощный контрудар. Радикальные интервенционисты будут настаивать, что противники воспримут сдержанность как слабость. Рефлекторно противящиеся любым инициативам, предполагающим сокращение расходов Пентагона, бенефициары ВПК призовут удвоить усилия, чтобы достичь перманентного военного доминирования. Армейские командиры, со своей стороны, будут заняты защитой своей территории и своей доли бюджета.

Все они будут утверждать, что для обеспечения безопасности нужно делать больше и прилагать максимальные усилия, оставив нетронутыми побуждения, которые исказили политику США после холодной войны. Вероятнее всего, если продолжать в том же духе, ситуация усугубится, а американцы и весь мир заплатят за это огромную цену.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 5, 2016 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067882 Эндрю Басевич


Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062388 Виктор Лефтер

Создание нового Министерства оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан дало новый толчок для дальнейшего развития национальной спутниковой системы связи «Kaзсат», так как в задачи нового министерства входят вопросы по формированию и реализации государственной политики в области оборонной, аэрокосмической, электронной промышленности и информационной безопасности (кибербезопасности). О том, как функционирует сегодня спутниковая система связи и вещания «Казсат», каковы ее перспективы, рассказывает президент АО «Республиканский центр космической связи» (РЦКС) Аэрокосмического комитета МОАП РК Виктор Лефтер, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

— Виктор Дмитриевич, что входит в состав национальной космической системы связи «Казсат»?

— Надо отметить, что нашей стране за исторически короткий промежуток времени удалось создать полноценную национальную космическую систему связи (НКСС). В настоящее время она успешно функционирует. В ее состав входит космический аппарат «KazSat-2», запуск которого состоялся 16 июля 2011 года с космодрома «Байконур» и космический аппарат «KazSat-3», который был запущен 29 апреля 2014 года также тоже с «Байконура», также Наземный комплекс управления космическими аппаратами и система мониторинга связи в г. Акколь Акмолинской области (ЦКС «Акколь») и Резервный наземный комплекс управления космическими аппаратами и система мониторинга связи в Илийском районе Алматинской области (ЦКС «Коктерек»).

Орбитальная группировка спутников «KazSat-2» и «KazSat-3» позволяет организовывать эффективные каналы спутниковой связи на территории Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и Кыргызстана, а также в приграничных областях России.

Система работает в Ku — диапазоне частот и предоставляет потребителям спутниковую емкость в общем объеме 1296 МГц, как в «стандартных», так и в плановых полосах частот ФСС (фиксированная спутниковая служба).

— Какой экономический эффект дает стране наличие национальной спутниковой связи?

— Создание собственной космической системы связи позволило Казахстану не только поднять престиж на мировой арене, но и оказать огромное влияние на различные сферы деятельности внутри страны.

В первую очередь, наличие собственной космической системы связи — это защита национальных интересов, в том числе важнейших интересов обороны и государства в вопросах информационной безопасности, что является крайне актуальным в условиях нестабильности современных глобальных социально-экономических и политических вызовов в мире, которая характеризуется ростом напряженности в различных уголках Земли, расширением масштабов терроризма и экстремизма, усилением кризисных явлений в международной экономике, обострением борьбы за природные ресурсы. С возложенными на нас Министерством оборонной и космической промышленности РК новыми задачами по обеспечению информационной безопасности, сохранности информационных ресурсов нашего государства, роль космической спутниковой связи (КСС) «KazSat» становится неоценимой.

Во-вторых, собственная космическая система связи — это развитие сегментов отечественной экономики, а именно осуществление импортозамещения услуг по аренде спутниковой ёмкости у иностранных поставщиков. В результате значительные финансовые средства за использование спутниковыми операторами ресурсов национальных телекоммуникационных космических аппаратов сохраняются внутри республики. Обращаясь к конкретным цифрам, отмечу, что с 2011 года по настоящее время, используя КСС «KazSat», удалось обеспечить импортозамещение услуг на сумму порядка 22,2 млрд. тенге, по всей территории Казахстана работает порядка 7 000 земных станций спутниковой связи, обеспечены потребности 15 операторов связи и организаций Казахстана, создано 206 постоянных рабочих мест.

В-третьих, собственная космическая система связи — это содействие в вопросе ликвидации в стране «цифрового неравенства», решение которого является для государства необходимым условием на пути вхождения Казахстана в число 30 развитых государств мира. Уровень развития информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) в стране является одним из важных показателей развития нашей республики. Таким образом, роль государства в доступности ИКТ как свободного, открытого и конструктивного инструмента является ключевым. Население Казахстана как никогда раньше заинтересовано в динамичном развитии и распространении услуг, внедрение которых осуществляется посредством НАО «Государственной корпорации «Правительство для граждан».

— Как Вы оцениваете уровень информационных и коммуникационных технологий в нашей стране?

— Территориальные особенности Республики Казахстан, которые имеют огромную площадь с низкой плотностью населения, разнообразные рельефы местности, тяжелые климатические условия поставили перед государственными органами трудную и амбициозную задачу по обеспечению равных возможностей для всех граждан, всех секторов экономики, государственных организаций вне зависимости от места их нахождения в вопросах доступа к инфокоммуникационным услугам.

Сегодня растут потребности и в телекоммуникациях. Наземные радиорелейные линии не могут в полной мере удовлетворить обмен радиовещательных и телевизионных программ, особенно если они сильно удалены друг от друга.

Между ретрансляторами не может быть больших расстояний, поэтому размещение наземных ретрансляторов связано со значительными техническими и экономическими сложностями, а связь через труднодоступные территории просто невозможна. От этих недостатков свободны спутниковые системы связи (ССС), они могут ретранслировать сигналы с высоты в десятки тысяч километров, а также обладают высокой пропускной способностью, что позволяет обеспечить экономичную круглосуточную связь между любыми объектами, обмен радиовещательными и телевизионными программами, одновременную работу без взаимных помех большого числа линий связи.

— В чем же преимущества спутниковых систем связи?

— В основе построения ССС лежит идея размещения ретранслятора на космическом аппарате (КА). Движение КА длительное время происходит без затрат энергии, а энергоснабжение всех систем осуществляется от солнечных батарей. Космический аппарат, находящийся на достаточно высокой орбите способен «охватить» очень большую территорию — около трети поверхности земного шара. Через его бортовой ретранслятор могут связываться любые станции, находящиеся на этой территории. Принцип спутниковой связи заключается в ретрансляции аппаратурой спутника сигнала от передающих наземных станций к приёмникам.

Значительные преимущества предоставляет использование КА, расположенного на так называемой геостационарной орбите, находящейся в плоскости экватора и имеющей нулевое наклонение круговой орбиты с радиусом 35785 км. Такой спутник совершает один оборот вокруг Земли точно за одни земные сутки. Если направление его движения совпадает с направлением вращения нашей планеты, то с поверхности Земли он кажется неподвижным.

Ни при каком другом сочетании указанных параметров орбиты нельзя добиться неподвижности спутника относительно наземного наблюдателя. Антенны станций, работающих с геостационарным спутником, не требуют сложных систем наведения и сопровождения.

Благодаря этому обстоятельству в настоящее время почти все спутники связи, предназначенные для коммерческого использования, находятся на геостационарной орбите. Примерно в одной позиции на одной географической долготе могут находиться несколько космических аппаратов, расположенных на расстоянии около 100 км друг от друга. Такими же параметрами и свойствами обладают оба наших спутника связи и вещания серии «Казсат».

— Какое внимание уделяется подготовке кадров для эксплуатации и дальнейшего развития Национальной спутниковой системы связи и вещания?

— В процессе создания космической системы связи «KazSat» вопросу подготовки собственных казахстанских кадров для последующей самостоятельной эксплуатации спутниковой группировки и наземной космической инфраструктуры мы уделили очень серьезное внимание. В процессе жесткого отбора были подобраны наиболее квалифицированные специалисты из большого числа претендентов, проведено их обучение в Республике Казахстан, а также в космических центрах Российской Федерации и дальнего зарубежья.

Как следствие, в настоящее время управление, контроль и мониторинг группировкой спутников связи и вещания «KazSat-2» и «KazSat-3» осуществляют казахстанские специалисты самостоятельно, используя современные технические решения ЦКС «Акколь» и ЦКС «Коктерек».

— Спасибо за интервью.

Для справки: Соглашение о сотрудничестве по созданию первого казахстанского спутника связи и вещания «KazSat» и наземного комплекса управления космическими аппаратами и системы мониторинга связи в городе Акколь Акмолинской области было заключено между правительствами Казахстана и России в 2004 году.

В этой связи возникла необходимость создания уполномоченной организации, которая должна осуществлять и быть ответственной за эксплуатацию отечественных космических аппаратов связи и вещания серии «KazSat».

АО «Республиканский центр космической связи и электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств» (сейчас АО «Республиканский центр космической связи» Аэрокосмического комитета МОАП РК) было создано 18 марта 2004 года в соответствии с постановлением Правительства Республики Казахстан от 30 декабря 2003 года «Некоторые вопросы создания и запуска национального геостационарного спутника связи и вещания».

Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062388 Виктор Лефтер


Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062696 Антон Евстратов

Достигнуто максимально возможное

Антон ЕВСТРАТОВ, специалист по Среднему и Ближнему Востоку, кандидат исторических наук, сотрудник кафедры Всемирной истории и Зарубежного регионоведения Российско-Армянского (Славянского) университета, Ереван

Пока невозможно даже представить вменяемый диалог между представителями сирийского правительства и боевиками. Еще вчера они взаимно обвинили друг друга в терроризме и преступлениях, а с террористами и преступниками, как известно, не говорят.

С другой стороны, на данный момент достигнуто максимально возможное – продление и некая международная легитимизация действующего между сирийской армией и ее противниками режима прекращения огня. Гарантами его выступили Россия, Турция и Иран. Лично у меня вызывает некоторые сомнения искренность турецкой стороны, памятуя о ее неприятии законного сирийского правительства. Однако за последние несколько месяцев свержение Асада ушло из турецкого политического дискурса, что, с одной стороны – радует и вселяет веру в лучшее, но с другой вызывает вопросы в честности турок.

Возможно таким образом Анкара, имеющая военное присутствие в Сирии, просто старается закрепиться в арабской республике. Что касается перспектив Астанинского форума, то на данный момент важно сохранить достигнутый, на мой взгляд, прогрессивный формат переговоров – ведь в них участвуют не мигранты, а реальные представители реальной оппозиции, воюющие на фронтах Сирии. Если удастся сохранить поступательный характер переговорного процесса и постепенно подводить его к прямому диалогу официального Дамаска и оппозиции, с постепенным расширением – можно будет говорить об успехе.

Однако этот процесс сложный, болезненный и долгий. Здесь следует также напомнить, что самые мощные противники Асада – ИГ, Джейш Фатхаш-Шам и Ахрараш-Шам в переговорах не представлены. Первые две объявлены террористическими, а последняя вынуждена сотрудничать с радикальными исламистами по прагматическим соображениям. Не присоединился к переговорам и ряд более слабых группировок. В результате «сговорчивая» оппозиция, фактически, выставила себя врагом тех, кто в Астану не поехал. Это приведет к расколу в рядах противниках Асада и облегчит действия сирийской армии, что также – важная и изящная дипломатическая находка организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана».

Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062696 Антон Евстратов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 26 января 2017 > № 2061705 Константин Казенин

Кабардино-Балкария. Сколько стоит тишина

Константин Казенин

Кабардино-Балкарию в последние годы удалось отвести от края пропасти, который явно обозначился в середине 2000-х. Однако «экран тишины», накрывший республику, не дает возможности обсуждать сохраняющиеся в регионе конфликты и делает ситуацию там даже менее предсказуемой, чем в кризисном 2005-м

Кабардино-Балкария – республика с почти миллионным населением в географическом центре Северного Кавказа, у подножия самой высокой его горы – Эльбруса. От восточной части Северного Кавказа с ее неспокойными в постсоветское время регионами – Дагестаном, Чечней, Ингушетией – Кабардино-Балкария отличается не только географическим положением, но и общим укладом жизни. В этой республике заметно выше доля городского населения, причем массовый переезд в города там произошел еще в советское время, а не в 1990-е, как, например, в Дагестане. Кабардино-Балкария заметно уступает своим восточным соседям по уровню рождаемости. В повседневной жизни людей там меньше роль этнических традиций, в том числе родственных связей, скромнее и роль религии. Одним словом, эта республика больше похожа на «обычный» российский регион.

Но на долю Кабардино-Балкарии в совсем недавнем прошлом выпал очень тяжелый период. Закончился ли он, этот вопрос важен не только для прогнозирования будущего республики, но и для оценки пригодности тех средств, которыми в Кабардино-Балкарии пытались лечить острейший общественный кризис. А лекарства для этого в разное время предлагались разные.

Коков-старший: обком против площади

До начала 2000-х Кабардино-Балкария почти не присутствовала в общероссийском информационном поле. Властная элита республики относительно спокойно пережила коллапс СССР, не потеряв своих позиций в регионе. Первый секретарь местного обкома КПСС Валерий Коков сохранил свою власть в переломный момент и правил регионом до 2005 года, имея в республике не меньше фактических полномочий, чем первый секретарь обкома в советские времена.

Впрочем, неверно было бы считать, что сохранение власти в регионе далось местной партийной элите во главе с Коковым совсем без усилий. Достаточно сказать, что на первых всенародных выборах главы региона в декабре 1991 года, на которых Коков одержал победу, более двадцати участковых избирательных комиссий вовсе отказались проводить на своих участках голосование.

Основным вызовом для региональной власти в Кабардино-Балкарии в 1990-е годы был национальный вопрос. Наиболее многочисленными народами республики тогда были кабардинцы (48,2% по переписи 1989 года), русские (31,9%) и балкарцы (9,4%); впоследствии этнические пропорции менялись в основном за счет отъезда русского населения, доля которого на 2010 год уменьшилась до 22,5%.

Как и везде на Северном Кавказе, самые острые проблемы были связаны с народами, пережившими сталинскую депортацию. В Кабардино-Балкарии это были балкарцы, этническое меньшинство. Балкарское национальное движение зародилось в республике еще в конце 1980-х. Его лидеры, среди которых сначала в основном были представители гуманитарной интеллигенции, заявляли, что реабилитация балкарцев после ссылки в Среднюю Азию была неполной, и предъявляли в связи с этим довольно большой список требований. Самым радикальным из них было создание отдельной балкарской автономии. По закону РФ о реабилитации репрессированных народов такого права за балкарцами не было, так как во время депортации отдельной балкарской автономной республики или области не существовало, но балкарцы ссылались на неправомерное, с их точки зрения, объединение Кабардинской и Балкарской автономных областей еще в 1922 году. Именно требование создания балкарской автономии стало причиной того, что на первых выборах президента Кабардино-Балкарии в ряде балкарских населенных пунктов отказались проводить голосование.

Если учитывать расселение народов республики, то станет ясно, что идея раздела была весьма опасной. По этническому составу Кабардино-Балкария делится на несколько частей. В горных ущельях живут почти исключительно балкарцы. В одном из этих ущелий – Баксанском – находится горнолыжный курорт Приэльбрусье, обросший сейчас многочисленными частными гостиницами, а также горнообогатительный комбинат в городе Тырныауз, ныне не работающий, а в позднесоветское время собиравший специалистов из десятков регионов. В других горных ущельях ничего подобного нет, там по-прежнему выживают в основном за счет сельского хозяйства (в отдельных селах – вполне рыночного) и вязания шерстяных изделий.

Равнинная и предгорная части республики, напротив, смешанные по национальному составу. Северо-запад и восток в основном населены кабардинцами, с небольшими вкраплениями балкарского населения и (в городах) русского. На северо-востоке смешение языков более заметное – там по-прежнему много русского, в том числе казачьего населения, есть чисто кабардинские по составу села, есть балкарцы, чьи горные совхозы получали там земли в советское время, растет число турок-месхетинцев. В столице Нальчике и вокруг него состав жителей тоже многонациональный. С такой географией провести границы при разделе республики, которого требовало балкарское национальное движение, было бы очень непросто.

Кабардинское движение проснулось несколько позже балкарского. Одной из причин его пробуждения стала реакция на балкарский сепаратизм: кабардинские активисты считали территориальные запросы идеологов раздела республики необоснованными. Но более важным стимулом послужило нападение Грузии на Абхазию в августе 1992 года. Кабардинские активисты тогда обвинили власти республики в отказе помогать братскому абхазскому народу (кабардинцы и абхазы – близкородственные этносы), потребовали формирования отрядов добровольцев.

Вскоре недовольство республиканской властью перешло в требование ее отставки. На главной площади Нальчика в конце сентября 1992 года начался бессрочный «республиканский митинг», организованный в основном кабардинскими общественными организациями. В те дни их сторонники фактически начали брать республику под контроль, блокировали местный аэропорт. В регион стали проникать вооруженные люди из Чечни, которые тогда тоже активно поддерживали Абхазию в противостоянии с Грузией.

Кабардинец Коков оказался на противоположной стороне баррикад и по отношению к балкарскому, и по отношению к кабардинскому национальному движению. Балкарское движение он постепенно расколол на лояльное и нелояльное, предложив некоторым лидерам должности в своей администрации, позволявшие влиять на распределение средств, которые направлялись из федерального бюджета балкарцам как репрессированному народу. Что касается кабардинского общественного движения, то Коков после митинга 1992 года пошел на соглашение с ним, а затем, демонстративно поддерживая кабардинских общественников в их помощи Абхазии, умело снижал их влияние внутри республики. К середине 1990-х стало ясно, что угрозы со стороны национальных движений Коков преодолел. Однако судьба готовила ему новый вызов.

Конец Вольного аула

Все северокавказские регионы, прошедшие в постсоветское время через внутриисламский раскол, несчастливы по-своему, но само начало раскола было всегда примерно одинаковым. В 1990-е годы практически во всех республиках Северного Кавказа появлялись молодые люди, которых можно было бы назвать «новыми мусульманами». Они сильно отличались друг от друга по богословским воззрениям, по амбициям и целям, которые они преследовали в родных регионах. И уж тем более невозможно было привести их к общему знаменателю в таком вопросе, как отношение к вооруженному джихаду – среди них были и те, кто изначально выступал за него, и те, кто со временем мигрировал в сторону радикализма, и те, кто всегда последовательно противостоял любому насилию. Общим же для этих людей было одно: как знатоки ислама и проповедники они формировались в основном за пределами своих регионов, чаще всего – обучаясь за границей.

Так же начиналась история внутриисламского раскола и в Кабардино-Балкарии, но стартовые условия, с которыми она вошла в эту историю, отличали ее от большинства республик Северного Кавказа. Ведь, например, в Дагестане или в Ингушетии «новым мусульманам» противостоял мощный и живой пласт местного ислама, основанного на тех традициях и авторитетах, верность которым значительная часть жителей смогла сохранить в советское время. Речь прежде всего о суфизме – мистическом исламском направлении, основанном на духовном ученичестве у наставника-шейха. В Кабардино-Балкарии ни суфийской, ни какой-либо еще местной исламской традиции, которая бы прошла через советские антирелигиозные гонения и сохранила бы значительное влияние, не было. Можно сказать, что с падением СССР исламское сообщество в этом регионе начало отстраиваться почти с нуля.

О самом начальном этапе этого строительства известно мало, потому что это был, можно сказать, домашний процесс: исламских лидеров, выдвинувшихся в регионе в 1990-е, можно было пересчитать по пальцам одной руки, их последователи вряд ли могли все вместе заполнить хотя бы одну мечеть, по размерам подобную тем мечетям, десятки которых в Дагестане уже тогда во время общей пятничной молитвы заполнялись полностью. Тем не менее к концу первого постсоветского десятилетия число исповедующих ислам в республике заметно выросло.

Много появилось и верующей молодежи. Для работы с ней под эгидой республиканского Духовного управления мусульман был создан Исламский центр Кабардино-Балкарии, однако во второй половине девяностых этот Центр перешел в оппозицию к местному исламскому официозу. Появились мечети, в которых костяк прихожан составляли молодые последователи лидеров Центра – проповедников, некоторые из которых учились в арабских странах. Самая заметная из таких мечетей находилась в районе Нальчика с вполне подходящим названием Вольный аул.

Оформилось классическое для тогдашнего Северного Кавказа противостояние официальной исламской структуры и мусульманских лидеров, привлекавших молодежь. Отличие Кабардино-Балкарии состояло в том, что первая была значительно слабее вторых: за Духовным управлением не было влиятельной в массах исламской доктрины, подобной суфизму в Дагестане, которую оно могло бы защищать как местную, традиционную.

С другой стороны, насколько можно судить, возникшее противостояние первоначально не было доктринальным или идеологическим. Стартом для него послужил скорее личный конфликт между руководством Духовного управления и «молодежными» проповедниками. Еще одно отличие, усугубившее, как потом стало видно, ситуацию в республике, заключалось в полном отсутствии какого-либо третьего пути в местном исламе или хотя бы религиозных авторитетов, не ассоциируемых ни с одной из противоборствующих сторон. Это ставило верующего перед предельно жестким выбором: либо оставаться в лоне официального ислама, либо примкнуть к единственной оппонирующей ему силе.

В середине 1990-х ситуация в исламской среде Кабардино-Балкарии выглядела в общих чертах так: Духовное управление и неподконтрольный ему молодежный ислам сосуществовали в легальном поле, при этом власть и силовики от их конфликта в целом дистанцировались. Через десять лет картина была принципиально иной: республиканское руководство всецело поддерживало Духовное управление, большинство мечетей, где проповедовали молодежные лидеры, были закрыты, а значительная часть их бывших прихожан была «в лесу».

На пути из одной реальности в другую было всего две поворотных точки. Первая – участие части местной молодежи в войне в Чечне на стороне боевиков, которое, естественно, заставило силовые структуры гораздо настороженнее относиться к ситуации в местном молодежном исламе (дополнительным фактором здесь, видимо, послужила информация, что в 2003 году Шамиль Басаев некоторое время скрывался на территории Кабардино-Балкарии, но задержать его тогда не удалось). Правда, о том, в какой мере выходцы из республики, отправившиеся в Чечню, были связаны с проповедниками из «молодежных» мечетей, существуют разные мнения. Сами эти проповедники в начале 2000-х неоднократно публично отрицали свою связь не только с чеченскими полевыми командирами, но и с вооруженными группами, орудовавшими в самой Кабардино-Балкарии. Однако в это же время на рубеже 1990–2000-х годов они создали из своих сторонников достаточно жестко организованную вертикальную структуру, названную «джамаатом».

Быть может, именно это обстоятельство заставило региональную власть, к тому времени уже справившуюся с этнической фрондой, увидеть в молодежном исламе серьезную угрозу для себя. Что касается силовиков, то для них решающим моментом, как можно предположить, стали связи выходцев из неофициальных мечетей республики с Чечней. Так или иначе, где-то в 2003–2004 годах в Кабардино-Балкарии была проведена мощная кампания по закрытию мечетей, неподконтрольных Духовному управлению.

Эта кампания и стала второй поворотной точкой на пути к той реальности, в которую регион попал в середине 2000-х. Судя по многочисленным свидетельствам, шла она со значительными нарушениями. Исследователи, изучавшие позднее эти события по воспоминаниям очевидцев и документам, говорят о случаях массовых задержаний прихожан после молитвы или даже во время молитвы в мечетях. Большинству задержанных не предъявлялось никаких обвинений, многие из них потом направляли в прокуратуру жалобы на незаконное задержание и побои.

Более того, кампания затронула не только тех, кто находился в оппозиции Духовному управлению. Известен ряд случаев, когда сельские или районные администрации закрывали примечетские школы, действовавшие под эгидой муфтия республики. Одновременно в регионе явно возросла активность боевиков, все чаще приходили сообщения о нападениях на силовиков и даже на здания силовых структур, о масштабных спецоперациях против бандподполья и в центре Нальчика, и в ряде его проблемных пригородов, и в Приэльбрусье.

Трагической кульминацией стало нападение нескольких сотен вооруженных людей на центр Нальчика 13 октября 2005 года. Есть много версий, что послужило реальной причиной этой трагедии, унесшей более ста жизней. Суд над участниками атаки, для проведения которого в Нальчике было возведено отдельное здание, пристроенное к тюрьме, даже в случае абсолютной беспристрастности не смог бы выбрать из них единственно верную.

Видимо, в одном месте сошлись несколько обстоятельств. Среди них и попытки чеченских полевых командиров взорвать еще один кавказский регион (тут можно вспомнить приписываемое еще Дудаеву сравнение Кабардино-Балкарии со спящей красавицей), и последствия политики части местных силовиков, смотревших «через прицел» не только на реальных боевиков и адептов террора, но на всех прихожан «неправильных» мечетей. Известно, что среди участвовавших в нападении на Нальчик оказались те, кто еще за пару лет до этого был на вполне легальном положении и не причислял себя к сторонникам силовых действий. Радикализация после перегибов, допущенных представителями государства, к сожалению, распространенный сюжет на Северном Кавказе.

Нападение на Нальчик не дало боевикам желаемого результата, однако и не привело к полному уничтожению подполья. Сами лидеры молодежного ислама после этих событий до конца жизни находились на нелегальном положении.

Микстура Канокова

События октября 2005 года произошли менее чем через месяц после вступления в должность нового главы Кабардино-Балкарии Арсена Канокова. Крупный московский бизнесмен кабардинского происхождения, Каноков в последние годы правления Валерия Кокова держал дистанцию от руководства республики, так что его назначение было воспринято как попытка федерального центра влить в регион свежую кровь. В те времена подобные назначения воспринимались и как антикоррупционные: считалось, что человек, добившийся значительных успехов и твердого материального положения за пределами родного региона, не будет заинтересован в поддержании наработанных местными чиновниками схем по извлечению бюджетной ренты.

Главное же – за назначением Канокова угадывалась идея, которую через пять лет после этого, с назначением полпредом в СКФО Александра Хлопонина, федеральный центр попробует воплотить уже на уровне всего Северного Кавказа: оздоровить ситуацию в регионе через экономику. Можно сказать, что назначение Канокова здесь было первой ласточкой.

На чем были основаны надежды, что для лечения проблем Северного Кавказа достаточно активизировать местную экономическую жизнь? Судя по публичным и не совсем публичным высказываниям федеральных чиновников, исходили при этом из следующих двух представлений. Первое: молодежь уходит в боевики из-за материального неблагополучия. Стоит всех обеспечить достойной работой, и экстремистам неоткуда будет рекрутировать свое пополнение. Представление второе: группировки внутри северокавказских элит, деля довольно скудные местные ресурсы, используют в своих интересах боевиков и подкармливают их. Стоит закачать в регионы такие деньги, чтобы хватило всем представителям элиты, и востребованность незаконных вооруженных формирований упадет.

Так, похоже, рассуждали в 2010 году, во время назначения Хлопонина. Но на самом деле по накопившемуся к тому времени непростому опыту Канокова в Кабардино-Балкарии уже можно было понять, что так просто ничего из этого работать не будет.

Каноков приехал в республику практически без собственной команды. Ожидавшийся массовый десант выходцев из Кабардино-Балкарии, сделавших карьеру за ее пределами, в кресла республиканских чиновников не состоялся: за все время правления Канокова переехать из таких в родной регион согласились всего пять-шесть человек, да и они задерживались на родине большей частью ненадолго.

Тем не менее старую, коковскую элиту Каноков отчасти подвинул. Но ключевые ее представители не отошли от дел, сохранив в республике значительные активы, а также должности в местных «дочках» крупнейших российских компаний. Между ними и главой региона быстро началась жесткая борьба, старая элита явно рассчитывала пересидеть неудобного московского назначенца. В таких условиях, какие бы усилия по привлечению в регион инвесторов ни предпринимала новая власть, это неминуемо воспринималось как попытка захвата территории.

Определенное экономическое оживление при Канокове, безусловно, произошло. Но вопреки описанным надеждам переломить ситуацию с «лесными» оно не помогло. Число терактов в регионе не снижалось, а в 2010–2011 годах был явный всплеск активности бандподполья. Среди самых резонансных преступлений, совершенных в тот период, – убийство трех московских туристов по пути в Приэльбрусье в феврале 2011 года, а также убийство в декабре 2010 года муфтия республики Анаса Пшихачева. Даже беглый взгляд на сводки о терактах и спецоперациях второй половины 2000-х – начала 2010-х годов показывает, что никакое создание новых рабочих мест и никакие гранты для мелких предпринимателей не могли дать выход из той трагической колеи, по которой катились события.

Чтобы убедится в том, что экономика не имела шанса стать спасательным кругом, достаточно посмотреть на две сравнительно небольшие части республики, где активность боевиков в то время была особенно заметной. Это поселок Хасанья (около 10 тысяч жителей, балкарцы) на окраине Нальчика и Баксанский район, расположенный на северо-западе республики (населен преимущественно кабардинцами).

Хасанья – пригород, где сельское хозяйство после развала СССР благополучно разрушилось, а молодежь, кроме маятниковой трудовой миграции в другие регионы, в основном перебивается небольшими заработками в столице республики. Баксанский район на фоне других один из самых экономически благополучных районов Кабардино-Балкарии. Там остались жизнеспособные предприятия еще с советских времен, есть большие частные агрокомплексы, многие жители также пользуются близостью крупных оптово-розничных рынков Кавказских Минеральных Вод, сбывая туда сельхозпродукцию.

Иными словами, в экономическом плане Хасанья и Баксанский район имеют мало общего. Зато общим у них было то, что еще в начале 2000-х часть тамошней молодежи следовала за лидерами Исламского центра Кабардино-Балкарии, позднее ставшего джамаатом. К концу 2000-х центра давно не было, джамаат также был разгромлен, но и Хасанья, и Баксанский район были затронуты долгой историей отношений такой молодежи с правоохранительными органами. Эта история включала в себя не только успешные спецоперации против тех, кто взял в руки оружие и на ком была кровь, но и пресловутые списки «симпатизирующих экстремистам», в которые нередко попадали люди просто по факту посещения определенной мечети. В этой истории – флешки с требованием денег «на джихад», которые «лесные» с особым усердием посылали предпринимателям – родственникам силовиков. В этой же истории – применение пыток к задержанным, многократно зафиксированное правозащитниками самого разного толка.

Силовое подавление тех относительно малочисленных групп, которые совершали реальные террористические преступления, требовало бы ограниченного количества высокопрофессиональных силовиков. Спираль насилия, раскрученная в разных частях Кабардино-Балкарии, уносила все больше жизней и не уменьшала число остававшихся на свободе террористов, а с каждым витком увеличивала число пораженных взаимной ненавистью.

Очевидно, что никакой подъем экономики, даже если бы он был гораздо более стремительным, раскрутку этой спирали остановить не мог. Но и других рычагов остановить ее у региональной власти было мало. Каноков на протяжении почти всего периода у власти был в конфликте с местными силовиками, особенно с руководителями МВД. Роль посредников между силовиками и теми мусульманами, которые не нарушали закон, но заявляли, что на них необоснованно оказывается давление, трудно давалась руководителям почти всех регионов Северного Кавказа. Здесь же она была практически невыполнима.

Но и других потенциальных посредников или тех, кто хоть как-то мог помочь такому диалогу, в регионе почти не было. Крайне малочисленным было местное правозащитное движение, практически одна постоянно работавшая и работающая по сей день организация, с трудом справляющаяся с немалым количеством поступающих обращений. В целом в регионе уже на тот время было очень мало общественников, дистанцированных и от власти, и от ее оппонентов внутри элиты. Тем более не было такого исламского лидера, который, явно противопоставляя себя адептам террора и насилия, имел бы авторитет среди спорящих с властью или силовиками единоверцев (такие авторитеты и в Дагестане с его гораздо более развитой и разнообразной исламской средой находить в критические моменты было нелегко).

Надежда на то, что экономический подъем примирит элиты между собой и никому из региональных тяжеловесов не придет в голову использовать боевиков в своих целях, тоже оказалась призрачной. Было ли в реальности такое их использование, сказать, разумеется, невозможно. Но в условиях жесткого конфликта элит слухи об этом распространялись в регионе постоянно, и появлялись они параллельно с информацией о готовящихся к реализации крупных инвестпроектах.

Самый яркий пример – уже упомянутый теракт в Приэльбрусье в 2011 году. Тогда в разгаре была пиар-подготовка к строительству новых курортных объектов в горах Кабардино-Балкарии, и теракт сразу породил массу конспирологических версий. Конкретное содержание каждой из них не так важно, как сухой остаток: большие люди дерутся за будущие курорты, и боевики подыгрывают кому-то из них. Попытки развивать местную экономику, задуманные как способ перекрыть кислород бандподполью, начинали играть ему на руку, ведь главная цель террориста – именно посеять среди граждан панику и страх перед любым будущим, даже перед будущим экономическим ростом (неслучайно в периоды наибольшей активности «леса» одновременно с терактами по почтовым ящикам в городах республики разбрасывали листовки, грозящие от лица «лесных» неминуемой местью всем, кто не с ними).

Параллельно с усугублением проблем религиозного радикализма активизировались национальные общественные движения. И здесь связь с экономическим оживлением была совершенно явной, но не такой, как ожидалось. Основной темой выступлений национальных общественников теперь стала земля в горной зоне, там, где ожидалось строительство новых туристических объектов, а под них предполагалось забрать большие площади, в том числе пастбища, веками использовавшиеся местными балкарскими селами. Это вкупе с перекосами реформы местного самоуправления, которая еще при Кокове-старшем вывела немало земель за границы сельских поселений, вызывало постоянные протесты этнических активистов все годы правления Канокова. Самой известной акцией стала балкарская голодовка на Манежной площади в Москве. В 2010 году несколько месяцев ее стойко проводила дюжина жителей из горных и предгорных сел, в основном уже пожилых.

Недоброжелатели оппозиционных балкарских общественников заявляли, что подобные протесты инспирированы противниками главы региона (причем противниками не обязательно балкарской национальности), что истинная их цель – добиться его отставки, а не справедливости в земельном вопросе. В реальности, насколько можно судить, имелась довольно замысловатая смесь, где присутствовали и люди, искренне желавшие защитить свою малую родину от экспансии чужого бизнеса, и ангажированные прожектеры. Иногда один и тот же человек был ближе то к одной, то к другой категории. В любом случае итог состоял в том, что и для этнической сферы попытка вдохнуть новую жизнь в экономику региона обернулась новыми осложнениями.

Борьба национальных движений за земельные права имела одну очень показательную особенность: они использовали в этой борьбе самые разные инструменты, от митингов до обращений к федеральным органам власти, но, пожалуй, менее всего рассчитывали на беспристрастное рассмотрение своих жалоб в республиканских судах. Может быть, эта деталь указывает на главную причину того, почему успокоение региона через экономку не сработало: это оздоровление не сопровождалось коренной ломкой правил игры, сложившихся в Кабардино-Балкарии в первое постсоветское десятилетие. Возможность решить конфликт с властью в независимом суде, возможность вести бизнес без протекции каких-либо привластных (или, наоборот, противовластных) кланов, возможность общественного контроля за действиями силовиков – все это вещи одного порядка, и, как показала практика Кабардино-Балкарии и других северокавказских республик, без них никакие меры по развитию новых экономических проектов к лечению старых региональных болезней не ведут.

Коков-младший: терапия тишиной?

Досрочная отставка главы региона Арсена Канокова в декабре 2013 года была воспринята как победа его оппонентов, имевших в регионе заметное влияние и в годы его правления. Сменивший Канокова Юрий Коков (не являющийся прямым потомком первого президента республики Валерия Кокова) до этого занимал высокий пост в федеральном МВД и, по многочисленным утверждениям СМИ, тесно сотрудничал с тогдашним министром внутренних дел Кабардино-Балкарии Сергеем Васильевым. Тот, однако, менее чем через полтора года после прихода в регион Кокова-младшего покинул свой пост.

Фамилия Кокова не раз звучала в СМИ и в связи с уголовным делом, возбужденным летом 2012 года против высокопоставленных чиновников исполнительной власти Кабардино-Балкарии. Считается, что это дело стало прологом к отставке самого Канокова. Однако, заняв пост главы региона, Коков всячески избегал конфликтов со своим предшественником. Тот стал сенатором от Кабардино-Балкарии. Ни один из проектов в регионе, так или иначе связанный с именем отставного главы, не стал предметом открытой бизнес-войны.

Впрочем, за три прошедших года правления Юрия Кокова в информационном пространстве не было сообщений не только о бизнес-войнах, но и вообще о каких-либо других конфликтах в Кабардино-Балкарии. Объективно говоря, за это время в республике сложились условия для успокоения ситуации, для исчезновения или, по крайней мере, затухания некоторых существовавших ранее противоречий.

Так, сразу с приходом Кокова-младшего в республику автоматически исчезла былая напряженность между руководством региона и руководством местных правоохранительных органов. В отношениях Кокова с силовиками определяющую роль, очевидно, играют его сохранившиеся связи с коллегами федерального уровня. Во многом снизился градус земельных конфликтов: лет пять назад они подогревались планами курортного строительства в горной зоне, но сейчас стало ясно, что реализация этих проектов как минимум откладывается, а потому снижаются и риски передачи земель под эти проекты в обход интересов местных жителей.

Что касается религиозного радикализма, то положение стало менее критическим благодаря двум обстоятельствам, которые на самом деле были общекавказскими. Во-первых, дали о себе знать результаты серьезного удара по бандподполью, нанесенного федеральными силами в преддверии Олимпиады в Сочи. Во-вторых, некоторые радикалы отправились на Ближний Восток. Число террористических преступлений в регионе в этих условиях заметно снизилось. Хотя сообщения об обнаружениях автомобилей с взрывчаткой или об операциях по поиску боевиков по-прежнему приходят достаточно регулярно, присутствовавшее еще недавно на бытовом уровне чувство постоянной нестабильности во многом действительно ушло в прошлое.

На этом фоне политику, проводимую новой региональной властью, можно описать как создание над регионом «экрана тишины». Никакие острые проблемы, еще недавно лишавшие регион спокойной жизни и элементарной предсказуемости, не стали предметом общественной дискуссии – такое явно не поддерживается. Ситуация относительно стабилизировалась, и вместо широкого обсуждения того, как недавние трагедии стали возможны и что надо сделать, чтобы они не повторились, в регионе установился практически полный режим молчания. Утверждать, что сегодня то же самое происходит в России повсеместно, было бы половиной правды. Достаточно посмотреть на Дагестан, где, несмотря на попытки нынешнего регионального руководства подморозить республику, диалог граждан по самым наболевшим вопросам – например, через негосударственные СМИ – все же идет.

Трудно сказать, в какой мере этот режим молчания в Кабардино-Балкарии создан властью, а в какой представляет собой результат усталости граждан после долгих неспокойных лет. Зато некоторые последствия этого режима видны хорошо.

Главное последствие – это сохранение той фрагментированности общества, которая возникла в Кабардино-Балкарии в результате событий 2000-х годов. Замкнутые группы граждан со своей собственной повесткой дня, которая не вызывает интереса у других жителей республики, образовались еще в те трагические годы. Сейчас, когда в регионе доминирует установка на то, чтобы «не было политики», их замкнутость лишь усиливается.

Яркий пример – завершившийся в 2014 году суд по делу о нападении на Нальчик, знаменитый «процесс 58-ми». Узкая группа местных правозащитников, а также родственники и друзья подсудимых многократно обвиняли следствие в больших нарушениях, допущенных при подготовке к процессу, и даже утверждали, что некоторые осужденные не имели отношения к событиям октября 2005 года. Вряд ли можно было бы ожидать, что жители республики, не связанные с этой средой, а тем более родственники погибших при нападении на Нальчик милиционеров и мирных жителей примут эти утверждения на веру и безоговорочно их поддержат. Но, с другой стороны, речь ведь идет не о чем-то, что может в будущем затронуть только сторонников обвиняемых на этом процессе.

Правоохранительные органы одни на весь регион, и если звучат сообщения о предполагаемых недобросовестных действиях их сотрудников, то беспристрастная проверка этих сообщений в интересах всех граждан. Однако почти никто в республике, за пределами идейно близких обвиняемым, не обратил внимания на подобные сообщения, не попытался понять, что в них пропагандистская самозащита, а что – действительно тревожный звонок.

Другой пример – те земельные конфликты, которые, несмотря на общее снижение остроты земельного вопроса, все же остаются в регионе. Коков, насколько можно судить, лично приложил усилия к тому, чтобы наиболее острые земельные споры, связанные с отъемом земель у сел, были наконец решены в интересах жителей без шума и политизации. Прежде всего это относится к селам, которые в ходе реформы местного самоуправления в 2005 году были включены в состав Нальчика и тем самым потеряли юридические права на земли, ранее находившиеся в их границах.

Однако одновременно растет недовольство земельной ситуацией в ряде дальних сел, где жители по-прежнему привыкли заниматься сельским хозяйством, наладили определенные каналы сбыта продукции и не имеют альтернативных источников существования в отличие от жителей пригородов. Так, в самом восточном в республике Терском районе сельчане требуют изменения нынешней системы землепользования, при которой сельские земли оказываются в аренде у крупных структур, часто совершенно чужих для села, а жители могут лишь субарендовать земли, которые обрабатывали еще их деды, за немалую плату.

При сегодняшнем «режиме тишины» протестующие фактически варятся в собственном соку, не имея ни предметного диалога с властью, ни регулярного взаимодействия с какими-либо гражданскими структурами. А уж независимая от власти крестьянско-фермерская солидарность на уровне республики, развитие которой и раньше шло с трудом, сейчас вовсе не в тренде.

Такая фрагментированность общества опасна потому, что делает развитие событий в регионе даже менее предсказуемым, чем прежде. Ведь когда протестные общественные группы находятся вне публичного диалога с оппонентами и просто с гражданами, не разделяющими их установки, очень сложно понять, как развиваются настроения внутри самих этих групп и кто на них влияет. В таких замкнутых сообществах возможно и усиление радикализации. Недавние сообщения о драках, произошедших в Терском районе между участниками земельного конфликта, тому подтверждение.

Здесь, конечно, хочется воскликнуть вслед за Высоцким: «Но как хочется думать, что это не так!» Не признавать, что Кабардино-Балкарию в последние годы удалось отвести от края пропасти, явно обозначившегося в середине 2000-х, было бы нечестно. Однако нечестно было бы не видеть и объективные риски, сопутствующие сегодняшнему успокоению региона.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 26 января 2017 > № 2061705 Константин Казенин


Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 26 января 2017 > № 2052198 Владимир Путин

Видеоконференция с Российской самолётостроительной корпорацией «МиГ».

В ходе видеоконференции с Российской самолётостроительной корпорацией «МиГ» главе государства представлен доклад о начале лётных испытаний нового многофункционального истребителя «МиГ-35».

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Прежде всего хочу всех вас поздравить с важным событием – началом лётных испытаний нашего нового лёгкого истребителя «МиГ-35». Разумеется, поздравляю конструкторов, инженеров, рабочих, лётчиков – всех, кто участвовал и продолжает участвовать в этой серьёзной и важной работе, ставит на крыло новую машину.

Отмечу, что новейший многофункциональный истребитель «МиГ-35» обладает улучшенными лётно-техническими характеристиками, оснащен самым современным вооружением, вы знаете это лучше меня, готов и способен сопровождать сразу от 10 до 30 целей, работает не только по поверхности земли, но и по морю. Это действительно интересная, уникальная машина, можно сказать – «4++», приближается к пятому поколению.

Очень рассчитываю на то, что наша армия будет значительно усилена этой машиной – наши Военно-воздушные силы, Военно-космические силы. Но этот самолёт имеет и хороший экспортный потенциал, имею в виду, что более чем в 30 странах активно эксплуатируется другая машина – «МиГ-29», и создана хорошая инфраструктура в этих странах для использования этого истребителя, есть подготовленные кадры. Но, разумеется, и промышленность, и всё, что связано с эксплуатацией этих машин, – всё должно быть готово для того, чтобы предложить нашим потенциальным партнёрам максимально необходимые в современном мире услуги по обслуживанию этой техники.

Есть ещё один момент, на который я хотел бы обратить внимание, он заключается в том, что на одном из предприятий «МиГа» планируется выпуск гражданского самолёта, который очень востребован в народном хозяйстве, очень востребован нашими людьми, имеется в виду среднемагистральный турбовинтовой самолет для использования на внутренних гражданских линиях.

Очень рассчитываю на то, что и эта работа, тем более что решение нами принято по поводу источников финансирования, будет проделана вовремя, в срок, и мы увидим модернизированную машину, которая будет широко эксплуатироваться и применяться на внутренних линиях.

Пожалуйста, слушаю ваш доклад.

Ю.Слюсарь: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Докладывает руководитель Объединённой авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь. Со мной рядом находится генеральный конструктор корпорации [ОАК] Сергей Сергеевич Коротков и шеф-пилот корпорации «МиГ» Михаил Александрович Беляев.

Владимир Владимирович, сегодня начаты лётные испытания новейшего лёгкого многофункционального истребителя «МиГ-35». Истребитель спроектирован специально для ведения боевых действий в условиях конфликтов повышенной интенсивности, в условиях высокой плотности ПВО.

Высокие показатели, которые имеет самолёт, достигнуты благодаря использованию впервые установленного бортового комплекса обороны, новой оптико-локационной станции. Снижена в разы радиолокационная заметность, мы увеличили с шести до восьми количество точек подвески, что позволяет использовать и текущие, и перспективные образцы авиационных средств поражения, включая лазерное оружие.

Самолёт имеет увеличенную дальность, больше чем на 50 процентов, за счёт большей ёмкости внутренних баков и функции дозаправки в воздухе, которая в том числе может осуществляться в режиме танкера с самолётов этого же семейства.

Все системы самолёта «МиГ-35» – российской разработки и производства, включая вновь используемые системы: инерциальной системы и нашлемной системы целеуказания.

Самолёт запланирован в проекте государственной программы вооружения, закупки его серийные – с 2019 года. Завтра здесь, в Луховицах, мы будем презентовать для наших потенциальных покупателей из других государств эту машину. Очень надеемся на то, что она будет успешно реализована на внешних рынках, уже отмечаем повышенный интерес к этой машине. Надеемся на то, что в этом смысле, конечно, те заказы, которые мы получим по линии Министерства обороны и по линии военно-технического сотрудничества, обеспечат загрузку завода.

Но, как Вы уже отметили, здесь, в Луховицах, на основе производственной площадки корпорации «МиГ» параллельно мы разворачиваем подготовку производства регионального турбовинтового самолёта «Ил-114». Решения, которые приняли на совещании у Вас полгода назад, начали реализовываться, ресурсы выделены, доведены до корпорации. Параллельно по линии конструкторского бюро осуществляется подготовка документации к передаче на завод, и здесь, в том же цехе, где будет производство самолётов «МиГ-35», параллельно мы выходим на темп – минимум 12 самолётов «Ил-114» в год.

Это позволит, в том числе в соответствии с поставленными задачами, сбалансировать портфель корпорации, увеличить долю гражданской продукции и выполнить наши стратегические цели по увеличению количества гражданских самолётов к 2025 году до 45 процентов портфеля корпорации.

Владимир Владимирович, хотели бы Вам представить фрагмент видеозаписи сегодняшнего полёта, если позволите.

В.Путин: Пожалуйста, прошу Вас.

(Демонстрация видеозаписи.)

Ю.Слюсарь: Хотел бы предоставить слово пилоту, впервые поднявшему эту машину в воздух, – Михаилу Беляеву.

М.Беляев: Товарищ Верховный Главнокомандующий! Товарищи члены Военно-промышленной комиссии!

В рамках выполнения программы испытаний на самолёте «МиГ-35УБ» (двухместный вариант) экипажем Российской самолётостроительной корпорации «МиГ» – лётчиками-испытателями Беляевым Михаилом и Горбуновым Станиславом – выполнен полёт с целью демонстрации характеристик устойчивости, управляемости и манёвренности.

При выполнении полёта цели и результаты достигнуты полностью. Все бортовые системы работали штатно. Силовая установка, комплексная система управления самолётом работали штатно. Качественная оценка экипажем – положительная. Количественная оценка будет получена по результатам обработки и анализа материалов, полученных по записям контрольно-записывающей аппаратуры. Доклад закончен.

В.Путин: Спасибо, Михаил Александрович.

Сергей Сергеевич, как Вы оцениваете работу?

С.Коротков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Военно-промышленной комиссии!

Мы сумели создать многоспектральную систему, которая была интегрирована в оружие, доустановлена на борт самолёта «МиГ-35», и наряду с другими системами мы создали комплекс, который относится к поколению «4++». Надеемся на то, что Министерство обороны после проведения испытаний будет закупать эту машину и иностранные заказчики тоже придут к нам заключать контракты. Я бы пожелал успеха этому проекту.

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Прошу Вас передать самые тёплые, самые искренние поздравления всему большому коллективу, который работал над этим изделием, над этой машиной.

Всего доброго, удачи.

Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 26 января 2017 > № 2052198 Владимир Путин


Россия. Арктика > Армия, полиция > zavtra.ru, 26 января 2017 > № 2050315 Владислав Шурыгин

 Полярные солдаты

как живёт и служит самый северный гарнизон России

Владислав Шурыгин

О "ЗэФэИ" — Земле Франца-Иосифа, россыпи островов почти у самого Северного полюса — люди Севера всегда говорят с каким-то особым уважением. Попасть сюда очень непросто. Говорят, ЗФИ может "принять" человека, а может и "не принять". Даже при наличии места на борту запланированного сюда самолёта можно неделями жить на аэродроме в ожидании "окна" хорошей погоды. Некоторые по три-четыре раза пытались "пробиться" сюда и так и не смогли попасть, махнув рукой на бесконечное ожидание. И только людям военным суеверия не могут перекрыть дорогу. Есть приказ — и в ближайшее "окно" ты летишь на ЗФИ. Умение ждать — обязательное качество.

Лётчик в квадрате

В грузовой кабине "чебурашки" Ан-72 — уникального самолёта, созданного специально для полётов в Арктике, — полутьма, едва подсвеченная "графикой" указателей. "Чебурашкой" его зовут за гондолы двигателей, расположенных высоко над плоскостями крыла, — анфас они действительно чем-то напоминают уши знаменитого мультяшного персонажа! Благодаря такому высокому их расположению "чебурашка" может садиться на ледовые и грунтовые аэродромы и является незаменимой рабочей лошадкой арктической авиации. Лететь долго: от Североморска до ЗФИ — так на языке полярников чаще всего называют Землю Франца-Иосифа — больше трёх с половиной часов, и военный народ по многолетней армейской привычке пользуется свободным временем рационально — засыпает. Ибо каждый, кто служил, знает: сон в армии — это строго лимитированное удовольствие. И уж если выпадает возможность заснуть сверх лимита, то упускать её грех…

Но мой собеседник не спешит в объятия Морфея. "Старикам не спится!" — шутит он. Владимир Сергеевич — так его зовут — по армейским меркам совсем не молод. Ему хорошо за сорок, и, как он пошутил, служит он уже больше, чем живёт. В том смысле, что "календарных" лет, в которых считается служба военного лётчика, со всеми "реактивными" и арктическими, у него сорок восемь, что на три года больше, чем ему по паспорту.

Владимир Сергеевич служит в штабе ВВС-ВКО, но до сих пор сам летает. На ЗФИ он летит с проверкой. Там развёрнут пункт наведения истребителей и ведётся строительство полосы, после окончания которого там встанут на боевое дежурство тяжёлые перехватчики, и она станет настоящей противовоздушной крепостью. Десять лет своей службы Владимир Сергеевич провёл в Арктике, служил в Амдерме, Тикси, Североморске…

"Когда я пришёл в "арктический" полк, — вспоминает Владимир Сергеевич, — мой "комэска" при знакомстве, увидев на моей тужурке знак лётчика первого класса, сказал с улыбкой: "Ты, Володя, его пока на оборотную сторону тужурки привинти…". Я тогда даже обиделся! Что за глупый совет? Но очень скоро понял, о чём он говорил. Полёты над Арктикой — это совершенно особые полёты. Арктика — почти как другая планета. Во-первых, ты почти всё время летаешь над морем. Летом — частично открытым, зимой весной и осенью — над ледовыми полями. Внизу на тысячи километров ни единого человеческого жилья. До ближайшего запасного аэродрома полторы тысячи километров. Поэтому каждый полёт — это небольшой экзамен.

Во-вторых, Арктика — это полное отсутствие каких-либо ориентиров. Только попав сюда, понимаешь, насколько на "большой земле" лётчик привязан к зрительному ощущению пространства. Конечно, средства навигации сильно упрощают жизнь, но всё равно в воздухе цепляешься глазом за знакомые русла рек, огни городов, блюдца озёр, а в Арктике ты буквально оказываешься в белом шаре. Если нет солнца, то земля сливается с небом в одну белую стену. И можно вообще потерять ощущение, где верх, где низ. Возникает ощущение, что ты просто висишь в воздухе без всякого движения. Как говорят, "попал в клей". Двигатели ревут, приборы показывают скорость, но полная иллюзия, что ты замер на месте… Ночью то же самое: внизу — ни огонька, ни "зеркала" воды. В лучшем случае — звёзды. Иногда Арктика вообще начинает шутить — вдруг возникает ощущение, что ты летишь с креном. Выравниваешь корабль, ощущение проходит, а стрелки приборов вдруг начинают "разбегаться": самолёт вошёл в крен. И нужно уметь взять себя в руки, довериться приборам.

Сильные морозы тоже добавляют специфики. Из-за них у земли возникают оптические иллюзии — почти как миражи над пустыней. Выполняешь заход на посадку и вдруг видишь, что полоса расположена к тебе под углом, что "мажешь" заход! Но приборы говорят, что всё нормально! Прошёл дальний "привод", подходишь к ближнему. Нервы как струны! И вдруг буквально на глазах полоса начинает "подстраиваться" под тебя, и вот ты уже края полосы!

Нужен, минимум, год, чтобы стать настоящим арктическим лётчиком".

Поэтому лётчики, летающие в Арктике, это лётчики в квадрате…

Полярные солдаты

…"Чебурашка" проседает сквозь вздыбленный серый саван ночной облачности, и под ней, прямо по курсу, в угольно-тёмной пустоте, вдруг вспыхивает далёкая искорка. База! Искорка быстро разгорается, превращаясь в огонёк, который, приближаясь, сам в свою очередь распадается на россыпи огней. Окаймлённый гирляндой огней "меч" ВПП — взлётно-посадочной полосы, золотистые пятна аэродромных строений, и в стороне залитое светом прожекторов целое поле, посреди которого сразу бросается в глаза огромное, даже по меркам "большой земли", трёхлучевое строение, похожее то ли на морскую звезду, то ли на экзотический цветок… "Арктический трилистник" — самая северная военная база России…

А ещё через пару минут самолёт уже стремительно несётся по снежной ВПП. Посадка на снег сильно отличается от посадки на бетон. Тут не затормозишь "реверсом" — может вмиг снести с полосы, и нужно чётко поймать момент, когда колёса шасси уже уверенно "почувствуют" землю, а точнее — укатанный до прочности камня снег, и начать сбрасывать скорость, снижая обороты движков…

Вблизи "Трилистник" поражает ещё больше! Выстроенный по уникальной технологии огромный пятиэтажный административно-жилой комплекс, раскрашенный в цвета российского "триколора", стоит на четырёхметровых стальных сваях, вбитых в монолитную скалу. Ему не страшны ни снежные бураны, когда ветер дует на скорости свыше сорока метров в секунду, а снег превращается в наждак, ни морозы за пятьдесят градусов. Махина! А ещё огромные полушария административных и бытовых корпусов, громады складов и ангаров, ленты переходов… Невозможно поверить, что всё это было тут построено всего за три года!

…Майор Сергей Мирошниченко — настоящая легенда ЗФИ. Здесь он практически с первых дней, как объект был сдан в эксплуатацию. Точнее, с того момента, как сюда была переброшена и встала на боевое дежурство старая, но надёжная РЛС П-18, а затем и новейшая радиолокационная станция "Сопка-2", распахнув над архипелагом громадные — в сотни километров — невидимые сети радиолокационных "полей". Тому уже три года! Хотя, как шутят бывалые полярники, можно посчитать и иначе — капитан тут "всего" три дня и три ночи! Три полярных дня и три полярных ночи. А ночь тут длится 125 наших суток!..

Три года непрерывной арктической экспедиции! Мирошниченко и его подчинённые ещё успели пожить в старой казарме соседей-пограничников, пока достраивался "Трилистник". Встречи с семьёй только в отпуске — раз в год. Судьба скорее из века XIX, чем XXI, когда все спешат жить, и жить в комфорте и достатке. Такое не каждому по плечу. Но майор Мирошниченко на все вопросы о том, как же такое возможно, лишь пожимает плечами — просто служба, судьба! И судьбу эту он сам выбрал, поступив четырнадцать лет назад в Санкт-Петербургское высшее военное училище радиоэлектроники… Сегодня Мирошниченко — старший воинский начальник "Трилистника", ему подчиняются все военнослужащие базы. И о "Трилистнике", о службе на ЗФИ Сергей может рассказывать долго.

…Уникальность "Трилистника" в том, что здесь впервые за всю историю освоения Арктики реализован принцип "закрытой" архитектуры, когда все объекты базы связаны между собой закрытыми переходами, и пребывание людей на улице сведено к минимуму — зоне посадки на технику, если нужно добраться до причала, куда прибывают суда с грузами, или до "шайбы" — базы пограничников, или удалённых объектов. То, что раньше было неотъемлемой частью жизни арктических широт, можно сказать, арктической романтикой — переход из одного строения в другое по натянутым тросам и леерам, борясь с пургой и ветром, — сегодня экзотическое ЧП, когда приходится что-то ремонтировать на улице. А так, выход на улицу личного состава — это скорее дело выходного дня. Когда в хорошую погоду организуются спортивные праздники — бег на лыжах, игра в футбол, — и не занятый по службе персонал "Трилистника" с удовольствием вываливает на снег подышать свежим морозным воздухом…

Но и тут есть своя "специфика": сначала по периметру выставляются наблюдатели. Хоть человек и освоил планету, и назван философами "венцом развития", в Арктике он просто часть пищевой цепочки. Причём не вершина её, нет! На вершине в Арктике находится настоящий её хозяин — белый полярный медведь. Совершенный охотник и хладнокровный убийца. Восемьсот килограммов костей, мышц и жира, когти длиной как лезвия ножей, два с половиной метра роста на задних лапах. Медведи на ЗФИ — не экзотика, а соседи. Причём соседи опасные. Увидеть разгуливающего по базе белого медведя здесь куда привычнее, чем гуляющего в одиночестве человека — что категорически запрещено!

Отношение к медведям тут особое: смесь опасливого уважения и восхищения. Несмотря на опасность, они привлекают своей удивительной грацией, умом, способностью выживать в столь суровых условиях. К тому же медведи занесены в Красную книгу и находятся под охраной государства, на ЗФИ даже несёт вахту специальный егерь, а сама ЗФИ имеет статус заповедника. Считается, что именно ЗФИ является главным "родильным домом" популяции полярного медведя. Поэтому медведи тут в статусе "неприкасаемых". Даже погибшего или умершего медведя обязательно протоколируют, фотографируют, а потом по специальной инструкции сжигают. Никаких шкур и прочих трофеев! Это исключено!

Если медведь заходит на территорию базы, то организуется операция по его "выдавливанию": специальный вездеход, включив фары, медленно "наступает" на хищника, вынуждая того уходить с территории базы. Медведи не любят резкого шума и яркого света. Обычно это помогает. Но бывает всякое. Медведь зверь умный и хитрый. Каждый год Арктика берёт с людей налог кровью. И прошлый год не исключение. Один из неопытных, только прилетевших на вахту строителей справил малую нужду на снег прямо рядом с местом работы. И этот резкий незнакомый запах привлёк внимание проходившего недалеко медведя. Рабочему повезло — отделался травмами. Медведя вовремя отогнали…

…Не будь "Трилистник" военной базой, он смело мог бы претендовать на место в Книге рекордов Гиннеса. На сегодняшний день это единственный в мире объект капитального строительства, возведённый на 80-ом градусе северной широты! Привычные бетон и кирпич тут не используются. Эти материалы просто не выдерживают такие нагрузки, к тому же "теплопроводность" их такова, что обогреть такой комплекс просто нереально! Для строительства были использованы специальные сплавы, из которых был выполнен каркас "Трилистника", а затем он был заполнен особой прослойкой — сорока сантиметрами пенополистерола и минеральной ваты. Здесь всё уникально — от системы добычи пресной воды из снега до системы отопления и запаса живучести. В полностью автономном режиме "Трилистник" может функционировать полтора года!

Оборонная сторона уникальности — стоимость. Комплекс получился очень дорогим, всё: от гвоздя до стального швеллера, — приходится завозить с "большой земли". И транспортные расходы "съедают" больше половины стоимости строительства. Сначала груз надо доставить через полстраны по железным дорогам в порт, потом в грузовых трюмах до причалов ЗФИ. А срочные грузы приходится доставлять самолётами.

…Между лучами "трилистника" три полушария: административный блок, блок общественного питания и культурно-досуговый центр, совмещённый с блоком медицинского обслуживания.

…Начинался гарнизон "Трилистника" с радиолокационного отделения — тридцати восьми солдат, сержантов и офицеров. На их долю выпали все трудности начального этапа: развёртывание и настройка техники, борьба со стихией, а "сеть" антенны РЛС как хороший парус, и нужно надёжно закрепить станцию, чтобы её просто не опрокинуло шквальным ветром. Это сегодня станции — под белоснежными "шампиньонами" радиопрозрачных куполов, защищающих от непогоды…

Мирошниченко и его людям достались вся северная романтика и морозы за пятьдесят со сбивающим с ног ветром, двухметровыми сугробами, которые за ночь наметает вокруг кабин пурга. Много чего было за три прошедших года…

Сегодня к радиотехническому отделению добавился расчёт авиационного пункта наведения, доктор и фельдшер. Вскоре здесь ещё будет развёрнут зенитно-ракетный дивизион. А полный штат "Трилистника" в мирное время — сто пятьдесят солдат, офицеров и служащих. Служат здесь только контрактники.

Распорядок жизни — как везде в армии. Подъём, зарядка, завтрак, построение, рабочий день — обслуживание техники, занятия. Часть личного состава несёт постоянное боевое дежурство — соответственно, смены. Учения, тревоги. Вечерами — книги, спортивный зал, фильмы, телевизор.

Денежный оклад контрактника "стартует" с тридцати тысяч рублей и постоянно растёт по мере продолжительности службы на ЗФИ — со всеми надбавками "контрактник" может получать до восьмидесяти тысяч рублей. Офицеры, соответственно, больше. С "выслугой" и "полярными" — больше ста пятидесяти тысяч…

Живут контрактники в "модулях" — мини-квартирах со всеми удобствами: душ, умывальник, туалет, очень похожие "нержавейкой" на вагонные МПС. Целый этаж отдан под "семейные" модули — двухкомнатные квартиры, куда женатые офицеры и контрактники смогут привезти семьи. Пока они пустуют. И одним из первых планирует привезти сюда жену капитан Мирошниченко. Ей работа точно найдётся — она оператор РЛС.

Конечно, жить здесь в отрыве от цивилизации, с косолапыми соседями, в краю вечного снега и ночи, которая с сумерками длится полгода, сможет далеко не каждая женщина. Но так уж устроен наш мир. Кого-то такая суровая семейная жизнь сломает, разведёт, а кого-то сделает только ближе и роднее! Как спел почти пятьдесят лет назад побывавший на ЗФИ с экспедицией Юрий Визбор:

…Минуй тебя все эти беды,

Будь все печали не твои.

Приди к тебе вся моя нежность

Радиограммой с ЗФИ.

И в час полуночный и странный

Не прячь от звёзд во тьме лицо.

Смотри, на пальце безымянном

Горит полярное кольцо.

…Вообще, по словам всех, с кем мне удалось поговорить, психологический климат этого маленького гарнизона — его главное оружие! Иногда "Трилистник" на долгие недели отрезан от "большой земли" непогодой. И тут не до конфликтов. За многие месяцы, проведённые бок о бок, люди сплачиваются, притираются, начинают жить одной большой семьёй.

С людей здесь слетает всё напускное. Каждый становится самим собой, и каждый учится жить в ладу с другими. Искусство жить и общаться с другими на ЗФИ постигаешь глубоко и на всю жизнь. Несмотря на трудность и удалённость, свободных вакансий на "Трилистнике" нет. Более того, со всех концов России добровольцы пишут письма с просьбой принять их на службу…

Одна проблема — на ЗФИ нет сотовой связи! Поэтому поговорить с родными можно только изредка, по спутниковой. И вопрос, когда на архипелаг придут сотовые операторы, — один из горячих. Вот на Новой Земле, говорят, уже давно стоят вышки сотовой…

За нами Москва…

А вообще, ЗФИ — удивительное место! В любое время года она завораживает своей особой, негромкой, но удивительно чистой северной красотой. Здесь странным образом сочетаются норвежские фьорды и каменная тундра, здесь в бухту приходят айсберги, просвечивая на солнце хрустально-голубым цветом. Фиолетово-серый, словно грозовая туча, цвет ледников на дальних островах, с которых в море сползают и откалываются целые ледяные горы. Золотистые "бабочки" полярных маков и изысканные пурпурные клумбы камнеломки, рыжие лишайники и изумрудные мхи. ЗФИ — это сто девяносто больших и малых островов, хребет огромной базальтовой плиты, уходящей в студёные воды Ледовитого океана. Большая часть островов укрыта ледниками, а от самого северного — острова Рудольфа — до Северного полюса всего девятьсот километров. "Всего" — потому, что до ближайшего аэродрома Североморска — тысяча шестьсот километров, до Воркуты полторы тысячи, а до Тикси две…

Именно это уникальное географическое положение Земли Франца Иосифа определило её военно-стратегическое значение. Фактически, ЗФИ — замковый камень нашей системы обороны на Севере и передовая крепость. В советские годы северное стратегическое направление считалось главным направлением удара вероятного противника по нашим промышленным и административным центрам. Поэтому западный сектор Арктики прикрывали пять батальонов и шестнадцать радиотехнических рот, десятки зенитно-ракетных дивизионов и сотни истребителей-перехватчиков. Но в 1992 году правительство Гайдара посчитало, что стране не по карману заполярная Россия, и 1 января 1993 года вышла директива Генштаба, в соответствии с которой были расформированы северные армии и корпуса ПВО, оставлены гарнизоны на островах Греэм-Белл, Александры, мысе Желания, Русской Гавани и мысе Николая и ещё на десятках островов и точек. Север бросили так торопливо, что даже не были выделены деньги на вывоз дорогостоящей техники. Поэтому военные уходили, бросая всё, — станции, пункты управления, дома, казармы, столовые, склады и запасы ГСМ — многие миллиарды рублей, вложенные за десятилетия освоения Арктики в инфраструктуру, превратились в руины и мёртвое железо. И почти на два десятилетия Север стал громадной чёрной дырой, сквозь которую в страну мог незамеченным пролететь кто угодно и на чём угодно. И летали! Я помню, как в середине девяностых учителя одной из школ Якутии в один голос рассказывали мне, как их посёлок облетал самолёт с американскими звёздами на плоскостях. Тогда я не мог в это поверить. Но рассекреченные документы Пентагона подтверждают: такие секретные разведывательные полёты тогда проводились…

И вот теперь России приходится практически с нуля восстанавливать эту инфраструктуру, заново строить базы и аэродромы, возвращаться на Север. Сегодня на арктическом побережье практически заново строится десять арктических баз системы ПВО-ПКО. Это, конечно, на порядок меньше, чем было до погрома противовоздушной обороны начала девяностых, но по своим боевым возможностям они должны будут компенсировать утраченное. Изменились боевые возможности техники. Сегодняшние РЛС "видят" намного дальше и точнее. Там, где раньше стояли три радиотехнические роты, сегодня стоит одна автоматическая РЛС, которая работает вообще без участия людей. А на ключевых направлениях строятся базы, аналогичные "Трилистнику" ЗФИ. Любое воздушное нападение на Россию с северного направления неминуемо пройдёт либо через архипелаг, либо в непосредственной близости от него. И именно локаторы "Трилистника" первыми увидят противника, его боевые компьютеры передадут о нём информацию на "большую землю", его истребители первыми поднимутся навстречу врагу и дадут бой над ледяным щитом Северного полюса. Ведь, как пошутил один из офицеров "Трилистника", отступать нам отсюда просто некуда! За нами Москва!..

Россия. Арктика > Армия, полиция > zavtra.ru, 26 января 2017 > № 2050315 Владислав Шурыгин


Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 23 января 2017 > № 2058918 Алексей Мухин

Алексей Мухин: «Мир в том виде, в каком он существовал, разрушен»

Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе завершился в день инаугурации 45 президента США Дональда Трампа. О новых мировых трендах в политике и экономике «Вестнику Кавказа» рассказал директор Центра политической информации Алексей Мухин.

- Хотя форум в Давосе называется экономическим, вопросы большой политики здесь обсуждались всегда. Чего больше было в этот раз?

- Принято считать, что Давос – это площадка, где бизнес встречается с властью. И от этого уйти не удалось. Власть слушала, что говорил бизнес. Бизнес пытался предположить, как будет действовать власть. Понятно, что буксующий процесс глобализации – это неудавшийся проект. Судя по всему, в Давосе обсуждались вопросы несколько отхода от глобальной модели в сторону формирования глобальных экономик. Переформатирование глобальных торговых союзов в региональные, как то трансатлантическая и транстихоокеанская торговля, экономические партнерства. Создание новых форматов с учетом интересов не только США, которые, взяв на себя практически все преференции и риски развития мировой экономики, явно перенапряглись и теперь вынуждены искать опорные точки вне пределов Штатов, обращая внимание на решение внутренних проблем. Это, собственно, и является основным содержанием избирательной кампании, которая шла между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. В результате Давос констатировал, что прежний мир в том виде, в каком он существовал, разрушен, и теперь необходимо формировать новый. Как это сделать, понимания еще нет. Идут переговоры. На следующем Давосе, вероятно, будут сделаны предложения, от которых уже не смогут отказаться основные экономические игроки. Так что, ждем следующего Давоса.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы отмены антироссийских санкций новым президентом США?

- Пока США будут думать, что санкционная политика влияет на ситуацию и наносит России определенный ущерб, эта политика будет продолжаться. Другое дело, что Трамп может попытаться обменять санкционные послабления на определенные преференции со стороны России. Инициативы демократов и республиканцев по введению новых санкций очень хорошо укладываются в эту схему. Чем больше санкций, тем больше пространства для торга с Россией. Поэтому Трамп и его оппоненты, судя по всему, уже начали играть в «плохого и хорошего полицейских». Думаю, что здесь будет, что обсудить с Россией и российским руководством.

- Как в целом будут развиваться российско-американские отношения при новом руководстве в Белом доме?

- У нас есть общие интересы. Обе страны являются геополитическими игроками. Другое дело, что США используют модель политической и экономической гегемонии, а Россия эксплуатирует такую модель, когда политика ставиться вперед экономики. Здесь есть определенные плюсы и определенные минусы. Конечно, экономика России не может даже в партнерских отношениях с другими странами (к примеру, с Индией, или странами постсоветского пространства) соперничать с американской. Но в альянсе и в партнерстве с Китаем уже может. И именно это ключевая ошибка, которую допустили два последних президента США – Джордж Буш младший и Барак Обама. Они предоставили России возможность упасть в объятья Китая. Китай с удовольствием воспринял такого рода игру, потому что это была крайне выгодная конструкция, не дававшая ему никаких отягощений, обязательств и рисков развития, давая только преференции. Это Китай и реализовал, обозначив свои геополитические и глобальные экономические амбиции.

- Какова, по вашему мнению, дальнейшая судьба НАТО?

- Скорее всего, НАТО предстоит не только глобальная реструктуризация - стоит вопрос об исчезновении этой структуры вообще. НАТО является бюрократической организацией, причем крайне затратной. Если США продолжат финансировать эту организацию, а выхлоп от нее, что называется, очень маленький, то, вполне вероятно, ее придется отменять. Смысла в существовании НАТО нет уже два десятилетия. Вопрос в том, насколько действительно целесообразно сохранение альянса. НАТО либо полностью изменит свой формат, либо исчезнет как институт.

Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 23 января 2017 > № 2058918 Алексей Мухин


Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 19 января 2017 > № 2058913 Вячеслав Матузов

Вячеслав Матузов: «В Астану не придут те, кто делает ставку на военное решение сирийского конфликта»

23 января в Астане пройдет международная встреча по сирийскому урегулированию. О ситуации на Ближнем Востоке и вокруг него «Вестник Кавказа» побеседовал с арабистом, ветераном российской дипломатии Вячеславом Матузовым.

- Как вы оцениваете позицию России в отношении сирийского кризиса?

- Это, безусловно, главный элемент, который позволил сирийскому народу выйти из состояния гражданской войны. Именно участие военное России позволило изменить общую картину, когда сирийское правительство было уже практически на грани провала. Направив в Сирию ВКС, а затем установив там дополнительные зенитно-ракетные комплексы С-400 и С-300, Россия видела опасность не только развития внутрисирийского конфликта, но и военного вмешательства США.

Ведь полтора года назад стоял вопрос о прямом американском вмешательстве в дела в Сирии и обеспечении на территории всей северной Сирии, включая Алеппо, так называемой бесполетной зоны путем введения туда американских ВС. Угроза американского военного вмешательства подвигла наше руководство к тому, чтобы помочь сирийскому правительству не только в борьбе с оппозицией, в борьбе с террористическими группировками, но и воспрепятствовать американскому вторжению. Если бы американское вторжение состоялось, то Дамаске сегодня бы руководили ИГИЛ. Из его последних выступлений госсекретаря Джона Керри становится ясным, что американцы по существу поощряли ИГИЛ. Джон Керри говорит: «Мы не боролись, мы им позволяли бороться с сирийским режимом».

ИГИЛ и Нусра были выведены за скобки решением СБ ООН. Это не значит, что США их терпели бы вечно. Американцы бы их разбили на втором этапе. Но на первом этапе главной их задачей была выбросить Россию из этого региона и свергнуть режим. Свержение режима повлекло бы за собой изменение общей ситуации и в Ираке, и в Египте, и в Ливии.

Администрация Обамы ставила задачу дестабилизировать весь регион и активизировать его деятельность против России, разрушить арабские страны, исламский мир. Сейчас, я надеюсь, сотрудничество Москвы и Вашингтона начнется не только по Сирии, но и по Ливии мы найдем с Дональдом Трампом общий язык. Последние переговоры с ливийским руководством говорят о том, что мы на Ближний Восток приходим уже твердо. Главная задача - не допустить дестабилизации. Россия в данном случае сыграла позитивную роль для исламского мира, для арабского мира. Это хорошо понимают и арабы, и мировое сообщество. Я думаю, что Трамп будет исходить именно из этой концепции.

- Какие задачи может решить межсирийская встреча в Астане?

- В Астане одна задача - добиться стабильного прекращения огня. Продолжают войну те, которые имеют политические разногласия, но их можно решать политическими методами. Вооруженные отряды, которые представляют политическую оппозицию и не согласны с курсом властей, это одна категория. Но есть и другая категория, которая упорно отказывается от перемирия, от прекращения огня. «Джабхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам» не будут присутствовать в Астане. Это организации, которые делают ставку на военные решения. Это выбор их. А для тех, кто принял политику прекращения огня, политический процесс будет продолжаться и достаточно успешно.

- Как, на ваш взгляд будут развиваться отношения Москвы и Вашингтона по вопросу Сирии при новой американской администрации?

- Сложный вопрос. Надеюсь, что мы найдем общий язык. Человек такого уровня как Дональд Трамп, который достиг больших высот в бизнесе путем работы собственного ума и создал сам себя, должен понимать, где лежат национальные интересы Америки.

Несмотря на наличие всех известных расхождений, компромисс с Трампом ним легче найти, чем с Хиллари Клинтон. Когда говорят, что Хиллари Клинтон более предсказуема, я не согласен с этим. Предсказуем тот, кто понимает собственные интересы. На мой взгляд, Дональд Трамп их понимает. Его предвыборные заявления говорят о его готовности к координации, к сотрудничеству с Россией.

-Как вы видите отношения США и Ирана?

- Думаю, Трамп отойдет от своей задекларированной позиции противодействия ядерному соглашению с Ираном. Занявшись ближневосточной политикой, Трамп увидит реальную роль Ирана в этом регионе, и будет руководствоваться тем же, чем и Россия. Мы ведь не разделяем шиитские и суннитские течения, для нас дороги отношения и с Саудовской Аравией, и с Эмиратами, и с Ливией, и с Египтом, и с Сирией, и с Турцией. На мой взгляд, сейчас опасность для исламского арабского мира состоит именно в расколе. Мы выступаем за консолидацию. Мы за то, чтобы арабский мир жил в мире. Раскол, дестабилизация на наших южных границах - это прямая угроза национальной безопасности России. В выстраивании российско-американских контактов отношения по Ближнему Востоку будут играть ключевую роль. Думаю, что Трамп в каких-то моментах согласится с нашей концепцией. У нас нет враждебного настроя к США, нет желания выдавить откуда-то американцев. Есть желание выйти с ними сотрудничество.

- Каковы перспективы развития российско-турецких отношений?

- Я сторонник той точки зрения, что спасения [президента Турции Реджепа Тайипа] Эрдогана от неудавшегося вооруженного переворота - дело рук России. Заговор был серьезный, руководителем заговора был командующий ВВС Турции, а его штаб-квартира была на авиационной базе «Инджирлик», где находится американское командование. Попытка переворота в Турции серьезно отрезвила президента Эрдогана. Перетряска, которую он произвел и в ВС, и в политических кругах у себя в стране, - показатель того, что Турция перестанет, даже будучи членом НАТО, быть американской марионеткой, обретя политическую самостоятельность. С точки же зрения экономических связей, для Турции отношения с Россией имеют ключевое значение. Мы соседи, мы связаны многими проектами. Думаю, что все-таки здравый смысл возьмет свое.

У Турции остается свой взгляд на сирийское правительство, на Башара Асада. Но у нас есть общая платформа – оставить принятие решения за сирийским народом. Пусть судьбу Сирии решит ее народ, а не Джон Маккейн, ни Владимир Путин, ни Дональд Трамп. Думаю, что эта точка зрения устроит и турецкое руководство, на этой почве может быть найдено решение.

Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 19 января 2017 > № 2058913 Вячеслав Матузов


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми

Яков Кедми: «У Москвы и Тель-Авива много общих задач»

Глеб ИВАНОВ

Когда-то он работал на заводе бетонщиком-арматурщиком и заочно учился в МИИТ. Спустя полвека Яков Кедми более известен соотечественникам как бывший шеф израильской спецслужбы «Натив» и приглашенный эксперт — частый гость российских политических ток-шоу.

В 1967 году, будучи 20-летним рабочим пареньком, он начал свой поединок с властями, добиваясь репатриации. Получив отлуп, Яша Казаков не смирился и написал заявление об отказе от гражданства СССР. Чиновники долго не знали, что делать с активным юношей, и после двухгодичной волокиты все-таки отпустили. В Израиле наш герой поменял фамилию и сделал головокружительную карьеру в секретных ведомствах.

культура: Без малого 50 лет назад Вы пришли в израильское посольство в Москве, где заявили, что хотите репатриироваться. Позднее Вы еще несколько раз буквально прорывались в израильское, а затем и в американское представительство с тем же требованием. С Вами беседовали офицеры КГБ, намекали, что отправят в дурдом. Понимали, что могли в итоге оказаться за решеткой?

Кедми: Все шло к тому, что меня посадят, а шансов на положительный ответ почти не имелось. Но я пытался максимально раскачать свои отношения с властями — рассчитывал, что создам такие условия, при которых им будет невыгодно устраивать показательный процесс, и меня выпроводят за границу.

В советской бюрократической системе решения принимались медленно. Она зачастую опаздывала: если мои инициативы были более быстрыми и заставали чиновников врасплох, у меня оставалось время для подготовки к их ответному ходу. Помнится, однажды я вышел из посольства, и меня не задержали. Тогда подумалось: возможно, советская власть намного слабее, чем представляется, и большую часть ограничений мы на себя накладываем из-за собственных страхов.

культура: В «Википедии» читаем: из-за легкости, с какой Вы добились отъезда, Вас потом в Израиле окружал шлейф подозрений в связях с КГБ...

Кедми: Не знаю, что написано в «Википедии», не читал. Но я приехал в 69-м, а в 71-м, то есть на второй год после окончания офицерского училища, уже поступил в школу военной разведки. Такая быстрота необычна для Израиля. Если были бы какие-то подозрения, меня не приняли бы в такую школу. С 78-го я работал в «Нативе», где наивысшая степень секретности в стране. Проверки предстояли долгие, упорные, но все подозрения существовали не на профессиональном, а на обывательском уровне.

культура: В книге «Безнадежные войны» Вы подробно, шаг за шагом описываете свой первый бой: недалеко от Суэцкого канала во время войны Судного дня 1973 года. Вы сражались в танковых войсках, в одном экипаже с будущим премьером Эхудом Бараком. Вас было трое. Когда пулеметчик погиб, Вы встали за пулемет, высунувшись из башни. Вы, как я помню, отдаете дань уважения за героизм и солдатам противника, египтянам, которых в тот момент уничтожали...

Кедми: Конечно. Они нас убивали, мы — их.

культура: Но Ваши батальные сцены скупы на чувства. Насколько Вы в тот момент нервничали?

Кедми: Это было первое сражение, но не единственное. Потом они шли сплошной чередой. Вообще в бою ощущений нет, ты работаешь, как автомат, как машина. Делаешь то, чему учили. Целишься, ведешь огонь и все фиксируешь. Переключение происходит утром перед битвой, когда звучит команда «Запустить двигатели!» и слышишь, как затарахтел мотор танка. Тут же — полное переключение. Или уже после, когда все закончено: приехали в место расположения батальона, и все разошлись. Тогда появляется несколько минут отдыха. Начинаешь вспоминать, что было. И рождаются чувства.

культура: А сложно было переключиться в иной режим, когда перешли из бронетанковых войск в спецслужбу?

Кедми: Нет. Из армии я уходил офицером военной разведки, поэтому работа оказалась чем-то похожей. Кое-какие навыки, которые получил на передовой, пригодились. Другие — нет.

На новом месте гораздо более важным оказался человеческий фактор. Прежде я не занимался агентурой и вербовкой — тем, что у вас в ведении ГРУ. В армии мои функции ограничивались полем боя, расположением частей противника.

Всех военных тестируют на наличие природных данных быть офицером. Точность, собранность, внимательность, дисциплинированность, умение организовать людей, сохранять в любой обстановке самообладание, холодный расчет. Все это — качества, необходимые командиру.

А какие нужны для службы во внешней разведке? Способность оценивать, систематизировать и анализировать информацию, дар по-особому использовать людей, например, уметь работать среди населения, при этом получая сведения без элементов вербовки. Разумеется, и доскональное знание собственных сотрудников.

культура: Что в «Нативе» доставляло Вам особое удовольствие?

Кедми: Когда планируешь ту или иную операцию и она в итоге удается, то чем меньше было изначально шансов, тем ценнее победа. Адреналин всегда повышен. Особенно, когда ты сам на месте событий, как на борцовском ковре. Это давало чувство внутренней мощи и легкости. Никогда не было страха или ощущения опасности, но предельная собранность перед поединком, охотничий азарт.

культура: В декабре 1988 года Вы оказались в эпицентре истории, связанной с угоном самолета из СССР. Тогда банда Якшиянца захватила на Северном Кавказе автобус с детьми и учительницей, потребовала два миллиона долларов и воздушный коридор в Израиль. Власти выполнили эти условия, однако террористы не учли, что международная обстановка изменилась и отношения наших стран потеплели. В итоге Израиль сразу вернул и самолет, и заложников, и выкуп, и бандитов в наручниках. Но тот злополучный рейс в аэропорту Бен-Гурион Вы встречали лично...

Кедми: Именно я был первым, кого увидел Якшиянц, спустившись с трапа. Я заговорил по-русски, он явно обрадовался. Когда я увидел его подельников, мне стало ясно, что прямого физического риска нет. Обычные бандиты. Единственное, что меня немного напрягало, — Якшиянц был подкуренный и пьяный. Когда такой человек стоит с автоматом перед тобой, не совсем приятно. Неприятно, подчеркну, но не страшно. Я вел переговоры. Сразу сказал: «Ну, положи автомат!» Он положил, и то же самое сделали его ребята, которые вышли из самолета с обрезами. Не было большой напряженности, мне быстро удалось их успокоить и перевести разговор на практические вопросы.

культура: Вы как-то упоминали, что хорошо знаете президента России, даже познакомили его в 1998 году с Ариэлем Шароном. Позднее Вы и Владимир Путин несколько раз подробно беседовали о целях и интересах двух стран на Ближнем Востоке. Как Вам кажется, с тех пор таковые не подверглись корректировке?

Кедми: С первой же беседы стало ясно, что у нас очень много общих задач. И по большому счету ничего нового на сегодня не добавилось. Да, усилился элемент террора. Тогда экстремисты активно орудовали в самой России, на Северном Кавказе, но уже была очевидна связь между ними и исламским террором на Ближнем Востоке.

Мы говорили и о проблемах минувшего, как экономических, так и политических, геополитических. Потом у нас был еще ряд встреч.

Ясно, что не все цели у нас совпадают: у каждого государства они разные, тут не может быть полной идентичности. У России свои отношения с третьими странами, но не помню, чтобы в разговорах выявились какие-то противоречия в оценке Соединенных Штатов. Тут было полное взаимное понимание.

культура: Тогда же Вы конфликтовали с людьми, которые входили в руководство Израиля, а теперь, после многолетнего перерыва, снова у власти, — это господа Биньямин Нетаньяху и Авигдор Либерман. В чем суть Вашего спора? Что-то личное или разница в ценностях?

Кедми: Вероятно, это свойство моего характера. Когда я только приехал, то тоже выступал против политики израильского правительства. Потом мою правоту признали: политика была изменена. Я говорю сейчас о временах Голды Меир. И со службой, которую я затем возглавлял, поначалу имелись стычки.

С Нетаньяху у меня принципиальные споры. Его подход к работе, отношение к евреям СССР и постсоветского пространства, к России, к палестинцам — по всем этим пунктам у нас были разногласия. Сегодня он круто изменил курс относительно Москвы — это больше походит на то, чего я добивался в свое время. Но другие расхождения остаются.

Сам порядок принятия решений Нетаньяху непрофессиональный, и он их очень быстро меняет. Непоследователен, легко поддается любому давлению как в семье, так и извне. Ставит во главу угла личные политические интересы, а не общегосударственные. Не умеет делать выводы, хотя человек интеллигентный. Не так работает с поступающей информацией, как я привык при предыдущих премьерах. Я же, находясь на госслужбе с 70-х, хорошо изучил методы Ицхака Шамира, Ицхака Рабина, Шимона Переса. У каждого были свои плюсы и минусы. Но то, как принимал порой решения Нетаньяху, — это, на мой взгляд, полная катастрофа!

С Либерманом я сталкивался меньше, потому что мы работали параллельно. Сейчас на посту министра обороны он действует гораздо более разумно. Наши разногласия никуда не делись, но я открыто говорю, когда мне нравятся какие-то его шаги.

культура: Когда-то Вы превратились из танкиста в «шпиона», а теперь из «шпиона» — в политолога. Руководили спецслужбой, были закрытым человеком, хранителем секретов, а ныне каждый день выступаете в прессе, на ТВ-шоу. Вам не кажется, что Вы стали более легкомысленным?

Кедми: Нет. Будучи на службе, научился четко формулировать и аргументировать свои мысли. Что я и делаю. На закрытом форуме или перед журналистами — не играет роли. В любой аудитории могу себя контролировать: сказать то, что хочу донести, и не говорить того, что не имею права раскрывать.

Много раз в разведке мне приходилось обосновывать, докладывать, делать выводы по огромному количеству информации по разным тематикам, излагать ее и письменно, и устно. Натренировался вдоволь. Так что когда выступаю, совершаю почти то же самое, только в других условиях.

культура: Перейдем к злободневным вопросам. В ноябре анонимный источник в израильском генштабе предупреждал журналистов, что столкновение с Россией на Ближнем Востоке якобы неизбежно. Вызвано это было тем, что Москва разместила в Сирии С-400 и прочие современнейшие вооружения, после чего Тель-Авив потерял превосходство в воздушном пространстве, которое привык контролировать. И вот буквально несколько дней назад Израиль вновь нанес удар по сирийской территории, по военному аэропорту Дамаска. Риски действительно велики?

Кедми: Допускаю, на уровне дискуссии разведывательное управление Израиля обсудило вопрос о том, что пребывание С-400 в Сирии увеличивает опасность конфликта наших ВВС с российскими военными комплексами, что надо принимать меры, дабы свести вероятность столкновения к минимуму. Никто не отрицает, что все возможно при неаккуратной работе с той или другой стороны.

Думаю, не все в Израиле довольны, что прежней свободы действий в сирийском небе у нас больше нет. Но это реальность, с которой приходится считаться. Надо искать иные способы. Например, мы сейчас нашли возможность поражать объекты «Хезболлы», не залетая в воздушное пространство Сирии. Последние обстрелы проводились ракетами «земля — земля» и «воздух — земля», пущенными с нашей территории или из нашего же неба. Радиус их действия вполне достаточен.

культура: Какими видятся Вам отношения Израиля и США во время правления Дональда Трампа? 45-й американский президент не скрывает симпатий к еврейскому государству.

Кедми: Проблемы, бывшие результатом, во-первых, мировоззрения Обамы, а во-вторых, его напряженных контактов с Нетаньяху, уйдут. Хотя общие причины разногласий останутся. Впрочем, уже хорошо, что их не будут усугублять личные недоразумения между политиками.

культура: Что предпримет Вашингтон на персидском направлении? Придется ли, к примеру, Москве выбирать между Трампом и Тегераном?..

Кедми: Не думаю, что перед Кремлем встанет подобный выбор, это же касается и отношений с Трампом и Пекином. Считаю, Россия сумеет сохранить баланс. Может, и не так, как при Обаме, но Иран с американцами найдут тот или иной способ взаимного существования.

культура: В каком направлении в целом развивается израильское общество? Почему и правящие круги, и значительная часть населения воспринимают любую критику в адрес страны как проявление антисемитизма?

Кедми: Политики часто предпочитают не обсуждать проблему, а переходить на личность того, кто предъявляет им какие-то претензии. Однако это обычная ситуация во многих государствах. В целом общество у нас достаточно терпимое, толерантное, здоровое. Хотя повышение внутри него доли религиозной и националистической составляющей может представлять угрозу демократии. Растет коррупция. Но, надеюсь, мы в состоянии со всем этим справиться.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми


США. Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 19 января 2017 > № 2046673 Алла Ярошинская

Администрация президента США Барака Обамы несколько раз пыталась склонить Москву к дальнейшему сокращению ядерных арсеналов. Особенно настойчиво, апеллируя к мировой общественности, американские политики приглашали Россию разоружаться в последние годы президентства Обамы. Однако Кремль реагировал сдержанно. Мол, мы готовы, но на определенных условиях: из Европы должны быть убраны американские тактические атомные бомбы, а также свернуты элементы системы ПРО в странах бывшего социалистического лагеря.

Новый президент США Дональд Трамп, и в ходе своей предвыборной кампании, и уже будучи избранным, но еще не приведенным к присяге, немало начудил в своих высказываниях о судьбе ядерного оружия. Его точка зрения колебалась в зависимости, видимо, от аудитории и настроения — от заверения о готовности первым нанести атомный удар по врагу до сетования, что ядерный арсенал США уступает по качеству и количеству таковому российскому.

Бурю обсуждений в Европе и Америке вызвало последнее сенсационное заявление Трампа о том, что Вашингтону следует провести некий change с Москвой: Америка снимает с нее экономические санкции, а Россия сокращает свое ядерное оружие. Широкий разброс мнений в одной голове — самого (с завтрашнего дня) могущественного человека в мире — вызывает не столько удивление, сколько опасение. Некомпетентность, умноженная на эмоции, в таком тонком вопросе, как ядерное оружие и его применение, уже сама по себе становится взрывоопасной смесью.

Пока новый президент развлекался в Твиттере, пугая мир своими «откровениями», администрация уходящего главы США Барака Обамы публично отчиталась о сокращении американских ядерных арсеналов за время его работы. Как следует из доклада вице-президента Байдена, сделанного на днях в Центре Карнеги (текст выложен на официальном сайте Госдепа), «с 2009 года Соединенные Штаты демонтировали 2226 ядерных боеголовок». При этом Байден отметил, что «Россия последние три года отказывалась от переговоров о соответствующем сокращении развернутых и неразвернутых арсеналов. Но так как американцы лидируют в этом вопросе, у нас нет необходимости ожидать Россию». В эту цифру входит и почти 500 демонтированных за прошлый год боеголовок.

«Фишка» отчетного периода заключается в том, что, как следует из речи Байдена, США провели сокращения своего ядерного оружия в одностороннем порядке. И сегодня, по его словам, США имеют 4018 «действующих» ядерных боеголовок плюс еще приблизительно 2800 ожидают своего демонтажа и утилизации.

Известный американский аналитик и эксперт по проблемам ядерного оружия Ханс Кристенсен в своей статье «Администрация Обамы объявляет об одностороннем сокращении ядерного оружия», опубликованной на сайте Федерации американских ученых (FAS), отмечает: «Это означает, что администрация Обамы за два его срока сократила американские запасы ядерного оружия на 1255 единиц (24%), если сравнить их размеры с теми, что были в конце правления администрации Джорджа Буша-младшего. Это число больше расчетного количества боеголовок в арсеналах Великобритании, Китая Франции, Индии, Израиля, Северной Кореи и Пакистана, вместе взятых».

Тут следует пояснить, откуда у США вдруг появилась такая воля к миру, что они даже разоружаться, как утверждают, стали в одностороннем порядке. Напомню, в 2010 году администрация Барака Обамы подписала с Россией договор СНВ-3. Как утверждают западные СМИ со ссылками на специалистов, «когда СНВ-3 вступил в силу, у России было меньше развернутых боезарядов и систем доставки, чем предусмотрено договором, и поэтому на практике ей не пришлось заниматься никаким сокращением». Соответственно, США, у которых было их больше, пришлось сокращать. (Более того, как утверждает The Washington Times, «после вступления договора в действие Россия продолжала наращивать свои ядерные силы, а не сокращать их». Подобное стало возможным, уверяют американские эксперты, только благодаря некоторым «лазейкам» в подписанном США и Россией договоре.)

Анализируя отчет администрации Барака Обамы о сокращении ядерного оружия, Ханс Кристенсен приводит данные по изменениям в его запасах во времена правления разных президентов (с 1945 по 2016 годы). Никсон был последним, при ком запасы наращивались. Сокращения начались с приходом в 1974 году Форда — они «усохли» на 1956 боеголовок. (По сути, при нем и начался советско-американский разоруженческий диалог.) Однако больше всего ядерные арсеналы США «похудели» при Буше-младшем — на 5304 единицы, то есть наполовину от того, что оставил ему Билл Клинтон. И если сравнивать, как менялись запасы американского ядерного оружия во время правления в США разных президентов после окончания «холодной войны», то именно администрация Обамы в этом преуспела меньше остальных.

Однако этому есть объяснение: сегодня арсеналы ядерного оружия значительно меньше, чем двадцать лет назад. Значит, и ожидаемое их сокращение будет тоже не столь большим. Критики (из числа «голубей») бывшего президента Клинтона указывают, что администрация Буша-младшего «урезала» значительно больше боеголовок, чем правительство его предшественника. Сравнивая, Кристенсен приходит к выводу: «Республиканские президенты после окончания «холодной войны» демонтировали намного больше ядерных боеголовок, чем администрации демократических президентов: 14801 против 4437». Неожиданная статистика, и в самом деле.

Цена ядерной дубинки

Вице-президент Байден, отчитываясь об успехах в деле ядерного разоружения, не рассекретил (что понятно), какие именно типы боеголовок были изъяты из запасников или, может быть, часть их. Но по оценкам специалистов, «ядерные боеголовки были сокращены из неактивного резерва неразвернутых боеголовок, которые хранятся для обеспечения так называемого экстра-запаса, который может быть использован при техническом сбое или когда нужно реагировать на геополитические сюрпризы». Запас, как указывается в некоторых других американских источниках, был слишком большим, поэтому его вполне могли пустить «под нож».

Пытаясь понять, какие именно вооружения были сокращены, американские эксперты полагают, что утилизированные боеголовки, вероятно, включают в себя W76, B61 и B83, запланированные для демонтажа в любом случае — «из-за изменений планов гипотетической ядерной войны и окончания их (боеголовок) программ «жизни». В дополнение к избыточным W76s сокращение может также включать боеголовки W84, которыми ранее были вооружены наземные крылатые ракеты. Однажды они уже были отправлены в «отставку», но затем их вернули в качестве потенциального кандидата на боеголовку для крылатой ракеты большой дальности LRSO. Однако этого не случилось, и вполне вероятно, что такой тип боеголовок был обречен на утилизацию. Впрочем, республиканцы пытались законодательно запретить их демонтаж, однако в конечном счете W84 пришлось пожертвовать. Если учесть, что их было произведено всего 400 единиц, а утилизировано в прошлом году почти 500 боеголовок, то это значит, что под раздачу попали и типы подобных вооружений. Как считают эксперты, минимально могли быть демонтированы В61, так как военные все еще в ожидании их замены на B61-12.

Администрация Обамы пообещала, что все боеголовки, изъятые из обращения до 2009 года, будут демонтированы к 2021-му (на самом деле некоторые из них были изъяты уже после 2009 года). Если учесть, что средняя скорость демонтажа при администрации Обамы составляла 278 единиц ежегодно, то накопившиеся списанные будут демонтированы до 2026 года.

Судя по местным СМИ и социальным сетям, многие американцы, а также политики вовсе не приветствуют одностороннее сокращение ядерного оружия администрацией Обамы, считая это проявлением слабости США. Однако давно ясно, что так называемое ядерное разоружение это вовсе не то, что под этим термином подразумевается в академических словарях. На деле же это ядерное перевооружение и модернизация. Как утверждает Ханс Кристенсен, «администрация Обамы запустила такую программу модернизации ядерного оружия, что на этом фоне предыдущая администрация Буша-младшего имеет просто бледный вид».

«Одностороннее» сокращение американского ядерного оружия происходит исключительно по требованию самих американских военных. Пентагон уже давно заявил, что даже после реализации нового договора по СНВ Соединенные Штаты будут по-прежнему иметь до одной трети больше развернутых ядерных боеголовок, чем это необходимо им для выполнения национальных и международных обязательств.

Что касается России, то она, по оценке американских специалистов, имеет ядерный арсенал почти в 4500 боеголовок. Как отмечает Кристенсен, «в то время как некоторые комментаторы одержимы ядерным паритетом между США и Россией, Пентагон, кажется, меньше заинтересован в количестве и больше заинтересован в качестве». Еще в 2012 году, отмечает он, в Пентагоне пришли к заключению, что «Российская Федерация… не сможет достичь в военном отношении существенного преимущества, используя любую благовидную экспансию своих стратегических ядерных сил, даже если она прибегнет к лазейкам или прорывному сценарию, исходя из нового договора СНВ. Ей не удастся это в первую очередь из-за присущей живучести планируемой структуры стратегических сил США, в частности, баллистических ракет подводных лодок класса OHIO (ОГАЙО), определенное количество которых находится в море в любой момент времени».

Кажется, Путин недавно дал свой «хитрый» ответ подобным «клеветникам России», заявив, что ее армия сильнее любого потенциального агрессора. Все промолчали, и только представитель Госдепартамента США Джон Кирби заявил, что именно вооруженные силы США являются самыми мощными и боеспособными за всю историю человечества. Неизвестно, понял ли Госдеп, в какие двусмысленные словесные силки Кремля он сам при этом так изящно угодил.

Алла Ярошинская

США. Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 19 января 2017 > № 2046673 Алла Ярошинская


Россия. УФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 19 января 2017 > № 2042376 Андрей Козлов

Стоп-знак для мошенников.

О мошенничестве в сфере цифровых технологий, Интернета и мобильной связи, борьбе с охотниками за банковскими картами и способах защиты от «продвинутых» жуликов наш корреспондент беседует с начальником Управления уголовного розыска УМВД России по Тюменской области полковником полиции Андреем КОЗЛОВЫМ.

- Андрей Иванович, судя по сводкам происшествий, в Тюменском регионе нарастает волна краж денег с банковских карточек. На ваш взгляд, с чем это связано?

- С развитием информационных технологий. Точно такая же картина наблюдается и в других регионах. Преступники отслеживают инновации, чтобы использовать их в своих целях. Новинки электроники облегчают криминальный промысел. Не надо открыто грабить и воровать, «светить» своё лицо. Проще оформить «левую» симку, сделать звонок доверчивому человеку, обмануть и снять деньги с его банковской карты. Поэтому и растёт количество подобных преступлений. Эта тенденция наметилась в Тюменской области больше года назад. Переломить её будет непросто, поскольку электронные мошенничества носят трансграничный характер.

В том же мобильнике преступник использует SIM-­карту, оформленную на вымышленное лицо, причём с номерной ёмкостью любого региона. Допустим, в момент совершения преступления мошенник находился во Владивостоке, а звонил он потерпевшему в Тюмень. Деньги с банковской карты выводились его подельником в третьем городе. Конечно, требуется время, чтобы разобраться в довольно запутанной схеме. В этом плане лишь сейчас находятся алгоритмы, вырабатываются методики и тактики раскрытия коммуникационных преступлений на общероссийском уровне.

- Не отвлекает ли погоня за такими мошенниками от серьёзных уголовных дел?

- По сути, любое мошенничество ­- это хищение. Поэтому оперативники должны раскрывать и такие дела. Они не менее серьёзные, чем другие преступные деяния, вызывают общественный резонанс. В структуре областного Управления уголовного розыска мошенниками занимается отдел по раскрытию имущественных преступлений. Кроме того, во всех 32 подразделениях угрозыска на «земле» есть сотрудники, закреплённые за линией работы по противодействию мошенничеству.

- Что нового появилось в арсенале тюменских оперативников? Есть ли примеры успешных раскрытий, задержаний?

- Раньше каждый сотрудник уголовного розыска анализировал преступления на своей территории обслуживания. Информация по симкам, email-адресам, банковским карточкам хранилась только у него. Но ведь мошенник, используя Интернет и сотовую связь, мог обмануть людей сразу в нескольких районах. Между тем опера не видели, что это серийное дело, расследуя их по отдельности. А ведь обмен информацией очень полезен в оперативном плане, помогает ускорить расследование. Поэтому мы создали в угрозыске автоматизированную информационно-поисковую систему «Мошенник», развернули её на ста с лишним рабочих местах. Оперативники постоянно пополняют интегрированную базу данных. Используя эти сведения, можно выйти на серию преступлений, даже совершённых за пределами Тюменской области.

Так, с помощью системы «Мошенник» сотрудники угрозыска УМВД России по городу Тюмени вычислили организованную преступную группу из восьми человек. Они занимались телефонным мошенничеством, обманывали жителей разных регионов - Сибири, Урала, Москвы, Ленинградской области. Всего объединено порядка 40 уголовных дел. Сейчас мошенники арестованы. Проводим мероприятия, направленные на закрепление доказательств. Сложность в том, что нужно задокументировать их преступную деятельность в нескольких субъектах Российской Федерации.

- Существуют ли аналоги АИПС «Мошенник» в других регионах?

- Да, они есть. Когда начали разрабатывать новую систему, использовали опыт пермского угрозыска, который работал с подобной интегрированной базой данных. Теперь коллеги из других субъектов просят нас поделиться наработками. Никому не отказываем, отправляем выгрузку базы данных по мошенничеству. Наш алгоритм уже используют территориальные управления уголовного розыска в 12 регионах. Не исключено, что аналогичная система войдёт в ИСОД МВД России, будет реализована в масштабе всей страны.

- Какие преступные схемы в онлайн-пространстве самые злобо­дневные?

- По итогам 2016 года на первое место выдвинулись ложные интернет-продажи (более 30 % от всех мошенничеств). А лишь несколько лет назад на Тюменской земле такие преступления вообще не регистрировались. Связаны они не только с продажей, но и с покупкой различного имущества, домашних животных. Вот два характерных примера. Под Новый год неизвестный гражданин через сайт объявлений под предлогом продажи снегохода похитил у жителя Тюмени с банковской карты 190 тысяч рублей. Злоумышленник попросил перевести денежные средства за снегоход ему на карту. Завладев крупной суммой, он исчез. Другой тюменец увидел в Cети объявление о продаже аналога дорогостоящего сотового телефона, который предлагался всего за шесть с половиной тысяч рублей. После того как мужчина сделал заказ, ему выслали трек-номер, по которому он отслеживал ценную посылку. Когда пришло время забрать товар, покупатель оплатил всю сумму. Придя домой, обнаружил в посылке не сотовый телефон, а… гранёный стакан.

Второй наиболее распространённый вид мошенничества - бесконтактный, вирусный (около 22 %). Тут всё связано с рассылкой вредоносного программного обеспечения, вирусов-троянов. С очередным случаем не так давно столкнулись в Тобольске. В дежурную часть МО МВД России «Тобольский» поступило заявление от гражданина, телефон которого был подвергнут вирусной атаке. Потерпевшему на сотовый пришло SMS-сообщение с просьбой перейти по прикреплённой ссылке. Он откликнулся, после чего в программном обеспечении гаджета произошёл сбой. Вскоре мужчина узнал, что с его банковского счёта списаны 6 тысяч рублей.

В круг потенциальных жертв данного вида мошенничества входят все владельцы смартфонов и планшетов, подключённых к Интернету и услуге «Мобильный банк». Бывает, пользователь даже не понимает, в какой момент у него похитили денежные средства. Поэтому раскрывать такие преступления сложно. Здесь важна профилактика, установка хороших антивирусных программ.

На третьем месте идут прямые махинации с банковскими картами (почти 11 %). Нередко мошенники звонят и представляются сотрудниками службы безопасности банка, просят срочно заблокировать карту, чтобы предотвратить угрозу снятия денежных средств. К примеру, в декабре прошлого года жертвой такого обмана стала 32-летняя жительница областного центра. Потерпевшая сообщила мнимому банковскому работнику номер своей карты и защитный код. В итоге женщина лишилась трёх тысяч рублей. Кстати, вам может прийти и SMS о блокировке банковской карты. Вы звоните по телефону, указанному в сообщении, трубку берёт мошенник и просит для подтверждения личности ввести одноразовый пароль. Ну а дальше ваш счёт обнуляется.

- Вы упомянули профилактику. Какие меры предпринимаете, чтобы предотвратить мошеннические действия?

- В Тюменской области уже больше года проводится акция «Стоп: мошенник!», сотрудники угрозыска в ней активно участвуют. Она направлена на повышение грамотности и безопасности граждан, которые выходят в Интернет, работают с онлайн-сервисами банковских приложений. Вместе с представителями пресс-службы УМВД, участковыми уполномоченными на встречах с жителями, через СМИ рассказываем о способах обмана, призываем к бдительности. Раздаём в учреждениях, общественных местах, на улицах «Памятку по противодействию мобильному мошенничеству». В буклете изложены советы, какие меры предосторожности необходимо соблюдать, чтобы не попасться на уловки мошенников.

Акция «Стоп: мошенник!» приносит реальный эффект. Если видим, что ползёт какая-то новая мошенническая схема, сразу начинаем её сбивать, изо дня в день предупреждаем земляков при встречах, выступаем на радио и телевидении. Через неделю-другую волна спадает. К примеру, очень злободневной была так называемая схема «мама - папа». Это когда мошенники по телефону вымогают деньги у родителей или родственников под предлогом, что их дети попали в дорожно-транспортное происшествие или другую чрезвычайную ситуацию. Ещё год назад данные преступления составляли порядка 38 % от всех мошенничеств. Сейчас на них приходится не больше четырёх процентов. Значит, до граждан дошли наши предостережения.

- Вопрос на перспективу. Может ли киберполиция, о необходимости которой многие говорят, заменить сотрудников угрозыска?

- Уголовный розыск вряд ли можно заменить. Но перспектива для совместной борьбы с киберпреступностью открывается хорошая. В идеале у полицейского будет прямой доступ ко всем регионам, операторам сотовой связи, базам данных. Он сможет зайти на необходимый ресурс и посмотреть транзакции денежных средств. Потому что, заметая следы, преступники дробят похищенные суммы, уводят их разными путями. Если все информационные ресурсы передадут в руки одного подразделения МВД, то эти преступления будут раскрываться очень быстро.

Беседу вёл Александр РОМЕНСКИЙ

Россия. УФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 19 января 2017 > № 2042376 Андрей Козлов


Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 18 января 2017 > № 2058898 Ирина Звягельская

Ирина Звягельская: "Все хотят завершить эту страшную войну в Сирии"

Россия по итогам 2016 года вышла в лидеры среди мировых игроков на Ближнем Востоке, взяв в свои руки инициативу мирного урегулирования сирийского кризиса. Это не только было засвидетельствовано созданием формата Россия-Турция-Иран, результатом работы которого стало установление всеобщего перемирия в Сирии и организация мирной конференции в Астане, но и признано "первой скрипкой" ближневосточной истории XXIвека – США. О том, каковы на сегодня позиции России как миротворца на Ближнем Востоке, "Вестник Кавказа" побеседовал с главным научным сотрудником Института востоковедения РАН Ириной Звягельской.

- Ирина Доновна, по вашей оценке, насколько усилия России приблизили урегулирование сирийского кризиса?

- На мой взгляд, перспективы сирийского урегулирования по-прежнему остаются сложным вопросом, однако, благодаря изменению соотношения сил в Сирии, в том числе за счет активных действий России, за счет взятия Алеппо, где мы помогали правительственным войскам, можно надеяться на возобновление мирного процесса. Цель встречи в Астане в том, чтобы подготовить более широкую конференцию в рамках ООН, то есть сделать еще один шаг к общему урегулированию. Специфика этого шага, в первую очередь, в росте активности региональных держав – Турции и Ирана, что правильно, поскольку они имеют выход на оппозиционные силы Сирии (Турция) и на официальный Дамаск (Иран).

Конечно, это не означает, что подходы России сейчас стопроцентно совпадают с подходами Турции, подходами Ирана или даже подходами президент Башара Асада. У всех свое видение ситуации – но в то же время есть общая убежденность в том, что пора завершить эту страшную войну и добиться стабилизации Сирии. Очень важно, что даже Асад говорит о готовности вести переговоры с воюющими против него людьми, раньше он делал это не слишком охотно, а теперь выйдет на переговоры с теми, от кого зависит ситуация на земле, а очень важный сдвиг. Конечно, легкого решения ждать не приходится, в сирийском конфликте задействована масса интересов как внутренних сил, так и региональных держав, и есть совершенно противоположные подходы к тому, как его разрешить. Боюсь, это будет долгий, тяжелый и достаточно болезненный процесс, но без него дальше жить нельзя.

- Каковы в настоящее время отношения России и Турции на ближневосточной арене?

- Турция сыграла очень большую роль в подготовке конференции, так как от нее зависит обеспечение присутствия в Астане многих воюющих оппозиционеров. Анкара имеет с ними связи, и потому делает чрезвычайно важную работу. После того страшного кризиса, который был в наших отношениях, сотрудничество России и Турции стало восстанавливаться, и у нас на сегодня действительно есть некие общие подходы к ситуации в Сирии. Безусловно, разногласия между нами продолжают сохраняться, так как двусторонние связи Москвы и Анкары еще не восстановлены в прежнем объеме. На мой взгляд, очень важным, мотивирующим моментом ускорения нормализации отношений послужила неудавшаяся попытка переворота в Турции. Оказавшись в очень тяжелом положении, республика была заинтересована в форсированном восстановлении контактов с Россией.

- Что в обозримой перспективе изменится в отношениях России с другим ближневосточным игроком – США?

- Судя по заявлениям избранного президента Дональда Трампа, который говорит о необходимости сотрудничать с Россией в борьбе с терроризмом, можно ожидать, что что-то изменится. Понятно, что Трамп не будет проводить ту политику, которой придерживалась предыдущая администрация, однако необходимо принимать во внимание и то обстоятельство, что президент США – не султан, который может в одиночку изменить все по своему желанию, поступая так, как сочтет нужным. Американский президент вписан в очень жесткую политическую систему, и даже если начнутся те или иные повороты во внешней политике США, что, кстати, неизбежно при смене администрации, сейчас очень трудно определить, насколько радикальны они будут.

- Можно ли ожидать усложнения ситуации вокруг иранской ядерной сделки при Трампе?

- Как все мы слышали, Дональд Трамп говорил о том, что считает это соглашение с Ираном далеко не идеальным. Есть точки зрения, что при Трампе США будут снова больше давить на Иран и иранское руководство, не торопясь снимать оставшиеся санкции. Подобный более жесткий подход к Ирану со стороны Вашингтона действительно возможен.

Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 18 января 2017 > № 2058898 Ирина Звягельская


Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко

Исход по-французски

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

За последнее десятилетие около 40 000 евреев покинули Францию, переселившись в Израиль, Соединенные Штаты, Канаду, Австралию и Великобританию.

Главной причиной такого исхода является рост антисемитских настроений и серия террористических атак. «Во Франции евреев убивают только за то, что они ими являются», — подчеркивается в исследовании Службы защиты еврейского сообщества.

Так, в 2006 году Юсуф Фофана, родители которого прибыли из Кот-д’Ивуара, вместе с подручными три недели пытал, а потом убил 23-летнего Илама Халими. Спустя шесть лет Мохаммед Мера, имеющий французское и алжирское гражданства, напал на еврейскую школу в Тулузе, застрелил учителя и троих детей. В 2015-м Амеди Кулибали расстрелял четырех человек в парижском магазине кошерных продуктов. Все эти расправы дали мощный импульс возвращению евреев на историческую родину. Тем более, что антисемитские акции случаются все чаще. В 2015 году жертвами подобных выступлений стали более 800 человек — в десять раз больше, чем в 1999-м. «Антисемитизм достиг беспрецедентного масштаба. К примеру, в канун Нового года вандалы разрисовали антисемитскими лозунгами типа «Евреям вход воспрещен» стены школы имени Анны Франк в парижском пригороде Монтрей. Еврейская диаспора напугана», — констатируют эксперты Жером Фурке и Сильвен Мантернак в новой книге «В будущем году в Иерусалиме?».

Власти делают все, чтобы положить конец расистским выходкам, берут под усиленную охрану синагоги и школы. «Франция без евреев — это не Франция», — заявил Манюэль Вальс, один из кандидатов от Соцпартии на предстоящих президентских выборах. Со своей стороны, глава государства Франсуа Олланд объявил борьбу с расизмом и антисемитизмом общенациональной задачей, но, по своему обыкновению, особых успехов и на этом поприще не добился...

Социологи отмечают, что эпицентрами антисемитизма являются столичные пригороды, а также некоторые южные районы, где обосновались выходцы из арабских и африканских стран. Во время манифестаций они выступают с лозунгами: «Аллах акбар», «Смерть евреям», «Евреи, проваливайте. Франция не для вас!»

«Все знают, но никто не осмеливается сказать, что в арабских семьях во Франции антисемитизм впитывают с молоком матери», — утверждает известный историк Жорж Бенсуссан. Его слова спровоцировали большой скандал в политкорректных кругах. Ученого обвинили в разжигании ненависти в отношении мусульман, и в конце января он должен предстать перед судом.

«Евреи оказались одной из главных мишеней джихадистов, бьет тревогу глава Представительного совета еврейских организаций Франции Роже Кюкерман. — Практически все акты насилия против них совершаются молодыми мусульманами». Однако антисемитизмом заражены не только они. Эксперты указывают на рост подобных настроений среди католиков, леворадикальных и ультраправых кругов. «Обыкновенный расизм» никуда не исчез.

«Можно ли во Франции оставаться евреем, не рискуя быть убитым?» — задаются вопросом представители еврейской общины. Для многих семей единственный способ защитить себя состоит в том, чтобы спрятаться, призналась на днях на страницах журнала «Экспресс» одна из читательниц, Эмили Тон: «Еще лучше, если нам удается скрыть свою фамилию. Но я больше так жить не могу и хочу положить конец молчанию».

Тем временем израильские лидеры все чаще призывают французских евреев перебираться на Землю обетованную. «Если хотите оставаться евреями, если хотите, чтобы ваши дети и внуки также были евреями, перебирайтесь в Израиль», — заявил в конце года министр обороны Авигдор Либерман. Раньше с тем же призывом обратился премьер Биньямин Нетаньяху, пообещав встретить единоверцев с распростертыми объятиями.

Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 18 января 2017 > № 2046676 Александр Воронцов

Недавнее обещание руководителя Северной Кореи Ким Чен Ына провести испытания межконтинентальной баллистической ракеты, которая способна долететь до территории США, вызвало мгновенную, но при этом неоднозначную реакцию избранного президента Соединенных Штатов Дональда Трампа. Его слова о том, что «этого не случится» можно интерпретировать, в том числе, как угрозу провести силовую акцию против режима в Пхеньяне. О том, насколько высока угроза обострения ситуации на Корейском полуострове, в интервью «Росбалту» рассказал руководитель отдела Кореи и Монголии Института Востоковедения РАН Александр Воронцов.

— Действительно ли Северная Корея насколько продвинулась в своей ядерной программе, что может всерьез угрожать Америке?

— Специалисты в разных странах, в частности в США и в России, не говоря уже о Южной Корее, где это все вообще воспринимается очень эмоционально, считают, что да, КНДР серьезно продвинулась в этом вопросе за последнее время. Северокорейская ядерная программа последовательно развивается — в 2016 году она вышла на такой этап, когда ее результаты стали очевиднее. Пять ядерных испытаний, запуски ракет разного типа, в том числе, и из подводного положения. Также в прошлом году они испытали ракету на твердом топливе, что открывает принципиально новые возможности. Так что прогресс очевиден, тут двух мнений быть не может.

Цена ядерной дубинки

— Насколько возможен сценарий нанесения Соединенными Штатами превентивного удара по ядерным объектам КНДР при новом американском президенте?

— По этому вопросу сейчас идет довольно большая полемика. В своем новогоднем обращении Ким Чен Ын сказал, что мы, дескать, добились больших успехов и близки к тому, чтобы создать ракету, которая долетит до американского континента. На что избранный президент США Дональд Трамп в своем «твиттере» пообещал, что «этого не произойдет». Трактовать эти слова можно кому как больше нравится. Можно представить это как угрозу разбомбить Северную Корею, а можно и как-то, что он обещает не допустить этого с помощью переговоров. Во всяком случае, попытается вовлечь северокорейцев в переговорный процесс.

Возможно, эти слова Трампа говорят о том, что он и его команда готовы к серьезным переговорам с целью достичь какого-то соглашения с северянами. Что касается нанесения удара по Северной Корее, то военные специалисты уже давно пришли к мысли, что это не решение проблемы. Любой превентивный удар по КНДР — это начало большой корейской войны на уничтожение не только Северной Кореи, но и всего Корейского полуострова.

Еще президент США Билл Клинтон в начале своего правления принял решение о нанесении удара по КНДР по иракскому сценарию 2003 года. В Южную Корею реально начали перебрасывать американские войска, все пришло в движение, но затем в Пентагоне провели компьютерное моделирование предстоящей войны и подсчитали возможные потери. Да, КНДР была бы уничтожена и американцы победили бы, но потери со стороны Южной Кореи могли составить 1 млн человек, а со стороны американских военных — от 50 до 100 тысяч человек.

Такой уровень потерь посчитали неприемлемым, и США перешли к переговорному сценарию. И, как известно, Билл Клинтон к концу уже своего второго срока был близок к установлению дипломатических отношений с Северной Кореей, но для этого ему не хватило времени.

Надо понимать, что превентивный удар по КНДР — это война. Причем тогда (во времена Клинтона) у северян не было ядерного оружия, а сейчас есть. Для всего Корейского полуострова такая война стала бы катастрофой. Кроме того, в этом случае неизбежно произошла бы интернационализация конфликта. Как отреагировал бы на эту войну Китай, который считает Корею зоной своих жизненных интересов, тоже сложно сказать.

— Насколько реально, что КНДР в ответ на удар американцев по своим ядерным объектам может нанести удар по Сеулу, находящемуся недалеко от границы?

— Это давно известно, и именно это является главным сдерживающим фактором, объясняющим, почему на КНДР до сих пор не напали. Еще 20-30 лет назад, когда у них не было ракет и ядерного оружия, Северная Корея обладала артиллерией, которая насчитывала 8-10 тыс. стволов, сконцентрированных напротив Сеула. Одним превентивным ударом их не уничтожить. Подсчитано сколько снарядов за минуту, за десять минут, за час они могут выпустить.

Понятно, что 12-миллионный Сеул и сеульская агломерация, которые вместе насчитывают больше 23 миллионов человек, уничтожаются. Это примерно треть населения Южной Кореи, и больше половины ее экономического и административного ресурса.

— А что в ситуации возможной новой войны между Севером и Югом Кореи будут делать США?

— Ни в Пхеньяне, ни в Сеуле сумасшедших нет. Если же удар нанесут американцы, то делать нечего — им придется воевать. В Южной Корее американские войска, которые в этом случае мгновенно автоматически будут вовлечены в эти события.

— То есть, насколько я понимаю, это все-таки очень маловероятный сценарий развития событий на Корейском полуострове?

— Безусловно. Конечно, сейчас, пока политика Трампа еще не сформулирована, можно предполагать что угодно, но то, что более или менее понятно, это то, что он считает, что Америке надо сосредоточиться на внутренних делах. Все эти Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия стали чрезмерным грузом для США, и теперь еще один новый крупномасштабный конфликт — это, на мой взгляд, противоречит устремлениям избранного президента Америки.

— Но есть мнение, что при Трампе заместителем Госсекретаря может стать Ричард Хаас, который в январском выпуске Foreign Affairs опубликовал статью, где прямо говорится о возможности упреждающего удара по северокорейским ядерным объектам.

— Республиканцы вообще считаются жесткими ребятами, но демократы нередко оказываются менее гибкими, чем республиканцы. При президенте Джордже Буше-младшем в администрацию США пришли очень крутые ястребы, на фоне которых Хаас отдыхает. Но потом их уволили и на их место пришли другие ребята, которые начали проводить очень гибкую дипломатическую политику в отношении Пхеньяна.

И, наоборот, при Бараке Обаме была совершенно негибкая политика ожидания краха КНДР. Никаких переговоров, ставка на дожимание Пхеньяна, базирующаяся на необоснованной уверенности, что в Северной Корее скоро будет экономический коллапс.

Хотя реальная картина в этой стране говорит об обратном — в ее экономической жизни все больше позитива. ВНП растет на 3-4% в год. Нам такой рост еще и не снится. Строительный бум — в Пхеньяне растут целые улицы небоскребов, улучшается снабжение населения продовольствием, есть успехи в энергетической сфере. Это, конечно, не экономическое чудо, но позитив совершенно очевидный.

Беседовал Александр Желенин

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 18 января 2017 > № 2046676 Александр Воронцов


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 января 2017 > № 2041162 Александр Проханов

 Русская бездна

революция предотвращается не лукавыми проповедями о гражданском мире и согласии

Александр Проханов

Революция семнадцатого года. Сто лет, как она случилась. А всё ещё слышны гулы того великого, грозного и ужасного времени. Топот копыт Первой конной. Гудки уплывающих навсегда пароходов. Грохот сталинских заводов и строек. Расстрельные рвы, плачи сирот и вдов. Железная "Линия Сталина" от Балтики до Чёрного моря. Армады германских танков, рвущихся от Смоленска к Москве. Великие битвы у стен Кремля и на волжских кручах, под Курском, Варшавой и Берлином. Обгоревшие трубы сожжённых дотла деревень и дивные города с ампирными дворцами и храмами, вставшие на пепелищах. Эскадрильи ракет, улетающих с Байконура в лазурный космос. Вся планета Земля перевёрнута, перепахана, взбита, как взбивают лежалую перину. На всех континентах полощется красное знамя. XX век — красный век. Век, когда Россия, сорвавшись с дыбы, улетела в космос. Когда великая, рождённая в России мечта овладела всем человечеством. И этот гул, это пламя, эта огненная магма с годами становились всё глуше, всё тише, темней, остывали, превращались в коросту. Так после грандиозного фейерверка всё небо наполнено огненными букетами салютов. А потом они опадают и меркнут. И вот уже в воздухе у самой земли последние искры… И они погасли. Тьма.

Что сталось с Россией, когда погасла и канула великая Красная эра? Россию рассекли на десятки ломтей, разбросали в разные стороны. Великая Россия утратила треть своих территорий, откатилась на три столетия вспять. Народы, которые после Победы слились в единый советский народ, рассорились, повернулись друг к другу спиной. Русский народ стал самым большим в мире разделённым народом. Между русскими и украинцами пролегла чудовищная пропасть, хлюпающая кровью, пузырящаяся ненавистью. Великие рудники и заводы, нефтяные поля и гигантские электростанции… Одни из них превратились в руины. Другие были отторгнуты от народа, попали в руки никому не известных, возникших из-под земли карликов. Они завладели великими комбинатами, построенными трудами зэков. Стали хозяевами нефтяных городов, которые в тайге и в тундре воздвигали землепроходцы и энтузиасты-мечтатели.

В культуре, на радиоволнах, в эфире, на сценах театров, на страницах газет залютовали неистовые русофобы, ненавистники русской и советской истории, глуша в народе любые побуждения к величию, к осуществлению русской мечты. Страна остановилась в развитии. Её кровь, её богатство, энергия её инженеров и учёных питают другие цивилизации. А ей самой едва хватает жизненных сил, чтобы не умереть на одре.

Горстка банкиров, мерзких министров, чиновников захватила земли и леса, недра и русское небо, а огромному большинству народа оставила жалкий удел быть нищими и несчастными. И сегодня остановившаяся, так и не дождавшаяся развития Россия вскармливает злобных карликов, которые с каждым годом становятся всё ненасытнее и богаче, обрекают народ на беды и угрюмое безмолвие. Разверзается пропасть между правящими господами, ослеплёнными собственной роскошью, глухими к людским чаяниям, и народом, наскребающим последние копейки, чтобы оплатить жильё и скудный паёк и не оказаться на улице.

Эту пропасть не перейти по шатким висячим мостикам лукавой пропаганды. Там, в этой пропасти, открывается тёмная русская бездна, из которой доносятся гулы столетней давности: пушек, стреляющих по Зимнему и Кремлю, взорванных падающих колоколен, едва различимые стоны из чудовищного Ипатьевского дома.

После краха 1991 года, после всех унижений и мук в России вновь заработал русский реактор. Вновь в народе проснулись надежды и силы, пробудилась вековечная русская мечта. Этот реактор питает не только энергию новых оборонных заводов, не только строителей моста, переброшенного в Крым, не только предприимчивость и смекалку русских фермеров и изобретателей. Этот русский реактор работает на таинственном топливе, текущем в русскую жизнь из лучезарного неба. Он питается русской мечтой — мечтой о справедливости, братстве, любви. Мечтой о милосердии и великом откровении, в котором русскому народу открываются смыслы, во имя чего и создано человечество. Если связь между русским небом и русской землёй прервётся, если исчахнет поток, питающий русский реактор небесным топливом, реактор остановится и остынет. Или взорвётся, как страшно взорвался он сто лет назад.

Революция предотвращается не силой жандармских управлений и полиции. Не лукавыми проповедями о гражданском мире и согласии. Революция предотвращается властью, направляющей скопившуюся в народе энергию в русло развития, в желоба, по которым кипящая воля народа проявляется в строительстве дворцов и заводов, университетов и храмов. С их возведением всё светлее и благороднее становятся отношения людей, всё больше среди них возвышенной человечности, народ всё ближе к сокровенной мечте об абсолютной божественной справедливости.

Таковы уроки русской революции, гулы которой не умолкли и через сотню лет.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 января 2017 > № 2041162 Александр Проханов


Иран. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 16 января 2017 > № 2058906 Владимир Сажин

Владимир Сажин: "Год без санкций почти не изменил Иран"

Сегодня исполнился год со дня вступления в силу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе, согласно которому, в обмен на сокращение Тегераном разработок в области ядерных технологий был отменен ряд антииранских санкций Запада. О том, насколько изменился Иран и его связи с миром за этот год, "Вестник Кавказа" побеседовал со старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН Владимиром Сажиным.

- Владимир Игоревич, каким был для Ирана этот первый год без ядерных санкций?

- Уже в январе 2016 года, сразу же после снятия санкций, Тегеран предпринял активные действия, можно сказать, целую атаку на Запад для восстановления тех отношений с другими странами, которые имел до санкций и в торгово-экономической, и в политической сферах. В частности, несколько дней спустя Иран посетил председатель КНР Си Цзиньпин, была заключена масса экономических и торговых соглашений между двумя республиками. После этого президент Ирана Хасан Рухани посетил Италию, Ватикан и Францию, где были подписаны документы на многие миллиарды долларов, в том числе, на покупку гражданских самолетов. Сейчас эти договоренности воплотились в контракты, поставки самолетов уже идут. Весь год Иран возобновлял прежние отношения практически со всеми странами – и с Индией, и со странами Юго-Восточной Азии, и с Европой, и с Россией. Я бы назвал прошедший первый год снятия санкций успешным для Исламской Республики Ирана.

Безусловно, сложностей при этом возникало много. Санкции не снимаются за один день – это непростой процесс, к тому же, иранскому бизнесу было нужно время для того, чтобы доказать свою состоятельность. Помимо этого, и в самом Иране, и в США после 16 января никуда не делись влиятельные политики, выступающие против ядерных соглашений между Ираном и "шестеркой" мировых посредников. Противники СВПД стараются с разных позиций сейчас доказать, что оно неприемлемо – как для Тегерана, так и для Вашингтона. Тем не менее, несмотря на эти сложности, процесс будет продолжаться, ведь СВПД рассчитан 10-15 лет. Отступления на некоторых этапах возможны, но я уверен в том, что план будет выполнен.

- На ваш взгляд, довольны ли сегодня иранцы тем, как Запад исполняет свою часть СВПД?

- После заключения соглашения 14 июля 2015 года в Иране началась эйфория на всех уровнях, многие думали, что с 16 января сразу все будет решено. Увы, это не так: не все мировые банки готовы сотрудничать с Ираном, не все фирмы возвращаются в республику. У иранцев год спустя отмены санкций накопились вопросы, пусть, по официальным данным, иранская экономика и несколько оживилась в 2016 году: для общей массы населения ИРИ еще не все благополучно, позитивные моменты пока не оказали положительного влияния на уровень жизни страны. В стране сейчас присутствует определенное недоверие к Западу и западному бизнесу.

- Укрепились ли за год позиции реформаторов во главе с президентом Хасаном Рухани?

- Безусловно. Показателем этого являются итоги прошлогодних выборов в меджлис и в Совет экспертов, где существенную роль стали играть как раз сторонники президента Рухани. При этом важно отметить, что смерть аятоллы Рафсанджани подорвала единство политиков в окружении реформаторов-либералов, так как авторитет Рафсанджани был и остается очень высок. Рафсанджани был идеологом реформаторского направления и политиком с очень серьезным влиянием и связями практически во всех властных группировках в стране – его уважали даже оппоненты. Аятолла создавал условия для лучшей деятельности кабинета министров во главе с президентом Рухани, и его уход еще долго будет сказываться на внутриполитической ситуации в стране.

- Каковы на сегодняшний день угрозы срыва СВПД?

- Наиболее мощной оппозицией СВПД является новой администрация США во главе с избранным президентом Дональдом Трампом, и Вашингтон наверняка будет стараться осложнить выполнение соглашения. Однако не стоит забывать, что СВПД – это международный договор, который заключили Иран, пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия. Он был поддержан специальной резолюцией СБ ООН, в тексте которой Совместный всеобъемлющий план действий юридически обоснован, и столь влиятельной организацией, как МАГАТЭ. Так что обнулить, ликвидировать это ядерное соглашение даже такому активному политику, как Трамп невозможно в одиночку.

Куда опаснее действия, условно говоря, радикалов внутри самого Ирана. Они могут воспользоваться антииранской риторикой и политикой Трампа для того, чтобы объявить со своей стороны несогласие с положениями СВПД, так как американцы не хотят выполнять требования плана. Опасно как раз совпадение усилий американских и иранских противников ядерной сделки: она может привести к политическому взрыву с серьезными последствиями для Ирана.

Иран. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 16 января 2017 > № 2058906 Владимир Сажин


Россия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > mvd.ru, 13 января 2017 > № 2039396 Ольга Кириллова

Переходный период: без сбоев в работе.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает начальник Главного управления по вопросам миграции МВД России полковник полиции Ольга КИРИЛЛОВА.

– Ольга Евгеньевна, планировалось, что реорганизация миграционной службы, связанная с передачей её функций в ведение МВД России, закончится к 1 января 2017 года. Насколько удалось выполнить этот план?

– Первые итоги подведены 30 ноября минувшего года на заседании коллегии МВД России, где был заслушан вопрос о реализации Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. № 156 в части совершенствования государственного управления в сфере миграции.

К настоящему времени реализован комплекс первоочередных организационных мероприятий, активно перерабатывается нормативная правовая база, завершается работа по комплектованию подразделений по вопросам миграции территориальных органов МВД России.

Главной задачей на сегодняшний день является поддержание должного уровня и сроков оказания государственных услуг населению, недопущение снижения их качества.

Отмечу, что в целом ситуация в области предоставления государственных услуг и исполнения государственных функций в сфере миграции остаётся стабильной, существенных сбоев в данной работе не допущено.

– С какими основными проблемами пришлось столкнуться в процессе реорганизации и переподчинения службы и как они решаются?

– Конечно, такое глобальное реформирование правоохранительной системы страны не может пройти совсем гладко.

Одной из основных задач является значительная переработка нормативных правовых актов. Процессы реформирования требуют унификации подходов к оценке качества оказания государственных услуг, актуализации статистической отчётности и информационных ресурсов и т. д.

Для обеспечения эффективной работы Главного управления и подразделений по вопросам миграции терорганов проводится работа по организации полномасштабного доступа к информационным ресурсам и базам данных МВД России.

Осуществляются мероприятия по интеграции информационных систем прикладного программного обеспечения «Территория», ранее введённого в эксплуатацию ФМС России, и Сервиса обеспечения охраны общественного порядка в части обеспечения электронного обмена информацией о лицах, совершивших административные правонарушения.

Прорабатывается вопрос о передаче иным федеральным органам исполнительной власти функций, не свойственных для полиции.

– Какие радикальные изменения произошли в связи с этой реформой? Появились ли новые функции и обязанности у службы?

– Численность упразднённой ФМС России составляла 40,5 тысяч единиц. С учётом 30-процентного сокращения штатная численность сотрудников подразделений по вопросам миграции составляет 27,5 тысяч единиц.

Вновь созданные подразделения на 97 процентов укомплектованы сотрудниками упразднённой ФМС России.

Несмотря на сокращение штатной численности, количество предоставляемых услуг населению и функций не сократилось.

В настоящее время мы предоставляем 18 государственных услуг в сфере миграции. За 10 месяцев 2016 года их было оказано 80 миллионов, в том числе более половины – гражданам Российской Федерации.

МВД России в полном объёме передан и в настоящее время реализуется функционал упразднённой ФМС России. Вместе с тем часть функций, которые носят исключительно социальный характер, вряд ли могут относиться к компетенции подразделений полиции и Министерства внутренних дел в целом. В этой связи в рамках исполнения поручений Президента и Правительства Российской Федерации готовятся соответствующие предложения.

Эти предложения касаются в том числе реализации Закона Российской Федерации «О вынужденных переселенцах», распределения субсидий в рамках Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, а также отдельных функций по работе с лицами, ищущими убежище, и полномочий по лицензированию деятельности, связанной с трудоустройством российских граждан за рубежом.

– На ваш взгляд, насколько сегодняшнее законодательство Российской Федерации соответствует ситуации, сложившейся в сфере миграции? И как представители службы участвуют в процессе законотворчества?

– Как я уже отмечала, проводится масштабная переработка действующего законодательства, подготовлены 294 проекта нормативных правовых актов, из них: 13 проектов федеральных законов, 17 проектов актов Президента, 85 проектов актов Правительства Российской Федерации, а также 191 проект приказа.

Подготовлен новый законопроект об убежище, ведётся работа по модернизации институтов разрешений на временное проживание и видов на жительство.

Разрабатывается новая редакция Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации до 2025 года, учитывающая произошедшие с момента её утверждения изменения в социально-экономических, международно-правовых и иных сферах.

Концепция будет дополнена положениями о защите национальных интересов, обеспечении национальной безопасности и недопустимости фрагментации единого визового порядка, новыми задачами, предусматривающими механизмы реагирования в случаях экстренного массового прибытия иностранных граждан, а также противодействие криминальным и коррупционным проявлениям в сфере миграции.

Для их выполнения сформулированы соответствующие направления государственной миграционной политики и конкретизированы действия в области противодействия незаконной миграции.

– С 7 ноября 2016 года в Москве приём и выдача документов на временное проживание, вида на жительство и гражданство осуществляется в многофункциональном миграционном центре в Сахарово. Какова необходимость в такой централизации мест оформления документов? И будет ли подобный опыт применяться в других регионах?

– Несмотря на достаточную удалённость от старых районов столицы, возможности многофункционального миграционного центра позволяют в максимально комфортных условиях осуществлять приём иностранных граждан, оказывать им госуслуги, в том числе и по вопросам оформления разрешения на временное проживание, вида на жительство, а также для подачи документов на получение гражданства в режиме «одно окно».

К тому же переезд позволил избавиться от многочисленных посредников, которые обирали посетителей, обещая избавить от стояния в очереди. В новый центр смогут попасть только иностранцы и, при необходимости, сопровождающие их лица.

Предоставляемые услуги должны быть прежде всего качественными и в целом максимально комфортными.

Уменьшение и отсутствие очередей, быстрота и удобство обслуживания – всё это центр в Сахарово. Москва в этом плане является образцом качества предоставляемых мигрантам услуг. Всё, что сделано в ММЦ, можно реализовывать в других регионах. Это будет способствовать обеспечению там порядка и безопасности граждан.

Главное условие для успешной адаптации имеющихся наработок – поддержка местных властей, их нацеленность на результат, а мы, в свою очередь, готовы помогать и делиться опытом.

– Свыше 60 тысяч беженцев из Сирии и Ирака в прошлом году следовали транзитом через страны СНГ в Европу. Многие мигранты с Ближнего Востока находились в этих странах по поддельным документам. Какие меры в связи с этим предпринимаются миграционной службой?

– Контроль за въездом в Российскую Федерацию осуществляется пограничной службой ФСБ России. При пересечении границы иностранные граждане должны иметь при себе действительный документ, удостоверяющий личность, а также визу, которая выдаётся иностранцам на основании соответствующих документов, выданных консульским учреждением, органами МИД и МВД России.

Пересечение иностранными гражданами государственной границы Российской Федерации в установленных пунктах пропуска по поддельному документу исключено.

Соблюдение режима пребывания на территории Российской Федерации контролируется органами МВД России во взаимодействии с иными правоохранительными органами.

Нарушение миграционных правил влечёт за собой применение мер административной ответственности, вплоть до административного выдворения за пределы Российской Федерации.

В целях противодействия незаконной миграции МВД России осуществляется сотрудничество как с заинтересованными государственными органами Российской Федерации, так и с компетентными органами государств – участников СНГ.

Принятыми административными мерами компетентных ведомств страны во взаимодействии с иностранными партнёрами своевременно пресечены попытки массового незаконного пересечения участка государственной границы Российской Федерации с Норвегией и Финляндией для транзита в Евросоюз.

Учитывая положительный опыт предыдущих лет, продолжая наработанную в формате Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) практику проведения вышеупомянутых мероприятий, в 2016 году органами внутренних дел (полиции), пограничными службами и службами национальной безопасности с подключением подразделений финансовых разведок государств – членов ОДКБ организовано проведение скоординированных оперативно-профилактических мероприятий и специальных операций по противодействию незаконной миграции под условным наименованием «Нелегал–2016».

Основной целью операции является активизация мер по контролю за соблюдением миграционного законодательства, перекрытие известных и выявление новых каналов незаконной миграции граждан третьих стран и пресечение преступной деятельности организованных групп и сообществ с международными и межрегиональными связями, занимающихся организацией незаконной миграции.

– Программа переселения соотечественников утверждена в 2006 году. За более чем десять лет в Россию вернулись сотни тысяч наших соотечественников. Изначально срок её действия ограничивался 2012 годом, но с 2013 года она переведена на бессрочный режим. Как вы выстраиваете отношения с этой категорией приезжих?

– Основными целями разработанной по инициативе Президента Российской Федерации Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, являются стимулирование и организация процесса добровольного переселения соотечественников в Россию, содействие социально-экономическому развитию регионов и решение демографических проблем, в первую очередь – на территориях приоритетного заселения за счёт привлечения переселенцев на постоянное место жительства в Российскую Федерацию.

Госпрограмма переселения соотечественников реализуется уже десятый год. В её рамках в целом около 560 тысяч человек переселилось в нашу страну. В последние годы наблюдается существенная позитивная динамика переселения. В 2016 году более 111 тысяч участников Гос­программы и членов их семей прибыли и поставлены на учёт. В основном это граждане Украи­ны – 45 процентов от общего числа. 70 процентов составляют лица трудоспособного возраста. На сегодняшний день соотечественников принимает уже 61 субъект Российской Федерации в 8 федеральных округах.

– Каковы задачи службы на ближайшее будущее?

– К настоящему времени завершены основные мероприятия по созданию организационных основ реализации государственной миграционной политики органами внутренних дел Российской Федерации.

Несмотря на определённые сложности переходного периода, мы принимаем всевозможные меры для обеспечения качественного оказания услуг гражданам и осуществления контрольно-надзорных функций вновь созданными подразделениями МВД России, а также выполнения иных задач в соответствии с действующим законодательством.

В целом нам удалось сохранить кадровый потенциал упразднённой ФМС России. Мы стараемся обеспечить преемственность во вновь созданных подразделениях по вопросам миграции с целью передачи имеющегося опыта вновь назначенным сотрудникам из иных подразделений МВД России, а также упразднённой ФСКН России.

Нам предстоит ещё много сделать, чтобы повысить доступность и качество предоставляемых услуг населению, обеспечить соблюдение сотрудниками законности при осуществлении служебной деятельности подразделений по вопросам миграции, а также постоянно совершенствовать методы и формы работы путём повышения квалификации сотрудников подразделений и внедрения самого передового отечественного и зарубежного опыта.

Беседу вела Тамара ВОЙНОВСКАЯ

Россия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > mvd.ru, 13 января 2017 > № 2039396 Ольга Кириллова


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 12 января 2017 > № 2036632 Андрей Бакланов

Андрей Бакланов: "Межсирийская встреча в Астане – новый шанс для мира в Сирии"

"Вехой на пути к миру в Сирии" назвала сегодня официальный представитель МИД России Мария Захарова готовящийся раунд переговоров по межсирийскому урегулированию между Дамаском и оппозицией в Астане. Официальная дата встречи еще не определена, но Москва и Анкара в настоящее время активно работают над ее проведением. О том, какое значение будет иметь этот раунд переговоров для урегулирования сирийского кризиса, "Вестник Кавказа" побеседовал с заместителем председателя Ассоциации российских дипломатов Андреем Баклановым.

- Андрей Глебович, по вашей оценке, в чем состоит целесообразность проведения этой встречи в настоящее время?

- В настоящее время мы находимся в ожидании новых акцентов в американской позиции, что совпадает по времени с другим важным обстоятельством: военно-стратегическим превосходством Дамаска, которое характеризовало развитие обстановки в Сирии в последнее время. В первую очередь я имею в виду освобождение официальными властями Алеппо. Также необходимо констатировать довольно успешное продвижение процесса примирения на земле: более 1000 сирийских населенных пунктов дали согласие на то, чтобы перейти к мирному пути преодоления разногласий в отношении политического устройства и развития Сирии.

Те форматы, которые существовали на протяжении последних лет, не срабатывают, в связи с чем политическим процессам был необходим свежий импульс. Что касается компоновки стран, которые будут заниматься своеобразным кураторством сирийского урегулирования, то это наиболее активные в сирийских делах государства – Россия, Турция и Иран. Определенная замороженность американской позиции налицо, как и нежелание что-либо делать у так называемых союзников США по коалиции.

Как дело пойдет, пока трудно сказать. Во всяком случае, не стоит упускать новые возможности, создаваемые переговорной площадкой в Астане. Могут появиться новые лица среди тех представителей оппозиции, которые будут вступать в переговоры. Это важно, так как прежние переговорщики от сирийской оппозиции предъявляли нереалистичные запросные требования. Толку от таких переговоров было мало, так что попробуем на новом месте и в новом формате, с новой компоновкой кураторов заняться мирным урегулированием в Сирии.

- На ваш взгляд, какого максимума смогут добиться стороны сирийского кризиса и посредники на этой встрече?

- Это стартовая встреча. Сложно ожидать от нее прорывных решений, опять же, с учетом неясной позиции столь важного потенциального участника мирного процесса, как США. Тем не менее, можно будет согласовать на этом раунде примерный объем заданий, которые будут иметь эксперты для подготовки полномасштабной встречи, а также договориться о примерных направлениях работы и итоговых целей, к которым все и движется. По-видимому, должен быть поставлен вопрос о характере и плане изменения Конституции: как это будет происходить, будет ли действующий парламент или какие-то иные инструменты использованы для выработки проекта новой Конституции.

Также необходимо определить состав участников и сами принципы, на основании которых этот состав будет подбираться. Мне представляется очень важным с самого начала прекратить попытки говорить на языке ультиматумов: Сирия с Асадом или без Асада. Если со стороны оппозиционных сил вновь начнется эта старая пластинка, то толку не будет. Если же оппозиция продемонстрирует реалистичный ход, тогда появится возможность закрепить на уровне политических переговоров по будущему Сирии то, что хотят люди на местах, в тех самых 1000 населенных пунктах, для перехода к более мирным условиям жизни.

- Что должно последовать за встречей в Астане, чтобы достигнутый прогресс не был утрачен, как итоги прежних переговорных раундов?

- Я думаю, нужно договориться о том, кто будет куратором мирного процесса: будет ли это тройка Россия-Турция-Иран или же более широкий формат, какова роль ООН, показавшей себя как не слишком полезный участник в прошлом. ООН в соответствии со своим уставом способна оживить свое участие в разблокировании сирийского кризиса и перестать делать те ошибки, которые мы недавно видели у Стефана де Мистуры, выступившего с личной позицией как с согласованным мнением всей ООН. Напомню, что, когда уже близко было освобождение Алеппо, он предложил некий административный совет как орган управления городом – это была очень неудачная идея, и если представители ООН будут продолжать работать в таком духе, они не принесут пользы. Поэтому, в том числе, надо согласовать, кто будет участвовать в сирийском урегулировании от ООН, на каком уровне и каким образом он будет действовать, чтобы Организация Объединенных Наций выглядела солидно и перспективно.

- Какие события способны помешать проведению этого раунда мирных переговоров?

- Срыв замирения на местах, которого можно ждать со стороны тех, кто не хотел бы переналадки ситуации в пользу мира. Возможны провокационные действия в идеологической сфере, направленные на то, чтобы вбить клин между нами и Турцией, между нами и Ираном, между Тегераном и Анкарой, то есть чтобы дискредитировать все совместные, пока что находящиеся в зачаточной стадии усилия, которые мы предпринимаем для урегулирования сирийского кризиса. Это основные опасности, которых стоит ожидать в ближайшие дни и недели.

- С чем связан выбор Астаны в качестве места встречи?

- Здесь дело в авторитете и умелости казахстанской дипломатии. Казахстан проводит исключительно грамотную, авторитетную внешнеполитическую линию: инициативы президента Нурсултана Назарбаева очень уместны и на европейском континенте, и в среднеазиатском формате, значительной была его роль в складывании ШОС. Сегодня Казахстана – едва ли не главный участник формирования диалога цивилизаций и религий. Совокупность этих факторов говорит об очень большой активности и грамотности дипломатии Астаны, поэтому этот город не случайно был выбран для того, чтобы попытаться реанимировать мирный процесс урегулирования сирийского кризиса.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 12 января 2017 > № 2036632 Андрей Бакланов


Россия. СКФО > Армия, полиция > mvd.ru, 9 января 2017 > № 2030250 Сергей Бачурин

Нужен религиозный ликбез.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает начальник Главного управления МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу генерал-майор полиции Сергей БАЧУРИН.

– Сергей Викторович, за несколько месяцев, которые вы возглавляете главк, насколько полное представление удалось составить об оперативной ситуации, с учётом специ­фики и самобытности северо-кавказских республик?

– По правде говоря, для этого не понадобилось много времени, ведь Северный Кавказ мне давно знаком. Прежде регулярно приезжал сюда в служебные командировки. Два года возглавлял различные подразделения в ГУ МВД России по Краснодарскому краю. Кстати, этот регион также славится многонациональным населением. Полученный опыт помог не только составить достаточно чёткое представление о ментальности народов Северного Кавказа, но также изучить их традиции, культуру и историю.

Обстановка здесь по-прежнему остаётся сложной, но стабильной и, что самое главное, контролируемой правоохранительными органами. Убедился в этом, когда за первые полтора месяца службы после назначения на должность побывал во всех субъектах округа, познакомился с их руководителями, обсудил с ними наиболее проблемные вопросы, характерные для каждого региона. Основные причины напряжённой оперативной обстановки, как ни странно, мало чем отличаются от общероссийских. В первую очередь – низкий социально-экономический уровень. Это не позволяет местной молодёжи найти достойную, нормально оплачиваемую работу.

– …и толкает её в ряды экстремистов?

– Да, только ещё несколько лет назад они искали рекрутов в учебных заведениях, в мечетях и во дворах обычных многоэтажек. Сегодня же вся подрывная деятельность перешла в сеть Интернет. Поэтому требуется принимать соответствующие кардинальные меры. Важна поддержка высококлассных специалистов в области IT-технологий.

На мой взгляд, характерной для северо-кавказских республик остаётся проблема религиозной малограмотности. Несмотря на большое количество действующих здесь мечетей, население не много-то и знает об истинном исламе. Именно этот фактор и позволяет вербовщикам различного толка затуманивать молодёжи головы, сбивать с верного пути. Настало время изменить методы борьбы с пропагандой идей экстремизма.

– Что, на ваш взгляд, следует сделать, чтобы исправить ситуацию?

– Этот и многие другие вопросы мы обсудили с руководителями мусульманского и православного духовенства субъектов федерального округа на встрече, состоявшейся недавно по инициативе нашего главка в Пятигорске. Это была, на мой взгляд, знаковая встреча. По её итогам принято соглашение о совместной работе в рамках противодействия идеям экстремизма, конфликтам на почве межконфессиональных отношений.

Мы уже приступили к формированию постоянно действующей рабочей группы из числа представителей Главного управления, муфтиятов субъектов и епархиальных управлений Русской православной церкви. Её участникам предписано организовывать и проводить совместные мероприятия, направленные на предотвращение распространения радикальных идеологических доктрин (исламистских, неоязыческих, псевдохристианских) и вовлечения жителей округа в экстремистскую и террористическую деятельность, разрешать возникающие проблемные вопросы.

При необходимости, служащие духовных управлений мусульман субъектов, епархиальных управлений (благочиний) в качестве специалистов будут давать заключения по религиозным проповедям, текстовым, аудио- и видеоматериалам на их соответствие догматическим учениям ислама и христианства, религиозным традициям этих конфессий.

Кроме этого, главам субъектов Российской Федерации в составе СКФО предлагается не реже одного раза в квартал проводить рабочие встречи с представителями духовенства, общественностью, молодёжью, представителями правоохранительных органов. На них рассматривать вопросы социальной адаптации несовершеннолетних детей, членов семей действующих, осуждённых и уничтоженных участников бандподполья, лиц, пострадавших от деятельности деструктивных псевдохристианских и сектантских организаций, неоязыческих учений, восточных культов.

Конечно же, надо активнее привлекать к работе с детьми и молодёжью представителей духовенства, чтобы они разъясняли основы традиционных религий, пагубность радикальных и экстремистских учений.

– И всё же одних только методов убеждения и разъяснения явно недостаточно, когда имеешь дело с матёрыми террористами. В последнее время именно в СКФО проводится немало успешных спецопераций по ликвидации вооружённых преступников. За счёт чего достигается успех?

– В первую очередь, мы стараемся действовать на опережение. Удаётся это во многом благодаря слаженности совместных усилий подразделений всех ведомств правоохранительной системы.

Во-вторых, и это не менее важно, улучшается отношение населения к нашей работе. Если ещё несколько лет назад граждане неохотно делились с нами имеющейся у них информацией, то сегодня ситуация в корне изменилась. Своей деятельностью мы стараемся разрушать устоявшиеся стереотипы. Посмотрите на результаты опросов населения, проводимых социологами в последние годы. Они не двусмысленны. Уровень доверия населения к работе органов внутренних дел вырос. Об этом же свидетельствуют результаты наших многочисленных встреч со студенческой молодёжью, с общественностью. Большая часть граждан с осуждением говорит не только о разного рода преступниках, но и о тех, кто за ними стоит, кто ими управляет. Неужели мать или отец, похоронившие своего ребёнка в 20-летнем возрасте, будут выгораживать тех, кто отправил их дитя на верную смерть, решая свои меркантильные интересы?

Ну и, в-третьих, мы постоянно повышаем уровень профессиональной и боевой подготовки сотрудников.

– Каковы конкретные результаты такого комплексного подхода?

– С начала 2016 года нами пресечена деятельность международной организованной преступной группы, которая организовала контрабандный канал поставки средств поражения через государственную границу Российской Федерации. На сегодня оперативные сотрудники главка разоблачили более двадцати организованных преступных групп, занимавшихся незаконным оборотом оружия. Общий ущерб выявленных преступлений экономической направленности составил более 7 миллиардов рублей.

В июне нашим сотрудникам удалось установить места возможного нахождения блиндажей, в которых скрываются члены террористической группы «Южная» (структурно входит в запрещённую в России международную террористическую организацию ИГИЛ), а также ряд активных пособников бандитов.

Этот участок был блокирован, и в ходе прочёсывания лесного массива произошло боестолкновение с членами бандподполья. Несколько раз террористы тщетно пытались прорвать оцеп­ление и скрыться. Почти сутки ожесточённо сопротивлялись. В ходе спецоперации семь боевиков группы «Южная» и два их активных пособника были уничтожены. Все они состояли на профилактическом учёте в подразделениях органов внутренних дел по категории «экстремист», многие находились в федеральном розыске.

На месте боя полицейские изъяли 7 автоматов, карабин «Сайга», 4 гранаты, большое количество боеприпасов. В блиндаже, в котором скрывались преступники, было обнаружено ещё более 1000 патронов для автоматического оружия и пистолета, 2 прибора для бесшумной стрельбы, 6 спальных мешков, 6 рюкзаков, по 5 комплектов камуфлированной формы и гражданской одежды, обувь, запас продуктов питания, водительское удостоверение на имя одного из членов группы.

В сентябре после двух месяцев кропотливой оперативной работы было установлено местонахождение активных членов террористической группы «Избербашская» и базы их пособников. К тому времени бандиты совершили ряд особо тяжких преступлений, имевших большой общественный резонанс, в том числе посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, разбойные нападения. В ходе проведения оперативно-боевого мероприятия правоохранители одновременно заблокировали несколько домовладений, в которых скрывались террористы. Сдаться они отказались, оказали ожесточённое вооружённое сопротивление и в результате ответного огня были нейтрализованы.

– На территории округа противостоят террористической угрозе сотрудники временных подразделений внутренних дел, прибывшие из других регионов страны. Как строится взаимодействие с ними?

– Учитывая специфику нашего региона, коллеги из других уголков России получают здесь опыт в борьбе с террористической угрозой, что называется, в реальных условиях. Обмен опытом происходит во время проведения специальных мероприятий, направленных на нейтрализацию участников незаконных вооружённых формирований и их пособников.

В состав Временной оперативной группировки органов внутренних дел и подразделений МВД России входят сводные отряды полиции и оперативные группы. Сотрудники сводных отрядов несут службу на объектах учётно-заградительной системы, то есть на контрольно-пропускных пунктах, дислоцированных на территории СКФО. Одной из главных задач данных подразделений является недопущение ввоза/вывоза средств террора и иных запрещённых предметов как на территорию Северо-Кавказского федерального округа, так отсюда и в другие регионы страны. Только за 9 месяцев этого года сотрудники сводных отрядов полиции проверили около 6 миллионов единиц автотранспорта и более 9,7 миллиона граждан. Из незаконного оборота изъято несколько сотен единиц огнестрельного оружия и более 30 килограммов наркотиков. Кроме этого, стражи порядка изымают тонны контрафактного алкоголя и продуктов нефтепереработки.

Также сотрудники оперативных групп участвуют в мероприятиях по противодействию терроризму и экстремизму, охране общественного порядка и общественной безопасности. Совместно с органами внутренних дел по муниципальным образованиям Чечни, Дагестана и Ингушетии проводят работу, направленную на пресечение, раскрытие и расследование тяжких и особо тяжких преступлений, розыск тех, кто их совершил. За девять месяцев текущего года с участием сотрудников оперативных групп было раскрыто более 560 преступлений и выявлено более 13 тысяч административных правонарушений.

В целом же за 16 лет своего существования Временная оперативная группировка органов внутренних дел и подразделений МВД России доказала, что способна успешно выполнять задачи по обеспечению безопасности в регионе. А её сотрудники с честью и достоинством несут службу, защищая мир и покой граждан.

– В каком направлении планируете вести дальнейшую работу по противодействию терроризму и экстремизму?

– Основной задачей органов внутренних дел на Северном Кавказе по-прежнему остаётся обеспечение безопасности граждан, их прав и свобод, охрана общественного порядка. Это способствует созданию на территории нашего округа благоприятных условий для развития экономики, повышения уровня жизни населения. На этом этапе для Главного управления приоритетным направлением является организация и проведение профилактических мероприятий, направленных на недопущение распространения радикальной идеологии в субъектах СКФО, радикализации населения, подавление информационной активности идеологов экстремизма и терроризма.

Беседу вёл Вячеслав НЕЛЛИН

Россия. СКФО > Армия, полиция > mvd.ru, 9 января 2017 > № 2030250 Сергей Бачурин


Россия. ЮФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 8 января 2017 > № 2030302 Олег Булгаков

Физик, лирик, полковник полиции.

Первый заместитель начальника Краснодарского университета МВД России полковник полиции Олег Булгаков стал обладателем Гран-при Всероссийского ежегодного литературного конкурса МВД России «Доброе слово» за серию рассказов. Награду ему вручил министр внутренних дел Российской Федерации генерал полиции Российской Федерации Владимир Колокольцев.

- Олег Митрофанович, расскажите, пожалуйста, о том, как физик стал лириком. И как удаётся совмещать науку с творчеством?

- Сочинения в школе я всегда писал сразу на чистовик, жалко было время на черновик тратить. Наиболее удачные работы, приводя в пример, зачитывали в других классах. По окончании школы мне дали похвальную грамоту за успехи в гуманитарных предметах, но я решил, что литература, история - это, скорее, приятное времяпрепровождение, а не актуальные мужские занятия, и выбрал физику, чем немало удивил своих учителей. После университета 11 лет работал в научно-исследовательских подразделениях вуза, заочно учился в аспирантуре, преподавал - сначала по совместительству, потом перешёл в штат кафедры. В каждом нормальном мужчине живёт созидатель, было интересно попробовать себя в качестве разработчика приборов полупроводниковой электроники с техническими характеристиками, превышающими мировые достижения. Потом перевёлся в Воронежскую высшую школу милиции, в то время единственную в стране, где готовили инженеров для технических подразделений органов внутренних дел. Так что у меня наука - первая любовь, служба в ведомственном вузе - реальная работа, а творчество - хобби.

- Вы преподавали и студентам, и курсантам. В чём разница?

- В ведомственном университете не надо отвлекаться на драные джинсы, пирсинг и татуировки, которые могут позволить себе студенты. А когда ты должен воспитывать «вольную» молодёжь личным примером, - это миссия, при исполнении которой чувствуешь себя христианином среди язычников. Курсанты дисциплинированны, не курят как минимум на территории университета и матом не ругаются. Каждый из них - элемент единого механизма системы, объект обучения и воспитания. У курсантов жёстко регламентированный и насыщенный распорядок дня. Это плюс для учебных занятий, а для литературного кружка - минус: не всегда можно собраться, подготовиться, потому что ребята несут службу в нарядах, участвуют в воспитательных, культурно-массовых мероприятиях, охраняют общественный порядок.

- О чём пишут курсанты?

- Девушки - в основном о любви, юноши - о том же и ещё на героическую тематику. Присутствуют и философские темы: борьба добра и зла, жизни и смерти - это нормально. Научить писать стихи невозможно, но можно показать, как не надо это делать, указать на несоблюдение размера, языковые ляпы. Чтобы быть импровизатором, нужно уметь играть по нотам, поэтому изучаем классику. На занятиях обсуждаем творчество Пастернака, Есенина, Анненского, к 9 Мая - Семёна Гудзенко, Булата Окуджавы, Давида Самойлова. К очередной годовщине Победы собираемся подготовить композицию из малоизвестных стихов поэтов, писавших о войне.

- В одном из ваших стихотворений повторяется фраза «Просто некогда жить». Уйдёте в отставку, и появится много свободного времени?

- Не представляю, что когда-то буду только сидеть на даче и любоваться закатами или дремать на берегу с удочкой в руке. Мои корни - в селе, а там мужик без дела не сидит - жизнь не позволяет. Внутренний «движок» как в юности раскрутился, так и остаётся заведённым. Высшее удовольствие - от хорошо выполненной полезной работы. Чтобы его получать, нужно действовать, развиваться самому и помогать другим.

Беседу вела Лариса КОРОЛЁВА

Визитная карточка:

Литературным творчеством Олег Булгаков занимается со студенческих лет, выпустил шесть сборников стихов и четыре книги прозы. Публиковался в трёх сборниках стихов, журнале «Жеглов и Шарапов», многотиражных изданиях. Между тем по специальности он физик. Окончил физический факультет Воронежского государственного университета, доктор технических наук, профессор, автор более 270 научных трудов, в том числе четырёх монографий и 42 изобретений. Более двадцати лет служит в органах внутренних дел, в Краснодар переведён с должности заместителя начальника Воронежского института МВД России по учебной работе.

Наша справка:

В региональном этапе Всероссийского ежегодного литературного конкурса МВД России «Доброе слово» в этом году принимали участие 12 тысяч сотрудников Министерства внутренних дел. В заключительный этап прошли 386 человек. Они представили в конкурсную комиссию 432 работы: 23 романа и повести, 52 рассказа, 45 очерков, 312 стихотворений. Ключевые темы произведений: Родина и патриотизм, служебные будни, ратные подвиги и, конечно, вечная тема любви.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 8 января 2017 > № 2030302 Олег Булгаков


Сирия. Ирак. Турция. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 декабря 2016 > № 2038357 Алексей Малашенко

ИГ в 2017 году полностью не исчезнет

Алексей Малашенко

Территория «Исламского государства» (ИГ) в 2016 году сократилась. Хотя если посмотреть на карту Сирии, то те земли, которые контролируют Асад, сирийская оппозиция и ИГ — все это похоже на какие-то пятна. ИГ живо. Оно в состоянии наносить удары. Думаю, что там происходит некоторая перестройка — кто-то уехал, кто-то приезжает туда. Безусловно, ИГ 2016 года, это не ИГ 2015 года. Оно поменьше и послабее. Все в этом приняли участие — кто в Мосуле, кто в Сирии. Но, тем не менее, оно уцелело. Это очень заметно, поскольку есть и российская коалиция, и американская. Вроде все время идет счет на несколько десятков тысяч боевиков. А вот они, тем не менее, целы. Это самое любопытное. Это доказывает живучесть «Исламского государства» как структуры, живучесть идеологии. Не думаю, что в 2017 году оно совсем исчезнет.

Так что позитивные итоги есть. Однако феномен «экстремального исламизма» остался. Весь вопрос — что будет дальше — будут ли они бороться на прежних территориях? Думаю, будут. Будут ли переходить на другие территории? Думаю, также будут. Главное, что сохранится феномен попытки создать государство на основе ислама, причем любой ценой. Пока это неистребимо.

Сейчас вроде бы налаживается обстановка в Сирии. Там появляются зоны преобладания того или иного влияния — России, Турции, Ирана. Одновременно «рассыпчатая Сирия» создает предпосылки для того, чтобы какие-то земли по-прежнему контролировались ИГ. В нужный момент и в нужное время исламисты могут собраться.

Прямое вмешательство Турции в сирийский конфликт изменило баланс сил. Кроме того, поскольку был найден консенсус уже поздновато говорить о собственно турецком вмешательстве. Более важный момент — поиски согласия между тремя наиболее заметными внешними акторами в Сирии — это Турция, Россия и Иран. Пока они договариваются.

Если посмотреть на информацию западных стран, то их коалиция действует эффективно. Если посмотреть на действия в Мосуле — неплохо ребята поработали.

Политком.RU

Сирия. Ирак. Турция. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 декабря 2016 > № 2038357 Алексей Малашенко


Сирия. Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 29 декабря 2016 > № 2021702 Сергей Лавров, Сергей Шойгу

Встреча с Министром обороны Сергеем Шойгу и Министром иностранных дел Сергеем Лавровым.

Главы оборонного и внешнеполитического ведомств доложили Президенту о проводимой работе по урегулированию сирийского кризиса. В частности, речь шла о договоренностях, достигнутых между правительством Сирии и оппозицией, о прекращении огня и готовности к началу мирных переговоров.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Только что пришло сообщение о том, что сегодня утром, несколько часов назад, произошло событие, которого мы не просто долго ждали, но и для приближения которого много работали: подписаны три документа. Первый документ – между сирийским правительством и вооружённой оппозицией о прекращении огня на территории Сирийской Арабской Республики. Второй документ – это комплекс мер по контролю за режимом прекращения огня. И третий документ – заявление о готовности к началу мирных переговоров по сирийскому урегулированию.

Министерство обороны Российской Федерации и Министерство иностранных дел постоянно находились в контакте с нашими партнёрами и в Дамаске, и в других столицах, очень большую работу проделали совместно с партнёрами из Турции.

Мы знаем, что совсем недавно состоялась трёхсторонняя встреча в Москве министров иностранных дел России, Турции и Ирана, где все три страны взяли на себя обязательства не только по контролю, но и по гарантиям мирного процесса урегулирования в Сирийской Республике.

Я попросил бы вас дать анализ того, что сейчас происходит, где мы находимся, и поговорим о ближайших задачах по дальнейшему урегулированию сирийского кризиса, имея в виду, что все достигнутые договорённости, мы это с вами прекрасно понимаем, очень хрупкие, требуют особого внимания и терпения, профессионального подхода к этим вопросам, постоянного контакта с нашими партнёрами в регионе.

Пожалуйста, Сергей Кужугетович.

С.Шойгу: Владимир Владимирович, в соответствии с Вашим поручением Министерство обороны в течение двух месяцев при посредничестве Турции вело переговоры с лидерами формирований умеренной сирийской оппозиции. Данные формирования контролируют большую часть территории центральной части и северной части Сирии, на которую не распространяется власть Дамаска. Общая численность этих отрядов – более 60 тысяч боевиков. В переговорах принимали участие наиболее влиятельные полевые командиры семи оппозиционных формирований.

Одновременно аналогичная работа проводилась с правительством Сирийской Арабской Республики. В результате переговоров удалось согласовать позиции сторон и подписать три основных документа, предусматривающих введение режима прекращения боевых действий, создание системы контроля за его соблюдением, а также порядок организации переговоров по мирному разрешению сирийского конфликта.

Министерством обороны подготовлена горячая линия связи для поддержания взаимодействия с турецкой стороной, вместе с Россией выступающей гарантом соблюдения режима прекращения огня и соблюдения достигнутых договорённостей.

В случае принятия Вами решения о вступлении в силу указанных договорённостей готовы обеспечить введение режима прекращения боевых действий и организовать постоянный контроль за его соблюдением.

Полагаю, что в настоящее время сформированы все предпосылки для прекращения боевых действий на территории Сирии и налаживания прямого диалога между правительством Сирии и оппозицией, заинтересованной в сохранении территориальной целостности Сирии и суверенитета этой страны. Кроме того, созданы условия для сокращения российской группировки войск на территории Сирии.

Формирования, с которыми велись переговоры, Владимир Владимирович, представлены здесь. (Смотрят презентацию.) Все они сегодня утром подписали эти документы. Если говорить по территориальной части – то, что контролируют на сегодняшний день данные отряды.

В.Путин: Сергей Кужугетович, эти семь вооружённых оппозиционных группировок – что и кто за ними стоит?

С.Шойгу: Допустим, за организацией «Ахрар аш-Шам» – это 80 отрядов на территории Сирии, это техника, это танки Т-55, Т-72, артиллерия. И если говорить территориально, Владимир Владимирович, то…

В.Путин: А это примерно сколько вооружённых людей?

С.Шойгу: 62 тысячи вооружённых людей. При этом мы в течение двух месяцев основное время затратили на то, чтобы на картах было точно указано то, что мы в своё время просили сделать наших коллег из Соединённых Штатов.

В.Путин: То есть эти группировки составляют, по сути, ядро. Это основные силы вооружённой оппозиции.

С.Шойгу: Да, Владимир Владимирович, основные силы вооружённой оппозиции.

Вот территории, которые они контролируют на сегодняшний день. Здесь Алеппо, здесь Дамаск. А эта территория практически полностью контролируется ими. Более того, ими указаны точные координаты расположения и населённые пункты, которые они контролируют. То же самое касается центральной части и ситуации вокруг Дамаска. Таким образом, вся эта часть подконтрольна этим отрядам.

Кроме того, мы на сегодняшний день установили прямой канал связи с турецкими коллегами, которые в свою очередь выступают гарантами соблюдения всех требований соглашений и особенно требований по контролю за выполнением этих соглашений. Основная суть контроля заключается в том, что организации, которые не прекращают боевых действий, переходят в разряд террористических, и против них начинают действовать так же, как против ИГИЛ и «Джабхат-ан-Нусры», на всей остальной территории.

В.Путин: Спасибо.

Сергей Викторович.

С.Лавров: Владимир Владимирович, мы сегодня примем меры, с тем чтобы пакет документов, который был подписан, о котором Вы сказали, был распространён в качестве официальных документов Совета Безопасности ООН, проинформируем членов Совета Безопасности о проделанной работе, ответим на их вопросы.

Процесс, который был начат Россией, Турцией и при поддержке и участии Ирана, приветствовал и нынешний Генеральный секретарь ООН, и избранный Генеральный секретарь, который с 1 января приступает к своим обязанностям.

Мы по ходу всей этой совместной работы с турецкой и иранской сторонами брифинговали, информировали о том, что мы делаем, других наших партнёров в регионе. И с учётом всех этих консультаций мы сейчас приступаем вместе с турками и иранцами к подготовке встречи в Астане.

С учётом важности расширения числа стран-гарантов мы имеем в виду уже на этом этапе пригласить наших египетских коллег присоединиться к этим договорённостям. Как я понимаю, Вы сегодня с Президентом Египта на эту тему говорили. В последующем, на других этапах, наверное, нужно привлекать ещё ряд ключевых стран, которые имеют влияние на происходящее в Сирии: это Саудовская Аравия, Катар, Ирак, Иордания.

И конечно, мы пригласим представителя Организации Объединённых Наций. Это позволит обеспечить преемственность политического процесса с учётом тех рамок, которые были одобрены в резолюции Совета Безопасности 2254.

Ещё я хотел бы выразить надежду, что, когда администрация Дональда Трампа приступит к своим обязанностям, они тоже смогут присоединиться к этим усилиям, с тем чтобы мы работали в одном направлении дружно и коллективно.

В.Путин: Ещё раз хочу повторить, что достигнутые договорённости, безусловно, являются хрупкими, требуют особого внимания и сопровождения с целью их сохранения и развития. Тем не менее это заметный результат нашей совместной работы, усилий Министерства обороны, Министерства иностранных дел, наших партнёров в регионе.

Нужно сейчас сделать всё для того, чтобы эти договорённости вступили в силу, чтобы они заработали с тем, чтобы уже сформированные и формирующиеся сейчас переговорные команды своевременно и как можно быстрее приехали в Астану и начали там реальный мирный процесс.

В этой связи я призываю правительство Сирийской Арабской Республики, вооружённые отряды оппозиции, все страны региона: и вовлечённые в конфликт, и имеющие влияние на конфликтующие стороны, – оказать поддержку достигнутым договорённостям, принять самое активное участие в намечающихся переговорах в столице Казахстана.

(Обращаясь к С.Лаврову.) Я прошу Вас организовать мне контакты с нашими партнёрами в Турции, в Иране, в Дамаске. Нужно проговорить наши совместные последующие шаги для того, чтобы закрепить достигнутые договорённости.

Согласен с предложением Министерства обороны по сокращению нашего военного присутствия в Сирийской Республике, имею в виду, что мы, безусловно, будем продолжать борьбу с международным терроризмом и дальше будем оказывать поддержку законному сирийскому правительству в борьбе с терроризмом. И, безусловно, будем исполнять договорённости, которые нами достигнуты, в том числе по развитию пунктов базирования российских Вооружённых Сил в Тартусе и на аэродроме Хмеймим.

Я вас хочу поблагодарить за то, что было сделано на этом очень важном участке борьбы с международным терроризмом.

С.Шойгу: Владимир Владимирович, с Вашего позволения тогда мы подтверждаем режим прекращения огня с 00 часов 30-го числа.

В.Путин: Договорились.

С.Шойгу: Спасибо.

Сирия. Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 29 декабря 2016 > № 2021702 Сергей Лавров, Сергей Шойгу


США. Евросоюз. Китай. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > lgz.ru, 28 декабря 2016 > № 2030677 Вероника Крашенинникова

Пристегните ремни!

Крашенинникова Вероника

Мир входит в зону турбулентности

В России 2016 год заканчивается глубочайшей трагедией. В авиа­катастрофе над Чёрным морем погибли большая часть Краснознамённого ансамбля имени Александрова во главе с его руководителем – главным военным дирижёром России Валерием Халиловым, директор департамента культуры Министерства обороны Антон Губанков, врач Елизавета Глинка, съёмочные группы телеканалов «Звезда», Первого и НТВ.

Всего несколько дней назад мы с Антоном Николаевичем говорили о фантастическом успехе ансамбля Александрова за рубежом, о военных художниках, о концерте Валерия Гергиева в Пальмире как, может быть, главном событии года, говорили о будущих проектах его департамента… Антону Губанкову действительно удавалось доносить культуру и до дальних воинских частей на нашей территории, и до западных столиц. Гибель такого числа замечательных артистов и людей, столько сделавших для армии и для общества, – это утрата тяжелейшая и невосполнимая, и огромная человеческая боль.

Политические прогнозы на 2016-й обещали сложный год. Конфликт на Ближнем Востоке, рост террористических угроз, всплеск национализма в Европе, американо-российское противостояние, экономический кризис и нестабильность внушали тревогу и дурные предчувствия. Предчувствия не обманули – все негативные прогнозы сбылись. Более того, трагедии приобретали новые масштабные формы – как террористический акт на набережной Ниццы в момент фейерверка в честь национального праздника Франции. Европа вступила в новую зловещую реальность регулярных терактов.

Есть все основания полагать, что 2017 год будет ещё более сложным и трагичным для всего мира и России в частности. В международном плане назревавшие в последние годы конфликты продолжат обостряться, будут усиливать друг друга и углублять общую нестабильность. И даже те события, которые сейчас кому-то кажутся сугубо позитивными, как итоги выборов президента США, явят свои истинные последствия.

Эпицентром новых потрясений в 2017 году, судя по первым сигналам, станет именно Белый дом. Многие считают, что победа Трампа – это выигрыш для России. Да, Трамп, без сомнений, спутает всю политику в Америке, дезориентирует систему, спровоцирует общество на активные протесты: издание Bloomberg назвало Трампа «президентом Разъединённых Штатов Америки». Трамп также порвёт с устоями американской внешней политики, разорвёт многие международные соглашения и основательно встряхнёт мир радикальными политическими действиями. С Россией при этом он обещает выстроить позитивные отношения.

Однако Россию невозможно изолировать от остального мира, и политические цунами от потрясений в других регионах неизменно будут доходить до нас. Краткосрочные преимущества от прихода к власти в США Дональда Трампа – это лишь слабое утешение в свете среднесрочных и долгосрочных проблем. Главное подтверждение опасности, исходящей от будущей администрации, – кадровые назначения.

«Кадры решают всё» в любой стране, во все времена. Силовые кадры Трампа – это генералы, отправленные в отставку за крайнюю агрессивность администрацией президента Обамы. Советник по национальной безопасности, экс-глава военной разведки Майкл Флинн известен нетерпимостью ко всем мнениям, кроме своего, склонностью к теории заговоров и особой агрессией против ислама вообще и Ирана в частности. Новый министр обороны Джеймс Мэттис известен под прозвищем Бешеный пёс, а также по позывному «Хаос» – хаос, в который он ввергает врагов. А тремя основными угрозами на Ближнем Востоке Мэттис считает «Иран, Иран, Иран». Пост директора ЦРУ занял Майкл Помпео – праворадикальный конгрессмен, тоже поклонник теорий заговоров, один из главных критиков соглашения с Ираном и активный сторонник неограниченной слежки за гражданами США.

Ещё один штрих к картине дестабилизации Ближнего Востока – назначение послом США в Израиле Дэвида Фридмана. Фридман – ещё более произраильский, чем руководство Израиля; он выступает за перемещение столицы из Тель-Авива в Иерусалим и за аннексию Израилем Западного берега реки Иордан – территории, которую само правительство считает спорной, но не своей.

Если для силовиков Трампа «свет клином сошёлся» на Иране, то для экономических назначенцев источник всех американских бед – Китай. Трамп анонсировал создание при Белом доме нового Национального совета по торговле и назначил его главой, а также своим советником по торговой и промышленной политике Питера Наварро. Наварро известен как автор книг «Грядущая война с Китаем» и «Смерть от Китая». По последней книге был состряпан топорно пропагандистский документальный фильм с посылом: тоталитарный китайский режим отнял у Америки 25 миллионов рабочих мест и вчинил ей торговый дефицит в три триллиона долларов. Конечно, американский капитал, который перемещал производство в Китай, чтобы максимизировать прибыль и избежать социальной нагрузки на зарплату американских рабочих, здесь ни при чём – не станет же Трамп винить своих собратьев по цеху олигархов. Стоит помнить, что в XIX веке Великобритания решала проблему торгового дефицита путём опиумных войн.

Что же за всем этим может последовать? Резкая политическая и, возможно, военная атака на нашего союзника Иран (иранские силы в Сирии). Атака на Иран расширит и обострит конфликт на Ближнем Востоке. Если ослабнет Иран, то падёт Сирия. Параллельно Трамп поведёт торговую войну против Китая – нашего крупнейшего стратегического союзника и торгового партнёра. Ослабленный Китай понизит закупки в России, что нанесёт удар по нашей экономике и бюджету. Так два наших основных союзника будут в той или иной степени если не нейтрализованы, то ослаблены.

В Европе победа Трампа уже вдохновила националистические и ультраправые силы. Будем помнить: националистические устремления европейских государств в XX веке повлекли две мировые войны, в которых самым пострадавшим государством становилась Россия (хотя и победителем). Важно не путать защиту национальных интересов и национализм. Во Франции национальный интерес воплощает традиция генерала де Голля. В то время как национализм представляет «Национальный фронт» под предводительством Марин Ле Пен. И де Голль воевал против коллаборационистов правительства Виши, которые и создали впоследствии «Национальный фронт».

Ещё более тревожен наш собственный, российский оптимизм по поводу роста националистических сил в Европе. Главные «ценности» европейских правых и ультраправых – ненависть к исламу и к мигрантам – на российской территории означают раскол общества, гражданские беспорядки и, при худшем сценарии, раскол страны. Таким образом, ультраправая ориентация России – идеальный сценарий для всех наших противников.

Другие государства в ответ на экстремизм Трампа тоже будут вынуждены радикализировать свою политику. Например, в Иране к власти могут прийти не умеренные силы, как президент Рухани, а более резкий условный «Ахмадинежад». Лидер Филиппин Дутерте, развязавший войну против наркотиков путём жестоких внесудебных расправ, при Трампе тоже будет выглядеть вполне приемлемо.

Иными словами, президент Трамп может сыграть роль катализатора экстремизма в мире, сдвигая одну страну за другой в сторону более радикальной политики внутри и вовне. Экономический кризис, сокращающий доступные ресурсы, увеличит давление на власть и на народ. Вопрос в том, насколько руководство других государств сможет сопротивляться такому перманентному давлению и провокации, и где на пути вправо оно сможет остановиться.

США. Евросоюз. Китай. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > lgz.ru, 28 декабря 2016 > № 2030677 Вероника Крашенинникова


Китай > Армия, полиция > interaffairs.ru, 28 декабря 2016 > № 2019114 Андрей Кокошин

Военная реформа в КНР: военно-стратегические, политические и организационно-управленческие аспекты

Андрей Кокошин, Декан факультета мировой политики МГУ им. М.В.Ломоносова, академик РАН

Военная реформа в КНР, провозглашенная в 2015 году высшим партийно-государственным руководством Китая, носит масштабный и глубокий характер. Она направлена на придание вооруженным силам КНР нового качества...

Военная реформа играет важную роль и для внешней политики КНР, в которой военный компонент политики национальной безопасности будет, по-видимому, играть более видную роль.

За счет наличия отработанных десятилетиями и развиваемых в ходе реформы механизмов Военного совета Центрального комитета Компартии Китая (ВС ЦК КПК) и Центрального военного совета (ЦВС) КНР китайская система политико-военного и военно-стратегического управления (руководства) будет сохранять свою ярко выраженную специфику.

В конце ноября 2015 года Председатель КНР Си Цзиньпин объявил начало масштабной военной реформы в КНР. Эта реформа затрагивает в том числе все основные звенья системы стратегического управления в области обеспечения обороны и государственной безопасности в целом. Официальные заявления китайских руководителей подчеркивают неразрывную связь задачи реформирования Народно-освободительной армии Китая (НОАК) с задачами успешного построения в Китае «социализма с китайской спецификой», с обеспечением руководящей роли Компартии Китая во всех основных сферах жизни страны.

Отмечается также важность активизации усилий по созданию современных вооруженных сил Китая для обеспечения задач реализации выдвинутой двумя годами ранее Си Цзиньпином формулы «китайской мечты» - о «великом возрождении китайской нации»1.

Говорится о том, что реформа направлена на повышение эффективности НОАК в решении внешних задач национальной безопасности КНР, в том числе для обеспечения победы в локальной войне. Как отмечал Си Цзиньпин в одном из своих выступлений (за два с лишним года до объявления военной реформы - 11 марта 2013 г.), важнейшее требование к армии - это ее боеспособность и умение побеждать.

Объявлено, что реформа должна быть реализована к 2020 году. Вспомним, что еще в 2010 году в «Белой книге» по вопросам обороны КНР 2020 год назывался рубежом достижения «серьезного прогресса» в строительстве «информатизированных вооруженных сил»2

Очевидно, что одна из важнейших задач реформы - создание механизмов, минимизирующих коррупцию в вооруженных силах. На XVIII съезде ЦК КПК на высшем уровне проблема коррупции была отмечена как едва ли не крупнейшая угроза для КНР. Говорилось о том, что «неадекватное решение этой проблемы может нанести смертельный вред партии и даже погубить ее и страну»3.

Реформа готовилась на протяжении по крайней мере семи лет, на последних этапах ее разработка осуществлялась при активном участии самого Си Цзиньпина.

Внутри руководства КПК, в высшем командном и политическом составе НОАК шли активные дебаты о том, каким путем должны развиваться в новых условиях вооруженные силы государства, сделавшего серьезнейшую заявку на роль второй сверхдержавы.

Сообщается о том, что было проведено 860 семинаров и форумов с участием военных и гражданских специалистов, опрошены около 700 частей различных видов НОАК, учтены мнения 900 командиров и командующих, штабных работников, политработников4.

Китайские специалисты отмечают, что при подготовке военной реформы в КНР активно исследовался опыт США и недавний опыт реформирования Вооруженных сил России, а также детально оценивался собственный китайский опыт в этой сфере. В том числе была проделана масштабная и глубокая работа по изучению истории и теории войн и военного искусства, по сравнительному анализу систем политико-военного и военно-стратегического управления (руководства) различных стран и различных периодов истории. Китайскими специалистами переведено большое число исследований зарубежных военных и гражданских экспертов по этим вопросам, которые активно используются в отработке вопросов военной реформы тысячами генералов и офицеров, гражданскими работниками аппарата Военного совета ЦК КПК, других органов ЦК КПК.

Немаловажную роль в разработках китайских ученых и специалистов играет исследование феномена революции в военном деле во всех ее измерениях. В том числе большое внимание китайских военачальников и экспертов привлекли усилия руководства Минобороны США в 2014-2016 годах по концептуализации и реализации так называемой «третьей стратегии компенсации». (С высокой степенью вероятности можно ожидать, что реализация этой стратегии может еще больше снизить уровень стратегической стабильности5.)

Один из центральных вопросов, который, по-видимому, стоял перед партийно-государственным руководством, когда рассматривался вопрос о глубине военной реформы (особенно о замене больших военных округов на объединенные командования), - каково должно быть соотношение возможностей вооруженных сил, с одной стороны, по обеспечению более эффективного использования военной силы во внешнеполитических интересах, а с другой - по сохранению роли НОАК в решении внутренних задач, особенно в условиях потенциальных внутриполитических кризисов.

Рефреном во многих выступлениях Си Цзиньпина, специалистов, военачальников звучит тема о непререкаемом руководстве Компартией вооруженными силами КНР. Так, выступая в Гуанчжоуском военном округе НОАК в декабре 2012 года, Си Цзиньпин заявил, что в строительстве национальной обороны и армии необходимо «постоянно вооружать наших офицеров и солдат теорией социализма с китайской спецификой», а также «воспитывать их в духе концепции основных ценностей современных революционных военных»6. В своем выступлении на пленарном заседании делегации НОАК, принимавшей участие в работе первой сессии 12-го созыва Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 11 марта 2013 года, Си Цзиньпин заявил, что «необходимо без всякого колебания отстаивать основной принцип руководства армией со стороны партии» и «гарантировать абсолютную преданность, абсолютную чистоту и абсолютную надежность армии», а также чтобы «все ее действия подчинялись ЦК КПК и Военному совету КПК»7.

Сразу же следует отметить, что утверждения о том, что именно Си Цзиньпин объявил НОАК армией партии, а не государства, вернувшись к тому, что заявлял Мао Цзэдун 85 лет назад, неверны8. Положение о том, что НОАК подчинена КПК, всегда присутствовало в политической жизни Китая. Об этом неоднократно заявляли различные китайские лидеры, в том числе такие предшественники Си Цзиньпина на посту генерального секретаря ЦК КПК и Председателя КНР, как Цзян Цзэминь и Ху Цзиньтао. И на практике это было так, за исключением, по-видимому, некоторых сравнительно локальных ситуаций в годы «культурной революции» и периода борьбы после нее между «леваками» и «прагматиками» в китайском руководстве.

Однако в условиях развития рыночной экономики в КНР, бурного роста числа и веса предпринимателей, достигшего огромных масштабов социального расслоения все острее встает вопрос о роли КПК с ее официальной идеологией Маркса - Ленина, Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина в жизни общества. Так что тема обеспечения решающей роли Компартии КНР в управлении силовыми структурами, и прежде всего НОАК, вооруженными силами в целом (с действительно китайской спецификой) в современных условиях весьма актуальна.

Несомненно, что выдвинутые Си Цзиньпином требования полного подчинения армии, вооруженных сил партии звучат более рельефно и акцентированно, чем это было, например, у его предшественника Ху Цзиньтао. И деятельность нынешнего китайского руководства в этом отношении нельзя недооценивать.

В 2001 году Председатель КНР и генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь выдвинул стратегию развития оборонно-промышленного потенциала и модернизации вооруженных сил Китая в перспективе до середины XXI века. Как отмечалось в исследованиях Института Дальнего Востока Российской академии наук, эта программа включала три этапа: на первом этапе (до 2010 г.) предполагалось создание основ преобразований; на втором этапе (2010-2020 гг.) вооруженные силы Китая должны были бы стать сильнейшими в Азии; на третьем этапе (2020-2049 гг.) предполагалось завершить модернизацию и достичь передового уровня вооруженных сил развитых стран. Можно констатировать, что эта программа в целом выполняется - хотя упоминание о ней в выступлениях современных китайских руководителей по поводу нынешней военной реформы, по оценкам многих китаистов, отсутствует.

При этом ряд аналитиков отмечают, что на деле темпы реализации программы модернизации вооруженных сил КНР оказались по многим параметрам более высокими, чем это предполагалось в отмеченной ранее программе Цзян Цзэминя. В то же время различные эксперты говорят о том, что в НОАК имеется и немало сложных проблем. Они связаны с созданием действующих в реальном масштабе времени интегрированных систем боевого управления, связи, контроля, разведки, целеуказания, в обеспечении НОАК во всех ее сегментах кадрами достаточно высокого уровня, в отработке действительно объединенных действий на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях и т. д.

До достижения более высокого уровня развития НОАК и китайской оборонной промышленности и науки китайское руководство настоятельно требовало в соответствии с заветами Дэн Сяопина конца 1980-х - начала 1990-х годов всячески ограничивать амбиции, «прятать в ножны свою гордость», «не зазнаваться» - в традициях стратагемности китайского мышления. В КНР неоднократно ставился вопрос о том, что раньше времени Китай не должен брать на себя бремя активной конфронтации с США, соперничать с Соединенными Штатами в военной мощи по всему спектру, не повторять ошибок Советского Союза.

В последние годы неоднократно возникал вопрос о том, не отходит ли уже китайское руководство от принципов умеренности, осторожности, стимулируемое в том числе и поведением самих США, активизировавших свою политику «сдерживания КНР», объявивших разворот (pivot) в АТР, который, как считают многие в Пекине, носит прежде всего антикитайский характер.

Возвышение же Китая происходит гораздо быстрее, чем это представлялось многим западным и российским исследователям в предыдущие годы. Признание этого факта нашло свое отражение и в ряде оценок американских государственных органов9.

Один из ключевых вопросов будущего мировой политики (в том числе в ее политико-военной и военно-стратегической сферах) - это вопрос о том, будут ли во взаимоотношениях США и КНР иметь место острые столкновения с кризисной ситуацией, подобные той, что сложилась у другой пары сверхдержав - СССР и США, например, в ходе Карибского кризиса в октябре 1962 года. Говоря о перспективах американо-китайских отношений, один из классиков современной политологии профессор Гарвардского университета Г.Аллисон обращается к замечаниям древнегреческого историка Фукидида относительно истинных причин Пелопоннесской войны, в которой столкнулись два претендента на гегемонию в Греции - Спарта и Афины. Аллисон предостерегает США от того, чтобы они не попали в «ловушку Фукидида», развернув военное противостояние с КНР как молодой, увеличивающей свою мощь сверхдержавой10. Фукидид писал: «Истинным поводом к войне (хотя и самым скрытым), по моему убеждению, был страх лакедемонян [спартанцев] перед растущим могуществом Афин, что и вынудило их [Спарту] воевать»11.

Модернизация НОАК осуществлялась и осуществляется на фоне значительного сокращения ее численности. Известно, что и нынешняя военная реформа будет сопровождаться сокращением численности НОАК на 300 тыс. человек. Си Цзиньпин объявил об этом еще 3 сентября 2015 года.

Отмечается, что предстоит значительное сокращение административного персонала, доли некомбатантов. Но сокращение может коснуться и ряда соединений и частей сухопутных войск.

Процесс сокращения общей численности HOAK был начат еще в 1985 году. Тогда ее численность составляла 4,5 млн. человек. В основном сокращению подверглись сухопутные войска, часть из которых передавалась в состав Народной вооруженной полиции (НВП). К 1991 году численность НОАК составляла немногим более 3 млн. человек. Сокращения численности НОАК, в первую очередь за счет сухопутных войск, продолжились и далее. К 2012 году ее численность уменьшилась до 2,285 миллиона, в частности сухопутных войск - с 2,3 млн. человек до 1,6 миллиона12. По ряду оценок, значительная часть военнослужащих НОАК (в том числе целыми частями и соединениями) была передана в Народную вооруженную полицию, группировки которой прежде всего были усилены в Синцзян-Уйгурском автономном районе и Тибете. Нельзя исключать того, что при нынешних сокращениях численности НОАК произойдет то же самое.

Ху Цзиньтао в своем выступлении на XVIII съезде КПК в ноябре 2012 года заявил о военно-стратегическом курсе на активную оборону нового периода. Он сказал: «Необходимо в соответствии с новыми требованиями стратегии государственного развития и государственной безопасности и с упором на полное выполнение исторической миссии армии в новом веке на новом этапе проводить в жизнь военно-стратегический курс на активную оборону нового периода, усиливать военно-стратегическое ориентирование, шагая в ногу со временем»13. Завершая свое пребывание на посту высшего руководителя КНР, этот деятель заявил, что необходимо уделять «повышенное внимание безопасности морского, космического и сетевого пространства, активно планируя использование военных сил в мирный период, непрерывно расширяя и углубляя подготовку к военной борьбе, повышая свои возможности в выполнении разного рода военных задач»14.

Значительная часть усилий по развитию НОАК приходится на военно-морские силы. Еще в конце 1980-х годов в КНР была разработана Концепция «активной обороны в ближних морях». В соответствии с ней ВМС НОАК должны были приобрести способность обеспечить на определенное время господство в прилегающих к Китаю морях применительно к так называемой первой цепи островов с последующим поэтапным продвижением ко второй цепи островов. В более отдаленной перспективе рассматривалась возможность строительства океанского флота15. Только в последние семь-восемь лет у КНР появились возможности по реализации этой концепции. При этом господство на морях внутри первой цепи островов считается необходимым условием для решения проблемы Тайваня. Для этого и предназначаются авианесущие корабли.

Важнейшей задачей в Пекине считается обеспечение китайского суверенитета применительно к спорным островам и акваториям в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Перед ВМС НОАК встает и вопрос об обеспечении важнейших морских коммуникаций Китая, проходящих через Индийский океан и Южно-Китайское море. Все более важной функцией флота КНР становится «демонстрация флага». В целом это соответствует долговременной тенденции усиления позиций КНР в Азиатско-Тихоокеанском регионе16.

Уже на протяжении целого ряда лет усиление военно-морской активности КНР рассматривается в США как вызов американскому господству на море, являющемуся одним из краеугольных камней политико-военной стратегии Соединенных Штатов17.

Со времени проведения XVIII съезда Компартии Китая прошло четыре года. Можно констатировать, что за этот сравнительно короткий промежуток времени, уже в условиях нахождения у власти Си Цзиньпина, сделано немало, в том числе в техническом оснащении НОАК.

Военная реформа 2015 года закрепляет в организационном, управленческом плане усилия руководства КПК и КНР на создание возможностей вести «активную оборону», причем «нового периода», в значительно больших масштабах и с рядом акцентов, которые ранее отсутствовали.

Необходимо отметить, что вооруженные силы в Китае в новейшей истории играли часто весьма важную роль во внутренней политике страны, превосходящую то, что было свойственно многим другим странам18. По китайским меркам исторические события, характеризующие особую роль военных в жизни КНР, происходили сравнительно недавно19. Уроки этих событий учитываются, безусловно, нынешними партийно-государственными руководителями КНР, делающими акцент на абсолютное руководство вооруженными силами со стороны Компартии Китая в такой тональности, которая не допускает никакой самостоятельной роли армии.

Оценивая нынешнюю реформу, следует сразу же отметить, что главная роль в управлении вооруженными силами Китая (в том числе в обеспечении политического контроля над ними) остается в руках партийного органа - Военного совета Центрального комитета КПК и его государственного аналога в лице Центрального военного совета.

Председателя, заместителей председателя и членов ВС ЦК КПК избирают на Пленуме ЦК КПК наряду с избранием на Пленуме членов Политбюро ЦК КПК, Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, генерального секретаря ЦК КПК, членов Секретариата ЦК КПК. На сессии ВСНП и заседаниях Постоянного комитета ВСНП избирают председателя ЦВС КНР, его заместителей и членов ЦВС КНР.

С конца 1920-х годов, со времени создания Красной армии Китая, в вооруженных силах КНР отсутствовало единоначалие. На уровне округов, армий, корпусов, дивизий и ниже, вплоть до роты, все приказы отдавались за подписью двух лиц - командующего (или командира) и комиссара. Единоначалие имелось лишь в низших тактических звеньях - во взводе и отделении. В каждой роте, как это было заведено еще Мао Цзэдуном в 1930-х годах, имеется партийная ячейка КПК. Практически все рядовые НОАК - члены китайского Коммунистического союза молодежи (комсомола), что достигается соответствующей системой отбора призывников. Такой отбор возможен благодаря тому, что ежегодный призывной контингент КНР составляет, по некоторым оценкам, 25-26 млн. человек, что более чем на порядок превышает потребности НОАК и Народной вооруженной полиции Министерства общественной безопасности КНР.

Эта роль комиссаров, политработников была заимствована Красной армией Китая из советской Красной армии, где соответствующий институт возник в годы Гражданской войны в России и неоднократно претерпевал изменения.

О важности ЦВС, его особой роли в системе партийно-государственного управления в КНР говорит тот факт, что в свое время Дэн Сяопин, уйдя со всех постов в высшем руководстве Китая, оставил за собой лишь посты председателя Военного совета ЦК КПК и председателя ЦВС КНР. Находясь на этих постах, Дэн был способен контролировать действия Председателя КНР - генерального секретаря ЦК КПК (Цзян Цзэминя) и в случае необходимости серьезно корректировать его действия (вплоть, по-видимому, до отстранения от власти).

Многое говорит о том, что ЦВС - это орган высшего не только военного, но и общегосударственного управления, особенно на чрезвычайный период, в условиях повышенной угрозы внутриполитической стабильности в КНР. По ряду оценок, ЦВС сложился как своего рода запасной орган высшей власти в стране в случае разного рода кризисных ситуаций, в которых эффективная в бескризисной ситуации система власти уже не срабатывает. Такая роль ЦВС (и больших военных округов, о которых речь пойдет далее), возможно, отражала опасения руководства Китая какого-то периода развития КНР в новейших условиях относительно того, что КПК в кризисных условиях может утратить де-факто роль ведущей силы в стране. На подобные предложения мог указывать глубоко проработанный в Китае после распада СССР опыт развития политической системы Советского Союза в последние годы его существования.

В соответствии с Законом об обороне 1997 года, ЦВС подчинена Народная вооруженная полиция КНР (эквивалент российских внутренних войск Министерства внутренних дел РФ, трансформированных недавно в войска национальной гвардии России, автономную организацию, подчиняющуюся непосредственно Президенту РФ), а также войска народного ополчения. Эти формирования находятся под началом непосредственно председателя ЦВС, а де-факто - eгo заместителя по ЦВС. Вместе с НОАК КНР НВП и войска народного ополчения в соответствии с этим законом образуют вооруженные силы КНР20.

Членами ЦВС КНР (и ВС ЦК КПК) долгое время оставалось ограниченное число лиц. Помимо самого председателя, это заместитель председателя ЦВС (иногда два заместителя), министр обороны КНР, начальник Главного политуправления НОАК, начальник Генерального штаба НОАК, начальник вооружений НОАК и начальник тыла НОАК, главкомы ВВС и ВМС НОАК. В некоторые периоды в состав ЦВС входили также и заместители начальника Главного политического управления. Как правило, несколько человек из состава ЦВС были членами Политбюро ЦК КПК, остальные - членами ЦК КПК. Все они имели высшее воинское звание в КНР - генерал-полковник (трехзвездный генерал). В результате нынешней реформы состав ЦВС (и Военного совета ЦК КПК) будет, вероятно, несколько иным.

В большинстве случаев министр обороны в китайской системе стратегического управления не обладал (и не обладает) полномочиями, аналогичными тем, которые есть у руководителей ведомств многих других стран (в том числе России и США). Будучи обычно членом Госсовета КНР, министр обороны, как правило, прежде всего выполняет представительские функции на международной арене (исключением в этом отношении был, по-видимому, генерал-полковник Цао Ганчюань, входивший в состав Политбюро ЦК КПК и известный, в частности, своими достижениями в военно-техническом оснащении НОАК).

Одним из важнейших звеньев стратегического управления в КНР до реформы 2015 года были большие военные округа, подчинявшиеся руководству ЦВС КНР. Несмотря на явное доминирование сухопутных войск в НОАК КНР, в структуре управления Главное командование сухопутных войск отсутствовало - подобно тому, как оно отсутствовало в структуре органов стратегического управления СССР в ходе Великой Отечественной войны.

До реформы 2015-2016 годов в КНР существовало семь больших военных округов: Шэньянский, Пекинский, Ланьчжоуский, Цзинаньский, Нанкинский, Гуанчжоуский и Чэндуский. Они имели в своем подчинении некоторое число общевойсковых армий, соединения и части различных родов и видов вооруженных сил (в том числе ВВС), части тылового обеспечения, а также командования провинциальных уровней, большинство из которых было создано на основе командований старых малых военных округов - провинциальных, или командований отдельных гарнизонов.

Командующие и политические комиссары больших военных округов, каждый из которых имел зоной своей ответственности сразу несколько провинций, являлись весьма важным элементом обеспечения политической власти из центра - Пекина. Сами они находились под контролем со стороны Главного политического управления НОАК, подчиняющегося непосредственно председателю ЦВС КНР. В случае кризисной ситуации внутри страны командующие и политкомиссары больших военных округов обладали большими возможностями по установлению чрезвычайного контроля над теми провинциями, которые находились на территории этих округов.

Такая возможность была связана с историческим опытом угрозы утраты централизованного контроля над теми или иными провинциями Китая в случае потрясений в Поднебесной.

Функции Главного политуправления НОАК были значительно шире, чем у Главного политического управления (Главпура) Советской армии и Военно-морского флота СССР. Помимо подразделений, занимавшихся собственно «политработой» - пропагандой и агитацией, обеспечивавших «классическую» деятельность политкомиссаров, в подчинении Главпура НОАК находились кадровые органы, которые в Вооруженных силах СССР были вне системы Главпура, а также внутренняя служба безопасности НОАК (в том числе военной контрразведки). Этот орган представлял собой аналог особых отделов в Красной армии и Вооруженных силах СССР, которые на протяжении большей части истории Советского Союза являлись частью не Вооруженных сил СССР, а сменявших друг друга спецслужб - ВЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ (только в 1941-1945 гг., в годы Великой Отечественной войны, военная контрразведка (Смерш) входила в систему военного ведомства - Народного комиссариата обороны, который в то время возглавлял Сталин).

Генеральный штаб НОАК обладал развитой структурой, в чем-то соответствовавшей структуре Генштаба Вооруженных сил СССР. Ядром Генштаба НОАК всегда было оперативное управление - аналог Главного оперативного управления (ГОУ) Генштаба Вооруженных сил СССР и РФ. В составе китайского Генштаба было несколько подразделений, занимавшихся разными видами разведки. В числе прерогатив этого органа ЦВС были и ряд вопросов, связанных с мобилизационной подготовкой ВС; решение же вопросов по оргштатным структурам ВС ГШ НОАК было свойственно в меньшей мере, чем Генштабу ВС СССР или Генштабу ВС РФ.

Ни Министерство госбезопасности (МГБ) КНР, в ведении которого находятся органы контрразведки, ни Министерство общественной безопасности Китая, у которого имеются органы, аналогичные Пятому управлению КГБ (боровшемуся против «идеологических диверсий»), не имели полномочий вмешиваться в вопросы обеспечения безопасности внутри НОАК. Ее вопросы всегда были полностью в компетенции самой системы ЦВС КНР через соответствующую, упомянутую выше, службу Главного политического управления НОАК. Многие специалисты отмечали, что эта служба безопасности ведала и уголовными делами в НОАК.

Наличие в подчинении Главпура НОАК органов безопасности (независимых от МГБ КНР и Министерства общественной безопасности), а также кадровых органов делали китайское Главное политическое управление - на случай возможных потрясений в Поднебесной - значительно более устойчивой организацией, нежели Главпур Советской армии и Военно-морского флота, не обладавшее такими структурами и полномочиями. Отсутствие контроля над НОАК со стороны МГБ КНР значительно отличало (и отличает) систему взаимоотношений между органами госбезопасности и вооруженными силами КНР от той системы, которая существовала в СССР.

Присутствие собственной службы безопасности внутри НОАК, безусловно, подчеркивало особый статус военных в китайской системе власти, в китайском обществе (с учетом обозначенного выше отсутствия единоначалия в НОАК, большего веса политработников, нежели это было в ВС СССР после восстановления в них единоначалия в 1942 г.).

Можно считать справедливыми утверждения тех китайских специалистов, которые считали, что Главное политическое управление НОАК до реформы превосходило по своему весу в системе ЦВС КНР Генштаб НОАК.

Нельзя не отметить, что еще до реформы 2015 года предпринимались усилия по превращению больших военных округов в подобие объединенных командований, а Генштаба - в эффективный центр планирования межвидовых операций. Для этого на протяжении ряда лет в качестве заместителя начальника Генштаба НОАК назначались адмиралы от ВМС НОАК и генералы от ВВС НОАК. Но в конечном итоге было признано, что без радикального изменения структуры управления НОАК желательный результат по обеспечению реальной боевой эффективности достигнут не будет.

Справедливо отмечается, что изменения в организации НОАК происходят сразу на трех уровнях - на национальном, на уровне театра (потенциальных военных действий) и на уровне видов вооруженных сил21.

Со стороны партийно-государственного руководства КНР не раз звучал тезис о том, что в управлении вооруженными силами должны быть использованы современные управленческие технологии.

Бывшие четыре главных управления, а именно: Генеральный штаб, Главное политическое управление, Главное управление тыла и Главное управление вооружений преобразованы в 15 структур, ряд из которых ранее входили в состав описанных выше главных управлений. Создаются новые управления ЦВС: Объединенный штаб, Управление политической работы, Управление тылового обеспечения, Управление разработки вооружений, Управление боевой подготовки и управления войсками, Управление оборонной мобилизации. Также в числе этих структур работают следующие комиссии: Комиссия по проверке дисциплины ЦВС и Политико-юридическая комиссия ЦВС.

Кроме этого, в числе органов ЦВС появились такие структуры, как Комитет по науке и технике ЦВС, Канцелярия ЦВС по стратегическому планированию, Канцелярия ЦВС по реформам и организационно-штатной структуре, Канцелярия ЦВС по международному военному сотрудничеству, Аудиторское управление ЦВС, Главное управление делами ЦВС.

Управление политической работы ЦВС призвано заниматься вопросами партийного строительства в вооруженных силах, политическим воспитанием личного состава НОАК, решением задач обеспечения в НОАК абсолютного руководства партией и управлением военными людскими ресурсами, в том числе посредством развития партийного строительства, обеспечения деятельности политкомиссаров. Последнее предполагает, по-видимому, сохранение в этом управлении функции старого Главного управления НОАК по ведению кадровой работы (за исключением кадров генеральского уровня).

Объединенный штаб (ОШ) в максимальной мере освобожден от административных и хозяйственных функций, которые были у Генштаба НОАК. Объединенному штабу больше не подчиняются ряд учебных заведений. Полностью из ОШ выводятся мобилизационные вопросы, а также те функции по тыловому обеспечению НОАК, которые имелись у старого Генштаба (наряду с Главным управлением тыла НОАК).

Задача ОШ - оперативно-стратегическое планирование и объединенное управление войсками. Одна из важнейших задач ОШ, как подчеркивают китайские специалисты, - изучать будущие войны и как в них победить.

Главным органом Объединенного штаба, как и Генштаба НОАК, будет оперативное управление - в определенной мере аналог Главного оперативного управления Генштаба ВС СССР/РФ. По ряду сведений, в ОШ сохранится и большая часть прерогатив (и структур) по ведению стратегической разведки. Одна из важнейших задач ОШ ЦВС КНР - осуществление на межвидовой основе оперативной подготовки (которая часто сильно пересекается с боевой подготовкой). Можно предположить с высокой степенью вероятности, что ОШ НОАК будет сочетать в себе ряд черт и российского Генштаба, и Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ) вооруженных сил США, а точнее - его Объединенного штаба (Joint Staff). Вряд ли китайский ОШ будет трансформироваться в подобие американского Объединенного штаба (относительно которого в законе Голдуотера - Николса 1986 г. однозначно сказано, что американский орган не будет функционировать и не будет обладать полномочиями исполнительного органа как общего для всех вооруженных сил Генерального штаба)22.

Можно считать, что Управление разработки вооружений ЦВС является прямым наследником Главного управления вооружений НОАК.

То же можно сказать об Управлении тылового обеспечения ЦВС как преемнике Главного управления тыла НОАК. Известно, что у Управления тылового обеспечения будет отсутствовать функция финансового контроля, которая имелась у его предшественника.

Управление оборонной мобилизации будет заниматься вопросами мобилизационной подготовки и создания резервов для НОАК. Оно будет, по-видимому, руководить и управлять провинциальными военными округами, которые, судя по всему, уже не будут подчиняться объединенным межвидовым командованиям на театрах.

Китайские специалисты подчеркивают, что в современных условиях мобилизационная работа - это стратегическая работа, которая должна быть предметом забот высшего руководства страны.

Касаясь Комиссии по проверке дисциплины ЦВС, надо отметить, что ранее подобный орган входил в Главное политуправление; его возглавлял заместитель начальника Главного политуправления. Теперь это самостоятельный орган, подчиненный ЦВС23.

Управление боевой подготовки и управления войсками по определению призвано обеспечивать организацию боевой подготовки в войсках. Судя по некоторым сведениям, в этом плане у данного управления есть полномочия и в отношении военно-учебных заведений.

Политико-юридическая комиссия ЦВС призвана обеспечить наведение в НОАК жесткого порядка. Данная комиссия займется раскрытием уголовных преступлений в НОАК и их профилактикой. Вместе с тем подчеркивается, что это должно осуществляться на основе законов. Видный российский китаист В.Б.Кашин отмечает, что «политико-правовая комиссия ЦВС станет руководить военной прокуратурой, судами. В ведении этого органа ЦВС будет, по-видимому, находиться и основная армейская правоохранительная структура - Служба безопасности бывшего Главного политуправления» НОАК24. По другим сведениям, эта служба остается в политуправлении НОАК.

Канцелярию ЦВС по реформам и организационно-штатной структуре нацелят на совершенствование структуры НОАК в соответствии с задачами проведения объединенных высокоинтегрированных межвидовых операций. В ее рамках будет вестись работа по подготовке организационно-штатных расписаний объединений, соединений и частей в целях обеспечения высокого уровня интеграции, «объединенности», в соответствии с требованиями современной науки об управлении.

Образование Комитета по науке и технике ЦВС китайские должностные лица связывают с требованиями по усилению инновационности в оснащении НОАК вооружениями, военной и специальной техникой. Отмечается важность «интегрированного развития» военной и гражданской науки и техники. Известно, что в КНР проявляли большой интерес к деятельности американской DARPA, занимающейся перспективными исследованиями и разработками. Возможно, что этот комитет ЦВС будет в том числе выполнять функции, аналогичные функциям DARPA.

Вместо семи больших военных округов созданы Восточное, Южное, Западное, Северное, Центральное межвидовые объединенные командования (ОК), охватывающие интегрированные боевые зоны. Штаб Восточного ОК находится в г. Нанкине, Южного - в г. Гуанчжоу, Западного - в г. Чэнду, Северного - в г. Шэньяне, Центрального - в г. Пекине. Как уже отмечалось выше, этим командованиям не подчинены провинциальные военные округа, роль которых видоизменяется. Создание объединенных командований вместо семи больших военных округов отнюдь не означает, что эти командования (сочетающие межвидовой и в то же время территориальный характер) будут лишены внутриполитических функций, которыми применительно к острой кризисной ситуации в стране обладали большие военные округа, их командующие и политические комиссары. Этот вопрос еще, несомненно, нуждается в прояснении.

В зоне Западного объединенного командования, по-видимому, сосредоточены наиболее крупные силы Народной вооруженной полиции, которая, как уже отмечалось выше, входит в состав Вооруженных сил КНР и имеет двойное подчинение - ЦВС КНР и Министерству общественной безопасности, что связано с задачами обеспечения внутренней безопасности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) и в Тибете.

С конца 1980-х годов произошло смещение акцентов в дислокации сил и средств НОАК по территории КНР. По мере изменения внешнеполитической обстановки отмечается значительное сокращение группировок на северном направлении (в соответствии с духом российско-китайского Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве 2001 г. и рядом других российско-китайских соглашений). Одновременно происходило наращивание возможностей НОАК на восточном и южном направлениях.

Далеко не все специалисты обратили внимание на то, что наряду с объединенными межвидовыми территориальными командованиями в НОАК образовано еще функциональное командование - сил стратегической поддержки (обеспечения). Судя по имеющимся сведениям, оно также ведает проведением операций в киберпространстве, радиоэлектронной борьбой и действиями сил специальных операций.

Виды вооруженных сил в соответствии с реформой 2015 года отвечают только за строительство, обучение, развитие, они лишены теперь функции оперативного руководства, применения вооруженных сил - боевого и небоевого, на военное время все оперативное управление - в руках ОШ и межвидовых командований на театрах. Наряду с руководящими структурами для ВМС и ВВС НОАК образована структура по управлению Сухопутными войсками НОАК, которая ранее в системе стратегического управления отсутствовала: сухопутные войска (СВ) управлялись непосредственно из Генштаба НОАК. (В СВ будут, видимо, и дивизии, и бригады - с учетом опыта реформы в РФ, когда сначала дивизии были полностью упразднены, а затем частично начали восстанавливаться. Уже на протяжении 10-15 лет в НОАК действует тенденция к сокращению числа дивизий и увеличению числа бригад25.)

Еще одним видом в НОАК стали ракетные войска, создаваемые на базе так называемого 2-го артиллерийского корпуса. (В официальном издании Государственного совета КНР (на русском языке) о задачах этой структуры НОАК говорилось следующее: «2-й артиллерийский корпус (стратегические ракетные войска) представляет собой ключевые силы стратегического устрашения. Главные задачи корпуса: сдержать применение другими странами ядерного оружия в отношении Китая, нанести в случае необходимости ответный ядерный удар и с точностью поражать цели с помощью обычных баллистических ракет»26.) Их не стали именовать «ракетными войсками стратегического назначения» по аналогии с видами вооруженных сил (позднее - родами войск) в ВС СССР/России.

У Китая помимо наземного компонента стратегических ядерных сил имеется и сравнительно небольшая (на данном этапе) морская составляющая в лице атомных подводных лодок с ракетами «Цзюйлан-1» и «Цзюйлан-2» (с базированием на о. Хайнань)27.

Реализуемая в КНР военная реформа связана с новым характером задач, поставленных перед НОАК партийно-государственным руководством КНР. Она отражает значительно более высокий уровень экономического и научно-технического развития КНР. Эта реформа является частью огромных усилий руководства КНР по борьбе с коррупцией, которая может угрожать не только экономическому благополучию страны, но и политической стабильности в КНР (и даже в целом политической системе).

Несомненно сохранение, а может быть даже и усиление, политического и идеологического контроля над вооруженными силами со стороны компартии, ее высших органов власти, начиная с генерального секретаря ЦК КПК и Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК. Со стороны высшего руководства КНР налицо значительное усиление внимания к НОАК.

Есть все основания говорить о том, что роль Военного совета ЦК КПК и Центрального военного совета КНР в управлении китайскими вооруженными силами в результате военной реформы в Китае стала еще более значительной.

Реформа системы стратегического управления и изменение организационно-штатных структур китайских вооруженных сил вплоть до тактического звена создадут огромные возможности для обновления командного и политического состава НОАК как с точки зрения повышения степени его адекватности современным профессиональным военным задачам, стоящим перед вооруженными силами, так и в плане обеспечения его лояльности государственно-политической системе в КНР, руководству КПК.

В результате реформы произошло рассредоточение полномочий между структурными компонентами ЦВС, призванное обеспечить более развитую систему сдержек и противовесов в этой области, специфическую для китайской системы. Нельзя не отметить, что при этом значительно усложняется задача управления таким числом органов ЦВС (при их увеличении более чем в три раза). По-видимому, это будет означать усиление роли заместителя (заместителей) председателя Центрального военного совета. Ясно, что потребуется немало времени и усилий, чтобы эта новая система заработала достаточно эффективно.

 1Си Цзиньпин. Для того чтобы сбылась «китайская мечта», необходимо следовать по китайскому пути // Синьхуа. 17.03.2013 // http://russian.people.com.cn/31521/8176942html (дата обращения: 15.05.2016).

 2Кашин В. Эволюция китайской военной политики // Экспорт вооружений. 2012. №10. С. 6.

 3Буров В.Г. XVIII съезд КПК и стратегия развития Китая // Новая и новейшая история. 2013. №3. С. 35.

 4China Announces Important Military reforms guidelines: Implications - Analysis // Eurasia Review. 2015. Dec. // Eurasiareview.com (дата обращения: 05.06.2016).

 5Панкова Л.В. Стратегическая стабильность: новая американская «стратегия компенсации» // Вестник Московского университета. Серия 25. Международные отношения и мировая политика. 2015. №3. С. 115-140.

 6Си Цзиньпин. О государственном управлении. Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 2014. С. 299.

 7Там же. С. 303.

 8Xi’s New Model Army // The Economist. 2016. Jan. 16 // economist.com (дата обращения: 15.04.2016).

 9Кокошин А.А. К прогнозированию отношений КНР и США // Проблемы прогнозирования. 2014. №6. С. 71.

10Allison Graham T. Avoiding Thucydides's Trap // The Financial Times. 2012. August 22 // http://belfercenter.ksg.harvard.edu/publication/22265/avoiding_thiucydidess_trap

11ФукидидИстория. Ленинград: Наука, 1981. С. 14.

12Кашин В. Эволюция... Соч. С. 7.

13Доклад Генерального секретаря ЦК КПК Ху Цзиньтао на XVIII съезде ЦК КПК // Женьминь жибао онлайн. 19.11.2012 // http://rusian/people.com.en/31521_/8023_RRL.html (дата обращения: 15.12.2012).

14Там же.

15Кашин В. Эволюция... соч. С. 7.

16Андрианов В.П. Укрепление позиций Китая в АТР: потенциал и пределы // Вестник Московского университета. Серия 25. Международные отношения и мировая политика. 2012. №3. С. 49-71.

17Тебин П.Ю. Проблема обеспечения господства на море в современной военно-морской стратегии США // Вестник Московского университета. Серия 25. Международные отношения и мировая политика. 2011. №1. С. 163-172.

18Кокошин А.А. Стратегическое управление. Теория, исторический опыт, сравнительный анализ, задачи для России. М.: РОССПЭН, 2003. С. 455-458.

19Г.Киссинджер в своей недавней работе по Китаю обоснованно писал: «Одной особенностью культуры, часто приводимой китайскими руководителями в качестве примера, являлось их восприятие исторической перспективы - способность, а на деле необходимость, думать о времени в категориях, отличных от применяемых на Западе» // Киссинджер Г. О Китае. М.: Астрель, 2012. С. 271.

20Кокошин А.А. Стратегическое управление... С. 279-292.

21Garafola Cristina L. Will the PLA Reforms Succeed? // The RAND Corporation. April 2016 // www.rand.org (дата обращения: 10.06.2016).

22Goldwater - Nichols Department of Defense Reorganization Act of 1986. 99th Congress, 2nd Session. House of Representatives, Report 99-825. Washington, D.C.: GPO, 1986. P. 20.

23Кашин В.Б. Реформа органов управления китайскими вооруженными силами // Проблемы Дальнего Востока. 2016. №2. С. 38.

24Там же. С. 39.

25Каменнов П.Б. Военная политика // Китайская Народная Республика. К 60-летию КНР. М.: ИДВ «Форум», 2009. С. 275.

26Разносторонняя деятельность вооруженных сил Китая. Пресс-канцелярия Госсовета КНР. Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 2013. Апрель. С. 14.

27Крашенинникова Л.С. Влияние китайской стратегической культуры на ядерную политику КНР // Вестник Московского университета. Серия 25. Международные отношения и мировая политика. Т. 7. №3. 2015. С. 142-168.

Китай > Армия, полиция > interaffairs.ru, 28 декабря 2016 > № 2019114 Андрей Кокошин


Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 27 декабря 2016 > № 2025779 Юрий Борисов

«Постоянно изыскиваем резервы, чтобы выполнить майские указы»

Интервью «Газеты.Ru» с заместителем министра обороны России Юрием Борисовым

Михаил Ходаренок

Заместитель министра обороны Юрий Борисов рассказал в интервью «Газете.Ru» о предварительных итогах выполнения гособоронзаказа в 2016 году и экономии военного бюджета за счет внутренних резервов. Он объяснил, как будет замещаться украинская продукция, создаваться новые стратегические бомбардировщики, и поведал о планах по закупке танков на платформе «Армата», а также об особенностях рынка микроэлектроники для военной техники.

— Каков предварительный процент выполнения годового плана поставок в 2016 году? В чем заключаются наши главные успехи и что не удалось сделать?

— Из всего объема бюджетных средств, предусмотренных на выполнение гособоронзаказа, в 2016 году более 70% было потрачено как раз на статью «Поставки вооружения, военной и специальной техники».

Это основная статья. Всего по ней будет закуплено свыше 5,5 тыс. единиц основных видов вооружений и военной техники. На текущий момент примерно 96% всех запланированных поставок уже принято военными представительствами, техника уже находится либо в пути, либо на арсеналах, либо направлена в войска. Но это еще неокончательный результат. Сейчас как раз идет процесс приемки на ряде предприятий.

Можно только сказать, что по основной номенклатуре все запланированные поставки уже осуществлены. А это авиационная техника, многоцелевые подводные лодки, зенитные ракетные системы, ракетные комплексы сухопутных войск и многое-многое другое. Ожидаемый процент выполнения [поставок вооружений] в этом году будет ближе к 99%.

Интегральный показатель выполнения гособоронзаказа по всем показателям текущего года сохранится на прежнем уровне — около 97%. Выполнение НИОКР несколько ниже, чем в прошлом году, а по ремонту и сервису — выше. Это прежде всего говорит о том, что мы вышли на плановую конструктивную работу с основными поставщиками вооружений и техники.

Вскрытые резервы

— Какие-нибудь реальные сокращения госзаказа или выделяемых средств в 2016 году были? И сказываются ли на выполнении госзаказа бюджетные маневры прошлых лет?

— Текущая государственная программа вооружения реализуется уже шестой год. Первая пятилетка — 2011–2015 — прошла с точки зрения обеспечения финансами наиболее комфортно по отношению к предыдущим госпрограммам, когда фактически уже на первый-второй год мы были вынуждены отходить от плановых показателей. Сейчас в первую очередь благодаря усилиям верховного главнокомандующего и правительства Российской Федерации мы прошли первую пятилетку с минимальными потерями. От общих запланированных сумм мы недополучили лишь 6,8% бюджетных средств.

Но стопроцентно спланировать такие объемные и длительные программы просто невозможно. Это вполне разумные потери. Они позволили задать нужную динамику, настроить работу промышленности на ритмичный системный лад, обеспечить стабильное поступление в войска новой техники.

Показатели говорят сами за себя: мы практически уже перешагнули 50-процентный рубеж оснащенности Вооруженных сил современными образцами [вооружений и военной техники] против 12–15% на начальном этапе.

В текущем году мы получили финансирование на уровне 2015 года, что обеспечило ту же самую динамику.

Конечно, это повлияло на первоначальные планы, которые мы строили по преобразованию армии к 2020 году. Но мы постоянно изыскиваем внутренние резервы, чтобы выполнить майские указы президента 2012 года по достижению уровня оснащенности и современности к концу программного периода.

Во-первых, Министерство обороны провело громадную работу по снижению типажа вооружений и военной техники. В результате мы сэкономили значительное количество средств. Причем эта экономия еще длительное время будет давать эффект.

Основной эффект скажется на сокращении времени на обучение военнослужащих по применению этой техники, содержание ремонтного фонда и пр. Сегодня этот принцип закладывается в формирование новой программы вооружения: переход на модульные унифицированные платформы для экономии средств на этапе эксплуатации техники.

За последние годы произошла передача ремонтных предприятий, ранее принадлежавших Минобороны, в интересах предприятий промышленности с одновременным заключением контрактов на обеспечение исправности на всем этапе жизненного цикла изделия. Это тоже дало ожидаемый эффект.

Серьезный резерв для экономии у нас появился за счет модернизации существующей техники, модернизационный потенциал которой оказался значительно выше ожидаемого. Он дал возможность перенести на более поздний срок некоторые ранее планируемые разработки и закупки новой дорогостоящей техники. По сути дела, мы меньшими деньгами добились тех же результатов.

Примером служит танк Т-72 разных модификаций. Эта машина — результат работы еще советской оборонки 1980-х годов. Различные его модификации по своим характеристикам не уступают основным образцам танкостроения зарубежных стран, а во многом даже превосходят их. И этот танк вполне устраивает войска.

Что касается известных вам новых разработок — Т-14 «Армата», то наконец-то изделия поступили на испытания, и мы надеемся, что в ближайшее время получим результаты, соответствующие заданным требованиям.

Себестоимость [Т-14] выше, чем модернизация Т-72Б3, но предприятия промышленности в настоящее время в состоянии провести еще ряд мероприятий для ее снижения за счет внедрения нового станочного парка, новых методов в организации производства, использования новых материалов, стоимость которых со временем будет постепенно снижаться.

Думаю, к 2020 году, когда мы начнем уже более интенсивно закупать эту технику, ее стоимость уже будет стабилизирована.

В итоге выделенного финансирования на вооружение хватило, чтобы обеспечить заданную динамику поступления в войска современной техники. Сокращения в течение года гособоронзаказа не было.

Есть еще одно обстоятельство, которое в ближайшее время даст определенный результат. Это отказ от кредитной схемы. Министерство финансов в конце этого года изыскало возможности для погашения основной доли кредитных и заемных средств, которые использовались под гарантии государства для реализации гособоронзаказа, а их обслуживание обходилось достаточно дорого.

В результате снижения этих затрат реальные средства в бóльшем объеме пойдут на закупку техники, чем на оплату банковских кредитов и процентов.

«Еще весной 2014 года мы проанализировали наличие украинских разработок»

— А какие решения уже внедрены в производство новой техники исходя из опыта применения вооружений и военной техники во время боевых действий в Сирии? Как это учитывается в новом программном периоде?

— В операции ВКС России в Сирии принял участие практически весь парк нашей авиационной техники, в том числе и самолеты дальней авиации. И мы убедились в их высокой эффективности. Но, безусловно, каждый факт, когда нас что-то не устраивает, когда есть отклонение от заявленных характеристик либо какое-то неудобство в эксплуатации, берется на карандаш и детальнейшим образом анализируется с представителями промышленности.

В основном же техника показала себя достаточно хорошо в этих, скажем, непростых условиях.

— Расскажите об импортозамещении. Особенно интересует продукция с Украины, украинские авиационные двигатели. Как у нас идет производство двигателей для вертолетов, в частности ВК-2500?

— Конечно, это очень грустно, что у нас сложилась такая ситуация с Украиной. Но кто от этого больше потерял? Наверное, все-таки украинская сторона.

Мы своевременно спрогнозировали эту ситуацию.

Еще весной 2014 года мы очень интенсивно с нашей промышленностью проанализировали наличие украинских разработок в вооружении и военной технике и спланировали соответствующие мероприятия. Таких у нас 182 образца.

По каждому были согласованы планы-графики, отдельные «дорожные карты». Все разбили по годам, осметили, получили средства из государственного бюджета, организовали работу.

Контроль за этими мероприятиями очень пристальный. Ежемесячно на селекторных совещаниях мы подводим итоги выполнения этого графика в Минобороны, ежеквартально докладываем верховному главнокомандующему. За три года их выполнения — ни одного срыва госзаказа. В результате этой работы замещение украинских комплектующих проведено более чем в 90 основных видах вооружений, военной и специальной техники. Это положительный результат.

Хотя, безусловно, нам пришлось скорректировать и свои планы. Пришлось сдвинуть вправо вторую тройку сторожевых кораблей на «Янтаре», планы по созданию фрегатов — кораблей дальней морской зоны. Но за счет этого маневра мы усилили направление ближней морской зоны, заключили много контрактов по патрульным кораблям, малым корветам, которые доказали свою эффективность.

Поэтому на обороноспособность это оказало несущественное влияние. Уж точно не такое, какое ожидалось людьми, затеявшими эти санкции. Они результата, я считаю, не достигли, а вот российская промышленность получила новый глоток воздуха, дополнительные заказы.

Теперь по авиационным двигателям, в частности ВК-2500. В 2016 году целиком из отечественных комплектующих изготовлено 60 единиц, а в планах на 2017 год — на 60% больше.

То есть сегодня мы уже не испытываем никакой нужды в двигателях украинского производства. За исключением только нашего сверхтяжелого вертолета Ми-26. Здесь вопрос еще решается.

Что касается рыбинского НПО «Сатурн» (производитель газотурбинных силовых установок. — «Газета.Ru»), то в октябре был там и воочию убедился, что подготовлены новые производственные мощности, смонтированы стенды. И в 2017 году они уже выйдут на испытание новых турбосиловых установок [ПД-14]. И с конца 2017 года, а с 2018 года — уже абсолютно точно, мы будем иметь свои отечественные силовые установки для кораблей дальней морской зоны и закроем этот вопрос.

Аналогичные планы по импортозамещению осуществляются и по другим видам продукции, поставляемой странами Запада. Они тоже идут по графику и не влияют на достижение тех показателей, которые мы имеем сегодня.

«Станки для Ту-160М2 и для ПАК ДА будут одни и те же

— Тогда переходим к дальней авиации. Мы сегодня имеем две программы в сфере дальней авиации: перспективный авиационный комплекс (ПАК) дальней авиации (ДА) и глубокая модернизация Ту-160 до уровня Ту-160М2. Хватит ли у нас ресурсов? Не будут ли они конкурировать, эти программы?

— Нет. Иногда, действительно, возникает вопрос: а зачем вы, собственно, две разработки ведете? Начнем, наверное, с того, что авиационные стратегические ядерные силы — составная часть [нашей ядерной] триады. В условиях нынешнего противостояния мы просто обязаны ею заниматься, для того чтобы обеспечить соответствующую боеготовность.

Модернизационные возможности самолета Ту-160 оказались значительно выше, чем закладывались сначала. По своим летно-техническим характеристикам это до сих пор непревзойденный в мире бомбардировщик дальней авиации. Он имеет лучшие летно-технические характеристики, хотя и не выпускался почти 30 лет.

Поэтому восстановление производства — это серьезный и дорогостоящий шаг, не будем скрывать. Но это будет совершенно другой самолет. По сути дела, сохранится только прежний фюзеляж, внешний облик. Даже воспроизведенные двигатели НК-32 на 10% мощнее, не говоря уже о бортовом радиоэлектронном оборудовании. Система управления, навигация, система управления оружием — это уже совершенно другое поколение. Более того, и авиационные средства поражения будут другие. За этот период они уже прошли несколько поколений. То есть боевые возможности самолета Ту-160 выпуска середины 1980-х годов и самолет, первый полет которого мы ожидаем в 2018 году, — это две большие разницы.

Серийное производство Ту-160М2 начнется после завершения всех испытаний, с 2021 года. Мы дадим новую жизнь этому самолету, сэкономим на НИОКР и потратимся только на оцифровку рабоче-конструкторской документации.

Что касается, ПАК ДА, то жизнь-то тоже не стоит на месте и характер боевых действий начинает меняться. Как вы видите, на смену обычным авиационным средствам поражения приходят гиперзвуковые авиационные средства поражения с большей дальностью и с большей точностью. И перспективному самолету-носителю на рубеже 2025–2030 годов необязательно иметь такие характеристики, как сверхзвуковая скорость. Нужно максимально долго и незаметно находиться на боевом дежурстве в воздухе, для того чтобы, не входя в зону поражения, выпустить свои средства поражения по намеченным целям.

Вместе с тем мы таким образом скоординировали с промышленностью организацию всех работ, что подготовка производства для Ту-160 нового облика и для ПАК ДА проводится одновременно. Максимальное количество технологических операций будет одно и то же. Грубо говоря, станки будут использоваться одни и те же для производства Ту-160 и для ПАК ДА. По сути дела, на подготовку производства деньги тратятся один раз.

— Все-таки в военно-транспортной авиации целесообразно иметь тяжелый магистральный самолет с межконтинентальной, скажем, дальностью и средний самолет для обеспечения служебной деятельности типа Ан-26. А вот у нас был прекрасный самолет Ан-12. Скажите, что предполагается ему на смену?

— Давайте посмотрим всю линейку самолетов транспортной авиации. Сейчас полным ходом идут работы над легким транспортным самолетом Ил-112В, первый полет которого ожидается в середине следующего года. Более того, после этого мы сразу готовы заключить с промышленностью длительный контракт практически на все необходимые образцы в рамках уже будущей государственной программы вооружений.

Что касается среднего транспортного самолета взамен Ан-12, то на сегодня у нас уже есть по нему несколько решений. Я не хочу сегодня их озвучивать до конца, но этот самолет уже имеет название — средний транспортный самолет 21 (СТС-21). Мы обсуждаем сейчас с промышленностью планы по разработке и закупке этого самолета начиная с 2021 года, максимум — с 2022 года, в количестве восьми – десяти самолетов в год.

Что касается тяжелого транспортного самолета, это, по сути дела, новый облик Ил-76, с новым двигателем, с новой кабиной. У нас заключен серийный контракт на 39 самолетов с ульяновским «Авиастаром». Все работы идут по плану.

— Что скажете по поводу эсминца «Лидер»? В каком он состоянии находится?

— Сегодня идут проектные работы по этому кораблю, идет подготовка производства. Он у нас в планах текущей ГПВ (Государственная программа развития вооружений. — «Газета.Ru»). Это корабль дальней морской зоны водоизмещением 14 тыс. тонн. Это инновационный эсминец, на котором будут использованы технологии и решения, не имеющие аналогов ни в России, ни даже, может быть, за рубежом. За счет этого он получит расширенные возможности для выполнения задач практически в любой точке Мирового океана.

— То есть однозначно для него предполагается и новое оружие?

— Новое оружие — безусловно. И новое оружие, и системы управления этим оружием.

— Тогда скажите несколько слов по воздухонезависимым установкам на отечественных дизельных подводных лодках.

— Эти работы ведутся давно. Где-то с 2005–2006 годов. Есть определенного рода успехи. Выполнен аванпроект по перспективной неатомной подводной лодке с воздухонезависимой установкой. Пока еще мы не имеем отработанного решения со стороны промышленности. В рамках будущей ГПВ мы планируем открытие ОКР (опытно-конструкторские работы. — «Газета.Ru») для так называемой лодки пятого поколения.

«Есть вещи, которые можно спокойно покупать на открытом рынке»

— Согласитесь, что самое наше болезненное место — это электронная компонентная база (ЭКБ). И рентабельности здесь можно добиться только при огромных сериях. А бизнес, собственно говоря, не всегда заинтересован, когда продукции для того же самого вооружения надо не так много. Все-таки мы будем зависеть от поставок ЭКБ из-за рубежа?

— Безусловно, будем. Как, собственно, любая армия мира сейчас зависит. Не секрет, что та же самая американская оборонная промышленность до 40% электронной компонентной базы закупает в Юго-Восточной Азии. Никто лучше Юго-Востока не смог сделать модули памяти. И многие страны просто отказались от производства памяти и закупают ее там.

— Правильно мы вас понимаем, что в производстве электронной компонентной базы мы будем скорее ориентироваться на страны Юго-Восточной Азии?

— Конечно, лучше ориентироваться на свое. Системообразующие компоненты, определяющие облик военной техники, желательно делать или по крайней мере проектировать у себя.

Делать можно и за рубежом, но документацию нужно иметь свою. Проектировать нужно самим, что и делают наши современные дизайн-центры.

Разделение труда в мире произошло давно. Многие страны делают [электронные компоненты] там, где это дешевле и где есть технологические возможности. Но всю схему, технику и будущую математику, которая определяет как раз системообразующие характеристики, нужно иметь свои.

Есть отдельная номенклатура электронной компонентной базы, которая действительно просто обязана производиться отечественной промышленностью. В первую очередь я говорю о радиационно стойкой элементной базе. Но и мировой рынок радиационно стойкой элементной базы уже устоялся — не растет и не падает. Это в первую очередь относится к космической технике, а резких всплесков по запуску космических аппаратов сейчас нет.

Еще радиационно стойкая элементная база нужна для различных продуктов атомной промышленности. Вот ее мы в состоянии производить. Но там вопрос рентабельности не стоит. Такая элементная база, особенно space-исполнения, в несколько раз дороже, чем индустриальная или коммерческая. Но на этом не экономят. Это специальный сегмент рынка, которым мы как страна, обладающая ядерным оружием, просто обязаны заниматься и быть независимыми ни от кого.

Есть определенная особенность с СВЧ-техникой. Это тоже та техника, которая не продается открыто на рынке, за исключением отдельных решений.

Вот эти вещи очень влияют на суверенитет государства, а есть вещи, которые можно совершенно спокойно покупать на открытом рынке и в которые нет смысла вкладываться. Здесь стоит уже другой вопрос — вопрос развития нашей электронной промышленности.

Обозначу только некоторые свои взгляды на этот счет, потому что это действительно предмет отдельного рассмотрения.

Государство должно помочь своей электронной промышленности за счет емкого государственного заказа.

Собственно, слава богу, эти тенденции уже наметились и начинаются реализовываться на практике. Сегодня это даже более важно, чем инвестиции. Наша электронная промышленность и ее основные производственные активы должны видеть перспективу своей загрузки. Знать, что они нужны и что продукция, которую они сделают, будет выкуплена и найдет применение. Для этого государство просто обязано сыграть роль ключевого игрока на этом рынке.

За счет чего? За счет формирования емкого заказа. Скажем, такого сегмента, как электронные документы. Вот Министерство обороны в этом плане последовательно. Мы переходим на электронные документы. У нас сегодня каждому призывнику выдаются электронный документ и жетон, который с ним весь срок его службы в армии. Вся его история затем хранится в электронном виде. Подобные электронные документы, электронные паспорта, загранпаспорта, различного рода служебные документы, водительские документы и прочее — это огромный емкий заказ, который необходимо сформировать для нашей промышленности.

Этим нужно заниматься не только в интересах обороноспособности. Тем более что армия может применять для своих нужд максимум 5–10% из того объема, который выпускается. И так во всем мире. Электронной промышленностью нужно заниматься даже с точки зрения простых законов экономики. Это очень рентабельное производство. Там минимум 20–25% рентабельности. Это наукоемкое производство с большой долей добавочной стоимости.

Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 27 декабря 2016 > № 2025779 Юрий Борисов


Турция. Сирия. Ближний Восток. СКФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 27 декабря 2016 > № 2020739 Александр Проханов

 Дипломатия победы

убийство посла является посягательством на судьбу российского государства и актом беспощадной войны

Александр Проханов

В Анкаре убит посол России Андрей Карлов. Убит не на поле боя, не во время дипломатической схватки, а на фотовыставке, среди изысканных модернистских интерьеров. Пуля, сразившая Карлова, метила сразу в несколько целей. Она ударила в самую сердцевину государства Российского — пусть не в Кремль, не в президента. Она ударила в русского посла, который на территории турецкого государства во всей полноте представлял интересы и образ России. Посягательство на его жизнь является посягательством на судьбу российского государства и актом беспощадной войны. Россия ощутила этот удар как боль, как сотрясение государственных основ, как вызов, брошенный самому существованию нашей страны.

Вторая цель террористов — поссорить Россию и Турцию в период, когда наметилось их сближение, когда ещё не до конца преодолена мучительная русско-турецкая распря, наступившая после гибели российского бомбардировщика, сбитого турецким лётчиком. Когда само государство Турция и её президент ослаблены недавней попыткой госпереворота, турецкое общество ранено и полно неуверенности. Когда в Сирии на полях сражений наблюдается сближение русских и турецких интересов, и положение ИГИЛ становится безвыходным.

Третья цель террориста — показать, что ИГИЛ носит тотальный, всемирный характер, что нет такой мишени, которую бы не смог поразить террор.

Больше года тому назад мы начинали эту войну как превентивный удар по ИГИЛ, стремясь уничтожить его там, где он зародился, не пустить его в Россию и в близлежащие государства. Почти немедленно после начала наших бомбардировок террористы взорвали пассажирский самолёт над Синаем, где погибло более двухсот российских граждан. И последующие удары по ИГИЛ наших воздушно-космических сил стали именоваться "Операцией возмездия". Вслед за этим турки сбили наш бомбардировщик, и погиб русский лётчик. Мы перебросили в Сирию близ турецких границ мощные зенитные ракетные комплексы С-300 и С-400 и были готовы сбивать любой турецкий самолёт, нарушивший воздушное пространство Сирии. В российском обществе открыто заговорили о возможности большой войны с Турцией, вспоминали все русско-турецкие войны, а также поход князя Олега на Царьград и связанную с этим мечту об освобождении от турецкого ига столицы древней Византии. В войну вмешались восставшие курды, и турецкие танки перешли границу, взяв под контроль районы Сирии с протурецки настроенным населением.

К войне подключился Иран, послав в бой Стражей исламской революции во главе с прославленным генералом Сулеймани. За Ираном последовала Хезболла: тысячи бойцов приняли участие в схватке, неся огромные потери. Зашевелился и задвигался весь Ближний Восток: Саудовская Аравия, Эмираты, Катар, где каждый плескал в огонь войны свою канистру бензина.

ИГИЛ обнаружил себя на пространствах Средней Азии, среди отрядов Талибана в Афганистане, несколько раз пытался прорвать границу с Таджикистаном. Участились террористические акты на русском Северном Кавказе, и совсем недавно на улицах Грозного была кровавая перестрелка. Рамзан Кадыров впрямую назвал уничтоженных боевиков посланцами ИГИЛ.

Российское ФСБ регулярно сообщает о ликвидации в России террористических гнёзд ИГИЛ, о складах оружия, вербовщиках, об отрядах добровольцев, отправляющихся через Турцию в Сирию.

Американцы готовы поставить или уже поставляют вооружённой сирийской оппозиции переносные зенитно-ракетные комплексы, которые в состоянии изменить ход воздушной войны. В России созданы частные военные подразделения, которые уже воюют в Сирии, и, по признанию президента России, наша страна несёт там потери.

Пуля, убившая посла Андрея Карлова, разлетелась на множество осколков, и каждый поразил свою цель в этой войне, на которой Россия защищает свою безопасность и сам факт своего существования.

В этой войне вооружённым силам и спецслужбам отведена видная роль. Но не менее важной и порой незаметной является роль российской дипломатии, которая сложилась в новую, абсолютно блистательную школу. После стратегического поражения 1991 года, когда дипломатия обслуживала сам факт русского поражения, сопровождала русское бегство из всех районов мира, когда главный дипломат страны Козырев был послушной пешкой на шахматной доске американцев, — с тех пор российская дипломатия, по мере возрождения и мужания государства Российского, обнаруживала всё новые и новые победоносные черты и подходы, напоминая дипломатию Горчакова, который вывел Россию из глубокого поражения Крымской войны.

После воссоединения Крыма с Россией и восстания на Донбассе наша страна стала объектом мощнейших международных ударов: санкции, усиление НАТО, изгнание России из множества международных организаций, провокации в сфере олимпийского спорта, дискредитация русских лидеров и России в целом — на всё это у русской дипломатии нашёлся ответ. Сегодня Евросоюз уже не монолитен в своём стремлении подавить Россию: целые группы стран говорят о нецелесообразности санкций. На глазах уменьшается и меркнет поддержка, которую Европа оказывает Петру Порошенко. Диву даёшься энергии и предприимчивости нашего главного дипломата Сергея Лаврова, который непрерывно пересекает в обе стороны океан, неутомимо встречаясь с госсекретарём Керри, выстраивает зыбкую линию отношений Америки и России.

Ближний Восток, напоминающий разноцветные слипшиеся, неразличимые, нерасторжимые комья пластилина, из которых образовалась бесформенная масса, где сотни игроков и тысячи интересов, — этот Ближний Восток стал ареной наших видимых и невидимых дипломатических побед. Вероломные американцы и их союзники отступают на второй план. На первое место выходит коалиция Турции, Ирана и России, стремящаяся сохранить целостность сирийской территории, перевести вой­ну с Башаром Асадом в войну с ИГИЛ. Российская дипломатия одерживает победу в хитросплетении мировых интересов, будь то проблема Курильских островов, или конфликт на Корейском полуострове, или абсолютно новые стратегические отношения с великим Китаем, или регионы Африки и Латинской Америки. Всюду наша дипломатия — деятельная, осторожная, неутомимая — отстаивает национальные интересы России, обеспечивает эволюционный переход мира от однополярной схемы к схеме многополярной, не давая планете соскользнуть в разрушительный мировой конфликт.

Гибель Андрея Карлова и народная скорбь по этому поводу, отпевание в храме Христа Спасителя, реакция на эту смерть президента России Владимира Путина —всё это дань глубочайшей признательности, которую сегодня выражают русские люди своему дипломатическому корпусу — блистательной когорте русских патриотов и воинов.

Турция. Сирия. Ближний Восток. СКФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 27 декабря 2016 > № 2020739 Александр Проханов


Сирия. США. Евросоюз. Ближний Восток > Армия, полиция > zavtra.ru, 27 декабря 2016 > № 2018052 Николай Стариков

 Для чего нужен современный терроризм

главной целью осуществления терактов стало стремление показать недееспособность власти государства

Николай Стариков

Есть несколько важных моментов, которые нужно правильно оценивать для понимания складывающейся в мире ситуации.

1.В сегодняшнем мире нет конфликта цивилизаций Запада и Востока, Христианства и

Ислама, а есть деятельность по разжиганию такого конфликта. Есть желание Западной цивилизации ослаблять все другие цивилизационные проекты (Россию, Китай и т.д.).

2. Нет «коалиции», в которой «цивилизованный мир» борется с неким «мировым терроризмом».

3. Нет и мирового терроризма.

А что же тогда есть?

Есть способ, который США и их самые ближайшие союзники используют для сохранения своего доминирующего положения. Есть инструмент, используя который Штаты ослабляют конкурентов. Причём всех – то есть даже тех, кто формально является их союзником, как Европа. Этот способ и есть — осуществление разнообразных террористических актов. То есть – терроризм. Но этот терроризм не только не существует сам по себе, а тщательно финансируется, готовится, управляется в интересах сохранения доминирования США.

Однако за последние пару столетий террор, как способ политического воздействия на государства, претерпел серьезные изменения. Если ещё сто лет назад террористы ставили перед собой цели воздействия на правительство какой-либо страны, изменения его действий (политики), то сегодня с помощью терроризма никто не пытается «корректировать» политику той или иной страны. Наряду с изменением тактики и способов ведения войны в ядерную эпоху, изменилась и тактика применения террористов.

Теперь главное — не давление на руководство страны.

Главной целью осуществления террористических актов сегодня стало стремление показать недееспособность власти того или иного государства.

Информационный век и информационные войны внесли свой вклад и в изменение смысл терроризма.

Грузовик врезался в рождественскую ярмарку в Берлине. Недееспособность властей Германии налицо. Немцы стараются изменить ситуацию и продемонстрировать дееспособность государства. Получается немного неуклюже. Немецкая полиция два дня (!) потратила на то, чтобы объявить в розыск человека, который забыл (!) документы в салоне грузовика. Потом этот назначенный преступником, убивается при проверке документов в Милане. Преступление быстро раскрыто, а преступник уже понёс наказание! Складывается впечатление, что, желая восстановить репутацию и показать свою дееспособность, германские спецслужбы искали, кого бы «назначить» на роль террориста и чьи документы «найти» под сидением грузовика. Отсюда и пауза в два дня…

Вернёмся к тем вопросам, что были поставлены в самом начале.

1. Сегодня нет конфликта ислама и христианства. Его пытаются разжечь в геополитических интересах, но на самом деле он не существует. В Европе привезённый миллион «беженцев» старательно создаёт напряженность, в то же время в США никаких конфликтов и линий разлома ислам–христианство не прослеживается и не происходит. Конфликт идёт ровно в том месте, где он должен идти, чтобы оправдывать террористическую активность, показывающую недееспособность европейских властей. Почва для конфликта может быть по всему миру, а идёт он в «строго отведенных местах»: в Европе и на Ближнем Востоке. Есть попытки разжигать его и в России. Но везде это носит искусственный характер – в нашей стране никогда не было конфликтов на религиозной почве. Ни в Российской империи, ни в СССР – всегда мирно уживались, женились, уважали веру и обычаи друг друга. В Европе тоже не было конфликтов между мусульманами и христианами – по причине отсутствия первых в большом количестве. И вот европейские власти «вдруг» завозят в Европу около 1,5 млн человек, причём почти исключительно из мусульманских стран. Объяснения похожи на детский лепет: в Сирии идёт война. А почему в Европу приехали сотни тысяч афганцев, пакистанцев, тунисцев и алжирцев? Именно в этот момент, без всяких документов. И, что любопытно, – никого не депортируют обратно? Тот, кто получал визу в Европу, знает, что это очень похоже на издевательство – справки, сдача «пальчиков», процедура не из приятных. Это, с одной стороны. А с другой – миллион людей вообще без документов. Как это объяснить? США давят на Европу, заставляют принять «беженцев», вслед за которыми начнутся теракты. Европа ослабляется, недееспособность европейских властей очевидна. Кто же может защитить «цивилизованный мир» при такой очевидной слабости европейских институтов? Только Вашингтон.

2. Поскольку терроризм является средством осуществления политики США и целей Вашингтона, то очевидно, что Штаты не будут бороться с терроризмом так, чтобы искоренить его раз и навсегда. Бороться будут, вернее — имитировать эту борьбу. Что мы и видим на примере Сирии. Есть коалиция под руководством США, а результатов её борьбы — нет. Два года — коту под хвост. Появляется Россия и переламывает ход действий, ИГИЛ и прочие инструменты политики США отступают, терпят урон и поражения. Какова реакция на это Штатов? Палки в колеса. Постоянные истерики, что ВКС бомбят не так, не там и не того. Хотя освобождение Алеппо – это факт, а вот Мосул в Ираке «коалиция» никак не освободит. Нам нельзя забывать, что в борьбе России с террористами США находятся… на стороне террористов.

Мировой терроризм – это красивое понятие, за которым нет конкретного смысла. Террор – это инструмент. Для войны в информационной сфере. Страшный, но эффективный. А как известно, чтобы на лошадке ездить, надо её кормить сеном и овсом.

Борьба в Сирии идёт по тем же правилам. Помните масштабные теракты начала хаоса в Сирии? Взрывы заминированных машин с огромным числом жертв. Почему они были тогда, и почему их нет сейчас? Потому, что два-три года назад они дали возможность показать недееспособность власти Асада. Выводом из чего является необходимость смены этой власти. Сейчас идёт жесткая война, где убийство ещё 20 мирных жителей Дамаска не даст в информационном плане ничего. Потому, что дееспособность Асада подтверждена помощью Сирии со стороны России. И взятием Пальмиры и Алеппо.

Кто выступал против Асада? Кто твердил «Асад должен уйти»? Вашингтон. Победы сирийской власти есть:

Подтверждение дееспособности власти Башара Асада.

Подтверждение дееспособности России.

Подтверждение недееспособности США.

Такой угол зрения поможет нам понять происходящие в Сирии события. Сохранение Башара Асада у власти есть полная недееспособность Штатов, которые не смогли продавить своё видение в Сирии, а значит и в регионе. А значит – и в мире, ведь США — главная сверхдержава. Допустить фиксацию факта своей недееспособности Вашингтон не может. И действует руками террористов. Ведь любой их успех – это уже недееспособность Асада и России.

Прямо накануне окончательного освобождения Алеппо от террористов они наносят удар – вновь захвачена ими Пальмира. Зачем это нужно с военной точки зрения? А речь не о военной составляющей. Штатам очень нужно показывать недееспособность России. Операция по взятию этого города сирийцами и концерт там оркестра Гергиева – это не только военный успех, но и мощная констатация нашей дееспособности. Ведь война идет и в сфере информации. Поэтому ответный удар наносится руками террористов именно здесь. Убийство посла России в Турции – это тоже попытка заявлять о недееспособности российской власти.

Любой акт, который в информационной сфере «кричит» о якобы слабости России, является «доказательством» недееспособности российской власти, — есть очки в свою пользу. Которые плюсуют наши американские «партнёры». Это не только гибель военнослужащего российской армии в Сирии, не только наш сбитый вертолет.

Это и убийство российского посла. И катастрофа нашего военного самолета в Сочи, который летел в Сирию.

Наша главная задача – досконально разобраться в этих трагических ситуациях. Выяснить главное – это действительно так «легли карты» или тот, кто получает информационную прибыль, кто хочет увеличивать свою дееспособность, за счёт снижения нашей, тот и приложил определенные усилия.

Чтобы трагедии стали трагедиями.

Сирия. США. Евросоюз. Ближний Восток > Армия, полиция > zavtra.ru, 27 декабря 2016 > № 2018052 Николай Стариков


Россия > Транспорт. Армия, полиция > zavtra.ru, 25 декабря 2016 > № 2018059 Александр Проханов

 Самолётогрехопадение

когда Ту-154 летел на войну, другие самолёты с российскими богачами и вельможами летели в Куршавель

Александр Проханов

Упал самолёт. Самолёт, опекаемый Министерством обороны. Самолёт, наполненный певцами, художниками, репортёрами. Самолёт, летящий на войну. Летящий для того чтобы в эти предновогодние, предрождественские дни порадовать наших воинов, наших лётчиков, внести в их жизнь красоту, веру, радость… Самолёт разбился. Все погибли.

Как к этому отнестись нам, людям, пробудившимся в это утро, и узнавшим, что за два часа до нашего пробуждения случилась чудовищная беда? Как нам на неё реагировать? Что за этим скрывается?..

Уже началось расследование, прозвучали первые версии. Кто-то будет говорить, что катастрофа была вызвана техническим фактором, неполадками в системе самолёта или ошибкой пилота. Что нам надо срочно улучшать свою технику, лучше готовить летчиков, старательно выполнять все предполетные мероприятия, начать строить новые русские самолёты…Об этом можно говорить тысячу раз, но это не те слова. Не та боль. Не та реакция.

Кто-то начнёт рассуждать о возможном теракте. Мол, это сделали террористы, и нам нужно усиливать свои спецслужбы, увеличивать ассигнования на их работу, увеличивать контингент спецслужб, улучшать работу системы безопасности в аэропортах. Об этом будут размышлять авторитетно, много, хорошо - депутаты, сенаторы, высокопоставленные эксперты, но на самом деле это будет лишь жалкая и бессмысленная тавтология.

Да, этот Ту-154 был наполнен мирными людьми, но он летел на войну. А война жестока, она без правил и границ, - там убивают посла, захватывают заложников, взрывают больницы… На войне как на войне, и мы должны быть готовы к этим жертвам, должны сплотиться, должны сжать зубы, должны сражаться до победного конца, как это было в Великую Отечественную войну. Да, и это справедливо и праведно, но и это - не те слова!

Это не те слова, потому что в то время, когда самолёт Минобороны летел на войну, другие самолёты с российскими богачами и вельможами летели в Куршавель, Ниццу, в Альпы вместе с эскортами любовниц и дорогих проституток. И когда Ту-154 падал в Черное море, и мёртвые люди расстилались по волнам, в «элите» шли отвратительные гульбища и попойки. Призыв «сплотиться» не действенен. Страна рассечена на миллиарды кусков!

Так какие же слова должны прозвучать?!

Я думаю, что каждый человек, который обладает хотя бы зачатками духовного сознания, не говоря уже о тех, для кого мир – это творение Божие, в котором Господь проявляется каждое мгновение,- должен воспринять гибель этого самолёта как знак, как гневно указующий перст Божий - мы в России живём неправедно.

Россия – несправедливая страна. В эти дни от ядовитой отравы в нашей стране погибло семьдесят человек, ещё десятки корчатся на больничных койках, изрыгая из себя этот ад. А в это время наш креативный класс, наши великие снобы говорят, что это хорошо, так и должно было произойти! По их мнению, те, кто пьют палёную водку - заслуживают смерти, и в их гибели – оздоровление нации. «Надо пить вино за тысячу евро булылка, и всё будет в порядке!», - говорит одна норковая особь. И её поддерживает целый класс! Это знак того, что невозможно с высоких трибун, на фоне георгиевских золотых надписей, возглашать справедливость и единство страны в этом чудовищном состоянии раскола. Когда большинство людей продолжают страдать, беднеть, сгнивают заживо в своих нищих деревнях и полуразрушенных городах, а другая часть жирует, наслаждается, богатеет, ворует и по-прежнему покупает недвижимость в Лондоне, хохоча над народом. Они мнят себя сверхрасой, сверхкастой на фоне народа – «лузера», проигравшего всё.

В сказании о пророке Данииле огненные слова, начертанные на стене во время пира Валтасара: «мене, мене, текел, упарсин» — «исчислено, исчислено, взвешено, разделено» - были знаком Бога Валтасару, последнему царю Вавилона. Гибель Ту-154 – такой же знак.

Все, кто погиб в этом самолёте – жертвенные агнцы, певчие птицы России, - самые дивные, добродетельные и прекрасные наши братья. Мир их праху и вечная память!

Россия > Транспорт. Армия, полиция > zavtra.ru, 25 декабря 2016 > № 2018059 Александр Проханов


Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 23 декабря 2016 > № 2015656 Мухамеджан Пакирдинов

Для чего в госорганах созданы службы безопасности?

Автор: Алан Саттаров

Во многих госорганах сегодня действуют собственные службы безопасности. Зачем они нужны, каковы их цели, оправдывают ли они свое существование, как упорядочить их деятельность? Об этом мы беседуем с государственным советником юстиции 3-го класса, судьей в отставке, кандидатом юридических наук Мухамеджаном Пакирдиновым.

– Мухамеджан Ахмедияевич, когда и с какой целью были созданы эти службы?

– Службы безопасности государственных органов, именуемые в ряде случаев службами внутренней (собственной) безопасности, сегодня стали обыденным явлением. Начало их деятельности восходит к моменту обретения нашей страной независимости, так что сегодня они вправе отметить своеобразный юбилей.

С какой целью были созданы эти службы и оправдывают ли они свое предназначение? Безусловно, главной задачей каждой из них является обеспечение безопасности деятельности госоргана, ее сотрудников, выявление и предотвращение нарушений государственной дисциплины, в том числе коррупционных правонарушений. Как правило, эти службы подотчетны первым руководителям госорганов. В одних ведомствах они действуют в виде отделов и управлений, в других, прежде всего центральных, им придан статус департаментов, что, впрочем, не гарантирует эффективности их деятельности. Полезность данных служб определяется, главным образом, качеством их работы. С учетом все возрастающего количества нарушений государственной дисциплины со стороны чиновников и совершаемых ими коррупционных преступлений существование таких служб является вполне оправданным.

– Каким образом определяется эффективность работы служб безопасности?

– Она определяется количеством выявленных ими фактов нарушений государственной дисциплины и коррупционных правонарушений, а в идеале – отсутствием таковых в конкретном ведомстве. Зачастую эти службы возглавляют бывшие сотрудники правоохранительных органов. Думается, нет необходимости вдаваться в методы их работы, однако следует отметить, что общими для таких служб являются применение современных информационных технологий, начиная с пропускных пунктов и использования видеокамер; соблюдение правил внутреннего распорядка и режима работы с секретными документами; предупреждение недоз­воленных контактов с посторонними лицами на служебном месте; выявление схем, порождающих либо способных породить правонарушения. Также не секрет, что сотрудники этих служб взаимодействуют с работниками правоохранительных органов в целях получения информации о недостойном поведении госслужащих, находящихся под их контролем. В отдельных случаях подобное «сотрудничество» является формальным, то есть правоохранительные органы позволяют работникам служб подключиться к операции по задержанию коррумпированного госслужащего только на заключительной стадии и при условии, что данная информация останется конфиденциальной. Такое практикуется при задержании сотрудника правоохранительного органа, и делается это для того, чтобы показать «принципиальность» службы в борьбе с коррупцией в своем ведомстве.

– Какие проблемы и упущения имеются в деятельности служб безопасности?

– На мой взгляд, главная проблема связана с правовой стороной их работы. Дело в том, что раньше вопросами соблюдения госслужащими трудовой дисциплины, привлечения их к дисциплинарной ответственности за совершение коррупционных правонарушений занимались кадровые службы ведомств и предприятий. Понятие «коррупция» на законодательном уровне появилось только в 1998 году, а до этого подобного рода правонарушения охватывались формулировкой «злоупотребление служебным положением». И только после обретения страной независимости как грибы после дождя стали появляться службы безопасности – в государственных организациях, правоохранительных и судебных органах, в квазигосударственном секторе экономики, предпринимательских структурах.

Вопрос заключается в следующем. Если деятельность госоргана регулируется законами, (например, «О прокуратуре Республики Казахстан», «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» и т.д.), то деятельность служб безопасности не регламентирована ни законами, ни иными нормативно-правыми актами. Отсюда и разнобой в полномочиях, а также в методах их работы.

Общеизвестно, что при оценке эффективности деятельности госорганов и нацкомпаний во главу угла ставится состояние антикоррупционной дисциплины. В частности, стало модным публиковать в СМИ рейтинги уровня коррупциогенности госорганов. Однако их достоверность часто вызывает сомнения ввиду субъективности принимаемых за основу показателей.

На сегодняшний день службы безопасности руководствуются в своей работе Конституцией республики, Трудовым кодексом, законами «О государственной службе», «О противодействии коррупции», ведомственными этическими кодексами, приказами и т.д. Между тем назрела необходимость в принятии отдельного закона о службах безопасности либо соответствующего нормативного постановления правительства. Это, безусловно, упорядочило бы их деятельность.

Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 23 декабря 2016 > № 2015656 Мухамеджан Пакирдинов


Турция. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2016 > № 2015182 Евгений Бай

Путин и Эрдоган выигрывают при любом раскладе

Евгений Бай, Haqqin.az, Азербайджан

Президент России Владимир Путин перенес запланированную на 22 декабря ежегодную большую пресс-конференцию. Вместо общения с журналистами он примет участие в траурных мероприятиях, связанных с прощанием с убитым в Анкаре послом РФ в Турции Андреем Карловым.

Было видно, что Путин, накануне объявивший о трагедии, заметно переживал. За время его президентства в стране случалось немало бед, но такой реакции президента мало кто может припомнить.

Трагедия сблизила Москву и Анкару

Убийство посла Андрея Карлова вызвала большой резонанс во всем мире, как среди сторонников, так и противников России. Пожалуй, ни одна трагедия мирового масштаба в последние годы не вызвала такого единодушия среди политических лидеров государств, как убийство российского посла в Турции.

Но одновременно мировые СМИ делают и другие выводы, которые касаются уже не эмоций, а чистой геополитики. «После убийства Турция и Россия только стали ближе», — пишет американская The Washington Post в своей передовой статье. Логику издания понять можно. В первые часы после трагедии многие увидели в убийстве российского посла стремление рассорить Россия и Турцию. Мол, что это за страна, которая не может обеспечить защиту иностранных дипломатов и которая позволяет, чтобы их убивали чуть ли не в прямом эфире?

Отношения между Москвой и Анкарой действительно были и остаются хрупкими. Восстановленные после того как год назад в турецком небе был сбит российский Су-24, они могли рухнуть из-за несовпадения интересов двух сторон в Сирии, из-за столкновений амбиций двух сильных лидеров, претендующих на особую роль их государств в мировых делах.

Одновременно убийство российского посла должно было стать вполне предсказуемым сигналом того, что Москва начала платить цену за свое вмешательство в гражданскую войну в Сирии.

Однако, как считает The Washington Post, «две страны лишь укрепили свой союз, последствием чего может быть исключение США из участия в сирийской войне и ослабление американского влияния на всем Ближнем Востоке», которого добивается Путин.

Другие влиятельные американские СМИ также согласны с тем, что убийство посла Карлова не станет причиной для охлаждения отношений между Россией и Турцией. «На данный момент самое важное, что можно сказать о драматичном убийстве в понедельник российского посла в Турции стрелком-одиночкой, следующее: оно не привело к разрыву отношений между двумя странами», — пишет The New York Times.

«Если бы убийца Андрея Карлова совершил это преступление сразу после инцидента с уничтожением российского бомбардировщика турецкими ВВС, последствия были бы непредсказуемы», — пишет со своей стороны обозреватель немецкой Sueddeutsche Zeitung.

Но есть и другие выводы из происшедшей трагедии. «Если бы на днях не был взят Алеппо, Россия не стала бы искать взаимопонимания с Ираном и Турцией по поводу дележки сирийского пирога и убийство посла было бы представлено в совершенно ином свете», — считает газета.

Заключение немецкого наблюдателя, на взгляд автора этих строк, слишком радикально — реакцию на убийство посла вряд ли можно напрямую связывать с меняющейся военно-политической ситуацией в Сирии. Но то, что в последние месяцы военные победы правительства в Сирии укрепили достаточно шаткий и подверженный конъюнктуре альянс между Россией, Турцией и Ираном, — бесспорный факт. Как и то, что этот триумвират начал играть лидирующую роль в Сирии, где в проигрыше оказалась возглавляемая США коалиция.

Провал американцев в Сирии

Стратегия США в Сирии действительно провалилась по всем статьям. В конце лета-начале осени прошлого года у Америки была реальная возможность силами вооруженной оппозиции задушить режим Башара Асада, который, теряя одну позицию за другой, оказался полностью блокированным в столице страны Дамаске. Однако, подойдя к решающему рубежу, США забуксовали, а вступление в игру России с ее авиацией, оружием для правительственной армии, советниками и определенным контингентом бойцов как из числа российского спецназа, так и гвардейцев Рамзана Кадырова (не подтвержденным, разумеется, ни в Москве, ни в Грозном) наряду с участием иранских военных переломило ситуацию и позволило не только спасти Асада, но и перейти в наступление.

Барак Обама между тем продолжал проявлять характерное для него «стратегическое терпение». США продолжили оказывать военную помощь так называемой умеренной оппозиции, но их стратегия была беспомощной: отделить исламских радикалов от «умеренных» в Сирии — вооружать одних и наносить удары по другим — оказалось невозможно. Американцы запутались, утратили какие бы то ни было четкие ориентиры, но, вероятно, для Сирии это было лучшим исходом. Если бы Западу удалось свергнуть Асада, в этой стране начался бы кровавый хаос, подобный тому, что произошел в Ливии после расправы над Муамаром Каддафи.

Что же дальше? По мнению сотрудника Российского института стратегических исследований Елены Супониной, трехсторонние переговоры в Москве принципиально отличались от предыдущих попыток достичь мирного урегулирования в Сирии: впервые в этот процесс могут быть вовлечены не только политические представители сирийской оппозиции, как происходило раньше, но и некоторые более договороспособные вооруженные группировки, зависящие, в частности, от Турции.

Если удастся подключить их к политическому процессу, наладить взаимодействие между Тегераном и Анкарой, считает эксперт, на перспективы мирного урегулирования в Сирии впервые за долгое время можно будет взглянуть с осторожным оптимизмом.

«С учетом того, что США перестают вести активную политику на Ближнем Востоке, центр тяжести в сирийском урегулировании смещается в Ближневосточный регион, — отмечает и известный российский политолог Андрей Кортунов. — На смену прежним осям Москва-Тегеран и Вашингтон-Анкара приходит треугольник Москва-Тегеран-Анкара, который способен запустить новый дипломатический процесс. Если благодаря усилиям России, Ирана и Турции противостоящие в Сирии стороны получат установки от своих кураторов прекратить конфликт, впервые появится реальная надежда на его разрешение».

Дележ сирийского пирога

Между тем на встрече в Москве представители России, Турции и Ирана уже по сути приступили к созданию своего рода «дорожной карты» по Сирии, запустив процесс, который на Западе назвали «дележом сирийского пирога».

Этот план предполагает достижение нескольких важных договоренностей. Во-первых, три страны договорились о том, что делать уход Асада предварительным условием дальнейших переговоров по политическому урегулированию в Сирии совершенно непродуктивно. Во-вторых, триумвират намерен усадить за стол переговоров представителей оппозиции и официального Дамаска с перспективой проведения новых выборов в этой стране и принятия новой конституции. В-третьих (а, может быть, это самая главная часть плана), и Турция, и Иран, и Россия выступают за сохранение территориальной целостности Сирии. Как предполагается, с правительством по этому вопросу согласна и значительная часть оппозиции, которая также боится раздела страны.

При этом у каждого из членов тройки свои интересы. Россия намерена сохранить свое значительное военное и политическое присутствие в этой стране, в частности, получив долговременный контроль над Тартусом, своей важной базой в Средиземноморье. Туркам нужен сирийский север, что позволило бы им не допустить создания мощного курдского образования. Иран, как и Россия, заинтересован, чтобы Асад либо какое-то другое лояльное Тегерану лицо было у власти, что позволило бы Тегерану иметь доступ из Ирана на Ливан, на шиитскую «Хезболлу».

При этом, считают российские эксперты, тройке желательно бы учитывать и интересы двух других влиятельных игроков в регионе — Саудовской Аравии и Катара. Вот только об интересах США в Москве никто не упоминает. Пока.

В ожидании прихода Трампа

Изменится ли что-либо в Сирии после прихода к власти в январе будущего года Дональда Трампа? На этот вопрос, как и на многие другие, которые касаются будущей стратегии 45-го президента США, нет ответа. Американская большая пресса полна пессимистических прогнозов.

«Президент, который был бы обеспокоен сохранением лидирующей роли США в мире, противостоял бы маневрам Путина и дрейфу Эрдогана в сторону Кремля, — пишет в уже упомянутой нами передовой статье The Washington Post. — К сожалению, Дональд Трамп только приветствует происходящее (маневры Путина и дрейф Эрдогана). Результатом может стать усиление антиамериканской цепи сильных лидеров — от Дамаска и Тегерана до Анкары и Москвы».

Европейцы менее ослеплены своей нелюбовью к Трампу, но и они склоняются к тому, что Путин и Эрдоган выигрывают в Сирии при любом раскладе.

«Путин и Эрдоган — скептики; их видение американской системы состоит в том, что Трамп станет заложником влиятельных лобби, — пишет британская The Times. — Они оба могут оставаться у власти до 2024 года, а этого достаточно для того, чтобы перекроить Ближний Восток и наблюдать за тем, как разочарованный Запад поспешно уходит из региона».

С этим выводом можно было бы согласиться, если бы не одно обстоятельство. И в России, и в Турции сохраняется острое социально экономическое (а в Турции еще и политическое) положение. Этот фактор может внести свои, достаточно неожиданные коррективы в общеполитическую ситуацию.

Турция. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2016 > № 2015182 Евгений Бай


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter