Всего новостей: 2501416, выбрано 1630 за 0.142 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (33)Полухина Юлия (33)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Рогозин Дмитрий (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27) далее...по алфавиту
Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476072 Гарет Стэнсфилд

Наступление Турции на сирийских курдов может дестабилизировать весь регион

Этот новый фронт — не просто конфликт местного формата. Он может спровоцировать более масштабный бунт курдов, способный изменить существующие границы государств. Запад должен наконец решить, чего он хочет добиться на Ближнем Востоке, потому что в противном случае победа останется за другими

Гарет Стэнсфилд (Gareth Stansfield), The Guardian, Великобритания

Где бы курды ни жили, им приходится очень нелегко. В Иране курды, живущие на западе страны, столкнулись с серьезными преследованиями со стороны властей Исламской республики, а против курдов, живущих на севере Ирака, была проведена хорошо организованная военная операция. Они также столкнулись с дипломатической инициативой, которая продемонстрировала, что даже в условиях беспокойного мира ближневосточной политики устремления курдов могут помочь сплотить Иран, Ирак и Турцию в единый оппозиционный фронт после референдума по вопросу о независимости курдов.

Еще больше поражает то, что западные державы тоже объединились против иракских курдов, которые были ценными союзниками в борьбе против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.). Рассуждения западных правительств были логичными и даже равнодушно объективными, когда они решили оставаться верными своей политике защиты территориальной целостности Ирака. Но, с точки зрения курдов, их использовали как полезных марионеток, когда было нужно, а после о них все забыли.

Тот же сценарий снова разыгрывается на севере Сирии, в Африне, контролируемом Отрядами народной самообороны и их политическим партнером, партией «Демократический союз». С точки зрения Турции, эти группы тесно связаны с Рабочей партией Курдистана, которую Турция и западные страны считают террористической организацией. Между тем эти группы настаивают на том, что они — сирийцы и что они отстаивают идею об автономии Рожавы — самопровозглашенного курдского образования — в составе будущей федеративной Сирии. Они также являются верными союзниками Запада в борьбе против ИГИЛ.

Проблема всех этих заявлений заключается в том, что они содержат в себе элемент правды. Неважно, насколько убедительно лидеры партии «демократический союз» заявляют о том, что они не являются частью Рабочей партии Курдистана, факты свидетельствуют об обратном. И это неудивительно. Прежде Рабочая партия Курдистана базировалась в Сирии, и сирийское правительство в течение многих лет проводило политику, толкавшую курдов к вступлению в эту партию. Однажды все эти боевики могут вернуться домой. Поэтому, даже если это не значит, что Отряды народной самообороны — это часть Рабочей партии Курдистана, мы вполне можем понять, почему Анкара делает подобные выводы.

Между тем курдские группы продемонстрировали политическую ответственность, управляя своими территориями в тяжелые времена сирийской гражданской войны, начавшейся в 2011 году. А в военном смысле Отряды народной самообороны превратились в своеобразный ближневосточный эквивалент спартанцев. Имея в своем распоряжении ограниченное количество оружия, но при этом неистощимые запасы дисциплины и безусловной веры, эти войска сумели отвоевать у ИГИЛ Кобани, и их победа стала переломным моментом в истории наступления ИГИЛ, которая до этого казалась практически непобедимой.

Потом, став ядром Демократических сил Сирии, они начали постепенно вытеснять ИГИЛ не только на северо-востоке Сирии, но и вдоль границы с Ираком, до самой провинции Дер-эз-Зор. Сотрудничая с западными, в первую очередь американскими военными, курды приобрели опыт и навыки, которые позволили им существенно укрепить свои позиции.

Коротко говоря, с точки зрения Запада, обоснованными являются как позиция Турции, так и позиция курдов, помогавших Западу бороться против ИГИЛ. Столкнувшись с необходимостью делать крайне сложный выбор, возможно, проще всего сделать выбор с пользу допустимого минимума. Но Африн — это не та битва, которую западные правительства могут проигнорировать с той же легкостью, с которой они проигнорировали курдский референдум в Ираке.

На тактическом уровне закаленные в боях курды уже наносят серьезный ущерб марионеточным силам Турции. Смогут ли вооруженные силы Турции добиться большего успеха? Вряд ли, и даже если им это удастся, им придется заплатить за это очень высокую цену. Турецкая армия до сих пор пытается оправиться после неудавшегося переворота, произошедшего в июле 2016 года. Если турецкие войска или даже их посредники захлебнутся в кровавой бойне в Африне, население, в котором сам Эрдоган разжег националистические и антикурдские настроения, усомнится в трезвости его суждений.

Более того, турецкие курды могут воспользоваться всплеском военной активности курдов и увеличить интенсивность своей борьбы. Такой всплеск курдского национализма проявится также в Ираке и Иране. Если подъем курдского движения начнется с успеха — или даже достойного поражения — в обороне Африна, гораздо более масштабный бунт курдов против своих государств и союзников перестанет быть чем-то невозможным.

Это курдское «домино» может оказаться непредсказуемым, иметь самые серьезные последствия и даже поставить под угрозу существующие границы ближневосточных государств. Оно также может стать причиной возникновения еще одной угрозы, предвестники которой уже стали заметны в Африне и которая должна вызывать у Запада особое беспокойство: оно может негативно сказаться на единстве НАТО.

Для России вмешательство в сирийский конфликт стало возможностью нарушить целостность НАТО, продвинуть свои интересы в Восточной Европе, Прибалтике и в других регионах. Помогая Турции в осуществлении ее операции в Африне — позволяя ей использовать свое воздушное пространство и открыто осуждая США за «односторонние» действия, направленные на укрепление Отрядов народной самообороны, — Москва может заявлять о том, что она приняла участие в реализации блестящего плана. А два члена НАТО — США и Турция или как минимум их посредники — могут оказаться втянутыми в кровавый и длительный конфликт.

Таким образом, события в Африне могут оказать существенное влияние не только на курдов на севере Сирии. Они могут трансформировать весь регион — Турцию, Ирак и Иран — и повлечь за собой серьезные последствия для Запада, который сейчас вынужден противостоять угрозе со стороны все более влиятельной и сильной России.

Пришло время Западу ответить на чрезвычайно неудобный вопрос: чего — помимо обтекаемых заявлений о необходимости продвигать мир, стабильность и демократию — он хочет добиться на Ближнем Востоке? Несомненно, это очень сложный вопрос, но на него необходимо ответить. В отсутствии этого ответа события, разворачивающиеся в Африне, будут иметь такие последствия, которые послужат интересам совершенно других сил.

Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476072 Гарет Стэнсфилд


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475941 Вацлав Радзивинович

Российские акции протеста против «выборов без выбора»

Вацлав Радзивинович (Wacław Radziwinowicz), Gazeta Wyborcza, Польша

Полицейские задержали Алексея Навального в центре Москвы, посадили в автозак и отвезли в отделение. Его сторонники с криками «позор!» пытались отбить оппозиционера из рук сотрудников органов правопорядка. По всей России полиция арестовала более 200 демонстрантов.

В последние несколько недель Навальный призывал противников Путина выйти 28 января на улицы российских городов в поддержку «Забастовки избирателей». Речь идет о назначенных на 18 марта президентских выборах, которые организованы таким образом, чтобы Владимир Путин, идущий на свой четвертый (или пятый, если добавить тот период, когда хозяином Кремля выступал «дублер» — Дмитрий Медведев) срок, был единственным серьезным кандидатом, которому не угрожают конкуренты.

Цель — нейтрализовать Навального

Перед администрацией президента и губернаторами поставили задачу: через полтора месяца лидер должен получить не менее 70% голосов избирателей при явке (как минимум) 70%. Стремясь увеличить шансы президента на такой оглушительный успех, власти сделали все возможное, чтобы не допустить к выборам Навального, который пользуется особой популярностью среди российской молодежи. Этой цели служили возбужденные против него уголовные дела с надуманными обвинениями, вердикты, выносимые действующими «по звонку сверху» судьями, а также решения Верховного и Конституционного судов. В итоге Навальный получил условный срок (Европейский суд по правам человека признал приговор неправомерным) и не был допущен к президентской гонке. Это произошло несмотря на то, что по российской Конституции пассивного избирательного права лишаются только те граждане, которые находятся в местах заключения. Однако Конституционный суд счел, что решение не допускать Навального к выборам Конституции не противоречит.

«Нам не за кого голосовать»

Сторонники Навального, который призывает россиян бойкотировать «выборы без выбора», вышли в воскресенье на улицы российских городов под лозунгами «Долой царя!» и «Нам не за кого голосовать». Немногочисленные акции состоялись, в частности, во Владивостоке, Томске, Кемерове, Мурманске, Екатеринбурге, а на Пушкинской площади в Москве собралось, по оценкам журналистов, около 3 тысяч человек. Навального задержали, когда он шел к ним. Полицейские пытались арестовать его ночью, в его квартире, но оказалось, что он там не ночевал.

Сотрудники правоохранительных органов также взяли штурмом офис Фонда борьбы с коррупцией: они проникли туда, вскрыв дверь пилой-болгаркой. Больше всего сторонников оппозиции, 3,5 тысячи человек, собралось на митинге в Петербурге. По всей России полиция задержала около 200 протестующих.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475941 Вацлав Радзивинович


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475930 Изабель Мандро

Сирия: путинский саммит в Сочи под вопросом

Россия разослала порядка 1 600 приглашений на Конгресс сирийского нацдиалога, однако многие представители сирийской оппозиции и курдов обойдут его стороной.

Изабель Мандро (Isabelle Mandraud), Le Monde, Франция

Все готово к приему Конгресса сирийского нацдиалога. В аэропорту и вдоль дорог у черноморского курорта Сочи висят огромные афиши с надписью на арабском, русском и английском «Мир народу Сирии».

В понедельник здесь начинается саммит по инициативе Владимира Путина, а также его иранского и турецкого коллег. Только вот пока что все складывается не лучшим образом: участвовать в нем не собираются ни курды (с 20 января они стали целью турецкой операции в районе Африна на северо-западе Сирии), ни Сирийский национальный совет (включает в себя большинство противников Башара Асада).

В субботу по итогам девятого раунда бесплодных переговоров с Дамаском (проходил в Вене под эгидой ООН) Сирийский национальный совет объявил о намерении бойкотировать этап в Сочи. «Режим делает ставку на военное решение и не проявляет желания вести серьезные политические переговоры», — подчеркнул лидер сирийской делегации Наср Харири.

Затем наступила очередь сирийских курдов. «Турция и Россия, гаранты процесса в Сочи, договорились по Африну, что противоречит самому принципу политического диалога», — заявила представитель курдских властей Фавза Юсеф.

Путин стремится показать себя миротворцем

Москва разослала всем приглашения на Конгресс сирийского нацдиалога (1 600, по словам официального представителя МИД Марии Захаровой) и пока что никак не отреагировала на эту череду неприятностей.

Лишь глава Комитета Совета Федерации по иностранным делам Константин Косачев выразил «крайнее сожаление» по этому поводу: «Конгресс — это реальный шанс продвинуться вперед в сплочении самых различных сил в интересах реализации резолюции Совета Безопасности ООН 2254 по сирийскому урегулированию».

Стартующие после дискуссий в Вене сочинские переговоры должны затронуть прежде всего упомянутую в резолюции конституцию Сирии, а не более чувствительный вопрос политического процесса или судьбы Башара Асада. Кроме того, сирийский союзник, которого представлял в Вене Башар аль-Джафари, никак не помог российским партнерам, отказавшись заключать соглашение.

Как и начавшиеся год назад в Астане переговоры (параллельно женевскому процессу под эгидой ООН), сочинский конгресс должен был в лучшем случае оказать содействие встречам в Вене. Тем не менее у Владимира Путина, который стремится сыграть роль миротворца, сохранив при этом власть Башара Асада, все пошло отнюдь не так, как он задумывал. Несмотря на активную подготовку, Москва наталкивается сразу на несколько препятствий.

Зоны деэскалации

Состоявшаяся 22 января в российской столице встреча министра иностранных дел Сергея Лаврова с большой делегацией СНС во главе с Насром Харири оказалась достаточно прохладной. Главный представитель сирийской оппозиции подчеркнул в общении с прессой «страдания сирийского народа» из-за действий режима (и, как подразумевается, его российских союзников).

«Согласованные в рамках астанинского процесса договоренности о создании четырех зон деэскалации… позволили существенно снизить уровень насилия, — сухо отметил Лавров — В целом ситуация лучше, гораздо лучше, чем она была год назад». По окончанию встречи у его собеседников не наблюдалось особой убежденности. По их словам, залогом их присутствия в Сочи должен был стать прогресс в Вене. Которого так и не удалось достичь.

Кроме того, нашумевшие зоны деэскалации, главный козырь трех стран-покровителей астанинского процесса (Россия, Иран и Турция), все меньше соответствуют своему названию. Как только Анкара и ее союзники из «Сирийской свободной армии» начали в Африне наступление на курдские отряды самообороны (турецкие власти называют их террористами), Дамаск попытался отвоевать при поддержке российской авиации Идлиб, последнюю подконтрольную мятежникам сирийскую провинцию.

Альянс Анкары и Москвы пострадал, однако, судя по всему, ничего необратимого не произошло. Дело в том, что присутствовавшие на северо-западе Сирии российские военные отошли от Африна, предоставив курдам иметь дело с турецкой армией. «Это отражает прагматизм России, — считает Антон Мардасов, начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития. — Тем самым она отправляет сигнал отказавшимся от ее защиты курдам: территория их анклавов сокращается, и им следует искать компромисс с «легитимным» правительством Дамаска».

Запутанная игра

Эксперт идет дальше и говорит о «сделке» между Россией и Турцией: Москва не создает помех для Анкары, а та заранее уведомляет ее обо всех операциях.

«Москва воспользовалась беспроигрышной стратегией переброса ответственности за турецкую операцию на США, поскольку та, по ее словам, была вызвана «неконтролируемыми поставками современного оружия» «Сирийским демократическим силам» со стороны Пентагона. Россия очевидно пытается вытеснить США из Сирии, чтобы защитить режим Асада и усилить разрыв в отношениях Вашингтона и Анкары, которые являются союзниками в НАТО».

Эта запутанная игра, бесспорно, питает подозрения значительной части действующих лиц, за исключением нескольких оппозиционных групп, которые получают поддержку от России и ее союзников и, скорее всего, будут присутствовать в Сочи.

В любом случае, неудачи российской стороны в том, что касается участников саммита в Сочи, едва ли сильно расстраивают часть представителей Запада, которые подозревают Москву в стремлении обойти ооновский процесс (в Кремле это отрицают). По поручению генерального секретаря ООН Антониу Гутерреша спецпредставитель организации по Сирии Стаффан де Мистура все же отправится на черноморский курорт в слабой надежде на то, что эта встреча внесет «значимый вклад» в возобновление женевского процесса.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475930 Изабель Мандро


США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476073 Сергей Згурец

Американские Javelin имеют недостатки, которые могут проявиться на поле боя — военный эксперт

О недостатках Javelin и украинских аналогах американских комплексов

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Директор информационно-консалтинговой компании Defense Express, военный эксперт СЕРГЕЙ ЗГУРЕЦ в первой части интервью «Апострофу» рассказал, какую новую технику и вооружение получит украинская армия в 2018 году, почему решение США предоставить Украине противотанковые ракетные комплексы Javelin является скорее политическим шагом, нежели средством повышения боеспособности ВСУ, какие украинские образцы вооружения могут конкурировать с американскими ПТРК и какие рода войск получат Javelin.

— Совет национальной безопасности и обороны утвердил государственный оборонный заказ. Какие изменения произошли в нем по сравнению с прошлым годом? Координатор группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук рассказывал, что в 2017 году оборонный заказ часто не выполнялся из-за бюрократических препон. В 2018 году это не повторится?

— Государственный оборонный заказ — это главный механизм обеспечения войск новой техникой и вооружением. Эта модернизированная техника поступает к ним в соответствии с двумя программами — государственной программой развития вооружений, которая рассчитана до 2020 года, и государственной программой развития Вооруженных сил. Исходя из этих программ и формируется государственный оборонный заказ, он же определяет загруженность наших оборонных предприятий государственной и частной форм собственности.

Когда мы говорим о государственном оборонном заказе на 2018 год, то он отличается от прошлогоднего, прежде всего, объемом. Существенно, примерно на 20%, увеличено финансирование закупок новой и модернизированной техники. Вторая составляющая, которая влияет на государственный оборонный заказ, — использование так называемых государственных гарантий, то есть государственных денег, которые могут быть использованы для долговременных проектов создания новой военной техники. Мы говорим о ГОЗ в пределах 23 млрд грн и объеме государственных гарантий от 17 до 20 млрд грн.

Кроме того, ГОЗ имеет определенные особенности. Так, он формируется уже не на один год, а на три, потому что все наши военные проекты сложно выполнить в течение года, особенно когда мы говорим о технологически сложных вещах.

Проблема гособоронзаказа 2017 года заключалась в том, что механизм применения государственных гарантий для изготовления военной техники не был отработан. На то, чтобы определить механизм финансирования проектов, которые осуществляются за государственные гарантии, ушло по меньшей мере пять месяцев сотрудничества между Министерством обороны, Министерством финансов и Министерством экономики. Без этого ни один проект не мог сдвинуться с места. Фактически это была одна из значительных проблем прошлого года, и она негативно повлияла на темпы изготовления отдельных образцов техники, в частности речь идет о БТР-4, которые должны изготавливаться именно с государственными гарантиями.

В 2018 году, надеюсь, ситуация будет принципиально другой, потому что механизм государственных гарантий отработан, поэтому эту сумму (17-23 млрд грн) получат как государственные, так и частные предприятия. Финансирование по прямому финансовому потоку непосредственно через Министерство обороны в рамках государственного оборонного заказа больше на 25%. Следовательно, в текущем году на основании принятия ГОЗ мы фактически имеем увеличенный на 20% гособоронзаказ по финансированию Минобороны и чуть ли не вдвое увеличенные расходы на финансирование долгосрочных проектов по государственным гарантиям. Думаю, это станет серьезным толчком для поставки новой техники в войска.

Еще один важный момент — достаточно много средств выделено на подготовку к изготовлению новой техники. Это другая статья расходов, ведь можно разработать новую современную технику, но не иметь отработанной технологической линии для ее производства. Так вот, в этом году Министерство экономики выделяет значительные средства для того, чтобы создавать и углублять возможности предприятий в изготовлении новой техники.

Поэтому я думаю, что 2018 год должен стать прорывным с точки зрения начала серийного изготовления новых образцов техники. И, думаю, если срывов не будет, то это будет первый год, когда наши Вооруженные силы начнут получать новую военную технику, в частности те же БТР-4, БТР-3 и БТР-70ДИ фактически батальонными комплектами. Это будет существенно отличаться от предыдущих лет, когда ВСУ получали новые образцы бронетехники поштучно.

— Относительно новой техники для украинской армии в 2018 году. Что она может получить?

— У нас есть роды войск, которые имеют большое количество советской техники. Если перед началом войны нам не хватало исправной техники, а после двух «котлов» мы потеряли около 80% боеспособной техники, которая принимала участие в боевых действиях, то, конечно, после 2014 года возникла насущная потребность, во-первых, восстановить потери, а во-вторых — обеспечить техникой новые части. Ведь в течение первых двух лет войны численность украинской армии увеличилась вдвое, соответственно, почти вдвое возросла потребность в технике. Кроме того, надо было компенсировать то, что было неисправно или утрачено. Так вот, на сегодня мы имеем ситуацию, когда все наши военные части и бригады укомплектованы военной техникой на 98-100%. Она фактически удовлетворяет штатные потребности воинских частей.

Теперь стоит вопрос о качественном переоснащении войск и переводе армии на качественные рельсы. Это можно обеспечить лишь появлением в Вооруженных силах новой или модернизированной техники, которая имеет значительно лучшие боевые свойства по сравнению с образцами, которые сегодня находятся на оснащении украинской армии. Так вот, перечень новой техники, которая находится на различных ступенях изготовления (от отработанных серийных образцов до тех, которые пока разрабатываются), в рамках государственной программы развития Вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса достаточно велик.

Я думаю, что в 2018 году украинская армия получит ракетный комплекс «Ольха», который прошел цикл испытаний. Думаю, что он будет принят на вооружение как главная ударная сила, которая будет способна поражать цели противника на расстоянии минимум 200 км в той версии, которая прошла испытания. Также мы получили широкий спектр противотанковых ракетных комплексов, которые производит КБ «Луч» — от «Корсара» с дальностью до 2,5 км до «Стугны» с дальностью 5 км. И их достаточно много, количество комплексов измеряется сотнями, а количество ракет — тысячами. Это значительно больше, чем в прошлом году. Уже этого достаточно, чтобы усилить противотанковый компонент, даже не вспоминая американских Javelin, которые скорее являются политическим шагом, чем непосредственно средством усиления нашего военного потенциала.

Вооруженные силы получат батальонные комплекты БТР-4, батальонные комплекты бронетранспортера БТР-3, первые машины в серийном изготовлении, легкие бронированные машины «Дозор», бронированные машины «Козак», которые прошли испытания и используются с конца прошлого года. Также поступят модернизированные танки Т-64.

Мы начнем процесс глубокой модернизации истребителей МиГ-29 и Су-27, которые существенно повысят возможность нашей авиации обнаруживать цели противника в воздухе и уничтожать его на земле, используя новые управляемые средства поражения, которые разрабатываются и будут производиться в Украине. Когда мы говорим о противовоздушной обороне, то здесь также будет сделан большой шаг вперед, если мы примем во внимание, что принимается решение о разработке комплексов средней дальности с опорой на наши разработки, то есть с использованием того потенциала, который сегодня наши предприятия реализуют на территории других стран.

И опыт удачных пусков, и комплексные работы, которые проводятся нашими государственными и частными предприятиями, позволяют говорить о том, что наш противовоздушный щит станет достаточно сильным за счет работ по усилению потенциала комплексов С-300, «Бук», введения в состав Вооруженных сил комплексов типа «Куб», осуществления работ по модернизации комплекса С-125, приведения в боевое состояние комплексов С-300В1, закупки большого количества радиолокационных станций различного уровня.

Относительно нужд артиллерии, то здесь начаты работы, которые направлены прежде всего на повышение автоматизации процессов боевого управления. Слова президента о том, что будет закупаться много беспилотных комплексов, соответствуют действительности. В этом году существенно увеличен заказ государственным и частным производителям беспилотных комплексов. Это существенно улучшит осведомленность наших войск на поле боя относительно состояния дел у противника, поможет применять различные типы артиллерии и обеспечит более эффективное выполнение задач.

Когда мы говорим о военно-морском компоненте, то здесь в рамках государственных гарантий возобновлено строительство кораблей класса «Корвет», реализуется программа по строительству малых ракетных катеров, осуществляются проекты, связанные со строительством десантно-штурмовых катеров типа «Кентавр».

Фактически по каждому направлению есть проекты, которые армия получит в этом году или в ближайшие 2-3 года, учитывая сложность, в частности, изготовления танка «Оплот», осуществления работ по комплексу «Сапсан» или «Гром-2». То же самое касается изготовления самолетов Ан-148 для нужд Вооруженных сил в рамках государственных гарантий — это минимум трехлетние проекты.

Главный вопрос — это даже не ожидания войск, а то, чтобы наша оборонная промышленность начала изготавливать продукцию системно, планово, с минимальными сбоями, то есть избегала рисков и проблем двух предыдущих лет.

— Вы упоминали о Javelin как о политическом символе. Но если мы их таки получим, то хотелось бы понимать, насколько это вооружение поможет в борьбе с российской агрессией.

— Оружие эффективным делают руки и голова солдата, который этим оружием пользуется. Если мы говорим о Javelin, то это действительно технологическое оружие, которое имеет существенные преимущества перед теми образцами, которые есть у украинской армии. Вместе с тем, это оружие благодаря своей технологичности имеет определенные слабые стороны, которые на поле боя могут стать недостатком. Боец должен четко знать плюсы и минусы каждой системы вооружений, чтобы правильно их использовать.

Поэтому я отношусь к Javelin как к действительно положительному политическому шагу, который является сигналом для всех стран, а не только для России, о том, что США придают большое значение развитию потенциала Украины и будут помогать ей в этом. Перед этим мы получили от США большое количество средств связи — радиостанции Harris на минимум 200 миллионов долларов. Думаю, оснащение американскими радиостанциями, которые не подавляются российскими средствами радиоэлектронной борьбы, наших Сил специальных операций или Десантно-штурмовых войск является гораздо более эффективным, чем Javelin, потому что эффективное управление Вооруженными силами более значимо с точки зрения боевого потенциала.

Помимо систем связи Америка оказала нам помощь с радиолокационными станциями контрбатарейной борьбы, которые используются нашими военными для определения вражеских позиций, что также повышает эффективность нашей борьбы с врагом. Американцы помогли нам бронированными автомобилями Hummer, беспилотными комплексами Raven, которые используются на поле боя. Поэтому Javelin — это еще один из элементов этой цепочки. Повторяю, что само по себе оружие не является каким-то волшебным способом получить победу над врагом. Интегральные показатели, связанные с боевым духом, навыками личного состава, достаточным количеством оружия и боеприпасов являются основой для того, чтобы говорить о победе. Не стоит выделять какой-то один образец и говорить о том, что он что-то коренным образом меняет на поле боя.

— А как насчет отечественных аналогов Javelin?

— Украинское КБ «Луч» известно тем, что оно производит всю линейку управляемых противотанковых средств, поставляемых в украинскую армию — это «Корсар», «Стугна», «Комбат», «Конус», Falarick, также мы уже упоминали о комплексе «Ольха». Все это демонстрирует, что потенциал КБ «Луч» расширяется, там появляются новые проекты, к которым можно отнести, в частности, глубокую модернизацию реактивных систем залпового огня «Ольха», создание крылатых ракет типа «Нептун».

Так вот, комплексы «Корсар» и «Стугна» — это те проекты, которые КБ «Луч» разработало еще до начала боевых действий. И к тому времени они хорошими темпами экспортировались. Война заставила военное руководство Украины иначе посмотреть на эти комплексы, потому что КБ «Луч» предлагало их для оснащения армии еще в 2011, 2012 и 2013 годах. Но тогда считалось, что они украинской армии не нужны, ведь с каким же врагом мы собираемся воевать. Жизнь все расставила на свои места, и с этого года украинская армия получит минимум 800 пусковых (установок) различных типов — от «Корсара» до «Стугны».

Если мы пытаемся сравнивать Javelin с украинскими образцами, то есть определенные различия. Они заключаются в том, что, в частности, комплекс Javelin имеет дальность 2,5 км, а его существенное преимущество в том, что когда ты захватил цель в систему наведения этого комплекса, то, выпустив ракету, можешь менять позицию. Ракета же сама попадет в танк, причем в наименее защищенную его часть — в башню или самое теплое место, то есть уничтожение танка ракетой Javelin гарантируется.

Украинские комплексы управляются по другому принципу: оператор должен удерживать цель в перекрестии прицела до тех пор, пока ракета не попадет в объект. На расстоянии в пределах 5 км — это около 14 секунд. Есть существенное различие, ибо комплекс «Стугна-П» имеет вдвое большую дальность, чем Javelin — 5 км. Причем пусковая стоит в одном месте, а оператор с пультом может находиться на расстоянии 50 метров в защищенном месте. Поэтому уничтожение цели противника происходит в безопасных условиях для оператора, если сравнивать с советскими или российскими комплексами, где оператор лежит непосредственно под пусковой. В таком случае после того, как ракета стартует с пусковой, очень легко определить место размещения оператора и тут же его уничтожить снайперским или другим огнем.

Так что украинский комплекс «Стугна-П» имеет вдвое большую дальность, другой способ наведения, он атакует объект в лоб. Бронепробиваемость комплекса «Стугна-П» составляет 800 мм при динамической защите. Это означает, что без динамической защиты — в пределах 1200 мм, то есть 1 метр 20 см. Пробитие этого комплекса достаточно мощное, чтобы бороться с современными танками, которые сегодня находятся на вооружении Российской Федерации.

Теперь относительно технологических преимуществ комплекса Javelin. Он реализует принцип «выстрелил-забыл». Выстрел происходит после того, как головка самонаведения захватила контрастный в тепловом отношении объект. То есть если танк нагрет, то Javelin в него попадет, если же танк или дот холодный, то осуществить атаку в режиме «выстрелил-забыл» просто невозможно. Для того чтобы головка самонаведения комплекса Javelin захватила тепло-контрастный объект, оператор должен включить режим охлаждения, это занимает от 17 до 20 секунд. А 15-20 секунд на поле боя порой могут иметь решающее значение. В таком случае, если иметь в руках «Стугну» или «Корсар», а последний имеет похожие со «Стугной» принципы, но меньшие габариты и меньшую дальность (2,5 км, как и Javelin), то вопрос лишь в том, каким образом тот или иной боец будет использовать тот или иной образец.

Если мы говорим непосредственно о Javelin, то надеюсь, что заявление начальника Генерального штаба о том, что уже осуществляются мероприятия по подготовке личного состава к использованию Javelin, означает, что наши операторы пройдут обучение, а затем закончат курсы на тренажерах с боевыми пусками. После этого можно будет говорить о том, что украинские подразделения могут эффективно применять американское оружие. Такая же процедура была с беспилотными комплексами Raven.

Я думаю, что американская сторона будет уделять обучению очень большое внимание, ведь любой сбой в использовании Javelin на поле боя Россия обязательно использует, чтобы, с одной стороны, обвинить Америку в раздувании ситуации на Донбассе (хотя реальная вина за наши проблемы лежит как раз на Российской Федерации, и мы возьмем любую помощь, которая позволит поставить русских на место). С другой стороны, если произойдут какие-то нелады с Javelin, то Москва бросит пропагандистскую машину раздувать скандал о том, что украинцы не могут использовать технологическое оружие. Все эти риски хорошо понимают как украинская, так и американская сторона.

Я думаю, что Javelin получат наши самые обученные подразделения, в частности, Силы специальных операций, Десантно-штурмовые войска, которые на практике покажут, как Javelin справятся с самыми современными российскими танками.

США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476073 Сергей Згурец


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476054 Дейв Маджумдар

Светопреставление: почему война с Россией станет ядерной (и унесет миллиарды жизней)

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Контрнаступление НАТО будет кровопролитным и создаст риск эскалации. Но это один из наиболее вероятных исходов российского вторжения. В таком случае российские неядерные силы, которые лишь частично хорошо обучены и оснащены, понесут большой урон, а может быть, даже будут разгромлены. Более того, если войска НАТО нанесут удары по целям в глубине российской территории или вторгнутся на нее, Москва может сделать вывод, что возникла угроза существованию государства. В конце концов, она не раз выражала обеспокоенность по поводу того, что угроза смены режима силами Запада вполне реальна. В такой ситуации Россия может использовать свой арсенал оперативно-тактического оружия, чтобы остановить продвижение натовских войск.

В проведенном недавно центром RAND аналитическом исследования сделан вывод о том, что Россия может за 60 часов захватить прибалтийские страны НАТО Эстонию, Латвию и Литву. Однако в этом исследовании не учитывается возможность применения ядерного оружия. Но если война между НАТО и Россией все-таки разразится, ядерное оружие наверняка будет играть свою роль — особенно если Москва начнет проигрывать в конфликте.

В отличие от Советского Союза, у которого была официальная установка о неприменении ядерного оружия первым, современная Россия подчеркнуто отказалась от такого обязательства в 1993 году. Поскольку неядерные силы России во времена экономических и социальных неурядиц 1990-х годов продолжали приходить в упадок, Москва в 2000 году разработала так называемую доктрину деэскалации. Если говорить о ней простым языком, то в случае крупномасштабного нападения на Россию, грозящего уничтожением ее неядерных сил, Москва может применить ядерное оружие. В 2010 году Россия внесла некоторые изменения в эту доктрину, поскольку ее неядерные силы стали восстанавливаться и приходить в норму после распада Советского Союза. В новой версии доктрины говорится, что Москва может прибегнуть к ядерному оружию в обстановке, когда «само существование государства окажется под угрозой».

Исследование RAND указывает на то, что Россия довольно легко одержит победу над прибалтийскими странами, однако участники этой военной игры не рассматривали вопрос о том, что произойдет в случае натовского контрнаступления. В исследовании RAND просто-напросто говорится:

В результате столь быстрого поражения у НАТО останется мало вариантов действий, причем все они будут плохие: кровопролитное контрнаступление с целью освобождения Прибалтики, чреватое эскалацией боевых действий, сама эскалация, которой альянс грозил в годы холодной войны во избежание поражения, или временное признание поражения с неопределенными, но предсказуемо катастрофическими последствиями для НАТО и для народов Прибалтики.

Контрнаступление НАТО будет кровопролитным и создаст риск эскалации. Но это один из наиболее вероятных исходов российского вторжения. В таком случае российские неядерные силы, которые лишь частично хорошо обучены и оснащены, понесут большой урон, а может быть, даже будут разгромлены. Более того, если войска НАТО нанесут удары по целям в глубине российской территории или вторгнутся на нее, Москва может сделать вывод, что возникла угроза существованию государства. В конце концов, она не раз выражала обеспокоенность по поводу того, что угроза смены режима силами Запада вполне реальна. В такой ситуации Россия может использовать свой арсенал оперативно-тактического оружия, чтобы остановить продвижение натовских войск.

Российский арсенал оперативно-тактического оружия сегодня гораздо меньше, чем в советский период, однако узнать конкретные цифры довольно сложно. Считалось, что СССР обладает 15-25 тысячами единиц оперативно-тактического оружия всех видов, начиная с контейнеров размером с чемодан и ядерных мин, и кончая ракетами малой дальности воздушного базирования, ядерными бомбами свободного падения и артиллерийскими снарядами. А еще у него были баллистические ракеты малой, средней и промежуточной дальности с ядерными боеголовками.

После окончания холодной войны Москва начала медленно избавляться от своего нестратегического арсенала, но у России до сих пор имеется 4 000 единиц оперативно-тактического ядерного оружия, о чем свидетельствует анализ Исследовательской службы конгресса. Но есть и другие аналитические выкладки, свидетельствующие о том, что Россия обладает всего 2 000 единиц оперативно-тактического ядерного оружия.

Недавно Игорь Сутягин из Королевского института оборонных исследований провел свой анализ, указывающий на то, что у России максимум 1 040 единиц нестратегического ядерного оружия. Из этого количества примерно 128-201 боезаряд находится в сухопутных войсках. У российского военно-морского флота примерно 330 единиц оперативно-тактического ядерного оружия, а у ВВС 334 единицы. Кроме того, в составе российской ПВО имеется еще от 68 до 166 единиц оперативно-тактического ядерного оружия. Это ракеты «земля-воздух» различных типов.

Федерация американских ученых подготовила свой доклад на эту тему, в котором отметила, что у России вообще нет развернутого нестратегического ядерного оружия. «Сообщается, что все это оружие находится на центральных складах. Несколько тысяч списанных нестратегических боезарядов ожидают утилизации», — говорится в докладе федерации под названием «Состояние ядерных сил в мире» (Status of World Nuclear Forces).

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476054 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 26 января 2018 > № 2472724 Дмитрий Рогозин

«Гражданка» поможет нарастить производство в военное время»

Рогозин рассказал «Газете.Ru» о переводе ОПК на «гражданку»

Михаил Ходаренок

Отвечающий за «оборонку» вице-премьер Дмитрий Рогозин, которого в конце 2017 года отчитал Дмитрий Медведев за неудачный старт ракеты-носителя «Союз», ответил на вопросы «Газеты.Ru» о будущей диверсификации ОПК. По словам Рогозина, переход к выпуску гражданской продукции позволит мобилизовать экономику для работы и в мирное, и в военное время.

— В 1990-е годы мы уже пытались диверсифицировать сферу ВПК, и у нас ничего не вышло. Вы считаете, сейчас получится начать выпускать конкурентоспособную гражданскую продукцию?

— Я бы сказал, что эта попытка предпринималась даже не в 1990-е, а в конце 1980-х годов. Именно тогда в Советском Союзе была разработана программа конверсии. Я, кстати, с ней внимательно ознакомился, когда мы начинали планировать современную программу диверсификации продукции оборонно-промышленного комплекса. Чтобы не повторять ошибок, решили перечитать и изучить все старые документы.

А вот то, что уже происходило в 1990-е годы, это не конверсия, это была уже полная дискредитация и уничтожение оборонно-промышленного комплекса.

Тогда в результате крайне непродуманных реформаций резали целые технологические цепочки. Причем чаще всего даже не в результате какой-то глупости, а только для того, чтобы кому-то понравиться.

Проблема конверсии последних лет Советского Союза состояла в том, что в те времена пытались производить высокотехнологичную продукцию на высокотехнологичных предприятиях, но пытались эту продукцию ориентировать на рынок, о котором не имели ни малейшего представления. Мы с этим и сейчас сталкиваемся.

Потому что есть сложности объективного характера, но есть и чисто субъективный фактор. Во-первых, многие директора оборонных предприятий считают, что разговор о том, что гособоронзаказ будет сокращаться, не соответствует действительности. То есть они полагают, что сегодня диверсификация — это некая модная тема, но их лично она никак не коснется. То есть события будут развиваться именно по тому сценарию, который характерен исключительно для современного состояния нашего ОПК, когда можно планировать развитие производства на много лет вперед, и именно этому и соответствует десятилетняя программа вооружения, представленная правительством и подписанная президентом. То есть всегда будут государственные гарантии, стабильные цены, устойчивая кооперация. А экспериментировать и искать себя на гражданском рынке, который большинству директоров предприятий ОПК совершенно непонятный и чужой, нет необходимости.

— Это единственная проблема?

— Вторая проблема в том, что, к сожалению, в цену военной продукции часто директора предприятий вносят расходы, без которых можно было бы и обойтись, с которыми можно и нужно бороться. К таковым можно отнести издержки производства и нерациональную организацию технологических процессов. Сюда же чаще всего можно приплюсовать недостатки в построении логистики. Все это устраняется с большим трудом и очень медленно, поскольку со стороны директорского корпуса пока еще можно доказать, что все это является неотъемлемой частью цены на конкретный военный продукт.

А вот с гражданской ценой такие шутки не пройдут. Потому что там придется конкурировать как с отечественными, так и зарубежными производителями. А уже есть российские производители, которые набили руку именно на встраивании в мировую рыночную экономику.

То есть сама по себе эта диверсификация очень полезна. Мы начинаем приучать директоров оборонных предприятий к тому, чтобы они начали тщательно обсчитывать собственное производство. Этому во многом способствует и принятое правительством 2 декабря 2017 года постановление, которое дает возможность работать в рамках фиксированной цены, согласованной с заказчиком, то есть не пересматривать ее много лет. Только пересчитывать на индекс, соответствующий инфляции, так называемый дефлятор.

Но при этом все, что может быть сэкономлено внутри этой цены за счет более рационального производства и избавления от издержек, теперь будет оставаться самому предприятию.

— А раньше было не так?

— Раньше каждый год цена могла быть пересмотрена. Поэтому не было заинтересованности бороться с этими издержками. То есть стимула не было никакого. Теперь мы этот стимул создали. Мы даем возможность предприятиям, образно говоря, нарастить жирок за счет рачительного хозяйствования. При этом мы говорим директорам, что те деньги, которые они сэкономят, можно будет потратить на организацию производства гражданской продукции. А государство поможет им консолидировать государственный заказ.

По крайней мере, все это создает целую систему стимулов, которые могут привести к искомому результату — началу выпуска действительно высокотехнологичной продукции на оборонных предприятиях.

Но мы еще одновременно, приучая к такому более жесткому варианту борьбы за рынок, добиваемся еще и снижения цены на военную продукцию. Такой сценарий, к слову, не был спланирован, когда разрабатывалась программа конверсии ОПК в конце 1980-х годов.

Но надо иметь в виду, что сегодня определенную сложность создает и внешняя среда. Потому что мы имеем дело с санкциями. В настоящее время санкции незаконно вводятся и в отношении практически всех оборонных предприятий, и в отношении финансовых и кредитных организаций, которые сотрудничают с оборонно-промышленным комплексом.

И это, конечно, снижает привлекательность нашего ОПК с точки зрения инвесторов, вложений в военные заводы для того, чтобы они могли производить качественную продукцию гражданского назначения. Тем не менее мы уже спланировали некие решения, которые, я убежден, полностью избавят нас от этой чумы.

«Ничего выдумывать не нужно»

— И в чем суть современной диверсификации?

— Мы не собираемся останавливать военное производство. Мы просто это производство расширяем до уровня, когда будет производиться и военная продукция, и продукция двойного назначения, и гражданская продукция. Кстати, производство гражданской продукции одновременно является неким элементом мобилизационной экономики. То есть если наступит особый период, то за счет налаженного выпуска гражданской продукции можно будет быстро, реверсом, вернуть все это на рельсы производства оборонной продукции.

И тем самым быстро нарастить объемы производства в условиях военного времени.

Понимаете, это очень важно. Первое, что касается диверсификации, то она должна быть прежде всего профильной для тех предприятий, которые могут производить гражданскую продукцию.

— Что это значит?

— Скажем, если это кораблестроение, то совершенно очевидно, что перед кораблестроителями не надо ставить задачу выпускать что-то такое, что им не свойственно. Они просто должны производить качественную гражданскую морскую технику для всех отраслей экономического комплекса страны, где требуются те или иные суда или платформы. К примеру, наши рыбаки хотят получить качественную технику. Нам необходимы хорошие пассажирские суда. Нам надо осваивать сейчас Черное море и соединить Тамань и Крым пассажирским сообщением. То есть нам сейчас необходимо большое количество гражданских судов. Вот это и есть гражданская программа диверсификации для российского судостроения, ничего тут выдумывать не нужно.

То же самое для авиастроения. Если мы делаем классные боевые самолеты, то надо просто научиться выпускать столь же конкурентные гражданские воздушные суда. Понятно, что там огромная разница в подходах. Ресурс другой, вопросы безопасности другие. Тем не менее это надо делать. И мы начинаем это делать. Примеры: самолет МС-21, который находится на испытаниях; начало создания Ил-114 для межрегиональных линий; совместный проект с Китаем по дальнемагистральному широкофюзеляжному самолету, и многое-многое другое.

— Что еще можно диверсифицировать?

— Есть три важных направления, на которые мы сейчас ориентируем оборонно-промышленный комплекс.

Первое — это создание продукции для нашего топливно-энергетического комплекса. Ведь он находится сегодня под санкциями и не может получать то, что всегда получал беспроблемно, к примеру, различного рода газоперекачивающие станции.

Помимо этого, в рамках наших новых проектов по сжижению газа требуется огромное количество разного рода оборудования. Это рынок емкостью в десятки миллиардов долларов. Соответственно, всю эту продукцию легко можно производить на предприятиях российского двигателестроения. Или авиационного, или на предприятиях ракетного двигателестроения. И это уже делается.

У нас с главой «Газпрома» Алексеем Борисовичем Миллером была уже совместная встреча вместе с нашими промышленниками. Она прошла в мае прошлого года на предприятии «Сатурн» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию Госкорпорации Ростех — прим. «Газета.Ru»). Сейчас заканчивается формирование дорожной карты, где энергетики выставляют целый план импортозамещения всего того, что им необходимо. И это будут делать наши двигателестроители, в том числе создавать объекты электрогенерации на базе авиационных двигателей для отдаленных населенных пунктов вплоть до мощности в 25 мегаватт.

Второе направление — медицинское оборудование. Мы ежегодно ввозим в нашу страну медицинского оборудования примерно на 350 млрд руб. Причем ввозим все, что на самом деле могли бы производить на собственной территории, — начиная от медицинского инструмента и заканчивая МРТ, рентгена, диагностического оборудования. Все это мы могли бы делать на своих машиностроительных предприятиях. И уже начинаем делать.

Заказ на медицинское оборудование, а это, повторю, огромные деньги — 350 млрд руб. — надо консолидировать, разложить по полочкам, по конкретной номенклатуре, и сформировать этот заказ для тех предприятий, которые могут это оборудование изготавливать. Прежде всего, это предприятия российского приборостроения. Это и тот же самый Ростех, это Роскосмос, Росатом. И мы вполне можем освоить этот большой рынок.

— А третье?

— Третье — это, конечно, телекоммуникационное оборудование, вся бытовая техника, в том числе телефоны, радиоприемники, телевизоры, компьютеры. Это огромный рынок. И мы сегодня представлены на этом рынке всего лишь чуть более чем 5% оборудования. Чтобы этот рынок освоить, я считаю, необходимо обязательно проводить политику офсетных соглашений. То есть если кто-то хочет у нас продавать свою технику, то он должен постепенно локализовать производство этой техники на нашей территории. Так, как это делали в свое время в Китае. Они за счет локализации фактически сформировали свои собственные отрасли промышленности. Так надо делать и нам. Мы хотим иметь собственное телекоммуникационное оборудование, которому доверяем. И это можно сделать за счет связанных контрактов.

Иными словами, хочешь продавать в России — сделай у нас предприятие. Дальше мы будем перехватывать технологии, обучать собственный персонал и на наших предприятиях производить необходимые компоненты и продукцию в целом.

— Какова в этом плане позиция главы государства?

— Он очень много внимания уделяет этому вопросу. В конце совещания [по вопросам диверсификации производства высокотехнологичной продукции гражданского назначения организациями ОПК в Уфе] Владимир Владимирович [Путин] обратился ко всем промышленникам и сказал: «Послушайте, если мы с вами все перечисленное сделаем, мы будем жить совершенно в другой стране. Мы будем иметь совершенно иную экономику. И самое главное, что мы должны сделать — сформировать свой собственный внутренний рынок и освоить его».

И это совершенно правильный тезис президента. Когда мы говорим о том, что будем экспортировать свою продукцию за рубеж, то сначала, наверное, надо свой собственный рынок отвоевать. А то у нас сегодня даже в гражданской авиации 80% всех дальнемагистральных самолетов — иностранные. Поэтому планы диверсификации будут сформированы по всем этим направлениям.

Президент на этом совещании внимательно выслушал, что говорилось конкретными руководителями по направлениям. Будет выпущено поручение президента. Соответственно, комиссия по импортозамещению правительства Российской Федерации возьмется уже за создание нормативной базы, и начнут осуществляться конкретные мероприятия. Надеюсь, что за весну 2018 года мы эту работу полностью наладим.

Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 26 января 2018 > № 2472724 Дмитрий Рогозин


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2471773 Анна Кузнецова

Детский омбудсмен: осужденным не место в школах и детсадах

После нападения в улан-удэнской школе Анна Кузнецова считает необходимым запретить направление осужденных на исправительные работы в образовательные учреждения. Об этом она заявила в интервью Business FM

Детский омбудсмен Анна Кузнецова потребовала запретить направлять осужденных на исправительные работы в образовательные учреждения. Уполномоченного по правам ребенка возмутил тот факт, что в школу в Улан-Удэ, где 19 января произошло нападение на класс, направили осужденного.

Есть ограничение, согласно которому окончательное решение о том, годится ли осужденный для работ рядом с детьми, принимает комиссия по делам несовершеннолетних. Но это ограничение постоянно нарушается в регионах. Под угрозой безопасность школьников, заявила Анна Кузнецова в интервью Business FM.

Анна Кузнецова: В Бурятии был выявлен факт нахождения в общеобразовательном учреждении осужденных на время по приказам УФСИН. Мы сразу же связались с руководством УФСИН и постарались разобраться в этой ситуации. К сожалению, мы увидели еще в ряде регионов РФ перечень учреждений, в том числе общеобразовательных, дошкольных, куда могут быть направлены для прохождения обязательных работ осужденные. На мой взгляд, это принципиально недопустимо. Законодатели предполагают направление в общеобразовательное учреждение только после решения правительственной комиссии по делам несовершеннолетних. Эти нормы не соблюдаются. Если их не хватает, то необходимы новые меры. Будут даны четкие рекомендации о ненаправлении туда осужденных. Следующим шагом, безусловно, будет работа с законодателями.

Вы хотите, чтобы вообще любые осужденные не попадали в образовательные учреждения, потому что то, что сейчас прописано в законе, не работает?

Анна Кузнецова: Это, к сожалению, не соблюдается. Да, законодательством выстроены ограничения, когда специальный орган принимает решение о том, можно ли в конкретном случае направлять. Школа принимает того, кого ей направили, поэтому здесь необходимо выстроить эти ограничения.

Как такое могло произойти, что обошли комиссию по делам несовершеннолетних?

Анна Кузнецова: Этим делом сейчас занимается прокуратура. Не важно, общались с детьми или не общались совсем. В каждом конкретном случае мы не можем проследить, в какой форме это происходит в детском учреждении. Это нужно в принципе исключить.

По словам Анны Кузнецовой, в Бурятии, Московской и Нижегородской областях сразу несколько школ и детских садов попали в реестр мест для отбывания наказания осужденными в виде исправительных работ.

По закону для этого вида наказания разрешены любые госучреждения, но в детские учреждения направляют, как правило, только в крайних случаях, говорит ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников. «Административная комиссия обычно смотрит потребность, — объясняет он. — Например, в детский сад необходим дворник. Далее смотрят, насколько адекватный этот человек. Он может быть осужден первый раз или уже неоднократно осужденный, то есть здесь необходимо оценивать характеристики личности. С несовершеннолетними, в частности с детьми из детских садов, не должны работать отъявленные рецидивисты, потому что это может привести к опасным последствиям. Все-таки чаще практикуются исправительные работы в сфере ЖКХ, когда убирают снег, метут улицы, красят лавки и так далее».

Как поясняют юристы, сейчас проходить исправительные работы в школах запрещено только тем, кто был привлечен к ответственности за совершение тяжких преступлений, например против жизни и здоровья, несовершеннолетних, безопасности государства. Как правило, этот вид наказания назначают лицам, исправление которых возможно без изоляции от общества.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2471773 Анна Кузнецова


Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470773 Саулюс Сквернялис

Премьер-министр Литвы Сквернялис: «Путин провел учения с применением атомного оружия»

Юлиан Рёпке (Julian Röpcke), Bild, Германия

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис (Saulius Skvernelis), 47 лет, находится в сложной ситуации. Глава правительства, занимающий эту должность с декабря 2016 года, надеется на европейские инвестиции для своей страны с тем, чтобы остановить отток населения из Литвы. Литва граничит одновременно как с российской Калининградской областью, так и с Белоруссией, в которой Россия в прошлом году провела крупные военные учения. Частью сценария был захват Литвы. Поэтому вопросы безопасности наряду с экономической ситуацией были самыми главными в списке забот 47-летнего политика. BILD беседовал со Сквернялисом о самых насущных проблемах и вызовах для его страны. При этом литовец похвально отозвался о военных действиях Германии в рамках НАТО и подверг критике германо-российский сепаратный проект «Северный поток — 2».

BILD: Начнем с экономической ситуации. Насколько могут инвестиции в размере 95 миллионов евро немецкого производителя автокомпонентов Continental воспрепятствовать продолжающемуся оттоку населения в вашей стране?

Саулюс Сквернялис: Для нас чрезвычайно важно получать иностранные прямые инвестиции. Не только потому, что мы хотим раскрутить нашу экономику, но и для того, чтобы воспрепятствовать оттоку населения из нашей страны. Что касается прямых иностранных инвестиций, то Германия является третьей по важности страной ЕС, и мы весьма рады, что в последнее время были задействованы инвестиции в промышленность. Здесь следует прежде всего назвать фирму Continental. До сих пор мы получали преимущественно инвестиции в сферу услуг, однако такие инвестиции весьма ненадежны и могут быть в любой момент переадресованы. Поэтому завод автомобильной электроники фирмы Continental столь важен для литовской экономики, и мы высоко ценим все немецкие вложения. Позвольте мне использовать эту возможность и пригласить в Литву и других немецких инвесторов. Наше правительство готово предлагать индивидуальные пакеты для каждого кредитора.

— В Литве появляются с недавнего времени не только немецкие инвесторы, но и немецкие солдаты. Россия считает почти 600 мужчин и женщин в военной форме «провокацией». А как бы это назвали вы?

— Что касается безопасности, то решение НАТО об усилении передовых позиций является очень важным, и Германия стала в рамках этой миссии в Литве ведущей страной. Я особенно рад этому и лично посетил немецких солдат в Рукле. Германия — это ведущая страна НАТО, которая обеспечивает безопасность и стабильность нашей страны. Речь ни в коем случае не идет о «провокации», а об ответе на возможные провокации другой стороны. И хотел бы заметить: 80% литовского населения поддерживают эту миссию.

— Имеете ли вы в виду под провокациями другой стороны также российские учения «Запад-2017» в сентябре прошлого года? Ведь официально Россия провела вдоль вашей границы «антитеррористические учения».

— Такого рода учения проводятся постоянно, так что это был не первый случай, когда такое происходило вдоль нашей границы. Однако согласно нашей информации, впервые разыгрывался не оборонительный сценарий, а сценарий наступательного характера. Он включал в себя также возможное использование атомного оружия. Речь шла однозначно не об «антитеррористических учениях». В то время как белорусская сторона действовала открыто, с российской стороны мы не видели этой открытости.

— Другой экономической темой является проект трубопровода «Северный поток — 2». Германия и Россия непременно хотят этого, но многие страны побережья Балтийского моря отклоняют его. А какова ваша позиция по этому вопросу?

— Мы рассматриваем «Северный поток — 2» скорее как политический, а не экономический проект. Его главная цель заключается в том, чтобы поставлять российский газ в Западную Европу в обход Украины. Россия делает это для того, чтобы нарушить конкуренцию и расшатать экономический фундамент других стран. Поэтому этот проект противоречит целям Европейского энергетического союза. Кроме того, этот проект повысит зависимость Германии от единственного поставщика. Вместо этого нам надо осуществлять совместные проекты, которые привели бы к диверсификации наших источников энергии и не привязывали бы нас к одному поставщику и одному маршруту. Литва хорошо знает, что означает быть зависимым от единственного поставщика, а именно от Газпрома.Только после того как мы создали альтернативные источники для нашего снабжения, мы вновь смогли нормально вести дела с Россией.

— Последний вопрос на тему АЭС Островец, строящейся Россией атомной электростанции лишь в 50 километрах от вашей столицы. Что еще может сделать Европа для того, чтобы воспрепятствовать ее подключению к сети?

— По этому поводу у меня было много встреч с главами государств различных стран-членов ЕС, в том числе с канцлером Меркель и президентом Европейского союза Жан-Клодом Юнкером. И на всех этих встречах я поднимал вопрос о том, что Островец строится при недостаточном учете всех международных стандартов по вопросам безопасности и международных правовых норм. Наша позиция однозначна: эта проблема касается не только Литвы и Белоруссии, ею должна заняться Европейская комиссия. Важно, чтобы европейские лидеры и Еврокомиссия понимали, что эта атомная электростанция строится в нарушение всех международных норм. А если это так, то мы должны сделать все, чтобы воспрепятствовать ее вводу в эксплуатацию — и мы делаем это.

Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470773 Саулюс Сквернялис


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477660 Леонид Ивашов

ЗВЕНО

Кто убил Оливера Ивановича?

Звено - кольцо в цепи, составная часть цепи. Звенья цепи. Составная часть какого-нибудь последовательного ряда, цепи событий, мыслей. Крахи банков, самоубийства миллиардеров — всё это звенья одной цепи событий, свидетельствующих о разложении капитализма. Составная часть, составной элемент какого-нибудь связного целого. «Ведущие группы рабочих составляют основное звено производства» (Сталин). Сельхозартель — основное звено коллективизации сельского хозяйства. Низшие звенья советского аппарата. Самая мелкая организационная ячейка в пехоте. Пулеметное звено. Стрелковое звено.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

16 января 2018 года на севере Косова в сербского косовского политика Оливера Ивановича выпустили шесть пуль на входе в офис созданной им организации «Сербия, демократия, справедливость». В политика стреляли из автомобиля, который потом сожгли неподалеку от места преступления. Иванович похоронен 18 января на Аллее заслуженных граждан на Новом кладбище Белграда.

По сообщению «Российской газеты», 23 января президент Сербии Александр Вучич заявил: «Кем бы ни был убийца, он будет арестован. Это прямой выстрел в Сербию в целях захвата Севера (Косова), разрушения долгосрочной безопасности в жизни нашего народа в Косове и Метохии, внесения раздельности, создания трудностей и нестабильности в Сербии».

Вучич также отметил, что он не хочет становиться сторонником теории заговора и верить в причастность к убийству американских спецслужб: «Не хочу верить в то, что они (США) знали, не хочу существовать в теории заговора».

Между тем многие аналитики обращают внимание на факты, свидетельствующие если не о причастности американцев к случившемуся, то, по крайней мере, об их желании скрыть истинных исполнителей и заказчиков убийства.

Так, боснийский эксперт в области безопасности Джевад Галияшевич говорит следующее: «Своим сообщением (предупреждение Госдепа о возможных терактах в Косове), которое достаточно точно указывало на возможные события, США создавали себе алиби в связи с предстоящим убийством Оливера Ивановича. Такое предупреждение должно быть объяснено, оно не является протокольным, американцы до этого так не поступали. Создается впечатление, что они не только знали о предстоящем убийстве политика, но и как бы позволили развиваться негативным процессам там, где они, с их точки зрения, должны были развиваться».

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

16 января в городе Косовска-Митровица убит один из лидеров косовских сербов Оливер Иванович. В годы пика сербской борьбы за сохранение Косова он возглавлял Сербское национальное вече Северного Косово и Метохии, в последние годы тоже активно действовал на политической ниве, продолжая отстаивать сербские интересы в албанском Косове. И вот прошла неделя после трагического известия, но преступление не раскрыто, и мотивы убийц неясны. Кому и для чего понадобилось так обострять ситуацию, когда руководство Сербии, абсолютно прозападное уже на протяжении даже не лет, а десятилетий, покорно шло в нужном для Запада направлении?

В активной деятельности Оливера Ивановича не были заинтересованы прозападные силы в самой Сербии, потому что он будоражил общественное мнение и становился народным лидером сербского сопротивления, в то время как нынешние власти стремятся войти в Евросоюз, а ступенька в Евросоюз идёт через НАТО — как это случилось с Черногорией. Но и в самом бандитском руководстве Косова тоже есть силы, которые не хотят, чтобы договорённости с Белградом зафиксировали их нынешние границы. Есть силы среди албанцев, которые мечтают о том, чтобы присоединить и Санджак, исламизированный регион на границе Сербии и Черногории, а также Воеводину — и, конечно, чтобы не было никакого сербского сопротивления. И они не хотят, чтобы были установлены дипломатические отношения Приштины с Белградом, так как это условие вступления в Евросоюз республики Сербия. Поэтому, скорее всего, именно бандитские силы косовского руководства могли пойти на устранение Оливера Ивановича, чтобы окончательно подавить сербское сопротивление, чтобы мечты о том, что Косово и Метохия (или по крайней мере Косовска-Митровица) вернётся в состав Сербии, были утрачены навсегда, чтобы не было никаких сербских «поползновений». Поэтому я и полагаю, что за политическим убийством стоят именно определённые криминальные силы Косова, даже косовского руководства, которые просто устранили такого активного лидера. Ведь он выступал не только за то, чтобы сербы были едины, но и за почитание сербских святынь в Косове и Метохии, за сохранение монастырей, за то, чтобы сербам было возвращены жильё, возвращены и другие помещения, здания, особенно исторически значимые.

Главы Минобороны Сербии Александр Вулин утверждает, что данное злодеяние может быть использовано албанскими силами для того, чтобы прийти на север Косово. Дело в том, что север Косова не совсем принадлежит к албанской юрисдикции (хотя, конечно, говорить о юрисдикции по отношению к прямым бандитам очень сложно), но, тем не менее, даже косовская по названию полиция укомплектована сербами. И, таким образом, Вулин считает, что албанцы могут сказать следующее: «Вы своими силами не можете раскрыть преступление, сами виновны, мы сменим руководство полиции, назначим тех, кого Приштина считает более способными, введём специальные подразделения косовской полиции». А это конец всяких остатков сербской самостоятельности на севере Косова.

Я полагаю, что Вулин прав. Потому что даже маленькая степень автономии севера Косова раздражает Приштину. Албанцы хотят полного контроля, хотят диктатуры и подавления сербского самосознания. Поэтому уничтожить лидера — это значит внести страх, растерянность и полностью лишить какой-либо автономии. Но ведь за этой автономией всегда светит надежда на то, что когда-то, по крайней мере, северное Косово, где основное население сербы, воссоединится с большой Сербией. Поэтому уничтожение лидера — это попытка уничтожить и эту надежду.

Воислав Шешель считает, что к преступлению причастны западные спецслужбы. А не могло ли здесь произойти циничной спайки западных спецслужб, косовских бандитов и прозападного руководства Сербии?

Я не предполагаю, что действовали какие-то европейские спецслужбы, потому что это не нужно немцам, французам — тем более. Ватикан тоже как бы не стоит на стороне косовских мусульман. А вот американским спецслужбам, действительно, есть чем поживиться. Ведь они не только бьются за Косово и, прежде всего, не за то, чтобы албанцы имели собственное государство и процветали. А американцы всегда вели и ведут работу против Европы. И сама косовская операция, как и другие операции на территории Югославии — это заноза в тело Европы. Это добавление нестабильности американскому конкуренту. Можно предполагать, что Воислав Шешель, когда говорил об этом, видимо, и имел в виду как раз американские спецслужбы.

Что касается руководства большой Сербии — оно могли дать добро на теракт? Могло ли это быть в такой форме, когда как бы впрямую ничего не говорится (мы знаем такие случаи), но, тем не менее, по выражению глаз, по интонации голоса убийцы всё равно получают мандат? Так могли действовать отдельные личности в руководстве Сербии, но трудно обвинять в целом руководство, которое нацелено любым путём войти в Евросоюз. Они ангажированы и им уже даны определённые обещания. Для них факт убийства Ивановича мешает осуществлению их планов. Поэтому я бы не связывал с этим фактом руководство Сербии (ни Вучича, ни кого-то другого) как консолидированный инструмент управления.

Другое дело, что именно в Сербии есть определённые силы, которым мешал Оливер Иванович, которые не хотели, чтобы он будоражил сербское общественное мнение, чтобы он противостоял признанию Косова независимым государством. А ведь установление дипломатических отношений, даже сам факт переговоров по сути дела противоречат Конституции Сербии, в которой написано: «Косово и Метохия являются неотъемлемой частью Сербии». Конечно, кто-то из национал-предателей мог быть заинтересован в устранении патриота. Думаю, что на прямые договорённости с киллерами вряд ли бы кто-то пошёл. Ну, а намёком или молчанием это вполне возможно — дать согласие, видя, что операция готовится, но сделать вид, что не замечает.

Ну и последнее — общий взгляд на ситуацию в мире славянском, мире кириллицы, мире православном. Потому что представляется, что убийство конкретного сербского политика — это лишь одно звено в целой цепи событий разного уровня. Происходит вытеснение из Евразии всех славянских смыслов, изгнание в резервацию всех славян. Даже, казалось бы, близкие нам государства отказываются от кириллицы; то, что творится на Украине от убийств до законов, можно часами перечислять. Бывшие русские особенно отличились в гонении на всё русское, и не удивлюсь, если и они скоро перейдут на латиницу. Таким образом, по всему периметру славянского мира мы видим грандиозную войну против нас — где-то преимущественно убивают, а где-то «мягко» переформатируют народы.

Здесь ничего нового нет. Надо внимательно читать маститых прогнозистов, аналитиков и смотреть на те изменения, которые происходят в мире — и всё будет ясно. Например, Арнольд Джозеф Тойнби (выдающийся британский историк, не особенно почитаемый в самой Британии), ещё давно, в 50-х годах писал, что наиболее активные, агрессивные, жестокие меры противодействия Запад предпринимает против славянского мира и мира ислама. Давайте не будем забывать и господина Бжезинского, который уже в 92-м году бросил такую эмоциональную фразу: «С коммунизмом покончено, на очереди православие». И тот мир, который сегодня выстраивается — это новый мир. Это мир уже не столько государств, сколько транснационального капитала, сверхнационального сообщества, с одной стороны — и мировых цивилизаций с другой. Противостояние выходит на этот уровень. Классические государства уже не могут противостоять транснациональным компаниям, корпорациям и банкам, поэтому в качестве ответа идёт формирование цивилизаций. Даже уже есть прообраз будущего цивилизационного союза — это группа стран БРИКС. Поэтому подавлять сейчас зачатки цивилизаций, разрушать цивилизации — это наиболее важно для транснационального капитала. И мы видим, что сегодня активно разрушаются именно исламская цивилизация и православная цивилизация. Особенно радуются глобализаторы, когда удаётся их столкнуть — как в Косове. Насколько это удастся, сказать трудно, потому что цивилизационная культура, цивилизационные корни глубоки, и они всё равно будут прорастать.

В заключении хотел бы привести фразу ещё одного мудреца — это Вальтер Шубарт, немецкий философ. В период разгула фашизма, в 1938 году он пишет удивительную работу «Европа и душа Востока». И там, говоря об особенностях славян, о русской душе («душа Востока» — это Россия), он завершает свою работу такой фразой: «Нравится это кому-то или нет, но будущие столетия принадлежат славянам». Наши недруги ощущают силу славянского духа, славянской души, славянской культуры, и поэтому, естественно, делается всё, чтобы выбить из нас нашу славянскую традицию. Это просто операция по уничтожению славянства. И ничего нового здесь нет. Это не первая попытка вытравить из истории русское и в целом славянское сознание.

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477660 Леонид Ивашов


Россия. Турция. Сирия > Армия, полиция > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477657 Виктор Баранец

ДЫМ

Турция воюет с курдами в сирийском Африне, Россия помогает армии Асада в Идлибе

Дым - летучие продукты горения с мелкими летящими частицами угля. Над костром подымался дым. Из трубы валит дым. Жилье, отдельный дом. Платить дань или подать с дыма. Дым коромыслом — шум, гам, беспорядок.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

21 января премьер-министр Турции Бинали Йылдырым на пресс-конференции в Стамбуле объявил, что турецкие войска вошли в контролируемый курдами сирийский район Африн. О начале этой операции, получившей название «Оливковая ветвь», турецкий генштаб объявил накануне, 20 января.

Анкара заблокировала участие курдской партии «Демократический союз» (PYD) в конгрессе сирийского нацдиалога в Сочи, заявил 22 января РИА Новости представитель МИД Турции: «PYD и силы самообороны сирийских курдов (YPG, боевое крыло партии) не будут участвовать в конгрессе в Сочи, поскольку мы этого не одобрили. Ни одна группа не сможет участвовать в сочинском конгрессе, если Турция будет против. Список участников принимается тремя странами (Россией, Турцией и Ираном) совместно».

Сирийские правительственные войска и отряды народного ополчения начали операцию против террористов Джебхат ан-Нусры (запрещена в РФ) в восточной части провинции Идлиб, сообщили 22 января в российском Минобороны. Сирийская армия взяла в окружение более 1500 боевиков и приступила к их ликвидации.

Иллюстрация: Пол Нэш.

Экспертные оценки

Виктор Баранец

Сегодня ситуация в Сирии напоминает мне шахматную доску, в которой перемешаны все фигуры. Они стоят так безобразно, что не поймёшь логики ситуации. Давайте попытаемся разобраться.

Ещё несколько месяцев назад американцы устами своих официальных представителей вдруг заговорили о создании некоего государства на севере Сирии, естественно — под своим патронажем. Естественно, это сразу насторожило и Дамаск, и Москву, и Тегеран. Вскоре последовало заявление представителей Соединённых Штатов Америки, что они собираются создавать некую пограничную армию из так называемой «сирийской свободной оппозиции». Это фактически те же незаконные вооружённые формирования, которые только прикрываются либеральным лукавым лозунгом. И курды. Недели две назад мы получили информацию, что проамериканские курды (курды разные, я не хочу обо всех одинаково отзываться) стали получать переносные зенитно-ракетные комплексы. Сразу вопрос у меня, как у военного человека: извините, курды, вы получаете переносные зенитно-ракетные комплексы и говорите, что будете воевать с террористами — с Джебхат ан-Нусра, с недобитками т. н. ИГ? Но у них нет авиации. Хоп! Как потом стало выясняться, американцы своим подопечным курдам в обмен на то, что они будут бить армию Асада, пообещали патронаж для создания законного Курдистана на севере Сирии. А вот здесь уже заговорили большие турецкие калибры. Так называемое Курдское государство, Курдистан — как угодно называйте — это самая большая боль Турции, в частности, конечно, и Эрдогана. Эрдоган быстро сообразил, чем пахнет фактическое создание того государства, против которого Турция уже много лет борется. И Турция перешла в открытую — начала военную операцию.

Далее возникают вообще невероятные сюжеты. Башар Асад выступает с жёстким предупреждением Турции, что он не позволит не только вторгаться на территорию Сирии, но и бить курдов. Закрутилось что-то непонятное. С другой стороны, иранцы, которые тоже присутствуют определенными подразделениями на территории Сирии, тоже высказали протест против Турции.

Тут приезжают в Москву начальник генерального штаба Турции, начальник военной разведки, идут очень серьёзные переговоры. И, естественно, у нас у всех возник вопрос — зачем они приехали и чего они от нас просят? Ответ на этот вопрос был получен уже на днях. Российская военная полиция, а также другие подразделения были выведены из Африна, где они находились. Когда началась операция «Оливковая ветвь», американцев не слышно. Пентагон и Белый Дом находятся сейчас в великой растерянности, потому что в этой шахматной партии они сами себя загнали в угол. Не исключаю такой вариант, что отношения между турками и Соединёнными Штатами Америки могут дойти до прямого боевого столкновения — а это две страны НАТО. Очень мало таких случаев (хотя они были), когда члены НАТО между собой в разной степени конфликтовали с применением оружия.

Именно этой американской растерянностью и вызвано мягкое, велюровое заявление со стороны Соединённых Штатов Америки. Его озвучила Хизер Науэрт — представитель Госдепартамента США. Текст такой: «Вашингтон обеспокоен ситуацией на северо-западе Сирии, однако, по-прежнему поддерживает решение проблем в области безопасности Турции в рамках закона как союзника по НАТО и партнёра в борьбе с террористами. При этом США призывает Анкару принять меры, чтобы её военные операции оставались ограниченными по масштабам и продолжительности, а также были скрупулёзными. Это необходимо, чтобы избежать жертв среди мирных граждан». Тут как бы и поддержка, и озабоченность — всё невнятно. Мне кажется, американцы в данном случае пытаются одной попой усидеть на двух стульях.

А теперь о том, что касается позиции Турции. Нет никакого сомнения в том, что вторжение турецких войск на территорию Сирии, на территорию суверенного государства, является оккупацией. Что бы турки не говорили, любой, самый «зелёный» юрист-адвокат в мире скажет, что это оккупация — военная оккупация прямого действия.

Идём дальше. Город Африн, 54 тысячи населения, огромное количество курдов. И здесь начинается авиационная бомбёжка. Турки выбирали цели уже браво заявили, что накрыли в Африне 45 целей, по другим данным — накрыли 113 из 118. Курды уже заявляют, что есть жертвы среди мирного населения. А вот по этой части, вместо того, чтобы дать жёсткую оценку, американцы почему-то помалкивают. Мы со своей стороны, как бы отходя в сторону от этого нового конфликта на карте Сирии, пытаемся держать некую нейтральную позицию. Наши ВКС заняты помощью сирийской армии, которая окружила очень большую группировку в Идлибе — там и недобитки ИГ, и Джебхат ан-Нусры, и даже туда полезли «свободные сирийцы». Мы сейчас всецело заняты авиационной поддержкой сирийской армии, где самый главный чиряк, самый главный нарыв ещё не заглушён, там ещё кипит террористическая зараза.

Наверное, сегодня нет в мире гения, который бы мог предсказать, как могла бы дальше разыграться ситуация. Турецкая армия прибежала к Африну, сейчас она, по словам начальника генштаба Турции, переключается на другой город. Короче, проводят зачистку северо-западной территории Сирии. А дальше что? Турция говорит: «Мы будем создавать 30-километровую зону безопасности». Если бы эта зона безопасности была создана на турецкой территории, с турецкой стороны границы — какие могли бы быть вопросы? А здесь 30-километровая зона безопасности на территории суверенной Сирии. И американцы снова молчат. Молчим пока и мы, пока только присматриваемся, как оно дальше пойдёт. Тем не менее, стратегические намерения Эрдогана совершенно понятны — в зародыше задушить новый всплеск желания курдов создать Курдистан на огромной северной территории Сирии.

Так как одновременно происходит сирийско-российская операция в Идлибе — совсем рядом, на карте это просто какой-то сантиметр, — то вряд ли это могло быть без согласования с Турцией. Дипломатия и отношения государств часто бывают циничны; не произошёл ли некий размен — мы удалились из Африна, а сами занялись террористами Джебхат ан-Нусры в Идлибе; одно произошло с согласия России, а другое — с согласия Турции?

Я думаю, что, скорее всего, так и произошло, потому что этот, скажем так, стратегический размен был необходим. Конечно, отойдя в сторону, мы, как говорится, развязываем руки Эрдогану. Эрдоган в этой войне решает свои задачи, потому что под шумок сирийской войны курды всё-таки зашевелились, и их совершенно банальным образом, как мешок картошки на базаре, купили американцы, пообещав им суверенное государство в районе Африна (там чуть ли не столица может быть). Конечно, первоосновой для новой вспышки войны были эти американские решения.

А российская линия понятна. Начальник генерального штаба в интервью со мной в декабре правильно сказал: «Нам предстоит немало работы для того, чтобы локализовать Джебхат ан-Нусру». В Идлибе засел полуторатысячный отряд Джебхат ан-Нусры, и туда бегут уже и игиловцы, бегут и другие формирования, которые не хотят загонять штык в землю. В Идлибе работы много.

И так мы каждый выбираем свою цель. Россия помогает Сирии добивать Джебхат ан-Нусру и ИГ, а тем временем Эрдоган локализует курдское государство и пытается обезопасить гигантский кусок границы.

Поделюсь с вами одним любопытным разговором. На прошлой неделе из города Африна звонит мне курд и задаёт такой вопрос: «Хотя Африн относится к зоне ответственности авиации России, почему Россия разрешает туркам заходить на разведывательные полёты через свою зону?» Меня это сразу насторожило, и я уже тогда понял, что есть договоры между Россией и Турцией. Я говорю этому курду: «Дорогой мой человек, вы приняли от американцев оружие, американцы готовят вас, американцы подталкивают вас к борьбе с армией Асада. Скажите, пожалуйста, а что, мы должны спокойно на всё это смотреть, что ли?» На что курд отвечает: «Да ни одна курдская пуля в сторону армии Башара Асада не полетела!» Ну, это фигура речи, потому что сирийская разведка хорошо работает, и уже было замечено несколько случаев активного участия вооружённых курдских формирований, за спиной которых шли американские инструкторы, которые участвовали в боевых действиях, в нападениях на отдельные подразделения и части сирийской армии. Следовательно, как бы я не был циничен сейчас, если Эрдоган бьёт тех курдов, которые встали под знамёна Соединённых Штатов Америки, то это вроде бы соответствует и нашим интересам, и целям Асада, потому что его же армию бьют проамериканские курды. Сплошные парадоксы.

Мы столкнулись, чего уж тут говорить, с хаосом. Дым над Сирией, дым над всем этим регионом, в этом дыму пока трудно что-то разобрать. Я уверен, что сейчас высшие чиновники всех ведущих государств, которые имеют свои интересы в этом регионе, что-то предпринимают. Скоро нам, наверное, станет известно о каких-то договорённостях. К тому же по этой проблеме собирается Совбез ООН. Дипломатия дипломатией — посмотрим, но есть экономика. Можно ли эту всю войну назвать нефтегазовой? Те, кто подталкивает этносы и религиозные общины к войне, всё-таки имеют в виду корыстные интересы?

Да, когда разгоралась вот эта вся сирийская трагедия, Башара Асада хотя и упрекали чуть ли не в фашистском проведении политики и на этой основе разрушали Сирию, подспудно в основе этой войны, конечно, лежали экономические интересы. Обратили внимание, как недобитки Джебхат ан-Нусры и ИГ зубами держатся за провинцию Идлиб. А там самые жирные нефтяные поля. Я бы назвал Идлиб гигантской нефтегазовой скважиной Сирии. Она во время разгара войны давала террористам чуть ли не 95% дохода. Не случайно же хозяева банд на пике свой войны с Асадом позволяли себе платить террористам по 2-3 тысячи в месяц. А сейчас уже и 100 долларов не платят, потому что теряют контроль над Идлибом. Глаз положили на нефтеносную и газовую Сирию не только американцы. Там и саудиты хотели проложить с юга на север к Средиземному морю свои нефтегазовые нити, там Иордания тоже имела интересы. Естественно, и Турции хотелось бы немножко покачать нефтяночку из тела Сирии, не зря же сыночек Эрдогана там в своё время участвовал в некоторых бизнес-проектах и достаточно серьёзные деньги нажил. Да и родственники начальника турецкого генштаба тоже в Турции хорошо паслись. Так что «Башар Асад — это деспот, это тиран» — лукавые лозунги. Взрыхлили, вспахали страну не те внутрисирийские силы, которым нужна политическая власть. Взорвали Сирию, прежде всего, внешнеполитические и экономические интересы, среди которых с самой большой совковой лопатой стоят Соединённые Штаты Америки, а за ними Турция.

Я бы полукавил, полицемерил перед вами, если бы не сказал, что и мы тоже не задаром туда прибыли. У нас там есть свои геополитические и военно-технические интересы. Но есть и свои экономические интересы, и российские специалисты по нефти и газу уже давно присутствуют в Сирии. Мне кажется, что это правильно, потому что, что бы нам не говорили, но участие наших группировок в борьбе с террористами Сирии — это недешёвое удовольствие. И, естественно, наши власти прекрасно понимают, что надо бороться с терроризмом желательно не только за счёт российских налогоплательщиков. Есть страна, которая хочет жить свободно, её имя — Сирия, она тоже способна возместить нам те расходы, которые несёт Россия, помогая Сирии бороться с терроризмом.

Россия. Турция. Сирия > Армия, полиция > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477657 Виктор Баранец


Сирия. Ливан. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477607 Анастасия Ежова

Что такое Хизбалла?

принцип «да, смерть» соседствует с установкой на созидание, на построение новой жизни

Анастасия Ежова

С началом войны в Сирии, и особенно с момента прямого вступления России в этот конфликт, в разных ток-шоу постоянно звучит название движения, которое оказало Башару аль-Асаду весомую помощь – это ливанская Хизбалла (Хизбаллах, или, на персидский манер, Хезболла). Периодически роняя фразу о том, что это союзник России на поле боя, эксперты, меж тем, словно опасаются слишком часто проговаривать название этой партии вслух. И это при том, что в составе проасадовской коалиции Хизбалла является одной из ключевых и ударных боевых сил.

Если можно вывести формулу успеха союзников Башара аль-Асада, то это «Россия в небе, Хизбалла на земле». Конечно, огромна и заслуга боевого генерала КСИР Касема Сулеймани, иранских инструкторов и добровольцев (которые отдали немало жизней на полях сражений сирийской войны), и афганских и иракских ополчений, и самой Сирийской арабской армии – но именно боевая спайка России с Хизбаллой принесла наиболее впечатляющие результаты. Собственно, и сами хизбаллаховцы были весьма воодушевлены и признательны России за ее помощь. По их словам, именно благодаря вступлению российских ВКС в войну удалось освободить от боевиков 70 % удерживаемых ими территорий.

Увы, но средний житель России про Хизбаллу мало что знает. А стараниями ретивого произраильского лобби у него и вовсе формируется искаженное представление об этом движении. Масло в огонь подливают всевозможные гозманы и майклы бомы, во всех эфирах надрывающие глотку, что, мол, Хизбалла – это точно такие же террористы, как запрещенные в России ИГИЛ и Нусра. «Они такие же головорезы и кровопийцы – посмотрите, с кем дружит Путин!!» - либеральная сторона вопит столь истошно, что зрителю в голову волей-неволей может закрасться мысль, будто у России, как и у США, есть в союзниках свои «хорошие террористы». Разумные реплики, что Хизбалла – это вообще-то крупнейшая в Ливане легальная парламентская партия, имеющая своих министров в правительстве, на фоне либерального ора звучат тускло. Однако же, учитывая хотя бы сирийские события, Хизбалла достойна того, чтобы люди в России имели о ней более детальное и адекватное представление.

«Здесь Дахия, здесь бастион героев…»

Шиитская Дахия, в западной прессе неизменно именуемая «форпостом Хизбаллы» - густо населенный пригород Бейрута, где из 4-х с лишним миллионов ливанского населения проживает, ни много ни мало, миллион человек. Все основные офисы и учреждения, аффилированные с Хизбаллой, действительно находятся здесь. В 2006 году авиация Израиля не оставила тут камня на камне – почти ни одного здания. Благодаря иранской помощи и вложениям со стороны самой Хизбаллы все семьи – не только шиитские, но и христианские, и суннитские, и еврейские – получили новые квартиры в свежепостроенных домах, а также приличную сумму денег на покупку мебели. Сегодня мало что напоминает о тех временах, разве что зияющие вмятины от пуль на стенах старых и, очевидно, чудом уцелевших тогда домов смотрятся жутковато. Они словно напоминают о том, что живописный Ливан – это крошечный усыпанный древними замками и красными черепичными крышами приморский анклав, который окружен врагами и странами, где полыхают войны. Собственно, война бывала частой гостьей и здесь, и многие из недугов страны, не излеченные до сих пор – прямое следствие этого.

В силу того, что Дахия плотно заселена, в ней порой ощутима скученность. Узенькие улочки – «визитная карточка» Ближнего Востока, но обычно они петляют меж невысоких глинобитных домиков. Здесь же ввысь взмыли гигантские многоэтажки, между которыми порой трудно разминуться двум автомобилям. Но есть и широкие проспекты, архитектура которых поразительно напоминает тегеранскую – сразу видно, кто отстраивал эту часть Бейрута. Вообще в Дахии часто возникает этот эффект дежавю: портреты Рахбара – сейида Али Хаменеи – на стенах, шиитская атрибутика, много женщин в черных чадрах, и даже предназначенные для пожертвований сине-жёлтые ящики с простёртыми к небу руками – всё это очень напоминает Иран. Но повсеместное звучание экспрессивной, гортанной арабской речи, сладко-вкусное амбре раскуриваемых кальянов, запах кофе с кардамоном, обилие щедро политой оливковым маслом и лимонным соком средиземноморской еды возвращает вас в реальность, и вы понимаете, что вы всё же в Ливане.

Если вы ожидаете увидеть здесь мрачных бородачей с автоматами, средневековье, разруху и зашуганных женщин, вас постигнет «разочарование». Вопреки пропаганде, нигде в Дахии не увидишь ни одного «до зубов вооруженного» хизбаллаховца – только многочисленные блокпосты ливанской армии, выкрашенные в цвета государственного флага. Раньше Дахия подвергалась атакам террористов-смертников, но теперь совместными усилиями Хизбаллы и армии Ливана угроза нивелирована.

В Дахии бурлит нормальная жизнь: автомагистрали гудят, семьи с детьми сидят в ресторанчиках за чаем и кальяном, ушлые коты рыщут между столиками в надежде урвать кусочек мяса, в витринах магазинов ярко-медовой россыпью радуют глаз сладости, салоны красоты зазывают невест на эксклюзивные программы посредством броской рекламы, разноцветные флаги колышутся на ветру, отели распахивают двери перед постояльцами, а университеты – перед студентами, над кварталами периодически разносятся звуки азана и гуляет удалой морской бриз. Здесь нет кабаре, спиртного и сомнительных девиц, коими кишат другие районы Бейрута; здесь нет краж, здесь безопасно ходить по улицам вечером. Здесь всё относительно дешевле, здесь нет кричащей роскоши, но нет и разящей нищеты. Здесь мирная обстановка, но люди воспитываются так, что они перманентно готовы отражать агрессию и жертвовать собой на этом пути.

Против американо-израильского проекта

В начале 2016-го, когда вступление России в сирийскую войну обсуждалось особенно бурно, в Дахии, в одном из малоприметных зданий, в уютном офисе, обставленном с изысканным аскетизмом, нас с друзьями принял шейх Али Даамуш–зампредседателя Исполнительного совета Хизбаллы. Это улыбчивый и добродушный мужчина средних лет в белой чалме, чей облик и стиль поведения предельно далек от стереотипного образа «мрачного средневекового шиитского фанатика из террористической организации», как это пытаются представить гозманы и их хозяева. Явственно помню эту встречу: пасмурное зимнее бейрутское утро, просторный зал с удобными диванами и чуть старомодными креслами, портреты имамов Хомейни и Хаменеи на стенах, крепкий сладкий чай в маленьких турецких стаканчиках, который то и дело приносила приятная немолодая женщина в тёмном платке, заколотом на русский, «суриковский» манер (фирменный стиль Хизбаллы).

Помимо анализа текущей ситуации и раскладов на фронтах, шейх Даамуш подробно объяснил, на каких началах Хизбалла строит отношения с иноверцами. Так, основа политики движения – веротерпимость. В Ливане, который в конце XX века буквально утонул в крови гражданской войны, носившей в том числе межконфессиональный характер, это особенно важно. Позиция Хизбаллы такова, что не следует проявлять враждебности к другим конфессиям – врагом является только агрессор, будь он сионистом или такфиристом (ваххабитом). Это – вовсе не демагогический трюк; шейх привел аят из Корана: «Аллах не запрещает вам являть дружелюбие и справедливость к тем, кто не сражался с вами из-за религии и не изгонял вас из ваших жилищ, – ведь Аллах любит справедливых. Аллах запрещает вам дружить только с теми, которые сражались с вами из-за религии, выгоняли вас из ваших жилищ и способствовали вашему изгнанию. Вот те, кто дружит с ними, – воистину, нечестивцы» (Сура 60, аяты 8-9).Тем самым, подчеркнул шейх, в этом вопросе позиция Хизбаллы диаметрально противоположна установкам ИГИЛ и подобных группировок. Как это отличается от того, что втирают нам гозманы, не так ли?

Многие христиане Ливана поддерживают Хизбаллу. Хотя это шиитская партия, не стоит представлять её как узко конфессиональное движение, отстаивающее интересы только своей общины и пользующееся поддержкой лишь со стороны «своих». Во время войны 2006 года, которую в Ливане называют «июльской войной» (харбтаммуз), СМИ облетели фотографии молоденьких ливанских христианок с копнами распущенных волос в желтых обтягивающих маечках, на которых красовались эмблемы Хизбаллы. Которая, кстати, не стала слепо заимствовать иранский опыт и не ввела обязательный хиджаб для немусульманок на подконтрольных ей территориях –я своими глазами видела девушек 16-17 лет в топиках и бриджах, уверенно шагающих по южноливанской деревне, увешанной флагами Хизбаллы. Удивительно, но даже многие ливанские поп-звезды, чей образ жизни и стиль творчества предельно далек от исламского, публично признавались в своих теплых симпатиях к Хизбалле и её лидеру. А одна из ливанских христианских певиц Джулия Бутрос даже посвятила ему песню. Это значит, что многие в стране воспринимают Хизбаллу не как лоббиста сугубо шиитских интересов и не как «агента Ирана», а как общенациональное сопротивление.

К слову, это сопротивление носит не только антиизраильский характер. Израиль – это лишь частный случай; агрессивный сосед, стремящийся к захвату территорий арабских стран (вспомним тезис о «великом Израиле от Нила до Евфрата). Но он рассматривается Хизбаллой всего лишь как метастаз США на Ближнем Востоке, который американцы используют как свой плацдарм. С самого начала Хизбалла позиционировала себя как движение, выступающее против политической, экономической, культурной экспансии США в регионе. И сирийскую войну организация воспринимает ровно через ту же призму, считая своим конечным противником Америку, а террористические такфиристские группы – подконтрольными ей и Израилю марионетками.

В ходе нашей беседы шейх Али Даамуш подчеркнул: «Хизбалла решила вступить в войну, когда стало ясно, что сирийское правительство и население имеет дело с масштабным инспирированным США проектом, цель которого – раздробить и ослабить регион в интересах американо-израильского доминирования». Собственно, именно это постоянно разъясняет в своих выступлениях и сам лидер Хизбаллы.

Сирия и Россия: Хизбалла в кольце инсинуаций

Вокруг участия Хизбаллы в сирийской войне уже давно циркулирует множество беспочвенных домыслов. Широко известные в узких кругах журналисты, радетели дела игиловского, запускали слухи, будто Хизбалла вообще не хотела вступать в сирийский конфликт, что против ее воли «шиитский клерикальный» Иран «заставил» её воевать «в своих интересах», ичто Хизбалла «не хочет убивать своих братьев-мусульман в Сирии». И что она якобы была резко против участия России в конфликте.

«То, что Россия вступила в войну в Сирии, нельзя назвать хорошим поворотом дел. “Хорошо” – это недостаточно емкое слово. То, что Россия начала воевать в Сирии – это не хорошо, а просто отлично». Это прозвучало в Бейруте «из первых уст».

На деле Хизбалла очень заинтересована в сотрудничестве с Россией, и это касается не только военной сферы. «Мы раньше представить себе не могли, как мы с русскими, оказывается, похожи», - задумчиво произнес один из ливанцев, когда мы обедали в неформальном дружеском кругу в одном из придорожных ресторанов в провинции Эн-Набатийя на юге страны.

В ходе общения это чувствовалось постоянно. Поэтому интерес ливанцев к русской литературе и кино не показался праздным.

Господин Мусави, глава бейрутской радиостанции «Нур», интеллигентный мужчина средних лет в стильных очках, перед эфиром на радио завел разговор о переводах русской классической литературы в Ливане. Недавно был выполнен титанический труд по переводу полного собрания сочинений Достоевского; в Ливане хорошо знают Пушкина, Гоголя, Толстого, Чехова, Горького, Шолохова, есть переводы их произведений на арабский. По словам нашего собеседника, переводить с сохранением авторского стиля не так просто – особенно это касается трудов Достоевского, где ко многим словам трудно подобрать точный арабский эквивалент. Тем не менее, переводчики работают.

Куда сложнее ситуация с нашим кино. В русско-ливанских семьях, коих в стране предостаточно, и в которых мужья учились в России и знают русский, советское и российское кино идет на «ура». Ливанцы говорят, что оно нашло бы широкую аудиторию и в массах – благо, похож и юмор, и жизненные проблемы. Но все упирается в нехватку финансирования (к слову, та же самая проблема в России с иранским кино). А какой бы был ценный опыт по укреплению культурных связей…

Но широкой публике всё это неизвестно, а куда более активно наши журналисты транслируют «вбросы», полученные от мутных личностей, которые, по их словам, якобы имеют отношение к Хизбалле.

Тут важно понимать, что такое Хизбалла. Она состоит из своего рода «концентрических кругов». Есть просто сторонники – они могут сколько угодно цеплять на аватарки жёлтые флаги или портреты её лидера – но они от этого не становятся хизбаллаховцами. Есть более близкий круг – так называемые «друзья Сопротивления»: с ними контактируют, им в чём-то доверяют, они могут работать в аффилированных с Хизбаллой СМИ и структурах, но они не являются членами данной партии. Есть и собственно члены политического крыла Хизбаллы, есть парламентский блок Хизбаллы – «Лояльность Сопротивлению» (Аль-Вафа ли-ль-Мукавама), а есть спецслужбы и предельно законспирированное военное крыло, которое называют Аль-Мукавама (Сопротивление). Представить себе, что кто-то из военного или даже политического крыла может сообщить досужему репортеру «с улицы», да еще и иностранцу, какие-то эксклюзивные сведения про якобы тайное недовольство политикой России или Ирана в Сирии – всё равно, что допустить, что расчувствовавшийся ФСО-шник в дружеской беседе раскроет вам нюансы системы безопасности Путина.

А потому – не верьте. Сами лидеры Хизбаллы адресуют публику к официальным заявлениям руководства или пресс-центра движения (Hezbollah Media Relations): только их слова, а не откровения каких-то непонятных собеседников, якобы «глубоко посвященных» в жизнь Хизбаллы, могут быть источником информации о позиции партии. И в первую очередь им служат выступления и интервью генерального секретаря движения – сейида Хасана Наср-Аллаха (Насраллы).

Победа от Аллаха

Именно так переводится фамилия лидера Хизбаллы, который возглавляет партию вот уже с 1992 года – Наср-Аллах (произносится как «Насралла»). Она является говорящей: при нем движение одержало две крупнейшие победы – одну в 2000-м, когда усилиями Хизбаллы юг Ливана был освобожден от 18-летней израильской оккупации, а другую в 2006-м, когда Хизбалла во второй раз очень больно щёлкнула сионистского агрессора по носу.

Сионисты любят придавать его образу комический антураж, рисуя на него похабные карикатурки и глумясь над фамилией Насралла в излюбленном ими анально-фекальном стиле. Имя генсека Хизбаллы служит подлинной лакмусовой бумажкой для разных групп людей: если мусульмане и христиане региона видят в ней ту самую победу Аллаха (а ближневосточные христиане тоже называют Бога именно так), то либеральная произраильская общественность смотрит на мир через призму постоянно поминаемого ею дерьма, которое, видимо, является их подлинным объектом поклонения. Но за ее жалким ёрничаньем с очевидностью проглядывается неподдельный, панический, животный страх перед этой личностью – не только перед ракетами Хизбаллы, о которых сейид Наср-Аллах постоянно напоминает, но и перед человеком принципиально иного экзистенциального уровня, на фоне которого им слишком очевидна их же ничтожность.

Выступления сейида Хасана Наср-Аллаха, из соображений безопасности транслируемые по ТВ или на большом плазменном экране перед митингующими, всегда страстны и исполнены устрашающей врага экспрессии. Но во время своих многочасовых интервью он производит иное впечатление: это интеллигентный, радушный человек, чей бархатный мурчащий голос звучит мягко и спокойно. Вместе с тем, интервью дают представление о том, насколько сложно и нестандартно его политическое мышление. Увы, в обзорах его выкладки часто растаскивают на броские лозунги, теряя сам ход его мысли, по которому можно понять, почему он добился таких успехов в сфере войны и политики. Он жёстко отстаивает свою позицию, но, вместе с тем, он виртуозно, прямо-таки по-ирански дипломатичен. Хотя не каждый журналист может быть допущен до лидера Хизбаллы, не все из интервьюеров задают ему удобные вопросы – некоторые, напротив, пытаются придать беседе «перца». Но как бы провокационно ни звучал вопрос, сейид Наср-Аллах никогда не выходит из себя, не теряется, не нервничает и не повышает голоса, демонстрируявысший пилотаж – оставаться закрытым и непрозрачным в не подлежащих огласке вопросах, быть неуязвимым для подколов и провокаций, внешне общаясь весьма светски и любезно, без чопорной отстраненной холодности, а, напротив, с тёплой улыбкой.

Откуда на авансцену ливанской политики вышел этот человек, обретший огромную популярность в народе и несомненно завоевавший себе место в большой истории?

Сейид Хасан Наср-Аллах родился 31 августа 1960 года в деревне Базурийя на юге Ливана. Его родители были простыми людьми, хотя титул «сейид» говорит о принадлежности к роду пророка Мухаммада, и такие люди в исламском и особенно шиитском мире пользуются немалым уважением. Семья переезжала с места на место: из Базурийи она отправилась в Карантину, а заканчивал школу сейид Хасан, когда они жили уже в городе Тир, куда были вынуждены перебраться в 1975-м в связи с началом гражданской войны. Потом семья будущего лидера Хизбаллы вернулась в Базурийю.

В те времена шиитская община страны находилась в предельно бедственном и униженном положении. В государстве велась политика религиозной дискриминации: так, шиитам даже было законодательно запрещено получать высшее образование. В отличие от богатых христианских и суннитских районов, жизнь в районах, населенных шиитами (равно как и палестинскими беженцами), была тяжкой и необустроенной. На языке условных аналогий она напоминала жизнь в сегодняшних бразильских фавелах: ни водопровода, ни отопления, ни элементарных современных удобств, ни, главное, каких-то перспектив и просвета на горизонте жизни.

Естественно, рано или поздно нашелся яркий лидер, который захотел покончить с таким несправедливым положением дел. Им стал имам Муса Садр, иранский аятолла, приехавший в Ливан в 1959 году, чтобы инициировать политическую борьбу за права шиитов и всех бедняков данной страны. Имам Муса Садр основал и возглавил организацию «Харакат аль-Махрумин» («Движение обездоленных»). Движение принципиально боролось за справедливость для всех, а не только для шиитов, добиваясь равенства в возможностях и распределении богатств. Кроме того, много внимания имам Муса Садр уделял примирению людей разных конфессий – как шиитов и суннитов, так и мусульман с христианами.

К сожалению, судьба имама сложилась трагически. В 1978 году Муса Садр посетил Ливию по приглашению Каддафи и там бесследно пропал. С тех пор шииты мира не любят Каддафи: они подозревают его в предательском сговоре с Израилем и убийстве (похищению?) имама по его указке. Впрочем, группа «Харакат аль-Махрумин» продолжила свое существование и после, превратившись в движение «Амаль» («Надежда»), которое ныне является союзником Хизбаллы и участником коалиции «8 марта», в которую входят все антиамерикански настроенные силы страны.

Будучи подростком, сейид Хасан Наср-Аллах был вдохновлен харизмой имама Мусы Садра. Впоследствии он неоднократно вспоминал, как мог часами сидеть в небольшом продуктовом магазинчике отца, которому он помогал с торговыми делами, и зачарованно смотреть на висевший там портрет имама, мечтая о том, что в будущем и его ждут великие дела. Благодаря любви к имаму Мусе Садру юный Хасан также увлекся и шиизмом. А в возрасте 15 лет вместе со своим младшим братом Хусейном он вступил в движение «Амаль» и стал его представителем в родной деревне.

Ныне юность сейида Наср-Аллаха обросла некой патетической мифологией: мол, он был настолько серьезен и предан делу, что днями просиживал в мечети, пока другие мальчики купались в море и играли в футбол. Словом, не живой человек, а живой памятник. На самом же деле сейид Наср-Аллах, похоже, никогда не чурался дозволенных исламом развлечений. Так, во всех интервью он неизменно рассказывает о своей любви к футболу, о том, с каким упоением он играл в него, как болел за Бразилию и Аргентину, когда у него было время смотреть матчи.

Но мечеть мальчик, конечно же, посещал регулярно. Там он познакомился с шиитским шейхом, последователем имама Мусы Садра Мухаммадом аль-Гарави, который имел связи с другой легендой шиитского мира – сейидом Мухаммадом Бакиром ас-Садром, философом и политиком, преподававшим в священном для шиитов иракском городе Наджафе (в 1980 году он вместе с сестрой был расстрелян баасистами за то, что поддержал Исламскую революцию в Иране). Это знакомство предопределило дальнейшую судьбу сейида Наср-Аллаха.

Сейид Хасан был очень способным мальчиком и хорошо учился в школе. Его отец вспоминает, что учеба была для Хасана на первом месте. Особенно ему нравились такие предметы, как история и литература. Он страстно любил читать и даже специально ездил в Бейрут, где на свои скромные финансы покупал книги, продаваемые на площади в центре города. Но в Ливане у него не было будущего в плане образования. Тогда с подачи Мухаммада аль-Гарави юноша решился на рискованный авантюрный шаг: он рванул в Наджаф изучать шиизм, исламское право, политику и историю исламского мира, не имея толком денег в кармане. Точнее его скромных накоплений хватило ровно на авиабилет до Багдада, откуда он добрался до Наджафа на автобусе. В Наджафе он вручил Мухаммаду Бакиру ас-Садру рекомендательное письмо от шейха Гарави. Когда учёный спросил его, есть ли у него средства к существованию, сейид Наср-Аллах радостно сообщил ему, что после трат на дорогу у него не осталось ни гроша.

Мухаммад Бакир ас-Садр всплеснул руками и перепоручил юного сейида его старшему соотечественнику – наджафскому студенту сейиду Аббасу аль-Мусави. Он стал официальным попечителем сейида Хасана, которому сейид Мухаммад Бакир ас-Садр заботливо выделил стипендию, а также немного денег на покупку книг и одежды.

Выяснилось, что отец сейида Аббаса – близкий друг имама Мусы Садра, и что имам вхож в их дом. Конечно же, молодые люди крепко подружились. В Наджафе они проучились не больше года – их быстро депортировала обратно в Ливан саддамовская охранка, сочтя их «неблагонадёжными». Но их дружба продолжилась вплоть до гибели Аббаса аль-Мусави в 92-м. И когда в Иране победила Исламская революция, двое друзей внесли вклад в создание Хизбаллы.

«Впервые Израиль был вынужден отступить»

В 1982 году Израиль атаковал Ливан. Формальным поводом для нападения была деятельность обосновавшихся в Ливане палестинских групп сопротивления, которые вели борьбу против сионистов с целью освобождения захваченных ими палестинских территорий. Но, по мнению ряда экспертов, подлинная цель агрессоров была другой: они хотели принудить ливанское государство признать Израиль.

5 июня 1982 года Израиль вторгся в Ливан и начал беспощадно бомбить его. Увы, не нашлось никакой серьезной силы, которая могла бы дать ему отпор – лишь небольшие исламские группы пытались оборонять от захватчиков пригороды Бейрута Хальде и Захиха, но были блокированы сионистами в течение 42 дней. В ходе этого израильского вторжения погибли 19 тысяч ливанцев и 500 сионистских солдат. Тем самым, потери были неравными, и ливанское государство довольно быстро пошло на примирение с Израилем. В этом сыграли роль и США: в Бейрут прибыл американский посредник арабского происхождения, призванный «урегулировать ситуацию». А «урегулирование» заключалось в том, чтобы все палестинские бойцы были высланы с территории Ливана. Был выработан так называемый 13-ступенчатый план по выдворению палестинцев, который многие ливанцы расценили как предательский по отношению к братскому палестинскому народу.

Солидарные с палестинцами ливанцы не смогли с этим смириться, а потому стали искать пути противодействия этому плану. В это время в Тегеране проходила международная конференция национально-освободительных движений. И ливанские делегаты, присутствовавшие на этой конференции, попросили имама Хомейни и Исламскую республику вмешаться в ситуацию. Иран тогда находился в состоянии войны против Саддама, которую иранцы называют Священной обороной (дифа-е мокаддас). Тем не менее, иранское руководство приняло решение оказать ливанцами палестинцам серьёзную военную помощь. Как раз тогда Исламская республика праздновала крупную победу, ставшую вехой в истории 8-летнего противостояния агрессии Саддама – освобождение города Хорремшехр. В Иране царило воодушевление, и в свете этого имам Хомейни распорядился, чтобы в Дамаск послали ряд офицеров и инструкторов КСИР. Люди в Дамаске приветствовали это, ибо повеяло существенными переменами.

В формировании нового движения сопротивления сыграл особую роль тогдашний посол Ирана в Сирии. Люди, сформировавшие костяк движения, были очень молоды: по словам сейида Наср-Аллаха, старшему из них было 27 лет,а ему самому – всего 22 года. Был сформирован т.н. Ливанский совет, состоявший из девяти человек. Одним из них был тот самый Аббас аль-Мусави, который взял под свою опеку юного сейида Наср-Аллаха в Наджафе. После своей депортации из Ирака он занимался делами шиитской религиозной школы в Баальбеке. Наряду с изучением шиитского права и идеологии, учащиеся этой школы проходили также военную подготовку. Они и стали кадровым резервом новой организации. Кроме того, она пополнила ряды и за счет бывших членов движения «Амаль».

Два года эта организация действовала секретно под именем того самого Ливанского совета. Зимой 1982-го года Аббас аль-Мусави поехал с отчётом о результатах деятельности нового движения в Тегеран. Имам Хомейни похвалил усилия ливанцев, отметив, что главное – это реальное действие.

В 1984 году группа вышла на авансцену открыто, назвав себя Хизбаллой – «Партией Аллаха». Это наименование уже давно использовалось ею неформально все эти 2 года, но теперь ему был придан официальный статус: вышло первое заявление, на котором стояла всем известная эмблема Хизбаллы. Заявление было приурочено к двухлетию страшной резни в палестинских лагерях Сабра и Шатила, учиненной ливанскими фалангистами по прямой наводке и при пособничестве сионистов.

Тем временем, Израиль уже оккупировал буквально половину Ливана. Он удерживал контроль над югом Ливана с 1982-го по 2000 год – долгих 18 лет. Хизбалла развернула политику военного противостояния оккупации. Осуществленные ею акции и диверсии были настолько яркими и успешными, что в 85-м году сионисты были вынуждены сдать назад, и такие города, как Тир и Сидон, были освобождены. А шестью месяцами позже сионистов и вовсе отодвинули ближе к южной границе Ливана. И тогда Ариэль Шарон, обронил скорбную фразу: «Впервые в истории израильская армия была вынуждена отступить».

После гражданской войны

С течением времени Хизбалла как политическая партия эволюционировала. Ее нынешняя программа скорректирована: так, движение отказалось от изначальной установки на исламскую революцию и построение исламской республики по иранскому образцу. Это произошло уже в 90-е, и именно поэтому человек по имени Субхи Туфейли, возглавлявший организацию с 1985 по 1991 г., самовольно вышел из неё.

Дело в том, что в 1989 году было подписано соглашение в Таифе, ознаменовавшее окончание кровопролитной гражданской войны в Ливане. В ходе этой войны «всех против всех» у Хизбаллы происходили вооруженные стычки даже с шиитской же организацией «Амаль», руководство которой тогда видело в Хизбалле соперника (сейчас между этими партиями налажено доброе партнёрство, и они входят в один политический блок). Хизбалла хотела положить конец этой бессмысленной междоусобице. Очень быстро в Хизбалле поняли, что иранский сценарий не возымеет успеха в Ливане, где треть населения – это христиане, а конфессиональная палитра отличается пестротой. Поэтому они пошли на адаптацию своих программных установок к ливанским реалиям.

Но Субхи Туфейли был настроен на продолжение конфликта с внутренними недоброжелателями. Кроме того, он был против изъятия пункта о построении в Ливане исламской республики и против «излишнего», как ему казалось, иранского влияния на Хизбаллу. Покинув ряды партии, он стал ее ярым недругом. Так, он выступает резко против участия Хизбаллы в сирийской войне, против системы вилаят аль-факих (правления Рахбара) в Иране и против сотрудничества Хизбаллы с Россией. Впрочем, сторонников у Туфейли немного – он стал откровенным маргиналом.

После Туфейли в 1991 году генсеком Хизбаллы стал Аббас аль-Мусави. Но он возглавлял партию всего год. В день своей гибели, 16 февраля 1992 г., он посетил церемонию поминовения своего друга, шейха РагибаХарба, убитого в 1984 г. Когда он возвращался домой на машине, в районе Туффахта (патрулируемом, кстати, силами ООН) один из его охранников заметил в небе израильский вертолёт. В автомобиле, помимо охраны, также находилась жена Аббаса аль-Мусави и его сын дошкольного возраста – Хусейн. Машина попыталась оторваться от преследующего её вертолета, но сионистам удалось нанести удар с воздуха. В результате погиб сам Аббас аль-Мусави и члены его семьи. Что до охранников, то они сильно обгорели, но выжили.

Встал вопрос о фигуре нового генерального секретаря. Сейиду Хасану Наср-Аллаху тогда было 32 года. К тому времени он уже успел получить образование в иранском Куме. Кто-то и фыркал, цедя сквозь зубы что-то про «молодого выскочку», которому и лет-то по политическим меркам раз-два и обчёлся. Но на сейида Наср-Аллаха в своё время сделал ставку сам имам Хомейни. Ещё в то время, когда имам был жив, а сейид Хасан учился в Куме, на одной из встреч лидер Исламской революции заприметил его. «Обратите на этого молодого человека особое внимание, - отметил имам, - у него великое будущее». Как показал дальнейший ход событий, имам Хомейни не ошибся.

Инцидент с Аббасом аль-Мусави и его семьей заставил Хизбаллу с большей осмотрительностью подходить к вопросу о безопасности своего высшего руководства. Особенно усилились эти меры после победы Хизбаллы в 2006-м: разозлённый Израиль открыто объявил охоту на сейида Наср-Аллаха, а сейчас, на исходе сирийской войны, сионистская военная верхушка прямо заявляет, что в ходе будущей войны с Ливаном он и легендарный иранский генерал Касем Сулеймани будут их главной мишенью.

Тем не менее, вопреки слухам, сейид Хасан Наср-Аллах не сидит безвылазно в бункере, будучи отрезанным от людей. Соблюдая меры конспирации и секретность в перемещениях, он контактирует с ливанскими и иностранными политиками, принимает послов и журналистов и, конечно, поддерживает связь с семьей. Чувство страха ему едва ли свойственно: так, буквально в прошлом году он предпринял рискованный вояж, съездив в Дамаск и встретившись там с Башаром аль-Асадом.

Жертвы на пути сопротивления Израилю не обошли и его собственную семью: 12 сентября 1997 г. его старший сын сейид Мухаммад Хади, которому тогда было 18 лет, будучи бойцом Хизбаллы, погиб в перестрелке с сионистскими солдатами в оккупированном Израилем ливанском районе Иклимат-Туффах. Израильтяне захватили тела убитых бойцов Хизбаллы. Долго велись переговоры по возвращению тел. Сейид Наср-Аллах не соглашался на возврат одного лишь тела Хади: его семья настаивала, чтобы все остальные ливанские семьи тоже получили тела своих сыновей. «Мы ничем не отличаемся от других», - подчеркнула Фатима Ясин, жена сейида Хасана. Она очень страдала, но держалась стойко. Помимо Хади, в семье было еще трое детей – двое сыновей и одна дочь. После смерти Хади супруги родили ещё одного сына, который сейчас ходит в школу.

«Уйди от нас прочь, унижение»

Это знаменитый шиитский лозунг: эти слова произнес внук пророка Мухаммада, имам Хусейн, чье разгромленное и истекшее кровью, но непобежденное восстание против режима халифа Язида стало сакральным ориентиром для шиитов всех последующих поколений. «Смерть с почётом лучше, чем жизнь в унижении», - сказал имам Хусейн, отказавшись приносить присягу халифу. Вместе с 72-мя сторонниками он был окружен полчищами язидовских головорезов, и, приняв неравный бой, пал, но не покорился.

Можно сказать, что это сердцевина идеологии Хизбаллы, равно как и идеологии Исламской революции в Иране. Что такое Хизбалла? Хизбалла – это люди, которые предпочли взять в руки оружие и жертвовать своими жизнями за свободу и достоинство, а не жить в унижении, бесправии, грязи, нищете и под оккупацией, смирившись с осознанием своей вторичности в системе, где они обречены быть максимум торговцами фруктами и чистильщиками ботинок, а минимум – влачащими жалкое существование беженцами. Это люди, которые хотят, чтобы Америка не паразитировала на их стране и на сопредельных странах, навязывая им собственную политическую линию и выкачивая их природные ресурсы. Это люди, которые в государстве с нулевой социалкой не стали клянчить у него подачки, а самоорганизовались и обустроили доступную инфраструктуру для простого народа: сеть детских садов, школ, университетов, больниц, СМИ, спортивных центров, раздельных пляжей и так далее. Причем их услугами могут пользоваться люди любых конфессий. Хизбалла – это сила, которая выступает за социальную справедливость в экономике, и это прописано в её программе.

Уникальность Хизбаллы в том, что она словно соткана из видимых парадоксов, которые, тем не менее, образуют гармоничное единство. Культ мученичества и героической смерти, глубокий трагизм миропонимания, свойственный шиизму в целом, органично уживается с солнечными жизнеутверждающими маршами, по своей эмоциональной заряженности чем-то напоминающими советские марши сталинской эпохи. Это именно солярный, мужественный, светлый трагизм, а не плаксиво-дождливая либеральная меланхолия, от которой разит охающей и квохчущей вселенской скорбью. Пестуемый принцип «да, смерть» в Хизбалле соседствует с установкой на созидание, на построение новой жизни – вне сени оккупации, без унижения, в независимой стране, не подчиняющейся американскому диктату. Не случайно превращенную в развалины Дахию после 2006 года отстроили в рекордные сроки – сыграли роль не только иранские вложения, но и ливанский энтузиазм. Недаром и чёрный флаг с желтой эмблемой заменили на солнечно-золотой – внушающий людям оптимизм, знаменующий собой силу и мощь движения.

Чёткая ориентация на семейные ценности, в силу которых в семье среднего хизбаллаховца четверо-пятеро детей (о которых он преданно заботится), сочетается с самой свободной системой брачного права, какая только существует в спектре систем половой морали ведущих религий мира. Хизбалла очистила институт брака и семьи от всего того наносного церемониала и ханжества, каким он оброс в современном исламском мире, предельно облегчив эту сферу в не слишком узких рамках допустимого шиитским правом. В итоге мало кто страдает от сексуальной фрустрации, и это прибавило симпатий к движению со стороны молодежи.

Хизбалла никого не принуждает носить хиджаб, но при посторонних мужчинах женщины Хизбаллы закрывают себя с такой строгостью, что, казалось бы, они отрезают себя от всего мира, посвятив свою жизнь строго дому и семье. И это же сочетается с небывалым поощрением женской самореализации: у Хизбаллы есть множество социальных программ по повышению уровня образования женщин; женщины активно задействованы в инфраструктуре движения, работая в школах, больницах, масс-медиа, благотворительных организациях; в Хизбалле есть женщины – известные журналисты, политологи, ученые и исследовательницы, руководители. Их строгий хиджаб не мешает им работать.

Наконец, Хизбалла возникла при прямом содействии Исламской республики Иран и получает от нее щедрейшую помощь, но она не стала создавать в Ливане кальку с иранского общества. Будучи убежденными хомейнистами и рахбаристами, они сохранили свой менталитет, традиции, семейный уклад, эстетику, миропонимание. Те, кто называет сейида Хасана Наср-Аллаха «марионеткой Тегерана, действующей по иранской методичке», в высшей степени непроницательны: успех Хизбаллы в ливанском обществе стал возможен как раз потому, что её лидер как раз-таки не стал слепо копировать иранский опыт, яркие примеры чего можно найти хотя бы в этой статье. Хотя, возможно, для самой ИРИ Хизбалла является своего рода платформой для обкатки модели того самого исламского общества, которое им хотелось бы построить (и которое они еще не создали!) в Иране.

Сейчас США, обозленные успехами союзников Башара аль-Асада в Сирии, пытаются удушить инфраструктуру Хизбаллы санкциями, натравить на нее подконтрольных им арабских правителей из Лили Арабских Государств, грозят ей новой войной. Сейид Наср-Аллах парировал, что проект Хизбаллы – не война, а сопротивление, и что движение не будет инициировать конфликт со своей стороны, но в случае, если бойня будет развязана, преподнесет США и Израилю «сюрпризы». Те, кто думает, будто эти меры давления сломят ливанское движение, словно не помнят, что Хизбалла возникла буквально из пепла и руин в куда более безнадёжной ситуации. И тем более её не получится задавить сейчас, когда она достигла пика своей военной мощи и обрела богатейший боевой опыт в Сирии.

Сирия. Ливан. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477607 Анастасия Ежова


Великобритания. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470342 Леонид Бершидский

Генералы требуют деньги на вчерашнюю холодную войну

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

У британских и американских генералов есть веские основания благодарить президента России Владимира Путина. Впервые со времен холодной войны Россия выступает в качестве убедительного аргумента в бюджетном «перетягивании каната», став центром военных стратегий. Эта угроза гораздо проще негосударственных вызовов, которые вводили военных в замешательство на протяжении последней четверти века. Правда, в подходе генералов есть проблема. Они хотят получить больше денег на традиционное наращивание ударной мощи и создание военных баз, хотя фактическая российская угроза заключается в другом.

Речь, с которой в понедельник выступил начальник Генерального штаба Вооруженных сил Великобритании генерал сэр Николас Картер (Nicholas Carter), была произнесена с тем, чтобы поддержать военный истеблишмент, добивающийся увеличения военных расходов. Британское военное ведомство стремится увеличить оборонные отчисления до 3% от ВВП страны — превысив те обязательные 2%, которые должны выделяться на военные нужды в соответствии с требованиями НАТО. В своей речи Картер уделил большое внимание российской угрозе: по его выражению, эта угроза является «самым многоплановым и серьезным вызовом безопасности, с которым мы сталкивались со времен холодной войны».

Это соответствует новой стратегии национальной обороны США, в которой говорится о «стратегическом соперничестве» с Россией и Китаем как странами, стремящимися подорвать международный порядок, и утверждается, что это соперничество требует «дополнительного и непрерывного инвестирования». Можно заметить, что в военных кругах Запада испытывают огромное облегчение: наконец-то речь идет не о борьбе с партизанскими группировками или террористическими организациями, а о соперничестве с державами — как в старые добрые времена гонки вооружений.

Правда, в самой значительной битве, которую пока ведут генералы, то есть, битве за финансирование, они используют — сознательно или нет — тактику приманки и обмана.

Говоря о российской угрозе, Картер в качестве демонстрации использовал пропагандистский ролик 2013 года о программе перевооружения российской армии, которая с тех пор была сокращена и переработана, без перевода («просто слушайте тон комментария», сказал Картер). «Все это — новое», — заверил он тех, кто слушал его выступление в Королевском объединенном институте оборонных исследований (Royal United Services Institute). Но даже и без этих драматических элементов речь Картера была противоречивой.

Стратегические соперники западного альянса, такие как Россия, «стали профессионалами в использовании территорий, находящихся в состоянии между миром и войной», сказал Картер. «То, что в этой серой зоне является оружием, больше не должно обязательно громыхать и взрываться, — добавил он. — Энергоресурсы, деньги в качестве взяток, нечистоплотный бизнес, кибератаки, заказные убийства, дезинформация, пропаганда и, конечно же, военное запугивание — именно эти виды оружия используются для получения преимущества в эту эпоху постоянного соперничества».

Россия, по словам Картера, вероятно, не собирается начинать войну в традиционном смысле этого слова. Если она инициирует боевые действия, то для подрыва потенциала НАТО она «будет использовать враждебные действия, на которые не распространяется 5-я Статья Североатлантического договора. «Я не думаю, что нападение начнется с появления „зеленых человечков″, — сказал Картер, имея в виду военнослужащих в форме без опознавательных знаков, которые захватили Крым в 2014 году. — Оно начнется с чего-то такого, чего мы совершенно не ожидаем».

С точки зрения анализа пока все хорошо. Но когда дело дошло до определения необходимых ответных действий, Картер вновь предлагает традиционные решения, такие как переброска дополнительных контингентов в страны НАТО, граничащие с Россией, и сохранение британской военной базы в Рейндалене, Германия, которая попала в список объектов, подлежащих значительному сокращению.

Каким образом база в Германии или дополнительный взвод солдат в Польше помогут противостоять кибератаке или предотвратить взяточничество? Чтобы не отвечать на этот вопрос, Картер прибегнул к затертой идее, согласно которой «русские уважают силу». Он заявил, что Россия хотела захватить больше территорий на Украине, но была удивлена сопротивлением, которое оказала Украина, и была вынуждена довольствоваться меньшими успехами. В принципе, явный захват территорий Россией вообще ограничился Крымом, и она не стала признавать промосковские «народные республики» на востоке Украины, как она это сделала в отношении грузинских территорий — Абхазии и Южной Осетии. Не говоря уже об аннексии, как в случае с Крымом.

Миф о том, что Путина каким-то образом сдерживает военная мощь Украины, опасен. Его просто не интересуют массовые захваты территорий, которые потребовали бы значительных затрат, но не давали бы никаких преимуществ. Его главная цель на Украине — дестабилизация, и это за него делают «народные республики». Так же этому способствуют частые кибератаки, подрывная деятельность и коррупция.

Такого рода враждебные действия нельзя отражать или сдерживать, имея британскую базу вблизи границы Германии с Нидерландами. В этом районе или поблизости нет ничего такого, что нужно Путину. Он не собирается посылать «зеленых человечков» для захвата мэрии города Менхенгладбах. Не волнует его и размещение еще одного-двух батальонов НАТО в Польше. Его паранойя — и сценарий прошлогодних военных учений «Запад», о которых Картер неоднократно упоминал в своем выступлении — это отражение массированной атаки НАТО с использованием обычных вооружений, для которой у западного альянса достаточно сил, независимо от того, сколько Великобритания потратит на оборону в этом году. Одна только Великобритания без своих союзников в 2018 году выделит на оборону больше средств, чем Россия, чего бы Картер ни добился в плане финансирования. Запланированный оборонный бюджет Великобритании в размере 36 миллиардов фунтов стерлингов (50 миллиардов долларов) примерно на 16% выше прогнозируемых военных расходов России, составляющих 43,1 миллиарда долларов.

В отличие от Сталина, который в конце Второй мировой войны вторгся в Европу с одобрения своих западных союзников, Путин от вторжения в Европу никакого стратегического преимущества не получит. У него не было бы никаких шансов создать там блок государств-сателлитов и контролировать его. Так что вооружаться на случай, если он отправит танки или ракеты в Германию, в лучшем случае, бессмысленно.

Картер, вероятно, прав, ожидая усиления российской пропаганды, дезинформации и активизации кибератак с целью политической дестабилизации и создания хаоса. Но эти действия не требуют особых затрат. Для противодействия подобным информационным войнам и кибервойнам увеличения бюджета генералов не требуется — и уж точно не требуется их помощь. При всем уважении к боевому опыту военных, они неспособны обеспечить защиту от кибератак на правительственные и корпоративные компьютерные сети. И они абсолютно не пригодны для того, чтобы давать единственно возможные ответы на пропагандистские кампании — заниматься честной журналистикой и обучением медийной грамотности. Борьба с коррупцией — тоже не дело военных.

Военным ведомствам стран Запада, западным разведывательным сообществам и общественности в целом следует иметь более четкое представление о российских методах, интересах и мотивации, чего, как признал в своем выступлении Картер, сегодня не хватает. Однако если есть желание потратить деньги на решение этой проблемы, то получателями средств должна быть не армия, а учебные и научные заведения, дипломатические и разведывательные службы.

Вести вчерашние войны, получая дополнительное финансирование на увеличение контингентов и единиц боевой техники — это рефлексивное искушение, подталкивающее к мысли о том, что опять началась холодная война. Этому искушению поддаваться нельзя.

Великобритания. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470342 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470329 Дмитрий Орешкин

В Кремле негодуют

У Путина нет ресурсов для реализации силового сценария на Украине

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Решение Верховной Рады назвать Россию агрессором и реакция на него в Кремле — вполне предсказуемы. Естественно, такие формулировки категорически не устраивают Кремль. Не стоит ждать, что Генеральная Ассамблея ООН или Совет Безопасности ООН поддержат подобную формулировку, поскольку любые инициативы признать Россию агрессором будут заблокированы представителями России. Но появление такого закона на Украине — это важный шаг: создается некая юридическая база, которую западные партнёры требовали от Киева для того, чтобы продолжать легальный процесс урегулирования конфликта на Донбассе.

Но пока это лишь слова, которые Россия может принимать, или не принимать. Это не имеет большого значения. То, что будет происходить дальше в двусторонних отношениях Киева и Москвы, определяется отнюдь не словами и не реакцией в Кремле или МИДе, а ресурсами.

С точки зрения Путина, проблема под названием «Украина» до сих пор не решена. Ситуация подвисла. То, что Крым — это часть РФ, никто в мире, кроме России и ее сателлитов, не признают. То, что на Украине находятся российские силовые структуры и есть российское оружие, уже давно ни у кого сомнений не вызывает. Да, МИД России выступил с осуждением и негодованием. Ну и ладно. Реально для того, чтобы действовать в таком советском, силовом ключе, у Путина нет ресурсов, — ни финансовых, ни человеческих, ни дипломатических, ни даже военных. Если двигаться по этому военному направлению и попытаться «пробить» коридор к Приднестровью (а эта идея не остыла в головах кремлевских стратегов, и это ни в коем случае не нужно сбрасывать со счетов), то ситуация для России радикально ухудшится.

Потому что Украина готова к таким действиям, уровень ее боеспособности сильно повысился. А вот группа поддержки России ослаблена. Поэтому попытка решить «украинскую проблему» силовым путем будет, как мне кажется, самоубийственной для путинского режима. Это не значит, что она не может состояться, но она — маловероятна.

Кремль будет делать все, чтобы расшатать ситуацию на Украине

В Кремле продолжает сокращаться количество возможностей повлиять на ситуацию. Да, Украине будут мстить, ее будут наказывать всеми возможными способами. Это будут диверсионные группировки, провокации, попытки внести дестабилизацию в экономические реформы, поддержка любых экстремистских направлений, неважно каких, — крайне правых или крайне левых, — Кремль будет делать все, чтобы расшатать ситуацию. Но и к этому на Украине готовы.

Несмотря на то, что Путин все еще пользуется поддержкой большинства, в российском обществе растет некоторая утомленность. Присоединение Крыма уже не радует. На первый план выходят проблемы социального характера. Поэтому отвлечь избирателей маленькой победоносной войной уже не получится. Все, что может случиться, — наверное, будет усилена пропагандистская составляющая на российском ТВ, случится очередная горячка по поводу того, какие украинцы отвратительные люди. Ну и это уже не работает.

Среди российского силового истеблишмента еще жива идея о том, что «надо было бы быть смелее, идти вперед и присоединять Одессу», и так далее. Но пока решение принимают не генералы, а Путин. Поэтому криков по поводу принятия Радой закона о Донбассе будет много, а каких-то радикальных перемен в двусторонних отношениях — мало.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470329 Дмитрий Орешкин


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470322 Федор Лукьянов

Оборонная стратегия Трампа идеальна для России

Федор Лукьянов, The Washington Post, США

Москва. — Новая стратегия национальной обороны США, о которой в пятницу объявил министр обороны Джеймс Мэттис, официально ставит Пентагон в конфронтацию с Россией и Китаем. Как это ни странно, в Москве она многим понравилась: такая ситуация напоминает времена холодной войны, когда все было ясно, и каждый знал, как надо себя вести. Но время не повернешь вспять. И хотя возродить прежнюю милитаризацию возможно, сделать ее организованной и упорядоченной, как раньше, никак нельзя.

В представленной Пентагоном стратегии нашло точное отражение то мировоззрение, которое олицетворяет президент Дональд Трамп. Эпоха после окончания холодной войны, когда Америка неожиданно стала мировым гегемоном, подошла к концу. «На протяжении десятилетий Соединенные Штаты обладали неоспоримым и доминирующим превосходством во всех сферах, — говорится в новой оборонной стратегии. — В целом мы могли использовать свои войска, когда хотели, направлять их туда, куда хотели, и действовать так, как хотели. Сегодня наше господство оспаривается во всех сферах — в воздухе, на земле, на море, в космосе и в киберпространстве».

Те вызовы, с которыми сегодня сталкиваются США, происходят в основном от соперничества с ведущими державами, а не с какими-то изгоями из числа террористов, против которых была нацелена предыдущая военная стратегия. Кроме того, она вызвана глобальными процессами, такими как климат и демография. «Сегодня основная проблема для национальной безопасности США — не терроризм, а межгосударственное стратегическое соперничество, — говорится в оборонной стратегии. — Американская армия не обладает предопределенным ей правом на победу на поле боя». А это значит, что мы возвращаемся к классической модели международных отношений и к традиционным целям прагматичной политики.

Что все это означает для России, которая вместе с Китаем официально названа стратегическим противником США? Во-первых, добро пожаловать в клуб. Москва никогда не воспринимала всерьез рассуждения о либеральном мировом порядке, как называют беспроигрышную игру, в которой вместо соперничества присутствует взаимозависимость, а экономика стоит выше безопасности. Идея о «балансе сил», являющаяся основополагающей концепцией реальной политики (realpolitik), несколько раз звучит в новой оборонной стратегии США. В России она всегда являлась составной частью политического мышления и риторики, а вот Западу в какой-то момент она начала казаться анахронизмом. Теперь же Россия и США снова заговорили на одном концептуальном языке.

Во-вторых, многие в Москве со вздохом облегчения воспримут тот факт, что Россию недвусмысленно назвали соперницей, поскольку она никогда не думала иначе (за исключением непродолжительного периода в конце 1980-х и начале 1990-х годов) и считала лицемерными заявления об обратном. Теперь риторика соответствует реальности.

В-третьих, положение новой оборонной стратегии о том, что сотрудничество возможно только «с позиции силы и на основе наших национальных интересов» по всей видимости вполне устраивает Россию, поскольку оно укрепляет подходы самой Москвы. Тот упор, который в американской стратегии сделан на развитие технологий, позволит российским генералам требовать больше денег на аналогичные цели. Здесь Трамп вполне последователен — он говорил о необходимости наращивать военную мощь и тридцать лет, и три года назад.

Прежние лестные высказывания Трампа в адрес президента Владимира Путина и постоянные нападки на Трампа с обвинениями в сговоре с Россией в какой-то момент создали иллюзию того, что он хочет улучшить отношения между двумя странами. Но результаты первого года его президентства едва не стали катастрофой для российско-американских отношений. И неважно, произошло это случайно или было сделано преднамеренно.

Возможно, Трамп надеялся на какое-то тактическое соглашение с Москвой, в основном по Ближнему Востоку. Но этого не произошло. На то есть несколько причин, но самая очевидная заключается во внутриполитической борьбе и распрях внутри США из-за обвинений по поводу российского вмешательства в американские выборы. Столкнувшись с такой ситуацией, Трамп с легкостью отказался от своих намерений — просто в силу того, что Россия для него не очень-то и важна.

Его главная цель состоит в том, чтобы изменить экономические отношения с остальными миром, в основном с Китаем, с азиатскими «тиграми» и с Европой. Россия играет незначительную роль в мировой экономике, и Трамп не будет предпринимать никаких серьезных усилий на российском направлении. Он рассчитывал на быстрые и легкие дивиденды от своих шагов навстречу Кремлю, и немедленно остановился, когда почувствовал, что политические издержки становятся серьезнее, чем он ожидал.

По своей форме российско-американские отношения вернулись к модели холодной войны: это военное соперничество, потенциальная гонка вооружений и сдерживание. Но в действительности ситуация совершенно иная. Почему?

Во-первых, столкновение между Москвой и Вашингтоном не является главным для международной системы, которая полицентрична, хаотична и разнообразна. Общее концептуальное мировоззрение (баланс сил, национальные интересы и так далее) не в состоянии возродить механизмы обеспечения глобальной стабильности, которые действовали 40 лет назад. Рецепты холодной войны сегодня уже неэффективны, потому что на сцене появилось множество других действующих лиц, которые не прислушиваются ни к России, ни к Америке.

Во-вторых, в глобальном мире все границы пористые и проходимые, и никто не знает, как регулировать внешнее влияние на государства. Россия обычно обвиняла Соединенные Штаты во вмешательстве в свои внутренние дела: в открытой поддержке антиправительственных протестов, в финансировании оппозиционных неправительственных организаций и средств массовой информации, а также в критике принимаемых внутри страны решений, в том числе, правовых. В свою очередь, сегодня США обвиняют Россию в масштабном вмешательстве в выборы и во враждебном настрое СМИ. Две страны никак не могут договориться о взаимном невмешательстве, потому что понимают его по-разному. То, что одна сторона называет «мягкой силой», другая воспринимает как попытку ослабления ее государства, и наоборот.

Многие в Москве считают, что Америка Трампа приспосабливается к новой ситуации в мире и проводит корректировку своих позиций. Соединенным Штатам пора отказаться от глобального лидерства и глобального регулирования, перейдя к внешней политике, направленной на обеспечение более конкретных национальных интересов. Так случилось, что Трамп возглавил этот переход, что сделал бы любой президент, хотя скорее всего, в более мягкой форме.

Ключевым элементом такого перехода является упор на силу как на средство, обеспечивающее не глобальное лидерство Америки, а ее глобальное превосходство и способность отстаивать американские интересы всеми возможными способами. Прежде всего сила означает классическую военную мощь, о чем открыто заявлено в новой стратегии национальной безопасности США (опубликована в декабре) и в новой оборонной стратегии. А для этого требуются четко обозначенные враги. Таким образом, Москва становится идеальной мишенью как с психологической точки зрения (инерция холодной войны очень сильна), так и с практической, поскольку усиление военной мощи России делает ее серьезной угрозой. Следовательно, соперничество с Россией предопределено.

Америка не готова мириться с тем обстоятельством, что Запад сегодня — не единственный игрок, пытающийся влиять на перемены в других странах. Образ России как универсальной опасности — это сублимация нового взгляда на мир, который якобы полон угроз, а не благоприятных возможностей. Такая точка зрения вновь находит отражение как в новой оборонной стратегии, так и в новой стратегии безопасности. Что интересно, Россия разделяет эту точку зрения — просто в силу того, что она для нее не нова.

Как будет поступать Москва? Она будет стремиться к перевооружению, к минимизации рисков, к асимметричным ответам и попытается воспользоваться тем обстоятельством, что мир сегодня видит в США главный источник нестабильности. Уже много раз говорили и писали, что Путин — опытный дзюдоист. А в этом виде спорта сила соперника оборачивается против него. Похоже, что американская стратегия национальной обороны, уделяющая главное внимание силе, пришлась как нельзя кстати.

Федор Лукьянов — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470322 Федор Лукьянов


Украина. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470306 Роман Бессмертный

Минский формат — это виниловая пластинка, в которой уже музыка закончилась, но она вертится, шипит, дает фон

Дмитрий Гордон, 112.ua, Украина

Экс-вице-премьер Украины Роман Бессмертный в интервью программе «Гордон» на телеканале «112 Украина» рассказал, почему, по его мнению, минский формат давно умер, для чего нужно искать новую модель отношений с Россией и почему сегодня Беларусь находится в условиях раскола.

«112»: В эфире программа «Гордон». Сегодня мой гость — экс-вице-премьер Украины Роман Бессмертный. Роман Петрович, добрый вечер. Скажите, Крым можно было и нужно было защищать? Или надо было сдать его?

Роман Бессмертный: В этом вопросе для меня нет дискуссии. Крым необходимо было защищать и надо было действовать. И действовать активно. У меня так ретроспективно пролетают дискуссии, которые тогда шли, и я очень хорошо помню приезды ко мне бывшего министра обороны, который был коллегой, а затем послом в Белоруссии, — (Михаила) Ежеля. Он сидел передо мной, и буквально 1, 2, 3, 4, 5 — как бы он действовал. На тот момент даже мне, человеку, который никогда не работал в оборонно-промышленном комплексе, были известны те части, которые способны были справиться с функцией защиты. Это, во-первых. А во-вторых, на моей памяти была предыдущая история с Тузлой, когда я видел, как работала государственная машина. То, что в 14-м году люди, которые отвечали, были растеряны, это было очевидно. Кадровая чехарда, отсутствие каких-либо решений (я уже не говорю, действий) в силовом направлении. Скорее, это было просто бездействие, и это тот случай, когда силовые действия могли бы привести к каким-то жертвам, но эти жертвы не превратились бы в тысячи.

— Надо было в 14-м году назвать войну войной и ввести военное положение?

— Нужно было однозначно. Причем это не право президента или исполняющего обязанности. Я на тот момент, будучи уже более 10 лет депутатом, знал, как эти вещи трактуют и в соседней России, и в Европе. У и. о. президента (Алесандра) Турчинова выбора не было: он обязан был это делать. Если возникает ситуация крайней необходимости, в которой нет субъекта, который принимает решение, это должен кто-то сделать. Если посмотреть два закона: «Об обороне» и «О правовом режиме военного положения», то там люди (должностные лица) должны были совершать действия, не дожидаясь команд. Там же все выписано на самом деле.

— Почему Турчинов этого не сделал?

— Испугался. Для меня очевидно, с точки зрения оценки, он просто испугался.

— Вы понимаете его по-человечески?

— В глубине души — понимаю. 1 декабря 13-го года, когда колонна пришла на Майдан Независимости, мне позвонил Владимир Филиппович Филенко и говорит: «Приди в Дом профсоюзов, потому что они не знают, что надо делать». Я пришел туда, увидел этих людей. Они ходили и не замечали никого вокруг себя. Они ходили с высоко задранными носами. Для меня было очевидно, что они не понимают, в какой ситуации находятся. Буквально через несколько дней у меня состоялся разговор с Юрием Луценко, когда я ему сказал: «Юра, здесь будет кровь. Они не знают, что делать». Как следствие, самоуправление Майдана взяла на себя община Майдана и повела вождей за собой, а не наоборот. А вспомните ситуацию, как 19 декабря те, кто стоял на Европейской площади, ловили господина Кличко по Киеву. Они трижды его ловили, пытались добиться: что будем делать? И когда он появился там, тот огнетушитель вылился на голову ему неслучайно. Это реакция людей: «Ребята, вы же собираетесь как-то управлять процессом или вы бросили людей, а сами не знаете, что делать?».

— Почему в нашей власти такие двойные стандарты? Идет война — идет торговля с Россией. Миллионы наших рабочих ездят зарабатывать деньги в государство-агрессор.

— В этом росте есть фиктивная составляющая, так как экспорт-импорт угля — это фиктивная вещь. Это же все понимают и видят. А есть зарабатывание денег, потому что люди от отчаяния бросаются — кто на запад, кто на восток, так как у них нет предложений, что они могут делать. А эта бездеятельность из-за испуга побуждает людей к инициативе. Они вынуждены: одни бросаются в войну как решение ситуации, а другим надо спасать себя. Сегодня у людей три равные позиции, потому что ситуация точно такая, как в 14-м году: их никто не ведет за собой. Поэтому одни за мир любой ценой, другие — отрезать и забыть об этом, третьи — война до победного конца. Примерно три равные части, как и должно быть, потому что каждый человек ищет выход из ситуации. Руководство не говорит: «Или воюем, или идем к миру». Потому что боятся и первое сказать, и второе.

— И что это за руководство такое?

— Руководству оценку дает народ во время выборов.

— Надо вводить визовый режим с Россией?

— То, что режим должен быть определенным образом установлен, очевидно. А тема визового режима — тема готовности машины это сделать. То, что не принимая решений относительно визового, специального режима, мы идем к разрыву дипломатических отношений, уже не вызывает сомнения. Азы формальности показывают, что через несколько дней после того, как российский солдат появился на территории Украины (в погонах, без погон), дипломатические отношения должны были быть расторгнуты. Об этом говорят писаные и неписаные законы международных отношений, правила дипломатических отношений. Это могло делаться и в начале откровенной агрессии, но проблема в том, что этим процессом должны управлять. Он не может идти самовольно. А в результате этого испуга количество допущенных ошибок ситуацию драматизировали и сделали ее такой, как она есть. Ею необходимо и можно управлять.

— Почти два года вы были представителем Украины на минских переговорах. Почему вы оттуда ушли?

— Во-первых, я очень быстро почувствовал контрпродуктивность этого процесса. Во-вторых, меня поразил волонтерский принцип украинской дипломатии. Я не ожидал этого. Ты работаешь, но не имеешь ни документов, необходимых для обеспечения этого процесса, ни четких инструкций, как действовать, ни элементарных условий для того, чтобы ты мог аргументировать. Когда я впервые попросил написать письмо по внутренне перемещенным лицам, мне сказали: «На твое письмо никто отвечать не будет. Кто ты такой?». Вы просто не представляете, какое унижение испытывает там премьер-министр Марчук, президент Кучма. Это люди, которые ведут переговоры от имени государства, но на самом деле…

— Правда ли, что вы даже ездили в Минск за свой счет?

— Все эти люди, о которых я говорю, ездили и ездят за свой счет. Я не знаю, как сейчас там, но иногда ситуация доходила до того, что люди в посольстве спали вповалку, по 12 человек, на полу. Это дипломаты, представители Украины. Одно дело — мы, более молодые. А старшие? Я видел, как один из участников бросил в лицо министру иностранных дел дипломатический паспорт. Делегация же ездит по заграничным паспортам, а дисциплинированные белорусы штампы ставят от фотографии до последней страницы. А ведь это люди, которым нужно ездить не только в Белоруссию. То унижение, которое испытывают эти люди… Я не собирался и не собираюсь, потому что я знаю, как это организовать.

— Я не понимаю, государству Украина нужны минские переговоры или нет?

— Ради двух вещей они нужны: 1) прекратить обстрелы, 2) вытащить людей. Пока нет каких-то других механизмов, ради этих двух вещей туда нужно ездить.

— Но это же преступление, если государство не предоставляет людям, которые от его имени ведут переговоры, элементарных условий?

— Когда-то у меня с президентом на эту тему произошел разговор. Я сказал, что так и так это не делается. Он: «Ты мне ультиматум ставишь?». Я сказал: «Нет, я просто информирую о том, что не выполняются даже ваши указания в этом плане». Там ситуация бедовая. Напротив вас сидят люди, где стенографы, где онлайн-связь с Кремлем, и ты не успеваешь еще вопрос задать, а он уже сидит с айфоном и читает ответ, который ему надо сказать. А ты находишься в условиях творческих.

— Минский формат — живой или мертвый?

— Он давным-давно умер.

— Зачем же Украина туда ездит?

— Это своего рода виниловая пластинка, в которой уже музыка закончилась, но она вертится, шипит, фон дает.

— Это не унижение для Леонида Даниловича Кучмы сидеть на переговорах с какими-то подонками?

— Например, Пушилин (Денис Пушилин — постоянный полномочный представитель ДНР на переговорах трехсторонней контактной группы в Минске, — прим. ред.). Это человек без образования, без какого-либо уровня подготовки. Я с ним общался, с Дейнегой, Мирошником. Это те, кто были в подгруппе. Это люди, которые бегут, как кони в узде. И есть такие конюхи, что шоры так сведут, что те вообще ничего не видят. Мы как-то приехали раньше и ворвались на собрание, где их инструктировали россияне. После того пытались раздать бейджики с цветами, кому куда ходить.

— Вы с ними ели-пили?

— Нет, такого никогда не было. Однажды посредники ОБСЕ пытались организовать за рамками переговорного процесса такую встречу. Но она почила в бозе из-за уровня неприятия.

— Эти ребята, так называемые «ЛНР-ДНР», понимают, что они разменные монеты? Если что-то пойдет не так, их даже могут уничтожить.

— Когда в гостинице «Беларусь», где, как правило, оставались они и частично украинская делегация, вечером, разговаривая с Мирошником, я почувствовал, что они понимают свою ущербность. Они понимают, что это их трагедия. Они понимают, что они предали Родину. Очень часто на переговорах, когда надо было ситуацию свести на ноль, я переходил на такую риторику: вы — предатели Родины, вы — уголовники, вы будете отвечать. О какой амнистии вы говорите? После этого, разумеется, никаких переговоров дальше не вели, но формально мы не должны говорить о террористах. Это уголовники, которые с оружием выступили против Родины, против украинского народа. Юридическая основа здесь проста и понятна, если бы при этом руководители украинского государства действовали, как положено: объявили войну, ввели военное положение на отдельной территории, задействовали все необходимые механизмы. Тогда понятно — вот преступники. Здесь есть еще одна сторона: когда он сидит на переговорах и позволяет себе говорить, что те, кто защищают украинское государство, — преступники. Вот что происходит. Это совершить над собой усилие, чтобы сдержать эмоции и не отреагировать.

— Гора с плеч когда ушли из переговоров?

— Это колоссальное снятие нервного напряжения, во-первых. Во-вторых, я не оставил эту тему, она остается со мной. Иногда сейчас она ко мне ближе, чем в этом процессе. Я доходил до того, что учил себя не решать вопросы, а просто исправно говорить правильные вещи. Я себя ненавидеть начинал. Я должен был выстраивать риторику, а потом ловил себя на мысли: ради чего? Это уже не дискомфорт, когда ты сидишь и молчишь или срываешься на нервный смех и не можешь объяснить почему. Это очень неприятная вещь.

— Вы сказали, что все европейские лидеры прекрасно понимают, что Украина в планах Кремля — промежуточный этап. Кто следующий готовится к нападению?

— Сегодня вся Европа (фактически благодаря НАТО) обновила свой потенциал к периоду холодной войны. А если взять балтийские государства, Польшу, Венгрию, то здесь расположены комплексы и введены новые части. Они невелики. Как правило, это спецбатальоны, но они собраны в полномасштабный комплекс частей, которые способны защищать и сдерживать первый удар противника. Плюс решение, которое было принято ЕС, о создании дополнительной системы безопасности. Европа на уровне отдельных ключевых лидеров понимает, на уровне многих — не осознает, что происходит, а на уровне обывателя она вообще дезориентирована. Когда приходится общаться там, то удивляешься, потому что каждый итальянец скажет вам: «Нам бы Путина, чтобы навести порядок». В Испании вы услышите то же самое. Я уже не говорю о Восточной Германии! Как могла «Альтернатива для Германии» в здравом уме попасть в немецкий Бундестаг?

— Европе и США сильная Украина нужна?

— Соединенным Штатам Украина нужна разная. Ее можно использовать, как ежа за пазухой у Путина, а также в качестве плацдарма. Когда-то Борис Абрамович Березовский мне говорил, что «вы все равно рано или поздно будете окопом, потому что мир Путина не способен остановить». Похоже на то, что мы становимся таким окопом противостояния цивилизованного мира против Путина. И очевидно, что здесь мы нужны Соединенным Штатам в любой функции. А Европа смотрит на Украину по-разному. Союз «угля и стали» — это один взгляд, «оливковая» Европа — совсем другой взгляд, скандинавская Европа — третий, в Великобритании — это вообще десятый.

— То есть, кроме Украины, мы никому не нужны?

— Украина нужна тем, кто здесь живет. А люди ищут выход из ситуации, разъезжаются. Я это наблюдал на примере балтийских государств. Первые четыре года ситуация была просто катастрофической — и с рабочими руками, и в сфере услуг. Сейчас она более-менее нормализовалась, потому что отдельные европейские государства приняли законы об ограничении доступа литовцев, латышей, эстонцев к европейскому рынку. Это при том, что подписаны общие декларации о свободном передвижении рабочих рук. А Великобритания вообще приняла отдельный закон об ограничении.

— С такими событиями Украина может распасться?

— Дело в том, что потенция к сплочению гораздо сильнее, потому что эта дискуссия с румынами, с венграми, с поляками, с белорусами говорит о том, что давайте лучше будем вместе и лучше будем искать, что делать внутри, как устраиваться для того, чтобы быть сильными. Я угрозы распада не вижу, я ее не чувствую. Я вижу угрозу отсутствия лидерства государства в этом процессе. Потому что кто-то должен вести за собой этот процесс. А проблема государства — в отсутствии элиты.

— Вы сказали, что НАТО должно платить Украине за защиту от российской агрессии. Что вы имели в виду?

— Я имел в виду, что на сегодня то, что удалось Украине, — это сдержать давление России на Запад. Это дало возможность НАТО восстановить свой потенциал, научиться воевать с Россией в нынешних условиях. Посмотрите интервью натовских генералов, начиная от первых их докладов 2014 года, где они описали происходящее, что надо делать американской, украинской армии в Европе. Если бы не чехарда в Вашингтоне — Обама — Трамп, то ситуация бы намного быстрее развивалась. С приходом Трампа она очень быстро пошла, потому что республиканцы — это ВПК. Мало того, что они усилят свое присутствие в Европе, они будут контролировать Европу. Это еще и классный бизнес для Америки.

— Правда ли, что спецпредставитель США Курт Волкер хорошо понимает ситуацию, но в США к нему должным образом не прислушиваются?

— Сама система с приходом Трампа подвергается серьезной ломке. Если бы не средоточие Пентагона, который контролирует ситуацию, то Госдеп — администрация — Конгресс… Там начались трения, причем очень серьезные: замена лиц, институциональные проблемы. Вот причина того, что складывается ощущение, что между Волкером и администрацией дистанция. На самом деле, если взять Макмастера, если взять министра обороны, то они все придерживаются абсолютно одинаковой позиции: Россия — враг, нам надо найти вариант, чтобы помочь Украине. И это неслучайно, что их риторика совпадает. Решение принято, но в связи с внутренними противоречиями эти решения не запускают в действие.

— Но Конгресс понимает Украину?

— Бóльшая часть Конгресса, потому что и в Конгрессе США есть несколько людей, которые продолжают заигрывать с Россией.

— Украина — объект или субъект сегодня?

— Украина субъективизируется. Она уже не такая, какой была в 13-м году, когда была эпоха «надо позвонить Меркель». Мы начинаем осознавать себя. Мы сегодня прикрыли Европу и дали им паузу, чтобы понять, что происходит и что на них накатывается колоссальная опасность.

— Что, с вашей точки зрения, как историка, будет с нами, с Украиной?

— Мы будем проходить испытания, и, к сожалению, эти испытания быстро не завершатся. Для меня, например, основу внутреннего диалога и поисков… Ищу модель отношений с Россией, поскольку ее надо найти. Рассказы о распаде России… Сто лет назад, когда Маккиндером была отработана концепция «Хартленда» и «Римленда», она оформила ответ. Это — цивилизационная линия. Цивилизация движется с запада на восток, а население движется с востока на запад. Цивилизационная линия проходила по линии Керзона, а теперь она проходит вдоль восточной границы Украины, Беларуси и стран Балтии. Нам надо отвечать на вопросы. Тогда мы временно дали ответ, как жить вдоль линии Керзона. Сегодня надо найти ответ на вопрос, как жить здесь. Мы должны понимать, что началось третье тысячелетие, уровень технологий позволяет решать вопросы, которые были очерчены Мальтусом. Поэтому лучше плохой мир, чем хорошая война. Это же очевидно. Я за то, чтобы мы искали, инициировали. И первые, с кем надо вести диалог, — те, кто живет на Донбассе, в Крыму. Кто не причастен ни к решениям, ни к оружию, ни к пыткам. Мы должны понять: это наши граждане, украинцы. Нам надо стучаться к ним и предлагать им механизм перехода. Потому что в противном случае — это дикое поле. Это нейтральная зона. Путин «восседает» на троне, а мы не хотим работать с этими людьми. Мы безынициативны, боимся этого. Боимся сказать людям, что это украинцы, с ними надо работать, им надо помогать. На Донбассе более 76% населения или послепенсионного возраста, или дети. Мы же понимаем прекрасно, что нам нужно заботиться об этих людях. Более того, когда мы находимся в рамках правового статуса АТО.

— Донбасс вернется на Украину?

— Ментально они украинцы. Никуда они от Украины не денутся. Возможно, для молодежи 20 — 30 лет — это много. Для меня это уже не время. Поэтому мы должны понимать, что нам надо разрабатывать эту стратегию по Крыму и по Донбассу. Крым и Донбасс — это Украина, нам надо двигаться. Дистанция будет разной, но при этом нам надо иметь сильную армию. И вот такие вещи, как последний бунт в Луганске, надо использовать. Ан нет, проспали.

— А нужен власти Донбасс?

— Перед вами сидит человек, который 13 бюджетов ВР голосовал за то, чтобы помогать этим людям. Если бы меня спросили, виновата ли Украина в том, что произошло, я бы сказал, что нет. Но все ли сделала Украина, чтобы этого там не произошло? Нет, не все. Были ошибки, и мы продолжаем их тиражировать. Например, тема крымских татар, к которым надо относиться ближе. А у меня такое впечатление, что мы их боимся. Мы боимся сегодня вступить в диалог с людьми на Донбассе, которые не причастны к преступлениям. Можно вытянуть сегодня эту часть общества через церковь, через женщин. Есть куча проблем, которые не могут нас разделить: от эксгумации до военнопленных. Я не говорю уже об элементарных вещах, связанных с социальными условиями этих людей.

— Что за человек Виктор Медведчук, и почему вы друг друга так ненавидите?

— Хитрый, умный. Он принадлежит к тем людям, которые, я бы очень хотел, чтобы работали в интересах Украины. К сожалению, он не работает в интересах Украины. Но у него есть как сильные стороны, так и слабые. Виктор очень умный, но очень трусливый человек. Я его видел в работе, видел в разных ситуациях, поэтому я понимаю, что в нем живет «комплекс Стуса». Это тот юношеский комплекс, который будет его преследовать всю жизнь. И он его все время формирует. Этот внутренний конфликт, с которым он живет всю жизнь, ему очень мешает. Он от этого комплекса уже не избавится. Но то, что с ним работать очень легко, то, что он на лету буквально ловит ситуацию, то это безусловно.

— Почему Путин на него на Украине делает ставку?

— Путин на него ставку не делал. Путин его использует. Я однажды от одного высокопоставленного чиновника в Кремле услышал такую фразу: «Что нам сделать, чтобы он зашевелился?». Они вслепую любят разводить, конкуренцию создать. Когда шел минский процесс, они устроили кастинг, заставив его по-другому смотреть.

— Но другого человека для Путина нет на Украине?

— Такие люди есть.

— Недавно Путин вновь встречался с Медведчуком. Рядом стояли патриарх Кирилл, Медведев.

— Это было нужно не Медведчуку, а Путину. Он — царь, который принимает, милует, казнит. И тут народ стоит, малоукраинский, просится.

— Вы встречались с Путиным?

— Нет, ни разу.

— Но можете его охарактеризовать?

— Я его видел в разговорах с Лукашенко, и у меня сложилось такое ощущение, что это уже не человек. Это — функция должности. Там такое впечатление было, что даже стены ждали реакции Путина, хотели, чтобы он шел мимо. И это ощущение передавалось через людей. Мой скептицизм к нему, возможно, как к малорослому человеку и, возможно, как внутренний конфликт.

— Лукашенко боится Путина?

— Лукашенко очень хитрый, с комплексом председателя колхоза. Это человек, который может посеять столько, сколько мы никогда не соберем, мысленно, а собрать столько, что мы не сможем посчитать. И при этом он нас оставит при своих интересах.

— Что будет с Россией? Что вы скажете как историк?

— Россия будет находиться под колоссальным давлением восточной орды. Оттуда давит то, что мы называем «китайский компонент». А все это закончится тем, что уже было, и как следствие, Москва поведет эту орду дальше.

— Более года вы были послом Украины в Республике Беларусь. Белоруссия будет и дальше пророссийской или все же совершит прыжок в Европу?

— Сегодня Белоруссия находится в условиях раскола. Гродненская и Брестская области — западные области, а Минская, Витебская, Гомельская, Могилевская — это Белоруссия. Две из них — явно «русский мир». И сегодня российскими спецслужбами все делается для того, чтобы Белоруссию раскалывать. Две западные области — католические, а эти — православные. Что бы там ни происходило, но когда Лукашенко идет, то справа от него всегда идет патриарх Минский, а слева или Папский нунций, или кто-то из епископата католической церкви. И это обязательно. Большинство среднего звена (что одной церкви, что другой) — украинцы. И это чувствуется, как их разрывают между собой. Белоруссия находится в очень сложных условиях, а на нынешнем этапе она еще и в сложных бюджетных условиях. Поэтому Лукашенко вынужден маневрировать.

— Вы сказали, что в случае полномасштабной российско-украинской войны белорусская армия перейдет на сторону России.

— У меня сомнений нет, так как армии белорусской как таковой вообще не существует. Это часть российской армии, часть Вооруженных сил РФ. И сколько ни пытались каким-то образом ситуацию изменить, даже последние события на учениях, которые там были, показывают, что в интересах белорусов было эти учения не проводить и не раздувать все эти скандалы. Но получилось наоборот. Это означает, что ими управляют из другого центра.

— С Лукашенко вы часто встречались?

— Встречался. И он, как правило, здоровается и говорит: «Передавайте привет Виктору Андреевичу». Я говорю: «Простите, президент Виктор Федорович». — «Передавайте привет Виктору Андреевичу». У него очень натянутые были отношения с Януковичем, а с Ющенко у него удались отношения, потому что тема аверса Одесса — Броды, поставки в Балтию электроэнергии через Укринтерэнерго и другое. Товарооборот за 7 миллиардов долларов перевалил, а сейчас он чуть до двух дотягивает.

— А это правда, что президент Ющенко предлагал Лукашенко поехать к Квасьневскому в Польшу и сказал ему, что пора идти в Европу?

— Такое звучало, и не один раз. Как Польша является адвокатом Украины, так Украина — это адвокат Белоруссии. И то, что в этом плане надо делать такие шаги, бесспорно. Они ментально европейцы. Совсем рядом Вильнюс. С вечера пятницы возле всех отелей Вильнюса машины с минскими номерами. Желание любого белорусского чиновника, чтобы ребенок три курса окончил в стране, а потом или в Литву, или в Польшу.

— Не захотел Лукашенко в Европу?

— Рад бы был, да душа в грехах вся. Как же ты туда пойдешь?

— Почему Борис Березовский обвинял вас, Жванию и Третьякова в хищении десятков миллионов долларов, которые он дал на Оранжевую революцию?

— Мне очень трудно говорить о долларах, потому что мы с ним говорили исключительно о технологии выборов. По сути, я сдавал экзамен на ликвидность организовать процесс. Я с ним никогда не обсуждал вопросы, связанные с деньгами. То, что бизнесмены Жвания, Третьяков и Березовский имели общий бизнес, очевидно. Я никогда туда не вмешивался, и как они там работали — это их дело. То, что у него была голова, как говорится, семи пядей во лбу, то я могу под этим подписаться. Он очень хорошо умел прогнозировать, просчитывать. К сожалению, он плохо знал человеческий характер, он очень быстро доверял людям.

— Вы заявили, что российские спецслужбы планировали убийство Леонида Кучмы. Когда?

— Я хорошо помню тот случай, когда в середине 90-х в одном из посольств были перехвачены документы, касающиеся организации такого акта против президента Кучмы, и на тот момент реакция была такой, какой должна была быть: мы об этом знаем, но мы вокруг этого шум не поднимаем. Я понимаю прекрасно, что за появлением этих документов стояли определенные кадры, которые работали и были инкорпорированы. Об этом говорилось очень мало, буквально несколько раз на закрытых совещаниях у президента. Кучма пришел на пророссийских лозунгах, но уже в 95-м году у Кучмы ближайшим было патриотическое окружение. И то, что Кучма всегда действовал «восток — запад»… Мы еще вернемся к этой идее балансирования. Мы будем искать какую-то модель этого балансирования. Мы должны понять, что это наше богатство — разность наша, Украина внутри. Нам надо научиться с этим работать. Тезис Табачника об Украине, как мосте… Не знаю, как это может быть использовано. Но должен был быть тезис, что каждому надо дать право быть самим собой. Во время посттоталитарного режима мы не могли этого сделать и поэтому придумывали: мост, коромысло. Мы хотели технологической простоты. На самом деле, выйдя из машины, надо человека ставить в центр и концепцию строить от человека, а не от государства.

— Кассетный скандал (пленки майора Мельниченко) — это тоже россияне Кучме сделали?

— Я не знаю, кто это сделал, но мы остановились в шаге от уничтожения украинского государства. Когда я увидел, что все рассыпалось и ничего нет, я начал защищать Кучму. Для меня еще один из вопросов, почему Кучма тогда сделал ставку на Медведчука. Я не понимаю этого решения. Медведчук, может, и является одним из тех, кто тогда сработал, но он и один из тех, кто нанес колоссальный ущерб.

— Вам нынешняя украинская власть нравится?

— Я очень люблю Украину, но ненавижу такое государство, как у нас. Я не воспринимаю такое государство, я его не понимаю. Оно непрофессионально, совершенно неправильно структурно построено, парализует инициативу людей. За 26 лет такие вещи, как отношение к бизнесу, можно же сформировать!

— Вы сказали, что президент Порошенко постоянно комментирует посты в «Фейсбуке», но под чужими именами. Как это выглядит?

— Совсем просто. Украина и Петр Алексеевич имеют различные режимы. Украина работает днем, а Петр Алексеевич — ночью. Это еще одна из причин проблем, которые у нас есть, потому что люди в момент, когда Петр Алексеевич еще спит, хотя и ходит, пытаются до него достучаться. А он их не слышит. А когда они уже спят, он начинает работать. Тогда люди президента не слышат. Президент не только оставляет комментарии в ФБ, но иногда позволяет себе во время встречи с человеком цитировать и рассказывать. В этом плане все нормально, если бы не эти фиктивные ники.

— Кто, по вашему мнению, был лучшим украинским президентом?

— С моей точки зрения, период Кучмы и его человеческие черты. Все, что делалось, было адекватным. Я не могу сказать ничего плохого в этом плане о Викторе Андреевиче, там тоже ситуация очень динамично развивалась. Но проблема была в том, что исчез центр, Конституцию не изменили. Отсюда возникла одна фактическая, а вторая формальная власть. Сегодня ситуация, которая называется войной. Но то, что влияние Кучмы на ситуацию сохраняется, очевидно.

— Если бы сегодня Кучма вернулся на президентский пост, это был бы другой Кучма?

— Мне трудно сказать, потому что мое общение с ним показывает, что каким он был в 95-м году, такой он и сейчас. Мы довольно часто общаемся, обмениваемся мнениями по поводу ситуации в Минске, вообще ситуации на Украине. Так же и с Ющенко. Что бы ни говорили, но это украинские президенты. Да, они допускали ошибки, но они остались украинским президентами.

— Кто будет следующим президентом Украины?

— Будет что-то а-ля Макрон. Это человек известный, которого все знают и который не был нигде. Фамилии называть еще рано. Я оптимистично смотрю на ситуацию, потому что проблемы, которые мы с вами определили, имеют ответы. Меня другое беспокоит: почему эти механизмы ответов не задействовать?

— Благодарю вас.

Украина. ЮФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470306 Роман Бессмертный


США. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 января 2018 > № 2470275 Федор Лукьянов

Оборонная стратегия Трампа идеальна для России

Федор Лукьянов | The Washington Post

"Новая Стратегия национальной обороны США, обнародованная министром обороны Джеймсом Мэттисом в минувшую пятницу, официально толкает Пентагон к конфронтации с Россией и Китаем", - пишет в своей статье, опубликованной в The Washington Post, редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. По мнению автора, стратегия понравилась в Москве многим, так как напомнила о ясности времен холодной войны. Однако Лукьянов уверен: милитаризацию можно возродить, но невозможно придать ей былую упорядоченность.

"Вызовы, с которыми США сталкиваются сегодня, порождаются прежде всего конкуренцией с крупными державами", - пишет Лукьянов. Он считает, что налицо возвращение к realpolitic, и перечисляет несколько последствий этого для России.

1. В стратегии США несколько раз упоминается понятие "баланс силы". "В России он всегда был элементом политического мышления и риторики страны, а Запад в определенный момент счел его анахронизмом. Теперь же Россия и США снова заговорили на одном понятийном языке", - пишет автор.

2. "Тот факт, что Россию четко назвали конкурентом, многие в Москве воспримут с облегчением, поскольку Москва всегда (кроме недолгого периода в конце 80-х и начале 90-х) считала, что это так и есть, а уверения в обратном считала лицемерными. Теперь же риторика совпала с реальностью", - пишет автор.

3. По мнению Лукьянова, тезис США, что сотрудничество возможно только "с позиции силы и на основе наших национальных интересов", вполне устраивает Россию, так как подкрепляет ее подход к ситуации.

Формально российско-американские отношения вернулись к модели холодной войны, но в реальности ситуация иная, пишет Лукьянов. По его словам, столкновение Москвы и Вашингтона теперь не играет центральной роли для международной системы. "В глобальном мире любые границы негерметичны, и никто не знает, как регулировать внешнее влияние на государства", - пишет также автор.

Лукьянов также полагает: "Соединенным Штатам пора перейти от глобального лидерства и глобального регулирования к внешней политике, призванной отстаивать более конкретные национальные интересы". Ключевой элемент этого перехода - упор на силу, под которой прежде всего подразумевается классическая военная сила.

"Для этого все более необходимы четко обозначенные противники, а значит, Россия становится идеальной мишенью как в психологическом плане (инерция холодной войны весьма сильна), так и на практике, поскольку растущая военная мощь России делает ее убедительной угрозой. Итак, соперничество с Россией предопределено", - говорится в статье.

"Что будет делать Москва? Она будет стремиться к перевооружению, минимизирует риски, ответит асимметрично и попытается извлечь выгоду из факта, что мир считает Америку основным источником нестабильности. Как много говорили и писали, Путин - опытный мастер дзюдо: искусства, которое использует силу противника против него. Похоже, американская Стратегия национальной обороны, сфокусированная на силе, появилась в самый идеальный момент", - заключает автор.

США. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 января 2018 > № 2470275 Федор Лукьянов


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 24 января 2018 > № 2468874 Владимир Ворожцов

Станет ли пенсионер ветераном?

С выходом на пенсию жизнь, как известно, не заканчивается. А для сотрудников органов внутренних дел эта истина актуальна вдвойне, поскольку в отставку они выходят в возрасте, далёком от старости, полны сил и энергии и способны многое сделать, в том числе для развития родного ведомства. В программе «Прямой разговор» в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» мы обсудили, как живут сотрудники после выхода на заслуженный отдых, а также деятельность ветеранской организации МВД. В гостях у журналистов побывал зампредседателя Центрального совета Партии пенсионеров, доктор философских наук генерал-майор внутренней службы в отставке Владимир ВОРОЖЦОВ.

- Владимир Петрович, кто они, ветераны органов внутренних дел, что могут сделать в интересах МВД России?

- Выход в отставку - не только серьёзный момент в жизни каждого сотрудника, но и важный этап для развития ведомства. Потому что ветераны органов внутренних дел - это огромный потенциал, использование которого в интересах государства, министерства может принести довольно значимые результаты. Есть среди них те, кому 70, есть, кому 60, немало людей, которые только-только перевалили 50-летний рубеж. Но все они полны сил, а главное - желания продолжать оказывать помощь своим бывшим сослуживцам.

- Многие, конечно, знают, но давайте всё же напомним, какие условия дают право сотруднику органов внутренних дел выйти на пенсию.

- Порядок определяет государство, в нормативных документах всё чётко указано: 20-летний стаж службы, порядок расчёта выслуги лет и так далее. Необходимо заметить, что в отличие от гражданских пенсионеров для наших ветеранов прописано всё до мелочей. Огромная заслуга правовых подразделений министерства в том, что ещё в начале 90-х годов они провели большую работу, грамотно составили Положение о службе в органах внутренних дел, подготовили основные акты, получившие впоследствии ранг федеральных законов, которые достаточно успешно регулируют как вопросы прохождения службы, так и порядок выхода на пенсию.

- Ветеранская организация МВД России активно участвует в жизни ведомства. Существует ли какая-либо стратегия её деятельности, какие идеи, проекты могут предложить отставники с учётом их богатейшего опыта?

- К примеру, мы видим весьма большие перспективы в плане развития цифровой экономики. Существует план правительства в этом направлении. Однако, на наш взгляд, в нём недостаточно учтены возможности ветеранов в передаче опыта молодым сотрудникам, оказании содействия в решении тех или иных профессиональных вопросов. Так, мы могли бы быть полезными при подготовке и переподготовке кадров, в совершенствовании использования технических средств, других вопросах. Можем подсказать, как заполнять и вести разного рода документацию, служебные формуляры, что тоже немаловажно.

Это касается и цифровой экономики. Скажем, в форме удалённого доступа. Здесь также имеются хорошие возможности использования потенциала ветеранов с их высокой квалификацией, жизненным и профессио­нальным опытом. В результате же органы внутренних дел получили бы ещё один шанс малозатратно, но исключительно эффективно решать многие задачи.

- Некоторые сотрудники МВД после выхода на пенсию не вступают в ветеранскую организацию, а идут в коммерческие структуры и возглавляют там ответственные посты, например, в службах безопасности. Как вы к этому относитесь?

- Безусловно, это естественный процесс. Человек ищет возможности для самореализации исходя из своего личного потенциала, социальных контактов и так далее. Многие, кстати, обращаются к нам, поскольку помочь в ряде вопросов лучше всех способны именно ветеранские организации.

- В структуре МВД России множество разных служб и подразделений. Как с учётом этого строится структура ветеранской организации?

- Начну с того, что ветеранская организация Министерства внутренних дел имеет очень ясное и чёткое нормативное регулирование. Существуют положение, соответствующие уставные документы, определена структура. Взять, к примеру, объединение ветеранов центрального аппарата МВД, которое возглавляет генерал-майор милиции в отставке Леонид Втюрин, настоящий профессио­нал, длительное время занимавший пост заместителя начальника Главного управления уголовного розыска. В совет входят ветеранские организации, фактически воспроизводящие структуру подразделений центрального аппарата ведомства. Кстати, очень интересно, что достаточно долгое время у нас сохранялась ветеранская организация подразделения по борьбе с организованной преступностью, хотя сам главк уже перестал существовать.

- А все ли сотрудники, выходящие на пенсию, вступают в ряды ветеранских организаций? Может, некоторые предпочитают просто отдыхать, ездить на дачу, воспитывать внуков…

- Следует уточнить: кого считать ветераном? Человек, выходящий в отставку, автоматически становится пенсионером органов внутренних дел. А ветеран - это тот, кто принимает активное участие в работе организации. Да, ко многим по традиции применяют термин «ветеран», учитывая, что он длительное время прослужил, внёс свой вклад в развитие органов внутренних дел. Но не каждый человек, ушедший на заслуженный отдых, является активным участником ветеранского движения. Для того чтобы стать членом организации, нужно не только изъявить соответствующее желание, но и активно работать. Тогда, на мой взгляд, человек с полным правом сможет называться ветераном.

- Часто ли средства массовой информации, когда происходят какие-либо неординарные события, обращаются за комментариями и экспертным мнением к ветеранам силовых структур?

- Было бы замечательно, если бы СМИ обращались к нам. Однако, к сожалению, чаще журналисты предпочитают освещать происходящее, основываясь на своём собственном мнении. Получается не просто необъективно, но и непрофессионально. Особенно неприятно, когда это касается вопросов борьбы с преступностью, профилактики. Есть же достаточно чёткие нормы журналистской деятельности и этики, нормативы, порядок, определяющий деятельность органов внутренних дел. Элементарные азы этого надо знать. Если корреспондент не владеет темой, в чём-то сомневается, то, конечно, ветераны органов внутренних всегда готовы помочь.

- В советских кинофильмах, посвящённых работе правоохранительных органов, мы нередко в титрах видим слово «консультант», в роли которых выступали наиболее авторитетные руководители служб и подразделений правоохранительных органов, в том числе ветераны. Существует ли сейчас такая практика, обращаются ли к вам за помощью сценаристы, режиссёры?

- Данная практика в последнее время фактически утрачена. Что, скажу откровенно, не идёт на пользу кинематографу. Я знаю, что множество моих коллег, очень грамотных профессионалов, не смотрят фильмы лишь по одной причине: они с первого кадра видят, насколько всё снято недостоверно. Вот недавно мы со знакомыми смотрели кинокартину, посвящённую работе милиции в 40-50-е годы. Сидевший рядом со мной ветеран сходу сказал: ну, поглядите, что они творят! Элементарные же ошибки - форма не та, погоны не соответствуют установленному образцу. То есть создаётся не фильм о прошлом, а ложный облик людей и трактовка прошлого.

- Мы знаем, что вы стояли у истоков создания службы общественных связей МВД. Как, на ваш взгляд, сейчас обстоят дела у вашего детища?

- Я бы сравнивать не стал, слишком уж разные условия работы тогда и нынче. Когда в ноябре 1992 года мы первый раз провели встречу министра внутренних дел России Виктора Ерина с предпринимателями, это была уникальная ситуация. Гостей собирали осторожно, советовались с журналистами, начинающими бизнесменами. Ведь прецедентов до этого не было, а для коммерсантов встреча вообще оказалась чем-то невероятным. Сейчас, конечно, такой проблемы нет. А тогда во многих вопросах мы были первопроходцами. Сегодня же и телезрители, и радиослушатели, и читатели газет и журналов сами во многих проблемах обеспечения правопорядка научились разбираться, способны понять, где реальность, а где вымысел. И немалая заслуга в этом - именно службы, обеспечивающей крепкие связи с обществом.

Беседу вели Станислав КОМИССАРОВ, Андрей ШАБАРШОВ

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 24 января 2018 > № 2468874 Владимир Ворожцов


Россия. Весь мир. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 24 января 2018 > № 2467928 Олег Пшеничный

Интервью с Олегом Пшеничным: cтенд в Гамбурге обходится дешевле, чем на "Неве" и МВМС.

Бизнесмен Олег Пшеничный руководит группой компаний "МСС", за два года увеличившей свою выручку в девять раз. Во второй части объемного интервью он рассказал про то, как Минобороны ставит задачи поставщикам комплектующих для судостроения, головные предприятия находят ошибки в своих же договорах и почему посещение российских выставок обходится участникам дороже зарубежных.

В своих промо-материалах вы сообщаете, что в 2014 году группа компаний "МСС" приступила к импортозамещению судового оборудования по инициативе Минобороны. Расскажите, каким образом заказчик довел до вас свои пожелания?

В рамках инициативных ОКР и по согласованию с военным ведомством и рядом КБ, мы разработали и произвели изделия, которые европейские и американские компании запретили к поставке. Поручение по импортозамещению не подкреплялось никакой финансовой поддержкой – мы изготовили технику за свой счет.

Мы уложились в необходимые сроки, но столкнулись с трудностями на этапе установки оборудования на проекты. Они возникают из-за регламентов, которыми скованы верфи. Бывало, что межведомственные испытания нового оборудования затягивались, из-за чего оно не успевало попасть на корабль.

Какие еще формальные процедуры усложняют выполнение гособоронзаказа и развитие кораблестроительной отрасли в целом?

Отсутствие однозначных трактовок нормативных актов по ГОЗу, а также единого органа, наделенного полномочиями разъяснять порядок реализации закона.

Возникают трудности с процедурой возмещения расходов, понесенных за наш собственный счет. Если денег на спецсчетах недостаточно для реализации госзаказа в установленные сроки, поставщики вынуждены задействовать собственные средства. При этом законодательство не дает право возместить деньги после отгрузки оборудования. Точнее, право такое есть, но для этого необходимо прописать возмещаемую сумму еще на стадии подписания контракта, что само по себе практически невозможно.

Исходя из таких реалий, естественно, что поставщики вынуждены диктовать заказчикам более жесткие условия оплаты при заключении контрактов.

Кроме того, сама система поставок по гособоронзаказу не рассматривает развитие производства как таковое – ты не можешь купить станок, потратить деньги на модернизацию мощностей. Трудно развивать производство, если в рамках действующего законодательства для этого не предусмотрено никаких возможностей.

Сейчас много говорят, что закон реформируют и вести расчеты станет проще. Посмотрим.

Трудности возникают и при работе по казначейским счетам, которые сейчас все больше и больше внедряются при финансировании любого строительства. Это дополнительная мера контроля распределения госсредств, для которой требуется открывать отдельный лицевой счет в Федеральном казначействе.

В соответствии с Постановлением РФ, для перевода средств с казначейского счета на счет контрагента – поставщика услуг или комплектующих, нужно получить подпись заказчика на документе о соответствующем переводе и передать его в Казначейство. Ведомство санкционирует платеж после тщательной проверки. Если допущена малейшая ошибка или неточность – процедуру требуется повторить. Как вы понимаете, это сказывается на оперативности заказа комплектующих и, в результате, на сроке изготовления оборудования.

Если говорить о тендерах, иногда проходит полгода от момента выбора нас поставщиком до заключения контракта. Время тратится на проверку договоров во всех ведомствах завода. Иногда доходит до абсурда: проверяют документ, утвержденный заводом еще до запуска тендерной процедуры – который они разработали сами и на условия которого мы беспрекословно согласились – и находят замечания. Все эти проволочки также сказываются на темпах строительства корабля.

Кроме того, госкорпорации могут потребовать предоставления банковских гарантий. Банки идут на них очень неохотно: в связи с нестабильной экономикой сейчас гарантии рассматриваются как кредитование. Банки требуют налоговые депозиты, либо залоги активов. Рассмотрение самой гарантии может занять до двух месяцев. И что делать, если у тебя срок поставки четыре месяца?

Долгие согласования сопровождают и поставку зарубежной комплектации в рамках гособоронзаказа. Чтобы что-то закупить за границей, необходимо, чтобы верфь согласовала перечень иностранных поставщиков-исполнителей. Длительность согласования зависит от завода. Сейчас процесс стал идти быстрее: минимальный срок – 2-3 недели. Раньше он мог занимать по 3-4 месяца. Это очень большой срок для верфей, которые быстро строят заказы и вынуждены ждать комплектующих.

Есть соображения, как можно усовершенствовать механизм госзакупок?

Возможно, следует пересмотреть подход к конкурсным мероприятиям. Также нужна продуманная система возмещения средств.

Вы изготавливаете судовую арматуру. Насколько известно, на боевые корабли допускают только изделия, разработанные КБ "Армас". Правильно ли я понимаю, что ваша арматура подходит только для гражданских заказов?

Она применяется там, где это позволяют нормативы, то есть на судах вспомогательного флота. К поставкам арматуры для боевых кораблей у нас допуска нет. Для него необходимо выполнить жесткие требования госстандарта по получению чертежей от проектанта и последующей постановке на производство, а заодно собрать целый ряд лицензий и бумаг. Это длительный процесс, и мы не видим смысла сейчас им заниматься.

Государство приняло строгие меры для противодействия распространения контрафакта, который действительно эпизодически появляется на этом рынке. Как правило, он всплывает при судоремонтных работах, когда арматура закупается на торгах, где важнейший критерий – цена. Мы наслышаны о существовании компаний, которые выгребают склады, после чего красят и пескоструят арматуру, приводя ее тем самым в божеский вид.

Что есть у нас? Собственные чертежи под номером ЛУИЦ, одобренные Крыловским центром, литье из Польши и Турции, а также сборка и испытания на своих мощностях. Мы отвечаем за качество и не станем удивлять контрагентов поставкой на судно общепромышленной арматуры. Да, "МСС" здесь проигрывает много тендеров, но репутация в глазах судостроителей и проектантов стоит гораздо дороже.

"МСС" поставляет из-за рубежа якоря и цепи. С кем конкурируете по этой части?

Мы берем эти изделия у китайского завода Qingdao Anchor Chain. У них хорошее предложение по соотношению "цена-качество", компания успела хорошо себя зарекомендовать. К слову, насколько мне известно, якорно-цепную продукцию в Европе не купишь, все делают в Китае.

Из российских предприятий цепями занимается только "Красный якорь". Не могу назвать их конкурентами, поскольку по ряду закупок они имеют преимущество как отечественный производитель и выступают единственным поставщиком. А так на рынке по большей части присутствуют изделия из-за рубежа. Есть и такие компании, которые то функционируют, то не функционируют.

Мы готовы к конкурентной борьбе, постоянно ищем пути удешевления без потери качества. Но и здесь мы упираемся в тендерную систему, где условие минимальной цены иной раз приводит к поставкам продукции самого низкого качества.

Какое еще оборудование для кораблестроителей, помимо систем водоподготовки, выпускает "МСС"?

Мы производим люковые и бортовые закрытия, аппарели, прочие изделия такого типа.

Недавно разработали палубные люки весом до 1200 кг – они работают по тому же принципу, что и дверь автомобильного багажника, их можно открыть рукой за счет применения пневмокомпенсатора. На мой взгляд, это очень перспективное оборудование.

Сталкивались ли с таким, что изначально проект предусматривал оборудование из-за рубежа, но по тем или иным причинам потом ставили российские аналоги?

С нами таких прецедентов не случалось. Все свои контракты мы доводили до конца, несмотря на ужесточение условий поставок из Европы. Но мы знаем о таких ситуациях и, более того, помогали другим компаниям выйти из них.

Вас интересует ниша подводного кораблестроения?

Нет, мы туда не стремимся, по крайней мере, пока. Однажды довелось немного посотрудничать с одним из "подводных" КБ по их просьбе, но тогда все осталось на этапе предпроектных проработок. Если в дальнейшем конструктора обратятся к нам за содействием в решении какой-то проблемы, то мы обязательно это рассмотрим. Но пока что второго подобного запроса не поступало.

По данным информационно-аналитического сервиса "Коммерсант Картотека", у вас ежегодно растет выручка: в 2014 году она составила 57 млн, в 2015 году – 247 млн, в 2016 году – 510 млн. Чем объясняется эта тенденция?

ООО "МСС" стабильно развивается в рамках группы компаний, с чем и связано увеличение выручки. Другое дело, что это все еще не означает большого роста прибыли. Почему? Вкладываем в расширение штата, в площадки, в оборудование. Кроме того, сейчас большую долю в выручке начинает составлять гособоронзаказ, а значит, в соответствии с законом, прибыль в нем четко ограничена, а себестоимость продолжает расти.

И отмечу, что, хотя оборот продукции растет, маржинальность уменьшается.

В группу компаний "МСС" входит предприятие "Рунитор", чей профиль – судовые пожарные системы. Что интересного происходит в жизни "дочки"?

"Рунитор" производит и поставляет широкий перечень противопожарной техники: углекислотные и водопенные системы пожаротушения, устройства пенотушения вертолетных площадок, оборудование для противодействия воспламенению, датчики обнаружения дыма и утечки газа и многое другое.

Мы начинали с поставок продукции компании Wilhelmsen, но сейчас у нас та же политика, что и с системами водоподготовки. Мы делаем разработку, инжиниринг и комплектацию систем под заявленные нужды заказчика. Наши же программисты создают необходимый софт. Используем оборудование и комплектующие российского и зарубежного производства.

Расскажите о своем участии в судостроительных выставках. Где выставлялись, какие ставили перед собой цели, чего достигали в результате? Куда собираетесь в 2018 году?

Мы планируем дважды принять участие в европейских выставках: морском форуме SMM-2018 в Гамбурге, а также Ганноверской промышленной ярмарке, где мы покажем потенциальным покупателям из-за рубежа разработки, применяемые в нефтегазовом секторе. В 2019 году поучаствуем в "Неве" (Международная выставка и конференция по гражданскому судостроению, судоходству, деятельности портов и освоению океана и шельфа – ред.).

Нам интересны иностранные клиенты, поскольку спрос на наше оборудование в России нестабилен. Потребностей внутреннего рынка недостаточно для того, чтобы мы как коммерческая структура могли уверенно расти дальше.

Еще ряд выставок мы посетим без стенда: стамбульский SMM, Aquatech Amsterdam, Marintec China в Шанхае. На этих форумах мы обычно занимаемся выстраиванием взаимоотношений с партнерами, обсуждаем текущие контракты и ведем переговоры по локализации и импортозамещению.

На лето 2018 года запланировано проведение Международного дальневосточного морского салона во Владивостоке. Поедете?

Посмотрим. Участвовать в полном объеме как экспоненты мы, скорее всего, не станем. Но, возможно, полетим пообщаться с дальневосточными партнерами и заказчиками. В МВМС-2019, который пройдет в Кронштадте, мы примем участие совершенно точно.

В разговоре о выставках нельзя не сказать о стоимости участия. Размещение стенда в Гамбурге обходится значительно дешевле, чем на "Неве" и на МВМС. То есть участие в отечественных мероприятиях – дело довольно затратное.

Хорошо, если у крупных госкомпаний и производителей есть на это средства, но для малого и среднего бизнеса стенд на форуме зачастую – неподъемная ноша. Компании пытаются развиваться, что-то производить, но их возможности представить свою продукцию очень скромны и ограничены. Возникает вопрос: почему бы не сделать выставки доступнее для небольших предприятий? Очень хотелось бы, чтобы у государства появился интерес к обоснованию стоимости проводимых выставочных мероприятий и возможность сделать их более дружелюбными для участников.

Алексей Буланов

Россия. Весь мир. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 24 января 2018 > № 2467928 Олег Пшеничный


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 января 2018 > № 2470327 Олег Пономарев

Разрыв шаблонов: «новая и честная» украинская власть украла деньги, которые украл Янукович

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — С 2014 года новая украинская власть убеждала соотечественников, что во всех экономических бедах в стране виноват экс-президент Украины Виктор Янукович. Якобы он, убегая из резиденции «Межигорье» под Киевом, вывез тремя КамАЗами едва ли не всю государственную «наличку». Эту бредовую по сути идею буквально вбили в голову «майдановцам» и на протяжении нескольких лет версия была универсальной в оправдании всех провалов государственной политики. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь, и сегодня стало очевидным, что никаких миллиардов не было, экс-президент убегал из страны с «пустыми руками» и деньги, которые он успел украсть из бюджета намного меньше той суммы, в которой украинцев пытаются убедить. Более того, настоящими ворами оказалась как раз новая власть, на фоне которой Янукович выглядит просто «голубым воришкой».

Грузите апельсины бочками, а доллары КамАЗами

Одним из самых неадекватных заявлений «активистки» времен Виктора Януковича — журналистки Татьяны Чорновол, ставшей вследствие Майдана народным депутатом, стало заявление о том, что экс-президент воровал миллиардами и вывозил средства КамАЗами. По е словам, львиную долю средств в семье Януковича было принято хранить не в банках, а в наличном виде. Предполагаемая «цена вопроса» составляет 2 миллиарда долларов, банкнотами по 100 долларов.

«Для того, чтобы вывезти такой объем наличных денег, понадобилось бы три КамАЗа», — заявила Татьяна Чорновол.

По ее подсчетам, неизвестно на чем основанных, за три года пребывания у власти Виктору Януковичу и его ближайшему окружению удалось накопить от 10 до 30 миллиардов долларов и спрятаны они были в сейфах новосозданных банков.

А вот у другой украинской журналистки — Сони Кошкиной, есть информация, основанная на личных источниках о том, что Виктор Янукович вывез из Украины во время своего бегства до 5 миллиардов долларов. По ее сведениям, вывоз денег осуществлялся в течение нескольких дней через аэропорт Жуляны и сегодня, у находящегося в России экс-президента осталось около 2 миллиардов долларов.

Естественно, что эти заявления сам Виктор Янукович не смог оставить без комментариев и назвал «расследование» украинских СМИ ложью.

«На сегодня ни в одном банке мира не обнаружено ни одного цента моих денег. Я из Украины ничего не вывозил, кроме личных вещей, которые были ручной кладью», — заявил Виктор Янукович на «исторической» пресс-конференция в Ростове на Дону.

Тем не менее, новая украинская власть продолжала стоять на своем, а 5 канал, принадлежащий президент Петру Порошенко с упорством дятла круглосуточно транслировал видео отвратительного качества, на котором якобы был заснят момент выезда из резиденции «Межигорье» каких-то грузовиков. При этом до сих пор так и не выяснилось, куда делась колонна из 10 КамАЗов, набитых деньгами под завязку.

Ведь по данным Государственной пограничной службы Украины, указанные сроки никакие грузовые автомобили государственную границу не пересекали.

Украина сама не может определиться, сколько Янукович «украл»

За три года украинской власти не только не удалось вернуть средства, но и доказать, что они были украдены Виктором Януковичем. Однако, по словам главы Министерства юстиции Украины Павла Петренко, в общей сложности Виктор Янукович «предположительно вывез из страны» от 20 до 30 миллиардов долларов.

Только через три года Государственная финансово-мониторинговая служба смогла найти в государственном банке «Ощадбанк» счета 44 компаний-нерезидентов, которые могли быть как-то связаны с экс-президентом на сумму 1,42 миллиарда долларов. За них и зацепился генеральный прокурор Украины без юридического образования Юрий Луценко, радостно отрапортовав, что «деньги Януковича» нашлись и вскоре будут возвращены в государственный бюджет. Но на то Юрий Луценко и без образования, что не смог даже отличить реальные деньги от «ненастоящих» — значительная часть средств, которые арестовали украинские правоохранители — это не «живые» деньги, а ценные бумаги. Окружение Виктора Януковича предусмотрительно вложило средства в облигации внутреннего займа под высокие проценты. В результате Министерство финансов просто погасило свои же облигации так и не получив от них никакой прибыли.

Вторым ударом по давно «подмоченной» репутации Юрия Луценко стал тот факт, что обнаруженные в банке «деньги Януковича» никакого отношения к экс-президенту не имеют, а являются собственностью бизнесмена из его окружения — Сергея Курченко, экс-министра доходов и сборов Александра Клименко, а также бывшего первого вице-премьера Сергея Арбузова.

Судя по всему, громкие заявления украинской власти о «десятках миллиардов долларов» ничто не иное, как профанация и ложь. Дело в том, что поиск денег Виктора Януковича за границей продвигается с трудом ввиду того, что искать, скорее всего, просто нечего. К тому же, Генеральная прокуратура Украины противоречит сама себе, называя всякий раз разные суммы «украденного». Так, по последним данным ведомства Юрия Луценко, за рубежом арестовано около 200 миллионов долларов, которыми якобы владел беглый экс-президент. Это заявление тут же опровергла Швейцария, заявившая, что в стране нет замороженных счетов на имя Виктора или Александра Януковича. Единственный актив сына бывшего президента — компания Mako Trading SA.

«Европейская комиссия официально подтвердила, что она не получила никакой информации о денежных средствах или экономических ресурсах, принадлежащих или контролируемых Александром Януковичем, которые были заморожены в результате санкций ЕС», — говорится в официальном заявлении адвокатов Виктора Януковича.

В одиночку столько украсть не мог даже Янукович

Все тайное, рано или поздно становится явным. И вот буквально в начале 2018 года вокруг т. н. «денег Януковича» разгорелся скандал похлеще «факта воровства денег КамАЗами». Арабский телеканал «Аль-Джазира» (Al Jazeera) придал огласке схему вывода из Украины денег окружением экс-президента Виктора Януковича в которой фигурирует глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева. «Помощниками» в этом нелегком деле были олигарх Сергей Курченко, народный депутат Александр Онищенко, скрывающийся в Испании и бизнесмен Павел Фукс.

Согласно данным телеканала, наличные средства и облигации внутреннего государственного займа переводились в офшорную компанию на Кипр, а посредником вывода средств являлась украинская инвестиционная компания Investment Capital Ukraine в которой и работала Валерия Гонтарева до своего назначения на пост главы НБУ.

Первым от Виктора Янковича открестился харьковский бизнесмен Павел Фукс. Он категорически отрицает факт покупки оффшора, но заявил, что на него много раз выходили с таким предложением:

«То, что касается меня, информация не то что некорректна, а на уровне слухов. Мне это когда-то реально предлагали, я обсуждал это, причем не один человек ходил «по рынку», но дальше обсуждения это не пошло», — заявил он в комментарии телеканалу 1+1.

Он также опроверг и общие дела и с беглым нардепом Александром Онищенко, в том числе относительно и кипрских офшоров, а материалы арабского телеканала он пояснил «интересами» конкурентов.

А вот Валерия Гонтарева заявила, что не видит ничего плохого в том, что передавала в долг облигации государственного займа украинскому бюджету. Несмотря на упреки в соучастии, она утверждает, что ее компания была лишь финансовым посредником, а Генеральная прокуратура по этому делу ее не допрашивала.

Дырка от бублика вам, а не «деньги Януковича»

В ходе расследования ряда украинских СМИ выяснилось, что т. н. «спецконфискация денег Януковича», на которых Генеральная прокуратура делала себе пиар последний год, оказалась банальным «мыльным пузырем». О конфискации и возвращении в бюджет украденных Януковичем 1,5 миллиарда долларов генпрокурор Юрий Луценко отчитался еще весной 2017 года и все это время «героически» возвращал средства в государственный бюджет.

Однако, влиятельное издание «Украинская правда» обнародовала несколько фактов, свидетельствующих о полной профанации в этом громком деле. Процесс возвращение оффшорных средств на Украину проводили с нарушениями и это легко доказать в суде. Много споров и кривотолков вызвало и засекречивание этого дел от общественности и журналистов. С точки зрения международных стандартов — это грубое нарушение права на правосудие.

Напомним, что решение о неразглашении деталей дела Генеральной прокуратуре выдал Краматорский районный суд Донецкой области. А сам текст решения суда о конфискации не только засекретили, но и объявили «государственной тайной».

Дело в том, что компания Валерии Гонтаревой — Investment Capital Ukraine, активно работает с нынешним президентом Украины — Петром Порошенко, помогая ем «отмывать» деньги. По данным издания в этом деле президенту помогает один из соучредителей компании и финансовый консультант Петра Порошенко некий Макар Пасенюк.

«Грифом „совершенно секретно“ Генеральная прокуратура пыталась скрыть свою бездеятельность и причастность высокопоставленных чиновников, в том числе и президента», — заявили в Центре противодействия коррупции.

Владельцы конфискованных активов уже подали против Украины судебные иски и их вполне может удовлетворить Европейский суд по правам человека. Но здесь может начаться самое интересное — возвращенных «денег Януковича» у Украины нет. Часть из них потратили на реформу Национальной полиции и смену вывесок «милиция» на «полицию», а часть — около 800 миллионов долларов, которые власть обещала направить на нужды фермеров, потратили на прямые дотации агро-олигарху, бизнесмену и близкому другу Петр Порошенко — Юрию Косюку.

Занавес…

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 января 2018 > № 2470327 Олег Пономарев


Корея. КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 января 2018 > № 2467051 Андрей Ланьков

Почему отношения Северной и Южной Кореи опять потеплели

Андрей Ланьков

С одной стороны, Пхеньян, опасаясь военных угроз Вашингтона, решил снизить градус напряженности и дал понять Сеулу, что готов восстановить гуманитарные контакты. С другой – левые националисты, пришедшие к власти в Сеуле, с самого начала стремились установить такие контакты, рассчитывая, что частичная нормализация межкорейских отношений снизит вероятность вооруженного конфликта. Иначе говоря, и в Сеуле, и в Пхеньяне надеются: в Вашингтоне не будут так рваться стрелять, если решат, что Пхеньян пошел на уступки, пусть и символические

На Корейском полуострове, который в последние месяцы был чуть ли не главным источником международной напряженности, вдруг стали происходить события, поражающие своим миролюбием. Северная Корея заявила, что будет участвовать в Олимпийских играх в Пхёнчхане, на территории Южной Кореи. Более того, Южная и Северная Корея выставляют на Игры единую команду, которая будет выступать под нейтральным флагом с изображением Корейского полуострова. Вместо государственного гимна они планируют использовать народную песню «Ариран».

Сообщение об этом стало неожиданностью, ведь еще в декабре большинство наблюдателей не сомневались, что Северная Корея не будет участвовать в Олимпийских играх в Пхёнчхане.

Впрочем, Олимпийскими играми все не ограничивается: появились признаки потепления межкорейских отношений и на других направлениях. Идет подготовка к политическим переговорам на «высоком уровне», всерьез обсуждаются контакты по линии Красного Креста и возможная встреча членов разделенных семей. Показательно, что многие из обсуждающихся сейчас контактов всего лишь несколько месяцев назад предлагались Сеулом, но были с негодованием отвергнуты северокорейской стороной.

Поворот в Пхеньяне

На протяжении последнего года Северная Корея активно продвигала ракетно-ядерную программу, проводила запуски межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и ядерные испытания, причем добилась в этом больших успехов: именно в 2017 году КНДР впервые испытала как полноценный водородный заряд, так и баллистические ракеты, способные поразить территорию США. Особенно показательным был запуск «Хвасон-15», новой северокорейской МБР, которая в состоянии нанести удар по любой точке Соединенных Штатов.

Тем не менее, несмотря на эти акции и сопровождавшую их воинственную риторику, большинство наблюдателей предполагали, что мы имеем дело с обыкновенной для КНДР тактикой. Эта тактика предусматривает, что за периодом нагнетания напряженности следует период переговоров.

Неожиданностью, однако, стало то, что поворот к переговорам произошел раньше, чем предполагалось. Один удачный запуск не является достаточным основанием для того, чтобы ставить МБР на вооружение. Поэтому наблюдатели предполагали, что Северная Корея сначала проведет серию запусков «Хвасон-15» и лишь после этого сменит риторику и пойдет на переговоры, на которых будет говорить с позиции силы и, соответственно, сможет рассчитывать на серьезные уступки. Однако сейчас мы видим, что дипломатический разворот произошел раньше, чем ожидалось.

Президент Трамп и его окружение сочли такое развитие событий своим достижением, о чем американский президент, по обыкновению, и заявил в твиттере. Нельзя исключать, что на этот раз президент Трамп прав и Соединенные Штаты действительно внесли свой вклад в неожиданное изменение северокорейского политического курса.

Ведь в прошлом году жесткой была не только риторика Пхеньяна: совершенно беспрецедентные по жесткости заявления регулярно делались и в Вашингтоне. Из окружения Трампа постоянно просачивались слухи, что в Белом доме всерьез думают о нанесении ударов по стартовым позициям ракет или по иным объектам северокорейского военно-промышленного комплекса. Трудно сказать, сколько в этих слухах было реальности, а сколько блефа. Мнения на этот счет были разные, и даже хорошо информированные специалисты по КНДР терялись в догадках. Тем более терялись в догадках и в Пхеньяне.

В любом случае в последний год казалось, что вероятность вооруженного удара со стороны Соединенных Штатов резко возросла. Понятно, что такую угрозу в Пхеньяне игнорировать не могли. Хотя в случае прямого конфликта у КНДР есть возможность нанести противнику тяжелый ущерб, шансов на победу в военном противостоянии с США у Северной Кореи нет.

Именно в этой обстановке в Северной Корее, кажется, решили снизить накал ситуации, опасаясь, что продолжение запусков МБР и ядерных испытаний в конце концов переполнит чашу терпения Трампа и его окружения и подтолкнет его к решению о применении против Северной Кореи силовых мер.

Поворот в Сеуле

Беспокойство (и даже страх) Пхеньяна по поводу возможного конфликта вполне разделяли и в Сеуле. После выборов, которые прошли в мае 2017 года, к власти в Южной Корее пришли левые националисты, которые традиционно относились к Северной Корее существенно мягче, чем их предшественники из консервативного лагеря, правившие страной в 2008–2017 годах. В своей предвыборной платформе Мун Чжэ Ин обещал, что преодолеет кризис в межкорейских отношениях, возникший из-за его предшественников-консерваторов, и наладит отношения с Пхеньяном.

Однако после избрания Мун Чжэ Ина президентом стало ясно, что его планам на северокорейском направлении не дано осуществиться. Главную роль тут сыграла жесткая позиция новой американской администрации, которая самым недвусмысленным образом выступает против любой экономической помощи Северной Корее и против экономического сотрудничества между двумя корейскими государствами. Вызвано это тем, что на практике такое «сотрудничество» является замаскированной формой помощи Северу со стороны Юга, невозможно без дотаций из южнокорейского бюджета и фактически подрывает режим санкций, направленных против КНДР.

Мун Чжэ Ину удалось получить от Трампа согласие на то, что Сеул будет развивать спортивные, гуманитарные и прочие формы неэкономического взаимодействия с Пхеньяном. Однако этот дипломатический успех на практике значил мало, так как до недавнего времени северокорейская сторона самым недвусмысленным образом отвергала любые попытки Южной Кореи наладить такие неэкономические контакты.

Тем не менее стремление окружения Мун Чжэ Ина улучшить отношения с Северной Кореей никуда не делось, особенно в условиях, когда нарастающая угроза вооруженной конфронтации создавала немалую нервозность в Сеуле.

Таким образом, в начале января совпало несколько тенденций. Во-первых, северокорейское руководство, опасаясь поступающей из Вашингтона информации, решило снизить градус напряженности и дало понять южнокорейской стороне, что готово на восстановление культурных и гуманитарных контактов и даже на участие в Олимпийских играх.

Во-вторых, администрация президента Муна, которая с самого начала стремилась установить такие контакты, в последние несколько месяцев стала рассчитывать на то, что частичная нормализация межкорейских отношений снизит вероятность возникновения на полуострове вооруженного конфликта. Иначе говоря, в Сеуле (и Пхеньяне) надеются: в Вашингтоне не будут так рваться стрелять, если решат, что Пхеньян пошел на уступки, пусть и символические.

Так и возникла нынешняя ситуация, при которой северокорейские спортсмены, скорее всего, появятся в Пхёнчхане.

Все это можно только приветствовать, ибо олимпийские переговоры действительно снижают вероятность вооруженного конфликта на Корейском полуострове, которая сейчас выше, чем когда-либо за последние два-три десятилетия. Тем не менее излишним оптимизмом по поводу происходящего лучше не проникаться.

Речь идет о мероприятиях, носящих косметическо-символический характер. Никуда не делась решимость руководства Северной Кореи создать полноценный ядерный арсенал и разработать средства доставки, способные нанести ядерный удар по континентальной части Соединенных Штатов. Отказ от ракетно-ядерной программы или ее существенное сокращение воспринимаются северокорейским руководством как первый шаг на пути к коллективному политическому и даже физическому самоубийству, и поэтому на серьезные уступки рассчитывать не приходится.

Более того, недоработанной остается и северокорейская ракетная программа, так что, скорее всего, как только отшумят олимпийские страсти и в Белом доме несколько успокоятся, северокорейские стартовые площадки опять услышат рев реактивных двигателей. Испытания наверняка будут продолжены, и это обстоятельство гарантированно вызовет жесткую реакцию США.

Нынешние контакты и взаимодействие по олимпийским делам никак не решают ключевых проблем Корейского полуострова и являются лишь способом выиграть время. Тем не менее даже временное снижение напряженности – хорошая новость.

Корея. КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 января 2018 > № 2467051 Андрей Ланьков


Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 23 января 2018 > № 2467029 Санат Кушкумбаев

Кушкумбаев об Астанинском процессе: не все было гладко

Говорить о необратимости мирного процесса в Сирии – оптимистично, считает политолог Санат Кушкумбаев спустя год после начала первого раунда переговоров в Астане

Сергей Ким

23 января 2017 года начались мирные переговоры по Сирии в Астане, с идеей проведения которых выступила Россия, а в конце 2016 года было принято окончательное решение о том, что именно столица Казахстана предоставит столь необходимую сторонам "нейтральную" площадку. Sputnik Казахстан спросил у политолога Саната Кушкумбаева – замедлилась ли, по его мнению, динамика переговоров после достижения весомых успехов, есть ли вероятность обострения конфликта интересов у стран-гарантов Астанинского процесса и как он оценивает риск разворота сирийского урегулирования в другую сторону.

- Венские мирные переговоры по Сирии, Женевские мирные переговоры по Сирии, мирные переговоры по Сирии в Астане. Объясните, пожалуйста, обывателю: зачем для дискуссий о сирийской проблеме создаются все эти площадки, когда есть ООН и Совет Безопасности, понятно, что женевский процесс проходит по эгидой этой организации, но все же?

Хотел бы обратить внимание на особенности площадки в Астане. Астанинский процесс – не замена женевского формата или других попыток мирного урегулирования в Сирии. Это дополнение к женевскому формату. На женевской платформе, прежде всего, ведутся переговоры по политическому урегулированию конфликта, в то время как на астанинской поднимаются технические вопросы: создание зон деэскалации и так далее. В Астане не ведутся дебаты о будущем политическом устройстве и судьбе Башара Асада.

- А что помешало с самого начала объединить решение этих вопросов в Женеве?

Дело в том, что сирийская оппозиция разрознена. Там нет одного игрока, представителя, а есть несколько десятков как минимум различных группировок. Есть большая проблема с имплементацией договоренностей. Одни группировки могут поддержать, другие нет. Потом политические представители могут согласиться с дебатами, а на практике реализовать это может быть тяжело. Там действовали и отдельные террористические группировки, которые вообще не являются стороной переговоров, и с которыми никто не ведет переговоры – с ними конфликтуют и те, и другие. Это усложняет ситуацию. Поэтому на женевской платформе переговоры велись опосредованно, представители говорили через посредников. Астанинский формат, как известно, был поддержан важными внешними участниками сирийского мирного процесса – Россией, Турцией, Ираном. Но к Ирану у западных участников, тех же США, недоверие, которые с большим скептицизмом относятся к его участию в переговорах. Поэтому и существуют такого рода форматы, которые пытаются найти какие-то взаимоприемлемые развязки. Плюс им нужна была нейтральная территория места переговоров, которая дистанцирована и от официального Дамаска, и от оппозиции.

- Возможно ли обострение противоречий России, Турции и Ирана в продолжение Астанинского процесса, когда главные, как может показаться, достижения уже достигнуты, а прагматические интересы каждой из стран на этом фоне могут проступать еще сильнее?

Есть разница в позициях, и эти страны подошли к астанинскому процессу с различными точками зрения. И до сих пор существуют разные мнения – Турция, надо не забывать, союзник НАТО, Иран – совсем другая история, позиция России ближе к иранской. Да, по будущему политическому устройству Сирии у них дебаты большие. Позиции Турции известна о судьбе Асада – они бы не хотели, чтобы он был проявлен в эскизах будущей Сирии, в то время как Иран и Россия считают дебаты непродуктивными без Асада. Есть интересы Турции, исторически сложившиеся – курдский вопрос, в эти дни очередная напряженность. Стороны при своих позициях стратегических и остаются, они просто идут на компромиссы ради прекращения военной части конфликта. Дебаты другие останутся, они никуда не уйдут.

- Еще после 7 раунда Астанинского процесса Иран, Россия и Турция заявили, что сирийский конфликт не имеет военного решения и должен быть урегулирован в ходе политического процесса. Как известно, война в Сирии, как и многие войны, началась после провала попыток решить внутренние конфликты политическим путем. Есть ли риск возврата в исходную точку?

Сказать, что политический прогресс в Сирии необратим, было бы чрезмерным оптимизмом. Конечно, риски существуют, но они значительно ниже, чем они были еще год назад, до Астанинского процесса. Мы видим изменения внутри Сирии, военно-политический расклад серьезно изменился. Но в целом, конечно, риски существуют, они полностью не сняты.

- Мы знаем о достижениях Астанинского процесса: привлечение к переговорному процессу Ирана, прямой диалог − "глаза в глаза" − представителей официальной власти и оппозиции, создание зон деэскалации, создание специальной мониторинговой группы, отслеживающей процесс прекращения боевых действий в Сирии. Но есть ли провалы – идеи, которые не реализованы, несмотря на благие намерения?

Дело в том, что договоренности о прекращении огня были достигнуты еще на женевской платформе в конце 2016 года, тем не менее стороны постоянно обвиняли друг друга в нарушениях перемирия. На месте было очень тяжело все реализовать, поэтому на астанинской платформе сразу же были поставлены вопросы в практическую плоскость, и были поставлены те, которые стороны в тот момент имели. Естественно, не все так гладко и быстро происходило. Вплоть до того, что переговоры зависели от участия тех или иных группировок, представителей, бывало до последних часов никто не знал, состоятся они или нет. Да, были паузы. Но сам формат, то, что переговоры шли, даже если ощутимых договоренностей не было бы, сам факт диалога важен. Пусть даже позиции сторон иногда полярны – это же лучше, чем разглядывать друг друга в прицелы. Это до сих пор очень медленный и тяжелый процесс, связанный с постоянным поиском точек соприкосновения.

- А вообще, не кажется ли вам, что уже после шестого раунда переговоров в Астане их динамика пошла на спад?

Мне не кажется. Любые переговоры сами по себе являются знаменательными, учитывая, что стороны враждовали и стреляли друг в друга. Сам факт переговоров, даже минимальный, невидимый для СМИ, является значимым. А прогресс не нам оценивать. Казахстан не является стороной, он просто предоставляет инфраструктуру.

Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 23 января 2018 > № 2467029 Санат Кушкумбаев


Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 22 января 2018 > № 2594448 Юрий Авдеев

Армия облачается в «Ратники»

В войска поступает новейшая боевая экипировка

Успешно выполняется поставленная Президентом России задача по доведению доли современных образцов вооружения к концу 2020 года до 70 процентов. В числе приоритетных направлений находится и оснащение войск комплектами боевой экипировки военнослужащего (КБЭВ) «Ратник».

Вооружённые Силы уже получили более 200 000 комплектов. По оценкам экспертов, к 2020 году войска будут оснащены КБЭВ «Ратник» в соответствии с имеющимся планом. На сегодняшний день нет каких-либо угроз его выполнению. Войска своевременно получают экипировку в запланированном количестве.

Как сообщил Департамент информации и массовых коммуникаций Минобороны России, в настоящее время Сухопутные вой­ска, Воздушно-десантные войска и морская пехота переоснащаются на новый комплект боевой экипировки «Ратник». В перспективе КБЭВ пополнится новыми образцами стрелкового оружия, которое значительно повысит огневые возможности солдата-десантника в бою.

– Новое автоматическое стрелковое оружие превосходит имеющиеся на вооружении образцы по некоторым параметрам на 20 процентов, а новое снайперское оружие – на 15 процентов, – заявил представитель ДИМК Минобороны. – На новое оружие можно будет устанавливать лазерные указатели, унифицированные оптические, ночные и тепловизионные прицелы.

По КБЭВ «Ратник» принципиальных замечаний у военных нет, но есть предложения по улучшению

Здесь необходимо отметить, что единого комплекта БЭВ не существует. Например, экипировка «Ратник» для подразделений ВДВ или Сухопутных войск имеет некоторые отличия в комплектации с учётом спецификации по специальностям военно­служащих.

Существует перечень изделий, входящих в состав КБЭВ, утверждённый министром обороны. По этому перечню набираются элементы «Ратника», когда испытания прошёл более совершенный образец, то он занимает место предшественника. При принятии комплекта как единого изделия для замены какого-либо элемента пришлось бы переоформлять документацию на весь КБЭВ. По сути, вся деятельность свелась бы к так называемому бумажному творчеству. Работы по КБЭВ, несмотря на все успехи, продолжаются и довольно активно. В прошлом году завершился очередной этап опытной войсковой эксплуатации «Ратника». Назрела необходимость обсуждения различных вопросов по его тематике.

25 января в Московском высшем общевойсковом командном орденов Ленина и Октябрьской Революции Краснознамённом училище пройдёт координационный научный совет по проблемам развития боевой экипировки, который организовывает Военно-научный комитет Сухопутных войск. В нём примут участие представители Минобороны, научно-исследовательских учреждений и предприятий оборонно-промышленного комплекса нашей страны.

На координационном совете под председательством члена коллегии Военно-промышленной комиссии России Олега Мартьянова планируется обсудить полученный опыт эксплуатации элементов «Ратника» с момента поступления их в войска. По итогам дискуссии будут выработаны предложения по дальнейшему развитию комплекта БЭВ, а войска получат рекомендации по более эффективной апробации и освоению боевой экипировки.

Вместе с тем на сегодняшний день представители Минобороны заявляют, что в целом довольны полученными результатами по боевой экипировке. Принципиальных замечаний у военных нет, есть предложения по улучшению, которые разработчики и производители выполняют в рабочем порядке. В целом такое положение дел трактуется в Минобороны и «оборонке» как работа по совершенствованию изделия.

Комплект БЭВ положительно зарекомендовал себя при использовании в боевых действиях на территории Сирийской Арабской Республики и от военных получил общую оценку «отлично». По ряду параметров российская разработка превзошла зарубежные аналоги.

В заключение стоит напомнить, что, по словам гендиректора АО «Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения» Дмитрия Семизорова, стоимость полной экипировки «Ратник» вместе с оружием составляет 200 000 рублей. Столько же стоит французский комплект экипировки FELIN, но в этом случае в американских долларах. Как говорится, почувствуйте разницу.

Юрий АВДЕЕВ

Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 22 января 2018 > № 2594448 Юрий Авдеев


Россия. ЦФО > Агропром. Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > agronews.ru, 22 января 2018 > № 2467661 Владимир Лепин

Комментарий. Техмаш: и орудия залпового огня, и сельхозорудия.

18 января 2018 года АО «НПК «Техмаш» (боеприпасный холдинг, входящий в Госкорпорацию «Ростех») провел в подведомственном АО «Научно-исследовательский технологический институт имени П.И.Снегирёва» (НИТИ) специализированное совещание, на котором, в частности,

была рассмотрена работа оборонного института по производству продукции гражданского назначения (сельскохозяйственные плуги, культиваторы, другое оборудование) и показана созданная технологическая база.

«Техмаш» увеличил на 45% производство «гражданки»

Сквозь шум и грохот в цехе производства плугов и культиваторов новой марки «Русич» НИТИ им. П.И. Снегирева гендиректор Концерна «Техмаш» Госкорпорации Ростех Владимир Лепин рассказал журналистам:

– Сельхозтехника, разработанная на базе «НИТИ им. П.И.Снегирева», оказалась востребованной уже в 18-ти регионах России. Востребованность продукции Техмаша объясняется ее стоимостью — дешевле европейских аналогов в два раза, и надежностью — конструкции и комплектующие выполнены из высококачественной стали. Техмаш разработал и запустил в серийное производство новый вид продукции в рамках реализации поручения Президента РФ по развитию организациями ОПК производства высокотехнологичных товаров гражданского и двойного назначения и общей стратегии Ростеха, которая предполагает наращивание доли гражданской продукции до 50% к 2025 году.

Вся конструкторская и технологическая документация разработана в полном объеме непосредственно на нашем предприятии. Основной упор был сделан на опыт эксплуатации аналогичного оборудования сельхозпроизводителей Юга России. Особое внимание было уделено надежности конструкции и удобству технического обслуживания сельхозтехники.

А вот что сказал В. Лепин спецкору «Крестьянских ведомостей:

– Концерн решил все основные задачи по гособоронзаказу, выполнил более 40 контрактов в рамках ВТС. Объем производства гражданской продукции за год увеличился на 45% (в 2016 году – 7,7 млрд рублей, в 2017-м – 11,2 млрд). На предприятиях холдинга разработаны и внедрены в серийное производство новые изделия гражданского назначения, среди которых бурильное оборудование и холодильники.

Особо следует отметить НИТИ им. П.И.Снегирева, который в сравнении с 2016 годом увеличил объемы производства гражданской продукции почти в 8 раз. В числе самых известных – «военные» культиваторы «Русич» (ширина захвата 8 и 14 м). За один проход по полю «Русич» обеспечивает полную подготовку почвы к посеву, совмещая культивацию, рыхление, выравнивание и предпосевное прикатывание почвы с созданием в посевном слое уплотненного ложа для семян. Использование этой разработки позволяет не только значительно сократить сроки сельхозработ, но и гарантировать сохранение запасов почвенной влаги. Гидроцилиндры для данных культиваторов изготовлены в ЛМЗ К. Либнехта, входящим в Концерн.

«Сплав» занялся направлением медицины. Казалось бы, где реактивные системы залпового огня и медицина…И тем не менее, высокая подготовка специалистов позволяет заниматься многими направлениями. Любое производство всегда требует денег и компетентности и, естественно, времени. Поэтому основной упор, который делает руководство Техмаша – это использовать все компетенции, которые у нас есть, и привнести их в гражданскую продукцию.

Пример, у нас достаточно высокая механообработка, которая существует в «Сплаве». Мы производим сопла для реактивных систем залпового огня. И когда мы в тесном взаимодействии с академической наукой внимательно посмотрели те составы, которые используем, то оказалось, они дают нам возможность, используя то же самое оборудование, делать запорную арматуру в разных шаровых кранах разного калибра. И себестоимость ниже получается.

С сельхозтехникой НИТИ – всем крестьянам по пути

У плаката с такими словами вот что услышал от гендиректора НИТИ Игоря Григорьева:

– В 2017-м произведена и поставлена в дилерскую сеть для последующей реализации 171 единица полнокомплектной почвообрабатывающей техники, 6356 единиц запчастей и комплектующих к ней. Продано сельхозтоваропроизводителям России 11 сельхозорудий и 6078 единиц запчастей на общую сумму 49,4 млн рублей. Из общего числа продаж в денежном выражении 91% – полнокомплектная техника, 9% – запчасти и комплектующие к ней.

Наибольшую долю в продажах техники в натуральном и денежном выражении занимает плуг ПНУУ «Русич» 8х40 – продано 75 единиц на сумму 22,8 млн рублей, на втором месте в денежном выражении – культиватор «Русич» КПП-14 на сумму 11,5 млн рублей. В общей сумме реализации на продажи плугов пришлось 56%, культиваторов – 44%.

В 2017 году в свободную реализацию запчастей и комплектующих к плугам поступило 6 тыс. единиц, реализовано 4,5 млн рублей. Наибольшую долю в натуральном выражении составили продажи быстроизнашивающихся частей – долот, лемехов, отвалов. Общий объем их продаж равен 2,4 млн рублей, что составляет около 50% от всей номенклатуры запчастей.

Мы приобрели станки для плазменной резки, покрасочную и пескоструйную камеры, сварочные полуавтоматические линии, запустили в работу пресс и термическую печь. Все это позволило нам перевести на конвейерную линию производство до 20 единиц сельхозорудий и 100% комплектующих к ним ежемесячно. Также мы провели ремонт производственного цеха общей площадью 4700 кв.м.

– Адреса поставок? – спросил автор строк.

– Поставка техники осуществлялась в 18 регионов: Ростовская, Волгоградская области, Ставропольский и Краснодарский края, Калмыкия, Татарстан, Башкирия, Дагестан… Например, в ЮФО поставлено техники на 36,6 млн рублей (82% от всех продаж). В Приволжский – на 7,6 млн рублей.

Наибольший вклад в продажи полнокомплектной техники внесла ООО «ТВК «Южный». Объем реализации ее 22,4 млн рублей (около 54% от всего оборота продаж нашей техники).

На сегодняшний день стоит задача увеличить объемы продаж в ПФО и ЦФО за счет развития существующих и поиска новых дилеров.

Игорь Григорьев назвал перспективные цели по производству и продажам:

– Провести испытания в 2018 году и ввести в ассортимент запчасти: лемех усиленный с шириной захвата 40 и 35 см, лапа стрельчатая для культиваторов; разработать, провести испытания в 2018 году и ввести в ассортимент: плуг ПНУУ 7х40, катки прикатывающие 6 и 9 м, культиваторы 10, 12, 16 м; проработать вопрос по международному сотрудничеству по линии Минпромторга.

Важный момент. В 2017 году было спроектировано и реализовано 5 автоматических линий на сумму 43,7 млн рублей (могут применяться как в военной, так и гражданской отрасли). 4 линии поставлены в Алтайский край и 1 – в Санкт-Петербург.

– Как занимаетесь импортозамещением?

– Это актуальная тема. Как известно, до недавнего времени объем импорта станков различного назначения достигал более чем 80%. В связи с этим особое внимание Правительство РФ и отраслевые ведомства уделяют программе импортозамещения в сфере производства современных многофункциональных станков на территории России. Примером может служить современный производственно-сборочный комплекс DMG MORI в г. Ульяновске.

В 2016 году между DMG MORI и Минпромторгом РФ был подписан Специнвестконтракт по локализации производства станков с ЧПУ на территории России. В рамках реализации контракта НИТИ им. П.И. Снегирева официально признан поcтавщиком деталей токарно-фрезерной группы для сборочного производства обрабатывающих центров серии СТХ ekoline. В прошлом году нами было изготовлено для этих станков 3,3 тыс. деталей на сумму 1,4 млн рублей.

По цеху будто Мамай прошел

Постановка обсуждаемого вопроса непосредственно связана с реализацией поручения Президента России Владимира Путина, данного в

2016 году в послании Федеральному собранию, где определено, что в ближайшее десятилетие доля конкурентоспособной гражданской продукции должна

составить не менее трети от общего объема производства в ОПК».

Оборонка ответила: есть! А спецкор «Крестьянских ведомостей» в связи с этим вспомнил конец 1980-х, когда началась конверсия. Автор тогда работал редактором многотиражки на знаменитом ММЗ «Знамя труда» (ныне РСК «МиГ»). При злосчастном слове «конверсия» всплыли тоскливые лица спецов высшего класса, мат-перемат рабочих из-за задержек с зарплатой, вынужденные отпуска, полупустые цеха (из-за сокращения госзаказа на фронтовые истребители МиГ-29 оборонный завод стал выпускать сковородки, кастрюли и всякий ширпотреб). Помню неимоверную радость заводчан, когда продали несколько самолетов то ли в Малайзию, то ли… и в столовой устроили распродажу импортных шмоток – костюмы, плащи, куртки, дубленки – натуроплата. Время «меченого», затем беспалого, семибанкирщина… Как удалось выжить оборонке при заокеанских советниках в правительстве?

И вот новое время. Поэтому в разговоре с заместителем гендиректора НИТИ по продукции гражданского назначения Сергеем Брюхановым я задал прямой вопрос:

– А что, оборонный заказ сократился, и вы перешли на конверсию производства?

– Нет, это параллельное производство, мы реализуем поручение президента оборонщикам заняться производством конкурентоспособной гражданской продукции, – ответил Брюханов. – Этот цех, по которому мы сейчас идем, 30 лет стоял. Когда чуть больше года назад мы пришли сюда – здесь птицы летали, горы мусора лежали, разбитые стекла, двери перекошены, холод, никакой электрики, ни одного станка.

Мы отремонтировали помещение, поставили станки – рабочие практически ночевали здесь, восстанавливая производство. Цех открылся 1 декабря 2016 года. В нем трудятся более полусотни рабочих и около 10 ИТР. Выпускаются трех-, пяти- и восьмикорпусные плуги «Русич», а также восьми- и четырнадцатиметровые культиваторы «Русич». На 2018 год намечено начало производства шестнадцатиметрового культиватора.

Обручить рабочего и колхозницу

– Существенный момент, – держа в руках стрельчатую лапу, продолжил замдиректора. – Перед тем, как начинать проект, мы ответили на три главных вопроса: первое – что нам делать, второе – кто, как и чем делать, третье – для кого и на каком рынке нужна наша техника?

Мы начали не с первого, а с третьего вопроса: для кого это делать, и поехали не в Министерство и ведомство, а в село, в колхоз, к фермеру. Конкретно – в СПК «Радуга» Заветинского района Ростовской области. И там, общаясь с крестьянами, агрономами, мы поняли, что для них нужно делать. А технологи и конструктора у нас есть, и место, где производить, есть (сколько в России еще брошенных цехов! – Авт.).

Разговаривая, мы пришли в другой цех – 30-й. Мой собеседник пояснил:

– В этом цехе продукция выпускается двойного назначения – военная и гражданская. Сейчас идет установка линии.

– Какова доля гражданской продукции НИТИ в общем объеме?

– Года два назад доля «гражданки» в общем объеме составляла около 1%, в 2017-м – порядка 10%. К 2025 году – планируем довести до 50%.

На ВДНХ стоит известная скульптура Мухиной «Рабочий и колхозница». Так вот мы практически «обручили» рабочего и колхозницу – оборонка начала работать на село, поставляет АПК современную технику и оборудование.

Наша справка

Плуг в цехеНаучно-производственный концерн «Техмаш» входит в состав «Ростеха». В контуре управления Техмаша находятся 36 организаций промышленности боеприпасов. Легендарными брендами холдинга, широко известными за рубежом, являются НПО «Сплав», «Базальт», «Прибор», «НИМИ им. В.В.Бахирева» и др. Техмаш разрабатывает и производит реактивные системы залпового огня, боеприпасы для малокалиберной артиллерии наземного, морского и воздушного базирования, инженерные боеприпасы, авиационные бомбовые средства поражения, гранатометные выстрелы, средства ближнего боя, артиллерийские выстрелы наземной и морской артиллерии, взрывательные устройства… Высокоэффективные образцы современного оружия, выпускаемые холдингом «Техмаш», находятся на вооружении армий более чем 100 стран. В области гражданской продукции: технологическое оборудование для топливно-энергетического комплекса, промышленное и медицинское холодильное оборудование, сельскохозяйственная техника и товары народного потребления.

Госкорпорация Ростех – российская корпорация, созданная в 2007 г. для содействия разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции гражданского и военного назначения. В её состав входят более 700 организаций, из которых в настоящее время сформировано 11 холдинговых компаний в ОПК и 3 – в гражданских отраслях, а также более 80 организаций прямого управления. В портфель Ростеха входят такие известные бренды, как АВТОВАЗ, КАМАЗ, Концерн Калашников, «Вертолёты России», ВСМПО-АВИСМА, Уралвагонзавод и т. д. Организации Ростеха расположены на территории 60 субъектов РФ и поставляют продукцию на рынки более 70 стран. Консолидированная выручка Ростеха в 2016 году достигла 1 трлн 266 млрд рублей, консолидированная чистая – 88 млрд рублей, а EBITDA – 268 млрд рублей. Зарплата в среднем по Корпорации в 2016 году – 44 000 рублей. Согласно стратегии Ростеха, основной задачей Корпорации является обеспечение технологического преимущества России на высококонкурентных мировых рынках. Одна из ключевых задач – внедрение нового технологического уклада и цифровизация российской экономики.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости», г. Балашиха

Россия. ЦФО > Агропром. Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > agronews.ru, 22 января 2018 > № 2467661 Владимир Лепин


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 января 2018 > № 2466568 Леонид Радзиховский

Три причины, по которым Путин не отправит войска на Киев

Почему Украина и Россия не объявят войну друг другу

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Признание России агрессором согласно принятому в Украине закону о реинтеграции Донбасса не повлечет за собой объявления войны или усиления боевых действий. Украина никому войну объявлять не может и не будет, а у президента РФ Владимира Путина минимум три причины, по которым он никогда не отправит войска на Киев. Такое мнение высказал «Апострофу» российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Это уже какой-то фильм про Барона Мюнхгаузена: он объявил войну Англии, которая капитулировала за 5 минут до того, как он это сделал.

Объявление войны при сохранении Договора о дружбе и дипломатических отношениях — это был бы действительно вклад Украины в мировую историю дипломатии. Даже Гитлер, напав на СССР 22 июня, все-таки дипломатические отношения разорвал, хоть и после нападения. А такого чуда, как объявить войну и сохранить дипломатические отношения?.. Такое чувство юмора, по-видимому, присуще только украинским депутатам.

Россия в таком случае объявит ответную войну Украине. При этом ни одна сторона не порвет Договор о дружбе и будет такая «взаимодружеская» война с сохранением дипломатических отношений.

Обернется ли это какими-то реальными действиями со стороны России? Путин не только до Киева идти не хочет, он даже не хочет первым рвать Договор о дружбе, не хочет первым рвать дипломатические отношения. Это непопулярно в России. А уж, тем более, новые мощные действия непопулярны на Западе, остатками отношений с которым Путин дорожит.

О военных действиях речи быть не может в принципе. Все понимают, что если украинская армия предпримет военные действия, то ответ будет катастрофическим для Украины. Но он будет катастрофическим и для России, потому что даже локальная война с Украиной — не поход на Киев, а, скажем, разбить войска на Донбассе и отхватить еще кусок земли — была бы катастрофой для России по нескольким очевиднейшим причинам.

Первое — это гробы. Аккурат накануне голосования (на выборах президента РФ в марте — «Апостроф») получить несколько сотен гробов в лучшем случае или пару тысяч гробов в худшем. Это, конечно же, «прекрасные, оптимальные» условия для голосования.

Второе — я даже не представляю, каким будет виток конфронтации с Европой, и она сама этого не представляет. Будут жесточайшие ответные действия вплоть до эмбарго на продажу газа и нефти, что обернется экономической катастрофой в России.

Третье — что Путин будет делать дальше, разгромив украинскую армию и захватив какие-то украинские территории? Россия не знает, что делать с этим «чертовым» Донбассом, который худо-бедно, но надо поить, кормить, тащить. А отхватить еще какие-то территории — и что делать там? Кормить, поить и тащить? На кой черт России это надо? Это абсолютное безумие.

И, кроме того, война — это вообще очень дорогое удовольствие. Даже локальная, короткая, которая продлится пару недель. Причем патриотического восторга о том, что «мы разгромили украинскую армию», не будет. У части населения он будет, но это будет короткий всплеск эмоций. А сама война вызовет только новое раздражение с вопросами: «Зачем нам это надо? Какого черта мы воюем?».

Чтобы была война, украинцы должны напасть. А украинская армия реально не нападет, поскольку Петр Порошенко — не психически больной человек. Ему нет смысла нападать, чтобы быть гарантированно разгромленным.

Россия же первой не пойдет по той простой причине, что это будет катастрофой. Как внутри страны, так и на внешнем рынке. И, самое главное, будет экономическая катастрофа. Россия еле-еле вылезает из тяжелой стагнации. И в этой ситуации нет ни малейшего смысла идти на военные расходы, пусть и кратковременные, но очень неприятные, которые бюджетом не запланированы. А, во-вторых, что гораздо хуже, захватив новый кусок, надо дальше тащить на своей шее все это удовольствие.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 января 2018 > № 2466568 Леонид Радзиховский


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 января 2018 > № 2466554 Дейв Маджумдар

Россия испытывает новую «беспилотную наземную боевую машину» в условиях, приближенных к боевым

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Российский концерн «Калашников» провел испытания нового наземного боевого робота «Соратник» в условиях, «приближенных к боевым». Эта российская разработка указывает направление, в котором будут развиваться армии мира, все чаще применяя беспилотные системы во время будущих конфликтов.

«Боевую автоматизированную систему (БАС) „Соратник" испытали в условиях, максимально приближенных к боевым. Эти испытания подтвердили характеристики комплекса и доказали возможность использования данной роботизированной системы при температуре воздуха выше 30 градусов по Цельсию», — заявил представитель пресс-службы «Калашникова» информационному агентству ТАСС.

Пока нет никаких убедительных свидетельств, указывающих на то, что Россия испытывает беспилотные наземные машины в реальном бою, если не считать довольно простых роботов-саперов и машины по обезвреживанию боеприпасов. По сообщению ТАСС, испытания машины «Соратник» проводились в Сибири, однако из имеющихся фотографий трудно понять действительно ли это так.

«Не исключено, что „Соратник" испытывали в Сирии, учитывая то, что Россия проводила там испытания беспилотных машин разминирования, и теперь намеревается использовать их в войсках, — говорит Сэмюэл Бендетт (Samuel Bendett), работающий в Центре военно-морского анализа и специализирующийся на российской робототехнике. — Отсутствие четких фотографических материалов об испытаниях „Соратника" может быть связано с тем, что этот робот выполнял боевые задачи, в то время как другие беспилотные автоматизированные системы занимаются миротворчеством и разминированием».

Русские надеются, что со временем им удастся создать большой парк наземных беспилотников, и «Соратник» является провозвестником будущего. «Русские испытывают самые разные беспилотные системы для их применения в боевых условиях, разрабатывая опытные и экспериментальные образцы и проводя с ними серьезные и жесткие испытания, — говорит Бендетт. — Они также открыто заявляют, что беспилотные системы станут важным компонентом вооруженных сил в будущих войнах».

Кроме экспедиционных операций, русские наверняка испытывают свои беспилотные системы в регионах с суровыми климатическими условиями, скажем, в Арктике. «Российские руководители неоднократно выступали с заявлениями о том, что стране необходимы беспилотные системы для охраны ее протяженных границ, — отмечает Бендетт. — Так что со временем могут состояться испытания таких машин для их будущего применения в пограничных войсках, на севере и в тихоокеанском регионе».

Русские могут использовать свои беспилотные наземные машины в разном качестве: для эвакуации раненых, для перевозки различных предметов снабжения и даже для оказания огневой поддержки. «Они ведут разговоры о применении БАС для эвакуации раненых, для транспортных перевозок и для осуществления боевой поддержки», — говорит Бендетт.

Со временем Россия может приступить к экспортным продажам этих систем, однако данная техника пока далека от совершенства, и вначале Москва должна принять ее на вооружение в собственной армии. «Возможен экспорт в ограниченных количествах и в таких версиях, которые будут отличаться от систем, поставляемых в российские войска, — сказал Бендетт. — Ведь русские еще пока сами не приняли их на вооружение, да и техника недостаточно отработана, чтобы говорить о массовых экспортных поставках».

Со временем Россия (и другие страны) получат это оружие. И Пентагону надо быть готовым к этому моменту.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 января 2018 > № 2466554 Дейв Маджумдар


Россия. Сирия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 22 января 2018 > № 2466508 Андрей Ляхов

Война, мир и газ: экономическое измерение сирийского конфликта

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

Активные боевые действия на территории Сирии закончились, однако «газовая война» на Ближнем Востоке еще не окончена. Необходимость восстановления сирийской нефтегазовой промышленности и открытие на территории страны новых месторождений и дальше будет оказывать влияние на политический расклад сил в регионе.

Читая и слушая победоносные интервью и доклады западных военных и политиков о победе над ИГИЛ (запрещена в РФ), не перестаёшь удивляться насколько их заявления далеки от реальности. Региональные СМИ и личные впечатления от регулярных посещений региона с 2010 года рисуют совсем другую картину.

Газ

За последние годы политика бывшего американского президента Барака Обамы привела к отсутствию сдерживания фундаментальных конфликтов, тлеющих в регионе последние 50-70 лет. К 2011 году и Россия практически ушла из региона. После распада СССР она растеряла всех своих союзников, оказалась в весьма непростых отношениях с Дамаском и по большей части пассивно наблюдала за развитием радикально-консервативного ислама в Сирии, Ираке и Северной Турции. Российская военная база в Тартусе в составе четырех матросов и одного мичмана представляла собой всего лишь объект по обеспечению пресной водой кораблей российского флота, выходивших из Черного моря. Москве оставалось только надеятся, что её доморощенные российские джихадисты и разномастные фрики, устремившиеся в Сирию, чтобы отточить своё боевое мастерство, не вернутся в обратно для распространения идей радикального ислама и возрождения кавказского халифата.

Неудивительно, что в качестве причина вмешательства Москвы в гражданскую войну в Сирии, как правило, называют желание оградить Россию от распространения на её территории джихада или создать на Ближнем Востоке механизм диалога между прозападными и происламистскими суннитскими режимами с одной стороны и шиитами с другой. Но была и еще одна причина, по которой российское вмешательство было неизбежным.

Дело в том, что с увеличением потребления газа в Европе, Сирия оказалась в центре борьбы двух гигантских газовых проектов. Один проект лоббируют Катар и Саудовская Аравия, для которых увеличение добычи газа становится экономически целесообразным, если основной его обьем будет доставляться европейским потребителям по трубе, а не СПГ-танкерами, строительство и эксплуатация которых — достаточно дорогостоящее занятие. С ним активно конкурирует проект газопровода из Ирана, который контролирует около 18% мировых запасов газа, но экспортные возможности которого сильно ограничены пропускной способностью Ормузского пролива. Интересно, что оба этих проекта предусматривают Алеппо в качестве ключевой точки, в которой оба трубопровода будут расходится на два направления.

Безусловно, было бы верхом наивности, полагать, что конфликт в Сирии возник вследствие конкуренции трубопроводных проектов. Но несомненно и то, что борьба за контроль над запасами углеводородов и маршрутами их доставки в Европу сыграла свою роль в процессе принятия решений об участии в том или ином виде в сирийском конфликте.

Война

Юго-восточная часть средиземноморского бассейна (от Ливии до Турции) сейчас рассматривается как одна из наиболее перспективных территорий для разведки и разработки запасов углеводородов. Крупные нефтяные и газовые месторождения за последние 10 лет были обнаружены в Египте, Израиле и на Кипре. Эти открытия подтверждают предположения, высказанные еще в 1968 году, о том, что вдоль юго-восточного побережья Средиземного моря располагается гигантская углеводородосодержащая формация. Как только эти прогнозы начали сбываться в середине 2000-х годов, в регион потянулись как мелкие по сути венчурные компании, так и крупные мировые нефтедобытчики. Российские нефтяные компании не остались в стороне. В 2011 году компании получили права на разведку нескольких участков в прибрежных водах Сирии и начали переговоры о получении таких прав на несколько участков в территориальных водах Турции.

Российские интересы присутствовали и в иных сегментах сирийской нефегазовой отрасли. Когда большая часть нефтяных месторождений в Восточной Сирии попала под контроль джихадистов (не обязательно ИГИЛ), российские нефтяники и газовики просто не могли спокойно смотреть, как уничтожаются совместные проекты, на получение которых иногда были потрачены годы переговоров.

Поэтому неудивительно, что выбор объектов для авиаударов российскими ВКС (связанные с ИГИЛ чеченские, татарские и кавказские боевики, базировавшиеся в северо-западной Сирии) и фокус дипломатических усилий были направлены в том числе на лишении джихадистких сил возможности добывать и продавать углеводороды. При этом, весьма энергичная военная кампания ВКС России проходила на фоне неуверенной и непоследовательной политики американской администрации. С точки зрения борьбы за контроль на углеводородными ресурсами это вполне объяснимо. Сланцевая революция сделала Ближний и Средний Восток менее значимым для США источником энергии. Этим же можно отчасти обьяснить и постоянно сдвигавшиеся «красные линии» Белого Дома, и нежелание посылать в Сирию сколько нибудь значимый воинский контингент.

В итоге, в результате двухлетней кампании джихадистским силам было нанесено убедительное военное поражением. России удалось добиться сокращения объемов помощи, оказываемой Катаром, Турцией и Саудовской Аравией ИГИЛ и прочим джихидистским группировкам.

Это однако не означает конца войны. В ближайшем будущем в сирийские конфликты могут превратиться в партизанскую войну, борьба умеренной оппозиции с режимом Башара Асада переместится в политическую плоскость, курды, заняв круговую оборону, будут пытаться создать в Сирии автономию.

Мир

Несмотря на хрупкий мир (в лучшем случае), реализация трубопроводных проектов будет отложена на неопределенный срок. Что в принципе, устраивает как американских экспортеров СПГ так и Россию, и Алжир с Тунисом, являющихся основными поставщиками трубопроводного газа в Европу. Разведка на сирийском шельфе будет происходить, но, видимо, в минимальных объемах до лучших времен. С похожей ситуацией геологоразведчики столкнулись в Египте, где на время беспорядков 2011-2014 годов нефтяные компании практически заморозили разведку и разработку двух самых крупных месторождений нефти и газа открытых за последние 20 лет (супер-гигант Зор и Южный Балтим). Учитывая общую нестабильность в регионе, которая отнюдь не уменьшится с прекращением «классических» боевых действий в Сирии эксплуатация этих месторождений по всей вероятности будет ограничена удовлетворением местного спроса на нефтепродукты и газ. Экспорт будет осуществляться средиземноморским танкерным флотом, а планы строительства газопровода соединяющего Зор, газовые месторождения Кипра и терминалы южной Европы будут ожидать более подходящей для их реализации обстановки.

Несмотря на относительно скромные показатели добычи углеводородов, в мирное время державшиеся на уровне 5,5 млрд кубических метров газа в год и 380-390 млн баррелей в день, Сирия была единственным производителем нефти и газа в Восточном Средиземноморье, чьё стратегическое положение делало ей ключевым экспортером нефтепродуктов и газа в соседние страны, Турцию и Южную Европу. Теперь ситуация может измениться.

Нефте- и газодобывающая промышленность Сирии сосредоточена в ее восточных районах, большая часть попала под контроль различных групп джихадистов, которые не имели ни опыта ни знаний необходимых для нормальной эксплуатации как месторождений так и НПЗ. Поскольку за время контроля ИГИЛ над приблизительно 60% нефтяного сектора Сирии никаких работ по поддержанию наиболее оптимального уровня производительности скважин не проводилось, а нефтепереработка проводилась в основном кустарными методами, потребуется значительное количество времени и денег для того, чтобы вывести добычу и переработку на довоенный уровень. А масштаб ущерба, нанесенного бомбардировками региона Дейр-эр-зор его нефтяным месторождениям, еще только предстоит установить. Как показывает опыт Второй мировой войны, последствия интенсивных бомбардировок нефтеносных районов могут ощущаться десятилетия после окончания боевых действий.

За время сирийского конфликта ЕС и США, а также Лига Арабских Государств и Турция ввели против Сирии достаточно жесткие санкции (причем, первые американские санкции были введены еще в 1979 году). Санкционный режим включает полный запрет на экспорт нефти и газа из Сирии в ЕС, США и большинство арабских государств. Дальнейшее сохранение санкций затруднит финансирование восстановления сирийской нефтегазовой промышленности и вероятно заставит сирийцев искать деньги и помощь в Китае, Индии или России. Необходимость восстановления нефтегазовой промышленности может также послужить причиной дальнейшего сближения «пост-ИГИЛовской» Сирии с Ираном и Ираком, которые уже накопили достаточно солидный опыт в ремонте и восстановлении разрушенных в результате военных действий нефтегазовых промыслов в очень похожих условиях.

Не поставлена точка и в противостоянии двух проектов газовых трубопроводов не окончено, просто потому, что их строительство – это обьективная реальность, вызванная стратегией большинства крупных экономик на увеличение доли газа в энергогенерации при сохранении доступных для большинства населения цен на энергию.

Убежденность в том, что сирийский шельф хранит значительные запасы газа растет по мере приближения новых месторождений к сирийским границам. В 2013 году уже Ливан выдал первые лицензии на геологоразведку в своих территориальных водах. Если, при обнаружении газовых месторождений возле сирийского побережья, их характеристики будут схожи с кипрскими, израильскими или египетскими, то стратегическое значение и инвестиционная привлекательность сирийского нефтегазового сектора возрастет в разы. И вполне вероятно, что мы увидим новый, но в этот раз чисто «газовый» джихад в Сирии. Рано гадать каким он будет, но уже сегодня понятно, что даже процесс восстановления нефтегазового сектора Сирии будет трудным, противоречивым и небыстрым. А его дальнейшее развитие зависит от стольких переменных, что ценность любых прогнозов равна ценности гадания на кофейной гуще.

Однако, уникальность расположения и потенциал сирийского нефтегазового сектора заставляют внимательно наблюдать за его развитием, направление которого способно оказать значительное влияние на будущее региона.

Россия. Сирия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 22 января 2018 > № 2466508 Андрей Ляхов


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 января 2018 > № 2465276 Виталий Кулик

«Деоккупация» в кавычках

Виталий Кулик, Корреспондент, Украина

Принятый парламентом законопроект №7163 не даст Украине ни деоккупации, ни реинтеграции. Он только фиксирует юридическую определенность. Россия — оккупант. Точка.

Закон Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» не принесет нам ни деоккупации не реинтеграции, но даст юридическую определенность.

История с проектом закона №7163 разворачивалась вокруг двух парадигм. Одни хотели видеть в нем инструмент для деокупации территорий (с специальными режимами, военным положением, десепаратизацией и пр), другие хотели рамку для диалога о реинтеграции (с кейсом обеспечения прав человека, переселенцев, политическим урегулированием и пр). Но ни того, ни другого в законе под названием «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» в действительности нет. Текст соответствует заявленному названию — не больше и не меньше.

Распространенным в украинской экспертной среде было представление, что реинтеграция и деоккупация явления противоположные друг другу. Этот исходящий постулат вносил разлад в общее восприятие данной законодательной инициативы.

Несмотря на то, что в статье 4 закона 7163, описывающей цели данного документа, сразу говорится о необходимости освобождения временно оккупированных территорий, пути этого освобождения не прописаны. Так мы воюем или что?

У закона есть как сильные, так и слабые стороны. Главный позитив — это четкое определение того, кто на самом деле является нашим противником на Востоке Украины. Россия определена в качестве страны-оккупанта нашей территории.

Теперь не нужно упражняться в подборе эвфемизмов вроде «российско-террористические войска», «террористические бандформирования». В законе все однозначно: оккупирующая сторона — Российская Федерация и подконтрольные ей единицы.

В законе прописаны все возможные опции присутствия российских комбатантов и некомбатантов, осуществляющих «административные» функции в представительствах оккупационной власти (под контролем госструктур РФ) — «Принимая во внимание, что Российская Федерация совершает преступление агрессии против Украины и осуществляет временную оккупацию части ее территории с помощью вооруженных формирований Российской Федерации, состоящие из регулярных соединений и подразделений, подчиненных Министерству обороны Российской Федерации, подразделений и спецформирований, подчиненных другим силовым ведомствам Российской Федерации, их советников, инструкторов и иррегулярных незаконных вооруженных формирований, вооруженных банд и групп наемников, созданных, подчиненных, управляемых и финансируемых Российской Федерацией, а также с помощью оккупационной администрации Российской Федерации, которую составляют ее государственные органы и структуры, функционально ответственные за управление временно оккупированными территориями Украины, и подконтрольные Российской Федерации самопровозглашенные органы, которые узурпировали выполнения властных функций на временно оккупированных территориях Украины».

Этот шаг поможет отстаивать те самые «красные линии» в вопросах миротворчества, о проведении и утверждении которых так много говорят представители украинской власти. На самом деле, эти границы четко и подробно прописаны Украиной только сейчас и только путем принятия закона 7163, ведь до этого Российская Федерация упоминалась как агрессор только в постановлении ВРУ от 27. 01. 2015 и в заявлении парламента, которые не имеют статуса законодательного акта.

Обозначение РФ как оккупирующей стороны запускает действие Женевской конвенции 1949 года, а именно — ее статью 2, раздела 1, где прямо говорится о том, что согласие второй стороны на признание ее оккупирующей не требуется.

Однако важно понимать, что попытки противодействовать появлению российской регулярной армии на Востоке Украины под видом миротворческого контингента остаются недостаточными без разрыва дипломатических отношений с РФ, чего так и не было сделано ни за все годы войны, ни во время голосования за поправки к закону 7163.

Самая большая опасность данного закона кроется в Статьях 8-10, где описан некий «особый порядок», согласно которому будет осуществляться управление территориями, признанными прилежащими к зоне боевых действий, в отдельных чертах напоминающий правовой режим военного положения.

Но ключевое отличие от правового режима военного положения заключается в непрописанных механизмах компенсации в случае реквизирования имущества граждан, предприятий и представительств, а также в фактически неограниченных полномочиях Командующего объединенных сил по принятию решений о порядке перемещения товаров между территориями, где действует особый порядок и остальной территорией Украины, что создает серьезнейшие коррупционные риски в и без того крайне непростом в этом отношении вопросе.

Зачем нужно перенимать некие отдельные элементы правового режима военного положения с делегированием дополнительных полномочий президенту, если есть Закон «О правовом режиме военного положения», где предусмотрена достаточно адекватная система сдержек и противовесов?

Возможно, все дело в приближении выборов 2019 года, на которые представители ряда политсил возлагают серьезные надежды. Ведь введение военного положения приостанавливает возможность проведения выборов на территориях, на которые распространяется данный правовой режим. А это значит, что все надежды применяющих «примирительную» риторику под предлогом «заботы о возвращении людей, а не территорий» пойдут прахом.

Даже перспектива принятия этого закона в его редакции, подготовленной ко второму чтению, повлекла за собой ряд громких заявлений о том, что этот закон является «законом о дезинтеграции Донбасса».

В частности, с подобным заявлением выступил Виктор Медведчук. Он заявил, что признание России оккупирующей стороной перекроет все пути к «влиянию РФ на непризнанные республики в вопросах реализации Минских соглашений». Но, апеллируя к Минским соглашениям как к безальтернативной мере, Медведчук тут же заявляет, что является сторонником прямых переговоров России и Украины.

Но Минские соглашения как раз подобных переговоров и не предполагают, что делает этот формат изначально нежизнеспособным и лживым: сторонами конфликта в Минских соглашениях называются псевдореспублики, а РФ лишь «выражает приверженность выполнению Минских соглашений». То, что опция прямых переговоров с первыми лицами РФ доступна Медведчуку, никак не говорит о том, что подобная опция есть у государства Украина.

А сторонникам подобных тезисов стоило бы помнить, что Минские соглашения — это не только обмен пленными, но и выборы на оккупированных территориях, после которых последует передача контроля над границей и широкомасштабная амнистия «путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины».

Эти составляющие Минских соглашений и взорвут Украину, потому как мириться с такой реинтеграцией многие не станут.

Ни закон 7163, ни какой-либо другой украинский закон не дает ответа на то, посредством каких конкретных шагов планируется возвращать оккупированные территории, что необходимо сделать для деоккупации, которая будет видна на деле, а не на словах. Равно как не дают такого ответа желающие «реинтегрировать Донбасс мирным путем». Любая реинтеграция — это следующий шаг после полномасштабной деоккупации и никакого другого пути нет и не может быть в принципе. И вопрос о плане деоккупации, похоже, обречен в ближайшее время оставаться открытым.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 января 2018 > № 2465276 Виталий Кулик


Киргизия. Афганистан. Россия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 20 января 2018 > № 2468880 Азамат Араев

Название новое – заботы старые.

Ещё в советское время Чингиз Айтматов в своём романе «Плаха» обратил внимание общественности на проблему наркомании и людей, использующих этот порок для наживы. Если тогда эта проблема только-только назревала, то с распадом СССР она стала разрастаться быстрыми темпами и приобрела размеры, угрожающие общественной безопасности и генофонду населения. Особенно это коснулось республик Центральной Азии, через которые проходит наркотрафик из Афганистана.

О том, как ведётся работа в этом направлении в Кыргызской Республике, мы попросили рассказать начальника Службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Кыргызской Республики полковника милиции Азамата Араева.

– Азамат Муратович, ваша структура совсем недавно пришла на смену ранее существовавшему ГСКН. Каковы результаты первого года работы?

– Действительно, 23 декабря 2016 года в МВД Кыргызской Республики была образована Служба по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, в которую мы смогли собрать наиболее опытных сотрудников из числа ликвидированной Госслужбы по контролю наркотиков и ГУБНОН МВД. В настоящее время штат службы составляет более двухсот сотрудников. В каждой из семи областей страны функционируют самостоятельные управления.

В каждом РОВД мы создали группы, состоящие из двух специалистов. «По наследству» от ГСКН новой службе перешло и здание со всем оборудованием и техникой.

Работа сейчас уже идёт полным ходом. С начала этого года нашей службой изъято около 70 кг героина, более 200 кг гашиша, 394 кг марихуаны.

По сведениям мировых антинаркотических служб, площадь посевов опийного мака в Афганистане выросла по сравнению с прошлыми годами на 10%, а производство опиума увеличилось на 43%. Поэтому мы сейчас усиленно готовимся к увеличению наркотрафика, постоянно взаимодействуем с международными организациями, антинаркотическими структурами России и Центральной Азии. Идёт постоянный обмен оперативной информацией, наши сотрудники проходят обучающие курсы в Москве и Санкт-Петербурге, российская сторона оказывает большую помощь в техническом оснащении нашего ведомства.

Хочу добавить, что основой нашей работы является Антинаркотическая программа, разработанная международными и кыргызстанскими экспертами в этой области, утверждённая правительством страны в 2014 году. На основании этой Программы мы составляем планы и работаем с учётом перспективы на несколько лет вперёд.

Особый упор в своей работе мы делаем на профилактику наркопреступлений: проводим беседы о вреде наркотиков с учащимися школ и колледжей по всем регионам республики. Мы являемся координатором профилактической работы других ведомств, связующим звеном в деятельности ГСИН, таможни, ГКНБ, пограничной службы в этом направлении, заключаем с ними соглашения о совместной работе.

– Существует мнение, что наиболее проблемными в этом плане являются южные регионы страны. Вы согласны с этим?

– Вы знаете, на данный момент я не могу сказать, что это проблемный регион. Конечно, наркотики в первую очередь попадают туда, и действительно в недавнем прошлом проблем там хватало. Но в связи с большой внутренней и внешней миграцией приезжие оседают в районах Чуйской области, и проблемный узел постепенно переместился сюда, на север страны. Мы сейчас проводим анализ этих мигрантов, выявляем наркозависимых людей, налаживаем сотрудничество с Патрульной милицией, участковыми уполномоченными, да можно сказать, со всеми правоохранительными структурами. Уже это взаимодействие чувствуется, идёт налаженная работа, которая даёт хорошие результаты по изъятию наркотиков и пресечению наркопреступлений.

– Не секрет, что производство и сбыт наркотиков – это прибыльный бизнес, а иначе зачем с риском для свободы и жизни заниматься этим. Какова, например, стоимость афганского героина на чёрном рынке?

– В России килограмм героина стоит примерно 25 тысяч долларов, в Европе цена ещё больше. По сведениям, полученным от задержанных наркокурьеров и сбытчиков, в Кыргызстане стоимость 1 кг героина составляет 10 тысяч долларов. В общем, чем дальше от места производства, тем выше цена наркотиков. Можно сказать, что наркотрафик имеет экономическую основу, все эти наркобароны, курьеры, сбытчики ведут свою деятельность только ради наживы.

И при этом используют существующие социальные проблемы страны – бедность, малограмотность населения и уже упоминавшуюся внутреннюю и внешнюю миграцию.

– Располагает ли ваша служба статистическими данными по количеству наркозависимых людей в стране?

– Да, я даже могу назвать точное количество наркозависимых – их у нас 8 541, из них инъекционных наркоманов – 3,2 тысячи человек. В 2012 году всего наркозависимых было около 10 с половиной тысяч, то есть налицо небольшое снижение. В Бишкеке, по данным Республиканского наркологического центра, около 5 тысяч наркозависимых, из них 508 – женщины, 13 – несовершеннолетние.

Мы проводим работу среди таких людей, связанную с профилактикой наркопреступлений. Существует метадоновая программа, другие виды помощи наркозависимым.

– Как обстоит дело с другими видами наркотиков, например, марихуаной?

– Дикорастущая конопля (марихуана) созревает обычно в августе. Конопля растёт в Кыргызстане испокон веков, это природа, которую в своих корыстных целях научились использовать преступники и наркоманы. Конечно, в этом направлении осуществляется большая работа, задействуются все государственные администрации на местах, правоохранительные органы, общественность для уничтожения конопли в период созревания этого растения.

– Не могли бы Вы рассказать о наиболее удачной операции, проведённой Вашим ведомством?

– Например, была проведена специальная операция, направленная на выявление и пресечение канала контрабанды особо крупной партии наркотиков афганского происхождения через нашу территорию. В ходе операции было обнаружено и изъято наркотическое вещество «героин» весом 8 кг 280 г. Это считается особо крупной партией. К слову сказать, уголовному преследованию подвергаются за хранение или перевозку более 2 г героина. По статье 247 Уголовного кодекса Кыргызской Республики за такое преступление предусматривается лишение свободы на срок от десяти до пятнадцати лет.

Кроме того, была успешно проведена спецоперация, в ходе которой ликвидирована организованная транснациональная наркогруппировка, состоящая из граждан России, Узбекистана и Кыргызской Республики. Ими была налажена сеть по изготовлению и распространению посредством интернет-ресурсов синтетических наркотиков – курительных смесей «спайс».

У преступников было изъято 110 пакетов концентрата психотропного вещества, из которого они могли изготовить почти три килограмма готовой к употреблению курительной смеси, что составило бы 1800 доз.

В связи с этим хочу сказать, что наркокурьерами осознанно становятся лишь единицы, ведь наказание грозит очень серьёзное. В Китае, например, за такие преступления могут приговорить к высшей мере наказания. Поэтому в последнее время людей могут использовать в качестве наркокурьеров втёмную. Был случай с гражданином Нигерии, который для провоза наркотиков использовал кыргызскую девушку, кстати, победительницу регионального конкурса красоты. Некоторое время нигериец ухаживал за ней, затем последовали признание в любви, предложение выйти замуж, знакомство с родителями девушки. Когда она согласилась на брак, он предложил поехать в свадебное путешествие. Купил два билета на самолёт в Таиланд. Как-то отвлёк её внимание, послав на рынок купить одежду, и в её сумке сделал двойное дно, куда спрятал наркотик. По прибытии в аэропорт он под надуманным предлогом, якобы у него умер родственник и ему надо срочно лететь в Нигерию, обещая догнать её в Таиланде, расстался с девушкой. Но в планах у него было только одно – чтобы его суженая провезла в своей сумке героин. Однако на контроле в аэропорту Таиланда наркотик в багаже девушки обнаружили, а её саму арестовали. Конечно, были задействованы дипломатические каналы, чтобы помочь нашей соотечественнице, но мне пока неизвестно, чем закончилось это дело. Поэтому хочу предупредить наших граждан, чтобы были бдительными и не попадались на такие уловки преступников.

– Что бы Вы хотели сказать в заключение нашей беседы?

– Хочу сказать, что на борьбу с наркопреступлениями и наркоманией тратятся большие ресурсы – и материальные, и человеческие. Но для успеха в этой борьбе необходима помощь всего общества – медиков, педагогов, родителей, всех, кому небезразлична судьба новых поколений. Только сообща мы сможем успешно противостоять этому злу.

Улан Алымбеков

Киргизия. Афганистан. Россия > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 20 января 2018 > № 2468880 Азамат Араев


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465230 Владимир Фесенко

Что изменит закон о Донбассе

Принятие закона — это правильно. И к революциям или кардинальным изменениям на Донбассе он не приведет.

Владимир Фесенко, Новое время страны, Украина

Было много предположений и конспирологических версий о том, что закон о реинтеграции Донбасса провалят. Но его приняли, и этот факт уже сам по себе является показательным. И надо понимать, что ни один закон, каким бы не было его название и содержание, не вернет нам Донбасс и Крым. Чисто законодательно оккупированные территории не вернуть.

Впрочем, закон решает ряд важных организационных и правовых вопросов. В частности, это замена раскритикованного режима АТО на административно-правовой режим, абсолютно легально позволяющий Вооруженным силам участвовать в боевых действиях и фактически их контролировать.

Ключевые нормы закона касаются фиксации российской агрессии и признания факта временной оккупации отдельных районов Донбасса. Это не значит, что все с этим согласятся. И это важно для внутриполитической ситуации, ведь было много инсинуаций на тему, что руководство страны якобы не хочет признавать войну войной, Россию агрессором, а также факт оккупации.

Есть несколько моментов. Во-первых, в законе нет термина «война». Ведь если признать, что это война, то следующий шаг оппозиции — «а почему вы не вводили военное положение?». И так, соответственно, возникает вопрос о политической ответственности руководства страны. Поэтому во избежание поводов для новой дестабилизации и манипулятивных политических игр этого термина и нет.

Второе — дискуссия о том, что надо добавить. Российская агрессия против Украины проявлялась в различных формах и развивалась в несколько этапов. Шаг за шагом был Крым. А потом на Донбасс сначала вмешались спецслужбы, затем там работали российские наемники, а в августе состоялось и военное вмешательство. Определять здесь какую-то определенную дату — это тоже манипулятивная игра. И оппозиция настаивает на определении даты. На мой взгляд, все эти дискуссии направлены скорее на выяснение внутриполитических отношений, а не на определение политико-правовой ситуации в Донбассе.

В целом закон — это шаг вперед в правом определении ситуации на Донбассе. И задачу возвращения этих территорий надо решать или политико-дипломатическим путем через поиск определенных компромиссов (что так нравится многим украинским политикам и части общества) или военным путем, но только тогда, когда для этого будут соответствующие условия.

Я иронично отношусь к разговорам о том, что этот закон усиливает власть президента. Как по мне, это прямые деформации политического сознания. Некоторые, и в том числе представители власти, живут в мире, где есть только черное и белое. Есть страна и есть враг. Есть наши и есть враги. Среднего нет. И от части оппозиции идут специфические положения, в частности об узурпации, в которые искренне верят некоторые политики и эксперты. Но если бы у нас была узурпация и диктатура, то Саакашвили давно бы имел серьезный судебный приговор и сидел в тюрьме. Узурпацию и диктатуру мы бы быстро заметили, если бы на телевидении отсутствовали деятели оппозиции. Когда я бываю на таких программах, то вижу, что есть каналы, которые работают именно в интересах оппозиции — и ничего с ними не происходит. Оппозиционеры присутствуют везде. Да, есть так называемые олигархические медиа, и определенные олигархи и политики таки влияют на отдельные телеканалы. И при этом сохраняется и определенный плюрализм.

Любой серьезный сильный президент будет пытаться расширять сферы своего влияния. И Порошенко это делает. В отличие от Ющенко, он действует в условиях парламентско-президентской республики и пытается влиять на суды, прокуратору и деятельность правительства.

Но одновременно мы видим, что Гройсман достаточно автономный — особенно на него не повлияешь. Поэтому приходится искать взаимно совместные решения.

Были разговоры, что, мол, этот закон позволяет вводить военное положение в районах Донбасса. И элементы военного положения существуют там еще с 2014 года и без каких-либо изменений в Конституции. Поэтому в целом ничего не меняется. И процедура введения военного положения по стране в целом, прописанная в Конституции, тоже неизменна. И применять ее будет сложно и не выгодно во время избирательного процесса. Как по мне, о «якобы введении военного положения» больше всего орут отдельные оппозиционные силы. Особенно бывшие работники Партии регионов, имеющие определенное влияние на Донбассе. Теперь они не смогут контролировать этот регион как прежде. На мой взгляд, ничего принципиального нового в плане влияния президента закон не дает.

В конце концов, как у нас иногда бывает, реальное влияние президента зависит от реальных политических инструментов, а не законодательных полномочий. Я приведу два примера. Что с того, что Ющенко имел широкие полномочия, когда был президентом в условиях президентско-парламентской республики? Он был слабым президентом. Другой пример — влияние премьер-министра, который бы стал мощным во время последних лет Ющенко. Впрочем, это совершенно не помешало Януковичу, который был избран в парламентско-президентской системе, взять власть в свои руки. А Юлия Тимошенко, хотя тогда и имела серьезные полномочия и одну из крупнейший фракций в парламенте, вынуждена была отойти, потому что не было достаточных инструментов контроля над ситуацией.

Сейчас у Порошенко нет и близко абсолютной власти. В частности, это проявляется в том, что он не контролирует полностью силовой блок. Там есть мощный противовес, который ему очень не нравится, но с которым он вынужден считаться. У Порошенко нет устойчивого большинства в парламенте. Так, выстроена система ситуативного голосования, но она строится на определенных компромиссах. Это не ручное пропрезидентское большинство, которое была в свое время у Януковича. А без этого принять любое решение не удастся. Придется идти на компромиссы.

В конце концов, особого веса президенту придает не закон, а эффективные политические действия.

Владимир Фесенко, политолог, директор Центра политических исследований «Пента».

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465230 Владимир Фесенко


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465199 Леонид Радзиховский

Украина признала Россию агрессором: чем ответит Путин

После решения Верховной рады обострение на Донбассе вряд ли произойдет.

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Принятие Верховной радой закона по Донбассу, в котором Россия официально названа агрессором, вызовет в РФ лишь реакцию на словах. При этом вряд ли стоит ждать резких движений со стороны Кремля и Владимира Путина. Такое мнение высказал «Апострофу» российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Естественно, будет возмущенное заявление МИД России и так далее. Будет крик по телевизору — кричать будут еще громче. Но это все вещи очевидные и совершенно бессмысленные.

А какие конкретно шаги может Россия предпринять в ответ, мне не совсем понятно. Ведь до сегодняшнего дня нет разрыва дипломатических отношений с Украиной и денонсации Договора о дружбе между Украиной и РФ.

Я не вижу, откровенно говоря, асимметричных действий России. Конечно же, будут истерики и крики по телевизору, что Украина — сама агрессор. Но это всего лишь крик.

В ответ Госдума РФ может принять решение, что Украина — это «бандеровское государство нацистов, националистов и фашистов». Такую резолюцию может принять российский так называемый парламент, но при этом они тоже не будут рвать дипломатические отношения и договор об «очаровательной дружбе», которая уже не имеет границ. Ведь с 2014 года наша «дружба» стала безграничной.

Так вот, Договор о дружбе не рвут, дипломатические отношения сохраняют и при этом матом кроют друг друга. Таковы особые «братские» отношения, такова особая «семья» народов.

А резолюцию Госдумы РФ о каком-нибудь антироссийском режиме на Украине можно назвать в каком-то смысле асимметричным решением. Мол, «вы нас агрессором называете, а мы вас назовем козлами — сам козел и за козла ответишь». То есть орать и принять какое-то асимметричное решение — это они могут. Но ни та, ни другая стороны не хотят брать на себя ответственность за абсолютно неизбежное в такой ситуации решение о разрыве дипломатических отношений.

Ведь, насколько мне известно, Украина, объявив Россию агрессором, не денонсирует Договор о дружбе и дипотношения не разрывает. И это, конечно, фантастическое решение, поскольку украинские депутаты называют Россию агрессором, сохраняя с этой страной дипломатические отношения.

Но я не думаю, что Россия сама пойдет на разрыв дипломатических отношений с Украиной и денонсацию Договора о дружбе. Причина такова — перед выборами Путин не заинтересован в новом витке обострения и истерики. Раньше такие штуки работали на консолидацию избирателя и поднимали его рейтинг, поскольку ему это было очень выгодно. Но сейчас, мне кажется, население России здорово устало от этой бесконечной конфронтации — и не только с Украиной, а также со США, Евросоюзом, устало от внешних авантюр, напряжения и так далее. И поэтому сейчас идти на новый виток скандала бессмысленно, потому что это бы вызвало ответную реакцию в Европе, дополнительные санкции со стороны США. В общем — целая история. Может быть, это вызвало бы какую-то дополнительную военную реакцию на Донбассе — небольшие перестрелки и так далее.

Я не думаю, что сегодня Путин решит, что это ему выгодно в канун голосования. Конечно, для какой-то части избирателей это будет включением безусловного рефлекса. Мол, объединимся, сплотимся, наших бьют, лезут, сотрем в порошок и так далее. Но у другой — довольно существенной — части избирателей это вызовет общее раздражение. Конечно, раздражение и по поводу Украины, но ведь они за нее не голосуют, поэтому это значения не имеет. Но и раздражение по поводу Путина, что без конца идут какие-то скандалы, авантюры. Например, порвали дипотношения с Украиной — а зачем мы это сделали? Разорвали Договор о дружбе — а для чего это?

Хотя для России это было бы совершенно не болезненно, потому что это не означает автоматической высылки почти двух миллионов украинцев, работающих в РФ, которые приносят большую пользу российской экономике. Их не обязательно высылать, потому что после разрыва дипотношений какое-то другое государство, например Беларусь или какая-нибудь Швейцария, может взять на себя их юридические проблемы. Они будут решать их через посольство какой-то другой страны.

Возможен и, насколько я понимаю, другой вариант. Дипломатические отношения разрываются, посольства, допустим, закрываются, но остается еще консульство. И через украинское консульство проблемы людей практически решаются. То есть тут возможны разные варианты.

Но я еще раз повторяю, что разрыв дипотношений не означает высылки людей. А она была бы для России крайне неприятной экономически, а для Украины — еще в 10 раз неприятнее. Потому что если на Украину вернется два миллиона обозленных людей, у которых нет работы и которым непонятно куда деваться, то это, конечно, страшно обострило бы ситуацию. И непонятно, на кого они будут обозлены — на Россию, которая их выслала, или на украинское правительство, если оно примет такое решение.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465199 Леонид Радзиховский


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. Химпром > flotprom.ru, 18 января 2018 > № 2467942 Михаил Потапов

КБ "Малахит": "Ясени" получили новую систему объемного пожаротушения.

Конструкторское бюро "Малахит" создало для многоцелевых подлодок проекта "Ясень" новую систему объемного пожаротушения. Журналист Mil.Press FlotProm поговорил с начальником сектора противопожарных систем "Малахита" Михаилом Потаповым о новом поколении средств борьбы с возгоранием в отсеках, защите от случайных срабатываний, а также об экспериментальном стенде Крыловского центра, предназначенном для имитации лодочного пожара в натуральных условиях.

Михаил Владимирович, здравствуйте! Обнаружили в годовом отчете "Малахита" информацию о разработке новой системы объемного пожаротушения. Расскажите, какие применялись решения при ее создании, в чем заключаются концептуальные отличия от систем предыдущего поколения?

В разработанной нами системе применено новое огнетушащее вещество – хладон 227еа. Дело в том, что хладон 114В2, использовавшийся ранее в системах объемного пожаротушения ПЛ, теперь запрещен в России к производству в числе других веществ, разрушающих озоновый слой, и постепенно выходит из эксплуатации.

Хладон 227еа обладает нулевым озоноразрушающим потенциалом. Кроме того, он менее токсичен в сравнении со своим предшественником и более эффективен при тушении пожара за счет низкой температуры кипения (минус 16°C) – при подаче в отсек этот хладон мгновенно испаряется и эффективно заполняет весь объем, обеспечивая тушение пожара. Сейчас система объемного пожаротушения с новым огнегасителем внедряется на все вновь проектируемые заказы нашего конструкторского бюро. При ее создании мы разработали комплекс нового оборудования и арматуры.

Но хочу заметить, что на этом новые разработки не заканчиваются – "Малахит" сейчас работает еще и над системой локального пожаротушения.

А она чем отличается от предшественниц?

До настоящего времени на всех проектах подлодок в качестве системы локального пожаротушения устанавливалась система ВПЛ (воздушно-пенная лодочная). Она разработана в 1950-ых годах прошлого века и к настоящему времени в значительной степени морально устарела. Основной ее недостаток – необходимость ручной перезарядки станций системы в ходе тушения пожара.

В новой системе процесс образования водяного раствора полностью автоматизирован и происходит без участия человека. В качестве огнетушащего вещества применен современный пленкообразующий состав, по своей эффективности превосходящий зарубежные аналоги. На очаг пожара раствор подается в виде мощной тонкораспыленной струи, которая обладает высокой проникающей способностью.

Это качество особенно важно для тушения пожаров в условиях затесненных корабельных помещений. В 2017 году мы провели сравнительные испытания новой системы и системы ВПЛ. Образец новой системы показал значительно большую эффективность в тушении жидких и твердых модельных очагов пожара.

Какую еще "Малахит" проводит работу над средствами пожаротушения?

Мы также разрабатываем огнетушитель нового типа. Сейчас на подводных лодках применяется ОВПМ-8, созданный в середине двадцатого столетия. Он тоже морально устарел и имеет ряд недостатков. Конструкторское бюро трудится над его заменой.

Как и система локального пожаротушения, новая разработка обеспечит тушение очагов возгорания тонкораспыленным водяным раствором высокоэффективного пленкообразующего состава. Проведенные сравнительные испытания продемонстрировали его эффективность в ликвидации различных очагов пожара.

Возможна ли некая синхронизация автоматической системы пожаротушения с сигнализацией, обнаруживающей очаг возгорания?

Мы принципиально отказываемся от такой привязки и считаем, что для условий подводной лодки это недопустимо. Всегда возможны ложные срабатывания системы обнаружения пожара, да и зачастую для ликвидации очага возгорания на начальной стадии достаточно огнетушителя.

Разумеется, внедрять как можно более эффективные системы обнаружения пожара необходимо. Но в любом случае после сигнала о возгорании необходимо сперва оценить масштаб пожара и уже потом принять решение о конкретном способе тушения: при помощи огнетушителя, локальной системы, или же системы объемной.

А в самих системах пожаротушения несанкционированные срабатывания возможны? Проработали защиту от них?

На 100% защититься от случайного включения системы по вине человеческого фактора невозможно. Всегда найдутся пытливые умы и неспокойные руки, которые обойдут любую "защиту от дурака". Поэтому одна из лучших защит – качественная подготовка экипажа.

Что касается ложных срабатываний по причине сбоя систем управления, то этот вопрос давно решен. Как показывает анализ подобных ситуаций, несанкционированные запуски происходят именно по причине человеческого фактора, а не вследствие программных ошибок.

Необходимо отметить очень важный момент: хладон 227еа не токсичен, не ухудшает видимость в защищаемых помещениях и не создает дополнительные аварийные факторы. Поэтому в случае ложного срабатывания у членов экипажа достаточно времени для того, чтобы включиться в средства индивидуальной защиты и приступить к ликвидации последствий несанкционированного пуска.

На интернет-сайте "Малахита" присутствует раздел "универсальные средства пожаротушения" как самостоятельное направление деятельности конструкторского бюро наряду с "военно-техническими проектами", "средствами освоения Мирового океана" и "учебно-тренировочными средствами". Отсюда следует, что "Малахит" рассчитывает на серьезное присутствие на рынке, как минимум, лодочных противопожарных систем. Чем это обусловлено?

Начиная с 1968 года, наше предприятие – головное по проектированию систем пожаротушения подводных лодок. В современной российской действительности это понятие достаточно условно, поскольку каждое ЦКБ может устанавливать на своих заказах любое противопожарное оборудование. Разумеется, при условии проведения целого комплекса соответствующих испытаний и других мероприятий под наблюдением заказчика. Например, ЦКБ-проектанты надводных кораблей пошли по пути применения противопожарного оборудования гражданских фирм-производителей.

Наше бюро в сложный для отрасли период сохранило потенциал в области проектирования систем пожаротушения. Сегодня мы активно занимаемся разработкой нового и модернизацией существующего оборудования, применяя для этого трехмерное электронное моделирование. Особое внимание уделяем минимизации массогабаритных характеристик оборудования и арматуры. Проектирование у нас неотрывно связано с изготовлением, испытаниями и отработкой макетных и опытных образцов новой техники.

Мы отслеживаем и анализируем новинки в противопожарной науке и технике, в том числе и за рубежом. Совместно с коллегами из Крыловского центра (КГНЦ) выполняем научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по части поиска новых способов тушения пожара и разработки соответствующего оборудования.

Сейчас на территории КГНЦ завершаются работы по созданию полномасштабного испытательного стенда, в которых мы приняли непосредственное участие. Стенд предназначен для экспериментальных исследований пожаров в герметичных помещениях и отработки средств противопожарной защиты подводных лодок. Он моделирует два отсека подлодки в натуральную величину, и, после ввода в эксплуатацию, станет единственным на территории России испытательным стендом, позволяющим проводить испытания по тушению пожаров без учета влияния масштабного фактора.

Кроме того, стенд позволит проводить испытания систем обнаружения пожаров, моделирование различных сценариев аварий (например, разрыв трубопроводов сжатого воздуха или паропровода), изучение возгораний, развития и тушения пожаров при повышенном давлении, а также в атмосфере с повышенным и пониженным содержанием кислорода.

Можно утверждать, что разработка систем и средств пожаротушения в нашем бюро находится на современном уровне. Мы планируем развивать это направление и дальше, осваивая, помимо прочего, серийное производство оборудования на базе машиностроительного цеха, созданного при КБ.

Алексей Буланов

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. Химпром > flotprom.ru, 18 января 2018 > № 2467942 Михаил Потапов


КНДР. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 января 2018 > № 2466600 Олег Жданов

Угроза большой войны в мире: Кремль уходит в тень

Олег Жданов, Апостроф, Украина

США не спешат с разрешением северокорейского кризиса, поскольку присутствие американцев на Дальнем Востоке выгодно им самим. У президента РФ Владимира Путина же нет ресурсов, чтобы помочь своему другу Ким Чен Ыну, поэтому перед угрозой большого военного конфликта мирового масштаба Россия уходит в тень. Такое мнение высказал «Апострофу» военный эксперт Олег Жданов, комментируя появившуюся в СМИ информацию о тайной подготовке армии США к войне с КНДР.

Это уже третьи учения такого характера. Первые два проводились совместно с армией Южной Кореи и, по-моему, во вторых учениях даже принимали участие наблюдатели из Китая и Японии. Это реальные планы и операции, которые были разработаны Пентагоном, а практические вопросы отрабатываются на местности. Это и есть инструмент политики через вооруженные силы. Американцы реально демонстрируют Пхеньяну, что ожидает КНДР в случае, если страна не пойдет на уступки.

Эти учения вполне могут быть применимы, если США принимают решение о силовом варианте разрешения северокорейского кризиса. И именно проведение подобных учений говорит о том, что вероятность вырастает до 50 процентов. Если Ким Чен Ын не согласится на уступки, американцы проведут военную операцию, а если согласится — сядут за стол переговоров. Это и есть способы давления.

Есть еще одно ключевое событие в плане разрешения кризиса, которое используют американцы — это Олимпиада в Южной Корее. И сейчас Штаты показывают Ким Чен Ыну реальные сценарии, что с ним может быть. Вполне возможно, ему скажут, что четыре государства (Южная Корея, США, Китай и Япония) начнут на него охоту в плане того, кто первым проведет спецоперацию по его ликвидации. И это звучит именно в преддверии Олимпиады. И неслучайно Ким Чен Ын пошел на телефонные переговоры с МОК, а сейчас и какие-то встречи организовывают. Даже если не будет подписана какая-либо декларация о намерениях до Олимпиады, то переговорный процесс будет идти очень активно.

Дело еще в том, что у Российской Федерации и денег особо нет, чтобы поддерживать армию Северной Кореи. Пуски ракет прекратились, ядерные угрозы (со стороны КНДР) о том, что «завтра мы начнем ядерную войну», прекратились, ядерными кнопками уже померялись — и Ким Чен Ын реально понимает, что его просто могут ликвидировать. А так он может тянуть время в переговорном процессе бесконечно долго.

У северокорейцев абсолютно точно нет ядерного потенциала — никто уже не даст им ядерный заряд, даже Россия. Поэтому говорить о том, чтобы они «рванули» свои устройства — это нонсенс. Второе — у них нет ракетных технологий, нет ни конструкторской, ни научной школы. А те пусковые устройства, которые у них есть — это либо российский вариант в китайском исполнении, либо видоизмененные наши старые советские наработки.

И я напомню заявление Дональда Трампа о том, что если Россия не прекратит в Северной Корее испытание ракет средней дальности, то США оставляют за собой право возобновить производство этого оружия. Он сделал это заявление не на пустом месте. Россия же использует КНДР, поставив им хороший носитель ракет на среднюю дальность (на 5-7 тысяч километров). А этого не может быть в природе согласно договора от 1987 года о режиме контроля за ракетными технологиями.

Если же сейчас нагнетать обстановку, то следующий этап — это военные действия. Но на носу Олимпиада, которую никто не хочет срывать ради Северной Кореи. Собственно, поэтому ставятся жесткие условия и проводятся учения, максимально приближенные к реальным действиям, демонстрируя, что если нет, то завтра эти учения пройдут на территории Пхеньяна.

Я думаю, что сейчас Северная Корея — это торги между США и Китаем, поскольку последний очень хочет вернуть протекторат над КНДР, очень злится на Россию за то, что они туда вмешались со своими деньгами в плане поддержки и финансирования армии Северной Кореи. Скорее всего, США уступят китайцам (Северную Корею), но пока присутствие США на Дальнем Востоке очень выгодно им самим. Поэтому они не собираются особо спешить с разрешением кризиса. Сейчас они придавят Ким Чен Ына, чтобы спокойно провести Олимпиаду, но дальше будет медленное удушение.

Не забываем и про три авианосца, стоящие у берегов РФ и контролирующие всю Восточную Сибирь, где находятся пусковые установки «Тополь-М», направленные на США. Американцам так спокойнее спится.

Спасет ли Путин своего друга Кима? РФ никогда не идет в лоб. Когда возникает прямая угроза расправы или разрешения кризиса силовым путем, то Россия всегда уходит в тень. Они в принципе и так не очень легализовались там. Россия в данном случае исчерпала свой ресурс в плане повышения градуса напряженности в северокорейской проблеме.

В Сирии тоже тишина и покой, потому что все Стражи Исламской революции сейчас в Тегеране и уже российские частные военные компании там же, потому что если Иран отойдет от России, то у Путина не останется основы для ведения политики на Ближнем Востоке. Поэтому в Сирии россияне сейчас молчат как мыши, их там долбят все, кому не лень. Путин уже даже про пенопластовые беспилотники говорит, что это замаскированные высокотехнологичные аппараты, которым нет аналогов в мире. То есть как-то надо оправдывать то, что в Сирии их долбят по полной программе.

А тот же Израиль стоит на низком старте, намереваясь хапнуть Голанские высоты. Там [президент Турции Реджеп Тайип] Эрдоган уже заявляет, что «мы весь Курдистан возьмем под контроль», тогда как Россия требует от него ответ на вопрос, когда он уйдет с Евфрата. А Турция контролирует практически всю Северную Сирию, включительно до Евфрата. Поэтому в Сирии у Путина тоже тупик. Остается одна Украина, но наш кризис живет за счет поддержки нашей власти. Это больше наш кризис, чем российский.

КНДР. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 января 2018 > № 2466600 Олег Жданов


Россия. ПФО > Образование, наука. Армия, полиция. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477610 Константин Семин

ЗЕРКАЛО

В Перми подростки с ножами попытались убить учительницу и четвероклассников

Зеркало - гладкая, отполированная поверхность, отражающая находящиеся перед ней предметы; специально изготовленное стекло для рассматривания своего изображения, для украшения стен и т.п. Медицинский инструмент с таким стеклом, предназначенный для отражения внешней поверхности исследуемого органа. То, что является отражением, отображением каких-либо явлений, событий, какого-либо состояния и т.п.

Т. Ф. Ефремова. Толковый словарь русского языка.

Утром 15 января в школу №127 Мотовилихинского района Перми вошли двое подростков — бывший ученик данной школы Лев Биджаков, отчисленный за неуспеваемость, и ученик 10-го класса Александр Буслидзе. В масках и с ножами они зашли в класс, где проходил урок труда 4-го класса «б». По рассказам очевидцев, один подросток напал с ножом на учительницу, другой стоял у двери. После атаки на детей подростки нанесли друг другу ранения. По предварительным данным, друзья договорились убить друг друга. Именно так они и получили свои ранения. Каждый ударил другого по разу, но завершить начатое они не смогли, сообщает Mash.

СУ СКР по Пермскому краю возбудило уголовное дело по факту покушения на убийство двух и более лиц.

В результате ЧП 12 человек госпитализировано. Учителю проведена операция, ее состояние оценивается как крайне тяжелое. Нападавшие также находятся в Городской клинической больнице №4, еще 9 детей — учеников 4-го класса — направлены в Краевую детскую клиническую больницу №15. Как сообщают врачи, дети находятся в удовлетворительном состоянии, угрозы жизням нет.

Лев Биджаков в соцсети ВКонтакте восхищался преступниками, устроившими резню в школе «Колумбайн» в 1999 году. Тогда погибло 15 человек, включая двух нападавших.

Также 16-летний подросток наблюдался в психоневрологическом диспанере.

Знакомые Льва утверждают, что он принимал наркотики и курительные смеси, что подтверждают и выложенные им в интернет видеозаписи.

Экспертные оценки

Константин Сёмин

Ситуация в резнёй в пермской школе напоминает мне такой момент, когда человек, давно не смотрящийся в зеркало, вдруг оказывается перед зеркалом и понимает, насколько он ужасен, насколько он сам себя запустил. И когда всё наше общество иногда оказывается поставлено нос к носу с таким зеркалом, происходит вспышка, и оно вдруг осознаёт, что же с ним происходит. Не только наше общество переживает такие моменты. Недаром сегодня многие вспомнили «Боулинг для Колумбины». Соединённые Штаты — классическое капиталистическое общество. Нам всё время ставят его в пример, но оно переживает такие моменты озарения раз по 300 в году. Там в школах не ножами орудуют — преимущественно огнестрельным оружием, но, тем не менее, такие ситуации происходят постоянно — не периодически, а постоянно. Исчисляются они десятками и сотнями. И каждый раз общественное мнение вздрагивает, каждый раз для публицистов появляется повод обмакнуть перья в чернила и написать очередную статью о том, как всё запущено, как всё ужасно. Но в целом ситуация не меняется. Это диагноз обществу. Это говорит не о состоянии конкретного человека, который вышел из себя. С каждым может произойти что-то катастрофическое, каждый может потерять рассудок, наверное — впрочем, я не специалист в судебной медицине и психиатрии. Но когда это происходит в школах именно так, как сегодня в Перми или регулярно в Соединённых Штатах, это говорит не о каких-то частных проблемах, не об отдельной истории отдельного человека — это говорит о проблемах системных, о том, что больно всё общество.

Проблема в том, что мы переживём этот случай и уже завтра о нём забудем. Он останется в хрониках, в отчётах следственных органов, а мы будет дожидаться следующего. И большая моя печаль о том, что непонятно, сколько такого должно произойти, чтобы была достигнута какая-то критическая отметка, чтобы каждый из нас окончательно осознал — так жить нельзя, так дальше продолжаться не может.

У нас подобные истории (не по фабуле произошедшего, а по своей чудовищности) происходят тоже регулярно. Вспомните и детей, утонувших на Сямозере, и недавнюю перестрелку в подмосковной школе, и убийство красноярской школьницы одноклассницами, и погибших рабочих на стройке в Краснодарском крае. Каждый сюжет особенный, но каждый сюжет говорит об одном: мы перешли на совершенно звериную платформу развития. Хотя «развитием» то, что с нами происходит сегодня, уже нельзя назвать.

И, тем не менее, каждый раз ужаснувшись, каждый раз всплеснув руками, каждый раз погрузившись в невесёлые мысли, мы продолжаем жить как ни в чём не бывало, потому что ничего не меняется и ничто не изменится. Вот что я думаю, наблюдая за тем, как в очередной раз закипают страсти, сыплются обвинения во все стороны, ищутся виноватые. Безусловно, конкретный человек всегда виноват, наверное, найдут ответственных и здесь. И если это будет не один Лев Б., то наверняка тот, кто его воспитывал, кто надзирал, кто вовремя не написал, кто вовремя не отчитался, вовремя не предотвратил. Но в любом случае в масштабах страны каждый такой виноватый будет стрелочником. А виновата в том, что происходит так, как происходит, так, как ещё 30 лет назад не могли мы себе представить — система наших экономических и общественных отношений. Я говорю об этом каждый раз и не перестану говорить.

Вспоминаются слова Ульянова в фильме «Председатель»: «Развратились в нищете и безделье». Потому что, конечно, молодой человек, занятый так, как заняты были мы в нашем детстве — в наших кружках и, самое главное, в наших мечтах о достойной жизни — вряд ли будет соучастником группы в соцсети, которая посвящена массовым убийствам. Здесь возникает такой вопрос. Если мы уже вспомнили нашу Родину — СССР, понятно, что асоциальные, девиантные типы всегда были и будут, это неизбежно, это биология. Но что мы читаем про этих мальчиков: там и наркомания, и учёт в психоневрологическом диспансере, и отчисление из школы. При этом мне очень «нравится» информация: «семья у Льва Б. благополучная» — однако он не раз убегал из дома. Таким образом, мы знаем, что за молодыми людьми из группы риска должны были наблюдать «благополучные семьи», должна были наблюдать психиатры в психоневрологическом диспансере, должны были приглядывать по наркоманской линии. Ничего этого не было. Наши органы опеки и попечительства занимаются совершенно другим: видимо, они воспринимают детей как товар, продавая иностранцам. Так в чём разница в системе надзора за проблемными детьми в СССР и сегодня?

Мне кажется, что система надзора, система воспитания и все остальные системы сегодня работают синхронно и выглядят одинаково. Не важно, о чём идёт разговор — они все поставлены на рыночные рельсы. Отношение людей к людям не отличается от учреждения к учреждению. Каждый думает исключительно о собственной шкуре. И нечего рассчитывать, что появятся какие-то новые Макаренко, которые будут вытаскивать безнадёжных подростков и лечить их созидательным трудом и высокой культурой. В Советском Союзе этот метод работал, как мы знаем, со времён Дзержинского через Макаренко и вплоть до самых последних дней существования Советского Союза. Советская педагогика, советская воспитательная школа, даже советская исправительно-трудовая школа работали, они возвращали в жизнь очень многих людей. Да, конечно, всегда были отщепенцы, нам всегда вспомнят какого-нибудь Чикатило. Но мы должны сопоставить сегодняшнюю статистику с тем, что было тогда. И мы все прекрасно понимаем, что сегодня мы утопаем в социальных проблемах, мы окружены социальными язвами. По сравнению с тем, что мы видим сегодня, в Советском Союзе не было наркомании — вообще не было. Говорят, что она непобедима — но она была побеждена в Советском Союзе, её фактически не существовало. Да, где-то можно было что-то накопать, но в принципе для любого обычного человека, который жил в любом советском городе, наркомании не было. Не было проституции. Она существовала где-то там, под какими-то плинтусами её можно было выковырять и узнать, что в «Интуристе», ах, бывает. Но в масштабах страны проституции не было. Опять же говорят, что проституцию нельзя победить — оказывается, можно. Оказывается, это зависит от того, как организовано государство и общество. И то же самое касается всех остальных проблем и общественных патологий. Патология, которая нам сейчас продемонстрирована в лицо в очередной раз — это патология общества в целом.

Мы очень любим отважных и самоотверженных людей, находящихся на службе у государства, которые в нужный момент закроют собой людей от террориста, которые в нужный момент бросятся на помощь, спасут и так далее. Но таких инициативных и самоотверженных людей не хватит для того, чтобы накрыть ими все язвы, образующиеся в результате развития капиталистических отношений. И всегда тех, кто думает о собственной шкуре, будет больше, поскольку таков базис. Каков базис, такова и надстройка.

То, что мы видим и в школах, и по телевизору, и в кинотеатрах, и в группах ВКонтакте, и безумные течения последних лет, связанные с детскими самоубийствами — это всё является проекцией наших общественно-экономических отношений. Коль скоро мы приняли решение жить в зоопарке или в джунглях, мы будем жрать друг друга, и будут происходить такие совершенно безумные истории. До тех пор, пока мы не осознаем, что дело не в конкретной девиации, не в конкретном отклонении. Мы любим часто повторять — это любимая либеральная песенка, — что каждый человек отвечает сам за себя. Что если человек — преступник или проститутка, то это потому, что он сам для себя так решил. Человек с ума сошёл, пошёл и зарезал — надо разбираться, кто допустил. Нет, не в этом дело. Каждый, конечно, отвечает сам за себя, но в целом мы делаем то, что нам предписано делать системой экономических отношений. К сожалению, эта мысль очень часто ускользает от тех, кто обсуждает наши современные проблемы. Всегда проще переложить ответственность за происходящее на конкретного человека, потому что конкретного человека осудили, забыли и вроде бы как проблему решили. Ничего же не решили!

Вы посмотрите почти на каждую семью сегодня, на каждого конкретного человека. У нас каждая биография — это патология. Покажите сегодня мне счастливую семью, покажите мне счастливого человека, покажите мне человека, который полностью психически здоров? У нас с 90-го года до сих пор наблюдается лавинообразный рост психических заболеваний. Мы все это знаем, мы все это понимаем. И я думаю, что, даже встречаясь со своими вполне адекватными и здоровыми друзьями, мы про себя отмечаем, что не совсем и не во всём мы здоровы. Увы, то, что мы обсуждаем сейчас — это болезнь, поразившая всё общество, пропитавшая его, проникшая метастазами во все его органы.

Мы же привыкли в последние несколько лет во всех наших трудностях и бедах (по крайней мере, системного характера, потому что вздрогнула вся страна от того, что сейчас случилось) обвинять кого-то, кто нас этим заразил — ЦРУ, какую-нибудь волосатую руку. Но такое, что случилось в Перми, организовать невозможно. Это не ЦРУ сделало — это мы сами такие стали. И в это зеркало надо очень внимательно смотреться и честно себе сказать, что это часть нашего сегодняшнего облика. И этот облик необходимо менять, нельзя оставлять его таким, иначе мы все рано или поздно выродимся и даже не будем осознавать, что это происходит. Я бы только добавил про ЦРУ, что если здесь и есть вина ЦРУ, то вина эта тянется ещё с советских времён, когда подкупали наших высших чиновников и руководителей и заставили изменить наш строй.

Та проблематика, которую мы обсуждаем, активнейшим образом анализировалась в советском искусстве. В литературе, но особенно — в кино. Вспомните фильмы Вадима Абдрашитова, Валерия Приёмыхова, Киры Муратовой, Ролана Быкова о трудных подростках — сколько было этих фильмов! Дети — и я в том числе, и вы — ходили в кинотеатры и смотрели эти фильмы. Видели себя как в зеркале, порой ужасались, боялись тех путей к ужасному, которые были там продемонстрированы, и были благодарны за те пути выздоровления, которые там тоже были явлены. И таким образом, ребёнок выходил в жизнь подготовленным к таким ситуациям, и линия его жизни становилась прямой. Сегодня же можно говорить даже о диверсии, потому что то, что находится в области киноискусства, как будто заточено на то, чтобы рождались Львы Б. и исключительно Львы Б.

Мы же и здесь провозгласили во всём логику рыночных отношений, правильно? То есть если мы присоединились к ВТО, то присоединились не только Череповецким металлургическим комбинатом или «Северсталью» — мы присоединились и рынком нашей культурной продукции. Это всё товар, это всё продаётся и покупается, всё — начиная от прокатных удостоверений, заканчивая билетами в Большой театр. Это всё рынок. И поскольку мы присоединились к более мощному экономическому агенту, этот агент нас в две минуты заполнил по уши всем, что он производит. Соответственно, пришли компьютерные игры, где потроха торчат из каждого угла. Кто-то регулирует это? Я не к тому, что надо запретить компьютерные игры или интернет. Но Советский Союз производил собственную культуру, ведь её производят, как на заводе. Если у тебя не будет такого своего производства, ты будешь потребителем чужой культуры. А если чужая культура звериная, то и ты тоже будешь зверем. Если твоим детям объясняют в течение 10 или 15 лет, что с топором прийти и раздолбить на части человека — это нормально, то рано или поздно из нескольких миллионов человек появится один, который сделает это — обязательно. Если он будет видеть это в кино — он повторит. Потому что человек — это существо, которое нуждается в образце для подражания. Человек ещё ведёт себя по-обезьяньи — не только на нашем континенте, на любом. И если ты ему даёшь обезьяньи стандарты поведения, он будет обезьяной, он обязательно будет повторять её свойства. Если ты ему поёшь по-обезьяньи, он будет тебе подпевать по-обезьяньи. Если ты пишешь книги на обезьяньем языке, он будет читать такое и производить такое, называя себя великим писателем или поэтом. В обезьянничание превратилась вся наша массовая культура. Мы с пренебрежением произносим эти два слова — массовая культура, но она другой и не может быть. Культура для масс не может не быть массовой. И поскольку мы сейчас своей культурой не владеем, ничего своего у нас практически не осталось за редким-редким исключением, а всё то своё, что есть, это жалкая копия и попытка изобразить то, что уже было кем-то сделано — то вот, пожалуйста, результат.

И знаете, к чему я прихожу, рассуждая так? Никому не хочется ничего раскачивать, никому не хочется увидеть потрясений. Мы по-столыпински ждём 150 лет, чтобы всё само наладилось эволюционным путём. Но какова цена ожидания? Через сколько времени те, кто ожидают, постареют? А им на смену придёт одно, другое, третье поколение, воспитанное группами ВКонтакте об убийствах, воспитанное фильмами, которые не испытывают никакой конкуренции со стороны высоких образцов отечественной культуры, потому что нет этих высоких образцов. Таким образом, происходит перерождение общественно-социальной ткани, перерождение общества. И через какое-то время это общество в зеркале себя не узнает. Оно и сейчас-то уже не узнаёт себя. Через 10-15 лет можно оказаться совсем другим народом, совсем другой страной, которую, на самом деле, уже ничего не будет связывать — никакие нервы, никакие сухожилия — с тем высокими культурными и человеческими образцами, которые оставила нам советская эпоха.

И сколько бы сейчас наши узколобые либералы не воротили нос и не говорили, что «вы нас тащите в прошлое, это всё уже бывало» — ничего не бывало. Просто есть несколько путей развития общества, научно известных человечеству. И то, что нам сегодня пытаются представить как безальтернативную данность, как будто бы ничего другого нельзя, потому что, дескать, совок устарел и разрушился, и возвращаться к нему значит вернуться в прошлое — так это мы сейчас вернулись в прошлое. Наше настоящее — это прошлое до 1817 года. Мы проваливаемся в феодализм и глубже, иногда в рабовладельческий строй. Вот что нужно вспоминать тем, кто пытается упрекнуть нас в чрезмерной ностальгии и неуместных отсылках к временам минувшим.

Когда мы делали третью серию фильма «Последний звонок», процитировали известного в широких, даже и не только в узких кругах, преподавателя Высшей школы экономики Исаака Фрумина. В статье 1992 года, она называлась «Кухаркины дети», он рассуждает о девиантных, социально-неблагополучных детях, которые приходили в его экспериментальную красноярскую школу. И он там терзается выбором: девочка из семьи алкоголиков, у которой одни матерные слова на языке и которая всегда грязная и завшивленная — её вышвырнуть или оставить со всеми благополучными детьми? Своё монологическое рассуждение Фрумин заканчивает интересным выводом: «если мы удалим неблагополучных из класса, то в какой-то момент эти дети будут ждать нас в подъездах с ножами. Если мы не хотим, чтобы это случилось, чтобы наши благополучные, облизанные, чистые, светлые, умнейшие дети увидели этих детей с ножами в подъездах, мы должны находить какие-то механизмы социальной адаптации». Но в действительности в этих словах, конечно, есть огромное лукавство. Никто никого нигде адаптировать в системе, построенной фрумиными, не будет. Описанная им девочка обречена отправиться туда, куда они определили ещё со времен «Преступления и наказания» и других классических произведений русской литературы. И поэтому встреча детей из их «светлого мира» с «грязненькими» неизбежна. Ничто не может исключить этой встречи. Рано или поздно то, что фрумины вырастили в обществе, встретит их в подъезде с ножом.

Россия. ПФО > Образование, наука. Армия, полиция. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477610 Константин Семин


Украина. Хорватия. Россия. ООН > Армия, полиция > interfax.com.ua, 17 января 2018 > № 2471042 Степан Полторак

Полторак: мы изучим возможность закупок продукции ВПК Хорватии

Блиц-интервью министра обороны Украины Степана Полторака агентству "Интерфакс-Украина" по итогам визита в Хорватию

Как Вы оцениваете результаты визита в Республику Хорватия?

- Переговоры, которые мы провели с министром обороны Хорватии - очень конструктивные. Мы обсудили весь блок вопросов, в которых заинтересована как Украина, так и Хорватия. В частности, это вопросы сотрудничества между нашими оборонными ведомствами, вопросы, связанные с обороной, а также вопросы военно-технического сотрудничества. Во время переговоров, мы достигли договоренностей, доработаем план сотрудничества между нашими оборонными ведомствами, чтобы расширить наше взаимодействие.

В каких вопросах Украина готова углублять свое сотрудничество с Хорватией?

Я сегодня был приятно удивлен тем, как много сделала Хорватия для мира и развития своей армии, особенно в вопросах, связанных с закупками для армии и вопросах, связанных с военно-промышленным комплексом. Я сегодня ознакомился с возможностями ВПК Хорватии: формой одежды, экипировкой, оснащением, стрелковым оружием и другим вооружением, которое интересное для Украины. После возвращения в Украину я проанализирую наши потребности и представленные нам технические возможности, и качество изделий, и техники. Уже после этого можно будет вести разговор о конкретных вопросах связанных то ли с закупками, то с общими разработками, или сотрудничеством в той или иной сфере.

Хочу отметить, что мы готовы к любой форме сотрудничества - начиная от закупки предметов материального обеспечения, оснащения и техники, и заканчивая совместными разработками, обеспечением, и в других сферах. Обо всем этом мы разговаривали с моим хорватским коллегой.

Вопрос о миротворческой миссии ООН на востоке Украины. Изменилась ли позиция Украины в связи с представлением Россией своего видения миссии?

Что касается миротворческих сил, президент Украины Петр Порошенко выступал с такой инициативой несколько лет назад, и он предлагал, чтобы на оккупированную Россией территорию была введена миссия ООН и была проведена миротворческая операция.

Сейчас актуальность этого вопроса остается. Но миротворческая операция должна проводиться только по правилам ООН.

Наша принципиальная позиция: во-первых, чтобы миротворческая операция проводилась не на линии соприкосновения, а на всей оккупированной территории. Украинско-российская граница должна полностью перейти под контроль миротворческих сил.

Вторая принципиальная позиция: мы не воспринимаем участия вооруженных сил РФ в этой миротворческой операции.

Если бы Россия не осуществила агрессию против Украины в Донецке и Луганске, то не было бы необходимости вводить миротворческие силы. Россия сначала оккупировала Крым, затем захватила Донецк и Луганск, а потом хочет выступать в качестве миротворца. Российские войска мы не воспринимаем как миротворцев. Не может оккупант быть одновременно и миротворцем.

Какие страны должны руководить этой миротворческой операцией? Это может быть Хорватия?

Самое главное, чтобы эти страны в данной ситуации были объективными и действовали по духу, закону и правилам, определенным ООН.

Я думаю, Россия не очень хочет, чтобы в миссии были представители НАТО, но я считаю, что там должны быть те страны, которые могут дать объективную оценку и правильно реагировать на события, которые происходят.

Хорватию мы готовы принять всегда. В военных миссиях Хорватия показала себя очень объективно. Они очень хорошо подготовлены. И, самое главное, что у Хорватии есть опыт организации этой работы.

Хорватия предложила Украине реинтеграцию восточной части, чем вызвала в Москве бурную реакцию. Это повлияло на хорвато-российские отношения. Как на это смотреть?

Хочу отметить, что именно в период моего визита Хорватия отмечала годовщину международного признания, как независимого государства и завершение реинтеграции оккупированных территорий. Мы будем изучать опыт Хорватии, чтобы найти правильные решения украинской ситуации.

Во время переговоров с премьер-министром мы также обсуждали этот вопрос. Предложения Хорватии полезны, нам нужно изучить этот вопрос.

Хорватия - самостоятельное независимое государство и она имеет право на международную инициативу. В этой ситуации Россию можно слушать, но не бояться.

Украина. Хорватия. Россия. ООН > Армия, полиция > interfax.com.ua, 17 января 2018 > № 2471042 Степан Полторак


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 января 2018 > № 2470690 Леонид Кравчук

Циничное заявление. Над кем издевается Лавров

Война на Донбассе зашла в тупик. Россияне поняли, что таким путем завоевать Украину невозможно.

Леонид Кравчук, Новое время страны, Украина

Несколько лет назад, когда на Украине сменилась власть, вопрос о выполнении Будапештского меморандума оказался на повестке дня. И тогда, я напомню, министр Лавров сказал, что Россия не будет выполнять меморандум, поскольку на Украине, по их мнению, установилась незаконная власть. Теперь позиция поменялась. Глава российского МИД заявил, что они якобы не нарушали Будапештский меморандум, потому что, дескать, не применяли против Украины ядерное оружие. Хотя в Будапештском меморандуме четко записано, что страны, подписавшие меморандум, не будут применять или угрожать Украине ядерным, а также любым другим оружием.

Сейчас идет война на Донбассе, там используется российское оружие, против украинского государства воюют российские солдаты и спецслужбы. У меня вопрос: как может человек в здравом уме, и, на первый взгляд, не очень глупый говорить подобные вещи? Лавров заявляет, что Россия «очень беспокоится» о Минских соглашениях, и их выполнение — это единственный путь, чтобы добиться мира на Украине, что вообще-то Россия уважает территориальную целостность Украины (правда, здесь делает сноску — «после референдума в Крыму»). То есть они сначала на штыках проводят «референдум», аннексируют Крым, а потом говорят об уважении территориальной целостности страны? Скажите, есть ли что-то еще более циничное, чем подобное заявление министра иностранных дел России?

Единственное, что можно сказать по этому поводу, — это издевательство. Но если Лавров думает, что он издевается над Украиной, то он ошибается. Он издевается над самим собой и российской позицией, которая звучит на глазах у всего мира, как слабое во всех отношениях, непродуманное заявление, которое не может рассматриваться в качестве предложения о том, как прийти к миру на Украине.

В Кремле могут только угрожать

Я не ожидаю, что мировое сообщество как-то остро отреагирует на это заявление. То, что говорит министр иностранных дел на пресс-конференции, не является серьезным документом, который нужно учитывать. Это личное мнение господина Лаврова. Если бы, скажем, последовало заявление Министерства иностранных дел России — как органа — с подробными выкладками и предложениями, я думаю, на это должна была бы быть быстрая реакция. Не только Украины, но и других стран, потому что это — угроза спокойствию и миру во всем мире. А поскольку это высказывает человек на пресс-конференции, то на каждый чих никто не обязан говорить «Здрасьте!».

Но я наблюдаю вот что. Россия исчерпала свои предложения, что касается войны и мира на Украине. Ей нечего сказать. В Кремле могут только угрожать. (Вы, конечно, помните заявления «о российских танках в Киеве», и тому подобное). Но факт в том, что сейчас война на Донбассе зашла в тупик. Россияне поняли, что таким путем завоевать Украину или изменить территориальные границы невозможно. Отсюда и заявление Лаврова, что он, видите ли, «уважает территориальную целостность Украины». То есть сейчас у России нет новых идей, новых организационно-политических и военных действий, и они начинают метаться из стороны в сторону. «Своеобразное» заявление Лаврова, слова Путина о том, что отношения с Украиной находятся в какой-то «яме». Хочется спросить, а кто эту яму выкопал, и кто туда тянет Украину? Заявление Путина о «возращении оружия из Крыма» тоже звучит бессмысленно. Если бы это было серьезное предложение, он бы заявил о намерениях вступить в переговоры с Киевом, если в этом заинтересована Украина.

Поэтому я вижу лишь то, что высшие должностные лица России продолжают разбрасываться малограмотными политическими заявлениями, в которых много цинизма, и от которых они сами впоследствии отказываются.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 января 2018 > № 2470690 Леонид Кравчук


Россия > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 17 января 2018 > № 2467999 Михаил Черников

Алгоритмы дорожной безопасности.

Прошедший 2017 год был отмечен большим количеством изменений в законодательстве о безопасности дорожного движения.

На эту и другие темы, касающиеся данной сферы правоохранительной деятельности, в рамках совместного проекта «Прямой разговор» газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» мы побеседовали с начальником Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России генерал-майором полиции Михаилом ЧЕРНИКОВЫМ.

Прошедший 2017 год был отмечен большим количеством изменений в законодательстве о безопасности дорожного движения.

На эту и другие темы, касающиеся данной сферы правоохранительной деятельности, в рамках совместного проекта «Прямой разговор» газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» мы побеседовали с начальником Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России генерал-майором полиции Михаилом ЧЕРНИКОВЫМ.

- Михаил Юрьевич, сказались ли как-либо уже принятые поправки в дорожные законы на безопасности движения? И какие из решений, на ваш взгляд, оказались наиболее позитивными?

- Сразу отмечу, что нормотворческая деятельность - это не какие-то отдельные шаги, а целый комплекс мер. Большое количество законопроектов сегодня находится на рассмотрении в Госдуме, Правительстве Российской Федерации. Надеюсь, в ближайшее время они будут приняты. И как раз эти документы должны наиболее эффективно работать. В частности, предполагается ещё более усилить ответственность тех, кто управляет транспортными средствами в состоянии опьянения. Не так давно вступили в силу нормы, направленные на ужесточение санкций по отношению к водителям, не предоставившим преимущество пешеходам на переходах. Сейчас много говорится о том, что необходимо принять соответствующие административные шаги за нарушения Правил дорожного движения и в отношении пешеходов. Нужно и этому вопросу уделить внимание.

- Инспекторы ДПС регулярно проводят профилактическую работу с пешеходами, которые переходят улицу на красный свет или перебегают проезжую часть в неположенных местах. Эти мероприятия дают результаты?

- Если говорить о пешеходах, особенно в мегаполисах, таких как Москва, надо в первую очередь уделять внимание организации их движения. Анализировать обстановку и организовывать переходы там, где это действительно будет безопасно. Таких же, кто умышленно пересекает проезжую часть на красный сигнал светофора, единицы. Для пресечения подобных нарушений и проводятся те или иные профилактические мероприятия, работа по пропаганде ПДД среди пешеходов, по привитию им навыков поведения на дорогах.

Мы понимаем, что установить личность пешехода-нарушителя крайне непросто. Поэтому упор делается не на наказание, а на обучение этой категории участников движения существующим правилам, разъяснение им пунктов ПДД, которые обязывают их соблюдать действующее законодательство.

- На российских дорогах всё больше появляется камер фотовидеофиксации. Возможно ли, что в будущем эти устройства полностью покроют магистрали страны, и инспекторы, которые работают на трассах, окажутся не нужны?

- Система фотовидеофиксации развивается. Однако о всеобщем её распространении говорить пока рано. Действительно, в Москве в этом отношении проведена большая работа. Количество камер Центра организации дорожного движения насчитывает уже свыше 1600 единиц, причём это касается только стационарных устройств. Практически все потенциально опасные участки, где происходит большое количество ДТП, находятся под наблюдением. Число аварий в таких местах сокращается. Но чтобы аппаратура полностью и повсеместно заменила сотрудника полиции, - до этого ещё далеко.

- В минувшем году были введены поправки в правила перевозки детей. Есть ли положительная динамика в этом аспекте и какая работа планируется в этом направлении в будущем?

- Мы думаем над дальнейшими изменениями в этих пунктах ПДД. В частности, предлагается, чтобы перевозку несовершеннолетних пассажиров можно было осуществлять только с использованием транспортных средств не старше 10 лет. Оборудованных ремнями безопасности, соответствующих иным требованиям, находящихся в надлежащем техническом состоянии.

Любые меры контроля, касающиеся перевозки детей, дают позитивный результат. Так, например, в течение 2017 года в школьных автобусах из-за нарушений правил перевозки дети не погибали. Хотя статистика детского дорожно-транспортного травматизма поистине пугает. 18 тысяч ДТП с участием детей. 662 ребёнка за 11 месяцев погибли и 19 тысяч получили телесные повреждения. Мы все: органы исполнительной власти, надзорные структуры должны уделять этой проблеме особое внимание.

- Во многих зарубежных странах светофорные объекты в крупных городах подключены к единой сети, а регулированием движения на проблемных перекрёстках ведает автоматика. Существует ли в России нечто подобное?

- Во многих городах, особенно крупных, давно действуют автоматические системы управления движением (АСУД). Информационные технологии не стоят на месте, и сегодня решения принимает уже не оператор, сидящий за пультом регулирования, а интеллектуальные системы, которые считывают данные о транспортных потоках и на основе их анализа меняют режимы работы светофоров. В Москве такая система известна под названием «Зелёная волна», она позволяет улучшить организацию движения в городе. Столичные водители, наверное, заметили, как возрастает пропускная способность улиц. Это стало возможным благодаря в том числе и АСУД.

- Михаил Юрьевич, ещё одно нововведение - возможность получить государственные услуги, оказываемые Госавтоинспекцией, посредством Интернета. Насколько это востребовано?

- За два года количество граждан, обратившихся за оказанием госуслуг через соответствующие порталы, возросло на 38 процентов. Многие убедились: так проще и быстрее поставить транспортное средство на регистрационный учёт, получить водительское удостоверение.

Отдельная категория - это массив, касающийся правонарушений в сфере дорожного движения. Смотрите: из 450 миллионов обращений - 445 миллионов это как раз вопросы, требующие обращения к базам данных административных правонарушений, где можно уточнить, числятся ли за человеком те или иные штрафы, произведена ли их оплата.

- Немаловажный для нашей страны вопрос - качество дорог. Насколько активно служба ГИБДД участвует в контроле за их состоянием? Обращают ли внимание ваши сотрудники на ямы, колеи и неровности на трассах и передают ли претензии в коммунальные службы?

- Такой надзор осуществляется непрерывно. Заступая на службу, сотрудник Госавтоинспекции обязан обращать внимание на всё, что происходит на дороге: имеются ли и в каком состоянии находятся знаковая информация, дорожное покрытие, иные факторы, влияющие на безопасность движения. Сегодня мы вышли с инициативой, чтобы превентивно влиять на факторы возникновения неудовлетворительных дорожных условий. Кроме того, стремимся расширить полномочия службы ГИБДД при проектировании, реконструкции, капитальном ремонте дорог - чтобы наше мнение обязательно учитывалось. Ведь, участвуя в этой работе, мы сможем высказать свои предложения коллегам, совместно определить затраты с учётом мероприятий, направленных на обеспечение безопасности.

- Недавно появились сообщения, что вскоре МВД представит новый образец государственных регистрационных знаков для автомобилей. Так ли это? Вообще, требуют ли изменений нынешние номера?

- По применяемым сегодня правилам, с указанием кодов регионов нынешних регистрационных знаков хватит ещё на десятки лет. Другое дело, что касается использования электронных чипов. Это позволит не только фиксировать номера камерами, но и считывать заложенную в них электронную информацию. Думаю, это станет полезным и для самих участников дорожного движения. Скажем, при угоне автомобиля появится больше возможностей отследить его передвижение, причём довольно с большого расстояния.

- Также рассматривались поправки в ПДД, касающиеся мотоциклистов. В частности, планировалось официально разрешить им езду между полос. Однако поправки не приняли. Возможно ли, что обсуждение вопроса возобновится?

- А этот процесс и не прекращался, он обсуждается, в том числе и с сообществом мотоциклистов. Если говорить об опасном поведении, резкие перестроения, езда по междурядью, конечно, влияют на безопасность. Я сам много езжу на мотоцикле и реально знаю, какие риски могут возникать. Водители двухколёсного транспорта должны понимать человека, сидящего за рулём автомашины, уметь предвидеть его действия, чувствовать, видят ли мотоциклиста в зеркала заднего вида. Поэтому, прежде чем принимать окончательное решение, предстоит всё взвесить. Что же касается разрешения ездить между рядами, думаю, на это мы не пойдем. Всё-таки слишком опасно.

- Вы упомянули, что передвигаетесь за рулём мотоцикла. А как глава ГИБДД водит автомобиль?

- Я люблю управлять транспортными средствами. Фактически каждые субботу и воскресенье сам сажусь за руль и еду на работу. А мотоцикл… Когда служил на Дальнем Востоке, купил. Хороший такой, японский. Чуть-чуть старенький, но в очень хорошем состоянии. Это не спортивный мотоцикл, а классика. Я предпочитаю классическую посадку. Поэтому мне очень приятно летом передвигаться на двух колёсах, чётко ощущая весь процесс передвижения и понимая, как правильно и безопасно это делать.

Беседу вели

Станислав КОМИССАРОВ

и Андрей ШАБАРШОВ

Россия > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 17 января 2018 > № 2467999 Михаил Черников


КНДР. Китай. США. ООН. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 января 2018 > № 2458799 Андрей Ланьков

Как России относиться к новым санкциям против Северной Кореи

Андрей Ланьков

Новые санкции подталкивают Северную Корею сначала к гуманитарной и политической катастрофе, которая может перерасти в международный конфликт. Подобное развитие событий ни в коем случае не соответствует интересам России. Москве пора задуматься о том, чтобы использовать свой статус в Совбезе ООН, чтобы воспрепятствовать росту санкционного давления на Пхеньян, которое может закончиться весьма печально

В конце декабря прошлого года Совет Безопасности ООН единогласно одобрил введение новых, беспрецедентных по своей жесткости санкций против Северной Кореи. Кроме того, Китай, который на протяжении долгого времени не проявлял особого энтузиазма в отношении санкций, в последние несколько месяцев внезапно совершил разворот на 180 градусов и теперь занимает в отношении Северной Кореи крайне жесткую позицию.

Это создает принципиально новую ситуацию, которая чревата проблемами для целого ряда стран, в том числе и России. К сожалению, некоторые действия российской дипломатии, хоть и не лишены определенной внутренней логики, способствуют дальнейшему ухудшению этой ситуации.

Разворот Китая

До недавнего времени режим санкций в отношении Северной Кореи отличался низкой эффективностью – это хорошо видно из того, что десятилетие, последовавшее за введением первого раунда санкций в октябре 2006 года, стало периодом, когда северокорейская экономика сначала вышла из кризиса, а потом стала быстро, на 4–5% в год, расти.

Вызвана неэффективность санкций была в основном двумя причинами. Во-первых, те санкции, которые вводились Советом Безопасности до 2016 года, носили полусимволический характер. Северокорейская пропаганда, конечно, говорила о «блокаде», в которой, дескать, находится Корейская Народно-Демократическая Республика. Однако на практике первые раунды санкций касались лишь товаров, которые не играли заметной роли в северокорейской внешней торговле.

Вторая причина, по которой санкции до недавнего времени были неэффективными, – это позиция Китая. Фактически санкции саботировались Китаем на всех этапах. На этапе подготовки документов китайские дипломаты затягивали принятие очередной резолюции Совета Безопасности, а также добивались того, чтобы в тексте резолюции оставалось максимальное количество недомолвок и лазеек, которые отвечали бы нуждам китайских фирм, ведущих бизнес в Северной Корее. На этапе исполнения санкций китайская сторона использовала все эти лазейки и временами сознательно закрывала глаза на нарушение санкционного режима на местном уровне.

Такая позиция Китая была вызвана тем, что китайское руководство, несмотря на крайнее недовольство северокорейскими ядерными и ракетными амбициями, имеет все основания считать, что интересам Китая наилучшим образом соответствует сохранение статус-кво на Корейском полуострове. В Пекине всегда опасались того, что излишне жесткие санкции могут спровоцировать экономический кризис, а вслед за ним и политическую нестабильность в Северной Корее.

Поскольку руководство Китая не испытывает энтузиазма по поводу перспектив гражданской войны в соседней стране, обладающей ядерным оружием, данная позиция была вполне рациональной. Кроме того, в Пекине понимали, что конечным результатом кризиса в КНДР может стать объединение Кореи по германскому сценарию, то есть появление на китайских границах националистического и демократического государства, которое останется военно-стратегическим союзником США.

Однако в августе – сентябре китайская позиция по северокорейскому вопросу претерпела неожиданные и радикальные изменения. Это хорошо видно и из поведения китайских дипломатов, и из того, как изменился тон бесед с китайскими чиновниками и экспертами. Еще в прошлом году китайские эксперты часто обвиняли своих российских коллег в том, что те, дескать, слишком уж жестко относятся к Северной Корее. В последние месяцы, однако, стали звучать прямо противоположные обвинения: якобы Россия слишком терпимо относится к КНДР.

Другим признаком новой китайской линии стала та поспешность, с которой в последние месяцы принимаются резолюции Совета Безопасности о введении новых санкций в отношении КНДР. Китайские дипломаты больше не затягивают принятие резолюций, как они часто делали раньше – наоборот, они не просто полностью следуют в фарватере США, но и добиваются того, чтобы так же вели себя и представители России.

Причины китайского разворота понятны. Долгие годы Китаю приходилось делать выбор между двумя неприятными перспективами: ядерной Северной Кореей и нестабильностью и крахом режима в Северной Корее. Объективно говоря, вторая перспектива представляла более серьезную угрозу, поэтому Китай стремился не переусердствовать в своих попытках оказать давление на Северную Корею.

Сейчас усилиями президента Трампа Китай столкнулся с третьей, совсем уж неприятной перспективой – с вероятностью возникновения большой войны на Корейском полуострове. Никто толком не знает, отражают ли воинственные заявления Трампа его реальные намерения, или он просто блефует. Но китайская сторона, кажется, решила не рисковать и исходит из того, что угроза американского удара по КНДР вполне реальна.

Последствия санкций

Активное участие в режиме жестких санкций позволяет китайским дипломатам аргументированно доказывать своим американским коллегам, что время для нанесения военного удара еще не пришло и что, дескать, будет лучше повременить с отдачей соответствующих приказов, отложив военную операцию на полгода или год. Подразумевается, что жесткие санкции к тому времени начнут душить северокорейскую экономику и Пхеньян, возможно, пойдет на уступки.

Однако санкции, хотя и могут ввергнуть северокорейскую экономику в кризис, едва ли приведут к тем результатам, на которые надеются их сторонники. Если на этот раз санкции действительно окажутся «эффективными», их организаторам, возможно, придется вспомнить древнюю мудрость: бойся того, о чем ты молишься.

Введенные недавно санкции действительно носят беспрецедентный характер. Они, в частности, ограничивают объем поставок жидкого топлива в КНДР. Допустимый уровень поставок зафиксирован на мизерном уровне – примерно 10% от уровня не слишком благополучного 2016 года. Введены также ограничения на поставки сырой нефти. Кроме того, Резолюция 2397 запрещает странам ООН закупать в Северной Корее минеральное сырье, морепродукты и иные виды продовольствия, машины и оборудование. Наконец, резолюция требует, чтобы в течение 24 месяцев все страны ООН выдворили со своей территории всех находящихся там северокорейских рабочих.

Если эти меры будут выполнены в полном объеме (ключевой здесь является позиция Китая), то КНДР столкнется с острым дефицитом дизельного топлива и бензина, причем масштаб этого дефицита будет таков, что северокорейская экономика окажется практически парализованной. Вдобавок КНДР потеряет 80–90% всех валютных поступлений.

В связи с этим возникает вопрос о политических последствиях этого экономического кризиса. Сторонники жестких санкций, которые в настоящее время доминируют в Вашингтоне, исходят из того, что резкое снижение уровня жизни приведет к росту недовольства значительной части населения. Это недовольство может быть особенно сильным, если учесть, что в последние 5–6 лет экономика КНДР, во многом работающая сейчас на принципах рынка, росла неплохими темпами.

Известно, что кризис, который случается после нескольких лет роста уровня жизни (и соответствующих ожиданий), сказывается на состоянии народных умов куда сильнее, чем пребывание в состоянии стабильной многолетней нищеты. Сторонники санкций считают, что северокорейское руководство, столкнувшись с ростом недовольства и угрозой волнений или государственного переворота, пойдет на уступки и начнет переговоры на условиях США и их союзников.

Однако эти надежды беспочвенны. Северокорейское руководство хорошо помнит, что случилось с Муаммаром Каддафи, который, оказавшись в похожем положении, согласился на свертывание своей ядерной программы. Как известно, через десятилетие после торжественной сдачи ядерного оружия Каддафи столкнулся с революционной ситуацией у себя в стране. Тогда он не смог использовать против повстанцев свое основное преимущество – превосходство в воздухе. Случилось это потому, что страны Запада ввели в Ливии систему бесполетных зон, парализовав правительственную авиацию.

В Пхеньяне считают, что если бы в распоряжении Каддафи было даже самое примитивное ядерное оружие, то западные страны не пошли бы на прямое вмешательство в ливийский кризис и у сторонников Каддафи были бы реальные шансы победить в гражданской войне.

Понятно, что уроки Ливии вполне усвоены в Пхеньяне. Если в Северной Корее появятся признаки массового недовольства, то северокорейское руководство, скорее всего, не только не задумается об отказе от ядерного оружия, но, наоборот, будет считать развитие ядерного потенциала еще более важной задачей.

Новые санкции могут спровоцировать в КНДР экономический и политический кризис, но никак не могут привести к изменениям в политике руководства КНДР по ядерному вопросу – более того, с некоторой долей вероятности санкции приведут к ужесточению этой политики.

Если волнения не просто начнутся, но и выйдут из-под контроля, ситуация может принять еще более неприятный оборот. Северокорейское руководство, окончательно загнанное в угол, может попытаться спровоцировать конфликт с внешним миром. Если Ким Чен Ын и его окружение решат, что шансов на спасение у них больше не остается, они вполне могут захотеть умереть с музыкой и нанести удар (возможно, и ядерный) по своим соседям. Жертвами такого удара могут стать не только США, но и Южная Корея, и Япония, и даже Китай, к которому в Северной Корее всегда относились не слишком дружелюбно.

Впрочем, даже возможная победа северокорейской революции, скорее всего, не должна вызывать особого энтузиазма. Падение режима семейства Ким, даже если оно и не приведет к международному кризису, все равно станет началом крайне непростого периода, который затронет не только обе Кореи, но и все соседние страны.

Существующие оценки говорят, что объединение Кореи по германскому образцу будет стоить огромных денег, а постепенное превращение двух Корей в единое общество займет не одно десятилетие. На протяжении этого времени Корея будет оставаться потенциально нестабильным, раздираемым внутренними противоречиями регионом и источником неприятностей для соседей.

Позиция России

В этой связи возникает вопрос, насколько рациональны действия российской дипломатии, которая последовательно поддерживает все более радикальные резолюции Совета Безопасности.

Пока санкции носили умеренный характер и были направлены на то, чтобы лишить КНДР доступа к материалам, необходимым для продвижения ракетно-ядерных программ, они, безусловно, имели смысл. Как одна из пяти «официальных» ядерных держав, Россия естественным образом не заинтересована в распространении ядерного оружия. Отношения Москвы с Пхеньяном, несмотря на случающиеся время от времени периоды широких улыбок и сладкой риторики, еще с 1950-х годов остаются более чем прохладными, а иногда и прямо враждебными. Тем не менее в той ситуации, что сейчас сложилась в Восточной Азии, подталкивание Северной Кореи к внутриполитической катастрофе однозначно не отвечает интересам России (равно как и интересам других держав, которым по воле географии не повезло оказаться соседями КНДР).

Позицию Китая, который в последние месяцы фактически следует в фарватере северокорейский политики США, можно отчасти понять. Поскольку Китай контролирует 80–90% всей северокорейской внешней торговли, готовность Пекина принимать участие в сверхжестких санкциях может даже оказаться дипломатически полезной. Китайские дипломаты могут использовать свое участие в санкциях для того, чтобы добиться от президента Трампа и его окружения решения отложить силовые меры на будущее. Возможно, именно подобными соображениями руководствовались и на Смоленской площади, когда решили проголосовать за Резолюцию 2397.

Тем не менее возникает вопрос, насколько разумно дальнейшее увеличение давления на КНДР. Даже если санкции можно использовать как аргумент в попытках не допустить силовой акции со стороны США, в долгосрочном плане нынешние санкции опасны.

Россия как постоянный член Совета Безопасности имеет в своем распоряжении такой уникальный инструмент, как право вето. Речь пока идет не о том, чтобы напрямую заблокировать усиление санкций против Северной Кореи. Однако сам факт наличия права вето дает России возможность добиваться смягчения резолюций по санкциям и вообще делать то, чем на протяжении последнего десятилетия активно занимались китайцы, – включать в текст резолюции максимальное количество лазеек, которые бы позволяли КНДР более или менее свободно торговать гражданской продукцией.

Наконец, в том – увы, вероятном – случае, если Резолюция 2397 приведет к резкому ухудшению ситуации в КНДР (например, к тому, что к концу 2018 года в стране опять возникнет угроза голода), у России будут все основания для того, чтобы решительно выступить против нынешнего режима санкций и создать условия для предоставления КНДР гуманитарной помощи.

Северную Корею фактически подталкивают сначала к гуманитарной, а потом и политической катастрофе, которая к тому же может перерасти в международный конфликт. Понятно, что подобное развитие событий в Восточной Азии ни в коем случае не соответствует интересам России. Пришла пора останавливать санкционный маховик, дальнейшее раскручивание которого может окончиться весьма печально.

КНДР. Китай. США. ООН. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 января 2018 > № 2458799 Андрей Ланьков


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 января 2018 > № 2458459 Олег Пономарев

Украина отказывается от Минских соглашений и готова ввести в стране военное положение

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Во вторник депутаты Верховной рады могут проголосовать за Закон «О реинтеграции Донбасса». Этот документ должен закрепить основы государственной политики официального Киева в отношении неподконтрольных территорий и дать юридическое обозначение России, как «стране-агрессору». По словам самих депутатов, это якобы это позволит Украине обращаться в международные суды с исками против России. Но, что примечательно — в новом законе о самой реинтеграции восточной Украины, иными словами, ее возвращение «под крыло» незалежной не говорится ни слова. Зато в документе просто в глазах рябит от слов: «агрессия», «оккупация» и военное положение.

Официальный Киев не заинтересован в мире на Донбассе и это очевидно

Немаловажно и то, что впервые в документе в отношении России употребляется термин «оккупант», а власти Донецкой и Луганской народных республик значатся в законе —»оккупационными администрациями». Именно эта терминология практически и сводит к нулю любые договоренности в рамках т.н. «Минских соглашений», под которому с «той» стороны стоят подписи глав республик — Александра Захарченко и Игоря Плотницкого. Все это было сделано украинской стороной с целью «похоронить» Минск-2 и запустить Минск-3, но уже на условиях Киева. Естественно, что ЛНДР под этим не подпишется, а значит с прекращением переговоров можно забыть и о мире на Донбассе. Минск-3 также позволит Украине избежать выборов в регионе, покуда у власти на Донбассе находятся «оккупанты», а сама территория «оккупирована». Возможно для этого все и делалось, ведь, как известно, при любых раскладах результаты местных выборов Киев не обрадуют — процент поддержки украинской власти на Донбассе сегодня ниже статистической погрешности. А после принятия данного закона и вовсе обрушится.

По дороге в Верховную раду Закон «О реинтеграции Донбасса» претерпел массу изменений, а количество внесенных в него право просто зашкаливает.

Как мы уже говорили, Россия отныне будет считаться на Украине официально «оккупирующим государством», а власти ЛНДР — «оккупационными администрациями».

Из оборота исчезнет аббревиатура АТО (Антитеррористическая операция), а вместо нее на Донбассе появится «руководящая и направляющей сила» —армия. Кстати, за именно этот пункт народных депутатов не лишним будет похвалить. Как бы Украина не пыталась доказать на мировой арене, что борется на Востоке с террористами, ни одна международная организация ополченцев Донбасса таковыми не признала. Поэтому, проводя «АТО», Украина просто выглядела по-дурацки: террористов нет, а операция есть. Таким президент Украины Петр Порошенко приоритет военных ставит в подчиненное положение полицию и Национальную гвардию — иными словами, он берет под контроль структуры своего самого опасного противника — министра внутренних дел Арсена Авакова.

Во-вторых, на армию впервые возлагается обязанность вести открытые операции на линии фронта. До сегодняшнего дня действия ВСУ, согласно украинской Конституции, были незаконны, ведь применять армию без объявления войны запрещено.

Закон также расширяет права надзорных ведомств Генеральной прокуратуры и Службы безопасности Украины. В зоне «боевых действий» силовикам могут дать право обыскивать гражданских лиц, останавливать автотранспорт или заходить в «подозрительные» дома без всяких санкций.

В законе будут прописаны критерии виновности населения Донбасса за «сотрудничество с оккупантами». В первые строки этого списка попадут лица, которые занимали или занимают сейчас руководящие или ответственные должности в ЛДНР. Всего в Законе упоминается 19 подобных критериев и в случае, если данные лица попадут в руки украинского правосудия, амнистия за здесь даже не предусмотрена — только реальные сроки тюрьмы.

Также Украина намерена усилить торговую блокаду Донбасса за счет усложнения процедуры пересечение линии соприкосновения.

Дивным образом из Закона «О реинтеграции» исчез пункт, касающийся Крыма. Согласно документу, он также считается «оккупированной территорией», но возвращать его, хотя бы на законодательном уровне сейчас никто не собирается — речь в Законе идет преимущественно о Донбассе.

Последним аккордом, по требования Блока Петра Порошенко, должен стать разрыв дипломатических отношений с Россией. И хотя в данном Законе эта норма даже не внесена, ряд депутатов Рады намерены требовать внести этот пункт «с колес» в день голосования за Закон «О реинтеграции».

Что сулит многострадальному Донбассу «закон о возвращении»

Наибольший резонанс в украинском обществе, да и у ряда народных депутатов от оппозиции вызвали нормы закона о фактическом введении на Украине военного положения и грубое попрание прав человека с расширением «полномочий» СБУ и Генпрокуратуры.

По данным депутатов, из статьи удалось изъять норму о фактическом отборе жилья у гражданских лиц. Но вот остальное — обыски домов, людей и автомобилей без решения суда — в законе осталось.

В принципе, практика незаконного «шмона» существует и так. Но с принятием данного закона любое действие силовиков оспорить в судах будет практически невозможно. Мол, все их действия проводятся в рамках закона по борьбе с сепаратизмом.

Что касается уголовной ответственности за «сотрудничество с оккупантами», то в новой редакции закона для бюджетной сферы — медиков, учителей или социальных работников сделали исключение. А вот люди, занимавшие или занимающие высокие руководящие посты, ответят перед украинским законом по всей строгости.

То, что Украина не намерена стабилизировать ситуацию на Донбассе в обозримом будущем, свидетельствует и факт отказа от переговоров в формате «Минска». А ведь именно такой формат урегулирования конфликта был официально признан крупнейшими странами мира и закреплен резолюцией Совета безопасности ООН. А ведь именно в этих документах были зафиксированы нормы, которые хотя бы наполовину, но устраивали обе стороны: амнистия, выборы, выход Украины к государственным границам с Российской Федерацией.

Что касается разрыва дипломатических отношений с Россией, то эту норму из закона также удалили в последний момент. Однако, партии «Самопомощь» и «УКРОП» будут требовать возвращения этой нормы в закон.

Как заявила представительница «Самопомощи» и вице-спикер ВР Оксана Сыроид,«Россия всегда была, есть и будет врагом Украины». И ее крайне удивляет, почему за три года «войны» официальный Киев так и не разорвал все отношения с Москвой.

Многие в украинском политикуме считают, что в первую очередь ссорится с Россией не выгодно самому Петру Порошенко. Поэтому его фракция в Верховной Раде намерена проголосовать против данной инициативы. С другой стороны, если БПП это не сделает, то у оппонентов президента будут все основания называть его «пророссийским». Особенно после его писем ФСБ, так «удачно опубликованным грузинским каналом Рустави-2 как раз накануне судьбоносного голосования.

Новая редакция закона противоречит нормам ООН и правам человека

Что примечательно, у новой редакции Закона «О реинтеграции Донбасса» противников в разы больше, чем сторонников.

Так, журналист Сергей Гармаш считает, что у украинской власти нет абсолютно никакой государственной политики по реинтеграции. «У нас есть политика по дезинтеграции, по отделению этой территории, и отделению жителей этой территории и уроженцев в том числе — я говорю о переселенцах. Это всем известный факт пенсионного обеспечения, вернее его отсутствие. Я думаю, что сегодня нужно вести речь не о том, чтобы вносить изменения в политику реинтеграции, а о том, что ее нужно формировать. Ее вообще нет. На четвертом году войны ее просто нет, как и нет государственной стратегии и понимания, что делать с этим регионом. У нас не может быть эффективной информационной политики, не может быть политики реинтеграции, потому что мы не знаем, что будет завтра с этим регионом, каким он будет. Мы его не видим», — заявил Сергей Гармаш.

По мнению политолога Александра Клюжева, принимая данный закон, власть печется не столько о жителях Донбасса и его возвращении в «лоно» Украины, сколько развязывает себе руки в безнаказанных репрессиях против «мятежного» региона:«Начинали с первого законопроекта о деоккупации, закончили уже доработкой президентского законопроекта. Мне кажется, эта неприемлемая ситуация приводит нас к тому результату, которого добивается Россия через свою пропаганду. Когда мы фактически жителей оккупированных территорий сделали ключевыми врагами в этой ситуации. Это совершенно не так, и мы это прекрасно понимаем».

По мнению большинства украинских политологов, принятие именно этой редакции закона наиболее выгодно самой России. У нее появятся огромные козыри в международном давлении на Украину, которая, мол, сама провоцирует конфликт и кровопролитие не желая идти не на какие уступки «ни с Богом, ни с Дьяволом».

Поэтому, одно лишь решение о разрыве дипломатических отношений с Россией может окончательно поставить крест на возвращении Донбасса.

Накануне, в декабре 2017 года, глава специальной мониторинговой миссии ООН по правам человека на Украине Фиона Фрейзер уже заявляла, что текущая редакция Закона «О реинтеграции Донбасса» не обеспечивает в полной мере защиту прав человека, а значит противоречит международным обязательствам Украины.

Раскритиковали законодательную инициативу и в Офисе омбудсмена Украины Валерии Лутковской. «Сегодня действительно есть угроза, что в том виде, как этот законопроект подготовлен ко второму чтению и может быть утвержден, он действительно будет нести определенные риски правам и свободам человека», — заявил представитель Уполномоченной по правам человека Михаил Чаплыга.

Он также отметил, что де-факто введение военного положения размывает понимание полномочий органов государственной власти и создает риски правам человека:

«Когда вводится военное положение, то есть не только право государства ограничивать, но также и четко прописаны обязанности (в частности, по защите населения)», — уточнил он.

А вот лидер парламентской фракции «Оппозиционный блок» Юрий Бойко видит в данном законе куда большую угрозу для самой Украины — перечеркивая все ранее достигнутые соглашения с ЛДНР официальный Киев попросту сорвет обмен пленными. Но, уже традиционно, обвинит в этом Россию, Москву и самих «сепаратистов»…

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 января 2018 > № 2458459 Олег Пономарев


Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457022 Максим Артемьев

Цена безопасности. Чему учит «битва на ножах» в пермской школе

Максим Артемьев

Историк, журналист

Ежегодно миллиарды рублей тратятся на обеспечение безопасности российских школ, но это не помешало устроить поножовщину в здании школы №127 города Перми

Сегодняшняя школа — и я не раз писал об этом в Forbes — сильно отличается от привычной нам советской. Впрочем, «нас», ее заставших, становится все меньше в процентном соотношении к общему числу населения, и мое замечание лишь привычная аберрация возрастного восприятия.

Но как бы там ни было, перемены налицо, и одна из них — отношение к охране школы, к безопасности учеников. Вспоминается свое детство — вокруг школьного здания, да и даже в тамбуре, тусуется постоянно шпана, пришедшая сшибать мелочь. Тут же во дворе раздаются кому пинки, кому затрещины, и ученики послабее, кто характером робее и не имеет знакомств среди «старших ребят», всякий раз проходят как сквозь строй, стремясь побыстрее улизнуть подальше от школы.

Администрации учебного заведения до всего этого и дела нет. Мысли о том, чтобы пожаловаться, у бедолаг даже не возникает, равно как у их родителей. Понятие о безопасности тогда вовсе не существовало. Криминальные компании правили бал и во дворах домов, и в подъездах. В лучшем случае в раздевалке школы дежурила какая-нибудь бабка, бессильная приструнить хулиганов, а заодно прекратить воровство в этой самой раздевалке.

Сегодня же все наоборот. В связи с трендом на создание условий для безопасного детства и общим чадолюбием общества (которое не перетекает в деторождаемость) и гуманизацией сферы образования вопрос безопасности выходит на первый план. Ученики и учителя моего детства были бы шокированы видом современной школы – охранники в форме у входа, заградительные барьеры и турникеты, не позволяющие проникнуть внутрь здания, камеры видеонаблюдения, «тревожные кнопки», требование справок об отсутствии судимости от педагогов.

Однако подобное «вооружение до зубов» образовательных учреждений (а школы слились де-факто с детскими садами, где такие же порядки) — удовольствие не бесплатное. Как уже сообщили в СМИ со ссылкой на сайт «Госзакупки», та школа в Перми, где произошла поножовщина, за минувший год заплатила более миллиона рублей охранной фирме (впрочем, по последним сведениям, сама директор школы назвала меньшую сумму). Примерно семь лет назад в России насчитывалось более 54 000 школ. Можно сделать грубый подсчет, во сколько оценивается рынок охранных услуг в начальном и среднем образовании. Полученный результат — 54 млрд рублей, конечно, далек от точности. Во-первых, число учебных заведений сократилось в результате слияний (но при этом число учебных корпусов не уменьшилось). Во-вторых, совсем разная плата в провинции и в городах-миллионниках. В-третьих, не все школы могут платить за них, да и не везде есть объективная потребность — например, в сельских и прочих малокомплектных школах. Тем не менее общее представление получить можно.

Кто платит охране

Важно отметить, что оплата услуг охраны (равно как сигнализации, видеонаблюдения и т.д.) ложится на муниципальные бюджеты, которые наиболее бедные и проблемные. Из регионального бюджета оплачиваются зарплата учителям и тому подобные расходы. И это надо учитывать, подсчитываю «общую температуру» по стране.

В Москве, например, которая представляет собой государство в государстве, заключение договоров с ЧОПами централизовано. Не отдельно взятый директор занимается этим вопросом, он решается на уровне департамента образования, который таким образом, выступает как один из крупнейших заказчиков и потребителей охранных услуг в городе. Так на срок 30 месяцев — с 1 января 2016 года по 30 июня 2018 года стартовая стоимость конкурса на обслуживание для ЧОПов составила 16,7 млрд рублей. В победители вышли 29 охранных фирм. Точно так же определяются поставщики отмеченных выше технических услуг наблюдения и контроля.

Школьный охранник, формально не подчиненный администрации школы, тем не менее играет важную роль в ее жизни. Он все знает — кто куда вышел, когда пришел — и служит своего рода диспетчером. Директора школы и завучей он должен «уважать». Школу №127 в Перми, в которой произошла драка на ножах, охраняла ЧОО «Аякс-Безопасность». По данным сайта госзакупок, в 2017 году образовательное учреждение заключало три контракта на общую сумму более 1 млн рублей с единственным поставщиком (которым и являлась компания «Аякс-Безопасность»). В 2016 году ЧОО «Аякс-Безопасность» проверял Центр лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Пермскому краю. Нарушений в ходе проверки выявлено не было. Тем временем в самой охранной организации данную информацию комментировать не стали.

Среднестатистический охранник — это мужчина средних лет из провинции, работающий вахтовым методом в столице. За последние 15-20 лет занятость в охранном бизнесе стала важным подспорьем для жителей периферии, где заводы и фабрики в массовом порядке позакрывались. Общее число охранников в той же Москве никто не возьмется подсчитать, но то, что это сотни тысяч, несомненно. И в этой сфере охрана школ и садов — важнейший сегмент.

В провинции ввиду ее скудных финансовых возможностей дело обстоит попроще, не так централизованно, до последнего времени в ряде школ там деньги «на охрану» собирали прямо с родителей, несмотря на многократные заявления о недопустимости и незаконности подобных деяний. И сегодня финансы изыскиваются по преимуществу из внебюджетных источников. Разумеется, большой объем отпускаемых средств (там, где они есть) не может не вызывать толков о коррупции, несмотря на прозрачные процедуры конкурсов.

Результат налицо, в современную школу трудно попасть не просто человеку с улицы, но даже родителям. Это, разумеется действует благотворно в смысле снижения криминогенной обстановки. Ничего подобного расстрелам подростков в американских учебных заведениях не случается. Произошедшее в пермской школе потому и привлекло такое внимание СМИ, поскольку является исключением.

Школьная преступность

Школы вообще притягивают всякого рода злоумышленников как объекты повешенной тревожности. Так осенью минувшего года по России прокатилась волна телефонного терроризма со звонками о ложных угрозах. И в числе первых под удар попали школы. Мне самому пришлось срочно, бросив все дела, ехать за дочкой, которую эвакуировали с уроков, причем портфели и сменная обувь детей остались в школе, в которую не было доступа, поскольку надо было уложиться в нормативы по скорости эвакуации.

Также в последнее время участились вызовы скорой помощи в столичные школы , поскольку по новым требованиям малейшая жалоба ученика на состояние здоровья требует именно приглашения бригады скорой. Это тоже свидетельство того, что государство активно занимается вопросом безопасности и здоровья учащихся. Но как эти вызовы отразятся на столичном бюджете и не последуют ли за этим определенные оргвыводы, пока неясно.

Что до снижения преступности в школе, то вопрос упирается не только в постановке барьера на проникновение в здание злоумышленников. Не все детали произошедшей в Перми трагедии пока понятны, но уже известно, что речь шла о драке на ножах вчерашнего ее выпускника с нынешними учениками. Иными словами, важно снизить уровень внутришкольной преступности. Опять обращусь к персональному опыту. Буквально полтора месяца назад у дочки прямо в школе, во время обеда в столовой украли смартфон. Школа вполне себе благополучная, с языковым уклоном, дети проходят отбор при поступлении, но тем не менее... Никакой охранник, естественно, помешать этому не мог. А видеокамер в самой столовой не оказалось – они размещены на кухне и над стойкой раздачи, чтобы смотреть за поварами. И приехавший наряд полиции только разводил руками. Вице-премьер Ольга Голодец заявила, что правительство изучит все обстоятельства и причины поножовщины в пермской школе, где в результате драки получили ранения 15 человек. Она пообещала, что по итогам анализа меры безопасности во всех школах России усилят.

Из произошедшей в Перми «драки на ножах» (звучит вполне зловеще) можно сделать следующий вывод. Систему охрану необходимо не просто усилить, но централизовать — как в плане организации, так и в плане финансирования. Если мы признаем важность обеспечения безопасности жизнедеятельности в школах, то не стоит экономить на этом. Жизнь и здоровье школьников не должны зависеть то финансовых возможностей муниципалитета и учебного заведения. Стандарты безопасности должны быть примерно одинаковы.

Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457022 Максим Артемьев


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455363 Стивен Коэн

США «предали» Россию, но эти не те «новости, которые можно напечатать»

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Новое свидетельство того, что Вашингтон нарушил свое обещание не расширять НАТО «ни на дюйм к востоку» — роковое решение с продолжающимися по сей день последствиями — не было опубликовано ни одним из крупных американских СМИ, определяющих повестку дня, включая The New York Times.

Джон Бэчелор: Добрый вечер. С вами Джон Бэчелор. Я веду эфир из Дохи (Катар) в Персидском Заливе. К западу от меня находится Эр-Рияд, к северу — Персия. Приближается рассвет. Еще темно, но уже скоро покажется солнце. Я прибыл сюда, чтобы взглянуть на мир глазами жителей этого региона, следя за новостями, связанными с потрясениями последних лет и последних месяцев в таких странах как Иран, к северу отсюда, Сирия, к северо-западу от меня, и Йемен, еще западнее. Все эти войны, гражданские войны, являются частью более обширной мировой панорамы, и присутствие России здесь повсеместно. Это ее вотчина. Москва, расположенная далеко к северу отсюда, сегодня является дежурной темой разговоров о Ближнем Востоке особенно после того, как было принято решение об участии России в сирийском конфликте. Совершенно разные вещи: говорить о России здесь, в Дохе, и говорить о ней в Нью-Йорке, где в данный момент, кстати, находится мой коллега, с которым мы на протяжении многих лет обсуждаем историю новой холодной войны.

Позвольте представить вам Стивена Ф. Коэна (почетный профессор российских исследований Нью-Йоркского и Принстонского университетов). EastWestacord.com — так называется сайт, на котором мы начали нашу дискуссию в 2014 году во время кризиса на Украине.

Правда, с тех пор мы успели переместиться по карте в Сирию и в Прибалтику. А затем совершенно неожиданно после выборов в США 16 ноября российско-американский конфликт сделался настоящим политическим кошмаром для обеих сторон, а также для американцев, которые пытаются следить за этой историей обвинений, голословных заявлений, слухов и пересудов. И сейчас многие политические силы, входящие в разнообразные рабочие группы Палаты представителей и Сената, расследуют обвинения специального прокурора, а также обвинения, предъявляемые людьми, которые не находятся в Вашингтоне, но выступают действующими лицами этой драмы. Один из них — глава Fusion GPS Гленн Симпсон (Glenn Simpson). Итак, сегодня мы пригласили профессора, чтобы обсудить не столько историю конфликта на Ближнем Востоке, скольку историю конфликта в американских средствах массовой информации — конфликта, который отчасти объясняет трудности понимания этой истории: кому здесь верить.

Стив, добрый вечер! Приветствую вас за десять тысяч миль от Нью-Йорка. В начале эфира я упомянул о том, что здесь, в Персидском заливе, я воспринимаю Россию с совершенно иной точки зрения, чем когда нахожусь в Нью-Йорке. Это другое понимание того, что такое Россия, что такое Китай, что такое Индийский океан, где люди хотят жить своей жизнью. Добрый вечер, Стив.

Стивен Коэн: Что гораздо важнее, Джон, какая у вас температура?

Джон Бэчелор: Около 60°, очень комфортная температура.

Стивен Коэн: У нас тут довольно зябко, и я вот думаю, почему ты не взял меня с собой.

Джон Бэчелор: Прошу прощения, профессор.

Стивен Коэн: В общем, сегодня я хочу обратиться к тому, что в академической практике принято называть методологией. Студент или профессор может выдвигать тот или иной крупный тезис, но вместо того, чтобы делать общие выводы, они могут прибегнуть к тому, что называется анализом конкретной ситуации, единичного примера. И использовать этот пример для иллюстрации и, следовательно, доказательства более крупного тезиса. Поэтому в самом начале я собираюсь рассуждать немного по-ученому.

Мы с вами, в частности я, на протяжении последних лет много говорили о том, что я называю недобросовестной журналистикой, которую мы наблюдаем в американских печатных и вещательных СМИ. На самом деле я начал писать об этом в связи с Россией, причем задолго до скандала с российским вмешательством, еще в 1990-е. Сегодня я продолжаю говорить об этом и время от времени понимаю, что нам необходимо какое-то более отчетливое представление о том, в чем смысл злоупотреблений СМИ.

Позволю себе напомнить, что в истории американской журналистики было три наиболее значимых эпизода недобросовестного освещения российских событий. Первый был у всех на слуху. Это случай с известным журналистом Уолтером Липпманом (Walyer Lippmann) и его коллегой, которого звали Мерц Чарльз (Charles Merz), кажется так, но точно не могу сказать. В 1920 году они подготовили обширный материал, опубликованный несколько позднее как приложение к журналу The New Republic, в котором исследовали то, как в американской печати освещались события русской революции и гражданской войны 1917-1920 годов, взяв за основу в первую очередь The New York Times.

И они обнаружили там систематическое нарушение достоверности информации: как сообщаемые факты, так и интерпретация происходящего во время гражданской войны были в корне неверными, и все это делалось для того, чтобы убедить американских читателей, что коммунисты потерпят поражение в гражданской войне. В итоге, американское общество оказалось совершенно не подготовленным к появлению Советского Союза.

Этот конкретный случай искажения фактов в СМИ — данный термин в то время еще не использовался — был настолько показательным и стал таким мощным орудием в руках медийной критики, что в течение многих лет школы журналистики регулярно рассказывали о нем студентам-первокурсникам в качестве поучительной истории. Хотя понятно, что они давно уже перестали это делать.

Второй важный эпизод того, что я называю журналистской недобросовестностью в отношении России, произошел в 1990-е, когда почти все американские средства массовой информации — и печатные, и вещательные — представляли так называемые ельцинские реформы как благоприятный переход к демократии и капитализму, когда фактически все это десятилетие Россия жила в неописуемой нужде. Страна провалилась в ужасающую депрессию нашей современности, уровень жизни среднего класса резко упал, а сам он начал стремительно испаряться. Продолжительность жизни мужчин снизилась с 65 до 57 лет. Вышли на волю древние эпидемии, начался разгул мафии. И так далее. Сообщения СМИ были полуправдой.

И теперь, я бы сказал с момента прихода Путина к власти в России в 2000 году, мы наблюдаем третий эпизод, который еще хуже, поскольку более опасен: он предоставляет нам информацию, которая вводит в заблуждение не только обычных читателей, но и политиков.

По-моему, это особенно касается The New York Times, The Washington Post и в меньшей степени The Wall Street Journal, который уделяет России не так много внимания. Причина, по которой это важно, состоит в том, что когда-то у телеканалов были свои корреспондентские пункты в Москве, и они сами готовили новости. Сейчас, я думаю, так делает только CNN. Я много лет работал в CBS, в то время у них было свое подразделение в Москве. Равно как и у ABC, NBC. Сегодня все это свернуто. В результате отделы новостей вещательных компаний и особенно кабельные станции делают видеорепортажи о России на основе того, что пишут The Washington Post и The New York Times. Таким образом, эти издания пользуются колоссальным влиянием.

На мой взгляд, распространение дезинформации в отношении России началось с возвышения Путина, которого демонизировали, и продолжается сегодня так называемым russiagate (скандалом о вмешательстве России в американские выборы), о котором мы говорили.

То есть, теперь у нас есть наглядный пример, который на самом деле иллюстрирует проблему недобросовестной журналистики. Речь идет не просто о регулярных публикациях сомнительного содержания и о сомнительных фактах, которые не выдерживают критики, если вам известна вся история. И мы наблюдаем это на примере большого числа материалов, появившихся в The New York Times, The Washington Post и на сайтах кабельных новостных каналов, материалов, которые в итоге пришлось убрать. За последние месяцы, мне кажется, где-то 10 или 12 крупных репортажей о скандале с российским вмешательством оказались просто неправдой, они были основаны на ложных источниках, ложной информации.

Однако сегодня мы имеем дело с еще более важным явлением. И это спорный пример, потому что журналистская недобросовестность, на мой взгляд, заключается не только в том, что именно вы публикуете, но и в том, что вы решаете не публиковать. Умолчание о фактах, событиях и комментариях, которые не соответствуют общепринятому нарративу о России — такова усвоенная этими газетами практика.

Так вот, в декабре, если быть точным, 12 декабря, архив национальной безопасности в Вашингтоне, который является научным хранилищем документов, имеющих отношение к американской национальной безопасности, включая Россию, и отличается безупречной организацией (он пользуется поддержкой обеих партий, используется в научных целях и проделывает отличную работу) опубликовал статью, в которой подробно сообщается о том, что в 1990-1991 годах не только Соединенные Штаты во главе с президентом Бушем, его госсекретарем Джеймсом Бейкером, а также директором ЦРУ Робертом Гейтсом, но и все крупные западные державы обещали Михаилу Горбачеву, последнему лидеру советской России, что, если он согласится — а речь шла о самом актуальном на тот момент вопросе, как вы помните: 1990 год, падение Берлинской стены, воссоединение Германии, разделенной со времен Второй мировой войны на советскую и западную половины. Так вот на повестке дня было воссоединение Германии. Они хотели, чтобы Горбачев пошел им навстречу по двум вопросам: во-первых, согласился на воссоединение Германии, что в общем-то было раз плюнуть, потому что это так или иначе случилось бы. Однако Горбачев был вправе сказать «нет» по второму вопросу, то есть не дать согласия на то, чтобы эта новая воссоединенная Германия вошла в НАТО. Было ясно, что она не останется в распадавшемся советском блоке. Однако альтернатива заключалась в том, чтобы Германия сохранила за собой статус неприсоединившейся страны, подобно Австрии со времен Второй мировой войны.

Но Запад хотел заполучить Германию в НАТО. И они выдвигали в свою защиту всевозможные аргументы: мол, Германия представляла потенциальную опасность и нужно было привязать ее к возглавляемой Соединенными Штатами НАТО, чтобы она не спровоцировала новую мировую войну и тому подобное. Они пытались убедить Горбачева, но фактически…

Джон Бэчелор: Прошу прощения, Стив, мы еще вернемся к этой теме. Итак, перед нами задокументированный процесс: 12 декабря 1990-1991 года обещания, данные России, данные Горбачеву накануне распада Советского Союза. Мы с профессором Стивом Коэном беседуем о недобросовестном освещении в СМИ событий, касающихся России в XX веке, и, разумеется, перейдем к 21-му. С вами Джон Бэтчелор. Доха (Катар).

С вами вновь Джон Бэчелор. Я веду передачу из Дохи (Катар). И сегодня мы беседуем с профессором Стивом Коэном (Нью-Йоркский университет, Принстонский университет). Темой нашей беседы является нарушение журналистской этики сегодня и в 20-м веке. Мы говорили об обещаниях, данных Горбачеву, главе Советского Союза в 1990-1991 годах. Мы все помним, что конец Советского Союза пришелся на Рождество 1991 года, тогда Горбачев покинул свой пост. И мы обратились к человеку по имени Ельцин — президенту России, являвшейся лишь частью федерации — который в итоге стал президентом всей федерации. Были даны обещания, которые сегодня выглядят либо как обман, либо в случае администрации просто как отсутствие интереса к русской комедии. Стив, прошу Вас, продолжайте.

Стивен Коэн: Мы говорим об историческом событии, достоверном событии: намерении расширить НАТО от Берлина до российских границ. Но вернемся к 1991 году, когда Горбачев согласился с тем, что воссоединенная Германия войдет в НАТО. Это нанесло серьезный удар по его власти в России, которая на тот момент и так была довольно слабой. Горбачев принял важное решение. Но он сделал это, принимая во внимание то, что сказало ему западное руководство. Мы прекрасно знаем, с какими словами Джеймс Бейкер, тогдашний госсекретарь первого президента Буша, обратился к Горбачеву: «НАТО ни на дюйм не продвинется на восток», ни на дюйм на восток, и где НАТО сегодня? Разумеется, на тысячи километров восточнее, у границ России.

В общем, эта версия о том, что говорили тогда Горбачеву, на протяжении 20 лет, 25 лет оспаривалась людьми, которые занимались расширением НАТО. Они утверждали, что это миф, что ему никогда об этом не говорили, или он все не так понял. По сути они пытались отделаться от торжественного обещания разными поверхностными объяснениями. Но теперь архив национальной безопасности в Вашингтоне опубликовал документы, которые доказывают, что не только американское руководство, но и французы, англичане и немцы — все они говорили Горбачеву одно и то же: дай согласие на вхождение Германии в НАТО, и НАТО никогда не будет расширяться. И этот разговор изложен довольно подробно. В определенный момент Горбачев говорит: расширение НАТО в какой бы то ни было форме неприемлемо. На что Бейкер отвечает, и ему вторят французское и немецкое руководство: мы согласны, мы согласны с тем, что это неприемлемо. Все это было опубликовано.

Смотрите, перед нами ключевая информация об историческом событии, потому что расширение НАТО является одной из главных движущих сил новой холодной войны. Почему я привожу этот случай в качестве примера? Потому что эти документы, эта статья не были опубликованы ни в The New York Times, ни в The Washington Post, ни в The Wall Street Journal, они не были обнародованы ни одним из крупных телеканалов США. Это поразительно, потому что все отделы новостей, наверняка, об этом знали.

Одним из доказательств служит тот факт, что, нужно отдать им должное, два издания средней руки и не пользующиеся особым влиянием в соответствующих кругах — речь идет о вашингтонском The National Interest и о The American Сonservative, который, кажется, тоже публикуется в Вашингтоне — выпустили по этому поводу четыре статьи: одну — на следующий день, другие — через пару недель. Между тем The New York Times, чей девиз гласит: «мы печатаем все, что подходит для печати» — не нашла эти новости пригодными для печати.

Джон Бэчелор: Стив, я бы хотел подчеркнуть, что это свидетельство того, что в 1991 году Горбачева обставили.

Стивен Коэн: Сейчас вы интерпретируете это как…

Джон Бэчелор: Да, именно так, потому что в своей книге Уильям Таубман (William Taubman) совершенно четко говорит о перевороте лета 1991 года, когда консерваторы говорили: они лгут вам, Горбачев, они вводят вас в заблуждение, на самом деле они собираются взять нас всех в оборот. И как раз путч, случившийся летом 1991 года, покончил с единством в России.

Стивен Коэн: Как я уже говорил в начале нашей сегодняшней беседы, данное Горбачевым согласие на вступление объединенной Германии в НАТО значительно ослабило его позиции внутри страны и придало храбрости организаторам путча в августе 1991 года. Я думаю, что это прекрасно, потому что это было правильно. Я начинал с использования этого слова. Но что я хочу здесь подчеркнуть: как это возможно, что The New York Times, называющая себя официальным источником информации, и The Washington Post, которая провозглашает себя самой важной политической газетой в нашей столице, не опубликовали об этом ни слова?

Вот что я имею в виду, когда говорю о недобросовестности средств массовой информации. Это не только публикация вещей, которые не всегда можно проверить, но и решение редакции не печатать важные материалы, которые по какой-то причине не соответствуют общепринятому нарративу. Сегодня общепринятый нарратив состоит в том, что виновником новой холодной войны является исключительно лидер России Владимир Путин.

Джон Бэчелор: С вами снова я, Джон Бэчелор. Мы ведем эфир из Дохи (Катар) и беседуем с моим другом и коллегой — профессором Стивеном Коэном.

В последние годы мы обсуждаем новую холодную войну. Исследование новых документов, обнародованных национальным архивом, отчасти проливает свет на ее истоки. Теперь мы можем узнать о решениях, принятых или не принятых администрацией Джорджа Буша-младшего, а также средствами массовой информации, освещавшими дела его администрации в то время и теперь. Речь идет о документе, на основе которого можно говорить о своего рода плохой актерской игре.

Стив, я обратился к Вам, потому что знаю, что вас вместе с другими учеными попросили представить президенту и его советникам сведения о развале Советского Союза и о том, что следует делать.

Путина в то время даже на горизонте не было. Президентом России, входившей в федерацию Советского Союза, стал Ельцин — человек, которого воспитывали как популиста. А не Горбачев, человек, который прошел через коммунистическую партию, многое сделал для того, чтобы стать новым лидером гласности, перестройки, человек, решающий проблемы с Рональдом Рейганом, а потом стремящийся преобразовать советское государство. Это оказалось невозможно из-за неспособности Горбачева убедить руководство, аппарат. Из биографии Горбачева, написанной Уильямом Таубманом, я помню, что будущее, по его мнению, должно было строиться по модели капитализма, модели демократии.

Теперь вы выдвигаете здесь гипотезу о том, что США и их союзники пытались намеренно обмануть Горбачева и протолкнуть Ельцина, человека, который был абсолютно не способен осуществлять власть ввиду своих проблем со здоровьем. И что они наблюдают за тем, как это происходит в 1991 году, и что нынешнее недоверие Москвы к Вашингтону и Парижу, а также к нашим рекомендациям относительно того, что для них лучше, может корениться именно в тех событиях, когда советское государство пало не из-за американского давления, но из-за аферы США. Вы предлагаете нам такую возможность, Стив.

Стивен Коэн: Такая возможность не исключена, но вернемся к тому, на чем я хочу заострить внимание — к тому факту, что The New York Times и The Washington Post не сообщили об этом историческом обнародовании документов архивом национальной безопасности. И ваши слушатели могут зайти на сайт архива nsarchive. gwu. edu Университета Джорджа Вашингтона, найти публикацию от 12 декабря и прочесть не только соответствующую ознакомительную статью, но и сами документы.

Тот факт, что The Times и The Post об этом не написали, означает, что нам не разрешено — если, конечно, мы не обратимся к менее официальным источникам — обсуждать те самые вопросы, которые вы сейчас задаете. Пытались ли они сознательно ввести Горбачева в заблуждение? Действительно ли эти крупные державы верили в то, что говорили? Потому что надо помнить, что обещания не расширять НАТО давали не только Соединенные Штаты, но и Великобритания, Франция и недавно воссоединившаяся Германия. Они в единодушном порыве убеждали Горбачева: они никоим образом никогда не будут расширяться за пределы новой Германии. Думаю, что, возможно, там были смешанные мотивы и намерения. И это было путешествие, Джон, политическое путешествие к тому человеку, который на самом деле осуществит это расширение — Биллу Клинтону.

Когда в 1994-1995 году он принял решение о расширении НАТО, все эти проблемы возникли снова, но он настоял на своем, возможно, по политическим, возможно, по каким-то другим причинам. Вы знаете, что история — это политический процесс, но я хочу сказать, что сегодня мы находимся в опасной ситуации с Россией. И то, что The New York Times не сообщила об этих в высшей степени исторических и актуальных сегодня фактах, есть квинтэссенция этой халатности со стороны СМИ. Остановитесь и подумайте. К примеру, The Times говорит, что публикует все новости, которые подходят для печати. А теперь задумайтесь над последствиями расширения НАТО. Ведь это движущая сила новой и более опасной холодной войны, которая сейчас вместе с НАТО подступает к границам России. Именно по этой причине произошли две опосредованные американо-российские войны, сопровождавшиеся реальными боевыми действиями: в Грузии в 2008 году и на Украине с 2014 года — последняя продолжается по сей день. Между тем назревает еще один военный конфликт ввиду наращивания сил НАТО на границе с Россией в Прибалтике. Это действительно серьезное и провокационное наращивание сил. Все это — отчасти результат тех решений и обещаний, которые нарушались с 1990 года.

Но я хочу подчеркнуть кое-что еще. Примерно с 2000-2001 года оба российских президента — в первую очередь Путин, но также и Дмитрий Медведев, который за свои четыре года на посту президента успел сделаться большим партнером Обамы по перезагрузке — неоднократно ссылались на то, что Соединенные Штаты (я воспользуюсь их собственными выражениями) предали и обманули Россию. И они приводили свои примеры. Так, они заявляли, что Рейган и Горбачев договорились о доктрине по взаимной безопасности, согласно которой ни Россия, ни Соединенные Штаты не будут стремиться укреплять свою безопасность за счет безопасности другой страны.

С расширением НАТО об этом поспешили забыть. В 2002 году Президент Буш, второй Буш, в одностороннем порядке вышел из договора по ПРО, который был краеугольным камнем национальной безопасности России. Из недавних примеров у нас есть Ливия. Тогда Обама пообещал президенту Медведеву, что, если в Совете безопасности ООН Россия не наложит вето на решение провести военную операцию против Ливии, не будет предпринято никаких попыток лишить лидера Ливии, Каддафи, его полномочий. На самом же деле американские военные самолеты, натовские военные самолеты выследили Каддафи и способствовали его ликвидации.

Но главные нарушенные обещания, о которых Россия и российский политический класс никогда не забудут, это обещания, данные Горбачеву. Раньше от них отмахивались, называя мифом и недоразумением. Но теперь у нас есть опубликованные документы, в которых содержатся неопровержимые доказательства. Я бы резюмировал это, сказав, что потерей постсоветской России в качестве партнера по национальной безопасности в мире после распада Советского Союза мы обязаны нарушенному обещанию, данному Горбачеву, которое теперь является документом. Это не миф. Однако Джеймс Бейкер потом рассказывал всем, что такого обещания никогда дано не было. Если говорить прямо, бывший госсекретарь Бейкер лгал. Обещания были даны не только самим Бейкером, но и всеми его западными коллегами. Люди могут просто найти эту публикацию, о которой не сообщила The New Tork Times, в архиве национальной безопасности и сами прочитать соответствующие документы.

Поэтому, когда люди задаются вопросом, почему не только Путин, но и весь российский политический класс больше не проявляет дружественных чувств к американцам, они могут начать с 90-х годов, с того самого нарушенного обещания. И мы должны спрашивать, Джон, потому что ничто не происходит случайно. И The New York Times — это гигантская организация, где в курсе всего происходящего и где каждый день принимаются решения, что именно публиковать. И каждый день издание публикует множество весьма сомнительных материалов о России, о событиях в России и о скандале с российским вмешательством, множество неподтвержденных сведений. И вместе с тем она не публикует вот эти документы исторической важности, которые непосредственно связаны с нашей новой холодной войной сегодня, и причина — в том, что это не соответствует общепринятому нарративу.

Джон Бэчелор: Этому можно найти ряд объяснений. Во-первых, это не соответствует общепринятому нарративу, это я принимаю. Но также возможно, что этим изданиям недостает соответствующей подготовки. Они чрезмерно ориентированы на освещение событий внутри страны. За последние два десятилетия внешняя политика сошла на нет и сегодня по сути сводится к войне с терроризмом. Мы мало слышим о межгосударственных отношениях в Европе или о холодной войне. Вы знаете о преемственности в этой организации, Стив. Я не знаю, является ли эта институциональная память обычным делом для руководства The New York Times.

Стивен Коэн: Подобное объяснение могло бы быть уместным в случае Owensboro Kentucky messenger-inquirer — местной газеты того города, где я вырос. Но оно не подходит для The New York Times и The Washington Post. Во-первых, эти газеты позиционируют себя как наиболее информированные американские издания. Во-вторых, у каждой из них есть по крайней мере два, если не три, корреспондента в Москве. Эти корреспонденты прекрасно знают, что обсуждается в Москве, а если они этого не знают, значит, оба демонстрируют недобросовестность, потому что российские СМИ все время об этом говорят.

Джон Бэчелор: Что я хочу, чтобы они сделали, давайте в общих чертах обрисуем то, что должно быть сделано и когда — им бы следовало обратиться к первоисточникам, которые до сих пор с нами: Биллу Клинтону, Джорджу Бушу-старшему, Джеймсу Бейкеру, всем советникам администрации Буша и администрации Клинтона в 90-е годы и задать им вопрос, положить перед ними документ и спросить: что вы об этом знаете?

Стивен Коэн: Ну, можно начать с того же Строуба Тэлботта. Вы знаете, где он сейчас?

Джон Бэчелор: По-моему, он руководит Брукингским институтов.

Стивен Коэн: Он — президент Брукингса и скоро уходит на пенсию, но он руководит институтом уже на протяжении многих лет. Он был российской рукой Клинтона во время двух его администраций. Он был его главным советником по России, высокообразованным человеком, и впоследствии написал мемуары под названием «Рука России». В первые месяцы после публикации документов он хранит молчание. Между тем именно он был главным инициатором расширения НАТО при администрации Клинтона.

Теперь позвольте мне сказать, что обязательно найдутся люди, которые попытаются заболтать эту тему, и среди них, безусловно, будут авторы редакционных статей и обозреватели The New York Times. Они начнут высказываться. Поэтому позвольте мне их опередить и, если можно, прокомментировать.

Во-первых, они начнут говорить, что Горбачеву следовало облечь все это в письменную форму. Они скажут: ладно, ему так пообещали на словах, но, будь он настоящим политическим лидером, он бы потребовал договор, в котором бы ясно говорилось: я не имею ничего против вхождения Германии в НАТО, между тем Запад обещает, что НАТО никогда ни на дюйм не продвинется к востоку от Германии. Принимать такой аргумент значит признавать, что слово наших лидеров, данное в самой официальной обстановке, которая только возможна в конце холодной войны, ничего не стоит. Не верьте тому, что говорят вам наши лидеры. Это был бы конец американской дипломатии.

Во-вторых, все знали, что мы пользуемся политической слабостью Горбачева внутри страны. Вы уже упоминали об этом, и это документально подтверждается в новой биографии Уильяма Таубмана. Но я думаю, можно с уверенностью сказать, что начатый Клинтоном американский подход к постсоветской России, который я называю «победитель получает все», так или иначе подразумевал расширение НАТО. Даже если бы договор существовал, они бы его нарушили. И у нас есть тому пример. Договор по ПРО, вполне официальный договор, который предотвращал развертывание любых систем противоракетной обороны и являлся основой международной безопасности, был в одностороннем порядке нарушен вторым президентом Бушем в 2002 году. Ему больше не нужен был этот договор, он хотел разрабатывать и развертывать противоракетную оборону, поэтому он просто взял и вышел из договора. И то же самое было бы сделано в случае с НАТО.

Второй аргумент, который мы так часто слышим, заключается в том, что каждая нация, если захочет, имеет право вступить в НАТО. И я скажу вам: нет, не имеет. НАТО — это не американская ассоциация пенсионеров, где можно состоять десять лет, скидываться по 13 долларов на вечеринки и пользоваться всеми привилегиями и льготами, которые предлагаются. И это не какое-нибудь студенческое братство, куда могут войти все желающие. Это организация по безопасности. Неправда, что каждая страна имеет право к ней присоединиться. В Вашингтоне было принято сознательное решение привлечь именно те страны, которые представляли особый риск для международной безопасности, страны, которые затаили на Россию давние обиды. И поскольку в НАТО есть положение, что нападение на одну страну равносильно нападению на всех членов, мы играли с огнем.

Тогда они скажут: по крайней мере, это способствовало укреплению международной безопасности, и, даже если мы нарушили данное Горбачеву обещание, посмотрите, насколько безопаснее наша жизнь сегодня. И ответить на это можно лишь удивленным «да вы что?»

Сейчас мы являемся свидетелями новой и более опасной холодной войне, вызванной расширением НАТО. У нас было два военных конфликта: опосредованные войны между постсоветской Россией и США в Грузии и на Украине, и еще одна намечается в странах Балтии. Россию заставили вести себя так, что теперь она представляет собой угрозу, но этих угроз не было до тех пор, пока мы не спровоцировали Россию и не создали их сами. Британский ученый Ричард Шокли (Richard Shockley) как-то сказал, что Россия не представляет угроз, которых бы мы не создали сами.

И по-моему, это справедливое замечание. Я бы сказал, что в результате расширения НАТО весь мир сегодня менее безопасен, а ведь существовала альтернатива. Именно та, которую предлагал генерал де Голль, находясь у власти, и которую предлагал Горбачев, когда он был у власти — так называемый общий европейский дом от Португалии до Владивостока, общеевропейская система безопасности, которая включала бы в себя Россию, а не исключала, как это произошло с расширением НАТО.

Тогда они скажут: по крайней мере НАТО объединяет народы, которые разделяют наши либеральные демократические ценности. И здесь снова в пору протянуть риторическое «да вы что?» В рамках Европейского союза Польша политически движется сегодня в противоположном направлении. Венгрия — тоже, и Турция, напомню, еще один член НАТО. Это те страны, которые сегодня надежно отражают наши либеральные демократические ценности?

И есть еще аргумент, который Джо Байден — позвольте напомнить, что он баллотируется на пост президента…

Джон Бэчелор: Стив, оставайтесь на связи. Я также хочу, чтобы вы посоветовали, куда люди могут обращаться, чтобы получать новости об этих событиях. Чтобы дать голос молодым людям, которые нас слушают…

С вами Джон Бэчелор. Я беседую с профессором Стивеном Ф. Коэном (Нью-Йоркский университет, Принстонский университет). Мы обращаемся к научным деталям, которые, возможно, имеют принципиальное значение для конфликта, который теперь называется новой холодной войной.

Пытались ли Соединенные Штаты и их союзники ввести в заблуждение Горбачева и его коллег на закате советского государства? Это было сделано намеренно или получилось случайно, без всякого умысла? Создало ли это условия, в итоге приведшие к ухудшению положения россиян в 1990-е годы и к продолжающемуся по сей день отчуждению и конфликтам внутри и вокруг российского мира, а также к сложившемуся мнению о том, что США не следует доверять?

Стив затрагивает эти вопросы, пытаясь разобраться в загадочной позиции американских СМИ в отношении России в период новой холодной войны. И с тем, как СМИ реагируют на нарративы, которые не согласуются с идеей «Путин — злодей». Стив, что следует делать молодым людям, которые нас слушают? Где можно прочитать об этом документе из национального архива и где читать тех, кто работает с историческими фактами конца 20-го века?

Стивен Коэн: Как гражданин преклонного возраста я спрошу: почему только молодые люди? В общем, мы возвращаемся к клише о том, что нам приходится прибегать к тому, что называется альтернативные СМИ. И их очень много, много разных вебсайтов.

Ежедневно они производят более надежные, более ориентированные на критический анализ, более объективные материалы. Позвольте мне сказать, что значение The New York Times нельзя недооценивать. Если бы это издание предоставляло читателям адекватные комментарии по России, что она никогда не делает, например, публиковало мнения о том, что американская политика в отношении России неверна, что расширение НАТО было фатальной ошибкой, если бы у них сегодня были такие статьи, это порождало бы дискуссию в более крупных средствах массовой информации, порождало бы полемику в Вашингтоне, это поднимало бы те вопросы, которые сейчас задаете вы. Но The Times этого не делает. Она придерживается лишь собственного традиционного нарратива.

Таким образом, у нас есть эти альтернативные медиа. Проблема в том, что большинство людей работают, работают долго и много. Может, поздно вечером у них найдется час или два, чтобы подумать, почитать или послушать шоу Джона Бэчелора, посмотреть телевизор и так далее.

Мой единственный совет на данный момент звучит так: попытайтесь найти источники, которые предоставят вам альтернативные толкования событий и, да, альтернативные факты, потому что каждый историк-ревизионист скажет вам, что существуют альтернативные факты.

Есть два сайта, на которых публикуются статьи, идущие вразрез с традиционным нарративом The New York Times. Один из них называется Johnson's Russia list. Вы можете просто набрать в поисковике «Johnson's Russia list», и появится их сайт, и вы будете получать от Дэвида Джонсона ежедневную рассылку со статьями из разных источников на английском языке.

Другой сайт, и здесь я позволю себе немного саморекламы, относится к организации, к которой принадлежу я — Американскому комитету по соглашению между Востоком и Западом. Каждый день наш гораздо более скромный сайт рассылает серию статей, которые также не соответствуют позиции официальной прессы. Этот сайт так и называется eastwestaccord.com, он бесплатный, просто нажмите на него, попросите получать ежедневную рассылку, и каждый день у вас будет 4-5, так скажем, альтернативных статей.

Джон Бэчелор: Я настоятельно рекомендую eastwestaccord.com. Я регулярно слежу за его обновлениями.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455363 Стивен Коэн


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 января 2018 > № 2468002 Игорь Жарков

«Нарушитель закона» – язык.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает член правления Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, кандидат филологических наук Игорь ЖАРКОВ.

– Игорь Вениаминович, вопросы вам помогут задать …гении разных эпох, потому что во все времена язык требовал к себе особого отношения. Наше время – не исключение. Ещё и потому, что язык может быть «нарушителем закона», и даже «соучастником преступления». Итак… «Заговори, чтоб я тебя увидел». Сократ. Это актуально и сейчас?

– Актуально конечно же. Потому что это – истина. У каждого из нас есть своя индивидуальная языковая система, так называемый идиолект, и проявляется она в объективной форме через речь и только через речь. То, как говорит человек, при достаточном объёме данных позволяет его идентифицировать. В случае устной речи идентификация говорящего – это классическая задача фоноскопической (фонографической) экспертизы; в случае письменной речи аналогичную задачу решает экспертиза автороведческая. А лингвистическая экспертиза в большей степени всё же занимается смысловым содержанием, которое присуще сообщению и которое может быть выявлено объективными методами.

– «Язык не может быть плохим или хорошим... Ведь язык – это только зеркало. То самое зеркало, на которое глупо пенять». Сергей Довлатов. Как это соотносится с Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 101-ФЗ, в котором, в частности, говорится о контроле за соблюдением законодательства Российской Федерации о государственном языке Российской Федерации, в том числе за использованием слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, путём организации проведения независимой экспертизы?

– Язык с равным успехом обслуживает потребности гения и идиота, остряка и зануды, застенчивого воришки и самоуверенного хама. И в этом смысле мы имеем действительно своего рода зеркало. Обилие же матерщины вокруг, с которой мы каждодневно сталкиваемся, начиная с позднесоветского периода истории страны, например, говорит вовсе не о том, что язык вдруг «испортился» при коммунистах, а о совершенно иных вещах, которые должна изучать социология.

Не исключено, что с течением времени носитель русского языка будет выражать крайние эмоции или особо злостно хулиганить иным способом, с применением совершенно иных слов, или особых интонаций, или особого тембра (например, в японском театре кабуки хрипотца есть условное средство, обеспечивающее передачу определённого смысла). А матерное ругательство станет не более обидным, чем слово «гусак», с помощью которого Иван Никифорович нанёс ужасное оскорбление Ивану Ивановичу в повести Гоголя, в восприятии носителя современного русского языка.

В судебно-экспертной практике лингвист сталкивается с понятием нормы чаще всего в одном из двух аспектов.

Во-первых, существуют правонарушения и преступления, совершаемые вербально, для надлежащей правовой квалификации которых существенным является факт выхода за пределы нормы современного русского языка. В эту категорию дел, по которым бывает востребованной лингвистическая экспертиза, попадает оскорбительная форма выражения негативных оценок. «Чистое» оскорбление (ст. 130 УК РФ) на сегодняшний день декриминализировано, но понятие оскорбления не выведено за пределы уголовного права, в частности, наиболее активно применяются правоохранительными органами статьи 297 и 319 УК РФ. К этой же категории следует отнести административные правонарушения, например, мелкое хулиганство с использованием нецензурной брани в общественных местах (ст. 20.1 КоАП РФ – диспозиция этой статьи, впрочем, вызывает лёгкое удивление, ведь цензуры у нас по Конституции нет, но понятие нецензурной брани в законодательстве используется).

Другая категория экспертных исследований, в которых ключевым оказывается понятие нормы, – это так называемая документоведческая экспертиза, в ходе которой требуется, опираясь на нормы и правила современного русского языка как государственного языка Российской Федерации, установить буквальный смысл, выражаемый спорной формулировкой в тексте официального документа. Нередко спорными оказываются и отдельные формулировки законодательства. Мы в своей работе неоднократно сталкивались с ситуациями, когда стороны судебного спора, представляемые профессиональными юристами, вкладывают существенно разное смысловое содержание в текст того или иного закона. В большинстве ситуаций подобного рода лингвист может помочь разобраться с точным смыслом, объективно присущим спорной формулировке, но следует всё же заметить, что, к великому сожалению, в некоторых случаях эта формулировка оказывается неоднозначной, и остаётся лишь констатировать, что установить, что именно хотел сказать законодатель, по тому тексту, который он произвёл, не представляется возможным.

– «Точность слова является не только требованием стиля, требованием вкуса, но, прежде всего, требованием смысла». Константин Федин. Что значат точность оценок и строгость формулировок в судебно-экспертной деятельности?

– В лингвистической экспертизе на данный момент, можно сказать, более или менее устоялось представление о том, какие обстоятельства по разным категориям дел подлежат установлению и какими понятными следствию и суду словами эти обстоятельства следует обозначать. Думается, проблема на данный момент может быть лишь в непрофессионализме конкретных экспертов.

Экспертам следует крайне осторожно обращаться с некоторыми терминами. Не раз доводилось замечать, что следствие и суд, например, бывают склонны усматривать в действиях обвиняемого признаки мошенничества или даже психического насилия (например, по делам о вымогательстве), если в выводах заключения комплексной психолого-лингвистической экспертизы будут использованы такие формулировки, как «речевая агрессия» или «приёмы манипулирования».

И больших трудов стоит разъяснить следователю, получившему на руки такое заключение, что в рамках терминологии, принятой конкретными экспертами, выполнявшими данную конкретную экспертизу, различается всего три вида общения: ритуальное («здраствуйте» – «до свидания», «отставить!» – «есть!» и т. п.); гуманистическое, позволяющее удовлетворить потребность в понимании, сочувствии, сопереживании, – интимное, исповедальное и т. п. и манипулятивное – направленное на то, чтобы побудить собеседника изменить его поведение, отношение к чему-либо, принять решение и выполнить действия, необходимые для достижения манипулятором собственных целей.

– «Но какая гадость чиновничий язык! Исходя из того положения… с одной стороны… с другой же стороны – и всё это без всякой надобности. «Тем не менее» и «по мере того» чиновники сочинили. Я читаю и отплёвываюсь». Антон Чехов. Подобные конструкции – просто «словесный мусор»?

– Для научной публикации или для официального документа огромное значение имеет точность выражаемых смыслов. «По той причине, что…», «в связи с тем, что…», «вследствие того обстоятельства, что…», «благодаря тому, что…», «на том основании, что…» – это громоздкие словесные конструкции, которые во многих случаях можно заменить, например, коротким «из-за». Но каждая из них выражает свой особый смысловой оттенок, а громоздкость в данном случае служит цели смысловой точности, а значит, будет вполне оправданной в официальном документе.

Радикально иная ситуация – когда человек пытается неуклюже замаскировать канцеляризмами собственную безграмотность. К сожалению, нередко этим грешат и сотрудники правоохранительных органов. Не раз приходилось видеть, скажем, обвинительные заключения, текст которых просто не допускал какого-либо буквального толкования, соответствовавшего нормам и правилам современного русского языка. То есть фабула обвинения была буквально бессмысленной. Зато подобные документы всегда изобилуют правовыми клише, которые, к сожалению, многие следователи, вслед за ними прокуроры, а после них и судьи бездумно вставляют в свой текст. Если обвиняемый распространил ложные сведения, они почти наверняка окажутся в тексте обвинительного заключения «заведомо ложными», а если лицо на государственной службе совершило должностное преступление, из текста обвинительного заключения мы определённо узнаем, что это лицо тем самым дискредитировало себя как государственного служащего и органы государственной власти в целом, хотя в чьих глазах произошла дискредитация, почему-то не указывается. Прокурору, утверждающему такое обвинительное заключение, видимо, невдомёк, что без такого указания фраза является семантически неполной, а следовательно, не имеет единственно верного буквального толкования. Более того, по прочтении всего текста обвинительного заключения становится понятным, что единственным человеком, осведомлённым о соответствующем поступке обвиняемого, помимо него самого, был следователь, который вёл дело. Так о какой дискредитации идёт речь? О подрыве доверия с чьей стороны? Со стороны следствия, очевидно, – ведь никаких иных субъектов восприятия, в чьих глазах происходит пресловутая дискредитация, в деле не усматривается. В результате вместо фабулы обвинения перед нами оказывается набор клише, противоречащий здравому смыслу.

– «Обращаться со словами нужно честно». Николай Гоголь. То есть не лицемерить, называя вещи своими словами?

– «Честно» у Гоголя – от слова «честь». Классик говорит об ответственности за сказанное.

Слова «азиат», «монголоид» и «узкоглазый» обозначают одно и то же явление реальной действительности, и в этом смысле каждое из них предельно точно, но отличаются они друг от друга отношением, которое говорящий выражает к предмету своей речи. Как уже говорилось выше, язык предоставляет своим носителям возможность выразить любую мысль и высказать любое отношение к тому, о чём идёт речь. И он же даёт возможности для экстремистских высказываний всех сортов, включает в себя средства, которыми можно оскорблять, унижать человеческое, национальное, профессиональное и т. п. достоинство. Пользоваться этими средствами или нет – личный выбор каждого говорящего. В некоторых случаях закон запрещает это делать. В других ситуациях в игру вступают запретительные моральные нормы. Если хотите, можете называть это лицемерием, ханжеством или фарисейством. Но с тем же успехом вы можете называть эту практику толерантностью или политкорректностью. Эти слова называют то же явление, но выражают к нему нейтральное отношение. Это, повторюсь, вопрос личной позиции каждого.

– «Крепкие слова не могут быть сильными доказательствами». Василий Ключевский. Работать по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации экспертам-лингвистам приходится регулярно…

– Даже, пожалуй, особо часто. Другая, но очень близкая категория дел – клевета, то есть практически то же самое, но в уголовном аспекте (между этими категориями есть, впрочем, и некоторые отличия, главное из которых – признак не просто ложности, а заведомой ложности порочащих сведений).

Накопившийся за многие годы экспертной работы по этим категориям дел опыт показывает, что такие дела очень редко возникают «в чистом виде». В подавляющем большинстве случаев дела о распространении порочащих сведений возникают как осложнение конфликтов, имеющих совершенно иную природу, когда между воюющими сторонами начинаются «разборки» с вовлечением СМИ.

И нередко оказывается, что, подавая иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, истец не учитывает, что создаёт этим действием новый информационный повод для повторного распространения тех сведений, которые ему так не понравились в прошлый раз, или сведений похожих и столь же неприятных. Либо учитывает, но желание наказать обидчика оказывается сильнее…

– «Слово есть поступок». Лев Толстой. Всегда?

– Без сомнения. Однако с какой-то уверенностью в собственной объективности отличить хороший поступок-слово от плохого поступка-слова во многих случаях бывает возможно лишь спустя столетия. Сегодня, оценивая поступки наших современников, в том числе совершаемые словесно, каждый из нас может руководствоваться лишь собственными представлениями о том, что такое хорошо и что такое плохо.

Беседу вела Нина ДЗАССОХОВА

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 января 2018 > № 2468002 Игорь Жарков


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458573 Ален Родье

Настоящие причины российского присутствия в Сирии

Сирийский конфликт становится для России театром боевых действий, который способствует продвижению и развитию ее вооруженных сил.

Ален Родье (Alain Rodier), Atlantico, Франция

«Атлантико»: В какой степени сирийский театр боевых действий становится тренировочным лагерем, полигоном и рекламой для российской армии, с точки зрения как техники, так и бойцов?

Ален Родье: Хотя геостратегические задачи Москвы в Сирии выглядят совершенно иначе (см. ответ на третий вопрос), сирийский театр боевых действий определенно становится гигантским тренировочным лагерем, а также полигоном для испытания техники и отработки тактики.

Пусть это и прозвучит ужасно, но для технической эффективности армии нет ничего хуже мира. Разумеется, другая крайность, то есть тотальная война, тоже серьезно подрывает ее силы, поскольку задействует все средства и ресурсы. При этом, Вторая мировая война стала толчком для невероятного технического прогресса с последствиями во многих отраслях, от авиации до мирного атома…

Даже если это и выглядит цинично, для военных нет ничего лучше небольшого внешнего театра боевых действий, который позволяет проводить тренировки в реальных условиях.

Ротация российского личного состава в Сирии проводится раз в три месяца. То есть, это явно не направлено на достижение оптимальной операционной эффективности, так как офицеры начинают по-настоящему разбираться в ситуации лишь по окончанию этого периода. Тем не менее это позволяет максимальному числу людей получить хороший боевой опыт, а руководству — оценить их навыки. Блестящий во время учений офицер может плохо проявить себя в боевой обстановке, которая пробуждает истинные личные качества. Как бы то ни было, за это приходится платить. К началу 2018 года Россия признала потерю 43 военных, в том числе двух генералов (к ним также следует добавить сотню наемников). Находящиеся в стороне частные военные компании делают в Сирии то, чем не занимается регулярная армия: охрана объектов (в том числе нефтяных), сопровождение, подготовка солдат и т.д.

Что касается вооружения, когда российский флот уничтожает крылатыми ракетами из Средиземного или Каспийского моря внедорожники посреди сирийской пустыни, речь идет не о тактической эффективности (это слишком дорого с учетом цели), а об испытании современного оружия. Пуски проводились даже с подлодок, причем во время погружения! То же самое касается и стратегических бомбардировщиков: они летят из России и выпускают в небе над Ираном ракеты, которые пролетают через север Ирака и бьют, может быть, по пустым зданиям… Помимо испытаний, все это позволяет показать другим странам, прежде всего членам НАТО, что у России имеются впечатляющие военные возможности. Кстати говоря, западные союзники были удивлены высоким техническим уровнем средств электронной борьбы, которые были задействованы на базе Хмеймим. Причем, такая борьба может быть направлена не против джихадистов, а против авиации союзников.

Стоит отметить огромный прогресс в плане поддержки с воздуха, в частности с применением вертолетов и беспилотников. Единственной серьезной неудачей стало катастрофическое турне авианосца «Адмирал Кузнецов» в 2016-2017 годах. После потери двух самолетов было решено перевести авиацию на сушу, чтобы уменьшить риск аварий.

— Постсоветскую Россию критиковали за низкий уровень классических военных возможностей. Удалось ли ей наверстать упущенное?

— Нельзя сказать, что модернизация российской армии доведена до конца. В значительной мере это связано с недостатком финансирования: в 2018 году Москва выделила на оборону 70 миллиардов долларов, а Вашингтон — в десять раз больше. Как бы то ни было, сирийский театр позволяет постепенно улучшить военные возможности путем изменения тактики и совершенствования техники, которая получает статус «проверено в боевых условиях».

Все это становится значимым фактором для расширения экспорта российского оружия в страны, которым нужно хорошее соотношение цены и качества. По данным вышедшего в 2017 году исследования центра «Ай-эйч-эс» (охватывает 40 000 оружейных программ в 65 странах), к середине 2017 года Россия поставила оружия на 7,2 миллиарда долларов, отставая лишь от США с их 26,9 миллиарда. Стоит отметить, что Франция заняла третье место с результатом в 5,2 миллиарда долларов. В Москве рассчитывали выйти к концу 2017 года к сумме в 15 миллиардов долларов.

— Стоит ли рассматривать этот аспект российской операции как главную причину? Какую другую приоритетную цель могло повлечь за собой такое решение?

— Ни одна власть не начинает военную операцию, чтобы создать тренировочный лагерь. Всегда должна быть политическая причина. Хотя часто говорят, что Испания послужила нацистам подготовительным полигоном перед Второй мировой войной (не сказать, чтобы это было так уж ошибочно в техническом плане, потому что именно там отрабатывались пикирующие бомбардировки «Штуки», которые нанесли огромный ущерб франко-британским войскам в 1940 году), политической целью Гитлера было обеспечить победу генерала Франко, чтобы затем привлечь его к державам Оси. Хотя Берлину удалось достичь первой цели, со второй он потерпел неудачу: Испания отказалась последовать за Германией, Японией и Италией в их кровавом безумии (не считая отправки добровольческой дивизии на восточный фронт и то только до конца 1943 года).

Цель России в Сирии — сформировать там на ближайшие 50 лет опорный пункт в Восточном Средиземноморье. Тем самым она реализует старую мечту о доступе к «теплым морям». Именно поэтому порт Тартуса должен быть модернизирован (там необходимо создать условия для захода судов с большим водоизмещением, которые пока что вынуждены бросить якорь в стороне), а авиабаза Хмеймим — укреплена (атаки с применением дронов и ракет в начале января показали наличие дыр в обороне Тартуса и Хмеймима). В будущем Россия надеется дополнить имеющиеся базы объектами в Египте и Ливии (в первую очередь ее интересует глубоководный порт в Тобруке).

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458573 Ален Родье


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452030 Дмитрий Орешкин

Большая война. Если Путин пойдет в атаку

В отношениях России и Украины вряд ли произойдут какие-то кардинальные перемены в 2018 году.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Российские войска не продвинутся назад, а украинские войска не начнут присоединение или возвращение Донбасса. Существенное движение скорее принесет больше негатива, чем позитива. Если Путин пойдет в атаку, он получит еще один цикл санкций, ослабление внутриполитических позиций. Второй раз в одну и ту же реку войти нельзя — вторичное присоединение Донбасса российское население не обрадует. Если Порошенко пойдет в атаку, то он не получит поддержку Запада — будут только жертвы и трудности с финансированием.

Ни Путину, ни Порошенко идти на серьезные операции неинтересно. Будет обмен взаимными обвинениями, будут обстрелы через линию разделения, будут террористические акты и диверсии — все что угодно. Но большой войны не будет, потому что она не нужна ни тому, ни другому в их ситуации.

Интерес Путина заключается в том, чтобы Запад и весь мир восприняли изменившую политическую ситуацию с присоединением Крыма и подвешенным статусом Донбасса как норму. И вернулись на этом фоне к тому, что раньше называлось business as usual.

Путину просто уже делать нечего. Он сидит и ждет, пока Запад примирится с этой ситуацией. А выходя из того, что Западу нужна российская нефть и еще что-либо, им удобно вести политику business as usual. Украина тоже пересидит-перетерпит — ничего с ней не произойдет. И Донбасс, наверное, и дальше будет в таком подвешенном состоянии как Республика Северного Кипра или Нагорный Карабах. Естественно, что никогда руководство пострадавшей страны не признает этого факта, и агрессивная страна, присоединившая себе кусок, не уступит. Вопрос в том, когда и как Путин будет это дело переваривать — пока ему нелегко, ведь ресурсов не хватает.

Что касается миссии Волкера — Суркова. Кто такой теперь Сурков? После того, как он вместе с Волкером выстраивал систему отношений, опираясь на подписавших Минские соглашения Плотницкого и Захарченко, вдруг оказывается, что Сурков вообще не контролирует ситуацию. Вдруг оказывается, что Плотницкий, всенародно избранный, олицетворяющий демократию и все такое, ушел, когда какие-то силовики дали ему пинка. И кто теперь руководит ЛНР? С кем теперь договариваться? И вообще, какой вид теперь у Суркова, которого даже никто не проинформировал о том, что происходит?

По аппаратным позициям Суркова нанесен серьезный фундаментальный удар. Представьте себя на месте Волкера: какой смысл обсуждать реальные шаги с Сурковым, если ситуацию контролирует не он, а какие-то неизвестные люди то ли с Лубянки, то ли из Ясенева. Во всяком случае — не из администрации президента.

Да, Сурков и Волкер будут встречаться. Волкер будет задавать Суркову неприятные вопросы, а тот найдет, что ответить. И ситуация будет вяло продолжаться. Понятно, что через нехватку ресурсов Москва не хочет забирать себе ЛНР и ДНР, но подписывать соглашение о возврате их Украине она тоже не станет.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452030 Дмитрий Орешкин


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450555 Николай Маломуж

Оборонный бюджет врага на 2018 год: к чему готовиться Украине

Россия готовится к сценарию, который предполагает попытку Украины освобождения оккупированных районов Донецкой и Луганской областей.

Николай Маломуж, Главред, Украина

Несмотря на то, что российское руководство заявляло о сокращении оборонного бюджета Российской Федерации на 2018 год в связи с завершением военной операции в Сирии, затраты на оборону у России остаются практически на прежнем уровне. Так, в новом году на оборону российское руководство планирует потратить 2,7 триллионов рублей (в 2017 году эта сумма составляла 2,8 триллионов рублей).

Как отмечали руководители российских военных ведомств, эти деньги пойдут на приоритетные для безопасности РФ направления: наращивание высокоточного вооружения, модернизацию ядерного вооружения, наращивание сил быстрого реагирования (спецподразделений, способных действовать в нестандартных ситуациях), укрепление обороноспособности России на важных для нее направлениях (в частности, в Крыму, в котором РФ уже разместила свои ракетные комплексы и войска, и в западных округах Российской Федерации, куда уже стянуты внушительное количество военнослужащих), а также на размещение контингентов, призванных действовать против НАТО и Украины.

В данной ситуации, с учетом завершения сирийской операции, оборонный бюджет России не сокращается, а, скорее, наоборот, увеличивается по некоторым направлениям. В 2018 году Россия планирует усилить качественную составляющую своих вооруженных сил, повысив боеспособность контингентов, призванных противодействовать НАТО и Украине. Москва собирается активно вкладывать бюджетные средства в высокоточное оружие, новые самолеты Су-35, новые ракетные комплексы и модернизацию сил быстрого реагирования, снабдив их новым вооружением, новой моделью радиоразведки и системы коммуникации.

Так что, даже учитывая некоторое уменьшение бюджетных затрат на оборону в целом, финансирование приоритетных для России направлений будет наращиваться. Потому нет оснований ожидать снижения милитаризации России. Модернизация российской армии будет продолжаться.

Кроме того, суммы, которые в 2018 году Россия планирует выделять из бюджета на оборону, свидетельствуют о том, что она будет способна проводить специальные операции локального характера, в частности, усиливать боевиков на оккупированных территориях Донбасса. Также нам следует быть готовыми к тому, что Россия будет размещать дополнительные контингенты и наращивать их наступательные способности в западных округах России, то есть на границе с Украиной. И, естественно, наращивание российского контингента у наших границ, поставки боевикам новейшего вооружения, в том числе наращивание вооружения в Крыму, будут представлять потенциальную угрозу для безопасности Украины.

Кроме того, Россия, имея финансирование обороны на таком уровне, сможет отрабатывать различные модели и ситуации, например, препятствовать попыткам украинской стороны освободить часть своих ныне неподконтрольных территорий. При этом РФ будет вынуждена использовать более многочисленные контингенты, что потребует большего финансирования, и оно оборонным бюджетом предусмотрено. Так что мы должны понимать: Россия готовится к сценарию, который предполагает попытку Украины освободить свои ныне оккупированные районы Донецкой и Луганской областей.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450555 Николай Маломуж


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 января 2018 > № 2446163 Леонид Бершидский

Цели Путина в Сирии не ограничивались спасением Асада

Как рассказал в своем интервью глава генштаба ВС России, Москва воспользовалась сирийским конфликтом, чтобы испытать оружие и получить боевой опыт

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Министерство обороны России отрицает достоверность сообщения ведущей московской газеты о том, что семь российских военных самолетов были уничтожены в результате атаки на авиабазу Хмеймим в Сирии, совершенной радикальными исламистами 31 декабря. По данным министерства, в результате той атаки погибли двое российских военнослужащих. Очевидно, для России боевые действия в Сирии еще не окончены, несмотря на взаимные поздравления президента России Владимира Путина и его сирийского союзника Башара аль-Асада.

Между тем недавно генерал Валерий Герасимов, глава генштаба вооруженных сил РФ, дал интервью, в котором он подробно рассказал о сирийской операции России, раскрыв ее военные приоритеты в Сирии и ее убежденность в том, что любой конфликт, в котором она принимает участие, — это опосредованная война против США. И эта война не закончится даже тогда, когда в Сирии будет восстановлен мир.

В своем интервью, которое он дал прокремлевскому изданию «Комсомольская правда», Герасимов объяснил, на чем было основано заявление Путина о победе над ИГИЛ (запрещена в РФ, ред.). Разумеется, оно противоречит заявлениям американского президента Дональда Трампа, который настаивает на том, что победа принадлежит США, и заявлениям бывшего министра обороны США Эша Картера (Ash Carter), который в своих мемуарах написал, что Россия стала просто «спойлером» в победной стратегии, разработанной Картером.

Хотя ни Россия, ни США не могут претендовать на полноценную победу, нынешняя карта Сирии указывает на то, что российская версия является более правдоподобной: в настоящий момент режим Асада контролирует большую часть территории страны — потрясающее достижение, учитывая то, что летом 2015 года его войска контролировали всего 10% территорий страны.

И Россия, и США следовали примерно одинаковым стратегиям: они не стали вводить свои сухопутные войска на территорию Сирии, переложив ответственность за ведение боевых действий на местные силы. «Окончательное поражение требовало, чтобы мы позволили местным силам отвоевать территории у ИГИЛ и удержать их, а не пытались сделать всю работу за них, — написал Картер. — Это значило, что американские военные должны были взять на себя подготовку, вооружение, обеспечение и зачастую сопровождение повстанческих сил». Это принесло США лишь частичный успех — в том смысле, что это помогло курдским боевикам, которые теперь контролируют северные и северо-восточные территории Сирии.

Между тем, по словам Герасимова, Россия сосредоточилась на том, чтобы оказать поддержку деморализованной, истощенной сирийской армии: «Мы им помогли, отремонтировали технику на месте… Сегодня сирийская армия способна выполнять задачи по защите своей территории».

И Россия, и США настаивали на том, что в Сирии они боролись против ИГИЛ и не преследовали никаких политических целей. Однако американские чиновники уже долгое время говорят о том, что российские самолеты гораздо чаще бомбили позиции антиасадовских группировок, а вовсе не позиции террористов ИГИЛ. В своем интервью Герасимов опровергает эти заявления, приводя конкретные цифры:

Вот посмотрите, количество ударов международной коалиции все это время составляло 8-10 в день. Наша авиация довольно незначительными силами наносила 60-70 ударов ежедневно по боевикам, по инфраструктуре, по их базам. А в периоды наивысшего напряжения — порядка 120-140 ударов в сутки. Только такими методами можно было сломать хребет международному терроризму на территории Сирии. А 8-10 ударов в день… Ну видимо цели у коалиции были другие. Цель-то ими в основном ставилась — борьба с Асадом, а не с ИГИЛ.

Однако на самом деле было бы гораздо справедливее сказать, что и Россия, и США преследовали в Сирии множество целей. На финальном этапе конфликта для США стало гораздо важнее разгромить ИГИЛ, нежели сместить Асада, поскольку терроризм снова стал одной из главных тем на американской внутриполитической арене из-за терактов в Европе и США. Что касается России, то оказание помощи сирийскому диктатору с целью сохранить в его лице надежного союзника на Ближнем Востоке, а также разгром ИГИЛ оказались скорее второстепенными целями по сравнению с необходимостью проверить в бою недавно реформированную российскую армию, получившую новое оружие. Интервью Герасимова отчетливо указывает на стремление российского руководства испытать в этом конфликте как можно больше оружия и людей.

По словам Герасимова, прежде России выпал всего один шанс перебросить свои войска на территорию другого государства, которое не граничит с ней — это случилось в 1962 году на Кубе — поэтому Москве было крайне важно проверить свои возможности. По словам генерала, через сирийскую военную кампанию прошло около 48 тысяч военнослужащих. «Самое-то главное — обкатать командиров, офицеров, — добавил Герасимов. — Командующие войсками округов — все там побывали, и в течение длительного времени. Все командовали группировкой».

Это объясняет, почему Россия так часто меняла командующих сирийской операцией: с сентября 2015 по конец 2017 года этой военной операцией командовали пять генералов. По словам Герасимова, командные структуры 90% российских дивизий и более половины полков и бригад тоже получили боевой опыт. Офицеры отправлялись в Сирию на срок в три месяца, и Герасимов высоко оценил качество их работы.

«Это значит, что вся система боевой подготовки войск и органов управления работает, люди готовы к выполнению задач, а там они на практике это показывают», — сказал он.

Россия также сумела испытать более 200 видов оружия, которое недавно поступило на вооружение в российскую армию или скоро поступит. Разработчики оружия тоже ездили в Сирию, чтобы посмотреть, как их оружие показывает себя на поле боя. Среди прочего сирийский конфликт предоставил России чрезвычайно удобную возможность испытать в боевых условиях свои беспилотники — по словам Герасимова, ежедневно в воздухе находилось до 60 дронов.

«Сейчас абсолютное большинство этих недостатков устранено, — сказал Герасимов. — То, что мы проверили технику и оружие в боевых условиях — это огромное дело. Теперь мы уверены в своем оружии».

Однако Герасимов не упоминает о том, что в Сирии Россия также испытала бойцов частной военной компании «Вагнер», которая обеспечила крайне необходимую поддержку наземных войск Асада и, согласно результатам независимого исследования, понесла больше всего потерь. Эти наемники не получили приглашение в Кремль для вручения медалей за сирийскую операцию, однако они являются главной опорой современной военной стратегии России и огромным подспорьем в предотвращении негативных политических последствий, которые обычно сопровождают серьезные людские потери на поле боя.

Есть еще одна причина, по которой испытательный аспект этой кампании оказался таким важным для России: российские военные убеждены, что они ведут борьбу с Западом. На церемонии вручения наград в Кремле майор Максим Маколкин — летчик, получивший Орден Мужества — с гордостью сказал Путину: «Встречаясь в воздухе с нашими партнерами по западной коалиции, мы всегда оказывались у них на хвосте, что означает победу в реальном бою».

В своем интервью Герасимов подробно описал незначительный инцидент с участием американского и двух российских самолетов, который произошел в зоне разграничения действия авиации российских ВКС и международной коалиции. Он обвинил США в нежелании сотрудничать с Россией даже ради ускорения разгрома ИГИЛ — в своих мемуарах Картер открыто подтвердил это его заявление.

Герасимов обвинил США в том, что теперь они используют базы на территории Сирии для того, чтобы «перекрашивать» бывших боевиков ИГИЛ в антиасадовских повстанцев, чтобы «дестабилизировать ситуацию». И одной из причин, по которой Россия сохраняет свое военное присутствие в Сирии, несмотря на заявления Путина о выводе войск, является необходимость противостоять этой «дестабилизации». Все военные решения, которые Россия сегодня принимает, принимаются с оглядкой на ее плохо скрываемый конфликт с США. Точно так же Кремль и российские генералы рассматривают конфликт на востоке Украины, в котором скоро может появиться американское и — по большому счету — сирийское оружие.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 января 2018 > № 2446163 Леонид Бершидский


КНДР. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449445 Рено Жирар

Северная Корея и Иран: 2018 год - год атомного риска

Рено Жирар | Le Figaro

"В этом году мы отмечаем 50-ю хаотическую годовщину Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Его подписали все страны мира за исключением Индии, Пакистана и Израиля", - пишет обозреватель французской газеты Le Figaro Рено Жирар.

В своей речи "О положении страны" в январе 2002 года американский президент Джордж Буш сказал, что Северная Корея принадлежит к "оси зла", продолжает автор. Менее чем через год КНДР официально вышла из ДНЯО. В ходе своего поздравления с новым 2018 годом Ким Чен Ын заявил, что Северная Корея стала ядерной державой, обладающей межконтинентальными ракетами, равно как и США, говорится в статье. "Затем он протянул руку Южной Корее, выразив пожелание о том, чтобы северокорейские спортсмены смогли туда поехать для участия в зимних Олимпийских играх в феврале 2018 года, - сообщает Жирар. - Власти Сеула сразу же отреагировали положительно".

"Учитывая настрой его южнокорейского союзника, незаметно, чтобы американский президент распорядился о какой-либо превентивной войне против Северной Кореи, чтобы лишить ее нового статуса атомной державы, - комментирует журналист. - Таким образом, в борьбе между Пхеньяном и Вашингтоном выиграл Пхеньян. Это плохая новость для нераспространения ядерного оружия".

"Наряду с Ираком и Северной Кореей в "оси зла" президента Буша фигурировал и Иран, - говорится далее. - После того как в 2002 году он тайно возобновил военную атомную программу, Иран официально от нее отказался посредством соглашения от 14 июля 2015 года, подписанного постоянными членами Совбеза ООН и Германией. МАГАТЭ регулярно констатирует в своих докладах, что Иран соблюдает должным образом свои обязательства. Несмотря на это, с момента своего прихода к власти в январе 2017 года Дональд Трамп грозится денонсировать этот договор, который, на его взгляд, представляет собой "худшее соглашение, когда-либо подписанное Америкой за всю ее историю".

По словам автора, есть два возможных сценария развития событий политической ситуации в Иране. "В случае мирного сценария власти Исламской Республики примут во внимание недовольство манифестантов и решат вывести стану на более либеральный путь", - предполагает обозреватель. Этот сценарий предполагает, что власти ограничат свои внешние экспедиции, чтобы направить государственные деньги на улучшение повседневной жизни иранских граждан. "Если Иран откажется от всех претензий на региональное господство, атомное соглашение ожидает безоблачное будущее", - пишет автор.

"Однако после того, как высший руководитель Хаменеи назвал протестующих 2 января 2018 года "врагами, проплачиваемыми и манипулируемыми Саудовской Аравией", увы, мрачный сценарий становится более вероятным, - говорится в статье. - Этот сценарий предполагает суровое подавление протестного движения со стороны "Пасдаран" ("Корпуса стражей исламской революции") и поворот к еще более авторитарному и религиозному режиму". Когда это случится, Трампа больше ничто не будет сдерживать от денонсирования атомного соглашения, считает Жирар. "Почувствовав, что им угрожает Америка, открыто призывающая к смене режима в их стране, муллы возобновят производство обогащенного урана, вновь повергнув весь Ближний Восток в опасную гонку атомных вооружений", - предполагает обозреватель.

КНДР. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449445 Рено Жирар


Россия. Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449442 Леонид Бершидский

Цели Путина в Сирии идут дальше спасения Асада

Леонид Бершидский | BloombergView

Российское Министерство обороны опровергает репортаж ведущей московской газеты о том, что семь российских военных самолетов были уничтожены в ходе атаки 31 декабря на авиабазу Хмеймим в Сирии. Очевидно, война в Сирии для России еще не закончена, несмотря на самодовольные беседы президента Владимира Путина с его сирийским союзником Башаром Асадом, пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Тем не менее, недавно генерал Валерий Герасимов, начальник российского Генштаба, опубликовал заключительный анализ сирийской операции, сообщив о военных приоритетах России в Сирии и о ее убежденности в том, что каждый конфликт, в котором она участвует, является опосредованной войной с США, отмечает автор со ссылкой на интервью генерала "Комсомольской правде". "Эта война не закончится, даже когда насилие в Сирии прекратится", - говорится в статье.

Бершидский сопоставляет кампании России и США в Сирии. "Обе великие военные державы использовали похожие стратегии, отказываясь от значительного размещения войск на местах и рассчитывая, в основном, на местные силы", - пишет он.

"И Россия, и США утверждают, что они боролись с ИГИЛ*, а не преследовали политические цели", - говорится в статье.

"Впрочем, в реальности будет справедливее сказать, что и Россия, и США преследовали в Сирии многочисленные цели. На последнем этапе конфликта для США стало важнее победить ИГИЛ*, а не сместить Асада; это было важным внутриполитическим вопросом из-за вдохновленных ИГИЛ* терактов в Европе и в самих США. Для России и защита сирийского диктатора как надежного союзника, и разгром ИГИЛ*, очевидно, были на втором месте после цели испытать в бою ее недавно реформированную и перевооруженную армию. Интервью Герасимова обнаруживает стремление испытать как можно больше людей и систем в этом конкретном конфликте", - рассуждает Бершидский.

Герасимов упомянул, что в последний раз российские войска и техника отправлялись на такие большие расстояния в 1962 году - на Кубу, так что было важно испытать этот потенциал российской армии. Генерал также отметил, что в Сирии были использованы 200 видов российских вооружений, в особенности дроны, и многочисленные солдаты и офицеры были дислоцированы туда и назад в Россию, что стало показателем повышенной мобильности армии.

"Что Герасимов не упомянул, так это то, что Россия также испытала частную военную компанию, расположенную на юге России, под названием "Вагнер", которая оказала важнейшую поддержку на местах войскам Асада и, согласно независимым исследованиям, понесла основные потери. Наемников не пригласили в Кремль для вручения медалей за Сирию, но они являются основой современной военной стратегии России и большой помощью в смягчении политических последствий, которые обычно влекут за собой военные жертвы", - говорится в статье.

"Вторая причина того, что тестовый аспект кампании был настолько важен для России, заключается в том, что в сознании российского руководства их солдаты выступили против Запада", - отмечает автор.

"Любые военные решения, которые принимаются в России сейчас, принимаются с учетом едва скрытого конфликта с США. Именно так Кремль и российские генералы видят конфликт на Восточной Украине, в котором скоро, возможно, будет использовано американское вооружение, - и, в значительной степени, сирийский конфликт", - заключает журналист.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449442 Леонид Бершидский


КНДР. США. Корея. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mirnov.ru, 1 января 2018 > № 2486101 Виктор Литовкин

КНДР - США: НА ЧЬЕЙ СТОРОНЕ ПРАВДА?

Ситуация вокруг Северной Кореи попала в первую тройку запросов в поисковой системе Google за 2017 год.

То, что у наших восточных границ может полыхнуть нешуточный конфликт с использованием ядерного оружия, волнует не только жителей региона. Насколько реальна эта угроза и кто прав, «Мир Новостей» спросил у экспертов.

Военный аналитик Виктор Литовкин:

«ОТВЕТКА ДОРОГО ОБОЙДЕТСЯ АМЕРИКАНЦАМ»

- Если Соединенные Штаты и Южная Корея хотят, чтобы КНДР прекратила испытания ядерного оружия, они должны прекратить раздражать Северную Корею, пугать ее, провоцировать на ответные действия, - считает Виктор Литовкин. - КНДР давно предлагает США сесть за стол переговоров без всяких предварительных условий. Но американцы этого уже не хотят, несмотря на то что госсекретарь США Рекс Тиллерсон говорит о такой готовности.

В этом вопросе между Трампом и Тиллерсоном существуют противоречия. И хотя Китай и Россия вместе уже разработали дорожную карту, которую предлагают для решения проблем Северной Кореи, без переговоров здесь ничего сделать нельзя.

- А может, Штатам вовсе и не нужен мирный исход конфликта?

- Конечно, не нужен. Потому что если прекратится конфликт вокруг Северной Кореи, тогда не будет и оснований держать военные базы в Южной Корее и Японии. Не будет необходимости мотаться авианосными ударными группировками в Южно-Китайском и Японском морях, подходить к берегам Китая, приближаться к российским берегам. Для того они и подогревают конфликтную ситуацию.

- Можно ли считать эти учения репетицией агрессии против КНДР?

- Любое учение - это репетиция действий. Но я глубоко убежден, что американцы не рискнут наносить удары по Северной Корее, пока не будут точно знать, где расположены северокорейские ядерные и ракетные вооружения. А они этого не знают, поэтому ответка может стоить очень дорого.

- Армия КНДР считается одной из самых многочисленных в мире...

- Да. Ее численность составляет около двух миллионов, судя по справочникам. Но дело же не в количестве войск, а в том, чем они располагают для ведения военных действий и насколько высоко их боевое мастерство.

- А оно высокое?

- Пока не было боевых действий, ничего определенного сказать нельзя. Люди проверяются во время войны.

Китайцы уже неоднократно заявляли, что есть только два заинтересованных участника этих событий: Соединенные Штаты и Северная Корея. Пусть они садятся и договариваются. Нечего сюда вмешивать всех остальных - Россию, Китай, Совет Безопасности ООН, еще кого-то.

- Представитель Пентагона говорил, что пуски «Хвансон-15», которые летают на 13 тысяч километров, не угрожали ни Соединенным Штатам, ни их союзникам. Чего же США так нервничают?

- Ну они ни разу еще не летали дальше 4,5 тысячи. Поэтому все это пугалки для того, чтобы демонизировать Северную Корею. Но ракеты, конечно, угрожают. Не дай бог, упадет кому-нибудь на голову (тем же японцам, южнокорейцам или на американские базы) - мало не покажется.

Международный обозреватель и востоковед Леонид Млечин:

«К ЧЕЛОВЕКУ С НОЖОМ СПИНОЙ НЕ ПОВОРАЧИВАЮТСЯ»

- Ким Чен Ын держит мир на тонкой ниточке. Он обзавелся ракетно-ядерным оружием. Применить его или нет, решает он один. И, конечно, это вселяет дикий страх в соседей, прежде всего в южнокорейцев и японцев. Японцы точно не хотят, чтобы второй раз на них обрушилось ядерное оружие.

- Почему США постоянно апеллируют к Китаю в ситуации с КНДР?

- На северных корейцев повлиять может только Китай - больше никто. Но мы должны отдавать себе отчет в том, что возможности китайцев тоже ограниченны. С одной стороны, Северная Корея зависит от Китая, с другой - она ведет себя совершенно самостоятельно.

Ким Чен Ын расстрелял своего дядю вскоре после того, как тот вернулся из большой поездки в Китай, где встречался с Си Цзиньпином. Это было сделано демонстративно: мол, я вас слушаться не буду. Китай при этом во что бы то ни стало желает сохранить тамошний режим, потому что боится объединения Кореи.

Но больше всего боятся северокорейских ракет японцы. Потому что они привыкли жить в мире с 1945 года. У них и армии-то практически нет. И сейчас, по всей видимости, они уже будут создавать полноценные вооруженные силы.

- Вот мнение члена Совета Федерации Франца Клинцевича: «США продолжают играть на нервах у всего мира, поскольку ожидают добиться от Пхеньяна одностороннего разоружения».

- Разумеется, весь мир вправе требовать от Северной Кореи отказа от ядерного оружия. Она, напомню, подписала Договор о нераспространении ядерного оружия и получила атомные технологии для мирного атома. Потом вышла из договора в одностороннем порядке, нарушив принятые на себя обязательства.

Северная Корея нарушает все резолюции Совета Безопасности ООН, за которые голосовала в том числе и наша страна. Долг всех великих держав - призвать ее к порядку.

- Куда США ни сунутся, везде начинается полный бардак...

- Можно и по-другому сказать: если где-то начинается бардак, все обращаются к американцам.

- В Совете Федерации назвали поведение США ковбойскими методами.

- Если человек, который очевидно не в себе, бегает с ножом, ты спиной к нему не поворачиваешься.

- Трамп обозвал Ким Чен Ына больным щенком. В ответ МИД КНДР назвал США ядерным демоном, бьющим в барабаны атомной войны. Трамп сам-то вменяемый человек?

- Психом его не называли, только толстым коротышкой. Но он же ведущий ток-шоу, он привык так высказываться - у него такая манера. Но в подобной ситуации это самое последнее, что нас должно интересовать.

- Аналитики американского политического журнала «Национальный интерес» спрогнозировали, возможен ли ядерный удар КНДР по США и каковы его последствия для Вашингтона и Лос-Анджелеса. Прогнозы ужасающие...

- Это все очень реальная опасность. А мы ее всерьез, к сожалению, не воспринимаем.

- И когда может случиться эта заварушка?

- По мнению генерал-полковника Виктора Есина, недавнего начальника штаба Ракетных войск стратегического назначения, Северной Корее нужно три-четыре года для того, чтобы обрести потенциал для удара по Соединенным Штатам.

- То есть у американцев еще есть запас времени...

- Или у нас у всех.

Виталий Карюков

КНДР. США. Корея. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mirnov.ru, 1 января 2018 > № 2486101 Виктор Литовкин


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 31 декабря 2017 > № 2443384 Олег Жданов

Россия пошла на хитрость по Донбассу: опасность, о которой нужно знать Украине

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Обмен пленными 27 декабря — огромная моральная победа Украины. Вместе с тем, президент России Владимир Путин уже пытается хитро использовать эту ситуацию в свою пользу. Украине нужно иметь в виду и реагировать на данную угрозу и будущий шантаж со стороны РФ в вопросе Донбасса. Такое мнение «Апострофу» высказал военный эксперт Олег Жданов.

На сегодняшний день это (обмен пленными, прошедший 27 декабря, — «Апостроф») — тот максимум, на который решился Путин. Потому что результат наших усилий — это лишь переговорная группа в Минске, которая показывает свою безрезультатную деятельность.

Пленных можно было получить при двух вариантах. Первый — отстранение Путина от власти. Но мы понимаем, что на сегодня это на уровне фантастики.

И второй вариант — это высокая политическая мотивация Путина, потому что лично он принимает решения по Донбассу и ситуации в регионе. Все управляется исключительно из башни Кремля. Не нужно строить иллюзий и надеяться на какие-то чудеса.

А мотивация Путина в данном случае заключалась в том, что, во-первых, он показал всему миру, что Россия якобы не является стороной конфликта. Они даже не прислали своего представителя на переговоры, заставив представителя Украины в лице Виктора Медведчука сесть за стол переговоров напрямую с главарями псевдореспублик. А в качестве российского следа в этом переговорном процессе выступил патриарх Кирилл. То есть «высокая духовность», «моральность», «гуманизм» в лице РПЦ.

Второе — Путин показал всему миру, что он является «миротворцем» и может решать такие вопросы. Потому что Медведчук его попросил, а тот в ответ сказал, что переговорит с этими ребятами (главарями так называемых ДНР-ЛНР, — «Апостроф»), чтобы они сели за стол переговоров. Тут же Россия анонсирует телефонные переговоры Путина с главарями боевиков, вскоре вопрос решается — и мы получаем пленных. Тем более, не пленных, а незаконно удерживаемых.

При этом наша роль сводится к тому, что мы — получатели. Кроме того, мы скромно умалчиваем о том, что обменяли украинских граждан на украинских граждан. А во всем мире это раструбили — и в России в том числе. Выходит, что конфликт «гражданский» (как его хочет подать пропаганда Кремля, — «Апостроф»).

Еще одна мотивация Путина — показать всему миру что Россия «ни при чем» и надо снимать санкции. Вот поговорить с «республиками» и их услышать — здесь пожалуйста, Путин поговорил и услышал, а они «пошли навстречу».

В моральном плане, конечно, это наша победа. Но в политическом — это победа РФ. В этом плане, надо отдать им должное, они сделали все для победы, вплоть до предательств. Это их рабочий девиз.

К тому же, Кремль откатал такой момент, как политическое давление и шантаж. То есть, мы готовы идти на переговорный процесс на любых условиях, чтобы получить своих людей. И тут же слушаем заявление представителя РФ в переговорной группе в Минске Бориса Грызлова. А он говорит, что на 2018 год РФ ставит перед собой такие задачи, как особый статус оккупированных территорий и полная амнистия. Также полное выполнение Минских договоренностей по «плану Штайнмайера» (сначала выборы, а потом все остальное). А это для нас абсолютно неприемлемо, потому что приведет к федерализации страны. И это тот хвост, за который они будут держать собаку.

Если бы к Путину обратился Петр Порошенко, то это была бы наша большая политическая победа. Мы бы показали всему миру, что Россия является стороной конфликта, что два президента выходят на прямой разговор по гуманитарному вопросу обмена пленными по формуле «всех на всех» и тем самым выполняются Минские договоренности. Вот это была бы победа.

А теперь все лавры достались Виктору Медведчуку. Сейчас, если, не дай Бог, будут выборы в Верховную Раду, то Медведчук скажет: «Я же на щелчок пальцев договорился с Путиным, голосуйте за меня и я привезу всех остальных». Тем более, Россия уже сказала, что у них есть незаконно удерживаемые 103 человека. Наша песня хороша — начинай сначала. Можно же бесконечно ловить людей на улице и говорить: «Мы удерживаем граждан Украины, надо их менять».

А они тут списки пишут нам. Потом Ирина Геращенко говорит, что мы действуем в правовом поле согласно законодательства. Возникает вопрос — какого законодательства? Если эти люди незаконно удерживаемые, это идет по статьям «терроризм», «похищение» и так далее. А среди тех, кого оттуда в этот список включают (тех, кого отдали боевикам в обмен на украинских заложников, — «Апостроф») — большая часть уголовников, которые сидят в тюрьмах и отбывают наказание за определенные уголовно наказуемые деяния. Так по какому закону мы их меняем? Что может быть в рамках закона, если здесь правового поля вообще, как такового, нет?

Конечно, Петр Алексеевич «ленточку перерезал», расцеловал всех. Но он ведь расцеловал тех ребят, которые попали в плен из-за того, что в Иловайске был котел, из-за того, что в Дебальцево был котел, из-за того, что ДАП бросили на произвол судьбы. А он их всех расцеловал, сейчас раздаст ордена и будет счастлив…

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 31 декабря 2017 > № 2443384 Олег Жданов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 декабря 2017 > № 2443245 Виталий Портников

Путин-«миротворец» опаснее Путина-агрессора

Виталий Портников, LB.ua, Украина

Владимир Путин не блефовал, когда в присутствии московского патриарха Кирилла и своих ближайших соратников Дмитрия Медведева и Виктора Медведчука анонсировал возможный обмен пленными между Россией и Украиной. Накануне Нового года этот обмен действительно состоялся. Очевидно, что любой нормальный человек не может ощущать ничего, кроме чувства огромного облегчения — наши защитники вместе с другими заложниками Кремля оказались дома и им больше ничего не грозит. И, тем не менее, необходимо ответить самим себе на один очень простой вопрос: почему Путин пошёл на это?

На протяжении нескольких лет не было никаких обменов. Представители Москвы и ее марионетки придумывали самые разнообразные поводы для того, чтобы не освобождать людей. Даже когда сами российские представители выступали с предложениями об обмене, их инициативы на поверку оказывались самым обыкновенным блефом. И вот — все произошло на самом деле. Но почему? Можно, конечно, успокаивать себя тем, что Путин просто поддался под давлением Запада, что он боится санкций и поэтому должен идти навстречу. Отчасти это будет правдой. Путину действительно не нужны санкции — тем более новые санкции американцев. Однако важно понять, каким путём пойдёт российский правитель, чтобы добиться отмены этих санкций. То, как произошёл обмен пленных — по просьбе любимого Путиным украинского (условно говоря) политика, с участием патриарха, позволяет дать ответ на этот вопрос. Путин решил быть миротворцем. Разумеется, в своём понимании этого термина. Но путинского понимания вполне может оказаться достаточно и для Запада, где стремление к восстановлению нормальной атмосферы в отношениях с Россией достаточно велико.

Уже приходилось объяснять, почему я считаю заключение Минских соглашений позитивным фактором для Украины. Не только потому, что они позволили остановить военные действия в неблагоприятной для нас ситуации и заняться созданием полноценной современной армии. Но и потому, что они позволили интернационализировать конфликт и превратились в орудие продления санкций против России. Каждый раз европейцам — в том числе и благожелательно настроенным к Кремлю — приходилось констатировать, что соглашения не выполняются, а санкции продлеваются. И так — до бесконечности.

Но бесконечность быстро утрачивает смысл, если Кремль начинает Минские соглашения выполнять. Или делать вид, что выполняет. Мы прекрасно знаем, что в этих документах есть целый ряд пунктов, политически невыполнимых для украинской стороны. Да, эти пункты теряют смысл в случае восстановления украинского контроля над территорией. Понятно, что не существует местной власти в Донецке или Луганске, которая без контроля Москвы будет требовать особый статус в составе Украины. Но если российский контроль сменится международным — теми же наблюдателями ООН? А украинский контроль над территорией пообещают восстановить только после выполнения нами Минских соглашений во всей их безумной полноте? Тогда то, что казалось ловушкой для России, станет ловушкой уже для нас самих.

Могут спросить — а что будет, если Путин не будет действовать столь хитроумно, а просто предпочтёт оставить Донбасс ради отмены санкций и примирения с Западом? И никто при этом не станет требовать от нас ни особого статуса для Донбасса, ни языковой автономии, ни прочей лабуды? Что тогда?

Тогда может сложиться ситуация, в которой огромное количество наших соотечественников вновь вспомнит, какая Россия замечательная страна, как важно с ней дружить, как важно забыть о войне, когда наступил мир, как важно восстановить экономические связи и вместе помочь восточным областям — тем более, что в Евросоюз нас не берут, как оказалось. Если Путин не допустит никаких ошибок, то уже на следующих парламентских и президентских выборов «партия мира» — то есть объединённые силы коллаборационистов и агентов Кремля разгромят «партию войны» — то есть не таких уж и многочисленных украинских государственников. Реванш в новом виде состоится.

Что сделать, чтобы его не допустить? На самом деле, возможностей у нас не так уж много. Нам противостоит сильная и укоренившаяся в украинском обществе государственная машина бывшей метрополии. В конце концов, мы выигрывали все эти годы только потому, что Путин допускал ошибки. Страшно подумать, что будет, если он начнёт играть безошибочно — даже от безысходности.

И, тем не менее, не попытаться выиграть мы не можем. Первое, что нужно сделать — это начать переносить акценты с Донбасса на Крым. Это очевидное нарушение международного права вкупе с репрессиями против коренного населения и попытками изменить демографическую картину с помощью новых колонистов. Классический случай оккупации, которую из-за включения Крыма в состав России не так-то просто преодолеть.

Нужно приучать и своё общество, и Запад к тому, что даже после окончания конфликта на Донбассе российский режим остаётся оккупантом и врагом.

Второе — это целенаправленная работа против российской политической и информационной агентуры в стране. Необходимо принять целый ряд законодательных актов, которые чётко определили бы понятие агрессии и оккупации и затруднили бы существование на территории Украины политических партий, общественных организаций и СМИ, которые ставят под сомнение саму оккупацию. Никто не может запретить полемики об украинской истории — но любое государство способно защитить представление о своём актуальном положении.

Третье — необходимо начать говорить с обществом о приоритетах. Сами граждане должны, наконец-то, определиться — какое государство они строят, богатое или все же свое. Конечно, эти задачи могут и совпадать, но совершенно не обязательно из одного следует другое. Если украинцам не нужна Украина, а нужно просто хорошо жить, то никакой Путин им не поможет — даже если завоюет половину страны. Тогда можно констатировать, что цивилизационный шанс 2014 года не использован, и Украина обречена на вечную роль полуколонии. Но если все же наши сограждане хотят построить Украину, а не «вообще богатую страну», то им придется понять, что только свободная страна может стать успешной. И что только освобождение от России в широком смысле — от ее армии, наемников, пропаганды и исторических мифов — может стать залогом украинского будущего. Попросту говоря, нельзя на месте Украины выстроить большую некоррумпированную Брянскую область. Не получится. И тех, кто утверждает обратное, можно со спокойной совестью зачислить в союзники Путина. Как и тех во власти, кто до сих пор пытается с Путиным договориться.

Потому что договориться не получится. Можно только разойтись, избегая путинских ловушек. И с точки зрения расстановок этих ловушек следующий год будет куда сложнее уходящего. Путин-«миротворец» куда опаснее Путина-агрессора.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 декабря 2017 > № 2443245 Виталий Портников


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter