Всего новостей: 2401929, выбрано 723 за 0.114 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Агропром: Ткачев Александр (53)Федоров Николай (36)Арсюхин Евгений (33)Гурдин Константин (33)Абакумов Игорь (30)Медведев Дмитрий (29)Рыбаков Александр (28)Скрынник Елена (17)Бабкин Константин (16)Данкверт Сергей (14)Панков Николай (13)Путин Владимир (12)Басов Максим (10)Дворкович Аркадий (10)Буянов Сергей (9)Сизов Андрей (9)Стариков Иван (9)Власов Николай (8)Патрушев Дмитрий (8)Башмачникова Ольга (7) далее...по алфавиту
Украина > Агропром > interfax.com.ua, 28 сентября 2015 > № 1502186 Александр Бакуменко

Александр Бакуменко: Спецрежим по НДС должен остаться, потому что возможности прямых дотаций ограничены ВТО

Эксклюзивное интервью депутата от фракции "Блок Петра Порошенко", заместителя председателя комитета Верховной Рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений Александра Бакуменко агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Не так давно было поручение премьер-министра министрам финансов, экономики и АПК провести переговоры с представителями аграрных ассоциаций по вопросу отмены спецрежима по НДС. Встреча состоялась?

Ответ: В четверг, 24 сентября, эта встреча состоялась. Там присутствовали замминистра финансов Елена Макеева, директор департамента методологической работы по вопросам налогообложения ГФС Неля Привалова, замминистра аграрной политики и продовольствия Владимир Лапа и все сопредседатели Всеукраинского аграрного форума. Эта встреча стала результатом обращения от имени Всеукраинского аграрного форума ко всем министрам и премьеру. Мы писали о том, какие негативные социально-економические последствия ждут аграрную отрасль в случае отмены спецрежима НДС, и что у аграриев не останется другого выхода, чтобы достучаться до правительства, как забастовки, перекрытие дорог. Мы этого не хотим допустить, поэтому готовы к конструктивному диалогу с правительством. Премьер дал поручение Наталии Яресько, Айварасу Абрамавичусу и Алексею Павленко встретиться. Но, к сожалению, были только заместители, что в корне не правильно. Мы жестко настаиваем на том, что есть Налоговый кодекс, который нельзя менять каждый год, и есть коалиционное соглашение, которое является дорожной картой правительства. Сейчас Кабмин хочет нарушить два основоположных документа: закон и соглашение.

Вопрос: Минфин предлагал какие-то альтернативы для решения проблемы?

Ответ: Нет. Они сначала апеллировали, что есть меморандум с МВФ. Но я им ответил, что условия меморандума идут вразрез с коалиционным соглашением. Вы хотите убить последнюю развивающуюся отрасль на Украине? Я привел примеры, что у нас впервые за последние 10 лет идет снижение аграрного ВВП, за восемь месяцев на 5,4%, в частности, идет сокращение поголовья скота и производства основных видов продукции животноводства. Вы понимаете, к чему это приведет? Девальвация гривни в 2,5 раза привела к тому, что у нас затраты на производство возросли до 70%. О молоке нужно вообще забывать. Правительство хочет забрать последнюю поддержку, которая в десятки раз ниже, чем в Европе, Америке. Например, в ЕС поддержка аграрного сектора в среднем около EUR526 евро/га, что составляет 20% валовой продукции АПК. В Украине – это EUR20-30 /га. Задаю вопрос представителям Минфина: у вас есть четко отработанная стратегия последствий? Дайте мне ваши расчеты. Они молчат. Мы же свои расчеты предоставили и неоднократно показывали их и на комитетских слушаниях в парламенте, и на форумах, и в СМИ.

Вопрос: Но идти на компромисс наверняка придется, ведь речь идет о дальнейшем сотрудничестве с МВФ?

Ответ: Все аргументы Минфина в том, что если не снимем спецрежим, МВФ не даст кредит, и в стране будет дефолт. Так он уже есть. Расширяйте налоговую базу, выводите из тени экономику, убирайте коррупцию, проводите эффективную приватизацию, работайте над наполнением бюджета. Ведь ни для кого не секрет, что сегодня часть земли находится "в тени", часть зерна - в "кэше". Но что для этого делает ГФС? Ничего. Поэтому мы предлагаем создавать рабочие группы из представителей парламента, правительства, экспертов, на которых будем прорабатывать механизмы, как это сделать. Как минимум, до 5 млрд грн можно получить в госбюджет, не повышая при этом налоги. Второй источник наполнения бюджета – честная приватизация, третий – прозрачная работа государственных предприятий и т.д. Мы готовы вместе сесть и поработать по этим направлениям. По спецрежиму четкая позиция всего аграрного сектора – сегодня отменять его нельзя. Предприятия, находящиеся на специальном режиме налогообложения, добропорядочные налогоплательщики и они также заинтересованы в том, чтобы вывести из тени все, что там есть. Давайте совместно работать в рабочих группах.

Вопрос: Минфин не предлагал варианты прямых дотаций?

Ответ: Дотации – это не вариант. Я объясняю почему. Когда мы входили в ВТО, то по тем обязательствам, которые Украина подписала, мы имеем возможность прямых дотаций всего на 3 млрд грн. Спецрежим по НДС – это та форма поддержки, которая идет на развитие сельхозпредприятия, пополнение его оборотных средств. Скажите, где в мире кредиты дороже, чем в Украине? Ставка не должна быть 30%, невозможно в таких условиях работать. Да их даже взять сейчас невозможно. Мы предлагали варианты: дайте сельхозпроизводителям дешевые деньги в форме кредита, и за счет зерна это будут безинфляционные деньги, после продажи которого, средства будут возвращены государству. Я боюсь, что если аграриев начнут "ломать через колено", то будет серьезнейший социальный взрыв. Люди будут выходить на улицу, потому что около 100 тыс. людей могут лишиться работы. Кто будет платить им пособие по безработице? Это все затраты государственного бюджета.

Вопрос: В парламенте будут законопроекты по сохранению НДС для групп производителей в зависимости от их годового оборота?

Ответ: Это были заявления премьера, но законопроектов не было. Теперь Минфин начинает касаться вопроса фиксированного сельхозналога, который имеет вообще бессрочный механизм действия.

Вопрос: Какой процент крупных сельхозпроизводителей в общей сумме спецрежима по НДС?

Ответ: Специальным режимом налогообложения предусмотрено, что сумма НДС, которая остается в распоряжении предприятия, насчитывается на стоимость поставленных (произведенных) предприятием товаров либо услуг. Так вот, по цифре, которую называл премьер, что 97% хозяйств можно оставить на спецрежиме, а остальные 3% – это агрохолдинги, которые могут вполне без него обойтись. Теперь объясняю, что происходит. В Украине на спецрежиме находится 15,3 тыс. хозяйств, из них 97% производят 43% товарной продукции, а остальные 3% сельхозпредприятий (546 хозяйств) производят 57% продукции. Мы же не о количестве предприятий говорим, а о товарной продукции. Соответственно и получается: что произвел, то и получил за произведенное. Когда посмотрели цифры, премьер решил, что этих 500 крупных компаний (3%) можно выкинуть и отменить для них спецрежим, как их можно выкинуть? Это экспортно-ориентированные предприятия, которые обеспечивают поступление валюты в страну. И за счет которых, в будущем, придется и отдавать кредиты МВФ.

Вопрос: Возможна ли встреча представителей комитета с представителями МВФ напрямую?

Ответ: Я считаю, что Минфин профессионально не отстаивает позицию украинского производителя в переговорах с МВФ. Депутаты не видели текста меморандума до его подписания. Для МВФ важно сбалансировать доходы и расходы бюджета. Руководители аграрного комитета в парламенте готовы встречаться с представителями МВФ, чтобы обсудить позицию аграриев. Иначе мы развалим последнюю отрасль, которая держит экономику.

Вопрос: Чем поможет продление спецрежима по НДС за два года?

Ответ: Понимаете, в условиях девальвации национальной валюты ситуация на рынке резко ухудшилась. К счастью, мы уже четыре года живем в нормальных погодных условиях. Но посмотрите, что происходит в этом году. Половина рапса уже не посеяна, то есть, как минимум, в два раза снизится его производство. Конец сентября, а у нас нет дождей и страховки от неурожая со стороны государства тоже нет. И, не дай Бог, неурожай, то, что дальше? Нелегко было добиться того, чтобы сегодня 90% продуктов питания на внутреннем рынке было отечественного производства. Показатели по животноводству уже существенно сокращаются, а импортная продукция на 30-50% дороже. Правительство должно понимать, что это вопрос продовольственной безопасности страны. Спецрежим показал свою эффективность, и два года, как минимум, в условиях экономического кризиса и в условиях войны эту поддержку для сельхозпроизводителей нужно сохранить. Сейчас спецрежим полностью корреспондируется с требованиями ВТО, и с директивой ЕС. За два года посмотрим, как будет меняться ситуация и будем разрабатывать новый вариант господдержки. Министерство аграрной политики полностью поддерживает сохранение спецрежима НДС.

Вопрос: В чем может выражаться господдержка АПК?

Ответ: Пока что мы в рабочих группах проводим расчеты. Сложно об этом сказать, потому, что мы ограничены требованиями ВТО в объемах господдержки. Надо искать пути, еще один из моментов по спецрежиму – это то, что он не имеет коррупционной составляющей.

Вопрос: Какова позиция комитета по возмещению экспортного НДС при продаже зерновых?

Ответ: Если брать сегодня экспортный НДС, то невозмещение крестьянам НДС – необоснованно. Ну скажите, кто-нибудь говорит сегодня, что не надо возмещать НДС при экспорте, например, метала, продукции машиностроения и т.д.? Мое личное мнение: работать должен и спецрежим и возврат НДС при экспорте. Но, понимая сегодня сложную экономическую ситуацию в стране, мы разработали законопроект №2527, согласно которому мы предоставляем сельхозпроизводителю выбор: хочешь получить компенсацию НДС при экспорте – лишайся спецрежима и выходи со следующего года. Сам товаропроизводитель определяет. Если ему выгодно сегодня получать экспортный НДС – пусть выбирает. Этот законопроект уже рассмотрен в парламенте и принят в первом чтении.

Вопрос: Но, тем не менее, есть компании, которые отмывают деньги на спецрежиме?

Ответ: К сожалению, есть и такие компании. Например, цену на свеклу завышают при поставке на сахарный завод. Это прямое нарушение законодательства, но у нас же огромный аппарат ГФС, одна из главных обязанностей которого – выявлять неплательщиков налогов. Если надо от парламента контроль в этом направлении как-то усилить - мы готовы. Если ГФС знает, что есть система отмывания НДС, пусть наведет порядок. Если кто-то прогоняет "дутое" зерно, разберитесь, откуда оно взялось.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 28 сентября 2015 > № 1502186 Александр Бакуменко


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500856 Александр Ткачев

Импортозамещение в АПК требует дополнительно 30 млрд руб. в год.

Заложенных в госпрограмму поддержки АПК РФ средств недостаточно для полноценной реализации программы импортозамещения, нужно выделять еще около 30 миллиардов рублей в год в течение пяти лет, заявил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

На совещании по развитию сельского хозяйства, которое провел президент РФ Владимир Путин в Ростовской области, Ткачев напомнил, что на программу развития АПК в 2016 году планируется направить 237 миллиардов рублей, передает Прайм.

«Хочу подчеркнуть, что 80% этой суммы пойдет на выполнение обязательств уже по текущим проектам, которые были приняты в последние два-три года — на пополнение оборотных средств аграриев, субсидии по долгосрочным кредитам, на развитие сельских территорий и ряд других направлений. И только 20% будут направлены на поддержку новых инвестиционных проектов», — подчеркнул министр.

«За счет этих 20% мы, конечно, не закроем в ближайшие пять лет дефицит, который есть по овощам, по фруктам, по говядине и по молоку, это совершенно очевидный факт», — заявил Ткачев.

«Это, подчеркиваю, обеспечит производство только на уровне текущих показателей и не позволит достигнуть целей по интенсивному росту и ускоренному импортозамещению», — сказал министр. Он отметил что, «если мы хотим через пять-десять лет стать аграрной державой и обеспечить себя продовольствием на 99%, войти в число лидеров по экспорту продовольствия, мы должны уже сейчас обеспечить интенсивный рост производства».

«По нашим расчетам, в 2016 году на эти цели нужно еще около 30 миллиардов рублей. Если в течение пяти лет мы будем дополнительно привлекать из госбюджета 25-30 миллиардов рублей, я заверяю вас, что мы по дефицитным направлениям закроем позиции на 95-99%. Раз и навсегда мы станем кормить себя сами», — заявил министр сельского хозяйства.

Приоритетные направления

Ткачев отметил, что Минсельхоз прогнозирует в ближайшие годы спад производства молока, в связи с этим министр предлагает увеличить поддержку молочного животноводства.

«Мы прогнозируем в последующие годы, к сожалению, снижение производства молока при таком уровне поддержки, примерно 3-4%. Если мы сейчас не увеличим поддержку, то через три года уровень самообеспеченности (производителей молока – ред.) не только не вырастет, но и упадет», — сказал Ткачев. По его словам, надо увеличить размер компенсаций затрат по молочному направлению с 20 до 35%.

Ткачев отметил, что так делали страны ЕС 20-30 лет назад и Белоруссия, где меры поддержки доходят до компенсации 50% затрат.

По оценке министра, это потребует в 2016 году дополнительно из бюджета 20 миллиардов рублей. «Если каждый год будет (выделяться – ред.) дополнительно по 20 миллиардов на молочное направление, мы к 2020 году закроем эту позицию», — заявил Ткачев, напомнив, что на сегодняшний день на эти цели в 2016 году в бюджете предусмотрено 6 миллиардов рублей. Аналогичные меры, по его словам, необходимо распространить на комплекс по производству говядины.

Как сообщил министр, в 2015 году производство говядины сократится на 1%. Вместе с тем, по данным Минсельхоза, в 2015 году сохранится устойчивый рост производства свинины, в 2016-2018 годах рост составит 3%, а обеспеченность рынка этим мясом в РФ составит 93%.

По данным Минсельхоза, обеспеченность внутреннего рынка по овощам открытого грунта составляет 90%, но по тепличным овощам и фруктам страна обеспечена только на треть.

«То есть мы завозим в страну почти 1,5 миллиона тонн овощей и тратим на это почти миллиард долларов», — отметил министр. Он уточнил, что по фруктам импортные поставки составляют больше половины потребности рынка. «До 2020 года, чтобы закрыть эту нишу, нам нужно заложить 65 тысяч садов, это большой объем, но он выполним», — заявил глава Минсельхоза.

«Если мы не направим на эти приоритеты дополнительное финансирование, отрасль останется инерционной и не обеспечит достижение плановых показателей», — сказал министр, добавив, что наряду с финансированием необходим и ряд административных мер.

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500856 Александр Ткачев


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500852 Баграт Сандухадзе

Комментарий. Поле чудес академика Сандухадзе

В ответ на санкции Одинцовские селекционеры достигли рекордной урожайности в 141 центнер озимой пшеницы с гектара

Сообщение на сайте известного института, расположенного в Одинцовском районе Подмосковья, взбудоражило ученых-аграрников страны и за рубежом: «В Московском НИИСХ «Немчиновка» закончена уборка урожая озимых зерновых культур. Впервые в истории института в почвенно-климатических условиях Подмосковья в лаборатории селекции озимой пшеницы, возглавляемой академиком РАН Багратом Исменовичем Сандухадзе, получена урожайность зерна лучших селекционных номеров озимой пшеницы – 141 ц/га». Когда спецкор «Крестьянских ведомостей» позвонил в приемную «Немчиновки», ему ответили: руководство ведет переговоры с коллегами-селекционерами из Венгрии.

В свои 84 года грузинский русский Сандукадзе бодр, энергичен. Коллеги говорят: «Баграт Исменович первым приходит на работу, первым выходит в поле после схода снега и дождей». В 2014 году выдающемуся селекционеру по озимой пшенице в Екатеринбурге была вручена Демидовская премия – одна из самых престижных, так как наиболее объективно оценивает вклад соискателя в мировую науку. Сорта, полученные под его руководством, и научные труды широко известны научной и агрономической общественности как в России, так и за её пределами.

Президент Союза селекционеров России, доктор с/х наук, заслуженный деятель науки РФ Б. Сандухадзе рассказывает:

– Многие годы бытовало мнение, что озимая пшеница в Центральных районах Нечернозёмной зоны не может быть пригодной для хлебопечения. Основными причинами ограниченности её посевов были негативные агроклиматические факторы, характерные для региона — контрастные зимы, морозы без снега в начале зимы и весны, длительное залегание избыточного снежного покрова, кислые, низкоплодородные почвы, а главное отсутствие сортов, способных противостоять им на генетическом уровне.

Крупным достижением в селекции озимой пшеницы явилось создание сортов нового морфотипа, совмещающих высокую урожайность с зимостойкостью и устойчивостью к полеганию благодаря короткостебельности. Очередной наиболее значимый результат – создание впервые в регионе Нечерноземья сорта Московская 39 (1999 г.), сочетающего высокую урожайность со стабильно высоким качеством зерна. С созданием этого сорта появилась возможность иметь в центре России собственное производство зерна, пригодного для хлебопечения: по ГОСТу он соответствует сильной пшенице (при урожайности 5,5-6,0 т/га, содержание белка в зерне 14,5-15,0%, клейковины в муке 30-35%). Сорт продолжает занимать наибольшие площади в регионе, и интерес производителей зерна к нему увеличивается.

В засушливом 2010 году средняя урожайность в конкурсном сортоиспытании лаборатории составила 5,89 т/га. В этих условиях, по словам Сандухадзе, выделено пять лучших номеров с урожайностью от 6,65 до 7,32 т/га, обладающих устойчивостью к бурой ржавчине, полеганию, с высотой растений 90-95 см. Данные экологического испытания за 2010 год показывают, что при исключительно засушливых условиях в ряде областей на фоне общего для всех сортов снижения урожайности, реакция Немчиновских сортов выгодно отличалась от других по уровню урожайности, технологическим и хлебопекарным качествам зерна.

Сорта Галина, Немчиновская 24 стабильно превышают стандартный сорт по урожайности, в отдельные годы их потенциальная урожайность при интенсивной технологии возделывания достигает 12-13 т/га. Сорта среднеспелые, высота растений 80-90 см, устойчивые к бурой ржавчине и полеганию, отзывчивы на азотную подкормку. В производственных условиях урожайность составляет 6-7 т/га. Высокие урожаи у новых сортов: Московская 40, Немчиновская 57, Немчиновская 17. Сорта института возделывают во всех регионах РФ, кроме крайнего Севера. На 67 сортов выданы патенты, получены авторские права на 143 изобретения.

Если исходить из средней урожайности 25 ц/га, которая вполне реальна в условиях центральных регионов России, то можно сказать, что за счёт Немчиновских сортов страна ежегодно получает около 20 млн т зерна.

Сегодня, как и много лет назад встаёт вопрос семеноводства сортов. По вине многих хозяйств, которые некомпетентно занимаются семеноводством, сортовые и посевные качества семян резко снизились. В Россию большим потоком хлынули семена иностранных сортов и гибридов, слабо приспособленные к российским условиям.

Сказанное академиком подтверждают многие ученые и автор строк привел пример из практики другого института.

– Извините, Баграт Исменович, что перебиваю, но об этой же проблеме мне поведал, стоя на опытном поле под Кировом, директор зонального НИИСХ Северо-Востока им. Н. В. Рудницкого академик Василий Сысуев («Крестьянские ведомости», 2014 г. – Авт.), который о проблемах написал в Обращении к Президенту России. Неоправданный ввоз в страну семян сельхозкультур (в т.ч. гибридов кукурузы), агрессивное внедрение в регионы России технологий транснациональных семеноводческих компаний (KWS, Сингента и др.) являются следствием лоббирования частных интересов и не способствуют формированию здоровой конкуренции на отечественном рынке семян.

Между тем по результатам сравнительных испытаний на полях государственных сортоиспытательных участков и институтов ФАНО (ранее Россельхозакадемии) сорта зерновых культур отечественной селекции не только не уступают зарубежным по продуктивности, но и обладают высокой степенью адаптивности к неблагоприятным природно-климатическим факторам российских регионов.

– Я был в НИИСХ Северо-Востока. Василий Алексеевич Сысуев прав. В результате реформ не было сделано ничего нового в семеноводстве, но зато была разрушена та система производства семян, которую организовал в 1921 году великий учёный П.И. Лисицын. Благодаря постановлению о семеноводстве, которое он внедрял, было открыто девять центров, где немедленно были расширены и организованы питомники маточных семян, где начали развивать селекцию и семеноводство применительно к условиям сельскохозяйственных областей.

Одним из этих девяти центров стал Московский НИИСХ «Немчиновка». В лаборатории озимой пшеницы занимаются не только подбором исходных форм для создания новых сортов, но и ежегодным обновлением своих сортов по схеме первичного семеноводства. Здесь ведутся исследовательские работы по повышению продуктивности, короткостебельности и качественным показателям зерна. Систематически пополняется исходный материал и создаются новые перспективные формы, разрабатываются уникальные агротехнические приёмы по базовой и интенсивной схеме посева.

В России создается новый пшеничный регион

Итогом почти полувекового труда Сандухадзе стали широко известные у сельхозпроизводителей страны сорта озимой пшеницы: Московская-39, Московская-40, Московская-56, Немчиновская-17, Немчиновская-24, Немчиновская-57, Галина, а всего коллективом сотрудников, руководимым Багратом Исменовичем, выведено более 15 сортов озимой пшеницы.

Но еще один экспериментальный сорт — линия «Эритроспермум-711» — в этом году при интенсивной технологии возделывания «выдал» 141 центнер зерна с гектара! Из такой пшеницы можно печь высококачественный хлеб, потому что у нее очень приличное, отвечающее мировым нормам количество белка — 16%, клейковины — 38%. По урожайности сорт обогнал среднестатистические цифры Германии, Канады и Франции, где собирают от 80 до 120 центнеров с гектара.

– Но недавно Великобритания установила – 167 ц/га! – заметил я.

– Селекция — самый дешевый способ поднятия урожайности сельскохозяйственных культур. Но мы за количеством не гонимся, для нас главное – качество. Мы следуем правилу великого ученого Вавилова: генотип должен доминировать над средой, – отреагировал академик. – И прежде всего он имел в виду климатические условия нашей страны. Та же озимая пшеница, которая у нас 320–330 дней в году произрастает в поле, должна быть устойчивой и к дождю, и к снегу, и к ледяной корке на почве, и к засухе, уметь противостоять всем перепадам погоды. А за это все отвечают гены выносливости. Так вот долгое время обеспечить такую выносливость пшеницы в наших широтах никому не удавалось.

В наши сорта мы вводим гены, позволяющие до минимума свести влияние отрицательных погодных факторов, успешно бороться с такими болезнями зерновых культур, как твердая головня, септориоз, ржавчина, мучнистая роса и получать высокие урожаи. Гены качества, работающие на увеличение в зерне содержания клейковины, белка, обеспечивают максимальное использование азотистых веществ, которые находятся в почве в труднодоступной форме.

В разговоре академик часто упоминал о методе прерывающихся беккроссов. На мой вопрос прояснить суть, Б. Сандухадзе ответил:

— Беккросс означает возвратное скрещивание или получение потомства от гибрида первого поколения и одного из его «родителей». Была разработана специальная схема селекции, позволяющая рассчитывать на более высокую вероятность получения новых комбинаций генов в потомстве очередного беккросса. На каждый беккросс у нас уходило четыре-пять лет. Сделали их несколько, потратив на это четверть века исследований. В результате появились линии пшеницы, которые были короче сорта Мироновская-808 на 25–30 сантиметров, лучше зимующие, с аналогичной продуктивностью колоса, с большей густотой стояния стеблей на квадратный метр, с высокой урожайностью и с лучшей восприимчивостью к удобрениям.

Так, в начале 90-х родились сорта Инна и Памяти Федина, позже Московская-39, 70, Немчиновская-52 повышенного качества и другие. Московская-39 на международных сортоиспытаниях в Канаде была признана лучшей по сочетанию урожайности и качества зерна. На очереди — Московская-40. Выходит, мы создаем в центре России огромный «озимый клин», и получаем новый регион производства продовольственного зерна не хуже кубанского, ставропольского, ростовского.

Ведь еще 100 лет назад озимая пшеница практически не возделывалась в центральной полосе, а ее урожайность была на уровне 7–8 ц/га. Сейчас она занимает доминирующее положение в озимом клине Нечерноземной зоны, а урожайность при интенсивной технологии возделывания, как видим, может достичь свыше 100 ц/га! При этом потенциал наших сортов пока используется не полностью. Нам очень повезло в том, что мы смогли преодолеть отрицательные корреляции как между короткостебельностью и зимостойкостью, так и между высокой урожайностью и качеством. Все это и стало предпосылкой создания нового «пшеничного» региона в России.

Сейчас я работаю над третьим этапом совершенствования наших сортов, стремлюсь еще выше поднять урожайность с увеличением экологичности конечного продукта.

Важный штрих. В марте с. г. автор строк в «Крестьянских ведомостях» критиковал решение «верхов» перебросить из Сибири 400 тыс. тонн зерна интервенционного фонда в Подмосковье. Эксперты, в том числе Д. Рылько, назвали это решение скандальным. Шуму было много. Сегодня эта проблема не будет беспокоить власти Московской области. Вот что сказал мне директор НИИСХ «Немчиновка», член-корреспондент РАН Александр Васютин:

– Продовольственное зерно с содержанием клейковины 28-30 % I-й группы качества и 16% белка позволит Подмосковью выпекать высококачественный хлеб, не завозить зерно из Казахстана и Сибири. Сегодня нашими сортами в Российской Федерации засеваются 8 млн. га. Я уверен, что институт в ближайшее время в состоянии вырастить урожай озимой пшеницы 15 тонн на 1 га. Коллектив лаборатории Баграта Исменовича Сандухадзе нацелен на это.

В настоящее время в «Немчиновке» идет активная реализация семян питомников размножения первоклассных сортов.

Александр РЫБАКОВ

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500852 Баграт Сандухадзе


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 26 сентября 2015 > № 1500150 Анатолий Ершов

Комментарий. Не битва за урожай, а обычная работа на полях

В Нижегородской области финиширует уборочная — по данным Минсельхозпрода, в хозяйствах к исходу второй декады сентября намолочено 1 030 тыс. тонн зерна. Средняя урожайность составляет 21 ц с га, что несколько выше прошлогоднего уровня.

Это вселяет надежды, что нынче нижегородцы сумеют выйти на плановый показатель по валовому намолоту зерна в 1,2 млн тонн, хотя задача у них сейчас не из легких. Дело в том, что в области к отчетной дате зерновые были сжаты на 495 тыс. га, или урожай снят с 90% площадей. Сейчас в области «добивают» последние, далеко не самые лучшие массивы, где на ощутимую прибавку зерна рассчитывать уже не приходится. Правда, крепко может выручить кукуруза, которую нижегородцы в последние годы возделывают на зерно — площади под «королевой полей» были увеличены вдвое.

Хочется подробнее остановиться на общем впечатлении, которое характерно для нынешней жатвы. В отличие от прошлых лет она проходит в области в деловом, спокойном режиме, когда все звенья огромного уборочного конвейера надежно отлажены и не допускается на местах сколько-нибудь серьезных срывов. Во всяком случае страницы местных изданий в эту напряженную пору не пестрят заголовками материалов типа «На нижегородских полях развернулась битва за урожай», «Крестьяне спасают зерно от гибели», что совсем нередко наблюдалось в прошлые времена. Можно утверждать — на полях в эту напряженную пору идет привычная для селян работа, без авралов и лишней шумихи.

Как рассказал корреспонденту «Крестьянских ведомостей» главный специалист отдела технической политики Минсельхозпрода Руслан Корзуев, в серьезном техническом перевооружении АПК сказалась региональная программа, в рамках которой при покупке новых зерновых и самоходных кормоуборочных комбайнов хозяйствам предоставляется серьезная финансовая помощь. Действует эта программа в течение последних пяти лет, когда в хозяйства поступило более полутысячи новых комбайнов.

Так, действует договоренность с заводом «Россельмаш» и его основным дилером «Нижегородагроснабом» о том, что при покупке нового комбайна отечественного производства хозяйству предоставляется скидка как производителем, так и продавцом в размере по 500 тыс. руб. Иными словами, хозяйства на каждом комбайне экономят по миллиону, что весьма существенно при нынешней стоимости комбайна в 5-6 млн руб. Этот опыт оказался настолько успешным, что позже сюда включили завод «Гомсельмаш» с его мощной дилерской сетью, которую в регионе представляет торговый дом «Гомсельцентр», «Агроснабприволжье» и другие. Предполагается, что действие этой программы будет продолжено в последующем времени, поскольку обновление комбайнового парка по-прежнему остается актуальной задачей.

Столь подробно останавливаемся на этом моменте потому, что уязвимость в работе уборочного конвейера проявлялась у нижегородцев именно в этом звене из-за недостатка комбайнов. Сейчас их работает на полях около двух тысяч, но все равно сезонная нагрузка на каждый комбайн остается солидной — 185 га при нормативе 150 га.

Надо ли распространяться о том, как это сказывалось на темпах уборочных работ, когда в разгар страды начались нескончаемые дожди, на полях быстро пошел в рост подгон, комбайны буквально вязли в глубоких колеях. Приходилось останавливать технику, дожидаться погожей погоды, а это потери времени, которые оборачиваются недобором урожая.

Понятно, что в каждом районе столкнулись на жатве со своими трудностями. Так, в Лукояновском районе зерновые составляли 13,6 тыс. га, но в конце июля на поля обрушился сильный град, который выбил зерновые почти на тысяче гектаров (такие площади пришлось списывать в двух коллективных хозяйствах и одному фермеру). Жатву начинали с озимых, убирали зерно с повышенной влажностью. Ждать было нельзя, особенно в тех хозяйствах, где площади под зерновыми большие. Когда подоспели яровые, возникла новая трудность — сильный зеленый подгон на большинстве массивов, что снова затягивало уборочные работы.

В известной мере погодные трудности, которые пришлось преодолевать местным механизаторам, были компенсированы добрым урожаем. Так, весьма высокий намолот зерна оказался сразу в трех местных хозяйствах – ООО «Агроэкосистемы», ОАО «Поя» и ООО «Родное поле», где в среднем получили по 29 ц с га. Всего в районе намолочено 23,6 тыс. тонн зерна, что на 5 тыс. тонн больше прошлогоднего. И это без учета кукурузы, которую еще предстоит убрать на зерно.

В ЗАО «Горбатовское» из-за высокой влажности зерна пришлось с самого старта уборки включать сушилку. Под ее неумолчный шумок на току и прошла основная часть страды. Конечно, затраты на подработку зерна оказались выше, но после очистки и сушки его засыпали на надежное хранение в склады.

Сейчас можно подвести предварительные итоги — при всех погодных трудностях удались в этом хозяйстве яровая пшеница и ячмень, да и в целом урожай зерновых оказался выше прошлогоднего. Сделали хороший запас кормов — не подвели смеси овса с горохом, вика с пшеницей. Убрали на силос кукурузу на 300 га, на фермах заложили настоящие силосные курганы для предстоящей зимовки. Теперь ждут, когда подоспеет кукуруза на зерно, которая занимает в хозяйстве 250 га. Рассчитывают за ее счет неплохо пополнить зерновой баланс хозяйства.

В Сосновском районе еще до начала «дождевого периода» успели управиться с уборкой зерновых в ООО «Велес» и на Ворсменской птицефабрике. Но самые большие проблемы оказались в ООО «Панинское», где оставались неубранными более 600 гектаров зерновых. Как пояснили в хозяйстве, часто ломается техника, которая просто не выдерживает нагрузки. А она здесь почти «рекордная» — на каждый комбайн приходится почти по четыре сотни гектаров. Бывает, в день из пяти комбайнов оказываются в рабочем состоянии лишь два — три, отсюда неизбежные затяжки на уборке, потери в урожае.

Когда сопоставляешь оперативные сводки из районов о ходе уборочных работ, невольно бросается в глаза пестрота в показателях — одни хозяйства уверенно идут в лидерах, а кто-то застрял с разворотом работ с самого старта. Одно из объяснений связано с тем, в каком состоянии в том или ином районе содержится сушильное хозяйство. Как пояснили в Минсельхозпроде, оно в области немалое — всего насчитывается более тысячи сушилок и зерноочистительных комплексов. Но распределяются они крайне неравномерно: в одних хозяйствах их несколько, в других вовсе отсутствуют. Случается, договариваются с соседями, возят к ним зерно на просушку, но в целом это пока не решает острой проблемы. Поэтому предполагается в будущем разработать региональную программу, в рамках которой по примеру поставки комбайнов на льготных условиях снабжать местные хозяйства современными мощными сушилками, что позволит готовить добротные семена, засыпать на хранение товарное и кормовое зерно.

Сейчас на осеннем поле сошлись сразу несколько видов работ, что заметно усиливает напряжение на селе. К исходу второй декады сентября в области убран картофель на 9 тыс. га, накопано клубней 203 тыс. тонн при средней урожайности 223 ц с га. Озимые размещены на 180 тыс. га, что составляет 86% от плана. Поднято зяби 120 тыс. га или 41% к плану. Как видно, дел у нижегородцев впереди еще немало, оптимальные сроки поджимают, заставляют поторапливаться. Теперь от разворотливости селян, оперативного ведения дел зависит, насколько прочными будут заложены основы нового урожая.

Автор: Анатолий Ершов «Крестьянские ведомости» Нижегородская область

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 26 сентября 2015 > № 1500150 Анатолий Ершов


Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498921 Владимир Путин

Совещание по вопросам развития сельского хозяйства.

Владимир Путин провёл выездное совещание по вопросам развития агропромышленного комплекса.

Перед началом совещания глава государства посетил ряд сельскохозяйственных предприятий и встретился с представителями крестьянско-фермерских хозяйств Ростовской области.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы с вами собрались для того, чтобы обсудить вопросы, связанные с развитием сельского хозяйства. Эти встречи у нас являются традиционными и на уровне Правительства, и с моим участием, именно в это время традиционны встречи в связи с окончанием уборочных работ.

Сразу же отмечу: с введением запрета на ввоз продовольствия из ряда стран для отечественного АПК – мы об этом постоянно говорим в последнее время и правильно делаем, что говорим, это нужно подчеркнуть, нужно, чтобы все понимали, – у нас появились дополнительные возможности, дополнительный импульс для роста, для укрепления позиций наших сельхозпроизводителей на национальном рынке. Но хочу сказать, о чём уже говорил неоднократно: это окно возможностей когда–нибудь тоже закроется, потому что рано или поздно такие рестрикции с обеих сторон все равно заканчиваются. Поэтому нужно сейчас воспользоваться этим моментом, для того чтобы твёрдо встать на своём собственном рынке. А потенциал, конечно, для этого есть.

В последние годы в отрасли реализуются крупные инвестиционные проекты, ведётся переоснащение предприятий. В целом российский агропромышленный комплекс демонстрирует положительную динамику. Так, за 8 месяцев текущего года производство в отрасли увеличилось почти на два процента.

С введением запрета на ввоз продовольствия из ряда стран для отечественного АПК появились дополнительные возможности, импульс для роста, укрепления позиций наших сельхозпроизводителей на национальном рынке.

Уже можно сказать и о некоторых предварительных итогах уборочной кампании. У нас хорошие показатели по урожаю зерна. Ожидается, что будет намолочено около 100 миллионов тонн. В прошлом году было чуть больше – где–то 105 миллионов, но 100 миллионов – это очень хороший показатель. Это значит, мы сможем закрыть все внутренние потребности и сохранить экспортный потенциал.

По прогнозам, больше, чем в прошлом году, будет собрано кукурузы на зерно, сахарной свёклы, овощей, картофеля и сои. Производство мяса скота и птицы вырастет на 5,9 процента. Результаты, безусловно, хорошие.

Вместе с тем у нас есть и резервы для повышения эффективности АПК и ввода новых производственных мощностей, а соответственно, и выхода на новый качественный уровень.

По оценкам, в 2015 году объём импорта сельхозпродукции снизится на 40 процентов. И из этого можно извлечь максимальную пользу: своевременно реализовать программу импортозамещения, нарастить выпуск сельхозпродукции и укрепить продовольственную безопасность и независимость страны.

Что хотел бы отметить особо, уважаемые коллеги.

Первое. В последние годы Россия является одним из крупнейших экспортёров зерна и растительного масла. Одновременно нам нужно занимать новые ниши, проводить более активную работу по обеспечению доступа на внешние рынки российской свинины и мяса птицы. Здесь у нас хороший, большой потенциал.

Что касается птицы: губернатор Ростовской области будет выступать, он расскажет о том, что сделано в Ростовской области за последнее время. Это действительно успех в этой области.

В этой связи предлагаю с привлечением Российского экспортного центра, создаваемого на базе Внешэкономбанка, проработать возможные механизмы поддержки наших производителей. Также прошу Минсельхоз проработать вопрос о выделении в госпрограмме по развитию сельского хозяйства отдельного направления по поддержке экспорта.

Россия является одним из крупнейших экспортёров зерна и растительного масла. Нужно занимать новые ниши, проводить более активную работу по обеспечению доступа на внешние рынки российской свинины и мяса птицы.

Второе. Внутренние потребности в свинине и мясе птицы Россия во многом закрывает самостоятельно. Что касается КРС, мы с вами знаем, по говядине дело обстоит не так хорошо, как нам бы хотелось. Это притом, что в последние годы на данном направлении применяются различные меры государственной поддержки и региональные программы.

Сегодня предлагаю поговорить, насколько они себя оправдывают. В целом хотелось бы услышать ваши предложения по повышению эффективности мясного скотоводства.

Третье. Есть сложности с обеспечением внутреннего рынка овощами и плодово-ягодной продукцией, особенно в зимний период. Мы уже говорили с коллегами, пока по хозяйствам ходили: здесь совершенно точно есть очень большой потенциал.

В целом проблемы хорошо известны. Важно создавать условия для повышения рентабельности тепличного овощеводства, улучшать инфраструктуру овощехранилищ, развивать селекционное семеноводческое хозяйство и центры.

И конечно, нужно вести более строгий контроль за качеством ввозимых в страну овощей и фруктов, бороться с недобросовестной конкуренцией на внутреннем рынке. Здесь собрались специалисты, лишних слов не нужно. Тем не менее скажу: если мы не контролируем по качеству то, что завозится, а строго подходим к качеству своей собственной продукции, то мы опять же ставим своих производителей в неконкурентные условия.

Четвёртое. Необходимо расширять доступ в торговые сети для отечественных товаропроизводителей, создавать современную, цивилизованную инфраструктуру торговли. Ещё раз прошу Минсельхоз обратить на это самое пристальное внимание.

Из снижения импорта сельхозпродукции нужно извлечь максимальную пользу: своевременно реализовать программу импортозамещения, нарастить выпуск сельхозпродукции и укрепить продовольственную безопасность и независимость страны.

В последние годы на поддержку сельского хозяйства государство выделяет значительные бюджетные ресурсы. Неоднократно подчёркивал и сегодня хочу сказать: необходимо обеспечить оперативное доведение до конкретных производителей этих средств, в том числе до крестьянских фермерских хозяйств.

Давайте поговорим об этих и других вопросах, которые вы считаете важными. Пожалуйста, давайте начнём работать.

А.Ткачёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Вы действительно отметили, подводя итоги уборочной страды, что они на самом деле очень приличные. В 11 регионах мы уже закончили, и в целом цифра в 100 миллионов тонн зерна, даже чуть больше – мы собираемся подвести итоги такого объёма собранного урожая.

Хочу напомнить всем присутствующим, что в 2010 году страна собрала 61 миллион тонн, в этом году – 100, в 2011 году – 94, в 2012 году – 71, в 2013–м – 92 миллиона и так далее, потом, помните, 108, 105, сегодня, дай бог, 101, то есть это значительный скачок. Это произошло благодаря плодородию, благодаря интенсивным технологиям, технике, работе губернаторов, работе всех предпринимательских структур. И конечно, урожай не заставил себя долго ждать. Безусловно, производство зерна в России, особенно в её центральных, южных регионах, имеет хорошую рентабельность.

Более того, Вы правильно заметили, Владимир Владимирович, что и кукурузу на зерно мы в этом году соберём на миллион тонн больше. Это значительная победа для нас. Сахарной свёклы – почти на 7 миллионов тонн больше, чем в 2014, 2013 годах. Это произошло благодаря системным решениям, которые были приняты семь–десять лет назад.

В своё время сахарный сырец из Кубы был очень выгоден, и никто не хотел заниматься производством сахарной свёклы здесь, в России. Сахарные заводы были не модернизированы, никому не интересны, в основном работали на привозном сырье.

Когда ввели импортные таможенные пошлины на сырец, естественно, выровняли ситуацию, баланс рынка, и практически все инвесторы начали вкладывать в землю, в семена, плодородие, культуру земледелия, произошла реконструкция крупнейших заводов, удвоили, утроили мощности. Мы видим следствие этих принимаемых решений. Я имею в виду импортную пошлину, квоты. Сахарная свёкла, я сам помню, когда был бизнесменом, была достаточно убыточной отраслью. Сегодня – прибыльная, растущая, и мы закрываем полностью рынок в собственной стране. То есть инструменты, о которых Вы говорили, точечно, вовремя были использованы.

Следующий вопрос. Вал сои составил в этом году 2 миллиона 600 тысяч тонн, то есть практически за два года мы прибавили миллион тонн. Соя, я уже докладывал, это стратегическая культура. Без сои нет животноводства рентабельного, прибыльного.

Хочу доложить о том, что в мире сои производится 300 миллионов тонн, из них Америка производит 93 миллиона, Бразилия, Китай, Аргентина, Чили. Мы только начинаем делать первые шаги, мы по импорту закупаем около 3 миллионов тонн, тратим огромные деньги, но без сои нет животноводства. Америка держит весь мир, потому что поставляет шрот, корневища. Поставляет шрот, а значит, белок, аминокислоты, делая производство рентабельным. Это к тому, что у нас есть ещё резервы на юге, в Амурской области, в Приморье, для того чтобы поднимать и урожайность сои, и, конечно, расширять площади.

Таким образом, в текущем году будет обеспечена продовольственная безопасность, как Вы уже говорили, по зерну на 142 процента, растительному маслу – 146, картофелю – 99, сахару – 95, овощам открытого типа – 88. В целом рост сельхозпроизводства за восемь месяцев достиг почти двух процентов, при этом динамика производства мяса в три раза выше – шесть процентов.

Я хочу напомнить, в этом году исполняется десять лет со старта нацпроектов по развитию АПК. Именно тогда начался подъём в сельском хозяйстве, многие забывают об этом, очень много было споров, пересудов и открытых противников. Благодаря реализации нацпроектов, а затем госпрограммы мы увеличили объём производства мяса птицы в три раза, до 4,2 миллиона тонн, свинины – в два раза, до 3 миллионов, введено порядка – хочу обратить внимание – 300 новых свинокомплексов по стране и более 130 птицекомплексов. Это огромное количество. Это рабочие места и налоговая база, то есть точечные, правильно выверенные политические государственные решения – и вот такой результат. Поддержка отрасли свиноводства, птицеводства позволила в полтора раза повысить уровень самообеспеченности по мясу птицы и свинины с 60 до 95 процентов.

Здесь, к сожалению, наши успехи заканчиваются. Мы 10 лет практически не имеем прироста по молоку в молочном животноводстве. Инвестиции, к сожалению, в эту отрасль не идут, рентабельность достаточно мала, срок окупаемости длителен, и понятно, что нужны более эффективные инструменты поддержки. Конечно, чтобы получить дополнительно 8 миллионов тонн молока, а это дефицит, который мы получаем из Белоруссии, из других стран, но в основном из Белоруссии, нам нужно поставить в течение пяти лет, условно, 1 миллион голов фуражных коров. Это серьёзные деньги, огромные вложения. Я уверяю, если мы отрегулируем механизмы по рентабельности, по прибыльности, как сегодня в свиноводстве, птицеводстве, у нас будет программа… Молоко – это стратегический ресурс, потому что, производя молоко, мы получаем и говядину.

В.Путин: Это же не мясное животноводство.

А.Ткачёв: Это говядина. Во всём мире 50 процентов – мясное, оно более дешёвое, даже в большей степени привлекаемое.

В.Путин: Понятно, что это говядина, но есть мясное животноводство, которое считается более эффективным.

А.Ткачёв: Но мы же говорим в целом о мясе КРС. С одной стороны, через мясное – стейки, более дорогой сегмент, с другой стороны – через молоко, обычная говядина, которая по цене ниже и пользуется большим спросом. И мы будем только через производство молока закрывать эту нишу.

По садам и виноградникам. За последние пять лет мы увеличили площади в среднем на 40 процентов, а производство тепличных овощей увеличили на треть. Здесь тоже нужны дополнительные меры господдержки.

То есть в ближайшие годы нужно сосредоточиться, я считаю, на производстве молока, мяса, тепличных овощей и фруктов. Это те ниши, которые остаются до сих пор открытыми. Считаю, что у нас есть все предпосылки для того, чтобы их закрыть.

Хочу поблагодарить, Владимир Владимирович, за поддержку. По итогам ряда совещаний в Правительстве принято решение о неснижении объёмов господдержки АПК. Это, безусловно, отличная новость для сельхозтоваропроизводителей, которые понимают, что в непростых условиях дефицита бюджетных средств государство не срезает финансирование сельского хозяйства.

В 2016 году на реализацию госпрограммы планируется направить 237 миллиардов рублей. Хочу подчеркнуть, что 80 процентов этой суммы пойдёт на выполнение обязательств уже по текущим проектам, которые были приняты в последние два-три года. Эти средства пойдут на пополнение в том числе оборотных средств аграриев, субсидий по краткосрочным кредитам, на несвязанную поддержку субсидий на 1 килограмм реализованного товарного молока, развитие сельских территорий и ряд других направлений в соответствии с реализуемой программой развития сельского хозяйства. И только, подчёркиваю, 20 процентов из 237 миллиардов будут направлены на поддержку новых инвестиционных проектов, строительство молочных, тепличных комплексов, закладку садов, виноградников. То есть за счёт этих 20 процентов мы, конечно, не закроем в ближайшие пять лет нишу, дефицит, который есть по овощам, по фруктам, по мясу говядины и по молоку, это совершенно очевидный факт. Это, подчёркиваю, обеспечивает производство только на уровне текущих показателей и не позволит, как я уже говорил, достигнуть поставленных целей по интенсивному росту и ускоренному импортозамещению.

Если мы хотим через пять–десять лет стать аграрной державой, обеспечить себя продовольствием на 99 процентов и войти в число лидеров по экспорту продовольствия, мы должны уже сейчас обеспечить интенсивный рост производства.

По нашим расчётам, в 2016 году на эти цели нужно дополнительно около 30 миллиардов рублей. Если в течение пяти лет мы будем дополнительно привлекать из государственного бюджета 25–30 миллиардов рублей, я заверяю вас в том, что мы по всем этим дефицитным направлениям, а именно: овощи, фрукты, плоды, мясо говядины, молоко, – закроем 95–99 процентов. Раз и навсегда станем кормить себя сами и не тратить огромные деньги, ресурсы, для того чтобы по импорту завозить эти продукты.

На капексы, если говорить о молочном направлении – это самое затратное направление нашей работы, – фермам каждый год нужно тратить порядка 20 миллиардов рублей из того дополнения, о котором я говорил, около 30 миллиардов. По тепличным комплексам – чуть более 5 миллиардов рублей, предусмотрено только три, по молоку предусмотрено шесть, мы просим двадцать. На закладку новых садов – порядка 1,5 миллиардов, заложено 2 миллиарда 100 миллионов. Я постараюсь кратко обосновать и приведу несколько примеров по молоку, тепличным овощам и фруктам.

В молочной отрасли, несмотря на ввод новых современных комплексов и ферм, из–за сокращения производства и личных подсобных хозяйств – ЛПХ, прежде всего в силу социальных, демографических причин пока не удаётся выйти на общий прирост производства. Хотя справедливости ради надо сказать, что ЛПХ сегодня производят 50 процентов молочной продукции, то есть из 30 миллионов производимой в России молочной продукции почти 15 миллионов – это ЛПХ. Но в силу демографических обстоятельств люди этим с каждым годом всё меньше занимаются. Конечно, нам нужно замещать ЛПХ высокоинтенсивными молочными комплексами, семейными фермами. ЛПХ также производят четверть мяса скота и птицы, 70 процентов овощей, 8 процентов картофеля.

Мы прогнозируем в последующие годы, к сожалению, снижение производства молока. Мы говорим о росте, а на самом деле будет снижение производства молока при таком уровне поддержки, прежде всего в хозяйствах и поселениях, примерно на 3–4 процента. Примерно 500 тысяч тонн молока мы будем терять каждый год в ЛПХ, что, как я уже говорил, надо компенсировать за счёт ввода новых молочных комплексов.

Если мы сейчас не увеличим поддержку, то через три года уровень самообеспеченности не только не вырастет, но и упадёт, не говоря уже о мясе КРС.

Мы считаем, что надо увеличить размер компенсации по молочному направлению с 20 до 35 процентов. Тогда этот бизнес будет привлекателен, будет эффективен и туда пойдут инвестиции, предприниматели.

То есть, Владимир Владимирович, я о том, что на поддержку молочного производства нужно размер компенсации по затратам увеличить с 20 до 35 процентов, как это делали все страны Европейского союза, только 20–30 лет назад, как это делала Белоруссия, меры поддержки были до 50 процентов затрат. Потому что все прекрасно понимают: чудес не бывает, молоко – самый тяжёлый продукт, самый тяжело окупаемый, но продукт, без которого нет жизни на земле.

Это потребует дополнительно, как я уже говорил, в 2016 году 20 миллиардов рубелей. И если каждый год выделять по 20 миллиардов на молочное направление, мы в 2020 году закроем эту позицию. У нас предусмотрено, подчёркиваю, 6 миллиардов. На эти средства мы каждый год будем строить 200 ферм по тысяче голов. Естественно, через гранты мы активизируем. У нас очередь достаточно серьёзная – больше тысячи человек: фермерские хозяйства, животноводческие фермы, начинающие фермы, которые охотно развивают молочное направление. Естественно, мы будем закреплять людей на сельских территориях, особенно в Сибири, Забайкалье, где у нас есть огромные возможности для пастбищ, и так далее.

Аналогичную меру целесообразно распространить и на строительство комплексов по производству говядины – с фермой и площадками для откорма молочных телят. Эта мера станет достаточно эффективной, я уверен, как и по другим, более рентабельным направлениям, где мы решили задачу импортозамещения.

В 2015 году производство говядины сократится у нас, к сожалению, на один процент, если не будем вкладывать интенсивно. Более 60 процентов крупного рогатого скота находится в хозяйствах, поселениях.

В 2018 году объём производства говядины сохранится на уровне 2015 года и составит 1,5 миллиона тонн говядины, мяса. Хочу привести пример Монголии: население 3,5 миллиона человек – 63 миллиона голов КРС. У нас подобные территории есть и в Сибири, и в Забайкалье. Конечно, этот опыт мы будем изучать, но, безусловно, без поддержки не сможем выполнить задачу.

В 2015 году сохранится устойчивый рост производства свинины, Вы об этом говорили, на четыре процента. Средний прирост производства за период 2016–2018 годов ожидается на уровне трёх процентов, уровень самообеспечения – 93 процента.

Аналогичные примеры можно привести по овощам и фруктам. Самообеспеченность по овощам открытого грунта достигает 90 процентов. Это в основном КФХ, личные подсобные хозяйства. Конечно, они большие молодцы, что активно занимаются, и с каждым годом мы всё больше и больше привлекаем в отрасль и семейных ферм, и просто молодых людей, которые зарабатывают на этом виде деятельности. При этом по тепличным овощам и фруктам страна обеспечена только на треть, то есть обеспеченность по тепличным овощам – 34 процента. Мы завозим в страну почти 1,5 миллиона тонн овощей, тратим почти 1 миллиард долларов.

Обеспеченность по фруктам – 37 процентов. Завозим в страну 3 миллиона тонн фруктов, плодов, практически больше половины. Соответственно, две трети – это импортные поставки. Чтобы их заместить, надо ежегодно вводить 300 гектаров новых теплиц. До 2020 года нам необходимо закрыть на 90 процентов по фруктам, построить 1,5 тысячи гектаров теплиц, комплексы на разных территориях Российской Федерации и закладывать хотя бы по 10 тысяч гектаров садов, что касается фруктов. Мы просчитали: чтобы закрыть всю позицию, нишу до 2020 года, необходимо заложить 65 тысяч садов – это большой объём, но он абсолютно выполнимый. Мы уже каждый год можем закладывать десять тысяч, если будем осуществлять поддержку на уровне 1,6 миллиарда рублей дополнительно.

В 2016 году для строительства дополнительных 250 гектаров теплиц нам потребуется 5,3 миллиарда рублей. Чтобы за год увеличить производство тепличных овощей на 10 процентов, нам потребуется эта сумма, хотя в плане у нас стоит только 3 миллиарда.

Чтобы удвоить площади закладки садов и вместо 10 тысяч гектаров по плану заложить 20 тысяч, в следующем году потребуется дополнительно 1,5 миллиарда рублей, тогда мы сможет идти очень быстро этим путём. Если мы не направим на эти приоритеты дополнительное финансирование, отрасль останется инерционной и не обеспечит достижение плановых показателей.

Безусловно, развитию отрасли помогут не только финансовые влияния, но и ряд административных мер, которые будут способствовать решению проблем в сельском хозяйстве.

Я говорил уже по зерну, по удобрениям мы неоднократно сегодня говорили с Вами, Владимир Владимирович. Конечно, мы имеем урожай в 100 миллионов тонн зерна – это действительно большое завоевание. Вы правильно сказали, в советское время мы завозили огромными объёмами зерно в страну, сегодня, наоборот, экспортируем порядка 30 миллионов, но потенциально в ближайшие 10 лет мы можем получить и 130 миллионов тонн зерна, а может быть, и больше, прежде всего за счёт улучшения плодородия.

Сегодня в общем и среднем по России мы вносим примерно 33 килограмма удобрений на гектар. Нужно в среднем хотя бы пятьдесят. В Сибири мы вносим 7 килограммов на гектар, в Поволжье – 35, а нужно 70. На Кубани, здесь, в Ростове – от 70 до 90. Естественно, эффект не заставляет себя долго ждать.

Только за счёт плодородия, только за счёт техники, сельхозтехники, которая в центральной, южной части страны более или менее есть, и каждый год мы приобретаем достаточно большое количество комбайнов, тракторов, сельхозмашин… Но если мы берём Сибирь, Дальний Восток, то там это не под силу, нет финансовых ресурсов у фермеров, у сельхозпроизводителей. Безусловно, уровень поддержки техники должен быть значительно выше, может быть, до 50 процентов, иначе мы никогда не освоим Сибирь.

Следующий шаг – мы должны возвращать введение в оборот земли, у нас около 10 миллионов гектаров земли, которая была в своё время брошена, заросла уже деревьями, но это тот потенциал, где мы можем получить дополнительно до 20 миллионов тонн зерна – это наша валюта, наш газ, это наша нефть, то, о чём Вы говорите всегда.

Если идти путём улучшения плодородия, мы должны стимулировать увеличение удобрений. У нас, к сожалению, только 14 процентов удобрений остаётся в России, а всё остальное на экспорт, значит, мы вместо 3 миллионов должны 7 миллионов оставить здесь, в России. Застимулировать сельхозтоваропроизводителя, тогда он будет покупать, тогда он будет вносить, и мы получим дополнительное зерно.

Введение в оборот земли, которая была десятилетиями, в 70–80-х годах, брошена и наличие техники – вот программы, которые помогут нам ввести в оборот порядка 10 миллионов гектаров земли, а значит, получить порядка 15–20 миллионов тонн зерна. Эта задача долгосрочная, не одного дня, понятно, но тем не менее шаг за шагом, я считаю, что мы можем двигаться.

По тепличным овощам целесообразно подключить Минэнерго, мы об этом говорили, к решению вопроса о снижении доли электроэнергии. Она порядка 35 процентов. Мы эту работу проводим активно, но тем не менее мы бы хотели, чтобы и с Вашей стороны это поручение прозвучало.

По молоку мерой, которая может стимулировать честных отечественных производителей, а также ограничить недобросовестную конкуренцию, является маркировка молочной продукции. Об этом тоже мы громко говорим.

Мы разработали поправки в техрегламент Таможенного союза о безопасности молока и молочной продукции, предлагаем ввести обязательную маркировку продуктов, содержащих пальмовое масло либо заменитель молочного жира. То есть большими буквами, как на сигаретах, – примерно на третьей части этикетки – написать, допустим, «пальмовый йогурт» или «молочный продукт с добавлением растительного масла или пальмового масла». И пусть уже потребитель сам определяет, что ему покупать, что выгоднее. Да, это будет дешевле, но все будут прекрасно понимать, что это молоко не из молока.

С другой стороны, можно в том числе за счёт импортных пошлин ограничить и вообще повысить цену ввозимого пальмового масла, тем самым, как я говорил по свёкле, уравнять ситуацию и экономическими инструментами вытеснить из молока пальмовые и другие ингредиенты, которые очень широко внедряются у нас в стране, тем самым удешевляя продукцию и делая свой продукт более конкурентоспособным, и, к сожалению, выталкивая с рынка добросовестных производителей молока и мяса.

Более того, мы предлагаем кратно увеличить штрафы за производство фальсификата, вплоть до введения уголовной ответственности. Сейчас реальные штрафы по судам от 10 до 50 тысяч рублей. Я считаю, что их нужно увеличить в несколько раз, чтобы эта сумма была чувствительной для тех, кто нарушает требования маркировки.

То же самое по виноматериалам. Вы эту проблему знаете: мы не закладываем виноградники, потому что рядом разливают вино из виноматериала, привезённого за 10 тысяч километров в трюмах кораблей. Нет никакого смысла растить виноград 5–7 лет, конечно, выгоднее заниматься розливом вина из чужого виноматериала. Поэтому здесь тоже нужны механизмы сдерживания и защиты своего рынка, самое главное, поддержки своей отрасли виноградарства и виноделия.

Ещё одна действенная мера – приостановление работы недобросовестных предприятий на срок до 90 дней, она практикуется во всём мире, или уничтожение фальсификата по аналогии с санкционной продукцией. После нескольких актов уничтожения этой продукции ввоз контрабанды в страну сократился на 80 процентов, Вы это знаете. Сейчас это единичные случаи. Конечно, сколько было споров, пересудов, но мы решили главную проблему – мы очистили и очищаем рынок от некачественной продукции, от контрабанды, от фальсификата. Мне кажется, это абсолютно правильно, нас поддержат двумя руками наши производители.

Необходимо навести порядок и в растениеводческой продукции. Считаю целесообразным вернуть Россельхознадзору упразднённые в 2011 году полномочия по контролю за содержанием пестицидов и агрохимикатов не только на границе, как мы сегодня делаем, но и внутри страны. Уничтожать оптовые базы, производственные фабрики, мясокомбинаты, птицефабрики, склады, холодильники, где формируется фальсификат и расходится по всей стране, а потом его невозможно обуздать.

Я считаю, только такие резкие, жёсткие меры раз и навсегда очистят рынок и защитят наших отечественных производителей, которые хотят молокопродукты делать из молока, колбасу из мяса и так далее. У нас гораздо больше добросовестных производителей, но, к сожалению, есть и целая плеяда тех, кто сегодня просто… Вы помните, на казахстанском форуме эта тема звучала, и Казахстан поддерживает нас очень широко.

Уважаемый Владимир Владимирович! Реализация перечисленных выше мер позволит не только обеспечить продовольственную безопасность, но и нарастить экспортные поставки, то, о чём мы говорили. Как уже отметили, 2014 год стал рекордным по экспорту, объём которого вплотную подошёл к цифре 20 миллиардов долларов. Сейчас мы в основном экспортируем зерно – это две трети экспорта, рыбу – примерно пятая часть, и растительное масло, семена масличных культур и мясо птицы. Для сравнения: экспорт продовольствия в России по стоимости на треть превысил экспорт вооружений и приблизился к половине экспорта газа.

Напомню, что десять лет назад экспорт продукции АПК не превышал 3 миллиардов долларов. За эти годы он увеличился более чем в шесть раз. Формируется тренд на рост экспортных поставок мяса, экспорт птицы вырос в 12 раз за год и достиг 70 тысяч тонн. Набирают обороты поставки свинины за рубеж: пока всего 15 тысяч тонн, зато динамика роста в семь раз очевидна. Объём экспорта российского зерна за последние 15 лет увеличился более чем в 15 раз. Но мы должны научиться экспортировать перерабатываемую продукцию с высокой добавочной стоимостью. Высокий потенциал развития экспорта имеет говядина, свинина, вино, продукты переработки зерна.

По Вашему поручению мы ведём работу по созданию в Минсельхозе координационного совета по развитию и поддержке экспорта сельхозпродукции. Совершенно очевидно: нам необходима поддержка экспорта не только силами Минсельхоза России, но Минэкономразвития, МИДа, также на уровне наших атташе и советников по сельскому хозяйству за рубежом и, конечно, активность нашего бизнеса.

Мы все смотрим на Азию, на Тихоокеанский регион. Но как, например, сейчас с Китаем: улыбаются, кивают, а свинину, птицу, растительное масло и зерно не пускают. Пока не пускают, хотя мы абсолютно конкурентоспособны с другими товаропроизводителями, которые сегодня уже уверенно чувствуют себя на китайском рынке.

Уверен, что без поддержки экспорта невозможно долгосрочное развитие также по мясу птицы, свинине. Я уверен, такие компании, как «Мираторг», «Русагро» и десяток других, которые не только заполнят нишу и импортозамещение, закроют потребление в России.

И последнее. Я уже говорил об этом, нам нужен, я думаю, коллеги согласятся, аграрный канал, аграрное телевидение как инструмент продвижения передового опыта, технологий, элементарных знаний для сотен тысяч фермеров и владельцев личных хозяйств. Такой канал должен нести доступную и очень позитивную информацию, которая стимулирует объединение вокруг большой цели – обеспечение продовольственной безопасности.

Очень надеемся, Владимир Владимирович, на Вашу поддержку. В странах Европы очень активно развивается такое телевидение, ведётся пропаганда сельского образа жизни, пропаганда производства, и люди, я уверен, с удовольствием, посмотрев на хороший опыт, пойдут и будут стремиться строить свою жизнь и бизнес на земле, на селе.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое. Много затронули ключевых тем, правильно.

С Монголией, по–моему, не очень удачный пример был по поводу того, что их поддерживают. Какая поддержка у Монголии? Там степное скотоводство. 63 миллиона голов КРС? Там овцеводство, я знаю.

А.Ткачёв: Нет, КРС, именно быков. Давайте сделаем хотя бы 20 миллионов голов, сейчас у нас 1,5 миллиона.

В.Путин: По данным некоторых экспертов, по производству говядины у нас в этом году может быть небольшое снижение – на 1,1 процента.

А.Ткачёв: Я об этом сказал. И поэтому, если мы не будем интенсивно вкладывать в эту отрасль, мы её просто потеряем. Но через молоко мы получим дополнительное поголовье.

В.Путин: У нас запланировано выступление губернатора Ростовской области Василия Юрьевича Голубева. Василий Юрьевич, Вы молодец, у Вас промышленное производство сколько? 18 процентов?

В.Голубев: За семь месяцев 18 процентов.

В.Путин: В прошлом году рост сельскохозяйственного производства был шесть процентов, в этом году будет где–то четыре процента. А урожай зерновых такой, какого не было за всю историю наблюдений, как говорят метеорологи, потому что с 1913 года не было такого урожая. Поэтому, чего говорить, Василий Юрьевич и так герой производства.

В.Голубев: Про птицу можно?

В.Путин: И птица у Вас: было ноль, да?

В.Голубев: В этом году произведено 60 тысяч тонн мяса индейки плюс 26 тонн утки. Через год будет 120 тонн индейки.

В.Путин: Представляете? Супер! Поэтому не сердитесь на меня, мы на этом Ваш доклад закончим.

В.Голубев: Мы уже много поговорили, так что я согласен.

В.Путин: Я бы хотел послушать коллег, которые непосредственно занимаются производством, а потом, если потребуется, коллеги из Правительства что–то добавят. Я вас прошу, самое необходимое и коротко.

Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498921 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498914 Владимир Путин

Встреча с представителями фермерских хозяйств.

В ходе рабочей поездки в Ростовскую область Владимир Путин посетил сельскохозяйственное предприятие ООО «Исток-1» и пообщался с работниками крестьянско-фермерских хозяйств.

Глава государства также осмотрел цех сортировки картофеля и овощехранилище фермерского хозяйства «Юзефов Н.Н».

Сельскохозяйственные предприятия «Исток-1» и «Юзефов Н.Н.» специализируются на выращивании зерновых и зерно-бобовых культур, овощей и картофеля. Оба хозяйства имеют собственные технические парки со специализированной техникой, овощехранилища, реализуют программы развития производства, строительства и технического перевооружения мелиоративных систем.

* * *

Выдержки из стенографического отчёта о встрече с работниками крестьянско-фермерских хозяйств

В.Путин: Хочу вас поздравить с окончанием работ, уборки: почти всё закончили.

Реплика: Идёт сев озимых.

В.Путин: Да, я знаю. Озимые здесь, наверное, лучше, чем у нас на Кубани.

Реплика: Там 50–60 центнеров на круг.

В.Путин: По качеству.

Реплика: Одинаково. (Смех.)

В.Путин: Поэтому мы традиционно подъехали, чтобы, во–первых, вас поблагодарить и поздравить, а во–вторых, на месте посмотреть, как у вас идёт работа.

Вы знаете, что сейчас происходит: внутренний рынок освободили практически для вас, что было достаточно сложно сделать в прежние времена, но ваши конкуренты сами нам помогли – дали нам повод сделать то, что мы сделали. Здесь, конечно, нужно включиться, чтобы твёрдой ногой на своём собственном рынке встать.

Какие ещё есть вопросы, проблемы?

Н.Криничный: С удобрениями в этом году проблема: на складах, на предприятиях, которые удобрения продают, нет запаса удобрений, поставки затруднены. Нужно сеять, а мы ищем удобрения потому, что их нет. С калийными удобрениями вообще проблема, не нашли в этом году. Осенью нам нужно под овощи вносить калийные удобрения – нет калийных удобрений.

В.Путин: Они подросли по цене. Калийные больше всех подросли?

Реплика: Сложные подросли – допустим, аммофос подрос больше 50 процентов.

В.Путин: Я знаю, что Правительство договорилось с производителями о том, что держать будут цены в ближайшее время и потом, до весны следующего года. Нужно, конечно, сбалансированно на это смотреть, чтобы не подорвать саму отрасль по производству удобрений.

<…>

А.Дворкович: На внутренний рынок поставляется всего 5 процентов удобрений, остальное – на экспорт. Они готовы поставлять ровно столько, сколько у нас рынок запрашивает. Мы с ними решим этот вопрос.

В.Путин: Аркадий Владимирович, эта проблема не вчера возникла, она [существует] годами, и мы её всегда решали. Надо только своевременно с ними договариваться, вырабатывать график работы, график поставок и смотреть: не исполняют – значит, санкции, вот и всё.

А.Дворкович: Сделаем.

В.Путин: Сделайте, пожалуйста.

<…>

Д.Ганженко: Упал интерес к селу, люди не хотят ехать на село, работать. Много программ, федеральных даже – например, жильё молодым семьям. Но фактически получается, что кто там жил, тот его и купил, а новых никого не приехало.

Можно как–то, я не знаю, какую–то рекламу… Смотрим по телевизору рекламу – идём в магазин сразу покупать новый товар.

В.Путин: Здесь рекламы недостаточно, хотя, конечно, об этом нужно говорить. Кстати говоря, то, что мы с вами сейчас в поле сидим, – это уже реклама, мы специально это и делаем. Мы могли бы собраться, пригласить вас куда–нибудь официально, но мы сюда к вам приехали; это как раз и есть реклама и в известной степени знак уважения к труду селян, к результатам их работы.

Но здесь рекламой не обойтись – здесь нужно несколько составляющих улучшать: повышать уровень доходов тех, кто живёт и работает на селе, первое, и, второе, развивать социальную среду. У нас есть программа по социальному развитию села – её надо сохранять, поддерживать, развивать и в этом направлении активно двигаться.

Думаю, что с учётом того, что сейчас происходит (а рост производства и рост доходов в сельском хозяйстве очевидны, хотя там ещё много проблем, Вы об этом только что говорили; на самом деле этих проблем гораздо больше, чем здесь было сказано), у нас есть очень хороший шанс развивать сельское хозяйство.

У вас в области в прошлом году рост был 6 процентов?

Реплика: 6,6.

В.Путин: А в этом году будет 5?

Реплика: 4,4.

В.Путин: Представляете, у вас рост сельскохозяйственного производства, только в вашей области, опережает рост промышленного производства и всех других отраслей экономики. Если мы сохраним такую тенденцию и будем хотя бы свой собственный рынок удовлетворять, то здесь и рост доходов будет очевидный, он просто неизбежен.

Уже говорили о том, что по зерну мы являемся третьим экспортёром в мире. В Советском Союзе всё покупали, вы помните: у нас даже морские порты не были приспособлены на отгрузку. Порты были приспособлены только на приём зерна, у нас техники не было на отгрузку, как это ни смешно звучит. Сегодня мы по зерновым, по мясу птицы, по свинине подросли серьёзно и тем не менее по птице ещё не на 100 процентов удовлетворяем [потребности отечественного рынка] – 95 процентов или 96; по свинине ещё меньше – где–то 87; по КРС – вообще где–то 75. То есть нам не хватает внутреннего производства для того, чтобы удовлетворить собственный рынок, уже запас прочности для сельского хозяйства очень большой.

Кроме этого, нам нужно будет завоёвывать и внешние рынки, почему нет, – с таким количеством земли и с такой пашней колоссальной, которую можно ещё поднять. В этом смысле мы самая богатая страна – не по нефти и газу, а по возможностям сельского хозяйства. А потребности в продуктах питания в мире будут только расти. Поэтому производство нужно развивать, от этого будет зависеть и результат, и качество жизни на селе, они их сделают привлекательными.

Реплика: А как развивать, если не хватает рабочей силы?

В.Путин: Вы знаете, если мы с вами добьёмся того, о чём я сказал, если будут доходы приличные, будет расти благосостояние, будет социалка здесь развиваться – люди поедут. Что в трущобах–то жить? Поедут.

Реплика: Мы сотрудничаем с Новочеркасской государственной мелиоративной академией, берём студентов на практику, также из аграрного института берём на практику студентов. С каждым годом студентов всё меньше и меньше. Просто люди не идут на эту специальность, не хотят в селе работать просто-напросто, почему–то не стремятся, престижа нет у профессии.

В.Путин: Да. Я говорил о материальной стороне, связанной с доходами и с качеством жизни, – от этого, конечно, будет и престиж расти. Но здесь, наверное, Вы правы: нужно, чтобы все мы больше внимания обращали на село и показывали красоту жизни на селе, важность этого дела для страны.

Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498914 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Агропром > premier.gov.ru, 23 сентября 2015 > № 1499348 Алексей Орлов

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Калмыкия Алексеем Орловым.

Стенограмма:

Д.Медведев: Алексей Маратович, республика, которую вы возглавляете, в значительной степени аграрная, и каждый раз, когда я к вам приезжал или вы ко мне приходили, мы с вами говорили о сельском хозяйстве, о том, как было бы здорово дать толчок развитию сельского хозяйства в Калмыкии. Сейчас такой благоприятный момент настал, потому как ситуация у нас, можно сказать, особая: мы и деньги не сокращаем на поддержку села, а, с другой стороны, введён особый режим по торговле сельхозпродуктами с целым рядом стран, и, соответственно, взят курс на импортозамещение. Что хорошего сделано в последнее время, расскажите, пожалуйста?

А.Орлов: Дмитрий Анатольевич, Калмыкия – сельскохозяйственный регион, и, безусловно, для нас это приоритетная отрасль экономики.

Д.Медведев: Вы мне, если вспомнить мои визиты к вам, несколько раз рассказывали про возможности создания мясных производств. За последнее время что сделано, расскажите?

А.Орлов: Несколько лет тому назад я Вам говорил о том, что моя команда ставит для себя приоритетную задачу возродить и восстановить мясоперерабатывающую отрасль. Я могу Вам доложить сегодня, Дмитрий Анатольевич, что первый шаг (не шажок, а именно шаг) уже сделан. Год тому назад мы запустили первый мясоперерабатывающий комплекс.

Д.Медведев: Какие мощности у него?

А.Орлов: 15 тыс. т. Сегодня этот комбинат уже работает. Более того, он уже вышел на рынки страны и, в частности, на рынки Москвы.

Д.Медведев: Какую продукцию он производит?

А.Орлов: Говядину и баранину. Причём сегодня это востребовано уже и сетями, и, скажем так, нашими рестораторами. В декабре текущего года наши инвесторы планируют завершить вторую очередь – это более мощный мясоперерабатывающий комплекс, отвечающий уже полностью технологиям XXI века. Это полная переработка и утилизация: рога и копыта, шерсть, кожа, ланолин, кровь, белые и красные внутренние органы. То есть это действительно технология, отвечающая всем потребностям современного рынка. Но самое главное, Дмитрий Анатольевич, это дало большой стимул для наших сельхозтоваропроизводителей и фермеров, которые находятся на низовом уровне.

Те меры, которые приняло Правительство Российской Федерации и Вы лично, Дмитрий Анатольевич, помогли нам (я имею в виду всем сельхозтоваропроизводителям) получить достойную, скажем так, оценку своего труда на рынке. Наш продукт стал востребован. И если вчера мы с некоторой осторожностью и опасениями говорили о мононаправленности нашего сельского хозяйства и, в частности, ориентации на животноводство, сегодня Калмыкия получила новый уникальный шанс.

В то же самое время, притом что мы теперь имеем достойную цену за свой продукт на оптовом рынке скота, те меры, которые мы принимаем и принимает федеральное Правительство, дают нам возможность держать и розничные цены. Приведу пример прошедшей зимы. Наша интервенция на сельскохозяйственных рынках в городах и районных центрах Калмыкии дала возможность понизить чуть ли не на 25–30% оптовые и розничные цены, которые существовали до нашего вхождения в эту систему.

То есть в целом, если резюмировать, получается: наш сельхозтоваропроизводитель, выращивая свой скот (это или крупный рогатый скот, или это мелкий рогатый скот – овца), имеет свой рынок сбыта. Первый мясоперерабатывающий комбинат, повторюсь, уже работает, в конце текущего года наш инвестор запускает второй мясоперерабатывающий комбинат. Мы замыкаем эту цепочку у себя внутри региона. Плюс ко всему, Дмитрий Анатольевич, ещё одна деталь очень важная – если вчера, говоря откровенно, мы стучались в двери к сетевикам и рестораторам…

Д.Медведев: Что тут стесняться?

А.Орлов: Сегодня эти компании, причём высокого уровня российского, уже приходят сами к нам с предложением, и это уже реальность нашего дня.

Д.Медведев: Это отрадно. Напомню, что по целому ряду компонентов животноводства, продукции животноводства… Например, по мясу птицы мы вышли на уровень продовольственной безопасности, мы полностью себя обеспечиваем мясом птицы. Если говорить о свинине, то там в значительной мере мы себя обеспечиваем, есть небольшой сегмент, но он в принципе довольно легко покрывается. А вот если говорить о говядине, если говорить о баранине, то здесь возможности для роста в нашей стране, и уж тем более, если говорить об экспортных возможностях, колоссальные.

Поэтому то, что открываются два (одно уже открыто, другое в ближайшее время откроется) новых производства – это очень хорошо. Эту животноводческую направленность республики, мне кажется, нужно сохранить, потому что она исторически сложилась, она соответствует природным возможностям Калмыкии, люди готовы этим заниматься, но самое главное, что на нашем рынке образовалась эта ниша, и очень хорошо, если её заполнят животноводы из Калмыкии.

Занимайтесь этим, пожалуйста.

Россия. ЮФО > Агропром > premier.gov.ru, 23 сентября 2015 > № 1499348 Алексей Орлов


Россия > Агропром > agronews.ru, 23 сентября 2015 > № 1497553 Александр Ткачев

«Почему мы закрываем глаза на то, что у нас на полках мусор?»

Со дня назначения Александра Ткачева главой Минсельхоза прошло ровно пять месяцев. В интервью газете «КоммерсантЪ» он рассказал, как очистить торговлю от фальсификата, ликвидировать дефицит молока и виноматериала и когда Россия сможет зарабатывать на экспорте продовольствия почти столько же, сколько на экспорте газа. Также министр прокомментировал включение себя в санкционный список Украины и рассказал, что в своей работе советуется с родственниками — владельцами фирмы «Агрокомплекс им. Н. И. Ткачева».

— Предложение президента возглавить Минсельхоз было неожиданным для вас?

— Вы знаете, я интуитивно, конечно, понимал, что мне рано или поздно надо будет менять работу. Не буду же я 20–30 лет работать губернатором. С одной стороны, это предложение было неожиданным, но если бы его не было, то со временем я бы сам начал об этом говорить.

— После того как вы уже вошли в курс дел министерства, какой участок доставшегося хозяйства показался самым проблематичным?

— Я, прежде всего, хочу сказать, что мои предшественники многое сделали для отрасли. Безусловно, большой вклад в развитие сельского хозяйства России внесли Гордеев Алексей Васильевич, Зубков Виктор Алексеевич, а затем их начинания поддержал и продолжил Аркадий Дворкович. И конечно, задача — не только сохранить ту высоту, которую мы набрали, но и приумножить достигнутые показатели. Я, прежде всего, говорю о нацпроекте, который был запущен десять лет назад. Благодаря его реализации за десять лет производство мяса птицы увеличилось в три раза, до 4,2 млн тонн, свинины — в два раза, до 3 млн тонн. Уровень самообеспеченности по этим видам мяса доходит до 85–90%, и это серьезный прогресс.

— А где плохие результаты?

— Нерешенные задачи в силу объективных причин остаются в молочном животноводстве. Производство молока — это длительный процесс. Корове, чтобы стать фуражной, нужно не менее двух лет. Поэтому цифры говорят сами за себя. Сейчас мы имеем чуть более 30 млн тонн собственного молока. Дефицит — около 9 млн тонн. В перспективе нам нужно дополнительно миллион голов дойного стада. Представьте себе, какой это огромный объем. По нашим расчетам, для этого потребуются государственные и частные инвестиции в размере порядка 500 млрд руб. Конечно, за эту работу нужно браться. Я считаю, что молоко — это один из важнейших продуктов для обеспечения продовольственной безопасности. Сейчас удельный вес отечественной молочной продукции составляет 77%, наша задача — достичь установленный в доктрине продовольственной безопасности порог в размере 90%.

— Нужны ли сейчас интервенции сухого молока?

— На рынке молока есть определенная волатильность. В период большого молока, то есть летом, предложение большое и цены начинают падать. Зимой, наоборот, молока меньше и цена в общем-то удобоваримая для производителей молока, для крестьян. Теоретически интервенции могут быть инструментом сглаживания сезонного ценообразования. Государство могло быть закупать молоко с рынка, перерабатывать его в сухое молоко, хранить определенное время и затем реализовывать. Но это сложно регулируемый механизм. Во-первых, как потом распорядиться сухим молоком. Не так его много нужно стране. Во-вторых, реализация этой меры в качестве регулятора цены — затратное мероприятие для федерального бюджета. Поэтому мы рассматриваем различные варианты поддержки молочной отрасли и обсуждаем их с союзами.

— На какую финансовую поддержку со стороны государства смогут рассчитывать производители молока?

— Чтобы получить дополнительно 9 млн тонн молочной продукции, нужно создавать новые молочные комплексы, развивать семейные животноводческие фермы, поддерживать грантами начинающих фермеров. Государство уже использует инструменты поддержки в виде субсидий на 1 кг молока, возмещения процентной ставки по кредитам. Льготные инвестиционные кредиты — это распространенная мера, которая себя положительно зарекомендовала. Начиная с этого года в рамках поддержки проектов в молочном животноводстве мы также будем компенсировать часть затрат на капитальное строительство. Например, сельхозпроизводитель строит молочный комплекс за 1 млрд руб., а 200 млн руб., то есть 20% затрат, государство ему возмещает. Эта серьезная поддержка широко распространена в Европе. Я считаю, что эти меры позитивно скажутся на рынке молока. Если инвесторы придут в эту отрасль, заручившись поддержкой государства, то в течение пяти-семи лет мы решим проблему дефицита молока в нашей стране…

Россия > Агропром > agronews.ru, 23 сентября 2015 > № 1497553 Александр Ткачев


Россия > Агропром > agronews.ru, 21 сентября 2015 > № 1494408 Владимир Кашин

Владимир Кашин: дайте институтам возможность зарабатывать

Интервью с председателем Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии В. Кашиным состоялось во время недавнего VI Международного форума «Дни сада в Бирюлёво», приуроченного к 85-летию Всероссийского селекционно-технологического института садоводства и питомниководства (ВСТИСП).

«Крестьянские ведомости»: Владимир Иванович, насколько остро стоят вопросы импортозамещения в плодово-ягодной подотрасли?

Владимир Кашин: Убежден, мы в состоянии накормить себя плодами и ягодами и на 50% решить вопрос цитрусовых через Сочинский анклав и даже, возможно, через Абхазию. Исходя из нормативов и валового сбора, на 80% нас обеспечат ЛПХ, садовые кооперативы. Но задача состоит в том, чтобы вернуться к крупным товарным производствам, так как именно они, как и во всем мире, дают возможность использовать технологические и защитные системы, получать качественную продукцию. К примеру, совхоз им. Ленина производит почти 14 тыс. т плодов и овощей. Новые интенсивные сады с применением систем адаптации дают урожаи на слаборослых подвоях при плотной посадке до 1200 саженцев на гектар. В Подмосковье таких хозяйств было 16, а теперь остались «Непецино», совхоз им. Ленина и институт садоводства и питомниководства.

Конечно, отрасль требует серьезных капитальных вложений, на второй год урожай не получишь — нужны «длинные» деньги и поддержка. Питомниководство – это система, которая работает через федеральный уровень, госдотации. В советский период в стране было 500 питомниководческих хозяйств, которые входили в структуру Минсельхоза, именно там отрабатывался механизм производства качественного посадочного материала. Его было достаточно, чтобы осуществить любой, самый большой проект.

Тогда крупные садоводческие хозяйства имели по 500-800 и более гектаров плодоносящих плантаций. Особенно в Курской, Белгородской областях, в Центрально-черноземном регионе, включая Орловскую, Тамбовскую, Тульскую, Рязанскую области. Эта отрасль имела самую высокую рентабельность в советское время, а потом развалилась из-за прекращения финансирования. Гайдаровский тезис «все закупим у Европы» привел к трагедии. Сегодня санкции отрезвляют и правительство, и региональные власти.

Очень приятно говорить о точках роста, которые есть, например, в Кабардино-Балкарии, где недавно был. Прекрасная, совершенная технология закладки больших плантаций в Краснодарском крае. Все это говорит о том, что мы, безусловно, в состоянии и обязаны решить проблему обеспечения страны отечественной продукцией. Все для этого есть: сорта для каждой зоны семечковых и косточковых, ягодных культур, современные технологии. Надо комплексно решать вопросы, включая проблемы реализации.

Например, в этом году прекрасный урожай земляники вырастил совхоз им. Ленина, но кого только «на уши» не поставили, чтобы разрешить ему торговать в Москве! Возможности наших производителей торговые сети не должны ограничивать. Институту садоводства также не разрешали торговать земляникой на полях Ленинского района. На эту борьбу за сбыт ушла неделя. А что такое неделя при уборке земляники?! А потом начались дожди, потери. Эта возня с реализацией стоила потерь минимум 10% от валового сбора.

«КВ»: Уже много лет ведутся разговоры о развитии перерабатывающих производств, но воз и ныне там.

Владимир Кашин: Без переработки невозможно вести отрасль. Не случайно в советские годы садоводческие хозяйства имели хоть и примитивные, но технологии, которые позволяли готовить джемы, варенья, вино. Везде в крупных хозяйствах эти заводы были. Сегодня есть возможность поддержать садоводческие хозяйства, садопригодные территории через кредитные системы, Минсельхоз. И, принципиально решая вопросы импортозамещения плодоовощной продукции, надо решить и проблему переработки. Есть большое количество несортовой продукции, которую нужно не выбрасывать, а перерабатывать. Там такой же пектин, такие же питательные вещества, которые надо эффективно использовать. Решая комплекс вопросов господдержки бизнеса, частно-государственного партнерства, возвращая уважение к крестьянству, можно справиться с проблемой.

Ведь что получается, производитель вынужден продавать товар в торговые сети, которые едва обеспечивают стоимостной баланс, то есть, нет системы расширенного производства. А торговля накручивает цены, иногда вдвое. Мы разработали закон, чтобы торговая наценка и переработка вместе не превышали 50% в стоимости товара на прилавке. То есть 50% получает производитель и столько же торговля и переработка. И тогда у торговли будет наценка порядка 20%, что вполне достаточно. Весь мир в принципе так работает.

Решив этот вопрос, мы получили бы больше возможностей для расширенного производства, для закладки садов и переработки. А у нас сегодня на любом направлении сельскохозяйственного производства сплошные издержки. А если сюда добавить расходы на ЖКХ, нищенскую зарплату и пенсии, то как жить?

«КВ»: Много плодов и ягод выращивается в садоводческих товариществах, на дачах. Почему бы их продукцию не использовать?

Владимир Кашин: Раньше использовали. Были заготконторы, эффективно действовала райпотребкооперация. Излишки смородины, яблок, вишни частных подворий приобретали заготконторы. В райпотребсоюзах, облпотребсоюзах были приличные мощности для хранения картофеля, капусты, лука, чеснока, табака, включая кожевенное сырье.

Когда я был первым секретарем райкома партии в Серебряно-Прудском районе, наша заготконтора закупила у населения 43 тыс. тонн картофеля по приличной цене, не меньше 20 копеек за килограмм. Да плюс еще были специализированные хозяйства, которые порядка 40 тыс. тонн производили! Под 80 тыс. тонн картофеля везли в Москву одним районом. А сегодня систему заготконтор разорили. И теперь вся Московская область собирает лишь около 300 тыс. тонн картофеля.

Я всячески поддерживаю возрождение потребкооперации с их заготконторами.

«КВ»: Почему вы фермерские хозяйства обделяете вниманием?

Владимир Кашин: И фермерские хозяйства могут участвовать в заготовках. Возьмем хотя бы грибы. Раньше в лесных массивах, например, Рязанщины, стояли приемные пункты, грибы и сушили, и солили. Мы были там недавно — ничего этого и в помине нет.

«КВ»: После вхождения аграрных НИИ в Федеральное агентство научных организаций улучшилось их финансирование?

Владимир Кашин: Улучшилось? Вот баланс института садоводства, который отмечает 85-летний юбилей. Федеральный бюджет направляет в институт из общей системы финансирования 30%, 70% институт сам зарабатывает, в том числе за счет сдачи в аренду уборочных комбайнов, другой техники. Зарабатывают под 90 млн. рублей, но ФАНО всё заработанное до копейки забирает. Сегодня все арендаторы ушли, с деньгами туго стало. А ведь содержать эти огромные заводы, здания и сооружения надо, иначе через 2-3 года всё рухнет.

Когда я принимал институт, одно здание уже было продано, в основном корпусе полы провалены. Ноябрь месяц, а институт не отапливался. Все сотрудники в неоплачиваемом отпусках и т.д. Как и у многих других институтов в начале лихих 90-х. Всеми силами спасали отрасль и науку в первую очередь. И спасли.

Поэтому говорить о том, что финансирование улучшилось – нет. Повысилась стипендия у академиков, член-корреспондентов. Есть определенная поддержка у докторов, кандидатов наук. Но по большому счету все познается в сравнении. Раньше доктор наук получал 500 рублей, носил каракулевую папаху, как полковник с окладом 250 рублей. Секретарь обкома получал 500, секретарь райкома, который отвечал за все – 340 рублей. Вот как ценился труд доктора наук!

О финансировании говорит и такой факт. В аспирантуре четверть века назад обучалось 20-25 человек, сегодня – 3-4 человека. Институты имеют возможность зарабатывать деньги, и обязаны их зарабатывать, лишь бы не отбирали. Институтские заводы и оборудование не государство покупало, а коллектив на свои кровные. Поэтому сегодня институту надо дать возможность заниматься переработкой своей продукции и торговать ею.

«КВ»: Что изменилось с тех пор, как вы оставили институт садоводства и перешли в Госдуму?

Владимир Кашин: Безусловно, есть много хорошего, но есть и недостатки. И носят они институциональный характер, не зависят от руководства. Например, общее недофинансирование, слабая возможность обновления кадров, недостаточная развитость материально-технической базы. Нам не дали в свое время построить новый корпус, хотя было решение правительства. Потом произошел захват 25 га земли. Зато сегодня приросли Ступинскими землями.

Нынешний директор Иван Михайлович Куликов уже стал настоящим руководителем, чувствует пульс развития науки, производства, стал более самостоятельным, может дать отпор негодяям, которые готовы торговать бесценной землей.

Главная задача института садоводства – прирасти молодежью, сохранить преемственность наших выдающихся ученых. Не потерять земли, развивать наработанную систему создания технологий, новых сортов. Причем, у нас технологии основаны на адаптивной стратегии, мы пошли путем улучшения режимов орошения, питания, водно-физических свойств почвы. Сейчас эта система внедряется повсеместно, как и капельное орошение, например. Все это вместе дает возможность институту оставаться лидером. Причем лидерство это признают не только в России.

Автор: Александр РЫБАКОВ

Россия > Агропром > agronews.ru, 21 сентября 2015 > № 1494408 Владимир Кашин


Россия > Агропром > oilworld.ru, 17 сентября 2015 > № 1498638 Дмитрий Рылько

Россию ожидает вторая волна роста цен на продовольствие, заявил генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько на конференции «Поставщик и сетевой ритейл: практика эффективного взаимодействия», организованной при участии «Руспродсоюза» (ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров) в рамках выставки World Food 2015. Однако это волна инфляции будет не настолько сильной, как первая, отметил эксперт.

«Мы проходим через вторую волну девальвации рубля в течение 12 месяцев. Возможно, она еще не закончилась. Это серьезно воздействует на рынок продовольствия, который с курсом валют очень связан. Это все происходит на фоне неблагоприятной макроэкономической конъюнктуры», - заявил эксперт.

При этом импортозамещение отстает от выпавших объемов импорта, отмечает Рылько. ИКАР ожидает, что импорт продовольствия в денежном выражении упадет до 25 млрд долларов – почти в два раза - из-за эмбарго и падения курса рубля. Снизится и экспорт в денежном выражении, так как в мире падают цены на все сельскохозяйственные товары. В физическом выражении российские производители поставят больше, чем в прошлом году.

В целом, рост производства в России не компенсирует выпадение импорта, снижается потребление подавляющего большинства товаров. Хорошо проходит импортозамещение на рынке мяса. Еще недавно Россия была крупнейшим импортером мяса, а в этом году импорта будет всего лишь 11% от всего объема потребления. В 2016 эта цифра, как прогнозирует ИКАР, снизится до 9%.

На молочном рынке импорт также сократился, но отечественное производство не растет, отмечает Рылько, если не учитывать личные подсобные хозяйства, точную статистику по которым никто не ведет.

Как сообщил 14 сентября 2015 года на подиумной дискуссии «Российский продовольственный рынок: сценарий 2015», прошедшей в рамках деловой программы выставки World Food 2015, директор Департамента регулирования агропродовольственного рынка, пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза Александр Сироткин, в первом полугодии в РФ произведено на 3% больше молока, чем за аналогичный период 2014 года.

Россия > Агропром > oilworld.ru, 17 сентября 2015 > № 1498638 Дмитрий Рылько


Россия. УФО > Агропром > zol.ru, 16 сентября 2015 > № 1498868 Евгений Ваганов

Государство попытается выровнять «ножницы цен» на зерновом рынке Челябинской области с помощью интервенций.

В Челябинской области, по прогнозам, ожидается богатый урожай зерновых. Но удастся ли его продать по достойной цене? Помогут ли в этой ситуации зерновые интервенции государства?

Напомним, что с 15 сентября в России возобновились закупочные зерновые интервенции. Первые августовские торги, как сообщает сайт Национальной товарной биржи, прошли «по нулям»: желающих сдавать зерно по предлагаемой цене не нашлось. География же нынешних торгов резко сместилась на восток. Торги пройдут на площадках Башкортостана, Курганской области, Новосибирской области, Красноярского края и Амурской области. На торгах планируется закупить 14,04 тысячи тонн пшеницы 3-го и 4-го классов, а также продовольственную рожь.

Есть ли резон нашим аграриям воспользоваться этим механизмом помощи государства? Ситуацию комментирует Евгений Ваганов, первый заместитель министра сельского хозяйства Челябинской области.

— Для чего государство ввело механизм зерновых интервенций?

— Зерновые интервенции государства — дело не новое. Этот механизм госпомощи стал серьезным подспорьем аграриям в засушливые годы. Когда цены на зерновом рынке вырастали выше разумных пределов, что угрожало резким подорожанием продуктов, государство «выбрасывало» на него дешевое зерно. Оно шло на продовольственные и кормовые цели. Но у закупочных интервенций стоит другая задача — поднять до достойного уровня рыночные цены на зерно, чтобы крестьяне смогли продавать его с прибылью. Тем самым достигается оптимальный ценовой баланс, снимается угроза продовольственной безопасности страны и отдельных регионов.

— Устраивает ли аграриев предлагаемая государством цена на зерно?

— Сегодня рыночные цены на зерно нового урожая существенно выше, чем в рамках зерновых интервенций, и продавать его государству сельхозпроизводителям не выгодно. Сейчас это 9500–9700 рублей за 1 тонну пшеницы 3 го класса, 8700–8900 рублей — 4 го класса, 8400–8600 рублей — 5 го класса, 6400 рублей за 1 тонну ржи, 6500 рублей — ячменя. Между тем рыночная стоимость — примерно на тысячу рублей больше. Не случайно, чтобы выровнять «ножницы цен», Минсельхоз России направил в правительство РФ предложение повысить в среднем на 1000 рублей за тонну минимальные закупочные цены на зерно, при которых начинаются закупочные интервенции. Поднять их необходимо для обеспечения устойчивости аграрной экономики и российского рынка зерна.

У большинства сельхозпроизводителей Южного Урала нет выхода на экспортные рынки, и они смогут компенсировать выросшие издержки, продав зерно в интервенционный фонд. Затраты аграриев существенно выросли из-за удорожания удобрений, горючего и сельхозтехники, и вряд ли кто будет продавать зерно себе в убыток. Но надежда есть: насколько я знаю, цены на интервенционное зерно на федеральном уровне обещают поднять.

— А как складываются отношения аграриев и переработчиков, на хлебоприемных предприятиях которых будет храниться интервенционное зерно?

— При этом нельзя допустить резкого повышения цен за хранение зерна на элеваторах: лишь в случае, если ценовой механизм интервенций на пользу аграриям, он будет работать не вхолостую. В прошлом году такое зерно в нашей области хранилось на Брединском и Троицком элеваторах, а сейчас зернопереработчики, чтобы иметь право и нынче работать с интервенционным зерном, должны пройти аккредитацию. У многих аграриев не хватает собственных зернохранилищ, и чтобы не продавать зерно за бесценок перекупщикам, им имеет смысл сдать его государству по фиксированной цене.

— Несколько лет назад, кроме классических зерновых интервенций, в России была опробована так называемая залоговая схема, при которой аграрии сдавали зерно с правом последующего выкупа, за вычетом стоимости хранения. Будет ли у этого эксперимента продолжение?

— У нас эта схема, насколько я знаю, не прижилась. И в этом году залоговые интервенции маловероятны. У этой схемы немало минусов и подводных камней, которые могут осложнить ее применение. Производителям нужно заранее обговорить не только стоимость хранения, услуг приема и отгрузки зерна, но и сроки выполнения таких работ, а это может привести к серьезным задержкам.

На мой взгляд, государство не должно выполнять несвойственные ему функции, подменяя собой игроков продовольственного рынка. Разве что в исключительных случаях, когда, например, аграрии из-за засухи остались без средств, а продать выращенный урожай по достойной цене не могут из-за изменчивой рыночной конъюнктуры. Но наши сельхозпроизводители всегда могут сдать на элеватор давальческое зерно на ответхранение по традиционной проверенной схеме, чтобы затем, когда цены вырастут, можно было продать его с куда большей выгодой…

— И все-таки, есть ли угроза затоваривания зернового рынка области — того, что селяне будут вынуждены продавать зерно едва ли не ниже себестоимости?

—Уверен, такой угрозы нет. Наоборот, из-за роста потребности птицеводства и животноводства зерно в регионе нарасхват, они «съедят» почти неограниченные объемы. По прогнозу в этом году валовой сбор зерна по области будет порядка 1,5 млн тонн. Хотя это на 30 % больше прошлогоднего уровня, полностью удовлетворить внутреннюю потребность все же не удастся: не говоря о 300 тысячах тонн семян, только продовольственного зерна, для обеспечения хлебопекарной и макаронной промышленности, нужно в год 1 млн тонн, плюс 1,4 миллиона — фуражное зерно для птицефабрик, животноводческих ферм и свинокомплексов. Так что часть фуража, как и в прошлые годы, придется закупать в соседних регионах. Но если необходимость все же возникнет, всегда можно будет продать зерно государству в рамках интервенционных закупок.

Россия. УФО > Агропром > zol.ru, 16 сентября 2015 > № 1498868 Евгений Ваганов


Украина. Швейцария > Агропром > interfax.com.ua, 14 сентября 2015 > № 1488896 Ансгар Борнеманн

Директор компании Nestle в Украине и Молдове: Из-за кризиса украинцы стали покупать больше продукции в низком ценовом сегменте

Эксклюзивное интервью директора компании Nestle в Украине и Молдове Ансгара Борнеманна агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как экономическая ситуация в Украине отразилась на динамике продаж компании?

Ответ: Потребители стали выбирать более тщательно то, что покупают. Первое, что я сделал, когда приехал в Украину, посетил десять семей, чтобы понять, как они справляются с этим вызовом. Я увидел, что покупатели вынуждены отказываться от того, что приносит им удовольствие и покупать базовые продукты, которые необходимы для существования в первую очередь. В тех категориях, в которых мы работаем, это значительное падение по кондитерским изделиям. Но даже там есть своя специфика. Если взять вафли "Артек", которые являются очень здоровым и качественным продуктом, то мы видим рост продаж, но по плиточному шоколаду и батончиках мы падаем. Почему? Потому что произошло резкое повышение цен, и покупатели не могут сейчас покупать столько, сколько они покупали в этой категории раньше. Для нас, в первую очередь, остаются важными продукты, которые продаются по низкой цене: "Артек", "Мивина". Мы видим рост их продаж. В 2014 году общий объем продаж Nestle в Украине составил около 5,7 млрд грн. Для нас продажи стабильны в целом, что является результатом фантастической работы всех наших сотрудников. Это большой вызов для моей компании, потому, что мы видим, что в некоторых категориях идет большей спад. Мы тяжело работаем над тем, чтобы сохранить долю рынка. В некоторых категориях даже растем.

Вопрос: Многим транснациональным компаниям в Украине пришлось заменить часть российского импорта импортом из других стран. Для вас этот вопрос тоже актуален?

Ответ: Я считаю важным сказать: Nestle всегда придерживается законов той страны, в которой работает. Если есть запрет по импорту продуктов из других стран, мы его выполняем. Если законодательство не запрещает этого делать, мы работаем. Второй момент, мы всегда хотим доставить нашим покупателям продукцию наивысшего качества. Бывают такие случаи, что продукт, который мы импортируем, можно импортировать только из одной страны. И если нет запрета на импорт, то мы поставляем то, что потребителю необходимо, не нарушая законов. Если мы можем импортировать продукты из двух разных стран, где есть фабрики Nestle, то мы это делаем, естественно, учитывая предпочтения потребителя в отношении той страны, откуда он хочет видеть товар. Наша главная задача – удовлетворить потребителя.

Вопрос: Ощутила ли на себе компания действие санкций России в отношении украинской продукции, по каким категориям?

Ответ: Да, мы столкнулись с определенными трудностями. Как известно, весь кондитерский бизнес в Украине попал под действие санкций – прекратился экспорт продукции в РФ. Мы не стали исключением по данной категории. Под запрет также попали плодоовощные консервы. В связи с этим мы перестали поставлять с фабрики "Мивина" картофельное пюре быстрого приготовления, картофельные хлопья везут к нам из Франции.

На момент введения санкций экспорт кондитерской продукции "Нестле Украина" в Российскую Федерацию составлял небольшой процент. В течение многих лет наша работа в Украине концентрировалась, прежде всего, на удовлетворении потребностей внутреннего рынка. Более 90% продукции, которую производили в Украине, мы продавали украинским потребителям. Экспорт также развивался, но не был приоритетным направлением деятельности. После отмены в прошлом году странами ЕС таможенных пошлин на украинские товары для экспорта открылись новые возможности. Определенную положительную роль сыграла и девальвация гривни.

В основном, поставки наших продуктов осуществляются в страны западной Европы – Испанию, Великобританию, Германию, Польшу, страны Балтии, Чехию, Словакию, Голландию и Швейцарию. Помимо этого, мы экспортируем в Болгарию, Молдову, Белоруссию, Казахстан, Латвию, Литву, Румынию, США, Грузию и Израиль.

Вопрос: Есть ли возможность у компании удешевить стоимость своей продукции? В каких категориях?

Ответ: Вы знаете нашу позицию – как можно больше производить продукции в стране, где мы работаем. Потому, что это часть нашей социальной ответственности: поддержать общество и страну, в которой мы работаем. Если мы хотим разворачивать больше производство в Украине, но при этом не имеем производственных мощностей, в таком случае, мы просчитываем затраты и то, какие преимущества мы получим. Если мы видим возможности по удешевлению производства в Украине, мы делаем это. Например, батончики LION мы производим на "Свиточе", KitKat импортируем, потому что у нас нет возможности производить его здесь. Мы пытаемся все больше и больше сырья и упаковки покупать у местных производителей. Это позволяет нам влиять на дизайн продуктов и на расходы, плюс цена для потребителей становится более низкой. К сожалению, мы не можем производить кофе в Украине.

Расскажу вам историю. Когда я приехал в Украину три месяца назад, будучи наивным человеком, я думал, что у нас очень большое преимущество по покупке подсолнечного масла по низкой цене. Подсолнечное масло – очень важный ингредиент в майонезе, а Украина – лидер по производству этого масла в мире. Но, к сожалению, мне пришлось узнать, что мы платим за масло в Украине мировую цену.

Вопрос: Для многих компаний девальвация открыла новые возможности по экспорту. Для вашей компании этот момент сработал?

Ответ: Мы экспортировали много и до девальвации, потому что продукты, которые мы производим в Украине: "Мивина", "Торчин", "Свиточ" – это прекрасного качества продукты, сделаны по стандартам Nestle, с низкими производственными затратами. Кроме девальвации гривни, возможности увеличиваются для тех рынков, где наши продукты не производятся. Мы экспортируем во всю Европу: Францию, Германию, Великобританию, Венгрию, Беларусь, Казахстан и даже Канаду. Мы видим большие возможности с очень конкурентной ценой. Около 30% произведенной продукции на харьковской фабрике "Мивина" поставляется в основном в ЕС. Недавно я был в отпуске в Германии и был счислив купить лапшу, произведенную в Украине.

Вопрос: Как повлияло введение дополнительного импортного сбора Украиной на стоимость вашей продукции?

Ответ: На наш взгляд, данное нововведение повлияло на ценообразование на украинском рынке. Это касается всех производителей, которые закупают сырье или оборудование за границей.

Nestle в Украине большую часть сырья покупает у украинских поставщиков. Но есть продукты, такие как шоколад, при изготовлении которого мы не можем обойтись без какао. Ввиду очевидных обстоятельств это сырье просто не производится в Украине. Мы также ни в коем случае не можем поступиться качеством продукции – не все украинское сырье соответствует требованиям Nestle, – поэтому вынуждены импортировать. У нас есть очень сильные международные категории продуктов (детское питание, сухие завтраки, кофе, шоколадные батончики, мороженое, корма для животных), производство которых находится за пределами Украины. Они также очень важны для наших потребителей.

На сегодня мы всячески стараемся удерживать цены на эти продукты за счет оптимизации расходов. Однако введение дополнительного импортного сбора для украинских производителей влечет за собой подорожание сырья, полуфабрикатов, комплектующих к оборудованию и, как следствие, сокращение внутреннего производства, увеличение цен, замедление модернизации предприятий. Если говорить о перспективе, то это может привести к падению экспорта и потере украинских позиций на традиционных рынках сбыта. Данный законопроект сводит к минимуму эффект от отмены таможенных пошлин странами ЕС.

Вопрос: Усилилась ли конкуренция за потребителя ввиду экономического кризиса в Украине?

Ответ: Конкуренция усилилась, неважно, это местные или международные компании. Особенно в продуктовых категориях, которые стабильны или падают. Потому, что никто не хочет потерять бизнес. Чтобы быть успешным, вы должны отобрать долю у конкурента либо сохранить свою. Иначе нам придется сокращать людей, а мы этого не хотим делать. Поэтому не только маркетинговая стратегия, но и продажи, логистика, закупки, финансы, HR – все работают над тем, чтобы продавать, как минимум, продукции на уровне прошлого года и сократить расходы. Если говорить о маркетинге, то у нас тоже есть видение того, что нужно делать продукты с низкой абсолютной ценой, чтобы дать возможность потребителю покупать эти продукты. Например, у NESCAFÉ мы выпустили 30-грамовую пачку. Потребитель, когда идет в магазин, хочет покупать тот продукт, который он покупал раньше. Но если цена высокая, он ее не купит. Также мы увеличили инвестиции в рекламу, чтобы привлечь покупателей.

Вопрос: Часть международных компаний сокращала персонал в Украине. Ваша компания тоже шла таким путем?

Ответ: Для Nestle это неправда. Мы смотрим в долгосрочную перспективу. Nestle Украина, наоборот увеличивает персонал. Например, в Львове у нас есть организация "Нестле Бизнес-Сервис Львов", которая предоставляет услуги предприятиям Nestle в Европе. Мы набираем больше и больше людей. Сейчас там работает 950 человек, в следующем году их количество превысит тысячу. Второй момент, Nestle обязалась во всей Европе нанять на работу тридцать тысяч человек в возрасте до 30 лет. Nestle в Украине– часть этого проекта. Мы понимаем, что молодое поколение – это будущее и любой экономический кризис когда-то заканчивается. Мы не принимаем быстрых решений из-за кризиса.

Вопрос: Вы работаете в Украине около четырех месяцев, Вам пришлось работать в тяжелое для страны время. Какие законодательные изменения Вы хотели бы видеть по продовольственному рынку?

Ответ: До прихода в Украину я работал 3,5 года в Адриатике. Был директором рынка в тех странах, которые объединяют бывшую Югославию. У меня есть опыт работы там, где проходят большие изменения. Сербия, например, на пути вступления в ЕС, как и Украина. Очень много проблем я увидел, когда пришел в Украину. Две хорошие параллели: это явное желание что-то изменить и правительство, которое готово это делать. Что мы ожидаем от правительства? Это создание среды, которая была бы благоприятной для бизнеса, что, в первую очередь, предусматривает предсказуемость. Это законы, которые не мешают делать бизнес, устраняют бюрократию, формируют ясные принципы конкуренции. Но мое впечатление после четырех месяцев – украинское правительство на правильном пути. Оно работает только год. Мой опыт из Адриатики говорит, что нужно терпение. Самое легкое – это написать стратегию, самое сложное – это воплотить ее.

Вопрос: Какие планы по развитию компании в Украине, какие направления интересны особенно?

Ответ: Прежде всего, мы должны быть уверены, что наши продажи будут минимум такими же, какими они есть в этом году или больше. Мы надеемся, что экономическая ситуация стабилизируется. Стабильная экономическая ситуация дает нам больше возможности быть предсказуемыми, но сейчас мы можем принимать решения только на четыре-пять дней, потому что не знаем, что случится через пять-шесть недель. Мы хотим сохранить минимальный рост бизнеса, надеясь, что следующий год принесет нам более стабильную ситуацию.

На ближайшие время запланированы инвестиции в модернизацию производства, новое оборудование, увеличение производственных мощностей на предприятиях Nestle в Украине.

В прошлом году инвестиции компании в производство составили около 65 млн грн. В основном, это капиталовложения, связанные с энергосбережением, защитой окружающей среды, повышением энергетической безопасности на фабриках.

В 2015 году мы ожидаем истратить чуть больше 100 млн грн на установку производственной линии на фабрике "Торчин", расширение цехов на "Свиточе". Будет установлено новое оборудование для кондиционирования на дистрибуционном центре в Смолыгове, за счет которого в помещение поддерживается необходимый воздушно-температурный баланс для лучших условий хранения продукции на складе. На производствах Nestle в Украине мы постепенно внедряем технологии, которые обеспечивают снижение потребления энергии и воды.

Кроме того, мы постоянно вкладываем средства в производственную безопасность наших сотрудников и улучшение условий труда на фабриках и в офисах. Это направления инвестиций всегда являлось приоритетным для компании.

Вопрос: Какую долю Украина занимает в общей выручке Nestle?

Ответ: В общей выручке значительно меньше, чем 1%. По Европе более 1%. Но учитывая общую экономическую ситуацию, у нас есть наибольшая возможность роста Nestle в Украине.

Мы верим в Украину, верим, что более сорока миллионов потребителей нуждается в наших продуктах.

Вопрос: Есть ли планы по приобретению новых активов в Украине?

Ответ: Nestle всегда открыта к новым приобретениям. В зависимости от того, кто готов продать, и если то, что хотят продать, соответствует нашей стратегии и мы согласны с ценой. Любая компания, которая занимает в стране первое или второе место по доле рынка, – кандидат на приобретение Nestle.

Вопрос: Хочу спросить, продает ли украинская Nestle продукцию в Крым и на неподконтрольные Украине территории в зоне АТО?

Ответ: У нас нет никакой бизнес-деятельности на оккупированной территории, мы оттуда забрали всех своих людей. Это очень опасно для наших сотрудников. В Крыму технически работать очень сложно. Но я знаю, что украинские продукты, которые производит Nestle, продаются на этих территориях. Я не знаю, как они попадают туда, но всегда есть люди, которые находят способ туда поставлять.

Вопрос: Расскажите более подробно о кондитерском направлении. Как компании удается конкурировать с крупнейшими компаниями на рынке? Какую долю Nestle занимает на рынке шоколадных изделий, как планируете развиваться в этом направлении?

Ответ: В Украине для Nestle существуют огромные возможности развития кондитерского бизнеса. Здесь есть все условия для создания здоровой конкуренции - квалифицированный персонал, качественное сырье, технологии, уникальные рецептуры и, что очень важно, потребители, у которых все возможные вкусовые предпочтения и которые очень требовательны к качеству продуктов. Я верю, что у нас есть потенциал и все возможности стать одним из наиболее развитых шоколадных бизнесов Nestle в мире.

Среди наших основных конкурентов – украинские и иностранные компании. Это сильные игроки, которые динамично развиваются и успешно работают в своем сегменте. На мой взгляд, в Украине для каждой компании найдется ниша. К примеру, мы не претендуем на категорию конфет из карамели или тортов длительного хранения – мы не производим эти продукты. Зато у нас есть хорошие технические возможности, европейские стандарты качества, согласно которым мы работаем, чтобы успешно развиваться в категории шоколада и вафель.

Сладкая продукция Nestle пользуется значительным спросом у украинцев благодаря швейцарскому качеству и разнообразному ассортименту. В прошлом году в категории кондитерских изделий Nestle показала высокий рост по сравнению с основными конкурентами – доля в денежном выражении составила 11,6%. При этом шоколадные плитки и вафли являются основным источником роста. Если же брать отдельно Львовский регион, где расположена наша фабрика, там доля составила 24%.

"Свиточ" – один из самых старых украинских брендов, шоколадное наследие страны. У нас также есть сильные международные бренды, такие как Nuts, Neskquik, Lion, KitKat, Aero. Бренд Lion, который мы производим на фабрике во Львове, на мой взгляд, самый вкусный из всех производимых Nestle в Европе. Батончики Lion, весовые конфеты, вафли и большая часть портфеля торговой марки "Свиточ" составляет 60% всего портфеля кондитерской продукции Nestle, представленной на украинском рынке.

Нашим вафлям "Артек" уже более пятидесяти лет. До сих пор у этого бренда были очень сильные конкуренты. Однако благодаря новой рецептуре и высокому качеству ингредиентов наши вафли на протяжении многих десятилетий пользуются большой популярностью среди украинцев. Спустя несколько лет после того, как "Свиточ" стал частью Nestle, компания занялась модернизацией фабрики. Одним из обновлений стала новая линия по производству вафель, которая заменила старое оборудование 60-х годов. Несколько лет назад заработала еще одна современная линия. Сегодня "Свичоч Артек" является абсолютным лидером – на украинском рынке упакованных вафель наши вафли занимают более 60%. Мы прислушиваемся к нашим потребителям – у "Артека" четыре вкуса: классический, шоколада, ореха и пломбира в удобных порционных форматах и семейной упаковке. Мы очень любим и гордимся нашим "Артеком".

Вопрос: Какую долю "Торчин" занимает на рынке кетчупа и майонеза, как развиваются эти сегменты и куда компания реализует свою продукцию, кроме внутреннего рынка?

Ответ: "Торчин" уже много лет является лидером на украинском рынке по производству холодных соусов, в частности майонезов и кетчупов. Почти четверть майонеза и 70% кетчупов, потребляемых в Украине, - это продукция "Торчин". На предприятии работает около 700 человек, которые производят половину всех соусов Украины. После приобретения предприятия в 2004 году мы начали производить соусы на основе майонеза и кетчупа, а это 50% всех соусов в Украине, горчицу, борщевые и суповые заправки, кстати, первые в мире.

Для нас очень важно, чтобы продукт попадал к потребителям максимально качественным, свежим и вкусным, и на нашей фабрике знают, как это сделать. Я считаю, что это серьезное преимущество "Торчина" по сравнению с аналогичными продуктами, представленными на других рынках. Поэтому на нашу продукцию есть спрос за границей. Экспорт "Торчина" осуществляется в Болгарию, Молдову, Белоруссию, Латвию, Литву, Румынию, Германию, Грузию, Израиль. В Казахстан мы начали поставлять небольшими партиями, постепенно нарастили поставки. Кроме того, существуют сети магазинов для эмигрантов в Америке, Канаде, где волынские майонезы и кетчупы пользуются большой популярностью на экспорт. Мы также реализуем товары и под другими марками (Maggi), и это направление планируем развивать.

Вопрос: Как развиваются продажи вермишели "Мивина", в какие страны вы ее экспортируете и какие перспективы компании в этом направлении?

Ответ: Благодаря приобретению в 2010 году ТМ "Мивина" мы завоевали абсолютное лидерство в Украине в категории продуктов быстрого приготовления, а также в категории приправ. Предприятие функционирует на двух производственных площадках в Харькове: фабрика по производству вермишели быстрого приготовления и яичной лапши быстрого приготовления и фабрика по производству приправ и картофельного пюре быстрого приготовления.

Несколько лет назад мы завершили процесс интеграции фабрик в структуру Nestlé. В результате предприятие только выиграло: производство приведено в соответствие со стандартами качества компании, установлено новое оборудование, что позволило вдвое увеличить мощности по производству сухих приправ.

В Nestle в Украине существует программа развития экспорта – качество наших продуктов соответствует мировым стандартам, поэтому нам не нужно никаких дополнительных сертификатов. Экспорт в Европу – это наш приоритет. Но и другие страны интересуются харьковскими продуктами. Например, мы уже поставляем их в страны Африки. Аналогичная ситуация с Израилем. В целом география поставок насчитывает более тридцати стран, включая Польшу, Россию, Беларусь, страны Балтии, Чехию, Венгрию, Румынию, Армению, Грузию, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан, Молдову, Кипр, Испанию.

Лапша под брендами Maggi, Buitoni, Winiary отгружается в Испанию, Великобританию, Германию, Польшу, страны Балтии, Чехию, Словакию, Голландию, Швейцарию, РФ. Кроме того, в Германию выполняются поставки продукции ТМ "Мивина". Экспорт продукции, которая производится на фабрике в Харькове, составляет около 30%.

Вопрос: Какие категории будут расти в 2015-2016 гг., по вашим ожиданиям, и почему?

Ответ: Я вижу большие возможности в напитках и кофе, но также в производстве "Мивины". Несмотря ни на что, верю, что все категории имеют потенциал для роста, учитывая наши возможности больше удовлетворять потребности потребителя, чтобы идентифицировать новые стороны их запросов. Мы всегда работаем над инновациями во всех категориях, чтобы в существующей ситуации улучшить наш бизнес. Это не только новые продукты, но и по-новому упакованные продукты, чтобы потребитель мог позволить себе его купить.

Украина. Швейцария > Агропром > interfax.com.ua, 14 сентября 2015 > № 1488896 Ансгар Борнеманн


Россия > Агропром > kremlin.ru, 11 сентября 2015 > № 1489246 Дмитрий Патрушев

Встреча с председателем правления «Россельхозбанка» Дмитрием Патрушевым.

Дмитрий Патрушев информировал Владимира Путина о текущей деятельности банка, в частности о предпринимаемых мерах в области кредитования системы агропромышленного комплекса России.

В.Путин: Дмитрий Николаевич, в каком состоянии находится учреждение сегодня? Как вы ощущаете поддержку со стороны Правительства, Центрального банка? И о текущей работе.

Д.Патрушев: Спасибо большое, Владимир Владимирович, за возможность личной встречи, и хотел бы рассказать о том, как мы ведём работу в 2015 году.

В условиях замедления в целом экономики и темпов кредитования по банковской системе у нас произошёл небольшой, но тем не менее прирост объёмов кредитного портфеля – на 7,3 процента.

Основные показатели нашей деятельности к 1 августа 2015 года были следующие: совокупный объём активов составил 2,4 триллиона рублей, кредитный портфель мы довели до 1,5 триллиона рублей, общее количество клиентов превысило пять миллионов.

Ключевой на сегодняшний день остаётся роль банка в кредитовании агропромышленного комплекса и сельского хозяйства. По сути дела, мы выдаём каждые четыре из пяти кредитов в агропромышленном комплексе.

Мы занимаем 40 процентов рынка кредитования агросектора; в финансировании сезонных полевых работ, за счёт которых в основном производятся все посевы, мы занимаем порядка 65 процентов рынка.

Доля кредитов агропромышленному комплексу в нашем портфеле была и остаётся на уровне 70 процентов. Это предусмотрено стратегией развития банка.

Владимир Владимирович, наша региональная сеть покрывает порядка 80 процентов всей территории страны, и мы работаем в основном в сегменте малого и среднего бизнеса.

По итогам семи месяцев могу сказать, что в агропромышленный комплекс мы вложили достаточное количество средств, и кредитный портфель именно в АПК у нас составил более одного триллиона рублей.

С 1 января 2015 года мы обеспечили выдачу кредитов в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства в размере 280 миллиардов рублей. Это составляет прирост к аналогичной дате прошлого года в 11 процентов.

На сезонные полевые работы на сегодняшний день нами выдано уже порядка 95 миллиардов рублей. Цифры абсолютно сопоставимые с итогами прошлого года, с той же датой, на которую я Вам сейчас докладываю, поэтому стараемся не снижать объёмы выдачи кредитов на сезонные полевые работы.

Снижение спроса на заёмные ресурсы в январе–феврале текущего года было, в принципе, обоснованно, тем не менее его удалось преодолеть. Со второго квартала в условиях снижения ключевой ставки инвестиционная активность агробизнеса потихонечку восстанавливается.

Рост спроса на кредиты по сезонным работам мы фиксируем, прежде всего, в корпоративном секторе. Почти на 27 процентов выдали кредитов больше, чем за тот же период прошлого года. При этом дополнительный взнос, о котором Вы спрашивали, в капитал, который обеспечило Правительство Российской Федерации в размере 10 миллиардов рублей, позволит нам до конца года выдать аграриям дополнительно ещё порядка 36 миллиардов рублей.

Хотел отдельно отметить, что есть заметное сокращение объёмов кредитования в сегменте личных подсобных хозяйств. Но эти наши заёмщики в основном берут потребительские кредиты на цели, не связанные с проведением сезонных полевых работ.

Для этой категории заёмщиков, жителей сельской местности, необходим период адаптации к новому уровню стоимости ресурсов как финансовых, так и материально-технических.

В.Путин: Под сколько вы сейчас выдаёте кредиты? Какая ставка?

Д.Патрушев: У нас ставка на сегодняшний день по сезонным полевым работам составляет порядка 16,7 процентов годовых. Если мы говорим о той ставке, которую получает наш заёмщик по итогу с учётом всех региональных и федеральных субсидий, она приблизительно составляет 6,7 процента годовых.

По прошлому году эта ставка была порядка 4,8 процента. Естественно, произошёл лёгкий рост, тем не менее, нормальные успешные хозяйства с этой ставкой справляются.

В.Путин: То есть реально они получают под 6 процентов?

Д.Патрушев: Под 6,6 с учётом всех региональных и федеральных субсидий.

Также мы очень активно ведём работу по постановлению Правительства № 1044 [о поддержке инвестиционных проектов]. Внесли очень большое количество проектов, уже получили семь одобрений. Мы профинансируем эти проекты. Это всё будет идти в рамках импортозамещения на сумму порядка 35 миллиардов рублей.

В.Путин: Поддержка со стороны Правительства?

Д.Патрушев: Владимир Владимирович, пять миллиардов нам дали в конце прошлого года, в декабре; десять миллиардов нам дали в июне этого года. В рамках трёхстороннего соглашения, которое мы подписали с Минсельхозом и Росимуществом, «Россельхозбанк» взял на себя обязательства выдать не менее 40 миллиардов рублей кредитов дополнительно к тому, что мы в рамках госпрограммы собирались выдать именно АПК. Это то, что мы планировали под эти 10 миллиардов сделать.

В.Путин: Это в рамках усилий Правительства по дополнительной помощи сельскому хозяйству?

Д.Патрушев: Владимир Владимирович, я отдельно ещё хотел доложить по средствам ФНБ, если будет такая возможность, – что сейчас делается. Там тоже есть определённые наработки. Если Вы одобрите, то это очень серьёзно поможет нам решить вопрос с капиталом второго уровня для того, чтобы мы смогли заместить и те выпадающие пассивы, которые мы ранее привлекали с западных рынков от наших инвесторов.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 11 сентября 2015 > № 1489246 Дмитрий Патрушев


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 11 сентября 2015 > № 1485798 Аркадий Злочевский

Мнение. Импортозамещение может привести к потере конкурентоспособности.

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский опасается, что фетишизация импортозамещения может привести к потере конкурентоспособности отечественного аграрного комплекса.

«Импортозамещение у нас стало фетишем, но при этом никто не говорит, что, создавая тепличные условия для отечественных производителей, вводя антисанкции и так далее, мы способствуем потере конкурентоспособности», — заявил А.Злочевский на конференции «Причерноморское зерно и масличные» в Москве.

По его словам, таким образом создаются условия, в которых они могут повышать себестоимость вместо того, чтобы снижать ее, передает «Интерфакс».

Эти меры, отметил А.Злочевский, принуждают отечественных производителей перестать заботиться о конкурентоспособности. «А это плохо кончится», — считает он.

А.Злочевский отметил, что «импортозамещение необходимо сопровождать прежде всего заботой о повышении конкурентоспособности».

«На это должна быть нацелена вся государственная поддержка, аграрная политика. Однако у нас нет ни одной меры господдержки, повышающей конкурентоспособность», — сказал глава Зернового союза.

Вместе с тем он считает, что российский АПК пока имеет большой запас прочности в виде конкурентоспособности. Однако в нынешних условиях очень важно не переступить черту, за которой начнется ее потеря.

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 11 сентября 2015 > № 1485798 Аркадий Злочевский


Россия > Агропром > agronews.ru, 7 сентября 2015 > № 1480033 Константин Бабкин

Интервью. К. Бабкин. Как заставить правительство развивать внутренний рынок?

Модернизация сельского производства невозможна без поддержки государства. В прошлом году на площадке Российского агротехнического форума, организованного ассоциацией «Росагромаш», участники рынка заявляли о необходимости сбалансированной реализации растущего потенциала отрасли. Правительство услышало аграриев и увеличило объем финансирования по программе льготной закупки комбайнов, тракторов и прочей техники, что не замедлило сказаться на показателях в условиях продовольственного эмбарго. О подготовке следующего форума в интервью «Крестьянским ведомостям» рассказал президент ассоциаций «Новое содружество» и «Росагромаш», сопредседатель МЭФ Константин Бабкин.

«Крестьянские ведомости»:

— Константин Анатольевич когда в этом году ожидается проведение Российского агротехнического форума? Какие ключевые темы будут затронуты в ходе сессий?

Константин Бабкин:

— Накануне состоялся совет директоров «Росагромаша», мы утвердили сроки проведения форума. Он пройдет 7 октября в Москве в «Крокус Экспо» накануне открытия выставки «Золотая осень», проходящей под патронажем Минсельхоза. Главная цель мероприятия — сделать развитие отрасли более «разумным», в том числе при помощи открытого обсуждения проблем. Мы заинтересованы в стабильном развитии машиностроения, в понятных и прозрачных условиях для крестьян в части закупки сельхозтехники. Представители власти также должны знать об ожиданиях аграриев, дилеров, производителей сельхозтехники. Надеюсь, там будут ученые, политики, депутаты. Форум – очередной шажок в построении светлого будущего. Мы бы хотели видеть и главу Минсельхоза. Но пока по персоналиям «от руководства» говорить рано.

КВ: В прошлом году на агротехническом форуме Вы говорили об ожиданиях рынка сельхозтехники. Можно ли по итогам года сказать, что ожидания производителей оправдались?

Константин Бабкин: Этот год для сельхозмашиностроения в России, в целом, неплохой и важный. Во всем мире в этой отрасли наблюдается спад реализации продукции примерно на 8-10%. В Америке по некоторым позициям продажи сельхозтехники упали на 40%. В России же в сегменте производства больших тракторов, комбайнов рост по итогам года может составить до 20%.

КВ: Высокому спросу на сельхозтехнику способствует и программа 1432, реализуемая Минсельхозом. Более 2,5 тыс. единиц новейшей российской сельхозтехники будет поставлено на село благодаря субсидиям ведомства. В Минпромторге также считают, что программа идет «на ура». Насколько она помогла?

Константин Бабкин: Безусловно, программа 1432 отличная и способствовала росту в отрасли. Увеличена скидка по этой программе до 25%, а для некоторых регионов – до 30%. Девальвация национальной валюты тоже в определенной степени простимулировала производство в России. Все предприятия – участники рынка – положительно оценивают эту программу. Это плод совместных усилий Минпромторга, Минсельхоза, предприятий отрасли и аграриев, региональных руководителей. Предыдущий агротехнический форум внес свою лепту в то, что этот год для нас складывается неплохо. Без пессимизма смотрим мы и на следующий год.

КВ: Прошел год с момента введения продовольственного эмбарго. И если на начальном этапе западные аграрии «смеялись в лицо» российским антисанкционерам, то теперь «плачут», подсчитывая колоссальные убытки от введения эмбарго. Какую роль санкционная война сыграла в жизни российских аграриев? Открыли ли санкции новые возможности развития?

Константин Бабкин: В разговорах о санкциях у чиновников поменялась риторика. Теперь для всех очевидно, что нужно поддерживать свое производство продовольствия. Но пока больше эмоций, чем разумных шагов. Нельзя сказать, что сельскому хозяйству было выделено больше денег, или система распределения дотаций стала более прозрачной. Есть определенные меры защиты рынка – сыров, молока, овощей, которые дают позитивный эффект – возможность отечественным производителям зарабатывать. Но санкции по-прежнему носят ситуативный характер, это лишь реакция нашего правительства на внешние раздражители. Нашим аграриям не говорят, как долго продлятся эти защитные меры. Я бы предложил выстроить, пользуясь существующей экономической и политической ситуацией, долгосрочную политику стимулирования нашего производства – в вопросах подготовки кадров, поддержки науки, прозрачной системы распределения грантов, дешевых кредитов и топлива. Необходимо взять за базу создание равных условий конкуренции между российскими и зарубежными производителями. К примеру, если в Европе дотация в сельском хозяйстве составляет 500 евро на один гектар, то мы должны гораздо сильнее защищать нашего крестьянина. Если разделить бюджет Минсельхоза на общие посевные площади в России, то средний размер дотации составляет 5 евро на гектар. При этом эти деньги расходуются неравномерно.

КВ: Сейчас многие иностранные агрокомпании вынуждены искать новые рынки сбыта. Не получится ли, что при возможной отмене санкций сельхозпроизводители столкнутся с проблемой болезненного возобновления процесса «выхода на прилавки». В этом случае о налаживании кооперационных связей между аграриями, которые все же необходимы для развития экономики, говорить не придется…

Константин Бабкин: Здесь есть две версии развития событий. Либо при отмене эмбарго Россия вновь настежь откроет двери для импорта продовольствия, наши крестьяне опять станут бедными, потеряют деньги и работу, но к нам большим потоком вновь пойдет пальмовое масло. Таким образом, возобновится или усилится программа «нефть в обмен на продовольствие». Это вероятный сценарий, исходя из современной экономической политики. Более позитивный сюжет такой: правительство нацелено на развитие внутреннего рынка продовольствия, снижение налогов, кредитных ставок, поддержку экспорта. В России начинается бурный экономический рост. Такая динамично развивающаяся Россия предоставит гораздо больше возможностей своим экономическим партнерам – будь то итальянские, азиатские или какие-либо другие коллеги. Сильная экономика создает базу для партнерства. Причем не для тупого и примитивного, а интеллектуального. Мы можем на основе международной кооперации генерировать научные разработки, создавать новые методы компьютерного управления, транспортировки, логистики. Можно только мечтать о следующей стадии экономического и технологического прогресса. Такое развитие повысит наш авторитет и даст шанс зарабатывать нашим соседям. «Партия Дела» выступает за второй вариант, более позитивный, надеемся, что он будет реализован.

КВ: Как Вы оцениваете указ президента РФ Владимира Путина об уничтожении санкционных продуктов? Насколько эта мера уместна?

Константин Бабкин: Я бы подошел к проблеме обхода защитных мер с другой стороны. Абсурд получается: ввозить пармезан нельзя, а торговать им – можно. Если мы принимаем решение защищаться от иностранных товаров, необходимо принимать последовательные меры и искать виновных. Если запрещенные товары оказываются на прилавке, ответственность должны нести и продавцы этой продукции. Предоставляя иностранным поставщикам «лазейку» для сбыта своей продукции, мы и не поддерживаем наших производителей, и плодим коррупцию. Уничтожение «санкционных» продуктов на границе создает «некрасивую» телевизионную картинку и не решает проблему.

КВ: Минсельхоз нацелен шаг за шагом создавать комплексную систему поддержки сельхозпроизводителей. Об этом в Санкт-Петербурге заявил первый замминистра ведомства Евгений Громыко. Какие шаги необходимы в первую очередь для построения такой сбалансированной системы?

Константин Бабкин: Нужно поменять приоритеты всей экономической политики – не борьба с инфляцией как главный «фетиш», не членство в ВТО, не имиджевые проекты, не строительство стадионов в ущерб поддержке села, а развитие несырьевого производства и создание рабочих мест. Если мы поставим такой приоритет, следующие шаги станут ясны. Это радикальное снижение налогов, процентных ставок, защита на предсказуемых условиях от несправедливой конкуренции производителей, расширение экспорта несырьевых товаров, налаживание системы подготовки кадров.

Россия > Агропром > agronews.ru, 7 сентября 2015 > № 1480033 Константин Бабкин


Россия > Агропром > agronews.ru, 3 сентября 2015 > № 1476852 Анна Мирочиненко

Мнение. Скидки аграриям России на удобрения предпочтительнее экспортных пошлин.

ФАС считает предоставление аграриям РФ дополнительных скидок на минудобрения более предпочтительным, чем введение экспортной пошлины на них, сообщила в интервью РИА Новости начальник управления контроля химпромышленности и АПК ФАС России Анна Мирочиненко.

«В случае с минеральными удобрениями, в условиях, когда из-за отсутствия спроса на внутреннем рынке, от 70 до 90% минеральных удобрений, в зависимости от вида минеральных удобрений, отправляется на экспорт, предпочтительнее было бы предоставление дополнительных скидок аграриям», — сообщила она.

По словам Мирочиненко, цены на минеральные удобрения формируются, как правило, на основе экспортного паритета, поскольку это экспортно-ориентированная продукция. Поэтому изменение курса доллара оказывает существенное влияние на цену на внутреннем рынке. «Другой фактор — сезонность спроса, который существенно возрастает в период проведения полевых работ, что также оказывает влияние на цены на внутреннем рынке», — добавил она.

В конце 2014 года в связи с резким снижением курса рубля, в РФ начали расти, в том числе и цены на минеральные удобрения. В результате многочисленных переговоров между властями и бизнесом первоначально были достигнуты соглашения о предоставлении производителями удобрений скидок отечественным аграриям в размере 15-20%. Однако удорожание продолжалось, и было достигнуто еще одно соглашение — о замораживании цен до конца мая на уровне февраля.

Тем не менее, Минсельхоз настаивал на еще большем снижении цен для аграриев и грозил предложить правительству ввести экспортные пошлины и на минеральные удобрения. В итоге ФАС, Минсельхоз и Минпромторг договорились с производителями минудобрений о скидке в 33% для российского АПК.

Минсельхоз РФ на прошлой неделе сообщил о планах провести совещание с российскими производителями удобрений по поводу цен для внутреннего рынка, где, в частности, планировалось обсудить корректировку цены на аммофос и калийные удобрения.

Россия > Агропром > agronews.ru, 3 сентября 2015 > № 1476852 Анна Мирочиненко


Украина. Россия. Весь мир > Агропром > ukragroconsult.com, 1 сентября 2015 > № 1507928 Алексей Павленко

"Российский" агроэкспорт мы уже переориентировали на Китай, Африку и Ближний Восток - Алексей Павленко.

Глава Минагропрода в эксклюзивном интервью УНИАН рассказал, почему Украине не страшно российское продуктовое эмбарго и сможет ли наша страна уже через два года увеличить объем экспорта агропродукции.

В Украине завершается сбор урожая. В этом году аграрии планируют заложить «в закрома» до 60 млн тонн, что целиком сопоставимо с прошлогодним – рекордным для страны показателем валового сбора. Более половины собранной агропродукции – порядка 36,4 млн тонн - пойдут на экспорт, что позволит уже до конца текущего года выручить не менее 6 млрд долл. При этом около трети нашего экспорта составят продукты переработки, что в значительной степени снизит риски украинских аграриев от колебаний цен на сугубо сырьевых аграрных рынках.

О том, куда украинцы везут свое зерно, масло, сахар, и какие ниши разрабатывают – в интервью с министром аграрной политики и продовольствия Украины Алексеем Павленко.

Алексей Михайлович, мы беседуем накануне вашей поездки на агросаммит ЕБРР. Что везете в Лондон и самое главное – с чем рассчитываете оттуда вернуться?

В начале сентября в Лондоне в офисе ЕБРР действительно пройдет крупный аграрный саммит, где соберутся ведущие агрокомпании мира. Украина заявлена, как одна из основных тем переговоров и дискуссий. В ЕБРР не раз подчеркивали, что наш агросектор является важным элементом инвестиционной политики Банка. И сейчас Банк на своей площадке собирает мировых инвесторов и наших предпринимателей для дальнейшей совместной работы.

Чем обусловлено такое внимание?

Мы в пятерке ведущих стран по объему экспорта агропродукции. Первое место (по зерновым - УНИАН) занимают США, второе – Евросоюз с общим объемом экспорта в 38,3 млн тонн. Для сравнения: мы планируем уже в текущем маркетинговом году довести экспорт до 36,4 млн тонн. И за пару лет мы запросто догоним европейцев по экспорту.

Тем более, что валовый сбор урожая год от года растет…

Это раз. Но мы еще и остатки заложили значительные. В прошлом году мы сформировали хорошую подушку продовольственной безопасности. У нас по состоянию на начало маркетингового года – на 1 июля – в закромах было на 3,5 млн продукции больше, чем на 1 июля прошлого года.

Плюс – мы в постоянном контакте с производителями и трейдерами. Ежемесячно проводим совещания, еженедельно сверяем балансы, анализируем все макроцифры.

И тем не менее, у нас были примеры, когда большой экспорт оборачивался внутренним дефицитом и необходимостью применять жесткие меры – от ценового регулирования до прямых торговых ограничений. В этом году обойдемся без них?

Жесткие ограничения - это следствие ситуативных метаний, когда нет ни планов, ни прогнозов. И эта история не о нас. Мы, повторюсь, ведем плановую работу, учитываем все показатели - по регионам, по видам продукции, по урожайности, даже по экспортно-товарному балансу.

К 1 сентября (за период с 1 июля 2015 года) мы экспортировали и подготовили к экспорту почти 6,2 млн тонн зерна. Что на 24% превышает показатели аналогичного периода прошлого года (по состоянию на данный период 2014 года экспортировали и подготовили к экспорту около 5 млн тонн). Мы знаем, где, в каких портах стоят суда под загрузку, где, кому и сколько нужно вагонов и зерновозов. Все это в оперативном режиме решаем с Мининфраструктуры.

Вот сейчас планируем распространить «пилот» по созданию системы единого окна для экспортеров. Максимально упрощаем прохождение всех процедур и собираем в одном месте все службы: санитаров, фитосанитаров, таможенников. Они будут работать в режиме 24\7, что позволит быстро и эффективно обеспечивать экспортные формальности. Думаем начать эту работу в Одессе, а затем и в других регионах.

Когда увидим этот механизм в действии?

Хотим в ближайшие месяцы – пока идет сезон активного экспорта зерна.

Рост агроэкспорта – это безусловный плюс для страны. Однако мы не можем не замечать, что доля непосредственно сырьевого экспорта достаточно велика. Как скоро мы сможем переориентироваться на переработку и торговлю продукцией с дополнительной стоимостью?

В прошлом году доля сырьевых товаров в общем объеме экспорта в ЕС составляла порядка 76%. Иными словами, сырьевой экспорт составлял три четверти. Сейчас это 67%. Мы постепенно смещаем акценты в сторону переработки. Например, в общем объеме экспорта увеличили поставки курятины в 7 раз. Вдвое нарастили экспорт продуктов переработки злаков. На рынке Китая, кроме подсолнечного, уже присутствуют наши соевое и рапсовое масла. Да и в отношении зерна я бы не сказал, что это чистое сырье. У нас столько ограничений и требований по этому сегменту – от влажности до защиты от паразитов, что называть наши зерновые сырьем – это обижать фермеров. Практически все страны импортеры зерна, ввиду относительно продолжительного термина хранения зерна, именно в нем хранят свои запасы и перерабатывают по мере необходимости.

У нас огромные перспективы в нише семян. Мы уже прошли сертификацию Евросоюза и есть надежда, что мы откроем для наших семян европейских рынок. Причем ряд проектов по семенам пойдут за счет инвестиций крупнейших агрокомпаний – «Монсанто», «КВС», других компаний. А в агропроизводстве семена – это своего рода high-tech. Это очень перспективно. Причем это не ГМО, как принято думать. Это высокотехнологическое производство.

Ну и наконец, переработка продукции – это одна из целей. А ведь не стоит забывать, что аграрии уже сейчас формируют множество смежных отраслей производства. На прошлой неделе я был в Кировограде на производственном объединении «Червона зирка». Не будь у нас развитого агросектора, предприятие, специализирующееся на производстве агротехники, давно закрылось бы. А это ни много ни мало 6 тыс. рабочих мест. Зато сейчас они продают треть своей продукции на рынке СНГ и 5% уже вывозят в Евросоюз.

Еще один пример. Развитие речных перевозок будет стимулировать судостроение и металлургические предприятия.

Один из важных аспектов организации нашего агроэкспорта – поиск новых рынков и переориентация агропроизводства на новые направления. В частности, традиционный для нас российский рынок уже через несколько месяцев будет полностью закрыт. А туда мы везли как раз не семена и не трактора, а вполне конкретные молоко, сыры… Чем грозит нам российское продуктовое эмбарго?

Не стоит сгущать краски и говорить о каких-то угрозах вообще. На данный момент наш экспорт в Россию – это всего 2% от общего экспорта. За 7 месяцев 2015 года сыра, основного экспортного товара, было отправлено всего на одну тысячу (!) долларов, хотя годом ранее экспорт сыра оценивался в почти 80 млн долл. США. Сливочного масла мы экспортировали на 27 млн долл, а сейчас экспорт в этом сегменте упал до нуля. Семена масличных культур экспортировали на 20 млн долл, сейчас не экспортируем ничего. Злаков вывозили на 14 млн долл, сейчас – ноль. Рыбы и рыбопродуктов экспортировали на 14,2 млн долл, сейчас – ноль. Так каких проблем мы ждем? Кого пытаются напугать этим эмбарго?

А куда «ушли» эти экспортные миллионы?

На другие рынки. Мы серьезно увеличили экспорт в Европу. Наиболее показательные примеры роста экспорта по конкретным товарам: по мясу птицы - в 3,1 раз до 27,3 млн. долл., по яичным продуктам - в первой половине 2014 данная продукция не экспортировалась, а за аналогичный период 2015 году объемы экспорта составили 4,5 млн долл., по томатной пасте - в 9,5 раз до 6,9 млн долл, по обработанному зерну злаков - в 1,9 раза до 5,6 млн долл, по сахару и кондитерским изделиям из сахара - в 1,8 раза до 17,8 млн долл, по готовой продукции из зерна - в 1,3 раза до 18,0 млн. долл. Такие результаты свидетельствуют о высоком потенциале украинской продукции и хорошие перспективы на рынке ЕС.

Мы, повторюсь, открыли уже Ближний восток. Нефть и газ на хлеб при всем желании не намажешь, а масло – в самый раз. И в этом наше преимущество. Мы производим качественные продукты питания и готовы накормить ими мир. Мы уже сейчас кормим порядка 140 млн человек. И это не предел. Мы реально можем и будем кормилицей мира. И ту же Россию мы тоже готовы кормить – при условии нормальных торговых отношений, конечно.

А возвращаясь к тезису о диверсификации, скажу, что у нас весь рынок СНГ по экспорту меньше, чем африканский рынок. В Африку мы вывозим продукции на 2,6 млрд долл. Причем африканский рынок только растет. Рынок Евросоюза для нас – это 5 млрд долл. также с перспективой дальнейшего роста не менее 6%. Азиатский рынок – 6,6 млрд долл с перспективой роста не менее 10%.

Недавно мы вернулись из Египта. А это уже сейчас годовой экспорт сельхозпродукции на 1,5 млрд долл. Мы получили предложение экспортировать туда 12 тыс тонн халяльной курицы, продуктов переработки. На прошлой неделе открыли рынок Израиля по яйцу. И это результаты только последних двух недель.

Новые рынки – это наша большая стратегическая задача. Аграрии в один голос твердят: вырастить и произвести мы можем что угодно, помогите продать этот продукт. И мы, конечно, работаем в этом направлении.

Очень рассчитываем открыть рынок Ирана. В середине сентября планируется большая поездка в Тегеран. Иранский рынок - это экспорт только зерновых в объеме не менее 3 млн тонн. Он очень перспективен в части курятины и яичного порошка.

Большая делегация Минагропрода работает сейчас в Бангладеш. Там можем продавать до 1 млн тонн зерновых и другой продукции.

Коль скоро мы заговорили о росте экспорта в ЕС, на каком этапе у нас переговоры по увеличению квот для агропродукции в рамках зоны свободной торговли?

Мы с января ведем эти переговоры – с Еврокомиссией, с ключевыми министрами европейских стран. Минус этого процесса в том, что сам механизм получения квот – длинный и долгий. Но сам факт нашего присутствия на рынке ЕС автоматически является фактом признания качества нашей продукции для других рынков. И это открывает нам большие перспективы.

Вот сейчас мы боремся за сертификацию нашей молочной продукции. В Украине 82% молока производится частными хозяйствами. Более 4 млн частных хозяйств. Это проблема, потому что Европа не может покупать молоко, которому не обеспечена должная процедура контроля качества. Не будут европейцы покупать молочку, которую собирают молоковозом по окрестным селам. Им подавай чистое производство, когда корову доит аппарат, молоко не соприкасается с воздухом, проходит мгновенное охлаждение и потом уже все остальные процедуры.

Так вот сейчас мы проводим сертификацию 10 наших молочных компаний на соответствие европейским нормам. Четыре компании уже прошли первичный аудит, вышли на следующий этап проверок. Ждем решения Еврокомиссии. Если решение будет положительным, это станет сигналом того, что Украина выйдет на уровень страны - производителя молока европейского качества. И не беда, что в Европе у нас по молоку будет пока минимальная квота. Сам статус сертификации позволит нам выйти на рынок Африки, Азии. Но мало того. Мы сами получим, наконец, молоко европейского качества.

Не могу не спросить о наших отношениях с Китаем. Это огромный рынок, который только начинаем осваивать. Как можете охарактеризовать наши позиции в Поднебесной? Что с нашим зерновым контрактом, ставшим уже притчей во языцех?

Китайские отношения – это как раз не один контракт, который сам по себе очень тяжелый. Это даже не набор контрактов, а четкие точки и сферы сотрудничества. Мы вдвое за полгода увеличили экспорт в Китай. У нас напрямую с Китаем сегодня работают 20 компаний, в то время как раньше это была только Государственная продовольственно-зерновая корпорация. У нее была своеобразная монополия на рынок Китая, которую мы успешно разрушили.

Китай готов у нас брать максимальное количество продуктов, мы свои позиции на их рынке только наращиваем. В отличие, к слову, от соседней России, которая сама признает, что рынок Китая они нам по многим сегментам уступили.

Интерес Китая к Украине очень большой. И сейчас мы говорим об экспорте в Китай сахара, курятины, сухого молока, кондитерки, соевого шрота.

Эти переговоры – это конкретные проекты, с цифрами и условиями поставки?

Безусловно. Украинская продукция покупается и продается. Украина входит в проект «Шелковый путь», и потому у китайских товарищей интерес еще и к нашей инфраструктуре – в особенности к портам.

А земля? Китай выходит с предложениями работать на украинской земле?

Нет. Земельные отношения мы с Китаем не развиваем, поскольку у нас существует законодательно оформленный земельный мораторий – и мы его не нарушаем.

В таком случае не могу не спросить позицию министерства по этому вопросу. 1 января у нас истекает срок действия моратория на продажу земли. В сентябре – октябре этот вопрос будет обсуждаться в парламенте. Он же является одним из маяков нашей программы с МВФ. Как будем решать земельный вопрос?

Вопрос земли во многом политизирован. И моя позиция как раз в том, чтобы не демагогию вокруг земли разводить, а для начала сделать «домашнюю работу» - сформировать, наконец, земельный кадастр, оценить землю, провести ее инвентаризацию. Немаловажный вопрос – организация регистрации земли, выдача разрешений на право собственности. Сейчас это неимоверно сложно сделать из-за бюрократических процедур. Остаются открытыми вопросы кто и в каких размерах имеет право владеть землей. Кто и как будет контролировать рынок земли.

Словом, тут есть много нюансов, которые требуют решения. Если, к примеру, разрешить продажу земли, то как быть с теми, кто уже заключил долгосрочные договоры аренды? Как сделать так, чтобы комфортно было не только тем, кто зайдет на рынок земли, но и тем, кто там уже присутствует в качестве арендаторов и пользователей?

Аграрный сектор достаточно эффективно работает в условиях аренды земли. К слову, сума арендной платы за 2014 год составила около 12 млрд грн – это очень существенная сума дохода владельцев земельных паев.

Еще один дискуссионный момент – НДС, введение полноценной системы налогообложения в агросекторе. Это еще один маяк МВФ. Как будем убеждать аграриев и удастся ли их убедить в том, что налоги должны платить все по одним правилам?

Сохранение действующей системы налогообложения НДС до 1 января 2018 заложено в Коалиционном соглашении и в положениях Программы Правительства, которые для действий Минагрополитики являются базовыми документами.

Мы подходим к Европе, а существенная государственная поддержка сельского хозяйства является одним из элементов цивилизованного европейского рынка, залог паритетной конкуренции с европейскими производителями, ведь через 4 месяца (с 1 января 2016) истечет срок действия автономных торговых преференций и для Украины и заработает полноценная ЗСТ с ЕС . Мне трудно сейчас спрогнозировать, какими будут дискуссии, хотя сам я убежден, что прежде чем что-то забирать, следует предложить какой-то компенсаторный механизм. В Европе есть такие механизмы. Да, европейские фермеры платят все налоги, но у них есть и компенсационные платежи в виде дотаций на каждый гектар.

У нас ситуация такова, что введи сейчас полномасштабное налогообложение – без компенсаторики, и сразу порвется там, где тонко. А тонко у нас в животноводстве, молочной отрасли, в малом и среднем бизнес, который сейчас не имеет доступа к заемным средствам.

Мы не говорим о сумме поддержки, которая в разы меньше чем в ЕС, (в Украине от 20 до 30 евро на гектар, в то время как в Европе 400- 450 евро га гектар, которую в условиях оборонного бюджета сложно обеспечить). Поэтому речь идет об оптимальном механизме обеспечения поддержке аграриев в автоматическом режиме без распределительной функции чиновника. Эта поддержка должна поступать к аграриям не в конце бюджетного года и не по остаточному принципу. Она должна поступать своевременно и в полном объеме, что обеспечит высокую конкурентоспособность нашей продукции.

Наше сельское хозяйство – это корова, которая дает молоко или курица, которая несет золотые яйца. Агросектор – это единственный пока сектор экономики, который стабильно растет и дает валютную выручку. Нельзя его подкосить сейчас. Значит, надо садиться с аграриями, с Минфином, с Верховной Радой, с МВФ и прорабатывать механизмы, которые были бы одинаково приемлемы и одним, и другим.

В скором времени начнутся осенне-полевые работы, а вслед за ними пойдет и подготовка к весне. И мы столкнулись с тем, что у нас, по сути, на ровном месте возник дефицит удобрений, в связи с остановкой сразу двух заводов – в Ровно и Черкассах. Этот фактор не станет проблемой для аграриев?

Эта проблема была очевидна. Осенне-полевые работы мы пройдем на имеющихся запасах. Но к концу года, вероятно, выйдем на дефицит до 300 тыс тонн. В принципе, это немного и этот дефицит можно легко закрыть импортом. Удобрения будут, просто они будут дороже. Хотя и не столь существенно. Если нам удастся либерализировать рынок и снять заградительные барьеры в виде 36%-ной пошлины на импорт, то цены внутри страны могут быть даже ниже общемировых. Думаем принять соответствующие решения уже осенью.

А что будет с Укрспиртом и ГПЗКУ? Два огромных госхолдинга уже несколько месяцев остаются в центре больших коррупционных скандалов. Что будет с ними и когда мы увидим, наконец, судебные решения по бывшим руководителям этих компаний?

По поводу виновных - это к правоохранителям. Мы подали материалы, и теперь дело за правоохранителями наказать виновных и вернуть в страну выведенные этими предприятиями средства. Это ни много ни мало 9 млрд грн.

Приватизация этих предприятий все еще актуальна?

Третьего сентября в он-лайн режиме мы завершим первый этап отбора руководителей ГПЗКУ и Укрспирта. Далее кандидатуры будут рассмотрены авторитетным Номинационным комитетом. Все попытки сорвать конкурс мы будем пресекать. Но и ускорять конкурс точно не будет – будем двигаться долго, но по правилам.

Что касается приватизации, то тут я давно и последовательно выступаю за конкурсную продажу – и Укрспирта, и зерновой госкорпорации. Сейчас разрабатывается несколько законопроектов, которые обеспечат эту продажу. По Укрспирту нужно провести конкурс вроде того, какой был по 3G. Чтобы никто потом не сказал, что что-то прошло подковерно.

ГПЗКУ тоже планируем выводить из списка не подлежащих к приватизации. У нас есть наметки и есть интерес к этому активу со стороны мировых компаний, готовых и, что самое важное, умеющих управлять такими активами.

Мы начали разговор с того, что уже через пару-тройку лет по объему экспорта мы догоним Евросоюз. Расскажите, за счет каких культур и каких регионов сможем это сделать?

Действительно, в текущем маркетинговом сезоне зерновой экспорт обновит рекорд. Этому будет способствовать хороший урожай и относительно большой объем начальных запасов. Это не предел для Украины, по нашим ожиданиям, при стабильном мировом спросе, к 2020 году мы можем экспортировать пшеницы и кукурузы более 40 млн тонн. При этом валовое производство зерна должно достичь 80 млн тонн.

Драйвером такого роста должна стать интенсификация производства, повышение уровня агрокультуры (качественные семена, удобрения, средства защиты растений, современная техника). Это должно подтянуть уровень урожайности не менее чем на 25%, до 55 ц/ га, что является обычной для развитых стран.

Также работаем над тем, чтобы организовать финансирование закупки техники для аграриев. Современные сеялки, транспорт – они тоже поспособствуют увеличению продуктивности.

Будем восстанавливать систему орошения в южных регионах. Сейчас она изношена на 82%. Если ее восстановить, то мгновенно можно увеличить продуктивность втрое. Мы начали проект со Всемирным банком по этому вопросу. Сейчас занимаемся тем, чтобы объединить систему орошения, вывести ее под управление одного органа, и Всемирный банк готов финансировать этот проект.

Но важно еще и то, с каким настроением аграрии берутся за работу. Недавно у меня была встреча с представителями международной организации GAFTA – это что-то вроде ООН для аграриев. Так вот я столько комплиментов выслушал в адрес правительства и министерства. И они во многом справедливы. Наше достижение в том, что мы убрали значительный коррупционный пласт – 14 лицензий и 6 сертификатов, включая карантинный. За счет этого логистика улучшилась на полторы недели. Значительный показатель. Экономия для аграриев только по нашим подсчетам – до 5 млрд грн. Хотя трейдеры оценивают, что она куда больше. Словом, есть чем похвалиться. Но мы только в начале пути.

Украина. Россия. Весь мир > Агропром > ukragroconsult.com, 1 сентября 2015 > № 1507928 Алексей Павленко


Россия > Агропром > agronews.ru, 31 августа 2015 > № 1472910 Евгений Богомольный

Мнение. «Кормилица России — земля, а не супермаркет».

Больше 92 процентов российской земли находится сегодня в госсобственности и, по признанию самих властей, используется неэффективно, передает Pravda.ru. Миллионы гектаров пахотных земель в дальних уголках стоят заброшенными, а лакомые участки вблизи крупных городов с многочисленными нарушениями распродаются под строительство. Как решить земельный вопрос?

Так считает заведующий кафедрой управления недвижимостью, проблем землепользования и ЖКХ РАНХиГС при Президенте РФ Евгений Богомольный.

— Евгений Исаакович, в частной собственности у нас — только семь процентов земли. Почему государство как будто взяло военный лозунг «Ни пяди земли не отдадим» в частные руки? Премьер сказал: «Земля — это наша высшая ценность, мы ее не можем распродавать, это богатство будущих поколений.

Ну и что в результате мы имеем? Очень часто мы имеем просто деградацию земельного фонда и отсутствие реальных возможностей для правительства». Власть признала, что земля используется неэффективно. Одни говорят, что землю нужно приватизировать, продать в частную собственность. Другие считают, что нужно ее бесплатно раздать нуждающимся. Третьим оба варианта кажутся катастрофой, потому что государство худо-бедно все-таки следит, чтобы не было злоупотреблений. Как по-вашему?

— Земля всегда была большой проблемой. В 1917-й году земля была основным вопросом, и всегда была. При этом в России и при царе, и при советской власти не было частной собственности на землю. Закон о земле, о введении частной собственности на землю был принят уже в наше время, в начале 90-х годов, чтобы сформировать класс эффективного собственника, как говорилось. Но и сегодня, в принципе, частной собственности на землю так и нет.

Горожанам дали возможность бесплатной приватизации жилья. Между селянами поделили колхозную или совхозную землю, сказали: у тебя там — 2 га — твой пай. Но ведь это очень сложно и абстрактно. Раньше было общинное земледелие, потому что земля — разная. Возле реки — хорошие укосы, а на холме или у болота — плохие. На южной стороне можно богатый урожай взять, а на северной вырастет не намного больше, чем посадил. Поэтому всегда земли менялись.

В общине ты косишь сегодня траву для своей коровы в пойме, а завтра — в лесу, чтобы честно было. И тут вдруг — частная собственность. Из земельных паев по-настоящему приватизировано всего лишь 10-12 процентов. Только десятая часть выделенных в натуре участков прошла всю необходимую процедуру. При этом от 30 до 40 миллионов га земли не используются, выпали из севооборота. А это несколько приличных стран.

Если их использовать, да еще увеличить урожайность, то и себя бы всем обеспечили, и были бы по многим позициям не просто экспортерами, а суперэкспортерами. Сегодня, к сожалению, даже по сравнению с северными странами Европы, где такие же климатические условия, у нас результаты намного хуже. Там средняя урожайность — за 60 центнеров с гектара, у нас — в лучшем случае 20.

А ведь еще в царское время была разработана технология безотвальной вспашки земли, которая позволяла сберечь влагу и получать хороший урожай. В 2010 году засуха очень четко показала, что хозяйства, которые применяли эту технологию, получили в среднем по 20-22 центнера с гектара, а рядом те, которые по старой технологии все пахали, получили ноль.

— А в чем сложность? Почему не могут перейти на новые технологии?

— Сложность первая была в том, что учебник этого русского агронома нашли в библиотеке в одном экземпляре. Хорошо, что нашли денег, чтобы его размножить и раздать людям. Кто этим занимается, те получают хороший урожай. С землей надо уметь работать. Частники собирают больше урожаев. По ряду сельхозпродукции частники дают больше половины, а по некоторым — почти сто процентов того, что мы с вами потребляем.

В Удмуртской республике, которую я представлял в Государственной думе, когда закупили голландские технологии, урожайность повысилась почти в 5 раз. Раньше картошки, капусты, морковки собирали в среднем по 110 центнеров с гектара.

Когда мы посадили голландские семена и следовали технологии, то получили 530. Через три года, когда попробовали не покупать в Голландии семена, то получили те же 110. К сожалению, мы свое семеноводство, селекционную работу загубили, нам приходится брать семена и молодняк скота и птицы за границей. Нам надо в первую очередь это возрождать.

— Как возможно все-таки активизировать все эти процессы, поднять сельское хозяйство, решить земельные вопросы? Кто этим должен заниматься?

— Есть очень хороший выход, в свое время предложенный еще нашей царицей, когда заселяли разные регионы. — Людям давали землю, предоставляли бесплатный переезд, давали подъемные семена и прочее-прочее. И ведь потянулись не только российские жители, но даже из Германии.

Потом была даже республика немцев Поволжья. Государство было заинтересовано в том, чтобы развивать земельные дела и получать урожай.

— То есть вы за преимущественно бесплатную раздачу земли?

— Сегодня — капиталистический мир, мы все — Запад, хотим по-западному. У нас объявлена частная собственность на землю, но это не принципиально. Когда Венгрия, Польша, Болгария и другие страны Восточной Европы были социалистическими, там осталась частная собственность на землю. В то же время в ряде капиталистических стран земля государственная. И это не мешает. Важен не принцип — чья земля, важны условия.

Человеку, который купил или взял землю в аренду на 49 или на 99 лет, важно быть уверенным, что ему будет помогать государство, оно его будет защищать, в том числе от засилья иностранного. Сегодня в большинстве стран объединенной Европы сельское хозяйство собственное, в принципе, задавлено. Потому что одни немецкие сельхозпроизводители могут завалить своими продуктами половину Европы.

Обязательно должны быть равные условия, что для крупных агрокомплексов, что для фермеров, что для частников. Если агрохолдингу дали три рубля на корову, то и фермеру — три рубля. Подход должен быть един, потому что мы постоянно то одних гробим, а потом вытаскиваем, то других. Сохранилась у нас с советского времени кампанейщина, а сельское хозяйство — самое ранимое, там такие наскоки особенно вредны.

— Если будет привлекательные условия, желающие арендовать или купить землю найдутся?

— Конечно же, тяга к земле заложена в нашем народе. Мы же были преимущественно сельской державой. Сейчас есть множество примеров, когда люди просто бросают работу и уходят из города на землю, чтобы получать экологически чистые продукты, воспитывать детей, чтобы они понимали самое главное, что кормилица-то у нас — земля, а не супермаркет.

— Правительство планирует сократить срок изъятия неиспользуемых сельхозземль с 5 до 3 лет. Как вы к этому относитесь?

— Конечно, это нужно делать. На это есть несколько причин. Достаточно серьезно развиваются крупные агропромышленные холдинги — самые крупные землевладельцы. У них есть полная производственная цепочка по производству и переработке. Это неплохой вариант, но есть территории, где раньше все использовалось, а теперь уже 15-летние деревья растут. А ведь мы целину распахивали, чтобы земли добавить.

Но есть две основных категории. Первая — надо возвращать в сельхозоборот земли, которые сегодня просто простаивают у сельхозпроизводителей. Вторая — надо возвращать в сельхозоборот земли, которые были куплены про запас. Это земли вблизи крупных населенных пунктов. Их очень много, но сложно сказать, сколько точно, потому что такие данные никто не публикует.

Компании, которые по дешевке скупали у тех же селян неоформленные паи, и не смогли их перевести в индивидуальное жилищное строительство, заниматься сельхозработами не хотят. Они ждут, когда, может быть, что-то изменится.

Поэтому нельзя всех грести под одну гребенку. К тому же, недавно минэкономики подготовило законопроект, чтобы с 2016-го года деление земли на категории отменить. Сейчас этот законопроект висит на regulation. gov.ru.

— С какой целью они планируют отменить?

— Под строительство.

— Но уже и сейчас очень много махинаций по этой теме…

— Ну, махинации-то у нас всюду есть. Это «святое» дело… А главная цель законопроекта — снижение барьеров для застройщиков. Вообще, надо следовать закону. У нас законы, которые приняты, дают нам всем возможность нормально жить.

У нас хромает просто их исполнение. Как всегда главные беды — дураки и дороги. А все из-за того, что закон — как дышло. Поэтому мы не можем нормально построить свою страну.

Монастырские хозяйства готовы увеличить количество произведенных в своих хозяйствах продуктов питания. Они уже стали выращивать больше овощей и зерна, разводить рыбу и сделали богаче ассортимент своих сыров — в том числе это моцарелла, качотта, рикотта. Часть хозяйств планирует выйти в торговые сети и поставлять продукты в Москву, Санкт-Петербург и другие российские города. Как рассказал «Известиям» заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Русской православной церкви (РПЦ) священник Роман Богдасаров, в монастырях возрождается традиция кормить людей во время трудных ситуаций.

Как рассказал Роман Богдасаров, монастырские хозяйства готовы внести свой вклад в импортозамещение и могут его со временем увеличивать.

— Нужно, чтобы пришел ритейлер и сказал, что хочет, допустим, наладить продажу линейки православной продукции — от молока до глазированных сырков. Всё, пожалуйста! Монастырские хозяйства могут это производить. Но сами они заниматься продвижением товара на рынок не будут, потому что это не их компетенция. Как оповестить ритейлеров?

Пока же хозяйства, не привыкшие работать на большом рынке, ориентируются прежде всего на нужды местных жителей.

— На Руси была традиция: люди в трудной ситуации — когда голод, мор, война — всегда могли прийти в монастырь за пропитанием. И в монастыре всегда были склады продовольствия, чтобы кормить людей. Сейчас эта традиция восстанавливается. Люди остаются без работы, и они приходят в монастыри с просьбой дать им денег, помочь им трудоустроиться. И монастыри вынуждены расширять хозяйство для того, чтобы кормить тех, кто приходит, нанимают пришедших работать в своих хозяйствах. Для многих людей, особенно в глубинке, где работы нет, это большая помощь, — говорит Богдасаров.

Он добавил, что хозяйства при монастырях могут снабжать россиян и непродовольственными товарами.

— Например, это могут быть православные интерьеры — чтобы люди имели возможность купить мебель, сделанную у нас, — более дешевую и соответствующую традициям, а не только итальянскую или немецкую, — сказал он.

Эконом Валаамского монастыря отец Ефрем Мухин рассказал, что после введения санкций в монастыре было принято решение активнее заниматься хозяйством. Сейчас в монастыре выращивают 60–70 т форели в год, в планах — 200 т.

— Рыба растет 3 года, — пояснил отец Ефрем. — Сейчас мальки весят по 7 гр. Нужно, чтобы вес был по 2 кг.

По его словам, 200 т форели — тот показатель, который был у монастыря до 2011 года, когда на рынок активно пошла норвежская семга, а форель с Валаама проиграла ей в конкурентной борьбе. Сейчас хозяйство обеспечивает форелью остров Валаам — в первую очередь жителей и посетителей монастыря. В дальнейшем рыбу планируется отвозить и на материк, чтобы она попадала там в магазины.

— Раньше наша рыба была на прилавках магазинов в Петербурге и Мурманске, — сказал отец Ефрем. — Но мы не сдавали ее напрямую сетям. Мы сдавали ее посредникам, которые занимались переработкой. Сейчас мы бы хотели привлечь инвестиции для строительства цеха переработки рыбы. Тогда она могла бы храниться не 2–3 дня, а дольше и мы могли бы отвозить ее напрямую в сети.

Также монастырское хозяйство планирует поставлять на рынок сыры — в том числе такие сорта, как моцарелла, качотта, рикотта (итальянские сорта), монастико (собственный сорт, разработанный при участии итальянских специалистов). Как рассказал отец Ефрем, предполагается, что сыры с Валаама могут дойти не только в Питер, но и в Москву.

— Сейчас отечественная продукция начинает быть конкурентоспособной, — сказал отец Ефрем. — Потому что раньше было выгоднее закупать за границей, чем производить самим. И когда была такая тенденция, многие хозяйства сократили выпуск продукции. В том числе и наше хозяйство. Недавно мы ставили вопрос только об обеспечении самих себя. Сейчас у нас процесс восстановления и освоения площадей.

Ритейлеры, по их словам, готовы работать с кем угодно, лишь бы продукты были качественными.

— Для нас непринципиально, кто производит — монастырь или личное подсобное хозяйство. Суть лишь в том, чтобы деловые отношения развивались в правовом поле, а продукция отвечала требованиям безопасности и качества, — заявили в «Азбуке вкуса».

По словам Романа Богдасарова, сельским хозяйством активно занимаются также в монастырях Калужской, Тульской, Тверской, Рязанской областей, на Кубани. При этом не все хозяйства планируют выходить на большой рынок.

Как рассказали в службе снабжения Оптиной пустыни — монастыря в Калужской области, — о выходе на рынок речи пока не идет, пока продукты доставляются в дома престарелых, больницы и тюрьмы. Также ее отвозят «в патриархию, а оттуда она рассылается бедным монастырям».

— Можно сказать, что у нас монастырь в аграрном отношении самый мощный, — сказали в службе снабжения. — В этом сезоне было собрано 800 т пшеницы. Сейчас будем убирать картошку. Будет около 500 т. Также мы выращиваем практически все остальные сельскохозяйственные культуры, но не в таких больших масштабах, а чтобы обеспечить самих себя.

Гендиректор аналитического агентства «Сегмент» Денис Никитаc считает, что монастырские продукты будут востребованы сетями премиум-класса. А для владельцев магазинов эконом-класса закупка такой продукции будет невыгодна.

— В целом выход в сети крайне сложен. Для монастырей этот вопрос будет трудно решить с юридической и торгово-маркетинговой точек зрения. Дело в том, что сети всегда выставляют низкую закупочную цену. Стоимость монастырских продуктов в силу своих качеств выше, поэтому не всем сетям это интересно. К тому же такие продукты по определению не будут закупать в больших массивах — только отдельные стенды и уголки. Такая продукция не вписывается в общий ассортимент сетей, поэтому все договоры на поставку будут заключаться только на эксклюзивных условиях, что означает для владельцев сетей дополнительные издержки. Здесь без указания свыше — просьбы на уровне патриарха к владельцам сетей — не обойтись, — поясняет Никитас. — Такая продукция может стать интересной для сетей премиум-класса, таких как «Азбука вкуса» или «Глобус Гурмэ». В них покупатель готов переплатить за то, что несет некое приобщение к религии и гарантирует чистоту продуктов. Для таких магазинов, как «Дикси» или «Магнит», это будет невыгодно.

Никитас также отметил, что продукция под монастырским брендом пользуется у потребителей колоссальным доверием.

— Такая продукция схожа с фермерской — она натуральная, в ней меньше пестицидов и вредных продуктов. К тому же надо учитывать высокий уровень доверия населения к Церкви, следовательно, и ко всему, что производится в монастырских хозяйствах. Потребителям также нравится то, что вся продукция под монастырским брендом, которая идет на реализацию, уже освящена священниками, — говорит он.

Также Никитас отметил, что сейчас растет мода на продукты питания, имеющие отношение к религии.

— Становятся популярными халяльные продукты, которые важны в исламе, считается, что они чистые как в духовном, так и в физическом плане, без примеси вредных и запрещенных веществ. Уже давно реализуется продукция, чистая с точки зрения иудейской религии. На аналогичную православную продукцию также можно прогнозировать высокий спрос, — сказал он.

Эксперт полагает, что для массового производства монастырской продукции усилий одного хозяйства будет недостаточно.

— Не каждое хозяйство производит такие объемы продукции, которые можно отдать на продажу. Часто монастыри обеспечивают только себя и ближайшие деревни. Поэтому я предполагаю, что будут создаваться объединения монастырей с хозяйствами, колхозами, фермерами в одном районе. И это хозяйство будет реализовывать свою продукцию под брендом монастыря, находящегося рядом, — говорит Никитас.

Управляющий партнер Management Development Group Дмитрий Потапенко считает, что ни одну сеть не смогут заинтересовать монастырские продукты.

— Богу — Богово, кесарю — кесарево, — сказал он. — Это всё равно что на автомобильном заводе ставить на машины кованые болты. Сети — это, по сути, заводы, и с ними должны работать производители, которые тоже как заводы, а не как мелкие лавочки. Не будет же монастырь 20-тонными машинами поставлять в сеть свою продукцию.

Россия > Агропром > agronews.ru, 31 августа 2015 > № 1472910 Евгений Богомольный


Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 27 августа 2015 > № 1468325 Александр Рыбаков

Комментарий. «Кооперация – это не «купи-продай»

В Санкт-Петербурге продолжает работу XXIV Международной выставки-ярмарки «Агрорусь-2015».

«Агрорусь» уже более 20 лет является эффективной площадкой для демонстрации достижений малых форм хозяйствования, в которой участвуют более 1000 отраслевых компаний, фермерских хозяйств и частных предпринимателей. В этом году участник уделили особое внимание теме импортозамещения. Представленные экспозиции демонстрируют широкий потенциал отечественного производителя.

Первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Евгений Громыко сообщил, что на государственной поддержки сельхозкооперативов предусмотрено 400 млн рублей из федерального бюджета. Новое: грантовую поддержку на развитие материально-технической базы для переработки, хранения и реализации произведенной сельхозпродукции получают сельскохозяйственные потребительские перерабатывающие и сбытовые кооперативы, потребительские общества.

Громыко подчеркнул, что в условиях дефицита бюджетных средств господдержка должна оказываться только эффективным кооперативам с конкретными программами и проектами, обратив внимание участников съезда на то, что большой фронт работы ложится на регионы – именно они должны разрабатывать и реализовывать собственные программы поддержки кооперации и стимулировать кооперативы к развитию на местах.

«От того, как сработают участники программы: какие проекты будут реализованы, какой будет получен результат, – во многом зависит финансирование в будущем», – отметил замминистра.

Ключевым мероприятием выставки является Третий всероссийский съезд сельских кооперативов. Сайт АККОР приводит доклад президента Ассоциации фермерских хозяйств и сельхозкооперативов России Владимира Плотникова на пленарном заседании «Сельскохозяйственная кооперация в условиях импортозамещения»:

– Развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации является для АККОР стратегическим направлением с первых шагов фермерского движения, однако спустя 25 лет приходится констатировать, что массовой разветвленной, многоуровневой по охвату кооперации как не было, так и нет. На всю Россию – менее 6,5 тыс. действующих кооперативов, причем последние три года их численность снижается. В то же время, и отечественный, и зарубежный опыт показывают огромный потенциал сельской кооперации.

Кооперация нужна и крестьянину, и государству. Особенно эффективно может она себя проявить в сбыте готовой продукции, а это 70% фермерских хозяйств и других малых форм хозяйствования считают сегодня главной проблемой.

Если речь об импортозамещении вести всерьез, надо добиваться слаженной и бесперебойной работы цепочки «поле – склад – прилавок – потребитель», выстраивать современные логистические схемы, отсекать от рынка лишних посредников. Во всем мире эти вопросы решают кооперативы, обладающие мощной инфраструктурой, налаженными связями с торговлей, имеющие государственную поддержку.

Но у нас развитие кооперации так и не стало стратегическим направлением аграрной политики. Государство, по сути, самоустранилось от кооперативных проблем. Все внимание обращено на крупный аграрный бизнес, подчеркнул В. Плотников. В то же время, грандиозные задачи по импортозамещению, росту производства продовольствия, социальному развитию сельских территорий без кооперации не решить.

Президент АККОР предложил ряд конкретных мер по развитию кооперации, в частности:

– разработать и принять федеральную целевую программу по развитию кооперации на селе, имеющую межведомственный характер;

– при строительстве оптово-распределительных центров поставить в качестве приоритетной задачи – создание сети низовых сельских, районных ОРЦ на кооперативной основе

– укрепить нормативно-правовую базу сельхозкооперации и создавать благоприятные условия для их деятельности

– в обязательном порядке ввести представителей кооперативных объединений, союзов, ассоциаций малых форм хозяйствования в конкурсные комиссии по отбору грантов на развитие материально-технической базы сельскохозяйственных кооперативов, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Политика импортозамещения открывает дополнительные возможности для выхода на рынок продукции отечественного товаропроизводителя, заявил председатель НП содействия развитию крестьянских (фермерских) хозяйств, сельхозкооперативов и личных подсобных хозяйств Кировской области «Вперед» В. Яценко. Но и в этой ситуации важно то, что продукцию надо продавать ежечасно. А вывести ее на рынок невозможно без сельскохозяйственной потребительской кооперации. И это должны быть не просто кооперативы сами по себе, а именно система: сельский – муниципального района – региональный – федеральный кооперативы. Дело не в их количестве, а в их взаимодействии.

– Мы создали более 30 кооперативов в сельских поселениях, региональный кооператив, сформировали потребителя продукции, он тоже член кооператива, – поделился опытом Яценко. – Этот потребитель – торговая сеть – оказывает услуги по продаже абсолютно всей продукции по рыночным ценам и с расчетом сразу после поставки. Создали цеха по переработке овощной продукции, организовали сбыт продукции на Крайний Север.

Мы убедились: даже региональный, не то что сельский кооператив не в состоянии потянуть такую работу. Кооперация сегодня – не «купи-продай», а наука, технологии, покупка-продажа техники, изготовление оборудования.

Первое: в программе поддержки сельхозкооперации нужно выделить средства на проведение информационно-консультационной работы с населением. Мы работаем в обстановке абсолютной кооперативной безграмотности. Для сельского жителя кооперация – это дорогой райповский магазин. Надо знакомить селянина с принципами современной кооперации, рассказывать об опыте в соседних районах и областях, тогда у него возникнет понимание.

Второе: нужно понимать, что мы работаем с самой бедной частью населения. Чтобы человек поверил в кооперацию, программа ее поддержки должна быть ему понятна как средство заработать на жизнь. Мы работали со службой занятости, и безработные видели реальные деньги, которые можно получить. Именно так создавался кооператив «Исток», и сегодня его пакетированное молоко просят все, кто хоть раз попробовал.

Программа грантовой поддержки сельхозкооперативов должна быть доступна и понятна. 30% софинансирования начинающему кооперативу не потянуть. Софинансирование кооператива должно быть максимум 5%, все остальное – регион и центр.

Третье. Сейчас идет работа по созданию оптово-распределительных центров, есть программа господдержки. Идея хорошая, но механизм реализации изначально порочен. Создается коммерческая структура, главная цель которой – прибыль. Создавать ОРЦ и управлять им должен региональный сельскохозяйственный потребительский кооператив с небольшой мощностью – дальше пусть сам расширяется. И создаваться он должен с реальной и доступной государственной помощью. Эти кооперативы и создадут систему межрегиональной и федеральной кооперации.

В стране уже есть примеры. В Орловской области – целая сеть магазинов «Родное село», приходи и покупай орловскую продукцию. Такую же сеть сельхозкооперативы должны создать по всей России. Без сети нам не прожить – мы так и будем плюхаться каждый сам по себе. Сеть нам никто не создаст, мы должны ее создавать сами. Предлагаю центром ее создания сделать АККОР. Мы не просим помощи – мы предлагаем государству вместе с нами создавать то, чего пока нет: работающую систему сельскохозяйственной потребительской кооперации России.

Малые формы хозяйствования на селе сегодня имеют серьезные проблемы с доступом к кредитным ресурсам. За прошлый год в Россельхозбанке доля кредитов, выданных К(Ф)Х, составила всего 4,8%, ЛПХ – 7,5%, сообщает сайт АККОР. Утверждения банкиров о снижения востребованности кредитных ресурсов у сельских бизнесменов в связи с кризисом и стагнацией аграрного производства ничем не обоснованы, подчеркнула заместитель исполнительного директора АККОР Ольга Башмачникова на секции «Кредитная кооперация – проблемы, пути развития». Основные причины отказов банков в выдаче кредитов фермерам, согласно исследованию: низкая залоговая база – 50%, плохая кредитная история заемщика – 10%. А отказы без какой-либо внятной причины составляют 40%!

Микрофинансовые организации стоят на третьем месте по объемам кредитования малого агробизнеса после Россельхозбанка и Сбербанка, однако оживления на этом рынке нет. Напротив, идет сокращение как числа кооперативов, так и объемов кредитования.

Основная проблема – кредитным кооперативам сложно получить привлеченные ресурсы от коммерческих банков: у них высокие ставки, да и кредитование кооперативного сектора они относят к высоким рискам. Поэтому важно субсидировать не только сельхозтоваропроизводителей, но и стоимость ресурсов для кредитных кооперативов. Такой опыт уже есть в Якутии. В условиях дефицита финансовых ресурсов нужно добиваться привлекательности сельского микрофинансового рынка для населения регионов, где работают сельские кредитные кооперативы. Надо использовать потенциал бывших сотрудников Сбербанка и Россельхозбанка, оставшихся без работы после закрытия дополнительных офисов. Они имеют прекрасные возможности привлечению клиентской базы и т.д.

АККОР, в частности, предлагает: провести докапитализацию Фонда развития сельской кредитной кооперации или долгосрочное кредитование из институтов развития; предусмотреть компенсацию процентных ставок по кредитам, полученным сельскохозяйственными кредитными кооперативами в коммерческих банках; предусмотреть механизм возмещения части процентных ставок по полученным членами СКПК займам в кооперативах через сами кредитные кооперативы; предоставлять субсидии на пополнение фондов финансовой взаимопомощи сельскохозяйственных кредитных кооперативов всех уровней из расчета 1 рубль из средств федерального бюджета на 1 рубль пополнения фонда финансовой взаимопомощи членами кооператива.

Александр РЫБАКОВ – «Крестьянские ведомости»

Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 27 августа 2015 > № 1468325 Александр Рыбаков


Россия. СЗФО > Агропром > rosbalt.ru, 25 августа 2015 > № 1467530 Юрий Лужков

В России необходимо ввести ограничение наценки для оптовой торговли, считает экс-мэр Москвы Юрий Лужков, который сейчас занят сельским хозяйством в Калининградской области. Он предложил установить ее в размере 5% для оптовиков, которые расфасовывают и хранят товар на складах.

"Я продаю гречку, которую произвожу, по цене 40 рублей за килограмм. Я не работаю с оптовиками. Те, кто работает, видят свою гречку в магазине по цене 60–90 рублей за кило. То есть оптовик эту разницу кладет себе в карман. Он тратит деньги на упаковку и хранение товара, и поэтому у него должна быть только небольшая корректировочка, а не такой огромный процент. Он, кстати, паразитирует на народе. Оптовик даже берет деньги с тех граждан, которые покупают хлеб. А граждане уже думают, хватит ли им пенсии или зарплаты на хлеб или придется экономить. Поэтому власти обязаны ограничить наценку, которую могут устанавливать оптовики. Сейчас рубль начал валиться "по-черному", и надо защитить граждан", — заявил Лужков газете "Известия".

По словам Юрия Лужкова, для оптовой торговли, которая минимально работает с товаром (фасовка, хранение), адекватной была бы максимальная планка в 5%. При этом, по мнению бизнесмена, эта мера не должна касаться оптовиков, которые перерабатывают продукцию — модернизируют и модифицируют. "Это нужно уважать, это нужно финансировать", — добавил он.

Россия. СЗФО > Агропром > rosbalt.ru, 25 августа 2015 > № 1467530 Юрий Лужков


Россия > Агропром > agronews.ru, 24 августа 2015 > № 1464526 Михаил Онофрийчук

«Экономика перевозок зерна требует переосмысления».

Недавно крупнейшего оператора на рынке железнодорожных перевозок зерна, "Русагротранс" ("РАТ"), один из конкурентов обвинил в создании для себя благоприятных условий. Генеральный директор "РАТа" Михаил Онофрийчук считает это невозможным под столь пристальном наблюдением Федеральной антимонопольной службы (ФАС), пишет газета «Гудок».

— Как "Русагротранс" оценивает ситуацию с уборкой зерна в этом году, и какой ожидается объем перевозок зерна?

— В своих планах мы исходим из прогноза по валовому сбору в 2015 году на уровне 100—102 млн тонн. Это немногим меньше показателя прошлого года. При этом экспортный потенциал 2015—2016 года — на уроне 30 млн тонн против 32 млн тонн в прошлом зерновом году.

Железнодорожные перевозки зерна в сезоне-2015/2016 могут составить до 19,5 млн тонн — на уровне прошлого сезона, за счет роста перевозок на внутреннем рынке на фоне снижения экспорта.

"РАТ" нацелен на сохранение и укрепление своих позиций на рынке перевозок за счет развития услуг на традиционных направлениях экспорта зерновых в глубоководные порты Азово-Черноморского бассейна, перевозок в порты Балтии и Азербайджан, а также переосмысления технологии, набора услуг и условий работы на внутреннем рынке с нашими традиционными и потенциальными клиентами с целью развития с ними устойчивых долгосрочных взаимовыгодных отношений.

— Есть ли тенденции изменения традиционных грузопотоков по сравнению с прошлыми годами? Возможно, больше зерна пойдет на Восток?

— Мы наблюдаем рост спроса на перевозки в направлении Каспия за счет Ирана. В прошлом году было перевезено 230 тыс. тонн против 19 тыс. тонн в 2013/2014-м. Также есть ощущение, что часть грузопотока из Прибалтики может быть переориентирована на российские порты на Северо-Западе. По Дальнему Востоку есть сдерживающие факторы: высокий железнодорожный тариф (из Сибири зерно выгоднее везти в южные порты), отсутствие квоты для России со стороны Китая, высокие требования к качеству пшеницы со стороны стран Юго-Восточной Азии. А после всего этого можно сказать и об отсутствии специализированного зернового терминала на Дальнем Востоке.

— Южные порты — главные ворота для нашего зернового экспорта. Какова там сейчас загрузка зерновых терминалов и не станут ли они узким местом?

— Мощностей портовой перевалки на южном направлении сегодня, на мой взгляд, достаточно, чтобы обеспечить планируемые объемы экспорта зерна. Вагонов-зерновозов — тоже достаточно. В этом смысле мощности с потребностями можно считать сбалансированными. Все будет определяться качеством планирования, координации объемов перевалки, хранения и перевозки зерна. Ну и традиционно — погодными условиями на юге страны в сезон экспорта. Сбой в любом звене цепочки зерновой логистики может распространиться на всех участников процесса. Сегодня серьезных проблем мы не наблюдаем.

— Один из операторов железнодорожных зерновозов обратился в ФАС с обвинениями, что порты Новороссийска и Туапсе создали для вас привилегированные условия, а они могли бы везти дешевле. Насколько остра конкуренция сейчас в зерновых перевозках по направлению к южным портам и как это влияет на цены?

— Конкуренция в экспортных перевозках зерна на юг всегда была высокой. Прежде всего это автоперевозчики, которые в первые месяцы зернового сезона перевозят до 80% экспортного зерна. В целом автоперевозки в зерновом сезоне — это более 50% перевозок зерновых грузов. "РАТ" работает на высококонкурентном рынке. Мы конкурируем с одним и тем же грузом одного и того же грузоотправителя на одном и том же направлении не только с нашими уважаемыми коллегами — железнодорожными операторами, но и с автотранспортными предприятиями. На формирование наших ставок оказывает влияние ценовая политика, как других железнодорожных операторов, так и автотранспортных предприятий. Чем ближе расстояние перевозки, тем конкуренция с автоперевозчиками выше.

"Технотранс", который вы имеете в виду, — один из наших конкурентов, не более того. Методы конкурентной борьбы каждый выбирает для себя сам. Мы изначально работаем под наблюдением ФАС, выполняем поведенческие условия. В случае, когда мы сомневаемся в возможности использовать те или иные варианты работы, мы по собственной инициативе консультируемся в рабочем порядке с профильными руководителями и специалистами ФАС, и я не вижу поводов, по которым у ФАС могут быть к нам какие-то вопросы. Я считаю, что в основе большинства проблем в компаниях лежат внутренние причины: что-то недодумали, не тех людей пригласили, несвоевременно отреагировали на изменения…

Мы координируем свою работу с портами, РЖД и нашими клиентами таким образом, чтобы максимально использовать имеющиеся производственные мощности и возможности инфраструктуры. Во многом благодаря этой совместной работе была снята проблема большого количества брошенных вагонов на подходах к портам, порты почти вдвое увеличили перевалку зерна на той же перевалочной и железнодорожной инфраструктуре, повысилась ритмичность работы в высокий зерновой сезон.

Мы стараемся маршрутизировать не только перевозки грузов в порт, но и вывод из портов порожних вагонов, что позволяет повышать производительность работы портовой перевалки и разгружает железнодорожную инфраструктуру. Все это оценивают наши коллеги и партнеры, а также грузоотправители, для которых работа с "РАТом" помимо банальной ставки за перевозку приобретает дополнительную ценность в виде уверенности в своевременном и гарантированном вывозе на экспорт большого объема грузов.

Кроме, того важно отметить, что вопрос быстрого оборота вагонов в порту — первоочередной для инфраструктуры. Укрупнение партий, позволяет порту работать с меньшим количеством локомотивов, а переваливать существенно больше груза. Это вопрос конкуренции, с автотранспортом в том числе. И маршрутизация, в том числе вывода вагонов, делает нашу отрасль более устойчивой. Благодаря улучшению технологии мы даже в пиковый сезон перестали читать новости о брошенных поездах на подходах к портам. А порты почти вдвое увеличили свои технологические возможности.

— Возникают ли проблемы с владельцами портовых элеваторов? Насколько их мощности соответствуют потребностям в экспорте и перевозках?

— Мы ориентируемся на оценку мощностей зерновых портовых терминалов в России на уровне 37 млн тонн. Этого, как я уже сказал, достаточно, чтобы при должной координации и ритмичности работы всех участников цепочки зерновой логистики осуществлять экспорт зерна. Все возникающие в ходе работы вопросы к работе портовых элеваторов мы стараемся решать в рабочем порядке и на данный момент серьезных проблем не испытываем.

— Как бы вы оценили парк зерновозов в стране и экономические условия, в которых он сейчас работает? Возможно ли приобретение в таких условиях новых вагонов с улучшенными характеристиками?

— Сегодня рабочий парк вагонов-зерновозов в стране составляет около 38 тыс. единиц, в которых помимо зерна перевозят также шрот, масличные, жом, сахар-сырец и ряд других разрешенных к перевозке в зерновозах грузов. В период сезонного роста перевозок (август—декабрь) рынок вагонов-зерновозов сбалансирован, на нем не наблюдается ни серьезного профицита, ни дефицита. В низкий сезон наблюдается существенный избыток парка. Это специфика рынка, на котором мы работаем. В парке нет вагонов с просроченным сроком службы. Экономика перевозок такова, что существующие на сегодня условия финансирования закупки нового подвижного состава и лизинга вкупе с ценами на новые вагоны-зерновозы, требуют осмысления всеми заинтересованными участниками рынка: вагоностроителями, операторами, банками, лизинговыми компаниями, государственными регуляторами. Это нужно, чтобы можно было выработать совместно такие условия, при которых были бы учтены все интересы и при этом операторы и РЖД сохранили бы за собой текущий объем перевозки зерновых по железной дороге.

Россия > Агропром > agronews.ru, 24 августа 2015 > № 1464526 Михаил Онофрийчук


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 24 августа 2015 > № 1464520 Рустэм Хамитов

В Башкирии неэффективных руководителей госсельхозпредприятий ждет увольнение.

Власти Башкирии всерьез взялись за сельскохозяйственные госпредприятия. Неэффективных руководителей ГУПов, в которые республика вложила большие средства, но так и не получила достойной отдачи, ждет отставка.

Согласно официальным данным, несмотря на то, что по ряду позиций производство в сельхозотрасли по-прежнему в плюсе, в целом наблюдается снижение производительности на 2-2,5 процента по отношению к прошлому году. Как заметил глава региона Рустэм Хамитов, нормальной ситуацию назвать нельзя.

– Когда огромный спрос на импортозамещение, и в то же время мы с вами демонстрируем беспомощность и получаем минус в сельскохозяйственном производстве, это уже вызывает большие вопросы, в том числе к тем людям, которые управляют отраслью, – подчеркнул он. – Персональную ответственность никто не отменял. Мы посмотрим, как дальше будут идти уборочные работы, как дальше будет исправляться ситуация, и, вполне возможно, что по ряду направлений агропроизводства нам придется применять кадровые решения.

Власти республики намерены избавляться от ГУПов, которые приносят убытки и дают ежедневный минус.

– Пока мы с вами два часа заседаем, ряд ГУПов нам уже минус миллион, минус два, минус пять миллионов принесли убытка, - подсчитал Рустэм Хамитов. – Нам не нужны ГУПы, которые не являются амбициозными. Ряд предприятий, в которые вложены колоссальные бюджетные ресурсы, сегодня не растут. У них все хорошо. У них есть сеть магазинов, у них есть товарные потоки, у них есть в цифрах порядка полутора–двух миллиардов рублей оборот, но нам они не нужны.

По мнению главы региона, обороты в полтора-два миллиарда – достойный показатель для частных сельхозпроизводителей, а госпредприятиям надо быть на шаг впереди.

– ГУПы с такими оборотами, куда бюджетные деньги направляются, где есть максимальная поддержка, и не демонстрируют результаты соответствующие, будут преобразованы, и люди, которые их возглавляют, работать там не будут, - предупредил Рустэм Хамитов. – Я об этом говорю открыто. Я даю небольшое время, чтобы пришли в чувство, чтобы принесли нормальные разумные программы развития. Если этого не будет, до свидания. Игры в бирюльки закончились. Нам нужна конкурентная среда, нам нужны хорошо, нормально работающие предприятия, нам нужны крупные агрокомплексы, нам нужна совершенно другая экономика.

Как отметил глава региона, Башкирия будет ориентироваться «на своего инвестора», поскольку «реализованный проект – только тот, который ведется своим инвестором». Что же касается частного капитала со стороны, то, как правило, эти люди работают на кредитах и далеко не всегда держат слово.

– У них нет своих ресурсов. Они приходят, обещают, а потом мы им даем хорошие условия для работы, а они под эти условия берут кредиты и строят что-то, а большинство не строит и продолжает обещать и обещать, - посетовал руководитель республики. – Где наши крупные предприниматели? Их нет, вымерли как класс.

Согласно официальной статистике, сегодня в большинстве своем в регион вкладывают средства инвесторы со стороны, передает "МедиаКорСеть".

– Это хорошо? – задался вопросом башкирски лидер. – Может быть, с точки зрения привлечения инвестиций. Там инвестиций кот наплакал, их нет. Мы, только мы сами можем, вообще говоря, эту проблему решить. Сельское хозяйство – одна из немногих отраслей, может быть, даже единственная, где мы сами можем поправить ход событий. Машиностроение – там «оборонка», нам тяжело вмешиваться. Нефтехимия, химия и прочие направления из этого ряда – тяжело вмешиваться, крупные госкорпорации со своим менеджментом, со своей системой управления, тяжело нам что-то делать там. Нам с вами осталась «социалка» бедная, недофинансированная и сельское хозяйство. Ещё ЖКХ в придачу. Вот наша сфера деятельности, где мы можем что-то предпринимать, и где у нас могут быть какие-то свои результаты. Всё остальное монополизировано и с такими «вертикалями», что даже не видно, где они заканчиваются.

Сельхозпроизводителям Башкирии нужно задуматься о конкурентоспособности и научиться идти в ногу со временем, считает глава региона.

– Или мы модернизируемся, становимся современными, укрупняемся, показываем результаты высокопроизводительного труда, либо нас просто-напросто «схарчат», съедят. И мы с вами превратимся в сырьевой придаток, - предупредил глава республики.

Рустэм Хамитов призвал сельхозпроизводителей воспользоваться открывшимися после саммитов ШОС и БРИКС перспективами и ориентироваться на рынок Китая.

– Мясо, молоко, продукты питания – тот избыток, который нам не нужен, мы можем продавать там. Но у нас есть хоть одна партия товара, которую мы отправили бы в Китай и посмотрели, «пощупали» бы рынок Китая? Что это такое, как там работается, какие цены?

Одна из основных бед республиканского сельского хозяйства – отсутствие инициативы, считает Рустэм Хамитов.

– Потребность в продуктах питания высока, в качественных продуктах питания – высочайшая. Рынок просто кричит: «дайте нам продукты питания!». В ответ – глухое молчание. И минус два процента по сельскохозяйственному производству, - отметил он. – Ещё раз предупреждаю: не исправите ситуацию, товарищи, которые занимаются сельскохозяйственным производством, – исправлять её будут другие люди. Много времени на то, чтобы вы продемонстрировали образцы успешной работы, я вам не дам.

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 24 августа 2015 > № 1464520 Рустэм Хамитов


Россия > Агропром > fishnews.ru, 20 августа 2015 > № 1464549 Аркадий Дворкович

Аркадий Дворкович: В списке санкционных товаров не исключены отдельные изменения

Какие-то товары могут исключаться из перечня попадающих под эмбарго, какие-то – пополнить его, но широкомасштабных действий не планируется, заявил вице-премьер Аркадий Дворкович.

Правительство использует точечные меры

В интервью на телеканале «Россия 24» заместитель председателя Правительства Аркадий Дворкович прокомментировал возможность расширения списка товаров, попадающих под ответные санкции РФ.

«Мы постоянно анализируем ситуацию и стараемся не действовать излишне широко, применять именно точечные меры воздействия», - сказал вице-премьер, добавив, что «никакого желания вредить экономическому сотрудничеству России с другими странами» нет.

«Мы принимаем меры там, где нужно действительно защитить интересы наших производителей, в силу того что против них были введены определенные меры, в силу того что им затруднен в том числе доступ к рынку капиталов, к банковскому кредитованию. Это касается как раз наших сельхозпроизводителей. Расширять этот перечень у нас никакого желания нет», - заверил зампред Правительства.

Он не исключил, что отдельные изменения в списках будут – как в плане расширения перечня санкционных товаров, так и в плане его сокращения. Но никаких масштабных действий, по словам Аркадия Дворковича, не планируется.

«Обсуждения есть всегда, на все темы. Но обсуждение не означает, что есть планы. Мы анализируем рынки, анализируем ситуацию и действуем сообразно тем шагам, которые предпринимают в том числе наши партнеры», - рассказал вице-премьер.

Он не исключил, что список стран, в отношении которых действуют ответные российские меры, может расширяться, хотя по каждой стране идет специфический анализ: изучается, к каким санкциям в отношении России присоединилось государство, ко всем или к отдельным.

Уничтожать продукты – неприятно и больно

Зампред Правительства ответил и на вопросы об уничтожении продукции, которая попадает под эмбарго. «Конечно, уничтожать продукты неприятно и больно, и ничего в этом хорошего по большому счету нет», - признал Аркадий Дворкович. Но, добавил он, качество продукции, которую пытаются ввезти в обход продовольственных санкций, вызывает сомнения: в документах может содержаться ложная информация не только о стране, из которой осуществляется поставка, но и есть риск ввоза одного продукта под видом другого, и проверить это не всегда просто.

«За короткое время, которое необходимо, чтобы определиться: безопасен этот товар или нет, проверить это очень и очень сложно и дорого. И государства, которые с этим сталкиваются, как правило, на себя это не берут», - рассказал вице-премьер.

Он отметил: по закону, если останавливается нелегальная продукция из стран, не попадающих под эмбарго, нужно держать ее 60 дней в надлежащих условиях и ждать, пока не появится собственник. Но он, опасаясь наказания, не появляется, и государство вынуждено самостоятельно, в судебном порядке разбираться с товаром, что «очень сложно и дорого», - прокомментировал Аркадий Дворкович.

Напомним, что эмбарго было введено в августе прошлого года в ответ на антироссийские санкции. Под запрет попали поставки в нашу страну сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из США, Австралии, Канады, Норвегии, стран Евросоюза. Список санкционной продукции был утвержден Правительством. В перечень вошла и продукция из водных биоресурсов.

Специалисты неоднократно указывали на то, что в списке не оказалось рыбных консервов. Производители, комментируя Fishnews перечень, отмечали, что это позволит торговым сетям сохранить свои предпочтения и не будет стимулировать российских рыбаков к увеличению выпуска продукции высокой степени переработки.

Причиной для волнений среди предприятий аквакультуры стал запрет на ввоз смолта. Однако затем эмбарго на поставки мальков атлантического лосося и форели (Salmo trutta) сняли.

Этим летом президент Владимир Путин принял решение о продлении санкций – до 5 августа 2016 г. включительно. Была утверждена новая редакция перечня запрещенных товаров. В частности, из этого списка были исключены мальки форели (Oncorhynchus mykiss), молодь (спат) устриц и мидий.

С 14 августа в список санкционных стран дополнительно включены Албания, Черногория, Исландия, Лихтенштейн и Украина (на особых условиях).

С 6 августа ввезенные на территорию Российской Федерации сельскохозяйственная продукция, сырье и продовольствие, попадающие под эмбарго, подлежат уничтожению.

Россия > Агропром > fishnews.ru, 20 августа 2015 > № 1464549 Аркадий Дворкович


Италия. Россия. Весь мир > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 20 августа 2015 > № 1461716 Георгий Каламанов

Георгий Каламанов: «Российская наука готова делиться знаниями и своими наработками с миром».

Заместитель министра промышленности и торговли РФ Георгий Каламанов дал интервью итальянскому изданию WECC, в котором рассказал о российской экспозиции на выставке «ЭКСПО-2015» в Милане: ее концепции и архитектуре, а также о сотрудничестве в агропромышленном секторе.

– Русский павильон является одним из самых впечатляющих на выставке. Какая идея его концепции?

– Выставочный павильон России олицетворяет молниеносное движение, устремленность ввысь. В поиске образа архитекторы следовали традиции динамичной архитектуры павильонов Советского Союза, а потом и России на ЭКСПО.

– В проекте известного архитектора Чобана есть ли элементы, подчеркивающие русский стиль?

– Главной задачей при создании концепции было найти яркий образ, отвечающий современным архитектурным тенденциям. Сочетание простого, но при этом легко запоминающегося объема с фасадом из экологичного материала – дерева стало основной идеей. Но не менее важной задачей архитектурного воплощения стало проявление национальных, исконно русских черт. Россия – страна бескрайних просторов, длинных расстояний, природных лесных массивов. Поэтому, делая павильон своего рода олицетворением пути, обрамленного кажущимся бесконечным ритмом деревянных элементов, очевидно обращение и к типологии русского ландшафта с богатым лесным покровом и пологими возвышенностями, и к традициям деревянной архитектуры России, тем самым создавая скромное, но смелое и самостоятельное, полное достоинства архитектурное высказывание.

– Какую роль может играть Россия в глобальной продовольственной безопасности?

– В России сосредоточены важнейшие ресурсы для сельского хозяйства: водные, земельные. Также имеется существенный потенциал для производства удобрений: как известно, источником для многих из них является газ. Важнейшая составная часть России как субъекта обеспечения продовольственной безопасности – это интеллектуальный капитал. К слову, в павильоне России мы рассказываем о банке семян Вавилова, который позволяет создавать важнейшие сельскохозяйственные культуры в случае угрозы их исчезновения. Также представлено одно из важнейших изобретений в современной агронауке – препарат, обеспечивающий уничтожение всех последствий отравления земли пестицидами. При этом препарат имеет малую стоимость, и все страны, даже самые бедные, могут позволить себе его приобретение.

– Какие сектора сельского хозяйства наиболее привлекательны для иностранных инвесторов?

– Тепличное хозяйство, сельскохозяйственное машиностроение, производство удобрений, аквакультура, в том числе морская.

– Какое сообщение Россия хочет донести до мира?

– Девиз участия России в «ЭКСПО-2015» «Растим во благо мира. Возделываем во имя будущего» призван подчеркнуть огромный ресурсный потенциал и готовность нашей страны к обеспечению продовольственной безопасности в интересах людей во всем мире. Экспозицию российского павильона связывает в единое целое рассказ о российских ученых, своими открытиями внесших неоценимый вклад в обеспечение продовольственной безопасности во всем мире, о богатстве и разнообразии природной среды России, а также об истории, культуре и кулинарных пристрастиях народов, образующих единый многонациональный народ России.

Россия готова к сотрудничеству в агропромышленном секторе, главным образом в сфере реализации на ее территории инвестиционных проектов – законодательство, стимулирующее инвесторов, в том числе на базе государственной поддержки, создано и успешно работает; и в торговом – мы готовы обеспечивать создание агропродукции или удобрений под потребности конкретных клиентов. При этом российская наука готова делиться знаниями и своими наработками с миром. То есть Российская Федерация открыта к сотрудничеству и готова сотрудничать на взаимовыгодных условиях со всеми, кто это пожелает.

Италия. Россия. Весь мир > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 20 августа 2015 > № 1461716 Георгий Каламанов


Россия > Агропром > agronews.ru, 17 августа 2015 > № 1458424 Евгений Арсюхин

Комментарий. Сталин вернулся

Городские сумасшедшие все призывали Сталина – «приди, воскресни», и Сталин вернулся. Ограничение на содержание скотины в личных дворах – это самая что ни на есть сталинщина. Сталин воевал с русским крестьянином, с русским народом, кровью русского крестьянина политы все эти стройки века, аэропланы, ГЭСы и великие победы. Сейчас не будет ни строек века, ни великих побед, но тут же дело не в стройках и в аэропланах, а в том, чтобы уничтожить русского крестьянина, вот она, настоящая цель. И мы видим, что эта задача не снята с повестки дня, сегодня она так же актуальна, как в годы раскулачивания и коллективизации.

Что есть раскулачивание, как не наглое вторжение в жизнь частного крестьянина (да, зажиточного, уж простите, горбом своим наработал) и отъем его личного имущества? Затем стали отрезать огороды. Избивали за собранные в лесу грибы. Отправляли на принудительные работы. Вся система колхозов – это система принудительного труда, и больше ничего. Все это наглое, демонстративное преступление против частного человека, рядового крестьянина. По идее, никого не должно интересовать, сколько у меня за оградой скотины. Но в 2015 году – начало снова интересовать.

Номенклатура из АККОР, эти лощеные радетели за благо народное, конечно, заерзали, с одной стороны, не потерять бы электорат (хотя по идее в АККОР можно загонять и автоматами, да почему нет, грань перешли, теперь можно все), с другой стороны, немыслимо идти против власти, ведь власть, а не крестьяне, дали тебе право зваться лидером крестьянского движения. Юлят.

Вылезли из всех дыр многочисленные «эксперты», которые «объясняют» логику власти. Эксперты кормятся за счет подачек от власти, работа у экспертов такая. Вижу и отдельные восхваления «мудрого курса» со стороны некоторых фермеров, это квазифермеры, симулякры, вообразившие, что, раз у нас теперь санкции и импортозамещение, а в деревне все ж лучше, чем в городе – объявить фермерами себя. Я был в их хозяйствах… Знаете, по западным каналам показывают такое шоу, как горожане в США переезжают в деревню, ну и вся сельская Америка над ними потешается. Вот и у этих квазифермеров такие же хозяйства. Фуагра они делают. Пармезан. Предварительно закупив порошковое молочко на оптовой базе. Сначала наворовали, а теперь пармезан делают. С непременной баней для туристов, ага, «агротуризм» в моде же. И эта публика теперь тоже кричит: хватит держать скотину в ЛПХ!

Я не буду разбирать «аргументы» за это решение, весь этот бред. Фитосанитарные нормы? А давайте устроим проверку в туалете Минсельхоза, нет ли там бактерий? Подтасовка статистики? А давайте для начала, раз статистика подтасована, арестуем всех организаторов Всероссийской сельхозпереписи. Коли сталинщина, давайте заведем дело статистиков. Ну это же они фальсифицируют? Это они приписывают ЛПХ те объемы производства, которых нет? За что же наказывать ЛПХ? Да, еще налоги, говорите… Надо платить налоги. Ну обложите налогом! У вас не заржавеет, обложите. Только подумайте сначала, какой дурак в нынешней деревне вообще скотину держать соглашается. Сколько налога вы соберете с этого дурака. И не есть ли задача власти, чтобы село было живое, чтобы скотина была по дворам? И стоит ли душить налогом тех, кто вопреки мафии сетевых магазинов что-то делает сам. Нет, вы даже не заикнулись о налоге, вы сразу свои грязные лапы сунули в частную жизнь человека, в его двор.

Никаких аргументов «за» не существует. Есть кубанский стиль ведения дел, это когда битой по башке, и этот стиль стал теперь федеральным. Сжигание еды – и шут бы с этой едой, но это была первая ласточка. Вот вторая. Другие ласточки на подходе.

Но кто же этот Сталин? Может, Путин стал Сталиным? Я вас умоляю. Может, Ткачев и есть Сталин? Опять же, я вас умоляю. Ни в каком конкретном человеке Сталина нет, но Сталин везде, он витает в воздухе, и хочет в 2015 году доделать то, что не доделал в годы своего правления. Докликушествовались, братцы.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 17 августа 2015 > № 1458424 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 августа 2015 > № 1455795 Евгений Арсюхин

Комментарий. Как в «подбрюшье Москвы» наконец-то нормальную еду привезли

- Дамочка, шо вы смотрите. Обычные помидоры. С грядки.

- Удивительно, но после этих слов я как раз и решила купить эти помидоры. В самом деле, что я хожу да выбираю? Прекрасные помидоры. Не то, что в сетевом магазине, - сказала мне потом «дамочка».

Дело было в подмосковном Видном, это практически Москва, здания со столичной пропиской видны в Видном из любой точки. Продавец был со Ставрополья, и его южнорусская манера торговли, конечно, поражала не привыкших к тому, что продавец шутит, жителей ближайшего Подмосковья.

- Мужчина, вы куда? – мужчина замирает, как будто пулю в спину получил, - Вам что, ничего не понравилось?

Мужчина покорно возвращается. Но тут было и без ставропольского артиста прилавка на кого посмотреть. Вот женщина из Тверской области, у нее прялка, как те, старые, но на самом деле новая:

- Муж выточил.

К ней подсаживается пожилая женщина, та дает ей кудель, вроде как мастер-класс. Еще у тверичанки куклы, набитые сушеной крапивой.

- С ними надо разговаривать, - доверительно сообщает она покупательнице.

Да что вообще творится в Видном? Ярмарка выходного дня, в центре города, возле кинотеатра. Оператор ярмарки - НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка». Мне уже случалось быть на ярмарке в подмосковном Голицыно, которую организовывала эта компания. Фирменный почерк прослеживается: приветливый чудак на ходулях, гармошка, аниматоры, в общем, по-русски, с удалью. Но в Видном даже интереснее, чем в Голицыно, получилось: Г-образное пространство возле кинотеатра, одно «плечо» - промыслы, мастер-классы и «активности», как говорит молодежь. Другое «плечо» - продукты питания. Сначала натешишься, потом закупишься, и домой. Очень просторно, очень рационально и грамотно все организовано.

Временно исполняющий обязанности Главы городского поселения Видное Александр Усков внимательно слушает женщину – она пришла за покупками, завидела главу, ну и воспользовалась ситуацией.

- Ну, значит, машины ставят и ставят! – экспрессивно рассказывает она.

- Как общаетесь с людьми? Лично, или по интернету? – интересуюсь, когда разговор закончился.

- И так, и так, - машет рукой Усков, и становится понятно, что 24 часа в сутки он, собственно, и общается.

- Ярмарка продлится три дня, пока что, - переходим наконец к делу, - Проводим такое мероприятие в первый раз. Цель? Цель-то понятна, качественные продукты горожанам!

Ловлю замглавы администрации Романа Харланова, потому что вопрос-то остался, а что, у людей практически в Москве – проблемы с покупкой продуктов? Оказывается, да. В Москву не наездишься, через МКАД и через пробки, а местная сетевая торговля «отжигает» - хотя она и в Москве, да и по всей России ведет себя одинаково. Как именно – вы прекрасно знаете.

- У нас тут цены вдвое меньше, чем на колхозных рынках, - говорит Харланов, - Почему с рынками сравниваю? Да потому, что сравниваю по качеству, подобное с подобным. Сюда приехали фермеры из 11 регионов, привезли свои продукты, ну а люди – люди хотят хорошо питаться.

Харланов рассказал, что главная цель – не просто три дня чтобы ярмарка пела и плясала. А чтобы местные магазины заключили бы постоянные контракты с теми производителями, кто прибыл на ярмарку, и чтобы шли постоянные поставки продуктов.

- Сетевые магазины? – уточняю.

- Ну, это вряд ли. Средний бизнес, мелкий бизнес…

А возможно, ярмарка тут и постоянно будет.

- Этот вопрос будем решать с населением.

На месте населения я бы не возражал, бетонная площадь возле кинотеатра все равно никак не используется. По словам Харланова, людей спросят, хотят ли они, чтобы ярмарка выходного дня была здесь всегда. Чтобы она была в другом каком-то месте. Они проголосуют. Ну и – ярмарке быть, как написала бы газета «Правда».

Харланов оказался вообще интересным человеком. Он-то сам всю жизнь в Видном, что для этих мест редкость, город стремительно растет, появляются новые люди со всей России, и мне стало интересно его мнение, что это за люди, как они ведут себя в городе.

- Ну, тут та проблема, что «новые люди» не воспринимают Видное как свой дом. Работают в Москве, тут ночуют, ничего их с Видным не связывает.

- Нет гражданского общества?

- Вот, точно. Но все устоится, это временное явление.

А тем временем на сцене появилась Софья, звезда телепроекта «Голос. Дети». Поет в самом деле хорошо. Как положено звезде, 13-летняя девочка не так-то и проста. Гармонист стал набирать мелодию, она жестом его остановила, обменялись птичьими профессиональными словами, вот, заиграла гармонь в другой тональности, запела. Она из Новомосковска Тульской области, в советские годы страшное было место, в воздухе воняло стиральным порошком, а недавно был – преобразился город. Одно время Софья жила в Видном и выступала перед горожанами задолго до того, как стала звездой федерального телепроекта. Захотел с ней поговорить, женщина, ее опекавшая (у звезды должен быть продюсер), засуетилась:

- Не на пекле, не на солнце!

- Ничего, мы быстро.

Я просто выяснил творческие планы певицы. Певицу манит, конечно же, волшебный мир телевидения. Хочет что-то такое делать в шоубизе. Ну, пожелаем успеха.

Глава - НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка» Михаил Микоц ходит щеголем, на нем солнечные очки, вижу, ярмаркой доволен.

- Вы никогда не подбирались так близко к Москве? – задал я глупый вопрос.

- Да мы и в самой Москве работали!

Но видно, что Видное (да, тут словами бесконечно можно играть) – место, которое Микоцу по душе, он бы тут развернулся.

- Мы долго искали идеального оператора, и наконец нашли! – бросил, пробегая, глава «торгового отдела администрации» Эдвард Вагин.

Ну, нашли, и хорошо! Я, если честно, все отирался возле промыслов, таких там молодцов собрали. Тут тебе и мастер-класс по керамике: маленькая девочка садится, надевает фартучек, и бесстрашно погружает руки в глину. Тут и ковка, выкованное можно забрать с собой. Куют отец, словно сошедший с обложки книжки про русичей, и такие же его дети, сыновья, у всех волосы длинные, профили тонкие, я про одного подумал, что он девчонка, но нет, мышцы-то играют.

Затем решил постичь ярмарку самым простым способом – как покупатель. Отдал должное «просто помидорам» из Ставрополья, купил исключительно дешевой и хорошей картошки, запал на огурчики – такие, какие надо огурчики, и вместе с жителями Видного поплелся прочь, сминаемый тяжестью покупок.

Видному очень нужна такая ярмарка. Да она и всем нужна. Едим-то ведь отраву. Я для полноты картины прошелся по альтернативным точкам. Ну, сетевой магазин он и есть сетевой, непременный охранник на входе раздевает тебя взглядом, ты уже преступник для него, кричащие этикетки «Акция, скидки!» - и все несвежее, все пластиковое. Еще две бабки сидели возле аптеки, зелень и грибы. Все. Конечно, Микоцу тысячи людей «спасибо» скажут. А если получится у них в Видном обосноваться – так постоянно будут говорить.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 августа 2015 > № 1455795 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 12 августа 2015 > № 1454887 Инга Сысоева

Комментарий. Зерно на ветер

Сельхозпроизводители спешат с уборкой и закрывают глаза на потери урожая

Дожди, которые прошли в некоторых районах Ростовской области в период уборки, безусловно, осложнили работу механизаторов. Повышенная влажность хлебов на корню и без того затрудняет обмолот, но что действительно пагубно влияет на ситуацию — это неправильно заданные регулировки комбайнов. Из-за ошибок в настройках потери порой бывают настолько велики, что сводят на нет все достижения агрономов по повышению урожайности.

Уборка — самая ответственная и показательная часть полевых работ. Но, как это ни странно, вкладывая большие деньги в подкормку и обработку почв, аграрии часто закрывают глаза на потери зерна за комбайном. Почему так происходит, узнаем из беседы с директором Северо-Кавказской МИС, кандидатом технических наук Геннадием Жидковым, его коллегой, заведующим отделом сельскохозяйственных машин Сергеем Бородачёвым, и директором департамента маркетинга компании Ростсельмаш Прохором Дармовым.

Неназванные потери

Среди сельхозпроизводителей распространено заблуждение, что потери зерна — это показатель работы комбайна. Но в большинстве случаев это не так: за них отвечает не комбайн, а человек, сидящий за штурвалом.

ГОСТ определяет допустимый уровень суммарных потерь за технически исправным комбайном в 2% или менее. Как показывают результаты испытаний машин на МИС, зерноуборочные комбайны отечественного и импортного производства этим критериям соответствуют. Однако при неправильной эксплуатации (увеличенный износ, несоблюдение скоростного режима, неверные регулировки рабочих органов), потери за ЗУК могут возрастать многократно. Таким образом то, сколько зерна окажется в бункере и какого оно будет качества, зависит от опыта механизатора и организации рабочего процесса в хозяйстве.

Геннадий Жидков. Доводилось встречать две крайности в подходе к менеджменту сельскохозяйственного производства. Первая — когда вся ответственность за сбор урожая ложится на плечи механизатора. Обычно такую политику ведут небольшие фермерские хозяйства, предлагая механизаторам сдельную систему оплаты труда. Предполагается, что наёмный работник будет заинтересован в том, сколько зерна и какого качества он соберёт. Срабатывает не всегда. Приглашённый со стороны сотрудник торопится убрать максимально возможную площадь и пренебрегает настройкой техники под конкретное поле.

Вторая крайность характерна для крупных предприятий, холдингов. Заключается она в том, что механизаторам в директивной форме предписывается работать в определённом скоростном режиме и именно этот показатель контролируется руководителем. Я видел, как по полям ходили мощные комбайны New Holland 8-й серии со скоростью всего 4,5-5 км/ч. Комбайны явно были недогружены и выдавали большой процент дроблёного зерна. Механизаторы видели это, но не смели нарушить указания своего директора, так как от их исполнения зависела их заработная плата.

Сергей Бородачев. Подход, при котором за истину принимался постулат «чем медленнее ходит комбайн по полю, тем меньше потерь», устарел. Оптимальный скоростной режим определяется индивидуально и зависит от состояния поля, урожайности, влажности хлебной массы. Каждое поле, каждый сорт требуют от механизатора творческого подхода: настройки будут разными, кроме того, они непременно должны меняться в разные рабочие часы. Грубо говоря, комбайн требует регулировок минимум дважды в день. Универсальных решений здесь нет, так как у каждой модели комбайна есть свои особенности.

Прохор Дармов. Это действительно так. Сегодня на полях работает исключительно высокопроизводительная техника, но нам часто приходилось сталкиваться с ситуацией, когда механизаторы просто боятся повышать скорость. Причины — неверие в возможности комбайнов, привычка работать по озвученной Сергеем Бородачевым схеме.

Сергей Бородачев. Комбайн работает всего 3-4 недели в год, а даже опытным механизаторам требуется время, чтобы приспособиться к нему. Это как с машины на машину пересесть. Но современная сельхозтехника оснащена системами звуковой и визуальной сигнализации, она сама дает понять, если в настройках что-то не так. Однако более рационален такой подход, когда за качеством уборки обязательно следит агроном, а для оценки потерь за комбайном используются доступные экспресс-методы.

Стометровка для комбайна

Для оценки потерь агроном подсчитывает количество зёрен, выброшенных на стерню по убранному массиву. Для этого комбайн «сдаёт стометровку» — проходит 100-150 метров с разными регулировками. Оптимальный показатель вносится в программу учёта потерь на бортовом компьютере. Далее потери считаются автоматически при помощи чувствительных пластин, установленных на выходе из сепарирующего устройства и соломотряса.

Прохор Дармов. К сожалению, даже оснащение наших машин электронными помощниками не всегда способно спасти ситуацию. Мы сталкивались с чудовищными случаями, когда неквалифицированные и, видимо, совершенно незаинтересованные в результате механизаторы просто «вырубали» датчики. Последовательно. Загорелся один датчик – выключил. Следом второй подал знак тревоги — и его выключил. Третий… Пятый… В итоге машина просто встает. В буквальном смысле этого слова.

Сергей Бородачев. Уровень чувствительности датчиков может отличаться на разных комбайнах и, вероятно, является ноу-хау производителей. Тем не менее, эти потери учитываются в технике любого производства. Но в нашей стране приняты еще два важных показателя — количество дробленого зерна и сорность. Они не учитываются автоматически, а только вручную.

Опытный специалист может на глаз определить процентное соотношение дроблёного зерна и вовремя это исправить, уменьшив частоту вращения барабана и увеличив зазор между барабаном и подбарабаньем, или увеличив зазор между гребёнками нижнего решета.

Порядок и виды регулировок подробно расписаны в руководстве по эксплуатации конкретной модели комбайна. Специалисты рекомендуют все регулировки производить последовательно, не меняя одновременно несколько параметров.

Прохор Дармов. К сожалению, далеко не все владельцы машин и механизаторы хотя бы читают инструкции. Между тем наш опыт подтверждает, что от правильной настройки машины зависит очень и очень многое. В качестве примера можно привести результаты работы комбайна при грамотном управлении. Три года назад в Липецкой области механизатор Александр Чечурин на комбайне TORUM 740 собрал 500 т кукурузы за смену, а его коллега на такой же машине в тех же условиях — 350 т.

Как пояснил Александр, директор их хозяйства, сам бывший комбайнер, трепетно относится к настройкам и требует от подчиненных соблюдения предписаний производителя. Что и было сделано. Кстати сказать, потери за машиной были минимальными, как и количество дробленого зерна.

Сергей Бородачев. Главное же, о чём многие хозяйственники забывают, когда приобретают новый комбайн, — об изначально правильном вводе его в эксплуатацию. Самое сложное, что затрудняет сегодня эксплуатацию сельхозмашин, — это электроника. Прогресс не стоит на месте, техника всё усложняется. Даже самый опытный механизатор, знающий машину как свои пять пальцев, не может разобраться с проблемой в комплексе, если речь идёт о программных сбоях.

Поэтому с самого начала комбайн нужно грамотно ввести в эксплуатацию. Это должны делать представители сервисных служб. А в интересах аграриев — настоять на том, чтобы комбайн был обкатан на разных режимах работы и на разных фонах (соломистость, влажность и т.д.). Тогда меньше будет возникать проблем при дальнейшей его эксплуатации.

Прохор Дармов. Мы давно обратили внимание на падение уровня профессионализма среди механизаторов. Поэтому уделяем много времени обучению сотрудников сервисных служб. Это наиболее легкий в нынешней ситуации способ решения озвученных коллегой проблем. Другой путь — повышение квалификации операторов — требует серьезных затрат, которые нести сегодня никто не готов.

Испытание выгодой

Сегодня многие аграрии гонятся за новыми высокопроизводительными комбайнами. Дилеры, маркетологи охотно подогревают этот интерес, обещая в рекламе высокие прибыли.

По мнению специалистов МИС, к любой информации следует подходить критически и принимать во внимание только факты. На Северо-Кавказской МИС проходит испытания техника как отечественного, так и зарубежного производства. Но далеко не всегда производители разрешают публиковать данные испытаний.

Геннадий Жидков. В разных странах приняты разные методики оценки потерь за комбайном. В Европе, например, не принято определять показатель дробления. У нас этот показатель очень важен, особенно для продовольственного зерна, которое идёт на экспорт. Так вот, поскольку за рубежом не определяют дробления зерна, этот показатель не учитывается и на стадии разработки машин.

Зарубежная техника также имеет свои конструктивные особенности, потому что разрабатывается с учётом выращиваемых в стране производителя культур и сортов. Я не хочу сказать, что эта техника не подходит к нашим условиям, просто она требует адаптации, а механизатор должен уметь эксплуатировать её правильно.

Для того, чтобы определить реальные показатели производительности и величину потерь, проводятся испытания. Данные по некоторым моделям российских и зарубежных (редко) комбайнов можно найти на сайте МИС(skmis.ru).

По словам Сергея Бородачёва, на отечественных комбайнах практически не встречается дробления зерна. Конструкция всех технических узлов, где может происходить дробление (жатка, наклонная камера, молотильно-сепарирующее устройство, шнеки) практически доведена до совершенства. Что касается производительности комбайнов, показатели разнятся.

Сергей Бородачёв. Мы проводили испытания, и сравнивали производительность у комбайнов при разном уровне потерь (от 2 до 5%). Но результирующие данные являются собственностью заказчика, и я не видел, чтобы они были опубликованы. А для многих сельхозпроизводителей этот показатель является ключевым, так как есть сорта, которые нужно убирать быстро. Но часто складываются неблагоприятные погодные условия, как, например, в этом году. Или уборочной техники не хватает и надо спешить. Тогда на потери зерна не смотрят, важнее становится скорость уборки.

Прохор Дармов. Я возьму на себя смелость поправить коллегу. Например, Ростсельмаш скорее дает разрешения на публикацию результатов испытаний, чем не дает их. Вы сами можете убедиться в этом, найдя протоколы обследований наших ЗУК на вышеупомянутом ресурсе. Это и TORUM, и ACROS, и VECTOR . В протоколах указаны, в том числе, и потери за комбайнами, и сорность, и количество дробленого зерна.

Нынешний год не похож на другие ещё и потому, что с началом уборки закупочные цены на зерно не упали до минимума. Напротив, компании-экспортёры держат их на высоком уровне. Возможно, сельхозпроизводитель материально не заинтересован в том, чтобы получить зерно лучшего качества и оставить его на хранении с целью продажи в более подходящий момент. Тогда становится понятно, почему сегодня как никогда востребована высокопроизводительная и мощная уборочная техника, а на тонкие регулировки и на повышенные потери зерна закрывают глаза, выбрасывая его на ветер.

Инга Сысоева – для «Крестьянских ведомостей»

Россия > Агропром > agronews.ru, 12 августа 2015 > № 1454887 Инга Сысоева


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 11 августа 2015 > № 1454168 Дмитрий Медведев

Первое заседание Правительственной комиссии по импортозамещению.

Повестка: об организации работы комиссии; об импортозамещении в сельском хозяйстве.

Перед началом заседания комиссии Дмитрий Медведев посетил опытно-производственное хозяйство ЗАО «Центральное» Северо-Кавказского зонального научно-исследовательского института садоводства и виноградарства. Предприятие было создано в 1958 году. В настоящее время основным видом его деятельности является производство плодов и ягод (более 85% в структуре производства), а также пчеловодство на более чем 1,2 тыс. га сельскохозяйственных угодий. В 2014 году валовой сбор плодов составил около 6 тыс. тонн.

В хозяйстве имеется два фруктохранилища на 2 тыс. тонн. В 2006 году произведена реконструкция холодильника, что позволяет сохранять плоды до 9 месяцев без потери вкусовых качеств.

Численность сотрудников ЗАО «Центральное» – 103 человека.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании комиссии:

У нас сегодня первое заседание Правительственной комиссии по импортозамещению. Прежде чем его начать, хотел бы всех поздравить с тем, что наша страна выиграла право на проведение чемпионата мира по профессиональному мастерству, так называемого чемпионата WorldSkills-2019. На мой взгляд, результат объективный, хотя были различные сложности. Все, кто этим занимался, молодцы. Надеюсь, что это будет дополнительным фактором, способствующим развитию производительных сил в нашей стране. Конечно, через четыре года эти соревнования, когда они пройдут в Казани, будут важным событием, тем более что Казань обошла достойных соперников – это и Париж, и бельгийский город Шарлеруа. Татарстан умеет такие мероприятия проводить, поэтому, уверен, всё будет сделано очень хорошо. Наша задача заключается в том, чтобы повысить интерес молодых людей к рабочим профессиям, сделать их более престижными, востребованными и в конечном счёте привлечь молодёжь в промышленность и в сельское хозяйство.

Сегодня, как я уже сказал, у нас первое заседание Правительственной комиссии по импортозамещению.

Задача комиссии – создать условия для собственного производства в тех отраслях, в тех секторах, где сохраняется высокий уровень зависимости от импорта. Это достаточно длинный перечень: это и станкостроение, и большинство подотраслей машиностроения, радиоэлектронная промышленность, лёгкая промышленность, фармацевтика, медицинская промышленность. По большому счёту практически в каждой отрасли есть те или иные возможности для импортозамещения. А сегодня обсудим, как идёт импортозамещение в отраслях агропромышленного комплекса, что логично с учётом того, что в настоящий момент идёт сбор урожая, лето и встречаемся мы здесь, в Краснодарском крае, который является одним из основных агропромышленных регионов нашей страны. Рассмотрим также несколько вопросов, связанных с организацией работы комиссии.

Я уже говорил недавно на заседании Правительства, что импортозамещение – это достаточно сложный процесс, этот процесс не может происходить механически. У нас нет цели любой ценой заместить импортные товары, тем более, на посредственные товары отечественного производства. Это в первую очередь и невыгодно экономически, и просто невозможно. Речь идёт именно о том, чтобы российские предприятия – и промышленные, и сельскохозяйственные – производили как можно больше современной, качественной и востребованной продукции, продукции мирового уровня (вот в этом задача), которая сможет конкурировать не только на нашем рынке, но и на рынках других стран.

Там, где производятся аналоги импортных товаров, нам нужно будет провести модернизацию действующих предприятий, увеличить выпуск продукции. Если таких аналогов нет, а продукция необходима для нормальной работы, нужно как можно быстрее организовать производство уже в наших условиях и, конечно, стараться делать это на базе наших технологий, там, где это возможно. Такое импортозамещение имеет прямой смысл, хотя, безусловно, в ряде случаев придётся использовать и заграничные технологии.

Всеми этими вопросами мы будем заниматься в рамках комиссии. Внутри комиссии будут сформированы два направления: одно – по гражданским отраслям, второе направление – по оборонке. Работу новой структуры нужно будет строить по двум направлениям. Во-первых, это координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, региональных властей, государственных компаний, компаний с государственным участием, институтов развития по вопросам импортозамещения.

Вторая задача – с 10 января 2016 года комиссия будет рассматривать вопросы, которые связаны с проведением государственных закупок в рамках конкретных инвестпроектов. В них, как вы знаете, мы вкладываем значительные государственные ресурсы, в том числе средства Фонда национального благосостояния и Внешэкономбанка. И, конечно, важно, чтобы эти деньги работали на развитие российских предприятий. Мы будем стимулировать участников таких инвестпроектов – это государственные компании, компании с госучастием, – для того чтобы они проводили закупки необходимых товаров и услуг преимущественно у российских поставщиков.

Отсрочка до начала 2016 года связана с необходимостью принятия большого количества нормативных актов, которые конкретизируют положения Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». Над этими документами необходимо работать активно, по чёткому плану с конкретными сроками, с ответственными. У Минэкономразвития есть предложения по этому поводу, мы их послушаем.

Так что поле деятельности у комиссии большое, оно и стратегическое, если хотите, идеологическое, и вполне адресное, конкретное, применительно к инвестиционным проектам. Поэтому просил бы всех коллег, всех членов комиссии активно включиться. У нас сейчас лето, но те члены комиссии, которые сейчас в отпусках находятся, получат информацию от заместителей федеральных органов исполнительной власти, которых я сегодня тоже пригласил, для того чтобы была информация на эту тему.

Начинаем мы с агропромышленного комплекса. Это неслучайно. Именно в сельском хозяйстве были приняты самые первые решения по развитию импортозамещения, раньше, чем в других отраслях, был утверждён специальный план по содействию импортозамещению в сельском хозяйстве. Скорректирована государственная программа на период до 2020 года, которая была привязана к этим целям. Из федерального бюджета выделено дополнительное финансирование. Только в этом году на поддержку сельского хозяйства планируется направить почти 240 млрд рублей. И в целом мы в следующем году, в следующий период эту поддержку снижать не собираемся.

В марте этого года утверждён перечень инвестпроектов, которые ориентированы на развитие импортозамещающих производств в сельском хозяйстве. Их довольно много – приблизительно 460. Объём инвестиций по ним тоже значительный – 265 млрд рублей. Только в Краснодарском крае будет реализовано 13 таких проектов на общую сумму кредитного ресурса практически 4 млрд рублей.

Сельское хозяйство получило и весьма мощный стимул в связи с введением так называемых ответных ограничительных мер, или эмбарго, по импорту продовольствия. Это достаточно широкий спектр сельхозпродукции. Недавно мы продлили действие этих ограничений ещё на год. И нужно признаться, что у аграриев в связи с этим есть определённые успехи – где-то больше, где-то меньше, но практически все наши обсуждения с тружениками села, с аграриями свидетельствуют о том, что фронт работ у них стал шире, возможности реализации продукции, которую они производят, – выше. Но наша задача – на этом не останавливаться и стараться помогать им в этом. Тем более что мы с вами понимаем: ограничения важные, они продлены на год, но они не будут бесконечными. И этой паузой нужно воспользоваться всем – и государству, и самим аграриям.

Понятно, что полностью заместить импорт пока ещё не удаётся. По некоторым товарным группам на это потребуется несколько лет. Хотя надо сказать прямо: что бы там ни говорили, какие бы прорицания на эту тему ни делались, никакого дефицита ни по мясу, ни по молоку, ни по овощам, ни по фруктам в нашей стране нет, и – во всяком случае в этом году – ситуация абсолютно стабильная.

На прошлой неделе у меня был селектор с регионами о ходе уборочных работ. Они идут по плану, в этом году мы намерены собрать порядка 100 млн тонн зерна, может быть, даже чуть больше. В Краснодарском крае, где мы сегодня работаем, уборка колосовых уже фактически закончена.

Основной упор нам нужно будет сделать на развитие перерабатывающих производств, логистических центров. Я сейчас с аграриями разговаривал, они выставили тут разные вкусные свои продукты. Конечно, логистика имеет ключевое значение. Мы пока не имеем должного объёма мощностей по хранению и переработке. На это нужно нацелить основные усилия. И использовать самые передовые технологии выращивания и переработки.

Только что мы посетили одно из хозяйств – хозяйство «Центральное» Северо-Кавказского зонального НИИ садоводства. Там используются современные, прогрессивные технологии, причём российские, которые дают хорошие результаты. Но есть и проблемы, которые мы тоже обсуждали непосредственно в поле, что называется, и можем продолжить это обсуждение – и нужно продолжить его – в этом зале.

Сегодня мы пригласили представителей профессиональных объединений сельхозпроизводителей, нескольких крупных перерабатывающих предприятий. Естественно, у них тоже будет возможность высказаться. Но сначала – по организации работы самой комиссии, потому что у нас сегодня не совещание по селу в чистом виде, а именно комиссия по импортозамещению, которая рассчитана на разные отрасли нашей экономики.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 11 августа 2015 > № 1454168 Дмитрий Медведев


Россия. Весь мир > Агропром > premier.gov.ru, 11 августа 2015 > № 1454166 Аркадий Дворкович, Дмитрий Рогозин

Брифинг Аркадия Дворковича и Дмитрия Рогозина по завершении заседания Правительственной комиссии по импортозамещению.

Стенограмма:

А.Дворкович: Прежде всего – о работе комиссии по импортозамещению. Сегодня были приняты решения, направленные на организацию её работы, а также работы её отдельных органов. Будет две подкомиссии – по гражданским и по оборонным отраслям промышленности, и Дмитрию Олеговичу и мне поручено этими вопросами в ежедневном режиме заниматься. Составы этих подкомиссий будут сформированы в самые ближайшие дни, и будут намечены планы на ближайшие месяцы, сначала по формированию (и корректировке, где уже существуют) соответствующих программ импортозамещения, а затем, со следующего года, уже по выполнению функций, связанных с конкретными инвестиционными проектами в этих сферах, реализуемыми нашими государственными компаниями, компаниями с госучастием, а также при наличии государственной поддержки.

Как вы знаете, у нас основные планы импортозамещения уже утверждены, сейчас идёт их детализация, конкретизация, выбор конкретных исполнителей, проходят различные конкурсные процедуры, процедуры размещения госзаказа, и это теперь уже абсолютно конкретная, иногда почти ручная работа. Где-то механизмы являются более рыночными, как, например, в агропромышленном комплексе, который мы сегодня рассматривали.

Если говорить конкретно про АПК, программа импортозамещения действует уже практически год, она являлась логическим продолжением госпрограммы «Развитие АПК» в целом, которая сейчас продолжается. И сегодня мы обсуждали прежде всего препятствия к её реализации, будь то меры, направленные на борьбу с фальсифицированной, контрабандной продукцией, или доступ к финансированию, ветеринарные требования, то есть тот перечень вопросов, которые в принципе всегда стоят на повестке дня, но если мы хотим активно заниматься импортозамещением, нужно решать эти вопросы быстрее.

Ещё один акцент был сделан на более глубокую переработку сельскохозяйственного сырья (вторичные, третичные переделы) и меры по поддержке этих секторов.

Вот это основной фокус сегодняшней дискуссии. Мы договорились о том, что будут даны поручения по усилению ответственности при производстве и реализации продукции, по которой публикуются, предъявляются недостоверные сведения о её составе, то есть, по сути, всё, что связано с фальсификатом, а также даны поручения, связанные с более активной реализацией программы в части глубокой переработки сельхозсырья.

Вопрос: А что это за программа?

А.Дворкович: Речь идёт о производстве пищевых добавок, аминокислот – всё, что связано с переработкой субпродуктов из мясного сырья. Во всём мире из этого получают продукты, которые потом используют в самых различных отраслях – в медицине, в химии, в других сферах. У нас этого не делается, мы всё это покупаем. Мы используем у себя, по сути, либо сырьё, либо продукт его первичной переработки, и вынуждены импортировать всё остальное. Но у нас есть потенциал делать это всё самостоятельно.

Вопрос: А господдержка нужна для этого?

А.Дворкович: Господдержка, как правило, нужна, особенно в условиях высоких процентных ставок. Если бы они были у нас низкие, наверное, можно было сделать и без господдержки. Когда процентные ставки высоки, нужно искать возможности субсидирования ставок прежде всего.

Вопрос: А налоговые?..

А.Дворкович: По налогам дополнительных преференций не требуется, пожалуй. Если компании будут размещаться на территориях опережающего развития, в особых зонах, – там эта поддержка автоматически будет. Думаю, что многие будут выбирать именно такой способ работы.

Вопрос: Будут даны поручения? Или ещё…

А.Дворкович: Они будут зафиксированы в протоколе сегодняшней комиссии.

Вопрос: Дмитрий Олегович, два вопроса, если позволите. Во-первых, по импортозамещению. По замещению военной продукции, производимой на Украине, более-менее понятно, а по части продукции, которую поставляли страны НАТО, гораздо меньше информации. Могли бы вы рассказать, как обстоят дела, какие объёмы, может быть, уже замещены? Какие планы, сроки и, может быть, стоимость этой части программы?

Д.Рогозин: В данном конкретном случае детальные планы-графики замещения указанной продукции военного назначения, а также комплектующих изделий к продукции военного назначения, формировались у нас ещё год тому назад, сразу после того, как наступили известные события, связанные с госпереворотом на Украине, и после введения санкций.

Детальные планы-графики по Украине касаются 186 образцов вооружения, военной, специальной техники. Что касается стран НАТО и Европейского союза, то это более 800 образцов вооружения, военной, специальной техники. Итого получается примерно 1000 в целом и, соответственно, десятки тысяч конкретных изделий, которые необходимо заместить. Сроки замещения: в том, что касается Украины, крайняя позиция – это 2018 год. Самое сложное – это прежде всего газогенераторы, силовые машины для ряда надводных кораблей, а также авиационные двигатели для вертолётов и самолётов. По ним приняты все необходимые решения. Что касается стран НАТО и Европейского союза – самые поздние позиции будут реализованы в 2021 году, но они составляют отдельные доли процента. В основном, 90%, – также 2018 год (будет замещено). Что касается комиссии по импортозамещению, то в рамках подкомиссии, которую мне поручено возглавить, будут рассматриваться не только вопросы сугубо военной продукции, но и продукции двойного назначения.

А.Дворкович: Авиация и судостроение полностью…

Д.Рогозин: Да, авиация, судостроение, радиоэлектроника, двигателестроение и так далее, поэтому там потребуется не только принятие решений по инвестиционным проектам, но и, скажем, изменение ряда нормативных актов и просто конкретной технической документации. Я вам пример приведу: по судовому оборудованию у нас изначально в решениях проектантов заложена закупка импортной техники, то есть этот ворох бумаг надо пересмотреть и исправить, помимо конкретных решений, поэтому работа большая предстоит. Она нам понятна. Она уже частично организована.

А.Дворкович: Такие примеры есть во всех отраслях: в нефтянке, газе, нефтехимии – везде есть технические требования, которые изначально ориентированы на зарубежную продукцию. Если компании будут понимать, что в случае получения ими господдержки они обязаны ориентироваться на российскую продукцию в какие-то определённые сроки, где это возможно, они должны будут это делать. Именно такие вопросы будут рассматриваться на комиссии.

Вопрос: А есть какие-то данные по продукции стран НАТО? Мы можем сказать, что столько-то процентов на данный момент замещено уже?

Д.Рогозин: Есть такие данные, но они относятся к категории закрытой информации. Зачем мы будем это всё раскрывать? Могу сказать только одно: это данные печальные для наших партнёров, которые ввели санкции. Мы довольно-таки активно идём по этому пути. Есть, конечно, проблемные моменты, есть сложные технические решения. Здесь проблема в чём? Скажем, если говорить про Украину (я уже об этом вам, по-моему, рассказывал), это не самая современная продукция. Это продукция, которую по линии нашей инженерной просто рутинно по-прежнему поставляла Украина, вместо того чтобы выработать новые инженерно-технические решения. Поэтому замещение будет не старья, а просто вместо той старой технологии будут вырабатываться новые технологии, и они будут уже в рамках планов-графиков импортозамещения внедряться.

Вопрос: Аркадий Владимирович, а расширяться санкции, вернее, продэмбарго будет на те семь стран, которые поддержали..?

А.Дворкович: На эту тему уже давались комментарии в последние дни. Вопрос активно рассматривается, принципиальный подход состоит в том, что все, кто применяет против нас санкции, должны сталкиваться с соответствующими ответными мерами, продовольственным эмбарго. Есть некоторые нюансы, детали, которые мы сейчас обсуждаем, так что наберитесь терпения, думаю, что в ближайшее время решение будет принято.

Вопрос: Аркадий Владимирович, дано поручение проработать вопрос по пошлине на зерно к сентябрю. Уже есть какие-то предложения и может ли быть, допустим, введён лимит на экспорт зерна?

А.Дворкович: Нет, мы не планируем никаких лимитов. Пошлина работает, технические проблемы, которые в первые дни работы новой формулы возникали, по моим сведениям, сейчас решены. Тем не менее до конца августа мы проанализируем все те вопросы, проблемы, которые поднимали наши экспортёры, и решим, нужно ли что-то менять в механизме. Никаких лимитов на сам экспорт не планируется. Сейчас объёмы экспорта достаточно умеренные, и рисков здесь не видим.

Вопрос: Сколько прогнозируете в сельхозгоду экспорта?

А.Дворкович: При урожае, который сегодня прогнозируется на уровне 100 или чуть более 100 млн т, 25–27 млн т вполне можно экспортировать без всякого риска для внутреннего баланса.

Вопрос: Дмитрий Олегович, вчера вы дали поручение проработать, разработать и внедрить систему автоматического зависимого наблюдения в малой авиации. Могли бы вы чуть подробнее рассказать, во-первых, каким образом будет реализована там технология ГЛОНАСС, что конкретно скрывается за такой сложной для восприятия формулировкой? Аркадий Владимирович, вы, возможно, дополните тоже, как это всё будет внедряться?

Д.Рогозин: Эта система ADS-B в принципе в Соединённых Штатах уже была внедрена и, в частности, была применена в штате Аляска, причём принудительно для всех видов и объектов малой авиации – как вертолётов, так и малой авиации. Собственно говоря, это достаточно сложное оборудование, которое предполагает возможность принудительного сброса информации с воздушного судна по курсу движения, по эшелону, то есть по высоте, по скорости, и эта же информация поступает каждому воздушному судну по его окружению, что вокруг него происходит. Собственно говоря, это серьёзное уточнение воздушной обстановки для каждого пилота.

Что касается нашей обстановки, нашей ситуации, то, конечно, эта резонансная катастрофа над Истринским водохранилищем… Сейчас не будем забегать вперёд, но мы можем сказать только одно: у нас действительно на воздушных судах подобного класса (как на лёгких вертолётах, так и на лёгких самолётах) нет такого рода системы. То есть в принципе при желании пилот, который является грубым нарушителем правил воздушного движения, может отключить датчик о своём местонахождении либо идти на предельно малой или, скажем так, преступно малой высоте, и тем самым, собственно говоря, скрыть от диспетчера своё местонахождение. Соответственно, диспетчер не сможет предупредить другие воздушные суда, которые находятся в этом регионе, о наличии реальной опасности. Судя по всему, что-то похожее и произошло.

Правительство приняло по этому поводу решение, мы создали акционерное общество «ГЛОНАСС». Мы активно развиваем проекты, связанные с нашей навигационной системой, в частности «ЭРА-ГЛОНАСС». Этими датчиками, модулями «ЭРА-ГЛОНАСС» сегодня оборудован и государственный транспорт, и транспорт, который перевозит особо чувствительные предметы. В перспективе у нас внедрение такого рода систем и для большегрузных машин. По сути дела, мы хотим предложить сегодня нашим властям, которые отвечают за безопасность воздушного движения (мы здесь с Аркадием Владимировичем (А.Дворкович) будем вместе потом уже принимать решение, когда эта технология будет в реальности), – предложить на основе ГЛОНАСС систему, подобную той, которая создана в Соединённых Штатах, но, может, более простую, которая позволит любому пилоту ориентироваться полностью в воздушном пространстве, видеть всё, что вокруг него происходит, но так, чтобы этот сигнал был принудительно оборудован в каждом воздушном судне. Возможно, для этого надо будет выбрать пилотный регион, скажем, Москву и Московскую область, где наиболее интенсивное движение. Поэтому пока я дал поручение быстро, оперативно представить техническую документацию и конкретные инженерные решения по созданию такого рода системы. Я думаю, это мы быстро сделаем. А дальше будет принято решение уже о её внедрении.

Вопрос: Сроки уже есть какие-то? Быстро – это насколько быстро?

Д.Рогозин: Быстро – это значит быстро. Всем понятно, что произошло. И вся эта вольница – с ней надо заканчивать, безусловно. До сих пор такого рода системы не было, но мы вполне способны, наша промышленность способна, в том числе оборонная промышленность, достаточно быстро представить все необходимые решения.

А.Дворкович: Здесь просто могу дополнить. Тем не менее тутесть две составляющие – техническая действительно возможность наблюдения и получения информации о соответствующем месте нахождения воздушных судов, и здесь Дмитрий Олегович всё уже сказал. Действительно, надо начинать с пилотного района, с пилотных зон, прежде всего близлежащих к крупным аэропортам или к каким-либо иным важным объектам. И наконец, необходимо ввести в законодательство более жёсткие меры ответственности за нарушения в этой сфере. Сейчас эти меры ответственности слишком низкого уровня, они, по сути, не работают. Спасибо.

Россия. Весь мир > Агропром > premier.gov.ru, 11 августа 2015 > № 1454166 Аркадий Дворкович, Дмитрий Рогозин


Россия. ЮФО > Агропром > premier.gov.ru, 11 августа 2015 > № 1454160 Вениамин Кондратьев

Рабочая встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Вениамин Иванович, у нас с вами сегодня такой аграрный день, что для Кубани естественно. Первая комиссия Правительства под руководством Председателя Правительства прошла именно в Краснодаре, потому что вы – главный российский аграрный регион. Мы занимались импортозамещением только что с упором на сельское хозяйство.

Этот год определяющий и по тем позициям, о которых я говорил, включая возможности перенастройки нашего сельского хозяйства по целому ряду направлений, которые вошли в программу развития сельского хозяйства. Это и садоводство, и мясное животноводство, и молочное животноводство. Мы с вами посетили хорошее хозяйство, посмотрели на производство, которое там есть. В целом тема импортозамещения работает и развивается, активно продвигается и у вас, в Краснодарском крае.

Пользуясь случаем, хотел бы ещё раз поздравить всех хлеборобов Кубани, всех тех, кто занимается в нашей стране растениеводством, с неплохими видами на урожай (а у вас эти цифры практически рекордные – около 14 млн т, что является беспрецедентным результатом), с хорошей урожайностью. Теперь важно всё это сохранить, правильно использовать. В любом случае это хорошее достижение, хороший вклад в копилку урожая текущего года. Мы рассчитываем выйти на цифру в 100 млн т или даже несколько больше, что выше средней урожайности за последние годы.

Но это ещё не всё. Естественно, нам нужно создавать новые логистические мощности, о которых нас просили аграрии, создавать пункты хранения, переработки. В общем, вкладываться в инфраструктуру сельского хозяйства, которая, к сожалению, у нас пока в худшем состоянии, чем, например, сегодняшние дела на полях: у нас и поля прекрасные, на Кубани они идеальные практически, техника современная ходит. Но инфраструктура – это важнейшая задача. Просил бы вас тоже уделить этому внимание.

Конечно, для того чтобы край развивался, очень важно, чтобы была нормальная жизнь, а нормальная жизнь – это детские сады, школы, реализация программы развития сельского хозяйства, обустройство села. Я знаю, что вы этим активно занимаетесь. Даже если взять, например, детские сады, за последние годы сделано довольно много. У вас был значительный дефицит, если я правильно помню, порядка 40–45 тыс. мест в детских дошкольных учреждениях, но сейчас эта программа, в общем, подходит к завершению. Коротко расскажите о её результатах.

В.Кондратьев: Дмитрий Анатольевич, в первую очередь позвольте поблагодарить Вас за постоянное внимание к краю и заботу о нём. Поэтому, наверное, и резервы Кубань может сегодня реализовывать. Эта поддержка принципиально важна, и жители края её ощущают.

Безусловно, сбор урожая продолжается. Сегодня у нас ожидаемый сбор кукурузы – 3,5 млн т, свёклы – 7,5 тыс. т. Валовый сбор, в целом прогнозируемый с учётом зерновых, – 14 млн т. Это означает, что свою основную задачу по продовольственной безопасности страны Кубань выполнила.

Вы отметили, что детсады и иные социальные программы у нас также хорошо сегодня реализуются, в первую очередь благодаря федеральной программе развития и поддержки села. Это принципиально важно для того, чтобы село жило. Как бы ни было, принципиально важно и для меня переориентировать краевой бюджет в сторону реальной жизни людей, в сторону деревень, хуторов, сёл, туда, где она должна быть, где должны быть детсады, школы, спорт. Спорт в пешей доступности, чтобы сельская молодёжь не ощущала себя оторванной от городской. Она тоже имеет право на активное развитие, активные занятия спотом. Это право власть ей должна дать. Это моя принципиальная позиция, и при Вашей поддержке, поддержке этой программы, я думаю, мы это сможем реализовать.

Абсолютно верно, очередь в детские сады до 1 января 2016 года будет ликвидирована в целом по краю. Школы находятся в чуть худшем, но тем не менее рабочем состоянии. Поликлиническая сеть, амбулаторная сеть модернизируется, но с учётом мнения населения, что принципиально важно. Там, где, невзирая ни на что, люди ощущают необходимость амбулатории, а не врача общей практики, мы оставляем амбулаторию с учётом реального состояния дел и реальной необходимости. Это тоже принципиальная позиция – развернуться лицом к людям, к населению, слышать и понимать, что нужно им, что необходимо для активной рабочей жизни.

Д.Медведев: Хорошо, тогда, я надеюсь, вы всем этим продолжите заниматься, потому что у вас структура населения такова, что, несмотря на то что Краснодар большой город, 4,5 млн человек проживают в относительно небольших населённых пунктах, в районных центрах, на селе. Собственно, там идёт основная жизнь края, поэтому нужно сконцентрировать работу именно на этом направлении. Краснодар неплохо развивался в последние годы, а вот село нужно подтягивать с учётом колоссального потенциала, который имеет сельская жизнь на Кубани, и того производства, которое там размещено, тех людей, которые там живут. Обратите на это самое пристальное внимание.

В.Кондратьев: Ещё минуточку. Принципиально важно, чтобы селяне, все, кто живёт в станицах, хуторах и сёлах, не отделяли себя от самой власти. Власть должна быть прозрачной, и каждый селянин должен себя видеть в системе управления, тогда понимание трудностей и реальностей жизни они будут делить вместе с властью, понимать, что власть делает всё возможное, чтобы жизнь на селе была на самом деле лучше.

Д.Медведев: Давайте мы с этим вопросом в том числе обратимся к «Единой России», потому что у нас запланирована встреча с активном партии, которая сегодня находится у власти, в Краснодарском крае в том числе. Спасибо.

Россия. ЮФО > Агропром > premier.gov.ru, 11 августа 2015 > № 1454160 Вениамин Кондратьев


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 10 августа 2015 > № 1452423 Александр Рыбаков

Комментарий. «Руке в поле» нужна «рука Москвы»

Поселок Кикнур (в переводе с марийского «рука в поле») Кировской области встретил свое 460-летие типичными проблемами сельского хозяйства неперспективных территорий, брошенных Москвой на выживание.

В светлый солнечный Ильин день вятский поселок Кикнур гулял – отмечал 460-летие. Первыми поселенцами были марийцы и, в переводе на русский, Кикнур означает «рука в поле», то есть, союз людей и земли, пояснил мне глава Кикнурского района Сергей Галкин по пути к площади. А на площади пели-танцевали. Вместе с селянами в марийском уголке, сняв пиджак, под гармошку плясал зампред правительства Кировской области, министр юстиции Роман Берсенев. Куратор в блиц-интервью отметил, что «несмотря на проблемы с финансированием, району удалось отремонтировать детские учреждения, будем заниматься ДК и библиотекой, находить решения по жилью для бюджетников, строить многофункциональный центр, поднимать экономику».

«Зимой я зарабатываю в лесу, а летом закапываю в землю»

На следующий день с главой администрации района Арабеллой Шарыгиной едем в ООО «Старт», который возглавляет лесной предприниматель Анатолий Филимонов. Он же и вёз нас на джипе, за окнами которого почти всю дорогу виднелись заросшие березняком поля. Шарыгина с горечью замечает:

– Когда-то сельскохозяйственный район превратился в территорию, где в экономике преобладают торговля, заготовка и переработка древесины. Вот Анатолий Николаевич из «лесных», согласился взять к себе разваливающийся совхоз «Мичуринский».

60-летний Филимонов, мощный мужчина под центнер, владеет ООО «Стимул» и ООО «Лидер», которые занимаются заготовкой и переработкой древесины (кстати, в 2014 г. обе организации уплатили налогов 4600 тыс. руб.). Он рассказывает:

– Всего лесом заняты порядка 130 человек. Две бригады и лесозаготовительный комплекс с японской валочной машиной «Камацу» ежегодно рубят 30-35 тыс. кубометров. Деловую древесину перерабатываем в обрезной и необрезной пиломатериалы, брус, оцилиндрованное бревно...Реализуем на внутренний рынок, немного в Европу через Калининград. В деревне Нолинские есть питомник – ежегодно высаживаем 30 га саженцев.

В 2004-м мужики совхоза «Мичуринский» обратились ко мне: Николаич, давай хоть что-нибудь пахать да сеять, ведь сердце кровью обливается, глядя на разруху. Купил семян, солярки, восстановили технику, начали пахать. Сейчас имею около тысячи гектаров, ежегодно засеваю под 300. Но техника стареет, новую купить дорого, а кредитные ставки высокие – не хочу поддерживать господ-банкиров. И выходит так: зимой я зарабатываю в лесу, а летом «закапываю» деньги в землю (по данным сельхозотдела, «Старт» в 2014 году собрал 2000 ц зерна – 82% к прошлому году. Уровень рентабельности – минус 40%, убыток – 441 тыс. рубл.).

– Получается, с твоей стороны какая-то благотворительность…

– Так ведь главное людей занять работой, а то совсем вкус земли потеряют…и так уже кикнурские мужики ездят то на севера, то в Подмосковье строят дачи столичным тузам. Да и трудовой стаж идет для пенсии.

Проезжаем мимо полей «Старта». Природа радует глаз цветеньем трав. Рожь колосится как на известной картине. Филимонов не выдерживает, выходит из джипа, растирает колосок, разжевал зерна и говорит: завтра можно начинать жать.

Подъехали управляющий ООО Михаил Русинов и главный агроном Татьяна Целищева. Как выяснил, у них работают комбайны «Енисей», «Нива» и тракторы еще советских времен, а современный ростсельмашевский «Агрос» видели по телевизору. Прошлогодняя урожайность составила около 7 ц/га, удобрений нет – волей-неволей получается экологическое земледелие (как во всей стране).

Весь урожай ржи идет на мельничный комплекс ООО «Старт». Бородатый директор Сергей Важенин сообщил: «Перерабатываем за смену 5-6 т зерна, можем больше, если расширить посевную площадь и сушильное хозяйство». Его мечта: создать свою лабораторию анализа (сейчас на анализы возят в Яранск или в Йошкар-Олу. Удивительно, из района заказчик только из села Русские Краи, в основном заказы на ржаную обдирную муку поступают из Нижегородской области. Фермеры также обращаются. Важенин привел расчеты: «Мы за 4-7 рублей покупаем килограмм ржи (из 1 кг выход муки 70%). Плюс затраты на доставку. Поэтому, чтобы иметь минимальный доход, нам надо продавать муку за 10-11 рублей за 1 кг». Сколько накидывают пекари и продавцы нетрудно подсчитать, если буханка черняги стоит более 20 рублей.

Характеризуя ООО «Старт», главный специалист сельского хозяйства района Надежда Вторых отметила: «затраты бы снизились вдвое-втрое, если бы купили новый трактор, который продается машиностроителями со скидкой 15%, но руководство скупится».

Летом хлебороб, зимой вальщик

Если для лесного предпринимателя Филимонова, как он сам выразился, ООО «Старт»– «дело для души» (основное лесопереработка), то для Алексея Посаженникова, СПК «Кокшага» – дело всей жизни. Главспец Надежда Вторых показала мне все сводки по семи сельхозорганизациям и трем КФХ.

Судя по отчетам, «Кокшага» в 2014 году показала приличные показатели. Валовой сбор зерновых и зернобобовых – почти 3500 ц (рост к 2013 г. – втрое). В районе собрали 14500 ц (вдвое больше 2013-го). Урожайность в СПК – 11,9 ц/га, по району – 9,7ц. В 2014 году себестоимость реализации 1 ц в СПК – 421 рубль, цена реализации 1 ц – 697 рублей, уровень рентабельности – 66%. Подчеркну: все сельхозорганизации района минусуют по этому важнейшему показателю, а по району – минус 15%.

Чистый результат по всей деятельности СПК, включая субсидии из бюджетов всех уровней – 903 тыс. рублей (но в 2013 году был минус в 826 тыс.). По району – минус 1304 тыс.(в 2013 году – минус 2642 тыс.). И, наконец, средняя зарплата в «Кокшаге» самая высокая среди сельхозпредприятий района – 9677 руб. (по району 7727 руб.).

– Да вы лидер соцсоревнования по советским меркам и вам полагается Переходящее Красное Знамя и премия, – пошутил я.

– Что вы, с советскими временами никакого сравнения! – встрепенулся Алексей Михайлович. – В те годы всё было четко спланировано: везешь зерно на элеваторы в Яранск, Шахунью, Котельнич и по твердой цене. Для нас важна стабильность цен. Когда это поймут в Москве! Отсюда можно плясать, планировать работу. В этом году засеяли 290 га, на 55 га больше прошлогоднего. Могли бы и больше засеять, да за пшеницу больно мало денег дают – по 5-6 рублей за килограмм частники предлагают, по 6,5 рублей – перекупщики. На удобрения денег не хватает, солярка дорогая – до 36 рублей за литр доходит – это цена бутылки лимонада. Семена за тройную цену приходится покупать – 20 рублей за кило на Яранской птицефабрике. А погектарная поддержка – порядка 200 рублей – курам на смех.

– Как же выживаете?

– Нас крепко выручает лесной промысел, приобрел 2100 кубов лесосечного фонда и бригада из шести мужиков (всего в хозяйстве 18 работников) весной сеет, летом валит лес, осенью убирает урожай, а зимой вновь берется за пилы. Кругляк и дрова продаем частникам. Лес спасает хозяйство от краха. Мужики круглый год при зарплате – не убегут и не сопьются от безделья. Правда, с тревогой смотрю в будущее – у всех предпенсионный возраст, а молодежи нет.

Существуем, а не живем

Арабелла Шарыгина затрагивает болезненные темы муниципалитета:

– Сердце рвется: исчезают целые деревни, некогда крепкие и многолюдные, и понимаю, что этот процесс затронул всю российскую глубинку. Это происходит от того, что при принятии многих правовых актов законодатель почему-то ориентируется на крупные города, сильные и богатые ресурсами регионы. Сегодня район, скорее существует, а не живет. Закон о местном самоуправлении должен был разделить уровни власти. Предусматривалось, что на выполнение полномочий органов местного самоуправления будут выделяться необходимые средства, что бюджет будет формироваться «с низов», с учетом всех потребностей. На практике, средств выделяется только на 10-15% от потребностей. До тех пор, пока у муниципальных образований не будет финансовой самостоятельности, развития территорий ждать не стоит.

Регион дает столько средств, чтобы не умереть, но и жить так невозможно, сокрушается глава администрации района. С закрытием объектов социальной сферы уезжает из села молодежь. В 2010 году собственные доходы района составляли 24,1 млн. рублей, в 2014 году – 28,3 млн. рублей, но этот рост не покрывает потребностей. А об участии в федеральных программах и речи нет. Кто-то из чиновников решил, что мы – неперспективная территория, а значит не надо в нас вкладывать средства.

Весной посеяли 1600 га. Из-за нехватки средств сев проводился без удобрений, работали на старой технике. В 2014 году сфера животноводства почти ликвидирована. В связи с мероприятиями по оздоровлению стада КРС от лейкоза все предприятия района вынужденно сдали коров, правда, многие руководители недоумевали, когда на мясокомбинате им говорили, что сдаете нормальный здоровый скот (по мнению некоторых спецов, был перегиб и скот сдали, чтобы избавиться от хлопотливого и трудоемкого животноводства – Авт.). Для того чтобы вновь восстановить стадо, необходимо закупать племенной здоровый скот. Своих же средств у хозяйств нет, а кредиты недоступны.

В районе три крестьянских (фермерских) хозяйства, которые имеют проблемы из-за ветхой техники, отсутствия оборотных средств и сбыта продукции.

По итогам работы за 2014 год хозяйства района получили поддержку из разных видов бюджетов в сумме 1984 тыс. руб. В том числе по животноводству 55 тыс. рублей по растениеводству 1929 тыс. рублей (федеральный бюджет – 1337 тыс. руб., областной бюджет – 592 тыс.), сообщила Шарыгина.

В этом году на развитие сельского хозяйства страны выделили свыше 200 млрд. рублей, а в сельской России, тем не менее, идет стон пахарей, животноводов, фермеров. Анатолий Филимонов искренне возмущался: «Как сельхозтоваропроизводитель, я не вижу, куда уходят эти деньги? Возмущает: депутат получает 400 тыс. рублей зарплаты, а комбайнер, которого в летний зной жрут комары и мухи, – 15 тысяч». Во время торжеств мне врезались в память слова гостя-руководителя соседнего района: мы, главы сельских районов, порой действуем как партизаны в поисках средств для развития территорий, потому что до царя далеко…

А еще запомнился разговор с главой ООО «Братство» Алексеем Куликовым, который занимается овцеводством (150 овец маточного поголовья), но хочет уйти в тень, переоформить ООО в ЛПХ. Вот что он мне сказал: «Государство не заботится об агробизнесе. Зачем же я буду платить налоги такому государству, корпеть над отчетностью, терпеть частых проверяльщиков? Погектарная поддержка низкая. В 2014 году возмещение на одну овцематку составило порядка 10 тысяч рублей, в этом году её не будет. Как развиваться малому и среднему бизнесу на селе? В кабалу к банкам не полезу – лучше сразу веревку намылить и на шею. У меня есть Родина, но не приемлю государство, в котором вольготно живется олигархам, а не крестьянам». Такие вот настроения в сельской глубинке России.

Банки, холдинги в центре внимания правительства, гребут под себя деньги. Да еще регионы зажимают средства, отпускаемые Минсельхозом сельхозтоваропроизводителям. На одном из июньских селекторных совещаний с региональными сельхозруководителями от нового аграрного министра Ткачева услышал удивительные слова: «Если вашим селянам рассказать, что из-за нерасторопности на местах они не получают поддержку, то они вас порвут».

Умирает село с его духовными традициями, крепким институтом семьи. Люди изверились в помощь государства. Чем объяснить тягу простых крестьян к Богу. Кикнурцы за два года с 2012 по 2014 годы возвели на пожертвования Храм, строят часовни. Мы побывали в часовне, построенной в чистом поле, в окружении юных берез и елей (на месте избушки преподобного отца Матфея Яранского) в нескольких километрах от села Беляево. Какая удивительная тишь и благодать исходили от этого места! Отсюда ежегодно с 26 мая от бывшей деревни Ершово ходит Крестный ход (63 км) к могиле о. Матфея на кладбище в Яранске. Дверь запирается просто – на пробой вставляется деревяшка. Внутри часовни иконы, святые книжицы, денежные пожертвования на виду. Входи всяк желающий, если душе неуютно и тревожно, помолись за светлое будущее России.

Александр РЫБАКОВ – «Крестьянские ведомости»

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 10 августа 2015 > № 1452423 Александр Рыбаков


Россия > Агропром > agronews.ru, 6 августа 2015 > № 1449406 Евгений Арсюхин

Комментарий. Привет голодным, поклон ветеранам

Россия – страна людей, которые очень хорошо знают, что такое голод и нехватка продуктов. В России и сейчас по разным оценкам недоедает около 20 млн. человек. Но мы даже не будем брать нынешнюю ситуацию со «снабжением населения», как сказали бы раньше. Давайте задумаемся вот о чем.

Люди, заставшие советское время, знают, что такое «достать» продукты. Таких людей можно опознать по занятному признаку: эти люди в магазине никогда не берут первую упаковку продукта, но отодвигают ее, и берут следующую, потому что годами и десятилетиями советские продавцы подсовывали тухлятину вперед, чтобы ее скорее купили. Людей, заставших СССР, больше половины населения России, но не все из них знают, что такое голод. Москвичи вспомнят конец 1980-х, когда в самом деле трудно было купить привычные товары, я могу вспомнить страшный продовольственный кризис осени 1981 года в Среднем Поволжье: около месяца в магазинах не было ничего, просто ничего. И все же это не настоящий голод.

Люди постарше – военное поколение – знают, что такое голодать по-настоящему. Ветеранов, то есть людей, воевавших в войну, почти не осталось, но еще очень много тех, кто был в те годы ребенком. Послевоенные годы были тоже голодными. Люди около 70 лет прекрасно знают, что такое голод.

И эти люди не понимают, зачем в среду в России сожгли под камеры несколько фур свинины. В их представлении уничтожение еды – это грех, который невозможно оправдать. Бабушка говорила мне, что нельзя говорить «хлеб плохой». Хлеб хороший всегда, даже если он неудачный. Его можно подсушить на сковороде, и он станет лучше. Нельзя выкидывать кусочки. Страх голода передался мне, хотя я не видел настоящего голода.

И я смотрел, как горят тонны свинины, и у меня просыпался вот этот самый первобытный ужас перед голодом. Я пытался рационализировать этот ужас: почему, мол, не отдать свинину в детские дома? В самом деле, почему? На наших глазах произошла реформа питания – нет, даже не в детских домах, а в детских садах. Натуральные продукты заменили на менее натуральные, чтобы сэкономить московский бюджет. Помню, меня поразило, что в провинции в детских садах дети питаются лучше, чем в Москве. Так что творится в детских домах, неужели там откажутся от свинины?

Я пытался рационализировать свой страх, думал, сколько можно накормить людей, но это бессмысленное дело. Я воспитан моей бабушкой, и меня не переделать. В моих глазах российское государство совершает преступление. И меня невозможно переубедить, как ни старайтесь.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 6 августа 2015 > № 1449406 Евгений Арсюхин


Греция. Китай. РФ > Агропром > agronews.ru, 5 августа 2015 > № 1447575 Евгений Арсюхин

Комментарий. Parmezanen

В Сети уже появилась карикатура: солдат ведет на расстрел сыр на ножках, на котором висит табличка Parmezanen. Ну вроде как Партизанен. То, что власти, затеявшие весь этот цирк со сжиганием продуктов, выставили себя на посмешище, особых сомнений не вызывает.

Но не будем столь поспешными. Что-то здесь не так. Слишком комичной для нашей, столь любящей звериную серьезность, власть есть в этой всей затее. И, думая про это, я прихожу к выводу, что вся эта клоунада есть лишь операция прикрытия. То есть истинные планы властей в чем-то другом. Что-то другое власти задумали. И – хотят отвлечь внимание. Но что именно и от чего отвлечь?

Дальше я пускаюсь в пучину предположений, но рискну предположить, что собака порылась, как говаривал тов. Горбачев, где-то недалеко, а именно: здесь же, в санкционных продуктах.

Мы не раз писали о том, что Россия и рада бы отменить продуктовые санкции, да стыд мешает. Полезли в дело, надо заканчивать. Однако ситуация с «импортозамещением» выглядит не столь благостной, как хотелось бы это представить пропагандистам. Трюк с Грецией, автором которого был бывший теперь уже министр Николай Федоров, не вышел. Трюк заключался в том, что мы снимаем санкции именно с Греции. То есть Греция становится легальным каналом поставок санкционных продуктов в Россию. Ведь в самой Греции ничего нет, ее сельское хозяйство убито.

Не вышло, потому что слишком кучеряво затеяли. Греция, чтобы принять столь «щедрый» дар от России, должна была ну если не выйти из ЕС, так решительно топнуть ножкой. Топнуть смелости не хватило, реальные деньги можно получить от ЕС, а не от России, на посредничестве при перепродаже сыра много не заработаешь, так что с Грецией – не сложилось.

Сегодня новым каналом, который должна прикрыть потешная операция по уничтожению продуктов, может стать Китай. На эту мысль наводит прежде всего странная идея дать в аренду китайским компаниям сельскохозяйственной земли в Забайкалье. Вроде бы логика есть, в Китае мало земли, в России много, людей в Китае много, в России мало, почему бы не?

Ну а давайте еще проще. Китайские компании вроде бы производят что-то в Забайкалье. На самом деле это ввозится из Китая. На самом деле это, может быть, даже не китайское, а протухший пармезан из Италии, проделавший крюк по всем проливам. И все это на фоне образцово-показательных костров. Возможна такая схема? Давайте над этим просто подумаем.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Греция. Китай. РФ > Агропром > agronews.ru, 5 августа 2015 > № 1447575 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 31 июля 2015 > № 1445000 Евгений Арсюхин

Комментарий. Фермерский шантаж: сожгу свое поле

«Фермер» из Курской области Анастасия Долгополова обратилась к президенту Владимиру Путину: она сожжет свое поле, потому что государство не помогло ей убрать урожай. Перед нами новое явление, хотя уже и не первое: человек объявляет себя фермером, а потом начинает давить на государство: я же фермер! Мне положено!

Долгополова, обращение которой радостно растиражировали как бы либеральные СМИ (ну как же, в пику сжиганию пармезана – сжигают родную русскую пшеницу, или что там у нее) рассказывает, что решила стать фермером год назад, когда узнала, что Россия запретила ввоз некоторых иностранных продуктов.

Видимо, г-жа Долгополова понятия не имеет о том, что существует бизнес-план, что фермерство и вообще АПК – это серьезное экономическое предприятие. Она сразу стала требовать господдержки на том основании, что она «начинающий фермер». Наконец она попала к главе Курской области Александру Михайлову, который распорядился Долгополовой помочь. Но тут уже включился плохо смазанный механизм исполнения решений госвласти, так что в итоге Долгополовой не помогли. Землю не выделили, бесхозные склады не отдали.

Тем не менее, у Долгополовой откуда-то взялось 60 га, откуда – из текста обращения непонятно. Этот участок она обработала с помощью двух других фермеров.

Ни Россельхозбанк, ни Сбербанк ей кредита не дали. В этом Долгополова видит какую-то особенную злонамеренность власти, а я вижу нормальную, расчетливую политику финансовых структур. Я бы не дал. Ведь не вернет. Зачем давать заведомо невозвратный кредит?

И вот это поле, эти 60 га Долгополова сейчас собирается нарочито сжечь, потому что ее порыв оказался не нужен, потому что ее урожай (так что она там все же посеяла?) не нужен, а главное, главное то, как она собирается это сделать:

- Решили сжечь это поле, так как выхода другого у нас нет. Продать перекупщикам за копейки? Смысла не вижу. Сделаю я это публично, вызову журналистов. Для того чтобы другие люди, которые хотят связать свою жизнь с фермерским хозяйством, подумали: а нужно ли им это? И остальные посмотрели на то, как на самом деле работают президентские программы в Курской области

Публично. В присутствии журналистов. Журналисты приедут, не сомневаюсь. Кстати, а когда в Курской области выборы? Не про это ли вся эта история?

Чудно все это. Я видел, чтобы крестьяне не сеяли на следующий год какую-то культуру, потому что не выгодно. Но чтобы сжигать то, что вырастил? Как-то это не по-людски. Не по-крестьянски.

Я вот только за, чтобы другие люди, «которые решили связать свою жизнь с фермерским хозяйством, подумали, нужно ли им это». Подумайте. Вот пишу эти строки, а по телевизору показывают очередного тошнотворного «фермера». Очередной «русский пармезан стране я дам». Даже по картинке видно, что нет там производства, нет вообще ничего, есть сухое молоко, которое бадяжат и наскоро превращают в нечто, напоминающее сыр. Зато есть журналисты и разорванная на груди рубаха:

- Я фермер! Я страну кормлю!

Рубаху можно рвать по-разному. Сложились две стратегии рвания рубах. Одни рвут ее за действующую власть и всячески стращают Америку своими продуктами. Другие рвут ее против власти, иконой стиля тут выступает, конечно, г-н Мельниченко, успешный проект «фермера-правдоруба».

Вся эта суета только отвлекает от реальных проблем реальных аграриев. Ничего путного не выйдет, если дать г-же Долгополовой да хоть сто миллионов, хоть без возврата. Но так успешно маскируется та проблема, что реальные фермеры в самом деле не могут получить нормальный кредит. Что настоящие фермеры не могут получить землю, хотя везде лежит брошенная.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 31 июля 2015 > № 1445000 Евгений Арсюхин


Белоруссия. Россия > Агропром > ukragroconsult.com, 28 июля 2015 > № 1444544 Глеб Шиманович

Молочный экспорт Беларуси: продаем в Россию больше, а прибыль меньше

Молочная отрасль является одним из перспективных направлений развития белорусского экспорта.

Спрос на продукты менее подвержен влиянию кризисов, нежели спрос на инвестиционные товары – скажем, трактора или продукцию сельхозмашиностроения. Продукты люди продолжают покупать и в сложные времена, разве что чаще делают выбор в пользу товаров более низких ценовых сегментов, пишет «Завтра твоей страны».

В прошлом году Беларусь связывала определенные надежды на увеличение экспорта в Россию в связи с тем, что эта страна ввела запрет на импорт западных продуктов питания. Однако возможности наращивания продаж в эту страну ограниченны, мало того, перспективы белорусской молочной отрасли во многом будут зависеть от того, как будет идти развитие российской молочной отрасли.

Об этом в интервью рассказал Глеб Шиманович, эксперт Исследовательского центра ИПМ, автор работы «Мониторинг тенденций в торговле сельскохозяйственной продукцией и продуктами питания между Беларусью и Россией в 2014 году».

— Как Вы оцениваете перспективы молочной отрасли Беларуси?

— Во многом они связаны с тем, что производство молочной продукции в нашей стране ориентировано на российский рынок. Примерно половина того, что производится в Беларуси в этой сфере, идет на экспорт.

Например, в 2014 году на экспорт было поставлено 62% произведенного сухого молока, 72.5% сыров. А Россия в структуре белорусского экспорта молочной продукции занимает 95%. Другие страны, в том числе, Украина и Казахстан, имеют минимальное значение.

При этом динамика экспорта молочной продукции в Россию во многом определяется результатами двусторонних переговоров между ведомствами двух стран. Ежегодно на уровне министерств происходит согласование объемов и структуры поставок продуктов питания, в том числе молочной продукции.

Хотя документ, который подписывается сторонами, называется балансом поставок, речь идет в первую очередь о белорусском экспорте в Россию, а белорусы из этой страны импортируют крайне мало молочных продуктов. Такой принцип межправительственного согласования подразумевает, что объемы экспорта белорусской молочной продукции во многом зависят от эффективности политических переговоров, а не от рыночных факторов. К тому же белорусская продукция на российском рынке зачастую сталкивается с определенными техническими и санитарными барьерами, с помощью которых российская сторона регулирует объемы ее поставок.

Еще одним ключевым фактором, определяющим объем торговли молочной продукции, является состоянием молочной отрасли в России. Длительное время там наблюдался спад, молочная отрасль стагнировала, и на российском рынке был дефицит данного вида продукции. Но можно ожидать, что в скором будущем спрос на белорусскую продукцию начнет снижаться – сегодня Россия проводит активную политику поддержки отечественных производителей сельхозпродукции.

— Повлияли ли ограничения на ввоз на российских рынок западных товаров на белорусский экспорт?

— В первой половине 2014 года объемы экспорта молочной продукции в Россию не росли. Динамика действительно изменилась с введением российского эмбарго в отношении продуктов из западных стран. С сентября наблюдался заметный рост поставок в Россию белорусских сыров и сухого молока. Но к концу прошлого года этот рост выдохся. Россия в декабре начала вводить технические барьеры, объясняя их тем, что качество белорусских продуктов пострадало из-за использования импортного сырья.

Беларусь действительно существенно увеличила импорт сырого молока во второй половине 2014 года, поскольку белорусского сырья для производства молочной продукции в связи с возросшими потребностями российского рынка уже не хватало. Но когда мы получили четкое послание от России, использовать импортное сырье для обеспечения потребностей российского рынка стало рискованно.

Других инструментов оперативно реагировать на неожиданно возросший спрос не существовало. Строительство новых ферм для производства сырья требует больших затрат времени и денег, которых нет в экономике. К тому же такие инвестиции рискованны. Ведь никто не знает, сколько времени продержится повышенный спрос. Более того кризис в российской экономике, в том числе в форме девальвации российского рубля, отражается на ценовой конкурентоспособности белорусской продукции и снижает покупательную способность населения.

Чтобы удержаться на рынке, белорусские производители, очевидно, вынуждены идти на снижение цен. За 4 месяца этого года при физическом росте объемов поставок ценовые объемы экспорта молочной продукции существенно снизились (почти на 30% в долларах США). То есть мы продаем больше, а получаем за это меньше.

К тому же в перспективе Россия может отменить эмбарго при сохранении политики стимулирования развития внутренних производителей. В этом случае мы столкнемся с избыточным производством молока в Беларуси. Реализовать большие объемы на другие рынки не так просто. Не случайно белорусские компании, которые имеют разрешение на торговлю в ЕС, поставляют туда небольшие объемы продукции из-за высокой конкуренции с зарубежными компаниями и риска антидемпинговых расследований.

Белоруссия. Россия > Агропром > ukragroconsult.com, 28 июля 2015 > № 1444544 Глеб Шиманович


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 28 июля 2015 > № 1442300 Игорь Абакумов

Комментарий. Александр Богомаз: новые вызовы – это новые возможности.

В Навлинском районе Брянской области прошла сельскохозяйственная выставка-демонстрация «День Брянского поля».

Два события отличают этот сельский форум от многих, проходящих сейчас в регионах России. Впервые в истории страны Брянскую область возглавил реальный и успешный фермер Александр Богомаз. Впервые крестьянское собрание региона поддержала Торгово-промышленная Палата Российской Федерации.

Открыл выставку глава Брянской области Александр Васильевич Богомаз. Участие в мероприятиях выставки приняли: главный федеральный инспектор по Брянской области Леонид Соломатин, председатель Брянской областной Думы Владимир Попков, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Игорь Руденский и Виктор Малашенко, заместитель председателя Волгоградской областной Думы, президент АККОР Владимир Плотников, председатель Белорусского государственного концерна пищевой промышленности Александр Забелло, руководитель отделения посольства Республики Беларусь в Смоленске Чеслав Шульга, председатель Могилевского облисполкома Владимир Доманевский, представители российских предприятий АПК, компаний-поставщиков сельхозтехники, семян и удобрений. Местом проведения этого аграрного форума стала территория агропромышленного холдинга «Добронравов Агро» - частного фермерского хозяйства, которое давно стало образцом внедрения самых прогрессивных технологий.

Александр Богомаз отметил, что подобные мероприятия являются днем величия достижений сельского хозяйства Брянщины и всей России.

– Сегодня брянское сельское хозяйство развивается во всех направлениях, перед областью стоят серьезные задачи – мы планируем собирать 50–60 центнеров зерна с гектара в ближайшие 2–3 года. Это даст рост животноводства и новых рабочих мест, повысит доходность производства и каждой отдельной семьи. Вызовы, которые перед нами поставила мировая политика, станут триумфом наших возможностей, - сказал губернатор.

В условиях введения рядом стран антироссийских санкций и ответных мер, предпринятых руководством нашего государства, вопросы продовольственной безопасности играют особо важную роль. Обеспечение нашей независимости в агропромышленной сфере стало одним из главных условий сохранения национального суверенитета. Этой теме было посвящено выездное заседание комитета по развитию агропромышленного комплекса торгово-промышленной палаты Российской Федерации, прошедшее в рамках Дня Брянского поля. Инициатором выездного заседания стала Брянская торгово-промышленная палата. Инициатива была поддержана президентом Торгово-промышленной палаты России Сергеем Катыриным и председателем комитета ТПП Виктором Семеновым.

В работе приняли участие представители комитета по развитию АПК ТПП РФ: заместитель председателя комитета, генеральный директор Ассоциации отраслевых союзов АПК (АССАГРОС) Маргарита Попова, старший эксперт департамента по работе с объединениями предпринимателей ТПП РФ, ответственный секретарь по работе с объединениями предпринимателей Александр Прудников, кандидат сельскохозяйственных наук, заведующий сектором «Зондирование земли» Агрофизического НИИ Алексей Конев, издатель медиа-ресурса «Крестьянские ведомости» Игорь Абакумов, генеральный директор Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Евгений Корчевой, генеральный директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина, главный редактор газеты «Сельская жизнь» Шамун Кагерманов, специалисты департамента сельского хозяйства Брянской области, аграрии из многих регионов России.

Президент Брянской торгово-промышленной палаты Антонина Катянина в своем выступлении отметила, что ограничение импорта продовольствия – для российских аграриев действительно серьезный стимул, прежде всего – в тех отраслях АПК, которые до недавнего времени либо оставались слаборазвитыми, либо не получали должного внимания и поддержки.

– Использовать представившиеся возможности, развивать производство, совершенствовать логистику сельхозпроизводителей – вот основные задачи, стоящие перед аграрным сектором в условиях новой экономики страны и региона, – сказала Антонина Катянина. - Брянская торгово-промышленная палата оказывает более 100 видов услуг для успешного ведения бизнеса, в том числе аграрного, информационную и правовую поддержку крестьянских (фермерских) хозяйств, граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, сельскохозяйственных кооперативов, организаций агропромышленного комплекса всех форм собственности.

ТПП Брянской области предоставляет информацию о правилах реализации федеральных и региональных программ развития АПК, содействует в организации выставок, ярмарок, семинаров, «круглых столов», конференций и иных мероприятий, направленных на повышение информированности и деловой активности.

Эксперты комитета ТПП РФ приняли участие в дискуссии на секции «Семена. Удобрения. Защита растений. Инновационные технологии», отметив, что достижение поставленных целей невозможно без интенсификации сельского хозяйства. В области растениеводства это напрямую связано с научными разработками, направленными на повышение качественных характеристик сельскохозяйственных культур и обеспечение надежной защиты растений инновационными препаратами.

Продолжили обсуждение актуальных вопросов сельского хозяйства гости уже на полях выставки, где их вниманию были представлены демонстрационные посевы сельскохозяйственных культур и выставка сельскохозяйственной техники: картофелеуборочные комбайны, техника для обработки почвы, опрыскиватели и зерноуборочные комбайны как импортного, так и отечественного производства.

Глава региона Александр Богомаз отметил, что в Брянской области поставлена высокая планка развития сельскохозяйственной отрасли и призвал изучать положительный опыт и передовые технологии, только тогда агробизнес на Брянщине станет эффективным и прибыльным.

Крестьянские ведомости – Брянск –  Игорь Абакумов

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 28 июля 2015 > № 1442300 Игорь Абакумов


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 25 июля 2015 > № 1439656 Анатолий Ершов

Комментарий. В благотворительности наступил «антракт»?

В Вачском районе Нижегородской области десять лет назад начинался проект, в рамках которого между властью и бизнесом заключались партнерские соглашения по совместному решению социально значимых для населения проблем. Если проще - руководители предприятий, фермеры, предприниматели в этом случае берут на себя добровольные обязательства по оказанию помощи, в том числе финансовой, на строительство дорог, водопроводов, различных культурно-бытовых объектов. На такие «спонсорские» деньги в селах и деревнях ремонтируют детские и спортивные площадки, приводят в порядок кладбища, ведут реконструкцию храмов, обновляют памятники, проводят сельские праздники. Благодаря этому здесь стали весьма популярны многие спортивные мероприятия, причем, не только районного или областного, но и российского масштаба, что делает немалую честь глубинному району на реке Оке.

Но сперва одно пояснение- в Вачском районе традиционно занимаются металлообработкой, эта отрасль представлена сравнительно небольшими, старинными предприятиями, разбросанным по окрестным селам и деревням. После недавней реорганизации вместо 12 бывших сельсоветов в районе создано 6 крупных поселений, в каждом из которых насчитывается по 25-30 сел и деревень. Если раньше на некоторых сельских территориях были только колхозы-совхозы( о их финансовом положении нечего распространяться), то после укрупнения в составе каждого поселения оказалось по несколько промышленных предприятий. Нетрудно догадаться, что они выступили активными участниками социального партнерства, с которого начат этот рассказ.

Как сообщила корреспонденту «Крестьянских ведомостей» начальник управления экономики Вачской районной администрации Алевтина Фирсова, обычно здесь в конце года собирают от руководителей поселений предложения, на основе которых позже заключается между властью и бизнесом договор о сотрудничестве в решении социальных проблем в селах и деревнях. Ежегодно такой партнерский договор в районе подписывают более 40 предприятий и организаций, объем вложений которых за прошедшие десять лет составил около 50 млн руб.

-Что касается размеров спонсорских взносов, то на каждом предприятии исходят из своих финансовых возможностей,- поясняет А.Фирсова.- Обычно в селах и деревнях предлагают объекты небольшие, не требующие крупных затрат. Начинали мы с двух десятков предприятий, которые тогда « подсобили» району почти на 3 млн рублей, а вот в самый «урожайный» 2011 год вклад в добрые дела уже 53 представителей бизнеса достигал 6 млн рублей. В первую очередь спонсорская оказывается помощь школам, детским садам, больницам, клубам и другим учреждениям бюджетной сферы, где всегда ощущается острая нехватка средств. Здесь зачастую затраты составляют до 40% от всей спонсорской помощи, которую удается собрать в районе.

Еще одна солидная статья расходов, куда идут выделенные предприятиями и организациями деньги, - благоустройство территорий. Поскольку таких объектов выполнено множество, далее автор постарается привести их перечень кратко, «через запятую». Так, недавно новая дорога с щебеночным покрытием пролегла от Арефино до Янина, где прежде в распутицу здешний проселок буквально « плыл» по грязи. В местном ДРСУ, где имеется небольшой карьер, постарались выделить сюда в достатке щебня и другие материалы. Филинское предприятие по добыче известняка «Доломит» превысило свои прежние обязательства почти в пять раз и обеспечило в достатке строительным материалом местную администрацию, храм и школу, благодаря чему удалось на этих объектах выполнить большой объем ремонтных работ.

Почти полмиллиона рублей были затрачены на благоустройство территорий около магазинов местного райпо. В коллективе Казаковского предприятия художественных изделий позаботились о том, чтобы появилась новая ограда вокруг местного храма. А еще решились и вовсе на неординарное дело- на свои средства заказали и затем установили в Казакове трехметровой высоты …памятник подстаканнику. Кстати, это единственный в России монумент в честь «кухонной утвари», какую прежде выпускали в здешних цехах и без какой трудно представить наш быт в прошлые времена. Очередная районная достопримечательность- фонтан в Федурине возле кафе, который появился благодаря усилиям работников ООО «Гулиев». На свои средства в ООО «Слюда» построили новую церковь в Филинском, возводилась она в течение 7лет, потрачено около 10 млн рублей. Сейчас на спонсорские деньги ведется реконструкция нескольких церквей.

Особую значимость приобрел фестиваль спорта и туризма «Вачский азимут», который ежегодно проводится в районе. Нынче такие соревнования по спортивному ориентированию проводились в четырнадцатый раз, они собрали более тысячи участников, которые съехались сюда из двух десятков российских регионов. Такое массовое действо спортсменов заняло четыре дня, проводились соревнования в живописном сосновом лесу, где возник целый палаточный городок. А стало это возможным благодаря помощи трех местных предприятий, которые постарались объединить свои ресурсы ради столь масштабного спортивного события. Так, в ООО «Слюда» и ООО «Рамень» предоставили свои обширные территории для соревнований, в ОАО «Труд» позаботились о бытовом устройстве многочисленных гостей. Весьма популярны ежегодные зимние соревнования «Вачская лыжня», на которые обычно съезжаются гонщики из многих районов области. Понятно, что районному бюджету такие затраты просто « не подъемные», а все эти мероприятия стали возможны благодаря солидной финансовой помощи спонсоров.

Кстати, в свое время раздавались голоса- вкладывать спонсорские средства в общий « районный котел», чтобы затем распределять их по тем или иным сельским объектам. Однако с этим предложением не согласились руководители предприятий и предприниматели, участвующие в нынешнем социальном партнерстве «власть-бизнес». Это и понятно- на промпредприятиях заинтересованы в том, чтобы решать в первую очередь социальные проблемы в пределах собственного поселения, заботятся об улучшении быта и условий жизни своих работников.

В свою очередь администрация идет навстречу предпринимателям, оказывает различное содействие в развитии бизнеса, что способствует доверительным, деловым отношениям между всеми участниками социального партнерства, повышает их ответственность за состояние дел в районе.

Нельзя сказать, что за долгие годы вачский вариант социального партнерства достиг своих пределов, напротив, он продолжает развиваться, в нем открываются дополнительные возможности для решения проблем местной жизни. В этом смысле показательна история со строительством водопровода в деревнях Шерстино и Платцово, где жители давно испытывали нужду в качественной питьевой воде. Однако строительство этих объектов откладывалось на неопределенный срок из-за отсутствия денег в бюджете. Тогда жители этих деревень на своем сходе решили собрать половину средств, необходимых для стройки. Остальное « добавили» три местные коммерческие фирмы, которые занимаются коммунальным хозяйством. Причем, помогали селянам эти фирмы не только деньгами, одна из них выделила сюда экскаватор, другая помогла достать трубы и другое оборудование.

Хотелось бы на столь мажорной ноте закончить эти строки, но последние события не предоставляют такой возможности. Дело в том, что нынешние финансовые трудности не обошли стороной местные предприятия, многие из которых, по выражению А. Фирсовой, сейчас закредитованы «по макушку», лишних денег у них нет. Похоже, в этой ситуации в районе решили взять своего рода «тайм-аут», приостановить временно реализацию столь удачного социального партнерского проекта. Как долго продлится этот вынужденный «антракт», покажет будущее. А мы постараемся проследить, вернутся ли в Вачском районе к благотворительности, которая многие годы при носила здесь богатые плоды.

Анатолий Ершов –«Крестьянские ведомости»

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 25 июля 2015 > № 1439656 Анатолий Ершов


Россия > Агропром > agronews.ru, 24 июля 2015 > № 1439139 Евгений Арсюхин

Комментарий. Как стать неудачником: простые советы

Если послушать, что говорят друг другу товаропроизводители, то только и будет разговоров, что о продажах. Все вроде бы понимают, что произвести товар – это хорошо, но продать его – вот это по-настоящему важно. Но понимают только на словах. То есть это знание не стало активным. Это попугайство: все вокруг говорят о продажах, ну и мы вроде как не отстаем от времени.

Буквально сегодня разговаривал со специалистом, который помогает компаниям делать сайты, продвигать их и добиваться продаж с их помощью. Специалист работал со средней руки агрохолдингом в Подмосковье (не в Урюпинске, заметим).

- Я все сделал правильно. Сайт был прекрасным и по науке. Он был раскручен в сети как надо. Но продаж не было. Меня это насторожило.

В конце концов наш специалист решил позвонить по телефону агрохолдинга, как будто он клиент. Никто не взял трубку. Раз, другой, третий. Тогда наш специалист сорвался с места, и поехал в агрохолдинг, где застал руководителя за массивным дубовым столом, доставшимся ему еще от колхоза, с банкой вместо пепельницы, заваленной окурками.

- Что у вас с продажами?

- Да ничего, - сказал председатель, и сплюнул в банку.

- Почему никто не берет трубку?

- Ну, понимаешь, мне просто некого посадить на телефон.

Тут мой специалист вспомнил, как шел самый первый разговор с этим руководителем. Специалист рассказывал председателю о посадочной странице, конверсии и SMM, председатель кивал и, казалось, все понимал. На самом деле он ничего не понимал. Он думал, что интернет продаст за него товар сам. А оказалось, нужно, чтобы кто-то брал трубку. То, что можно подключиться к колл-центру где-нибудь в Воронеже, если уж у тебя совсем нет людей, этот председатель тоже не ведал.

Сайты компаний напоминают зачастую визитки. За ними не стоит понимания того, что сайт – это настоящий, первый и главный инструмент продаж. Что даже оптовые клиенты ищут уже тебя по сайту, а не по сарафанному радио. Мне рассказывали, как в одном питомнике группа товарищей решила купить саженцы. Когда до питомника не удалось дозвониться, решили все же поехать, потому что цены на сайте приятно волновали и будоражили фантазию. Когда приехали, выяснилось, что сайт просто не обновлялся ни разу с 2005 года – потому и цены низкие. А нужных саженцев просто нет.

В принципе в агропроме интернет-технологии развиты меньше, чем где бы то ни было. Я горжусь тем, что «Крестьянские ведомости», которые когда-то, когда я еще был студентом, начинали с газеты, сегодня стали продвинутым интернет-ресурсом, и это действительно очень круто. Но согласитесь, что сплошь и рядом мы видим попытки делать аграрные СМИ по-старинке, на бумаге с ее высокими издержками на полиграфию и распространение. Почему-то считается, что аграрный читатель то ли не готов воспринимать информацию с экрана (но ведь эту статью вы воспринимаете прямо сейчас), то ли не будет это делать, потому что забит и темен (а бумагу читать – не забит и не темен), или что у него нет интернета (но эти строки я пишу в довольно далекой деревне, где есть мобильная связь, а значит, и интернет; вообще, интернет есть сегодня почти везде). Это, на мой взгляд, яркий пример игнорирования современных технологий аграриями.

Не лучше обстоят дела и в федеральном Минсельхозе. Много лет назад, еще при Гордееве, меня уверяли, что уже создана система быстрого отслеживания цены продуктов в любой точке России в любой момент времени. Оставалось полшага до американской системы: фермер видит, что на его товар есть спрос где-то в другом регионе, он тут же на сайте просчитывает издержки на логистику, понимает, выгодно или нет, тут же заключает контракт, и товар уходит покупателю. Но то были лишь благие пожелания и вообще обычная для наших аграрных чиновников имитация. Так что такой системы нет. Но у меня приятная новость: эта система появится осенью. Она не будет специфически аграрной. Она будет «для малого бизнеса» вообще. Но вы пользуйтесь ей, хорошо? И, пожалуйста, берите трубку, если вам звонят.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 24 июля 2015 > № 1439139 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 23 июля 2015 > № 1438931 Дмитрий Медведев

Совещание о расходах федерального бюджета на 2016–2018 годы в части агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов.

Cтенограмма:

Д.Медведев: Ещё одно совещание у нас сегодня – по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексам. Надо признаться, что в последние годы агропром у нас был в числе наиболее защищённых статей бюджета именно в силу определяющего характера этой отрасли и тех темпов роста, который демонстрировался. Даже несмотря на известные трудности, нам удалось привлечь неплохие инвестиции в отрасль, добиться значительного роста сельхозпроизводства и обеспечить гарантированную продовольственную безопасность по целому ряду позиций – по зерну, сахару, картофелю, растительному маслу, мясу птицы, более или менее – по свинине. Эти позиции нужно сохранить, и в этом основной посыл, который я хотел бы сейчас дать.

В 2014 году рост составил по отрасли почти 4%, в растениеводстве – 5%, в животноводстве – чуть более 2%. Как известно, мы собрали рекордный урожай зерна – более 105 млн т. Лучше было только в 2008-м, 108 млн т собрали. Это действительно очень важный результат.

Хотел бы подчеркнуть, что по всем основным культурам, по всем видам сельхозпродукции в прошлом году был зафиксирован рост объёмов производства. Это, по сути, индикатор состояния дел в отрасли. Понятно, что во многом таких результатов аграрии добились за счёт своевременных мер государственной поддержки. Даже с учётом сложностей в финансовой сфере эта поддержка не только не сокращалась, но и по отдельным позициям увеличивалась. На выполнение госпрограммы развития сельского хозяйства из федерального бюджета было направлено почти 190 млрд рублей. Ещё 66 с лишним млрд рублей выделили регионы.

В рамках импортозамещения отобрано 464 инвестпроекта на сумму привлечённых кредитных средств более 265 млрд рублей. Мы предоставляли поддержку и малым предприятиям, и фермерским хозяйствам. В общем, действительно финансирование отрасли, насколько это возможно в текущих сложных финансовых условиях, находилось в привилегированных рамках. Эта поддержка была продолжена и в этом году, на эти цели в госпрограмме заложены средства в размере почти 188 млрд рублей. Кроме того, есть «антикризисный план». В рамках «антикризисного плана» выделено почти 33 млрд рублей из запланированных 50 млрд. Есть также дополнительные бюджетные ассигнования по ряду других направлений, включая взнос в уставный капитал «Росагролизинга».

И у нас есть отрасли, которым мы обязаны уделять особое внимание, где у нас есть отставание, а это молочное производство, выращивание овощей в закрытом грунте, виноградарство, оптово-логистические центры и во многом малые формы хозяйствования.

В том, что касается рыбохозяйственного комплекса, неплохие результаты также имеются. В 2014 году вылов рыбы и других водных биоресурсов составил 4,2 млн т, в этом году выловлено уже 2,5 млн т рыбы и других биоресурсов – это на 7% больше, чем за соответствующий период прошлого года.

Сегодня нужно определиться, как нам в условиях весьма сложных бюджетных кондиций обеспечить реализацию государственных программ с учётом всего того, о чём я сказал применительно к состоянию дел в сельском хозяйстве.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 23 июля 2015 > № 1438931 Дмитрий Медведев


Россия > Агропром > agronews.ru, 23 июля 2015 > № 1438090 Евгений Арсюхин

Комментарий. Мы же не хотим расстрелять всех банкиров?

Общественная палата хочет ввести уголовную ответственность тем торговцам, что реализуют санкционную продукцию.

Я бы так поставил вопрос: что такое эта Общественная палата и существует ли она вообще? Изначально Общественная палата создавалась как инструмент для «выброса пара» со стороны «гражданского общества». Делали это в начале нынешнего политического цикла, когда Болотная, когда «разгневанные горожане», и, казалось, что гражданское общество у нас в самом деле есть. Но потом вскрылось, что никакого гражданского общества на самом деле нет, а есть блогеры вроде Божены Рынски, которые каким-то чудом собрали несколько тысяч человек, так что пар выпускать не надо. Тут бы и прекратить Общественной палате свое ненужное существование.

Но она нашла себя. Оказалось, что Общественная палата ловчее Думы в состоянии продуцировать разные безумные инициативы, которые даже не очень брезгливой нынешней Думе выносить на суд как-то скверно. Ну в самом деле, не справляется заксобрание Петербурга и тов. Милонов один, давайте подключим Общественную палату. Я был в этом здании с вечным ремонтом у входа несколько раз, там в фойе пахнет несвежими щами, еще там висят зеркала, в которых словно отражается убиенный Павел Первый – такие висят и в Инженерном замке. То, что я видел там, было «слушаниями» по заказу производителей того или иного продукта, по заказу лоббистов, там выступали адские эксперты, там говорили совершенно бредовые вещи, но эта структура есть, это часть нашей политической системы, в этом здании мог бы находиться комбинат питания для детишек или дворец пионеров, но там находится Общественная палата, съевшая совершенно бездарно миллионы и миллионы бюджетных денег.

И вот ведь что бесит: Общественная палата у нас ненастоящая, а сроки она предлагает вводить настоящие, уголовные. То есть конкретный бедолага, которого поймает с головкой сыра, сядет в реальную тюрьму, к реальным бандитам, а члены «Общественной палаты» съедутся на новые «слушания» как ни в чем ни бывало. От этого моря несправедливости тошнит, как будто у тебя в самом деле морская болезнь. Ты уже не видишь выхода. Кругом зло и абсурд. Как могут вообще что-то еще делать, производить в стране, где собираются сажать за головку сыра люди, не стоящие дырки в этой головке?

При Брежневе расстреливали за обмен валюты. Потом пришел Горбачев, и оказалось, что валюту менять – это хорошо и прогрессивно. Появились банки. Но кто вернет жизни тех, расстрелянных? Мы же не будем утверждать, что Брежнев был прав, и не будем требовать расстрела банкиров? А кто вернет месяцы и годы в тюрьме тем, кто сядет за хамон, когда пройдет год-два, и окажется что санкции эти туфта, что все это ошибка, и что вообще «концепция изменилась, я описался», как сказано в известном анекдоте про депутата Госдумы.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 23 июля 2015 > № 1438090 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > snob.ru, 20 июля 2015 > № 1612998 Андрей Ионов

Здравомыслящий молочник

Ксения Собчак побеседовала с владельцем компании «Молочная культура» Андреем Ионовым о сельскохозяйственном фанатизме, живом кефире и больших коровьих глазах

Когда-то мой добрый знакомый, а ныне законный муж Максим Виторган имел привычку покупать в супермаркетах продукцию фирмы «Рузское молоко» — йогурты, творожки, простоквашу и сметану. Для тех, кто разбирается, качественная молочная продукция — это роскошь, которую ничем не заменишь. Но однажды маленький уютный мир Максима треснул по швам. В те дни владелец «Рузского молока» Василий Бойко публично предписал своим сотрудникам, живущим в греховном сожительстве, сочетаться церковным браком и под страхом увольнения воспретил им делать аборты. Незадолго до этого Василий Вадимович взял себе и своим близким вторую фамилию, став Бойко-Великим, и завел обыкновение появляться на людях в причудливом мундире с наперсным крестом. Под влиянием этих событий Максим принял решение больше не поддерживать своим рублем мракобесное безумие, и продукция «Рузского молока» навсегда исчезла из его рациона.

Но принципы принципами, а иногда хочется простокваши. Тогда и набрел мой Максим на бренд «Молочная культура», вполне устраивавший его с точки зрения качества. Владельцы «Молочной культуры» вроде не были замечены в экстравагантном поведении и прихотливых мировоззренческих вывертах. И все же мое женское сердце было неспокойно: второго такого разочарования, как с «Рузским молоком», Максим мог и не перенести.

Я решила провести расследование. Что ни говорите, но примеры Василия Бойко или хоть того же Германа Стерлигова учат нас, что, когда преуспевающий бизнесмен удаляется от мирской суеты в пустынные места и увлекается экологичным животноводством, это может быть нехорошим симптомом.

То, что я узнала о владельце «Молочной культуры» Андрее Ионове, хоть и не внушало особой тревоги, но слегка настораживало. В 2007 году он и его партнеры продали датчанам свой процветающий бизнес по дистрибуции продуктов питания. Ионов занялся сельским хозяйством: стал развивать молочную ферму в Ленинградской области, купленную почти случайно. Ни малейшего прагматического смысла я в этом проекте не усматривала. А узнав, что Ионов реставрировал находящиеся по соседству развалины молочной фермы барона Корфа, чтобы разместить там ультрасовременное молочное производство, я и вовсе пригорюнилась: от такого обостренного чувства исторической миссии до кафтана с наперсным крестом, на мой взгляд, уже рукой подать. Неужели новый любимый кефир моего мужа тоже окажется с посконным душком?!

«Спокойно, Ксения. Люди разные, не надо мерить их одним аршином», — одернула я себя. И отправилась в поселок Сельцо Волосовского района Ленинградской области, где встретилась с Андреем Ионовым и расспросила его, чего он хочет в жизни и как вообще себя чувствует.

Мотивация

Сноб: Вы начинали с дистрибуции импортной молочной продукции и сыра из Европы. Как получилось, что вы пришли в этот бизнес?

Мы вообще существуем 25 лет, с 90-го года — еще с советского времени — с одним и тем же названием, группа компаний «Артис». Как-то так исторически сложилось, что это торговля продуктами питания. У нас были друзья в Эстонии, которые работали на молочных заводах, и мы стали помогать им продавать их продукцию. То есть тут не расчет, тут случай.

Сноб: Вы с вашими партнерами по бизнесу с самого начала были вместе?

Да, мы с самого начала были вместе. Мы учились в одной школе. Нас трое партнеров — двое из одного класса, а один из параллельного.

Сноб: Истории моих знакомых говорят о том, что лучший способ поссориться — это завести совместный бизнес.

Да, это правда. Мы неоднократно ссорились и до сих пор ссоримся. Но мы находим способы мириться. Я считаю, что это тоже случай. Ни у кого из нас нет блокирующего пакета. Нам до сих пор как-то интересно. Главное же, чтобы было интересно, да? Вот нам интересно.

Сноб: В 2007 году вы продали дистрибуторский бизнес и приобрели молочную ферму, правильно я понимаю?

Понимаете, я тем бизнесом давно не занимаюсь. Торговля — это не вполне мое. Мне нравится исследовательская работа. Может быть, это глуповато прозвучит, но то, что вы здесь видите — мы пользуемся таким словосочетанием — это такое «сельскохозяйственное Сколково». Со стороны кажется, что сельское хозяйство и производство продуктов вроде молока — это просто, но на самом деле это очень сложный, очень наукоемкий процесс.

Сноб: Можно сказать, что это такая ваша личная игрушка — что-то, что вы делаете для самоудовлетворения и полной самореализации?

Это, безусловно, делается для самореализации, но мы все в этом видим очень большой потенциал именно в смысле бизнеса. Я совершено убежден в том, что если что-то делать хорошо, то стратегически это выигрышно. Хотя тактически оно может быть невыигрышно.

Сноб: Я пытаюсь понять: существует крупнейшая компания, которая занимается дистрибуторским бизнесом. Это точно хорошие деньги. Какова была мотивация продать вашу долю и уйти в бизнес совершенно инновационный, с длинной окупаемостью? Мотивация именно с точки зрения бизнеса, а не с точки зрения какой-то красивой истории.

Понимаете, что из этого вырастет, я не знаю. Может вырасти «Макдоналдс», «Эппл». У нас для этого уже сейчас все есть. Те ноу-хау, которые мы здесь имеем, абсолютно не на слуху и мало кому интересны, но, поверьте, они есть. В смысле бизнеса это такой ход за джекпотом. Ты что-то делаешь, где впоследствии где ты будешь первый. Ты делаешь то, что никто не может.

Сноб: Все равно ваш бизнес никогда по объему прибыли не сравнится с более массовым производителем молочных продуктов. Вы это понимаете и осознанно идете на это, просто чтобы стать самым качественным брендом в России? Это цель?

Мы осознанно идем на это, будучи уверены, что мы догоним по обороту крупнейших конкурентов в отрасли. Мы фактически только начали. Но люди, которые пробуют нашу продукцию, другую уже не пьют, понимаете? Это не «Майбахи». Мы делаем просто хороший продукт.

Сноб: Если вы не делаете «Майбахи», то тогда кто делает «Майбахи» в вашей отрасли, на ваш взгляд?

Мне кажется, что в молочной отрасли «Майбаха» вообще быть не может. Наш конкурент в этой нише, если говорить о Москве, возможно, «Рузское молоко» и другие премиальные бренды.

Сноб: О, история несчастной любви моего мужа к продукции «Рузского молока» как раз и привела меня сюда! Впрочем, некорректно сплетничать с вами о ваших конкурентах, вернемся к вашей истории. Вы сначала продавали молоко заводам «Вимм-Билль-Данн» и другим крупным производителям. Почему потом вы все-таки решили изменить эту схему и самим построить завод?

Когда мы получили молоко выдающегося качества, выяснилось, что наши молокозаводы за это качество платить не готовы. Они платят одни и те же деньги и за очень плохое молоко, и за очень хорошее. Ведь все равно они его кипятят в общем котле, а когда обрабатываешь молоко при высокой температуре — не имеет значения, какого качества сырье. Делать хорошее молоко стоит дорого, но при стандартных закупочных ценах, которые устанавливают молокозаводы для всех, это не окупается в принципе. Поэтому мы решили, что надо перерабатывать самим, и тогда делать хорошее молоко станет осмысленно.

Сноб: Правда, что вы раньше вообще не любили пить молоко?

Да, раньше я не употреблял молочные продукты. Начал здесь. Ряженку я первый раз попробовал нашу. То, что я раньше не пил молоко, это помогает, потому что мы, делая так, как надо, получаем в итоге вкус, которого больше ни у кого нет. Нам многие говорят: «Надо же, разве такая бывает простокваша!»

Сноб: Это бывшая усадьба Николая Корфа. Сложно ли было построить современное производство в историческом здании?

Конечно, это очень сложно. Любая реставрация — это сложно, и особенно взаимодействие со всеми контролирующими инстанциями в лице Государственной инспекции охраны памятников. Они нас измучили, но у них работа такая. Я к этому стараюсь относиться философски. Но вообще что бы то ни было построить — это очень сложно. Мы девять месяцев получали разрешение на электрическую мощность. Три раза перекладывали стены, потому что они сделаны из крупных камней, как старые крепости, а в России мало реставраторов, которые могут восстановить каменную кладку.

Сноб: Если бы вы вернулись назад, вы бы построили современную фабрику, не заморачиваясь с памятником архитектуры?

Не знаю. Иногда мне кажется, что так, иногда, что этак. Есть какой-то кайф в восстановлении, воссоздании, приведении в порядок.

Сноб: Бывший владелец лесопромышленной группы «Илим» Захар Смушкин тоже открыл молочную ферму в Пушкинском районе. Молочное животноводство — это такой петербургский тренд сейчас?

Я за эти годы видел много энтузиастов, которые очень быстро все это бросали. Невозможно получить быстрый результат. Если даже ты получил результат в какой-то момент: «Ну все, супер!» — это завтра закончится. Как я видел восемь лет назад, так вижу и сейчас: этим занимаются абсолютные фанатики.

Ведь как привык думать крупный бизнесмен? Важнейший вопрос — это масштабирование: «У меня получилось здесь, и я потом пошел-пошел-пошел. И вот я сижу в бизнес-центре класса А, а там у меня везде менеджеры». В случае сельского хозяйства и особенно молочного животноводства это невозможно в принципе. Если тебе повезло, если у тебя хорошая команда, то у тебя получается. Но ты не можешь никуда уехать. Ты не можешь ничего ни на кого оставить.

Сноб: Вы участвуете в каких-то государственных программах по поддержке сельского хозяйства? Таких энтузиастов, как мне кажется, государство должно поддерживать, нет?

Я вам должен сказать, что поддержка молочного животноводства унизительно мала. В общем объеме расходов это статистическая погрешность.

Понимаете, молочное животноводство сейчас в России во многом пионерская отрасль. Уже невозможно использовать наработки советской животноводческой школы. Надо все делать фактически с нуля. Та животноводческая школа, которая может использоваться, есть — еще в нескольких хозяйствах. Но это надо собирать.

Сноб: А помогают ли вам консультациями какие-то специалисты, например, Министерства сельского хозяйства? Есть какая-то российская школа молочного животноводства?

Теоретически российская школа молочного животноводства, может быть, и есть, но лучше бы ее не было. Откуда берутся специалисты? Они заканчивали наши вузы. А их там учили те, кто учился по книгам Трофима Денисовича Лысенко, который, например, говорил о браке растений по любви. Я серьезно. О наследовании приобретенных растениями признаков. О воспитании растений, которое будет передаваться по наследству. Вы понимаете, что это живо?!

Сноб: То есть адекватных специалистов нет? Как тогда можно развивать отрасль?

Самим становиться специалистами. Вот мы, я считаю, за эти годы ими стали, судя по нашим результатам. Но мы на это тратим время, деньги, ресурсы. А другого способа нет.

Сноб: Вы ведь купили эту землю еще до того, как задумали заниматься сельским хозяйством? Что тогда вами двигало?

Изначально мы ее купили, ни о чем не думая. Не как сельхозактив, а скорее как актив земельный. Хотели поделить на участки и перепродать. Тогда был такой бизнес-тренд.

Я человек совершенно не сельскохозяйственный и не производственный. Просто так получилось, купили. Хозяйство было погибающим, коровы — жуть, что было с коровами. Вначале их накормили. А потом — куда ты денешься от такого крупного животного, которое такими глазами на тебя смотрит?

Когда немного позанимаешься коровами, от них невозможно оторваться. Если ты с ними хоть месяц провел — все, ты к ним привязан. Стало невозможно их продать или отдать на мясо. Их надо хорошо кормить, а для этого надо возделывать поля. Пришлось этим заниматься. И дозанимались до того, что у нас появилось молоко уникально высокого для России качества.

Пастораль с вечерней дойкой

Слова Андрея о крупном животном, которое на тебя смотрит, запали мне в сердце: я твердо решила, что должна встретиться с коровой лицом к лицу и, возможно, даже подоить ее. Тем временем Андрей показывал мне молочный завод — космически чистый и почти безлюдный.

— Мы всегда волнуемся, когда показываем завод людям не из отрасли, — смущенно произнес он. — Мы-то этим увлечены, но на самом же деле не знаем, как все это выглядит со стороны...

— Очень хорошо выглядит, — заверила я его.

— Знаете такую шутку: «Я не ем булку — я работала на хлебокомбинате»? Так вот, у нас, в отличие от очень многих производств, те, кто тут работает, пьют только наше.

— Вы, конечно, сделали огромную работу. Я такого уровня производство в России видела на «Белой Даче», но там работают с готовым продуктом, а у вас тут полный цикл, от коровы до пакетика. Круто! — выдала я Ионову заслуженный комплимент.

— Это, конечно, отчасти фанатизм, но все настоящее делается постепенно. Просто дайте время, и мы будем и в «Форбсе», и везде, потому что мы делаем хорошо. Мы почему своих коров разводим? Потому что молока такого качества, которое нас устроит, просто нигде нет.

Итак, разговор сам собой вернулся к коровам и заодно к моей заветной идее — поехать на ферму. У компании «Молочная культура» несколько ферм: мы отправились на ближайшую к молокозаводу и, согласно рекомендации Андрея Ионова, самую симпатичную.

Симпатичная ферма располагалась в старом, советских времен, здании с недавно вставленными «евроокнами» и полностью замененной внутренней начинкой. Коровы стояли ровными рядами на привязи и чинно жевали сено. Их лица были стоически бесстрастны, но я сердцем почувствовала, как страдают эти существа без вольного ветра свободы.

Мой взгляд упал корову, грустно сидевшую на полу. Мне стало ужасно жалко бедное животное, которое лишено самых элементарных гражданских прав: прилечь и отдохнуть. Я пристыдила Андрея, обратив его внимание на антигуманный аспект его деятельности. По моему настоянию корову подняли на ноги, заставили походить, прилечь. Оказалось, ничто не мешало ей заниматься всеми этими приятными делами: видимо, бедолаге просто нравилось полулежать в странной позе. Насильственные манипуляции побудили животное недовольно замычать, и из разных концов коровника послышались «Му-у-у» солидарности и поддержки.

Я поняла, что эти существа еще не готовы принять свободу, которую я намеревалась им возвестить: подобная коллизия была мне уже знакома по моей деятельности в Координационном совете оппозиции. Поэтому мы решили перейти непосредственно к дойке.

Как оказалось, для показательной дойки с другой фермы были специально привезены две опытные коровы, готовые смиренно переносить отчаянный натиск моей любви. Я попыталась погладить одну из них. Выяснилось, однако, что и ее смирение имеет границы: от ужаса корова тут же навалила огромную кучу. Пока искали человека с лопатой, который уберет из кадра компрометирующую груду навоза, я обратилась ко второй корове.

Корову звали Бутона. Она была прекрасна.

— А как вы выбирали коров? — спросила я у Ионова. — это какие-то передовые коровы, лидеры по удоям? Или просто... по красоте?

— Ну слушайте, у нас все кругом лидеры по удоям. Конечно, мы их выбирали по красоте.

— В жизни всегда так: у одних красота, у других удои... Корова, ты такая красивая!

Бутона скинула мою руку, попытавшуюся почесать ей нос, и показала глазом, что чесать надо щеку. Контакт был установлен.

— Очень важно, чтобы у доярки был контакт с животным, — одобрительно заметила начальница фермы. — Часто бывает, что, когда доярка болеет, у коровы падают удои, а когда доярка возвращается на работу, удои восстанавливаются.

О том, что коровы консервативны, я уже догадывалась; теперь выяснялось, что они еще и капризны. По словам начальницы, на удои влияют многие факторы, в том числе погода и события повседневной жизни коровника. Коровы любят, когда туманно и скучно. Поскольку мой приезд никак нельзя было назвать скучным, удои в тот день были обречены заметно снизиться.

Я примерилась к вымени, но тут оказалось, что руками уже давно не доят. Моя мечта оказалась под угрозой. «А можно все-таки в порядке исключения?..» — «Нет, коровы привыкли к аппарату. Если доить руками, корова подумает, что ей делают массаж», — отрезала начальница фермы.

Принесли аппарат. Следуя указаниям, я смазала соски, обмакнула их в дезинфицирующий раствор и надела аппарат. Через пять минут все было кончено. «Теперь нужно закрыть канал, смазать сосок йодным раствором,

поэтому макаем в эту баночку». Все были очевидным образом счастливы, что мой опыт закончился бескровно, и только корова растерянно глядела на свое вымя, пытаясь понять, что это было.

— Почему у коровы такое странное имя? — спросила я доярку.

— Почему странное? Вот это Зойка, это Роса, а Бутону назвали в честь цветка. Типа бутон цветка. Но раз она девочка, то Бутона. Она, кстати, вчера родила теленка.

Разумеется, мне было необходимо увидеть теленка. Роддом был во дворе фермы, где в вольерах стояло около дюжины телят. Ребенок Бутоны был самым маленьким, по размеру и окраске напоминая собаку породы далматин.

Тем временем надоенное мной молоко готовили к отправке в лабораторию. На этикетке требовалось указать дату, время, погоду на момент дойки и имя доярки. «Напишите сами, не стесняйтесь, — предложил Андрей Ионов. — И автограф поставьте, пожалуйста». Вернувшись на завод, мы продолжили нашу беседу.

Коровы и свобода

Сноб: Я в первый раз на молочной ферме. Я понимаю, что у вас коровы находятся в потрясающих условиях, но все равно первая эмоция — мне их жалко. Хочется их всех отпустить, чтоб они были с телятами, гуляли, ели бы траву.

Ксения, у меня эмоции были ровно те же самые, что вы сейчас описали. Было очень жалко. А то, что я тогда увидел, поверьте, ни в какое сравнение не идет с тем, что есть сегодня.

Сноб: И что ж вам не захотелось их всех отпустить?

Захотелось! Мы их начали выгуливать! А тут и оказалось, что коровам от этого плохо, их от свежей травы пучит. Начинаешь разбираться почему. Что можно сделать, чтобы им было хорошо. Приглашаешь специалистов из Голландии, из Германии, начинаешь этому учиться и втягиваешься. Если вы еще несколько раз приедете на ферму, то ваше отношение к ним начнет меняться. Это очень эмоционально привязывает.

Сноб: Ну потом вам все равно приходится эмоции куда-то девать, когда они попадают на мясокомбинат.

Приходится. Конечно, мы продаем, а что с ними делать? К счастью, я этого не вижу, я от этого себя избавляю.

Сноб: Через год после покупки фермы вы увеличили надои вдвое и поставили рекорд в Ленобласти по надоям молока на одну корову — 7,6 тонны, при средних показателях по России — 4 тонны. Как вам это удалось?

Это не совсем так. Никаких рекордов в Ленинградской области по надоям мы не ставили. Мы действительно увеличили надои в два раза — это рекорд не по абсолютной цифре, а по увеличению. Я спрашивал всех знакомых, коллег-животноводов в Европе, и все говорят, что такого увеличения надоев в принципе быть не может.

Сноб: За счет чего увеличились надои?

За счет профессионального отношения к делу. Здесь нет «кремлевской таблетки». То есть все важно: как доишь, как соски протираешь до, как протираешь после, как кормишь. Абсолютно все важно. Мы приглашали консультантов, много читали, много ездили.

Сноб: Консультантов вы иностранных вы приглашаете, немцы делали вам это оборудование. Почему при этом у вас только российские коровы?

Объясняю. Иностранную корову на нашу ферму запускать нельзя. Потому что иностранная корова, в отличие от нашей, полностью согласится с вашим представлением о том, что это «грустно, жалко, негуманно». Это может только наша корова выдержать. Вы обратили внимание, что у нас на фермах животные стоят на цепях?

Сноб: Да.

В Европе и США фермы такого типа запрещены уже год или два. Там ты заходишь на ферму — нет никаких стойл, коровы свободно ходят. Есть зона, где они спят, и зона, где едят. Стоит доильный робот, и когда они хотят подоиться, они к нему подходят, и робот их доит. Сейчас мы планируем построить новую ферму, в три раза больше нынешней. И тогда мы, безусловно, купим коров за границей.

Сноб: Подождите, корова же не рождается с ощущением, что она не может стоять на цепи? Вы сейчас говорите уникальную для российской государственности вещь. Масштаб этого открытия для меня гораздо шире, чем животноводство. Вы утверждаете, что есть генетическая память, что корова, которая не приучена генетически стоять на цепи, не выдержит жизни без свободы. А корова, приученная к цепи, может и постоять.

Нет-нет, не совсем. Смотрите, какая ситуация. Генетики и селекционеры понимают, кого с кем скрестить, чтобы получить что-то, что тебе надо. Вот, например, для нас важны надои. Нам нужны крепкие ноги — чтобы у коровы были крепче скакательные суставы. Общая выносливость, легкость отела.

Есть еще, не поверите, ровность спины. Мы сейчас этим озаботились: вот спина, вот тут хвост, корень хвоста как бы вверх поднимается, а потом вниз. И это не очень красиво. Мы хотим, чтобы спина была ровная: позвоночник — и сразу вниз хвост. У европейских коллег это сделано так.

Но невозможно выбрать все. Нет, ты в чем-то идешь на компромисс. Так вот, проблема выносливости, которую мы культивируем, на Западе неактуальна, понимаете, какое дело?

Сноб: Глубочайший у нас философский дискурс! Мне-то казалось, что мы о коровах, а мы вообще... То есть, если наши коровы попасутся на свободе без цепей несколько поколений, они тоже уже будут непривычные?

Абсолютно. Я вам больше того скажу: даже наши коровы уже привыкли к хорошему питанию, потому что сделать хорошую консервированную траву — то, что называется силосом, — это искусство. И они уже другую не будут есть. А восемь лет назад им лишь бы была трава, лишь бы хоть что-то им дали.

Сноб: Главный вопрос, который волнует оппозицию: сколько поколений коров должно пройти, чтобы они уже не могли жить, привязанные на цепи?

Чтобы на этот вопрос ответить, надо провести исследование: вначале их отучить от цепи, а потом снова посадить на цепь. Но этого уже никто не делает: если отучил, то отучил.

Сноб: По-разному бывает.

Я знаю статистику, я спрашивал у тех, кто этим вопросом глубоко занимается: в течение двух лет 75% привозного скота умирает. Даже в хороших хозяйствах. Дело не только в цепях — привозят и на беспривязное содержание. Дело в кормлении, в отношении, в уходе.

Сноб: То есть здесь у нас все другое?!

В России в области молочного животноводства пещерный век. Мы безнадежно отстали. Нет специалистов, их никто не готовит, никто не хочет идти в эту отрасль. Мне бы хотелось, чтобы был престиж профессии. Это не дерьмо месить, это как в римской пословице: что Рим несет? Оружие и плуг. Мы называемся «Молочная культура», а ведь первое значение слова «культура» — возделывание, земледелие.

Мифология отрасли

Сноб: Многие системы питания солидарны в одном утверждении: после определенного возраста прием любых молочных продуктов становится очень тяжелой нагрузкой для организма. Все согласны с тем, что после 30 лет лучше к молочным продуктам не притрагиваться. Что вы можете на это сказать?

Я изучал этот вопрос. Это неправда. Более того, молочные продукты абсолютно необходимы людям.

Существует примерно 20% людей, у которых нет этого белка, который расщепляет молочный сахар. Это так называемая лактозная непереносимость. Всем остальным молоко в высшей степени показано, как и продукты из него. Более того, многие считают, что надо пить маложирное молоко и молочные продукты, а жирные — плохо. Это еще один миф, потому что, во-первых, молочный жир — это вкус молочного продукта. А во-вторых, один из самых полезных элементов, которые есть в молоке, — это кальций. Причем кальций очень доступный для организма. Как раз его полезно бы употреблять пожилым людям. Но все дело в том, что кальций усваивается организмом только с молочным жиром. Если вы пьете обезжиренное молоко, он не усваивается. Он там есть, но ты его забрать не можешь. Еще молочный жир архиважен для выработки определенных гормонов. После 30–40 лет это могло бы быть очень показано.

Сноб: Я бы вам посоветовала организовать какие-то дискуссии на тему полезности молочных продуктов, потому что в той среде, где я общаюсь, — а я, безусловно, ваша целевая аудитория — принято считать по-другому. Было бы хорошо, чтобы была представлена другая точка зрения.

Я сам давно об этом думаю, но это крайне сложно организовать. Мы вообще сталкиваемся с гигантским количеством мифов. Например, существует миф о том, что маложирная продукция очень дорога в изготовлении. Поэтому кефир 1% и кефир 4% стоят одинаково. Это полная неправда, то есть прямое вранье. Сепаратор стоит на любом заводе — ты забираешь от молока самое дорогое, что там есть, жир. Нам многие говорят, что мы не делаем маложирку, потому что сэкономили на оборудовании. А это просто выгодно большим производителям, понимаете? Делать плохо и говорить, что это хорошо и дорого и что это полезно.

То есть это абсолютно полный бред — все, что касается молока. Я смотрю передачу по исследованию продовольственного рынка, и там говорят: если вы ставите молоко в теплое место и оно за день или за два не скисло, значит, в молоко на заводе добавлен антибиотик. Я должен сказать, что, если молоко не скисло, это значит, там мало молочнокислых бактерий, потому что это чистое молоко. На заводе могут что угодно добавлять, но антибиотики никто никогда не добавляет. Это просто полный бред, какое-то тотальное невежество. Да, мы хотим заняться подобного рода просвещением.

Люди должны понимать, что кефир, сделанный на сухой закваске, должен называться кефирным напитком. Но все пользуются сухой закваской, хоть это и незаконно. С грибами много возни, надо иметь специального человека — микробиолога. Не каждая партия кефирных грибов нормально оживляется, и тогда не получается кефир.

Сноб: Кефирный гриб такой капризный?

Страшно капризный. Он такое же живое существо, как корова. Если бы вы слышали, как микробиолог о них говорит! Кажется, что человек немножко с ума сошел: «Сегодня кефира не будет, у грибов плохое настроение». Мы пишем на некоторых продуктах — на простокваше, на ацидофилине и на кефире — такую надпись: «Возможно вздутие на стакане». Мы получаем массу писем от ретейлеров, что поставляем испорченный продукт, потому что у нас вздувшаяся упаковка. А это как осадок в хорошем вине — признак качества, потому что, если кефир не вздувается, это не кефир. То есть это живой напиток. Живой!

Сноб: А вы не хотите настоять на том, чтобы производители были обязаны писать о том, что это «кефирный напиток», а не кефир?

Очень хочу, но это глас вопиющего в пустыне, и немножко не до этого, и нет трибуны. Это должно быть предметом публичного интереса. Не невежественная ерунда о том, что антибиотик добавляют в молоко, а обсуждение действительно важных для отрасли вещей.

Сноб: Вы довольно давно работаете в сельскохозяйственной отрасли. Как вы считаете, российские «антисанкции» принесут плоды? Это будет эффективная мера для развития сельского хозяйства?

Я считаю, что это деструктивная акция. Я ездил за границу к нашим конкурентам, я все это изучал. Я видел у них вещи, которые казались сумасшедшими по сложности. А сейчас мы делаем лучше, и они сами это признают. Конкуренция всем движет. Сейчас, когда ничего этого нет на прилавке, неизбежно снижаются требования молочных заводов к себе, к сырью, которое они получают с ферм.

Излишки молока мы до сих пор поставляем на «Вимм-Билль-Данн». Они сейчас меняют формулу расчета цены. В общем, они сделали цену практически одинаковой что для супермолока, что для молока, которое по финским нормативам надо выливать в канализацию. И честно говорят, что им все равно. Им не было все равно год назад, когда еще не было антисанкций. А сейчас им стало все равно. Они нам прямо говорят: «Не делайте такое хорошее молоко».

Сноб: Но разве это не породит, на ваш взгляд, конкуренцию внутри отрасли именно в России?

Нет, мне кажется. Потому что для этого должны быть и какие-то другие условия: кредитование, получение энергетических мощностей. Вот у нас, по меркам агробизнеса, маленькое хозяйство. При этом у нас работает 25 вахтеров. У нас на заводе столько не работает.

Сноб: Потому что крадут?

Много разбросанных объектов, не поставишь вахтера — там просто все унесут. Здание на кирпичи разберут. Но, простите, это вообще не наша работа. Мы платим налоги, а этим должны заниматься соответствующие органы, понимаете?

Нет, те, кто у нас работает, не воруют. Воровство проистекает от окрестных жителей. Человек мимо едет — что-то взял. Картошку выращивают — почему не набрать мешок картошки? Пришлось вышку ставить, там сажать человека. А ведь это затраты, да? Это к вопросу о том, что, кроме эмбарго, много других условий должно соблюдаться.

Сноб: А как отразились санкции конкретно на вашем бизнесе? Стали ли сети, например, более лояльны к российскому производителю?

На нас это никак не отразилось. Ни в плюс, ни в минус.

Сноб: После введения санкций Россия увеличила закупки пальмового масла. Что это значит, можете нам объяснить?

Я могу это объяснить. Растительное пальмовое масло используется как заменитель животного жира, который очень дорог. Поэтому изымается животный жир и используется пальмовое. Я вот читал исследования: эксперты ходят по магазинам и отбирают 20 образцов. Не будем называть бренды, но выясняется, например, что в сливочном масле 95% растительного жира, и только 5% животного. В сметане, которая называется сметаной, а не «сметанный продукт» — 0% животного жира, а весь жир растительный. И тут у меня есть вопрос к думающему потребителю. Ты хочешь и хороший, и дешевый продукт. Не может хороший продукт столько стоить! Пусть сметана с использованием пальмового масла стоит, условно, 100 рублей, а с использованием только молочного жира — 500 рублей.

Сноб: Ну так она и есть дешевле.

Да, но не надо называть это сметаной, не надо вводить в заблуждение, потому что иначе получается некорректная конкуренция.

Сноб: Можно ведь законодательно провести инициативу касательно названий?

Можно законодательно зафиксировать названия, но дело в том, что очень многое уже зафиксировано. Просто никто этого не соблюдает. И после таких исследований, как я вам рассказываю, заводы не закрывают, ничего не происходит.

Сноб: Вы планируете в ближайшее время начать собственное производство сыров?

У нас это есть в планах. Я сам очень люблю сыр. Что-то, мне кажется, даже в нем понимаю, но для этого надо восстановить эти развалины.

Сноб: На молоке введение санкций не сильно отразилось, а сыр подорожал вдвое. Очень многих видов сыров нет, появляется какой-то очень смешной Брянский пармезан, сейчас должен появиться какой-то бри из Черноземья. Скажите, может в России быть пармезан или бри?

Может. Для этого нужно сырье. Что такое сырье? Вот мы, например, бьемся над составом трав, которые выращиваем для коров. Это важно для придания нашему молоку определенных вкусовых качеств, которые, мы считаем, хороши. Так вот для сыра — и для бри, и для пармезана — нужно то же самое. Нужно делать сырье специально под эти продукты. А для этого надо об этом думать, исследовать.

Сноб: Вы готовы в России делать сыр — бри, пармезан, рокфор?

Для настоящего рокфора надо разводить овец, но в принципе да. Конечно, мы займемся изготовлением сыров. Пока я думал о мягких белых сырах. То есть это не пармезан. Рокфор — да, это интересно, это совсем не исследованная область.

Блиц

Сноб: Назовите трех самых талантливых, на ваш взгляд, бизнесменов в России.

Гусинский, который сделал «НТВ+». Я не очень хорошо понимаю историю вопроса, но был организован какой-то альтернативный вариант телевидения, которым мы все пользуемся. Безусловно, Аркадий Волож, который создал «Яндекс» и до сих пор выдерживает конкуренцию. Третий… Очень трудно назвать.

Сноб: Если бы у вас был всего один миллион долларов, в какой бизнес вы бы его сегодня в России вложили, с точки зрения прибыльности?

В сельское хозяйство. В овощеводство.

Сноб: Представьте, что у вас есть волшебная палочка и уникальная возможность изменить любые три закона в российском законодательстве. Какие это будут три закона?

«О судебной системе», «О выборах». Очень плотно поработал бы с антимонопольным законодательством.

Сноб: Если бы вы могли сделать так, чтобы какого-то одного бренда больше не существовало, что бы это был за бренд?

Есть много несимпатичных мне брендов, но, даже имея такую палочку, я бы не стал его убивать. Если бренд есть, значит, он кому-то нужен. Надо побеждать без волшебной палочки.

Сноб: Но вы сами говорите, что люди пьют молоко, которое в канализацию можно сливать?

Значит, они этого хотят.

Сноб: Ну вы же гуманист, как вы можете?

Я не гуманист. Вы понимаете, я хочу делать хороший продукт. Это мое желание. Я хочу, чтобы люди захотели его пить. Я хочу их убедить его пить. Но если они хотят пить плохой продукт, то что же делать?

Сноб: У меня мама очень любит одну историю: мне было шесть лет, мы пошли с ней на вокзал, и там продавались, как сейчас помню, жвачки «Дональд Дак». Это был тогда большой дефицит. Я купила жвачку, и оказалось, что это не жвачка, а карамелька. Тогда я поставила ящик, встала на него и стала говорить: «Люди, не покупайте! Это обман! Это карамельки! Это не жвачки!» Я час стояла, пока мы ждали поезда — мы летом ездили к бабушке в Брянск. Я помню это ощущение, у меня было такое негодование: ладно бы я съела конфету, но ведь людей обманывают! Это же вранье! Вот вы не хотите встать на ящик и сказать: «Люди, это надо выливать в канализацию!»?

Хочу.

Сноб: Скажите тогда: мы будем убивать этот бренд.

Нет, бренд убивать нельзя. Люди хотят есть плохое — это их право. Я хочу, чтобы они ели хорошее. Но это мое «хочу».

Сноб: Как это их право? Вы можете об этом сказать.

Могу. Я бы советское телевидение закрыл. Я бы закрыл Останкинскую телебашню.

Сноб: Понятно. Сделать так, чтоб Дмитрий Киселев стал фермером?

Не возьму ни в каком качестве! Да вы что! Мне даже страшно подумать!

Россия. ЦФО > Агропром > snob.ru, 20 июля 2015 > № 1612998 Андрей Ионов


ЮАР. Китай. РФ > Агропром > agronews.ru, 17 июля 2015 > № 1432113 Евгений Арсюхин

Комментарий. Продукты из ЮАР – спасибо БРИКС

Прошел саммит БРИКС в Уфе, отговорили про асфальт, который положили в июне, а в июле он уже разрушился. Посмеялись над домами, которые прикрыли щитами, чтобы не смущали высоких гостей. Могут жители Уфы подходить к окнам – не подстрелит их пуля снайпера, для которых свой народ есть источник опасности и живая мишень. Официальные СМИ оттрубили об очередных геополитических достижениях. А что для нас, для аграриев?

А для нас то, что ЮАР уже начала поставки продуктов в Россию. Такие договоренности, радуются наши африканские друзья, выторговали они после визита в Уфу. Радуются и темнокожие аграрии южного полушария. А есть ли повод для радости у наших аграриев после саммита БРИКС?

Судите сами. В очередной раз рыкнули на противников сдачи в аренду земли китайцам: Москва и Пекин друзья навек, никакой опасности от китайцев нет, китайцев в России меньше, чем немцев (а немцы сами знаете кто, уже 70 лет как враги, то ли дело китайцы), и вообще. Ладно, земли сдали. Умылись на том свете горючей слезой наши первопроходцы.

Что-то еще? Нет. Вот нет вообще. Иными словами, уместно поставить вопрос: за что страдали, к окнам подойти боялись, по городу родному ходить боялись, чтобы не дай Бог бразильцы (где помойка на помойке вообще-то) не смутились русского духа. Чтобы вольготно чувствовали себя южные африканцы (у них в стране, к слову, страшно в соседний квартал выйти). Вы поймите, товарищи политики, русский народ может терпеть. И унижение – а вся наша жизнь и есть, коли разобраться, постоянное унижение – тоже. Но терпеть ради чего-то.

И я не понимаю, зачем нам продукты из ЮАР, зачем нам «передовые китайские технологии» на землях Забайкалья, в то время как русский фермер у себя в стране – мишень для снайпера, предмет охоты со стороны бандитов из власти и просто бандитов, и вообще изгой. Я не понимаю.

Короче, ешьте сами ваши бананы, или что там у вас.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

ЮАР. Китай. РФ > Агропром > agronews.ru, 17 июля 2015 > № 1432113 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 14 июля 2015 > № 1428430 Геннадий Горбунов

Комментарий. Геннадий Горбунов: не допустить снижения поддержки АПК

Председатель Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Геннадий Горбунов об итогах весенней сессии.

– Геннадий Александрович, будучи аккредитованным в СФ корреспондентом я видел, как оперативно на заседаниях комитета решаются вопросы совершенствования нормативной правовой базы в АПК, в сфере природопользования и охраны окружающей среды, рыбохозяйственного комплекса, лесного и водного хозяйства. Какой законопроект из 195 выделите по значимости?

– Один из важнейших, можно сказать, исторический – Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (в части установления требований по сохранению анадромных видов рыб на путях нерестовых миграций), устанавливающий запрещение дрифтерного промысла, и проект которого был внесен в Госдуму членами СФ В.И. Матвиенко, Г.А. Горбуновым, Б.А. Невзоровым, А.Г. Верховским и рядом депутатов ГД.

Лет 35-40 шла борьба за запрет дрифтерного лова, когда выставлялись тысячи метров сетей, наносящих ущерб не только рыбным запасам, но и всем ресурсам животного мира океана. Кроме этого вольготно чувствовали себя японские рыбаки, которые занимались этим промыслом. Ни одно государство не разрешало в своих водах дрифтерный лов, а мы допускали к этому другое государство. Мы благодарны за поддержку Президенту В.В. Путину, Председателю Правительства Д.А. Медведеву и нашему главному генератору председателю Совета Федерации В.И. Матвиенко.

– Этот запрет скажется на поставках рыбы на стол?

– Сегодня добываем более 4 млн.т. Этого вполне достаточно, чтобы обеспечить столы россиян. Самое главное: мы сохраним для будущих поколений уникальное стадо лососевых, особенно нерки, которая самая валютоемкая и пользуется спросом у наших и зарубежных потребителей.

– Еще какие важные документы рассматривались?

– За весну рассмотрен 241 вопрос. Комитет работал в тесном взаимодействии с комитетами СФ и ГД, профильными федеральными органами исполнительной власти, с представителями органов госвласти субъектов РФ. Были подготовлены заключения по 47 федеральным законам, которые были приняты Госдумой Думой и переданы на рассмотрение СФ, а также отзывы, предложения и замечания на 195 законопроектов.

Особое внимание было уделено внесению изменений в статьи Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» (в части регламентации приобретения сельхозпродукции при проведении закупочных интервенций; в части определения эффективности сельхозтехники, учитываемой при оказании господдержки). Большая работа была проведена по совершенствованию законов «О сельскохозяйственной кооперации» (в части совершенствования надзора за сельскохозяйственными кредитными потребительскими кооперативами), «О ветеринарии», «Об экологической экспертизе, «О недрах». «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (в части установления особенностей предоставления земельных участков, находящихся в собственности субъектов РФ и выделенных в счет невостребованных земельных долей)…

Осуществлялась работа над проектами федеральных законов, находившихся на рассмотрении в ГД. Среди них, например, законопроекты о внесении изменений в Земельный, Лесной, Водный, Градостроительный, Бюджетный, Налоговый кодексы, «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации»…

Членами Комитета осуществлялась подготовка в порядке реализации права законодательной инициативы ряда проектов федеральных законов. Среди них подготовленный и внесенный в Государственную Думу И.А. Гехт, А.И. Мишневым в июне законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», направленный на совершенствование оборота земель сельскохозяйственного назначения.

Кроме того, в рамках подготовки проектов модельных законодательных актов МПА СНГ продолжалась работа над проектами модельных законов «О сохранении и восстановлении биологического разнообразия», «Об основах биоэнергетики», «О распространении и использовании генно-модифицированных организмов в сфере экспорта сельскохозяйственной продукции»…

По инициативе Комитета на заседании СФ в рамках «правительственного часа» была заслушана информация заместителя Председателя Правительства РФ А.В. Дворковича «О приоритетных направлениях развития сельского хозяйства». В заседании Совета Федерации при рассмотрении данного вопроса участвовал также Министр сельского хозяйства А.Н. Ткачев. По итогам рассмотрения указанного вопроса палатой принято постановление Совета Федерации от 20 мая 2015 года «О приоритетных направлениях развития сельского хозяйства».

Как председатель Комитета неоднократно участвовал в работе Комиссии при Президенте РФ по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности, межведомственной рабочей группы при Администрации Президента РФ по вопросам, связанным с изменением климата и устойчивым развитием,

Важным в своей работе считаю участие в проведенных Председателем Правительства РФ Д.А. Медведевым совещаниях по вопросам стабильного функционировании отраслей сельского хозяйства, взаимодействия товаропроизводителей и торговых организаций, проведения в 2015 году сезонных полевых работ. Комитет постоянно взаимодействовал с органами государственной власти субъектов РФ, запрашивал их предложения по наиболее актуальным проблемам социально-экономического развития страны, относящимся к ведению Комитета, и прежде всего по вопросам развития аграрного сектора и земельных отношений.

– Расскажите об участии в международных организациях.

– Я, как руководитель групп по сотрудничеству СФ с Всекитайским Собранием Народных Представителей КНР и с Великим Национальным Собранием Турецкой Республики, активно участвовал в мероприятиях, проведенных в рамках указанных групп.

Члены Комитета входили в состав делегаций СФ в Межпарламентской Ассамблее государств-участников Содружества Независимых Государств (МПА СНГ), Парламентской ассамблее Черноморского экономического сотрудничества, а также в состав депутации СФ в Парламентском Собрании Союза Беларуси и России, участвовали в проводимых мероприятиях, в том числе по аграрной политике, природным ресурсам и экологии.

Комитет участвовал в реализации проекта «Германо-Российский аграрно-политический диалог», в Международной конференции «Перспективы интенсификации лесного хозяйства и обеспечение охраны лесов от пожаров». Проведено также совещание «Проблемы законодательного регулирования оборота земель сельскохозяйственного назначения» (с участием экспертов из Федеративной Республики Германии).

– Как работает антикризисный план правительства в части импортозамещения?

– Заметно, что наши сельхозтоваропроизводители различных форм собственности активизировали работу и сейчас происходит некоторое увеличение по основному перечню продуктов питания, в том числе молока, производство которого стабильно падало, а за пять месяцев года увеличилось на 3%.

Но вызывает некоторые опасения глобальная переориентация с Европы на Азию, Китай и др. Нараспащку откроем шлюз для продуктов оттуда, а потом как закрывать его? Ведь мы дали сигнал своим производителям и помогаем выпускать больше отечественной продукции.

Правительство поворачивается лицом к АПК, но беспокоит, что до 50% средств уходит на субсидирование процентных ставок – мы фактически «кормим» банки. Это не очень-то хорошее дело и нам надо менять формулу и первые шаги в этом направлении делаются. Я имею в виду проектное финансирование.

Межведомственной комиссией при Минэкономразвития России отобраны инвестпроекты, реализуемые в АПК на основе проектного финансирования. Кредиты, привлеченные в рамках постановления Правительства РФ № 1044, будут предоставлены по льготной процентной ставке (в настоящее время она составляет 11,5%) и обеспечены госгарантией Российской Федерации.

– И как широко внедрилось это проектное финансирование, можете назвать процент охвата?

– Мы на начальном этапе, но перспективы хорошие. По данным Минсельхоза, на очередном заседании Межведомственной комиссии из представленных четырех проектов в сфере АПК поддержаны три проекта общей стоимостью 10,94 млрд. рублей. Среди отобранных проектов АПК: строительство завода по глубокой переработке сои (реализуется ООО «Амурагроцентр»), строительство третьей очереди тепличного комплекса по производству плодоовощной продукции в закрытом грунте (реализуется в Ставропольском крае), строительство первого и второго этапов тепличного комплекса в Ростовской области.

Правительство РФ утвердило своим Постановлением от 24 июня 2015 г. правила предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов РФ на возмещение части прямых понесенных затрат на создание и модернизацию объектов АПК. В текущем году в рамках Госпрограммы предусмотрено финансирование в объеме 11,4 млрд. рублей, в том числе на: создание и модернизацию плодохранилищ (1,2 млрд. руб.), картофелехранилищ и овощехранилищ (1,5 млрд. руб.), тепличных комплексов (3 млрд. руб.), молочных ферм (4 млрд. руб.), селекционно-генетических и селекционно-семеноводческих центров (700 млн. руб.); создание оптово-распределительных центров (1 млрд. руб.). Размер возмещаемой за счет средств федерального бюджета доли затрат на создание и модернизацию объектов АПК 20%, на создание и модернизацию объектов селекционно-генетических центров молочного направления 30%, а для регионов Дальнего Востока – соответственно 25% и 35%, но не более размера нормативных затрат.

– Я недавно был на селекторном совещании аграрного министра с регионами, на котором Ткачев устроил разгон отраслевым руководителям за слабое доведении федеральных средств до хозяйств. Запомнилась крепкая фраза: «Если селянам рассказать, то они вас порвут»…

– Я разделяю возмущение министра. Александр Николаевич прав. Но есть и другая проблема: главы крестьянско-фермерских хозяйств уже боятся подходить к этим деньгам, потому что непомерно ужесточили контроль правоохранительных органов за использованием средств. Да, порой, случается не по целевому назначению используются средства, но это мизер. Я лично слышал от некоторых руководителей: не нужны мне такие деньги!

– Да, такое и мне приходилось слышать на съезде фермеров России.

– Поэтому схему выделения этих средств нужно упростить. Сейчас в Минсельхозе и в комитете обсуждаются вопросы кредитования. Ведь, как я уже говорил, половина средств уходит банкам на субсидирование процентной ставки. Вот беда!

– А если напрямую направлять средства хозяйствам?

– Мы думаем над этой проблемой, чтобы деньги доходили до сельхозпроизводителя по другой формуле.

– Три года ведутся разговоры о переходе от деления земель на категории к территориальному зонированию…

– Да, ведется борьба с теми, кто хочет перевести земли сельхозназначения в другую категорию и тем самым получить лакомые куски для использования в корыстных целях, например, строительства коттеджей. На мой взгляд, переход к территориальному зонированию возможен только при разработке сельхозрегламентов, ревизии всех земель и выделении особо ценных сельхозземель, определении границ, присвоении кадастровых номеров. Этот актуальный вопрос (мы настояли) будет обсужден в осеннюю сессию 20 сентября на Совете законодателей. Я думаю, наши предложения будут учтены.

– Сейчас в СМИ широко обсуждается вопрос аренды китайцами земель на Дальнем Востоке. Например, резонанс вызвало сообщение о передаче 116 тыс. га в Забайкальском крае в аренду на 49 лет китайской компании. Вы не опасаетесь китайской экспансии?

– Что касается передачи 116 тыс. га в аренду, то составлен лишь протокол о намерениях. Вопрос будет обсуждаться селянами. Я ничего не имею против участия китайских товарищей в работе на наших землях. Все равно они пустуют. Но я против того, чтобы после китайской аренды оставалась выжженная пестицидами и гербицидами земля. Для этого нужен эффективный контроль местных властей за использованием земли сразу после первого сбора урожая. А что на 49 лет, так еще лучше – бережнее к земле будут относиться.

– Пять лет назад, я это прекрасно помню, вы с президентом АККОР Владимиром Плотниковым стали инициаторами законопроекта (позже присоединились другие сенаторы) разрешить фермеру строить на своих сельхозугодьях индивидуальный дом…Что изменилось? На 26 съезде российских фермеров вновь эту тему поднимали…

– Этот вопрос уже в стадии разрешения в ближайшие 2-3 месяца.

– В газете «Сельская жизнь» и на агропортале «Крестьянские ведомости» были опубликованы статьи в поддержку известного ленинградского племзавода «Ручьи», на который определенные лендлорды пытались «наехать» и отхватить лакомые куски земли. Выступления вызвали большой резонанс. Правоохранительные органы Санкт-Петербурга и Ленобласти предъявили судебные иски к редакции «Сельской жизни», автору этих строк и статей, директору племзавода А.Г. Трафимову в размерах соответственно 2 млн., 200 тыс. и 600 тыс. рублей. Смольнинский районный суд отменил эти иски. Как вы оцениваете нападки на племзавод «Ручьи» и вообще рейдерские покушения на земли сельхозпредприятий?

– Это я расцениваю, как вопиющий факт беззакония, коррупции. Я на стороне племзавода, редакций. Ко мне обращался за помощью директор ЗАО «Ручьи» Трафимов и я поддержал его. Мы дали сигнал в правоохранительные органы, следственный комитет, прокуратуру. Слава Богу, что справедливость восторжествовала. А племзавод «Ручьи» выходит на передовые рубежи, строит уникальный животноводческий комплекс на 1100 коров с роботизированной доставкой кормов и доением. Надои на корову составляют 8000 л, а с пуском комплекса в августе этого года – 9000 л. Побольше бы таких комплексов в России – тогда бы вопросы импортозамещения решались эффективнее.

– Геннадий Александрович, в правительстве говорят об увеличении господдержки АПК и в тоже время Минфин требует от всех ведомств сократить аппетиты и затянуть пояса. Ответьте на тяжелый вопрос: как будет финансироваться сельское хозяйство в 2016 году?

– К сожалению, финансирование сельского хозяйства из федерального бюджета на 2016 год в сравнении с 2015 годом снизится на 40 млрд. рублей. В этом году было 202 млрд, на следующий год заложено 162 млрд.

– И как тогда решать задачи импортозамещения?

– Аграрный Комитет всегда отстаивал интересы российского крестьянства и добивался своего. Как известно, на 2015 год было запланировано финансирование в объеме 167 млрд. рублей. А после того, как сельхозтоваропроизводители, аграрные комитеты СФ и ГД рекомендовали правительству увеличить поддержку отрасли, Минсельхозу РФ дополнительно было выделено 40 млрд. И ныне, несмотря на падение цен на нефть, будем ставить вопрос, чтобы не допустить общего снижения поддержки аграрного сектора. У нас есть полная уверенность в том, что агропромышленный комплекс страны будет достойно поддержан Правительством России.

– Как вы оцениваете первые шаги нового министра сельского хозяйства Ткачева?

– Александр Николаевич пришел на этот пост из крупнейшего аграрного региона, житницы России. Его организаторский талант, знание проблем села, несомненно, пригодятся на таком сложном участке экономики страны. Я уверен, что он будет бойцом и станет смело отстаивать интересы агропромышленного комплекса в правительстве. Одно пожелание: быстрее сформировать команду единомышленников, чтобы запустить огромный механизм Минсельхоза на полную мощь.

Александр РЫБАКОВ – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 14 июля 2015 > № 1428430 Геннадий Горбунов


Россия > Агропром > agronews.ru, 13 июля 2015 > № 1426699 Ольга Башмачникова

Комментарий. Малому бизнесу нужно свое министерство

Заместитель директора АККОР Ольга Башмачникова специально для «Крестьянских ведомостей» написала программный текст, который должен дать ответ на вопрос: так как все же сделать так, чтобы фермеры и прочие малые предприниматели, работающие на селе, не чувствовали себя изгоями.

В феврале 2015 года председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли АКОРТ отметил: доля российских товаров на полках сетевых магазинов с момента введения продовольственного эмбарго выросла от 2 до 10% в зависимости от формата торговой сети. Согласно информации АКОРТ – те поставщики, которые поставляли и сейчас поставляют, а новых практически нет.

Для того, чтобы новые появились, необходимо создание условий экономической привлекательности отрасли для всех типов субъектов аграрного предпринимательства. Именно это и будет способствовать притоку инвестиций или желанию вкладывать средства в расширение имеющихся или создание новых разнообразных по масштабам сельскохозяйственных производств.

Давайте посмотрим, какими субъектами предпринимательства представлен наш АПК. Сельскохозяйственные организации – 52180. Из них: крупные – 13708, средние – 2242, малые – 9253, микропредприятия – 26977. КФХ насчитывается 216106.

Однако специфика господдержки аграрных инвестиций сегодня не направлена на стимулирование всех субъектов предпринимательства. Текущие тенденции связанны с большими возможностями для прихода в сельскохозяйственный бизнес крупных игроков, не принимающих собственного участия в сельскохозяйственном производстве и действующих через управляющего – представителей, так называемого крупного бизнеса. На них приходится львиная доля инвестиционных кредитов, по которым предполагается субсидирование процентной ставки, причем по некоторым отраслям до 15 лет.

Судьба таких компаний различна, одни, не имея знаний и опыта, через некоторое время приходят к состоянию банкротства, и примеров этих становится все больше. После таких инвесторов в плачевном состоянии остаются сельские поселения, поскольку последние умудряются еще и земли пайщиков скупить, лишив, таким образом, людей возможности проживать в сельской местности, получая выплаты на земельные паи. Да и работа была – и нету, куда податься – в город.

Другие - благодаря недюжинной господдержке остаются на рынке и чувствуют себя уверенно, зная, что будут поддержаны в трудную минуту, поскольку объемы естьи государство уже от них зависит. В ходе переговоров с банками решаются вопросы о пролонгациях кредитов. При этом федеральный и региональный бюджет несут свои многолетние нагрузки и если бюджет региона невелик, субсидирование процентных ставок по таким «эффективным» долгосрочным кредитам висит как гиря и не дает региону развиваться в других направлениях. К слову, внутри страны продовольственной независимости не получается, это скорее зависимость экономики сельского хозяйства от крупных инвестиционных объектов.

Малый сельхозтоваропроизводитель имеет мизерное количество кредитов как инвестиционных, так и краткосрочных. Так что говорить о диверсифицированной и сбалансированной аграрной экономике, способствующей созданию большого количества малых предприятий, основанных на труде собственника - не приходится. Все яйца - получается практически в одной корзине.

Хочется привести пример распределения субсидий по инвестиционным проектам в 2014 году по данным центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

По итогам заседания комиссии по распределению средств на пять крупнейших заемщиков приходится около 20% всех субсидий.

В большинстве субъектов более половины субсидий приходятся на одного заемщика. Например, в Чеченской республике к субсидированию приняты кредитные договора примерно на 3 млрд. руб. Все субсидии - на одно ООО. В Приморском крае 99,6% субсидий пришлись на один московский Агрохолдинг.

Вполне очевидно, что такое распределение субсидий нарушает равные условия конкуренции. Но дело не только в конкуренции. Дело в том, что огромный значимый пласт агарной экономики не рассматривается как субъект инвестиционного проекта.

Осуждаемый сегодня в МСХ проект приказа, касающийся порядка конкурсного отбора инвестиционных проектов по созданию и модернизации объектов агропромышленного комплекса, только подтверждает это положение. Так, в документе, предусмотрены такие критерии, которые исключают, по сути, малый бизнес из понятия инвестиционный проект с господдержкой.

Под критерии отбора инвестиционных проектов по созданию объектов агропромышленного комплекса, реализуемых на территории субъектов Российской Федерации подпадают:

- объекты плодохранилищ мощностью не менее 500 тонн единовременного хранения, в то время как фермерам нужно 5-50 тонн;

-объекты по строительству картофелехранилища и овощехранилища мощностью не менее 1000 тонн единовременного хранения;

-объекты животноводческих комплексов молочного направления (молочных ферм) с численностью коров 400 и более голов;

-объекты создания оптово-распределительных центров (ОРЦ) мощности единовременного хранения не менее 30 000 тонн сельскохозяйственной продукции.

Складывается парадоксальная ситуация - более 80% овощей и картофеля производят малые формы хозяйствования, они же испытывают трудности в хранении и реализации продукции. Потери доходят до 40%. При этом государство поддерживает проекты, связанные с созданием инфрастурктуры хранения и сбыта, предлагаемые крупными девелоперами, которым малый бизнес не очень то, прямо скажем, интересен. Окупая вложенные инвестиции, они смогут закупать продукцию фермеров по демпинговым ценам, а услуги по хранению и подработке будут дорого стоить. Подобные примеры уже есть и сегодня, например, знаменитый Агропромпарк в Татарстане. Хорош кафтанчик да не для Ивана.

АККОРом неоднократно озвучивались предложения – давайте создадим сначала основную инфраструктуру – небольшие муниципальные приближенные к производителю центры, имеющие мощности по хранению, подработке и фасовке продукции небольших объемов, они могут быть созданы как самими сельхозпроизводителями, так сельскохозяйственными потребительскими кооперативами, возвращающими фермеру прибыль, полученную от реализации продукции.

Однако, мы не были услышаны. Получается, когда нужно обосновать необходимость выделения средств на программу по строительству ОРЦ мотивация АККОР –«помогите фермерам сбыть продукцию» удобна и ею пользуются. А как доходит дело до распределения средств – фермеры тут и близко не нужны.

Конечно ни кооперативы, ни фермер не найдут 80% собственных средств на реализацию инвестпроекта подобного рода. Так давайте часть программы по развитию ОРЦ перепрофилируем, включим небольшие объекты, по которым размер субсидий будет не 20-30, 40% инвестиционных затрат. Эффекта на вложенные государством средства будет в любом случае гораздо больше. Ведь если инфраструктура удобна и выгодна для малого бизнеса, это стимулирует расширять производство, это стимулирует приход новых малых предпринимателей на село. И здесь может сыграть мультипликативный эффект количества - объемы производства вырастут, за счет развития альтернативной инфраструктуры сбыта появится реальная конкуренция, сохранятся сельские территории, восстановятся деревни. Ставка на семейный аграрный бизнес, объединенный кооперативной инфраструктурой либо включенный в систему контрактного сельского хозяйства, сделана во всем мире.

Интересными являются данные Государственной налоговой инспекции за 1 квартал, согласно которым, за 1 квартал 2014 года в стране создано 9000 крестьянских фермерских хозяйств, а закрыли свою деятельность 4 500. Трудно сделать вывод, насколько это долгосрочная тенденция. Конечно, нужно смотреть итоги за год, поскольку в 2014 году создано 24 509 новых КФХ, а закрылось – 31 585 хозяйств. В 2013 году– создано новых 23 437, а закрылось 68 591. Если положительная тенденция сохранится по итогам года – замечательно. Только тем, вновь созданным субъектам малого предпринимательства нужны возможности по развитию бизнеса – а их пока нет. Инфраструктуры сбыта, заточенной на малый бизнес нет, зато есть административные барьеры, проблемы с получением кредитов, несвязанной поддержки, оформлением земель в собственность, отсутствием инфраструктуры по забою скота, жесткими и невыполнимыми для малого бизнеса ветеринарными нормами. И эти проблемы нужно безотлагательно решать. Ведь увеличение числа субъектов малого предпринимательства во многом связано с ожиданиями – ожиданиями людей о том, что эмбарго надолго, что приоритет развития отечественного АПК – это всерьез и надолго.

А АПК – это и малый бизнес тоже. И потенциал здесь огромен. Мы уже много раз говорили о том, что регионы предлагают к софинансированию количество проектов по программам «Поддержка начинающего фермера» и «Развитие семейных животноводческих ферм» в разы превышающие выделенные средства из федерального бюджета даже после их увеличения на данные направления в 2015 году. А если учесть конкурс 7-10 человек на место – на самом деле субъектов малого бизнеса как начинающих, так и желающих развить свой бизнес достаточно много. Пусть не все пройдут по данным программам – денежный ресурс ограничен. Но пусть у желающих будут шансы поучаствовать в инвестпроектах на общих основаниях. Однако, шанса такого - нет.

Сами цифры по реализации программам весьма интересные. Так , за 2012 – 2014 гг. грантовую поддержку получили более 8,3 тыс. хозяйств начинающих фермеров и более 2,2 тыс. хозяйств, развивающих семейные животноводческие фермы. В этих хозяйствах создано 30,2 тысяч постоянных рабочих мест. На семейных животноводческих фермах создано около 300 тыс. скотомест, в том числе 9,0 тыс. скотомест молочного направления. Это, при том, что в год на реализацию программы из федерального бюджета выделялось 1,4 млрд. рублей – меньше, чем стоимость одного инвестпроекта крупного холдинга.

По сути, гранты по программе «Развитие семейных животноводческих ферм» эквиваленты субсидированию инвестиционных затрат поскольку предполагают использование заявителями не менее 40% собственных средств. Важно при этом отметить, что стоимость скотомест на семейных фермах в разы ниже, чем на крупных комплексах.

Возьмем молочную отрасль, наиболее уязвимую с точки зрение критериев продбезопасности. Понятно, как планируется ее развивать- по критериям инвестиционных проектов проходит ферма рассчитанная не менее чем на 400 коров –– значит без малого бизнеса. И как там бедолаги в Европе выживают, имея от 29 до 80 коров, уму непостижимо. А выживают благодаря кооперации, которая на протяжении десятков лет выросла в такие компании как Валио, Кампина, Лэнд-о-лэйкс (правда последнее уже в Америке).

Почему у нас этого нет ? Потому что, нужны непрерываемые усилия государства в этом направлении. За 3 года нацпроекта не создать мощной кооперативной инфраструктуры – нужно больше времени. А ведь в этом есть серьезный смысл и значение для аграрной экономики.

Если посмотреть на динамику поголовья коров, снижение поголовья наблюдается как раз у крупных и средних сельхозорганизаций. Не сдают позиции по поголовью и объемам производства молока малые сельхозорганизации и крестьянские фермерские хозяйства. Последние демонстрируют высокие темпы прироста на протяжении длительного периода. В 2014 году крупные и средние СХО показали снижение поголовья на 4%. А в КФХ рост: В 2008 году поголовье составляло 536,4, в 2014 – 1054. По молоку малые предприятия и КФХ увеличили объемы производства в этом же году на 6%. Практически впервые за последние годы крупные и средние СХО – статистика это выделяет, показали по молоку +1%. Это при том, что огромное количество инвестиций с господдержкой вложено именно в эти субъекты предпринимательства.

Причем, не будучи закредитовнаными в такой степени как крупные предприятия.

Проблема в том, что им нужна своя кооперативная переработка, которая позволит получать нормальную цену за молоко, тогда есть смысл и поголовье увеличивать. На недавно прошедшей конференции в Липецке Глава администрации Липецкой области Олег Королев особо подчеркнул: «Кооперация является главным ресурсом для социально-экономического развития территорий». А что мы делаем для того, чтобы ее развивать ?

Яркий пример: в Амурской области 70% молока производят ЛПХ, объединенные в кооперативы. К сожалению, принятые решения по субсидированию 1 литра молока, направляемого на реализацию или собственную переработку, не позволяют распространять это правило на молоко, собранное и реализуемое кооперативом. Это решение поддерживает развитие молочной отрасли или поможет развитию сельских территорий?

Вообще, причин для обеспечения рентабельности малой фермы много: свои корма, фермер – сам себе специалист и управленец, низкий размер инвестиционных издержек, меньше скученность животных – отсюда меньше болеют и выше выход телят. Даже более низкие удои с лихвой компенсируются более низкими издержками. К примеру, практически все крупные хозяйства Ленобласти с удоями 8000 литров не рентабельны – об этом говорили ученые на молочном форуме 2014, потому что - нет своих кормов и дорогая рабочая сила. А для решения вопросов продовольственной безопасности нужны не только удои, нужны рентабельные удои.

Вывод напрашивается такой: малый бизнес мог бы решить проблему молочной отрасли за счет количества субъектов предпринимательства и качества молока, не требуя, при этом, значительных инвестиционных средств. Проекты, реализуемые КФХ в молочной производстве окупаются не за 15, а за 7 лет – в 2 раза быстрее, потом что их стоимость в разы ниже.

В мясном скотоводстве возможности малого бизнеса не меньше. Загадка – как Китай, имея только малые свиноводческие хозяйства, является крупнейшим экспортером свинины. У нас же ветеринарные нормы позволяют существовать только крупному бизнесу и выталкивают фермеров на обочину. Не важно, что свинину это есть нельзя, зато объемы какие. А как же другие страны решают проблему АЧС, имея небольшие фермы - Дания, Испания.

Почему же задача по активнейшему развитию малого сектора в сельском хозяйстве до сих пор не поставлена?

В том числе потому, что существующая методика оценки эффективности государственной программы не предусматривает серьезного анализа использования средств государственного бюджета, потраченного на АПК, по итогу которого будет видно, какие направления господдержки и на какие субъекты дают больший эффект.

Каждое новое направление поддержки, такое как: несвязанная поддержка на 1 га земель, выплата субсидий на литр реализованного молока, субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам требует оценки с точки зрения эффективности.

Принимая во внимание тот факт, что достаточно большое количество средств приходится на субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам, необходимо, чтобы в методику оценки были включены оценка эффективности использования инвестиционных кредитов по различным категориям хозяйствования по типу: крупные инвестиции - крупный бизнес, средний размер инвестиций – средний бизнес, незначительные по суммам инвестиции – семейные фермы. Данный анализ целесообразно проводить по отраслям хозяйствования. Важно проводить сравнительный анализ по категориям хозяйствования выхода продукции на рубль инвестиций, а также оценить рентабельность инвестиций по различным категориям субъектов сельского хозяйства (по величине инвестиций и типу хозяйствования). Здесь важно учитывать специфику различных климатических зон.

Размышляя на эти темы, все больше убеждаюсь в том, что развитием малого аграрного бизнеса на селе должно заниматься отдельное ведомство со статусом министерства как это существует в Бразилии. Это ведомство будет отчитываться показателем увеличения количества субъектов малого агробизнеса, увеличением объемов произведенной ими продукции и попавшей на прилавки, будет отчитываться показателями по сохранению и восстановления сельских территорий и деревень.

Именно оно будет иметь все полномочия, в решении проблем доступности кредитов, заниматься установлением квот, разработкой инструментов гарантий, созданием специализированных фондов, обеспечением доступности господдержки, реализацией небольших инвестиционных проектов, адаптацией ветеринарных норм, развитием кооперации и инфраструктуры сбыта.

И с ведомства этого будет серьезный спрос. На нем будет висеть серьезная ответственность за развитие данного сектора аграрной экономики. А пока – никому не горит, а от лоббистов малого сектора можно и отмахнуться. А ведь с большим количеством субъектов малого предпринимательства на селе, страна будет выглядеть успешной, стабильной, с развитым сельским хозяйством и заселенными сельскими территориями. Игра стоит свеч.

От редакции. Приглашаем руководителей КФХ, сельхозорганизаций, ученых-аграрников, специалистов Минсельхоза РФ обсудить предложение о создании отдельного ведомства по малому аграрному бизнесу.

Ольга Башмачникова – для «Крестьянских ведомостей

Россия > Агропром > agronews.ru, 13 июля 2015 > № 1426699 Ольга Башмачникова


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 10 июля 2015 > № 1428148 Сергей Касьянов

Глава агрохолдинга KSG Agro Сергей Касьянов: Наш приоритет на ближайшее время – животноводство

Эксклюзивное интервью председателя совета директоров агрохолдинга KSG Agro Сергея Касьянова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Сергей Павлович, в прошлом году холдинг определил среди приоритетов свиноводческий бизнес. Как сработали в этом направлении? Будете продолжать инвестиции?

Ответ: Мы сдали в эксплуатацию первую часть проекта, то есть половину нашего свинокомплекса. По состоянию на сегодняшний день это уже выращивание 120 тыс. голов в год и производство около 10 тыс. тонн свинины. Основная задача сегодня – провести реструктуризацию задолженности, выполнить ее условия, с тем, чтобы мы могли развивать бизнес дальше. Поэтому на сегодня мы не инвестируем, не берем дополнительную кредитную нагрузку, а эффективно используем то, что уже есть.

Показателями в отношении свиноводства мы довольны. В 2014 году мы только вышли на рынок, заняли значительную его часть, заключили нормальные договоры с основными потребителями – с мясокомбинатом "Юбилейным", сетью "Сильпо". Завершение реконструкции, которую мы планировали на 2014 год, позволило нам выйти на стабильные продажи по месяцу 30 млн грн. В начале прошлого года у нас была месячная выручка 5-6 млн грн, это были только поросята. Потом только начали откорм. А сегодня уже в мае у нас выручка порядка 27-30 млн грн и в июне – 30 млн грн. То есть, бизнес уже начал самостоятельно работать, а до этого мы 4 года в него вкладывали. Сейчас подстраиваем под него растениеводство, кормовую базу. Этот год и следующий мы работаем над тем, чтобы выполнить все условия реструктуризации, и начать дополнительно развиваться к 2017-2018 годам.

Вопрос: Каковы условия реструктуризации долга и его сумма?

Ответ: Мы что-то обязываемся платить и в определенные сроки, а что-то мы, например, не тратим. Например, в 2015 и 2016 годах мы практически не будем делать капитальных инвестиций, а уже с 2017 года сможем начать. В 2015 году у нас предусмотрено 20 млн грн, но это так называемый maintenance (поддержание – ИФ).

Долговая нагрузка порядка 30 млн долларов. Когда-то было больше - 60-70 млн долларов, поскольку курс доллара был другой. Основная часть долга у нас в гривне. Валютная часть осталась, но у нас она в основном за оборудование.

Вопрос: Когда планируется завершить переговоры по реструктуризации?

Ответ: Сейчас KSG Agro завершает переговоры о реструктуризации кредитных обязательств – о чем будет сообщено дополнительно. За 2014 год объем кредитов уменьшился на 37 млн долларов. Уже сейчас мы подписали соглашение (меморандум) с "Укрсоцбанком" о реструктуризации существующих кредитов на сумму эквивалентную около 7 млн долларов. Мы благодарны нашим партнерам из "Укрсоцбанка", которые, понимая ситуацию в отрасли, приняли решение о взаимоприемлемой схеме кредитной реструктуризации

Вопрос: Какое прогнозируете производство свинины в этом году? План по выходу на 240 тыс. голов к 2017 году все-таки сохраняется?

Ответ: В связи с условиями реструктуризации этот план немножко меняем. Но, в принципе, мы думаем, что удастся к 2018 году закончить этот проект. За 2015 год будет порядка 100 тыс. голов, соответственно порядка 8 тыс. тонн уже в мясе.

Вопрос: Как обстоят дела с уборкой урожая?

Ответ: 2 июля хозяйства холдинга KSG Agro приступили к уборке ранних зерновых культур. Предприятия холдинга полностью обеспечены комбайнами, автотранспортом и топливом для проведения уборки в самые сжатые сроки. Прошедшие накануне дожди не повредили урожай ранних зерновых, но были очень благоприятны для подсолнечника и кукурузы.

Вопрос: Вам достаточно земли для обеспечения кормовой базы?

Ответ: Да. Часть, кукурузу, например, мы закупаем. Зерновая группа – пшеница, ячмень – достаточно. Кукуруза в нашем регионе просто не так растет. Для нас, если 50-60% годового запаса себе обеспечиваем – это нормально. Все показатели в технологии мы выполняем: по рождаемости, осеменяемости, набору веса, конверсиям кормов. В этом направлении у нас все получается. В этом же направлении с акцентом на животноводство и хотим двигаться дальше.

Вопрос: Расскажите о доле KSG Agro в украинском рынке свинины.

Ответ: Пока мы региональный игрок. На региональном уровне наша доля составляет процентов 10. Вопрос на сегодняшний день в объемах производства, а не продажах, потому что в принципе в продажах мы всегда даем конкурентоспособную цену, поскольку у нас конкурентоспособная себестоимость. Соответственно, проблем со сбытом у нас нет.

Вопрос: Экспортируете ли свинину? Есть ли это в планах?

Ответ: Не экспортируем. Смотрим, думаем, но пока основной приоритет – достичь показателей и занять позиции на внутреннем рынке. На будущее – естественно, смотрим, работаем.

Вопрос: Ваш прогноз по украинскому рынку свинины: будет ли он расти?

Ответ: На сегодняшний день в связи с низкой покупательной способностью населения он немного сокращается. В то же время, раньше очень много завозилось импортного мяса сомнительного качества, сейчас оно не завозится из-за цены, а свинина по-прежнему нужна для мясокомбинатов. Стоимость украинской свинины очень конкурентоспособна по сравнению с импортом. Это должно развивать внутреннее производство.

Вопрос: Есть ли в Ваших дальнейших планах переработка мяса?

Ответ: Пока нет. У нас есть мясокомбинат "Днепр", где частично занимаемся убоем и продажей мяса, но мы не планируем особо расширения. Что касается именно продажи мяса, то, конечно, об этом направлении нужно думать на будущее: как дальше развивать, как выстраивать сеть партеров, дистрибуцию, возможно, развитие своей торговой марки, но пока еще нет еще конкретных планов.

Вопрос: Какие экспортные рынки Вам интересны?

Ответ: Все, на которых можно было бы стабильно продавать. Сегодня сложно говорить о каких-то приоритетах, конечно, в первую очередь, это те рынки, которые рядом, но они сегодня политически сложные. Рынки СНГ – они в первую очередь должны прорабатываться, и мы надеемся, что со временем политическая составляющая уйдет, и мы сможем там работать. Конечно, интересны и другие рынки.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 10 июля 2015 > № 1428148 Сергей Касьянов


Россия. ЦФО > Агропром > rosbalt.ru, 10 июля 2015 > № 1426942 Сергей Лесков

В Воронеже вынесен приговор семье предпринимателей Полухиных по делу о булочках с маком. Этот громкий процесс начался в 2010 году. Полухины во главе с отцом семейства, полковником в отставке, обзавелись скромным кафе в спальном районе Воронежа. Кафе специализировалось на выпечке. Особенно хорошо шли булочки с маком. Старинный русский рецепт. Но следствие утверждает, что из-под прилавка Полухины продавали опиумные препараты. Суд дал всем членам банды больше, чем просил прокурор. Каждому по восемь лет с гаком. Даже трем пенсионерам.

Если это дело создаст прецедент, возникнут сложности для всех, кто работает с маком. Потому что пекари и кондитеры теперь стоят в опасной близости к наркоторговцам. Мало того, если Папа римский вдруг окажется в Воронеже, полиция вполне может замести клирика. Ведь только что в Боливии Франциск I, желая уважить местные обычаи и для постижения души прихожан, выпил отвар из коки и даже пожевал листья. А в России доверчивый понтифик наверняка пожелает отведать пирожок с маком. Но это капкан.

В Россию маковые стебли поступают из Азии. Контейнеры легально проходят через Новороссийскую таможню. После оформления товара он расходится по хлебозаводам и кондитерским цехам. Теоретически смесь мака с соломой может быть использована для изготовления наркотического вещества. Следствие считает, что именно этим занимались хитрые Полухины, а затем опрыскивали свои будто бы невинные пирожки и торговали опиумным зельем.

Неоднократная экспертиза в Воронеже обнаружила искусственно высокое содержание соломы, то есть опия, в маке, которым вместе с пирожками торговали Полухины. Были проведены контрольные закупки. Телефонные разговоры Полухиных долго прослушивали, чтобы доказать преступный сговор и связи с наркоманами. Установлено кодовое слово для наркотиков – шашлык. А также картошка. И еще – "Балтика девятый номер". Эксперт-лингвист из Института русского языка заявил, что в разговорах нет ничего подозрительного. Однако у прокуратуры более острый слух.

Владельцы кафе категорично и единодушно заявляют, что использовали мак только для пищевых целей. И продавали исключительно чистый пищевой мак. Единственный свидетель – местный наркоман – доверия не вызывает. К тому же он в момент признания уже был осужден по другому делу. А как легко соглашаются на выгодные показания заключенные, хорошо известно.

Независимые эксперты, привлеченные Общественной палатой, выражают сомнения в корректности экспертиз. Вообще, наука утверждает, что абсолютной чистоты не существует и полностью исключить содержание соломы в маке невозможно. Это как неразрешимый спор с содержанием алкоголя в крови водителя.

В деле Полухиных многое вызывает сомнения. И поскольку наверняка последуют кассационные жалобы, эти сомнения предстоит решить адвокатам, прокурорам и судьям. Но уже сейчас странно, почему следствие остановилось на начальном этапе и не выяснило, где банда наркоторговцев Полухиных приобретала мешки с маком? Ведь это крупная рыбина. Сейчас в России арестовано уже 6 тонн маковой соломы. Из этого объема можно изготовить300 миллионов доз наркотика.

Почему полиция останавливается у основания пирамиды, можно только гадать. И возникает впечатление, что дело Полухиных необходимо для отчетности, а не для решения острейшей проблемы наркомании. В России от наркотиков каждый год умирают 60 тысяч человек. За 20 лет число наркоманов увеличилось многократно. Алкоголиков у нас 5 миллионов, а наркоманов – уже 8,5 миллионов. До 90 процентов всех преступлений совершаются в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. И это самые тяжелые преступления – убийства, изнасилования, грабежи.

"Экспертиза воронежского мака показала, что мак произведен на одной территории географически, а маковая солома – в совершенно другом месте, – сказал глава ФСКН Виктор Иванов. – На этот счет есть экспертное заключение. Это – дело рук человеческих. Вопрос в том, чтобы установить, чьих рук это дело". Полухины категорически отрицают любые манипуляции с маком. Покупали – и делали булочки. И пакеты с пищевым маком. Хочется спросить: отчего следствие затормозило и почему ограничились стрелочником?

Корни проблемы уходят в 1980-е годы, когда власти, озадачившись тотальным и насильственным оздоровлением граждан, одновременно с антиалкогольной кампанией полностью запретили выращивание кулинарного мака на территории СССР. В итоге пищевики обратились к импортным поставкам, но зарубежные стандарты чистоты мака не совпадают с отечественными. В импортный кондитерский мак оказалась подмешана маковая соломка, то есть полуфабрикат для опийного раствора. Эту схему подтверждает глава ФСКН Виктор Иванов. В некоторых регионах губернаторы, искореняя зло, запрещают продажу мака в любом виде, но этот запрет можно оспорить в суде. Проблему можно решить, вернув производство мака на территорию России, чтобы он полностью соответствовал строжайшему национальному стандарту.

Дело о пирожках с маком до боли напоминает "ветеринарные процессы", когда под суд попали 26 врачей, пользовавшихся в операциях над животными препаратом кетамин. Он был зачислен в список опасных наркотических веществ, несмотря на то, что Минздрав постановил, что это самый эффективный анестетик для ветеринарных операций. В 2012 году в Санкт-Петербурге 8 лет получил ветеринарный врач Александр Шпак, который продал две ампулы кетамина сотруднику ФСКН, изображавшему страстно обеспокоенного болезнью животного ветврача.

В который раз со всей очевидностью можно говорить о непродуманности российских законов и плохом взаимодействии различных ведомств. Впрочем, чиновники своего не упускают. Страдают люди. И звери. А может пострадать и Папа римский.

Сергей Лесков

Россия. ЦФО > Агропром > rosbalt.ru, 10 июля 2015 > № 1426942 Сергей Лесков


Россия > Агропром > agronews.ru, 10 июля 2015 > № 1424677 Александр Андреев

Комментарий Закон «с бородой» надо принять

Аграрный комитет Совета Федерации обсудил вопрос «О Федеральном законе «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О ветеринарии».

«Федеральный закон разработан депутатами аграрного комитета Госдумы в соответствии с поручением Президента РФ и поддержан Минсельхозом России, – отметил председатель комитета Геннадий Горбунов. – «Закон с бородой», надо прийти к разумному решению». Сенатор Евгений Громыко поддержал: «Столько лет обсуждаем, 184 тома документов собрано - пора решаться».

Документ уточняет полномочия РФ в части разработки, утверждения и актуализации ветеринарных правил, устанавливающих обязательные для исполнения требования и процедуры, регламентирует вопросы ветеринарной сертификации подконтрольных государственной ветеринарной службе товаров, в том числе водных биологических ресурсов, доложил советник аппарата комитета Михаил Розовенко.

В частности, если результаты мониторинга ветеринарной безопасности районов добычи (вылова) водных биологических ресурсов, осуществляемого в порядке, установленном Правительством РФ, свидетельствуют о соответствии добытых (выловленных) в этих районах водных биологических ресурсов требованиям их безопасности в ветеринарном отношении, ветеринарные сопроводительные документы на такие уловы водных биологических ресурсов оформляются без проведения лабораторных исследований.

Кроме того, Федеральный закон создает условия для предупреждения появления и распространения новых и экзотических болезней опасных как для животных, так и для человека, более эффективного осуществления мер по обеспечению эпизоотического и ветеринарно-санитарного благополучия на территории Российской Федерации.

Важно отметить, что с 1 января 2018 года оформление ветеринарных сопроводительных документов будет производиться в электронной форме.

И.о. руководителя ветеринарной службы Тверской области Татьяна Щекина посетовала, что по их расчетам, «на оформление ветеринарных бланков уйдет порядка 30 млн. рублей. Это слишком накладно для бюджета».

Заместитель руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному контролю Николай Власов успокоил: оформление бланков будет бесплатным, но безопасность продуктов с введением закона значительно улучшится.

Геннадий Савинов предложил отложить принятие закона до осени, но его не поддержали. Статс-секретарь – заместитель министра сельского хозяйства РФ А. Петриков, член СФ Сергей Лисовский, замначальника экспертного управления Леонид Осипов одобрили положения закона, поскольку это «защитит граждан от некачественной продукции, сельхозпроизводители и мясопереработчики давно его ждут, а граждане хотят защиты от некачественной контрабандной продукции».

Аграрный комитет принял решение поддержать указанный Федеральный закон и рекомендовать Совету Федерации ФС РФ одобрить ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О ветеринарии» и отдельные законодательные акты Российской Федерации, принятый Государственной Думой 1 июля 2015 года.

15-летней эпопее с принятием закона о ветеринарии приходит конец.

Александр АНДРЕЕВ – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 10 июля 2015 > № 1424677 Александр Андреев


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 8 июля 2015 > № 1422582 Арабелла Шарыгина

Комментарий. Муниципалитетам средства дают лишь на то, чтобы не умереть

2 августа, в Ильин день, поселок Кикнур Кировской области отмечает 460-летие. Жизнь в «столице» одноименного района разительно отличается от Первопрестольной и отражает типичные проблемы сельской глубинки России за МКАДом – Московской кольцевой автомагистралью. Редакция попросила главу администрации Кикнурского района Арабеллу Шарыгину рассказать, какими результатами встречают юбилей труженики.

– Оргкомитетом уже год ведется поиск источников финансирования праздничных мероприятий, а также сбор добровольных пожертвований, – перечисляет Арабелла Эрзихановна. – Насчет веселья – дело самих жителей и гостей. Если люди не захотят веселиться, их не развеселить. Но в целом программа обширная: концерты, песни, награждения, разные конкурсы…Поселок очистили от мусора – глаз радуется чистоте

– А что не радует, беспокоит?

– Годы летят, все в жизни меняется. И когда-то сельскохозяйственный район превратился в территорию, где в экономике преобладают торговля, заготовка и переработка древесины. Я ничего не имею против развития данных отраслей, но меня беспокоят вопросы занятости сельских жителей и использования сельскохозяйственных земель. С каждым годом все больше полей зарастают лесом и, чтобы вернуть земли в первоначальное состояние, придется вложить немало денег, времени и сил.

Люди вынуждены искать работу на стороне. Официальных безработных на сегодняшний день зарегистрировано 117 человек или 2,8% от экономически активного населения. Но это не реальный показатель безработицы, так как есть еще понятие «скрытая безработица». И без создания новых рабочих мест на селе, ситуацию не изменить.

Умирает село в том виде, в котором оно сохранялось веками: с размеренным бытом, крепким институтом семьи. Село – хранитель семейных и моральных ценностей, оплот российской духовности. В крестьянском доме жило несколько поколений, жили дружно. С малых лет прививалось уважительное отношение к старшим. С детства учили трудиться и не бояться тяжелой работы, любить и ценить свою малую родину. Тогда у молодежи не возникало вопроса: «Возвращаться ли домой?». Не было проблем с кадрами, район развивался, росло число жителей.

– Часто приходится бывать на разных совещаниях в Минсельхозе РФ, заседаниях аграрных комитетов Госдумы и Совета Федерации, на которых много решений принято о развитии сельских территорий. Есть ли отдача от них, вы ощущаете увеличение финансирования из федерального и регионального бюджетов на строительство жилья, дорог, водопровода, развитие здравоохранения, образования и культуры?

– С болью в сердце смотрю на то, как исчезают целые деревни, некогда большие, крепкие и многолюдные, и понимаю, что этот процесс затронул всю российскую глубинку. Отчего это происходит? Скорее всего, оттого, что при принятии многих правовых актов законодатель почему-то ориентируется на крупные города, сильные и богатые ресурсами регионы.

На данный момент район, скорее существует, а не живет. Закон о местном самоуправлении должен был разделить уровни власти. Но первоначально предусматривалось, что на выполнение полномочий органов местного самоуправления (ОМСУ) будут выделяться необходимые средства, что бюджет будет формироваться «с низов», с учетом всех потребностей. На практике же оказалось, что средств выделяется только на 10-15% от потребностей на выполнение полномочий. Непонятно, зачем это было сделано? И почему ОМСУ не входят в структуру государственных органов?! Сильные муниципалитеты – сильная Россия! Но до тех пор, пока у муниципальных образований не будет финансовой самостоятельности, развития территорий ждать не стоит.

Если в районе нет достаточных средств на исполнение возложенных законодателем полномочий, то о каком развитии можно говорить? Регион дает столько средств, чтобы не умереть, но и жить так невозможно. Формирование бюджетов идет не муниципалитетами, а регионом. В связи с этим часто задаюсь вопросом: «Почему в соседних регионах уровень безвозмездных поступлений в районы в разы превосходит наш?». Всю бюджетную сферу перевели на нормативно-подушевое финансирование, соответственно это вынуждает закрывать школы с малым количеством учеников, дома культуры и библиотеки, медицинские учреждения. С закрытием объектов социальной сферы, выезжает из села молодежь, сокращаются рабочие места.

Собственные доходы бюджета растут, но данный рост не покрывает возникающие потребности. Если в 2010 году собственные доходы муниципального района составляли 24,1 млн. рублей, то в 2014 году уже – 28,3 млн. рублей.

Поймите правильно, это не стенания чиновника, а просто мнение человека, живущего в районе и не понаслышке знающего все проблемы. Больно видеть, как у коллег иногда опускаются руки от безысходности, но они вновь и вновь пытаются решить возложенные на них полномочия. Да, не всегда все получается так, как хотелось. Как мне ответить жителям района, являющимися гражданами Российской Федерации, на вопрос: «Чем мы отличаемся от жителей других регионов и почему мы не можем получить какие-то блага наравне со всеми?» И каждый рабочий день ставит передо мной вопрос: «Где взять средства на решения тех или иных задач?» Всех решаемых проблем не описать и не дать конкретного ответа, как их решить. И часто ответ найти не могу.

Очень сложно удается району принимать участие в различных программах, так как все они требуют софинансирования. Средств в районном бюджете нет даже на самые необходимые расходы. А об участии в федеральных программах и речи нет. Кто-то из чиновников решил, что мы – неперспективная территория, а значит не надо в нас вкладывать средства. Критерии для участия до такой степени завышены и ориентированы на сильные и развивающиеся сельскохозяйственные территории, что району просто не выдержать конкуренции.

Вот и получается, что мы не строим ничего: ни водопроводы, ни дороги, ни жилье. Долгое время пытались попасть в Федеральную целевую программу строительства дорог на селе, но так и не попали. Спасибо правительству Кировской области за то, что включили наш район в областную целевую программу на строительство дороги Кикнур - Шапта-Лужанка в щебеночном исполнении на 2013 год. Дорогу построили, сейчас по ней можно проехать в любую погоду.

Смогли провести капитальный ремонт и реконструкцию всех зданий детского сада «Аленка» (софинансирование местного бюджета 1,6 млн. рублей), но и при реализации этой программы натолкнулись на массу трудностей. Провели ремонт зданий Кикнурской школы по областной целевой программе «Развитие образования», но для участия в ней свели до минимума все материальные расходы у других учреждений для того, чтобы обеспечить софинансирование программы из местного бюджета в размере 20 процентов(3173,2 тыс. рублей).

Выиграли грант на ремонт ДЮСШ, но и здесь 900 тыс. рублей софинансирования. Кроме средств на софинансирование, необходимо найти в бюджете деньги на подготовку проектно-сметной документации, ее проверку, оплату строительного контроля. Все эти работы дорогостоящие. Для кого-то может это и не деньги, а для бюджета нашего района, это значительная сумма. У нас нет средств для развития территории.

На сегодняшний день производством продукции в районе занимаются четыре сельскохозяйственных кооператива, три общества с ограниченной ответственностью, 3 крестьянско-фермерских хозяйства. В период весенне-полевых работ в районе посеяно 1573 га. Из-за недостатка средств сев проводился без удобрений, работали на старой технике. В 2014 году сфера животноводства почти ликвидирована. В связи с мероприятиями по оздоровлению стада КРС от лейкоза все предприятия района вынужденно сдали коров. Для того чтобы вновь восстановить стадо, необходимо закупать племенной здоровый скот. Своих же средств у хозяйств нет, а кредитные ресурсы недоступны.

По итогам работы за 2014 год хозяйства района получили поддержку из разных видов бюджетов в сумме 1984 тыс. руб. В том числе по животноводству 55 тыс. руб., по растениеводству 1929 тыс. руб. (федеральный бюджет – 1337 тыс. руб., областной бюджет – 592 тыс. руб.)

При встречах с руководителями сельхозпредприятий района обсуждаем перспективы развития сельского хозяйства в районе, имеющиеся трудности и возможности. Как-то раз, я сказала председателю СХПК «Кокшага» Посаженникову А.М., что ничем, кроме доброго слова в данной ситуации помочь не можем. На что Алексей Михайлович ответил: «Не надо нам и помощи! Мешать только не надо!» И это обращение ко всем уровням власти. Посаженников затронул тему, что в рамках борьбы с лейкозом пришлось отказаться от молочного скотоводства (а это «копейка каждый день»), что необходимо наличие новых убойных пунктов для развития мясного скотоводства, что цена произведенной продукции слишком мала, невозможно просчитать ее сбыт и еще массу проблем.

Расходы на строительство этого убойного пункта для крупного холдинга будет «каплей в море», а для нашего хозяйства с поголовьем 100-200 голов – верная смерть. Имеется масса проблем и у КФХ и ЛПХ района, начиная с отсутствия оборотных средств, ветхой техники и заканчивая проблемами со сбытом произведенной продукции.

– Каждый год, приезжая в отпуск, сходя на старенькой автостанции, топал я домой по Лесной улице до Кокшагской по ветхому деревянному тротуару, на котором можно ноги сломать. В прошлом году чуть не прослезился, когда пошел по свежим половицам, а не по дороге, по которой в слякоть не пройдешь, а проезжающая машина запросто может облить грязью. Откуда денежки взялись? В отсутствие должного финансирования, как район справляется с решением злободневных проблем?

– Несмотря на все трудности, живут и трудятся в нашем районе славные люди. Как могут, обустраивают свой быт. Занимаются ремонтом своих домов и благоустройством территории. Участвуют в реализации проектов поддержки местных инициатив. Так за период с начала реализации ППМИ в районе реализовано 23 проекта на сумму более 11,9 млн. рублей. Это и ремонты водопроводов и дорог, благоустройство территорий. В деревне Кокшага (родной вам) отремонтирован водопровод. В с. Шапта отремонтирован и пущен в эксплуатацию много лет стоявший заброшенным спортивный комплекс.

В Кикнурском районе, начиная с 2010 года, активно развивается система самообложения. На каждый собранный рубль дополнительно из областного бюджета выделяется 1,5 рубля. Такой механизм был предложен главой региона Н.Ю.Белых. За пять лет местные бюджеты получили из областного бюджета более 1,8 млн. рублей. Средства расходуются на решение первоочередных задач, которые жители определяют самостоятельно. Это уличное освещение, содержание дорог, обустройство тротуаров и другие нужды.

Благодаря стараниям жителей, руководителей района, предприятий и организаций, предпринимателей, преображаются населенные пункты района. И все же, несмотря на неухоженность, отсутствие элементарных бытовых удобств, пьянство в районе еще сохранился потенциал той нравственности и чистоты, которым всегда славилась провинциальная Россия. Пока живут на селе такие люди, пока с таким энтузиазмом трудятся они на земле своих предков, будет жить российская глубинка, а значит, будет жить Кикнурский район!

– Арабелла Эрзихановна, каковы пожелания новому министру сельского хозяйства А.Н. Ткачеву?

– А пожелание только одно: помнить, что и на неперспективных территориях живут люди, а статистика не отражает действительности. Но боюсь, что не услышит нас ни Министр, ни все остальные. Легче не замечать наших проблем и винить во всех проблемах местное самоуправление.

….Свое 460-летие и Ильин день вятский пос. Кикнур встретит колокольным звоном нового Храма, построенного на пожертвования сельских предпринимателей, лесорубов, трактористов, учителей, врачей, пенсионеров. Велика сила духа селян. И поэтому санкции Запада перетерпим. Но для этого государству надо повернуться лицом к российской глубинке, к муниципалитетам, которые оставлены один на один со своими проблемами, варятся в собственном соку.

Александр РЫБАКОВ

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 8 июля 2015 > № 1422582 Арабелла Шарыгина


Россия > Агропром > agronews.ru, 7 июля 2015 > № 1421539 Александр Рыбаков

Комментарий. Органика в стандарте

Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии РФ утвержден Национальный стандарт ГОСТ Р 56508-2015 «Продукция органического производства».

Вот как прокомментировала долгожданный документ руководитель рабочей группы по разработке законодательства в сфере органического сельского хозяйства Комитета Госдумы по аграрным вопросам Надежда Школкина: «Принятие Национального стандарта является важнейшим элементом законодательного обеспечения производства органической продукции, что позволит создать в России цивилизованный рынок производства и реализации такой продукции, который в настоящее время функционирует стихийно».

Одной из основных задач Национального стандарта является установление единых правил производства и оборота органической продукции на всей территории РФ, гармонизация российских правил производства и сертификации органической продукции с международными создаст условия для добросовестной конкуренции отечественной органической продукции с продукцией иностранного производства, а также доступа российской органической продукции на внешние рынки.

Отметим, что в ГОСТе даны определения терминам: «маркировка», «органический», «органическое производство», «переработка (обработка)», «переходный период», «продукция, произведенная из ГМО» и т.д. Национальный стандарт содержит общие принципы органического производства, требования к процессам сбора, упаковки, транспортировки и хранения, маркировки органической продукции.

Год назад в интервью автору строк исполнительный директор Союза органического земледелия Яков Любоведский, сетуя на отсутствие национального стандарта, сказал: «Пока все мы ориентируемся на международные стандарты, по соответствию которым мы и признаем те или иные сертификаты. Без сертификации, всякое название своей продукции «ЭКО» не более чем рекламный ход, между прочим, широко распространённый. В России сейчас не более ста признанных на международном уровне эко-производителей. По оценкам Союза органического земледелия только в Европейской части России уже сегодня могут сертифицироваться по мировому стандарту около 5% всех ЛПХ и КФХ».

Сегодня Любоведский удовлетворен принятым документом: «Есть ряд исследований, согласно которым, Россия после принятия соответствующих законов и стандартов, к 2020 году может занять до 10-15% мирового производства эко-продукции, все условия для этого у нас есть – более 40 млн га неиспользуемых сельхозугодий, огромные запасы пресной воды. По нашим оценкам, с введением национального стандарта в течение 3-5 лет будут сертифицированы более 10000 эко-производителей. Потенциал рынка органической продукции в России к 2020 году составит 300-400 млрд. рублей, экспортный потенциал составит примерно такую же цифру. Мировой рынок органической продукции стабильно растет на протяжении 20 лет, это самый быстро растущий и устойчивый рынок среди материального производства. При объемах мирового рынка органики в 2020 году 200-250 млрд. долларов Россия может занять по скромным подсчетам 10-15%».

Быть чистой от ГМО продуктов – уникальная маркетинговая фишка. В конечном счете, нашу огромную страну населяют всего 147 млн. человек, а своей пашней мы можем кормить 1,2 млрд. человек планеты.

ГОСТ вводится в действие с 1 января 2016 года. «Следующим шагом будет принятие уже в осеннюю сессию 2015 г. Федерального закона «О производстве органической продукции», который в настоящее время разрабатывается Министерством сельского хозяйства РФ совместно с нашим комитетом», - отметила Надежда Школкина.

Справка:

Производство органической продукции законодательно урегулировано в 84 странах, в частности, в странах Европейского Союза, США, Канаде, Японии. В последние 15 лет мировой рынок органической продукции показал активный рост, о чем свидетельствует увеличение суммарного объема продаж с 15,2 млрд долларов в 1999 году до 72 млрд долларов в 2013 году.

По данным IFOAM, в мире под органическое сельское хозяйство задействовано 37 млн. га земель сельхозназначения. Доля России в производстве органической продукции составляет менее 1% общего объёма мирового рынка (оценка произведена только по продукции, которая прошла сертификацию). В РФ насчитывается 3 192 га сертифицированных (по требованиям европейских, американских, японских стандартов) органических сельскохозяйственных угодий, использующихся для выращивания овощей и фруктов, что составляет около 0,001 % от общей площади сельхозугодий страны.

По данным Национального органического союза, объем российского рынка органической продукции в 2014 году составил 167 млн. долларов. Из этого количества только 10% - продукты отечественного производства (молоко и кисломолочные продукты, мясопродукты, крупы), а остальное – импорт из стран ЕС.

Александр РЫБАКОВ – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 7 июля 2015 > № 1421539 Александр Рыбаков


Китай. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 июля 2015 > № 1420293 Евгений Арсюхин

Комментарий. Про коров и ослов

Много шума наделала новость о том, что китайские товарищи намерены производить молоко на своей территории для России. Много говорится о том, что китайцы не смогут обеспечить должного качества. Что они наверняка будут использовать запрещенные в России препараты. Что, наконец, проект подрывает позиции российских производителей.

О чем речь? Напомним, что в провинции Муданьцзян строится китайско-российский показательный парк по сельскому хозяйству на сто тысяч голов. Стоимость проекта около 8 миллиардов рублей. Хозяйство в самом деле обещает быть очень большим. Давайте подумаем, что это значит.

Россия довольно давно испытывает дефицит молока. Аграрные чиновники были вполне удовлетворены состоянием дел в отрасли. Хотя на самом деле высокие показатели достигались путем приписок, путем того, что импортное сухое молоко выдавали за отечественный товар. Только в самое последнее время стали писать на упаковке мелкими буквами – «из нормализованного молока». Посмотрите в любом магазине, много ли молочных продуктов просто из молока. То есть по поводу того, что китайское предприятие что-то там подорвет – все уже подорвано до них. Если бы россияне хотели сами производить молоко, они бы его производили. Но мухлевать с сухим молоком проще. Нечего теперь на китайцев обижаться.

Что касается качества именно китайского молока, я бы мог ответить репликой «ну давайте не будем», потому что качество молочной продукции в России зачастую отвратительное. Можно спросить у чиновников, которые будут давать разрешение на ввоз: а вы тормознете партию, в которой заметите неправильные компоненты? Как часто вы вообще будете проверять партии? Чиновники скажут, что тормознут, и что очень часто. При этом чиновники воюют с тем же пальмовым маслом по мере того, как поступает политический заказ на того или иного поставщика. В России оное масло используют все кто ни попадя. Снова мимо.

Вообще, это прекрасный случай поговорить о таком явлении, как политическая воля. В Таджикистане российско-китайскому предприятию запретили строить комплекс по производству мяса ослов. Мясо предполагалось поставлять в Китай. Таджики сочли, что этот комплекс им ничего не дает, только будет требовать корма и прочие «расходные материалы» и деформировать рынок. А дохода стране с экспорта не так уж и много. Поэтому таджики отказали в очень тактичной, но и очень категоричной форма: Коран запрещает есть ослов, так что проваливайте со своим проектом. Вам нужны ослы – производите их в России, в Китае, где угодно.

Китайский случай также демонстрирует, что мегахозяйства хороши для захвата рынка другой страны, но вряд ли для чего-то еще. Китайцы строят мегаферму у себя, чтобы дать рабочие места, а вот товар будут сбывать в Россию, чтобы не деформировать себе рынок и не портить жизнь фермеру. Россияне не понимают, что мегахозяйство – это признак колониальной экономики, и что российское село было оккупировано колхозами-миллионерами, а теперь крупными холдингами. Но новая метла еще жестче: теперь «миллионер» даже не у нас в стране.

Так вот, про ослов и про коров. Кто в этой истории осел, а кто корова на заклание – вам решать.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Китай. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 июля 2015 > № 1420293 Евгений Арсюхин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter