Всего новостей: 2226567, выбрано 1040 за 0.102 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Армия, полиция: Стуруа Мэлор (76)Фельгенгауэр Павел (70)Меркачева Ева (66)Путин Владимир (65)Муртазин Ирек (61)Скосырев Владимир (40)Романова Ольга (39)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (36)Каныгин Павел (34)Латынина Юлия (31)Млечин Леонид (31)Милашина Елена (29)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27)Перевозкина Марина (27)Полухина Юлия (26)Рогозин Дмитрий (26)Лукьянов Федор (25) далее...по алфавиту
Сирия. Россия. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939743 Геннадий Гатилов

Гуманитарный кризис в Сирии: как человеческие трагедии используются в политических целях

Геннадий Гатилов, Заместитель министра иностранных дел России

Гуманитарный кризис в Сирийской Арабской Республике, ставший следствием затяжного гражданского конфликта в этой стране, можно назвать самым масштабным в современной истории. Вот только некоторые цифры, за которыми стоят жизни и судьбы людей.

С марта 2011 года жертвами ожесточенной гражданской войны в Сирии в общей сложности стало 250 тыс. человек, более 1 млн. ранены, 4,8 млн. человек стали беженцами (Турция - около 2 млн. человек, Ливан - свыше 1,5 млн., Иордания - свыше 600 тыс., Ирак -  около 300 тыс., Египет - 130 тыс. человек), 6,5 млн. человек стали внутренне перемещенными лицами.

Согласно данным ООН, в 2016 году более половины населения страны - 13,5 млн. человек, включая 6,5 млн. детей, - нуждаются в гуманитарной помощи. 11,5 млн. человек необходима медицинская помощь. У 12,1 миллиона отсутствует доступ к чистой питьевой воде. Каждый второй прибывший в европейские страны мигрант - сириец (всего до 600 тыс. человек). Подобная трагедия продолжается в этой некогда процветавшей на Ближнем Востоке стране уже шестой год.

Конфликт в Сирии приобрел ярко выраженный межконфессиональный характер: террористические группировки «Исламское государство» (ИГ) и «Джабхат ан-Нусра» (ДаН)* (*Запрещены в России, включены в санкционные списки ООН.), а также незаконные вооруженные формирования (НВФ), в рядах которых сегодня абсолютное большинство - исповедующие радикальный исламизм джихадисты, всеми силами пытаются уничтожить уходящие в глубь веков традиции мирного сосуществования приверженцев различных этносов и конфессий.

Сейчас принято вспоминать, что на протяжении столетий в Сирии бок о бок жили сунниты, шииты, христиане, алавиты, друзы, исмаилиты, армяне, греки и др. Цель же воинствующих исламистов - создать так называемый исламский халифат, в котором не будет места плюрализму, демократии и равенству. В результате сегодня на удерживаемых ДаН и ИГ территориях почти не осталось христиан, алавитов, езидов, друзов, ассирийцев и шиитов. Те, кто не согласен жить по средневековым укладам джихадистов, бегут в районы, контролируемые сирийским правительством.

С сожалением приходится констатировать, что ни масштабные военные действия, ни гуманитарная катастрофа в Сирии не смогли объединить международное сообщество, чтобы в едином порыве помочь нуждающемуся населению. Принципы гуманизма и сострадания были отодвинуты на второй план. Так, страны, поставившие во главу угла задачу смены политического режима в САР, на протяжении всего конфликта пытались использовать гуманитарную тематику для шельмования властей и оказания давления на Россию. Продвигались инициативы, противоречащие устоявшимся международным принципам оказания гуманитарного содействия, включая соблюдение суверенитета и территориальной целостности государств.

Сжимая кольцо вокруг сирийского правительства, Запад вел линию на закрепление гуманитарной тематики в Совете Безопасности ООН. Ведь именно этот орган, уполномоченный по Уставу ООН принимать «силовые» резолюции, противники Дамаска хотели использовать в своих политических целях. И тогда уже, ссылаясь на их невыполнение, Запад мог бы осуществить внешнее вмешательство в Сирию под предлогом массовых нарушений прав человека и геноцида. В случае неповиновения возможно было бы и введение санкций (что, собственно, многими западными странами и было сделано, но в одностороннем порядке). Западники предприняли несколько попыток вовлечь других в свою неблаговидную игру, но все они натолкнулись на жесткий отпор со стороны России, поддержанной Китаем.

Весьма характерно, что западные страны каждый раз «активизировались» по гуманитарному направлениию накануне и во время важных международных событий, призванных побудить стороны к урегулированию сирийского кризиса. Так было, например, после открытия Международной конференции по Сирии в Монтрё в конце января 2014 года (именно тогда завязывались переговоры между правительством и оппозицией), и так называемым «друзьям Сирии» потребовалось оказать дополнительный нажим на правительство САР.

Было очевидно, что сама по себе новая резолюция СБ ООН никак не помогла бы деятельности международных гуманитарных агентств в Сирии. Их работа и так шла, а для того чтобы облегчить доставку помощи, нужно было не принимать новые документы в СБ, а последовательно и терпеливо добиваться от сирийских сторон сотрудничества с гуманитарщиками. Россия именно так и поступала, находясь в постоянном диалоге и с Дамаском, и с оппозицией. Западные же государства с властями САР контакты прекратили, а повлиять на боевиков практически не могли (или не хотели). Это бессилие они и пытались скрыть за шумливой активностью в СБ ООН, демонстрируя, что они-де «без устали работают» над тем, чтобы облегчить участь сирийцев.

После длительных согласований СБ ООН все же принял резолюцию 2139 (февраль 2014 г.), которая призвала все стороны сирийского конфликта к конструктивному взаимодействию с гуманитарными агентствами, оказанию содействия в доставке помощи в блокированные и труднодоступные районы, включая те, которые оккупировали джихадисты. Последнее требование, кстати, выдвинуто российской делегацией.

Поработали мы и с Дамаском, чтобы он ответственно подошел к выполнению резолюции. В результате им были существенно облегчены бюрократические процедуры, сняты многие ограничения на доставку гуманитарной помощи.

Все это фактически выбило из рук антисирийской коалиции очередной рычаг одностороннего давления на руководство САР. При этом сами ооновцы подчеркивали, что вопросы, связанные с доставкой помощи, почти всегда удавалось решать с Дамаском в рабочем порядке, чего нельзя сказать об оппозиции. Ее «достижения» сводились к разворовыванию гуманитарной помощи, убийствам гуманитарных работников и постоянным срывам доставки товаров.

Ситуацию надо было выправлять и ставить под контроль. В результате появилась еще одна резолюция СБ ООН 2165, в соответствии с которой была сформирована ооновская миссия по инспекции содержания гуманитарных конвоев, доставлявших помощь в Сирию через границы сопредельных государств.

Характерно, что западные государства изначально пытались настоять на доставке гуманитарной помощи через границы соседних с Сирией стран без согласия ее законных властей. Очевидно, что подобные действия без санкции правительства шли бы вразрез с международным правом* (*А именно, Руководящим принципам в области оказания гуманитарного содействия. Речь идет о резолюции Генассамблеи ООН 44/182, прописывающей необходимость обязательного согласия принимающего государства на параметры доставки гуманитарной помощи, уважения основных норм международного права при планировании гуманитарных операций, в первую очередь принципов территориальной целостности и суверенитета государства.). Более того, в условиях, когда турецко-сирийская граница слабо контролировалась, отсутствие мониторингового механизма несло в себе немалые риски. Достаточно вспомнить трагические события осени 
2014 года, когда несколько десятков детей в провинции Идлиб погибло в результате прививки от кори с использованием некачественной вакцины. Территории, на которых это произошло, тогда контролировались группировками, связанными с оппозиционной Национальной коалицией, и все факты говорили о том, что ответственность за гибель детей лежала на подконтрольных ей структурах.

Российским дипломатам удалось отстоять принцип трансграничной доставки содействия мирному населению при международном (ооновском) контроле и уважении суверенитета и территориальной целостности страны. Такой порядок позволил направить в нужное русло проведение гуманитарных операций.

Важная пропагандистская задача, которую пытались решить антиправительственные силы с помощью гуманитарной тематики - очернение правительства Б.Асада и дискредитация тех, кто выступал против его свержения. Гуманитарная тема в этом смысле была удобной, поскольку позволяла играть на эмоциях. Для этого одна за другой раскручивались «трагедии дня»: то голод в Забадани, то страдающее население в Дарайе или Хомсе, то невозможность оказания медицинской помощи Алеппо.

На международных площадках сыпались обвинения в «некооперабельности» властей САР, преднамеренном создании логистических трудностей и сбоев при доставке помощи. Одновременно замалчивались срыв гуманитарных операций по вине оппозиции, убийства гуманитарного персонала, разграбление конвоев боевиками и хаос, царивший на занятых джихадистами территориях.

Подконтрольные Западу и арабским государствам Персидского залива НПО буквально рвались в районы ожесточенных боев, чтобы собрать материал и подать его в нужном виде. Риск для жизни был большой, и, если правительство задерживало их допуск в «горячие точки» по соображениям безопасности, устраивались стенания на международных площадках по поводу «ограничения режимом свободы беспристрастных наблюдателей, чтобы скрыть свои преступления».

К нагнетанию информационного фона вокруг гуманитарной ситуации подключались все механизмы, в первую очередь Управление Верховного комиссара ООН по правам человека. С подачи западников им был написан доклад «Жизнь в блокаде», где основная вина за положение населения на оккупированных территориях, естественно, возлагалась на официальный Дамаск1. Вопросу блокад была посвящена и большая часть вышедшего в это же время доклада Независимой комиссии по расследованию в Сирии, ранее никогда не поднимавшей эту тематику2. Шумели и западные НПО - особенно каждый раз в преддверии обсуждения в СБ ООН гуманитарной ситуации в Сирии. Совершенно очевидно, что эти действия координировались из единого центра, а педалирование темы «голода и отсутствия лекарств для мирных жителей» было политическим заказом. Причем упоминались в этом контексте исключительно города, осажденные армией САР (Макадамия, Восточная Гута, Дума) и другие. Про блокируемые же боевиками населенные пункты Нубуль и Захра, Фуа, Кафрая, Хасеке никто не вспоминал.

Очень кстати здесь привести выводы итальянской НПО «Сеть против войны» (No War Network), которая провела расследование резонансных случаев нападения на медицинские учреждения в САР. В документе обосновывается неправомерность обвинений ВКС России и ВВС Сирии в нанесении авиационных ударов по медицинским объектам. В нем утверждается, что большинство сообщений об атаках на больницы в Сирии поступает из районов, подконтрольных боевикам. При этом основная часть таких медучреждений - это скрытые полевые госпитали, оборудованные в жилых зданиях, школах и других строениях, не имеющих отношение к системе здравоохранения. Они также не обозначены общепринятыми в мировой практике эмблемами (Красный Крест и Красный Полумесяц), что не позволяет идентифицировать их в качестве медицинских с воздуха и на земле.

Кроме того, подвергается критике сама методика сбора сведений о предполагаемых авиаударах по медицинским объектам. В частности, соответствующие государства и международные «правозащитные» организации, а также СМИ в качестве основного канала получения данных используют боевиков, удерживающих те или иные районы Сирии. Однако незаконные вооруженные формирования - участники конфликта напрямую заинтересованы в дискредитации России и правительства САР, а потому не могут рассматриваться в качестве непредвзятых источников информации. Получаемые от них сведения не являются объективными и достоверными.

Типичный пример, подтверждающий, что страны, больше всех сокрушающиеся по поводу гуманитарной ситуации в Сирии, на деле руководствуются двойными стандартами - односторонними антисирийскими санкциями Европейского союза, США и Лиги арабских государств. Ни к чему, кроме ухудшения экономической обстановки в САР и, соответственно, обострения гуманитарных проблем, данные меры не привели. Вследствие рестрикций в стране на 60% упал ВВП, на 80% - торговля и промышленность. Тысячи людей лишились рабочих мест, страдает сектор здравоохранения, разрушена фармацевтическая промышленность. Инфляция по сравнению с докризисным, 2010 годом достигла в 2015 году почти 400%. Средний ежемесячный прожиточный минимум на семью из пяти человек упал до рекордных для Сирии 550 долларов. Число безработных превысило 3,7 млн. человек, что составляет 57% трудоспособного населения (8,6% в 2010 г.)3. Санкции порождают теневую контрабандную экономику, где поставщики товаров и услуг заинтересованы в вечном продолжении конфликта за счет многострадального народа Сирии.

Но санкции регулярно продлевают, несмотря на доклады ООН и международных аналитических институтов, в которых доказывается их пагубное влияние. Некоторые страны Запада и Персидского залива продолжают утверждать, что именно сирийское правительство якобы является препятствием для выправления гуманитарной ситуации, а отнюдь не террористы из ДаН и ИГИЛ. Не готовы некоторые члены Международной группы поддержки Сирии, в первую очередь европейцы, признаться и в том, что миграционный кризис в Европе не возник бы в таком ужасающем масштабе, если бы ЕС принял единственно верное решение отменить рестрикции.

Россия с самого начала кризиса оказывает народу САР гуманитарную помощь. Причем это содействие никогда не увязывалось с какими-то предварительными условиями, не было обусловлено политическими конъюнктурными мотивами. Речь идет о гуманитарном содействии всем нуждающимся - вне зависимости от политических предпочтений, религии, этноса или территории проживания (подконтрольной силовым структурам правительства или антиправительственным группировкам).

Вот лишь некоторые данные о российском содействии САР. В соответствии с поручением Президента России только с января 2013 года по октябрь 2015 года выполнено 35 рейсов МЧС России в Сирию и соседние страны (Ливан, Иорданию), доставлено дополнительно свыше 600 тонн гуманитарных грузов для пострадавшего сирийского населения.

С начала 2016 года ВКС России проводят гуманитарные операции по оказанию помощи населению блокированного боевиками ИГ Дейр-эз-Зора. С военно-транспортных самолетов российским подрядчиком при техническом и логистическом содействии ВКС России десантируются продовольствие, предметы первой необходимости и медикаменты. В общей сложности доставлено более 300 тонн гуманитарных грузов.

C 10 апреля 2016 года к проведению операций по десантированию помощи в осажденный Дейр-эз-Зор приступила и Всемирная продовольственная программа ООН. При этом сама операция осуществляется российской компанией-подрядчиком при техническом и логистическом содействии ВКС России. Совершено более 70 вылетов. Общий объем грузов, доставленный в Дейр-эз-Зор, составил более 1140 тонн.

В Хаме российскими усилиями был разбит лагерь для внутренне перемещенных лиц, где есть столовая, полевая кухня, оборудование для хранения воды, душевые. Сирийцам оказывают помощь продовольствием, медицинскими средствами и предметами первой необходимости.

К марту 2016 года Россия доставила в Сирию более 620 тонн гуманитарной помощи, медикаментов и предметов первой необходимости. При этом российской стороной неизменно проявлялась готовность к сотрудничеству с международными организациями и мировым сообществом, содействию им в деле оказания помощи сирийцам.

Помогает сирийцам и Русская православная церковь. Собираемое по линии РПЦ содействие передается Патриарху Антиохийской церкви и всея Востока Иоанну X и Верховному муфтию Сирии Б.Хассуну. Оказывает содействие Сирии Всероссийская организация ветеранов «Боевое братство» и Императорское православное палестинское общество, которые привозят продукты, лекарства и денежные средства, собираемые межфракционной депутатской группой по защите традиционных ценностей, фондом «Руссар» и православной сирийской общиной в России для передачи нуждающимся.

Наша страна также является крупным донором проектов гуманитарных агентств ООН (УВКБ, УКГВ, ВПП, ПРООН) и МККК.

Работает отдельный канал помощи правительствам Ливана и Иордании в приеме и обеспечении сирийских беженцев.

Российская операция по оказанию гуманитарной помощи сирийцам прибрела поистине масштабный и устойчивый характер после создания в феврале 2016 года Центра по примирению враждующих сторон на российской авиабазе «Хмеймим». Именно российские военные ежедневно, рискуя жизнью, доставляют продовольствие и предметы первой необходимости как в «горячие» районы САР, так и населенные пункты, присоединившиеся к режиму замирения. На сегодняшний день число городов, подписавших соглашения о замирении, уже достигло 7604. Работа Центра по примирению - это ежедневные практические усилия, которые воплощаются в реальное содействие нуждающимся.

Более того, специалисты российского Центра по примирению обеспечивают прохождение гуманитарных конвоев ООН во многие блокируемые районы страны. Наши люди физически находятся на КПП на въезде в эти населенные пункты. Так было, например, с гуманитарной колонной, которая в июне 2016 года доставила груз в знаковый именно для сирийской оппозиции пригород Дамаска - Дарайю, куда ооновские грузовики смогли зайти исключительно благодаря присутствию на блокпостах российских военных. Тот факт, что Россия содействовала доставке гуманитарной помощи в Дарайю, захваченную антиправительственными группировками, демонстрирует, что Москва нацелена на облегчение участи всех мирных сирийцев - вне зависимости от того, на каких территориях они проживают. У нашей страны нет политической повестки дня в том, что касается вопросов гуманитарного содействия.

Важным шагом в плане координации международных усилий по решению гуманитарных проблем сирийского населения стала работа Гуманитарной целевой группы, созданной в феврале 2016 года в рамках Международной группы поддержки Сирии (МГПС), в которую вошли наиболее влиятельные с точки зрения сирийского конфликта страны, включая регионалов* (*Члены МГПС: Австралия, Алжир, Великобритания, Германия, Европейский союз, Египет, Иордания, Ирак, Иран, Испания, Италия, Канада, Катар, Китай, Ливан, Лига арабских государств, Нидерланды, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Организация исламского сотрудничества, Организация Объединенных Наций, Россия, Саудовская Аравия, Соединенные Штаты Америки, Турция, Франция и Япония.).

Результатом деятельности этой структуры стало получение ооновскими агентствами при содействии сирийского правительства гуманитарного доступа во все 18 осажденных районов. Трудно не признать, что в гуманитарных операциях ООН наблюдается значительный прогресс. Если в 2014-2015 годах были осуществлены 50 и 34 смешанных гуманитарных конвоев (ООН и МККК) в труднодоступные районы, то за шесть месяцев 2016 года - уже более 80. С начала текущего года гуманитарной помощью удалось охватить более 6 млн. человек, в том числе 290 тысяч в осажденных и труднодоступных регионах страны. Кроме того, в штатном режиме идет гуманитарная работа на территориях, контролируемых правительством, где фактически снята угроза голода.

Это во многом результат работы России с сирийскими властями в пользу облегчения процедур доставки гуманитарной помощи в блокированные населенные пункты.

А что же сделано так называемыми «друзьями Сирии»? По сути, ничего. По-прежнему не решен вопрос гуманитарного доступа в осажденные террористическими группировками Фуа и Кафраю (провинция Идлиб). Боевиками заблокирован офис Сирийского общества Красного Полумесяца в Аазазе. Турция (к слову, член МГПС) без объяснения причин отказывается открыть приграничный КПП Нусайбин-Камышлы.

Провалив свое «домашнее задание», Запад и некоторые регионалы тем не менее стали раскручивать очередную «гуманитарную трагедию», теперь уже в блокированном сирийскими правительственными силами Восточном Алеппо (где хозяйничают террористы). Подключили к этому и гуманитарные агентства ООН.

Но Россия и в этом вопросе проявила гибкость, объявив 28 июля 2016 года о начале собственной масштабной гуманитарной операции в Алеппо. Были введены трехчасовые «гуманитарные окна», на время которых прекращаются все боевые действия, удары авиации и артиллерии. Российскими военными была выражена готовность обеспечить безопасную доставку помощи жителям Алеппо. Затем продолжительность и частота этих «периодов тишины» была, как этого требовала ООН, увеличена, что существенно облегчило положение в городе.

Такое решение действительно было непростым, если учесть, что в это же время шла активная антитеррористическая операция ВС САР при поддержке ВКС России как на севере Алеппо, так и на юго-западе (район Рамуса), где окопались джихадисты из «Джабхат ан-Нусры», а также многочисленные примкнувшие к ним «умеренные» (в подаче американцев) вооруженные группы - «Ахрар аш-Шам», «Фейляк аш-Шам», «Джейш аль-Муджахидин», «Аджнад аш-Шам» и другие. Тем не менее огонь был остановлен для того, чтобы гуманитарная помощь ООН пошла в кварталы Алеппо, удерживаемые боевиками. Были удовлетворены и требования ООН о том, чтобы грузовики с помощью направлялись с территории Турции (предварительно их содержимое проверялось бы ООН). А правительство САР согласилось не досматривать вторично ооновские гуманитарные конвои с тем, чтобы сократить срок осуществления гуманитарной операции. Проверяться должна была исключительно сохранность ооновских пломб на машинах.

И, наконец, казалось бы, что с принятием 9 сентября 2016 года российско-американского документа «Снижение уровня насилия, восстановление доступа и создание Совместного исполнительного центра» открывается реальная возможность для благоприятной атмосферы по движению в сторону урегулирования, и в первую очередь по решению гуманитарных вопросов.

Однако реакция на это тех, кто в течение недель буквально стенал о гуманитарной катастрофе, оказалась, мягко говоря, бесстыдной. Ряд оппозиционных группировок и структур тут же опубликовали заявления, в которых отвергли российско-американскую инициативу. Так называемый местный совет Восточного Алеппо - самозваное «временное правительство» (располагается в турецком Газиантепе) и коалиция группировок «Фатх Халеб» отвергли доставку грузов по согласованной трассе «Кастелло», потребовав использовать контролируемую террористами дорогу «Рамуса», что, по сути, просто подставляло ооновцев под пули.

Ясно, что сделано это было с целью сорвать операцию по доставке грузов в контролируемые же террористами районы Алеппо. Этих головорезов абсолютно не заботит гражданское население, используемое в качестве «живого щита».

В этом контексте обратило на себя внимание большое интервью одного из полевых командиров «Джабхат ан-Нусры» известному германскому независимому публицисту Ю.Тоденхёферу. Он, в частности, пишет, что террористы не признают режима прекращения боевых действий в Сирии. Причем это относится ко всем группировкам, входящим в «Джабхат ан-Нусру», в том числе и «Джейш аль-Ислам». Аналогичное отношение у полевого командира и к межсирийским переговорам. Участвующих в них представителей сирийской оппозиции он называет слабыми продажными людьми (к таковым относится и «умеренная» Свободная сирийская армия). Террорист не скрывает, что время перемирия «Джабхат ан-Нусра» использовала с пользой для себя - на перегруппировку сил, готовя мощный удар по сирийским правительственным войскам. И, пожалуй, самое важное. «Нусровец» недвусмысленно заявил, что его боевики не намерены пропускать грузовики с гуманитарным грузом по своей территории до тех пор, пока сирийская армия не покинет дорогу «Кастелло» и северные районы Алеппо.

Еще один пример двойных стандартов - реакция Запада на урегулирование ситуации в Дарайе (пригород Дамаска). В конце августа боевики, контролировавшие этот населенный пункт, и сирийские военные договорились о добровольной эвакуации мирных жителей в безопасные районы. Этот план был реализован полностью и без эксцессов. Автобусы с женщинами и детьми в сопровождении сотрудников ООН и Сирийского общества Красного Полумесяца спокойно проследовали в безопасное место.

Однако страны Запада раскритиковали эту операцию, назвав ее «капитуляцией» и чуть ли не этнической чисткой. Хотя они сами же призывали к снятию блокады. Но как только это было сделано, причем по обоюдному согласию сторон, антиасадовский лагерь принялся критиковать данную гуманитарную операцию.

К кампании срыва усилий, призванных хоть как-то выправить гуманитарную ситуацию в Сирии, активно подключаются и ангажированные НПО. 9 сентября этого года в Управление ООН по координации гуманитарных вопросов в Женеве поступило коллективное заявление от группы неправительственных организаций о приостановке их сотрудничества в гуманитарной сфере с действующими в Сирии учреждениями ООН. Документ был направлен от имени 73 НПО, финансируемых преимущественно США, Саудовской Аравией, Катаром и Турцией. В его тексте содержатся обвинения в адрес развернутых в Дамаске международных гуманитарных миссий ООН и организации Сирийского общества Красного Полумесяца» в «чрезмерном и избирательном» сотрудничестве с правительством Сирии. В ультимативной форме было заявлено об отказе вышеуказанных неправительственных структур от обмена информацией по профильной проблематике и предоставления в ООН данных о своей деятельности в стране, в том числе о трансграничных гуманитарных поставках.

Совершенно ясно, что главной задачей предпринятой этой группой НПО акции является намерение контролировать гуманитарную деятельность ООН в Сирии, в том числе для того, чтобы не упустить из рук каналы снабжения незаконных вооруженных формирований в САР, налаженных под предлогом взаимодействия с ооновскими авторитетными структурами.

Когда писались эти строки, уже стало известно о принятом в Вашингтоне решении прекратить российско-американский диалог по восстановлению мира в Сирии. Заявление Госдепартамента США об одностороннем свертывании совместной с Россией работы по урегулированию конфликта в Сирии не может не вызывать глубокого разочарования. Ведь помимо усилий по восстановлению режима прекращения боевых действий речь шла о договоренности от 9 сентября по доставке в восточную часть Алеппо гуманитарной помощи. Власти Сирии, проявляя добрую волю, по российскому предложению готовы были пойти на такой шаг и даже начинали отводить свои войска от дороги «Кастелло», по которой должна проследовать гуманитарная колонна, но Вашингтон не смог тогда и не захотел сейчас обеспечить, чтобы то же самое сделали подконтрольные ему отряды оппозиции. То ли потому, что на самом деле безразлично относится к гуманитарным нуждам сирийского населения, эксплуатируя эту тему сугубо в своих политических целях, то ли поскольку просто не в состоянии повлиять на оппозиционные формирования.

Таким образом, вся история гуманитарного «измерения» сирийского конфликта и взаимодействия международного сообщества по гуманитарным проблемам в Сирии продемонстрировала, что Россия остается фактически единственным государством, ответственно работающим для решения конкретных задач, связанных с обеспечением гуманитарного доступа. Именно благодаря российским усилиям содействие пошло во все блокированные сирийские населенные пункты. Именно Москва вместе с ООН разработала детальный план гуманитарных операции в Алеппо, реализация которого была сорвана боевиками. Нагнетанию напряженности на международных площадках, в том числе в СБ ООН, Россия противопоставляла спокойную и последовательную работу с сирийскими властями и ООН по всему кругу вопросов обеспечения гуманитарного доступа. Громкими декларациями и заходами через СБ ООН в попытке оказать давление на сирийские власти и Россию делу не поможешь.

Политизация гуманитарных вопросов, конфронтация, попытки шельмования официальных властей - все это не помогает решению конкретных задач, наносит ущерб ООН и негативно сказывается на политической атмосфере. И уж, конечно, не приближает политического урегулирования затянувшегося сирийского конфликта. Сотрудничество для облегчения участи простых сирийцев, отказ от конъюнктурных подходов должны стать объединительным стимулом для государств, до сих пор находившихся по разные стороны «политических баррикад».

 1Living Under Siege. The Syrian Arab Republic // OHCHR. 2014. February 14.

 2Report of the International Commission of Inquiry on the Syrian Arab Republic. 12 February 2014 // UN document A/HRC/25/65

 3Syria at war. Five years on //UNESCWA. University of St. Andrews, 2016.

 4Информационный бюллетень российского Центра по примирению враждующих сторон на территории Сирийской Арабской Республики. 10 октября 2016 г. // www.mil.ru

Сирия. Россия. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939743 Геннадий Гатилов


Сирия. Франция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939742 Владимир Чернега

Франция в сирийском тупике

Владимир Чернега, Консультант Совета Европы, Чрезвычайный и Полномочный Посланник, доктор юридических наук

Франция, как известно, сыграла особую роль в становлении сирийской государственности. Пресловутое соглашение Сайкса - Пико (которое правильнее было бы назвать соглашением Сайкса - Пико - Сазонова* (*По имени министра иностранных дел Российской империи С.Д.Сазонова (занимал этот пост в 1910-1916 гг.), самым активным образом участвовавшего в заключении данного соглашения.)), заключенное Великобританией, Францией и Россией в 1916 году в тогдашнем Петрограде, в случае победы в Первой мировой войне отдавало под контроль Франции практически всю территорию нынешних Сирии и Ливана, а также часть Ирака с городом Мосулом. В 1917 году после опубликования большевистским правительством России тайных договоров Антанты соглашение было официально аннулировано. На практике, за исключением «российского сегмента», оно в целом было реализовано, хотя Франция была вынуждена уступить Великобритании свою «иракскую долю» в обмен на участие в добыче нефти в районе Мосула.

Получив в рамках Севрского договора 1920 года мандат на управление указанными территориями, Франция поначалу вела себя там достаточно жестко. Она силой оружия ликвидировала провозглашенное в том же году Арабское королевство Сирия, включавшее в себя не только большую часть нынешнего сирийского государства, но также Палестину, которая отошла под контроль Великобритании. В дальнейшем Франция манипулировала различными более или менее автономными образованиями на этом пространстве, как, например, Государство Дамаск, Государство Алеппо, Государство Алавитов. В 1922 году, когда Лига Наций подтвердила французский мандат, они были сведены в Сирийскую Федерацию. В 1926 году Франция разделила Сирию и Ливан. В 1937 году, добившись согласия Лиги Наций, она фактически отделила от Сирии Санджак Александретту, который спустя два года вошел в состав Турции.

Вместе с тем Франция, как было предусмотрено мандатом, обеспечила получение Сирией независимости. Еще в 1926 году в ней была принята Конституция, предусматривавшая создание институтов президента и парламента. И действительно, в 1928 году под надзором французской администрации был избран первый парламент, а в 1936 году - первый Президент страны Х. аль-Атаси.

В июле 1941 года над Сирией был установлен контроль Свободной Франции, руководимой генералом Ш.де Голлем. Тем самым она была выведена из-под административного управления коллаборационистского режима Виши, что имело большую стратегическую важность в свете попыток нацистской Германии утвердить свое влияние в Ираке. Уже 27 сентября 1941 года Свободная Франция признала независимость страны. В апреле 1946 года, в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН, французские войска окончательно покинули ее территорию. Но стратегическое положение страны в регионе Ближнего и Среднего Востока с тех пор обеспечивало ей повышенное внимание французской дипломатии.

Стоит отметить также, что, именно благодаря французской администрации, алавитское меньшинство, составляющее в настоящее время лишь около 10% населения страны, оказалось сверхпредставленным в сирийской армии, что позволило позже, в 1970 году, представителю этого меньшинства Х.Асаду захватить власть в результате государственного переворота. Как указывает французский арабист Ф.Пишон, алавиты, населявшие бедные горные районы, охотнее, чем сунниты, шли на службу в создававшиеся французами на основе призыва сирийские военные части, да и денег, чтобы откупиться от службы, у них обычно не было. Французские же чиновники благожелательно относились к алавитам-военным, поскольку видели в них определенный противовес суннитскому большинству, которому не доверяли1.

После обретения Сирией независимости на ее отношения с Францией повлияли, с одной стороны, события холодной войны, с другой - Суэцкий кризис 1956 года и арабо-израильские войны. СССР уже в 1944 году установил дипломатические отношения с Сирией, он сыграл активную роль в принятии ООН указанной выше резолюции. Сирия со своей стороны отказалась вступить в блок СЕНТО (Багдадский пакт), созданный США и Великобританией в 1955 году и направленный против СССР. Последний, в свою очередь, в 1956 году начал поставки в Сирию вооружений, а в 1957-м - заключил с ней выгодное для сирийской стороны Соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве. Ярким примером этой совместной деятельности явилось строительство с помощью СССР в 1968-1973 годах крупнейшей в стране ГЭС Табка на Евфрате.

Франция не участвовала ни в создании СЕНТО, ни в работе его структур. В то же время сближение Сирии с СССР воспринималось ею негативно, что не способствовало налаживанию франко-сирийского сотрудничества. Однако самый большой удар по связям двух стран нанес Суэцкий кризис 1956 года. Попытка Франции и Великобритании решить его с помощью военной силы в коалиции с Израилем вызвала крайне негативную реакцию сирийского руководства, которое разорвало дипломатические отношения с обоими государствами. С Францией они были возобновлены лишь в 1961 году. Это позволило ей в какой-то мере восстановить свое присутствие на сирийской земле, особенно в сфере образования.

Однако стратегического перелома в отношениях не произошло. Хотя Сирия была заинтересована в сотрудничестве с Францией, ее главным стратегическим партнером оставался СССР. Потребность во взаимодействии с ним, особенно в военно-технической области, стала для Сирии жизненной необходимостью после поражений в войнах с Израилем в 1967 и 1973 годах, а также после «примирения» Израиля с ее главным военным союзником в регионе - Египтом (Кэмп-Дэвидские соглашения 1978 г.).

Взаимодействие с Францией несколько оживилось в связи с гражданской войной в Ливане. Франция поддержала ввод сирийских войск в эту страну в 1976 году, надеясь что они быстро стабилизируют ситуацию, а затем будут выведены. «Медовый месяц», однако, длился недолго. Для французской дипломатии стали неприятным сюрпризом попытки сирийцев, мечтавших о «Великой Сирии», установить полный контроль над Ливаном, который Париж считал своего рода «воротами» для проникновения Франции в регион. Еще более обострило отношения двух стран убийство в Бейруте в сентябре 1981 года французского посла в Ливане Л.Деламара, которое, по мнению французских властей, было делом сирийских спецслужб.

Пытаясь ослабить напряженность и найти компромисс по Ливану, Президент Ф.Миттеран нанес визит в Сирию в сентябре 1984 года, несмотря на критику французских СМИ, которые обвиняли режим Х.Асада в «резне населения» при подавлении исламистского восстания в городе Хаме в 1982 году. Как позже писал журналист, обозреватель газеты «Монд» П.Ларрутюру, французские интересы в Ливане оказались важнее, кроме того, Ф.Миттеран не желал даже косвенно поддержать «Братьев-мусульман», организовавших это восстание2. Но визит не принес ожидаемых результатов, поскольку сирийское руководство считало контроль над Ливаном своим стратегическим приоритетом.

Правда, в 1990-х годах, после исчезновения СССР, приведшего поначалу к значительному сокращению сотрудничества Москвы и Дамаска, между Францией и Сирией все же произошла определенная «оттепель». В октябре 1996 года теперь уже Президент Ж.Ширак побывал с визитом в Дамаске. Он сделал попытку «разменять» Ливан на поддержку Сирии в вопросе возвращения ей оккупированных Израилем Голанских высот в соответствии с принципом - «мир в обмен на территории». Кроме того, воспользовавшись тем, что в 1994 году страны Запада отменили эмбарго на поставки в Сирию вооружений, введенное в 1973 году, Париж даже приоткрыл дверь для военно-технического сотрудничества. В числе других накануне президентского визита прорабатывался, например, вопрос о продаже Сирии современных самолетов «Мираж» 2000. Однако на практике все свелось к поставкам небольших партий транспортных средств и средств связи3. Не получилось и с «разменом».

Сама Сирия в это время прилагала усилия к возобновлению сотрудничества с Россией, постепенно активизировавшей свою политику на данном направлении. Этому содействовала созданная в 1994 году Российско-сирийская комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Начали осуществляться, в частности, проекты в области атомной энергетики, возобновились и поставки вооружений, в том числе самолетов, вертолетов, танков, систем ПВО. Новый импульс сотрудничеству придали договоренности 2004-2006 годов, в соответствии с которыми, с одной стороны, была урегулирована проблема задолженности Сирии перед РФ, с другой - создан новый орган сотрудничества - Российско-сирийский деловой совет.

Одновременно Дамаск попытался также улучшить отношения с Вашингтоном. После террористической атаки на США 11 сентября 2001 года сирийские спецслужбы начали сотрудничать с ЦРУ, передавая, в частности, последнему информацию о деятельности «Аль-Каиды». Однако это сотрудничество быстро сошло на нет после американского вторжения в Ирак в 2003 году, которое побудило Дамаск, опасавшийся, что Сирия теперь «на очереди», усилить связи с Ираном. К тому же США вскоре начали обвинять Дамаск в том, что он не прилагал достаточно усилий, чтобы в Ирак не попадали с сирийской территории оружие и боевики, воюющие с оккупационными силами. В 2005 году по инициативе Президента Дж.Буша американский Конгресс даже включил Сирию в число стран Оси зла, в которую первоначально, в 2002 году, США занесли Иран, КНДР и Ирак.

Франция, которая вместе с Германией и Россией выступила против американской интервенции в Ираке, оказалась в двойственной ситуации. Объективно в иракском вопросе ее интересы какое-то время совпадали с интересами Сирии. В то же время она была все больше обеспокоена продолжавшимся сближением последней с Ираном, который Запад обвинял в стремлении обзавестись ядерным оружием. Франция вместе с США прилагала также все усилия, чтобы изгнать сирийцев из Ливана. В сентябре 2004 года они сумели продвинуть в Совете Безопасности ООН резолюцию 1559, в которой содержалось требование «вывести из страны все остающиеся иностранные силы», то есть на деле сирийский военный контингент.

Воспользовавшись гибелью в результате террористического акта в феврале 2005 года бывшего премьер-министра Ливана Р.Харири, США и Франция немедленно обвинили в его организации Сирию и начали мощную информационно-пропагандистскую кампанию с требованием безотлагательного вывода сирийских войск. В конечном счете Дамаск был вынужден сделать это в апреле того же года. Но франко-сирийские отношения остались напряженными, ибо Дамаск продолжал поддерживать в Ливане проиранскую организацию «Хезболла». Он занимал также благожелательную позицию в отношении ядерной программы Ирана, в то время как Франция была одним из самых яростных ее противников. Кроме того, как писала французская пресса, Ж.Ширак, имевший личные связи с Р.Харири и остро воспринявший его гибель, решил заморозить с Сирией все контакты на высшем уровне4.

Новую попытку наладить более конструктивные отношения с Дамаском Париж сделал лишь после избрания в 2008 году президентом Франции Н.Саркози (которого французская пресса обвиняла в личных связях с Б.Асадом)5. К этому стремились и деловые круги Франции, проявлявшие интерес к политике экономической либерализации, осуществляемой режимом Б.Асада. Сирийский лидер был приглашен на саммит Средиземноморского союза (Союз для Средиземноморья), организованный по инициативе Н.Саркози в июле 2008 в Париже. Он даже удостоился чести быть главным иностранным гостем на традиционном параде 14 июля по случаю Национального праздника Франции (День взятия Бастилии). Приглашению его на саммит, кстати, как отмечает упоминавшийся выше французский арабист Ф.Пишон, активно содействовал Катар, который был особенно обеспокоен сближением Дамаска и Тегерана6.

В сентябре того же года Н.Саркози нанес ответный визит в Дамаск. Однако попытка сближения вновь натолкнулась на непреклонную позицию Сирии по проблеме ядерной программы Ирана. (Стоит напомнить, что Сирия также развивала свою ядерную программу и что ее ядерные объекты дважды, в июне 1981 года и в сентябре 2007 года, подвергались ударам израильской авиации.) В интервью французскому телевидению накануне приезда французского президента Б.Асад подтвердил, что Иран «имеет право развивать мирную ядерную энергетику». Он отказался также прекратить поддержку проиранской организации «Хезболла» в Ливане7. Несколько экономических контрактов, главным образом в сфере общественного транспорта, не изменили общей тенденции. Да и совместный товарооборот двух стран остался низким: в 2010 году, например, он составлял всего 405 млн. евро. Сирия занимала 33-е место в экспорте Франции8.

Эта попытка наладить отношения явилась последней. Уже через три года Франция оказалась в стане злейших врагов сирийского режима. На поверхности главной причиной был его авторитарный и репрессивный характер, проявившийся наглядным образом в ходе гражданской войны, которая вспыхнула в стране в марте 2011 года. Именно так объясняли «сирийский разворот» и официальный Париж, и большинство французских СМИ. Конечно, совсем сбрасывать со счетов это объяснение нельзя. Внешняя политика Франции, как и в целом Запада, после крушения главного идеологического противника - коммунистической системы, становилась все более идеологизированной. Фетишизация «ценностей демократии и прав человека», превращение их в своего рода «светскую религию» затронули даже такую высокопрофессиональную сферу, как дипломатия.

Вместе с тем существовали другие, глубинные факторы, которые все более предопределяли негативное отношение Парижа к режиму Б.Асада. В геоэкономическом и геополитическом планах следует упомянуть прежде всего усилившуюся ориентацию французского мультинационального капитала и политического истеблишмента на государства Персидского залива, особенно Катар, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты. Открытие в 2009 году в ОАЭ, несмотря на финансовый кризис, крупной французской военной базы (точнее, трех баз - ВМФ, ВВС и сухопутных сил) явилось военно-стратегическим выражением этой тенденции.

В секторе энергетических ресурсов соответствующие французские компании особенно привлекали огромные запасы достаточно дешевого газа в Катаре. Доступ к ним, помимо прочего, позволял ослабить зависимость европейских потребителей от российского газа, что сулило возможным проектам на этот счет поддержку США и их европейских союзников. Но поскольку наиболее удобный путь его доставки во Францию и в целом в Европу проходил через Сирию, необходимо было обеспечить установление в этой стране «удобного», прозападного режима.

Помимо нефтегазового сектора, французские компании были привлечены перспективой заключения гигантских контрактов на поставки в Катар и Саудовскую Аравию вооружений и на участие в модернизации их инфраструктуры. Лишь один Катар в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу в 2022 году запланировал истратить на эти цели 170 млрд. евро. В свою очередь, сам эмират уже инвестировал во Франции в 2007-2012 годах более 13 млрд. евро9.

Не меньшие, а подчас и большие суммы сулила и «дружба» с Саудовской Аравией. Последняя, встревоженная ослаблением интереса к себе США, в частности из-за «сланцевой революции», проявляла большую заинтересованность в диверсификации своих геополитических связей и зарубежных инвестиций и также была готова вкладывать значительные средства во Франции. Стоит упомянуть также, что в 2000 годы в Сирии Саудовская Аравия, пользуясь экономической либерализацией, проводимой Б.Асадом, вела активную инвестиционную политику, прежде всего в сфере недвижимости. Но одновременно она создавала в стране инфраструктуру для распространения радикального исламского течения - салафизма. Ни светский режим Б.Асада, ни тем более его ориентация на Иран Саудовскую Аравию, как и Катар, абсолютно не устраивали.

Определенную роль в ужесточении сирийского курса Франции сыграло также стремление Парижа улучшить отношения с США. Этого требовали влиятельные французские круги, встревоженные их охлаждением в связи с отказом Ж.Ширака поддержать американское вторжение в Ирак. Н.Саркози сделал крупный шаг навстречу США, возвратив Францию в 2009 году в интегрированное военное командование НАТО (Франция была выведена из него Президентом Ш.де Голлем в 1966 г.). Конфронтация с сирийским режимом создавала новое поле для активного сотрудничества с Америкой, которая, как отмечено выше, числила Сирию в Оси зла.

Непосредственное влияние на политику Франции в отношении режима Б.Асада оказала так называемая «арабская весна» в ряде стран Магриба. Франция приняла самое активное участие в военной интервенции коалиции в Ливии, состоявшей в основном из государств НАТО, которая началась в марте 2011 года. Коалиция, как известно, должна была действовать на основе резолюции 1973 СБ ООН, разрешившей военное вмешательство (беспилотная зона), но без ввода оккупационных сил, с целью защиты мирного населения от действий сил режима М.Каддафи. Этот мандат был, однако, превзойден, и дело кончилось свержением режима.

Участие Франции в ливийской операции всячески приветствовалось деятелями левой оппозиции, большинством политиков правительственного большинства в Парламенте, правозащитниками и почти всеми основными СМИ страны. Успех интервенции вдохновил их. Неудивительно, что, после того как в марте 2011 года вспыхнуло восстание в сирийском городе Даръа, положившее начало гражданской войне, эти же силы, сразу же начавшие представлять события исключительно в духе того, что «кровавый тиран истребляет собственный народ, борющийся за свободу», вскоре стали требовать вмешательства и там с целью свержения режима Б.Асада. Они считали, что с ним можно будет покончить так же быстро, как и с М.Каддафи. В пользу интервенции высказывались также многие французские дипломаты10.

Франция действительно сразу же вовлеклась в этот конфликт, начав осуществлять поставки вооружений группировкам оппозиции (главным образом через Катар), а затем направив для «технической помощи» им инструкторов и советников. Некоторые из них погибли в боях, около 30 были захвачены в плен сирийскими правительственными войсками. Как позже сообщала французская пресса, перед президентскими выборами во Франции в мае 2012 года они были «тихо» возвращены французской стороне11.

Сразу же после начала волнений в Сирии в 2011 году, по указанию Президента Н.Саркози, французскому представителю в СБ ООН были направлены инструкции добиваться принятия самых жестких резолюций в отношении сирийского режима. В ноябре 2011 года Париж признал в качестве органа, «представляющего сирийский народ», Сирийский национальный совет (СНС), который был официально образован месяцем ранее в Стамбуле. В марте 2012 года Франция закрыла свое посольство в Дамаске, а в ноябре 2012 года (уже при Президенте Ф.Олланде), когда в столице Катара Дохе была сформирована Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил (куда вошел и СНС), было объявлено об открытии ее «посольства» в Париже.

В то же время Н.Саркози, несмотря на отмеченное выше давление, в том числе со стороны ряда деятелей его партии «Союз за народное движение», и заявления министра иностранных дел А.Жюппе о том, что «режим Б.Асада не продержится и нескольких дней», проявил определенную осторожность в вопросе прямого военного вмешательства. Он изменил свою позицию лишь после ухода с президентского поста. В августе 2012 года он также высказался за военную интервенцию. Однако, как писал еженедельник «Пуэн», близкий к правым силам, он сделал это по внутриполитическим причинам, главным образом для того, чтобы не выглядеть «слишком мягкотелым» по сравнению с новым Президентом Ф.Олландом12.  Этот еженедельник, стоит это подчеркнуть, оказался в числе редких французских СМИ, которые призывали воздержаться от военной операции.

Напротив, на экспертном уровне мнение о необходимости придерживаться осторожной линии в отношении военного вмешательства преобладало. Специалист по вопросам геополитики Ф.Энсель, преподающий в Парижском институте политических исследований (Sciences Po), указывал, например, что в Сирии, в отличие от Ливии, отсутствовали условия для проведения быстрой и успешной военной операции. Помимо наличия в Сирии значительно более боеспособной и в целом верной режиму армии и поддержки последнего значительной частью общества, он отмечал также опасность возникновения регионального конфликта (между Ираном и Сирией, с одной стороны, и Турцией, Саудовской Аравией и Катаром - с другой), а также возможность выступления на стороне режима России. Кроме того, из-за позиции России и Китая не было никаких шансов получить «зеленый свет» на такую операцию со стороны СБ ООН13.

Другой французский специалист по геополитике, директор Института международных и стратегических отношений П.Бонифас, подчеркивал, что для успеха операции потребовалось бы вовлечение сухопутных сил, в частности американских. Но после неудачной интервенции в Ираке, приведшей, помимо прочего, к усилению позиций в этой стране и в целом в регионе Ирана, администрация США явно не желала оказаться вовлеченной в еще одну сомнительную военную авантюру14.

Ф.Пишон со своей стороны обращал внимание на то, что государственные, в том числе военные, структуры Сирии построены на «кланово-клиентских отношениях» и поэтому отстранение от власти клана Б.Асада создало бы «вакуум государства», который, скорее всего, заполнила бы исламистская оппозиция. Это, в свою очередь, повлекло бы крайне опасные последствия для основных этнических и религиозных меньшинств, в частности, алавитов, христиан, в том числе армян, и курдов. Соответственно, им просто не оставалось ничего другого, кроме как поддерживать режим или, как в случае с курдами, воевать с его противниками15.

В целом, однако, французский истеблишмент выступал за вмешательство. Ф.Олланд, который занимал жесткую позицию в этом вопросе, находясь в оппозиции, после своего избрания на пост президента в мае 2012 года еще ужесточил ее. Он неоднократно подчеркивал, в том числе на Генеральной Ассамблее ООН, что решение сирийского кризиса непременно требует ухода Б.Асада из власти. Еще дальше пошел министр иностранных дел Л.Фабиус, заявивший в одном из своих выступлений в 2012 году, что «Асад не заслуживает того, чтобы жить»16.

В этой связи стоит отметить, что приход к власти Ф.Олланда придал новый импульс уже упоминавшейся идеологизации внешней политики Франции. Исторически сложилось так, что именно социалисты наиболее активно апеллировали в своей риторике к «ценностям демократии и прав человека». Неудивительно, что при новом президенте среди дипломатов, занимавшихся сирийской и в целом ближневосточной проблематикой, стало меньше профессионалов-арабистов и больше политических активистов17.

К этому следует присовокупить крайне тенденциозное освещение сирийского кризиса французскими СМИ. Ф.Пишон посвятил отдельный раздел в своей книге «Сирия. Почему Запад ошибся» тому, как они манипулировали французским общественным мнением. СМИ практически проигнорировали, например, тот факт, что Б.Асад - несомненно типичный восточный авторитарный правитель - все же пытался урегулировать мирным путем уже упоминавшийся конфликт в городе Даръа. Он, как известно, вспыхнул из-за жестокости полиции в отношении нескольких подростков, которые были задержаны за то, что рисовали на стенах антиправительственные лозунги. В числе принятых Б.Асадом мер - арест ответственных за это полицейских чинов, увольнение губернатора соответствующей провинции, отставка правительства Сирии, а также отмена чрезвычайного положения в стране, действовавшего с 1963 года.

Но данные меры не смогли разрядить ситуацию, поскольку, как подчеркивает Ф.Пишон, начавшиеся вскоре вооруженные выступления оппозиции отнюдь не явились спонтанными. К моменту волнений уже были накоплены запасы оружия и боеприпасов (с помощью главным образом Саудовской Аравии и Катара), созданы соответствующие организационные структуры. Большую роль в мобилизации вооруженной оппозиции сыграл известный телевизионный канал «Аль-Джазира», базирующийся в Катаре18.

Дальнейшие события французские СМИ освещали исключительно в соответствии с упоминавшейся выше установкой - «кровавый тиран истребляет собственный народ, борющийся за свободу». Стремясь обеспечить легитимизацию иностранного вмешательства, они делали акцент на то, что режим Б.Асада, после того как разгорелась гражданская война, вскоре контролировал лишь около трети территории страны. При этом умалчивалось, что на этой территории проживало почти 60% населения. (Стоит заметить также, что эти же СМИ почти не уделили внимания подавлению Саудовской Аравией в марте 2011 г. восстания шиитского большинства населения против власти суннитской династии в Бахрейне.)

Все это обернулось упрощенным восприятием французским истеблишментом ситуации в Сирии, игнорированием чрезвычайной сложности сирийского общества, в частности его этнической, религиозной и социальной «мозаичности», роли в нем клановых, а в ряде районов - и племенных структур. Идеологическое самоослепление, механическое применение к стране с совершенно иным укладом жизни стереотипов западной системы помешало увидеть то, что основная роль в этой борьбе сразу же перешла к группировкам исламистов-суннитов, одни из которых поддерживались Катаром или Саудовской Аравией, другие - Турцией. Именно к ним в основном и попадало оружие, поставляемое Францией и другими западными странами. Многие из этих группировок очень скоро оказались в составе или под эгидой новоявленного ИГИЛ. Прежде всего к ним стали поступать добровольцы, главным образом из стран Магриба и Европы (в том числе из Франции), из которых начали составляться исламистские «интернациональные бригады».

СМИ Франции, кстати, понадобилось больше года, чтобы «открыть» эти реалии. Но даже тогда они продолжали преувеличивать роль «демократической светской оппозиции» и «сирийской свободной армии», хотя большинство французских экспертов считали, как автор мог убедиться, следя за телевизионными дебатами в стране, что они носят скорее «фантомный характер».

В результате этого самоослепления Франция оказалась в конечном счете не только самой воинственной среди стран Запада в плане риторики, она попыталась стать инициатором авиационных ударов по сирийской правительственной армии, с тем чтобы обеспечить победу оппозиционным силам. Даже решения Парламента Великобритании в августе 2013 года воздержаться от участия в такой операции и явное прохладное отношение к ней Вашингтона не остудили этот пыл. Как пишет французский публицист Р.Юро, Ф.Олланд грубо ошибся в своих расчетах, не сумев вовремя понять нежелание Президента Б.Обамы ввязываться в открытую войну с режимом Б.Асада, которая, как становилось все яснее, могла привести к власти исламистские силы19. В результате воинственность французского президента начала даже казаться несколько смешной. Ведь без США и Великобритании Франция ничего не могла предпринять.

Между тем с течением времени стало ясно, что, хотя режим Б.Асада ослабел, он явно не собирался «падать» и его по прежнему поддерживала значительная часть населения страны. Кроме того, усиление ИГИЛ, захват им значительных территорий в Ираке и Сирии вынуждали переключиться на угрозу, которое это «государство» несло не только региону, но и всему цивилизованному человечеству. В конечном счете Ф.Олланд стал заявлять, что политика Франции должна строиться на принципе «ни Асада, ни ИГИЛ» и что любая иностранная интервенция в Сирии требует мандата ООН.

С сентября 2014 года французские ВВС начали участвовать в авиаударах по силам и объектам ИГИЛ в Ираке, но, как подчеркивал Париж, это делалось по просьбе правительства этой страны. Однако французское общественное мнение, возмущенное зверствами ИГИЛ на контролируемых им территориях, а также исламистскими террористическими актами в самой Франции, особенно нападением 7 января 2015 года на редакцию журнала «Шарли Эбдо», повлекшим гибель 18 человек, требовало действий Франции против группировок исламистов, в первую очередь ИГИЛ, и в Сирии. Все большую обеспокоенность выражали французские спецслужбы, опасавшиеся возращения в страну боевиков из этих группировок, являющихся гражданами Франции.

Начала меняться и позиция ряда французских СМИ, в частности газет и журналов, близких к правой оппозиции. Они, помимо констатации того, что ставка на достаточно быстрый уход Б.Асада от власти себя не оправдала и что главным врагом все-таки нужно считать ИГИЛ, обращали внимание на трагическую судьбу христиан в Сирии (и Ираке), которые в результате репрессий со стороны ИГИЛ и других исламистских сил оказались под угрозой изгнания или даже истребления. Кроме требования более решительных действий Франции в их защиту, в соответствующих публикациях стала выдвигаться идея создания широкой антиисламистской коалиции, которая включала бы в себя Россию.

В результате 19 сентябре 2015 года, сославшись на статью 51 Устава ООН об индивидуальной и коллективной самообороне, Париж объявил о нанесении первых авиаударов по объектам ИГИЛ на сирийской территории. Однако вскоре стало ясно, что они носили скорее символический характер. Кроме того, как счел необходимым подчеркнуть министр обороны Франции Ж-И. Ле Дриан, эти удары не означали, что «Б.Асад стал нашим союзником» и что они наносились «без обмена информацией и координации с Россией»20

Начавшаяся 30 сентября 2015 года операция российских ВКС в Сирии поставила Париж, как и другие западные столицы (а также Анкару, Эр-Рияд и Доху), перед новой реальностью. Надежда на скорое падение режима Б.Асада окончательно рухнула. Вместе с тем сам Париж подвергся 13 ноября 2015 года чудовищной террористической атаке исламистов, часть из которых прошли «сирийскую школу». 130 человек погибли, 350 получили ранения.

Ф.Олланд, от которого французы ждали решительных действий, объявил, с одной стороны, о принятии ряда чрезвычайных мер внутри страны (частичное закрытие границы, наделение новыми полномочиями правоохранительные органы, закрытие подпольных мечетей и т. д.), с другой - о своей решимости содействовать созданию «единой коалиции» для борьбы с ИГИЛ, куда входила бы и Россия. Одновременно к берегам Сирии был направлен единственный французский авианосец «Шарль де Голль» с задачей интенсифицировать удары по ИГИЛ.

Однако инициатива «единой коалиции» результатов не принесла. Хотя отправившегося 24 ноября 2015 года с визитом в Вашингтон Ф.Олланда ждал подчеркнуто теплый прием со стороны Б.Обамы (главным образом потому, что Ф.Олланд в проведении проамериканского курса пошел дальше, чем Н.Саркози), это предложение французского президента он не поддержал. США, создавшие ранее под своей эгидой пеструю международную коалицию с участием, в частности, Саудовской Аравии, Катара и Турции, не хотели никакого нового формата, в котором РФ могла бы играть ключевую роль. Если в Ираке США в рамках борьбы с ИГИЛ проявляли определенную военную активность, то в Сирии они больше ее изображали, поскольку, судя по всему, считали своим главным противником там режим Б.Асада и не желали хоть каким-то образом содействовать усилению его позиций. В этом на деле позиции двух лидеров совпадали.

Тем не менее во время визита Ф.Олланда в Москву 26 ноября 2016 года Президент В.Путин приветствовал инициативу Ф.Олланда и выразил готовность координировать усилия по борьбе с ИГИЛ в Сирии, в частности по линии ВВС, ВМФ и спецслужб. В Москве с этой целью побывали министр обороны Франции Ж-И. Ле Дриан и начальник Генерального штаба ВС страны П. де Вилье.

В целом эти контакты были полезными, хотя бы уже потому, что ослабляли тенденцию сползания к новой холодной войне между Западом и Россией из-за Украины. Однако настоящего сотрудничества по Сирии все же, судя по всему, не получилось, поскольку Ф.Олланд так и остался на позиции «ни ИГИЛ, ни Асада», что на деле означало его нежелание ослаблять противников режима. Достаточно скромная военная активность Франции была по-прежнему сосредоточена на Ираке. Об этом, помимо прочего, свидетельствовал последовавший вскоре «перевод» авианосца «Шарль де Голль» в Персидский залив. В марте 2016 года он вообще был возвращен на свою базу в Тулон.

Несмотря на то что во французских СМИ, как показано выше, появилась критика в отношении реалистичности и результативности этого курса Франции, в целом они продолжают придерживаться линии на демонизацию Б.Асада. В рамках этого подхода даже террористические акты в Дамаске и других сирийских городах, находящихся под контролем правительственных войск, влекущие за собой гибель сотен мирных жителей, представляются как «удары по режиму».

Иначе говоря, в сирийском вопросе Франция остается между желаемым и действительным. У нее нет возможности даже вместе со своими союзниками свергнуть Б.Асада, тем более поставить на его место прозападного лидера, но она пока не желает сделать практические выводы из этого факта и продолжает, по крайней мере официально, требовать его ухода. Ответить на вопрос, как долго Франция будет продолжать этот курс, - сейчас не представляется возможным. Многое будет зависеть от позиции США. Но в любом случае, как показывает история международной политики, обычно рано или поздно реалии берут верх над желаниями.

 1Pichon F. Pourquoi l’Occident s’est trompé. Paris: Editions du Rocher, 2015. Р. 26.

 2Larrouturou P. Trenre ans de relations complexe entre les présidents français et syriens// Le Monde. 2011. 29 avril. Р. 3.

 3Slavoutich V. Syrie: la civilisation en danger. Paris: Macha Publishing, 2016. Р. 62.

 4См. например: Jouvert V. Sarkozy et son ami Bachir al-Assad// Le Nouvel observateur. 2011. 27 Оctobre. Р. 12.

 5Idid.

 6Pichon F. Op. cit. P. 37.

 7InaFrance. 03.09.2008.

 8Les intérêts français dans le conflit syrien//Agora Vox. 2016. 6 janvier. Р. 1.

 9Pichon F. Op. cit. P. 92-93.

10Syrie: Nicolas Sarkozy lâche son ami Bachar al-Assad//Le Hufftigton Post. 2011. 27 avril. Р. 3.

11Hureau R. L’incompéhensible politique étrangère de la France//Le Figaro. 2015. 18 août. Р. 3.

12Duteil M. Libye-Syrie: la lourde erreur de Nicolas Sarkozy//Le Point. 2012. 9 août. Р. 16.

13Encel F. De quelques idées reçues sur le monde contemporain. Paris: Editions Autrement, 2013. Р. 42-43.

14Boniface P. La géopolitique. Les relations internationales. Paris: Editions Eyrolles, 2013. Р. 82-83.

15Pichon F. Op. cit. P. 104.

16Le Figaro. 2015. 18 août.

17Pichon F. Op. cit. Р. 13.

18Ibid. Р. 44.

19Hureau R. Op. cit. Р. 3.

20Le Monde. 2015. 27 septembre.

Сирия. Франция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939742 Владимир Чернега


Сирия > Армия, полиция > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939740 Николай Платошкин

Причины гражданской войны в Сирии

Николай Платошкин, Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук

С легкой (хотя на самом деле и не очень-то легкой) руки пропагандистских и разведывательных структур Запада и его сателлитов вроде «столпов демократии» - Катара и Саудовской Аравии в мире распространяются в целом две версии причин гражданской войны в Сирии.

Во-первых, сама Сирия уж очень-де фрагментарна в религиозном и этническом отношении. Ну как могут ужиться курды с арабами или сунниты с алавитами? До 2011 года, правда, как-то уживались, да и пример соседнего, еще более многообразного Ливана говорит о том, что ничего невозможного тут нет. Отнюдь не всегда многообразие неминуемо ведет к гражданской войне.

Во-вторых, всему причиной западные миротворцы (точнее, мифотворцы), которые видят «невыносимую тиранию» Башара Асада или династии Асадов (если вести отсчет с момента начала правления отца нынешнего сирийского президента - Хафеза Асада - в 1970 г.). Конечно, сирийский режим нельзя отнести к чистой демократии типа древних Афин. Однако бесспорно, что в арабском мире Сирия до 2011 года была одной из самых светских, прогрессивных и современных стран. А по сравнению с дикими средневековыми (причем, скорее, раннесредневековыми) и деспотическими союзниками - сателлитами США типа Катара, Саудовской Аравии, ОАЭ и иже с ними Сирия - просто благоухающий восточными ароматами оазис демократии.

А вот если бы легендарный халиф Гарун аль-Рашид с помощью своей любимой Шахерезады перенесся в современную Саудовскую Аравию, то никакой разницы в политическом режиме он бы и не заметил.

В России бытует точка зрения, что Западу или американцам нужны некие ресурсы или выгодное географическое положение Сирии. Но никаких особых ресурсов у Сирии нет. Да, эта страна до кризиса экспортировала примерно 6 млн. тонн нефти, в основном в Германию. Но это мизерный объем по сравнению с нефтяными монархиями Персидского залива, никак не влияющий на уровень мировых нефтяных цен. Никакие газо- или нефтепроводы Западу в Сирии тоже не нужны. Поставки и сейчас отлично идут из Персидского залива танкерами. Если же, предположим, проложить газопровод из Катара через покоренную Западом Сирию к Средиземному морю, то газ придется сжижать и опять заливать в танкеры для доставки в Европу. На такой самоубийственный с точки зрения себестоимости вариант не пошел бы даже Емеля-дурачок (если продолжать сказочные аналогии).

В чем же дело? Почему Запад и его сателлиты из Персидского залива так упорно требуют ухода Асада и готовы тратить сотни миллионов долларов?

Представляется, что все проблемы Сирии (естественно, с точки зрения Запада) начались в 1963 году, когда в Дамаске пришла к власти Партия арабского социалистического возрождения (ПАСВ, или Баас по арабской абрревиатуре).

ПАСВ образовалась в конце 1940-х годов под влиянием победы СССР во Второй мировой войне. Заметим, что именно эта победа и возросшее идеологическое влияние СССР дали Сирии независимость от Франции в 1946 году. Когда Запад решительно поддержал Израиль в первой арабо-израильской войне 1948-1949 годов, популярность Москвы в арабском мире выросла еще больше. Кадры ПАСВ (партия с самого начала была сильна именно в Сирии и в соседнем Ираке) состояли из интеллигенции (учителей, врачей и армейских офицеров), но партия всегда активно работала среди рабочих и крестьян. Баасисты выступали за социализм с арабской спецификой и, естественно, считали Москву своим главным идеологическим союзником.

8 марта 1963 года ПАСВ пришла в Сирии к власти на первый взгляд путем военного переворота. На самом деле это было народное антиолигархическое восстание против оставленных французами у власти торговых и помещичьих элит, прикрывавших свое господство суннитским исламом.

Так как успешный переворот ПАСВ практически одновременно произошел и в Ираке, Саудовская Аравия и реакционные монархии Персидского залива почуяли смертельную угрозу. В арабском мире возникал новый центр идеологической и военной силы, основанный не на средневековом ваххабизме (в Саудовской Аравии в 1963 г. еще существовало рабство), а на всеобщей грамотности, бесплатном здравоохранении, развитии промышленности и раскрепощении женщин. К тому же если саудовская Мекка была религиозным центром исламского мира, то его политическими центрами были, бесспорно, Дамаск и Багдад - столицы славного арабского средневекового халифата. Теперь эти центры находились в руках «неверных» социалистов и на них (а не на Эр-Рияд) с надеждой смотрели уставшие от нищеты миллионы арабов.

Именно поэтому против ПАСВ саудовцы сразу же мобилизовали «Братьев-мусульман», которые тоже позиционировали себя как антиолигархическая сила, хотя в действительности на саудовские деньги обслуживали именно интересы купцов-торгашей и крупных латифундистов, потерявших политическую власть в Сирии. В альянс с коррумпированными олигархами-мракобесами из Эр-Рияда немедленно вступили просвещенные американцы, которым, естественно, не понравилась внешнеполитическая ориентация ба-асистских режимов Сирии и Ирака на Москву.

Собственно, с тех пор действующие лица на этой политической сцене не изменились.

Уже в 1964 году «Братья-мусульмане» попытались поднять мятеж в Сирии, после чего их организация была запрещена. В 1965 году исламисты устроили массовые антиправительственные демонстрации в Хаме, подавленные армией. Заметим, что Хама и в 2011 году стала центром исламистского мятежа, так как там были традиционно сильны крупные помещики (правильнее сказать, феодалы), которые потеряли свою собственность в ходе аграрной реформы, проведенной ПАСВ.

Чтобы разжечь недовольство народных масс против Баас, уже в то время «Братья-мусульмане» твердили о том, что власть в Сирии захватили алавиты, притесняющие суннитов. Алавитов было действительно много в сирийской армии, но просто потому, что офицерская карьера была для них практически единственным способом выйти в люди - до 1963 года их подвергали жесткой дискриминации.

Американцы пытались подорвать баасистский режим в Сирии путем периодического натравливания на него Израиля, который, кстати, до сих пор противоправно оккупирует часть сирийской территории (Голанские высоты). Однако Сирия была тесно связана с СССР, и свергнуть ПАСВ в Дамаске путем внешней агрессии было невозможно без третьей мировой войны.

В 1976 году сирийские войска вошли в охваченный гражданской войной Ливан, что резко повысило международный авторитет Дамаска и сильно расстроило Вашингтон, Тель-Авив и Эр-Рияд. «Братья-мусульмане» немедленно развернули на саудовские деньги волну террора в Сирии, жертвами которой пали десятки офицеров, врачей и прочих интеллигентов - сторонников ПАСВ. Целью было спровоцировать власти на ответные массовые репрессии. Точно такой же сценарий использовали и в 2011 году. Кстати, в то время американцы поддерживали «Братьев-мусульман» с территории Ирака.

16 июня 1979 года «Братья-мусульмане» устроили массовый расстрел курсантов артиллерийского училища в Алеппо (этот город помимо Хамы всегда был центром исламистского подполья). Погибло 32 молодых человека (по другим данным - 83). После этого террористы объявили городскую партизанскую войну против всех сторонников Баас. Жертвами терактов только в Алеппо в 1979-1981 годах пали более 300 человек. Среди них были и исламские богословы, осудившие террор. Причем эти террористы из Алеппо потом никуда не делись - именно они и начали «народную революцию» в 2011 году.

26 июня 1980 года исламисты едва не убили сирийского Президента Хафеза Асада во время одного из дипломатических приемов. В ответ сирийская армия именно с 1980 года начала применять ответные репрессии, чего и добивались «Братья-мусульмане». Ведь широкой народной поддержки у них не было.

В 1980 году Сирия (в лице отца нынешнего сирийского президента - Хафеза Асада) заключила с СССР Договор о дружбе и сотрудничестве, действующий и по сей день. Американцев в нем насторожил следующий момент - в случае возникновения ситуаций, угрожающих миру или безопасности одной из сторон либо создающих угрозу миру или нарушение мира и безопасности во всем мире, договаривающиеся стороны будут незамедлительно вступать в контакт друг с другом с целью координации своих позиций и сотрудничества для устранения возникшей угрозы и восстановления мира. Именно на основе этого договора российские вооруженные силы проводят ныне операции в Сирии.

Ответ Запада не заставил себя ждать. В августе, сентябре и ноябре 1981 года исламисты взорвали несколько начиненных взрывчаткой машин в Дамаске, убив сотни человек. 2 февраля 1982 года «Братья-мусульмане» начали вооруженное восстание в Хаме, взяв большую часть города (его население тогда составляло 250 тыс. человек) под контроль. Армия с применением авиации и артиллерии подавила мятеж. Именно тогда на Западе впервые запричитали о массовых репрессиях тирана Асада, хотя до сих пор точных данных о количестве погибших нет. Называют цифры от тысячи до 20 тыс. человек. Причем понятно, что значительная часть этого скорбного списка на совести самих же исламистов, уже тогда отрезавших головы своим жертвам.

Заметим, кстати, что в то время (1979-1982 гг.) исламистами было убито два гражданина СССР и четыре болгарина, а против советского посольства совершен теракт. Как видим, ничего с тех пор в почерке «борцов за свободу» не поменялось.

Предполагалось, что восстание в Хаме должно перекинуться на другие сирийские города (особое внимание уделялось второму по величине городу страны Алеппо), а сирийскую армию можно отвлечь очередной израильской агрессией в Ливане, которая и состоялась летом 1982 года. Однако руководство «Братьев-мусульман» было своевременно разгромлено и бежало в Англию, Турцию и Саудовскую Аравию.

Между тем распад СССР, казалось, немного успокоил американцев, тем более что Сирия приняла участие в возглавляемой США антииракской коалиции в 1991 году. В середине 1990-х годов Хафез Асад выпустил из тюрем часть исламистов. Сирия искренне пыталась договориться с Израилем, но Тель-Авив наотрез отказался возвращать Голанские высоты.

В 1990-х годах сирийская экономика росла на 5-7% в год, торговый баланс страны улучшался, инфляция находилась под контролем.

После смерти Хафеза Асада, 10 июня 2000 года, страну и партию возглавил его сын Башар, получивший медицинское образование в том числе в Великобритании. Даже внешне этот мягкий и интеллигентный человек никак не «тянул» на «тирана». Начавшийся при Башаре Асаде процесс политической либерализации получил название «дамасской весны». В ноябре 2000 года из тюрем было освобождено более 600 противников режима. В мае 2001 года Сирию посетил Папа Римский, отметивший образцовое для арабского мира положение сирийских христиан.

Но американцев и саудовцев рост международного престижа Сирии никак не устраивал. После смерти «дамасского льва» (так называли Хафеза Асада в мире) в Вашингтоне и Эр-Рияде сочли Башара Асада слабаком и решили все же добиться своей главной цели - полностью ликвидировать социалистические просоветские (или прорусские) режимы в арабском мире.

В 2002 году США без всяких оснований и по «иракскому сценарию» обвинили Сирию в приобретении оружия массового уничтожения и включили страну в «мировую ось зла». США и Израиль требовали от Дамаска отказаться от поддержки мирового терроризма, понимая под последним палестинскую ХАМАС и ливанскую «Хезболлу». При этом «Хезболла» являлась и является в Ливане легальной политической партией, представленной в парламенте.

Сирия осудила американскую агрессию против Ирака в марте 2003 года, хотя и не оказала соседней стране никакой помощи. Однако Вашингтон стал голословно обвинять Башара Асада в поддержке иракского сопротивления, которое, естественно, тоже было объявлено террористическим. Пока США угрожали Сирии санкциями, Израиль нагло нанес авиационный удар по военному объекту под Дамаском в октябре 2003 года. Таким «правовым» способом Сирии «рекомендовали» срочно изменить свою внешнюю политику.

Но Башар Асад оказался «непонятливым», и в мае 2004 года США ввели против Сирии санкции за поддержку международного терроризма(!). Давление нарастало. В феврале 2005 года был убит ливанский прозападный экс-премьер, миллиардер Р.Харири. Американцы и их сателлиты немедленно (и опять-таки бездоказательно) обвинили в этом преступлении Сирию и потребовали вывести сирийские войска из Ливана. К сожалению, Россия тогда не заблокировала антисирийскую резолюцию в Совете Безопасности ООН, и Асад вывел войска. Таким образом, он вроде бы стал без вины виноватым.

Начиная с весны 2004 года американцы и турки пытались поднять против Асада сирийских курдов, хотя прав у курдов в Сирии было куда как больше, чем в Турции (стране - члене НАТО). Но именно поэтому в Анкаре и хотели переключить энергию курдского национального сопротивления с себя на соседнюю страну. В 2004 году антисирийские демонстрации прозападных курдских организаций прошли в Брюсселе, Женеве, также в Германии и Турции. Причем, как правило, «активисты» собирались у американских посольств, требуя от США вмешаться во внутренние дела Сирии.

В октябре 2005 года при содействии США сирийская «умеренная оппозиция» попыталась объединиться и выступила с так называемой «Дамасской декларацией». В этом документе режим Башара Асада заклеймили как одновременно и авторитарный, и тоталитарный (то есть на любой западный вкус).

«Тиран» Асад ответил экономическими реформами рыночного характера, что опять-таки не вписывалось в искусно создававшуюся Западом картинку дамасского «деспота». Весной 2007 года диалог с Сирией начал Евросоюз, а Дамаск посетила спикер американского Конгресса Нэнси Пелози. Даже госсекретарь К.Райс снизошла до встречи со своим сирийским коллегой в Египте. Асада в последний раз пытались убедить «по-хорошему» сменить внешнеполитический курс и отойти от тесных связей с Россией и Ираном. Израиль, как обычно, поддержал американскую «дипломатию» авиаударом по Сирии осенью 2007 года.

Но Асад так и «не понял», хотя опять попытался искренне договориться с Израилем, но последний не захотел отказываться от оккупации сирийской территории в районе Голанских высот.

В 2008 году к «дипломатическим усилиям» США подключились Катар и Саудовская Аравия - в Дамаске прогремел мощный взрыв, убивший 17 человек. Впервые после многолетнего перерыва исламисты снова прибегли к террору.

В 2009 году американцы опять давили на Асада по дипломатическим каналам. Дамаск, в частности, посетил спецпредставитель Президента США Джордж Митчелл. Асад искренне пытался пройти свою часть пути - в Сирии выпустили из тюрьмы ряд противников режима и открыли торги на дамасской бирже, демонстрируя отход от социализма в экономике. В 2010 году США после пятилетнего перерыва отправили в Дамаск своего посла.

Вроде бы намечалась оттепель в отношениях Запада и Сирии. Но тут совершенно неожиданно для Вашингтона пришла не оттепель, а настоящая весна. Арабская. Измученные нищетой, репрессиями и повальной коррупцией люди восстали. Но не против социалистов и друзей Москвы вроде Асада и Каддафи, а против «просвещенных» прозападных деспотов в Тунисе, Египте, Йемене и Бахрейне. Едва удалось избежать революций в столь же прозападных Иордании и Марокко.

Надо признать, что ошеломленные поначалу американцы быстро взяли себя в руки и решили под брендом «арабской весны» наконец-то разделаться с последними остатками социализма в арабском мире. Особой нужды в этом не было, но уж очень заманчивым представлялся шанс.

Ничего «спонтанного» в «народных волнениях» 2011 года в Ливии и Сирии, в отличие от событий в том же Тунисе, не было. «Революции» на сей раз организовали США и монархии Персидского залива с опорой на местных олигархов и реакционное духовенство, давно уже получавшее деньги из Саудовской Аравии. Если людей в Египте и Тунисе вывел на улицу Интернет, то антиправительственные демонстрации в Сирии и Ливии начались после проповедей в мечетях.

Заметим, однако, и это принципиальный момент: даже при массированной финансовой и пропагандистской поддержке Запада, оппозиция ни в Сирии, ни в Ливии не смогла самостоятельно прийти к власти. Просто потому, что, в отличие от прозападных, вполне реальных тиранов-клептократов типа Бен Али в Тунисе или Мубарака в Египте, социалистические режимы в Сирии и Ливии с опорой на СССР и Россию много делали для своего собственного народа - от бесплатного здравоохранения и образования до развития промышленности с целью создания квалифицированных рабочих мест.

Поэтому Западу пришлось «подстегнуть» революцию в Сирии и Ливии прямым военным вмешательством. В Ливии «получилось» - страна погрузилась в пучину анархии. Долго и кропотливо сеявшие ветер американцы, как и должно было случиться, пожали бурю в лице убитого в Ливии посла США.

Дамаск устоял перед натиском США, Турции, Саудовской Аравии, Катара и международного джихадистского интернационала лишь потому, что опирался на собственный народ, не желавший возврата в средневековье, и потому, что в отличие от Ливии Россия не дала американцам столь желанной для них возможности прикрыть военную интервенцию мандатом Совета Безопасности ООН.

Теперь США, как правильно отметил Президент России в своей речи в ООН, сами не знают, что им делать. Ливийский вариант захлебнулся, а вскормленная на деньги США, Катара и Саудовской Аравии «умеренная оппозиция» в Сирии стройными рядами перешла к «Аль-Каиде» и «Исламскому государству». Толпы беженцев от джихадистского террора захлестнули Европу, и там сразу начали «понимать» былого «тирана» Асада. Израиль, поначалу активно поддерживавший сирийскую оппозицию, тоже стал прозревать - исламистский режим в Дамаске может стать для него настоящим кошмаром.

Теперь, как представляется, у США есть только один выход - согласие на политическое урегулирование в Сирии путем выборов, которые (и это в Вашингтоне всегда понимали) неизбежно подтвердят мандат Асада и ПАСВ.

Таким образом, ликвидация последнего очага социализма в арабском мире откладывается. Но в противном случае американцев с нетерпением ждет окрепший с их же помощью террористический интернационал. А эти люди, привыкшие только воевать, могут, победив в Сирии, обратить свои «пламенные взоры» и к своим спонсорам из монархий Персидского залива. Они уже давно возмущаются режимом в той же Саудовской Аравии, предоставившим военные базы на священной земле Мекки и Медины «неверным» американцам. А если победивший в Сирии джихад плавно перетечет поближе к Эр-Рияду, это будет означать крах мирового рынка энергоносителей и крах всей западной экономики современного типа.

Тогда уже Западу будет не до Сирии, и тогда уже будет поздно. Поэтому как бы ни хотелось потешить себя выполнением давней задачи по зачистке мира от осколков Советского Союза, все же с этим Вашингтону придется повременить. В своих же собственных интересах.

Сирия > Армия, полиция > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939740 Николай Платошкин


Ирак. Сирия. РФ > Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 19 октября 2016 > № 1938087 Виталий Наумкин

Виталий Наумкин: "Боевики из Ирака уйдут в Сирию или залягут на дно"

Как изменится ситуация в Ираке после того, как "столица" запрещенной в России террористической группировки ИГИЛ Мосул будет взят армией Багдада и курдскими ополченцами? Как влияет в настоящее время разрыв договоренностей между Россией и США по координации военных операций в Сирии на урегулирование сирийского кризиса? Насколько все происходящие в настоящее время события в этих двух странах приближают победу над международным терроризмом на Ближнем Востоке? На эти и другие вопросы по наиболее горячей теме этого месяца "Вестнику Кавказа" ответил директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин.

- В настоящее время идет операция иракских войск и курдского ополчения по освобождению Мосула от боевиков ИГИЛ. По вашей оценке, как восстановление иракского контроля над Мосулом изменит баланс сил в борьбе Багдада против ИГИЛ?

- Безусловно, операция по взятию Мосула окажет большое влияние на ситуацию. Нет сомнений в том, что иракские войска при поддержке международной коалиции, а также сил курдов и шиитского ополчения в какой-то мере могут установить контроль над городом. Но полной победы над ИГИЛ добиться, скорее всего, не удастся. Есть все основания считать, что коалиционные силы, прежде всего США, договариваются через посредников с теми боевиками, которые сопротивляются в Мосуле, чтобы они по каким-либо коридорам уходили из города, причем выход этой части боевиков, скорее всего, будет не только в Ракку, как считает большинство наблюдателей: они распределятся по суннитским племенам, из которых в свое время и пришли в ИГИЛ, либо сочувствующим им. Суннитские племена гарантируют защиту этим людям, а для коалиции и иракской армии очень важно не превращать такие племена во врагов, дабы поражение игиловцев не выглядело как поражение суннитского населения. Возможно, потом кто-то будет вылавливать боевиков по племенам, а вероятно и то, что они залягут на дно, и трудно будет предугадать, как они поведут себя дальше. Конечно, часть уйдет на территорию Сирии, в Ракку, часть будет уничтожена в Мосуле. Самое главное сейчас – обеспечение выхода большей части мирных граждан, которых используют как живой щит, для минимизации людских потерь.

- Как в таком случае уход боевиков из Ирака в Сирию повлияет на сирийский кризис?

- Влияние будет в том, что произойдет укрепление рядов ИГИЛ в Ракке, второй "столице" террористов. При этом сама Ракка – довольно ограниченный театр военных действий, который может быть блокирован сирийской армией при поддержке ее союзников. Если предположить аналогичную операцию по взятию Ракки с выдавливанием боевиков обратно в Ирак, то получится некое перетекание террористических сил туда-сюда либо, что более вероятно, вытеснение их на запад, в район Идлиба, или на север, в район Турции.

- В текущий период явного разрыва сотрудничества между Россией и США по Сирии как никогда много различных сомнений и опасений в отношении будущего сирийского урегулирования. По вашей оценке, чего на самом деле стоить опасаться и ожидать в Сирии теперь?

- Контакты с Москвой разорваны еще не окончательно, они пока продолжаются, и шансы на восстановление договоренностей есть. При этом существуют разные интересы и подходы, при которых говорить о каком-либо серьезном взаимодействии сейчас, учитывая состояние российско-американских отношений, трудно. Тем не менее, я бы поостерегся говорить о полном развале этого сотрудничества. Можно и нужно пытаться договориться, такие попытки уже делались, пусть и не завершились успехом, но можно предположить, что они будут продолжаться.

- Каковы действительные перспективы сирийского урегулирования в текущей ситуации?

- Сложно давать прогнозы в отношении затяжного, трудного и многосоставного сирийского кризиса. Все зависит от слишком большого количества факторов и глобального характера, и регионального: от позиции Турции, от состояния отношений между Ираном и Саудовской Аравией, от внутрисирийского расклада сил, от военных, политических и экономических факторов, от того, как эти факторы будут взаимодействовать между собой.

- Какова в этой связи должна быть российская дипломатическая и военная стратегия в сирийском урегулировании?

- Мне кажется, Россия ведет очень успешную работу по этим двум проектам, по двум дорожкам – дипломатической и военной. Наши военные занимаются даже не свойственными им проблемами, скажем, обеспечивают гуманитарный доступ и доставку гуманитарной помощи, занимаются примирением конфликтующих сторон, переговорами с племенами и группировками. Я думаю, подобная синергия дипломатической и военной деятельности создает хорошую основу для возможного урегулирования кризиса, хотя здесь не все зависит от России.

- Как на перспективах урегулирования сирийского кризиса сказывается операция "Щит Евфрата"?

- Турция сегодня – один из основных игроков в Сирии, у нее есть свои расчеты и свои взгляды на ситуацию, связанные, в первую очередь, с противоборством с определенными курдскими силами, рассматриваемыми как антитурецкие и даже террористические, а не с антиасадовскими, антиправительственными мятежными группировками. Поэтому Турция продолжает оказывать поддержку и запрещенной в России "Джебхат Фатх аш-Шам", и другим организациям. Пока Анкара не начнет серьезно менять свою политику, ее роль в урегулировании сирийского кризиса вряд ли будет конструктивной. Поскольку в интересах Турции сдерживать курдов, она создала своеобразный де-факто пояс безопасности у своих границ на территории Сирии, который является нелегитимным по сути, но принимается другими игроками: Анкара выступает здесь как инициатор определенных односторонних действий, которые предпринимают и другие стороны, в том числе американцы.

- Насколько изменится сирийских кризис при устранении из него террористического фактора?

- Даже если исходить из оптимизма, заложенного в вашем вопросе, путь к урегулированию все равно будет лежать через раздел власти между сегодняшним правительством и определенной частью оппозиции. Сирийское общество расколото, а значит, необходимо учитывать интересы всех, кто по-разному смотрит на будущее страны, за исключением, естественно, экстремистов и тех, кто опирается на насилие и использование оружия для решения политических задач.

Ирак. Сирия. РФ > Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 19 октября 2016 > № 1938087 Виталий Наумкин


Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 19 октября 2016 > № 1938070 Николай Кожанов

Встреча в Лозанне: будет ли новый формат урегулирования в Сирии

Николай Кожанов

Прошедшие 15 октября в Лозанне переговоры глав МИД России, США, Турции, Иордании, Саудовской Аравии, Катара, Ирана, Ирака и Египта при участии спецпосланника генсека ООН Стаффана де Мистуры показали, что Москва и Вашингтон по-прежнему готовы не только говорить друг с другом, но и вместе искать новые форматы решения сирийской проблемы

Сообщения о новых переговорах по Сирии в Лозанне несколько затерялись в информационных потоках о происходящем в мире. Оно и неудивительно – об итогах этой встречи участники предпочитают хранить молчание, говоря лишь о «некоторой надежде», «интересных вариантах решения проблемы» и «необходимости начала внутрисирийского диалога». Между тем прошедшие переговоры, которые, со слов их участников, в скором времени будут продолжены, могут иметь важное значение как для процесса сирийского урегулирования, так и для лучшего понимания подходов сторон к проблеме Сирии.

Войны не будет

Прежде всего, переговоры наглядно доказали, что не правы были те, кто после сентябрьского срыва российско-американских договоренностей заговорил о полном прекращении какого-либо общения по Сирии и грядущей войне между Москвой и Вашингтоном. Действительно, по уровню агрессии заявления обеих сторон повторили исторический рекорд времен присоединения Крыма и начала войны на юго-востоке Украины. Более того, за заявлениями последовали и реальные громкие меры. Но на практике все оказалось не так уж и трагично.

Большинство официальных шагов ничего нового в ситуацию не добавили. Они в основном закрепили на бумаге то, что и так уже существовало в реальности. Например, отсутствие прогресса в российско-американском диалоге по Сирии, желание государств побряцать оружием (в том числе и ядерным) и понимание потенциальной причастности пророссийских сепаратистов (то есть и Москвы) к гибели рейса MH-17 над Донбассом.

Вместе с тем и Москва, и Вашингтон постарались не пересекать настоящих «красных линий», которые могли бы сделать слова экспертов о грядущей войне более реальными. Никто не остановил обмен информацией, позволяющей российским ВКС и ведомой США коалиции не сталкиваться в воздухе и на земле. Слухи о массовых поставках (при американской поддержке) новых партий вооружений (в том числе ПЗРК) сирийской оппозиции также явного подтверждения не нашли.

Фактически, как и во времена холодной войны, стороны в очередной раз повели себя прагматично. Никто не был готов заходить за точку невозврата. Для уходящего президента Обамы, с его мечтой любой ценой оправдать врученную ему авансом Нобелевскую премию мира, неприемлемо было оставлять в наследство преемнику ситуацию, где нет надежды на мирное урегулирование в Сирии и выросла вероятность локальной войны с Россией.

Президенту Путину также не нужна ни война, ни полная изоляция. Ему удобнее фрондировать перед Западом, получая от этого внутри- и внешнеполитические дивиденды, а не делать страну реальной осажденной крепостью. Пребывающая в кризисе экономика России этого не переживет.

Да и завязнуть в Сирии Кремлю не очень хочется, тем более что некоторые из российских экспертов нет-нет да и начинают осторожно проводить отдаленные параллели с Афганистаном, Анголой и другими «незнаменитыми войнами» СССР. Параллели, конечно, пока далекие: российские власти предусмотрительно не направляют – хотя бы официально – наземные силы в Сирию. Однако Кремль уже признался, что закончить сирийскую кампанию «к празднику» (то есть в течение нескольких месяцев) не получилось, а значит, впереди затяжная и дорогостоящая кампания. На этом фоне российские СМИ стараются не вспоминать весеннее заявление Путина о выводе войск из Сирии.

Не без срывов

Сирия для России – это не Украина, не постсоветское пространство, которое Москва считает своей вотчиной и ближним рубежом обороны от козней Запада. Сирия, с точки зрения Кремля, – это все же зарубежье дальнее, а значит, в ее отношении можно продемонстрировать большую, чем в случае с Крымом и непризнанными республиками, гибкость.

Но российскому руководству было несподручно идти на новую попытку разговора с США сразу же после провала предыдущих договоренностей. Нужно было выдержать паузу, чтобы продемонстрировать самоуважение. Тем более что в провале мирного урегулирования оказались по-своему виновны обе стороны. Это давало Москве оправдание для негативной реакции.

Одновременно сказывалась и некоторая склонность российской политической элиты реагировать очень эмоционально, когда что-то на международной арене идет не так, как на то рассчитывали в России. Такие срывы сопровождаются у Москвы эффектными, но зачастую бессмысленными демаршами в отношении обидчиков. Как правило, чтобы вернуть себе самообладание, Москве требуется время.

Впрочем, за периодом бессмысленных эмоциональных действий у Кремля всегда наступает время прозрения и прагматизма. Например, сейчас в российских официальных СМИ уже не вспоминают слова президента Путина о том, что Эрдоган нанес России «удар в спину». Наоборот, руководитель Турции вновь позиционируется почти как союзник. А сообщения о том, что Москва собирается поставить Анкаре новые средства ПВО дальнего действия, и вовсе сложно соотнести с той антитурецкой риторикой, которая звучала из уст российских политиков всего год назад.

Реакция российского руководства на провал сирийских договоренностей Керри–Лаврова была менее эмоциональной, чем в случае с Турцией. Главы МИД двух стран встретились спустя примерно месяц после срыва. Во многом этому способствовало понимание сторонами того факта, что урегулировать сирийский конфликт в одиночку ни США, ни Россия не способны.

Чувство дежавю

Состоявшиеся в Лозанне встречи оставили двоякое впечатление. С одной стороны, есть устойчивое ощущение, что все это уже было – обострение боев, следующие за тем переговоры без официальных конкретных договоренностей, но заставляющие Москву и Дамаск на время ослабить военные усилия и попытаться продемонстрировать добрую волю.

Иными словами, ничего существенно не изменилось. Ситуация по-прежнему развивается по сценарию, заданному Россией после развертывания ВКС РФ на авиабазе Хмеймим, когда периоды активного военного давления на антиасадовские силы чередовались с попытками Москвы усадить за стол переговоров спонсоров воюющих сторон и запустить внутрисирийский диалог. Как только выстроить переговорный процесс в необходимом Москве русле не удавалось, она возобновляла военное давление.

Так было в конце зимы – начале весны 2016 года, так произошло и сейчас. Платой за провал сентябрьских договоренностей стали ожесточенные бомбежки Алеппо. Спустя месяц переговоры возобновились, но нет никаких гарантий, что российское руководство вновь не усилит боевые действия. Москва по-прежнему чувствует себя в Сирии уверенно и исходит из того, что начальные переговорные позиции у нее сильнее американских и чьих-либо еще.

Дополнительная переброска российских комплексов С-300 в Сирию, произошедшая после провала сентябрьских договоренностей, только усилила убежденность российских военных в том, что они контролируют ситуацию в сирийском небе и не позволят Вашингтону повторить сентябрьский эпизод с предположительно случайной бомбежкой асадовских сил в Дейр-эз-Зор, а также создать на территории Сирии без одобрения Москвы бесполетную зону.

Лучик надежды

Тем не менее многосторонний формат лозаннских переговоров дает надежду на то, что новый шаг на пути к урегулированию все же будет сделан. Обсуждение сирийского вопроса в двустороннем порядке было одним из главных недостатков российско-американских усилий. Без привлечения региональных держав – основных спонсоров воюющих сторон – любое решение по Сирии, принятое только Москвой и Вашингтоном, обречено так и остаться на бумаге.

События сентября 2016 года это наглядно доказали, когда попытка России и США игнорировать интересы стран Залива, плохая информированность Ирана о происходящем, а также чрезмерный акцент в пользу протурецких групп сирийской оппозиции предопределили провал договоренностей Керри и Лаврова. Теперь же, когда за стол переговоров сели и региональные лидеры, этот недочет устранен.

Сразу оговоримся, расширение формата сняло одну проблему, но создало другую – теперь нужно искать общий язык между многочисленными региональными силами. Сделать это будет очень непросто, учитывая текущие ирано-саудовские противоречия, специфику турецкого руководства, играющего свою собственную игру в регионе, а также отсутствие единого мнения о необходимости подобных переговоров в Тегеране.

Впрочем, поиск компромиссов между региональными игроками сложен лишь тем, что требует времени и учета многих факторов. А вот исключение их из этого процесса и сведение дискуссий к двустороннему российско-американскому формату создает ложное ощущение простоты, но заводит ситуацию в тупик, так как внутри Сирии региональные державы имеют куда более эффективные рычаги давления на воюющие стороны, чем Москва и Вашингтон. Встречи в Лозанне показали, что эту истину наконец-то стали осознавать в России и США.

Скорого чуда и мгновенного улучшения ситуации в Сирии ждать не приходится. Но последовавшие за переговорами в Лозанне решения российских и сирийских военных вводить в Алеппо с 20 октября «гуманитарные паузы» и проложить коридоры выхода из осажденной части города для населения и противников режима не только в направлении территорий, контролируемых асадовскими силами, но и зон, находящихся под контролем оппозиции, дают основание считать, что определенный прогресс в развитии ситуации все же есть.

Заявление начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Рудского о том, что Москва продолжает вести разговор со спонсорами «Джабхат ан-Нусры» (запрещена в РФ) на тему вывода ее подразделений из Алеппо, также показывает, что Россия ведет работу над ошибками сентябрьского соглашения. Тогда интересы спонсоров «Джабхат ан-Нусры» не были учтены, и это превратило указанную группировку в одну из сил, сорвавших перемирие. Со слов Рудского, у Москвы есть понимание, что мгновенного результата от этих переговоров со спонсорами «Ан-Нусры» не будет. Если оно действительно есть, то у Москвы, возможно, появляется и терпение, которого ей часто не хватало.

В целом в Лозанне было заложено то, что может стать пока еще хрупкой, но все же отправной точкой для движения вперед в процессе урегулирования сирийского конфликта, если Москва и Вашингтон продолжат терпеливо искать консенсус между широким спектром игроков и откажутся от исключительной опоры на двусторонний формат для выработки главных договоренностей. Впрочем, пойдут ли Москва и Вашингтон по этому пути, еще не ясно.

Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 19 октября 2016 > № 1938070 Николай Кожанов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 18 октября 2016 > № 1937982 Дмитрий Глуховский

Дмитрий Глуховский: Учебная тревога

МЧС рапортует, что московские бомбоубежища готовы принять и укрыть все население столицы в случае бомбежек города. Ленинградцам рассчитывают новый продовольственный паек: триста граммов хлеба в день. Государственная дума проводит учения по эвакуации и знакомится с бункерами, устроенными для спасения элиты во время войны. Центробанк учится работать в условиях военного времени. Войну обсуждают по всем телеканалам, показывают переброску «Искандеров» в Калининград, ведут прямой репортаж с пикирующего в Сирии бомбардировщика, лезут с камерой на все учения, облизывают тяжелые огнеметные системы, сладко обсуждают возможности обмена ядерными ударами, мечтают о войне, как девственница томится по альковному таинству.

Сдавайте на бомбоубежища, граждане.

Население пришибленно моргает и соглашается с неизбежностью Третьей мировой: раз по телеку сказали, что будет — значит будет. Надо, стало быть, готовиться. Землянку рыть и дедов ППШ из огорода выкапывать, гречку запасать. А грибы засаливать? Дак а чо, хорохорится даже население, дойдем до Берлина еще раз, и до Вашингтона дойдем. Ну не поглотим — так пооткусываем, вона Киселев очень убедительно про радиоактивный пепел заливает.

Так что, завтра война?

Дорогие сограждане, не ссыте. Войны не будет.

Наше руководство вовсе не собирается воевать ни с Европой, ни с Америкой, что бы оно вам там ни транслировало устами телевизионных гипножаб. И уж конечно ни Америка, ни Европа не собираются воевать с нами.

Во-первых, потому что мировую войну невозможно выиграть. Надежных средств противоракетной обороны нет и не появится в ближайшее время ни у кого, а значит, любой ядерный конфликт приведет к планетарной катастрофе и к гибели всего человечества. Это называется принципом гарантированного взаимного уничтожения, и именно этот принцип не дал случиться ни одной мировой войне с того момента, как СССР заполучил атом.

Во-вторых, для мировой войны нет причин. Сегодняшний мир не разделен идеологическими противоречиями. Россия, несмотря на свой показушный имперский реваншизм, управляется не идеологами, а циничными дельцами и сугубыми прагматиками, которые ни на йоту не верят в то, что транслируют населению через голубые экраны. И Америка, хотя кажется часто страной, которой движет идеология, на международной арене руководствуется соображениями национальных интересов, то есть выгодой, а не принципами. В современном глобальном мире, связанном мириадами экономических транзакций, где независимы только государства вроде Бутана, нам нечего делить с Западом, любое сотрудничество принесет гораздо большую выгоду всем сторонам, чем любое завоевание.

Разрушение России, ее распад, бесконечные гражданские войны на нашем лоскутном одеяле, бесконтрольное распространение ядерного оружия, его попадание в руки удельных княжеств — это кошмар и для Европы, и для США, и для Китая. Поэтому, что бы они там ни знали про прошлое нашего руководства и как бы к нему не относились, военных решений тут быть не может.

Запад даже не стремится к подчинению России. Все, что им от нас нужно, — системность, предсказуемость; и именно своей истерической непредсказуемостью нынешняя Россия раздражает Запад. Но эта не та непредсказуемость, которая может кончиться всеобщей войной.

Северная Корея уже много лет провоцирует Запад: разрабатывает атомное оружие, баллистические ракеты, поддерживает террористов, печатает фальшивые доллары, промышленно производит и экспортирует амфетамины, угрожает Америке превентивными ядерными ударами — и что? Весь этот ее бесконечный припадок на Западе встречают с врачебной мягкостью и осторожностью; понимают, что Пхеньян это делает не Америки, а для своих граждан. Понимают: это не одержимость, а эпилепсия.

Как и режим Ким Чен Ына, наш режим, в сущности, преследует всего две важные цели: удержать население в покорности и не позволить никому вмешиваться в наши внутренние дела. Внутренние дела у нас тоже похожие: как половчей оболванивать и угнетать людей, чтобы остаться у власти вечно. Только методы пока отличаются.

Пока. Потому что лучше всего в Северной Корее показал себя метод бесконечной подготовки к войне с Америкой. Вот уже шестьдесят лет, как страна живет на военном положении. Учебные тревоги у них проводятся чуть ли не еженедельно: того и гляди, прилетят американские бомбардировщики. Чтобы держать население в тонусе. А если Америка вдруг о диктатуре забывает, та ей напоминает ревниво: эй, а как же мы? Или когда неурожай риса и нечего жрать, Пхеньян так вот кокетливо просит гуманитарной помощи ООН: испытывает ядерное оружие и вопит, что за себя не отвечает.

А ведь у нас теперь тоже начинает урчать в животе. И нам тоже теперь придется бегать в бомбоубежища и рассчитывать свою норму хлеба на случай блокады, и учиться напяливать противогаз с первого класса. Война должна все время маячить на горизонте, а мы будем одновременно обреченно готовиться к ней и петь песни о мирном небе над головой, и ценить каждый миг сегодняшней бескровной жизни. Этот метод отлично показал себя в СССР, сработает и сегодня. Люди-то те же.

И нам теперь тоже всегда будет нужен враг. Украинцы побыли нашими врагами, турки побыли, но это все не то. Нам ведь не Голиафом хочется быть, а Давидом.

А могучей и зубастой Америке — как же сладко снова бросить вызов! Как хорошо-то, Господи боже мой! Как же просто ненавидеть ее, Задорновым так точно описанную! Как мы скучали по ней!

Ведь это из-за американских санкций у нас сыр дерьмо, гречка дорожает и накопительную часть пенсии который год замораживают! Из-за их Рокфеллеров наша Украина от нас ушла! Они же, гады, и развалили нас вообще! Так что благослови, Господь, Америку — за то, что она такой для нас извечный, удобный, безотказный враг! Для нас и вообще для любых диктатур.

Мы-то никогда ни в чем сами не виноваты, ясное дело. И не будем ни в чем виноваты никогда, потому что на воображаемой войне как на войне взаправдашней, и кто не с нами, тот против нас, а сомневающихся — под полевой трибунал.

В ружье!

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 18 октября 2016 > № 1937982 Дмитрий Глуховский


Литва. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2016 > № 1936755 Даля Грибаускайте

Президент Литвы Даля Грибаускайте: Россия угрожает всей Европе

Юсси Ниемеляйнен (Jussi Niemeläinen), Helsingin Sanomat, Финляндия

Когда Россия открыто сообщила о перемещении ракетных комплексов «Искандер-М» в Калининград, это стало демонстрацией угрозы всей Европе не только в регионе Балтийского моря.

Об этом говорит президент Литвы Даля Грибаускайте, интервью у которой журналисты Helsingin Sanomat взяли 17 октября в Вильнюсе.

«В ходе последних военных учений в Калининграде было продемонстрировано даже тактическое оружие, например, „Искандеры“, которые предназначены не для обороны, а для нанесения ударов», − говорит Грибаускайте.

Ракеты «Искандер» вызывают беспокойство, поскольку на них можно установить ядерную боеголовку. Дальность полета ракет достигает 500 километров.

Они уже в течение многих лет были расположены неподалеку от Санкт-Петербурга в городе Луга, но сейчас они, по крайней мере, по сообщению России, находятся значительно ближе к Центральной Европе.

«С их помощью Россия демонстрирует агрессивное и провокационное поведение», − говорит Грибуаскайте.

«И оно только возрастает».

Грибаускайте, которая находится на посту президента Литвы с 2009 года, известна своей прямолинейностью в вопросах, касающихся России. Ее считают одним из наиболее известных критиков президента Путина и его политики.

«Да, я говорю прямо, но я не даю оценки», − отмечает президент.

По ее мнению, она лишь озвучивает вслух действия России.

«Я прямолинейна потому, что одним из методов нашей политики обороны является сообщение Западу и всему миру о том, как действительно обстоит ситуация на нашей границе», − говорит она.

Правда, по мнению президента, сейчас в этом направлении осуществляется меньше действий, чем раньше.

«Мы наблюдаем открытую демонстрацию агрессивности. Недавнее перемещение ракетной системы „Искандер“ было хорошим тому примером. Нам больше нечего к этому добавить».

Грибаускайте дает интервью в президентском дворце в Старом городе Вильнюса.

В Вильнюсе осень еще не заканчивается, как в Финляндии. Некоторые листочки еще зеленые, но крыши в понедельник утром уже покрыты инеем. Поэтому горожане ходят быстро. К тому, что дыхание заметно, опять надо привыкать.

Цель визита Грибаускайте в Финляндию — обсуждение различных тем, но вопросам безопасности отводится главная часть дискуссии.

− Когда Вы заступили на пост президента в 2009 году, думали ли Вы, что ситуация сможет настолько сильно обостриться?

«Нет, − говорит Грибаускайте. − Тогда президентом России был Дмитрий Медведев. Торговля развивалась хорошо. В Европе и на Западе у большинства создавалась иллюзия демократизации России. После возвращения Путина на пост президента действия России изменились радикально. Это вызвало большое потрясение».

− Теперь Россия активна в Сирии, особенно в Алеппо. Что общего Вы видите в ситуации в Сирии, на Украине и в регионе Балтийского моря?

«Я считаю, что попытка изменить международные отношения и агрессивное пренебрежение международным правом — тип поведения, который можно наблюдать с 2014 года. Он всюду проявляется одинаково», — говорит Грибаускайте.

— Последнее время много говорят о санкциях, направленных на Сирию и Россию из-за их действий в Алеппо. Есть ли у Литвы какая-то позиция по этому вопросу?

«Многое зависит от того, что подразумевается под новыми санкциями. Мы пока еще не владеем достаточной информацией по этому вопросу».

В Литве вопросы политики безопасности вызывают беспокойство, поскольку кроме Калининграда, который относится к России, соседом Литвы также является Белоруссия, которая тесно сотрудничает с Россией и очень от нее зависит.

«Иногда я говорю, что в действительности у нас две границы с Россией».

Правда, чувство безопасности укрепляют войска НАТО, которые альянс решил летом отправить также и в Литву.

Финляндия и Швеция не входят в НАТО, но сотрудничество с ними, тем не менее, важно для Литвы с позиций безопасности, особенно энергетической безопасности, сообщает президент.

Будучи бывшей республикой СССР, Литва долгое время полностью зависела от российской энергии. В 2014 году в Литве открылся терминал сжиженного природного газа. Теперь страна может покупать газ, откуда хочет.

«Теперь мы можем принимать решения по экономическим и политическим вопросам более свободно».

Поэтому Литва критически относится к проекту о проведении нового газопровода «Северный поток 2» из России в Германию.

«Мы считаем, что это не экономический, а геополитический проект. Он разделяет страны ЕС и увеличивает зависимость от российского газа», — говорит президент.

Для финнов Литва — самая дальняя страна Балтийского региона, и не только в географическом смысле. Тем не менее, политическое сотрудничество в ЕС возросло.

Из Финляндии в Литву направляются значительные инвестиции. Смысл этого, по мнению президента, не только в деньгах.

«Вместе с инвестициями страны Северной Европы привносят бизнес-менталитет, что для меня, как для президента, очень важно. Нам еще много всего нужно изменить — бороться с коррупцией и увеличить прозрачность».

— Получается, Вы хотите, чтобы финские предприятия принесли свои хорошие традиции?

«Они уже это делают!»

Литва. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2016 > № 1936755 Даля Грибаускайте


США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > forbes.ru, 18 октября 2016 > № 1936733 Арег Галстян

Американцы против саудитов: мифы и реалии закона JASTA

Арег Галстян

кандидат исторических наук, американист, колумнист журналов "The National Interest" и "Россия в глобальной политике"

Американское экспертное сообщество активно обсуждает принятый Конгрессом закон о «Правосудии против спонсоров терроризма» (Justice Against Sponsors of Terrorism Act — JASTA), согласно которому американские граждане смогут подать в суд на правительства стран, поддерживающих террористические организации. В первую очередь, речь идет о Саудовской Аравии. После 11 сентября появились новости, что 15 из 19 террористов, участвовавших в нападении, были саудитами, что заставило многих американцев задаться вопросом: было ли королевство союзником, каким его считали США? Кроме того, в докладе ЦРУ отмечалось, что Саудовская Аравия могла быть причастна к финансированию «Аль-Каиды». Во время слушаний в Конгрессе также было заявлено, что саудовские и йеменские террористы создали опасный и боеспособный региональный филиал «Аль-Каиды» на Аравийском полуострове, что является смертельной угрозой для Соединенных Штатов.

Нарушение принципа «суверенного иммунитета»?

На протяжении длительного времени Конгресс и Белый Дом с осторожностью работали над вопросами иностранного суверенного иммунитета и возможными исключениями из него. В преамбуле настоящего акта отмечается, что Соединенные Штаты значительно выигрывают от защиты, предоставляемой иностранными суверенными иммунитетами. Американские законодатели объясняют, что речь не идет о нарушении священного принципа международного права, а лишь о возможности подавать частные судебные иски в судах США против иностранных правительств. Обращение в суд производится на основе утверждений, что истец пострадал от действий этих стран за рубежом, способствовавших террористическим актам на американской земле. По словам ряда членов комитета по юридическим вопросам Палаты представителей, новое законодательство модернизирует и устраняет пробелы в положении закона «Об иностранном суверенном иммунитете» относительно судебных разбирательств, направленных исключительно против террористических актов, совершенных при содействии конкретных должностных лиц и агентов иностранных государств, чья вина доказана и признана судебной системой США.

Сторонники закона объясняют, что должностные лица и агенты иностранных государств с глубоко укоренившейся враждебностью к американскому народу имеют тесные связи с террористическими организациями по всему миру. Действительно, история показывает, что официальные лица разных государств на Ближнем Востоке, в Южной и Центральной Азии, Юго-Восточной Азии и Северной Африке содействовали созданию, развитию и деятельности террористических организаций. Более того, с 1970 года американские суды заводили дела против некоторых иностранных правительств (от Чили до Китая), наносивших вред гражданам Соединенных Штатов на американской территории. Как правило, шла охота на бывших диссидентов, которых пытались достать различными способами, в том числе нанимая жестоких убийц из организаций, которых Госдепартамент и Минюст признали экстремистскими или террористическими. Особо важно заметить, что раздел «1605A» закона «Об иностранных суверенных иммунитетах» (FSIA) допускает иски против иностранных государств, признанных Государственным департаментом спонсорами терроризма. При этом раздел «1605B» разрешает только иски по возмещению ущерба, причиненного актом международного терроризма. Важно и то, что ущерб, составляющий основу иска, должен быть нанесен в Соединенных Штатах. При этом обвинения в упущении или просто небрежности со стороны иностранных государственных должностных лиц не могут служить основанием для дела.

Противники закона отмечают, что многие разделы не дают четких определений и JASTA позволит заводить дела против стран, которые не были признаны исполнительной властью спонсорами терроризма, а также не совершали прямых действий для осуществления террористических атак против американцев.

Исходя из этого, новый закон может ограничить возможности Вашингтона защищать свои национальные интересы, нанося вред отношениям со странами-партнерами в борьбе с терроризмом. По мнению многих аналитиков-реалистов, непродуманный шаг Конгресса снизит эффективность Америки в борьбе с ИГИЛ без полного сотрудничества с Саудовской Аравией, Ираном, Турцией и другими странами, которым могут быть предъявлены иски. Подобные опасения небезосновательны. Многочисленные европейские и ближневосточные правительства обратились к Госдепартаменту, чтобы выразить свою озабоченность по поводу закона.

Так, парламент Нидерландов единогласно принял предложение назвать JASTA нарушением голландского суверенитета и призвал правительство передать свои опасения руководству Соединенных Штатов, а член британского парламента Томас Тагендхэт в газете Telegraph заявил, что американский закон может иметь серьезные непредвиденные последствия для Великобритании. Беспокойство британцев и других европейцев вполне понятно, так как теоретически JASTA позволит правительству США раскрыть тайны совместных разведывательных операций в открытом судебном заседании, что может привести к напряжению в двусторонних отношениях. Взволнованы и влиятельные бизнес-круги, которые опасаются, что из-за нового закона снизятся иностранные инвестиции, а американские компании могут столкнуться с трудностями за рубежом.

Идеальное совпадение интересов

Наиболее негативно новый закон был воспринят в Саудовской Аравии, которая станет главной мишенью для американских граждан. Как отмечалось ранее, после 11 сентября американцы с настороженностью относятся к Эр-Рияду. Ситуация не изменилась, даже когда саудиты наняли ведущие лоббистские и пиар-фирмы с целью донести до американского общества, что Королевство не поддерживает, а осуждает террористов и помогает США с ними бороться. Несмотря на общий негативный фон, официальный Вашингтон никогда не говорил о непосредственном участии саудовского правительства в событиях 11 сентября. Имели место лишь заявления о том, что Саудовская Аравия является «проблематичным союзником» в борьбе с терроризмом и это-де связанно с состоянием прав человека и радикализацией общества в монархии. Таким образом, существует контраст между официальным саудовским сотрудничеством в борьбе с терроризмом и непосредственно обществом и культурой экспорта экстремизма и нетерпимости.

Демократы в Конгрессе и президент Обама были убеждены, что с угрозой экстремизма нельзя бороться только через разведку и военные действия. Саудовскому правительству необходимо устранять угрозы радикализации и экстремизма внутри собственного общества. С одной стороны, основная цель администрации Обамы состояла в том, чтобы заставить Эр-Рияд прекратить поддержку религиозных лидеров, которые продвигают ненависть, нетерпимость и насилие в отношении различных религий. В Вашингтоне есть четкое понимание, что многие проблемы, касающиеся борьбы с терроризмом, в частности, поощрение экстремизма за рубежом посредством сектантства и критики немусульман, имеют прямое отношение к основным внутриполитическим вопросам, жизненно важным для легитимности нынешнего режима саудитов и его дальнейшего выживания. С другой, Белый дом должен был удержать саудитов на военно-политической цепи. Именно из этих соображений Соединенные Штаты продали Королевству оружия почти на $100 млрд в течение последних шести лет. Однако Обама был крайне раздражен тем, что саудовские СМИ называли его слабым, ненадежным и даже враждебным президентом из-за отказа поддержать Мубарака в Египте и восстановить политический диалог с Ираном.

При детальном анализе процесса принятия JASTA возникает множество вопросов. Первое, что бросается в глаза, это список спонсоров уже принятого закона. Инициатором законопроекта стал республиканец Джон Корнин – известный лоббист фирмы Podesta Group, которая имеет многомиллионные контракты с Саудовской Аравией. Неудивительно, что сенатор Корнин никогда не голосовал за законопроекты, которые могли бы нанести ущерб Эр-Рияду.

Почему же некогда крупнейший просаудовский лоббист не только поддержал закон о «Правосудии против спонсоров терроризма», но и стал главным его спонсором?

Дело в том, что Корнин не только нанятый у Podesta для Саудовской Аравии законодатель, но и многолетний друг и один из крупнейших лоббистов ведущих американских нефтяных корпораций. Раньше у Корнина как у лоббиста двух субъектов не возникало конфликта интересов из-за их тесной взаимосвязи. Однако ситуация начала меняться с 2014 года, когда США стали мировым лидером по добыче нефти благодаря сланцевой революции. В ответ саудиты опустили цены ниже себестоимости добычи нефти американскими корпорациями, чтобы остановить сланцевый бум. Подобная ситуация привела к серьезному конфликту между американским нефтяным бизнесом (крупным налогоплательщиком) и саудовским правительством. В таких случаях законодатель-лоббист непременно выберет свою корпорацию, которая исправно финансирует партию и ее кандидатов на федеральном и региональном уровнях.

Всего в числе коспонсоров JASTA значится 12 «слонов», и в их числе такие тяжеловесы, как экс-кандидаты на пост президента США Тед Круз, Марко Рубио и Линдси Грэм. Итак, позиция республиканцев прояснилась, и она исходит из вполне прагматичных соображений каждого сенатора в отдельности и партии в целом. Республиканцы не только легко провели законопроект через обе палаты Конгресса, но и пользовались поддержкой абсолютного большинства демократов. Те, кто занимаются внутриполитическими процессами в США, понимают, что подобное случается крайне редко. Особенно смущают фамилии спонсоров демократов: Чарльз Шумер, Диана Фанштейн, Роберт Менедез, Эдвард Маркей и Элизабет Уоррен. Перечисленные сенаторы на протяжении восьми лет оказывали всестороннюю поддержку президенту Обаме и обладают репутацией законодателей, прислушивающихся к советам из Западного крыла. Именно Шумер, Маркей и Фанштейн обеспечили Белому дому нужное число голосов для ратификации соглашения с Ираном и отмены санкций против Кубы. Сложно поверить, что в этот раз они пошли против Обамы, который объявил о готовности наложить вето на законопроект. Более того, именно демократы помогли «слонам» в дальнейшем собрать нужное количество голосов для преодоления президентского вето.

Кроме этого, обе партии просчитывали внутриполитические дивиденды от нового закона. Во-первых, Конгресс смог доказать свою состоятельность, преодолев абсолютное вето президента, и переиграть исполнительную власть. Это воодушевило американцев и вернуло им веру в законодательную власть, которую они давно обвиняли в пассивности и выполнении заказов от лоббистов и специальных групп-интересов. Во-вторых, республиканцы и демократы подарили бонус, который кандидаты в президенты от обеих партий могут использовать в оставшийся период борьбы за электорат в колеблющихся штатах. В-третьих, партийные лидеры уже сейчас готовятся к будущим выборам в Конгресс, значение которых трудно переоценить. Если побеждает демократ Хиллари Клинтон, республиканцы должны сохранить большинство в обеих палатах, чтобы иметь возможность вести с ней равный диалог. Таким образом, единодушное принятие нового закона стало результатом стечения интересов, в том числе, и администрации президента Обамы, который завершает свой президентский срок, наказав Саудовскую Аравию за пренебрежительное отношение лично к нему, его администрации и правам человека. Наложенное вето носит лишь стратегический характер, чтобы показать, что США в лице исполнительной власти и лично президента стремятся сохранить хорошие отношения с Саудовской Аравией как с важным партнером и союзником.

США. Саудовская Аравия > Армия, полиция > forbes.ru, 18 октября 2016 > № 1936733 Арег Галстян


Сирия. США. РФ > Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 17 октября 2016 > № 1938084 Гюнтер Мейер

Гюнтер Мейер: «Сирийский режим при поддержке русских, иранцев и многочисленных формирований находится на пути к победе»

В минувшие выходные главы внешнеполитических ведомств России, США, семи стран ближневосточного региона - Ирана, Турции, Египта, Иордании, Ирака, Саудовской Аравии, Катара - и спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура на встрече в Лозанне не вышли на конкретные договоренности по Сирии. Руководитель центра по изучению арабского мира в Университете Майнца, эксперт по Ближнему Востоку профессор Гюнтер Мейер в интервью изданию Deutschlandfunk представил анализ последних событий в Сирии. "Вестник Кавказа" предлагает вниманию читателей перевод этой публикации.

- Ожидаете ли вы, что новый раунд переговоров по Сирии также обречен на неудачу, или, все же, питаете какие-то надежды?

- Спикер Джона Керри уже абсолютно ясно сказал, что никакого прорыва ждать не стоит. Встреча между главами дипломатических ведомств России и США при участии делегаций из Саудовской Аравии, Катара, Турции, Ирана, а также спецпредставителя ООН Мистуры, является позитивным аспектом в том отношении, что недавно мы пережили абсолютное «дно» в переговорном процессе. Оно выражалось в вербальной атаке Джона Керри на российского министра иностранных дел в СБ ООН, в ходе которой Керри обвинил русских в том, что они живут в параллельном мире фантазий, а также упрекнул их в том, что у них собственное толкование правды, хотя тут следует задаться вопросом, кто тут дает правду «на откуп». В нашем случае, точно не Керри, поскольку речь шла об инциденте с определением виновных в нападении на гуманитарный конвой ООН.

- Господин Мейер, позволю себе коротко добавить, что, предположительно, есть спутниковые снимки, которые доказывают, что обстрел гуманитарного конвоя был произведен с воздуха, и все указывает на российские боевые машины. Вы в этом сомневаетесь?

- Даже глава генштаба американских ВС чуть более недели назад заявил в ходе слушаний в конгрессе США, что нет никаких улик и доказательств относительно того, кто ответственен за это нападение. Это говорит глава американского генштаба, в то время как глава Госдепа утверждает, что, само собой разумеется, что в этом виноваты русские. Россия, между тем, ясно довела до сведения, что у сирийских военных нет ни боевых самолетов, ни вертолетов, которые были бы в состоянии совершать нападения ночью. После этого был проведен детальный осмотр местности. Речь шла о воздушной бомбардировке, но нигде не было найдено осколков этих авиабомб, все указывает на то, что атака была осуществлена при помощи маленьких безосколочных снарядов. Это означает, что вся история о нападении с воздуха не имеет малейшего смысла, особенно, в общем контексте событий. Кто был заинтересован в том, чтобы осуществить подобное нападение? Однозначно не режим Башара Асада. Все политические, военные соображения изначально давали ясно понять, что подобная атака является гуманитарным и военным преступлением, которое никоим образом не может играть на руку режиму. Также и с военной точки зрения уничтожение нескольких тонн гуманитарного груза не имеет ровным счетом никакого смысла. Единственными, кто мог быть заинтересован в инциденте, являются повстанцы, и здесь речь идет об исламистах, которые имеют одну из штаб-квартир в районе нападения. То есть, мы имеем дело с нападением под «чужим флагом», которое преследовало единственную цель: возложить ответственность на сирийский режим. И этот расчет оправдался.

- Господин Мейер, мнения в этом вопросе сильно расходятся. И решить его мы сейчас явно не сможем, но, если вы считаете возобновление переговоров позитивным аспектом, то, значит, вы настроены оптимистично. С другой стороны, если я правильно вас понял, никаких ожиданий результатов у вас также нет. В чем же помогут эти переговоры людям в Сирии, в первую очередь, в Алеппо?

- Абсолютно ничем. Сирийский режим при поддержке русских, иранцев и многочисленных формирований находится на пути к победе. Сирийский режим не позволит отговорить себя от того, чтобы взять под контроль восточную часть Алеппо. Там сконцентрированы, по большей части, бойцы Фронта ан-Нусра, то есть, сторонники Аль-Каиды, использующие гражданское население в качестве живого щита. Когда США устами Джона Керри, заявляют, что Россию необходимо судить за военное преступление на международном трибунале, то надо задать вопрос, чем занимались до сих пор сами США. На северо-востоке Алеппо находились позиции «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ – ред.). На протяжении двух месяцев этот район подвергался бомбардировкам со стороны боевой авиации США и их союзников по альянсу, несмотря на то, что там проживало также и мирное население. Что США делали в Ираке – в Рамади и Фаллудже и других местах, которые они бомбили? Или же возьмем недавние нападения бомбардировщиков Саудовской Аравии в Йемене: абсолютно прицельно был нанесен удар по большому павильону, в результате чего погибло более 100 мирных граждан и более 500 были ранены. Керри, в связи с общественным давлением, заявил, что саудовцы не имели права так поступать, но несмотря на это ни о каких возможных последствиях для Саудовской Аравии не заходит даже и речи, американцы продолжают заправлять саудовские бомбардировщики, и, естественно, продолжаются поставки оружия. То есть, участие в военном преступлении здесь очевидно. Поэтому это предложение сразу исчезло с повестки, поскольку точно такие же обвинения грозили бы и США.

- Господин Мейер, вы и сейчас, и в прошлом всегда отвергали точку зрения, согласно которой сирийский режим и Москва являются однозначно виновными в нынешней эскалации. Но то, что мы сейчас видим в Алеппо, эти бомбардировки, которые определенно осуществляются российскими и сирийскими ВВС, и их последствия – мы все видим фотографии пострадавших детей – разве это не военные преступления?

- Именно в этом и заключается вопрос: какая существует альтернатива? Мы видели, что у американцев не было альтернативы, и они точно также поступали против гражданского населения в районах, бывших под контролем «Исламского государства» - с той лишь разницей, что наши СМИ практически не уделяли этому внимания. То есть, все указывает на то, что сирийский режим сделает все, чтобы захватить восток Алеппо, и это будет страшным унижением для США, которое Обама в последние 100 дней своих президентских полномочий однозначно не допустит. В качестве альтернативы сейчас предлагается прямое участие в конфликте с использованием крылатых ракет для уничтожения сирийских аэропортов, но сирийская территория сейчас также защищается российскими С-300, способными уничтожать баллистические цели. Здесь мы находимся непосредственно на границе прямого военного столкновения между США и Россией, и Обама сейчас четко заявил, что проект по введению бесполетных зон осуществляться не будет.

Deutschlandfunk

Сирия. США. РФ > Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 17 октября 2016 > № 1938084 Гюнтер Мейер


Италия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 октября 2016 > № 1935249 Йенс Столтенберг

Столтенберг: «Итальянцы тоже присоединятся к НАТО у российской границы»

Генсек НАТО предупреждает Москву: «Второй Ялты не будет».

Марко Дзаттерин (Marco Zatterin), La Stampa, Италия

В 2018 году контингент итальянских военных будет отправлен к границе Европы с Россией. «Вы станете частью одного из четырех батальонов Альянса, присутствующих в странах Балтии», — уточняет Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg), третий год занимающий пост секретаря НАТО. Это небольшое присутствие, «символическое» с «символической» мощью четырех тысяч подразделений.

Однако оно нужно, чтобы показать, что «мы здесь и мы вместе», что «у нас сильная оборона, гарантирующая сдерживание», в то время как «мы хотим вести открытый диалог» с Кремлем. Но не только. «В том же 2018 году, — продолжает норвежец, — Италия станет во главе Сил быстрого реагирования НАТО», «острием копья», способным в случае необходимости в пределах пяти дней вмешаться и принять необходимые меры. Неслучайно, это подразделение будет размещено у восточной границы. Около Путина, который, признает бывший премьер-министр Норвегии, «продемонстрировал желание использовать военную мощь против соседей».

Визит Столтенберга в Рим насыщен встречами. Посещение Оборонного колледжа НАТО, переговоры с Папой римским, президентом Маттареллой (Mattarella) и министрами правительства Ренци (Renzi). Вечерние встречи с военным руководством Италии в Палаццо Бранкаччо, где, ни на минуту не отвлекаясь на прекрасную лепнину резиденции, принадлежавшей знатному аристократическому роду, норвежец подробно рассказал о многочисленных угрозах, которые нас окружают. Спокойно, уверенно, по крайней мере, в пределах возможностей.

— Между Россией и Альянсом наблюдается эскалация конфликта. Отношения между Вашингтоном и Москвой — хуже некуда. Это новая холодная война?

— Нет, это не холодная война, но нет и партнерства, над которым мы трудились в течение стольких лет. Мы попали на новую территорию, такой системы взаимоотношений с Москвой еще никогда не было.

— Какие шаги Вы предпринимаете?

— Альянс должен быть готов адаптироваться и отвечать на вызовы. Наш посыл — “оборона и диалог”. Не “оборона или диалог”. Пока НАТО демонстрирует уверенность и предсказуемость в своих действиях, можно будет заниматься установлением конкретных контактов с Россией, являющейся нашим самым важным соседом. Мы ни в коей мере не можем изолировать ее или даже пытаться это сделать. Однако мы должны ясно подчеркнуть, что наша миссия — это защита всех союзников, нам нужен сильный альянс не для того, чтобы разжечь войну, а чтобы ее предотвратить. Ключевое понятие здесь — сдерживание, оно в течение 70 лет показывало свою действенность.

— Вокруг все чаще заговаривают о «войне».

— Ответственность НАТО состоит в том, чтобы ее предотвратить. Сохранить мир. Поэтому слова тоже играют важную роль, и я не буду делать ничего, что могло бы увеличить сложившееся напряжение. В том числе, потому что не вижу неминуемых угроз для союзников. Существует террористическая угроза, но не военная.

— Россия проводит испытания своих ракет. Несколько часов назад в Калининграде проходили испытания «Искандеров». Это всего лишь «обычное дело»?

— Это часть их поведения. Они много инвестировали в оборону. Втрое увеличили расходы в реальном исчислении по сравнению с 2000 годом, в то время как европейские союзники НАТО их урезали. Они модернизировали армию. Продемонстрировали готовность использовать силу. Вот почему силы альянса отреагировали. НАТО адаптируется к новому, более угрожающему контексту.

— При помощи новых сил и баз на восточной границе?

— Мы утроили объемы сил быстрого реагирования, теперь мы располагаем восемью генеральными штабами в центральной и восточной Европе. В балтийских республиках расположено четыре батальона. Они пропорциональны и предназначены для обороны. Однако говорят, что НАТО занимает позиции, а в мерах реагирования, безусловно, ограниченных по сравнению с российскими подразделениями, задействованы международные силы.

— Чего хочет Путин?

— Я не хочу слишком углубляться в размышления о том, чем он руководствуется. Но я вижу, что делает Россия. Она в течение многих лет пытается выстроить систему, основанную на сферах влияния, где крупные державы контролируют своих соседей, ограничивая их суверенность и независимость. Это старая система, ялтинская, при которой державы делили между собой Европу. Мы этого не хотим. Никто не может нарушать суверенность отдельных стран.

— Москва утверждает, что увеличивая свои границы, НАТО угрожает ее суверенности?

— Это не так. Присоединение к НАТО — это свободный, демократический выбор суверенных государств.

— Однако риск велик?

— Мы должны быть сильными, едиными, целенаправленными и сохранять спокойствие. Так можно предотвратить конфликты. Альянс должен укрепить оборону и сделать все возможное, чтобы выстроить как можно более партнерские отношения с Россией.

— Проблема состоит и в Сирии. Путин бомбит гуманитарные конвои и угрожает французским и американским силам.

— Ответ состоит в том, чтобы избежать роста напряжения. Проявлять твердость, настаивая, что нам не нужно никаких столкновений.

— А как же Турция?

— Это ценный союзник. Он очень важен для НАТО и Европы.

— Даже несмотря на постоянное сближение Путина и Эрдогана?

— Я всегда поддерживаю политический диалог и выступал за него даже после инцидента со сбитым самолетом. Никто не заинтересован в том, чтобы между этими двумя странами было какое-то напряжение.

— НАТО надеется, что союзники потратят 2% оборонного ВВП. Не пора ли поговорить об этом?

— Никому не нравится увеличивать военные расходы. Когда я в 90-е годы был министром финансов, я их урезал. Но тогда было другое время. Сейчас этого делать нельзя. Нужно увеличить расходы. Не потому, что нам это нравится, а потому что только при помощи сильной обороны можно предотвратить возникновение конфликтов.

— Вы потребуете этого и от Италии?

— Я очень высоко ценю превосходную помощь Италии Альянсу. Она помогла нам и в Афганистане, и в Косово. Она взяла на себя множество объектов, начиная от командного состава Неаполя. Вскоре в Сигонелле начнется авиапатрулирование территории при помощи самолетов и дронов. В 2018 году вы будете участвовать в “Острие копья” и балтийских батальонах.

— А как же деньги?

— В 2016 году впервые за долгое время увеличились расходы на оборону. Все должны стремиться к 2%. Эта цель остается.

— Вернемся в Средиземноморье. Какие у вас планы?

— Я поговорил с верховным представителем ЕС Федерикой Могерини (Federica Mogherini), и мы готовим более обширную поддержку в операции Софии по контролю над международными водами. Мы готовы осуществлять помощь в формировании береговой охраны и контингента ливийской обороны, если это потребуется. Наша морская операция Sea Guardian объединит усилия с силами Софии. Мы обсуждаем условия. НАТО и ЕС прекрасно находят общий язык.

Италия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 октября 2016 > № 1935249 Йенс Столтенберг


Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 16 октября 2016 > № 1938596 Новомир Роменский

Всегда помогала фронтовая закалка

Полковник милиции Роменский стоял у самых истоков службы дознания в нашей стране. В этом году Новомир Павлович перешагнул 91-летний рубеж. Сегодня он остаётся единственным участником Великой Отечественной среди ветеранов-дознавателей Москвы. Своими воспоминаниями о войне и милицейской службе фронтовик поделился с корреспондентом «Щита и меча».

В рядах защитников Москвы

Новомир Роменский был награждён медалью «За оборону Москвы». Ветеран считает эту медаль самой ценной, поскольку она была первой из его фронтовых наград. Но как её заслужил мальчишка, которому в 1941-м было всего 16 лет?

- Когда Германия напала на Советский Союз, я учился в 1-й специальной артиллерийской школе, что располагалась на Красной Пресне, - рассказывает Новомир Павлович. - Эти спецшколы были созданы в стране в конце 30-х для подготовки будущих курсантов военных училищ. В них отбирали ребят после седьмого класса, учили три года. Вместе со средним образованием юноши получали военные знания и навыки. В спецшколе поддерживалась воинская дисциплина, много внимания и времени уделялось строевой, физической подготовке. Вот и 22 июня 1941 года мы были на военных сборах в Рязанской области. Сборы тогда прервали, нас отправили в Москву. Здесь и находились до 10 октября, помогали защищать столицу.

Немецкая авиация постоянно совершала ночные налёты на Москву, сбрасывала фугасные и зажигательные бомбы не только на промышленные объекты, но и на жилые кварталы. Новомир не прятался в бомбоубежище, а вместе с другими учениками дежурил в школе, лез на крыши близлежащих домов. Под градом осколков, рискуя жизнью, сбрасывал на землю смертоносные «подарки» фашистов. Он перетаскал и потушил тогда немало «зажигалок». В сентябре 1941 года юные защитники Москвы наравне с взрослыми строили противотанковые заграждения, копали рвы в районе Крюково. Работали больше месяца, каждый день - с утра до позднего вечера. Этот оборонительный рубеж, созданный с помощью подростков, позволил нашим войскам выстоять в трудную минуту.

Артиллерия - бог войны

Когда фашистские полчища подошли вплотную к Москве, артиллерийскую школу с преподавателями и учениками срочно эвакуировали в Западную Сибирь, в город Анжеро-Судженск. Там будущий артиллерист учился до 1943 года. После окончания спецшколы Новомир был призван в Красную армию, получил направление от рай­военкомата во 2-е Томское артиллерийское училище. Обучение заняло около года, Роменского готовили на командира взвода управления артогнём. В 1944 году он получил погоны младшего лейтенанта и распределение на 2-й Белорусский фронт, войсками которого командовал К.К. Рокоссовский. Но сначала было Подмосковье, где шло формирование 318-го полка 102-й гвардейской стрелковой дивизии.

В ноябре 1944 года молодой офицер прибыл на передовую линию фронта, во 2-ю ударную армию. Именно эта армия участвовала в освобождении Белоруссии.

- Наш взвод управления входил в состав миномётной батареи полка, - говорит ветеран войны. - Артиллеристы сопровождали пехоту, шли вместе с пехотинцами - куда они, туда и мы со 120-мм полковыми миномётами. Под началом командира взвода было отделение фронтовой артиллерийской разведки. Наше дело было найти огневые точки врага, чтобы потом по ним вести огонь из своих орудий.

И это была непростая задача. Каждый раз, уходя на боевое задание по корректировке огня батареи, Новомир не знал, вернётся ли обратно. Попадая под шквальный огонь противника, мысленно прощался с жизнью. На передовой немецкие снайперы в первую очередь вели охоту на корректировщиков огня, и им, выходя на задание, часто приходилось играть в «смертельные прятки» с врагом.

После Белоруссии 102-я гвардейская дивизия прошла через Польшу к Балтийскому морю. Она участвовала в ликвидации северной группировки немецких войск. 3 марта 1945 года гвардейцы выбили врага из города Кёзлин (ныне Кошалин). За освобождение этого польского города Новомир Роменский был представлен к награде с вручением ордена Красной Звезды и присвоением внеочередного воинского звания «гвардии лейтенант». Потом вышли на границу с Германией - к городу Данциг (теперь это Гданьск). Советские войска окружили здесь крупные силы немцев. Город-крепость взяли 30 марта. Отличный был подарок для артиллериста, который только что отметил своё 20-летие. Здесь же, в Данциге, он встретил День Победы.

Кроме ордена Красной Звезды и медали «За оборону Москвы», наш фронтовик имеет и другие боевые награды: орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Самый первый отдел

После 9 мая 1945 года лейтенант Роменский остался служить в оккупированной Германии. Потом был переведён в Московскую область, под Наро-Фоминск, в 4-ю гвардейскую Кантемировскую танковую дивизию. Там был артиллерийский дивизион 120-мм гаубиц. Потом служил в кавалерийском полку, и тоже в артдивизионе. Интересуюсь у Новомира Павловича, как же он попал в милицию, стал дознавателем.

- В 1947 году меня демобилизовали, - объясняет ветеран. - Сразу и не знал, куда податься. Артиллеристы в мирной жизни не требуются. Моя мама тогда работала в НКВД, посоветовала пойти служить в органы внутренних дел. Говорила, что многие фронтовики так и сделали. Послушался совета, подал документы в отдел кадров на Петровке, 38. Через три месяца мне дали допуск. Поступил в отделение милиции Свердловского района на офицерскую должность - инспектора бригады содействия милиции. А спустя ровно год, после учёбы в Рязанской школе милиции, был назначен инспектором с функциями дознавателя в отделение милиции на Красной Пресне.

Новомир работал и учился. Высшее образование получил на заочном отделении Московской высшей школы милиции. Вечерами ходил на лекции преподавателей Ленинградской школы оперативного состава, которые специально приезжали в столицу. Конечно, тяжело было, крутился без перерыва. Все отпуска тратил на сессии. Но своего добился - стал настоящим профессионалом. Не случайно первый начальник отдела дознания ГУВД Московского горисполкома полковник милиции Черепахин пригласил Роменского к себе, предложил интересную работу. Валентин Константинович знал его ещё по совместной работе в Краснопресненском отделении милиции. Новый отдел был организован в мае 1973 года в экспериментальном порядке, до этого в стране специализированных подразделений дознания не было. Они появились в других регионах только в 1992 году. Московский опыт, безусловно, пригодился при создании службы дознания в системе МВД России.

Новомир Павлович трудился в органах внутренних дел почти четыре десятка лет. До выхода в отставку работал старшим инспектором отдела дознания ГУВД г. Москвы, занимался расследованием уголовных дел и контролем ведения дознания в подразделениях милиции города.

Пример для молодых

В преддверии профессионального праздника мне удалось переговорить с врио начальника Управления организации дознания ГУ МВД России по г. Москве полковником полиции Иваном Анопочкиным.

- Становление и развитие нашей службы было бы невозможно без первопроходцев-энтузиастов, - подчеркнул Иван Васильевич. - Полковники милиции Валентин Черепахин и Новомир Роменский непосредственно участвовали в создании первого в России отдела дознания. Мы будем помнить об этом всегда.

Мой собеседник отметил, что в УОД действует сильная ветеранская организация. Седьмой год Совет ветеранов возглавляет полковник милиции Николай Храмов. За его плечами - богатый служебный опыт, начинал работать дознавателем ещё в 1988 году. Николай Григорьевич был начальником московского Управления дознания в 1998-2001 годах. Ветераны-дознаватели помогают повышать профессиональный уровень личного состава, достигать высших результатов. Молодые сотрудники во всём берут с них пример.

- Хочется поздравить через газету фронтовика Новомира Роменского и всех наших ветеранов с Днём подразделений дознания, - сказал полковник полиции Иван Анопочкин. - Мы желаем им крепкого здоровья, счастья, добра, благополучия, простого человеческого тепла. Спасибо всем и низкий поклон!

Сергей РОМАНОВ

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 16 октября 2016 > № 1938596 Новомир Роменский


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 14 октября 2016 > № 1938594 Артем Говоров

Если вы ветеран боевых действий...

Граждан Российской Федерации, которые проходили службу в органах внутренних дел и направлялись для выполнения задач в горячие точки, справедливо интересуют вопросы социальной поддержки со стороны государства. В МВД России поступает огромное количество обращений, в которых заявители просят разъяснить вопросы, касающиеся получения статуса ветерана боевых действий и социальных гарантий, представляемых лицам, принимавшим участие в боевых действиях в различных регионах. Предлагаем вашему вниманию консультацию начальника отдела наград ДГСК МВД России подполковника внутренней службы Артёма ГОВОРОВА.

Зоны вооружённых конфликтов

Поставленные вопросы вызывают необходимость разъяснения основных положений Федерального закона от 12.01.1995 № 5-ФЗ «О ветеранах» (далее - Закон о ветеранах) и принятых в целях его реализации нормативных правовых актов.

Статья 3 Закона о ветеранах определяет, что к ветеранам боевых действий относятся, в том числе, сотрудники органов внутренних дел, принимавшие участие в боевых действиях на территории Российской Федерации. Перечень государств, городов, территорий и периоды ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации утверждён Законом о ветеранах.

Для оформления статуса ветерана боевых действий необходимо соблюдение ряда условий, одним из которых является совпадение периодов выполнения боевых задач сотрудником органов внутренних дел на определённой территории с перечнем государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий, утверждённым Законом о ветеранах.

Указанным перечнем к ведению боевых действий на территории Российской Федерации отнесено:

- выполнение задач в условиях вооружённого конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих к ней территориях Российской Федерации, отнесённых к зоне вооружённого конфликта, с декабря 1994 года по декабрь 1996 года;

- выполнение задач в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона с августа 1999 года.

При этом в отношении первого периода Правительством Российской Федерации дополнительно определено, что к зоне вооружённого конфликта отнесена только территория Чеченской Республики (Постановления Правительства РФ от 11.12.1995 № 1210 «Об определении зоны вооружённого конфликта в Чеченской Республике» и от 26.12.2001 № 896 «О зонах вооружённых конфликтов»).

На получение статуса ветерана боевых действий не могут претендовать сотрудники органов внутренних дел, принимавшие участие в охране общественного порядка на территории Нагорного Карабаха, в составе смешанных сил по установлению мира и поддержанию правопорядка в зоне грузино-осетинского конфликта, приднестровских регионах Республики Молдова, грузино-абхазского конфликта в 1992 году, ликвидации осетино-ингушского конфликта в октябре-ноябре 1992 года, а также выполнявшие задачи по охране административной границы Чеченской Республики на территории сопредельных субъектов Российской Федерации, поскольку указанные территории и периоды не отражены в Законе о ветеранах.

Вторым немаловажным условием получения статуса ветерана боевых действий является наличие документов, подтверждающих непосредственное участие сотрудника в боевых действиях.

Как подтвердить статус участника

Перечень таких документов определён пунктом 3 Инструкции о порядке выдачи удостоверений ветерана боевых действий, утверждённой приказом МВД России от 07.05.2004 № 282.

Для сотрудников, выполнявших задачи в условиях вооружённого конфликта в Чеченской Республике с декабря 1994 года по декабрь 1996 года, к указанным документам относятся выписки из приказов начальников, записи в удостоверениях личности, военных билетах и трудовых книжках, командировочные удостоверения, подтверждающие факт прохождения службы, работы в условиях вооружённого конфликта в Чеченской Республике. При этом периоды непосредственного выполнения сотрудниками задач в условиях вооружённого конфликта должны быть оформлены приказами командиров воинских частей, начальников штабов, оперативных и иных групп.

Для сотрудников, выполнявших (выполняющих) задачи в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона с 1 августа 1999 года, документами, подтверждающими непосредственное участие в проведении контртеррористических операций, являются выписки из приказов начальников подразделений, привлекаемых к проведению контртеррористических операций, в которых указаны даты или периоды участия сотрудников в контртеррористических операциях, утверждённые руководителем регионального оперативного штаба, а со 2 августа 2006 года - руководителем контртеррористической операции.

Другие документы, в том числе справки лицевого счёта, боевые распоряжения, журналы индивидуального участия в боевых действиях и тому подобные документы, не могут служить подтверждением факта участия сотрудников в контртеррористических операциях (боевых действиях).

Кто выдаёт удостоверения

Согласно разъяснению Верховного суда Российской Федерации, само по себе нахождение в период командировки в зоне боевых действий ещё не означает фактического участия в боевых действиях. Фактическое участие в боевых действиях определяется только на основании приказов с указанием дат или периодов, когда сотрудники и военнослужащие принимали участие в вооружённом конфликте либо контртеррористических операциях, издаваемых начальниками органов и подразделений внутренних дел и утверждаемых руководителем Регионального оперативного штаба.

Удостоверения ветерана боевых действий оформляются и выдаются сотрудникам подразделений центрального аппарата МВД России, образовательных и научных организаций системы МВД России, дислоцированных на территории города Москвы и Московской области ДГСК МВД России.

Сотрудникам и работникам территориальных органов МВД России, образовательных, научных, медико-санитарных и санаторно-курортных организаций системы МВД России, окружных управлений материально-технического снабжения системы МВД России, а также иных организаций и подразделений, созданных для выполнения задач и осуществления полномочий, возложенных на органы внутренних дел, удостоверения оформляются кадровыми подразделениями территориальных органов МВД России на региональном уровне по месту дислокации таких подразделений.

Гражданам, уволенным из органов внутренних дел МВД России с правом на пенсию, удостоверения оформляются пенсионными подразделениями МВД России, а уволенным без права на пенсию - кадровыми подразделениями территориальных органов МВД России на региональном уровне.

Какие положены льготы

Ветераны боевых действий в соответствии со ст. 16, 23.1 Закона о ветеранах имеют право на получение следующих льгот:

- установление ежемесячной денежной выплаты, обеспечение за счёт средств федерального бюджета;

- обеспечение жильём нуждающихся в улучшении жилищных условий, вставших на учёт до 1 января 2005 года, которое осуществляется в соответствии с положениями ст. 23.2 Закона о ветеранах;

- компенсацию расходов на оплату жилых помещений: в размере 50 процентов платы за наём и (или) платы за содержание жилого помещения, включающей в себя плату за услуги, работы по управлению многоквартирным домом, за содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирном доме, исходя из занимаемой соответственно нанимателями либо собственниками общей площади жилых помещений, взноса на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, но не более 50 процентов указанного взноса, рассчитанного исходя из минимального размера взноса на капитальный ремонт на один квадратный метр общей площади жилого помещения в месяц, установленного нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, и занимаемой общей площади жилых помещений (в коммунальных квартирах - занимаемой жилой площади);

- первоочередную установку квартирного телефона, преимущество при вступлении в жилищные, жилищно-строительные, гаражные кооперативы, садоводческие, огороднические и дачные некоммерческие объединения граждан;

- сохранение права на получение медицинской помощи в медицинских организациях, к которым указанные лица были прикреплены в период работы до выхода на пенсию, а также внеочередное оказание медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в медицинских организациях (в том числе в госпиталях ветеранов войн), обеспечение протезами (кроме зубных протезов) и протезно-ортопедическими изделиями;

- использование ежегодного отпуска в удобное для них время и предоставление отпуска без сохранения заработной платы сроком до 35 календарных дней в году;

- преимущественное пользование всеми видами услуг учреждений связи, культурно-просветительных и спортивно-оздоровительных учреждений, внеочередное приобретение билетов на все виды транспорта, профессиональное обучение и дополнительное профессиональное образование за счёт средств работодателя.

В соответствии с Законом Российской Федерации от 12.02.1993 № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», ветеранам боевых действий повышается размер пенсии, назначаемой за выслугу лет, по инвалидности и по случаю потери кормильца, на 32 процента расчётного размера пенсии, указанного в ч. 1 ст. 46 данного Закона.

Кроме того, в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации (ст. 333.36, 407), ветераны боевых действий освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым Верховным судом Российской Федерации в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации и законодательством об административном судопроизводстве, судами общей юрисдикции, мировыми судьями, при подаче в суд заявлений о защите своих прав, установленных законодательством о ветеранах, а также от уплаты налога на имущество физических лиц (в отношении одного налогообложения по выбору налогоплательщика). Для них уменьшается налоговая база при уплате земельного налога на не облагаемую налогом сумму в размере 10 000 рублей (ст. 391).

Нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации ветеранам боевых действий также могут предоставляться социальные гарантии. В качестве примера можно привести Закон г. Москвы от 09.07.2008 № 33 «О транспортном налоге», в соответствии с которым ветераны боевых действий освобождены от уплаты транспортного налога в отношении одного транспортного средства мощностью до 200 лошадиных сил.

Надеемся, что приведённые ответы на вопросы, обзор Закона о ветеранах, других нормативных правовых актов будут способствовать реализации гражданами, принимавшими участие в боевых действиях, а в особенности - сотрудниками органов внутренних дел, своих социальных прав.

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 14 октября 2016 > № 1938594 Артем Говоров


Россия. УФО > Армия, полиция > mvd.ru, 13 октября 2016 > № 1938589 Иван Уфимцев

Дедукцией пользуюсь не часто.

Одним из важнейших качеств, необходимых человеку его профессии, лучший дознаватель Курганской области Иван Уфимцев считает умение чувствовать ложь.

- Да, я могу определить, обманывает человек или нет, - утверждает лейтенант полиции. - Это можно увидеть по поведению: одни отводят взгляд, другие чешут затылок… Можно задавать наводящие вопросы, и тогда человек будет путаться в показаниях, пытаться уйти от ответа, говорить сначала одно, потом другое. Этому нас учили ещё в институте, но действительно замечать такие вещи начинаешь с опытом.

Уфимцев служит дознавателем ОМВД России по Шадринскому району уже четыре года, практически сразу после окончания Уфимского юридического института МВД России. Когда с дипломом вернулся в родной Шадринск, начал работать участковым уполномоченным полиции. Но буквально через пару месяцев его перевели на должность дознавателя, и с тех пор он занимается расследованием преступлений.

- Требования к нам повышаются, нагрузка растёт, - рассказывает дознаватель. - Сейчас у меня в производстве могут находиться до 15 дел одновременно. В уголовный кодекс часто вносятся поправки, появляются новые статьи, нужно постоянно профессионально совершенствоваться. Поскольку срок, установленный для расследования дела, составляет один месяц, нужно чётко планировать своё рабочее время. Иначе успешно и вовремя дело не раскроешь. Что касается дедукции, профессионального «чутья», то эти качества тоже нужны, но ими приходится пользоваться не так уж и часто. Обычно мы работаем над бытовыми преступлениями небольшой тяжести, где очень быстро становится ясно, кто виноват.

Несмотря на это, в практике Ивана попадались и сложные дела, когда преступников действительно требовалось вычислять и разыскивать.

- Во время расследования случая, связанного с незаконной рубкой деревьев, у нас не было очевидного подозреваемого. Но на месте преступления оказались улики - пластиковые бутылки с отпечатками пальцев и ДНК. Благодаря тому, что мы грамотно изъяли эти предметы, нам удалось определить виновного в совершении преступления. Кстати, самое первое уголовное дело, над которым я работал в начале службы, тоже касалось незаконной рубки. Мужчина спиливал берёзы просто потому, что они ему мешали, когда он ехал на автомобиле. Он спилил пару деревьев в одном месте, ещё несколько - в другом... Именно по следам от машины нам и удалось на него выйти.

По мнению Ивана, хороший дознаватель должен не только находить преступников, но и способствовать тому, чтобы в будущем они не повторяли совершённых правонарушений.

- Когда ко мне на допрос приходят подозреваемые, я с каждым стремлюсь установить диалог, найти общий язык, - говорит дознаватель. - Моя задача - объяснить человеку, в связи с чем его привлекают к ответственности, чтобы он понял, что поступил неправильно. С потерпевшими ситуация другая: им я указываю причины, по которым они стали жертвами. Не секрет, что совершению преступлений часто способствуют сами потерпевшие: употребляют спиртное с незнакомыми людьми, небрежно относятся к своему имуществу, в результате чего происходят кражи…

Летом Иван Уфимцев представлял Курганскую область на заключительном этапе Всероссийского конкурса профмастерства среди сотрудников подразделений дознания территориальных органов МВД России. 95 лучших дознавателей нашей страны приехали в столичный регион, чтобы определить «лучшего по профессии». Уфимцев занял второе место в специальной подготовке - дисциплине, непосредственно касающейся профессиональных компетенций дознавателя.

- По сумме баллов я был 16-м из 95 человек, - вспоминает Иван. - Наверное, сыграли роль и волнение, и неопытность. Я участвовал впервые, а некоторые дознаватели приезжали на конкурс уже во второй, третий раз. В отличие от них, я абсолютно не представлял, к чему готовиться, что читать и повторять. Но теперь я знаю, где совершил ошибки, и с удовольствием поучаствовал бы в таком конкурсе ещё раз.

Иван рассказывает, что на всероссийском этапе уделялось большое внимание практическим испытаниям:

- По криминалистике требовалось провести осмотр места происшествия, правильно изъять предметы. По специальной подготовке давалась задача, и нужно было верно квалифицировать преступление, составить план следственных действий, а также ответить на вопрос по уголовному кодексу Российской Федерации. Эти экзамены принимали очень авторитетные и опытные люди: руководители управлений МВД России, преподаватели институтов.

Говорят, чем больше у человека дел, тем больше он успевает. Быть лучшим дознавателем Курганской области, ездить на конкурсы, заниматься футболом и участвовать в спортивных соревнованиях - для всего этого Иван находит время и возможности.

Ольга УШАКОВА

Россия. УФО > Армия, полиция > mvd.ru, 13 октября 2016 > № 1938589 Иван Уфимцев


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 октября 2016 > № 1938587 Василий Клочков

«Следопыт-М» выведет на «чистую воду»

На финишную прямую вышла трёхлетняя программа по развитию информационных технологий в столичном главке полиции. О создании современной информационно-технологической инфраструктуры, внедрении электронных сервисов и их роли в полицейской службе «Щиту и мечу» рассказал помощник начальника ГУ МВД России по г. Москве (по информационным технологиям) Василий КЛОЧКОВ.

Пилотный регион

- Василий Васильевич, сегодня московскую полицию без информационных технологий трудно представить. Но так было не всегда. С чем связан инновационный прорыв?

- Наша жизнь стремительно меняется. Есть такое правило - «два за два», то есть технологии на планете за два года вырастают в два раза. И нам нельзя отставать. Ещё в 2013 году руководство главка поставило задачу, чтобы у нас было не хуже, а лучше, чем в других столицах мира, в части информационных технологий. Для этого мы разработали специальную программу на 2014-2016 годы, её официальное название - «Перечень мероприятий по закупке, созданию, внедрению и эксплуатации средств информационных технологий, связи и защиты информации в интересах ГУ МВД России по г. Москве». В феврале 2014 года документ был утверждён мэром Москвы Сергеем Собяниным и министром внутренних дел Российской Федерации генералом полиции Российской Федерации Владимиром Колокольцевым. В программе ставилась цель объединить ресурсы города и МВД России для развития информационных технологий в московской полиции. Нужно было всё сконцентрировать, систематизировать и направить в общее русло.

- Под «общим руслом» имеется в виду выстраиваемая в субъектах федерации единая система информационно-аналитического обеспечения деятельности МВД России (ИСОД)?

- Москва играет ключевую роль в развитии ИСОД МВД России. Целый ряд электронных сервисов был выбран именно для столицы, как пилотного региона. Здесь они в первую очередь устанавливались, тестировались, обкатывались, чтобы затем эффективно использоваться в других субъектах. Однако трёхлетка включает не только внедрение сервисов ИСОД, она также призвана решать конкретные задачи, стоящие перед столичной полицией. Например, у нас есть потребность в модернизации сервиса «Уголовная статистика». Он не находится в рамках единой системы, но это очень нужный ресурс, который предоставляет оперативные срезы данных по криминогенной ситуации в Москве. Немаловажно и то, что все сервисы - наши, ведомственные, а не городские или муниципальные. Мы свою служебную деятельность обеспечиваем собственными средствами информатизации.

Что попало в сеть?

- Можно выделить этапы реализации программы? С чего начинали?

- С мероприятий, входящих в первый раздел. В нём предусматривалось нормативно-правовое обеспечение создания, внедрения и эксплуатации средств информатизации. Чтобы всё было в рамках закона, заключили соглашения об информационном взаимодействии с правительством Москвы, различными ведомствами и службами, в том числе налоговой, судебных приставов. Сегодня мы полностью находимся в правовом поле, приняты новые или откорректированы прежние нормативные документы, утверждены все регламенты. Первым делом также провели аудит вычислительных мощностей, собрали и обобщили данные о текущей оснащённости подразделений средствами информатизации и степени их износа. По результатам аудита был обновлён и расширен парк оборудования - серверного и пользовательского.

- Эти мероприятия входят уже во второй раздел программы, связанный с развитием информационно-технологической инфраструктуры?

- Да, на следующем этапе, кроме обновления компьютерного парка, взялись за развитие сети передачи данных. В кратчайшие сроки заменили устаревшее коммуникационное оборудование. Всего за год была создана интегрированная мультисервисная телекоммуникационная сеть (ИМТС). Она состоит из каналов связи, узлов доступа и средств их защиты. Пожалуй, подобной стройки с такими темпами больше нигде в стране не велось. В сутки мы сдавали по два-три узла. Надёжными, защищёнными кабельными каналами были связаны все подразделения московского гарнизона. До каждого районного отдела полиции дотянули мощнейший канал связи, установили сетевое оборудование, маршрутизаторы и коммутаторы. К 2015 году эта работа была закончена, поставлено 427 узлов ИМТС, все они и сегодня действуют. Новая интегрированная сеть плавно втекла в ИСОД МВД России, стала её неотъемлемой частью. Теперь идём дальше, не ограничиваемся только стационарными объектами. В 2016 году планируем оснастить средствами информатизации все патрульные автомобили. На данный момент экипажам ППСП выдано 800 планшетов. До конца года выдадим ещё порядка двух тысяч компьютерных устройств. Каждый автопатруль получит доступ к сервисам ИСОД, чтобы на месте проверить по базам данных задержанных правонарушителей.

Получите логин и пароль

- Третий раздел программы - самый большой по списку мероприятий. На что они нацелены?

- На создание и внедрение средств информатизации. Мы занимаемся специальным программным обеспечением. Наша задача - довести до каждого сотрудника полиции, будь то участковый, дежурный или инспектор ДПС, полный функционал необходимых сервисов. Чтобы вместе со служебным удостоверением ему вручался конверт с логином и паролем. Имея эти данные, любой сотрудник сможет зайти на специальный сайт прямо со своего рабочего места и получить доступ к сервисам ИСОД МВД России, которые предусмотрены согласно его рангу и должности.

В настоящее время реализовано более 35 сервисов, ими охвачены все округа и районы Москвы. Когда я осенью 2013 года пришёл в главк, у нас было оборудовано только одно рабочее место, имеющее выход к таким сервисам. Теперь же подключены тысячи пользователей. Конечно, внедрение сервисов предполагает обучение сотрудников полиции работе с компьютером. Поэтому организация учёбы является для нас важнейшей задачей.

- Какие сервисы в вашем арсенале? Трудно ли их осваивать полицейским?

- Одним из первых мы запустили электронный документооборот. Этот сервис позволяет уйти от бумажного вала, в разы ускорить обращение различных документов - внутренних и внешних, которые поступают в Главное управление. Процесс пошёл, рассчитываем полностью перевести на СЭД столичную полицию к концу 2016 года. Москва является лидером регистрации документов в электронном виде по всей России. Это во многом заслуга Управления делопроизводства и режима. Здесь небольшой коллектив, кто-то может подумать, что люди сутками, днём и ночью, регистрируют документы. Но это не так, электронный сервис облегчил работу, помог сэкономить время. Хотя поначалу некоторые сотрудники тяжело его воспринимали. Говорили, что им это не нужно, всё слишком сложно. Действительно, производительность труда при внедрении сервиса снизилась. Делопроизводители разбирались с информационной системой, учились. Сегодня в управлении всё отлажено. Более того, сотрудники УДиР сами выступают в роли наставников, помогают коллегам из других подразделений переходить на электронный документооборот.

Кстати, наша система электронного документооборота интегрирована с порталами столичного главка полиции и правительства Москвы. Любой гражданин может зайти на сайт, в электронную приёмную, и оставить своё обращение в адрес правоохранительных органов. Это обращение сразу, автоматически направляется в конкретное подразделение.

Впереди - новая трёхлетка

- Что ещё интересного разработано и внедрено?

- Большая системная работа, с выходом на федеральный уровень, была проделана по предоставлению государственных услуг. Мы уже видим её эффективность. С каждым годом растёт количество госуслуг, оказываемых московской полицией в электронном виде. На базе этого сервиса в подразделениях УГИБДД и других служб развернули электронную очередь, что позволило значительно сократить время приёма населения.

Сделан прорыв в части дактилоскопической информации. У нас появился новый сервис централизованной системы дактилоскопической информации (ЦИАДИС-МВД). Он позволяет проверить любого человека по одному нажатию пальца. Оперативный поиск ведётся по колоссальному массиву, где сосредоточено 72 миллиона дактокарт.

Успешно внедряется во всех территориальных подразделениях «Следопыт-М». Этот сервис особенно востребован у оперативных работников. Прежняя информационно-поисковая система «Следопыт» изменилась кардинальным образом. Когда мы начали работу над сервисом, меня поразил такой факт. В районных отделах полиции не было доступа к базам данных Федеральной миграционной службы. Полицейские задерживали нелегальных мигрантов, но «пробить» их по базам, подтвердить незаконность пребывания в стране не могли. Теперь проблемы нет. Новый «Следопыт-М» интегрирован с информационными системами ГИАЦ МВД России в части розыска лиц. Внедряются и другие интересные сервисы. Все проекты трудно перечислить.

- Программа по информационным технологиям завершается в декабре. Что дальше?

- Новая трёхлетка. Сейчас в Главном управлении обсуждается план мероприятий на 2017-2019 годы. Тенденции развития информационных технологий понятны, нужно на них ориентироваться. Всё, что хотели, то построили, ключевые сервисы запустили. Теперь у информационного обеспечения столичной полиции новый облик. Но мы не цементируемся, а развиваемся. В информационные системы всё время вносятся изменения, они совершенствуются. Будем и дальше поддерживать статус Москвы как региона с огромным инновационным потенциалом.

Беседу вёл Александр РОМЕНСКИЙ

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 октября 2016 > № 1938587 Василий Клочков


Сирия. США. РФ > Армия, полиция > ria.ru, 13 октября 2016 > № 1932112 Али Хайдар

Свыше десяти тысяч бывших боевиков с начала кризиса в Сирии сдали свое оружие и вернулись к мирной жизни. Часть из них вступила в ряды правительственной армии. Помимо самих сирийцев, в переговорных процессах с вооруженной оппозицией в охваченной войной стране принимают участие и российские офицеры. Часто именно они играют ключевую роль в урегулировании самых острых вопросов, возникающих при примирении сторон.

Об этом и о том, куда пропала Сирийская свободная армия, за что Турции может быть объявлена война и почему США не решатся атаковать сирийские военные объекты, рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости в Дамаске Рафаэлю Даминову министр по делам национального примирения Сирии Али Хайдар.

— Несколько дней назад я побывал в лагере для перемещенных лиц под Дамаском, где встретился с бывшими боевиками из Дарайи. Их сотни, сегодня они мечтают вернуться к мирной жизни. Скажите, сколько бывших представителей вооруженной оппозиции решили сдаться государству и начать все с чистого листа?

— Сейчас мы можем говорить о более десяти тысячах человек, с кем с начала кризиса были проведены примирительные процедуры и они вернулись в лоно родины. Часть из них, кстати, вступила в ряды сирийской армии.

— Как удалось повлиять на то, чтобы они изменили свои взгляды, оставили оружие?

— На самом деле часть из них еще в самом начале конфликта была введена в заблуждение из-за того, что они проживали в районах, где присутствовали вооруженные люди. По сути, они не были до конца убеждены в правоте этих действий. Эти местные боевики довольно быстро складывают оружие и возвращаются к мирной жизни. Опасность представляют боевики, зараженные джихадистскими и такфиристскими идеями, иностранные террористы и те, кто получает за войну большие суммы.

Нужно было убедить часть этих вооруженных людей в том, что они не победят, что у них на фоне побед армии нет никаких перспектив, но есть возможности для примирения. Поэтому многие и воспользовались амнистией.

После амнистии и возвращения в обычную жизнь, после того, как они увидели, как с ними обращается государство, их настрой поменялся. Государство не мстило им, вернуло их в обычную жизнь, уладило их проблемы. Часть из них неплохо обустроилась во временных центрах для перемещенных лиц, другая часть уже вернулась в свои дома.

— Сколько человек числятся похищенными и находятся в руках вооруженных лиц?

— Свыше пятнадцати тысяч похищенных и пропавших. Большое количество людей находится в руках у группировки "Джейш аль-Ислам" в качестве заложников.

— Россия год присутствует в Сирии. На российской авиабазе в Хмеймим работает центр примирения. Это выглядит даже удивительно, что иностранцы помогают сирийцам примириться друг с другом. Как вы оцениваете деятельность российских переговорщиков?

— Конечно, россияне — иностранцы, но это наши друзья и отличаются от иностранцев-врагов. Они в первую очередь друзья сирийского народа.

Во-вторых, год — только непосредственного присутствия в Сирии, однако исторические связи насчитывают долгие годы, десятки лет. Российское государство помогало Сирии на протяжении всего кризиса и до него. Что касается темы примирения, то могу сказать, что у российской стороны в этом деле есть большой чеченский опыт. Он положительный, там были результаты. Поэтому россияне начали помогать и поддержали проект по примирению в Сирии.

Кстати, зачастую у российских специалистов возможности общаться с боевиками больше, чем у нас, потому как некоторые из них соглашались взаимодействовать лишь с русскими, отказываясь от переговоров с нами. Это было хорошо.

Российская сторона смогла обеспечить доставку большого количества гуманитарной помощи, которая способствовала делу примирения. У россиян отлично работает информационная машина, которая помогла в распространении самой культуры примирения.

— Насколько, на ваш взгляд, реально предложение спецпосланника ООН де Мистуры по выходу боевиков "Джебхат ан-Нусры" (террористическая группировка, запрещена в РФ) из Алеппо в Идлиб. По вашему мнению, это может состояться?

— Этого в принципе не произойдет. Во-вторых, де Мистура на самом деле несерьезен по отношению к этому предложению, потому что он хоть и выдвинул, но не стал защищать его в Совете Безопасности ООН. Если бы он захотел отстоять его, то поддержал бы проект российской резолюции. Ему нужно было выступить против французско-испанского проекта резолюции, вынесенного на голосование.

"Джебхат ан-Нусра" — основная сила боевиков в Алеппо, хотя некоторые утверждают, что ее там нет. И, конечно, она не выйдет из Алеппо, понимая, какие им это сулит потери. Покинуть город боевиков могут заставить лишь бои, в результате которых они окажутся в критическом положении.

Позиция господина де Мистуры по отношению к сирийскому кризису не нейтральна в своей основе. Он своими заявлениями, действиями, отношением склоняется, по моему мнению, к западному — американскому, британскому, французскому — лагерю.

— Можно ли разрешить кризис в восточном Алеппо мирным путем, путем мирного урегулирования?

— Мы не против того, чтобы пробовать, чем мы постоянно и занимаемся. Мы призываем, действуем на месте: открываем пропускные пункты, оказываем логистическую помощь при выходе гражданским лицам, обеспечиваем им защиту. Боевикам предоставляются гарантии, чтобы они могли покинуть город и направиться в другие районы. То есть мы, сирийское государство, открыли все двери.

Однако до сих пор данные свидетельствуют, что боевики отвергают эти предложения. Покровительствующие, поддерживающие и финансирующие их страны указывают им о неприятии урегулирования в старом Алеппо.

— На ваш взгляд, можно ли разделить "ан-Нусру" и Свободную сирийскую армию (ССА)?

— Вначале они пытались разделиться, провести разграничение между ССА и "ан-Нусрой". Не потому, что кто-то из них лучше или хуже, а чтобы распределить роли в военных операциях и дальнейшей деятельности. Однако затем, в течение последних двух лет, между ними и другими группировками произошло слияние. Сейчас крупнейшие группировки ССА примкнули либо к ДАИШ (арабское название ИГ — ред.), либо к "ан-Нусре", еще одна часть — к "Джейш аль-Ислам" и остальным джихадистким и такфиристским организациям. Поэтому никакой цельной организации ССА со своим собственным проектом, независимостью принятия решений и своей политикой не осталось. Доказательством этому стали деяния некоторых отрядов ССА, еще более зверские, чем варварства "Джебхат ан-Нусры" и ДАИШ.

— Вы имеет в виду случай в Алеппо, когда террористы ССА обезглавили ребенка?

— Да, и в Алеппо, и в пригородах Дамаска были зафиксированы многочисленные случаи жестокости.

— Потепление отношений между Москвой и Анкарой как-то повлияло на политику турецких властей в отношении Сирии? Или они продолжают в тех же объемах поддерживать боевиков?

— Мы пока для себя не увидели положительных результатов этого урегулирования (отношений между РФ и Турцией — ред.). Ни в политической сфере, потому что Турция не поменяла своего политического курса, ни на земле, потому что турецкая поддержка (боевиков) продолжается. Более того, после того как это урегулирование произошло, турки вошли на сирийскую землю и оккупировали часть сирийских земель. Таким образом, мы пока не увидели, что это урегулирование как-то положительно может отразиться на сирийском кризисе.

— Боевики все чаще заявляют, что они вот-вот получат ПЗРК. Это уже произошло?

— Пока нет свидетельств о наличии у них современных ПЗРК. У них могут быть некоторые старые переносные системы, которые они уже использовали, сбив несколько самолетов.

— Российско-американский проект по урегулированию сирийского кризиса провалился. Из США поступают намеки о возможных ударах по Сирии. На ваш взгляд, американцы действительно могут это сделать?

— Во-первых, причиной провала совместного российско-американского плана по установлению мира и безопасности в Сирии стала неспособность США исполнять его. Они приняли на себя обязательства, которые не могли выполнить. Будь то разграничение между умеренной оппозицией, как ее называют на Западе, а в действительности же она не существует, и "Джебхат ан-Нусрой", или создание четких инструментов по координации между РФ и США на всей территории Сирии, или обеспечение необходимых условий для запуска политического процесса, учитывающего прошлые договоренности.

Причина того, что американцы неспособны быть верными своим обязательствам, проста. Америка в основе своей государство-агрессор, поэтому и не хочет быть стороной урегулирования конфликта. Во-вторых, сейчас в США предвыборный период. В это время, в особенности в последние два месяца, американская администрация не может принимать каких-либо определяющих, важных в стратегическом плане решений. Поэтому я могу сказать, что все это (угрозы о применении военной силы) сделано лишь для шумихи в СМИ. В реальности я совсем не вижу возможности для США совершить какую-либо военную операцию против Сирии сейчас и даже сразу после выборов.

У нас сейчас есть время — как минимум два месяца мы ограждены от какой-либо большой американской угрозы. Нужно учитывать и то, что российская сторона в этом вопросе была предельно ясна. Президент Путин был очень четок с самого начала в своих словах и действиях, когда речь зашла о С-300 и С-400 и российских военно-морских кораблях, ставших сейчас одной из ударных сил в регионе, защищающих этот регион. Разговор сейчас идет о том, что российская армия уже дислоцирована и любая агрессия будет считаться угрозой для самой России, а затем Сирии.

— То есть вы не считаете, что американцы будут атаковать Сирию при наличии С-300 и С-400?

— Думаю, что нет.

Сирия. США. РФ > Армия, полиция > ria.ru, 13 октября 2016 > № 1932112 Али Хайдар


Азербайджан. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 октября 2016 > № 1930520 Мэтью Брайза

Мэтью Брайза: Алиев и Саргсян намного ближе к урегулированию карабахского конфликта, чем Путин и Асад — сирийского конфликта

Интервью 168.am с бывшим американским сопредседателем Минской группы ОБСЕ, бывшим помощником госсекретаря США по вопросам Южного Кавказа, бывшим послом США в Азербайджане Мэтью Брайзой.

Аракс Мартиросян(????? ???????????), 168 жам, Армения

168.am: Господин Брайза, госсекретарь США Керри вызвал дипломатический скандал вокруг неурегулированного карабахского конфликта в Южном Кавказе, отметив, что лидеры Армении и Азербайджана не готовы урегулировать конфликт, и нет предпосылок урегулирования. Интересным было также то замечание президента Азербайджана Алиева, что за закрытыми дверями Азербайджан принуждают признать независимость НКР. Учитывая эти заявления, можете сказать что происходит в переговорном процессе?

Мэтью Брайза: Я больше не являюсь чиновником США, следовательно, не обладаю внутренней информацией и не могу говорить, что конкретно предлагается сторонам, и что имеет ввиду президент Азербайджана Алиев, говоря об оказываемом давлении. Значит, я не могу делать точных комментариев о ситуации. Я могу лишь сказать, что было бы лучше и правильнее, чтобы госсекретарь сконцентрировал свое внимание и деятельность на конкретных предложениях продвижения переговоров Минской группы ОБСЕ. Это было бы более продуктивно, чем говорить, что президенты не готовы к соглашению. Ведь он достаточно долгое время занимается сирийским конфликтом и знает, что это Башар Асад и Владимир Путин не готовы к дипломатическому урегулированию сирийского конфликта.

Значит, почему он жалуется на президентов Армении и Азербайджана, утверждая, что они не готовы к урегулированию, если вместо этого может говорить, что сделает все возможное, чтобы подготовить общую почву для урегулирования. Очевидно, что лидеры Армении и Азербайджана находятся намного ближе к политическому урегулировании карабахского конфликта, чем власти Сирии и России к урегулировании сирийского конфликта.

— Что вы имеете в виду, когда говорите о возможных шагах американской стороны? Возможно, именно в контексте этих шагов оказывается давление на Азербайджан для признания независимости Карабаха, о чем сейчас говорит Алиев?

— Я не знаю какие предложения могут быть сделаны сегодня, и что было предложено Алиеву. Я об этом еще ни с кем не говорил в Вашингтоне. Но занимательно то, что президент Алиев выразил такую обеспокоенность. Я не знал, какие предложения по этому вопросу делал Путин на предыдущем этапе. Следовательно, трудно говорить что-то относительно того, что раньше предлагал Путин и что недавно предложила американская сторона. Я могу предположить, что это спекуляция. Могу также предположить, что посол Уорлик заставил стороны закончить согласование мадридских принципов и предложения Путина от 20-ого июня, которое предполагало взаимные уступки.

— Учитывая заявления Алиева и заместителя министра иностранных дел Армении Кочаряна о том, что мадридские принципы должны быть пересмотрены, как посредники могут активизировать переговорный процесс, который сегодня, кажется, находится в тупике в результате новых условий, выдвинутых сторонами?

— Вы знаете, что посредники стараются. Они пытаются согласовать новую встречу президентов. Это, что касается их действий. Что касается содержания, то президент Путин в июне поразил меня своей конструктивностью. Мне кажется, это внушает надежду на продвижение, но мне кажется также, что в Армении некоторые люди были против этих предложений Путина. Следовательно, я думаю, что сопредседатели МГ ОБСЕ должны проводить обмен мнениями не только между собой, но и с Путиным, а затем и с президентами Армении и Азербайджана, конкретизируя, почему исчезли эти предложения и на каком этапе они находятся. В то же время, наверно было бы целесообразно, чтобы сопредседатели сконцентрировались на формировании мер доверия, сделали бы так, чтобы граждане Армении и Азербайджана не рассматривали друг друга, как внешних врагов. В этом направлении может быть предпринято множество шагов.

— Господин Брайза, как углубляющееся в Сирии противостояние США и России отразится на их позициях и настрое в процессе урегулирования карабахского конфликта?

— Думаю, никак не должно отразиться. Мой опыт подсказывает, что даже во время нападения России на Грузию, как бы США не были против политики России в отношении Грузии, мы стремились вместе работать в Минской группе. В это время я был сопредседателем и работал с послом РФ и Лавровом с большой эффективностью. Следовательно, могу сказать, что они будут стремиться хорошо работать, я бы сказал даже, что в то время мы эффективно работали, и мне кажется, так будет и сегодня.

Сегодня отношения США и России находятся на самом низком уровне, котором когда либо были, как мне помнится. Люди обвиняют Россию в преступлении в сирийской войне, об этом говорят США, Франция, даже главный секретарь ООН, так как Россия создала в Сирии серьезную негативную ситуацию. Надеюсь, что это не будет иметь своих последствий на работе Минской группы ОБСЕ, как и раньше не имело.

— Бытуют мнения, что Россия попытается «отомстить» США за проводимую политику в Сирии в зоне карабахского конфликта, или же смягчить позицию США в Сирии эскалацией в этой зоне, учитывая также тот факт, что в эти дни ситуация на линии соприкосновения обострилась. Как вы считаете, как скажется сирийский конфликт на ситуацию в Карабахе?

— Я, конечно, не представляю, как это может произойти на практике. Если Россия решит увеличить напряженность на линии соприкосновения, это, конечно, навредит Армении и Азербайджану, но и России тоже, поскольку Россия тоже не желает видеть широкомасштабные военные действия в Карабахе. С точки зрения прямой угрозы безопасности это представляет большую опасность для России, чем для США. Не вижу логики в том, чтобы Россия пошла против позиции США насчет операций России, военных преступлений, отомстив США в Карабахе. Это я исключаю. Россия может иметь другую причину, чтобы сделать это, я не знаю — какую причину, но это будет иметь негативные последствия и для нее самой.

— Господин Брайза, как повлияют на переговорный процесс политические развития в конфликтующих странах, которые сопровождаются напряженностью политической жизни?

— Когда есть внутриполитические развития, напряженность, то для любого лидера любой страны вопрос о компромиссах становится более сложным. Чем больше будет политическая напряженность, тем сложнее будет процесс урегулирования. Вот что я могу сказать.

Азербайджан. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 октября 2016 > № 1930520 Мэтью Брайза


Куба. Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 13 октября 2016 > № 1930032 Павел Фельгенгауэр

На днях заместитель министра обороны России Николай Панков объявил, что его ведомство подготовило документы для создания постоянной базы военно-морского флота РФ в Тартусе (Сирия). Возобновились разговоры и о том, что неплохо бы расширить российское военное присутствие и на другие части света, например, Египет, Вьетнам и Кубу. Египет и Вьетнам, правда, уже официально опровергли возможность размещения иностранных военных баз на своей территории, но тенденция налицо – призывы восстановить былое могущество Советского Союза сейчас звучат все громче.

О том, насколько целесообразно создание новых российских баз за рубежом, в интервью «Росбалту» рассказал военный эксперт Павел Фельгенгауэр.

- Есть ли какой-то военный смысл для России в обладании полноценной базой ВМФ в Тартусе?

- У нас уже давно работают над тем, чтобы немного расширить возможности этого пункта базирования, которые там по определению довольно ограничены. Как пункт материально-технического снабжения ВМФ, база в Тартусе сейчас не может функционировать полноценно. Сама Сирия, в которой идет гражданская война, мало что может предоставить в плане снабжения. Кроме того, там нам пришлось углублять судоходный канал, поскольку раньше туда могли заходить только довольно мелкие корабли. В Тартусе не было полноценных причалов - только два плавучих. Сейчас там углубили дно, поскольку без этого авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» или атомный крейсер «Петр Великий» не могли подойти туда даже близко.

Проблема была еще в том, что рядом не было и нормальной авиабазы. Сейчас ее создали около Латакии, примерно в 40-50 км от Тартуса. В комплексе они как-то могут взаимодействовать. Однако на постоянной основе базировать там серьезную морскую группировку несколько сложно, потому что это малоподходящее для такой задачи место. Если по уму, то для того, чтобы превратить Тартус в подобие настоящей военно-морской базы, туда надо вкладывать еще очень много сил и средств. Пока же это не база ВМФ, а недоразумение, одно название.

Вдобавок, силы к Тартусу стянули со всех флотов — из Черного моря, Северного, с Балтики. Пытаясь создать более-менее серьезную группировку ВМФ, оголили все, что можно. В том числе, гораздо более важные направления.

- Что вы имеете в виду?

- Ну, то же Баренцево море, где у нас основные ядерные силы. Их оставили без прикрытия. Того же «Кузнецова» к сирийским берегам пригонят, которому там, по большому счету, делать нечего.

- Почему?

- «Кузнецов» в Средиземном море будет изображать из себя авианосец, которым он, в общем-то, не очень является. Скорее, его можно назвать судоходной моделью авианосца в натуральную величину.

- А в чем отличие «Кузнецова» от настоящего авианосца?

- У него нет катапульты и поэтому палубная авиация не может работать с полноценной бомбовой нагрузкой. Этот корабль вообще не предназначен для дальних походов в теплые моря. Его строили исключительно для Баренцева моря, чтобы он прикрывал своими истребителями наши ядерные субмарины от противолодочной авиации. Потому что считается, что в случае глобальной войны все наши наземные объекты будут уничтожены.

Больше «Кузнецов» ни на что, по большому счету, не пригоден. Истребители с него взлетать смогут, но затем им надо будет вначале лететь на сухопутный аэродром, там загружаться и с его нормальной взлетно-посадочной полосы работать дальше. Корабельные истребители в принципе для бомбежки не предназначены. Возможно там еще будет пара ударных вертолетов, вот они смогут наносить удары по наземным целям.

То есть, в отличие от американских кораблей такого типа и даже от французского, «Кузнецов» авианосцем не является и участвовать в сирийской войне никак реально не сможет. Конечно, он может пригодиться, если вдруг начнется война с НАТО. Но тогда ему все равно лучше было бы находиться в Баренцевом море. К тому же «Кузнецов» еще и постоянно ломается. Поэтому рядом постоянно ходит буксир, чтобы если он окончательно выйдет из строя, тащить его назад...

Более того, вообще весь флот, который мы там собрали, никак не может участвовать, например, в боях с сирийскими повстанцами за Алеппо, кроме, разве что, запусков крылатых ракет. Но их можно запускать и с кораблей Каспийской флотилии.

- Выходит, смысл всех этих действий есть только в том случае, если будет какое-то серьезное столкновение с НАТО в Сирии?

- Да, и чтобы иметь базу в Средиземном море. Но сейчас наши корабли заправляются на Кипре. В Сирии нет причалов. С физической и географической точек зрения в Тартусе плохая гавань.

- Мы, правда, объявляем теперь, что будем воссоздавать военно-морские базы по всему миру — во Вьетнаме, на Кубе...

- С Вьетнамом это вообще смехотворно. Если эта страна предоставит нам базу, то Китай воспримет это, по сути, как объявление войны. Советская база в Камрани появилась в 1979 году после вьетнамо-китайской войны именно как антикитайская. Там базировалась советская эскадра, которая была предназначена для войны с КНР. Камрань находится на берегу Южно-Китайского моря, где у Китая и Вьетнама имеется территориальный спор. Размещение там российских военных будет воспринят Пекином как очевидно недружественный акт. Россия сейчас себе позволить этого не может.

- Обсуждается также восстановление военного сотрудничества с Египтом.

- Египет, может быть, и заинтересован в России, но еще больше он нуждается в Саудовской Аравии, которая его сейчас содержит, поскольку режим египетского президента Ас-Сиси разорился. Они там, фактически, банкроты. Сиси потратил всю египетскую валюту, за год построив вторую ветку Суэцкого канала. Он думал на этом заработать, а мировая торговля из-за стагнации снизилась. Египтянам, конечно, нужны наши туристы, но ради этого ссориться с Саудовской Аравией и США они не станут. В свою очередь, саудитам и американцам нужно, чтобы Москва изменила свою политику в Сирии. Так что база в Египте для нас, скорее всего, - тоже мимо.

- Остается еще Куба.

- В принципе, туда вернуться можно, но это будет дорого. Куба осталась без спонсоров. Когда-то мы их поддерживали. Только за аренду базы до 2001 года платили им 200 млн долларов в год. Потом их поддерживал Чавес, но Венесуэла сейчас разорилась. Кубинцы были бы, конечно, рады, но за базу они потребует уже не 200 млн долларов, а больше. Есть сейчас такие деньги в российском бюджете? Сомневаюсь...

Это очень дорогое удовольствие - строить сегодня на Кубе базу для прослушивания Америки. Теперь на первый план вышли хакеры, а им не нужно сидеть на Кубе, они могут добывать информацию, находясь где угодно, хоть в Улан-Удэ.

- С радиоэлектронной разведкой понятно, а что если поставить там ракеты?

- В 1962 году у нас с США было подписано соглашение о неразмещении ракет на Кубе. Если мы его нарушим, американцы тут же вновь введут блокаду Кубы. Так что об этом вообще разговора нет.

В общем, возможностей для строительства этих баз нет, да и смысла в них тоже. Разве, только для того, чтобы оттуда показывать кому-то кулак или средний палец...

Беседовал Александр Желенин

Куба. Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 13 октября 2016 > № 1930032 Павел Фельгенгауэр


Россия. Швеция > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 октября 2016 > № 1930453 Петер Хультквист

Министр обороны о российских ракетах: политика провокационных сигналов

Микаэль Хольмстрём (Mikael Holmström), Dagens Nyheter, Швеция

В пятницу российский корабль в сопровождении истребителей доставил ракетные комплексы «Искандер» в Калининград — анклав России в Прибалтике. По словам министра обороны Петера Хультквиста (Peter Hultqvist), Швеции было известно о намерении России разместить там «Искандеры», но, тем не менее, страна не может молчать.

«Это политика провокационных сигналов, и это нехорошо. Она окажет отрицательное воздействие на все страны Балтийского региона», — говорит Петер Хультквист, который уже давно предупреждает о том, что Россия вооружается, и ее учения становятся все более сложными и современными.

Кроме того, в России идет процесс милитаризации.

«В России идет процесс милитаризации. Все это — способ показать, что страна хочет укрепить свои военные позиции на Балтике», — считает министр обороны.

Он обращает внимание на то, что ракеты «Искандер» могут нести ядерные боезаряды.

«Потенциальное размещение ядерного оружия дает проблеме особое измерение. Это тревожный провокационный сигнал».

Дальность старых ракет, которые сейчас размещены в Калининграде, не позволяет им достичь территории Швеции. Но доставленные им на смену ракетные комплексы «Искандер» с высокой точностью поражают цели в радиусе 500 км. Другими словами, они угрожают большой части Швеции до самого Стокгольма.

Шведский институт оборонных исследований (FOI) подчеркивает, что у России уже имеются ракеты большой дальности, пуск которых осуществляется с бомбардировщиков, надводных кораблей или подводных лодок. Но «Искандеры» в Калининграде создают новое потенциальное направление удара. Расстояние не так велико, так что и после предупреждения об атаке у противника будет мало времени.

«Ракетная угроза постоянно растет. Самый кошмарный сценарий — это одновременный удар по Швеции с самолетов, из Калининграда, с кораблей в Баренцевом море и с подводной лодки в Северном море. Трудно защититься от ракет, летящих с разных сторон», — комментирует аналитик FOI Фредрик Вестерлунд (Fredrik Westerlund).

А министр обороны Петер Хультквист отказывается отвечать на вопрос, выросла ли угроза в адрес Швеции.

«Я не хочу рассуждать о картине угроз. Военный потенциал — это одно, а политическая воля — совсем другое».

— Противовоздушная оборона — большой пробел шведских вооруженных сил. У нас есть средства, чтобы остановить «Искандеры»?

«У нас есть противовоздушная оборона. Мы уже подчеркивали важность проведения более масштабных учений ПВО на Готланде, что и было сделано. Далее командование решило усилить ПВО. Теперь важно выполнить это решение во всех регионах».

Россия объяснила перемещение ракетных комплексов тем, что НАТО расширяет свою систему противоракетной обороны, а на саммите в июле было решено усилить защиту Польши и прибалтийских государств. Но министра обороны не удовлетворяет такое объяснение.

«Могу только утверждать, что те страны сами пожелали получить поддержку НАТО. Учения России и аннексия Крыма заставили их прийти к выводу, что им необходима помощь, чтобы повысить порог уязвимости», — говорит Петер Хультквист.

Калининград граничит с Польшей — страной-членом НАТО. Размещение там ракет стало «несоразмерным» ответом на активность НАТО в регионе, заявил польский министр иностранных дел Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski) на пресс-конференции в понедельник.

МИД Литвы тоже раскритиковал размещение ракет и заявил, что оно «повышает напряженность в регионе, подрывает доверие и оказывает негативное воздействие на безопасность».

Когда СМИ начали активно обсуждать происходящее, Россия подтвердила доставку ракет в Калининград. Она попыталась смягчить ситуацию и заверила, что речь идет об элементе обычных военных учений.

Россия. Швеция > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 октября 2016 > № 1930453 Петер Хультквист


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 октября 2016 > № 1938580 Андрей Кулаков

Всё в порядке!

Главный редактор «Милицейской волны» Андрей Кулаков рассказал нашему корреспонденту о том, как сотрудникам радиостанции удаётся ежедневно завоёвывать популярность у слушателей.

- Андрей Леонидович, помимо того, что радиостанция музыкальная, она подведомственна МВД России. Расскажите, как это отражается на редакционной политике.

- Благодаря тому, что нас слушает огромное число людей гражданских, свою симпатию к станции они переносят и на полицейских. А для нас это одна из главных задач - сформировать положительный образ сотрудника органов внутренних дел. Вы правильно заметили, что мы - первая подобная радиостанция - ведомственная, музыкальная и информационная. Радиостанция «Звезда» появилась позже.

«Милицейская волна» была создана в составе Телерадиостудии МВД России, а в 1997 году вошла в состав Объединённой редакции МВД России. Затем станция ввиду разных обстоятельств была передана в управление коммерческому медиахолдингу. Но в 2006 году управление «Милицейской волной» опять вернулось в Объединённую редакцию. С тех пор было налажено тесное взаимодействие с коллегами по редакции - печатными СМИ, телередакцией, а также с Управлением по взаимодействию с институтами гражданского общества и средствами массовой информации МВД России.

В сетке вещания у нас много программ, которые напрямую посвящены МВД России. Ежедневно в эфир выходят: «Прямой разговор», «Оперативные новости», «Полицейская энциклопедия», «Право на подвиг». Наши корреспонденты и редакторы регулярно создают социально значимые программы и рубрики, направленные на пресечение и профилактику отдельных видов правонарушений, например: «Зелёная волна» (программа выходила в эфир в 2015 году в рамках реализации федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в 2013-2020 годах»); «Осторожно: мошенники!» (рубрика выходила в эфир в 2016 году в формате советов сотрудников полиции, как не стать жертвой обмана).

- Кого из представителей МВД России вы приглашаете в эфир?

- Руководителей и специалистов по разным направлениям деятельности органов внутренних дел. Например, в последнее время у нас вышли программы, в которых приняли участие помощник Министра внутренних дел Российской Федерации полковник полиции Ирина Волк, начальник ДПД МВД России генерал-лейтенант внутренней службы Александр Авдейко, заместитель начальника ГУОБДД МВД России генерал-майор полиции Владимир Кузин, заместитель начальника Следственного департамента МВД России полковник юстиции Александр Краковский.

- Помимо информационного сопровождения деятельности полиции, вы успеваете осветить и ряд других важных тем?

- Да, наш радиоканал регулярно оказывает информационную поддержку благотворительных, патриотических, спортивных и культурных мероприятий. Например, не так давно в эфире мы рассказывали о благотворительном мастер-классе по живописи для детей с диагнозом ДЦП, благотворительной акции фонда «Возрождение» для детей, страдающих ревматическими болезнями, и многих других. Также провели семейный праздник «Спортивный пикник «Милицейской волны» в Перовском парке, концерт, посвящённый Дню Победы, на ВДНХ…

- А кто из звёзд российской эстрады постоянно сотрудничает с радиостанцией?

- Для начала скажу, что некоторые популярные исполнители начали своё восхождение на большую эстраду именно у нас. В их числе Николай Басков, Стас Михайлов, Натали и ряд других знаменитостей.

Мы постоянно приглашаем в гости разных исполнителей, продюсеров. На днях к нам в студию приходил тот же Николай Басков, до этого был Доминик Джокер и многие другие.

- Каких принципов работы вы придерживаетесь?

- Если говорить об информационной политике, мы очень тщательно следим за тем, чтобы информация, которой мы делимся со слушателями, была достоверной. Люди нам доверяют, и мы не можем их подвести. Всё-таки у слушателей «Милицейская волна» ассоциируется прежде всего с МВД России. У нас и девиз соответствующий - «Всё в порядке!». Своим сотрудникам мы даём полную свободу творчества. На нашей радиостанции гораздо меньше запретов, чем на других.

В основу работы положена идея: «Милицейская волна» - музыкальное сопровождение вашей жизни!» Это означает, что эфир должен отражать реальную жизнь слушателей радиостанции: рождение детей, праздники, любовь, дружбу, представление о долге, о Родине.

- С какими трудностями приходится сталкиваться?

- Нам, конечно, недостаёт «рабочих рук», да и финансовых средств не всегда хватает. Бюджеты ведущих радиостанций с нашим несопоставимы, но в том-то и загадка для многих, как нам удаётся в таких условиях успешно конкурировать с крупными игроками радиорынка.

- Что можете сказать о своих радиослушателях?

- Прежде всего, что мы их очень любим. Пытаемся радовать, для чего проводим всевозможные конкурсы, творческие вечера, концерты, акции. Большая часть нашей аудитории - это взрослые состоявшиеся люди в возрасте от 30 до 55 лет. Надеюсь, что посредством «Милицейской волны» они приобщаются к тому, что входит в понятие «общественный порядок». Это и есть одна из важнейших задач радиостанции - не извлечение прибыли, а воспитание у нашей аудитории правосознания.

И, судя по звонкам и письмам слушателей, они чувствуют, что мы с ними искренни, и доверяют нам. Так что «Милицейская волна» - действительно народная радиостанция.

Материал подготовил Михаил КОБЫЛЕЦКИЙ

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 октября 2016 > № 1938580 Андрей Кулаков


СНГ. Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 10 октября 2016 > № 1938584 Владимир Колокольцев

Реализуя принцип неотвратимости наказания.

На прошедшем в Санкт-Петербурге заседании Совета министров внутренних дел государств – участников СНГ состоялась передача полномочий Председателя СМВД Министру внутренних дел Российской Федерации генералу полиции Российской Федерации Владимиру Колокольцеву.

В интервью журналу СМВД «Содружество» глава российского полицейского ведомства рассказал об основных направлениях и результатах международного сотрудничества в правоохранительной деятельности и своих планах на предстоящий период председательствования в Совете.

– Уважаемый Владимир Александрович, позвольте поздравить Вас с вступлением в права Председателя Совета министров внутренних дел государств – участников СНГ! И первый вопрос к Вам: по каким основным направлениям развивается сегодня сотрудничество российской полиции с правоохранительными органами стран СНГ?

– МВД России на постоянной основе принимает участие в реализации межгосударственных программ по борьбе с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма, нелегальной миграцией и торговлей людьми. При этом большое внимание уделяется работе, проводимой в рамках комплексных оперативно-профилактических мероприятий и специальных операций («Розыск», «Нелегал», «Канал» и другие). Именно они позволяют за счёт скоординированных действий правоохранительных органов нескольких государств добиться максимального эффекта, установить и привлечь к ответственности организаторов и исполнителей преступлений, имеющих трансграничный характер.

Надо сказать, что криминальный мир тоже не стоит на месте. В последние годы и мы, и наши коллеги отмечаем тот факт, что международные преступные группировки наряду с традиционными видами криминального промысла (к примеру, хищениями автотранспорта) стремятся освоить новые виды противоправной деятельности. Это преступления в сфере высоких технологий, связанные с хищениями денежных средств со счетов граждан и организаций, а также нелегальное распространение в государствах – участниках СНГ психоактивных веществ, так называемых «спайсов». Разумеется, новые вызовы и угрозы требуют от всех нас незамедлительной и адекватной реакции. Подразделения МВД России обладают значительным опытом в расследовании и раскрытии этих преступлений, и мы готовы передать его нашим партнёрам.

Ещё одно важное направление, о котором необходимо упомянуть, – эффективное предупреждение противоправных деяний со стороны членов неформальных объединений болельщиков спортивных команд. Завершившийся недавно во Франции Чемпионат Европы по футболу не обошёлся без массовых столкновений фанатов и стал серьёзным испытанием для сил правопорядка. Всего через два года Россия примет чемпионат мира, и мы наглядно увидели, к чему должны быть готовы. Поэтому механизм обмена информацией с зарубежными коллегами о радикально настроенных болельщиках, их планах и замыслах необходимо выстроить так, чтобы работать на опережение, своевременно предотвращать и пресекать любые хулиганские выходки, а уж тем более попытки организовать массовые беспорядки.

Много лет успешно работает система подготовки кадров для зарубежных правоохранительных ведомств в учебных организациях МВД России. В настоящее время в них проходят обучение более пятисот сотрудников из государств Содружества.

– Сегодня во всём мире особую актуальность приобрели вопросы противодействия проявлениям экстремизма. Многие радикальные группировки стали интернациональными и пытаются распространить своё влияние, невзирая на границы между странами. Какие совместные меры в этой ситуации принимаются правоохранительными органами стран СНГ?

– Да, на сегодняшний день деятельность международных террористических и экстремистских организаций является одной из главных угроз для безопасности мирового сообщества. Мы видим, что радикальные силы стараются не только внедрить свои идеологические установки в сознание людей, но и дестабилизировать обстановку в отдельных регионах, а иногда и в целых странах. Они организуют акции прямого действия, погромы на улицах городов, а порой и террористические акты. Только в течение последних нескольких месяцев мир стал свидетелем крайне жестоких действий террористов в Париже, Брюсселе, Ницце, жертвами которых стали несколько сотен человек.

Есть и другие факторы, оказывающие существенное влияние на оперативную обстановку. Это продолжающиеся политические и военные конфликты на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также рост террористической активности в северных провинциях Афганистана. Процесс возвращения боевиков из зон вооружённых конфликтов к местам постоянного жительства создаёт угрозу формирования каналов их переброски в страны СНГ. Поэтому противодействие проявлениям экстремизма и попыткам вовлечения населения в деятельность радикальных группировок является одним из основных приоритетов в нашей совместной работе.

Это сотрудничество осуществляется как на двусторонней основе, так и в рамках многосторонних форматов, таких как Организация Договора о коллективной безопасности, Шанхайская организация сотрудничества, Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма и ряд других. При этом первостепенное значение придаётся информационному взаимодействию. К примеру, только в 2015 году нами осуществлён обмен информацией с коллегами из Таджикистана в отношении 992 лиц, причастных к совершению преступлений террористического и экстремистского характера. В результате в различных регионах Российской Федерации были задержаны 14 граждан Таджикистана, причастных к деятельности международных террористических организаций.

В феврале текущего года в московском регионе пресечена деятельность преступного сообщества, в состав которого входили преимущественно граждане Узбекистана. Его участники организовали канал незаконной миграции, а также производство и сбыт поддельных документов, которые затем использовались для переправки наёмников в международные террористические организации «Исламское государство»* и «Джабхат ан-Нусра»* (*Организации, запрещённые в Российской Федерации). В ходе проведённых обысков ликвидированы три подпольных типографии, оснащённые оборудованием для производства фальшивых документов. Изъято большое количество бланков паспортов, миграционных карт, патентов, а также печати и штампы, компьютерная техника, электронные носители информации.

– Вы упомянули, что киберпреступления, связанные с хищениями денежных средств, приобрели транснациональный характер. Можно ли привести примеры удачных операций по пресечению этих правонарушений?

– Функционирование финансового сектора экономики в современных условиях невозможно без использования компьютерных и телекоммуникационных технологий. Несмотря на все усилия, предпринимаемые банковским сообществом по совершенствованию систем защиты информации, интерес преступного мира к этой сфере не ослабевает. Более того, наши эксперты сегодня фиксируют постепенное вытеснение с криминального рынка хакеров-одиночек законспирированными, хорошо организованными и разветвлёнными группировками, объединяющими людей из разных стран. Их участники обладают высокой квалификацией и способны реализовывать сложные многоступенчатые противозаконные схемы, используя последние достижения науки и техники.

Спектр деятельности подобных группировок весьма широк. Он включает в себя как классический скимминг, то есть установку специальных считывающих устройств на банкоматы, так и распространение вредоносного программного обеспечения, с помощью которого можно похищать денежные средства у владельцев мобильных устройств, использующих СМС-банкинг. Но особую опасность представляют целевые атаки хакерских группировок на кредитно-финансовые учреждения, поскольку они могут оказать негативное воздействие на всю банковскую систему страны.

Несмотря на высокую сложность расследования подобных атак, наше ведомство наработало уникальный опыт противодействия таким группировкам. Например, в конце прошлого года сотрудники МВД России пресекли деятельность международного преступного сообщества. На момент задержания злоумышленники готовили глобальную операцию, целью которой являлось хищение денег из ведущих банков. Ключевым направлением их деятельности стало осуществление целевых атак на процессинговые центры российских и зарубежных банков, а также на мировые системы обмена межбанковскими финансовыми сообщениями. Своевременное задержание участников преступного сообщества позволило предотвратить ущерб на сумму порядка двух миллиардов рублей.

Ещё одну успешную операцию наши сотрудники осуществили весной этого года, когда в течение одного дня на территории 16 регионов Российской Федерации было проведено более 80 обысков и задержаны участники преступной группы. Они изобличены в осуществлении целевых атак на российские банки, создании бот сетей и хищениях денежных средств с расчётных счетов юридических лиц и корреспондентских счетов кредитно-финансовых учреждений. Ущерб от деятельности группировки превысил два миллиарда рублей.

– Не секрет, что зачастую злоумышленники, разыскиваемые за совершение преступлений, пытаются скрыться на территории сопредельных государств. Многих ли из них удаётся задержать?

– Разыскная деятельность занимает одно из ведущих мест среди задач, выполняемых правоохранительными органами государств – участников СНГ. Ведь она напрямую связана с реализацией важнейшего принципа уголовного судопроизводства – принципа неотвратимости наказания. И я могу ответственно заявить, что наше сотрудничество в данной области характеризуется высокой степенью доверия и взаимопонимания.

Новый импульс разыскной работе придало утверждение в октябре прошлого года главами правительств стран СНГ Регламента компетентных органов по осуществлению межгосударственного розыска лиц. Этот документ детально определил процедуру объявления в межгосударственный розыск, основания его прекращения, полномочия и порядок действий должностных лиц компетентных органов на территории другого государства.

Кроме того, при осуществлении разыскной деятельности активно используются массивы Международного информационного банка, функционирующего на базе Главного информационно-аналитического центра МВД России. В настоящее время в нём значатся более 51 тысячи лиц, объявленных подразделениями российской полиции в межгосударственный розыск.

Если говорить о конкретных цифрах, то за 2015 год на территории государств – участников СНГ было задержано 1550 лиц, разыскиваемых органами внутренних дел Российской Федерации за совершение различных преступлений, а за первое полугодие текущего года – 778. На территории Российской Федерации в первом полугодии 2016 года было задержано 722 лица, инициаторами розыска которых выступали правоохранительные органы государств – участников СНГ.

– ФСКН России во взаимодействии с правоохранительными органами Таджикистана в последние годы реализовывался ряд совместных программ, направленных на противодействие наркотрафику. Будут ли эти программы продолжены в связи с упразднением указанной службы и передачей её функций в МВД России?

– Безусловно, МВД России продолжит работу по всем ранее взятым российской стороной международным обязательствам в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Тем более, что Решением Совета глав государств СНГ от 25 октября 2014 года утверждена Программа сотрудничества государств – участников СНГ в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и противодействии наркомании на 2014–2018 годы, совместная работа по реализации которой со всеми министерствами и полицией стран Содружества ведётся на постоянной основе.

Что касается непосредственно наших таджикистанских партнёров, в мае этого года в Душанбе я встречался с руководством Агентства по контролю за наркотиками при Президенте Республики Таджикистан. Мы единодушны в том, что конструктивные отношения между нашими ведомствами – важнейший элемент повышения эффективности противодействия афганской наркоугрозе. И особая роль здесь принадлежит совместным программам сотрудничества. Так, например, одна из них по оказанию помощи Агентству рассчитана на период до 2017 года и охватывает широкий спектр направлений взаимодействия. С нашей стороны основные функции по её реализации будут возложены на Главное управление по контролю за оборотом наркотиков, недавно созданное в структуре Министерства.

Тема противодействия наркоугрозе всегда являлась одной из ключевых в диалоге с нашими партнёрами. Мы держим её на постоянном контроле.

– Недавно Вы выступили в Нью-Йорке на Саммите руководителей полицейских ведомств государств – членов Организации Объединённых Наций, основной темой которого было участие полиции в миротворческих миссиях. Какие шаги в ближайшее время планирует предпринять Министерство в этой сфере?

– Уверен, что принятые на саммите решения сыграют важную роль в объединении усилий мирового сообщества для решения глобальных задач обеспечения безопасности, в том числе с использованием миротворческого потенциала полиции. Ведь в странах со сложной политической обстановкой именно полицейские зачастую являются связующим звеном не только между населением и миротворческим присутствием, но и между населением и правительствами.

Сотрудники МВД России принимали и принимают участие в международных миссиях ООН в Республике Южный Судан, Либерии, на Гаити, Кипре и в Косово. С 1992 года миротворцами стали более пятисот сотрудников органов внутренних дел. И что особенно приятно, представители ООН неоднократно отмечали высокий уровень профессионализма российских полицейских.

Понятно, что важнейшее значение здесь имеет система подготовки кадров. Во Всероссийском институте повышения квалификации МВД России уже не первый год функционирует Центр подготовки миротворцев, где прошли обучение свыше 1600 сотрудников, в том числе более 250 иностранных специалистов из 55 государств. В этом году в Центре разработана дополнительная профессиональная программа для слушателей с учётом последних требований Секретариата ООН.

С 2012 года наше Министерство при активном содействии Японии реализует международный проект по подготовке наркополицейских Афганистана. В этом году в нём впервые приняли участие сотрудники правоохранительных органов стран Центральной Азии.

Кроме того, планируется организовать специальный курс для подготовки женщин-полицейских. Полагаем, что это актуально и перспективно, поскольку около 10% сотрудников миротворческих миссий – представительницы слабого пола. Более того, в марте этого года три наши соотечественницы уже начали службу в составе миротворческой миссии на Кипре.

Мы всегда готовы поделиться с зарубежными коллегами своим опытом в области противодействия транснациональной организованной преступности и коррупции, незаконной миграции, борьбы с незаконным оборотом наркотиков. И сейчас прорабатываем вопрос о расширении своего участия в миротворческих операциях ООН. Именно об этом я беседовал в Нью-Йорке с зарубежными партнёрами. Убеждён, что реализация такого подхода послужит укреплению международного авторитета не только российской полиции, но и всей нашей страны.

– В этом году Совету министров внутренних дел государств – участников СНГ исполнилось 20 лет. Как Вы оцениваете основные результаты деятельности этого органа, что удалось сделать за прошедшие годы?

– Думаю, что выражу не только своё, но и общее мнение всех коллег по Совету, если скажу, что за прошедшие два десятилетия этот межведомственный орган убедительно доказал свою состоятельность и востребованность. Формат его работы позволяет руководителям правоохранительных структур стран СНГ встречаться и вести прямой диалог по самым разнообразным вопросам, касающимся борьбы с преступностью и обеспечения общественного порядка. Совет стал важнейшей площадкой отраслевого сотрудничества, на которой мы можем выработать скоординированные шаги по противодействию новым вызовам и угрозам, обменяться профессиональным опытом, поделиться методиками раскрытия преступлений, устранить возникающие иногда разногласия.

Принятые на заседаниях Совета решения, подписанные документы стали базой для совместных действий правоохранительных ведомств государств – участников СНГ по многим аспектам оперативно-служебной деятельности, а их внедрение в практику способствовало раскрытию большого количества преступлений и задержанию тысяч преступников, находившихся в розыске. Я уверен, что такая форма межведомственного взаимодействия имеет перспективы и в будущем.

– И, наверное, самый ключевой вопрос нашей беседы. Каковы Ваши планы, как Председателя Совета министров на предстоящий период?

– Конечно же, я осознаю ту меру ответственности, которая легла на мои плечи, и постараюсь оправдать доверие коллег. А сделать нам всем предстоит очень много. И в первую очередь, в наших планах – реализация мероприятий по выполнению решений Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ, направленных на обеспечение безопасности граждан и борьбу с преступностью. Только последовательное и эффективное выполнение этих правоустанавливающих документов позволит нам и впредь активно противостоять вызовам и угрозам со стороны международного криминала. Мне же, как председательствующему, предстоит контролировать этот процесс и выполнять немаловажную задачу по осуществлению представительских функций от имени СМВД на важных форумах, проводимых на пространстве Содружества. К решению этих вопросов я намерен подойти с полной ответственностью.

Ирина Волк

СНГ. Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 10 октября 2016 > № 1938584 Владимир Колокольцев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 10 октября 2016 > № 1932870 Дмитрий Глуховский

Дмитрий Глуховский: Кому нужна эта свобода?

Памяти Анны Политковской и Бориса Немцова

Мне тридцать семь. Я родился в семьдесят девятом, за двенадцать лет до того, как распался Советский Союз.

Годы, которые последовали за распадом СССР, часто называют годами свободной России. В этом определении, конечно, заложен определенный парадокс. Когда очередную годовщину своей свободы и независимости празднует какая-то из бывших советских республик — ясно, что она отмечает освобождение от бывшей метрополии. Но от чего освобождается метрополия колониальной империи?

От колоний-республик? Но каким бременем ни казались бы колонии, распад империи — это ее поражение, праздновать которое глупо. Возможно, предполагалось, что мы будем праздновать освобождение от своего прошлого, от предписанного нам будущего, от самих себя?

Можно говорить, что латыши, или украинцы, или казахи были в плену у русских. Но мы-то сами, мы — народонаселение Российской империи и Советского Союза, тоже безусловной империи — мы-то у кого были в плену, в рабстве? У самих себя.

Крепостное право отменили всего за четыре года до окончательной отмены рабства в США. И если в Америке рабами были захваченные на чужой земле представители другой расы, языка и религии, чье расчеловечивание рабовладельцы оправдывали их многовековым цивилизационным отставанием, то мы были в рабстве у людей той же национальности, той же веры и той же культуры, что и мы сами.

Колхозы стали новым крепостничеством для крестьян. А десятки миллионов невинных людей, сосланных в лагеря по подложным и абсурдным обвинениям, попали в настоящее рабство к государству. Использовать их труд бесплатно, обеспечивая при этом их абсолютное повиновение — вот экономический смысл сталинского террора.

Я понимаю, почему режим, независимо от наименования, обращался с нами всегда как с тупой скотиной, почему зашоривал наши глаза, почему порол плетьми, почему сгонял в стадо овчарками и почему не выпускал из загонов. Это все имело рациональное объяснение: желание сохранить власть и пользоваться ее плодами.

Одурманивание крестьянства идеей богоизбранности самодержца, продажа церковью своей души государству и ее служба царизму за процент ренты от рабства — это осмысленная экономическая деятельность. Внушение народу животного ужаса и приведение его к абсолютной покорности через неизбирательные тотальные репрессии — ради освоения Сибири и Севера и их индустриализации — это тоже осмысленная экономическая деятельность.

Но что же с нами? Почему мы это все терпели? Вот это наше терпение, эта наша покорность кажутся совершенно невозможными, бессмысленными. Почему мы соглашались принадлежать людоедам? Как объясняли себе, что наши хозяева не так уж и плохи? Отчего не пытались сбежать? Неужели нам просто не нужна была свобода? Но как же так: другим народам нужна, а нам — нет?

Двадцать пять лет мы живем в новой, свободной России. Мы освободили колонии, но никак не хотим и не можем освободить сами себя — и не пытаемся освободиться.

Я смотрю новости по сегодняшнему российскому телевидению, которое вот уже несколько лет окончательно превратилось в средство массовой дезинформации, в инструмент оболванивания населения, его полной дезориентации, психологической манипуляции и контроля умонастроений.

Слежу за тем, как грубо и бессовестно нам лгут, какими нехитрыми трюками отвлекают наше внимание от настоящих политических процессов, как стравливают нас друг с другом и как нас натравливают на Запад. Я спрашиваю себя: но как же люди верят в это? У них же есть доступ к независимой и всесторонней информации, почему они не снимут шоры? Разве шоры не натирают им?

Я читаю результаты соцопросов, согласно которым подавляющее большинство поддерживает всевозможные запреты и ограничения в интересах так называемой морали, так называемой духовности или так называемой безопасности, и спрашиваю себя: неужели всем, кто всегда за, совершенно не нужна свобода? Почему они так жаждут высечь сами себя?

Когда три года назад десятки и сотни тысяч протестующих выходили на улицы Москвы, на проспект Сахарова, на Болотную площадь, мне казалось, что люди наконец почувствовали обман, ощутили и шоры, и ярмо, задались вопросом, куда их ведут. Люди потребовали уважения к себе, они потребовали самостоятельности.

Но потом случился Крым, и Крым стал настоящим затмением массового сознания; многие из моих друзей, протестовавших против манипуляций на выборах, внезапно присоединились к восторженному хору тех, кто считал аннексию Крыма актом свершения исторической справедливости, признаком того, что Россия наконец поднялась с колен.

Бердяев в «Русской идее» говорит, что ни одна национальная идея и идеология не приживается так хорошо и естественно в России, не вызывает такой единодушной народной поддержки, как идея территориальной экспансии. И там же он говорит, что Россия обречена быть полицейским государством независимо от того, как называется в ней власть, потому что иначе эту огромную территорию не удержать.

За Крым нам пришлось заплатить очень скоро: например тем, что любые попытки хотя бы обсуждать его принадлежность России стали подпадать под статью Уголовного кодекса об экстремизме как призывы к сепаратизму. А сейчас под разными предлогами карают уже и за попытки общественного обсуждения той войны, которую Россия ведет на Украине и даже в Сирии.

Тот хаос, который Россия усердно сеет сейчас в мире, нам подают как признак нашей крепнущей силы, как возвращение на мировую арену нашей империи. Однако империи создают порядок, а не рушат его. Снаружи Россия старается быть империей, но внутри она все больше и больше похожа на колонию.

Однако создается впечатление, что ущемленным чувствует себя ничтожное меньшинство. Остальные с готовностью платят свободой слова — а в сущности, и мысли — за иллюзию имперского реванша России. Но пресловутые восемьдесят шесть процентов поддерживают власть чуть ли не безоговорочно, в том числе и в самых сомнительных вопросах. Свобода слова — то есть свобода критиковать власть — мало кому нужна.

А государство все время намекает нам на то, что и прочие наши свободы может у нас отнять: норма о том, что подозреваемым в экстремизме (читай: в оппозиционной политической деятельности) может быть закрыт выезд из страны, была изъята из пакета Яровой чуть ли не в последний момент. И обсуждения такой возможности так или иначе инициируются постоянно.

Но и эта свобода — кому она нужна? Две трети россиян не имеют загранпаспортов, три четверти никогда не бывали за пределами бывшего СССР.

Свобода волеизъявления? В срединной России на последние думские выборы пришли меньше трети избирателей.

Даже от свободы частной жизни, главного, может быть, завоевания простого человека в новой России, власть пытается отгрызть куски. Гнобит гомосексуалов, грозит запретить аборты, блокирует эротические сайты, вот-вот начнет регламентировать сексуальные практики рядовых граждан. Прослушивать наши телефоны и читать SMS-переписку она уже умеет, теперь разрабатывает способы взлома шифрованных мессенджеров. Но никто и не думает протестовать.

Нужна нам эта свобода? Или что-то другое нужно?

Гораздо более животрепещущей темой, важной ценностью для нас во все времена была справедливость. Крестьянские бунты в царской России, восстание 1905 года, Октябрьская революция 1917-го — топливом всегда было ощущение угнетенности, несправедливости, которую власть или ее делегаты чинили простым людям.

Стремление к справедливости стало основной живой эмоцией, которая обосновывала и оправдывала создание социалистического и коммунистического проекта в России. Голоса, которые по сей день собирают левые всех мастей в России, — это голоса в пользу социальной справедливости. А голосов в пользу свободы уже который год не хватает, чтобы преодолеть электоральный порог.

Засахаренный официальной пропагандой и пенсионерской ностальгией образ СССР превращен в пример справедливо устроенного государства. А имперский реванш России, все ее воображаемое нынешнее вставание с колен вызывает отклик в сердцах людей, потому что им кажется, что так вершится справедливость историческая. Россия возвращает себе то, что причитается ей по праву, отыгрывается за годы унижений, и именно поэтому самые скандальные ее действия на международной арене пользуются поддержкой большинства.

Мы вышли из Египта двадцать пять лет назад; мы сделали круг по пустыне, по нефтеносным пескам, мы затосковали по фараонову плену, смутились просторами, заскучали по возведению бессмысленных пирамид, и вот мы добровольно возвращаемся в Египет. Те, кто родились в пустыне, впитали любовь к Египту с материнским молоком: можно понять, когда на Сталина мастурбируют ветераны спецслужб, но когда он становится Че Геварой тринадцатилетних? А ведь среди наших подростков — масса сталинистов.

Люди, может быть, скучают по единой для всех цели? По ульевой структуре советской жизни? По бездумности и безответственности, которой Союз награждал их за отказ от свободы. Они хотят быть не гражданами, а детьми, им хочется, чтобы государство-родитель брало на себя все их заботы и избавляло их от мыслей о сложности бытия. Свобода ведь означает ответственность за свою жизнь, за судьбу своих родных. И мы по-прежнему боимся ответственности. За двадцать пять лет мы так и не смогли повзрослеть.

Может, просто азиатчина с ее коллективизмом в нас сильней индивидуализма западной цивилизации? Может, слияние с коллективом слаще для русского человека, чем свобода — как независимость от других? Наверное, на одной стороне нашей медали написано «свобода», а на другой — «одиночество».

Или мы европейцы все же, или из нас вытравили свободолюбие?

Каждый раз, когда я критикую власть в статьях или хотя бы просто публично называю вещи своими именами, я знаю, что мои родители будут звонить мне и просить вести себя потише. Тем более — два моих еще живых деда. Они будут говорить мне, что я не понимаю, как опасно говорить правду в нынешние времена, будут просить не высовываться. Хотя я не занимаюсь политической деятельностью, и в сущности я даже не оппозиционер.

В двадцатые годы мой прадед был раскулачен и сослан на Соловки. И хотя больше из родных никто от репрессий не пострадал, мои родители боятся; за двадцать пять лет свободы поколение нынешних шестидесятилетних ничуть в нее не поверило. Зато оно верит в возможность повторения террора. Наши старшие очень чутки к любым признакам возрождения репрессивной системы, они готовы замолчать еще до того, как власть их попросит.

И власть умело манипулирует этим, посылая народу намеки. Слова о том, что у нас на дворе не 37-й год, — одна из любимых путинских мантр; и в этом назойливом повторении слышится возможность путешествия обратно во времени. Иногда намеки становятся совсем прозрачными: например, когда перманентно усиливающуюся ФСБ хотят наречь по-сталински — МГБ.

Может, в страхе дело?

Да и так ли мы искренни в стремлении к одинаковости?

Грубо и гениально манипулируя нами, подсовывая нам новых и новых врагов, заставляя нас говорить языком войны, загоняя нас на новые и новые войны — уже не воображаемые, — власть отучает нас думать. Блуждая по телевизионным каналам от чувства опасности к эйфории битвы и обратно, мы уже который год живем по законам военного времени, приучаясь все терпеть и сносить, отвыкая спорить и задавать вопросы; мы оскотиниваемся и озвереваем.

Власть требует от нас единства и одинаковости. Инакомыслие и любая инакость в это якобы военное время становится признаком предателя. Верные режиму винтики сбиваются в Общероссийский народный фронт, а на диссидентах выжигают клеймо иностранных агентов.

В такое время хочется быть как все. Делать все то же, что делают все. Не выделяться. Не высовываться. Власть — а кажется, что власть у нас та же самая, что и всегда, — не зря подвергала народ децимации. Сними с нас костюмы — и Zara, и Brioni, и под ними мы все — голые советские человеки.

Конечно, выбор между тем, быть ли советским человеком или европейцем, пока еще можно сделать буквально. Сбежав на Запад. Я окончил школу на Арбате, из тридцати моих одноклассников семеро сделали свой цивилизационный выбор и живут в Европе и США. Из России уезжают сотни тысяч молодых активных людей.

Те, кто пробует продолжать дискуссию на тему прошлого и будущего России вне идеологического русла пропаганды, подвергаются обструкции провокаторами-хунвейбинами, клоунами в фронтовых зеленых пилотках и ряжеными казаками, которые на камеры пропагандистской машины симулируют патриотизм и шпиономанию.

Симулируют, потому что казенный ура-патриотизм в России происходит, разумеется, от слова «казна». Люди играют в него за деньги, как играют в православную духовность и холодную войну.

Беда в том, что чучело войны умеет оживать, образный язык войны может становиться заклинанием, вызывающим ее. Мы это видели — в Европе сто лет назад.

Беда в том, что, боясь ответственности за свои судьбы, мы покорно передаем власть над собой во многом случайным людям, которых эта власть пьянит и которые из-за нашей покорности и бессловесности видят в нас скот: и так наша трагедия повторяется снова и снова.

Беда в том, что мечтая о справедливости — а значит, постоянно страдая от несправедливости, — мы никак не можем понять, что только взяв свою судьбу в свои собственные руки, мы сможем добиться ее.

Мы никак не поймем, что путь к столь желанной нами справедливости лежит только через свободу, вот наша беда.

И только выходя из ряда, только отказываясь маршировать в колонне, только высовываясь и выделяясь, только преодолевая страх быть замеченным, выдернутым из своей жизни, только решаясь быть личностью, мы можем претендовать на свободу и на справедливость.

Но увы, для этого в нашей стране требуется все больше и больше отваги.

Я понимаю людей, которые маршируют колоннами, и я понимаю людей, которые прячут голову в песок. Всем очень хочется жить и очень не хочется совершать подвиги. Подвиг — дело отчаянных людей, людей, у которых притуплено чувство опасности; или тех единиц, для кого идеи и верность себе важней достатка и безопасности.

Их ведь действительно единицы, и я не знаю, как и откуда они берутся. Но мы все видим, куда и как они уходят.

И все же только благодаря настоящим личностям, благодаря действительно независимым и отважным людям, таким как Анна Политковская и Борис Немцов, нам становится ясно, что жить можно иначе. И нам становится страшно повторить их судьбу. И нам становится стыдно за этот наш страх.

Я столько говорю о нашей особости, но, разумеется, мы такие же люди, как немцы, французы и англичане. Как китайцы и корейцы. Мы все рождаемся свободными — и уникальными. Вопрос только в том, от чего — и ради чего — мы отказываемся потом.

Я не хочу верить в то, что моя страна действительно обречена быть имперской колонией.

Россия может оставаться в своих нынешних огромных пределах и при этом быть современным государством. Ее бескрайнее географическое пространство может быть пространством справедливости и свободы.

Но эту свободу нам нужно заслужить.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 10 октября 2016 > № 1932870 Дмитрий Глуховский


Индия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 10 октября 2016 > № 1928303 Панкадж Саран

Москва и Нью-Дели ведут переговоры о поставках Индии зенитных ракетных комплексов С-400 и на предстоящем в Гоа двустороннем саммите может быть сделан важный шаг по оформлению сделки, заявил посол Индии в РФ Панкадж Саран. В интервью специальному корреспонденту РИА Новости Полине Чернице он рассказал о ходе подготовки к саммиту БРИКС, который предваряет российско-индийскую встречу в верхах, и о перспективах российско-индийского сотрудничества в энергетической сфере, где можно ожидать ряд новых проектов.

— Каковы приоритеты Индии на предстоящем саммите БРИКС?

— В прошлом году на саммите в Уфе наш премьер-министр предложил БРИКС программу из десяти пунктов, десяти инициатив, и сейчас мы предпринимаем необходимые шаги, чтобы их реализовать. Эти инициативы охватывают такие области, как торговля, кооперация в сфере железнодорожной инфраструктуры, сельском хозяйстве, урбанизация, развитие местного управления, спорт, чистая энергетика и даже проведение кинофестиваля стран БРИКС. С февраля 2016 года, когда к Индии перешло председательство в БРИКС, мы провели более 50 мероприятий, посвященных развитию упомянутых десяти инициатив ("Дус Кадам").

Тема индийского председательства Building Responsive, Inclusive and Collective Solutions (BRICS), что можно перевести как "на пути ответственных, инклюзивных и коллективных решений". И в рамках этой темы Индия реализует подход из пяти направлений: первый — это развитие и построение институтов, чтобы развить наше сотрудничество, второе — это имплементация уже принятых решений, третье — интеграция существующих механизмов интеграции, четвертое — инновации, что означает, что мы пытаемся найти новые области сотрудничества. Последнее — это непрерывность, поддержание взаимосогласованных и существующих механизмов сотрудничества БРИКС.

Очевидно, что БРИКС стал уже зрелым объединением, с очень обширной повесткой, и идеи, которые были предложены и реализуются в рамках председательства Индии, должны проложить путь к расширению и усилению кооперации между странами БРИКС.

При подготовке саммита мы организовали и провели большое число различных мероприятий — по вопросам экономики, торговли, антинаркотического сотрудничества, противодействия терроризму, кооперации в чрезвычайных ситуациях, по теме туризма, занятости и так далее. В сентябре в Нью-Дели мы провели встречу высокопоставленных представителей служб безопасности стран БРИКС и Россия была представлена на очень высоком уроне — секретарем Совета безопасности господином Патрушевым. Таким образом, подготовка к саммиту, наше председательство охватывали все возможные сферы. А предстоящий саммит, его программа будут очень насыщенными.

В добавление к этому скажу, что по итогам саммита, конечно же, будет принята декларация, которая сейчас находится на стадии доработки и обсуждения, а также подписано несколько соглашений.

— О каких соглашениях идет речь?

— Эти документы, хотя и находятся на продвинутой стадии согласования, все еще обсуждаются, и пока еще рано говорить конкретно об их содержании. Но они будут касаться по большей части сферы экономики.

Декларация же будет охватывать практически все сферы нашего сотрудничества: безопасность, региональные и политические вопросы.

Перед нами сегодня стоят определенные вызовы, которым должны адресовать страны БРИКС, это угроза терроризма. Это будет одной из главных тем для обсуждения на саммите БРИКС, помимо региональных конфликтов и глобальной ситуации.

— Россия и Индия поставили цель довести торговый оборот до 30 миллиардов к 2025 году. Насколько успешно страны реализуют эту задачу? Какие шаги еще необходимо предпринять и будут ли эти шаги объявлены на предстоящей встрече лидеров Индии и России в Гоа?

— Достижение таких показателей товарооборота к 2025 году — это одна из наиболее важных задач, которая стоит перед нашими странами. Лидеры обозначили перед нами эту задачу, и мы активно над ней работаем. Существуют различные решения и подходы, которые мы обсуждаем, чтобы достичь этой цели.

Во-первых, мы стараемся решить вопрос двойного налогообложения, и это вопрос инвестиционного соглашения между странами. Второе — мы обозначили новые приоритетные области, такие как инженерное оборудование, фармацевтика, драгоценные камни, нефтегазовый сектор, сельское хозяйство, как новые области кооперации и торговли.

Одно из главных препятствий для реализации этой масштабной задачи — отсутствие удобного транспортного маршрута. Мы сосредоточились сейчас на создании транспортного коридора, и здесь мы работаем вместе с Ираном, Россией и Азербайджаном. Мы надеемся, что нам удастся продвинуться в реализации этого проекта.

С точки зрения обеспечения механизмов мы подписали протокол о создании так называемого зеленого двустороннего коридор между Индией и Россией. Идея заключается в том, чтобы обеспечить документацию таким образом, чтобы стороны могли торговать друг с другом с минимальными препятствиями.

Пилотный проект (по началу практической работы коридора) будет запущен уже скоро. Но протокол о запуске такого коридора был подписан уже несколько месяцев назад. И идея заключается в том, что спустя какое-то время мы распространим этот принцип зеленого коридора на все основные торговые порты России и Индии. Наши страны готовы к запуску этого двустороннего коридора. Это очень хорошая инициатива.

Также мы подготовили доклад объединенной исследовательской группы по возможному соглашению по свободной торговле между Индией и Евразийским союзом. Это очень важный шаг. На текущий момент Индия и Евразийский экономический союз ведут переговоры о последующих шагах после изучения этого доклада. Это также послужит развитию торговли как между нашими странами, так и другими странами союза. Так что я бы назвал это комплексной стратегией по увеличению объемов нашей торговли, чтобы приблизить к заявленной цели 30 миллиардов долларов.

— Как быстро может заработать зеленый коридор?

— Я думаю, это дело нескольких месяцев.

— Ведутся ли уже в каком-то виде консультации по созданию большого евразийского партнерства между ЕврАзЭС и Индией?

— Индия на протяжении долгого времени поддерживает связи с Евразийским союзом, мы проводили консультации, обменивались делегациями. Сейчас мы уже готовы перейти к конкретному практическому сотрудничеству с Евразийским союзом и рассчитываем на это.

Если фокусироваться на экономической стороне, инвестициях, то речь может идти о заключении соглашения. И доклад объединенной группы экспертов — важный шаг на этом пути. Сейчас его должен исследовать Евразийский союз и они должны принять решение, как продвигать дальше переговоры — в сторону соглашения свободной торговли с Индией или в сторону соглашения о всеобъемлющем экономическом партнерстве. Это решение должна принять другая сторона, не Индия. Но сам доклад — это очень хорошая отправная точка для дальнейших шагов. Это обозначит рамки для нашего дальнейшего экономического сотрудничества в сферах инвестиций, торговли.

Помимо этого, стоит отметить, что у нас хорошо развиваются политические отношения со странами-членами ЕврАзЭС. И в рамках союза, и на двустороннем уровне.

— Каковы перспективы российско-индийского сотрудничества в атомной сфере? Есть вероятность, что на двустороннем саммите РФ-Индия в Гоа будет подписано генеральное рамочное соглашение по пятому и шестому блокам АЭС "Куданкулам"?

— Сотрудничество России и Индии в атомной сфере можно назвать превосходным. Это историческое сотрудничество. 10 августа состоялась передача первого блока АЭС Куданкулам, он сейчас полностью работает и работает хорошо. Есть еще пять других блоков. Работа по второму блоку находится в завершающей стадии, а работа по третьему и четвертому блокам находится на начальной стадии. Что касается пятого и шестого блоков, то мы работаем с российской стороной, чтобы заключить генеральное рамочное соглашение и протокол. Я надеюсь, что мы завершим эти переговоры к обоюдной выгоде. Мы работаем в этом направлении.

— Ранее в Рособоронэкспорте заявили, что Москва и Нью-Дели ведут консультации о поставках Индии комплексов С-400? Будет ли контракт заключен на предстоящем российско-индийском саммите в октябре?

— Россия и Индия ведут переговоры по комплексам С-400, по возможному соглашению. И все, что я могу сказать на данном этапе, — нужно дождаться их результатов.

— Но можно ли ожидать, что на предстоящем саммите возможен шаг вперед в этих переговорах?

— Мы надеемся, что у нас будет прогресс по этому вопросу на предстоящем саммите.

— Российская сторона ранее провела учения вместе с Пакистаном. Насколько это вызвало обеспокоенность в Нью-Дели? Не повлияет ли это на перспективы военного сотрудничества Москвы и Нью-Дели и на сотрудничество в ВТС? Намерена ли Индия развивать его с Россией?

— Мы донесли до российской стороны нашу точку зрения о том, что военное сотрудничество с Пакистаном, страной, которая является спонсором терроризма, сделала его частью государственной политики, является неправильным подходом. И это только создаст проблемы в будущем. Что касается российско-индийских отношений, то мы довольны нашим стратегическим и привилегированным партнерством. Мы не видим здесь изменений. Напротив, оно только укрепилось во всех сферах, в том числе по линии ВТС. Это российско-индийское партнерство является основой для стабильности и мире в регионе.

— Планирует ли Индия новые учения с Россией?

— У нас уже сложившаяся система регулярных военных учений с РФ. Мы проводим их уже несколько лет. И мы продолжим проводить их, в том числе в следующем году. План учений согласовывается уполномоченными ведомствами.

— Российская компания РЖД заявляла об интересе к реализации проектов в ряде стран, в том числе в Индии. Поступали ли уже какие-то предложения от компании о возможных проектах, в том числе в рамках инициативы Make in India?

— РЖД и индийские железные дороги ведут переговоры о том, чтобы финализировать договоренности по отдельным конкретным проектам. Дискуссии ведутся по трем основным областям. Первое — по поводу скоростных железных дорог, второе это модернизация и третье — обучение персонала. Я надеюсь, что результаты этих переговоров будут озвучены на предстоящем саммите.

— Будет ли это делаться в рамках инициативы Make in India?

— РЖД предложили индийским дорогам помочь в планах по модернизации. Так что да, мы будем осуществлять эти договоренности в рамках инициативы "Делай в Индии".

— Планирует ли Индия закупать российские грузовые или пассажирские вагоны или локомотивы?

— На данный момент нет.

— Планирует ли Индия развивать сотрудничество с "Роснефтью"?

— За прошедший год несколько основных индийских нефтяных компаний заключили разного рода соглашения с "Роснефтью" по покупке долей в месторождениях "Ванкорнефть" и "Тас-Юрях". Эти переговоры были очень успешными.

Заключение такого рода соглашений — это новая сфера сотрудничества России и Индии, когда мы рассматриваем возможности для масштабных инвестиций в наших странах, и я считаю ее очень многообещающей. Так как это не просто подписание стандартных соглашений по покупке тех или иных товаров. Здесь мы говорим о покупке долей в крупных проектах, о том, что мы становимся совладельцами нефтяных активов. И это я бы назвал значительным шагом вперед в области нашего сотрудничества в нефтегазовой сфере, который принесет выгоду обеим сторонам. И он, как я думаю, приведет к расширению сотрудничества в данной области. Этот прогресс — свидетельство реализации на практике российско-индийского стратегического партнерства. Это важное и многообещающее его развитие. И это также способствует обеспечению энергетической безопасности обеих стран.

— Будет ли развитие сотрудничества касаться роста объема поставок российской нефти в Индию?

— Это сотрудничество будет способствовать обеспечению энергобезопасности стран. И также предоставит индийским компаниям возможность импортировать нефть из России. Но как и в каких объемах — это будет согласовано в рамках конкретных соглашений.

— Проявляют ли индийские компании интерес к приватизации "Роснефти"?

— Это коммерческое решение. И я уверен, что наши компании знают о процессах, которые идут в "Роснефти", в том числе по вопросу приватизации.

— Но они могут быть заинтересованы в этом?

— Если они сочтут, что есть коммерческая выгода и что это будет удовлетворять целям обеспечения энергетической безопасности страны, тогда, я уверен, они захотят участвовать. Но это коммерческое решение.

— Индия в прошлом году заявляла о желании поставлять в Россию молочную продукцию, в частности сыры. Когда можно ожидать начала поставок? Что мешает их началу?

— В августе мы наконец-то подписали двустороннее соглашение об экспорте молочной продукции из Индии в Россию. Остающиеся вопросы касаются сертификации и сопутствующих формальностей. Но хорошая новость, что само соглашение было наконец-то подписано, и я настроен оптимистично, что оно откроет дорогу фактическим поставкам молочной продукции. Да, процесс финализации соглашения занял очень много времени, но все вопросы были урегулированы. И теперь остающиеся детали должны решить уже конкретные индийские поставщики и уполномоченные российские органы. Но мы очень заинтересованы в том, чтобы начать экспорт, потому что наша молочная продукция высочайшего качества и она удовлетворяет мировым стандартам, она сможет удовлетворить нужды российского рынка.

— Идет ли речь о поставках индийского сыра, например панира?

— Да, панир, конечно. Это же так же является молочной продукцией, и я уверен, что он появится в Москве.

— Устранены ли вопросы по поводу поставок буйволиного мяса в Россию?

— Индия является крупнейшим поставщиком буйволятины в мире, российская сторона составила шорт-лист компаний. Но на какой-то стадии появились определенные проблемы и некоторые компании были из него исключены. Мы контактировали по этому вопросу с Россельхознадзором и санитарными службами, чтобы удостоверить их, что сейчас вся продукция удовлетворяет всем международным стандартам, предоставили необходимую информацию российской стороне.

И сейчас российские власти должны принять решение по сертификации индийских поставщиков, чтобы те смогли начать экспорт. То есть да, были проблемы с индийской стороны, мы приняли меры, чтобы их решить, передали информацию и ждем решения Москвы. Мы хотим продвинуться в решении этого вопроса.

— Россия ранее заявляла о готовности поставлять в Индию зерновые культуры. Ведутся ли сейчас переговоры с Индией о поставках зерновых? И если да, то какие виды культур планируется поставлять?

— Индия, как и Россия, является производителем и экспортером зерна. Так что я не вижу в обозримой перспективе каких-то возможностей для импорта российского зерна в Индию. Но я не исключаю, что речь может идти о возможности поставок бобовых из России. Мы импортируем бобовые из ряда стран, так что это та сфера, где мы могли бы провести консультации с российскими экспертами, чтобы изучить перспективы возможного сотрудничества по импорту бобовых. Речь идет о тех видах, которые произрастают в России.

Индия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 10 октября 2016 > № 1928303 Панкадж Саран


Казахстан. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 7 октября 2016 > № 1923619 Марат Шибутов

В Казахстане меняют законодательство: ужесточают контроль над оборотом оружия, унифицируют религиозные обряды, следят за рынком съемных квартир, мониторят иностранное финансирование. После теракта в Актюбинске президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил о признаках «цветной революции». Затем случился теракт в Алма-Ате.

Является ли происходящее чем-то цельным, продиктованным желанием мобилизовать общество против «врага», а заодно подкрутить гайки — на вопросы корреспондента ИА REGNUM ответил политолог Марат Шибутов.

ИА REGNUM: В России Генпрокуратура признала нежелательной деятельность Фонда Сороса. В Казахстане пока официального решения нет. Зато недавно появилась статья, не имеющая явного информационного повода, в которой в кучу смешано все критическое о Фонде Сорос-Казахстан. Конечно, одна статья в СМИ — это еще не решение на уровне госструктуры и тем не менее Казахстан синхронизируется с Россией?

На мой взгляд, это последствия проживания с Россией в одном информационном пространстве — мы подхватываем их информационные тренды в силу слабости наших СМИ. Но так как у нас все же разная политическая культура, то это у нас крайне слабый тренд, который идет против основных.

Основные тренды у нас: глобализация, интеграция, переход на стандарты ОЭСР, а значит приближение к их управленческим практикам, соответствие принятым в соглашении о расширенном партнерстве с ЕС обязательствам. То есть, мы тут идем в противоположном с Россией направлении.

На мой взгляд, та же статья про Фонд Сороса — это просто попытка заработать лишней популярности на внедренных российскими СМИ стереотипах и ничего больше. Я лично работал с Фондом Сороса, видел их деятельность — она ни чем от других фондов, в том числе и казахстанских, не отличается. Вообще демонизация иностранных НПО рассчитана на совсем уж тупых людей. Вы бы на месте иностранного разведчика кого бы использовали в качестве агента влияния: фонд, чьи платежи и деятельность всем видны, или сына какого-нибудь министра, который живет в Лондоне? Ежу понятно, что вербовать и шантажировать лучше сразу элиту, чем пытаться действовать через НПО.

Плюс надо всегда помнить казахстанскую специфику — любой иностранный грант на революцию будет распилен и разворован его получателями и поэтому будет иметь нулевую эффективность. Это мы проходили на примере наших сбежавших олигархов.

ИА REGNUM: Еще про синхронизацию. Казахстан ввел налоговый мониторинг иностранного финансирования общественно-политической деятельности в стране. По закону «О платежах и платежных системах», организации, финансируемые из-за рубежа, обязаны сдавать специальную отчетность в Комитет государственных доходов Министерства финансов РК c 11 октября 2016. В России за это принялись раньше: в 2012 году был принят «Закон об иностранных агентах», согласно которому финансируемые из-за рубежа политические НКО должны самостоятельно регистрироваться в Минюсте в качестве иностранных агентов, а с 2014 года Минюсту разрешено самому включать организации в реестр иностранных агентов.

Это такое общее стремление государства все контролировать. На мой взгляд, это довольно глупый приказ, который только создаст лишнюю отчетность и, как в большинстве случаев, никто потом ее анализировать не будет и принимать по ней какие-либо решения тоже.

Кстати, из России мы заимствовали еще идею грантового оператора и новую систему финансирования НПО. Фонд поддержки гражданских инициатив уже начал работать и выдал гранты — это очень большое облегчение для НПО по оформлению документации. На следующий год будут выдавать НПО премии, и это опять им сильно поможет. Так что заимствование идет не только в сфере контроля, но и в сфере улучшения. Наши общественные советы — это отчасти заимствование российских общественных палат. Так что не все так однозначно.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете это решение и его риски?

Власти в России были напуганы массовыми протестами 2011−2013 года и были заражены концептом «цветных революций» еще с 2004 года, с Украинского майдана, поэтому и приняли такие меры. Считалось, что именно иностранное финансирование подвигло россиян на выступления, а не общее недовольство режимом. То есть, люди на Старой площади думали, что так-то народ их любит, а проклятые иностранцы его совратили, вот они на площадь и вышли.

Это очень опасное решение на самом деле, потому что полностью игнорирует реальность, а, значит, усилия будут направлены не туда. Это ложная цель в общем. Полковник Захарченко и конфискованные 500 миллионов долларов, убийства, снижение покупательной способности граждан — вот что людей волнует, а не что там «Левада-центр» или «Мемориал» у себя на сайте опубликовали.

У нас это простое подражание, что часто случается, просто решили, раз Россия ввела такой вид контроля, то давайте и мы введем. На всякий случай. Таким образом, сделали галочку в выполнении каких-то планов и забыли об этом.

ИА REGNUM: Небезопасными в Казахстане стали и государственные деньги — имею в виду госзаказ и приговор председателю Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаеву, которому дали 6 лет лишения свободы, а его сыну — главе КазТАГа Асету Матаеву — 5 лет. Каково ваше отношение к делу Матаевых и его исходу?

Меня позиция обвинения не убедила. Политически это было плохое решение — с государством теперь стало опасно работать в информационной сфере. Плюс видно, что авторитет, связи, положение не помогают даже смягчить приговор. В общем большой повод насторожиться для владельцев СМИ.

ИА REGNUM: Почему в рамках одной беседы спрашиваю про Фонд Сорос Казахстан, иностранное финансирование и дело Матаевых — есть ощущение, что в стране развивается некий тренд, в котором сходится риторика о безопасности и политика дальнейшего закручивания гаек. Как это видится вам?

Это разнонаправленные тренды, просто потому, что являются реакциями на разные раздражители. Теракты в Алма-Ате и Актобе (Актюбинске) — на них уже другая реакция. На земельные митинги — третья. Реформы в рамках Плана нации — четвертая (имеется в виду документ «План нации — 100 шагов по реализации пяти институциональных реформ» — ИА REGNUM ). Они исходят из разных центров силы в государственном аппарате, лоббируются разными людьми и ведомствами с разными целями. Они еще и освещаются в прессе совсем по-разному, поэтому и возникают такие ассоциации. Например, почти все СМИ пропустили реформу местного самоуправления, которая будет с 2018 года, а там реальная демократизация. Вот если бы про него написали бы больше статей, а про дело Матаевых меньше, сложилось бы впечатление, что у нас гайки раскручивают.

ИА REGNUM: Я полагала, что заявление президента о признаках цветной революции после теракта в Актюбинске — тоже часть тренда. Но раз его нет в едином виде, то что это?

Я думаю, это было просто использование известного стереотипа, потому что трудно классифицировать случай, когда террор осуществляется спонтанно — по призыву осуществить теракт от имени ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ — ИА REGNUM ) из точки, не локализованной географически. Какой-то проповедник ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ — ИА REGNUM ) в Сирии сказал делать теракты, и тут в Казахстане решили это сделать. Просто такое вот разрастание хаоса. Случай противостояния государства с сетевой организацией, чьи территории даже не соприкасаются границами, сложно описать и точно назвать. Поэтому было использовано что-то похожее: раз «цветная революция» — это сетевое сообщество против государства, то давайте его и используем. Так-то, это совсем разные вещи.

ИА REGNUM: Вы сказали про разные центры силы в государственном аппарате. Слышала мнение политолога о том, что так и есть, каждый играет на свой интерес, и в результате это приводит к ослаблению позиции президента — не как даже личности, а как института.

Это везде так, в любом государстве и любом политическом режиме: если есть три человека, то уже может быть два мнения. Наверх люди проходят не потому, что они зайки белые и пушистые, а потому что жесткие волчары. От таких трудно ждать единомыслия и отсутствия борьбы за власть. Просто сейчас за счет улучшения информационной среды это стало заметнее и все.

Раньше у нас были гораздо более тяжелые политические кризисы, например, связанные с Рахатом Алиевым (бывший старший зять президента Казахстана, осужденный заочно у себя на родине в общей сложности на 40 лет лишения свободы по обвинению в совершении ряда тяжких преступлений, в том числе измене родине, подготовке госпереворота, ныне покойный — ИА REGNUM ). Так что ерунда.

ИА REGNUM: Есть ли вообще классические признаки цветных революций и наблюдаются ли они в Казахстане?

В целом для цветных революций характерны народные волнения. А классически это следующие признаки:

Массовые протесты, иногда перерастающие в массовые беспорядки

Слабость силовых органов, которые или не справляются с протестом или переходят на сторону демонстрантов

Мирные (ненасильственные) акции протеста

Паралич власти

Широкое участие различных политических технологий

Участие молодежных организаций

Давление международных организаций и в целом Запада на правительство с целью не допустить силового конфликта

Привязка к выборам, которые, как правило, объявляются сфальсифицированными

Причинами цветной революции обычно объявляется желание Запада свергнуть неугодный ему политический режим с помощью оплачиваемых его грантами НПО и злодейского интернета в виде социальных сетей.

На самом деле все не так.

На мой взгляд, причинами успешной цветной революции является:

— Предельная усталость страны от действующего политического режима в силу его некомпетентности и постоянных неудач. Как пример, режим Слободана Милошевича (бывший президент Югославии — ИА REGNUM ), который проиграл войну, вовлек Югославию в блокаду и сам еще наживался на контрабанде сигарет и других товаров.

— Раскол в элите, как правило, вызванный действиями лидера или длительными историческими противоречиями. Как пример, режим Бен Али в Тунисе, где вся элита была возмущена амбициями клана его жены, или режим Мубарака в Египте, который хотел передать власть своему сыну в обход своих соратников. Также примером может быть Украина, где длительная война между донецким и днепропетровским кланами привела к вооруженному противостоянию и перевороту.

— Неспособность правящего режима на решительные действия. Как пример, режим Аскара Акаева (бывший президент Киргизии — ИА REGNUM ), который не мог отдать приказ на разгон митинга, и поэтому восставшие смогли занять правительственные здания, а президент и его семья сбежали.

— Отсутствие поддержки со стороны силовиков. Пример: Аскар Акаев посадил полицейских, которые до этого стреляли во время беспорядков в селе Аксы, поэтому силовики его в критический момент не поддержали, так как боялись остаться виноватыми.

— Недоверие населения средствам массовой информации, особенно официальным. Это в целом проблема авторитарных и тоталитарных режимов, где люди верят оппозиции и иностранным средствам массовой информации.

— Отсутствие площадок для диалога, которые позволяли бы обойтись без уличного протеста. Это также характерная особенность авторитарных и тоталитарных режимов.

— Наличие большого количества активной, безработной и не нашедшей себе занятия молодежи в столичном городе. Это было характерно особенно для Грузии, Ирака, Киргизии, Туниса, Египта, Молдавии.

Как видно, эти причины обычно скрываются, так как вызывают нежелательные ассоциации с правящими режимами — гораздо легче думать про политические технологии и вмешательство Запада, чем анализировать собственные ошибки.

ИА REGNUM: В Казахстане возможны цветные революции? При каком раскладе?

Я не вижу для этого никаких причин. У нас нет усталости от власти, а есть патернализм, нет раскола элит, режим решителен и иногда даже слишком. Ну, и по остальным причинам если пройтись, тоже все не так уж для нас плохо.

Просто на постсоветском пространстве сложилась целая индустрия продуцирования угроз с целью отжать себе больше административного ресурса и бюджета, вот они и генерируют одни и те же страхи годами. Об этом, кстати, была на ИА REGNUM наша с Юрием Михайловичем Солозобовым статья.

Я думаю, это непродуктивно и методически неверно. Лучший пример необоснованности страхов — это ожидание земельного митинга 21 мая в Астане, когда в Фейсбуке были десятки постов, сотни перепостов, тысячи лайков, усиленные группы полицейских у Байтерека, а в итоге никто туда и не пришел. Такие дела.

ИА REGNUM: После терактов власть пошла путем ужесточения законодательства. Как думаете, это даст желаемый или обратный результат? Казахстан публично дружен с исламским миром, несмотря на светскость, население страны воспринимается как естественная часть уммы, в то же время в религиозной сфере ужесточают порядки. Не вызовет ли это сопротивления? Я уже молчу про ужесточение оборота оружия, которое, как высказываются многие, по сути, является разоружением законопослушных граждан перед вооруженными криминальными элементами.

Это не ужесточение законодательства — это законодательное усложнение процедур для законопослушных граждан. Я сейчас разбираю как раз этот законопроект — там очень мало реальной антитеррористической борьбы и ужесточения. К примеру, там вводятся поправки в 24 закона, всего 39 страниц 14 шрифтом, но в тот же закон «Об оперативно-разыскной деятельности» внесена одна поправка — пункт 5, статьи 12. Это единственное, что по сути направлено было против разыскиваемых террористов, а в остальном поправки в 23 документа — ужесточение наказания за терроризм и куча усложнений жизни для законопослушных граждан. Тут можно сказать об американцах, которые после 2001 года сделали упор именно на оперативно-разыскную деятельность, и это реально ужесточение — пытки, секретные тюрьмы, ликвидации, внесудебные задержания, тотальная прослушка. А у нас это имитация бурной деятельности.

ИА REGNUM: Все, о чем мы говорим, имеет отношение к безопасности, закручиванию гаек и вкупе — к общественному согласию. А тут есть белые пятна. Государство говорит не со всеми. Причем не только по собственному желанию. Сейчас в стане нацпатов, назовем их так, идут разборки, связанные с одним из их бывших соратников, который стал своего рода парией среди своих после работы в Земельной комиссии. Могу ошибаться, но это выглядит так, что указанная прослойка не приемлет нынешней власти, непрозрачна для нее и не собирается сотрудничать. На ваш взгляд, много ли таких групп, и чем это чревато?

Да я бы не сказал, что наши нацпаты не хотят с властью говорить — они постоянно с ней общаются. Гораздо чаще, чем лояльные государству люди. Просто поймите, Тайжана (Мухтар Тайжан — национал-патриот, участник попыток организовать земельный митинг в Алма-Ате, позже вошел в состав Земельной комиссии — ИА REGNUM ) бывшие соратники критикуют не потому, что он с властью сотрудничал, а потому что набрал очень хороший политический капитал во время работы в Земельной комиссии. Это значит, что у него есть перспективы. Надо помнить, что, если у одного политика из четко определенного сегмента есть перспективы, то значит, у других политиков из этого сегмента перспектив нет. А этого им не хочется — они не хотят быть его сподвижниками или подчиненными, они сами хотят быть лидерами или, в крайнем случае, не хотят, чтобы лидером был именно он.

Просто сейчас у Мухтара Тайжана есть хорошие шансы возглавить единолично националистов и сместить с первого места их самую авторитетную фигуру — Мухтара Шаханова. Вот его бывшие друзья и начинают вспоминать разные факты его биографии и биографии его родных — председателя правления Народного банка Умут Шаяхметовой (сестра Мухтара Тайжана — ИА REGNUM ) и бывшего первого вице-министра иностранных дел Болатхана Тайжана (отец Мухтара Тайжана — ИА REGNUM ), чтобы выставить его в невыгодном свете.

В принципе, у нас есть отдельные группы, которые существуют как бы вне публичного диалога — сообщества мигрантов, различные криминальные и полукриминальные группы, различные неформалы, казахстанцы, живущие в других странах. Но они не так сильно влияют на внутреннюю политику.

ИА REGNUM: Как вообще добиваться задач по безопасности, не пережимая при этом ситуацию в целом?

Я сейчас как раз готовлю заключение в Мажилис (нижняя палата парламента — ИА REGNUM ) и «НурОтан» (правящая партия — ИА REGNUM ) по законопроекту, посвященному безопасности, и там предлагаю свои рекомендации. Например, не надо маяться дурью с кучей процедур, посвященных регистрации людей при внутренней миграции, гораздо лучше для начала выполнить нормативы по участковым. Один участковый по нормам имеет участок с 2000 жителями, а в Алма-Ате реально на 1 участкового — 3500 жителей, вот они и не успевают. Надо сделать так, чтобы участковых было больше, плюс снизить норму на одного участкового до 1500 человек, и будет уже намного лучше с контролем людей на районе.

Это вот один из простых примеров, как делать страну безопаснее, не зажимая при этом законопослушных граждан.

ИА REGNUM: Добавлю последний вопрос. У вас нет ощущения, что после создания министерства оборонной и аэрокосмической промышленности, оборонная сфера сконцентрируется на ВПК и космосе, то есть больше на промышленных и технологических вещах, а силовой момент больше отойдет к МВД и КНБ? Или это всегда так было?

Оно так и было — армия у нас не занимается внутренней политикой. Это всегда было прерогативой МВД и КНБ, а также Генеральной прокуратуры.

Реорганизация проведена, видимо, для того, чтобы промышленность развивалась, как бизнес-проект — у наших военных это плохо получалось, плюс были постоянные коррупционные скандалы. У нас ведь Минобороны само производило технику и само покупало, а сейчас ее производят в одном министерстве, покупают — в другом.

Жулдыз Алматбаева

Казахстан. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 7 октября 2016 > № 1923619 Марат Шибутов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 октября 2016 > № 1919899 Павел Климкин

Климкин — DW о Донбассе: Там должно быть безопасно и не должно быть России

Глава МИД Украины Павел Климкин в эксклюзивном интервью DW призвал Россию покинуть Донбасс, а США и Евросоюз сохранить санкции, пока этого не произойдет.

Deutsche Welle, Германия

«Моя принципиальная позиция (такова): чтобы вернуть Донбасс в состав Украины, там должно быть безопасно, а России там быть не должно», — заявил министр иностранных дел Украины Павел Климкин в эксклюзивном интервью ведущему Deutsche Welle Тиму Себастиану в программе Conflict Zone. Он отметил, что санкции Запада в отношении РФ должны остаться в силе до тех пор, пока Россия «в буквальном смысле не оставит Украину». Позволить Москве нападать на независимое государство — это все равно, что «открыть ящик Пандоры», считает Климкин.

Чтобы прекратить конфликт в Донбассе, в феврале 2015 года Киев и сепаратисты из самопровозглашенных Донецкой и Луганской «народных республик» подписали соглашение «Минск-2». На сегодняшний день главные пункты достигнутых тогда договоренностей, например, отвод тяжелых вооружений и обмен военнопленными, все еще не реализованы. На вопрос Тима Себастиана о том, можно ли хоронить минские договоренности, Климкин ответил: «Нет».

«„Минск-2“ — простой и легкий (документ), если вы действительно хотите его воплотить в жизнь. У нас с Россией есть несколько фундаментальных разногласий о том, как интерпретировать минские договоренности. Россия пытается легализовать свой протекторат в Донбассе. Для этого (по мнению Москвы) сначала нужно провести голосование (в украинском парламенте) и только потом (вести переговоры о том), уйдет ли Россия из Донбасса и передаст ли его территорию под контроль ОБСЕ, чтобы обеспечить настоящую безопасность в регионе», — сказал министр иностранных дел Украины.

После того как президент России Владимир Путин аннексировал Крым, хорошо вооруженные сепаратисты при поддержке Москвы взяли контроль над частями Донецкой и Луганской областей на востоке Украины. В 2014 году они провозгласили себя независимыми республиками. Тысячи украинцев погибли в сражениях против сепаратистов. Киев, а вместе с ним и западные страны, утверждают, что сепаратистов активно поддерживают добровольцы из РФ и солдаты российской армии. США и Евросоюз ввели санкции против Москвы. В то же время они призывают к проведению реформ на Украине. И хотя тяжелая артиллерия в зоне конфликта в Донбассе затихла, до настоящего режима прекращения огня еще далеко.

Проведение конституционной реформы на Украине, гарантирующей сепаратистским регионам формальную автономию — еще один из ключевых пунктов минских соглашений. В августе 2015 года прошло первое голосование по этому вопросу в Верховной раде, однако оно было омрачено беспорядками у здания парламента. Второе голосование откладывается.

Антироссийские санкции и реформы на Украине

В сентябре 2016 года вице-президент США Джо Байден предупредил президента Украины Петра Порошенко, что ЕС может отменить санкции в отношении России, если Украина не будет придерживаться своих обещаний о проведении экономических и политических реформ. «Каждый готов сейчас винить жертву, поэтому вам лучше выпрямиться и двигаться в правильном направлении», — сказал он.

Журналист DW Тим Себастиан спросил Климкина: «Санкции так и не смогли в корне изменить ситуацию в зоне конфликта, не так ли? Так сколько, с вашей точки зрения, они должны продолжаться, ведь европейский и американский бизнес терпит убытки?»

«Во-первых, санкции должны продлеваться до тех пор, пока Россия в буквальном смысле не покинет Украину. Я верю в людей и страны, которые делают свободный выбор. И это (санкции) — ваш выбор, а выбор Украины — добиться настоящего успеха. Мы должны это сделать, чтобы выжить и добиться этого успеха», — ответил Климкин.

Тим Себастиан также указал на другой важный аспект для Украины: коррупцию. Во время своего последнего визита в Киев министр торговли США Пенни Прицкер призвала Киев ускорить шаги по борьбе с коррупцией и провести антикоррупционные реформы. «Вы должны действовать прямо сейчас», — заявила она. Правозащитная организация Transparency International утверждает, что, «несмотря на заверения украинских политиков о своем желании побороть коррупцию, на самом деле в стране все происходит с точностью до наоборот».

Климкин отверг эти обвинения, заявив что его правительство уже борется с коррупцией и будет продолжать эту борьбу. По его словам, в этом плане Киев «достигает» определенных результатов.

«Меня вдохновляют реальные реформы, проведенные в государственном секторе экономики», — заявил Климкин.

Тим Себастиан: «Господин министр, знаете, кажется, вы живете с этими людьми в совершенно разных Вселенных».

Климкин: «А я знаю реформаторов, в том числе и заместителей в нашем министерстве экономики, которые последовательно работают над полной сменой подходов к управлению государственными предприятиями».

Программа Conflict Zone выйдет вечером в среду, 5 октября, на английском языке. Видео беседы будет также опубликовано в интернете. Полностью интервью на русском и украинском языках выйдет 6 октября.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 октября 2016 > № 1919899 Павел Климкин


Исландия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2016 > № 1919050 Джулиан Ассанж

Джулиан Ассанж: «Нападки лишь делают нас сильнее»

Михаэль Зонтхаймер (Michael Sontheimer), Der Spiegel, Германия

Организация Wikileaks отмечает свое десятилетие. Основатель этой занимающейся разоблачениями платформы Джулиан Ассанж подводит итоги — и отвергает растущую критику в адрес методов своей работы.

Spiegel: Г-н Ассанж, спустя десять лет после образования Wikileaks вновь высказывается критика в адрес этой занимающейся разоблачениями платформы. Якобы Wikileaks поставила в опасное положение миллионы турецких женщин-избирателей. Что скрывается за этим обвинением?

Ассанж: Все это абсолютно не соответствует действительности. Мы не опубликовали ни имен, ни адресов, ни телефонных номеров обладающих правом голоса турецких женщин, когда мы сделали достоянием общественности тысячи электронных посланий в адрес турецкой правящей Партии справедливости и развития — это очень легко проверить на нашем сайте. Кстати, эта критика была высказана спустя всего несколько дней после публикации нами внутренней электронной переписки Демократической партии США. Могущественные противники нанесли ответный удар с помощью лжи. Это не является чем-то неожиданным…

— но приводит к еще одному обвинению. Целый ряд немецких журналистов, с симпатией относящихся к Wikileaks, негативно относятся к тому, что вы опубликовали электронные сообщения функционеров Демократической партии США. Вы принимаете участие в предвыборной кампании Дональда Трампа, как вас обвиняет в этом комментатор портала Spiegel Online Саша Лобо (Sascha Lobo)?

— Полная ерунда. Публикация этой электронной переписки показала, что Национальный комитет Демократической партии занимался подтасовкой итогов предварительных выборов в пользу Хиллари Клинтон и в ущерб Берни Сандерсу. Отставка ведущих сотрудников Национального комитета демократов, в том числе ее председателя Дебби Вассерман-Шульц, стала следствием нашей публикации.

— Сотрудники Хиллари Клинтон утверждают, что эти электронные послания были получены хакерами из российских спецслужб, а затем переданы Wikileaks.

— Мы не называем своих источников, и в огромном большинстве случаев мы их даже не знаем. Впрочем, предпринимается много попыток отвлечь внимание людей от воздействия наших публикаций. А что касается Клинтон, то большинство средств массовой информации, как правило, ориентируются на возможного победителя выборов. Хотя они и утверждают, что строго следят за каждым шагом влиятельных людей.

— Не подлежит сомнению то, что организация Wikileaks ослабляет Клинтон и тем самым укрепляет позиции Трампа.

— Мы не будем подвергать наши публикации самоцензуре лишь на том основании, что в Соединенных Штатах скоро будут проводиться выборы. Наша задача состоит в том, чтобы делать достоянием гласности имеющиеся в нашем распоряжении материалы. Поскольку Клинтон входила в состав правительства, то у нас готовы к публикации и другие документы. Г-жа президент или г-н президент будут продолжать представлять крупные властные структуры Соединенных Штатов — большой бизнес, военных. Независимо от того, кто будет сидеть в Белом доме.

— А если кто-то передаст Wikileaks внутренние документы организаторов предвыборной кампании Трампа, вы их тоже опубликуете?

— Конечно. В чем вы меня упрекаете? Разве средства массовой информации, занимающиеся расследованиями и собирающие материалы о коррупции или о неэтичном поведении кандидатов в президенты, не должны их публиковать? На мой взгляд, это было бы неэтичным поведением.

— Немецкий журнал Focus недавно обвинил Wikileaks в том, что она опубликовала предполагаемые документы американских секретных служб, которые были сфальсифицированы российскими агентами. Что вы скажете по этому поводу?

— Подобным утверждениям вряд ли можно доверять. Даже правительство Соединенных Штатов вынуждено было признать, что не существует никаких доказательств связи Wikilkeaks с российскими секретными службами. В 2008 году я опубликовал статью о том, что упомянутый вами журнал находился под влиянием немецкой Федеральной разведывательной службы (БНД). Мы опубликовали материалы о 58 контактах одного репортера журнала Focus с сотрудниками БНД.

— Не является ли слабым структурным местом то обстоятельство, что не каждый поступающий в Wikileaks материал подвергается проверке и верификации, и поэтому вам могут подсунуть сфальсифицированные документы?

— У нас великолепный баланс между разоблачительными материалами и фальсификациями. И, в отличие от традиционной прессы, мы все документы публикуем в интернете для того, чтобы любой заинтересованный человек получил возможность их проверить. Wikileaks — это самое неудачное место для распространение сфальсифицированных документов.

— А оказывают ли нынешние обвинения какое-то воздействие, независимо от того, справедливы они или нет?

— В ходе кампании по дезинформации, проводимой против Wikileaks, речь идет об очень старом, но в большинстве случаев эффективном приеме. Высказывается мнение о том, что информаторы-разоблачители и Wikileaks работают на врага. Это не есть что-то новое и интересное, но та истерия, которую Хиллари Клинтон и ее люди нагнетают в отношении Москвы, является весьма значительной.

— Wikileaks будет печатать материалы о коррупции в высшем российском руководстве?

— Да. Мы уже опубликовали более 650 тысяч документов о России и о президенте Путине. Большинство из них были критическими по своему содержанию, и на них ссылались критически настроенные по отношению к Кремлю авторы. Так, например, их использовал журналист из газеты Guardian Люк Хардинг (Luke Harding) для книги «Мафиозное государство» (Mafia State). Эти материалы фигурировали также в некоторых судебных процессах, в том числе по поводу энергетического концерна ЮКОС.

— Как вы собираетесь помешать тому, чтобы темные силы использовали в своих интересах Wikileaks в глобальной информационной войне?

— Критерии наших публикаций открыты, и они не изменились. Если какой-то источник передает нам еще не опубликованные материалы, имеющие политическое, дипломатическое, историческое или этическое значение, то мы их публикуем. Независимо от того, откуда они пришли. Большая часть материалов размещается на английском языке, поскольку большинство наших читателей говорят по-английски. Но мы опубликовали материалы и на других языках, в том числе на китайском, русском, арабском, турецком, французском, немецком.

— 4 октября 2006 года вы объявили о создании домена www.wikileaks.org. Как выглядит сегодня итог проведенной работы?

— За десять лет организация Wikileaks опубликовала более 10 миллионов документов. Большую часть их них мы сделали достоянием гласности за те шесть лет, в течение которых меня незаконно и без предъявления обвинений удерживают в Великобритании.

— Правительство Эквадора предоставило вам политическое убежище, но вы уже более четырех лет находитесь в посольстве Эквадора в Лондоне. Британская юстиция намерена вас арестовать и выдать Швеции для дачи свидетельских показаний. Не помешало ли это существенным образом работе Wikileaks?

— На самом деле, не помешало. В то время как многие авторитетные средства массовой информации терпят убытки или даже разоряются, Wikileaks смогла пережить экономическую блокаду со стороны банков, обслуживающих кредитные карты компаний и PayPal, которая была инициирована политическими элементами в Соединенных Штатах. Несмотря на эту блокаду, Wikileaks развивается. У нас нет никаких долгов, и мы никого не уволили из наших сотрудников. Ни одна из наших публикаций не была подвергнута цензуре. Мы не проиграли ни одного дела в суде, когда речь шла об опубликованных нами документах. Нападки делают нас сильнее. Сегодня нам десять лет. Посмотрим, что будет, когда мы достигнем возраста тинейджеров.

— Какая из публикаций Wikileaks была наиболее важной?

— Самым важным является то, что мы смогли опубликовать такое количество документов. Если говорить о содержании, то наиболее важными, наверное, были дипломатические депеши правительства Соединенных Штатов. В 2011 году мы опубликовали сначала 251 тысячу документов, а на сегодняшний день к ним добавились еще 3 миллиона. И это еще не все.

— Какие действия Wikileaks были неудачными, каковы ее слабые стороны?

— Решающее значение имели и продолжают иметь финансовые ресурсы — вынуждена ли Wikileaks делать определенные вещи вместо других? Да, постоянно.

— Назовите нам один пример.

— Наше сотрудничество с газетой New York Times было непростым. У нее весьма неоднозначное отношение к информаторам-разоблачителям, однако она обладает огромным воздействием, с помощью которого усиливается эффективность и наших публикаций.

— Вы сожалеете о том, что вы больше не сотрудничаете с такими авторитетными газетами как new York Times или Guardian, а также о том, что Wikileaks подвергается критике даже со стороны либеральных медиа?

— Мы все еще продолжаем сотрудничать с некоторыми журналистами из этих изданий. Либеральные газеты не обязательно являются либеральными. Однако в настоящее время мы имеем хорошие отношения с более чем со 110 медийными организациями во всем мире. У нас даже заключены с ними договоры, регламентирующие наше сотрудничество.

— Ваш источник-разоблачитель Челси Мэннинг (Chelsea Manning), служившая в армии США, приговорена к 35 годам заключения. Эдвард Сноуден безвыездно находится в России, а вы сидите в посольстве Эквадора в Лондоне. Как информаторы-разоблачители воспринимают подобные неудачи?

— Не следует сравнивать положение Эдварда Сноудена с положением Челси Мэннинг или хакера Джереми Хаммонда (Jeremy Hammond), который тоже находится в американской тюрьме. Во многом благодаря большим усилиям со стороны Wikileaks Сноуден оказался в России и получил там политическое убежище. У него есть необходимые для поездок документы, он живет вместе со своей подругой, он ходит в театр на балетные спектакли и получает приличные гонорары за свои выступления. Эдвард Сноуден, в целом, свободен и счастлив. И это не случайно. Моя стратегия состояла в следующем: найти что-то, что можно было бы противопоставить запугивающему воздействию 35-летнего тюремного заключения Челси Мэннинг. И это удалось сделать.

— С учетом всего того давления, которое оказывается на вас и на ваших соратников, что помогает вам продолжать начатую работу?

— Мы верим в то, что мы делаем. Это вызывает большое удовлетворение. В интеллектуальном плане наша работа очень интересна. Иногда мы становимся свидетелями торжества справедливости. В одном случае из тюрьмы был освобожден осужденный по ложному обвинению человек, благодаря нашим публикациям. Кроме того, многие люди, работающие в Wikileaks, обладают тем же инстинктом, который есть и у меня, — когда на нас оказывается давление, мы активно сопротивляемся.

Исландия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2016 > № 1919050 Джулиан Ассанж


США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2016 > № 1918992 Бен Ходжес

Генерал Бен Ходжес: «Мы держим свое слово»

Интервью с командующим вооруженными силами США в Европе Беном Ходжесом

Павел Вроньский (Paweł Wroński), Gazeta Wyborcza, Польша

Павел Вроньский: Господин генерал, вы заявляли, что зимой в Польше, в Ожише, появится примерно тысяча военных в рамках батальонной боевой группы НАТО, а также начнется размещение бронетанковой бригады. Между тем россияне объявили, что они в ответ разместят у границы две собственные бронетанковые дивизии. Таким образом их силы будут во много раз превосходить силы НАТО. Способен ли Альянс защитить восточный фланг от удара конвенциональных сил?

Генерал Бен Ходжес (Ben Hodges): Безусловно. Я убежден, что Альянс сейчас может защитить всех своих членов. Подразделения, которые в ближайшее время появятся на территории Польши и стран Балтии, — это очень серьезная сила. Давайте посчитаем: четыре батальона НАТО, в том числе американский в Ожише, который будет готов к апрелю, и еще очень хорошая американская бригада. В нее входят 4 100 военных и 450 единиц техники, в том числе — 87 танков Abrams, транспортеры Bradle, самоходные гаубицы Paladin калибра 155 мм. Зимой она будет переведена в Польшу. Стоит помнить также о силах быстрого реагирования НАТО, которые готовы придти на помощь и, что самое важное, мы не забываем о вооруженных силах стран-хозяев. Ведь у Польши готовы три свои очень хорошие дивизии.

— Вы сказали об американской бригаде. Где будут размещены эти силы?

— В январе технику загрузят на корабли и перевезут в Бремерхафен, потом ее транспортируют в Польшу и разместят в регионе Дравско — Жагань. После учений в Польше один батальон отправится на север — на маневры в странах Балтии, другой — на юг. Однако центром, из которого будет управляться бригада, останется Польша.

— Командование бригады разместится в Польше. Изначально речь шла о городе Цеханув.

— Это будет западный регион Польши. Скажем так: командование разместится где-то между Дравско и Жаганем. Окончательное решение будет принято, когда польская сторона выберет место.

— Всего год назад в интервью для газеты Die Zeit вы говорили, что НАТО не в состоянии защитить страны Балтии.

— Хорошо, что вы задали этот вопрос, потому что мои слова неверно интерпретировали. Я говорил, что НАТО не сможет защитить страны Балтии, если не отреагирует должным образом. Это существенная разница. Такая реакция появилась: прошли учения «Анаконда-2016», варшавский саммит Альянса принял решение о размещении батальонных групп на ротационной основе. Это те изменения, о которых я говорил.

— Размещение четырех батальонов и бригады — это первый или последний шаг к укреплению безопасности восточного фланга НАТО?

— Для эффективного сдерживания противника нужно не только размещать войска, но и демонстрировать готовность к действиям. Так что нужно проводить учения, совершенствовать взаимодействие. Это лишь начало процесса.

— Меня интересует, появятся ли в будущем новые силы НАТО, будет ли создаваться военная инфраструктура.

— Пока мы занимаемся реализацией того, что было согласовано на саммите в Варшаве.

— Вы и другие натовские штабники указываете на важную роль Сувалкского перешейка — 80-километрового отрезка польско-литовской границы и единственного сухопутного пути в направлении стран Балтии. Этот район каким-то образом укрепят?

— Это, действительно, серьезная стратегическая задача, однако планов по созданию каких-то особых укреплений нет. Важнее — внимательно следить за тем, что происходит в этом регионе по другую сторону от границы и реагировать на ситуацию.

— Выступая в варшавском отделении Германского фонда Маршалла, вы говорили, что силы немедленного реагирования ехали через Европу 30 дней, а должны — пять. Вы констатировали, что беженцы оказались быстрее НАТО. Это довольно пессимистичная оценка.

— Здесь работает несколько факторов: это законодательная база (у каждого государства есть свои правила, например, по организации дорожного движения), а также технические вопросы, связанные с пропускной способностью транспортных сетей. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) говорил о необходимости создать «шенгенскую зону» для натовских сил, чтобы им было легче пересекать границы. Я считаю, что нужно чаще проводить учения, чтобы увидеть, какие факторы осложняют переброску войск через Европу. Когда мы выявим эти проблемы, нужно будет их ликвидировать.

— Большую обеспокоенность в Польше вызывают заявления кандидата на пост президента США Дональда Трампа, который говорит, что США невыгодно содержать НАТО, и поэтому европейские страны должны платить американцам за свою защиту, а также то, что он ставит под вопрос Пятую статью Вашингтонского договора о коллективной обороне.

— Вы, конечно, не ждете, что я, военный, буду давать оценку программе кого-то из кандидатов на президентский пост? Скажу так: США остаются сейчас самым лучшим гарантом безопасности в мире, самым надежным и сильным союзником. Американские силы перебрасываются в Европу, этой программе гарантировано финансирование. Все последние американские президенты были заинтересованы в сохранении этих гарантий для Польши. Я знаю, что Польшу неоднократно посещали делегации американских политиков, у вас были представители Конгресса и Сената. Все они говорили о необходимости укреплять восточный фланг НАТО, обеспечивать безопасность нашим союзникам. США выполняют свои обязательства.

— Это правда, что в Польше вы захотели посетить музей Юзефа Пилсудского?

— Да, я посетил его дом под Варшавой. Это было очень интересно, я увлекаюсь историей. Я видел в Музее польской армии картину, изображающую одну из битв 1920 года, когда несколько тысяч польских кавалеристов остановили целую советскую конармию Буденого.

США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2016 > № 1918992 Бен Ходжес


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917697 Антон Носик

Суд в Москве признал Антона Носика виновным в экстремизме

Курсор, Израиль

Пресненский суд Москвы признал Антона Носика, гражданина РФ и Израиля, виновным в экстремизме в связи с публикацией записи в ЖЖ под заголовком «Стереть Сирию с лица земли» и оштрафовал его на полмиллиона рублей.

«Суд постановил признать Носика виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 500 тысяч рублей», — огласил приговор судья Евгений Найденов.

1 октября в «Живом журнале» Носика появился пост «Стереть Сирию с лица земли»: автор «горячо приветствовал» бомбардировки страны, где «за места в первом после обретения независимости парламенте боролись национал-социалистическая партия и коммунисты, причем нацисты с огромным перевесом победили». Носик писал, что Сирия предоставляла убежище беглым гитлеровцам, «чтобы перенять их опыт геноцида», и обвинял ее власти в экспорте «агрессии, войн, людоедства, разрухи и горя» в соседние страны Ближнего Востока.

В тот же день Носик повторил свои слова о Сирии в эфире «Эха Москвы», заявив, что одобряет действия России, которая «убивает женщин, детей, стариков». В настоящее время запись и стенограмма передачи удалены с сайта радиостанции.

Последнее слово Антона Носика в суде

(публикуется по оригиналу ресурса «Открытая Россия)

«Уважаемый суд, уважаемые присутствующие,

Хочу рассказать об одном случае из советской истории, который в свое время произвел на меня очень сильное впечатление, когда я прочел о нем в мемуарах писателя Ильи Эренбурга.

Экономист Николай Николаевич Иванов до декабря 1940 года работал советским поверенным в делах во Франции. Вскоре после возвращения в Москву он был арестован за «антигерманские настроения». Арест случился в те времена, когда еще действовал пакт Молотова-Риббентропа, по которому стороны обязались прекратить враждебную пропаганду по отношению друг к другу. Чтобы доказать Гитлеру, что обязательства соблюдаются, Сталин распорядился обеспечить в СССР аресты и посадки за «антигерманскую пропаганду». Но советский дипломат Николай Иванов приговор Особого совещания — пять лет лагерей — получил в сентябре 1941 года. В Москву он смог вернуться лишь через 13 лет после вынесения приговора.

«Трудно себе это представить: гитлеровцы рвались к Москве, газеты писали о ''псах-рыцарях'', а какой-то чиновник ГБ спокойно оформлял дело, затеянное еще во времена германо-советского пакта; поставил номер и положил в папку, чтобы все сохранилось для потомства…», — напишет об этом деле Илья Эренбург в своих воспоминаниях.

Трудно не вспомнить эту историю в связи с моим сегодняшним делом. Ни для кого не секрет, что происходит сегодня в сирийском городе Алеппо. Город с населением в полмиллиона взят в осаду войсками правительства Сирии и Корпусом стражей исламской революции при поддержке российской авиации. Бомбардировке с воздуха подвергаются больницы, жилые кварталы, гуманитарные транспорты ООН. В городе нет электричества, перекрыты все пути доставки продовольствия, воды, лекарств. Официальный ультиматум властей Сирии гласит: блокада жителей Алеппо будет снята лишь после того, как боевики сложат оружие и покинут восточные кварталы города.

И в то самое время, как российские войска активно участвуют в штурме Алеппо, в столице России меня судят за поддержку действий этих самых войск. В моем уголовном деле можно прочитать заключение некоего эксперта управления по защите конституционного строя ФСБ о том, что бомбардировки Сирии, которые я поддержал больше года тому назад, являются преступлением экстремистской и террористической направленности.

И в это же самое время в городе Тюмени с июня сидит в СИЗО мой коллега, блогер Алексей Кунгуров. То же самое управление по защите конституционного строя ФСБ возбудило против него уголовное дело за пост в ЖЖ «Кого на самом деле бомбят путинские соколы», опубликованный тоже в октябре 2015 года. В отличие от меня, Кунгуров не поддерживал, а критиковал действия ВКС РФ в Сирии. И если я за свою поддержку обвиняюсь по «мягкой» 282-й статье, то Кунгурову шьют «террористическую» часть 1 статьи 205.2 УК РФ: публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма. Хотя он ни к чему такому не призывал, а всего лишь заметил, что города Хама и Хомс, которые бомбит наша авиация, расположены в сотнях километров от позиций ИГИЛ (зарещенная в России организация — прим. ред.).

Впрочем, мы здесь так долго уже обсуждаем Сирию, что пришла пора поговорить про Россию.

И мне, и моим коллегам, пришедшим сегодня освещать процесс, хочется думать, что приговор по этому делу будет вынесен именно сегодня, и что аргументы из моего последнего слова будут в нем как-нибудь учтены. Но если посмотреть сюжеты, вышедшие на федеральных телеканалах «Россия-24» и «Россия-1» за прошедшую пару недель, то там телезрителям уже успели сообщить, в передачах от 20 и 27 сентября, что вопрос о моей виновности судом уже решен. И даже рассказали, как именно он решен. «Антон Носик признан судом виновным в экстремизме», — сообщила зрителям корреспондент «России-24» Анастасия Ефимова в вечернем выпуске новостей от 27 сентября. А неделей ранее в эфире программы «Вечер с Владимиром Соловьевым» гости передачи, большие гуманисты, сошлись во мнении, что совершенно зря меня приговаривают к двум годам лишения свободы, когда можно было бы ограничиться штрафом, условным сроком, исправительными и обязательными работами.

Формально коллеги, конечно, погорячились. И я, наверное, мог бы напомнить им про 49-ю статью Конституции, где сказаны хорошие слова про презумпцию невиновности. Но если посмотреть на статистику судебного департамента Верховного суда РФ, то их забывчивость станет понятна. В целом по России судами первой инстанции выносится не более 0,2% оправдательных приговоров. И каждый третий из таких приговоров отменяется по апелляции обвинения. За весь 2015 год, по всем статьям, входящим в 29-ю главу Уголовного кодекса («Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства»), вынесено не 2 промилле, а ровным счетом ноль оправдательных приговоров. На ноль, как известно, делить нельзя.

Обвинительный уклон российского правосудия — тенденция не новая, пресса пишет об этом давно. Я очень хорошо помню, как однажды президентом России стал юрист-теоретик Дмитрий Медведев, и он собрал по этому вопросу целое совещание, на котором спросил экспертов, какой процент оправдательных приговоров выносится судами. Ему ответили: 0,7% (на дворе стояли гуманные нулевые годы). «Это не может быть правдой!» — воскликнул президент нашей великой страны.

Всякий раз, когда я задавал людям, близким к правоохранительной системе, вопрос о причине такого перекоса в судебной практике, слышал один и тот же ответ. Мне рассказывали, что у нас очень тщательно ведется предварительное следствие. Так что в суд попадают только стопроцентно доказанные обвинения.

Раньше мне трудно было проверить состоятельность этого утверждения. Зато сегодня у меня появился личный опыт, о котором стоит рассказать.

Обвинение в моем деле не предприняло ни малейшей попытки доказать, что я имел преступный умысел, как сказано во первых строках обвинительного заключения. Откуда им известно об этом умысле? Может, они представили свидетелей, с которыми я этим умыслом делился? Или перехватили какие-то мои сообщения, письма, черновики, на которых основано суждение о моем намерении подорвать основы конституционного строя России? А может, в расследовании дела участвовал опытный телепат, который залез в мою голову и прочел там преступные мысли? Я готов допустить и такое, но почему-то в двух томах моего уголовного дела нет заключения от этого ценного специалиста. Так что отмечу: субъективную сторону преступления обвинение вообще не сочло нужным доказывать. Ни в этом зале, ни на этапе предварительного следствия такой вопрос вообще не поднимался.

В статье 14 действующего УК РФ сказано, что для квалификации любого действия как уголовного преступления необходимо, чтобы оно носило характер общественно опасного деяния. В чем состоит общественная опасность поста в моем ЖЖ или моей беседы с коллегами в эфире «Эха Москвы»? На 420 листах своего уголовного дела я не нашел ни ответа на этот вопрос, ни самого вопроса. В ходе судебного следствия и прений обвинение тоже обошло его молчанием. Где те читатели и радиослушатели, в душах которых я возбудил ненависть либо вражду к национально-территориальной группе «сирийцы»? Где те «сирийцы», жизнь которых изменилась к худшему после моего поста и выступления на радио? Почему обвинение их не пригласило для дачи показаний — ни в зале суда, ни на стадии предварительного следствия? Может быть, потому что их не существует в природе? Хочу напомнить, что бремя доказывания общественной опасности моих деяний лежит на стороне обвинения. И это бремя, как все мы видели, оказалось для нее непосильным.

Меня обвиняют в том, что я опубликовал пост экстремистской направленности. Пытаются уверить суд в том, что само размещение этого поста угрожает основам конституционного строя и безопасности российского государства. Лично я так не думаю, но, допустим, что сторона обвинения в это верит. Так почему же за целый год, прошедший со времени публикации моего поста и его перепечатки в целом ряде СМИ, ни один защитник основ конституционного строя не предложил убрать этот материал из открытого доступа? Об этом можно было попросить меня, можно было обратиться с таким требованием в администрацию «Живого журнала», в Роскомнадзор, в те российские издания, где текст перепечатан. Можно было бы войти в суд с иском о признании моего поста экстремистским. Точно так же можно было потребовать от видеохостинга YouTube или от Роскомнадзора заблокировать все копии видеозаписи с «Эха Москвы», если кто-то считает, что они представляют угрозу для основ конституционного строя и безопасности РФ. Как мы знаем, ничего подобного сделано не было. Ни прокуратурой, ни Следственным комитетом, ни Департаментом по защите конституционного строя, офицеры которого еще год назад отметились в расследовании этого дела.

Думаю, я достаточно тут сказал о качестве доказательной базы, представленной обвинением. Но один эпизод просто вынужден вспомнить, раз уж заговорил про обвинительный уклон и вспомнил о презумпции невиновности. Когда уголовное дело было возбуждено, и я был еще в статусе подозреваемого, следствие заказало комплексную психолого-лингвистическую экспертизу и моего поста, и моего выступления на радио. Ее делали больше месяца, в ней участвовали трое экспертов Московского исследовательского центра, в тексте их заключения больше 40 страниц. Эта экспертиза есть в моем деле, выводы ее даже оглашались здесь прокурором.

Все три эксперта МИЦ единогласно заключили, что признаки экстремизма в моих высказываниях отсутствуют начисто. Они разобрали и пост, и эфир «Эха Москвы» по пунктам, привели развернутую аргументацию, ссылались на использованную специальную литературу. Когда я ознакомился с выводами этого исследования, то был воодушевлен наглядным свидетельством беспристрастности экспертов. Но радоваться мне пришлось недолго. Следственный комитет подшил акт экспертизы к делу и пошел искать каких-нибудь других экспертов, которые на те же самые вопросы дадут другие ответы. Я до сих пор не понимаю, в свете 49-й статьи Конституции РФ, как такое вообще возможно. Следствие само выбрало экспертов Московского исследовательского центра. Само поставило им вопросы. Оплатило, надо думать, их труды. И отказалось верить акту той экспертизы, которую само же и заказало. Мне кажется, для этого нужны были какие-нибудь весомые основания, но в деле я их не нашел. Следователь не стал спорить с данными экспертизы, он их просто проигнорировал. Хотя, казалось бы, они составляли то самое неустранимое сомнение в моей виновности, о котором сказано в Конституции.

Я уже почти все сказал, что собирался, осталось две вещи: один анекдот и одна просьба. Анекдот — потому что сегодня мои соотечественники и единоверцы во всем мире поздравляют друг друга с новым еврейским годом, с новым еврейским счастьем, и куда уж тут без еврейского юмора.

Этот анекдот мне рассказали в те самые 1980-е годы, когда трое моих учителей иврита отправились по приговору валить в Мордовии лес. Итак, разговаривают два советских судьи. Один спрашивает другого:

— Коллега, вы могли бы отправить за решетку невиновного?

— Ну что вы, ни в коем случае, я осудил бы его условно.

Из анекдота прямо вытекает моя просьба. Я прошу вас отнестись к вопросу о мере наказания со всей серьезностью. Если вы считаете, что я своей жизнью, трудом, общественной деятельностью не заслужил на шестом десятке лет клеймо уголовника — то просто оправдайте меня. А если считаете, что заслужил — не идите на поводу у Вовы Соловьева и его гостей, требовавших каких-то символических полумер, мы же взрослые и серьезные люди, не боимся ни начальства, ни друг друга, ни Мосгорсуда. Назначьте, пожалуйста, реальный срок, пусть и у Катерины Сергеевны сегодня будет праздник, не только у евреев.

Разумеется, ваша честь, я рассчитываю на беспристрастное рассмотрение моего дела. Но, с учетом статистики, о которой уже сказал раньше, оцениваю свои шансы реалистично, и сумку с теплыми вещами уже собрал. В любом случае, благодарен и вам, и моей защите, и стороне обвинения за долгое время, потраченное на рассмотрение этого простого, как мне кажется, дела.

Спасибо за внимание».

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917697 Антон Носик


Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917657 Витольд Юраш

У нас есть реальные причины бояться России

Интервью с Витольдом Юрашем — руководителем варшавского Центра стратегических исследований

fronda.pl, Польша

Fronda.pl: В США на конференции, организованной Центром анализа европейской политики (CEPA), зачитали письмо главы оборонного ведомства Польши Антония Мачеревича (Antoni Macierewicz), в котором тот предостерегает перед Россией, называя ее действия агрессивными и угрожающими будущему Европы. У нас на самом деле есть причина так сильно бояться путинской России?

Витольд Юраш (Witold Jurasz): У нас есть реальные основания бояться России. Вопрос, способны ли мы сделать так, чтобы Запад согласился с нашей оценкой этой угрозы. У меня, к сожалению, на этот счет есть серьезные сомнения. Обратите внимание: призывы избрать более жесткий курс в отношении Кремля не последовали даже после обнародования доклада голландских следователей, который указал, что Москва несет ответственность за крушение самолета малазийских линий. Даже такое преступление не меняет направления, в котором движется Запад. А это движение не к санкциям, а к их смягчению. Все это показывает, что верх берут не ценности, а выгода. Политика — это всегда конфликт выгод и ценностей. Россия играет важную роль во многих мировых проблемах, и она просто нужна нашим западным партнерам, поэтому ценности начинают отходить на второй план.

Встает вопрос: что мы можем сделать в ситуации, когда наша оценка угроз так сильно, порой, диаметрально расходится с оценкой Запада? Конечно, проще всего было бы принять сторону большинства, однако мы не можем этого сделать, поскольку это противоречит нашим интересам. Вторая крайность — заявить, что нас не интересует мнение Запада. Разумная политика — это, на мой взгляд, поиск каких-то средств, которые позволят в конечном итоге в некоторой степени повлиять на позицию Запада. Конечно, повлиять — еще не значит совершить перелом. Сложно надеяться, что Запад изменит свою политику, тем более что за ней стоят большие экономические интересы, а они в международной политике всегда берут верх над ценностями.

Нам нужно разработать польскую «реальную политику». Конечно, у этого понятия в Польше плохие коннотации, поскольку ей занимаются пророссийский силы. Но это не так: исходная точка реальной политики — понимание собственных интересов и поиск наиболее реального метода их претворения в жизнь, а не наоборот. Когда мы действуем в обратном порядке, порой кажется, что реальнее всего — поддаться. А этого, разумеется, мы сделать не можем.

— Министр, в частности, указал, что Россия может поддерживать исламский терроризм. В контексте того, что с ним связан кризис в Европе, как вы думаете, есть ли риск, что Путин стремится разбить сплоченность Европы, поскольку когда она будет слаба, она не сможет противостоять его поползновениям?

— Есть много сигналов, указывающих на то, что российские спецслужбы действительно активно способствовали появлению «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация, — прим.пер.). Существует целый список исламистов, которые попадали в российские тюрьмы, потом выходили из них и оказывались в Сирии. Обычно, когда исламисты попадают в российские тюрьмы, они редко покидают их просто так, чаще всего они выходят вперед ногами. А здесь таких случаев было очень много. Это может указывать на то, что или они были агентами, или стали ими в заключении. Следующий факт, который показывает, что Москва фактически поддерживает ИГИЛ, — это то, кого бомбардирует российская авиация в Сирии. На самом деле ИГИЛ никогда не было целью россиян, в первую очередь они последовательно уничтожают всех противников режима Башара Асада.

Миграционный кризис, который в значительной степени стал результатом войны в Сирии, выгоден России, поскольку на Западе появляется ощущение, что ему придется договориться с россиянами, чтобы те ему помогли. Но на самом деле они ничуть ему не помогают. И в данном случае не помогают не потому что не могут, а потому что не хотят. Однако ключевой вопрос звучит иначе: как убедить Запад в том, что Россия — это фальшивый союзник? И далее — как поправить свой имидж в глазах наших партнеров? Мне кажется, что здесь возникает противоречие между воинственными высказываниями наших политиков, которые разжигают ненужные конфликты, и попыткой убедить Запад в нашей точке зрения. Имея хороший имидж, убеждать всегда легче.

— Антоний Мачеревич затронул также вопрос смоленской катастрофы. Он говорит, что следует задуматься, не была ли она частью плана Путина, в который входят также война в Грузии и вторжение на Украину. Это сильные заявления, которые однозначно указывают на то, что Россия представляет угрозу для безопасности всех стран Европы. Нам следует бояться того, что Москва может напасть и на нас?

— В оборонном планировании нечто такое учитывать, разумеется, следует. Однако я не думаю, что в данный момент такой риск велик.

— Даже в контексте слов Мачеревича?

— Российская угроза происходит не из слов министра обороны Польши или из заявлений министра обороны России, а из российских действий. Так что следует сосредоточить внимание не на словах, а на действиях. Конечно, такая угроза существует, и следует создать потенциал для того, чтобы ей противостоять. Одновременно прямой угрозы для Польши я сейчас не вижу. Конечно, то, что сейчас не кажется мне опасным, может стать таковым через несколько лет. Оборонительный потенциал создается годами, так что отсутствие угрозы в настоящий момент не означает, что нам не следует безотлагательно заняться формированием этого потенциала. В связи с этим я поддерживаю все проекты, которые нацелены на укрепление польских вооруженных сил.

— Как вы в целом оцениваете визит министра Мачеревича в США?

— Я слишком мало знаю, чтобы давать оценку. Меня удивляет только одно: я не понимаю, почему партнером выступает Центр анализа европейской политики. По двум причинам. Во-первых, CEPA — это организация, связанная с военно-промышленными концернами, что, пожалуй, сложно назвать лучшим выбором в ситуации, когда Польша планирует серьезные военные закупки. В Вашингтоне есть целый ряд других, более серьезных аналитических центров с более долгой историей, а здесь в очередной раз первую скрипку начинает играть небольшая организация. Когда Анджей Дуда (Andrzej Duda) первый раз был в США, он тоже принимал участие в конференции, которую устраивал Центр анализа европейской политики.

Я удивлен и по другой причине. Ключевой человек CEPA в Польше — Марчин Заборовский (Marcin Zaborowski), который был главой Польского института международных отношений и пропагандистом Радослава Сикорского (Radosław Sikorski) во внешней политике, которую вел тогда этот министр. Основывалась она на уверениях, что Россия не представляет угрозы. Тут можно выдвигать политические обвинения. Против Заборовского выдвигались и другие обвинения, это, в частности, делал министр Витольд Вашиковский (Witold Waszczykowski). Речь шла о злоупотреблениях в Польском институте международных отношений. Возможно, эти обвинения не имели под собой оснований, но тогда Заборовскому следовало принести извинения, а, возможно, они были справедливыми, но дело решили замять. Так что ситуация по меньшей мере неоднозначна. Президент, а также министр обороны не должны оказываться в неоднозначных ситуациях.

— Благодарю за беседу.

Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917657 Витольд Юраш


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 3 октября 2016 > № 1917585 Антон Носик

Известному блогеру грозит тюрьма

Кристина Хебель | Der Spiegel

Российские власти сажают за решетку своих противников, зачастую надолго. "Сейчас это может случиться с одним из самых популярных российских блогеров, основателем рунета, бывшим издателем и идеологом российских интернет-изданий Lenta.ru, Gazeta.ru, Newsru.com и поисковика Rambler - Антоном Носиком", - пишет Кристина Хебель на страницах немецкого журнала Der Spiegel. Прокуратура затребовала для него два года тюрьмы.

Носик, как рассказывается в материале, уже несколько лет практически ежедневно ведет свой блог, в котором нередко публикует критические и провокационные посты, в том числе антикремлевские. Долгое время все сходило с рук. "Но теперь Носика будут судить из-за поста о российских бомбардировках в Сирии. Судья вынесет решение в понедельник", - отмечает автор.

В тексте, написанном в начале октября прошлого года, Носик предложил "сровнять Сирию с землей" и поддержал авиаудары российской армии, которые официально направлены против исламистов, но все чаще "бьют" по повстанцам и гражданским лицам. Как написал Носик, многочисленные жертвы являются ужасным явлением, но при этом приемлемой ценой за уничтожение страны, которая сравнима с "нацисткой Германией". В дальнейшем Носик пояснил, что Сирия предоставляла убежище нацистским преступникам, вроде Алоиза Бруннера, и многократно нападала на Израиль. В ФСБ высказывания Носика классифицировали как экстремизм, Носик это отрицает.

Так чего он хочет добиться своими радикальными сравнениями? Ведь Россия, как отмечает Der Spiegel, помогает Сирии.

Сам Носик считает, что власти "хотят провести над ним показательный процесс, и Кремль делает ставку на запугивание: кто будет высовываться со своим мнением, будет подвергаться преследованию". Всего за блогом и записями Носика в соцсетях следят до 1,5 млн человек в месяц, что является немалой аудиторией для страны, в которой осталось не так много независимых СМИ, пишет автор.

Блогера, поясняет издание, обвиняют по 282-й статье российского УК, которая изначально предназначалась для борьбы с дискриминацией любого толка, разжиганием вражды или ненависти к отдельным личностям или группам людей. Ранее по ней в основном судили экстремистов, националистов и исламистов. В последнее время количество уголовных дел по данной статье сильно возросло: если в 2007 году их было всего 27, то в 2015-м - уже 232. В эту цифру, кстати, входят случаи, когда людей судили за распространение или лайки определенных постов.

Директор правозащитного центра "Сова" Александр Верховский уверен, что российские власти "используют 282-ю статью для улучшения статистики, ведь куда проще с терроризмом бороться в сети, нежели на улице".

Покидать Россию, как многие ему советуют, Носик не хочет, даже если бы он мог это сделать, пишет журналистка. Он не хочет дать заткнуть себе рот и показать, как быстро сейчас в России заканчивается свобода слова. Решение суда он признавать не будет и дойдет до Конституционного суда. Это борьба, которая может закончиться для блогера в тюрьме, говорится в статье.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 3 октября 2016 > № 1917585 Антон Носик


Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > snob.ru, 3 октября 2016 > № 1917337 Владислав Иноземцев

Как победить Исламское государство

Владислав Иноземцев

На прошлой неделе исполнился год с того момента, как российские летчики нанесли в Сирии первые удары по позициям террористов из «Исламского государства»* (хотя многие данные говорят о том, что основная борьба все это время велась против умеренной сирийской оппозиции). О необходимости «уничтожения» этого «государства» говорят сегодня все мировые лидеры, однако успехи в борьбе с ним остаются довольно скромными. За время, прошедшее с начала российской операции, террористы в Европе и странах Ближнего Востока лишь активизировались, число беженцев возросло, безопасности в регионе больше не стало, а военные преступления превратились в привычный инструмент борьбы, применяемый обеими сторонами. Наконец, нельзя не заметить, что пресловутая коалиция России и Запада, ради создания которой во многом и была начата война, так и не сложилась, а разногласия между ее сторонами сегодня заметнее, чем когда-либо прежде.

Никакого консенсуса относительно дальнейших шагов в борьбе с террористами нет и в помине, а численность сторонников «Исламского государства» как на Ближнем Востоке, так и за пределами зоны его возникновения не уменьшается, составляя, по минимальным оценкам, 130 тысяч человек практически во всех странах Ближнего Востока и Северной Африки (и еще столько же могут быть мобилизованы, если войска противников вторгнутся глубже на территории, захваченные инсургентами). Стоит также отметить, что правительственные сирийские войска серьезно деморализованы, и не следует полагать, что у режима Асада есть перспективы.

Учитывая опыт борьбы ведущих государств с сетевыми национально-освободительными/террористическими движениями, легко прийти к выводу, что ни одна из таких операций не заканчивалась победой. Начиная с войны во Вьетнаме, которую вели США, и в Афганистане, которую вел СССР, местные бойцы побеждали любые регулярные армии. Неудача коалиционных миссий в Афганистане и Ираке показывает то же самое: внешние силы в конечном счете не могут обеспечить безопасность за пределами немногочисленных контролируемых ими районов и не могут даже организовать местные вооруженные силы на эффективную защиту всей территории того или иного государства. В то же время сегодня совершенно очевидно, что победа над «Исламским государством» в той или иной форме возможна только в случае, если будет сокрушен главный его оплот в северном Ираке и в восточной Сирии, без чего любые действия против исламистов в Европе, Северной Африке и иных регионах останутся паллиативными.

Что необходимо для подавления исламистского очага в сердце Ближнего Востока? Несомненно, прочная антитеррористическая коалиция западных стран и местных правительств, а также, вероятно, и других заинтересованных участников, включая Россию. Значительные материальные средства, выделяемые на борьбу с исламистами — судя по всему, не меньшие, чем потребовались США и их союзникам во время активной фазы войны в Ираке, а тогда затраты исчислялись $200–280 млн в день на протяжении нескольких лет, и их так и не хватило для окончательной победы. Готовность развитых стран продолжать операцию даже несмотря на практически неизбежные террористические атаки против их собственной территории и/или их граждан за границей. Но что важнее всего — необходима крупнейшая за последние десятилетия сухопутная операция, в которой потребуется задействовать десятки тысяч человек (группировка США в Ираке, напомню, достигала в некоторые моменты 175 тысяч человек, а все силы коалиции — 300 тысяч).

Возможно ли обеспечить столь масштабные скоординированные усилия? Лично я сильно сомневаюсь в этом. Широкую коалицию сегодня уже не построить; изоляционистские настроения в Америке будут нарастать; в Европе идея новой большой войны на Ближнем Востоке заведомо окажется непопулярной. Российская операция в Сирии, несмотря на всю ее риторику, была и остается попыткой спасти Асада, а не уничтожить террористические сети, и этот подход вряд ли изменится.

Есть ли альтернативы? На мой взгляд, они существуют, но, чтобы относиться к ним серьезно, нужно полностью пересмотреть ныне доминирующий подход к территориальной организации Ближнего Востока.

Сегодня все крупные державы, так или иначе вовлеченные в конфликт или стремящиеся способствовать его разрешению, исходят из сомнительного тезиса о необходимости сохранения и защиты суверенитета и территориальной целостности местных государств. Между тем все страны региона имеют относительно недолгую историю, в среднем 80–90 лет в нынешних границах, и при этом большинство из них возникло как результат деколонизации, отколовшись от Османской империи и затем получив независимость после британского или французского мандатов. Границы менялись и позже (вспомним хотя бы Объединенную Арабскую Республику в составе Египта, Сирии и большей части Палестины, существовавшую в 1958–1961 годах. Поэтому я бы изначально не исходил из того, что масштабное вмешательство внешних сил в региональную политику может оставить границы неизменными, не ограничивая государственный суверенитет и не перекраивая его пределы. Если сделать подобное допущение, возникает и возможность для следующего шага.

Сто лет тому назад Ближний Восток переживал не менее сложный период своей истории, чем сейчас. В те годы основной движущей силой перемен был не воинствующий ислам, а национальное/этническое пробуждение, выливавшееся в борьбу против Османской империи. И именно на него сделали ставку самые опытные геополитики того времени — британцы. Умевшие использовать индийские армии для войн в Африке, блестяще игравшие на всех противоречиях глобальной периферии, они поддержали Хуссейна ибн-Али аль-Хашими, эмира Мекки, начавшего в 1916 году восстание против турецкого владычества под лозунгами панарабизма, признав его «королем Аравии и арабских стран». При незначительной финансовой поддержке и координации действий с основной армией генерала Алленби, обеспечивавшихся британцами через небезызвестного полковника Лоуренса, нерегулярные арабские батальоны очистили от турецких сил весь Аравийский полуостров и заняли Акабу и эт-Тафилу. Итогом стало провозглашение нескольких арабских королевств, позднее объединившихся в Саудовскую Аравию. Потомки Хуссейна стали королями Ирака и Иордании.

К чему я сделал эту отсылку к истории? На мой взгляд, в условиях национального возрождения и при доминировании желания избавиться от диктата внешних игроков борьба с исламистскими движениями на Ближнем Востоке невозможна. Для того чтобы обнаружить силу, готовую принести на алтарь победы огромные жертвы и стать основным фактором наземной операции, нужно, как и сто лет назад, забыть о существовавших легитимностях и найти нового значимого участника конфликта. Участника, которому может быть обещан самый заветный приз: не только территории, ныне удерживаемые «Исламским государством», но и легитимная государственность. Уже на этом этапе становится понятно, кто может стать новым козырем в ближневосточном пасьянсе. Это, разумеется, курды.

Курды представляют сегодня один из самых многочисленных народов, не имеющих собственной государственности (по большинству оценок, их численность составляет до 30 млн человек, а ареал проживания — около 200 тысяч кв. км на территории Ирака, Турции, Сирии и Ирана). Курды являются одним из самых опасных противников «Исламского государства», которым удалось очистить от него ряд районов северного Ирака и вытеснить исламистов из северной Сирии. Создание независимого Курдского государства на не контролируемых центральными правительствами территориях как Ирака, так и Сирии — разумеется, в случае победы над «Исламским государством» и установления на этих землях демократического светского режима — стало бы таким предложением, на которое курды не смогли бы не среагировать, тем более что «Исламское государство» угрожает прежде всего их собственной безопасности и во многом ставит под вопрос их выживание как отдельного народа.

Иначе говоря, решение многих проблем могло бы быть найдено, если бы западная коалиция предложила курдам сделку: она способна предоставить им достаточное количество оружия и амуниции для борьбы с исламистами; поддержать действия курдских вооруженных соединений с воздуха; направить в район боевых действий необходимое количество военных советников; обеспечить вооруженные силы нового союзника системой связи и полным доступом к разведывательным данным о действиях противника — при этом было бы заявлено о признании государственности Курдистана в границах ныне контролируемых «Исламским государством» территорий Ирака и Сирии, без пересмотра границ Ирана и Турции. Пять постоянных членов Совета Безопасности ООН могли бы выступить гарантами сделки. На период военных действий Курдистан получил бы временное правительство. Власти Ирака и Сирии одобрили бы план окончательного размежевания границ Курдистана под международным контролем после завершения операции по уничтожению боевиков «Исламского государства».

Подобный шаг — и, я думаю, только он — мог бы радикально переломить ход войны с исламистами (не путать с «войной с террором», так как речь идет скорее о попытке создания de facto независимого теократического государства, для которого террор является методом борьбы, а не целью существования). Турция и Иран скорее выиграют от такого шага, так как после обретения государственности наиболее радикальные сторонники курдской независимости могли бы просто переехать в новую страну и способствовать процветанию своего народа, а не подрывать государственность соседей (тем более что наличие партнера в переговорах всегда облегчает диалог с меньшинствами). Не менее важной была бы сделка для Европы: осознав возможность самоопределения, курды по всему миру (только в Германии их живет до 800 тысяч) стали бы союзниками властей в борьбе с исламистами; кроме того, значительная диаспора могла бы стать источником инвестиций в будущее курдское государство, сформировав его правящие элиты и корпус квалифицированных управленцев.

Я, разумеется, не претендую на то, чтобы предложить единственно возможный вариант действий, но мне кажется, что ныне существующие инструменты не принесут успеха. Проблема, появившаяся в последние годы в регионе, состоит в вакууме государственности — и ныне существующие режимы не способны и не будут способны его заполнить. Внешние же игроки могут предложить лишь временное решение проблемы, так как эпоха колониализма осталась в прошлом и не вернется вновь. Ну а границы… Видимо, в какой-то момент — как много раз в истории — придется признать, что они представляют собой не более чем тонкие линии в пустынях и горах далеко еще не нашедшего своих окончательных форм региона.

* Запрещенная на территории России организация.

Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > snob.ru, 3 октября 2016 > № 1917337 Владислав Иноземцев


Сирия. Ватикан. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2016 > № 1917668 Стаффан де Мистура

Де Мистура: «Я настроен оптимистично»

29 сентября спецпредставитель ООН в Сирии прибыл в Рим на встречу с папой Франциском: «Это бесчеловечный конфликт, Россия и США знают, что пора заключить перемирие».

Винченцо Нигро (Vincenzo Nigro), La Repubblica, Италия

РИМ — «Совершенно ясно, что во время бомбардировок на востоке Алеппо удары прицельно наносились по больницам, школам, даже булочным и рынкам, чтобы лишить гражданских лиц в этой части города возможностей выжить. Это ужасающая, бесчеловечная стадия войны, катастрофа, неслучайно генсек ООН Пан Ги Мун говорил об обстоятельствах, которые можно расценивать как военные преступления». Стаффан де Мистура (Staffan de Mistura), спецпредставитель ООН по Сирии, приехал в Рим на встречу с папой Франциском: понтифик расспросил его о подробностях последних событий в ходе дипломатических переговоров между США и Россией, которые с момента подписания соглашения о перемирии 9 сентября неоднократно заявляли о нарушении условий прекращения огня.

— Господин де Мистура, почему Асад и Россия с такой жестокостью нападают на Алеппо.

— Потому что Алеппо — символический город, это своего рода сирийский Милан, место, которое правительство хочет отвоевать любой ценой, пусть даже за счет нарушения только что подписанных договоренностей между Россией и Соединенными Штатами. В Алеппо, в районе, находящемся под контролем правительственных сил, живет 1 миллион 600 тысяч граждан; 350 тысяч — в районе, контролируемом повстанцами, в этой части 40% населения — дети.

— Но почему такое количество людей остались в районе, находящемся под контролем повстанцев? Они используют гражданских и детей как живой щит?

— Восточная часть Алеппо — это самые бедные районы города, те семьи, которые оказались под контролем повстанцев, — это самые многодетные семьи, они не смогли покинуть город из-за своей бедности. Многие взрослые здесь участвуют в боевых действиях и хотят, чтобы их семьи были рядом. Восток Алеппо вплоть до недавнего времени мог получать снабжение со стороны турецкой границы, которая теперь заблокирована, пересекать ее невозможно, пути снабжения заблокированы. Я не могу исключать, что гражданские лица используются в качестве живого щита, так же как не могу исключать, что повстанцы прячутся в больницах и мечетях, чтобы не попасть под обстрелы… Но бомбардировки уже распространились повсюду.

— Используются противобункерные авиабомбы?

— Да, это я могу подтвердить, это бомбы, предназначенные для разрушения бункеров из железобетона, защищающих истребители и другие военные расположения. В Сирии эти бомбы сбрасываются на дома гражданских лиц, чтобы разрушение проникло на много метров под землю, в погреба, где прячутся боевики и местное население. За семь дней этих ударов погибли 98 детей.

— Москва начала это нападение после нескольких месяцев ведения переговоров с Керри. Создается впечатление, что Россия хотела протянуть их до самых выборов, чтобы потом воспользоваться образовавшимся пробелом во власти.

— Я следил за переговорами в течение нескольких недель, видел, с каким участием стороны до поздней ночи с трудом оговаривали мельчайшие подробности. Я не могу отвечать за их искренность, но я был свидетелем их общей вовлеченности. Помимо этого, кроме дипломатии в Сирии, Вашингтоне и Москве есть еще и другие действующие лица, помимо тех, кто вел переговоры.

— Москва заявляет о своей готовности к заключению нового перемирия на 48 часов, Вашингтон же настаивает на семидневном прекращении огня. Откуда идет это расхождение?

— На этот вопрос я не смогу ответить досконально. Соглашение от 9 сентября предусматривает семидневное перемирие перед переходом к новой фазе, и здесь есть два деликатных момента. Россия должна убедить Асада не поднимать в воздух самолеты и вертолеты. А Вашингтон должен будет отделить повстанцев из ан-Нусры/аль-Каиды* от так называемой умеренной оппозиции. Многие не хотят переходить к этой фазе.

— Американцы готовы прервать все отношения с Москвой в плане переговоров, если Асада не принудят к соблюдению перемирия. Что сделают в таком случае русские?

— Стороны достигли сейчас решающего, окончательного момента: если они не остановятся, я не хочу делать никаких прогнозов. При этом я настроен оптимистично, политики знают, когда нужно остановиться.

* Террористические организации, запрещенные на территории России

Сирия. Ватикан. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2016 > № 1917668 Стаффан де Мистура


Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 1 октября 2016 > № 1938562 Александр Косов

Принципы формирования кадрового резерва и назначения кандидатов на руководящие должности.

Повышение эффективности деятельности подразделений органов внутренних дел невозможно без совершенствования порядка отбора, подготовки и назначения кадров руководящего звена.

Сегодня одним из приоритетных направлений деятельности органов внутренних дел является кадровая политика, определяющая новый подход к формированию кадрового ядра – квалифицированных руководителей всех уровней, способных успешно и оперативно решать задачи, возложенные на Министерство внутренних дел, обеспечивать высокую эффективность исполнения подчиненными сотрудниками своих обязанностей.

В УМВД России по Белгородской области уже в течение нескольких лет комплектование должностей осуществляется по принципу: «Принимаем на службу не того, кто к нам пришел, а того, кто нам нужен».

Результаты оперативно-служебной деятельности любого подразделения во многом зависят от его руководителя. Руководители принимают решения, которые затрагивают ресурсы подразделения, направляют их на достижение общих целей, прогнозируют, планируют, организовывают, регулируют и контролируют деятельность подчиненных сотрудников. Поэтому особое значение мы придаем отбору кандидатов для назначения на руководящие должности.

Мониторинг оперативно-служебной деятельности ряда служебных коллективов УМВД России по Белгородской области показал, что эффективность работы сотрудников напрямую зависит от профессионализма руководителей. Высокие результаты служебной деятельности отмечены в подразделениях с благоприятным морально-психологическим климатом, высоким уровнем рейтинга руководителей.

Современный руководитель должен обладать не только набором необходимых профессиональных знаний, умений и навыков, но и высоким уровнем интеллекта, культуры, безукоризненными моральными качествами, организаторскими способностями.

Для того чтобы обес­печить подразделения органов внутренних дел высокопрофессиональными руководителями, отвечающими современным требованиям, необходимо оптимизировать процесс отбора кандидатов для назначения на руководящие должности.

Достижению этой цели служит формирование кадрового резерва, который обеспечивает насущную потребность в постоянном притоке новых руководителей из числа самых перспективных офицеров.

Актуальность поиска оптимальных форм и методов формирования эффективного и работоспособного кадрового резерва обусловлена еще и тем, что на сегодняшний день не существует унифицированного, а тем более адаптированного к региональным особенностям механизма формирования и подготовки кадрового резерва.

Несколько лет назад сотрудниками УРЛС УМВД России по Белгородской области начата работа по поиску и использованию в практической деятельности эффективных средств, форм и методов работы с кадровым резервом.

Сегодня мы можем предложить читателям апробированный в УМВД России по Белгородской области вариант алгоритма формирования и подготовки кадрового резерва руководящих кадров, включающий в себя организационные принципы, методы подбора резервистов, а также основные направления и формы подготовки сотрудников, включенных в состав кадрового резерва.

Формирование кадрового резерва УМВД России по Белгородской области основывается на следующих принципах:

• актуальность резерва – потребность в замещении должностей должна быть реальной, вытекающей из результатов мониторинга кадровой ситуации на ближайшую и среднесрочную перспективу;

• соответствие кандидата должности и типу резерва – требования к квалификации кандидата при работе в определенной должности;

• перспективность кандидата – ориентация на профессиональный рост, требования к образованию, возрастной ценз, стаж работы в должности и динамичность служебной карьеры в целом, состояние здоровья;

• конкуренция – один из основополагающих принципов формирования кадрового резерва, который подразумевает наличие как минимум двух, а лучше трех кандидатов на одну руководящую позицию.

• подбор кандидатов в состав резерва с учетом нравственно-психологических и деловых качества для решения задачи постоянного качественного улучшения состава руководителей;

• регулярный и систематический поиск кандидатов для резерва руководителей на основе широкой гласности.

По моему мнению, при отборе кандидатов в резерв для назначения на конкретные должности необходимо учитывать не только общие, но и специальные профессиональные требования, которым должен соответствовать руководитель того или иного подразделения, а также особенности организации службы в каждом конкретном подразделении.

Исходными данными для формирования резерва руководящих кадров являются: профессиональный отбор, результаты аттестации, личные дела, штаты подразделений.

Практическая работа по формированию кадрового резерва включает следующие этапы:

• анализ потребности в кадровом резерве;

• определение требований к резервистам;

• выявление и оценка кандидатов в кадровый резерв;

• утверждение состава кадрового резерва;

• обучение резервистов;

• назначение резервистов.

Первоначально при формировании списка предполагаемого резерва решаются общие исходные задачи:

• оценка кандидатов;

• сопоставление совокупности качеств кандидата и тех требований, которые необходимы для резервируемой должности;

• сравнение кандидатов на одну должность и выбор наиболее подходящих для работы в резервируемой должности.

Методы формирования списочного состава резерва:

• анализ документальных данных – отчетов, автобиографий, личного дела, результатов аттестации работников и других документов (изучение сотрудника по личному делу позволяет получить данные его должностного роста, образования, квалификации и других показателей, однако этот метод дает неполную картину: он не позволяет получить достаточное количество информации об уровне развития личностно-деловых свойств и качеств сотрудника);

• беседа по специально составленному плану или вопроснику либо без определенного плана для выявления интересующих сведений (стремлений, потребностей, мотивов поведения и т.п.);

• наблюдение за поведением сотрудника в различных ситуациях (на службе, в быту и т.д.);

• оценка результатов служебной деятельности – показателей оперативно-служебной деятельности, выполнения заданий руководимым подразделением (управлением, отделом, отделением) за период, который наиболее характерен для оценки деятельности руководителя;

• метод заданной группировки сотрудников – сравниваются качества претендентов с требованиями должности того или иного ранга: по заданным требованиям к должности подбирается кандидат.

Дополнительные методы (используются при необходимости более глубокого изучения личных и профессиональных качеств кандидата):

• прием зачетов с целью выявления уровня общеобразовательной и профессиональной подготовки, знания нормативных документов и другой служебной документации;

• проверка умения применять имеющиеся знания на практике;

• оценка способности влиять личным примером на молодых сотрудников, а также передавать не только свои знания и опыт, но и формировать у них стремление к реализации в своей профессии;

• определение рейтинга сотрудника на основе изучение мнения коллектива (в зависимости от целей изучение может проводиться сотрудниками кадровых аппаратов, специалистами-психологами с применением методов прямого интервью, анкетирования и т.п.).

При анализе системы качеств руководителя в резервируемой должности мы выделяем наиболее значимые и подлежащие учету:

• мотивация служебной деятельности (наличие и степень интереса к решению служебных проблем);

• стремление к расширению кругозора, ориентация на перспективу, успех, готовность к обоснованному риску;

• профессионализм и компетентность (знание основ организации управления, организаторские способности: умение организовать работу коллектива, направлять, координировать и контролировать деятельность подчиненных, владеть современными методами и техникой управления, способность ориентироваться в обстановке, решительность);

• образовательный и возрастной цензы, стаж работы, самостоятельность в принятии решений и умение их реализовать, умение вести переговоры, аргументировать свою позицию, отстаивать ее и др.;

• деловые качества (высокая ответственность за порученное дело, умение строить деловые отношения, целеустремленность, обязательность, инициативность в работе, высокая требовательность к себе и подчиненным, оперативность, умение принимать и обосновывать самостоятельные решения);

• личностные качества и потенциальные возможности (добросовестность, порядочность, скромность, простота в обращении с сотрудниками, коммуникабельность, объективность, корректность, внимание к окружающим, высокий моральный облик и т.д.).

Хочу отметить, что при формировании резерва недостаточно отобрать способных к продвижению сотрудников – важно правильно подготовить их к должности и организовать продвижение по служебной лестнице.

Для профессиональной подготовки сотрудников, включенных в состав кадрового резерва, мы используем следующие методы:

• индивидуальная подготовка (в том числе под руководством вышестоящего руководителя);

• учеба на курсах повышения квалификации (в зависимости от планируемой должности);

• стажировка, исполнение обязанностей руководителя во время его отсутствия (в предполагаемой к замещению должности).

Для подготовки сотрудников, включенных в состав резерва, разрабатываются и утверждаются три вида программ. Общая программа включает теоретическую подготовку – обновление и углубление знаний по отдельным вопросам управления подразделением; повышение образования резервистов, обучение специальным дисциплинам, необходимым для повышения эффективности управления подразделением. Предусматривается итоговый контроль в виде сдачи экзамена (зачета).

Специальная программа предусматривает разделение всего резерва по направлениям деятельности. Подготовка, сочетающая теорию и практику, подразумевает решение служебных задач по направлениям деятельности конкретного подразделения.

В качестве контроля предполагаются разработка управленческих проектов, практических рекомендаций по улучшению результатов оперативно-служебной деятельности подразделения и их защита.

Индивидуальная программа включает в себя конкретные задачи по повышению уровня знаний, навыков и умений для каждого сотрудника, зачисленного в резерв, во время стажировки в резервной должности.

Индивидуальные планы кандидатов разрабатываются непосредственными начальниками подразделений и утверждаются руководителями УМВД России по Белгородской области. Рубежный и итоговый контроль выполнения индивидуальных планов осуществляется руководителями подразделений и сотрудниками УМВД России по Белгородской области, ответственными за подготовку резерва.

Для облегчения процесса адаптации к новой должности мы включаем резервистов в систему управления подразделением (на новом уровне), детально знакомим их с правилами и технологиями принятия решений, включаем в работу подразделения в новом качестве. Для некоторых сотрудников проблемой становится изменение статуса (был коллегой, а стал начальником), поэтому кадровым службам необходимо продумывать процедуры адаптации и для «молодого» начальника, и для его «новых» подчиненных.

В качестве критериев оценки эффективности работы по формированию кадрового резерва используются следующие показатели:

• отсутствие фактов (либо их незначительное количество) исключения сотрудников из состава кадрового резерва на основании п. 23.1, 23.4 Порядка формирования кадровых резервов Министерства внутренних дел Российской Федерации, его территориальных органов и подразделений, утвержденного приказом МВД России от 30.08.2012 № 827;

• назначение на руководящие должности сотрудников из состава резерва в запланированные сроки и по соответствующим направлениям работы;

• положительная динамика результатов оперативно-служебной деятельности подразделения после назначения руководителя из состава кадрового резерва;

• стабильный и благоприятный морально-психологический климат в коллективах, возглавляемых сотрудниками, назначенными на должность из состава кадрового резерва.

Безусловно, формирование целостной системы работы с кадровым резервом в УМВД России по Белгородской области еще не завершено, сделаны лишь первые шаги по ее становлению, приняты основные нормативно-правовые акты, положения, регламентирующие порядок комплектования, требования к подбору кандидатов в состав кадрового резерва, формы и методы подготовки «резервистов», обязанности должностных лиц, ответственных за работу с резервом кадров. Но о том, что мы находимся на правильном пути, свидетельствует положительная динамика количества руководителей, назначенных из кадрового резерва. Буквально за год количество назначений на руководящие должности выросло почти вдвое: 2013 год – 44,4%, 2014 год – 80,4%.

И как следствие, стабильные показатели оперативно-служебной деятельности территориальных органов УМВД России по Белгородской области, подразделений и служб аппарата.

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 1 октября 2016 > № 1938562 Александр Косов


Сирия. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2016 > № 1918943 Николай Кожанов

Смогут ли Россия и США вернуться к сотрудничеству по Сирии

Николай Кожанов

Разговор между Москвой и Вашингтоном по Сирии будет возобновлен. Все, что сейчас происходит в Сирии, вполне укладывается в российскую стратегию кнута и пряника. Отходить от нее никто не собирается. После бомбежек ВКС РФ Вашингтону рано или поздно вновь предложат поговорить: иллюзий о возможности чисто силового решения в Сирии у Москвы нет

Сентябрь выдался насыщенным месяцем для Сирии: менее чем за три недели международное сообщество стало свидетелем появления и краха надежды на серьезную попытку принести мир в разрушенную войной страну. Достигнутые Лавровым и Керри договоренности должны были стать важным шагом в сторону урегулирования конфликта. Казалось, случилось чудо – Москва и Вашингтон смогли найти общий язык по тем пунктам, которые они безуспешно согласовывали в течение последних месяцев (а в ряде случаев и лет). Было решено координировать действия военных двух стран, возникло относительное понимание того, какие противостоящие режиму Асада группировки следует отнести к террористическим, а какие – к оппозиции, а также что делать с теми группами, которые не смогут окончательно разорвать связи с ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусрой» (обе запрещены в России).

Европейский дипломат, пожелавший остаться неназванным, сообщил мне, что оптимизм, вызванный договоренностями Керри и Лаврова, был чрезвычайно силен в странах ЕС. Некоторые европейские государства даже начали всерьез беспокоиться, что мир в Сирии может быть установлен без их участия, и принялись спешно прорабатывать варианты своего подключения к российско-американскому диалогу, чтобы не упустить свою часть сирийского пирога. Но чуда не произошло. Фактический провал реализации недавних договоренностей по установлению перемирия наглядно доказал, что Вашингтону и Москве по-прежнему чрезвычайно сложно не то что обеспечить прорыв на переговорах, но и просто найти общий язык.

Не сообразить на двоих

Прежде всего, решить сирийскую проблему в двустороннем формате просто невозможно. Для этого нужно заручиться поддержкой региональных игроков, вовлеченных в конфликт: Ирана, Турции, Саудовской Аравии, Катара, Иордании и даже – пусть и неофициально – Израиля. Без них ни одно соглашение, достигнутое между США и Россией, выполняться не будет. Как Москва без поддержки Тегерана не сможет эффективно влиять на Асада, так и Вашингтон без помощи из Турции и монархий Залива не доведет свою волю до сирийской оппозиции.

Но сейчас работа в этом направлении ведется весьма неэффективно и в России, и в США. В результате, например, Иран весьма неоднозначно прореагировал на договоренности Лаврова и Керри: мол, мы знали о них, поддерживаем их, но вот детали сделки нам сообщили не слишком подробно. Зная, как болезненно реагирует иранское руководство всегда, когда их мнение не учитывается, можно предположить, что большого желания поддерживать Москву в Тегеране не возникло.

С другой стороны, соглашение явно не учитывало и интересы Саудовской Аравии. Вашингтон, разыскивая в Сирии умеренную оппозицию, сделал ставку на будущее включение в политический процесс группировки «Ахрар аш-Шам», которую поддерживают Турция и Катар. Более того, американцы смогли убедить Москву не включать представителей этой структуры в список нерукопожатных и террористических. Вместо нее в этот список попала «Джебхат ан-Нусра», которую не спас ни ребрендинг (летом она сменила название), ни формальное отречение от связей с «Аль-Каидой».

Показательно, что и российская пропаганда после 9 сентября забыла об «Ахрар аш-Шам» и все больше говорила об исламистской угрозе, исходящей от «Джебхат ан-Нусры». Но проблема тут в том, что «Джебхат ан-Нусру» активно поддерживает Саудовская Аравия, и согласие американцев внести эту группировку в список террористических организаций было воспринято в Эр-Рияде как удар по их инвестициям в Сирии.

Возможно, когда Керри договаривался с Лавровым, оба решили, что саудиты не настолько сильно влияют на ситуацию в Сирии, как турецкое руководство, и должны удовлетвориться тем, что в список террористических группировок не попала «Джейш аль-Ислам» – другая просаудовская структура. Определенное рациональное зерно в этом было – влияние Саудовской Аравии в сирийском конфликте существенно сократилось в последние месяцы. Но не настолько, насколько рассчитывали в США и России. В итоге «Джебхат ан-Нусра» явно не без помощи саудитов предприняла активные попытки сорвать перемирие, а «Джейш аль-Ислам», в свою очередь, не торопилась присоединяться к нему. Все это, конечно, не означает, что «Джебхат ан-Нусру» следовало бы исключить из списка террористических организаций, но обсудить перемирие с Саудовской Аравией все же стоило бы.

Корень проблем в себе

Увы, фактор региональных держав далеко не единственный аспект, приведший к краху мирных договоренностей. Другую причину следует искать в самом характере нынешних российско-американских отношений. Лавров и Керри могут пытаться искать точки соприкосновения между интересами Москвы и Вашингтона и даже испытывать личную симпатию друг к другу, но у военных и политических элит двух государств накоплено слишком много взаимного недоверия, перечеркнуть которое сразу не получится.

На уровне исполнителей, судя по всему, никто не стремился мгновенно воплощать на практике то, о чем договорились руководители дипломатических ведомств. Так, в беседе со мной высокопоставленный сотрудник Госдепа США весьма коротко, но емко охарактеризовал реакцию Пентагона на соглашения Керри и Лаврова: «Раздражение». Думается, что в российском Министерстве обороны реакция была такая же.

В итоге произошла спорная «ошибка» с бомбежкой асадовских сил в Дейр-эз-Зоре и расстрел гуманитарной колонны. Принцип бритвы Оккама подсказывает неутешительный вывод о причинах обоих инцидентов: провал перемирия, спровоцированный планомерным расстрелом войск Асада в Дейр-эз-Зоре и варварским разгромом гуманитарной колонны в Алеппо, значительно усилил позиции тех групп в российском и американском истеблишменте, кто выступает против каких-либо договоренностей с Вашингтоном/Москвой. В результате сторонникам идеи диалога по обе стороны Атлантики теперь будет непросто еще раз убедить высшее руководство своих стран сделать новую попытку сесть за стол переговоров.

Наконец, стоит задаться вопросом: а все ли Москва сделала как надо? К сожалению, Россия продолжает демонстрировать крайнюю уверенность в своих военных и политических возможностях. В Кремле, конечно, понимают, что без переговоров решить сирийский вопрос не получится: сейчас никто не обладает достаточными возможностями, чтобы урегулировать конфликт силой. Однако российское руководство уверено, что у него и его союзников в Сирии все же достаточно возможностей, чтобы навязать международному сообществу свое видение параметров дипломатического решения проблемы.

Для этого Москва планомерно борется с сирийской оппозицией, ослабляя противников Асада на полях сражений, и периодически ставит ее региональных и западных спонсоров перед выбором: мир на условиях Дамаска или дальнейшее военное давление. При таком подходе идти на значительные компромиссы с США ни в Москве, ни в Дамаске никто не собирался. Договоренности от 9 сентября были просто еще одной попыткой предложить мир на условиях Кремля. Не получилось. А значит, в следующие несколько недель в Сирии опять будет литься кровь.

Конец диалогу?

Нет, разговор между Москвой и Вашингтоном по Сирии будет возобновлен. Все, что сейчас происходит в Сирии, вполне укладывается в российскую стратегию кнута и пряника. Отходить от нее никто не собирается. После бомбежек ВКС РФ Вашингтону рано или поздно вновь предложат поговорить: иллюзий о возможности чисто силового решения в Сирии у Москвы нет.

Однако новая попытка поговорить произойдет не сразу. С одной стороны, Кремль явно обижен на чрезмерно негативную, с его точки зрения, реакцию Запада на провал мирных инициатив. Если вспомнить выступление Лаврова, который в минувшее воскресенье давал характеристики событий в Сирии и оценивал поведение Запада, то можно услышать очень отчетливо прозвучавшую обиду.

Российское руководство на удивление пытается не только диктовать свои условия, но еще и обижается, что ее диктат не принимается. А как правило, обиженная Москва становится непредсказуемой в своих действиях. В этой ситуации Кремлю нужно время, чтобы успокоиться и вновь осознать простой факт, что иного пути, кроме как сесть за стол переговоров, нет.

С другой стороны, в США приближаются выборы президента. В Вашингтоне будет не до Сирии. Формирование новой команды и передача дел займет время. России с новой попыткой наладить диалог по Сирии придется подождать. Вполне возможно, что новый хозяин Белого дома окажется менее расположенным к диалогу с Москвой, чем Обама. Однако и он, если захочет урегулировать сирийский конфликт, пойдет на диалог. Впрочем, сможет ли он учесть ошибки предшественника?

Пока же в Сирии стоит ожидать только усиления военного противостояния, ценой которого будут человеческие жизни.

Сирия. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2016 > № 1918943 Николай Кожанов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 октября 2016 > № 1917648 Сергей Лавров

Сергей Лавров: интервью BBC

BBC, Великобритания

Стивен Сакур (Stephen Sackur): Думаю, стоит начать с ситуации в Алеппо. В течение последней недели и даже дольше мы наблюдаем крайне ожесточенные бомбардировки, ведущиеся российскими и сирийскими самолетами. Врачи, работающие там, сообщают, что погибло четыре сотни человек. По словам специального посланника ООН, некоторые данные указывают на возможные военные преступления. Зачем вы это делаете?

Сергей Лавров: На мой взгляд, чтобы понять, что происходит, нужно вернуться в прошлое, к началу этих событий. Сегодня исполнился ровно год с того момента, как президент Путин по просьбе президента Асада согласился отправить наши военно-воздушные силы помогать бороться с террористами в Сирии. Мы с самого начала предложили возглавляемой Америкой коалиции начать координировать наши операции и отделить — фактически, отмежевать — оппозицию, сотрудничавшую с коалицией во главе с Соединенными Штатами, от «Нусры», ИГИЛ (запрещенных в России террористических организаций, — прим. ред.) и других террористических группировок. Американцы, как вам известно, были готовы только к устранению конфликтных ситуаций. Им потребовалось несколько месяцев, не меньше пары месяцев, пока в декабре мы не создали Международную группу поддержки Сирии. Тогда они твердо пообещали в приоритетном порядке отделить оппозицию от «Нусры». Однако, несмотря на все многочисленные обещания и обязательства они не в состоянии — или не хотят — это сделать. У нас все больше и больше оснований считать, что с самого начала «Нусру» планировалось сберечь и сохранить — так сказать, на всякий случай, для плана «Б» или для второй стадии, когда настанет время менять режим. Если говорить об Алеппо, могу только напомнить, что в августе этого года оппозиция — более чем 50% которой, как подтвердила ООН, составляла «Нусра» — захватила юго-западный пригород Алеппо, отрезав 1,5 миллиона человек, фактически взяв их в осаду и лишив их возможности получать припасы по самому простому и доступному пути. Тогда не было никакой шумихи, никаких истерических заявлений. Люди с Запада, которые, как я понимаю, имеют решающий голос, сочли, что это будет прелюдией к взятию оппозицией Алеппо. Теперь ситуация изменилась, и тут же поднялся шум.

— Позвольте, позвольте… Я понимаю, что вы имеете в виду, министр, но я вынужден спросить вас об актуальной ситуации. Мы видели видеоматериалы, доказывающие, что мирных жителей убивают в их собственных подвалах, в их бомбоубежищах, вашими, произведенными в России, бетонобойными бомбами. Врачи сообщают нам о масштабах человеческих потерь. Почему Россия продолжает эти бомбардировки, если вам известно, что вы делаете с мирным населением?

— Собственно говоря, я как раз к этому перехожу. Мы принимаем все необходимые меры предосторожности, чтобы не задевать мирных жителей. Термин «сопутствующие потери» придуман не нами — вы знаете, кто его изобрел. Как я уже сказал, мы принимаем самые жесткие меры предосторожности, чтобы ни в коем случае не задеть мирных жителей. Если это происходит, мы глубоко об этом сожалеем — однако каждое такое обвинение нужно расследовать. Пока мы не получили ни одного серьезного доказательства в пользу того, что говорят о конвое, который подвергся бомбардировке или нападению 19 сентября, и который у нас есть весомые причины считать провокацией.

— К конвою мы можем вернуться через минуту, но если вам нужны свидетельства того, что ваши вооруженные силы творят в Алеппо, я могу вам их предоставить. Одну из ваших неразорвавшихся бетонобойных бомб «БетАБ» сняли на видео в Алеппо. Таким образом, мы знаем, что эти вооружения вы там используете. Кроме этого мы видели явные доказательства использования зажигательных фосфорных боеприпасов, тоже поступающих из России, а также кассетных бомб. Все эти российские боеприпасы нарушают международные законы ведения войны.

— Мы не используем никаких запрещенных ООН боеприпасов, могу вас в этом заверить. Что касается ситуации в Алеппо, вся проблема в том, что Соединенные Штаты и возглавляемая ими коалиция не могут — и, фактически, отказываются — отделить оппозицию от «Нусры» и от присоединившихся к «Нусре» террористических группировок. Напротив, мы видим, как все новые и новые группировки вступают в союз с «Нусрой», а стоит нам ударить по «Нусре», нам заявляют: «Не надо так делать, там рядом — или даже прямо посредине позиций „Нусры“ — хорошие ребята». Получается порочный круг. Мы не можем сражаться с террористами, пока все не согласятся с тем, что каждый, кто хочет присоединиться к мирному урегулированию, к прекращению боевых действий, должен покинуть занимаемые террористами позиции. Все вроде бы просто. Однако с самого начала американской операции в Сирии, они крайне неохотно наносили удары по ИГИЛ и взялись за него всерьез, только когда мы начали нашу операцию. Что касается «Нусры», в Сирии они никогда ее не трогали. Я поднимаю эту проблему каждый раз, когда мы говорим с Джоном Керри — а общаемся мы практически ежедневно. Сегодня мы снова будем беседовать, если я правильно понял просьбу Вашингтона. Он все время обещает, что, когда мы прекратим полеты и когда Асад прекратит полеты, они начнут размежевание — или хотя бы о нем задумаются. Кстати, в этом году, по просьбам ООН, было много пауз, много гуманитарных пауз — на 48 часов, на 72 часа. Каждый раз «Нусра» пользовалась этими паузами, чтобы получить из-за рубежа бойцов, оружие и боеприпасы. Поэтому необходим какой-то шаг, первый шаг, и мы должны правильно расставлять приоритеты. Гуманитарные проблемы очень важны, и мы делаем все возможное — совместно с сирийским правительством, мы добились его согласия на это — чтобы помочь ООН обеспечить в Алеппо еженедельные паузы для доставки гуманитарных грузов. Однако контролируемые «Нусрой» силы в восточной части Алеппо отказываются на это идти, пока не будет полного затишья — потому что у них заканчиваются оружие и боеприпасы и им нужно пополнить запасы. Все просто.

— Министр Лавров, вы говорите о ваших контактах с американцами. Вы лучше меня знаете, что в последние примерно 12 часов позиция Вашингтона проста. Американцы говорят, что если вы немедленно не прекратите бомбить Алеппо, они прервут с вами все дипломатические контакты, прекратят все разговоры о военном сотрудничестве и начнут рассматривать — цитирую — «все прочие возможности». Итак, готовы ли вы прекратить бомбардировки?

— А также они говорят, что Россия будет терять самолеты и солдат и что российские города будут атакованы. Это неприемлемая угроза — может быть, даже сигнал тем, кто хочет это делать, что они могут начинать. Я бы назвал это прискорбным и абсолютно неприемлемым. Что касается взаимодействия: никакого взаимодействия, кроме избегания конфликтных ситуаций, между российскими и американскими вооруженными силами не было. Что было — это дискуссии и переговоры по документам, над которыми мы начали работать где-то в марте, но которые американцы не хотели оглашать. Они каждый раз говорили: «Опубликуем, когда обсудим следующую часть», затем следующую… Затем в июле Джон Керри прилетел в Москву и мы окончательно разработали очень хороший документ. К слову, начинался он с обязательства отделить оппозицию — здоровую оппозицию, так сказать, умеренную — от «Нусры». Это так и не было сделано, от обнародования этих документов они тоже всегда уклонялись. Наконец, когда 9 сентября мы закончили работу над пакетом из пяти документов, мы решили, что настало время проводить их в жизнь. День «Д» был назначен на 12 сентября. Прекращение огня продержалось пару дней. Сирийское правительство начало отводить свои силы от дороги «Кастелло». Оппозиция должна была сделать то же самое, но не сделала. Вместо этого от дороги «Кастелло». Сирийское правительство…

— Да…

— …в соответствии с российско-американскими соглашениями, установило блокпост на дороге «Кастелло». Оппозиция должна была установить свой — но так этого и не сделала.

— Г-н Лавров, можно, я вас прерву?

— Сейчас дорогу «Кастелло» невозможно использовать, потому что оппозиция угрожает стрелять по любому идущему по ней гуманитарному конвою. Таковы факты.

— Можно, я вас прерву? Тут есть кое-что очень интересное.

— Вы меня уже прервали.

— Да, прервал, и спасибо вам за то, что выслушиваете эти вопросы. Вы говорите, что американцы нанесли удар по посту сирийских военных. Вы правы, свидетельства очевидны — и американцы признали, что это была ошибка и извинились за гибель людей в результате данного инцидента. Но они — вместе со многими международными наблюдателями и даже с официальными представителями ООН — обвиняют вас в том, что вы несете ответственность за авиаудар по гуманитарному конвою. При этом вы, несмотря на явные доказательства причастности российских военных, никогда не признавали, что это сделали. Итак, теперь у вас есть возможность за это извиниться.

— Если, как вы говорите, существуют явные доказательства того, что это сделали российские военные, я бы хотел увидеть эти доказательства. Я знаю, что ООН — в первую очередь, по нашему настоянию — объявила о начале расследования. Мы будем очень тщательно следить за его ходом. Могу сказать вам одно — и ООН этот факт известен: когда конвой был согласован, оппозиция, контролирующая восточную часть Алеппо, заявила ООН, что его не следует отправлять, потому что, по их словам, у них была информация, что правительственные силы его атакуют. ООН, несмотря на это серьезное предупреждение, ответила: «Не имеет значения, планирует кто-то на него напасть или нет, мы все равно его отправим». Чтобы понять, чем это могло быть, нужно вернуться к 26 августа, когда мы с Джоном Керри проводили очередную встречу в Женеве. В тот самый день Стаффан де Мистура (Staffan de Mistura) заявил, что из Турции в восточный Алеппо по дороге «Кастелло» готов отправиться гуманитарный конвой. «Почему бы нам о нем не объявить? В момент встречи между Россией и Соединенными Штатами это будет так символично», — сказал он. В тот же день, перед отправлением конвоя, оппозиция из Алеппо заявила, что она нанесет по нему удар и не пропустит его в Алеппо по дороге «Кастелло». Тогда ООН, фактически, дала слабину, заявив: «Ладно, попробуем с ними поговорить, попробуем их переубедить, подождем пару дней». Мы подождали сначала пару дней, потом пару недель. Наступила середина сентября, но контролирующая восточный Алеппо оппозиция так и не пропустила конвой. И вот, перед выходом того конвоя, который отправлялся 19 сентября, та же самая оппозиция заявила, что, по ее сведениям, на него могут напасть правительственные силы. Это, по-вашему, не выглядит подозрительно?

— По-моему, подозрительным выглядит тот факт, что конвой отслеживали ваши разведывательные беспилотники, а в небе над ним находились два российских самолета Су-24. Но не будем тратить слишком много времени на обсуждение этого инцидента, раз уж, как вы говорите, сейчас идет расследование. Давайте посмотрим на картину шире. В этом интервью мы уже говорили о ваших отношениях с Джоном Керри и с американцами. Представитель США в ООН Саманта Пауэр (Samantha Power) недавно заявила: «То, что делает Россия — не противодействие терроризму, а варварство». Насколько деструктивны, на ваш взгляд, сейчас отношения между Москвой и Вашингтоном?

— Ну, по-моему, она немного слишком агрессивна — даже для представителя США. Мы считаем подобные выражения абсолютно неприемлемыми, и мы уже говорили, что об этом думаем. Я не хочу к этому возвращаться, не хочу обсуждать манеры наших американских коллег. Полагаю, каждый, кто знаком с тем, как они работают, осведомлен об их манерах. Я предпочел бы концентрироваться на фактах, а не на истерических заявлениях людей, потерявших контроль над происходящим и над собой.

— Вы считаете, что американцы потеряли контроль и над собой, и над происходящим?

— Я считаю, что если они не предоставят доказательств обратного, они либо управляемы «Нусрой», либо негласно поддерживают эту террористическую организацию. Я также считаю… знаете, если вспомнить историю, при администрации Рейгана «Аль-Каида» возникла из-за того, что Соединенные Штаты поддерживали в Афганистане движение моджахедов против Советского Союза. При Джордже Буше-младшем, когда США вторглись в Ирак и в мае 2003 года распустили все структуры с участием суннитов — армию, спецслужбы, полицию, — родился ИГИЛ. Боюсь, что нынешняя администрация Соединенных Штатов войдет в историю как администрация, которая породила «Нусру» и покровительствовала ей.

— Разрешите, я задам вам несколько блиц-вопросов? Хотелось бы услышать на них такие же блиц-ответы. В Сирии больше речь не идет о прекращении огня, о полноценном перемирии? С этой перспективой покончено?

— Нет, не покончено. Когда мы встречались в Нью-Йорке, было решено, что мы готовы реализовать документ, который мы полностью согласовали — если, конечно, нам снова не предъявят какой-нибудь предлог, чтобы оттянуть размежевание. Давайте сядем, возьмем карту и пусть российские и американские представители обменяются информацией и четко обозначат на карте, где находится «Нусра». После этого можно будет начинать, потому что мы не хотим, чтобы нас снова и снова обманывали.

— Хорошо. Теперь стратегический вопрос. В марте этого года президент Путин объявил, что вывод российских войск из Сирии начнется весной. Сейчас уже сентябрь, ваша военная операция тянется целый год и до вывода войск еще далеко — напротив, вы все глубже втягиваетесь в сирийский конфликт. Ваша стратегия не сработала, не так ли?

— Нет, я полагаю, что вы не совсем правы. Он сказал, что мы будем частично выводить из Сирии свои ВКС. При этом он подчеркнул, что мы всегда сможем вновь расширить свое присутствие в Сирии, если этого потребует ситуация.

— Коротко говоря, многим кажется — об этом говорят американцы, но не только они, — что на деле вы не способны сдерживать президента Асада и что в частности у вас, в Министерстве иностранных дел в Москве, недовольны многим из происходящего, особенно в Алеппо, однако Башар Асад к вам не прислушивается.

— Знаете, моя работа заключается не в том, чтобы быть довольным или недовольным. Я могу только сообщить вам факты. Начиная с первого документа по Сирии — Женевского коммюнике, принятого в июне 2012 года, мы прилагали все необходимые усилия, чтобы добиться сотрудничества со стороны правительства. Оно подписало этот документ через пару дней после его принятия. Оппозиция его так и не подписала. Мы предложили подписать документ в Совете безопасности — они отказались. Лишь больше года спустя оппозиция неохотно заявила, что она готова принять этот документ, если Асад уйдет — хотя такого условия в нем не содержалось. Затем каждый раз, когда Россия и Соединенные Штаты или Международная группа поддержки Сирии предлагали какие-то решения, оппозиция заявляла, что она будет готова сотрудничать, только если сперва Асад уйдет. Последние договоренности между нами и Соединенными Штатами были отвергнуты так называемым Высшим комитетом по переговорам и ее лидером Риядом Хиджабом (Riyad Hijab), бывшим сирийским премьер-министром, который перебежал на сторону оппозиции, по-моему, летом 2011 года. Он публично заявил в интервью, если я не ошибаюсь, Al-Hayat, что он и его Эр-Риядский комитет (как его еще называют) не могут признать «Нусру» террористической организацией.

— Вы снова о «Нусре»…

— По его словам, «Нусра» разорвала часть связей с «Аль-Каидой» и должна стать уважаемым участником политического процесса. Я вчера спросил у Джона Керри, согласен ли он с этим. Он ответил, что нет. Тогда я спросил: «Почему вы не скажете это публично?» И я все еще жду ответа.

— Хорошо, вы уже много рассказали о том, как вас беспокоит «Фронт ан-Нусра» во всех его обличиях. Хочу задать вам простой вопрос. Башар Асад обещает продолжать военные действия, пока не вернет себе контроль над всей территорией Сирии до последнего клочка. Вы готовы предоставлять ему полную военную поддержку, пока он не вернет себе контроль над всей территорией Сирии до последнего клочка?

— Прекращение огня никогда не подразумевало отказ от операций против «Нусры» и Игил. Именно этим мы и руководствуемся.

— Да, но на мой вопрос вы так и не ответили. Вы верите, что Асад может вернуть себе контроль над всей территорией Сирии до последнего клочка? И будете ли вы оказывать ему военную поддержку, пока он этого не добьется?

— Нет, мы считаем, что необходимо провести в жизнь российско-американское соглашение. Для этого необходимо одно, если, конечно, Соединенные Штаты поддерживают его не только на бумаге, но и в реальной жизни: нужно отделить оппозицию от «Нусры». После этого мы будем настаивать на незамедлительном прекращении боевых действий — разумеется, не относящемся к «Нусре».

— Хорошо, у нас мало времени, а я хотел бы затронуть еще пару вопросов. О санкциях: Согласно недавнему докладу следственной группы по гибели рейса MH17, все улики указывают, что самолет был сбит российской ракетой, привезенной на восток Украины из России, и что ракетный комплекс потом вернулся в Россию. Из-за вашей реакции на вполне очевидно, что международные санкции с вашей страны в ближайшее время не снимут. Как Россия собирается продолжать жить под этими санкциями?

— Мы уже объяснили, что мы думаем об этом докладе голландского — как он называется(?) — совета. К слову, следственная группа, созданная в июле 2014 года, до самого конца года не приглашала Малайзию участвовать в расследовании. Это было очень странно, и нам никто так и не объяснил, почему так получилось. Еще одна странная вещь, вдобавок к тому, что было сказано нашими авиационными властями и производителем ракетного комплекса: в июле 2014 года Совет безопасности в своей резолюции, помимо прочего, потребовал регулярных докладов о ходе расследования. Ни одного доклада он так и не получил — и хотел бы я знать, почему. Что касается технических деталей и доказательств, о которых вы говорите, эти доказательства основаны на видеозаписях и фотографиях из социальных сетей и на показаниях неназванных свидетелей. И доклад, и те, кто его представлял, подчеркивают, что расследование нужно продолжать. Мы предоставили им огромное количество материалов, и очень надеемся, что рано или поздно они эти материалы рассмотрят.

— То есть, вы не думаете о том, что бы принести какие-нибудь извинения?

— Какие-нибудь извинения за что?

— За тот факт, что доказательства с очевидностью демонстрируют: ракета российского производства, прибывшая из России и вернувшаяся в Россию, была использована для убийства 298 человек, которые находились на борту самолета.

— Во-первых, даже с точки зрения логики комитета по расследованию, расследование еще не закончено. Они говорят, что у них имеется около сотни имен, но никто из этих людей не назван ни подозреваемым, ни даже свидетелем. Таким образом, даже с этой точки зрения не будем торопиться с выводами. Впрочем, могу вам сказать, что собранная нами информация, включая результаты испытаний, проведенных производителем ракетного комплекса, была передана следователям.

— Министр, мы…

— Украинские данные и американские данные им никто не передавал и не публиковал.

— Министр Лавров, мы вынуждены заканчивать передачу. Большое спасибо, что присоединились к нам в эфире BBC World News.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 октября 2016 > № 1917648 Сергей Лавров


Россия > Армия, полиция > mil.ru, 1 октября 2016 > № 1915147 Олег Салюков

Интервью главнокомандующего Сухопутными войсками генерал-полковника Олега Салюкова ко Дню Сухопутных войск

Как вы оцениваете действия военнослужащих, командиров при проведении внезапных проверок и стратегического командно-штабного учения (СКШУ) «Кавказ-2016»?

В ходе внезапных проверок Сухопутные войска выполняли различные задачи, перегруппировывались на большие расстояния и действовали на незнакомых полигонах.

Оценивая результаты внезапных проверок можно с уверенность сказать, что уровень обученности личного состава соединений Сухопутных войск обеспечивает решение возложенных задач.

Для ведения территориальной обороны в ходе СКШУ «Кавказ-2016» были сформированы подразделения территориальных войск. Некоторые из них впервые были укомплектованы резервистами.

После проведения боевого слаживания они со штатным вооружением военно-транспортной авиацией были переброшены из Сибири и Заполярья в Крым для выполнения учебно-боевых задач по охране и обороне военных объектов и уничтожению НВФ и ДРГ противника, которые были выполнены в полном объеме.

В 2016 году соединения и части ракетных войск и артиллерии неоднократно подвергались внезапным проверкам по плану Министра обороны и Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, в ходе которых все поставленные задачи были выполнены в полном объеме. В лучшую сторону отмечаются соединения и части ракетных войск и артиллерии Восточного военного округа и Воздушно-десантных войск.

Венцом мероприятий боевой подготовки явилась демонстрация возможностей и профессиональной выучки ракетчиков и артиллеристов в ходе стратегического командно-штабного учения «Кавказ-2016».

В ходе выполнения поставленных задач на практике реализовано создание разведывательно-ударных и разведывательно-огневых контуров для нанесения ракетных и огневых ударов. Результаты нанесения ракетных и огневых ударов оценены на «отлично».

В лучшую сторону отмечены такие соединения ракетных войск и артиллерии Южного военного округа как: 1 рбр 49 А, 12 рбр 58 А и 439 реабр.

В ходе СКШУ «Кавказ-2016» командиры воинских формирований ПВО проявили себя профессионально грамотными офицерами, обладающими высоким чувством ответственности за порученное дело, опытными, высококвалифицированными руководителями с высокими организаторскими способностями, а высокий уровень подготовки личного состава возглавляемых ими соединений, воинских частей и подразделений позволил успешно выполнить поставленные задачи, в т.ч. и при выполнении практических боевых стрельб.

К примеру, на полигоне Капустин Яр для соединений, воинских частей и подразделений войск противовоздушной обороны была создана мишенная обстановка, схожая по характеристикам и количеству мишеней с массированным авиационным ударом воздушного противника, вместе с тем боевые расчеты с задачей справились, и большая часть из них оценены «хорошо».

В целом личный состав соединений, воинских частей, подразделений СВ в ходе прошедших проверок и учений, в том числе СКШУ «Кавказ-2016», действовал грамотно, показал твердые знания и хорошие навыки в боевой работе на закрепленной технике.

Меняются ли в последнее время приоритеты боевой подготовки общевойсковых, танковых, зенитных ракетных, артиллерийских и других боевых подразделений и воинских частей Сухопутных войск? Чему сейчас — с учётом нынешней степени развития средств вооружённой борьбы ведущих армий мира — в первую очередь должны обучаться Сухопутные войска?

Основные задачи боевой подготовки — это повышение (поддержание) полевой выучки личного состава соединений, воинских частей и подразделений на уровне, необходимом для выполнения задач по предназначению, выполнение мероприятий по поддержанию в боеготовом состоянии штатного вооружения, военной и специальной техники и освоение поступающих новых образцов вооружения, военной и специальной техники. Это и является основным приоритетом боевой подготовки.

В следующем году в Сухопутных войсках планируется поэтапное слаживание соединений.

Основным содержанием зимнего периода обучения будет слаживание рот, которое завершится проведением ротных тактических учений.

В летнем периоде обучения будет проведено слаживание батальонов (дивизионов) по завершению которых пройдут батальонные тактические и тактико-специальные учения.

Венцом подготовки станут бригадные и полковые тактические учения. В рамках международных состязаний продолжится популяризация международных конкурсов, таких как «Танковый биатлон», «Суворовский натиск», «Мастер артиллерийского огня», «Чистое небо» и т.д. Боевая подготовка войск связана не только с проведением и участием в международных конкурсах и конкурсах по полевой выучке командиров подразделений, но и с проведением этапов тактических учений с боевой стрельбой на государственных полигонах.

Как идёт комплектование Сухопутных войск солдатами и сержантами по контракту? Какова их численность в настоящее время?

Численность военнослужащих по контракту на должностях прапорщиков, сержантов и солдат в Сухопутных войсках к концу 2016 г. будет около 130 тыс. чел. С начала года набрано более 15,5 тыс. военнослужащих и в настоящее время их численность достигла более 109 тыс. человек, что составляет 85,3% от планового показателя.

В воинских частях и организациях, непосредственно подчиненных ГК СВ подлежит комплектованию 1666 воинских должностей. В настоящее время укомплектовано 1605 воинских должностей, что составляет 96,3%

Какие перспективные образцы вооружения и техники разрабатываются для Сухопутных войск? Что нового, передового, уникального предложила Сухопутным войскам оборонная промышленность на форуме «Армия-2016»?

Специалисты Сухопутных войск очень тесно взаимодействуют с предприятиями оборонно-промышленного комплекса, поэтому обо всех наработках мы знаем и внимательно их отслеживаем.

В ходе Международного военно-технического форума «Армия-2016» предприятия оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации продемонстрировали свои перспективные разработки, как в статике, так и в динамике.

Большинство из представленных образцов хорошо нам знакомы, так как разрабатываются по заказу Министерства обороны России в рамках государственного оборонного заказа.

Предприятиями промышленности было продемонстрировано много инновационных разработок в области создания робототехнических комплексов военного назначения и беспилотной авиации, в которых широко используются элементы искусственного интеллекта.

Имеющийся научно-технический задел и потенциал предприятий оборонно-промышленного комплекса позволяет нам создать новые высокотехнологичные образцы вооружения и военной техники, в том числе отвечающие требованиям будущего.

На Форуме было представлено более 11 тыс. образцов вооружения и техники, основная масса которых — это новые и уникальные образцы. В металле или в виде макетных образцов некоторые изделия были продемонстрированы впервые, например:

- макет боевой машины пехоты, в которой применена новая компоновка с передним расположением моторно-трансмиссионного отделения и кормовой аппарелью, что значительно повышает защищенность мотострелков на поле боя;

- бронированный автомобиль с 30-мм пушкой. Такое мощное вооружение впервые установлено на автомобиль, который может перемещаться по всем видам дорог, в том числе общего пользования. Это может повысить огневую мощь мобильных подразделений на легкой технике;

- дистанционно-управляемый боевой модуль, в котором реализована возможность одновременной установки двух типов вооружения, например, автоматического гранатомёта и пулемёта.

В настоящее время специалистами проводится детальная проработка всех заинтересовавших нас образцов на предмет возможности их практической реализуемости и целесообразности дальнейшего внедрения.

Октябрь в Вооружённых Силах — месяц итоговой проверки. На что проверяющие из Главного командования Сухопутных войск — в соответствии с Вашими указаниями — в этот раз будут обращать наибольшее внимание?

В этом году комиссиями Главного командования Сухопутных войск будут подвергнуты проверке подчиненные учебные центры, а также соединения и воинские части одного из военных округов.

Особое внимание при проведении контрольных проверок будет обращено на:

- комплексную и объективную оценку вопросов организации территориальной обороны, ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, состояния боевой подготовки и антитеррористической деятельности соединений и воинских частей;

- оценку личного участия должностных лиц всех уровней по подготовке войск к выполнению боевых задач (задач);

- методическую подготовку офицеров (в особенности звена взвод - рота);

-исключение случаев завышения, полученных органами управления и войсками, результатов.

В каких знаковых мероприятиях принимали участие соединения Сухопутных войск в текущем году и какие задачи стоят в следующем?

В этом году проведены самые масштабные за последнее время Армейские международные игры-2016. В шести конкурсах приняли участие представители 25 стран (в 2015 году — 19 стран). От Сухопутных войск соревновались танкисты, мотострелки, артиллеристы, зенитчики, разведчики и снайперы.

Они показали высокую выучку и профессионализм, что позволило занять первые места в большинстве соревнований.

В дальнейшем практика проведения таких мероприятий будет продолжена с увеличением количества стран-участниц.

Главным мероприятием подготовки было СКШУ «Кавказ-2016», которое стало главным экзаменом для соединений и воинских частей Сухопутных войск, и они его успешно сдали.

Учение показало возросший уровень слаженности органов военного управления, боевой выучки соединений и воинских частей Сухопутных войск, их готовности к действиям в любых условиях обстановки.

В 2016 году ракетные войска и артиллерия Вооруженных Сил Российской Федерации также принимали участие в Международном конкурсе «Мастера артиллерийского огня-2016», проведенном на территории Республики Казахстан, по результатам которого команда Российской Федерации заняла второе место. Кроме того, были проведены: конкурс среди командиров артиллерийских батарей, в котором приняли участие 93% офицеров-артиллеристов, и впервые проведен в рамках журнала «Армейский сборник» конкурс на лучшее решение задач по стрельбе и управлению огнем.

Одним из знаковых, самых зрелищных и сложных в техническом отношении мероприятий ВПВО по праву можно назвать прошедший в рамках Армейских международных игр-2016 конкурс «Чистое небо» (проводился впервые). В нем приняли участие специалисты противовоздушной обороны, представлявшие семь команд от вооруженных сил Китая, Венесуэлы, Египта, Белоруссии, Казахстана, Сербии и России.

Состязания прошли под девизом «Победа на земле — победа в небе!», что в полной мере соответствовало динамике событий, развернувшихся с 1 по 11 августа 2016 года на восточном побережье Азовского моря в городе Ейске на базе 726 учебного центра войск противовоздушной обороны Сухопутных войск.

По итогам Конкурса в упорной борьбе в общекомандном зачете первое место заняла команда России, второе место — Китая, третье место — Белоруссии.

Каким образом организовано международное сотрудничество между Сухопутными войсками России и других стран? Какие совместные учения были проведены в этом году? Какие планируются в следующем?

Международное военное сотрудничество по линии Сухопутных войск организовано в соответствии с Планом международной деятельности Министерства обороны Российской Федерации.

Планом предусмотрены визиты руководящего состава Сухопутных войск и представителей военно-учебных заведений в страны, с которыми поддерживается сотрудничество, а также приемы в Российской Федерации иностранных делегаций соответствующего уровня.

В результате визитов и приемов, проводимых переговоров и личных контактов достигается уровень отношений, позволяющий в перспективе рассчитывать на успешную реализацию отдельных задач военного и военно-технического сотрудничества между странами.

Военнослужащие Сухопутных войск приняли участие в четырех международных учениях:

- совместное российско-монгольское учение «Селенга-2016» (28 августа — 5 сентября);

– совместное учение с миротворческими силами ОДКБ «Нерушимое братство-2016» (23—27 августа);

- совместное военное антитеррористическое командно-штабное учение ШОС «Мирная миссия-2016» (15—21 сентября);

- совместное российско-индийское военное учение «Индра-2016» 22 сентября — 1 октября.

С 23 сентября проводится совместное российско-пакистанское учение «Дружба-2016» по горной тематике.

До конца года будет проведено еще одно совместное КШУ коллективных сил быстрого реагирования Центрально-Азиатского региона «Рубеж-2016» (с 4 по 7 октября).

В следующем году пройдут совместные учения с подразделениями армий Пакистана, Индии, Монголии, Вьетнама, Никарагуа и стран-членов ОДКБ.

Какими темпами идет перевооружение Сухопутных войск в рамках программы вооружения до 2020 года? Сколько, в частности, планируется получить танков, боевых машин пехоты, бронетранспортеров, а также другой боевой и специальной техники для Сухопутных войск в 2016году?

В настоящее время Сухопутные войска полностью оснащены всем необходимым вооружением и военной техникой.

При этом исправность вооружения и военной техники доведена до плановых показателей.

Продолжается планомерное комплектное переоснащение Сухопутных войск современными образцами вооружения в рамках реализации Государственной программы вооружения с учетом решения Верховного главнокомандующего о доведении доли современных образцов к исходу 2020 года до 70%.

В 2016 году спланировано к поставке в Сухопутные войска более 2000 современных образцов ВВТ, в том числе более 500 ед. БТВТ, 800 ед. ракетно-артиллерийского вооружения и 700 ед. ВВТ боевого обеспечения.

Параллельно ведется комплекс научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию перспективных образцов вооружения и военной техники и модернизации уже существующих.

Когда Вы ожидаете поступление в войска бронетехники нового поколения: «Армата», «Курганец», Бумеранг? Есть ли план по количеству таких машин в первые годы поставки и до 2020 года?

В настоящее время в рамках опытно-конструкторских работ «Армата», «Курганец-25» и «Бумеранг» продолжаются испытания перспективных образцов бронетанкового вооружения. Учитывая, что образы совершенно новые, с большим количеством инновационных решений и технологий, предприятиями оборонно-промышленного комплекса производится отладка опытных образцов, настройка и согласование их узлов и агрегатов. Работы выполняются в соответствии с запланированными сроками.

Уже сейчас заключены государственные контракты на поставку опытно-промышленной партии изделий «Армата», «Курганец» и «Бумеранг» для проведения их опытной войсковой эксплуатации.

Массовая поставка образцов БТВТ «Армата», «Курганец» и «Бумеранг» начнется после завершения их испытаний и принятия на вооружение Вооруженных Сил Российской Федерации.

До поступления БТВТ нового поколения переоснащение частей и соединений Сухопутных войск будет осуществляться в основном за счет проведения капитального ремонта с модернизацией существующих образцов.

Насколько интенсивно в техническом и профессиональном плане развиваются Ракетные войска и артиллерия, войска ПВО, войсковая разведка и танковые войска? артиллерийское и ракетное вооружение Сухопутных войск? Произошли ли существенные изменения за последнее время?

С учетом современной степени развития средств вооруженной борьбы ведущих армий мира, конечной целью строительства РВиА ВС РФ определен переход их в качественно новое состояние - разведывательно-огневую систему, основными составляющими которой являются подсистемы разведки, поражения и боевого обеспечения, объединенные единой автоматизированной системой управления, обеспечивающей в реальном масштабе времени вскрытие объектов противника и их поражение.

В этих целях к 2020 году планируется завершить переоснащение соединений и частей ракетных войск и артиллерии на современные ракетные и артиллерийские комплексы, а также высокоэффективные комплексы автоматизированного управления и разведки.

В настоящее время на завершающей стадии находится разработка нового межвидового артиллерийского комплекса «Коалиция-СВ» с инновационным режимом стрельбы «шквал огня», в ходе которого несколько снарядов, выпущенных из одного орудия под разными углами, одновременно достигают цели. Боевые возможности комплекса в 2 раза превышают все существующие отечественные и зарубежные образцы.

Создана реактивная система залпового огня нового поколения «Торнадо-С» с увеличенными характеристиками по дальности, точности стрельбы и новыми реактивными снарядами повышенного могущества. В реактивные подразделения поступают системы залпового огня «Торнадо-Г», обладающие возможностью автоматического наведения боевой машины на цель.

Противотанковые подразделения оснащаются новым противотанковым ракетным комплексом «Хризантема-С», с уникальной способностью пробивать броневую защиту всех современных танков в ночное время и сложных метеорологических условиях.

Созданы и поступают в войска новые средства радиолокационной (РЛС «Аистенок», «Зоопарк- 1М»), звуковой (АЗК-7М), оптико-электронной (ПРП- 4А) разведки. Также в артиллерийские формирования поступают комплексы беспилотных летательных аппаратов, предназначенные для ведения разведки и обслуживания стрельбы артиллерии. Данные средства имеют современную разведывательную аппаратуру и средства обработки информации, что позволило увеличить дальность разведки и обслуживания стрельбы, осуществлять автосопровождение целей, а также обеспечить автоматизированную передачу разведывательных сведений на средства поражения.

Приняты на снабжение комплексы средств автоматизированного управления «Урал», «Канонада», «Нокаут», обеспечивающие оперативность, скрытность и устойчивость управления формированиями РВиА.

Ну и конечно нельзя не сказать о перевооружении ракетных формирований с ракетного комплекса «Точка» и «Точка-У» на современный «Искандер-М». На сегодняшний день большая часть ракетных бригад имеет на своем вооружении этот комплекс. Процесс перевооружения продолжается в плановом порядке. Поставка комплекса полностью синхронизирована со строительством объектов инфраструктуры для его размещения.

Вооружение и военная техника, находящиеся в РВиА высокотехнологичны и соответственно требуют от личного состава профессиональных знаний и навыков. В этих целях на снабжение принят тренажер для подготовки расчетов пусковых установок ракетного комплекса «Искандер-М». Курсанты Михайловской военной артиллерийской академии (Санкт-Петербург) успешно отрабатывают учебные задачи на данном тренажере. Продолжается разработка единого комплекса учебно-тренировочных средств для ракетного комплекса «Искандер-М», включающего в себя помимо тренажера пусковых установок, тренажеры командно-штабной машины, пункта подготовки информации, вождения базового шасси.

В аналогичном направлении ведется разработка тренажеров для всех современных артиллерийских систем. Это позволит повысить интенсивность проводимых мероприятий боевой подготовки, а также сократить финансовые расходы на подготовку специалистов.

В интересах Сухопутных войск продолжается оснащение подразделений ПВО современными зенитными ракетными комплексами.

Это прежде всего высоко помехозащищенный ЗРК «Бук-МЗ», одна самоходная установка которого способна одновременно вести стрельбу по 6 воздушным целям. В 2016 году указанное вооружение будет поставлено в одну из бригад южного военного округа.

В общевойсковые соединения с этого года начал поступать зенитный ракетный комплекс «Тор-М2». Боевая машина комплекса «Тор-М2» является всепогодным, автономным мобильным боевым средством, имеющим повышенную проходимость, достаточную огневую мощь и помехозащищенность, малое время реакции от момента обнаружения цели до пуска ракеты, высокую вероятность поражения целей, находящихся в зоне поражения. На сегодняшний день это единственный в мире комплекс в своем классе вооружения, способный вести разведку воздушных целей и стрельбу в движении.

В целях обеспечения ПВО в Арктической зоне и условиях Крайнего Севера, в интересах СВ в настоящее время разрабатывается полностью автономный зенитный ракетный комплекс малой дальности «Тор-М2ДТ», адаптированный к особо тяжелым климатическим условиям, способный выполнять боевые задачи в условиях экстремально низких температур и сложной пересеченной местности.

Продолжается оснащение подразделений ПВО современным переносным зенитным ракетных комплексом «Верба», одним из лучших в мире в своем классе.

На этапе завершения разработка перспективного мобильного зенитного артиллерийского комплекса с пассивными средствами разведки и сопровождения воздушных целей. В рамках работ создается не только боевая установка, но и средства технического обслуживания, обучения и что очень важно - комплект боеприпасов, в том числе многофункциональный выстрел с дистанционным подрывом и управляемый артиллерийский снаряд.

Расскажите, пожалуйста, о ходе поставок в войска новой боевой экипировки военнослужащих Сухопутных войск «Ратник»? Каковы перспективы развития этой экипировки?

Боевая экипировка «Ратник» — это экипировка военнослужащих не только Сухопутных войск, а Воздушно-десантных войск, морской пехоты и специальных войск в том числе, но главную координирующую роль при ее разработке выполняли специалисты Сухопутных войск. На настоящий момент в войска поступило около 100 тыс. комплектов, которые очень активно используются в процессе боевой подготовки.

Опытно-войсковая эксплуатация показала, что экипировка удобна и эргономична, особых нареканий у военнослужащих не вызывает, поэтому прорабатывается вопрос об увеличении ежегодных поставок до 70 тыс. комплектов в год. Но процесс совершенствования не останавливается, и уже сейчас специалисты ведущих научных организаций и предприятий промышленности прорабатывают пути совершенствования элементов комплекта боевой экипировки в научно-исследовательской работе «Ратник-3». Думаю, что наиболее удачные технические решения из «Ратника» в нее войдут, но это будет экипировка принципиально нового уровня по всем составляющим системам, – защиты, поражения, жизнеобеспечения, управления и энергообеспечения, – с применением экзоскелетных конструкций, системой вывода информации и целеуказания на забрало или защитные очки, системами поддержания микроклимата и мониторинга состояния военнослужащего.

Как вы оцениваете состояние производственных мощностей и научный потенциал наших оборонных предприятий? Способны ли они удовлетворить потребности Сухопутных войск в новой технике? Изменился ли уровень взаимопонимания между армией и «оборонкой»? Если да, то в какую сторону?

Существующие научный потенциал и техническая оснащенность предприятий оборонно-промышленного комплекса в целом позволяют реализовывать задания государственного оборонного заказа.

У нас были и остались разработки, которые занимают лидирующие позиции в мире это:

- техника ПВО Сухопутных войск (зенитная ракетная система С-300В4, зенитные ракетные комплексы Бук-МЗ и Тор-М2);

- ракетные комплексы «Искандер-М»;

- танки Т-72БЗ, Т-90 А, боевые машины пехоты БМП-3, бронетранспортеры БТР-82А.

С целью поддержания высоких темпов перевооружения Сухопутных войск параллельно с Государственной программой вооружения реализуется Федеральная целевая программа по развитию оборонно-промышленного комплекса.

Взаимопонимание между армией и предприятиями оборонно-промышленного комплекса остается на достаточно высоком уровне.

Увеличивается доля разработок с использованием смешанного финансирования за счет государства и частных инвесторов.

Внедряется система управления полным жизненным циклом - от моделирования и проектирования до серийного выпуска изделий, обеспечения их эксплуатации и утилизации.

Проведение указанных мероприятий должно положительно повлиять на обеспечение решений основных задач переоснащения Сухопутных войск современными и перспективными образцами вооружения и военной техники.

Насколько совершенна система военного образования Сухопутных войск? Увеличилось ли количество курсантов за последнее время? Как показывает себя на практике система довузовского военного образования?

Офицерский корпус России всегда был надежной опорой государства. Обучение в военных вузах Сухопутных войск предполагает подготовку высококлассного специалиста, соответствующего современным требованиям Вооруженных Сил России. В настоящее время система военного образования Сухопутных войск включает в себя три военных академии, четыре военных училища, пять суворовских военных училищ и один кадетский корпус.

В результате преобразований, проводимых в Вооруженных Силах Российской Федерации в сеть образовательных организаций Сухопутных войск вошли:

- Военный учебно-научный центр Сухопутных войск «Общевойсковая академия ВС РФ», имеющий в своем составе непосредственно Общевойсковую академию ВС РФ, Военный институт (общевойсковой), дислоцируемых в Москве, а также танковое училище в городе Казань;

- Михайловская военная артиллерийская академия (Санкт-Петербург);

- Военная академия войсковой противовоздушной обороны ВС РФ (Смоленск);

- Военные училища в городах Новосибирск и Благовещенск,

- Суворовские военные училища в городах Москва, Казань и Аксайский казачий кадетский корпус.

В указанных вузах осуществляется подготовка по всем специальностям необходимых для Сухопутных войск:

- применение мотострелковых подразделений (в том числе со специализациями горных, арктических подразделений, подразделений морской пехоты), танковых подразделений и войсковой разведки;

- специальностей ракетных войск и артиллерии;

- специальностей войсковой противовоздушной обороны.

Для качественной подготовки высококлассных специалистов для Сухопутных войск военно-учебные заведения оснащены необходимой современной учебно-материальной и полевой базой. При этом, как правило, новые образцы вооружения и военной техники и экипировки военнослужащих, наравне с основными подразделениями Сухопутных войск, направляются в учебные заведения.

Все военно-учебные заведения Сухопутных войск являются составляющими стройной системы подготовки военных кадров для Сухопутных войск с соответствующим содержанием и структурой.

В настоящее время подготовка военных кадров для Сухопутных войск осуществляется по программам высшего профессионального образования на основе федеральных государственных образовательных стандартов третьего поколения:

офицеров с полной военно-специальной подготовкой в вузах со сроком обучения четыре и пять лет с выдачей диплома государственного образца с присвоением квалификации «специалист»;

офицеров оперативно-тактического уровня со сроком обучения два года с выдачей дипломов государственного образца и присвоением квалификации «магистр».

При этом сохраняется, на всех уровнях, система переподготовки и повышения квалификации офицеров по программам дополнительного профессионального образования на соответствующих факультетах и курсах при вузах с установленной периодичностью не реже одного раза в три года и перед назначением на высшую воинскую должность.

Каждое военно-учебное заведение имеет многолетнюю историю. Выпускники военных вузов Сухопутных войск стоят на страже национальных интересов России, повышают боевой потенциал ее Вооруженных Сил. Это результат напряженного и кропотливого труда командиров, преподавателей, ветеранов, всех, кто обеспечивает учебный и воспитательный процесс в вузах.

Увеличилось ли количество курсантов за последнее время?

Да, несомненно, увеличилось.

Анализ выполнения планов набора за 2013—2016 г.г. показывает устойчивую тенденцию увеличения конкурса среди поступающих в вузы Сухопутных войск.

В результате проведённой профориентационной работы в 2016 году конкурс среди желающих обучаться в вузах Сухопутных войск составил 4 человека на одно место, что положительно влияет на качество отобранных кандидатов.

По итогам наборной компании в 2016 году План набора выполнен на 100%, для обучения на первые курсы набрано более 1,5 тыс. человек.

Как показывает себя на практике система довузовского военного образования?

Основной задачей деятельности системы довузовского военного образования является реализация общеобразовательных программ общего образования и дополнительных образовательных программ, имеющих целью подготовку несовершеннолетних граждан, обучающихся в довузовском военном заведении к военной службе.

Нельзя не отметить ряд положительных моментов, позволяющих говорить об эффективности деятельности системы в течение последних лет.

1. Стабильность в руководстве и организации деятельности общеобразовательных организаций довузовского военного образования. Все они подчинены командующим видами и родами войск, что позволяет проводить качественную профессиональную ориентацию обучающихся и своевременно реагировать на потребности учебных заведений.

2. Достойная заработная плата, позволяющая принимать преподавателей на конкурсной основе, как правило, первой и высшей категории. Возможность привлечения в рамках внеурочной деятельности педагогов дополнительного образования для формирования кружков по интересам.

3. Количество педагогических работников на одного обучающегося больше чем в любой элитной школе. Суворовцы круглые сутки находятся под присмотром педагога.

4. Регулярное проведение в рамках Министерства обороны Российской Федерации мастер-классов и семинаров с педагогическими работниками довузовских образовательных организаций, на которых рассматриваются инновации в области образования. Данные мероприятия проводятся на базе различных учебных заведений и каждое из них старается показать лучшее в своей организации повседневной деятельности и учебного процесса.

5. Полное государственное обеспечение обучающихся, качественная организация питания и медицинского обслуживания. Распорядок дня позволяет соблюдать санитарно-эпидемические нормы к организации образовательного процесса и прививать первичные навыки в ознакомлении с элементами военной службы (утренняя зарядка, исполнение гимна Российской Федерации при построении на плацу при подъеме государственного флага, утренний осмотр, спортивно-массовая работа, воспитательные мероприятия, и т.д.) в зависимости от возраста обучающихся.

6. Регулярное проведение спортивных соревнований по 11 видам спорта, позволяющие практически всем обучающимся училища принимать в них участие. Соревнования проводятся на базе различных училищ с использованием материальной базы муниципалитетов, где размещаются учебные заведения. Как правило, субъекты федерации оказывают требуемую помощь в их организации и проведении.

7. Проведение в рамках Министерства обороны России мероприятий творческой направленности, позволяющих воспитанникам общаться между собой. Возникают клубы по интересам, переписка между собой.

8. Регулярное проведение мероприятий воспитательного характера, на которых формируется гражданско-патриотическая позиция и духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения. Воспитательная работа организуется офицерами запаса, работающими на должностях воспитателей.

9. Наличие педагога-психолога на каждом курсе обучения позволяет своевременно отслеживать и исправлять негативные моменты в жизнедеятельности детского коллектива.

10. Развитие учебно-материальной базы (100% обеспеченность обучающихся учебниками и ноутбуками; методической литературой и периодическими изданиями педагогических работников, строительство новых помещений для проживания и обеспечения учебной деятельности обучающихся).

Введение электронных учебников позволяет обучающимся более углубленно изучать предметы.

Оцените влияние принципа состязательности (в том числе проведение конкурсов профессиональной подготовки в родах войск, а также Чемпионата мира по танковому биатлону) на эффективность боевой учебы? Насколько был задействован личный состав Сухопутных войск в Армейских международных играх-2016? Каковы планы в следующем году?

Проведенные в 2014—2016 годах конкурсы профессиональной подготовки, Чемпионат мира по танковому биатлону, соревнования экипажей боевых машин Сухопутных войскявились высшей формой проверки уровня подготовки экипажей боевых машин Сухопутных войск. Победителем чемпионата мира по танковому биатлону стал экипаж Восточного военного округа.

Все проведенные конкурсы способствовали:

- повышению уровня полевой выучки, привитию командирам боевых машин и танков твердых профессиональных знаний и умений, развитию у них командирских качеств, навыков по управлению экипажем при выполнении поставленных задач;

- выработке у личного состава высокой психологической устойчивости, смелости и решительности, физической выносливости.

Несомненно, они способствовали поднятию престижа военной службы в целом.

Рассматривая вопрос о привлечении личного состава Сухопутных войск к проведению в 2016 учебном году Армейских международных игр-2016 можно уверенно говорить о том, что 100% военнослужащих родов войск были привлечены к данному мероприятию. Главное командование Сухопутных войск, в 2016 г. организовало проведение чемпионата мира по танковому биатлону, конкурсы «Суворовский натиск», «Мастера противовоздушного боя», «Мастера артиллерийского огня», «Отличники войсковой разведки», «Снайперский рубеж». Система отбора для участия в Армейских международных играх предусматривала поэтапное определение лучших военнослужащих, подразделения и экипажи боевых машин и танков в воинской части, соединении, объединении и в завершении в военном округе, в дальнейшем, среди военных округов. Участники соревнований, занявшие призовые места среди военных округов, приняли участие в Армейских международных играх-2016.

В 2017 году международный конкурс «Танковый биатлон» традиционно будет проведен на полигоне Алабино Московской области, всеармейские соревнования танковых экипажей среди военных округов планируем провести на 244-м общевойсковом полигоне Прудбой Южного военного округа (Волгоградская область).

Россия > Армия, полиция > mil.ru, 1 октября 2016 > № 1915147 Олег Салюков


Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 30 сентября 2016 > № 1918908 Мирас Нурмуханбетов

Почему глава МВД не ушел в отставку и от кого собираются защищаться люди в погонах?

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Несмотря на все старания власти, имидж полиции в глазах казахстанцев продолжает падать. Между тем ей уготована особая роль в сценарии транзита – не самая завидная, но достаточно важная с точки зрения Ак-Орды. Сотрудники органов правопорядка могут опять стать мишенью недовольства и некими «козлами отпущения». Включая самого министра внутренних дел.

«Друзья человека»

Поездка президента страны по регионам дает немало пищи для обсуждений в соцсетях и офисных курилках. Чаще всего они сводятся к политической сатире, поводом для которой становится чрезмерная лесть в адрес высокого гостя. Недавно в Костанае Нурсултан Назарбаев коротко пообщался с заместителем начальника учебного центра МВД, подполковником Амантаем Джунусовым, который тоже не удержался от дифирамбов. Сделав ему замечание: «Не надо меня так сильно хвалить», глава государства перевел разговор в практическую плоскость: «Вы ведь обучаете будущих полицейских, и должны донести до них главные принципы. Сейчас ведь полицейские нормально зарабатывают? На жизнь хватает?». Получив утвердительный ответ, президент продолжил: «А зачем тогда сшибать на дорогах?», после чего произнес фразу, уже ставшую крылатой: «Пусть они (полицейские – прим. авт.) станут друзьями человека!» А затем добавил: «Любое преступление должно фиксироваться, чтобы народ мог чувствовать себя в безопасности».

Банальные вроде бы вещи сказал, но для чего? Накипело, или, как у любого гражданина РК, при виде человека в форме полицейского у него возникают ассоциации со взятками на дорогах и непрофессио­нальным исполнением служебных обязанностей? Вполне возможно. Но ведь президент просто так ничего не говорит, а преподносит свои мысли по-стариковски – иносказательно.

По крайней мере, старается это делать. Что подтверждается (прямо или косвенно) инсайдерской информацией, а также простым анализом событий, так или иначе связанных с нашими правоохранительными органами.

Я б в полицию пошел

После событий лета нынешнего года, выступая на срочно созванном заседании Совета безо­пасности, президент заявил: «Человек в форме должен быть под защитой государства!» Эту фразу, конечно, можно было понять по-разному, но на этот раз она была адресована самим полицейским – чтобы как-то успокоить их, поддержать хотя бы на словах. Ведь не секрет, что в последние годы из полиции все чаще уходят люди, пришедшие в нее по призванию, а освободившиеся вакансии заполняются, мягко говоря, непрофессионалами.

Здесь наблюдается некий диссонанс. С одной стороны, полиция не пользуется уважением в народе (поговорка «боится – значит уважает» в данном случае не подходит), а с другой – в нее стремятся попасть люди, которые в иных обстоятельствах могли бы быть «клиентами» полицейских.

Чем же привлекает эта работа? Прежде всего, ощущением власти над другими и всем, что с этим связано, о чем наша газета недавно уже писала. Конечно, присутствует и желание заработать «левые» деньги, но здесь стоит отметить, что далеко не все должности в полиции могут приносить побочный доход. Чаще всего в органы идут просто ради стабильной зарплаты и кое-какого соцпакета. Кстати, впоследствии сотрудников внутренних дел можно «закрепить» на работе ипотекой и кредитами, которые заставят их не думать и не поддаваться чувствам, а просто исполнять приказы.

Да и в присяге, которую дают полицейские, об этом прямо говорится: «клянусь добросовестно выполнять приказы и указания начальников, командиров и возложенные на меня служебные обязанности». Это главное, а «не допускать ограничения конституционных прав и свобод граждан» - дело уже второе. Между прочим, это тоже один из признаков полицейского государства.

Защитник или жертва?

Еще одним символом полицейского государства могут стать сооружения, возводимые вокруг полицейских участков. Огораживать здания РУВД высокими каменными заборами стали недавно, хотя в некоторых городах страны они уже давно переоборудованы в некие крепости. Считается, что поводом послужила атака «алматинского стрелка» на управление внутренних дел Алмалинского района.

Однако это не совсем так. Согласно информации ДВД южной столицы, «укрепление» было запланировано еще в прошлом году, на что даже были выделены соответствующие средства. Почему они стали осваиваться только после того, как «гром грянул», доподлинно неизвестно.

А теперь заглянем на пару-тройку лет назад. Тогда, по слухам, в некоторых областях проводились отработки на случай нападения злоумышленников на отдельные полицейские участки, в том числе с целью завладения боевым оружием. А там, как известно, могли быть не только пистолеты. Наши источники утверждали, что существует некий сценарий, согласно которому в отношении сотрудников полиции, в том числе личного состава учреждений КУИС, могут быть организованы провокации и даже откровенные террористические акты. За этим могли последовать ужесточение режима в колониях, предоставление блюстителям порядка дополнительных полномочий, увеличение бюджетов органов внутренних дел.

Сегодня мы видим, что такое уже происходит. В последние пять лет мы стали свидетелями того, что практически все теракты или схожие с ними действия были направлены против силовиков. Кстати, летом 2011 года в печально знаменитом Шубарши двое сотрудников полиции были расстреляны именно у опорного пункта. «Алматинский стрелок» тоже первым де­лом направился в «логово» своих обидчиков. По крайней мере, такова официальная версия. Да, среди жертв террористов были и гражданские лица, но почти все они «оказались не в то время и не в том месте».

То есть если говорить о «национальных особенностях» отечественного терроризма, то можно констатировать: он направлен конкретно против правоохранительных органов. Причем это каждый раз подчеркивают и сами силовики. В то же время обращает на себя внимание тот факт, что целью террористов являются младшие офицеры или сержанты и старшины – по сути, рядовые исполнители. Тогда как в других странах, где объектами атак становятся правоохранительные органы (Мексика, Колумбия, Шри-Ланка, отчасти Пакистан, дореволюционная Россия), под прицел попадают элитные части полиции (спецслужбы) и руководящий состав.

Другими словами, рядовые полицейские у нас давно уже стали не просто частью Системы, но и ее «расходным материалом». Причем универсальным расходным материалом, который можно использовать в качестве не только «овчарок», но и мальчиков для битья. Это, конечно, не уникальная ситуация, но все же выделяет Казахстан среди других полицейских государств. Примерно такая же картина сложилась в России и Белоруссии, но в первом случае в качестве карателей полиции выступает само государство, а во втором показатели сглаживает не столь разнузданная коррупция.

Важная роль

Но вернемся в нашу действительность. В переходный период на органы внутренних дел страны возложены серьезные задачи – не меньшие, чем на спецслужбы, которые получили дополнительные полномочия и усилены кад­рами (в первую очередь первыми руководителями и кураторами). По задумке сценаристов, МВД будет выполнять двойную функцию.

Во-первых, это, конечно же, «поддержание правопорядка» и проведение операций, смежных с транзитом. Например, помощь комитетчикам и финполовцам в устранении или блокировании тех или иных представителей властных элит и финансовых группировок; «курирование» социальных протестов и стихийных митингов, неизбежных в условиях ухудшающейся экономической ситуации. При этом привычные методы работы полиции будут разбавлены попытками поиска компромиссов и налаживания диалога. По словам наших источников в Астане, именно на это сейчас настраивают правоохранительные органы.

Во-вторых, полицейским, как уже было сказано выше, придется играть навязанную им роль мальчиков для битья. Им предстоит принять на себя удары внешних и внутренних сил, «оправдывать доверие» и отрабатывать принятую когда-то присягу, а если более точно – быть на острие.

В общем, сейчас значимость полиции как инструмента власти возрастает многократно. Конечно, с учетом сложившихся обстоятельств логично было бы сменить самого министра внутренних дел, который ассоциируется в обществе больше с негативом, начиная с расстрела в Жанаозене и заканчивая подавлением земельных митингов. Сделать это можно было, например, «под шумок» недавних преобразований в правительстве. Но министр остался на месте, хотя многие и ждали его ухода.

Между прочим, есть информация, что сам Калмуханбет Касымов не прочь был подать в отставку еще три-четыре года назад. Но к тому времени он еще не отслужил «гарантийный срок», да и замены ему не нашлось: как оказалось, никто не хотел идти на это место, находящееся под постоянным критическим вниманием общества. Сейчас тоже мало у кого есть желание стать «министром для битья». К тому же, судя по всему, Ак-Орду вполне устраивает Калмуханбет Нурмуханбетович – не обсуждающий приказов и готовый принять на себя огонь народного возмущения.

Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 30 сентября 2016 > № 1918908 Мирас Нурмуханбетов


Россия > Армия, полиция. Транспорт > inosmi.ru, 30 сентября 2016 > № 1916148 Дмитрий Песков

Не только MH17: интервью Дмитрия Пескова Би-би-си полностью

Русская служба BBC, Великобритания

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков дал интервью программе Би-би-си HARDtalk, в котором попытался ответить на множество острых вопросов о причинах крушения рейса MH17 на востоке Украины в 2014 году, а также о бомбардировках Алеппо и вообще целях и методах российской военной операции в Сирии.

Беседа с ведущим программы HARDtalk Стивеном Сакуром состоялась в среду 28 сентября вскоре после представления выводов международной группы по расследованию причин катастрофы малайзийского «боинга».

Дмитрий Песков говорил по-английски по видеосвязи из Москвы.

Стивен Сакур: Я хотел посвятить большую часть нашего разговора Сирии, но, боюсь, что мне придется начать с доклада, который только что обнародован, доклада международной комиссии, касающегося рейса MH17 авиакомпании Malaysia Airlines, который был сбит над Восточной Украиной.

Выводы доклада довольно однозначны. В них говорится, что самолет был сбит ракетой, которая была сделана в России, которую привезли в Восточную Украину из России, и эта пусковая установка после выстрела была вывезена обратно в Россию. Вы принимаете эти выводы?

Дмитрий Песков: Прежде всего, следует отметить, что это — предварительный результат. Из сделанных сегодня заявлений мы поняли, что расследование будет продолжаться до 2018 года. Поэтому нам всем следует подождать окончательного вердикта. По-прежнему много вещей не ясны, по-прежнему есть много противоречий, и нам всем следует найти ответы на эти противоречия.

С самого начала, и это важно подчеркнуть, с самого начала мы поддерживали идею всестороннего, тщательного и полного расследования этой катастрофы. И с самого начала Россия изъявляла желание быть полноправным участником этого расследования. К сожалению, нам отказали в праве участвовать в этом расследовании, хотя… хотя опосредованно мы все еще являемся частью этого расследования, потому что мы постоянно предоставляем по требованию информацию этой комиссии в Нидерландах.

— Но мой вопрос, господин Песков, — признаете ли вы выводы комиссии, в которых говорится, что ракета, сбившая самолет, была выпущена из ракетной установки «Бук», которая была привезена из России, а потом вывезена обратно в Россию. Вы принимаете эти выводы?

— Тут нечего принимать или отрицать. Прежде всего, повторяю, это предварительные заключения, нам по-прежнему нужно продолжить расследование. К сожалению, мы не видели никаких доказательств.

— Команда следователей собирала улики многие месяцы. Это случилось более двух лет назад. Расследование было исчерпывающее. Они приезжали в Москву, просили помощи у вас, и, по их словам, ваши различные агентства не сотрудничали в полной мере. Но вот они сделали эти выводы, называйте их предварительными, если хотите, но отрицаете ли вы, что то, что они говорят, — это правда?

— Прежде всего, мы не можем считать то, что они говорят, окончательной правдой. Готов поспорить, вы не видели никаких доказательств этих заявлений. Нам нужно быть здесь очень точными, это — тяжелая трагедия. И мы не можем оперировать заявлениями, голословными заявлениями без каких-либо доказательств и деталей.

Мы знаем, что дьявол как раз в этих деталях, и, к сожалению, многих из этих деталей нам по-прежнему недостает, чтобы быть в состоянии, чтобы быть в праве, чтобы сказать, что это было так, а не иначе, и это оружие прибыло с этой стороны, или с этого направления.

— В прошлом вы абсолютно категорически исключали, что самолет был сбит из российского оружия. Но вы не исключаете это сейчас?

— Если вы помните, мы и я лично исключали, что какое-либо российское оружие поставлялось на Украину или что какие-то российские военные или войска находились на территории Украины. И мы по-прежнему исключаем эту возможность.

— Но вы прекрасно знаете, что именно гибель MH17 стала одним из решающих факторов ужесточения как европейских, так и американских санкций. Учитывая, как выводы этого расследования были восприняты в Нидерландах, Европе и Соединенных Штатах, вам придется принять, что санкции в ближайшее время не ослабнут.

— Знаете, это — прекрасный пример нелогичного подхода. Вы сказали, что санкции были введены и усилены из-за сбитого самолета, но это было сделано задолго до результатов расследования. Им не нужны никакие результаты никакого расследования, чтобы прийти к заключению. Это прекрасный пример нелогичного подхода.

Я вообще никакой связи не вижу. Потому что, и я повторяю, потому что окончательные выводы еще будут сделаны. Мы должны запастись терпением, и мы должны выложить на стол все теории, все данные, избавиться от фальшивых данных и опираться на единственно правильный вариант, который будет нам предложен. Для того чтобы прийти к окончательному заключению.

— Вы называете позицию Запада нелогичной. Как бы вы ее ни называли, напряженность между Западом и Россией в настоящий момент очень высока, и я даже не столько MH17 сейчас имею в виду, сколько ситуацию в Сирии. Поэтому давайте поговорим о Сирии.

На прошлой неделе ваши военно-воздушные силы вместе с сирийскими принимали участие в самых жестоких бомбардировках Алеппо, какие мы видели за пять лет сирийского конфликта. Сотни людей были убиты, причем немалое число из них — дети. Почему вы это делаете?

— А кто является источником этой информации, на которую вы полагаетесь? Я вам задаю этот вопрос.

— Есть многочисленные источники Наблюдательный центр по правам человека в Сирии, «Врачи без границ», Красный крест, Красный полумесяц. Я не знаю, сколько источников вам надо. Би-би-си только что сняла документальный фильм внутри Алеппо. Мы снимали в течение 10 дней. Мы сами видели эффект от противобункерных бомб.

Нет никаких сомнений в том, что это происходит. Так же как нет никаких сомнений и в числе пострадавших, в том числе и из больниц, которые и сами попали под обстрел.

— Есть разные источники, и есть разные документальные фильмы, которым вы можете доверять. Совершенно очевидно, что война продолжается. И совершенно очевидно, что прекращение боевых действий сейчас не происходит и мы весьма далеки от перемирия в Алеппо. К сожалению, мы видим, что соглашение, которое было заключено между Москвой и Вашингтоном, несколько соглашений, не было претворено в жизнь, и сейчас ситуация ухудшается.

— Но вопрос очень простой: почему вы применяете, например, эти противобункерные бомбы, которые проникают до самых подвалов, в которых укрываются мирные жители, и убивают их там, но также, и мы знаем это из многочисленных источников, вы сбрасываете бомбы на больницы, включая те, которые известны под кодовыми номерами M10 и M2. То есть вы теперь сознательно целитесь по медицинским учреждениям, что является прямым нарушением Женевских конвенций.

— Нет, об этом и речи быть не может. Это — ложная информация. Нет ни малейшего шанса, что российские ВВС могут принимать участие в таких действиях. Это исключено.

— Господин Песков, а кто тогда это делает?

— Ну, у нас самих все еще есть вопросы по Сирии: кто разбомбил конвой с гуманитарной помощью? Мы не знаем.

— Спецпосланник ООН по Сирии, и многие другие считают, что это сделали ваши силы. А если и не ваши силы, то это сделали сирийские ВВС, действующие по наводке ваших дронов и ваших разведданных.

— То есть вы исключаете возможность, что это был дрон коалиции, возглавляемой США?

— Я просто цитирую, что сказал спецпосланник ООН, источники, находящиеся внутри и вне западных сил, которые сказали, что есть однозначные свидетельства того, что два самолета Су-24 находились в этом районе в то самое время.Все эти источники уверены в том, что это были либо российские, либо сирийские ВВС.

— А почему бы вам не опираться на информацию российских военных, которые увидели на радарах следы дронов, боевых дронов, которые в то же самое время были в этом районе?

— Как же быть тогда с вашей версией, что это была атака с земли? Всего несколько дней назад вы говорили, что ущерб, который был нанесен 18 грузовикам из 31 в этом конвое, показывает, что это была атака с земли, а не с воздуха. Вы что, меняете свою версию?

— Нет, мы не меняем версию. После перемирия сирийские силы стали отходить, и они должны были отойти на такое же расстояние от дороги Кастелло в нескольких районах. И они начали отходить.

И как раз в середине этого отступления сначала на них напали силы американской коалиции, они потом еще сказали, что сделали это по ошибке, но сразу после этого нападения началось наступление «Фронта Ан-Нусра». И они оказались между двух огней, в то время как они выполняли условия соглашения между Москвой и Вашингтоном. Так что это — очень противоречивая ситуация.

— У меня такое чувство, что мы не придем к общему мнению относительно нападения на этот конвой, но в целом, гораздо большее значение имеет другой вопрос, который я вам уже задал и на который вы не ответили.

Давайте я вам его задам по-другому: разрешите я процитирую Захара Сахлеля, который является советником Сирийско-американского медицинского общества. Он сказал, что в Алеппо прямо сейчас мы наблюдаем уничтожение крупного города, голодом и убийством 85 тысяч проживающих в нем детей всеми возможными видами современного оружия. Российские ВВС вместе с сирийскими ВВС принимают участие в нынешнем наступлении на Алеппо.

Вот подобные свидетельства, а также кадры, которые мы получаем из Алеппо каждый день, — не побуждают ли они вас остановиться, возможно, изменить то, что вы и российские военные творите в этом городе прямо сейчас?

— Я категорически отвергаю возможность того, что российские ВВС принимают участие в нападениях на гражданское население. Это — просто невозможно. Наши ВВС по-прежнему выполняют свою задачу по борьбе с террористическими организациями. В этом конкретном районе — это «Нусра». Потому что «Нусра» по-прежнему контролирует и доминирует в восточной части Алеппо. Ситуация на западе Алеппо совсем другая. И вы, наверное, предполагаете, что в западном Алеппо было установлено семь КПП, и один КПП — между восточным и западным Алеппо, чтобы помочь мирным жителям спастись из района, контролируемого террористами.

— И я еще раз, в последний раз повторяю свой вопрос о противобункерных бомбах: они сделаны в России, Стаффан де Мистура, специальный посланник ООН, сказал, что мы слышим свидетельства об использовании этих противобункерных бомб, мы видим кадры с огромными воронками.

Это подтверждает систематическое и неограниченное использование подобных вооружений в районах с присутствием гражданских лиц и наличием гражданской инфраструктуры, что может считаться военным преступлением.

— Прежде всего, если вы используете такие слова, как «мы слышим», говоря о фактах, и еще «мы видим кадры», вы не можете доверять подобным словам, вы не можете доверять подобным кадрам. Если вы говорите о таких серьезных и опасных вещах, как война против терроризма, вы не можете доверять фотографиям. Вы можете доверять только определенным и профессиональным источникам информации: военным, следственным органам, и тому подобному.

— Но пока что совершенно очевидно, что Россию обвиняют в военных преступлениях…

— Мы не можем согласиться с подобными обвинениями. Российские военные силы действуют в строгом соответствии с международным правом, и все используемое нами оружие находится в соответствии с действующими международными соглашениями.

— Ну хорошо, а о чем вы думаете, когда британский посол в ООН заявляет, что Россия сотрудничает с сирийским режимом, совершая военные преступления. Его коллега — посол США при ООН — добавляет, что действия Россия — это не борьба с терроризмом, это — варварство? Вы что, попросту отметаете такие высказывания как пропаганду?

— Мы относимся к этому как к недостойному дипломатическому поведению. На это можно очень просто ответить, сказав, что вы, мол, водите дружбу с парнями из «Аль-Нусры», вы пытаетесь их прикрыть. Но мне кажется, что так дела не делают. Лучше всего — это достойно вести себя дипломатически и сотрудничать в военной области. Это — единственный способ вести там дела, единственный способ спасти жизни сотен и тысяч людей.

— Еще один вопрос по Алеппо, прежде чем мы перейдем к более широкой картине. Сирийское правительство объявило о подготовке к крупномасштабному наземному наступлению при поддержке ударов с воздуха. В Алеппо, в его восточной части, как мы знаем, до сих пор остаются четверть миллиона мирных жителей. Будет ли Россия поддерживать эту операцию, неизбежным результатом которой окажется гуманитарная катастрофа?

— Я не могу сказать вам, какие операции будет поддерживать Россия, — это в компетенции наших военных коллег. Но в то же время могу заверить вас, что Россия будет делать все необходимое, чтобы завершить войну с террором и действующими на территории Сирии террористическими организациями, которые признаны таковыми ООН.

— Можно ли понять ваши слова так, что, по вашему мнению, все те, кто живет в восточном Алеппо, являются террористами или же связаны с террористическими организациями? По сообщениям, там находится около миллиона мирных граждан.

— Именно поэтому мы настаивали на разграничении между так называемой «нормальной» оппозицией и террористами. Но нам, к сожалению, так до сих пор и не удалось добиться такого разграничения. Я хочу напомнить вам, что это обязательство взяли на себя Соединенные Штаты. К сожалению, они этого не сделали, и именно поэтому мы оказались в той ситуации, которая сложилась сейчас вокруг Алеппо.

Позвольте напомнить вам, что все переговоры, которые велись между Лавровым и Керри, все переговоры между российскими и американскими военными, — все они были не о прекращении борьбы с террором. Никто не говорит о прекращении ударов по террористам. Удары по террористам будут продолжены, и наша совместная задача — оградить мирное население от последствий таких ударов.

— Вы наверняка отдаете себе отчет в том, что ваши действия в течение последних дней привели Джона Керри к необходимости поставить перед вами вопрос. Я цитирую: неужели вы всерьез считаете, что мы можем вернуться к нормальным переговорам в Женеве на фоне того, что творят там войска Башара Асада при вашей поддержке? Места для дипломатии просто не остается. Или же вы видите что-то, чего я не вижу?

— Я, пожалуй, соглашусь с вами. Времени и возможностей остается все меньше и меньше. Неспособность американцев справиться со смесью террористов и оппозиции, к сожалению, все больше и больше затрудняет этот процесс. Нам очень жаль, что так происходит, так как мы были полны решимости его продолжать. Однако мы не в состоянии действовать в этой сфере в одиночку.

— Следует признать — не правда ли?— что ваша стратегия в Сирии, похоже не срабатывает. Еще весной вы объявили всем мировым СМИ, что Россия начинает выводить свои силы из Сирии. И тем не менее, сейчас мы наблюдаем это яростное наступление на Алеппо при участии ваших войск. Что помешало вашей первоначальной идее войти в Сирию, поддержать силы Асада и быстро уйти оттуда? Этого, совершенно очевидно, не произошло.

— Все развивается не без трудностей, но, тем не менее, так, как и должно было развиваться.

— Вы хотели, чтобы ситуация сложилась так, как мы сейчас наблюдаем?

— Знаете, чего мы хотели и что важно для российской операции в Сирии? Что самое важное для нас? Это то, чтобы ДАИШ [оно же «Исламское государство», запрещено в РФ] и «Аль Нусра» не оказались в Дамаске. И это до сих пор не произошло исключительно благодаря той поддержке, которую российская военная авиация оказывает законной сирийской армии.

— Многие как в России, так и за ее пределами рассчитывали, что войдя в Сирию, вы наладите взаимодействие с западными державами, что позволит вам добиться смягчения режима санкций, введенных из-за ваших действий на Украине. Но эта стратегия к успеху не привела.

— Вы знаете, если вы спросите людей здесь в Москве, что бы они предпочли: смягчение санкций или же еще одно обрушившееся государство, на сей раз в Сирии, типа того, которое существует уже в Ливии, то я скажу вам: санкции здесь никого не волнуют. Все предпочтут освободить Сирию и спасти ее от терроризма. Потому что, в конечном счете, эти террористы — огромная угроза для нас.

— Интересно, что вы говорите, что санкции в России никого не волнуют. Экономика в России переживает спад, число людей за чертой бедности достигло 15%. Россияне на себе ощущают последствия экономического давления. Цена этой войны, составляющая, по собственному признанию Кремля, ежегодно 33 миллиарда рублей, — вряд ли та, которую вы можете позволить себе в долгосрочной перспективе.

— Мы можем себе это позволить. Мы можем себе это позволить. Да, мы сталкиваемся с экономическими трудностями, хотя для нас это хороший стимул переориентировать нашу экономику, о чем мы давно мечтаем. Но поверьте мне, у нас по-прежнему достаточно ресурсов, чтобы позволить себе контртеррористическую операцию глобального масштаба.

— Это слова представителя сверхдержавы, но в экономическом смысле вы очень-очень далеки от состояния сверхдержавы.

— Ну не очень-очень, а просто очень.

— (смеется) Вы говорите об этом с улыбкой…

— Дела наши не так уж плохи.

— Как и другие страны, вы извлекаете уроки из опыта прошлого военного вмешательства. Много уроков — в том числе и болезненных — вы извлекли из Афганистана. Сегодня, год спустя после начала вашей военной операции в Сирии, если мы взглянем на карту Сирии, то увидим, что расклад сил, линия фронта сегодня не сильно отличаются от того, как они выглядели год назад. Попросту говоря, вы оказались втянуты в конфликт, из которого теперь совершенно не представляете себе, как выйти.

— Повторю еще раз. Попытайтесь взглянуть на проблему с другого угла. Мы спасли Сирию от стопроцентной оккупации ее террористами. Предпочли ли бы вы, чтобы Сирия потерпела крах как государство и чтобы сотни тысяч мирных жителей, смешавшись с террористами, без какого бы то ни было контроля, двинулись в Европу?

— Вы намеревались вывести свои войска в марте. Сейчас конец сентября. Когда, как вы считаете, такой вывод сможет состояться?

— Тогда, когда решение об этом примет президент, верховный главнокомандующий. Когда задачи операции будут выполнены на сто процентов.

— Осмелюсь вам сказать, что никакого реального представления о ситуации у него нет. Никаких перспектив достижения этой цели нет.

— Если мы по-прежнему будем сталкиваться с дефицитом кооперации с нашими партнерами, в первую очередь в Вашингтоне, то это действительно превратится для нас в очень сложную задачу.

Россия > Армия, полиция. Транспорт > inosmi.ru, 30 сентября 2016 > № 1916148 Дмитрий Песков


Россия. Украина. ЮФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 сентября 2016 > № 1916051 Владимир Назаров

Российский режиссер: Аннексия Крыма — трагедия для России

Юрий Сомов, Апостроф, Украина

Что заставило народного артиста России покинуть совет Общественного телевидения, а также место художественного руководителя в театре и принять решение о переезде в Украину, как политика лидера РФ отразилась на государстве и чем для режиссера обернулась его активная проукраинская позиция. В новом интервью «Апострофу. Лайм» актер и композитор Владимир Назаров поделился своим видением ситуации, которая сложилась сегодня между Украиной и Россией. Как прошли последние выборы в Госдуму, чем власти РФ отблагодарили деятелей культуры за поддержку политики Путина и почему аннексия Крыма является трагедией для российского народа.

— Часто бываете в Киеве?

— Достаточно часто. Если посмотреть паспорт, там места уже нет (улыбается). Да и вообще, я переезжаю в Украину, теперь буду ее гражданином.

— Как человек, приближенный к сфере культуры, как считаете, правильно ли бойкотировать в сегодняшней ситуации российские фильмы, артистов в Украине?

— Вы знаете, к моему великому сожалению и боли, Украина находится в состоянии войны с Россией. Для меня это страшная боль, ведь я наполовину русский. Конечно, мне очень хотелось бы завтра проснуться, понять, что я спал и все это мне приснилось. За этот год только в моем родном городе Новомосковске добавились длинные ряды могил, а город-то всего 80 тысяч. И это в маленьком городе с такой скоростью заполняются кладбища погибшими молодыми украинцами, а творится это по всей Украине. И в этом виновата Россия и Путин лично.

Поэтому, конечно, это боль, это страшная трагедия, которая будет иметь последствия даже через сто лет. Как пример, вспомните геноцид Турции против армян, до сих пор рана кровоточит. Такие безответственные авантюристы-политики, как наш друг всех физкультурников Владимир Владимирович Путин, они просто не понимают, что совершили черное преступление против своего народа и народа Украины. Поэтому, конечно, Украина и защищается, в том числе и на пропагандистском поле, не имея тех средств, не имея такого… (задумался). Скажем, совершенно, бл**ского отношения к своему собственному народу, какое демонстрирует Путин.

Украина не может себе позволить таких бешеных ассигнований в сфере телевизионной, газетной пропаганды, как это позволяет себе Путин. А позволяет, потому что плюет на свой народ, который живет без медикаментов, без нормальных дорог, смертность огромная, бездомных детей на улицах России больше, чем в войну, а ему плевать. Он берет деньги и вкладывает их в Russia Today, в киселевых, соловьевых и прочую сволочь. Украина не может противостоять, отвечая тем же. Поэтому она защищается и идет по пути запретов, запрещает фильмы, работу некоторых одиозных артистов, которые позволяют себе оскорбления в адрес Украины.

Вроде как и можно было бы не обращать внимание на артистов, но ведь они люди популярные. Их слово, как ржавчина, разъедает мозги некоторых граждан Украины. Я все-таки с пониманием отношусь к необходимости запретов. Пройдет какое-то время, Украина победит, станет свободной европейской державой и будет свысока смотреть, что будут творить всякие проходимцы вроде Путина.

Украина и сейчас демонстрирует на уровне народа совершенно другое отношение к русским, нежели русские к украинцам. И это говорит о том, кто сильнее. В разговоре со мной украинцы говорят: «Да чего они там все, с ума посходили, что ли? Чего они к нам лезут?». Это не ненависть и не проклятие, понимаете? Здесь недоумение и жалость. И когда в Москве меня спрашивают «Ну что там, как они к нам относятся?», я им говорю: «Жалеют вас, придурков». Они, наверное, хотели услышать, что их ненавидят. Нет, ребята, много чести. Жалеют, как немного нездоровых на голову людей. Украинцы демонстрируют силу, отнюдь не слабость. А запреты какое-то время будут оставаться.

— Вы занимаете довольно активную политическую позицию, часто обращаете внимание общественности на изъяны российских властей. Как к этой позиции относятся ваши коллеги, знакомые, сограждане?

— Вы знаете, коллеги все, что могли получить от нашего Путина и его холуя министра культуры, уже получили: Министерство произвело типичный рейдерский захват здания нашего театра в пользу директора Московской филармонии. В нашем театре никогда не проводилась политическая работа, каждый был волен голосовать, за кого хотел, высказывать любые мнения, критику… То есть у нас была хорошая атмосфера. Сейчас театр уничтожен, говорить даже не о чем.

Что касается тех, для кого «Крым наш», я просто с ними не общаюсь. Но есть те, кто понимает, что происходит, их немного, но они есть. Мне повезло с семьей, мы не рассорились и не расстались по политическим соображениям, но я знаю русские семьи, которые раскалываются вот по этим «Крым наш» или «Нам крыш»…

Сейчас много людей прозревает, начинают умнеть. Вспомните итоги выборов, где «Единая Россия» получила конституционное большинство. За нее проголосовало миллионов на двадцать меньше, чем в прошлый раз. Поддержка нашего лидера сейчас по России где-то 15-20%, по Петербургу и Москве — 10%, вот вам и все 86%. Почему он это делает? Он никому не верит, доверяет только силовикам. Вбухивает туда деньги и верит, что его защитят. Это иллюзии всех диктаторов.

Что касается моего окружения, мне комфортно с теми, с кем я общаюсь. Я уже в том возрасте, когда новых друзей не завожу. Есть моя родина, это Украина. Я всегда считал и считаю себя украинцем, я розмовляю українською, знаю українську літературу, можу перекладати і писати українською. Поэтому мне здесь легко.

— Придерживаясь своей позиции, будучи оскорбленным заявлениями Олега Табакова в адрес Украины, вы покинули совет ОТР. Табаков как-нибудь отреагировал на ваш поступок, сказанные в его адрес слова?

— Да (улыбается). На следующей неделе на Первом канале была организована передача, где два с половиной часа все присутствующие рассказывали, какой Олег Палыч замечательный человек, просто-таки душка. Я знаю, что к нему, как к актеру, многие хорошо относятся с профессиональной точки зрения, и я тоже считаю, что он профессиональнейший актер, наверное, хороший худрук. Я не согласен с его политикой, но это не мое дело. Что касается его как человека, человек он очень плохой, и я об этом сказал. Олег Палыч позволил себе мерзкое высказывания об Украине и украинцах. То, что он сказал, как пасту в тюбик, обратно засунуть невозможно, слово-то вылетело. В своем обращении я тогда сказал, уж некролог он себе испортил.

А теперь покровитель всех балерин, физкультурников и гимнасток, не уважаемый мной Владимир Владимирович, отблагодарил их (смеется). Вышел приказ Министерства культуры, нашей прачечной, что все худруки и директора культурных учреждений немедленно должны уволить родственников, которые с ними работают. То есть драгоценный Олег Палыч должен уволить народную артистку Зудину и сына, Захаров должен уволить Шуру Захарову, на которой там держится половина репертуара… Я, честно говоря, выразил злорадство по этому поводу, потому что ну так старались льстить и подыгрывать национальному лидеру, вылизали все места. Блестит! И вдруг взяли и вытерли об них ноги.

Лучше всех эту позицию выразил Жириновский, который получил по сусалам, просто-таки кованым сапогом в рожу от Путина, получив всего 13% на последних выборах. 13% мог получить ПАРНАС, но Жириновский набрал минимум 35%, он почти ноздря в ноздрю шел с «Единой Россией». За всю подлость, которую он творил, его хозяин и отблагодарил. Владимир Вольфович не выдержал, кричал о ненависти к «Единой России», правда, тявкнуть на хозяина не решился.

Поделом! Вот и ему, и Табакову, Захарову, Хазанову, Пореченкову, всем поделом. Вот так должны заканчиваться биографии всех, кто служит не культуре, а ведь Бог наградил их талантом. Все, кого я перечислил — очень талантливые люди. Они честь и совесть народная, но продали все это. Продали за кусок колбасы, за возможность управлять театрами и пилить бюджеты.

Я уже не говорю о журналистах-сволочах, на руках которых кровь мальчишек, похороненных в Новомосковске и в остальных городах Украины и России. Они думают, что они всего журналисты, а это все Путин. Все сядете на скамью подсудимых! Каждый обязан отвечать за то, что он сеет. Я помню Димочку Киселева с детства, он рос и развивался на моих глазах. Я помню его в вышиванке и с «оселедцем» на голове, когда он здесь в Украине работал! Вот этому гаду все равно, родную мать продаст. Его нужно посадить на скамью в Гааге вместе с его хозяевами.

— Табаков далеко не единственный, кто удивил своей позицией по отношению к Украине, вспомним письмо Министерства культуры РФ с подписями артистов в поддержку политики Путина. Предлагали ли вам подписаться за аннексию Крыма?

— Мне? Разумеется, предлагали. Но вы знаете, моя позиция, она настолько однозначная и была она задолго до Крыма. Я никогда не молчал, если на моих глазах происходила несправедливость. Это было с 16-ти лет, я встал на курсе и сказал: «Александр Петрович, а куда вы курсовые деньги дели»? Тут-то меня и выгнали (смеется). Я пошел в армию и там неоднократно сидел на гауптвахте за высказывания. И так у меня всю жизнь. Сегодня тоже говорят: «Ну что, догавкался? Театр развалили». Ну, ничего, начнем новую жизнь.

При всем этом я благодарен российскому народу, меня любили и продолжают любить, мой театр был посещаем, я народный артист. А тем более я считаю Россию прекрасной страной. Народ проснется и сметет этих правителей, после этого нужно будет долго-долго замаливать грехи перед украинским народом.

К этому люди мыслящие, а их тоже достаточно, готовы. Они понимают, что невозможно завтра сменить Путина, а послезавтра дружить с Украиной. Не получится. Нужно будет сначала установить нормальные отношения, вернуть все на период 2013-го года и вернуть все, что украли. Где принесли беды и страдания — попытаться хоть как-то компенсировать. Я понимаю, что не вернуть погибших ребят, и компенсировать это невозможно, но попытаться сделать хоть что-то. А потом уже пытаться говорить. И не нужно братской любви, пусть будут простые человеческие отношения, как с другими странами.

А вот что касается культуры, я вам так скажу, Путин начинал свое президентство именно с уничтожения культуры. Есть один хороший пример. Когда Черчиллю принесли бюджет 1942-го года, он не нашел там статьи расходов на культуру. Ему сказали, мол, война сейчас. А он ответил: «Тогда я не понимаю, за что мы воюем». И если сегодня Украина не обратит самое пристальное внимание на культуру, с ней произойдет тоже, что с Россией — не будет ни роду, ни племени.

— Существует мнение, что аннексия Крыма лишь добавила проблем России. Согласны?

— Ну, это вообще трагедия для России. Я лично знаю людей, которые брали Крым. Это личная трагедия для них, для государства, народа, они просто этого не понимают. Не понимают, что они совершили непоправимый поступок.

— В своем видеообращении к согражданам в преддверии Нового года вы упомянули об отсутствии гражданского общества в России. Почему пришли к такому заключению?

— Ну, к нему сложно не прийти. Ни в одном государстве власть не посмела бы сделать то, что сделал Путин, если было бы гражданское общество. Ему бы этого не позволили, как украинский народ не позволил Януковичу играть с судьбами Украины. Гражданского общества, к сожалению, сегодня в России нет, есть его слабые зачатки.

Понятное дело, Россия может представить миру какой-нибудь сюрприз, как Румыния с Чаушеску. Сегодня было 96% поддержки, а завтра расстреляли вместе с женой. Любого диктатора это может ожидать. Но пока я не вижу предпосылок для процесса снизу.

— Вы были одним из тех, кто обращался к Путину с личной просьбой об освобождении Надежды Савченко. Расскажите об этом эпизоде.

— Я, честно говоря, думал, что все это сделают. Налицо ведь была совершенно ужасная вещь. Во-первых, военнослужащего нельзя судить, как уголовника. Во-вторых, она защищала свою страну. В-третьих, ее незаконно вывезли на территорию России, а четвертое — когда ее арестовали, убили этих несчастных ребят, она никак не могла быть причастна к этому делу. Думаете, нашему национальному лидеру все это не было известно? Прекрасно было известно. Он любил говорить, что она офицер. Ну так сохрани офицерскую честь, как она, поступи благородно, отпусти женщину-офицера. Я счел возможным обратиться к Путину с таким требованием.

— Что думаете о Надежде Савченко сегодня? Вернувшись в Украину, депутат изрядно разочаровала многих украинцев.

— Вы знаете, в тонкостях политики я не очень разбираюсь. Я скорее говорю на эмоциональном уровне, как режиссер, как композитор. Моя профессия — это эмоции, они не всегда могут быть точными. Но мне кажется, что кто-то очень старается очернить Савченко. Я абсолютно убежден, что никакой вербовки Савченко там не было и быть не могло. Я убежден, что ее голодовки были настоящими, и если бы там была какая-нибудь фальшь со стороны Савченко, то путинская власть продемонстрировала бы это… Даже луч на луну пустила бы с этими кадрами.

Наверное, Надежда, как непрофессиональный политик, могла бы, скажем, дольше разбираться в ситуации, прежде чем делать какие-то заявления. Ей, разумеется, не хватает выдержки, дипломатии. Но она ведь никогда и не говорила, что она дипломат, наоборот, говорила, что она солдат и ее место на фронте. Я в ней не разочарован, она искренняя, порядочная, и я уверен, что нет никаких оснований обвинять ее в предательстве.

— Как считаете, смогут ли народы Украины и России найти общий язык? Что для этого необходимо?

— Для начала Россия должна отозвать все свои бандитские группировки, вернуть Крым, прекратить войну на Донбассе и в Луганске и перестать лезть в Украину. Компенсировать все материальные потери Украины, и после этого долго-долго, потупив глаза, извиняться. И вот когда Украина захочет, она сделает жест к примирению. А до этого — не лезь!

Россия. Украина. ЮФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 сентября 2016 > № 1916051 Владимир Назаров


США. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914330 Александр Кинщак

На фоне успешного наступления сирийской армии в Алеппо после срыва незаконными вооруженными формированиями режима прекращения огня, представители США все чаще делают заявления об отказе от сотрудничества с Россией по Сирии и проработке "запасных планов". Еще одной связанной с Алеппо горячей темой стал гуманитарный кризис в восточной части города, блокированной сирийскими военными. В ряде западных и региональных СМИ в этой связи началась массированная кампания по обвинению в бедственном положении жителей этого района правительства страны и российских ВКС.

Посол России в Сирии Александр Кинщак рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости в Дамаске Рафаэлю Даминову о том, что шанс реанимировать российско-американские договоренности все же остается и стороны продолжают контакты по вопросу урегулирования, обсуждая варианты корректировки согласованного плана. Говоря о гуманитарной ситуации в Алеппо, дипломат отметил, что помощь жителям восточных кварталов не пропускают сами боевики и используют население в качестве живых щитов.

— Все чаще раздаются заявления со стороны США о намерении приостановить двустороннее общение по Сирии и проработке других вариантов действий, помимо сотрудничества с Россией. Скажите, российско-американские договоренности, заключенные 9 сентября в Женеве главами внешнеполитических ведомств, сорваны окончательно?

— Я считаю, что шанс реанимировать эти договоренности есть. Этим надо заниматься. Альтернативного плана действий у нас нет. Когда мы договаривались с американцами, ориентировались на то, что это наиболее оптимальная и адекватная программа действий, которая способна обеспечить нормализацию ситуации в Сирии, снизить насилие, улучшить гуманитарное положение и создать необходимую атмосферу для запуска реального, серьезного политического диалога между сирийскими сторонами по поводу урегулирования кризиса в стране. Каких-то других планов у нас не прорабатывалось. Скрытой повестки дня Россия не имеет. Поэтому мы будем пытаться и дальше работать с американскими партнерами и другими региональными сторонами, с нашими партнерами по международной группе поддержки Сирии для того, чтобы убедить их, что альтернативы этому мирному плану нет.

Сейчас проговариваются какие-то варианты корректировки согласованной в Женеве схемы с прицелом на то, что в этом слегка измененном виде она станет работоспособной и на этой базе можно будет перезапустить режим прекращения боевых действий с последующим выходом на совместные антитеррористические усилия. То есть разговор с американцами продолжается на эту тему. Мне хочется надеяться, что эти контакты приведут к положительному результату.

Но тут надо принимать во внимание одно, на мой взгляд, немаловажное обстоятельство. Если мы договоримся с американцами по поводу изменения этого пакета договоренностей, то нам надо будет убедить наших сирийских партнеров в целесообразности согласиться на это, принять эту новую договоренность. Автоматизма здесь никакого не будет. Это соглашение должно соответствовать интересам правительства Сирии, быть для него приемлемым.

— Сирийское правительство не возражало ни против одного пункта подписанного в Женеве соглашения?

— Официальный Дамаск заинтересован в том, чтобы все положения пакетного Женевского соглашения были выполнены, потому что они в своей совокупности устраивают сирийские власти. Но если мы получим в процессе очередного раунда переговоров с американцами какой-то новый продукт, то, соответственно, нам потребуется по-новому согласовать его с сирийцами. Какие-то вещи вызывали у них серьезные опасения. Например, могу сослаться на очень непростой разговор относительно дороги Кастелло и особого режима перемещения по ней гуманитарных грузов, а в дальнейшем предполагалось, что те же процедуры будут применяться и к организации грузоперевозок и пассажирских перевозок. Была достигнута договоренность, что гуманитарная помощь будет доставляться по этой дороге в восточный Алеппо по территории, контролируемой сирийской армией без досмотра. Единственное, что они (правительственные силы) могли сделать, это проверить пломбы на грузовиках. Ответственность за содержание груза брала на себя ООН. Сирийцы очень долго не хотели принимать это условие. Им трудно было согласиться с мыслью, что после того, как сирийской армии удалось блокировать боевиков в восточной части Алеппо и отрезать их от трансграничной подпитки со стороны Турции, мы предлагаем им фактически отказаться от плодов этой победы, позволив свободное перемещение грузов по этой дороге без возможности для них эту трассу контролировать.

Было сложно. Мы с ними долго на эту тему разговаривали, но в конечном итоге они сказали да. И они свою часть женевских договоренностей применительно к дороге Кастелло выполнили.

— В ООН называют происходящее в восточном Алеппо "худшей гуманитарной катастрофой, когда-либо бывшей в Сирии". Там, по данным международных организаций, гибнут мирные люди, не хватает продовольствия, медикаментов. Все чаще в СМИ в происходящем там обвиняют Россию и правительство Сирии. Скажите, можно ли улучшить гуманитарную ситуацию в этой части города?

— Контролирующие восточный Алеппо боевики используют мирных граждан в качестве живого щита, по сути, держат их заложниках. Они не отпускают людей и не пропускают внутрь гуманитарную помощь. В принципе, в практическом плане это можно сделать даже сейчас, после того, как армия перекрыла две основные дороги в районах Рамуса и Кастелло. Помощь туда можно доставлять через линию соприкосновения между восточной и западной частью города Алеппо. Там есть несколько по факту существующих переходов, которые можно использовать для завоза гумпомощи с контролируемых правительством западных районов, где есть склады ООН, в которых есть все необходимое: продовольствие, санитарные принадлежности, медикаменты. Все это можно завезти на территорию, которую контролируют боевики. Сирийское правительство к этому готово. Боевики, находящиеся внутри, отказываются от доставки гумпомощи. Я думаю, логика у них такая: чем хуже, тем лучше. Чем хуже населению, тем громче можно причитать о трагедии, нагнетать страсти. Чем сейчас ряд западных и региональных СМИ активно и занимается.

Гуманитарную ситуацию можно исправить достаточно быстро при наличии доброй воли со стороны контролирующих восток Алеппо боевиков. То же самое касается тяжелого положения с медицинским обслуживанием в блокированной части города. Там действительно много больных, нуждающихся в срочном квалифицированном медицинском лечении, госпитализации. Есть раненые, которых надо лечить. Возможностей находящихся там медицинских центров недостаточно, не хватает квалифицированных врачей, медикаментов. Поэтому этих людей надо вывозить на запад Алеппо и лечить в государственных госпиталях. К этому опять же власти готовы, они об этом неоднократно говорили. Для них все жители — и востока Алеппо, и запада — сирийцы. Поэтому те, кто вырывается из этого района, эту помощь получают. Но опять же боевики препятствуют тому, чтобы люди выходили, даже на лечение.

Сирийские власти готовы сотрудничать с гуманитарными организациями, прежде всего ООН и МККК, для решения этих задач. Со стороны контролирующих этот район боевиков пока готовности к взаимодействию нет, поэтому гуманитарная ситуация обостряется.

— В МИД РФ сообщили о призывах ряда организаций, в том числе экстремистских, к проведению 30 сентября после пятничных молитв так называемого всемирного дня гнева и протеста против нового витка боевых действий в Алеппо. Скажите, усилило ли в связи с этим посольство РФ в Сирии меры безопасности?

— У нас здесь уровень террористической угрозы не спадает уже пять лет с начала сирийского кризиса. Здесь идет война и такая угроза присутствует всегда. Мы всегда мобилизованы и предпринимаем все необходимые меры для обеспечения безопасности наших сотрудников.

США. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914330 Александр Кинщак


ЮАР. ЦАР. Африка. РФ > Армия, полиция > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914327 Валерий Уткин

Москва наблюдает активизацию деятельности различных террористических организаций в Африке, в том числе и ИГИЛ. Из-за их подрывной деятельности напряженной остается обстановка в Сомали, Южном Судане, ЦАР, в Сахаро-Сахельском регионе. Об этом, а также о некоторых аспектах торгово-экономического сотрудничества России со странами Африки в интервью корреспондентам РИА Новости Татьяне Калмыковой и Наталье Кургановой рассказал директора департамент Африки МИД РФ Валерий Уткин.

— ЮАР органично влилась в формат БРИКС, который в последнее время становится все более эффективным. В октябре состоится саммит БРИКС. Изъявляли ли другие страны африканского континента желание вступить в БРИКС? Будет ли этот вопрос обсуждаться на встрече лидеров организации в октябре на Гоа?

— ЮАР вступила в БРИКС в 2008 году, в 2013 году приняла в Дурбане саммит объединения, на полях которого был организован Форум для диалога БРИКС — Африка с приглашением руководителей африканских организаций и ряда стран континента. К саммиту 2015 года в Уфе собрались также члены ШОС и ЕврАзЭС. В Гоа предусмотрена встреча лидеров БРИКС с лидерами стран объединения "Инициатива Бенгальского залива", куда наряду с Индией входит Бангладеш, Бутан, Мьянма, Непал, Шри-Ланка и Таиланд. Эти заседания в формате аутрич позволяют "пятерке" поддерживать конструктивные контакты со многими странами, которые, по сути, являются единомышленниками участников БРИКС. Создано кредитно-финансовое учреждение — Новый банк развития (НБР) со штаб-квартирой в Шанхае. Единственное его региональное отделение решено открыть в Африке, в ЮАР. Начало работы офиса в Йоханнесбурге ожидается до конца нынешнего года. Вопрос же о расширении БРИКС, вступлении в него африканских или других стран в повестке дня не стоит.

— Китай прочно занял африканский рынок, активно ведет бизнес практически во всех африканских странах. Не опасается ли Москва, что Китай может вытеснить РФ с африканского рынка? В этой связи планируется ли нарастить сотрудничество со странами Африки, в каких областях?

— Конечно, китайские компании проявляют высокую активность на африканских рынках и вкладывают в них существенные средства. Сегодня в Африке, по имеющимся сведениям, действуют более 2 тысяч китайских фирм, в которых работают около 1 миллиона граждан КНР. Реализуется свыше 3 тысяч крупномасштабных проектов. Тем не менее конкуренция в мировой торговле — нормальное дело, а на африканском континенте с его миллиардным населением имеет немало ниш для приложения усилий различных стран и компаний.

В свою очередь, Россия проводит последовательный курс на расширение торгово-экономического взаимодействия с африканскими странами как в традиционных областях партнерства, так и по новым направлениям. Делается это, естественно, с учетом реальных возможностей, а также особенностей складывающейся конъюнктуры на мировых рынках.

В Африке, к югу от Сахары, российские экономоператоры широко представлены в энергетическом и нефтегазовом секторе. На разной стадии реализации находятся проекты компаний "ГПБ Глобал Рисорсиз", ГК "Ренова", АК "АЛРОСА" и ряда других. По нашим оценкам, есть перспективы сотрудничества в данной сфере с Анголой, Мозамбиком, Эфиопией, ЮАР, Замбией.

Развиваются связи со странами континента в области мирного использования атома, в сфере высоких технологий, в металлургическом секторе, развитии транспортной инфраструктуры, поставок автомобильной и авиационной техники. И это далеко не полный список направлений российско-африканского сотрудничества.

Последовательно расширяется правовая база для продвижения торгово-экономического взаимодействия, активно используются механизмы межправительственных комиссий. В настоящее время действуют межправкомиссии с Анголой, Гвинеей, ЮАР, Намибией, Зимбабве, Республикой Конго, Угандой, Нигерией, Ганой и Эфиопией. Ведется работа по созданию МПК с Танзанией и Кенией, а также отдельной рабочей группы по экономическому сотрудничеству с Джибути. 20 сентября этого года учреждена МПК с Мозамбиком. Деятельность МПК рассчитана на длительную перспективу и позволит сохранить наработанный потенциал взаимодействия в настоящем, а также преумножить его в будущем. Главное, что существует настрой и у российских предпринимателей, и у африканцев на расширение сотрудничества. Об этом, в частности, было заявлено в ходе делового круглого стола "Россия — Африка: расширение границ", который впервые прошел на площадке Петербургского международного экономического форума в июне текущего года.

Отдельно хотел бы отметить достаточно высокий уровень взаимодействия в гуманитарной области. Традиционно Россия оказывала существенную поддержку африканским государствам в области геморрагической лихорадки Эбола, распространившейся в странах Западной Африки, и внесла весомый вклад в борьбу с этим опасным заболеванием.

Важное значение имеет помощь России в профессиональной подготовке кадров. Растет число обучающихся в российских высших учебных заведениях африканских студентов, и сейчас их количество превысило десять тысяч человек.

— Как развивается сотрудничество с африканскими странами по антитеррористическому треку? Есть ли запрос со стороны африканских государств в его наращивании? Есть ли данные о том, что террористические группировки, действующие в африканском регионе, связаны с ИГИЛ?

— Сотрудничество в области борьбы с новыми вызовами и угрозами остается одной из составных частей наших связей с африканскими государствами и их региональными объединениями. К сожалению, приходится констатировать, что в настоящее время в Африке наблюдается активизация деятельности различных террористических организаций, пытающихся дестабилизировать обстановку во многих государствах. К наиболее опасным группировкам относятся запрещенное в Россией так называемое Исламское государство, "Боко Харам", "Аш-Шабаб", "Аль-Каида в странах исламского Магриба", "Аль-Мурабитун" и ряд других. Из-за их подрывной деятельности напряженной остается обстановка в Сомали, Южном Судане, ЦАР, в Сахаро-Сахельском регионе.

Тематика борьбы с терроризмом регулярно затрагивается в ходе встреч с африканскими партнерами на высоком уровне, во время переговоров с главами их внешнеполитических ведомств, на межпарламентском уровне. Используется механизм прямых контактов специального представителя по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя министра иностранных дел Российской Федерации М.Л. Богданова с лидерами африканских государств в ходе его рабочих поездок на континент.

Большое внимание уделяется содействию усилиям Африки по укреплению национального потенциала для противодействия экстремистским группировкам. Осуществляется подготовка на базе российских профильных вузов африканских полицейских и военных кадров. Ежегодно для представителей правоохранительных органов государств Африки предоставляются места на краткосрочных курсах повышения квалификации, а также на обучение по программам высшего профессионального образования.

— Как обстоят дела с планами правительства ЮАР объявить тендер на строительство у себя новых атомных энергоблоков (этот тендер должен был быть объявлен год назад, но этого не произошло)?

— Национальный план развития энергетики ЮАР предполагает создание к 2030 году до 40 ГВт генерирующих мощностей, из которых около четверти будет приходиться на долю АЭС. В интересах реализации атомного проекта в 2013-2014 годах южноафриканцы провели консультации с рядом стран, включая Россию, и подписали соответствующие рамочные межправительственные соглашения о сотрудничестве.

В сентябре текущего года министр энергетики ЮАР Тина Джумат-Петтерссон объявила о намерении правительства в ближайшее время обнародовать предварительное техническое задание для потенциальных подрядчиков на строительство АЭС и многоцелевого исследовательского реактора и открыть соответствующий тендер. Госкорпорация "Росатом" планирует принять в нем участие.

— Какие еще страны региона готовы сотрудничать с Россией по развитию у себя атомной энергетики? В частности, обсуждается ли с Кенией перспективы участия Росатома в сооружении первой кенийской АЭС?

— Да, действительно, ряд африканских государств рассматривает возможность развития собственной атомной энергетики, чтобы удовлетворять все возрастающие внутренние потребности в электроэнергии, а также обрести новый источник внешних поступлений в национальные бюджеты. К этим странам относится и Кения.

В мае этого года государственная корпорация "Росатом" и Кенийский совет по атомной энергетике подписали в Москве меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области использования атомной энергии в мирных целях. Документ создал основу для сотрудничества в области атомной энергетики по широкому спектру вопросов, в том числе содействие в развитии инфраструктуры атомной энергетики Кении, фундаментальные и прикладные исследования и так далее. В числе задач на ближайшую перспективу — подготовка российско-кенийского межправсоглашения о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях.

Практический интерес к партнерству с Россией по развитию атомной энергетики проявляет Замбия. В мае этого года в Москве на полях восьмого международного форума "АТОМЭКСПО 2016" подписано российско-замбийское межправительственное соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. Ведется работа над проектами межправсоглашения о сооружении на территории Республики Замбии центра ядерной науки и технологий, а также ряда профильных межведомственных меморандумов.

— Говоря о сотрудничестве с африканскими государствами в нефтегазовой сфере, поступали ли российским компаниям предложения по работе на месторождениях, в частности в Уганде и Мозамбике)? Какие страны заинтересованы в этом, когда может быть принято решение?

— Как уже отмечалось ранее, некоторые российские компании проявляют интерес к совместным с африканцами проектам в нефтегазовой области, ведут переговоры, изучают условия местного рынка. Это, очевидно, потребует определенного времени. Что касается предложений российским компаниям по участию в разработке нефтегазовых месторождений в Уганде, то такими сведениями не располагаю. Здесь нужно учитывать и отсутствие на настоящий момент в Уганде инфраструктуры для промышленной добычи, хранения, переработки и транспортировки нефти. А в Мозамбике в октябре прошлого года по итогам тендера дочернее предприятие ОАО "НК "Роснефть" — ООО "РН-Эксплорейшн" совместно с "Эксонмобил" получило право на разведку и разработку в этой стране нефтегазовых участков.

В Республике Конго российские специалисты осуществляют проектирование нефтепровода Пуэнт-Нуар-Йе-Трешо-Ойо-Уэссо протяженностью более 1,3 тысячи километров. В Камеруне АО "ГК "РусГазИнжиниринг" в составе международного консорциума участвует в строительстве нефтепродуктопровода Лимбе-Дуала-Эдея-Яунде (380 километров). ПАО "Лукойл" совместно с американской компанией "Панатлантик" ведет нефтедобычу на шельфе Экваториальной Гвинеи.

ЮАР. ЦАР. Африка. РФ > Армия, полиция > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914327 Валерий Уткин


Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914324 Леонид Решетников

Прошел ровно год с того момента, когда российские Воздушно-космические силы начали наносить удары по террористам в Сирии, используя при этом авиабазу Хмеймим. За это время боевики террористических группировок ИГИЛ и "Джебхат-ан-Нусра" понесли значительные потери, от них освобождены более 600 населенных пунктов. Окрепшая сирийская армия при помощи ВКС России перешла в наступление по широкому фронту, и сейчас главная задача заключается в освобождении от боевиков города Алеппо.

В канун первой годовщины начала операции российских ВКС в Сирии руководитель профильной редакции РИА Новости Сергей Сафронов встретился с директором Российского института стратегических исследований (РИСИ), генералом-лейтенантом Службы внешней разведки в отставке Леонидом Решетниковым, который рассказал о первых уроках и выводах после года военной операции в Сирии.

- Леонид Петрович, какие главные выводы ученые вашего института делают сейчас, анализируя ситуацию в Сирии?

— Год военной операции в Сирии дал очень много аналитической работы нашим военным, дипломатам, спецслужбам и журналистам. Советский Союз имел такой опыт, вспомните Афганистан, ту же Сирию, Анголу. Новая Россия до Сирии такого опыта не имела. Была, конечно, четырехдневная операция в Южной Осетии, да, пожалуй, и все. Та операция, конечно, тоже дала нашим военным возможность подумать о том, в каком состоянии находится армия, в частности военная связь.

Сирия — это более масштабная операция. И всем органам власти в РФ пришлось функционировать в состоянии проведения военной операции за рубежом. Мы получили уроки на военном направлении, на политическом, идеологическом. Уроки извлекаем, как положительные, так и отрицательные.

Конечно, самые главные уроки извлекает Генштаб Вооруженных сил РФ. Вносятся коррективы в подготовку не только летчиков, но и моряков, ракетчиков. Опыт получен большой. Успешен или нет? Пока говорить рано, нужно еще анализировать. Но уже можно утверждать следующее.

Перед началом операции можно было говорить о том, что президенту Башару Асаду оставалось находиться у власти две-три недели, максимум месяц. Причем это говорили сами сирийцы. Сейчас так вопрос не стоит. Проблема лежит в другой плоскости. США, Саудовская Аравия уже говорят не об отстранении Асада, а о разделе территории страны, причем Асаду тоже что-то остается. Другое дело, что мы с такой постановкой вопроса все равно не согласны.

- И как они планируют поделить страну?

— Они говорят, давайте поделим на четыре части: курдскую, шиитскую, сунитскую и, возможно, автономия для друзов. То есть если раньше речь шла о том, что осталось чуть-чуть и Дамаск падет, то сейчас они хотят поделить. Но хочу подчеркнуть, что этого не хочет ни Дамаск, ни Москва, ни другие важные игроки, которые многое сделали, чтобы очистить территорию Сирии от террористов ИГИЛ. Думаю, что игиловцы все-таки будут вытеснены из Сирии.

- И куда они уйдут?

— Думаю, что в Ливию. Они уже туда перемещаются.

- Как скоро это может произойти?

— Думаю, что в течение этого года основная масса боевиков уйдет в Ливию. Из Алеппо, из Ракки. Им придется перебазироваться в Ливию, возможно, часть останется в Ираке.

- Россия проводит операцию в Сирии, координируя свои действия в США. Насколько успешен опыт такого взаимодействия?

— Сирийская проблема заключается в том, что несколько ведущих сил в мире преследуют в Сирии свои цели. С США очень сложно договариваться, практически вообще нельзя договориться. Это недоговороспособная страна. Они заключают договора исключительно из своих интересов и целей. А цель у них одна — контроль над всем миром, и они это не скрывают. Это их программа. Причем они преподносят это как некую божественную миссию. Если вы с ней соглашаетесь, то хорошо, если нет, то у вас будут проблемы. Не в их интересах единая сильная Сирия, которая дружественна России или Китаю. У них другая цель.

- Но ИГИЛ — враг и для них, и для нас? Разве это не поле для сотрудничества?

— ИГИЛ — для них враг больше теоретический. Они далеко, практически на острове. Им стабильность в Сирии и вообще в мире не нужна. Лучше, чтобы были слабые страны, слабые режимы, слабые экономики, тогда ими проще управлять, руководить. Сильные тебя и слушать не будут.

- Россия для США сильный противник?

— Конечно, для них сильные противники это Россия, Китай, БРИКС. Они исходят из формулы — пусть русские воюют в Сирии, и чем дольше, тем лучше. У них задача — не допустить укрепления России, Китая. С другой стороны, в результате этой операции мы приобрели в мире очень много друзей. Активизировался интерес к нам, причем даже в европейских странах. Потому что им тоже надоели и беженцы, и санкции. Они же понимают, что проблема не в России. Россия, наоборот, реально борется, уничтожает бандитов. Посмотрите, как к нам развернулись консервативные силы в Европе. Сейчас на нас смотрят правые европейские консерваторы, как раньше на СССР смотрели коммунистические партии. Это серьезный поворот. То есть мы можем брать не только идеологией, но и честным поведением. Мы защищаем в Сирии законный правительственный режим.

- Вы хотите сказать, что в результате военной операции имидж нашей страны повысился?

— Безусловно, военная операция в Сирии повысила наш рейтинг, имидж в регионе Ближнего, Среднего Востока, в Иране, Ираке.

Во-первых, мы сейчас воюем вместе с иранцами. Идет взаимодействие, координация наших усилий. Иранцы много теряют, много погибших, в том числе и офицеры, и генералы. Воюют они за свои шиитские святыни в Сирии. И у них, кстати, нет недостатка в добровольцах.

- И много в Сирии иранцев?

— Речь идет о тысячах.

- Это регулярная армия?

— Нет, регулярной армии нет. Речь идет о корпусе стражей революции. Очень много добровольцев и из состава корпуса, и из резервистов.

Иран на нас смотрит с надеждой. Совместная борьба с ИГИЛ закладывает основу для дальнейшего сотрудничества наших стран. Это наш крепкий партнер в решении сирийской проблемы. Да и арабский мир на нас смотрит с надеждой. Исключение, пожалуй, составляют арабские страны Персидского залива.

- Как в Сирии мы взаимодействуем с Ираком?

— Что касается Ирака, то здесь сложнее, потому что фактически страна является американским протекторатом.

- Во время операции в Сирии Россия воспользовалась иранским аэродромом Хамадан. Это была разовая акция?

— Действительно, аэродром Хамадан — это так называемый аэродром подскока. Насколько я знаю, при необходимости этот аэродром опять заработает. Иранцы говорят, что они не отказываются от помощи в предоставлении аэродрома. Прозвучавшие из уст иранских военных заявления о том, что Россия решила покрасоваться, когда воспользовалась этим аэродромом, были продиктованы нажимом со стороны США. Это не мы, а иранский генерал решил покрасоваться перед США, критично отозвавшийся о наших военных. Но, с другой стороны, Иран, конечно, очень обеспокоен возможностью введения против него санкций. США постоянно им угрожают возобновлением санкций.

- Двух баз в Тартусе и Хмеймиме нам хватит, чтобы вместе с союзниками победить ИГИЛ?

— Думаю, да. Мы же не разворачиваем полномасштабные боевые действия, ограничиваясь нанесением авиаударов и морскими ракетами. Думаю, что мы избежим разворачивания крупных сухопутных сил.

- Рейтинг нашего оружия тоже поднялся?

— Конечно, весь мир увидел его в действии. Даже США заявили, что они неправильно оценивали военный потенциал России. Получилась реклама нашего оружия и военной техники. Только нам тоже не надо заниматься шапкозакидательством. Нам еще нужно завершить перевооружение армии. Ведь пока доля нового оружия составляет порядка 50 процентов.

- Эксперты отмечают, что в начале операции РФ использовала в основном высокоточное оружие. Сейчас все больше говорится об использовании классических авиабомб. С чем это связано?

— В самом начале кампании мы использовали самое современное, высокоточное оружие, это и "Калибры", и дальние ракеты "воздух-земля". То есть боялись промахнуться, а сейчас вроде уже не боимся использовать относительно старые виды оружия типа классических авиабомб.

Тогда после каждого удара следовало решение — запускать то или иное оружие в серию или нет. Если запускать, то в большую серию или не очень. Но сейчас мы используем то, чего у нас на складах в избытке. То есть тактика правильная — проверили новые разработки, модификации. Что-то отложили, что-то приняли.

- Низкая цена на нефть сильно влияет на нашу активность в Сирии?

— Конечно, цена сейчас для нас очень невыгодная. Но она корректировалось США и без Сирии. Это началось сразу после событий на Украине.

- А Украину мы "проспали"?

— По поводу Украины у нас было много иллюзий. Думали, дадим кредит и все будет хорошо. Не дадим, будет им плохо. Мы действовали только экономическими рычагами. А сейчас на Украине огромное влияние имеют идеи. Нам казалось, что мы можем рублем задавить, долларом или ценой на газ. Они взяли и уперлись, как кубинцы против американцев.

И теперь на Украине огромное влияние имеют националисты. Они живут плохо, но гордо. У них появился дух. Другое дело, что он какой-то черный.

Но мы должны понять, что нужно работать с людьми, отвечать на духовные вызовы. А мы этим не занимаемся ни в одной стране. Вся наша мягкая сила ничтожна. Единственное, что отрадно, так это работа телеканала Russia Today. Это в настоящее время информационное открытие, это образец. Ну еще "Спутник", РИСИ. Мы же сильнее, чем целый полк бомбардировщиков. Мы забыли, что после 1991 года за границами России остались 25 миллионов русских. А теперь и они забыли, что они русские. В тех добровольческих батальонах на Украине воюют люди с русскими фамилиями. Мы про них забыли, не связали со своей культурой, традициями, историей. Только Донбасс на подсознательном уровне начал сопротивляться. А те же американцы не только деньги дают, но и занимаются пропагандой американского образа жизни, американской политики.

Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914324 Леонид Решетников


Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914323 Олег Сыромолотов

30 сентября 2016 года исполняется ровно год с начала военной операции Воздушно-космических сил России в Сирии. О ситуации на сирийско-турецкой границе, возможности участия России в ее международном мониторинге, а также о ситуации с террористической угрозой в мире в интервью корреспондентам РИА Новости Кристине Луна-Родригес и Тимуру Хурсандову рассказал заместитель министра иностранных дел РФ Олег Сыромолотов.

— Не так давно была очередная годовщина терактов 9/11. По вашему мнению, можно ли говорить, что сейчас повторение таких событий невозможно? Что можно сделать для того, чтобы такие теракты не повторялись?

— Конечно, события 11 сентября — такая же трагедия, какие были и в Беслане, Буйнакске, Волгодонске, Москве. У нас 3 сентября — День памяти трагических событий в Беслане. Это страшные события, но, к сожалению, говорить о том, что что-то коренным образом поменялось, очень сложно. После 11 сентября была одна "Аль-Каида", а сейчас произошло качественное изменение террористических организаций. Во-первых, появилось "Исламское государство", которое претендует на создание так называемого халифата, его приверженцы расползаются по всему миру. Многие террористические группировки в разных странах вдруг присягают на верность ИГИЛ. Причем это происходит в самых различных регионах: в Африке, в Юго-Восточной Азии, в Афганистане.

Появилась и другая угроза. Те, кто выезжал воевать в Северную Африку, в Сирию, Ирак, возвращаются обратно в свои страны. Это прямая угроза спокойствию и миру в различных регионах. Посмотрите на Европу, которая раньше не знала такого количества терактов. Пять тысяч граждан Европы выехали в зоны конфликтов, и часть из них, около двух тысяч, уже вернулась. Чем они могут заняться? Только одним — совершать теракты.

Кроме того, миграционная ситуация в Европе. Более миллиона человек пришло в Европу, причем точное местонахождение более 350 тысяч из них неизвестно. Часть приехала по поддельным документам: ИГИЛ в Сирии захватило десятки тысяч паспортов. И многие участники терактов, совершенных в Европе, были с такими паспортами.

Создаются достаточно серьезные спящие ячейки, которые в любой момент могут заработать. Никогда не было такого феномена: люди, которые не участвовали в каких-то террористических действиях, присоединяются к террористической организации в индивидуальном качестве.

Поэтому трудно говорить сейчас, что терактов, подобных тем, что произошли в США в 2001 году, больше не будет. Теракты возможны, хотя сложно предсказать их масштаб, и весь мир сейчас принимает превентивные меры для того, чтобы не допустить этого.

— За последние год — два в Европе серьезно возросло число терактов, попыток их провести. Осознают ли европейские партнеры необходимость международного сотрудничества и противодействия этой угрозе? Обращались ли к нам с конкретными предложениями о сотрудничестве? Какие страны?

— Я вам уже сказал об усилении террористических угроз в Европе на фоне тех кризисов, которые происходят на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Это усиление миграционных потоков, возращение иностранных террористов-боевиков из зон конфликта и непосредственное их влияние на радикализацию населения.

Большинство европейских стран, на мой взгляд, приходит к осознанию усиления террористической угрозы. Практически в каждой стране принимаются меры по ужесточению антитеррористического законодательства. Несмотря на сохраняющуюся напряжённость, неопределенность в отношениях ряда европейских государств с нашей страной, в их столицах крепнет понимание необходимости повышения координации совместных действий против террора на международном уровне и, конечно, с Россией.

Вместе с тем хочу еще раз подчеркнуть, что позиция России, озвученная президентом нашей страны Владимиром Путиным в ходе заседания 70 сессии Генеральной Ассамблеи ООН, неизменна: любая коалиция должна основываться на принципах международного права и заручиться согласием ООН.

Что же касается развития двусторонних контактов, то сейчас идет постепенное их размораживание после известных событий. Мы провели заседания межведомственных рабочих групп по контртерроризму с Испанией, консультации с Венгрией, Нидерландами, Францией, Германией и Европейским Союзом. В ближайшие две недели — с Италией. До конца текущего года запланированы переговоры с Сербией. Прорабатывается вопрос о создании подобного формата с Турцией.

Хотя ряд стран, к примеру Великобритания, проявляет избирательный подход. Мы активно работаем с английской стороной по авиационной безопасности, это длится порядка года и связано с трагедией самолета "Когалым Авиа". Вместе рассматривали меры авиационной безопасности в Египте, достаточно активно консультировались. По другим вопросам англичане на сотрудничество пока не идут, но контакты есть: и они к нам приезжают, я ездил в Лондон встречался с ними. Думаю, понимание придет.

Россия прошла достаточно большой путь по борьбе с терроризмом, и та ситуация, которая у нас сейчас складывается в стране, она, в общем-то, достаточно здоровая. Хотя, конечно, различные террористические группы появляются и будут появляться, мы от этого никуда не уйдем, но общий уровень антитеррористических мер, принятых в России, достаточно серьезный. И иностранцы в таком опыте нуждаются. Всегда лучше знать все обстоятельства и предпринимаемые меры в других странах для того, чтобы преломить эти знания для себя и создать преграды для террористов.

— В какой стадии находится наше сотрудничество в области антитеррора с Турцией?

— Я говорю о контртеррористическом сотрудничестве только по линии министерства иностранных дел. Такое предложение от турецких партнеров нам поступило. Я уже упомянул об этом. Мы дали принципиальное согласие. Сейчас определяется уровень этих контактов. Я думаю, что сначала нужна встреча на уровне экспертов, а потом уже руководства министерств.

— Можем ли мы ожидать, что эти встречи пройдут в этом году?

— Да. Они сейчас готовятся.

- Бывший президент Франции Николя Саркози недавно предложил создать в стране специальный суд по делам о терроризме. Как вы думаете, не было бы целесообразно создать такую структуру в международном масштабе? Будет ли Москва выступать с такими инициативами?

— Ключевая проблема в борьбе с терроризмом — нет общего международного правового понятия "терроризм". Как может работать международный суд, если нет общего определения? Например, в некоторых странах терроризм — это высказанные угрозы в адрес главы государства, а у нас это совершение непосредственных насильственных действий в политических целях. Когда нет единого понимания, каждая страна трактует по-своему. Как же будет международный суд определять состав преступления? Это достаточно сложно.

У нас существует международный уголовный суд. Может быть, когда в мире придут к пониманию, тогда ему добавятся эти функции, но это далекое будущее, на мой взгляд. В ближайшее время так вопрос не стоит.

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию на сирийско-турецкой границе? Можно ли говорить о том, что произошел перелом к лучшему? Нет ли больше фактов сотрудничества турецкой стороны с террористами? Готова ли Россия участвовать в международном мониторинге границы?

— Вопрос о закрытии участка сирийско-турецкой границы — один из самых основополагающих для стабилизации ситуации в Сирии. Мы прекрасно знаем, что в одну сторону через границу перебрасывается оружие, в обратную двигаются нефть, артефакты и т.д. Процветает контрабанда. А самое главное, маршруты передвижения боевиков в Сирию идут в основном через Турцию. И мы, и американцы все время говорим об этом.

3 сентября Турция начала операцию "Щит Евфрата" для создания, как они говорят, зоны безопасности на границе. Пока рано говорить, реально это все или нет. Мы же знаем, что турецкая сторона еще преследует, скажем так, и цели против курдов. Все слишком замешано на разных факторах. Да, они заявляют, что это направлено против ИГИЛ, и одновременно проводят операции против курдов.

Сейчас однозначно сказать, что граница перекрыта, мы пока не можем.

— А Россия готова участвовать в международном мониторинге границы?

— Для того чтобы проводить мониторинг границы, нужно очень много предшествующих событий. Для начала все должны друг другу доверять. Сейчас этого не просматривается.

— Это с турецкой стороны или с обеих сторон?

— Я думаю, с обеих сторон. Турция после того, как она извинилась за ситуацию с нашим самолетом, сделала ряд шагов, но сейчас преждевременно говорить об их действенности. Потребуется еще время, чтобы посмотреть, как все будет развиваться. Но стремление турецкой стороны есть. Внешне оно демонстрируется, причем на самом высшем уровне.

— Сейчас все актуальнее становится проблема кибертерроризма. Как обстоит дело в сотрудничестве по противостоянию этой угрозе с нашими западными партнерами. В частности, обращались ли США к России за содействием в расследовании взлома серверов демократической партии?

— Вы знаете, в политике используется много лозунгов. Особенно в средствах массовой информации. Вот сейчас все обвиняют Россию в якобы взломе серверов Демократической партии. Но США официально не обращались к нам с просьбой провести расследование. Этого просто нет.

Мы понимаем, что обстановка в информационном пространстве обостряется. Участились случаи применения информационно-коммуникационных технологий для террористических, криминальных деяний и т.д. Мировое сообщество осознает эту опасность.

Здесь нужен четкий подход — что необходимо с позиции России для того, чтобы информационно-коммуникационное пространство, интернет служили делу мира, а не распространению террористических идей. Надо создать ответственные правила поведения стран в интернете. Без этого никуда не деться.

Кроме того, в интернете должны соблюдаться права граждан всех стран. Соответственно, должны быть установлены суверенитеты государств в своем сегменте сети и право всех стран участвовать в управлении интернетом. Ведь сейчас же мы не участвуем в этом, мы получаем то, что получаем.

Это основные положения, которые необходимы для того, чтобы существовал относительный порядок в интернете, чтобы он не служил террористам. Информационная безопасность входит в тематику противодействия новым вызовам и угрозам наряду с терроризмом. Противодействие террору — это не только борьба непосредственно с террористами, это противодействие финансированию терроризма, противодействие наркоугрозе, которая служит ему подпиткой, противодействие организованной преступности и информационная безопасность.

Если говорить о сотрудничестве с другими странами, например, у нас когда-то существовала с США правительственная комиссия по различным аспектам и в том числе по информационной безопасности. И сейчас мы с США возобновили контакты по информационной безопасности. В Женеве были проведены переговоры по этой проблематике. Считаю движение в этом направлении позитивным.

Кроме того, в рамках таких международных организаций, как БРИКС и ШОС, в которых Россия принимает активное участие, проводятся ежегодные консультации по международной информационной безопасности. В обсуждении со многими странами Евросоюза эта тема также присутствует.

— Когда состоялась последняя встреча с американскими представителями по этому вопросу?

— Это было, если я не ошибаюсь, месяца два назад.

— А еще какие-то встречи планируются с представителями США по информационной безопасности?

— Конечно. Они проводятся регулярно, обычно — два раза в год: один раз у нас, другой раз у американцев.

— То есть нам можно в этом году ожидать подобной встречи?

— В этом году, наверное, не будет, а в начале следующего — не исключено. Предварительная договоренность имеется.

— В Афганистане есть признаки сближения отдельных группировок движения "Талибан" с подразделениями "Исламского государства". Какие новые проблемы и угрозы это может спровоцировать? Если такие связи групп талибов и ИГ будут развиваться, приведет ли это к прекращению любых контактов РФ с талибами?

— Вы должны совершенно четко представлять, что такое движение "Талибан". Это террористическая группировка, которая внесена в санкционный список ООН. Мы, соответственно, никаких контактов с талибами не поддерживаем. У нас существует только лишь канал связи по гуманитарным вопросам, касающихся прав граждан, захвата заложников. Не более того.

Что происходит в Афганистане? Да, игиловцы пытаются проникнуть в эту страну, но там своя специфика. Во-первых, талибам никакой халифат не нужен. Талибам нужен Афганистан. ИГИЛ приходит в Афганистан и заявляет, что им Афганистан фактически неинтересен. Их интересы там, за рекой, в Центральной Азии. Почему? Потому что, по некоторым данным, до 50-60% боевиков ИГИЛ — это граждане Центральной Азии, Северного Кавказа и, соответственно, они хотят продвигаться дальше. Но сейчас у них для этого недостаточно потенциала.

Соседствование талибов и ИГИЛ крайне противоречивое, хотя и те и другие являются террористической группировкой. Но талибы живут на своей земле, а ИГИЛ пришел, и им тоже надо откуда-то получать ресурсы, финансовые средства. Так что идет борьба за каналы наркотрафика, которые сейчас контролируют талибы. На этом фоне у них происходят не просто трения, а боестолкновения, хотя в отдельных районах и происходит частичное мирное сосуществование двух группировок.

Раньше "Исламское государство" могло рекрутировать в свои ряды талибов, но поток денег иссякает потихоньку и, соответственно, его привлекательность, так скажем, стала гораздо меньше.

- Допускает ли российская сторона возможность переговоров с членами "Исламского государства" и "Джебхат ан-Нусры", если они согласятся сложить оружие?

— Это террористические группировки, с ними мы ни на какие контакты не пойдем. Никогда не будет дискуссий о правах террористов, о предварительных условиях. Россия с ними ни на какие переговоры не пойдет.

Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > ria.ru, 30 сентября 2016 > № 1914323 Олег Сыромолотов


Сирия. США. РФ > Армия, полиция > portal-kultura.ru, 29 сентября 2016 > № 1917394 Игорь Коротченко

Игорь Коротченко: «Мы воюем в Сирии очень профессионально и качественно»

Татьяна МЕДВЕДЕВА

30 сентября исполняется ровно год, как отечественные ВКС по просьбе Башара Асада пришли на помощь Сирии. О результатах этого смелого и своевременного шага размышляет военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

культура: Что изменилось в арабской республике после начала нашей операции?

Коротченко: Участие российских ВКС позволило стабилизировать ситуацию, нанести ряд серьезных ударов по позициям международных террористов. Если бы не Россия, очевидно, что уже сегодня территория Сирии представляла бы собой то, во что превратились Ирак и Ливия — полный хаос, отсутствие централизованного управления и фактически легитимизация власти экстремистов. Мы этого не допустили. С другой стороны, показали потенциал российской армии и флота: способность проводить операции даже на таком географически удаленном театре военных действий. Продемонстрировали и новое вооружение: самолеты, беспилотники, крылатые ракеты, средства радиоэлектронной борьбы и радиоэлектронного перехвата. Система управления, штабы, войска, тыловое обеспечение, логистика — все службы отработали очень слаженно. Ну и, конечно, летчики-асы, которые впервые в постсоветский период принимали участие в сражениях на Ближнем Востоке, используя самое современное высокоточное оружие и авиабомбы со спутниковым наведением. Первое боевое крещение ВКС после их создания как нового вида ВС РФ прошло успешно. Сегодня наша армия — серьезная сила, с которой считаются все, включая США и НАТО.

культура: А что именно сейчас происходит в Сирии?

Коротченко: Обстановка очень сложная. Соглашение о перемирии, которое было подписано с участием России и США, сорвано по вине прежде всего американцев. Они нанесли удары по сирийской правительственной армии, совершили масштабную провокацию с обстрелом гуманитарного конвоя ООН и возложили ответственность за это на наши ВКС. В минувшие дни снова начались боевые действия, международные террористы и оппозиционные группировки возобновили атаки на позиции сирийских войск.

США не хотят стабилизации в Сирии. Они по-прежнему используют и экстремистов, и подконтрольную вооруженную оппозицию для решения главной задачи — свержения легитимного президента Башара Асада. Их цель — привести к власти те силы, которые будут отражать проамериканскую точку зрения, и навсегда вытеснить Россию из зоны ее традиционных геополитических интересов. Сегодня идут бои, продолжается штурм Алеппо со стороны отрядов сирийской вооруженной оппозиции и террористов. Наши ВКС осуществляют удары с воздуха, поддерживая действия сухопутных правительственных войск Сирии.

культура: Каков дальнейший сценарий?

Коротченко: Полагаю, чисто военными методами урегулировать положение не удастся. Наряду с уничтожением международных террористов, чем успешно занимаются российские ВКС, необходимо выходить на общеполитический диалог — стремиться посадить за стол переговоров правительство и умеренную часть оппозиции с тем, чтобы добиться по крайней мере прекращения активной фазы боевых действий в тех районах, где это реально. Так нужно сделать для того, чтобы проводить гуманитарные акции, помогать мирному населению. Самое главное — запустить механизм внутрисирийского диалога, чтобы остановить гражданскую войну.

культура: ИГИЛ — «дитя» американских спецслужб?

Коротченко: Конечно, это их порождение. Но, как в свое время «Аль-Каида», «черный халифат» вышел из-под контроля тех, кто его задумывал и финансировал. Сегодня это самостоятельный политический фактор. И самодостаточная сила, которую необходимо сокрушить. Люди, отрицающие существующие образования, хотят построить на основе террористических взглядов собственное квазигосударство и легитимизировать его. В Сирии терроризм интернационален. Он, словно магнит, притягивает разные группировки из многих стран. Мы знаем, что больше 7 тысяч выходцев с российского Северного Кавказа приехали воевать на стороне экстремистов. Многие из них уничтожены, но некоторая часть осталась. Борясь с ними в Сирии, российская армия и флот защищают нас от того, что эти люди вернутся и будут устраивать теракты здесь, внутри страны.

Еще раз подчеркиваю: анализ политики Вашингтона показывает, что американцы для свержения Асада готовы использовать даже бандитов. США и поддерживающая их коалиция не громят исламистов в Сирии, не наносят по ним удары, тем самым сохраняя ядро ИГИЛ и «Фронт ан-Нусра» для того, чтобы они сражались с Дамаском. И поэтому мы можем сказать, что именно Штаты несут ответственность в том числе и за действия, которые совершают международные террористы.

культура: Башар Асад будет стоять до конца? Насколько велика у него поддержка со стороны армии и населения?

Коротченко: Мне удалось побывать в служебной командировке в Сирии, общался с военными и сирийскими, и нашими. В том числе на авиабазе Хмеймим, в Латакии и Тартусе. Проехал по стратегическому шоссе Дамаск — Алеппо. По крайней мере та часть страны, которую удерживает Асад, выступает за своего президента. Кроме того, правительственная армия существенно окрепла за последний год. Она ведет наступательные операции при помощи наших ВКС. Асад сражается как подлинный лидер народа, за его кровные интересы.

культура: Но каково экономическое состояние Сирии?..

Коротченко: Район боевых действий — это выжженная пустыня, там полностью уничтожена инфраструктура. В мертвых городах остались боевики, оказывающие сопротивление. Часть населенных пунктов сохраняется за ИГИЛ, в том числе те, где есть местные жители. Однако большинство граждан страны находится на территории, которую контролирует Башар Асад. Там безопасно, есть возможность заниматься мелким бизнесом, торговлей. Голода нет. Вдоль побережья Средиземного моря ведется активное сельскохозяйственное производство, лов рыбы. На земле, подвластной Дамаску, проживает примерно 70 процентов сирийцев. Это доказывает, что Асад не диктатор, как утверждают США и их сателлиты, а законный президент.

Наступление не идет столь активно, как хотелось бы, потому что и сирийские правительственные войска, и ВКС России понимают: нельзя наносить удары по тем городам, где осталось гражданское население. Мы за смягчение человеческих страданий. Активно работают гуманитарные конвои, наши военные поставляют продовольствие и питьевую воду, одеяла, электрогенераторы — всячески пытаются облегчить участь мирных жителей. Когда с ИГИЛ будет покончено, мы начнем работать над программами гуманитарной помощи и на этих территориях.

культура: Удалось ли остановить гонения на христиан?

Коротченко: На пространстве, подконтрольном Асаду, никаких гонений нет. Там действуют различные храмы и религиозные общины. Не наблюдается межрелигиозных и межконфессиональных противоречий. А вот там, где находились террористические организации, были гонения на христиан, осквернения церквей и святынь. На отбитых землях снова восстанавливаются храмы.

культура: Политики следят за выборами в США. Если победит Клинтон, то что — война в Сирии будет продолжена?

Коротченко: Не только в Сирии. Начнется ухудшение российско-американских отношений и эскалация нестабильности на Украине — развернется новая карательная операция Киева против Донбасса. Зато Дональд Трамп делал определенные политические заявления, свидетельствующие, что он разумный человек. Но судить о его реальной стратегии, если он победит, мы станем по делам, а не словам.

культура: Некоторые эксперты считают, что нам надо уходить из Сирии, чтобы не завязнуть там, как в Афганистане...

Коротченко: Мы минимизировали свое присутствие. Была ситуация, когда требовалась большая авиационная группировка, — та часть операции уже выполнена. Но это не означает ухода России из ближневосточного региона. Мы в Сирии остаемся надолго, я надеюсь — навсегда. Фактически у нас там имеется полноценная авиабаза. Есть пункт материально-технического обеспечения «Тартус», рассчитываем, что появится полноценная военно-морская база. Эти два плацдарма позволят контролировать весь регион Ближнего Востока и Средиземного моря. Сирия — ключевая точка для отстаивания наших геополитических интересов.

культура: Война невозможна без жертв, родились и новые герои, такие, как Александр Прохоренко, вызвавший огонь боевиков на себя...

Коротченко: Потеря каждого российского воина — это трагедия. Никогда не забудем погибших — летчиков, военнослужащих-контрактников. Мы воюем очень профессионально и качественно. Наша армия, еще раз подчеркну, не задействована в сухопутных операциях. Мы оказываем только поддержку с воздуха и участвуем в гуманитарных миссиях.

культура: Насколько силен боевой дух наших солдат?

Коротченко: В ходе командировки в Сирии я выступил перед командным составом российской группировки и перед летчиками. Их моральный дух исключительно высок. Генералы, офицеры, солдаты понимают, зачем они находятся там, какие задачи решают. Они сознают, что защищают прежде всего Россию. С полной ответственностью выполняя свой воинский долг. Мы можем гордиться ими. Это цвет Вооруженных сил нашей страны.

Сирия. США. РФ > Армия, полиция > portal-kultura.ru, 29 сентября 2016 > № 1917394 Игорь Коротченко


Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1914831 Бернар Анри Леви

Ливия: ответ британским парламентариям

Ответ Бернара-Анри Леви на доклад британской Палаты общин о войне в Ливии в 2011 году

Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy), La Regle du Jeu, Франция

Невозможно оставить без ответа доклад Палаты общин о войне в Ливии 2011 года.

Его авторы упрекают коалицию в том, что она была «сосредоточена» лишь на «смене режима военными средствами». Это не так. И справедливости ради нужно отметить, что в каждый из ключевых моментов конфликта Каддафи предоставлялась возможность начать переговоры. Предложенная Берлускони 27 марта ссылка в Зимбабве… Данное 6 июня обещание о бегстве без преследования в Международном уголовном суде… Посредническая миссия, которую поручили в начале июля бывшему испанскому премьеру Аснару…. Поездка Вильпена в Джербу 19 августа… Не говоря уже о том, что самолеты коалиции до самого последнего момента воздерживались от ударов по одному объекту: речь идет о частной взлетной полосе в городе-бункере Баб аль-Азизия, откуда его самолет мог взлететь в любой момент. Это было для него в буквальном смысле выходом… Об этих перипетиях в свое время писали в прессе. Они подтверждают то, что решение продолжать беспросветные бои было принято именно самим диктатором.

Авторы доклада недовольны тем, что союзники не смогли «выявить» среди мятежников «радикальные исламистские группировки». Но это тоже неверно. Дело в том, что угроза исламизма преследовала всех главных действующих лиц в этой истории. Мне до сих пор вспоминаются слова Николя Саркози, которые тот произнес 15 сентября в гостинице Corinthia в Триполи, где в полном составе собрался Переходный национальный совет: «Франция сделала то, что сделала, не для того, чтобы однажды оказаться лицом к лицу с еще худшей, чем при Каддафи, фундаменталистской диктатурой». На самом деле, вопрос стоял не так: «Есть ли исламисты в Ливии?» А так: «Как сделать так, чтобы их число не выросло, чтобы они не подгребли под себя достижения революции?» Ответ был такой: нужно сделать ставку на умеренных, ограничить, по возможности, военно-политическое поле для маневра экстремистов, в силу присутствия пришедших на помощь повстанцам французских, американских, британских и арабских летчиков лишить исламизм его традиционно главного аргумента о войне цивилизаций, в которой Запад неизменно встает на сторону диктаторов против народов. Пять лет спустя, я все еще считаю, что мы поступили правильно. Именно благодаря этому Ливия не стала еще одной Сирией. И именно поэтому ливийцы не принимают, а дают отпор зародившемуся на пространстве от Багдада до Дамаска «Исламскому государству» (террористической группировке, запрещенной в России, — прим. ИноСМИ). Они гонят его из страны: вчера — из Дерны, сегодня — из Сирта, завтра — из Сабраты.

Наконец, Саркози и Кэмерона обвиняют в том, что они поступили поспешно, не выделив достаточно времени на «проверку того, что режим Каддафи на самом деле представлял угрозу для мирного населения». Это тоже совершенно несерьезно. Как подтвердить «реальность» угрозы? Нужно было, как в Сирии, ждать 100 000, 200 000, 300 000 погибших? В начале апреля я сам заснял танковые колонны и посеянные ими разрушения в пригородах Бенгази. Нужно было дождаться, пока они не разнесут весь город? А что насчет Мисраты? Что скажут об этих странных вопросах выжившие из Мисраты, которые спасались на разрушенных улицах от снайперов и осколочных бомб? Причем все это происходило в апреле и мае, то есть на протяжении недель и месяцев. До этого же Каддафи сыпал угрозами, которые, как сейчас полагают в Вестминстере, могли быть просто «словами», и их не следовало «принимать всерьез». Мисрата же стала печальным тому подтверждением. Сомневающимся в решимости Каддафи парламентариям (22 февраля он пообещал «очистить» страну от «крыс», пройтись «от дома к дому» и провести операцию, «как на Тяньаньмэнь») стоило бы взглянуть на сделанные 20 апреля фотографии отважных американских фотографов Тима Хетерингтона (Tim Hetherington) и Криса Хондроса (Chris Hondros), которые несколько часов спустя были убиты в центре города.

Впоследствии коалиция не выполнила свой долг в том, чтобы помочь освобожденной Ливии построить государство и общество. Это действительно так.

Не исключено, что призрак войны в Ираке парализовал европейские демократии, которые, как многие надеялись, помогут этой зарождавшейся нации на долгом пути становления.

Однако само вмешательство, ответ на призыв народа, выступившего против 42 лет абсолютной власти безумного диктатора, альянс с Африканским союзом и Лигой арабских государств (если забыли, она первой потребовала применения силы), принятие в Совбезе ООН первой резолюции в рамках ответственности по защите, проведение точечной операции с жесткими правилами и периметрами безопасности — все это совершенно противоположно модели иракского конфликта и, хотим мы того или нет, сделало честь Великобритании и Франции.

Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1914831 Бернар Анри Леви


Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 29 сентября 2016 > № 1914359 Петр Дейнекин

30 сентября исполняется ровно год с начала антитеррористической операции российских Воздушно-космических сил в Сирии. Именно 30 сентября 2015 года по просьбе президента САР Башара Асада российская авиация во взаимодействии с силами флота начала наносить удары по позициям экстремистских группировок "Исламское государство" и "Джебхат ан-Нусра".

Сирийская операция, ставшая боевым крещением для нового вида российских войск — Воздушно-космических сил, продемонстрировала миру беспрецедентный уровень организации боевых действий на удаленном театре войны, способность российской армии в кратчайшие сроки развернуть на дальних рубежах мощную группировку, ведя при этом постоянную ротацию личного состава и привлекаемых к борьбе с террористами вооружений.

В преддверии годовщины начала маневров ВКС РФ в Сирии корреспондент РИА Новости Иван Сураев встретился с главнокомандующим российских Военно-воздушных сил в период с 1991 по 1998 годы Петром Дейнекиным. Экс-главком рассказал об основных уроках сирийской кампании, возможном расширении российской аэродромной сети в САР и перспективах применения в данной операции боевой авиации с борта тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов".

- Петр Степанович, как, на ваш взгляд, вмешательство России в сирийский конфликт в целом изменило ситуацию и баланс сил в ближневосточном регионе, укрепило позиции Дамаска?

- Безусловно, изменило и укрепило. Напомню, что за истекший год при нашем активном содействии сирийские войска и ополченцы освободили от боевиков почти 600 населенных пунктов и более 12 тысяч квадратных километров территории, а Башар Асад до сих пор остается президентом страны. Работают российский и американский центры по поддержанию мира, идет поиск взаимодействия с умеренной оппозицией, для мирного населения поступает гуманитарная помощь. Все это — положительный результат миролюбивых усилий нашей дипломатии и боевых действий российской армии.

- То есть можно сказать, что помощь Дамаску наших ВКС позволила предотвратить развитие ситуации по иракскому и ливийскому сценариям, или же такая угроза сохраняется и сейчас?

— На самом деле ситуация по-прежнему очень сложная. В Сирии мы столкнулись не просто с террористами, мечтающими о мировом халифате, а с военно-промышленным потенциалом некоторых стран блока НАТО, которые упрямо преследуют свои цели. Сирия представляет собой сложный узел проблем, в котором тесно переплелись многие геополитические интересы.

Вместе с тем действия российской армии в САР коренным образом изменили военно-политическую обстановку в мире, высоко подняли международный авторитет нашего государства, показали его способность отстаивать демократию и свои интересы в любом регионе мира, в том числе с применением современного оружия.

- Что касается оружия, насколько, по-вашему, эффективным было применение обычных авиабомб в сравнении с высокоточным оружием (ракеты дальнего радиуса действия "воздух-земля")?

— При выполнении операции эффективными были и ракетные, и бомбовые удары. Однако после нанесения первых массированных ударов применение дорогостоящих высокоточных дальнобойных крылатых ракет как морского, так и воздушного базирования, смысла уже не имело.

Поэтому наша авиация стала применять обычные авиабомбы с самолетов Ту-22М3, и надо отметить, с поразительной меткостью. Кстати, это каждый раз демонстрировалось на экранах ТВ при помощи дронов и наши экипажи не получили ни одного упрека за применение средств поражения мимо заданной цели.

- Вспомним еще один эпизод операции Воздушно-космических сил в САР. Как вы расцениваете идею использования иранской базы ВВС в Хамадане в качестве аэродрома подскока?

— Положительно. Все дело в том, что аэродром Хамадан отличается от более привычных нам равнинных площадок тем, что он расположен на высоте 1,7 тысячи метров над уровнем моря. Разреженная атмосфера сказывается не только на людях, но и на работе авиационной техники. Уменьшается тяга двигателей, увеличивается длина разбега при взлете, растет посадочная скорость и длина пробега после приземления. А все это в конечном итоге влияет на безопасность полетов.

Так что командование ВКС России, летные экипажи и технический состав получили бесценный опыт организации и выполнения боевых действий в горной местности. При этом была успешно решена главная задача — повышение боевой мощи и эффективности бомбовых ударов по наземным объектам противника.

- Поговорим о будущих маневрах. Можно ли расценивать планы по применению авиакрыла с "Адмирала Кузнецова" в сирийской кампании как получение первого опыта применения морской авиации в военном конфликте?

— Вполне. Однако не стоит забывать, что впервые после Второй мировой войны морскую авиацию в бою применили не мы. Это было сделано в 1982 году при сражении за Фолкленды между Англией и Аргентиной.

Конечно, боевой поход "Адмирала Кузнецова" в Средиземное море будет хорошей школой и для военных моряков, и для корабельных летчиков. Летать на войну с корабля — это высшая степень летного мужества и мастерства.

- Не диктует ли затягивающаяся военная операция против ИГИЛ необходимость задействовать еще один аэродром базирования российских ВКС, помимо Хмеймима?

— Это нам не помешает. Хорошо развитая аэродромная сеть всегда является одним из важнейших элементов наземной инфраструктуры. А конкретное количество оперативных аэродромов зависит от масштаба и пространственного размаха военных действий.

Однако для выполнения аэродромного маневра командованию всегда необходимо иметь как минимум два боеготовых аэродрома. Запасная, как говорят в авиации, точка может использоваться при выводе противником из строя основной авиабазы или при опасных погодных явлениях. Это могут быть грозы, штормовой ветер, ливни или высокие температуры наружного воздуха.

- В заключение нашей беседы хотел бы коснуться не самой приятной темы. Какой негативный опыт необходимо будет проанализировать и устранить после года применения ВКС России в Сирии?

— К сожалению, у нас имеются боевые потери, но войны без потерь не бывает. Мне известно, что командование ВКС принимает все меры для того, чтобы с дальних берегов все вернулись домой в том же составе, в каком убывали на задание.

Боевой опыт, полученный нашими летчиками в САР, будет однозначно внедрен в учебно-боевую подготовку. К слову, это касается не одних только летчиков.

И давайте закончим наш разговор все-таки на оптимистичной ноте. Война в Сирии на протяжении года демонстрировала всему миру, что важнейшим проявлением военной мощи любого государства является господство в воздухе. И наши Воздушно-космические силы показали себя как мощное дальнобойное средство решения стратегических задач.

Сирия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 29 сентября 2016 > № 1914359 Петр Дейнекин


США. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 29 сентября 2016 > № 1914336 Александр Перенджие

Тридцатого сентября 2015 года Россия по просьбе президента Сирийской Арабской Республики (САР) Башара Асада начала военную операцию против международных террористических группировок "Исламское государство" и "Джебхат ан-Нусра" (обе запрещены в РФ и ряде стран мира) на территории Сирии.

Накануне годовщины начала операции ВКС России против террористов в Сирии военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова Александр Перенджиев рассказал в интервью РИА Новости о военно-политических результатах антитеррористической операции РФ в Сирии. Беседовал Михаил Севастьянов.

- Александр Николаевич, какие, на ваш взгляд, основные уроки необходимо извлечь российскому военному руководству, исходя из годичного опыта военной операции против международных террористов на территории САР? Необходимы ли изменения в подготовке летчиков Воздушно-космических сил России, учитывающие сирийский опыт?

— Уверен, что военная академия Генерального штаба Вооруженных сил РФ, офицеры генштаба тщательно анализируют опыт действий российских ВКС в Сирии.

На мой взгляд, необходимо учесть следующие уроки. Во-первых, бомбардировщик, грузовой транспортный борт — самолет или вертолет — должны быть защищены от возможной воздушной атаки или удара с земли сопровождением истребителей либо ударных вертолетов.

В данном случае я не говорю ничего нового. Во время контртеррористической операции в Чечне я сам наблюдал, как транспортные вертолеты Ми-8 и Ми-26 всегда шли в сопровождении двух-трех ударных вертолетов Ми-24. Уверен, что будут приняты новые технические решения для повышения защитных свойств у военно-транспортных летательных машин и бомбардировщиков.

Во-вторых, существует необходимость повышения взаимодействия между силами специального назначения, разведывательными подразделениями и авиагруппами ВКС России. Возможно, что в дальнейшем военное руководство все-таки придет к выводу о необходимости создания объединенных воздушно-наземных подразделений, в состав которого будут входить разведчики, спецназовцы, ударный, транспортный вертолеты и самолет. И все это воздушно-наземное подразделение должно подчиняться одному командиру. Не исключено, что командирами подобных подразделений могут стать и военные пилоты. Такие структурные реформы потребуют серьезной переподготовки летчиков ВКС России.

- Какой негативный опыт необходимо проанализировать, какие проблемные вопросы требуют решения?

— Одной из главных проблем пока остается как добыча необходимой информации о действиях террористов и их пособников, так и оперативное уточнение, обработка поступающей информации, проведение ее быстрого анализа для принятия решения в ходе складывающейся боевой обстановки.

Также нам необходимо выработать оперативные методы по эффективному противодействию так называемым облачным технологиям террористов, которые они применяют в ходе боевых действий. С похожими технологиями мы уже сталкивались и сталкиваемся в ходе проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе.

Но дело в том, что на юге России они применяются в горно-лесистой местности, а в Сирии и Ираке — в пустынной, где проживает множество бедуинов. Террористы просачиваются в населенные пункты и даже в подразделения сирийских войск под видом обычных кочевников, скрытно занимают позиции и неожиданно атакуют — как с флангов, так и изнутри расположения правительственных войск.

Это так называемое перемещение сгустками, когда террористы практически не ведут позиционной борьбы в целях удержания конкретной территории. Российской военной науке еще предстоит изучить такой вид боевых действий в целях эффектного ему противодействия.

- О чем свидетельствует опыт контактов России с США в Сирии? Могут ли вообще РФ и США вместе противостоять некой внешней угрозе?

— Опыт отношений с США в Сирии показывает, что официальный Вашингтон не ставит своим приоритетом урегулирование конфликтов на территории САР.

Цель присутствия США в Сирии — это свержение Башара Асада с поста президента страны, установление контроля на Ближнем Востоке, ослабление влияния в этом регионе России и Ирана. При этом США воспринимают Россию не как партнера, а как геополитического противника, с которым приходится считаться. Поэтому официальный Вашингтон пытается выдавить нашу страну из Сирии всеми имеющимися методами — с помощью провокаций, очернения в информационно-имиджевом пространстве, попыток столкнуть РФ с Турцией.

Самое опасное в отношениях с США состоит в том, что, выдавая себя за наших партнеров по борьбе с терроризмом, американцы требуют обмена информацией, которую потом используют против сирийских правительственных войск с помощью так называемой Свободной сирийской армии, боевики которой зачастую одновременно являются членами запрещенных в РФ и ряде государств мира террористических группировок ИГИЛ и "Джебхат ан-Нусра".

В условиях, когда Россия борется с террористической угрозой в мире, а США с помощью террористов пытаются удержать свое глобальное лидерство, между официальными Вашингтоном и Москвой невозможно плодотворное сотрудничество в рамках единого антитеррористического фронта.

- Упрочила ли военная операция РФ в САР влияние России в мире, приблизила ли ее к возвращению утерянного с развалом СССР статуса сверхдержавы?

— Операция в Сирии высоко подняла военно-политический имидж России как на мировой арене, так и внутри страны. Но говорить сейчас о возвращении РФ статуса сверхдержавы, на мой взгляд, рано.

- Как непосредственное участие России в борьбе с международным терроризмом на территории САР изменило ситуацию и расклад сил в регионе? Укрепило ли оно позиции Дамаска, позволило ли предотвратить развитие ситуации по иракскому и ливийскому сценариям? Присутствует ли подобная угроза в настоящее время?

— Безусловно, наша страна снова вернула себе статус крупнейшего политического игрока, способного оказывать влияние на процессы в том или ином регионе мира. Причем не только влиять, но и переформатировать их. Так, например, Россия с помощью своих ВКС, военных советников и спецподразделений смогла переформатировать процесс в Сирии с антиасадовского на антиигиловский, антитеррористический.

Участие России в борьбе с международной террористической группировкой ИГИЛ и другими террористическими организациями, а также ее действия по урегулированию внутренних конфликтов в Сирии между официальным Дамаском и "отдельными местными правителями" позволило спасти САР от уничтожения как государства. При этом удалось сохранить от полного уничтожения мировые исторические памятники в этой стране.

Официальная Москва, по сути, не позволила превратить Сирию в беспредельную, никем официально не контролируемую территорию, как это произошло с Ираком и Ливией.

Однако угроза уничтожения САР как государства сохраняется. Со стороны США и их западных партнеров разработаны планы по расчленению Сирии на отдельные государства. Как один из вариантов — разделение САР на асадовскую и прозападную антиасадовскую.

- Нужен ли ВКС России, в связи с неоконченностью военной операции против международных террористов на территории САР, дополнительный аэродром базирования в Сирии, помимо Хмеймима?

— Полагаю, что такой аэродром нужен. Во-первых, для того, чтобы военные летчики после выполнения задания находились на безопасной от нападения террористов территории. Во-вторых, необходимо, чтобы подскок был минимальным в целях повышения эффективности выполнения боевого задания и минимального расходования ресурсов.

- Как вы оцениваете опыт использования базы военно-воздушных сил Исламской Республики Иран в Хамадане в качестве аэродрома подскока для авиации ВКС России?

— Полагаю, что это хорошая идея. Но пока авиация ВКС России, как показала практика, может использовать аэродром в Хамадане исключительно в качестве гостевого. То есть мы не берем авиабазу в постоянное пользование и даже не арендуем, а лишь используем на весьма короткий срок.

- Можно ли расценивать планы применения палубной авиации тяжелого авианосного крейсера "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов" Северного флота ВМФ России, направляемого в октябре на боевую службу в Средиземное море, как необходимость развития приобретенного опыта дистанционной войны с использованием в том числе плавучих аэродромов?

— Безусловно, нам такой опыт необходим. В любом случае применение палубной авиации позволит в огромные разы уменьшить подскок к территории Сирии, обеспечивая при этом относительную безопасность пилотам и летательным аппаратам после возвращения с боевого задания.

Уверен, что опыт использования палубной авиации позволит нашей стране в дальнейшем укреплять свое геополитическое лидерство в мире.

- Насколько эффективным, по вашему мнению, было применение российского высокоточного оружия дальнего радиуса действия — ракет "воздух — земля", "Калибр" надводных и подводных кораблей?

— Эффективность как раз и заключалась прежде всего в точном попадании при запуске ракет с весьма далекого расстояния и с различных платформ базирования. Кроме этого, в ходе применения ракет не было допущено каких-либо нештатных ситуаций — столкновение с незапланированным объектом, попадание не в ту цель.

Удары ракетами по террористам позволяют теперь воздействовать на них психологически. Ведь при приближении бомбардировщика террористы еще могут успеть принять меры для своего спасения, а ракетный удар для них становится неожиданным и несет игиловцам и другим шайтанам немедленную смерть.

США. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 29 сентября 2016 > № 1914336 Александр Перенджие


Азербайджан. Армения. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1912743 Андрей Пионтковский

Для достижения мирного урегулирования карабахского конфликта нужно ослабить влияние России на переговорный процесс

Интервью «168 ЖАМ» с оппозиционным публицистом, политическим аналитиком Андреем Пионтковским.

Аракс Мартиросян (????? ???????????), 168 жам, Армения

«168 ЖАМ»: Господин Пионтковский, после апрельской войны процесс мирного урегулирования карабахского конфликта оказался в тупике: после двух встреч президентов, несмотря на то, что планировалось проведение очередной встречи в Париже, а затем и распространились слухи о возможной встрече в России, общение президентов прекратилось, и создается впечатление, что переговоры находятся в тупике. По Вашему мнению, почему сложилась такая ситуация?

Андрей Пионтковский: Ответ, по-моему, очень прост: карабахский конфликт является одним из самых сложных политических вопросов. Здесь еще не было найдено однозначных решений, то есть, нет приемлемого для обеих сторон решения, которое бы на том или ином этапе переговоров привело к прекращению процесса. Второе, нужно учитывать, что в лице России в процессе урегулирования карабахского конфликта мы имеем дело с нечестным игроком, который совершенно не заинтересован в урегулировании и продвигает свою собственную линию. Третье, как бы конфликт не был обусловлен исключительно настроем сторон, на него воздействуют также и региональные процессы, а регион — это соседний Ближний Восток, который превратился в зону столкновения интересов нескольких стран, речь идет о России, Турции, курдах и США.

Параллельно с этим, нужно учитывать российско-турецкие попытки восстановления отношений в прежнем объеме, чему препятствует политика России и Турции в Сирии. Иран, в свою очередь, предъявляет явку на участие в региональных и мировых процессах, из чего Россия пытается получить свою выгоду. То есть, этот широкий региональный фон действительно воздействует на переговоры, настрой сторон и посредников переговоров. Я бы выделил особую роль России.

Хочу подчеркнуть, что Россия не собирается отступать, уступать свои позиции на Южном Кавказе, а стремится сохранить свои позиции, что означает иметь рычаги воздействия на все три страны: Армению, Азербайджан и Грузию. В нынешней ситуации для России стало довольно сложно влиять на Грузию, но путинская Россия пытается сохранить статус-кво в этом вопросе и свести к нулю перспективу непредсказуемых для нее сценариев развития.

Это означает, что Россия будет пытаться еще больше укрепить свои позиции в Армении и Азербайджане, продолжая придерживаться политики, исключающей урегулирование конфликта. Урегулирование возможно и переговорным, и военным путем. Военный путь предполагает военное доминирование одной из сторон. Апрельская война показала, что в какой-то мере у Азербайджана есть похожая привилегия. Баку на протяжении многих лет продолжал приобретать серьезное вооружение за счет огромных ресурсов, но Россия это хорошо не рассчитала и будет пытаться в некоторой мере восстановить баланс сил между сторонами конфликта, чтобы в случае возобновления военных действий победителей не было бы. Участвуя на переговорах, Россия просто не позволяет достичь урегулирования, здесь все понятно.

— То есть, по-вашему, без посредничества Москвы было бы возможно достичь подписания мирного соглашения?

— Сложно дать на это однозначный ответ, поскольку позиции сторон тоже за эти 25 лет были достаточно радикальны. Не исключено, что без Москвы стороны достигли бы соглашения. Не случайно Москва беспрерывно стремится к лидерству в процессе урегулирования, чтобы все шло по контролируемому для нее пути. Не случайно на столе переговоров появляются какие-то российские планы. Если есть российский план, то это не план урегулирования, в этом я уверен. Следовательно, следует уменьшить абсолютное влияние Москвы в процессе урегулирования. Это должны делать стороны конфликта и Запад.

— Какие выходы вы видите. Как нужно это сделать?

— Как я уже сказал, это должны сделать стороны конфликта и Запад. Запад, в свою очередь, предпринимает определенные шаги, хотя я не доволен внешней политикой администрации Обамы. Но давайте не будем об этом. Стороны сами должны отказаться от этого влияния и попробовать остаться в формате международного урегулирования, не позволяя доминирования Москва в процессе. А стороны, наоборот, сами позволяют это, каждая из сторон ожидает от Москвы урегулирования конфликта в свою пользу, здесь речь в первую очередь идет об Азербайджане. В условиях слабости Запада все это не позволяет снизить влияние Москвы.

— Понятно, что когда нет переговоров, сторонам нечего обсуждать на политическом уровне, а это означает, что в Азербайджане растет соблазн урегулировать конфликт военным путем. Если нет переговоров, то к чему нужно быть готовыми?

— В нынешних условиях конфликта нужно быть готовым к худшему сценарию, потому что конфликт не урегулирован, а стороны вооружены и готовы применить весь арсенал. Есть такая угроза, я согласен, именно по этой причине посредники стараются сохранять периодичность переговоров, президентских встреч, чтобы не обрывалась нить контактов противоборствующих сторон. Но, как я уже сказал, конфликт очень сложный, очень много побочных факторов, которые повышают риск всплесков. Что мы и увидели в апреле, когда неожиданно для всех конфликт вспыхнул, никогда нельзя исключить этот риск. Но я также отметил, что ни на военной, ни на политической плоскостях Москва не допустит преимущества какой либо из сторон конфликта. Следовательно, на данный момент единственный выход — ослабить влияние Москвы в переговорах.

Азербайджан. Армения. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1912743 Андрей Пионтковский


Сербия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1912716 Александр Вучич

«На Балканы вернулась ненависть, лишь Европа может спасти нас от войны»

Андреа Таркуини (Andrea Tarquini), La Repubblica, Италия

Александр Вучич (Aleksandar Vucic), молодой, либеральный, проевропейски настроенный премьер-министр Сербии, накануне референдума среди боснийских сербов предостерегает о его вероятных последствиях.

— Вы говорите, что сейчас уровень напряженности достиг эпохи распада Югославии. Почему так случилось?

— Потому что все государства высказываются за процесс интеграции в Евросоюз, при этом каждое из них использует любой шанс, чтобы вставить палки в колеса своему соседу. Стоит только взглянуть на референдум в Боснии: всегда есть кто-то, кто идет наперекор остальным. Боснийские сербы высказываются за интеграцию, при этом самым пренебрежительным образом отзываются о босняках (боснийских мусульманах), босняки говорят: «Мы крутые, только взгляните на этих тупых боснийских сербов». Мы должны положить конец этим распрям в регионе, во имя будущего. Сейчас мы ненавидим друг друга сильнее, чем 21 год назад. Это чувствуется повсюду.

— Насколько это опасно для Балкан и Европы?

— Опасность очень велика. Я уже давно это говорю, но меня никто не слушает. Времени мало: мы должны в ближайшее время предложить балканским народам более светлое будущее, иначе нас ждут столкновения и схватки друг с другом. Босняки хотят наказать сербов за Сребреницу, боснийские сербы говорят, что у них было больше всех жертв во время Второй мировой войны и в войнах 90-х годов, у Боснии было право отделиться от Югославии, а они не вправе отделиться от Боснии. Боснийские хорваты призывают отвоевать свою часть страны. Чтобы остановить это, необходимо укреплять экономику, чаще вступать в диалог, открыть будущее для молодежи, только так мы сохраним мирное положение. Я сказал это недавно, призывая к сохранению мира во всех частях Боснии. Я изначально был против референдума, чем навлек на себя критику как среди своих сограждан, так и среди боснийских сербов, я не стремлюсь к популярности, я хочу добиться мира и стабильности в регионе. Нам срочно требуется деэскалация. Если в Боснии вспыхнет конфликт, он может перекинуться на весь балканский регион. Нельзя забывать о 1914 годе, эта память служит нам напоминанием о том, куда могут привести напряженные отношения на Балканах. Люди не понимают этого: регион очень нестабилен, мы должны сделать все, чтобы сохранить здесь мир. Я только что высказал это Додику (лидеру боснийских сербов, ястребу, по сравнению с Вучичем), теперь собираюсь связаться с остальными. Нам необходимо улучшить экономическое сотрудничество, не инвестировать в конфликты. Когда я в Белграде опубликовал программу по оздоровлению налоговой системы и консолидации, никто в нее не поверил, а сегодня у нас стабильные государственные счета, впервые появился первичный остаток, рост составил почти 3%, мы теперь задумываемся об увеличении инвестиций в госпредприятия, а не о сокращении. Только мир, о стабильности которого я так беспокоюсь, спасет будущее нашей молодежи и региона, в том числе путем привлечения инвестиций. Накал эмоций всегда создает серьезные проблемы, нам нужна конкуренция в экономике, а не взаимная ненависть.

— Верно, но, похоже, Сараево и боснийские сербы к вам не прислушиваются…

— На Западе многие поспешно обвиняют во всем Додика. Я все-таки надеюсь, что с обеих сторон разум преобладает над всем остальным. Каждая из сторон только и ждала любой возможности, чтобы навредить остальным. Давайте положим конец ненависти, создадим единый рынок, который бы занял самое большое место в Европе. У нас же порой бывают очереди по пять, а то и по 15 километров из фур на границе между нашими странами. Тито оставил нам довольно развитую, индустриализованную страну, производящую самолеты и автомобили, а мы, бывшие югославы, все разрушили. Я не угрожаю суверенности ни одного государства, но мы должны создать единый рынок.

— Как вы расцениваете поддержку боснийских сербов Путиным за вашей спиной? Крупные державы в очередной раз играют с огнем на Балканах?

— Сербия старается сохранить суверенитет и независимость, а не становиться ни американской, ни российской колонией. Это непросто, у многих крупных держав имеются свои интересы на Балканах. Каждый вправе решать в соответствии со своими интересами, США, Россия, но и у нас есть право действовать независимо, не подчиняясь ни влиянию Вашингтона, ни Москвы, ни кого бы то ни было еще.

— Евросоюз, Меркель, Ренци превозносят Вас как человека, благодаря которому сохраняется стабильность, а что же Ваши соседи? Что Вы можете сказать о том, что Хорватия помешала Вашим переговорам о вхождении в Евросоюз и вспоминает Сербии коллаборационизм и военные преступления прошлого?

— В Европе лучше ориентироваться на логику и дальновидность Ангелы Меркель. Когда, после воздвижения венгерских ограждений и появления в Хорватии контрольных пунктов, нам, бедному государству, пришлось справляться с огромными толпами мигрантов, некоторые страны попросили наложить на Белград санкции. Меркель выступила против этого. Мы никогда этого не забудем, для сербов благодарность и памятливость — всегда самое главное. Она спасла нас от ужасных ударов, продемонстрировала мужество и столкнулась с критикой у себя в стране. Кто, кроме нее, призывает сохранять мир на Балканах? Она единственная, кто это делает. Без канцлера Меркель у нас на Балканах все было бы намного хуже и гораздо опаснее. Слишком многие в Германии и в других странах Европы этого не понимают. Мы стремимся улучшить взаимоотношения с Хорватией, но она в таком случае должна увидеть в перспективе мирную конкуренцию, а не ненависть прошлого. Во время последней предвыборной кампании каждый из кандидатов больше нападал на меня, чем на своих соперников. Сейчас они не могут обойтись без скандалов.

— Еще одна проблема: на ваши предостережения о сохранении мира вы получили уклончивый, разочаровывающий ответ Юнкера. Как вы это прокомментируете?

— Что касается мигрантов, то на последнем европейском саммите Меркель всеми силами пыталась найти оптимальные общие решения, но тщетно. Есть страны-члены ЕС и НАТО, получающие существенную поддержку на развитие, и при этом (что очень меня огорчает) отказывающиеся принимать незначительные квоты мигрантов — по сравнению с тем количеством, которое принимаем мы, помогая ЕС, хотя, как страна, не входящая в Евросоюз, мы получаем в 20 раз меньше помощи.

— Вы в прошлом выступали за Милошевича, потом передумали, публично признали свою ошибку и желание перевернуть эту страницу, превратить Сербию в европейскую страну, нацеленную в будущее, оставив в прошлом ненависть и жестокость. Вам трудно это далось?

— Да, это было болезненно. Я испытывал необходимость сказать самому себе и народу, что я серьезно ошибался, и не раз. Убеждение в необходимости восстановить Сербию заставило меня пойти на этот болезненный для меня шаг, признать ошибки и собственную вину. Многие считали, что мне нельзя верить, исходя из моего прошлого, и я страстно попытался доказать, что я действительно поменял свои убеждения. Открытость может причинить боль, особенно когда этика требует найти в себе мужество и выступить, чтобы получить возможность двигаться дальше. Сербский народ мыслил согласно со мной. Он убежден, что лишь упорным трудом, путем глубоких реформ, мы станем полноценными современными европейцами. Лишь мужество, требующееся, когда вы делаете трудный выбор, может направить вас на верный путь. Даже если не все в мире хотят, чтобы Сербия стала сильной и обрела стабильность".

— Как вы расцениваете Милошевича сегодня?

— Это один из самых трудных вопросов. Я оставляю его историкам. В отдельных случаях его осуждали несправедливо, в других — он был виновен. Он не хотел сербам зла, а в результате сделал все только хуже. Я не хочу говорить на тему, которая до сих пор разделяет Сербию.

— Гнет неизбывного прошлого ощущается во многих странах: Германии, Японии, Италии… Как обстоят дела в Сербии?

— Это палка о двух концах. Некоторые считают, что сербы не признали полностью совершенных в прошлом преступлений. При этом 70 молодых избирателей из ста в нашей стране выступают против ЕС. Они не понимают, в чем состоит вина сербов в 90-е годы, они задаются вопросом, почему ЕС и Запад наказали только нас за жестокость и преступления, а не других. Многие до сих пор живут прошлым. В Боснии говорят о резне (совершенной сербской милицией), но молчат о гораздо более массовых убийствах в Ясеноваце, где истребляли сербов. Я полностью признаю нашу вину, акты жестокости, преступления, я горжусь тем, что Сербия учится признавать свои ошибки. Надеюсь, что ради мира на Балканах другие сделают то же самое. Чем большего экономического прогресса мы достигнем, тем лучше научимся признавать свою неправоту и избегать новых волнений на Балканах, в Европе и в мире.

Сербия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1912716 Александр Вучич


Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1912714 Жан-Марк Эро

Жан-Марк Эро: «Иран и Россия должны остановить руку Асада»

Министр иностранных дел Франции призывает Москву и Тегеран отказаться от «двойной игры в сирийском конфликте».

Christian Losson (Кристиан Лосон), Luc Mathieu (Люк Матье), Libération, Франция

Libération: Есть ли основания опасаться, что Алеппо станет второй Герникой, как выговорите, Грозным или Сараево?

Жан-Марк Эро: Нужно задать себе один вопрос. Нет ли у Асада стратегического замысла разделить страну путем взятия Алеппо, часть которого находится в осаде и замучена голодом, и восстановить контроль над «полезной Сирией» (Латакия, Дамаск, Хомс, Алеппо)? Дамаск ухватился за малейшие нарушения оговоренного США и Россией прекращения огня, чтобы устроить варварскую бомбардировку города. Ясно, что режим хочет заставить этот мученический город капитулировать и выдворить оттуда враждебную ему часть населения, чтобы заменить ее другими, верными людьми.

— Какой вариант поддерживает Франция?

— Перемирие с устойчивым прекращением огня, которое должно открыть путь для гуманитарной помощи и создать условия для возобновления мирных переговоров.

— Но дипломатией не удается ничего сделать вот уже более пяти лет…

— Покровители режима, Иран и в первую очередь Россия, могут остановить Асада. Им нужно отказаться от двойной игры.

— Вы говорите о двойной игре России. Кремль в свою очередь подчеркивает недопустимость заявлений американцев и британцев, которые говорят о «варварстве» и военных преступлениях.

— Происходящее в Алеппо относится к военным преступлениям. Те, кто могут остановить это, но ничего не предпринимают, будут нести ответственность за то, что закрыли глаза на такие преступления или будут считаться пособниками. Русские упрекают американцев в том, что те не пошли до конца в логике подписанного 9 сентября соглашения, которое подразумевает разграничение джихадистской и неджихадистской оппозиции. Мы сражаемся с ИГ, а также с «Джебхат ан-Нусра», который теперь называется «Фатах аш-Шам» (все упомянутые организации запрещены в РФ. — прим. ред.). Группы умеренной оппозиции находятся в опасной близости от этой организации. Это серьезная тема, которую постоянно поднимает Россия… Ее можно понять.

— В докладе Организации по запрещению химического оружия говорится о двух случаях применения режимом хлора против населения. Совет безопасности же не принял по этому поводу никакого решения…

— Мандат Совместного следственного механизма был продлен. Его работа подтвердит указанные в последнем докладе случаи. Мы не собираемся уступать по применению химического оружия. Виновные будут наказаны.

— Но Россия может вновь использовать свое право вето…

— Нам это известно. Мы с Великобританией постарались повлиять на США с тем, чтобы они ужесточили свою позицию. Другие страны разделяют наше возмущение. Россия в конечном итоге осудит применение химического оружия. Мы ведем нескончаемую борьбу за убеждение. И у нас нет права сдаваться. Удивительно, что по этому конфликту не возникает больше инициатив.

— Потому что трагедия в Алеппо разворачивается в мусульманской стране?

— Я бы так не сказал. Но эта война идет уже более пяти лет и очень сложна. Более 300 тысяч человек погибли, а 10 миллионов стали беженцами. Большинство бегущих от ужасов людей остаются в Турции, Ливане и Иордании в надежде вернуться обратно, когда наступит мир. Как можно не понимать, что чем больше режим рушит и убивает, тем больше усиливается радикальный настрой оппозиционных движений и тем сильнее становится террористическая угроза, в том числе в Европе?

— Вы ставите на один уровень ИГ и «Фатах аш-Шам»?

— Да, потому что вторая группа связана с «Аль-Каидой». И она остается террористической, несмотря на смену названия. Не стоит повторять ошибок прошлого, когда кто-то пытался делать различия между хорошими и плохими террористами, как в Афганистане.

— Ни одна из групп мятежников не хочет осудить «Фатах аш-Шам».

— Создается впечатление, что только радикалы в состоянии эффективно бороться против режима. Жестокость и агрессия Асада только усиливают экстремизм. Режим играет на этой двусмысленности. Он утверждает, что бомбит Алеппо, чтобы изгнать террористов. Однако его настоящая цель — нанести удар по умеренным, потому что только они могут собраться за столом переговоров. Именно этого Дамаск хочет избежать.

— В чем конкретные предложения Франции?

— Опыт показал, что из-за отсутствия доверия и коллективного подхода прекращение военных действий постепенно сходило на нет. Попытки решить вопрос исключительно на уровне Вашингтона и Москвы неизменно подтверждали свою ограниченность. Франция предложила сформировать механизм наблюдения и контроля при участии всех заинтересованных стран, в особенности соседей Сирии. Такой подход позволил бы объективно оценить ситуацию, установить нарушения перемирия, а также призвать к ответственности страны, которые предоставляют военную помощь группам умеренной оппозиции.

— Бесконечная война в этой стране стала самой большой неудачей внешней политики США и Обамы?

— Я был премьер-министром, когда поднимался вопрос о точечных ударах по режиму после нарушения им «красной линии», то есть применения химического оружия в Гуте. Франция была полностью готова начать операции, но в последний момент Обама передумал, а британцы отказались. Это, безусловно, отразилось на ходе событий.

— Чего пытается добиться Россия?

— Россия, как и Иран, высказывается в пользу единой Сирии. Однако между словом и делом существует реальная действительность. Вроде нынешней ситуации в Алеппо. Сергей Лавров подтвердил желание России видеть Сирию единой, светской страной, защищающей права меньшинств при переходном правительстве. Но ничего этого нет. Как нет и никаких переговоров в Женеве. С каждым днем мы все больше убеждаемся в том, что Асад никогда не сможет мирно управлять Сирией. Те, кто считают иначе, в том числе во Франции, заблуждаются.

— Правительственные силы могут взять под контроль Алеппо?

— Это крайне сложно. Правительственны армия очень слаба и может добиться этого только при российской поддержке с воздуха. Именно поэтому мы призываем Россию, которая разместила в стране несколько тысяч человек, проявить ответственность. Венесуэла сказала с трибуны ООН: «Это нормально, страна стала жертвой нападения внешних сил». Но это не так. Россия и Иран поддерживают режим в его борьбе с собственным народом. Мы же говорим так: «Мы поддерживаем страну под названием Сирия и поможем восстановить ее, когда начнется переходный демократический процесс».

Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 сентября 2016 > № 1912714 Жан-Марк Эро


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Армия, полиция > stroygaz.ru, 28 сентября 2016 > № 1938117 Дмитрий Пантелеймонов

Ориентир на армию

В условиях продолжающегося более полутора лет падения уровня реальных доходов населения и - как следствия - снижения доступности жилищных кредитов в целом, возрастает значимость сделок с использованием «военной» ипотеки. Застройщики ожидают увеличение доли продаж в своих проектах с использованием данной программы в следующем году в два раза.

Дмитрий Пантелеймонов, коммерческий директор ГК «Лидер Групп» Московского региона:

На сегодняшний день ипотека является одним из главных инструментов, с помощью которого большая часть населения нашей страны решает свои жилищные вопросы. К примеру, в новостройках массового сегмента в Подмосковье, по нашим данным, примерно 7 из 10 сделок проходит с использованием банковских займов. При этом на «военную» ипотеку приходится около 10% от всех кредитных сделок.

И в целом, как показывает статистика, количество продаж с использованием данной программы ежегодно растет. По информации ФГКУ «Росвоенипотека» (оператор Накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих), только за последний год объемы выданных субсидий в рамках военной ипотеки увеличились примерно на 43% с 1 до 1,5 млрд рублей.

В целом если говорить об аудитории покупателей массового жилья, то на сегодняшний день военные являются одной из наиболее платежеспособных категорий клиентов. Согласно данным Росстата, на июнь 2016 года, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников в сфере обеспечения военной безопасности составила 46 897 рублей, что примерно на 19% выше среднего показателя доходов для работников организаций по всем видам экономической деятельности в РФ.

Поэтому у данной категории населения больше финансовых возможностей для приобретения жилья в текущих условиях. При этом, такие покупатели в большинстве случаев пользуется именно военной ипотекой, поскольку в рамках данной программы они получают существенную поддержку от государства, в виде взносов, выделяемых из федерального бюджета.

Чаще всего данной программой пользуются молодые семьи, которые улучшают свои жилищные условия с появлением детей. В Подмосковье они, как правило, приобретают двух- и трехкомнатные квартиры средней площади.

Военная ипотека действует в наших проектах уже два года, и число желающих приобрести с ее помощью квартиру стабильно увеличивается. В следующем году мы ожидаем роста доли покупок по данной программе в общей структуре ипотечных сделок в наших проектах до 20%, то есть практически в два раза.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Армия, полиция > stroygaz.ru, 28 сентября 2016 > № 1938117 Дмитрий Пантелеймонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter