Всего новостей: 2297904, выбрано 1160 за 0.106 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Армия, полиция: Стуруа Мэлор (76)Фельгенгауэр Павел (74)Меркачева Ева (66)Муртазин Ирек (66)Путин Владимир (65)Романова Ольга (40)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (36)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (32)Млечин Леонид (32)Полухина Юлия (31)Милашина Елена (29)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27)Перевозкина Марина (27)Рогозин Дмитрий (26)Лукьянов Федор (25) далее...по алфавиту
Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 апреля 2017 > № 2134060 Дмитрий Орешкин

Успокоить Путина: для чего в России собирают митинги против терроризма

На массовое мышление в РФ такие акции влияния не окажут.

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

Российские власти дали рекомендацию регионам, «особенно там, где прошли акции протеста» 26 марта, собрать митинги против терроризма. Планируется участие всех парламентских партий. Зачем Кремлю проводить «принудиловку», пытаются ли российские власти сравнять антикоррупционные протесты и митинг против терактов, «Апострофу» рассказывает российский политолог Дмитрий Орешкин.

Не думаю, что российские власти пытаются снять с себя ответственность за теракт. В России сейчас власть находится в таком состоянии, что она вообще не ощущает своей ответственности ни за что. Ей просто кажется, что это проделки врагов русского народа, врагов российской государственности, которых координирует какой-то могучий общий центр, который одним своим щупальцем управляет протестами Навального, другим — протестами дальнобойщиков, а третьим — продвигает взрывотехников ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.). Это вполне нормальная форма паранойи, которая вытекает из той системы ценностей, на которую Владимир Путин вступил твердой ногой в 2007 году — с Мюнхенской речи. Теперь все это становится очевиднее и очевиднее.

Мне кажется, что задача этих митингов, организованных властями РФ, на самом деле, другая. Та система, в которой мы сейчас живем, гиперцентрализована, замкнута на одном человеке. Поэтому фобии этого человека делаются государственными. Соответственно, вся государственная машина работает для того, чтобы этого человека успокоить, чтобы он не применял какие-то карательные средства к государственной машине. Именно поэтому репрессии концентрировались в основном в Москве. Ведь самый жесткий разгон полицией демонстрантов Навального был именно в российской столице. Задача стояла не в том, чтобы нейтрализовать протест, а в том, чтобы у первого лица в голове отложилось ощущение, что протест нейтрализован. Задача — красиво отчитаться.

Такая же история с митингами. Задача — показать первому лицу, а не Западу и даже не российскому избирателю, что процесс подконтролен. Вот смотрите: мы раз — и привели на митинг в 10 раз больше, а значит, мы контролируем ситуацию.

Только это не будет воздействовать на массовое мышление. Люди понимают, что это — Советский Союз, когда профсоюзы, директора заводов, бюджетные организации, вузы приводили трудящихся на площадь. Те выходили и даже радовались, брали воздушные шарики, цветочки. А чего? Хорошо — и прогуляться, и выпить заодно можно. Понятно, что такие протесты — явления другого качества, чем протест, который организует Навальный, потому что в последнем случае люди движимы какой-то целью, системой приоритетов. А на организованные властью протесты выходят люди, которые не хотят ссориться со своим руководством. Им сказали прийти — они пришли. Это чисто декоративное явление, которым всегда занимались для того, чтобы делать то, что в советские времена называлось «втирать очки». Необходимо сейчас начальству втирать очки, чтобы показать, что ситуация под контролем, что никакого протеста нет, это дело каких-то маргиналов, которых подпитывают «печеньками» из Госдепа. Мол, смотрите, какое огромное количество людей вас поддерживает. Примерно такая логика. Наверное, кто-то из телезрителей это всерьез воспримет. Но проблема в том, что таких людей становится все меньше. Они начинают уже испытывать полускрытое раздражение в связи с этой псевдосоветской картинкой.

Беда в том, что это выглядит, как в конце 1970-х годов: еще меньше населения верит этим лозунгам, а власти выглядят все более беспомощно. И все эти казенные шествия — тоже.

Дело все в том, что протестное настроение сейчас в РФ растет изнутри. Ведь у человека есть еще и личный опыт, кроме того, что говорят по телевизору. Ведь получается ситуация когнитивного диссонанса: нам по телевизору рассказывают, что Россия поднялась с колен, что весь мир нас боится и уважает. И люди ждут улучшения ситуации, они всерьез думают, что Россия стала сильной, присоединила Крым, утерли нос «хохлам», США на место поставили, в Сирии прославились. Люди ведь считывают ситуацию с телевизора. Откуда им еще ее считывать?

Но человек идет в магазин и видит, что цены растут, а его доходы падают. Вот вчера объявили о снижении показателей прожиточного минимума. Жизнь стала дешевле? Нет, напротив, она стала дороже. Тогда почему снижают прожиточный минимум? Люди этого искренне не понимают. А главное они не понимают, почему Украина так далеко, как никогда, от России. Ведь братский народ ненавидит, и понятно за что. Вот это личное понимание, не через телевизор, наиболее активных людей выталкивает на улицы, а пассивных начинает злить за то, что им по телевизору показывают: сколько же можно врать? То, во что раньше они верили, теперь вызывает раздражение.

И это косвенно подтверждается уже даже социологическими методами. Позавчера «Левада-центр» опубликовал новые исследования с прямым выводом: появляются признаки депрессии, усталости и раздражения. Это не значит, что люди пойдут на улицу. Нет, не пойдут. У нас на улицы всегда ходит какое-то активное меньшинство. Но это значит, что эпоха бури и натиска выдыхается. И этот процесс будет продолжаться.

И в этот момент взрывы — большой удар по Путину. Теперь человек, который мыслит более или менее самостоятельно, себе задает вопрос: если я выйду на митинг против террористов, это повлияет на террористов? Нет, плевать они хотели на эти митинги. Тогда на кого это повлияет? Это повлияет на правительство, а оно облажалось, ведь оно же должно было обеспечить безопасность. Не обеспечило. На кого тогда? Этот митинг по сути демонстрирует поддержку этому самому правительству, которое не справилось с обеспечением безопасности. Может, не так конкретно, не так ясно, но люди понимают, что что-то не то. Если они так бурно радовалось в связи с присоединением Крыма, забыв при этом, что потеряли 40-миллионую страну, которая 300 лет была ближайшим соседом, другом, братом. Зато у нас Крым. А теперь они и этому радоваться не могут. Они понимают, что их, мягко говоря, обманули. Это понимание растет в ширь и в глубь, и ничего с этим не сделаешь. Это ожидаемо. Сколько этот процесс еще займет, непонятно. Но ситуация в предвыборном году не симпатичная для Владимира Путина.

Выйдут ли люди на митинги? Выйдут. Никто не хочет потерять работу или испортить с отношения с руководством. Организуют они эти выходы, ну и что? Это не значит ровным счетом ничего. Ведь массовые шествия на 1 мая и 7 ноября не были выражением поддержки курса партии, правительства, а дань лояльности, формальности. Сейчас будет происходить тоже самое.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 апреля 2017 > № 2134060 Дмитрий Орешкин


Сирия. США > Армия, полиция > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132702 Максим Артемьев

Постсирийский сценарий: к чему приведут американские бомбардировки

Максим Артемьев

Историк, журналист

Ракетный удар США по аэродрому Шайрат в Сирии означает начало новой главы в истории тянущейся уже шесть лет гражданской войны. Прежняя страница была перевернута довольно неожиданно

Ракетный удар США по аэродрому Шайрат в Сирии - в отместку за использование химического оружия в Идлибе, означает начало новой главы в истории тянущейся уже шесть лет гражданской войны. Причем прежняя страница была перевернута довольно неожиданно.

Обострение

Напомним, Дональд Трамп объявил своим приоритетом сирийском конфликте борьбу с ИГИЛ (запрещенной в России организацией). Его администрация де-факто перестала возражать против того, чтобы Башар Асад продолжил находиться у власти, по крайней мере, на переходный период. После взятия правительственными войсками Алеппо, а недавно – и повторного занятия Пальмиры, казалось, что официальный Дамаск может чувствовать себя уверенно. По крайней мере, ухудшения ситуации для него не произойдет, и оппозиция включится в переговорный процесс, лоббируемый Москвой, частью которого стали и соглашение о прекращении огня с 30 декабря, поддержанное Турцией, и консультации в Астане.

В европейских СМИ преобладающим мнением стало то, что Владимир Путин на данном этапе основных своих целей добился, и Асад может вздохнуть свободно – в обозримой перспективе ему ничего не грозит, и он становится волей-неволей, союзником по антитеррористической коалиции.

Однако химическая атака в провинции Идлиб 4 апреля, ответственность за которую Запад возложил на правительственные силы, в одночасье все изменила. Для правильного понимания контекста, необходимо помнить, что, с одной стороны, западное общественное мнение крайне болезненно относится к любым даже не случаям, а даже намекам на применение оружия массового поражения, тем более против мирных жителей, а с другой у Сирии, и, вообще, региона — очень плохая история в этом отношении. В соседнем Ираке было официально задокументировано применение режимом Саддама Хусейна химоружия против курдских повстанцев в марте 1988 в городе Халабджа, в результате чего погибло пять тысяч человек. За это преступление двоюродный брат Хусейна – получил прозвище «Химический Али», и был казнен в январе 2010 года.

Отчеты об использовании уже режимом Асада химоружия в 2013 году чуть было не привели к ударам США по сирийским войскам, и лишь срочное вмешательство Путина, по сути, спасло Дамаск от бомбежек, и, возможно, свержения. По условиям компромисса, достигнутого в сентябре того же года, Сирия обязалась предоставить доступ международным наблюдателям ко всем своим запасам химического оружия, а затем вывезти их из страны для уничтожения, что и было завершено в 2014 году.

Бомбардировки вместо речей

Кстати заметить, тот компромисс многими был поставлен в вину Б.Обаме, ибо перед тем он объявил об ультиматуме Асаду, предупредил о «пересечении красной линии», тот их пересек, но и сам Обама испугался дать команду начать удары. Дональд Трамп лидер иной ментальности, и он не стал ждать долго, его реакция последовала почти незамедлительно. Там, где Обама произносил бы речи, Трамп действует.

О том, что надежды кого-то в кремлевской администрации на Трампа, с которым можно будет договориться, рухнули безвозвратно, говорить не стоит ввиду самоочевидности. Важнее то, что теперь может ожидать Россию, да и мир в целом, ввиду того, что Америка, нравится это кому-то или нет, единственная сверхдержава, и все ею предпринимаемое, носит глобальный характер.

Первый вывод заключается в том, что в конфликте, подобном сирийскому, долгосрочное планирование невозможно. Ситуация может измениться на 180 градусов в любой момент. Вспомним ситуацию с российским самолетом, сбитым турками. Казалось бы – какие резкие демарши в ответ предприняла Россия. Но уже через год дружба между Москвой и Анкарой восторжествовала, а сегодня, когда Турция решительно поддержала американскую акцию, она может вновь охладиться.

Сегодняшние ответные действия России (приостановление действия меморандума с США по безопасности полетов, созыв Совбеза ООН и др.), и грозные заявления ее лидера насчет агрессии и нарушения международного права, способны завтра оказаться дезавуированными. Все будет зависеть от дальнейших действий Вашингтона.

Если ракетный удар так и останется единственной акцией, то залатать прореху в отношениях будет не трудно. Если за ним последует дальнейшие военные действия, тогда продолжится процесс «пробивания дна» в них, и времена Обамы покажутся «эпохой конструктивного сотрудничества».

Второе важное следствие – ни одна из сторон не имеет образа будущего по отношению к Сирии. Останется ли она единым государством? С каким политическим режимом? А если распадется – то на какие куски и в каком статусе они будут находиться?

Что будет с Сирией?

Сегодня уже очевидно, что сирийские курды, уже же-факто получившие государственность, никогда не согласятся на «прокручивание фарша» обратно. Если их удастся удержать в рамках федерации – это уже будет огромным достижением для Дамаска. Но также очевидно, что Турция никогда не согласится на существование у себя под боком независимого Курдистана, пусть и самого небольшого, и это гарантирует напряженность на десятилетия вперед.

Запад, лоббирующий создание светского и демократического государства, с твердыми гарантиями для этнических и конфессиональных меньшинств, должен понимать, что после того, как в оппозиции ведущая роль перешла к суннитским исламистам тех или иных направлений, большим успехом станет, если в послеасадовской Сирии сложится умеренный исламский режим. О том, что шариат будет представлять основу законодательства можно даже и не спорить.

Для Дональда Трампа сегодня важнее всего не повторить ошибок Дж. Буша-младшего, который точно также предпочел силовые решения в Ираке, ставшие во многом предпосылкой для нынешнего конфликта. Создание активистами «Аль-Каиды» ИГИЛа – одно из следствий вторжения в Ирак в 2003 году. Если результатом ударов по военной инфраструктуре Асада станет развал правительственной армии и победа исламских радикалов, то Ближний Восток и Европу захлестнет новая лавина беженцев, и потребуется уже вмешательство США не с помощью ракет и авиации, но сухопутными силами. Как в современных условиях провести границу между ИГИЛ, Асадом, оппозицией, курдами, интересами Запада, России, Ирана – совершенно непонятно. Любое действие будет иметь множество непредвиденных последствий, настолько тугой и переплетенный клубок перед нами.

Последствия для Трампа и Путина

Как мы видим, сегодняшние действия Трампа в Сирии имеют гораздо более широкие последствия, нежели просто принуждение Асада воздержаться от использования запрещенных видов оружия. Все соседи Сирии зависят от происходящего там – и Ливан, и Израиль, и Турция, и Ирак, которые, в свою очередь, имеют своих соседей и союзников, а также противников. Трамп уже прошел через полосу острых внутриполитических конфликтов после своей инаугурации, теперь ему предстоит пройти через горнило вызовов внешней политики.

И это испытание, решения, принимаемые Трампом ныне, могут стать определяющими для всего его последующего правления. Первые положительные оценки его решения насчет бомбежки, раздающиеся от союзников и внутри Вашингтона, не должны вводить в заблуждение.

Что касается России, то в случае краха асадовского режима неизбежно встанет вопрос о смысле и цене участия РФ в войне, начиная с 1-го октября 2015 года. И этот вопрос будет подниматься оппозицией все настойчивее перед выборами-2018. Были ли выброшены десятки миллиардов рублей и десятки человеческих жизней напрасно?

Неудача путинской политики, несомненно, ослабит позиции России и на других направлениях, в первую очередь, на украинском. Здесь есть вероятность того, что ответ Кремля на действия США в Сирии может быть ассиметричным – а именно, предоставление свободы действий ДНР-ЛНР. Сегодня Москва их удерживает от усугубления конфронтации с Киевом, но завтра может изменить свое мнение. Точно также Киев может неверно истолковать сигнал из Сирии, и счесть Россию достаточно ослабленной, и предпринять на фронте некие решительные действия.

Сирия. США > Армия, полиция > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132702 Максим Артемьев


Сирия. США. Россия > Армия, полиция. Химпром > carnegie.ru, 7 апреля 2017 > № 2132425 Марианна Беленькая

Химическая реакция. Почему США атаковали сирийскую авиабазу

Марианна Беленькая

Ракетный удар – это декларация о намерениях США. Теперь шаг за Россией и Ираном. Что они сделают или предложат? Начинается новый торг. И очевидно, что объективное расследование химатаки, как и в предыдущих случаях, никому не нужно

США запустили более пятидесяти ракет Tomahawk по авиабазе в провинции Хомс, принадлежащей сирийской армии. Так Вашингтон ответил на химическую атаку, совершенную 4 апреля в районе Идлиба, который сейчас находится под контролем вооруженной оппозиции и «Джебхат ан-Нусры». Официальных данных международного расследования этого инцидента нет. Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) планирует завершить его только на следующей неделе. Но США и их союзники не сомневаются – атаку против мирного населения осуществила сирийская армия (самолеты вылетели именно с той авиабазы, по которой был нанесен удар), а Россия покрывает Дамаск.

Точку зрения США разделяют Великобритания и Франция. Из арабских стран первой прореагировала Саудовская Аравия, безусловно поддержав Вашингтон. Президент России Владимир Путин назвал действия США «агрессией и нарушением международного права под надуманным предлогом».

Американский удар был нанесен через полчаса после того, как безрезультатно завершились консультации в Совете Безопасности ООН. После двухдневных дебатов дипломаты взяли паузу. Россия выступила против англо-американо-французского проекта резолюции, в котором есть требование к Дамаску предоставить полный отчет о своих полетах в день атаки, а также параграф о применении силы и введении санкций, если будет доказано, что сирийские власти использовали химоружие. Пока дипломаты думают, Трамп ждать не стал.

Вопрос в том, останется ли нанесенный удар единичным, демонстрацией намеренией или же США и их союзники начинают полномасштабную операцию против президента Асада? Аналогичная ситуация была четыре года назад. Асаду угрожала судьба его иракского коллеги Саддама Хусейна. Прямое военное вмешательство извне без одобрения СБ ООН, навязанная извне структура правления. Но тогда Россия нашла компромиссное решение. Теперь вопрос о военном вмешательстве снова стоит на повестке дня. И произошло это в тот момент, когда казалось, что основные участники конфликта нашли путь выхода из кризиса и готовы объединиться ради борьбы с терроризмом в лице «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры» (запрещены в РФ).

Как и четыре года назад, катализатор событий – химатака, жертвами которой стали десятки мирных жителей.

Что произошло?

Началось все с сообщения агентства Reuters от 4 апреля со ссылкой на базирующийся в Лондоне Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека (The Syrian Observatory for Human Rights). Указывалось, что в городе Хан-Шейхуне в провинции Идлиб в результате удара сирийских или российских самолетов погибли 58 человек, в том числе 11 детей. Утверждалось, что был применен «токсичный газ».

Российские и сирийские военные опровергли свою причастность к произошедшему. Позднее Минобороны РФ сообщило, что днем 4 апреля удар по восточным окраинам Хан-Шейхуна нанесла сирийская авиация. По российским данным, в результате были уничтожены цеха, где боевики производили боеприпасы с отравляющими веществами, которые поставлялись в Ирак, а также применялись в Алеппо.

Менее чем через сутки глава МИД Сирии Валид Муаллем уточнил, что первые сообщения об атаке на Хан-Шейхун появились в шесть утра, тогда как сирийские ВВС совершили вылет в 11:30 и нанесли удар по складу оружия «Джебхат ан-Нусры», где хранились химические вещества. И официальный Дамаск, и Москва отрицают факт использования химоружия. Что именно случилось в шесть утра и кто отвечает за эту атаку – вопрос. Ни один источник в Сирии сейчас не заслуживает доверия, в том числе и упомянутый Сирийский центр мониторинга, который уличали в передергивании данных в пользу оппозиции. Однако это не означает, что атаки не было и жертв не было.

Свидетели утверждают, что видели, как с самолетов были сброшены бомбы и при попадании в здание появлялся желтый дым. Те, кто оказался поблизости, начали задыхаться, у них покраснели глаза. Цифры погибших колеблются между семьюдесятью и свыше ста, и это вторая по числу жертв атака с применением химоружия с 2012 года.

Самый громкий случай произошел 21 августа 2013 года, когда несколько западных и арабских телеканалов сообщили о химатаке в пригороде Дамаска – Восточной Гуте. По данным СМИ, в результате обстрела снарядами с нервно-паралитическим газом зарин погибли от 625 до 1300 человек. Власть и оппозиция обвинили в произошедшем друг друга. Спустя неделю президент США Барак Обама направил в Сенат и Палату представителей проект резолюции, санкционирующей военную операцию в Сирии.

Москва и Пекин выступили против военного вмешательства. Российские дипломаты заявили, что атака – это провокация боевиков. Москва смогла уговорить Дамаск подписать документы о присоединении к Конвенции о запрете химоружия и согласиться на международный мониторинг и контроль в этой сфере. До прямого военного вмешательства западной коалиции в сирийский конфликт дело не дошло. «Мы добились лучшего результата без сбрасывания бомб», – так в январе этого года, перед тем как покинуть свою должность, охарактеризовал госсекретарь США Джон Керри события 2013 года. При этом каждая из сторон осталась при своем мнении, кто виноват в атаке, – Асад или оппозиция. Главное, что был решен вопрос о вывозе химоружия с территории Сирии под присмотром ОЗХО.

Гарантий, что у сирийских властей не осталось химического оружия, нет. Представители оппозиции высказывали свои предположения, где может храниться химический арсенал. Но доказательств тоже нет. Отчеты ОЗХО и Himan Rights Watch гласят, что и сирийское правительство, и «Исламское государство» неоднократно использовали химоружие против мирного населения и после 2013 года.

Если это может позволить себе «Исламское государство», то могут и другие террористические организации, та же «Джебхат ан-Нусра», которая контролирует Идлиб параллельно с представителями вооруженной оппозиции. Многие из них оказались в этом районе после возвращения восточного Алеппо под контроль сирийских властей. И тут кроется еще одна версия, излагаемая оппозицией – Асад решил таким образом решить вопрос со всеми, кто бежал из Алеппо. Но не слабовата ли атака для мести? И зачем это было бы нужно Асаду именно сейчас, когда он спокоен за свою судьбу?

2013 vs 2017: странные совпадения

Химатака в Гуте в 2013 году произошла на фоне подготовки новой конференции по сирийскому урегулированию в Женеве. Но из-за химатаки Москва и Вашингтон, только начавшие разговаривать на одном языке по сирийской проблематике, снова оказались по разные стороны баррикад. История повторяется с абсолютной точностью в 2017 году. Сменилось лишь руководство США.

В марте представители новой американской администрации довольно четко высказывались о будущем Сирии. Приоритетом политики Вашингтона в Сирии была названа борьба с террористами, а не отстранение от власти президента этой страны Башара Асада. Об этом заявлял и президент США Дональд Трамп, и американской постпред в ООН Никки Хейли. Но самыми яркими стали слова госсекретаря США Рекса Тиллерсона. «Если говорить о долгосрочной перспективе, могу отметить, что вопрос о статусе, уходе или сохранении Башара Асада решит сирийский народ», – сказал он в ходе совместной пресс-конференции с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу.

Фраза не осталась без внимания. Особый вес этим словам придало место действия. Именно Турция была одним из самых активных сторонников свержения Асада. Теперь создалось впечатление, что Анкара сделала шаг назад. С учетом того, что Турция курирует вместе с Россией и Ираном астанинское направление переговоров по Сирии, где впервые за одним столом оказались представители сирийского правительства и вооруженной оппозиции, непримиримые противники Асада могли почувствовать себя преданными.

Это впечатление еще больше усилилось, когда в конце марта накануне визита Тиллерсона турецкие власти объявили, что их операция в Сирии «Щит Евфрата» завершена. Ее результатом стало создание буферной зоны шириной до 25 км вдоль сирийско-турецкой границы. Кроме того, из нескольких городов в этом районе были выбиты отряды «Исламского государства». Следить за тем, чтобы между турецкими и сирийскими армиями не возникало конфликтов, помогало присутствие российских и американских военных. За исключением нескольких инцидентов, координация осуществлялась весьма успешно.

Казалось бы, гражданская война в Сирии близится к концу. Пусть медленно, но все же продвигается переговорный процесс в Женеве, на начало мая назначена очередная встреча в Астане, президент России Владимир Путин отмечает позитивные изменения в сотрудничестве между Москвой и Вашингтоном по Сирии, на середину апреля намечен визит Тиллерсона в РФ. Такая ситуация нравилась не всем. И не только просаудовски настроенным СМИ. В США также не все приняли отступление новой администрации от идеи сместить Асада. Мнение этих людей, среди которых много силовиков, высказал сенатор-республиканец Джон Маккейн. «Новая позорная глава в американской истории» – так он охарактеризовал заявление Тиллерсона в интервью CNN.

И тут как нельзя кстати – между поездкой госсекретаря США в Турцию и Россию, на фоне всех заявлений – происходит химатака в провинции Идлиб. И президент Трамп резко меняет свою позицию по Сирии.

«Эти ужасные действия режима Асада терпеть невозможно. США вместе со своими союзниками по всему миру осуждают эту ужасную атаку и все остальные ужасные атаки», – заявил Трамп и отдал приказ нанести удар по сирийской авиабазе. И, судя по заявлениям представителей его администрации, на этом он не остановится. Тиллерсон выразилcя достаточно четко: США предпринимают меры по формированию международной коалиции для отстранения от власти Башара Асада.

Ракетный удар – это декларация о намерениях США. Теперь шаг за Россией и Ираном. Что они сделают или предложат? Допустить свержение Асада и уничтожение сирийской армии, которая в том числе сдерживает боевиков «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры»? Как предполагается свергать Асада? Как Саддама Хусейна или ливийского лидера Муаммара Каддафи – сделать, а потом сожалеть о последствиях?

Начинается новый торг. Международному сообществу необходимо прийти к согласию. Иначе все, что удалось достичь за последнее время, в том числе военные успехи против террористов, будет перечеркнуто.

И здесь очень многое зависит от непростых отношений между США и Россией. До ракетного удара был шанс договориться. Теперь это сделать сложнее, но вариантов нет. Превращать Сирию во второй Ирак или Ливию опасно. Но слишком многие подталкивают Трампа к действиям, в первую очередь его ближайшие союзники в регионе – Саудовская Аравия и Израиль.

Неслучайно арабские СМИ все эти дни уделяли особое внимание реакции израильтян на химатаку и писали о том, что именно Израиль будет в выигрыше от произошедшего. Безусловно, в этих рассуждениях есть традиционная нелюбовь арабов к Израилю, но и доля истины тоже есть. И саудовцы, и израильтяне надеются поставить точку в правлении Асада, а вместе с ним покончить и с влиянием Ирана в регионе. Неслучайно премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, комментируя американские удары, заявил: «Израиль надеется, что эта проявленная решимость в отношении ужасающих действий режима Асада отразится не только на Дамаске, но и на Тегеране, Пхеньяне и других местах».

Хватит ли у Тегерана и Москвы аргументов помешать развитию событий по американскому сценарию, пока непонятно. Но очевидно, что объективное расследование химатаки, как и в предыдущих случаях, никому не нужно. Десятки погибших и грубейшие нарушения международных норм до сих пор отходили в Сирии на второй план, кто бы их ни совершал.

Сирия. США. Россия > Армия, полиция. Химпром > carnegie.ru, 7 апреля 2017 > № 2132425 Марианна Беленькая


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 апреля 2017 > № 2144790 Денис Чернышов

Замглавы Минюста Чернышов: инвесторы строительства СИЗО Киева и Львова за чертой города еще не появились

Эксклюзивное интервью заместителя министра юстиции Дениса Чернышова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Недавно из Крыма на материковую часть были переданы 12 украинских осужденных. Размещены ли они уже в пенитенциарные учреждения? Планируются ли еще подобного рода передачи украинцев из Крыма, изъявивших желание отбывать наказание на Родине?

Ответ: Это первые заключенные, переданные на материковую часть из Крыма. Сейчас все они находятся в Харьковском следственном изоляторе. Мы их забрали, определили в СИЗО как пункт перед распределением. Мы заранее получаем документы на каждого из них, и понимаем, где они в дальнейшем будут отбывать срок наказания. Место отбывания наказания зависит от того, по каким статьям они сидели, какой у них был режим. На следующей неделе все заключенные будут распределены в пенитенциарные учреждения страны.

Процесс, который начался с этих 12 человек, крайне важен. Это только старт. Переговоры будут продолжаться, передачи заключенных из Крыма будут еще.

Вопрос: Проводятся ли переговоры в настоящее время?

Ответ: Хочу подчеркнуть, что этими вопросами занимается офис омбудсмена. К процессу подключается и управление Минюста, которое занимается международной деятельностью, также участвует прокуратура, СБУ, но основной драйвер – это омбудсмен. Мы же вовлекаемся в это уже после того, как получаем заключенных.

Вопрос: Есть ли среди переданных 12-ти заключенных крымские татары?

Ответ: Нет, крымских татар среди них нет.

Вопрос: Как проходит переговорный процесс о передаче заключенных с неподконтрольной Украине территории Донбасса?

Ответ: На протяжении нескольких лет ведется переговорный процесс по этому поводу с представителями так называемых ДНР и ЛНР. С "ДНР" работа более конструктивная, процесс передачи заключенных носит регулярный характер. Всего нам из "ДНР" был передан 131 заключенный.

С "ЛНР" в этом вопросе ситуация сложнее, переговоры проводятся, но в целом результата пока нет - нам не передали оттуда ни одного заключенного.

Напомню, что по процедуре заключенные, которые хотят отбывать наказание на территории, подконтрольной Украине, пишут заявление в Федеральную службу исполнения наказаний РФ (если это Крым) или в соответствующие органы "ЛНР" или "ДНР". Параллельно заключенные могут писать и нам, в Минюст.

Вопрос: Как проходит реформа Государственной уголовно-исполнительной службы? Решены ли ключевые вопросы, как скоро завершится процесс перезапуска пенитенциарной системы и каковы конечные цели?

Ответ: Наверное, это парадигма нашего общества: если объявлена реформа, то она должна быть вскоре завершена.

Никто и не представлял, насколько все запущено в пенитенциарной системе. За годы независимости туда вообще никто не заглядывал, а в каком состоянии это было при Советском Союзе – мы все знаем. Система наказания всегда была исключительно системой наказания, - ни коррекции, ни ресоциализации, ни реабилитации она не предусматривала – только наказание. А от наказания человек не всегда исправляется. То есть, у этой системы была только карательная функция.

Кроме того, никто не обращал внимания на пенитенциарную систему как таковую, она варилась сама в себе. Это можно сравнить с тем, как убирают мусор и складывают его в угол. Общество не хочет ни с мусором контактировать, ни с уборщиками.

Надо понимать, что это не просто система, это отдельная жизнь, которая складывается из целого комплекса: где и как ты спишь, что ты кушаешь, как ты работаешь, как ты лечишься, как ты проводишь досуг.

Поэтому когда мы говорим о реформе пенитенциарной системы, то мы говорим о построении жизни за решеткой. Мы должны ее полностью перестроить. Жизнь очень многогранна, все аспекты одинаково важны и требуют очень серьезного подхода при их изменении. Сделать нормальным питание, но не поменять условия жизни или медицинское обслуживание – это не поменять жизнь в этой системе.

Мы подошли к реформированию следующим образом: всю реформу, которая первоначально существовала в концепте, разделили на блоки. Это и блок нормативных документов, и блок, касающийся содержания заключенных, и их питание, и медицина, и труд заключенных, и производство. Кроме этого - персонал пенитенциарной системы, пенсионное обеспечение.

Вот так мы отдельными блоками и движемся. Что-то будет идти быстрее, что-то – медленнее. Временные перспективы разные.

Что касается завершения реформ, то в мире подобного рода изменения проходят 10-15 лет, потому что речь идет о том, что надо перестроить всю жизнь. Это не только огромный массив документов, которые надо отработать, но и смежные аспекты и, в том числе, деньги.

Горизонт в 5 лет – это минимум для реформы. До этого момента мы полностью отработаем вопрос по питанию, медицине, но перестроить все здания точно не успеем.

Вопрос: Реализация реформ напрямую коррелируется с финансированием….

Ответ: Безусловно, если мы хотим, чтобы реформа шла быстрее, то надо выделять большие средства. К сожалению, сейчас столько насущных приоритетов в стране, что от нас не то, чтобы отмахивались, но, мягко говоря, финансируют по остаточному принципу.

К примеру: на питание для заключенных в этом году выделили 44% от потребности. Я же не приду к заключенным и не скажу им, что мы с понедельника по среду кушаем, а с четверга по воскресенье не кушаем, так как денег нет.

Вопрос: Персонал пенитенциарной системы должен быть мотивирован и содействовать реформе. А сейчас скорее наоборот: из-за низкой зарплаты сотрудники Лукяновского СИЗО едва ли не забастовку устроили

Ответ: Тут следует говорить о справедливости по отношению к коллегам. Мы сравниваем себя, к примеру, с полицией. Они также выполняют архиважную социальную функцию, но у них зарплата в три раза больше, чем у наших сотрудников! Если полицейский патруль вышел на патрулирование, у него есть определенная вероятность встретить преступника, - она зависит от времени суток, района, который они патрулируют.

А у наших сотрудников - 100%-ая вероятность встретиться с преступниками! Поэтому когда у персонала пенитенциарной системы зарплата меньше, это, во-первых, несправедливо.

Во-вторых, это неадекватно. У нас же не пионерский лагерь, а преступники. И эти люди не всегда лояльны по отношению к тем, кто их охраняет. Недавно один из заключенных на Лукьяновке нанес увечья сотруднику СИЗО, и тот долго лежал в реанимации.

Так что риск колоссальный и условия работы, мягко говоря, не ахти. А если откровенно говорить, то они ужасные. И при этом низкая заработная плата.

Что же касается ситуации в Лукьяновском СИЗО, то не было там никакого бунта сотрудников! В словаре есть четкое определение слова "бунт". Да и по закону люди в погонах протестовать не могут, - их бы самих тогда посадили! В выходной день ходи с плакатом, протестуй, а на работе ты – человек в погонах.

Суть конфликта, который там возник, вот в чем. В конце прошлого года с ликвидацией пенитенциарной системы моральный дух персонала был на низком уровне, и мы платили им по 200-300% премии. Потом повысили оклады, но в начале года не было премий из-за отсутствия премиального фонда. Вот они и получили новые оклады, которые были чуть ниже по сумме, нежели когда получали 200-300% премии. Математически я согласен с их непониманием и недовольством. Персонал СИЗО получил разъяснения от руководства изолятора, почему так произошло. В будущем вопрос зарплаты, думаю, будет решен.

Но просто повысить зарплату сотрудникам не означает поменять их качественно. Если человек проработал, к примеру, 20 лет и уже профессионально деформирован, то зарплатой его не исправить.

Поэтому мы занимаемся переподготовкой кадров. В этом процессе задействована пенитенциарная академия, центр подготовки персонала в Белой Церкви. Также проводится активная работа с Советом Европы, международными организациями, в том числе, по подготовке программ обучения. Мы должны готовить персонал, который будет выполнять функцию ресоциализации. А это огромная работа, ведь необходимо обучать людей различным техникам, приемам, которые позволят отчасти изменить отношение заключенного к своим проступкам, к своему месту в обществе.

Люди совершают преступления по разным мотивам, и не всегда умышленно. Мы не должны списывать со счетов человека, который туда попал. Мне понравился слоган социальной рекламы в Швейцарии, призванный поменять отношение общества к пенитенциарной системе - "Каким вы хотите увидеть соседа, который вернулся из мест лишения свободы?". Мы абстрагируемся от этой проблемы, думая, что это где-то далеко и не с нами, а сосед – это человек, который рядом, от него не отвертишься и, конечно, мы хотим его видеть здоровым морально и физически, нормальным человеком, который вернулся в общество. Так и мы должны строить свою работу, - чтобы из мест лишения свободы люди возвращались людьми.

Вопрос: Вы сейчас говорите о системе пробации в действии?

Ответ: В том числе. Больше всего внимания мы сейчас уделяем пробации в отношении человека, который отбывает наказание, не будучи заключенным в места лишения свободы.

Тут от офицера пробации требуется огромная отдача. Он должен быть человеком неравнодушным. Судебный доклад, который является элементом пробации, требует от него изучения личности подсудимого, окружения – как он себя вел, как к нему относятся, что привело к этому преступлению, может ли этот человек отбыть наказание, не будучи заключенным, не является ли он социально опасным.

Это очень большая работа, которую необходимо провести, проанализировать все и изложить. Офицер пробации берет на себя ответственность за человека, который под его присмотром будет отбывать наказание.

Второй очень важный аспект пробации – это экономия бюджетных средств. Людей, преступивших закон, не надо содержать в тюрьмах, колониях, а это колоссальная экономия. В международном опыте это 1:10, а у нас экономия составит 1:20.

Поэтому надо пробацию развивать, обучать офицеров, хорошо оплачивать их работу. Сейчас мы открываем центры пробации, занимаемся подготовкой и переподготовкой кадров. Думаю, что к середине года полностью наберем штат.

Также открыт ряд центров ювенальной пробации. Кстати, это направление дает очень хорошие результаты. В прошлом году 400 несовершеннолетних прошли пробационные программы, из них всего лишь 2% рецидивов!

Посадить за решетку несовершеннолетнего в большинстве случаев означает и оставить его там, потому что у несовершеннолетнего несформированная личность. Если человек формируется в условиях лишения свободы, то он несет эту субкультуру, этот мир уже всю жизнь.

Вопрос: На минувшей неделе генпрокурор проводил совещание по вопросам реформирования деятельности медслужб пенитенциарной системы. Проблема некомплекта будет решена? О чем договорились?

Ответ: На этом совещании присутствовал и министр финансов. Министр юстиции и генпрокурор подняли вопрос о том, что надо повышать зарплату медперсоналу, а министр финансов сказал "У нас на это денег нет".

Это всегда своеобразная игра "докажите, что вам это надо". Поэтому сейчас собираем документы, фактаж, что нам это действительно крайне необходимо. Соберем и представим обоснования необходимости увеличения финансирования.

Об экономии. Некоторые вещи можно реализовать и в рамках существующего законодательства. К примеру, участие в судебных заседаниях без непосредственного присутствия подсудимого. За счет видеоконференций в прошлом году мы с Судебной администрацией сэкономили бюджету 20 млн грн. Я считаю уместным предоставить это в качестве аргумента для выделения нам средств, ведь экономия была существенная.

Вопрос: Как скоро функции медобслуживания в пенитенциарной системе будут переданы Минздраву?

Ответ: Это вопрос многоаспектный. В целом мы двигаемся в будущем к передаче функций по медицинскому обслуживанию Министерству здравоохранения, но сейчас ни министерство не готово принять эту функцию, ни мы не готовы отдать на произвол судьбы своих подопечных.

Возвращаясь к тому, о чем речь шла на совещании – сейчас собираем рабочую группу и расписываем дорожную карту. Если мы отдаем эту функцию Минздраву, то необходимо все просчитать: удаленность нашего учреждения от больничного округа, то есть, той больницы, куда повезут заключенного, затраты на транспортировку, каким транспортом будем его везти, будут ли это специализированные автомобили. Ведь заключенных в простых "скорых" возить нельзя, иначе "растеряем" их по дороге.

Дальше - вопрос оборудования отдельных палат: поставить решетки – это уже капитальные затраты, и в этом году в бюджете таких денег не предусмотрено.

Еще один момент. Кто будет охранять этих заключенных? Это не только организационные моменты, но еще и затраты.

Мы сказали, что согласны передавать медобслуживание, но давайте не будем заниматься профанацией, необходимо все сделать правильно. В разных странах эту функцию выполняют разные ведомства и сказать четко, что есть панацея, мы не можем.

Что сейчас делаем по медицине? Благодаря тому, что система становится максимально открытой для общественности и экспертов, удалось получить от Глобального фонда лекарства для лечения СПИДа и туберкулеза, и заключенные обеспечены этими препаратами в это году на 100%.

Также активно работаем со Всемирной организацией здравоохранения. Руководитель офиса, который отвечает за Украину, сам работал врачом в тюрьме, поэтому очень хорошо понимает эти вопросы.

Мы открыли максимальный доступ к пенитенциарным учреждениям Красному Кресту, представители этой организации будут оборудовать в ряде СИЗО кабинеты. Поскольку СИЗО является так называемой первой точкой входа в систему, мы должны минимизировать риски внесения в систему болезней и инфекций.

Что еще планируем делать до того, как будем передавать функции медобслуживания Минздраву? Будем разаттестовывать медперсонал и выводить из подчинения руководителей колонии. Это минимизирует коррупционные риски.

То есть, мы вместе с Минздравом идем к передаче этих функций, но делаем это вдумчиво, не торопясь.

Вопрос: Появились ли инвесторы для строительства новых СИЗО Киева и Львова за пределами города? Какова в целом ситуация с проектными предложениями?

Ответ: Надеемся, что инвесторы готовят предложения, но по факту на сегодняшний день ни одного поступившего формализованного предложения нет. Поэтому все разговоры псевдоэкспертов о том, какой это лакомый кусочек, не соответствуют действительности.

И где очередь? Ее нет. Пока ни один инвестор формально к нам не обратился.

Надо понять, почему, собственно говоря, к нам не обращаются. Вместе с Проектным офисом, который помогает нам в этом процессе, будем определять "диагноз" – почему инвесторы не обращаются. Бизнес считает экономическую целесообразность, надо понять, почему это невыгодно.

Может быть, будем добавлять какие-то еще объекты. Пока мы объявили о поиске инвесторов для строительства новых зданий изоляторов Киева и Львова, но в Одессе СИЗО еще хуже.

Вопрос: Какое количество заключенных вышло из мест лишения свободы по "закону Савченко"?

Ответ: Около 8 тысяч заключенных вышли на свободу по "закону Савченко", и сейчас продолжают выходить.

Вопрос: Сократилось ли количество заключенных в последнее время? Какова заполняемость СИЗО и тюрем?

Ответ: Следственные изоляторы сейчас заполнены впритык - адвокаты работают над тем, чтобы их подзащитные провели максимально времени в СИЗО и были освобождены по "закону Савченко".

А тюрьмы не загружены. Еще пару лет назад в Украине насчитывалось около 120 тысяч заключенных, сейчас – меньше 61 тысячи. В этом году мы даже хотим временно закрыть 20 тюрем, сейчас думаем, как корректно назвать этот процесс и как приостановить работу пенитенциарных учреждений в рамках действующего законодательства.

К примеру, в Мелитопольской женской колонии отбывают наказание чуть больше 30 женщин, а охраняют их 135 человек.

То есть, речь идет о логике уплотнения. За счет этого будет значительная экономия: будем распределять освободившиеся средства из фонда заработной платы, сэкономим на коммунальных платежах.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 апреля 2017 > № 2144790 Денис Чернышов


Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 6 апреля 2017 > № 2137829 Александр Романов

Следствие нашего времени.

6 апреля свой профессиональный праздник отмечают сотрудники следственных подразделений системы МВД России. О вчерашнем и сегодняшнем дне службы рассказывает заместитель министра внутренних дел Российской Федерации - начальник Следственного департамента МВД России генерал-майор юстиции Александр Романов:

- На всех этапах становления и развития российской государственности противодействие преступности оставалось одной из важнейших задач. Однако система органов, осуществляющих расследование преступлений, сформировалась и получила своё законодательное закрепление по историческим меркам сравнительно недавно.

Создание первых следственных комиссий относится к началу XVIII века - периоду петровских преобразований. Однако целостная система следственных органов была выстроена только к середине XIX века.

Начало современной истории органов предварительного следствия в системе МВД России положено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 г. «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка».

В первой половине 60-х годов формировались следственные отделы, расширялась учебная база по подготовке следователей. Комплектовались следственные аппараты из числа сотрудников органов дознания и прокуратуры. В кратчайшие сроки сформирована служба, обладающая потенциалом для расследования преступлений на высоком профессиональном уровне.

Серьёзные испытания пришлись на следственный аппарат в 90-х годах ХХ века, когда преступность стала одним из основных дестабилизирующих факторов общественного развития, угрожающим процессам социально-экономических реформ. Органы предварительного следствия МВД России испытывали колоссальную нагрузку, а также трудности в работе, связанные с отсутствием правоприменительной практики расследования целого ряда новых видов преступлений, в первую очередь экономического характера.

Тем не менее этот период отмечен успешным расследованием уголовных дел по обвинению в мошенничестве создателей и руководителей печально известных «МММ», «Хопёр-Инвеста», «Властилины». Потерпевшими от действий руководителей этих организаций стали десятки тысяч россиян, а ущерб исчислялся миллионами рублей. Сложность состояла не только в масштабности афер, но и в том, что следователям приходилось разрабатывать и применять на практике методики расследования этих видов преступлений.

Начало XXI века отмечено новым витком развития криминала: рейдерские захваты, незаконный оборот наркотиков, хищения и мошенничества в особо крупных размерах, незаконная банковская деятельность - вот неполный перечень тех противозаконных деяний, с расследованием которых пришлось столкнуться следователям органов внутренних дел.

О новых вызовах и угрозах

Широкую огласку получило расследование уголовных дел о незаконных сборах денежных средств с продавцов Черкизовского рынка со стороны руководства ООО «Коммерческо-благотворительная фирма АСТ»; о присвоении и растрате 60 млн рублей со стороны бывшего руководства государственного предприятия «Московский монетный двор» (ММД), выплаченных фиктивной фирме за якобы оказанные услуги по продвижению продукции ММД в Индии.

В практике следователей органов внутренних дел имелись успешные расследования контрабандных поставок в Россию наркотических средств из Латинской Америки, Таджикистана, стран Европы и Прибалтики; хищений денежных средств с использованием компьютерных технологий в международной системе электронных платежей WebMoney; подделки и распространения пластиковых карт «Америкэн Экспресс» и «Виза-Электрон».

Появились первые уголовные дела о скимминг-атаках, то есть хищениях денежных средств держателей пластиковых карт с использованием специальных устройств - скиммеров, которые устанавливались непосредственно на картоприёмник и клавиатуру банкомата. В мировой практике впервые создан прецедент успешного расследования вымогательства денег у букмекерских фирм Великобритании под угрозой применения с территории России компьютерных атак (DDOS-атак) на серверы этих компаний в период проведения спортивных соревнований, вызывающих отключение функционирования букмекерских систем.

В настоящее время преступность приобрела качественно новые формы, возросло количество преступлений, имеющих транснациональный характер: терроризм, незаконный оборот оружия, наркотических средств, работорговля и нелегальная миграция населения, торговля человеческими органами и тканями, мошенничество с применением новейших платёжных средств и информационных систем, легализация (отмывание) доходов от преступной деятельности и другие преступные деяния, представляющие серьёзную угрозу безопасности любого государства.

Всё это требует прогрессивных подходов к борьбе с преступностью, выработки стратегии и тактики противодействия криминалу, в том числе с использованием новых технологий.

Можно с уверенностью сказать, что современные следственные подразделения органов внутренних дел обладают необходимым потенциалом для решения задач на высоком уровне.

О приоритетных задачах

На сегодняшний день органы предварительного следствия МВД России представляют собой самостоятельную, строго централизованную структуру, имеющую разветвлённую, хорошо организованную систему следственных подразделений. Возглавляемая Следственным департаментом МВД России, она включает в себя 84 следственных органа МВД, ГУ МВД, УМВД по субъектам Российской Федерации; 10 следственных органов управлений внутренних дел на транспорте; следственную часть ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу.

По своей роли в сфере борьбы с преступностью, количеству расследуемых дел и укреплению законности следственный аппарат МВД России занимает ведущее место в системе органов предварительного расследования. Ежегодно силами свыше 45 тысяч сотрудников расследуется более полутора миллионов уголовных дел, т.е. почти 82 % всех дел, находящихся в производстве правоохранительных органов страны. Это огромная работа и колоссальная ответственность, обусловленные возложенными задачами. Понимание их важности, серьёзности и значимости для развития гармоничного и справедливого общества требует полной отдачи сил и знаний от каждого, объединения усилий для их максимально эффективного решения.

Приоритетными задачами, стоящими перед органами предварительного следствия, являются обеспечение защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, возмещение потерпевшим причинённого ущерба, повышение уровня защищённости интересов личности, общества и государства от преступных посягательств, качества и объективности предварительного следствия, в том числе в раскрытии и расследовании преступлений.

В условиях современной экономической ситуации самого активного и целенаправленного противодействия, тщательного расследования требуют хищения бюджетных средств, выделенных на реализацию государственных программ, оборонный и агропромышленный комплексы, а также преступные посягательства в кредитно-банковской сфере и жилищно-коммунальном хозяйстве.

О резонансных делах

В 2016 году судами вынесены обвинительные приговоры по уголовным делам, расследованным органами предварительного следствия в системе МВД России, о крупных хищениях денежных средств. Особое значение в ходе расследования уделяется обеспечению возмещения имущественного ущерба, причинённого в результате совершения преступлений.

Важнейшим направлением работы остаётся расследование преступлений, совершённых в сфере оборонно-промышленного комплекса. В числе привлечённых к уголовной ответственности руководители коммерческих организаций, похищавшие денежные стредства при выполнении договоров.

Всё острее встаёт задача по противодействию прогрессивно развивающимся видам интеллектуальной преступности. Рост информационных технологий, расширение сфер применения мобильной связи и платежей, интернет-банкинга, применение банковских мобильных приложений в предпринимательской деятельности и повседневной жизни создают предпосылки для их использования в преступных целях. Всё большее распространение получают кибератаки на банковский сектор, направленные на списание денежных средств с корреспондентских счетов кредитных организаций. А это, в свою очередь, угрожает не только финансовой системе государства, но и национальной безопасности.

Следственными подразделениями органов внутренних дел наработана практика расследования так называемых киберпреступлений.

В 2016 году Замоскворецким районным судом г. Москвы вынесен обвинительный приговор по уголовному делу, находившемуся в производстве Следственного департамента МВД России, в отношении членов преступного сообщества, совершивших в 2011 году хищения свыше 70 млн рублей со счетов клиентов различных кредитно-финансовых учреждений с использованием вредоносных компьютерных программ и неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации.

Впервые в современной правоприменительной практике к ответственности за создание преступного сообщества и участие в нём для совершения мошенничеств с использованием вредоносного программного обеспечения и неправомерного доступа к компьютерной информации привлечены обвиняемые, общение которых между собой осуществлялось путём зашифрованной переписки в сети Интернет, исключавшей личные встречи. Для конспирации своих действий преступники использовали технические средства безопасности, через сетевые псевдонимы скрывали личные данные.

О международном взаимодействии

Современная организованная преступность всё чаще приобретает транснациональный характер. В силу этого насущной необходимостью является укрепление связей с зарубежными коллегами в целях консолидации совместных усилий в борьбе с международной преступностью во всех её проявлениях.

На сегодняшний день следственными подразделениями МВД России осуществляется эффективное взаимодействие с правоохранительными органами более 100 стран мира - как в многостороннем формате (ШОС, ООН, ЕС, СНГ, ОДКБ и др.), так и в рамках двустороннего сотрудничества. Среди новых направлений необходимо выделить объединение АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии). Так, благодаря эффективному взаимодействию с компетентными органами Республики Камбоджа стала возможной депортация в Россию для привлечения к уголовной ответственности Полонского, обвиняемого в хищении денежных средств дольщиков на общую сумму свыше 2,5 млрд рублей.

В апреле 2016 года успешно осуществлена экстрадиция из Итальянской Республики бывшего руководителя Федерального агентства по обустройству государственной границы Российской Федерации Безделова, обвиняемого в хищениях и легализации денежных средств, выделенных из федерального бюджета на обустройство пунктов пропуска через государственную границу России.

Ещё одним важным шагом в этом направлении стало подписание на Совете глав государств СНГ 16 октября 2015 года Соглашения о порядке создания и деятельности совместных следственно-оперативных групп на территориях государств - участников СНГ, которое позволило упростить порядок взаимодействия членов следственно-оперативных групп, что приведёт к более оперативному решению вопросов противодействия преступности и станет важным инструментом в обеспечении принципа неотвратимости наказания.

О борьбе с глобальным злом

Указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» упразднена Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Её функции по предварительному расследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, и около 290 тысяч уголовных дел переданы органам внутренних дел. В структурное и штатное построение органов предварительного следствия в системе МВД России внесены изменения с учётом сохранения численности ликвидированной ФСКН. Это позволило сохранить профессиональное ядро наиболее квалифицированных сотрудников, обеспечить непрерывность процесса расследования уголовных дел, их своевременное завершение и направление в суд.

В сентябре 2016 года Электростальским районным судом Московской области к длительным срокам лишения свободы (от 14 до 20 лет со штрафами в размере от 600 до 900 тысяч рублей) приговорены руководители и активные участники преступного сообщества Сандалов, Каримов, Джафаров, Рауф и др., которые организовали канал поставки героина с территории Афганистана транзитом через Таджикистан, Киргизию и Казахстан в Российскую Федерацию и сеть его розничного сбыта в г. Москве, Московской и Липецкой областях. Из незаконного оборота изъято более 103 кг героина.

В борьбе с этим глобальным злом следует понимать, что недостаточно заниматься раскрытием преступлений в сфере наркобизнеса и профилактикой наркопреступности. Необходимо решать проблему подрыва её экономических основ. Высокие темпы развития современных информационных и финансовых технологий позволяют организованным группировкам разрабатывать новые способы легализации денежных средств. Используются различные платёжные механизмы как для распределения получаемых доходов, так и для проведения взаиморасчётов между наркодельцами (банковские и почтовые переводы, переводы посредством электронных платёжных систем, мобильные платежи). Всё чаще средства криминального происхождения, в том числе от незаконного оборота наркотиков, используются в целях финансирования международных террористических групп, противодействие которым находится в сфере ответственности МВД России.

Выступая на расширенном заседании коллегии МВД России в марте 2017 года, Президент Российской Федерации Владимир Путин указал на необходимость пресекать любые проявления экстремизма, активнее внедрять эффективные методы противодействия.

Опасность этих явлений очевидна, они посягают на политическую и правовую стабильность, распространяются на сферы общественного сознания, морали и идеологии, то есть представляют многоплановую угрозу для жизненно важных интересов личности, общества и государства. И противостояние этой угрозе - одна из важнейших задач правоохранительных органов.

Вносят свой вклад в её решение и следственные подразделения МВД России. В апреле 2016 года Московским окружным военным судом вынесен обвинительный приговор в виде лишения свободы на срок от 2 до 12 лет членам организованной группы (всего 14 человек), которые планировали совершение террористического акта в г. Москве в кинотеатре «Киргизия» в январе 2014 года.

О кадровом потенциале

Появляющиеся новые вызовы и угрозы со стороны криминала ставят и новые задачи перед Министерством внутренних дел Российской Федерации, в том числе органами следствия. Залог их успешного решения - в максимальном использовании потенциала каждого сотрудника. Требуется тщательный подход к подбору кадров. Наряду с профессиональными и организаторскими способностями учитываются нравственные и морально-этические качества кандидатов. Любое правонарушение со стороны представителя органов внутренних дел наносит серьёзный удар по авторитету правоохранительной системы, бросает тень на всех, кто честно выполняет свою работу.

В наших рядах немало достойных представителей профессии, заслуживших своим добросовестным трудом высокие награды. Только в 2016 году почти 400 сотрудников органов предварительного следствия в системе МВД России были отмечены государственными и ведомственными наградами.

Уверен, что накопленный опыт, сохранение лучших традиций, интеграция современных научных достижений и разработок в профессиональную деятельность позволят и в дальнейшем выполнять на высоком уровне задачи, возложенные на органы предварительного следствия в системе МВД России.

Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 6 апреля 2017 > № 2137829 Александр Романов


Россия. УФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 6 апреля 2017 > № 2137774 Владимир Иоголевич

«Особый статус ко многому обязывает»

Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России был первым ведомственным учебным заведением, которое в период реформирования на практике испытало новые подходы к обучению личного состава. Институт как бы объединил в себе функции учебных центров, где новобранцы постигают азы профессии, и образовательных учреждений, в которых уже опытные работники приумножают свои знания.

Как проходило становление института, какие задачи решаются в его стенах сегодня, корреспонденту «Щита и меча» рассказал начальник ТИПК генерал-майор полиции Владимир ИОГОЛЕВИЧ:

- Действительно, здесь, в Сибири, был сделан первый шаг к созданию образовательных органи­заций нового типа, где шла бы подготовка полицейских, максимально приближенная к условиям оперативно-служебной деятельности. Новый институт был образован на базе Тюменского юридического института МВД России. Однако простым переименованием дело не ограничилось. Перед нами были поставлены задачи, которые прежде решали разные подразделения: повышение квалификации и переподготовка сотрудников полиции, а также первоначальное обучение тех, кто только поступает на службу в органы внутренних дел. Сейчас такой подход применяется и в других регионах, а тогда, в 2011 году, мы были первыми. И, надо сказать, эксперимент себя оправдал.

- Хотя, как вы отметили, организация учебного процесса меняется повсеместно, полноценных учреждений повышения квалификации всего три. Какие задачи в этой сфере решаете?

- Верно, кроме нашего института, программы дополнительного профессионального образования сегодня реализуют ВИПК МВД России в Домодедове и филиал Краснодарского университета МВД России - Северо-Кавказский ИПК в Нальчике.

Что же касается приоритетов, то они вытекают из самого названия института: задача номер один - повышение квалификации и переподготовка сотрудников полиции. Мы ведём обучение слушателей по более чем 70 должностным категориям, вплоть до резерва на замещение должностей руководящего состава городских и районных органов внут­ренних дел. Учатся они от одной недели до двух-трёх месяцев. Второе - подготовка научно-педагогических кадров в адъюнктуре. Третье направление - подготовка лиц, впервые принятых на службу в полицию, курс которой занимает от 4,5 до 6 месяцев. Но то, что я назвал эту задачу последней, вовсе не значит, что она для нас менее значима и второстепенна.

- Кто ваши слушатели, из каких российских регионов они приезжают?

- В рамках первоначальной подготовки мы учим сотрудников полиции для УМВД по Тюменской, Курганской областям, Ямало-Ненецкому автономному округу, а также Уральского окружного управления материально-технического снабжения МВД России. Что касается повышения квалификации и переподготовки, к нам прибывают полицейские из всех 85 субъектов Федерации. Всего за годы работы института мы обучили без малого 12,5 тысячи человек, в том числе 2,5 тысячи начинающих полицейских.

Кроме того, регулярно принимаем группы коллег из Казахстана, Таджикистана и Узбекистана. Активный обмен знаниями и опытом идёт с белорусской милицией. Замечу, что прошлой осенью наши представители приняли участие в научной конференции, посвящённой вопросам противодействия преступности, которая проходила в Минске. А в мае 2016 года для участия в конференции «Противодействие преступности в новых геополитических реалиях: методология, политика, практика» к нам приезжал начальник Академии Министерства внутренних дел Республики Беларусь генерал-майор милиции Владимир Бачила. Мы говорили и о перспективах обу­чения на базе ТИПК МВД России коллег из братской страны.

Так что активно изучаем и, что не менее важно, используем опыт соседей.

- Знать о каких-либо достижениях в правоохранительной сфере крайне полезно. Но для учебного заведения, наверное, не менее значимая часть работы - довести эти знания до практиков, тех, кто призван использовать их в реальной борьбе с преступностью. Как ваш институт участвует в этой работе?

- Не так давно в Тюмени проходил семинар-совещание руководителей подразделений оперативно-разыскной информации территориальных органов МВД России. Подобные мероприятия стали уже традиционными, и, как правило, одним из инициаторов и организаторов выступает ТИПК.

Практически каждая образовательная организация в системе МВД наделена функцией учебно-методического центра по реализации приоритетного профиля подготовки. Например, в Омской академии МВД России это деятельность подразделений уголовного розыска. Профильным для нашего института является направление оперативно-разыскной информации. На прошедшем семинаре–совещании были представлены все регионы, вёл его начальник УОРИ МВД России генерал-майор полиции Виталий Шулика. Сейчас готовимся принять профиль, связанный с подготовкой конвойных подразделений. Тесно работаем с Главным управлением охраны общественного порядка МВД России. Кроме того, традиционным стало проведение на нашей площадке финалов Всероссийского конкурса профессионального мастерства полицейских конвойной службы. Надеемся, что это направление будет закреплено за нами.

- Но не всегда есть возможность по какому-либо важному поводу организовать крупное мероприятие. Какими иными способами пропагандируете свой опыт? Доходят ли ваши научные и учебно-методические разработки до подразделений МВД на местах?

- Выпускаем два печатных издания, которые распространяются по всей стране. Так, журнал «Юридическая наука и правоохранительная практика» издаётся с 2005 года, его учредителем был Тюменский юридический институт МВД России. После реорганизации выпуск возобновился. Сейчас он входит в список изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки России. Это престижный научный журнал юридической направленности. Второе издание - «Вестник ТИПК МВД России». У нас многопрофильная подготовка, поэтому на страницах сборника предоставляется слово разным специалистам, не только преподавателям, но и практикам. Хотя журналу всего два года, спрос на него большой.

- Обучение без связи теории с практикой не имеет смысла. Насколько занятия в институте приближены к реальной жизни? Как в целом организован учебный процесс?

- В нашем институте десять кафедр. Конечно, они отличаются от обычных, вузовских, потому что специфика другая. Нет поэтапной выдачи учебного материала, когда сначала идёт гуманитарный блок, затем общеправовой, блоки по отраслям. Всё даётся в комплексе. Например, кафедра информационно-аналитической работы создана специально для того, чтобы перекрывать профильное направление. Хотя там же идёт компьютерная подготовка слушателей, которые впервые поступают на службу. Практические умения и навыки вырабатываются с использованием практико-ориентированных программ обучения в специализированных классах по направлениям оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел, в лабораториях специальной техники, инновационных экспертных технологий и на многочисленных учебных полигонах.

Так, очень мощный полигон имеет кафедра организации расследования преступлений и криминалистических экспертиз. Здесь молодые сотрудники учатся осматривать места происшествий, обнаруживать и фиксировать улики, проводить следственные действия, обыски. Это целый комплекс учебно-тренировочных площадок, на которых смоделирована реальность: квартира, банк, магазин, подвал-притон и т.д. Группу можно разбить на подгруппы, которые будут работать на разных площадках. Везде установлены видеокамеры, и преподаватель на общем экране может видеть и корректировать действия каждого слушателя. У нас также есть ситуационный центр, где можно вести работу с руководителями территориальных подразделений, учить их решать комплексные задачи.

Особо хотел бы сказать о нашем информационно-библиотечном центре. Без преувеличения, он уникален. Во-первых, зал работает круглосуточно. Ночью или с утра пораньше там удобно заниматься слушателям-дальневосточникам, ещё не привыкшим к разнице во времени. В фондах находится более 100 тысяч экземпляров учебной и научной литературы, периодических изданий. В центре установлены компьютеры, есть выходы в различные библиотечные системы, ведомственные базы данных. У нас заключены договоры с библиотеками, можно читать книги в электронном виде. Кстати, доступ в Интернет есть везде, в том числе в общежитиях.

- Институт сегодня - это поистине небольшой город, в котором есть всё необходимое и для жизни, и для учёбы…

- Нашей материальной базе можно только позавидовать. Институт располагает 27 зданиями и сооружениями общей площадью более 50 тысяч кв. м. Слушатели проживают в благоустроенных общежитиях, в том числе гостиничного типа. Одновременно можем расселить 900 прибывающих к нам сотрудников. Работают две просторные столовые. В жилых корпусах есть тренажёрные комплексы, куда можно прийти в свободное время и позаниматься. В образовательном процессе используется большой спортивный комплекс, включающий в себя стадион с 400-метровой беговой дорожкой, футбольное поле, плавательный бассейн, служебно-прикладную полосу препятствий, тренажёрный, борцовский и игровой спортивные залы, стрелковый тир.

В настоящее время идёт капитальный ремонт ещё одного 50-метрового тира. В октябре 2016 года ввели в эксплуатацию новый Культурный центр с конференц-залом на 700 мест, залом учёного совета. Здесь же планируем открыть музей. Словом, за пять с половиной лет коллектив института сумел укрепить материальную базу, приспособить её к выполнению новых функций.

На сегодня стоит задача совершенствования учебного процесса, особенно в части развития дистанционных образовательных технологий, методики практико-ориентированного обучения сотрудников полиции. Предстоит ещё многое сделать, чтобы соответствовать девизу института: «Практика, опыт, знание, профессионализм».

Беседу вёл Александр РОМЕНСКИЙ

Россия. УФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 6 апреля 2017 > № 2137774 Владимир Иоголевич


Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 5 апреля 2017 > № 2137769 Ольга Купченко

«Следов Снежного человека пока не встречала».

Про её работу и главное увлечение жизни можно сказать: это дело настоящих мужчин. Она альпинист и единственная женщина в отделении охраны и конвоирования ИВСПиО МО МВД России «Дятьковский». При восхождении на горные вершины Ольга Купченко разворачивает флаг охранно-конвойной службы.

- Ольга Валериевна, какими качествами нужно обладать, чтобы служить в конвое?

- Прежде всего выдержкой и стрессоустойчивостью, к этому обязывает общение со спецконтингентом. Услышать в свой адрес здесь можно всякое, поэтому важно уметь сглаживать острые углы. Когда человек впервые оказывается под стражей или с воли по приговору сюда попадает, эмоции зашкаливают. Потом, конечно, все успокаиваются - сказывается опыт сокамерников, которые учат новичков, как себя держать… Зато те, у кого за плечами по пять-шесть ходок, а мы имеем дело в основном с такими, всегда в одном «жанре» - они непробиваемые.

К характерам и привычкам заключённых тоже надо приноровиться. И всегда следует помнить, что перед тобой оступившийся, но всё же человек. Для женщины-конвоира ещё важно уметь работать в мужском коллективе, со всеми ладить и находить общий язык.

- Говорят, что у конвоира должна быть смекалка не хуже, чем у опера…

- Перед приёмом под стражу заключённые обязательно проходят личный досмотр на предмет наличия острых, колюще-режущих предметов. Это связано с тем, что подозреваемые и обвиняемые, осознав неотвратимость наказания, не оставляют попыток членовредительства, которые могут повлечь и летальный исход.

Зачастую недозволенные предметы обнаруживаешь у тех, кого впервые «закрывают» по подозрению в совершении преступления. Например, у женщин при себе зачастую оказываются зеркальца, шпильки, пилочки… Всё это относится к колюще-режущим предметам. Значит, нельзя!

Умышленно пронести недозволенное в камеру стремятся личности, которых можно охарактеризовать фразой из фильма «Джентльмены удачи»: «Украл, выпил, в тюрьму». Так и здесь: получит человек условно или год, выйдет по УДО - и опять двадцать пять. Была у меня такая мадам, всё «каталась» по кражам, пока не села за убийство. Однажды она пыталась пронести телефон и бритвенный станок, до сих пор вспоминаем историю о том, как ей пришлось «вызывать искусственные роды»…

- В 2014 году вы попали в число брянских полицейских, которым выпало охранять порядок на Олимпиаде в Сочи. Что входило в ваши обязанности?

- По большому счёту выполняла ту же работу, что и здесь, только в другом масштабе и на более высоком уровне… Основными обязанностями были организация личного досмотра и пропуск зрителей из Олимпийского парка на другие спортивные объекты. Наш пункт досмотра, как и все остальные, был оборудован интроскопом, просвечивающим вещи. Мы следили за тем, чтобы люди не проносили запрещённые предметы. За время дежурства происшествий не было.

На спортивных состязаниях побывать не удалось - служба. Зато во время работы мне посчастливилось увидеть всех знаменитостей, которые там были: спортсменов, политиков, звёзд эстрады, журналистов.

- Ольга Валериевна, когда и как вы открыли для себя альпинизм?

- В горы меня тянуло всегда, что не удивительно, ведь я родом из Севастополя. Но осуществить мечту удалось только в 2014 году, тогда я впервые поехала на Кавказ.

А через год состоялось восхождение на Эльбрус. 2016-й встречала в Крыму: был поход в пещерные города, на Ай-Петри и Чатыр-даг. Эти места пользуются популярностью как у новичков, так и у продвинутых альпинистов.

Прошлым летом первая половина отпуска прошла на Кавказе - поднималась на гору Казбек. Вторую его половину провела на Памире, в планах был подъём на пик Ленина (расположен на границе Киргизии и Таджикистана), но совершить восхождение на «семитысячник» не удалось, один человек из нашей команды заболел, пришлось вернуться… Поэтому этим летом планирую «повторить» пик Ленина.

За четыре года сформировался костяк группы, который ходит постоянно. Прежде чем выйти в горы, группа регистрируется и встаёт на учёт в поисково-спасательном отряде МЧС. Когда попадаешь в приграничные районы, как на Кавказе, приходится отмечаться ещё и у пограничников.

Первое время вся зарплата уходила на экипировку. Невозможно обеспечить себя только хорошими ботинками, сэкономив на спальнике или рюкзаке. Необходимо было всё: от носков до пуховой куртки, от рюкзака до кошек и ледоруба. Важный момент в альпинизме - вес. Чем больше, тем сложнее. Поэтому снаряжение должно быть прочным, надёжным и… лёгким. Да, на учёте каждый грамм. Всё, что сверх нормы, оборачивается перегрузками, где каждый грамм как килограмм…

- С какими трудностями сталкивается человек, карабкаясь ввысь, за исключением физических нагрузок?

- Дышать становится труднее, потому что изменяется давление воздуха. Подъём может затруднять сильный ветер. Также сталкиваешься с понижением температуры, поэтому без тёплых вещей не обойтись.

- Вот тут и хочется вслед за Высоцким спросить: «Зачем идёте в горы вы?.. Ведь Эльбрус из самолёта видно здорово…»

- Да, Эльбрус - это особые впечатления. Здесь я впервые испытала эйфорию от восхождения на вершину. Вместо, казалось бы, усталости от пройденного маршрута почувствовала такой прилив сил, что хотелось бежать… И ещё - там живёшь настоящим. В горных походах с первого дня приходит такое состояние. Глядя на вечную красоту - горы, ущелья, реки, - ощущаешь, как перед мощью окружающей природы все житейские проблемы словно отступают.

- А вы верите в легенды о Снежном человеке, Чёрном альпинисте?

- Я реалист: пока не увижу - не поверю. Но пока даже следов Снежного человека не встречала, - улыбается Ольга. - Но и без этих чудес горы поражают воображение. Голубое небо, белые горы, зелёные склоны… Что может быть красивее? Разве только звёзды, которые в горах кажутся невероятно яркими и крупными. Как будто всё небо сияет тысячами бриллиантов. Объяснение этому простое, научное: воздушный слой в горах тоньше и, самое главное, чище, чем на равнине. Но впечатление фантастическое! Сразу вспоминается Памир. Россыпь сияющих звёзд на ночном небосводе и потрясающий Млечный Путь, до которого, кажется, подними руку - дотянешься. Отчётливо невооружённым глазом видны туманности, которые в городе можно разглядеть только в телескоп.

- Правда, что без обучения невозможно покорить гору? Где вы тренируетесь, когда не ходите в горы?

- Я всю жизнь дружу со спортом. Летом - лёгкая атлетика, зимой - лыжи. Что касается альпинизма, то поначалу я очень много об этом читала, но теория воплотилась в жизнь в первом походе благодаря инструктору. Там я научилась завязывать узлы (у меня это как-то сразу стало получаться), пользоваться снаряжением, освоила технику подъёма. Сохранить навык скалолазания помогают еженедельные тренировки в спортзале со стенкой, имитирующей рельеф скал. Также дважды в месяц выбираюсь на скалодром в Центр скалолазания в Брянске.

- При каждом восхождении вы разворачиваете штандарт с эмблемой охранно-конвойной службы. Почему?

- Просто я решила не нарушать традицию, которую поддерживает большинство альпинистов. И на вершине горы обязательно разворачиваю флаг с символикой службы: в центре на синем фоне - парящий сокол (конвоир), держащий в клюве змею (конвойный). Развевающийся на высоте флаг - гордость и символ службы.

Беседу вела Ирина ЧЕРНЯВСКАЯ

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 5 апреля 2017 > № 2137769 Ольга Купченко


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 апреля 2017 > № 2128989 Владислав Шурыгин

 Путин увеличил армию России

Владислав Шурыгин

Главным военным событием недели стало известие о том, что 28 марта 2017 г. президент РФ Владимир Путин своим указом увеличил штатную численность военнослужащих Вооружённых сил на 1,3% — с 1 миллиона до 1 миллиона 13 тысяч человек.

Тем же указом общая штатная численность ВС РФ (включая гражданский персонал) была увеличена с 1 января 2017 г. на 0,6% — до 1 миллиона 897 тысяч человек, а с 1 июля 2017 г. — ещё на 0,3% — до 1 миллиона 903 тысяч человек.

При этом интересно рассмотреть динамику изменения численности ВС за последнюю четверть века.

В Вооружённых силах СССР к концу 1991 г. служило 3 миллиона 700 тысяч человек (не включая гражданский персонал). 7 мая 1992 г. президент России Борис Ельцин подписал указ "О создании Вооружённых Сил Российской Федерации". Данный документ, помимо прочего, требовал от Министерства обороны разработать и внести предложения по "сокращению численности и боевого состава ВС РФ". На тот момент, по разным оценкам, на территории России проходили службу до 2,5 млн. военнослужащих. И уже через два года, к 1994 г., численность военнослужащих в России сократилась до 2,1, а ещё через два года, к 1996 г., — до 1,7 млн. человек. Но и эта численность была определена тогда как избыточная, и 16 июля 1997 г. Ельцин указом "О первоочередных мерах по реформированию Вооружённых Сил Российской Федерации и совершенствованию их структуры" установил с 1 января 1999 г. штатную численность военнослужащих ВС РФ в 1 миллион 200 тысяч военнослужащих. На этом сокращения не завершились.

24 марта 2001 г. произошло новое сокращение. Указом президента РФ Владимира Путина "Об обеспечении строительства и развития Вооружённых Сил Российской Федерации, совершенствовании их структуры" штатная численность военнослужащих ВС РФ с 1 января 2006 г. была уменьшена на 16,7% — до 1 миллиона. Но до этого уровня численности армия так и не дошла. Стало очевидно, что она всё больше напоминает "тришкин кафтан" и в таком виде уже не способна эффективно обеспечивать безопасность страны. И 28 ноября 2005 г. Владимир Путин впервые после распада СССР своим указом увеличил число военнослужащих (на 13%) — до 1 миллиона 134 тысяч человек. Тем же указом впервые была установлена общая штатная численность ВС РФ (включая гражданский персонал) — 2 миллиона 20 тысяч человек.

29 декабря 2008 г. новый президент РФ Дмитрий Медведев указом "О некоторых вопросах Вооружённых Сил Российской Федерации" снова сократил общую штатную численность военнослужащих на 12%, до 1 миллиона, уменьшив штатную численность ВС РФ на 6,7% — до 1 миллиона 900 тысяч.

Такое сокращение стало итогом так называемой "военной реформы Сердюкова". В рамках этой реформы было объявлено о ликвидации института мичманов и прапорщиков, а также о самых масштабных с 60-х годов 20 века сокращениях офицерского корпуса — с 355 тыс. до 150 тыс.

Такой погром армии едва не привёл к её коллапсу и потребовал срочного вмешательства президента России. 6 ноября 2012 года министр Сердюков был снят с должности, и его реформа была приостановлена, а затем и свёрнута. Новый министр обороны Сергей Шойгу занялся восстановлением разрушенной инфраструктуры. И вот теперь численность военнослужащих снова увеличена на 13 тысяч человек.

Одновременно с этим, 1 апреля, в России стартовала очередная призывная кампания.

В ходе весенней призывной кампании в ряды ВС будет призвано 142 тысячи человек. Особенностью этого призыва станет значительное — на 10 тысяч человек — сокращение числа призывников по сравнению с осенней (2016 года) призывной кампанией, в ходе которой были призваны и направлены в войска 152 тысячи призывников.

Кроме того, отличительной чертой весеннего призыва этого года стало расширение географии службы для крымчан: ранее жители Крыма оставались служить в пределах своего региона, в этом году они впервые будут направлены для прохождения службы во все регионы России.

31 марта министр обороны России Сергей Шойгу и глава оборонного ведомства Южной Осетии Ибрагим Гассеев подписали договор о вхождении некоторых подразделений и частей армии Южной Осетии в состав Вооружённых сил РФ, что увеличит численность последних на 150-200 человек с перспективой дальнейшей интеграции.

По информации Минобороны, с 16 мая в Главном организационно-мобилизационном управлении Генштаба ВС РФ начнут работу прямые телефонные линии, по которым можно проконсультироваться по вопросам призыва. Все призывники во время переезда к местам службы будут обеспечены рационами питания, на военных аэродромах будут развёрнуты специальные пункты, где созданы комфортные условия и предусмотрено трёхразовое горячее питание призывников, а в поездах, идущих более трёх суток, предусмотрено питание призывников в вагонах–ресторанах.

Пока, в силу неопределённости демографических и экономических перспектив нашей страны, остаётся без решения вопрос о сроках призывной службы. Не исключено, что его придётся каким-то образом увеличить — или же улучшать условия для контрактников, что связано со значительными финансовыми затратами.

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 апреля 2017 > № 2128989 Владислав Шурыгин


Россия. СЗФО > Армия, полиция. Транспорт > carnegie.ru, 4 апреля 2017 > № 2128178 Татьяна Хрулева

Ощущение беды. Как теракты в метро изменили Петербург

Татьяна Хрулёва

Очевидно, что ничего случайного в этом теракте не было и все понимают, что никакие повышенные меры безопасности гарантии уже не дадут. Со временем чувство бдительности притупится и останется только смутное ощущение затаившейся беды, которая может произойти в любой момент

Мы в Петербурге привыкли жить с ощущением безопасности. Ведь до вчерашнего дня все подобные трагедии происходили «у них» – в Москве, которая всегда принимала подобные атаки на себя, в кавказских республиках и на Ближнем Востоке, где теракты кажутся почти нормой. Наконец, в Европе, которая, мол, совсем потеряла чувство самосохранения и довела ситуацию в сфере безопасности до критической. Даже взрыв на борту аэробуса, летевшего 31 октября 2015 года из Шарм-эль-Шейха в Пулково, петербуржцы не связывали напрямую со своим городом – хотелось верить, что это произошло где-то далеко и до Петербурга не доберется.

Вчерашние взрывы в метро показали, что все это осталось в прошлом. Прочь иллюзии. Петербург теперь ничем не отличается от любого крупного европейского города.

Сейчас мы все переживаем шок и пытаемся привыкнуть к внезапно накрывшей нас новой реальности. Очевидно, что ничего случайного в этом теракте не было. И дата: террористы дождались, когда в родной город приедет Путин. Его присутствие подчеркнуло, что все разговоры об усиленных мерах безопасности последних лет оказались пустым звуком. И место: перегон от «Сенной» до «Техноложки» – один из самых загруженных в петербургском метро. Эти станции – два крупнейших пересадочных узла в самом центре города. Поезда между ними заполнены даже поздним вечером. Фраза, которую сегодня можно было услышать чаще всего: «Я же сам постоянно езжу там в это время». Автор этих строк не исключение.

Вторая бомба, замаскированная под огнетушитель, была оставлена в не менее знаковом месте. «Площадь Восстания» – это не только точка пересечения двух загруженных веток метро, но и выход на Московский вокзал и Невский проспект. Учитывая, какое количество людей ежедневно пользуется этими станциями, мысль, что на месте теракта так или иначе мог быть ты или кто-то из твоих близких, не оставляет сейчас никого.

Воздержусь от оценок работы организаторов безопасности, прошляпили они этот теракт, или же предотвратить подобное крайне сложно, несмотря на все меры. Не будем забывать, что трагедии на «Площади Восстания» все-таки удалось избежать. В противном случае горя, слез и страха было бы еще больше. Все службы сейчас, разумеется, работают в усиленном режиме. Насколько предпринимаемые меры окажутся эффективны, покажет только время. Очевидцы рассказывают, что медики и полиция работали на месте событий очень слаженно, оказывали всю зависящую от них помощь, как могли, предотвращали панику и сдерживали толпу зевак. Да, они были. Человеческое несчастье, увы, всегда притягивает любопытных.

К счастью, тех, кто был готов прийти на помощь, бросив свои дела, оказалось на порядок больше. Вскоре после взрыва город погрузился в транспортный коллапс. Сначала были закрыты центральные станции, затем приняли решение полностью прекратить работу метрополитена, чтобы проверить все тоннели. Более-менее движение было возобновлено только ближе к вечеру. Добраться до дома было проблемой для тысяч людей. В наземном транспорте, включая пригородные поезда, почти сразу отменили плату за проезд. В бесплатном режиме работал и Западный скоростной диаметр (платная городская магистраль). Многие водители безвозмездно подвозили тех, кто не мог дождаться автобусов, троллейбусов и трамваев. Соцсети заполнили предложения о помощи. Те, кто живет в центре, звали к себе в гости совершенно незнакомых людей, чтобы они могли переждать и пережить первые особо тяжелые часы после теракта. За редчайшим исключением равнодушных не осталось.

Но я хочу отметить совсем другой момент. По моим ощущениям, последнее, что сейчас волнует петербуржцев, – вопрос, кто виноват. В разговорах и соцсетях его почти не встретить. Большинство пока не склонны возлагать ответственность ни на местную власть, несмотря на то что она у нас сейчас ох как непопулярна, ни на службы безопасности и метрополитен. Возможно, конечно, мысль о том, что «все равно нам не расскажут правду», просто стала еще одной аксиомой нашей жизни. И на ней стараются не сосредотачиваться.

Поиском виноватых сейчас занимается исключительно «экспертное сообщество». Как мы все уже читали и слышали, версии можно найти на любой вкус и цвет в зависимости от политических убеждений. Уже умудрились сделать крайними представителей оппозиции, вспоминая, что именно Петербург в последнее время стал центром протестного движения по всей стране, и утверждая, что недовольные властью сейчас снова будут раскачивать лодку. Часть оппозиционных комментаторов не отстает, сваливая всю вину исключительно на силы безопасности, а то и вовсе заявляя, что за терактами сама власть и стоит. Одним словом, спекуляций хватает с обеих сторон, хотя петербуржцам сейчас куда важнее услышать слова поддержки и солидарности.

Другой любимый русский вопрос, «что делать», тоже пока относится скорее к риторическим. Все понимают, что никакие повышенные меры безопасности гарантии уже не дадут. В металлодетекторы, установленные на 67 станциях петербургского метрополитена, и так-то никто не верил. Во-первых, не составляет никакого труда их обойти. Признаюсь, в спешке я это делала не раз. Во-вторых, лично я ни разу не видела, чтобы кого-то остановили, потому что рамки подозрительно зазвенели. Они или попросту не работают, или их сигналы игнорируют, поскольку проверить каждого нет никакой возможности.

То, что теперь начнут проверять всех входящих в метро по примеру аэропортов, тоже почти невероятно. Попробуйте часов в восемь утра попасть на станцию «Проспект Ветеранов», расположенную на юго-западной окраине города и считающуюся самой загруженной не только в Санкт-Петербурге, но и в России. Или же в районе шести вечера на центральную «Чернышевскую». В это время даже без всяких проверок на то, чтобы войти, уходит в среднем минут десять. Усилятся меры по контролю – скопятся и вовсе невообразимые очереди. А это еще более уязвимая цель для терактов, чем переполненный в час пик вагон метро. Думаю, это все понимают.

Так что пока трудно сказать, насколько мы на себе прочувствуем те меры безопасности, которые в итоге будет решено предпринять, и как нам на это реагировать. Единственное, что можно предположить по прошлой реакции петербуржцев на целый ряд безумных инициатив, которые в последнее время захлестнули наш город, – непродуманные шаги власти могут вызвать серьезное возмущение жителей.

Несмотря на шок и страх, большинство из нас сегодня спустились в метро. Рано или поздно почти все вернутся к привычным маршрутам, как раньше это делали жители Москвы, Лондона, Брюсселя и других городов на следующее утро после терактов. Жизнь имеет свойство возвращаться в свою колею даже после таких трагедий. Конечно, какое-то время все будут подозрительно приглядываться к соседям в вагоне и следить, не пытается ли кто-то «случайно забыть» сумку. Хочется верить, что чувство бдительности удастся сохранить на как можно более длительный срок. Хотя потом притупится и оно. Останется только смутное ощущение затаившейся беды, которая может произойти в любой момент. Но опыт городов, переживших теракты, говорит, что жить с этим можно научиться. Другого выхода нет. С сегодняшнего дня, по крайней мере, именно это предстоит и нам.

Россия. СЗФО > Армия, полиция. Транспорт > carnegie.ru, 4 апреля 2017 > № 2128178 Татьяна Хрулева


Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 4 апреля 2017 > № 2128125 Андрей Перцев

Почему теракты в Петербурге не объединяют российское общество

Андрей Перцев

Антитеррористический консенсус появился в России куда раньше крымского и всегда был более крепким и действенным. Мнимая безопасность списывала большинство других проблем – социалка, коррупция, – тут недоработали, зато в безопасности полный порядок. Но расплатой за это оказывается то, что любой пропущенный теракт для Кремля становится сильнейшим ударом по основам общественного договора

Российские власти почти всегда объясняют введение новых запретов и ограничений борьбой с терроризмом. Законы Яровой, штрафы за репост, роль силовиков в жизни страны и даже интервенция в Сирии – все это подавалось как меры, которые необходимы для безопасности России. В Европе, где вопросы свободы и толерантности поставили на первый план, идут теракты. Вы хотите такого? Тогда терпите! – примерно так шел диалог Кремля и общества. Абсолютизация вопроса безопасности должна была привести к тому, что любой теракт для власти тоже становится событием абсолютным. Так произошло и со взрывами в Санкт-Петербурге. Отношение к горю, которое обычно становится поводом для объединения, стало новым свидетельством раскола в обществе. Одни спрашивают власть, как та допустила такое, другие привычно ищут заговор врагов.

Трагические события – теракты, катастрофы, стихийные бедствия – всегда объединяют, а горе сплачивает сильнее, чем радость. Теракт в метро в Санкт-Петербурге – горе для страны, зловещий хэштег #prayfor добрался и до нас: до этого был Лондон, Ницца, Париж, Брюссель, непрекращающиеся теракты в Израиле и арабских странах. Мы скорбим по погибшим, но это не значит, что рассуждать о реакции общества и власти на теракт – кощунство. Обсуждение причин и последствий теракта никак не может быть оскорблением памяти погибших, хотя бы потому, что оно направлено на то, чтобы таких событий было меньше.

Борьба с терроризмом в разных его обличьях много лет была для российской власти краеугольным камнем и началом начал, базой для нового общественного договора. Владимир Путин впервые шел в президенты как человек сильной воли, который готов навести порядок и разобраться с бандподпольем на Северном Кавказе. Уничтожение террористов продолжалось все начало нулевых, после чего, по официальной мифологии, наступила стабильность – не столько даже экономическая, сколько в сфере безопасности.

Взрывы (в московском метро в 2010 году, серия терактов в Волгограде в 2013–2014 годах) и захваты заложников происходили, но они воспринимались как отдельные, исключительные события, а от общего хаоса мы убережены. После того как ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) начал организовывать теракты в европейских странах, это ощущение относительной безопасности только усилилось, тем более что официальные лица и пропаганда ненавязчиво подчеркивали: мы соболезнуем, но во взрывах есть доля вины и европейских властей. Все познается в сравнении – в Европе (особенно по телесюжетам) бродят толпы мигрантов с туманным прошлым, которые иногда могут взяться за автомат, нож или направить грузовик в толпу. В России такого не происходило; «Это невозможно», – всячески подчеркивал Кремль.

Антитеррористический консенсус появился куда раньше крымского и всегда был более крепким и действенным. В дискурсе власти борьба с террором всегда присутствовала как способ объяснить новые ограничения или вообще любые шаги. Выборы губернаторов в 2004 году отменили после захвата заложников в Беслане. В 2015 году Россия вступила в гражданскую войну в Сирии, чтобы ИГИЛ не пришел к нам сам, – разве могут быть тут какие-то вопросы о лишних бюджетных расходах? Принятие пакета Яровой объясняли борьбой с терроризмом и экстремизмом, ужесточение законодательства по митингам – тоже. Вы хотите жить спокойно – терпите, это не зря: вас не взрывают и не расстреливают. Мнение, что терроризма в России нет (кроме Северного Кавказа, где ситуация всегда была особой) именно из-за жесткого режима, стало общим. Мнимая безопасность списывала большинство других проблем – социалка, коррупция, – тут недоработали, зато в безопасности полный порядок. Но расплатой за это оказывается то, что любой пропущенный теракт для Кремля становится сильнейшим ударом по основам общественного договора.

После терактов в Петербурге спектр вопросов к руководству страны оказался очень широкий, но все они так или иначе отражают претензии к Кремлю. Существуют конспирологические версии: теракты перебивают повестку антикоррупционных митингов, значит, они выгодны власти. На носу президентские выборы, и тут подоспела их основная тема, к тому же вполне привычная для Владимира Путина. Но в реальности эта тема для Кремля как раз-таки проигрышная именно потому, что привычная. В 2000 году она вполне была заявкой на национальный проект, а сейчас возвращение к теме терактов неизбежно вызовет очевидные вопросы: почему после 17 лет приоритетной заботы о безопасности все пошло прахом, стоила ли игра свеч? Получится не программа будущего, а возвращение к ошибкам прошлого. Тем более что нам объяснили, что в европейских странах взрывы и нападения происходят потому, что там слабые и бестолковые власти, которые ничего не умеют. А тут теракт происходит в нашей стране – значит, наши власти такие же?

Собственно, это мы увидели уже в первые часы после теракта. Куда смотрели многочисленные силовики – ФСБ, новосозданная Росгвардия? Если взрывы возможны в городе, куда приехал президент (а в этих случаях вводится особый режим и полицейские стоят на каждом углу), то что же может случиться в не столь хорошо охраняемом месте? Сложно не заметить несоответствие между тем, что ФСБ регулярно отчитывается о предотвращенных терактах, но пропускает бомбы в петербургском метро во время приезда в город президента Путина. Оппозиционно настроенные граждане припоминают, что на митингах протеста 26 марта силовиков было много, а вот сил для предотвращения теракта у них не хватило. Даже провластно настроенные люди осторожно недоумевают: если взрывы происходят, то зачем нужны были «пакеты Яровой»?

От террористов не застрахована ни одна страна, ни один город, ни один человек. В Европе после терактов граждане предъявляли своим властям достаточно умеренные требования: недосмотрели, плохо, но проблема-то серьезная. В России вопрос антитеррористических компетенций становится абсолютным – именно так его поставила сама власть. Когда ты долго и навязчиво объясняешь всем, что ты в каком-то деле лучший из лучших, постоянно указываешь на ошибки других, а потом допускаешь прокол, он воспринимается куда острее.

Судя по всему, в Кремле понимают серьезность проблемы, только не очень представляют, что с ней делать. Владимир Путин пришел на место теракта, хотя такой реакции от президента не ждали, а еще днем Дмитрий Песков опровергал информацию, что глава государства собирался на место трагедии, но ему запретили это делать в ФСО. Действия президента были спонтанными – это понятно по видео с места события, где сотрудники ФСО расчищают тротуар от случайных прохожих, а Путин давно таких поступков не предпринимал. В вечерних выпусках вчерашних новостей теракт стал первым сюжетом, но информация о нем подавалась предельно сдержанно – пересказ событий, что с ранеными, чего ждать родственникам погибших.

Несмотря на явную растерянность Кремля и пропаганды, активная часть общества ждет от власти новых репрессий – ужесточения законодательства в сфере интернета и массовых акций. А невнятную реакцию Кремля трактуют как коварство: затаился, а потом нападет на последние гражданские свободы.

В результате в информационной повестке инициатива в который раз переходит к радикальным провластным активистам и пропагандистам: Life спешит сообщить, что давний враг патриотов Андрей Макаревич не будет отменять свои концерты, что на Украине теракту радуются, а эксперты говорят о следе западных спецслужб. Александр Проханов на Первом канале связал взрывы с оппозиционными митингами. Представитель МИДа Мария Захарова привычно раскритиковала западные СМИ за «дезинформацию» (Washington Times ошибочно разместила в новости о теракте фото протестного митинга в Москве). Рамзан Кадыров призывает сплотиться вокруг национального лидера. Вместо национального объединения трагедия в Санкт-Петербурге становится поводом для обоюдного поиска врагов и коварных заговоров, еще раз демонстрируя глубокий раскол в обществе. И с этим расколом российская власть входит в президентскую кампанию.

Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 4 апреля 2017 > № 2128125 Андрей Перцев


Украина. США. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 3 апреля 2017 > № 2144782 Джимми Шеа

Представитель Альянса Шеа: НАТО полезен опыт Украины по противодействию российской пропаганде

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя помощника генсека НАТО по вопросам новых вызовов безопасности Джимми Шеа

Вопрос: Расскажите о цели вашего визита в Украину?

Ответ: Я здесь, потому что НАТО и Украина восстанавливают работу важной совместной рабочей группы по экономической безопасности. Мы хотим развивать более тесное сотрудничество между НАТО и Украиной в области оборонных закупок. Иными словами, идет дискуссия, как страны, входящие в Альянс, могут помочь Украине лучше решать вопросы конкуренции в оборонном секторе, как повысить эффективность государственных закупок, как лучше заключать контракты, как лучше понять процесс рассмотрения оборонных потребностей на концептуальной стадии, как обеспечить более эффективное партнерство между частным и государственным секторами. Эти вопросы могут показаться вам техническими, но они действительно представляют нечто чрезвычайно важное для украинских граждан: понимание, что правительство способно предоставить вашим вооруженным силам наилучшее из возможного снаряжение по самой выгодной цене в кратчайшие сроки. Что в настоящее время ожидают ваши солдаты? Это - уверенность в том, что их правительство быстро обеспечивает их лучшим снаряжением и выполняет все свои функции по защите их, что является фундаментальной социальной ответственностью. Это чрезвычайно важно.

Вопрос: Какие новые вызовы стоят перед НАТО? Вы видите необходимость разработки новых способов борьбы с кибер-угрозами?

Ответ: Прошлый, 2016-й, год у нас прошел под словом "кибер". В том же году было вмешательство России в избирательную кампанию в США. Кибер-возможности использовались не только для шпионажа, не только для того, чтобы вторгнуться в систему, но использовались для информационных операций, чтобы вмешиваться в демократические процессы. В текущем году многие союзники по НАТО признали это серьезной угрозой.

Также в 2016 году у нас была первая большая проблема с Интернетом - когда устройства подключены к устройствам, и люди к устройствам. Все виды устройств подключены друг к другу, например, ваш телефон к электросистеме дома, к вашей системе отопления. У нас была первая крупная кибератака в США в этой области. Я говорю о случае с Yahoo, - где у одного миллиарда пользователей Yahoo были свои данные, система была взломана, и был получен доступ к их информации. Также был случай, когда была взломана система управления одной из дамб в США.

В прошлом году кибер-угрозы перешли с проблемы местного уровня на уровень стратегического вопроса функционирования общества. В 2017 году НАТО встречает эту угрозу, мы объявили, что кибер-угрозы для нас сегодня являются прерогативой. Это означает, что мы должны обеспечить наличие возможности работать в киберпространстве с той же эффективностью, что и на суше, на море, в воздухе или в космосе. Мы работаем над последствиями всего этого на данный момент. И второе: у нас есть обязательства по киберзащите, о котором мы договорились на саммите НАТО в Варшаве в июле прошлого года, в соответствии с которым все союзники договорились: во-первых, увеличить свои расходы и инвестиции в киберзащиту, во-вторых, усилить информированность самого Альянса по вопросу уровня защиты стран в ряде ключевых областей. Это позволяет нам увидеть, с какой позиции мы можем лучше помочь им, а также обеспечивает соответствие всех союзников определенным минимальным стандартам.

Позвольте также добавить, что мы много работаем с Украиной в области киберзащиты. В НАТО есть соответствующий трастовый фонд, который возглавляет Румыния, но донорами этого фонда являются многие страны. Мы потратили свыше EUR 300 тыс., чтобы помочь Министерству иностранных дел Украины, а также помочь украинским спецслужбам в обучении сотрудников и улучшении оборудования для лучшего обнаружения и отражения кибератак.

Мы очень тесно взаимодействуем по этому вопросу не только с союзниками, но и активно работаем с Украиной.

Вопрос: Раньше планировалось, что трастовый фонд НАТО предоставит украинским спецслужбам определенное оборудование для обеспечения информационной безопасности? Эта помощь уже доставлена?

Ответ: Пока что нет, но мы этапе организации доставки его в Украину, оно уже приобретено. Нам осталось пройти некоторые обычные административные формальности процедур импорта/экспорта, но мы надеемся, что сможем сделать это очень быстро. Наша цель состоит в том, чтобы к лету все было установлено, протестировано и запущено. В ходе своей поездки в Киев на встречах с представителями украинских властей речь также шла о том, что мы можем сделать, чтобы ускорить этот процесс.

Вопрос: Важнее обучить наших экспертов противостоянию кибер-угрозам, чем предоставить им оборудование?

Ответ: Позвольте мне привести вам пример: если вы хороший водитель, но у вас нет машины, вы ничего не можете сделать. Но если у вас есть отличный автомобиль и вы не знаете, как водить машину? Это простой пример, но очевидно, что в вопросе противостояния кибер-угрозам нужно и то, и другое. Вам нужны навыки, но с хорошим оборудованием вы можете значительно повысить свою эффективность в вопросе обнаружения кибер-атаки, обеспечения раннего предупреждения, записи информации.

Вам нужны хорошие знания, хорошая техника, правильна организация работы. НАТО оказывает в этом помощь. Как только мы завершим этот проект, сразу начнем рассматривать возможные будущие проекты, например, с другими украинскими Министерствами.

Вопрос: Нынешние конфликты ведутся не только на уровне оружия, но и в информационной сфере. Солдаты часто становятся уязвимыми, размещая информацию в социальных сетях. Считаете ли вы целесообразным запретить им пользоваться соцсетями?

Ответ: Я лично считаю, что вы не можете "изобретать обратно" информационные технологии, они уже придуманы, они уже работают. Раньше, когда я работал с генсеком НАТО, который говорил: "Ты не можешь вернуть зубную пасту в тюбик". Речь идет об ответственном пользовании соцсетями.

Например, солдат в районе проведения военной операций делает фото и, по сути, раскрывает свою позицию противнику с подписью "Мама, привет, я здесь с моим отрядом". Это, конечно, глупо. Я думаю, что нам нужно не отбирать мобильные телефоны у солдат, но научить их ответственному использованию Интернета. Важно донести такие тезисы: будьте внимательны, не сообщайте личную информацию о себе, защитите свою конфиденциальность. Это простые вещи, но люди не осознают свою информационную незащищенность. И поэтому ключевым моментом является хорошее обучение и хорошая информированность о возможных последствиях. Даже сегодня около 90% всех кибер-атак происходят из-за простой человеческой невнимательности. Это по-прежнему человеческий фактор. Слабым звеном в киберпространстве по-прежнему является человек. Так что это вопрос обучения и образования.

Вопрос: Как вы оцениваете противодействие Украины российской пропаганде?

Ответ: Я думаю, что у Украины есть большой опыт в этом, накопленный даже до 2014 года и за все время конфликта. Для НАТО ваш опыт во многом полезен, мы многому научились.

Например, несколько недель назад в Литве были развернуты немецкие силы НАТО, и мы немедленно в литовских СМИ появились фейковые истории о немецком солдате, изнасиловавшем литовскую девочку. Это было явно рассчитано на то, чтобы разжечь враждебные настроения у населения. К счастью, мы действовали очень быстро, и опровергли эту историю. В какой-то степени мы узнали из вашего опыта - как это делается, как используются соцсети, которые усиливаются российскими СМИ и так далее. Мы можем реагировать быстрее. Мы создали Центр передового опыта в области стратегических коммуникаций в Латвии. Он обеспечивает мгновенный анализ и раннее предупреждение и изучает используемые методы. Теперь мы более внимательны, и мы реагируем быстрее, что очень важно.

Мы хотим улучшить наше сотрудничество. Мы создали в рамках нового комплексного пакета помощи между Украиной и НАТО гибридную платформу для обмена информацией и опытом. Нам нужно уделять этому больше внимания. Это один из вопросов, которые я поднимал в ходе своей поездки в Киев.

Мы также создали новое подразделение разведывательной службы НАТО, которое будет заниматься анализом гибридных рисков.

Мы знаем, что Россия вложила много средств в информационное оружие. У телеканала Russia Today годовой бюджет EUR 400 млн, тысячи сотрудников. Спутниковое вещание работает на 33 разных языках. Это очень важный инструмент. Мы должны быть уверены, что русскоязычные жители Украины, Латвии, стран Балтии и других стран имеют доступ к информации на своем языке.

Опыт Украины в диалоге с русскоязычным населением помогает нам в этом вопросе. Мы не всегда можем гарантировать, что если мы ничего не сделаем, то волшебным образом возникнет истина. Мы должны активно противостоять мифам и пропаганде.

Вопрос: Как вы можете оценить влияние российских государственных компаний на экономику Европы и Украины?

Ответ: Существует законный бизнес, но он должен быть прозрачным. Российские компании должны соблюдать национальные законы и национальное законодательство, в частности в отношении прозрачности и честной информации. Во-вторых, нам нужно посмотреть на наши критические зависимости. Украина - хороший пример. Несколько лет назад у официального Киева была такая большая зависимость от "Газпрома". Потом ЕС и Украина работали вместе, чтобы создать возможности для отправки газа из Европы в Украину. Это значительно снизило монополию "Газпрома", привело к тому, что корпорации пришлось снизить цены, чтобы привести их в соответствие с рыночной конкуренцией. Это простой пример, но это означает, что в этой области нет ничего фатального. Вы можете уменьшить свою зависимость, а это означает, что шантаж становится менее вероятным.

В настоящий момент НАТО сокращает зависимость некоторых союзников от российской военной техники, которая до сих пор существует в некоторых странах НАТО. Например, сейчас в странах Балтии власти хотят перейти от энергосистемы России к европейской энергосистеме.

Действуют экономические санкции из-за незаконной аннексии Крыма Россией. Но главное - уменьшить свою зависимость, чтобы коммерческие транзакции не могли быть использованы для политического давления.

Вопрос: Политика Вашингтона в отношении НАТО после прихода новой президентской администрации изменилась?

Ответ: Нет. Каждый день вы видите, как американские войска прибывают в Польшу, работая с другими войсками НАТО в Польше. На прошлой неделе в Румынии были проведены американские военные учения.

Все это говорит о приверженности США европейской безопасности. В Европе есть американские танки, войска и транспортные средства, защищающие союзников. Это началось при президенте Обаме, это правда. Но это продолжается полностью по графику без каких-либо задержек при президенте Трампе.

В ходе визита в НАТО государственный секретарь США Рекс Тиллерсон говорит о приверженности США НАТО. То, что президент Трамп говорит, важно, но не ново. Он говорит, что ожидает от союзников выполнения своих обязательств по оборонным расходам, и что Соединенные Штаты платят слишком много. Но я могу заверить вас, что каждый президент США, которого я знал в свое время в НАТО, говорил то же самое. И 2% обязательств было принято на саммите в Уэльсе при президенте Обаме (обязательство стран-членов НАТО о расходе 2% от валового внутреннего продукта на коллективную оборону – ИФ).

Это правда, что президент Трамп, в силу своих качеств может сказать что-то в более драматичной манере, чем его предшественник, но это по существу то же самое сообщение - все союзники согласились на это 2%-ное обязательство. Потому, то это необходимо для вашей защиты и для того, чтобы справиться со всеми этими проблемами на востоке и юге Европы… Так что в новой администрации я вижу гораздо больше преемственности, чем перемены. Это такой же вопрос европейской солидарности, как и трансатлантической солидарности.

Вопрос: Как вы оцениваете перспективу вступления Украины в НАТО? Нужно ли это обеим сторонам и можно ли говорить о членстве в НАТО, как о краткосрочной перспективе?

Ответ: Ключевым принципом является то, что каждая европейская страна имеет право выбирать, где она хочет быть. Это фундаментальный принцип. Это право содержится в документах Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которую также подписала Россия. Если мы не будем придерживаться этого принципа, мы вернемся к сферам влияния, где крупные державы доминируют над интересами малых. Но мы этого не хотим. Мы пробовали эту модель в Европе в течение 1000 лет, и вы видели результаты - войны, войны, войны, постоянные потрясения и изменения границ все время.

Поэтому мы будем придерживаться принципа, что членство в НАТО открыто в отношении Украины, как и для любой другой страны в Евроатлантическом регионе… Конечно, я не могу предсказать, когда и при каких обстоятельствах Украина вступит в НАТО. Потому что Украина должна соответствовать требованиям, и мы делаем все возможное, чтобы помочь вам во всех областях соответствовать стандартам Альянса. Когда люди задают этот вопрос, я говорю, не просто спрашивайте НАТО, а спросите также себя. Потому, что ответ находится в Киеве в такой же мере, как и в Брюсселе. На результат влияют действия, как Киева, так и Брюсселя. Важно также придерживаться практичности и прагматичности.

Украина. США. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 3 апреля 2017 > № 2144782 Джимми Шеа


Великобритания. Евросоюз. Сирия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 3 апреля 2017 > № 2126417 Марк Галеотти

«Домой возвращаются российские радикалы, закаленные джихадом»

Британский эксперт по российским спецслужбам — о теракте в Санкт-Петербурге

Игорь Крючков

Марк Галеотти, британский специалист по российским спецслужбам, эксперт Европейского совета по внешней политике (ECFR), рассказал «Газете.Ru» о том, какие уроки несет теракт в Санкт-Петербурге для российских силовиков и чем эта атака отличается от европейских.

— Что можно сказать о взрывах в метро Санкт-Петербурга на данный момент?

— У нас есть целый спектр конспирологических теорий. Например, о том, что все это сделали союзники Навального. Или, наоборот, что это была подстроенная акция российских властей, чтобы оправдать какие-то действия против Украины. На самом деле нет никаких доказательств, подтверждающих эти теории.

Наиболее вероятно, что взрывы — результат террористической джихадистской угрозы в России: давней и сохраняющейся на сравнительно низком уровне.

— Теракт в Санкт-Петербурге отличается от ряда недавних терактов, которые случались в европейских странах. Каковы основные отличия?

— В Санкт-Петербурге было использовано взрывное устройство. В Европе террористы, как правило, используют автомобили и огнестрельное оружие. Но эти различия можно назвать скорее тактическими, чем фундаментальными. В конце концов, террористы используют все возможности, которые есть у них в распоряжении в конкретный момент.

Если у них достаточно умений и материалов, они делают бомбу. Если у них нет оружия, они используют грузовик. Но базовый принцип — один и тот же.

— Чему сегодняшняя трагедия учит наши силовые структуры? До сих пор казалось, что они полностью контролируют ситуацию.

— Когда террористы используют автоматы и автомобили — значит, они не рассчитывают выжить. Это, проще говоря, инструменты для однозначно самоубийственной атаки. Бомба, в свою очередь, оставляет хотя бы небольшой шанс на выживание исполнителя после теракта, если заложить ее и попытаться скрыться.

На Северном Кавказе, конечно, ощущается подъем числа терактов, которые совершают смертники. Но традиция в этом регионе скорее не предрасположена к самоубийственной атаке. Здесь террористы чаще атакуют и уходят с места преступления.

Теперь об уроках для силовых структур. Россия — относительно безопасная страна с точки зрения террористической угрозы. Силовики, даже несмотря на периодически довольно жесткие методы и хаос, сохраняющийся на Северном Кавказе, делают свою работу хорошо.

Все, что можно сказать в этой ситуации, — минимизируйте риски.

Сам я британец и помню времена, когда у нас активно действовала ИРА (Ирландская республиканская армия — радикальное движение, — в 1970–1980-х годах использовавшая террористические методы. — «Газета.Ru»). Британские правоохранители тогда были отлично подготовлены и блестяще справлялись с работой. Но даже тогда они не могли предотвратить все теракты.

В России в ближайшее время мы увидим больше мер безопасности с визуальной точки зрения. В метро в том числе. Прежде всего, чтобы успокоить население, показать, что власти помнят об угрозе. Будут дискуссии о конкретных вещах, например, как террористы могли пронести бомбу в подземку.

Но ответ на эту трагедию, в целом, без конкретики, заключается в следующем: нужно продолжать жить. К сожалению, таковы реалии современной жизни. Иногда будут происходить атаки. А мы должны быть достаточно крепки, чтобы это пережить.

— После питерского теракта заговорили о сирийском следе. Насколько операция России в Сирии усилила террористическую угрозу?

— В краткосрочной перспективе сирийская операция даже помогла России. Нам известно, что многие боевики с Северного Кавказа поехали в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к террористическому «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России. — «Газета.Ru»). В результате российское террористическое подполье поредело.

Сирийская операция, в которой Россия, конечно, громко заявила о себе, представляется мне далеко не главной причиной взрывов в Санкт-Петербурге.

Согласно идеологии радикального террористического «джихада», Россия считается врагом вне зависимости от ее бомбардировок в Сирии.

Главная проблема Сирии сегодня — это возвращение боевиков на родину. Существует где-то 4-5 тысяч носителей российских паспортов, которые участвовали в сирийском и иракском «джихаде». И чем дальше радикальные группировки отступают там, тем больше боевиков возвращаются обратно. То есть домой возвращается молодое поколение радикализованных российских граждан, закаленных войной.

Российские спецслужбы, судя по всему, готовились к этому не первый год. Пока мы не можем утверждать наверняка, но питерский теракт может быть предвестником того, что будет дальше.

— В своем твиттере вы обращали внимание на то, что нынешний теракт российские СМИ освещают по-другому, не так, как прежние теракты. Вы не могли бы прокомментировать подробнее?

— Теракты, происходившие ранее в Москве, освещались в российской прессе слишком осторожно. Можно сказать, что сообщения были сдержанными. И мне кажется, что из этого были извлечены уроки.

Если новости не достаточно оперативны, а информация не достаточно открыта, то инициатива автоматически уходит в слухи, твиттер, фейсбук. И это провоцирует панику и распространение различных теорий заговора.

Поэтому лучше всего в таких ситуациях реагировать как можно быстрее и информировать как можно более полно. И я надеюсь, что это был урок, который российские медиа усвоили.

— А что вы думаете об украинском аспекте? Стоит вообще рассматривать «донбасский след»?

— По ряду причин мне кажется это крайне маловероятным. Да, конечно, это мог быть какой-то нездоровый украинский националист, пытавшийся наказать «злую Россию», или это могли быть радикалы из Донбасса, пытавшиеся спровоцировать Россию на ответные действия в отношении Украины. Это все теоретические допущения. Но, честно говоря, они мне кажутся теориями заговора.

Во-первых, в украинских спецслужбах очень высок уровень проникновения российской агентуры, так что шансы на успешную операцию были бы крайне невысоки. Во-вторых, радикалы с Донбасса все-таки недостаточно профессиональны, чтобы проделать весь путь до Санкт-Петербурга с бомбой и не привлечь к себе внимание. В это достаточно сложно поверить.

Но, прежде всего, надо учитывать, что риски для любой стороны, пошедшей на такой шаг, перевешивают любые выгоды. Сейчас отвечающие за безопасность службы направят колоссальное количество ресурсов на установление причин и обстоятельств терактов. Несомненно, они найдут того, кто стоит за атакой. И, разумеется, ему придется иметь дело с самыми серьезными последствиями. На такой шаг идут, когда о последствиях уже не задумываются.

Великобритания. Евросоюз. Сирия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 3 апреля 2017 > № 2126417 Марк Галеотти


Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 апреля 2017 > № 2125941 Максим Саморуков

Конец пророссийской романтики. Чего ждать от нового президента Сербии

Максим Саморуков

Сдвигаясь ближе к России по модели внутреннего устройства, Сербия парадоксальным образом становится для Москвы все более трудным партнером. Общественное мнение и политическая конкуренция все меньше ограничивают свободу действий нового президента Вучича, создавая идеальные условия для пересмотра отношений с Россией ради вступления в ЕС

Сербия – страна, где бессмысленно искать антироссийских политиков. Все, кто рассчитывает набрать хотя бы пару процентов голосов, тут горой стоят за дружбу с братьями-русскими, а если и критикуют власти на этом направлении, то только за то, что те слишком вяло дружат с Москвой, мало сотрудничают, медленно сближаются. Такая пророссийская идиллия царит в сербской политике уже больше 20 лет, и нынешние президентские выборы в нее прекрасно вписываются.

Кажется, Москве не о чем переживать по поводу Сербии, кто бы ни выиграл там очередные выборы, но в этой благостной картине все-таки есть некоторый изъян. Сербская публичная политика сильно деградировала за последние годы и все хуже отражает реальные настроения в руководстве страны. В Сербии почти исчезла реальная политическая конкуренция, выборы стали заранее расписанной формальностью, а власти добились высочайшей степени контроля над общественным мнением.

Поэтому в прошедших в Сербии президентских выборах смотреть надо скорее не на то, что выигравший их Александр Вучич сделал встречу с Владимиром Путиным главным событием своей агитационной кампании, а на то, какую власть он сконцентрировал в своих руках с помощью этой победы. Достаточную, чтобы даже в таком чувствительном для Сербии вопросе, как отношения с Россией, он мог без опаски радикально пересмотреть их содержание, сохранив только формальные разговоры о горячей дружбе.

Сербский Шекспир

Совсем недавно, на прошлых президентских выборах в 2012 году, в Сербии царила такая политическая свобода, что победа Томислава Николича стала для всех неожиданностью, а его отрыв от конкурента составил всего 2% голосов. Но с тех пор сербская политика изменилась так, что не узнать, и выборы там теперь проходят по все более популярной схеме восточноевропейских автократий.

Есть кандидат от власти – премьер Александр Вучич, и всем заранее понятно, что он победит, причем сразу в первом туре и с отрывом от ближайшего конкурента на 40%. Он не может не победить, потому что он главный патриот и спаситель отечества. За ним реальные дела и выстраданная стабильность, а еще госСМИ, админресурс, бюджетники и дружественный избирком.

Хотя даже если бы всего этого не было, кандидат от власти Вучич все равно бы выиграл, потому что сербская либеральная оппозиция сама лучше всех себя дискредитирует. Даже под угрозой окончательной маргинализации она не смогла предложить ни внятных новых идей, ни хотя бы единого кандидата, позволив Вучичу остаться единственным ярким политиком на фоне плохо различимого кордебалета оппозиционеров.

Тем не менее интрига в таких выборах все равно есть. Просто она состоит не в том, как проголосуют избиратели, а в том, кто станет обреченным на победу кандидатом от власти и как его неизбежный выигрыш повлияет на расклад сил в руководстве страны.

Эта интрига и стала на прошедших в Сербии выборах основной. Уходящий президент Томислав Николич – основатель и бывший лидер правящей Сербской прогрессивной партии. Он однопартиец и наставник выигравшего президентские выборы премьера Александра Вучича. Он отбыл на посту президента всего один срок и имел полное право баллотироваться еще раз. Но правящая партия решила, что ее кандидатом будет Вучич, а Николичу пора на покой, хотя ему всего 65 лет.

Собственно, будущий президент Сербии и был избран в этом шекспировском конфликте между заслуженным, но растерявшим хватку патриархом Николичем и его воспитанником, молодым и амбициозным премьером Вучичем. Сильные и слабые стороны соперников распределились так, как и положено в конфликте поколений. На стороне Николича был опыт, который подвел, и мудрость, которая подсказала, что от слишком активного сопротивления будет только хуже. На стороне Вучича несравнимо лучшее образование, энергия молодости и готовность стать единственным в стране человеком, который принимает решения. После нескольких дней противостояния – еще в феврале, до начала официальной кампании – молодость победила.

Конечно, сначала Николич был возмущен, когда его воспитанник Вучич поставил его перед фактом, что второго президентского срока у него не будет. Все-таки Николич находится в первых рядах сербской политики еще с 1990-х годов. Это Николич первым осознал, что старый кондовый национализм уже не работает, рискнул карьерой, ушел из великосербской Радикальной партии Шешеля и создал собственную, умеренно патриотическую Сербскую прогрессивную партию. А осторожный Вучич, который тоже делал карьеру в рядах радикалов Шешеля, присоединился к Николичу и его прогрессистам только через несколько месяцев.

Николич знает, что такое настоящая политическая борьба. Он четырежды участвовал в президентских выборах и поднял свой результат с 6% в 2000 году до победных 49,5% в 2012-м. Причем победу он одержал, баллотируясь не от власти, а от оппозиции. И именно Николич своей победой в 2012 году переломил тенденцию, завершил двенадцатилетнюю эпоху правления либеральных партий и вернул власть обратно сербским националистам.

Став президентом, Николичу пришлось уступить пост лидера Прогрессивной партии Вучичу, который вскоре устроил досрочные парламентские выборы и занял пост премьера. За несколько лет Вучич успел переподчинить себе и партийные структуры, и госаппарат, и государственные СМИ. Так что образы президента Николича, отстраненного от принятия важнейших решений патриарха, и премьера Вучича, реального правителя, сложились у большинства сербов задолго до нынешней избирательной кампании.

Николич, несомненно, понимал, что Вучич забирает себе все больше реальной власти, но, видимо, был уверен, что второй президентский срок ему в любом случае обеспечен. Ведь формально по сербской Конституции у президента меньше полномочий, чем у премьера. Но у Вучича оказалось другое мнение. Независимо от того, что написано в Конституции, пост президента в Восточной Европе часто считается важнее премьерского, потому что президент избирается напрямую, а не через партийный список. К тому же Николич мог и не выиграть президентские выборы уже в первом туре, а второй тур позволил бы оппозиции раскрутить нового лидера. Наконец, избранный всенародным голосованием Николич, независимо от реальных полномочий, неизбежно оказался бы альтернативным центром влияния, а Вучич явно вознамерился стать единственным лидером Сербии так, чтобы внутри страны у него не было даже намека на конкурентов.

Противостояние старого президента и молодого премьера продлилось насколько дней. Вучич организовал свое выдвижение в президенты от правящей Прогрессивный партии, и все стали ждать, что ответит Николич. Ходили слухи, что он в ярости, что он все равно будет баллотироваться, что взамен он потребует себе пост премьера. Но в итоге все битвы так и остались за кулисами. Озаботившись политической карьерой сына, который сейчас занимает пост мэра Крагуеваца, и собственной спокойной старостью, Николич решил, что сопротивление бесполезно, и поддержал кандидатуру Вучича.

Двусторонний успех

Противостояние Николича и Вучича получилось довольно эпическим, но если учесть, что они однопартийцы и единомышленники, есть ли в нем хоть что-нибудь, помимо личного соперничества? Изменится ли политика сербского руководства от того, что один прагматичный националист помоложе сменит на посту президента другого прагматичного националиста постарше? Не сразу, но, скорее всего, да, и особенно в отношениях с Россией.

Вучич и Николич действительно единомышленники, и оба хорошо понимают, что для Сербии нет альтернативы евроинтеграции. Что Россия не может заменить для сербов ЕС и НАТО ни в области социально-экономического развития, ни в области безопасности. Поэтому дружба с Россией годится только для ограниченного экономического сотрудничества, для усиления позиций Сербии на переговорах с Западом и для того, чтобы повышать себе популярность внутри страны, изображая из себя защитников славянского братства. Но в целом стратегической целью Сербии должно быть вступление в ЕС и очень тесное сотрудничество с НАТО.

Николич, несмотря на свое великосербское прошлое, этот подход разделял и по мере сил старался приспосабливаться. Для обладателя такой биографии он порой проявлял поразительную гибкость. Человек, который в 90-х отправлял отряды добровольцев воевать в Вуковар, бывший зампред Радикальной партии, почетный воевода четников, в 2013 году он согласился лично встретиться с премьером Косова Хашимом Тачи, и не где-нибудь, а в Ватикане.

Но все равно Николич очень плохо вписывался в новую роль. Ему не хватало образования, кругозора, сказывался возраст – нелегко так перековаться после шестидесяти. Его постоянно позорили цитатами из 90-х годов, ему было неуютно с западными лидерами, да и те его тоже не очень жаловали. Его все время тянуло к России, где понятные и психологически близкие ему люди.

Вучичу такие проблемы незнакомы. Да, он тоже начинал в Радикальной партии, а в конце 90-х даже был министром информации при Милошевиче. Но он почти на 20 лет моложе Николича и гораздо более вестернизирован. Да, он позаимствовал у Николича амплуа прагматичного националиста, но смог довести этот образ до совершенства. Западу он подает себя как единственного, кто способен контролировать сербских радикалов и привести Сербию в Европу. России – как единственного, кто способен не допустить в Сербии к власти прозападных либералов. Внутренней сербской аудитории – как единственного, кто способен найти общий язык с кем угодно, от китайского руководства до албанского, причем сделать это максимально выгодным для Сербии образом.

Вучич мастер манипуляций и любую ситуацию может развернуть так, чтобы противоположные стороны были уверены, что он решил ее в их пользу. Вот Вучич едет в Боснию на годовщину Сребреницы. Запад видит в этом поступок ответственного лидера, который готов признать преступления сербских националистов в 90-х. А сербское общество, не без помощи госСМИ, наоборот, видит жест смелого патриота, который не побоялся отправиться в самое логово врага, чтобы возвысить там голос в защиту сербов.

Или вот Вучич ведет переговоры с косовскими властями и уступает им контроль над северными приграничными районами Косова с сербским большинством. Запад в восторге, они и не надеялись на такой конструктив от Белграда. В Сербии тоже довольны, ведь в обмен Вучич выбил у Запада согласие создать автономное объединение сербских муниципалитетов в Косове и сербскую квоту в косовском парламенте, которая, по сути, дает Белграду право вето на ключевые решения Приштины. К тому же теперь Запад считает не сербов, а косовских албанцев стороной, которая ведет себя безответственно и тормозит переговоры. Предъявить сербскому обществу западную критику косовских албанцев стоит любых уступок по Косову, которое все равно уже не вернуть.

Братская угроза

Таких же манипуляций можно ждать от Вучича и в отношениях с Россией. Он, несомненно, осознает, что российская угроза сейчас прекрасно продается на переговорах с Западом. За борьбу с русским вмешательством на Балканах ему многое простят в деле евроинтеграции. И главная трудность здесь – как объяснить внутри Сербии, как Россия может быть одновременно и любимым союзником, и угрозой стабильности.

Вучич уже пытался продвинуться в решении этой задачи. Когда в октябре 2016 года власти Черногории объявили, что русские готовили против них переворот, Вучич повел себя довольно двусмысленно. С одной стороны, он заверял Россию в нерушимости сербско-российской дружбы, с другой – делал туманные намеки не только на то, что в черногорском деле был иностранный след, но и на то, что вместе с властями Черногории заговорщики хотели свергнуть и самого Вучича. Рядом с домом родителей Вучича нашли тайник с оружием, сербского премьера эвакуировали в безопасное место, звучали очень неконкретные разговоры о зловещих силах, желающих дестабилизировать Сербию, но с тех пор это дело так и не получило никакого развития. Зато на какое-то время в западных СМИ Вучич оказался в одном ряду с властями Черногории как проевропейский балканский лидер, которого хотят свергнуть местные националисты в сговоре с враждебными внешними силами.

Образ Зорана Джинджича – прозападного премьера Сербии, убитого в 2003 году, – явно кажется Вучичу очень подходящим для переговоров с Западом. Он наверняка и дальше будет убеждать ЕС и НАТО не требовать от него слишком многого, потому что иначе его могут просто физически уничтожить сербские националисты при поддержке, например, России.

Чем ближе Сербия будет подходить к вступлению в ЕС, тем острее для Белграда будет необходимость серьезно пересмотреть свои отношения с Россией – например, отказаться от соглашения о свободной торговле. Останься президентом Николич, с его пророссийской романтикой и дурной репутацией на Западе, это сильно затянуло бы процесс. У Вучича и репутационных, и идеологических ограничений гораздо меньше.

К тому же Николич был последним серьезным конкурентом Вучича внутри Сербии. Доверия между ними давно не было. Могло получиться так, что Вучич начнет делать Западу какие-то уступки на российском направлении, а Николич решит воспользоваться этим, чтобы разыграть популярную в Сербии пророссийскую карту. Теперь такой риск исключен.

Став президентом, Вучич завершил строительство в Сербии системы, очень похожей на российскую, когда он оказался конечным пунктом принятия всех решений в государстве. Либеральная оппозиция разбита, Социалистическая партия и радикалы Шешеля превратились в лояльную оппозицию, которая только оттеняет достоинства Вучича и при необходимости готова его поддержать, госСМИ отточили мастерство в формировании общественного мнения, а после ухода Николича в правящей партии не останется никого, кто бы мог тягаться с новым президентом по авторитету и влиянию.

Но парадоксальным образом такое копирование российской системы отдаляет Сербию от самой России. Теперь в Сербии нет крупных политиков, которые могли бы критиковать Вучича с пророссийских позиций. Нет влиятельных независимых СМИ, которые могли бы рассказать, что реально происходит в отношениях России и Сербии. Поэтому, когда Запад окончательно сформулирует свою позицию и для вступления в ЕС потребует от Белграда отказаться в отношениях с Россией от этого и вот от этого, президент Вучич сможет с легким сердцем согласиться, а потом выйти в эфир государственного телевидения и выступить там с очередной теплой речью про нерушимую славянскую дружбу.

Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 апреля 2017 > № 2125941 Максим Саморуков


США. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 31 марта 2017 > № 2125942 Владимир Дворкин

В ожидании бизнес-подхода. Что происходит в отношениях России и США в ядерной сфере

Владимир Дворкин

Представление новой администрации о том, что США способны гарантировать ядерное сдерживание без договоров с Россией, вполне может стать преобладающим. Тем более что американцам по новому Договору о СНВ, скорее всего, опять пришлось бы затрачивать средства на новые сокращения, а Россия и так уже провела эти сокращения без всякого договора

Президент Дональд Трамп совершенно прав как бизнесмен, оценивая Пражский договор СНВ 2010 года между США и Россией как «плохой договор». Ведь в сфере бизнеса любое соглашение предусматривает для сторон примерно одинаковые финансово-экономические и другие выигрыши. Так что советники вполне могли подсказать ему, что этот договор противоречит представлениям бизнесменов – выгоды от него получаются очень разные.

Например, по его условиям стороны должны сократить к 2021 году свои стратегические ядерные вооружения до семисот развернутых носителей. США последовательно проводили это сокращение (в 2016 году сократили более чем на 60 единиц), и по результатам обмена данными в конце 2016 года в составе ядерной триады их стало 681. В то же время в России в конце 2016 года было всего 508 развернутых носителей. То есть американцы должны затрачивать свои средства на сокращение СНВ, а русские, наоборот, могут ничего не расходовать или даже нарастить почти на 200 носителей свой ядерный потенциал. С точки зрения требуемых затрат сокращение или увеличение количества ядерных боезарядов на носителях друг друга мало отличаются – варьировать их количество можно разгрузкой или догрузкой развернутых носителей.

Кроме того, эти же советники могли выяснить, что ситуация и с предыдущим Договором, СНВ-1, была похожей. Действительно, этот договор, рассчитанный на 15 лет, был подписан в 1991 году, но вступил в силу только в 1994-м после присоединения к нему Украины, вслед за Белоруссией и Казахстаном (после распада СССР советские ядерные вооружения оказались раскиданы по четырем странам). По условиям Договора СНВ-1 через семь лет после его вступления в силу стороны должны были сократить свои стратегические ядерные вооружения примерно с 11 тысяч ядерных боезарядов до 6 тысяч, количество носителей до 1600 единиц, тяжелых ракет с 308 до 154 единиц и выполнить еще ряд ограничений по подуровням.

Однако на деле уже до вступления Договора СНВ-1 в силу Россия выполнила большинство его требований естественным путем, выводя из боевого состава выработавшие эксплуатационные ресурсы ракетные системы и не успевая вводить им на замену новые. Если в 1992 году в Стратегических ядерных силах (СЯС) России было 2500 носителей и 10 780 боезарядов, то в декабре 1994 года – 1597 носителей и 7060 боезарядов. Оставалось завершить вывод из боевого состава 50 тяжелых ракет из 204, после чего Россия достигала требуемого уровня ограничений по боезарядам.

Позиция США

Сейчас, располагая информацией о всех этих соотношениях, новая американская администрация может вообще потерять интерес к заключению нового Договора по СНВ, где рассматривается возможность сократить стратегические вооружения до тысячи боезарядов и пятисот развернутых носителей. Как же так, решат в Вашингтоне, нам опять затрачивать средства на новые сокращения, а русским, у которых уже 508 носителей, вообще ничего не потребуется!

Таким образом, распространенная версия, что Договоры СНВ с Россией – это соглашения о сокращении ядерных сил США, получила бы дополнительное подтверждение.

В этих условиях сложно рассчитывать, что Трамп будет согласен продлить действие Пражского договора СНВ после 2021 года на пять лет, как это допускается в статье XIV. Но денонсировать его тоже достаточно сложно. Все-таки договор был ратифицирован в Сенате 71 голосом демократов и республиканцев против 26 (все республиканцы). К тексту резолюции были приняты две поправки, главная из них – обязательство администрации США обеспечить модернизацию ядерного комплекса. Необходимые для этого средства администрация Обамы выделила.

В такой ситуации Пражский договор СНВ вполне может стать последним в длинной череде советско-российских и американских договоров в этой сфере.

Парадоксальным образом США сейчас могут воспроизвести позицию американских республиканцев после победы в 2000 году Буша-младшего. Тогда его представитель прибыл в Москву обсудить нецелесообразность дальнейшего существования Договоров по СНВ между Россией и США. Новый президент был уверен в том, что теперь, когда Россия и США не противники, а почти что друзья, подобные соглашения лишены смысла. Нет же у Вашингтона таких договоров с Лондоном и Парижем, говорил он.

Но в Москве посчитали, что оказаться в правовом вакууме в этой сфере будет опасно, и все последующие трансформации отношений между двумя ядерными сверхдержавами подтвердили обоснованность российской точки зрения.

Теперь, конечно, ни о какой дружбе не может быть и речи, но представление новой администрации о том, что США способны гарантировать ядерное сдерживание без договоров с Россией, вполне может стать преобладающим. Тем более что вне договорных отношений американцы способны без особого напряжения заметно превзойти по уровню своих СНВ российские СЯС, хотя бы только за счет возврата боезарядов на разгруженные баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ).

Такая позиция США вряд ли сильно изменится не только после первых ста дней президентства Трампа, но и в дальнейшем. В его команде преобладают бизнесмены и генералы, включая министра обороны, бывшего морского пехотинца Мэтисса, с весьма отдаленными представлениями о проблемах СНВ, ядерного баланса и философии стратегической стабильности. И пока неясно, кого они привлекут в качестве экспертов и консультантов.

Политика России

Какова реакция России на предложения американской стороны по ядерной сфере?

В июне 2013 года президент Обама в Берлине предложил России заключить новый договор, сократив стратегические вооружения сторон примерно на одну треть. В этом случае российские и американские СНВ могли быть ограничены по числу боезарядов до одной тысячи единиц, развернутые носители – до пятисот единиц.

Очередное предложение со стороны Вашингтона о дальнейших сокращениях СНВ было сделано в январе 2016 года.

На эти предложения последовали достаточно резкие ответы из Москвы. Было названо несколько причин, по которым Россия не может вести с США такие переговоры. Во-первых, необходимо организовать многосторонние соглашения с другими ядерными государствами. Во-вторых, мешает продолжающееся развертывание европейской и глобальной американской ПРО. В-третьих, существует потенциальная угроза разоружающего удара стратегическими неядерными средствами высокой точности по российским ядерным силам. В-четвертых, не снята угроза милитаризации космического пространства. Наконец, Запад во главе с США проводит откровенно враждебную санкционную политику по отношению к России в связи с ситуацией на Украине.

В этой реакции Москвы в очередной раз повторяются многолетние аргументы, из-за которых оказались заморожены любые консультации, не говоря уже о переговорах, в сфере дальнейших сокращений СНВ, хотя они всегда проводились почти без перерывов и во времена СССР, и после его распада. Эти аргументы давно стали бесполезными, что неоднократно подтверждали не только независимые специалисты, но и официальные лица. Если эти аргументы еще могут убедить кого-то внутри страны, то вовне они настолько надоели, что их никто не слышит.

Во-первых, для специалистов очевидно, что бессмысленно требовать многосторонних переговоров по сокращению ядерного оружия с другими ядерными державами. И не только потому, что на Россию и США приходится почти 90% ядерных вооружений в мире. Но прежде всего по той причине, что Россия (СССР) и США за всю историю отношений в этой сфере могли заключать договоры о контроле только над стратегическими вооружениями (за исключением Договора о ракетах средней и меньшей дальности, которые были полностью ликвидированы). Поскольку контролировать всю совокупность объектов с нестратегическим ядерным оружием, носители которого имеют двойное назначение, невозможно.

Во всех других ядерных государствах, кроме Великобритании и Франции, основные ядерные арсеналы – это нестратегическое ядерное оружие. Попробуйте в этих условиях уговорить, например, Индию, Пакистан, Израиль и Северную Корею сокращать свои ядерные вооружения. Или представьте себе распространение отработанной за много лет российско-американской системы взаимных инспекций на все ядерные державы. Поэтому миф о многосторонних сокращениях ядерных вооружений следует забыть.

Есть разработки по повышению транспарентности ядерных вооружений других государств, но это отдельная проблема, решить которую будет достаточно сложно.

Во-вторых, уже даже президент Путин заявил на форуме «Армия-2015», что российские межконтинентальные баллистические ракеты способны преодолевать любую самую совершенную систему ПРО. Это давно известно по результатам конкретных расчетов военных и гражданских специалистов, которые опубликованы в открытых источниках. Но в России до сих пор не могут успокоиться, продолжая пугать американской ПРО.

В-третьих, нанести разоружающий удар стратегическими неядерными средствами высокой точности по стационарным пусковым установкам межконтинентальных баллистических ракет (МБР) невозможно по многим причинам оперативно-технического, пространственного и другого характера. Это доказано опубликованными материалами военных специалистов. К тому же планировать такой удар нельзя без катастрофических последствий для нападающей стороны, поскольку в СЯС России для массированного ответного удара даже при гипотетическом поражении шахтных пусковых установок с МБР сохранилось бы большинство мобильных пусковых установок и БРПЛ на подводных ракетоносцах, находящихся на боевом патрулировании.

Все эти аргументы против должны были быть отброшены.

Но еще более примечательно в российской реакции чувство глубокой обиды на американцев за все их слова и действия. Наиболее ярко это проявилось в объяснении причин, по которым Москва приостановила действие Соглашения об утилизации оружейного плутония. США действительно формально, технически не выполняли условия этого соглашения, ссылаясь на слишком значительные расходы на строительство завода по переработке плутония, и приняли решение «разбавить» его и закопать в хранилище в Нью-Мехико.

Однако условия, на которых Москва может возобновить сотрудничество по соглашению, вызвали изумление в экспертном сообществе своей нелогичностью. Там оказалось и сокращение войск США в Европе, и отмена «закона Магнитского», и отмена санкций, и компенсация ущерба от санкций и собственных антисанкций.

Российское руководство также заявило, что рассматривало это соглашение как один из важных шагов к ядерному разоружению, а действия США угрожают стратегической стабильности. Такие заявления представляются поспешными и неадекватными. Поскольку в действительности количество оружейного плутония у России оценивается в 120 тонн, в США – около 90 тонн. Это избыточные величины, и изъятие 34 тонн из этих запасов по приостановленному соглашению не помешало бы двум ядерным странам в случае гипотетической необходимости возобновить производство ядерных боеприпасов после выполнения его условий.

Все это лишний раз указывает на одну их главных причин отсутствия договоренностей по многим проблемам между Москвой и Вашингтоном при Обаме – глубокую личную обиду, в известной степени взаимную. Как же можно не обидеться, когда российскую угрозу ставят в один ряд с лихорадкой эбола, когда в массовом порядке высылают российских дипломатов, когда в последние дни президентства вносятся законопроекты, препятствующие отмене антироссийских санкций.

Правда, администрация Обамы напоследок предложила России продлить Пражский договор СНВ на пять лет, но ответа не последовало. В Москве полагали, что в дальнейшем проблемы в этой области проще будет решать с президентом Трампом.

Вот такая обстановка сложилась на нынешнем этапе отношений России и США при значительной неопределенности политической позиции новой американской администрации.

Что дальше

В заключение остается представить то, что вполне можно было бы сделать в этой сфере, если бы Москва в свое время приняла предложения Обамы. А именно: приступить к переговорам и заключить крайне выгодный для России новый Договор по СНВ, на согласительной комиссии разрешить все противоречия по Договору о ликвидации ракет средней и малой дальности, не останавливать действие Соглашения по утилизации оружейного плутония, возобновить совместные исследования ученых-ядерщиков.

Всему этому помешала ссора в песочнице из-за взаимных обид лидеров двух ядерных сверхдержав, оказавшихся не на должном уровне ответственности за глобальную и региональную стратегическую стабильность. Такого не могли допустить действительно великие лидеры в недавней истории, когда после Рейкьявика президент «империи зла» и президент страны – непримиримого врага коммунистической системы открыли совершенно новый путь в отношениях двух государств.

Можно предположить, что российские дипломаты достаточно глубоко понимали целесообразность позитивных шагов в ответ на американские предложения, но консервативность политики, следование заданным установкам не позволили создать для страны благоприятные условия развития не только в ядерной области. То, что такое понимание есть, видно уже из того, что президент Путин поднял вопрос о продлении Пражского договора в первом же телефонном разговоре с президентом Трампом. К сожалению, демонстрация понимания запоздала.

Остается только осторожная надежда на то, что обе стороны все-таки осознают, что без договорных отношений по СНВ и без беспрецедентной системы взаимного контроля, отработанной в рамках договоров, наступит новая эра гонки ядерных вооружений, будет утрачен баланс сил и возникнет очевидная угроза стратегической стабильности с непрогнозируемыми последствиями для глобальной безопасности.

Из-за неопределенности американской политики российскому руководству целесообразно взять в свои руки инициативу реанимации глобальной системы ядерного контроля, начала переговоров о дальнейших ограничениях ядерного оружия, сохранении Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. А в процессе подготовки такой инициативы необходимо исключить из своего дипломатического арсенала весь бесполезный набор контраргументов, препятствовавших новым переговорам, который безуспешно использовался ранее.

США. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 31 марта 2017 > № 2125942 Владимир Дворкин


Россия. СНГ. ЕАЭС > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 30 марта 2017 > № 2137325 Николай Евдокимов

Легко ли стать россиянином?

Миграционные вопросы сегодня будоражат весь мир. Европа задыхается от нахлынувшего потока беженцев, за океаном собираются строить стены, чтобы не пробрались нелегалы. А Россия тем временем раз за разом демонстрирует открытость и лояльность к гостям из зарубежных стран. Более того, во многих случаях готова предоставить желающим своё подданство.

О том, легко ли стать россиянином, мы беседуем с начальником Управления по вопросам гражданства Главного управления по вопросам миграции МВД России полковником полиции Николаем ЕВДОКИМОВЫМ.

- Николай Владимирович, в минувшем году российское гражданство получили более двухсот пятидесяти тысяч человек, в позапрошлом - немногим меньше. Много это или мало? И насколько это нужно нашей стране?

- Тенденция роста приёма иностранных подданных в российское гражданство сохраняется в течение последних пяти лет. Только в прошлом году нашими с вами соотечественниками стали 265 319 человек. И, надо сказать, государство в этом весьма заинтересовано.

Напомню, что привлечение мигрантов в соответствии с потребностями социально-экономического развития является одной из приоритетных задач Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года. Первый этап реализации этой государственной программы был направлен в том числе на обеспечение миграционного прироста. А в условиях, когда показатели смертности превышают цифры рождаемости, приток новых граждан из-за рубежа становится источником восполнения численности населения.

Все мы знаем, что отечественная экономика сегодня остро нуждается в рабочих руках. Это главный фактор, определяющий политику в области миграции.

- Но ведь очень важно не пускать этот процесс на самотёк.

- Конечно. Зачастую социальная и культурная адаптация иностранцев в новых условиях становится слишком болезненным для человека процессом, и здесь государство обязано помочь ему. Одновременно, чтобы не допустить стихийного развития ситуации, необходимо предпринимать шаги по стимулированию притока дополнительной рабочей силы в регионы, где её не хватает, а там, где наблюдается избыток, создавать новые рабочие места.

Ещё важный момент - многонациональный характер российского населения, который также надо принимать во внимание при решении вопросов интеграции приезжих в общество.

Кроме того, государство принимает на себя обязательства по обеспечению социальной защищённости всех жителей, будь ты гражданином страны либо приехал на время. К примеру, иностранцам, получившим разрешение на постоянное проживание в нашей стране, такие гарантии обеспечены законом наравне с россиянами.

Хотелось бы отметить, что интеграция мигрантов в российское сообщество - это задача не только государства, в её реализации должны принимать участие СМИ, культурные и научные организации, структуры экономики, а также объединения самих мигрантов.

- Для того чтобы стать гражданином, и это чётко оговорено в Федеральном законе «О гражданстве Российской Федерации», необходимо непрерывно проживать в стране не менее пяти лет, взять на себя обязательство соблюдать Конституцию и законодательство России, знать русский язык, иметь постоянный источник средств к существованию. Согласитесь, довольно мягкие требования. Тот же дворник из Средней Азии пометёт дворы необходимый срок, более-менее выучит язык, пообещает не нарушать законы и - милости просим в граждане. Не превратится ли наша страна в некий «проходной двор» для любых иностранцев, которые выполняют предъявляемые условия?

- Уточню: для того, чтобы получить право стать подданным Российской Федерации, иностранному гражданину необходимо не пять, а шесть лет, так как для оформления вида на жительство нужно ещё не менее года находиться здесь на основании разрешения на временное проживание.

В течение всего периода приезжий обязан ежегодно подтверждать размер и источник своего дохода. Если же он не докажет, что может содержать себя и свою семью, если таковая имеется, в пределах прожиточного минимума, это будет являться основанием для аннулирования его вида на жительство.

Свидетельством наличия законных источников средств к существованию могут служить различные документы: справка о доходах физических лиц, данные с места работы, трудовая книжка, пенсионное удостоверение, подтверждение органа социальной защиты о выплате пособия, информация о получении алиментов, наличие вклада в кредитном учреждении и другие. Кроме того, необходим отказ человека от имеющегося иного гражданства.

Законодательством многих стран мира для приобретения гражданства предусматривается владение нацио­нальным языком. Такое правило действует и у нас.

Следует отметить, что в определённых случаях государство может отказать некоторым лицам в натурализации. И этим правом мы активно пользуемся, ставим заслон на пути тех, кто, стремясь получить российское гражданство, преследует цель лишь обеспечить собственное благополучие, а отнюдь не содействовать процветанию новой родины, повышению её экономической мощи.

- Летом 2006 года глава государства подписал Указ «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию сооте­чественников, проживающих за рубежом». Тогда же началась реализация специальной государственной программы, направленной на решение данного вопроса. Тем не менее количество вернувшихся на историческую родину постепенно сокращается. В том числе и благодаря многочисленным бюрократическим препонам, о чём убедительно свидетельствуют письма, публикуемые в сети Интернет, обращения к Президенту. Особенно остро ощущают это русские люди, живущие на Украине. Какой-либо упрощённый порядок получения гражданства для них предусмотрен?

- Время идёт, возникают новые проблемы, и государственная программа с момента принятия претерпела ряд изменений, направленных на повышение её эффективности. Например, увеличилось количество субъектов Федерации, участвующих в её реализации.

Кроме того, в программу были внесены изменения по упрощению процедуры получения свидетельства её участника тем, кто прибыл на территорию Российской Федерации в экстренном массовом порядке. Лица, признанные беженцами или получившие временное убежище на территории нашей страны, члены их семей теперь могут получить такой документ без разрешения на временное проживание или вида на жительство.

В связи с этим в последние годы наблюдается увеличение количества принятых в упрощённом порядке в российское гражданство участников государственной программы, а именно - без учёта непрерывного проживания в течение пяти лет, наличия законного источника средств к существованию и владения русским языком. И в минувшем году 150 тысяч человек стали нашими согражданами по такой процедуре. В целом же от общего числа иностранных граждан, принятых в российское гражданство, участники государственной программы составляют 56,3 процента, из которых 75 256 имели украинские паспорта. Понятно, что большинство из них прибыли в Россию в последние три года в массовом экстренном порядке. Война заставила покинуть отчие дома.

- Как известно, существует понятие двойного гражданства. По мнению некоторых экспертов, оно главным образом ориентировано на поддержку соотечественников, живущих за рубежом. То есть предусмотренная возможность двойного гражданства в Конституции стала не просто правовым решением, а скорее составной частью внешней политики. По большому счёту выигрыш от введения двойного гражданства оказался для России минимальным, а проблем появилось немало. Поэтому многие учёные и практики выступают за его отмену. Каково отношение миграционной службы МВД России к данной проблеме? Какие шаги будут предприниматься в этом направлении?

- Российским гражданам ничто не мешает дополнительно иметь гражданство другого государства. Об этом, в частности, говорит Конституция Российской Федерации. Однако следует различать понятия двойного гражданства и наличия двух или больше гражданств иных государств.

Так, российское законодательство может признать двойное гражданство исключительно в тех случаях, когда существует межгосударственный договор, содержащий соответствующие положения. На данный момент речь идёт только о Таджикистане.

Если же у россиянина имеется подданство любой другой страны, не являющейся участником подобного соглашения, законодательство признаёт его только гражданином Российской Федерации. В этом случае говорят о наличии «второго гражданства».

Однако поскольку человек, имеющий два паспорта, находится, говоря казённым языком, в политико-правовой связи одновременно с Российской Федерацией и с соответствующим иностранным государством, перед которым он также несёт конституционные и иные обязанности, значение гражданства России для него объективно снижается.

В связи с этим с 2014 года в соответствии со статьёй 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» предусмотрена обязанность для граждан России в течение одного месяца со дня приобретения гражданства (подданства) иностранного государства уведомлять о его наличии или имеющемся виде на жительство в другой стране.

Отдельными законодательными актами утверждены порядок и формы подачи уведомлений в территориальные органы МВД России, а также предусмотрена административная и даже уголовная ответственность за утаивание или неполное представление данных.

Более того, введена уголовная ответственность за нарушение указанной обязанности, устанавливающая наказание в виде штрафа до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы осуждённого за период до одного года, либо в виде обязательных работ на срок до четырёхсот часов.

Также предусмотрены санкции в КоАП РФ. Несвоевременное или неполное представление информации карается штрафом от пятисот до тысячи рублей.

С введением указанных норм утверждена обязанность гражданина Российской Федерации по информированию органа власти о наличии у него подданства иностранного государства и установлена его ответственность за нарушение данной обязанности.

- Поскольку законодательно закреплена процедура получения российского гражданства, то существует и процедура его лишения. Насколько серьёзно нужно провиниться перед страной, чтобы попасть в число тех, кому Россия отказывает в гражданстве?

- В соответствии с Конституцией гражданин России не может быть лишён своего гражданства, равно как и права на его изменение. Одновременно, если он сам этого желает, в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» может выйти из российского гражданства. Если нет оснований для отказа, просьба удовлетворяется. То же касается россиян, проживающих за границей, более того, это осуществляется в упрощённом порядке.

Насильно никто никого не держит. Другое дело, когда человек обвиняется по уголовному делу или в его отношении вступил в силу обвинительный приговор. Тут уж последует отказ - изволь сперва ответить за содеянное. Препятствием может служить и отсутствие у человека гражданства другого государства, а также гарантий его получения.

Правом изменить своё гражданство (оптация) граждане Российской Федерации могут воспользоваться в случае территориальных преобразований, при изменении государственной границы Российской Федерации.

Таким образом, наказания в виде лишения гражданства в нашей стране не существует. Главенствует принцип добровольности. Наоборот, Россия открыта для тех, кто искренне верит в будущее нашей страны, кто готов честно служить государству.

Беседу вёл

Андрей ШАБАРШОВ

Наша справка

Из доклада по мониторингу экономической ситуации в России, проведённого экспертами Института Гайдара, РАНХиГС, Всероссийской академии внешней торговли при партнёрстве с Ассоциацией инновационных регионов России.

По итогам января-сентября 2016 года население России за счёт мигрантов выросло на 196,5 тысячи человек, в 2015 году за этот же период показатель составил 169,1 тысячи человек, в 2014 году - 185,1 тысячи, а в 2013 году - 214 тысяч.

В качестве центров притяжения мигрантов в 2016 году по-прежнему выделяются две крупнейшие агломерации (Москва с Московской областью и Санкт-Петербург с Ленинградской областью) и Краснодарский край.

Большинство иностранцев на территории России - по-прежнему граждане стран СНГ, их доля постоянно находится в пределах 85-86 %. По сравнению с 2014 годом граждан СНГ стало в среднем на 7-10 % меньше, хотя по отдельным странам - основным поставщикам рабочей силы в Россию - сокращение было значительно большим: от 10-15 % (Таджикистан) до 30 % (Узбекистан). Одновременно продолжает расти численность граждан стран - членов ЕАЭС, особенно быстрыми темпами в этом году росло представительство граждан Киргизии.

В целом же среднегодовое количество иностранцев, приезжающих в Россию работать по найму, составляет около 4 миллионов человек. Примерно 3,8-3,9 миллиона из них - из СНГ и 170-180 тысяч - трудовые мигранты из дальнего зарубежья.

Россия. СНГ. ЕАЭС > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 30 марта 2017 > № 2137325 Николай Евдокимов


Россия. ПФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 марта 2017 > № 2137323 Ришат Халиков

Посадка на турецкие нары.

…Через 14 минут после взлёта Ан-24 из пилотской кабины вышел бортмеханик. Навстречу ему с передних мест поднялись трое парней и бросились к двери. Она оказалась запертой изнутри. Бортпроводница попыталась урезонить, как она полагала, хулиганов и получила удар в лицо. Стюардессе приказали уведомить командира о захвате самолёта и требовании лететь в Турцию…

Так тридцать лет тому назад стремительно развивались события, непосредственным участником которых стал Ришат ХАЛИКОВ. В ту пору - консул СССР в Турции, ныне - советник руководителя Полномочного представительства Республики Башкортостан при Президенте Российской Федерации.

Welcome to the American base

- Как вы узнали о чрезвычайном происшествии?

- Это произошло 7 ноября 1982 года. Один из дипломатов пригласил в гости, чтобы отметить самый почитаемый тогда праздник. Вдруг звонок: вызывает посол. Приезжаю на совещание, где объявили: осуществлён угон самолёта вооружёнными преступниками. На борту раненые - бортмеханик и пассажир. Министр гражданской авиации СССР Борис Бугаев на прямом проводе - в Москве знают, что самолёт приземлился примерно в районе Трабзона. Значит, направляюсь туда. Тут нелишне уточнить: всё черноморское побережье Турции в ту пору было закрыто для советских дипломатов. Понятно: мы - в Варшавском договоре, они - в НАТО. Чтобы дипломату перемещаться по Турции, надо было получить разрешение за двое суток.

- Как же вам удалось проникнуть в закрытую зону?

- Тут особый случай. Бандиты угнали рейсовый самолёт, поэтому турецкая сторона выдала нужные бумаги без проволочек.

- Удивительно, как гражданский Ан-24 смог беспрепятственно пересечь воздушную границу вероятного противника и совершить посадку на американской военно-воздушной базе?

- Преступники планировали приземлиться в Самсуне, где их поджидали сообщники. Но там бушевала гроза. Командир повёл самолёт на Синоп, что соответствовало обратному курсу. Откуда он мог знать, что там находилась американская база, имеющая взлётно-посадочную полосу? Почему чужой самолёт без осложнений пересекает границу - это вопрос эффективности ПВО, американской в частности. Кстати, когда сели, к лайнеру долго никто не подходил - не могли взять в толк: что произошло, откуда свалилось гражданское судно? Когда к трапу приблизились турецкие полицейские, угонщики долго не верили, что оказались на территории Турции: ориентиры-то им дали Самсуна. Были уверены, что сели в Лиепае, а всё происходящее вокруг - это маскарад КГБ, спланированная акция. Отказались выходить из самолёта. Местным стражам порядка пришлось, как говорится, на пальцах доказывать, что это и впрямь Турция: показывали коробки спичек, деньги...

- Откуда взялась турецкая полиция? На военной базе особый режим.

- Так и событие не рядовое. Пришлось американцам пропустить полицию. Турецкая сторона была заинтересована в скорейшем разрешении конфликта - в самолёте же люди. До нашего приезда пассажиры наотрез отказывались принимать пищу: так сильно было недоверие. Это сейчас в Турции наших граждан встречают радушнее, чем в некоторых бывших союзных республиках. Мало того что пассажиры были голодны - все продрогли, двигатели не работали из-за отсутствия топлива, аккумуляторы сели. Первое, что сделал, поднявшись на борт, - распорядился накормить людей, а раненых доставить в госпиталь. Привезли молоко для детей, какие-то национальные блюда, шашлыки... Порции за порциями доставляли к трапу. Турки заявили: вы наши гости, платить не надо. Единственное, чего это не касалось, - горючего, оно было американское. Раненым оказали необходимую медицинскую помощь, доставили к трапу самолёта. Аккумуляторы зарядили, людей обогрели, проверили лайнер на готовность к полёту. С американцев к тому времени оцепенение сошло, они все аншлаги, вывески на базе прикрыли то ли брезентом, то ли рогожей какой-то. Но дождь и сильный ветер срывали камуфляж.

«Welcome to the American base» читалось отчётливо. Чтобы не обострять отношения, делали вид, что ничего не понимаем. Но когда судно стали заправлять афроамериканцы, я всё же не выдержал, с усмешкой заметив представителю турецкой стороны: «Какие у вас парни загорелые!» «Они, - отвечает, - из южных провинций призваны, оттого и смуглы очень».

- Как вели себя в такой ситуации пассажиры, пережившие сильнейший стресс?

- Достойно себя вели, никаких истерик. В салоне были в основном женщины с детьми - они летели из Краснодара на свидание с главами семейств, моряками теплохода, на пару дней зашедшего в Одессу. До сих пор помню фамилию одного пассажира - Иван Середа. Это он, участник Великой Отечественной войны, попытался оказать сопротивление угонщикам и был ранен ножом в предплечье. Пилоты не могли даже предположить, каким будет исход, поэтому уничтожали закрытую служебную информацию, которая имелась на борту. Как? Сжигали! Представляете? В кабине самолёта! Дым по всему салону... Но никто из пассажиров даже не пожаловался на неудобства.

Акт стремления к свободе

- Почему угонщики пошли на рискованную попытку захватить самолёт? Шансов на успех практически не было. Или я не прав? Может, преступники были этакими суперменами?

- Обычные молодые люди, ничем не примечательные, до поры до времени тихо-мирно жившие в Краснодарском крае. Потом братья Шмидт, Виталий и Борис, вместе с приятелем Артуром Шулером неоднократно обращались с требованием разрешить выезд на постоянное место жительства в ФРГ. Кто бы в ту пору рискнул подписать им визы на выезд из СССР? Надо отдать должное угонщикам: если бы не гроза в Самсуне, расчёт вполне мог себя оправдать. Их заграничные сообщ­ники учли всё, но противостоять природе и мужеству экипажа не смогли.

- Вы не отслеживали судьбу незадачливых преступников?

- Мне даже пришлось участвовать в судебных заседаниях: Турция отказала в их депортации в Союз. Суд в Синопе оправдал троицу: очень сильные адвокаты взялись за их защиту. Они убедили, что это был акт стремления к свободе. Незамедлительно последовал демарш на всех уровнях. Состоялся второй судебный процесс в Зонгулдаке. Суд согласился с доводами обвинения, приговорив угонщиков к длительным срокам заключения. Думаю, в СССР наказание было бы не столь суровым.

- Из столицы Турции до Синопа путь не ближний. Как добирались?

- Расстояние - не самое тяжёлое испытание. Хотя дорожные условия были непростые. Ноябрь: дождь, шоссе петляет по горам - перевалы, подъёмы, спуски... И так десять часов безостановочного путешествия. Только к трём часам ночи удалось добраться до цели.

- Вам, наверное, приходилось постоянно докладывать послу о предпринимаемых усилиях?

- И докладывал. Регулярно выходил на связь, хотя в ту пору мобильных телефонов ещё не было. Я звонил послу из кабинета губернатора. Могу только догадываться, почему мне было дозволено это делать. Быть может, помогло знание турецкого языка, да и по внешнему виду я - типичный турок, ко мне хорошо относились, и многие вопросы удавалось решать без видимых преград.

- Газеты, радио, телевидение той поры почему-то умолчали об истории с угоном Ан-24. Представляю, что бы творилось в СМИ, случись такое в наши дни (тьфу-тьфу!)... Вы бы точно стали героем всех телерепортажей. Может, и орденом бы наградили...

- Я без поощрения не остался. За образцовое выполнение задания министр иностранных дел объявил благодарность с занесением в трудовую книжку, чем я очень горжусь. Почему не афишировали происшествие?.. На мой взгляд, на это есть как минимум две причины. Не принято было о таких вещах трубить - раз. И во-вторых, случилось более резонансное событие, затмившее все остальные: едва мы добрались до Анкары, СМИ уже на все лады комментировали смерть «дорогого Леонида Ильича Брежнева».

Заплутавшее фото

- У вас есть какая-то интересная история, связанная с одной фотографией…

- Это случилось 24 октября 1987 года в районе города Джелалабад в Афганистане. Вооружённая оппозиция сбила при взлёте многоцелевой транспортный самолёт Ан-26. Авиаборт, принадлежавший 50-му отдельному смешанному авиаполку советских войск в Рес­публике Афганистан, перевозил не только пассажиров, но и почту советских военнослужащих и гражданских лиц.

По тревоге на место происшествия прибыл спецназ во главе с командиром бригады полковником Юрием Старовым и представителем группы генерала армии Валентина Варенникова полковником Алексеем Пчелинцевым.

Пассажиры и экипаж в количестве восьми человек погибли. На месте падения, среди обломков и остатков после пожара, поисковики обнаружили обожжённую фотографию, на которой запечатлены двое мужчин. Решили, что кто-то из них мог находиться на борту.

Позднее полковник Пчелинцев, увидев меня на снимке (мы были знакомы лично), спешно позвонил в Кабул. Удостоверившись, что я жив, взял фотографию с собой. Хотел вручить при встрече и рассказать о том, как меня «похоронили». Правда, встреча эта так и не состоялась.

Перед его прибытием в Кабул я на длительное время по служебной необходимости выехал в Пули-Хумри (провинция Баглан). По возвращении, летом 1988 года, выяснилось, что мой товарищ уже на родине, в Беларуси.

На долгие годы мы потерялись. И лишь 7 ноября 2012 года я держал в руках адрес и телефон давнего приятеля. Через месяц отсканированный снимок мне прислали по электронной почте.

Так фотография, которую я отправил супруге в конверте с письмом в середине октября 1987 года из Афганистана, вернулась в Москву спустя 25 лет. Кстати, 28 февраля 2014 года на встрече бывших воинов-афганцев я познакомился с человеком, которого не пустили на этот борт по причине опоздания. Это спасло ему жизнь…

Беседу вели Владимир ОГОРОДНИКОВ и Елена БЕЛЯЕВА

Россия. ПФО > Армия, полиция > mvd.ru, 30 марта 2017 > № 2137323 Ришат Халиков


Белоруссия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 28 марта 2017 > № 2125912 Артем Шрайбман

Оттепель на паузе. Как Минск совмещает разгон протестов и сближение с Западом

Артем Шрайбман

Реакция Запада на разгоны протестов в Белоруссии пока остается сдержанной. В Брюсселе заметили сигнал, что белорусские силовики хоть как-то сдерживают жестокость репрессий, а значит, не все безнадежно. Как любым дипломатам, западным тоже не хочется снова отправлять на свалку годы своей работы по сближению с Минском из-за чего-то, что все еще можно списать на короткую вспышку гнева

Волна экономических протестов, захлестнувшая Белоруссию и особенно ее регионы в феврале – марте, поставила сразу два вопроса: откуда такой всплеск и как долго власть будет его терпеть? О причинах недовольства – в прошлом тексте, а с тех пор выкристаллизовался и ответ государства.

Три недели массовых акций вынудили Александра Лукашенко приостановить на год действие непопулярного декрета о тунеядстве, по которому все неработающие должны были ежегодно выплачивать сбор $190. Но белорусский президент не мог допустить того, что он выглядел уступающим, поэтому по кому-то нужно было нанести контрудар.

Подготовка перед бурей

Официальное белорусское ТВ, а затем и сам Лукашенко пошли в атаку на лидеров оппозиции, которая к тому времени успешно возглавила протесты «нетунеядцев». Общий смысл риторики такой: гнев народа оправдан, президентский декрет – неидеальный, да еще и бояре-исполнители напортачили, но политики, которые хотят оседлать протест, манипулируют болью простого человека и вообще замышляют что-то опасное. Силовикам приказали выяснить, кто стоит за организаторами протестов и какие ужасы они готовят. Понятно, что такие приказы редко отдаются для того, чтобы услышать: «Нет, Александр Григорьевич, все в стране спокойно, вы были не правы».

Оба шага – антиоппозиционный кнут и пронародный пряник – должны были разделить протест, дискредитировав его организаторов и убедив недовольных довериться власти. Но не получилось, следующие акции оказались не менее массовыми. Запас пряников был исчерпан, и власть перешла к полноценному наступлению. На акциях в регионах начались первые аресты лидеров оппозиции и рядовых активистов.

Тут как раз и подоспела реакция силовых структур на приказ разобраться. Сначала пограничники сообщили о попытке прорыва с украинской стороны: якобы джип, набитый оружием, пришлось останавливать со стрельбой. Киев немедленно опроверг эти данные и опубликовал протокол совместного заседания погранслужб, где белорусы признают, что не могут утверждать о пересечении таинственной машиной украинской части границы. Несложно догадаться, какая часть этой истории попала в вечерние выпуски белорусского ТВ.

По разным каналам на повторе крутили наспех сделанный фильм о подготовке Майдана в Минске, половину которого занимали кадры трупов и бомбежек – от Сербии до Донбасса. Это была кампания устрашения и подготовки населения к жесткому ответу власти на сконструированную ею же угрозу.

Затем, посещая один из заводов, Лукашенко рассказал рабочим о задержании десятков боевиков, которые готовили невесть что во время будущих акций протеста. Сообщений об этом ни от спецслужб, ни от родственников якобы задержанных еще не было, но аресты начались в тот же вечер.

Суммарно по свежевозбужденному уголовному делу о подготовке массовых беспорядков задержали около 25 человек. В основном это были члены прекратившей существование 15 лет назад правой организации Белый легион и малочисленного, но активного в уличных протестах Молодого фронта. Каждый вечер белорусское телевидение показывало новые обнаруженные тайники с оружием, иногда – страйкбольным, и кадры обысков квартир, где на книжных полках были аккуратно расставлены боевые гранаты.

Параллельно шли превентивные аресты активистов и политиков по всей стране. Превентивные потому, что момент истины готовился на День воли 25 марта, годовщину провозглашения Белорусской народной республики в 1918 году. Эту дату белорусская оппозиция и национально ориентированная интеллигенция отмечают каждый год почти всегда разрешенным и спокойным шествием в Минске. Сейчас ко Дню воли добавились социальные протесты, оппозиция решила объединить поводы.

Власть пошла на беспрецедентные меры, чтобы снизить массовость готовящейся акции. Кроме запугивания по ТВ и арестов почти всего актива оппозиции, на 25 марта в стране назначили обязательные субботники; школам поручили чем-то занять своих учеников и не выпускать их без расписки от родителей; в одной местной государственной газете дошло до того, что астролог посоветовала людям всех знаков зодиака не участвовать в массовых мероприятиях в субботу.

Через взломанные аккаунты оппозиционеров в соцсетях публиковались объявления об отмене акции. За день до нее центральную площадь Минска начал патрулировать ОМОН с автоматами.

Городские власти пошли на нарушение закона, не дав заявителям акции ответ о ее разрешении или запрете в положенный пятидневный срок до Дня воли. Лишь вечером перед акцией они предложили провести ее в отдаленном парке. Заявители ожидаемо отказались. В вечерних выпусках новостей глава Минска Андрей Шорец объявил, что раз так, то все акции в День воли будут считаться незаконными.

Демонстративная брутальность

К утру Дня воли на свободе не оставалось почти ни одного лидера или известного активиста оппозиции. В районе, где должна была начаться акция, закрыли станции метро, начали проверять и останавливать автомобили.

Затем начались рассеивания и задержания любых групп людей, даже если они стояли без лозунгов и флагов, но отказывались уходить с места. Какие-то группы митингующих в нескольких точках смогли объединиться в стихийные колонны по одной-две тысячи человек. Тогда центральный проспект Минска перекрыли внутренние войска, а милиционеры в шлемах и с дубинками начали задерживать всех, кого успевали догнать. Всего в автозаках оказалось до тысячи человек.

Все выглядело так, будто силовикам наконец дали полную свободу действий, разрешили выпустить все накопившееся недовольство ограничениями, которые накладывала на них оттепель последних лет. Где-то в середине разгона, под камеры еще не задержанных журналистов, как на параде, по перекрытому проспекту проехала колонна милицейской спецтехники – от водометов и до броневиков.

То, что основным смыслом демонстрации силы была именно демонстрация, стало ясно уже вечером 25 марта. Около 80 процентов задержанных выпустили без составления протоколов. На акции протеста в воскресенье из 150–200 человек взяли еще 20–30, грубую силу уже не применяли.

Примерно треть из всех задержанных получили административный арест, большинство наказали штрафами. Сутки в основном давали молодежи (что-то вроде прививки) и превентивно задержанным в последние часы перед акцией активистам и политикам.

Для сравнения: в декабре 2010 года, когда в Минске жестко разогнали многотысячную акцию протеста, на сутки отправились почти все 700 задержанных. Тогда злость власти была сильнее, сегодня реакцию постарались сделать более точечной.

Если протест удастся погасить уже примененными репрессиями, повышать их жесткость просто ради куража не будут. Не станут ее и резко снижать, иначе урок может быть не выучен. Определенный откат от максимального уровня жесткости говорит о том, что власть задним умом еще понимает: оттепель 2015–2017 годов была не бессмысленным занятием, сжигать все мосты на Запад одним махом нельзя.

Вместе с тем в очередной раз подтвердился тезис большинства белорусских политологов: если Лукашенко видит в протестах угрозу устойчивости своей системы, то любые другие соображения, вроде геополитических маневров, отодвигаются на второй план. Нет сомнений, что если протесты не остановятся, то продолжатся и репрессии, но все-таки внешнеполитический аспект на этот раз нельзя списывать полностью.

Игра продолжается?

Запад не спешил с резкой реакцией в первые недели, когда в Белоруссии стали задерживать политиков. Брюссель и несколько государств ЕС заявили, что обеспокоены, и дежурно призвали Минск вернуться на путь демократизации. Лакмусовой бумажкой был ожидаемо назначен День воли.

Казалось бы, Белоруссия провалила этот экзамен. Она снова попала в сводки мировых СМИ как последняя диктатура Европы, грубо разгоняющая протестующих. Но, судя по реакции Запада, красную черту Минск не перешел.

ОБСЕ, ПАСЕ и ЕС осудили разгон и призвали освободить задержанных. Берлин, Лондон и Прага сказали, что у белорусских властей не было причин для такой жесткости. Варшава намекнула, что изменит свой подход к Минску, если репрессии продолжатся. Лишь из Вильнюса прозвучала конкретика: если появятся новые политзаключенные, могут вернуться санкции.

У сдержанной реакции коллективного Запада есть несколько причин. Во-первых, санкции против Минска по традиции привязаны к наличию или отсутствию в Белоруссии политзаключенных. То есть людей, осужденных на уголовные сроки по политическим мотивам. Административные аресты, сколько угодно массовые, конечно, портят атмосферу, но находятся ниже санкционных радаров.

Во-вторых, в Брюсселе заметили сигнал, что белорусские силовики хоть как-то сдерживают жестокость репрессий, а значит, не все безнадежно. Как любым дипломатам, западным тоже не хочется снова отправлять на свалку годы своей работы по сближению с Минском из-за чего-то, что все еще можно списать на короткую вспышку гнева.

Наконец, после Майдана, Крыма и Донбасса, миграционного кризиса, роста популизма с его брекзитами и Трампами у европейских элит серьезно понизилась планка притязаний к своим небольшим соседям. Отличники теперь не те, кто быстро демократизируется, а те, кто не создает головной боли.

В такой системе координат хорошо охраняемая граница с белорусской стороны и отсутствие новых российских баз неподалеку от Варшавы способно до поры до времени компенсировать плохие заголовки про Лукашенко в ленте «Евроньюс».

Значит ли это, что красная линия для Белоруссии сдвинулась? На самом деле этого не знает никто. Такие линии часто чертятся в момент их переступания, а не до него. И не факт, что Минск будет настойчиво подходить к этому рубежу. Очевидно лишь, что для нового раунда изоляции Александру Лукашенко придется расстраивать Запад гораздо дольше и настойчивее, чем раньше.

Белоруссия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 28 марта 2017 > № 2125912 Артем Шрайбман


Латвия. Великобритания > Армия, полиция > telegraf.lv, 27 марта 2017 > № 2127919 Раймондс Бергманис

В Минобороне Латвии прокомментировали покупку 40 американских танков "Абрамс"

Министр обороны Латвии Раймондс Бергманис ответил на вопросы газеты "СЕГОДНЯ": о закупке танков «Абрамс» и истребителей 5-го поколения F–35, о наказании британского военного, сломавшего нос рижанину, о противостоянии латвийской армии с КВН и «Вечерним Ургантом».

— Каждая из неновых бронемашин CRVT, купленных у Лондона, обошлась латвийским налогоплательщикам в среднем по 2 миллиона евро. Между тем новенький американский танк "Абрамс" стоит 6 миллионов. Не рассматривали возможность вместо 123 британских "полутанков" CRVT купить 40 нормальных танков "Абрамс"?

— Прежде всего хочу сказать, что я очень доволен процессом механизации Национальных вооруженных сил. Проект идет с опережением графика. Когда на проходивших в ФРГ в марте военных учениях Allied Spirit VI ("Дух союзников") я сказал немецким коллегам, что латвийские войска сумели освоить новую для нас технику всего за год, они были очень удивлены.

Что касается американских танков, то да, это очень хорошая машина. Но и очень дорогая. В случае с британскими бронетранспортерами названная вами средняя цена получается с учетом закупки вооружения, обучения экипажей, подготовки инфраструктуры для содержания техники и так далее. Если все эти дополнительные расходы учесть при оценке стоимости танков США, то, думаю, цена заметно превысила бы 1 млрд. евро.

С таким же успехом можно рассуждать, а не купить ли нам новые истребители 5–го поколения F–35. Да, наверное, на один истребитель с соответствующей инфраструктурой нам годового бюджета минобороны хватило бы. Но на другие расходы уже бы денег не осталось.

— Латвия закупает в Австрии самоходные гаубицы, в Британии — бронемашины. Не хотите создать латвийские бронетанковые войска?

— Нет, таких планов нет. Вся техника в подчинении командующего сухопутными войсками Национальных вооруженных сил.

— Зачем вызывать на охрану Латвии словацких солдат, многие из которых впервые услышали про нашу страну, а профессиональных латвийских военных, мотивированных защищать свою родину, отсылать в Ирак, Афганистан, в Африку? Не снизится ли обороноспособность страны от такой неравноценной замены?

— Не снизится. Безопасность Латвии — это и безопасность других стран. Включая страны Вышеградской четверки. Поэтому прибытие к нам словацких военных вполне логично.

— А что угрожает сегодня Латвии?

— Это целый спектр угроз. От международного терроризма до ситуации в России, где было официально объявлено о создании вблизи границ стран Балтии трех дивизий. То есть о появлении дополнительно около 30 тысяч военнослужащих.

Создание новой военной инфраструктуры, рост числа и количественного состава учений российской армии не могут не вызывать у нас опасения. На которые мы реагируем.

— Как идет следствие в отношении пьяного британского солдата, который сломал нос гражданскому Латвии? Он когда предстанет перед судом?

— Я думаю, этого солдата уже постигло суровое наказание. Думаю, что за такое нарушение он предпочел бы предстать перед судом в Латвии, чем у себя на родине в Великобритании.

В свою очередь Министерство обороны Латвии уже извинилось перед пострадавшим.

— Какое наказание понес британский военнослужащий?

— Думаю, очень суровое наказание.

— Британская сторона не проинформировала вас о степени наказания дебошира?

— Нет.

— Минобороны Латвии оплатило исследование, которое выявило угрозу в лице КВН и Ивана Урганта. А что дальше? Как с этими угрозами бороться?

— Ну если юмор признан эффективным оружием в стратегических коммуникациях, то почему бы и нам не использовать это оружие.

— В латвийской армии создадут команду КВН?

Латвия. Великобритания > Армия, полиция > telegraf.lv, 27 марта 2017 > № 2127919 Раймондс Бергманис


Россия. СЗФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 24 марта 2017 > № 2137306 Евгений Спиридонов

«Выдать согласно списку».

Рассказывает Евгений Иванович Спиридонов.

В журнале «Советская милиция» работал с 1974 года главным художником, начальником отдела иллюстраций, а затем в этой же должности в Объединённой редакции МВД России до 1994 года. После выхода в отставку 10 лет возглавлял Книжную редакцию. Полковник милиции в отставке.

Что мне доведётся посвятить большой отрезок жизни работе в редакции журнала «Советская милиция», я никогда не смог бы и предположить. После окончания полиграфического института в Ленинграде меня назначили заведующим отдела иллюстраций в газете «Смена» – первой советской молодёжной газете, выходившей с 1919 года. Через некоторое время, в 1971 году, меня пригласили на собеседование в ЦК ВЛКСМ и после этого перевели в редакцию «Комсомольской правды» – также заведовать отделом фотоиллюстраций. Затем – работа в журнале «Дружба народов».

Тогда я много занимался художественным оформлением различных изданий, в результате расширялся круг знакомых журналистов. Однажды главный редактор журнала «Советская милиция» Николай Иванович Ветров попросил сделать новый эскиз обложки издания. Видимо, работа ему понравилась, потому что вскоре он пригласил меня, чтобы сделать неожиданное предложение, которое я так же неожиданно для себя принял. В итоге после прохождения необходимых проверочных процедур мне присвоили специальное звание «капитан милиции» и назначили начальником отдела иллюстраций, – главным художником редакции журнала.

Перед нашим отделом поставили задачу: чтобы в каждом номере журнала выходил снимок или фоторепортаж, иллюстрирующий деятельность милиционеров из какой-либо советской республики. Но это сегодня можно мгновенно получить фото хоть с другого конца света, а тогда, при отсутствии электронной почты, задача была не из лёгких. Мы нашли выход.

В штате каждого управления внутренних дел числился информационный отдел, в котором работали фотографы. По решению главного редактора им выписывали удостоверения внештатных корреспондентов журнала «Советская милиция». Задания передавали по телефону, и эти люди активно снабжали нас очень качественными снимками. Фотографии передавали через наряды транспортной милиции, которые сопровождали пассажирские поезда. Практически ежедневно кто-то из сотрудников отдела отправлялся на один из железнодорожных вокзалов Москвы за корреспонденцией. Поэтому мы довольно оперативно получали материалы о том или ином событии.

Следует отметить, что авторам опубликованных снимков выплачивали гонорар. Так что с «Советской милицией» охотно сотрудничали фотокорреспонденты и крупных столичных изданий – «Комсомольской правды», «Известий», «Правды», «Огонька» и других…

Николай Иванович Ветров поддерживал многие хорошие и интересные начинания, особенно когда редакция переехала в отдельный особняк на Ивановской улице. Вскоре он поручил мне оформить стенды для будущего музея издания. Тогда же мы начали прорабатывать вопрос, чтобы в каждом номере печатать вклейку с цветными фотографиями – большая редкость по тем временам. Через некоторое время и музей, и работа над вклейкой удивительным образом пересекутся…

На открытие экспозиции пригласили недавно назначенного заместителем министра внутренних дел СССР Юрия Чурбанова, нашего куратора. Он приехал, с интересом осмотрел стенды. Затем направился по кабинетам, чтобы увидеть, в каких условиях мы трудимся.

Зашёл и в мою «берлогу», да тут же с порога: «И этот здесь! Ты же в Ленинграде работал?»

Действительно, мы познакомились с ним там в мою бытность заведующим отдела фотоиллюстраций газеты «Смена». Он тогда возглавлял отдел в ЦК ВЛКСМ и частенько приезжал к нам в город по комсомольским делам.

Юрий Михайлович задержался немного пообщаться. Подробно рассказал ему, как собирали экспозицию. Когда Чурбанов узнал, что руковожу здесь отделом иллюстраций, сразу же предложил «жаловаться»: мол, чего не хватает?

Не особо веря в успех, признался, что редакция уже давно планировала делать в каждом номере вставку с цветными фотографиями. Однако для этого требовались не только хороший японский фотоаппарат (по тем временам – ужасный дефицит) с большим запасом фотоплёнки для цветной съёмки, но и специальная фотолаборатория, в которой сможем печатать цветные снимки.

Чурбанов выслушал и сказал: «Пока мы будем беседовать с редактором в его кабинете, подготовь список всего необходимого. Решим вопрос». Через несколько минут докладная была готова. Он внимательно её прочитал и расписался под своей резолюцией «Выдать согласно списку».

На следующее утро эта бумага уже лежала перед начальником отдела технического снабжения. Тот долго размышлял, как выполнить поручение. Дело в том, что вся нужная аппаратура на складе была, но её подготовили по заявке одного из учебных заведений министерства. А тут мы со своей резолюцией замминистра…

В конце концов редакция журнала получила свою фотолабораторию для цветной печати и мы смогли делать в очередных номерах журнала вставки с цветными фотографиями.

Правда, на редакцию и лично на меня долго обижались ребята из института. Но со временем мы пришли к «мирному соглашению» – им закупили новую аппаратуру, а в журнале вышло несколько публикаций об их вузе.

Россия. СЗФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 24 марта 2017 > № 2137306 Евгений Спиридонов


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 марта 2017 > № 2125922 Алексей Хлебников

Перспективы и проблемы сирийских переговоров в Астане

Алексей Хлебников

Переговоры в Астане показали, что Россия, Турция и Иран могут сотрудничать в Сирии. Однако инициативы, запущенные неарабской тройкой, нуждаются в поддержке арабских стран, поэтому так важно, что к ним присоединилась Иордания, которая может неформально представлять Саудовскую Аравию и страны Залива. Новый этап переговоров в Женеве будет хорошим тестом серьезности астанинского формата

В середине марта прошел очередной раунд сирийских переговоров в Астане. Многие воспринимают этот формат как попытку Москвы перетянуть одеяло на себя и создать альтернативу проходящим под эгидой ООН переговорам в Женеве. Однако Астана не собирается отменять Женеву; основная задача встреч в Астане – создать дополнительную платформу для сторон – участников конфликта в Сирии, чтобы те имели возможность обсуждать острые вопросы и мелкие детали и выходить на женевские встречи уже готовыми к дальнейшей дискуссии и компромиссам.

В Астане представители вооруженной сирийской оппозиции и правительства впервые за много лет сидели вместе в одном помещении и слушали вступительные речи друг друга. Впервые за время войны группы вооруженной оппозиции, которые имеют реальное влияние на «поле боя» и в силах соблюдать перемирие, были представлены в Астане. Помимо этого, региональные игроки – Турция и Иран, – чьи силы действуют в Сирии и имеют влияние на ход войны, впервые стали участниками и соавторами нового соглашения о перемирии, достигнутого 29 декабря 2016 года, одновременно став его гарантами. Поэтому переговоры в Астане уже поспособствовали созданию более благоприятной атмосферы для проведения переговоров в Женеве.

Сложности Астаны

Хотя в этот раз сирийская вооруженная оппозиция отказалась участвовать в переговорах, все остальные участники были представлены. Помимо трех стран – спонсоров переговоров, представители сирийского правительства, ООН, Иордании и США также приняли участие во встрече. Многие, и не без основания, отмечают, что без участия оппозиции эти встречи не имеют смысла. Это тоже не совсем так.

Даже без участия оппозиции в повестке дня огромное количество проблем, требующих обсуждения между остальными участниками. Среди них разработка и запуск механизмов мониторинга и системы наказаний за нарушения перемирия, нанесение на карту координат террористических групп и отделение их от оппозиции, которая присоединяется к режиму прекращения огня, проблема курдов, координация совместных действий в борьбе против террористов и т.д.

Более того, присоединение к переговорному процессу Иордании демонстрирует, что двери открыты для всех, кто хочет внести свой вклад в урегулирование ситуации в Сирии. Тот факт, что представители США также участвуют в переговорах, свидетельствует о том, что Вашингтон видит во встречах в Астане способ поддержать канал связи, чтобы оставаться в курсе происходящих изменений и инициатив по Сирии, пока команда Государственного департамента еще не до конца сформирована, а администрация Трампа занята внутренними проблемами.

Турция, будучи одним из гарантов действующего в Сирии перемирия, также является основным спонсором вооруженных групп оппозиции. Поэтому Анкара оказывается в весьма удобном положении. Она может использовать свое влияние на оппозицию в дискуссиях с Москвой по курдской проблеме. В данном контексте отсутствие делегации вооруженной оппозиции в Астане может говорить о том, что в ходе недавней встречи в Москве Путин и Эрдоган не смогли договориться по сирийским курдам. И сейчас Турция использует свое влияние на сирийскую оппозицию, чтобы оказать давление на Москву. В итоге Анкара действует, по сути, в двойном амплуа – представляет саму себя и опосредованно сирийскую вооруженную оппозицию. Поэтому отсутствие последней на переговорах в Астане должно восприниматься не как полный отказ от этого формата, а лишь как тактический шаг, временная мера.

Почему Астана важна?

Все предыдущие попытки России и США заключить соглашения по Сирии или ввести режим перемирия проваливались. Самая важная причина заключается в том, что ни США, ни Россия (в меньшей степени) не имели достаточного влияния на ситуацию непосредственно на земле, а региональные игроки, имеющие это влияние (Турция и Иран), не были частью процесса.

Помимо Военно-космических сил России, военных инструкторов в сирийской армии и ограниченного количества спецназа, который в основном обеспечивает безопасность военной базы Хмеймим, гуманитарных операций и Центров по примирению враждующих сторон, Москва не располагает достаточным количеством собственных наземных сил в Сирии. Более того, это не в интересах России по нескольким причинам. Во-первых, это экономически рискованно, так как увеличивает нагрузку на российский бюджет. Во-вторых, это риск быть втянутым в длительный конфликт со всеми вытекающими последствиями, что может вернуть в памяти россиян неудачный советский опыт в Афганистане: увеличение военного контингента в Сирии и затягивание его присутствия может привести к росту недовольства среди жителей России.

В марте 2018 года в России пройдут президентские выборы. Маловероятно, что сегодняшнее руководство будет рисковать своим рейтингом и политическим будущим, разворачивая рискованную наземную операцию в Сирии. Наоборот, в интересах Москвы как можно быстрее добиться стабилизации ситуации или хотя бы продемонстрировать избирателям положительные результаты и успех военной кампании до конца 2017 года. Исходя из этого, можно предположить, что Москва будет действовать довольно гибко.

Что касается США, Вашингтон мучается с Сирией с самого начала конфликта в 2011 году. Финансовая поддержка умеренной оппозиции, которая в итоге оказалась радикальной, печально известная программа train-and-equip (тренируй и снаряжай) стоимостью полмиллиарда долларов, которая провалилась, постепенное снижение вовлеченности США на Ближнем Востоке, необычный итог президентской кампании, расколовший политический мир США – ничто из этого не способствовало разрешению конфликта в Сирии и не позволило Вашингтону выработать устойчивую стратегию для этой страны. В результате США в Сирии – в отличие от Ирака – имеют очень небольшое влияние на земле. Единственная группа, на которую сейчас опирается Вашингтон, – это отряды сирийских курдов. Они являются одной из немногих сил в Сирии, эффективно борющихся с ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусрой» (сейчас «Джебхат Фатх аш-Шам»). США обеспечивают их всем необходимым, поставляя оружие, деньги, военных советников и т.д.

В целом, помимо сирийских курдов, лишь региональные игроки, имеющие достаточное количество войск в Сирии, способны влиять на ситуацию. Среди них Иран и шиитские военные формирования, которые он поддерживает, включая «Хезболлу», турецкая армия и суннитские оппозиционные отряды, которым она оказывает помощь на севере Сирии, и официальная сирийская армия, поддерживаемая Ираном и Россией.

Именно поэтому весьма логично, что, решив объединиться, Россия, Турция и Иран могут добиться качественных изменений. Ведь все они имеют достаточно влияния на все стороны, сражающиеся в Сирии, и могут заставить их соблюдать достигнутые договоренности. Все это создает более благоприятные условия для режима перемирия и возобновления политического диалога.

Проблемы астанинского формата

Несмотря на свои плюсы, формат переговоров в Астане имеет свои недостатки. Хотя он и обладает большим потенциалом, ему не хватает легитимности в глазах арабской улицы. Все три страны, запустившие этот формат, являются неарабскими. По данным опросов общественного мнения, проведенных исследовательской компанией Zogby в 2016 году, рейтинги позитивного восприятия Турции и Ирана в арабском мире падают. Более того, значительное большинство в арабском мире считает роль России в регионе (в том числе ее роль в Сирии) негативной, хотя справедливости ради нужно отметить, что в Саудовской Аравии и Египте рейтинги России стали немного улучшаться в последние годы.

В связи с этим формат и инициативы, запущенные Россией, Турцией и Ираном, нуждаются в поддержке арабских стран, в особенности их ядра, которое сейчас представляют страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. Вполне логично, что, если кто-то пытается добиться разрешения конфликта в арабской стране, в который втянуты другие арабские страны, иметь именно их поддержку крайне желательно. В случае такой поддержки имидж и легитимность стран, продвигающих свой подход, могут укрепиться. Присоединение Эр-Рияда к астанинскому формату могло бы его сбалансировать и повысить легитимность. Однако такой сценарий маловероятен, хотя полностью исключать его не стоит.

Поэтому так важно присоединение Иордании к переговорам в Астане. С 6 февраля представители Аммана участвуют во всех встречах в столице Казахстана в качестве наблюдателя, что, однако, не делает их участие менее конструктивным. Иордания стала первой арабской страной, примкнувшей к переговорам в Астане и выразившей поддержку новому формату. Учитывая особые отношения Иордании с Саудовской Аравией и в целом ее связи с Советом содружества арабских государств Персидского залива, Амман вполне может играть роль негласного представителя стран Залива в астанинском процессе. Вдобавок Иордания стала посредником между отрядами вооруженной оппозиции на юге Сирии и участниками переговоров, что потенциально расширило действие перемирия. Также, учитывая общую границу с Сирией, Иордания может способствовать снижению напряженности на юге Сирии, если повысит контроль за своей границей.

Так или иначе, инициативы, запущенные Россией, Турцией и Ираном, способствовали созданию новой, дополнительной платформы для дискуссий, запуску политического процесса и возобновлению переговоров в Женеве. Есть большой шанс, что другие арабские страны могут присоединиться к астанинскому процессу, если он докажет свою эффективность. А пока многое зависит от усилий Москвы, Анкары и Тегерана, их желания влиять на своих «подопечных» и их способности к компромиссам. Очередной этап переговоров в Женеве как раз будет хорошим тестом для этого.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 марта 2017 > № 2125922 Алексей Хлебников


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 23 марта 2017 > № 2124239 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе лекции для высшего офицерского состава Академии Генштаба, Москва, 23 марта 2017 года

Уважаемый Сергей Васильевич,

Уважаемые товарищи офицеры, коллеги, друзья,

Признателен за приглашение выступить в Военной Академии в рамках курса лекций «Армия и общество». Организаторы курса делают большое дело, поддерживая традицию единства народа и армии, как это и должно быть и всегда было в лучшие годы истории России. Тема нашего сегодняшнего общения – «Роль России в мировой политике» – из тех, что во все времена волновала гражданина, патриота, а тем более воина, стоящего на страже государства.

Чем и как определяется роль государств в международной политике? Чтобы судить об этом, в международных отношениях, как и в других общественных дисциплинах, тоже существуют своего рода базовые величины и критерии.

Одна из наиболее важных – геополитический вес. Понятно, что такая огромная страна, как Россия, обладающая богатейшими ресурсами, уникальным географическим положением в Европе и Азии, вряд ли и сама сможет оставаться в стороне, и тем более быть кем-то изолированной от мировых процессов, особенно в современную эпоху, когда торгово-экономические, финансовые, информационные, культурные и человеческие связи просто требуют объединения планеты в действительно единое пространство.

Приходилось встречаться с мнением, которое охотно подхватывают русофобы, что обширная география России сформировалась, дескать, благодаря экспансии, проистекающей от внутреннего ощущения небезопасности. Будто бы русские, на протяжении нескольких столетий наращивая свою территорию, как бы пытались «отодвинуть» потенциального агрессора. На это можно ответить, что большая беда для нас в последние столетия приходила почти всегда и только с Запада, в то время как Россия, по известному изречению М.В.Ломоносова, «прирастала Сибирью», собирая под своим крылом разные народы и земли на Востоке. Накопленный многовековой опыт гармоничного сосуществования в лоне одного государства различных народов, этнических групп и вероисповеданий теперь позволяет Российской Федерации способствовать развитию диалога и формированию партнерства между культурами, религиями и цивилизациями, как это происходит в рамках ООН, ОБСЕ и других международных и региональных организаций.

Другая особенность, которую связывают с огромными российскими пространствами, – уважение к государству, гаранту единства страны и безопасности граждан. Сильное государство – это и залог самостоятельной и независимой внешней политики страны. В международных отношениях все это воплощается в понятии суверенитета.

Суверенность государств, их равноправие как главных субъектов международных отношений была обоснована и одобрена еще в рамках Вестфальской системы, сложившейся в Европе в XVII веке. Сегодня в ряде стран Запада эти традиционные понимания подвергаются сомнению. Пытаются предусмотреть, например, возможность вмешиваться в чужие дела под предлогом несоблюдения разного рода односторонне придуманных правозащитных концепций наподобие т.н. «ответственности по защите». Мы против подобного извращения важнейших универсальных международно-правовых норм и принципов. Здоровый консерватизм в том, что касается незыблемости стабилизирующих основ международного права, объединяет Россию с большинством стран мира.

Конечно, в наши дни «большая и сильная страна» – это не только размеры территории, но и состояние экономики, культуры, традиций, общественной этики и, разумеется, способность обеспечить собственную безопасность, безопасность своих граждан в любых условиях. В последнее время получил признание такой термин, как «мягкая сила». Но это – тоже сила. Другими словами, силовой фактор в его широком понимании в международных отношениях по-прежнему имеет важное значение. В условиях обострения политических, социальных, экономических противоречий и роста нестабильности мировой политической и экономической системы его роль даже увеличивается. Мы в полной мере учитываем это во внешнеполитическом планировании.

Обладая передовым потенциалом ядерного сдерживания, Россия выполняет важнейшую стабилизирующую роль в глобальной политике. При этом стратегическую стабильность мы не сводим лишь к поддержанию ядерного баланса с США. С учетом процессов глобализации, роста взаимозависимости государств и развития технологий, в том числе военного назначения, рассматриваем это понятие гораздо шире. В политической сфере это такое состояние международных отношений, при котором обеспечивается строгое соблюдение всеми государствами и их объединениями международного права, уважение законных интересов всех государств и народов, недопустимость вмешательства в их политическую жизнь. В военной сфере это последовательное выравнивание военных потенциалов, обеспечение высокого уровня доверия, транспарентности и предсказуемости, отказ от шагов, которые могли бы восприниматься как угрожающие национальной безопасности других стран и вынуждали бы их принимать ответные меры. Выступаем за укрепление стратегической стабильности во всех ее аспектах как основы обеспечения прочного мира, надежной, равной и неделимой безопасности для всех.

В последнее время существенно активизировались усилия по принуждению ядерных государств к отказу от ядерного оружия и его запрещению. Абсолютно ясно, что время для этого еще не пришло. Напомню, что авторы Договора о нераспространении ядерного оружия не зря прописали в нем, что полная ликвидация ядерных арсеналов должна состояться, но только в контексте всеобщего и полного разоружения. Мы готовы к обсуждению возможности дальнейшего поэтапного сокращения ядерных потенциалов, но только с учетом всех факторов, влияющих на стратегическую стабильность, а не только количества стратегических наступательных вооружений. А также мы готовы обсуждать эту тему исходя из растущей актуальности придания этому процессу многостороннего характера. Ограничения, на которые многие годы неоднократно шли Россия и США, подвели уже к такой черте, когда возможность дальнейших двусторонних сокращений, по сути дела, исчерпана.

Гордимся, что за последние годы качественно изменились возможности Вооруженных сил Российской Федерации. Особенно важно отметить, что современная Россия считает возможным применение силы исключительно в строгом соответствии с международным правом, своими законами и обязательствами. Не для завоеваний и не для экспорта политических идей, как это не раз бывало в мировой, да и в нашей прошлой истории, а для защиты наших самых жизненных интересов, когда другие средства исчерпаны, или помощи нашим союзникам и друзьям по их просьбе. Как это сегодня происходит в Сирии по приглашению законного правительства этой страны.

К сожалению, не все в мире так же внимательно относятся к правовому обоснованию задейстования военной силы. Отмечаем случаи вольной интерпретации Устава ООН, безграничное толкование угрозы собственной безопасности.

В международных отношениях все чаще наблюдается негативная тенденция использования в качестве средств принуждения экономических инструментов – различного рода односторонних санкций, ограничений, идущих вразрез с позициями и прерогативами Совета Безопасности ООН. Пытаются их применять, как вам известно, и против России. Расчет на то, что мы будем особенно чувствительны к подобного рода воздействию.

Но не получается и не получится игнорировать тот факт, что Россия – одна из крупнейших мировых экономик с высокой степенью устойчивости. В некоторых отраслях мирового хозяйства роль России вообще сложно переоценить. Например, в энергетике, включая ядерную энергетику.

Хочет этого кто-то или нет, Россия в экономическом плане по-прежнему центр тяготения для постсоветского пространства. Именно данное объективное обстоятельство, а не мифическое стремление Москвы «возродить империю» лежит в основе развития интеграционных процессов в Евразии. В современном глобализированном мире нас с партнерами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) объединяют многовековые хозяйственные и культурные связи, тесное взаимопереплетение судеб наших народов. Мы также содействуем налаживанию внешних контактов ЕАЭС в русле реализации инициативы Президента Российской Федерации В.В.Путина о формировании в Евразии многоуровневой интеграционной модели. Интерес к этой инициативе неуклонно растет.

В числе факторов, обусловливающих роль того или иного государства в мировой политике, надо назвать и исторические традиции. Как сказал теоретик и практик международных отношений Г.Киссинджер, история – это память государств. Кстати, большую часть своей собственной, не такой уж продолжительной истории США, интересы которых Г.Киссинджер всегда отстаивал и отстаивает, отнюдь не претендовали на то, чтобы играть роль центра «мирового либерального порядка». Не видели в этом исключительную миссию. Отцы-основатели США хотели, чтобы «лидерство» и «исключительность» основывались на положительных началах собственного примера. Ирония в том, что, начав как борцы за независимость, как сепаратисты, стремившиеся избавиться от гнета британской короны, американская элита к XX в. трансформировалась сама и трансформировала свое государство в силу, стремящуюся к глобальному имперскому доминированию. Но мир меняется, и, возможно, Америке еще суждено будет пройти через самоочищение и вернуться к собственным забытым истокам.

Россия отдала свою дань увлечению мессианством. Современная российская внешняя политика неидеологизирована и прагматична. У нас в стране есть свои традиции, свои здоровые ценности. Но мы их никому силой не навязываем. При этом предупреждаем партнеров, что и к нам с чужим уставом лезть не надо.

Наша страна после вековых испытаний вышла на авансцену международной и европейской политики во времена Петра I, чьим именем названа одна из академий, слушатели которой, как я понимаю, сегодня здесь присутствуют, и уже «во весь рост» в период Венского конгресса 1814-15 гг. Тогда при прямом участии Александра I в Европе была создана просуществовавшая много лет система баланса сил и взаимного учета национальных интересов, исключавшая доминирование какого-либо одного государства.

Из дальнейшей истории видна не просто тщетность усилий выталкивать нашу страну с европейской или мировой арены, без нее решать актуальные международные вопросы. Виден и огромный ущерб, который такие усилия наносят всем участникам процесса. Распад Венской системы (в ходе которого произошли такие события, как Крымская война 1853-1856 гг., объединение и возвышение Германии, окончательный крах монархии во Франции) повлек за собой кровопролитную Первую мировую войну. После нее уже тогда Советскую Россию оставили вне Версальских договоренностей, что во многом предопределило их недолговечность. Недоверие западных демократий, нежелание взаимодействовать с нами на равных привели к краху попыток создания коллективной безопасности в Европе в 1930-е гг. прошлого века, следствием чего стала еще более разрушительная Вторая мировая война. И только по ее окончании при нашем активном участии были заложены основы мироустройства, которые не потеряли актуальности и по сей день.

Центральную, координирующую роль в нем призвана играть Организация Объединенных Наций, которая доказала свою безальтернативность и наделена уникальной международной легитимностью при всех недоработках, которые проявляются в работе этого огромного «организма», объединяющего почти 200 государств. Россия поддерживает обеспечение незыблемости ключевых положений Устава ООН, в том числе относящихся к закреплению итогов Второй мировой войны. Выступаем за всемерное наращивание потенциала Всемирной организации в целях ее рациональной адаптации к новым мировым реалиям.

Если же вернуться в Европу, то и сегодня корни многих проблем видятся в иррациональном и обреченном на провал стремлении подвинуть евразийскую державу – Россию – куда-то на обочину. Последовательное расширение НАТО и Евросоюза дошло до того, что Украину и другие страны СНГ хотели поставить перед ложным выбором: или вы с Россией, или с Европой. Такой ультиматум оказался не под силу и без того внутренне непрочной украинской государственности. В результате – глубочайший кризис в самом центре европейского континента, непосредственно на границах России и Запада. Перспективы его урегулирования, выполнения Минских договоренностей пока, честно сказать, не просматриваются. В первую очередь, из-за отсутствия у украинского руководства политической воли и реалистичного видения будущего своей страны, из-за его попыток искать пути решения проблем Украины не на основе прагматических интересов во имя национального согласия и процветания, а по указке внешних спонсоров, которым чужды чаяния русских, украинцев и в целом восточного славянства.

Не просматриваются и стремления наших европейских партнеров честно работать в пользу создания общего пространства безопасности и сотрудничества, частью чего могло бы стать и справедливое решение «украинского вопроса» в русле Минских договоренностей, за что мы последовательно выступаем. Вообще Европейский союз, в последнее время ощутимо «теряет себя». По сути, они обслуживают чужие интересы, так и не обретя свой собственный единый голос во внешних делах. Мы люди терпеливые, будем ждать, когда коллеги осознают, что в силу целого ряда причин – исторических, геополитических, экономических, культурных – мы, Россия и Европа, нужны друг другу.

Исторические, геополитические, моральные основания, предопределяющие внешнеполитический курс России, прочны и неизменны. Они задают тон ежедневной практической дипломатической работе по реализации нашей внешней политики, которой в соответствии с Конституцией непосредственно руководит Президент Российской Федерации.

Мир действительно стремительно меняется. Разворачивается очередная «промышленная революция», формируется новый, более продвинутый технологический уклад. Обостряются противоречия, связанные с неравномерностью развития, углублением разрыва между уровнями благосостояния стран и народов, борьбой за ресурсы, доступом к рынкам сбыта, контролем над транспортными артериями. Конкуренция все больше приобретает цивилизационное измерение, форму соперничества ценностей и моделей развития.

В регионе Ближнего Востока и Севера Африки ситуация вплотную подошла к черте, за которой начинается разрушение государств и региональной политической карты. Это пространство хаоса стало плацдармом для беспрецедентного усиления террористической угрозы, воплощением которой является агрессия т.н. «Исламского государства» и подобных ему группировок. Глобальный террор – один из главных вызовов международной безопасности, и ответ на него может быть дан только путем создания широкой международной коалиции на прочной правовой основе, как это предложил Президент России В.В.Путин, выступая на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Продолжается перераспределение глобального баланса сил. Мы наблюдаем появление новых центров экономической мощи и связанного с ней политического влияния. Локомотивом мировой экономики утвердился Азиатско-Тихоокеанский регион. Активнее действуют государства Латинской Америки и Африки, обладающие значительным человеческим и ресурсным потенциалом. На этом фоне особенно отчетливо проявляется культурно-цивилизационное многообразие современного мира. Все более насущной становится необходимость демократизации межгосударственного общения.

Формирование полицентричной модели мироустройства – это объективный процесс. В общих интересах сделать его более устойчивым и предсказуемым. В этих условиях существенно возрастает роль дипломатии как инструмента согласования сбалансированных решений в политике, экономике, финансах, экологии, инновационном и технологическом секторах. Одновременно возрастает и роль вооруженных сил как гаранта мира.

Очевидно, что другого пути, чем кропотливая повседневная работа по достижению компромиссов в целях мирного преодоления многочисленных проблем просто не существует. Ставка на гегемонизм, на собственную исключительность ведет, как показывает практика, к усилению нестабильности и хаоса.

Объективно возрастает востребованность продвигаемых Россией деидеологизированных подходов к решению ключевых проблем современности на основе принципов многосторонности и уважения международного права. Сегодня эти подходы разделяются все большим числом государств, что способствует повышению авторитета России и ее роли уравновешивающего фактора мировой политики.

Мы не сторонники ни конфронтации, ни изоляционизма. Руководствуясь утвержденной Президентом России В.В.Путиным Концепцией внешней политики, будем и далее продвигать позитивную повестку дня в отношениях со всеми партнерами и соседями, в том числе с США и Европейским союзом.

В нынешних условиях не существует альтернативы самостоятельной прагматичной, многовекторной внешней политике, предусматривающей последовательное отстаивание национальных интересов и одновременно развитие равноправного сотрудничества со всеми, кто проявляет встречную готовность. Все наши действия направлены на защиту суверенитета, создание условий для мирного поступательного развития России и россиян.

Благодарю за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Как показывает опыт последних лет, агрессивные действия в информационной сфере по масштабам ущерба порой приближаются к последствиям применения оружия массового поражения. Как Вы считаете, не пора ли «на площадке» ООН, в формате двусторонних отношений с другими государствами добиваться разработки и заключения всеобъемлющего договора в этой сфере по аналогии с договорами, ограничивающими стратегические вооружения?

С.В.Лавров: Этим мы занимаемся уже несколько лет. Россия принадлежит инициатива, которая в рамках ООН приобрела название «Международная информационная безопасность». На протяжении целого ряда сессий Генеральной Ассамблеи ООН она становится предметом и темой самостоятельных резолюций. Если на начальном этапе эти резолюции вызывали отторжение у некоторых наших западных партнеров, то в последние годы резолюции о вкладе ООН в международную информационную безопасность принимаются единогласно.

Несколько лет назад была создана группа правительственных экспертов. Она завершила подготовку своего доклада, который был одобрен консенсусом Генеральной Ассамблеей ООН. Генеральная Ассамблея при этом высказалась за продолжение этой работы в контексте выявления конкретных рисков в сфере киберпространства, создаваемых в современных условиях. Сформирована была также еще одна группа правительственных экспертов, которая приступает к работе. Она должна будет подготовить конкретные предложения через полтора года.

Хочу сразу сказать, что несмотря на вроде бы конструктивное участие всех государств в этой дискуссии, мы ощущаем стремление ограничиться собственно дискуссиями и не довести дело до практических международно-правовых договоренностей. Поэтому параллельно с работой, о которой я упомянул, Россия вместе со своими партнерами, в частности, по ШОС, разработала проект документа под названием «Правила поведения в киберпространстве». Он также распространен в ООН и призван стимулировать конкретный диалог о правовых аспектах регулированиях этой проблемы. В целом мы считаем (и мы уже внесли такое предложение), что пора готовить международную конвенцию, которая будет посвящена кибербезопасности, в т.ч. проблеме ликвидации угроз рисков, связанных с хакерством. Именно мы первыми предложили сделать хакерство наказуемым и запрещенным в международно-правовом плане. Посмотрим, как отреагируют те, кто обвиняет российских хакеров в стремлении подорвать мир в духе Джеймса Бонда или тех, с кем он боролся.

Есть еще одна большая тема, связанная с этими вопросами. Она касается управления Интернетом. Уже несколько лет в рамках Международного союза электросвязи проводится дискуссия о демократизации Интернета, управления Интернетом. Идет, если хотите, очень серьезная идеологическая борьба. Некоторые отстаивают принципы свободного рынка, но есть те, кто полагает, что отдавать Интернет на откуп свободному рынку означает, по сути дела, отдать его одной стране. В этой связи предстоят еще очень серьезные дебаты.

Все эти проблемы мы видим. Большинство стран мира разделяет необходимость навести хоть какой-то общеприемлемый порядок. Началась очень конкретная работа, но до завершения пока еще далеко.

Вопрос: Я являюсь участником операции ВКС России в Сирии, поэтому мой вопрос будет связан с этой страной. Результаты работы Российского центра по примирению враждующих сторон на территории САР говорят о его высокой эффективности. В то же время решение таких задач, как розыск без вести пропавших лиц, возвращение военнопленных зачастую сталкивается с некоторыми трудностями межведомственного взаимодействия. На Ваш взгляд, возможна ли организация прямого взаимодействия между Центром по примирению враждующих сторон и Посольством Российской Федерации в Сирии при решении различных задач?

С.В.Лавров: Вы меня даже удивили. Я исхожу из того (и получаю тому ежедневно подтверждение), что такая связь существует. Если Вы на основе неких практических фактов знаете о недостатке такого сотрудничества, дайте нам, пожалуйста, знать. Взаимодействие Посольства России в Дамаске с Центром в Хмеймиме ведется абсолютно повседневно как по вопросам практического функционирования Центра, так и в том, что касается международных связей САР с зарубежными партнерами при нашем содействии. Там недавно побывала делегация парламентариев из Европы и Федерального Собрания России. Центр в Хмеймиме, как и наше Посольство в Дамаске, было активно задействовано в организации этого визита.

Если Вас несколько смутила конкретная тема, о которой Вы упомянули – обмен военнопленными, то здесь, возможно, Посольство не предназначено для того, чтобы играть в этом процессе ведущую роль. Здесь, насколько мы с моим коллегой и другом С.К.Шойгу распределяем роли, основная задача состоит в том, чтобы завести контакты с теми, кто удерживает военнопленных, воевавших с террористами и экстремистами. Главное здесь – это контакты по линии военных ведомств, разведок, между Центром в Хмеймиме и нашими турецкими партнерами, другими странами, которые имеют своих представителей спецназа (или в иных формах) «на земле» и влияют на отряды боевиков. Мы в политическом плане активнейшим образом сотрудничаем с Министерством обороны России через процесс переговоров «на площадке» Астаны. На последней встрече в Астане неделю назад наряду с тематикой подготовки конституционной реформы, задачей консолидации режима, прекращения боевых действий, разработки механизма реагирования на его нарушения, обсуждалась и тема налаживания диалога между противоборствующими сторонами с целью обмена военнопленными в качестве меры доверия гуманитарного характера. Я специально обращаю вниманию на этот упомянутый Вами аспект. Уверен, что здесь просто нет предела совершенству, координацию всегда можно доводить до все более высокого уровня. Заверяю Вас, что работа Посольства и Центра в Хмеймиме достаточно хорошо согласована.

Вопрос: Президент США Д.Трамп в одном из своих выступлений неожиданно предложил в качестве платформы для торга вернуться к вопросу сокращения стратегических вооружений. Должны ли стратегические ядерные силы сегодня быть предметом переговоров с американцами или на данном этапе все-таки целесообразно вывести их за рамки российско-американских отношений?

С.В.Лавров: Позиция Администрации Президента США Д.Трампа во многом еще только формируется по большинству ключевых вопросов внешнеполитической повестки дня, включая и упомянутую Вами тему дальнейших шагов по ограничению стратегических наступательных ядерных вооружений. Кстати, если я правильно помню, Д.Трамп упомянул тему взаимодействия с нами в этой области в качестве примера. Спросили его о том, будет ли он готов снимать санкции с России. По-моему, вопрос звучал как-то так. На это он ответил, что они должны посмотреть, есть ли какие-то вопросы, в которых они могут взаимовыгодно и с пользой для интересов США сотрудничать с Россией, в частности упомянул сферу ограничения ядерных вооружений. Параллельно, как Вы знаете, действующий Президент США говорил, что американцам надо всячески модернизировать и наращивать свою ядерную триаду. Нужно сначала дождаться, когда при новой Администрации окончательно будет утвержден военный бюджет, какие в нем будут расставлены приоритеты, каковы будут запросы, на что эти средства будут ассигноваться.

Насчет дальнейшего разговора. Я кратко упомянул в своем выступлении, что мы готовы к этому разговору, но его нужно вести с учетом всех без исключения факторов, влияющих на стратегическую стабильность. Сейчас те, кто предлагают скорее реализовать так называемую инициативу «ядерного нуля», запретить и уничтожить ядерное оружие, объявить его вообще вне закона, абсолютно игнорируют, что с момента, когда была создана атомная бомба и этот новый вид вооружения был поставлен на поток в СССР, США, Китае, Франции и Великобритании, произошли колоссальные изменения в военной науке и технологиях. То, что сейчас разрабатывается в США под названием «глобального молниеносного удара» – это неядерное стратегическое вооружение. Если оно будет создано (а работа ведется очень активно, поставлена цель, чтобы достать любую точку Земного шара за один час), конечно, оно будет гуманней ядерного оружия, поскольку нет радиации, эффекта Хиросимы и Нагасаки. Но с точки зрения достижения военного превосходства мои друзья в Министерстве обороны мне говорят, что эффект будет даже посильнее, чем от современной ядерной бомбы.

Кроме того, наши американские партнёры не отказываются от программы, связанной с выводом оружия в космос, практически в одиночку голосуя против наших вместе с КНР и со многими другими коллегами инициатив о том, чтобы принять на себя обязательства не делать этого. Американцы отказываются от ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), а это тоже немаловажная вещь, которая влияет на стратегическую стабильность. Ну и, конечно, глобальная система противоракетной обороны (ПРО) самым непосредственным образом влияет на стратегическую стабильность.

Еще один факт – дисбалансы в обычных вооружениях, которые тоже модернизируются очень быстро. Наши диалоги с НАТО мы всегда начинаем с того, что необходимо вернуться к нормальным отношениям. Предлагаем нормализовывать и договариваться о взаимном контроле, но прежде, чем контролировать, нужно сесть и посмотреть, у кого что развернуто вблизи друг друга и в целом в Евроатлантической зоне. Есть масса факторов, которые нужно обсуждать, если мы не просто как идеалисты хотим запретить ядерное оружие, а обеспечить мир и безопасность на всей планете, стратегическую стабильность, которая будет устойчивой, опираться на глобальный паритет. Обо всем, что я перечислил, нужно говорить. Может, я даже упустил еще какие-то факторы.

Я также упомяну, что двусторонний процесс ограничений между Россией и США дошел до такого уровня, за которым уже сложно предполагать, что вместе нам удастся еще многое сделать. Надо вовлекать все государства, обладающие ядерным оружием, при чем не только те, которые обладают им официально, но и де-факто.

Вопрос: США уже длительное время широко используют технологии так называемого «управляемого хаоса». Что можно противопоставить данным технологиям в глобальном международном масштабе? Возможен ли ответный проект глобальной управляемой стабильности и безопасности? Какие страны потенциально могут выступить инициаторами этого проекта?

С.В.Лавров: «Управляемый хаос» появился достаточно давно как концепция, которая продвигалась в качестве средства усиления влияния США, исходя из того, что создавать этот управляемый хаос нужно подальше от берегов США, в тех районах, которые играют ключевую роль с точки зрения обеспечения экономического и финансового развития мира. Ближний Восток всегда находился под прицелом политологов и конструкторов внешней политики в Вашингтоне. Практика уже показала, что эта концепция вредна, губительна, в том числе и для стран, которые избираются в качестве объекта экспериментов – Ирака, Ливии, Сирии, Йемена, Афганистана. Хотя в Афганистане США начинали свою операцию при поддержке мирового сообщества после терактов 11 сентября в 2001 году. СБ ООН единогласно подтвердил право США на самооборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН. Операция против Движения талибов (ДТ) и «Аль-Каиды» началась при поддержке всех государств мира. Другое дело, что получив такое одобрение, США и их союзники по НАТО, которые потом развернули там операцию всего альянса, вели себя, я бы мягко сказал, достаточно непоследовательно. За период их присутствия в Афганистане террористическая угроза никуда не исчезла, а наркоугроза возросла многократно. Наркоиндустрия процветала. Были факты о том, что кто-то из контингентов операции НАТО был не то, чтобы задействован в реализации преступных схем, но закрывал глаза на какие-то проявления, связанные с незаконным наркотрафиком. Афганистан все-таки особая статья, хотя то, что сейчас происходит с этой страной во многом из-за провала операции НАТО, получившей кредит доверия международного сообщества, тоже можно отнести к невольному созданию управляемого хаоса. В Ираке его создавали сознательно, в Сирии и Ливии это тем более делается сознательно.

Я также упомянул Йемен. Это тоже колоссальная гуманитарная катастрофа. О ней почему-то не так громко говорят, хотя на последнем брифинге в СБ ООН представители Секретариата ООН, отвечающие за гуманитарные вопросы, назвали происходящее там крупнейшей гуманитарной катастрофой в регионе даже на фоне Сирии и Ирака. Ответственные политики убедились, что «управляемый хаос» – это теория, которая разрушает регионы. Наверное, кто-то сиюминутно выигрывает от колебаний сырьевых рынков, происходящих благодаря таким навязанным извне революциям, но сами создатели этой теории, ее исполнители получают в ответ потоки нелегальных мигрантов, с которыми «просачиваются» террористы. Мы видим, что сейчас происходит в Европе. Теракты докатывались и до США. Не удается полностью защитить себя и отсидеться за Атлантическим океаном. Бумеранг налицо. И это начинают понимать серьезные люди. Противопоставлять этому можно только международное право. Устав ООН создает для этого все возможности. Применять военную силу можно только по решению СБ ООН, либо когда однозначно сложилась угроза применения силы против тебя. Тогда есть право на самооборону в соответствии с тем же Уставом ООН. Именно такую политику мы проводим с большинством стран мира. КНР, Индия, Бразилия, большинство других стран нас поддерживают.

Выделю еще один момент, так или иначе связанный с «управляемым хаосом» и его последствиями.

В Африке и Латинской Америке, в их общерегиональных организациях (Африканский союз и Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна) есть закрепленный принцип о неприемлемости смены власти неконституционным образом – путем государственного переворота. Учитывая, что эта угроза является не только африканской и латиноамериканской (как показала жизнь, она может прорезаться в любой части мира), мы выступили за то, чтобы зафиксировать принцип неприятия государственных переворотов как метода смены власти на универсальном уровне на Генеральной Ассамблее ООН. Осенью прошлого года с большой группой соавторов (наши кубинские коллеги были одними из основных инициаторов вместе с нами и другими государствами) была принята резолюция о необходимости движения к более справедливому и демократическому миропорядку, в которой черным по белому записано, что неприемлемо менять власть путем антиконституционных государственных переворотов, вмешиваться во внутренние дела других государств и навязывать им свои идеи и ценности. Также неприемлемо применять свое собственное законодательство экстерриториально, гоняясь по всему миру за юридическими и физическими лицами других стран, которые никакого международного порядка не нарушали, но рассматриваются как нарушители национального законодательства страны, которая такие экстерриториальные меры применяет. Три государства проголосовали против этой резолюции, пара десятков в основном западных стран воздержались, но она принята гораздо большим числом голосов, чем некоторые, которые любят цитировать наши западные партнеры (например, резолюция т.н. нарушений прав человека в Крыму и прочие).

Вопрос: В силу резкого падения авторитета международных институтов, включая ООН, ОБСЕ, Совет Европы, находящихся под потенциальным влиянием заокеанских партнеров и кураторов, Российской Федерации необходимо решать жизненно важные вопросы не на этих площадках, а с руководителями таких государств, как США, Германия, Индия, Китай и других держав. Не кажется ли Вам, что необходимо возвращаться к теме прямых межгосударственных отношений?

С.В.Лавров: Честно говоря, эти прямые межгосударственные отношения никогда не прекращались. При всей насыщенности повестки дня международных организаций двусторонний диалог с подавляющим большинством государств в современных условиях стал еще более интенсивным. В отношениях с США у нас пока объективная пауза, потому что наши американские коллеги, новая Администрация еще на расставила на руководящий уровень по местам всех деятелей в Госдепартаменте, Пентагоне и других ведомствах. Помимо глав ведомств еще не состоялись назначения на уровне заместителей, а это требует утверждения Сенатом, и непонятно, когда они произойдут, поэтому наблюдается естественная пауза выжидания. Но я встречался с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. По линии Генерального штаба уже состоялась не одна встреча начальника Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации В.В.Герасимова с генералом США Д.Данфордом, который возглавляет Объединенный комитет начальников штабов США. Были контакты и на другом уровне касательного того, как мы должны избегать непредвиденных, непреднамеренных инцидентов в Сирии по линии ВКС России и возглавляемой американцами коалицией. Так что двусторонний диалог очень важен с любой страной. Говоря о многосторонних, универсальных, региональных институтах, мы прекрасно видим их недостатки, но они, если хотите, неизбежны.

В ООН входит 193 страны. Запад, Россия, Китай, Индия, Африка, Латинская Америка — у всех интересы, заключающиеся в максимальном отстаивании и продвижении своей точки зрения в тех решениях, которые принимаются и затем претворяются в жизнь, либо задают политическую повестку дня для дальнейших дискуссий. Конечно, хочется на все это влиять. Порой наши западные партнеры организуют нам обструкцию, либо продвигают абсолютно неприемлемые идеи, которые мы вынуждены и должны блокировать. В таких ситуациях некоторые «доброхоты» любят говорить, что ООН себя исчерпала, потому что происходит злоупотребление правом вето и т.д. Это от лукавого. Вето было включено в Устав ООН по настоянию США после того, как Лига Наций печально закончила свое существование как раз потому, что в ее деятельности, механизмах ее работы не была предусмотрена особая роль крупных держав. Из-за этого США решили, что для них не интересно просто слушать там нравоучения и не иметь возможности оказать решающее влияние. Поэтому сейчас право вето — никакая не привилегия, а инструмент поддержания стабильности в мировых делах, гарантирующий, что никакие решения международного сообщества не могут быть приняты, если они не поддержаны пятью постоянными членами ООН. Это нужно понимать.

Сейчас наши французские коллеги активно двигают идею о том, что постоянные члены Совбеза ООН должны добровольно самоограничиваться в применении вето в случаях, когда идет речь о массовых нарушениях прав человека. Мы спросили у них, как они себе это представляют даже с чисто утилитарной точки зрения. 99 пострадавших — это еще не нарушение, а при сотом нарушении нужно уже ограничиваться от применения вето? Это старая концепция. Просто раньше ее предлагали «под соусом» ответственности по защите, гуманитарной интервенции, что международное сообщество может вмешиваться в какие-то конфликты, независимо даже от решения Совбеза ООН, если в какой-то стране происходит геноцид или прочие массовые нарушения прав человека. Арифметический подход. Кто будет определять, когда они массовые, а когда нет? Это очень циничная вещь. Как говорят, смерть каждого человека — это трагедия, а перечень военных потерь – статистика. Можно много чего найти на эту тему, но право вето обязательно должно сохраняться при всех идеях реформирования СБ ООН. Его нужно реформировать и сделать более представительным. Без права вето нынешних постоянных членов Совет Безопасности не сможет функционировать и переродится просто в орган, который штампует не очень дальновидные, идеологизированно заряженные документы. В ОБСЕ нет права вето, но есть принцип консенсуса, что тоже порой предполагает изнурительные дебаты. Тем не менее, принцип консенсуса защищает интересы тех, кто участвует в этой организации. Она может приносить пользу и при всей критике, которая раздается в связи с операцией ОБСЕ на Украине. Все-таки деятельность в этой стране специальной мониторинговой миссии, которую мы поддерживаем, помогает снижать уровень насилия, не дать ситуации выйти из-под контроля. Сейчас наблюдается всплеск насилия, в том числе позавчера радикалы из батальона «Азов» устраивали провокации вокруг Мариуполя. Эта миссия фиксирует данные факты, которые потом используются нами в работе с «нормандской четверкой», в Контактной группе для того, чтобы добиваться от украинских властей прекращения саботажа и выполнения Минских договоренностей.

По любой международной организации я могу привести какие-то позитивные примеры, но нужно понимать, что ни одна из них — ни ООН, ни ОБСЕ, ни «Группа двадцати», ни даже БРИКС и ШОС не будут стопроцентно выполнять пожелания какой-либо одной страны. Это всегда компромисс, консенсус, баланс интересов. Как наш Президент В.В.Путин постоянно подчеркивает, мы никому ничего не навязываем, мы всегда готовы с любой страной, которая тоже готова разговаривать на равноправной основе, искать баланс интересов путем взаимных уступок. Так устроена дипломатия. В двусторонних отношениях то же самое. Иногда в двустороннем плане договориться даже сложнее, чем в многостороннем, потому что в многостороннем формате в той же ООН у тебя есть союзники, которых ты можешь призвать, и они будут оказывать дополнительное давление. В двусторонних же переговорах твой партнер напротив тебя – и чья возьмет. Лучше, чтобы ни чья не брала, а был какой-то консенсус. Мы готовы к такой работе, в том числе, как я уже сказал, и с США, прекрасно понимая, какое влияние оказывают отношения между двумя крупнейшими ядерными державами на общую ситуацию в мире. Мы готовы свою ответственность за такое влияние реализовывать в диалоге с США.

Вопрос: Сегодня мы наблюдаем все усиливающийся раскол мировых политических элит. Появились глобалисты, которые выражают интересы транснациональных корпораций, мировых финансовых структур, а также новый политический концепт ­– так называемые популисты, которые выражают интересы народов своих государств. Яркий пример — это избрание Президента США Д.Трампа, а также ряда других политических лидеров, которые воспринимаются на Западе как маргиналы, например, Марин Ле Пен. В этой связи Российскую Федерацию многие неслучайно воспринимают как лидера второй половины мира. Как Вы считаете, насколько правомерно такое мнение? Можно ли говорить в перспективе о победе какой-то одной из этих идеологий? Как это будет, с Вашей точки зрения, влиять на современное мироустройство?

С.В.Лавров: Я бы не называл ни Д.Трампа, ни М.Ле Пен маргиналами, хотя бы потому, что они абсолютно встроены в те принципы, которые лежат в основе функционирования американского и французского государств. М.Ле Пен является европарламентарием, ее партия активно работает в парламенте. Д.Трамп избрался в полном соответствии с американской конституцией, с их двухуровневой непрямой системой выборов президента. Я бы даже не называл их популистами. Популисты имеют какой-то негативный оттенок. Вы очень интересно сказали, что популисты — это те, кто представляет народ. У нас есть нюансы трактовки слова популист. В современном русском языке оно скорее предполагает, что это человек, который пошел в политику, но не несет ответственности за свои слова, а только стремится понравиться избирателям. Популист — это тот, кто может пообещать трехкратное увеличение зарплаты, когда это абсолютно не совпадает с возможностями бюджета и т.д. Поэтому я бы называл их реалистами или антиглобалистами, если хотите. Хотя, антиглобалисты тоже ассоциируются с какими-то хулиганами, которые не позволяют проводить саммиты «двадцатки», «семерки» и т.д. В принципе, даже сейчас, когда крупнейшую державу мира возглавил Президент, заявивший о том, что нужно думать не о глобальной экспансии, а о том, как живет Америка, уже и роль самих глобалистов будет меняться. Американские корпорации уже потребовали у новой власти перевода производства из развивающихся стран в США для того, чтобы создавать там рабочие места. Да, это будет не очень позитивно для потребителя, потому что рабочая сила в США дороже, поэтому возрастет цена на продукцию, автомобили и прочее. Но это тенденция. Вообще концептуальные лозунги Президента США Д.Трампа в предвыборной кампании о том, что надо поменьше вмешиваться в дела других стран и заниматься своими, – очень серьезный сигнал для тех же глобалистов. Повторю, США до сих пор воспринимались как символ глобализма, экспансии транснациональных корпораций. Те, кто представляет их интересы, — это та большая команда, которая сейчас ополчилась на Президента США Д.Трампа, на его Администрацию и вообще на все, что он делает, и которая пытается всеми правдами и неправдами навредить ему по полной программе. Нечто похожее происходит и во Франции, когда были извлечены горы компромата десятилетней, пятнадцатилетней давности, причем этот компромат всегда стараются максимально преломить через «антироссийскую призму». Я давно не помню настолько нечистоплотной кампании, когда идет борьба между концепциями и идеями о том, как дальше развивать свое государство, свою страну, идет война компроматов. У нас это было не так давно, и ничего хорошего я в этом не вижу.

Параллельно через действия и заявления новой Администрации США происходит переоценка глобального рынка и глобальной системы торговли. Как вы знаете, они отказались от Транстихоокеанского партнерства, от Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, сказав, что будут заниматься региональными или двусторонними договоренностями. Мы исходим из того, что все-таки Всемирная торговая организация, куда мы так долго вступали и вступили, давала какой-то общий «зонтик» для мировой торговли. В рамках этих универсальных систем можно было встраивать какие-то региональные структуры, чтобы не обрывать связи с неучастниками этих региональных структур, сохраняя через ВТО некие общие контакты и обмены. Теперь и это под угрозой. Так что мы находимся в эпохе переосмысления подходов, и я не думаю, что это только чисто субъективный фактор Д.Трампа. Эти перемены назревали, иначе не получилось бы так резко изменить американскую позицию по такому количеству вопросов. Они назревали давно, в ВТО был большой кризис, когда западные страны категорически не хотели слышать ведущие развивающиеся страны по целому ряду вопросов, связанных с инвестициями, услугами и т.д.

Я бы не стал говорить, что есть глобалисты и есть популисты. Есть люди, которые хотят просто избраться и по накатанной сохранять эти неолиберальные структуры, которыми сейчас переполнен Запад, а есть люди, которые усматривают в этом неолиберализме, во вседозволенности, являющиеся частью неолиберальных подходов, угрозу своим обществам, традициям и культуре. Это тоже сопряжено с философскими размышлениями и практическими разговорами о том, что делать с проблемой нелегальных мигрантов, со своими корнями и религией, политкорректно ли напоминать, что ты православный или католик, или надо сейчас вообще забыть о религиозных корнях. Я не раз говорил, что Европейский союз много лет назад еще хотел принять конституцию, писал ее проект. Комиссию возглавлял Ж.Д’Эстен, и он предложил записать в этой конституции очень простую фразу о том, что у Европы христианские корни. Ему не дали это сделать, потому что якобы это не политкорректно и будет оскорблять мусульман. На самом деле оказалось, что если стесняешься своих религиозных корней, то тебе будет в общем-то все равно, у кого какие религиозные корни, и до хорошего это не доводит. Поэтому через ООН, ЮНЕСКО мы активно поддерживаем все инициативы, которые сейчас стали особенно актуальны – «Диалог цивилизаций», «Диалог культур», «Диалог религий». Они неслучайно стали вопросами актуальной повестки дня, поскольку отражают брожение внутри обществ и необходимость каким-то образом искать национальный консенсус.

Вопрос: Классическое определение термина «война» звучит так: «Война есть не что иное, как продолжение государственной политики иными средствами». При этом под «иными средствами» мы, как правило, понимали военное насилие и поэтому утверждали, что война ведется только при применении средств вооруженной борьбы. Можно ли, по Вашему мнению, утверждать о кардинальном изменении сущности войны в современных условиях в связи с включением в это понятие мер информационного, экономического, политического и психологического воздействия?

С.В.Лавров: Вы знаете, на Западе придумали термин «гибридные войны». Собственно говоря, они, наверное, на своем опыте сейчас такую концепцию и формируют. Односторонние экономические санкции - это, конечно же, объявление войны без какого-либо сомнения. Информационная война имеет место, когда очернение информации становится обязательным условием работы СМИ. Это объективный факт. В эти дни мы много говорим о Сирии. Есть такая якобы неправительственная организация «Белые каски», которую финансируют несколько западных стран и страны Персидского залива. Фильм об этой организации получил «Оскар» в номинации «лучший документальный фильм». Они позиционируют себя как гуманитарная структура, которая помогает людям, оказавшимся под бомбежками, в частности, в Сирии. Уже неоднократно выявляли ложь и находили постановочные видеоролики, когда раскрашивали девочку красной краской. Потом она сидела и страдала от российских и сирийских бомб. Несколько дней назад в Женеве американский журналист провел презентацию своего исследования, которым он доказал, что эти «Белые каски» ­­ - фейк, они занимаются только созданием ложных провокационных новостей, поливают грязью Россию, Иран, сирийское правительство, сирийские вооруженные силы и оказывают, это он тоже доказал, прямое содействие террористам и экстремистам, в том числе медикаментами, медицинским оборудованием, путем принятия на лечение раненых из экстремистских группировок. Это только один пример. Но везде и всюду, как только вы начинаете разговаривать с западными коллегами, «Белые каски» вне всякой критики, это истина в последней инстанции. Таких и других придумок очень много. Безусловно, в более широком плане киберпространство - это такая сфера, где есть непосредственно и материальная возможность нанести потенциально очень серьезный ущерб. Созданы кибервойска и, очевидно, за ними не последнее слово. Именно поэтому нам нужны форумы, где эти вещи будут обсуждаться комплексно. Военные обсуждают с военными сугубо военные дела, но в том числе уже и кибервойны. Те, кто занимается информацией, обмениваются друг с другом опытом, пытаются друг друга убедить, что сейчас нужно использовать СМИ не для провокационных кампаний, а каким-то образом примирять народ через средства массовой информации. В экономике нужно просто понять, и осознание приходит уже ко многим, что односторонние санкции - это бумеранг, который бьет не меньше и по странам, которые к ним присоединились, особенно если это страны небольшие. Применение санкций одностороннего характера к такой стране, как Россия, с ее огромными возможностями, прежде всего человеческим, природным и ресурсным потенциалом, недальновидно. Поощряя диалог по каждому из этих направлений в интересах формирования какого-то общего понимания, кампанейских, общеприемлемых подходов, нужен форум, где все это будет рассматриваться в комплексе, потому что все это влияет на общее состояние международных отношений. Другой площадки, кроме ООН, наверное, не существует. Это актуальнейшая тема, и нет сомнений, что она будет предметом очень острых и заинтересованных дискуссий на обозримый период.

Вопрос: В течение достаточно продолжительного времени Балканы играли важную роль в мировой политике и являлись регионом, вызывающим интерес у России. Скажите, пожалуйста, каковы направления и перспективы развития нашей внешней политики в этом регионе на данный момент?

С.В.Лавров: Это тоже один из регионов, который Запад почему-то рассматривает как поле провокационной деятельности России. Опять-таки Запад подходит к этим вопросам с той же неадекватной логикой, с которой они подходят к постсоветскому пространству - «или с нами, или против нас». Любые нормальные связи России с Балканскими странами сразу же становятся предметом тревожной озабоченности, которую озвучивают политики в духе заявлений – «Россия лезет теперь на Балканы». Многие истории не знают, можно им это простить. Сколько русской крови пролито на Балканах! Оставим это на их совести. У нас нет никакого испуга от таких подходов. Мы видим совпадения основополагающих интересов между нами и странами региона по многим вопросам. Это касается наших отношений с Сербией, которые сейчас переживают, наверное, лучший период за многие годы. Регулярно встречаются руководители двух стран, министры иностранных дел, министры обороны, министры по чрезвычайным ситуациям, министры экономического блока, работают совместные механизмы. Сербия налаживает контакты с Евразийским экономическим союзом, стала наблюдателем в Парламентской ассамблее ОДКБ. У нас очень многоплановые и многоуровневые связи. Это отражается на практическом сотрудничестве в экономике и инвестициях, где наши позиции достаточно серьезны и приносят пользу нашим сербским партнерам. Это отражается и в сфере гуманитарных обменов, и в межрелигиозных связях, которые тоже очень развиты. Эта паранойя, которая проявляется на Западе в связи с тем, что мы нормально дружим с нашими давними партнерами на Балканах, очень хорошо характеризуется отношением ЕС к гуманитарному Центру, который мы совместно с Сербией создали в г.Ниш. Это Центр, где базируется соответствующее оборудование для гуманитарных операций, где можно заправить наши самолеты, когда они участвуют в тушении пожаров. Запад буквально «висит на руках» у сербского руководства, чтобы этот Центр не превращался в региональный, чтобы не привлекать туда другие страны, не предоставлять его сотрудникам нормальные, полагающиеся им как сотрудникам международной структуры привилегии и иммунитет. Это все при том, что за последние несколько лет именно через этот Центр Россия оказывала помощь многим странам ЕС в тушении пожаров на их территориях. Это даже уже неприлично пользоваться услугами структуры, которую ты хочешь всячески ограничить, а ее деятельность затруднить.

Что касается других стран, мы хотим хороших отношений с Хорватией. Недавно на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности я встречался с Президентом Хорватии К.Грабар-Китарович. Мы заинтересованы в контактах на высшем и высоком уровнях. У нас есть неплохие экономические проекты.

В Македонии сейчас очень сложная ситуация из-за глубокого кризиса, который во многом спровоцирован искусственно. Все идет к тому, что в македонское общество пытаются внести раскол, нарушить те соглашения, которые много лет назад были подписаны в г.Охриде и которые предоставляли албанскому меньшинству достаточно серьезные права в рамках македонского государства. Кстати, мы в то время говорили, что хотели бы, чтобы Евросоюз поддержал предоставление соответствующих прав албанскому меньшинству в Македонии, выступил бы за то, чтобы такие же права были предоставлены русским в Прибалтике. Но они от этого стыдливо уходили. Сейчас они пытаются расшатать это соглашение. Запад, надеюсь, понимает опасность таких попыток и не находит в себе силы им противодействовать. Но с македонцами у нас, действительно, давние и очень хорошие отношения. Если бы не этот кризис, мы бы могли полезно работать, не отвлекаясь на внутриполитические передряги.

Черногория, к огромному сожалению, поддалась на тот самый провокационный ультиматум – либо с Европой, либо с Россией, и решила принести в жертву своим евроатлантическим устремлениям отношения со своим давним и добрым другом – нашей страной. Я оставляю это на совести нынешнего черногорского руководства, на совести НАТО. Абсолютно не понятно, как безопасность НАТО выиграет от присоединения Черногории. Абсолютно не понятно, как выиграет безопасность Черногории, потому что никаких угроз ее существованию не было. Наверное, черногорцы, по крайней мере, нынешние ее лидеры кое-что подзабыли. После распада Югославии все еще сохранялся Союз Сербии и Черногории. Х.Солана, будучи Высоким представителем ЕС по общей внешней политике и политике в области безопасности, помог договориться Белграду и Подгорице о том, чтобы они сохранили этот союз на три года, а в конце трехлетнего периода каждая страна смогла бы провести референдум. Но после того, как истек трехлетний период, никаких шагов, чтобы организовать жизнедеятельность этого союза при поддержке извне предпринято не было. ЕС обращался к нам, к России, с просьбой помочь уговорить черногорцев не проводить референдум. Мы тогда сказали, чтобы они сами договаривались. Мы помогли им согласовать документ, в котором сказано, что через три года они имеют право на референдум и что мы не будем влезать во внутренние дела черногорцев, пусть решают сами. Об этом они, наверное, уже забыли. Но это был, я считаю, порядочный, абсолютно дружеский и товарищеский жест. Бог им судья. Уверен, что все это пройдет, и мы вернемся к тому времени, когда написанное В.С.Высоцким про Черногорию оживет в черногорских сердцах, а не только в наших. Памятник ему стоит в Подгорице, и простые люди, которые прекрасно понимают провокационный характер деятельности их руководства по отношению к России, приносят к нему цветы.

Есть сложности в Боснии и Герцеговине, есть попытки подорвать Дейтонские договоренности. Напомню, что они обеспечивали сожительство и сосуществование босанско-хорватского и сербского энтитетов, составляющих государство Боснию в рамках единого государства, но на основе принципа принятия решений через согласие всех трех государствообразующих народов. Сейчас, когда пытаются ущемить права сербов и хорватов в Боснии, мы разъясняем неприемлемость такого шага. Россия является членом руководящего комитета, который был создан в целях боснийского урегулирования. Надо отдать должное, что наши оценки воспринимаются там, в т.ч. европейцами. Там существует такой атавизм, как Аппарат высокого представителя, который был создан, когда Босния только была «скроена» по итогам югославских войн. Этот высокий представитель обладает правом диктатора, он может отменять любые решения и принимать свои указы, не советуясь ни с кем. Конечно, стыдно. Босния и Герцеговина, с тех пор, как она была создана, уже избиралась непостоянным членом СБ ООН, а за ней еще приглядывает какой-то «дядька», который явно потерял чувство реальности и выходит далеко за рамки даже своих диктаторских полномочий. Непростая ситуация. Но на Балканах никогда не было простых ситуаций. Наверное, главный урок, который нужно извлечь из этого многострадального региона, что пора перестать использовать его в геополитических играх, пора перестать перетягивать страны под одно или другое крыло. Надо выстраивать общую, европейскую безопасность, в рамках которой членам НАТО и ОДКБ и странам, которые не входят ни в какие военно-политические союзы, можно будет ощущать себя комфортно, одинаково защищенными. в равной и неделимой безопасности. Другого пути не существует. Иначе мы будем из-за попыток Запада сохранять натоцентиричность и отказываться обсуждать проблемы юридических гарантий безопасности за пределами НАТО, постоянно будем натыкаться на те же самые грабли.

Вопрос: Руководство Китая последовательно и прагматично отстаивает свои интересы в отличие от стран ЕС, действующих по указке США в ущерб своим экономическим интересам. Вы только что приводили пример с Центром, который пытаются закрыть страны Евросоюза. Как Вы считаете, в случае победы на предстоящих выборах в ФРГ и Франции кандидатов, которых на Западе принято называть «пророссийскими», эта ситуация может быть изменена в нашу пользу?

С.В.Лавров: Во-первых, Вы знаете, мы не вмешиваемся во внутренние дела других государств, в том числе в процессы подготовки и проведения выборов. Мне поразительно читать в СМИ в упомянутых Вами и других странах ЕС абсолютно вымышленные, но самое главное неумно, топорно написанные и сочиненные статьи и репортажи о нашем тотальном влиянии на эти избирательные процессы. Им, наверное, должно быть стыдно, что у них такие системы, что нет возможности защитить себя от внешнего вмешательства. Это все-таки Германия и Франция, а не какие-то маленькие страны. Во-вторых, они не приводят ни одного факта. Мы постоянно об этом напоминаем, Президент России В.В.Путин регулярно общается с германскими политиками, бизнесменами. У нас недавно был мой новый коллега Министр иностранных дел ФРГ З.Габриель. Его принимал наш Президент и откровенно обсуждал эти вопросы. Когда с ними разговариваешь в рабочем процессе, нет этого фанатизма. Но очевидно, кому-то очень хочется, чтобы этот фанатизм искусственно поддерживался и нагнетался. Я никогда не подозревал, что уважающие себя СМИ могут опускаться до такого абсолютного очернительства, не утруждая себя фактами.

Что касается исходов этих выборов, то мы, конечно, следим, как эти страны сами, через свои рейтинговые агентства оценивают шансы кандидатов. Но, как и в случае с выборами в США, мы будем уважать выбор германского, французского народов, как и любого другого народа, который голосует на своих национальных выборах и будем готовы работать с теми, кого эти народы выберут. Конечно, когда мы слышим выступления кандидатов в ходе избирательной кампании, нам трудно не заметить заявления о том, что кто-то готов тесно сотрудничать с Россией, а кто-то выступает с иных позиций. Естественно, мы обращаем на это внимание. Конечно, нам будет проще работать с теми людьми, которые хотят сотрудничества, а не хотят продолжать загонять ситуацию вглубь конфронтации. Но еще раз повторю, что любой выбор любого народа мы примем с уважением и будем открыты к сотрудничеству с теми властями, которые эти народы избрали.

***

Вопрос: Будет ли Россия предпринимать какие-то ответные действия в связи с недопуском Ю.Самойловой на «Евровидение»?

С.В.Лавров: Я уже все сказал. Это на совести организаторов этого мероприятия.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 23 марта 2017 > № 2124239 Сергей Лавров


Украина. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 23 марта 2017 > № 2114575 Максим Артемьев

От кризиса к кризису: что значит убийство Вороненкова для Киева

Максим Артемьев

Историк, журналист

Последние дни киевский политикум жил в ожидании чего-то худшего, хотя, казалось бы, что может быть хуже того, что уже имеется?

Блокада ДНР-ЛНР и фактическое присоединение к ней в итоге государства резко накалили обстановку. Усилилось геополитическое противостояние с Россией, обострились внутриполитические разногласия. Президент и правительство делают взаимоисключающие шаги и заявления. Резко осуждают организаторов блокады, но в итоге ее одобряют. При этом тут же повторяют, какой вред украинской экономике она наносит.

Подобная непоследовательная позиция подрывает доверие общества к верховной власти, порождает представление о ее слабости и непонимании ею путей выхода из глубокого кризиса. Ведь первым следствием решения Киева запретить торговлю с Юго-Востоком стала отсрочка решения МВФ о предоставлении Украине очередного транша.

Юрий Касьянов — ведущий украинский блогер и активист волонтерского движения, известный своей резкой критикой президента, завершил 22 марта постом в Фейсбуке, в котором задался вопросом: почему в Украине не происходит террористических актов?

Взрывы под Харьковом, убийство в Киеве

Утро следующего дня принесло две новости – пожар и взрывы на складе боеприпасов в Харьковской области, что сразу же было объявлено министерством обороны «диверсией», а затем убийство экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова, попросившего политического убежища после окончания срока своих полномочий и получившего гражданство Украины в ускоренном порядке.

Это преступление стало поводом для взрыва копившихся эмоций. Почти одновременно лидеры общественного мнения выступили с резкими нападками на работу правоохранительных структур государства – СБУ, МВД, прокуратуры и т.д. Сам факт, что Вороненкова убили прямо в центре города, среди дня, притом что он пользовался охраной государства и как важный свидетель по делу Януковича, и как политический перебежчик из России, показал степень недееспособности спецслужб.

Не забудем, что в прошлом году точно так же, в центре Киева был убит (взорван в своей машине) другой политэмигрант – журналист Павел Шеремет. Это преступление до сих не раскрыто. Парой часов ранее, еще до убийства Вороненкова, в соцсетях и СМИ уже начался вал критики военных и правоохранителей в связи с пожаром на складе в Балаклее, где хранилась чуть ли треть украинских боеприпасов. Официальный Киев сам подыграл оппозиции, сразу же выставив в качестве приоритетной версию умышленной диверсии. Впрочем, спиши он пожар на халатность или стечение обстоятельств, вряд ли критики стало бы меньше. Гройсман уже объявил, что склад может гореть еще неделю, а эвакуировать пришлось до двадцати тысяч жителей и предстоит вывезти еще тысячи из опасной зоны.

Любое действие власти нынче рассматривается под микроскопом. В отсутствие положительных и ощущаемых большинством общества перемен – как в экономике, так и на Донбассе, любой промах правительства ощущается вдвойне и втройне болезненно.

Неспособность обеспечить безопасность даже в столице (и это после широко разрекламированной реформы органов внутренних дел), отсутствие прогресса в расследовании резонансных преступлений – покушения на мэра Харькова Кернеса, убийства Шеремета — дискредитируют начинания Арсена Авакова, главы МВД. Равно как работу СБУ, руководителя которого Василия Грицака Порошенко назначил почти два года назад, отстранив для этого Валентина Наливайченко.

Также президент провел изменение законодательства под своего старого политического союзника Юрия Луценко, чтобы тот смог возглавить генпрокуратуру, однако и в этом случае он ничем похвастать не может.

В тупике

Со времени победы Евромайдана прошло уже три года. Но искомого поворота к лучшему не происходит. Ситуация с преступностью по-прежнему обострена, по стране «гуляет» масса неучтенного оружия. Продолжающаяся война на Донбассе, пусть и вялотекущая, но с ежедневными людскими потерями, порождает цинизм и беспросветность. Сколько еще терпеть обществу эту межеумочную ситуацию ни мира, ни войны, с потерями солдат и без каких-либо перспектив победы или компромиссного урегулирования?

Киев несет потери и в плане информационной войны. Он пытался позиционировать себя в качестве безопасного прибежища для российской оппозиции. Теперь, после второго уже убийства ее видного представителя (при всей непрозрачности биографии Вороненкова, противоречивости его заявлений и действий, он, тем не менее, позиционировал себя именно так, и в этом качестве широко использовался официозной украинской пропагандой) очевидно, что построения «альтернативной России» не получилось. Это деморализующее действует на активистов-эмигрантов, например Айдера Муждабаева, который вовсю винит СБУ в громком провале.

На какие теперь шаги пойдет Петр Порошенко, чтобы в ситуации усиливающегося хаоса продемонстрировать твердость хватки, неизвестно. Ему необходимо показать, что штурвал государственного управления в надежных руках, но возможностей для этого все меньше. С одной стороны, он поднимает градус украино-российского противостояния, объявляя сразу же, что убийство Вороненкова — дело рук спецслужб РФ. С другой — он не может не понимать тех катастрофических последствий, к которым приведет курс на углубление конфронтации, которого он придерживается в последнее время.

Трагедия в том, что основные проблемы украинского общества и государства не рассосутся сами собой. Все они требует ясного и внятного плана действий (в большинстве своем непопулярных) и политической воли. Однако официальный Киев не может их продемонстрировать. Тупиковая ситуация во власти порождает запрос на ее смену, притом что менять ее некому - ни в парламенте, ни в обществе не сформировалось альтернативных политических сил.

И этот парадокс обуславливает то, что страна сегодня оказалась обречена на перманентный кризис.

Украина. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 23 марта 2017 > № 2114575 Максим Артемьев


Польша. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 22 марта 2017 > № 2137250 Роман Полько

НАТО демонстрирует солидарность.

Nasz Dziennik, Польша

Интервью с генералом Романом Полько — бывшим командующим подразделения спецназа GROM, заместителем главы Бюро национальной безопасности Польши в 2006–2008 годах

Nasz Dziennik: В Эстонию уже прибыли первые военнослужащие из 5-го пехотного батальона Rifles. Вряд ли это сильно обрадовало Владимира Путина.

Роман Полько (Roman Polko): Размещение войск НАТО, которые на этот раз прибыли в Эстонию, показывает, что решения саммита Альянса в Варшаве претворяются в жизнь. Это в том числе наш успех. Несмотря на то, что многие предвещали провал этих инициатив, сильные американские подразделения появились в Польше, войска прибыли в страны Балтии, а восточный фланг занял в НАТО причитающееся ему место. То, что Путину это не придется по душе, было ожидаемо. Он понимает только язык силы и действий. Он не обращает внимания на ноты протеста, проявления недовольства и прочие дипломатические шаги. Поэтому пришло время перейти к конкретике: к появлению союзнических сил на восточном фланге.

- Имеют ли тактические подразделения, которые переводятся непосредственно к российской границе, военное значение?

— В плане боевой силы тактические подразделения имеют, скорее, символическое значение. К счастью, оно уже не настолько мало, как это было раньше, когда где-то появлялись отдельные взводы. Это оперативные объединения, которые способны проводить гораздо более масштабные операции. В первую очередь речь идет о том, чтобы продемонстрировать солидарность Альянса, и то, что решения варшавского саммита претворяются в жизнь. Присутствие этих тактических подразделений показывает, что НАТО, как этого требует Третья статья Вашингтонского договора, укрепляет свой потенциал, свою боеспособность. Если оно способно быстро и успешно перебросить из США танковую бригаду и подготовить ее к действиям здесь на месте, если военные ознакомятся с потенциальным театром военных действий, то в случае возникновения опасности Альянс сможет передислоцировать гораздо более масштабные силы. Но лучше, чтобы такой необходимости не возникло.

- Появляются мнения, что Россия отслеживает, где рядом с ее границей находятся натовские батальоны, и сможет уничтожить их одним ударом тактических ракет…

— Рассказывать можно всякое. Во-первых, батальоны войск НАТО — это маневренные, а отнюдь не стационарные, то есть рискующие попасть под удар подразделения. Во-вторых, они оснащены необходимой системой защиты. Еще до того, как эти войска прибыли в Польшу, я обращал внимание, что это будет не просто бригада: американцы привозят с собой технику для наблюдения, разведки и защиты от воздушных нападений. В свою очередь, Россия развертывает свои системы предупреждения.

Что касается мнений, которые вы упомянули, я считаю их, скорее, элементом пропагандистской информационной войны, которую ведут российские тролли, чтобы преуменьшить значение происходящего. Такая операция призвана ослабить или даже разрушить пронатовский подход, мышление категориями собственной безопасности. Короче говоря, они хотят создать впечатление, что любые наши действия не помогут нам в столкновении с российской мощью, а, значит, от них можно отказаться. Такая логика ошибочна.

- В Эстонии разместят военных из Великобритании, в Польше — американцев, в Литве — немцев, в Латвии — канадцев.

— Одновременно с размещением сил «рамочных» государств НАТО происходит распределение ответственности и назначение партнеров для сотрудничества с ними. Это показывает, что российский потенциал, как бы велик он ни был, не настолько страшен на фоне солидарности Альянса. Если учесть еще хотя бы тот факт, что России придется защищать куда большую территорию, чем один восточный фланг, действия НАТО можно признать эффективными. Играть мускулами, пугая Альянс, Путину в сегодняшней ситуации не выгодно, в любом случае он не сможет добиться того, чего бы ему хотелось.

- Какие войска будут использованы в случае потенциального конфликта: сухопутные или, может быть, ракетные?

— Сценарии возможного конфликта могут быть очень разными. Я бы сделал ставку на то, что в первую очередь будут использованы специальные подразделения. Я думаю, самый вероятный сценарий — это действия диверсионного плана, сопровождающиеся информационной войной и нацеленные на то, чтобы вызвать недовольство местного населения и создать на территории противника хаос. Напомню, что такой сценарий успешно использовался в Крыму и в Донбассе. В случае возникновения угрозы и начала военных действий мы будем, я полагаю, наблюдать не гениальную стратегию Путина, а действия такого рода. Конечно, на следующих этапах эта операция может стать, как в Донбассе, более масштабной. Тогда, как я надеюсь, НАТО предпримет действия, которые позволят дополнительно укрепить восточный фланг.

- Вы согласны с таким мнением, что Россия не собирается нападать на Европу, а, скорее, старается выдавить Соединенные Штаты из Старого Света, который Москва считает своей сферой влияния?

— Политика России нацелена на разрушение не только трансатлантических связей, но и в первую очередь связей внутри Европы. Если европейские страны не будут действовать солидарно и выступать как единое целое, они могут стать объектом манипуляций Москвы, которая только этого и ждет. К сожалению, после саммита НАТО произошел путч в Турции, а от таких инцидентов Россия только выигрывает. В свете таких событий, как история в Анкаре или Брексит, все конфликты и противоречия внутри Европейского союза опасны и губительны. На тему безопасности нам следует выступать единодушно.

- Значит, спать спокойно мы не можем?

— Древний латинский афоризм гласит: хочешь мира, готовься к войне. Поэтому мы обратились к шагам, направленным на укрепление еще одной опоры польской обороноспособности, занявшись не только флотом, военно-воздушными и сухопутными силами, но и территориальной обороной. Это верное направление действий в XXI веке. Войска территориальной обороны станут тем элементом, который укрепит моральный дух польского общества, а одновременно позволит реагировать на диверсионные операции, с которыми мы можем столкнуться в так называемой серой зоне перед тем, как начнется открытый военный конфликт.

- Командование вооруженными силами — это очень сложная сфера. Как на нашу безопасность влияют перестановки в высшем командирском составе?

— Смена высшего командования, тем более что она проходит настолько стремительно, влияет на уровень нашей безопасности негативно. Я говорю об этом открыто, потому что из армии уходит много командующих. Мы потеряли много высокопоставленных военных в 2008 году в катастрофе самолета CASA, еще больше — в 2010 году в Смоленске. Глава Генерального штаба генерал Франчишек Гонгор (Franciszek Gągor), командующий войсками специального назначения генерал Влодзимеж Потасиньский (Włodzimierz Potasiński), глава оперативного командования вооруженных сил генерал Бронислав Квятковский (Bronisław Kwiatkowski) — это люди, которые сформировались в новой действительности и могли с успехом занять ключевые должности в НАТО.

Сейчас мы, к сожалению, наблюдаем волну отставок. Если перестановки на определенных постах понять можно, то факт, что эти люди проваливаются в «черную дыру», а не становятся, например, кандидатами на места в штаб-квартире НАТО, вызывает тревогу. Я бы назвал это разбазариванием человеческого капитала. Генералы Мечислав Гоцул (Mieczysław Gocuł) или Марек Томашицкий (Marek Tomaszycki) обладали большой сетью контактов, в Североатлантическом альянсе они могли принести Польше много пользы.

Кроме того их совершенно зря обвиняют в том, что они начинали свою службу в Польской народной армии. Что с того? Я тоже там начинал, мы были тогда лейтенантами и 24 часа в сутки, семь дней в неделю видели окопы, бункеры и маневры. Это было лишь обучение военному искусству, а не идеологическая обработка. Сейчас эти люди, которые провели по 10 лет в польских и иностранных учебных заведениях, получили опыт уже в «настоящей» армии, в Ираке и Афганистане, внезапно подают в отставку. На их место приходят военные, у которых тоже есть опыт, и которые смогут принести армии пользу, но в свое время. Вооруженные силы обескровлены, они лишаются целого поколения, а это на фоне событий за нашей восточной границей выглядит тревожно. Можно вспомнить еще о Бартоломее Мисевиче (Bartłomiej Misiewicz) (глава политического кабинета министра обороны Польши, — прим. пер.): у этого человека есть только среднее образование, но говорят, что он умнее военных, которые много лет учились и получали опыт в ходе миссий в Ираке или Афганистане. Имидж польской армии не может от всего этого не пострадать.

- Благодарю за беседу.

Польша. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > militaryparitet.com, 22 марта 2017 > № 2137250 Роман Полько


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 22 марта 2017 > № 2114505 Владимир Горбулин

Старейшина украинской государственности о том, как российская гибридная война меняет мировой порядок

Адриан Боненбергер | Foreign Policy

Американский эссеист, писатель и поэт Адриан Боненбергер взял для Foreign Policy интервью у Владимира Горбулина - "одного из самых заслуженных старейшин украинской государственности". "После долгой и славной карьеры ученого он взял на себя руководящую роль в мирном переходе Украины к демократии после распада Советского Союза", - говорится в статье. Публикуем выдержку из этого интервью.

"Кажется, что один из уроков, усвоенных Украиной, заключается в том, что армия и полиция не умеют выявлять гибридную войну на самых ранних ее этапах. Если армия и полиция не могут ответить на то, что равноценно вторжению, справедливо ли говорить, что должны быть гражданские ассоциации или группы, готовые противостоять вторжениям, возглавляемым гражданскими лицами, или так называемым сепаратистским движениям?" - спросил Боненбергер.

Горбулин ответил: "Важный урок, который мы получили от гибридной войны на Украине, заключается в том, что такие войны начинаются задолго до того, как звучат первые выстрелы. Трудно распознать и понять признаки [такой войны] на первом этапе. Когда свобода слова превращается в агрессивную пропаганду, когда протесты в стране вдохновляются внешними силами, когда агрессор использует абсолютно демократические инструменты для вмешательства во внутренние дела суверенного государства, чтобы блокировать деятельность международных организаций, направленную на предотвращение или урегулирование конфликтов, и так далее.

Подготовительный период гибридной войны на Украине был долгим. Помимо организации различных гражданских мероприятий на территории Украины, Россия также уделяла повышенное внимание укреплению боеспособности своих вооруженных сил и спецслужб.

В это время российские спецслужбы принимали важные меры на Украине: создавали сеть агентов и аинтиукраинские информационные поля, проводили информационное и психологическое промывание мозгов части украинского населения, создавая действующие под прикрытием вооруженные формирования на Украине, поддерживая сепаратистские движения и так далее.

Очевидно, задачей украинской контрразведки и правоохранительных органов было прежде всего противостояние этому влиянию извне. То, что украинский оборонный сектор оказался неподготовленным к эффективному противостоянию этим угрозам и новому типу агрессии, пришедшему из России, было во многих отношениях результатом предательства бывшего руководства государства и намеренного разрушения вооруженных сил Украины в 2010-2013 годах.

Также давайте иметь в виду, что до 2014 года Украина продолжала находиться в экономической, энергетической, военно-технической и информационной зависимости от России. Украина почти полностью игнорировала российские действия, направленные на получение контроля над некоторыми сферами ее государственной экономики.

На стратегическом уровне Россия не воспринималась как потенциальный враг Украины, и любая угроза со стороны России не виделась как реальная. В то время Стратегия национальной безопасности и Военная доктрина Украины были сфокусированы на мире, основаны на принципе неприкосновенности государственных границ и уважении к международному праву.

Российские информационные продукты свободно распространялись украинскими СМИ. Российские теле- и радиоканалы вещали лозунги о неполноценности Украины и бесперспективности ее существования как независимого государства. Они навязывали идею "российской" идентичности Крыма.

В таком контексте могли бы НКО заменить контрразведку, правоохранительные органы и другие государственные институты и тем самым предотвратить атаку на суверенитет и территориальную неприкосновенность Украины? Может быть, и могли бы, но только если бы сильное гражданское общество Украины сформировалось гораздо раньше, не в последние годы. Это укрепило бы государство и помогло бы создать наиболее положительный внешний образ, который был бы яснее для Запада, а также помогло бы сопротивляться российской агрессии. Однако украинское гражданское общество не смогло остановить агрессию, которая была частью преднамеренной политики России".

"В последние годы нашей стране удалось существенно укрепить свои оборонные возможности и тем самым избежать экономического кризиса и банкротства, - отмечает Горбулин. - Цена, которую Украина должна заплатить за свою независимость, очень высока - тысячи людей были убиты или потеряли все, что имели, произошло катастрофическое падение уровня жизни, и Украина потеряла контроль над частью своей суверенной территории. Может ли одна страна без надежных соратников победить в современной гибридной войне? Опыт последних лет показывает, что, чтобы победить, демократическим странам нужно объединять усилия".

"Российская гибридная война меняет мировой порядок, который долгое время был пригоден для мирного сосуществования после Второй мировой войны, - сказал Горбулин. - Это большой вызов для Соединенных Штатов, Европейского союза и НАТО. В поиске ответов на новые угрозы Украина предлагает свою помощь миру - [возможность] изучать украинский опыт противостояния российской гибридной агрессии. Больше ни у одной страны в мире нет такого всеобъемлющего опыта. Обмен знаниями в сфере обороны позволит искренним, имеющим добрые намерения демократиям сформировать эффективный совместный ответ на агрессию нового типа".

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 22 марта 2017 > № 2114505 Владимир Горбулин


Россия. ДФО > Рыба. Армия, полиция > fishnews.ru, 21 марта 2017 > № 2121493 Сергей Кудряшов

Стараемся предметно работать с рыбаками.

Сергей КУДРЯШОВ, Начальник Пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области.

Пограничники и рыбаки – это союзники в деле охраны водных биоресурсов, заявил начальник Пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области, генерал-лейтенант Сергей Кудряшов на декабрьском совещании с представителями отрасли. Каким образом выстраивается работа с рыбопромышленниками для соблюдения закона, руководитель погрануправления рассказал в интервью «Fishnews Дайджест».

– Сергей Васильевич, Пограничное управление ФСБ России по Сахалинской области осуществляет свою деятельность в регионе, богатом водными биоресурсами. Какие объекты промысла сегодня пользуются повышенным вниманием со стороны браконьеров? На какие требования законодательства хотелось бы обратить внимание легальных компаний?

– Как вы уже заметили, Сахалинская область – богатейший кладезь биоресурсов нашей страны, основными объектами промысла здесь являются краб, тихоокеанский лосось, морской еж, минтай, сельдь, треска и многие другие.

Расхищение ценных видов водных биологических ресурсов на сегодняшний день остается актуальной проблемой региона, которая препятствует развитию официального промысла и подрывает численность популяций. Наиболее сильное негативное воздействие оказывает нелегальный промысел краба. Поэтому одной из основных задач Пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области является пресечение любой противоправной деятельности в сфере оборота ВБР и формирование благоприятных условий для развития экономики РФ.

Отвечая на вопрос о требованиях законодательства, хотелось бы обратить внимание участников процесса на строгое соблюдение условий выданных разрешений на добычу ВБР, а именно на соответствие видов разрешенных орудий лова, мест (районов) их установки и использования, сроков и объемов добычи. Бесспорно, очень важен своевременный и достоверный учет уловов ВБР, своевременное заполнение и ведение промысловой документации. Не менее существенным является соблюдение требований по доставке уловов, добытых при осуществлении прибрежного рыболовства, для производства продукции на территории прибрежного субъекта.

Зачастую рыбопромышленники сетуют на незначительность совершенных ими правонарушений и требуют снисходительности. Конечно, мы стараемся максимально гибко реагировать на все изменения, которые происходят как в экономике, так и в отраслевом законодательстве, однако наравне с рыбаками выступаем в качестве исполнителей этих требований, а потому выполняем каждую установку закона.

– Уже много лет стоит проблема: что делать с иностранным промысловым флотом, конфискованным за нарушения законодательства. Актуален ли этот вопрос для Сахалинского региона и в чем вы видите его решение?

– Конфискация браконьерских судов, конечно же, является действенной мерой в борьбе с ННН-промыслом, однако их хранение и содержание породило другую проблему, наносящую экономический ущерб безопасности России.

Здесь речь идет, скорее, о несовершенстве правовой базы в сфере хранения и содержания конфискованных судов, которое осуществляется за счет федерального бюджета. В условиях действующего законодательства мы вынуждены хранить на причалах, предназначенных для базирования корабельного состава, более десятка морских судов, зарегистрированных под флагом иностранных государств и использовавшихся ранее в незаконной добыче краба. Мы неоднократно заявляли о проблемных вопросах и возможных путях их решения заинтересованным органам исполнительной и законодательной власти.

В связи с чем целесообразно на законодательном уровне определить порядок безвозмездного хранения судов и максимально упростить процедуру их реализации или уничтожения.

– Росрыболовство ранее объявило о создании рабочей группы для подготовки методики по определению на судне веса живого краба – чтобы можно было без проблем для хозяйствующих субъектов контролировать объемы вылова и экспорта ценного биоресурса. Представило ли свои предложения по этому вопросу пограничное управление по Сахалинской области? В чем они заключаются?

– Методик для определения достоверных объемов живых крабов, находящихся в водоналивных чанах, без применения прямого взвешивания до настоящего времени не разработано. Вместе с тем, в качестве меры по исключению фактов незаконной добычи и утомительных пересчетов данного вида биоресурсов на борту судна, пограничное управление прорабатывает возможность проведения эксперимента по размещению инспекторского состава на таких судах в период добычи. В этой связи хотелось бы обратить внимание пользователей, осуществляющих добычу краба, на оказание содействия при проведении контрольных мероприятий, так как на них законодатель возложил обеспечение оптимальных условий для работы должностных лиц контрольных органов. Во-первых, это позволит снизить временные параметры осмотра судна с крабом, во-вторых, разрешит пользователям поддерживать оптимальные условия хранения этого ценного биоресурса без снижения потребительских качеств.

– В прошлом году в Сахалинской области по инициативе руководства региона ввели особые правила добычи водных биоресурсов в 6-мильной зоне. Как вы оцениваете работу пограничного управления в новых условиях? Осуществляется ли взаимодействие с областными властями?

– Пограничное управление осуществляет тесное взаимодействие с правительством Сахалинской области по вопросам организации и контроля прибрежного рыболовства. На постоянной основе проводятся совместные совещания, рабочие встречи и заседания комиссий по регулированию добычи в рамках действующего законодательства.

Контроль промысла в 6-мильной прибрежной зоне осуществляется нами на общих основаниях. Значительных нарушений на данном виде промысла до настоящего момента не выявлено.

Обращаем внимание пользователей, осуществляющих рыболовство в 6-мильной зоне, на соблюдение порядка уведомления подразделений пограничного органа о ведении промысловой деятельности в территориальном море Российской Федерации.

– По итогам декабрьской встречи рыбопромышленники отмечали, что вы дали «четкие и в какой-то мере прогрессивные ответы». Планируется ли проводить такие совещания с представителями рыбацкого сообщества на регулярной основе?

– Уверяю, что подобные рабочие встречи не являются разовой акцией. Как правило, в них возникает необходимость в период подготовки к сезонным путинам по добыче тихоокеанского лосося, наваги, сайры, а также когда нужно довести и разъяснить нововведения в сфере рыболовства, в том числе по инициативе пользователей. В этом направлении мы стараемся работать предметно по конкретным вопросам с заинтересованным кругом пользователей и ассоциациями рыбопромышленников Сахалинской области.

Альбина ШУМКИНА, газета « Fishnews Дайджест»

Россия. ДФО > Рыба. Армия, полиция > fishnews.ru, 21 марта 2017 > № 2121493 Сергей Кудряшов


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111231 Владимир Козин

Ядерная стратегия Дональда Трампа: первые контуры

Владимир Козин, Главный советник директора Российского института стратегических исследований, профессор

Вступивший в должность Президента США Дональд Трамп унаследовал от своего предшественника Барака Обамы значительный ракетно-ядерный потенциал стратегического и тактического назначения в виде ядерных боезарядов и средств их доставки, а также ядерную стратегию «безусловного наступательного ядерного сдерживания», предусматривающую нанесение первого «упреждающего и превентивного» ядерного удара практически по любому государству мира, которое не относится к союзникам, друзьям или партнерам Вашингтона.

Богатое наследство

По состоянию на 1 сентября 2016 года в американских стратегических ядерных силах находился в общей сложности 681 развернутый стратегический носитель в виде межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и стратегических тяжелых бомбардировщиков (СТБ), на которых на обозначенную дату было установлено 1367 ядерных боезарядов стратегического назначения. Российская Федерация располагала в суммарном виде 508 стратегическими ядерными носителями, или в 1,22 раза меньше, чем у американской стороны, которые могли доставить 1796 ядерных боезарядов стратегического назначения, или в 1,31 раз больше соответствующего показателя США. По конкретным видам названных стратегических наступательных вооружений (СНВ) американская стратегическая ядерная триада была представлена 416 МБР «Минитмен-3», 209 БРПЛ «Трайдент-2» и 56 СТБ, в том числе 10 бомбардировщиками В-2А и 46 бомбардировщиками В-52Н.

Эти показатели не в полной мере отражают реальную картину ядерного потенциала США: в них не учитываются крылатые ракеты воздушного базирования в ядерном снаряжении, а также ядерные авиабомбы, которые могут нести на борту упомянутые В-2А и В-52Н, поскольку по согласованным правилам засчитывания один такой бомбардировщик учитывается как одна единица СНВ - независимо от количества ядерных боезарядов, который он может нести на борту.

В январе 2017 года уходящий со своего поста вице-президент Дж.Байден признал, что по состоянию на 30 сентября 2016 года США располагали в общей сложности 4018 оперативно развернутыми и оперативно неразвернутыми ядерными боезарядами стратегического и тактического назначения (в это количество не вошли приблизительно 2800 ядерных боезарядов, снятых с вооружения и ожидающих утилизации).

Администрация Б.Обамы разработала и приступила к реализации перспективного плана создания качественно новой стратегической триады, начав с тяжелых бомбардировщиков. В ближайшие 15 лет США собирались произвести новые стратегические тяжелые бомбардировщики В-21 Рейдер, иногда неофициально именуемые как В-3, которые начнут поступать на вооружение с 2025 года и прослужат приблизительно до 2075-2080 годов. Их предполагается создать 80-100 единиц. Появятся новые межконтинентальные баллистические ракеты класса «GBSD», или «средство стратегического сдерживания наземного базирования», для упрощения называемое как «Минитмен-4», первые образцы которой поступят на вооружение в 2029 году и останутся в строю до 2080 года. Их общее количество запланировано довести до 400-420 единиц.

Активно проектируются новые подводные ракетоносцы (ПЛАРБ) класса «Колумбия», которые начнут приниматься на вооружение с 2028 года. В общей сложности будет построено 12 таких «экспериментальных» атомных ракетных подводных лодок; на каждой из них установят по 16 БРПЛ.

В общей сложности такая перекройка традиционной стратегической ядерной триады позволит США иметь к середине нынешнего века до 692 принципиально новых носителей СНВ - без учета крылатых ракет воздушного базирования повышенной дальности, оснащенных ядерными боезарядами.

При нем на модернизацию и обновление всех средств данной категории ожидалось выделение от 500 миллиардов (по данным бывшего министра обороны Эштона Картера) и от 800 миллиардов до 1 трлн. долларов (по оценкам американских неправительственных экспертов из Монтерейского института).

Д.Трамп сразу же сформулировал общую задачу: продолжать модернизацию и стратегических, и тактических ядерных вооружений. Как было объявлено в середине февраля 2017 года в американском Конгрессе, в период с 2017 по 2026 год на эти цели предполагается израсходовать 400 млрд. долларов, что на 15% больше суммы, определенной на 2015-2024 годы при Б.Обаме. Тогда она составляла 348 млрд. долларов.

47% из названной суммы в 400 млрд. долларов, или 188 миллиардов в абсолютном выражении, пойдут на развитие СНВ, 2% - на модернизацию ТЯО (это 8 млрд. долларов). Остальные ассигнования будут выделены на финансирование лабораторий по разработке ядерного оружия, развитие командно-управленческих структур в системе ракетно-ядерных вооружений и модернизацию элементов раннего предупреждения о ракетном нападении.

Д.Трамп унаследовал четыре типа ядерных авиабомб тактического назначения проекта «В-61», общее количество которых официально не разглашается. Американские эксперты предполагают, что ядерные силы США имеют несколько тысяч таких авиабомб, часть из которых сосредоточена на континентальной части страны, а другая дислоцирована в четырех странах Европы (Бельгии, Италии, Нидерландах и ФРГ), а также в азиатской части Турции.

Администрация Б.Обамы была решительно настроена на то, что в 2020 году или даже раньше американский ВПК приступит к массовому производству корректируемых ядерных авиабомб нового поколения повышенной точности «В-61-12», которые заменят четыре типа авиабомб этого класса, разработанных ранее. Завершенные в октябре 2015 года испытания новой авиабомбы первого и второго (ответного) удара открывают двери для ее массового производства. Новые авиабомбы способны выполнять как тактические, так и стратегические ядерные задачи. Под ее доставку создаются многоцелевые истребители-бомбардировщики F-35A и F-35C, которые будут находиться на вооружении до 2075 года, а также упоминавшийся новый стратегический тяжелый бомбардировщик В-21. В ближайшие два десятилетия на обновление названных авиабомб Пентагон в период президентства Б.Обамы планировал израсходовать до 65 млрд. долларов или даже больше.

В период своего правления он инициировал лишь ряд незначительных изменений в ядерной доктрине: объявил о неприменении ядерного оружия против городов, что, однако, относится только к конфликтам с применением обычных видов вооружений. Б.Обама утвердил положение о неприменении ядерных средств против государств, которые присоединились к Договору о нераспространении ядерного оружия и которые полностью выполняют все его положения; при этом он не оговорил, какой международный орган будет иметь право выявлять факт выполнения или невыполнения этого договора таким государством; администрация Демократической партии США считала, что такое право должно принадлежать только Вашингтону, а не какому-то международному контрольному органу, например МАГАТЭ.

В «послужном списке» администрации Б.Обамы имеется целый реестр негативных решений в ракетно-ядерной сфере. 44-й Президент США оставил Д.Трампу 15 нерешенных проблем в области контроля над ядерными и неядерными вооружениями, прежде всего наступательную доктрину ядерного сдерживания, возросшее американское военное присутствие в Европе и Азии, начало развертывания глобальной эшелонированной системы противоракетной обороны, а также программы модернизации и переоснащения ракетно-ядерных вооружений стратегического и тактического назначения. Победа Х.Клинтон на состоявшихся президентских выборах привела бы к затягиванию решения всех этих вопросов; она пошла бы даже дальше по пути ядерного перевооружения, чем Б.Обама. Об этом 28 октября 2016 года сообщила газета «Нью-Йорк таймс», активно симпатизирующая американским демократам.

Являясь на словах поборником «безъядерного мира», Б.Обама сократил меньше ядерных боезарядов, чем три его ближайших предшественника на посту президента: он сократил их на 10%, а Дж. Буш-старший уменьшил их на 41%, Б.Клинтон - на 22% и Дж.Буш-младший - на 50%. Если подсчитать в абсолютных цифрах, то Президент Б.Обама сократил количество ядерных боезарядов в общей сложности на 507 единиц, в то время как оба Джорджа Буша (отец и сын, являющиеся представителями Республиканской партии) сократили их на 14 801 единицу, или в 29 раз больше.

Однако этот президент от Демократической партии США израсходовал больше средств на модернизацию ядерных вооружений и создание носителей ядерных вооружений нового поколения, чем другие американские президенты, хотя в марте 2012 года он признавал в Университете Хангук (Южная Корея), что Пентагон имеет больше ядерных вооружений, чем ему требуется. Б.Обама завещал своему сменщику отказ от стратегии «минимального ядерного сдерживания». Он так и не пошел на замену деструктивной парадигмы прошлого - «взаимное гарантированное уничтожение» на более конструктивную теорию «взаимной гарантированной безопасности», а также отказался перейти на стратегию отказа от нанесения первого ядерного удара.

44-й американский президент отклонил предложение понизить степень боеготовности ракетно-ядерных сил США, к чему его призывали многие американские гражданские и военные эксперты. Он ничего не сделал для учета оперативно неразвернутых ядерных вооружений, то есть находящихся в резерве, которые составляют все еще существенную часть суммарного количества от оперативно развернутых ядерных боезарядов стратегического назначения, что позволяет американской стороне быстро увеличить ракетно-ядерный потенциал в случае необходимости.

При правлении Б.Обамы в американских военно-политических кругах стали широко обсуждаться возможности начала «ограниченной ядерной войны» с целью «деэскалации» вооруженного конфликта, который может начаться с использованием обычных видов вооружений. При нем стали дебатироваться возможности развязывания боевых действий с применением миниатюрных ядерных боезарядов, а также проводиться комбинированные военные учения, начинавшиеся с использования сил общего назначения, но впоследствии трансформировавшиеся в военные учения с применением ядерного оружия.

Высокопоставленные американские представители администрации Б.Обамы открыто говорили о необходимости создания «баланса между ядерным сдерживанием и эскалацией», о сочетании «ядерного и неядерного сдерживания». Появились даже публично сделанные высказывания действующих высокопоставленных государственных деятелей США об «ограниченном применении ядерного оружия». В период Б.Обамы к проведению «ядерных» военно-штабных компьютерных игр стали привлекаться высокопоставленные гражданские государственные служащие, которые могли оказывать влияние на принятие решений в ракетно-ядерной сфере. Его администрация фактически отказалась выполнять Соглашение об утилизации избыточного оружейного плутония, заключенного с Россией в 2000 году, в результате чего Москва была вынуждена приостановить его действие. Соглашение предусматривало утилизацию оружейного плутония, объявленного излишним для военных программ, объемом 34 тонн с каждой стороны, то есть количества, достаточного, по данным агентства ЮПИ, для изготовления 17 тыс. ядерных боезарядов.

Сохранит ли Д.Трамп ядерное наследство своего предшественника или он пойдет иным путем? На этот принципиально важный и многоплановый вопрос пока нет однозначного ответа. Почему?

Военная политика Трампа: первые контуры

До сих пор Д.Трамп сделал не так уж много заявлений о будущей ядерной политике США. Все они прозвучали в основном до президентских выборов, и главным образом в предвыборном манифесте Республиканской партии «Возрождающаяся Америка», в разработке которого он принимал непосредственное участие, а также в ряде его интервью. Манифест является пока единственным подробным письменным документом, позволяющим судить о приоритетах будущей американской администрации в области военной политики и стратегии.

В предвыборной платформе республиканцев изложены общие принципы строительства и использования американских вооруженных сил. Отмечается, что партия будет стремиться к переоснащению вооруженных сил страны таким образом, «чтобы они стали самыми сильными в мире и имели значительное превосходство над любым государством или группой государств». Повторена ключевая задача американских вооруженных сил, которая была определена президентом-республиканцем Р.Рейганом: Америка должна быть способной вести войну и одержать победу в «двух с половиной войнах» в глобальном и региональном масштабе.

В документ, представляющий основу всей военной политики Соединенных Штатов, по крайней мере на первый президентский срок правления Д.Трампа, включена формулировка «Мир через силу», которую, как утверждали в ходе предвыборной кампании его ближайшие помощники, Д.Трамп исповедует уже давно. Такая же формулировка отражена в Концепции внешней политики Соединенных Штатов, изложенной на сайте Государственного департамента страны уже после вступления нового президента в должность, в качестве «ее центрального элемента».

В манифесте «Возрождающаяся Америка» прямой критике подвергнут уровень содержания американских стратегических ядерных сил, длительный срок использования средств доставки ядерного оружия и обращено внимание на важность обновления всей традиционной классической стратегической ядерной триады. В предвыборной платформе также критикуется Договор СНВ-3, подписанный в 2010 году с Россией, который якобы позволил ей нарастить ядерный потенциал при одновременном сокращении американских СНВ, а также то, что он имеет «слабый» инспекционный механизм, не дающий возможности доказать его нарушения Москвой. Этот договорный акт Д.Трамп раскритиковал и в интервью агентству Рейтер 23 февраля 2017 года, охарактеризовав его «односторонней сделкой», которая, мол, предоставила России преимущества. Как и Б.Обама, президент-республиканец подверг критике «нарушение» российской стороной Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года путем «разработки» новой крылатой ракеты. Но, как и его предшественник, он не представил никаких реальных доказательств такого «нарушения».

Новый Президент США и новый министр обороны Д.Мэттис высказались за модернизацию стратегических наступательных ядерных вооружений. В своем личном твите 22 декабря 2016 года Д.Трамп заявил: «Соединенные Штаты должны основательно укрепить и расширить свой ядерный потенциал до тех пор, пока мировое сообщество не определится с ядерным оружием». Одна из ведущих новостной программы на Эм-эс-эн-би-си Мика Бжезинская приписала в декабре 2016 года Д.Трампу слова: «Пусть будет гонка вооружений. Мы обойдем их [конкурентов] на любом направлении и превзойдем их во всем». Вскоре его пресс-секретарь Шон Спайсер интерпретировал это замечание как предупреждение другим государствам «не подрывать суверенитет США».

В то же время в одном из интервью еще до ноябрьских выборов Д.Трамп заявлял о готовности взять вместе с российским военно-политическим руководством обязательство о неприменении ядерного оружия в первом ударе, оформив такую договоренность в письменном виде, придав тем самым сделке политически и юридически обязательный характер. Во время слушаний в Конгрессе уже в январе этого года шеф Пентагона заявил о готовности новой администрации выработать такую точку зрения относительно национальной стратегической ядерной триады, «чтобы это оружие никогда не должно было быть применено». Он также подверг сомнению целесообразность производства новой крылатой ракеты воздушного базирования с ядерным боезарядом, которых при Б.Обаме предполагалось изготовить от 1 тысячи до 1100 единиц. В интервью агентству Рейтер 23 февраля 2017 года Д.Трамп отметил, что он хотел бы видеть мир без ядерного оружия, не указав при этом, как и Б.Обама в 2009 году, даже приблизительных сроков достижения этой цели.

На военную политику Д.Трампа оказывается сильное давление со стороны Демократической партии. Через два дня после его вступления в должность два представителя Демократической партии - сенатор Эдвард Марки и член Палаты представителей Тед Лью внесли на рассмотрение Конгресса законопроект, который запретил бы новому президенту применить первым ядерное оружие против кого бы то ни было до объявления войны Конгрессом. Свое решение оба законодателя мотивировали тем, что в ходе предвыборной кампании Д.Трамп делал противоречивые заявления, касающиеся проблемы распространения ядерного оружия и его применения в первом ударе. До вступления в должность новый президент действительно заявлял, что он не применит ядерное оружие в первом ударе и будет последним, кто применит его первым, но одновременно добавлял, что будет готов использовать любые имеющиеся в его распоряжении возможности в этой сфере. В октябре прошлого года десять бывших руководителей командными центрами боевого управления МБР написали открытое письмо с просьбой не допускать Д.Трампа к кодам запуска таких ядерных ракет из-за его некомпетентности.

По состоянию на первое марта этого года новый хозяин Белого дома так и не коснулся целого ряда аспектов столь обширной и многоплановой ядерной политики Соединенных Штатов, по которым многократно высказывался его непосредственный предшественник, еще будучи кандидатом на пост президента, несмотря на прошлогодние испытания ракетно-ядерного оружия КНДР и военно-политическое противостояние двух ядерных государств Азии - Индии и Пакистана.

По этим соображениям Совет директоров по вопросам науки и безопасности журнала «Бюллетень ученых-атомщиков» (США) 26 января 2017 года установил стрелки символических часов Судного дня в две минуты 30 секунд до «катастрофической» полуночи вместо трех минут, которые были зафиксированы до вступления Д.Трампа в должность главы государства.

Д.Трамп еще не повторил и не модифицировал предложение Обамы о необходимости достижения с Москвой новых сокращений американских и российских СНВ - примерно на одну треть относительно Договора СНВ-3, подписанного в Праге в апреле 2010 года. Следует напомнить, что этот договорный акт предусматривал выход каждой стороны к 2018 году на уровень 700 оперативно развернутых стратегических носителей и до 1550 стратегических ядерных боезарядов. Президент-республиканец пока не предложил и каких-то иных собственных вариантов сокращений СНВ, которые отличались бы от варианта, изложенного президентом-демократом. Вступив в должность главы американского государства, он пока лишь высказался за готовность пойти на «весьма существенное» сокращение ядерных вооружений с Россией в обмен на снятие «некоторых» торгово-экономических санкций с нее. Но Москва уже на официальном и на экспертном уровнях отклонила эту идею из-за ее неэквивалентности и несовместимости элементов «размена».

Во время публичных теледебатов с Х.Клинтон в октябре 2016 года Д.Трамп парировал ее высказывание, что главной угрозой миру является «глобальное потепление», своим замечанием о том, что такой угрозой является не «глобальное потепление», а «ядерное потепление», вероятно имея в виду накапливание ядерных арсеналов многими странами.

Д.Трамп уклоняется от вывода на континентальную часть США всех американских ядерных боезарядов тактического назначения из четырех стран Европы и азиатской части Турции, на чем последовательно и постоянно настаивала и по-прежнему настаивает Российская Федерация, которая уже вывела все тактическое ядерное оружие бывшего СССР из Беларуси, Казахстана и Украины на свою территорию к середине 1990-х годов. Министр обороны США Д.Мэттис высказался за продажу европейским государствам - членам НАТО новых многоцелевых истребителей-бомбардировщиков F-35, способных нести ядерные боезаряды. Пентагон привержен стратегии «расширенного ядерного сдерживания» - установке, предусматривающей раскрытие американского ядерного «зонтика» над 32 государствами - союзниками Соединенных Штатов, как входящими, так и не входящими в НАТО. Д.Трамп будет выполнять «соглашения о разделении ядерной ответственности» («соглашения о совместных ядерных миссиях») с группой стран, входящих в Североатлантический союз, которые не имеют собственного ядерного оружия.

Не изложил 45-й президент своих подходов к перспективам ратификации США Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), проваленной американским Сенатом в 1999 году. Обама многократно обещал провести его ратификацию в Конгрессе, но за восемь лет своего правления даже не приступил к осуществлению этой задачи. Вместе с тем проблема вступления в силу столь важной международной договоренности представляется исключительно важной. США входят в список 44 государств - обязательных ратификантов ДВЗЯИ. Без ратификации хотя бы одним из них договор не сможет вступить в силу. По этой причине данный краеугольный международный договорный акт в области ядерного нераспространения находится в «подвешенном» состоянии уже свыше 30 лет. Россия ратифицировала договор еще в 2000 году.

Вернется ли Д.Трамп к выполнению в полном объеме Соглашения об утилизации избыточного оружейного плутония? Его отношение к этой договоренности станет некой «лакмусовой бумажкой»: будет ли его администрация накапливать избыточный оружейный плутоний для производства новых ядерных боезарядов или нет?

Д.Трамп не объявил, откажется ли он от «чикагской триады» - созданного на саммите НАТО в Чикаго в мае 2012 года оперативного военного механизма - трансатлантического альянса в виде объединения ракетно-ядерных, противоракетных и обычных вооружений, выдвинутого к рубежам России в качестве средств «передового базирования». Новый хозяин Белого дома не поставил вопрос о прекращении провокационной в отношении России и Белоруссии круглосуточной и круглогодичной операции ВВС 15 стран НАТО (из 28) «Балтийское воздушное патрулирование» в небе Латвии, Литвы и Эстонии, в которой с 2004 года принимают участие самолеты «двойного назначения», то есть способные нести как обычные, так и ядерные авиабомбы трех ядерных держав - Великобритании, США и Франции.

Д.Трамп уже неоднократно подвергал критике сделку по иранской ядерной программе 2015 года, назвав ее «самой худшей сделкой когда-то достигнутой», но так и не заявил о стремлении перезаключить ее.

Президент-республиканец не отказался от блокирования предложения арабских и ряда других государств о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от трех классических видов оружия массового уничтожения: ядерного, химического и биологического (бактериологического) оружия. Эта идея постоянно торпедировалась предыдущими администрациями США.

Итак, ракетно-ядерное кредо нового американского президента нуждается в предметном уточнении. Рано или поздно он будет вынужден прояснить свои взгляды по двум взаимосвязанным между собой проблемам: наращиванию ядерных вооружений и их сокращению. Скорее всего, на каком-то этапе он внесет некоторые коррективы в два основополагающих документа общенационального значения, касающиеся ракетно-ядерного оружия, - «Обзор ядерной политики США» и «Стратегию применения ядерного оружия Соединенными Штатами Америки». В указаниях шефу Пентагона Д.Мэттису, переданных 27 января 2017 года, Д.Трамп предписал подготовить обновленный проект «Обзора ядерной политики» для того, «чтобы ядерное сдерживание Соединенных Штатов опиралось на современные, надежные, гибкие, эффективные, готовые к применению и соответствующим образом скомпонованные ядерные силы, способные сдерживать угрозы XXI века и вселять уверенность в наших союзников». Изложенные указания, по сути дела, ставят перед новым министром обороны задачу не ослаблять американские ядерные силы, а, наоборот, модернизировать их и повышать их эффективность.

Согласится ли Дональд Трамп?

Представляется нужным, не дожидаясь столь важных уточнений позиций с американской стороны, реализовать в сфере контроля над вооружениями ряд практических предложений. Так, нужно ставить перед Соединенными Штатами и другими ядерными государствами, входящими в НАТО, вопрос о взаимном неприменении ядерного оружия в первом ударе или договариваться о его неприменении вообще в виде юридически обязывающего бессрочного документа. А вот соглашаться на продление Договора СНВ-3 или заключение нового Договора СНВ-4 на двусторонней основе нецелесообразно, так как невозможно игнорировать бесконтрольное развертывание глобальной противоракетной системы и модернизацию тактического ядерного оружия США у рубежей России. С выполнением Договора СНВ-3 Россия исчерпала возможности для дальнейших шагов на двусторонней основе. Необходимо подключение к соответствующему переговорному процессу всех государств, обладающих ядерно-оружейным потенциалом, в особенности Великобритании и Франции как военных союзников США, имеющих взаимные обязательства в сфере стратегического наступательного ядерного сдерживания. Тем более не может идти речи о дальнейшем сокращении российских СНВ, часть которых призвана преодолевать американскую систему ПРО, в условиях ее неконтролируемого распространения. Это и опасно, и может вызвать новый виток гонки вооружений противоракетных систем.

Нужно настаивать на реальном подсчете стратегических наступательных ядерных вооружений - условные зачеты одного стратегического тяжелого бомбардировщика «как одна единица СНВ».

Очень важно учитывать следующие моменты: развитие в Соединенных Штатах высокоточного оружия большой дальности в неядерном оснащении, противодействие со стороны Вашингтона началу переговоров о предотвращении размещения оружия в космосе, отсутствие прогресса в ратификации ДВЗЯИ, неконтролируемое наращивание дисбалансов в обычных вооружениях.

Следует предложить заключить многосторонний договор об ограничениях систем ПРО с установлением максимальных пределов на ракеты-перехватчики и определением пространственных зон их размещения за пределами национальных территорий. Нельзя забывать о требовании к Вашингтону и его союзникам о выводе всех видов их вооруженных сил, в особенности тяжелых вооружений, а также новых военно-штабных структур с территории европейских государств, развернутых там после 1 апреля 2014 года.

При выдвижении подобных предложений в ракетно-ядерной сфере следует подчеркивать, что Москва выступает против развязывания ядерной войны любого формата - будь то «ограниченной», «региональной» или «глобальной». Выступая на заседании Валдайского дискуссионного клуба в Сочи в октябре 2016 года, Президент России Владимир Путин твердо обещал, что Россия всегда будет очень ответственно относиться к своему ядерному статусу, считая, что бряцать ядерным оружием - «самое последнее дело». Он также заявил, что применение ядерного оружия - это конец существования всей земной цивилизации.

Во время телефонного разговора, состоявшегося между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом 28 января этого года, среди ряда вопросов двусторонней и международной повестки дня президенты обсудили сферу стратегической стабильности и ядерного нераспространения, а также условились наладить сотрудничество по этим и иным направлениям. Такая попытка должна быть предпринята в интересах укрепления глобального мира и безопасности. Образно говоря, необходимо повернуть вспять стрелки символических часов Судного дня, которые впервые за последние 70 лет так близко подошли к критическому положению.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111231 Владимир Козин


Израиль. Сирия. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 марта 2017 > № 2108719 Моше Яалон

«Нужно смириться с тем, что Сирию не объединить»

Бывший министр обороны Израиля рассказал о Сирии, США и России

Отдел политики

«Газета.Ru» публикует интервью с Моше «Буги» Яалоном, министром обороны Израиля с 2012 по 2016 год. В нем он рассказал о том, кто в последние годы заменил США на Ближнем Востоке и на какие части распадется Сирия. Беседа состоялась в рамках программы Valdai Talks Международного дискуссионного клуба «Валдай».

— При каких условиях сирийский конфликт может расшириться и более прямо включить в себя мировые державы?

— Сейчас мы наблюдаем коллапс искусственных государств. Это результат западного влияния в регионе, особенно после договора Сайкса-Пико и постколониальной эпохи после Второй мировой войны. Тогда западноевропейские лидеры считали, что к ближневосточным государствам можно применить европейскую систему, но они игнорировали реалии.

Западные страны выдавали желаемое за действительное и пытались диктовать Ближнему Востоку, как правильно поступать.

Даже в Европе не было особого успеха: в Югославии был коллапс искусственного государства. Государства Ближнего Востока больше похожи на Югославию, чем на другие европейские страны. И когда тиранические режимы были свергнуты — как в Ираке, Ливии, Сирии, Йемене, — мы увидели внутренние конфликты. В Ливии — племенной, в Ираке — религиозный, в Сирии — между алавитами, курдами и суннитами.

Нужно понять, что Сирию невозможно объединить. Нужно привыкнуть к тому, что мы увидим сирийский «алавистан», «курдистан», «суннистаны». После террористического «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России. — «Газета.Ru») будет сирийский «суннистан».

Основная моя мысль относительно сверхдержав касается событий в Сирии. Сирийский конфликт стал результатом решений администрации США.

Уход США из региона, пассивность или низкая активность привели к тому, что вакуум заполнили три радикальных исламистских движения и поверх этого Иран.

Ирану понравились ядерное соглашение, снятие санкций и другие положительные условия сделки. У Ирана — гегемония в Тегеране, Багдаде, Дамаске, Бейруте и Сане, в Йемене. Кроме того, есть претензия расширить это влияние на радикальные шиитские движения.

С другой стороны, есть сунниты, ИГ и «Аль-Каида» (организация запрещена в России. — «Газета.Ru») с их претензией на создание исламского халифата. Они тоже заполнили часть американского вакуума.

«Братья-мусульмане» (радикально-консервативное суннитское движение, особенно сильно в Египте. — «Газета.Ru») в очень интересной ситуации. Турция стала их лидером. С одной стороны, эта страна — член НАТО, с другой — она претендует на гегемонию Османской империи с идеологией «Братьев-мусульман».

Это вызов и для сверхдержав. Или шанс. Встреча между Трампом и Путиным позволит обсудить общие вопросы, а также заполнить ближневосточный вакуум, в котором сегодня три упомянутые политические силы борются за власть, гегемонию и влияние.

Переговоры Трампа и Путина могут дать положительный результат.

В ближайшем будущем не будет стабильности. Но есть вероятность, что между силами в регионе установится баланс, и это приведет к стабилизации.

— Вы были министром обороны Израиля до прошлого года. Многие десятилетия после создания этой страны она была примером, как небольшое государство может выжить в недружелюбной среде. В этом контексте много говорилось о стратегических отношениях Израиля и США. Однако и здесь не обошлось без взлетов и падений. Что вы считаете главной гарантией выживания Израиля в будущем, в меняющейся международной обстановке?

— Главный предмет спора между нами и европейцами — израильско-палестинский конфликт. Увы, налицо коренное непонимание процесса, и это приводит к спорам.

Первое — суть конфликта. Европейцы говорят об израильской оккупации с 1967 года. Но дело в том, что даже умеренные палестинцы не разделяют эту точку зрения. Они говорят об израильской оккупации с 1948 года.

Они не готовы признать право существования еврейского государства в любых границах. Арафат не был готов закончить конфликт по границам 1967 года, та же самая позиция сегодня и у Абу Мазена (он же Махмуд Аббас, глава нынешней Палестинской национальной администрации. — «Газета.Ru»). И я говорю об умеренных палестинских организациях, не о радикалах из ХАМАС. Именно в этом заключается корень конфликта.

Во-вторых, израильско-палестинский конфликт — не главный в регионе, он не порождает региональную нестабильность.

Какая связь между израильско-палестинским конфликтом и сирийской гражданской войной с 500 тыс. погибших и миллионами беженцев? Никакой связи.

Какая связь между израильско-палестинским противостоянием и религиозным конфликтом в Ираке, племенным конфликтом в Ливии, революцией и контрреволюцией в Египте? Нет связи.

В Израиле мы бы хотели закончить конфликт, но это сложный вызов. Такое понимание ситуации очень важно для наших союзников в Европе. Мы должны были понимать вызов идеологии Арафата (Ясир Арафат, председатель Организации освобождения Палестины с 1969 года и до своей кончины в 2004 году). Обученные джихадисты приходят из Сирии и Ирака в Европу как нелегальные иммигранты. Нам нужно сотрудничать с Европой, Израиль не виноват в этом.

Конфликт на Ближнем Востоке касается не только США и России. Европейцы тоже вовлечены. Нам нужно достичь понимания между всеми сторонами, чтобы ситуация стала безопасной.

К счастью, мы достигли взаимопонимания с арабами. Можно сказать, что Израиль и суннитские арабские режимы сегодня в одной лодке — у нас общие враги.

Для арабских суннитов Иран — главный враг. Суннитско-шиитский конфликт, персидско-арабский конфликт, мы в одной лодке. Ливанская «Хезболла» признается террористической организацией со стороны Лиги арабских государств — но не со стороны Евросоюза.

Глобальные джихадисты вроде ИГ и «Аль-Каиды» тоже общие враги для Израиля и арабских держав. Если раньше некоторые арабские режимы использовали их как инструмент против шиитов в Ираке и Сирии, то сегодня они отказались от этой практики.

«Братья-мусульмане» — враги египетских властей. ХАМАС — неофициальный враг для Египта. У короля Иордании тоже внутренние вызовы. Идея неоосманской империи — тоже вызов для арабов-суннитов.

Получается, между Израилем и арабскими странами есть место для сотрудничества.

Говоря же о европейцах, хотелось, чтобы у них было лучшее понимание Ближнего Востока. Это позволит ЕС играть положительную роль в регионе.

— Россия несколько лет назад вернулась на Ближний Восток в качестве активного игрока. У нее хорошие отношения с Израилем и Ираном, которых нельзя назвать друзьями. Что бы вы посоветовали России в этой связи?

— Мы рады, что времена «холодной войны» закончились. Тогда Россия и Израиль были на разных сторонах, и это было совсем не нормально. Мы рады, что у нас сегодня есть дипломатические отношения. Даже когда между двумя странами возникают споры, у нас есть каналы для того, чтобы это обсудить.

Лучший пример — координация военных действий в регионе. После развертывания российских сухопутных и военно-воздушных сил в Сирии мы нашли способ оповещать друг друга о планах.

У Израиля есть собственный интерес. У нас там есть противники, которые пытаются нарушить наш суверенитет, передать оружие нашим врагам в регионе. У России — свои интересы. Мы нашли способ создать «горячую линию» между российским штабом в Сирии и израильским штабом в Тель-Авиве.

На этом канале связи сидят русскоговорящие с обеих сторон, чтобы избежать недопонимания или инцидентов, как с перехватом Турцией российского Су-24 на севере Сирии. Мы нашли способ организовать дискуссию и добиться взаимопонимания, пусть и не в полном объеме, с разными и, возможно, противоречащими интересами.

Израиль. Сирия. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 марта 2017 > № 2108719 Моше Яалон


Украина. Доминиканская Республика > Армия, полиция > interfax.com.ua, 16 марта 2017 > № 2144794 Владимир Сальдо

Владимир Сальдо: Когда каждый день в плену проживаешь как последний, по-другому начинаешь чувствовать жизнь

Эксклюзивное интервью экс-мэра Херсона Владимира Сальдо агентству "Интерфакс-Украина"

Летел в Доминиканскую Республику на переговоры на 3 дня, а пробыл в плену почти два месяца. Скандальная история с похищением и пытками экс-мэра Херсона, депутата горсовета Владимира Сальдо закончилась.

Политик вернулся в Украину и еще некоторое время отказывался от интервью, обещая встретиться с журналистами после восстановления. О доминиканском плене, пытках, краже имущества, - в интервью с Владимиром Сальдо.

Вопрос: Вы долго отказывались комментировать столь громкое дело…

Ответ: А разве в "громкости" дело? После возвращения мне пришлось обратиться к врачам, восстановиться психологически. Нужно было поддержать родных. Они очень тяжело пережили всю эту историю. У меня в семье – одни женщины: жена, дочка, внучка. И каждой из них угрожала опасность. Поэтому, вернувшись, я старался как можно больше времени проводить с ними.

Вопрос: Как вы себя чувствуете сейчас? Удалось восстановиться?

Ответ: Это я уже немного отошел. Родная земля и воздух помогают. В молодости занимался боксом, потом всегда поддерживал спортивную форму и проблем с лишним весом никогда не имел. Но в плену потерял около 20 килограммов, это, конечно, сказалось на здоровье.

Вопрос: История с Вашим похищением очень противоречива. СМИ вначале писали, что Вас, похитили, потом, что за похищение арестовали как раз Вас. Как было на самом деле?

Ответ: Меня на самом деле похитили и пытали. В июне 2016 года мой земляк из Херсона Денис Пащенко пригласил меня в Доминиканскую Республику для деловой встречи. Приглашение не вызвало никаких сомнений. Херсон – мой родной город. Здесь меня хорошо знают, я многих знаю. Знал и семью Пащенко.

В Доминикане Денис Пащенко меня встретил, и мы поехали (как он сказал) в офис на встречу. Сам он взялся помочь в переводе с испанского. Внутри так называемого офиса меня уже "ждали". Набросились 4 человека, кто-то ударил в затылок. Когда пришел в себя, был уже пристегнут наручниками к металлической кровати, без одежды, на голове – мешок. Отобрали все: личные вещи, часы, деньги, банковские карточки, документы. Пытками выбили пароли от телефона и планшета. Это и дало им возможность действовать дальше. Получив доступ ко всем контактам, к почте и переписке, преступники начали связываться с моими родными, знакомыми. Когда надо – с моего телефона под моим именем, когда нет – представляясь помощниками. Но обо всем этом я узнал позже.

Вопрос: Вы говорите, связывались с родными и знакомыми… Что именно писали, что говорили?

Ответ: Меня заставляли наговаривать на диктофон разные фразы типа "плохая связь", "я плохо слышу", "перезвони позже", "у меня всё хорошо", "напиши в СМС" и т.д. Потом я должен был наговаривать уже целыми предложениями, которые монтировались. Вначале - о том, что я задерживаюсь, потом – указания переписать имущество. А, когда поняли, что не срабатывает, перешли к шантажу и открытым угрозам.

Вопрос: А как в сети появились записи, где Вы, якобы, признаетесь в сотрудничестве с ФСБ?

Ответ: Это там, где я сам на себя якобы наговариваю на огромный срок за измену государству? В том-то и дело, что сначала они появились не в сети. Туда их выложили позже, взломав мою страницу на Facebook. А вначале их прислали моей дочери, та переслала жене. Это было сделано, чтобы они не писали заявление о моем исчезновении. Параллельно, они получали якобы от меня сообщения, что я вынужден скрываться и поэтому дома в Херсоне появлюсь не скоро, а нахожусь то в Крыму, то в Киеве, где договариваюсь, чтобы меня не преследовало СБУ. На самом деле, я все это время находился там же, где меня выкрали, за тысячи километров от дома, в Доминикане. И границ не пересекал. Записи, наделавшие столько шума, похитители банально смонтировали для шантажа моих родных и людей, которые старались мне помочь. А затем выложили в сеть, чтобы новость о похищении была воспринята как попытка оправдаться.

Вопрос: Ваши родные выполняли условия похитителей?

Ответ: Жена – единственная, кто почувствовал, что присылаемые "от меня" сообщения – не мои. Не поддалась. Не имея возможности связаться со мной, без какой-либо реальной информации они с дочерью забили тревогу. Трудно представить, под каким психологическим давлением они находились. Тем более, постоянно получали предупреждения никуда и ни к кому не обращаться, иначе будет хуже.

А вот других людей буквально "развели".

Вопрос: В доме, где Вас удерживали, Вы были один?

Ответ: Абсолютно. Все 59 дней. В закрытой комнате с решетками на окнах, прикованный к металлической кровати. Я слабо понимал, когда день, когда ночь. Единственными моими "посетителями" были люди, которые пытали, поливали по несколько часов холодной водой, применяли электрошокер. От боли я терял сознание. А, когда приходил в себя, видел только силуэты. Лиц не видел. Различал их по голосам. По-русски со мной разговаривал один Пащенко. Почти всегда - через специальную электронную программу "имитатор речи" в планшете.

Место моего содержания сменили лишь один раз - связанным, с балахоном на голове меня перевезли в другой дом в багажнике автомобиля.

Вопрос: Вы рассчитывали, что украинская сторона поспособствует Вашему освобождению?

Ответ: Вначале надеялся, что меня начнут искать. А, когда понял, что это сложно, начал обдумывать побег.

Вопрос: Почему "выбрали" именно Вас, ведь Вы далеко не самый богатый человек в городе?

Ответ: И тогда, и сейчас могу только предполагать. Не самый богатый – да, но один из наиболее уязвимых. За много лет работы кто-то меня поддерживал, кто-то – нет. Но знали все. А один из похитителей – Пащенко родом из Херсона. Вырос там. Он отслеживал политическую ситуацию в городе. Видел результаты выборов в 2015 году, где партия "Наш край" вошла в лидеры по итогу. Думаю, он понимал, если к преступлению примешать политику, будет легче запутать следы.

Тем более, тогда как раз на слуху были скандалы: украинские экс-чиновники сбегали за рубеж, кого-то из них задерживали. Вот преступники и "поймали" тему, хорошо подготовились и начали действовать. Им удалось меня обмануть.

Одного из организаторов похищения - Дениса Пащенко разыскивает полиция Испании. Там он сидел за участие в грабежах и "киднеппинг" (похищение человека – ред.). Его депортировали из Андорры и Греции, где он занимался тем же. Потом он осел в Доминиканской Республике – нашел благодатную почву и организовал новую схему похищения людей. Так что я у них – далеко не первая жертва.

Вопрос: Как Вам удалось сбежать?

Ответ: Помог один из участников похищения. Говорил, что меня планировали попросту убить, отжав у родных все по-максимуму. На убийство он не решился и помог мне освободиться. Он был уверен, что убедит Пащенко отдать мне документы. Но как только я попытался уйти, нас с ним задержала местная полиция.

Вопрос: За что вы были задержаны?

Ответ: Пащенко использовал запасной вариант, который, думаю, у него был заготовлен. Он написал заявление, обвинив меня в преступлении, которое сам совершил. Его задачей было – не пустить меня обратно в Украину. Для того и политическую тему с сотрудничеством с ФСБ придумал. Кто будет помогать сепаратисту? Потому и вкидывал смонтированные записи с определенной периодичностью: сначала дочери, потом - через соцсети и телевидение. Эти записи стали частью его игры.

Он долго жил в Доминикане, знал все тонкости законов этой страны. И воспользовался ими. А законы таковы: если на человека заявили в полицию, его нужно задержать до выяснения обстоятельств. Минимальный срок задержания - 3 месяца. При этом ни свидетелей, ни прямых доказательств не требуется. Да он бы их и не смог предоставить.

Вопрос: Как местная полиция расследовала это дело?

Ответ: А они ничего не расследовали. Меня даже не допрашивали. Через три месяца местная прокуратура тоже никакого решения не приняла. Когда трехмесячный срок задержания подходил к концу, сказали, что, скорее всего, меня никто на свободу не отпустит. Иногда в Доминикане людей держат в тюрьме без суда по несколько лет.

Вопрос: Но почему отпустили?

Ответ: К тому моменту дочка и жена уже подняли на ноги, кого только могли. Вести дело начали мои адвокаты. "Мои" – ключевое слово, а не те, которых предоставило доминиканское правительство. Кроме того, подключилась украинская официальная сторона.

Немаловажную роль сыграла поддержка людей. Откликнулись многие из моих знакомых, нардепы, с которыми работали в V созыве, мэры, друзья, обычные жители Херсона – жена передавала мне письма от них, мои товарищи по партии "Наш край". Я очень благодарен всем. Чувствовать в такие периоды, что ты не один, очень важно. Я ведь понимаю, как непросто пытаться помочь человеку, находящемуся в запутанной правовой системе чужого государства.

Вопрос: А посольство Украины Вам не помогало?

Ответ: В Доминиканской Республике вообще нет посольства Украины. А консульство - это только почетный консул, который не владеет ни украинским, ни русским языками. Он по национальности итальянец. Каким образом он там представляет интересы Украины - сложно сказать.

Ближайшее посольство Украины находится на Кубе, куда нужно лететь самолетом. Вот и получается абсолютная незащищенность. Мы мало знаем, что в Доминикане похищение людей превращено в вид бизнеса – просто поставлено на поток. В местных газетах печатают объявления: сдается дом для похищений. Но это проблема не только Доминиканы. Преступность вышла на международный уровень. Вот, что опасно.

Вопрос: Не опасались возвращаться в Украину?

Ответ: Так я еще никогда не спешил домой. Я готов был возвращаться при любых условиях. А бояться после всего произошедшего мне нечего. Я уверен в своей правоте. Когда каждый день проживаешь как последний, по-другому начинаешь чувствовать жизнь. Все мелочи, все детали кажутся существенными.

Когда приехал, обнял жену. Если бы мог, заплакал бы, но плакать за последние месяцы совсем разучился. Утром пошел в СБУ и написал заявление о фальшивых записях, размещенных похитителями в интернете. Служба безопасности расследует это дело. В тот вечер после долгого плена я впервые был среди близких мне людей.

Вопрос: Украинские правоохранительные органы занимаются делом о Вашем похищении?

Ответ: Конечно. В отличие от доминиканских коллег, наши полиция и прокуратура делают это объективно. И за два последних месяца расследование продвинулось. Правоохранители занимаются и украденным имуществом нашей семьи. Сейчас оно находится под арестом. Поднята информация Интерпола. Подтвердились факты о преступлениях Пащенко в разных странах – прошлых и настоящих.

Вопрос: Чем сейчас будете заниматься?

Ответ: Как можно больше времени проводить с семьей. Мы слишком много пережили, чтобы по-особенному чувствовать счастье быть все вместе.

Продолжаю работать. Месяцы отсутствия стали сильно ощутимы. Надо наверстывать упущенное. У меня с коллегами по фракции интересные планы, проекты, связанные с Херсоном и его будущим.

Стараюсь сейчас больше общаться с друзьями. И хочу уберечь людей: не станьте жертвой собственного доверия. От этого не застрахован никто. Мой пример – яркое доказательство того, что в одночасье можно оказаться на грани смерти, оклеветанным и очерненным. И очень важно – суметь выдержать испытания и выйти из них достойно.

Вопрос: Если двумя словами, каким Вы стали после плена?

Ответ: Остался оптимистом.

Украина. Доминиканская Республика > Армия, полиция > interfax.com.ua, 16 марта 2017 > № 2144794 Владимир Сальдо


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 марта 2017 > № 2110466 Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: "Если Россия продолжит демонстрировать агрессию, мы должны будем реагировать"

Рихард Херцингер | Die Welt

Экс-глава НАТО, а ныне советник президента Украины Петра Порошенко Андерс Фог Расмуссен не исключает возвращения полуострова Крым Украине. Сначала, однако, следует поработать над Минскими договоренностями, отметил он в беседе с Die Welt.

Отвечая на вопрос корреспондента немецкого издания Рихарда Херцингера о том, изменились ли условия жизни в Крыму после аннексии, Расмуссен указывает на то, что "Россия установила в Крыму информационную блокаду, в результате чего адекватно оценить ситуацию на полуострове непросто. Однако можно исходить из того, что аннексия Крыма привела к ухудшению экономического положения, и условия жизни простых граждан точно не улучшились. Россия сфокусирована на расширении своего военного присутствия на полуострове. Это свидетельствует о том, что истинным мотивом аннексии Крыма было желание Москвы взять Черное море под военно-стратегический контроль".

Экс-генсек НАТО указывает и на "катастрофическую" ситуацию с правами человека в Крыму, особо выделяя положение татар, оказавшихся под "давлением со стороны российских властей".

Что касается перспективы возвращения Крыма в состав Украины, Рассмусен проводит в этой связи историческую параллель: "Советский Союз в свое время незаконно присоединил страны Балтии. Для многих из нас, выросших в тени холодной войны, перспектива освобождения этих государств казалась нереальной. Однако в какой-то момент ситуация изменилась, коммунистическая система рухнула, и три балтийских государства вернули себе свободу и независимость. Сегодня они цветущие демократии. Сегодня трудно себе представить, что можно вынудить Россию вернуть Крым. Но нельзя исключать того, что новые события могут привести к изменению ситуации. Для того чтобы оставить открытой такую возможность, Запад ни при каких обстоятельствах не должен признавать незаконное вхождение Крыма в состав РФ".

Комментируя реализацию Минских договоренностей, экс-глава Североатлантического альянса указал на "серьезнейшие недочеты, если не сказать конструктивные ошибки" соглашений. "Но я не думаю, что у нас есть альтернатива этим договоренностям", - отмечет он. В первую очередь, по мнению Расмуссена, следует уточнить условия возвращения контроля Украины над ее границами. "Пока у Украины нет такого контроля, с трудом можно себе представить, как можно остановить проникновение российских войск на территорию Восточной Украины и провести там свободные выборы".

По словам Расмуссена, в последнее время многое указывает на то, что между президентами Трампом и Путиным не будет заключено сделки, от которой могла бы пострадать Украина. "В Конгрессе в Вашингтоне существует серьезное большинство, выступающее за твердую позицию в отношении России и более серьезную поддержку Украины. Такие события, как отставка советника по национальной безопасности Майкла Флинна из-за его тесных контактов с Москвой, ограничивают Трампа в его намерении идти на уступки Путину". По мнению экс-генсека альянса, только усилив давление на Россию, можно добиться от нее реализации условий Минских соглашений.

Андерс Фог Расмуссен выступает и за поддержку экономического развития и общественных реформ на Украине. "Превращение Украины в общество с функционирующей рыночной экономикой и демократией - это лучший способ вынудить Россию занять конструктивную позицию. Это продемонстрирует россиянам, что существует альтернатива путинскому националистическому курсу".

Отвечая на вопрос журналиста о необходимости европейской поддержки Украины и при помощи вооружений, Расмуссен указывает на то, что "если Россия продолжит демонстрировать агрессию, мы должны будем реагировать". В качестве возможной реакции экс-генсек НАТО говорит о поставках на Украину оборонительного вооружения.

По словам Расмуссена, Украина уже провела ряд основополагающих и частично непопулярных реформ - это касается в первую очередь борьбы с коррупцией и снижения зависимости в энергетическом секторе. "Тот факт, что в некоторых европейских столицах утверждается обратное, я отношу к негативным последствиям проводимой Россией дезинформационной кампании. Конечно, Украине еще предстоит провести множество реформ - и ЕС может и должен поддержать ее в этом", - подчеркивает советник Порошенко.

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 марта 2017 > № 2110466 Андерс Фог Расмуссен


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 15 марта 2017 > № 2112696 Елена Новосельцева

Сделать будущее светлым.

На вопросы корреспондентов «Полиции России» отвечает начальник Управления организации охраны правопорядка в жилом секторе и деятельности по исполнению административного законодательства ГУОООП МВД России полковник полиции Елена НОВОСЕЛЬЦЕВА.

– Елена Александровна, какие тенденции отмечаются в статистике правонарушений и преступлений, совершаемых несовершеннолетними, за последнее десятилетие? Изменился ли за это время характер детской преступности?

– Профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних уделяется повышенное внимание. Благодаря принятым за последнее десятилетие мерам количество преступлений, совершённых несовершеннолетними и при их соучастии, сократилось более чем в два раза – со 116,1 тысячи до 53,7 тысячи. Уменьшилось число тяжких и особо тяжких преступлений – с 36,3 тысячи до 11,5 тысячи. Удельный вес подростковой преступности в общей структуре снизился с 6,8 до 4,5 процента.

Как и в прежние годы, в структуре преступности несовершеннолетних доминируют преступления против собственности – преимущественно кражи, грабежи. Второе место по распространённости стабильно занимают преступления против жизни и здоровья. Характерными чертами насильственных преступлений, совершаемых подростками, становятся немотивированная агрессия и жестокость. Стоит заметить, что в последние годы в структуре преступности несовершеннолетних увеличивается доля преступлений, которые отличаются сложностью механизма совершения, в частности, мошенничеств, преступлений в сфере компьютерной информации.

– Какова роль подразделений по делам несовершеннолетних в профилактике противоправного поведения подростков? И кто из них попадает в сферу особого внимания органов внутренних дел?

– Основной круг обязанностей ПДН закреплён в статье 21 Федерального закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Безусловно, в первую очередь, деятельность ПДН связана с проведением индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними, а также их родителями или иными законными представителями, не исполняющими своих родительских обязанностей. Сотрудники ПДН выявляют лиц, вовлекающих несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий, оказывают содействие в розыске детей, выявляют несовершеннолетних, нуждающихся в помощи государства, и информируют заинтересованные органы и учреждения о безнадзорности, правонарушениях, антиобщественных действиях подростков, о причинах и условиях, этому способствующих. Одним словом, спектр возложенных на сотрудников ПДН обязанностей чрезвычайно широк и включает практически все сферы жизни, связанные с несовершеннолетними. При этом работа осуществляется в тесном взаимодействии со всеми субъектами системы профилактики, а иначе на её эффективность рассчитывать не приходится.

На профилактический учёт в подразделения по делам несовершеннолетних, согласно ведомственному приказу, ставятся несовершеннолетние, требующие контроля со стороны органов внутренних дел. Прежде всего, это подростки, вступившие в конфликт с законом, употребляющие наркотические средства и психотропные вещества, алкогольную и спиртосодержащую продукцию, совершившие правонарушения, в том числе до достижения возраста привлечения к административной ответственности, а также преступления и общественно опасные деяния. Постановка на профилактический учёт производится на основании судебного акта, протокола об административном правонарушении, по которому принято решение о назначении административного наказания, мотивированного заключения о необходимости постановки несовершеннолетнего на профилактический учёт. Затем начинается индивидуальная работа с подростком, его родителями, окружением, направленная на коррекцию поведения, вовлечение в социально полезную деятельность. Основная цель работы ПДН – не наказать, а помочь «оступившемуся» ребёнку, направить его в нужное русло, а иногда и «дать путёвку в жизнь».

На 31 декабря 2016 года на профилактическом учёте в подразделениях по делам несовершеннолетних состояло 142,2 тысячи несовершеннолетних.

– Часть ваших «подучётных» попадает в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей. Способствует ли коррекции девиантного поведения у подростков их краткосрочное пребывание в закрытом учреждении?

– Сейчас в стране насчитывается 77 центров временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей (далее – ЦВСНП, Центр), из них 9 транзитных. В истекшем году в них содержались почти 13,4 тысячи подростков. Бытует мнение, что Центр – это своеобразная «тюрьма для малолетних», но это абсолютно не соответствует действительности. Прежде всего, это один из инструментов профилактической системы, призванный действовать в целях защиты жизни, здоровья несовершеннолетних и предупреждения совершения ими повторных правонарушений. Несомненно, помещение в ЦВСНП ограничивает свободу несовершеннолетнего, но лишь в той мере, чтобы на короткий промежуток времени дать понять подростку, что за нарушение закона неминуемо следует ответственность, или, в зависимости от оснований помещения, защитить его. Помимо приёма и содержания несовершеннолетних правонарушителей на центры возложена индивидуально-профилактическая функция. Профилактическая работа направлена на развитие у несовершеннолетних положительных склонностей и интересов, устранение недостатков в поведении, приобщение к учебному процессу и общественно полезному труду и проводится с учётом возраста, поведения, общественной опасности совершённых подростками деяний. В настоящее время почти во всех центрах работают квалифицированные психологи, применяются различные методики коррекции поведения подростков, в том числе с использованием аппаратов психоэмоциональной коррекции, приборов аудиовизуальной стимуляции, устройств для формирования навыков саморегуляции. Широко используются возможности различных общественно-просветительских и религиозных организаций. Некоторые центры в реабилитационной работе активно используют инновационные методы иппотерапии и канистерапии.

Что касается сроков содержания несовершеннолетних в ЦВСНП, то следует отметить, что по законодательству они не превышают 30 суток (может быть продление ещё на 15 суток, но это только в крайнем случае). В этот период возможно лишь изучить ребёнка, определить его наклонности, настроить на учебный процесс. А полноценная реабилитационная работа требует длительного времени. Поэтому очень важными являются два момента: профилактическая работа с семьёй и окружением несовершеннолетнего в период его нахождения в ЦВСНП и сохранение преемственности педагогических подходов после его убытия из Центра.

– Однако истоки «детского неблагополучия» нужно, прежде всего, искать в семье, которая может составлять некую «группу риска». Ведётся ли работа с такими семьями и в каких случаях приходится прибегать к изъятию детей у родителей?

– Как такового исчерпывающего понятия «детское неблагополучие» в законодательстве или специальной литературе нет. Наверное, в этом контексте было бы правильнее говорить о семейном неблагополучии.

На профилактическом учёте в подразделениях по делам несовершеннолетних состоят более 134,4 тысячи «неблагополучных» родителей, из них 91,5 тысячи злоупотребляют спиртными напитками, более 2,5 тысячи ранее лишались родительских прав, почти 14 тысяч имели судимость.

Профилактическая работа с родителями строится во взаимодействии с органами и учреждениями системы профилактики, а координатором являются комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав на районном, региональном и федеральном уровнях. На заседаниях этих комиссий (в первую очередь, районного звена) рассматриваются такие семьи с их проблемами и заботами и принимаются решения с подключением тех или иных субъектов системы профилактики для исправления ситуации. Причём вопросы очень разные – от устройства ребёнка в детский сад до оказания помощи родителям в бесплатном лечении от алкогольной и наркотической зависимости, а также вопросы временного ограничения родителей в их правах и немедленного изъятия детей из семьи.

Кстати, вопрос о правомерности действий и органов опеки, и сотрудников полиции при изъятии детей из семьи постоянно вызывает споры, особенно среди общественности. Например, большой резонанс недавно вызвал случай с отобранием 10 детей из замещающей семьи в Москве.

При этом у органов опеки есть норма статьи 77 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающей немедленное отобрание ребенка у родителей при непосредственной угрозе его жизни и здоровью. Только реализуется она, как правило, в общепризнанное рабочее время, то есть с 9.00 до 18.00 часов.

У сотрудников полиции, работающих круглосуточно, прямого права «отобрания ребёнка» нет. Но есть закреплённое законом предназначение полиции – защита жизни и здоровья людей, незамедлительная помощь каждому, кто нуждается в её защите от противоправных посягательств. Согласно статье 13 Закона «О полиции» есть право доставлять безнадзорных несовершеннолетних в помещения органов внутренних дел и специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации. Именно этой нормой пользуются сотрудники органов внутренних дел, если оказываются в ситуации, когда в силу сложившихся обстоятельств оставить ребёнка в семье – значит подвергнуть его здоровье, а то и жизнь, опасности.

При этом механизм экстренного реагирования сотрудников полиции на такие случаи ничем не урегулирован, а отсюда – обвинения в превышении полномочий и произволе. Безусловно, в большинстве случаев потом выясняется, что они своими действиями не дали ребёнку погибнуть или стать жертвой преступления.

Поэтому представляется необходимым законодательно предусмотреть порядок изъятия ребёнка в экстренных ситуациях, когда его жизни и здоровью угрожает непосредственная опасность, до принятия решения органами опеки и попечительства о его дальнейшем жизнеустройстве.

– С трудностями в воспитании детей, возможно из-за недостатка уделяемого им времени, сталкиваются и вполне благополучные семьи. Какие проблемы с несовершеннолетними вызывают наибольшую обес­покоенность и требуют пристального внимания не только родителей, но и общества?

– Кроме извечных проблем «отцов и детей», пожалуй, в первую очередь стоит сказать о проблеме самовольных уходов детей из семей и государственных учреждений. Свыше 7 тысяч детей было объявлено в розыск в 2016 году, из них более 4,2 тысячи – ушедших из семей и свыше 2,7 тысячи – из государственных учреждений. Занимаясь бродяжничеством, несовершеннолетние либо сами совершают правонарушения, либо становятся объектами преступных деяний. В среднем по России ежедневно заявляются в розыск от 40 до 130 несовершеннолетних. Как правило, их местонахождение устанавливается в первые сутки, а то и часы после оставления места жительства, разыскное дело заводится в каждом четвёртом случае.

Не менее половины детей регулярно общаются в соцсетях, и даже в игры играют только в Сети. И если первоначально это были невинные игрушки, то сейчас они становятся всё жёстче.

С июня прошлого года рабочими группами (сначала в Следственном комитете, сейчас – в Госдуме) прорабатываются проекты федеральных законов, направленных на минимизацию фактов суицидальных попыток у несовершеннолетних. Соответствующее поручение Правительству Российской Федерации и органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации дано Президентом Российской Федерации по итогам заседания Координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы, состоявшегося 15 ноября 2016 года.

Ещё один аспект, вызывающий серьёзную обеспокоенность, – это распространение криминальной субкультуры в подростковой среде.

Не хотелось бы сгущать краски и говорить о критической ситуации, но и закрывать на это глаза мы не имеем права. Факты, когда принципам криминального мира пытаются следовать подростки, родители или иные родственники которых имеют криминальный опыт и, освободившись из мест лишения свободы, вносят в семьи элементы тюремного общения (используют жаргон, определённые правила поведения и т.д.), действительно есть. Особенно это характерно для регионов, где имеются многочисленные исправительные учреждения. Да и в целом «криминальную романтику» (причём её наиболее привлекательную для подросткового периода сторону) нельзя назвать чем-то закрытым и недоступным.

В соответствии с поручением Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации в настоящее время сформирована межведомственная рабочая группа по предотвращению криминализации подростковой среды. Министерство примет самое непосредственное участие в её работе.

Беседу вели Игорь СЕРГЕЕВ

и Алёна НОВИКОВА

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 15 марта 2017 > № 2112696 Елена Новосельцева


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 марта 2017 > № 2111746 Владимир Путин

Заседание коллегии Генеральной прокуратуры России.

Владимир Путин принял участие в заседании коллегии Генеральной прокуратуры России. Президент подвёл итоги работы органов прокуратуры в 2016 году и обозначил приоритетные задачи на 2017 год.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня, как обычно на коллегиях, нам предстоит обсудить итоги работы органов прокуратуры в 2016 году, обозначить перспективы на ближайшее будущее.

За прошлый год прокурорами выявлено пять с лишним миллионов разного рода правонарушений. Необходимо действовать максимально результативно, это относится ко всем сферам, особенно когда речь идёт о защите конституционных прав граждан.

В этой связи хотел бы отметить вашу работу в ходе подготовки и проведения выборов в Государственную Думу Российской Федерации, в Думу седьмого созыва, в местные региональные органы власти. Прокуратура своевременно реагировала на нарушения избирательного законодательства, сработала в рамках своей компетенции достаточно эффективно и в контексте избирательных кампаний. Достаточно сказать, что всего за период выборов в Госдуму в целях устранения нарушений избирательных прав граждан прокурорами внесено 590 представлений.

Отдельное направление, мы с вами знаем это хорошо, – это противодействие экстремизму и терроризму, распространению радикальной и националистической идеологии. Мы подробно говорили об этом на коллегиях ФСБ и МВД. Рассчитываю, что и Генпрокуратура продолжит активно заниматься борьбой с этими угрозами.

Столь же важна ваша постоянная, системная работа в социально-экономической сфере. Вы знаете, что три четверти нарушений трудовых прав граждан, выявленных прокурорами, связаны с оплатой труда. В прошлом году при участии органов прокуратуры погашено 28,5 миллиарда рублей долгов по заработной плате. Каждый руководитель, собственник предприятия, пытающийся свалить собственные проблемы на плечи своих работников, должен понимать, что правовые последствия наступят неотвратимо.

Вместе с тем – не раз говорил об этом и сегодня, сейчас, здесь повторю ещё раз – добросовестные предприниматели должны получать всемерную поддержку со стороны государства. И здесь хочу отметить вашу большую работу по защите бизнеса от необоснованных проверок и придирок разного рода. Прошу и впредь уделять этой теме повышенное внимание.

Кроме вопросов своевременного начисления заработной платы, пенсий, пособий самого пристального внимания с вашей стороны требует сфера жилищно-коммунального хозяйства. Надо безотлагательно реагировать, если люди жалуются на необоснованное завышение коммунальных платежей или на нарушения при сборе средств на капитальный ремонт, на низкое качество услуг в этой области.

Необходимо детально разбираться с фактами неправомерного роста цен на основные продукты питания и жизненно важные медикаменты. Это тонкая работа, потому что в условиях инфляции рост так или иначе в отдельных секторах неизбежен, но я говорю именно об экономически не обоснованном, завышенном росте. Необходимо пресекать оборот недоброкачественных и фальсифицированных товаров. И конечно, должны быть надёжно защищены социально уязвимые категории граждан: пожилые люди, дети, многодетные семьи, люди с ограниченными возможностями по здоровью.

Вы видите, как остро реагирует общество на любую несправедливость, равнодушие, казённую чёрствость. В компетенции прокуратуры – детально и глубоко разбираться в каждом таком случае. При этом важно выявлять системные проблемы в законодательстве и в правоприменении принятых законов, чтобы исключить условия и риски, которые могут привести к нарушению прав граждан.

За прошлый год прокурорами выявлено пять с лишним миллионов разного рода правонарушений. Необходимо действовать максимально результативно, это относится ко всем сферам, особенно когда речь идёт о защите конституционных прав граждан.

Уважаемые коллеги! Важнейшее направление – это противодействие коррупции и криминалу в целом. Здесь необходима грамотная, профессиональная работа на всех этапах – от профилактики преступлений до поддержания обвинения в суде. В прошлом году по материалам прокурорских проверок было возбуждено 3,8 тысячи уголовных дел антикоррупционного характера.

В сфере госзакупок, выполнения оборонзаказа, управления госимуществом и реализации инфраструктурных проектов необходимо и далее укреплять контроль, повышать финансовую дисциплину, не допускать нецелевого использования бюджетных средств, их разбазаривания или прямого расхищения.

Прошу плотно взаимодействовать со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами, работать вместе с ФСБ, МВД, налоговой службой, Росфинмониторингом.

Надо развивать международное сотрудничество, расширяя договорную базу и совершенствуя практику взаимной помощи совместно с зарубежными коллегами.

В заключение отмечу, что во многом по эффективности вашей работы граждане судят о способности самого государства защитить их интересы, отстоять правду и справедливость. И доверие людей нужно, безусловно, оправдывать, причём каждый день, в практической ежедневной работе.

Рассчитываю на вашу бескомпромиссность, твёрдость и верность своему долгу.

Хочу вас поблагодарить за работу и желаю вам успехов. Спасибо большое.

Ю.Чайка: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

В прошедшем году надзорная работа органов прокуратуры строилась на основе постоянного мониторинга ситуации в стране и была нацелена на защиту интересов государства и конституционных прав граждан. Во взаимодействии с органами власти, правоохранительными ведомствами решались вопросы профилактики и пресечения правонарушений и преступлений, осуществлялся постоянный диалог с общественными организациями и бизнес-сообществом.

За 2016 год только в сфере исполнения законов и соблюдения прав и свобод человека и гражданина прокурорами выявлено более 5 миллионов нарушений. По результатам рассмотрения мер реагирования в дисциплинарном и административном порядке наказан почти 1 миллион виновных лиц, возбуждено 23 тысячи уголовных дел.

Нами были приняты необходимые организационные и надзорные меры для обеспечения законности одного из самых значимых политических событий истекшего года – выборов в Государственную Думу. Считаю важным отметить, что уже вторую избирательную кампанию мы фиксируем снижение числа выявленных прокурорами нарушений. В прошедшем году их было на 50 процентов меньше. На наш взгляд, это непосредственно связано с реализацией на практике законодательных и организационных мер, нацеленных на обеспечение прозрачности и чистоты выборов.

В конце года начнётся избирательная кампания по выборам главы государства, в связи с чем нам предстоит использовать весь накопленный опыт для его надзорного сопровождения.

В условиях сокращения реальных доходов населения важной задачей являлось своевременное реагирование на невыплату заработной платы. По нашим актам, работникам возвращено более 28,5 миллиарда рублей. В отношении виновных в её задержках, только по материалам прокуроров, возбуждено 925 уголовных дел. В результате принятых мер на 1 января текущего года, в сравнении с предшествующим, долги по зарплате сократились почти на 1 миллиард рублей. Вместе с тем они значительны и составляют 2 миллиарда 725 миллионов рублей, причём примерно четвёртая часть из них образовалась ещё в 2015 году. Поручаю прокурорам предметно – подчёркиваю, предметно – разобраться с проволочками в соблюдении графиков погашения старых долгов. Вашу принципиальную правовую оценку должны получать случаи превышения установленного законом соотношения между выплатами управленческого персонала и рядовых работников. Держите на контроле вопросы соблюдения правил охраны труда, особенно на опасных производствах.

В целях развития системы здравоохранения, оказания качественной и доступной медицинской помощи из бюджета выделяются значительные средства. Повышенное внимание к состоянию законности в этой области уделяют и органы прокуратуры. В ходе надзорной деятельности в 2016 году выявлено 85 тысяч нарушений законодательства в здравоохранении, в связи с чем к дисциплинарной и административной ответственности привлечено 25 тысяч виновных лиц.

Значительное число нарушений допущено органами государственной власти субъектов и лечебными учреждениями в сфере обязательного медицинского страхования и лекарственного обеспечения граждан. Например, при утверждении территориальных программ по бесплатному оказанию медицинской помощи не учитывались её необходимые объёмы, что приводило к недофинансированию соответствующих мероприятий. В результате люди были вынуждены платить из своего кармана. К сожалению, в ряде случаев врачи необоснованно отказывали в оказании помощи больным, даже престарелым и малолетним. Не оставляйте такие факты без реагирования, тем более что нередко для спасения жизни нужны не дорогостоящие препараты, а элементарное сострадание. В то же время должны чувствовать себя защищёнными и медицинские работники. Фактически еженедельно из средств массовой информации мы узнаём о совершении преступлений в отношении медицинского персонала, создании препятствий бригадам скорой помощи. Необходимо проанализировать достаточность правовых и профилактических мер для недопущения таких фактов.

По эффективности вашей работы граждане судят о способности государства защитить их интересы, отстоять правду и справедливость. И доверие людей нужно оправдывать каждый день, в ежедневной работе.

В сфере защиты несовершеннолетних усилия были сосредоточены на соблюдении имущественных и жилищных прав сирот, законодательства об образовании, охраны жизни и здоровья детей. В прошлом году почти в половине регионов страны мы комплексно проверили, как работает система профилактики безнадзорности несовершеннолетних. Результаты неутешительные. Не менее десятка органов должны заниматься различными проблемами жизни детей и подростков, но у нас, как в известной пословице, «у семи нянек дитя без глазу». Надлежащее взаимодействие уполномоченных служб в этой сфере так и не налажено, а комиссии по делам несовершеннолетних с функцией координатора явно не справляются. При проверках прокуроры столкнулись с распространёнными случаями умалчивания медицинскими, образовательными организациями, органами опеки о проживании детей в семьях наркоманов и алкоголиков, совершении в отношении них психического, физического насилия, в том числе в приёмных семьях.

В 2016 году по фактам халатности должностных лиц органов системы профилактики следствием возбуждено 132 уголовных дела. За указанный период прокурорами в сфере соблюдения прав и интересов детей в общей сложности выявлено 720 тысяч нарушений закона, к дисциплинарно-административной ответственности привлечено 165 тысяч виновных, возбуждено более 3 тысяч уголовных дел.

Во всём, что касается защиты подрастающего поколения, наши меры не должны ослабевать. В преддверии летней оздоровительной кампании прокурорам крайне важно обеспечить исполнение принятых в конце 2016 года изменений в законодательство, касающихся совершенствования государственного регулирования организации отдыха детей. Данная новелла исключает для чиновников возможность оправдываться, что их полномочия в этой сфере не конкретизированы. Кроме того, обратите внимание на соблюдение приёма в школы первоклассников.

В истекшем году в тесном взаимодействии с правоохранительными и контролирующими органами продолжены мероприятия по обеспечению продовольственной безопасности и защите прав потребителей. В результате предотвращён ввоз в страну и уничтожено более 10 тысяч тонн опасной и санкционной продукции, существенно снизилось количество находящихся в обороте продуктов и кормов, содержащих генно-модифицированные компоненты.

Принимаемые меры позволили не допустить резких колебаний цен на продукты, товары первой необходимости и лекарства. Всего в 2016 году на продовольственном и фармацевтическом рынках выявлено 40 тысяч нарушений законов, за которые к дисциплинарной и административной ответственности привлечено более 12 тысяч лиц.

В рамках ранее данных вам поручений обеспечьте постоянный надзор за исполнением законодательства в указанных сферах. Транспортным прокурорам необходимо принять дополнительные надзорные меры недопущения поступления в страну санкционных продуктов под видом товаров стран Таможенного союза.

С учётом особой социальной значимости во взаимодействии с правоохранительными органами должна быть продолжена работа по защите прав участников долевого строительства. К сожалению, количество выявляемых нарушений здесь значительно возросло (с 4 тысяч в 2015 году до 8,5 тысячи в прошедшем), почти на треть увеличилось число проблемных объектов (с 500 до 714) и возбуждённых уголовных дел. Во многом это следствие кризисных явлений на строительном рынке. Вместе с тем мы уже не раз обращали внимание на необходимость наведения порядка в данной сфере, поэтому поручаю управлениям в федеральных округах проанализировать эффективность принимаемых мер реагирования, их влияние на реальное устранение нарушений и доложить результаты в Генеральную прокуратуру. Под вашим контролем должны оставаться вопросы соблюдения законодательства в жилищно-коммунальной сфере при переселении граждан из аварийного жилья и капитального ремонта жилых домов.

Традиционное внимание в прошедшем году придавалось надзору за соблюдением законности в различных отраслях экономики, где выявлено и пресечено более 1 миллиона нарушений законов. В рамках межведомственного взаимодействия продолжены мероприятия по противодействию правонарушениям при госзакупках, использовании бюджетных средств, федерального имущества и земель. Согласно официальной статистике, в России ежегодно в среднем на 1 миллион гектаров сокращаются площади земель, используемые в сельскохозяйственном производстве, в том числе высокопродуктивных сельхозугодий. Основными причинами являются неправомерные действия региональных муниципальных органов власти при распоряжении землями, нередко приводящие к их нецелевому использованию и загрязнению.

В сфере земельных правоотношений за год выявлено 140 тысяч нарушений, в том числе 20 тысяч незаконных правовых актов. Реагируя на них, прокуроры добились привлечения к дисциплинарной административной ответственности более 20 тысяч виновных. По нашим материалам возбуждено 719 уголовных дел. Например, по результатам принятых прокурорами мер реагирования только в одном районе Краснодарского края в государственную собственность возвращено более 1 тысячи гектаров сельхозземель, незаконно переданных главой района в пользование своим родственникам, а злоупотребивший полномочиями чиновник поменял кресло руководителя на скамью подсудимых. Я думаю, именно так следует действовать всем прокурорам – вопрос сохранности земель должен находиться под постоянным вашим контролем.

Летом прошлого года делегация Генеральной прокуратуры впервые участвовала в работе Санкт-Петербургского экономического форума. Главной целью являлся прямой диалог с бизнесом, совместная выработка дополнительных мер по его защите, гарантий безопасности инвестиций.

Необходимо детально разбираться с фактами неправомерного роста цен на основные продукты питания и жизненно важные медикаменты. Должны быть надёжно защищены социально уязвимые категории граждан: пожилые люди, дети, многодетные семьи, люди с ограниченными возможностями по здоровью.

В рамках встреч мы пришли к выводу о необходимости постоянного прямого канала связи с предпринимателями, который оказался весьма и весьма востребован. За полгода на специально созданный электронный адрес от них поступило уже более 500 обращений, в основном по вопросам захвата имущества, необоснованного уголовного преследования, долгов по выполненным госконтрактам. Значительная их часть, до 30 процентов, находит, к сожалению, своё подтверждение. Так, по итогам рассмотрения поступившего на данный ресурс сообщения и принятых по нему мер в Республике Марий Эл погашена задолженность перед малыми предприятиями за социальные перевозки в сумме 60 миллионов рублей – для них это огромные деньги. А всего за последние 1,5 года усилиями прокуроров бизнесменам погашено, только вдумайтесь, 40 миллиардов рублей долгов за выполненные ими работы и оказанные услуги. В основном речь идёт о малом и среднем бизнесе. И получение указанных средств для людей порой единственная возможность содержать семью, достойно жить и избежать банкротства. В связи с несвоевременной оплатой исполненных государственных и муниципальных контрактов по инициативе прокуроров к административной и дисциплинарной ответственности привлечено 2 тысячи виновных лиц.

Есть ещё один аспект указанной проблемы. В ходе проводимых проверок мы нередко сталкиваемся с оплатой неисполненных обязательств аффилированным структурам, а добросовестные исполнители вынуждены обращаться в суды для получения честно заработанных денег. Эти вещи следует рассматривать комплексно, принципиально ставить вопрос о предъявлении регрессных исков к чиновникам, привлечении их к уголовной ответственности.

Работа по защите прав предпринимателей должна продолжаться набранными темпами. Прокурорам следует быть в постоянном контакте с общественностью и бизнес-омбудсменами. Одной из самых главных ваших задач остаётся защита предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, злоупотреблений со стороны субъектов оперативно-разыскной деятельности.

Пользуясь случаем, хочу обратиться к Вячеславу Викторовичу Володину с просьбой ускорить рассмотрение законопроекта по согласованию и проведению гласных оперативно-разыскных мероприятий с прокурорами (по нашему мнению, его принятие существенно повысит степень защищённости бизнеса), а прокурорам – средствами надзора обеспечить реализацию уже действующих новелл в части усиления ответственности должностных лиц правоохранительных органов за воспрепятствование предпринимательской деятельности (статья 299 Уголовного кодекса).

Особое внимание уделялось органами прокуратуры укреплению законности в оборонно-промышленном комплексе. Для повышения эффективности этой работы проведены два межведомственных совещания – в Санкт-Петербурге и Томске – с участием руководства Военно-промышленной комиссии, Министерства обороны, а также федеральных органов исполнительной власти, контролирующих и правоохранительных органов, предприятий ОПК. Выработаны действенные решения, реализация которых находится под нашим совместным контролем. В рамках исполнения поручения Президента страны о проверке законности ценообразования при строительстве кораблей Военно-Морского Флота меры прокурорского реагирования позволили на 10 процентов снизить нормативные затраты по отдельным видам работ. Это сэкономит государству десятки миллиардов рублей.

В целом результаты прокурорских проверок государственных заказчиков оборонной продукции, а также крупнейших предприятий отрасли (только за последний год их проведено более 2,5 тысячи) свидетельствуют о положительных изменениях в сфере ОПК. В первую очень они касаются своевременного исполнения оборонного заказа почти на 99 процентов. Большую работу в этом направлении проделали органы военной прокуратуры. Их усилиями государству возмещено более 2 миллиардов рублей ущерба, причинённого при исполнении гособоронзаказа, и почти на миллиард такие потери предотвращены, что в четыре раза больше, чем в 2015 году.

Однако, к сожалению, остаются вопросы к качеству расследования уголовных дел о преступлениях, совершённых в оборонном комплексе, обеспечению принципа неотвратимости наказания. Мы даже сталкивались с ситуациями, когда из-за злоупотребления происходила смена руководителей предприятий ОПК, и не по одному разу. В отношении них возбуждались уголовные дела, но до суда они не доходили, а хищения продолжались уже другими руководителями.

В связи с затягиванием расследования уголовных дел, связанных с хищением при строительстве космодрома Восточный, непринятием всех мер по привлечению виновных к ответственности данные проблемы были обсуждены на совещании Совета Безопасности, после чего за непродолжительное время – всего три месяца – в суд было направлено 17 уголовных дел, следствие по которым затягивалось. Это практически столько же, сколько <…> за предшествующие два года (было 18 дел направлено). Данный пример – убедительная иллюстрация наших возможностей при наличии совместного со следствием и оперативными службами заинтересованного подхода к делу. В таком же ключе мы должны действовать и дальше.

В преддверии Года экологии прокурорами проведён ряд масштабных проверок соблюдения законов об охране окружающей среды. На совместных заседаниях коллегий, совещаниях с уполномоченными органами власти, прошедших в городах Улан-Удэ, Салехарде и Хабаровске, мы выработали дополнительные меры по улучшению ситуации в сфере защиты лесов, недр, животного мира и водных биоресурсов. Впервые была затронута такая важная тема, как состояние законности в сфере охраны окружающей среды в Арктической зоне России. По итогам всех надзорных мероприятий в адрес Президента страны и Правительства направлены законодательные предложения об ужесточении административного и уголовного наказания для браконьеров, конфискации их транспортных средств, а также касающиеся оценки стоимости незаконно добытых животных и биоресурсов для расчёта ущерба. По инициативе органов прокуратуры Министерством природы и подведомственными ему учреждениями разработаны и утверждены положения о тысяче особо охраняемых природных территорий федерального, регионального и местного значения, закреплены их границы.

Сохранение природы, обеспечение экологической безопасности – вопрос жизни и здоровья людей и одна из ключевых наших задач. Для повышения эффективности этой работы недавно моим приказом образована Амурская природоохранная прокуратура на правах субъекта Федерации. Прорабатывается вопрос о создании специальной прокуратуры для осуществления надзора в Арктической зоне. Я вижу их будущую работу весьма перспективным направлением. Вместе с тем на особом контроле должны быть вопросы исполнения законодательства в сфере обращения отходов. Половина объектов их размещения не отвечает экологическим требованиям. Прошу ориентировать надзор на адекватность принимаемых органами власти и контроля мер остроте этих вопросов, в том числе на решение проблемы накопленного ущерба. Повышенного внимания требует сохранение уникальной природной территории озера Байкал.

Важнейшим направлением нашей работы является надзор за исполнением законодательства по противодействию коррупции. В 2016 году прокурорами выявлено свыше 325 тысяч коррупционных правонарушений, с целью устранения которых внесено 67 тысяч представлений, принесено почти 45 тысяч протестов, в суды направлено более 10 тысяч исковых заявлений. Почти каждое четвёртое из выявленных нарушений – это свыше 74 тысяч – связано с предоставлением государственными и муниципальными служащими неполных или недостоверных сведений о доходах. Значительное число, более 4,5 тысячи, установлено при осуществлении контроля за расходами лиц, замещающих государственные должности.

Три четверти нарушений трудовых прав граждан, выявленных прокурорами, связаны с оплатой труда. Каждый руководитель, собственник предприятия, пытающийся свалить собственные проблемы на плечи своих работников, должен понимать, что правовые последствия наступят неотвратимо.

На основании материалов, полученных по итогам контроля за расходами, прокурорами заявлено 30 исков об обращении в доход государственного имущества на общую сумму свыше 2 миллиардов рублей, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы. Считаю, что подобные итоги реализации нового антикоррупционного механизма ещё не отражают ожиданий общества. Однако результаты работы прокуроров во многом зависят от принципиальной позиции кадровых и иных уполномоченных подразделений, осуществляющих ведомственный контроль за расходами. Пользуясь присутствием здесь руководителей федеральных государственных органов, прошу поручить вашим подчинённым уделять этому вопросу более пристальное внимание.

Но и прокуроры не должны сидеть сложа руки. Необходимо самим инициировать соответствующие проверки, исключив при этом направление в суд спорных и непроработанных материалов.

В 2016 году мы продолжали нарабатывать практику привлечения к административной ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений. Возбуждено 479 дел по статье 19.28 Кодекса об административных правонарушениях, что составляет рост 20 процентов. Судами на виновных наложено штрафов на сумму 654 миллиона рублей. В этот период во взаимодействии с Федеральной службой безопасности, Министерством внутренних дел и Следственным комитетом проделана также значительная работа по противодействию коррупционной преступности. Зарегистрировано почти 33 тысячи преступлений данной категории. Приоритетными направлениями оставалось пресечение фактов взяточничества, откатов в сфере госзакупок, хищений и нецелевого использования бюджетных средств, коррупционных преступлений, совершённых в крупном и особо крупном размере.

Оценивая состояние преступности в целом, следует отметить, что в 2016 году вновь зафиксировано её снижение. Зарегистрировано 2 миллиона 160 тысяч преступлений. Минус – где-то 10 процентов. Причём уменьшение их количества произошло в большинстве регионов, в 77. Как и прежде, почти четверть преступных деяний относится к категории тяжких и особо тяжких, их число (458 тысяч) сократилось даже больше средних значений, на 12 процентов.

Но, несмотря на снижение преступности, я вынужден сделать акцент на недостатках профилактической работы. Каждое второе оконченное расследованием преступление совершено лицами, ранее привлекавшимися к уголовной ответственности, каждое третье – в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. И удельный вес указанных деяний в 2016 году снова вырос. Работа всех уполномоченных органов по профилактике преступлений требует большей системности, а прокурорам следует повысить требовательность к деятельности подразделений, проводящих индивидуальную работу с условно осуждёнными, освобождёнными из мест лишения свободы, а также трудными подростками.

Кроме того, поручаю вам детально разобраться с причинами сокращения наркопреступности, особенно выявлением фактов сбыта наркотиков (сокращение 16 процентов), и вместе с тем резкого роста и крайне низкой раскрываемости преступлений, совершаемых с использованием современных информационных технологий. Например, раскрыто всего 8 процентов мошенничеств, совершённых таким способом. При наличии оснований примите адекватные меры реагирования. При организации борьбы с криминалом, профилактике его проявлений важно оперировать реальными сведениями о преступности, поэтому прокуроры ежегодно наращивают свои усилия по ведению уголовно-правовой статистики.

За период реализации этой новой для нас функции массив криминальной статистики и социально-криминологическая картина преступности изменились кардинально. Например, в основном за счёт снятия с учёта излишне вменённых по многоэпизодным делам преступлений экономической направленности за последние пять лет их общее количество сократилось почти вдвое: с 202 тысяч до 108. При этом кратно возросло число преступлений, совершённых в состоянии алкогольного опьянения (плюс 67 процентов) и наркотического опьянения (плюс 50 процентов), почти на треть выросла рецидивная преступность, на 22 процента – уличная.

Причина – не в значительном ухудшении криминогенной ситуации в стране, а в недостоверности статистики в предшествующие реформе годы. Ранее прокурор своей подписью в статистической карточке подтверждал лишь сам факт принятия того или иного процессуального решения. Его новые полномочия требуют проверки достоверности каждой записи в статкарточке, их соответствия материалам уголовного дела. Отсюда и результат. Поручаю прокурорам и впредь максимально использовать имеющиеся полномочия для обеспечения достоверности криминальной статистики. От вас зависит, куда будут направлены силы и средства правоохранительных органов: на реальную профилактику правонарушений, защиту прав потерпевших или на борьбу с бумажной преступностью.

Будущее объективного учёта преступлений – за высокими технологиями, исключающими любые махинации со статистикой. Но цифровые технологии должны применяться не только в данной сфере. Прокурорам следует готовиться к тому, что в ближайшие годы мы начнём использовать их на всех направлениях прокурорского надзора.

Месяц назад моим приказом создан Экспертный совет при Генеральной прокуратуре по вопросам информационных технологий. Он объединил специалистов, признанных одними из лучших не только в нашей стране, но и авторитетными в мире. Реализация на практике их идей откроет для нас дополнительные возможности осуществления надзора, определит принципиально новое его направление в сфере IT-технологий. Поэтому, уважаемые коллеги, начинайте учиться сами и учить своих подчинённых.

Говоря о следственной составляющей в деятельности правоохранительных органов, вынужден отметить ухудшение в сравнении с 2015 годом ряда значимых показателей. Прокурорам необходимо обратить пристальное внимание на соблюдение сроков рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, а также на случаи неправомерного отказа в приёме последних, оставлении их без регистраций. За год количество таких фактов увеличилось более чем на треть.

Самого пристального внимания требует сфера жилищно-коммунального хозяйства. Надо безотлагательно реагировать, если люди жалуются на необоснованное завышение коммунальных платежей или на нарушения при сборе средств на капитальный ремонт, на низкое качество услуг в этой области.

Растёт и число выявленных прокурорами нарушений непосредственно при производстве предварительного расследования. Несмотря на снижение следственной нагрузки по направленным в суд делам, на дополнительное расследование, следователям всех ведомств их возвращено прокурорами свыше 19 тысяч – рост 5 процентов, многие в связи с нарушением прав потерпевшего или обвиняемого.

К проблемам расследования преступлений следует отнести незначительный удельный вес возмещённого ущерба – всего 19 процентов, а по делам коррупционной направленности в прошедшем году он составил менее 7 процентов от причинённого.

Существенным недостатком остаётся затяжной характер следствия, более чем по трети уголовных дел, причём в последние годы в работе следователей наблюдается тенденция роста этого показателя.

Ещё более обострилась проблема длительности нахождения обвиняемых под стражей. В сравнении с 2015 годом число арестованных по неоконченным делам следователей МВД и Следственного комитета увеличилось на 4 процента и составило почти 26 тысяч человек, из них 1300 (рост почти 70 процентов) содержатся в следственных изоляторах уже более года.

Есть и проблемы обеспечения прокурорского надзора, причём порой они проявляются по делам преступлений, отнесённых к числу общественно значимых. Например, доля возвращённых судом прокурорам дел для устранения препятствий к их рассмотрению о преступлениях в сфере ЖКХ в истекшем году превысила среднестатистические значения в шесть раз. Наибольшее их число – в Удмуртской Республике, в Волгоградской и Новосибирской областях.

Прокурорам необходимо совместно со следственными органами проанализировать причины отмеченных недостатков и выработать меры к их устранению.

В сфере противодействия терроризму и экстремизму обстановка в целом оставалась контролируемой. Благодаря принятым правоохранительными органами мерам нанесён серьёзный урон бандподполью и его пособникам на Северном Кавказе. В 2016 году за участие в незаконных вооружённых формированиях, террористических организациях на территории России и за рубежом привлечено к уголовной ответственности 584 лица. Безусловно, это явилось одной из предпосылок недопущения терактов. Практически все такие преступления, зарегистрированные в минувшем году, были пресечены на стадиях приготовления и покушения, что очень важно. При координирующей роли Национального антитеррористического комитета, комиссий в субъектах возросла эффективность адресных профилактических мероприятий.

Некоторые страны, претендующие на глобальное лидерство, начали внедрять практику создания так называемых антикоррупционных комитетов – параллельных органов власти, которые чаще всего используются с целью манипуляции во внутриполитической сфере. Россия никогда ничего не позволит создать у себя.

Активизировано межведомственное взаимодействие в целях противодействия пропаганде запрещённой информации. Так, по материалам прокуроров, в 2016 году судами признаны экстремистскими девять организаций и террористической – одна. Прекращён доступ к 1200 интернет-ресурсам, удалена запрещённая информация с 18,5 тысячи сайтов.

Продолжена системная работа по соблюдению защищённости объектов повышенной опасности, социальной инфраструктуры. Судами удовлетворено более 15 тысяч заявлений прокуроров об обязании органов власти, руководителей организаций обеспечить должный уровень безопасности. Под контролем органов прокуратуры должна оставаться реализация комплекса мероприятий по защите объектов транспорта и ТЭК, опасных производств, мест проведения международных футбольных первенств.

Кроме того, примите дополнительные меры для исключения распространения экстремистских идей среди лиц, находящихся в следственных изоляторах и колониях. Следует продолжить мониторинг деятельности иностранных неправительственных организаций на предмет устранения любых угроз вмешательства во внутригосударственные дела.

В минувшем году приоритетным для прокуроров являлись и вопросы повышения уровня гарантий прав обвиняемых, осуждённых, находящихся под стражей, улучшения условий их содержания, оказания медицинской помощи. Благодаря принятым совместным мерам сократилось с 64 до 40 количество СИЗО, в которых нарушаются нормы санитарной площади, наладилось обеспечение осуждённых с тяжёлыми заболеваниями необходимыми лекарственными препаратами. Это явилось одной из предпосылок снижения смертности в колониях почти на 10 процентов.

Вместе с тем системных нарушений при исполнении уголовных наказаний по-прежнему много. Прокурорам необходимо продолжить комплексные проверки с охватом всех направлений, обращая особое внимание на сферу здравоохранения. Наиболее острые проблемы обсуждайте с привлечением общественных наблюдательных комиссий.

В завершение традиционно о кадрах. В текущем году следует совершенствовать формы и методы отбора кандидатов для поступления в органы прокуратуры, прохождение ими военной службы по призыву. В центре внимания остаются задачи ротации прокуроров, организации учёбы и профессиональной подготовки сотрудников, особенно молодых и не имеющих следственной практики.

Я уже не раз говорил, что опыт – дело наживное, а вот отсутствие порядочности, честности, других лучших человеческих качеств для прокуроров недопустимо. Необходимо более тщательно проверять доводы обращения граждан и организаций о фактах коррупции в органах прокуратуры, активизировать работу по выявлению случаев конфликта интересов и деятельность соответствующих комиссий. Шире используйте электронные банки данных государственных органов при проверке сведений о доходах и расходах сотрудников. На постоянном контроле отраслевых подразделений Генеральной прокуратуры и, главное, Военной прокуратуры должны находиться все вопросы, связанные с интеграцией органов Военной прокуратуры в наш штаб.

Уважаемые коллеги!

В моём докладе освещены далеко не все направления деятельности прокуратуры, проанализированы лишь основные сферы, нарушения в которых представляет наибольшую опасность для общества и государства. Как и в предшествующие годы, много усилий потребовалось от прокуроров для качественного поддержания государственного обвинения, защиты интересов граждан в судах, эффективно развивалось международно-правовое сотрудничество. В текущем году предстоит не менее напряжённая работа, но я убеждён, что при надлежащей её организации и спросе с подчинённых за результаты все задачи, которые ставят перед органами прокуратуры Президент Российской Федерации и общество, будут успешно выполнены.

Благодарю за внимание.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

В завершение этой части ещё пару слов добавлю. Мы с вами хорошо знаем, что прокуратура в России занимает совершенно особое, уникальное место в системе органов власти и управления. Наверное, нет ни в одной стране мира ситуации, при которой прокуратура занимала бы столь важное место, а если где-то и есть, то это, как правило, калька с российского и советского опыта.

Прокуратура создавалась, как известно, как око государево. У нас, слава богу, не монархия, а республика, и это значит, что прокуратура должна оставаться оком государства за соблюдением интересов граждан страны, ну и самого государства как такового, как института.

Сфера деятельности – чрезвычайно широкая, практически все сферы деятельности, в которых представлено государство, там, где действует закон. Прокуратура должна контролировать исполнение этого закона.

Вы знаете, некоторые страны, претендующие на глобальное лидерство, а если быть более точным, то претендующие на глобальное господство, начали внедрять практику создания так называемых антикоррупционных комитетов – параллельных органов власти, которые чаще всего используются не для того, для чего они созданы, а с целью манипуляции во внутриполитической сфере. Россия, разумеется, никогда ничего не позволит создать у себя, но в некоторых странах такие структуры уже созданы, в восточноевропейских.

Для того чтобы обеспечить интересы граждан и государства, самим нужно быть: а) кристально честными и б) эффективными, – в борьбе с коррупцией и в борьбе с нарушениями закона в самом широком смысле этого слова.

Ещё раз хочу поблагодарить вас за работу в прошлом году и очень рассчитываю на вас в 2017-м и в последующие годы тоже.

Спасибо большое.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 марта 2017 > № 2111746 Владимир Путин


США > Армия, полиция. СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 14 марта 2017 > № 2106132 Олег Демидов

Скандал, вызванный публикацией сайтом WikiLeaks массива документов, проливающих свет на деятельность ЦРУ в киберпространстве, поставил перед миллионами пользователей во всем мире ряд вопросов. В частности о том, насколько защищены мобильные устройства, персональные компьютеры, популярные сервисы в интернете от взломов со стороны спецслужб разных стран. Об этом обозреватель «Росбалта» побеседовал с консультантом ПИР-Центра Олегом Демидовым.

— Может ли информация WikiLeaks о том, что спецслужбы научились взламывать устройства, работающие под управлением самых распространенных операционных систем — iPhone OS, Android, Windows Phone, сказаться на продажах компаний, которые их выпускают? Ведь речь идет о несанкционированном доступе не только к мобильным гаджетам, но, скажем, к «умным телевизорам», подключенным к интернету?

— Я не уверен, что в краткосрочной перспективе раскрытие данных об уязвимостях в продукции крупнейших ИТ-вендоров существенно скажется на их рыночных позициях. Какой-то краткосрочный спад продаж конкретных моделей продукции — например, «умных телевизоров» (Smart TV), на волне информационного шума возможен, но им, скорее всего, все и ограничится.

Во-первых, значительная часть компаний, упомянутых в документах WikiLeaks — это глобальные вендоры, которые занимают либо околомонопольное положение в нише соответствующих продуктов и сервисов (Android), либо весьма существенный ее сегмент. Собственно, именно их популярностью и объясняется то, что программы спецслужб были нацелены в первую очередь на продукцию именно этих компаний — эксплуатация уязвимостей в наиболее распространенных платформах и продуктах чисто статистически дает шанс подобраться к максимальному числу целей операций.

Поэтому мне трудно представить, что может случиться с долей того же Android или iOS, которые в сумме и составляют абсолютное большинство на рынке мобильных платформ. Тем более что количество уязвимостей и масштаб проблем вследствие внимания спецслужб к их продукции у таких компаний примерно сопоставим, судя по опубликованным WikiLeaks данным — никто из ключевых игроков не получает явного преимущества в этой ситуации.

Сегодня, с точки зрения обывателя (а зачастую и экспертов), если известно, что программы спецслужб компрометируют безопасность продуктов компании А — значит, то же самое происходит с продукцией ее конкурентов — компаний Б и В, просто об этом пока не написал WikiLeaks.

Какие-то серьезные подвижки возможны на отдельных национальных рынках, где государство может использовать нынешнюю ситуацию в качестве рычага для ускорения программ импортозамещения в сфере массовой ИТ-продукции. Но это частные случаи и даже здесь потребуется значительное время.

— Иными словами, потребителю все равно деваться некуда?

— По большому счету, да, но это если мы говорим о краткосрочной перспективе — о том, что будет происходить прямо сейчас или в ближайшие месяцы. Другой вопрос состоит в том, как отреагирует на эти события глобальная ИТ-отрасль и сообщество сетевых инженеров. Если вспомнить прошлые разоблачения, сделанные Эдвардом Сноуденом в отношении программ АНБ (Агентства национальной безопасности США, отвечающего за радиотехническую и электронную разведку), то тогда, летом-осенью 2013 года, на рынке тоже не произошло никаких мгновенных изменений. Однако по прошествии года и по нарастающей далее, реакция отрасли и технического сообщества привела к появлению и росту популярности новых сервисов и продуктов, которые позиционировались именно как средства повышения уровня безопасности интернет-пользователей — в том числе от угрозы массовой прослушки и сбора данных.

Резко выросла популярность защищенных мессенджеров, которые предоставляют пользователям надежную и удобную криптографическую защиту их данных, в том числе средствами сквозного шифрования (end-to-end encryption). Новой нормой стало внедрение крупнейшими онлайн-сервисами средств двухфакторной аутентификации пользователей; произошел перелом в темпах внедрения HTTPS в Сети. Наконец, резко выросла популярность таких средств как VPN (технологии виртуальных частных сетей) и иных сервисов, обеспечивающих шифрование и анонимность при передаче данных в Интернете — как следствие резко вырос объем рынка и качество (включая простоту использования, user friendliness) тех же сервисов VPN.

Вполне возможно, что что-то подобное мы увидим и сейчас в качестве ответной реакции на раскрытые программы ЦРУ. Но произойдет это не сразу — необходимо время, чтобы сформулировать архитектурные принципы, разработать и внедрить стандарты безопасности для ИТ-сервисов и продуктов нового поколения, более защищенных от государственных операций.

— Сотрудничают ли вендоры со спецслужбами или они взламывают гаджеты без консультаций с их производителями?

— Насколько мне известно, в той части «базы знаний» спецслужб, которую уже опубликовали на WikiLeaks (массив Year Zero), нет данных о том, что крупные ИТ-вендоры и разработчики напрямую сотрудничали с ЦРУ. Речь идет лишь о том, что агенты ЦРУ методично и целенаправленно собирали информацию об уязвимостях в продукции различных компаний, после чего эта спецслужба самостоятельно разрабатывала разнообразные средства эксплуатации этих уязвимостей. Максимум, что можно отметить — скупку агентами на черном рынке информации об уже обнаруженных, но пока не известных самому вендору уязвимостях.

К сотрудничеству с производителями это никакого отношения не имеет. В этой истории, как ни странно, частная отрасль пока выглядит достойнее, чем в истории с АНБ. Во-первых, после публикации данных, добытых Эдвардом Сноуденом в 2013 году, на крупнейшие американские ИТ-корпорации и их сервисы (Yahoo, Google, Facebook, YouTube, Skype, Apple) пали подозрения в сотрудничестве с АНБ в рамках глобальной программы Prism, позволявшей этой спецслужбе перехватывать колоссальные объемы данных пользователей за счет прямого доступа к корпоративным серверам, где эти данные хранились и обрабатывались.

Отраслевые гиганты резко отрицали свое сотрудничество с АНБ, однако окончательную истину в этой ситуации вряд ли удастся установить.

Во-вторых, в рамках отдельной программы Bullrun, нацеленной на компрометацию средств криптографической защиты данных, АНБ подкупала и принуждала разработчиков таких средств внедрять в свои решения для массового рынка бэкдоры (backdoor — в данном случае программные средства, позволяющие третьей стороне получать доступ к содержимому зашифрованных коммуникаций между двумя сторонами — в том числе системы депонирования ключей шифрования). То есть в той или иной степени частный ИТ-сектор США в прошлой истории с АНБ оказался «замазан» — а сегодня в ситуации с ЦРУ мы таких фактов пока не наблюдаем.

Впрочем, в WikiLeaks обещали публиковать другие массивы документов, охватывающих период до 2013 года — так что возможно нас еще ожидают истории о добровольно-принудительном взаимодействии частного сектора со спецслужбой в духе Bullrun.

— Правильно я понимаю, что такими вещами различные спецслужбы занимаются параллельно?

— Безусловно. В США существует Разведывательное сообщество, которое объединяет 16 разведывательных и информационно-аналитических правительственных структур. Половина из них — это структуры гражданских ведомств. Например, информационно-аналитическое управление министерства внутренней безопасности, информационное управление Госдепартамента, управление разведки и безопасности в ядерной сфере министерства энергетики, управление разведки и борьбы с терроризмом Минфина. То есть даже среди гражданских ведомств ЦРУ далеко не монополист, хотя и, безусловно, крупнейший по штату, бюджету и иным ресурсам игрок в сфере разведывательной деятельности. Остальные восемь участников Разведсообщества — различные структуры Минобороны США, включая печально известное после разоблачений Сноудена АНБ.

То есть только в США насчитывается 16 государственных игроков в сфере разведки, и у каждого из них есть или разрабатываются те или иные программы и средства для работы в Сети — хотя, повторюсь, по масштабам и объемам финансирования АНБ и ЦРУ далеко превосходят своих коллег. Не стоит забывать, что свои программы сетевой разведки сегодня есть и у спецслужб других стран: России, Китая, Израиля, Евросоюза. Сейчас разработка собственных инструментов для такой деятельности становится необходимостью для спецслужб.

Состояние общественной дискуссии по теме тайного сбора электронных данных пользователей после информации, полученной от Сноудена, серьезно изменилось и, вероятно, изменится и после нынешних разоблачений. Надежды на то, что государства будут вести себя законопослушно, не наступать на права собственных и зарубежных граждан, откажутся от развития наступательного киберпотенциала, окончательно улетучились. Мы живем в мире, где киберпространство непрерывно используется государствами для реализации собственных интересов, в том числе за счет методов тайной электронной слежки и проактивных киберопераций, и теперь с этим надо что-то делать. Предотвратить эту реальность не удалось.

— Есть ли способы защиты от взлома того или иного устройства спецслужбами?

— Если вы являетесь объектом целевой кибероперации ЦРУ, то вам вряд ли помогут какие-либо стандартные средства информационной безопасности. Но вообще банальная компьютерная гигиена помогает во многих случаях. Стоит отметить, что, несмотря на все успехи и передовые технологические возможности ЦРУ, большинство разработанных спецслужбой пакетов вредоносного ПО необходимо доставить до цели (то есть до устройства или оборудования пользователя) довольно традиционными методами: через внешний съемный носитель (например, зараженную флэшку или диск), через исполняемый файл из фишингового письма, или заставив пользователя перейти на скомпрометированный интернет-ресурс.

Так что стандартных правил поведения и мер компьютерной гигиены обычно бывает достаточно, чтобы нейтрализовать эти векторы атаки. Например, не надо вставлять в свои устройства неизвестные внешние носители, в происхождении и безопасности которых вы не уверены. Во-вторых, не надо сохранять и открывать файлы, направленные вам по электронной почте или через мессенджеры от незнакомых отправителей. Также не следует переходить на подозрительные сайты, особенно, когда ПО вашего устройства и используемые вами сервисы выдают предупреждение о возможных проблемах с безопасностью — например, отсутствии у сайта действующего сертификата безопасности.

Естественно, необходимо убедиться, что веб-ресурс, на который вы собираетесь перейти, не размещается на фишинговом домене (Фишинг — вид интернет-мошенничества, целью которого является получение доступа к данным пользователя — логину и паролю. Часто для этого используют интернет-рассылки, а также ссылки на адреса сайтов, похожих на адреса сайтов известных компаний, — «Росбалт»).

Не стоит пренебрегать антивирусной защитой и ее регулярными обновлениями. Для тех сервисов, которым вы пользуетесь, используйте не привычную систему логин-пароль, а двухуровневую аутентификацию. Сейчас такую возможность предлагают почти все крупнейшие сервисы: и социальные сети (Facebook, LinkedIn, Вконтакте), и мессенджеры (WhatsApp, Telegram), Gmail и другие сервисы электронной почты, и так далее.

Если говорить о паролях, и здесь есть место азбучным истинам компьютерной гигиены — например, использованию для разных сервисов разнообразных «сильных» паролей, применение сервисов типа менеджера паролей и т. д. Ну и такие средства как VPN сегодня достаточно актуальны и просты в использовании.

В общем, все довольно банально, но абсолютное большинство пользователей этими простыми правилами до сих пор пренебрегает.

— Вы упомянули в качестве защиты антивирусные программы, но есть расхожее мнение, что производители этих программ сами создают вирусы, от которых потом и предлагают соответствующее лечение…

— Честно говоря, история эта и в России, и за рубежом регулярно всплывает и обсуждается в разных ипостасях как минимум с 1990-х годов — и ни разу я не сталкивался с тем, чтобы она подтверждалась. По большому счету, это такая отраслевая легенда. Дело в том, что у антивирусных компаний всегда и так было работы невпроворот — рынок вредоносного ПО и баз уязвимостей всегда развивался опережающими темпами по отношению к самой антивирусной индустрии. Как следствие, у антивирусных разработчиков не возникает адекватной бизнес-мотивации для того, чтобы расширять объем рынка сбыта своих решений за счет искусственного создания дополнительных угроз.

«Индустрия страха» прекрасно работает и без этого. Другое дело, что изредка в вирусописательстве и хакерской деятельности действительно бывают замешаны отдельные сотрудники компаний сектора информационной безопасности. Но это уже истории про незаконопослушных инсайдеров и нарушение внутренних норм безопасности в части отбора персонала, то есть сюжеты частного, а не корпоративного уровня.

Другой момент состоит в том, что в опубликованном WikiLeaks массиве есть данные о предпринятой ЦРУ работе по созданию целой линейки средств вредоносного ПО, которое спроектировано таким образом, что антивирусные программы в принципе не могут его обнаружить. Некоторые из этих программ используют шифрование своих файлов в системе — для того, чтобы антивирусные программы не могли их распознать. Другие функционируют на том уровне ПО системы, который может быть недосягаем для многих антивирусных средств (например, разработанный ЦРУ руткит DarkMatter переписывает низкоуровневую прошивку на устройствах MacBook).

Самая неприятная новость в том, что ЦРУ сформировало целый каталог уязвимостей и средств их эксплуатации для большинства наиболее распространенных антивирусных программ. Такой каталог содержится в документе Personal Security Products (PSPs) и охватывает продукцию 21 антивирусного вендора, включая таких отраслевых лидеров как Comodo, Avast, Kaspersky, AVG, ESET, Symantec. Некоторые из этих средств эксплуатации уязвимостей блокируют работу антивирусных программ, другие могут заставить их самоудалиться с устройства.

Да, «жертву» целевой операции ЦРУ антивирусные средства скорее всего не защитят, но это не означает, что они полностью бесполезны. В целом реально полезная область применения антивирусных программ значительна, но все же ограничена — и защита от государственных целевых киберопераций история, скорее, не про антивирусы.

— А что вы можете сказать по поводу использования VPN?

— Технологии VPN (Virtual Private Network) созданы для того, чтобы защищать ваши данные в процессе их передачи по сети с неизвестным уровнем доверия к безопасности такой сети. Грубо говоря, поверх сети передачи данных, которой вы пользуетесь (например, общественный Wi-Fi), создается отдельный зашифрованный виртуальный канал (отсюда и VPN — виртуальная частная сеть), по которому вы передаете свои данные — и уровень их защищенности не зависит от уровня защиты в самой сети передачи данных.

Возможность организовать сетевую атаку, позволяющую перехватить ваши данные в процессе их передачи, при использовании этой технологии серьезно ограничиваются. В этом смысле сервисы VPN — достаточно надежный способ обеспечить безопасность для коммуникаций пользователя в интернете.

Однако нужно понимать, что VPN позволяет защитить только данные — но не само ваше устройство и его программное обеспечение. Коммуникации при помощи VPN не отменяют наличие в прошивке и ОС устройств уязвимостей и возможностей их эксплуатации, не защищают от вредоносного ПО в тех случаях, когда оно тем или иным способом уже доставлено на устройство.

Несмотря на это, в целом VPN — очень полезная технология и ее востребованность среди пользователей быстро растет. В России для этого есть дополнительные причины: сервисы VPN безотказно работают как средство обхода блокировок тех или иных интернет-ресурсов. Не то чтобы виртуальные частные сети задумывались техническим сообществом именно с такой целью, но в той мере, в которой сложившаяся в России практика их использования способствует росту навыков обеспечения сетевой и информационной безопасности и компьютерной гигиены среди широких масс пользователей, ее можно считать положительной.

Беседовал Александр Желенин

США > Армия, полиция. СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 14 марта 2017 > № 2106132 Олег Демидов


Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > kapital.kz, 13 марта 2017 > № 2121428 Шавкат Сабиров

Как будет защищать казахстанцев киберщит

Угрозы в интернете становятся такими же страшными по последствиям, как и угроза ядерного оружия

Взлом критически важной инфраструктуры городов и целых стран, коллапс транспортной системы, крушение систем энергетики и водоснабжения — к счастью, пока это лишь сценарии голливудских фильмов. Но реальные случаи кибератак на банки, биржи и системы обмена информацией — уже реальность. Эксперты в сфере информационной безопасности уверены, что преступники не собираются на этом останавливаться, а противостоять им можно только объединив усилия государства, бизнеса и простых пользователей. Многие страны уже приняли доктрины кибербезопасности, у нас же только сейчас на всеобщее обсуждение вынесен Проект концепции «Киберщит Казахстана». «Капитал.kz» попросил Шавката Сабирова, главу Интернет-ассоциации Казахстана, рассказать о том, как и от чего будет защищать граждан киберщит.

— Шавкат, по вашему мнению, насколько своевременно принятие концепции?

— Мы даже опаздываем с такими документами. Помните, в июне 2011 года Глава государства говорил об электронных границах? Вот надо было начинать сразу после этих слов и сегодня мы бы уже имели «Киберщит», инфраструктура страны была на «замке». Но история не знает сослагательного наклонения и, поэтому мы только сегодня принимаем Концепцию кибербезопасности «Киберщит Казахстана». Нам только предстоит пройти то, что за последние 5−6 лет прошли другие страны.

Вообще концепция — это стратегический документ, содержащий основные положения кибербезопасности страны, она определяет единый подход к формированию и реализации общенациональной политики, дает конструктивную основу для взаимодействия государства и общества.

Безусловно, нельзя ожидать в таком концептуальном документе решения всех вопросов сразу. А вопросы стоят очень сложные. Нужно понимать роль частного сектора в кибербезопасности, нужно понимать, как общественность будет участвовать во всех этих вопросах. Ведь не забывайте, что практически все вопросы защиты будут представлять государственные секреты и тайну.

Поэтому нужна не «доработка» предложений, а создание абсолютно новых механизмов и методов работы.

Нужно, например, создать механизм работы государственного частного партнерства. Старые методы работы не подходят, так как инвестиции частного сектора надо компенсировать возможностью доходных частей бизнеса. Но в кибербезопасности непонятно где «лежит» платная сторона отрасли.

Нужно решать вопросы построения целой системы образования, обучения и подготовки специалистов в этой отрасли. Сейчас в стране узких специалистов, например, криптозащиты на пальцах одной руки можно посчитать. Специалистов в области Big Data можно найти, но не в области киберзащиты. Аналитиков, технических работников тоже надо готовить и учить. Основной принцип построения «щита» должен базироваться на собственных ресурсах, людских и материальных.

В Казахстане уже есть опыт построения уникальных специальных аналитических систем, поэтому эта задача тоже вполне решаемая. И обратите внимание, что рядом с Концепцией стоит План мероприятий по реализации Концепции.

— Как бы вы в целом могли прокомментировать идею внедрения «Киберщита Казахстана»? Какие задачи предстоит решить?

— Нужно понимать, что «Киберщит» это не просто программное обеспечение и пара дата-центров, это огромный комплекс мероприятий, которые нужно реализовать в ближайшие годы. Озвученная цифра в 7 млрд тенге только первая капелька в большом бюджете построения киберзащиты страны.

Мир изменился настолько сильно, что теперь киберпространство является пятой областью ведения боевых действий для многих стран после наземной, воздушной, водной и космической. Но в нашем «щите» не предусматривается ведение наступательных действий. Это, наверно, и правильно. Кибероружие сегодня напоминает мне использование ядерных сил у государств.

Кстати, в 2013 году в ОБСЕ были приняты меры доверия среди стран-участников в области кибербезопасности. Позиция многих стран-членов ООН сегодня говорит о том, что следует принять межправительственные соглашения об отказе в наступательных функциях в области киберпространства.

По сути угрозы в интернете становятся такими же страшными по последствиям, как и угроза ядерного оружия. Технологии настолько проникли в нашу повседневную жизнь, что достаточно внешнего несанкционированного вмешательства для создания хаоса и беспорядка. Поэтому лучше двигаться с технологиями вместе и защищать свое государство, свое пространство и ресурсы, в том числе.

По мере реализации «щита» предстоит решить много сложных и трудных задач. Нужно построить целую систему защиты и, в частности, критической инфраструктуры, куда входят много частных предприятий из всех отраслей экономики. Отдельный вопрос, что следует отнести к этой инфраструктуре. Банки, предприятия энергетики и транспорта, информационно-коммуникационные сети, водные ресурсы и агропромышленный сектор — и это не полный перечень всего, что нужно защищать. С этой целью считаю, что создание Совета по вопросам обеспечения кибербезопасности РК будет очень важным инструментом для работы с частным сектором и общественными организациями.

Кроме этого, очень важным является пункт о работе служб реагирования на компьютерные инциденты (CERT). Кроме государственных служб, должны быть и частные. Частный CERT позволит существенно облегчить работу государственных органов в отрасли и быть тем самым «мостом» взаимодействия между сообществом и государством в киберпространстве. Мировой опыт, кстати, показывает большую эффективность частных структур в этой области.

Отдельного разговора потребует подготовка специалистов, их образование и повышение квалификации. Должны произойти кардинальные изменения в сфере образования, поскольку обучение новым современным технологиям потребует от наших вузов оперативности и гибкой работы со студентами. Принцип дуального образования, как мне кажется, будет доминирующим в подготовке специалистов. Нужно ведь обучать защите не от эфемерных угроз, а от настоящих и современных.

— Предлагается сформировать уполномоченный орган по обеспечению информационной безопасности. Не будет ли это еще одной бюрократической структурой?

— Уполномоченный орган в области информационной безопасности уже есть в лице министерства оборонной и аэрокосмической промышленности. Но поскольку у нас теперь появляется «Киберщит», то вполне логично правовое закрепление ответственного в этой отрасли. В соответствии с Планом мероприятий в каждом государственном органе должно появиться подразделение, департамент или управление в области кибербезопасности. Конечно, для управления и координации деятельности персонала необходим единый орган. Защита критической инфраструктуры и общества тоже лежит в сфере интересов уполномоченного органа. Мы, как общественная организация, давно, еще с 2013 года говорим о том, что нам необходимы такие подразделения в государственных органах.

Я уже как-то приводил пример Нидерландов, которые после хакерской атаки на госорганы сразу реализовали это. Причем сегодня все страны Европейского Союза активно работают в этом направлении, а в прошлом году приняли общие документы в области кибербезопасности защиты данных («Директива о сетевой и информационной безопасности» и «Генеральный регламент ЕС о защите данных»). Реализация этих документов в ЕС предусмотрена до мая 2018 года. Причем страны-члены ЕС должны привести в исполнение директиву в течение 21 месяца и последующие 9 месяцев отводится на выявление операторов важнейших услуг. Сама директива устанавливает требования к операторам и провайдерам услуг, определяет уровень устойчивости к кибератакам, требования по разработке национальных стратегий, созданию групп экстренного реагирования и совместной отработке действий.

Если все страны ЕС уже договариваются между собой, то и нам, Казахстану, необходима своя собственная стратегия и меры защиты. Если раньше угрозы были в стороне и выглядели просто как новостные строчки, то теперь это реальная угроза.

— Последние взломы государственных сайтов вызывают серьезные опасения. Как вы думаете, насколько наша государственная система хорошо защищена уже сегодня?

— Последние события не вызывают особой радости ни у кого. Радует только то, что был взломан один сервер и злоумышленники получили, соответственно, доступ ко всем ресурсам на этом единственном сервере. Однако, характер взлома показывает, что злоумышленник получил доступ «случайно» и не знал, что с этим делать. Т. е. сработал человеческий фактор, при котором несанкционированный доступ к серверу был спровоцирован самим администратором сервера путем установки пароля типа «123 456».

При преднамеренном взломе обычно проводится акция устрашения пользователей, установка ярких и грозных сообщений, массовое информирование общественности об удачно проведенном взломе или любое другое извещение. А строчка текста на взломанных сайтах вызывает больше вопросов, чем ответов. И эта шалость, в конечном итоге, может потом стоить свободы. Ведь наше пространство активно мониторится другими странами и такие вещи бесследно не проходят.

— В документе есть настороженность по поводу интернета вещей, «который усиливает проблему кибербезопасности». Видите ли вы конкретные решения этой проблемы. Что в этом плане предлагает мировой опыт?

— Интернет-вещей (Internet of Things) только малая часть тех вопросов, которые надо решать уже сейчас. Интернет вещей — это все, что окружает нас сегодня. Системы «Умный дом», телевизоры, подключенные к интернету, и даже наши даже кухонные комбайны требуют защиты от внешнего вмешательства. Вы только представьте, что будет, если ваш телевизор окажется «в чужих руках» и им будут пользоваться удаленно. Вся ваша частная жизнь окажется в мгновение ока доступной злоумышленникам.

Учитывая, что казахстанцы и без «щита» сегодня оказываются самыми наивными и безалаберными со своими устройствами, то угроза внешнего вмешательства становится вполне реальной. «Киберщит» как раз и должен обеспечить защиту общества и публичных инструментов.

Каждая страна использует разные способы защиты, устанавливают специальное оборудование операторам связи, провайдерам интернета для защиты пользователей. Буквально несколько дней назад последние утечки информации в интернете заставили всех производителей телевизоров срочно проверить программное обеспечение, установленное на устройствах.

Проблема защиты «интернета вещей» сегодня выходит на первый план, поэтому в Концепции это указано отдельным абзацем. Это ведь не только наша с вами проблема, это проблема в целом мировая. Ведь стандартные устройства для работы в интернете уже имеют хоть какую-то защиту, а новые, современные оказались «пустыми» и незащищенными. Именно поэтому для защиты наших «умных» домов на страже будет стоять «щит».

— В концепции говорится о том, что необходимо преодолеть проблему невысокой востребованности отечественных разработок ПО. Может ли это действительно снизить риск киберпреступлений?

— Это самый сложный вопрос и не только для киберпространства, но и для всего нашего государства. Нам, действительно, нужно преодолеть проблему невысокой востребованности разработок ПО. За годы Независимости мы потратили много средств на приобретение чужого ПО, оплату лицензий и использования чужого интеллектуального труда. При этом только сейчас задумались об отечественном рынке. Пусть поздно, но надо начинать заниматься и этим вопросом. «Изобретать велосипед», конечно, нет смысла, но нужно хотя бы по примеру других стран двигаться в этом направлении, шаг за шагом.

Кстати, «Киберщитом» предусматривается создание реестра отечественных производителей ПО, оборудования и коммуникаций. Поэтому задача в разработке ПО будет идти параллельно с созданием собственного оборудования. В области кибербезопасности как раз основополагающим моментом является создание собственных ресурсов. Кибертехнологии не так уж страшны, как это кажется, реализовать нам в собственных условиях вполне под силу. Надо не стесняться учиться у передовых стран, пользоваться опытом и не совершать ошибки других. Сегодня уже достаточно примеров, когда используется «чужое» ядро системы (база данных), а все что «сверху» создано своими руками. Это уже из серии трансферта технологий. Главное ведь во всем процессе разработки ПО не использовать «черные» ящики, а работать с исходным кодом продукта. Не многие поставщики технологий сегодня готовы делиться с нами исходным кодом ПО, но время идет и такие условия уже не кажутся чем-то необычным.

Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > kapital.kz, 13 марта 2017 > № 2121428 Шавкат Сабиров


США. Россия. Корея > Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 13 марта 2017 > № 2102810 Георгий Бовт

На пороге кибервойны с Америкой

Георгий Бовт о том, как будет выглядеть новая гонка вооружений

Теперь мне совсем не жалко двух накрывшихся один за другим смартфонов «Самсунг». Предсмертные конвульсии были странные. Но теперь все понятно. После публикации «Сейфа номер 7» от «Викиликс».

Это все происки ЦРУ! И телевизор одноименной марки имени импичмента корейской президентши — тоже ведь дурным красным глазом косит в темноте. Я давно заметил. Подсматривает, сволочь. Буду накрывать его, как попугая, попонкой. Глазок камеры на ноуте заклеивать изолентой. Мобильник запирать в железный ящик. Не зря их теперь делают со встроенными и неизвлекаемыми батареями.

Прознали враги про давнюю (сейчас она, конечно, устарела, новые средства защиты есть) привычку важных чиновников вынимать источник питания во время конфиденциальных разговоров.

В прошлом году «члены секты Стива Джобса» следили за препирательствами гордой корпорации Apple в лице Тима Кука и ФБР, требовавшего разлочить айфон участника массового расстрела в Сан-Бернардино. Не сдался гордый Кук: якобы ФБР нашло иные пути вскрыть невскрываемую продукцию. Капитализация устояла. Вера «сектантов» в неприкосновенность своих постов про котиков не пошатнулась.

Но вываленные «Викиликс» документы ЦРУ вернули многих с небес мечтаний о неприкосновенности их персональных данных на грешную и усеянную шпионами землю. Еще недавно ФБР активно лоббировало в конгрессе закон о защите гаджетов граждан США от взлома террористами и заморскими шпионами. Производители обязаны были бы по такому закону устранять вскрытые спецслужбами уязвимости устройств. И обязательно должен был быть предусмотрен «золотой ключ», или «задняя зверь» для проникновения в программное обеспечение этих устройств для самих спецслужб. Но теперь, как ясно из слива «Викиликс», в ЦРУ нашли «золотой ключик» сами. При этом сознательно скрыли от компаний-производителей обнаруженные уязвимости (хотя обязаны были информировать), чтобы пользоваться ими.

Короче, взломано и заражено шпионскими программами все. Весь софт от Windows до Linux, флешки и CD, операционные системы айфонов и смартфонов. Всех типов.

Секретные мессенджеры оказались несекретными, притом без взлома их кода, а просто путем внедрения соответствующих вирусов в ОС передающих устройств. Разработка самоуправляемых, без водителей, автомобилей тоже под колпаком у ЦРУ — «закладки» в софте есть и там.

В условный час икс еще неизвестно, что начнут вытворять компьютеры, дроны и прочая электроника. А внедрение вируса в бортовой компьютер современного авто, на минуточку, является потенциально идеальным оружием для покушения на неугодных лиц. Да, и ракеты. Куда полетят ракеты? Особенно у тех стран, компонентная база которых зависит от кудесников из Кремниевой долины. И, как выяснилось, от «тихих американцев» из Лэнгли тоже.

На днях газета The New York Times, ненадолго отвлекшись от борьбы с ненавистным ей Трампом, опубликовала расследование о кибервойне США против Северной Кореи. Она идет уже года три. С тех пор, как северокорейские хакеры взломали серверы Sony Pictures Entertainment. Вышло им это боком. А вы думаете, почему до 88% пусков северокорейских ракет (как их называют американцы, «советского типа») — неудачные? А вот, оказывается, почему. В отличие от 13% (данные тоже американские) в России. Это пока 13%.

Кстати, об уязвимостях, так называемых zero days, и всяких «золотых ключиках» (в прошлом году ЦРУ использовало в своих целях 24 уязвимостей в айфонах). Если они стали известны хакерам из ЦРУ, то станут рано или поздно доступны террористам. Это как в гонке вооружений: все, что изобретает одна страна, может быть использовано против нее же. Уже сейчас в широком доступе имеются (данные Центра интернета и общества Гарвардского университета) 865 продуктов по шифрованию контента из 55 стран, из которых две трети коммерциализированы, а остальные находятся в открытом доступе. Это уже огромный рынок, оцениваемый более чем в 75 млрд долларов, и там непременно найдется место «зловредным хакерам», которые разработают собственный зашифрованный софт.

В киберпространстве начинается неконтролируемая гонка вооружений. Россия и Америка в ней снова будут противниками. Собственно, они уже.

В Америке потенциально ошеломительный слив «Викиликс» насчет глубины проникновения ЦРУ во все электронное и с чипами постепенно затягивается тиной полуумолчания. Оно понятно: если ЦРУ не шпионило за гражданами Америки (чем занимается АНБ, спасибо Сноудену, что рассказал), то преступления нет, — против иностранцев можно все. Хотя по мере обработки очередной порции файлов шум периодически будет.

Но примечательно, что в первой же публикации, посвященной скандальной утечке, газета The Washington Post сразу же предполагает, что нельзя исключить и тут «русского следа», поскольку, мол, связи русских с «Викиликс» давно известны. Потенциальный противник как бы вскользь, но обозначен.

Борьба за контроль над big data станет сутью нового противостояния, как раньше была борьба за контроль над природными ресурсами. Big data — это «новая нефть».

Так это сформулировал Эрик Шмидт, один из топ-менеджеров «Гугла», в недавнем выступлении.

Теперь «вопрос в студию»: страшно ли вам, что за вами следит или может следить ЦРУ? А если не ЦРУ, а наши? А кто страшнее?

Каковы будут последствия нынешнего скандала для нашей страны? Они будут. То, что еще недавно казалось мракобесными бреднями охранителей, обернулось правдой? То, над чем смеялись, вчитываясь в формулировки Доктрины информационной безопасности, изготовленной недавно Советом национальной безопасности под руководством Николая Патрушева, это не перепевы советской идеологии 70-х, а вроде как тоже недалеко от истины? То есть враг — в каждом чипе, и надо бдить? Реакция на слив от «Викиликс» будет не меньшей, чем в свое время на откровения Сноудена, сильно впечатлившие, говорят, наше руководство.

Будет усилено давление на разные мессенджеры, чтобы они подчинились российскому законодательству по поводу персональных данных, а также предоставили коды шифрования российским спецслужбам. Упрямых будут от российского рынка отключать. Как-то вовремя случилась эта утечка в «Викиликс». Только собрались смягчать «пакет Яровой» — а тут такое. ЦРУ за каждым углом. Найдутся теперь охотники придумать новые ужесточения.

Давить будут на «Гугл», «Фейсбук» и пр. Угрожая блокировкой в России, о чем уже давно говорит «помощник по интернету» при президенте Клименко. Каждая иноземная интернет-структура будет рассмотрена как вольный или невольный агент ЦРУ. Может быть ужесточен порядок сертификации ввозимых в страну электронных устройств. Мало ли что там зашили враги. Госслужащим и особенно силовикам светят новые ограничения в пользовании интернетом и всякими мессенджерами. Иностранный софт, включая «Майкрософт», будет еще более активно вытесняться отечественным. Под это придумают соответствующие государственные целевые программы.

Будет ли только прок от таких «неошарашек»? Софт по госкоманде разве размножается? Какие новости из «Сколково»?

Скорее под страшилки про ЦРУ легче представить расцвет разных яровых, которые начнут сыпать новыми бессмысленными репрессивными «пакетами». Или не начнут? Многое зависит от того, сумеют ли Москва и Вашингтон договориться об ограничении гонки вооружений в киберпространстве. Усиление конфронтации приведет к усилению репрессий по этой части внутри нашей страны. Она будет подстегивать внутренние тенденции к самоизоляции (как защите от вездесущего ЦРУ) и ограничениям свободы интернета.

Переговоры об ограничении гонки вооружений в киберпространстве должны бы, по идее, стать темой уже первой встречи Путина и Трампа.

Другая проблема — внутренняя — состоит в том, что наше законодательство об охране частной жизни и персональных данных находится на уровне, условно, каменного века. При полном неведении общества о том, кто из «наших» следит за нами и с какой целью.

Когда мне, например, начинают названивать из разных страховых компаний в момент истечения страховки на машину — это сигнал: персональные данные проданы и перепроданы. Судя по субъективным ощущениям, это сейчас наиболее активно происходит в страховом бизнесе и банковской сфере. И это только начало. Торговля персональными данными и манипулирование поведением людей на этой основе — дело ближайшего будущего и у нас тоже. И не только в безобидном маркетинге, но и в общественно-политической сфере.

Уже в обозримом будущем можно создать условия, при которых выборы станут бессмысленными технически, — все какая-нибудь система «ГАС Выборы» решит.

Тотальный контроль за умонастроениями при помощи новейших технологий даст возможность пресекать нежелательное поведение в зародыше. Ты еще не успел подумать — а за тобой уже пришли.

Что мы вообще знаем о способностях отечественных компаний? А о соответствующих способностях отечественных спецслужб? Если про ЦРУ известно, что оно не должно шпионить за гражданами США (это уголовное преступление), то разве у наших есть какие-то ограничения? У нас не принято задавать такие вопросы. Ни в парламенте, ни — почти никогда — в прессе.

В обществе отсутствует на массовом уровне понятие неприкосновенности частой жизни. Индивидуальные свободы вторичны по сравнению с социальными. Свобода вторична по сравнению с безопасностью. Она вообще у нас вторична.

Мы еще не успеем построить развитую демократию и привыкнуть к ней, а она уже сменится тоталитаризмом на новой технологической основе?

Отечественный закон об обработке персональных данных россиян в России на самом деле ничего не решает. Он почти бессмысленный. Его писали люди, не разбирающиеся в проблеме. Само понятие «хранить данные на территории» — уже нонсенс. Хотя самоуспокаивает.

Осознания масштабов новой реальности, где большая часть экономики будет строиться на обработке big data, попросту нет. Для понимания: сегодня коммерческие компании США имеют доступ и анализируют информацию big data по 75 тысячам «точек» в отношении каждого (!) отдельного потребителя. При этом идентифицировать конкретного человека с почти 100-процентной вероятностью, не имея доступа к тому, что у нас понимают под «персональным данными», а только лишь на основе big data, — это уже технологическая реальность.

Мы стоим на пороге взрывного развития «интернета вещей». Условно, когда ваш холодильник сам начнет заказывать привычную вам еду в службе доставки. А автомобиль сам запишется на сервис в нужное время. К 2020 году в мире будет не менее 30 миллиардов вполне самостоятельно общающихся в сети гаджетов. Готовы ли мы к этому в иной форме, чем привычно запрещать или ограничивать все новое и непривычное?

У нас пытаются сыграть с новой технологией сугубо «от глухой обороны», закрываясь максимально от внешнего «враждебного воздействия». Такая игра обречена на поражение. Нужно развивать собственные технологии. В том числе давая всевозможные льготы отечественным IT-компаниям, стимулируя, но контролируя законодательно, гарантируя права потребителей, развитие отечественных технологий работы с big data в самых разных областях, в том числе сугубо коммерческих.

Именно оттуда сегодня во многом на Западе идут разработки, затем используемые в ВПК, а не наоборот, как раньше. Всякие «войска информационных операций» нужны, конечно, но к ним не должна сводиться вся активность в этой области — иначе это станет печальным повторением СССР: военные технологии были, а страна технологически в целом была отсталой.

То есть выстроить большой Всероссийский Firewall попытаться можно. Но за ним не удастся отсидеться.

США. Россия. Корея > Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 13 марта 2017 > № 2102810 Георгий Бовт


Иран. Сирия. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 13 марта 2017 > № 2102798 Александр Проханов

 Взгляд из Тегерана

какое будущее можно ожидать от союза России и Ирана?

Александр Проханов

Это моя не первая поездка в Иран. На этот раз меня влекли не дивные сады Шираза, не гробницы сладостного Саади, не могучие руины Персеполиса, в котором зороастрийская вера слилась с античностью, и в солнечном туманном воздухе громоздятся колонны, повисли в пустоте фронтоны несуществующих храмов, а на чёрном камне иранский лев, символизирующий солнце, ломает хребет хрупкой тонконогой лани. В прошлые свои визиты я посещал Бушерскую атомную станцию и на берегу Персидского залива газовые грандиозные месторождения «Южный Парс» - серебряная чешуя бесчисленных стальных конструкций, цилиндры, сферы, конические реакторы, откуда по зелёной воде залива уплывают танкеры со сжиженным газом.

На этот раз меня интересовал иранский взгляд на сражение, которое развернулось на территории Сирии, где русские бомбардировщики громят ИГИЛ, персидские подразделения и отряды ливанской «Хезболлы» атакуют опорные пункты ИГИЛ, а турецкие танки, перейдя границу, угрожают подавить курдских повстанцев. Меня интересовала природа этого небывалого треугольника, в котором Россия, Иран и Турция образовали шаткое, зыбкое единство, без которого невозможно разгромить ИГИЛ.

Я посещал исламские университеты в священном городе Кум, кабинеты министров, штаб-квартиры политических деятелей. Пытался понять: как сложился российско-иранский альянс, ещё вчера невозможный, а сегодня – речь о вероятности военно-политического союза, когда российские зенитные комплексы С-300 стоят на позициях вокруг Тегерана, а иракские аэродромы открыты для русских бомбардировщиков, которые садятся на эти аэродромы, заправляются топливом и боеприпасами и несутся в Сирию, бомбя ИГИЛ под Мосулом и Алеппо.

В священном городе Кум в своей резиденции меня принял аятолла Джавади Амоли, тот самый, что в своё время повёз в Советский Союз Горбачёву знаменитое послание имама Хомейни, где тот предрекал падение атеистического Советского Союза, убеждал Горбачёва вернуть России религиозное сознание, а русским людям – веру в Небеса. Аятолла, который принимал меня, был маленький, хрупкий, в белой чалме, с тихим светящимся лицом, и не верилось, что этот светящийся старец был посланцем смерти, оповестившим мир о скорой кончине советской страны. Тогда Горбачёв не внял предупреждениям Хомейни. Этот посланец показался ему смешным чудаком в чалме, явившимся в столицу непобедимого государства из страны экзотических мечетей и пыльных дорог, по которым двигаются блаженные дервиши. Посланник Хомейни был отвергнут, Советский Союз пал и разбился в дребезги.

Стремительное сближение России и Ирана, возникший словно на пустом месте союз двух соседних государства, стал возможен, по мнению аятоллы, лишь с приходом Путина, у которого присутствует религиозное сознание, кто стремится объяснить своё появление во власти и весь ход исторического процесса вмешательством божественных сил. Возникло общее поле ценностей между Путиным и нынешними правителями Ирана. И в этом поле ценностей было достигнуто согласие, которое затем спроецировалось в плоскость экономики, политики и военного дела. Эта встреча в Куме ещё раз убедила меня, что в общении с иранскими политиками, военачальниками, деловыми людьми важно учитывать то, что в сознании иранцев присутствует религиозная метафизическая компонента, которая для нас зачастую не является явной, и накладывает отпечаток на их поступки и решения в сфере бизнеса, политики или геостратегии. Не учитывать этой компоненты – значит ошибаться в переговорном процессе с иранцами, неправильно толковать намерения и обещания иранской стороны, не понимать всей полноты взглядов сидящего перед тобой собеседника.

Мне удалось повидаться с немалым количеством экспертов, работающих в интересах иранской армии, разведки и дипломатии. В разговорах со мной, как мне показалось, они хотели, используя меня как один из каналов, довести до сведения российских политиков и российской общественности взгляд Ирана на сирийскую проблему.

В России, утверждают они, существовали и существуют силы, препятствующие сближению Ирана и России. Россия примкнула к санкциям Запада против Ирана в связи с иранской ядерной программой. Россия долгое время отказывала Ирану в поставке высоких технологий, тормозила обмен делегациями. И только сирийский конфликт породил лавинообразное сближение двух стран, по мановению руки снял множество накопившихся противоречий. Иранцы рассказывали, что в Тегеран в самом начале конфликта прибыла узкая группа российских аналитиков и разведчиков, которая провела ряд встреч с высшими иранскими руководителями. И те раскрыли перед ними все карты: военные, экономические, геостратегические. Убедили членов этой группы в том, что в Сирии для России открывается уникальный шанс нанести Соединённым Штатам Америки урон, взять реванш за тот вред, который Соединённые Штаты причинили России на Украине, втянув Россию в долговременный конфликт, наложив на неё санкции, блокировав её геополитику в Европе и в других частях мира. Сирия является той частью, где Россия сможет нанести ответный компенсирующий удар.

Участники этой закрытой делегации, вернувшись в Москву, сумели довести до Путина иранскую точку зрения и убедить его в уникальности сложившейся на Ближнем Востоке ситуации, после чего Путин стал действовать стремительно и решительно, начал бомбардировки ИГИЛ с воздуха, согласовывая свои действия с наземной операцией иранских войск и группы «Хезболлы». С этого времени резко возрос обмен между Ираном и Россией информацией, товарами, в том числе и военными, делегациями на всех уровнях. Когда с российских кораблей в районе Каспия полетели ракеты в сторону ИГИЛ, эти старты состоялись непосредственно у самой иранской границы, Запад ахал, ибо Иран не только не противостоял этим запускам, но и одобрял их, открыл для русских ракет своё небо. В результате высокопоставленные иранские политики стали говорить сегодня о России как о стратегическом партнёре. А другие давали понять: в недрах этого партнёрства возможен военно-стратегический союз, в экономических кругах рассматривается возможность улучшения по нефти и газу, новой валютной политики обеих стран.

После краха Советского Союза и мучительных усилий по восстановлению государства сегодня Россия в Сирии выходит на качественно-новый уровень отношений. Закрепившись в Сирии, Россия получает возможность мощно утвердиться на военно-морской базе Тартуса, в состоянии держать группировку военных кораблей. И на аэродроме Хмеймим, где станут базироваться российские военные эскадрильи. Это позволит России влиять на всю акваторию Средиземного моря, где до недавнего времени безраздельно господствовал 6-й американский флот, воздействовать на стратегически-важные регионы Средиземного моря, на проливы Босфор, Дарданеллы, на взрывоопасный регион Южного Ливана, Израиля, где постоянно тлеет конфликт. Укрепившись в Сирии, Россия получает ключ ко всему Ближнему Востоку с его громадными ресурсами нефти, глобальными коммуникациями, к чувствительному хитросплетению мировых тенденций и устремлений, ибо Ближний Восток – это солнечное сплетение мира. И отсюда, с Ближнего Востока, Россия в состоянии воздействовать и на судьбу России, оказывая давление на русский Крым, на побережье Чёрного моря и Кавказ. К тому же Ближний Восток – место рождения великих мировых религий, и Сирия наряду с Палестиной является святой землёй, откуда свет православия хлынул по всему миру, в том числе и в Россию.

В Сирии Россия уничтожает тех террористических выходцев с Кавказа и Средней Азии, которые, если вернутся в Россию, будут взрывать дома в самой Москве. Русский народ избавляется от комплекса неполноценности, который ему привили американцы после распада Советского Союза, когда Россия была изгнана из всех районов мира, и её внутренней и внешней политикой управляли другие силы. Здесь, в Сирии, Россия проявляет признаки сверхдержавы, которой она в сознании русского народа и является. Кончились те времена, когда бессильная Россия безмолвно наблюдала, как американцы на её глазах громят дружественную Югославию, уничтожают Ирак и Ливию. Не будь России, та же участь постигла бы и Сирию. Но здесь Россия сказала Америке «нет», и теперь Америка не смеет говорить с Россией с позиции силы, будь то Ближний Восток, Европа или Украина.

Деструктивную роль на Ближнем Востоке играет Саудовская Аравия со своими огромными деньгами, блестяще вооружённой армией, спецслужбами, с опытом подрывных операций. Саудовская Аравия спонсирует ИГИЛ, спонсирует другие террористические организации, организует взрывы мечетей Ирака. Но подрывные ресурсы Саудовской Аравии не безграничны. Через 4-5 лет они иссякнут, и деструктивная роль саудитов на Ближнем Востоке уменьшится. К тому же саму Саудовскую Аравию раздирают противоречия, идёт мучительная внутридинастическая распря, которая чревата распадом страны.

Альянс России и Ирана на Ближнем Востоке рассматривается Соединёнными Штатами как колоссальный вызов, как нарушение их гегемонии, как создание нового центра силы. Подрыв этого альянса является стратегической задачей Америки. ЦРУ получило огромный бюджет специально для его подрыва. Развёрнута пропаганда в мире и в самой России, которая утверждает, что в случае удаления России от Ирана Россия наладит дружественные отношения с Западом, будут устранены санкции, в Россию пойдут высокие технологии, кончится блокада российских товаров и российских корпораций, что в конечном счёте Запад и Америка признают за Россией право владеть Крымом.

Россию пытаются поссорить с Ираном. Недавно в социальных сетях появился вброс, что Россия тайно передала Израилю коды систем С-300, которые обороняют иранское небо. Этот вброс, рисующий Россию как страну обманщиков, отторгающий от России потенциальных покупателей русского оружия, рассчитан на легковерных людей.

Турция является самым зыбким, ненадёжным элементом сложившегося на Ближнем Востоке союзнического треугольника. Участие Турции в этом треугольнике вынужденно, ибо Турция в ходе сирийской войны мечтала завладеть Алеппо и Мосулом, тем самым реанимировать свои мечтания о воскрешении Османской империи. Благодаря совместным действиям Ирана и России эти планы были сорваны: турецкое влияние ограничилось прилежащими к Турции территориями, и Турции предоставили место в этом союзническом треугольнике, чтобы она окончательно не потеряла лицо. Эрдоган ненадёжен. Он играет с американцами, вероломен, упивается властью, непредсказуем, исполнен гордыни. У иранцев есть поговорка, что всякий, кто упивается властью, становится гордецом, а гордец становится сумасшедшим и совершает трагические ошибки. Эрдоган – один из таких. На политику Эрдогана нельзя воздействовать извне, на него можно воздействовать только изнутри. Ещё один военный переворот внутри Турции весьма вероятен.

У Сирии, Ирана и России нет противоречий. Нет зоны конфликтующих интересов, только совпадения, и эти совпадения усиливают возможности каждой стороны. Но существуют две темы, которые тревожат иранцев: не поддастся ли Россия на искушение, которое предлагает ей Запад? Не разменяет ли она свои стратегические отношения с Ираном на новые улучшенные отношения с Западом? Если бы это случилось, то было бы трагедией для региона, для Ирана и для России. Рухнула бы в одночасье вся сложнейшая инфраструктура, которую Россия возводила в Сирии в эти годы. Рухнули отношения, тенденции, сложные взаимодействия. Рухнул весь сложный купол, который возводился на Ближнем Востоке с учётом интересов множества стран и групп. Весь этот купол рухнул бы в одночасье, завалив обломками весь Ближний Восток. Мировому общественному мнению Россия предстала бы как вероломная страна, сдающая своих друзей. А репутация страны входит в состав потенциала, делающего страну сильной или слабой. Самосознание русского народа, наполненного силами и пассионарными энергиями, будет травмировано. Русский народ вновь почувствует себя малым и преданным. И это нанесёт непоправимый урон правлению Путина.

Ещё одна тема – это некоторая самонадеянность, некая гордыня, которую обнаруживает Россия в своих действиях на Ближнем Востоке. В некоторых чрезвычайно важных случаях Россия не согласовывает свою деятельность с союзниками и действует в одностороннем порядке. Так, например, в России была разработана конституция для Сирии, опираясь на которую должна будет развиваться послевоенная Сирия. Этот проект конституции Россия не показала ни Башару Асаду, ни иранцам, а показала вначале Америке. И это больно ранило как иранскую, так и сирийскую сторону. Впредь России следует быть более чуткой и осторожной в своей политике на Ближнем Востоке.

Башар Асад является надёжным героическим партнёром. Президент Янукович при малейшей угрозе бросил страну и бежал с Украины, отдав её на откуп слепых разрушительных сил, уступил Украину стратегическому противнику России. Башар Асад в самые тяжёлые времена оставался и остаётся в Дамаске, куда прилетают ракетные снаряды ИГИЛ и окраины которого превращены в руины.

Иран в сирийском вопросе жертвует самым дорогим для себя – людьми. Молодые иранцы-добровольцы тысячами отправляются на фронт, оставляют семьи, университеты, любимую работу и берут в руки оружие. Они несут потери. Ими движет патриотизм, понимание интересов Ирана, а также религиозное сознание: в Дамаске находятся шиитские святыни, на которые посягает ИГИЛ, разрушает мечети как шиитов, так и суннитов.

Таково содержание множества разговоров, которые я вёл с иранскими экспертами, просившими не называть их имён.

В Министерстве иностранных дел я беседовал с Джабиром Ансари – заместителем министра, который все эти годы курирует сирийскую тему, участвует в бесчисленных переговорах и встречах. Недавно он был в Астане, его партнёром с российской стороны является заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов – блистательный дипломат, несравненный знаток Востока. Я спросил господина Ансари, почему и каким образом почти одномоментно возник альянс России и Ирана – столь внезапно, что это напоминало чудо. Заместитель министра ответил, что чуда нет, а есть результат громадной, кропотливой, невидимой миру работы, в которой тщательно, по микронам устранялись противоречия и происходило согласование сотен, а может быть, тысяч проблем. Эти переговоры напоминали перенасыщенный раствор, в котором вдруг мгновенно возник кристалл – кристалл в отношениях России и Ирана. Джабир Ансари очень высоко отозвался о российской дипломатии, которая являет собой абсолютно новую школу дипломатии наступления и победы, столь отличную от той дипломатии поражения, что возникла сразу после крушения Советского Союза и сопровождала российское отступление из всех регионов мира. Эта дипломатия арьергарда, дипломатия поражения при Путине превратилась в дипломатию авангарда. И эта дипломатия, играя одновременно на множестве политических шахматных досок, обыграла главного соперника – Запад, и привела к альянсу России и Ирана

Я спросил господина Ансари, каким образом из треугольника Турция-Иран-Россия удалось исключить Америку? Как Америка со своими всемирными амбициями решила покинуть столь важный для Ближнего Востока и для мира район – Сирию? Замминистра ответил, что Америка в последние десятилетия вторгалась во многие районы мира, участвовала в войнах в Ливии, Сирии, Ираке, Афганистане и в этих войнах израсходовала свой ресурс. Америка обескровела, обессилела, не достигла геостратегических результатов, и начался откат Америки из этих районов мира. Приход Трампа знаменует этот откат. Трамп объявил о возвращении Америки в свои берега.

Одновременно с этим в Америке продолжают существовать мощные амбициозные группы, требующие участия Америки в глобальном управлении. И эти два процесса – глобальные амбиции и усталость – складываются во внутренние противоречия, которые разрушают и разъедают Америку.

Израиль является той страной на Ближнем Востоке, которая пользуется плодами разрушительной и трагической войны. На Израиль не упал ни один снаряд ИГИЛ. Израиль молча наблюдал, как разрушаются его традиционные соперники: Ливия, Ирак и Сирия. И может показаться, что Израиль в результате этих кровавых столкновений обретает новую силу и мощь. Но это не так. Сила государства Израиль в двух пуповинах, одна из которых соединяет его с Америкой, и по этой пуповине в Израиль идут колоссальные финансовые ресурсы, технологии, дипломатическая поддержка. Другой пуповиной Израиль связан с сионистским миросознанием, которое легло в проект образования на палестинских землях государства Израиль. Обе эти пуповины засоряются, тромбируются. В Америке в высших эшелонах власти всё чаще раздаются голоса, что Израиль надоел Америке и Америка готова отключить его от себя, отдать его на откуп стихиям будущего арабского мира. Вторая – сионистская – пуповина тоже начинает мертветь, потому что сионистское сознание, когда-то пассионарное, сегодня чахнет, и всё большее число израильтян наполняется скептицизмом, заражены вирусом потребления, готовы сменить сионистское сознание на интернациональное и потребительское. И это ослабляет Израиль.

Какое будущее можно ожидать от союза России и Ирана? Если этот союз сохранится, упрочится и станет незыблемой реальностью Ближнего Востока, то возникший потенциал может быть использован за пределами Сирии в других ближневосточных странах, таких как Йемен, Ирак и Ливия. Российское присутствие в Сирии обеспечивает ей мощное влияние на сопредельных территориях. А сложившаяся военная концепция, когда мощные российские воздушно-космические силы прикрывают с неба иранскую армию, этот проверенный в боях опыт является новой формой военно-стратегического сотрудничества России и Ирана.

В Иране я встретился с моим давнишним другом, несравненным Ахмадинежадом, который в течение многих лет управлял внешней и внутренней политикой Ирана. Мыслитель, мистик, певец божественной справедливости, он утверждает, что мир вступил в период революции справедливости. Волна справедливости сметает несправедливо устроенные режимы. Происходит схватка идеи справедливости с устаревшими, ветхими идеями насилия, господства и доминирования. Эта схватка является основным идеологическим содержанием внешнего мира. Мы находимся накануне грандиозных, трагических, потрясающих по своей энергетике событий, в недрах которых назревает новое слово жизни. И мы ещё при нашей жизни увидим, как с грохотом разрушается ветхий мир, и в нём рождается новое человечество. Ахмадинежад, переживший опалу, находится в прекрасной политической форме. Он окружён сторонниками. Волна либеральных настроений, овладевших Ираном, начинает спадать, и концепция Ахмадинежада вновь обретает свою актуальность. На предстоящих президентских выборах он не станет выдвигать свою кандидатуру. Об этом он известил в письме, направленном духовному лидеру имаму Хаменеи. Это не значит, что Ахмадинежад ушёл из политики. Он – драгоценная звезда иранского интеллектуализма, иранской воли, великой иранской мечты, которая в высшем своём проявлении совпадает с русской мечтой – мечтой о вселенской, божественной справедливости.

Помощник председателя иранского парламента Шамид Бакаи, устроитель прошедшей в Тегеране конференции, посвящённой палестинскому сопротивлению, поведал мне о сложных перипетиях в рядах палестинцев. Поведал о необходимости преодолеть противоречия между различными группами палестинского сопротивления и активизировать свои действия против Израиля. Именно здесь, на этой представительной конференции, где выступал духовный лидер Ирана имам Хаменеи, а также президент и премьер Ирана, присутствовали делегации из сотни стран Европы, Азии и Америки, прозвучал призыв ко всем арабским странам отозвать своих послов из Америки в случае, если Америка перенесёт своё посольство из Тель-Авива в Иерусалим, исконную столицу Палестины. Именно здесь, с трибуны этого совещания, представители ХАМАС призвали начать тотальную борьбу с Израилем, продолжающим истреблять Палестину. Иран является консолидирующим началом на Ближнем Востоке, объединяющим вокруг себя исламский мир. Стремится преодолеть глубинные, раскалывающие этот мир противоречия, построить новый Ближний Восток, основанный на идеалах справедливости.

Мою поездку по Ирану я совершал в сопровождении замечательного российского политолога, общественного деятеля, ираниста Раджаба Саттаровича Сафарова, который устраивал мои многочисленные встречи, пользуясь огромным уважением среди иранских политиков, журналистов, религиозных деятелей, мог вызвать их на откровения, которые немыслимы были с другим человеком. Его роль в иранско-российских отношениях уникальна. Он действует вне ведомств, вне министерств, вне корпораций. Он со своим обожанием и знанием Ирана стоит между двумя странами как народный посредник, объединяющее Иран и Россию звено. Он способен делать то, что не по силам государственным организациям. Его миссия – в бесчисленных контактах, на которые идут представители иранской и российской сторон, видя в Сафарове знатока и радетеля, положившего свою жизнь на алтарь ирано-российского братства. Его мечта – создать центр российско-иранского единения, изучения двух великих соседствующих цивилизаций, которые при всём своем внешнем различии обладают метафизическим единством, одинаковыми представлениями о смысле человеческого бытия. Этот центр, состоящий из историков, философов, религиозных деятелей, художников, способен сформулировать эту высшую, объединяющую Иран и Россию мечту, исходя из высших религиозно-философских представлений, усовершенствовать экономические, культурные, политические и другие связи между нашими странами. Такой центр могут питать своими энергиями государственные учреждения обеих стран, быть духовным посредником, способствовать нашим отношениям, от глубины и искренности которых зависит судьба региона, а быть может, и целого мира.

Иран. Сирия. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 13 марта 2017 > № 2102798 Александр Проханов


Россия. Весь мир. ПФО > Химпром. Армия, полиция > kremlin.ru, 13 марта 2017 > № 2102192 Михаил Бабич

Встреча с полпредом Президента в Приволжском федеральном округе Михаилом Бабичем.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с полномочным представителем Президента в Приволжском федеральном округе, председателем Государственной комиссии по химическому разоружению Михаилом Бабичем. Обсуждалось выполнение Россией международных обязательств по уничтожению химического оружия.

В.Путин: Михаил Викторович, Вы возглавляете госкомиссию, которая занимается уничтожением химического оружия в соответствии с нашими международными обязательствами. Хотел бы услышать, как, по Вашей оценке, идёт работа.

М.Бабич: Владимир Владимирович, хочу доложить, что в соответствии с Вашими решениями в Российской Федерации выполняется президентская программа по уничтожению химического оружия. В мире накоплено почти 70,5 тысячи тонн этого химического оружия, из них самые большие запасы были в Российской Федерации – 40 тысяч тонн, 27 тысяч тонн – у американцев, остальные распределились на все другие страны.

Конвенция подписана 192 государствами, и хочу доложить Вам, что мы сейчас вышли на финишный этап реализации этой программы. В ноябре 2016 года из семи объектов, которые в Российской Федерации занимались уничтожением химического оружия, на шести работы полностью завершены, я Вам докладывал об этом. По сути дела у нас сейчас работы сосредоточены на одном объекте в Удмуртской Республике, объект «Кизнер».

Наши международные обязательства предписывают нам до 31 декабря 2018 года завершить эту работу, но, хочу Вам доложить, если мы будем двигаться такими же темпами, если не будет никаких технологических сдвижек, то и финансово, и технологически, и кадрово, возможно, мы сумеем эту работу завершить в текущем году – об этом Вам дополнительно доложим.

Кроме того, в ходе реализации данной программы Российская Федерация затратила более 330 миллиардов рублей за весь период; 12 миллиардов рублей потрачено на объекты социальной инфраструктуры в регионах, в которых расположены эти объекты: это школы, больницы, дороги, детские сады, объекты спортивной инфраструктуры, – и на сегодняшний день эти объекты уже полностью функционируют. В тех местах, где проживают люди, которые работают на этих объектах, они работают и служат в интересах этих людей.

Сейчас этап тоже очень важный: в соответствии с Вашим решением создана рабочая группа по вовлечению в дальнейшем этих объектов в хозяйственный оборот. Поэтому мы сейчас находимся на этапе выполнения работ по уничтожению последствий ликвидации химического оружия, после которого мы сможем предложить потенциальным инвесторам эти объекты для дальнейшего использования, чтобы те средства, которые Российская Федерация вложила в эту работу, не пропали.

Россия. Весь мир. ПФО > Химпром. Армия, полиция > kremlin.ru, 13 марта 2017 > № 2102192 Михаил Бабич


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102776 Айгуль Омарова

Могут ли осужденные чиновники помочь стране?

Автор: Юлия Кисткина

Чиновники на скамье подсудимых давно уже перестали быть редкостью. Под дамоклов меч правосудия попадает и мелкая сошка, и крупная рыба, местами даже хищная. Но если учесть, как часто в последнее время на руках высокопоставленных госслужащих защелкиваются наручники и как быстро из «опытных государственных деятелей» они превращаются в отпетых уголовников, то в данном случае сложно говорить об акте очищения, торжестве законности и справедливости. Скорее, это горнило, через которое в обязательном порядке должны пройти назначенные жертвами представители власти. Является ли это «путешествием» в один конец?

Еще Марсель Ашар, французский драматург, утверждал, что люди делятся на две половины: на тех, кто сидит в тюрьме, и тех, кто должен в ней сидеть. Спорить с ним трудно, особенно на фоне бесконечных арестов министров, акимов и прочих подвизавшихся в околовластных кругах. Но, несмотря на старания наших доблестных органов нагнать жути, живописуя их прегрешения, в массе своей они не воспринимаются чудовищами. Почему так происходит? И есть ли у тех, кто прошел через огонь, воду и тюремные будни, шанс вновь стать «незаменимым хозяйственником» и «эффективным менеджером? Об этом наш разговор с политологом, журналистом Айгуль Омаровой.

– Айгуль, начнем с перспектив. Есть ли у осужденных чиновников возможность получить обратный билет?

– В сложившейся ситуации у тех, кто отсидел, вряд ли есть шансы на возвращение в управленческую элиту. Сегодня, и это не является большим секретом, у руля власти находятся различные группы влияния, или кланы. Они не допустят повторного прихода во власть тех, кто получил реальные сроки, – пусть даже за мнимые преступления. Поясню. Нам, обществу, достоверно неизвестно, виновны ли оказавшиеся на скамье подсудимых представители элиты в том, в чем их обвиняют, или же это жертвы клановой войны. Большинство уголовных дел последнего времени было построено на показаниях тех, кто находился в подчинении у подозреваемых. Не исключено, что они оговаривали свое начальство с той или иной целью. Например, с целью получения минимальных сроков для себя. И если мы говорим о войне кланов, то, скорее всего, многие уголовные дела, получившие широкий резонанс, были инициированы теми или иными группами влияния. Я не претендую на истину в последней инстанции и могу ошибаться, но если препарировать происходящее, то напрашивается только такой вывод. Поэтому возвращение во власть осужденных чиновников представляется весьма и весьма сомнительным.

– Но если предположить, что такое возможно, то выиграет ли от этого государство?

– Их возвращение было бы полезным для экономики, для страны в целом. Многие из тех, кто выпал из обоймы, – люди образованные, с широким кругозором. Они не только способствовали развитию тех отраслей, курировать которые были поставлены, но и оказывали влияние на другие сферы жизнедеятельности общества.

– А если говорить о конкретных персоналиях, то кто из чиновников, прошедших тюремную школу, был бы сегодня полезен?

– Например, если говорить о развитии науки и космонавтики, то, несомненно, нужно вернуть во власть бывшего министра образования Жаксыбека Кулекеева и бывшего министра транспорта, доктора физико-математических наук Серика Буркитбаева. Думаю, они на этих позициях жизненно необходимы.

То же самое можно сказать о бывшем премьер-министре Серике Ахметове. Он никогда не входил ни в один из кланов и всегда, какие бы посты ни занимал, был ответственным и грамотным исполнителем. Хочу подчеркнуть, что Серик Ахметов не разрабатывал никаких государственных программ – он только реализовывал их. А то, что он как аким начал делать в Карагандинской области, заслуживает лишь одобрения. Подчеркну еще, что Ахметов был осужден на основании показаний отдельных лиц и фактически ни один из эпизодов, вменявшихся ему в виду, так и не был доказан.

В этот список можно было бы включить и Талгата Ермегияева. Его, как мы знаем, посадили за то, что он якобы украл деньги, выделенные на строительство объектов ЭКСПО-2017. На какие же средства были построены существующие объекты?

Мне кажется, что во власть нужно вернуть и таких людей, как генерал Аманбаев, который руководил финансовой полицией Алматы. Заведенное на него дело было рассмотрено в суде первой инстанции и сегодня, насколько мне известно, находится в стадии апелляции. Но в этой истории тоже много «белых пятен», и обвинение опять-таки построено на показаниях его бывших подчиненных, которые, как и в деле Серика Ахметова, путаются в показаниях, в размерах сумм, которые они якобы передавали генералу, и т.д.

– А если вспомнить фигуры из более далекого прошлого… Можно ли из них сколотить «кадровый резерв»?

– Возьмем для примера Галымжана Жакиянова. Ему можно было бы доверить любую область, и он как аким справился бы с задачей. Жакиянов накопил опыт, знания и не повторит ошибок молодости, которые имели место в бытность его акимом Семипалатинской области. К тому же не так давно он получил диплом одного из престижных американских вузов. Знание зарубежной практики, соединенное с казахстанским опытом, могло бы дать неплохой результат.

Об Акежане Кажегельдине и говорить нечего. Его могучий интеллект сегодня весьма бы пригодился. Он мог бы занять позицию консультанта по международным отношениям.

– Не получится ли в итоге как с Мухтаром Аблязовым? Простили, доверили, а получили «по мордам»?

– Я бы так не ставила вопрос. Война кланов началась не сегодня и не вчера. Она ведется с конца 90-х годов прошлого столетия. И мне кажется, что основная причина, по которой Аблязов оказался в роли врага Казахстана, заключается в том, что клановые группы не смогли простить ему то, что он сделал БТА одним из самых успешных банков не только в нашей стране. Увы, сам Аблязов ведет себя сегодня неподобающим образом.

Его действия сегодня вызывают отторжение. Я имею в виду то, как он в социальны сетях оскорбляет главу государства. Это низко, мелочно и недостойно. Если он действительно хочет заниматься большой политикой, то и вести себя надо подобающим образом.

– А что можно сказать об осужденных акимах разного ранга? Будет ли от них толк, если им удастся вернуться на государственную службу?

– Трудно сказать. Могу лишь в качестве примера привести акима Карагандинской области Бауржана Абдишева, о котором мои земляки отзываются в высшей степени положительно. При нем многое стало сдвигаться с мертвой точки. Как минимум в самой Караганде регулярно убирали снег.

Коль скоро мы заговорили о представителях исполнительной власти на местах, то не могу не вспомнить рассказ моей бывшей коллеги, которая провела несколько месяцев в Атырауской области. Практически везде люди ей говорили: «Пусть вернут нам Бергея Рыскалиева. Бергей строил мосты, Бергей строил дороги». По их словам, главная вина Рыскалиева как акима области заключалась в том, что он требовал от иностранных и казахстанских добывающих компаний соблюдения обязательств, прописанных в контрактах.

– То есть можно сказать, что, если чиновники, получившие реальные сроки, будут возвращены во власть, закидывать их камнями никто не станет?

– Я думаю, что нет. Наш народ в массе своей умный, дальновидный и способен отличить правду от фальши. У него свои представления, а у власти – свои. Разумеется, я далека от мысли рисовать осужденных чиновников ангелами. Но нужно ко всему подходить прагматически. Или мы будем думать об интересах государства, о том, какую пользу могли бы принести эти люди, или же будем кричать: «Распни!», поощрять тех, кто стремится инициировать «громкие дела», думая при этом о карьере и об орденах, но никак не о стране.

В период транзита власти у Нурсултана Назарбаева есть шанс золотыми буквами вписать свое имя в историю суверенного Казахстана в том числе милосердием по отношению к тем, о ком мы сегодня говорим. Если они будут амнистированы или реабилитированы, это станет плюсом для страны.

Вероятности такого развития событий я не исключаю. Недавно президент, принимая главу Национального бюро по противодействию коррупции Кайрата Кожамжарова, заявил, что нельзя огульно всех обвинять, надо подходить вдумчиво к каждому конкретному случаю и каждый факт сопоставлять с тем, что происходило на самом деле. Не сажать всех подряд, как это выглядит сейчас со стороны, а проявлять объективность.

И еще. Несколько лет назад, отвечая на чей-то вопрос, Нурсултан Абишевич сказал, что очень хорошо помнит судьбу Туркменбаши. И эта фраза, как мне кажется, залог того, что президент трезво представляет, что происходит в стране, а значит, «охоте на ведьм», наверное, придет конец.

Смотрите также

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102776 Айгуль Омарова


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 10 марта 2017 > № 2099480 Андрей Ильницкий

«Настоящая элита — это военные»

Интервью «Газеты.Ru» с советником министра обороны Андреем Ильницким

Михаил Ходаренок, Максим Солопов

Советник министра обороны России Андрей Ильницкий рассказал «Газете.Ru» о важности современного военного сословия и его традиций в российском обществе и о том, как формируется имидж Российской армии и какие лекции читают в военных академиях министры, депутаты, известные журналисты и политологи.

— Андрей Михайлович, можно ли как-то измерить влияние Вооруженных сил на современное российское общество?

— Можно. Это делают независимые социологические службы регулярно. Сегодня армия, согласно опросам, к примеру, ВЦИОМ, по уровню доверия в российском обществе стоит на первом месте по сравнению со всеми остальными государственными институтами. Доверие к армии в настоящее время на уровне 87%. На втором месте — церковь (72%). На третьем — СМИ. Далее — правоохранительные органы, судебная система — около 40%. Общественные организации — 36–40%. Что касается политических структур, то о них даже говорить не буду, чтобы не обижать. Этот же опрос показал, что 94% россиян считают армию боеготовой, то есть способной обеспечить защиту Родины. Это, согласитесь, вдохновляет. Это большая ответственность.

— Не является ли такой уровень доверия продуктом некой пиар-активности Минобороны?

— Не люблю слово «пиар». Но уж если вы зашли с этой стороны, напомню старую мудрость: «Можно один раз ввести в заблуждение всех, некоторое время можно поддерживать иллюзию у многих, но нельзя обманывать всех постоянно». Правда рано или поздно проявится.

Поэтому пиар может быть успешен только в том случае, если в его основании — реальные дела.

У нас сегодня боеготовая и боеспособная армия. И это не только оценка россиян, это оценка наших зарубежных партнеров. Это и оценка Верховного главнокомандующего Вооруженными силами России Владимира Путина. На итоговой коллегии 2016 года он заявил: «Сегодня Российская армия сильнее любого потенциального агрессора».

— Нельзя же сказать, что другие ведомства у нас бездействуют. В чем все-таки отличие отношений с обществом Минобороны и других государственных структур?

— Поверьте мне, мы в свое время с большим удивлением ознакомились с данными другого опроса ВЦИОМ — об открытости российских ведомств. Исследование было проведено в 2016 году на основе интервью, экспертных оценок и заключений, опросов рядовых граждан. На первых местах оказались министерства обороны, иностранных дел, культуры и МЧС.

Что любопытно, на последних местах по уровню открытости ведомств — Минстрой, Минтранс и Минприроды — ведомства, работающие с весьма актуальными для россиян проблемами.

По-видимому, у них иные приоритеты и оценщики… Мы же всегда внимательны к мнению россиян, учитываем его в работе. Это установка нашего министра.

Почему? Постараюсь объяснить. Армия — опора государства и важнейшая составляющая общества. Эта всегда было, это в российской традиции, это так и сегодня. Хочешь, чтобы тебе доверяли люди, информируй общество о том, как служат их дети, братья, отцы; куда идет каждая народная копейка, затрачиваемая на армию; как это сказывается на боеготовности — на том, для чего, собственно, предназначены Вооруженные силы, на способности армии обеспечить мирное развитие России. Мы и даем такую информацию. Ведь армия — это всегда испытание. Мы постоянно показываем и рассказываем — и спасибо СМИ за поддержку в этом вопросе, — в каких условиях живут военнослужащие по призыву, как наши военные умеют управлять современными вооружениями, как они выполняют конкретные боевые задачи. Когда люди это видят, возникает доверие. У нас есть что показать обществу — и мы считаем, это необходимо делать. По-моему, это делается моими коллегами и товарищами весьма профессионально.

Итог — люди знают свою армию, люди верят нам. Вот так просто!

— Не идет ли это в ущерб сохранению военной и государственной тайны?

— Безусловно, у нас есть определенные и очень жесткие ограничения. Но мы понимаем, что сегодня Вооруженные силы, политика в области обороны — это важнейший элемент внутренней и внешней политики России. Поэтому и здесь мы должны действовать наступательно, по-суворовски — работать «первым номером», на опережение, формируя свою информационную повестку. Если мы не будем говорить сами, за нас это сделают иные, иногда откровенно переврав.

— Что вы делаете для того, чтобы такое не происходило?

— Для полного ответа на ваш вопрос нужен подробный многостраничный отчет. Это не газетный формат. Приведу лишь отдельные примеры.

Возьмем работу с экспертным сообществом. Почему она важна? Коротко объясню. Эксперты, медиаперсоны и представители СМИ — модераторы общественных настроений. Это те люди, которые формируют информационную среду. Сегодня в условиях развязанной Западом информационной антироссийской кампании, если ты не формируешь свою повестку, если лишь отвечаешь на вопросы оппонентов, ты уже проиграл. А мы не привыкли проигрывать. Поэтому работа в этой среде для нас приоритет. Она ведется и через общественные советы, и через СМИ, и через такие проекты, как «Армия и Общество. Социальные среды».

— Расскажите подробнее о последнем. Что это за проект?

— Это курс лекций и мастер-классов для слушателей военных академий, которые читают ведущие российские эксперты, политики и ученые. В сентябре 2017-го ему будет уже два года. Идея этого проекта принадлежит министру обороны. Этот проект можно рассматривать и как факультативный учебный курс для слушателей военных академий и университетов. А можно — и как мировоззренческий проект, где повышаются компетенции военнослужащих.

Социология показывает: большинство россиян считает определяющим влияние Вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса на экономику и культуру нашего государства.

Если такое влияние признается обществом, то военнослужащие должны обладать навыками выстраивания коммуникации с общественностью. Особенно сегодня, когда все мы живем в едином информационном пространстве. Военные не могут, как бы кому-то этого ни хотелось, быть изолированными от информационных потоков. Важно, чтобы они в них ориентировались, причем умели это делать самостоятельно.

Для обретения подобных навыков универсальных учителей нет. Есть эксперты-специалисты, каждый из которых в своей области обладает определенными компетенциями. Они расширяют знания и опыт военной аудитории. Помимо учебных целей, курс «Армия и Общество. Социальные среды» преследует в том числе задачу продвижения позиций Вооруженных сил в обществе, формирования их имиджа в экспертной среде.

— Что же это за специалисты?

— К примеру, телеведущий Владимир Соловьев выступает перед слушателями Военной академии Генерального штаба и Военного университета. Он объясняет, как выстраивать информационные потоки, рассказывает, как должна строиться информационная политика российских СМИ, безопасность в информационной сфере. Подчеркиваю, это его точка зрения. Она не является абсолютом. Но в наборе разных компетенций и мнений, которые высказываются по ходу нашего курса разными людьми — признанными лидерами в своем деле, у слушателей военных академий формируется некий единый подход, единая мировоззренческая концепция.

Скажем, по вопросу, связанному с безопасностью работы в социальных сетях, мы приглашаем советника президента по интернету Германа Клименко, а также Игоря Ашманова и Наталью Касперскую. Мы же знаем, все технологии «цветных» революций базируются на воздействии на активную агрессивную часть молодежи через сети. И мы обсуждаем с лучшими в стране специалистами, как выстроить систему противодействия этому.

— С лекциями в рамках проекта «Армия и общество» выступают и руководители государства, депутаты Госдумы. Насколько это необходимо военнослужащим?

Командующим и командирам нужно выстраивать отношения с местными и региональными властями. Выстраивать политику в таких условиях можно только со знанием перспектив и стратегии развития парламентаризма в России. Поэтому мы приглашаем выступить в рамках проекта председателя Государственной думы Вячеслава Володина или председателей парламентских комитетов, отвечающих за развитие местного самоуправления в Совете Федерации и Госдуме.

По теме безопасности выступает вице-спикер Госдумы Ирина Яровая, вице-спикер Государственной думы Петр Толстой освещает вопросы информационной политики и культуры. Актуальные вопросы международной политики раскрывает перед слушателями военных академий министр иностранных дел Сергей Лавров. Культура и образование очень чувствительные зоны для военной среды — поэтому запланированы выступления министра образования Ольги Васильевой и министра культуры Владимира Мединского.

— С гражданскими вузами и академической средой у вас как-то организовано взаимодействие?

— Среди экспертов курса «Армия и общество» — ректор МГИМО Анатолий Торкунов, президент Академии наук Владимир Фортов, генеральный конструктор космических систем Николай Севостьянов, заведующий кафедрой ВШЭ, президент Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов, историк Армен Гаспарян, востоковед Евгений Сатановский и другие. Это — лучшие ученые и эксперты страны.

Мнение руководства Минобороны по вопросам военного строительства крайне важно. С установочными лекциями на курсе выступают военачальники Вооруженных сил: министр обороны, генерал армии Сергей Шойгу, начальник Генерального штаба генерал армии Валерий Герасимов, первый заместитель министра обороны Руслан Цаликов, заместитель министра обороны статс-секретарь Николай Панков, представители других силовых ведомств. Как правило, подобные мероприятия имеют более закрытый характер.

Таким образом мы создаем для военнослужащих возможность получать уникальную информацию из первых уст, от тех, кто сегодня определяет политику России, мы делаем такие, говоря языком военных, закладки на годы вперед. Ведь ясно: если офицер получил стратегическое видение вопроса от профильного министра, к примеру главы МИДа Сергея Лаврова, или от руководителей министерства обороны, или от ведущего российского политика-парламентария уровня Вячеслава Володина, то, когда он приезжает продолжать службу на места, в гарнизоны, он идеологически укреплен, у него сформировано стратегическое видение и навыки к анализу общественно-политической ситуации в стране и мире. Для современного офицера умение жить в обществе и работать с ним, причем с лидерами общественного мнения, на наш взгляд, крайне важно.

— Андрей Михайлович, с недавних пор в Министерстве обороны принято приглашать и видных деятелей культуры. Чья эта идея?

— Автором этого проекта, как и многих других наших начинаний и новаций, является министр обороны Сергей Шойгу. Такие встречи проходят в Национальном центре управления обороной регулярно. На них, несмотря на занятость, собирается руководящий состав Министерства обороны. Культура и армия — в фокусе этих встреч. Много души вложил в этот проект Антон Губанков, трагически ушедший от нас. Светлая ему память.

Накануне Дня защитника Отечества у нас выступал Александр Розенбаум. Замечу, что это был не концерт, а именно встреча. До артиста, что называется, можно было дотянуться рукой и поговорить с ним. До Розенбаума выступали Евгений Евтушенко, Александра Пахмутова и Николай Добронравов, Элина Быстрицкая, Василий Лановой, Никита Михалков, Игорь Бутман и другие. Очень интересно прошло выступление группы «Любэ». Всех их связывает позитивное отношение к Вооруженным силам. Еще раз повторю: это не концерты, это именно встречи, очень доверительные и душевные по характеру, когда значимая для нашей культуры личность приходит к военным, защитникам Родины.

— И, наверное, деятели культуры выходят от вас уже как агенты влияния Российской армии?

— Уверяю вас, они к нам и заходят таковыми.

— В качестве современного образа российских военных получил распространение, как сейчас принято говорить, мем «вежливые люди». В России, пожалуй, невозможно найти пример такого успешного пиара других институтов, будь то полиция, спецслужбы, судебная система. Можно ли управлять созданием подобных мемов?

— Не все так просто. Нельзя, наморщив лоб, сесть и сказать: давайте-ка что-нибудь такое-эдакое придумаем и начнем это транслировать в общество. Нет, так не бывает.

Я в свое время был хорошо знаком с Виктором Пелевиным, большим писателем и гениальным пиарщиком.

Он очень хорошо это описывал в книге «Generation P»: все виртуально, вся жизнь — пиар, все остальное к нему прикладывается, что «не показали по ТВ — того не было» и т.д. Это красиво, конечно, но это не так. Реальная жизнь гораздо сложнее и жестче любых виртуальных построений.

Любой пиарщик знает: продавая обществу свой продукт, нужно уметь профессионально его упаковывать. Это законы человеческого бытия. Давайте спросим себя: что производит армия, какой продукт? Если упрощенно — мы производим безопасность. Министр обороны Сергей Шойгу как-то сказал: «Безопасность для нас — это глагол». Благодаря Российской армии люди могут выстраивать жизненную стратегию. Если не обеспечена безопасность, ты не сможешь думать о том, куда ребенку пойти учиться, принимать решения на десять лет вперед. Мы же обеспечиваем людям и стране долговременную стабильность. Это наш продукт, и мы очень вежливо этот продукт обществу представляем. И да, «вежливые люди» — это очень удачное попадание. И по форме — она красива, — и по содержанию, за которым стоит реальная боеготовность армии.

Кстати, новая форма, знаете, она очень удобна. В ней человек выглядит по меньшей мере не хуже, чем в гражданском, а на мой взгляд — лучше. Посмотрите, как выглядят наши офицеры. Вы сейчас не обнаружите таких вот людей: огромный выпирающий живот, высокая тулья фуражки, три подбородка. Нет. Сегодня наши офицеры и генералы — просто красавцы. Я — гражданский государственный служащий, а хожу в форме и горжусь этим. Все мы здесь от министра до рядового — члены одной большой военной семьи. Поэтому мем «вежливые люди» — это лишь свидетельство здоровой обстановки в армии и ее правильного позиционирования в обществе.

Он был предложен и подхвачен, но он не был навязан сверху. В противном случае он просто бы не прижился.

— Всем хорошо известны военные игры, парк «Патриот», форумы «Армия» в Кубинке, «Танковый биатлон», «Авиадартс», тематические передачи на федеральных телеканалах. Каких еще проектов нам ждать от Российской армии в ближайшее время?

— На самом деле важно же «не множить сущности», а развивать удачные форматы. Вот вы упомянули военные игры. В этом году немалая их часть будет проходить уже на зарубежных площадках — в Китае, в Азербайджане. Бренд «Военные игры» и то, что родилось на площадках парка «Патриот» в Алабино и Кубинке, стали международными брендами. Этот формат продвигается и расширяется.

Тот же «Танковый биатлон» и «Авиадартс» многие вначале рассматривали как некие красивые забавы. Сейчас уже не так. Приведу лишь один факт.

Все экипажи первого набора ВКС, которые работали в Сирии, были участниками и победителями «Авиадартса».

Это не игры — это реальная боевая учеба, сделанная красиво и современно.

Проекты «Юнармия» и «Гонка Героев» — это очень крутые и современные как по форме, так и по содержанию формы работы с молодежью. Они уже охватили всю Россию и выходят на международный уровень. Поучаствуйте в них и вы! Это очень интересно и увлекательно. Уж поверьте мне, прошедшему со товарищи «Гонку Героев» в прошлом году.

— Нет ли во всех этих имиджевых мероприятиях какой-то новой идеологии?

— Конечно есть. Хотя слово это мы стараемся не употреблять, оно многих почему-то пугает. Но если вспомнить, что оно означает, что это набор идей, ценностей, идеалов и традиций, то у кого они должны быть, как не у военных, у офицеров. В основе всего — идея служения Отечеству, готовность положить ради него свою жизнь, свою судьбу, идея строго противоположная вот этой потребительской идеологии из 1990-х.

С обывательской точки зрения это весьма иррациональный выбор. Но определенный процент мужчин просто рождаются, чтобы стать воинами.

Так было всегда.

Идеология служения Отечеству — это ровно то, что сегодня транслирует армия в общество. Это ровно то, на что направлены военно-патриотические проекты. Они формируют вокруг армии лояльную среду, причем среду лояльную не армии, а государству российскому.

Когда видишь, как наши военные управляют современным вооружением и военной техникой, как они красиво выглядят, какие они при этом вежливые, спокойные, достойные люди, то рождается совершенно иное отношение к Вооруженным силам. Сейчас 64% россиян готовы служить и приветствуют военную службу. Это очень высокая цифра. У нас в некоторые военные учебные заведения сейчас средний конкурс до тридцати человек на место.

— Можно назвать этот процесс сознательным формированием новой российской элиты?

— Как-то слово «элита» сейчас не в чести. И по делу. Потому что те, кто себя так называет, в моем представлении элитой вовсе не являются.

Элита — это вовсе не люди на «Гелендвагенах» и не гламурные тусовщики с ТВ-экранов.

Настоящая, национально ориентированная элита — это военные, что блестяще показывают себя в Сирии, это инженеры и ученые из оборонки, создающие лучшее в мире вооружение, это учителя и врачи, сохранившие себя в профессии в лютые 90-е годы, это спасатели из МЧС, это те, кто возрождает сельское хозяйство сегодня, это мастера своего дела, которые служат людям и Отечеству нашему…

— Многие скажут, что это милитаризация общества…

— Я не о милитаризации говорю, а о том, что служение Отечеству, идеология, которую генерирует армия, — это то, что позволит России обеспечить свою независимость и свое спокойное и поступательное развитие. Никто в мире не должен пренебрегать национальными интересами России и игнорировать наше государство. И это не пафос. Слава богу, сейчас благодаря нашему Верховному главнокомандующему Владимиру Владимировичу Путину, благодаря армии России, ее руководству как-то все вдруг поняли, что это именно так.

— Но, образно говоря, у «вставания России с колен» есть и обратная сторона. Наша страна все чаще становится удобной для консервативных сил на Западе «страшилкой», эксплуатируя которую удобно, например, наращивать оборонные расходы. Не втягиваемся ли мы таким образом в гонку вооружений?

— Не втягиваемся. И не рефлексируем. У нас своя стратегия развития, своя программа модернизации Вооруженных сил, по которой к 2021 году уровень обеспеченности современными вооружениями достигнет 70%. Мы — военные — спокойно и последовательно следуем курсу, намеченному нашим Верховным главнокомандующим президентом России Владимиром Путиным. Каждую неделю выверяем этот курс на селекторных совещаниях, которые проводят министр обороны Сергей Шойгу и его заместители, с командующими объединениями и командирами соединений до бригады включительно. Российской общество может быть спокойно: армия задачу обеспечения безопасности страны выполняет. Вежливо и уверенно.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 10 марта 2017 > № 2099480 Андрей Ильницкий


Россия. ЦФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 9 марта 2017 > № 2112617 Марина Астахова

Стараемся услышать каждого.

В гостях у редакции председатель Совета Ассоциации женщин московской полиции, начальник Правового управления ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Марина АСТАХОВА.

- Марина Викторовна, общественная организация, из которой и выросла ваша Ассоциация, была создана в 2013 году. С какой целью?

- Объединить женщин в погонах, поддержать общие интересы, помочь нашим коллегам, большинство из которых роль стража порядка совмещают с ролью жены и матери, в решении социальных и правовых вопросов.

В первый год работы мы получили всего 20 обращений сотрудников, причём не только от женщин, но и от мужчин. Нас просили помочь в решении разного рода организационных вопросов. Большинство из них были связаны с переводом в другие подразделения, медицинским обслуживанием и сбором денег на лечение полицейских и членов их семей, а также проблемами ветеранов ведомства.

Своевременная и квалифицированная поддержка со стороны организации стала для обратившихся поистине спасительной. И тогда в нас поверили, о нас всерьёз заговорили, мы получили содействие не только от руководства подразделений главка, но и от общественных организаций Москвы.

В декабре 2015 года подвели первые итоги работы и провели большую конференцию. На неё приехали члены обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации, депутаты Московской городской Думы, представители мэрии. Именно тогда и было принято решение о переименовании организации в Ассоциацию женщин московской полиции.

- И сколько сотрудниц столичного главка объединяет Ассоциация?

- На сегодняшний день в организацию входят 14 тысяч человек. Причём около тысячи из них - это наш актив, те самые женщины, которые ездят по подразделениям, помогая решать сложные вопросы, с которыми обращаются к нам на горячую линию.

- Расскажите подробнее о том, как организована её работа и кто может на неё обратиться.

- На официальном сайте ГУ МВД России по г. Москве есть наша страничка. Перейдя на неё, вы увидите номера телефонов нашей горячей линии, работает и электронная форма заполнения обращений. Кстати, принимаются сообщения не только от женщин, за помощью может обратиться и мужчина­ ­- сотрудник полиции, ветеран или член семьи. Мы стараемся услышать каждого. При желании можно оставить даже анонимное сообщение. Все обращения регистрируются. Выработкой практических мер по решению проблем занимается заместитель председателя Ассоциации Светлана Кокотова.

Также на страничке в рубрике «Помощь и консультации» размещаются результаты работы с обращениями граждан.

- Многим удалось помочь?

- За первые три с половиной года на горячую линию поступило почти 1 700 жалоб и просьб о помощи. А за 2016 год - почти 900! Помимо этого, несколько десятков благодарностей мы услышали по телефону и прочитали в письмах. И это не удивительно. Ведь во многих случаях члены нашей организации проявили чрезвычайную активность: несмотря на существующие препятствия, сделали всё возможное, чтобы решить проблему.

Так, полтора года назад сотрудник ОМВД России по району Бирюлёво Восточное старший сержант полиции Алексей Люков обратился к нам вместе с супругой: у их маленького сына обнаружили тяжёлое заболевание. Мы оказали необходимую материальную помощь и моральную поддержку. К счастью, экстренное лечение помогло победить болезнь на ранней стадии. Сейчас малыш идёт на поправку.

Недавно нам удалось помочь в оформлении документов и предоставлении места во Всероссийском научно-методическом геронтологическом центре в Переделкино женщине - ветерану ОВД по Пресненскому району.

Зачастую приходится решать спорные вопросы, возникающие между сотрудниками и руководством подразделений.

Кстати, зарегистрировали мы и 26 предложений по совершенствованию работы полицейского ведомства.

Традиционно поступали просьбы помочь в решении социальных вопросов (устройство ребёнка в дошкольное учреждение, бесплатное пребывание в группе продлённого дня для многодетной семьи, оказание материальной помощи многодетной семье сотрудника и т. д.), в предоставлении жилья или консультации, а также посодействовать в трудоустройстве.

В последние месяцы года много вопросов поступало от сотрудников подразделений, переведённых в Национальную гвардию, и тех, кто в связи с этим оказался в распоряжении ГУ МВД России по г. Москве. С жалобами о неправильно выплаченных зарплатах обратились сотрудники вновь созданного УФМС ГУ МВД России по г. Москве.

По каждому вопросу члены нашей Ассоциации выезжают в отделы полиции, разбираются в ситуации, а по результатам представляют руководству главка рапорты с указанием конкретных проблем в коллективах. Самое главное ­- практически все ситуации удалось урегулировать.

- Ассоциация также проводит благотворительные и просветительские акции…

- Мы активно сотрудничаем с кризисным центром помощи женщинам и детям при Департаменте труда и социальной защиты населения города Москвы. Совместно с ним и службой участковых уполномоченных занимаемся профилактикой домашнего насилия: проводим совместные рейды по семьям, в которых уже происходили подобные истории, рассказываем женщинам из группы риска о том, куда обратиться в случае возникшей дома опасности.

Стараемся внести лепту в популяризацию полицейской службы среди женщин. В прошлом году по нашей инициативе и при активном участии всех подразделений главка прошёл конкурс «Гордость московской полиции». В состязании приняли участие 160 сотрудниц. Двенадцать вышли в финал.

Этим летом Ассоциация совместно со столичными госавтоинспекторами провела профилактическую акцию для детей «Живая зебра». В Московском зоопарке развернулось масштабное действо - развлекательные программы, конкурсы и викторины.

Мы подружились и с Московским региональным отделением международной полицейской ассоциации. Достигли договорённости по оказанию помощи нуждающимся сотрудникам.

Кроме того, приняли участие в Евразийском женском форуме под руководством председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко - тогда было принято решение о создании информационного портала в Интернете, где бы можно было сформировать реестр всех женских организаций.

Совместно с Всероссийской полицейской ассоциацией «МПА», столичным главком, Общероссийской общественной организацией «Офицеры России» и Российским Советом ветеранов органов внутренних дел и внут­ренних войск приняли участие в организации II Международного форума женщин-­полицейских, который проходил с 1 по 5 июня в Москве. Тогда в столицу приехали более 200 сотрудниц полиции из 28 стран мира. Главной целью этого масштабного и яркого события стала поддержка международного полицейского содружества.

Помимо прошедшего в рамках форума фестиваля профессионального и творческого мастерства, в Общественной палате Российской Федерации состоялась научно-практическая конференция «Женщина на службе в полиции».

Это мероприятие оказалось динамичным, насыщенным интересной информацией и при этом очень душевным. Видимо, свою роль сыграло то, что выступали исключительно женщины и преимущественно для женской аудитории. Участницы конференции подняли много важных вопросов. Например, о социальных гарантиях полицейских в разных странах.

Важным достижением Ассоциации считаем проведение акции «Здоровье женщины - здоровье нации». Только представьте: по статистике ежедневно сорок семь российских семей остаются без мам. Всему виной - онкологические заболевания. Например, рак молочной железы важно выявить на ранней стадии, но у многих женщин, а особенно сотрудниц полиции, нет времени на визит к врачу. Совместно с Советом матерей России наша Ассоциация обеспечила раннюю диагностику сотрудниц главка. Прямо на Петровку, 38 приехали два мобильных диагностических комплекса: быстро, бесплатно и квалифицированно медики обследовали триста сотрудниц. Каждая десятая оказалась в группе риска. Теперь за их здоровьем тщательно следят врачи. Одна успешно прооперирована. Ещё одна ждёт операции.

- Как Ассоциация женщин московской полиции видит свою деятельность в перспективе?

- Мы намерены уделять ещё больше внимания нуждающимся в поддержке сотрудникам. Начальник столичного главка генерал-майор полиции Олег Баранов рекомендовал нам действовать под девизом: «Защитить социально незащищённых!»

Сейчас ходатайствуем об оказании помощи в лечении 9 тяжелобольных детей сотрудников органов внутренних дел. Принимаем все возможные меры, чтобы собрать необходимые денежные суммы на лечение. Надеемся только на выздоровление!

Мы выражаем признательность за содействие всем помогающим нам сотрудникам.

Всё, что сделано, стало возможно только благодаря неравнодушным людям с открытым сердцем и бескорыстными поступками. Всем им огромная благодарность и долгие лета!

Беседу вела

Елена БЕЛЯЕВА

Россия. ЦФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 9 марта 2017 > № 2112617 Марина Астахова


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 9 марта 2017 > № 2102198 Владимир Путин, Владимир Колокольцев

Расширенное заседание коллегии МВД России.

Владимир Путин принял участие в расширенном заседании коллегии Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Участники заседания подвели итоги работы Министерства по основным направлениям деятельности за отчётный год, определили цели и задачи на 2017 год.

С основным докладом на коллегии выступил глава МВД России Владимир Колокольцев.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые товарищи!

Как обычно, на расширенной коллегии поговорим о результатах работы органов внутренних дел в 2016 году, о тех приоритетных задачах, которые вам предстоит решать, в том числе с учётом обновлённой редакции Положения о Министерстве внутренних дел.

В соответствии с этим документом на ваше ведомство возложен ряд полномочий, ранее закреплённых за другими ведомствами: ФМС и ФСКН. Вам предстоит также формировать государственную политику в области безопасности дорожного движения.

Говоря о результатах, отмечу, что в 2016 году сохранилась тенденция на снижение количества тяжких и особо тяжких преступлений; уменьшилось число дорожно-транспортных происшествий; есть позитивные подвижки в профилактической работе с несовершеннолетними.

Эти показатели достигнуты благодаря серьёзной работе участковых уполномоченных, сотрудников уголовного розыска, ГИБДД, других подразделений, а также за счёт более эффективной координации действий МВД с другими правоохранительными структурами, ведомствами и органами власти.

Вместе с тем почти половина преступлений – как и прежде – остаётся нераскрытыми. Имеющийся у Министерства потенциал используется далеко не в полном объёме, в том числе в таких чувствительных для общества сферах, как борьба с коррупцией, защита граждан, их собственности и бизнеса от преступных посягательств.

Почти половина преступлений – как и прежде – остаётся нераскрытыми. Имеющийся у Министерства потенциал используется далеко не в полном объёме, в том числе в таких чувствительных для общества сферах, как борьба с коррупцией, защита граждан, их собственности и бизнеса.

В этой связи обращаю ваше внимание на следующие приоритетные задачи. Прежде всего это обеспечение безопасности граждан и общественного порядка, сокращение количества преступлений, совершённых в общественных местах, – мы это отмечаем как положительный фактор, но это ещё не повод для успокоения.

Напротив, нужно последовательно закреплять достигнутые позитивные результаты. На улицах городов и посёлков, в своих домах люди должны чувствовать себя спокойно, в безопасности и быть уверенными, что в случае необходимости полиция незамедлительно придёт к ним на помощь.

Для укрепления общественного порядка нужно активно взаимодействовать с Росгвардией, общественными добровольческими объединениями, шире применять современные технические средства. Нужно продолжить развитие системы профилактики правонарушений, вы знаете, летом прошлого года принят соответствующий Федеральный закон. На очереди – создание системы мониторинга проводимых профилактических мер, формирование согласованных механизмов сбора, обработки информации.

В комплексе это позволит полиции постоянно держать в поле зрения граждан из так называемых групп риска, но ещё важнее сделать всё, чтобы помочь людям, которые действительно хотят вернуться к нормальной жизни. И просил бы вас об этом никогда не забывать.

Ещё одна важнейшая задача – это противодействие экстремизму. Совместно с коллегами из правоохранительных и силовых структур МВД нужно активнее внедрять эффективные методы работы, пресекать любые экстремистские проявления: пропаганду насилия, ксенофобии, национализма; противодействовать попыткам вовлечь в эту деструктивную деятельность молодых людей, в том числе активно работать по тем, кто связан с международными террористическими организациями. Мы с вами многократно к этой теме возвращаемся. Знаю, что вы активно работаете по этому направлению, и прошу вас, как и прежде, действовать жёстко и абсолютно бескомпромиссно.

Всё чаще экстремисты и радикалы используют в своих целях социальные сети, интернет. В информационной сфере появилась ещё одна угроза, о которой хотел бы сказать отдельно, – это распространение сайтов, пропагандирующих суицид.

Преступники, а иначе их не назовёшь – можно было бы назвать, если бы не публичное выступление, но они как минимум преступники, – прежде всего нацелены на подростковую и молодёжную аудитории, на детей с неокрепшей психикой или находящихся в трудной жизненной ситуации.

В этой связи поддерживаю инициативу депутатов Государственной Думы о дополнении законодательства нормой, расширяющей перечень действий, при которых наступает уголовная ответственность за доведение до самоубийства.

Поддерживаю инициативу депутатов Государственной Думы о дополнении законодательства нормой, расширяющей перечень действий, при которых наступает уголовная ответственность за доведение до самоубийства.

Это позволит привлекать к ответственности хозяев, создателей и администраторов подобных сайтов, пресекать их деструктивную, ещё раз хочу подчеркнуть, преступную деятельность.

Важно добиваться последовательного сокращения количества ДТП и смертности на дорогах, а для этого внедрять новые технологии безопасности, применять современные средства фиксации нарушений и, конечно, отлаживать механизмы взаимодействия с МЧС, Минздравом, другими ведомствами. Хамство на дорогах, создание угрозы для жизни людей должны пресекаться не только силой закона – здесь важна принципиальная позиция всего общества.

Поэтому прошу активнее выстраивать партнёрские отношения с волонтёрскими объединениями, общественными организациями, гражданскими активистами. Это, кстати, касается не только порядка на дорогах, но и профилактики преступности, коррупции, работы с людьми, которые могут быть втянуты в криминал, да и по другим острым значимым вопросам.

Уже говорил сегодня, что в компетенцию МВД переданы серьёзные полномочия в сфере контроля за миграционными процессами. Мы создаём цивилизованную, прозрачную среду для тех, кто хотел бы жить и работать в России, безусловно, соблюдая наши законы, уважая традиции и культуру нашей страны.

При этом каналы нелегальной миграции, любые факты нарушений миграционного законодательства должны решительно пресекаться. Для мониторинга ситуации и принятия превентивных мер необходимо развивать систему информационных ресурсов, наращивать сотрудничество с нашими партнёрами по Евразийскому союзу и, конечно, с другими странами в самом широком смысле этого слова.

Мы создаём цивилизованную, прозрачную среду для тех, кто хотел бы жить и работать в России, безусловно, соблюдая наши законы, уважая традиции и культуру нашей страны. Каналы нелегальной миграции должны решительно пресекаться.

В заключение – о кадровой политике, о тех требованиях, которые должны предъявляться к кандидатам на ключевые должности в системе МВД. В прошлом году по подозрению в серьёзных преступлениях задержан целый ряд высокопоставленных должностных лиц ведомства.

Эти факты стали серьёзным ударом по общественному авторитету органов внутренних дел, бросили тень на всех, кто честно и профессионально исполняет свой долг.

Необходимо тщательно проанализировать причины случившегося, сделать соответствующие выводы, повышенное внимание уделять укреплению служебной дисциплины среди личного состава. Требования к тем, кто претендует на руководящие должности, должны стать более жёсткими.

И конечно, очень рассчитываю на службу собственной безопасности Министерства. Уверен, что вы приложите максимум усилий для решения всех поставленных задач.

Позвольте вас поблагодарить за работу в прошлом году и пожелать успехов в 2017–м.

Спасибо за внимание.

В.Колокольцев: Товарищ Верховный Главнокомандующий! Товарищи генералы и офицеры! Уважаемые коллеги!

В минувшем году стоящие перед органами внутренних дел задачи выполнялись в условиях серьёзных вызовов и угроз национальной безопасности, в их числе вооружённые конфликты в непосредственной близости от российских границ, не снижающаяся активность международного терроризма, криминогенные риски, которые несут в себе нелегальная миграция и наркопреступность.

Принимаемые Министерством меры по укреплению правопорядка, повышению защищённости граждан и общества позволили обеспечить контроль над оперативной обстановкой. Продолжает сохраняться тенденция по улучшению большинства показателей, характеризующих криминальную ситуацию в стране: сократилось как общее количество зарегистрированных преступлений, так и тяжких и особо тяжких составов.

Вместе с тем существует ряд негативных факторов. Так, развитие информационных технологий сопровождается увеличением противоправных посягательств в сфере телекоммуникаций и компьютерной информации, в том числе в мошеннических действиях. В этой связи в целом возросло количество мошенничеств. Сегодня каждое десятое из зарегистрированных преступлений относится к этому роду. Две трети лиц, совершивших уголовно наказуемые деяния, не имели постоянного источника дохода; половина из них ранее уже совершали преступления, более трети находились в состоянии алкогольного опьянения.

Для эффективного выполнения возложенных на Министерство задач разработан и реализуется комплекс нормативно-правовых, организационных и практических мер. Проведены мероприятия по выполнению Вашего, Владимир Владимирович, Указа о передаче МВД функций по контролю за оборотом наркотиков и в сфере миграции.

В структуре Министерства и его территориальных органов на региональном уровне сформированы соответствующие подразделения, большинство должностей в них замещено сотрудниками и служащими упразднённых ведомств. Это позволило не только минимизировать связанные с увольнением социальные риски, но и сохранить непрерывность в выполнении вновь возложенных полномочий. И что крайне важно, обеспечить в переходный период контроль над ситуацией в данных сферах.

В ходе реорганизационных мероприятий основное внимание уделялось штатному укреплению низового звена. В результате, хочу особо подчеркнуть, в подразделениях по борьбе с наркопреступностью увеличилось почти на треть количество сотрудников, непосредственно занимающихся оперативно-разыскными мероприятиями, по сравнению с общим числом работавших ранее по данной линии и в МВД, и в ФСКН вместе.

Одновременно из состава Министерства выведены и переданы в Росгвардию внутренние войска, подразделения полиции вневедомственной охраны, лицензионно-разрешительной работы, авиации специального назначения. Продолжаем в полной мере оказывать вновь образованному ведомству максимальное содействие в решении возложенных на него задач.

Кроме того, принимались меры по оптимизации организационно-штатного построения и совершенствованию системы управления самих органов внутренних дел. На усиление районного звена, несущего основную нагрузку по борьбе с преступностью и обеспечением правопорядка, дополнительно направлено свыше одной тысячи штатных единиц.

В 50 субъектах созданы экспертно-криминалистические подразделения, что позволило значительно повысить потенциал территориальных органов. Первостепенное внимание уделялось совершенствованию кадровой работы, повышению профессионального уровня сотрудников, укреплению служебной дисциплины и законности.

Положительно зарекомендовала себя обновленная модель отбора на службу, которая включает проверку граждан с использованием современных психологических методов и диагностических комплексов. Её применение позволило повысить защищённость системы Министерства от проникновения лиц с коррупционными и криминальными наклонностями, а также имеющих алкогольную и наркотическую зависимости. В прошлом году такую проверку не прошёл каждый седьмой кандидат на службу в органы внутренних дел.

Активизирована работа по выявлению случаев конфликта интересов. Ужесточён контроль за соблюдением должностными лицами ограничений и запретов, связанных с прохождением службы. Завершена плановая аттестация личного состава. Её итоги подтвердили готовность решения поставленных перед Министерством задач.

Улучшилась ситуация с соблюдением служебной дисциплины и законности. Сократилось количество сотрудников, допустивших грубые нарушения дисциплины, а также подвергнутых уголовному преследованию. Немаловажно, что более двух третей сотрудников, совершивших правонарушения, выявлены самими органами внутренних дел.

Вместе с тем проблем и недостатков в кадровой работе по–прежнему остаётся немало. Нужно учитывать, что даже один факт предательства интересов службы бросает тень на весь коллектив, во многом дискредитирует работу честных и добросовестных полицейских. В прошлом году по подозрению в совершении коррупционных преступлений задержан ряд руководителей, в том числе занимающих высокие должности в центральном аппарате Министерства. С этим негативным явлением мы вели и будем вести бескомпромиссную борьбу и, несмотря на имиджевые потери, скрывать от общественности такие случаи не намерены.

В комплексе мер, направленных на повышение эффективности нашей деятельности, большое значение придавалось развитию ведомственной информационной инфраструктуры, своевременному и качественному техническому оснащению подразделений полиции, использованию инновационных решений. Для организации повседневной работы личного состава создана единая система информационно-аналитического обеспечения деятельности МВД России. На сегодняшний день ряд прикладных сервисов уже реализован на практике. К ним подключено почти полмиллиона пользователей.

В процессе совместного применения информационных ресурсов федеральных органов власти постоянно увеличивается количество межведомственных запросов, которые отрабатывают наши сотрудники в рамках оказания государственных и муниципальных услуг. В настоящее время имеются необходимые правовые, организационные и технические условия для сокращения до 15 минут времени ожидания в очереди при обращении заявителя для получения госуслуг. В большинстве территориальных органов этот показатель уже достигнут. Согласно результатам независимого мониторинга, уровень удовлетворённости граждан качеством таких услуг составляет 92,4 процента.

Вместе с тем, к сожалению, остаётся ряд проблем материально-технического характера, в том числе по линии миграционного оформления иностранных граждан. Возможно, здесь следует на государственном уровне рассмотреть вопрос о направлении средств, полученных при выдаче патента на трудовую деятельность, на строительство новых центров по обслуживанию иностранцев, иначе говоря, «окрасить» эти средства в региональных бюджетах для указанных целей.

Большой объём работы выполнен по обеспечению безопасности в общественных местах. В последние годы к охране порядка всё активнее привлекается гражданское население. Этому способствовало принятие во всех субъектах Российской Федерации соответствующих нормативных актов, которыми в том числе предусмотрена социальная поддержка дружинников, решены вопросы выдачи им удостоверений и отличительной символики.

С участием приданных сил в прошлом году задержано более 13,5 тысячи человек, совершивших преступления, пресечено почти 500 тысяч административных правонарушений. Принимаемые меры позволили повысить личную и имущественную безопасность граждан на улицах и в иных общественных местах. На 10,5 процента сократилось общее количество совершённых здесь преступлений, более чем на 15 процентов тяжких и особо тяжких составов.

Речь в данном случае идёт об убийствах и покушениях на убийство – снижение на 7,5 процента, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью – на 10 процентов, разбойных нападениях – почти на 20 процентов, грабежах – порядка 16 процентов. Намеренно привёл конкретные цифры по низколатентным преступлениям, для того чтобы ответить сторонникам голословных обвинений МВД в стремлении манипулировать правовой статистикой.

Значительные силы и средства Министерства задействованы в период массовых общественно-политических и иных мероприятий, в первую очередь при подготовке и в ходе выборов в органы власти различных уровней, в том числе в Государственную Думу, серьёзных нарушений правопорядка не допущено. С привлечением негосударственных структур безопасности обеспечено успешное проведение ряда крупных спортивных соревнований.

Не менее важные задачи нам предстоит решать и в ближайшей перспективе: в ходе Кубка конфедераций по футболу, который состоится в этом году, а также чемпионата мира по футболу и Всемирной зимней универсиады в Красноярске. Особая ответственность лежит на органах внутренних дел во время подготовки к выборам Президента Российской Федерации в марте будущего года. Это обусловлено прежде всего необходимостью не допустить любые попытки дестабилизировать общественно-политическую обстановку в стране.

Осуществлялись активные целенаправленные мероприятия по предупреждению преступлений и других правонарушений. Важным шагом здесь стало принятие в прошлом году Федерального закона об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации, подготовленного по инициативе Министерства внутренних дел. Наделение глав регионов и органов местного самоуправления полномочиями в данной сфере позволило сделать более чёткую и скоординированную деятельность всех заинтересованных субъектов профилактики. Одной из наиболее эффективных форм превентивного воздействия является индивидуальная работа с лицами, склонными к совершению правонарушений и состоящими в этой связи на учёте в органах внутренних дел.

В целях повышения качества проводимых профилактических мероприятий принимается решение в части уменьшения объёма обязанностей участковых при работе с законопослушным населением, а также количества и периодичности заполняемых ими документов. В результате удалось сократить более чем на 11 процентов число тяжких и особо тяжких преступлений на бытовой почве.

Самое пристальное внимание органами внутренних дел уделяется предупреждению преступлений, совершаемых как несовершеннолетними, так и в отношении их. В прошлом году в поле зрения сотрудников полиции находилось свыше 140 тысяч подростков, состоящих на учёте за различные правонарушения. Результатом нашей работы по оздоровлению ситуации в данной сфере стало сокращение на 13 процентов уголовно наказуемых деяний, совершённых несовершеннолетними.

Особую тревогу вызывают факты насилия в отношении детей со стороны близких родственников. В прошлом году выявлено и поставлено на профилактический учёт почти 84 тысячи законных представителей несовершеннолетних, не исполняющих должным образом родительские обязанности либо нарушающих права и законные интересы ребёнка.

Дополнительные усилия направлены на снижение рецидива преступлений. При этом к действенным инструментам относим установление административного надзора за наиболее опасными категориями лиц, освобождаемых из мест лишения свободы. В прошлом году их численность увеличилась почти на 15 процентов. Итогом целенаправленных мер явилось сокращение на 10 процентов количества уголовно наказуемых деяний, совершённых ранее судимыми.

В минувшем году органы внутренних дел принимали активное участие в обеспечении транспортной безопасности. В приоритетном порядке решались вопросы по повышению защищённости объектов транспортной инфраструктуры от несанкционированного вмешательства, усилению контроля за грузовыми и пассажирскими перевозками, в том числе при сопровождении в летний период организованных групп детей в места отдыха и оздоровления. В этих целях задействовано свыше девяти тысяч сотрудников транспортной полиции.

Кроме того, в 2016 году в зону ответственности данных подразделений передан 21 объект, включая малое кольцо Московской кольцевой железной дороги, морской порт и аэропорты в Ямало-Ненецком автономном округе и городе Апатиты, объекты Керченского транспортного перехода. Обеспечен комплексный подход к повышению безопасности дорожного движения.

Реализация основных мероприятий в этой сфере проводилась в рамках одноимённой федеральной целевой программы на 2013–2020 годы. Важным этапом стало заседание президиума Государственного совета в Ярославле. По его решениям осуществляется разработка Стратегии безопасности дорожного движения на среднесрочный период.

Совместно с заинтересованными ведомствами подготовлены предложения по совершенствованию законодательства. Они направлены на снижение смертности населения от дорожно-транспортных происшествий. В Правила дорожного движения внесён ряд дополнений и изменений, в том числе предусматривающих ответственность за опасное вождение.

Расширилась практика проведения проверок водителей на предмет выявления у них признаков опьянения. В ходе таких мероприятий установлено 108 тысяч лиц, управлявших транспортными средствами в нетрезвом виде.

Дальнейшее развитие получила система автоматической фото- и видеофиксации. С её помощью в прошлом году выявлено 61 миллион административных правонарушений в области дорожного движения, что составляет более 70 процентов от их общего количества.

Хотел бы отметить улучшение в целом ситуации на дорогах, о чём свидетельствует сокращение числа ДТП, а также раненых и погибших в них. Это является продолжением устойчивой положительной динамики. Начиная с 2013 года смертность на российских дорогах снизилась более чем на четверть.

Что касается реализации государственной политики в сфере миграции, одним из ключевых направлений для нас является контроль за соблюдением иностранными гражданами российского законодательства. Так, в ходе проведённых проверок выявлено 475 тысяч административных правонарушений и почти 185 тысяч мигрантов, допустивших нарушения режима пребывания или осуществления трудовой деятельности на территории нашей страны. За пределы Российской Федерации в административном порядке выдворено свыше 55 тысяч иностранных граждан, депортировано 4800 человек.

Особое внимание уделялось пресечению нелегальной миграции. Во взаимодействии с Федеральной службой безопасности, Росфинмониторингом и компетентными органами государств – членов Краткая справка Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) ОДКБ проведена специальная операция «Нелегал–2016». Она направлена на перекрытие каналов незаконной миграции и, как следствие, снижение возможностей проникновения в страну лиц, преследующих противоправные цели. Её результаты подтвердили необходимость регулярного проведения такого рода мероприятий.

В числе наших основных функций – раскрытие и расследование преступлений. В прошлом году всеми правоохранительными органами раскрыто почти 1200 тысяч преступлений. Из них свыше 80 процентов раскрытых приходится на долю сотрудников органов внутренних дел. Повысилась раскрываемость ряда наиболее опасных криминальных деяний, в первую очередь убийств и покушений на убийство, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, похищений человека, изнасилований, разбоев и грабежей.

Улучшились показатели работы следственных подразделений органов внутренних дел, возросло число уголовных дел, направленных в суд, почти в два раза сократилось количество прекращённых дел.

Впервые применена новая уголовно-правовая мера – судебный штраф, призванная оптимизировать расследование нетяжких преступлений. В суд передано 1299 таких уголовных дел.

Значительно расширилась практика производства дознания в сокращённой форме. На особом контроле руководства Министерства находится деятельность по раскрытию преступлений, вызвавших большой общественный резонанс. В целях повышения её результативности в структуре Главного управления уголовного розыска создано специализированное подразделение. Практически каждый день его сотрудники выезжают в различные регионы для организации и проведения соответствующих мероприятий.

Примерами эффективного взаимодействия оперативных служб и следственных подразделений стало раскрытие убийства полковника полиции Гошта и пятерых членов его семьи в Самарской области, задержание лиц, совершивших разбойное нападение на работников «Почты России» в Калужской области и «Альфа-банка» в Москве.

В качестве приоритетов рассматриваем противодействие организованной преступности, снижение её влияния на криминогенную обстановку в регионах. Органами внутренних дел в прошлом году раскрыто более 10,5 тысячи преступлений, совершённых организованными группами и преступными сообществами. Продолжена работа по выявлению и постановке на оперативный контроль активных участников криминальных структур общей уголовной направленности.

В ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий в ряде субъектов пресечена деятельность организованных групп, совершивших убийства по найму, разбойные нападения на домовладения граждан, хищения денежных средств из банкоматов, мошеннические действия в отношении пожилых людей с целью реализации фальсифицированных лекарственных препаратов.

Так, в октябре прошлого года совместно с Федеральной службой безопасности России задержаны участники вооружённой банды, выходцы из Республики Молдова, совершившие более 70 разбойных нападений на загородные дома в России, Австрии, Германии и Италии.

В центре нашего внимания находятся вопросы борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Сегодня масштабы этой глобальной угрозы оказывают негативное влияние не только на общее состояние национальной безопасности, но и разрушают здоровье сотен тысяч наших сограждан. Мы понимаем, что здесь нужны своевременные ответные меры, которые должны носить комплексный характер.

В последнее время широкое распространение получили так называемые сетевые технологии реализации наркотических средств. Такая схема значительно усложняет формирование доказательной базы по указанным преступлениям.

Следует отметить, что мероприятия по противодействию наркопреступности в истекшем году осуществлялись одновременно с реформированием профильных подразделений. Это, безусловно, не могло не отразиться на итоговых результатах проводимой работы. Вместе с тем даже в переходных условиях удалось обеспечить выполнение поставленной задачи.

Одной из самых крупных операций за последнее время стало пресечение деятельности международного наркосиндиката «ХимПром». Во взаимодействии с Федеральной службой безопасности из незаконного оборота изъято более четырёх тонн синтетических наркотиков, 3,5 тонны прекурсоров, 250 единиц лабораторного оборудования, задержано 67 участников данного преступного сообщества, 47 из которых являются гражданами Украины.

Кроме того, осуществлялось сотрудничество с правоохранительными органами государств, через территории которых пролегают основные маршруты контрабанды наркотиков опийной группы, в том числе на площадках Краткая справка Содружество Независимых Государств (СНГ) СНГ, ОДКБ и Краткая справка Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) ШОС. Организовано проведение ряда целевых оперативно-профилактических операций, таких как «Азиатский заслон» и «Мак–2016».

В ходе мероприятий по недопущению распространения на территории нашей страны новых психоактивных веществ в отношении 132 из них инициировано установление мер государственного контроля, выполнены значительные разыскные работы.

Всего в прошлом году разыскано более 67 тысяч лиц, скрывавшихся от органов дознания, следствия или суда, установлено местонахождение почти 43 тысяч человек, пропавших без вести, в том числе свыше семи тысяч несовершеннолетних. Неотъемлемой составляющей этого направления деятельности являются целевые оперативно-профилактические операции «Розыск», ежегодно проводимые совместно с компетентными органами государств – участников СНГ.

Повышение эффективности международного сотрудничества в данной сфере способствовало вступлению в силу соответствующего соглашения между странами Содружества. Активную помощь в поиске пропавших граждан, прежде всего детей, нам оказывают представители волонтёрских организаций. Рассчитываем на развитие такой чрезвычайно полезной и востребованной формы сотрудничества с гражданским обществом.

По-прежнему остро стоит вопрос обеспечения экономической безопасности страны. Значительный вклад в её решение вносят подразделения системы Министерства. На их долю приходится 86 процентов от общего количества наиболее опасных преступлений, выявленных в данной сфере всеми правоохранительными органами.

Основные усилия направлены на предотвращение хищений финансовых средств, выделяемых из федерального бюджета на поддержку важнейших секторов экономики, реализацию федеральных целевых программ и крупнейших инвестиционных проектов, а также подготовку к проведению Кубка конфедераций, чемпионата мира по футболу.

Всего в сфере освоения бюджетных средств выявлено 7300 квалифицированных преступлений, связанных с хищениями и нецелевым их использованием. Размер причинённого ущерба составил более 19 миллиардов рублей. Приняты меры по обеспечению возмещения материального ущерба на сумму восьми с лишним миллиардов рублей.

Достаточно сложная ситуация сохраняется в жилищно-коммунальном хозяйстве. С учётом социальной значимости данной проблемы активизирована работа по пресечению преступлений, совершаемых должностными лицами управляющих компаний и государственных структур.

Предприняты дальнейшие шаги по стабилизации оперативной обстановки в финансово-кредитной сфере. В целях выявления и пресечения незаконных финансовых операций осуществлялось информационное взаимодействие с Банком России и Агентством по страхованию вкладов. В ходе проверки поступивших от них сведений возбуждено 20 уголовных дел по фактам противоправной деятельности руководства и собственников кредитных организаций.

Принципиальное значение имеет пресечение оборота фальсифицированной алкогольной и другой спиртсодержащей продукции, зачастую представляющей угрозу жизни и здоровью граждан. В этой связи организовано проведение дополнительных оперативно-разыскных и профилактических мероприятий.

По выявленным фактам незаконного оборота алкогольной продукции в прошлом году возбуждено более семи тысяч уголовных дел, пресечено 115 тысяч административных правонарушений, изъято свыше двух миллионов декалитров спиртсодержащей продукции, в том числе более 1600 тысяч декалитров готовой.

Первостепенное внимание уделялось реализации Национального плана противодействия коррупции. В прошедшем году сотрудниками полиции пресечено свыше 25,5 тысячи преступлений коррупционной направленности. Совместными усилиями всех правоохранительных органов к уголовной ответственности привлечено 1300 должностных лиц различного уровня, причастных к совершению коррупционных преступлений.

Однако говорить о том, что нам удалось добиться кардинального изменения ситуации в сфере борьбы с коррупцией, в сфере борьбы с экономической преступностью, пока рано. Эта проблема остаётся достаточно острой, и мы будем изыскивать все возможные резервы для повышения результативности по данным направлениям.

Одним из основных вопросов повестки дня в современных условиях является эффективное противодействие экстремизму и терроризму. Во взаимодействии с другими правоохранительными органами и спецслужбами продолжалась работа по предупреждению, пресечению экстремизма во всех его формах: от бытовой ксенофобии до сепаратизма и терроризма. Всего в прошлом году выявлено 1450 преступлений экстремистской направленности, почти по тысяче преступлений уголовные дела окончены расследованием и направлены в суд.

В рамках выполнения Указа Президента Российской Федерации об обеспечении межнационального согласия проводится системная работа по противодействию организованным преступным группам, сформированным по этническому принципу. Раскрыто более 1300 совершаемых ими преступлений. Одновременно реализован комплекс мероприятий по недопущению проявления национального и религиозного экстремизма. В тесном контакте с другими правоохранительными структурами и органами власти на местах предотвращено свыше 100 межнациональных конфликтов.

С целью создания эффективных механизмов по их предупреждению и урегулированию на постоянной основе поддерживался диалог с представителями диаспор, общественных, молодёжных и религиозных организаций. Усилен оперативный контроль за националистическими группировками, осуществляется мониторинг информации, размещаемой на различных сайтах Всемирной сети с целью выявления материалов экстремистского характера и применения предусмотренных законом мер реагирования.

В результате совместных действий в прошлом году заблокировано свыше трёх тысяч интернет-ресурсов, на которых распространялись призывы к расовой и религиозной вражде, а также проводилась вербовка в ряды радикальных организаций. В установленном порядке признаны экстремистскими и запрещена деятельность 13 организаций.

Особое внимание уделялось выявлению лиц, вербующих граждан России для участия в вооружённых конфликтах на стороне террористических организаций, а также перекрытию каналов переправки рекрутов за рубеж. В прошлом году правоохранительными органами выявлено 200 фактов содействия террористической деятельности, более половины из них задокументированы сотрудниками полиции.

Совместно с пограничными органами ФСБ России проводились мероприятия по недопущению проникновения в Россию с территории Украины экстремистски настроенных лиц, провоза оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Укреплялось сотрудничество с правоохранительными органами зарубежных стран и международными организациями. Оно охватывало практически все направления антикриминальной деятельности, осуществлялось в различных форматах как на многосторонней, так и на двусторонней основе.

Важным инструментом взаимодействия на пространстве СНГ является Совет министров внутренних дел государств – участников Содружества. Органами внутренних дел совместно реализуется ряд межгосударственных программ правоохранительной направленности, в том числе и в сфере борьбы с экстремизмом, незаконным оборотом наркотиков, торговлей людьми, нелегальной миграцией.

Наиболее тесные связи у нас налажены с коллегами из стран Краткая справка Евразийский экономический союз (ЕАЭС) Евразийского экономического союза. С ними образована объединённая коллегия, где на ежегодных заседаниях рассматриваются актуальные вопросы противодействия общим вызовам и угрозам криминального характера.

Сотрудничество с зарубежными полицейскими структурами активно развивается в рамках Интерпола. С использованием возможностей этой организации за рубежом установлено местонахождение 177 обвиняемых, скрывавшихся от российских правоохранительных органов. На территории нашего государства экстрадировано и депортировано 64 разыскиваемых лица.

Знаковым событием минувшего года стало избрание представителя МВД России на пост вице-президента Интерпола от Европы. Представитель Российской Федерации занял эту должность впервые в истории членства нашей страны в данной организации. Это свидетельствует о высоком авторитете российской полиции в международном полицейском сообществе.

Завершая выступление, хочу поблагодарить личный состав за ответственное отношение к делу и профессионализм. За проявленное мужество при охране правопорядка и образцовое выполнение служебных обязанностей в минувшем году указами Президента Российской Федерации награждены 58 сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих войск. Лейтенанту полиции Магомеду Нурбагандову присвоено звание Героя Российской Федерации.

Пользуясь случаем, выражаю также признательность присутствующим в этом зале представителям высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти Российской Федерации, общественных организаций за плодотворное сотрудничество.

Товарищ Верховный Главнокомандующий! Позвольте заверить, что все поставленные Вами задачи будут выполнены.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Уважаемые товарищи!

В завершение этой части работы хотел бы ещё вот на что обратить внимание. Хотя всё это прозвучало, тем не менее я вернусь ещё раз к некоторым вопросам.

Конечно, есть результаты, они очевидные. Это отражено не только в данных статистики, но и отражено в том, что происходит у нас реально на улицах, в общественных местах. Действительно, снижается преступность, и это результат конкретной работы сотрудников органов внутренних дел.

Снизилось количество погибших на дорогах, и на много – на одну треть. У нас ведь было свыше 30 тысяч погибших на дорогах иногда, в некоторые годы. Но всё-таки 20,3 тысячи человек погибли. И я, выражая слова благодарности тем, кто поработал и реально снизил эту печальную, трагическую цифру, всё-таки обращаюсь к вам с убедительным призывом продолжить эту работу и дальше. 20 тысяч с лишним – это много, очень много.

То же касается работы среди несовершеннолетних. Да, снижение есть, оно заметное, 13 с лишним процентов. Но мы понимаем, что такое несовершеннолетняя преступность, или преступность среди несовершеннолетних. Это судьбы людей, потом они по жизни пойдут с этим, поэтому это очень важно, очень важно. Или тяжкие преступления. Нужно продолжать эту работу дальше, по снижению.

В прошлом году мы провели такие серьёзные реорганизации: из состава МВД выделены внутренние войска, преобразованы в Росгвардию, дополнительная компетенция появилась, я уже в своём выступлении об этом говорил, и Министр сейчас упоминал. У нас была возможность с Владимиром Александровичем в конце прошлой недели в выходные дни в неформальной обстановке подробно поговорить по очень многим вопросам, в том числе и прежде всего по служебным.

Хотел бы ещё раз отметить, что эти преобразования прошли фактически безболезненно для соответствующих направлений работы, и это, конечно, большая заслуга и руководящего и личного состава соответствующих подразделений, и Министерства в целом. Мы с Владимиром Александровичем, как я уже сказал, в выходные дни обсуждали эти проблемы, в том числе взаимодействие с Росгвардией.

В МВД остались свои, так назовём, силовые структуры, призванные обеспечивать оперативную деятельность, но значительный объём работы всё-таки проводится Росгвардией. Мне бы очень хотелось, чтобы это взаимодействие сохранилось, но мы не наблюдали бы роста этой силовой составляющей. И нам ни в коем случае не нужно…

В.Колокольцев: Создание второй Росгвардии.

В.Путин: Да, создание вторых внутренних войск, второй Росгвардии нам не нужно, а нужно хорошее взаимодействие, так, как это всегда было. Не вижу никаких причин, чтобы там были какие-то сбои. Насколько я понимаю, их и нет, рассчитываю, что так будет и дальше.

То же самое касается направления борьбы с незаконным оборотом наркотиков и сферы миграции. Действительно, есть проблемы, мы говорили об этом, нужно будет подумать о финансировании пунктов содержания тех, кто нарушает российское законодательство. Очень важно, чтобы была и синергия от того, что было сделано с точки зрения преобразования.

Если говорить о борьбе с незаконным оборотом наркотиков, то это значит, вся система органов внутренних дел – вы и раньше этим занимались, а теперь мы исходили из того, что это будет в одном кулаке, и работа будет более эффективной.

То же самое касается и деятельности бывшей ФМС, и в области миграционной политики. Потому что и раньше работали с ФМС в тесном контакте, но без сопровождения МВД деятельность ФМС, наверное, была практически невозможной. Сейчас это всё в одном органе находится.

МВД – ключевой орган в борьбе с преступностью, по обеспечению правопорядка в стране: и по объёму задач, и по объёму работы, которую вы выполняете.

Очень рассчитываю на то, что и работа будет вестись более эффективно. Это очень чувствительная, вы сами знаете, сфера для наших граждан. Она носит и экономический характер, и очень важна с точки зрения соблюдения российского законодательства, и соблюдения интересов наших граждан, прежде всего граждан России.

Мы должны об этом думать, но и соблюдать законные права и интересы тех людей, которые хотят жить, работать в России, но обязаны, как я уже говорил в своём вступительном слове, соблюдать наши законы, уважать наши традиции и культуру.

Очень рассчитываю, что все эти преобразования, которые были проведены, повысят качество вашей работы. МВД у нас ключевой орган в борьбе с преступностью, ключевой орган по обеспечению правопорядка в стране: это и по объёму задач, и по объёму работы, которую вы выполняете. Она просто колоссальная по объёму, и вы это хорошо знаете. От того, как МВД это делает, в значительной степени зависит отношение людей к власти вообще.

Хочу вас ещё раз поблагодарить за результаты прошлого года и очень надеюсь на то, что на этом личный состав Министерства внутренних дел не остановится. Желаю вам удачи!

Спасибо большое.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 9 марта 2017 > № 2102198 Владимир Путин, Владимир Колокольцев


Израиль. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 9 марта 2017 > № 2102186 Биньямин Нетаньяху

Встреча с Премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

Владимир Путин принял в Кремле Премьер-министра Государства Израиль Биньямина Нетаньяху, который прибыл в Россию с кратким рабочим визитом.

Обсуждалась текущая ситуация на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, прежде всего в контексте совместных усилий по противодействию международному терроризму, а также основные аспекты российско-израильского сотрудничества.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые коллеги! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать в Москве.

Мне очень приятно отметить, что у нас налажен очень тесный, доверительный контакт. Мы регулярно лично встречаемся, постоянно находимся на телефонной связи, работаем на уровне министерств и ведомств.

И как водится, Вы часто приезжаете к нам накануне праздников. Хочу поздравить Вас с приближающимся праздником Пурим, пожелать Вам и всему Израилю хороших праздников и благополучия.

Очень рад возможности поговорить о наших двусторонних отношениях и по ситуации в регионе.

Б.Нетаньяху (как переведено): Большое спасибо, господин Президент.

Я рад Вас снова видеть в рамках наших постоянных визитов, которые подчёркивают дружеские отношения между нашими странами. Мы видим, как постоянно укрепляются взаимоотношения между нашими странами в экономике, культуре, туризме. И конечно же, тот «живой мост», который связывает наши страны, – миллион говорящих по-русски израильтян – один из них переводит меня в эту минуту.

В этом контексте хочу сказать, что в последние месяцы мы закончили всю официальную процедуру, стратегию нашего пенсионного соглашения. Хочу лично Вас поблагодарить за достижение этого соглашения.

Одна из вещей, которая нас объединяет, – наша совместная борьба с радикальным исламским террором. В последний год было очень серьёзное продвижение в борьбе с радикальным исламским суннитским террором под руководством ИГИЛ и «Аль–Каиды», и Россия внесла большой вклад в этот результат, в это продвижение. Конечно, нам бы не хотелось, чтобы радикальный ислам, суннитский террор был бы сменён радикальным исламским шиитским террором под руководством Ирана.

Благодарю Вас за поздравление с праздником Пурим. Две с половиной тысячи лет назад в древней Персии была попытка уничтожить еврейский народ, которая провалилась. Это то, что мы отмечаем в рамках этого праздника. И сегодня есть попытки со стороны продолжателя древней Персии – Ирана – уничтожить еврейское государство: они говорят об этом открыто, пишут это чёрным по белому в своих газетах.

Конечно, сегодня у нас есть своя страна, своя армия, мы можем себя защитить. Но хочу сказать, что угроза радикального исламского шиитского террора, она не только в наш адрес, но и в адрес региона, в адрес всего мира. Уверен, мы все хотим предотвратить угрозу радикального исламского террора – не важно, каким бы он ни был, шиитским или суннитским.

Ещё раз хочу поблагодарить Вас за тёплый приём, за поздравления.

Израиль. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 9 марта 2017 > № 2102186 Биньямин Нетаньяху


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 9 марта 2017 > № 2100919 Изабель Мандро

Путин приводит в действие фазу "оттепели", освобождая политзаключенных

Изабель Мандро | Le Monde

"За год до предстоящих президентских выборов российский президент Владимир Путин решил позаботиться о своем имидже в турбулентном международном контексте", - пишет корреспондентка Le Monde в Москве Изабель Мандро.

"В эти последние дни в России слово "оттепель" молниеносно распространилось по радио и интернету для того, чтобы приветствовать не предстоящий приход весны, а досрочное освобождение заключенных", - говорится в статье.

"В "гуманитарных целях" Владимир Путин 7 марта подписал указ о помиловании 46-летней Оксаны Севастиди, осужденной за "государственную измену в форме шпионажа" на семилетний срок пребывания в колонии. В 2008 году прямо перед началом российско-грузинской войны эта продавщица, проживающая в Сочи, отправила SMS-сообщение с описанием того, что происходило на ее глазах и что видели все остальные: состав с военной техникой идет в сторону Абхазии, позднее эта территория была провозглашена автономной республикой", - передает журналистка.

Как говорится в публикации, параллельно Дмитрий Бученков, последний содержавшийся под стражей участник митинга на Болотной площади в Москве, где проходили массовые протестные акции против Путина зимой 2011/2012 гг., покинул свою камеру 2 марта и был отправлен под домашний арест. Таким же образом, немного раньше, 13 февраля, меру пресечения изменили видеоблогеру Руслану Соколовскому, "ловцу покемонов" в храме, обвиненному в "экстремизме и оскорблении чувств верующих" и заключенному под стражу 28 октября. "Накануне выборов-2018 власти избавляются от "явной несправедливости", - подчеркивает во вторник в своей статье экономическая газета "Ведомости".

"Первый признак повеявшего ветра свободы был отмечен 26 февраля при освобождении Ильдара Дадина, первого российского гражданина, осужденного летом 2014 года по статье, предусматривающей уголовную ответственность за неоднократное нарушение порядка проведения митингов. Он был приговорен к двум с половиной годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в Карелии", - передает Мандро.

Президиумом Верховного суда РФ судебное решение, в конце концов, было признано необоснованным и за Дадиным было признано право на реабилитацию, а также на возмещение убытков. Этим исключительным решением также воспользовалась Евгения Чудновец, заключенная в колонию в Нижнем Тагиле, на Урале. Эта молодая 32-летняя воспитательница детского сада была освобождена 6 марта, за месяц до конца своего пятимесячного заключения, к которому была приговорена Курганским судом в Сибири за перепост в сети "Вконтакте" трехсекундного видеоролика, расцененного судьями как "детская порнография". На самом деле Чудновец хотела выразить свое возмущение увиденным в этом ролике, в котором вожатые летнего лагеря издевались над обнаженным ребенком", - указывает автор.

"Число политически мотивированных уголовных дел в России уже не растет, однако о реальном улучшении говорить нельзя. Скорее, речь идет об изменении тактики властей на фоне ослабления протестных настроений", - отмечает Павел Чиков, глава Международной правозащитной группы "Агора", российского объединения адвокатов и юристов-правозащитников, работающих по резонансным делам о нарушении прав человека.

"В длинной статье в рубрике "Мнение", опубликованной во вторник информационным сайтом РБК, Чиков описывает, что эти последние освобождения происходят перед президентскими выборами 2018 года, в точности как освобождения оппозиционера Михаила Ходорковского, членов группы Pussy Riot и активистов "Гринпис" произошли в 2013 году накануне предстоявшей Олимпиады в Сочи. "Адресат либеральных сигналов Кремля, - продолжает Павел Чиков, - может находиться не внутри страны, а за рубежом". Он добавляет, что в контексте внешней политики, находящейся в зоне турбулентности, "внезапные шаги в сторону демократизации только добавят неопределенности, а следовательно, Кремль получит тактическое преимущество (...). Число сторонников российского президента только увеличится". Тем не менее, в списке "Мемориала" по-прежнему в ожидании оттепели остаются 102 политзаключенных", - пишет Мандро.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 9 марта 2017 > № 2100919 Изабель Мандро


США. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 марта 2017 > № 2097587 Пол Валлели

«России уходить из Сирии сразу не нужно»

Американский генерал рассказал о перспективах конфликта на Ближнем Востоке

Александр Братерский

Иранские военные корабли в понедельник опасно сблизились с кораблями ВМС США в Ормузском проливе, что может привести к открытому конфликту. О том, можно ли избежать войны с Ираном и почему США нужно сотрудничество с Россией, в кулуарах ближневосточной конференции клуба «Валдай» «Газете.Ru» рассказал генерал-майор в отставке Пол Валлели, эксперт по безопасности, в прошлом заместитель командующего Тихоокеанским командованием США.

— Новая администрация говорит об угрозе, которую представляет Иран. Есть ли у вас опасения насчет конфликта США и Ирана?

— Этого нельзя исключать, если они снова появятся возле наших кораблей. Мы их будем уничтожать, такого мы не потерпим, и им нельзя будет на своих катерах сновать возле наших кораблей. По моему мнению, у них уже есть ядерные возможности. Речь не о том, что они могут их иметь, они их уже имеют. Иран работал с КНДР по этому направлению, и я думаю, что у них уже есть ядерное оружие. Поэтому если они совершат ошибку и ударят по Израилю или будут вести себя как Северная Корея, то они будут уничтожены.

— Но у США и Ирана есть общий враг — исламисты. Не дает ли это возможности для сотрудничества?

— Они в таких категориях не думают, а считают себя державой-гегемоном. Именно поэтому у них конфликт с Саудовской Аравией. И именно поэтому они поддерживают радикальные исламистские группировки, такие как «Хезболла». Чтобы продемонстрировать способность к диалогу, Иран должен сделать что-то позитивное — это улица с двусторонним движением. Они должны сделать шаг навстречу и не вести себя столь агрессивно.

— В последнее время говорят, что США могут пойти на наземную операцию в Сирии. Как вы видите такое развитие событий?

— Это то, что мы называем «воздушно-наземной» операцией.

Примерно такая же идет сейчас в иракском Мосуле, но здесь упор будет сделан на Ракку.

Такие операции проходят при участии нескольких стран. Сначала при помощи орбитальной группировки мы определим, где находятся исламисты, чтобы приступить к уничтожению противника c помощью сил, которые можно назвать общим термином «спецназ».

— Что вы как американский военный могли бы посоветовать России, которая сейчас ищет стратегию выхода из Сирии?

— Уходить сразу не нужно, необходимо побыть какое-то время. Российские базы в Латакии и Тартусе очень важны, так они будут защищать беженцев, возвращающихся из Европы в Сирию. В экспертном плане, который я готовлю, есть идеи подготовки зоны безопасности. Когда жизнь там понемногу обустроится, тогда уже можно говорить о продвижении в сторону Турции. По моим оценкам, игиловцы (ИГ — организация, запрещенная в России. — «Газета.Ru») будут нейтрализованы к концу года в Сирии в Ираке. Возможно, они попытаются возобновить деятельность в Северной Африке, однако все их «государство» вскоре перестанет существовать. Их идея «халифата» провалилась.

— В чем, по-вашему, проблема предыдущей администрации в борьбе с исламистской угрозой?

— Так ничего и не добились, создали вакуум в регионе, способствуя снижению уважения и доверия к США.

— Каким вы видите будущее НАТО? Известно, что из Белого дома и Пентагона звучит критика в адрес альянса.

— Президент Трамп считает, что НАТО необходимо поменять фокус, прекратить все время смотреть на Россию и начать смотреть на игиловцев. НАТО должно перестать смотреть в прошлое и заняться будущим.

Им необходимо обратить внимание на Ирак, на Сирию, на Северную Африку. Это война, которая должна быть выиграна, необходимо нейтрализовать угрозу исламизма, существующую сейчас в мире. Мы знаем об этом и укрепляем границы, потому что мы знаем, кто к нам проникает и создает ячейки внутри США. Честно говоря, это люди, которых невозможно переубедить, их нужно уничтожать. Россияне имели такие же проблемы, когда шла война в Чечне. Однако мы не должны быть интервенционистами, мы должны работать с другими странами, чтобы решать общие проблемы.

— Вы многие годы провели на высоких должностях на флоте в Тихом океане. Как вы сейчас смотрите на ситуацию, связанную с усилением военного присутствия Китая в регионе?

— Могу сказать, что они заботятся о сфере своих интересов, при этом они никогда не затрудняли судоходство в Южно-Китайском море. Однако, как и мы, они заинтересованы в определенных регионах и будут продолжать поддерживать там свое военное присутствие, нравится нам это или нет. Но и мы будем демонстрировать свое право проходить в международных водах для того, чтобы показать, что мы там остаемся, а Тайвань должен оставаться независимым. Но с китайцами можно договориться, с ними надо говорить с уверенных позиций, и это способствует хорошей сделке.

— Вы часто выступаете на телеканале Fox как военный аналитик. Как вы видите ситуацию с прессой и войной против СМИ, которую ведет Трамп?

— Он не ведет войну, он бросает им вызов, так как они плохо делают новости.

Репортеры перестали делать свою работу. Они просто перепечатывают статьи интернета.

Что касается CNN, то оно просто ужасно. И когда я смотрю французское телевидение, ощущение то же самое. Даже телеканал RT делает больше фактических новостей, чем они. Правда, там есть, конечно, несколько комментаторов, которых я всегда переключаю.

— Как бы вы охарактеризовали военную команду Трампа?

— Их главной задачей будет сделать все, чтобы собрать армию воедино. Мы должны показать, что мы сильны, что наши ядерные силы адекватны сегодняшним задачам. Россия сделала много за последние пять лет в модернизации своих вооруженных сил, Китай тоже, а мы плетемся позади. Это не значит, что мы должны давить на Россию, но мы должны быть сильными, чтобы об этом знали те, с кем мы ведем бизнес. И если нам угрожают, мы спокойно сидеть не будем.

США. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 марта 2017 > № 2097587 Пол Валлели


США. Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosbalt.ru, 6 марта 2017 > № 2095185 Сергей Мусиенко

После того как зять президента США Трампа Джерад Кушнер стал его советником, стало известно и об истории семьи новоиспеченного функционера администрации Белого дома. Его предки спаслись в аду войны, не просто пережив гитлеровскую оккупацию, а сражаясь в рядах партизан. Руководитель аналитического центра ЕCOOM и проекта «Дом первого президента Израиля Хаима Вейцмана» Сергей Мусиенко рассказал о том легендарном еврейском партизанском отряде.

— Многое известно о трагедии еврейского народа, Холокосте, миллионах, уничтоженных в гетто и концлагерях. А тут совсем другая история.

— Да, этот отряд был уникальным. Вообще нигде, кроме как в СССР, не было еврейских партизанских отрядов. В сопротивлении евреи, конечно, участвовали, но вот чтобы объединиться в отдельную боевую единицу… Но отряд Бельских выделяется и среди всех них тоже. Это был, как его называли, «семейный» отряд или «Лесной Иерусалим».

Создали его три брата Бельских, а потом и четвертый — подросток — к ним присоединился. Старший, Тувья, был избран командиром. Все же определенный военный опыт у него был — в польской армии Тувья дослужился до унтер-офицера. В начале их в отряде было всего несколько человек, а в 1944 году, когда советские войска освобождали Новогрудок — это Запад Белоруссии, из лесного лагеря вышли 1230 человек.

— Но, конечно же, всех евреев партизаны защитить не смогли.

— Фашисты в районе Новогрудка уничтожили, как считается, более 10 тысяч евреев, есть и другие оценки, где цифры больше. В самом новогрудском гетто к маю 1943 года в живых осталось 250 человек, которые, тайно прокопав тоннель высотой 70 см, где-то порядка 100 тонн земли вынесли — в карманах. После побега выжило 120 человек. Они пришли в расположение лагеря Бельских.

Был такой человек Вячеслав Сивицкий, к сожалению, его уже нет в живых. Так вот, он рассказывал, как их семья прятала у себя беглецов из гетто. Это же простые поляки и белорусы прятали — под страхом смерти, ведь все прекрасно понимали, чем это может закончиться.

Это подтверждает и его сестра Ванда Владимировна. Она рассказывает, что помощь гетто их семья оказывала скрытно все эти годы, передавая хлеб, продукты, заячий жир для раненых. Почему? А потому, говорит она, что очень дружно они жили до войны — с душой и человечно. В гетто было много знакомых, поэтому когда появились беглецы, их спрятали под стогом сена в огороде отсидеться. Даже понимая, что если их найдут немцы или полицаи, — смерть всем! Когда она мне рассказывала об этих событиях, как-то по-будничному и просто, подумал, а многие из нас смогут сейчас получить такую вот «простую» поддержку от соседей или предоставить ее другим?

И вот среди этих людей, спасшихся из новогрудского гетто, были Рая Кушнер с отцом и сестрой. До войны их большая семья составляла порядка 200 человек, а остались в живых эти трое вышедших в расположение отряда Бельского. Там Роза познакомилась с молодым человеком Йозефом Берковичем. После войны они уже в Будапеште поженились.

— То есть он взял фамилию жены?

— Да, Кушнеры — меховщики, известная фамилия в Новогрудке, у отца Розы были магазины. А в отряде он работал — шил, за что имел благодарности. Там ведь настоящий бизнес был налажен — колбасу, например, производили, чинили оружие, часы. Хотя, конечно, не это было главное.

Отважный партизан Бурачевский Михаил Андреевич как-то рассказывал, что несколько раз сталкивался с партизанами Бельского, их отличала какая-то особая одержимость. Даже бойцы-новички имели деревянные палки, очень похожие на оружие, пока не добудут настоящее. Ну, и отряды братьев Бельских, по их донесениям, еще более 400 оккупантов положили, 6 эшелонов под откос пустили.

— И все же получается, что главной задачей этого отряда было спасение жизней евреев. Даже сам Бельский говорил, что для него важнее спасение жизни одной еврейской старушки, чем убийство десятка немцев…

— Он написал так в своей книге. Другие ведь не брали в отряды стариков, детей — для войны это «балласт». А он, если хотите, построил на этом свою философию — сохранение людей. Ему, мягко говоря, советовали — не тащить на себе всю эту обузу, просто бить немцев, а он вот тащил, и еще как.

— Кажется, в СССР не было широко известно об отряде Бельских?

— Мы снимали с Леонидом Млечиным фильм о событиях «холодной войны» о том, как в августе 1952 года в Налибокскую пущу (район д. Клетище Ивенецкого района Молодечненской области) была десантирована с американского военного самолета группа из четырех парашютистов, прошедшая подготовку в Кауфбейренской разведшколе. Тогда местные жители рассказали и об этом еврейском отряде.

О литературе на русском языке мы не знали, хотя еще в 1946 году году в Иерусалиме книга небольшая была издана, написанная Тувьей Бельским. А уже в 2008-м голливудский фильм вышел «Вызов» с Дэниелем Крэйгом в главной роли. То есть, можно сказать, «главный Джеймс Бонд» между двумя фильмами бондианы снялся в роли командира еврейского партизанского отряда. Вот тогда про него узнали миллионы. После выхода фильма, кстати, поляки очень взбудоражились и подняли вопрос, а не убивал ли Тувье поляков? Фашистов он убивал, любой национальности!

— А в той же Википедии приводится версия, что якобы отряд Бельского расправлялся не только с кем-то из предателей, но и всей его семьей. Конечно, это «надежный» способ, но…

— Законы военного времени — это особенные законы. Это позволило отряду создать себе соответствующую репутацию. Хотя тот факт, о котором вы упомянули, подтверждения не получил. Польская прокуратура после выхода фильма занималась этим делом — доказать не смогла. Но молва такая шла, что с ними лучше не связываться. Что касается «польского вопроса»: если человек предатель, с ним разбираются независимо от национальности. Раз сотрудничаешь с фашистами, то получи. Они ведь жили, понимая, что попадешься немцу или полицаю — это смерть без суда.

— Но вот получается, что только из-за океана белорусам, то есть и нам тоже, напомнили о такой вот странице нашей истории.

— Не только нашей. Несколько десятков тысяч живущих сейчас в разных странах людей считают себя потомками тех партизан. Конечно, они хранят память о Тувье Бельском, который не добивался благодарностей или почестей, хотя их точно заслужил, спася огромное количество людей. Сам он довольно тяжелую жизнь прожил. Эмигрировал в Израиль, потом в США, водителем грузовика работал — в общем, вел жизнь обычного человека, хотя тот факт, что он был и командиром воинского крупного подразделения, и хорошим «хозяйственником», доказывает, что талант организатора у него был, но почему-то не был востребован.

— Но память о нем, как вы сказали, жива, как и потомки переживших Холокост там, где, кажется, сделать это было невозможно — в оккупированной Белоруссии. Один из них, Джаред Кушнер, сегодня ближайший помощник президента США.

— Можно сказать, что как раз отец Джареда — Чарльз Кушнер — один из хранителей этой памяти, истории своей семьи, прежде всего. Первый раз он приехал со своей матерью Раей в Новогрудок еще в 1989 году, во времена СССР, как только появилась такая возможность. С тех пор был здесь несколько раз, привозил своих внуков. Обычно они приезжают, когда ребятам исполняется 13 лет, на обряд бармицва — посвящения во взрослую жизнь.

Прошлым летом он тоже приезжал, посещал музей. Там есть такой мемориальный комплекс «Тоннель», который восстанавливается, в том числе и на его деньги, и экспозиция в Новогрудском историческом музее. На территории Новогрудского сельскохозяйственного лицея в сентябре 2015 состоялось открытие Сада справедливости и милосердия. Обсуждал он возможность строительства здесь Стены памяти, на которой будут увековечены имена всех, кто бежал через тоннель.

— Бежали, чтобы сражаться…

— Выходец из Брест-Литовска, премьер Израиля Менахем Бегин сказал, что в той войне из крови, огня, слез и пепла родился новый человек, которого не было более 18 веков — еврей-воин. Он говорил это вот о таких людях, которые взяли в руки оружие без всяких команд и приказов, начали защищать себя и других.

Я бы добавил, что при этом родился и особый дух в этих людях, которые потом понесли его дальше. Ну, известно какую роль сыграли белорусские евреи в становлении государства Израиль, теперь вот один из их потомков в Белом доме. Знаете, вот этот отряд называли «семейным», и вот я сейчас вижу, какую Трамп выстраивает модель — опираться на семью, людей проверенных и понятных, по сути, он использует ту же модель. А как по-другому реформировать сложившуюся в США систему?

Когда читаешь инаугурационную речь Дональда Трампа — 45-го президента США, понимаешь, что если заменить несколько слов — США, Америка и еще какие-то, — эту речь мог произнести и первый президент Беларуси Александр Лукашенко. Уже более 20 лет он не только говорит, но и делает Беларусь сильной, гордой, безопасной и не игнорирует мнение народа.

На Западе считается «неприличным» напоминать президенту о его обещаниях в бытность кандидатом — это моветон! А Трамп и Лукашенко, придя к власти, начали претворять в жизни то, о чем говорили. И это их отличает от других руководителей. Заметьте, оголтелая реакция на их действия очень схожа и в прессе, и в риторике. Правда, у них изначально разные ресурсы.

Но в команде Трампа, с ним рядом есть такой человек, как Джерад Кушнер, который не только президентский зять, но и человек, проявивший сильный характер, сумевший сам доказать, чего он стоит, несущий в себе особый генетический код людей со сверхвысокой степенью выживаемости, сообразительности, рациональности, и смотрящих в будущее.

Первый раз о слове «мешпуха» («мишпуха)», что значит «семья» на идиш, я услышал в году 1989-м от Гарри Моргулиса из Киева, правда, он тогда давно уже жил в Торонто. Он сказал, что воспринимает меня в свой «мешпухе», что в его понимании означает не только семью, а гораздо большее — команду товарищей. На мой вопрос: «А ничего, что я не еврей?», — он ответил: главное, мы по духу вместе!

Уверен, это то, что в «мешпухе» Трампа и происходит: он в ней не «главный», хотя и вожак — президент страны. В ней не главный и младший Кушнер, и его отец, но они действуют как команда единомышленников или Семья в широком понимании. И дай Бог, они не будут стремиться никому навязывать свой жизненный уклад, а позволят ему стать примером для других!

Но надо понимать, что они будут действовать в интересах своего народа, а не других стран. Их задача — выживание и развитие, как и в отряде Бельских.

Беседовал Александр Кривенков

США. Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosbalt.ru, 6 марта 2017 > № 2095185 Сергей Мусиенко


Азербайджан. Армения. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 5 марта 2017 > № 2101356 Фархад Мамедов

Фархад Мамедов: ″Для установления доверия между народами сначала руководству Армении надо вывести из Азербайджана войска оккупантов″

Прошло чуть меньше года после апрельских боев за Карабах, в ходе которых впервые с введения режима прекращения огня в 1994 году был изменен статус-кво и часть оккупированных территорий Азербайджана оказались освобожденными, однако на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск вновь нарастает напряженность, столкновения учащаются и становятся все более кровопролитными. В преддверии годовщины событий апреля 2016 года "Вестник Кавказа" побеседовал с директором бакинского Центра стратегических исследований Фархадом Мамедовым.

- По вашей оценке, насколько продвинулось мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта за прошедшие с апрельских боев за Карабах 11 месяцев?

- Что касается последней эскалации на линии соприкосновения, то позиция Азербайджана ясна, она высказана президентом и основывается на международном праве - эскалации может не быть, если будет начат процесс урегулирования, а первым его этапом должен стать вывод армянских вооруженных сил с оккупированных территорий Азербайджана. Нужно решить те вопросы, которые возможно решить сейчас, а на будущее оставить те вопросы, которые требуют более глубокого изучения. Карабахское урегулирование состоит из нескольких узлов, и эти узлы невозможно развязать сразу. Развязав один узел, вы меняете ситуацию и создаете условия для развязывания следующего узла.

С другой стороны, Азербайджан констатирует тот факт, что внимание к карабахскому конфликту со стороны сопредседателей Минской группы остается на низком уровне. В Госдепе США пока не определились с приоритетами в этом вопросе. Во Франции близятся выборы президента, и там ведется достаточно жесткая борьба, а отличительной чертой избирательной системы Франции является то, что внешнеполитические вопросы становятся одними из главных в местном дискурсе. Россия - главный модератор процесса, который начался в апреле. Но мы хотели бы, чтобы деятельность сопредседателей не сводилась к тому, чтобы повторять «священные мантры» относительно мониторинговой группы, которая должна бегать по линии соприкосновения с камерой и снимать, кто начал первый. Это неэффективно, это косметические элементы, которые не решат вопросы в целом. Азербайджан выступает за субстантивные переговоры, за начало процесса урегулирования, который, кстати, не вносит определенности по всем вопросам, в частности, оставляет открытым вопрос статуса Нагорного Карабаха. Этот вопрос нельзя решить мгновенно, потому что сначала нужно формировать условия доверия. Доверие же сформируется после вывода оккупационных армянских вооруженных сил, после разблокировки границ Армении, после создания атмосферы, в которой можно говорить о статусе, о правах не только армян в Нагорном Карабахе, но и 700 тысяч беженцев-азербайджанцев, которые покинули этот регион в результате этнической чистки.

- Какой вам представляется политика США в отношении Закавказья?

- С приходом новой администрации появилась надежда, что начнется решение глобальных вопросов, но последние процессы показывают, что в Белом доме не могут добиться тех целей, которые были поставлены до выборов. Сегодня там идет коррекция между тем, чего они хотят, и на что реально способны.

Что касается непосредственно Южного Кавказа, то, по-моему, для США пока в качестве приоритета этот вопрос не значится. Свидетельством тому стал тот факт, что после увольнения сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США Джеймса Уорлика так и не назначен новый сопредседатель - эту функцию временно выполняет один из дипломатов Государственного департамента США.

С другой стороны, нам важны тренды, которые складываются у США с соседями нашего региона. Это взаимоотношения США и Турции, США и Ирана, США и России. И президент, и глава МИД Азербайджана не раз заявляли, что страна не хотела бы обострения отношений между глобальными игроками и нашими региональными соседями. В противном случае мы станем пространством для борьбы, чего Азербайджан никогда не хотел, он никогда не выполнял эту функцию.

В мае в Иране пройдут президентские выборы. Наверное, к лету в политике США уже появится какая-то ясность в отношении Тегерана. В свое время со стороны Барака Обамы были приняты достаточно конкретные шаги, и точка невозврата по иранской ядерной программе пройдена. Администрация Трампа не может обвинять Иран в невыполнении тех обязательств, которые он взял на себя. Вводить новые санкции будет нечестно. Думаю, что мировая общественность и СБ ООН сыграют свою роль в том, чтобы не обострять противоречия с Тегераном, который играет позитивную роль сирийском конфликте. Это взаимосвязанные процессы. Для Азербайджана важно, чтобы глобальные игроки вроде США и Китая не имели бы острых противоречий с соседями региона в лице России, Турции, Ирана.

- Как, на ваш взгляд, процессы, происходящие на Ближнем Востоке, влияют на Южный Кавказ?

- Ближневосточные процессы – один из трендов мировой политики. Ближний Восток для Южного Кавказа - соседний регион, и происходящее там влияет и на Азербайджан, и на весь Кавказский регион в целом. Главная проблема региона – сирийский конфликт, и меня обнадеживают процессы, которые начались с конца прошлого года, - конструктивное взаимодействие между Россией, Турцией и Ираном, синхронизация дипломатической и военной деятельности между этими тремя странами. Это имеет очень большое значение и для Азербайджана, и для всего Южного Кавказа. Интересно, что ни Россия, ни Турция, ни Иран не имеют общих границ со всеми тремя странами Южного Кавказа. По товарообороту со странами Закавказья на первом месте находится Турция, на втором - Россия, на третьем – Иран, но в цифровом выражении товарооборот практически одинаков. Между тем, если эти три страны будут синхронизировать свои позиции по Сирии, найдут общее решение этого вопроса, начнут работать совместно по всему спектру внешнеполитической повестки дня, то это позитивно скажется на их взаимодействии и в регионе Южного Кавказа. Исторически Россия, Турция и Иран - конкуренты в нашем регионе, но новая тенденция позволяет говорить о том, они будут больше сотрудничать, идти по конструктивному пути, нежели по пути соперничества и конкуренции.

Азербайджан. Армения. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 5 марта 2017 > № 2101356 Фархад Мамедов


Ангола. Китай > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104336 Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан

Борьба с нефтью. Ангола: война и нефть — двойная деиндустриализация

Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан

Стабильно низкий уровень жизни большинства и продовольственная необеспеченность страны, растущее недовольство населения и использование репрессивного аппарата, проблемы с наполнением бюджета и рост внешнего долга, неразвитый промышленный сектор и острая необходимость реформ — все это результаты ресурсного развития Анголы

На историю независимой Анголы оказали влияние два фактора с деиндустриализирующим эффектом: война с 1975 по 2002 год и нефть с 2002 года по сегодняшний день. В первый период необходимость вести боевые действия заставляет делать выбор в пользу активов, которые легче контролировать. В мирное время растущий высокомаржинальный нефтяной сектор вызывает «голландскую болезнь», препятствующую развитию других секторов ангольской экономики.

Ангола — страна на юго-западном побережье Африки. Население — 25,8 млн человек (59-е место в мире по численности населения). Темпы роста населения с 1960 по 2015 год были значительно выше среднемировых: 2,8% в среднем в год против общемирового темпа роста в 1,66% (1,18% в 2010–2015 годах)[1]. Население молодое: медианный возраст — 16,2 года (при среднемировом 29,6 года). Самые крупные этносы — овимбунду, кимбунду и баконго. Государственный язык португальский. Основные религии — католицизм и протестантизм.

Открытие первых промышленных месторождений нефти приходится на 1950-е годы. Португальская компания SACOR для управления нефтегазовыми активами своей колонии учреждает дочернюю фирму Angol, которая в сотрудничестве с другими международными нефтяными компаниями с середины 50-х начинает добычу[2].

В эту позднеколониальную эпоху правительство Португалии стало более активно вкладываться в свои колониальные владения. В 1950-х строились дамбы, гидроэлектростанции и транспортная инфраструктура. В Анголе запускались добыча сырья и производство товаров; все это встраивалось в производственные цепочки с конечным продуктом в Португалии[3]. Во многом поэтому экономика Анголы демонстрирует хорошие темпы роста с 1961 по 1973 год, в среднем 4,7%. Основными экспортными статьями на тот момент были сизаль, кофе, хлопок, алмазы и железо. Лишь к 1973 году нефть вышла на первое место среди экспортируемых товаров с 150 тыс. б/д. Промышленность Анголы также активно росла за счет производства товаров широкого потребления и легкой промышленности. На пороге обретения независимости ангольская промышленность обеспечивала больше половины отечественного спроса, а годовые темпы ее роста составляли 6,9% в 1972-м и 14,3% в 1973 году[4].

«Революция гвоздик» 1974 года принесла независимость португальским колониям, в числе которых была и Ангола. Уже в следующем году подписывается соглашение с метрополией — и бывшая португальская нефтяная компания Angol, курировавшая нефтегазовый сектор колонии, переходит в руки нового ангольского правительства во главе с Агостиньо Нето, лидером Народного движения за освобождение Анголы (MPLA). В 1976 году он официально принял социалистическую идеологию и начал полномасштабную национализацию.

Последовавшая сразу после обретения независимости гражданская война явно не способствовала развитию разноплановой экономической деятельности с большим горизонтом планирования. К тому же доминировавшая партия MPLA нуждалась в неотложных расходах для ведения военных действий. Нефтегазовый сектор, зародившийся еще в колониальные времена, оказался как нельзя кстати. Во-первых, добыча нефти была сконцентрирована в отдельных регионах, и защищать их было легче, чем обширные сельскохозяйственные угодья. Во-вторых, цены на нефть, выросшие после Войны Судного дня, повысили значимость этих активов.

Однако отсутствие квалифицированной рабочей силы стало причиной лишь частичной национализации нефтегазового сектора. Gulf Oil, Texaco и другие международные нефтяные компании не останавливали свою работу после обретения Анголой независимости. Более того, во время войны создавались новые проекты. Так, после открытия месторождения Girassol в 1996 году в страну потекли инвестиции от таких гигантов, как BP, ExxonMobil, Royal Dutch Shell и др. Нефтегазовая компания Sonangol (бывшая Angol), национализированная после обретения независимости, первоначально ограничилась выдачей концессий и сбором налогов. Лишь со временем, перенимая опыт у итальянской ENI, алжирской Sonatrach и других компаний, Sonangol стала все чаще непосредственно участвовать в добыче[5].

Другие сферы экономики — производство сахара, кофе, сизаля и соответствующая сельскохозяйственная деятельность — оказались в упадке. По данным MPLA, сразу после обретения независимости более 80% плантаций были оставлены своими португальскими владельцами, из 692 фабричных производств лишь 284 продолжили работу, 30 тыс. квалифицированных работников покинули страну. Множество объектов и без того небогатой инфраструктуры были уничтожены[6].

Гражданская война, которую вела правящая MPLA против движения UNITA, длилась 27 лет (до 2002 года) и стала одним из локальных фронтов холодной войны. Фидель Кастро посылал целые батальоны на помощь MPLA; СССР и ГДР командировали своих военных инструкторов и летчиков. С другой стороны наступала из Намибии армия ЮАР. Крупные суммы ангольское правительство тратило на покупку советского вооружения, часть вооружения покупалась в долг.

Очевидно несовершенные данные последних 16 лет войны о структуре ВВП[7] все же отчетливо демонстрируют этот «деиндустриализирующий» эффект. Большинство производств так и не достигли довоенного уровня выпуска. В сельском хозяйстве лишь производство табака дотягивало до отметки в 50% от 1975 года. Добыча металлов, металлообработка и химическая промышленность составляли только 10–20%[8]. Относительно спокойный период 1985–1991 годов, когда доля сельского хозяйства постепенно росла с 13,8% ВВП в 1985-м до 24,2% в 1991-м, завершился спадом в 1992 году до 10%, после того как мирный договор и выборы обернулись неудачей и возобновились военные действия. На протяжении 1990-х годов доля промышленного производства в ВВП не превышала 6%[9].

Взгляд на абсолютные цифры дает особенно ясную картину влияния войны на экономику и устойчивости нефтяного сектора. Падение выпуска в сельском хозяйстве в 1992 году оказалось двукратным, что практически соответствует данным по доле в ВВП. Но если взглянуть на промышленность, к которой относится, по определению Всемирного банка, и добыча нефти, связь между выпуском ангольской промышленности и войной практически незаметна. Благодаря нефтегазовому компоненту в 1993 году выпуск незначительно снизился по сравнению с 1992 и 1991 годами, а в 1994 году вообще вырос. И действительно, как уже отмечалось выше, международные нефтяные компании с готовностью вкладывали средства в нефтяной сектор Анголы даже во время боевых действий.

На момент окончания гражданской войны (2002) государство и экономика Анголы сильно зависели от гипертрофированного нефтяного сектора: 90% экспорта составляла нефть, нефтяные доходы формировали по меньшей мере 75% бюджета, а сама нефтедобыча отвечала за половину странового ВВП[10]. В 2000 году доля граждан Анголы, проживавших менее чем на 1,9 доллара в день, составляла порядка 32%, менее чем на 3,1 доллара — около 54%.

Особый случай «голландской болезни»

За 15 лет мирной жизни структура ангольской экономики не претерпела значимых изменений: гипертрофированный ресурсный сектор продолжает доминировать. Большую часть продуктов потребления из-за нехватки и плохого качества отечественных товаров приходится импортировать за нефтедоллары. Даже строительство и сфера услуг, которые по логике «голландской болезни» должны были в нефтяной экономике получить толчок к развитию, были по большей части импортированы из Китая.

Разрушенная инфраструктура, слабое сельское хозяйство и промышленность, отсутствие квалифицированной рабочей силы, одна из самых слабых в мире систем здравоохранения — все это проблемы послевоенной Анголы. Типичные кредиторы догоняющего развития, например Международный валютный фонд, были не в лучших отношениях с авторитарным правительством Жозе Эдуарду душ Сантуша, лидера MPLA. Поэтому сразу после войны, в 2002 году, получить кредит у международных институтов не удалось. Ангольское правительство попыталось обратиться напрямую к лидерам Японии и Южной Кореи, однако получило отказ с аналогичной мотивацией: необходимо улучшить отношения с МВФ.

Решение все же пришло из Восточной Азии, и не последнюю роль тут сыграл растущий нефтяной потенциал Анголы. Средства на финансирование масштабного восстановления были найдены в 2004 году у китайского правительства, которое согласилось кредитовать Анголу под залог нефтяных контрактов.

В течение следующего десятилетия добыча нефти по меньшей мере удвоилась. В год окончания гражданской войны Ангола осуществляла добычу 800 тыс. баррелей нефти в день (для сравнения: в 1990 году — 470 тыс.). В 2008 году она уже добывала порядка 2 млн баррелей. В 2015 году Ангола стала производить нефти больше всех на Африканском континенте, опередив Нигерию (1,77 против 1,75 млн б/д), хотя пик добычи уже был пройден. По состоянию на конец 2015 года Ангола с 12,7 млрд баррелей находится на 16-й строчке по объемам доказанных запасов нефти (почти столько же у Алжира и Бразилии).

Рост добычи и цен на углеводороды сопровождался ростом экспортной выручки от нефти. В 2012 году она достигла пика в 69,4 млрд долларов, после чего вслед за падением цены на нефть стала стремительно снижаться: в 2015 году нефтяной экспорт составил скромные 31,2 млрд долларов.

Все это время Ангола была и остается заемщиком китайских банков. Общим правилом кредитных отношений двух стран стала выдача займов под низкий процент через Exim Bank, China Development Bank и другие государственные банки.

Все началось в 2003–2004 годах, когда правительства подписали соглашения о первых кредитах, подкрепленных поставками нефти. Кредитором выступил Exim Bank, предоставивший 4,4 млрд долларов по ставке Libor + 1,5%. Также по этому договору часть долга покрывалась поставками нефти: в первые два года Китай получал 15 тыс. б/д, а затем 10 тыс. б/д. Когда цена на нефть упала после кризиса 2008 года, поставки доходили до 100 тыс. б/д. В 2009 году, на фоне растущего дефицита бюджета из-за падения цен на нефть, была открыта новая кредитная линия на 6 млрд долларов.

В 2008 году China Development Bank предоставил еще 1,5 млрд долларов на строительство социального жилья, транспортной инфраструктуры и проекты в сельском хозяйстве.

China International Fund (CIF), частный банк с серьезными связями в Пекине, работал по схожей схеме: выдавал дешевые кредиты на строительство инфраструктуры, подкрепленные поставками нефти. Общий объем выданных CIF средств в 2000-е годы равен 9,8 млрд долларов. Средства пошли на строительство 215 тысяч домов в столице и 17 провинциях, создание индустриальной зоны в Виане, сооружение нового аэропорта Луанды и другие проекты.

Ангола стала самым крупным реципиентом китайских кредитов в Африке. Здравоохранение и образование также получали адресную поддержку. После окончания войны на выданный китайским правительством грант был построен самый большой госпиталь страны. Другие медицинские центры и больницы на территории страны подверглись реконструкции и частичному техническому обновлению. Кроме того, Китай стал посылать наиболее редкие медикаменты в ангольские медицинские учреждения. Китайские компании строили и обновляли университеты и школы в городах Анголы, в том числе крупнейший Университет им. Агостиньо Нето в Луанде.

Китай финансировал покупку сельскохозяйственной техники и строительство ирригационных систем в традиционно земледельческих провинциях Уамбо, Уила и Мошико.

Растущая добыча нефти служила залогом кредитоспособности Анголы. Начавшаяся в 2004 году китайская экономическая экспансия демонстрировала небывалые темпы роста. В период 2007–2008 годов Китай удвоил импорт (с 1,2 до 2,9 млрд долларов) и стал вторым по величине импортером после Португалии.

Нефтяной экспорт в Китай стал заметно расти после 2004 года, как раз когда Анголе была предоставлена первая кредитная линия из Китая.

В 2007 году продажа нефти в Китай приносила 26% всей экспортной стоимости нефти (США, ранее главный импортер ангольской нефти, были отодвинуты на вторую строчку с 24%). В 2008 году экспорт нефти в Китай составлял 72% общего товарооборота двух стран. В 2006 и 2008 годах Ангола становилась крупнейшим поставщиком нефти в Китай, оставляя позади Саудовскую Аравию. В 2008 году доля ангольской нефти на рынке Китая составила 14%. Тогда нефть сделала Анголу одним из немногих нетто-экспортеров в двусторонней торговле с Китаем (страна продавала Китаю на 19 млрд больше, чем покупала).

Китайские нефтяные компании получили непосредственный доступ к нефтедобыче и стали активно инвестировать в этот сектор. Sonangol и китайская Sinopec образовали совместную компанию Sonangol Sinopec International (SSI), через которую во второй половине 2000-х были приобретены доли в нескольких существующих проектах (50% в блоке 18 у Shell, 20% в блоке 15/06 у ENI, а также 27,5 и 40% — в блоке 17/06 у французской Total и блоке 18/06 у Petrobras соответственно)[11].

Нефтяное богатство Анголы сделало возможным привлечение дешевых кредитов на послевоенное восстановление. Но за 14 лет мирной жизни экономика страны так и не была диверсифицирована, а зависимость страны от экспорта нефти только усилилась.

В 2002 и 2014 годах доля сырой нефти в экспорте осталась неизменной — 96%. Изменению подверглись лишь абсолютные цифры. В 2002 году было экспортировано нефти на 5,7 млрд долларов, а в 2014 году почти в десять раз больше — 52 млрд. При этом в 2014 году второе место по объему экспорта занимает добыча алмазов (1,5% в экспорте), что в совокупности с нефтью, железом, алюминием и медью дает порядка 98–99% экспорта. Другими словами, в Анголе практически отсутствуют производства, способные конкурировать на мировом рынке.

Из-за отсутствия достаточного числа собственных производств большинство товаров потребления импортируется на протяжении долгих лет. Причем это относится и к наиболее важным для населения категориям товаров. К примеру, в одном лишь прошлом году было импортировано продуктов питания на 3,5 млрд евро. По меньшей мере больше половины зерновых завозилось как на момент окончания войны, так и через десять лет мирной жизни: в среднем 54% всего потребляемого в год объема в 2001–2003 годах и 56,7% в 2010–2012 годах. Озабоченный состоянием сельского хозяйства в Анголе Всемирный банк летом 2016 года одобрил выдачу кредита в размере 70 млн долларов на развитие фермерских хозяйств.

Масштабные проекты, реализуемые в первую очередь на китайские кредиты, не привели к росту местных производств, которые могли бы обеспечивать строительство поставками стройматериалов, и не повлияли значительно на занятость населения. Проекты, выполняемые на кредиты Exim Bank, имели условием 70%-ную долю найма местных работников (правда, только на самые низкие позиции, где практически не требуется квалификация). Однако зачастую лишь 30% наемных работников имели ангольское гражданство.

Доктор политических наук Люси Коркин, проинтервьюировавшая несколько высокопоставленных чиновников и крупных бизнесменов Анголы, рисует следующую картину. Частные китайские компании работают в связке с китайскими госкорпорациями — реципиентами основных инвестиций — и, предоставляя им необходимые услуги, получают таким образом свою долю инвестиционных денег.

Интервьюируемые также описывали сценарий, при котором государственное финансирование сначала привлекало частных китайских подрядчиков (чаще всего связанных с государством), а уже затем малый бизнес и предприниматели из Китая приходили на рынок и предлагали свои услуги подрядчикам. Все это гарантирует быстрое выстраивание цепочки создания стоимости, однако местных участников в этой цепочке практически нет.

Зачастую китайские компании вытесняли местных производителей. Так, ангольские кирпичные мануфактуры были быстро вытеснены китайскими машинами по производству строительных кирпичей. В итоге местные производители оказывались нужны лишь в случае дефицита. При этом проблема распространилась и на продукты питания. Одна китайская компания гордо сообщила о продовольственной независимости китайских работников, самостоятельно выращивающих в Анголе овощи. Как оказалось, часть этой огородной продукции поставлялась в Луанду и теснила местных производителей[12].

Таким образом, вместе с китайскими кредитами происходил импорт сектора строительства и сопутствующих ему сфер обслуживания. Статистические данные об импорте косвенно подтверждают это наблюдение. В 2002 году главными импортерами были ЮАР (17%), Португалия (19%) и США (13%). Китайские товары занимали лишь скромные 2% в общем объеме импорта. Однако уже в 2005 году доля Китая удваивается, и к 2014 году Китай становится лидером с 23% (следом идут Португалия и Южная Корея с 16 и 6,9% соответственно). При этом структура поставок из Китая весьма дифференцирована: машины и электрооборудование — 22%, транспорт — 13%, металлические конструкции — 13%, мебель — 14%, пластмассовые и резиновые изделия — 5–6%, бумажная продукция — 2,5%.

Роль нефтегазового экспорта в обеспечении положительного счета текущих операций и закупки импортной продукции особенно заметна в периоды падения цен. В это время возникал резкий рост отрицательного баланса текущих операций: в 2009 году он оказался равен 7,5 млрд долларов (против такого же положительного значения годом ранее), в 2014 году — 3,7 млрд (против исторического рекорда в плюс 13,9 млрд долларов двумя годами ранее).

Соответственно, правительство — крупный импортер продуктов питания и топлива — начало предпринимать шаги по стабилизации бюджета. В 2014 году было инициировано резкое сокращение запланированных ранее государственных расходов и отложены выплаты по внутреннему долгу. Притом что в среднем государственный долг держался на уровне 35% в период с 2010 по 2013 год, в 2015-м он достиг отметки в 60%. Внешний долг также начал расти из-за удешевления валюты. На этом фоне достаточно красноречиво выглядят перестановки в правительстве и крупнейших госкомпаниях. Президент считает необходимым ужесточить фискальную политику и предотвратить незаконный вывод средств. Под этим предлогом главой Sonangol Group, в которую входит, в частности, нефтяная компания Sonangol, была назначена его собственная дочь Изабелла.

В 2013 году был разработан план, который должен решить проблему нефтяной зависимости. Согласно изложенному плану правительство собирается реализовать широкий набор мер: увеличить физический капитал; снизить бюрократическое давление на бизнес; облегчить доступ к кредитованию; создать так называемые промышленные кластеры в основных сферах: сельское хозяйство и продукты питания, добыча ресурсов, водоснабжение и энергетика, переработка углеводородов, строительство жилья, сфера услуг.

Описанные выше тактические задачи, призванные решить большую стратегическую проблему диверсификации, решаются правительством при помощи уже известных в 2000-х годах методов. Значительную их часть составляют все те же фискальные стимулы: в 2014 году Комиссия реальной экономики, состоящая из представителей экономических ведомств, заявила о необходимости конкретных инвестиционных проектов в сфере инфраструктуры и промышленности (профинансированных на бюджетные средства). Другими словами, пока ничего кардинально нового эта программа не предлагает.

Осенью 2016 года министр экономики Анголы посетил Китай с предложением о сотрудничестве в реализации планов диверсификации. Это создает эффект дежавю: 13 лет назад ангольское правительство делало примерно то же самое для разгона экономики (инвестпроекты и китайское партнерство), хотя разгонялась экономика по другим причинам. Также очевидно, что вероятность успешной реализации плана снижается при столь высоком уровне коррупции. Transparency International, составляющая ежегодно индекс восприятия коррупции, ставит Анголу на 163-е место (из 167). Хуже только Судан, Сомали, Афганистан и Северная Корея.

Однако присутствуют и позитивные тенденции. Например, суверенный фонд благосостояния Fundo Soberano de Angola, формирующийся из выручки с нефтяного экспорта, принял так называемые принципы Сантьяго (правила прозрачности суверенных фондов) и весьма последовательно следует им[13]. Более того, официальным аудитором фонда стала международная компания Deloitte. Но если обратить внимание на тех, кто стоит во главе организации, вопросы о ее эффективности вновь возникают. Возглавляют фонд старший сын президента и бизнесмен из его же близкого круга, и в совокупности с должностью дочери Изабеллы это предоставляет семье президента беспрецедентный контроль над финансами Анголы. Будет ли он использован на благо или во вред ангольской экономике? Это остается вопросом. Но пока 14 лет развития при душ Сантуше сложно назвать успешными.

Национальные институты развития (Angolan Development Bank, National Development Fund, а иногда и Sonangol) в течение 2000-х ежегодно инвестировали сотни миллионов долларов в промышленные и сельскохозяйственные проекты. Однако есть серьезные сомнения в эффективности этих инвестиций: зарегулированный, по большей части государственный сектор сельского хозяйства как губка впитывал правительственные вложения при незначительной отдаче. В этом плане многообещающе выглядела приватизация 33 крупных кофейных производителей страны. Но этого явно мало, учитывая, что государство держит контрольные пакеты более чем в двухстах крупнейших компаниях в сферах энергетики, водоснабжения и транспорта.

Региональные амбиции и авторитарные тенденции

Ангола претендует на статус региональной державы, а потому в последние годы все больше инвестирует нефтяные доходы в ВПК. Внутриполитическая ситуация чревата обострением на фоне падающих доходов правительства и уменьшения распределяемой ренты. Ангольский режим, как и ранее, прибегает к насилию для подавления оппозиционных сил.

Президент душ Сантуш не раз настаивал на том, что Ангола является региональной державой, соперничающей с Нигерией и ЮАР за влияние в Африке южнее Сахары. Увеличение военных расходов — даже несмотря на ожидаемое падение цен на нефть — говорит о серьезности намерений руководства Анголы. В 2000-е годы при растущих ценах на нефть военные расходы поддерживались в среднем на уровне 4% ВВП и ежегодно увеличивались в среднем на 285 млн долларов вплоть до 2012 года (хоть и с большим разбросом по годам).

В 2013 году военный бюджет получил почти на 2 млрд долларов больше, чем в предыдущем. Тогда же Ангола закупила у России военную авиацию и другое вооружение на общую сумму 1 млрд долларов. В 2014-м, уже на фоне падающих цен на нефть, был достигнут пик военных расходов в 6,8 млрд долларов (больше военного бюджета ЮАР). Все это повышает вероятность участия Анголы в региональных конфликтах — стоит вспомнить, что правительство Анголы решило вступить во Вторую конголезскую войну, еще не окончив гражданскую.

Несмотря на ощутимое снижение оборонного бюджета в последние два года (цены на нефть взяли свое), расходы на оборону все еще больше суммарных расходов на здравоохранение и образование. Тот самый рост экономики в 2000-х, достигавший двузначных величин, едва ли можно назвать инклюзивным, и это уже представляет для правительства повод для беспокойства.

Так, несмотря на то что нефтяной бум привел страну на пятую строчку среди самых богатых стран Африки по размеру ВВП (данные за 2015 год), страна является одним из мировых лидеров по уровню детской смертности — больше, чем в Сомали и Сьерра-Леоне. При этом правительство Анголы отнюдь не выглядит в глазах населения бедным. Луанда покрывается строительными площадками, на которых растут новые бизнес-центры и правительственные здания.

Существуют различные социальные программы, через которые распределяется в качестве помощи часть ренты. Но в действительности никто точно не знает, сколько получает и тратит ангольское правительство. Тогда же, когда государство тратит деньги, зачастую неизвестно, сколько их доходит до адресата или попросту кто этот адресат. По оценкам МВФ, в период между 2007 и 2010 годом государственная нефтяная корпорация Sonangol потратила около 18,2 млрд долларов на неизвестные цели. Это, естественно, вызывает вопросы о коррупции в высших эшелонах власти.

Жители Анголы не раз высказывали недовольство происходящим, требуя увеличения прозрачности и подотчетности. Сам президент душ Сантуш так ни разу и не участвовал в выборах, хотя формально они были прописаны в законодательстве. Несколько лет назад контролируемый им парламент отменил необходимость прямых выборов главы государства — теперь им автоматически становится лидер партии, победившей на парламентских выборах.

Ангольский режим опасается общественного недовольства и по этой причине распределяет часть ренты в виде социальных программ. Крупным реципиентом являются военные ветераны: в 2012 году, когда были задержаны выплаты пособия, они переходили на сторону недовольных и участвовали в антиправительственных демонстрациях.

Правительство Анголы активно прибегало к репрессивному аппарату в предвыборный период и не только. В дома к лидерам оппозиции наведывались правоохранительные органы. Во время одной из демонстраций в Луанде, в которой участвовали около 40 молодых людей, вооруженная полиция атаковала группу протестующих.

Стабильно низкий уровень жизни большинства и продовольственная необеспеченность страны, растущее недовольство населения и использование репрессивного аппарата, проблемы с наполнением бюджета и рост внешнего долга, неразвитый промышленный сектор и острая необходимость реформ — все это результаты ресурсного развития Анголы.

[1] World Bank.

[2] De Oliveira R. S. Business Success, Angola-style: Postcolonial Politics and the Rise and Rise of Sonangol. — The Journal of Modern African Studies. — Vol. 45. № 4. 2007. — P. 595–619.

[3] Angola: A Country Study / Ed. T. Collelo. — Washington: GPO for the Library of Congress, 1991.

[4] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry, 1975–1999 // Arming the South. — Basingstoke: Palgrave Macmillan UK, 2002. — P. 251–274.

[5] De Oliveira R. S. Business success, Angola-style…

[6] Angola: A Country Study.

[7] См. в приложении график «Структура ВВП и нефтяная рента. Источник: World Bank».

[8] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry…

[9] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry…

[10] Ferreira M. E. Development and the Peace Dividend Insecurity Paradox in Angola. — The European Journal of Development Research. —Vol. 17. № 3. 2005. — P. 509–524.

[11] Alves A. C. The Oil Factor in Sino-Angolan Relations at the Start of the 21st Century. — Braamfontein: South African Institute of International Affairs, 2010.

[12] Corkin L. Chinese Construction Companies in Angola: a Local Linkages Perspective. — Resources Policy. — Vol. 37. № 4. 2012. — P. 475–483.

[13] В 2014 году Fundo Soberano de Angola получил 8 из 10 баллов по индексу транспарентности Линабурга — Мадуэлла.

Ангола. Китай > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104336 Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан


Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 1 марта 2017 > № 2101340 Олег Кузнецов

Олег Кузнецов: "Шанс на мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта упущен"

Прошло чуть меньше года со времени апрельских боев за Карабах, в ходе которых впервые с введения режима прекращения огня в 1994 году был изменен статус-кво и часть оккупированных территорий Азербайджана оказались освобожденными, однако на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск вновь нарастает напряженность, столкновения учащаются и становятся все более кровопролитными. В преддверии годовщины событий апреля 2016 года "Вестник Кавказа" побеседовал с политическим консультантом, кандидатом исторических наук Олегом Кузнецовым об уроках апрельских и февральских столкновений и перспективах нагорно-карабахского урегулирования.

- По вашей оценке, насколько продвинулось мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта за прошедшие с апрельских боев за Карабах 11 месяцев?

- Летом прошлого года еще была реальная перспектива урегулирования нагорно-карабахского конфликта, так как международные посредники предприняли огромные усилия для того, чтобы сблизить стороны и привести их к хоть какому-то общему знаменателю, но после осени мы начали наблюдать дрейф Армении в сторону от переговоров. Кульминацией этого дрейфа стало проведение в феврале на оккупированных территориях так называемого "референдума", когда самопровозглашенная "Нагорно-карабахская республика" была переименована в "Арцах". Это стало точкой невозврата, так как никакие переговоры с террористическим квазигосударством "Арцах" официальный Баку вести не будет, эта позиция неоднократно озвучивалась и президентом Гейдаром Алиевым, и ныне действующим президентом Ильхамом Алиевым. Далее только война, шанс мирного разрешения нагорно-карабахского конфликта окончательно упущен по вине официального Еревана.

- Насколько в связи с этим опасно затягивание и откладывание переговоров, нет ли сейчас угрозы возобновления активных боевых действий с дальнейшим изменением статус-кво?

- Мы видим, что в Нагорном Карабахе регулярные перестрелки с использованием стрелкового оружия переросли в артиллерийские дуэли с применением орудий калибра 122 мм и минометов. Следующим шагом станет контрбатарейная борьба, использование тяжелых наступательных вооружений и, возможно, фронтовой авиации. Сейчас ситуация начинает развиваться по сценарию, предшествовавшему развитию апреля прошлого года, когда с января были мелкие перестрелки на линии разграничения огня, потом шли провокации на линии государственной границы, и все закончилось пятидневным широкомасштабным боевым столкновением с гибелью большого количества военнослужащих с обеих сторон.

- Что может стимулировать переход от дипломатических встреч к выполнению конкретных шагов, таких как освобождение оккупированных районов вокруг Карабаха и возвращение беженцев?

- Я думаю, что внешних стимулов в этом процессе уже не нужно, поскольку дипломаты весь арсенал предложений высказали. Я не вижу возможности того, чтобы официальный Баку вел переговоры с официальным Ереваном о статусе "Арцаха". Тем более, президент Серж Саргсян озвучил недавно новую логическую триаду: "Армения, диаспора и "Арцах" едины", тем самым показав, что Армения от "Арцаха" отказываться не будет. Соответственно, "Нагорно-карабахская республика" как объект переговоров больше не существует, а "Арцах" никто не признает, даже сама Армения, то есть это недоговороспособный объект переговоров. Поэтому переговоры сейчас в тупике, и остается лишь перспектива военного решения конфликта.

- Азербайджан не раз заявлял, что готов полностью восстановить разрушенные оккупированные районы за свой счет при их освобождении, и тому пример – нынешнее восстановление села Джоджуг Марджанлы. На ваш взгляд, является ли этот пример стимулом для Минской группы и для населения оккупированных территорий, убеждающим их в конструктивном подходе Баку к нагорно-карабахскому урегулированию?

- Мне известны, минимум, две серьезные научные монографии под редакцией Эльдара Исмаилова, бывшего президента Банка стратегического развития Кавказа, посвященные реинтеграции оккупированных территорий в хозяйственную жизнь Азербайджана в случае восстановления азербайджанского суверенитета над ними. В них содержатся детальные планы инвестиций и развития инфраструктуры, причем не только хозяйственной, но и культурной, вплоть до создания центров мугама. Первоначально, в ценах 2012-2013 годов Азербайджан планировал инвестировать в восстановление территорий порядка $6 млрд. Из-за недавних событий эти расходы возрастут в 2-2,5 раза, однако само по себе возвращение под юрисдикцию 20% земель станет серьезным драйвером экономического развития республики, и через 15-20 лет затраты на интеграцию территорий окупятся и начнут приносить прибыль.

Это нормальная макроэкономическая модель развития государства по образцу Канады, инвестировавшей деньги в развитие и создание новых центров промышленного роста. По такому же пути пытается развиваться Россия с проектами кластеров опережающего развития на Северном Кавказе, на Дальнем Востоке и в других регионах, с расчетом, что они вытянут за собой всю экономику страны. То есть модель, предложенная Азербайджаном по реинтеграции оккупированных территорий, апробирована на международном уровне и имеет позитивный результат.

- В итоге, насколько остро сегодня, с учетом последних масштабных столкновений в феврале, стоит проблема мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта: или переход к выполнению конкретных шагов по той или иной схеме, или возобновление активной фазы войны?

- Я уверен, что мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта возможно только в форме капитуляции "Арцаха" и вывода оттуда в одностороннем порядке всех армянских вооруженных формирований. Другого условия мирного урегулирования конфликта уже нет. При этом в вероятность такой перспективы я не верю, так как Армения является страной, в которой столкнулись интересы двух мировых центров силы – России и США. США имеют огромное влияние на данный регион, так как для них это геостратегический фактор сдерживания усиления России во всем регионе Передней Азии и Ближнего Востока, в частности, ее сближения с Турцией. Армения, следуя в фарватере американской политики (достаточно вспомнить, что "референдум" на оккупированных территориях, провозгласивший "Арцах", был проведен на средства агентства США по международному развитию по программе развития народной демократии в регионе Южного Кавказа). Поэтому мирное урегулирование конфликта невозможно сегодня в принципе.

Азербайджан. Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 1 марта 2017 > № 2101340 Олег Кузнецов


Франция. Ирак > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 марта 2017 > № 2090821 Бернар Анри Леви

Бернар-Анри Леви: «У битвы за Мосул есть духовное измерение»

Адриан Жолм (Adrien Jaulmes), Le Figaro, Франция

После «Пешмерга», «Битва за Мосул» стала вторым фильмом, который Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy) посвятил иракским курдам и их борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России — прим.ред.).

Фильм снят в стиле военного репортажа: дрожащая камера, грохот стрельбы, эвакуация раненых… Он представляет собой личный труд небезразличного автора. Настоящая битва за Мосул, идущие не первый месяц ужасные уличные бои иракских сил под ударами смертников ИГ (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.), позволивший им отвоевать три четверти города профессионализм — все это упоминается меньше, чем благородство и разочарование курдских бойцов, которые остались за бортом в битве после освобождения пригородов. Как бы то ни было, перед нами фильм с великолепными планами и закадровым голосом писателя и философа, эпическая ода, которую тот посвятил выбранному делу, борьбе иракских курдов.

Le Figaro: Почему именно этот фильм?

Бернар-Анри Леви: Это продолжение «Пешмерга», который снимался недалеко от Мосула, как у некоего запретного объекта, черного зеркала. «Битва за Мосул» несколько развеивает этот мираж и приникает на его территорию. Это субъективный фильм с моим повествованием от первого лица. Я не журналист, а писатель, который отправляется на место событий, рискуя там своей головой. Иначе говоря, я вовсе не претендую на нейтральность. Я создал отнюдь не беспристрастный фильм, который отстаивает определенное дело и, как и его предшественник, занимает четкую позицию в более широкой борьбе…

— Что это за борьба?

— Разумеется, борьба с джихадизмом. То есть, с фашизмом нашего времени. Все началось после терактов в Париже. Я сказал себе: «Сложилось чрезвычайное положение планетарных масштабов. Нужно уничтожить новый нацизм, как поколение моего отца уничтожило прошлый». Для этого хороши любые средства. Военные, если вы — военный, слова, если вы — оратор. Визуальный ряд, если вы — фотограф или режиссер. Таким образом, этот фильм — мой вклад в борьбу.

— Победа близится?

— Да. Потому что международное сообщество, наконец, осознало, что убийцы сильны исключительно нашими слабостями и колебаниями. На ауру неуязвимости джихадистов было просто странно смотреть! Некоторые СМИ тоже внесли в это вклад. Как и ряд интеллектуалов, которые утверждали, что ИГ так сильно и страшно, что будет лучше договориться с ним. Ничего подобного! Пузырь лопнет. Джихадисты — бумажные тигры. Я пытаюсь показать это в фильме. Должен сказать, что просто возмущен часто звучащими утверждениями о том, что исламисты превосходят Запад, потому что готовы умереть за свой джихад, тогда как у нас больше не осталось сил защищать наши ценности. Но взгляните на западные спецподразделения, представителей НКО, журналистов и особенно курдов, которые формируют батальоны этой великой армии свободы. Именно они рискуют всем ради защиты своих ценностей. И мне хотелось это показать.

— Но разве эта война не ведется по большей части руками союзников? Непосредственно бои ведут иракцы и курды.

— Да, разумеется. Но не только они. Так, например, я снял американские спецподразделения в христианской зоне Барталлы. Это редкие кадры, потому что американцы обычно против съемок. Но они очень важны. Дело в том, что без отмашки и логистической помощи Запада, без решения США и Франции покончить с преступным фарсом «Исламского государства», не было бы битвы за Мосул.

— Курды занимают центральное положение в этом фильме, как было и в «Пешмерга». Вы считаете, что Багдад не допустил курдов к битве за Мосул по политическим причинам?

— Не только Багдад, а коалиция и в том числе Вашингтон. Над битвой за Мосул витает большая тень, тень Ирана. Мне кажется, что желание угодить Тегерану подтолкнуло Белый дом к тому, чтобы остановить курдов у врат города. Обаме хотелось, чтобы «иранская сделка» стала центральным элементом его наследия. И часть на первый взгляд непонятных решений можно объяснить подобным курсом. Невероятное и катастрофическое решение 29 августа 2013 года отказаться от ударов по Башару Асаду, хотя тот нарушил красную линию применения химического оружия… Поворот от Израиля в конце мандата… Наконец, стремление позволить иракцам из Багдада, то есть главным союзникам Ирана в регионе, получить все политические и военные дивиденды от победы…

— Мосул удалось бы взять быстрее при поддержке курдов?

— Думаю, да. Прежде всего, потому что они храбрее. Далее, как я уже говорил, они знают, за что сражаются. Это знаменитый вопрос Фрэнка Капры (Frank Capra) 1943 года: Почему мы сражаемся? Бойцы в Багдаде, шииты в своем большинстве, до сих пор не лучшим образом себе это представляют. Чего не сказать о курдах. Но их попросили не участвовать. Это предпоследняя сцена фильма. В ней один из самых героических генералов пешмерга Сирван Барзани стоит в нескольких километрах от закрытого для него города. Он говорит: «Если мне все же разрешат туда пойти, я пойду…»

— Кроме того, он говорит, что сделает это в обмен на независимость Курдистана.

— Это меньшее из того, что можно просить. Курды первыми остановили ИГ. Они больше двух лет практически в одиночку давали отпор варварам. Теперь этот забытый и преданный народ, которому вот уже век дают еще ни разу не сдержанные обещания, говорит: «Хватит! Мы готовы стать стражами мира, его щитом и мечом, но пусть нам, наконец, дадут наше место в сообществе наций!» Честно говоря, это требование кажется мне вполне законным. С давних времен, от Анри де Буланвилье (Henri de Boulainvilliers) до Мишеля Фуко (Michel Foucault) нам говорят, что нации создаются в крови сражений. Но сейчас, когда борьба в кои-то веки благородна, мы отказываем им в этом крещении?

— Вы куда меньше уважаете жертвы иракских сил и, в частности, Золотой дивизии, чьих бойцов вы называете неорганизованными «Рэмбо», которые стреляют куда попало. На самом деле это эффективные военные, которые освободили, оставив позади немало тел товарищей, квартал за кварталом, весь восток Мосула и теперь сражаются на западе города. Вам не кажется, что это необъективно и даже несправедливо?

— Я снимаю то, что вижу. И показываю то, что снял. Там, разумеется, есть военные, и мы показали это в фильме. Тем не менее мы вместе с моими операторами Камийем Лотто (Camille Lotteau), Оливье Жакеном (Olivier Jacquin) и Ала Тайибом видели иракских солдат, которые стреляют "в молоко", теряют занятые районы и т.д. Мы видели призрачную армию, скитающуюся по улицам разрушенных кварталов, которые ей не удалось обезопасить. Наконец, это напоминающее ИГ отношение к смерти… Это тоже есть в Золотой дивизии.

— Вам не кажется, что все несколько преувеличено? Несколько черепов на одежде рискующих жизнями солдат и свастика на футболке. Этого достаточно, чтобы они стали СС?

— Я показал одну свастику. Но мы на самом деле сняли их намного больше.

— У пешмерга нет нездорового отношения к смерти?

— «Пешмерга» означает «те, кто смотрят смерти в лицо». Чтобы бросить ей вызов. Чтобы победить ее. А не прославлять. Там не слышно «Да здравствует смерть», как среди некоторых бойцов-шиитов из Багдада.

— Вы говорите, что не любите войну, хотя эта тема проходит через все ваши фильмы и часть ваших книг. Парадокс или противоречие?

— Нет, я не люблю войну. Но я люблю величие. Я люблю моменты в жизни людей, когда они возвышаются над собой. И должен признать, война иногда становится к этому толчком. У меня всегда была слабость к большим авантюристам: Гарибальди, Байрон, Лоуренс и Мальро, некоторым образом, Ксенофонт и его «Анабасис». Но мне кажется, что величие может пробудиться в каждом человеке, а не только в трансцендентных грандах, которыми, по Канторовичу, являются короли и стоящие рядом с ними. Именно за этим я ездил к бойцам в Бангладеш, к защитникам Сараево, к ливийским повстанцам. Сегодня к курдам…

— Такой открытый выбор стороны не оставляет за бортом всю сложность битвы за Мосул с шиитским ополчением, соперничеством шиитов и суннитов, неоднозначной ситуацией в международной коалиции, которая встала на сторону союзников Ирана?

— Мне кажется, там все это есть. Но вскользь. Без упора. Взять хотя бы первое сражение. В деревне Фазлия мы попадаем в засаду ИГ. Ужасный бой. Гибнут люди. Но поддержка американской авиации не приходит, несмотря на призывы наших товарищей. Вот она — «неоднозначность» коалиции…

— Съемки изменили ваше отношение к ситуации?

— Мне хочется вам сказать, что самым большим ударом стал «метафизический» шок. Потому что Мосул — новое название древней Ниневии. Ниневии пророка Ионы. Город преступлений и зла, обращение которого находится в самом центре размышлений иудеев и христиан об искуплении и единстве людского рода. Меня так захватила эта история. Я столько размышлял о толкованиях Малбима, Виленского Гаона, Гершома Шолема, святого Августина и святого Иеронима. Для меня было шоком физически оказаться на этом магнитном полюсе, в тени тысячелетних слов, которые находятся в душе каждого из нас. У битвы за Мосул есть это духовное измерение. 3 тысячи лет спустя, это второе падение местной империи.

— Кажется, вы всегда находитесь в поисках борьбы, которую хотите поддержать. Это объясняет, почему вы неизменно ищете лагерь добра в противостоянии со злом?

— Я бы сказал, что ищу лагерь меньшего зла. Потому что на самом деле не верю в добро. Как бы то ни было, я не беспристрастный наблюдатель, и не возвожу нейтралитет в религию. В моих военных репортажах, как письменных, так и отснятых, меня интересуют в первую очередь мирные жители, жертвы и те, кто волей обстоятельств рискуют жизнью ради их защиты. Так, например, я не смог бы снять фильм о победоносной армии. Я не стал бы рисковать, если бы речь шла об освещении «обычной» войны. Есть один знаменитый военный писатель, который совершенно не вызывал у меня интереса: Цезарь со своей «Галльской войной». Глядя на Европу прошлого века, нельзя не отметить два очень громких имени. Малапарте в «Капут» переходит из варшавского гетто к столу генерал-губернатора Польши Ганса Франка и корзине с глазами хорватского диктатора Анте Павелича. Мальро же выстроил «Надежду» как роман на службе дела республиканцев, которые, как он говорил, ведут войну, не любя ее. Я восхищаюсь обоими, хотя мне, разумеется, ближе Мальро.

Франция. Ирак > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 марта 2017 > № 2090821 Бернар Анри Леви


Армения. Азербайджан. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 1 марта 2017 > № 2090249 Бако Саакян

«Российские «Искандеры» обеспечат мир в Карабахе»

Президент Нагорного Карабаха: Россия играет важную роль в поддержании мира

Александр Братерский

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш призвал как можно скорее возобновить переговоры по Нагорному Карабаху в связи с обострением ситуации в регионе. О том, как он оценивает ситуацию в Нагорном Карабахе, недавно получившем новое название — Республика Арцах, «Газете.Ru» рассказал президент непризнанной республики Бако Саакян.

— На территории Армении, являющейся гарантом безопасности Нагорного Карабаха, в настоящее время размещены тактические ракеты «Искандер», которые потенциально могут быть использованы в конфликте. Может этот факт привести к эскалации конфликта или, наоборот, это считается способом сдерживания и обеспечения баланса сил?

— Присутствие такого оружия однозначно играет стабилизирующую роль в поддержании военно-политического баланса сил в нашем регионе. Причина тому — агрессивная и деструктивная политика официального Баку, «благодаря» которой сила, к сожалению, является самым действенным механизмом поддержания мира и стабильности в нашем регионе.

— Как вы оцениваете усилия России в урегулировании проблемы Нагорного Карабаха? Можно ли ожидать какого-либо прорыва в урегулировании в ближайший год?

— Россия играет очень важную и весомую роль в поддержании мира и стабильности в нашем регионе. Именно благодаря ее усилиям и непосредственному участию в 1994 году был установлен мир и подписан бессрочный договор о прекращении боевых действий между Арцахом, Азербайджаном и Арменией. За все годы сопредседательства в Минской группе ОБСЕ Россия активно участвует в переговорном процессе и, как и другие страны-сопредседательницы, придерживается конструктивного подхода в урегулировании азербайджано-карабахского конфликта.

Что касается урегулирования конфликта, то для этого нужно в первую очередь восстановить полноценный формат переговоров с участием Нагорно-Карабахской Республики, и, как я уже отметил, Баку должен отказаться от своих человеконенавистнических и агрессивных действий, подрывающих переговорный процесс, мир и стабильность в регионе.

— Возможен ли когда-нибудь мир между армянским и азербайджанским народами?

— Вы знаете, я и весь народ Арцаха не только помним начало конфликта, но и до сих пор живем в ситуации, когда азербайджано-карабахский конфликт все еще не разрешен.

Но все же я уверен, что мир между народами возможен. Альтернативы этому попросту нет.

Мы не выступаем с агрессивными, шовинистическими и милитаристскими заявлениями, и у нас нет такой политики. При этом официальный Баку, к сожалению, ведет себя с точностью до наоборот. Именно деструктивная позиция властей Азербайджана и является единственным препятствием на пути всеобъемлющего урегулирования азербайджано-карабахских отношений.

— Зачем республике новое название и новая конституция?

Официально наша страна называется Республика Арцах или Нагорно-Карабахская Республика. Арцах — это название более древнее, оно использовалось на протяжении нескольких тысячелетий. Название же Карабах вошло в обиход в XIV–XV веках.

Но оба этих названия являются носителями различных компонентов нашей истории, политики, географии и культуры. Поэтому они наравне используются в качестве официального названия нашей республики.

Что касается принятия новой конституции, это отражение объективных реалий, и основная ее цель — повышение эффективности государственного управления, совершенствование системы сдержек и противовесов ветвей власти, обеспечение основных прав и свобод наших граждан, дальнейшее развитие и укрепление независимой государственности.

— Нет ли опасности, что укрепление власти президента приведет к авторитарным тенденциям?

— Демократическая система и ценности в нашей стране пустили глубокие корни. Для нашего общества авторитаризм неприемлем во всех его проявлениях и противоречит политической культуре нашего народа. Кроме того, как я уже отметил, в новой конституции усовершенствована система сдержек и противовесов ветвей власти, что исключает любое проявление авторитаризма.

— Вы уже десять лет находитесь у руля страны. Можете назвать свое самое большое разочарование и самую большую победу на этом посту?

— За эти десять лет многое было сделано. Все эти годы среднегодовой рост ВВП составлял 7–9%. Был осуществлен целый ряд стратегических проектов практически во всех сферах нашей экономики.

Если в недалеком прошлом мы вынуждены были быть импортерами электроэнергии и зерновых культур, то в настоящее время мы не только удовлетворяем свои потребности, но и имеем возможность экспортировать и электроэнергию, и зерновые культуры.

Динамично развиваются практически все отрасли экономики нашей страны.

Что касается разочарований, то я предпочел бы вместо этого понятия использовать слово «боль». Это боль невосполнимых потерь и утрат. За эти годы, особенно во время четырехдневной апрельской войны 2016 года, десятки наших военнослужащих, а также представители гражданского населения погибли из-за вероломных действий Азербайджана. То же самое чувствует любой гражданин Арцаха, и я, как руководитель страны, чувствую эту боль вдвойне. Светлая память о павших навечно останется в наших сердцах и в истории нашего народа.

— Вы привели экономические показатели развития Нагорного Карабаха. Какие дополнительные экономические возможности видит для себя республика от членства Армении в ЕАЭС или от подписания соглашения с Евросоюзом?

— Мы заинтересованы в расширении географии экспорта и импорта наших товаров и используем для этого все имеющиеся у нас возможности. Рынки ЕАЭС и ЕС представляют для нас особый интерес. Взаимовыгодные связи мы уже наладили и намерены и далее расширять и углублять экономическое сотрудничество с ними.

Армения. Азербайджан. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 1 марта 2017 > № 2090249 Бако Саакян


Азербайджан. Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 28 февраля 2017 > № 2101339 Александр Караваев

Александр Караваев: "Военный способ решения проблемы Карабаха не снимается с повестки дня"

Прошло немногим менее года после апрельских боев за Карабах, в ходе которых впервые с введения режима прекращения огня в 1994 году был изменен статус-кво и часть оккупированных территорий Азербайджана оказались освобожденными, однако на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск вновь нарастает напряженность, столкновения учащаются и становятся все более кровопролитными. В преддверии годовщины событий апреля 2016 года "Вестник Кавказа" побеседовал с ведущим экспертом политологического центра "Север-Юг" Александром Караваевым об уроках апрельских и февральских столкновений и перспективах нагорно-карабахского урегулирования.

- По вашей оценке, насколько продвинулось мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта за прошедшие с апрельских боев за Карабах 11 месяцев?

- Никакого продвижения за это время не произошло. Сейчас идет не столько процесс урегулирования, сколько процесс изменения баланса, позиционирования сторон и способов их давления как друг на друга, так и на посредников. На наших глазах происходит развитие конфликта на новом витке, при этом непосредственно об урегулировании речи не идет. Непосредственно урегулирование начнется лишь тогда, когда стороны конфликта сядут за стол переговоров для того, чтобы согласовать порядок действий по решению всех вопросов об оккупированных территориях, беженцах и различных компенсациях. До этого момента дело пока не дошло.

- Как апрельские бои за Карабах изменили нагорно-карабахский процесс?

- Эта острая вспышка конфликта привлекла внимание Москвы и Вашингтона к проблеме Карабаха, а также изменила атмосферу в Армении: в республике произошла поляризация мнений. С одной стороны, был рост патриотических и националистических интонаций, с другой стороны, стали более слышны аргументы сторонников договора с Азербайджаном, пусть властями они пока и не услышаны. Сторонники усиления военной машины и армии Армении перед лицом возможных действий Азербайджана всегда существовали, и сейчас их количество в определенной мере увеличилось – но в то же время выросло и число тех, кто полагает, что риски от обострения нагорно-карабахского конфликта не позволяют рассчитывать на продолжение статус-кво в надежде закрепить его в неопределенном будущем в виде признанного государства. Сторонники диалога с Азербайджаном не получили превосходства в обществе, но и не были разгромлены. Казалось бы, если противостояние становится все более острым, возможности для общественной дискуссии сторонников нормализации отношений снизятся, но этого не произошло: меньше их не стало, и, возможно, среди элит позиция диалога все-таки получает определенное расширение, несмотря на рост патриотического и национального духа.

Также после апреля 2016 года проявился алгоритм действий Москвы. После публикации данных о поставках российского вооружения в Азербайджан в 2011-2012 годах появились предположения о том, что Москва готова к тому, что конфликт может быть обострен вплоть до ведения локальных боевых действий. По итогам апрельской войны нужно признать, что это так и есть. Понятно, что мы не можем знать, как именно Москва рассматривает свою способность контролировать ситуацию в Карабахе, действительно ли она допускает боевые действия или не в состоянии вмешаться в события чисто технически, исходя из того, что локальное столкновение длится всего несколько суток, а непосредственное вмешательство России чревато его расширением. На мой взгляд, Москва все же допускает локальные столкновения, иначе она просто не продавала бы Азербайджану оружие. Есть и другая точка зрения, что бой идет, в определенный, не ясный по продолжительности промежуток времени пока между президентами устанавливается коммуникация, так как нет других способов реагирования, кроме непосредственных звонков между лидерами Армении, Азербайджана и России: уходит заметное время на то, чтобы Серж Саргсян позвонил Владимиру Путину, а тот позвонил Ильхаму Алиеву для прекращения боевых действий. Несмотря на все современные коммуникации, доступ к Москве не настолько открытый, чтобы Ереван мог напрямую выходить на Кремль.

Свою версию я объясняю тем, что Путин – политик такого масштаба, что вряд ли бы он просто так допускал обострение в Карабахе и наверняка вмешался бы, ведь у России достаточно средств объективного контроля для того, чтобы видеть и понимать, что там на самом деле происходит. Если Путин не вмешивается, значит, у Баку есть определенный карт-бланш на действия на территории оккупированных районов Карабаха для изменения сложившихся балансов, дабы с новых переговорных позиций строить диалог с Ереваном. То, что на данный момент освобождение ряда азербайджанских земель не привело к изменениям на уровне переговоров, не столь важно, так как речь идет о малых шагах, о совокупности набора действий, результат которых мы можем увидеть только через несколько лет. Главное то, что в случае успеха Азербайджана в подобных локальных боях, при росте обострения на всей линии фронта общественное мнение в Армении накапливает упреки в адрес своего военно-политического руководства, а круг сторонников идеи диалога с Азербайджаном расширяется. Этот эффект достигается только в случае, если Баку выигрывает на поле боя, что чревато очень большими человеческими потерями с обеих сторон. Современные коммуникации позволяют общественному мнению быть на переднем рубеже развития событий, так что каждая победа Азербайджана сильно влияет на него.

- Насколько в связи с этим опасно затягивание и откладывание переговоров, нет ли сейчас угрозы возобновления активных боевых действий с дальнейшим изменением статус-кво?

- Относительно прогнозов по боевым действиям в этом году мнения разделяются. Одни считают, что пауза после апрельского конфликта прошлого года продлится и в большей части этого года. Число жертв последних февральских боев все же не сопоставимо с апрельскими боями. Дисбаланс в поставках российских вооружений сторонам конфликта частично снизился после появления в Армении ракетных комплексов "Искандер", и это частично сдерживает Азербайджан. Как долго продлится эта пауза до следующих масштабных боевых действий, неясно, понятно лишь, что ее будут заполнять регулярные столкновения, работа разведывательно-штурмовых групп, стрельба снайперов. На переговорный процесс прямо это не влияет, меняется лишь политическая атмосфера, настроения лидеров и включение темы в другие вопросы треугольника Россия-Армения-Азербайджан, чья основная тематика находится в плоскости экономических и бизнес-интересов, замыкающихся на Россию. Эта тематика, кстати, дополняет и периодически вносит свои коррективы в ход взаимодействия трех стран. Многие ожидают, что экономическое и торговое взаимодействие в треугольнике должно привести тому, что Россия изменит характер конфликта, снизит его интенсивность, приведет стороны к непосредственному решению, но пока этого нет. Происходит обратное: конфликт вклинивается в текущие дела между Баку и Москвой, Ереваном и Москвой, оказываясь раздражающим фактом, но Россия закрывает на него глаза, видимо, имея некую стратегию, контролируя проблему в более широких границах и давая свободу действий Баку по локальным моментам.

- Что может стимулировать переход от дипломатических встреч к выполнению конкретных шагов, таких как освобождение оккупированных районов вокруг Карабаха и возвращение беженцев?

- Стимулом может служить только новая комбинация факторов, сочетающая глобальные изменения и сильные внутренние подвижки, некая революционная ситуация в глобальном масштабе, когда меняются и факторы, влияющие на регион извне, и те, что действуют внутри стран. Пока что переговорный процесс все еще находится в парадигме 1994 года, сформировавшейся сразу после подписания Бишкекского протокола о прекращении огня. Привносятся новых моменты, связанные с появлением новых лидеров, в частности, президента Владимира Путина, и изменением диспозиций другого масштаба – но в целом схема 1994 года сохраняется. В алгоритм вмешивается некое новое понимание того, как Россия может влиять на стороны, мы наблюдаем это последние 6-7 лет, и если обобщать, то главным фактором стало все-таки то, что Азербайджан усилился экономически. Его экономическое усиление изменило политический баланс интересов других государств к Баку и его возможностей укреплять свое позиционирование на международной арене для поиска новых способов давления и доведения своих интересов до внешних игроков. Именно это влияет на все, что происходило вокруг Карабаха в последние годы, в том числе на переговорный процесс, пусть в корне ситуация и не изменилась.

- Азербайджан не раз заявлял, что готов полностью восстановить разрушенные оккупированные районы за свой счет при их освобождении, и тому пример – нынешнее восстановление села Джоджуг Марджанлы. На ваш взгляд, является ли этот пример стимулом для Минской группы и для населения оккупированных территорий, убеждающим их в конструктивном подходе Баку к нагорно-карабахскому урегулированию?

- План "Большого возвращения", экономического восстановления и реинтеграции потерянных территорий впервые был представлен где-то в 2007-2008 годах. Тогда бюджет этого плана насчитывал внушительную цифру, в диапазоне от $15 млрд до $30 млрд, в зависимости от того, какая именно экономическая стратегия по реинтеграции будет использована и какие предприятия Баку сможет разместить там. Этот план произвел тогда определенное впечатление на посредников, но не на Армению. Серьезным сдерживающим моментом оказалась слишком высокая тональность взаимной информационной кампании Армении и Азербайджана друг против друга: простым армянам важно понять, насколько силен антагонизм к ним в азербайджанском обществе, а тот план на такой вопрос не отвечал. Было понятно, что Азербайджан готов вкладываться в восстановление оккупированных территорий после их деоккупации, декларировалась возможность проживания на них армянского населения, но не были прописаны непосредственно процедуры, в частности, определения, будет ли кто-либо привлечен к ответственности как военный преступник или соучастник. Эти вопросы без ответов активно использовались армянской пропагандой для того, чтобы доказать – "Смотрите, Азербайджан не меняется, он просто хочет завалить вас нефтедолларами". В рамках подобного перебрасывания пропагандистскими аргументами план был отложен в сторону.

После того, как Азербайджан стал восстанавливать село Джоджуг Марджанлы, выделил средства на строительство 50 домов и дороги к нему, о плане восстановления районов вновь вспомнили, но определенности в том, как он будет действовать в отношении армянского населения на этих землях, все еще нет. Поэтому сторонников Азербайджан пока что здесь не получает. Но эту нишу надо чем-то закрыть, и идея платформы диалога между Арменией и Азербайджаном, на мой взгляд, может быть использована для того, чтобы быть каналом для планов Баку в отношении армян, проживающих на территории Карабаха и прилегающих районов, и тех сценариев, каким он будет следовать при восстановлении территорий на практике. Таким образом экономическая программа возрождения оккупированных земель может получить стыковку с политическими декларациями.

- В итоге, насколько остро сегодня, с учетом последних масштабных столкновений в феврале, стоит проблема мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта: или переход к выполнению конкретных шагов по той или иной схеме, или возобновление активной фазы войны?

- Мирное урегулирование и боестолкновения – это две стороны одной медали. Это комплексное движение с использованием различных механизмов в направлении того, как Азербайджан видит разрешение нагорно-карабахского конфликта. Военные действия будут, сейчас это очевидно, но в то же время будет развиваться диалоговая платформа, расширение экономических программ и доведение до населения способов экономического обустройства в Карабахе. Это в буквальном смысле слова параллельные процессы. Как только отгремит последний выстрел очередного обострения на линии соприкосновения войск, сразу же оживляется диалог. Сейчас речь идет о том, что эти линии разводятся, дабы показать, что военный способ не снимается с повестки дня и всегда будет представлять фактор влияния и давления, при этом новые гражданские и экономические инициативы будут нарастать.

Азербайджан. Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 28 февраля 2017 > № 2101339 Александр Караваев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter