Всего новостей: 2225895, выбрано 613 за 0.101 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Агропром: Ткачев Александр (40)Федоров Николай (36)Арсюхин Евгений (33)Гурдин Константин (31)Медведев Дмитрий (29)Абакумов Игорь (28)Рыбаков Александр (28)Скрынник Елена (16)Бабкин Константин (14)Панков Николай (13)Данкверт Сергей (12)Путин Владимир (12)Дворкович Аркадий (10)Басов Максим (8)Власов Николай (8)Ванеев Вадим (7)Ершов Анатолий (7)Зубков Виктор (7)Кашин Владимир (7)Мамытбеков Асылжан (7) далее...по алфавиту
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > agronews.ru, 19 апреля 2016 > № 1730443 Мушег Мамиконян

Комментарий. Адресная продовольственная помощь может решить много проблем.

После многих лет устойчивого роста благосостояния народа наша страна столкнулась с макроэкономическими трудностями. В результате обострилась проблема социального неравенства и бедности. В такой ситуации особую важность приобретает поиск эффективных решений, которые возможны и в ограниченных бюджетных рамках.

Страна становится «бедной»

Вследствие совокупности внешних факторов, а также спада экономики РФ к концу 2014 года количество россиян, живущих на доходы ниже прожиточного минимума, увеличилось. По итогам 1 квартала 2015 года их стало на 3,1 миллиона человек больше, чем год назад. За чертой бедности оказалось около 20 миллионов россиян.

По оценке Аналитического кредитного рейтингового агентства АКРА в 2016-18 годах реальные доходы населения продолжат сокращаться, а значит — доля бедных продолжит расти. Зарплаты в бюджетном секторе по росту отстают от инфляции, а в реальном секторе экономики и вовсе стоят на месте. Покупательская способность резко снизилась, о чем свидетельствует падение оборота розничной торговли около 11% по 2015 году.

Особенно сложное положение складывается в многодетных семьях. Таких в России более полутора миллионов. Государство всячески поощряло рождаемость, но теперь наличие детей в семье снижает и без того уменьшающиеся доходы на работающих людей, которые оказались в сложной ситуации. А деньги нужны как на питание, так и на образование, культуру, быт и т.д. Следует учесть, что в таких семьях один из родителей часто не работает, оставаясь с детьми дома. Это, пожалуй, самая «болевая» точка общества и получается, что во многих таких семьях существует проблема даже с полноценным питанием, что абсолютно непозволительно в социально ориентированном государстве – в современной России с уже достаточно развитым производством продуктов питания.

Правительство старается решить эти вопросы. Но предлагаемые меры большей частью имеют слишком отдаленную перспективу или по инерции больше направляют на поощрение производства, чем на рост потребления, а помощь требуется здесь и сейчас!

Сложившаяся ситуация усиливает в обществе социальное неравенство, о котором много упоминалось в последние годы в связи со сформировавшейся после либеральных реформ 90-х структурой экономики, доступом к труду и капиталу.

Решение проблем значительной диспропорциональности доходов между разными социальными группами является предметом внутриполитических дискуссий, но обычно предлагаемые меры или радикальны по своей сути, или неприменимы с точки зрения развития и совершенствования рыночных инструментов стимулирования роста.

Весь дух желаний здорового общества требует отдачи обеих сторон, что предполагает и от Отечества бережного отношения к людям, к их здоровью, заботу о воспитании детей, повышении нравственности, формировании семейных ценностей, любовь к самой семье, а в социально-экономическом смысле это означает планомерную, всеобъемлющую поддержку развития человеческого капитала.

Конечно, такая поддержка охватывает массу аспектов взаимоотношений государства и его населения, но в силу сложившихся обстоятельств, раз мы временно оказались в трудном экономическом положении, должны действовать через более быстрые, эффективные проекты социальной поддержки населения. Именно потому, что дети России растут сейчас, обеспечение их роста в прямом и переносном смысле безотлагательно!

О каких же быстро реализуемых эффективных программах мы говорим, что предлагаем?

Есть апробированная в развитых странах программа, эффективно действующая на протяжении десятков лет. Это программа дополнительной продовольственной поддержки нуждающейся части населения.

Аналогичный проект «Дополнительной Продовольственной Помощи» обсуждается и в РФ. Даны поручения, есть некоторые документы ведомств, которые могут быть формализованы и эффективно реализованы.

Почему нельзя ждать, а следует безотлагательно принять именно эту программу и как антикризисную меру, и как меру структурных преобразований, и, что особенно важно, социальную.

Надо четко разложить и решить все проблемы бюрократического, организационного и финансового характера. О финансировании проекта «Дополнительной Продовольственной Помощи» надо поговорить отдельно, это не типичный пример по использованию бюджетных средств, а особый.

Это инструмент, который может не только решить проблему хотя бы с организацией питания малообеспеченных слоев населения, но и, одновременно, благотворно воздействовать на стратегически важные отрасли экономики. Здесь кроется одна из формальных причин затягивания внедрения столь важного проекта.

Дело в том, что «Дополнительная Продовольственная Помощь» воспринимается как мера поддержки производства основных продуктов питания, ее бюджет подпадает под зеленую, а не под оранжевую корзину по классификации мер поддержки производителей в рамках ВТО. И поэтому министерства и ведомства, Правительство РФ этот проект рассматривают как инструмент поддержки производства, а не как инструмент поощрения потребления. А в текущих российских условиях надо пересмотреть и выделить основную — социальную цель проекта.

Опыт успешной нейтрализации проблем кризиса 2008 года и стимулирования развития в текущих условиях, конечно, в полной мере неповторим, и это понимают все. Но зрелость рынков важнейших видов продовольственных товаров нам подсказывает новую, очень эффективную меру, которая важна как раз своей социальной значимостью для многочисленных нуждающихся семей, а уже потом — актуальна для поддержки рынков, что позволит и производителям продовольствия продолжить рост. Известно, что поддержка внутреннего спроса — одна из трех самых важных мер поддержки роста ВВП страны.

Это означает, что все, кто может повлиять на продвижение этой программы, должны посмотреть на нее с точки зрения не поддержки производства, а антикризисного инструмента социальной политики с наибольшим позитивным мультиплицируемым эффектом для всех сфер производства товаров и услуг, включая образование, медицину.

Почему эта программа важнее, чем другие

Дополнительная продовольственная помощь это:

— Доступ для детерминированных семей к крайне необходимым продуктам питания, обеспечивающим здоровье и развитие.

— Структурное улучшение питания с точки зрения увеличения доступа к белковым продуктам, что напрямую связано с поддержанием иммунитета, реализацией генетически наследуемых физиологических кондиций детей и здоровья подростков в семьях.

— На сумму «Дополнительной Продовольственной Помощи» предоставленной населению, когда грамотно предлагается именно самый важный для комплексного баланса пищевой и биологической ценности набор других продуктов и семья может направить освободившиеся средства для покупки большего количества продуктов для сбалансированного рациона, например, овощей и фруктов.

— Небольшие освободившиеся средства семья может распределить на важнейшие потребности: образование, спорт, культуру, медицину. Это многим покажется совсем незначительными суммами, но даже один, два похода в кинотеатр, в спортзал – это очень значимый вклад в человеческий капитал.

Отдельно следует сказать и о поддержке спроса для роста важнейших пищевых производств, которые в РФ уже или достигли полного импортозамещения, или уперлись в потолок, лимитированный спросом на рынке (птицеводство, свиноводство, мясопродукты), а некоторые отрасли успешно развивают экспорт продовольствия (масложировое, зерновое производства). Для всех этих отраслей сегодня более актуальным является поддержка внутреннего спроса и поддержка экспорта.

Дайте людям мяса

Особенно актуальна поддержка внутреннего спроса для огромной вновь построенной птицеводческой отрасли РФ. Стагнация цен (уже третий год цена не догоняет инфляцию), снижение рентабельности в условиях невозможности быстрого роста экспорта в существенных объемах — являются большим риском для капитальной стоимости современной высококонкурентной важнейшей отрасли, обеспечивающей 50-процентную долю в структуре потребления мяса. Такая же проблема надвигается в свиноводческой отрасли — 32% доли от общего потребления мяса в РФ. Это именно те отрасли с 82% потребляемого мяса, которые обеспечивают ценовую, а значит социальную стабильность на рынке животного белка.

Сейчас настало время расширить сужающийся с 2014 года рынок. Поддержка программы дополнительной продовольственной помощи населению является и актом экономического стимулирования роста, и актом социальной поддержки семей, экономически ущемляемых в кризисных условиях. Актом самым гуманным и ответственным по отношению к гражданам России.

Особенно теперь, когда население во многом вынужденно переходит на продукты с большим содержанием углеводов (сахаров), вместо важного белкового питания. Это проблему белковой недостаточности, что напрямую затрагивает здоровье граждан. Но загвоздка в том, что каждое ведомство в отдельности имеет много задач в рамках бюджетных субсидий, и в основном — это проекты стимулирования роста производства.

Возникает вопрос, а кто будет покупать новый объем продуктов? Ведь экономические возможности населения остаются вне этих программ. Разве ведомства не видят очевидные выводы статистики, констатирующий спад этих рыков? Импорт по этим позициям уже вытеснен!

Мы не видим другого инструмента, который настолько быстро и эффективно мог бы снизить социальное неравенство, напряженность и падение спроса. А одновременно помочь агропромышленникам. стимулировать спрос и тем самым опосредованно поощрить рост производства стратегически важных продуктов за счет внутреннего рынка.

Мушег МАМИКОНЯН, президент Мясного совета Единого экономического пространства

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > agronews.ru, 19 апреля 2016 > № 1730443 Мушег Мамиконян


Россия. ЦФО > Агропром > fsvps.ru, 18 апреля 2016 > № 1739589 Евгений Антонов

Интервью Евгения Антонова на официальном сайте Москвы: «о том, как Россельхознадзор защищает москвичей от некачественных продуктов»

До конца года Управление Россельхознадзора по городу Москве, Московской и Тульской областям проверит, из каких продуктов готовят в кулинариях торговых сетей. Глава ведомства Евгений Антонов рассказал в интервью mos.ru, что столичное управление Россельхознадзора в этом году также проследит за качеством молочной продукции, мяса и рыбы, а на рынки и ярмарки выходного дня, где москвичи часто отовариваются летом, придут тайные покупатели.

— Евгений Вячеславович, в Москве начался сезон работы ярмарок выходного дня, на столичных рынках всё активнее идёт торговля овощами, фруктами и зеленью. Как Россельхознадзор будет контролировать качество этой продукции?

— Мы будем проводить мониторинг безопасности продукции на московских рынках и ярмарках выходного дня, в том числе и методом контрольных закупок.

Помимо плановых проверок, с октября прошлого года мы получили возможность проводить рейдовые осмотры или обследования (приказ Министерства сельского хозяйства России № 475 от 16 октября 2015 года. — mos.ru). Наши специалисты приходят на рынок как покупатели. И если они увидят овощи и фрукты с признаками карантинных заболеваний, это станет основанием для официальных проверок после согласования с прокуратурой.

Что касается продукции животного происхождения, основное внимание, конечно, мы будем обращать на запрещённые к ввозу и фальсифицированные продукты. Например, нелегально ввезённое мясо или молоко и сыр с пальмовым маслом в составе.

И разумеется, наши проверки коснутся безопасности продукции и её соответствия микробиологическим и химико-токсикологическим нормам. То есть чтобы продукты не были заражены вредными микроорганизмами и не содержали вредных химических веществ.

Хочу отметить, что больные растения, овощи и фрукты не опасны для здоровья человека, они угрожают экологии той местности, где растут или куда оказываются завезены. Сырьё и продукция животного происхождения, заражённые вирусами, бактериями, могут быть опасны для других животных и для человека.

— Как Россельхознадзор в этом году будет следить за качеством мяса, овощей и фруктов на магазинных полках?

— Мы будем исследовать на показатели безопасности продукцию животного происхождения (молоко, мясо, сливочное масло, рыбу), которая используется в цехах приготовления продукции. Плановые проверки ждут торговые сети «Магнит», «Билла», «Седьмой континент», «Пятёрочка», «Лента» и другие. Осенью плановые проверки пройдут в магазинах «Икеа-дом».

Также ближе к осени, перед второй волной посадочных работ, мы проверим точки продажи саженцев и семян на наличие в посадочных материалах карантинных вредных организмов.

Задача Россельхознадзора — не допускать реализацию и использование сырья животного или растительного происхождения, которое может быть опасно для здоровья человека или экологии региона. Качеством готовой продукции занимается Роспотребнадзор.

В прошлом году мы проверяли достаточно большое количество магазинов по распоряжению Правительства России в рамках профилактики распространения африканской чумы свиней (АЧС). То есть мы проверяли только мясо свинины: откуда получают, каким образом используют и самое главное — каким образом утилизируются отходы его переработки. В основном АЧС распространяется через заражённое мясо свинины, попадающее в пищевую цепочку.

Так, 97 проверок в торговых сетях закончились возбуждением 140 дел об административных правонарушениях. Выписали нарушителям штрафы в размере 9,5 миллиона рублей, семь миллионов из которых уже взыскали в бюджет.

Главное то, что мы внимательно изучили безопасность сырья, которое используют сетевые магазины. Были отобраны 442 пробы мяса и фарша, и 167 из них оказались небезопасными.

В феврале и марте этого года состоялось пять судебных заседаний по поводу «Ашана», мы выиграли все. Сеть гипермаркетов оштрафована на сумму четыре миллиона 50 тысяч рублей. Однако в июне этого года мы будем проводить плановую проверку магазинов «Ашан». Россельхознадзор вернётся в «Ашан» и проверит уже весь спектр продукции животного происхождения. Будем смотреть молочную продукцию и рыбу. Хочется надеяться, что сеть извлекла уроки и мы увидим более ответственный подход.

— Где ещё в ближайшее время Россельхознадзор проведёт инспекции?

— В мае мы будем проверять крупные хозяйства, поставляющие овощи, фрукты, ягоды и зелень в столичный регион. ЗАО «Аграрное» и ЗАО «Матвеевское» — они производят салаты, огурцы, томаты — проверим на заражённость растений трипсом и табачной белокрылкой. Обследуем поля совхоза имени Ленина — основного производителя клубники, земляники и малины для Москвы. Будем проверять, есть ли фитофтороз корней.

В июне — августе будет обследование 15 картофелеводческих хозяйств по золотистой картофельной нематоде и бурой гнили картофеля.

— Вы назвали среди приоритетов выявление продукции, запрещённой к ввозу. Какой объём сельхозпродукции из стран, закрытых для ввоза, был обнаружен в Москве?

— В 2015 году мы зафиксировали 19 случаев нелегальных поставок овощей и фруктов в объёме 135 тонн. И 14 случаев нелегальных поставок продукции животного происхождения в объёме 3,5 тонны.

По первым месяцам этого года можно уверенно говорить, что поставки запрещённых продуктов в Москву снизились. Ввоза продукции животного происхождения мы пока не выявили, что касается растениеводческой продукции, то счёт конфискованного и уничтоженного товара идёт на десятки тонн.

— Недавно у России появились две новые страны-поставщика: Сирия начала поставки овощей и фруктов, микрогосударство в центре Европы Сан-Марино заявило о возможностях поставлять сыры и мясные деликатесы. Будут ли с особым вниманием отслеживать попытки провезти продукцию других государств через эти страны?

— Поставок из Сан-Марино мы ещё не видели. А из Сирии в Московский регион в феврале и марте поступили красные сладкие апельсины. А в мае будет завезена крупная черешня. Ни карантинных организмов, ни вредных веществ мы не обнаружили в пробах сирийской продукции. Но мы не исключаем попытки других стран, например Турции, осуществлять поставки своей продукции под видом сирийской, особенно используя морской транспорт. Поэтому сирийским поставкам будет уделено особое внимание со стороны нашей службы.

Россия. ЦФО > Агропром > fsvps.ru, 18 апреля 2016 > № 1739589 Евгений Антонов


Россия. ПФО > Агропром > premier.gov.ru, 15 апреля 2016 > № 1724019 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев выступил на пленарном заседании форума партии «Единая Россия» «Современное российское село».

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, дорогие друзья, коллеги! Мы сегодня собрались для того, чтобы обсудить, каким будет развитие нашего российского села. Давайте это сделаем, хотя коллеги уже многое сказали. Вот Василий Иванович Марискин уже, по сути, всё обрисовал. Я даже не знаю, есть ли смысл рассказывать, какие перспективы нас ожидают. Я почти со всем, что он сказал, согласен. И про то, что цены на молоко низкие, это, к сожалению, в значительной мере так, и мы должны сделать всё, чтобы цены были адекватными. А вот что кредиты не нужны, это, к сожалению, не так, кредиты всё-таки придётся брать. И по поводу того, что мы санкции введём против Европы и Америки – Василий Иванович, мы их ввели уже.

Итоги нашего форума, конечно, войдут в предвыборную программу нашей партии, и я практически уверен: на селе проголосуют за нашу программу. И почему проголосуют? Да потому что мы действительно многое сделали за последние годы, нам есть, что предъявить и есть, чем гордиться. Вот смотрите, коллеги говорили, уже на протяжении пяти лет подряд аграрный сектор входит в лидеры роста. Если бы об этом кто-нибудь сказал нашим предшественникам в 1990-е годы, они бы долго смеялись, когда рассуждали на тему того, что наше село подлежит реформированию, а от аграрного производства ничего хорошего ждать не нужно. И что теперь?

Когда другие сектора промышленности из-за экономических трудностей, к сожалению, съёживаются, село всё равно продолжает расти. Это очень важно, и мы должны сделать всё, чтобы эти темпы роста сохранить. Мы действительно собираем в последние годы рекордные урожаи, мы сами себя обеспечиваем продуктами – по значительному набору этих продуктов. Заметно повысили уровень продовольственной безопасности. Что особенно важно, наращиваем экспорт сельхозпродукции – я тоже об этом ещё скажу. Строим и новые дороги, и новые дома в сельской местности. Это действительно наши общие успехи, они стали возможными благодаря командной работе «Единой России», регионов, муниципалитетов, законодателей и Правительства, конечно.

Для нашей партии аграрная политика всегда была одним из приоритетов, даже тогда, когда, как я уже сказал, аграрное производство, село считалось убитой отраслью. Но мы все прекрасно понимаем, что сельский труд тяжёлый и всё, что мы получаем от сельских тружеников, достаётся в результате огромной работы – работы, направленной на то, чтобы накормить всю нашу страну. Поэтому российское руководство, наша страна в целом должна сделать всё, чтобы создать на селе нормальный быт, причём по уровню комфорта сопоставимый с городскими условиями. Это задача непростая, но абсолютно осуществимая. Для этого мы должны продолжить работу по нескольким направлениям. Я их назову – три основных направления.

Первое направление. Каждый, кто хочет работать на земле, должен получить такую возможность. Вот это важнейший тезис. Наша задача – создать для этого все условия. Хочешь стать фермером – земельный участок оформляется по упрощённой схеме. Грант от государства должен предоставляться без волокиты. Если есть работа, должна быть гарантирована зарплата и отчисления в бюджет сельских территорий, которые позволят повысить качество социальной инфраструктуры на селе.

Второе. Накормить страну качественными и доступными по цене продуктами. Да, есть отдельные виды сельхозпродукции, которые выращивать в нашем климате слишком дорого, но их немного.

Всю основную продовольственную корзину нам следует производить внутри страны, причём по каждой товарной позиции у людей должен быть выбор и по ассортименту, и по цене.

И третий постулат: мы должны вывозить больше продовольствия, чем ввозить. Наши сельхозпроизводители учатся бороться за потребителя и за пределами России. Надо иметь в виду эту перспективу (коллеги об этом здесь говорили), в том числе запуская новые проекты в рамках импортозамещения.

Понятно, что те самые санкции, о которых мы много говорим, и ответные меры, или контрсанкции, всё равно рано или поздно закончатся, хотя сейчас эти контрсанкции работают в пользу села, это абсолютно очевидно. К этому моменту нам нужно достичь такого состояния, когда наши продукты будут выигрывать у своих конкурентов и по стоимости, и по качеству, чтобы бренд «Сделано в России» стал гарантией удачной, качественной покупки.

Чтобы этого всего достичь, нам необходимо ещё много работать, хотя мы прошли уже некороткий путь. Кстати, обращаюсь ко всем присутствующим здесь: не надо стесняться об этом говорить и рассказывать. Идёт предвыборная кампания, я иногда слышу наших оппонентов, которые рассказывают о том, каким было прекрасным, например, сельское хозяйство в советский период. Здесь много молодёжи в зале, но я-то советский период помню – помню, как я ездил картошку собирать руками практически, помню, как магазины выглядели. Достаточно взглянуть на то, как выглядят сегодня наши поля, чтобы понять, какой огромный путь проделало наше сельское хозяйство за последние годы. Это нужно показывать, об этом нужно рассказывать. Это действительно повод для гордости, для гордости всей страны.

Я вспоминаю, как мы делали первые шаги по поддержке села в 2006 году, когда начинался национальный проект по развитию АПК. Знаете, что меня тогда поразило? Я ездил много по стране и встречался с разными аграриями на селе: у каждого, с кем я говорил, было колоссальное желание работать и добиваться результата, такое желание, которого я нигде не видел. И тогда я понял, что всё, что мы вкладываем (деньги, и немаленькие деньги) в развитие села, то, что начали делать чуть больше десяти лет назад, окупится сторицей. Так и получилось.

С тех пор у нас было немало успешных решений. Одним из них стала государственная программа по развитию сельского хозяйства, которая была запущена в 2008 году, затем мы её продлили уже на период до 2020 года. И хочу, чтобы вы это услышали от меня: знаете, сельскохозяйственный бизнес, производство на селе, жизнь на селе таким образом устроены в мире, что без поддержки государства никогда не обойтись. Мы это прекрасно понимаем и этой государственной поддержкой будем заниматься.

Каковы были результаты этой работы? Уровень производства в нашем аграрно-промышленном комплексе стал таким, что мы действительно смогли ввести ограничение на поставки продовольствия из целого ряда стран (очевидно, что лет 15–20 назад мы этого сделать не могли бы даже при самом худшем раскладе), потому что мы знаем, что мы способны себя накормить при совершенно незначительных объёмах импорта.

Взяв курс на импортозамещение в аграрном секторе, мы, конечно, обязаны учитывать и запросы потребителей. Люди хотят иметь выбор продуктов, причём с учётом своего дохода и просто вкусовых предпочтений. Поэтому сейчас мы закладываем основы для развития отечественного семеноводства, генетики, нашей селекции, вкладываемся в развитие этих научных направлений и, конечно, в создание сети оптово-распределительных центров по всей стране, чтобы в этой цепочке было минимальное количество посредников и цена на отечественную сельхозпродукцию была обоснованной, а не заоблачной. Это, конечно, проблема, которой ещё предстоит серьёзно заниматься.

Мы продолжим, конечно, совместный мониторинг цен на продукты. По понятным причинам цены не могут быть низкими, иначе это не выгодно для сельхозпроизводителей. Но они не могут быть и чрезмерно высокими, потому что это обернётся падением покупательского спроса, скажется и на доходах покупателей, и на прибылях аграрно-промышленного сектора. Поэтому очень важно, чтобы в этой сфере был баланс, взаимовыгодный для всех участников рынка. Именно в поддержании баланса и состоит роль государства.

Наша партия активно работала на селе все эти годы. Здесь уже упоминали Волгоград. В 2014 году мы провели съезд депутатов сельских поселений, чтобы сверить нашу стратегию, поговорить о будущем.

Серьёзное влияние на аграрный сектор оказывало и оказывает вовлечение неиспользуемых земель в сельхозоборот. Кстати, сегодня в Государственной Думе рассматривается законопроект, который направлен на совершенствование механизма изъятия сельхозземель у недобросовестных собственников. Этот документ был разработан депутатами фракции «Единая Россия». Конечно, некоторые положения ещё требуют уточнения. Надеюсь, что мы сможем окончательно договориться, потому что этого документа ждут, он действительно важен для нормального развития сельхозпроизводства.

В прошлом году, если говорить о государственной поддержке (цифра здесь называлась, я её ещё раз воспроизведу) была выделена практически рекордная сумма – 222 млрд рублей на реализацию государственной программы. По итогам 2015 года рентабельность сельхозпроизводителей составила более 22% с учётом субсидий. Напомню и то, что у нас в прошлом году был очень неплохой урожай – более 104 млн т, практически рекордный урожай кукурузы, сои, овощей, выросло производство картофеля, подсолнечника, сахарной свёклы. Поэтому нам действительно есть, что предъявить, но это не значит, что нам ничего не нужно делать, нам действительно есть, чего совершенствовать, и здесь руководители, которые выступали с этой трибуны, на площадках, свои предложения сделали. Есть предложения по изменению погектарной поддержки, в том числе методике изменения. Если вы считаете, что это целесообразно, мы всё ещё раз оценим и постараемся принять сбалансированное решение на пользу аграриям.

Действительно, мы стали заметно больше производить и мяса, и мясных продуктов, с тех пор как по нормам доктрины продовольственной безопасности были приняты необходимые решения. Мы обеспечиваем себя зерном, растительным маслом, картофелем, сахаром в полном объёме. Впервые по итогам прошлого года превышен пятый показатель доктрины – по мясу, но пока рост, как известно, достигнут за счёт производства мяса птицы и свинины. Хотя уже появились регионы, где увеличивается и производство говядины. Вчера на заседании Правительства (хочу вас также проинформировать) мы приняли ещё одно решение о выделении регионам субсидий на развитие мясного скотоводства. Речь идёт почти о 3 млрд рублей. За счёт этих средств регионы смогут поддержать наиболее экономически значимые программы по производству крупного рогатого скота.

Ситуация с производством молока действительно сложнее. Очень сложное производство само по себе, в силу его специфики. И окупаемость длинная, и само по себе оно, как правильно было сказано, от зари до зари, что называется. Показатель доктрины по молоку и молочным продуктам пока не достигнут, и здесь есть чем заниматься. Вместе с тем более чем в 40 регионах есть прирост производства.

Проблем много здесь, коллеги говорили об этом. Государственная поддержка, о которой было сказано, новые правила кредитования, компенсация части кредитной ставки – всё должно быть в поле внимания Министерства сельского хозяйства и Правительства в целом. Естественно, будем работать и с банками. И естественно, будем опираться на результаты нашей с вами работы, работы этого форума.

Экспорт. Доставка до границы здесь упоминалась, фрахт, работа по рынкам других стран – это действительно ключевые меры поддержки экспорта. Работа над этими направлениями Правительством будет продолжена, в том числе с использованием наших ведущих институтов развития. Ведь действительно экспортный потенциал нашего сельского хозяйства огромен, здесь коллеги уже говорили. Я сам, когда впервые эту цифру услышал, преисполнился огромным уважением к результатам, которые есть. Напомню, кто подзабыл. У нас экспорт вооружений в прошлом году (это не секретная цифра, я её назову) приблизительно 15 млрд долларов, а экспорт продукции сельского хозяйства – 20. Вот он, результат. Россия в начале XX века, как известно, кормила пол-Европы. Сейчас мир стал огромным – 7,5 млрд человек, поэтому у нас есть все шансы накормить и себя, и наших соседей, кто готов покупать нашу продукцию.

Есть и другие успехи. На 5,5% увеличились объёмы вылова рыбы и морепродуктов, выросло на 2% производство в пищевой и перерабатывающей промышленности. Потенциал огромный, возможности очень большие. Но мы не должны останавливаться на достигнутом. Правительство, регионы, муниципалитеты должны обеспечить приоритетное финансирование агропромышленного комплекса, естественно, с учётом существующих схем финансирования.

Что нужно сделать? Нужно работать по нескольким направлениям. Во-первых, нужно повысить качество бюджетной дисциплины. В федеральном бюджете на текущий год предусмотрено на реализацию мероприятий госпрограммы по селу около 215 млрд рублей. Коллеги говорят о том, чтобы выйти на уровень прошлого года. Постараемся это сделать, будем стремиться к тому, чтобы в полном объёме профинансировать, так же как и в прошлом году. Из них почти 160 млрд рублей – это целевые субсидии регионам. Но мы понимаем: эти субсидии для села ценны только тогда, когда они вовремя пришли. Мы недавно в Правительстве обсуждали, как идут весенние полевые работы. Выяснилось, что деньги, к сожалению, получили далеко не все, хотя посевная идёт, каждый день дорог. Такое отношение считаю абсолютно недопустимым. Было дано поручение довести деньги как можно быстрее. Я обращаюсь ко всем здесь присутствующим, вы представляете нашу партию, активистов нашей партии, работаете на селе: если есть какая-то информация о том, что не получено, я прошу вас сообщать об этом прямо в Правительство.

Есть ещё одно предложение – разработать регламент финансирования агропромышленного комплекса, чтобы мы чётко понимали, кто отвечает за срыв графика перечисления средств.

Второе. Мы выделяем деньги сверх так называемых бюджетных лимитов, чтобы закрыть наиболее острые потребности агропрома. Эти потребности известны, в том числе и потребности в сельхозтехнике. Вот тоже наши товарищи здесь выступали, об этом говорили.

Хочу вас проинформировать: я сегодня подписал распоряжение об увеличении субсидирования производства сельхозтехники. Предложения здесь звучали, включая предложение расширить круг тех, кто может участвовать в этой программе, и, конечно, чтобы, по сути, голосование за те или иные виды сельхозтехники, сельхозоборудования осуществлялось рублём. Это правильно. Мы по этому документу увеличиваем объём финансирования с почти 1,5 млрд рублей до 10, и ещё 0,5 млрд рублей направляется аграрным вузам, которые должны обновлять свой технический парк. Потому что специалистов-аграриев нужно учить на современном оборудовании, а не на том, на котором когда-то деды и прадеды учились. Кстати сказать, вузы впервые вообще такую поддержку получают.

Я помню, меня привели в аграрный вуз (не буду называть конкретный регион, чтобы никого не обижать), говорят, вот у нас там техника стоит. Я посмотрел, чуть не прослезился. Надо это всё менять.

Третье – доступ к недорогим кредитам. Ключевая вещь. Кто-то без кредитов живёт, счастливый человек, но не все. Конечно, это важно и для фермеров, и для крупных агрохолдингов, тем более что цены на горюче-смазочные материалы, на семена, на удобрения, на корма всё равно подвержены инфляции, они всё равно так или иначе растут, несмотря на меры по сдерживанию роста цен, которые мы предпринимаем. Поэтому для упрощения доступа аграриев к кредитным ресурсам нужно пересмотреть механизм субсидирования кредитной ставки по краткосрочным и инвестиционным займам (об этом коллеги только что говорили), чтобы реальный уровень процентной ставки для сельхозпроизводителей не превышал 5%. Я это полностью поддерживаю.

Четвёртое. Нужно использовать механизм гибкого государственного регулирования в тех случаях, когда мы можем повлиять на ценообразование. Мы понимаем с вами – у нас экономика рыночная, не все процессы находятся под прямым контролем государства, тем не менее мы будем стараться влиять на важнейшие сегменты экономики, которые сказываются на конечной цене сельхозпродукции, включая, естественно, и горюче-смазочные материалы, и удобрения.

Пятое. Поддержка частных предпринимателей, настоящих хозяев на земле, которые, собственно, и должны кормить нашу страну. Без фермеров, без сельхозкооперативов невозможно обеспечить создание конкурентной среды. По итогам 2015 года доля крестьянских хозяйств в общем объёме произведённой сельхозпродукции составляла более 10%. Мы продолжим выдавать гранты, о которых сегодня здесь говорили, и фермерам-новичкам, и семьям, которые заводят животноводческие фермы, в бюджете на это предусмотрено более 7 млрд рублей. Предложения по увеличению объёмов грантов рассмотрим, конечно, с учётом наших возможностей.

Я также хотел поддержать идею, которая звучала здесь в ходе обсуждения на площадках форума, – предоставить фермерам приоритетное право на аренду земельного участка сельхозназначения. Это понятно: кому ещё предоставлять такое право – у фермера оно и должно быть. И начинающие своё дело, и хозяева животноводческих ферм в перспективе могли бы получать такие участки в собственность без проведения торгов, конечно, при условии, что на этой земле действительно занимаются сельхозпроизводством.

Второй год мы выдаём гранты потребительским кооперативам, чтобы они могли обновить своё оборудование. В этом году мы намерены выделить вдвое больше средств по этой подпрограмме и направить средства в 42 региона.

В целом малое предпринимательство на селе развивается. И мы в «Единой России» видим, что у людей действительно есть желание заводить своё дело, заниматься своим бизнесом, пусть даже небольшим: 26% из тех, кто обратился в партийные приёмные по аграрным вопросам, оформляют права на земельные участки.

Людей волнует, как взять в аренду землю. Передача земли, действительно, тема сложная. Поэтому мы должны и законодательство менять, и создавать более простые условия, для того чтобы все эти участки оформлялись в собственность или в аренду.

Я обращаюсь к региональным отделениям партии: как можно активнее работать в сельской местности, чаще организовывать и выездные приёмы, тем более что из наших сёл далеко не всегда легко и быстро можно добраться до города, чтобы попросить о помощи и консультации.

То, о чём я сейчас говорил, – это, конечно, фундамент. Его основа нужна для того, чтобы возникло современное российское село. Но для хорошей жизни этого фундамента мало. Нужны коммуникации, нужны услуги здравоохранения, образования, социальной помощи. В конце концов, просто нормальный спортзал, местная пресса, о которой здесь красноречиво говорили выступающие. Только в этом случае люди будут уезжать за город для того, чтобы не просто провести выходные, а чтобы работать на селе, и повезут туда детей, останутся на селе.

Сейчас финансирование социальной инфраструктуры идёт через известную федеральную целевую программу. До 2020 года она действует.

За два предыдущих года было выделено около 70 млрд рублей в рамках программы устойчивого развития сельских территорий. За эти два года жилищные условия улучшили более 22 тыс. семей, которые проживают в сельской местности. Причём больше половины из них, что для нас особенно ценно, – это молодые специалисты, молодые семьи, которые приезжают для того, чтобы вдолгую оставаться на селе.

Повысился и уровень газификации. Когда мы этим всем начинали заниматься, у нас был самый низкий уровень газификации на селе. Когда я в эти цифры погрузился, помню, так обидно стало. Мы газифицировали огромное количество территорий, в том числе наших бывших союзных республик – современных государств. У них уровень газификации, у наших соседей… Мы к ним очень хорошо относимся, это наши друзья, но он там – 90–95%. А когда мы начали в «Газпроме» всё это делать по селу, уровень газификации на селе был 30%. Позор просто был. Хорошо, что эта программа начата. Она продолжается, она будет продолжена обязательно.

Не менее важной является программа снабжения питьевой водой. У нас местности разные и потребности в воде разные, нужно обязательно всё это делать.

Теперь про дороги. Как все знают, эта проблема для нашей страны не очень новая. Я только что вместе с вашим губернатором проехался за рулём и по Энгельсу, и по Саратову, как меня просили. А то вот мне пишут: вы приезжайте и прокатитесь по нашим дорогам. Я вот прокатился.

Ну что сказать? Конечно, мягко говоря, плохие дороги. Но мы не должны просто ограничиться тем, что сказать, что дорогие плохие и всё. Нам нужно сделать или, точнее, создать эффективно работающий механизм финансирования дорожного строительства, включая и сами работы, и проверку эффективности трат на эти самые дороги. Мы же их каждый год латаем, а потом, когда весна начинается, смотрим – всё то же самое.

Мы за прошлый год ввели, конечно, определённое количество новых дорог – и федеральных, и региональных, и муниципальных. Страна большая, деньги на это требуются колоссальные, но мы должны методично год за годом, километр за километром вводить новые дороги. И на это будут направляться специально предусмотренные денежные средства, включая, о чём, кстати, вчера говорил во время «Прямой линии» Президент нашей страны, и часть средств от увеличения акцизов, которые поступят в региональные дорожные фонды.

Чтобы охватить все стороны сельской жизни, мы утвердили Стратегию развития сельских территорий до 2030 года. Главные цели – это создание благоприятных социально-экономических условий на сельских территориях, это прирост населения, это рабочие места, это другой уровень и качество жизни и как естественный итог – повышение эффективности сельского хозяйства.

Всё это нужно делать быстрее, ведь базовые социальные услуги, такие как образование, как медицина, люди должны получать уже сегодня. Сегодня и сейчас. Никого сейчас не накормишь завтраками, чтобы эти услуги были когда-то оказаны. А потребность в этих услугах очень высокая. Я напомню, что число детей в детских садах на селе за три предыдущих года выросло более чем на 160 тыс. Это на самом деле хорошая цифра. Мы действительно смогли во многом переломить ситуацию с детскими садами. Повысилась рождаемость, мы вводили именно поэтому новые детские дошкольные учреждения, те самые детские садики, которыми так подробно, так плотно занималась наша партия. Обеспеченность детскими садами в сельской местности нужно поддерживать и дальше. Я полностью согласен с теми предложениями, которые сделаны. Потому что не может быть так, что мы на 1 января 2016 года эту проблему закрыли, во всяком случае для детей в возрасте от трёх до семи лет, и будем спокойно смотреть на то, как всё дальше будет развиваться. Если не будем вкладываться, опять через 10 лет придётся решать проблему детских садов. Нужно за этим следить обязательно.

«Единая Россия» предложила продолжить проект по модернизации образовательных учреждений, Правительство сейчас над этим активно работает. Уже с этого года мы взялись за ремонт и строительство новых школ – их в сельской местности не хватает, в две-три смены обучается более 300 тыс. учащихся на селе. Вчера на заседании Правительства мы распределили первые 25 млрд рублей на строительство и ремонт школ. Но мы понимаем: у нас много школ, они в разных местах расположены. Сельские школы в особенно трудном положении, потому что до них нужно добраться, большое количество малокомплектных школ. Но их все нужно привести в порядок или новые построить, и это для нашей партии важнейшая задача на ближайшие годы.

Большое значение для школ действительно имеет и подключение к интернету – это сейчас коммуникации, нужно этим обязательно продолжать заниматься. Также считаю перспективным продолжить подключение к интернету общедоступных библиотек, о чём здесь говорилось. Это правильно, как, кстати, и прозвучавшая здесь идея по поводу музеев. Это всё очень здорово и хорошо.

Сегодня мы продолжаем модернизировать библиотеки на селе. Они должны действовать не просто как библиотеки в прежнем понимании (место, где книжки выдают), но как современные информационные и просветительские центры. Это такое основное направление. Пока таких современных библиотек у нас не так много, но у проекта хорошие перспективы. Есть, кстати, предложение о том, чтобы подключить сельские библиотеки к важнейшим электронным ресурсам страны.

Абсолютно с этим согласен, давайте это сделаем.

Медицина. Конечно, нормальная жизнь на селе может быть только в том случае, когда для того, чтобы получить медицинскую помощь, не нужно будет ехать за тысячу километров. А страна у нас действительно очень большая и сложная. За два предыдущих года более 166 тыс. человек из малонаселённых пунктов получили возможность обращаться во вновь построенные ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты), в офисы врачей общей практики. Это неплохой результат. В сельской местности наконец-то стали проводить диспансеризацию, в том числе с использованием выездных форм, и оказывать даже высокотехнологичную медицинскую помощь. Но работу эту необходимо продолжить. Самое главное, чего удалось добиться за последние годы, я действительно считаю это хорошим результатом, – в целом на село поехали медицинские работники. И здесь действительно помогла программа «Земский доктор», в основе которой был наш партийный проект. С 2012 года переехало более 19 тыс. специалистов. Причём мы очень внимательно следили за тем, как она реализуется, постоянно по предложениям партии обновляли эту программу. С 2016 года, как здесь было справедливо сказано, в ней могут принимать участие медицинские работники уже более зрелых возрастов – до 50 лет. Есть предложение по работе этой программы в других населённых пунктах, включая города в муниципалитетах, а также расширение этой программы на средний медицинский персонал. Конечно, очень хотелось бы это сделать, спору нет, но этот вопрос связан с деньгами. Но мы обязательно к нему внимательно отнесёмся и постараемся двинуться и в этом направлении.

Я уже сказал, очень важно, чтобы специалисты просто вовремя приезжали. Мы говорили и сегодня здесь об этом. Я как-то был у нас на Дальнем Востоке и спросил, сколько едет скорая помощь в одном из дальних населённых пунктов (а скорая помощь там – вездеход)? Шесть часов! Мы понимаем, что это такое. Поэтому нам нужно обязательно продолжить работу по переоснащению парка автомобилей и других санитарных автотранспортных средств.

Напомню, я в конце января подписал распоряжение о том, чтобы выделить на закупки скорых и реанимационных автомобилей дополнительно 3 млрд рублей, это поможет и селу, и нашему автопрому.

Есть и другие направления социальной политики, я не буду о них долго говорить, вы отлично понимаете, о чём идёт речь. Конечно, нужно сделать всё, для того чтобы можно было нормально заниматься спортом, хотя бы элементарные возможности получать для этого. Хорошее начинание, которое «Единая Россия» предложила, – это деньги на спортивные залы в сельских школах. Потому что, опять же я и по своей знаю практике, заходишь в сельскую школу, вроде так более или менее всё и ничего, и дети учатся, и приемлемо всё, а заходишь, смотришь спортзал, ну просто слёзы наворачиваются на глазах – там не то что спортом невозможно заниматься, там стоять-то страшно. Поэтому нужно эту программу обязательно продолжить, в 2016 году мы на неё выделяем 1,5 млрд рублей, даже больше.

Вот эти все процессы по обновлению села станут гораздо быстрее, если в них примут активное участие местные жители. Поэтому мы поддержали идею о предоставлении грантов организациям территориального общественного самоуправления.

Люди добровольно участвуют в их работе, занимаются благоустройством территорий, и это правильно, проводят культурные и спортивные мероприятия. За два последних года было почти 500 проектов. Я прошу актив партии в регионах наладить сотрудничество с такими структурами.

Вне всякого сомнения, для сельских жителей очень важны коммуникации, и не только дороги, но и информация. И в этом смысле для развития села огромное значение имеет и позиция журналистского сообщества. В нашем зале присутствует немало представителей местных средств массовой информации. Хочу вас поблагодарить за ваш труд, он тоже нелёгкий. Не просто нелёгкий, он ещё и менее «звёздный», чем, допустим, в столицах, но он очень нужный. Люди действительно идут к вам и за помощью, и за советом. И, кстати сказать – это тоже не секрет, – доверяют местным средствам массовой информации подчас гораздо больше, чем раскрученным, крупным, в том числе федеральным, именно потому, что эти СМИ, что называется, от земли.

Мы обязательно рассмотрим предложения, которые прозвучали здесь, включая казначейское сопровождение поддержки местных средств массовой информации (тема сложная, но затрудняет работу), а также расходы, которые средства массовой информации несут по линии почтовой связи. На то и на другое обязательно обратим внимание.

Уважаемые коллеги, друзья! Мы сегодня с вами говорили о предложениях, которые действительно должны способствовать развитию нашего российского села. Конечно, мы знаем, чего хотим добиться. Мы люди реальные, мы понимаем, какими ресурсами располагаем, но мы вкладываем наши знания и наши ресурсы с максимальной эффективностью, во всяком случае, стремимся к этому.

Предложения подготовлены. Не сомневайтесь, Правительство Российской Федерации их максимально тщательно рассмотрит. Один из наших коллег, выступая здесь, сказал: давайте жить ради села. Давайте, конечно, и так будем поступать, но предлагаю чуть-чуть поменять подход: давайте сделаем всё, чтобы в селе было жить хорошо. Давайте сделаем всё, чтобы наше село было и комфортным, и современным, и удобным.

И ещё. Нас учили когда-то, во всяком случае меня, в советский период в школе, что Россия в прежние времена была отсталой и – это был почти синоним – аграрной страной. Это не так. Мы должны быть современной, мощной аграрной державой.

Если уж захватил бразды правления, обычно не принято отдавать, поэтому я с вашего позволения итоги подведу. Значит, итоги какие? Уважаемые коллеги, нам нужно принять резолюцию сегодняшнего форума. Считаю, что те предложения, которые прозвучали, могут быть основой для работы во всех регионах нашей страны. Это, конечно, имеет значение не только для Поволжья, не только для Саратовской области, поэтому эти предложения будут обобщены и войдут в программу нашей партии на предстоящих выборах в Государственную Думу. Проект резолюции форума был передан вам при регистрации, находится у вас на руках. С учётом того, что прозвучало, с учётом инициатив, которые прозвучали, я предлагаю этот проект принять за основу, но дополнить его теми предложениями, которые звучали вот с этой трибуны, и теми предложениями, которые, наверное, у вас есть и которые вы направите, как и было сказано Сергеем Ивановичем (С.Неверовым), в письменной форме. Нет возражений? Договорились. Хорошо. Тогда, как у нас и принято, давайте всё-таки проголосуем. Кто за это предложение? Спасибо. Будем считать, принято.

Уважаемые коллеги, уважаемые друзья! Перед тем как я сюда пришёл, я с коллегами разговаривал и сказал следующее. Мы действительно сейчас очень многое обсудили, многое, но не всё. Необходимо будет ещё сверить часы, в том числе с учётом того, как будет идти сельхозкампания, как будет идти сбор урожая, и массы других моментов. Поэтому мы договорились, что мы окончательные предложения по поддержке села, по поддержке жителей нашей деревни, нашего сельскохозяйственного сектора выработаем где-то, может быть, к августу. Поэтому прошу вас всех также принимать в этом участие, а мы обязательно и на этой встрече подведём итоги. Таким образом, работа будет продолжена. Спасибо всем за участие. Удачи.

Россия. ПФО > Агропром > premier.gov.ru, 15 апреля 2016 > № 1724019 Дмитрий Медведев


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 14 апреля 2016 > № 1722796 Вячеслав Москалевский

Гендиректор Roshen: Я никогда не работаю в убыток

Интервью гендиректора корпорации Roshen Вячеслава Москалевского агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Вячеслав Александрович, сейчас многих интересует не только состав конфет Roshen, но и состав владельцев, структура управления и прочие корпоративные вопросы, о которых в обычной жизни потребитель и не задумывается. Про состав конфет мы тоже спросим, но давайте начнем с состава собственников.

Если мы правильно разобрались в корпоративной структуре, то ранее долями от 9% до 12% в Roshen владели Олег Свинарчук, Игорь Кононенко и Олег Зимин, к концу 2013 года собственников осталось двое: Петр Порошенко с 91% и вы с 9%, а сейчас вам уже принадлежит 13%, а еще четырем менеджерам по 0,5%. В компании действует план поощрения менеджеров?

Ответ: Нет, это оговаривалось с Петром Алексеевичем раньше. Но реально у меня действительно прибавилось много хлопот: я должен и отбиваться, и кризисные меры принимать, и все остальное. Поэтому моя доля выросла. А Игорь Кононенко, Олег Свинарчук и Олег Зимин давно вышли и не имеют никакого отношения к компании.

Вопрос: Как управляется доля Петра Алексеевича?

Ответ: Последний раз, когда Петр Алексеевич управлял этой компанией, это было в 2001 году.

Я – бывший начальник отдела сбыта, работаю в компании около 20 лет. Наша работа построена была изначально так: он мне не рассказывает, что надо делать, а меня устраивает, что на вопрос: чьи земли, я отвечаю – Маркиза Карабаса. На самом деле я просто информировал раз в квартал, что у нас происходит.

Я уже отравлен управленческими функциями. У нас вообще диктатура (смеется). И если это не будет устраивать, то я с удовольствием уйду, например, заниматься розами.

У нас на этой неделе будет представитель Rothschild. И мы просто договоримся, как мы будем работать. Я думаю, что вряд ли что-то поменяется в этой ситуации, так как Порошенко давно не принимает участия в управлении компанией.

Просто когда Петр Алексеевич сказал о передаче в управление--это одно, а юридически оформить это – совсем другое. Ведь все вопросы с передачей Roshen в Rothschild Trust должны были происходить с урегулированием украинского законодательства.

Вопрос: Вы выплачивали дивиденды в прошлом году?

Ответ: В прошлом году мы приняли решение не выплачивать, мы копим деньги на бисквитную фабрику. Периодически компания платит дивиденды, но так как Петр Алексеевич начал больше интересоваться политикой, чем бизнесом, то у него некуда тратить деньги.

Вопрос: В нынешних условиях вы не верите в продажу доли Петра Алексеевича?

Ответ: Почему? Пусть продает. Но думаю, что он долго будет продавать все это дело. И у Nestle, и у Mondelez есть тут свои заводы. С учетом экономической ситуации не думаю, что Украина для них приоритетный рынок.

Вопрос: Возможно Mars и Ferrero, у которых здесь нет производства?

Ответ: Ferrero, я думаю, скоро само будет продано, так как их собственник скончался. Продано к моему сожалению – в некоторых смыслах я антиглобалист, хотя признаю, что надо учиться их методам, чтобы как-то жить. Но неужели наша цель создать и продать США? А дальше что?

Вопрос: Вы не хотите увеличить свою долю в уставном капитале корпорации?

Ответ: Нет, не хочу. У меня нет таких средств, а долг на себя я брать не хочу. Я относительно счастливый человек. Если доля моя увеличится, то ничего в моей жизни не изменится, только я буду должен теперь деньги.

Вопрос: Вам сейчас конфеты не удастся делать в тишине, за вами постоянно следит общественность, журналисты.

Ответ: Следят за мной давно. Наверное, это связано с фактором Порошенко. Еще с 2003 года перед Оранжевой революцией мне жизни не дают.

Вопрос: В то время много дел было открыто, их сейчас снова вспомнили.

Ответ: Да, здесь были обыски, погромы. Потом был конфликт Порошенко с Тимошенко, если вы помните, потом был Виктор Федорович (Янукович), ограничения на рынке России. Теперь я понимаю, что русские готовились к войне, и первым фактором был запрет продажи продукции Roshen в России...

Так что так и живем - от одного информационного вброса до следующего.

Вопрос: Это вас закаляет или в какой-то момент хочется все бросить?

Ответ: Расстраивает, когда некоторые вещи уходят только в политическое поле. Например, все говорят, что как только Порошенко стал президентом, у нас стали появляться магазины Roshen. Но никто не говорит, что мы в прошлом году уплатили 1,3 млрд грн налогов, а нас даже не включили в список крупнейших налогоплательщиков. – Что это за свинство?! Я еще понимаю такую зависть, если бы я эти деньги украл, но если я их честно заработал и заплатил с них налоги? А что касается магазинов, то мы их начали развивать задолго до того, как Порошенко стал президентом. Они составляют порядка 3% объема реализации, и это попытка сохранить компанию на плаву – нам надо как-то продавать товар. У нас всего 41 магазин, и в этом году мы открыли только один магазин во Львове.

Вопрос: Когда компания приняла решение купить фабрику в России, в Липецке?

Ответ: Так получилось. Это было во времена "ввода пошлины на карамель". Я все-таки московский вуз заканчивал и чувствовал, что будут эти дебаты с Таможенным Союзом. Поэтому когда противоправно, по большому счету, ввели первую пошлину по карамели, мне стало ясно, что будут всю жизнь разбираться с Украиной, потому что любовь "великороссов" к "малороссам"-- она даже не в национальности. Человек, который ввел против нас пошлину, этот Онищенко – он же сам из Енакиево. Понимаете? Для них же вызов, что существует государство Украина, так как в таком случае не существует России. Но сказать этого они не могут.

Знаете, почему они не существуют? -Потому что Россия-- это не то, что есть сейчас. Они это название украли. Россия – это до 1917 года. А вот СССР – это не Россия. Им же немка Екатерина ІІ историю написала. Ну какая Россия без Киева? Так что им не Донецк нужен был. Им нужен был Севастополь и Киев...

Что касается Липецкой фабрики и планов по ее расширению, то когда мы начали работать в России, то стало ясно: рынок большой и чтобы решить на нем какие-то задачи, надо решать их на большие деньги. И пришлось искать в России место. Мы искали в разных местах: мы были в Орле, в Курске, в Воронеже и в Липецке. Почему Липецк? Фабрика, во-первых, продавалась, и, во-вторых, она была никому не нужна – это вообще хлебзавод был. Я сделал это честно за деньги своей компании. Было куплено вот это несчастье в Липецке.

Вопрос: А сейчас фабрика работает?

Ответ: Она как-то работает. И это все на фоне работы Следственного комитета.

Вопрос: Есть ли смысл в этой ситуации постоянных обвинений и тут, и там вообще держать Липецкую фабрику? Может, отдать ее за копейку, за рубль? Подарить работникам?

Ответ: Во-первых, я получил достаточно большие дивиденды, которые я все потратил здесь, в Украине, на благотворительность и продолжаю тратить. И считаю, что все это разрушить и отказаться – это безумие, ведь Украине нужны деньги. Я хочу подчеркнуть, что на фоне этой гибридной войны все деньги я вывел сюда и заплатил в Украине с них налоги.

Вопрос: Это происходило даже после аннексии Крыма?

Ответ: Да, даже после. А как же? У нас единая схема – украинская Центрально-европейская кондитерская компания, которая владеет украинским Roshen, она же владеет и российским предприятием. Все деньги выплатили в виде дивидендов и налогов, несмотря на угрозы "не вздумайте платить на Украину"

Вопрос: Но последний год Липецкая фабрика вряд ли она сработала с прибылью?

Ответ: Она продолжает быть прибыльной. Это проклятье, но я не работаю в убыток, я никогда не работаю в убыток. Вам сложно в это поверить?

Вопрос: В нынешних условиях, когда мы отписываем череду отчетностей за 2015 год, сложно.

Ответ: Еще раз: мне стыдно сказать, но у меня прибыль.

Вопрос: И в условиях прибыли нет смысла отдавать и кому-то дарить?

Ответ: Это 12 лет моей жизни! Я им ничего не отдам! И ситуация такая: я это делал сам, я не хочу им передавать работающее предприятие.

Потом там есть люди, они ничего плохого мне не сделали, и этот завод платит сюда дивиденды. Да, я не могу из-за наличия российского завода сказать, сколько я потратил на украинскую армию. Но, поверьте, я потратил очень много.

Пусть россияне заберут фабрику. Но они боятся, потому что это президентский актив. Пусть заберут, а я буду смотреть на работу МТС в Украине.

Вопрос: А что сейчас на недостроенной фабрике в Липецке? Проект расширения еще действителен?

Ответ: Там остался склад, фабрика заброшена. Стоит под открытым небом.

Вопрос: В начале этого года вы озвучивали стоимость фабрики в $200 млн, она правильная? Советник Петра Порошенко управляющий директор инвестгруппы ICU Макар Пасенюк говорит, что в ближайшие месяцы фабрика с высокой вероятностью будет продана.

Ответ: Я понимаю, что цена может обсуждаться, меняться, и если бы сейчас российская компания дала коммерческое предложение…, но они ж хотят за пять копеек забрать!

Вопрос: Если такое предложение – не за пять копеек – поступит, вы будете готовы его рассмотреть?

Ответ: Да, если нужно.

Вопрос: А продукция Липецкой фабрики реализуется в России или экспортируется?

Ответ: Чуть-чуть экспортируется в Казахстан, а так все – в России.

Вопрос: Россияне не бойкотируют продукцию Roshen?

Ответ: Некоторые бойкотируют, а кто-то нет. Продажи у меня падают. Но россиян же 140 миллионов, они договориться между собой не могут.

Вопрос: Что вы делаете, чтобы Липецкая фабрика до сих пор была прибыльной?

Ответ: Уже ничего не делаю. Это результат уже проделанной работы в прошлом. И фабрика до сих пор прибыльная. На пике она производила 15 тыс. тонн в месяц, я собирался сделать 30 тыс., но сейчас она делает 3 тыс. тонн. И продолжает быть прибыльной.

Вопрос: В это сложно поверить.

Ответ: Я вам расскажу, во что сложно поверить. Я до вас пообщался с Бориспольским городским советом: там обсуждался вопрос, почему они так мало получили в качестве долевого участия за земельный участок для нашей бисквитной фабрики, за который я им предложил 30 млн грн. Причем, мы очень рискуем, ведь в Раде лежит зарегистрированный законопроект об отмене паевого участия как такового. Вышел один депутат и говорит: "Почему 30 млн грн, если у нас только долги перед водоканалом 70 млн грн?"

У меня возникает целая серия вопросов: а кто наделал долгов на 70 млн грн? кто за воду не платил? какая связь между фабрикой и долгами? Наконец, больше 30 млн грн у меня просто нет. Вас возбуждает моя смета строительства? Какое это имеет отношение к оплате участка?

Вопрос: И чем завершилась история с выделением участка?

Ответ: Я подписал договор о паевом участии. Платить я буду 15 млн грн в 2016 году и 15 млн грн – в следующем.

Вопрос: Вам ставят в вину, что нужно было бы на аукционе землю купить.

Ответ: А я не собираюсь ее покупать, я ее в аренду хочу взять. Мне еще завод нужно построить. Когда я пришел, там земля была арендована:13 га было сдано в аренду людям, которые собирались там строить жилье. Но у них даже денег не было, чтобы арендную плату платить. Возникает вопрос: с чего надо начинать – с постройки завода, который начинает генерировать прибыль, или с покупки земли?

Вопрос: Изначально вы рассматривали Яготин и Борисполь. Почему отказались от Яготина?

Ответ: В Яготине у меня склад, есть земля, но в Яготине нет такого количества специалистов. Где я там рабочих найду? Когда в Яготине мы построили склад, я всем там создал проблему, потому что сотрудникам начал платить не по 1 тыс. грн. Я начал им платить киевские зарплаты.

Вопрос: Фабрика будет производить только бисквитную продукцию?

Ответ: Она будет производить только печенье. Этот рынок в мире всегда более емкий, чем рынок карамели. Нужно научиться это делать, но сначала нужно разобраться с мукой, ингредиентами.

У нас есть план развития, потому что компания де-факто работает с прибылью. Она хоть и упала в долларовом выражении, но мы зарабатываем: EBITDA у нас порядка 2 млрд грн в год.

Вопрос: Вы завершили ликвидацию Мариупольской фабрики?

Ответ: С 2013 года я эвакуировал Мариупольскую фабрику. Сейчас меня обвиняют в том, что я якобы знал, что будет война. Но откуда я мог это знать? Я знал, что мне в Россию надолго запретят ввоз конфет, и понял, что эта фабрика там лишняя.

Вопрос: Не рассматривали возможность продать актив?

Ответ: Какой человек купит там что-то? Там же война рядом. Хотя кризис там начался еще при Януковиче.

Вопрос: Ваша компания привлекала банковские кредиты?

Ответ: Совсем немного - $25 млн. Мы могли погасить, но я этого не делал, поскольку потом я этот кредит не возьму. Мы с банком держимся друг за друга, потому что им некому одалживать, и я не хочу пока кредит погашать.

Что касается финансового рынка, то я все жду, когда наш Нацбанк отменит ограничения по валютным операциям. Это же безумие. Ну, месяц, ну, два, но это ведь два года уже длится!

Вопрос: Как проблемы с транзитом кондитерской продукции по территории России затронули Roshen?

Ответ: Наш транзит через Россию шел во всех направлениях. В Азербайджан возили по железной дороге (страна больше, мне так выгоднее возить, поскольку транзитный тариф за вагон составлял $4,8 тыс., тогда как паромом - $7,3 тыс.).

Однако 29 декабря 2015 года мы отправили туда два вагона с нашими кондитерскими изделиями, 4 января 2016 года они прошли границу и уже 11 января были на станции Дербент, но застряли прямо перед территорией Азербайджана. Вагоны были задержаны дагестанской таможней. Они отправили в Роспотребнадзор запрос, можно ли пропускать украинские вагоны с продукцией, которая под санкциями РФ. Все это время – январь, февраль, март – мы писали письма в Роспотребнадзор, в дагестанскую таможню, в конечном итоге результатов не было. По словам таможенников, это связано с тем, что президент Азербайджана после сбитого Турцией самолета поддержал господина Эрдогана (президент Турции Релджеп Тайип Эрдоган – ИФ). 7 апреля нам разрешили вернуть вагоны. Когда эти вагоны будут в Купянске, я их отправлю в Ильичевск и доставлю морем, но 40% продукции придется выбросить, потому что срок годности ее истек.

Но ситуация настолько быстро ухудшается, что предвидеть, как будут развиваться события с транзитом через Россию, невозможно. А урегулирования вопроса со стороны Украины нет. Но россияне хотят ввести запрет и на транзит через РФ. Ну, что ж, будем искать другие решения.

Вопрос: Есть ли у компании планы расширения производства в других странах?

Ответ: Клайпеда была таким себе экспериментом, а Bonbonetti (завод в Венгрии - ИФ) куплен в те времена, когда он был относительно недорогим: EUR13 млн за всю фабрику – это немного, я думаю.

Какие-то долгосрочные планы не строю и живу сегодняшним днем: надо сейчас отдышаться и в себя прийти.

Когда я услышал, что в ответ на вопрос российских бизнесменов, продавать ли им украинский бизнес, Путин сказал: "Пока не надо", я понял, что будут информационные вбросы со стороны России. Надо четко понимать, что они нас ждут в составе Российской империи.

Вопрос: Украина может подписать с Турцией договор о зоне свободной торговли до конца 2016 года. Вы не боитесь роста импорта турецких кондитерских изделий?

Ответ: У нас благодаря Одессе всегда была зона свободной торговли с Турцией (смеется).

Да пусть приходят! Турция – специфическая страна. Туда продать что-то крайне сложно. Там очень мало импортных товаров, и есть часть законов, которые читаются между строк. Зато благодаря попыткам работать с Турцией мы стали экспортировать продукцию в Ирак. И Иран после санкций серьезно покупает.

Но в целом надо понимать, что не так много стран в мире, которые едят конфеты. На то, чтобы найти свое место в мировом разделении труда, нужно время.

Вопрос: Соглашение о Зоне свободной торговли с ЕС вам помогает?

Ответ: Рынок каждой страны – это особый рынок. Например, у меня есть операция в Афинах. Там популярны базары, и какая бы закупочная цена у продавцов ни была, цена продажи – EUR7/кг: что карамель, что конфеты. Но чтобы туда на прилавок попасть, надо к продавцу ходить несколько месяцев, чтобы он к тебе привык и поверил.

Так что нам нужно научиться поставлять туда наш товар. Я вам скажу, что с нашим продуктом даже каждый украинский город – это отдельный рынок.

Вопрос: Наверное, во Львове вы больше конкурируете со "Свиточем" Nestle, в Харькове-- с Харьковской бисквитной фабрикой? Во многих городах есть свой достаточно сильный игрок.

Ответ: Нет, не в этом суть. Разные привычки. Больше всего тортов едят в Киеве. Торты Roshen почему здесь появились? – Потому что тут их много едят. Если бы их здесь не ели, то Roshen бы их здесь не делал. А во Львове нет привычки покупать торт, они если покупают, то пирожные, но не торты. Они не понимают, зачем это. Каждый город уникален, есть свои привычки, и вам не удастся это навязать.

Так что пока у нас есть Львов, Харьков, Винница и Киев. И будем думать дальше. Нам же нужно учиться, - вы думаете, мы все умеем? Мы также не умеем, как и вы. Вот мы и учимся. Каждый новый город, который появляется в списке, – это все как заново.

Вопрос: А ваш молочный завод пытается выйти на рынок Европы или он выпускает продукцию только для нужд Roshen?

Ответ: Завод работает на экспорт и для нас. Экспорт – это сухое молоко, масло, молочный жир. В ЕС, как только получим разрешение, так и повезем молочку. Сейчас поставляем в Израиль, страны Персидского залива, Японию. Мы закупаем сырье в основном у ферм, но вынуждены докупать у населения.

Вопрос: Согласно рейтингу ТОП-100 Candy Industry выручка вашей компании в 2015 году составила $800 млн. Эта цифра соответствует действительности?

Ответ: Я не знаю, как они посчитали, но у нас $450 млн. Это без России. За первый квартал 2016 года у нас выручка в валюте "минус" 9%, в килограммах – "минус" 14% .За аналогичный период 2015 года в килограммах – "минус" 3%, в валюте – "минус" 25%. Мы падали четвертый квартал прошлого и первый квартал этого года. Тут столько факторов, что я перестал их анализировать.

Вопрос: Какая доля продаж приходится на внутренний рынок?

Ответ: В общей структуре продаж на Украину приходится 60-65%. Самое главное на сегодняшний день – увеличить долю других рынков. Нам частично удалось заменить российский рынок в поставках, но я даже не считаю, что потерял что-то. Сначала думал, что потерял, но, смотря на все эти события, я понимаю, что просто тогда случайно нашел.

Я не пренебрегаю рынком Украины, просто тут есть столько факторов, на которые я не могу повлиять вообще. Надеюсь, на внутреннем рынке должен быть перелом где-то в июне, когда удастся получить плюс в килограммах.

Вопрос: А сейчас какова динамика розничного рынка?

Ответ: Он падает. Растут сети, но закрывается много мелких магазинов. Меня недавно жена попросила зайти в центре в магазин за сметаной. Я пришел, а там шесть видов этой продукции! Я понимаю, что вся она несвежая.

Вопрос: Как в таких условиях формируются цены на вашу продукцию?

Ответ: Мы находимся сейчас во времена достаточно серьезного мирового финансового кризиса. Как я уже говорил, в четвертом квартале 2015 года и первом квартале 2016 года было очень серьезное падение именно потребления. И не только кондитерских изделий в Украине, но и различных товаров во всем мире. Жесточайшая дефляция постигла все развивающиеся рынки. Есть стоимость изделия, при котором оно продается, и есть стоимость изделия, при котором оно вообще не продается. Например, шоколадная плитка. Она продается по 14 грн, но по 20 грн она вообще не продается. Коробка конфет после 50 грн вообще не продается. Мы до последнего пытаемся снизить собственную рентабельность, менять формат упаковки. Потому что когда мы вышли на рынок Восточной Европы, выяснилось, что вообще большие коробки там давно уже не продавались. И нам нужно срочно переделать наш ассортимент.

Вопрос: А сколько всего в настоящее время наименований продукции выпускают предприятия Roshen?

Ответ: Свыше 300 наименований.

Вопрос: В каких сегментах стоит ожидать запуска новых продуктов? Сколько вы их запускаете в год?

Ответ: Сейчас мы стали меньше делать таких продуктов. Наша задача – полностью адаптировать свою продукцию для рынка Восточной Европы. Не запускать новинки, а переформатироваться – вот наша основная задача.

Вопрос: В последнее время в социальных сетях активно распространяются сообщения о якобы ухудшении качества продукции Roshen и удешевлении рецептур, использовании пальмового масла. Насколько оправданы эти утверждения?

Ответ: Когда человек говорит о качестве, то качество и пальмовое масло – категории несопоставимые. Если я пишу, что там есть пальмовое масло, то это качественный товар с пальмовым маслом. Скажите, неужели, если пиджак из шерсти, то он качественный, а если хлопчатобумажный – то некачественный? Хотя ясно, что хлопок дешевле, чем шотландская шерсть. Так что качество товара определяется ценой и его потребительскими свойствами.

Когда мы говорим о пальмовом масле, то это масло растительного происхождения, которое является сырьем для жиров. И основной потребитель пальмового масла – это наша маргариновая промышленность. Почему обсуждается пальмовое масло? – Потому что начали вырубать тропические леса и сажать пальмы.

Подсолнечное масло, арахисовое, какао-масло – все это виды растительных масел, которые имеют разный набор жиров. И есть определенные вещи, которые из какао-масла сделать невозможно. Мороженое, например. Когда вы покупаете "пломбир в шоколаде", то там шоколада вообще нет в принципе и быть не может.

Что такое шоколад? С точки зрения тех, кто его придумал, – индейцы майя, это вообще безобразие - добавлять туда сахар. Они делали шоколад из какао вместе с перцем чили. Потом туда стали добавлять сахар и убрали перец. Люди стали больше есть шоколада. Чем слаще шоколад, тем он дешевле, так как сахар дешевле какао-продуктов. Какао-масло плюс какао-продукты дают разные ощущения – все.

При выпечке шоколадного печенья мы используем какао-порошок. Что это такое? – Это отходы при производстве какао-масла. Берутся какао-бобы, обжариваются, промалываются и дальше под пресс, получается какао-масло. От этого процесса остается жмых, его перемололи, получился какао-порошок. А зачем он нужен? Его используют как краситель и ароматизатор де-факто.

Вопрос: Так что дело не в содержании пальмового масла, а в динамике рейтинга президента Порошенко?

Ответ: У нас всегда рейтинг любого президента будет падать. Это я знаю. И поэтому, слава Богу, продажи наши выросли не тогда, когда рейтинг у Порошенко был большой. Поэтому я рассчитываю, что даже если рейтинг президента дойдет до нуля, мы все равно не перестанем продаваться.

А заменой ингредиентов я не занимаюсь.

Вопрос: От вас общество ждет большой социальной ответственности.

Ответ: Мы пытаемся балансировать на грани, потому что в украинском обществе, к сожалению, существует такое понятие – "на шару".

Поясню на примере детских площадок. Я их перестал делать тогда, когда в Украине прошел слух, что у меня есть "шаровые деньги", которые можно "пробить". И на меня начали оказывать давление. Кто-то обнаглел до такой степени, что говорит: слушай, тебе все равно где ставить, а у меня выборы; так я скажу людям, что ты поставил детскую площадку благодаря мне. И когда вокруг меня начали появляться эти люди, я сказал: "Все, у меня закончились деньги, детских площадок делать не буду".

Но там, где удается построить нормальные партнерские отношения, там мы работаем. Например, с Харьковом: открыли там наш фирменный магазин и отремонтировали светомузыкальный фонтан. Два года подряд зимой ставили бесплатный каток для харьковчан.

В Киеве мы реконструируем Театр на Подоле. Открыть его в ноябре, как планировалось, не получится, поскольку это здание оказалось достаточно сложным архитектурным объектом. Когда мы начали проводить работы, вдруг начали обрушаться колоны. Выяснилось, что в них нет арматуры. Кто-то ее украл. Демонтаж превратился в сущий ад. Надеемся, что откроем его в марте следующего года.

Работа над театром – это тоже строительство фабрики, но другой. Люди, которые проектируют звук, акустику, это другие люди, не похожие на тех, которые строят фабрику. В Украине за все время независимости построили один театр – в Кировограде. Таким образом, для киевлян хочется сделать этот проект так, чтобы театр соответствовал самым лучшим мировым стандартам. И я вам гарантирую, что так и будет.

Вопрос: Это будет театр Roshen?

Ответ: Нет, это будет Театр на Подоле.

Вопрос: Вы говорили еще о намерении построить концертный зал в Киеве…

Ответ: Реальных предложений относительно места, где можно собрать 1000 человек, пока нет. Но я надеюсь, они когда-то будут. Для себя я вижу, что это может быть кинотеатр "Киевская Русь". Но сейчас начинаются стенания – мол, это не так просто. Хорошо, когда-то лодка приплывет. Зачем мне лишняя головная боль. У меня одна уже есть на Андреевском спуске – Театр на Подоле, и я лично назначил другую: я хочу до конца июля сдать отремонтированный центральный вход в Национальный музей истории Украины с улицы Владимирской. Мы нашли организацию, заключили договор. Я лично финансирую это, как меценат. Я родился в Киеве и помню с детских лет, что около музея была только входная лестница. Я ее хочу восстановить. Но теперь осталось найти решение, как быть с продавцами магнитов.

Следующая идея – привести всю территорию музея в надлежащий вид: отремонтировать дорожки, убрать мусор. Я понимаю, с одной стороны, какое количество проходимцев ходит в городскую администрацию, но я хочу больше делать, меньше говорить. Меня крайне расстраивает Пейзажная Аллея, которую загадили, не знаю зачем. Хочу почистить от лишних деревьев склоны, сделать открытым вид на Киев, как было изначально.

Плюс мы еще начали помогать "Охматдету", но не в строительстве нового корпуса. Пришли и спросили руководство больницы: какую помощь мы можем вам оказать, что мы на 50 млн грн можем сделать для больницы? Так и появился глобальный проект оказания благотворительной помощи. Сначала мы купили за 5 млн грн уникальный наркозный аппарат нового поколения в неонатальное отделение для недоношенных детей, благодаря которому новорожденным детям с маленьким весом до 1 кг можно делать операции.

Потом начали помогать поликлинике "Охмадета", которая находится рядом с Львовской площадью. Мы полностью реконструировали систему электроснабжения, восстановили систему вентиляции, которая не работала много лет, и заменили два лифта. В больнице "Охмадета" мы полностью заменили криогенную систему, сейчас проводятся работы по системной подаче медицинского воздуха. Купили для больницы уникальное медицинское оборудование, крайне необходимое врачам, которое поможет пациентам. И это еще далеко не весь перечень того, что мы делаем.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 14 апреля 2016 > № 1722796 Вячеслав Москалевский


Великобритания. Россия > Агропром. СМИ, ИТ > angliya.com, 13 апреля 2016 > № 1724912 Алексей Зимин

Алексей Зимин: «Кухня – это история имиджа»

Алексей Зимин производит впечатление остепенивше­го­ся байкера: за добродуш­ным выражением лица, апол­лоновскими кудрями и окладистой бородой скрываются километры опыта, жажда скорости, бульдожья хватка и разносторонние интересы. Такие люди «де­ла­ют погоду» в вверенной им сфере. А «за рулем» глян­цевого издания чувст­вуют себя так же уверенно, как и за кухонным столом, виртуозно дирижируя про­цессом приготовления блю­да, параллельно рассказывая о невероятных историче­ских перипетиях или объ­ясняя, что общего у литературы с едой.

– Gourmet стал первым в Рос­сии глянцевым журналом о еде. Какую цель вы себе ставили, будучи главным ре­дактором издания?

– Моей задачей было сделать продукт, нацеленный на муж­скую аудиторию, который было бы не стыдно положить дома на журнальный столик. Гастрономия в России до это­го точно никогда не была те­мой мужского разговора. Мы были флагманом гастрономической революции и, кроме практической и образовательной информации, стремились дать заряд энергии, чтобы люди стали внимательнее относиться к тому, что составляет большую, но почему-то не стилеобразующую часть их жизни. Ведь мы тратим много времени на еду и все, что с ней связано, поэтому эстетическая составляющая очень важна.

– Вы сказали, что Gourmet создавался как тема для мужского разговора. У GQ целевая аудитория – тоже мужчины. Сексистский подход получается, не так ли?

– Cексизм тут неуместен – женщинам часто тоже нра­вят­ся вещи, которые не явля­ются специфически женскими. В ну­левых для GQ делалось со­циологическое исследование, которое изучало тип потребле­ния глянца – мужские журна­лы появлялись один за дру­гим. Выяснилось, что основ­ную часть аудитории предс­тавля­ют как раз женщины. Даже у та­кого маскулинного и бру­таль­ного журнала, как «Мак­сим», 30-40 % принадлежит женской аудитории. С едой та же история: если мужчина один раз в год встал к мангалу или зак­ручивает эклеры, чтобы показать масштаб своей личности, то для женщины это рутина, поэтому задача журнала – и в ней тоже пробудить любопытство.

– Перефразирую – замученные рутиной женщины не творят «высокой кухни». Как быть с тем, что в самой профессии большинство шефов – мужчины?

– Доминирование мужчин ис­торически связано с укладом той части профессии, от которой женщина была дистанцирована в силу своей природы. До недавних времен кухня яв­лялась очень тяжелым для ра­боты местом: не было нор­маль­ных кондиционеров, пли­ты разогревались до 85 граду­сов, раскалялся воздух вок­руг, надо было таскать ящики ве­сом в сто килограммов. Сейчас появилась куча механизмов, упрощающих процесс приготовления пищи, и женская педантичность нашла наконец свое применение, и в профессии появилось много блестящих шеф-поваров – женщин.

– Сегодня люди все больше стараются разобраться в еде. Получается, что кухня – это разновидность моды?

– Безусловно. Когда-то модная и красивая одежда была привилегией определенного класса, но за годы экономического роста этот класс стал шире, и интерес к одежде плавно распространился на стиль жизни, а оттуда уже и в другие сфе­ры, в том числе и в еду. Нап­ример, в Англии это было связано с философским подходом к существованию человека на Земле: поощрялись уважительное отношение к курице, овощи, выращенные на своем огороде, свободно пасущийся скот.

– Значит ли это, что марки­ров­ки free-rаnge и organic – также своеобразная дань моде?

– Человечество всегда было очень религиозным, одни культы сменяли другие. Ког­да-то люди верили, что в 1666 году будет конец света, сейчас верят, что надо есть биологически чистые продукты. Все можно объяснить логически и подогнать под общественные настроения. Основная идея современности заключается в том, что можно уважительно сосуществовать друг с другом и с Землей, что во всем есть разумность – от велосипедной поездки до добычи руды. И это определяет отношение человека к потреблению.

– Тогда чем оправдывается существование ГМО на фоне всей этой модной биологической идиллии? Этот вопрос один из самых дискутируемых – надо ли запрещать генные модификации?

– Человек не вправе останавливать достижения науки. Атомная бомба, Чернобыль остановили человечество от дальнейших экспериментов с атомом. Но это произошло ес­тественным путем, все случившееся оправданно, потому что человечество не имеет достаточного количества энергетических ресурсов, вопрос в надежном управлении. Гене­тически модифицированные организмы – это история про попытку накормить человечество. В XVI веке Генрих IV мечтал о курице раз в неделю для своих подданных. Фран­цузы получили эту свою ку­ри­цу в итоге, а жители Сома­ли, например, нет. Есть куча людей – целые страны, части стран, беженцы, которые сис­темно не могут получить курицу раз в неделю.

– А почему бы на всей планете не распространить органическую пищу?

– Не удается наладить бесперебойное снабжение продуктами, потому что не вся земля одинаково приспособлена для форм органического хозяйст­вования. Людям в Норильске, например, тяжело развести органические огороды. Ну что они сумеют вырастить за полтора летних месяца? Поэтому науку останавливать не нуж­но. Если будет понятно, что ГМО – ужасная штука, она исчезнет сама собой – человечество отторгает какие-то вещи.

– Выходит, что вопросы питания гораздо серьезнее, чем представляет себе обыватель, и носят геополитический характер. А если говорить о национальной кухне, как она связана с политикой?

– Кухня – это всегда история имиджа. И ее популярность сильно зависит от политического и культурного строя.

На протяжении полувека гремела венская кухня. Сейчас она за­быта. Справедливо это – несправедливо, с падением Авст­ро-Венгерской империи изменилось мультикультурное пространство: исчез союз славян, немцев, австрийцев под католическим флагом, исчезла и венская кухня вместе с прекрасной эпохой модерна.

– Судя по сегодняшней попу­лярности еды, на первом мес­те американцы с фастфудом, потом японцы и китайцы, и финишируют французы, ко­торые добились того, что их кулинарные традиции под защиту взяло ЮНЕСКО. А у русской кухни есть шанс вый­ти на массовый рынок?

– С фастфудом, кстати, все очень понятно – бургер «Мак­доналдса» – это лучшее, что можно приготовить за эти деньги. В современном мире все является сложносостав­ным маркетингом. Но с людь­ми все не так просто. В Рос­сии, например, есть те, для кого определение «американское» само по себе является положительной характеристикой, а для кого-то по той же причине это не подходит. Ни в том, ни в другом подходе нет правды. Правда – в понима­нии сути явления. Итальян­ская кухня тому пример. Она очень настоящая. Это «айфон» в смысле еды. Она идеально подражает природе и является очень понятной человеку, который ничего не смыслит в свойствах продуктов. У повара там нет задачи удивить. Это не авторская кухня. С русской едой та же история.

– Получается, что мы любим итальянскую кухню не столько за вкус, сколько за историю, картинку?

– Мы так любим все итальянское, потому за этим стоит курортное счастье и солнце. Трудно любить еду, не прое­ци­руя это на источник ее про­исхождения. Я люблю мир Ближнего Востока за куль­тур­ные особенности – это ис­тория «мешанины»: бесконечной войны и вражды, дружбы и мира. Непонятно, где кончается Турция или Ос­ман­ская империя и начинаются Израиль, Иордания и государства Персидского залива. Ирак и Ливан – территории, возникшие в одно время на практически одинаковом наборе продуктов. Но ливанская кухня в мире популярнее, по­тому что за Ливаном, как за страной с кипарисами, кедрами и прочими соблазнами, стоит чуть больше игры.

– Если я правильно все пон­я­ла, русская кухня тоже прос­тая и настоящая. Бар ZIMA – это попытка популяризиро­вать русскую кухню? При соз­дании концепта задача стояла удивить или соответствовать ожиданиям?

– Я хотел сделать еду узнаваемую, понятную, но в то же время не лишенную авторской лихости. Классические блюда, как выражаются местные рес­торанные критики, with the twist. Я очень много путеше­ст­во­вал по России, в том чис­ле и в поиске интересных ре­цептов. Разумеется, в Zima они адап­тированы к ресторанной кухне и быстрой, уличной, стритфуд­ной технологии подачи. Напри­мер, в оливье у нас не одинаковый размер нарезки, как обычно, а четыре, разные для разных продуктов. Картошка режется крупнее моркови, по­тому что вкус моркови выразительнее, и если их резать одинаково, она уберет картошку. А лук и соленые огурцы – еще меньше моркови, чтобы они не тянули одеяло на себя. И т.д. Судя по тому, что никто не ругается на предмет аутентичности нашего оливье или борща, как минимум соответствовать ожиданием у нас получилось.

Вопросы задавала Маргарита Баскакова

Великобритания. Россия > Агропром. СМИ, ИТ > angliya.com, 13 апреля 2016 > № 1724912 Алексей Зимин


Россия > Агропром > forbes.ru, 12 апреля 2016 > № 1721272 Павел Седаков

Тепличные условия Юрия Ковальчука: миллиардера привлекло сельское хозяйство

Павел Седаков

обозреватель Forbes

«Ковальчук сейчас активно строится в Кашире. Это очень амбициозный проект», — рассказал Forbes владелец одного из подмосковных агрохолдингов и подтвердили два менеджера, знакомые с проектом. Речь идет о тепличном комплексе в Каширском районе, чьи овощи со временем могут занять до 15% рынка fresh-продуктов Москвы и Подмосковья. По словам собеседников Forbes, проект компании «Агрокультура Групп» стоимостью 5 млрд рублей реализуется на кредиты банка «Россия», основным акционером которого является Юрий Ковальчук. Тепличному комплексу удалось не только получить доступные деньги, но и дешевую «энергию из розетки» от Каширской ГРЭС.

Проект развивался ударными темпами: в декабре 2014 года была приняна проектная документация, строительство началось в апреле 2015 года, а в ноябре уже высадили первые семена огрурцов. Тепличные проекты обычно начинаются именно с огурцов — они быстрее созревают и приносят быстрые деньги — в 2016 году комплекс должен вырастить 8 700 тонн огурцов. Инвестиции в запуск первой очереди теплиц площадью 9,4 га составили около 2 млрд рублей. После запуска второй очереди на 12,5 га (инвестиции, по данным компании, 3 млрд рублей) комплекс планирует производить 18 000 тонн овощей — к огурцам добавят томаты и зелень.

Все четыре очереди теплиц общей площадью 76 га должны быть сданы к 2018 году — и тогда комбинат станет одним из самых крупных тепличных хозяйств в Центральной России.

Урожай составит 74 000 тонн овощей. «После запуска всех очередей комбинат сможет обеспечивать до 15% рынка Москвы и Московской области», — заявлял Герман Елянюшкин, заместитель председателя правительства Московской области.

Успех любого тепличного проекта складывается из трех основных составляющих: земля, энергия и рынок сбыта. «Нами было выбрано живописное место в Каширском районе в ста километрах от Москвы», — объясняет сайт «Агрокультура Групп» выбор площадки возле деревни Новоселки. Площадка для тепличного комплекса была выбрана неслучайно, говорит источник Forbes, знакомый с проектом — рядом находится Каширская ГРЭС, крупнейшая электростанция столичного региона. На ее долю — мощность электростанции составляет 1 910 МВт — приходится около 10% всей выработки электроэнергии московской энергосистемы.

В феврале 2016 года компания «РусЭнергоМир» построила для «Агрокультуры Групп» трансформаторную подстанцию 110 кВ, которую подключили к высоковольтной линии «Каширская ГРЭС-Мордвес». «Заказчик поставил предельно сжатые сроки, — отметил руководитель проекта Денис Минибаев. — Чтобы уложиться в график, компания максимально оптимизировала процесс проектирования, снабжения, строительства и финансирования». Общая мощность подстанции составляет 25 МВА и, как говорится на сайте «РусЭнергоМир», она потребуется заказчику для электроснабжения технологического освещения тепличного комплекса. В ОАО ОГК-1, в которую входит Каширская ГРЭС, Forbes отказались сообщили размер тарифа для тепличного комплекса, но, по оценкам экспертов, он может быть в 2-3 раза ниже тех, по которым платят обычные агропредприятия.

Дешевая «энергия из розетки» — это конкурентное преимущество для тепличного проекта. В себестоимости огурца 50% затрат приходится на освещение и обогрев. «Энергия с ГРЭС пойдет на освещение — досветку, обогрев у них газовый, — замечает собеседник Forbes, знакомый с проектом. — Если есть свободные мощности, энергетики заинтересованы в том, чтобы энергию продавать». Большинство современных тепличных комплексов строят с газовой генерацией, замечает один из конкурентов «Агрокультура Групп»: дешевого электричества немного — «мало кому удается сеть рядом с АЭС или ГРЭС». Например, у Алексея Антипова, основателя компании «Балтимор», партнером в его тепличном комплексе был акционер Сяського ЦБК Алексей Шмаргуненко — он нашел землю рядом с ЦБК и подключил теплицы к своей котельной.

Кроме дешевой энергии, владельцам «Агрокультура Групп» удалось получить кредиты на хороших условиях: «Деньги кредитные, но не Россельхозбанка — их финансирует банк Россия».

Основным владельцем банка является Юрий Ковальчук (42,3% с учетом пакета, принадлежащего жене). Сумму кредита в «Агрокультура Групп» назвать отказались. Представитель АКБ «Россия» сообщил, что не сумеет оперативно ответить на вопросы Forbes. По данным отчетности за 2014 год, на стадии проектирования комплекса сумма кредитных средств у компании составляла всего 35 млн рублей, отчетность за 2015 год не предоставлялась.

В «Агрокультура Групп» связи с Ковальчуком отрицают. «Ковальчук Юрий Валентинович к нашему проекту никогда не имел и не имеет никакого отношения, ничего не инвестировал и не инвестирует», — сообщил Forbes генеральный директор «Агрокультура Групп» Владимир Чернышов. По данным ЕГРЮЛ, Чернышову принадлежит 50% компании, еще — 50% фирме «Пересвет-Агро», дочерней компаниии банка «Пересвет», принадлежащего Русской православной церкви (РПЦ).

Перед началом посева семян огурцов тепличный комплекс освятил и провел молебен благочинный церквей Каширского района священник Валерий Сосковец.

«Была сложная ситуация, а они [«Пересвет-Агро»] оказались в нужное время в нужном месте», — говорил ранее Чернышов РБК. Тепличный бизнес для него самого в новинку. Чернышов несколько лет проработал гендиректором ООО «Озон», управляющей горнолыжным курортом «Игора» в Ленинградской области — ее совладельцем называют все того же Ковальчука.

Запрет на ввоз овощей из Европы и Турции, а также ставка Минсельхоза на увеличение вдвое площадей российских теплиц привлекли в этот бизнес сразу несколько членов списка Forbes. Недавно АФК «Система» Владимира Евтушенкова купила тепличный комплекс «Южный», один из крупнейших в стране. Свои теплицы есть уже у владельца ОАО «Магнит« Сергея Галицкого и автодиллера Александра Варшавского. Экс-владелец «Скартэла» Сергей Адоньев вместе с партнером Сергеем Рукиным построили тепличные комплексы в подмосковных Луховицах и Тюменской области. Агрохолдинг «Русагро» Владимира Мошковича начал проектировать крупный тепличный комплекс на 100 га, а сын Романа Абрамовича — Аркадий ищет подходящую площадку для реализации своего проекта. «Ажиотаж пошел, —подтверждает Михаил Глушков, исполнительный директор Союза производителей овощей. — Но сливки, обычно, снимают те, кто пришел первым».

Подробнее о том, как миллиардеры инвестируют в тепличный бизнес, читайте в майском номере журнала Forbes.

Россия > Агропром > forbes.ru, 12 апреля 2016 > № 1721272 Павел Седаков


Грузия. ЦФО > Агропром > portal-kultura.ru, 6 апреля 2016 > № 1715171 Леван Стажадзе

«При Хрущеве в хачапури стало меньше сыра»

Юлиана БАЧМАНОВА

О первом директоре ресторана «Арагви» Лонгинозе Стажадзе рассказывает его сын, главный научный сотрудник Научно-практического Центра экстренной медицинской помощи департамента здравоохранения Москвы, доктор медицинских наук Леван СТАЖАДЗЕ.

культура: О Вашем отце почти ничего неизвестно. Мелькает лишь один эпитет — «легендарный». Вся надежда на Вас.

Стажадзе: Понимаете, у нас с отцом очень большая разница в возрасте. Ему было 44, когда я родился. Это первое. Второе — в те годы люди были скромны и сдержанны. Они не любили фотографироваться, а уж болтать — тем более. К тому же отец работал в таком месте и встречался с такими людьми, что дома старался ничем не делиться.

Папа родился в 1893 году в селе Абаноети, в семье крестьянина. Он был девятым из 11 детей. Жили они очень бедно, и его двенадцати лет отдали в услужение князю, на кухню. Мальчику пришлось по душе кулинарное искусство. А лет в 18 он перебрался в Тбилиси, устроился работать в кооператив по снабжению и так преуспел, что даже сумел купить домик. Однажды знакомый занял у отца деньги и пропал. Вскоре стало известно, что должник уехал в Москву. То ли это обстоятельство подвигло, то ли что-то другое, но вскоре папа оказался в столице.

Он думал, что Москва — такой же город, как Тбилиси или Кутаиси: все друг друга знают, на улице по нескольку раз в день видятся. И хотя его предупреждали, что столица — большая, Москва произвела на отца совершенно безумное впечатление. Здесь он прибился к каким-то грузинам и стал работать в столовой на Пушечной улице. Туда по вечерам заскакивали сотрудники НКВД — там было дешево и вкусно, а лобио можно было запивать чачей.

В какой-то момент об этой столовой проведал Берия. Как-то вечером к подъезду подкатили три машины — по тем временам серьезное событие. А папа как раз задержался допоздна. Вышли люди «в коже», и с ними человек в пенсне. Отец только по разговору догадался, кого принимает. Он со свойственной ему энергией все рассказал и показал Лаврентию Павловичу, и каким-то образом получилось, что они друг другу понравились. Берия отбыл, а через два или три года у ворот опять появилась машина с чекистами. Нашли отца, сказали «поехали» и «не бойся, все будет хорошо». Папа испугался — тогда всем говорили «поехали» и «не бойся». Привезли к Берии, а тот и сообщает: «Знаешь, я подумал, с Хозяином согласовал, давай мы тебе поручим сделать грузинский ресторан?» Отец, конечно, согласился с большой радостью.

А дальше закрутилось: лучшие архитекторы, лучшие специалисты по общественному питанию... «Мне было с ними очень интересно, но трудно», — рассказывал отец. Потому что образования у него было всего четыре класса сельской школы.

культура: Ходят слухи, будто в «Арагви» была секретная комнатка с записывающей техникой, разговоры прослушивались, а сам Лонгиноз Малакеевич служил агентом НКВД, да еще в чине полковника...

Стажадзе: В «Арагви» встречались разные люди — дипломаты, разведчики. О «тайной комнатке» мне ничего неизвестно, а отец настолько плотно был занят рестораном, кухней, культурной программой... Уверяю вас, если бы Лаврентию Павловичу понадобилось сделать из «Арагви» телефонную будку, он бы Лонгиноза Малакеевича даже не спросил. Кстати, с Берией папа общался гораздо реже, чем, например, с Анастасом Микояном.

культура: Ваш отец был в составе персонала Тегеранской конференции в сорок третьем, участвовал в организации банкетов в честь Победы в 1945-м и в 1947-м — в честь тридцатой годовщины Октября.

Стажадзе: Есть один эпизод, о котором мало кто знает. Отцу поручили организовать встречу Сталина с каким-то очень крупным деятелем. Ни разу в жизни он не произнес имени высокого гостя. Ни разу! Ходили слухи, что это мог быть Черчилль, но утверждать не берусь. Так вот, ему поручили сделать что-то необычное для вечерней встречи tet-a-tet. И дали карт-бланш. Отец высоко ценил московскую молочную телятину и считал, что равного сырья для кулинарии не существует. Хотя ресторан снабжался из Грузии, и было время, когда к поезду Москва — Тбилиси прицепляли специальный вагон с мукой для хачапури, для мамалыги, для мчади (лепешки, для которых требуется кукуруза специального помола), с травами, винами, коньяками, «Боржоми» и «Тархуном», но телятину использовали только московскую. И вот, отец со своими друзьями (сегодня их назвали бы дизайнерами) сделали из грузинских трав лужайку. Тархун, цицмати, охрахуши, кинза... И на этой лужайке стоял молочный теленок. Его неделю поили молоком в стойле, потом целиком сварили и обжарили — по какой-то очень специальной технологии. Позади теленка шумел водопадик из хванчкары. Вокруг стояли серебряные кубки. Серебряные тарелки, большие двузубые вилки и кинжалы, вроде маленьких мечей. Приборы отец подсмотрел у крестоносцев: те втыкали вилку в жареного быка, отрезали кусок и отходили на свое место пировать. Когда Иосиф Виссарионович пригласил гостя в зал, тот натурально обалдел, а Сталин был в полном восторге. Гость схватил вилку, отрезал мяса, зачерпнул вина, и оба расхохотались. И пошла у них беседа. Помню, спросил: «А если бы не понравилось?» — «Я бы с тобой тогда тут не сидел», — засмеялся папа. Время было суровое, и он прекрасно это понимал.

культура: Грузинская кухня считалась в Москве самой вкусной. Как бы Вы оценили вклад Лонгиноза Стажадзе?

Стажадзе: Отец привнес в московскую кухню хачапури. И при этом говорил: «Если кто-то назовет хачапури пирожком, аккуратно объясните, что это разные вещи». Помню, он сделал шефу выговор за то, что тот окрестил хачапури ватрушкой. И так же точно было с хинкали: «Если кто-то посчитает хинкали большим пельменем, растолкуйте ему, что у хинкали бульон внутри, у пельменя — снаружи, и вкус у них разный». Сациви до отца в Москве тоже никто не знал и не готовил. И купаты — настоящие, не проворотка, а рубленые. Сыры: сулугуни и гуда. И все подливы — ткемали, сацебели, тклапи... Это все папа привозил и внедрял. Был еще один козырь — цыпленок табака в орехово-чесночном соусе.

культура: Расскажите о посетителях «Арагви».

Стажадзе: Ресторан пользовался бешеной популярностью. Помню два великолепных зала в подвале — один сводчатый, с буфетом, а другой — с очень высокими потолками, на стенах — картины Ираклия Тоидзе, в том числе сюжет из «Витязя в тигровой шкуре». «Арагви» любили все. Помимо членов правительства, здесь часто бывали артисты Большого и Малого театров, мхатовцы вообще чуть ли не каждый вечер проводили тут.

Довольно много народу перебывало и у нас дома. Мама обычно готовила немного — хачапури и сациви. Но все радовались, несмотря на скромную кухню и общую квартиру. У нас стояло пианино, и люди приходили не столько поесть, сколько пообщаться — обстановка была всегда теплой, дружеской. Я очень любил Ольгу Лепешинскую. Юрий Федорович Файер к нам приходил — дирижер Большого театра, обаятельнейший человек. Певец Владимир Канделаки — он в свое время «гремел» в оперетте вместе с Татьяной Шмыгой. Владимир Преображенский — невероятно красивый, статный, высокий, партнер Улановой и Лепешинской. Оперная певица Вера Давыдова — мама была с ней дружна. А если заходила Фаина Раневская, то хохот стоял воистину гомерический. Немало было ученых. Папа обожал их слушать. Все время вздыхал: «Ах, если бы у меня было образование!» Нам, детям, всю жизнь говорил: «Учитесь, учитесь, учитесь!» И ради этой учебы ничего не жалел: книги доставал, знакомил с учеными, брал на беседы — туда, сюда — это для него было номером один.

Летчики приходили часто, писатели. Отец был особенно дружен с Фадеевым и художником Налбандяном — тот жил совсем рядом. Была у него книжка, еще со времен грузинской столовки, с автографом Маяковского: «Божественному Лонгинозу». Судя по почерку, поэт пребывал изрядно подшофе.

культура: Многие рассказывают, что в «Арагви» было не попасть, неприступные официанты, огромные чаевые...

Стажадзе: Наверное, люди имеют право так говорить, если приходили в ресторан в 60-х. Это был уже не тот «Арагви». Как только у власти оказался Хрущев, ситуация в стране мгновенно переменилась. Помню, как она меня обескуражила и поразила. Люди словно с цепи сорвались — квартиры и дачи стали наполняться коврами, сервизами, хрустальными люстрами, шкафы ломились от одежды, дорогие машины, расточительство и обжорство. Помню, зашел в тогдашний «Арагви». Хачапури было не узнать: теста много, сыра чуть-чуть. Из шести кусочков шашлыка три могли быть из некачественного мяса — разносортица. Разве отец допустил бы такое?

Грузия. ЦФО > Агропром > portal-kultura.ru, 6 апреля 2016 > № 1715171 Леван Стажадзе


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 2 апреля 2016 > № 1709146 Игорь Абакумов

Комментарий. Минсельхоз провоцирует публичный скандал, грозящий отставками.

Подпись заместителя министра сельского хозяйства РФ Елены Астраханцевой под протоколом Правительственной комиссии, отрезающим от Тимирязевской сельхозакадемии свыше 100 гектаров земли под жилищное строительство, говорит либо о пренебрежении ведомством интересами аграрного образования, либо о конфликте интересов большой группы чиновников.

4 марта был подписан протокол Правительственной комиссии по развитию жилищного строительства и оценке эффективности использования земельных участков, находящихся в собственности Российской Федерации. Комиссия под председательством первого зампреда Правительства РФ Игоря Шувалова постановила изъять у РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева свыше 100 гектаров опытных полей под жилищное строительство. (Ссылка на постановление — http://www.fondrgs.ru/files/docs/protokol_01_04.03.2016/prt_PK_1_04.03.2016.pdf)

Подписание было заочным, то есть без предварительного обсуждения. Кроме Елены Астраханцевой – заместителя министра сельского хозяйства РФ, постановление поддержали депутат Госдумы, первый зампред комитета по строительству Мартин Шаккум, министр юстиции Александр Коновалов, замминистра экономического развития Ольга Дергунова, министр строительства и ЖКХ Михаил Мень и еще десяток не менее ответственных товарищей, мнение каждого из которых могло остановить процесс изъятия земель у ведущего аграрного ВУЗа России.

Тимирязевская академия в известность об этом не была поставлена вообще. О постановлении здесь узнали, увидев незнакомых землемеров на опытных полях. Между тем Тимирязевка находится в прямом подчинении Минсельхоза РФ.

Что планируется отдать под застройку жильем? Опытное поле, на котором более 100 лет подряд проводится уникальный эксперимент биологического земледелия. Таких полей на планете всего два – одно (маленькое) в Англии, второе (большое) в России. Под бульдозер пойдет не менее уникальный Мичуринский сад с генетическим банком плодовых деревьев и ягодников. Кроме того, опытный птичник, ипподром и конный манеж. Таким образом, студенты лишаются учебной базы, ученые – экспериментальной.

Студентов в академии учится около 18 тысяч, в том числе из разных стран мира. И это социально активные люди. После того, как стало известно о протоколе, в сети появилась открытая для подписания петиция, адресованная Президенту России. (Ссылка на петицию — https://www.change.org/p/правительственная-комиссия-по-оценке-жилищного-строительства-спасем-нашу-тимирязевку?recruiter=97402730&utm_source=share_petition&utm_medium=copylink ). Петицию уже подписали свыше 20 тысяч человек. И это не только студенты.

Источник в Госдуме сообщил, что спикер Сергей Нарышкин намерен принять меры к защите Тимирязевки.

С резким заявлением по этому поводу выступил сенатор Николай Федоров – экс-министр сельского хозяйства РФ. (Ссылка — http://www.council.gov.ru/press-center/blogs/66075/ ). Он обратился к мэру Москвы Сергею Собянину с предложением разобраться в ситуации. По информации от источника в МСХ РФ, в бытность Федорова министром к нему поступали предложения что-нибудь построить в Тимирязевке, но он их однозначно отклонил. Аналогичные предложения поступали и министрам Алексею Гордееву, и Елене Скрынник, но ответ всегда был отрицательным. Надо понимать, что отказывать приходилось всемогущему тогда мэру Юрию Лужкову. Напомню, что ранее Тимирязевка и Минсельхоз находили смелость отказывать даже Никите Хрущеву – первому лицу СССР.

Нынешняя команда МСХ, очевидно, в административном смысле оказалась неоднородной и потому кажется намного слабее предыдущих. И этим обстоятельством не преминули воспользоваться девелоперы. Их интерес понятен: земли оцениваются без малого в 30 миллиардов рублей, а финальная прибыль застройщика, по экспертным оценкам, может составить миллиард евро.

То, что вокруг Тимирязевки сгущаются тучи, было очевидно в Кремлевском дворце в день празднования 150-летия академии. На торжестве не было ни министра сельского хозяйства, ни других членов Правительства, никого не было и из мэрии столицы. Приветствие Президента РФ зачитал нанятый конферансье. От МСХ академию и гостей поздравил лишь первый замминистра Евгений Громыко, который был явно не в своей тарелке и постоянно сопровождал свои реплики комментариями вроде «я стесняюсь», «я первый раз на такой сцене», что явно не соответствовало ни статусу мероприятия, ни ожиданиям зала, в котором находились академики РАН, члены зарубежных делегаций, студенты и аспиранты со всей страны. Немой вопрос «что это было?» остался тогда без ответа.

Только узкий круг посвященных знал, что еще накануне, в сентябре 2015 года мэр Москвы Сергей Собянин написал премьеру Дмитрию Медведеву письмо с предложением инвентаризации имущества академии «в виду наличия неиспользуемых по назначению» земельных участков. В октябре министр Александр Ткачев написал письмо премьеру с просьбой не допустить отчуждения земель академии, на которое Медведев наложил никого не обязывающую резолюцию «учесть в работе». Росимущество провело проверку, к которой подключились Минэкономразвития и ФАНО. Вывод комиссии: нарушений земельного законодательства не выявлено.

По мнению наблюдателей, весь сыр-бор начался с того, что вновь избранный по рекомендации МСХ ректор академии Вячеслав Лукомец – самый молодой академик РАН, до этого директор ВНИИ масличных культур (Краснодар) – без должного согласования с МСХ выдвинул в Минэкономразвития проект организации в Тимирязевке агротехнопарка. В проекте было немало современных предложений, но это произошло – во-первых – поверх головы МСХ, во-вторых, там содержался пункт о строительстве многоквартирного дома. Вот это, по мнению наблюдателей, и заинтересовало девелоперов. Дескать, где один дом, там и десять. И уже в декабре фонд «Развития жилищного строительства» и правительство Москвы было не остановить.

Минсельхоз, по невыясненным пока причинам, более не стал сопротивляться и даже заменил своего несговорчивого представителя в Правительственной комиссии по оценке эффективности использования земель на Елену Астраханцеву, которая спокойно подписала протокол от 4 марта об изъятии земель Тимирязевки. Как заместитель министра сельского хозяйства она курирует вопросы образования и противодействия коррупции в отрасли АПК России.

Указом Президента Российской Федерации от 11 сентября 2008 года № 1343 Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Этот Указ за подписью Президента Дмитрия Медведева начертан на мраморной доске в главном корпусе Тимирязевской академии. Если случится отъем земель, цена забвения указа будет около 30 миллиардов рублей – по кадастровой стоимости.

То, что Правительство в целом, а Премьер-министр и Минсельхоз в частности, в эти дни несут колоссальные репутационные потери, ни у кого не должно вызывать сомнений. Скандал, который они сами и инициировали, не может вызывать иллюзий выйти сухими из воды. Общественность – студенты, преподаватели, профессура, выпускники разных лет, имеющие влияние в государстве, местные жители — не дадут спустить «на тормозах» эту историю, уже требуя воздать каждому по делам его. И не в каком-то там будущем, а немедленно. Социальные сети взорвались комментариями. Уже высказались федеральные СМИ, следом очередь политиков-тяжеловесов и правоохранителей. Молчать никто не станет. Мало никому не покажется. Самое время писать прошения об отставках.

И последнее. В уважающих себя странах земли аграрных университетов являются их собственностью. Обременение одно — их нельзя продать, а использовать только для научных, хозяйственных и социальных целей университета. В России эти земли государственные, а в государстве работают люди разные – и патриоты, и коррупционеры. Вот где первопричина подобных скандалов. Одно постановление Правительства на сей счет может решить проблему – нужна политическая воля.

 Игорь АБАКУМОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 2 апреля 2016 > № 1709146 Игорь Абакумов


Казахстан > Агропром > kapital.kz, 28 марта 2016 > № 1703130 Дауренбек Кударов

Дауренбек Кударов: Подсластим пилюлю!

Кондитеры не только справляются с кризисом, но и готовятся выйти на китайский рынок

Кризис – самое время открывать … кондитерские! Это не тема очередного бизнес-тренинга, и не последствие депрессии, в течение которой становишься большим ценителем тортов и пирожных. Это проверенная практика. Дауренбек Кударов свой бизнес начал в 2015 году, его опыт пришелся на пиковое, финансово непростое время. Как раз такое, когда у человека срабатывает рефлекс: тотальная экономия и в первую очередь на пышных ватрушках и кремовых безе. Удержаться в бизнесе помогла идея, или как говорят сегодня – креативная фишка. А та в свою очередь родилась после долгих маркетинговых исследований и четкое понимание всех проблем пищевой отрасли Казахстана. В интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz генеральный директор ТОО «Алматинские сладости» Дауренбек Кударов рассказал о своих успехах, о положении дел в отечественной «пищевке» и первых рекомендациях уже на правах опытного предпринимателя.

- Дауренбек, в бизнесе есть определенные стереотипы, назовем их так. Например, кондитерские, как мне кажется – это дело больше для женщин, нежели для мужчин. Отсюда вопрос – как определялись с направлением, почему именно кондитерская, как заходили на рынок?

- Конечно, в первую очередь, мы провели исследование, которое должно было ответить на вопросы – в каком направлении нам двигаться, с чего начинать? Было принято решение, что это должен быть продукт массового потребления, он должен быть основан на нашей, казахстанской сырьевой базе. Мы знаем, что Казахстан имеет очень большой сельскохозяйственный потенциал. Мы – одни из лидеров в регионе по производству пшеницы, зерновых культур. И именно поэтому мы решили открыть кондитерскую фабрику и начать с производства печенья – продукта массового производства, продукта, который потребляется каждый день. Единственный вопрос, который встал перед нами – как мы должны отличиться, чем мы должны выделиться, как заходить на рынок? Провели анализ рынка и поняли, что в данном сегменте нет полезных здоровью, или скажем так, их очень немного, кондитерских изделий. Поэтому и приняли решение производить печенье из цельно-зерновых злаков. Сегодня у нас уже несколько торговых марок, таких как «Дастархан - биозавтрак», «Топленка». Компания наша была организована в 2014 году, в 2015-ом мы получили поддержку через «Дорожную карту бизнеса» и запустились в полном объеме. Закупили оборудование и вот уже почти 8 месяцев, как мы работаем в режиме производства.

- То есть на стартовом этапе в ассортименте пока только печенье?

- Изначально в нашей стратегии было прописано, что мы будем заниматься не только печеньем. Это будет вся линейка кондитерских изделий. Но начали - да, с печенья. На сегодняшний день у нас более 15 наименований. Я думаю постепенно, пошагово мы будем развивать это направление. Самое главное к чему мы стремимся – все, что мы будем производить, оно должно быть полезным, доступным и очень высокого качества.

- Вот касательно полезности. Кто замерял данный уровень, кто подтвердил пользу Вашего печенья?

- Выбирая данное направление, мы изначально задались этим вопросом: как мы будем подтверждать свое качество, у кого можно просить совета, помощи? Сегодня мы тесно сотрудничаем с Казахской Академией питания. Практически все наше печенье было разработано совместно со специалистами Академии. Мы располагаем специальным логотипом, который свидетельствует о том, что данная продукция рекомендована Академией питания. Что это значит? Печенье выходит, мы сдаем анализ, проходим ДНК-анализ, продукт поступает в определенную комиссию, где выявляется его полезность, важность. Вся эта информация впоследствии, конечно же, указывается на упаковке.

- Вы сказали, что воспользовались поддержкой государства. Насколько своевременной она была и в целом, что это за опыт?

- От государства мы получаем сегодня всяческую поддержку. Это не только финансовая помощь. Как я уже говорил, по «Дорожной карте бизнеса» мы получили определенные средства, на эти деньги закупили оборудование, начали свой бизнес. Далее. От Национальной палаты «Атамекен», к примеру, мы получаем качественную консультативную поддержку. И нужно отметить, что с какой бы проблемой мы не обратились, всегда получаем совет с нужным решением. Я думаю, в дальнейшем мы все эти направления будем развивать, хотелось бы, чтобы все программы продолжались, не закрывались. Сегодня не секрет, что есть необходимость отходить от «нефтяной иглы», уходить от сырьевой экономики, развивать малый и средний бизнес, в частности, это сельскохозяйственная продукция и переработка сельскохозяйственной продукции с добавленной стоимостью. Конечно, до того, как мы получили данную помощь, у нас было большое сомнение – будет ли обещанное соответствовать действительности, разговоров ведь много вокруг данной темы. Сегодня могу сказать с уверенностью – господдержка есть и она весьма ощутимая. Вся проблема в том, что казахстанцы не приходят, не обращаются за ней. Хотите грамотно выстроенный бизнес – нужно обращаться, нужно искать, нужно разговаривать, нужно просить.

- То есть Вы не исключаете, что, возможно, снова обратитесь за помощью?

- Конечно. Мы понимаем, что сегодня есть определенные сложности, связанные с девальвацией, с изменением курса валют. Плюс, у нас очень могучие соседи, их компании давно на рынке и конкурировать с их продукцией предпринимателю, который только что открылся, всегда сложно. Поэтому нужна помощь, и консультативная, и финансовая. Здесь важно и то, как будет вести себя население Казахстана. Очень хотелось бы, чтобы мои соотечественники обратили внимание на продукцию местного производства, этим самым они помогают не только конкретному предприятию, но вносят вклад в развитие в целом всей экономики. А это новые рабочие места, это финансовые потоки, которые остаются у нас в государстве и не выходят за его пределы.

- А Ваши наблюдения, насколько охотно сегодня казахстанцы приобретают печенье местного производства? Как со спросом дела?

- Спрос присутствует. Но тем не менее, хотелось бы чтобы у каждого гражданина Казахстана была принципиальная позиция, чтобы он понимал, что в первую очередь нужно обращать внимание на продукт местного производства. Есть немало государственных программ формата «Покупай казахстанское». Недавно вновь были слова президента о том, что нужно чаще запускать подобные акции, они проводятся и это не может не радовать. Спрос растет, наш плюс еще в том, что местный продукт, это всегда дешевле, чем импортный. Более того, наше качество не только не уступает, оно лучше. Почему? Потому что люди, которые работают на местном рынке, на местном производстве, они имеют моральную ответственность перед страной, перед своими родственниками, перед соседями и перед гражданами всей республики. Ментальность у нас такая. Мы просто не можем выпускать некачественную продукцию, мы работаем на имидж. Открывали эту компанию ведь не для того, чтобы очень скоро закрыться. Мы хотим развиваться, чтобы на данном предприятии работали в будущем наши дети, внуки, правнуки.

- Имидж – это замечательно. А что касается амбиций, есть в планах выйти, может быть, на экспорт? Или Ваша компания ориентирована только на внутренний рынок?

- Экспорт на сегодня для нас остается приоритетным направлением. Мы ведем в настоящее время переговоры с компаниями из Российской федерации. В Москве есть несколько предприятий, с которыми мы уже начали сотрудничество, сейчас им отправлены пробные экземпляры, продукт полностью их устроил, остались некоторые нюансы. Плюс мы встречались с китайскими оптовиками, продавцами-дистрибьюторами. Им тоже наша продукция очень интересна. Вот что я хочу здесь добавить. В Китае есть такая особенность: оказывается, китайские потребители, узнав, что продукт изготовлен в Казахстане, имеют определенное доверие к данному продукту. Логика у них такая - в Казахстане не так сильно развита химическая промышленность, а значит, все наши продукты являются экологически чистыми, без генных модификаций. То есть в этом смысле мы еще недоразвиты, в хорошем смысле слова, и китайцы, когда видят казахстанский товар, они с удовольствием его покупают. Поэтому я думаю, что в ближайшее время мы выйдем и на китайский рынок. Китай сегодня повернулся лицом к Казахстану, хочет совместно развивать сельскохозяйственные направления, и по животноводству, и по зерновым культурам. Кроме того, рынок Киргизии и Ирана также перспективны для нас. Я думаю, в будущем мы будем поставлять нашу продукцию и на эти рынки.

- Дауренбек, хочу задать Вам вопросы, как непосредственному участнику пищевого рынка. Вы ведь изучали отрасль, согласитесь, в сегменте все далеко не так оптимистично, как кажется, глядя на Ваш бизнес. Показатели по тому же экспорту-импорту – не самые радужные…

- Да, внешнеторговая структура на сегодняшний день имеет отрицательное сальдо. Ввозится у нас в два раза больше, нежели мы экспортируем. Что касается пищевых предприятий, продовольственной безопасности, хотел бы тут обратить внимание на следующее: по расчетам некоторых экспертов потребность в кондитерских изделиях по городу Алматы составляет 66 тысяч тонн в год. А на сегодняшний день наши предприятия производят только десятую часть. Поэтому есть потенциал, который мы должны использовать. Оставшиеся 90% - это не импорт. Есть и другие регионы – Алматинская область, Южно-Казахстанская, Жамбылская. То есть оставшаяся часть потребности – это другие регионы Казахстана и конечно, импорт. Вот, к примеру, еще несколько интересных цифр. Например, потребность в мясе и мясопродуктах составляет 122 тысячи тонн ежегодно. В яйцах – ежегодно мы нуждаемся в 250 миллионах яиц. Потенциал очень высокий, есть очень много свободных ниш, куда должны заходить предприниматели и должны развивать именно этот сектор.

-А почему, как Вы думаете, казахстанцы не понимают, что «пищевка» - это своего рода кладезь для МСБ?

- Если говорить в целом о пищевой промышленности, и если в целом рассматривать приоритетные отрасли экономики, то таковыми для нашего города являются как раз пищевая промышленность, фармацевтическая, мебельная промышленность, машиностроение и так далее. При этом мы все прекрасно понимаем, что вопросы продовольственной безопасности они и на сегодняшний день по-прежнему актуальны. Все мы знаем, что в городе Алматы только по данным статистического агентства проживает свыше 1 миллиона 700 тысяч человек, это не считая тех граждан, которые приезжают сюда на работу. Поэтому повторюсь, вопрос продовольственной безопасности для города Алматы весьма актуален. В рамках данной задачи на сегодняшний день акиматом города Алматы, фондом развития предпринимательства «Даму», алматинским филиалом палаты предпринимателей города Алматы ведется усиленная работа для того, чтобы создать максимально комфортные условия для развития именно пищевого кластера. Я опять же могу назвать такие статданные: к примеру, за 2015 год внешнеторговый оборот продовольственных продуктов в Алматы составил 9 миллиардов долларов, из них 7 миллиардов – это импортная продовольственная продукция, которая зашла к нам. Здесь нужно понимать, что всю эту продукцию не только жители города потребили, но и вся республика. Это связано с тем, что Алматы - торгово-логистический центр Казахстана, и вся импортная продукция, а это около 40% от всего внешнеторгового оборота, она заходит через Алматы. Импорт на сегодняшний день составляет порядка 500 миллиардов тенге. Эта информация к тому, что здесь больше вопрос в неосведомленности казахстанцев в преимуществах данной отрасли. Но, как видите, работа и здесь ведется. На своем примере могу однозначно призвать: если есть предприниматели, которые еще определяются, в какой отрасли им лучше работать, то пищевая отрасль – на мой взгляд, весьма привлекательная ниша, сюда сегодня нужно бросить все силы и результат не заставит себя долго ждать.

- Спасибо, Дауренбек, за беседу, советы и успехов Вам в бизнесе!

Казахстан > Агропром > kapital.kz, 28 марта 2016 > № 1703130 Дауренбек Кударов


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 марта 2016 > № 1698808 Евгений Корчевой

Комментарий. Евгений Корчевой: «Россия не собирается превращаться в свалку».

В последнее время в СМИ неоднократно проходила информация о том, что введение утилизационного сбора на сельхозтехнику приведет к её удорожанию и как следствие к снижению продаж. За разъяснениями мы обратились к директору российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Евгению КОРЧЕВОМУ. Многих членов ассоциации введение утилизационного сбора также коснулось. Однако в «Росагромаш» не видят проблем с введением этого сбора — напротив, считают, что утилизационный сбор позволит не только успешно бороться со старой сельхозтехникой, но и поддержать предприятия, которые производят сельхозтехнику в России по полному циклу.

— Кто является плетельщиком утилизационного сбора?

— Бытует заблуждение, что плательщиками утилизационного сбора являются сельхозпроизводители, и что им придется больше платить за ту технику, которая уже у них имеется.

В Постановлении Правительства России от 06.02.2016 г. № 81 «Об утилизационном сборе в отношении самоходных машин и (или) прицепов к ним и о внесении изменений к некоторые акты Правительства Российской Федерации» четко указано кто является плательщиком утилизационного сбора. Так как данный сбор введен с середины февраля 2016 года, его оплачивают только импортеры, компании, которые завозят зарубежную технику – самоходные машины на территорию Российской Федерации.

Кроме импортеров утилизационный сбор оплачивают те российские производители, которые производят сельскохозяйственную технику, указанную в перечне Постановления Правительства.

Утилизационный сбор не распространяется на перепродажу машин внутри рынка. То есть, если один сельхозпроизводитель решил продать бывшую в эксплуатации машину другому сельхозпроизводителю, и ранее утилизационный сбор в предыдущие годы не был уплачен, требований к уплате утилизационного сбора к ним не будет. То есть, те машины, которые сегодня имеются у сельхозпроизводителя, утилизационным сбором облагаться не будут.

Утилизационный сбор оплачивают только импортеры и производители сельхозтехники на машины, которые были произведены после 10 февраля 2016 года.

Утилизационный сбор не распространяется на навесную и прицепную сельхозтехнику – сеялки, бороны, культиваторы и другие виды техники. Он распространяется исключительно на самоходные машины – это тракторы, зерноуборочные комбайны, универсальные самоходные машины, самоходные опрыскиватели, а также прицепы тракторные. При этом ряд самоходной техники, например, свеклоуборочные комбайны, не облагаются утилизационным сбором. Или, полуприцепы, которые имеют одну ось, в соответствии с разъяснением Минпромторга России, не облагаются утилизационным сбором.

— Для чего вводили утилизационный сбор? Зачем он нужен?

— Вводить утилизационный сбор нужно было обязательно, потому что у нас огромный поток бывшей в эксплуатации сельхозтехники из ЕС и третьих стран. Этот поток связан с тем, что в Европе часто повышаются экологические требования к сельхозмашинам. Соответственно к технике старой в этих странах применяется очень высокий налог. И содержание этих машин становится невыгодным.

Что делать с этой техникой? Есть два способа. Первый – утилизировать, что тоже стоит больших денег. Второй – продать на экспорт. Последний способ более выгоден, чем утилизация внутри страны, потому что за утилизацию они должны будут платить, а за продажу, напротив, получат реальные деньги.

Этот вал б.у. техники с годами рос (ежегодно в Россию ввозилось более 2 тысяч сельхозтракторов со старыми экологическими требованиями), и привел бы к тому, что через пять лет мы были бы завалены сельскохозяйственным хламом.

Россия не собирается превращаться в свалку. Да, у нас большие территории, но это не значит, что мы должны захламлять свою страну, превращать ее в свалку бывшей в эксплуатации сельхозтехники.

В тоже время сельхозпроизводители, которые покупают импортную б.у. сельхозтехнику несут материальные потери вдвойне. Во-первых, они переплачивают, когда покупают такую машину. Во-вторых, обслуживание этой машины стоит огромных денег. В итоге за пять лет эксплуатации такой техники сельхозпроизводитель переплачивает в два-три раза больше, чем, если бы он приобрел новую сельхозмашину. И в 10 раз переплачивает – если бы приобрел машину российского производства.

Поэтому альтернативы утилизационному сбору нет. Другим способом поток устаревших машин из ЕС и других стран не остановить.

— Как введение утилизационного сбора отразится на ценах на сельхозтехнику?

— По оценке Ассоциации «Росагромаш» средняя ставка утилизационного сбора для новых машин составляет от 3 до 10 процентов от стоимости техники. Это достаточно большая сумма. Но импортеры имеют огромную маржу, когда реализуют бывшую в эксплуатации машину в России. Например, наценка дилера по иностранной технике составляет от 30 до 45%.

Нам кажется, что у импортеров самоходной техники есть огромная возможность за счет уменьшения собственной маржи заложить стоимость утилизации в эту маржу. Да, их доходы чуть снизятся. Они должны понимать, что утилизация старой техники внутри страны будет стоить каких-то денег, и если государство берет на себя эту функцию, то за это нужно платить.

У импортеров есть возможность не повышать стоимость машины благодаря введению утилизационного сбора. И если импортер увеличивает стоимость своей техники на величину утилизационного сбора, это значит, что он хочет сохранить свои 30-40 процентов, которые он зарабатывал ранее. В таком случае рынок должен определить, будут покупаться такие машины или нет. Выиграют те импортеры, которые смогут оптимизировать цену, и заложат утилизационный сбор в стоимость машины за счет снижения маржи.

Что касается российских производителей. В соответствии с Постановлением Правительства России №1432 они не имеют права повышать стоимость машин больше, чем на величину индекса цен производителей промышленной продукции – 6,2%, устанавливаемый Правительством. Это меньше, чем уровень инфляции.

Некоторые члены Ассоциации «Росагромаш» приняли решение, что не будут вообще поднимать цены на свои машины, а часть из них поднимут на разрешенный государством уровень – 6,2%.

Мы чувствуем поддержку Правительства России, которое в этом году запланировало введение двух новых субсидий для производителей сельхозтехники (чтобы было выгодно внутри страны производить сельхозмашины). Это субсидии на компенсацию части затрат на содержание труда и на компенсацию затрат на рост электроэнергии.

Нам видится, что эти субсидии очень важны для отрасли, и когда они заработают, это позволит нам не повышать цены на свою продукцию.

— Звучат обвинения, что утилизационный сбор вводится в пользу крупных производителей сельхозтехники. Это так?

— Действительно, в соответствии с приказом Минпромторга, у так называемых крупнейших производителей появляется льгота по уплате утилизационного сбора. Не сразу, с момента выпуска машины, а по истечении квартала.

В соответствии с приказом Минпромторга России определены критерии, по которым министерство относит того или иного производителя к крупнейшим. Главное требование – не количество выпускаемой продукции, объем может составлять и одну единицу, а полный цикл производства на территории Российской Федерации. Данный факт говорит о том, что крупные, средние и малые производители сельхозтехники находятся в равных условиях.

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 марта 2016 > № 1698808 Евгений Корчевой


Россия > Агропром > oilworld.ru, 21 марта 2016 > № 1693714 Игорь Павенский

Рекордный экспорт российского зерна при действующей вывозной пошлине не является парадоксом – Русагротранс

Сезон-2015/16 вполне может стать рекордным для России по объемам поставок зерна на внешние рынки. Так, аналитики ЗАО «Русагротранс» в конце минувшего месяца озвучили данный показатель на уровне 33,65 млн. тонн, что является максимумом за всю историю наблюдения. При этом стоит напомнить, что данный показатель будет достигнут в условиях действия вывозной пошлины на основную зерновую позицию экспортного рынка России – пшеницу. Об этой особенности текущего сезона и многом другом мы побеседовали с заместителем директора департамента стратегического маркетинга ЗАО «Русагротранс» Игорем Павенским.

- Игорь Сергеевич, в начале нашего разговора хотелось бы узнать более детальную расшифровку ожидаемого рекордного показателя…

- Согласно нашим расчетам, которые основываются не только на таможенной статистике, идущей в этом году с опозданием, но и на информации по line-up из глубоководных портов и реальных отгрузках крупных экспортеров, с июля по февраль сезона-2015/16 из России было вывезено 26,18 млн. тонн зерна, в том числе пшеницы – 19,56 млн. тонн, ячменя – 3,66 млн. тонн, кукурузы – 2,7 млн. тонн. По нашей оценке, потенциал экспорта российской пшеницы в текущем сезоне составляет около 24,3 млн. тонн (с учетом муки), ячменя – около 4,1-4,2 млн. тонн, кукурузы – 4,3-4,4 млн. тонн, зернобобовых культур – около 850 тыс. тонн. Соответственно, в последующие месяцы мы увидим резкое «затухание» месячных объемов вывоза пшеницы, небольшой объем ячменя и существенные объемы кукурузы.

- Не кажется ли Вам парадоксальным достижение рекордного показателя в условиях действия вывозной пошлины на основную экспортную позицию – пшеницу?

- Парадоксального здесь ничего нет. Введенный механизм пошлины можно назвать весьма щадящим, и в условиях существенного ослабления рубля, а также отсутствия весомого роста внутренних цен экспортер получает дополнительную маржу. Более того, по ряду сделок пошлина не превышает минимального значения в 10 руб/т, в том числе за счет того, что уровень контрактных цен изначально ниже 13 руб/т на таких направлениях, как малые порты, порты Балтики, частично – азербайджанское направление. Кроме этого, зачастую в случае отправки морским путем пшеница проходит таможенное оформление на базисах до перевалки, что уменьшает облагаемую пошлиной базу. Так, средняя контрактная цена на российскую зерновую, согласно таможенным данным, была в январе-феврале 168-169 USD/т против 175-180 USD/т FOB глубоководные порты.

- Насколько изменилась география экспортных отгрузок российского зерна в текущем сезоне?

- Основная новость сезона – это выход впервые с 2011/12 МГ на первое место по импорту российского зерна Египта и смещение на вторую позицию Турции ввиду большей конкурентоспобности российского зерна на египетском рынке и снижения импорта в целом со стороны Турции по причине более высокого урожая зерновых в данной стране.

Также в июле-феврале 2015/16 МГ отмечен существенный прирост экспорта в Саудовскую Аравию – с 1,7 млн. тонн до 2,07 млн. тонн (ячмень), в Йемен – с 655 тыс. тонн до 920 тыс. тонн, Нигерию – с 582 тыс. тонн до 874 тыс. тонн. Кроме того, за 8 месяцев сезона-2015/16 существенно возросли поставки зерна в Южную Корею – до 547 тыс. тонн против 593 тыс. тонн за весь 2014/15 МГ.

В то же время, из-за снижения спроса и большей активности со стороны Казахстана, потеряли свои позиции в российском зерновом экспорте Азербайджан и Иран, в 2 раза уменьшились поставки в Судан (до 350 тыс. тонн).

- Как Вы отметили, основными покупателями российского зерна традиционно остаются Египет и Турция. Повлияли ли на объемы отгрузок обострение отношений России и Турции, а также намерения Египта ужесточить требования к качеству зерна?

- Можно сказать, что влияние указанных факторов практически не ощущалось. Объем экспорта российского зерна в Турцию с июля по февраль 2015/16 МГ составил 3,34 млн. тонн, что меньше, чем в прошлом сезоне (5,48 млн. тонн). Но это произошло, в первую очередь, за счет снижения потребностей Турции в пшенице и кукурузе.

Поставки в Египет в указанный период, наоборот, возросли с 3,27 млн. тонн до 5,48 млн. тонн. Отказов по кораблям в Египет из России не было и проигрыши на последних двух тендерах были связаны с существенным укреплением рубля и низкими закупочными ценами, на фоне отсутствия их существенного снижения внутри России. Помимо этого, из-за крайне активного экспорта в феврале и ранее, запасы пшеницы существенно истощились за счет южных регионов, что также повлияло на объемы отгрузок.

- Как бы Вы, в целом, оценили качество экспортируемого российского зерна и его конкурентоспособность на мировом рынке?

- Качество российской пшеницы в настоящий момент не уступает качеству зерновой из стран, осуществляющих торговлю на причерноморском рынке. И даже превышает его по отношению к пшенице из таких стран, как Франция, Румыния, Болгария, Украина. Необходимо также отметить повышение качества кукурузы, экспортируемой из России. Производители в Центральном Черноземье с ростом объемов производства и экспортных излишков научились достигать необходимых минимальных показателей по битым зернам, а также соблюдать требования по отсутствию амброзии.

- Насколько ценовая конъюнктура внешнего и внутреннего рынка сказывалась на объемах отгрузок российского зерна в текущем сезоне?

- Низкая ценовая конъюнктура на мировом рынке и умеренный рост цен на внутреннем рынке на фоне действующей пошлины, конкуренции со стороны интервенционного фонда и колебаний рубля не позволяли экспортерам получить существенную маржу. Но все же сочетание этих факторов позволило экспортировать те излишки, которые образовались на внутреннем рынке за счет высокого урожая пшеницы и рекордного валового сбора кукурузы.

- Одной из особенностей нынешнего сезона стало увеличение Россией производства и экспорта нишевых культур (горох, нут, лен). Чем, на Ваш взгляд, это обусловлено, и возможно ли развитие данного тренда в дальнейшем?

- Я бы не сказал, что по гороху и нуту Россия добилась в текущем сезоне чего-то рекордного, но действительно валовой сбор и экспорт были выше в сравнении с рядом предыдущих лет, в частности несколько будет превышен показатель 2011/12 МГ, когда экспорт российских зернобобовых составил 798 тыс. тонн.

Относительно льна необходимо отметить, что это культура безусловно доходная, но крайне «трудная» из-за высоких требований к качеству. Так, по значительному количеству судов с российским льном, поставляемых транзитом из Казахстана через Питер, были отказы, и в итоге грузы возвращались обратно в порт.

- Прежде чем говорить о перспективах экспорта в новом сезоне, хотелось бы поинтересоваться Вашим прогнозом урожая зерна в РФ в 2016 году…

- С учетом снижения в 2015 г. площади под озимыми зерновыми с 16,6 млн. до 16,1 млн. га и в целом благоприятной перезимовки с относительно невысокой гибелью посевов (около 10%), а также небольшого прироста площадей под яровыми культурами, прогноз «Русагротранса» относительно валового сбора зерна в России в 2016 г. составляет 96-102 млн. тонн. При этом возможно, что даже с учетом идеальной ситуации с озимыми на юге РФ, мы, тем не менее, получим небольшое снижение валового сбора и экспортного потенциала пшеницы.

- Можно ли уже сегодня хотя бы контурно прогнозировать основные оценки экспорта в 2016/17 МГ?

- Думаю, что с учетом хороших перспектив относительно пшеницы и кукурузы можно рассчитывать на экспорт в следующем сезоне на уровне 32-33 млн. тонн.

- Можете ли Вы уже сегодня спрогнозировать какие-то основные тенденции и факторы экспортного рынка российского зерна в новом МГ?

- Нашей задачей будет удержать завоеванные позиции на традиционных и новых рынках.

При этом возможно, что низкая ценовая конъюнктура и сложности, которые генерирует действие экспортной пошлины (длительное таможенное оформление, расчет пошлины, замораживание средств под пошлину и пр.), сохранит ситуацию невысокой маржинальности экспортного бизнеса. В связи с этим компании будут продолжать работать за счет оборота.

Наверняка будут происходить модернизация и наращивание мощностей в Новороссийске и Туапсе, а также в портах Азовского моря.

Есть вероятность, что несколько снизится импорт зерна Турцией, и малые порты Азовского моря вынуждены будут увеличивать рейдовую перевалку для отправки в более дальние страны. Одновременно из-за трудностей с финансированием закупок через GASC, возможно, часть объемов пшеницы, предназначенных для частных компаний, переориентируется с глубоких портов на малые.

- В завершение нашей беседы несколько слов о долгосрочных перспективах России на экспортном рынке зерна? Сумеет ли она сохранить, а, возможно, и укрепить свою роль в данном сегменте?

- С учетом того, что мировая внешняя торговля зерном за последующие 10 лет может возрасти с 315 млн. до 375 млн. тонн и российской долей в мировой торговле в 11%, у России в ближайшее десятилетие есть все перспективы нарастить экспорт зерна с 34 млн. до 40-42 млн. тонн. В первую очередь – за счет высококачественной мукомольной пшеницы и фуражной кукурузы.

Россия > Агропром > oilworld.ru, 21 марта 2016 > № 1693714 Игорь Павенский


Киргизия. Казахстан. РФ > Агропром > kg.akipress.org, 18 марта 2016 > № 1691955 Калысбек Жумаканов

ЕАЭС нужны гарантии, что животноводческая продукция КР здоровая и отвечает всем стандартам и нормам, - глава Госсанветинспекции К.Жумаканов

Калысбек Жумаканов, директор Госсанветинспекции

В прошлом году 12 августа Кыргызстан вступил в интеграционное объединение, которое на тот момент уже объединяло 4 страны — Евразийский экономический союз. К данной цели республика небольшими шагами шла с 2009 года и дважды подавала заявку (второй раз в 2011 году), однако задача была реализована только спустя 7-8 лет. На сегодняшний день, став полноправным партнером, у страны огромное множество планов мероприятий, которые она должна выполнить в рамках своего участия в союзе, в частности, это касается ветеринарного и фитосанитарного контроля. Как известно, 65% населения Кыргызстана проживает в сельской местности и одной из приоритетных отраслей страны выступает как раз-таки сфера сельского хозяйства, где особую часть занимает ветеринария — объем валовой продукции данной сферы в 2015 году составил 197 млрд 65,8 млн сомов или 106,2% к показателю 2014 года.

Однако несмотря на высокие показатели, отрасль на сегодняшний день решает скопившиеся проблемы в отрасли ветеринарии. Если с сельскохозяйственной продукцией растениеводства ситуация обстоит не так сложно, то здесь стране нужно решить такие проблемы как: создание убойных скотов, запуск программы идентификации животных, обучение специалистов и так далее. Для создания более точной картины в ветеринарной отрасли со вступлением Кыргызстана в Евразийский экономический союз, в том числе по экспорту мяса, получения хорошей оценки, проблемах, а также сложных переговорах с соседней страной Tazabek провел интервью с директором Государственной инспекции по ветеринарной и фитосанитарной безопасности Калысбеком Жумакановым.

- Кыргызстан в августе 2015 года вошел в Евразийский экономический союз, расскажите, как сильно изменилась сфера сельского хозяйства, в частности, ветеринарная составляющая после вступления в интеграционное объединение?

- После вступления Кыргызской Республики в данное интеграционное объединение мы можем сказать, что ветеринарная отрасль сильно изменилась. Во-первых, это новые требования, хотя они не новые. Эти требования и раньше были — требования Международного эпизоотического бюро, где Кыргызская Республика является членом с 1994 года, а данная международная организация в свою очередь является справочной организацией ВТО. Во всем мире торговля осуществляется по стандартам МЭБ, оно разрабатывает и вводит эти стандарты, и потом распространяет их в ВТО и государства должны соблюдать эти требования. Евразийский экономический союз также использует данные требования, что для нас было новым и у нас не соблюдались многие нормы и стандарты Международного эпизоотического бюро. Есть определенный порядок, каким должен быть ветеринарный надзор — начиная от стойла и до стола, с рождения животного и заканчивая убойным пунктом. Должен быть ветеринарный контроль и надзор. Ветеринарная служба должна гарантировать, что животноводческая продукция здоровая и отвечает всем стандартам и нормам. ЕАЭС как раз и требует соблюдения этих норм.

Второе, это наши лаборатории, лабораторная система тоже у нас была полупарализована. Многие лаборатории находятся в районах, всего их 28, но многие из них не соответствуют требованиям, потому что не оборудованы полностью, новые стандарты и требования не использовались в лабораториях. Потенциал лабораторных специалистов низкий, поскольку заработная плата низкая и хороший специалист там не будет работать на маленькой зарплате, хорошие специалисты уходили в разные проекты, где заработная плата выше. Они не обучались, не стажировались и тем более работают на старых оборудованиях 70-80 годов прошлого столетия. Здания лабораторий также не соответствуют требованиям, некоторые зональные лаборатории, которые находятся в областных центрах: в Таласе, Баткене, Караколе вообще старые, даже Иссык-Кульская лаборатория сначала была конюшней, потом переделали ее в лабораторию.

Третья большая проблема — это эпизоотическая ситуация, особенно по особо опасным болезням животных, в частности, трансграничные вирусные болезни, как ящур, чума, оспа мелкого рогатого скота раньше были отмечены вспышки и такая большая проблема была. Если на территории Кыргызской Республики отмечается где-нибудь в Джумгале или Алае вспышка ящура, значит закрывали границу и не могли экспортировать продукцию.

Что касается состояния наших пограничных ветеринарных постов, у нас всего 15 пунктов на сегодняшний день функционируют, из них 7 пунктов уже оборудовано в рамках ЕАЭС со средств российского гранта, но остается еще 8 постов.

Организация ветеринарного надзора на местах была проблемой, потому что государственная ветеринарная служба доходит только до районов, в каждом районе есть 7-8 государственных ветеринарных инспекторов, а дальше нет государственных ветеринаров. В селах работают частные ветеринары, они свободные предприниматели в области ветеринарии и их работа организована стихийно, когда хотели работать — работали, когда хотели отдыхать, отдыхали. Очень трудно было организовать действительный хороший надзор и контроль, поэтому страны-члены ЕАЭС сказали нам, что ваша служба по ветеринарному надзору и контролю не эквивалентна системам стран ЕАЭС. Это большая задача для нас.

Я работаю в течение 3 месяцев, за это время разработали план по реформированию ветеринарной службы и план реализации этих задач, которые были поставлены перед государственной ветеринарной службой по исправлению этих ошибок и недостатков. Мы разработали план и представили на рассмотрение правительству, правительство одобрило этот план и премьер-министр утвердил. Этот план рассчитан на 1 год и в течение одного года мы должны реализовать этот план и в конце получить такие результаты, что у нас ветеринарный контроль и надзор эквивалентен, лаборатории нормально оснащены, посты работают, местный государственный надзор осуществляется, эпизоотическое благополучие обеспечено. Данные проблемы нужно решить. Для этого надо делать очень большую работу, это большие пункты и каждый из них имеет по 10-20 мероприятий, если смотреть детально, надо разработать соответствующие постановления, распоряжения, изменения в закон, различные правила, инструкции.

Мы в течение 3 месяцев проделали определенную работу, например, подготовили 2 проекта постановления правительства по определению уполномоченного государственного органа в области ветеринарии. В законе говорится, что уполномоченный государственный орган ведет работу в области ветеринарии, сам уполномоченный орган не был определен, потому что Минсельхоз намеревался организовать его при министерстве, то есть разделить ветеринарную службу на 2 части. Как мы решили этот вопрос? Мы подготовили постановление правительства и уполномоченным органом определена Госветинспекция. Теперь мы сами разрабатываем нормативно-правовые акты и потом через Минсельхоз будем дальше продвигать законопроекты. Частные ветеринары если работали стихийно, теперь мы с ними заключили контракт, который предусматривает полномочия и ответственность частного ветеринара, полномочия и ответственность государственного органа, который заключает с ними контракт, им выделяется определенная территория, частный ветеринар знает свою территорию: сколько кошар, животных: начиная от собак и заканчивая крупным рогатым скотом. В начале года частный ветеринар совместно с районным управлением ветеринарии разрабатывают годовой план мероприятий и ветеринар в начале года уже знает, какой объем работы он должен выполнить, при этом мы им предложили прейскурант услуг, чтобы он был утвержден депутатами местного кенеша, чтобы было законно. Частный ветеринар знает, сколько он зарабатывает в год, мы подсчитали, он в год должен зарабатывать около 400 тыс. сомов в год. Он может выписывать ветеринарный сертификат, а раньше ветеринарные свидетельства и справки выписывались районными ветеринарами. Кроме того, раньше было так, что прививки делает частный ветеринар, а выписывает справки районный ветеринар. В то же время выписывающий ветеринарную справку ветеринар не знает, когда был исследовано животное и на какие заболевания , просто выписывает и получает деньги, то есть справки просто продавались. Теперь частный ветеринар сам лечит, у него своя территория и выписывает ветеринарную справку на каждый литр молока, на каждый килограмм мяса, на каждое животное. Наша задача — организовать жесткий контроль в пунктах реализации продукции, приема молочной продукции или мясных продуктов, на скотских рынках, чтобы туда не попало ни одно животное без ветеринарного сертификата. В любом случае владелец обращается к частному ветеринару, чтобы он имел право продать свое животное, а частный ветеринар гарантирует здоровье и качество продукции. Если мы обеспечим систему ветеринарного контроля и надзора, если это будет работать, тогда и населению будет легко, без страха и сомнения можно будет покупать продукцию и мы сможем экспортировать свободно, потому что есть гарантия. Частный ветеринар за своей подписью и фамильной печатью отвечает за продукцию, которую он проверил. С 11 марта эта система будет работать. Нам нужна будет помощь, поскольку одна ветеринарная служба не сможет это контролировать, мы просим сейчас милицию, чтобы на базарах в скотный день помогала, потому что есть разные люди и органы местного самоуправления тоже должны помочь в это направлении.

- Относительно пунктов пропуска, из 15 пунктов 7 обеспечены финансированием, а что будет с остальными 8? Как будет проходить их финансирование?

- По оставшимся 8 пунктам были предусмотрены средства из российского и казахского гранта,идут переговоры в настоящее время, но пока безрезультатно. Но мы не можем ждать, потому что мы должны обеспечить эквивалентность, поэтому мы из своего бюджета сейчас перемещаем средства: сокращаем транспортные расходы, командировочные расходы и все прочие приобретения, в итоге нашли 4 млн сомов и направляем на переоборудование и оснащение постов. Там должна быть система слежения, Интернет, нормальные условия, мы стараемся это делать своими силами и до 1 мая должны закончить.

Также мы предусмотрели средства из российского гранта в 6 млн долларов для оснащения лабораторий, особенно 2 лабораторий в центре города Бишкек и Ошский зональный центр. Эти 2 лаборатории мы хотим организовать как национальные референс-центры. Остальные лаборатории в областных центрах мы будем оснащать, надо построить новые лаборатории в 3 местах, но для этого нужны средства. Мы сейчас ведем переговоры с различными проектами, например, один проект уже обещает построить и полностью оснастить лаборатории в Иссык-Кульской области.

Возможно, будем сокращать количество лабораторий, у нас 28 лабораторий, может мы оставим в республике 5-6 лабораторий. Зачем эти лаборатории, если там нет нормального специалиста и нет оборудования?

- Какова сумма финансирования в целом на техническую поддержку?

- На лаборатории 6,5 млн долларов выделяется, также российский грант на обеспечение и внедрение системы слежения ветеринарных сертификатов, то есть каждый сертификат должен отслеживаться, например, один сертификат выписывается из Ат-Башинского района на определенное количество продукции, они должны быть в базе данных и российская и казахская стороны должны иметь доступ, чтобы отслеживать, потому что эта продукция может идти в Казахстан или Россию. У них тоже такая система, Казахстан сейчас тоже проводит эту систему и нам тоже дает доступ, чтобы следить. В странах ЕАЭС будет такая общая система — система отслеживания ветеринарных сертификатов. Ветеринарный сертификат — это товар.

- Грант, который выделяется с российской стороны, находится в процессе согласования или он уже выделен?

- 29 февраля мы направили экспертов в Россию, чтобы они решили вопрос финансирования наших лабораторий и внедрения информационной системы. В ближайшее время, очень надеемся, данный вопрос решится.

- К какому времени можно будет сказать, что ветеринарная отрасль Кыргызстана уже полностью соответствует требованиям ЕАЭС?

- Это очень сложный вопрос, потребуются годы, чтобы решить его. Мы усиленно работаем по всем фронтам, насчет лабораторий, насчет постов, насчет обеспечения должного ветеринарного контроля и надзора, на это денег не требуется, просто мы организовали партнерскую работу между государственной службой и частной ветеринарией. Можно сказать, мы реализуем закон «О государственно-частном партнерстве», мы их привлекаем и защищаем их частные интересы, они должны зарабатывать, при этом обеспечивать ветеринарное обслуживание, гарантию. Мы им даем печать, мы даже делегируем наши отдельные государственные полномочия. Какая разница — государственный или частный ветеринарный врач? Самое главное, чтобы он был профессионалом и отвечал требованиям, ели он хороший специалист. Поэтому мы организовали ветеринарную палату — это статуарный орган, который определен в законе «О ветеринарии». Он сейчас начинает работать. Прежде чем работать, любой частный ветеринар должен пройти регистрацию в ветеринарной палате, а ветеринарная палата проверяет его образование, проводит его регистрацию, имеется еще комиссия по образованию, по этике и регистрации. Комиссия проводит регистрацию и каждый год ветеринар должен предоставлять информацию ветеринарной палате, что он делал, какую работу проводил, где еще обучался, где в семинарах участвовал. Он предоставляет всю эту информацию, а ветпалата потом дает какие-то баллы его непрерывному ветеринарному образованию. Государство же не может частных ветеринаров обучать, а ветеринарная палата их обучает. В этом году он отвечает на 40 вопросов, это простые вопросы, чтобы начать работу, а в следующем году количество вопросов будет 80, в последующий год будет 120. Ветеринар занимается самообразованием и ветеринарная палата иногда может организовывать различные семинары по программе, они с нами согласовывают и и ветинститут организует центр повышения квалификации. Делается объявление, например, по искусственному осеменению, а если человек хочет этим заниматься и зарабатывать деньги, он придет и будет участвовать, потом получает сертификат и это регистрируется ветпалатой, которая ведет учет, сколько у нас специалистов по искусственному осеменению, по акушерству, по эпидемиологии, хирургов. Ветеринары тоже делятся, сколько работников лабораторий, тоже другая система. Мы ничего нового не придумали, это мировая практика. В Казахстане и России система немного отличается: у них до села работают государственные ветеринары, но наш бюджет не может поднять эту нагрузку, пусть лучше работают частные ветеринары. Например, сколько у нас стоматологов, сколько нотариусов, специалистов по продаже и обмену, дарения, сколько они проблем решают, и услуги оказывают населению, очередей нет, быстро осуществляют прием и передачу, при это они патент берут и государству платят. Отношения в обществе сами регулируются, пусть частные ветеринары сами оказывают услуги, а деятельность частных ветеринаров контролирует ветеринарная палата, это тоже негосударственный орган. Мы тоже идем впереди по сравнению с другими странами.

Эпизоотическое благополучие — это большой вопрос. Есть особо опасные болезни, по постановлению правительства проходит 22 болезней, но мы в связи с ограниченностью бюджета выделяли в приоритете 7 болезней, которые достаточно распространены, остальные болезни решались за счет самих владельцев животных. В прошлом году если мы получали 60 млн сомов, в этом году правительство выделило нам 130 млн сомов, то есть в 2 раза больше. В этом году у нас ветеринары будут обеспечены своевременными, качественными и эффективными препаратами. Мы уделяем этому очень большое внимание, проводили тендера, заключили контракты. В этом году мы будем обеспечивать достаточным количеством эффективных биопрепаратов. Это оказывает большое влияние на состояние эпизоотического благополучия. В прошлом и позапрошлом году наблюдалась нехватка вакцин, некоторые люди сами искали вакцины, а теперь против всех болезней будут хорошие вакцины в достаточном объеме. Мы их выделяем частным ветеринарам, они бесплатно получают, оказывают услуги, при этом они получают за свои услуги от фермеров, а вакцина будет бесплатной.

- Как обстоит ситуация с экспортом мясомолочной продукции Кыргызстана?

- До этого у нас была проблема в данном отношении, нас закрыли просто. 8 молочных предприятий имели право экспортировать свою продукцию в южные области Казахстана, дальше в Россию не пускали продукцию. Мы пригласили экспертов, каждый день пишем в Россию и Казахстан о том, какие работы проводим, какой план утвержден правительством, поскольку у нас есть определенные сроки. Недавно Россия открыла границу 15 нашим предприятиям: 12 молочных предприятий, 2 рыбных и 1 мясное предприятие. Производство данных предприятий должно отвечать стандартам и требованиям ЕАЭС, они достигли этого и теперь мы готовим еще 10 предприятий. Они обратились к нам и наши специалисты несколько раз ездили туда, делали замечания, отмечали недостатки и потом, когда они проходят наш внутренний аудит, внутреннее инспектирование, можно обращаться в ЕАЭС, чтобы они их тоже включили.

После чего данные предприятия включаются в единый реестр ЕАЭС и они имеют право экспортировать продукцию дальше. Все зависит не только от ветеринарной службы, но и от самих предприятий, государство оказывает поддержку: мы консультируем, оказываем помощь, они должны выполнять наши требования, после этого мы выдаем им ветеринарный сертификат на их продукцию. Это большая работа, мы думали, что вообще не сможем ни одно предприятие включить, а теперь 15 наших предприятий в реестре, они могут во все регионы России экспортировать свою продукцию. Наши предприятия теперь ищут контракты с Россией.

Китай выразил желание экспортировать нашу мясную продукцию, есть контракт с новым убойным цехом, они сказали, что хотят экспортировать мясо в Китай, Иран также намерен сотрудничать. Эти страны и в прошлом году тоже экспортировали Иран и Арабские страны.

- Какова ситуация с молочным сектором?

- По молоку 12 предприятий экспортируют продукцию. Самая главная задача — это эпизоотическое благополучие, которое мы должны обеспечить.

- С вхождением Кыргызстана в Евразийский экономический союз белорусская продукция стала поступать на внутренний рынок республики и стала вытеснять продукцию наших молочных предприятий на внешнем рынке. Прокомментируйте, пожалуйста, данный вопрос.

- Это не ветеринарный вопрос, это маркетинг, конкуренция. Насколько я знаю, в Белоруссии сохранились крупные производители и переработчики, их продукция может дешевле обходится. Наше молоко сборное, а во-вторых, может, мы дальше находимся от России, транспортные расходы. Но в любом случае, наша продукция качественная. Почему? Потому что у нас 320 дней в году солнечно, у нас корм естественный, пастбища во многих местах, у нас вкус другой и качество другое. Насчет конкуренции маркетинга, это уже другой вопрос.

- Многие жалуются, что в Кыргызстане нет нормального убойного пункта. Данный вопрос как-нибудь решается?

- Правительство КР дает задания, чтобы в каждом районе был убойный пункт, хотя бы один. Я был в Иссык-Атинском районе, мы встречались с айыл окмоту, акимом и нам сказали, что скоро будет хороший убойный пункт, строится логистический центр на 37 гектарах в Иссык-Атинском районе. В следующем году, наверное, будет совсем другая ситуация, правительство сейчас работает, требует везде, не только в области ветеринарии, нам надо немножко потерпеть. Кризис сейчас везде идет, не только в Кыргызстане.

- На сегодняшний день нерешенным также остается вопрос идентификации скота, в частности, сообщалось, что есть проблемы с казахской стороной. На каком этапе находится проект? Какова ситуация с польским кредитом, который был выделен на данный проект? Какая сумма освоена? Когда проект будет запущен полноценно?

- Эта большая работа передана нам 17 февраля, как мы стали уполномоченным органом в области ветеринарии. Минсельхоз закупал определенные товары, но проблема была в том, что Минсельхоз хотел организовать отдельный государственный орган по проведению идентификации, а этот орган требует дополнительных источников финансирования, поэтому были трудности и они отказались.

Мы сейчас разрабатываем детальный план по проведению идентификации, потребность определяем, хотя бы на бирку, на обучение частных ветеринаров. Мы хотим начать с Иссык-Атинского района и потом распространять по Чуйской области, потому что здесь молочный регион, переработка здесь находится, поэтому мы выбрали Чуйскую. Как решится вопрос финансов, как закупим бирки, мы будем еще разрабатывать ряд законов и постановлений, потому возникают некоторые проблемы между уполномоченным органом в ветеринарии и органами местного самоуправления, там есть ряд моментов, которые надо решить. Мы просто организуем и проводим работу, потом каждый айыл окмоту должен иметь центральный сервер, а частные ветеринары привлекаются, приносят материалы и информацию. Специалист айыл окмоту вводит данную информацию в компьютер и передает в центральный сервер, потому что кто дает справку о наличии скота? Ветеринар дает справку о здоровье животных, а территория же принадлежит айыл окмоту, он дают информацию и кто сколько имеет: участок, дом, количество животных, поэтому мы хотим эти вопросы решить. Сначала мы проводим это с помощью частных ветеринаров, обучаем, в законе также предусматривается, мы будем делегировать эти функции айыльным округам, в местные органы власти. Мы надеемся, как решится вопрос с финансированием и закупкой бирок, обучением, все остальное у нас закуплено, так и начнем заниматься проектом.

- В какие сроки обозначена реализация проекта?

- Мы планировали с конца марта, если успеем, потому что процедура государственных закупок тоже очень сложная.

- На чьи средства закупаются бирки?

- На средства государства закупаются бирки. Но владельцы животных должны возместить затраты.

- Ранее сообщалось, что в Кыргызстан в начале февраля прибыла миссия Международного эпизоотического бюро. Какие планы и цель данной миссии? Какие предприятия будут проверены?

- Это организовала Госветинспекция. Это очень солидный и авторитетный орган, потому что их оценка имеет большое влияние. Все мы руководствуемся нормативными документами Международного эпизоотического бюро, поэтому мы их пригласили. Мы пригласили их для того, чтобы они дали оценку, где мы находимся: оценка проводится по 5 балльной шкале, ее имеют европейские страны , Н: Бельгия, Франция, а Кыргызстан имеет оценку 1, в некоторых местах у нас 0 было, это было в 2007 году. В течение месяца они должны предоставить нам свой отчет, тогда мы узнаем, где мы находимся. Перед отъездом они делали маленькую презентацию, судя по этой презентации, они отмечают ситуацию в КР как «хорошую». Говорят, что у вас очень хорошие успехи, если такими темпами пойдете, то в ближайшие годы будет уже другая ветеринарная служба. Мы получим официальный отчет и посмотрим его, потом отчет будет представлен и ЕАЭС.

- Планируется ли приезд представителей Евразийской экономической комиссии?

- Как завершим все наши дела, думаю, пригласим их в августе, чтобы посмотрели, что мы сделали. У нас в запасе еще есть 5 месяцев, будем усиленно работать и потом пригласим их, может, покажем первые результаты идентификации в Чуйской области: частные ветеринары работают, эпизоотическое благополучие сохраняем, это будет большой успех для нас.

Киргизия. Казахстан. РФ > Агропром > kg.akipress.org, 18 марта 2016 > № 1691955 Калысбек Жумаканов


Россия > Агропром > regnum.ru, 18 марта 2016 > № 1691225 Игорь Бухаров

Девальвация рубля расчистила дорогу крупным торговым сетям от мелких игроков. Президент Федерации рестораторов и отельеров России, заведующий кафедрой менеджмента в гостиничном и ресторанном бизнесе университета «Синергия» Игорь Бухаров в интервью ИА REGNUM рассказал о том, как работают рестораторы в условиях кризиса.

ИА REGNUM: Как сильно сократила девальвация рубля спрос на ресторанные услуги?

Конечно, многие к такому повороту событий оказались не готовы. Многие продукты закупались за евро, и в результате валютных скачков потребитель стал вынужден платить за них в два раза дороже. Более того, стоимость продуктов внутреннего рынка также стала подстраиваться под динамику повышения цен. Это сразу же повлияло на покупательную способность.

Ресторанный бизнес оказался под ударом среди первых — поесть можно и дома, и это будет стоить дешевле, чем еда в предприятии питания. Важно учитывать, что рестораторы имеют дело не с продажей конкретного товара, как в магазине. Они предлагают определенную атмосферу, скатерть, свет, обслуживание, времяпрепровождение. И для многих российских потребителей здесь выбор очевиден. Первым делом люди отказываются именно от услуг.

Гастрономическая культура в нашей стране совершенно не такая, как в тех же многих западных странах, что определяет особенности ведения ресторанного бизнеса, накладывает специфические риски. За рубежом посетитель считает, что выгоднее пойти поужинать в ресторан. Тогда не нужно тратить время и деньги на хранение продуктов — например, в американских домах зачастую вовсе нет кухонь. У нас же отношение остается более традиционным, по крайней мере у старшего поколения.

Другим отличием выступает то, что ресторатор, как правило, предлагает услугу, за которую платят уже после ее потребления. В таком случае гость, в принципе, имеет право отказаться от оплаты. Конечно, тут же встает вопрос, почему он принимает такое решение. Но если выясняется, что раньше при той же цене вес блюда был больше, или изменились его вкусовые качества, и этот факт не нашел прямого отражения в меню, то это уже прямой обман посетителя. Он имеет полное право отказаться платить.

Оба этих обстоятельства означают, что ресторанный бизнес очень зависим от потребителя, а потому вынужден активно приспосабливаться к изменившимся условиям, чтобы не потерять лояльность гостей.

ИА REGNUM: Удалось ли рестораторам в конечном счете удержать потребителя? Как изменился сам ресторанный бизнес по прошествии двух кризисных лет?

Перед бизнесом стояло несколько стратегий поведения. С одной стороны, можно было приобретать продукты, которые стоят дешевле, но их качество ниже. Если вы будете кормить дешевыми комбикормами животных, их мясо станет гораздо дешевле, хотя и в то же время хуже по вкусовым качествам. В 1998, 2008 годах этим вариантом воспользовались весьма многие рестораны.

Можно было пойти на снижение качества или уменьшение порций и в этот раз. Но все же теперь предприниматели стали действовать иначе. Они полностью меняют меню, оставаясь в той же ценовой категории, и этот вариант действительно гораздо рациональнее, особенно если опять же вспомнить о специфике ресторанных услуг.

Ресторатору либо приходится искать такое блюдо, чтобы продать его примерно за ту же цену или с некоторой надбавкой, но не потерять при этом в прибыли — либо он должен оставить всё по-старому и ужаться в собственной марже.

В этих условиях все начали вытаскивать старые рецепты. Вдруг вновь стал популярен салат оливье, который был во всех советских ресторанах. И это единственный способ решить данную дилемму: чтобы люди не почувствовали себя обманутыми и сохранили свою лояльность, но при этом чтобы ресторатор не особенно потерял в доходах.

Гастрономические предпочтения, в конце концов, весьма подвижны, и рестораны пытаются на них активно влиять. Посмотрите, как быстро вернулись грузинские рестораны, когда пропали итальянские продукты. Среднеазиатская кухня стала популярна, когда японская утратила свои позиции. Да, остаются «Тануки» и другие сети, но они берут только лишь тем, что имеют огромные объемы закупок. Других вариантов для выживания на рынке нет.

Приспособиться, конечно, удалось далеко не всем. Рестораны высокой кухни выжили — к ним как ходили люди, так и ходят. Какой-нибудь «Макдоналдс» тоже ничего не теряет — основная его аудитория, молодежь, имеет иную гастрономическую культуру, чем у старшего поколения. Ее не заставишь посидеть с компанией дома, и посещение предприятия питания является в этой среде нормой.

Основной удар пришелся именно по множеству ресторанов средней ценовой категории. Крупные заведения, которые смогли удержаться на рынке из-за собственных крупных масштабов, меньших издержек на единицу продукции, сразу предложили цены, сравнимые с этими «середнячками». Люди большего достатка решили, что теперь пойдут к Аркадию Новикову. А те, у кого денег оказалось меньше, пошли в «Макдоналдс».

Как только «середнячки» лишаются хотя бы 15% посетителей, они сразу начинают испытывать проблемы. Раньше к ним ходило, условно говоря, 100 человек, теперь 15 не пришло. Если средний чек составлял 1000 рублей в день, то за месяц это означает потери в полмиллиона рублей. Для многих небольших ресторанов средней ценовой категории это стало той гранью, после которой им пришлось с рынка уйти. Чтобы выплатить налоги и заработную плату, они начали залезать в товарные кредиты у одного поставщика, затем у другого, не выплатили — пошли к следующему, в конечном счете загнали себя в угол и обанкротились.

До кризиса, да и сейчас, на рынке наблюдалась очень высокая предпринимательская активность, но квалификации у многих бизнесменов для ведения дела явно не хватало. В конечном счете многие мелкие игроки ушли с рынка, а выиграли крупные рестораны, крупные торговые сети. Мы, как федерация, выступаем за то, чтобы ресторанов, наоборот, было больше. Когда будет конкуренция, будет другая, более привлекательная цена, и, возможно, будет меняться наша гастрономическая культура в лучшую для рестораторов сторону. Но пока что сложилось всё иначе — девальвация, скорее, расчистила дорогу крупным торговым сетям от мелких игроков.

То, что у нас не так много опыта, тоже вполне понятно. Количество ресторанов, которое было в конце 80-х годов — составляло около 500 единиц, а сегодня достигло 7500. Это достаточно мало по иностранным стандартам — в другой стране это число может быть больше раза в три. Но так или иначе рынок эволюционирует, и в этот раз гораздо большее число рестораторов повело себя куда грамотнее, чем в прежние кризисные времена.

ИА REGNUM: Как поменялись на этом фоне отношения рестораторов с отечественным АПК?

На самом деле процесс налаживания более крепких отношений с внутренним производителем, а также переориентации на отечественную кухню, начался гораздо раньше 2014 года, когда были объявлены контрсанкции.

10 лет назад мы начали говорить о том, что пора начать работать с собственными продуктами, с той кухней, которая сложилась в нашей собственной стране. Пять лет назад мы уже сделали конкретные шаги. У нас есть отраслевая выставка ПИР ЭКСПО — очень серьезная крупная выставка, пятая в мире. Было решено: давайте прекратим мастер-классы французской, японской, итальянской кухни, юго-восточной и займемся собственной.

В результате два года назад мы подписали меморандум, который заключался в популяризации новой русской кухни, и, хотя готовился достаточно давно, наложился как раз на контрсанкции в августе.

Впрочем, потом возникло множество вопросов, что именно считать русской кухней. Шашлык — русская кухня или нет? Во Франции ведь жарка на шампуре тоже есть. Но мы по привычке считаем, что всё на территории России — русская кухня. Да и с региональными кухнями у нас тоже не все просто. Из кавказской кухни хорошо известен осетинский пирог. Осетинский, хотя у каждого народа, проживающего на территории Кавказа, есть точно такой же. Здесь, конечно, много условностей, а то и вовсе банальных маркетинговых ходов.

Однако так или иначе можно констатировать, что в каждом регионе могут найтись несколько продуктов, потенциал которых весьма велик, до миллиарда рублей в год. Это региональный продукт, под который можно получить крупный рынок сбыта на определенной территории.

Сюда входят традиционно выращиваемые ещё с царских времен продукты в различных регионах. К этому можно добавить, что сегодня мы имеем современные исследования природных, климатических зон. Исследовательские институты всегда могут подсказать, что и где можно выращивать с наибольшей отдачей.

В то же время в любом регионе есть и свой маленький сегмент для элитной продукции, который опять-таки, как ни странно, ориентирован именно на местное потребление, и это вполне устраивает поставщиков. Таким образом повышение требований покупателей к ресторанам вовсе не означает перехода на иностранный товар.

Такая ситуация отнюдь не уникальна. Можно приехать во Францию, найти там прекрасное вино за два евро, но которое продается исключительно на локальном рынке. Какова логика продавца в данном случае? Он рассуждает так, что раз и так хорошо покупают, то предпринимать какие-либо дополнительные усилия, искать новый рынок сбыта элементарно незачем. Тем более если речь идет о вывозе продукции за границу.

Контрсанкции, конечно, стали новым толчком для работы в этом направлении, работы на внутреннем рынке. Раньше было гораздо проще. Речь сейчас идет, конечно, о тех ресторанах, которые требуют высокого качества продуктов — рестораны высокой кухни. Если же взять среднестатистический ресторан по стране в целом, то он как работал, так и работает на российских продуктах. Не будет предприятие в Рязани закупать устрицы. Там даже потребности такой нет.

А вот многие престижные рестораны имели давно установленные контакты, например, во Франции. Связи эти были хорошо налажены за многие годы, а необходимости работать с местными фермерами особой не было. Тем более, что с местным производителем часто возникали различные проблемы. Повсеместны были опоздания с поставками, невыполнение тех или иных условий, колебания качества продукции. Отсутствие стандартов и налаженных связей еще сильнее демотивировали рестораторов, возникал замкнутый круг. Получался разговор слепого с глухонемым.

Обстоятельства во многом заставили рестораторов преодолеть эти трудности. По многим продуктам у нас уже произошло импортозамещение — по тому же мясу, овощам. И многое еще впереди. Однако теперь перед отраслью возникла другая проблема.

Сколько стоит, например, гектар земли в Италии? Допустим, 70 тысяч долларов. У нас, если земля располагается далеко от какого-нибудь города — сущие копейки. С такими площадями дешевой земли мы могли бы выращивать экологические чистые дешевые продукты не только для внутреннего потребления, но и на внешние рынки. Но для того, чтобы реализовать такой сценарий, нам не достает инфраструктуры.

Для аграрного рынка характерны значительные колебания цен от сезона к сезону, от года к году. Отсюда возникает проблема избытка предложения, которая стоит особенно остро для мелкого производителя. Излишек нужно где-то хранить, но у нас нормальной системы хранения — которая бы обеспечивала должную влажность, вентиляцию, в общем, нормальные условия для содержания продукции — такой системы у нас просто нет. И это кардинально отличает нас от многих западных стран.

В той же Бельгии аграрный рынок крепко интегрирован в другие отрасли, какой-нибудь картофель там не только всегда найдет место в хранилище, но и будет переработан самым рациональным образом. России до такой промышленной интеграции далеко. Здесь необходимо применять комплексный подход к решению проблемы.

ИА REGNUM: Наблюдается ли похожая картина в других отраслях? В том же гостиничном, туристическом бизнесе? Насколько проблема носит системный характер?

Это общая проблема для многих рынков в России. У нас часто любят говорить, что кто-то должен самостоятельно привлечь покупателя. С тем же туристическом бизнесом напрямую связан бизнес как ресторанный, так и гостиничный. Ситуация здесь полностью аналогичная. Мы построим одну гостиницу, рассуждают власти, и она обязательно создаст туристический поток в республику. Это нонсенс.

Мы сейчас видим, например, ситуацию в Москве. Здесь большое количество ресторанов. Есть отдельный вид бизнеса, который заключается в информировании потенциальных посетителей о преимуществах тех или иных заведений, об их особенностях. В регионах ничего подобного нету. Никакого контакта с потенциальным клиентом в принципе нет, и власти даже не пытаются как-то работать по этому направлению. Призывают приезжать, допустим, в Калугу, но не могут объяснить, что Калуга может предложить посетителю. Предложить она может много чего, но никто об этом никогда не узнает.

Во-вторых, всем кажется, что туризм — это, прежде всего, посещение музеев. Но это справедливо далеко не всегда. Многим людям просто нравятся красивые виды, красивый город, хорошие рестораны. Часто люди просто хотят хорошо провести время. А нас пытаются загнать обязательно в местный краеведческий музей. И чиновники неизменно мыслят именно такими узкими категориями. Вариант, что кто-то может просто приехать, посидеть в ресторане, развеяться в новой обстановке, кажется, в голову никому не приходит.

Поэтому надо чётко понимать, что если вчера все туристические компании работали на выездной туризм, сегодня им перестроиться на внутренний довольно сложно. Раньше люди тратили деньги, приезжали на туры в Египет и Турцию «всё включено». Пускай даже это достаточно условно, ведь на закрытых территориях выбор достаточно ограничен, но когда Ростуризм говорит, что мы везде сделаем то же самое, то это выглядит совершенно нереально.

Нужна и себестоимость продуктов внятная, и какая-то разумная альтернатива, всесторонний грамотный подход к информированию и популяризации. И это только вершина айсберга — у нас множество различных тарифных, налоговых недочетов, которые сдерживают развитие рынка, и размотать этот клубок не так-то просто. Например, гостиница платит НДС, а санаторий Минздрава — нет. И то, и другое — средства размещения. В первом случае вам оказывают спа-услуги, в другом — медицинский массаж. Во многом отличий существенных нет. Но за одно вы должны заплатить почему-то на 20% дороже. Проблема? Проблема!

Индивидуальные средства размещения — тоже проблема. Сильно вам хочется проживать в хостеле? Вряд ли. Но в то же время в пятиместном номере знакомые люди могли бы вполне разместиться. Дешевле? Дешевле. Но доступа к такой услуге часто нет. И таких деталей у нас традиционно много.

И хотя кризис заставил людей искать альтернативы своим устоявшимся предпочтениям, этот процесс проходит далеко не так гладко, как иногда думают. Турист приезжает на черноморское побережье, где располагается дешевый отель, и получает за деньги, на которые он раньше комфортно отдыхал в Турции, гораздо более низкий уровень сервиса. В следующий раз человек просто, скорее всего, поднакопит денег и вновь поедет куда-то за границу. Внутренний туризм, конечно, развивается, но нужно понимать, что резких скачков быть не может — переключение с одних рынков на другие дается с большим трудом.

В общем и целом, местные власти должны быть всегда в контакте с бизнесом. Только так можно чего-либо достичь. Когда департамент туризма у нас что-то пытается делать, то его решения часто не основаны на местных реалиях. Точно так же действует у нас и предприниматель: он часто решает свои проблемы самостоятельно и находится вне профессионального сообщества, даже не понимая, что происходит у его коллег.

Такая картина, к сожалению, весьма характерна для российского бизнеса, и в этом смысле говорить о позитивных сдвигах пока преждевременно. Но рынок развивается, и если сравнить текущую ситуацию с тем, что было 20 лет назад, то можно констатировать: вперед мы продвинулись достаточно далеко.

Россия > Агропром > regnum.ru, 18 марта 2016 > № 1691225 Игорь Бухаров


Казахстан > Агропром > kapital.kz, 17 марта 2016 > № 1687687 Алихан Талгатбек

Казахстанские кондитеры отвоевывают позиции у импорта

Рынок может привлечь $100-400 млн инвестиций

Елена Тумашова

В советское время в кондитерской отрасли Казахстане действовало четыре основных игрока – Актюбинская, Костанайская, Карагандинская, Алматинская кондитерские фабрики. Вместе с обретением страной независимости на рынок «ворвалась» импортная продукция. Давление на местных производителей оказалось значительным: полки магазинов были забиты конфетами, карамелью, печеньем зарубежного производства. На рынке присутствовало очень много китайской, турецкой продукции. Выжить в таких условиях смогли не все из четырех «китов». Тем не менее отрасль не потерялась: в последние годы появилось несколько сотен мелких производителей, а ее старейший представитель – фабрика «Рахат» – обрел международного инвестора, что стало самой крупной кондитерской сделкой в истории страны. О том, что помогло кондитерскому производству выжить в 1990-е и что происходит на рынке сейчас, рассказывает вице-президент Ассоциации кондитеров Казахстана Алихан Талгатбек.

– Три крупнейших кондитерских фабрики Казахстана – «Рахат», «Баян Сулу», «Конфеты Караганды» – существуют с советских времен. За время независимости не было создано ни одного игрока подобного масштаба? Без фундамента на казахстанском рынке это невозможно?

– На самом деле имеются игроки, которые могут оспаривать третью позицию в первой тройке, это компании «Алматинский продукт» и «Хамле», которые уже вышли на достаточно большой уровень производства. Поэтому можно говорить о «большой пятерке» кондитерских компаний. То есть появляются новые игроки, которые создают достаточно серьезную конкуренцию уже имеющимся крупным участникам рынка.

– Что способствовало их появлению – поддержка государства или что-то еще?

– «Хамле» – это «дочка» турецкого кондитерского холдинга Ulker в Казахстане, создана на турецкие инвестиции; в основном производит рулеты (№1 на этом рынке), бисквиты, печенье, батончики Albeni. Компания «Алматинский продукт» создана на казахстанские инвестиции; изначально занималась халвой, постепенно включила в продуктовую линейку бисквиты, сейчас также производит карамель.

– Если говорить о «советских» фабриках, что помогло им сохраниться в 1990-е годы?

– У каждого из сохранившихся предприятий был индивидуальный сценарий выживания. Тем, кто уцелел, помогло в первую очередь, то, что имелся хозяин (в хорошем смысле этого слова), который занимался развитием, поддерживал производство. И что важно, остался коллектив, квалифицированные «старые» специалисты.

Несмотря на серьезное давление со стороны импорта два игрока не просто выжили, а еще и сумели превысить советские объемы выпуска продукции. Алматинская кондитерская фабрика (ныне «Рахат») создала производство в Шымкенте и теперь имеет две производственные площадки – алматинскую и шымкентскую. Костанайская кондитерская фабрика (сейчас называется «Баян Сулу») осуществила очень большие инвестиции в модернизацию, стала выпускать новую продукцию, качество значительно улучшилось – за счет этого произошел рост. Сегодня фабрика выпускает порядка 40 тыс. тонн кондитерских изделий.

Остальные испытывают серьезные трудности – отсутствие инвестиций, спад спроса на продукцию.

– Почему такая ситуация сложилась с актюбинским и карагандинским предприятиями?

– Актюбинская фабрика находится практически на границе с Россией: она первой приняла на себя удар российского и украинского импорта, ей было особенно тяжело. Помимо этого в свое время с предприятия много оборудования вывезли в Караганду (в определенный период карагандинская и актюбинская фабрики принадлежали одному владельцу, и он, скажем так, объединил их на базе карагандинского предприятия).

А карагандинская фабрика в конце 1990-х процветала – была №1 на рынке, даже крупнее «Рахата». До сих пор бренд «Конфеты Караганды» у всех на устах. Компания очень сильно развивалась, но, насколько я понимаю, сделала ставку на удешевление себестоимости – заменила натуральное сырье. Рынок это почувствовал, спрос на продукцию достаточно сильно упал, и с тех пор фабрика не может восстановиться.

– У «Конфет Караганды» в акционерах значилась британская компания…

– У «Рахата» тоже. На самом деле это скрытые казахстанские владельцы. Это одна из технологий защиты бизнеса от рейдерства.

– Был ли в то время реальный интерес иностранных инвесторов к казахстанскому кондитерскому рынку?

– Нет, большого интереса не было. Был интерес продавать здесь готовые кондитерские изделия, произведенные где-нибудь за рубежом, в Европе. Такой интерес есть и сейчас. Все крупные игроки, мировые лидеры, заинтересованы в захвате рынка. Производить в Казахстане им невыгодно, потому что у них есть мощности за рубежом и выгоднее наращивать их, чем заходить с производством на новый рынок. Единственное, компания Ulker создала «дочку» – «Хамле» – 15-16 лет назад, они инвестировали в создание нового производства.

– Интерес захватить рынок проявлялся конкретно?

– 50% отечественного рынка – это импорт. Иностранцы – те же украинские, различные мировые компании – хотят иметь 100%. Но мы бьемся, удерживаем свою долю рынка, пытаемся ее наращивать. Прошлый год, кстати, оказался очень неплохим: если на протяжении 10 лет соотношение между импортом и отечественной продукцией было 50 на 50, то сейчас происходит перевес в сторону местного производителя. Хотя в целом можно констатировать снижение потребления кондитерских изделий: это товар не первой необходимости, люди стараются экономить на нем.

– Получается, при снижении потребления идет рост отечественного производства…

– Объем рынка уменьшается, раньше он составлял 350 тыс. тонн в год, в 2016 года мы увидим порядка 320 тыс. тонн. Но импорт снижается более быстрыми темпами: если рынок проседает примерно на 10%, то импорт – до 30%. И вот эту разницу закрывает отечественный производитель. Уже по январю-февралю видно, что у всех отечественных фабрик идет рост – и значительный – по отношению к январю-февралю прошлого года.

В начале прошлого года отечественные кондитеры испытывали мощное давление со стороны российских и украинских коллег: в России произошла очень сильная девальвация, на Украине – еще сильнее. Многие казахстанские импортеры кинулись покупать продукцию, выпущенную в этих странах, потому что она оказалась намного дешевле отечественной. Это привело к всплеску импорта в течение первого полугодия. Сейчас ситуация разворачивается в сторону отечественного производства, импорт снижается.

– Украинские кондитерские изделия всегда были проблемой для казахстанских производителей. Как получилось так, что Украина заняла столь сильные позиции на казахстанском рынке?

– С советских времен «пищевка» – сильная сторона Украины, и внутри «пищевки» – «кондитерка». Там мощные кондитерские холдинги. Лет 10-15 назад порядка 85% всего импорта в Казахстане составляла украинская продукция. Но с созданием Таможенного союза ситуация сильно изменилась: на сегодняшний день порядка 75% – российский импорт. Но надо отметить тот факт, что некоторые кондитерские холдинги Украины открыли в России свои производства и теперь, выпуская продукцию в России, поставляют ее в Казахстан. Это считается российской продукцией, но под украинскими брендами.

– Из украинских брендов на рынке Казахстана Roshen – самый сильный?

– Холдинг Roshen построил очень крупную фабрику в российском городе Липецке, продукцию с этого предприятия поставляют в Казахстан. То есть продажи «Рошена» на нашем рынке в целом сохранились, хотя в последнее время, по нашим ощущениям (статистику мы не ведем), объемы этого производителя снижаются, видимо, в общей тенденции сокращения импорта. И при этом изменилась структура поставок: часть продукции идет с Украины, основной поток – из России.

– Если говорить о первой пятерке производителей на казахстанском рынке, какую долю они занимают?

– 80% от общего объема производства, 40% от общего объема рынка.

– Можно ожидать консолидации рынка в Казахстане?

– Едва ли. За счет кого возможна консолидация? Ну, Lotte имеет финансовые ресурсы, купит кого-то. Но я в этом сомневаюсь. Думаю, в ближайшие пять лет они будут заниматься развитием «Рахата», у них хорошая производственная площадка в Шымкенте, туда они и будут вкладывать. «Алматинский продукт»? У них тоже своя площадка, они развиваются. У «Конфет Караганды» большой потенциал развития, и они будут заняты его реализацией. Большие инвестиции планирует «Хамле», но они будут развиваться в рамках своей компании. Информацией о слияниях я пока не располагаю.

Другой вопрос – могут появиться новые игроки. Не исключен приход инвестора, в том числе украинского, который построит фабрику в Казахстане. Но информации об этом также пока нет.

– Значит, современный кондитерский рынок Казахстана все же интересен инвесторам?

– Он на одной волне с экономикой. Если инвесторы интересуются казахстанской экономикой в целом, то и «пищевкой» как одним из ее секторов – тоже. Интерес есть и со стороны отечественных, и со стороны иностранных инвесторов. Пищевые продукты будут потребляться всегда, эта отрасль менее повержена глобальным изменениям – росту или падению экономики, колебаниям цен на нефть и т.д. Вообще, сейчас интерес к «пищевке», в том числе к кондитерскому производству, больше, нежели раньше, когда в приоритете был нефтегазовый сектор, транспорт, логистика и т.п.

– Сколько инвестиций кондитерский рынок Казахстана может привлечь?

– Давайте считать от импорта. Если его объем сейчас составляет 150-180 тыс. тонн, из которых 50-60 тыс. тонн мы можем заместить без инвестиций, то остается порядка 110-120 тыс. тонн, для которых нужны инвестиции. Будем считать, что на 1 тыс. тонн необходимы инвестиции порядка $1 млн, то есть порядка $100-110 млн потенциально можно инвестировать только для того, чтобы закрыть отечественное потребление. Если мы будем наращивать экспортный потенциал – он составляет порядка 300 тыс. тонн, – тогда мы можем дополнительно привлечь $300 млн. Таким образом, можно говорить о цифрах $100-400 млн, в зависимости от конъюнктуры.

– Раз мы вернулись к вопросу об инвестициях, не могу не спросить о продаже 76% «Рахата» южнокорейской Lotte. Прошло уже практически 2,5 года с момента заключения сделки. Можно дать ей оценку? Насколько правильным был этот шаг?

– Правильным для кого? Для инвестора? Для него, я думаю, это выгодная инвестиция, потому что «Рахат» – лидер рынка, имеет хороший потенциал развития. Для самой фабрики? Сотрудники работают дальше, для них ничего не изменилось. Сейчас идет развитие шымкентской площадки – приобретена линия по выпуску печенья и вафель, но они, в принципе, и до инвестора работали в этом направлении.

– В 2014 году прошла еще одна сделка, возможно, менее заметная, чем продажа алматинского гиганта – смена акционера в «Конфетах Караганды» (с британской UIG Limited на APEX WAY). Что это дало фабрике?

– Пока ничего не дало. Компания «Конфеты Караганды» как работала, так и работает. Сейчас у них большие планы по развитию, по инвестициям, надеюсь, они продолжат работать в этом направлении, потому что другого способа развиваться на сегодняшний день нет. На старом оборудовании, со старыми технологиями сложно будет конкурировать: и «Баян Сулу», и «Рахат» провели техперевооружение, установили новейшее оборудование, которое контролирует рецепту, расход материалов, качество продукции.

– Сумма сделки тогда не разглашалась…

– У меня есть понимание по сумме, но я думаю, этически правильно, чтобы либо покупатель, либо продавец озвучил цифру.

– Сейчас 8,51% акций «Баян Сулу» принадлежат Единому накопительному пенсионному фонду. Когда состоялась эта сделка и почему определен именно такой пакет?

– Точно не помню, когда, но давно. Что касается размера инвестиций, думаю, фонды подобного рода по своей природе скорее портфельные, а не стратегические инвесторы, они заинтересованы в небольшом пакете акций, не хотят инвестировать, скажем, 25-30%. У фондов еще и ограничения есть, они не могут инвестировать больше 10% в одну компанию.

– Для ЕНПФ это хорошая инвестиция?

– Думаю, хорошая. В том плане, что много компаний – в Казахстане и в мире – обанкротилось, банковский сектор просел. А это надежная инвестиция: крупный игрок рынка, динамично развивается и, насколько я знаю, платит дивиденды.

– К вопросу о развитии отрасли. В Беларуси, насколько я знаю, кондитерский бизнес принадлежит государству. Может быть, такой подход был более правильным в свое время?

– В Беларуси три фабрики, которые производят 90% кондитерских изделий, и ими управляет пищевое объединение Белгоспищепром (которое руководит всей пищевой отраслью, включая молочные комбинаты, маслозаводы и др.). Казахстанская экономика отличается от белорусской, у нас частный бизнес более развит. Я считаю, что, учитывая такое разнообразие готовой продукции, рецептур и сырья, управлять огромной кондитерской машиной просто сложно. Возможно, у нас в какой-то момент тоже образуется частный холдинг, в состав которого войдут 2-3 фабрики, в том числе, может быть, в России. Но он будет развиваться постепенно и органически. Но вот так, в рамках одной госкомпании, объединить – это сложно, произойдет потеря конкурентоспособности.

– Как пять основных казахстанских игроков делят отечественный рынок?

– Примерные цифры за 2015 год: «Рахат» выпускает 70 тыс. тонн кондитерских изделий, «Баян Сулу» – 40 тыс. тонн, «Хамле» – порядка 10 тыс. тонн, «Алматинский продукт» – 15 тыс. тонн, «Конфеты Караганды» – около 7 тыс. тонн. Получается 142 тыс. тонн. Еще порядка 30 тыс. тонн приходится на прочих производителей.

– «Средний класс» в кондитерской отрасли Казахстана за годы независимости сложился?

– Я хотел бы отметить, что кондитерский бизнес все же сфера крупных фабрик: вход достаточно дорогой. Производственная линия сама по себе стоит 1 млн евро, плюс вспомогательное оборудование – получается 2 млн евро. Малые и средние производители просто не потянут такие расходы. Покупать мелкую линию – естественно, себестоимость значительно вырастет. К тому же небольшим компаниям сложно управлять логистикой и снабжением, потому что используются тысячи видов сырья (этикетки, гофра, молочное, масложировое сырье и т.д.); если они будут выпускать сложную кондитерскую продукцию, которой занимаются крупные игроки, то станут неконкурентоспособными.

Мелких и средних цехов в Казахстане много, может быть, 200-300. Они в основном специализируются на продукции с короткими сроками хранения, где крупные фабрики им конкуренцию не составят, поскольку просто не занимаются ее выпуском. Например, песочное печенье гигантам выпускать невыгодно, потому что его трудно транспортировать на большие расстояния (печенье хрупкое, получается много лома, сроки хранения из-за высокого содержания жиров короткие), ну а торты и пирожные – тем более.

Мелкие производители инвестируют в основном в простые продукты – печенье, а также в продукты с короткими сроками хранения, пот (торты, пирожное), потому что основное сырье для этой продукции – мука, сахар, жир, причем жир не самого высокого качества, это может быть маргарин, например. С этикеткой не надо связываться, гофру берешь – и, пожалуйста, выпускай.

Шоколад же – это высокие технологии в кондитерском деле, тут без специальной линии, которая стоит вместе с вспомогательным оборудованием 5 млн евро, не обойтись. Кто это потянет? Только крупные производители. И только они смогут конкурировать с импортом, смогут наладить экспортные поставки таких сложных продуктов.

– Вы как-то говорили, что кондитерские компании могут развивать экспортный потенциал в Узбекистан, Таджикистан, Афганистан.

– Вообще, в целом по странам СНГ, Средней Азии есть хороший экспортный потенциал. На сегодняшний день казахстанская продукция представлена на рынках всех сопредельных государств, помимо этого поставки осуществляются в Европу, в частности, в Германию, также в Монголию и Афганистан. Сейчас прорабатывается рынок Ирана.

В России рынок очень большой, но там и игроков очень много. Китайский рынок огромен, но специфичен. Наш продукт в основном востребован в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, дальше – абсолютно другие вкусовые предпочтения (например, карамель с перцем или еще что-то в этом роде, запах и вкус отличаются от привычных нам). К тому же китайский рынок очень защищен сертификатами, маркировкой. Чтобы поставлять туда продукцию, нужно пройти через множество препятствий. Но, я знаю, «Рахат», «Баян Сулу» поставляют на китайский рынок, объемы пока небольшие, но в целом потенциал большой. По экспорту в Россию лидирует «Баян Сулу», также, я знаю, поставки идут в Азербайджан, в Монголию были разовые поставки, по Грузии ведутся переговоры.

– Если фабрики будут развивать экспортный потенциал, не получится ли так, что они станут больше поставлять на экспорт, а в это время импорт займет казахстанский рынок?

– Фабрики в целом заинтересованы в увеличении объемов – за счет экспорта и за счет внутреннего рынка. Конечно, отечественным производителям предпочтительнее внутренний рынок, потому что не подвержен межгосударственным рискам – он в приоритете. Потом – развитие за счет экспорта. Поэтому я не думаю, что в «угоду» экспорту мы потеряем отечественный рынок, этого не произойдет.

– Также вы как-то сравнивали кондитерскую отрасль с машиностроением по мощности. Где эта мощность скрыта, в чем потенциал?

– Как я уже отмечал, наш потенциал по импортозамещению – порядка 150 тыс. тонн кондитерских изделий, примерно $300 млн. И по экспорту потенциал порядка 300 тыс. тонн – $500-600 млн. Текущий объем производства порядка $350 млн. Таким образом, можно достичь производства на уровне $1,2 млрд в год, в отрасли будет задействовано свыше 30 тыс. человек. Реализовать этот двойной потенциал – задача крупных игроков: во-первых, это их сегмент продукции, во-вторых, экономически бороться здесь может только крупный производитель.

– Можно ожидать потерю прибыли кондитерскими компаниями Казахстана в 2016-2017 годах?

– Давайте подождем хотя бы полгода, тогда увидим, что происходит. В целом я ожидаю рост объемов производства. Как это отразится на прибыли, предугадать сложно, потому что есть много других факторов, влияющих на этот показатель. Очень сильно дорожает сырье, будут расти, наверно, и коммунальные расходы. По мелким предприятиям мне сказать сложно, но с крупными игроками я в контакте, поэтому понимаю, что они будут в этом году повышать заработные платы.

– Какова рентабельность крупных казахстанских предприятий? В сравнении с мировым стандартом, например.

– В корпорации Nestle – 10-11%. На отечественных фабриках на протяжении многих лет было от 3% до 5%. В 2015 году произошел рост рентабельности до 7-8%. Это объясняется благоприятной экономической ситуацией. Но это расклад в тенге. В долларах, естественно, компании стали зарабатывать меньше.

– Себестоимость у крупных казахстанских фабрик и у зарубежных, например, российских, украинских, производителей сильно отличается?

– По себестоимости сложно говорить в целом. На сегодняшний день казахстанские производители конкурентоспособны по цене с российскими и украинскими фабриками, российский и украинский продукт продается дороже, чем казахстанский. Соответственно, можно предположить, что себестоимость казахстанской продукции ниже.

– Из-за засухи в Кот-д'Ивуаре и Гане дорожают какао-бобы. Как это отразится на казахстанских производителях?

– Какао-бобы вместе с сахаром и патокой входят в первую тройку видов сырья, формирующего себестоимость в «кондитерке». Какао-бобы на протяжении последних лет показывают сильную волатильность: снижались процентов на 30, понялись процентов на 50-60. Это, естественно, сказывается на себестоимости конечной продукции. К тому же какао-бобы – биржевой товар, котируется в фунтах или долларах, а мы себестоимость считаем в тенге.

– Ситуация с ценами на какао-бобы – в числе других факторов – повлияет на рентабельность казахстанских компаний в этом или следующем году?

– Кондитерские предприятия не могут поднимать цены столь же быстро, как меняются котировки на бирже. Если какао-бобы на бирже вырастут, например, на 15-20 %, то на повышение цен фабриками уйдет 3-4 месяца, в это время, значит, будет потеря рентабельности. В то же время, если цены на какао-бобы снизятся, фабрики так же не смогут снизить цены моментально, поэтому заработают большую рентабельность. В любом случае, этот фактор существенно влияет на рентабельность.

– Читала, что в Азии и Северной Америке потребители предпочитают горький шоколад, производство которого требует большого количества сырья какао. Как вы думаете, казахстанские кондитеры будут искать пути повышения прибыли за счет, например, выпуска другой продукции?

– Мы не можем диктовать рынку, что покупать. В Казахстане самой большой популярностью пользуется молочный шоколад. Если завтра динамика изменится, будем подстраиваться под рынок. Мы не можем просто «отключить» молочный шоколад и перейти на более дешевую продукцию. Другое дело – как удешевить. Мы этим вопросом занимаемся: пытаемся на бирже «ловить» какао-бобы подешевле, пытаемся кредиты брать подешевле, пользоваться дотациями. Фабрики ищут варианты, как сделать так, чтобы для потребителей готовый продукт получался дешевле.

Казахстан > Агропром > kapital.kz, 17 марта 2016 > № 1687687 Алихан Талгатбек


США. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 11 марта 2016 > № 1681102 Жолт Винце

Перенасыщенность рынка как ключевой фактор влияния - R.J. O'Brien

Основными темами мирового рынка масличных культур, а именно сои, по итогам половины сезона-2015/16 стали перенасыщенность рынка и рост конкуренции. Особенно это прослеживается в последних прогнозах USDA, согласно которым запасы соевых бобов в мире оцениваются на уровне 80,4 млн. тонн против 77 млн. тонн годом ранее. Рост производства сои в Аргентине и Украине, а также увеличение экспортных поставок из последней являются ключевыми факторами при формировании рыночной конъюнктуры. Единственные ли это причины сложившейся ситуации, и как будут формироватьсяцены во второй половине сезона? На эти и другие вопросы журналистам ИА «АПК-Информ» ответил эксперт и заместитель вице-президента ведущей американской инвестиционной компании R.J. O'Brien Жолт Винце.

- Господин Винце, как Вы оцениваете развитие ситуации на рынке масличных во второй половине 2015/16 МГ, учитывая начало поступления на рынок рекордного урожая южноамериканской сои, к оторый все же будет ниже изначальных ожиданий?

- Говоря о ситуации на мировом рынке масличных в целом, стоит отметить, что рынок в буквальном смысле перенасыщен. Так, оценки USDA являются прямым подтверждением этого. Согласно февральским прогнозам аналитиков, общее производство масличных культур в 2015/16 МГ составит 527,37 млн. тонн, что хотя и ниже прошлогоднего показателя – 534 млн. тонн, однако превышает уровень 2013/14 МГ на 23 млн. тонн. В результате конечные запасы достигнут 91,2 млн. тонн против 90,8 млн. тонн в прошедшем сезоне и 77,85 млн. тонн в 2013/14 МГ.

Стоит также отметить существенное ослабление спроса со стороны Китая по сравнению с предыдущими месяцами. Основной причиной являются те же высокие запасы масличных в стране – прогноз на текущий сезон 16,43 млн. тонн, включая 15,18 млн. тонн соевых бобов. Как результат, ожидаем роста конкуренции со стороны ключевых стран-экспортеров.

Что касается ситуации на южноамериканском рынке, то ожидаемый рекордный урожай сои, уборка которой не так давно началась в Бразилии1 (прогнозируемый объем производства – 100 млн. тонн), пока не может служить достаточным фактором влияния на формирование ценообразования. По нашим прогнозам, в краткосрочной перспективе цены на масличном рынке будут носить понижательный характер. Повышения стоит ожидать не ранее сентября-октября т.г.

- Насколько конкурентоспособной будет соя из США на мировом рынке во второй половине сезона, учитывая значительную конкуренцию со стороны южноамериканской продукции, а также высокий курс доллара и ослабление национальной валюты в Бразилии и Аргентине?

- Американская соя уже сейчас занимает позицию, аналогичную пшенице, а именно, потеря доли на мировом рынке, несмотря на стабильно высокие объемы производства второй год подряд – порядка 107 млн. тонн. Основной причиной является рост конкурентоспособности соевых бобов из Бразилии и Аргентины. Ослабление курса местных валют по отношению к американскому доллару, а также политика нового правительства Аргентины, а именно, снижение пошлины на экспорт соевых бобов на 5% – до 30%, являются ключевыми факторами.

В результате ожидается снижение экспорта сои из США до 46 млн. тонн против 50,2 млн. тонн, поставленных на мировой рынок в прошлом сезоне. При этом расширения географии поставок не ожидается, что также повлияет на долю американской сои в ТОП мировых экспортеров.

- Как будет развиваться спрос на сою со стороны Китая, учитывая достаточно высокие объемы закупки масличной в первой половине сезона, а также замедление темпов роста экономики в стране?

- Как я уже говорил ранее, несмотря на высокие темпы закупок сои с начала сезона, на данный момент отмечается существенное ослабление спроса со стороны Китая. При этом на протяжении ближайших шести-девяти месяцев спрос будет лишь снижаться. В свою очередь, понимание того, что для поддержания столь высоких запасов не только сои, но и рапсового масла и кукурузы необходимо достаточное количество финансов, может лишь усугубить экономическое положение страны.

Вместе с тем, если говорить о долгосрочной перспективе развития рынка сои, то спрос вновь будет высоким. Основным фактором станет недавняя отмена государством политики одного ребенка2. Я имею в виду тот факт, что в Китае проживает более миллиарда населения, и сейчас разрешено иметь больше одного ребенка в семье абсолютно всем, что соответственно лишь увеличит не только спрос на продукцию, но также существенно повысит темпы роста экономики в ближайшие 3-5 лет.

- Ожидаете ли Вы активизации продаж сои аграриями Аргентины, которые на данный момент реализуют продукцию не столь активно, как ожидалось после снижения пошлины на экспорт сои в стране?

- Я считаю, что аргентинские фермеры лишь снизят темпы продаж соевых бобов. Желание правительства страны активизировать продажи масличной не совпало с желаниями местных фермеров. Увеличение продаж хотя и отмечалось сразу после снижения пошлины, однако было кратковременным. Основная концентрация деятельности аграриев пришлась на пшеницу и кукурузу. При этом мелкие и крупные производители уже успели распродать свои запасы. В свою очередь, большинство крупных предприятий предпочитают сдерживать продажи, реагируя на валютные изменения и защищая себя тем самым от инфляции. По их словам, они ждут момента, когда американский доллар будет равен 18 аргентинским песо3.

- Как будет развиваться ценовая ситуация на рынке растительных масел в свете снижения производства пальмового масла и при этом высокого предложения соевого масла?

- На данный момент у нас есть два ключевых фактора влияния на ценообразование на мировом рынке растительных масел. Во-первых, это Индия, основной драйвер рынка в условиях рекордных импортных закупок. Ситуацию, наблюдающуюся в Индии, можно сравнить с той, которая произошла в Китае десять лет назад. А именно рост населения страны и соответственно спроса, с которым не смогло справиться внутреннее производство.

Вторым фактором является Аргентина, которая существенно повышает конкуренцию среди основных стран-экспортеров растительных масел ввиду растущих собственных объемов переработки и, повторюсь, «слабой» валюты.

В результате указанных факторов возможны лишь два сценария. В первом мы рассматриваем стандартный сезон, без каких-либо существенных отклонений от средних показателей в течение ближайших шести месяцев. В данном случае повышения цен ожидать не стоит. Если же уровень производства к осени превысит среднестатистический, то вполне вероятен сценарий номер два, а именно снижение цен.

- Что Вы думаете о зависимости цен на растительные масла от рынка нефтепродуктов в этом сезоне? Внесут ли какие-то коррективы последние новости о соглашении РФ, Саудовской Аравии, Венесуэлы и Катара о сохранении объемов добычи нефти на уровне, не превышающем январского, особенно без участия Ирана?

- Согласно статистическим данным, в январе т.г. объем производства нефти в Саудовской Аравии и России стал рекордным. Однако я бы не стал уделять данному факту слишком много внимания. Ведь рынок нефти на данный момент слишком перенасыщен. Говоря простыми словами, у нас очень много нефти при недостаточно высоком спросе. Кроме того, не стоит забывать о китайском факторе.

При этом ОПЕК, контролирующая около 2/3 мировых запасов нефти, заявляет о том, что входящие в нее страны не планируют снижать собственное производство. На их долю приходится порядка 35% от всемирной добычи, или половина мирового экспорта нефти. В свою очередь, хотя Иран не на первом месте в списке мировых производителей нефти, но после снятия санкций ему нужны деньги. Соответственно, лучшая возможность их заработать – это увеличить продажи нефти на мировой рынок. В результате конкуренция среди экспортеров нефти лишь возрастет, особенно в южноазиатском направлении, а именно – Южной Кореи, Индии и Малайзии.

Кроме того, многие страны сейчас находятся под «финансовым давлением» по причине валютных колебаний. Так, например, в России курс рубля по отношению к американскому доллару уже превысил уровень 72, и это еще не предел.

Также ввиду перенасыщенности рынка вполне вероятны финансовые проблемы и у США в ближайшие два месяца. Кроме того, скажу, что 2016 год только начался и цены на нефть могут снизиться еще существеннее.

Но давайте попытаемся спрогнозировать ситуацию на 2017/18 МГ.В случае если рынок решит проблему с высокими запасами, то вполне вероятен рост цен. Однако максимальные цены вряд ли когда-либо достигнут $90-100 за баррель. Максимум, который прогнозируем, - это $50-60. Реальная цена - это $60.

Что касается зависимости цен на растительные масла от рынка нефтепродуктов, то да, такое прослеживается. Вернее, прослеживалось до настоящего времени. Если посмотреть на график корреляции цен на соевое масло и нефть за последние несколько лет, то линии 2016 года расходятся. Цены на соевое масло растут, на нефть - снижаются. В дальнейшем, а именно в 2017 году, вполне возможен возврат к единой тенденции. Относительно текущего года достаточно сложно спрогнозировать ситуацию. Такого расхождения в ценах мы не видели уже несколько лет.

- Что Вы можете сказать о развитии рынков биодизеля и рапса?

- По последним прогнозам, ожидается увеличение объемов мирового производства биодизеля в 2016 году до 31 млн. тонн. Однако доля рапсового масла в производстве данного вида топлива может снизиться в основном за счет ЕС.

Что касается ситуации конкретно на рынке рапса, то основное внимание приковано к развитию данной отрасли в Китае. Многие китайские компании заявляют о желании снизить темпы импорта на фоне высоких конечных запасов рапсового масла. Такая политика может расцениваться только как негативный фактор и отразится на ценах как на рапс, так и на продукты его переработки. Цены на рапсовое масло становятся все ближе к соевому.

Единственным положительным фактором является Канада с растущими объемами производства и «дешевой»валютой.

- И в заключение выделите, пожалуйста, основные факторы влияния на ценообразование в сельскохозяйственном секторе в ближайшие 3-4 месяца.

- Валютные изменения. Зависимость валюты стран – основных мировых игроков, таких как российский рубль, бразильский реал, аргентинское песо, от американского доллара – это тот фактор, который стоит на первом месте уже не первый день. При этом существенных валютных изменений в ближайшие месяцы мы не прогнозируем.

Кроме того, политический и макроэкономический факторы, которые диктуют «погоду» на рынке США.

Однако, несмотря на все вышеуказанные факторы, темпы торговли сельскохозяйственной продукцией сохранятся на прежнем уровне.

В рамках конференции VegOils&Meals (Роттердам, отель Hilton), которая состоится 2-3 июня при поддержке порта Роттердама, Жолт Винце, R.J. O'Brien, выступит с докладом на тему: «Ценовые тенденции на мировом рынке сырьевых товаров: когда стоит ждать возвращения повышательного тренда?»

1 По состоянию на 19 февраля уборка сои в штате Мату-Гросу была выполнена на 39%, что превышает прошлогодние темпы (35%)

2 Политика Китая в отношении контроля рождаемости

3 Курс на 1 марта 1 USD = 15,9 ARS

США. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 11 марта 2016 > № 1681102 Жолт Винце


США. Весь мир > Агропром > camonitor.com, 4 марта 2016 > № 1673765 Серикжан Адилов

Доберется ли Monsanto до Казахстана?

Автор: Серикжан Адилов

Monsanto - это транснациональный гигант, который в течение последних сорока лет составляет для человечества меню завтрашнего дня с генномодифицированной начинкой. Несмотря на бушующие во всем мире скандалы, связанные с ее именем, компания продолжает проводить политику масштабной "оккупации", с каждым годом расширяя свое географическое присутствие, в том числе и на территории бывшего Союза. Россия и Украина уже стали "вотчинами" Monsanto. Похоже, на очереди Казахстан и Узбекистан.

"Еда Франкенштейна"

Имидж Monsanto, сфор­мированный более чем за вековую ее деятельность, не просто противоречив, как в случаях с другими мировыми конгломератами, он методично превращается в абсолютный негатив. Но это не мешает Monsanto считаться мировым лидером в биотехнологии растений и уверенно шагать по планете Земля, оставляя за собой выжженную пустыню.

Сегодня Monsanto, основной продукцией которой являются семена, в том числе с генно-инженерными признаками, гербициды, рекомбинантный гормон роста для животноводства и удобрения, - это оборот почти в 16 миллиардов долларов ежегодно, партнерство более чем с 160 странами мира, продажа 55 миллионов мешков семян в год и… скандалы, скандалы, скандалы.

"За последние десять лет Monsanto стала в массовой культуре воплощением страхов, лицом корпоративного зла", - констатирует журналист Лессли Андерсон, автор нью-йорк­ского издания Modern Farmer.

Общественное мнение уже давно окрестило генно-модифицированные продукты компании "едой Франкенштейна". И хотя совсем недавно, 19 февраля, известный американский деловой журнал FORTUNE в третий раз назвал компанию Mon­santo одной из самых уважаемых в мире по таким критериям, как инновационность, качество продукции, ответственность перед обществом и окружающей средой, изнанка деятельности этого гиганта продолжает просвечивать сквозь парадный прикид.

В середине 1970-х Monsanto приступила к реализации грандиозной программы, направленной на кардинальное изменение пищевой цепи планеты. В ее основу легла концепция глобального перехода от органической пищевой продукции к генетически модифицированным ее формам. Такой переход достигается повсеместным внедрением Roundup Ready System - системы многоуровневой адаптации зерновых культур к "Раундапу" (глифосату) - гербициду, используемому для борьбы с многолетними сорняками.

Monsanto постоянно заявляет: "Мы работаем над поиском надежных и экологически безопасных решений, способных накормить постоянно растущее население планеты". Но в это уже давно никто не верит. Конечно, генная инженерия может приносить пользу в разных сферах жизнедеятельности человека, в том числе и в сельском хозяйстве - повысить урожайность на скудных почвах или в неблагоприятных климатических условиях, сократить нагрузку на земельные угодья, снизить потребление воды и химикатов.

Но только не в случае с Monsanto, которая только рядится в образ Моисея, который, согласно библейской легенде, накормил целый народ всего сорока хлебами. Вся история развития Monsanto говорит о том, что экологическая безопасность, как, собственно, и здоровье, волновали компанию меньше всего.

Хроника смерти

Доктор Пушпа М. Бхаргава, основатель молекулярной биологии и биотехнологии в Индии, которую Monsanto давно превратила в свой испытательный полигон, написал свою хронику антидостижений Monsanto. Выглядит она так:

1969 год. Производство "оранжевого агента", использованного в качестве дефолианта правительством США во время войны во Вьетнаме. ("Оранжевый агент" содержал значительные концентрации диоксинов, которые вызывают рак и генетические мутации у соприкасающихся с ними людей - прим. ред.)

1976 год. Производство Cycle-Safe - первых в мире пластиковых бутылок для безалкогольных напитков. Выяснилось, что их использование может вызывать рак. Управление питания и лекарственных препаратов США запретило их производство.

1986 год. Компании предъявлено обвинение в халатности, приведшей к смертельному отравлению бензолом рабочего на фабрике "Шоколадный ручей" в Техасе. Она была вынуждена выплатить 100 миллионов долларов семье погибшего.

1990 год. Агентство по охране окружающей среды выявило фальсификации в исследованиях Monsanto 1979 года, якобы показавших, что загрязнение диоксинами не приводит к риску возникновения онкологических заболеваний. В тот же год компания потратила более 405 тысяч долларов на борьбу против законопроекта, направленного на поэтапное сокращение использования пестицидов, в том числе производимого Monsanto алахлора, который вызывает онкологические заболевания и способствует потеплению климата.

1991 год. Компания оштрафована на 1,2 млн долларов за попытку скрыть факт слива отходов в воды реки Мистик штата Коннектикут.

1997 год. Генеральный прокурор штата Нью-Йорк вынудил Monsanto изменить рекламу производимых ею глифосат- содержащих пестицидов (в первую очередь, "Раундап") как "вводящую в заблуждение".

2002 год. Суд штата Алабама установил, что завод компании осознанно сбрасывал токсичные отходы в реку, что повлекло массовые случаи смерти среди населения.

2005 год. Шесть ученых, работавших в правительстве Канады, сообщили Сенату, что Monsanto предлагала специалистам из Министерства здравоохранения взятки на сумму от 1 до 2 миллионов долларов за выдачу разрешения на коммерческое использование трансгенного бычьего гормона роста (запрещенного во многих странах) без проведения дополнительных исследований. В том же 2005 году Monsanto утаила данные исследования о безопасности трансгенной сои.

2009 год. Федеральный суд признал, что Департамент сельского хозяйства США нарушил федеральное законодательство, выдав Monsanto разрешение на коммерциализацию трансгенной сахарной свеклы.

2012 год. В немецком журнале "Архивы токсикологии" опубликовано исследование, выводы которого противоречат данным Monsanto о безопасности ее продукции. Ученые пришли к мнению, что растения, обработанные глифосатом, небезопасны для человека.

2015 год. Международное агентство по изучению рака опубликовало доклад, подготовленный на основании результатов исследования вещества глифосат ("Раундапа"). По оценкам специалистов, глифосат вызывает мутации ДНК и повреждение хромосом, увеличивая вероятность возникновения рака. А Массачусетский технологический институт пришел к выводу, что по вине Monsanto каждый второй ребенок к 2025 году будет аутистом…

Алга, Казахстан?

Компания с такой репутацией теперь активно "возделывает" просторы СНГ. К 1/6 части суши Monsanto питала интерес еще задолго до развала СССР. По некоторым данным, коммерческие связи с союзным правительством были налажены еще в конце 1950-х и поддерживались в течение длительного времени. Исторический факт: осенью 1987-го в научном центре Monsanto (Сент-Луис, Мис­сури) побывала делегация Госагропрома СССР.

Как сообщило советское телевидение, "…в настоящее время программы сотрудничества между фирмой Monsanto и Гос­агропромом Советского Союза внедряются на общей площади 30 тысяч гектаров в 13 различных местах 5 советских республик". Но вот подробности партнерства так и остались за кадром.

Многоговорящим фактом можно считать то, что свою деятельность в России Monsanto начала еще в далеком 1993-м, после чего активно наращивала свое присутствие. Российский офис компании заявил, что планирует в 2016 году утроить производство семян гибридов кукурузы. Кроме того, в ближайшей перспективе - строительство на территории РФ завода по производству семян. Аналогичный проект Monsanto намерена реализовать в Украине. Кроме того, по утверждениям СМИ, после смены власти в Киеве она активно скупает чернозем. С какой целью - вряд ли стоит гадать.

В меньшей степени компания проявляет свою активность в отношении Казахстана и Узбекистана, где имеет своих официальных представителей. Да, вы не ослышались: Monsanto тихой сапой до­бралась и до нашей страны.

В качестве партнера в Казахстане на официальном сайте Monsanto указано ТОО Rinda, расположенное в Алматы и имеющее представительства в Шымкенте, Таразе и Павлодаре. На интернет-ресурсе, посвященном 4-й международной выставке "Сельское хозяйство", говорится, что данное ТОО является представителем и дистрибьютором продуктов, изготовленных ведущими мировыми производителями, и называется имя - Mon­santo Seminis BV.

На официальном сайте самого ТОО уточняется: "Образование компании "Ринда" началось с поставки семян голландской компании Seminis (поглощенной в 2005 году Monsanto - прим. ред.) на рынок Казахстана. Сегодня тысячи фермеров Казахстана доверяют компании "Ринда" в выборе семян. Сотни тысяч тонн овощей, выращенных из семян концерна Seminis, поступает на рынки Казахстана. Мы предлагаем только лучшие семена, прошедшие испытания в европейских странах, в странах СНГ и Казахстане. Концерн Seminis занимает ведущую позицию по производству семян овощных культур в мире. Цель компании Seminis - выведение новых гибридов с отличными вкусовыми улучшенными питательными и другими качествами овощей".

Похоже, пока речь идет о забрасывании "про­б­­ных шаров". По край­ней мере, об этом говорят некоторые факты. В 2010-м "Зерновой союз Казахстана" выступал за принятие законопроекта, разрешающего внедрение ГМО в Казахстане. В 2014-м о перспективности развития генной инженерии в сельском хозяйстве говорил в своем послании глава государства.

Впрочем, учитывая, что никаких активных действий пока не последовало, следует предположить, что вопрос заморожен, продолжается взвешивание всех "за" и "против". А их, помимо угрозы здоровью и экологической безопасности, предостаточно.

Стоит ли овчинка выделки?

В последнее время ученые во всем мире все чаще говорят о несоответствии рисков, которые несет производство генно-модифицированных продуктов, экономической целесообразности. Отчасти потому, что фермеры, засевая поля семенами с ГМО, нередко попадают в самое натуральное рабство. Взять хотя бы пример Индии, где в 1998 году в рамках программы структурных преобразований МВФ для транснациональных корпораций был открыт зерновой рынок страны.

Как сообщают СМИ, Monsanto пришла в Индию первой, провела массированную рекламную кампанию, и десятки тысяч индийских фермеров доверчиво засеяли свои поля ГМ-зерном, адаптированным для Roundup Ready System. Речь идет о применении так называемого зерна "терминаторного типа", которое в результате генетических модификаций теряет способность к повторному плодоношению.

На практике это привело к тому, что собранный урожай совершенно не пригоден для использования в следующую посевную, и единственным выходом служат дополнительные закупки зерна у Monsanto, которая стала ежегодно повышать расценки на пестициды, что в итоге привело к разорению фермеров. И это далеко не единственный нюанс.

Оспаривается и, казалось бы, ставшее уже аксиомой утверждение о том, что ГМ-культуры позволяют фермерам получать более высокие урожаи с малым использованием химикатов. Исследования Северо-Западного научного центра экологической политики США доказали, что создание устойчивых к гербицидам сортов ГМ-растений только увеличивает расходы химикатов и обостряет проблему химического загрязнения окружающей среды.

К таким же выводам пришли и ученые в Вашингтоне. Проведенное в 2012 году университетом этого штата исследование показало, что в целом использование ГМО приводит к увеличению применения гербицидов.

Половина американ­ских фермеров борется с суперсорняками, которые являются устойчивыми к гербицидам "Раундап", выпускаемым Monsanto. Например, в Аргентине, которая активно выращивает ГМ-культуры, устойчивые к гербицидам, использование "Раундапа" за двадцать лет возросло в 70 раз - с 1 миллиона тонн до 70 миллионов тонн за сезон. Что же касается урожайности, то и тут учены в растерянности.

Исследователи университета штата Висконсин, финансируемого Министерством сельского хозяйства США, по существу, отрицают все аргументы в пользу увеличения урожая трансгенных продуктов. "Мы были удивлены, что не смогли найти действительно положительный эффект в урожайности трансгенных культур".

Еще один момент, на котором хотелось бы заострить внимание, - это интерес Monsanto к странам, традиционно славящимся производством зерна, хлопка, рапса и других культур, модифицированных компанией. Вряд ли его можно считать праздным. Скорее всего, в перспективе ставка будет сделана на ослабление конкурентных преимуществ стран, производящих орга­­нический, натуральный продукт отменного качества.

Впрочем, вряд ли нам решать, стоит овчинка выделки или нет. Мы вступили в ВТО, а одним из условий вхождения в эту организацию является открытие внутренних рынков для импорта генно-модифицированных посевных культур. Так что, скорее всего, о планах Monsanto относительно Казахстана мы все скоро услышим. Тем более что бизнес в России и Украине у компании идет не сов­сем гладко…

США. Весь мир > Агропром > camonitor.com, 4 марта 2016 > № 1673765 Серикжан Адилов


Россия > Агропром > agronews.ru, 25 февраля 2016 > № 1662251 Александр Рыбаков

Комментарий. Закон об органическом сельском хозяйстве застрял в Госдуме.

20 февраля ВНИИ кормов имени В. Р. Вильямса совместно с Союзом органического земледелия провели Всероссийскую научно-практическую конференцию «Продовольственная и экологическая безопасность России: многофункциональность кормовых растений и экосистем, биологизация и экологизация земледелия».

Здоровая почва – здоровый продукт

Место конференции выбрали не случайно. ВНИИ является крупнейшим научно-методическим, исследовательским центром по кормопроизводству России. Сюда съехались специалисты из Москвы, Украины, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Владивостока, Калуги, Владимира, Сочи, Татарстана. Жаль, что отсутствовали представители Минсельхоза РФ, сенаторы, депутаты ГД, от которых зависит принятие закона, но разговор получился обстоятельный.

Директор ВНИИ кормов Владимир Косолапов подчеркнул:

– Здоровая почва – основа эффективного кормопроизводства, овощеводства, садоводства. На этой базе создаются прекрасные полезные продукты питания. Разработана стратегия селекции кормовых культур, которая позволяет создать адресно-ориентированные сорта для конкретных почвенно-климатических и хозяйственно-специализированных условий. Всего создано свыше 700 сортов, в том числе нашим ВНИИ более 150, 85 из которых определяют кормовое ядро нашей страны: клевер луговой, люцерна, пастбищная луговая, Соната… Но мы создаем к этим сортам и микроорганизмы. Симбиоз растений и микроорганизмов повышает плодородие почв, урожайность увеличивается на 30% и выше. Получены великолепные сорта цитоцинозы из полевых растений, замечательные сорта в аридном земледелии – в Калмыкии, Астраханской области.

Член-корреспондент РАН Косолапов признал: в Европе, Австралии, Южной Америке, во всем мире органические угодья неуклонно расширяются, а Россия на этом фоне выглядит бледно. Ученые ВНИИ кормов будут всемерно поддерживать развитие органического земледелия.

Модератор панели, исполнительный директор Союза органического земледелия (СОЗ) Роман Гуров объяснил причины российского отставания:

– Во-первых, нет законодательной базы. По словам вице-премьера А. Дворковича, законопроект об органическом сельском хозяйстве находится в высшей степени готовности, и Госдума должна была принять его еще в 2015 году, но в 2016-м закон вряд ли примут, потому что законодатели готовятся к выборам 18 сентября и скорее всего принятие его произойдет в 2017-м. Объективно уже существуют госстандарты и, может быть, Госдума в срочном порядке до переизбрания примет этот закон.

Сегодня у нас много спекулируют на экологичности — органичности товара. Например, товар промышленного производства майонез не может быть органическим, но некоторые производители пишут на этикетках: органика. Чтобы жить долго и быть здоровым, нужен закон об органическом земледелии. С принятием нормативно-правовой базы Россия может стать полноправным игроком мирового рынка органической сельхозпродукции. Наибольшим потенциалом экспорта обладают зерновые и бобовые культуры. Их урожайность при органическом земледелии снижается на 25-30%, но цена возрастает на 50-100%.

Сейчас оборот в сфере органического сельского хозяйства в мире составляет около 100 миллиардов долларов в год. К 2020 году эта цифра достигнет 200-250 миллиардов долларов, и Россия может занять 10-15% этого рынка. В стране 40 млн га плодородной сельскохозяйственной земли не получало удобрений больше 20 лет, т.е., она подходит под производство органической продукции. Это сопоставимо с площадью всех органических земель мира вместе взятых (43,1 млн га).

Снизить затраты на корм

Замдиректора ВНИИ кормов по научной работе Илья Трофимов приблизил к земле, вернее, к кормам:

– ВНИИ кормов — головной организацией отрасли совместно с Отделением растениеводства РАСХН и МСХ России разработаны научные аспекты стратегии адаптивной интенсификации кормопроизводства на основе оптимального сочетания полевого травосеяния, лугопастбищного хозяйства по природно-экономическим зонам страны как основной предпосылки обеспечения животноводства кормами требуемого ассортимента и качества. Предусмотрены разработка и освоение новых экологоэволюционных, адаптивных методов селекции (экотипической, эдафической, фитоценотической, симбиотической, гаметной и пр.) многолетних бобовых и злаковых трав с высокой кормовой, белковой, семенной и средообразующей функциями и организация их семеноводства.

Из общей площади сельскохозяйственных угодий Юга России 89% являются эрозионно- и дефляционноопасными, из них 32% уже эродированы и дефлированы. Уменьшение запасов гумуса в пахотном слое 0–30 см за 100 лет составило в лесостепных и степных чернозёмах – до 70–90 т/га (средние темпы снижения – 0,7–0,9 т/га в год). Между тем, гумус, потерянный на пашне за 1 год, лугопастбищные экосистемы или многолетние травы могут возместить за 2−3 года. Оптимальная система севооборотов может обеспечить бездефицитный баланс гумуса, препятствовать ухудшению фитосанитарного состояния посевов и почвоутомлению на полях. Для этого необходимо оптимальное соотношение однолетних культур и многолетних трав. Севообороты − важнейшее средство борьбы с эрозией и дегумификацией почв. При этом многолетние травы на пашне − важнейшее средство восстановления и поддержания плодородия почвы.

В себестоимости молока и говядины затраты на корма составляют 50-70%. Снижение затрат на корма позволит удешевить животноводческую продукцию. Природные кормовые угодья (ПКУ) России занимают площадь 91 млн га, или более 41% площади сельхозугодий. На 1 человека в России приходится 0,64 га природных кормовых угодий (среди крупнейших стран мира — 6-е место).

На 1 га площади ПКУ в России приходится 1,3 га пашни, 0,2 головы КРС, в т. ч. 0,1 коровы, 0,2 овцы. Для сравнения укажем, что общая площадь ПКУ мира составляет 3210 млн га. И на 1 га площади ПКУ в мире приходится в 2,5 раза меньше пашни, и вдвое больше голов КРС и овец. Природные кормовые угодья России являются важным источником зелёных пастбищных кормов и сена. Затраты на корм при пастбищном содержании коров снижаются в 2 раза – с 60–65 до 30% в структуре общих затрат.

Потребление зерна в скотоводстве составляет около 40% от его общего расхода на кормовые цели, а доля концентрированных кормов в рационах составляет 25 – 26% и выше. Повышение качества объемистых кормов играет первостепенную роль в сокращении затрат зерна на корм скоту. Так, расход концентратов в рационах можно снизить минимум до 20%, а увеличить концентрацию обменной энергии, а также сырого протеина до 14 – 16%.

Считается, что при достижении указанных показателей в объемистых кормах в масштабах России можно сократить расход концентратов на 7 млн т, в том числе на 6 млн т фуражного зерна и 1 млн т белковых кормов с содержанием 400 тыс. тонн кормового белка. В масштабах страны в скотоводстве за счет повышения качества объемистых кормов можно сократить расход фуражного зерна на 2-2,5 млн т.

Замгенерального директора ООО «Био Технологии» Республики Татарстан Роман Титов рассказал о работе Регионального центра инжиниринга биотехнологий. Он поможет предприятиям малого и среднего бизнеса получить доступ к новым технологиям, модернизации и техническому перевооружению. Сельские бизнесмены смогут обратиться сюда за помощью в привлечении финансирования, источниками которого могут стать госпрограммы, инвесторы и кредитные организации. Большие перспективы у созданного в июне 2015 года инновационного кластера «Экопитание» для производства органических продуктов питания.

Ректор Нижегородского института управления и экономики АПК В. Козлов осветил актуальные темы подготовки кадров и внедрения сельскохозяйственных знаний в органическое земледелие. Ведущий научный сотрудник Института агроинженерных и экологических проблем сельхозпроизводства из Санкт-Петербурга В. Минин призвал к созданию органического кластера…

Фермеры – основные производители «органики»

Вписывается ли сейчас производство экопродуктов в реальный сегмент рынка? Сегодня органическую продукцию производят малые и средние сельхозпредприятия. Фермеры, в основном, продают свою продукцию прямо с поля, так как не могут выполнить требования торговых сетей.

Сельский предприниматель из д. Хрустали Калужской области Михаил Лощенов выращивает индеек. Он поведал о проблемах с ветеринарным обеспечением, со сбытом. Ветслужба области отказывается выдавать сертификат и не разрешает продавать натуральную продукцию в магазины. Приходится реализовывать индеек частным лицам. Он обратился за поддержкой к Союзу органического земледелия: оказать помощь в организации сетевых магазинов фермерской продукции.

Это проблема многих КФХ. Фермерам, которые хотят поставлять продукцию на полки супермаркетов, необходимы дополнительные инвестиции на обеспечение требований торговых сетей: предпродажную подготовку, транспортировку, хранение, юридическое и электронное сопровождение работы. К КФХ предъявляются такие же требования, как к крупному агрохолдингу с большим бюджетом и штатом сотрудников. Риск очень высокий. Штрафы превышают стоимость контракта. Для выхода на объем фермер должен инвестировать около 50% стоимости контракта. Выход в плюс — через 2-3 года. А будет ли он дальше работать с супермаркетом, определяется в первые полгода.

На конференции разговорился с мужчиной с пышной окладистой бородой (см. фото). Председатель совета Союза органического земледелия, руководитель опытного учебно-производственного хозяйства органического фермерства Алексей Сахаров рассказал:

– Мое хозяйство создано в позапрошлом году. Ныне отрабатываем технологию. Основная цель: аккумуляция, апробация и дальнейшее внедрение агрохимических приемов, которые необходимы в органическом сельском хозяйстве. Такая сетка подобных фермерских хозяйств должна вырасти в России. Потому что в отличие от интенсивного земледелия органическое сельское хозяйство не может быть унифицировано. Здесь мы работаем с живыми метаорганизмами в виде почвы. Стандартизированно к двум разным полям подойти невозможно, так как состав биоты, химсостав почвы разный и нашим аграриям необходимо давать основополагающие принципы органического земледелия, учить их самостоятельно мыслить.

– Какую роль отводите фермерским хозяйствам в этом нужном деле?

– Очень важную. Развитие фермерства во многом зависит от региональных властей. Но им зачастую легче работать с 1-2 агрохолдингами, чем с 1-2 тысячей ФХ. Между тем, ФХ во всем мире – основа стабильности сельского хозяйства. Фермеры более поворотливы, мобильны, но, к сожалению, имеют гораздо меньший доступ к ресурсам. Ныне в России порядка 70 сертифицированных хозяйств – фермерских и средних сельхозпредприятий. Более 50% – КФХ. По площади есть несколько сельхозпредприятий, которые с лихвой перекрывают десяток ФХ.

– Насчет удобрений внесите ясность.

– Органическое земледелие отрицает синтетические азотные удобрения. В органических азотосодержащих удобрениях строго регламентирована максимальная норма внесения органического азота на гектар, исключены все формы хлорных удобрений, например, калий хлор. Исключены суперфосфаты. В классическом конвенционном сельском хозяйстве можно достать справочник агронома, определить тип почвы, кислотность, посмотреть последний анализ почвы по минеральному составу, и все. Дальше по таблице определить, сколько внести удобрений под культуры. Здесь работают не с почвой, а с субстратом. В органическом сельском хозяйстве так не получится.

– Я вошел в магазин, вижу на прилавке «экопродукт». Как определить, что товар органического происхождения, есть ли в продаже аппараты для этого?

– К сожалению, таких приборов нет. Нет параметральной базы. Если бы она была, имелись бы техсредства объективного контроля, тогда бы отсутствовала необходимость сложной сертификации. Пришел – сдал на анализ – получи сертификат. А система сертификации требует очень длительного процесса контроля земли, семян, оборудования и механизмов, системы хранения, переработки, упаковки.

– Сколько органической продукции производится в России?

– У нас нет статических данных – никто не отчитывается. Могу сказать, что порядка 145-160 тыс. га заняты под сертифицированные органические сельхозугодия. Пока что это достаточно узкая ниша. Органическое сельское хозяйство может благополучно существовать параллельно с интенсивным.

С членом правления СОЗ Яковом Любоведским давно знаком. Он рассказал: «К сожалению, среди наших аграриев мало специалистов, способных профессионально работать в сфере органического сельского хозяйства. Первая причина — не умеют обходиться без химии, их так не учили. Вторая — коррупция и воровство. На Кубани на одной из встреч аграрии мне честно сказали, что биопрепараты им не интересны, только химия. Это выгодно. Транснациональная корпорация, у которой заказываешь агрохимикаты, предоставляет презенты: в среднем 5% от суммы сделки. За год эта сумма может доходить до 5-6 миллионов рублей».

То, что далеко не всегда продукты экологически чистые, поведала хозяйка ростовского интернет-магазина Ирина Ровер (РГ,5.12.2015): «Мы были в одном ЛПХ в селе Егорлык (Ростовская обл.). Хозяин радостно показывал нам флакончик с каким-то препаратом для улучшения аппетита у свиней и говорил: вот, они у меня теперь доски глотать будут. Представляете, что за мясо у таких откормышей»? Между тем, по мнению председателя АККОР Ростовской области Александра Родина, на Дону есть хорошая возможность развивать экологическое земледелие, так как здесь много выпавших из оборота земель.

Если брать за основу национальный стандарт органической продукции ГОСТ Р 56508-2015 «Продукция органического производства. Правила производства, хранения, транспортирования», то он вступил в силу с 1 января 2016 года.

Александр Ткачев: «За органикой будущее»

Закон о биологической продукции нужен, об этом заявил аграрный министр Александр Ткачев, отвечая на вопросы депутатов Госдумы. «Здесь у нас радикальное отставание от всего мира, и этот законопроект находится сейчас в формате Правительства, Минсельхоз, мы находимся в консультациях с другими ведомствами, – подчеркнул он. – За органикой будущее, и, если посмотреть опыт других стран — 50% этого рынка принадлежит Америке, 50% — Европе, цены значительно выше на эти продукты, они пользуются успехом. Но мы только в начале пути, у нас только 1% от мирового объема биопродуктов. Нужен закон. Мы должны стимулировать, поддерживать, помогать — в этом я уверен, залог будущего», — заявил Ткачев.

Не в бровь, а в глаз попал министр: «У нас — просторы, чистая земля, мы, наверное, еще не смогли замусорить, захламить и, в общем-то, понизить плодородие во многих частях нашей страны, и весь мир смотрит на Россию как на территорию чистых продуктов».

Правильные слова. Да вот только настроение членов Союза органического земледелия невеселое. «Весь 2014 и 2015 годы мы не вылезали из Госдумы, участвовали во всех рабочих совещаниях, бились за закон, были уверены, что документ в весеннюю сессию 2015 года поступит на рассмотрение ГД. Не поступил. Надеялись, что в осеннюю сессию будет внесен. Опять мимо. Причины непонятны», – возмущается Алексей Сахаров.

Президент РФ Владимир Путин в ежегодном послании Федеральному Собранию заявил: «Россия способна стать крупнейшим мировым поставщиком здоровых, экологически чистых качественных продуктов питания, которые давно уже пропали у некоторых западных производителей». «Или мы сейчас рванем на международный рынок или ляжем под всеми этими ГОСТами», – заявил сгоряча член правления СОЗ Яков Любоведский.

А пока господа россияне, кушайте заморский «экологически чистый» продукт – 90% сертифицированной продукции на нашем рынке по-прежнему импортируется. По этому поводу участник конференции, член Общественной палаты Андрей Тишков выразился прямо: ритейлеры травят нас импортной продукцией. Но кто лоббирует их интересы?

Что предпочитают россияне?

Исследовательский холдинг Ромир и Центр ОНФ провели исследование продуктовых предпочтений россиян. На вопрос: «За что вы готовы платить больше?» 56% ответили, что переплатят за продукты экологические чистые, 51% — за свежие, без заморозки и обработки, 46% — за отсутствие ГМО. В опросе 2012 года перечисленные показатели были на 2% ниже каждый, а вот по остальным критериям наметились расхождения. С нуля до 15% поднялось количество людей, готовых переплатить за отечественные продукты.

Говоря о своем понимании качественного товара, 90% отмечают больше всего отсутствие красителей и добавок. А вот доверие к зарубежным брендам падает: если в 2012 году 19% отдавали предпочтение известным маркам, то сейчас в соотношение популярность-качество верят только 5%. Как сообщает citytraffic.ru, при выборе товара, как и 4 года назад, люди смотрят на срок годности (80%), на состав (80%), 66% — на цену, а на страну-производителя — 28% против 33% в 2012. Примерно такую же отрицательную динамику демонстрирует и критерий «популярность марки»: раньше им руководствовались 22% россиян, сейчас — 16%.

Наша справка. По данным IFOAM, органическое сельское хозяйство сегодня практикуется в 172 странах, 82 страны имеют собственные законы в данной сфере. В 11 странах более 10% всех сельхозземель является органическими. США являются ведущим рынком органической сельхозпродукции с 24,3 млрд евро, за ней следуют Германия (7,6 млрд евро) и Франция (4,4 млрд евро).

Исследование Grand View Research, Inc. Observes показало, что рынок органических продуктов питания и напитков будет расти ежегодно в среднем на 15,5 % в течение 2016-2020 годов. Общий объем рынка органических продуктов составит по прогнозам около $ 212 млрд к 2020 году. По данным «Агроэкоинформ», потенциал рынка экологической продукции в России на 2020 год — 300 млрд рублей. Рынок отечественной сертифицированной продукции оценивается примерно в 1,2 млрд рублей, декларируемой как «эко» — порядка 200 млрд.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 25 февраля 2016 > № 1662251 Александр Рыбаков


Киргизия > Агропром > kyrtag.kg, 24 февраля 2016 > № 1666819 Рустам Осмоналиев

Рустам Осмоналиев, президент ассоциации птицеводов: «Сейчас стоит вопрос: быть или не быть птицеводству в Кыргызстане»

Проблемы сельхоз предпринимателей ни раз поднимались в высших государственных органах. Однако, очень мало говорили о птицеводах, хотя отрасль находится на грани, в критической ситуации. О том, как приходится сейчас выживать нашим птицеводам, как большим, так и малым, КирТАГ поговорил с президентом ассоциации птицеводов Рустамом Осмоналиевым.

- Какое на сегодня положение в отрасли птицеводства в стране?

- На сегодняшний день птицеводство испытывает огромные трудности, мы на грани потери отрасли. Влияние вхождения в Таможенный союз на нашей стране сказывается негативно. Казахстанские и российские яйца заходят на территорию страны по очень низким ценам, ниже, чем себестоимость яйца в нашей стране, к тому же контрабандным путем. Из-за большого наплыва яиц из Казахстана по низкой цене, с весны прошлого года цены на яйца местного производителя резко упали, с 6,8 сом до 3,8 сом за штуку. В 2016 году такое положение достигло критической точки. На юге страны, если фермеры продавали яйца оптом по 5,3 за штуку, то на второй неделе февраля цена стал 4,3 сом. При том, что себестоимость продукта на юге составляет 5 сом. Дальше идет спад сезона, появляются фрукты, в связи с тем, что мы ожидаем спад потребления, можно прогнозировать снижение цены еще на сом. Фермеры теряют деньги, они все на грани банкротства. Те оптовики перекупщики, которые завозят яйца из России и Казахстана, очень сильно роняют цену. Яйцо продают они там по 4 сома и наши фермеры не могут продавать яйцо на рынке, за счет того, что цены перебивают. На юге страны наблюдается просто катастрофическая ситуация. Там в основном мелкие производители, около 2 тыс. человек, которые занимаются производством яиц, терпят колоссальные убытки. На этой неделе мы едем на юг, по просьбе предпринимателей, они не знают, как и быть дальше, фермеры уже на грани. Мы должны обсудить текущую ситуацию, проблемные вопросы.

- В связи с чем сложилась такая ситуация?

- Есть несколько причин, такой плачевной ситуации. Основная проблема сейчас заключается в кормах. Кыргызстан является страной гор, мы не производим столько кормов, сколько требуется нашим производителям. Дело в том, что мы закупаем сырье, как у местных производителей, также импортируем из соседних стран, из Казахстана и России. Кроме того, мы закупаем с третьих стран ветеринарные препараты. Это все влияет на себестоимость яйца.

К примеру, себестоимость одного яйца в Бишкеке держится на уровне 4 сом, на юге около 5 сом. Как правило, к октябрю-ноябрю то сырье, то есть корма, которые мы покупаем у местных фермеров, на внутреннем рынке уже не остаются, поэтому мы вынуждены покупать корма извне. Стоимость сырья увеличивается за счет сезонного удорожания, НДС на импорт, транспортировки - это приводит к удорожанию кормов. А корма составляют 70% себестоимости яйца.

- По какой цене закупаются яйца с соседних стран? И какое качество импортируемых яиц?

- Мы обращались в таможенные органы, хотели узнать, по каким ценам они растамаживают товар еще до вхождения в союз. Сейчас они бесконтрольно проходят через границы, там они указывают цену ниже 4 сома. Грубо говоря, они закупаются по 3 сома за одно яйцо, может быть цена даже меньше. Вопрос качества товара остается под вопросом. Это, как правило, излишки на предприятиях России или Казахстана. Торговые сети закупают яйца, после 10 дней они его снова возвращают поставщику. Так как срок сохранения полезных свойств яйца всего 21 день, после оно уже теряет все свойства, перестает быть диетическим. У них есть еще 11 дней, чтобы снизить цену и переотправить нам. Но учитывайте, там транспортировка сколько занимает. И яйца к нам уже приходят, можно сказать пустыми, без необходимых для организма человека веществ.

- Сколько птицефабрик функционирует в стране?

- Вообще, больших птицефабрик, которые производят порядка 400 тыс. яиц вы день, у нас около семи сейчас. ОАО «Аккуу» (Сокулукския птицефабрика), племенной завод «Три Т» (Кантская птицефабрика), ОАО «Улар» (Чуйская область), ОсОО «Нэйчурал Агро», ОсОО «Оазис агро» (Чуйская область), птицефабрика «Брид» и есть компания, которая занимается производством кормов, обучением фермеров.

За последние 2 года уже закрылись крупнейшие птицефабрики по выращиванию кур бройлеров и производству яиц, это ОАО «Искра Азия» и ОАО «Шумкар». Под угрозой закрытия и остальные крупные птицефабрики, что может привести к потери отрасли в целом. В таком случае восстановление отрасли невозможно из-за утери основных фондов.

- Какую поддержку оказывает государство вашей отрасли?

- Государство предоставляет льготу предприятиям для всех отраслей сельского хозяйства. Но надо отметить, что отрасль птицеводства находится в более уязвимом положении. Так базовые факторы у животноводства и растениеводства есть. Для животноводства – это пастбища, для растениеводства – это земля и вода, и это все есть внутри страны в достаточном количестве. Но что касается отрасли птицеводства, внутренних факторов производства кормов недостаточно для удовлетворения годовой потребности, по этой причине в определенный момент восполнять недостаток кормовой базы приходится импортным сырьем. Здесь возникает косвенное налогообложение для птицеводства. Одна из причин удорожания кормов - это НДС на импорт сырья. Более точно рассматривая налогообложение птицеводов, мы обнаружили, что птицеводы, оплачивая НДС на импорт при входе корма, но продавая его без НДС, стали носителями бремени всех 12%. Таким образом, теряется смысл НДС, который является налогом на добавленную стоимость. Если бремя на импорт зерна для производства кормов будет снято, тогда цена кормов снизится минимум на 13%, так как откроется возможность в сезон кормов закупать больше и откроется возможность закупаться в сезон урожая непосредственно у источников сырья. Снижение себестоимости кормов позволит местным производителям стать более конкурентоспособными в условиях низкой стоимости импортных яиц. Повысится заинтересованность среди фермеров, будут открываться новые хозяйства, это окажет волновой эффект на развитие других областей. Больше услуг обучение птицеводов, больше кур, то есть создание и развитие принесет дополнительные поступления в бюджет в части подоходного налога, социальных отчислений, а также НДС, НСП и налога на прибыль. Мы сможем в сезон закупать больше кормов.

- Какой уровень экспорта в отрасли птицеводства?

- Какой экспорт, мы сейчас сами на грани разорения. Конечно, мы можем экспортировать в рамках таможенного союза, но мы пока не покрываем внутреннюю потребность. Мы не можем вырасти. Если, скажем, из 100% потребляемых яиц мы производим около 53-55%, порядка 45% яиц завозится извне. Мы могли бы увеличить производство и могли бы закрыть все 100%, а дальше выйти на экспорт, но сейчас доля экспорта - это мизер. У нас есть потенциал экспортировать и яйца, а также и племенную продукцию, у нас есть породистые куры, мы сможем поставлять цыплят в рамках ТС.

- Какие есть пути решения такой катастрофической ситуации в вашей отрасли?

- Мы обратились к премьер-министру Темиру Сариеву через инвестиционный совет при правительстве КР. Подняли проблемные вопросы птицеводства. Премьер-министром поручено министерству экономики и министерству сельского хозяйства выработать меры по поддержке отечественных производителей. По поручению главы кабмина, была создана рабочая группа. Минэконом и Темир Сариев нас поддержали, минэконом инициировал постановление о внесении изменений в законодательные акты, предусматривающее освобождение от НДС на импорт кормов, в корма входит порядка 9 позиций. Постановление внесено на рассмотрение правительства, теперь мы ждем, сейчас идут процедуры. Нас услышали, но сейчас идет вопрос времени. Насколько быстро это постановление будет одобрено. Нам это нужно ужей сейчас. В ближайшие два-три месяца мы просто вымрем. Мы сейчас держимся за счет собственных ресурсов, но мелкие фермеры, которые кормят свои семьи, вымрут в первую очередь, второй волной пойдут крупные хозяйства, через полгода мы можем полностью потерять отрасль. Сейчас стоит вопрос быть или не быть птицеводству в Кыргызстане.

- К чему может привести потеря отечественного птицеводства?

- Сейчас потеря отрасли может привести к социальному взрыву, более 5 тысяч человек потеряют работу, хозяйства, а также это угроза продовольственной безопасности страны. Население Кыргызстана уже потребляет 100% импортного куриного мяса, к этому может прибавиться и еще 100% потребления импортного яйца. Яйцо – продукт, входящий в минимальную продуктовую корзину, согласно нормативам, утвержденным правительством. Яйца являются легкодоступным по цене источником протеинов и аминокислот, необходимых для здоровья человека. И его очень сложно чем-то заменить, в продуктовой корзине, такого количества аминокислот нет ни в одном другом продукте. Тут затрагивается вопрос о продовольственной безопасности страны. Государство, не обеспечивающие внутреннее производство основных продуктов питания, в будущем станет зависим от импортеров, что может повлиять на суверенитет государства. К тому же очевидно, что в скором времени мы можем потерять не только отрасль по производству яиц, но и отрасль по производству кормов. А также производство сельхозпродукций, отруби, ячмень, сою. Фермеры не смогут сбывать произведенную продукцию, так как основную часть закупают птицеводы. Это же целая цепочка.

- Что даст отмена НДС на импорт зерна для кормов?

- Нам отмена НДС нужна сейчас, мы ежедневно закупаем корма сейчас.

Что даст отмена НДС? Мы сможем сохранить отрасль, а также сможем развивать дальше то производство, что у нас есть, кроме того, будет возможность возобновить бройлерное направление. Сейчас у нас по производству бройлерного мяса нет ни одного предприятия. Если нам сейчас помогут, то дальше мы сможет привлечь инвесторов и возобновить производство по бройлерному направлению, по производству куриного мяса. Получая возможность закупать корма без налогов, мы сможем покрыть 100% потребления яиц в стране, а дальше сможем выйти на экспорт.

Айша Чуштук

Киргизия > Агропром > kyrtag.kg, 24 февраля 2016 > № 1666819 Рустам Осмоналиев


Венгрия > Агропром > kurier.hu, 23 февраля 2016 > № 1663694 Арпад Ласло

«Робинзон» в Городской роще

Эксклюзивное интервью с владельцем одного из престижных ресторанов Будапешта Арпадом ЛАСЛО

Как давно существует ресторан «Робинзон»?

С 1989 года. То есть он был создан 26 лет назад, перед самой сменой строя, когда было принято решение разрешить открытие частных ресторанов. И мы оказались в первой шестерке. Я изначально хотел создать ресторан именно здесь, в Городской роще, в связи с чем было довольно сложно получить все необходимые разрешения.

А что на том месте было раньше?

Раньше такого размера острова, как сегодня, не существовало. Здесь был малюсенький островок с площадкой для выгула собак. Я решил увеличить площадь и построить ресторан, дав ему название «Робинзон». Естественно, сюда нужно было подводить все коммуникации - электричество, газ, канализацию, телефонные линии, и все это было непросто.

Сегодня ресторан выглядит так же, как и вначале, или были произведены более поздние перестройки?

За 26 лет мы перестраивались два раза. Но самые масштабные работы поводились 3 года назад. Атмосфера ресторана, с одной стороны, современна, с другой стороны - есть определенная стилизация под старину. Верхний этаж скорее напоминает лофт из-за больших стеклянных поверхностей и металла. Однако много декоративных деталей делают помещение очень домашним и уютным. Кстати, отсюда можно наблюдать и за работой кухни. Видно, как готовятся блюда. Можно сказать, что я снес первоначальное здание и сделал новое - уже двухэтажное. Теперь внизу имеется ресторан, а наверху мы сделали «стейкхаус». Кстати, у верхней части тоже имеется терраса с видом на озеро с фонтаном и Городскую рощу. Для верхнего ресторана мы импортируем мясо из США и Аргентины. Также специальное мясо мы привозим из Италии, из Тосканы. Притом покупаем его у мясника, который экспортирует свою продукцию всего в два места. К нам и в отель в Лас-Вегасе.

Какова концепция меню?

Я бы сказал, что мы готовим блюда французского типа. Но так как к нам приходит много иностранцев, то мы предлагаем блюда, ассоциирующиеся с венгерской кухней. Естественно, обязательно подаем гуляш и пёркельт. Традиционно мы готовим из продуктов качества премиум. Для этого мы покупаем куриц, к примеру, только в провинции на частных фермах. К тому же у нас очень креативный шеф-повар, которого зовут Лоранд Варга. Мы особое внимание уделяем недельным предложениям. То есть работаем только с такими продуктами, из которых можно приготовить вкусные блюда. В отличие от многих других мест, у нас нет летнего и зимнего меню.

У вас очень серьезный ресторан, каков персонал?

50 человек обслуживают гостей ежедневно. Из них только 20 - повара. Мы постоянно проводим тренинги для наших поваров. Нас, кстати, любят не только из-за качества блюд, но и из-за летней террасы. Она находится на уровне озера, и с верхней террасы открывается прекрасная панорама на все озеро.

Есть ли у вас постоянные посетители?

Да, и их очень много. Приходят иностранцы, представители фирм, заходят туристы. Мы находимся всего в 10 минутах от центра города, но, придя к нам, люди сразу оказываются на природе. Рядом расположены основные музеи, зоопарк. В следующем году здесь будет осуществлен огромный проект в Городской роще. Будут построены три новых музея. Так что можно сказать, что наш ресторан обслуживает площадь сравнимую с Княжеством Монако или Центральным парком в Нью-Йорке. Думаю, что в ближайшее время это будет самое посещаемое место в Будапеште.

Приближается весна. Когда вы собираетесь открыть террасу?

Все зависит от погоды, но, как правило, с апреля. С приходом первых теплых дней мы обязательно открываем окна. А когда становится тепло и вечером, то подаем на террасу и ужин. В общем, терраса открыта до конца сентября.

Этот район всегда считался дипломатическим.

Так и есть, близлежащие посольства часто проводят деловые встречи у нас. Мы проводим несколько десятков мероприятий в год для посольств и крупных фирм. Но из-за романтической атмосферы у нас проводят часто и свадьбы. Естественно, перед Рождеством свои мероприятия организуют фирмы. Притом хочу отметить, что кэтерингом мы не занимаемся. Дело в том, что наша кухня и обслуживающий персонал оптимизированы под размер нашего заведения. А у себя мы можем разместить одновременно до 320 человек. Но в связи с тем, что ресторан двухуровневый, то можем организовать отдельные мероприятия от 20 человек сепаратно.

Если кто-то из читателей «Российского Курьера» у нас еще не был, то мы ждем вас! Уверен, что вы будете довольны и порекомендуете наш ресторан своим родственникам и друзьям.

Александр ПОПОВ

Венгрия > Агропром > kurier.hu, 23 февраля 2016 > № 1663694 Арпад Ласло


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 22 февраля 2016 > № 1660953 Вячеслав Петрище

Генеральный директор Allseeds Вячеслав Петрище о состоянии масличного рынка и ближайших перспективах маслодобывающей отрасли Украины.

Глава Совета ассоциации "Укролияпром", генеральный директор Allseeds Вячеслав Петрище дал эксклюзивное интервью AgroPortal.com о состоянии масличного рынка и ближайших перспективах маслодобывающей отрасли Украины.

Начнём с наболевшего, Вячеслав Иванович, надо понимать, компания Allseeds намерена продолжать развитие своего маслодобывающего комплекса в порту "Южный"? Есть ли сдвиги в борьбе за собственный причал?

Вячеслав Петрище: Еще в июле мы попросили Одесскую облгосадминистрацию и местные органы позволить построить нам причалы, хотя бы один, для того, чтобы мы могли продолжить развивать свою инфраструктуру и свои инвестиции, потому что дальше развивать свои проекты мы не можем, не имея причала. Все инвесторы задают вопросы: как вы будете переваливать свои товары, будет ли у вас своя инфраструктура или вы будете заложниками компаний "ТИС' или Бахматюка?

Саакашвили нас тогда поддержал, но потом что-то пошло не так и по сей день мы не получили ответа от обладминистрации, хотя по закону они должны были ответить в течении месяца.

Повторюсь, мы запрос написали в июле. И с того времени начались бесконечные всевозможные мытарства к замам Саакашвили, но под Новый год мы неожиданно узнали, что земля под причалы, на которую мы рассчитывали, выделена тайным образом, без предупреждения заинтересованных лиц и публикации решений на сайтах соответствующих органов. Власти выдали разрешение господину Бахматюку на строительство трех причалов через его «дочку» «Энерго Продукт ЛТД».

Не так давно Саакашвили сказал, что разберется с этим вопросом, но он, судя по всему, не знает, что творят его замы.

Смотрите, в одесском регионе, вокруг Южного, все знают, что мы ищем причалы. Тем не менее, в срочном порядке было созвано заседание сельсовета, на котором присутствовал один из замов Саакашвилли, который упорно объяснял, что землю надо выделить именно компании Бахматюка без каких-либо альтернатив. Нас опять поставили перед фактом.

Как будете искать выход из ситуации?

Вячеслав Петрище: Мы подали в суд на неправомерные, по нашему мнению, решения облгосадминистрации и сельсовета. Нам, как минимум, должны были дать ответ, но его не последовало до сих пор. Мы же заявление на эти земли подали первыми, и оно должно было рассматриваться в хронологическом порядке. Как нам известно, Бахматюк подал заявление на землю под причалы намного позже и изначально получил на него отрицательный ответ. Нашу просьбу просто проигнорировали, все решения проводились без обсуждения с нами.

Как оцениваете ситуацию з возмещением НДС при экспорте зерна?

Вячеслав Петрище: Возврат к возмещению НДС при экспорте зерна уже привёл к подорожанию зерна в стране на 12-15%, и надо ожидать, что все продукты питания тоже могут подорожать. Смотрите, что получается — суммы НДС, уплаченные государству сегодня, в лучшем случае возвращаются бизнесу не на следующий день, а месяца через четыре. Платился НДС, скажем, при курсе 23 грн, а получать возмещение будем по сколько, по 29? Налицо реальные потери оборотных средств предприятиями, поэтому, считаю, продукты питания будут дорожать.

Ещё пример — за последние годы Украина открыла для себя много новых рынков сбыта для муки, чего не было никогда раньше. Прежде невозмещение НДС при экспорте зерна стимулировало переработку пшеницы в Украине и экспорт готовой продукции — муки, при котором НДС возмещался. При "новом" подходе мы превращаемся в страну банального экспорта сырья.

Что Вы предлагаете, не возмещать экспортный НДС?

Вячеслав Петрище: Надо заниматься развитием внутреннего рынка, стимулировать производство продукции с более высокой добавленной стоимостью, что неосуществимо без нормального кредитования экономики. Нужно компенсировать кредитные ставки предприятиям реального сектора. Я вообще не понимаю, откуда такие ставки в этой стране есть. О рисках я уже слышу, сколько себя помню. Девальвацию банкам нужно учитывать раз, инфляцию — два. Посмотрите, как спасали себя Америка и Европа. Банки у них поставили interest — ноль, в некоторых случаях — негативный. В Швейцарии надо еще доплачивать за депозит. Люди таким образом мотивировали население вкладывать средства не на депозиты, а в экономику, в акции предприятий. Доступные деньги, относительно дешёвые оборотные средства — важнейший рычаг повышения деловой активности в стране.

Как сейчас себя «чувствует» цена на масло на мировых рынках ввиду падения цен на нефть?

Вячеслав Петрище: Цены на масло падают из-за падения цен на нефть. Сегодня оно стоит уже 770 $/т. Аргентинское масло уже торгуется по 720 $/т, поэтому нам нужно ожидать того же.

Активизировалась ли торговля из Украины с Турцией после провозглашения российских санкций против этой страны?

Вячеслав Петрище: Пока нет, Россия продолжает грузить то же подсолнечное масло во "вражескую" Турцию. Думаю, они просто "погорячились" с этими своими анти-турецкими санкциями, и, если честно, то просто сами их испугались.

Есть ли проблемы с доставкой семечки в порт летом? Сколько времени фура может простаивать на подъезде в порт?

Вячеслав Петрище: Подсолнечник начинает поступать автотранспортом гораздо позже ранних зерновых культур — пшеницы и ячменя, когда очередь из фур в Южный растягивается до 30 км. С наступлением сезона массового поступления маслосемян эта проблема рассасывается. Кроме того, у нас в Allseeds в этом отношении все продумано, имеются площадки для отстоя транспорта в ожидании выгрузки на заводе.

Какие задачи ставите перед своей командой на 2016 год?

Вячеслав Петрище: На наступивший новый год у нас главная задача загрузить мощность уже действующего завода на 100%. Кроме того, начинаем строить его вторую очередь с расширения элеватора сырья, что является этапом строительства второй очереди маслоэкстракционного производства, призванного увеличить его мощность до 5 тыс. т в сутки. Для этого с китайской компанией Muyang мы в декабре 2015 года подписали контракт на поставку 40 000-тонного элеватора, имея в виду расширить своё элеваторно-складское хозяйство на заводе до 120 тыс. т. При этом мы также занимаемся такими стратегическими вещами, как борьба за причал в судах, вместо работы с инвесторами. Надеемся всё же, что г-н Саакашвили наведет порядок в своем окружении и мы вернемся к конструктиву в вопросе выделения нашей компании причала.

Рассматриваете ли возможность выращивать подсолнечник сами?

Вячеслав Петрище: Фермером становиться не хочу и не буду. Чтобы обеспечить сырьём свой завод предпочитаю закупку подсолнечника на рынке, следуя мудрой поговорке "Занимайся тем, что знаешь!"

А как насчёт торговли зернoм?

Вячеслав Петрище: Для этого нужен причал. Мы сейчас и шрот, и масло отгружаем через "ТИС".

Есть ли прогресс в договорённостях с Китаем по поставкам туда нашего подсолнечного шрота?

Вячеслав Петрище: Насколько мне, как председателю Совета отраслевой организации "Укролияпром" известно, там сейчас идёт техническая работа, переписка, мы ответили китайцам на их проект протокола по шроту, ждем их ответа. Поставки шротов в Китай — это наш, а не китайский, интерес.

Насколько загружены мощности вашего завода сейчас, испытываете ли дефицит семечки?

Вячеслав Петрище: В этом году отгрузки масла зимой снизились не потому, что зима и плохая погода, а потому что фермеры «уселись» на семечку и отдавать ее не хотят ни под каким предлогом. Для фермера семечка — «золотовалютный запас». И я могу их понять, ведь полная неразбериха с Налоговым кодексом. Когда, куда платить, сколько и чего? С другой стороны — девальвация.

Если же говорить об отрасли, то сегодня я знаю уже как минимум несколько заводов, которые просто остановились, потому что маржа отрицательная. Все тянулись, хотя бы январь в холода поработать, но сейчас тепло, и ряд заводов остановились. А если ещё возвратом к возмещению НДС откроют для семечки экспорт — то все, закрывайте эту отрасль в плановом порядке! Строили-строили заводы 15 лет, а теперь можно будет устраивать их похороны.

…Но, как бы там ни было, после зимы опять наступит весна и в конце февраля аграрию снова нужны будут средства на посевную.

Есть ли уже заключенные сделки с Ираном?

Вячеслав Петрище: Из того общения, что я имел недавно с иранскими бизнесменами и банкирами, с Ирана санкции сняли как бы «у цілому», но секторально они пока не «разморозились». Судя по всему, там нужно проделать много бумажной работы, пооткрывать корр-счета и пр. Мы ждём их реальной готовности полноценно торговать, оперативно производить расчёты за товар с нетерпением.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 22 февраля 2016 > № 1660953 Вячеслав Петрище


Россия. Франция > Агропром > gazeta.ru, 21 февраля 2016 > № 1660879 Бернар Дюкро

«За одну ночь стоимость маршрутов возросла на 25%»

Интервью с генеральным директором «Danone Россия» Бернаром Дюкро

Карина Романова

О зависимости от курсов валют, модернизации молочных заводов, использовании конкурентами пальмового масла и проблемах системы «Платон» в интервью «Газете.Ru» рассказал генеральный директор «Danone Россия» Бернар Дюкро.

Инвестиции растут и в кризис

— Бернар, как вы оцениваете результаты прошедшего года?

— Если говорить о результатах 2015 года, то есть два основных момента. Первый — прошлый год был достаточно сложным, но мы закончили его более успешно, чем начали, смогли добиться более стабильных показателей и в целом справиться с макроэкономическими проблемами.

Второй — нам повезло работать в сегменте на рынке питания, тем более рынок свежих молочных продуктов в России развит. Они являются одними из основных продуктов питания, поэтому рынок достаточно стабилен.

Приятно отмечать, что потребителям по-прежнему интересны новые продукты, разнообразие. Мы успешно запустили ряд новых продуктов, в том числе производимых по термостатной технологии.

— И тем не менее, несмотря на стабильность, вы сокращаете число собственных заводов. В 2015 году закрылись два завода, еще три — в 2014 году. Можно ли сказать, что дело все-таки в спросе?

— Закрытие площадок никоим образом не связано с изменениями в спросе. Для нас самое важное — иметь развитую индустриальную платформу, которая состоит исключительно из технологичных производственных площадок.

К сожалению, у компании не было возможности инвестировать в развитие и совершенствование заводов в Томске и Чебоксарах, которые были закрыты в 2015 году.

Нам потребовалось бы 800 млн руб., чтобы довести их до соответствия стандартам Danone и ужесточающимся требованиям законодательства. Учитывая размер площадок, экономически было бы нерезонно вкладывать такие средства.

Однако эти заводы не просто закрыты и брошены. Производственные мощности перенесены на близлежащие площадки. Из Чебоксар — в Саранск и Казань, а из Томска — на производственную площадку в Кемерово и Красноярск, все с гарантией дальнейшей закупки закупаемого для них сырого молока. Также сейчас мы занимаемся вопросами повторного трудоустройства сотрудников томского и чебоксарского производств.

— Бернар, уточните, пожалуйста, какая судьба ждет заводы в Томске и Чебоксарах? Если стоимость ремонта так высока, будете ли вы продавать их или же заводское оборудование? Выражал ли кто-либо интерес к приобретению этих активов?

— Предприятия выставлены на продажу. Пока подробности и дополнительную информацию я раскрывать не могу.

— А в какие площадки было целесообразно вкладывать деньги? Сколько вы инвестировали в российское производство за предыдущий год?

— В 2015 году мы вложили в развитие площадок более 6 млрд руб., причем наибольшая часть этих инвестиций была направлена на повышение стандартов качества продукции, повышение пищевой и экологической безопасности.

Сейчас наша задача — распределить производственные мощности на территории России ровно таким образом, чтобы обеспечить оптимальную логистику и оптимальное производство. И развитие наших производственных площадок идет параллельно с установкой очистных сооружений, то есть это не просто инвестирование в производственные линии.

Мы продолжаем начатую в прошлом году работу по повышению стандартов четырех производственных площадок, специализирующихся на производстве продуктов для детей до трех лет. Также была установлена новая производственная линия прессованного творога в Ялуторовске (Тюменская область), линия по производству термостатных продуктов в Самаре, были открыты очистные сооружений в Саранске и так далее. И работа по развитию наших производственных площадок — она непрерывная.

В 2012 году Danone объявила, что планирует инвестировать в развитие своих активов в России $700 млн, и с того времени мы поступательно движемся в рамках проекта. В 2015 году были вложены значительные инвестиции, в 2016 и 2017 годах мы в рамках обещаний.

— Каков объем инвестиций на 2016 и 2017 годы? Сколько осталось вложить?

— Уже освоено около 80% инвестиций. В 2015 году вложено более $100 млн.

— Тогда такой вопрос. Есть ли у Danone планы по покупке каких-нибудь новых заводов, новых активов?

— Сейчас мы идем по принципу развития имеющихся брендов и продуктов, запуска новинок на рынок. Пока это приоритетный путь, и, для того чтобы предлагать интересные потребителям товары, у нас есть все необходимое: 18 площадок, развитая инфраструктура, знание и наличие технологий и дальнейшие планы по развитию нашего портфеля. Мы не смотрим на то, что сейчас есть на рынке для покупки, но ничего нельзя исключать, ничего нельзя сбрасывать со счетов.

— Хотелось бы тогда уточнить ваше мнение по поводу конкретной производственной площадки. Мог бы Danone быть интересен один из молочных заводов в Вологодской области — Учебно-опытный молочный завод (УОМЗ) имени Верещагина, который власти пытаются выставлять на торги и предложить к приватизации?

— Как я уже сказал выше, нас удовлетворяет существующая индустриальная база. Но совершенно исключать какие-либо возможности я бы не стал.

«Пальма» на совести контролирующих органов

— Бернар, давайте перейдем к продуктам и потребителям. Люди наверняка сейчас стали более избирательными в кризис: за два года у нас двузначные темпы роста цен на молочные продукты. При этом на рынке существует серьезная проблема фальсифицированной продукции. Что Danone делает для решения этого вопроса, у вас есть какие-нибудь предложения?

— Нынешние условия действительно вынуждают потребителя быть гораздо более аккуратным при выборе продукта и стоимости, которую они платят за этот продукт. Два года назад произошел кризис цен на молоко. Разрыв между спросом и предложением, естественно, привел к инфляции цен на молоко и молочные продукты. Но мы как компания принимаем меры для развития молочного рынка в России, для нас важно развитие первостепенных партнеров — производителей поставщиков сырого молока. Поэтому работа с фермерскими хозяйствами, с молочными хозяйствами по увеличению и улучшению качества молока — это одна из самых надежных мер, которая гарантирует достоверность молочных продуктов или отсутствие фальсификатов. Поэтому наша задача не бороться с тем, что есть на рынке, а в том, что мы делаем для рынка. Мы доказываем, что у нас настоящий, натуральный продукт из натурального коровьего молока. Бороться с чем-то — это ответственность соответствующих органов и инстанций.

— И тем не менее с пальмовым маслом на рынке сейчас напряженная ситуация. Как из-за темпов роста импорта этого продукта, так и из-за сообщений властей, публикаций в СМИ. Выходят исследования, что из-за кризиса производители пытаются экономить в том числе и на составляющих своего продукта. Вы не думаете, что происходящая истерия бросает тень на все молочные компании, как маленькие, так и крупные?

— Если честно, даже не знаю, какой вам комментарий дать. Могу сказать только одно, что продукты, которые мы производим, натуральные. Все то, что написано на этикетке продукта, — это то, что в нем содержится. В первую очередь это наше обязательство — производить продукты наивысшего качества, натуральные для потребителей. А имиджевая тень или еще что-то, это… Может быть, людям извне тяжело понять наш настрой, но человек в Danone, тот, кто работает у нас, наверное, каждое утро просыпается с той мыслью, что своей работой он становится чуточку ближе к тому, чтобы предоставлять потребителям здоровые, качественные продукты, чтобы население России становилось каждый день чуть более здоровым. Я вас убедил в том, что в наших продуктах нет пальмового масла?

— Вопрос не в том, использует ли Danone пальмовое масло. Есть…

— Какие бы то ни было непрозрачные или прочие схемы производства были бы для нас нелогичными, если бы был большой риск для самих брендов и продуктов.

— Я перестрою вопрос. Были оценки, что около 10% товаров на рынке молочных продуктов — это фальсификат. То есть неназванные компании, видимо, в целях экономии или заработка используют в производстве пальмовое масло, но не пишут об этом на упаковке. И вы, разумеется, с ними тоже конкурируете. Вопрос в том, есть ли у вас как у участника рынка какие-либо предложения по унификации правил игры? Может, вы поддерживаете ужесточение наказаний за фальсификацию или же у вас есть другие идеи?

— Я еще раз, наверное, подчеркну, что наша задача — делать свою работу хорошо. А контроль и, скажем так, наказание за несоответствие правилам игры — это ответственность соответствующих инстанций, органов, которые должны эти действия отслеживать.

Мы просто по умолчанию полагаем, что все игроки и все производители, которые играют на этом рынке, соответствуют требованиям и правилам, выводят на этикетку все то, что должны выводить, а регуляторные службы это контролируют. Мы исходим из таких вот установок.

Как бороться с издержками

— Хорошо, тогда возникает логичный вопрос: как вы справляетесь с девальвацией рубля и соответствующим ростом цен на составляющие? Какие факторы больше влияют на цену продукта, какие меньше? В какой степени вы зависите от курсов валют?

— Мы видели инфляцию, потребители тоже это ощутили, это, безусловно, сказывается на потребителях. Поэтому наша компания пересматривает ряд вопросов, которые позволят максимально снизить эффект роста цен.

Условно факторы можно разделить на две группы. Есть то, на что мы можем повлиять, и есть то, на что мы повлиять не можем. Соответственно, приоритет в действиях — влиять там, где можно что-то изменить. А во всех вопросах, которые изменить нельзя, там нужно подстраиваться. И какие бы это меры ни были, нужно всегда работать над совершенствованием, повышением эффективности, для того чтобы непрерывно развиваться.

То, на что мы не можем повлиять, — это цены на молоко, но правительство принимает достаточные меры по поддержке фермерских хозяйств. Но если они получают поддержку, мы можем уже работать над улучшением качества поставляемого сырья, обеспечивать регулярность, системность поставок. Два года назад был кризис на рынке сырого молока, поскольку был разрыв между ценой и спросом и не было никакой системы регулирования. Ведь ценообразование на рынке сырого молока имеет свою сезонность — весной свободный выпас, коровы счастливы, молока много. Зимой цена может достигать максимальной точки, но благодаря мерам, принимаемым сейчас, этот самый пик сезонности купирован, он не настолько остро ощущается сейчас, как раньше.

Есть и другой немаловажный фактор, на который мы не можем влиять, — это курс валют. Он сказывается и на производителях — у них валютные затраты на корма и прочие дополнительные минералы для кормления животных и на нас.

— Как за два года изменилась средняя закупочная цена на молоко?

— Выросла более чем на 30%.

Однако, несмотря на то что на российское производство мы закупаем молоко от российских коров и продаем продукт российским же потребителям, более 15% наших затрат по-прежнему привязаны к валюте, к доллару.

— Это в вопросе молока или в целом?

— В целом для производства это более 15% от оборота. Откуда такие цифры и что они означают? Это и особые ингредиенты, и определенная упаковка, картонная или пластиковая, и сахар. Мы закупаем ингредиенты и составляющие здесь, у российских поставщиков, но они присутствуют на международных торгах, поэтому цена устанавливается в валюте.

Рассмотрим пример с упаковкой. Пластиковая упаковка — это ПЭТ-упаковка, и цены на ПЭТ-материалы являются международными, поэтому на это мы повлиять уже не можем. Есть мировые цены на гофрокартон — это все цены, установленные на международном рынке. Поэтому на них мы как компания влияния не имеем. Можно, конечно, вести переговоры, но все равно есть узкий коридор цен.

Понятное дело, что так устроен рынок, но это можно также воспринимать как некую аномалию.

Может, было бы полезно, если бы компании, которые сегодня имеют свое производство здесь и имеют закупщиков также на территории Российской Федерации, часть своей продукции продавали в национальной валюте, а не приравнивали к международным торгам.

С другой стороны, некоторые наши партнеры из числа международных компаний благодаря нашему сотрудничеству в прошлом году построили в России несколько производств. В Подольске появилось производство австрийской компании CCL, которая делает упаковку из эластичных материалов, они вложили €45 млн. Еще один поставщик упаковки, французская Contantia, вложила €25 млн в строительство завода в Краснодарском крае. В Серпухове появилась площадка австрийского производителя фруктовых наполнителей Agrana. Это, конечно, помогло нам в некоторой степени снизить влияние скачков курсов валют.

— Мы с вами обсудили цены на сырье и упаковку, то есть в целом стоимость производства. Но ведь есть еще один важный фактор — логистика, которая, учитывая географию нашей страны, тоже должна серьезно влиять на цену конечного продукта. Что происходит с затратами на транспортировку и отразился ли на них как-то ввод системы «Платон»?

— Это правда, логистические затраты оказывают высокий вклад в стоимость. Что касается системы «Платон», давайте скажем так: она не поспособствовала улучшению ситуации. Попробую раскрыть мысль.

Задумка и цель проекта «Платон» — они в своей основе верные. Оплата или взнос за пользование общественными дорогами имеют, естественно, свое разумное объяснение.

Конечно, мало кто радуется обязанности платить какой-то дополнительный побор, но в целом это логично. Но у меня комментарий к тому, как это произошло. Это случилось в середине ноября — резко, сразу, внезапно. Поскольку запуск системы не был тщательно проработан, он, безусловно, в один миг создал, скажем так, дополнительные трудности на рынках логистических услуг. Также внезапно была внедрена система штрафов, которая практически травмировала всех участников, привела к определенным срывам. К счастью, власти приняли правильное решение, когда для юридических лиц штрафы были снижены в 90 раз — с 450 тыс. до 5 тыс. руб.

Уменьшение штрафов наглядно говорит о том, что власти осознали, что что-то не так сделали. Однако урон был нанесен: буквально за одну ночь стоимость ряда наших маршрутов возросла на 25%. На южном направлении рост составил 80–100%.

Что нам сказали наши транспортные партнеры? «Вам нужны фуры, вам нужен грузовик — платите». Даже если мы пользуемся услугами одного логистического провайдера, они пользуются услугами транспортных компаний. Поэтому транспортная компания говорит: «Хотите машину — машина пойдет на маршрут, платите за дополнительные сборы, если что — штраф». Я убежден, что основная часть урона случилась именно из-за того, как система была введена.

— Можете назвать более конкретные цифры? Как «Платон» отразился на конечной цене продуктов?

— Конкретно у меня в голове несколько цифр, поскольку в зависимости от продукта, от региона и от маршрута цена возросла по-разному. В среднем дистанция между молочными фермами и нашими заводами составляет 400 км. Также нужно учесть путь от предприятия до точек продаж в городах — это около 600–800 км. В итоге «Платон» с его стоимостью 1,5 руб. на каждый километр, может, и не такие большие затраты по сравнению с ценой на сырое молоко, но все равно это существенный фактор. В марте тариф вырастет вдвое, что также повлечет последующий рост стоимости логистики.

Поэтому система «Платон» повысит наши прямые издержки и цена одной бутылки молока может вырасти на несколько процентов.

Однако конкретную цифру назвать не могу, поскольку за недавнее время слишком много составляющих изменило наши затраты и цены, и тут нельзя разобраться в том, сколько пришлось на какой элемент. Главная наша задача на 2016 год — максимально прозрачно и понятно сформулировать ценовую политику и понимать ее.

Тем не менее, если позволите, выскажу мое сугубо личное наблюдение к вопросу о том, как происходит процесс управления на рынке. Безусловно, сейчас трудная экономическая ситуация. Власти понимают, что необходимо принимать меры, и с этой целью они разрабатывают ряд программ, работают для обеспечения развития этой страны.

Но совокупность одновременных перемен создала вот это ощущение непредсказуемости и неведения будущего.

В текущей нестабильной экономической ситуации, на мой взгляд, власти необходимо создать понимание и видимость на будущее, как можно более понятно, как можно более прозрачно. И ряд одномоментных перемен — самый большой враг ощущения вообще понимания будущего, ощущения стабильности.

Россия. Франция > Агропром > gazeta.ru, 21 февраля 2016 > № 1660879 Бернар Дюкро


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 20 февраля 2016 > № 1657179 Леонид Громов

Комментарий. Роботы и молоко: больше, лучше, вкуснее.

Министр сельского хозяйства Калужской области Леонид ГРОМОВ рассказал обозревателю «Крестьянских ведомостей» об успехах и подводных камнях первой в России программы «100 роботизированных молочных ферм».

— Леонид Сергеевич, ваш регион в десятки раз опережает соседей по темпам роботизации молочного животноводства. Из примерно 400 российских доильных роботов 100 действуют в Калужской области. Зачем вам это понадобилось?

— Роботизированная ферма для современного сельского предпринимателя — это наилучший способ решения тех базовых проблем, с которыми он сталкивается. Мы не сразу пришли к такому выводу. Сначала перебрали все другие варианты. Они оказались хуже.

— Существует мнение, что роботизация не только решает проблемы, но и замечательно их создаёт. Начиная с того, что робот-дояр стоит от 10 миллионов рублей.

— Давайте по порядку. Сегодня на селе довольно непростая проблема с кадрами. Это если деликатно формулировать. «Человеческий фактор» в молочном животноводстве — постоянная головная боль. Гораздо более серьёзная, чем, допустим, на мясном комплексе. Там полдня или даже сутки, двое суток прогула или загула со стороны наёмного работника не создают критической ситуации. А для «молочки» это катастрофа. Владелец фермы буквально прикован к ней цепями. Должен постоянно следить за ситуацией и быть ко всему готовым. С установкой же роботов у него развязываются руки. Вы ведь представляете, как работают доильные роботы?

— Вполне.

— Корова сама выбирает удобное для неё время доения, подходит к установке, получает массаж вымени, с удовольствием отдаёт молоко, получает поощрительный корм. Молокоотдача увеличивается на 15 процентов. Значительно улучшается качество продукции. Сразу по двум причинам: во-первых, это бесстресcовое молоко. На сегодня даже не все специалисты понимают, насколько данное обстоятельство значимо. У такого молока и вкус другой, и даже состав отличается в лучшую сторону от стандартного. Во-вторых, робот обеспечивает стерильность всего процесса доения и следит за качеством. Человек в процессе вообще не участвует.

— Один робот обслуживает 50-70 коров. Для небольшой фермы в 100-140 голов нужно минимум две установки. Плюс строительство самой фермы, плюс обучение и переобучение фермера, сервисное обслуживание роботов. По опыту других регионов я знаю, что затраты на роботизацию фермы в 140 голов доходят до 150 миллионов рублей.

— Ну, довольно часто строительство новой фермы в чистом поле не требуется. Два робота прекрасно справляются с работой в стандартной ферме, рассчитанной на 200 коров. Во многих регионах пустует много таких помещений. И у нас тоже. Они прекрасно подходят для беспривязного содержания 140-160 коров по новой технологии. Это значительно снижает затраты, поскольку, что касается строительных работ на готовой ферме, там нужно только соорудить пристройку для роботов. Но без помощи государства фермер, конечно же, не потянет роботизацию. Тут даже обсуждать нечего. Поэтому мы разработали областную программу и предусмотрели в ней целый комплекс мер по поддержке фермеров. Во-первых, предприниматель, победивший в конкурсе и вошедший в нашу программу, получает грант на приобретение роботов. Если он ставит два робота, то грант составляет 10 миллионов рублей. Если один – около пяти миллионов.

— То есть вы компенсируете половину стоимости робота.

— Сорок процентов. На первом этапе, пока фермеры ещё раздумывали, мы компенсировали им 60 процентов стоимости робота. Кроме того, мы субсидируем участнику программы кредитную ставку – ведь без кредита робота не купишь, даже за полцены. В результате фермер имеет кредит под пять процентов годовых на пять лет. Кроме того, мы выделяем деньги на строительство дороги до фермы – в пределах 500 тысяч рублей. Выделяем субсидии за приобретение племенного скота для роботизированной фермы из расчёта 25 рублей за килограмм живого веса. С 2016 года вводится ещё одно направление субсидирования – сервисное обслуживание роботизированных установок.

— Я на днях разговаривал с одним из участников программы «100 роботизированных ферм» Владимиром Кошмановым. Он, как вы знаете, работает в Жиздринском районе. Владимир очень благодарен областному правительству и вам лично. Он получил, насколько я понял, все виды поддержки. Говорит, что пришлось заполнять огромное количество бумаг и вообще отмечает, что процедура непростая. Но относится к этому с полным пониманием. Прошлой осенью роботизированная ферма Кошманова начала работать. Сейчас она постепенно выходит на проектную мощность. Доятся около 100 коров из 140. Но закупочные цены на молоко невысокие. Владимир говорит, что они ниже 20 рублей за литр. А затраты сделаны огромные. Роботизация будет очень долго окупаться. По опыту других регионов – не менее восьми лет.

— Кошманов молодой фермер, он ещё не наладил связи и не производит продукцию в тех объемах, которые могут заинтересовать серьезного переработчика. Я знаю сельхозпроизводителей, которые продают молоко и по 28 рублей, и по 32. Есть и те, кто за свое молоко получает и более 80 рублей – в тех случаях, когда оно идет на производство продуктов с высокой добавленной стоимостью. У них затраты на роботизацию окупятся за четыре года и даже быстрее.

— Насколько я знаю, первые доильные роботы завёз в ваши края Александр Саяпин, знаменитый тульский фермер. Потом вы его переманили в Калужскую область.

— Да, с него, в общем, всё и началось. Александр Саяпин, без преувеличения, основоположник этого направления. Он в свое время проходил стажировки в Германии. В Америке работал два года. Потом вернулся, начал развивать фермерское хозяйство. Столкнулся с проблемой «человеческого фактора». Стал строить роботизированную ферму. Мы посмотрели, как у него всё работает. Потом ещё в Белоруссию съездили. У них в своё время тоже довольно активно начиналась роботизация молочного животноводства. Правда, сейчас уже белорусы сами к нам приезжают перенимать опыт.

Хочу ещё раз подчеркнуть, что решение о широком внедрении роботизации мы принимали обдуманно и, можно сказать, выстрадали его. Я в своё время тоже поездил по миру, много чего посмотрел. Первые роботы увидел лет 12 назад в Израиле. Но это было оборудование другого формата. К каждому роботу требовались ещё два работника, чтобы обслуживать механизмы. А потом появились европейские роботы. Целых пять компаний их выпускают. И мы дали возможность всем этим компаниям установить эти роботы у нас. Фермеры имеют возможность посмотреть их в работе и реально оценить.

— У Калужской области в последние годы впечатляющая динамика роста производства молока и продуктивности молочного стада. Можете дать раскладку – за счёт каких факторов это достигнуто, и какую долю вносят роботизированные фермы?

— Основным фактором роста объемов производства животноводческой продукции наряду с ростом продуктивности скота было и остается увеличение поголовья. Так, в целом по области количество КРС в 2015 году у нас выросло до 116,6 тыс. голов, что составляет 106,7 процента к предыдущему году. В том числе поголовье коров увеличилось до 46,7 тыс., это 106,2 процента к уровню 2014-го. Производство молока в сельхозорганизациях области за 2015 год составило 209,4 тыс. тонн, что на 14 процентов больше к уровню предыдущего года. Надой молока на корову вырос до 5644 кг, это на 596 кг или на 11,8 процента больше, чем было в 2014 году.

Средний надой молока по роботизированным фермам составил 6112 кг на корову, или на 468 кг больше, чем в среднем по области. Основной же рост объемов производства молока достигнут за счет повышения уровня продуктивности стада (15,7 тыс. тонн) на основе улучшения кормления молочных коров и увеличения численности поголовья дойных коров (на 10,2 тыс. тонн).

Конечно, основной молочный «вал» обеспечивают крупные товаропроизводители. Роботизированные фермы дают сейчас около 10 процентов молока от общего его производства в области, что сопоставимо в среднем со странами Европы. У них те же пропорции.

— То есть роботы это всё же дополнительный, вспомогательный резерв для развития молочного животноводства. На больших фермах без них прекрасно обходятся и у нас, и на Западе. Роботизация больше требуется в дальних районах. Там, где людей не хватает, и где фермер не хочет быть «рабом лампы».

— На крупных фермах роботизация тоже отлично себя показывает. Тут нет какой-то догмы. В каждом случае надо смотреть по ситуации.

— А ведь в глубинке робот объективно отбирает работу у местных жителей. То есть входят в противоречие две тенденции: фермер хочет застраховать себя от «человеческого фактора», не иметь от него головных болей. А местный человеческий фактор от этого ещё больше впадает в депрессию и пьёт палёную водку.

— Если бы «100 роботизированных ферм» была единственной нашей программой, такое предположение имело бы под собой какие-то основания. Но мы имеем в своем арсенале широкий спектр мер государственной поддержки, в том числе прямо направленных на создание новых рабочих мест на селе. Поэтому, уверяю вас, роботизация ферм не увеличивает сельскую безработицу и депрессивность глубинки, а выводит сельскую экономику на совершенно другой уровень.

— Какие средства потрачены на программу «100 роботизированных ферм» в целом по области, как участвовал в её финансировании федеральный бюджет, насколько эти схемы, по вашему мнению, годятся для других регионов?

— За 2014-2015 годы реализации программы ее участникам выплачено за счет областного бюджета 123,5 млн рублей и привлечено внебюджетных средств более 185,3 млн руб. Денежные средства из федерального бюджета не представлялись в связи с отсутствием условий софинансирования из федерального бюджета такой государственной поддержки. В принципе, каждый регион может пойти по нашему пути и выделить средства для реализации программы из областного бюджета.

— Есть ли существенные расхождения между теми планами, тем видением ситуации, что были у вас в начале пути — и теми, что есть сегодня, с высоты опыта, который, как известно, сын ошибок трудных?

— В целом реализация мероприятий идет по плану. Думаю, что это происходит потому, что мы работаем с каждым хозяйством индивидуально. На заседаниях инвестиционного совета при министерстве сельского хозяйства Калужской области, совместно с представителями банков и Государственного фонда поддержки предпринимательства Калужской области рассмотрены все потенциальные участники создания роботизированных ферм на территории области. По каждому участнику программы определены банк-кредитор и организация – поставщик оборудования, которого фермер выбирает по собственному желанию, исходя из конкретных условий своего хозяйства.

Приказом министерства сельского хозяйства Калужской области утверждён состав экспертной группы по технологическому отбору проектов по созданию роботизированных ферм на территории области. Экспертная группа после рассмотрения проекта, с непосредственным выездом на место его реализации в муниципальный район, даёт экспертное заключение. При наличии положительного экспертного заключения проект допускается на рассмотрение инвестиционного совета при министерстве сельского хозяйства Калужской области. Мониторинг выполнения мероприятий по созданию роботизированных молочных ферм на территории области ведется по каждому её участнику.

— Можете дать несколько конкретных подсказок коллегам из других регионов: вот так делайте, начиная проект, так лучше не надо, а вот так – ни в коем случае? Вообще, как считаете: может ваш опыт быть востребован в «среднестатистическом» российском регионе, нужен ли он там?

— Опыт организации молочных роботизированных ферм в Калужской области показывает, что каждый проект для того, чтобы он состоялся, должен быть обстоятельно просчитан. Необходимо осознавать, что в существующей экономической обстановке фермерскому хозяйству самостоятельно не под силу организовать подобное инновационное производство. Необходима всесторонняя поддержка – как финансовая, так и в иных вопросах – в частности, в разработке бизнес-плана, в обучении кадров, подборе высокопродуктивного скота и т. д. В Калужской области определяющим условием при организации этого вида бизнеса на селе стала комбинация взаимодополняющих программ – региональной программы «100 роботизированных ферм» и ведомственной целевой программы поддержки семейных животноводческих ферм, предусматривающей государственную поддержку в виде грантов.

Главными условиями успеха являются: сравнительно дешевые проекты строительства ферм содержания коров по холодному способу, приобретение здорового высокопродуктивного скота и обеспеченность его качественными сбалансированными кормами. Ведущую роль, естественно, играет управление производством на ферме. Для этого в области все управляющие фермами обязаны пройти обучение, которое организуется при областной школе подготовки и переподготовки кадров АПК, и в обязательном порядке сдать экзамен.

— Вы достигли западного уровня роботизации. Собираетесь на этом остановиться или будете перегонять Америку?

— Такая цель перед нами не стоит. Программа пока ещё не выполнена. У нас на сегодня работают 100 роботов, а не 100 роботизированных ферм. Будем выполнять программу. Кроме того, в этом году мы запустим завод по производству доильных роботов. Одна из европейских компаний, которая их производит, изъявила желание начать выпуск роботов в нашем регионе.

— Наверное, это хороший маркетинговый ход. Прогрессивные калужские фермеры и их успехи будут живой рекламой таких доильных установок.

— Мы называем это импортозамещением. Не обязательно завозить оборудование из-за границы, если можно локализовать производство в России и сделать его тем самым дешевле для нашего производителя.

Автор: Виктор ШАЦКИХ - специально для «Крестьянских ведомостей»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 20 февраля 2016 > № 1657179 Леонид Громов


Россия > Агропром > agronews.ru, 19 февраля 2016 > № 1655296 Василий Узун

Комментарий. Чего хочет Минсельхоз: улучшить использование земли или увеличить выплаты ее контролерам и захватчикам?

Василий Якимович УЗУН, д.э.н., профессор, заслуженный деятель науки, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС при Президенте РФ – постоянный автор «Крестьянских ведомостей». По просьбе редакции он раскрыл очень острую тему землепользования.

В Послании Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию РФ от 3 декабря 2015 г. была поставлена задача: «Нужно ввести в оборот миллионы гектаров пашни, которые сейчас простаивают… Прошу Правительство к 1 июня 2016 года подготовить конкретные предложения, включая проекты нормативных актов, а депутатов Государственной Думы и всех членов Федерального Собрания прошу внести поправки в законодательство в течение следующего года и в осеннюю сессию следующего года принять соответствующие законы».

Минсельхоз РФ оперативно среагировал на поручение Президента РФ и уже в декабре 2015 г. представил проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и иные законодательные акты Российской Федерации». Как министерские чиновники поняли поставленную задачу, и каким образом предлагают ее решить?

Суть и масштаб проблемы

Президент РФ в Послании 2015 г. говорит о пашне (ее в России 121 млн га). В проекте закона речь идет уже о землях сельскохозяйственного назначения (таких земель в три с лишним раза больше – около 386 млн га). Столь расширительное толкование указаний Президента вряд ли оправдано. Исходя из того, что признаки неиспользования земель установлены для сельскохозяйственных угодий (для пашни, сенокосов, пастбищ и многолетних насаждений), а для остальных угодий (например, болот, оврагов и т.д.) проблемы использования не актуальны, в законе целесообразно ограничиться рассмотрением только сельскохозяйственных угодий.

Судя по пояснительной записке к проекту закона, основную задачу Минсельхоз РФ видит в вовлечении в оборот 19,4 млн га неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения, принадлежащих гражданам и юридическим лицам. Если целью закона является «оштрафовать и изъять», то такая постановка задачи оправдана, если же цель — вовлечение в оборот неиспользуемых сельскохозяйственных угодий, то она явно некорректна.

В России на 01.01.2013 г. было 220,2 млн га сельскохозяйственных угодий (данных за последующие годы Росреестр не публикует). Первая задача государства – закрепить эти земли за сельхозпроизводителями. В советское время такое закрепление осуществлялось по решению государственных органов, поэтому почти вся площадь была отдана, как тогда говорили, в вечное пользование колхозов, совхозов и хозяйств населения.

В рыночных условиях ситуация изменилась. Прежде чем претендовать на землю, сельхозпроизводитель оценивает, окупятся ли расходы на ее приобретение (аренду) и использование. Если расходы не окупаются, то земля остается у государства. На начало 2013 г. за сельхозпроизводителями было закреплено 191,1 млн га, т. е. государство не смогло передать сельхозпроизводителям 29,1 млн га сельхозугодий, в том числе 7,3 млн га пашни, залежей и многолетних насаждений, 6,9 — сенокосов. Незакрепленная за сельхозпроизводителями площадь в 1990 г. составляла 8,3 млн га. В последние 25 лет она систематически росла. В двадцати субъектах РФ более четверти сельхозугодий не закреплено за сельхозпроизводителями.

В проекте закона о введении в оборот этих громадных площадей нет ни слова. Однако причины отказа сельхозпроизводителей от этих земель очень часто связаны не только и не столько с плохим качеством и местоположением этих земель, сколько с высокими расходами на их оформление и регистрацию, с теми препятствиями, которые законодатели и чиновники чинят претендентам на землю. Это и не удивительно, ведь в стране с десяток федеральных ведомств, которые пишут законы о земле, регистрируют участки с землей, контролируют разные параметры, но ни одно ведомство не несет ответственности за введение земель в оборот. За не переданную пользователям государственную землю не с кого спросить. Поэтому брошенный Президентом в Послании 2015 года упрек «Слушайте, мы уже сколько лет об этом говорим? А воз и ныне там» никого в зале не смутил.

Часть закрепленных за сельхозпроизводителями сельхозугодий тоже не используется. В пояснительной записке к проекту закона указано, что из 196,1 млн га сельхозугодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, по данным субъектов РФ, более 56 млн га не используется. Этот показатель видимо завышен, так как включает 5 млн га не закрепленных за сельхозпроизводителями сельхозугодий и их, вполне очевидно, отнять у сельхозпроизводителей ни по суду, ни без суда невозможно. С другой стороны, он, вероятнее всего, занижен, так как учитывает неиспользуемые сельхозугодия только в составе земель сельскохозяйственного назначения, и не включает неиспользуемые сельхозугодия в землях поселений и других категорий земель. По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 г. из закрепленных за сельхозпроизводителями земель не использовалось около 65 млн га (из 190,6 млн га, закрепленных за сельхозпроизводителями, только 126,4 были указаны, как используемые). Если добавить к этой площади не закрепленные за сельхозпроизводителями земли, то получим 94 млн га неиспользуемых сельхозугодий.

Косвенное подтверждение этому получаем при сравнении данных Росреестра и сводных годовых отчетов сельскохозяйственных организаций (СХО). По данным Росреестра из закрепленных за сельхозпроизводителями 191,1 млн га сельхозугодий, 119,8 было закреплено за СХО. Однако по сводному годовому отчету Минсельхоза РФ за действующими СХО в 2013 г. было закреплено только 84,2 млн га сельхозугодий, из которых лишь 3,9 млн га указаны как неиспользуемые. Куда делись еще 35,8 млн га? Они, скорее всего, не используются. Часть этой земли (8,2 млн га) принадлежит хозяйствам, которые уже ликвидированы, но их земли еще не переданы новым пользователям. Но есть еще хозяйства, которые находятся в стадии банкротства и их земли тоже не используются. Есть и такие, которые прекратили свою деятельность, все люди из них ушли, висят долги, процедура банкротства не возбуждена, за нее нужно заплатить, но некому. Таким образом, общая площадь переданных СХО, но не используемых сельхозугодий составляет 39,7 млн га.

За хозяйствами населения закреплено 71,3 млн га сельхозугодий. Эти земли выделены для КФХ, индивидуальных предпринимателей, ЛПХ, садоводов, огородников, дачников, ИЖС и т.д. Процент неиспользуемой площади здесь относительно небольшой. Однако в этой группе землевладельцев есть две категории, которым выделено почти 22 млн га сельхозугодий (собственники земельных долей – 13,2 млн га и собственники земельных участков – 8,7 млн га), однако используется эта земля или нет – неясно. Дольщики и собственники этих участков не передали их в аренду или пользование СХО или КФХ, не присоединили к ЛПХ. Вероятнее всего эти участки тоже не используются, так как население не может их выделить и зарегистрировать в связи с дороговизной процедуры. Если сложить не переданные сельхозпроизводителям земли, неиспользуемые земли СХО и хозяйств населения, то опять получим площадь порядка 90 млн га.

Из пояснительной записки к закону следует, что 36,6 млн га неиспользуемых земель – это государственные земли. В проекте закона не затронут вопрос о том, как их вернуть в оборот. Вместе с незакрепленными за сельхозпроизводителями землями получается огромная площадь – более 60 млн га. Из этого следует, что подавляющая часть оставшихся в государственной собственности земель не используется. Кажется, что вернуть их в оборот легко, ведь для этого не надо ни с кем судиться, проводить сложные процедуры изъятия участков и т.д.

Однако, не все так просто. Найти собственника основной части участков государственной земли трудно. Государственная земля может быть в собственности Российской Федерации, субъекта РФ, районного или сельского муниципалитета. Разграничение земель между указанными категориями собственников было предусмотрено Земельным кодексом еще в 2001 г., однако оно не проведено до сих пор: из 264 млн га земель сельскохозяйственного назначения разграничено лишь 20. Предъявлять претензии по неиспользованию неразграниченных участков некому, так как собственник неизвестен.

Механизмы вовлечения сельскохозяйственных угодий в оборот.

Разграничение и использование государственных земель сельскохозяйственного назначения (240 млн га)

Вставить в проект закона статьи:

а) о разграничении государственных земель на федеральные, субъектов РФ, районных и сельских муниципалитетов.

Определить орган управления, ответственный за эту работу, предусмотреть источники финансирования, сроки и порядок проведения работы.

б) о формировании участков неиспользуемых государственных сельскохозяйственных угодий и создании публичных каталогов неиспользуемых земель.

Определить органы управления, ответственные за проведение этой работы на каждом уровне управления, предусмотреть источники финансирования, сроки и порядок проведения работы

в) о подготовке неиспользуемых государственных земель к передаче в аренду или собственность новых владельцев.

Определить требования к подготовке участков: строительство подъездных путей, обеспечение электричеством, сетевым или индивидуальным водоснабжением и т.д. Определить органы управления, ответственные за проведение этой работы на каждом уровне управления, предусмотреть источники финансирования, сроки и порядок проведения работы

Запрет бесплатного перевода сельскохозяйственных угодий под застройку (закрыть главную лазейку для спекулянтов и коррупционеров)

В Послании Президент говорит, в первую очередь, о землях, «которые сейчас простаивают, находятся в руках крупных землевладельцев, причем заниматься сельским хозяйством многие из них не спешат». Некоторые землевладельцы действительно приобретали и продолжают приобретать земли сельскохозяйственного назначения в надежде перевести хотя бы часть площадей в земли поселений, дачные, садоводческие и иные участки, на которых можно вести строительство. При таком переводе стоимость участка возрастает в среднем в 100 раз. К. Маркс писал, что при рентабельности 300%, капитал готов на любые преступления. Вполне очевидно, что при рентабельности 10000% предприниматели и чиновники не только готовы, но и каждодневно совершают преступления. Строго говоря, в соответствии с российским законодательством получить указанные проценты можно, формально не нарушая действующее законодательство.

Перевод сельскохозяйственных земель в другие категории осуществляется по решению органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации (статья 8 Земельного кодекса РФ). Собственник земельного участка подает заявку на перевод, она рассматривается и принимается решение. Если решение положительное, можно считать барыши. Некоторые губернаторы подписывали в среднем одно такое решение в день. Формально за такое решение плата не предусмотрена. Фактические выплаты производятся по коррупционным схемам.

Для того, чтобы предприниматели осознали, что впредь им не удастся получить свои 10000%, в проект данного закона необходимо внести две статьи:

а) о запрете бесплатного перевода сельскохозяйственных угодий под застройку;

б) о продаже права застройки сельскохозяйственных земель.

В соответствии с действующим российским законодательством право частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения изначально было не полным. Из большого пучка прав было исключено право на застройку. Частный собственник, даже купивший землю сельскохозяйственного назначения у государства, право застройки не покупает. На этих землях строить нельзя. Чтобы строить, надо сначала перевести землю в другую категорию или изменить ее целевое назначение. Поэтому включение двух предлагаемых статей в проект закона не нарушит права землевладельцев.

Как только бизнес осознает, что заработать на сельхозугодиях можно только занимаясь сельским хозяйством, он сам, без судов и иных принуждений начнет избавляться от неиспользуемых земель.

Внесение обременений на неиспользуемые участки.

В проекте закона много места уделено ужесточению срока, в течение которого участок нужно подготовить к использованию и начать использовать. В реальной жизни действовавшие ранее и предлагаемые новые более жесткие ограничения легко обойти, так как в любой момент можно переоформить право собственности на аффилированное лицо и отсчет начнется сначала. Поэтому новые ужесточения не помогут, нужно закрыть имеющуюся лазейку. Для этого в проект закона целесообразно ввести статью:

а) обременение неиспользуемого участка.

Если проверкой установлено, что участок не используется, то на него накладывается обременение. Новые проверки на таком участке не нужны, отмена обременения должна быть заботой собственника. Обременение должно сохраняться даже при переходе участка к другому собственнику. Вполне очевидно, что цена на обремененный участок будет падать по мере приближения к установленному сроку, в течение которого участок мог быть неиспользуемым. По истечении такого срока по решению суда такой участок должен быть объявлен как неиспользуемый, выставлен на публичные торги и продаваться по рыночной цене претендентам на его использование. Если претендентов нет, то ни штрафовать, ни отбирать участок у прежнего владельца не нужно. В России много земель, использование которых экономически неэффективно. Если государство считает целесообразным их вовлечение в оборот, то оно должно не штрафовать собственников, а разработать меры господдержки освоения и использования таких земель или их передачи с нулевыми трансакционными издержками новым пользователям.

Распределение выручки от продажи неиспользуемых участков

Проект закона обязывает орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в месячный срок приобрести непроданный неиспользуемый земельный участок в собственность за 50% его кадастровой стоимости. Во-первых, федеральный центр не может принуждать субъекты РФ тратить свой бюджет на такие цели. Во-вторых, компании, захватившие сотни тысяч гектаров земли и не заплатившие за них ничего, могут неплохо заработать. Например, при кадастровой цене 60 тыс. руб. за гектар компания, имеющая 150 тыс. га, может получить 4,5 млрд руб.

Чтобы избежать несправедливых выплат из бюджета за неиспользуемые участки, необходимо из законопроекта исключить указанное положение и ввести следующую статью:

а) Распределение средств, полученных от продажи неиспользуемых участков.

Вырученные от продажи неиспользуемого земельного участка средства передаются собственнику земли, кроме случаев: получения земли бесплатно (государственные земли, земли дольщиков, иным образом полученные бесплатно земли). В этом случае компенсации подлежат только затраты собственника на оформление земли, остальные средства направляются в бюджет субъекта РФ и муниципалитета, на территории которых находится участок. Если при продаже участка были затрачены бюджетные средства на его выделение и регистрацию, то они тоже должны компенсироваться из выручки.

Ставка на малый бизнес

Неиспользуемые земельные участки, как правило, не составляют единого крупного массива, а разбросаны по мелкоконтурным, часто удаленным от центральных усадеб участкам. Их использование неэффективно для крупного бизнеса, но может быть выгодно для малого. Ставка на освоение таких заброшенных земель должна быть сделана на фермеров и местное население. Соответствующую статью целесообразно включить в проект закона

Заключение.

Для выполнения поручения Президента и вовлечения неиспользуемых земель в оборот необходима коренная переработка проекта закона. Для этого нужно создать рабочую группу из квалифицированных специалистов, занимающихся данной проблемой, и поручить ей разработать концепцию закона, дать тщательный анализ сложившейся ситуации в целом по стране и в отдельных субъектах РФ, четко сформулировать цели, которые предполагается достигнуть. На этой основе разработать проект закона, а затем провести его тестирование в отдельных субъектах и районах. Только на основе такой работы может появиться выдерживающий критику проект закона, который создаст новые возможности для решения проблемы, а не новые трудности, которые могут привести к расширению площади неиспользуемых земель и к дальнейшему росту коррупции.

Автор: Василий УЗУН, главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС при Президенте РФ

Россия > Агропром > agronews.ru, 19 февраля 2016 > № 1655296 Василий Узун


Франция. Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 17 февраля 2016 > № 1660974 Руслан Вдовенко

Новый старый бренд: как Danone собирается вернуться на рынок детского питания

Руслан Вдовенко, генеральный директор завода "Кремез", рассказал Delo.UA, сколько было инвестировано в новую линию по производству детского питания и как компания будет завоевывать новых покупателей

ТМ "Тема" появилась на украинском рынке детского питания в 2007 году и производилась на киевском заводе "Галактон" компании Danone. Доля рынка детской продукции бренда "Тема" в 2012 году была 60,4%. После закрытия киевского завода в конце 2014 года Danon сразу начал импортировать детское питание из России. Из-за конфликта между странами "Тема" в апреле 2015 года исчез с полок украинских магазинов. В конце 2015 года Danone наладила работу новых производственных линий на Кременчугском заводе и возобновила производство детского питания под измененным на украинский манер брендом "Тьома". Как компания планирует вернуть утраченные позиции на рынке детского питания, Delo.UA рассказал Руслан Вдовенко, генеральный директор завода "Кремез", производственной площадки Danone в Кременчуге.

Какой объем продукции производится на заводе в Кременчуге? Оцените объем инвестиций, вложенных в развитие предприятия.

Еще пару лет назад производственным флагманом компании Danone в Украине был завод в Херсоне. Теперь все изменилось. Благодаря вложенным инвестициям и проведенной реконструкции, завод в Кременчуге выпускает 55% от всего объема продукции компании Danon в Украине. Тут выпускают все традиционные виды "молочки", в основном под брендом "Простоквашино" и "Растишка". Мощности завода позволяют производить порядка 110 тысяч тонн продукции в год, но фактический объем производства составляет порядка 70 тыс. тонн.

Если говорить об объемах инвестиций, то Danone инвестировал в развитие предприятия порядка 25 млн евро.

Сейчас мы запускаем новую линию по производству йогуртов и сырков ТМ "Тьома". В дальнейших планах нет расширения производства. Будем вкладывать только в эффективность завода.

Детское питание производится на новых производственных линиях. Во сколько они обошлись компании?

На строительство линии было потрачено два года. Этот проект был непростым, поскольку реализовывался в условиях экономического кризиса, гривня сильно девальвировала. Мы долго решали, продолжать реализацию проекта или нет. Благо, что главный офис Danon поддержал нас. По понятным причинам стоимость проекта возросла со 100 млн грн до 200 млн грн. Это огромные инвестиции, сейчас мало кто в Украине в столь сложное времена инвестирует такие деньги.

Почему вы просто не перенесли производственные линии с "Галактона"?

Мы сами думали, что просто перенесем линии, но у нас не вышло. Мы занялись модернизацией оборудования, и теперь можно смело говорить, качество продукции стало на порядок более высоким. Мы ужесточили требования к упаковке, сделали ее герметичной. Если на "Галактоне" мы использовали готовые стаканчики, то теперь используется преформы. Для этого нам пришлось установить дорогостоящее оборудования компании Tetra Pak (Швеция) и Arcil (Франция). К примеру, лишь оборудование для упаковки творожков стоило нам 1,3 млн евро.

Кто поставляет вам молоко для детского питания?

Мы работаем с 50 фермами, но для детского питания мы выбрали две лучшие, с высоким качеством молока. Во-первых, это "Украинская молочная компания", которая находится в Киевской области и является лидером в своей области. Поголовье дойного стада боле 4 тыс. А также компания с датскими инвестициями "Разволожье". Количество голов там меньшее, 700, но эта ферма относится к высокопродуктивным: надой по стаду в день оставляет 14-17 тонн молока.

Существуют ли повышенные требования к качеству молока для детского питания?

Коровы, которые дают молоко для детского питания, должны иметь специальный рацион. При их выращивании не используют корма с пестицидами — лишь те, которые выращены на органических удобрениях. Выпас и лактация происходят в специальных экологически чистых зонах.

А почему не используете молоко ваших молочных кооперативов?

Территориально молочные кооперативы находится в Херсонской области, а это далеко от нас. В Полтавской области существует только 3 пилотных проекта. Это молоко идет к нам на завод, для производства традиционной "молочки". От общего объема сырья это всего лишь 1%.

Собираетесь ли в дальнейшем развивать кооперативы в Полтавской области?

Да, конечно. Мы будем продолжать работать над этой программой в этом регионе.

Где закупаете фруктовые наполнители для йогуртов и творожков?

Закупаем фруктовое пюре мы у компании "Аграна Фрут Украина" из Винницкой области. Они занимаются выращиванием всех видом фруктов и ягод, какие только могут быть выращены в нашем климатическом поясе.

Какая будет продуктовая линейка у нового "Тьомы"?

Мы будем производить творожки пяти разновидностей, один из них будет безвкусный. Также мы выпустили 4 йогурта. В дальнейшем мы займемся производством детского кефира. Сейчас этот продукт находится на стадии разработки.

Планируемые объемы производства детских сырков и йогуртов

Планируется нарастить производство до 4 тыс. тонн до конца 2016 года. Если оценивать этот объем в рамках компании Danone в Украине, то это 5% от общего производства компании.

Сколько будет стоить "Тьома"?

Цена будет не выше той, которую вы видите на аналогичные продукты на полках магазинов. Это порядка 8-10 гривень.

Как планируете вернуть утраченные позиции бренда на рынке, ведь за время импортных поставок у многих он начал ассоциироваться с товаром российского производства?

Цель переименования бренда — показать, что это украинский продукт, что при его производстве используется качественное отечественное сырье. Это поможет повысить лояльность к бренду.

Франция. Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 17 февраля 2016 > № 1660974 Руслан Вдовенко


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 17 февраля 2016 > № 1655283 Александр Синицын

Комментарий. Интересы большого бизнеса берут верх над интересами целой территории.

История, о которой пойдет речь, типична для сегодняшней России. В 90-е годы в пору приватизации стало модно говорить о том, что «эффективные менеджеры» придут и наведут порядок в экономике. Также аксиомой считалось, что к нам придут иностранные дяди и переоснастят промышленность. Авторам подобных утверждений как будто не ведомы были такие понятия, как конкуренция, соперничество, причем не только на уровне одной конкретной отрасли или предприятий, но и государств.

Страна должна сохранять свою независимость, в том числе и в экономической области. Международное разделение труда хорошо в учебниках, но в реальной жизни так происходит не всегда. Вспомним про наши заводы, выпускавшие желатин. Что с ними стало? Это только один пример. Гражданское самолетостроение – другой. Перестали финансировать свои КБ и заводы – и отдали небо иностранцам.

Градообразующие предприятия – одна из самых острых проблем сегодняшней России. Они создавались для удовлетворения потребностей не только конкретных городов, но и целых регионов, а подчас и всей страны. Точно также индустриализация преследовала помимо всего основного и главного еще одну цель — покончить с безработицей.

Собственника не заставишь держать невыгодное производство (в данном случае – сахара), но можно изменить для него налоги, если это необходимо. Не получается — тогда на помощь должно прийти государство, в том числе и в лице местных или областных органов. На худой конец, это могут сделать фермерские кооперативы, правда, где-нибудь в Европе, а не у нас.

Создание рабочих мест – одна из функций государства, о которой оно никогда не должно забывать.

«Крестьянские ведомости»

Вера Пугина и Татьяна Мотова регулярно посещают ФОК. Возвращаются после занятий бодрыми, аж светятся. Так они сами про себя говорят. Но в последнее время улыбаются реже. Про что не начнут беседу, к одной теме возвращаются — о сахарном заводе. Весь Сергач взбудоражен разговорами о возможном закрытии предприятия.

Татьяна Викторовна отработала здесь почти четыре десятка лет.

— У меня и мама, и папа сахарники, — рассказывает. — Муж Александр Иванович до пенсии работал. Сама пришла лаборанткой, а уходила на заслуженный отдых с должности завлабораторией. Неужели родной завод нарушат?

— Сейчас политика в стране направлена на подъем своей промышленности, а у нас такое, — включается в разговор Вера Пугина.

Завод вписал все строчки и в ее трудовую биографию. Детские впечатления тоже связаны с ним.

— Еще когда маленькой была, с девчонками пускала по ручьям кораблики, — вспоминает. — Бежали мы вслед за ними до самых заводских стен…

Много воды унесли ручьи с тех пор. Эпоха перемен изрядно потрепала промышленный потенциал Сергача, но сахарный завод прошел через шторм. Сейчас на его долю приходится более 70 процентов продукции обрабатывающих производств района. Он — основной налогоплательщик. Здесь работают несколько сотен человек. Можно представить, какие последствия сулит закрытие предприятия.

Сергачский сахарный завод акционировался в 1990-х годах и стал называться АО «Нижегородсахар». Вскоре основной пакет акций оказался у нижегородской компании «Экойл». Она долго владела предприятием, а около 10 лет на смену ей пришел холдинг «Золотой колос» из Татарстана.

Именно на тот период приходится заметный подъем завода. Новый собственник создал агрофирму для выращивания сахарной свеклы, закупил специальную технику. Были сезоны, когда обеспечивалась полная загрузка сахарного производства.

Минус заключался в том, что завод отказался от услуг сторонних поставщиков сырья. Раньше свеклу выращивали хозяйства и частники нескольких районов юга области. Они были вынуждены свернуть производство, что изменило многолетний уклад.

В 2010 году «Нижегородсахар» перешел под крыло холдинговой компании «Ак Барс». Ее штаб-квартира также находится в Казани.

Техника для возделывания свеклы к тому времени поизносилась. Да и погода стала преподносить больше сюрпризов. Чтобы обеспечить завод сырьем, пришлось вновь обратиться за помощью к сторонним поставщикам. Интерес к выращиванию культуры начали проявлять фермеры Сергачского, Сеченовского, Пильнинского, Краснооктябрьского районов. Конечно, сразу достичь полной загрузки не удалось, но перспектива наметилась.

Владелец подготовил программу модернизации предприятия. С 2013 по 2015 годы планировалось вложить до полутора миллиардов рублей. Значительная часть средств была вложена. И вдруг «Ак Барс» объявляет о закрытии инвестиционной программы и намерении продать сахарный завод. Главный аргумент — его убыточность.

Вот выдержки из письма генерального директора холдинга Ивана Егорова руководству нашего региона от 18 января 2016 года:

«Основным фактором, не позволяющим достичь точки безубыточности, является недостаток сырья. Решению вопроса в течение предшествующих нескольких лет препятствовали нехватка земель сельскохозяйственного назначения и отсутствие достаточной государственной поддержки. Готовы в приоритетном порядке рассмотреть возможность продажи активов новому инвестору, который будет предложен руководством Нижегородской области».

По информации управления сельского хозяйства Сергачского района, в 2015 году завод получил 38 миллионов рублей бюджетных средств на компенсацию процентных ставок по банковским кредитам. Более 13 миллионов на те же цели взяла дочерняя агрофирма «Нижегородская», которая занимается выращиванием свеклы. Пользовалась она и так называемой несвязанной поддержкой. Так что вся возможная помощь, как заверяют в сельхозуправлении, оказывалась.

Руководитель холдинга говорит в письме, что поддержка недостаточна. Возможно. Но так скажут на любом предприятии АПК, где ни спроси.

В пользование агрофирме «Нижегородская» передано 19 тысяч гектаров земли, обрабатывается примерно половина. Выходит, заявление о нехватке площадей несостоятельно.

Благодаря областной программе сохранения плодородия почв были произвесткованы земли, на которых работает агрофирма. Это говорит о том, что регион намерен развивать свеклосеяние. Увеличение производства сахарной свеклы — стратегическая задача для области.

Причины нехватки сырья гораздо глубже, нежели говорится в письме Ивана Егорова. Известно, что сроки работ на свекольных угодьях регулярно нарушались из-за нехватки запчастей, ГСМ. Холдинг не мог обеспечить своевременную поставку ресурсов.

Богатый урожай 2013 года попал на завод лишь частично. Огромное количество свеклы сгнило в полях. Головная контора не сумела организовать должное финансирование перевозок.

Словом, у «Ак Барса» немало собственных просчетов. Но холдинг предпочел отказаться от завода, а не исправлять ошибки.

… Слесарь Александр Веселов — специалист по центрифугам. Они замыкают производственную цепочку сахароварения и выдают готовый продукт. Оборудование специфическое, требует тщательного обслуживания.

Примерно месяц назад свекла минувшего сезона была переработана, Александр Иванович взялся за профилактику оборудования. Привычная работа продолжалась недолго. Всем слесарям, а также инженерно-техническому персоналу пришлось срочно объединиться в аварийную бригаду.

Дело в том, что с некоторых пор «Ак Барс» начал копить долги за газ, который использует сахарный завод. В итоге на днях газовики прекратили подачу топлива. ТЭЦ завода встала, система отопления оказалась под угрозой размораживания. Чтобы полностью освободить трубы от воды, приходится высверливать отверстия в них. Этим и занята аварийная бригада.

Мужики выполняют работу молча. Настроение, понятно, безрадостное. У заместителя главного механика Юрия Дубинина «вся семья через завод прошла», он сам уже 12 лет здесь работает. Жена только-только вышла из декрета.

— Даже не хочу думать о том, что завод могут закрыть, — говорит Юрий Ахтемович. — Это будет катастрофа для многих семей в городе и районе…

Электричество на предприятие пока подается, хотя долги по оплате тоже имеются. Собирались энергетики взяться за рубильник, да правительство области вмешалось. Без электроэнергии не смогут работать тепловые пушки. Они необходимы для подогрева воды в тех узлах ТЭЦ, откуда ее нельзя слить. Иначе выйдет из строя сама станция, а для восстановления потребуются огромные затраты. Это еще более осложнит положение.

В минувшие выходные жители Сергача дружно вышли на митинг, чтобы выразить протест действиям «Ак Барса». В митинге приняли участие и руководители района. Глава местного самоуправления Николай Субботин сообщил, что запланирована встреча руководства области и холдинга. Возможно, она позволит найти приемлемые для всех решения.

Кто-то скажет, что владелец предприятия имеет полное право продать его. Это так. Но уж слишком некрасивы действия собственника. За газ и электроэнергию не платил, а готовую продукцию вывез. Лишь после этого объявил о намерении избавиться от завода.

Производство — не мешок сахара, быстро не продашь. Да еще с долгами. Отсюда следует, что подготовка к новому сезону может быть сорвана. Угроза закрытия предприятия вполне реальна.

Действия «Ак Барса» наводят на невеселые размышления. Холдинг представляет собой целую бизнес-империю. Для него Сергачский сахарный завод — песчинка. Но для нашей-то области это значимая производственная единица. К тому же, от предприятия зависит благополучие Сергачского района. Получается, интересы большого бизнеса берут верх над интересами целой территории.

Зябко сейчас не только в помещениях завода. Зябко в душах жителей Сергачского района. Они на себе ощущают формулу: «Ничего личного, только бизнес». От этой формулы веет холодом.

Автор: Александр СИНИЦЫН, заместитель главного редактора областной газеты «Земля нижегородская», Нижний Новгород

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 17 февраля 2016 > № 1655283 Александр Синицын


Россия. ЮФО > Агропром > forbes.ru, 15 февраля 2016 > № 1650863 Иван Просветов

Наука долга: как бизнес может добровольно потерять свободу

Иван Просветов

заместитель главного редактора Forbes

Спор акционеров крупнейшего производителя индейки в России, группы «Евродон», доказывает: каким бы талантливым ни был бизнесмен, главное — сохранять независимость

Ростовский бизнесмен Вадим Ванеев две недели пребывает в состоянии шока. Ванеев – основатель и гендиректор группы компаний «Евродон», крупнейшего производителя индейки и утки в России. 1 февраля он узнал, что оффшорная Brimstone Investments – владелец 40% долей ООО «Евродон» – перешла под контроль А1 из «Альфа-Групп». 9 февраля А1 подала три судебных иска – к Ванееву лично и двум его компаниям, обвинив бизнесмена в нарушении корпоративных процедур при получении кредитов. И теперь «Евродон» рассылает пресс-релизы с призывами не допустить уничтожения успешного бизнеса, нацеленного на обеспечение продовольственной безопасности России. Последний комментарий Ванеева выглядит так: «Мы хотим кормить страну здоровой едой. А вот какие задачи ставят те, кто предпринимает действия, способные только разбалансировать бизнес, скоро увидим. Ломать – не строить!»

Несколько дней я пытался выяснить у «Евродона», кто же был тем бенефициаром Brimstone Investments, что так неожиданно, не переговорив с партнером, продал свою долю А1. Вадим Ванеев никогда не говорил, кто стоит за этим оффшором. 45% долей «Евродона» принадлежит лично ему, 15% долей – дирижеру Валерию Гергиеву, который помог Ванееву в 2004 году получить первый кредит от банка ВТБ (позднее долг перешел к ВЭБу, ставшему главным кредитором «Евродона»). Имя бенефициара впервые прозвучало в газете «Ведомости» после сообщения о сделке с А1 – Фарид Газизуллин, член совета директоров «Газпрома» и бывший министр имущественных отношений. Вот какой ответ я в итоге получил от «Евродона»: «Информация о бенефициаре компании Brimstone стала нам известна только в 2014 году, когда были представлены документы на конечного бенефициара — г-на Газизуллина. С нами все это время выходили на связь только представители компании Brimstone».

Понимаете, что получается? В здравом уме и твердой памяти основатель «Евродона» взял почти в равнозначные партнеры компанию, о собственнике которой совершенно ничего не знал! Возможно ли такое?

В общении с одним из сотрудников Ванеева удалось узнать, что распределение долей в «Евродоне» было обусловлено «задачами получения кредитов для реализации планов проекта». Но представители Brimstone за восемь лет, то есть с 2008 года, были на производстве всего три раза. А настоящую помощь, помимо Гергиева, Ванееву оказали председатель ВЭБа Владимир Дмитриев и бывший первый вице-премьер Виктор Зубков. Forbes об этом писал: в 2009 году во время аграрного вояжа Зубков посетил птицекомплексы «Евродона» и позднее рекомендовал Россельхозбанку выдать Ванееву кредит на развитие.

Однако А1 известна умением «рейдерить» на законных основаниях. Гендиректора «Евродона» они «поймали» на следующем. Кредит Россельхозбанка на 7 млрд рублей (на утиный проект) и кредит ВЭБа на 17 млрд рублей (на расширение производства индейки) выданы ООО «Донстар» и ООО «Евродон-Юг», полностью принадлежащие Ванееву. Поручителем по кредиту в обоих случаях выступило ООО «Евродон», которое и без того имеет огромный долг перед ВЭБом. Возможно, именно это и вызвало неудовольствие прежнего бенефициара Brimstone: за кредиты отвечает партнерская компания, но бизнесы, которые создаются на эти кредиты, записаны только на одного.

Вадим Ванеев действительно своими руками, на своем горбу вытянул сложнейший аграрный проект.

«Евродон» сейчас – это 126 птичников, комбикормовый завод и перерабатывающие заводы мощностью 150 000 тонн мяса индейки в год. Выручка компании в 2014 году – 4,8 млрд рублей, чистая прибыль – 333 млн рублей. «Донстар» – это 24 000 тонн мяса утки в 2015 году (финансовые показатели известны тоже только за 2014 год: выручка 1,5 млрд рублей, чистый убыток – 347 млн рублей). Ростовский торговец алкоголем и ресторатор средней величины нашел дело жизни, причем в федеральном масштабе. Теперь это дело могут отнять. Обидно. Очень обидно. Но есть два обстоятельства, о которых стоит помнить каждому, кто рискнул связать свою жизнь с бизнесом, тем более в России. Признаюсь, басня (если можно так назвать историю конфликта вокруг «Евродона») и рассказана ради этой морали.

Сколько бы пядей во лбу у тебя ни было, какими бы предпринимательскими и управленческими талантами ни обладал, если нет денег – нет и проектов.

Как только берешь в долг – начинаешь терять свободу. Чем больше долгов – тем меньше свободы.

Может настать момент, когда с тобой не захотят передоговариваться и предъявят счет. И придется отдавать то, ради чего жертвовал своим здоровьем и временем, во что вкладывал себя как мог. Таких случаев было сотни, а может и тысячи во время кризиса 2008 года.

Второе: когда берешь в партнеры «нужное лицо со связями» – «крышу», «решальщика», да хоть свадебного генерала, – то начинаешь частично жить по понятиям. Свой взнос этот партнер будет считать равнозначным твоей «пахоте» – ведь юридически за ним закреплена конкретная доля, как бы ты сам ни оценивал этот вклад. И твои действия он будет мерить тоже по понятиям. По своим, разумеется. Так что будьте готовы: если вы, с его точки зрения, в чем-то оступитесь, придется отвечать. Не обязательно в стиле криминальных фильмов. Найдется кто-то, кто захочет воспользоваться буквой закона.

Россия. ЮФО > Агропром > forbes.ru, 15 февраля 2016 > № 1650863 Иван Просветов


Россия > Агропром > agronews.ru, 15 февраля 2016 > № 1649491 Александр Рыбаков

Комментарий. ХХVII съезд АККОР, Владимир Плотников: вернуть деревне радость и достаток.

12 февраля 2016 года 800 делегатов и гостей из 70 регионов страны обсудили на пленарном заседании ХХVII съезда фермеров России ключевые вопросы: недоступность кредитных ресурсов, повышение эффективности господдержки, трудности сбыта, административное давление, рост цен и тарифов естественных монополий, земельные проблемы, развитие сельских территорий.

Настроение делегатов было приподнятое. Вчера руководители департаментов главного штаба отрасли обещали поддержку предпринимателям. Вот и сегодня на форум прибыли первый заместитель Министра сельского хозяйства РФ Е. Громыко, председатели аграрных комитетов Совета Федерации и Госдумы Г. Горбунов и Н. Панков. Они оживленно разговаривают в фойе конференц-зала мэрии Москвы с руководителями органов АПК субъектов РФ, с известными учеными, фермерами.

Не успеваем отбиваться от контролеров

Президент АККОР Владимир Плотников в докладе был решителен и конкретен:

– В прошлом году фермеры снова увеличили производство зерновых. Урожай составил 27,5 млн тонн. Увеличилось и производство подсолнечника. Сегодня фермеры дают третью часть его общероссийского производства. КФХ показали наивысшие темпы роста производства молока – более 6%.

Но эти показатели учитывают результаты труда не всех фермеров. Хозяйства многих наших коллег имеют статус ООО, СПК и т.д. и называются, к примеру, «ООО «Крестьянское хозяйство Егоров», «СПК КФХ «Сергеев В.В.» и т.д. Они как были, так и остаются фермерами, но их продукцию статистика к фермерской не относит. Она идет в раздел сельхозорганизаций. И считается, что фермерская доля в производстве составляет всего 10%.

А на самом деле весь фермерский уклад, с учетом малых и микропредприятий произвел 52% зерна, 58% подсолнечника. Картофеля произведено почти вдвое больше, чем в крупных сельхозпредприятиях. Фермеры вместе с ЛПХ содержат 69% поголовья КРС, включая 73,5% коров, 94,7% овец и коз. А нам уже 15 лет все говорят о каких-то 10 %!

Казалось бы, фермерам должны быть созданы самые благоприятные условия. А как на самом деле? Вот официальная статистика: только за прошлый год в стране было вновь создано почти 29 тысяч КФХ. Можно только радоваться этому, но при этом закрылось 30 тысяч КФХ. На 1 января 2016 года в стране насчитывалось 215218 хозяйств. А за 4 года закрылось 93 тысячи фермерских хозяйств. Куда же они деваются?

Как ни парадоксально, многие из них уходят в ЛПХ. Главной причиной Плотников назвал невыносимое административное давление. Фермер не успевает отбиваться от контролеров, отчетов. То надо срочно провести аттестацию рабочих мест. Не успел закончить с аттестацией, как наехали экологи – срочно обновляй экологический паспорт. Дальше – разбирайся с налоговиками. Потом приехали транспортники. Проверяют тахографы. А за ними ветеринары, тоже проверяют, начиная с бродячих собак и кончая теплым санпропускником в соответствии с требованиями 1986 года. А тут еще оформляй путевой лист на перевозку крупногабаритных и тяжелых грузов и согласовывай в областном ГАИ маршрут движения. Новая напасть – надо лицензировать даже незначительные объемы хранения навоза и помета, которые относят к веществам 3-го класса опасности.

И такая карусель изо дня в день! И везде поборы, и за все плати! Кошмарят не только действующие хозяйства, но и начинающих фермеров. Не успел крестьянин получить грант – плати налоги. Начинают наезжать многочисленные инспектора и контролеры.

В результате люди вынуждены отказываться от грантов, и даже квартиры продают, чтобы вернуть их. Такие вопиющие случаи уже имели место в Ленинградской области, Краснодарском и Ставропольском краях.

Все эти наезды — не отдельные случаи, они начинают приобретать массовый характер. Этот пресс давит на фермеров всё сильнее. И самое печальное, что все эти проверяющие и контролеры имеют мандат государства и действуют от имени государства. Вот именно поэтому многие фермеры вынуждены переходить в ЛПХ, спасаться там. И таких сегодня по стране – тысячи. Сегодня проблема административного давления – самая ключевая. Эту проблему отметили 97% опрошенных АККОР хозяйств.

Сжег стерню – получи поддержку

Президент АККОР сообщил: в среднем только 15% фермеров получают погектарную субсидию. По стране же картина пестрая. Скажем, в Омской области погектарку получили 47% фермеров, а в Дагестане – 0,2%. В Бурятии – всего один фермер. В регионах установили фильтр, чтобы отсеивать фермеров. Вот обращение из Петровского района Ставропольского края – там в прошлом году увеличили число обязательных документов для получения поддержки на 1 га с 8 до 12. Требуют даже справку об отсутствии фактов сжигания стерни. И за каждой справкой надо ехать в район, а то и область. В результате – в 2014 году из 82 фермеров района получили поддержку 38 человек, а в прошлом – всего 19. Освободившиеся средства пошли на поддержку крупным.

«Наше предложение: убрать все эти ограничения и предоставлять всего два документа: первый — заявка на получение субсидии и второй — отчет по итогам года, подтверждающий использование земли, – подчеркнул докладчик. – Надо повысить размеры поддержки на 1 га, и главное – ввести региональный коэффициент на природно-климатические условия. Уровень поддержки в Краснодарском крае не должен быть выше, чем в Оренбургской или Вологодской областях».

В прошлом году государство пошло на увеличение поддержки — на гранты молодым фермерам в бюджет было заложено 3,2 миллиарда. На 2016 год планируется 3,9 млрд. Идет увеличение и на программу по семейным фермам – с 3 млрд до 3,4 млрд рублей. Рост есть, но все равно – средств крайне недостаточно. На все семейные фермы России выделяется столько же средств, сколько на один-два крупных животноводческих комплекса. В прошлом году заявок набралось уже на 25 млрд рублей. Грант достается одному из 10 желающих.

Есть поучительный опыт некоторых регионов, в частности, Татарстана. В республике действует механизм поддержки ЛПХ: если в хозяйстве есть три коровы – крестьянин может написать заявление, что через 3 года увеличит поголовье до 8 коров, и получает 200 тысяч рублей. Такая политика дает реальные результаты. В прошлом году малые хозяйства произвели 53,8% всей сельхозпродукции.

Сегодня проводится жесткий курс на допуск к инвестиционным проектам исключительно крупных сельхозпроизводителей. Критерии отбора инвестпроектов определяет приказ Минсельхоза №318, по которому по молочному животноводству принимают проекты ферм минимум на 400 коров. На эти проекты выделены десятки миллиардов рублей.

Но статистика за последние 5 лет говорит: в сельхозорганизациях, несмотря на всю поддержку, есть спад по коровам на 460 тыс. голов, а у фермеров — прирост на 400 тыс., в среднем за год по 80 тысяч коров. Надо снизить порог с 400 коров хотя бы до 50, подготовить типовые проекты – и будет быстрый реальный результат по молоку.

Такая же история по теплицам. 90% овощей производят ЛПХ и фермеры, но предписано рассматривать проекты площадью более 3 га. Надо снизить хотя бы до 1 га и упростить порядок прохождения проектов — будет реальная отдача.

Есть программа строительства оптово-распределительных центров, она тоже ориентирована на крупный бизнес. Но есть великолепный пример в Новгороде. Там успешно работает такой центр на 15 тыс. тонн. Создали его фермеры на кооперативной основе, подтянули ЛПХ. Хранят, моют, фасуют продукцию. Наладили поставки в сети, обеспечивают Новгород и другие города. Вот такие центры и надо строить, а мы занимаемся гигантоманией, заявил Плотников.

ЦБ — установить лимит для кредитования фермеров

По опросу АККОР о недоступности кредитных ресурсов говорят 90% фермеров. На субсидии по кредитам расходуется порядка 40% аграрного бюджета. Но эти средства в основном опять идут крупному агропроизводству. Мегафермы набрали кредитов уже на 2 трлн рублей. А малому агробизнесу достаются крохи – порядка 0,7 процента. Более того, кредитов вообще не дают, а если дают, то под огромный процент – в прошлом году они доходили до 20% и выше.

Необходимо, чтобы Центробанк совместно с другими банками определил лимит на кредитование малого сектора АПК. Справедливой будет квота в 30%. Сейчас разработан новый механизм краткосрочного кредитования, который предусматривает выделение кредитов под 5% годовых и компенсацию банкам выпадающих доходов. Но его надо запускать не с 1 июля, а сейчас, чтобы сработал уже в посевную кампанию.

Все в этом зале чувствуют, насколько остро стоит проблема обновления сельхозтехники. Техника старая, только на ремонт ежегодно расходуется 65 млрд рублей. А запчасти дорожают, по некоторым их видам цены за год выросли в 5-7 раз. Как результат – не удается выполнять работы в лучшие агрономические сроки. Нужно увеличить объем компенсации производителям сельхозтехники, которая идет на ее удешевление.

Сегодня страховые компании защищают собственные интересы, а не крестьянина. Не удивительно, что только 2% КФХ пользуются услугами страхования. Да и сельхозорганизаций застраховано всего 13%. «Считаю, – это приговор нынешней системе агрострахования, – заявил докладчик. – Может быть вместо того, чтобы латать тришкин кафтан, лучше обратиться к международному опыту, в частности Казахстана, где действует механизм обязательного страхования с государственным участием».

Стоимость ГСМ, электричества, газа, минудобрений, запчастей, транспортные тарифы растет значительно быстрее, чем закупочные цены на сельхозпродукцию. Никто не может объяснить: почему в Ярославской области в прошлом году сельхозтоваропроизводители платили 5,7 рублей, а промышленные предприятия 2,5 рублей за один киловатт, в Курской области — 5,6 и 2,5?.. Надо разобраться на государственном уровне и решить этот вопрос.

Какая будет цена на ГСМ, на технику, на удобрения – неизвестно. Какая будет цена на выращенную продукцию – неизвестно. Правила меняются каждый год. О долгосрочных прогнозах по ценам, по конъюнктуре рынка – остается только мечтать. Но сеять все равно надо, и крестьянин, опять будет своим трудом прикрывать все прорехи нашего законодательства, нашего управления.

Один из главных факторов низкой доходности – диспаритет цен. А потому его устранение должно стать приоритетом для государства. В первую очередь рост цен и тарифов на продукцию естественных монополий не должен превышать уровня инфляции. Второе: обеспечить, чтобы тарифы по электроэнергии для сельхозтоваропроизводителей данного региона не превышали тарифы для промышленных предприятий, либо тарифы для сельского населения. Третье: подключение сельхозтоваропроизводителей к сетям осуществлять на бесплатной основе.

Торговые сети главнее Минсельхоза, главнее власти?

Колоссальные трудности со сбытом испытывает почти каждый производитель. И первая состоит в том, что условия диктуют торговые сети. Они — главнее Минсельхоза, главнее власти, подчеркнул Плотников. Именно торговые сети определяют аграрную политику, решают, у кого брать продукцию, а у кого не брать и по какой цене. К примеру, наценка на яйца 50% — и только за то, чтобы расставить их на полках в торговом зале. То же самое по овощам, фруктам, другим видам продукции.

В результате цены на продовольствие только за прошлый год выросли на 20%. А для фермера цены на прежнем уровне и даже упали. Лук, картофель – значительно дешевле, чем в прошлом году. А прибыль сетевых супермаркетов «Лента» выросла на 30%, «Магнита» — на 24,5%. Стоит ли удивляться, что всесильные торговые сети успешно блокируют рассмотрение закона о торговле, призванного ослабить их диктатуру. Не бедствуют и переработчики. Плотников привел пример: надбавка при переработке молока компании «Данон» во Франции составляет в среднем 11%, а в России – 40%. Спрашивается, на каком основании?

Фермерам остается одно – развивать собственную инфраструктуру сбыта – сельскохозяйственную потребительскую кооперацию. Но здесь топтание на месте. Минсельхозом принята Программа поддержки кооперативов, но, как заявил докладчик, финансируется она чересчур скромно – в 2015 году 400 млн рублей. Это менее чем 0,02% от федерального бюджета на АПК. В 2016 году сумма увеличена до 900 млн, но, понятно, что и этого мало для решения проблем кооперации.

Сейчас идет подготовка Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в РФ на период до 2030 года. АККОР предложил записать в нее: к 2030 году охватить различными формами сельхозкооперации до 50% субъектов малого агробизнеса. И этот показатель весьма скромный. В странах Европы он достигает 80-100%. А столыпинская реформа дала России около 50 тысяч кооперативов, объединявших 14 миллионов крестьян. И тогда Россия, к примеру, занимала 1 место по экспорту сливочного масла, а сегодня – мы лидеры по его импорту.

На вчерашнем совещании самая длинная очередь к микрофонам была при обсуждении вопросов о земле. Порядка в земельных отношениях по-прежнему нет. Сегодня здесь процветают разного рода дельцы, аферисты, рейдеры, которые при попустительстве или соучастии местных властей крушат законы и насаждают свои понятия о земельных отношениях. Для них земля – объект спекуляции – скупить подешевле, продать подороже или пусть пока земля полежит.

А каков результат? У значительной части фермеров земля как следует не оформлена, они работают на свой страх и риск, на птичьих правах. Многие арендуют. Но когда завершается срок аренды, вопрос решается далеко не в пользу фермера. Сколько мы убеждаем — если фермер работает на арендованном участке, купил технику, скот, взял кредиты – продлите ему аренду без всяких торгов. И это должно быть принято на законодательном уровне. Все понимают, но решение снова и снова откладывается. В стране пустуют огромные площади, но подступиться к ним невозможно.

Приоритет в земельных отношениях отдается так называемому крупному инвестору – богатому и щедрому на подачки. Его ждут как манны небесной. Ему готовы отдать всю землю – и бесхозную, и хозяйскую. Да и само законодательство зачастую потворствует таким действиям. Земля становится еще более недоступной для крестьян.

Государство загоняет КФХ и ЛПХ в угол

Дискуссия была горячей. Председатель АККОР Курской области Юрий Подтуркин выразил беспокойство дискриминационной политикой банков по отношению к МФХ, высокими процентными ставками, сокращением допофисов Россельхозбанка и Сбербанка, что затрудняет доступ к кредитным услугам. «Сегодня банки уподобляются сберкассам по сбору коммунальных платежей», – подковырнул фермер. Он также призвал Минсельхоз противодействовать попыткам приватизации Россельхозбанка.

Известный калужский фермер Александр Саяпин заявил:

– Для меня как, хозяйственника, лейкоз коров – не болезнь. Государство, приняв технический регламент по лейкозу, должно взять на себя расходы по диагностике и ликвидации заболевания, включая лабораторные исследования и компенсацию за выбывающее поголовье; распространить субсидирование создания ферм на проекты от 100 до 400 коров (эта категория хозяйств сейчас выброшена из господдержки); убрать НДФЛ с индивидуальных предпринимателей, глав КФХ. Сегодня для юрлиц налог на прибыль – ноль, а для глав КФХ – 13%; исключить двойное обложение пенсионными взносами КФХ-юрлицо (сейчас глава КФХ платит взносы в ПФР со своей зарплаты и еще фиксированный платеж как глава КФХ).

Псковский делегат Александр Конашенков был категоричен: «Государство загоняет в угол ЛПХ. Убойных пунктов нет, издевательство — заставлять фермера везти барана на убой за 100 км в соседний район. Надо ограничить размеры сельхозугодий – исходить из количества животных. Из всех видов господдержки оставить только погектарную, увеличив её, при этом учитывать климатические условия. Банки должны конкурировать между собой, бегать за крестьянином, а не наоборот».

Зал взбудоражило выступление Николая Соина, председателя Крестьянского союза Московской области:

– АККОР не дорабатывает с Госдумой, надо вносить поправки в закон о КФХ, активнее добиваться разрешения строить фермеру дом на своих сельхозугодьях. АККОР слабо работает с Минсельхозом, должен перестроить свою работу с Россельхозбанком, настойчиво отстаивать свои интересы в «Единой России». Пора навести порядок в использовании земли. Ведь как бывает – проехал владелец поперек поля и заявил, что участок используется. Надо повысить налог на землю в пять раз! Затраты фермера на электроэнергию – грабеж! Наука и производство движутся в разные стороны. Не нужна наука ради науки, нужны отечественные семена! Надо больше средств вкладывать в создание и развитие информационно-консультационных центров, как принято во всем мире. Они должны стать связующим звеном между производственниками и учеными.

Валерий Ефремов, президент АККОР Саха (Якутия) выступил за строительство убойных цехов в Якутии, которая занимает пятую часть территории России, в ней 450 деревень, между ними сотни км. 50% продукции остается в республике, остальное надо реализовать в других регионах. Надо увеличить сумму поддержки кооперации.

Председатель Кубанской АККОР Виктор Сергеев подчеркнул: «30% земли находятся у фермеров, которые производят 28% сельхозпродукции края. Это 4 млн т зерна, 1 млн т сахара, 90 тыс. т молока. В 20 районах КФХ производят более 50% зерна. Между тем, фермеры вместе с ЛПХ получают не более 15% от господдержки, направляемой в Краснодарский край, а все остальное достается крупному бизнесу. Нужна коррекция государственной политики в отношении фермерства».

Слушая выступления делегатов, невольно склоняюсь к мысли: а ведь об этом уже говорилось на предыдущих съездах. Но многие предложения фермеров, АККОР ответственные за АПК руководители в Правительстве и Минсельхоз РФ проигнорировали. Вдохновляют слова министра Александра Ткачева, сказанные во время рабочей встречи с участниками форума: «Фермерство – будущее России». Надеюсь, они не останутся пустым звуком.

Е. Громыко: животноводство возродится через средний и малый бизнес

Первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Евгений Громыко отметил, что сегодня фермеры больше ориентированы на производство растениеводческой продукции, ее доля составляет 78,5%, им необходимо сосредоточить свои усилия и в области животноводства. «Мы надеемся, что животноводство возродится через средний и малый бизнес. Темпы его прироста должны стать гораздо выше, поэтому новые направления, о которых мы говорим, в том числе, экстенсивное мясное скотоводство, традиционное для России, должно набирать обороты», — подчеркнул Евгений Громыко.

Он отметил, что все меры господдержки, оказываемые в 2015 году, сохранены и на 2016 год. Гранты получили более 4,5 тыс. хозяйств в 79 субъектах РФ. Также оказывается поддержка развитию оптово-распределительных центров. «В 2016 году объем поддержки сельскохозяйственным потребительским кооперативам увеличен в 2,5 раза — до 1 млрд рублей. Нам нужна отлаженная система кооперации. Ассоциации следует активнее работать в регионах, теснее сотрудничать с Минэкономразвития, Роснано» — отметил выступающий.

Он обратил внимание региональных властей на необходимость проведения совещаний совместно с представителями фермерства. Рост производства в КФХ в 2015 году составил 27%. Доля фермеров в объеме валовой продукции сельского хозяйства — 10,8% (в 2014 году — 10%). Доля производства сельхозпродукции крестьянских хозяйств и хозяйств населения в некоторых регионах превышает 70%.

Объявить 2017 год – годом крестьянина, годом российской деревни

В последние время у нас принято объявлять какую-либо значимую проблему главной в году. 2016 год – год кино, прошлый был годом литературы. Были год культуры, год семьи. Спору нет, эти проблемы очень важны. «Но, думаю, пришло время объявить следующий год – годом крестьянина, годом российской деревни. Нужны объединенные усилия ученых, писателей, общественных деятелей, всего общества по спасению деревни.

Это общенациональная проблема и решать ее надо сегодня. Завтра может быть поздно, – заявил президент АККОР Владимир Плотников и депутаты поддержали его.

Классик русской литературы Валентин Распутин точно сказал о крестьянстве, что оно — символ России, ее опора. «С него начиналась Русь, им она и жила». Сегодня фермерский уклад способен на деле сохранить и возродить российскую деревню, чтобы она наконец-то обрела надежду, распрямилась, чтобы в нее вернулись радость и достаток.

Комментарии участников съезда

Председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана Камияр Байтемиров:

– На малые формы хозяйствования (МФХ) в Татарстане направляются 9% господдержки, остальное идет «крупняку». И это при том, что МФХ производят 54% сельхозпродукции. И на нашем съезде в республике я подниму вопрос, чтобы из сводной ведомости Минсельхоза РТ МФХ были выделены не менее 30% средств. Впервые в РФ Госсовет РТ принял закон о поддержке ЛПХ – уже отпущены средства. Но когда на съезде АККОР сказали, что с регионов будут снимать софинансирование, то у меня закралось сомнение – фактически это приведет к снижению финансирования сельского хозяйства. И еще: если малый бизнес на селе будет развиваться такими темпами, то для реализации поручений президента потребуется 100 лет!

На съезде подняли земельный вопрос, но конкретного решения нет, нет соответствующих правовых актов. Нужно создать инфраструктуру оборота земли, Земельный кооперативный банк. Необходимо наладить механизмы по выделу паевых земель. Для этого создать Резервный фонд, чтобы и наши дети имели земли. Парадокс: 30-50 млн га пустуют и в то же время многие ФХ не могут получить земли. Минсельхоз РФ должен разобраться в этом вопросе и распорядиться заброшенными угодьями.

Гендиректор АККОР Тульской области Вячеслав Андриянов:

– Много раз участвовал в съездах и заметил: принимаемые решения остаются на бумаге. Взять земельный вопрос. Наблюдается монополизация аграрного сектора. В Тулу идет «Мираторг» и даже крупные хозяйства заволновались. Начинает холдинг со 100 тыс. га, собирается откармливать 420 тыс. свиней. А если аппетит разыграется, то сколько земель потребуется? Как получить землю начинающему фермеру, если для этого надо пройти через аукцион? У нас есть фермеры, которые выиграли гранты и не могут получить землю. Надеюсь, в резолюции отразят эти вопросы.

Председатель правления Союза фермеров, кооперативов, ЛПХ Крыма Андрей Суслов:

– После воссоединения Крыма с Россией разрешена продажа земли, идет перерегистрация прав собственности в соответствии с российским законодательством. Бесплатная приватизация земельных участков продлится до 1 января 2017 года. А с января этого года отменен мораторий на продажу паев земель сельхозназначения. Они стали предметами сделок. Многие фермеры пользуются землей, арендованной у пайщиков, и не успевают заключать с ними новые договоры аренды. Для перерегистрации требуется предоставить большой пакет документов. Сама процедура сложна и занимает много времени. Фермеры опасаются, что землю скупят агрохолдинги, а они останутся ни с чем. Необходимо внести поправки в законодательство с тем, чтобы приостановить на время продажу земли на полуострове. А когда этот процесс начнется, создать земельные банки, чтобы фермеры могли взять кредиты, а затем рассчитываться и с банками, и с пайщиками.

Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 15 февраля 2016 > № 1649491 Александр Рыбаков


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 11 февраля 2016 > № 1651796 Александр Ткачев

Заседание Правительства

Первый вопрос повестки – об импортозамещении в аграрном секторе.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы начнём с темы импортозамещения в аграрном секторе. Обсудим результаты и дальнейшие направления этой работы, в том числе в рамках Государственной программы развития сельского хозяйства.

Введение контрсанкций оказалось выгодно нашим аграриям, надо это признать. Они быстро сориентировались в новых условиях, сумели занять освободившиеся на рынке ниши. А меры по импортозамещению в сельском хозяйстве, которые мы приняли в последние полтора года, позволили сохранить темпы роста отрасли. Более того, мы все с удовлетворением отмечаем, что это у нас одна из немногих отраслей, которая продолжает достаточно уверенный рост даже в условиях общеэкономического спада.

В прошлом году был собран хороший урожай зерна – более 104 млн т. Улучшилась ситуация в животноводстве в целом. Увеличилось производство мяса и птицы.

Всё это показывает, что аграрный сектор на подъёме. Мы добились значительных, я считаю, успехов с точки зрения продовольственной безопасности в последние годы. По итогам прошлого года обеспечиваем себя не только зерном, но и картофелем, сахаром, растительным маслом, а также мясом и мясопродуктами.

Есть и проблемные зоны. Это молоко, овощи и фрукты. Здесь есть что подтягивать. У нас пока производится этих продуктов не вполне достаточно. И несмотря на то что они в абсолютном количестве тоже растут, здесь есть что поддержать. Есть и отдельные направления, касающиеся мясного скотоводства. Мы должны следить за ситуацией, следить, чтобы наши сельхозпроизводители были обеспечены качественными семенами, развивать племенное дело, на что мы неоднократно во время совещаний обращали внимание. При этом нужно учитывать, что этим направлениям развития сельского хозяйства как приоритетным для импортозамещения будет оказана поддержка. Подчёркиваю, именно на этом и нужно сконцентрироваться.

Сегодня мы также рассмотрим меры непосредственной поддержки сельского хозяйства, распределим субсидии для аграрного сектора. Это почти 26 млрд рублей, которые будут выделены для возмещения части процентной ставки по инвесткредитам на развитие животноводства, на переработку, на инфраструктуру, на логистику обеспечения рынков продукции животноводства, и почти 5,5 млрд рублей пойдёт на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам на строительство и реконструкцию объектов мясного скотоводства. Естественно, будет доклад Министра сельского хозяйства и по первому вопросу также сообщение нашего коллеги – губернатора Саратовской области.

Хочу обратить особое внимание на то, что по субсидиям (это касается и сельского хозяйства, и других областей, но особенно сельского хозяйства) нужно быстро принимать решения. Сейчас у нас февраль, и мы понимаем, что субсидии, выделенные селу – а там циклическое производство, оно сезонный характер носит, – во второй половине года это очень часто уже бессмысленные деньги. Поэтому нужно быстро работать, обращаю ещё раз на это внимание.

Мы сегодня на ещё одном совещании, посвящённом эффективности трат органов управления, государственных распорядителей бюджетных средств, наших государственных организаций, компаний с государственным участием, будем обсуждать все эти вопросы, включая и большое количество неэффективных расходов, и дебиторскую задолженность. Но об этом на другом совещании.

Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.Ткачёв: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

За последние 10 лет в сельском хозяйстве уже сделаны первые шаги по замещению импортной продукции отечественной. Благодаря предпринятым усилиям и предоставлению государственной поддержки объём производства сельхозпродукции за этот период вырос на 40%. Сегодня Россия полностью обеспечивает себя зерном, маслом, сахаром, картофелем. Впервые за долгие годы нам удалось достичь и даже превысить порог доктрины продовольственной безопасности по мясу. Доля отечественной мясной продукции в общем объёме ресурсов достигла 89%. Только за последние годы поставки импортного продовольствия сократились на треть и составили 27 млрд долларов. Импорт мяса птицы в Россию упал почти в три раза, а по свинине мы перестали быть крупнейшим импортёром в мире.

Несмотря на непростую экономическую и внешнеполитическую обстановку, в прошлом году Россия экспортировала сельхозпродукции и продовольствия на 16 млрд долларов – это в пять раз больше, чем 10 лет назад.

В текущем сельскохозяйственном году мы прогнозируем, что экспорт пшеницы из России может вырасти примерно на 3% и составить 22–23 млн т. Это позволит России вернуться на историческую позицию крупнейшего экспортёра пшеницы на мировом рынке. Это наша визитная карточка со времён Российской империи. Такие результаты во многом обеспечены приоритетным вниманием государства к отрасли на протяжении последних 10 лет и своевременной государственной поддержкой.

В 2015 году на реализацию госпрограммы было направлено 222 млрд рублей, что почти на 30 млрд рублей больше, чем в 2014 году. Благодаря такой поддержке со стороны государства нам удалось сохранить положительную динамику сельхозпроизводства. По итогам года рост составил 3%.

2015 год принёс хороший урожай: собрано 104 млн т зерна, удалось собрать больше пшеницы, сахарной свёклы, гречихи. Получен рекордный урожай овощей, кукурузы, сои и масличного льна. В 2015 году заложили более 14 тыс. га садов, что почти в два раза выше показателя 2014 года.

Производство мяса скота и птицы на убой увеличилось на 5% за счёт роста в свиноводстве около 5%, в птицеводстве около 8%. Выросло производство молока в сельхозорганизациях на 2% и в крестьянско-фермерских хозяйствах – на 5%. Однако из-за сокращения на 3% производства в личных подсобных хозяйствах прироста в производстве молока на сегодня нет.

В пищевом и перерабатывающем секторах сохраняется положительная динамика производства, рост – 2,2%.

Несмотря на общие положительные показатели производства в отрасли, по отдельным направлениям динамика недостаточная. Мы до сих пор продолжаем сдавать полки иностранным производителям молока, мяса, овощей и фруктов. По итогам прошлого года на закупку этих видов продовольствия потрачено почти 9 млрд долларов – это порядка 700 млрд рублей, которые только за один год получили зарубежные сельхозтоваропроизводители, а не российские.

Справочно: в 2015 году импорт сельхозпродукции и продовольствия составил 27 млрд долларов, в том числе импорт молочной продукции – 2 млрд долларов, мясной продукции – 3 млрд, овощей – 2 млрд, фруктов – 1,6.

С учётом вызовов времени и необходимости строительства новых молочных ферм, тепличных комплексов, предприятий по переработке сельхозпродукции, оптово-распределительных и логистических центров в ближайшие пять лет аграрному сектору потребуются дополнительные средства господдержки в качестве мощного толчка к развитию.

Мы планируем к 2020 году выйти практически на 100-процентную самообеспеченность по таким видам продовольствия, как молоко, мясо и овощи, а по фруктам сохранить импортные поставки лишь в части цитрусовых и экзотических фруктов, которые не растут на территории нашей страны. Для этого отрасли необходимы дополнительные инвестиции и приоритетная поддержка государства.

Необходимо: первое – увеличить к 2020 году производство молока на 7 млн т и выйти в целом на уровень молока 38 млн, мясо нарастить на 500 тыс. т, выйти на общий результат 10 млн т, а также валовой сбор зерна увеличить на 10 млн, итого получим 115 млн т. Второе – построить за пять лет 1,5 тыс. га новых теплиц, что даст дополнительно 850 тыс. т помидоров и огурцов, которые мы закупаем по-прежнему по импорту. Третье – заложить 65 тыс. га яблоневых садов и 50 тыс. га новых виноградников, что даст дополнительно 1,3 млн т яблок и 200 тыс. т винограда.

По расчётам, для достижения таких показателей дополнительно потребуется до 2020 года 270 млрд рублей. С учётом достигнутого в 2016 году уровня господдержки 237 млрд необходимо ежегодно предоставлять на развитие отрасли дополнительно не менее (естественно, исходя из возможностей бюджета – мы, селяне, это прекрасно понимаем) 40 млрд рублей.

Нами подготовлен ряд предложений, которые позволят обеспечить ускоренное импортозамещение в сельском хозяйстве. Мы планируем перейти к системе краткосрочного и инвестиционного кредитования, при которой сельхозпроизводители получают кредит по фиксированной процентной ставке с последующей компенсацией банкам выпадающих доходов. Наши предложения по ставке – в пределах 5–7%. По нашим оценкам, это позволит сохранить темпы кредитования отрасли.

Средняя процентная ставка по краткосрочным кредитам на проведение сезонных полевых работ (а это закупка ГСМ, минудобрений, средств защиты растений) составляет 13–16%. Чтобы не снижать достигнутые показатели прошлого года, обеспечить краткосрочное кредитование на уровне 800 млрд рублей, а также реализовать идею по предоставлению субсидий по краткосрочным кредитам, в том числе на проведение сезонных полевых работ и закупку кормов, потребуется 40 млрд рублей. Это позволит провести посевную в полном объёме и обеспечить кормами животноводческое направление.

По инвестиционным кредитам также необходимо сохранить уровень прошлого года, а это порядка 300 млрд рублей. С учётом нашего предложения по увеличению возмещения по инвестиционным кредитам до 100% ключевой ставки (это 11%) потребуется порядка 10 млрд.

Наша задача – максимально упростить получение субсидий, консолидировать меры господдержки. Мы хотим укрупнить ряд направлений и вдвое сократить число субсидий с 2017 года, чтобы регионам было проще работать и они могли самостоятельно определять приоритеты.

Стоит также пересмотреть подходы при распределении погектарной поддержки, отдавая приоритет регионам, имеющим меньшую доходность от растениеводства (а это Урал, Сибирь, Дальний Восток), и привязать эту поддержку к производству молока и говядины.

Хочу вернуться к вопросу об увеличении размера компенсации части прямых понесённых затрат на создание и модернизацию молочных ферм и теплиц с 20 до 35%, а также распространении этой меры поддержки на строительство ферм по откорму и выращиванию молодняка молочного скота.

Благодарю за беспрецедентное решение, принятое на последнем заседании комиссии по импортозамещению в Санкт-Петербурге, о выделении дополнительных 10 млрд рублей. Это позволит сельхозтоваропроизводителям приобрести порядка 20 тыс. единиц новой техники отечественного производства в текущем году. Чтобы идти в ногу со временем и вовремя заменять изношенную технику на современную, нам необходимо ежегодно приобретать минимум 20 тыс. единиц новой техники, а значит, ежегодно выделять такую же сумму – 10 млрд. Это единственный путь обеспечить техническое перевооружение отрасли, особенно в отдалённых регионах Сибири, Дальнего Востока и не только.

В 2015 году грантовая поддержка малых форм хозяйствования была практически удвоена и составила 7 млрд рублей. Такие меры наиболее эффективно стимулируют преобразование личных подсобных хозяйств в фермерские хозяйства. Свыше 70% начинающих фермеров, получивших гранты, организовали бизнес на основе личных подсобных хозяйств, а значит, мы даём надежду на лучшее будущее простым жителям села.

На сегодняшний день наиболее важно удвоить объём господдержки на развитие малых форм хозяйствования, сделав акцент на предоставление грантов фермерским хозяйствам на Дальнем Востоке и Северном Кавказе.

Все перечисленные мной предложения мы предусмотрели в плане мероприятий по содействию импортозамещению в сельском хозяйстве на ближайшие два года. Уверен, что предлагаемые нами решения станут драйвером роста инвестиционной привлекательности отрасли и создадут условия для дальнейшего привлечения новых инвесторов.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

Валерий Васильевич Радаев, прошу вас.

В.Радаев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Агропромышленный комплекс Саратовской области продолжает поступательно развиваться, наращиваем внутрироссийские поставки, расширяем географию экспортных контрактов.

В прошлом году валовой сбор маслосемян подсолнечника превысил 1,06 млн т, это первый результат в Российской Федерации. Производство растительного масла достигло объёма годового потребления на 30 млн человек. Увеличиваются поставки масла в Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, Сирию, Израиль. Заключены новые договоры на экспорт в Китай и Чехию. Объём экспорта превысил 130 тыс. т.

Росту экспортных поставок будет способствовать масштабный инвестпроект по восстановлению и строительству мелиоративных систем на территории 200 тыс. га для выращивания сои, кукурузы и подсолнечника.

В целях глубокой переработки масличных культур запланирован к 2018 году ввод современного завода мощностью 3 тыс. т масличных в сутки, 520 тыс. т соевых бобов в год. Это дополнительно позволит стимулировать интенсивное развитие животноводства на основе применения в комбикормах высокопротеиновых соевых добавок.

В прошлом году, даже в условиях засухи, по валовому сбору зерна регион показал третий результат в ПФО.

От лица саратовских аграриев позвольте выразить благодарность за поддержку из федерального бюджета, которая позволила компенсировать 60% убытков наших сельхозпроизводителей с учётом засухи.

Важным направлением импортозамещения для Саратовской области является овощеводство закрытого грунта. Площади современных теплиц за три года выросли на треть и составили почти 100 га. Сбор овощей защищённого грунта составил 34 тыс. т, или более 13,5 кг на душу населения, это нормативная потребность по тепличным овощам. В 2016 году планируем продолжить строительство теплиц, в том числе и по голландским технологиям, еще более чем на 20 га.

С учётом эмбарго на импорт фруктов усилилась актуальность обеспечения плодово-ягодной продукцией. В Саратовской области в прошлом году только садов интенсивного типа заложено 353 га – впервые за последние десять лет, надо подчеркнуть. Наш целевой ориентир по многолетним насаждениям – закладка до 500 га садов ежегодно. Таким образом, к 2020 году общая площадь плодово-ягодных насаждений в регионе достигнет более 10 тыс. га.

Показательны, например, строительство в 2015 году в регионе высокотехнологичного завода по переработке 50 тыс. т саратовских яблок в год и закладка собственных садов на площади более 1 тыс. га.

Наиболее сложным вопросом для нашего региона также остаётся импортозамещение говядины и молочной продукции. Главными мероприятиями госпрограммы по развитию малых форм для нас стали развитие семейных животноводческих ферм и поддержка начинающих фермеров.

За последние годы гранты получили 63 крестьянско-фермерских хозяйства по программе «Начинающий фермер» и 147 участников. Создано свыше 500 новых рабочих мест, закуплено более 6 тыс. голов скота, произведено 1,2 тыс. т мяса, около 12 тыс. тонн молока. Самые успешные фермеры продолжают и развитие собственной переработки.

Сохраняется актуальность развития свиноводства. Саратовская область своим производством закрывает потребность населения по свинине на 160%.

Достижение продовольственной безопасности предполагает и экономическую доступность продовольствия для жителей страны. Правительство Саратовской области финансирует специализированный рынок сельхозпродукции, на котором торговые места предоставляются производителям бесплатно. Наряду с сельхозярмарками он позволяет обеспечивать население качественными сельхозпродуктами по ценам ниже на 20–30%.

Вклад саратовского АПК в решение задачи по импортозамещению – это рост самообеспеченности и увеличение поставок нашей продукции в другие российские регионы, а также наращивание экспорта продовольственных товаров.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо, Валерий Васильевич.

Вот такие два сообщения. С учётом того, что это направление приоритетное, мы к нему возвращаемся постоянно. Сейчас продолжаем работу по определению окончательного набора первоочередных расходов, которые войдут в план поддержки экономики. К ним относятся и расходы на сельское хозяйство.

Есть какие-то дополнения, комментарии к протоколу и к выступлениям? Нет?

Хорошо. Тогда решение принимаем, информацию также к сведению примем, будем работать дальше.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 11 февраля 2016 > № 1651796 Александр Ткачев


Россия > Агропром > lgz.ru, 11 февраля 2016 > № 1648010 Анатолий Косован

Пластилин под названием «хлеб»

Из России – первоклассное зерно, в Россию – пищевые добавки и улучшители

По одному из телеканалов прошёл сюжет о том, как зарубежные умельцы отмывают автомашины и унитазы с помощью... хлеба. У моего седого товарища от злости на скулах аж желваки заходили. Его можно понять. Ребёнком чудом уцелел в ленинградскую блокаду. За оградой Пискарёвского кладбища среди сотен тысяч «бесхлебных» душ лежат и его родители.

Сегодня засохшие, заплесневелые батоны и в России можно увидеть в куче мусора. Мы так разбогатели, что можем, отрезав кусочек, выбрасывать остальное на свалку? Или нынешний хлеб таков, что уже через сутки он для еды непригоден? Об этом разговор с директором НИИ хлебопекарной промышленности, президентом Российского союза пекарей, академиком РАН Анатолием КОСОВАНОМ.

– Казалось бы, надо только радоваться сегодняшнему хлебному изобилию. Около тысячи (!) наименований. На любой вкус. Но увы… Мы постепенно утрачиваем культуру потребления хлеба и нуждаемся в нём меньше, чем прежние поколения. Реальность клонит к суровой прозе – важна только цена.

– На московском рынке наблюдал длинную очередь. Несмотря на заполненные батонами полки, люди ждали, когда разгрузят фуру, пришедшую из Белоруссии. Чем же их не устраивает продукция наших хлебопёков?

– Покупатели жалуются, что хлеб быстро засыхает, плесневеет, на него не намажешь масло – крошится. У старшего поколения, помнящего советские времена, немало вопросов и к вкусу нынешнего хлеба.

Нет солидарной ответственности хлебозаводов и торговли. Магазину нужно две тонны хлеба – он заказывает три, три с половиной. На всякий случай. В результате хлеб нередко не раскупается, черствеет, пылится. Хлебозавод вынужден остатки забрать, но всё переработать он не в силах. По нормативу на это может идти лишь 2%. К тому же не каждый сорт пригоден для повторного использования.

Недавно один из директоров пожаловался: «За месяц торговля вернула 50 тонн продукции. Ну, пять тонн как-нибудь переработаю. Часть пойдёт на корм скоту. Остальное придётся выбросить в овраг».

Выпечка хлеба на Руси считалась делом ответственным и почётным с древнейших времён. Первые нормы на печёный хлеб были введены царским указом ещё в 1601 году. Непостижимо, но сегодня на пиво есть стандарт, предусматривающий специальный ячмень для пивоваренного производства. Есть документ на ячмень, идущий на корм животных, и т.д. А хлеб – основной социа­льно значимый продукт питания – фактически отдан на произвол тех, кто так или иначе причастен к его производству.

– То есть понять, из какой муки сделан наш хлебушек, невозможно?

– Дело в том, что в стране действует групповой национальный стандарт на пшеницу (ГОСТ Р 52554-2006). Он предусматривает разделение зерна на классы – с первого по пятый. При этом первые четыре отнесены к продовольственным целям, а пятый – к фуражным и техническим. Традиционно на хлеб шла пшеница первых трёх классов. Так было даже в дни, когда зерно закупали за рубежом (в середине 80-х СССР его завозил до 20 млн. тонн). А сегодня, когда мы его экспортируем, впереди зерно четвёртого класса, хотя в нём на 20% меньше белка. В итоге большая часть муки, поступающей на хлебозаводы, имеет пониженные хлебопекарные качества. Дальше будет ещё хуже. Подготовлен проект нового стандарта, разрешающего использовать для выпечки хлеба зерно и пятого класса – кормовое...

Понятно, что плохое зерно никто за рубежом не купит, вот оно и остаётся для внутреннего потребления.

Мука из зерна третьего класса сама по себе создаёт каркас хлеба, обеспечивает его высокую пищевую ценность. Хлеб получается румяный, поджаристый. Из неважной муки такого не испечёшь. Чтобы как-то поддерживать качество продукта из зерна четвёртого класса, в ход идут специальные корректирующие добавки, главный компонент которых – ферментные препараты. Но опять же – где их взять?

В советские времена десять наших заводов продуцировали 1,5 млн. тонн кормового белка, все нужные нам витамины, аминокислоты, пищевые градиенты. В 90-е годы мы всё это потеряли. А зарубежные партнёры тут же подсуетились. Улучшители потоком пошли из Германии, Франции, Дании, Израиля. Сегодня хлебопёки для корректировки качества муки используют около 7,75 тыс. тонн улучшителей на сумму в 1,7 млрд. руб., в том числе 155 тонн ферментных препаратов – на 387 млн. руб.

И вот два встречных потока: из России на экспорт – первоклассное зерно, к нам из-за границы – улучшители.

Что ни магазин, то своя пекарня. Все стремятся заработать любым способом, не вкладывая больших средств, ускоряя и тем самым нарушая традиционную технологию, используя муку подешевле. А то, что хлеб порой напоминает пластилин, мало кого волнует. В прежние времена на замес ставили только опытного тестовода, который мог без приборов, визуально, на ощупь, по аромату определить, не закислен ли хлеб... Сегодня же, когда и так в ходу низкокачественное сырьё, к изготовлению хлеба допускают случайных ремесленников. Таким всё равно: делать кирпичи, улицу мести или хлеб печь.

– Неужели государство никак не реагирует на создавшуюся ситуацию?

– Приняты «Стратегия развития пищевой и перерабатывающей промышленности РФ на период до 2020 года», Доктрина продовольственной безопасности РФ, Основы государственной политики в области здорового питания населения. Уже в нынешнем году предполагается увеличить объёмы производства диетических и обогащённых микронутриентами хлебобулочных изделий для детей, людей пожилого возраста, лиц, страдающих различными заболеваниями, проживающих в экологически неблагоприятных регионах.

Наш институт, созданный в 1932 году, тоже готов внести свою лепту в реализацию этих планов. Большинство технологий по основным сортам хлеба родилось в этих стенах. В том числе и хлеба из Белоруссии, за которым, как вы говорите, стоит очередь. 60% оборудования на отечественных хлебозаводах – наши конструкторские разработки.

В составе НИИ есть хлебозавод, который выпускает изделия высокого качества из первоклассного сырья. Он может дать москвичам 70–80 тонн первоклассной продукции – детской, лечебной, с геронтологическими характеристиками, специально для нужд вооружённых сил и космонавтов. Но… Отпускная цена такой продукции неконкурентоспособна. И плевать, что клинические испытания подтвердили высокий оздоровительный потенциал этих изделий.

Создавая лечебный хлеб (с традиционным, кстати, вкусом и ароматом), мы добавляем в него компоненты, исходя из медико-биологических требований к питанию разных групп населения. Для детворы, к примеру, это наличие белка, витаминов группы В, минеральных веществ. Включаем в рецептуру кефир, молочную сыворотку, творог. Зарубежные витаминно-минеральные комплексы чреваты аллергией, поэтому предпочитаем натуральные ингредиенты – ту же льняную, чечевичную муку.

Этот же подход действует при разработке изделий для пожилых людей, диабетиков, людей с хроническими заболеваниями почек. Наш хлеб – и это подтверждают клинические испытания – способен избавить каждого третьего, страдающего диабетом, от лекарств, помочь вернуться в трудовой строй. Казалось бы, всё здорово. Да вот беда – даже в Москве на одного диабетика производится несколько граммов целебного продукта в день. Аналогичная картина с хлебом для тех, кто страдает болезнями почек. В стране производят 100 тыс. тонн оздоровливающего хлеба в год. Реальная же потребность оценивается в 1,2–1,5 млн. тонн.

Во Франции, к примеру, есть программа обеспечения пожилых людей изделиями, учитывающими требования возраста. Обогащённый хлеб доставляют бесплатно. Наши старики об этом могут лишь мечтать. Не так давно побывал в Финляндии. Страна на первом месте в Европе по использованию ржаной муки. Для детей здесь выпускают булочки по 50 г из ржаной муки, способствующие повышению умственной активности. Наш филиал в городе на Неве разработал кексы из ржаной муки. На выставках их расхватывают, но новинку опять же нигде не увидишь.

– Так будем ли мы есть вкусный и полезный хлеб?

– Чтобы накормить страну хлебом высокого качества, требуется 10 млн. тонн зерна не ниже третьего класса. Задача вполне реальная: мы выращиваем 100 млн. тонн зерна, в том числе 50 млн. тонн пшеницы. Для начала давайте исключим использование пшеницы четвёртого класса для получения хлебопекарной муки. Пора гармонизировать нормы и качество, чтобы зерно, мука и хлеб соответствовали друг другу, вернуть обязательность государственных национальных стандартов. Пересмотреть нынешнюю систему закупок. Сегодня урожай ещё в поле, а закупщики – в основном зарубежные компании – уже всё скупили. Мы знаем, сколько хлеба нужно тому или иному региону. И не лучше ли сначала создать годовой запас, резерв добротной пшеницы для хлебопечения, а уже потом торговать?..

«Пшеница, – писал Экзюпери, – это нечто большее, чем телесная пища. Питать человека не то, что откармливать скотину. Хлеб выполняет столько назначений! Хлеб стал для нас средством единения людей, потому что люди преломляют его за общей трапезой. Хлеб стал для нас символом величия труда, потому что добывается он в поте лица. Хлеб стал для нас непременным спутником сострадания, потому что его раздают в годину бедствий. Вкус разделённого хлеба не сравним ни с чем».

Беседовал Михаил ГЛУХОВСКИЙ

Россия > Агропром > lgz.ru, 11 февраля 2016 > № 1648010 Анатолий Косован


Россия > Агропром > mirnov.ru, 10 февраля 2016 > № 1645197 Геннадий Закладной

Не мукА, а мУка

Геннадий Закладной - старейший специалист НИИ зерна и продуктов его переработки, профессор, доктор биологических наук. В институт он пришел в начале 1960-х и сразу включился в группу, которая работала над проблемой сохранности зерна. Он застал сталинских специалистов, работал при Хрущеве и Брежневе. 50 лет посвятил он, казалось бы, самому обычному, но такому необходимому продукту - зерну, но такого отношения к нему, как у нынешних предпринимателей, ему видеть еще не приходилось...

ЗЕРНО НА СВАЛКИ?

- В нашем меню хлеб по-прежнему всему голова. Мы с детства знаем, что ароматный батон - это результат труда многих людей: хлебороба, мукомола, пекаря и т.д. Что, с вашей точки зрения, самое главное в этом процессе?

- Самое главное, на мой взгляд, - сохранить зерно от урожая до урожая. Сейчас это самая большая проблема, из которой следует и беда с качеством муки, и с качеством хлеба, а в результате - ухудшение нашего здоровья.

- Уже который год Россия собирает хороший урожай пшеницы. Но что с ним происходит потом?

- К большому сожалению, мы разучились хранить зерно. Хозяйства получают дешевые субсидии на посев семян, на топливо. Они собирают неплохой урожай, а потом зерно просто выбрасывается на свалки, потому что оно портится до такой степени, что никому уже не нужно.

- В советское время даже сложно было представить, что зерно может отправиться на свалку. Что изменилось сейчас?

- В СССР была налажена вся система работы с зерном - от посева и до хлебозаводов. Все этапы были важны, но все же хранение было на особом контроле. Кампании по подготовке хранилищ к приему нового урожая начинались сразу после схода снега. Полтора месяца, с мая по середину июня, старое зерно старались реализовать или переложить в одно хранилище. В остальных шли обеззараживание, опрыскивание, побелка, и только после этого в чистые хранилища закладывалось сухое, проветренное зерно.

«АЙДА ПОЛАКОМИМСЯ!»

- Что происходит сегодня?

- Представьте, у предприятия есть 10-15 складов. Хозяин знает, что он закупит зерно только в два склада, и он в целях экономии эти два склада и обрабатывает. Положил туда зерно чистенькое, а вокруг эти ребятки шестиногие, насекомые, из соседних складов говорят: «О, новый урожай прибыл, айда полакомимся!» Система комплексной подготовки хранилищ к приему нового зерна у нас полностью разрушена. Но это еще полбеды. Самое главное - у нас потеряно знание этого процесса.

- Но ведь существуют сельскохозяйственные вузы. Почему теория не доходит до практики?

- Часто на предприятиях работают люди, очень малознающие о зерне. Иногда хозяин - владелец зерна, этого бизнеса - находится где-то на Сейшельских островах. А зерно его - на складе под Наро-Фоминском, например. И хозяин не знает, что есть насекомые, что они каждый день размножаются, что с потолка в его зернохранилище капает и зерно гниет. Каждый день он теряет свою прибыль. А если бы хозяин мог это осмыслить, был образован в этой части сельского хозяйства, наверняка бы он вложил средства, которые окупились бы отменным урожаем.

ХЛЕБ В КОНСЕРВНЫХ БАНКАХ

- В советское время для хранения зерна были выстроены элеваторы - огромные многоэтажные здания. По силам ли нынешним частникам обеспечить предприятие такими складами?

- Раньше элеваторы были из железобетона, а не из железа, как сейчас. У нынешних зернопроизводителей нет даже зерносушилок в нужном количестве, зерно гниет уже на токах. Или убирают влажное зерно, таким его отвозят в хранилища.

Какие сейчас строят зернохранилища? Те, что подешевле. Это простой металлический короб, по сути - консервная банка. Осенью днем он нагревается на солнце, а ночью, когда температура понижается, охлаждается. Теплый воздух от зерна поднимается, и на холодной крыше конденсируется влага. Все это стекает на зерновую массу. Зерно плесневеет, гниет или прорастает. За осень прорастет верхний метровый слой. Для насекомых там тоже весьма комфортные условия.

- Но ведь существуют способы специальной обработки против насекомых. Известно, что ваш институт предложил к использованию новый безопасный газ. Почему не проводится обеззараживание?

- Способы, конечно, существуют. Но в эти металлические короба не подлезешь. Как там проводить обработку? Там даже пробу зерна взять сложно, потому что смертельно опасно вскарабкаться наверх по их лестнице. У нас не отработана технология, чтобы в этих металлических конструкциях обеззараживание провести. Строить их, конечно, дешевле. Но, к сожалению, зернопроизводители не понимают, что, экономя на хранилищах, они теряют на зерне.

ОТЛОЖЕННАЯ СМЕРТЬ

- И находятся компании, которые берут порченое зерно?

- У нас много мини-мельниц, мини-предприятий крупяных, где контроль за качеством зерна налажен очень слабо. А в муке вы же не увидите: заражено зерно или нет? Содержит ли оно остатки насекомых? Там же очень мелкие фрагменты, десятые доли миллиметра.

- Перемолотые насекомые способны нанести вред здоровью?

- Конечно, это же ядовитые остатки. Дальше такая мука идет на хлеб, выпечку, макароны. Это все продукты повседневного рациона. И если ежедневно на стол к человеку попадают продукты, пораженные насекомыми, то организм будет постепенно подтравливаться. Я это называю отложенной смертью. Если результат некачественных мясных консервов не замедлит себя ждать, то вред от хлеба, зараженного личинками, мы не почувствуем сразу. Я не говорю, что весь наш хлеб отравлен, но я вижу, как хранится зерно, из которого его потом изготавливают.

- От насекомых в зерне достаточно сложно избавиться. В советское время тоже ходили слухи о муке с амбарным долгоносиком.

- Максимальный уровень насекомых, разрешенный в зерне, - 15 экземпляров на килограмм. Сейчас по стране гуляет зерно с десятками экземпляров на килограмм, а иногда и с сотнями. На предприятие иногда приезжаешь, подходишь к ленте с зерном, а насекомые по тебе уже ползут. И ничего, отдают и такую продукцию на реализацию. По-моему, вот за что нам сейчас надо бороться, хранение зерна должно стать центральным звеном в борьбе за урожай! Я уж не говорю про контроль за остаточными количествами пестицидов в зерне - там и вовсе ситуация плачевная. Если само предприятие захочет - отдаст в лабораторию. Приходится уповать только на добросовестность директоров.

- Какой вы видите выход из ситуации?

- Ничего не надо придумывать. В советское время была мощная структура по контролю за качеством и состоянием зерна. Называлась она Государственная хлебная инспекция. Практически ежедневно ее сотрудники бывали на предприятиях: отбирали пробы зерна, помогали лабораториям следить за качеством муки, заставляли руководство предприятий принимать меры. К сожалению, Госхлебинспекцию упразднили и сегодня зерно практически бесконтрольно. Есть структура - Центр оценки безопасности и качества зерна, который входит в состав Минсельхоза, к нему относится сеть лабораторий, но они в основном отбирают пробы зерна по заказу. А Государственная хлебная инспекция являлась сама, ее никто не приглашал. Во всех странах это есть: в Канаде - Зерновая инспекция, в Америке - Хлебная инспекция, а вот мы это упустили.

СПАСУТ ЛИ ЭКОФЕРМЫ?

- Сейчас появляются экофермы. Они заявляют, что выращивают зерно без пестицидов и хранят его без химической обработки от насекомых. Это возможно?

- Без химии сохранить зерно невозможно. Если вернуться совсем в далекие времена, когда у каждой семьи был амбар, где хранили зерно в мешках, то вот там зимой, когда нечего делать, перебирали эти мешки всей семьей. Вот если экологические фермы используют такой способ, то может быть. Но, думаю, сегодня вряд ли такие формы будут практиковаться. Так что лучше думать, как сделать химическую обработку безопаснее.

Ольга Терешкова

Россия > Агропром > mirnov.ru, 10 февраля 2016 > № 1645197 Геннадий Закладной


Россия > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 8 февраля 2016 > № 1642215 Виктор Евтухов

Виктор Евтухов рассказал о подробностях введения электронных продовольственных сертификатов.

В России появится электронный продовольственный сертификат, по которому нуждающиеся граждане (их категории будут определены) смогут получать от государства субсидии на покупку отечественных продуктов. Минпромторг разработал и направил в правительство Программу дополнительного питания. Поддержка нуждающихся в данном случае считается лишь составной частью масштабного комплексного плана государства по стимулированию потребительского спроса, поддержке промышленности, сельского хозяйства и торговли, подчеркнул в интервью «Российской газете» статс-секретарь, заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов.

– Виктор Леонидович, получается, вводится система адресной продовольственной помощи населению. Расскажите подробнее, как Программа дополнительного питания будет воплощаться на практике?

– По двум направлениям. Первое – с помощью субсидий – целевых денежных средств (точнее, эквивалентов денежных средств – например, баллов, бонусов) на приобретение определенных групп продовольствия в розничной торговле.

Второе – посредством организации бесплатного или льготного питания в учреждениях общественного питания. Основная задача Программы дополнительного питания – улучшить рацион тех людей, которые не могут позволить себе купить полезные для здоровья продукты. А сегодня наибольший дефицит потребления уязвимые категории населения испытывают в свежих овощах, зелени, фруктах, молочной, мясной, рыбной продукции с небольшими сроками годности.

– Как будет организована работа с претендентами на бесплатную продовольственную помощь?

– От имени семьи человек обращается с заявлением в отделения уполномоченного органа исполнительной власти на подключение к Программе дополнительного питания (ПДП). Затем проходит собеседование и проверку необходимых документов, подтверждающих его соответствие установленным требованиям для получения средств. После подтверждения статуса заявитель идет в отделение банка-участника Программы, где получает банковскую карту для начисления средств. Это и есть электронный продовольственный сертификат – обычные современные средства электронных платежей.

– В СМИ уже озвучены многомиллиардные суммы финансирования Программы – 140–200 миллиардов рублей. Так сколько денег потребуется и из каких источников?

– О точных суммах пока речи нет. Финансирование предлагается обеспечить на основе консолидации возможных источников средств со стороны государства, бизнеса и населения, включая средства федерального и регионального бюджетов, добровольного участия в финансировании Программы производителей продовольствия, оптовых и розничных операторов, а также любых юридических и физических лиц – спонсоров.

Речь идет и о привлечении средств граждан, физических лиц на принципах добровольного софинансирования своего участия в Программе дополнительного питания. Ее экономический эффект должен составить до двух и даже более рублей дополнительного роста внутреннего валового продукта на каждый рубль, вложенный в нее.

– Кто будет контролировать на федеральном уровне Программу дополнительного питания и Федеральный фонд, в который будут стекаться средства?

– Администрировать Программу будет поручено вновь создаваемой автономной некоммерческой организации «Национальный администратор Программ поддержки спроса» (АНО «НАППС»). В его задачи входит организация и осуществление операционной деятельности, взаимодействие с региональными органами власти, оператором процессинга Программы, ведение реестра допущенных в нее товаров и так далее. На региональном уровне администрированием займутся уполномоченные органы исполнительной власти.

– Что представляет собой единый общероссийский процессинговый центр?

– Правительство определит оператора центрального процессинга Программы и банка-эмитента электронных продовольственных сертификатов, причем исходя из максимально широкого охвата оператором процессинга территории страны. Уполномоченный банк формирует файлы зачисления средств, а также отчеты по списаниям средств, осуществляемым процессинговым центром.

Такая схема позволяет собирать адресную информацию о приобретаемых товарах конкретными получателями помощи, вести оперативный и достоверный мониторинг объемов и динамики потребления каждой категории отечественных продуктов, и, разумеется, спроса на них со стороны потребителей. Это, в свою очередь, позволит выявлять наиболее эффективных и востребованных производителей продуктов питания и лучших отечественных брендов.

– А как будет реализован механизм покупки товаров по сертификатам в магазинах и торговых сетях?

– Торговое предприятие, которое планирует участвовать в Программе и отпускать товары по электронным сертификатам, подключается к процессинговому центру на основании открытой оферты. В ней содержатся все организационные и технические требования, обязательные для исполнения магазином.

Далее НАППС передает в процессинговый центр перечень продукции (перечень штрихкодов с привязкой каждой позиции к Общероссийскому классификатору продукции, которая подлежит реализации через электронные продовольственные сертификаты). Затем торговое предприятие вправе продавать товары по электронным сертификатам. В момент покупки на кассе, в режиме онлайн, высвечивается сумма баллов (средств) электронного сертификата, идет проверка, какие товары можно списать за средства электронных сертификатов и нет ли среди них «запрещенных».

– А что нельзя покупать по сертификатам?

– Алкоголь, пиво, сигареты, импортные товары. Средства (баллы) с продовольственных сертификатов не могут быть обналичены в банкоматах и не должны накапливаться. По истечении месяца неиспользованные баллы будут сгорать и возвращаться в бюджет финансирования Программы.

– А автолавки и рынки могут участвовать в Программе?

– Объекты розничной торговли всех торговых форматов, то есть сетевые и несетевые магазины, рынки, мобильные, нестационарные торговые объекты вправе участвовать. Единственное требование – они должны подключаться к центральной процессинговой системе на условиях публичной оферты оператора по предложенным правилам. Никаких специальных ограничений, отборов, аккредитаций операторов розничной торговли не предусматривается и категорически не должно допускаться. Принципиально важно обеспечить участие в Программе сельскохозяйственных рынков и малых форматов торговли. Именно через них, как правило, идет сбыт продукции местных мелких и средних сельхозпроизводителей и производителей продуктов питания.

– Махинации возможны?

– Разработан действенный механизм контроля за всеми участниками Программы при их недобросовестных действиях. Для производителей, задекларировавших и реализующих продукцию, которая не соответствует требованиям по локализации, степени переработки, за первое нарушение предусматривается штраф. За повторное – дисквалификация всех товаров нарушителя.

Для торговых организаций, нарушивших правила проведения транзакций с использованием сертификатов, – штраф и дисквалификация организации из Программы. Получатели помощи, физлица, также несут ответственность за попытки обналичивания субсидий и другие махинации с использованием сертификатов. Но закончим беседу на позитивной ноте.

Государство будет иметь возможность дополнительно стимулировать потребление конкретных групп товаров, в том числе из соображений поддержки определенных секторов агропромышленного комплекса. Например, технически возможно направлять держателям продовольственных сертификатов дополнительные целевые баллы, которые можно потратить только на приобретение, к примеру, молочных продуктов, чтобы поддержать соответствующие молочные производства в каком-то регионе или группе регионов.

Россия > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 8 февраля 2016 > № 1642215 Виктор Евтухов


США. Евросоюз. Азия. РФ > Агропром > agronews.ru, 6 февраля 2016 > № 1640108 Анна Любоведская

Комментарий. Азиатско-Тихоокеанский регион лидирует в сфере органического сельского хозяйства.

Крупное исследование Grand View Research, Inc. Observes, показало, что рынок органических продуктов питания и напитков будет расти ежегодно в среднем на 15,5% в течение 2016-2020 годов. Общий объем рынка органических продуктов составит по прогнозам около 212 млрд долларов к 2020 году.

Глобальный рынок органических продуктов сильно фрагментирован, с каждым годом конкуренция на нем растет. Сейчас в этом секторе доминирует Североамериканский регион, на него приходится около половины от общего объема доходов. Доля ЕС составила 44% в 2015 году. Однако наибольший потенциал роста эксперты связывают в ближайшем будущем с Азиатско-Тихоокеанский регионом.

Недавно, по информации агентства Синьхуа, представитель Министерства торговли КНР Шэнь Даньян в числе новых направлений китайско-российского торгово-экономического сотрудничества назвал органическое сельское хозяйство. Заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский сказал корреспонденту Синьхуа, что Россия и Китай должны прилагать усилия к расширению экспорта российской экологической продукции в Китай и углублению финансового и инвестиционного сотрудничества.

— С принятием нормативно-правовой базы Россия может стать полноправным игроком мирового рынка органической сельхозпродукции. Уже сейчас мы должны прорабатывать включение данного сектора в торгово-экономическое сотрудничество России с другими странами. Наибольшим потенциалом экспорта обладают зерновые и бобовые культуры. Их урожайность при органическом земледелии снижается на 25-30%, а цена возрастает на 50-100%, — убежден Роман Гуров, Исполнительный директор Союза органического земледелия.

Органическая еда производится без пищевых добавок, красителей, ГМО, синтетических агроядохимикатов, гормонов роста, антибиотиков. По данным IFOAM, органическое сельское хозяйство сегодня практикуется в 172 странах, 82 страны имеют собственные законы в данной сфере. 16 стран в процессе разработки и принятия нормативно-правовой базы в сфере органического земледелия, в том числе и Россия.

В одиннадцати странах более 10% всех сельскохозяйственных земель — органические. Соединенные Штаты являются ведущим рынком органической сельскохозяйственной продукции с 24,3 млрд евро, за ней следуют Германия (7,6 млрд евро) и Франция (4,4 млрд евро). В 2013 году официальные данные по рынку впервые опубликовал Китай (2,4 млрд евро), что делает страну четвертой по величине на органическом рынке в мире. Наиболее высокие расходы на органические продукты на душу населения в Швейцарии (210 евро) и Дании (163 евро).

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледелия

США. Евросоюз. Азия. РФ > Агропром > agronews.ru, 6 февраля 2016 > № 1640108 Анна Любоведская


Казахстан. Киргизия > Агропром > kapital.kz, 4 февраля 2016 > № 1637044 Денис Гайворонский

Как кыргызские кондитеры завоевывают Казахстан

О том, как из маленькой кондитерской вырасти в большой бизнес рассказал Денис Гайворонский

Продавцы сладкого из Кыргызстана активно осваивают казахстанский рынок, в наших городах появляется все больше магазинов, брендированных в лилово-белых тонах. Бренд «Куликовский» развивает свою сеть в нашей стране, хотя еще совсем недавно дела в компании обстояли иначе. Новый генеральный директор решил полностью сменить концепцию компании, начиная от цвета вывесок и заканчивая меню. О том, как из маленькой кондитерской вырасти в большой бизнес, в интервью «Капитал.kz» рассказал генеральный директор кондитерского дома «Куликовский» Денис Гайворонский.

- Денис, как получилось, что человек, на первый взгляд далекий от кондитерской отрасли, стал управлять таким большим бизнесом? Чем вы занимались раньше?

- В кондитерском доме «Куликовский» я работаю в качестве генерального директора, то есть занимаюсь менеджментом. Наш кондитерский дом был основан в 1991 году семейной парой Олегом и Ильвиной Куликовыми, отсюда и название. В тот непростой год Олег Борисович вернулся из армии. Советский Союз рухнул, люди искали себя в новых сферах, думали, как и чем можно прокормить семью. Олегу всегда было интересно кондитерское дело, в свое время мама научила его печь торты. В советское время был очень популярен торт «Птичье молоко», который он с женой и стал печь дома. Сначала продавали его знакомым и друзьям, а после стали поступать заказы. Пекли этот торт в течение семи лет, а в 1997 году супруги взяли в аренду помещение, оборудовали цех, привлекли двух своих родственников в качестве сотрудников и расширили дело. Кстати, торт «Птичье молоко» по-прежнему есть в нашем ассортименте. В компании мы его называем тортом-дедушкой.

- Как вы попали в эту компанию?

- В 2011 году нас с другом пригласили в компанию в качестве бизнес-тренеров, я занимался оказанием консалтинговых услуг. Тогда в компании уже работало более 350 человек; кондитерский дом из домашней пекарни превратился в серьезное предприятие. Через несколько месяцев моей работы в качестве консультанта учредители компании предложили мне возглавить ее. Они сообщили, что достигли предела своих возможностей, поэтому им нужен был человек с прогрессивными взглядами и глубоким пониманием бизнес-процессов. Так как на тот момент у меня было два других бизнеса, нужно было взять время на раздумье. В этом кондитерском доме мне сразу понравилась корпоративная культура, построенная на командной идеологии. Думаю, из-за этого я и решил принять предложение. Условие было таким: моя заработанная плата в год будет составлять 1 сом плюс процент от прибыли. Таким образом, у меня была мотивация лучше и эффективнее развивать бизнес, так как мой доход напрямую зависел от прибылей компании.

- Вы как Стив Джобс, у него ведь тоже была заработная плата в 1 доллар…

- Я создал для себя западную систему мотивации, а Джобс для меня – бизнесмен, идеология которого мне близка. Во многих вопросах я действую по его принципу: «Безумцы, уверенные, что смогут изменить мир, на самом деле меняют его». Я стараюсь привить эти принципы всем топ-менеджерам компании.

- Как изменилась компания после вашего прихода?

- Когда я пришел в компанию, то в первую очередь провел ребрендинг. Раньше компанию знали как «Куликовский торт», а фирменный стиль бренда был оформлен в желто-красных тонах. Упаковка была непривлекательной, еще формата советских времен. Передо мной стояла задача изменить все полностью, модернизировать компанию.

- Ассортимент это как-то затронуло? Или были только внешние изменения?

- Да, изменения коснулись и ассортимента. Мы его расширили. Я пригласил кондитера из Франции Клода Менара, чтобы он нам помог в этом деле. Конечно, было сложно. Я уговаривал его полгода, ведь он не простой человек во Франции – Клод был личным кондитером у Патрисии Каас.

Вообще, я делю компанию на периоды «до» и «после».

- Где проходит граница?

- «До» – это основа, то, что было сформировано до 2012 года, а «после» – это уже компания, которая претерпела реорганизацию.

- Как клиенты отреагировали на новшества? Какова была обратная реакция?

- Так как мы стали использовать в производстве более качественные, исключительно натуральные ингредиенты, это привело к повышению цен и снижению продаж на 30%. Среди клиентов стали ходить слухи, что компанию продали то ли казахстанцам, то ли россиянам. «Что вы сделали? У вас новый шеф, у него дурная голова!» – это то, что мы слышали чаще всего. Потребителей пугала новая цена, некоторые клиенты стали отказываться от продукции. Первый год реформ был самым сложным, нас шатало из стороны в сторону, все было против меня.

Но я считаю, что изменения не могут происходить без каких-либо сложностей. В любом случае надо было пережить и переждать все возникшие трудности. Нужно просто переждать момент.

Цена вопроса

- Вы подсчитывали, сколько средств ушло на эту трансформацию?

- Ребрендинг мы провели 1 ноября, готовиться начали к нему еще с лета. Наши общие затраты составили более $120 тыс., сюда не входили операционные расходы, которые сложно посчитать.

- Сколько всего средств было вложено в развитие компании с момента вашего прихода? Были ли это собственные средства или деньги инвесторов или партнеров?

- За три года мы инвестировали в развитие компании более $3 млн, так как нам было необходимо произвести модернизацию оборудования, чтобы улучшить качество наших десертов, построить новый цех. Копить деньги «под подушкой» и ждать, когда их будет достаточно, – это несерьезно, поэтому на модернизацию мы взяли кредит в коммерческом банке. Таким образом, мы вложили собственные средства в развитие, не привлекая инвесторов. Деньги пошли на строительство цехов, покупку европейского оборудования, строительство морозильных складов, обновление автопарка. Нужно учитывать, что есть инвестиции не только капитализационного уровня. Например, мы запустили корпоративный университет – наши сотрудники постоянно повышают свою квалификацию через тренинги и семинары, так как для развития производства нам нужны высококвалифицированные кадры.

- То есть к вам может прийти человек и сказать «хочу у вас работать, научите» и вы возьметесь?

- Да, так можно, но для этого ему придется пройти серьезный конкурсный отбор. Мало того, что мы обучаем своих сотрудников, мы еще взяли под шефство местный кондитерский лицей. К сожалению, уровень образования у нас не самый высокий, государство сейчас не способно развивать его на должном уровне. Студенты проходят практику у нас на производстве, мы выявляем лучших из них, назначаем им стипендию и по итогам окончания учебы они приходят к нам на работу. За счет такой системы мы увеличили штат компании за последние три года на 150 человек, создав таким образом больше рабочих мест.

Новые земли

- Выход бренда на казахстанский рынок был одним из шагов реформаторского плана?

- Когда в 2012 году я пришел в компанию, в ней царил организационный хаос. Я много встречал таких компаний. Их я называю «тусовкой» или «фазендой».

- Это что за «термины»?

- Сейчас объясню. «Фазенда» к нашему отечественному бизнесу подходит больше всего. Это бизнес, который расфокусирован. В штате состоят в основном родственники, дяди, тети, и весь этот бизнес живет какой-то своей жизнью. Нет стратегии, нет долгосрочных планов. Да, такие компании стараются, что-то делают, но это все настолько шаблонно, что не дает практически никакого эффекта. А если и дает эффект, то он не уникальный, а позволяет только кого-то копировать. Мое мнение таково: трайбализм не позволяет бизнесу высокоэффективно развиваться и внедрять новые идеи. Когда я пришел в компанию, поставил условие: всю эту «тусовку» я реформирую и создам сильную команду, чтобы построить эффективную компанию с четким планом. Я объяснил учредителям необходимость такого подхода. Да, были слезы, паника, увольнения, но этот период нужно было переждать. В последующие два года несколько раз вставал вопрос о моем увольнении, так как люди боялись перемен, они просто не были к ним готовы.

- Когда все наладилось?

- Все пошло на лад, когда реструктуризация стала давать свои плоды. Я часто замечаю, как нашим компаниям не хватает времени, сил и терпения переждать такой переломный момент, когда происходит столько перемен. Это как наркотик. Я стал собирать всех топов с собственниками, и мы устраивали мозговой штурм. Через месяц мы определили пять целей. Первой целью было создание дочернего представительства в России, второй – занять 20% кондитерского рынка Алматы, третьей – построить новый цех, который будет способен производить 300 тонн продукции. Остальные пункты касались финансовой части. К концу этого года мы будем подводить итоги. Часть из того, что планировали, нам удалось достичь раньше.

- Я знаю, что вы очень активно расширяете сеть. Например, будете открывать магазины в Китае, уже открыли в Москве и нескольких городах Казахстана. С какими сложностями вы столкнулись при выходе на новые рынки?

- Выходить на другие рынки очень сложно. Необходимо много средств, и дело тут не в том, что нужны затраты на маркетинг, а в том, что нужно вкладывать средства в развитие своего продукта. Если наши десерты будут качественными, то нам не придется кричать об этом на каждом углу или расхваливать их неправдивой рекламой. Клиент сам оценивает качество, и если он осознает, что это хороший продукт, то будет приходить за ним снова и снова. Можно пойти другим путем: экономить на сырье, производить низкокачественный продукт, но вложиться в рекламу. Но это бесполезная стратегия, потому что люди могут отличить качественный продукт от плохого. В конечном итоге покупатель полюбит качественный продукт, а не красивую упаковку. Это как с молоком…

- А что с ним?

- Давайте будем честными: молоко со сроком хранения более двух недель – это уже не молоко, а молочный продукт, в изготовлении которого задействованы какие-то химические элементы, стабилизаторы и консерванты. Можно использовать природные стабилизаторы, но их стоимость высока. Поэтому производители используют более дешевые аналоги, которые накапливаются в организме человека и не очень хорошо на него влияют. Такие искусственные стабилизаторы добавляют в молоко, чтобы увеличить срок его хранения.

- Раз уж зашел разговор о продуктах, где вы их приобретаете, как отбираете?

- Здесь мы используем две модели отбора. Первая – это экономическая, то есть поставщиков продукции мы отбираем по принципу тендера. Вторая – по качественному принципу. На территории завода у нас есть собственная лаборатория, где специалисты проверяют все сырье, которое поступает к нам на производство. Например, муку заказываем из Казахстана, сахар – из Беларуси, молоко, масло и животные сливки – кыргызстанские. Настоящий немецкий качественный шоколад Lubecaмы привозим из Германии. Воду используем кыргызстанскую – она богата минералами. На территории завода есть две собственные скважины, которые обеспечивают нас чистой водой.

- Качество продуктов и определяет ценовой сегмент?

- На рынке Кыргызстана наша продукция рассчитана на сегмент средний и выше среднего. В стоимость продукции уже заложены все налоги, сырье и ручной труд. Несмотря на модернизацию оборудования, наши торты собирают вручную. Невозможно взять натуральные яйца и животные сливки, поместить их в аппарат, который «напечатает» вам торт. Когда мы вышли на рынок Казахстана, то поняли, что заняли долю рынка в средней ценовой категории. Как оказалось, стоимость продукции в Казахстане высокая не из-за дорогой себестоимости производства, а потому что на рынке наценка составляет больше 70%.

- Как насчет заморозки? Продукцию из Бишкека в другие точки везете замороженной?

- Европейцы говорят, что лучший консервант в мире – это холод. И это единственный консервант, который мы используем. Помните, еще наши бабушки и мамы хранили сливочное масло в морозильнике. По мере надобности его доставали, размораживали и употребляли в пищу. Животный белок, который находится в молоке, не меняет своей структуры, если его заморозить и разморозить. Тот белок, который был создан химическим методом (пальмовое масло, трансжиры), при разморозке меняет свою молекулярную структуру. Если их добавить в торт, то при разморозке они превращаются в кашу.

- Сказалась ли нынешняя экономическая ситуация на вашей компании и конечных ценах на продукцию?

- Да, сказалась на рентабельности. Если в 2014 году она составляла 20%, то по итогам 2015 года – 14-15%. Я всегда говорю, что кризис – в головах. Экономика любой страны держится на производстве, а производственным компаниям всегда есть где развернуться. Кризис есть, он ощущается, но если мы все начнем паниковать, то лучше не станет. Нужно искать другие пути развития, другие варианты выхода из ситуации. Надо уметь видеть возможности вокруг. Я, в принципе, рад тому, что сейчас наблюдается экономический кризис, так как он заставит снять розовые очки и начать двигаться. Если это осознать, то можно преодолеть любой кризис, ведь если будет развиваться бизнес, то будет процветать и страна.

Казахстан. Киргизия > Агропром > kapital.kz, 4 февраля 2016 > № 1637044 Денис Гайворонский


Россия > Агропром > agronews.ru, 3 февраля 2016 > № 1636945 Василий Сысуев

Комментарий. Семеноводство – «дело государево».

Василий СЫСУЕВ, директор ФГБНУ «НИИСХ Северо-Востока», академик

«Крестьянские ведомости» на днях опубликовали репортаж с Всероссийского агрономического совещания, на котором директор департамента растениеводства Минсельхоза РФ Петр Чекмарев обратился к участникам: «Особое внимание необходимо уделить семенам, вы должны засыпать и просыпаться с думой о семенах. На 28 миллиардов рублей закупили за границей семян! Уважаемые ФАНО, селекционеры, проанализируйте свою работу. Мы проигрываем в конкуренции Западу».

27 января состоялась III Международная научно-практическая конференция «Целебная сила ржи: современные решения селекции, производства, переработки и использования озимой ржи». Стержневым был доклад директора ФГБНУ «НИИСХ Северо-Востока» академика Василия Сысуева «Концептуальные направления развития научно-инновационного проекта «Рожь России». Ученый передал его «Крестьянским ведомостям».

Это ответ главному агроному Минсельхоза РФ и в то же время повод подумать штабу аграрной отрасли: почему обращения НИИСХ Северо-Востока к четырем министрам сельского хозяйства РФ (трем бывшим) по проблемам озимой ржи, ее целебным свойствам оставались и остаются без какого-либо решения?

Начну с цитаты Жан-Жак Руссо «Единственное средство удержать государство в состоянии независимости от кого-либо – это сельское хозяйство. Обладай Вы хоть всеми богатствами мира, но, если Вам нечем питаться – вы зависите от других…».

Россия располагает всеми стартовыми ресурсами для превращения в передовую сельскохозяйственную державу мира. В решении продовольственной проблемы главная роль принадлежит зерну как социально наиболее важному продукту. От уровня развития зернового хозяйства в непосредственной зависимости находятся все отрасли животноводства. Именно эти обстоятельства выдвигают рожь в разряд стратегических продовольственных культур.

Однако мы все говорим о важнейшей роли «южных культур»: пшеницы, риса, сои, кукурузы, а о «царице» северных территорий и в целом России – озимой ржи, лучшей культуре по зимостойкости и устойчивости к эдафическим факторам среды, необоснованно замалчиваем. Динамика валового сбора пшеницы растет, а озимой ржи — наоборот падает.

Негативное отношение ко ржи обычно объясняется более низкой урожайностью. Но известно, что, расширяя площади под пшеницей, специалисты отводят ей лучшие земли и вносят больше удобрений. Иначе пшеница урожая не даст и затраты не окупит. Озимая рожь в основном высевается на худших почвах, под нее недостаточно вносится минеральных удобрений. В сравнимых условиях рожь способна дать более высокий урожай, чем пшеница.

Рожь имеет самый высокий страховой потенциал, относительно низкие прямые затраты, ее по праву считают культурой невысокого экономического риска. На примере Кировской области можно видеть, что рожь, даже по сравнению с яровыми, наименее материалоемкая культура. В среднем за последние четыре года ниже затраты на минеральные удобрения и химзащиту. Себестоимость производства озимой ржи – 4,26 руб., что ниже пшеницы на 1 руб. А урожайность озимой ржи в среднем за четыре года составила 17,7 ц/га (яровых – 17,2).

С сожалением отмечаем, что эта культура предается забвению. С 1990 г. в пять раз сократились площади ее посева. Разница в цене продовольственной ржи (4,86 руб.) по сравнению с пшеницей (6,14 руб.) оказывает решающее влияние на динамику ее посевов. Расчеты показывают, что при существующем диспаритете цен производство ржи является невыгодным даже при урожайности 40 ц/га. Поэтому необходимо пересмотреть ценовую политику в отношении ржи, посредством которой она с наших полей вытесняется. В странах Европы цена на хлебопекарную рожь равна или близка к цене хлебопекарной пшеницы.

В два раза уменьшилась доля хлеба, вырабатываемого с использованием ржаной муки. Население страны, потребляя батончики и сдобные булочки — пустой мертвый хлеб из пшеничной муки тонкого помола с улучшителями и наполнителями, все больше подвергается ожирению. Наукой доказано, что добавка витаминов не воссоздает те свойства натуральных витаминов, которых лишился продукт во время переработки. От избыточного веса страдает каждый пятый житель нашей страны. За последнее 20-летие ожирение детей увеличилось на 50%. Люди болеют сердечно-сосудистыми и онкозаболеваниями, не получая в достаточной мере клетчатку и витамины групп В и Е, что больше всего имеется в ржаном хлебе из муки грубого помола.

Для россиянина хлеб веками отождествлялся с рожью. Она кормила, спасала от голода и болезней, сохраняла силу и здоровье нации. Для русского человека Родина была связана с кусочком ржаного хлеба. Слова «Рожь» и «Русь» неотделимы.

Сегодня практически не стало настоящего ржаного хлеба из муки грубого помола. Это является одной из причин обострения проблем, связанных со здоровьем человека, в том числе молодого поколения. Известно, что в странах Западной Европы ржаному хлебу уделяется особое внимание. ЮНЕСКО признало ржаной хлеб мировым культурным наследием. Даже Эстония объявила 2015 год «Годом ржи». В это время Россия, для которой рожь является частью культурного и национального наследия, теряет свою вековую культуру.

Наши многократные попытки обратить внимание руководителей заинтересованных министерств и ведомств на стратегическую и самую приспособленную к условиям многих регионов страны зерновую культуру, максимально использовать ее многофункциональное значение – остаются без внимания! На многочисленных дискуссионных площадках говорим правильные слова, разрабатываем программы, предлагаем создать кластеры, пишем резолюции, но не находим понимания и поддержки, чтобы вывести эту культуру из глубокого кризиса. Наши обращения к четырем министрам сельского хозяйства РФ (трем бывшим) по проблемам озимой ржи, ее целебным свойствам оставались и остаются без какого-либо решения.

В увеличении производства и эффективного использования зерна, важнейшую роль играет селекция. Начало селекции озимой ржи было положено на Вятской земле 120 лет назад под руководством академика Н.В. Рудницкого. Позднее селекционную работу с рожью развернули на знаменитой Шатиловской станции под руководством академика П.И. Лисицина, на Харьковской – академика В.Я. Юрьева и в других регионах страны.

Уникальные почвенно-климатические условия Северо-Восточного региона позволяют создавать высокозимостойкие, урожайные и пластичные сорта ржи с широким диапазоном устойчивости к абиотическим и биотическим стрессорам. Был создан знаменитый сорт озимой ржи Вятка, первый в России сорт — миллионер по занимаемым площадям. Ареал его распространения в свое время охватывал все регионы страны от Архангельска до Астрахани, с западных границ — до Сахалина. Максимальная площадь его посева была и остается рекордной – более 7 млн га, т.е. третья часть всех площадей ржи Советского Союза. Сорт был востребован в производстве более 70 лет и послужил исходным материалом для создания 10 новых сортов.

Сейчас по рейтингу сортов в числе лидеров стоит сорт ржи Фаленская 4 селекции НИИСХ Северо-Востока, в родословной которого заложена выносливость сорта Вятка. Фаленская 4 сочетает высокую приспособленность к неблагоприятным условиям, зимостойкость и стабильную урожайность с устойчивостью к полеганию и прекрасными хлебопекарными качествами.

Посевные площади озимой ржи в России, как стратегически значимой и страховой культуры, почти на 100% заняты сортами отечественной селекции, что свидетельствует о конкурентоспособности достижений российских селекционеров. Сорта создаются при более чем скромных расходах бюджетных средств на аграрную науку по сравнению с зарубежными коллегами. Поразительно, что в таких условиях наши сорта пока способны конкурировать с иностранными по основным качественным и количественным показателям. Но изменяющиеся условия климата, высокотехнологичные методы селекции западных партнеров, требуют от наших селекционеров создания качественно новых сортов и гибридов озимой ржи.

При определенных успехах селекционной работы серьезные проблемы стоят в семеноводстве, которое было и должно быть всегда «делом государевым». А что на деле — нет до сих пор закона, теряются (и уже потеряны) элитопроизводящие хозяйства. Функции размножения семян берут на себя научные учреждения, не получая при этом финансовой поддержки государства. Не предусматривается выделение субсидий и возмещение затрат при стихийных явлениях, вызывающих гибель семеноводческих посевов. На поддержку и восстановление материально-технической базы селекции и оригинального семеноводства уже более 25 лет (!?) не выделялось ни рубля на капитальные и текущие ремонты. Техника и оборудование семеноводческих хозяйств морально и физически устарели. Разрушена нормально действующая семеноводческая система. Сортообновление носит стихийный характер. Низкие цены на зерно ржи сдерживают внедрение новых сортов.

Сегодня для действительного импортозамещения должны решаться вопросы не передела собственности между ведомствами, а их скоординированная работа с целью получения эффективного результата. Необходим государственный план-заказ на производство оригинальных семян!

Проблемы производства зерна ржи связаны с отставанием от прогрессивных технологий возделывания. В настоящее время биологический потенциал созданных и внедренных в производство сортов используется в лучшем случае на 30-50%. При потенциальной урожайности 5-6 т/га в хозяйствах Северо-Востока получают всего 2-2,5 т/га. Только благодаря организационным мероприятиям, соблюдению требуемой технологии можно практически удвоить объем производимого зерна ржи. Региональные технологии должны быть ориентированы на получение зерна по низкозатратным или интенсивным технологиям, а также с учетом экологизации производства.

Потепление климата, нарушение культуры земледелия, недостаточное использование фунгицидов провоцируют распространение опаснейшего заболевания — спорыньи, которая оказывает отрицательное влияние на качество семян, продовольственного и фуражного зерна.

Для решения существующих проблем требуется целенаправленная государственная поддержка. Необходимо достойно финансировать сельскохозяйственную науку, развитие земледелия и всего сельского хозяйства!

Важный фактор развития АПК – использование не вовлеченных в сельское хозяйство почти 45 млн га пахотных земель. Для этих целей планируется расширение площадей под масличными культурами. Однако при разработке залежных земель первая роль в севообороте должна быть отведена озимой ржи, как ключевой культуре в восстановлении заброшенных земель.

Учитывая исключительную значимость озимой ржи в обеспечении продовольственной безопасности страны, по инициативе Научно-исследовательского института сельского хозяйства Северо-Востока им. Н.В. Рудницкого более 10-ти лет назад была разработана и осуществлялась до 2011 г. совместно с ведущими российскими научными учреждениями Межотраслевая научно-техническая программа Россельхозакадемии «Рожь». Эта Программа способствовала научному развитию проблемных вопросов селекции, производства и переработки озимой ржи. В научных учреждениях страны достигнуты положительные результаты по разным направлениям.

Несмотря на достаточное количество научных разработок, рожь пока не нашла широкого применения, особенно в питании человека, в области кормопроизводства и кормления сельскохозяйственных животных.

Наука многократно заявляла, что сегодня для страны крайне необходима эффективная государственная программа «Рожь России», которая объединит вопросы селекции, семеноводства, производства и переработки зерна, хлебопечения, широкую просветительскую работу с населением о значении целебной силы зерна ржи, что позволит значительно увеличить объемы производства и потребления полноценного ржаного хлеба для сохранения здоровья человека.

На Ваше обсуждение выносим основные приоритетные концептуальные направления проекта Программы для обеспечения устойчивого производства и многофункционального использования озимой ржи.

Не имея возможности полностью раскрыть все направления проекта программы, остановлюсь на некоторых из них. Например, селекционный блок требует развития следующих направлений:

селекция на экологическую адаптивность (зимостойкость, кислото- и алюмоустойчивость, засухоустойчивость);

селекция на скороспелость, устойчивость к полеганию и прорастанию зерна в колосе;

селекция на устойчивость к основным болезням;

селекция на улучшение технологических и хлебопекарных качеств зерна, повышение его питательной ценности и усвояемости;

селекция специализированных сортов для оздоровительного питания с повышенным содержанием биоактивных соединений – пищевых волокон и микронутриентов;

селекция на пригодность зерна для производства продуктов переработки (спирта, солода, сиропа, крахмала, фармацевтических препаратов и др.).

Разработка и уточнение сортовых технологий производства зерна ржи:

корректировка сроков посева озимой ржи с учетом изменяющегося климата;

интегрированный подход к профилактике и защите посевов от вредителей и болезней;

поиск технологических приемов, направленных на производство зерна целевого качества;

сравнительная экономическая и энергетическая оценка новых сортов и сортовых технологий.

Уважаемые коллеги, надеюсь на продуктивное обсуждение, конкретные предложения по доработке и реализации проекта Программы. Мы уверены, что рожь способна обеспечить внутренние потребности и достойно представить страну на мировом рынке с конкурентоспособной продукцией.

Приоритетные направления

table1

Россия > Агропром > agronews.ru, 3 февраля 2016 > № 1636945 Василий Сысуев


Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 1 февраля 2016 > № 1633643 Александр Рыбаков

Комментарий. Укрощение строптивого крестьянина.

Сельский предприниматель из Вологодчины Игорь Герасимовский заявил «Крестьянским ведомостям»: «У меня нет уверенности в завтрашнем дне – чиновничий беспредел губит на корню мои начинания».

Год назад, 12 февраля, когда на улице вовсю кружила метель, отставной военный Игорь Герасимовский из Кирилловского района Вологодчины зарегистрировался индивидуальным предпринимателем в межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №5 по Вологодской области и поставлен на налоговый учет в качестве главы крестьянского хозяйства. Радости не было предела. Наконец-то, при деле – мог на законных основаниях заняться выращиванием скота и переработкой мяса в пельмени и котлеты. После регистрации КФХ Герасимовский закупил за счет кредита (1 млн руб.) Фонда поддержки предпринимательства шесть бычков, 20 овец, 100 кроликов, гусей и кур, которых разместил во дворе.

Первого марта 2015 года для обеспечения кормовой базы рачительный хозяин арендовал у компании «КХ «Дуброва» два земельных участка (19,6 и 10,4 га) в неудобье, в лесном массиве у деревни Дуброво, куда в распутицу на тракторе с трудом проедешь. Ранее эти участки использовались для выгула скота, но, поскольку скотины было еще маловато, то эти участки не потребовались. Да и хватало хлопот при строительстве цеха переработки мяса.

17-18 июля Управление Россельхознадзора по Вологодской области провело плановую выездную проверку компании КХ «Дуброва». Госинспектор отдела земельного надзора г-жа В.М. Позднякова провела осмотр арендованных Герасимовским участков и установила, что они не используются по назначению, то есть для сельхозпроизводства – на них не проводятся обязательные мероприятия по защите сельхозугодий от зарастания сорняками. Другими словами – нарушаются п.п. 1, 3 ч.1 ст. 13, ст. 42 Земельного кодекса РФ. Когда Герасимовскому сказали об этом, он разгневался:

– При регистрации в феврале 2015 года в качестве индивидуального предпринимателя и главы КХ мне разъяснили, что в течение трех лет у меня не будут проводиться плановые проверки! Кроме того, меня не уведомили о проверке. Насколько мне известно, поручения прокурора на проведение внеплановой проверки или согласования с органом прокуратуры внеплановой проверки в отношении меня не было. Поэтому заявляю: Управление Россельхознадзора нарушило положения п. 1 п. 8, п. 12 ст. 9, п. 5 ст. 10 Федерального закона от 26 декабря 2008 года №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении госконтроля (надзора) и муниципального контроля». Также нарушен уведомительный порядок проведения проверки, осмотр участков был проведен без моего участия.

Но проверяющую это нисколько не смутило. 26 августа постановлениями №35-05/060 и №35-05/061 замруководителя Управления Россельхознадзора по Вологодской области нереализовавшийся сельский предприниматель был привлечен к административной ответственности по части 2 ст.8.7 Кодекса РФ об админправонарушениях – штрафу в размере 100000 рублей. Были выданы предписания об устранении нарушений до 1 октября 2015 года.

– Придя в себя, 31 августа после получения почтовых отправлений надзорной службы я расторг с компанией КХ «Дуброва» договор аренды участков и копии актов приема-передачи участков отправил почтой в Управление Россельхознадзора, – рассказал Герасимовский спецкору «Крестьянских ведомостей». – 19 октября в отношении меня был составлен акт о противодействии проведению проверки, а затем предложено явиться 24 ноября для составления протокола о привлечении к административной ответственности по части 2 ст. 19.4.1 КоАП РФ в город Белозерск (хорошо не в Вологду или в Москву!).

Загоняло Управление Россельхознадзора строптивого крестьянина! Как буд-то надзорному органу больше делать нечего и ему неведомо о бесхозяйственном использовании, вернее, неиспользовании сотен и даже тысяч гектаров земель крупными сельхозорганизациями.

– В связи с истечением сроков для уплаты штрафов надзорная служба пригласила меня 1 декабря для составления протокола об админнарушениях, предусмотренных уже частью 1 ст. 20.25. КоАП РФ, то есть с намерением взыскать штраф в двойном размере! – продолжил рассказ потерпевший. – Для уплаты штрафа мне придется продать скот, но этих средств не хватит, чтобы вернуть кредит. Разве нашему государству выгодна такая ситуация?

Свои проблемы Игорь Герасимовский изложил в письме 1 декабря 2015 года прокурору Вологодской области С.Н. Хлопушину. Тут пошла неизбежная переписка. «Череповецкому межрайонному прокурору Бородиной И.М. На основании…направляю Вам для рассмотрения обращение Герасимовского И.Л. О результатах прошу уведомить заявителя. Начальник отдела по надзору за исполнением федерального законодательства Р.С. Шиганов». «Начальнику…Шиганову Р.С. Возвращаю в Ваш адрес как ошибочно направленное обращение ИП Герасимовского И.Л. по вопросам нарушения законодательства при реализации надзорных полномочий Управлением Россельхознадзора по Вологодской области. Прокурор И.М. Бородина».

Лишь 11 января 2016 года начальник отдела по надзору за исполнением федерального законодательства Р.С. Шибанов ответил сельскому предпринимателю И.Л. Герасимовскому: «В ходе рассмотрения изложенные в обращении факты нашли свое подтверждение. Установлено, что… Управлением (Россельхознадзора) проведена плановая проверка в отношении крестьянского фермерского хозяйства «Дуброва» на предмет соблюдения законодательства при использовании земельного участка. Как показала проверка, указанный земельный участок по договору аренды предоставлен Вам.

Вместе с тем вопреки требованиям ст. 10 Федерального закона от 26.12.2008 №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» должностным лицом Управления без согласования с органами прокуратуры незаконно организована и проведена в отношении Вас внеплановая проверка, по итогам которой необоснованно выдано 2 предписания об устранении выявленных нарушений закона.

В связи с этим в настоящее время решается вопрос о внесении руководителю Управления Россельхознадзора по Вологодской области представления об устранении указанных нарушений, а также о привлечении виновного должностного лица к административной ответственности по ст. 19.6.1 КоАП РФ».

24 января спецкор «Крестьянских ведомостей» позвонил фермеру и поинтересовался: что изменилось после ответа прокуратуры Вологодской области?

– Да ничего. Прокуратура показала видимость борьбы, а у меня по-прежнему арестованы все счета, висит штраф в 200 тыс. рублей, а мне еще возвращать кредит 1 млн рублей.

На вопрос, почему не обратился к грантовой поддержке, Герасимовский, замявшись, ответил:

– То же самое советовал мне и председатель Вологодского отделения Аграрной партии России, член ЦС АПР Николай Шавалдин, но я не подумал об этом серьезно, да и не знаю, с какого боку подойти, слышал, много бумаг надо оформлять, а как потом деньги возвращать…

О своих проблемах фермер поведал Шавалдину, который информировал о них председателя АПР, замдиректора АККОР Ольгу Башмачникову. В итоге все материалы оказались у «Крестьянских ведомостей». Передавая их, Башмачникова отметила: «Несправедливо с человеком обошлись. Попраны все законы. Мы будем писать обращение в Минсельхоз о правомочности таких действий».

Шавалдин в интервью радиостанции «Эхо Вологды» гневно раскритиковал произвол чиновников, ставящих подножку сельскому предпринимательству. Комментируя происшедшее «Крестьянским ведомостям», Николай Павлович подчеркнул: «Управление Россельхознадзора по Вологодской области прошлось, как бульдозер, по хозяйству начинающего фермера. Надо на таких примерах бороться с теми, кто мешает развиваться сельскому бизнесу России. И я обязательно расскажу об этом негативном случае на ближайшем съезде АПР».

Конечно, нужна инвентаризация угодий – в стране не используется более 56 млн га земель сельхозназначения. Надо прижать лендлордов – новых помещиков, но начинающие фермеры при чем – они к работе только подступаются. На 26 съезде фермеров России президент АККОР Владимир Плотников прямо заявил: хаос царит в земельном вопросе, причем организованный и управляемый коррумпированной бюрократией. Земельные доли, которые получили еще в начале 1990-х, в основном так и не выделены. И первый вопрос, на который нужно дать ответ – кому реально принадлежит земля? Необходимо установить и обнародовать имена конечных бенефициаров – физических лиц, фактических собственников земель. Зачастую не без оснований они прячутся за вывесками АО, фирм, компаний, банков, уходят в оффшоры.

В конце разговора Игорь Герасимовский попросил не делать из него мученика. А когда автор строк ответил, что таких, как он, в России полно, предприниматель воскликнул: «Так, о чем думают наверху, надо решать вопросы поддержки начинающих фермеров с самых высоких трибун, нельзя молчать!».

– Через две недели, 11-12 февраля, в Москве состоится 27 съезд АККОР. Если бы были делегатом съезда, что сказали с трибуны? – предложил я Герасимовскому.

– Минсельхоз России настойчиво ищет пути импортозамещения сельхозпродукции, а в это время находятся чиновники, которые рубят сук, на котором сидит село – сельский бизнес. Прежде чем принимать решения, надзорным органам необходимо тщательнее вникать в дела крестьянских, фермерских хозяйств, а не так — сходу наказывать ни за что. Так мы будем топтаться с обеспечением отечественными продуктами до скончания века.

Я благодарен Аграрной партии России, в первую очередь, председателю Вологодского регионального отделения АПР Николаю Павловичу Шавалдину за то, что принял горячее участие в моей судьбе. Тем не менее, близится весна, надо закупать мясорубку, холодильное оборудование, а у меня нет средств на это, нет и уверенности в завтрашнем дне…

«Крестьянские ведомости» будут следить за развитием событий на этой вологодской ферме.

О грантах для начинающих фермеров и семейных ферм

P.S. Поскольку многие селяне имеют слабое представление о грантовой поддержке, на сайте АККОР о ней есть подробная информация. Размеры грантов в регионах разные. Согласно постановлению правительства Вологодской области от 19.03.2013 N 278, «максимальный размер гранта в расчете на одного начинающего фермера составляет 1,5 млн рублей. Расходование гранта осуществляется в течение 18 месяцев со дня поступления средств гранта в полном объеме на счет главы крестьянского (фермерского) хозяйства…и в соотношении не более 90% за счет бюджетных средств и не менее 10% за счет собственных средств крестьянского (фермерского) хозяйства».

Грант на развитие одной семейной фермы в среднем в регионах составляет около 5 млн рублей. По Госпрограмме развития АПК Вологодской области на 2013-2020 годы на поддержку начинающих фермеров в 2014-2015- 2016 выделялось и будет выделяться по 10,5 млн рублей, на развитие семейных ферм — 20,15 млн. Прямо скажем, в сравнении с другими регионами не густо. Например, согласно сообщению Молочного клуба АККОР, в Башкортостане общая сумма средств, направленная в 2015 году на развитие семейных животноводческих ферм, увеличилась в 1,8 раза и составила 194 млн рублей.

Недавно министр сельского хозяйства А. Ткачев заявил, что грантовой поддержке будет уделено усиленное внимание. По данным Минсельхоза РФ (на 15 января с.г.), объем финансирования из федерального бюджета программ поддержки начинающих фермеров и семейных ферм (с учетом сокращения на 10%) в 2016 году составит 8276,31 млн рублей. Планируется, что гранты получат 2716 начинающих фермеров, 677 семейных животноводческих ферм, не менее 45 сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Это намного больше прошлогоднего уровня.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 1 февраля 2016 > № 1633643 Александр Рыбаков


Россия. ЦФО > Агропром > gazeta.ru, 29 января 2016 > № 1629502 Аркадий Новиков

«Где мы — и где пармезан»

Ресторатор Аркадий Новиков о московской моцарелле и других импортозамещенных сырах

Анна Лозинская

«Стиль жизни» поговорил с ресторатором Аркадием Новиковым о московской моцарелле, буррате, страчателле, качотте, рикотте и других особенностях импортозамещения.

Новиков был первым, кто открыл в Москве приличный рыбный ресторан: его «Сирена», спрятавшаяся в укромном уголке на Большой Спасской, работает с 1992 года, когда еще никто не помышлял о будущем ресторанном буме. Он приучил Москву есть рукколу с креветками и авокадо и отучил вытирать губы скатертью. У одного из самых успешных рестораторов России более 50 ресторанов, в том числе в Дубае и Лондоне, и он не собирается останавливаться.

В прошлом году он накормил Москву мясом: в его #Fарш на Никольской выстраиваются очереди за бургерами; название ресторана «Рыбы нет» намекает на хорошее мясо — но рыба все равно будет, только в другом месте. Сейчас на очереди сыр: на территории Бадаевского завода Новиков открыл семейный ресторан «Сыроварня» — с пиццей, брускеттами, равиоли и — куда ж без них — котлетами из индейки с картофельным пюре. Но котлеты не главное. Главное — пять видов свежих сыров, которые готовят здесь же. Те, кому надоело ругать белорусскую моцареллу, могут попробовать московскую. А вместе с ней — буррату, страчателлу, качотту и рикотту.

— Все дело в импортозамещении и волшебном слове «сыр»?

— В том числе. Но не только, конечно. Во-первых, я люблю сыр. Моцарелла и буррата — те виды сыров, которые я ем чаще всего, наверное. Во-вторых, идея импортозамещения действительно актуальна. В-третьих, место: это же бывший Бадаевский завод, где готовили пиво, и я, в принципе, хотел там сделать что-то связанное с приготовлением, цех какой-то. Оттуда и пошло все.

— Сложно было найти поставщиков молока?

— Сложно. У нас до сих пор рваные поставки: хорошего молока в России мало. Не знаю почему. Может, не то едят, может, не там живут, не там спят… Говорят, климат не тот — но в Финляндии климат не лучше, тем не менее молоко есть.

— Почему у вас только мягкие сыры?

— Более твердые тоже будут: мы строим несколько холодильников для выдержки. Но большой ассортимент делать не будем, потому что это бессмысленно. Невозможно делать все. Мы будем специализироваться на том, что у нас получается, том, что больше востребовано.

— Приличный пармезан был бы очень востребован.

— Нет, ну это слишком сложно. Где мы — и где пармезан.

— В Москве вообще есть условия для выдержки сыров? Все-таки нужны определенная температура, влажность.

Созревает это все в специальных условиях, их создать несложно. Самая большая проблема — это технологии и молоко. Ну и люди. У нас достаточно хорошее современное оборудование, но все равно мы почти все вручную делаем. Мы все учимся.

— Кто следит за соблюдением технологий?

— Мы взяли технолога-итальянца, который нам помогает, периодически приглашаем консультантов, которые нам тоже что-то подсказывают. В принципе, мы сами не выдумываем ничего особенного — велосипед не изобретаем.

-— Вы вникали в процесс производства сыра?

— Хотите — совру, что я влез в каждую деталь, в каждую щель? На самом деле, конечно, нет: я приблизительно знаю, о чем идет речь, каким должен быть сыр, но там столько людей еще между мной и теми, кто это делает, что они без меня разбираются. Я стараюсь лишний раз не лезть.

— Когда говорят, что кризис — это время возможностей, вы с этим согласны?

— Слушайте, лучше бы не было возможностей. Не хочу кризис!

— Но начинали вы бизнес тоже в не самое удобное время.

— Да, это был как раз 91-й год. Тогда я был молодой, глупый, поэтому ничего не боялся.

— А сейчас?

— Сейчас — боюсь. Но все равно остался глупым! Знаете, люди, которые учат английский, иногда стесняются говорить, потому что боятся делать ошибки. А человек, который не учил никогда английский, может шпарить как угодно, у него нет тормозов. Вот я никогда не учил английский — и говорю. С одной стороны, это плохо, что я его не учил, а с другой стороны, я особенно и не беспокоюсь, как я сказал, правильно или нет. Лишь бы человек понимал. Так и в бизнесе: все, в принципе, то же самое. Голова боится — руки делают. Тем не менее ошибок в бизнесе я стараюсь не делать — все-таки это люди, деньги…

— Бывает ли так, что чужой ресторан вам нравится настолько, что вы жалеете, что он не ваш?

— Конечно! И очень часто. Я влюбчивый — если речь идет о ресторанах. Мне нравятся разные ресторанные проекты, в Москве много талантливых ребят. Я бы сказал, что испытываю по отношению к ним белую зависть, но это даже не то… Может быть, гордость. В общем, когда кто-то делает что-то хорошее, мне хочется быть партнером или владельцем такого проекта.

— В прошлом году в ресторанном бизнесе у нас случились настоящие прорывы: например, White Rabbit попал в список «50 лучших ресторанов мира». Вам хочется попасть в этот рейтинг?

— Я был бы не против, но никогда не ставил перед собой такой цели — быть лучшим или худшим. Если захотят присудить нам какую-нибудь звезду или грамоту повесить, я буду только рад. Глупо отказываться. Но говорить, что ради этого я работаю, это абсурд полный.

— А ради чего вы работаете?

— Ради удовольствия — от идеи, результата и денег, которые это все приносит.

— Скажите, а вы думаете о том, как выглядит ваша целевая аудитория, которая может позволить себе такой ресторан? Это обычно кто? Клерки? Богема?

— Точно не клерки. Скорее, семьи. Моя история — это семейные рестораны.

Россия. ЦФО > Агропром > gazeta.ru, 29 января 2016 > № 1629502 Аркадий Новиков


Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 27 января 2016 > № 1631866 Андрей Веретенников

Кризис проредил ряды предприятий общепита в Хабаровске и заставил их развивать экономичный формат: фаст-фуд среднего уровня и семейные кафе. Большой шанс благополучно пережить тяжелое время у сетей кафе и столовых, таких, как "Золотая птичка", "Сеньор Помидор", "Чао какао", "Ложка", сообщил корр. ИА AmurMedia председатель городского совета предприятий потребительского рынка и пищевой промышленности Андрей Веретенников.

— Опыт тяжелых 2008 и 2015 годов показал, что в кризис выживают предприятия общественного питания в стиле недорогих семейных кафе, фаст-фуда среднего класса или сети столовых, где люди могут быстро и качественно поесть. Например, сети кафе "Золотая птичка", "Сеньор Помидор", "Чао какао", сеть столовых "Ложка". Эти предприятия за счет централизованного снабжения, оборота могут сократить какие-то затраты, могут позволить себе приобрести нужное оборудование, — сказал Андрей Веретенников. — Такого раньше не было. Поэтому и многие рестораны переходят на бизнес-ланчи, шведские столы. Выигрывают также те игроки, в арсенале которых предприятия разного формата: массовые общепитовские точки и, скажем, пафосный ресторан, в который не стыдно привести важных гостей или просто похвастаться.

По словам эксперта, очень тяжелое положение у тех предприятий, чья деятельность в силу специфики зависит от импорта: пивных баров и ресторанов, которые специализируются на немецком, чешском, американском пиве. Цены на пиво из-за санкций и падения рубля выросли в полтора раза, но рестораторы не могут так поднять цены, потому что посетители тогда уйдут.

— Кто умеет считать, у кого было два-три такого рода кафе, ушли с рынка, а те, кто не успел, сейчас столкнулись с серьезными проблемами, задолжав по зарплате и за поставленное оборудование, — отметил Андрей Веретенников.

В кризис обостряются застарелые проблемы, от которых сфера общепита больше всего страдает и в мирные дни. Это высокие ставки аренды и цены на коммерческую недвижимость, высокие тарифы на коммунальные услуги и техподключение. По этим причинам, кстати, утверждает эксперт, Хабаровск обходят крупные федеральные общепитовские сети.

Раньше, по его словам, в Хабаровске можно было найти недорогую муницпальную площадь в аренду в ЦИТе. На сегодня ЦИТ повысил цены, потому что вступила в силу норма о приведении цены арендной ставки к рыночной. Несданная площадь идет на торги, поэтому теперь муниципальная аренда для начинающих предпринимателей — дело дорогое и малодоступное.

К этим проблемам добавились и инфляционные.

— Практически ежедневно рестораторы получают уведомления от поставщиков об увеличении цен. В них так и написано, мол, уважаемые партнеры, в связи с экономической ситуацией в стране мы вынуждены увеличить стоимость на наши товары и услуги. Цены растут минимум на 10%. За полгода это увеличение составит уже более 60%, — подчеркивает Андрей Веретенников.

Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 27 января 2016 > № 1631866 Андрей Веретенников


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 26 января 2016 > № 1624862 Александр Родин

Комментарий. Крупняку барыш, а фермеру – шиш!

АККОР готовится к 27 съезду фермеров России, который пройдет 11-12 февраля. 800 делегатов и участников из 70 регионов обсудят вопросы роста производства и доходности в сельском хозяйстве, развития сельских территорий, повышения роли фермерства в решении этих стратегических задач. По традиции, накануне пленарного заседания съезда, 11 февраля, состоится совещание фермерского актива с представителями Минсельхоза РФ, других ведомств, Россельхозбанка, Росагролизинга по обсуждению текущих вопросов в режиме конструктивного диалога.

В канун форума началась предсъездовская дискуссия. «Крестьянские ведомости» попросили высказаться по актуальным вопросам развития АПК президента АККОР Ростовской области Александра Родина. Известный поборник фермерства ответил так:

Я не буду разливаться соловьем об успехах аграриев, ибо проблем выше крыши. По поводу урожая чиновники штаба отрасли и Белого дома полны оптимизма. Реальная картина такова: нужно больше вкладывать в технологии. А с деньгами-то проблема — финансовое состояние крестьян будет хуже, чем в 2015 году.

Особенность сельского хозяйства, в частности растениеводства, такова, что кризисные явления доходят на год позже, чем в других отраслях. Урожай убрали – продали, а потом начинают расти цены. Значит, за вырученные деньги получится меньше купить горючего, средств защиты, семян. Значит, потребность в кредитах увеличится, а поскольку процентные ставки высокие и получить их сложно, не будут выполняться технологии. Рассчитывать на увеличение урожая можно только на бумаге – за счёт приписок.

Кроме цен большую роль играет отток населения с сельских территорий. Можно как угодно строить планы, но без людей их не реализовать. Ежегодно сокращается число фермерских хозяйств, и в следующем году тенденция продолжится. Поэтому нельзя говорить о развитии сельского хозяйства, сейчас пока идёт его восстановление до уровня 1990 года. Для сравнения: урожай 1990 года – 116 млн тонн, 2015-го – 104,3 млн тонн, скота тогда было в три раза больше, чем сейчас. За последние 10 лет поголовье КРС и коров уменьшилось на 2,4 млн и на 1 млн голов соответственно. При этом за счет роста продуктивности коров производство молока снизилось незначительно. А у фермеров – рост поголовья и объемов производства молока.

Надо скорректировать политику сельхозотрасли – развивать в первую очередь фермерство, которое будет взаимодействовать с крупными хозяйствами через контракты. Сегодня что получается: все стремятся сделать замкнутый цикл от поля до прилавка. Но это приводит к получению сельхозтоваропроизводителем низкой доли в конечной цене готовой продукции. Основная часть выручки приходится на долю посредников, переработчиков и торговые сети. При этом вся прибыль остаётся внутри системы.

На недавней научно-практической конференции по обеспечению доходности сельхозтоваропроизводителей справедливо отмечалось: критическим для отрасли является перекос аграрной политики в сторону крупного производства. Об этом свидетельствуют принятые критерии отбора инвестиционных проектов, реализуемых с господдержкой, и удельный вес выделяемых на них ресурсов в размере 90%. В результате, неоправданно завышенными становятся инвестиционные издержки, накапливаются проблемы с ликвидностью и погашением долгосрочных кредитов.

Не принимаются во внимание данные по значительному увеличению объемов производства крестьянскими фермерскими хозяйствами, являющимися субъектами малого предпринимательства. За 10-летний период КФХ заметно увеличили объемы производства: овощей – в 2,2 раза, картофеля – в 3 раза, зерна – в 1,9 раз, подсолнечника в 1,5 раза, молока — в 2 раза, мяса — в 2,2 раза.

Мировой опыт показывает, что господдержка оказывается в первую очередь малым семейным хозяйствам, а крупные предприятия субсидируются только в случае, если являются интеграторами для субъектов малого предпринимательства на выгодных для последних условиях.

Анализируя, приходишь к выводу: вся финансово-кредитная политика направлена на поддержание банковского сектора, а не сельхозтоваропроизводителя. У нас всё сельское хозяйство сводится к тому, чтобы разделить деньги среди своих.

Аграрный комплекс страны нуждается в новом организационно-экономическом механизме, обеспечивающем высокие и устойчивые темпы роста доходности и производства, приток инвестиций и увеличение количества субъектов сельскохозяйственного предпринимательства.

Эти вопросы надо обсудить на съезде фермеров России и принять четкие рекомендации для Минсельхоза и правительства РФ.

Александр РОДИН, руководитель АККОР Ростовской области

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 26 января 2016 > № 1624862 Александр Родин


Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 25 января 2016 > № 1626121 Владимир Решетняк

Комментарий. Уроки прошлого и перспективы будущего.

Подводя итоги прошлого, следует извлекать из него уроки, чтобы не омрачать будущее повторением прошлых ошибок.

Урокам прошлого и перспективам, а точнее альтернативам будущего для страны и цивилизации в целом было посвящено прошлогоднее итоговое исследование ЧТО МОЖЕТ ЧЕЛОВЕК?! Что касается аграриев в целом, следует подчеркнуть аксиому, что миссия кормильцев человечества испокон веков остаётся неизменной, а значимость их общего дела как аксиома не нуждается в доказательствах. Посему, считаю оскорбительными для кормильцев сравнения экспорта сельхозпродукции с экспортом вооружения, даже с благим намерением подчеркнуть значимость аграрного сектора для экономики государства.

Доходы от экспорта продовольствия превысили выручку от продажи оружия

http://vg-news.ru/n/117204

“В 2014 году Россия продала оружия на сумму $13,2 млрд, а экспорт продовольствия и сельхозсырья из России составил $18,9 млрд. В 2015 году доходы от экспорта продовольствия будут еще выше”, — считает министр сельского хозяйства Российской Федерации Александр Ткачев …

На мой взгляд, если с чем и стоит сравнивать экспорт смерти (оружия) так с её импортом (наркотиками), но вряд ли это компетенция министра сельского хозяйства. Зато его должность предполагает сравнение экспорта урожая (зерна) и урожайности (удобрений). Было бы любопытно знать, как с этими сравнениями у нас дела обстоят, и отчего это при рекордном урожае пшеница — продукт с более высокой добавленной стоимостью облагается пошлиной, выкусывающей у аграриев изрядную часть их прибыли. Вместе с тем, удобрения за пределы страны практически без препонов уплывают. Вряд ли это сообразуется с логикой и здравым смыслом, тем более что экспортёры удобрений не горят желанием озаботиться обеспечением продовольственной безопасности страны и предпочитают поражать мир роскошными яхтами.

Совладелец ЕВРОХИМ построил мега — яхту в Германии

http://www.dp.ru/a/2015/09/22/Rossijskij_milliarder_Mel/

CLAAS расширяет производство комбайнов в России

http://ria.ru/economy/20150925/1281848484.html

Не правда ли, весьма разительным сравнением СМИ в прошлом году озадачили аграрное сообщество, и я вам не скажу за всё сообщество, однако лично для меня это урок вызывающего цинизма и лицемерия “левосторонней” российской деловой элиты на фоне “правосторонней” немецкой деловой элиты. Кто из фигурантов этого сравнения “свой”, кто “чужой” вопрос неоднозначный. Но в данном случае хотелось бы сопоставить дорогостоящую игрушку длиной 142 метра и ценой $404 млн с объёмом пшеницы, которым на эти деньги можно пополнить государственные закрома по текущей мировой цене $200 за тонну …

$404.000.000 / $200 = 2.020.000 тонн пшеницы

Можно в комбайнах грандиозную яхту соизмерить, противопоставив 20 членам экипажа и 50 пассажирам титанического судна целый комбайновый полк, либо в удобрениях “вынос питательных веществ” оценить столь расточительным намерением весь мир удивить. Будь это исключением из правил, так можно было бы его списать на единичные проявления болезненной потребности признания собственной значимости. Но такие проявления не единичный случай, это повальное увлечение в эпидемиологических масштабах. В прошлогоднем исследовании я подчёркивал, чем чревато обременение собственностью “за руб. ежом” для компрадорской элиты в условиях ведения необъявленной войны по правилам боёв без правил.

К сожалению, не могу сказать, что в коридорах власти “трезвость — норма мысли”, иначе не возникало бы странных порывов распахать выбывшие из оборота земли без оглядки на конъюнктуру, мировой баланс и рынки сбыта с горизонтом планирования хотя бы на пару пятилеток вперёд. Идея с дальневосточными гектарами тоже, мягко говоря, плохо информированным оптимизмом отдаёт. Но если обывателей можно возбудить этим порывом, для трезвых специалистов очевидно, что это “стрельба из пушки по воробьям”. Об этом шла речь в прошлогоднем исследовании, поэтому ограничусь табличными выкладками:

Китайская пятилетка — переходящие балансы пшеницы, кукурузы и соевых бобов *

123

Здесь буквально одна цифра 80,5 млн тонн импорта соевых бобов в Китай подсвечивает подсказку для стратегического планирования развития аграрного сектора на Дальнем Востоке. Если ещё Японию взять на прицел, как крупнейшего импортёра зерновых и масличных, тогда регионы Дальнего Востока следует рассматривать в качестве второго зернового и масличного пояса России, а не крошить на гектары.

Японская пятилетка — переходящие балансы пшеницы, кукурузы и соевых бобов *

t2

Если не допускать мысли, что идея вокруг да около “дальневосточного гектара” таит скрытую подоплёку легитимизировать приватизацию земель по неким хитрым схемам, тогда склонен полагать, что у властей серьёзная проблема с информационным обеспечением стратегического планирования развития страны. В принципе, при желании проблема решаема, наше агентство с удовольствием поучаствовало бы в этом деле и у нас есть что предложить в плане разработок информационно — аналитических систем, но то ли у административно-управленческих структур нет потребности в стратегическом планировании, то ли у нас “свисток не работает”. Но скорее всего сигналы снизу до верху не доходят, теряются в коридорах власти, и создаётся впечатление, что верхи и низы пребывают в непересекающихся параллельных мирах.

Как говорится, насильно мил не будешь, поэтому давайте переключимся на локальный уровень и оценим через призму прогнозов и фактов диспозиции зернового и масличного рынка в ценовом измерении.

Для начала напомню, какие ценовые ожидания, а точнее “приемлемые” по их понятиям цены, озвучивали аграрии перед стартом текущего сезона и мы их для надёжности зафиксировали в июньской публикации “Битва за урожай, виды на урожай, цены на урожай” в комментариях к тематическому видеосюжету.

Приемлемые для аграриев цены на сезон 2015 — 2016 года *

t_3

* — http://zerno.avs.ru/analyt/articles/1220.html

Фактические цены зерновых и масличных за июль — декабрь 2015 года *

t_4

Если счесть озвученные аграриями ценовые коридоры ориентирами первой и второй половины сезона, очевидно, что пшеница 3 и 4 класса не дотянула до приемлемых цен несколько сотен рублей, равно как и фуражная пшеница с кукурузой. Зато ячмень достиг ожидаемого уровня, а подсолнечник и соевые бобы превзошли ожидания аграриев, скомпенсировав ценовой недобор по продовольственной пшенице. Если не мудрить лукавством, отсюда следуют объективные выводы о ценовых недоборах и переборах:

Во-первых, по продовольственной пшенице “ценовой недобор” обусловлен действующей пошлиной.

Во-вторых, по масличным “ценовой перебор” обусловлен внутренней конкуренцией переработчиков.

Впреки расхожим мнениям о непримиримых противоречиях интересов продавцов и покупателей следует признать очевидное, “маслята” и “земляки” нашли ценовой компромисс без посторонних вмешательств и урегулировали баланс интересов таким образом, что язык не повернётся назвать их соперниками. Лично я производителей и переработчиков зерновых и масличных предпочитаю почитать соратниками.

Ведь раскачиваться от сезона к сезону на “ценовых качелях” с обоюдными рисками головы порасшибать много ума не надо. Другое дело в рамках агропромышленного сообщества отрешиться от деструктивной “межвидовой конкуренции” и отстаивать обоюдные интересы за пределами сообщества. Я позволю себе заметить, что за пределом производственных звеньев продовольственных цепочек творится форменный беспредел, на входе цены МТР в хвост подгоняют, а на выходе торговая розница на загривок наседает, и эти двусторонние тиски буквально выдавливают из производителей жизненные силы. По этому поводу у нас тоже была целая серия публикаций, поэтому ограничусь обобщением, что цены МТР за десятилетие с 2005 по 2014 год по темпам роста 232% превзошли цены сельхозпродукции 107%, всего итого на 125% и это зафиксировано в официальных данных Росстата. Не скажу, что все товарные позиции закупаемых сельхозпроизводителями МТР столь вызывающе подорожали, но в этом списке ФАС есть где приложить свою профессиональную компетенцию. Что касается торговых цепей в смысле сетей, вполне достаточно четырёх таблиц “раскрасок”, чтобы подчеркнуть нерыночность ценообразования у торговых посредников между производителями и потребителями Хлеба насущного, и если специалисты ФАС не страдают таким недугом как дальтонизм, тогда имеющий глаза вычислит спекулятивный вызов по среднегодовым ценам. Чтобы облегчить эту задачу я постарался максимально наглядно отформатировать табличные выборки, и коль скоро это официальные данные, глупо было бы подвергать сомнениям их достоверность.

Хлебная цепочка — ценовая динамика в ежемесячном и среднегодовом разрезе, руб. / тонна *

t_6

Надо полагать, что скоро у кандидатов в депутаты нового созыва назреет физиологическая потребность политические спекуляции вокруг Хлеба насущного возбудить. Вот и пусть “ейной мордой в харю тыкают” не вслепую, а адресно, кто в хлебной цепочке исходя из данных Росстата “всех на свете зеленее”.

Кстати говоря, законодательные и исполнительные органы власти на волне воинствующего патриотизма умудрились так себя превознести, что различий между понятиями “великая держава” и “большая страна” им замечать недосуг. Хотя по понятиям аграриев Китай — великая держава, а Россия — большая страна и чтобы пояснить в чём принципиальная разница, достаточно сравнения закупочных цен пшеницы.

Кто is who — динамика мировых и внутренних цен и сравнение государственных закупочных цен

t_7

Я так полагаю, великая держава может себе позволить устанавливать справедливые закупочные цены, руководствуясь оценками затрат по выращиванию пшеницы, объёмами спроса и предложения зерновых культур с учётом мировых и внутренних цен, а приоритет обеспечения продовольственной безопасности государства ставить выше спекулятивно-рыночной конъюнктуры. Если принять данность, что китайские чиновники правительственного уровня в принятии решений думают головой и ничем иным, тогда их рост в данном случае образно соизмерим уровню государственных закупочных цен пшеницы. Чтобы сравнить уровень принятия решения российских чиновников по закупочным ценам пшеницы и при этом ненароком не обидеть, придётся рост более чем в два раза уменьшить. Иначе “мыслительный процессор” решений окажется ниже пояса на несравнимо постыдном уровне спекулятивно-базарной конъюнктуры.

Опять же придётся сослаться на наши “архивные исследования”, но ещё семь лет назад было очевидно, какую комбинацию “потусторонние силы” готовят для России с целью установить контроль над базисами государства, и если прошлый раз комбинация была пристрелочно-тренировочной, на этот раз сомнений быть не может. Энергетический и финансовый базисы плотно угораздило в “стеснённые обстоятельства” подобные тем, которые производственным секторам АПК на входе и выходе жизнь осложняют.

Трёхходовая комбинация — подавление базисов и контроль ключевых элементов государства *

t_8

Разница лишь в том, что на входе для ресурсных и финансовых секторов болталась морковка дешёвых валютных кредитов, которыми они подпитывались “за руб. ежом”, одни направляли их на отсос ресурсов, другие предавались удушающему удержанию производственных и перерабатывающих секторов.

Почему за пределами государства одалживали, потому что министр “финансовых романсов” с кучерявой фамилией по “потусторонним корзинкам” сверхдоходы распихивал, а Центробанк под предлогом борьбы с инфляцией ключевую ставку держал на заведомо неконкурентоспособном уровне. Когда двум базисам было скормлено валютных кредитов до состояния “наркотической зависимости”, цена энергоносителей и прочих сырьевых ресурсов начала запланированное пикирование, а Центробанк под эту волну отпустил, если не сказать опустил рубль в “свободное плавание”. Что я об этом думаю, было сказано и обосновано уроками прошлого в декабрьском исследовании. Но подчеркну, что суверенитет кроликов от поглощения удавом ограничен периодами, пока хвостоголовый проглот сыт и спит. Отсюда следует анекдотичный, но вполне логичный вывод — чтобы не угодить в пасть удава кроликам необходимо “мутировать в ёжиков”, а тактику таких “защитных мутаций” мы отрабатывали на практике. Принципиально важным моментом для аграриев, равно как всех прочих субъектов экономической деятельности, является задача вывернуться из “долговой удавки” любыми доступными средствами. Доступных средств для решения задачи всего итого один плюс один — оптимизация производственных затрат и эффективная реализация продукции.

Первую задачу унифицировать до обобщающего уровня мудрено, поскольку специфика деятельности у аграриев различная не только по финансово — экономическому потенциалу, по погодно — климатическим условиям, естественному плодородию почв, региональной логистике, прочим специфическим моментам, тоже большая разница. Поэтому оптимизация затрат дело сугубо индивидуальное, но эта задача вполне решаема, если в хозяйстве не практикуется “откатная система” земледелия. Полагаю, для аграриев этот термин понятен и расшифровывать его излишне. Лишь подчеркну, что такая система фатальна для всех “весовых категорий” производителей аграрной продукции, и это диагноз из анекдотичного сюжета о тёще “крутись как хочешь — похороны завтра”. Вторая задача входит в сферу профессиональной компетенции агентства “Стратег”, а если не вдаваться в детали и подробности, на выходе от этой сферы должны быть представлены ценовые прогнозы и по сути, прогнозы цен — квинтэссенция статистических и аналитических исследований. Иначе какой смысл ковырять в прошлом и настоящем, если не с прицелом предвосхитить будущее, а точнее вычислить по ключевым параметрам ценовой сценарий развития ситуации.

Мне как раз под руку подвернулся обзор за четвёртый квартал прошлого года, где я деловым партнёрам представлял помесячный анализ прогнозов и фактов по зерновому и подсолнечному комплексу, а чтобы контролировать взаимосвязи внутреннего и мирового рынка, нам приходится курс рубля прогнозировать. В свою очередь, это предполагает прогнозирование цен нефти, поэтому если Минэкономразвития может себе позволить с ценами нефти ошибаться, а правительство отказывается от трёхлетнего планирования бюджета, нам такая “близорукость” непозволительна. Энергетический, финансовый, продовольственный базисы между собой тесно взаимосвязаны и без комплексного моделирования контролировать ситуацию просто нереально, а посему давайте вместе оценим насколько предсказуемы рублёвые цены …

Внутренний рынок — прогнозы и факты, векторы динамики и величины отклонений *

t9

Это всего лишь один из элементов комплексной ценовой модели, которую мы сформировали на текущий сезон для мирового и внутреннего рынка зерновых и масличных, но полагаю, что такой фрагмент вполне репрезентативен для общего понимания. Прогноз абсолютно честный, без ежемесячной корректировки и без претензий на непогрешимость. Наша задача задать правильный стратегический вектор для деловых партнёров агентства в лице аграриев и затем коллективным разумом отыграть его тактически.

Кстати говоря, на основании личного практического опыта ценового прогнозирования я склонен полагать, что рынки не прогнозируют, рынками управляют и манипулируют. Поэтому стратегическое планирование сродни игре в шахматы. Суть этой игры заключается в том, чтобы просчитать всевозможные комбинации защиты и атаки с тем, чтобы не позволить соперникам свои активы поглотить и шахом с матом обложить до состояния “королевского не стояния”. Для государства это тоже вполне себе подходящее сравнение и, откровенно говоря, меня не прельщают ни роль пешки, ни роль фигуры в глобальной шахматной партии, где стоеросовое противостояние чёрных и белых, правых и левых дошло до патовой ситуации.

В моём понимании, это изжившая себя паразитарная система “долгового рабства” пытается прикинуться неотъемлемой частью живого организма, на котором она паразитирует с незапамятных времён.

Кто не согласен с моим мнением, пусть остаётся при своём. Но если говорить о ценовом моделировании как одном из средств достижения определённой цели, тогда склонен полагать, что наша стратегическая система в первую очередь ориентирована на оздоровление организма от долгового паразитизма. Иначе, даже самый точный прогноз впрок не пойдет, если над творцами и созидателями, призванными кормить человечество, будет нависать “дамоклов меч” кредитного обременения. Кто не согласен с моим мнением, сейчас распродаёт за долги свои активы, мутировавшие в пассивы. Кто согласен и своевременно решил проблему долгового обременения, приобретает мутантные пассивы, обращая их в свои активы.

К сожалению, это не образное сравнение, а отнюдь не единичный пример из практического опыта и надо полагать, что он характерен не только для аграрного сектора экономики. Олигархи тоже плачут и пеняют на “кабальный” долговой рынок и “ростовщическую” финансовую систему. Банкиры, отрешённые от соски дешёвых западных кредитов, испытывают “наркотическую ломку” и некоторые уже приказали долго жить от валютной передозировки. Только “старушка — процентщица” в лице ЦБ РФ пышет здоровьем и скупает у безнадёжного должника в лице правительства США долговые бумаги — плевать она хотела, что там ей в пункте 2 статьи 75 Конституции предписано и вполне конкретно и определённо предписано:

Защита и обеспечение устойчивости рубля основная функция Центрального банка РФ, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти …

Свою точку зрения по этому поводу я представил в публикации ЧТО МОЖЕТ ЧЕЛОВЕК?! — “Пасть удава” и ограничусь ссылкой на публикацию — http://zerno.avs.ru/analyt/articles/1229.html. К сожалению, проблема такого наплевательства, вернее “валютной проституции” далеко не исчерпана, а может получить весьма неожиданное продолжение. Как думаете, энергетические и прочие сырьевые ресурсы буквально за пару лет подешевели более чем в два раза, а куда подевалась ранее задействованная на приобретение этих ресурсов денежная масса?! Семи пядей не надо сообразить, что грядёт “глобальный передел” реальных активов за счёт банкротства несостоятельных игроков. Небось, скупать активы будут за “зелёную массу”, которая на данный момент консолидируется у тех, кто в этом деле при делах. До той поры, пока активы не окажутся в их ловких, но не натруженных руках “долларовая пирамида” будет демонстрировать свою иллюзорную незыблемость и стабильность, а затем с шумом и пылью завалится, и все дела …

Кто считает это досужим домыслом, пусть так и считает на досуге. Но если такая “подковёрная суета” на скрытом от посторонних глаз уровне пенится, возникает отнюдь не риторический вопрос, когда процессы глобального передела легализуются и активизируются. Рискую ошибиться, но судя по нашим нефтяным долгосрочным прогнозам через пару лет, когда латентная монетарно — финансовая политика доведёт до “состояния не стояния” экономику, а социальные процессы вспенит до “состояния брожения”.

Здесь впору задать вопрос кто is who исходя из понятий самосознание и самоопределение.

Когда меня спрашивают кто я — отвечаю землянин, спрашивают где живу — отвечаю на планете Земля и полагаю, что подавляющее большинство живущих на планете в разных странах и на разных континентах людей разумных склонны считать себя землянами и жителями планеты Земля — разве что инопланетяне иные по самосознанию. Но если от самосознания перейти к самоопределению, тогда стоит напомнить неоспоримое в различных религиозных конфессиях право человека причислять себя к образу и подобию творца и созидателя, право человека олицетворять силы добра и противостоять силам зла.

Что характерно, такое самосознание и самоопределение подспудно формируют мировоззрение, которое не приемлет двойные стандарты и конфессиональные разночтения. Например, по определению правил русского языка понятия созидатель и разрушитель диаметрально противоположные антонимы. Извините за выражение “пострелят” и “бомбил” причислять к числу созидателей русский язык не поворачивается и вне зависимости какой стране и конфессии служат в общемировом масштабе, а не в самоубийственной, разрушительной реакции атакующих и защитных животных рефлексов, им среди созидателей нет места. Более того, насколько мне из “прописных истин” известно Евангелие от Матфея порицает и не допускает “двойных стандартов” служения двум господам и здесь имеет смысл сослаться на источник …

Никто не может служить двум господам; ибо, или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне *

* — http://www.pravoslavie.ru/1467.html

Если правильно внемлю прописным истинам, ростовщикам и менялам, так сказать, служебное положение вменяет служить обожествлённому идолопоклонниками “золотого тельца” антиподу творца и созидателя и никак иначе, ибо … “одному станет усердствовать, а о другом не радеть”. В таком случае, кому из рода людского импонируют образ и подобие творца и созидателя, на службе денежным измерениям мест нет, пока деньги не будут обращены в услужение творцам и созидателям. Похоже, что РПЦ уже озаботилась этой проблемой, аффилировав церковные доходы от трудов праведных и православных пожертвований в уставной капитал АКБ “Пересвет” — http://www.bank-peresvet.ru/upload/docs/affil/aff_30.09.2015.pdf, там я даже присмотрел созвучный агентству “Стратег” по наименованию вклад для частных лиц:

t_10

www.bank-peresvet.ru

Правда, смущает меня, грешного, факт противоречия банковской деятельности РПЦ прописным истинам Евангелия от Матфея, но, как говорится, “неисповедимы пути”, а на перепутье тем более.

Тем не менее, лично я неукоснительно блюду свой жизненный принцип не брать взаймы у ростовщиков, а какой вере этот принцип импонирует, честно говоря, в детали и подробности не вдавался. Но полагаю, если на протяжении своего полувекового земного существования я не поддавался искушению разменять жизненный принцип на соблазны обогатиться за счёт “ссудного процента”, а мой профессиональный род деятельности призван содействовать созидательному труду аграриев — значит, я имею моральное право причислить себя к категории творцов и созидателей — так или где?! Если так, тогда для меня соратники и единомышленники, все, кто творит, а не притворяется таковым, и кто созидает, а не разрушает созданное трудами праведными. Вот тебе и кто is who — получается, немецкие производители комбайнов для меня в большей степени союзники, нежели отечественный почитатель титанических яхт и турецкие строители ближе по духу, нежели нацеленные на разрушение защитники, у кого бы спросить, чего?!

Выше было сказано и доказано, что мои конституционные права как гражданина Российской Федерации, равно как и всех моих сограждан ЦБ РФ четверть века попирает — так значит, он наш лютый недруг и все, кто главному координатору идолопоклонников “золотого тельца” на руку играет — так или где?! Если так и никак иначе — тогда на перепутье, где даже РПЦ на “неисповедимые пути” заносит, верить стоит не слову, а делу, и зёрна истины от лукавых плевел отделять на уровне самосознания и самоопределения. Иначе, не мудрено вопреки воле и разуму встать под флаги “благих намерений” и уйти по неправедному пути, а если обобщить частности и упростить сложности, для человечества есть лишь два пути:

t_11

Если у кого имеется альтернативный третий путь, любопытно было бы узнать какой, но в данном случае, путь архантропов прямоходящих, не заботящихся о среде обитания и безумно уничтожающих планету в угоду всепоглощающим потребительским потребностям — однозначно тупиковый.

Согласитесь, что всматриваться в перспективы будущего тупика бесперспективное дело, а препоны для выхода из тупика создаёт финансовое измерение. В базисе цивилизации “власть денег” функции органа управления и координации движения захватила. Приоритету сбережения среды обитания там места нет, зато для всепоглощающих потребительских инстинктов ограничений никак нет и порочному триумвирату политического, экономического и социального плана безрассудство затмевает разум.

Революционного пути выхода из цивилизационного тупика я здесь не усматриваю, а эволюционные пути в трёх горизонтальных уровнях, на мой взгляд, вполне очевидны. На идеологическом уровне без замены политических, экономических и социальных пороков на добродетели не обойтись. В надстройке понятия ВЛАСТЬ, БИЗНЕС, НАРОД недопустимы по причине расчленения человечества на три противоречивых и враждебных лагеря. Вместо них триединые понятия ПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА, ОБЩЕСТВО имеются, а почему они триедины, потому что обобщают личности всех и каждого в трёх ипостасях и нейтрализуют противоречивую и враждебную градацию людей на три сорта. Кстати высокомерное понятие элита если и применимо, так это скорее к животным и растениям, у Человека разумного звание “альфа — самца” или статус “семенной репродукции” вряд ли ассоциируются с почётом и уважением. Ещё одно противоречие на понятийном уровне подчеркну афоризмом — труд облагораживает человека, а работа порабощает. Плодотворность труда в русском языке подтверждает словосочетание “плоды труда”, но плодотворности работы в существительном словосочетании “великого и могучего” никак нет. Наконец в базисе предстоит дезавуировать ФИНАНСЫ, коль скоро служат отнюдь не разумному, доброму и вечному, а презренному, порочному и бренному. Думаю, на этом месте ЭКОЛОГИЯ была бы к месту в качестве координирующего и одновременно сберегающего элемента управления развитием. Почему для двух базисных двигателей развития оптимальными считаю понятия ЭНЕРГИЯ и ПИТАНИЕ, потому что позитивно воспринимаются, плюс с прилагательными чистая и здоровое сочетаются. В комплексе это целостная концепция, на мой взгляд, по сути простая и по смыслу понятная и полагаю, что под этим флагом не стыдно будет поискать соратников и единомышленников. Почему считаю агропромышленное сообщество силой, способной для всех производительных сил послужить опорой и поворотной точкой эволюционного развития, потому что это корневая система и жизненная сила человечества. Если угодно, это пятый элемент гармоничного сочетания четырёх стихий. Формула жизни Солнце + Воздух + Вода + Земля = ЖИЗНЬ и полагаю, что это не требующая доказательств аксиома. Обратите внимание, что деньгам в этой формуле места нет и быть не может, поскольку это всего лишь условные единицы. Попытка сказочного персонажа закопать на “поле чудес” пять $ольдо в надежде вырастить денежное дерево, даже в сказочной интерпретации была лукавой обманкой двух сказочных злодеев. На фоне этого сказочного примера подчеркну момент истины наводящим вопросом — может ли агропромышленное сообщество вырастить Хлеб насущный без денег?! Почему нет, если все участники этого процесса объединят свои производительные силы и все, кто в этом деле при делах договорятся по справедливости разделить плоды общего труда. Знаете, от какого слова виртуозы финансовых измерений впадают в ступор и это слово их буквально бесит?!

В русском языке это слово обмен товарами и услугами, где деньгам отводится роль прислуги, а отнюдь не высокомерного повелителя, диктующего свою волю всем творцам и созидателям.

Ещё один аспект хотелось бы подсветить, прежде чем всматриваться в перспективы будущего и выводы из вышесказанного выводить — торговля в исконном понимании этого слова обмен товарами и услугами и принципиальное её отличие от спекуляций -деньги во внешнеторговом обороте не доминируют, а лишь обслуживают процесс обмена товарами и услугами на межгосударственном уровне.

Помнится, в своё время я обещал соратникам и единомышленникам при случае пожать руку нынешнему гаранту Конституции за одну, но конкретную и неоспоримую заслугу и надеюсь, не обижу, если скажу, что его предназначение в этой жизни — не допустить повторения “взрывных сценариев” прошлого века, а для личности это весьма ответственная историческая миссия. Распылять усилия на неловкие потуги придать видимость легитимности беспределу девяностых и тем более преемственность власти из прошлого века за уши притягивать через канонизацию персоны Николая II “страстотерпца” бессмысленно. Почему я так считаю, потому что очередной передел при нынешней финансово — экономической политике неизбежен, как закат после рассвета, а историческая параллель из прошлого века с характером роли первого плана никак не стыкуется. Чтобы не мудрить вокруг да около, проиллюстрирую исторические параллели между древней историей и современностью портретным сходством исторических личностей.

t_12

Это хитросплетение исторических параллелей мы в декабрьском исследовании уже рассматривали, так что смысла нет повторять пройденное и разве что пофантазировать, кого в этой “исторической трагедии” на роль Брута утвердят. Хотя не думаю, что его по портретному сходству можно вычислить, потому как у изменников и предателей внешность многолика, а сущность неприметна. Американцы штатного Иуду на публике представили с характерным прозвищем “два процента” — http://www.vesti.ru/doc.html?id=2529061# и склонен полагать, что это неуклюжая операция прикрытия “брутального резидента”.

Спонтанная мысль …

Один прозревший и раскаявшийся грешник в большей степени располагает к доверию, нежели толпа неприкаянных праведников, беспечно бредущих за слепыми поводырями

Возвращаясь к теме тупиковых путей, придётся признаться, что не верю театрализованным постановкам на политических сценах вокруг да около конституционных прав и демократических свобод. Почему столь однозначно это заявляю, потому что сознательно воспринимаю право выбора, дарованное человечеству свыше, и это куда более свободное волеизъявление, чем иллюзорно — конституционные права и свободы и не сочту зазорным повториться, что это права человека, но не “презренного раба”.

— Право человека причислять себя к образу и подобию творца и созидателя

— Право человека олицетворять силы добра и противостоять силам зла

Так вот, по моему разумению права человека быть человеком превыше конституционных профанаций театрализованных инаугураций с клятвенными рукоположениями на Библию или Конституцию и прочими атрибутами легитимизации властных полномочий. Почему профанаций, потому что порой даже история оказывается субъектом вероломных манипуляций. Иначе не было бы в новейшей истории нашей страны трёх “сепаратистов” вопреки волеизъявлению народа подписавших Беловежское соглашение о разделе, а вернее распиле “Союза нерушимого”. В моём понимании, это наиболее вызывающий и циничный факт, когда в борьбе за первенство у “властного кормила” власть попрала волеизъявление народа, который по итогам Всесоюзного референдума о сохранении СССР 17 марта 1991 года подавляющим большинством наложил вето на расчленение государства на членораздельные удельные княжества. Хотя сдаётся мне, в обозримом будущем по поводу этого преступного сговора возникнут вопросы, кто is who и с какого who преступление без срока давности остаётся безнаказанным. Доказательства преступления фигурируют в официальных итогах всенародного референдума, и из истории их хрен выкусишь …

t_13

Конечно, история не имеет сослагательного наклонения, однако позволю себе заметить, что утверждать о предопределённости грядущих событий не приходится. Поэтому, я готов заключить пари со всеми, кто рискнёт мне возразить, что в обозримом будущем существуют варианты развития событий, когда в ходе общего референдума бывших “союзниц по Союзу” историческая справедливость будет восстановлена, а какие это варианты предпочитаю до поры уклониться от ответа. Тем не менее, следует подчеркнуть, что, когда сон разума рождает чудовищ, единственное средство его пробудить — инстинкт самосохранения, посему всем и каждому не помешает на досуге прислушаться к своему подсознанию.

Коль скоро речь зашла о подсознании думаю, я не одинок в подсознательном ощущении, что для России извне мечтают под выборные кампании подсуетить “потрясающий сценарий” по украинскому, или какому иному варианту. Вариантов всякого рода “цветных революций” целая палитра, но альтернатив всего две — “дворцовый переворот” либо “народные волнения”. Будь я экспертом, а не стратегом, может и кинулся бы мусолить эти альтернативы в деталях и подробностях. Но полагаю, что альтернатив в данном случае никак нет, есть программа Partnership for Peace — “Партнёрство ради мира”, и есть Соглашение с НАТО № 99-ФЗ от 7 июня 2007 года (Законопроект № 410940-4). Как я понял из контекста комментариев, здесь речь идёт о ратификации соглашения между государствами — участниками блока NATO и государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира» от 19 июня 1995 года. Дополнительный протокол к нему принят Государственной Думой 23 мая 2007 года, одобрен Советом Федерации 25 мая 2007 года, а президентом Российской Федерации подписан четыре месяца спустя после хлёсткой “мюнхенской речи”. В тонкостях и деталях программы и соглашения я не искушён, чтобы судить, что там к чему и почему, но следуя элементарной логике и учитывая наглядный пример Сирии, напрашивается вывод, что при таком раскладе “дворцовый переворот” не исключается, а вот “народные волнения” пресекаются защитниками, у кого бы спросить, чего?! Мне неведомы “неисповедимые пути” политики, хотя, как ни парадоксально это прозвучит — революционные пути выхода из системного кризиса и цивилизационного тупика для России, равно как и всего мира тупиково — разрушительные, и остаётся лишь созидательно — эволюционный путь, который я выше представлял и обосновывал на концептуально — понятийном уровне.

Кому по силам вывести человечество на эволюционный путь развития, я подчёркнул самоопределением агропромышленного сообщества как корневой системы и жизненной силы человечества, а кому надо выворачиваться из удавки “долгового рабства” тоже очевидно, творцам и созидателям в общемировом масштабе и общечеловеческом понимании на уровне самосознания. Но есть нюансы, которые ввергают основную движущую силу сообщества аграриев в полубессознательное состояние и поясню, что я имею в виду на примере извечного вопроса о земле. Откровенно говоря, меня умиляют “землевладельцы”, кто искренне считает себя частным собственником одной из четырёх стихий. Их гордыня порой так уверена, что купленное за деньги право собственности незыблемо, что создаётся впечатление о самозабвенной и перманентной потере сознания, где теряется суть и смысл жизненных реалий. Ведь если ты самоуверен в том, что владеешь одним из слагаемых “формулы жизни”, значит, невольно подтверждаешь право для таких же самоуверенных окурков предъявить тебе право частной собственности на воду, воздух, солнце, а на этом лукавом основании обложить тебя убойной мздой, и аминь, мягко говоря.

Извините за нелицеприятные выражения и сочтите средством пробуждения инстинктов самосохранения. Чтобы не обидно было осознавать иллюзорность мировосприятия через призму финансовых измерений, я приведу пример на сопредельном славянском государстве, откуда родом один из трёх “сепаратистов”, соучастников Беловежского преступления, поправших волеизъявление своего народа и кстати, напомню фамилии этой отнюдь не святой троицы Ельцин, Кравчук, Шушкевич. Теперь можно пример приводить, какую грань преступила Украина, но эта грань без микроскопа практически незрима.

Обитель вирусов — за гранью рассудка …

Кому лениво было просмотреть тридцатиминутный репортаж, вкратце поясню, что “партнёры ради мира” в лице США присмотрели Крым в качестве рассадника “биологической заразы”, равно как иные местечки, типа городок Мерефа под Харьковом, посёлок Алексеевка под Тбилиси и вокруг России ещё много таких местечек, где “ступала нога Пентагона”. Теперь скажите на милость, по силам ли гаранту Конституции со всеми законодательными, исполнительными, судебными органами власти гарантировать право на жизнь и может ли “ядерная триада” защитить сограждан отдельно взятой страны от биологической опасности?! Если предельно откровенно, заранее извините за выражение, да хрен там на редьку. Чтобы обезопасить себя от незримой, но реальной угрозы, все эти “многоногие ноги Пентагона” с корнем придётся выдирать на всём постсоветском пространстве и возвращать взад в смысле, откуда пришли.

Но много ли среди бывших “союзниц по Союзу” стран, у которых ещё ум за разум не завернуло и кому на почве прозападной ориентации не прополоскали мозги до невменяемой амнезии?!

Опять же, ответ отрицательный пока на уровне инстинкта самосохранения не пробудится их разум, если только не будет поздно возвратиться в конструктивное русло добрососедства. Кому из политиков до того есть дело, если на деле верхи и низы пребывают в “параллельных мирах” как в романе Герберта Уэллса “Машина времени”, между народами возводятся искусственные барьеры взаимонепонимания и остаётся разве что на универсальном языке цифр задать бывшим добрым соседям вопрос …

Что это — план или прогноз?! *

t_15

Что бы это ни было, но кажется крайне подозрительным, что при прочих и равных условиях депопуляция населения в странах бывшего СССР ни в какие сравнения не идёт с людскими потерями как по США ,так и со всем миром. Странно однако “добрые люди” из ООН всех нас оптом практически располовинили, но хотелось бы знать, с какого перепуга бывший СССР должен так вымирать, а вам?!

Пусть этот вопрос пока останется риторическим и нависнет “дамокловым мечом” глубоко в подсознании, где дремлет разум, но бодрствуют инстинкт самосохранения и продолжения рода. Кто не склонен верить на слово, можете по ссылке проверить — http://esa.un.org/unpd/wpp/Download/Standard/Population/, и здесь ума палата не нужна, первый файл из классификатора ООН открыть или сохранить.

Думаю, информации к размышлению вполне достаточно, а подвести черту выводами из вышесказанного следует в ракурсе нейтрализации рисков и опасностей возможностями агропромышленного сообщества, иначе какой смысл всматриваться в бесперспективные перспективы будущего, не пытаясь его изменить. В моём понимании стратегическая цель всех творцов и созидателей в общечеловеческих смыслах этих понятий не позволять себя убивать. Конечно, можно правящим кланам, в смысле классам, откровенные и неудобные для них вопросы задавать, но если не питать иллюзий кто is who, это равносильно басенной наивности ягнят вопрошать волков отчего они их едят. На межгосударственном уровне я вам на примере демографического прогноза ООН пояснил подоплёку интеграции кроликов в удава.

Стараюсь сохранить объективность субъективных оценок и сдаётся мне, при всей людоедской сущности “сосунково — паразитарной системы”, которая не без соучастия извне доминирует в нашей стране, но это наша беда, а общемировая проблема — угроза всепоглощающей интеграции кроликов в удава. Поэтому я так полагаю, мутация в ёжиков может быть эффективна лишь в формате коллективной безопасности, а посему мне весьма импонируют аббревиатуры: ОДКБ и ЕАЭС. Выглядят аббревиатуры на глобусе мира практически как “однояйцевые близнецы” с той лишь разницей, что потенциальных союзников, склонных объединять экономический потенциал больше, чем совмещать военный потенциал.

t_16t_17

Думаю, это нормально, и обосновано стремлением творить и созидать, нежели уничтожать и разрушать, и считаю уместным напомнить статегическую мудрость — если хочешь быть сильным, развивай силу в меру своих сил, но не потакай слабости, которая может оказаться превыше твоих сил. Полагаю, до выяснения обстоятельств по биологическим лабораториям, которые пестует и курирует Пентагон на постсоветском пространстве, следует считать эту “биологическую активность” в странах ближайшего окружения России скрытой угрозой не только для нашей страны, но и для континентов правого полушария в целом. Откуда у скрытой угрозы ноги растут – очевидно, равно как и у открытой ядерной угрозы уши торчат. Напомню, что в мировой истории наиболее вызывающий и циничный, на мой взгляд, факт применения биологического оружия против мирного населения — чумные одеяла, которыми “бледнолицые братья” с видом проявления благих намерений подвергали геноциду индейцев Северной Америки. Кстати, приказ о ядерной атаке на Хиросиму и Нагасаки отдал в августе 1945 года президент США Гарри Трумэн, сбросить атомную бомбу на мирных жителей Хиросимы не дрогнула рука у американского пилота Пола Тиббетса. Ни в коей мере, вопреки бездумным обобщениям по признакам национальной либо гражданской принадлежности, я себе не позволяю подобного рода обобщений, но как субъект государственности США не на словах, а на деле бросая вызов всему человечеству, демонстрируют свою сущность “империи зла”.

Такое впечатление, что на генетическом уровне $ — хромосома внедряется в подсознание и провоцирует мутации морального плана. Такие мутации на поверку оказываются опасным и заразным заболеванием, поражающим целые страны и континенты. Пока политики на высшем уровне демонстрируют вызывающе принципиальные позиции в телевизоре, хотя на светских приёмах блистают улыбками и рукопожатиями, пока духовная власть допускает “двойные стандарты” прописных истин, а разночтения вероисповедания порождают религиозные войны, $ — хромосома разъедает души и омрачает разум. Ввергает род людской в искушение денежными измерениями и подводит человечество к краю пропасти.

Откровенно говоря, порой становится невыносимо слушать бред, что на обучение и оздоровление своих граждан у государства денег в обрез, а на ядерные “дубинки из бамбука” за ценой не постоим, но я хочу спросить у политиков высших уровней, а зачем вам дубинки, господа хорошие?!

Человеку разумному очевидно, что в цивилизованном сообществе такие атрибуты нужны, как козе баян, и готов поспорить, что если провести всенародный референдум под эгидой ООН — все нации и народности сочтут излишним платить налоги на средства массового самоубийства. Если человечеству нужна армия, так армия творцов и созидателей, кормильцев и строителей, лесников и мелиораторов и всех, кому до войны нет дела, она не приносит им кровавые дивиденды. Правда у каждого своя, но если это не истина — тогда земля плоская и Джордано Бруно сожгли на костре божьи пастыри, а не отъявленные мракобесы. Извините, а кто, если не лукавые мракобесы по разные стороны возведённых ими же баррикад, брата на брата натравливает и пестует склонных к грабежу, насилию и убийству моральных уродов?! Поскольку я рождён в годы, когда детей ЕГЭ не оглупляли, а разумному, доброму и вечному обучали, помню из курса истории “формулу власти” Divide et impera разделяй и властвуй. Дико извиняюсь перед человечеством, но это старая как мир формула разведения кроликов на капусте. Посему смею заверить, что конца света не может быть во тьме, а чтобы выйти из сумеречной зоны спящего разума, надо убить дракона в себе. Так вот, я знать не знаю, что за твари умудрились натравить брата на брата, я ведать не ведаю, кто этих тварей надоумил такие мерзости вытворять. Но на просторах Интернета увидел “ассиметричный ответ”, который, не ведая того, не сказали, а спели две сестры двух братских народов.

Россия и Украина — сёстры навеки …

Ещё один аспект хотелось бы подчеркнуть — есть в новейшей истории маленькая страна, где демократия не на словах, а на деле одержала победу. Жаль, представители второй древнейшей профессии, которым порой не дают покоя лавры первой, замалчивают эту мировую сенсацию. Хотя, не вся “четвёртая власть” в услужение власти и деньгам подалась, информация об этом прецеденте просачивается через плотный занавес молчания мировых СМИ. Если можно так выразиться, это пример “эволюции сознания” и правда, которая в буквальном смысле политическим оборотням глаза колет, финансовым вампирам матку режет и подаёт пример истинной власти народа, а не диктата моральных уродов.

Особый случай — “кастрюльная революция” в Исландии …

Кому лениво было посмотреть тридцатиминутный репортаж, вкратце поясню, чем отличается избранный народом президент от назначенного избранными резидента. Со слов исландского президента Гримссона — “Исландии говорили, если она не примет условия международного сообщества, станет северной Кубой, а если бы мы согласились, стали бы северным Гаити”. Проще говоря, исландцы воспротивились платить по долгам банкиров и послали кредиторов, мягко говоря “от греха подальше” …

Почему я на этом аспекте заостряю внимание, потому что падение третьего Рима также неизбежно, как и первого со вторым, а кто вызывающе предъявляет претензии на третий Рим?!

Согласитесь, что трактовка неоднозначная, поскольку моральных уродов среди политиков развелось как на бродячей собаке блох и порой создаётся такое впечатление, что Иуда и Брут “реинкарнировались” во множественном числе, заняв ключевые посты во многих государствах. Разве не так, если сопредельные государства, которые я не буду называть, явили миру такие примеры и их как “шило в мешке” не утаишь. Даже экспорт и импорт негодяев на политическом поприще вроде как “ничего личного, просто бизнес”, а откуда берутся моральные уроды тоже не тайна за семью печатями. Формула мутаций людей в нелюдей известна и практически универсальна власть + бизнес = КОРРУПЦИЯ. Большая или маленькая страна, регион, район, министерство, ведомство, без разницы. Дай человеку власть, деньги, водку и не факт, что он сохранит человеческий облик. Вряд ли какому городу или стране импонирует статус третьего Рима на стадии распада, хотя такого исхода следует опасаться цивилизации в целом.

Теперь, самое сложное — риски внутренних противоречий объективно оценить и просчитать линию защиты в условиях, когда опознавательные системы “свой — чужой” дают системный сбой. Почему я предпочитаю высказывать свои мнения личным местоимением в первом лице и единственном числе? Потому что лишь таким образом можно избежать деструктивного противопоставления обобщений мы и они, а мне такие обобщения стали резать слух на волне призывов “затянуть пояса”. Кто это мы должны затянуть пояса?! Мне это никчему, я привык жить по средствам, а это испытание уже пережил неоднократно. Неужели мы это они, которые привыкли ни в чём себе не отказывать и даже пальцем на них не стоит показывать, они общеизвестны и поразительно циничны. В моём понимании мы — это соратники и единомышленники, но приходится признать, что противоречия интересов и расхождения точек зрения имеют место, это похоже на рискованные в плане землетрясений и извержений разломы земной коры.

Я по себе знаю, что затянутые не на горле, а на потребительских потребностях пояса трезвят рассудок и обостряют мыслительные процессы. Как ни парадоксально, в таком состоянии я пребывал в тучные для страны годы и мог себе позволить затворничество наедине со своими мыслями. Поэтому, когда 2008 год сделал резкий поворот, оставалось лишь кратко констатировать диспозиции:

Мы подошли к рубежу, с которого для нашей страны просматриваются лишь три пути: жить рабом — унижение, умереть свободным — доблесть, жить свободным — достоинство

Бесконечно топтаться вокруг да около этого рубежа и шататься на гранях пограничного состояния между тремя альтернативами сродни безвыходной беспомощности “патового тупика”. Помнится мне, на рубеже веков и тысячелетий нынешний глава государства поставил вопрос ребром:

Сможем ли мы сохраниться как нация, как цивилизация, если наше благополучие вновь и вновь будет зависеть от выдачи международных кредитов и от благосклонности лидеров мировой экономики?! России нужна экономическая система, которая конкурентоспособна, эффективна и социально справедлива. Нужна система, обеспечивающая стабильное политическое развитие. Устойчивая экономика главная гарантия демократического сообщества, основа основ сильного и уважаемого в мировом сообществе государства” …

Это фрагмент президентского послания Федеральному Собранию датированное июлем 2000 года и этот вопрос вроде как предполагает однозначный ответ. Но как завис в воздухе “дамокловым мечом” полтора десятка лет назад так с тех пор болтается неразрешённым. Конечно, если с оптимистичной точки зрения оценить нынешнее состояние экономики как главной гарантии демократического сообщества, можно для поддержания настроения как в известном анекдоте врач пациента неутешительным диагнозом успокоил “не стоит, зато как лежит”. Но как мужчина мужчине хотелось бы заметить президенту, что для мужского рода это тревожный сигнал об угрозе вырождения и такое “состояние не стояния” лечить надо, а не ради собственного успокоения предаваться оптимизму в надежде на чудесное исцеление. Однако глупо было бы самому сообществу граждан надеяться на Бога, царя, героя и прочих спасителей Отечества, а самим палец о палец не ударить ради спасения государства от угроз разрушения.

Откровенно говоря, я не питаю иллюзий кто is who на самом деле, но чтобы не переходить на личности и не усугублять тектонических разломов социальных противоречий, смысла не вижу задаваться вопросом — Кто виноват?! Лично я так полагаю — по большому счёту, не виновных в “стеснённых обстоятельствах” политики, экономики и общества никак нет, поскольку в моём понимании эти понятия триедины, а смысл триединства позвольте подчеркнуть прагматичным выводом из трёх если …

Если ты не занимаешься политикой — политика тебя презирает

Если ты не развиваешь экономику — экономика тебя игнорирует

Если ты не уважаешь общество — общество тебя отторгает

Не думаю, что безучастие и безучастность способны гарантировать права человека быть человеком и избежать участи жертвы противостояния между добром и злом, правдой и ложью, свободой и рабством, а посему сосредоточим коллективный разум на вопросе — Что делать?!

Сообразно принципам стратегического планирования, сначала имеет смысл задать систему координат и расставить приоритеты развития страны как субъекта мирового сообщества и полагаю, если отрешиться от “великодержавного шовинизма”, миссия России прослеживается в трёх ипостасях, которые исходят из оценок геополитического положения, макроэкономического потенциала, культурных особенностей. Этот триумвират представляется простым по сути, прагматичным по смыслу …

Поддержание баланса интересов между энергогенерирующими и энергопотребляющими экономиками, обеспечение экономического паритета и геополитической стабильности между развивающимися экономиками Востока и развитыми экономиками Запада.

Продовольственное обеспечение государств с ограниченными аграрными ресурсами и возмещение мирового дефицита продовольствия, обостряющегося вследствие роста численности населения планеты и производства альтернативного топлива.

Выпрямление внешнеторговых контактов за счет логистической инфраструктуры и содействие развитию международной торговли, укреплению культурных связей между развивающимися экономиками Азии и развитыми экономиками Европы.

Миссия агропромышленного сообщества в этом триумвирате подчёркнута цветовой символикой, но если обобщить в масштабе цивилизации, тогда она ещё короче, но весомей …

Миссия агропромышленного сообщества предопределена статусом творцов и созидателей, которым предначертано восстановить реальные ценности и поддерживать гармонию мира.

Полагаю, что эта миссия выполнима лишь при условии, если агропромышленное сообщество в политике будет репрезентативно представлено, а в экономике не будет довольствоваться ролью ведомого игрока, которого “эффективные менеджеры” если и почитают, так в образе анекдотичной коровы, которую чтобы меньше ела и больше доилась — надо меньше кормить и больше доить.

Напрашивается вывод, который вроде в воздухе витает, его на аграрных форумах на досуге обсуждают, сходятся во мнениях, что агропромышленному сообществу необходим один на всех экономический союз и одна за всех политическая партия. Но дальше слов дело стопорится, потому что сообщество дробится горизонтальными и вертикальными разделительными полосами, несовместимость интересов различных “весовых категорий” и разных секторов усугубляют расчленение единого организма на членораздельную аморфную и одновременно агрессивную по отношению друг к другу среду. Не удивительно, что над этой средой доминирует и торжествует принцип Divide et impera — разделяй и властвуй, который использует для этого лукавые понятия “однорукое лоббирование” и “междоусобная конкуренция”. Сильные стороны, а именно, потенциал консолидации и взаимодействия нейтрализуется через болевые точки, а подавлять и манипулировать отечественным АПК снаружи и изнутри при такой “рознице” проще простого. Потому и прогибают кормильцев под изменчивый мир, кто попало — кто с хвоста подгоняет, кто на гриву наседает, и если это откровенно не признать, тогда и диагноз неисправим, и миссия невыполнима. Ещё один момент, субъективная мотивация безучастия “моя хата с краю”, которая как это водится, обычно сопровождается заведомо отрицательным вопросом — оно мне это надо?! В общем, всё как у всех, либо наподобие того, но есть нюансы. Чрезвычайно непросто возразить безучастной беспечности, чтобы ненароком это нечто не обидеть, а в ответ на отрицание лишь озадачу вопросом — ничего, что вас могут ограбить и убить?! В декабрьском исследовании я представлял выборки из демографических прогнозов US Census Bureau, на которые проще ссылкой сослаться — http://zerno.avs.ru/analyt/articles/1228.html, где по трём славянским странам к американскому официальному ведомству вопрос возникал и ещё по странам, угодившим в так называемое “американское очко”. Теперь “добрым людям” из ООН впору аналогичные вопросы задавать по пятнадцати бывшим союзным республикам на фоне вирусной угрозы — так и чья же хата с краю может оказаться крайней в необъявленной войне по правилам боёв без правил?! Полагаю, это уже вопрос для общего и предельно откровенного обсуждения всех людей доброй воли.

В свою очередь я счёл своим долгом представить информацию к размышлению, а если таковая вызовет в агропромышленном сообществе позитивный резонанс не на словах, а на деле, тогда я уполномочен от имени агентства “Стратег” и Агропромышленного клуба “Земляне” заявить, чем мы можем быть полезны и готовы оказать содействие в общем деле. Это отдельная тема для разговора, которую имеет смысл на тематических мероприятиях обсудить в формате коллективного разума.

Но коль скоро речь зашла о доброй воле, я по доброй воле позволю себе представить всем, кому может оказаться полезным фрагмент комплексной ценовой модели агентства *

t_18

Это динамика среднегодовых, а точнее средних за сезон (июль — июнь) цен нефти, пшеницы, кукурузы и соевых бобов за период от 1984 — 1985 до 2014 — 2015 года, а от 2015 — 2016 до 2020 — 2021 прогнозы цен по четырём ключевым позициям нефтяного, зернового и масличного комплекса. Я искренне признателен американским энергетическим и аграрным ведомствам, у которых мы в свободном доступе получили эти данные, отформатировали их и спрогнозировали вероятное развитие ситуации на ближайшую пятилетку для важнейших товарных рынков в ценовых измерениях. Это всего лишь один из вариантов, но пока что он себя оправдывает и даже “неожиданности”, которые дежурные комментаторы деловых новостей лихо преподносят в первый рабочий день после новогодних каникул, для нас оказался вполне ожидаемым, как один из ходов многоходовой комбинации. Извините, но ссылками на исходные данные я сорить не буду, а почему, даже не знаю, но от публичных откровений воздержусь. Надеюсь, найдутся единомышленники, кто поможет нам организовать тематические мероприятия, и соратники, кто готов принять в них активное участие, в формате коллективного разума оценить стратегические диспозиции и обсудить перспективы развития ситуации в стране и мире. Также хотелось бы оценить и обсудить потенциальные возможности агропромышленного сообщества в плане консолидации и взаимодействия …

Кого заинтересовали наши идеи и предложения, мы открыты для сотрудничества

Электронная почта: strateg@belnet.ru, agropromclub@mail.ru

Телефоны: +7 — 4723 — 440383, +7 — 910 – 2252156

Автор: Владимир РЕШЕТНЯК, директор Агентства “Стратег”, координатор Агропромышленного клуба “Земляне”

Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 25 января 2016 > № 1626121 Владимир Решетняк


Россия > Агропром > agronews.ru, 20 января 2016 > № 1616730 Ольга Башмачникова

Комментарий. Гайдаровский форум: нужны не субсидии, а поддержка доходности.

13 января, в первый день Гайдаровского форума – 2016 состоялась экспертная дискуссия «Место России на продовольственной карте мира», которую вела Наталья Шагайда — директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС при президенте РФ.

Участники затронули вопросы, связанные с приоритетами аграрной политики России в сфере импортозамещения, обсудили зарубежные практики министерств сельского хозяйства США и Нидерландов.

Слушая выступление заместителя министра С. Левина, а также, получая ответы на заданные вопросы, выделила для себя: основная стратегия развития молочного животноводства все-таки сведена к формуле «Идем от хозяйств населения к индустриальному производству».

Что касается хозяйств населения, то здесь действительно есть проблемы – их нужно кооперировать и интегрировать в существующие системы бизнеса, а также стимулировать переход в фермерские хозяйства.

Что же касается понятия «индустриализация» сельского хозяйства — это, безусловно, увеличение масштабов, сопровождаемых высокими технологиями. А вот с эффективностью – большой вопрос. Не шины выпускаем, где, чем больше выпустишь – тем больше постоянных издержек приходится на 1 изделие и ниже суммарная себестоимость. Эта формула в сельском хозяйстве не применима в полной мере, поскольку работа связана с живыми организмами, имеющими способность болеть, испытывать стресс, неправильно питаться.

Выдающийся экономист-аграрник А.В. Чаянов метко подметил: «Что представляет собой молочное животноводство? В своей основе это использование человеком солнечной энергии, падающей на поверхность земли, для производства дешевых объемистых кормов… экономическая наука способна: для каждой системы хозяйства, учитывая местные условия, … путем ряда организационных расчетов определить как технически наиболее целесообразное соотношение его производственных факторов, так ровно и абсолютные размеры самого хозяйства, обеспечивающие наименьшую себестоимость продуктов, а следовательно, и наибольший доход».

Вроде все просто, а на деле… Неоптимальные стратегические, тактические и оперативные бизнес-решения в АПК важнейшая причина многих взаимных разочарований инвесторов, руководителей и трудовых коллективов агрохолдингов, местных и региональных органов управления, низких темпов роста объемов производства. Об этом сегодня говорят и ученые, и сами бизнесмены.

Во многих случаях «типовой подход» к модернизации и концентрации поголовья коров в молочном животноводстве России не обеспечил рост конкурентоспособности производства молока. На крупных построенных и модернизированных объектах рост затрат на управление, амортизацию зданий и оборудования, обслуживание техники, платежи по процентам и телу кредита оказался выше, чем эффект концентрации и интенсификации производства.

Считаю: задача аграрного ведомства должна состоять в отборе не индустриальных, а экономически оправданных в заданных условиях проектов. Оценка любого инвестиционного проекта и не только в молочном животноводстве – эта оценка эффективности предлагаемой бизнес-модели вне рамок и клише. Ее нужно производить при работе конкурсных комиссий по рассмотрению инвестпроектов на предмет получения господдержки. Ее должны производить банки и другие финансовые структуры при принятии решения о кредитовании.

А задача инвестора любого масштаба – оптимизировать издержки, по возможности их уменьшая, и критически относиться к размеру возможных инвестиций. Отраслевая скорректированная на параметры проекта маржа должна позволить окупить капиталовложения в приемлемый срок, а скорректированный финансовый и производственный цикл должны предполагать финансовые инструменты, позволяющие покрывать кассовые разрывы.

Вопрос, который не успела задать на форуме: как Минсельхоз РФ смотрит на стимулирование развития овощеводства открытого и закрытого грунта фермерского типа и будут ли услышаны наши предложения?

АККОР предлагает внести изменения в мероприятия Госпрограммы и нормативно-правовые документы Минсельхоза РФ, которые позволили бы улучшить доступ фермеров к господдержке и инвестиционному кредитованию с целью увеличения производства овощной продукции: это и изменения в приказе МСХ РФ № 318 от 24.07.2015, связанные со снижением критериев масштабности в порядке отбора инвестиционных проектов, направленных на строительство и (или) модернизацию объектов АПК, в части установления: минимальной площади тепличных комплексов от 1 га, а объема производства овощных культур за год, предшествующий году получения субсидии, не менее 1 000 тонн для овощехранилищ; наличия собственных (или арендованных) площадей под овощными культурами – не менее 10 га; это выделение субсидий для строительства теплиц малой мощности на этапе начала реализации проекта и использование их на оплату первоначального взноса по лизингу; это создание соответствующих сельскохозяйственных потребительских кооперативов по хранению, предпродажной подготовке и реализации продукции; это внесение изменений в соответствующие нормативно-правовые акты, обеспечивающие подключение теплиц закрытого грунта к электросетям, газовым сетям, водоснабжению и другой необходимой инфраструктуре на бесплатной основе.

Обращаясь к выступлениям Джонатана Гресела и Филипа де Йонга вывод напрашивается сам собой. Массово высокотехнологичным наше сельское хозяйство сможет стать не так скоро. В Европе и Америке оно стало таким благодаря высокой доле затрат государства в развитии науки и технологий – затрат порою сопоставимых с объемом производимой продукции (США). Именно внедрение новых технологий позволило революционно повысить производительность труда в сельском хозяйстве, а значит и доходность, простимулировало увеличение объемов производства и развитие экспорта. А высокая доля экспорта делает страну независимой даже при наличии импортных поставок.

На форуме выступил Джонатан Гресел, полномочный министр, советник по вопросам сельского хозяйства посольства США в России, который отметил: в 2013 г. американские фермеры засеяли 132 миллиона гектаров пашни. Общая стоимость продукции сельского хозяйства составила 363 миллиарда долларов. Фермеры получили 132 миллиарда долларов чистой прибыли. Из 3 200 000 сельхозпредприятий 87% управляются семьями. Семейные фермы производят 85% всей сельхозпродукции страны, а корпоративные хозяйства – 15%. С 2000 г. валовой денежный доход американских ферм практически удвоился. За это время роль государственных программ, по словам эксперта, сократилась. При этом США являются крупнейшим в мире не только экспортером, но и импортером продовольствия и сельхозпродукции. Так, в 2014 году сельхозпродукции было экспортировано на 150 миллиардов долларов и импортировано на 112 миллиардов долларов. В итоге получилось положительное сальдо в 38 миллиардов. И это без учета продаж сельскохозяйственной техники.

Чтобы для населения была доступна более дешевая продукция, часть товаров импортируется. При этом продукция местных фермеров, которая является более качественной, экспортируется на зарубежные рынки. Существует специальная программа продвижения экспорта. Доля импорта также высока по отдельным категориям: рыбы – это более 80%, растительного масла порядка 40%, сахар – более 30%, а овощи и фрукты не доходят до 25%. Именно конкуренция с поставщиками из других стран заставляет местных производителей оптимизировать издержки и повышать технологичность.

Рост объемов сельхозпроизводства в США, значительно превышающий на сегодня спрос, происходил с 2000 года во многом благодаря инвестициям в научные разработки. В итоге фермер получает сегодня 20 долларов на каждый вложенный рубль. Это в основном технологии, связанные с безпахотной обработкой земли, использованием спутников для прецизионного земледелия, биотехнологии против сорняков и вредителей. Существует прямая корреляция роста затрат на НИИР с увеличением объемов производства. Выручка в рублях сопоставима со стоимостью производимой продукции.

Весь бюджет АПК на 2014-2018 годы – 489 млрд долларов. В США работает Всеобъемлющий аграрный закон, согласно которому господдержка не привязана к объемам производства. Речь идет о господдержке, позволяющей сохранять доходность хозяйств. У фермера есть выбор: получить бюджетные выплаты – в случае, если полученная цена ниже себестоимости или если доход ниже определенного исторического уровня дохода. Данный вид поддержки позволяет фермерам получить доступ к кредитам. Поскольку он покрывает значительные риски отрасли для финансовых институтов.

На долю программы питания малоимущих семей приходится 80% аграрного бюджета, что позволяет стимулировать спрос на потребление продуктов питания. Поддержка распространяется и на импортную продукцию, и это держит фермеров в состоянии конкуренции, что положительно влияет на развитие экономики АПК в целом. Благодаря этому для населения издержки на продукты составляют 12% в бюджете семьи, в то время как в России порядка 30%. Правительство США поддерживает не какие-то определенные направления, а уровень доходов производителей.

Подобная политика характерна и для Нидерландов. «Система была основана на субсидиях. Однако сейчас мы перешли скорее на поддержку доходов. Субсидии на производство определенных видов сельхозпродукции больше не предоставляются. Наше сельское хозяйство очень много дает нам для успешного развития торговли. Самообеспечение всеми видами сельской продукции не является нашей целью (!). Это могло бы помешать успешной модели развития нашего сельского хозяйства», – заявил министр-советник посольства Королевства Нидерландов в России Филип де Йонг.

Сельское хозяйство этой маленькой страны производит 2% ВВП, при этом в нем работает 10% населения. Есть тенденция снижения количества фермеров и увеличения объемов производимой продукции оставшимися субъектами предпринимательства. В связи с этим, особое внимание уделяется вопросам развития сельских территорий.

Производительность труда в сельском хозяйстве удвоилась также во многом благодаря Системе сельскохозяйственных инноваций, стимулирующих производство, экспорт, для которого есть инфраструктура и продуманная логистика. Высокая значимость придается передаче знаний и обучению. Фермеры – высококвалифицированные люди. Уровень самообеспеченности Нидерландов: картофель – 190%, яйцо – 350%, свинина — 265%, мясо птицы – 240%. Отсюда развитие экспорта.

Каковы выводы

Для того, чтобы стимулировать увеличение отечественного производства продукции АПК, важно создать систему господдержки, связанную с гарантированием доходности даже в случае неблагоприятных погодных явлений или рыночных тенденций – это первоочередная задача. Именно поэтому роль несвязанной поддержки — на гектар или на голову скота должна быть первостепенной.

Второе: развитие института страхования – здесь государство должно сыграть значительную роль, дабы сделать сельских предпринимателей- бизнесменов выгодными клиентами для банков, снизив отраслевые риски таким образом.

Кредитоспособность и доходность позволят постепенно вкладываться и в новые технологии в рамках частно-государственного партнерства.

В сельском хозяйстве должны быть представлены все формы хозяйствования: малые, средние и крупные. Все вместе они смогут диверсифицировать отраслевые риски и развивать сельские территории.

Убеждена в том, что реализация предлагаемых мер позволит в короткие сроки и при минимальных государственных вложениях существенно обеспечить решение задачи импортозамещения сельскохозяйственной продукции.

Автор: Ольга БАШМАЧНИКОВА, замдиректора АККОР, председатель Аграрной партии России

Россия > Агропром > agronews.ru, 20 января 2016 > № 1616730 Ольга Башмачникова


Индия. Россия > Агропром > gazeta.ru, 19 января 2016 > № 1616650 Реза Махаммад

«В России я ел борщ, пельмени и кулебяку»

Звездный повар Реза Махаммад о русской кулебяке, острой пище и кулинарной разнице между Индией и Ближним Востоком

Анна Лозинская

«Чили — не наш, но об этом уже никто не помнит» — «Стиль жизни» поговорил со звездным поваром Резой Махаммадом об индийской кухне, русской кулебяке и китайских пельменях и... больше не боится морозов.

Если вам холодно и неуютно, лучший способ согреться — вспомнить о том, как вам было хорошо два года назад, когда было море, пляж, пальмы, вода из молодого кокоса, ласси из манго и обжигающее красное карри, от которого горело во рту. Из-за курса рубля Индия от нас теперь дальше, чем обычно, — и от этого почему-то еще сильнее тоска по индийской кухне.

Индийских ресторанов в Москве до обидного мало. Вот почему мы так обрадовались, узнав, что в Москву приезжает Реза Махаммад — звездный повар, ведущий программ телеканала Food Network и владелец лондонского ресторана The Star of India. Словом, западное лицо индийской кухни. В Москве он дал мастер-класс по приготовлению курицы карри с кардамоном и признался «Газете.Ru», что никогда не хотел иметь отношение к кухне.

— Я попал в ресторанный бизнес случайно. Моего отца не стало, когда я был совсем молод, и я был вынужден взять на себя управление рестораном в Лондоне. Но по-настоящему я хотел стать музыкантом, концертирующим пианистом. Или заниматься модой, дизайном, изобразительным искусством, даже дизайном интерьеров — в общем, творчеством. Но и в ресторанном бизнесе мне удалось использовать элементы того, что меня всегда интересовало: я придумал, каким должен быть дизайн лондонского ресторана, какая музыка там должна быть.

В 80-е у меня был белый двухуровневый натяжной потолок, сейчас на потолке фрески в духе Ренессанса, напоминающие об Италии, о Вероне или Венеции. Мне всегда нравились визуальные искусства, для меня еда тесно связана с искусством. Все взаимосвязано: музыка, изобразительное искусство, еда — все это имеет отношение к органам чувств.

— Какое индийское блюдо ваше любимое?

— Сложно сказать, что я люблю больше всего: в Индии много разных регионов, и в каждом интересно что-то свое. Например, если вы поедете в Раджастан, вы обнаружите, что кулинарный стиль меняется там каждые 50 км. Все из-за ландшафта! Сначала вы в пустыне. Через мгновение оказываетесь в оазисе. Через 50 км — что-нибудь еще.

Изменяется пейзаж — изменяется и еда. Многие в Индии не едят мясо: 65% процентов населения — вегетарианцы.

Но оставшиеся 35% — это тоже очень много людей. Я вот люблю мясо, курицу, рыбу — но все зависит от региона. Мне нравится кухня Раджастана, Южной Индии, Хайдарабада.

— Почему, на ваш взгляд, индийская кухня так популярна в мире?

— Индия была одной из колоний Британии — думаю, поэтому первоначальную популярность индийская кухня приобрела именно в Великобритании. Она была популяризирована англичанами, которые долгое время жили в Индии, а потом вернулись. Это были люди, привыкшие к вкусу пряностей. А ведь специи вызывают привыкание, даже зависимость. Когда вы добавляете специи в блюдо, вы добавляете ему новое измерение, оно становится более интересным. У индийской кухни есть много родственников — двоюродных братьев, я бы сказал. Персидская кухня, кухня Ближнего Востока. Там тоже используются специи — но обращаются с ними по-другому, не так, как в Индии. Мы разогреваем специи в самом начале готовки, обжаривая их в масле, — так они раскрываются полнее, отдавая весь свой аромат маслу, рыбе, мясу, овощам, всему, что вы готовите.

— То есть разница между индийской кухней и кухней Ближнего Востока — в том, что вы обжариваете специи в начале готовки?

— Да. Вкусы, характерные для ближневосточной кухни, — более мягкие. Есть аромат, но вкус слабее. А в индийской кухне есть и аромат, и вкус пряностей, она более изысканная. Кстати, острый перец — продукт не индийского происхождения. Он не рос в Индии — сюда он попал благодаря португальцам, которые привезли его с южноамериканского континента в XVI веке.

— Индийская кухня изначально не была такой острой?!

— Нет! У нас был душистый перец, черный перец, но острого красного перца не было. Родина перца чили — африканские колонии Португалии, такие как Мозамбик и Ангола, и американские колонии. Но сейчас об этом никто не думает. Как только острый перец вошел в индийскую гастрономическую традицию, это стало выглядеть так, будто это мы выращиваем чили всю жизнь. Тогда индийская кухня и стала острой.

— И известна на весь мир именно своей остротой.

— Знаете, мне нравится острая еда, но я люблю, когда у нее есть не только острота, но и вкус. Когда перца слишком много, вы не чувствуете никаких других вкусов, острота перекрывает все на свете, так что чили нужно добавлять очень аккуратно.

— Нужно ли адаптировать индийские блюда к западному вкусу?

— В конце 60-х, когда я родился, а мой отец открыл в Лондоне ресторан, еда в этнических ресторанах на Западе подавалась как раз в адаптированном варианте. Но сейчас люди путешествуют гораздо больше, чем в 60-е, и я думаю, что сегодня вкус должен быть аутентичным. Единственное, что нужно, — это модерировать остроту блюд.

Нужно добавлять меньше перца, чем мы привыкли, чтобы человек мог почувствовать вкус и понять в точности, каким должен быть вкус того или иного блюда.

Когда ты привыкаешь к этим вкусам и ароматам, ты можешь прибавить перцу. Но нужна какая-то прелюдия. Так что моя позиция — сохранять аутентичность, но снижать остроту.

— Какие блюда неиндийской кухни вам нравятся?

— Я обожаю кухню Юго-Восточной Азии — Таиланда, Вьетнама, кухню Ближнего Востока, стран Средиземноморья. Я люблю, когда у блюд яркий вкус, интересная структура, цвет. Мне нравится, когда есть баланс кислого-сладкого-соленого-острого. Мне нравится, когда ароматы щекочут нервы, дразнят вкусовые рецепторы.

— Что вы уже попробовали в России?

— Я ел борщ, пельмени — я обожаю блюда из фаршированного теста и уверен, что у пельменей в России и в Китае общие корни. Вы знаете, что до путешествия Марко Поло в Китай в Италии не было спагетти и других видов пасты? Это он привез в Италию идею лапши.

— Русская кухня, наверное, не кажется вам такой уж яркой.

— В русской кухне специи тоже используются: имбирь, корицу, кардамон, гвоздику кладут в некоторые блюда. Сладкие. Это обычная история для всех западных стран: когда индийские специи попали в Европу, их стали использовать прежде всего именно для приготовления десертов. Но да, мне не хватает острых впечатлений.

Правда, есть одно блюдо, которое я обожаю, — это кулебяка.

Разные виды начинки из яиц, рыбы, риса, блинчики, которые их разделяют, тесто — обожаю! Я делал кулебяки в 80-е, когда учился в кулинарной школе. Божественная еда.

— Как вам удалось совместить барочный интерьер и музыку с традиционной индийской кухней?

— Они прекрасно сочетаются. Посмотрите на индийскую архитектуру, на дворцы, они украшены так же пышно, как здания эпохи барокко. А барочная музыка… Я ее обожаю! Телеман, Корелли, Манфредини, Локателли….

Рецепт от шефа: курица карри с кардамоном

Реза пускается в перечисление имен своих любимых композиторов и тем временем разогревает сотейник, льет туда растительное масло, бросает в горячее масло стручки кардамона и, дождавшись, чтобы они зашипели, отправляет туда же свежий измельченный имбирь, чеснок и лук. Добавляет чуть-чуть соли (он говорит, что так лук быстрее приобретет золотистый цвет) и быстро-быстро перемешивает, не переставая восхищаться ароматом. На сковороду продолжают радугой сыпаться пряности — молотый кориандр, острый перец чили, куркума перемешиваются с луком, и Реза успокаивает этот пожар тремя столовыми ложками воды.

К смеси добавляются порезанные помидоры и зеленый чили, от одного вида которого становится жарко.

Остается перемешать — и выпаривать воду, чтобы помидоры, лук и пряности превратились в густой соус. Соус непременно нужно попробовать — и добавить в него соли и сахара, чтобы получился тот самый остро-кисло-сладкий вкус, который отличает многие блюда Азии. В ярко-красный соус выкладываются куриные грудки, порезанные крупными кусками. Осталось влить на сковороду еще воды, чтобы она покрыла курицу, перемешать и оставить готовиться под крышкой на медленном огне. Готовую курицу Реза посыпает свежей кинзой. Куда же без нее в индийской кухне!

Индия. Россия > Агропром > gazeta.ru, 19 января 2016 > № 1616650 Реза Махаммад


Украина. Евросоюз > Агропром > vestifinance.ru, 18 января 2016 > № 1614658 Юрий Косюк

Украинский миллиардер: Европа обманула Украину с ЗСТ

Владелец агрохолдинга "Мироновский хлебопродукт" Юрий Косюк заявил о том, что зона свободной торговли Украины с Европой, официально заработавшая с начала 2016 г., в своем текущем виде не открывает европейский рынок для украинских компаний.

Об этом украинский миллиардер ($1,1 млрд в 2015 г. по версии Forbes) заявил в интервью украинской службе "Голоса Америки".

Глава крупнейшего производителя куриного мяса на Украине назвал установленные Европой для Украины квоты катастрофически малыми. При этом сама зона свободной торговли Украины с ЕС является, по мнению Косюка, мягко говоря, неравноправной:

"Голос Америки": С 1 января 2016 года начало действовать Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и Европейским союзом. Как отразилось открытие европейских рынков на вашем бизнесе?

Юрий Косюк: Никакого открытия рынков не произошло. Знаете, в колесах такой механизм, называется ниппель: в одну сторону пропускает, в другую сторону – нет. Такая примерно ситуация сейчас у нас с европейскими рынками. Европа говорит о зоне свободной торговли с Украиной, и одновременно подписана куча исключений и ограничений для экспорта украинских товаров. Поэтому это такая зона свободной торговли только в одну сторону, только в сторону Украины.

ГА:Но раньше холдинг не мог поставлять продукцию в страны Евросоюза, долгие годы "Наша Ряба" прорывалась на рынки ЕС. Наконец в 2015 году вы начали экспортировать курятину в Европу. И вы говорите, что для вас ничего не изменилось?

ЮК: Ничего. Я думаю, что нас обманули. Для экспорта продовольственных товаров из Украины установлены катастрофически большие ограничения или квотирования. Чтобы вы понимали: Украина производит 1,2 млн тонн куриного мяса в год. При этом Европа дала Украине беспошлинную квоту – 16 тыс. тонн. Ну, плюс к тому же можно ввезти без пошлины 20 тыс. тонн целой замороженной курицы (которая абсолютно никому не нужна). На все, что сверх этой квоты, – пошлина более 1 тыс. евро за тонну.

ГА: Почему квоты оказались такими мизерными?

ЮК: Потому что Европа защищает свой рынок! Они четко защитили собственные интересы, а Украина проиграла. Поэтому я считаю, что и зона свободной торговли, которую очень сильно пропагандируют сегодня, - это обман Украины. Вы представьте: один только наш агрохолдинг "Мироновский хлебопродукт" производит 700 тыс. тонн мяса в год, экспортирует 250 тыс. тонн, а Европа дала для всей Украины беспошлинную квоту на 16 тыс. тонн. Какая свободная торговля, о чем мы говорим ?!

ГА: Возможно, эти квоты будут пересматриваться?

ЮК: Нет. Как заявила руководитель комитета по вопросам торговли ЕС, в ближайшие 5 лет также вопросы ПРО не будет нарушаться.

ГА: А российский рынок, насколько он для вас привлекателен?

ЮК: Российского рынка у нас уже давно нет. Еще 5–7 лет назад стало понятно, что российский рынок будет не наш и будет нам неинтересен. Ведь Россия достаточно долго субсидировала своих производителей, осуществляя капитальные вложения через государственные субсидии. Они практически инвестировали все производство за государственный счет. Сегодня у них на рынке курятины перепроизводство. При таких условиях конкурировать невозможно, и мы ушли с российского рынка еще года три назад.

ГА: Чувствуете ли вы оживление на украинском рынке? Говорят, что есть рост экономики.

ЮК: Никакого роста экономики не будет, это обман. Я думаю, что экономика в этом году пойдет вниз. Мы видим настроения бизнеса – с чего быть росту? Существует несколько драйверов экономики. Внутренний потребитель, когда потребляет, может двигать экономику вверх. Но внутренний потребитель становится беднее, у него все меньше денег. Второй двигатель – внешние рынки, но они какие были, такие и есть. Третьим двигателем могут быть зарубежные инвестиции. Но инвестиции в Украину в ближайшее время не придут.

ГА: Вы настроены пессимистично...

ЮК: Относительно пессимистично. Это первый год, когда мы не будем инвестировать в новое строительство.

ГА: А у вас планы, как дальше налаживать сотрудничество с Европой?

ЮК: Есть, и довольно большие. Мы полностью выбрали квоту, которую нам дали – 16 тыс. тонн, но мы не собираемся на этом останавливаться. Я считаю, что Европа играет с нами в нечестную игру, но это игра, и мы будем искать в этой игре свои подходы. Несмотря на их заградительные меры, тарифы и квотирования, мы будем экспортировать в Европу.

ГА: Если не секрет – как?

ЮК: Мы не хотим озвучивать конкретные шаги. Ведь наши европейские друзья очень боятся прихода Украины – украинского аграрного сектора, особенно продовольственного блока. И придумывают, как этого не допустить. Я убежден, что тот референдум, который сейчас придумала Голландия относительно ратификации Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, является одним из способов, которым голландские производители – как минимум аграрные – стараются закрыться от Украины. И мы знаем, кто это делает. Европа достаточно сильно защищается. Европа очень большой протекционист. У них есть несколько стран, которые слишком сильно протекционирует своих производителей.

Украина. Евросоюз > Агропром > vestifinance.ru, 18 января 2016 > № 1614658 Юрий Косюк


Россия > Агропром > portal-kultura.ru, 13 января 2016 > № 1641440 Александр Ежевский

Александр Ежевский: «Родина начинается с кружки молока и куска хлеба»

Нильс ИОГАНСЕН

Министру тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР Александру Ежевскому в ноябре исполнилось сто лет, а незадолго до Нового года Владимир Путин наградил его орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени. Корреспондент «Культуры» застал аксакала на рабочем месте. С 2004-го Герой Социалистического Труда трудится в должности главного научного сотрудника Всероссийского научно-исследовательского технологического института ремонта и эксплуатации машинно-тракторного парка (ГОСНИТИ).

Александр Александрович находится в потрясающей физической форме: отказался от персональной машины — предпочитает метрополитен. Старая гвардия, таких сейчас не производят, гвозди бы делать из этих людей — это все про него.

Только начали беседу, запиликал телефон — на связи Иркутск, Государственный аграрный университет имени А.А. Ежевского. Вуз назван в честь знаменитого земляка прижизненно — редчайший случай. Руководство докладывает: с «Ростсельмаша» прибыла кабина новейшего комбайна, будем учить студентов. Александр Ежевский мигом вносит рацпредложение — смастерить на базе новинки виртуальный компьютерный тренажер, «как у военных летчиков». Чтобы молодые люди обучались владению техникой в условиях, максимально приближенных к полевым: «Перед отраслью поставлены масштабные задачи, — подытоживает Ежевский, — расслабляться нельзя».

культура: Президент потребовал от российского АПК к 2020 году стать крупнейшим мировым поставщиком продуктов. Что для этого требуется?

Ежевский: Задача действительно грандиозная, сравнимая с освоением целины. В оборот необходимо ввести более 40 миллионов гектаров ныне не используемых земель, заброшенных за последние два десятилетия сельскохозяйственных угодий, чтобы полностью обеспечить прежде всего внутренний рынок отечественным продовольствием.

Дело в том, что мы даже не вышли на уровень 1990 года по производству продуктов питания. Тогда в РСФСР получили 117 млн тонн зерна, в СССР — более 200 млн тонн. А сегодня РФ собирает чуть более ста млн тонн, думаю, еще и с существенными приписками — отчетности-то нет. На душу населения молока и молочных продуктов тогда приходилось 386 кг в год, строго по нормам, сейчас — только 247 кг. А ведь именно с этого и начинается Родина — с кружки молока и куска хлеба. Поэтому заявления о том, что в Советском Союзе были серьезные перебои с продовольствием, — ложь. В рабочих столовых выбор блюд оставался богатым, еда была качественной. Ведь питание — едва ли не самое главное в жизни. Можно ходить в одном костюме, но три раза в день садиться за обильный стол.

РФ ежегодно тратит более 40 млрд долларов на импорт продовольствия, причем порой некондиционного. Устранение этой проблемы — приоритет государственного значения. Однако когда мы рассматриваем пути решения, то утыкаемся в тупик. Как известно, половина успеха в сельском хозяйстве — селекция, семенной материал, породы скота. Оставшиеся пятьдесят процентов — механизация. В результате отсутствия должного количества техники Россия ежегодно теряет более 20 млн тонн зерна, миллион тонн мяса, 7 млн тонн молока. Производительность труда в нашем АПК в 6–9 раз ниже, нежели в западных странах, а энергозатраты — в 2–3 раза выше. Плюс мы расходуем по 60 млрд рублей для поддержания устаревшего и сильно изношенного машинно-тракторного парка в работоспособном состоянии. Хотя на селе, возможно, скоро никого не останется: каждый год полтора миллиона человек, в основном молодежь, уезжает в города.

культура: Но ведь машиностроительные мощности СССР были избыточными...

Ежевский: Отнюдь. Когда в декабре Владимир Путин вручал мне орден, я выступил на тему выполнения его поручения. В СССР мы имели 3,5 лошадиных силы на гектар пашни, теперь в РФ — 1,5 л.с./га. При этом в США — 8 л.с./га, в Евросоюзе — около 5–6 л.с./га. Таким образом, энерговооруженность сельского хозяйства необходимо быстро и более чем в два раза повысить.

Вот еще грустная статистика. В Штатах — 26 тракторов на тысячу гектаров, в Канаде — 16, в ЕС вообще 85, даже в Белоруссии — 9,3. А у нас — всего 3,6. Аналогичная ситуация и по зерноуборочным комбайнам. Почему мы теряем 20 млн тонн зерна? Именно поэтому — нет техники, не можем вовремя все убрать и вывезти. Вместо положенных 7–8 дней уборочная затягивается на месяц-полтора, хлеб уходит под снег. В РСФСР работали 1 365 000 тракторов, сейчас осталось 420 000, тогда мы имели 407 000 зерноуборочных комбайнов — ныне только 120 000. Более того, есть прямая зависимость между урожайностью и энерговооруженностью. Так, в США собирают 72,4 центнера с гектара, в ЕС — 51 ц/га, у нас — 23 ц/га.

культура: Способна ли современная российская промышленность обеспечить аграриев недостающей техникой?

Ежевский: Да, и это несмотря на то, что многие заводы закрылись. Мощности недогружены, увеличить производство в пару раз — не проблема. Но и этого уже недостаточно. Ведь на селе почти нет денег, чтобы закупать новые машины. Виной тому пресловутый диспаритет цен: ГСМ, электроэнергия, газ, запчасти, техника дорожают, а закупочные цены на продукцию сельского хозяйства остаются прежними или даже снижаются. Да, стоимость продовольствия растет еще быстрее, но крестьянам от этого ничего не достается. Прибыли оседают в карманах посредников, различных «зернотрейдеров» и прочих торгашей. При этом кредиторская задолженность села — свыше триллиона рублей!

Требуется полномасштабная поддержка АПК. Согласно Постановлению правительства РФ №1432 в 2015 году на субсидирование покупки техники требовалось 8 млрд рублей, но дали только 1,9 млрд. Крестьянам не на что покупать новые машины, и это главная беда.

культура: А насколько сельхозтехника, которая выпускается в РФ, удовлетворяет современным требованиям?

Ежевский: Конечно, машиностроению тоже нужно и повышать качество, и осваивать новые технологии. В отрасли хватает прозябающих заводов, по сути, у нас осталось лишь три лидера — «Ростсельмаш», «Санкт-Петербургский тракторный завод» и «Воронежсельмаш». Первый осенью в Ганновере представил новый комбайн RSM 161, я сам за его рулем сидел: для комбайнера — отличная машина. И немцы, кстати, образец очень высоко оценили.

культура: Ничего, что «Ростсельмаш» использует импортные комплектующие, в том числе двигатели?

Ежевский: Это горькая правда — 30–40 процентов деталей завозятся. И особенно неладно в государстве с моторами. Отмечу, что так было не всегда. К примеру, Барнаульский моторный завод в советское время ежегодно давал до 156 000 дизелей для тракторов и комбайнов, нынче — только 700 штук. Да и элементы трансмиссии, другие агрегаты тоже требуются, а их нет. Нужно, повторюсь, заново налаживать производство по всей цепочке.

Но как? Станкостроительные заводы продолжают закрываться. Нет отечественных подшипников: в СССР производилось порядка 70 000 металлообрабатывающих станков в год, теперь — менее четырех тысяч, да и то на заграничном материале. Станкостроение подорвано, а ведь оно — становой хребет промышленности, в том числе и сельскохозяйственного машиностроения. Нужна и электроника — у нас ее почти нет, приборостроение также подорвано.

Но запускать процесс замещения импорта, я думаю, все-таки нужно со смены приоритетов, с пересмотра моральных ценностей общества. В СМИ — одна чернуха, драки, убийства, смакование какой-то грязи, обсуждение преимуществ «сладкой жизни». Где рабочий класс и пролетарские ценности: порядочность, сознательность, солидарность? О производительности труда никто не говорит, слов таких даже не знают.

И никто ни за что не отвечает. В 2012 году Владимир Путин объявил о необходимости создания 25 млн новых высококвалифицированных рабочих мест. И все — молчок. Кто за выполнение этой программы несет ответственность, сколько специалистов трудоустроено? Никто не знает.

культура: Вы собственными глазами видели индустриализацию 30-х, очень удивившую мир. Поделитесь рецептами.

Ежевский: Для начала необходимо в корне изменить финансовую политику. Минфин и Центробанк должны работать на промышленность, а не на спекулятивный капитал. Мы деньги от продажи нефти и газа отвозим за океан, покупаем там малодоходные ценные бумаги, а потом ищем, где бы занять «на жизнь». При этом кредитные ставки для отечественного бизнеса — сумасшедшие, в таких условиях развитие попросту невозможно. В итоге деньги уплывают в офшоры. Сколько говорили, что это нужно прекратить? Но в прошлом году снова 150 млрд долларов вывезли. Де-факто мы своими деньгами развиваем западные и прочие экономики, а российской ничего не достается.

В основе экономической политики, считаю, должно быть то, что, говоря образно, можно потрогать руками. Мощности, объекты, инфраструктура. Пройдет еще 15–20 лет, и нефть либо закончится, любо ей найдут замену. И тогда мы останемся на бобах. Поэтому единственный рецепт — срочная индустриализация, не на словах, а на деле, наведение порядка в финансовом секторе, снижение налогов и кредитных ставок.

Тогда, в 30-е, целый мир был против нас. И нам требовалось пройти вековой путь за десять лет. Мобилизовали резервы, стиснули зубы, напрягли жилы. Сталинградский тракторный завод — гигант! — за год построили. Сейчас в это мало кто верит, дескать, чудеса. Закладывали основы, фундамент всей экономики, строили важнейшие производства. Только поэтому и победили затем в Великой Отечественной.

Сегодня международная обстановка тоже напряженная, требуется новая индустриализация, и опять в кратчайшие сроки. Причем провести ее гораздо проще — деньги-то есть. Но ими нужно правильно распорядиться, изменив финансовую политику и направив резервы на развитие отечественной экономики, а не в США.

культура: И как это сделать, если конкретнее?

Ежевский: Нужно, наконец, внятно сказать, куда плывем. Если неизвестна пристань, никакой ветер не будет попутным. То есть прежде всего необходимо ввести планирование — хотя бы индикативное, поставить четкие цели, создать систему ответственности кадров. И, повторюсь, определиться с вектором, понять, что мы строим? Капитализм, социализм, капиталистический социализм, госкапитализм, демократию, либерализм? И не медлить: ведь «краник» в любой момент могут перекрыть какие-нибудь очередные санкции; и тогда есть-пить нам станет нечего.

культура: Группа депутатов Госдумы недавно инициировала законопроект, предусматривающий введение в Уголовный кодекс статьи о вредительстве. Все действительно так плохо?

Ежевский: Насчет сознательного вредительства утверждать не буду, а вот абсолютно неграмотная экономическая политика имеет место. А как назвать действия Центробанка и Минфина, я даже и не знаю. Пока, при нынешнем курсе на главенство нефти и газа, будущее России туманно...

культура: А есть ли кадры, которые, как известно, «решают все» — люди, способные встать во главе новой индустриализации?

Ежевский: Кадры пока есть. Но через несколько лет уйдут ветераны, затем советские специалисты, а что потом? Нам некому передать свой опыт. Довольно большой отряд молодых людей вообще ничем, кроме легких денег, не интересуется. Будет ли Россия через 15–20 лет? А наплевать! Им дай все и сразу. Машину, квартиру, дачу, предметы роскоши.

Мы строили — коммунизм, социализм, подлинное общество равных возможностей. Было тяжело, не все получалось, но были цели, мы к ним стремились. Учились, работали, мечтали о светлом будущем. И что? Можно, конечно, смеяться над нашим личным аскетизмом, но страна-то, по сути, до сих пор живет тем, что возвели мы — несколько поколений советских людей.

культура: Выходит, советская плановая модель была правильной?

Ежевский: Именно так. На Западе каждый президент корпорации имеет планы на десять лет. Компании поменьше руководствуются пятилетками, директор завода мыслит трехлетним планом. План, как правило, ежегодный сверстан, скажем, в Японии и для простого рабочего. Между прочим, это все они переняли у советской системы.

культура: Александр Александрович, Вам — сто лет. Но Вы каждый день на работе, полны сил, энергии. Это тоже результат какого-то личного планирования?

Ежевский: А как же! Для меня работа — насущная потребность. Живу от цели к цели, а когда таковые есть, то будущее осознанно и прозрачно. Движение — всегда и во всем. Более четверти жизни я провел в кресле министра, а на служебной «Чайке» никогда не ездил, на работу — пешком. И сегодня стараюсь на своих двоих передвигаться, в день прохожу не менее 6–8 километров.

Жизнь — это как езда на велосипеде. Пока крутишь педали — держишь равновесие; остановишься — упадешь. Такая вот у меня философия. Лифтами даже стараюсь не пользоваться: три ступеньки — вдох, еще три — выдох. Диету соблюдаю, утром творог с медом и каша на молоке. А вот обед совершенно нормальный, обычные блюда.

культура: Вам довелось поработать со многими историческими фигурами. Кто наиболее запомнился?

Ежевский: Запомнились все: брежневское Политбюро помню, как живое. Но особенно благодарен судьбе за встречу с Косыгиным. Мы познакомились в командировке. Меня только назначили замом в министерство тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, а Косыгин на тот момент занимал пост министра легкой промышленности. В Узбекистан мы ехали разбираться в проблемах механизации уборки хлопка. Тема, правда, не моя, в хлопчатнике почти не смыслил. Зато Алексей Николаевич, напротив, был в курсе всех нюансов. Помню, прилетели вечером, я тут же пригласил руководителей наших заводов, их было в Ташкенте четыре. Целую ночь до семи утра постигал азы уборки «белого золота», ездили к посевным площадям, при свете фар мне там показывали на пальцах что да как, потом на предприятиях еще устройство машин объясняли.

Утром уже с Косыгиным выезжаем на поля, решать вопросы на месте. Идет обсуждение, я особо не высовываюсь, есть, мол, и другие знающие люди в делегации. И тут Алексей Николаевич спрашивает о переходе с вертикальной машины на горизонтально-шпиндельную. Вокруг замешательство, один я неожиданно для самого себя начинаю петь соловьем. Косыгин выслушал и говорит: «А откуда, вы, товарищ Ежевский, все это знаете?» Пришлось объяснять, что ночь потратил на хлопкоуборочную технику и технологии. Он меня по плечу похлопал: «Молодец, вот таким ответственным всю жизнь и оставайся. Дерзай, всегда смотри вперед, изучай что-то новое». Вот напутствию Косыгина я до сих пор и следую.

Россия > Агропром > portal-kultura.ru, 13 января 2016 > № 1641440 Александр Ежевский


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 января 2016 > № 1610955 Анна Любоведская

Комментарий. Российские аграрные биотехнологии теснят импортные ядохимикаты.

Россия, оказавшись позади других стран в химизации, техническом и материальном обеспечении сельского хозяйства, может оказаться в авангарде нового технологического витка мирового АПК в биологизации.

По итогам всероссийской научно-практической конференции «Биологизация сельского хозяйства и органическое земледелие», которая прошла в декабре в Белгороде, ученые и эксперты констатируют: результатами масштабного внедрения биологизации может стать снижение себестоимости продуктов питания на 20%, замена на 40-50% импортных агроядохимикатов отечественными биопрепаратами, повышение плодородия почв, рентабельности сельхозпроизводства, улучшение качественных характеристик сельхозкультур и целый ряд экологических выгод.

В конференции приняли участие профильные научные учреждения – ВНИИ института фитопатологии, ВНИИ биологической защиты растений, НРИУЭ АПК, ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии РАСХН, представители реального сектора и общественных организаций из 12 регионов РФ. Результат обсуждения обнадеживает – Россия обладает серьезным научным потенциалом, уникальными коллекциями штаммов, технологий, приемов, положительными производственными испытаниями и возможностями для массового внедрения отдельных элементов биологизации начиная уже с 2016 года, двигаясь поэтапно ко всему комплексу биологического сельского хозяйства или полностью органическому земледелию, мировым рынкам экологически чистой продукции к 2020 году.

— Сегодня биотехнологии в растениеводстве и садоводстве по урожайности и себестоимости конкурируют с химическими методами. Без ядохимикатов и даже без минеральных удобрений в странах ЕС в органическом сельском хозяйстве урожайность выше, чем в России с ядохимикатами и всем спектром удобрений. Основной фактор успеха западного сельского хозяйства — адаптивная селекция, — говорит Член правления Союза органического земледелия Яков Любоведский.

Приоритет здоровья почв и экосистем сделает отечественное сельское хозяйство устойчивым к болезням, засухам. Для запуска биологизации сельского хозяйства необходимо, по примеру западных стран, ужесточить требования к внесению пестицидов.

Актуальность биологизации сельского хозяйства

Согласно данным ФАО, из 4,85 млрд га мировых агроугодий почвоутомлению или токсикозу почв (в том числе из-за загрязнения остатками стойких гербицидов!) подвержены 1,25 млрд гектаров. Это – основная причина потерь почти 25% мирового урожая сельхозпродукции.

Ученые обращают внимание, что излишняя химизация почв – следствие маркетингового давления крупных производителей химикатов. «Применяются препараты, которые в данный момент не нужны, а иногда и просто опасны. Анализ предлагаемых хозяйствам схем обработки зачастую позволяет удалить из них половину фунгицидов, которые рекомендуется некоторыми фирмами для обязательного использования», — приводит данные Николай Будынков, ведущий научный сотрудник ФГБНУ ВНИИФ.

Излишняя химизация привела к развитию целого ряда фитопатологий и токсикантов в агроценозах, предупреждает директор ФГБНУ ВНИИФ Алексей Глинушкин. «Это гнили, трахеомикозы, снижение продуктивности, урожайности и качества сельхозпродукции. Отдельным пунктом следует отметить головню, а также заболевания надземной части растений – листьев и стеблей. Для зерновых это септориозы, пиренофороз, мучнистая роса, ржавчины и др., для овощных – мучнистая роса, дидимеллезы (акохитозы), антрактоз, серая и белая гниль», — говорит Алексей Глинушкин.

Химические пестициды в почве вообще не работают. В почве эффективны биологические препараты на основе живых клеток. «Уже имеется массовое проявление резистентности возбудителей заболеваний на многих сельскохозяйственных культурах — церкоспороз сахарной свеклы, мучнистая роса на зерновых культурах и др. К биологическим фунгицидам возникновение резистентности не отмечено, что подтверждается многочисленными полевыми производственными опытами», — говорит Денис Морозов, генеральный директор компании «Агротехнологии».

По данным Института почвоведения МГУ-РАН, МГУ им. Ломоносова, в России продолжается истощительное землепользование, что грозит почвенно-экологическим кризисом. 58 млн га пашни характеризуются низким содержанием гумуса. «Из-за использования монокультур во многих регионах юга России на 97–98% сельхозугодий происходит систематическое существенное снижение плодородия почв», — говорит д.г.н., заведующий лабораторией геоботаники ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса Илья Трофимов.

«В почвах России наблюдается системное превышение выноса веществ над их поступлением в почву в два раза. Компенсация выноса долгие годы обеспечивалась за счет химизации и минерализации органического вещества в почве, что приводило к снижению плодородия и деградации почв. В России сложилась устойчивая катастрофическая тенденция увеличения площадей эродированных почв и ухудшения их агрохимического состояния. Например, 20-25% составляет недобор урожая зерна. Это неэффективное растрачивание государственных средств», — приводит данные Василий Мельников, заместитель начальника департамента Агропромышленного комплекса Белгородской области, начальник управления биологизации, охраны почв и прогрессивных технологий в растениеводстве.

Биологизация сельского хозяйства — мировой тренд

Роман Куликов, руководитель агронаправления Биотехкластера Фонда Сколково относит к четверке ведущих мировых трендов в агротехнологиях органическое сельское хозяйство и применение биопрепаратов, подчеркивая, что у России есть уникальная научная база для производства биопрепаратов на основе научных центров по защите растений (ВИЗР, ВНИИБЗР, ВНИИФ и др.), есть успешные отечественные предприятия с опытом разработки и продажи конкурентоспособных продуктов. «Сейчас биотехнологии в растениеводстве и животноводстве находятся на этапе резкого роста и развития. В ближайшие 20 лет ежегодный рост мирового рынка биопрепаратов составит 15%, достигнув в 2035 году уровня $57 млрд», — утверждает Роман Куликов.

— Особое значение приобретают вопросы внедрения в производство современных биотехнологий, использования биопрепаратов, что направлено на повышение устойчивости производства и качества производимой продукции. В этом году ЕЭК приняла перечень перспективных научно-исследовательских разработок до 2020 года, в том числе по биотехнологиям и вопросам обеспечения устойчивости аграрного производства, — говорит заместитель директора Департамента агропромышленной политики ЕЭК Роман Ромашкин.

Китай, США, ЕС достигли потолка применения агроядохимикатов и синтетических удобрений. Увеличение их применения уже не ведет к увеличению урожая, а, наоборот, провоцирует экологические проблемы, которые негативно влияют на сельхозпроизводство. Китай – самый крупный сельхозпроизводитель в мире, последние 10 лет активно внедряет методы биотехнологий в сельском хозяйстве. Ежегодно открываются тысячи новых фабрик по производству биопрепаратов (данные BioFach China), ежегодно требования к применению ядохимикатов ужесточаются. В странах Европы норма внесения минеральных удобрений снижается, под запрет подпадают каждый год различные пестициды, список запрещенных ядохимикатов только растет. У США на сегодня крупнейшая в мире экономика биотехнологий (35% от глобальной биоэкономики) и почти 50% всего мирового рынка экологически чистой продукции.

России надо остановиться и не идти в тупик химизации. «В агроценозах полей накоплен гигантский патогенный потенциал и моментально уменьшить его отказом от применения химических средств защиты растений невозможно. Необходим комплексный подход с использованием химических и биологических средств защиты растений, а также – стимуляторов и антистрессантов в различные фазы развития растений и межсезонье при постоянном мониторинге микробиологического состояния полевых агроценозов в течение многих лет», — говорит Николай Будынков.

Российская наука готова заместить 40-50% импортных агроядохимикатов экологически безопасными биопрепаратами к 2020 году.

Сегодняшний уровень использования в российском АПК возможностей биотехнологии и научного потенциала не соответствует современным требованиям. Именно инновации в мировом сельском хозяйстве являются решающим конкурентным преимуществом.

— Сегодня сельскохозяйственная микробиология может предложить производственникам достаточно большой спектр биопрепаратов, которые используются для повышения почвенного плодородия и продуктивности культурных растений, защиты их от фитопатогенной микрофлоры и вредителей, повышения качества урожая, снижения норм внесения минеральных удобрений и пестицидов, — говорит Александр Заплаткин, научный сотрудник ФГБНУ ВНИИ СХМ, руководитель отдела развития компании «Бисолби Плюс». — Все указанные бактерии в большей или меньшей степени способны синтезировать гормоны роста, фиксировать азот атмосферы, переводить соединения фосфора в усвояемые формы, продуцировать соединения, обладающие фунгицидными или фунгистатическими свойствами против фитопатогенных грибов, что благоприятным образом сказывается на физиологическом состоянии и общей продуктивности сельскохозяйственных культур.

ВНИИ биологической защиты растений обладает коллекцией уникальных культур бактерий и грибов (1000 культур). В институте постоянно совершенствуются технологии фитосанитарного мониторинга. Созданы приборы наземного и дистанционного обнаружения фитопатогенной инфекции и контроля метеопараметров в агроценозах. В текущем году разработана эффективная светоловушка насекомых на базе сверхярких светодиодов на солнечных батареях. ВНИИ БЗР проводит мероприятия по защите урожая с помощью спороулавливающих устройств, феромонных ловушек, беспилотных летательных аппаратов БПЛА, регистраторов метеопараметров, программы для ЭВМ.

«Агробиотехнология – это технология, где полезную для человека работу делают живые организмы. В сельском хозяйстве основной рабсилой являются бактерии, грибы, черви и энтомофаги. Сегодня технологический прогресс позволяет направить силы природы на выгоду человеку, заставить бесчисленные миллиарды бактерий бороться с проблемами в сельском хозяйстве. Хватит бороться с природой химией, убивая, в том числе, все полезное в ней. Новый биотехнологический виток России заключается во взаимовыгодном сотрудничестве с природой», — говорит Яков Любоведский.

Арсенал элементов биологизации чрезвычайно широк. Комплексно в России биологизацию сельского хозяйств внедряет Белгородская область. «Программа биологизации Белгородской области предусматривает дифференцированные севообороты, увеличение площадей с многолетними травами, применение сидеральных и промежуточных культур, расширение применения органических удобрений, пожнивных остатков, одновременно со снижением применения минеральных удобрений, замещение химических средств защиты растений на биологические», — говорит Василий Мельников. — Это низкозатратная система земледелия, направленная на создание агроландшафтов, способствующих воспроизводству почвенного плодородия, обеспечения условий для устойчивых урожаев, улучшение фитосанитарного состояния.

Союз органического земледелия и ряд экспертов считают, что на первом этапе начинать целесообразнее всего с внедрения элементов, которые дают быстрый эффект через несколько месяцев, и без проблем встраиваются в уже существующие производственные схемы. Это биофунгициды, микробиологические удобрения, вермикомпосты, энтомофаги и хищные грибы. Внедрив эти элементы, и убедившись в экономическом и экологическом эффекте, сельхозпредприятиям будет легче внедрять элементы биологизации долгого цикла – севообороты, сидеральные культуры, приемы для улучшения агроландшафтов и др.

IMG_3334На конференции, организованной Союзом органического земледелия, ВНИИ БЗР представил коллекцию энтомофагов, акарифагов, гербифагов, а также бактерий, которые поедают хитин, таким образом, поражают широкий спектр вредных насекомых. Бактерии и насекомые, естественные враги паразитов и вредителей, эффективнее работают в закрытом грунте, теплицах. Также они хорошо себя показывают на полях. Например, есть клопы, которые уничтожают колорадского жука.

Существуют технологии на основе хищных грибов, которые уничтожают гельминтов и прочих паразитов, разносящих болезни. Некоторые виды грибов используются как удобрения, являясь симбиотическими многим сельхозкультурам. Например, гриб микариза.

Микробиологические удобрения создают условия для усвоения растением микро и макроэлементов из почвы. Они обеспечивают сбалансированное комплексное питание растения. Некоторые могут содержать живые организмы, которые также обладают фунгицидным эффектом.

Важной технологией является вермикомпостирование. Дождевой червь дает неоценимый вклад в улучшение структуры почвы, снижает токсикозы. Пропуская через себя почву, он заселяет ее полезными микроорганизмами. 1 млн червей за 12 месяцев перерабатывает 170 тонн отходов. Из 1 тонны отходов 80-процентной влажности получается 250 кг товарного вермикомпоста 45-55% влажности и 10 кг биомассы червей. Любую форму органических отходов через вермикомпостирование можно переработать в высококачественное удобрение. Также научно обосновано действие микроорганизмов, которые могут отходы животноводства переводить в удобрения.

Задачи, которые решает «быстрая» биологизация:

снижение числа фунгицидных обработок, частичный отказ от использования ряда дорогостоящих пестицидов

вытеснение из агроценоза опасных микроорганизмов

стимуляция природной устойчивости к болезням и стрессам

обогащение микробиоты супрессорными видами микробиоты

уменьшение вероятности проявления резистентности к пестицидам у возбудителей болезней

восстановление биоты после применения агроядохимикатов

возможность переориентации хозяйств на производство экологически безопасной продукции.

Эффекты биологизации в первый же год применения:

На 1 вложенный в биопрепараты рубль прибавка прибыли составила 5-10 рублей

Снижение на 25-60% доз минеральных удобрений

Увеличение урожайности от 5 до 70% в зависимости от культуры и почвенно-климатической зоны, а также от гибридов, предшественников и агросхемы. Например, по стратегически важным культурам в 2015 году некоторые опыты показали увеличение урожайности – сахарной свеклы на 14%, озимой пшеницы на 11,6%, сои на 12%, риса на 5,2%.

Снижение пораженности растений зерновых культур корневыми гнилями на 66-75%, картофеля и томатов фитофторозом – на 70-90%, ягодных культур комплексом заболеваний – на 50%, риса перикуляриозом – до 90%.

Стимулирования длины и биомассы корневой системы до 15-20%, общей биомассы растений до 20-25%, фотосинтетической поверхности растений – на 20%, сокращение созревания на 5-7 дней.

Конкурентные преимущества биопрепаратов:

Низкая стоимость затрат и высокая степень отдачи

Совместимость с большинством средств защиты растений

Универсальность – можно обрабатывать все с\х культуры

Применение как в условиях крупных холдингов, так и в личных подсобных хозяйствах

Применение не требует внесения изменений в привычные агроприемы, биопрепараты совместимы в баковых смесях с пестицидами и удобрениями

Экологически чистый продукт, безопасность для окружающей среды, человека и животных (4 класс опасности)

Низкие нормы расхода биопрепаратов

Возможность использования в особо охраняемых территориях, там, где запрещена химизация

Отсутствие резистентности, не появляются сверхустойчивые патогены

Действие биопрепаратов с пролонгированным эффектом, они работают комплексно, улучшая здоровье почвы, происходит выравнивание биологического баланса почвы.

Минусы биопрепаратов: срабатывают не моментально, как химия, требуется чуть больше времени для получения максимального эффекта. Эффективнее всего работают на упреждение, и, если болезнь или паразит уже развились (пропущен момент появления), тогда для спасения урожая или животных придется применять химию. Катастрофический дефицит специалистов, умеющих работать с биопрепаратами.

Экологический эффект от внедрения биологизации

Увеличение доли биологического азота, вовлечение в структуру минерального питания почвенных минералов (фосфор, калий), снижение химической нагрузки на почву, улучшение структуры почвы, снижение эрозионных процессов. Снижение пестицидной нагрузки на агроценозы.

Проблемы внедрения биологизации

В настоящее время ощущается явная нехватка завершенных отечественных разработок в области ведения экологически ориентированного сельского хозяйства по полному циклу. Существующие наработки необходимо объединить в системы, довести до уровня технологических схем и карт, для чего, безусловно, необходимы совместные усилия ученых и практиков различных специальностей, поддержка государства, СМИ, населения страны. Поэтому сейчас встает острая необходимость разработки и внедрения перспективных агротехнологий с разумным применением необходимых доз минеральных удобрений и пестицидов, а там, где это возможно – замещение их использования внесением органических, биоорганических и микробных удобрений, а также применение биопестицидов и других приемов биологизации.

Внедрение инновационных разработок сельскохозяйственной микробиологии, к сожалению, существенно сдерживается по причине прохождения длительной процедуры Государственных испытаний, регистрации и получения разрешения на применение на территории РФ. Кроме того, проведение регистрационных мероприятий – достаточно дорогостоящее удовольствие.

От биологизации – к органическому сельскому хозяйству

— Постепенно внедряя элементы биологизации, российский АПК способен прийти к органическому земледелию к 2020 году и занять 10-15% мирового рынка экопродуктов, выполнив задачу, поставленную Президентом РФ Владимиром Путиным, — убежден Роман Гуров, Исполнительный директор Союза органического земледелия.

Агроэкосистемы органического земледелия (в сравнении с традиционными) характеризуются: 1) бòльшей замкнутостью трофических цепей геобионтов, 2) бòльшим биоразнообразием, 3) бòльшей плотностью травостоя, 4) отсутствием химических пестицидов, 5) лучшим питательным режимом растений. На органических фермах создаются здоровые экосистемы. Их почвы характеризуются минимальными потерями питательных элементов и повышенной супрессирующей активностью в отношении возбудителей болезней и фитофагов. Именно поэтому в здоровых почвах менее вредоносны многие фитопатогены, а также патогены человека и теплокровных животных.

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледелия

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 января 2016 > № 1610955 Анна Любоведская


Литва. Украина. РФ > Агропром > ukragroconsult.com, 11 января 2016 > № 1613557 Виргиния Балтрайтене

Министр АПК Литвы об аграрном экспорте после потери российского рынка

Агропромышленные комплексы Литвы и Украины во многом братья по несчастью. Литовскую мясомолочную продукцию, как и украинскую, Россия запрещала еще до продовольственного эмбарго. О том, как развивается литовский АПК, в интервью журналу "Топ-200 агрокомпаний" рассказала министр сельского хозяйства Литвы Виргиния Балтрайтене

Сельское хозяйство традиционно считается одним из ключевых секторов экономики Литвы. Какова доля АПК и продовольственной промышленности?

Действительно, сельское хозяйство всегда было одним из самых важных секторов для экономики Литвы. Ему удалось удерживаться на плаву даже в самые сложные исторические периоды и способствовать развитию всей экономики. Доля сельского хозяйства, лесного хозяйства и рыбной отрасли в структуре экономики Литвы составила 3,8% ВДС (GVA, валовая добавленная стоимость) в 2013 году и 3,5% в 2014-м, что в 2,2 раза больше, чем в среднем по ЕС-28. Литовская пищевая промышленность также является одним из крупнейших секторов экономики. В 2013 году доля продовольственной промышленности, с учетом производства табачной продукции, составляла 4,8% от общего литовского ВДС.

Как изменилось сельское хозяйство Литвы после вступления страны в ЕС? Литовские фермеры выиграли от членства станы в ЕС или проиграли?

С момента вступления Литвы в ЕС прошло уже более 10 лет. За это время объемы производства сельскохозяйственной продукции, как и экспорт, возросли. Сельские территории в Литве развиваются, происходит позитивный сдвиг в сторону более инновационного ведения сельского хозяйства и фермерской деятельности. Произошли некоторые изменения в структуре сельского хозяйства. В частности, доля животноводства сокращается, в то время как увеличивается доля растениеводства. Стоимость сельскохозяйственной продукции, произведенной в Литве, по сравнению с 2004 годом возросла в 1,9 раза. Наибольшую долю занимают производители зерновых и молочной продукции.

Какие льготы получают литовские фермеры? Довольны ли они в этом контексте Единой сельскохозяйственной политикой ЕС (CAP, Common Agricultural Policy)?

Поддержка ЕС дала большой толчок для развития сельского хозяйства, которое унаследовало старые технологии и оборудование еще с советской эпохи. Нельзя отрицать пользу CAP для литовских фермеров. Средний размер фермерского хозяйства увеличивается, в сектор приходит много молодых специалистов. В рамках CAP наш аграрный сектор в 2014-2020 годах должен получить около 3,425 млрд евро прямых выплат. Прямая финансовая поддержка Евросоюза адаптирована к специфическим потребностям Литвы — дополнительная помощь для небольших ферм, молодых фермеров, секторов, которые испытывают трудности.

Я хотела бы также отметить, что "проблемные" секторы также получают поддержу из государственного бюджета, однако львиная доля прямой поддержки все-таки приходится на ЕС. Особое внимание уделяется сlimate-friendly и environment-friendly компаниям, на субсидирование таких проектов приходится до трети всего финансирования. На развитие сельской местности в Литве в 2014-2020 годах планируется выделить почти 1,98 млрд евро, из которых 1,6 млрд евро будет выделено из бюджета ЕС.

Не нужно забывать, что не только фермеры, но и все литовцы получают значительные выгоды от CAP. Реализация CAP обеспечивает потребителей высококачественной продукцией по приемлемым ценам, гарантирует продовольственную безопасность, способствует защите окружающей среды и повышает занятость в сельской местности.

Растет ли экспорт литовской аграрной продукции в рамках ЕС? Кто основные торговые партнеры?

После вступления Литвы в ЕС торговый баланс стал положительным, и внешняя торговля с другими странами Евросоюза растет из года в год. С 2004 года экспорт в страны ЕС увеличился более чем в четыре раза. Наши основные экспортные партнеры в ЕС — Латвия, Германия, Польша, Эстония и Нидерланды.

Молочная и мясная промышленности Литвы во многом ориентируются на экспорт. Какие страны являются основными потребителями вашей продукции?

Более половины произведенного в стране молока экспортируется в виде молочных продуктов. Основной экспортный продукт — сыр. На внешние рынки поступает более 80% произведенных в стране сыров. В прошлом году Литва экспортировала свою молочную продукцию в 78 стран. Основные потребители — страны ЕС, на которые приходится около 75% молочного экспорта (в денежном выражении по итогам первого полугодия 2015 года).

После введения российского эмбарго структура экспорта говядины изменилась, и в настоящее время основные страны-потребители литовского мяса — это Нидерланды, Италия, Швеция, Дания, Эстония, Хорватия, Португалия и Франция (почти 91% всего экспорта). Остальное мясо экспортируется в Беларусь, Украину, Норвегию, Гонконг, Боснию и Герцеговину, Ливан, Габон и пр.

Около 75% экспорта мяса птицы также приходится на страны ЕС (Нидерланды, Латвия, Эстония, Франция).

Насколько сильно Литва пострадала от закрытия российского рынка?

Более других от российского эмбарго пострадали производители молочной продукции. До запрета около 60% молочного экспорта приходилось на страны ЕС и 30% — на Россию. Производители вынуждены были перестроиться, и статистика показывает, что это им частично удалось. Экспорт "молочки" в страны ЕС увеличился до 75%.

В мясном секторе более всего пострадали производители говядины, поскольку свинину мы туда не экспортировали, а поставки курятины были незначительными. Литва более чем обеспечена собственной говядиной, 60-70% от внутреннего производства идет на экспорт. Экспорт в Россию занимал 40% всех поставок. Производители вынуждены были переориентироваться на экспорт в другие страны ЕС и в третьи страны. К сожалению, запрет экспорта говядины в Россию негативно повлиял не только на переработчиков, но и на животноводов. Избыток мяса на внутреннем рынке привел к падению цен на живой скот.

Удалось ли производителям диверсифицировать экспорт?

Литовские производители мяса и молочной продукции ищут новые рынки сбыта. Особое внимание уделяется странам Северной Африки (Тунис, Марокко, Египет и Ливия), Ближнего Востока и Азии (Иран, Израиль, Япония, Вьетнам, Корея, Филиппины). Мы надеемся, что до конца 2015 года китайский рынок также будет открыт для литовской продукции. В 2015 году мы, наконец-то, получили разрешение на экспорт наших мясных продуктов в США. И, конечно, мы стараемся развивать и расширять торговые отношения с нашими давними партнерами, такими как Казахстан, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан, Беларусь и Украина. Мы ищем новые рынки сбыта на американском континенте.

Какие продукты экспортирует Литва в Украину? Что импортируется? Растет ли торговля между двумя странами?

Украина всегда была важным торговым партнером Литвы в сфере сельскохозяйственной и пищевой продукции. Интересно, что Украина — 12-й по величине экспортный партнеры Литвы и в то же время занимает 12-е место по объемам импорта.

В 2014 году Литва больше всего экспортировала в Украину продукции по таким категориям, как рыбные продукты (особенно консервы), хлебобулочные изделия, сыр и творог, говядина и картофель. Литовский экспорт в Украину вырос в 1,6 раза. Украина поставляет в Литву в основном кукурузу, растительные масла, кондитерские изделия, пшеницу и замороженные ягоды.

Существует ли какое-либо сотрудничество между Литвой и Украиной на уровне министерств сельского хозяйства?

Да, есть активное сотрудничество между нашими министерствами. Семь лет назад мы подписали соглашение о сотрудничестве. В 2011 году на основе этого соглашения был подписан План по сотрудничеству в области сельского хозяйства на 2011-2013 годы. В 2014-м — План действий по укреплению сотрудничества в области сельского хозяйства на 2014-2016 годы.

Наше министерство неоднократно посещали коллеги из Украины, как и мы посещали Украину. Мы сейчас реализуем несколько совместных проектов, в частности по поддержке развития земельного рынка в Украине. Мы ожидаем, что украинская делегация посетит международную сельскохозяйственную выставку "АгроБалт 2016".

Не опасается ли Литва усиления конкуренции со стороны Украины на европейском рынке?

Конкуренция между Украиной и Литвой может возникнуть на зерновом рынке ввиду разного уровня закупочных цен на зерновые в двух странах. Литва экспортирует пшеницу в основном на рынки третьих стран, как и Украина. Поскольку Украина может предложить более дешевую пшеницу, она может вытеснить Литву с ее традиционных рынков.

Литва. Украина. РФ > Агропром > ukragroconsult.com, 11 января 2016 > № 1613557 Виргиния Балтрайтене


Великобритания. Россия > Агропром > ria.ru, 9 января 2016 > № 1603747 Антон Мозиманн

Профессия повара — тяжкий труд, но радость на лице у человека, который только что вкусно поел, заставляет все больше людей выбирать сложный путь до новой звезды от элитного ресторанного гида "Мишлен". Почему русские люди — лучшие клиенты для элитных поваров; проще ли готовить для президента или для членов королевской семьи Великобритании; кто выбирал блюда для свадебного банкета герцога и герцогини Кембриджских; что любила есть принцесса Диана и можно ли у себя на кухне приготовить блюдо от шеф-повара, в интервью РИА Новости рассказал известный шеф-повар швейцарского происхождения, отвечающий за обслуживание банкетов королевской семьи Великобритании и работавший на Зимних Олимпийских играх в Сочи Антон Мозиманн.

— Господин Мозиманн, расскажите про ваш опыт работы с русскими и про вашу работу на зимних Олимпийских играх в Сочи в 2014 году.

— Я начал работать с русскими несколько лет назад. Господин Ельцин приходил в мой ресторан, я готовил для господина Горбачева. Я могу сказать, что имел честь готовить для русских, потому что они любят хорошую еду, любят хорошее вино и хорошую компанию.

Я также работал с русскими в Лондоне. И те, кто ко мне приходит, очень хорошие люди — они целеустремленные и наслаждаются жизнью, и мне это нравится.

В Сочи у меня был очень хороший опыт. Было сложно по многим параметрам, но в конце концов все было хорошо организовано. Я счастлив, что принял участие в работе Олимпийских игр в Сочи, потому что все было на высшем уровне и я себя чувствовал в безопасности.

В Сочи я в основном работал на Швейцарский дом. Он был открыт для швейцарского правительства, по приглашениям и для публики тоже. Так что любой мог прийти туда. В Швейцарском доме вы ждете, что будет подаваться швейцарская еда. Так что там очевидно была типично швейцарская еда. Там были рёшти из картофеля (национальное блюдо), мы подавали сыр раклет, мы подавали братвурст (жареные сосиски) — в основном на вынос.

— Вы встречались с Владимиром Путиным во время вашей работы в Сочи?

— Я готовил для него, когда он посещал резиденцию премьер-министра Великобритании в Лондоне несколько лет назад. И я лично встречал его в Сочи, потому что он заходил в Швейцарский дом.

— Вы можете сказать, что вы готовили для него?

— Это было хорошее блюдо. И ему понравилось. Это все, что я могу сказать.

— То есть никаких спецзаказов не было?

— Нет. Он съел то, что я приготовил. Я не могу вдаваться в детали.

— Вы готовили и для королевской семьи Великобритании, и для президентов, и для премьер-министров Великобритании Маргарет Тэтчер, Гордона Брауна, Тони Блэра… Есть ли различия в том, как готовить для королевской семьи и как для президента, в том числе для президента РФ? Есть ли какие-либо специальные запросы или сложности?

— Необходимо уважать их религию, необходимо уважать их культуру. Это очень важно. Что касается королевской семьи, то всегда кто-то приходит в мой ресторан, чтобы вначале попробовать еду, а потом сообщает нам. И мы всегда знаем, что это именно клиенты выбирают еду.

Что касается премьер-министра, то у нас есть информация о том, что он любит и что не любит, и мы готовим исходя из этих знаний. Вся еда свежая, максимально органическая и без дополнительных ароматизаторов. Я люблю это. Это то, что я зову "честной едой". Если я готовлю рыбу, то у нее вкус как у рыбы. Если это мясо, то оно по вкусу как мясо. И для меня это очень важно.

Еще еда должна быть здоровой. И легкой. Я больше не люблю старую классическую кухню, потому что она была хороша раньше, но сейчас все изменилось.

— Вы помните какое-то интересное блюдо, которое вы приготовили для высокопоставленных гостей? Что-то совсем необычное?

— Нет. Ничего странного или необычного. Потому что, когда тебе надо накормить почти 200 человек, нельзя допускать никакого риска. Это кусок мяса — говядина или телятина. Будет плохо, если посетитель не сможет это есть. Я не буду креативным и инновационным, потому что это будет неуважение к моему клиенту.

— Вы готовили блюда для свадебного ужина герцогини Кэйт и принца Уильяма. Какое самое интересное блюдо вы для них приготовили?

— Они пришли в мой ресторан, мы предложили им попробовать разные блюда. Мы сервировали стол так, как он выглядел бы в день события. Постелили скатерть, выставили приборы, тарелки, бокалы, цветы. Во время обеда они поменяли несколько вещей. Но в целом они очень милая пара и очень хорошие люди.

— То есть они сами выбрали еду, которую подавали им во время свадебного ужина?

— Да. И я хочу сказать, что британская монархия находится в хороших руках. Они любят хорошую еду. А это как раз то, что вы получаете, когда я готовлю.

— А свадебный торт тоже вы приготовили?

— Нет, свадебный торт делали отдельно. Я готовил только основное меню.

— У Вас есть любимое блюдо?

— Хороший вопрос. Я ем все. Когда я в России, я ем русскую еду. В прошлом году я готовил в Москве в одном из отелей, и я приготовил много русских блюд.

Я люблю русскую еду. Я участвовал в ралли Пекин-Париж. Мы проезжали Иркутск, проезжали Сибирь и были в России три недели. И все время ехали на машине. И где бы мы ни останавливались, мы ели местную еду. Очень хорошую еду — от капусты до курицы.

— А что-нибудь понравилось особенно?

— У вас очень хорошая рыба. Икра и гречневая каша — это слишком просто и очевидно. Но я люблю домашнюю кухню. Мы ели тушеное мясо, и было очень вкусно. Так что у меня очень хорошие воспоминания от той моей российской поездки.

— Вы не хотите написать книгу, посвященную русской кухне?

— Это сложно. Но я буду счастлив включить некоторые русские рецепты в мою следующую книгу. Потому что мой опыт готовки по всему миру потрясающий, и я хотел бы поделиться им с людьми. Меня очень часто приглашали в частные дома, в маленькие рестораны, и я готовил еду отдельного региона, отдельной страны.

— У вас есть коронное блюдо?

— Да, у меня есть несколько таких блюд. Одно из них — это ризотто с грибами. Я готовлю его уже много лет. Даже принцесса Диана приходила ко мне есть мое ризотто. И мы до сих пор подаем его. И когда я был в Москве в прошлом году, я также готовил ризотто как второе блюдо, и его очень хорошо принимали. Людям понравилось.

— Я знаю, что у вас очень обширная коллекция поварских книг — более 6 тысяч томов. Там есть даже книги 16 века. А вы готовили что-то из этих рецептов?

— Да, готовил.

— А что конкретно?

— Есть одна книга, Бартоломео Скаппи (Bartolomeo Scappi), он был шеф-поваром Папы Римского Пия V, она датирована 1570 годом. И рецепты из нее дают мне идеи. Их можно воссоздать с использованием современных ингредиентов. И это потрясающе! Так что да, я использую старые книги для идей и рецептов.

— Не могли бы вы поделиться простым рецептом, которым могли бы воспользоваться обычные люди у себя дома?

— Хорошая идея! Возьмите кусок рыбы — тонкое филе, без костей. Лучше озерную рыбу. И просто приготовьте ее в течение одной минуты на пару. Потому что это не прямая готовка, это очень честная кухня, без масла, без всего. Приготовьте и положите на тарелку, добавьте оливкового масла, может, немного зелени, помидоры — и у вас готово блюдо! Делайте все проще, не надо усложнять.

Великобритания. Россия > Агропром > ria.ru, 9 января 2016 > № 1603747 Антон Мозиманн


Россия. Украина > Агропром > economy.gov.ru, 30 декабря 2015 > № 1602827 Алексей Лихачев

Алексей Лихачев: Ограничения, которые вводит Киев по российской сельхозгруппе, в целом на российский экспорт не повлияют

Алексей Лихачев: С 10 января 2016 года предложения Миэкономики Украины будут приняты правительством этой страны, соответственно, будут приняты ограничения по поставке товаров сельхозгруппы.

Что происходит с товарооборотом Украины? Совсем недавно с исторической точки зрения - в 2011-2012 годах - Украина была пятым торговым партнером России и товарооборот приближался к 52 млрд. долларов. В этом году по отношению к 2011-2012 годам товарооборот упал уже на 80%. То есть все наши торгово-экономические отношения сократились на такую же цифру, как и политическое доверие к Украине. Резко упал товарооборот, но пока относительно сохраняется объем российского экспорта в части поставок энергоресурсов, металлургической группы, заметно упали наши поставки сельхозпродукции. На самом деле даже в лучшие годы удельный вес сельхозпродукции в экспорте России в Украину был всего лишь 2%. В этом году по самым оптимистичным оценкам, мы выйдем на поставки в объеме 450-480 млн. долларов, понимая, что их большая часть идет на юго-восток Украины. Поэтому те ограничения, которые вводит Киев по российской сельхозгруппе, в целом на российский экспорт не повлияют. В товарной линейке первое место в экспорте в Украину занимают табачные изделия, спиртные напитки,кондитерская группа и мясопродукты мы до сих пор поставляем, но объемы их не велики.

Замещение Киева в основной части экспорта будет не столь заметно для России. Мы вообще нарастили экспорт сельхозпродукции за последние 1,5-2 года и практически приблизились к 20 млрд. долларов. Активнейшим образом осваиваем рынки наших близлежащих партнеров, стран юго-восточной Азии и тратим на это много сил. И даже если Украина полностью закроет экспорт в Россию сельхозпродукции, на мой взгляд, фундаментальных последствий для российских производителей сельхозпродукции это не несет.

Мы весьма обоснованно ввели решения относительно Украины. Причина в том, что Украина присоединилась к санкциям западных стран, а соответственно, должна разделить их участь с точки зрения наших ответных мер. Введение ставки РНБ,ставки таможенных пошлин в отношении Украины тоже весьма обусловлено, поскольку Украина с 1 января 2016 года переходит на принцип управления внешней торговлей "из Брюсселя", если так образно можно выразиться. То есть полностью имплементирует свое законодательство, основные положения таможенного администрирования и правила ведения внешнеторговой деятельности Евросоюза. Поэтому решение Российской Федерации о введении такого же режима наибольшего благоприятствования в отношении Украины, как и в отношении европейских стран,более чем обосновано.

В данном случае решение Украины выглядит как сугубо политическое, как ответное действие без особой мотивации. Мы будем работать в том режиме, в котором нам предстоит работать с Европейским союзом. И в этой части особых проблем не видим.

Есть какие-то примеры торгово-экономической интеграции России и Украины, которые пострадают?

Алексей Лихачев: На самом деле последние 1,5 года по мере охлаждения наших отношений эти проекты сворачивались. И подавляющее большинство их свернуто не по инициативе Российской Федерации. Украина денонсировала все соглашения о сотрудничестве в военно-технической сфере, в сфере самолетостроения, создания энергетических системоустановок. Первая прекратила такие плодотворные контакты. За этим потянулись и другие отрасли. На ряд российских инвестиций, предприятий с участием российского капитала, работающих в Украине были наложены те или иные санкции и ограничения, где-то бизнес просто "кошмарили" для того, чтобы в этой мутной воде половить личную выгоду. Поэтому серьезных результативных примеров кооперации на сегодняшний день практически нет.

То есть товарооборот не сильно от этого пострадает?

Алексей Лихачев: Товарооборот уже пострадал заметно. Я хочу сказать, что по отношению к самым "тучным" годам падение по итогам 2015 года составит 80%. Это на моей памяти самый беспрецедентный случай падения товарооборота со страной первой десятки. Но мы поддерживали наши компании с точки зрения импортозамещения, и нахождения новых рынков поставки. Определенные проблемы у компаний, конечно, возникали, но фундаментального характера они не имели, поскольку были относительно растянуты во времени и дали возможность нам сориентироваться и самим предпринимателям выбрать новые точки развития для поиска новых партнеров. Этим очень активно занимались страны-члены Евразийского экономического союза. Поэтому товарооборот очевидно будет снижаться в следующем году.

Пока хороших новостей на торгово-экономическом треке не присутствует, но, думаю, что рано или поздно наступит то время, когда украинское правительство станет более расположенным по отношению к контактам по развитию торгово-экономических отношений. Решения, которые принимались в Украине за последние месяцы, связаны с явной дискриминацией российских компаний и товаров. Все это применялось под эгидой и вывеской так называемой страны-"агрессора". То есть было исключительно политически, а не экономически мотивировано. И все это дало крайне негативные последствия. Мы принимали свои решения в адрес Украины по введению ставок РНБ , исключительно мотивируя их экономическими факторами, и весьма доходчиво это объяснили нашим партнерам в Брюсселе, и партнерам в Киеве с цифрами, аргументами, доказывая те риски, которые возникают для России от ассоциации Украины с Евросоюзом. И не закрыли торговлю, а лишь ввели ставки РНБ.

В данном случае решение Киева политически мотивировано. Это своеобразный ревнивый ответ на наши действия. Мы будем работать в режиме, в котором нам предлагают это наши украинские соседи.

Какой экономический ущерб будет для России от того, что две другие страны находятся в свободной торговле?

Алексей Лихачев: Дело в том, что они не просто между собой свободно торгуют. Соглашение об ассоциации с Украиной подразумевает быструю, а иногда и мгновенную одномоментную имплементацию огромного куска законодательства Евросоюза в части технических регламентов, стандартов,таможенного регулирования, правил оборота поднадзорной продукции, то, что контролируют наши санитарные и фитосанитарные органы. Это значит, что доступ российских товаров на украинский рынок будет закрыт или потребуется дополнительная сертификация и подтверждение соответствия наших товаров не нашим правилам-правилам СНГ, которые раньше были в Украине, а новым - пришедшим из Евросоюза. То есть российский бизнес будет реально нагружен для того, чтобы войти на украинский рынок. Более того, украинские предприятия не смогут быстро перестроиться под новые технические регламенты и стандарты и, конечно, они будут выпускать продукцию, которая будет не востребована ни в Украине, ни тем более на территории Евросоюза. Соответственно она с большей вероятностью будет поступать на наш рынок, нанося ущерб нашим производителям. И в этой части мы не закрываем торговлю вообще, мы лишь говорим, что введем такие же ставки для украинских товаров, как и для европейских стран. Кроме этого, имплементируя таможенное законодательство Евросоюза, Украина делает фактически непрозрачной для нас сертификацию страны происхождения товара. Мы прогнозируем очень большой риск недействительности этих сертификатов "made in Ukraine" и притока уже европейских товаров под видом украинских в Российскую Федерацию. Я имею в виду то, что они должны под пошлинами проходить. Исходя из этих рисков мы весьма обоснованно вводим режим ВТО, режим РНБ, импортные ставки на продукцию из Украины.

Продэмбарго против европейских стран внесло свой вклад в инфляцию. Введение против Украины как-то отразится еще на инфляции?

Алексей Лихачев: У нас весьма небольшой поток товаров сельхозгруппы из Украины. Это совсем небольшая цифра в объеме нашего рынка. Составляющая украинских поставок падала наиболее быстро за последние годы. Это связано с ситуацией на Украине, с активным замещением нашими соседями украинского рынка, поэтому собственно, инфляционный вклад от эмбарго на украинскую сельхозпродукцию, на наш взгляд, будет минимальным.

Россия. Украина > Агропром > economy.gov.ru, 30 декабря 2015 > № 1602827 Алексей Лихачев


Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 29 декабря 2015 > № 1606111 Михаил Кузьменко

В сельском хозяйстве Сахалина реализуются 11 крупных инвестиционных проектов, благодаря которым в отрасли будут созданы около тысячи рабочих мест. Специалисты в каких областях сельского хозяйства потребуются в связи с этим, в каких районах создаются новые производства, на какую поддержку могут рассчитывать фермеры — на эти другие вопросы читателей PrimaMedia ответил первый заместитель министра сельского хозяйства, торговли и продовольствия Сахалинской области Михаил Кузьменко. Онлайн-конференция с заместителем министра завершилась на сайтах медиахолдинга.

— Сахалинская область на условиях софинансирования участвует во многих федеральных программах, в том числе по строительству и модернизации тепличных комплексов. Получает и доводит до сельскохозяйственных товаропроизводителей выделяемые субсидии, гранты, например, на создание фермерского хозяйства, семейной животноводческой фермы. На 17 декабря 2015 года из федерального бюджета на развитие сельского хозяйства Сахалинской области получено и доведено до сельскохозяйственных товаропроизводителей различных субсидий на сумму более 91 млн рублей, — сказал Михаил Кузьменко.

Замминистра подробно рассказал, какие специальности будут в ближайшее время востребованы на полях и фермах острова, а также на предприятиях перерабатывающей промышленности.

— Требуются ли у вас технологи на элеваторы? Что есть перспективного в этом этом направлении? — поинтересовался один из читателей.

— Такие специалисты скоро потребуются, — ответил Михаил Кузьменко. — В 2016 году в области планируется начать строительство элеватора мощностью до 100 тысяч тонн хранения фуражного зерна в год с сушкой и приготовлением комбикорма на базе ГУСП "Птицефабрика Островная", а также строительство портового зернового терминала и элеватора в порту города Корсаков на 15 тысяч тонн. Реализация этого проекта позволит создать 45 новых рабочих мест.

Помимо 11-ти крупных инвестпроектов, которые реализуются в островном регионе, сахалинские аграрии развивают международное сотрудничество. По словам заместителя министра, на острове построят агрогородок белорусского образца, израильские животноводы будут делиться опытом с островными коллегами, а сам регион со временем намерен начать экспорт излишков своей продукции.

— Сахалинская область находится в зоне рискованного земледелия, расскажите, какие государство может дать фермеру гарантии в случае неурожая? Высокие затраты на выращивание продукции, ее сохранность в случае неурожая могут привести к полному банкротству, здесь не обойтись без поддержки? — такой вопрос был задан в заключение конференции.

— Как вы, наверное, знаете, ведение сельского хозяйства – это вид бизнеса, — заметил Михаил Кузьменко. — И государство в этом случае не обязано давать гарантии коммерческим структурам в случае неудачи в бизнесе по каким-либо обстоятельствам. В тоже время существует мировая практика снижения рисков от недополучения продукции, в том числе и по природно-климатическим факторам в виде заключения договоров со страховыми компаниями. В рамках государственной программы Сахалинской области "Развитие в Сахалинской области сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2014-2020 годы" предоставляется субсидия на финансовое обеспечение (возмещение) затрат в части затрат на уплату страховой премии, начисленной по договору сельскохозяйственного страхования в размере 50% в области растениеводства.

Полностью ответы заместителя главы сахалинского минсельхоза на вопросы читателей можно прочитать на странице конференции.

Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 29 декабря 2015 > № 1606111 Михаил Кузьменко


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 декабря 2015 > № 1592117 Ольга Башмачникова

Комментарий. Многоликая эффективность и липецкая практика хозяйствования.

Когда мы говорим об эффективном сельском хозяйстве, у большинства возникает ассоциация с крупными энерговооруженными предприятиями, применяющими новейшие технологии. Однако это всего лишь идеальная картинка.

Субъекты предпринимательства в сельском хозяйстве разные – микро, малые, средние, крупные. И всех объединяет общая мотивация – снижение затрат, повышение выхода продукции с единицы площади или продуктивности скота, получение максимально возможной рыночной цены. Однако все типы субъектов ограничены в своей деятельности рядом факторов — это менеджерские способности, имеющиеся в распоряжении ресурсы, доступ к финансовому рынку, цена реализации и доступные рынки сбыта.

По сути, даже повышение урожайности за счет внесения удобрений, пестицидов, использования элитных семян для определенной категории хозяйствующих субъектов ограничено возможностью привлечь кредитные ресурсы на их покупку или резервированием собственных денежных средств на эту цель. Однако, они находят стимулы для ведения производственной деятельности – доход, полученный за счет средних показателей и низком уровне затрат. При этом же производимая продукция оказывается еще и экологически чистой. И если бы был принят и действовал закон об органически чистой продукции, это позволило бы производителю выручить значительно большую цену.

Увеличение молочной продуктивности за счет сбалансированного кормления связано с перестройкой структуры кормления, а также наличием финансовых средств для увеличения стоимости кормов в структуре себестоимости молока. Однако, при данном ограничении можно производить реже замену маточного поголовья, чего не избежать при рекордных удоях и соответствующих породах скота.

Если привести в пример торговую деятельность, эффективным может быть продавец, получающий прибыль как за счет оборота при низких ценах, так и тот, который имеет малый оборот, но высокую цену в своем сегменте рынка. В сельском хозяйстве эффективность с предпринимательской точки зрения может быть достигнута также разными способами – либо за счет повышения результативности на единицу при значительных вложениях в процесс производства, либо за счет минимизации вложений и менее значительном соответственно выходе.

Действительно, права пословица: что посеешь — то пожнешь. Но даже если, грубо говоря, мало посеял – доход, полученный в результате деятельности, может устроить предпринимателя и стимулировать к продолжению хозяйствования. Конечно, любой предприниматель стремится получить большую прибыль и, если есть возможность использовать кредитные или другие ресурсы для вложения в новейшие технологии производства, это в долгосрочной перспективе значительно повысит эффективность хозяйствования. Но если такой возможности нет – это не значит, что хозяйствующий субъект должен закрыть дело и признать себя неудачником. Совсем нет. Он остается в бизнесе благодаря управлению себестоимостью в части экономии на текущих издержках – это тоже значительный фактор доходности. Получается, что мотивация к предпринимательству различна и зависит от экономической ситуации, в которой находится субъект.

Рассуждая об эффективности, хочется задать вопрос — эффективной ли будет молочная ферма, которую собираются построить в Московской области вьетнамские партнеры на 40 000 голов? Об этом говорилось на международном молочном форуме в Москве в ноябре этого года. Даст ли эффект масштаба – эффект доходности, будут ли здоровыми закупаемые высокопродуктивные коровы, сколько средств понадобится на ветпрепараты, какова будет доля закупаемых кормов, как быстро окупятся инвестиции, в том числе, судя по всему, и в переработку молока, как будут решаться вопросы экологии? Здесь для вьетнамцев срабатывает мотивация выхода на российский молочный рынок при отсутствии других иностранных конкурентов и такой масштабный проект при всех рисках – эта цена входа.

Не надо доказывать: чем выше общий уровень развития экономики сельского хозяйства страны, тем более технологичным является производство в целом. В нашей стране уровень развития АПК не высок — значит к инновационному, технологичному сельскому хозяйству нужно долго идти, выстраивая экономику таким образом, чтобы вышеуказанные характеристики были доступны большинству субъектов предпринимательства, а не кучке избранных.

Когда задача государства состоит в наращивании объемов сельскохозяйственного производства внутри страны, а сложившаяся на рынке ситуация сама по себе не столь благоприятна, нужно простимулировать предпринимателя прийти в бизнес или увеличить объемы производства. Здесь встает вопрос об эффективности уже государственной политики. Хотим расширить экспорт – одни меры государственного регулирования, хотим обеспечить себя отечественными овощами, производимыми в основном малым бизнесом, – другие.

Вообще, малый бизнес — драйвер любой экономики. Его доля в общем пироге говорит о созданных в государстве экономических условиях для массовости бизнеса, дающего в итоге эффект диверсифицированного масштаба и неуязвимость. Образно говоря, десять крупнейших предприятий, на которых приходится значительный объем производства АПК – гигантский риск для страны. Не так все спокойно на международной арене, чтобы позволить себе процентный гигантизм – в случае диверсии с голода пухнуть будем.

Вернемся к овощам. Создай государство систему кооперативного хранения и фасовки картофеля и другого «супового набора», а также альтернативную систему торговли относительно торговых сетей – стимулы наращивать объемы появятся как у фермеров, так и у личных подсобных хозяйств. Нужно уметь эти объемы взять и вывести на рынок.

Что демонстрирует пример Усманского района Липецкой области – администрация района и сельских поселений стимулирует создание кооперативов для личных подсобных хозяйств. СПК «Мечта» — по сути кооперативный логистический центр, вовлеченный в процесс сбора и хранения овощей, производимых более чем 500 личными подсобными хозяйствами района. Продумана система активистов, которые выезжают в поселения и раздают подсобникам сетки для фасовки овощей и картофеля. Во многом похоже на заготовительную потребкооперацию. В итоге продукция поставляется в социальные учреждения, школы, сады, больницы в рамках государственных закупок. При первоначальной закупочной цене 7 рублей кооператив, реализуя контракты по 10, в итоге 2 рубля доплачивает подворьям после реализации контрактов. А главное, продукция на 100% экологически чистая, выращенная частниками без удобрений.

Подворные хозяйства могут принадлежать пенсионерам или работникам предприятий любой сферы, проживающим в сельской местности и имеющим землю в рамках ЛПХ. Принимая во внимание тот факт, что в подворьях содержат и скот, частники являются одновременно членами различных кооперативов и получают доход, достаточный для того, чтобы не стремиться переезжать в город. Некоторые подворья перерастают в фермерские хозяйства, и в этом огромная заслуга районных администраций.

В районе функционирует большое количество предприятий как аграрной, так и не аграрной сферы, которые платят налоги. Поэтому район смог создать привлекательную инфраструктуру – ледовые дворцы, спортивные клубы, комфортное жилье. Как результат – миграционные процессы направлены в сторону увеличения населения. Это можно назвать эффективным управлением территорией.

Интересен опыт Елецкого района Липецкой области. В рамках программы «Россия санкций не боится» многодетные сельские семьи на безвозмездной основе получают телочек, поставляемых им местными предпринимателями, фермерами, депутатами по договору, согласно которому первый приплод также подлежит передаче другой сельской семье на безвозмездной основе. Семьи определяет специальная комиссия и именно из них вырастают потом фермерские хозяйства. СПК «Винтаж», расположенный в районе, собирает молоко у личных подсобных хозяйств (по 20-30 литров в день у каждого ЛПХ) по цене 25-30 рублей. Собственная переработка молока позволяет кооперативу пастеризовать и фасовать молоко, производить кефир, масло, творог, сыры и сметану, реализовывая это в пределах района и в городе Ельце, включая поставки в государственные социальные учреждения в рамках малых контрактов, осуществляемых на безтендерной основе.

Возвращаясь к вопросу эффективности, Липецкая система организации экономики сельского хозяйства эффективна? Безусловно – да. Эффективно относительно задачи сохранения и развития сельских территорий, но и не только. Увеличивается суммарный объем производства, количество субъектов предпринимательства как за счет кооперативов, так и за счет вновь зарегистрированных предпринимателей. Местные бюджеты пополняются НДФЛ, а население обеспечено экологически чистой продукцией. Какое муниципальное образование или субъект федерации не заинтересован в этом? А Липецк запускает эти процессы развития.

На развитие микробизнесов нацелен и областной фонд поддержки малого и среднего предпринимательства. Директор фонда А. Шамаева на встрече с фермерской делегацией из различных субъектов РФ в своем выступлении сделала акцент на том, что коммерческие банки имеют цель – получение прибыли для акционеров (именно тогда они эффективны), а фонд преследует другую задачу — развития субъектов предпринимательства.

Вспомним – недавно председатель Правления крупного коммерческого банка заявил о том, что эффективными с точки зрения банка могут быть только крупные проекты, под которые создана инфраструктура. Малый бизнес не нужен, так как он не встроен в экономическую модель страны.

А Липецкий фонд поддержки малого и среднего предпринимательства тем эффективнее, чем большее количество субъектов получит возможность воспользоваться напрямую или через кооперативы его ресурсами.

Именно поэтому фонд предоставляет займы от года до пяти лет со средневзвешенной ставкой от 2,5 до 5% как предпринимателям, так и снабженческо-сбытовым и кредитным потребительским кооперативам. А администрация районов и поселений делает все от нее зависящее, чтобы этим кооперативам помогать. Снимаются излишние административные барьеры, проводится работа с ветслужбами – например, ветработники знают лично каждое ЛПХ, проверяют скот, даже если это одна корова, и дают справки на поставляемое частником в кооператив молоко.

Вот она, многоликая эффективность. А если в рамках всей России, имеющей территорию 17 млн кв. км и 146 млн жителей? Что нужно, чтобы страна была экономически развитой и эффективной? Отвечая на данный вопрос, важно выстроить соответствующее целеполагание, поставить задачи и решать их, вкладывая силы, время и душу.

Автор: Ольга БАШМАЧНИКОВА, председатель Аграрной партии России, замдиректора АККОР

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 декабря 2015 > № 1592117 Ольга Башмачникова


Белоруссия > Агропром > ukragroconsult.com, 22 декабря 2015 > № 1594034 Игорь Брыло

Белоруссия. Заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Игорь Брыло анализирует итоги в животноводстве

БУКВАЛЬНО каждый грамм молока, его товарность, качественные характеристики сегодня на ежедневном учете. А как иначе, если производство его и мяса во многом определяет благополучие всей отрасли. Как сработала она в этом году, какая основа закладывается на следующий и более дальнюю перспективу — об этом беседа с заместителем министра сельского хозяйства и продовольствия Игорем БРЫЛО.

— Игорь Вячеславович, всем понятно, чем больше кормов, лучшего качества, тем больше молока и мяса. Но в последние годы наблюдается интересная закономерность: кормов заготавливаем меньше, а в производстве прибавляем. Чем это можно объяснить?

— Улучшением генетического потенциала стада, внедрением передовых технологий кормления и содержания на новых комплексах и увеличением поголовья. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года производство молока, к примеру, возросло на 7,6, а скота и птицы — на 6,9 процента. От каждой коровы, по оперативным данным за январь—ноябрь, надоено 4391 килограмм молока. Плюс — 214 килограммов.

А количество фуража в последнее время действительно ежегодно сокращается. На 1 ноября его запасы к 2011 году составляли 77 процентов и 87 — к прошлому. Количество сена, сенажа и силоса на условную голову скота сократилось соответственно на 14 и 12 процентов. Такая ситуация требует рационального использования фуража, соблюдения технологической дисциплины на всех этапах производства.

Это только один из незадействованных резервов. Второй — качество травяных кормов. По информации Белгосветцентра, по содержанию сухого вещества к высшему и первому классам отнесено 85,3 процента исследованного силоса, по масляной кислоте — к высшему классу 63 процента. Уже в ноябре в 37 процентах проб этого корма и четверти проб сенажа присутствовала масляная кислота.

Если практически весь сенаж по сухому веществу относится к первому—третьему классам, то по масляной кислоте к первому — 75 процентов. Для сравнения нужно сказать, что в высококачественном силосе около восьми процентов молочной кислоты и совсем не должно быть масляной. Проблемы, возникающие при использовании такого корма, специалистам известны — нарушение обмена веществ и воспроизводительной функции, интоксикация организма и молоко повышенной кислотности на выходе.

— Можно заготовить достаточно хороших кормов, но на этапе хранения и скармливания все усилия кормозаготовителей свести к нулю.

— Бывает и такое, бесхозяйственности хватает, нарушения хранения и скармливания фуража просто вопиющие. Их обнародовали на недавней расширенной коллегии ведомства. Ну скажите, есть ли здравый смысл в раздаче кормов через стоки для воды? Ответ ясен, но в филиале Бобруйского завода тракторных деталей и агрегатов, например, корма раздавали именно так.

Белоруссия: Заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Игорь Брыло анализирует итоги в животноводстве

— В стране немало современных животноводческих комплексов с доильными залами. Когда их строили, то предполагалось, что каждый из них станет примером образцовой организации производства. Но сегодня на некоторых надои ниже среднереспубликанского уровня.

— Претензий к работе ферм с доильными залами немало. В первую очередь по части комплектования их низкопродуктивным поголовьем. Да, в январе—октябре почти на половине таких ферм надои ниже, чем в среднем по республике. На Брестчине, например, таких было 26—30 процентов построенных, на Витебщине — соответственно 24 и 59, Гомельщине — 37 и 62, а в целом по республике — 154 фермы, или 45 процентов. В результате недополучено продукции более чем на 320 миллиардов рублей. Поэтому, прежде чем сетовать на дефицит денег, нужно посмотреть, насколько задействованы резервы. Куда это годится, если на ферме «Нестановичи» одноименного ОАО Логойского района от коровы надоено всего 1757 килограммов молока — в 2,3 раза меньше среднереспубликанского показателя. Отсюда не реализовано ни одной тонны «экстры».

Или еще пример. На ферме «Семенча» КСУП «Красный Бор» Житковичского района за 10 месяцев надоили от коровы 2684 килограмма молока. Это на 1352 килограмма меньше, чем в среднем по республике. В таких случаях говорить об эффективности работы и окупаемости средств, вложенных в строительство и оборудование, нет смысла.

— Дальнейшее развитие молочного скотоводства, повышение продуктивности дойного стада формируется уже сегодня — за счет его воспроизводства. Как организована эта работа? Какие перспективы развития молочной отрасли на следующие год-два?

— Обнадеживающие. В январе—октябре получено 1268 тысяч телят, почти на 70 тысяч больше, чем в прошлом году, прирост дали все области. В первом полугодии тоже ожидается больше телят. Предполагается, что в марте темпы роста составят примерно 152 процента.

В то же время почти в половине районов среднесуточные привесы ремонтных телок за 10 месяцев ниже 600 граммов, а в Городокском, Россонском, Шарковщинском, Хотимском, Любанском, Мядельском, Червенском, Браславском — менее 50. Как после этого говорить о качественном ремонте молочного стада?

Со специалистами и руководителями хозяйств мы не раз проводили семинары и занятия по выращиванию телят и ремонтных телок, внедрению новых технологий по их кормлению. Чем раньше телята начнут употреблять концентрированные корма, тем интенсивнее будет рост преджелудков, больше длина ворсинок в рубце взрослого животного. Следовательно, теленок сможет усвоить большее количество питательных веществ и превратиться в высокопродуктивное животное. К сожалению, в некоторых сельхозорганизациях выращивание телят от рождения происходит с нарушением режима выпаивания молозивом.

— Производство скота и птицы за 10 месяцев возросло почти на 7 процентов. Больше получено свинины. Значительное количество ее дают комплексы. Какова их доля в производстве животноводческой продукции, как они сработали в этом году?

— Около 90 процентов свинины и 13 процентов говядины получаем на комплексах. В последнее время количество свиней начало увеличиваться, выросли их валовой привес и среднесуточная продуктивность. Отрасль находится на подъеме и прибавляет из месяца в месяц.

Что касается комплексов по выращиванию и откорму крупного рогатого скота, то за январь—октябрь они не вышли на прошлогодний уровень. Валовой привес составил 98 процентов, среднесуточный сократился на 4 грамма. Если в Брестской области продуктивность скота на комплексах 893 грамма — самая высокая, то на Могилевщине только 487 граммов. Это существенный резерв для увеличения производства.

Недостаточной эффективности выращивания крупного рогатого скота есть немало причин. Это и устаревшие помещения с оборудованием, и ценовой фактор и некоторые другие. И хотя закупочные цены на КРС действительно не повышались с конца 2012 года, это не оправдывает бесхозяйственность, нарушения технологии.

— С переходом на промышленную основу производства молока его качество стало одним из основных показателей, характеризующих эффективность отрасли. С сентября ужесточены требования к качеству — из стандарта исключен второй сорт. Насколько мы оказались готовы к работе в новых условиях?

— Наличие в одном миллилитре молока более миллиона соматических клеток говорит о необратимых процессах в организме животного, приводящих к болезни и преждевременному выбытию коров. Так, в ОАО «Звездный Агро» Толочинского, СПФ «Агрострой» Червенского, «Заостровечье» Клецкого, «Полочаны» Молодечненского районов в октябре наличие проб молока с содержанием соматических клеток свыше одного миллиона к общему объему исследованных составляло 60—67 процентов. Причины — отсутствие систематической работы по профилактике и лечению заболеваний скота, контроля со стороны руководителей хозяйств и специалистов за организацией техобслуживания, мойки и дезинфекции доильного оборудования, нарушение санитарного состояния ферм. И конечно — в отсутствии технологии кормления.

Правда, качество реализуемого молока в последние годы улучшилось. Если удельный вес сорта «экстра» за 10 месяцев 2010 года составил 11,2 процента в общей реализации, то за январь—октябрь этого на перерабатывающие предприятия сортом «экстра» продано 37,6 процента, высшим — 49,1 и первым — 12,6 процента. При этом на фермах, построенных в рамках Республиканской программы развития молочной отрасли, — 56 процентов.

Что это дает? Качественное молоко позволяет перерабатывающей промышленности выпускать конкурентоспособную продукцию на внутреннем и внешнем рынках, отчего выигрывают производители, переработчики и страна в целом.

Белоруссия > Агропром > ukragroconsult.com, 22 декабря 2015 > № 1594034 Игорь Брыло


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter