Всего новостей: 2299548, выбрано 650 за 0.105 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Агропром: Ткачев Александр (47)Федоров Николай (36)Арсюхин Евгений (33)Гурдин Константин (32)Медведев Дмитрий (29)Абакумов Игорь (28)Рыбаков Александр (28)Скрынник Елена (17)Бабкин Константин (15)Данкверт Сергей (13)Панков Николай (13)Путин Владимир (12)Дворкович Аркадий (10)Басов Максим (8)Власов Николай (8)Ванеев Вадим (7)Ершов Анатолий (7)Зубков Виктор (7)Кашин Владимир (7)Мамытбеков Асылжан (7) далее...по алфавиту
Киргизия > Агропром > kg.akipress.org, 20 ноября 2015 > № 1554941 Улан Кыдыралиев

Про сельское хозяйство Кыргызстана. Часть 1

Кыдыралиев Улан, экономист

Почему не работают бюджетные субсидии? Почему много мелких хозяйств — плохо?

В развитых странах в сельском хозяйстве занято 2-3 процента трудоспособного населения, от силы — 5. Этого вполне хватает, чтобы накормить свою страну, еще и на экспорт что-то отправить. В Кыргызстане занятых в сельском хозяйстве, как минимум, четверть населения, но нам не удается ни себя толком накормить, ни перерабатывающую промышленность сырьем обеспечить. Проблем здесь много (Потребители пожалуются на качество и цены, переработчики — на объемы, сами аграрии — на бедность и отсутствие господдержки), рецептов решения еще больше: обеспечение современной техникой, сортовыми семенами, породистым скотом, мелиорация, кооперация, логистика, гранты, субсидирование кредитов, госзакупки и т.д, и т.п.

Для того, чтобы из всей этой мешанины проблем и решений попробовать выстроить правильную аграрную политику, нужно, первым делом, определиться с самым важным для нее вопросом: кто должен быть основным сельским товаропроизводителем, кому должно помогать государство? Потом уже в соответствии с ответом должны приниматься решения экономического и юридического характера. Я не сомневаюсь, что в Кыргызстане законы и другие нормативные акты, имеющие отношение к сельскому хозяйству, приняты в полном наборе, но работают ли они, а если они работают, то содействуют ли его развитию?

Приложение 1. Почему не работают бюджетные субсидии?

Уже несколько лет наше правительство ежегодно тратит сотни миллионов на программу субсидирования сельскохозяйственных кредитов, в рамках которой за счет государственного бюджета выплачивает банкам до 10 процентов от суммы их кредитов сельским товаропроизводителям. Вроде все правильно — аграриев нужно поддерживать, это распространенная в мире практика, а субсидирование кредитов — один из способов поддержки сельского хозяйства. Кыргызская специфика в том, кого мы субсидируем и что мы субсидируем.

Сейчас у нас на селе сотни тысяч (около 500 000) семей, у которых имеется своя земля. В их распоряжении находятся участки пашни площадью от нескольких соток на юге, до нескольких гектаров на севере страны. Кроме них, по действующему законодательству любой гражданин Кыргызстана может пойти в местный орган статистической службы и зарегистрироваться сельхозпроизводителем. Нет собственной земли — не проблема, можно взять в аренду, или на нескольких квадратных метрах (например, на балконе) устроить теплицу, в подвале — грибную плантацию. А для того, чтобы назваться животноводом, вообще, не нужно никакой земли.

В 2015 году сельскому хозяйству было выдано чуть меньше 4 млрд сомов субсидированных кредитов. Их получили около 10 тыс. хозяйств, т.е. 1 из 50. Кто эти счастливчики? По какому принципу шел отбор, если, как мы уже поняли, к требованию быть сельхозпроизводителем формально можно подвести чуть ли не любого кыргызстанца.

Может быть, поэтому в этом году со стороны правительства была предпринята робкая попытка отделить «правильных» фермеров от околоаграрной массы, жаждущей дешевых кредитов. По задумке большая часть субсидированных кредитов должна была бы попасть крупным хозяйствам, например, имеющим поголовье овец в 100 и более голов. Хотя правительство в конечном итоге не смогло отстоять это свое решение (наверное, под напором не подпадающих под норму избирателей) и отменило ее, все равно, на мой взгляд, ее реализация не принесла бы ни малейшей дополнительной пользы нашему сельскому хозяйству.

К слабым местам такого решения относятся, во-первых, попустительское (мягко говоря) отношение к выдаваемым справкам со стороны айыл окмоту, которые должны подтверждать наличие того или иного поголовья. Можно спокойно написать, что некто имеет 100 овец вместо 10. Здесь они совершенно не рискуют, так как их никто не будет проверять, тем более считать чьих-то овец (со статистикой в нашей стране обращаются довольно-таки смело). Во-вторых, значительная доля служащих, бизнесменов, работников других отраслей, имеют свои, фактически, подсобные хозяйства с поголовьем далеко за 100 овец. Почему государство должно субсидировать депутата, гаишника или владельца сети магазинов? В-третьих, почему овцы? Нашему сельскому хозяйству не хватает овец для решающего прорыва на мировые рынки? Может мы получаем с овцеводства больше налогов или социальных отчислений? Или эта отрасль очень трудоемка и сможет сократить безработицу на селе? То же самое относится и к КРС, и лошадям.

На одном примере субсидирования сельских кредитов уже можно сделать следующий вывод: программа не работает (вернее, работает вхолостую) потому что:

а) нет четкого понимания цели, которой мы хотим достичь за счет удешевления кредитов. (Что мы хотим субсидировать?) В условиях острого дефицита вообще кредитных ресурсов (только ежегодная потребность сельского хозяйства для финансирования текущих работ оценивается примерно в 10 млрд сомов), льготные кредиты по идее должны быть направлены для решения наиболее актуальных проблем, закрыть конкретные узкие места;

б) нет четкого определения хозяйствующих субъектов, которым государство хочет выдавать льготные кредиты (Кого мы хотим субсидировать?).

Первый вопрос является чисто техническим и вполне решается в рамках компетенции Минсельхоза. В дальнейшем мы сосредоточимся на втором.

Есть две проверенные временем и успешные формы организации сельскохозяйственного производства (фермерские хозяйства и крупные сельскохозяйственные предприятия), и также две формы собственности на земли сельхозназначения (физических и юридических лиц). В Германии, например, идут по первому пути. Там производство сельхозпродукции сосредоточено исключительно в фермерских хозяйствах и законодательно запрещено корпоративное владение землей, т.е. она может быть только в индивидуальной (фермерской) собственности. В США, напротив, и земли, и сельскохозяйственное производство в основном сосредоточено в руках транснациональных агропромышленных корпораций.

Каким путем пойдет сельское хозяйство Кыргызстана? Вне зависимости от форм собственности на землю и юридических нюансов в этой сфере, безусловным видится следующее направление: укрепление и укрупнение хозяйств.

Приложение 2. Почему много мелких хозяйств — плохо?

1. Стихийность, неуправляемость. Сотни тысяч семей, которые в той или иной степени ведут хозяйство, совершенно неуправляемая, хаотичная, анархическая масса. Раз у нас капитализм и рыночное хозяйство, наверное, предполагается, что все должно отрегулироваться само по себе, под влиянием механизмов рынка. Но этого не происходит: если в прошлом году были хорошие цены на редиску, все бросаются сеять редиску, а потом выходим на митинги с требованием, чтобы правительство скупило тысячи тонн никому не нужной редиски по прошлогодним ценам.

2. Мелкие хозяйства не в состоянии обеспечить рациональное использование ресурсов. В первую очередь, это относится к земле. На мелких участках почти невозможно производить качественную продукцию, получать хорошие урожаи с использованием современной техники и технологий. Происходит значительный перерасход рабочей силы и поливной воды. Дорогостоящая техника не может развернуться на крошечных полях, впустую перегоняется на многие километры от одного поля до другого, часто простаивает. Кошары и животноводческие комплексы ветшают из-за неполной загрузки. Технологии, которые окупались бы при больших объемах, не используются, отсюда распространение болезней и растений, и животных, падение уровня племенного и семенного дела.

3. Низкая производительность труда. В развитых странах один фермер с 2-3 помощниками обрабатывает сотни га пашни, содержит несколько сотен голов КРС, или тысячи голов свиней, или десятки тысяч овец. Уже на этом сравнении можно судить о нашем отставании от них в десятки раз. ВВП сельского хозяйства на одного занятого в прошлом 2014 году составил всего 40 тыс. сомов или чуть более 3 тыс. сомов в месяц.

Такой низкий показатель производительности труда неудивителен и с точки зрения занятости в сельскохозяйственных работах. Чтобы произвести белее-менее достаточный объем продукции, работник должен трудиться 8 часов не менее 240-260 дней в году. У наших фермеров не получается и 100 дней. Если произведем нехитрый расчет, получим, что скрытая безработица в сельском хозяйстве Кыргызстана составляет около 60 процентов, а всех мелких фермеров фактически можно отнести к скрытым безработным.

4. Низкий уровень доходов. Низкий уровень производительности труда, высокая скрытая безработица приводит к замораживанию уровня бедности на селе. Большинство сельских жителей ведут почти натуральное хозяйство, т.е. производят продукцию, в основном, для собственного потребления. В условиях отсутствия доходов от реализации продукции выживают за счет переводов трудовых мигрантов, пенсий родителей и детских пособий.

5. Невозможность действенной государственной поддержки отрасли. Например, как уже выше отмечалось, программа государственного субсидирования кредитов имеет почти нулевой эффект из-за невозможности адресной поддержки.

Киргизия > Агропром > kg.akipress.org, 20 ноября 2015 > № 1554941 Улан Кыдыралиев


Абхазия > Агропром > ved.gov.ru, 19 ноября 2015 > № 1558856 Тимур Эшба

Министр сельского хозяйства Республики Абхазия Тимур Эшба рассказал корреспонденту Sputnik о том, что в этом году урожай мандаринов гораздо хуже, чем в прошлом.

- Тимур Владимирович, когда в Абхазии созревают мандарины?

- В первую очередь это зависит от погодных условий. Если осень холодная, то мандарины созревают чуть позже, как, например, в этом году. Карликовый сорт мандаринов созревает раньше, обычно в конце сентября, и также в зависимости от погодных условий.

- Начался массовый сбор мандаринов?

- Массовый сбор начался с 15 ноября. Незначительное количество мандаринов уже поступает на прилавки российских магазинов. Но уже где-то с конца ноября мандарины будут поступать в магазины стабильно.

- Сколько в Абхазии совхозов и подсобных хозяйств, которые занимаются мандаринами?

- Совхозов около семи. У частников очень много мандаринов на приусадебных участках.

- Какой в этом году урожай?

- В этом году урожай меньше. Это связано, прежде всего, с погодными условиями, которые были летом, когда завязывались плоды. Была засуха. Очень много плодов осыпалось. И урожай в этом году гораздо меньше, чем в прошлом.

- Проходят ли абхазские мандарины сертификацию?

- На абхазо-российской границе перед тем, как мандарины вывозятся, они проходят проверку, по результатам которой они сертифицируются. Выдается сертификат качества.

- Специалисты утверждают, что российские предприниматели продают мандарины из других стран, выдавая их за абхазские. Как обычному покупателю определить абхазские мандарины?

- Не специалисту, конечно, сложно будет определить абхазские мандарины. Во-первых, абхазские мандарины имеют ярко выраженный желтый цвет. Например, марокканские, турецкие и греческие мандарины - ярко-оранжевые. Также они отличаются по вкусу, и, конечно же, экологическая составляющая. Наши мандарины в экологическом плане гораздо чище, гораздо полезнее, чем остальные. Когда чистишь наш мандарин, остро ощущается цитрусовый аромат.

- В Абхазии растет несколько сортов мандаринов, какие самые лучшие?

- В Абхазии растет около четырех-пяти сортов мандаринов. В основном, два из них самые распространенные. Каких-либо принципиальных отличий нет.

- Как быть простому покупателю, который не разбирается в мандаринах?

- Надо рассчитывать на добросовестность продавцов. Можно потребовать документы, которые будут подтверждать, что мандарины из Абхазии, ну и по виду. Возможно, наши мандарины не такие привлекательные, немного с зеленым оттенком, но качество достаточно высокое.

- Каких-то хитрых народных приемов по определению наших мандаринов нет?

- Нет.

- За то время, как мандарины срывают с деревьев и до того момента, как они попадают на прилавки магазинов, теряют ли они свои полезные качества?

- Нет, как раз наоборот, мандарин становится слаще, и он дозревает, желтеет. Это время никак не влияет на качество.

- Можно ли говорить о том, какое количество мандаринов будет экспортировано в этом году?

- Около 30 тысяч тонн. Плюс-минус две-три тысячи тонн.

- Насколько будут ощутимы убытки, учитывая, что урожай в этом году гораздо меньше?

- Государство особых изменений не ощутит, так как в принципе ничего не получает от мандаринов, кроме земельного налога. В прошлом году было реализовано 37 тысяч тонн мандаринов - в бюджет от земельного налога поступило 2 миллиона 700 тысяч рублей. Ну, есть, конечно, и те, кто понесет потери. Саид Барганджия

«Sputnik-abkhazia.ru», 17.11.2015 г.

Абхазия > Агропром > ved.gov.ru, 19 ноября 2015 > № 1558856 Тимур Эшба


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 14 ноября 2015 > № 1549620 Анатолий Ершов

Комментарий. У нижегородских аграриев итоги года лучше, чем ожидалось.

Возможно, покажется странным, что нижегородские крестьяне дважды в году отмечают профессиональный праздник — День работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Это связано с тем, что из-за местных климатических условий уборочные работы здесь заметно затягиваются, «уходят» в позднюю осень. Поэтому нижегородцы первый раз отмечают профессиональный праздник вместе со всеми в октябре, а затем в ноябре, уже после завершения уборочных работ в области.

Участвуя нынче в выставке «Золотая осень» в Москве, нижегородцы привезли домой настоящую россыпь наград – 53 медали, из них 40 золотых, 7 серебряных, 6 бронзовых. Так, пять хозяйств представили на выставке племенной скот – швицких и черно-пестрых коров. Все пять сельхозпредприятий оказались удостоенными золотых наград! Правительство области по итогам главного сельскохозяйственного форума отмечено дипломом и Гран-при за вклад в развитие российской выставки «Золотая осень».

В последние годы впечатляющих результатов достигают нижегородцы в такой важной отрасли, как животноводство. Когда нынешняя команда управленцев, специалистов хозяйств начинала работу, надой на фуражную корову по области составлял 3,6 тыс. литров, а сейчас нижегородцы выходят на надой в 5 тыс. литров. При этом значительно повышено качество продукции – местные хозяйства сдают первым и высшим сортом 92% молока. Это позволяет нижегородцам в Приволжском федеральном округе занимать прочное место в пятерке регионов – основных производителей молока.

Нынешние праздничные торжества лишний раз высвечивают былое напряжение трудовых будней на полях и фермах, когда тысячи селян наперекор капризам природы вырастили и собрали неплохой урожай, добились роста показателей в других отраслях. Валовой сбор зерна в области составил 1 230 тыс. тонн, при этом 320 тыс. тонн из проверенных 570 тыс. тонн имеют клейковину свыше 24%, что подтверждает высокие хлебопекарные качества зерна. Местные мелькомбинаты закупили пшеницу в полной потребности до нового урожая — 260 тыс. тонн. Удалось нижегородцам увеличить и сбор картофеля, сахарной свеклы, овощей и другой продукции.

Хозяйская забота проявлена селянами и о будущем урожае, когда в сложных погодных условиях осени удалось засеять немалый озимый клин. По оценкам специалистов, эти посевы уходят в зиму в отличном состоянии. Имеется информация, что в ряде южных регионов озимые не столь хороши, поэтому не исключен рост спроса на зерно в будущем году. Нижегородцам не помешают дополнительные запасы минеральных удобрений для подкормки тех же озимых ради увеличения урожая. С осени поднято в области свыше 300 тыс. га зяби, в достатке запасены семена различных культур.

Что касается животноводства, то нижегородцы давно определились с магистральным путем развития этой отрасли. В сравнительно короткие сроки в области реконструированы и построены 520 современных животноводческих дворов и комплексов, что позволило коренным образом обновить отрасль. В результате на современные условия содержания переведены в местных хозяйствах 82 тыс. животных, сохранены рабочие места в 250 населенных пунктах, где прежде была реальная угроза свертывания производства. Ныне у нижегородцев доля племенного скота в общем поголовье составляет 23%, что вдвое выше российского показателя.

Своего рода признанием последних достижений нижегородцев стало проведение в области нынешней осенью 25-го Всероссийского конкурса операторов машинного доения, о чем мы подробно рассказывали. Напомним, тогда с честью вышла из труднейших испытаний (в конкурсе участвовали 59 победителей региональных этапов соревнований в наиболее распространенной и почетной сельской профессии) и оказалась победительницей молодая доярка из нижегородского ОАО «Тепелево» Евгения Ястребова.

За минувшие годы в области постоянно совершенствуется финансовый механизм поддержки в животноводстве. После многолетних экспериментов нижегородцы остановились на варианте, когда выделяются хозяйствам субсидии в 140 тыс. руб. за каждое скотоместо на возмещение части затрат при строительстве объектов по производству молока. В области взят твердый курс на строительство современных животноводческих комплексов – в ближайшее время введут 8 таких объектов.

Весьма успешным оказался эксперимент с выращиванием кукурузы на зерно, ее здесь намечают получить около 80 тыс. тонн, что позволяет укрепить кормовую базу на фермах. Для уборки этой культуры нужны специальные приставки к комбайнам — кукурузные жатки. Поэтому с будущего года в области начинает действовать программа, в рамках которой селяне получат компенсацию половины затрат при покупке такого оборудования. Аналогичная схема будет применена при покупке плющилок и сушильного хозяйства.

В целом поддержка АПК из областного бюджета на следующий год намечается в 1,6 млрд руб., это примерно на уровне нынешнего года. Что касается финансирования из федерального бюджета, то были времена, когда область получала по 1,6 млрд руб., нынче здесь осваивают 2,1 млрд руб.

Не секрет, нынешний год отметился немалыми трудностями в кредитовании села. Не избежали этих сложностей и нижегородцы. Так, в области снизили размеры кредитования АПК два банка, которые раньше считались основными на финансовом рынке. Однако властям удалось привлечь несколько других кредитных организаций, поэтому в целом кредитов аграриям выдано не меньше прошлогоднего. Иное дело, что значительную часть средств взяли крупные агрохолдинги, а также предприятия молокопереработки. Пришлось по опыту прошлых лет организовывать кредитование сельхозпредприятий через молочные заводы. Однако сложности с получением селянами кредитов напрямую в банках остаются — подолгу рассматривают банкиры заявки с мест, усложнилась сама система займов, что не способствует успешному ведению дел на селе.

… В этот ноябрьский день, как назло, солнце было упрятано за плотными низкими облаками, дул пронзительный сырой ветер. Но это никак не снижало накала праздничных мероприятий в нижегородском кремле, где заместитель губернатора Евгений Люлин и аграрный министр Алексей Морозов вручили большой группе передовиков сельского хозяйства почетные грамоты и дипломы. Девять хозяйств были отмечены ценными призами — грузовыми автомобилями «Газель», а 15 фермеров получили новенькие тракторы. Затем торжества переместились в соседнюю филармонию, где штандартами губернатора были отмечены лучшие районы области. Завершились торжества большим праздничным концертом.

Автор: Анатолий ЕРШОВ, «Крестьянские ведомости», Нижегородская область

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 14 ноября 2015 > № 1549620 Анатолий Ершов


Казахстан > Агропром > dknews.kz, 12 ноября 2015 > № 1547740 Тулеген Аскаров

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Грустная судьба упавшего тенге, отправленного в свободное плавание без должной подготовки, не стала должным уроком для казахстанских чиновников, продолжающих предлагать весьма рискованные экономические эксперименты, хотя на них уже обожглись другие страны, где царит сегодня хаос и экстремизм. Увы, в этот раз «наверху» решили поиграть с не раз сработавшим «детонатором» социальных взрывов – ценой на хлеб.

Тулеген АСКАРОВ

Девальвации, значит, мало, карточками хотят попробовать?

Не раз уже подвергавшийся критике за свои экстравагантные новации, включая межконтинентальные перелеты заморских буренок и хранение зерна под снегом, министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков предложил лишить субсидий мукомолов и хлебопеков, отправив тем самым в рыночное плавание всю их продукцию, включая и социальный «кирпичик». По его мнению, вмешательство государства нарушает законы свободной конкуренции и мешает новым игрокам начать работу на казахстанском рынке. Министр пояснил, что цена социального хлеба оказалась ниже его себестоимости за счет бюджетных дотаций, при этом покупать его могут и обеспеченные соотечественники наряду с бедными. При этом дотации достаются не всем игрокам рынка. В итоге, со слов министра, в некоторых городах до сих пор существует монополия единственного хлебозавода, работающего с советских времен на устаревшем оборудовании без инвестиций с большими издержками производства.

На первый взгляд, министр прав, к тому же и чем меньше государство присутствует в экономике, тем вроде бы оно и лучше. Учтем также, что в кризисные времена в бюджете нет денег и стремление к их экономии достойно похвалы, поскольку вместо ежегодных 6-8 млрд тенге, а то и до 15 млрд тенге субсидий, по его подсчетам достаточно будет 1,5 млрд тенге для некой адресной группы. Кого относить к ней, г-н Мамытбеков не пояснил, но дал понять, что входящие в нее соотечественники смогут получать социальные пособия на приобретение хлеба. А ответственный секретарь МСХ Арман Евниев и вовсе заявил, что социальный хлеб уязвимым слоям населения надо выдавать по карточкам! В общем, как поется в песне, «замыкая круг, ты назад посмотришь вдруг», чтобы увидеть из XXI века то, о чем говорили родители и дедушки с бабушками, – продовольственные карточки. И это в стране, которая полностью обеспечивает себя зерном, собирая в урожайные годы более тонны на душу населения!

У вас же все ходы записаны!

Но, видимо, чиновников не особо волнует имидж нашей страны, рвущейся сейчас в число 30 наиболее развитых государств мира. К тому же во многих из них социальный хлеб как таковой отсутствует, а в некоторых даже выдаются продовольственные ваучеры беднякам.

Но развитые страны могут позволить себе такую роскошь, тогда как Казахстану с его структурой населения и взрывоопасными соседями все же еще очень рискованно начинать такие эксперименты. И об этом хорошо знают отечественные профессионалы в области переработки зерна и производства хлеба, не говоря уже об информированных чиновниках высокого ранга, которым вверено руководство сельским хозяйством.

Чтобы в этом убедиться, достаточно, к примеру, зайти на один из ведущих онлайн-ресурсов в этой сфере – сайт о казахстанском рынке зерна www.kazakh-zerno.kz. Заглянув на него, мы для интереса решили посмотреть, что опубликовано там о Египте, – просто потому, что сейчас эта страна на слуху из-за трагедии самолета с российскими туристами, летевшими оттуда. Каково же было удивление, когда в поиске обнаружилась статья с весьма актуальным для нашего обсуждения названием – «Египет: Субсидии на хлеб гарантируют спокойствие в стране». В тему звучит и лид этой статьи: «События на Ближнем Востоке, по мнению многих экспертов, происходят в основном по причине рекордного подорожания продовольствия. Все кровавые мятежи происходили из-за дорогостоящего самого главного продукта – хлеба».

А в том, что хлеб станет и у нас дорогим после отмены субсидий и ухода государства с этого рынка, сомнения нет. Хлебопеки уже говорят о росте цен на него и другие мучные изделия на 20-100%, причем справедливой они считают цену на социальный хлеб на уровне России. А там по данным Росстата за август текущего года он варьировала за килограмм хлеба в диапазоне 40,83 – 63,07 рублей, что при нынешнем курсе российской валюты на нашей бирже около 4,8 тенге дает цену в 196 – 303 тенге. Для сравнения: в октябре казахстанскими статистиками максимальная цена на хлеб пшеничный из муки первого сорта была зарегистрирована в Усть-Каменогорске (113 тенге за килограмм), а минимальная – в Кокшетау (73 тенге). Таким образом, если наши мукомолы и хлебопеки равняются на российские цены, то рост цен на хлеб составит примерно 2,7 раза!

Однако что произойдет в случае, когда внутренние казахстанские цены на хлеб сравняются с российскими, известно наперед, так как этот урок наши производители проходили уже не раз в условиях Таможенного союза. Поскольку у северных соседей масштаб производства больше, то они заведомо получают конкурентное преимущество за счет масштаба производства, не говоря уже о более современных мощностях при высоком качестве российского зерна. К тому же в России сейчас вынуждены дотировать сельское хозяйство в большей степени, поскольку эта страна отказалась от импорта продовольствия с Запада. В итоге натиска с севера наши мукомолы и хлебопеки могут потерять внутренний рынок, как это уже случилось с производителями молочных и других продуктов.

Не ждите – мы от хлеба не откажемся

Есть немало и других вопросов по поводу того, стоит ли «свеч» вся эта игра с социальным хлебом. К примеру, общий размер субсидирования субъектов аграрно-промышленного комплекса достиг в этом году величины в 177,4 млрд. тенге, из которых на субсидии зернопереработчикам предназначается 11,5 млрд. тенге или всего 6,5%. А от расходов всего республиканского бюджета – и вовсе мизерные 0,2%. Это говорит о том, что если уж казне и приспичило сэкономить, то можно без особого труда срезать расходы по другим бюджетным статьям. К примеру, сократить затраты на служебный транспорт для «слуг народа», включая чиновников из МСХ и депутатов, дотации для обслуживающих их столовых, перевести их на снабжение социальным хлебом и, конечно же, прекратить авиа-перелеты зарубежных буренок и бычков.

Далее, чиновникам, мукомолам и хлебопекам нужно все же не вводить себя и общественность в заблуждение некой адресной группой, которой придется то ли платить пособие на хлеб, то ли выдавать продовольственные карточки за счет остальных налогоплательщиков. Во-первых, нет гарантий, что пособие будет потрачено на другие цели, – к примеру, на лекарства или проезд в общественном транспорте. Во-вторых, карточки придется где-то печатать, обеспечивать их защиту от подделки, распределять между нуждающимися, потом организовывать оборот карточек в торговле и их возврат государству для следующей выдачи. Мало того, что здесь и нуждающиеся, и чиновники найдут себе новую головную боль, так и еще гости нашей страны будут видеть все это карточное позорище. А ведь на носу крупные международные мероприятия – зимняя Универсиада и выставка «EXPO-2017»!

Идем дальше. В силу давней социальной традиции, как бы не были верны медики, говорящие о вреде мучного для человеческого организма, у нас его едят и будут есть много. Лишить огромную массу людей привычки ежедневно приобретать в магазине буханку свежего хлеба, чтобы после рабочего дня выпить чайку с намазанными маслом (точнее, сегодня уже практически маргарином) ломтями, пока готовится еда, практически невозможно, а политически и вовсе опасно. Ведь хлеб до сих пор у нас всему голова и он не должен быть дорогим! Конечно, при желании кто-то может и сам изготовить булку в чудо-печке, лепешку в тандыре или таба-нан в сковородке, а то и вовсе отказаться от употребления мучного, но таких все же меньшинство. Увы, среднего класса по западным меркам у нас немного, да и тот не может позволить себе жить подобно патрициям в древнем Риме или миллиардерам, мучая себя выбором между черной икрой и фуа-гра.

Государство мое, постой, не спеши, погоди…

Но, конечно же, и министр, и хлебный бизнес правы в том, что эту отрасль надо реформировать – обновлять мощности, усиливать конкуренцию и повышать качество продукции. Положа руку на сердце, нужно признать, что тот же социальный хлеб, выпускаемые крупными предприятиями, по качеству и цене зачастую уступает продукции частных мини-пекарен. Коллеги по редакции «ДК» сами убедились в этом в одном южных регионов, где в сельской пекарне отведали изумительного качества хлеб по цене в … 25 тенге! Кстати, если уж в МСХ решили заняться всерьез перестройкой этой отрасли, то часть нынешних субсидий можно было бы направить на развитие малого бизнеса с тем, чтобы в каждом жилом массиве была своя небольшая пекарня. Тогда не нужно будет развозить хлебобулочные изделия по всему городу, то загружая, то выгружая их из автомобилей. А жители смогут приобретать свежий хлеб с утра, завтракая в булочной у дома с чашкой кофе или чая и наслаждаясь ароматом выпечки. Ведь малый бизнес и так уже повсюду со своими донерами, самсой и тандырными лепешками.

Также можно было бы вообще отказаться от понятия «социальный хлеб», поскольку в нем заведомо есть ущербность для качества продукта. Ведь как говаривал один юморист-классик, не бывает сыра низкого качества, поскольку это сыворотка, а «сталь – это есть сталь, кефир есть кефир, сметана – это сметана». Поэтому любой хлеб должен быть качественным! К примеру, в Турции, где любят отдыхать казахстанцы, местный вкусный хлеб – экмек, который подают повсюду, уж точно не является социальным, однако цена на него держится стабильной вопреки заметной девальвации лиры к доллару.

Нужно и всемерно культивировать уважение к хлебу. Ведь Казахстан стал крупным производителем зерна относительно недавно после освоения целинных земель в 50-60-х годах прошлого века. И то, что сегодня мы обеспечиваем себя хлебом, является одним из столпов нашей экономической независимости. А поскольку нам требуется сейчас новое поколение мукомолов и хлебопеков, то стоит уже с детства знакомить казахстанцев с историей и технологиями этой отечественной отрасли, создавая музеи хлеба или специализированные магазины типа малайзийского «Bread Story».

Так что остается лишь заключить, что нашему государство вовсе не стоит покидать отечественный хлебный рынок, который еще не достиг индустриальных и маркетинговых высот развитых стран. Наоборот, по экономической значимости и идеологической важности его нужно выделить как особый приоритет развития и повышения конкурентоспособности. И раз уж правительство активно поддерживает и защищает юный отечественный автопром, не давая свободному рынку убить его, то уж наша зерновая и хлебопекарная отрасль с ее долгой и славной историей должна пользоваться гораздо большим вниманием.

Казахстан > Агропром > dknews.kz, 12 ноября 2015 > № 1547740 Тулеген Аскаров


Казахстан > Агропром > kapital.kz, 10 ноября 2015 > № 1545421 Асылжан Мамытбеков

Асылжан Мамытбеков снова прокомментировал цены на хлеб

Он считает, что благодаря выбранной стратегии рынок хлебобулочных изделий начнет стремительно расти

Повышение эффективности в агропромышленной отрасли Минсельхоз видит в изменении системы субсидирования. Так, в растениеводстве ведомство намерено полностью отменить субсидии на удешевление стоимости ГСМ и на удешевление товарно-материальных ценностей, в животноводстве – сократить объемы субсидирования повышения продуктивности и качества продукции, а также объемы финансирования науки. Взамен будут внедрены инвестиционное субсидирование, субсидирование процентной ставки, страхование в растениеводстве, субсидирование НДС, племенное дело, компенсация затрат бизнес-ассоциаций на услуги научных организаций и усиление фитосанитарии. Об этом сегодня в Астане рассказал журналистам министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков. И, конечно же, он не обошел одну из главных тем последних дней – отказ от субсидирования социального хлеба, цены на который было принято решение отпустить в конкурентную среду.

В частности, корреспондент центра деловой информации Kapital.kz поинтересовался у министра, насколько принятое решение о свободных ценах на формовой социальный хлеб связано с введением свободного ценообразования на бензин. Ведь, как известно, цены на ГСМ являются той составляющей, что наиболее сильно влияет на стоимость хлебобулочных изделий. Также мы попросили Асылжана Мамытбекова спрогнозировать, насколько чувствительно два этих решения – по ГСМ и хлебу, могут отразиться на увеличении цен на все виды хлебной продукции в Казахстане. И возможна ли и такая ситуация, что наиболее крупные дистрибуторы хлеба, с 1 января 2016 года установят комфортно высокие для себя цены на все виды хлебобулочных изделий, используя фактор свободной цены на социальный хлеб в качестве спускового крючка. В то время как другие более мелкие хлебопекарни, вместо того чтобы демпинговать на рынке, начнут постепенно «подстраиваться» под высокую цену, повышая ее и на свою продукцию?

«К сожалению, у нас в хлебопромышленности нет достаточной конкуренции, чтобы во всех регионах можно было сказать, что у них везде образуется справедливая рыночная цена. То есть та, которая будет позволять зарабатывать и производителю и в то же время не нарушать интересы потребителя. Поэтому во многих регионах все так же будут срабатывать механизмы антимонопольного характера. То есть монопольное законодательство будет срабатывать там, где есть монополисты или доминанты рынка: в этих регионах цены продолжат регулироваться административным путем, чтобы обеспечить разумную рентабельность для производителя и не позволить ему воспользоваться своим монопольным положением на рынке. Но со временем, когда цены уже перестанут регулироваться со стороны государства, разовьется конкуренция и как во многих странах производство хлеба и хлебобулочных изделий, превратится в чрезвычайно конкурентный бизнес, как фармацевтический бизнес. Магазины хлеба как аптеки появятся на каждом углу в пешей доступности от каждого жителя. В них начнет реализовываться богатство выпечки на любой вкус, а не старые советские 600-граммовые булки хлеба», – пояснил Асылжан Мамытбеков.

Между тем, по словам министра сельского хозяйства, он не может сказать, что после наступления свободного плавания цен на отдельный социальный хлеб, это спровоцирует резкий рост стоимости других видов хлебной продукции. Напротив, хлебная линейка дорожать точно не будет, потому что на все виды хлеба кроме «первого сорта» цена и так не регулировалась.

В то же время, если посмотреть в разрезе регионов, то стоимость формового социального хлеба или 600-грамового хлеба «первого сорта», которая регулировалась всегда, колебалась достаточно прилично, в коридоре 50%. По оценке Асылжана Мамытбекова, в некоторых регионах цена составляет 40-45 тенге, тогда как в других областях – 65-70 тенге. Хотя эти регионы располагаются друг к другу совсем близко, а значит, здесь не может идти речь о каком-то серьезном влиянии на стоимость хлеба транспортной составляющей.

«Почему так сложилось? Вот такова была история вопроса, и нынешняя цена хлеба у нас не менялась с 2007 года. Если вы помните, до 2007 года стандартная булка хлеба стоила 25 тенге, и буквально за одну неделю по всей стране цена поднялась до 45 тенге. То есть, по сути, это было как эффект сжатия пружины. Поэтому дальше держать цены было бы неправильно, ведь они бы тогда росли скачкообразно, вызывая постоянные шоки», – прокомментировал Асылжан Мамытбеков.

По его словам, с этой целью еще в 2014 году до девальвации и до подорожания ГСМ было принято решение, чтобы плавно отпускать цены на хлеб «первого сорта» и довести их уровень до рыночных. Таким образом, раз в квартал уже 2015 года цена на «первый сорт» хлеба поднималась незначительно – по 1 тенге в квартал.

«Мы начинаем новую политику и считаем, что ее нужно придерживаться и дальше. Нормативный объем субсидий на тонну пшеницы составлял у нас 5 тыс. тенге. С 1 октября нынешнего года он снизился до 2,5 тыс. тенге, а с 1 января 2016 он сведется к нулю. Но в некоторых регионах, где фиксированная цена еще далека от рыночной, мы еще продолжим субсидирование, эта мера будет покрываться из местного бюджета. Таким образом, полностью в рыночную цену эти регионы войдут только в течение следующего года», – продолжил Асылжан Мамытбеков.

Какова разница между нынешней фиксированной ценой и рыночной ценой на «первый сорт»? По подсчетам Минсельхоза, в среднем она составляет примерно 10 тенге по стране. Например, в Алматинской области почти приблизились к рыночной цене, и сейчас там, как отметил Асылжан Мамытбеков, даже наблюдают обратный процесс: цены дешевеют. В других же областях, по мнению министра, этот процесс еще только предстоит пройти, ведь в них цена на обсуждаемый хлеб котируется в районе 40 тенге за булку.

«Я скажу, что с 1 октября 2014 по 1 октября 2015 года государственный бюджет потратил на субсидирование фиксированной цены хлеба 11,5 млрд тенге. При этом нужно обязательно упомянуть, не вырывая из контекста, что когда будут отпущены цены, то синхронно будет увеличена адресная социальная помощь для тех категорий граждан, для которых повышение цены на хлеб существенно ударит по семейному бюджету. Таких получателей в нашей стране – 36,5 тыс. человек. Но даже если взять гипотетически, что этих получателей будет миллион человек, то цена вопроса в год составит около 2 млрд тенге. Во-первых, это существенно меньше. Во-вторых, гораздо социально справедливей. И мы при этом подсчитали, что за 2 млрд. тенге можно почти наполовину даже от нынешней цены удешевить стоимость хлеба. И то уйдет гораздо меньше денег», – резюмировал, отвечая на наш вопрос, министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков.

Казахстан > Агропром > kapital.kz, 10 ноября 2015 > № 1545421 Асылжан Мамытбеков


Россия > Агропром > agronews.ru, 10 ноября 2015 > № 1544614 Александр Рыбаков

Комментарий. Земельный хаос – власть не слышит крестьян.

На днях руководитель фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Сергей Миронов и член комитета Госдумы по транспорту Олег Нилов предложили свою версию законопроекта о земле – предоставить ряду категорий граждан по 1 га земли бесплатно для строительства индивидуальных домов или дач, а также для личного подсобного, дачного, фермерского и сельского хозяйства.

Претендовать на бесплатное получение земли могут граждане, входящие в 30 категорий, в том числе инвалиды, граждане, чей трудовой стаж составляет 30 и более лет, а также люди, работающие на предприятиях с вредными условиями труда. Землю дадут тем, кто долго работал в сельском хозяйстве или промышленности, в районах Крайнего Севера, больше 15 лет состоял на правоохранительной или военной службе РФ, ветеранам, многодетным родителям, а также другим категориям граждан.

 Депутаты полагают, что подобным образом решится проблема с незаселенными землями, что, в свою очередь, благоприятно скажется на развитии сельского хозяйства.

Как предполагают законотворцы, земельный участок будет передаваться на 5 лет. «По истечении этого срока гражданин, заключивший договор, имеет возможность продлить его либо получить участок в собственность, причем обязательным условием является его целевое использование», — считает Миронов.

Предложений пустить в оборот зарастающие березняком земли немало. Ещё летом правительство разработало проект закона, в соответствии с которым гражданам России будут безвозмездно раздавать по 1 гектару дальневосточной земли. Что-то не слышал, чтобы вятские, курские, рязанские мужики массово бросали насиженные места и как при царском премьере Столыпине целыми семьями, со своим скарбом железнодорожными составами перебрасывались на Восток страны…

В связи с актуальностью темы вспоминаю 22 съезд АККОР, который прошел 1 марта 2011 года в Тамбове. На нем Владимир Путин пообещал фермерам: «Мы должны дать крестьянам возможность строить для себя дома на землях сельхозназначения. Это странно может прозвучать для городов либо для тех, кто добивается таких решений рядом с городами, но для людей, которые живут и работают на селе, это естественное дело. Здесь ничего особенного нет. Это правильное решение. Это решение сейчас готовится. Рассчитываем, что это даст импульс, в том числе к развитию хуторского уклада на селе…Регионы и муниципалитеты должны обеспечить поселения инфраструктурой, развивать малую электроэнергетику, автономное водоснабжение, прокладывать грунтовые дороги».

Я помню, как дружно захлопали делегаты, воодушевленные этим решением. Как засияли суровые лица фермеров. Но, как говорят в народе, быстро только кошки рожают. Где только не обсуждали этот злополучный вопрос – в Белом доме, ГД, СФ, Минсельхозе РФ…Тема настолько остра, что я приведу лишь одну «картинку» из многих, свидетелем которых был.

В сентябре 2012 года автор строк присутствовал на заседании комитета Госдумы по земельным отношениям и строительству, на котором рассматривался проект федерального закона №21184-6 – в части установления возможности строительства на земельных участках КФХ объектов индивидуального жилищного строительства (внесен сенаторами Г. Горбуновым, В. Плотниковым, М. Капурой, И. Егоровым, депутатами ГД Н. Панковым, А. Хайруллиным).

Атмосфера обсуждения была горячей. В основном дискутировали сенатор Михаил Капура и его оппонент, депутат ГД Мартин Шаккум. Капура призвал депутатов принять законопроект, дающий право фермеру строить жилье на своих землях, ибо очень накладно ему ездить на свое поле за несколько десятков километров и сжигать бензин, при этом жить в палатке или ночевать в машине. Для аргументации он привел официальное заключение правительства России, которое в целом (за небольшим исключением, я читал его) дало положительную оценку законопроекту.

Шаккум возразил: заключение подписано прежними членами правительства, когда АПК еще курировал первый вице-премьер Виктор Зубков. Документ необходимо освежить. Кроме того, нужно заключение Минрегиона, глав регионов. Даже аргументы замминистра сельского хозяйства РФ Александра Петрикова и начальника отдела Минэкономразвития Анны Бычковой в поддержку документа не подействовали. Некоторые депутаты заявили, что дай волю и фермер вместо дома отгрохает дворец, как у олигарха, или, отстроившись, продаст свой дом (продажа дома без земли – нонсенс, а за целевым использованием земельного участка строго следит Россельхознадзор в соответствии с законом об обороте сельхозземель – Авт.).

В итоге комитет ГД по земельным отношениям и строительству перенес обсуждение законопроекта на следующее заседание, с учетом мнения Минрегиона РФ. Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству также поставил подножку АККОР…

О мытарствах фермеров в связи с удаленностью сельхозугодий от места проживания не раз писал, начиная с 2010 года, а подвижки слабые. Какая судьба ждет дельный законопроект депутатов ГД Сергея Миронова и Олега Нилова при такой неповоротливости исполнительных и законодательных органов (за исключением аграрных комитетов ГД и СФ)? Как в целом решаются земельные проблемы?

В связи с этим не раз вспоминаю выступление президента АККОР Владимира Плотникова на 26 съезде фермеров России в феврале этого года: «Хаос царит в земельном вопросе. Причем организованный и управляемый коррумпированной бюрократией. Земельные доли, которые получили еще в начале 1990-х, в основном так и не выделены. И первый вопрос, на который нужно дать ответ – кому реально принадлежит земля? Необходимо установить и обнародовать имена конечных бенефициаров – физических лиц, фактических собственников земель. Зачастую не без оснований они прячутся за вывесками АО, фирм, компаний, банков, уходят в оффшоры».

Кто только не зарится на сельхозугодья. Не так давно Госдума приняла ряд поправок к Земельному кодексу – появилось понятие «особо ценные сельскохозяйственные земли». Для них разработан специальный режим, который не дает права на замену вида разрешенного использования. Но данное решение не было поддержано строителями и недропользователями. Поэтому было предложено установить приоритет недропользования над эксплуатацией сельхозугодий в целях ведения хозяйства.

Аграрии России, а также отраслевые союзы производителей пищи обратились к президенту страны Владимиру Путину с просьбой не допустить приоритета для недропользователей и девелоперов во время эксплуатации земель, которые в данный момент имеют статус сельскохозяйственных, сообщили «Крестьянские ведомости». Авторы документа просят установить приоритет использования особо ценных сельхозземель для нужд сельского хозяйства. В обращении сказано, что только так можно быстрыми темпами решить задачу импортозамещения.

Четверть века гуляет ветер по заброшенным 43 млн га полей – от Калининграда до Владивостока. А власть, как по баснописцу Крылову, не слышит крестьян. Сегодня есть лендлорды, которые владеют десятками тысяч гектаров земель (при этом, некоторые из них живут за границей), а есть фермеры с клочками земли, на которых не имеют права построить свой дом.

Неужели обещание Путина помочь фермерам в обустройстве хозяйств – пустой звук для депутатов, губернаторов и ответственных за АПК чиновников в Белом доме?

Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 10 ноября 2015 > № 1544614 Александр Рыбаков


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 9 ноября 2015 > № 1544543 Тамара Лапта

Замглавы правления "Агротона": Мы предпринимаем все возможные меры для сохранения зерна Аграрного фонда и защиты госимущества от рейдеров

Эксклюзивное интервью заместителя главы правления агрохолдинга "Агротон" Тамары Лапты агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В начале октября Минагропрод заявил о том, что ваша компания имеет инвестдоговор с "Новоайдаровским элеватором", что он предусматривал? Когда был подписан и на какой срок?

Ответ: На указанном элеваторе наша компания работает с 2001 года. Сначала у нас был договор аренды целостного имущественного комплекса Новоайдарского элеватора сроком на 10 лет, заключенный между нашей компанией ЧП СПФ "АГРО" и ДП "Новоайдарский элеватор" ГАК "Хлеб Украины". Данный договор аренды истек в 2011 году, и мы заключили инвестиционный договор до 2021 года, который позволял нам инвестировать в капитальный ремонт, и техническое переоснащение основных средств объекта. На сегодняшний день, мы выполнили свои обязательства по инвестициям, предусмотренным в договоре, на 100%.

Я бы хотела, для более четкого понимания, объяснить вам, что представлял собой Новоайдарский элеватор, когда мы первый раз пришли на него. Наверняка нельзя было сказать, что это элеватор: там не было зерна, он стоял пустой. Из пяти силосных корпусов, два были затоплены грунтовыми водами. Транспортные механизмы были полностью сняты с них. Отключена электроэнергия, электропроводки почти не было. Элеватор был негазифицирован и использовал для сушки печное топливо. Объект деградировал, персонала не было. Хронически убыточное предприятие после 90-х годов. На сегодняшний день, это совершенно другой элеватор!

Вопрос: Министерство обвиняет "Агротон" в том, что с 2011 года на приеме, хранении и отгрузке зерновых государство в лице Новоайдарского элеватора потеряло 73,9 млн грн. Как это могло произойти, и откуда взялась эта цифра?

Ответ: Мне трудно судить, откуда и кем была придумана такая цифра. Элеватор использовался нами для размещения зерновых культур, собранных нашими хозяйствами центрального и южного региона Луганской области. Мы загружали его собственным зерном. Сторонние клиенты не завозили объемы на элеватор, т.к. он находится в самом центре арендуемых нами сельхозугодий. Т.е. как минимум, по приемке уже большой вопрос. Может быть, они рассчитывали, что, не продлив с нами договор, они сохранят нас как клиента? Опять вынуждены их разочаровать: кроме Новоайдарского элеватора, у нас есть собственные мощности на Белокуракинском элеваторе, а также площадка в самом пгт Новоайдр, на которой мы хотели строить собственный элеватор. Но, в связи с заключением инвестиционного договора, отказались от этих планов, а 73,9 млн грн хорошие деньги. Уж мы бы точно предпочли инвестировать их в собственный объект, а не платить за услуги компании, которая отказала нам в сотрудничестве.

Вопрос: Хранилось ли на складах зерно Аграрного фонда и есть ли оно в наличии там сейчас? Какие объемы?

Ответ: Информация о зерне Аграрного фонда, указанная нами в письме, размещенном на сайте Варшавской фондовой биржи, соответствует действительности – зерно Аграрного фонда в количестве 45 тыс. тонн до сих пор находится на Новоайдарском элеваторе, по договору хранения, заключенному между ЧП СПФ "АГРО" и Аграрным фондом Украины. И мы, как ответственный хранитель, принимаем все возможные меры, чтобы защитить это зерно от посягательств рейдеров.

Вопрос: Кто сейчас фактически контролирует элеватор? Произошла юридическая смена собственников?

Ответ: Согласно информации, полученной нами из открытых реестров, а именно – Государственного реестра прав на недвижимое имущества, - собственник имущества является неизвестная нам компания ООО "Сивик Альянс Групп". Хотя, еще раз подчеркиваю, что это имущество, согласно действующему законодательству Украины, может принадлежать только государству Украина! Данный факт был установлен нашими юристами совершенно случайно. Как и существование совершено беззаконного решения Киевского районного суда Донецка, на тот момент уже оккупированного.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о договоре между "Хлебом Украины" и "Азовской продовольственной компанией". Согласно данным Единого государственного реестра юридических и физических лиц, ее собственниками ее акционером является предприятие, которое входит в группу компаний Lauffer?

Ответ: У нас нет этого договора. Информацию о нем мы получили из упомянутого мною незаконного решения суда. Договор предполагал якобы поставку семян подсолнечника ДП "Новоайдарский элеватор" в адрес ООО "Азовской продовольственной компании" на сумму 33 млн грн. Сразу же первый вопрос: имел ли полномочия директор ДП на подписание договора на такую сумму или это есть ни что иное, как превышение должностных полномочий? Как я указала ранее, мы арендовали целостный имущественный комплекс с 2001 года, т.е. вопрос, а где неработающее ДП собиралась взять такой объем подсолнечника для продажи? Дальше еще интереснее.

Оплата по указанному договору, якобы, прошла наличными! В течение пяти дней, якобы, было выплачено 33 млн грн. Это при том, что расчеты между юридическими лицами в Украине ограничены 10 тыс. грн! И тут снова вопросы: где эти деньги? ДП получило их? Если нет, то их или не было, и никакая Азовская продовольственная компания их не платила, или их присвоил директор ДП? И самое главное – в чьих интересах эта схема была реализована, кто конечный бенефициар? Но ответы должны установить правоохранительные органы, а мы лишь хотим, чтобы имущество было возвращено государству и мы могли им пользоваться в соответствии с ранее заключенным договором. Если у ГАК "Хлеб Украины" есть претензии к данному договору, то мы рекомендуем им решать их в правовом поле, а не блокировать нашу деятельность.

Вопрос: Вы оценили убыток компании в $6,5 млн, можете пояснить, почему это предприятие важно для "Агротона" и есть ли возможность аренды других мощностей в регионе?

Ответ: Этот убыток – это лишь стоимость нашего зерна, которое сейчас также заблокировано рейдерами на Новоайдарском элеваторе. Фактически, учитывая сумму наших инвестиций в этот объект, сумма убытков еще больше.

Этот элеватор важен для нас. Как я уже упомянула ранее, объект расположен в самом центре обрабатываемых нами земель и урожай с наших полей позволяет загрузить его. Арендовать другой объект в этом регионе нет возможности. Нам придется вернуться к проекту строительства объекта, от которого мы отказались после заключения договора с ГАК "Хлеб Украины". А это серьезные инвестиции, которые вряд ли захотят вкладывать в Луганскую область по понятным причинам.

Вопрос: Сегодня компания не имеет доступа к элеватору, почему? Осталось ли на складах ваше зерно?

Ответ: Элеватор незаконно заблокирован сотрудниками частной охранной службы, нанятой рейдерами. Мы обратились к правоохранителям по этому поводу.

Вопрос: Были ли какие-то сдвиги в ситуации со стороны руководства области, Минагоропрода после вашего заявления на Варшавской бирже?

Ответ: Единственный сдвиг, который нас устроит – это возвращение объекта в законную собственность государства Украина и возможность продолжения нами работы на нем. Сейчас ситуация скорее поставлена на паузу.

Вопрос: В каких условиях приходится работать "Агротону" сейчас, какая часть активов находится на неподконтрольной Украине территории?

Ответ: Условия трудные, но других мы и не помним (улыбается). Но это сельское хозяйство и нужно работать, несмотря ни на что: АТО, общее состояние экономики Украины, погодные условия.

Наша компания вынуждена была выехать из центрального офиса в Луганске, и это было самой малой потерей. Кроме того, как вы знаете, мы сейчас не контролируем нашу Чернухинскую птицефабрику и Племенное птицехозяйство "Мирный" в Перевальском районе, а также наш южный кластер, который включал земли в Антрацитовском и Краснодонском районах.

Вопрос: В прошлом году компания собрала неплохой урожай – около 340 тыс. тонн сельхозкультур , какие виды на этот год, на каком этапе его уборка? Есть ли где его хранить помимо элеватора в Новоайдаре?

Ответ: В этом году, несмотря на все трудности, нам удалось собрать 174,5 тыс. тонн зерновых и 65,4 тыс. тонн семян подсолнечника. Урожайность по пшенице – 38,6 ц/га, по подсолнечнику - 20 ц/га. Это хорошие показатели и для Луганской области, и для Украины.

Кроме Новоайдарского элеватора, у нас есть еще Белокуракинский элеватор, элеватор напольного хранения в Новоайдаре. Также есть токовые хозяйства в наших растениеводческих кластерах. Но хранение там увеличит наши логистические затраты и затруднит контроль качества продукции на хранении, т.к. там нет специально оборудованных лабораторий.

Вопрос: Сейчас у компании активы только в растениеводстве и молочном животноводстве, птицеводство и свиноводство были закрыты, можете пояснить почему?

Ответ: Птицеводство оказалось в зоне АТО. Мы его не контролируем. А свиноводство мы закрыли давно, еще в 2011 году. Понимаете, когда-то "Агротон" был очень диверсифицированным холдингом: мука, подсолнечное масло, твердые сыры, хлебобулочные изделия, макароны, мед и это все кроме растениеводства и животноводства! Когда мы выходили на Варшавскую фондовую биржу, наши инвесторы спрашивали "а чем же все-таки вы занимаетесь?" В этот момент мы решили сконцентрироваться на том, что мы действительно умеем делать – работать на земле. В Украине много компаний, у которых гораздо лучше, чем у нас, получается выращивать свиней, например.

Вопрос: Можно ли спрогнозировать финансовые результаты на 2015 год ввиду ситуации в регионе?

Ответ: Кроме ситуации в регионе, совершенно неизвестным для нас фактором является экономическая ситуация в стране в целом. Курс гривни, налоговая политика государства, доступность и цена заемных средств. Гораздо точнее можно спрогнозировать погоду!

Вопрос: Завершен ли сев озимых? В каких условиях он проходил? Многие аграрии жалуются на дефицит влаги и необходимость пересева яровыми в следующем году.

Ответ: Ситуация с влагой действительно трудная. И сегодня вся Украина столкнулась с теми реалиями, в которых работают аграрии Луганской области. У нас зона рискового земледелия. Трудности с погодой и осадками всегда. Поэтому мы уже давно исповедуем систему минимальной обработки почвы. Мы уже давно работаем над минимизацией и контролем затрат на каждом этапе производства. Решения о пересеве пока принимать рано. Как быть – покажет отбор монолитов зимой и сама весна. Озимые слабые, но мы изначально избирательно подходили к посеву на тех или иных полях.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 9 ноября 2015 > № 1544543 Тамара Лапта


Россия > Агропром > fishnews.ru, 2 ноября 2015 > № 1537908 Николай Власов

Судьба нового закона о ветеринарии будет нелегкой

Николай ВЛАСОВ, Заместитель руководителя Россельхознадзора

Нынешний год оказался насыщенным на события в сфере регулирования ветеринарного надзора. Летом были приняты поправки в Закон «О ветеринарии», охватывающие в том числе вопросы рыбной отрасли. В связи с этим Россельхознадзор заявил о подготовке правовых актов, касающихся ветеринарной сертификации. Как продвигается эта работа? Готовятся ли изменения в приказ Минсельхоза по оформлению ветеринарно-сопроводительных документов? Скоро ли ждать нового закона о ветеринарии? Об этом в интервью Fishnews рассказал заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Власов.

– Николай Анатольевич, в этом году были внесены резонансные изменения в Закон «О ветеринарии». Как вы оцениваете значимость этих поправок? Какие положительные результаты они дадут для обеспечения безопасности пищевой продукции?

– Значимость этих изменений оцениваю очень высоко. Фактически они создают новую основу для отечественной ветеринарии вообще и в большей степени для ветеринарного надзора, а значит, и для обеспечения биологической и пищевой безопасности.

Основная цель принятия поправок – введение электронной сертификации. Электронная сертификация – это технологическая основа и для обеспечения безопасности классическими методами (ветеринарно-санитарная экспертиза, лабораторные исследования, ветеринарные осмотры и т.д.), и для обеспечения прослеживаемости продукции животного происхождения вообще и продукции пищевого назначения в частности.

Эта новая технологическая основа базируется на средствах современной информатика, что позволяет собирать, хранить и доводить до заинтересованных лиц и организаций подробные сведения о продукции животного происхождения. Поэтому любые результаты исследований, которые проводились с ней и с сырьем, из которого она выработана, становятся доступны в любой момент времени.

Путь любой партии становится прозрачным и понятным. Вот эта прозрачность и упорядочивает изготовление и оборот продукции животного происхождения.

В такой системе чрезвычайно трудно ввести в легальный оборот незаконно произведенную, а значит, некачественную и небезопасную продукцию.

Эта система сама по себе ставит сложно преодолимые барьеры на пути фальсификации продукции. Например, очень трудно будет объяснить, как у конкретного производителя получается сделать 5 тонн масла из 3 тонн молока. Также трудно будет объяснить происхождение филе трески предприятию, которое на переработку получает только минтай и т.д.

А с другой стороны такая система, в которой каждый шаг любого официального лица записывается (кто, что, когда, где сделал, какое решение принял), создает прочную защиту для производителей и участников оборота продукции животного происхождения от произвола должностных лиц.

Все это в комплексе формирует конкурентную среду, где селективные преимущества получает добросовестный производитель. Иными словами, создается среда взаимного контроля, когда каждый последующий приобретатель сырья и продукции хорошо информирован о свойствах того, что он получает. Это означает создание возможности такого видоизменения среды контроля, когда вместо контроля со стороны госслужащих начинает работать взаимоконтроль участников оборота. Такой контроль гораздо более эффективен, гораздо менее затратен и более справедлив по природе своей. А если справедлив, то в нашей стране это и само по себе много значит.

– Представители рыбной промышленности спрашивают: для чего, по новому закону, нужно получать ветеринарно-сопроводительные документы на продукцию, которая не несет никаких рисков (речь идет о товарах, на которые ВСД может оформлять уполномоченное лицо организации – участника оборота). Прокомментируйте, пожалуйста, этот вопрос.

– Я бессчетное количество раз слышал подобные спекуляции за последние лет пятнадцать. Это именно спекуляции, причем весьма далекие от истины. Я бы назвал их аргументами в споре, но не могу назвать доводами.

Во-первых, нет в природе продукции, которая не несет никаких рисков. Такой продукции не бывает. Скажу больше: наибольшее количество рисков связано как раз с той продукцией, которая хуже контролируется. Я уж и не говорю о продукции, которая никак не контролируется. Говядина, которая хорошо контролируется, безопаснее трески морского промысла, которая никак не контролируется. Для нас, практиков, в этой сфере, вещи вполне очевидные.

Во-вторых, морепродукты устойчиво держатся в десятке наиболее опасных в смысле пищевых отравлений продуктов питания. Они (говорю только о продуктах, выработанных из сырья, добытого при морском промысле, – именно об этом типе продукции идет речь в этих спекуляциях), конечно, уступают по степени опасности молочным продуктам (которые устойчиво держатся в пятерке наиболее опасных). Но то, что морепродукты входят в десятку, причем в разных странах мира, - тоже о чем-то свидетельствует. Если же говорить обо всех морепродуктах (т.е. включая произведенные в аквакультуре), то они входят в тройку наиболее опасных продуктов в целом ряде стран.

В-третьих, современной, признанной во всем мире основой обеспечения пищевой безопасности является обеспечение прослеживаемости продукции. Система прослеживаемости может «жить» внутри одной технологии с ветеринарной сертификацией, а может жить порознь – в разных системах. У нас в стране было принято решение о том, что им следует «жить» вместе. И это правильно: так дешевле и эффективнее. Как я сказал выше, прослеживаемость обеспечивает прозрачность оборота и добросовестное информирование приобретателя о свойствах того, что он получает.

При обсуждении этого вопроса нелишним будет отметить, что технологическая основа ветеринарной сертификации, которую мы вводим этими поправками, предполагает на стадии обращения готовой продукции (с ней, легально произведенной, связаны наименьшие риски) не столь ветеринарный контроль в привычном смысле (сидит чиновник и контролирует), сколь систему сбора информации от участников оборота. Это, как я уже говорил, дешевле и эффективнее.

- Изменения в закон о ветеринарии предусматривают принятие ряда нормативно-правовых актов, в том числе для контроля уловов водных биоресурсов и продукции из них. Как продвигается работа по подготовке этих НПА, в том числе по перечню оснований для лабораторных исследований?

– Совершенно верно, предусматривают. Тем, как продвигается эта работа, я недоволен, хотя и являюсь непосредственным участником этого процесса. Работа идет очень медленно и очень «замороченно» (слишком длительные процедуры, без которых не обойтись в соответствии с правилами, слишком много межведомственных согласований). В результате получаются подзаконные акты компромиссного характера. Компромисс достигается путем уступок участникам процесса, которые не являются профессионально подготовленными в сфере регулирования наших подзаконных актов, но без согласования с которыми документ просто не проходит через обязательные процедуры. Из-за этих компромиссов подзаконные акты получаются не вполне полноценными.

Тем не менее мы продвигаемся. В настоящее время 7 основных подзаконных актов уже написаны и находятся на разных стадиях согласования. Центральными из них являются сами Правила электронной ветеринарной сертификации, Правила регионализации и Правила назначения лабораторных исследований.

Ожидаем, что к Новому году все эти документы будут приняты. Но гарантировать этого, к сожалению, нельзя.

– С 1 сентября вступает в силу новый приказ Минсельхоза об оформлении ветеринарно-сопроводительных документов. К этому нормативно-правовому акту возникло немало претензий у бизнеса – речь шла об угрозе значительного роста издержек участников рынка. Планируется ли в ближайшее время вносить в документ изменения?

– Конечно, к этому приказу и должно было возникнуть много вопросов, поскольку он был принят раньше изменений в закон и, по этой причине, закону не вполне соответствует. Это сложности переходного периода. Они есть, но они преодолимы и мы их преодолеем.

Да, готовятся изменения. Они могут быть приняты раньше, чем новая версия Правил (вполне соответствующая закону). Эти изменения урегулируют вопросы и озабоченности бизнес-сообщества.

- Нет ли, по вашему мнению, логической нестыковки в том, что приказ № 281 вышел раньше, чем были приняты поправки в Закон «О ветеринарии»?

– Нет. Это естественное следствие нашего законотворческого процесса, нашей системы права. Но это, как я уже отметил выше, создает некоторые сложности в переходный период. Сложности эти преодолимы, и они ненадолго.

- Ранее сообщалось о работе над новым Законом «О ветеринарии», но пока только внесены изменения в документ от 1993 года. Готовится ли новый закон?

– Да, конечно. Скоро ли он будет принят, не знаю. О причинах этого я уже говорил выше. Это очень важный закон. Он затрагивает интересы каждого (это не преувеличение!) гражданина (если кто-то не относится ни к тем, кто держит животных- таких миллионы, ни к тем, кто что-то производит из продукции животного происхождения – таких тоже миллионы, то среди немногих оставшихся очень трудно найти того, кто не употребляет в пищу продукции животного происхождения) и очень многих органов государственной власти и политиков. А это значит, что судьба этого закона будет нелегкой.

Россия > Агропром > fishnews.ru, 2 ноября 2015 > № 1537908 Николай Власов


Россия > Агропром > oilworld.ru, 2 ноября 2015 > № 1537676 Андрей Сизов

Андрей Сизов: "Нам надо конкурировать и с Африкой, и с Украиной"

В рамках международного форума «Агро Юг» глава компании СовЭкон рассказал о темпах развития сельского хозяйства в России сегодня и перспективах для отрасли на ближайшее будущее

Растениводство идет в гору

По словам эксперта, в растениеводстве сегодня наблюдаются большие перепады из-за неурожаев, однако даже в таких условиях оно опережает по темпам развития животноводство. Сборы в этом агросекторе увеличились в 1,5 раза , средний рост составил 5-7%.

«Сельское хозяйство из индустрии отстающей стала лидером и едва ли не единственным сектором экономики, который дает сегодня рост. Если в 2000 годах аграрный сектор сильно уступал по темпах роста ВВП, то в последнее время в среднем это 3%, и это значительно опережает темпы роста ВВП в России в принципе», - сказал Андрей Сизов.

«Россия заметный и крупнейший экспортер зерна. Успехи есть во всех сегментах – от пшеницы до кукурузы», - отметил он.

При этом он заявил, что необходимо решать вопрос с госпошлиной на зерновую продукцию, в этом случае еще более прогрессивные результаты не заставят себя ждать.

«На наш взгляд, эта пошлина должна быть удалена. это удавка для производителей. это серьезный сдерживающий фактор для развития растениеводства и сельского хозяйства в целом», - заметил Сизов.

По словам эксперта, сегодня наблюдаются серьезные успехи в производстве масличных. На этом рынке объемы выросли в три раза. Господин Сизов связывает эту ситуацию с развитием продуктов переработки масличных. экспорта .

Потребление мяса и производство молока ушло в минус, а овощей в плюс

А вот на мясном рынке ситуация не лучшая.

«По итогам этого года трудно ожидать что ситуация поменяется . Говядина в стагнации. Цены на птицу, свинину растут. по итогам года ожидаем темпов роста 6-7% мяса птицы и свинины», - говорит эксперт.

На положение серьезно повлияло снижение доходов населения. При этом Сизов отметил, что даже при сегодняшней на первый взгляд не простой ситуации в стране Россия неплохо питается. По производству мяса и птицы современные темпы находятся в одной весовой категории с производством этой же продукции в СССР, но зерна потребляем в два раза меньше.

По молоку явная тенденция к снижению. По данным СовЭкон, выпуск молочной продукции сегодня находится на уровне 2014 года - 31 млн тонн.

Неплохо обстоят дела с овощами. Причем рост в этом секторе стал заметен еще до введения санкций. На сегодня производство овощей увеличено в полтора раза. Как отметил Сизов, эта тенденция к выращиванию овощей и фруктов продолжится.

«Таким образом, внешнеторговый оборот по экспорту сельхозпродукции в прошлом году составил - 19 млрд долларов. По итогам 2015 года мы ожидаем обвал импорта, это снизит негативное сальдо. Ситуация связана с девальвацией и снижением доходов населения. В принципе это неплохо для внешнеторгового баланса, но для потребителей это не очень хорошо», - говорит Сизов.

«Мы ожидаем экспорт в районе 17 млрд , при импорте в районе 20-26 млрд долларов!!! Получаем отрицательный внешнеторговый баланс в сфере экспорта-импорта продовольствия».

Существенный минус, по словам эксперта, заключается в том, что производство в нашей стране по -прежнему основано на мелких формах хозяйствования на малоэффективных априори предприятиях.

Что нас ждет?

По итогам этого года стоит ожидать уровня инвестиций на уровне прошлого года. При этом, вырастет финансирование со стороны крупных предприятий, со стороны мелких предприятий - снизится. Ситуация на взгляд Сизова, не очень удручающая., если учесть, что по итогам года инвестиции в стране упадут на 5 %.

«К сожалению нет уверенности, что будут сохранены все объемы поддержки Госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013-2020. Мы ожидаем по итогам года в районе 2-2,5%. Официально минэкономразвтия дает - 1,3-1,4%. Это очень скромно. По итогам 9 месяцев мы имеем 2,4% роста в аграрном секторе», - говорит Сизов.

По его словам, на поверхности один важный фактор: увидим ли мы восстановление доходов населения? Какие будут формы поддержки сельского хозяйства? Каким будет госрегулирование? Справится ли государство с давлением на бизнес? Удастся ли российским птицеводам и свиноводам выйти на внешние рынки.

«На наш взгляд надо заниматься не импортозамещением, а созданием продукции, которая конкурентная на внешних рынках. Нам стоит ориентироваться на 145 млн населения или на 9 млрд растущего населения? Ответ очевиден, мне кажется. У России есть земельные и водные ресурсы, но при этом надо понимать, что на РФ свет клином сошелся, надо привлекать инвестиции, к нам очередь из инвесторов не стоит. Нам надо конкурировать с ЮАР и Африкой, и даже с Украиной. А чтобы эта конкуренция была успешной, надо и чиновникам прикладывать к этому усилия!», - подытожил Андрей Сизов.

Россия > Агропром > oilworld.ru, 2 ноября 2015 > № 1537676 Андрей Сизов


Казахстан > Агропром > dknews.kz, 29 октября 2015 > № 1537881 Карлыгаш Аралбекова

Выход есть

Крестьяне сейчас переживают не самые простые времена. В условиях кризисных перемен в экономике и открытых границ для конкурентной продукции жамбылские товаропроизводители (в том числе занятые в сельском хозяйстве) испытывают очень большие трудности. Эксперты предлагают свой путь решения: создание микрокредитной организации в рамках совместного проекта Национальной палаты предпринимателей и областного акимата. Своим видением решения проблемы с журналистами поделилась директор жамбылской Палаты предпринимателей Карлыгаш Аралбекова.

Сергей БАРАНОВСКИЙ, Тараз

Когда говорят о лице жамбылского бизнеса, многие называют предприятия химической промышленности. Но ведь в регионе более 46 тысяч субъектов предпринимательства, из которых около 40 тысяч – это малый бизнес. Причем значительная их часть – крестьянские хозяйства (КХ). На воображаемых весах крестьяне заметно перевешивают по причине своей многочисленности. Главные герои предпринимательского сектора – это как раз люди, занимающиеся сельским хозяйством. И дело здесь не только в количестве налоговых поступлений, которыми они пополняют областной бюджет. Глава государства обратил внимание на тот факт, что нам сегодня надо особое внимание уделить именно агропромышленному комплексу и развитию сельского хозяйства. Это те резервы, которые необходимо использовать.

Несмотря на большое количество крестьянских хозяйств, Жамбылская область пока еще не вырвалась в лидеры в этой отрасли бизнеса. Желающих работать много, но нет денег. При взгляде со стороны все хорошо, все финансовые институты работают, на бумагах – красивые цифры и отчеты с трибун радуют слух. Тогда где оно, слабое звено этой цепи? Задавшись целью это выяснить, директор Палаты предпринимателей Жамбылской области Карлыгаш Аралбекова решила для начала посетить все районы области, встретиться с крестьянами, чтобы услышать их реальные проблемы, и своими глазами увидеть положение дел. Затем последовала встреча с руководством областного филиала Аграрной кредитной корпорации и долгий откровенный разговор с руководителями кредитных товариществ (КТ) – единственных, пожалуй, организаций, на сегодня способных профинансировать крестьян, имеющих потребность в небольших займах.

Подробно выяснив, какова реальная картина в нашей области, Карлыгаш Аралбекова посетила соседнюю Южно-Казахстанскую область, где развитие АПК и сельского хозяйства идет хорошими темпами. Ведь зачем изобретать велосипед, если его уже сконструировали, собрали и обкатали твои соседи. При содействии Палаты предпринимателей Южно-Казахстанской области она встретилась с руководством Агрокредитной корпорации области, КТ и КХ, директором Регионального инвестиционного центра (РИЦ) «Максимум» и микрокредитными организациями (МКО). Изучив опыт ЮКО, родился план, который позволит Жамбылской области в сфере сельского хозяйства и АПК выйти из дотационных в передовые.

«Так сложилось в силу определенных факторов (отсутствие собственной воды, плачевное состояние оросительной системы), что у нас в области преимущественно развивается животноводство, а не растениеводство, – говорит Карлыгаш Аралбекова. – И ситуация такова – есть небольшая часть крупных КХ, которые из года в год кредитуются через филиал АО «КазАгро», развиваются и растут, основная же масса мелких хозяйств просто вынуждена выживать, так как сталкивается с элементарной проблемой нехватки финансов. И нужно говорить правду – заемные финансовые средства им недоступны. Почему? Во-первых, их потребность составляет 1-2 миллиона тенге, то есть напрямую через «КазАгро» они не могут профинансироваться, так как там существует определенный порог в 8,5 миллиона тенге. Единственный выход для них на сегодня – стать участниками КТ, которые есть в каждом районе, и есть еще одно недавно созданное КТ «Тараз». И когда они начинают вкладываться в эти товарищества, то потом в большинстве случаев выясняется, что кредит в силу каких-то факторов им выдать не могут. В итоге – они не видят кредита, не могут быстро вернуть свои деньги, внесенные в уставной капитал товариществ. Так пропадает вера в возможность получить заем, поэтому все мелкие КХ варятся в своей каше, фактически лишенные возможности развития».

Все планы нашими финансовыми институтами исполняются, но нужно говорить не об исполнении поставленных перед ними задач, а о реальной потребности сельчан в финансировании. В Жамбылской области 17 тысяч крестьянских хозяйств. С начала года КТ обслужено 174 заявки, то есть только 0,01 % от общего количества КХ получили кредиты. Если подсчитать, то одно товарищество в месяц выдает один заем. Вот реальная картина. При этом в области сегодня ситуация уже критическая, надо бить тревогу. Бизнесмены соседнего с Кыргызстаном Меркенского района с тревогой рассказывают о потоке кыргызских овощей и фруктов. Предприниматели из соседних стран просят о выделении им земель или о предоставлении возможности открывать совместные предприятия по постройке плодо– и овощехранилищ. А что тогда завтра будет с нашими крестьянскими хозяйствами? Назрела необходимость принятия срочных и действенных мер по поддержке жамбылских крестьян.

«Крестьянские товарищества называют две проблемы. Первая – нехватка квалифицированных кадров, из-за чего их рейтинги остаются низкими и Агрокредитная корпорация им не может открыть свою кредитную линию и выделить лимит, – отмечает Аралбекова. – Как известно, в нашем филиале Агрокредитной корпорации всего четыре кредитных специалиста, поэтому неудивительно, что они со всем объемом заявок справляются с трудом. Результат – кредитов КХ ждут долго, а многие их вообще не могу получить. Вторая проблема – большой процент просрочек по кредитам, что также негативно отражается на рейтингах КТ. Со стороны кажется – замкнутый круг и выхода нет. Как оказалось – есть. В ходе беседы с руководителем Агрокредитной корпорации соседней Южно-Казахстанской области выяснилось, что всего пару лет назад в их области была точно такая же ситуация. Но они ее полностью изменили – они решили кадровую проблему, самостоятельно обучив кредитных специалистов КТ, на что ушел целый год. Проблему просроченных кредитов удалось решить с помощью местных исполнительных органов. Когда каждый сельский аким в каждом ауле и округе переговорил с проблемными заемщиками, то чудесным образом всего за месяц удалось все долги закрыть. В итоге сегодня в ЮКО все 17 КТ работают на полную мощность, у каждого есть свой лимит, и они самостоятельно финансируют КХ. И сельчане верят в них! Простой пример – в одном только КТ «Яссы несие Кентау» 620 участников, в то время как у наших КТ по 20-30 участников».

Карлыгаш Аралбекова предлагает план по стимулированию развития сельского хозяйства области. НПП РК «Атамекен» совместно с акиматом Жамбылской области необходимо создать микрокредитную организацию, которая финансировала бы КХ в суммах от одного до пяти миллионов тенге под 5-7 процентов. В ЮКО это работает с доказанной эффективностью. Там был создан Региональный инвестиционный центр (РИЦ) «Максимум». За несколько лет он настолько разросся, что возникла необходимость при нем открыть несколько МКО. В итоге сегодня РИЦ финансирует КХ в сумме от 10 миллионов тенге и выше. Все, что меньше (в среднем, сумма займа составляет 1,5 миллиона тенге) – делают МКО. Опыт одной из них – МКО «Ырыс» изучен подробно. Организация на сегодняшний день имеет ссудный портфель в 16 миллиардов тенге, это 11 тысяч 203 профинансированных заемщика – КХ. Только за 9 месяцев текущего года они профинансировали 1521 КХ, и это только одна МКО. Срок рассмотрения и выдачи в среднем 10 дней. Пакет документов упрощенный, причем до фактического утверждения кредита через кредитный комитет они не заставляют предпринимателя нести дополнительные расходы. Кстати, в кредитный комитет входят представители местных исполнительных органов, партии, Центра занятости и самой МКО. Так обеспечивается максимальная прозрачность принятия решения по кредиту. Уровень просрочек на сегодняшний день составляет около 5 %, то есть почти 95% кредитов возвращаются вовремя.

Банки боятся работать с залоговым имуществом крестьян, нет специалистов, способных делать анализ именно финансовой деятельности сельского бизнеса. Кроме того, банки считают, что этот вид бизнеса подвержен большим рискам. А по факту именно сельчанин, который поставил в залог свой дом, сделает все возможное, чтобы кредит погасить вовремя. Это не менталитет городского бизнесмена, здесь речь идет о единственном имуществе, пусть это ветхий домик в ауле, но там живет его семья, это его очаг. Поэтому высокая возвратность. Такие МКО закрывают ту нишу, которую не могут закрыть ни банки второго уровня, которые в сельскую местность не хотят идти, ни КТ. Эту идею надо продвигать, но нужна поддержка со стороны властей области. Если дать возможность крестьянским хозяйствам через микрокредиты развиваться, то начнется новый виток в развитии области в целом, что самым положительным образом скажется на экономике.

Казахстан > Агропром > dknews.kz, 29 октября 2015 > № 1537881 Карлыгаш Аралбекова


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 октября 2015 > № 1531664 Владимир Петриченко

Мнение. Сезон на зерновом рынке сложился в пользу производителей…

Повышение цен на зерно, закупаемое в государственный интервенционный фонд, и рост экспортных цен на зерно пока не отразились на конъюнктуре зернового рынка РФ, считает генеральный директор ООО «ПроЗерно» Владимир Петриченко.

«На прошедшей неделе каких-либо существенных изменений в развитии конъюнктуры внутреннего зернового рынка не произошло, хотя, с одной стороны, продолжилось укрепление экспортных цен на зерно Причерноморья, с другой — обнародованы повышенные уровни закупочных цен в интервенционный фонд», — заявил В.Петриченко в интервью агентству «Интерфакс».

По его данным, цены на пшеницу 3-го класса были малоподвижны (рост от 25 до 40 рублей за тонну) практически во всех регионах, кроме Сибири, где это зерно подорожало на 135 рублей, до 10 450 рублей за тонну. Аналогичная картина отмечалась и на рынке пшеницы 4-го класса. Причем в центральных регионах это зерно подешевело на 15 рублей, а в Сибири подорожало на 135 рублей, до 9 767 рублей.

Цены на пшеницу 5-го класса колебались от минус 50 рублей до плюс 50 рублей за тонну. «В Сибири — все тот же рост на 135 рублей, до 8 950 рублей», — заявил эксперт.

Не было заметных ценовых колебаний и на рынке ячменя, за исключением Сибири, где это зерно подорожало на 115 рублей за тонну, до 7 667 рублей. Стабильны и цены на продовольственную рожь.

Говоря о рынке крупы, В.Петриченко отметил, что снижение оптовых цен на нем продолжается. Так, гречневая крупа за неделю подешевела на 30 рублей, до 42 190 рублей, рисовая — на 600 рублей, до 39 745 рублей, пшено — на 265 рублей, до 15 355 рублей за тонну.

Как считают эксперты аналитического центра ЗАО «Русагротранс», завершение жатвы в Сибири, где осталось убрать менее 2% площадей, позволяет говорить о том, что текущий сезон сложился в пользу производителя. Средний по меркам округа урожай заполнил зернохранилища, но невостребованных избытков нет.

В Сибири велики и региональные различия. Так, в Омске — бодрые продажи, а в Новосибирске зерно мало востребовано из-за слабости переработчиков. На Алтае производители «держат оборону», ожидая еще более выгодных предложений.

Как отмечают эксперты, Омская область в этом году сильнее нацелена на поставки на запад страны, включая порты Черного моря. Все регионы надеются на интервенции, которые способны придать дополнительный импульс ценам, в случае, если объемы закупок будут существенными.

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 октября 2015 > № 1531664 Владимир Петриченко


Россия > Агропром > snob.ru, 26 октября 2015 > № 1612992 Аркадий Новиков

Аркадий Новиков:

Я знаком со всей страной

Ксения Собчак поговорила с Аркадием Новиковым о тяжелых временах, полезных знакомствах и его самом-самом любимом ресторане

Для проекта «Бизнес-ланч» я делаю серию интервью с самыми интересными российскими бизнесменами нашего времени. Мне кажется, я интуитивно понимаю, что такое «наше время» – это, в общем, то, что происходит прямо сейчас. Однако жизненный опыт подсказывает: иногда одна эпоха незаметно уходит, сменившись другой, а ее герои не успевают адекватно отреагировать на такой сюрприз. Они по-прежнему тут, окруженные всеобщим почтением и любовью, но никто уже не играет в их игры по их правилам. Как «Дискобол» древнегреческого скульптора Мирона, оставшийся стоять на пьедестале спустя двадцать пять веков после того, как разошлись по домам его соперники и болельщики.

Ушло ли время людей, в девяностых своими силами создавших бизнес-империи, самостоятельно заработавших на свои дворцы, «Версаче», «брегеты» и яхты? Вячеслав Зайцев – великий модельер, мэтр и классик, но его имя не склоняют каждый месяц модные журналы, захлестнутые новой волной амбициозной молодежи. А мне как начинающему ресторатору еще интереснее пример Аркадия Новикова. Да, мэтр твердо стоит на пьедестале, но тем временем новейшую историю уже творят безымянные хипстеры, которые открывают свои маленькие кафе на Патриарших прудах.

Между тем Аркадий Новиков все делал по правилам. Ни один конкурент, даже самый злобный, никогда не упрекнул его в нечестном бизнесе. Его инвестиции – образец эффективности и осмотрительности. Он знаком со всеми правильными людьми, никогда не позволял себе не­осторожных высказываний, даже вступил в «Единую Россию» и сидел за ее круглыми столами. Сам Путин обедал в его ресторане, ну что тут, казалось бы, добавить? Но как-то незаметно мэтра подвинули из всех больших государственных проектов, даже тех, которые он сам и придумал. Тем временем из-за демшизовых баррикад в него бросают если не камнями, то косыми взглядами: членство в «Единой России» там никому прощать не намерены. И не объяснишь им, что Аркадий ничего внятного не получил за то, что вписался в эту историю.

Я решила встретиться с классиком русского ресторанного бизнеса и узнать у него, что же там конкретно происходит между ним и эпохой.

«Ты сам виноват»

Сноб: Скажи, ты действительно сейчас переживаешь самые сложные времена в своей жизни с момента создания бизнеса? Известно, что первое, на чем экономят люди, это отдых, затем одежда, а на третьем месте походы в ресторан.

Сегодня я смотрел отчеты по работе нашей группы компаний за июль и за август. В рублевой массе мы отработали на десять процентов лучше, чем год назад. В доходности мы, естественно, потеряли, хотя смотря с чем сравнивать. Если говорить о том, что мы на эти рубли можем купить, то, наверное, получится в два раза меньше, чем год или два назад. В этом смысле, наверное, мы стали работать хуже.

Сноб: Часто говорят, что у Новикова кризис, оборот падает, что твоя проблема в отсутствии централизации закупок и управления ресторанами.

Об этом журнал Forbes писал, но это совершенно неправильная статья, основанная на интервью людей, которые когда-то работали на меня и которых я выгнал. Я никогда не пытался сделать централизованный бизнес, кроме сетевых ресторанов, в которых это обязательно. Я хотел, чтобы каждое мое заведение имело свою закупку, чтобы у него было свое лицо. Пусть в каждом ресторане помидоры будут разные – круглые, овальные, квадратные. У меня есть Группа компаний Аркадия Новикова, эти ребята заключают контракты по закупкам общих продуктов, соли и перца, но в каждом ресторане у меня разные партнеры, разные интересы.

Сноб: А вообще сегодня есть смысл развивать ресторанный бизнес в России? Сейчас хороший момент для этого?

Мы сейчас открываем какие-то проекты.

Сноб: Согласись: это то, что вы запланировали год назад.

Ну, не год, а шесть-восемь месяцев назад. Думаю, смысл открывать есть. Причина одна: если ты не откроешь, откроют вместо тебя.

Сноб: Кто и что сейчас будет открывать?!

Очень многие. Посмотри, например, сколько у Александра Раппопорта проектов, и один за другим удачные. Ginza не дремлет: она и под своим брендом сейчас открывает, и под какими-то другими именами. Появилось очень много молодых рестораторов, поваров, которые делают свои маленькие проекты. Свято место пусто не бывает. Любое хорошее помещение рано или поздно кем-то арендуется, и там что-то открывается.

Это первая причина открывать новые проекты. Вторая – если я не буду открывать, то народ задумается. Я читал года два или три назад статью опять же в Forbes о том, что Новиков сдулся. Если у тебя нет огромного количества проектов, если ты не открываешь по пять-шесть ресторанов в год, то тебя уже не считают за ресторатора, за успешного бизнесмена, тебя считают аутсайдером. Поэтому для нашего менталитета ты обязательно должен что-то постоянно делать.

Сноб: Тебе важен «наш менталитет»?

Важен. Это важно даже не столько мне, сколько гостям, потому что им нравится, чтобы ты был преуспевающим. Идти к преуспевающим всегда лучше, чем к аутсайдеру. А в Москве очень популярно все новое.

Сноб: Это правда. Но смотри: в мире дизайна есть какая-нибудь новая Вика Газинская, условно новая, а есть Валентин Юдашкин. Его все очень уважают, он олдскульный в хорошем смысле слова, вечная классика. Не кажется ли тебе, что ты в ресторанном бизнесе тоже относишься к категории «вечная классика»? Сейчас тренд на какие-то маленькие авторские, хипстерские места. Ginza как раз улавливает этот тренд и даже шухерится и открывается под чужим именем. Ты согласен, что тренд именно таков и ты в этой композиции этакий классик, мэтр?

Согласен, но я не хотел бы быть вечной классикой, не моя это история. Слово «тренд» мне не нравится, но мне нравятся новые проекты. Ну смотри: мы открыли «Фарш» – бургерную. Потрясающее место, офигенно вкусное, помещение всего сто двадцать метров, аппендикс ресторана, который мы там делаем. Мы планировали продавать в день триста-четыреста бургеров, но у нас рекорд, мы продаем полторы тысячи, и у нас до сих пор стоит очередь. Я думаю, что мы просто попали случайно в струю, нам повезло, но мы сделали офигенный продукт. Люди, которые туда приходят, фотографируются со мной, просто на меня такими влюбленными, счастливыми глазами смотрят, как будто я сделал что-то особенное. Столько благодарностей я не получал никогда.

Сноб: Мне кажется, это у тебя был незакрытый гештальт: все-таки кроме «Елок-палок» твои проекты фастфуда очень долгое время не получались, насколько я знаю. Ты создавал сеть «Япона-мама», King Size, Prime Star. Они либо закрылись, либо переданы партнерам.

Ну нет, у меня был всего один неудачный проект. Первый наш фастфуд «Елки-палки» был безумно удачным, и мы его продали в 2008 году.

Сноб: Правильно ли я понимаю, что идею «Елок» предложил Шабтай Калманович?

Шабтай Калманович предложил мне место на Тишинке, и я долго отказывался, но он все-таки уговорил меня. Я решил убить двух зайцев: открыл там первые «Елки-палки» и нашел работу для своего армейского друга Михаила Тужилкина, который стал моим партнером. Мы сделали проект и продали его за какие-то огромные деньги, примерно в тысячу раз больше, чем мы вложили. Еще у нас были «Суши весла», которые мы тоже удачно продали в 2008 году. Неудачный проект в фастфуде у нас был, как я уже сказал, только один – King Size, и то неудачен он был, потому что мы выбрали неправильное место и мало им занимались.

Сноб: Какой процент неудачных заведений у одного ресторанного холдинга считается приемлемым? Понятно, что всегда нужно закладывать вероятность провала. врачи говорят, что в кардиохирургии примерно пятнадцать процентов неудачных операций. А у вас?

Я все время задумываюсь, когда планирую новый ресторан: «А вдруг не получится?» И своим партнерам всегда говорю, что любой ресторан – это афера. Я никогда не делаю бизнес-планов, потому что бизнес-план – чистая фикция. Ты знаешь свои первоначальные расходы, а какой будет доход, никто не знает. Никто не может сказать, будут ли к тебе вообще ходить гости и сколько их будет – сто, двести или тысяча человек в день. Если брать мою компанию, то за все время у нас неудавшихся проектов было совсем мало, один-два процента. Я старался выбирать хорошие места.

Сноб: То есть в целом было неудачных пять-шесть ресторанов за всю жизнь?

Да, может быть, меньше.

Сноб: Почему ресторан оказывается неудачным?

Две вещи: первое – неудачное местоположение. Второе – ты сам виноват, потому что мало им занимаешься. Очень редко провал связан с неправильной концепцией. Я считаю, что главная причина – если мало уделяешь времени своему заведению. У меня был один проект, который не получился. Я уже не помню, как он назывался, но мы хотели сделать фастфуд с итальянскими бутербродами панини. Ко мне пришли молодые ребята: «Аркадий, помогите, вложите с нами деньги». Я тоже люблю эти бутерброды. Идея хорошая, но проиграли мы вот в чем: первое – тогда еще не было этой бутербродной культуры, она началась только через несколько лет. Второе – они арендовали помещение в торговом центре, который практически еще не открылся. Проходимости не было, и эти бутерброды сохли. Третье – ребята были непрофессионалы. Они испекли хлеб и правильно все положили, но у них все равно не было опыта общепита. Это человеческий фактор, как везде.

«Это болезнь»

Сноб: Почему в Москве непопулярны рестораны вкусной органической еды? Для меня это вообще загадка.

Проблема в самих этих органических продуктах, потому что их нет. А если они есть, то не всегда называются органическими. Моя дочка сейчас начала заниматься здоровым питанием, ведет блог, открыла свою компанию – How to Green и в принципе хочет открыть ресторан.

Сноб: Продуктов и правда нет. Я помню, была смешная история с нашими общими друзьями – Расковаловыми. Как-то в Москве я прихожу к ним домой после совместного отдыха на Сардинии и говорю: «Конечно, у вас тут повар тоже неплохой, но там, на Сардинии, был гораздо лучше». И они мне отвечают: «Ты удивишься, но это один и тот же повар, который с нами путешествует. Просто в России другие продукты».

А мне кажется, не от этого зависит, а от обстановки. Вот смотри: ты приезжаешь в Африку, идешь куда-то в лес, тебе разжигают костер, жарят кого-то. Ты сидишь на четвереньках, получаешь кайф, ешь то, что тебе приготовили. Италь­янские рестораны в Италии тем хороши, что там итальянцы обслуживают, красивый вид. А если ты то же самое приготовишь в центре Москвы, это будет просто пицца.

Сноб: Здесь атмосфера предполагает только пельмени с водкой?

Да, Ксюш.

Сноб: Ты шутишь?! Ты ведь всегда был против этого. Ты же первый привил этот вкус в России – твои крабовые котлетки, руккола...

Это правда, но обстановка все равно тебе говорит о том, что ты должен съесть. И тенденция сейчас именно такая.

Сноб: Ты считаешь, что существует тенденция на русскую кухню?

Не столько на русскую, а скорее на постсоветскую кухню.

Сноб: С чем она связана – с отсутствием продуктов или с общей политической ситуацией?

И с отсутствием импортных продуктов, и с общей политической ситуацией, и плюс с патриотизмом. Все это вместе работает. И еще с отсутствием денег у людей. Это все действует подсознательно, на подкорке.

Сноб: То есть раньше, когда открылись границы, когда твои заведения были первыми в списке модных ресторанов, людям хотелось есть рукколу и крабовые котлетки, потому что это было очень по-европейски? А сейчас, ты считаешь, в этом бизнесе появился откат к тому, чтобы есть русские продукты?

Я бы с другого конца пошел. Когда-то было модно пить очень дорогие вина, кидаться деньгами. Сейчас это не модно. Даже люди, которые могут себе это позволить, несмотря на экономическую ситуацию, этого не делают. Ты не можешь это делать в обстановке, когда не все идеально. То же самое происходит с едой. Уже нет этого шика, люди хотят вести себя более сдержанно. Вспомни: машины, золотые часы, чванство своим богатством – всего этого уже нет.

Сноб: У тебя это, кстати, тоже поменялось лет пять-шесть назад, когда ты перестал носить дорогущие часы. Я помню, какие у тебя были часы. Песков отдыхает.

Я любил часы, я их коллекционировал. И машины когда-то были. Мы все болели этими новорусскими историями. Когда я заработал первые крупные деньги и узнал, что существует марка Brioni, я много лет не заходил ни в какие другие магазины. Это болезнь, это ненормально, но это естественная болезнь.

Сноб: Ты всю жизнь строил бизнес в России, пережил самые разные времена. У тебя когда-нибудь вообще были бандитские разборки, «крыша» была? Ты никогда никому не платил?

Нет, сейчас это не страшно сказать. У меня была такая история, когда я работал в парке Горького в Зеленом театре. Там в то время ходило очень много чеченцев. Когда я открыл «Сирену», меня реально душили. В прямом смысле слова. Я пришел домой, и позади меня появился чеченец, который меня схватил за горло и приподнял.

Сноб: Добивался доли в ресторане?

Да, они хотели забрать долю.

Сноб: И как ты с этим разобрался?

Меня познакомили с людьми, которые тогда работали в КГБ, и они меня отмазали от бандитов, это был 1991 год. Потом ко мне приходил – может быть, ты слышала? – некий Глобус. (Валерий Длугач по кличке Глобус. В начале девяностых годов – один из лидеров Бауманской ОПГ. Застрелен 10 апреля 1993 года, на выходе из дискотеки «У ЛИСС’а». – Прим. ред.) Он пришел в спортивном костюме, требовал какой-то стол, начал плохо разговаривать на весь зал. Я к нему подошел – у меня тогда уже был костюм Brioni – и говорю: «Извините, тот стол уже занят». Он кричит: «Да иди ты отсюда, ты работаешь сегодня здесь последний день. Значит, так, чтобы через час здесь твоя “крыша” была». Я говорю – хорошо. Он час ходил по саду и ждал, когда кто-то приедет, но закончилось это как-то дружески. Он потом часто приходил к нам, пока его не убили.

«Не хочу»

Сноб: В ресторане «Гусятникоff» на Таганке твоим партнером, кажется, является Аркадий Ротенберг. Как тебе это удалось?

У меня не было и нет партнера Аркадия Ротенберга, к сожалению. Меня пригласили в «Гусятникоff» сделать концепцию, а теперь им управляют владельцы. Бывают случаи, когда тебя просто просят помочь. Есть люди, которым никогда не надо отказывать, и я не отказывал, я считаю, что это правильно. Меня попросили помочь с «Гусятникоff», и я помог. Может быть, там среди партнеров есть Ротенберг, но меня просил совершенно другой человек.

Сноб: Но ты наверняка знаком с Ротенбергом?

Да, я знаком с ним, конечно. Я знаком со всей страной.

Сноб: Мне давно было интересно, когда ты перешел из разряда успешных рестораторов в разряд людей, который всех знает и может решать какие-то вопросы. В твой ресторан «Царская охота» даже президент Борис Ельцин приводил своих коллег. Как ты смог выстроить отношения с политической элитой?

Я никогда не выстраивал с ней отношения, я всегда ее боялся. Я знаю всех в этой стране, буквально всех. И ко мне все нормально относятся. Но я «мистер Комплекс» – я не общаюсь с людьми, которые или очень сильно богаче меня, или они большие чиновники и большие политики.

Сноб: Почему?

Они могут подумать, что я от них чего-то хочу. У меня такой комплекс.

Сноб: Они же сами тебя привлекают. Я приходила пару лет назад с мамой на президентские приемы, и там был твой кейтеринг.

Мы периодически делаем такие вещи, но с точки зрения бизнеса это ничтожные объемы. Представь, что ты человек, который занимается организацией банкета у президента. У кого ты будешь заказывать? Явно не у знакомого, а у такого человека, чтобы это было надежно, безопасно и вкусно. Я думаю, все люди, которые принимают такие решения, много раз ходили к нам в рестораны.

Сноб: И ты познакомился со всеми через рестораны?

Давай так: «познакомился» – это когда специально хочешь, чтобы люди пришли в ресторан и ты с ними поздоровался. Я никогда ни с кем не знакомился, еще раз тебе говорю, у меня комплексы в этом отношении. Но я знаком со всеми, потому что я подхожу ко всем.

Сноб: Если сейчас Путин придет в Vogue Café, тебе тут же позвонят?

Думаю, позвонят. Я приду, поздороваюсь, спрошу: «Как вы поели?», но никогда не буду о чем-то просить. Я в этом отношении очень щепетильный человек.

Сноб: Помимо своей профессиональной деятельности, ты одно время активно участвовал в конференциях и круглых столах «Единой России», даже выступал на партийном съезде, где присутствовал Путин. Была какая-то польза от участия в этой партийной жизни? Зачем тебе это было нужно?

Это сложный вопрос. Я не знаю, зачем мне это надо. Смог ли я это монетизировать или превратить в какую-то властную историю? Нет, и никогда не пытался. Пытался ли я стать каким-то политическим деятелем? Нет.

Сноб: Послушай, я понимаю, например, мотивацию Чулпан Хаматовой: от нее зависит работа благотворительного фонда «Подари жизнь». Я понимаю Федора Бондарчука, у него есть большие проекты с государством, есть вещи, которые нельзя сделать иначе. А зачем все это тебе, я никак не могу понять. Ты же все построил сам, тебе государство по большому счету никогда не было нужно. Мне непонятна мотивация: зачем ты это делал?

Дурак. Или умный, я не знаю.

Сноб: Вот это ответ!

У каждого человека есть свои идеалы, каждый человек мечтает помочь своей стране и что-то сделать для нее. У меня тогда были мысли, которые даже сложно назвать целями. Хотя нет, у меня была одна цель: я хотел через «Единую Россию» попытаться организовать хорошее школьное питание в масштабе страны. Я, как маленький бульдозер, все пробил, но сам не стал этим заниматься. Этим занялись более крупные игроки.

Сноб: А почему ты отказался?

Понимаешь, я хочу быть свободным человеком, я сам себе хозяин. А как только становишься частичкой госструктуры, ты моментально превращаешься в человека несвободного.

Сноб: Но ты же сам говоришь, что у тебя была такая мечта.

Я мечтал об этом лет шесть назад, потом, знаешь, любое желание перегорает. Если бы это случилось на пять лет раньше, наверное, я бы согласился.

Сноб: Сейчас ты считаешь, что участие во всех этих партийных делах было ошибкой?

Чем старше я становлюсь, тем больше я становлюсь патриотом. Я и сейчас являюсь членом «Единой России». Я с чем-то согласен, с чем-то не согласен, но я не хочу говорить о политике.

Сноб: А ты не боишься, что это может существенно навредить твоему бизнесу? Я совершенно не демшизовый человек. Но, например, однажды я хотела поужинать с Алексеем Навальным и говорю ему: «Пойдем в ресторан Аркаши». А он говорит: «Нет, я не хожу в рестораны Аркадия Новикова, потому что он член “Единой России”». Это уже, на мой взгляд, перебор, но вот у него так.

Послушай, Ксюш, я никогда этого не делал для того, чтобы заработать или получить власть.

Сноб: У тебя нет амбиции когда-нибудь стать, условно говоря, этаким Кобзоном в Думе? Все-таки у тебя, мне кажется, есть какая-то тяга к публичности.

Не просто есть, я это обожаю.

Сноб: Как же это с тобой произошло, ты же был таким интровертом?

Я объясню почему: я не очень умею красиво говорить. У меня не самая идеальная дикция, я немножко боюсь камеры, но потом я привыкаю.

Сноб: Зачем ты тогда пошел на ТНТ?

Каждый себя пытается в чем-то побороть. Плюс я понимал, что это может помочь моему бизнесу, и в принципе это помогает. Мне нравится, когда начинают узнавать на улицах, когда тебе говорят: «Вы знаете, мы сегодня смотрели серию, а что будет завтра?» У меня есть амбиции, я на самом деле очень амбициозный человек. Я люблю публичность, люблю людей, мне нравится общаться.

Сноб: На ТНТ у тебя была девушка-победительница Татьяна Бурделова. Она в какой-то момент руководила бизнесом, в который я тоже хотела вписаться: питание на вокзалах. Компания, ликвидированная РЖД. Почему не пошел этот бизнес?

Мы создали компанию, потратили достаточное количество денег на организацию работы предприятия общественного питания на вокзалах. Потратили впустую, потому что так и не смогли от РЖД получить никаких помещений.

Сноб: Почему?

Я не хочу никуда идти и просить. Я хочу все сделать по-человечески.

Сноб: А почему не попросить? Раз уж ты участвуешь в каких-то съездах «Единой России», почему не пойти к Якунину и не попросить эти помещения ради того, чтобы люди питались нормально, а не тем дерьмом, которое сейчас продается на вокзалах?

Ну не могу я! Я хорошо знаю Якунина, но я себя уважаю. Я никогда никого не просил. Я думаю, РЖД должны сами захотеть что-то сделать. Если кто-то сломает ногу или случится какая-то беда, вот тогда, я считаю, можно прийти к кому-то сильному и сказать: «Так и так, есть такая беда – помоги». А для заработка, я считаю, это неправильно.

Сноб: Честно говоря, в твоей ситуации это скорее глупость, Аркаш. Ты либо совсем в это не лезь, либо, если уж влез, надо хотя бы что-то поиметь.

Ну мне-то грех жаловаться, я столько всего имею. У меня реально все нормально.

Сноб: Ты знаешь анекдот о том, как медведь, волк, лиса и лось упали в яму? Сидят сутки, двое, проголодались, надо кого-то съесть. Выбор, естественно, падает на лося. Лось говорит: «Ребята, я бы перед смертью хотел узнать, что у меня написано на копыте. Мне мама в детстве написала, а я так и не прочитал». Хищники втроем наклоняются к копыту, и лось, естественно, разбивает им головы. И вот сидит медведь, обливаясь кровью, и стонет: «Ну ладно эти двое, но я-то куда полез? Я ведь даже читать не умею!» Мне кажется, ты тут оказался в таком же положении. Определенные вещи в жизни надо, на мой взгляд, или вообще не делать, или, раз уж их делаешь, надо получать от этого какие-то дивиденды, иначе какой смысл вообще этим заниматься?

Я никогда не делал чего-то плохого. Я не считаю, что мое членство в «Единой России» – это плохо. Мне никогда не говорили: «Приходи сюда, мы тебе за это что-то дадим». Мне просто сказали: «Аркадий, хочешь поучаствовать?» Я привлек туда еще Дымова, Олю Слуцкер. История с питанием в школах – разве это не правильно?

Сноб: Но ты же не пошел туда?

Ну а зачем это мне? Я же не для себя это делал. Я не считаю, что нужно все мерить деньгами. Конечно, для меня деньги – важная история, я работаю ради денег, но это не главное. Каждый раз, когда я придумываю какой-то ресторан, для меня это целое событие, новое ощущение. А что касается всего остального, надо иногда помогать кому-то. У моего дедушки знаешь что написано на могилке? Никогда не догадаешься: «Член КПСС». Может быть, я такой же. Конечно, я не хочу, чтобы на моей могилке было написано «Член “Единой России”», но не в этом дело. Я уважаю его, он верил во что-то.

Сноб: А ты в это веришь?

Я верю в идеалы добра. Я считаю, что мы должны делать добро людям – и ресторанами, и какой-то общественной деятельностью.

Сноб: Ну хорошо, ресторанами ты точно несешь добро. Но ты веришь, что, вступая в «Единую Россию», несешь добро? Мне кажется, это спорная вещь.

Это такая вещь, о которой можно много говорить. Есть вещи, которые мне не нравятся. Есть люди, которые мне не нравятся и состоят в партии. Есть активные члены партии, есть пассивные. Когда они говорят: «Давайте сделаем нашу страну лучше, согласен?» – да, я согласен. Есть вещи, с которыми я не согласен, но я не иду с плакатом и не кричу у дверей каких-то организаций, что я не согласен. Я на сто процентов не революционер. Я хочу быть тем, кто я есть.

Сноб: Когда на тебя кто-то нападает, я всегда на твоей стороне, я говорю: «У него большой бизнес, ему надо как-то его охранять». Но когда начала изучать твою историю, я поняла, что дивидендов особо нет. Ты даже никак не решил проблемы со строительством гостиницы на Павелецкой площади, которую делал вместе с Александром Шанцевым. Вроде в 2014 году главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов в очередной раз отверг проект, который ты заказывал у британских архитекторов. Что сейчас с этим проектом?

Я два года назад вышел из этого проекта, понимая, что ничего не могу сделать. Была интересная история: я был на съезде «Единой России». Передо мной выступил Федя Бондарчук, который раскритиковал что-то, и потом мне говорят: «Выступи, Аркадий!» Я встаю к микрофону и говорю: так и так, вот такая ситуация на Павелецком вокзале. Я до сих пор не могу пробить разрешение на строительство, я не хочу давать взятки, хочу все сделать как нормальный человек. Если все о’кей – давайте разрешение, если не так – скажите, что не так. Круглый стол вел юрист и депутат Госдумы Андрей Макаров, и он сказал: «Вот, молодец Новиков, что поднимает такие темы». Я закончил говорить, Макаров открыл уже было рот и вдруг заулыбался и повернулся в другую сторону. Смотрю, в зал заходит Владимир Владимирович. Все моментально забыли про то, что я говорил. Ни один человек после этого события ко мне не подошел и не сказал ничего. Ну вот все так и осталось.

Сноб: На какой стадии сейчас этот проект?

Там так до конца ничего и не решилось. Двадцать пять раз проводились совещания, то дают разрешение, то не дают.

«Не чужой и не свой»

Сноб: Хочу спросить тебя о коррупции в ресторанах. Я недавно говорила с другим ресторатором, писателем Сергеем Минаевым, и он мне сказал, что в ресторанном бизнесе, как и везде, существуют серые схемы: ретробонусы, плата за включение в винную карту, производители подмасливают сомелье…

Это называется вход в лист или как-то так. Я считаю, это нормально. В Европе есть похожие вещи, там просто не платят тебе в карман. Ты выбиваешь какие-то скидки, которые потом тратишь на продвижение ресторана. В России производители алкоголя сами нас избаловали. Они приходили и говорили: «Вы вот с этими контракт не подписывайте, а с нами подписывайте, мы вам за это дадим миллион». Ты посчитал, подумал: та компания хорошая, но и эта неплохая, плюс еще миллион, который можно куда-то использовать. Сейчас это преобразовалось в нормальную общепринятую тенденцию.

Сноб: Так, знаешь, любая фигня может превратиться в общепринятую тенденцию.

Если ты сейчас придешь в «Перекресток» или другую сеть магазинов и захочешь продавать у них свой продукт, они тебе то же самое скажут: ставь, но сначала заплати официальный входной билет за место на полке.

Сноб: Чем еще различается ресторанный бизнес в России и на Западе?

Там для всего очень жесткие правила, даже для движения машин по паркингу, для секьюрити. Не дай бог ты на кого-то поднимешь голос. Там тоже существует определенная «дружба». Понятно, что русских, например, на Западе не очень сильно ждут и относятся к ним достаточно ревниво. Я не могу сказать, что нам кто-то мешает, но на что-то они могут закрыть глаза, если это будет английский владелец, и не закроют глаза, если это будет русский.

Сноб: У них тоже есть способы договориться или нет?

У них есть официальный способ договориться. Мы никогда и не пытались там кому-то давать взятку. У нас, например, была лицензия в «Новикове» до часу ночи, мы дважды подавали заявление, чтобы продлили до часу тридцати. Нам продлили, но при этом ухудшили условия по парковке. Там есть свои требования. Если их нарушаешь, предупреждают раз, предупреждают два, а потом выписывают штраф.

Сноб: То, что ты описываешь, выглядит достаточно привлекательно. Здесь, если у тебя нет договоренностей с санэпидстанцией, с налоговой и так далее, тебя просто забросают проверками. А там этого нет. Есть универсальная система, понятная всем.

Там многие вещи проще. Я не держу там кучу бухгалтеров, не делаю эти налоговые отчеты. Есть специальные компании, которые занимаются отчетами.

Сноб: А что же там сложнее?

Там шаг вправо, шаг влево нельзя сделать. Ты не можешь попросить сотрудника остаться на час, на два или на три. Он тебя пошлет, и ты не можешь уволить его, если он неправильно что-то делает. Ты не можешь изменить систему оплаты. Там нельзя сказать: извини, у меня сейчас нет денег, я тебе заплачу потом. Ты не можешь расторгнуть контракт с компанией, которая занимается клинингом, потому что они с тобой тут же будут судиться. Я уволил шеф-повара, когда мы только что открылись, и он сразу на меня подал в суд. Я думал, выиграю, потому что он плохо готовит, – ничего подобного, это никого не волнует.

Сноб: Ты представляешь себе жизнь там? Ты думал об этом?

Да, думал, и у меня даже есть на этот счет своя философия. Если бы меня спросили: «Ты там чужой?», я бы ответил: нет, не чужой, но и не свой. Потому что мой английский – не тот английский, потому что я из России, а люди там все равно другие. И я для себя понял: чем больше бываешь на Западе, тем больше становишься патриотом. У меня был интересный переломный момент, когда наши играли в хоккей с канадцами и проиграли 0:5 или 0:6. Я в это время приехал на «Веранду у дачи», и там в маленьком зале сидело столов восемь-десять и болело за Россию. Знаешь, этот драматический момент, когда все переживают, все говорят на нашем, родном языке, они все вместе, ты знаешь каждый стол, можешь подойти и поздороваться, и на тебя все смотрят как на нормального человека, а не как на какого-то выскочку – ресторатора из чужой непонятной страны. Это нельзя сравнить ни с чем.

Сноб: То есть там все-таки тяжелее?

Нет, там не тяжелее. Но все равно это не наша страна.

СТогда я тебе задам вопрос, который мы обсуждали с друзьями. Представь себе такую ситуацию: объявляют в новостях, что Госдума приняла к рассмотрению очередной закон, по которому через месяц загранпаспорта становятся недействительными, а для того чтобы выехать, нужно будет получать специальные документы. То есть ситуация, в которой мы жили в СССР. У тебя есть вариант: либо ты за этот месяц выезжаешь и долгое время не сможешь вернуться, либо остаешься и принимаешь ситуацию закрытых границ. Какой ты сделаешь выбор?

Не знаю. Я подумаю, Ксюш. Тебя устраивает такой ответ?

Сноб: В принципе, да. у меня тоже нет ответа. Я свою жизнь на Западе не представляю, но для меня принципиально важной вещью является свобода. Поэтому мне сложно выбрать.

Вот ты меня спрашиваешь: почему ты не обращался к тому, почему ты не обращался к другому... Наверное, для меня это и есть своего рода свобода. Когда мне говорят что-то по поводу нашей страны – ну слушай, меня эта страна выучила, дала возможность заработать большие деньги. Я жил в достаточно бедной семье, мне мама всю одежду покупала в комиссионке, мы весной резали такие длинные огурцы по три-четыре сантиметра на обед и помидорку делили на несколько частей, чтобы всем хватало. Я никогда не учил английский, я всегда думал, что мне это не пригодится, потому что у меня не будет возможности выезжать за границу. По сравнению с тем, что у нас было, я такого добился!

Сноб: Как ты относишься к импортозамещению? В твоих ресторанах меню изменилось, исчезли мои любимые артишоки...

Да, мы законопослушные рестораторы. У нас меню изменилось на десять-пятнадцать процентов. Я обожаю рынки, там есть все, что душе угодно, но там нет артишоков, к сожалению. Может, на рынке нет сыра какого-нибудь заграничного, зато есть огромная куча вкуснейших продуктов.

Сноб: По твоему бизнесу санкции ударили?

Да, санкции ударили по моему бизнесу: люди просто стали меньше зарабатывать и меньше тратить.

Сноб: Вы реорганизовали поставки? У вас было какое-то совещание на тему «Что теперь делать»?

Поверь мне, с момента, когда я услышал, что Россия ввела контрсанкции на продукты, я ни разу не позвонил менедж­менту с вопросом «Как вы теперь будете работать?». Наши поставщики наверняка нашли аналогичные продукты из каких-нибудь других стран. Мы же не привозим сами, мы работаем с местными дистрибьюторами. Я считаю, что в России нет проблем с продуктами.

Сноб: В начале нулевых годов ты открыл тепличное хозяйство «Горки-10», потом купил еще ряд сельскохозяйственных активов. Сейчас, в 2015 году, ты не жалеешь, что тогда отказался от развития собственного агробизнеса?

Это очень сложный бизнес. Когда я покупал теплицы, я хотел построить на базе тепличного хозяйства большую фабрику и развозить продукты по своим заведениям. Потом я хотел сделать ресторан на базе тепличного хозяйства, потом понял, что этого не нужно делать. До сих пор это хозяйство приносит деньги, хотя небольшие.

Сноб: Многие мои знакомые начали заниматься агробизнесом, ведут какие-то бесконечные разговоры о теплицах. Ты этот бизнес будешь развивать?

Я не буду больше его развивать, потому что это не мой бизнес. Ксения, я никогда не шел с толпой.

Сноб: Есть еще одна история, про которую я не могу не спросить. Ты знаешь семью Михалкова. У тебя как у бизнесмена не может не быть двойственных чувств в связи с историей «Едим дома».

Знаешь, когда об этом начинают говорить, это как кто-то воздух испортил. Меня возмущает, что после того, как президент сказал, все губернаторы начали петь, какой это офигенный проект. Если они сделают тридцать-сорок предприятий, это будет микроб в обороте продукта. Я считаю, то, что происходит, какая-то ошибка. Надо вслух признать, что это неправильно.

Сноб: Ты сам им говорил?

Мне кажется, они это прекрасно понимают. Я видел Юлию, и, мне кажется, она не очень рада этой истории.

Сноб: А если это осуществится?

Не думаю. Это невозможно построить, я в это не верю.

Блиц

Сноб: Самые выдающиеся бизнесмены России?

Михаил Фридман. Чичваркин. Наверное, Галицкий.

Сноб: Если бы у тебя был свободный миллион долларов, в какой проект ты бы его вложил при сегодняшнем состоянии экономики?

Продавал бы товар за границей. Сейчас выгодно производить в России и продавать за границей.

Сноб: А если бы были последние сто тысяч долларов?

Открыл бы кафешку.

Сноб: Если бы у тебя была волшебная палочка, которая дает уникальную возможность изменить три закона в законодательстве РФ, что бы ты изменил?

Я бы ввел налог с продаж в сфере питания. Сделал бы больше парковок. Отменил бы контрсанкции: считаю, что так страну не улучшают.

Сноб: Если бы тебе разрешили оставить только одно заведение, какой ресторан бы оставил?

В идеале я всегда хотел, чтобы у меня был всего один ресторан. Такой, как Vogue Café или Cantinetta Antinori, это два моих любимца.

Россия > Агропром > snob.ru, 26 октября 2015 > № 1612992 Аркадий Новиков


Узбекистан > Агропром > podrobno.uz, 22 октября 2015 > № 1536310 Ислам Каримов

Президент Узбекистана Ислам Каримов поздравил фермеров страны с завершением хлопковой и зерновой страды. Об этом сообщает пресс-служба главы государства.

Мне доставляет огромное удовольствие искренне поздравить вас, дорогих дехкан и фермеров, агрономов, поливальщиков и механизаторов, всех тружеников полей, с выполнением договорных обязательств по сбору зерна, хлопка, производству другой сельскохозяйственной продукции.

Всех нас радует, что благодаря таким самоотверженным людям, как вы, посвятившим свою жизнь самой трудной и вместе с тем самой благородной работе в мире, в нынешнем сезоне выращен урожай в 7 миллионов 300 тысяч тонн зерна, более 3 миллионов 350 тысяч тонн хлопка, также успешно достигнуты намеченные рубежи в шелководстве, животноводстве, плодоовощеводстве и других отраслях.

В этот замечательный день, думаю, прежде всего мы должны возблагодарить Всевышнего за то, что он поддерживает нас во всех добрых делах и начинаниях, что 2015 год стал для нашей страны всесторонне благоприятным и удачным.

В то же время все мы хорошо понимаем, что в земледелии каждый год бывает по-своему непростым. И нынешний сезон не обошелся без забот - неожиданный снег и сильные холода в марте, небывалая ранее жара в летние месяцы, когда в отдельных регионах температура воздуха доходила до 45 градусов, создали немало проблем для сельских тружеников, стали серьезным испытанием их воли и стойкости.

Наши мужественные и целеустремленные дехкане, многое повидавшие на своем веку, достойно преодолели все трудности и испытания, не покладая рук день за днем умело и заботливо ухаживали за каждым ростком и вырастили богатый урожай, что, безусловно, заслуживает самой высокой оценки и благодарности.

Говоря о результатах нынешнего сезона, который, несомненно, войдет яркой страницей в историю сельского хозяйства нашей страны, следует отметить, что в основе их достижения, прежде всего, лежат осуществляемые нами глубоко продуманные масштабные реформы, стратегия, нацеленная на то, чтобы поднять аграрную отрасль на современный уровень, открыть широкую дорогу фермерскому движению.

Сегодня земля обрела своего истинного хозяина, фермерское движение выходит на арену как решающая сила в развитии села, у каждого дехканина растет заинтересованность в результатах своего труда, еще больше укрепляется уверенность в завтрашнем дне – все это не только кардинально изменяет сельское хозяйство, но и преображает нашу жизнь в целом.

Как известно, в хлопководстве, отличающемся от других отраслей своей чрезвычайной сложностью, трудоемкостью, имеющем свои тонкости и требующем больших знаний и опыта, непросто достичь высоких показателей.

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что наши земледельцы умело организовали свою работу, самоотверженно трудились в течение всего года, уделяли большое внимание вопросам материально-технического обеспечения, своевременного и качественного проведения всех агротехнических мероприятий, в частности, чеканки и дефолиации. Самое главное, что выращенный урожай хлопка был собран в короткие сроки – за 35-40 рабочих дней, при этом 90 процентов сырца сдано высокими сортами.

Сегодня мы с большим удовлетворением отмечаем, что труженики Андижанской, Бухарской, Хорезмской, Кашкадарьинской, Навоийской, Самаркандской областей и Республики Каракалпакстан, в числе первых выполнившие договорные обязательства, и в целом хлопкоробы всех регионов Узбекистана внесли достойный вклад в высокий хирман страны.

Ярким примером для многих стали земледельцы Амударьинского, Караузякского, Пахтаабадского, Булакбашинского, Алатского, Ромитанского, Дустликского, Миришкорского, Касбинского, Кизилтепинского, Мингбулакского, Наманганского, Каттакурганского, Акдарьинского, Сырдарьинского, Букинского, Юкоричирчикского, Бешарыкского, Язъяванского, Ташлакского, Хивинского, Янгиарыкского, Кошкупырского районов, выполнившие намеченное задание за 20-25 рабочих дней.

Особого внимания заслуживает то, что в таких фермерских хозяйствах, как “Рузимбой-бобо” Элликкалинского района, “Олтин” Пахтаабадского района, “Хосилдор” Каракульского района, “Бахтиёр Асад угли” Мирзачульского района, “Нукрабод” Каршинского района, "Камалак” Миришкорского района, “Янги ер” Навбахорского района, “Барака” Мингбулакского района, “Хосил” Каттакурганского района, “Тожмахал Зарафшон” Акдарьинского района, “Саодат” Кумкурганского района, “Коратой Мирзаев” Сайхунабадского района, “Тангриберди-ота” Юкоричирчикского района, “Нурли обод” Алтыарыкского района, “Олтин диёр, ок олтин” Кувинского района, “Бегиобод Бузкалъа” Янгибазарского района, “Гафур Рухия” Хазараспского района, урожайность достигла 45-50 центнеров с гектара.

Когда речь идет о наших успехах в этом году, достойном завершении сезона, безусловно, следует сказать и о зерноводстве. Восхищаясь самоотверженным трудом наших дехкан и фермеров, всех специалистов этой отрасли, поднявших небывало высокий хирман зерна, обеспечивающих нас хлебом, мы, конечно, выражаем им огромную признательность.

То, что средняя урожайность пшеницы по стране достигла 53 центнеров зерна с гектара, в Андижанской области составила 71 центнер, в Бухарской области – 60 центнеров, Кашкадарьинской и Наманганской областях – 57 центнеров, Самаркандской и Сурхандарьинской – 56 центнеров, Ферганской области – 55 центнеров, Ташкентской области – 52 центнера, а во многих районах - превысила 60-77 центнеров, вне всякого сомнения, является огромным достижением в истории сельского хозяйства страны.

Эффективно воспользовавшись преимуществами фермерства, сотни фермерских хозяйств, в том числе такие, как “Фаровон хаёт сари” Учкуприкского района, “Хайрулла Бахром Бойматов” Алтыарыкского района, “Ёкубжон-ота” Бувайдинского района, “Файз-2000” Ромитанского района, “Наргиз диёр” Кизилтепинского района, “Турсунов Камолиддин” Хатырчинского района, “Сурхон Сарвари” Термезского района, “Одилбек” Ходжейлийского района, “Ислом Нарзи Обод” Бухарского района, “Жумагелди” Алатского района, “Улаш хожи Жалил угли” Яккабагского района, “Арслон-бобо” Навбахорского района, “Учкургон элита сервис” Учкурганского района, “Хазрат полвон Усмонов” Пайарыкского района, “Исмоилова Мавлуда Гуломовна” Денауского района, собрали с гектара по 85-95, а некоторые - даже свыше 100 центнеров урожая. Это служит еще одним практическим подтверждением того, на какие великие свершения способны узбекские дехкане.

Действительно, у всех нас вызывает чувство гордости и удовлетворения то, что Узбекистан, в недавнем прошлом вынужденный за огромные средства завозить зерно извне, переживший тяжелые времена, когда запаса муки в республике оставалось всего на семь-десять дней, сегодня превратился в страну, не только обеспечивающую собственным хлебом свое более чем 31,5-миллионное население, но и экспортирующую зерно.

Самое важное, более 57 процентов, то есть свыше 4 миллионов 210 тысяч тонн, собранного в нынешнем году урожая зерна осталось в распоряжении фермерских хозяйств и сельского населения, что мы воспринимаем как доказательство обеспеченности сельчан зерном, их растущего достатка и благополучия.

Прочной основой достижения столь высоких рубежей, которые ранее мы даже не могли себе представить, послужило то, что в течение последних семи лет, затратив 1 триллион 627 миллиардов сумов, мы улучшили мелиоративное состояние 2 миллионов 45 тысяч гектаров земли.

Результаты такой нашей работы, которая последовательно продолжается и в настоящее время, ярко видны на примере того, что за последние два года урожайность хлопчатника и пшеницы выросла в нашей стране в среднем на 2-5 центнеров.

С уверенностью можно сказать, что в условиях чрезвычайно знойного лета в нынешнем году важнейшую роль в судьбе урожая сыграли, прежде всего, огромное трудолюбие и богатый опыт наших самоотверженных дехкан – настоящих мастеров своего дела, своевременное внесение органических удобрений, рациональное использование каждой капли воды, проведение других необходимых агротехнических мероприятий.

Вместе с тем следует особо отметить, что в этих успехах есть достойный вклад наших ученых-селекционеров, добивающихся значительных результатов в создании и районировании высокоурожайных и скороспелых, стойких к различным заболеваниям сортов сельскохозяйственных культур.

Когда мы говорим об агрономах и специалистах, глубоко освоивших современные агротехнологии, в совершенстве владеющих всеми секретами земледелия, борющихся с различными сельхозвредителями и заболеваниями растений, мы отдаем дань уважения фермерам, которые непосредственно занимаются такой широкомасштабной работой, берут на себя ответственность и эффективно решают все проблемы и задачи.

Хотел бы вновь выразить свое почтение и самые добрые пожелания нашим уважаемым женщинам, внесшим неоценимый вклад в высокие достижения этого года и наряду с домашними делами и хлопотами также активно участвующим в полевых работах.

Подводя итоги нынешнего сезона, надо особо отметить, что ключевыми факторами этих успехов, прежде всего, являются укрепляющееся мировоззрение, меняющееся отношение к труду наших дехкан и фермеров, заботливо и умело возделывающих землю, которая воздает им сторицей, коротко говоря, кардинальное изменение жизненной философии сельчан.

Когда я бываю на местах и беседую с тружениками полей, которые с волнением, большой уверенностью и гордостью говорят не только о своей работе, но и о судьбе всей нашей страны, будущем нашей молодежи, выражая сопричастность к происходящим вокруг различным событиям и явлениям, я вижу самый важный результат осуществляемых нами реформ.

Не будет ошибкой сказать, что дехкане и фермеры, вырастившие богатый урожай, обеспечившие изобилие на наших рынках, на столах наших соотечественников, стабильность цен, вносящие весомый вклад в укрепление мира и спокойствия в стране, являются нашей опорой и надеждой.

В этой связи считаю необходимым вновь повторить: в мире трудно найти таких трудолюбивых и умелых людей, как узбекские дехкане, и эту истину еще раз подтверждают ваши, мои дорогие, выдающиеся успехи в нынешнем году. От своего имени, от имени нашего народа выражаю огромную благодарность и низко кланяюсь всем вам за ваш благородный труд, являющийся настоящим образцом мужества и героизма.

Уважаемые дехкане и фермеры!

Сегодня, оценивая достигнутые нами результаты, мы должны думать и о создании прочного фундамента под урожай будущего года, дальнейшем повышении эффективности сельскохозяйственных отраслей.

Безусловно, все мы хорошо понимаем, что стремительно меняющееся время ставит перед аграрным сектором все новые и новые задачи, производимая нашими фермерами продукция должна быть еще более конкурентоспособной, чтобы спрос на нее на мировом рынке неуклонно повышался. В этих целях в центре нашего постоянного внимания должны стоять такие актуальные вопросы, как модернизация сельского хозяйства, усиление эффективности работы многопрофильных фермерских хозяйств и советов фермеров, воспитание нового поколения фермеров, создание соответствующих природно-климатическим условиям каждого региона высокоурожайных, скороспелых, стойких к заболеваниям сортов хлопчатника и зерновых культур, увеличение площадей интенсивных садов, количества перерабатывающих предприятий, повышение плодородия почвы, внедрение современных водо- и энергосберегающих агротехнологий.

Дорогие друзья!

Еще раз поздравляя вас и в вашем лице весь народ Узбекистана с сегодняшней высокой трудовой победой, выражаю всем вам свои самые добрые, искренние пожелания.

Пусть плоды вашего честного труда принесут вам, вашим семьям достаток и благополучие!

Пусть в наших домах всегда будет изобилие, в нашей стране царят мир и спокойствие!

Пусть Всевышний оберегает нашу дорогую и священную Родину, наш трудолюбивый и самоотверженный народ!

Материал подготовил: Темир Исаев

Узбекистан > Агропром > podrobno.uz, 22 октября 2015 > № 1536310 Ислам Каримов


Россия. ЦФО > Агропром > zol.ru, 22 октября 2015 > № 1529119 Дмитрий Миляев

В Тульской области собран большой урожай зерна.

На финишную прямую вышла уборочная кампания — 2015. Её предварительные итоги подводит министр сельского хозяйства Тульской области Дмитрий Миляев.

— На сегодняшний день собрано более 1,5 млн. тонн зерновых культур. Это еще не окончательный показатель. Рассчитываем дотянуть до отметки 1,6 млн. тонн. Перед хозяйствами региона изначально была поставлена задача — собрать 1,7 млн. тонн. Для этого площадь под зерновые культуры была увеличена более чем на 50 тыс. га.

Однако выполнению планов помешали засушливая погода и, как следствие, недостаток влаги в почве. В среднем урожайность оказалась на 2,5 — 3 ц/га ниже, чем в прошлом году. Это проблема не только Тульской области, но и всего Центрального федерального округа, во многих регионах которого положение ещё хуже. В целом по ЦФО урожайность зерновых уменьшилась на 6 ц/га.

Тем не менее, в Тульской области собран хороший урожай. Аграрии региона смогли повторить высокий результат прошлого года. Собранного урожая вполне достаточно, чтобы полностью обеспечить потребности перерабатывающих предприятий области.

— Удастся ли аграриям выполнить планы по сбору других культур?

— Ситуация в целом складывается удовлетворительно. Выращен хороший урожай «второго хлеба» — картофеля. План сбора составляет 750 тысяч тонн, пока что собрано более 550 тысяч тонн. Уверен, что к концу уборки плановый уровень будет достигнут.

В этом году посевная площадь, занятая под картофель, увеличена на 2 тыс. га. По сравнению с прошлым годом выросла и урожайность. Погода оказалась более благосклонной к картофелеводам. Во время созревания картофеля прошли дожди. Как видите, хлеборобам погода помешала, а картофелеводческим хозяйствам, наоборот, помогла.

Благополучно обстоят дела со сбором сахарной свёклы. Урожайность этой культуры в нынешнем году тоже увеличилась. Уже собрано около 200 тыс. тонн свёклы. В конечном счёте валовой сбор, как и планировалось, составит не менее 250 тыс. тонн.

Развитию свекольной отрасли способствовало возобновление работы Товарковского сахарного завода. Благодаря новому инвестору это предприятие постепенно выходит из кризиса. Компания, арендующая мощности завода, авансом профинансировала ряд хозяйств и теперь перерабатывает выращенную ими свеклу.

— Аграриям нужно не только вырастить и собрать урожай, но и выгодно его реализовать. С какими сложностями им приходится сталкиваться?

— Руководители торговых сетей стремятся устанавливать долгосрочные отношения с сельхозтоваропроизводителями, а многие хозяйства не имеют возможности долго хранить продукцию и сбывать её на протяжении продолжительного времени.

Это характерно, в частности, для садоводства. Вообще, в нашем регионе эта отрасль развивается весьма успешно. Благодаря государственным субсидиям ведётся раскорчевка старых садов и закладка новых насаждений. Растут площади, занимаемые садами интенсивного типа.

Вместе с тем, хозяйства региона не обеспечены в полной мере современными хранилищами, позволяющими в течение долгого времени сохранять яблоки. Фруктохранилищ не хватает не только в нашем регионе, это проблема всего агропромышленного комплекса страны, которая нуждается в скорейшем решении.

— В этой ситуации преимущества имеют крупные товаропроизводители?

— Да, у таких хозяйств больше возможностей для хранения и реализации продукции. Эти предприятия заключают договоры о поставках продовольствия с крупными торговыми сетями. Наше министерство по возможности содействует этому. Мы заинтересованы в том, чтобы на прилавки супермаркетов попадала именно тульская продукция.

Сейчас магазины сети «Билла» продают картошку, выращенную в Чернском районе хозяйством «Национальная земельная компания». Совсем недавно, в рамках выставки «Золотая осень — 2015» проведены переговоры с представителями торговой сети «Верный». Планируется, что картофель в эти магазины будет поставлять крестьянское (фермерское) хозяйство «Жак», работающее в Венёвском и Новомосковском районах.

Конечно, небольшим хозяйствам трудно конкурировать с предприятиями — гигантами. Чтобы лучше справляться с проблемами, они могли бы объединяться в кооперативы. Мы готовы в этом помочь, но нужна инициатива снизу. Мы поддержим тех аграриев, которые решат объединить свои усилия, в том числе, путем предоставления финансовой помощи. Полагаю, что сельскохозяйственная кооперация — это перспективное направление, способное принести большую пользу.

Россия. ЦФО > Агропром > zol.ru, 22 октября 2015 > № 1529119 Дмитрий Миляев


Россия > Агропром > bfm.ru, 22 октября 2015 > № 1526277 Андрей Олейник

Андрей Олейник: Наша сельхозпродукция значительно дешевле импортной

Управляющий директор по агробизнесу группы «Базовый элемент» Андрей Олейник рассказывает о позитивном и некотором негативном влиянии импортозамещения на сельское хозяйство в России

Успешно ли российское сельское хозяйство завершает этот год под влиянием экономического спада и введения санкций? Как отразились на отрасли политика импортозамещения и девальвация рубля? И каковы пожелания аграриев на будущее сельского хозяйства в стране? Эти вопросы обозреватель Business FM Иван Медведев задал главе совета директоров Агрохолдинга «Кубань», управляющему директору агробизнеса группы «Базовый элемент» Андрею Олейнику.

Каковы основные показатели, о которых уже можно говорить? Может быть, есть какие-то промежуточные итоги, цифры? Особенно интересно, как влияет внешняя конъюнктура — экономический спад в стране, санкции, контрсанкции и так далее?

Андрей Олейник: Я начну с конъюнктуры, которая нам неподвластна. Этот год для южных регионов был очень тяжелый с точки зрения погодных условий и особенно с точки зрения урожайности технических культур — подсолнечника, сои, кукурузы. Трехмесячная засуха с июля по сентябрь, когда осадков выпало на 60% меньше, подсадила урожайность, по нашим хозяйствам — ненамного, но она все-таки чуть-чуть пониже. По внешней конъюнктуре, с одной стороны, из-за падения рубля все импортные составляющие материалы — а их используется очень много в сельском хозяйстве — подорожали катастрофически. С другой стороны, девальвация рубля повысила цену на продукцию. Где-то потеряли, где-то выиграли. Нельзя сказать однозначно, плохо это или хорошо.

Насколько сбалансировано негативное и позитивное влияние?

Андрей Олейник: Негативного больше.

Вы уже сказали, что зависимость российских аграриев от зарубежных поставщиков очень высока. Мы всегда упираемся в банальный вопрос: почему дорожает, например, капуста? Если начинать разбираться, получается, что ее убирают и хранят с использованием того, что надо закупать за границей за валюту.

Андрей Олейник: Я буду широкими мазками обрисовывать эту ситуацию. Начну с базы, с самого начала — семена. Допустим, по семенам сахарной свеклы зависимость от импортных поставщиков 90%, по пшенице зависимость 40%, по подсолнечнику — 70%. Единственное, чем мы более-менее себя обеспечиваем, — это семена кукурузы. Это делает и агрохолдинг «Кубань». У нас давно развивается семеноводческое направление — НПО «Семеноводство Кубани», мы имеем собственные гибриды кукурузы, которые продаются, высаживаются практически во всех регионах России за исключением, наверное, Полярного круга и Заполярья. Очень большая доля импортной техники у всех агропредприятий. Соответственно, это вопрос запасных частей, ремонтов, сервиса, подготовки и прочего. Понимаем, что все это подорожало. По импортозамещению техники подразделение компании «Базовый элемент» «Русские машины» создало совместное предприятие с AGCO — мировым лидером по производству сельхозтехники — и начинает выпуск сельхозтехники в Подмосковье, в Голицыно. Понятно, что агрохолдинг «Кубань» является первой тестовой площадкой, где у нас проходят испытание эти машины, которые потом идут на всю Россию. Это предприятие масштаба России.

Насколько импортозамещение сыграло положительную роль для российских аграриев с той точки зрения, что ушли с рынка конкуренты из стран, попадающих под наши контрсанкции?

Андрей Олейник: Надо понимать, что биологический цикл в агросекторе длинный, и довольно сложно сейчас что-то говорить. Одна корова дает одного теленка, а не пять-десять, с одного гектара земли можно собрать определенный объем пшеницы, кукурузы. По объему производства, наверное, пока мы остались на прежних уровнях, и следующий год покажет. А вот вопрос независимости от импорта необходимо выставлять на первый план, потому что мы должны сделать так, чтобы мы были независимы по семенам, по средствам защиты растений, по кормовым добавкам для животноводства — по критичным вещам, без чего сельское хозяйство жить не может. Это более глобальный и более острый вопрос, чем импортозамещение.

Получается ли делать как минимум не дороже, чем у конкурентов других рынков, которые вынуждены были уйти из России?

Андрей Олейник: Получается делать значительно дешевле. Наш гибрид семян кукурузы «Ладожский», который выпускает дивизион «Семеноводство», по урожайности и производительности не хуже импортных, но при этом он минимум на 15-20% дешевле. Мы ведем сейчас очень активную работу в животноводстве. Мы сейчас в стадии формирования селекционно-генетического центра, который будет заниматься в масштабах России разведением племенных животных посредством трансплантации эмбрионов. По нашим подсчетам, это на 30% минимум дешевле, чем импортная корова, завезенная из Америки или из Европы.

В течение этого года уже были слышны просьбы от аграриев правительству продлить контрсанкции. Аргументация была такая: аграрий боится заходить на рынок, потому что контрсанкции отменят — и все, опять все хлынет обратно, и он не справится. Что должны делать власти сейчас для успешного развития сельского хозяйства в России? Какие бы вы задачи поставили в частности недавно пришедшему на пост министра сельского хозяйства бывшему губернатору Краснодарского края Александру Ткачеву?

Андрей Олейник: Мне очень сложно ставить задачи министру. Мы можем сформулировать свои пожелания. Первое и основное — должны быть понятны долгосрочные правила игры на сельхозрынке. Надо четко понимать, что в сельском хозяйстве фактически 90% проектов сейчас окупаемы только с субсидиями. Без субсидий они тоже окупаемы, но срок их окупаемости намного дольше. Что происходит с субсидиями — это сейчас довольно рваный процесс. Предложение Ткачева выплачивать субсидии крестьянам вперед, мне кажется, имеет право на жизнь и для крестьянина очень интересное. Второе — все-таки нужны длинные и дешевые деньги. Невозможно реализовывать 5-8-летние проекты, при этом кредитоваться на три года под ставку 15%. Третье — мы должны понимать правила игры на экспортном рынке. Мы по примеру этого года видели непонятную чехарду с введением, невведением и изменением экспортной пошлины. Мы четко понимаем, что экспорт — это все-таки не способ заработать много денег экспортерам, а это метод поддержки товаропроизводителя — крестьянина, потому что чем дороже продается зерно на экспорт, тем больше заплатят крестьянину.

Есть какие-то показатели, которые к сегодняшнему дню уже можно посчитать, и, может быть, планы на сегодняшний день и на следующий год?

Андрей Олейник: Рано говорить по цифрам, потому что год еще не закончился. И в зависимости от ситуации на рынке, от нашей сбытовой политики, эти цифры могут очень сильно изменяться. Но могу сказать четко, что мы по этому году планируем сработать не хуже 2014-го — выручка не менее 8 млрд, прибыль не менее 1,6 млрд. Доубираем — посчитаем.

Иван Медведев

Россия > Агропром > bfm.ru, 22 октября 2015 > № 1526277 Андрей Олейник


Россия > Агропром > agronews.ru, 9 октября 2015 > № 1513110 Александр Рыбаков

Комментарий. Саду – быть!

Одно из ключевых направлений в деятельности Минсельхоза РФ – импортозамещение в сфере производства фруктов. В ближайшие годы в России необходимо заложить 65 тыс. га садов. Об этом говорил министр А. Ткачев на недавней пресс-конференции. И весомый вклад в эту глобальную задачу может внести отметивший недавно 85-летний юбилей Всероссийский селекционно-технологический институт садоводства и питомниководства. Именно он разработал Концепцию развития садоводства до 2020 года.

Институт является координатором научных исследований в области садоводства России в создании на базе новых гендоноров и источников ценных признаков сортов садовых культур и винограда, соответствующих мировым стандартам; усовершенствовании и создании экономически обоснованных технологий оздоровления и размножения растений; разработке высокоточных зональных, низкозатратных, экологически безопасных технологий возделывания, хранения, переработки и доведения до потребителя продукции.

В Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию, включено 12 сортов плодовых и ягодных культур, 14 – полевых, овощных и редких ягодных культур. Они составляют основу сортимента для Центрального и других регионов России.

В отделе генофонда и биоресурсов растений института ежегодно поддерживается всхожесть семян образцов мировой коллекции 50 сельскохозяйственных культур из генофонда ВИР. За последние шесть лет поддержана всхожесть 20770 тыс. образцов, из них 11084 – зерновых, 3331 – зернобобовых, 1308 – полевых, 4834 – овощных культур.

За 2009-2014 гг. коллекция сельскохозяйственных культур пополнилась более чем на 660 образцов, в том числе из Швейцарии, Германии, Нидерландов и Казахстана, которые являются новым генетическим материалом. Это сорта и особо ценные селекционные линии, включая линии с известными генами.

Институт садоводства и питомниководства – признанный лидер в области биотехнологии садовых растений. Здесь разработаны методы оздоровления и клонального микроразмножения практически для всех ягодных и плодовых, а также для многих видов декоративных растений. Высокий уровень и новизна разработок подтверждены более чем 30 патентами и авторскими свидетельствами на составы питательных сред, способы размножения, включая микропрививку, индукцию корнеобразования, адаптацию к нестерильным условиям и возможность контролировать сроки цветения растений земляники с помощью специальных обработок материала in vitro.

В институте внедрена Научно-обоснованная система ведения питомниководства России (еще в 80-е годы!). Учёными созданы 125 разработок, новые виды продукции переработки и способы хранения, которые подтверждены патентами Российской Федерации, Италии, Польши, Франции, Греции, Венгрии, ФРГ.

Недавно успешно осуществлены масштабные проекты – закладка интенсивного сада на площади 300 га в Борисовском районе Белгородской области; питомника на площади 28 га в ОАО «Плодопитомник «Батыревский» в Чувашской Республике и др.

Проблеме развития отечественного садоводства были посвящены несколько конференций — «О роли научных учреждений в исполнении Госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы в условиях импортозамещения», «Селекция косточковых культур: направления, задачи и перспективы развития», «Совершенствование технологий размножения и производства плодовых культур» и др. Ведущие селекционеры, генетики, технологи страны отметили необходимость активизации усилий по развитию отечественного садоводства, внедрения передовых технологий, усиления доступности плодов и ягод для населения.

Участники этих конференций не обошли стороной и насущные проблемы: нехватка качественного сертифицированного посадочного материала плодовых деревьев, плодово-ягодных кустарников, в том числе, земляники. Нет воспроизводственной базы, которая готовит посадочный материал на смену существующих садов. Сегодня вузы готовят кадры универсалов, агрономы знают управление финансовыми потоками, но слабо разбираются в технологии дела, «плавают» в конкретных проблемах, одним словом, оторваны от производственных реалий. Есть проблемы со сбытом продукции. По этому поводу приняты решения, которые будут доведены до исполнительных и законодательных органов власти разных уровней.

В арсенале ученых Всероссийского селекционно-технологического института садоводства и питомниководства уникальные технологии, готовые для широкого внедрения. Например, размножение растений методом зелёного черенкования (удостоена Государственной премии РФ), получение саженцев методом зимней прививки, размножение ягодных культур in vitro, создание садов интенсивного типа на семенных подвоях, создание маточников плодовых и ягодных культур высших категорий качества, подбор отечественных сортов, в том числе и таких, которые обладают уникальной антиоксидантной активностью, устойчивых к заболеваниям и не нуждающихся в высокозатратных технологиях формирования в саду и питомнике, оздоровление от вредоносных вирусных заболеваний, интегрированная защита от вредителей и болезней, механизация трудоёмких процессов и др. — всего более 80 разработок.

Запатентованные элементы технологий, а также «Способ тиражирования садовых культур высших категорий качества методом настольной прививки» используются в настоящее время с целью получения саженцев для закладки питомника по производству базисных клонов. Сегодня на базе института готовится материал для создания Межгосударственных стандартов.

Все эти разработки позволили институту предложить Минсельхозу РФ проект Селекционно-питомниководческих центров для Центрального, Северо-Западного, Дальневосточного, Приволжского и Уральского федеральных округов. По расчетам, затраты на создание одного такого Центра составят 66,7 млн рублей без учета лабораторного оборудования, а всего затрат без учета фонда оплаты труда будет более 101 млн рублей. Требуемая площадь под организацию Центра составляет 149 га.

Центр передаёт материал в базовые питомники. Каждый базовый питомник будет иметь тесную связь с репродукционными питомниками, тиражирующими базисные клоны до третьей репродукции. Таким образом, на всей территории России прекратится бессистемный выпуск неоздоровленного посадочного материала. Базовые питомники должны быть созданы в каждом «яблочном» регионе.

Всероссийский селекционно-технологический институт садоводства и питомниководства имеет не только инновационные разработки, способные значительно сократить срок выращивания саженцев высших категорий качества, но и бесценный опыт их внедрения.

А вообще, вся экономика садоводства такова: первое – исходная база посадочного материала, второе – сами сады, которые выдерживаются по технологии, третье – база хранения и переработка. Институт с привлечением родственных НИИ разработал Концепцию развития садоводства до 2020 года. Согласно ей, доля отечественных фруктов должна увеличиться на 40-50%.

Минсельхоз уделяет большое внимание закладке интенсивных садов. Так, в 2015 году возмещение части затрат на закладку многолетних плодовых и ягодных насаждений увеличено в 2,5 раза и составляет для интенсивного сада 210 тысяч рублей на 1 га, питомников — 131 тыс. руб., а на раскорчёвку — 20 тыс. рублей. Крайне важным для садоводства России является признание садов на семенном подвое интенсивными, если плотность посадки деревьев составляет не менее 800 штук на 1 га. Раньше такие сады считались экстенсивными, а для них субсидия составляет только 48 тыс. рублей на 1 га. Несмотря на то, что ставки субсидирования на 1 га питомника увеличены, питомниководство нуждается в срочном принятии научно-обоснованной программы его развития. Для успешного решения проблем импортозамещения плодов необходимо раскорчевать более 30% всех существующих насаждений и заложить интенсивные сады.

Необходимо и более интенсивно замещать зарубежные сорта плодовых деревьев отечественными. Например, в Центрально-Черноземной зоне зарубежных сортов порядка 20%, на Юге – более 50%. Недавно Северо-Кавказский зональный НИИ выделил и ввел в Госреестр очень интересные сорта по цвету, вкусу, товарному виду, не уступающие зарубежным аналогам.

 Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 9 октября 2015 > № 1513110 Александр Рыбаков


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 8 октября 2015 > № 1516299 Дмитрий Медведев

17-я российская агропромышленная выставка «Золотая осень».

Дмитрий Медведев принял участие в открытии выставки, вручил награды работникам отрасли и осмотрел экспозицию.

Российская агропромышленная выставка «Золотая осень» проводится ежегодно в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 11 апреля 2000 года №536-р и приурочена к празднованию Дня работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.

17-я российская агропромышленная выставка «Золотая осень – 2015» проходит с 8 по 11 октября 2015 года в Москве, на территории МВЦ «Крокус Экспо». В ней принимают участие более 2,5 тыс. предприятий из 63 субъектов Российской Федерации и 23 зарубежных стран. Общая площадь экспозиции – около 70 тыс. кв. м.

Ключевой раздел выставки – экспозиция регионов России, в рамках которой представлены крупные системообразующие инвестиционные проекты, отражающие работу регионов по реализации Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы.

В 2015 году впервые на единой выставочной площадке представлены агропромышленные комплексы стран БРИКС (Бразилии, Индии, Китая, Южно-Африканской Республики).

В рамках деловой программы выставки запланировано около 50 мероприятий, в том числе агробизнес-форум «Развитие взаимовыгодной торговли и инвестиций – залог устойчивого сельскохозяйственного развития стран БРИКС», VII Всероссийский молодёжный форум «Сельское хозяйство – территория возможностей», панельная дискуссия «Новая повестка аграрного образования и устойчивое развитие российского сельскохозяйственного сектора».

Традиционно в рамках выставки пройдут 17 отраслевых конкурсов по различным номинациям.

Выступление Дмитрия Медведева на церемонии открытия выставки:

Добрый день, дорогие коллеги, уважаемые друзья! Всех вас сердечно приветствую на российской агропромышленной выставке «Золотая осень». Сегодня здесь представлено более чем 2,5 тыс. предприятий из 23 стран мира и, конечно, из нашей страны.

«Золотая осень» – одна из наиболее интересных площадок, где обсуждаются перспективы аграрного сектора. В рамках экспозиции представлены практически все подотрасли сельского хозяйства, смежных с сельским хозяйством производств или так называемого ретейла. Значит, каждый из профессионалов, которые здесь представлены, может найти для себя новые идеи, продукцию, технологии или деловых партнёров, не говоря уже о том, что выставка вызывает обоснованный интерес огромного количества наших обычных людей, которые с удовольствием здесь бывают, гуляют, смотрят, что происходит.

Впервые в рамках выставки пройдёт агробизнес-форум – это наш совместный формат со странами БРИКС, нашими ключевыми партнёрами, который посвящён развитию взаимовыгодной торговли с нашими бразильскими, индийскими, китайскими и южноафриканскими друзьями. Уверен, что это сотрудничество будет полезным для всех наших стран.

Год назад мы в качестве приоритета выбрали курс на импортозамещение. Это всецело касается и сельского хозяйства. Напомню, что Россией были введены особые ответные ограничительные меры по поставкам сельхозпродукции из ряда стран, прежде всего из Европы и Соединённых Штатов Америки. Это решение, которое было в значительной мере продиктовано политическими соображениями, оказалось весьма выгодно нашему агропромышленному комплексу и целому ряду предприятий, компаний из разных стран, которые с нами сотрудничают, работают именно в Российской Федерации.

Объёмы поставок в этом смысле растут, и, надеюсь, это будет продолжено.

Цели аграрной политики в нашей стране остаются неизменными: конкурентоспособное, современное сельское хозяйство, высокотехнологичный пищепром, качественные и доступные по цене продукты на столах наших потребителей, граждан Российской Федерации. Для достижения этих показателей используется целый ряд инструментов долгосрочного и оперативного планирования – от государственной программы по развитию сельского хозяйства до положений «дорожной карты» по импортозамещению, которую мы утвердили примерно год назад. Каждый пункт в этих планах обеспечен соответствующей государственной поддержкой. В текущем году на развитие сельского хозяйства из бюджета планируется направить более 230 млрд рублей, а именно 237 млрд рублей. Хочу всех проинформировать, что вчера по моему поручению было принято решение сохранить тот же самый объём финансирования сельского хозяйства на следующий год. Считаю это исключительно важной мерой по поддержке нашего села.

Реальная отдача от всех мер поддержки есть, она немалая. На прошлой неделе в Правительстве мы подводили первые итоги уборочной кампании этого года. Есть основания считать, что зерна будет собрано порядка 100 млн т – это приличный урожай, несмотря на все проблемы с погодой. Это не только обеспечит наши внутренние потребности, но и позволит нам сохранить хороший экспортный потенциал. Только за девять месяцев текущего года экспорт зерна и продуктов его переработки составил более 24 млн т.

Понятно, что это сохраняет нам возможности на мировом рынке. Это также доказывает и то, что наш аграрный сектор действительно находится на подъёме, даже с учётом непростой ситуации в экономике. Я об этом неоднократно говорил, ещё раз хочу повторить: в тот период, когда целый ряд отраслей испытывает трудности, один из немногих крупных секторов нашей экономики, который реально развивается и растёт, – это сельское хозяйство, и мы просто обязаны сохранить всё, что было сделано за последние годы.

Хорошие результаты видны не только по экспортным показателям – в целом производство продукции сельского хозяйства продолжает расти, сохраняется положительная динамика в пищевой, перерабатывающей промышленности, растёт производство сахара и растительного масла, улучшается ситуация в животноводстве, поэтому уверен, что мы и мясом будем обеспечены в самое ближайшее время. Мы стали больше выращивать овощей и фруктов, хотя тут нам ещё далеко до намеченных показателей, есть как и что развивать. Надеюсь, что в следующем году эти направления останутся в числе приоритетных и получат дополнительное стимулирование.

Чтобы темпы агропромышленного производства росли, нам необходимо продолжать технологическую модернизацию. В прошлом году на научные исследования и разработки Минсельхоз направил значительные финансовые ресурсы, только за период последних трёх лет было выдано более 3,5 тыс. патентов в области аграрного производства и заключено более 6 тыс. договоров о внедрении научных разработок в производство. Нам действительно очень важно заниматься аграрной наукой, потому что, скажем прямо, на протяжении многих лет мы отставали, сейчас вынуждены использовать селекционные достижения и научные разработки, полученные в других странах. Нам нужно возродить нашу аграрную науку, с тем чтобы не зависеть ни от кого и в то же время получать высокие урожаи. Но одних инновационных технологий недостаточно, если мы не подготовим специалистов, которые будут их использовать на практике. Вся сеть научных организаций аграрного профиля, все образовательные организации, которые готовят кадры для аграрно-промышленного комплекса, должны работать на отрасль.

Что значит работать на отрасль? Выражаясь простым языком, быть ближе к земле, готовить специалистов, которые способны уже сегодня начинать работать, причём не так, как это было принято лет 30–40 назад, а с использованием самых современных технологий. Поэтому сельскому хозяйству нужны высококлассные специалисты разного профиля – это и агрономы, и инженеры, и ветеринары, и отраслевые экономисты, специалисты в правовых науках. Их нужно учить в жёсткой увязке с требованиями, которые предъявляют на рабочем месте к молодым специалистам.

Хочу пожелать всем участникам форума интересных дискуссий, успешных проектов и, конечно, взаимовыгодных контрактов. И, конечно, поздравляю всех работников отрасли с Днём работника сельскохозяйственной и перерабатывающей промышленности, который мы будем отмечать в воскресенье.

Есть ещё одна приятная и почётная миссия – это вручение государственных наград, а также почётных званий. Их получат люди, которые умеют и хотят работать на селе, стремятся сделать наш агропромышленный комплекс современным, эффективным и конкурентоспособным. Это и специалисты сельхозпредприятий, учёные, руководители – все, кому мы должны быть благодарны за успехи в сельском хозяйстве, достигнутые в последние годы. Сегодняшние награды – это, безусловно, высокая оценка вашей работы. Желаю вам и дальше достигать таких прекрасных результатов в исключительно важном труде на благо нашей Родины.

Пользуясь случаем, хотел бы отметить, что у одного из награждаемых день рождения, исполняется 56 лет Олегу Николаевичу Подойме. Мы вас сердечно поздравляем, желаем всего доброго. Давайте перейдём к церемонии награждения.

***

Дмитрий Медведев вручил государственные награды работникам агропромышленного комплекса.

Заключительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые друзья, коллеги, я ещё раз поздравляю награждённых с государственными наградами. Передавайте приветы и наилучшие пожелания вашим близким, родным. Отметьте как следует профессиональный праздник.

Хочу ещё раз сказать, что мы действительно за последние годы добились весьма неплохих изменений в сельском хозяйстве, в аграрной политике, получили хорошие результаты. Мы и дальше будем продолжать эту работу. Уверен, что Россия в ближайшие годы – даже не десятилетия, а годы – превратится в ведущую аграрную державу мира. Собственно, это место уготовано нам судьбой и Господом Богом. Поздравляю вас ещё раз с праздником!

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 8 октября 2015 > № 1516299 Дмитрий Медведев


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 8 октября 2015 > № 1512421 Марат Ахметов

Мнение. «Революций в сельском хозяйстве ждать не приходится».

Корреспондент ИА «Татар-Информ» побеседовал с заместителем премьер-министра РТ – министром сельского хозяйства и продовольствия республики Маратом Ахметовым о перспективах развития сельского хозяйства Татарстана.

Марат Готович, скажите, пожалуйста, в каком направлении будет развиваться АПК Татарстана с учетом современных финансовых катаклизмов и погодно-климатических сбоев, которые не лучшим образом вот уже который год сказываются на финансовом состоянии сельхозпредприятий.

М. А. Сельское хозяйство Татарстана будет развиваться в соответствии с тем курсом, который мы выбрали для развития нашего АПК. Мы взяли курс, который должен сохраниться и в дальнейшем.

Что вы имеете в виду?

М. А.: Это вертикальное интегрирование разных форм хозяйственности на селе: крупных холдингов, крестьянско-фермерских хозяйств, частных подворий. Личные подсобные хозяйства мы должны сохранить как уклад сельской жизни. Мы, балансируя, одинаково поддерживаем все направления. Этот курс должен быть сохранен и в предстоящий период. Он безошибочен и достаточно продуман. Поэтому каких-то революций в развитии сельского хозяйства ждать не надо.

При этом мы очень внимательно должны следить за рынком сельскохозяйственной продукции. К примеру, метеорологи и эксперты утверждают, что климатическая полоса, в которой находится Татарстан, стала более теплой. Значит, в развитии земледелия мы должны отдавать приоритет южным культурам. К примеру, выращивать кукурузу на зерно, возделывать подсолнечник.

Необходимо подобрать и выращивать более засухоустойчивые сорта зерновых культур. Татарский НИИ сельского хозяйства в этом направлении уже усилил работу.

Кроме того, мы должны стать более сильными в части технической оснащенности. Засухоустойчивость тесно связана с тем, насколько мы способны технологически оперативно решать те задачи, на которые должны обратить внимание именно в этот день, а также завтра и послезавтра. Со 150 лошадиными силами энерговооруженности тыл обеспечивать очень тяжело. Поэтому мы ставим задачу технического обновления: энерговооруженность необходимо довести до 200-250 лошадиных сил. Поэтому сейчас в Татарстане работает республиканская программа по модернизации машинно-тракторного парка, на реализацию которой ежегодно планируется направлять до 2 млрд рублей.

Следующее наше направление – более амбициозный стиль в повышении заработной платы работников АПК РТ. Этот вопрос необходимо решать первым, порой даже ограничивая себя в каких-то других затратах, чтобы кадровый потенциал села не направлялся в город. К тому же труд сельчан должен быть справедливо вознагражден. При этом мы должны увеличивать заработную плату, ориентируюсь на другие отрасли народного хозяйства, где она значительно выше. Хорошо оплачиваемый труд – важный стимул для развития сельского хозяйства.

Покупателей волнуют цены на продукты. Ходят слухи, что после Нового года они подскочат.

Для удорожания сельскохозяйственной продукции до Нового года нет никаких оснований, особенно для хлебов социальной группы. Цены на них останутся прежними.

Овощами и картофелем Татарстан в этом году тоже обеспечен в полном объеме. Даже есть излишки этой продукции. Поэтому серьезного удорожания овощей и картофеля мы не предвидим. Это доказывают последние сельскохозяйственные ярмарки. Мы договорились с товаропроизводителями, что цена килограмма картофеля не должна превышать 12 рублей. Но, как видим, многие сельхозпредприятия удешевляют картофель до 10 рублей за килограмм.

Причин для удорожания продукции нет и потому, что закупочные цены на сырье остались на уровне прошлого года, они даже ниже, чем в 2013-м. Поэтому оснований для удорожания молочных продуктов нет. Ценовая политика изменяется только в том случае, если кто-то решил воспользоваться случаем, применив сговор.

По мясу свиней и птиц определенное удорожание по себестоимости присутствует: сказываются импортные технологии, а также цены на кормовые добавки и витамины, да и племенной молодняк завозится из Европы. Однако покупательная способность населения не такая высокая, она вообще остановилась на месте, потому что с учетом финансового кризиса люди начинают жить по средствам. Запас, который был у населения, исчерпан в прошлом году на приобретение бытовых товаров. Сейчас большая часть населения живет на ежемесячные доходы.

Поэтому потребительская способность татарстанцев тоже служит фактором определенного сдерживания цен.

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 8 октября 2015 > № 1512421 Марат Ахметов


Россия > Агропром > agronews.ru, 7 октября 2015 > № 1510772 Александр Ткачев

Александр Ткачев: к весне цена хлеба вырастет на 20%

Урожай зерновых в России в текущем году составит 100 млн т зерна, сообщил в ходе пресс-конференции в ТАСС министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

Настроение у аграрного министра страны было прекрасное и он с удовольствием рассказал о предварительных итогах работы селян в 2015 году, ответил на многочисленные вопросы журналистов.

– Заканчивается уборочная страда, результат 100 млн т зерна. Достаточно приличный урожай. Для сравнения: в 2005 году имели урожай порядка 70 млн т, в 2010-м – 70 млн, в 2014-м – 105 млн. Это говорит о том, что за последние 10 лет показатели практически выросли на 20-30 млн т.

Сейчас в России собрано более 98 млн т зерна в бункерном весе. Внутренние потребности в зерне оцениваются в 70 млн т, поэтому около 30 млн т уйдет на экспорт.

Если 10 лет назад экспорт продовольствия составлял 3 млрд долларов, то сегодня – 20 млрд. И эти цифры достаточно приличные. Для сравнения экспорт вооружений ОПК составил 15 млрд., газа – 50 млрд. Мы в течение 7-10 лет сможем приблизиться к этой цифре.

Самое главное, бизнес охотно входит в аграрные проекты, а россияне ищут на полках отечественные продукты. Еще раз повторю: год для нас был неплохим. Мы очень надеемся, что в течение двух месяцев закончим весь шлейф работ, а именно – сев озимых, подготовимся капитально к яровому севу, фундаментально к зиме. 2016 год будет достаточно интересным и прорывным.

Глава аграрного ведомства признал: по семенам свеклы на 90% зависим от импорта, овощам – на 70, картофелю – на 50%. Он призвал срочно строить новые и модернизировать старые селективные центры для обеспечения страны собственными семенами и добавил, что Минсельхоз верит в активную позицию бизнеса в этом вопросе. Говоря об используемых в сельском хозяйстве синтетических веществах, министр отметил, что доля их ввоза также велика. Мы 70% пестицидов и химических препаратов завозим сегодня из-за рубежа, потому что промышленное изготовление было полуграмотным, а те, кто что-либо делал, прекратили свое существование. Здесь мы тоже будем прилагать усилия, чтобы создать инфраструктуру и материальную базу, отметил Ткачев.

Министр заявил: «Мы в открытую объявили войну пальмовому маслу в пищевых продуктах, очень надеемся, что нас поддержат и выйдем на решение, чтобы маркировать молочные продукты, чтобы большими буквами указывать на них, как на сигаретах, что это „пальмовый йогурт“ или „коктейль пальмовый“, и пусть покупатели сами решают». Он уверен, что доля молочной продукции, в которой используется пальмовое масло, кратно уменьшится, поскольку «потребитель хочет покупать чистое и честное молоко».

«Чтобы удешевить яблоки и довести собственное производство до 80% в объеме потребления, надо заложить дополнительно 65 тыс. га садов», — сказал министр. По его словам, Россия на 50% зависит от импорта фруктов. «Мы производим около 3 млн т фруктов и примерно такое же количество завозим», — уточнил он.

Он считает, что на импортозамещение в этой сфере надо потратить не один год. По подсчетам Ткачева, один гектар сада интенсивного типа стоит 2 млн рублей. При этом деревья начнут плодоносить через 5-6 лет. Однако, по словам Ткачева, импортозамещение по фруктам является одним из ключевых направлений в работе Минсельхоза.

«Будем наращивать свое производство и влиять на ценообразование», — сказал министр. Среди причин, по которым отечественные яблоки в последнее время подорожали в 2,5 раза, Ткачев назвал неурожай и рост затрат на выращивание.

Автор строк задал актуальный для селян вопрос: «Несколько лет в Госдуме, Совете Федерации и правительстве ведутся разговоры о переходе от деления земель на категории к территориальному зонированию. Аграрные комитеты обеих палат выступают против отмены категорий, правительство – за. На какой стороне стоите вы»?

Глава ведомства ответил: «Мы привыкли работать в старой системе координат… Мы должны изымать земли у нерадивых собственников, стоять на защите сельхозугодий, чтобы они не расходились по частным интересам – на строительство коттеджей и др. Этот законопроект о переходе от деления земель на категории к территориальному зонированию не то что очень сложный, но, я бы сказал, преждевременный – на его реализацию потребуется около 40 млрд рублей! Это очень финансово емкое дело.

Минсельхоз выступает за то, чтобы к этому вопросу подошли обстоятельно. И, прежде всего, в интересах наших сельхозугодий, сохранения их. Вот наша позиция и мы не сторонники его форсировать. Надо еще раз взвесить. Конечно, мы должны защищать плодородную землю, которая дает урожай, которая кормит фермера, район, регион, страну».

К сказанному министром добавлю, что Минсельхоз подготовил изменения в земельное законодательство РФ, которые, в частности, предусматривают сокращение с пяти до трех лет срока для изъятия неиспользуемой в сельхозпроизводстве земли.

Касаясь работы агротелевидения, Александр Ткачев высказал свое видение: «Я посмотрел программы Франции, Германии… У нашего ТВ, освещающего вопросы АПК, огромный потенциал: нужно рассказывать о крупных компаниях, мелких хозяйствах, начинающих фермерах, о тех, кто уже состоялся. Нужно говорить о том, как человек строит дом в сельской местности, что читает, какая природа и погода вокруг, как он ходит на рыбалку, охоту, занимается спортом, проводит досуг… То есть, показать образ жизни на селе, пропагандировать его. Это не просто «Сельский час», где огромные цифры, рапорта о достижениях в уборке урожая. Это людям не интересно. Нужно показывать события, дела через призму людей».

Был задан простой, но насущный вопрос: сколько будет стоить буханка хлеба 1 апреля 2016 года? Министр ответил: «Сейчас буханка в среднем по России стоит 22-25 рублей. Урожай пшеницы сегодня по цене 10 рублей за 1 кг. Я допускаю, что 1 апреля 2016 года и на более долгосрочную перспективу буханка хлеба будет стоить 25-30 рублей ( )». Министр отметил, что рост цены приводит к увеличению доходов сельхозпроизводителей, но вместе с тем сдерживает покупательскую способность населения.

Напомним: с начала 2015 года компании, производящие хлебобулочные изделия, в центральном районе подняли цены на хлеб в среднем на 10-13%, а в северных районах — на 15-20%. Так что правительству надо поспешить с вводом продкарт для малоимущих и многодетных семей.

Россия > Агропром > agronews.ru, 7 октября 2015 > № 1510772 Александр Ткачев


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 6 октября 2015 > № 1509400 Алексей Павленко

Глава Минагропрода: Надеемся в октябре подписать соглашение с Европейским инвестбанком на EUR400 млн для проектов в АПК

Эксклюзивное интервью министра аграрной политики и продовольствия Алексея Павленко агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Посевная кампания в этом году сложная из-за отсутствия дождей. Будут ли сокращены площади под озимыми?

Ответ: Украина засеяла 58% прогнозируемых площадей под озимыми (по состоянию на 5 октября 2015 года) - это на 15% меньше прошлогоднего показателя на аналогичную дату, при том, что была серьезная засуха. По озимому рапсу ситуация также не критическая. На 5 октября засеяно 70% прогнозируемых площадей, или 577 тыс. га (в 2014 году - 803 тыс. га). Даже в случае осеннего недосева у нас всегда есть возможность весеннего посева не менее привлекательными с точки зрения рентабельности культурами.

Вопрос: Но ваш прогноз по площадям под озимые ниже прошлогоднего. С чем это связано?

Ответ: В первую очередь это связано с рыночной конъюнктурой. Все зависит от цены. На 5 октября посеяны озимые на зерно почти на 4,3 млн га (в 2014 году - 5 млн га), рожь - на 122 тыс. га (114 тыс. га), ячмень - на 194 тыс. га (289 тыс. га). Как делаются прогнозы? Я вам объясню. Есть ключевая картинка – цена на зерновые на мировых биржах. У нас фермеры умные люди. Они смотрят, чем стоит заниматься и где есть прибыльность. Там, где есть прибыльность, то и выращивают. Сегодня в денежном выражении у нас есть падение экспорта, но в количественном – рост. Почему так? Потому что цены по индексу FAO очень низкие.

Вопрос: Цифра возможных потерь урожая кукурузы из-за засухи в 10-15% актуальна?

Ответ: Локально часть посевов пострадала от засухи. В ЕС в зависимости от страны тоже есть проблемы с урожаем.

В целом по Украине на 5 октября уже намолочено более 5,9 млн тонн кукурузы, урожайность составила 47,2 ц/га (в 2014 году - 48 ц/га). Собрано почти 8,4 млн тонн подсолнечника, урожайность 20,8 ц/га (18,3 ц/га). По сахарной свекле урожайность ниже, чем в прошлом году: сейчас 395 ц/га, годом ранее – 438 ц/га, но в этом году сахаристость выше. Ожидаю, что производство сахара составит минимум 1,2-1,3 млн тонн. На 5 октября собрано 2,6 млн тонн сахарной свеклы (в 2014 году - 5,9 млн тонн). По состоянию на 1 октября сахарные заводы произвели 182,6 тыс. тонн сахара, из которых в рамках квоты "А" реализовано 71 тыс. тонн. Остатки сахара на сахарных заводах в рамках квоты "А" оцениваются в 241 тыс. тонн.

Вопрос: Какие темпы экспорта с начала маркетингового года? Отстают ли они от аналогичного прошлогоднего периода?

Ответ: Сегодня темпы экспорта зерновых культур превышают прошлогодние на 20%. Экспортировано около 10 млн тонн. Экспорт масличных культур на прошлогоднем уровне, в частности темпы экспорта сои превышают прошлогодние в 3,8 раза.

Если вы помните, у нас по экспорту по второму полугодию 2014 года был серьезный провал. Сейчас мы догнали и перегнали. Серьезным образом на активность рынка повлияла его дерегуляция. "Карантинку" (карантинный сертификат - ИФ) убрали, а, значит, логистика улучшилась. Трейдеры считают, что это помогло сэкономить 5 млрд грн. Сейчас с министром инфраструктуры Андреем Пивоварским открываем "единое окно" в Одесском и Николаевском портах. По оценках А.Пивоварского, это экономия 8 млрд грн.

Вопрос: Когда будет согласован и подписан меморандум с зернотрейдерами по экспорту зерновых?

Ответ: Сейчас уже идет процесс подписания меморандума участниками рынка. Основные индикаторы согласованы, в частности, внутреннее потребление составит 24 млн тонн, экспорт от 36 млн тонн. Такие показатели вполне обеспечат надлежащий уровень продовольственной безопасности страны. Знаете, как говорят, цыплят по осени считают. В моем балансе минимальная цифра по урожаю - 58,5 млн тонн зерна, хотя сама шкала - до 60 млн тонн. На данный момент у нас ситуация очень адекватная. Этот документ есть смысл подписывать, если мы понимаем, что по некоторым позициям мы выходим на экспорт больше, чем нужно по балансам. Мы этот вопрос поднимаем и обсуждаем. Например, по гречихе мы видим, что урожай и потребление должны идти нос в нос с нулевым экспортом. На 5 октября гречка обмолочена на площади 113 тыс. га (в 2014 году – 121 тыс. га), намолочено 132 тыс. тонн (169 тыс. тонн), урожайность 11,7 ц/га (14 ц/га).

Вопрос: То есть, возможен запрет на экспорт гречихи?

Ответ: Нет, запрета не будет. Мы живем в стране с рыночной экономикой и всякого рода запреты, тем более на экспорт, для нас неприемлемы. Гречка не настолько экспортоориентированная продукция. Здесь все больше зависит от рыночных механизмов. Если производителям будет выгодно, они будут экспортировать.

Вопрос: На каком этапе обсуждение вопроса привлечения инвестиций в системы орошения на юге страны?

Ответ: По проекту с Всемирным банком у нас в министерстве создана рабочая группа. Мы пригласили экспертов, которые занимались этим проектом в других странах. Сейчас они разрабатывают технический проект и будут предлагать свои решения. Нужно в первую очередь разработать закон, чтобы все системы орошения собрать под одним управлением. Какая сейчас проблема? Станции перекачки воды у нас в госсобственности, региональные станции перекачки воды – это коммунальная собственность, а дальше все – частная собственность. Нужно создать одну структуру, которая бы контролировала это все, определяла единый тариф, единое управление, и под которую инвесторы были бы готовы выделять деньги. Подо что их сейчас выделять? У депутатов есть разные позиции. Но принципиальная позиция министерства и Всемирного банка – должна быть единая структура с единым менеджментом. Нам все равно, под кем она будет. Все ДП должны синхронизироваться в единую систему управления. Потом можно говорить уже об инвестициях в рамках $2 млрд. Сейчас системы орошения изношены на 82%.

Вопрос: Глава Госрезерва обеспокоен судьбой Луцкого КХП. Говорит, что существует риск его передачи в частные руки путем банкротства. Это предприятие находится в вашем управлении?

Ответ: Это предприятие – лучшее в западном регионе, которое занимается мукой. Мы несколько раз пресекли совместно с местной администрацией попытки забрать в частную собственность этот КХП через схему банкротства. Если эти попытки будут и дальше происходить, мы будем привлекать правоохранительные органы. Мы предложили Госрезерву: давайте план санации Луцкого КХП, начинайте процедуру реструктуризации, это же нормальное решение проблемы…

Вопрос: Вы видели проект бюджета на 2016 год? Какие средства предусмотрены для АПК?

Ответ: Сейчас совместно с Минфином очень серьезно прорабатывается вопрос поддержки сельского хозяйства. Нет позиции Рады по НДС. Наша позиция по этому вопросу такая: если вы хотите что-то забирать, нужно предложить что-то более адекватное. На западе есть субсидия на гектар. Есть другие моменты: поддержка малого и среднего бизнеса через компенсацию процентных ставок. Можно отдельно смотреть поддержку по животноводству, по овощехранилищам, которых катастрофически не хватает, тепличным хозяйствам. С Минфином у нас постоянный диалог.

Наша функция - дать украинским аграриям доступ к капиталу. Я надеюсь, что 23 октября мы подпишем с Европейским инвестбанком в Германии во время форума финансирование на EUR400 млн, которое также должно зайти через банки. Нам нужны дешевые и долгосрочные деньги.

Вопрос: Вы говорили, что товарооборот с Россией из-за санкций упал до 2%, какие товары еще поставляются?

Ответ: В РФ мы экспортируем в основном мясо. Если будет ситуация, связанная с санкциями, то мы готовы сократить долю российской продукции до нуля без особых последствий. У нас два направления, которые мы импортируем оттуда. Это табак, - ну, можно посмотреть, откуда его еще можно везти, все-таки это вопрос здоровой нации. Это не критичный импорт. И вопрос по удобрениям. Мы смотрим, насколько он будет критичным, какие позиции и откуда можно заместить.

Вопрос: Министерство говорит о приватизации "Укрспирта", ГПЗКУ, "Артемсоли". А какова позиция в отношении ПАО "Аграрный фонд"?

Ответ: ПАО "Аграрный фонд" выполняет функцию форвардных закупок зерновых, обеспечивает стабильность рынка зерновых внутри страны. В любой стране есть государственный орган с такими функциями. В Штатах есть, во Франции есть. А у нас кто этим будет заниматься? Госрезерв выполняет функцию по накоплению запасов на случай войны, чрезвычайных ситуаций.

Вопрос: Что реально Украина может везти в Китай по молочке?

Ответ: В Китай мы уже можем заключать контракты по молочной продукции. По каждому из 18 предприятий определен перечень продуктов: там есть сухое молоко, масло, твердый сыр. По подсолнечному шроту у нас тоже есть позитив - предварительное подтверждение. Ждем официального о том, что мы можем поставлять туда этот вид продукции.

Вопрос: Подтвердите информацию о том, что Саудовская Аравия разрешила поставки мяса птицы для украинских предприятий.

Ответ: 25 сентября 2015 года состоялась встреча заместителя председателя Госветфитослужбы с инспекторами ветеринарной службы Королевства Саудовской Аравии, которые находились в Украине с целью оценки украинской системы государственного контроля. В ходе визита были обсуждены требования и определены стандарты, которым должны будут соответствовать украинские предприятия. После завершения внутренних процедур компетентный орган Саудовской Аравии примет решение о снятии запрета на птичий грипп с правом экспорта курятины украинскими компаниями. Эта процедура займет примерно один месяц с момента отбытия делегации из Украины. Следующий этап - определение компаний, которые смогут экспортировать продукцию в Саудовскую Аравию.

Вопрос: Какова позиция министерства по открытию рынка земли? Мораторий должен быть продлен на 2016 год? До какого периода?

Ответ: Рынок земли необходимо внедрять с учетом общественного мнения. Это делать неуместно без достижения общественного согласия. Отмечу, что Программа деятельности Кабмина и Коалиционное соглашение не предусматривают на 2015 год разработку и содействие принятию закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Вопрос рынка земли для общества чувствительный и неоднозначный. По результатам социологических опросов в течение 2012-2013 гг. за отмену моратория выступает только от 20% до 30% людей, по динамике количество сторонников рынка земель постепенно увеличивается.

Сейчас сельское хозяйство достаточно эффективно работает на базе прав аренды земель сельхозназначения, но отсутствие права их купли-продажи определенным образом тормозит развитие направлений сельхозпроизводства с длинным оборотом капитала и направления, требующие вложений именно в землю (многолетние насаждения, орошение, тепличное хозяйство и пр.).

На сегодня мы имеем низкий уровень готовности инфраструктуры рынка земель. Не принят закон "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", который должен ответить на очень важные вопросы, в частности, кто имеет право и в каких размерах покупать землю, кто и каким образом будет регулировать рынок земли, и др.

Низкий уровень фактического наполнения электронной кадастровой системы. Нерешенным остается вопрос урегулирования правового статуса невостребованных паев и полевых дорог. И, наконец, не проведена инвентаризация земель сельскохозяйственного назначения государственной, коммунальной и частной собственности. И это только основные пункты.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 6 октября 2015 > № 1509400 Алексей Павленко


Россия. СКФО > Агропром > zol.ru, 2 октября 2015 > № 1521816 Николай Великдань

Как обеспечивается продовольственная безопасность в условиях импортозамещения в Ставропольском крае.

Обеспечение продовольственной безопасности, особенно в условиях импортозамещения, – одна из важнейших задач отечественного агропрома. О том, какая работа в этом направлении сегодня проводится на Ставрополье, мы попросили рассказать первого заместителя председателя правительства СК Николая Великданя.

– Николай Тимофеевич, какова динамика развития сельскохозяйственной отрасли края в этом году?

– С удовлетворением отмечу, что, по результатам последних статистических данных, продукции сельского хозяйства произведено почти на 82 млрд рублей, что на два процента больше, чем год назад. По этому показателю Ставропольский край находится на третьем месте среди субъектов Юга России. Впереди Краснодарский край (156,3 млрд рублей) и Ростовская область (83,6 млрд рублей).

В первом полугодии крупные и средние сельскохозяйственные организации края получили прибыль почти на 6,5 миллиарда рублей, что в 1,7 раза больше уровня прошлого года. Доля прибыльных хозяйств увеличилась на три процента – до 87,5 процента. Рентабельность реализованной продукции увеличилась более чем на одну треть. Это на 12 процентов весомее прошлого года. Радует и то, что темп роста среднемесячной заработной платы аграриев также прибавил 14 процентов. Среднее крестьянское жалованье сейчас у нас в крае более 16,6 тысячи рублей.

Конечно же, главный аграрный успех года – рекордный урожай зерновых и зернобобовых культур. Без кукурузы собрано 8,2 млн тонн. Напомню, преды-дущий рекордный каравай был собран в 2008 году – 8 млн 158,4 тыс. тонн. Доля продовольственного зерна – 81 процент.

Очевидны определенные успехи и в животноводстве. Выросло поголовье свиней и птицы, несколько снизились показатели по КРС и овцам. Получено более 241 тыс. тонн мяса, что на 10 процентов больше прошлого года. По этому результату на Юге России мы занимаем второе место (после Краснодарского края – 255 тыс. тонн). Молока мы получили более 392 тыс. тонн – четвертый показатель в рейтинге ЮФО и СКФО. А вот по продуктивности скота и птицы по среднему удою от коровы край на втором месте, уступает лишь братьям-кубанцам.

– Насколько активно в крае идет работа по наполнению инвестиционного портфеля в АПК, ведь инвестиции в сегодняшней ситуации, когда крестьяне закредитованы донельзя, – это своего рода глоток воздуха, приток новых финансовых сил?

– Полностью с вами согласен. Инвестиции – мощный двигатель агропрома. И здесь есть определенные сдвиги в лучшую сторону. Скажу, что объемы инвестиций в отрасль по сравнению с прошлым годом в крае выросли на 14 процентов, составив в итоге 5,2 млрд руб. Инвестиции в край приходят в том числе и из федерального бюджета. Так, по итогам рассмотрения комиссии по координации вопросов кредитования АПК при Минсельхозе РФ в нынешнем году в рамках получения субсидий на возмещение части затрат на уплату процентов по привлеченным инвестиционным кредитам прошли пять организаций агропромышленного комплекса Ставрополья. Это очень хороший результат. Финансирование в этом отношении ограничено. Общая сумма по кредитным договорам – 2,4 млрд руб.

В ряду выигранных проектов – ООО АПК «Юг-Агропрогресс», реализующее программу по строительству овощехранилища, приобретению техники и оборудования, ОАО «Ставропольсахар», осуществляющее реконструкцию сахарного завода, ЗАО «Кочубеевская птицефабрика». Здесь реализуются сразу два инвестпроекта: «Строительство площадки «Овощная-1» и «Овощная-2» для выращивания птицы, приобретения оборудования, спецтехники, автотранспорта. При выходе на проектную мощность объем производимой продукции превысит 40 тонн мяса бройлеров в год. В ЗАО «Солнечный» намерены расширить тепличные угодья по выращиванию плодоовощной продукции в закрытом грунте, в ОАО «Агро-Плюс» Изобильненского района – построить комплекс по производству и переработке до 6600 тонн мяса индейки в год.

– Все это часть программы по ускоренному импортозамещению, максимальному насыщению продуктами потребительского рынка. А что еще делается в крае в этом направлении?

– Скажу, что неплохими темпами мы идем по этому пути. По крайней мере, все, что намечали, делаем. Напомню, планом по содействию импортозамещению в Ставропольском крае, утвержденным губернатором, предусмотрено наращивание производства продукции и инфраструктурных мощностей по ряду важнейших направлений. В их числе развитие молочного и мясного скотоводства, тепличного комплекса, закладка садов и виноградников. В этом же ряду создание мощностей по хранению и первичной переработке продукции – плодо-, овоще- и картофелехранилищ, строительство селекционно-семеноводческих и генетических центров, оптово-распределительных объектов и другие направления.

По всем из них предусмотрена финансовая подпитка из краевого бюджета, подготовлен необходимый пакет документов по участию в федеральных мероприятиях и программах стимулирования бизнеса.

– Сколько таких промышленных объектов уже построено в крае?

– На сегодняшний день ведется работа по созданию и модернизации в крае 34 объектов инфраструктуры, способствующих импортозамещению. В частности, шести тепличных комплексов, трех селекционно-генетических (растениеводческих) центров, одиннадцати овоще-, картофеле- и плодохранилищ. Идут работы и по строительству одного оптово-распределительного центра, двух молочно-товарных комплексов, реконструкции одиннадцати МТФ. Работа с потенциальными участниками государственной программы Ставропольского края «Развитие сельского хозяйства Ставропольского края» в этом ключе продолжается.

– И каковы прогнозы специалистов, насколько увеличатся объемы производства сельскохозяйственной и промышленной пищевой продукции на Ставрополе в ближайшее время?

– Да, действительно, такие прогнозы подготовлены. К 2017 году планируем на 22 процента повысить объемы производства говядины, почти на четыре – молока, думаем добиться 18-процентного роста по плодам и винограду, в 2,3 раза – по тепличным овощам. Тем самым мы максимально приблизимся к медицинским нормам потребления продуктов и даже по некоторым позициям сможем обеспечить избыточность их производства на внутрикраевом рынке.

В нынешнем году будет предложено на конкурсный отбор в Минсельхоз России по возмещению части затрат трех завершаемых проектов: «Реконструкция плодохранилища», ООО «Новозаведенское» Георгиевского района, «Строительство 1-й очереди плодохранилища» ООО АК «Сады Ставрополья» Труновского, «Строительство 2-й очереди тепличного комплекса ООО «Овощи Ставрополья» по производству овощных культур», ООО «Овощи Ставрополья» Кировского.

– Николай Тимофеевич, сегодня всем прекрасно известно, что без государственной поддержки задачу импортозамещения не решить. На какую помощь в этом отношении может рассчитывать Ставрополье?

– Сельхозпроизводителям края с начала года из федерального бюджета направлено более 3,4 млрд рублей, или почти 78 процентов от годового лимита. В целом по Российской Федерации этот показатель 72 процента. За счет региональной казны поддержка сельского хозяйства превысила 724 млн рублей, или 64 процента от запланированного. В итоге поддержка АПК из двух уровней бюджета (с учетом устойчивого развития сельских территорий) составила 4,3 млрд рублей, что более чем на одну треть ощутимее минувшего года.

– В рамках каких программ идет господдерджка?

– Их несколько. В их числе ведомственная целевая программа «Поддержка начинающих фермеров на 2015 – 2017 годы» с финансовым наполнением 182 млн рублей. По итогам конкурсного отбора в этом году ее участниками стали 152 человека. Еще одна – «Развитие семейных животноводческих ферм на базе крестьянских фермерских хозяйств на 2015 – 2017 годы», финансовое обеспечение которой более 169 млн рублей. Гранты получили главы 25 семейных животноводческих ферм. Приоритетами в развитии семейных животноводческих ферм остаются молочное и мясное скотоводство, овцеводство.

В нынешнем году появилось новое направление гоподдержки. Речь идет о ведомственной целевой программе «Развитие кооперации в Ставропольском крае на 2015 – 2017 годы». На ее реализацию заложено более 15,7 млн рублей. Конкурсный отбор пройдет в ближайшее время. Ставка делается на переработку молока, мяса. Планируется создать два кооператива.

В крае также успешно реализуются проекты по садоводству и виноградарству, подпрограмма мелиорации земель сельскохозяйственного назначения, ведомственная целевая программа «Развитие мясного скотоводства в Ставропольском крае на 2014-2016 годы», подпрограмма «Устойчивое развитие сельских территорий» госпрограммы СК «Развитие сельского хозяйства».

– Последняя подпрограмма, о которой вы упомянули, предполагает улучшение жизни на селе, быта крестьян. Что реально сегодня делается для селянина?

– Да, это одна из серьезных проблем не только регионального, но и отечественного агропрома, решение которой во многом будет способствовать не только улучшению социалки на селе и кадровой политике, привлечению в отрасль молодых толковых специалистов. В этом году на реализацию проекта выделено более 183 млн рублей, в том числе из федерального бюджета 102 млн рублей, из краевого – более 81 млн рублей. Освоено 87 процентов этих средств. Приобретено и построено почти девять тысяч квадратных метров жилья для 105 семей, проживающих в сельской местности. Замечу, это почти на одну треть больше от запланированного, в том числе для 74 молодых семей и начинающих специалистов, которые, в свою очередь, взяли на себя обязательство пять лет работать в агропромышленном комплексе или социальной сфере в сельских территориях края.

1 сентября текущего года в рамках этой подпрограммы введен в эксплуатацию учебный блок средней школы № 15 поселка Санамер Предгорного района, рассчитанный на 175 учебных мест. Мы планируем, что до конца года будут введены в эксплуатацию двенадцать километров разводящих сетей водоснабжения и около одиннадцати – газо-снабжения.

Вообще, за период с 2012 по 2014 год в различные подотрасли сельскохозяйственного производства Ставрополья, а также на обеспечение сельского населения жильем и обустройство инженерной инфраструктурой из двух уровней бюджета направлено более семнадцати миллиардов рублей. С 2003 года в крае введено в эксплуатацию 250 километров разводящих газовых сетей, 230 километров водопроводных, шесть артезианских скважин, подключено к сетям водоснабжения более восьми тысяч домов и квартир, к сетям газоснабжения – свыше трех тысяч жилых строений. Существенно выросли уровень газификации и обеспеченность питьевой водой. Приобретено и построено 214 тыс. квадратных метров жилья для 2700 семей работников агропромышленного комплекса и социальной сферы края, в том числе обеспечены доступным жильем 822 молодые семьи.

Есть большие планы и на следующий год. Я думаю, что мы сделаем все возможное, чтобы реализовать все задуманное и сделать жизнь наших селян чуточку легче.

Россия. СКФО > Агропром > zol.ru, 2 октября 2015 > № 1521816 Николай Великдань


Россия > Агропром > agronews.ru, 2 октября 2015 > № 1505786 Ольга Башмачникова

Комментарий. Перепись скорректирует агрополитику.

29 сентября Росстат РФ на базе Всероссийского научно-исследовательского института животноводства имени академика Л.К.Эрнста в преддверии Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года провел круглый стол «Перспективы развития отечественного животноводства в условиях импортозамещения».

Замдиректора ВНИИЖ по научной работе академик РАН Николай Стрекозов отметил значимость создания государственной программы кормопроизводства, необходимости разделения молочного и мясного скота в статистическом учете, выращивании молодняка в хозяйствах населения в качестве ремонтного скота для крупных ферм.

Академик подчеркнул: «Частный сектор – сектор личных подсобных хозяйств существует, и это образ жизни и безопасность нашего государства. Сельские поселения должны вести учет скота в частных хозяйствах (ЛПХ). Это и есть показатель развитости деревни. Весьма негативными являются условия, в которых частник не может держать свинью в радиусе 5 км от свиноводческих ферм».

Ученый посетовал на то, что новейшие научные разработки сегодня трудно внедрить, никто этим вопросом всерьез не занимается. Да и молодежь в институте хоть и работает, но ее немного — 17 аспирантов, а не 50, как ранее. При этом бюджетных мест только 4.

Представители лаборатории микробиологии института сообщили о том, что 40% коров в стране заражено стафилококком, устойчивым даже к самым современным антибиотикам. Выход ученые видят один – поднимать иммунитет коров, в том числе за счет уменьшения скученности животных. Уничтожая стафилококк в ходе пастеризации, невозможно избавиться от продуктов его распада, которые негативно влияют на здоровье.

Невозможно переоценить важность сплошной Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения (ВСХПН), поскольку полученные данные позволят увидеть реальную структуру сельского хозяйства, понять, какие изменения в ней произошли и, соответственно, разработать и применить меры государственного регулирования, которые затормозят нежелательные процессы, перестроить рельсы экономики, стимулировать развитие наиболее эффективных ее секторов, предпринять меры по сохранению и развитию сельских территорий.

Сегодня перед страной стоят две глобальные задачи – продовольственная безопасность и сохранение сельских территорий. В сфере животноводства ВСХПН может показать, каково реальное поголовье скота и птицы, содержащихся в личных подсобных хозяйствах, крестьянских фермерских хозяйствах, а также объемы их производства.

Очень важно, что статистика выделяет сегодня малые сельхозорганизации, а также микропредприятия. Это позволяет проследить тенденции в динамике поголовья и объемов производства в разрезе размеров хозяйств. Например, в 2014 году крупные и средние сельхозорганизации уменьшили поголовье КРС на 300 000 голов, в том числе на 100 000 голов коров, в то время как малые сельхозорганизации увеличили поголовье на 14 000 голов, а темп роста составил 7%.

Если посмотреть динамику с 2002 года, то поголовье КРС в СХО снизилось в абсолютных цифрах с 15 млн до 8,5 млн голов (- 43%), а по коровам с 5,6 млн голов до 3,4 млн голов (-39%). За этот же период КФХ нарастили поголовье КРС с 709 тысяч до 2,1 млн голов – в 3 раза, а коров с 316 тысяч до 1 054 000 голов – в 3,3 раза.

Увеличили фермеры и поголовье овец за этот же период с 2002 года — с 1,8 млн голов до 8,6 млн голов – в 4,7 раз. Поголовье птицы увеличилось с 2,5 млн до 8,2 млн голов – в 3,3 раза.

Что касается современных непростых экономических условий, то крестьянские фермерские хозяйства показали увеличение поголовья КРС и коров как по году (+52 000 и +14 000 голов соответственно), так и за полугодие — поголовье КРС у фермеров увеличилось на 268 000 голов и коров на 64 000 голов.

Если доля овец в КФХ составляет около 50% от общего стада овец, то в КРС – это 10%. Однако, при существующих тенденциях и задачах, стоящих перед государством, важно учитывать динамику роста и расширять эффективный сектор. Тогда у нас будет не только «массовое производство», но и «производство массами», т.е. большое количество малых производителей и ферм может дать более значительный суммарный эффект, чем просто масштабный бизнес.

При этом вопрос интеграции малых ферм в систему производства будет стоять на первом месте и это можно сделать параллельно двумя способами – через развитие цивилизованной контрактной системы сельского хозяйства и через развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации.

Что значит «цивилизованный»? Это значит, что бизнес должен предлагать малому производителю «хорошую цену», а этого можно добиться созданием альтернативной возможности продать продукцию с поля или фермы либо интегратору, либо кооперативу, либо по другим каналам сбыта.

Если бы государство стимулировало перерабатывающие компании закупать у малого бизнеса продукцию, например, имелись бы преференции на господдержку (если в структуре закупок малые закупки составляют 50%), то бизнес был бы вынужден договариваться, и не просто договариваться — либо самим создавать инфраструктуру сбора продукции, либо работать с существующими кооперативами. Сейчас чем ниже закупка, тем лучше, а альтернативы зачастую нет. Наоборот, появляются посредники, которые, опуская сельхозпроизводителей по цене, находят для себя неплохой заработок.

Что касается хозяйств населения или личных подсобных хозяйств, данные по которым будут уточнены в ходе ВСПН, – они показывают также отрицательную динамику, хотя и менее критическую, чем СХО. Однако, именно ЛПХ сигнализируют о жизнеспособности деревни – ведь это сельское население, которое держит скот. Другое дело, этот сектор нужно интегрировать в существующие производственно-сбытовые системы.

Здесь важны и меры, стимулирующие переход ЛПХ в КФХ, и организация личных подсобных хозяйств в кооперативы на базе опорных фермеров, имеющих землю и возможности по заготовке кормов. Положительных примеров достаточно много, но они пока не имеют массового характера. Интересны цифры – в ходе реализации приоритетного национального проекта, когда подсобными хозяйствами занимались, организовывались кооперативы, отлаживалась система кредитования, в этот период ЛПХ перестали снижать поголовье, а КФХ увеличили его значительно. Здесь требуется стимулирующая рука государства на более длительный период, чем 3 года.

Всероссийская сельскохозяйственная перепись населения позволит получить данные о состоянии личных подсобных хозяйств, но уже сегодня нужно предпринимать шаги для управления процессом обезлюдивания деревень, например, представляя субсидии на литр молока личным подсобным хозяйствам, реализующим свое молоко через сельскохозяйственные потребительские кооперативы.

Немецкий доктор Эрнст Шумахер назвал одну из своих книг «Малое – прекрасно», ибо оно позволяет человеку на селе вести гармоничный образ жизни, обеспечивать сельскому населению занятость и приемлемый доход, снижать уровень заболеваемости животных, производить полезную, экологически чистую продукцию, бережно относиться к своей земле. Руководствуясь этими принципами, Германия имеет на своей территории 300 000 семейных фермерских хозяйств, в то время как в России их насчитывается 216 тысяч.

Я согласна с модератором круглого стола, директором института региональных проблем Д. Журавлевым, который, подводя итоги мероприятия, заявил: сплошная Всероссийская сельскохозяйственная перепись даст серьезный материал, позволяющий скорректировать аграрную политику государства.

Ольга БАШМАЧНИКОВА,

заместитель исполнительного директора Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России

Автор: Ольга БАШМАЧНИКОВА

Россия > Агропром > agronews.ru, 2 октября 2015 > № 1505786 Ольга Башмачникова


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 1 октября 2015 > № 1506441 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о предварительных итогах уборки урожая и подготовке к сезонным полевым работам.

Стенограмма:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства

Д.Медведев: Добрый день, коллеги. Сегодня мы с вами рассмотрим, как обычно, большое количество вопросов. Первый из них касается традиционной осенней темы – уборки урожая. Мы, как это заведено у нас на заседаниях Правительства, заслушаем отчёт Министра сельского хозяйства, естественно, поговорим о том, как уборка идёт, а также о подготовке к сезонным полевым работам.

Темпы уборочной по зерновым и зернобобовым выше, чем в прошлом году: обмолочено уже приблизительно около 83% посевов – это более 94 млн т зерна. Интенсивно идёт также уборка других культур – сахарной свёклы, подсолнечника, сои, картофеля, овощей. Неплохо также складывается ситуация с заготовкой кормов (уже заготовлено 79 млн, в прошлом году было меньше на этот период на 3 млн). Благодаря таким быстрым темпам уборочной кампании мы можем значительно сократить потери. Это важно, учитывая, что урожай будет в целом неплохой, хотя, конечно, до прошлого года он вряд ли дотянет – понятно, почему: в 11 регионах были проблемы с засухой, и в целом мы выходим на прогноз по урожаю зерновых где-то на уровне 100 млн т, что для нашей страны хороший урожай.

Вполне успешно были начаты и осенние полевые работы. Озимыми засеяно более 65% площадей. Минеральными удобрениями и топливом аграрии обеспечены лучше, чем в прошлом году, притом что цены по обеим позициям продолжали расти. Сельхозтехника в целом также готова. Семенами сельхозпредприятия обеспечены почти на 100%.

Отмечу также, что в целом такое стабильное состояние аграрного сектора и текущие успехи стали возможны во многом благодаря беспрецедентным мерам государственной поддержки. Напомню, что только на развитие растениеводства мы направили в регионы порядка 71 млрд рублей, из них доведено до сельхозтоваропроизводителей более 55 млрд. Эти средства должны были смягчить форс-мажорные условия, в которых хозяйства работали. Связаны они были не только с погодой, а и по понятным причинам с заметным подорожанием кредитных ресурсов, топлива, сельхозтехники и минеральных удобрений, а с другой стороны, одновременно с резким повышением спроса на свою продукцию из-за режима так называемых ответных мер. Отрасль эту нагрузку выдержала. В целом мы считаем, что развивается она неплохо и есть перспективы хорошего развития и на ближайший период.

Подробно доложит Министр сельского хозяйства. И также прошу выступить руководителя Брянской области, чтобы рассказать, как идут сельхозработы на примере одного из регионов.

К сегодняшнему заседанию мы также подготовили несколько законопроектов. Три из них направлены на реализацию постановления Конституционного Суда, которое было вынесено в марте текущего года. Законопроекты содержат поправки в Кодекс административного судопроизводства, Налоговый кодекс и в законодательство о Верховном Суде. Речь идёт о важной для налогоплательщиков теме: о том, как следует реагировать на предписания налоговых органов, которые они получают в виде писем. Эти документы формально нормативными актами не являлись, и, стало быть, оспорить в суде их было невозможно, даже если они противоречили законодательству. Те законопроекты, которые подготовлены, этот пробел устраняют и обеспечивают право на судебную защиту и людям, и организациям. Теперь они могут обжаловать предписания Федеральной налоговой службы в рамках административного судопроизводства.

Ещё один законопроект содержит дополнения в закон «О теплоснабжении». Они касаются контроля и надзора за безопасностью в организациях, которые поставляют тепловую энергию, занимаются теплосетями. Нет смысла объяснять, насколько эта тема важна и для людей, и для бесперебойной работы предприятий, особенно в преддверии зимы. Законопроект вводит понятие государственного энергетического надзора в сфере теплоснабжения. Органы, которые будут его проводить, должны разрабатывать требования по безопасной эксплуатации объектов теплоснабжения, проверять соблюдение этих правил, но потребителей проверять не планируется. Мы рассчитываем, что принятие законопроекта позволит повысить безопасность и надёжность теплоснабжения в течение отопительного периода.

И ряд вопросов связан с распределением субсидий. Одна группа субсидий направлена на выплаты семьям, в которых рождаются третьи и последующие дети. Регионы, где сложилась сложная демографическая ситуация, дополнительно к ранее выделенным средствам получат более 820 млн рублей. Общий объём субсидий на эти цели в результате превысит 13,6 млрд рублей. Решение продиктовано и тем, что вырос прожиточный минимум для детей, а самое главное, есть потребность с учётом увеличения количества многодетных семей.

Распределяются также и субсидии регионам на поддержку отечественного рыбохозяйственного комплекса. Будут частично возмещены затраты на уплату процентов по кредитам, которые получены в российских банках. Речь идёт о развитии аквакультуры и товарного осетроводства – порядка 250 млн рублей в общей сложности.

Давайте начнём рассмотрение вопроса по итогам уборки урожая. Александр Николаевич Ткачёв, пожалуйста.

А.Ткачёв: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства!

Сегодня мы подводим предварительные итоги уборочной кампании. В этом году у нас действительно, как сказал премьер-министр, хорошие показатели по урожаю зерна. Несмотря на засуху, в 12 регионах России будет собрано более 100 млн т. Это достойный результат, который закроет все наши внутренние потребности и сохранит экспортный потенциал. В настоящее время идёт завершающая стадия уборки. Более 80% площади уже убрано. В Крыму уборка завершена, на Юге убрано почти 90%, в Центральной России – 86, в регионах Северного Кавказа и Поволжья – 84. По нашим прогнозам, больше, чем в прошлом году, будет собрано пшеницы, продовольственной пшеницы – более чем на 1%, кукурузы на зерно – плюс 9%, сахарной свёклы и сои.

В активной фазе находится уборка масличных культур, кукурузы на зерно убрана треть площадей, и риса убрана практически половина. Сбор масличных культур прогнозируется на уровне чуть выше прошлого года, почти 14 млн т, в том числе масла семян подсолнечника – 9 млн, сои – 2,6 млн т. Хочу подчеркнуть, что это рекорд за всю историю нашей страны – 2 млн 600 тыс. т сои. Ценнейший продукт, высокобелковый продукт. Его практически нельзя ничем заменить, и, понятно, всё животноводство, собственно, держится на сое.

Хочу привести пример, что мы завозим в Россию каждый год порядка 3 млн т сои, и считаю, что потенциал для роста есть, мы можем ещё миллион-полтора нарастить в течение 3–5 лет, что, собственно, мы и будем делать обязательно. Тоже в качестве примера: Америка производит сои порядка 93 млн т, Китай – 40 млн, Аргентина, Индия – за 50, то есть основные производители, которые в том числе импортируют и в страны ЕС. Конечно, это огромное достижение и преимущество этих стран, которые имеют ценнейший белковый продукт.

По состоянию на 29 сентября подсолнечника собрано почти 4 млн 600 тыс. т (на 7% меньше, чем в прошлом году). Планируем собрать также рекордный урожай, как я говорил, сои. И по сахарной свёкле мы выше соберём урожай практически на 4 млн т. Это тоже наше серьёзное достижение.

Хочу обратить внимание, Дмитрий Анатольевич, что сахарная свёкла тоже многие годы, как минимум 10 лет назад, была слаборентабельной культурой. Если помните, экспорт сахара-сырца из Кубы, из других стран доминировал, потому что это было дешёвое сырьё. Практически наши сельхозтоваропроизводители перестали активно заниматься плодородием почвы, технологиями в области свеклосеяния, и, естественно, отсутствие реконструкции сахарных заводов, которых у нас по России больше 50, привело к тому, что мы стали снижать урожайность и отдавать свой рынок в чужие руки. После того, как в своё время была поднята импортная пошлина на сахар-сырец, когда цены подровнялись, активно начали вкладывать в землю, в семена, в интенсивные технологии, в модернизацию сахарных заводов. Сегодня мы видим: на наших глазах эта промышленность практически поднялась из руин и достойно показывает экономические результаты. На каждом заводе работает более тысячи человек. И, конечно, для каждого района, для каждого региона это бюджетообразующие предприятия. Но самое главное, мы сегодня с сахаром, и, более того, готовы его экспортировать.

Гречихи намолочено 555 тыс. т зерна – на треть больше, чем в прошлом году. По итогам года прогнозируется собрать 800 тыс., гречневой крупы будет произведено около 550 тыс. т. Общая потребность для страны составляет 500 тыс. т, то есть гречневой крупы у нас будет в избытке.

На сельхозпредприятиях и в фермерских хозяйствах опережающими темпами к прошлому году ещё идёт уборка картофеля и овощей, уже собрано более 5 млн т картофеля и более 2 млн т овощей – на четверть больше, чем в прошлом году.

В отношении засухи, то, о чём Вы говорили: мы провели экспертную оценку причинённого сельхозпроизводителям ущерба, он составил порядка 6,5 млрд рублей. От неблагоприятных погодных условий пострадало 12 регионов – Волгоградская, Саратовская, Самарская, Оренбургская, Иркутская области, Забайкальский край, Республика Тыва, Бурятия, Калмыкия, Башкортостан, Ингушетия и Чеченская Республика. Минсельхоз России считает целесообразным компенсировать пострадавшим регионам порядка 3 млрд рублей. Мы определили источники финансирования (это 2 млрд за счёт средств «антикризисного плана» и 1 млрд – за счёт перераспределения средств внутри госпрограммы) и направили наши предложения в Минфин.

Хотели бы попросить коллег ускорить принятие данного решения, потому что регионы ждут, особенно те, кто потеряли корма, – это Забайкалье, Бурятия, и здесь жизненно необходимы быстрые, скорые деньги.

Что касается сева озимых, на сегодня мы уже засеяли две трети площадей – более 11 млн га. В Сибири и на Урале в сентябре сев озимых уже завершён, мы больше посеяли на 50 тыс. га. Всеми необходимыми ресурсами сельхозтоваропроизводители обеспечены, закупка удобрений идёт, и даже с опережением, но остаются вопросы по ценам. Как я уже отмечал на совещании в Ростовской области, мы активно сегодня ведём диалог с компаниями-производителями, чтобы ни в коем случае не допустить роста цен в последующем, хотя они выросли на 20–40%.

В отношении обеспеченности топливом, как Вы уже отмечали, всё хорошо. Запасы дизельного топлива и бензина примерно на 30% выше уровня прошлого года. За год цены на дизель и бензин выросли всего на 3%.

Готовность техники в среднем по России достаточно высокая: по тракторам – 93%, зерноуборочным комбайнам – 92%, кормоуборочным комбайнам – 90%, что позволит, естественно, провести сезонные полевые работы в оптимальные сроки. По информации производителей сельхозтехники, средства, выделяемые на субсидирование скидки на сельхозтехнику, будут освоены в текущем году в полном объёме. Уже перечислено 1,5 млрд, или треть от годового объёма, который составляет почти 4 млрд рублей.

Ещё раз хочу поблагодарить за это решение. Сегодня на этом рынке серьёзная активность: на 20–30% больше техники сегодня реализуется. Действительно, чётко работают наши заводы, сельхозпредприятия, промышленные объекты. На следующий год мы тоже рассчитываем на эту же поддержку, хотели бы, конечно, даже больше.

В текущем году на поддержку растениеводства из федерального бюджета направлены средства в объёме 70 млрд рублей, из них три четверти перечислено сельхозтоваропроизводителям. Подспорьем стали и привлечённые кредиты. Динамика кредитования сезонных полевых работ на четверть опережает результаты прошлого года. Банками выдано кредитов на сумму 182 млрд рублей, в том числе Россельхозбанком – 125 млрд (плюс 15%), Сбербанком России – 57 млрд рублей (плюс 80%). Созданы все необходимые условия для эффективного проведения сезонных полевых работ.

Положительно зарекомендовавшим себя механизмом регулирования рынка зерна является проведение государственных закупочных и товарных интервенций. Мы ведём мониторинг ситуации на рынке зерна. С учётом хорошего урожая и возможных рисков падения цен на зерно в настоящее время ведётся закупка зерна по интервенционному фонду. Необходимый уровень запаса составляет не менее 3,5 млн т. На сегодня в интервенционном фонде находится на хранении почти 2 млн т зерна.

Минсельхоз подготовил предложение о повышении предельных уровней минимальных цен на зерно при проведении интервенций в среднем на 1 тыс. рублей за тонну. Это позволит компенсировать выросшие издержки сельхозтоваропроизводителям Урала и Сибири, которые из-за высоких логистических расходов отделены от экспортных поставок. Вчера, кстати, Правительством было принято решение, подписано постановление Правительства об изменении ставок экспортных пошлин. Теперь формула будет: 50% минус 6,5 тыс. рублей за тонну и менее 10 рублей за одну тонну, то есть цены чуть-чуть подравняются. Это, безусловно, оправданно, потому что издержки растут на производство килограмма зерна, и понятно, чтобы свести концы с концами, чтобы увеличить доходность, экономику наших сельхозпредприятий, безусловно, эта цена достойная и справедливая, и она в общем-то никак не отразится в минус для животноводства.

Пока темпы экспорта зерна ниже прошлогодних на 20%. По состоянию на 23 сентября экспорт зерна составил 8,6 млн т. Мы уже готовимся к весенней посевной. В соответствии с прогнозом структуры посевных площадей мы планируем увеличить посевную площадь до 79,3 млн га, в том числе засеять больше кукурузы на зерно, проса, риса, сои, сахарной свёклы, картофеля, овощей. При этом мы оптимизируем посевные площади подсолнечника, что очень важно для севооборота, для улучшения плодородия почвы.

Тем не менее мы зависим от импорта по семенам, вы это знаете очень хорошо. По сахарной свёкле почти 50% завозим по импорту, по подсолнечнику – 35%, по кукурузе – до 30%, по овощным культурам – 23%.

Для развития отечественного конкурентоспособного рынка семян Минсельхоз в госпрограмме предусмотрел меры по развитию селекционно-семеноводческих центров. Мы рассчитываем на субсидирование краткосрочных и инвестиционных кредитов, а также возмещение прямых понесённых затрат по этому направлению, которое позволит привлечь инвесторов в семеноводство, сделать этот вид бизнеса достаточно прибыльным и, конечно, заместить импорт на рынке семян.

Уверен, что совместными усилиями министерства и регионов нам удастся закрепить успехи, достигнутые в этом году.

И немного о рынке будущего, не только 2016 года, но и ближайших 5–7 лет. Если говорить о перспективах не на один год, то мы ставим амбициозную задачу к 2025 году собрать порядка 130 млн т зерна. За последние 10 лет мы уже увеличили производство зерна на треть, в абсолютных цифрах это порядка 30 млн, что сравнимо с годовым объёмом экспорта зерна из России. Хочу всем напомнить, что в 2005 году мы получали 78 млн т зерна, в 2010 году – 61 млн, в 2011 году – 90 млн, в 2012 году – 71, в 2013 году – 92 млн, в последние годы – 108, 105 и 100. Это не популизм, это не шапкозакидательство, а применение интенсивных технологий, прежде всего для повышения урожайности и продуктивности, что позволит в разы увеличить отдачу отрасли. Имеющиеся ресурсы обеспечат не только внутреннее потребление, а оно растёт за счёт продовольственных нужд, прежде всего кормопроизводства (с 70 до 85 млн, это уже будет точно), но и позволят увеличить экспортный потенциал до 40 млн т. И вообще, в долгосрочной перспективе я считаю, что порядка 15 млн т должно постоянно храниться в интервенционном фонде и госрезерве, чтобы в случае любого форс-мажора исключить панику и шарахание цен. Такая существует мировая практика: Америка, Канада в общем-то показывают нам в этом смысле пример.

Только за счёт увеличения урожайности всего лишь на 3 центнера с га мы можем увеличить производство зерновых на 15 млн т. Это даст России дополнительные доходы от продажи зерна в размере 150 млрд рублей, а если это зерно пропустим через животных, то получим дополнительно 200 млрд рублей.

Что для этого нужно? Прежде всего изменить подход к использованию минеральных удобрений. Мы производим сегодня в России в среднем 20 млн т удобрений, а внутри страны используем лишь 15%. В среднем на один га вносится 30–34 кг в действующем веществе, а надо вносить как минимум в несколько раз больше, то есть порядка 8–10 млн т мы можем и должны вносить здесь, в России, а не продавать на экспорт. И, конечно, если брать европейский опыт, то в Европе – 250 кг в действующем веществе на 1 га, в Белоруссии – 180 кг, в Китае сегодня – 400 кг, у нас, я говорил, – 30–33, в Сибири вносят 7 кг, надо бы 25, в Центральной России 60, надо 90, на юге в том числе есть резервы.

Сегодня зачастую из-за погодных условий, а в большей степени по причине низкой технической оснащённости, высокой стоимости удобрений, более половины посевных площадей засевают вообще без внесения удобрений, а это огромный потенциал и, конечно, удар по плодородию.

Ещё один источник роста – это, конечно, вовлечение в сельхозоборот пустующих земель. По нашим оценкам, у нас есть огромный резервный потенциал – 10 млрд, который может быть вовлечён в сельхозоборот. Конечно, мы вводим земли в оборот, этого недостаточно, но введение 1 млн га требует дополнительно 5 тыс. тракторов и комбайнов, что потребует интенсивного технического перевооружения.

Завершая свое выступление, отмечу, что Россия по производству зерна третья. Сегодня мы готовы просчитать наши действия не только для закрытия внутренней потребности страны, но и создать серьёзный экспортный потенциал.

Зерно – наш стратегический ресурс, это наши нефть, газ, и если нефть дешевеет, то продовольствие всё равно дальше будет расти и дорожать. А производство зерновых всегда будет рентабельным не только на юге России, но и на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, мы это видим и знаем.

Прошу поддержать наше стратегическое направление господдержки. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Александр Николаевич. Такой эмоциональный доклад. Есть какие-то комментарии, предложения по докладу министра? У членов Правительства есть вопросы? Нет?.. Александр Николаевич не сказал цифру, которую недавно приводил в пример. По поводу нашего потенциала: если от экспорта оружия наша страна получает 15 млрд долларов, то от экспорта зерна, сельхозпродукции – 20.

А.Ткачёв: Всего, всей продукции. Рыба, мясо – всё. Да.

Д.Медведев: То есть как-то мы об этом забываем, но мы уже являемся в большей степени сельскохозяйственной страной, к чему стремились достаточно долго. В принципе объём валютной выручки, получаемой от экспорта сельхозпродукции, выше уже того, что мы зарабатываем от торговли оружием, и потенциально стремится к тому, чтобы занять положение углеводородов, во всяком случае если не сейчас, то через некоторое время.

Это очень важно – имею в виду, что, действительно, независимо от всяких кризисов на планете потребление продовольствия всё равно растёт, и эта тенденция объективная, так и дальше будет продолжаться. Но это общие соображения.

О том, как дела обстоят в конкретном регионе, – пожалуйста, Александр Васильевич Богомаз.

А.Богомаз: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания! Сегодня агропромышленный комплекс Брянской области показывает положительную динамику, притом что прошедший сельскохозяйственный год по климатическим условиям был одним из самых неблагоприятных за последнее десятилетие.

Рост производства сельхозпродукции по итогам девяти месяцев составляет 19%. Вне всякого сомнения, это мощный рывок вперёд. В настоящее время собрано более 800 тыс. т зерна, осталось убрать 30 тыс. га кукурузы на зерно, и всего планируем получить зерна на 20% больше, чем в прошлом году. Овощей на сегодня собрано в 2,5 раза больше прошлогоднего, картофеля планируется собрать более 1 млн 200 тыс. т при средней урожайности 40 центнеров с га.

Завершается закладка основного урожая 2016 года, на сегодня сев озимых идёт, посеяно более 90% от запланированного.

Вот коротко о наших достижениях.

На что ещё хотелось обратить ваше внимание? Одна из первоочередных задач – это повышение урожайности. Мы провели анализ более 500 сельхозпредприятий области, из них только 7% получают урожайность зерновых от 40 до 70 центнеров с га, но 172 предприятия получают ежегодно урожай всего лишь до 10 центнеров, 186 – до 20, и только 33% предприятий – от 20 до 40 центнеров с га.

Возникает вопрос: почему такая неравномерность при одинаковых климатических и экономических условиях, как подтянуть отстающих?

Непосредственно на полях передовых предприятий мы провели обучение, наглядно и доходчиво продемонстрировали новейшие технологии выращивания. Результаты не заставят себя долго ждать. Уже сегодня мы ориентируем наших сельхозпроизводителей на получение в 2018 году 2 млн т зерна, а к 2020 году до 3 млн т. Для решения этой задачи нам необходимо научить сельхозпроизводителей рационально и эффективно использовать и передовые технологии, и финансы.

Ещё одна важная задача для нашей области – замкнуть внутриобластной цикл от посевной, сбора урожая, до его фасовки и хранения. Свыше 0,5 млн т картофеля (а это примерно четверть российских объёмов хранения) хранится сегодня на брянских объектах. Уровень производства картофеля выше потребностей области более чем в 10 раз.

Занимаясь повышением эффективности урожая, мы не должны останавливаться на достигнутом, а должны смотреть в будущее. Проанализировав ситуацию, мы увидели, что площадь сельхозземель составляет 1 млн 680 тыс. га, из них обрабатывается около половины, 812, остальное – неиспользованные земли. Земля в собственности лиц, которые ею не занимаются и не продают её, многие даже не проживают на территории региона. Если сегодня эту землю ещё можно обработать, то через несколько лет там будет непроходимый лес, и тогда уже потребуются другие финансовые вложения. Это и есть резерв для развития сельского хозяйства, поэтому считаю, что надо принять меры по обеспечению возвращения и вовлечения в оборот неиспользованных земель, по законодательному закреплению такого механизма. Поверьте, у нас есть самодостаточные, по-хорошему амбициозные предприниматели, которые способны заниматься сельхозпроизводством. Это и позволит нам уверенно двигаться вперёд. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Александр Васильевич. Ещё есть какие-то соображения? Если нет, тогда предложим Минсельхозу сконцентрироваться на тех направлениях, которые были доложены министром.

В целом ещё раз хочу сказать, что отрасль является исключительно важной, находится сейчас на подъёме. Те преимущества, которых мы достигли за последний, скажем, десяток лет, позволяют нам уверенно смотреть в будущее. Самое главное сейчас не растерять этот потенциал.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 1 октября 2015 > № 1506441 Дмитрий Медведев


Россия > Агропром > agronews.ru, 1 октября 2015 > № 1504753 Александр Рыбаков

Комментарий. Без отечественных кормов трудно заместить продовольственный импорт

В Совете Федерации состоялся «круглый стол» на тему «Пути развития отечественной базы кормопроизводства за счет широкого внедрения новых масличных и кормовых культур как основы развития импортозамещения и обеспечения продовольственной безопасности РФ».

Председатель Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Геннадий Горбунов заявил, что у российских аграриев вызывает чувство тревоги зависимость от импортного семенного материала, сельхозтехники, оборудования, витаминов и добавок различного уровня. «Еще одна проблема — процент проникновения на наши рынки и использование в маслоперерабатывающей, жировой промышленности пальмового масла», — заметил сенатор. «Министерство сельского хозяйства РФ, верхняя и нижняя палаты Федерального собрания должны продумать, как нам постепенно слезть с этой иглы».

Законодатель отметил, что анализ ситуации в масложировой отрасли, проведенный экспертами Комитета Совета Федерации, показал, что России нужно системно продвигать продукцию этой отрасли на мировые рынки. Российский экспорт подсолнечного масла в последние годы значительно вырос, и сейчас превышает два миллиона тонн в год.

В основном докладе и.о. ректора РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева академик РАН Вячеслав Лукомец рассказал:

– В России ежегодно засевается около 11 млн га масличных культур и производится порядка 13-14 млн тонн масличного сырья. Среди них – около 7-8 млн га засевается подсолнечником, и стабильно из этой культуры получается порядка 9 млн тонн масличного сырья. Расширяются посевные площади сои, льна масличного. К сожалению, другие культуры не так быстро растут, как хотелось бы. Положительное: доля подсолнечника от всего масличного сырья уменьшается. Если в 2003 году его доля составляла 83%, то в 2014-м – 62%. Соответственно производство сои и других культур выросло.

Мы обеспечиваем себя в достаточном количестве масличным сырьем и экспортируем растительное масло, но возможности еще (приспособленным) не исчерпаны. Интенсивный путь: необходимо создавать сорта и гибриды, внедрять сортовые технологии, учитывая особенности регионов. И когда говорят о зависимости поставок гибридов от зарубежных компаний, то это не так — у иностранцев нет адаптивных к нашим условиям сортов и гибридов. Генетический материал есть только у наших селекционеров в наших НИИ. И только на основе этого материала могут быть созданы новые сорта и гибриды.

Экстенсивный фактор развития – использование не вовлеченных в сельское хозяйство пахотных земель. Их около 45 млн га. Возможности роста площадей подсолнечника – в пределах 3 млн га. Основными драйверами роста должны быть соя – 3,5 млн, рапс – 4 млн, горчица – 3,8 млн, рыжик – 4,3 млн, лен кудряш – 2,5 млн га, можно добавить сафо.

Основные пути реализации: разработка федеральных и региональных целевых ведомственных программ создания сортов и гибридов, адаптированных к условиям регионов, развитие семеноводства, научное обоснование агротехники их возделывания.

Для создания прочной кормовой базы для скотоводства необходимо предусмотреть расширение ассортимента кормовых культур, характеризующихся высоким содержанием белка (люцерна, клевер, эспарцет, козлятник восточный, лядвенец рогатый, соя, люпин, горох, кормовые бобы, вика, чечевица и др.), повышая их удельный вес в структуре посевных площадей.

Все разложил по полочкам директор ВНИИ кормов им. В.Р. Вильямса Владимир Косолапов. Вот часть сказанного:

– В программах развития сельского хозяйства, молочного и мясного животноводства очень слабое внимание уделено развитию кормовой базы. Кроме того, программы рассчитаны на интенсификацию производства молока и говядины на крупных фермах, мегакомплексах со стойловым содержанием высокопродуктивного скота. Корма (высокоэнергетические и высокопротеиновые) отечественного и импортного производства при этом закупаются или производятся на пашне с высокими технологиями. Высокопродуктивный скот закупается за границей. Генетически он приспособлен к своим условиям и своим кормам. Срок службы молочных коров ограничен 2-2,5 лактациями.

В себестоимости молока и говядины затраты на корма составляют 50-70%. Снижение затрат на корма позволит удешевить продукцию.

Между тем, 50-60% молока и говядины производится в мелких фермерских и личных подсобных хозяйствах. Лугопастбищное хозяйство здесь играет значительно большую роль как источник дешевых кормов. Затраты на производство кормов здесь в два раза меньше, чем при стойловом типе кормления, расход горючего снижается в семь раз. Срок службы молочных коров при использовании лугов и пастбищ возрастает в 3-5 раз и составляет 7-8 и до 10-11 лактаций.

Академик Косолапов предложил развивать сельские территории для использования воспроизводимых природных лугопастбищных ресурсов, поддержать КФХ, увеличить субсидирование товаропроизводителей, находящихся в неблагоприятных природно-климатических условиях, не менее чем до 12 тыс. рублей на 1 га пашни, повысить долю производителей в розничной цене продовольствия до 35%.

Выступившие на заседании круглого стола исполнительный директор Масложирового союза России Ю. Морозов, директор ВНИИ люпина А. Артюхов, директор Пензенского НИИСХ А. Смирнов, замдиректора ВИЖ им. Л.К. Эрнста Н. Стрекозов, президент компании «Букет» В. Буров, эксперт аграрного комитета СФ Д. Невежин подчеркнули важность активного развития кормопроизводства, которое оказывает влияние на развитие пищевой и перерабатывающей промышленности, а также на экологическое состояние сельских территорий.

Все ждали выступления заместителя министра сельского хозяйства Евгения Громыко. И он жестко выступил:

– Тема кормов – самая наболевшая. Урожайность масличных надо довести с 12 до 20 ц/га. А для этого надо миллион тонн удобрений. Сегодня надо обратить внимание на новые культуры – рыжик, люпин, коноплю, мак. Есть поговорка: семь лет мак не родил и голоду не было. Тем не менее, 15 тыс. тонн мака мы ежегодно завозим. И здесь есть вопросы. Остановлюсь на трех дисбалансах, которые надо устранять. Нужна корректировка структуры севооборота. Требование высоко сбалансированного и научно обеспеченного кормления должно стать законным и обязательным у наших животноводов.

Евгений Громыко повторил высказывание министра Александра Ткачева: «Расширение экспорта сельхозпродукции не должно быть проблемой только Минсельхоза. Это и проблема Минфина и МИДа. Это тема межведомственная. Я попросил бы подключиться к этому вопросу и аграрный комитет Совета Федерации.

Неожиданно для директоров НИИ прозвучало замечание замминистра: «Есть дисбаланс научного обеспечения и сопровождения сельского хозяйства, который наступил в последние 2-3 года. Мы диаметрально отдаляемся друг от друга – сельхозпроизводители от сельхознауки. С этим дисбалансом надо что-то делать в ближайшее время. Мы не пропадем, но не хотелось бы изобретать на базе Тимирязевской академии свою новую Россельхозакадемию. Не хотелось бы забыть те наработки, которые были и в кормопроизводстве, и растениеводстве, и обеспечении. Но сегодня мы в таком отрыве…не сможем ни перестроить сельское хозяйство Оренбургской области, ни разобраться с засушливыми регионами, мелиорацией, кормопроизводством, растениеводством, животноводством. Поэтому надо устранять вышеназванные дисбалансы.

Председатель аграрного комитета Геннадий Горбунов поддержал: «Ученые должны более активно включиться в процесс развития кормопроизводства, которое приведет к росту производства мяса и молока… Я обращаюсь к вам, какая-то спячка у нас присутствует, не обижайтесь, мы должны использовать имеющийся потенциал. С приходом нового руководства Минсельхоза, активного, знающего, ученые должны проявлять большую настойчивость. Итоги круглого стола мы отразим в рекомендациях, которые направим в Правительство РФ, Государственную Думу, профильные министерства и ведомства.

А не возродить ли Россельхозакадемию?

После такого финала автор строк попросил директора департамента растениеводства Петра Чекмарева прокомментировать критические замечания в адрес ученых-аграрников. Чекмарев был несколько смущен и ответил так:

– Зачастую ФАНО, Минсельхоз, сельхозпроизводители действуют сами по себе. Связки нет, которая раньше была…Это вредит сельскому хозяйству. Потому что должен быть координатор сельскохозяйственной науки.

– А, может, вернуть Россельхозакадемию?

– Это было бы на данном этапе неплохо, даже идеально, потому что Россельхозакадемия была структурой, объединяющей все сельхозинституты. Они работали совместно, РАСХН была координатором, специализированной структурой, знала, на что обратить внимание в семеноводстве, выведении пород животных, технологии и т.д. А теперь в ФАНО более тысячи институтов…

– Но ведь создано отделение растениеводства РАН…

– В Россельхозакадемии все было четко расписано, все функционировало как часы. Сегодня растениеводство, земледелие, ветеринария, мелиорация слились в одно единое и нет органа, который бы все правильно распределил и организовал… А ведь в России более 100 млн га только пашни в различных природно-климатических зонах. И все это работало и весь мир нам завидовал. И результаты есть. Семена наших селекционеров показывают урожайность пшеницы и кукурузы в 10 и более тонн с гектара, подсолнечника – 3-4 тонны.

– На днях писал об академике Сандухадзе, который добился урожайности озимой пшеницы в 141 ц/га.

– Таких примеров много, а фактически мы на полях, а не на опытных участках, получаем невысокие урожаи. Потому что труды селекционеров слабо реализуются. Технологии отстают от достижений ученых, нет качественной сельхозтехники, адаптированной к условиям регионов. Аграрные институты нужно консолидировать в одном органе управления наукой, который бы слаженно действовал с главным аграрным штабом — Минсельхозом РФ.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 1 октября 2015 > № 1504753 Александр Рыбаков


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 28 сентября 2015 > № 1502186 Александр Бакуменко

Александр Бакуменко: Спецрежим по НДС должен остаться, потому что возможности прямых дотаций ограничены ВТО

Эксклюзивное интервью депутата от фракции "Блок Петра Порошенко", заместителя председателя комитета Верховной Рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений Александра Бакуменко агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Не так давно было поручение премьер-министра министрам финансов, экономики и АПК провести переговоры с представителями аграрных ассоциаций по вопросу отмены спецрежима по НДС. Встреча состоялась?

Ответ: В четверг, 24 сентября, эта встреча состоялась. Там присутствовали замминистра финансов Елена Макеева, директор департамента методологической работы по вопросам налогообложения ГФС Неля Привалова, замминистра аграрной политики и продовольствия Владимир Лапа и все сопредседатели Всеукраинского аграрного форума. Эта встреча стала результатом обращения от имени Всеукраинского аграрного форума ко всем министрам и премьеру. Мы писали о том, какие негативные социально-економические последствия ждут аграрную отрасль в случае отмены спецрежима НДС, и что у аграриев не останется другого выхода, чтобы достучаться до правительства, как забастовки, перекрытие дорог. Мы этого не хотим допустить, поэтому готовы к конструктивному диалогу с правительством. Премьер дал поручение Наталии Яресько, Айварасу Абрамавичусу и Алексею Павленко встретиться. Но, к сожалению, были только заместители, что в корне не правильно. Мы жестко настаиваем на том, что есть Налоговый кодекс, который нельзя менять каждый год, и есть коалиционное соглашение, которое является дорожной картой правительства. Сейчас Кабмин хочет нарушить два основоположных документа: закон и соглашение.

Вопрос: Минфин предлагал какие-то альтернативы для решения проблемы?

Ответ: Нет. Они сначала апеллировали, что есть меморандум с МВФ. Но я им ответил, что условия меморандума идут вразрез с коалиционным соглашением. Вы хотите убить последнюю развивающуюся отрасль на Украине? Я привел примеры, что у нас впервые за последние 10 лет идет снижение аграрного ВВП, за восемь месяцев на 5,4%, в частности, идет сокращение поголовья скота и производства основных видов продукции животноводства. Вы понимаете, к чему это приведет? Девальвация гривни в 2,5 раза привела к тому, что у нас затраты на производство возросли до 70%. О молоке нужно вообще забывать. Правительство хочет забрать последнюю поддержку, которая в десятки раз ниже, чем в Европе, Америке. Например, в ЕС поддержка аграрного сектора в среднем около EUR526 евро/га, что составляет 20% валовой продукции АПК. В Украине – это EUR20-30 /га. Задаю вопрос представителям Минфина: у вас есть четко отработанная стратегия последствий? Дайте мне ваши расчеты. Они молчат. Мы же свои расчеты предоставили и неоднократно показывали их и на комитетских слушаниях в парламенте, и на форумах, и в СМИ.

Вопрос: Но идти на компромисс наверняка придется, ведь речь идет о дальнейшем сотрудничестве с МВФ?

Ответ: Все аргументы Минфина в том, что если не снимем спецрежим, МВФ не даст кредит, и в стране будет дефолт. Так он уже есть. Расширяйте налоговую базу, выводите из тени экономику, убирайте коррупцию, проводите эффективную приватизацию, работайте над наполнением бюджета. Ведь ни для кого не секрет, что сегодня часть земли находится "в тени", часть зерна - в "кэше". Но что для этого делает ГФС? Ничего. Поэтому мы предлагаем создавать рабочие группы из представителей парламента, правительства, экспертов, на которых будем прорабатывать механизмы, как это сделать. Как минимум, до 5 млрд грн можно получить в госбюджет, не повышая при этом налоги. Второй источник наполнения бюджета – честная приватизация, третий – прозрачная работа государственных предприятий и т.д. Мы готовы вместе сесть и поработать по этим направлениям. По спецрежиму четкая позиция всего аграрного сектора – сегодня отменять его нельзя. Предприятия, находящиеся на специальном режиме налогообложения, добропорядочные налогоплательщики и они также заинтересованы в том, чтобы вывести из тени все, что там есть. Давайте совместно работать в рабочих группах.

Вопрос: Минфин не предлагал варианты прямых дотаций?

Ответ: Дотации – это не вариант. Я объясняю почему. Когда мы входили в ВТО, то по тем обязательствам, которые Украина подписала, мы имеем возможность прямых дотаций всего на 3 млрд грн. Спецрежим по НДС – это та форма поддержки, которая идет на развитие сельхозпредприятия, пополнение его оборотных средств. Скажите, где в мире кредиты дороже, чем в Украине? Ставка не должна быть 30%, невозможно в таких условиях работать. Да их даже взять сейчас невозможно. Мы предлагали варианты: дайте сельхозпроизводителям дешевые деньги в форме кредита, и за счет зерна это будут безинфляционные деньги, после продажи которого, средства будут возвращены государству. Я боюсь, что если аграриев начнут "ломать через колено", то будет серьезнейший социальный взрыв. Люди будут выходить на улицу, потому что около 100 тыс. людей могут лишиться работы. Кто будет платить им пособие по безработице? Это все затраты государственного бюджета.

Вопрос: В парламенте будут законопроекты по сохранению НДС для групп производителей в зависимости от их годового оборота?

Ответ: Это были заявления премьера, но законопроектов не было. Теперь Минфин начинает касаться вопроса фиксированного сельхозналога, который имеет вообще бессрочный механизм действия.

Вопрос: Какой процент крупных сельхозпроизводителей в общей сумме спецрежима по НДС?

Ответ: Специальным режимом налогообложения предусмотрено, что сумма НДС, которая остается в распоряжении предприятия, насчитывается на стоимость поставленных (произведенных) предприятием товаров либо услуг. Так вот, по цифре, которую называл премьер, что 97% хозяйств можно оставить на спецрежиме, а остальные 3% – это агрохолдинги, которые могут вполне без него обойтись. Теперь объясняю, что происходит. В Украине на спецрежиме находится 15,3 тыс. хозяйств, из них 97% производят 43% товарной продукции, а остальные 3% сельхозпредприятий (546 хозяйств) производят 57% продукции. Мы же не о количестве предприятий говорим, а о товарной продукции. Соответственно и получается: что произвел, то и получил за произведенное. Когда посмотрели цифры, премьер решил, что этих 500 крупных компаний (3%) можно выкинуть и отменить для них спецрежим, как их можно выкинуть? Это экспортно-ориентированные предприятия, которые обеспечивают поступление валюты в страну. И за счет которых, в будущем, придется и отдавать кредиты МВФ.

Вопрос: Возможна ли встреча представителей комитета с представителями МВФ напрямую?

Ответ: Я считаю, что Минфин профессионально не отстаивает позицию украинского производителя в переговорах с МВФ. Депутаты не видели текста меморандума до его подписания. Для МВФ важно сбалансировать доходы и расходы бюджета. Руководители аграрного комитета в парламенте готовы встречаться с представителями МВФ, чтобы обсудить позицию аграриев. Иначе мы развалим последнюю отрасль, которая держит экономику.

Вопрос: Чем поможет продление спецрежима по НДС за два года?

Ответ: Понимаете, в условиях девальвации национальной валюты ситуация на рынке резко ухудшилась. К счастью, мы уже четыре года живем в нормальных погодных условиях. Но посмотрите, что происходит в этом году. Половина рапса уже не посеяна, то есть, как минимум, в два раза снизится его производство. Конец сентября, а у нас нет дождей и страховки от неурожая со стороны государства тоже нет. И, не дай Бог, неурожай, то, что дальше? Нелегко было добиться того, чтобы сегодня 90% продуктов питания на внутреннем рынке было отечественного производства. Показатели по животноводству уже существенно сокращаются, а импортная продукция на 30-50% дороже. Правительство должно понимать, что это вопрос продовольственной безопасности страны. Спецрежим показал свою эффективность, и два года, как минимум, в условиях экономического кризиса и в условиях войны эту поддержку для сельхозпроизводителей нужно сохранить. Сейчас спецрежим полностью корреспондируется с требованиями ВТО, и с директивой ЕС. За два года посмотрим, как будет меняться ситуация и будем разрабатывать новый вариант господдержки. Министерство аграрной политики полностью поддерживает сохранение спецрежима НДС.

Вопрос: В чем может выражаться господдержка АПК?

Ответ: Пока что мы в рабочих группах проводим расчеты. Сложно об этом сказать, потому, что мы ограничены требованиями ВТО в объемах господдержки. Надо искать пути, еще один из моментов по спецрежиму – это то, что он не имеет коррупционной составляющей.

Вопрос: Какова позиция комитета по возмещению экспортного НДС при продаже зерновых?

Ответ: Если брать сегодня экспортный НДС, то невозмещение крестьянам НДС – необоснованно. Ну скажите, кто-нибудь говорит сегодня, что не надо возмещать НДС при экспорте, например, метала, продукции машиностроения и т.д.? Мое личное мнение: работать должен и спецрежим и возврат НДС при экспорте. Но, понимая сегодня сложную экономическую ситуацию в стране, мы разработали законопроект №2527, согласно которому мы предоставляем сельхозпроизводителю выбор: хочешь получить компенсацию НДС при экспорте – лишайся спецрежима и выходи со следующего года. Сам товаропроизводитель определяет. Если ему выгодно сегодня получать экспортный НДС – пусть выбирает. Этот законопроект уже рассмотрен в парламенте и принят в первом чтении.

Вопрос: Но, тем не менее, есть компании, которые отмывают деньги на спецрежиме?

Ответ: К сожалению, есть и такие компании. Например, цену на свеклу завышают при поставке на сахарный завод. Это прямое нарушение законодательства, но у нас же огромный аппарат ГФС, одна из главных обязанностей которого – выявлять неплательщиков налогов. Если надо от парламента контроль в этом направлении как-то усилить - мы готовы. Если ГФС знает, что есть система отмывания НДС, пусть наведет порядок. Если кто-то прогоняет "дутое" зерно, разберитесь, откуда оно взялось.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 28 сентября 2015 > № 1502186 Александр Бакуменко


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500856 Александр Ткачев

Импортозамещение в АПК требует дополнительно 30 млрд руб. в год.

Заложенных в госпрограмму поддержки АПК РФ средств недостаточно для полноценной реализации программы импортозамещения, нужно выделять еще около 30 миллиардов рублей в год в течение пяти лет, заявил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

На совещании по развитию сельского хозяйства, которое провел президент РФ Владимир Путин в Ростовской области, Ткачев напомнил, что на программу развития АПК в 2016 году планируется направить 237 миллиардов рублей, передает Прайм.

«Хочу подчеркнуть, что 80% этой суммы пойдет на выполнение обязательств уже по текущим проектам, которые были приняты в последние два-три года — на пополнение оборотных средств аграриев, субсидии по долгосрочным кредитам, на развитие сельских территорий и ряд других направлений. И только 20% будут направлены на поддержку новых инвестиционных проектов», — подчеркнул министр.

«За счет этих 20% мы, конечно, не закроем в ближайшие пять лет дефицит, который есть по овощам, по фруктам, по говядине и по молоку, это совершенно очевидный факт», — заявил Ткачев.

«Это, подчеркиваю, обеспечит производство только на уровне текущих показателей и не позволит достигнуть целей по интенсивному росту и ускоренному импортозамещению», — сказал министр. Он отметил что, «если мы хотим через пять-десять лет стать аграрной державой и обеспечить себя продовольствием на 99%, войти в число лидеров по экспорту продовольствия, мы должны уже сейчас обеспечить интенсивный рост производства».

«По нашим расчетам, в 2016 году на эти цели нужно еще около 30 миллиардов рублей. Если в течение пяти лет мы будем дополнительно привлекать из госбюджета 25-30 миллиардов рублей, я заверяю вас, что мы по дефицитным направлениям закроем позиции на 95-99%. Раз и навсегда мы станем кормить себя сами», — заявил министр сельского хозяйства.

Приоритетные направления

Ткачев отметил, что Минсельхоз прогнозирует в ближайшие годы спад производства молока, в связи с этим министр предлагает увеличить поддержку молочного животноводства.

«Мы прогнозируем в последующие годы, к сожалению, снижение производства молока при таком уровне поддержки, примерно 3-4%. Если мы сейчас не увеличим поддержку, то через три года уровень самообеспеченности (производителей молока – ред.) не только не вырастет, но и упадет», — сказал Ткачев. По его словам, надо увеличить размер компенсаций затрат по молочному направлению с 20 до 35%.

Ткачев отметил, что так делали страны ЕС 20-30 лет назад и Белоруссия, где меры поддержки доходят до компенсации 50% затрат.

По оценке министра, это потребует в 2016 году дополнительно из бюджета 20 миллиардов рублей. «Если каждый год будет (выделяться – ред.) дополнительно по 20 миллиардов на молочное направление, мы к 2020 году закроем эту позицию», — заявил Ткачев, напомнив, что на сегодняшний день на эти цели в 2016 году в бюджете предусмотрено 6 миллиардов рублей. Аналогичные меры, по его словам, необходимо распространить на комплекс по производству говядины.

Как сообщил министр, в 2015 году производство говядины сократится на 1%. Вместе с тем, по данным Минсельхоза, в 2015 году сохранится устойчивый рост производства свинины, в 2016-2018 годах рост составит 3%, а обеспеченность рынка этим мясом в РФ составит 93%.

По данным Минсельхоза, обеспеченность внутреннего рынка по овощам открытого грунта составляет 90%, но по тепличным овощам и фруктам страна обеспечена только на треть.

«То есть мы завозим в страну почти 1,5 миллиона тонн овощей и тратим на это почти миллиард долларов», — отметил министр. Он уточнил, что по фруктам импортные поставки составляют больше половины потребности рынка. «До 2020 года, чтобы закрыть эту нишу, нам нужно заложить 65 тысяч садов, это большой объем, но он выполним», — заявил глава Минсельхоза.

«Если мы не направим на эти приоритеты дополнительное финансирование, отрасль останется инерционной и не обеспечит достижение плановых показателей», — сказал министр, добавив, что наряду с финансированием необходим и ряд административных мер.

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500856 Александр Ткачев


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500852 Баграт Сандухадзе

Комментарий. Поле чудес академика Сандухадзе

В ответ на санкции Одинцовские селекционеры достигли рекордной урожайности в 141 центнер озимой пшеницы с гектара

Сообщение на сайте известного института, расположенного в Одинцовском районе Подмосковья, взбудоражило ученых-аграрников страны и за рубежом: «В Московском НИИСХ «Немчиновка» закончена уборка урожая озимых зерновых культур. Впервые в истории института в почвенно-климатических условиях Подмосковья в лаборатории селекции озимой пшеницы, возглавляемой академиком РАН Багратом Исменовичем Сандухадзе, получена урожайность зерна лучших селекционных номеров озимой пшеницы – 141 ц/га». Когда спецкор «Крестьянских ведомостей» позвонил в приемную «Немчиновки», ему ответили: руководство ведет переговоры с коллегами-селекционерами из Венгрии.

В свои 84 года грузинский русский Сандукадзе бодр, энергичен. Коллеги говорят: «Баграт Исменович первым приходит на работу, первым выходит в поле после схода снега и дождей». В 2014 году выдающемуся селекционеру по озимой пшенице в Екатеринбурге была вручена Демидовская премия – одна из самых престижных, так как наиболее объективно оценивает вклад соискателя в мировую науку. Сорта, полученные под его руководством, и научные труды широко известны научной и агрономической общественности как в России, так и за её пределами.

Президент Союза селекционеров России, доктор с/х наук, заслуженный деятель науки РФ Б. Сандухадзе рассказывает:

– Многие годы бытовало мнение, что озимая пшеница в Центральных районах Нечернозёмной зоны не может быть пригодной для хлебопечения. Основными причинами ограниченности её посевов были негативные агроклиматические факторы, характерные для региона — контрастные зимы, морозы без снега в начале зимы и весны, длительное залегание избыточного снежного покрова, кислые, низкоплодородные почвы, а главное отсутствие сортов, способных противостоять им на генетическом уровне.

Крупным достижением в селекции озимой пшеницы явилось создание сортов нового морфотипа, совмещающих высокую урожайность с зимостойкостью и устойчивостью к полеганию благодаря короткостебельности. Очередной наиболее значимый результат – создание впервые в регионе Нечерноземья сорта Московская 39 (1999 г.), сочетающего высокую урожайность со стабильно высоким качеством зерна. С созданием этого сорта появилась возможность иметь в центре России собственное производство зерна, пригодного для хлебопечения: по ГОСТу он соответствует сильной пшенице (при урожайности 5,5-6,0 т/га, содержание белка в зерне 14,5-15,0%, клейковины в муке 30-35%). Сорт продолжает занимать наибольшие площади в регионе, и интерес производителей зерна к нему увеличивается.

В засушливом 2010 году средняя урожайность в конкурсном сортоиспытании лаборатории составила 5,89 т/га. В этих условиях, по словам Сандухадзе, выделено пять лучших номеров с урожайностью от 6,65 до 7,32 т/га, обладающих устойчивостью к бурой ржавчине, полеганию, с высотой растений 90-95 см. Данные экологического испытания за 2010 год показывают, что при исключительно засушливых условиях в ряде областей на фоне общего для всех сортов снижения урожайности, реакция Немчиновских сортов выгодно отличалась от других по уровню урожайности, технологическим и хлебопекарным качествам зерна.

Сорта Галина, Немчиновская 24 стабильно превышают стандартный сорт по урожайности, в отдельные годы их потенциальная урожайность при интенсивной технологии возделывания достигает 12-13 т/га. Сорта среднеспелые, высота растений 80-90 см, устойчивые к бурой ржавчине и полеганию, отзывчивы на азотную подкормку. В производственных условиях урожайность составляет 6-7 т/га. Высокие урожаи у новых сортов: Московская 40, Немчиновская 57, Немчиновская 17. Сорта института возделывают во всех регионах РФ, кроме крайнего Севера. На 67 сортов выданы патенты, получены авторские права на 143 изобретения.

Если исходить из средней урожайности 25 ц/га, которая вполне реальна в условиях центральных регионов России, то можно сказать, что за счёт Немчиновских сортов страна ежегодно получает около 20 млн т зерна.

Сегодня, как и много лет назад встаёт вопрос семеноводства сортов. По вине многих хозяйств, которые некомпетентно занимаются семеноводством, сортовые и посевные качества семян резко снизились. В Россию большим потоком хлынули семена иностранных сортов и гибридов, слабо приспособленные к российским условиям.

Сказанное академиком подтверждают многие ученые и автор строк привел пример из практики другого института.

– Извините, Баграт Исменович, что перебиваю, но об этой же проблеме мне поведал, стоя на опытном поле под Кировом, директор зонального НИИСХ Северо-Востока им. Н. В. Рудницкого академик Василий Сысуев («Крестьянские ведомости», 2014 г. – Авт.), который о проблемах написал в Обращении к Президенту России. Неоправданный ввоз в страну семян сельхозкультур (в т.ч. гибридов кукурузы), агрессивное внедрение в регионы России технологий транснациональных семеноводческих компаний (KWS, Сингента и др.) являются следствием лоббирования частных интересов и не способствуют формированию здоровой конкуренции на отечественном рынке семян.

Между тем по результатам сравнительных испытаний на полях государственных сортоиспытательных участков и институтов ФАНО (ранее Россельхозакадемии) сорта зерновых культур отечественной селекции не только не уступают зарубежным по продуктивности, но и обладают высокой степенью адаптивности к неблагоприятным природно-климатическим факторам российских регионов.

– Я был в НИИСХ Северо-Востока. Василий Алексеевич Сысуев прав. В результате реформ не было сделано ничего нового в семеноводстве, но зато была разрушена та система производства семян, которую организовал в 1921 году великий учёный П.И. Лисицын. Благодаря постановлению о семеноводстве, которое он внедрял, было открыто девять центров, где немедленно были расширены и организованы питомники маточных семян, где начали развивать селекцию и семеноводство применительно к условиям сельскохозяйственных областей.

Одним из этих девяти центров стал Московский НИИСХ «Немчиновка». В лаборатории озимой пшеницы занимаются не только подбором исходных форм для создания новых сортов, но и ежегодным обновлением своих сортов по схеме первичного семеноводства. Здесь ведутся исследовательские работы по повышению продуктивности, короткостебельности и качественным показателям зерна. Систематически пополняется исходный материал и создаются новые перспективные формы, разрабатываются уникальные агротехнические приёмы по базовой и интенсивной схеме посева.

В России создается новый пшеничный регион

Итогом почти полувекового труда Сандухадзе стали широко известные у сельхозпроизводителей страны сорта озимой пшеницы: Московская-39, Московская-40, Московская-56, Немчиновская-17, Немчиновская-24, Немчиновская-57, Галина, а всего коллективом сотрудников, руководимым Багратом Исменовичем, выведено более 15 сортов озимой пшеницы.

Но еще один экспериментальный сорт — линия «Эритроспермум-711» — в этом году при интенсивной технологии возделывания «выдал» 141 центнер зерна с гектара! Из такой пшеницы можно печь высококачественный хлеб, потому что у нее очень приличное, отвечающее мировым нормам количество белка — 16%, клейковины — 38%. По урожайности сорт обогнал среднестатистические цифры Германии, Канады и Франции, где собирают от 80 до 120 центнеров с гектара.

– Но недавно Великобритания установила – 167 ц/га! – заметил я.

– Селекция — самый дешевый способ поднятия урожайности сельскохозяйственных культур. Но мы за количеством не гонимся, для нас главное – качество. Мы следуем правилу великого ученого Вавилова: генотип должен доминировать над средой, – отреагировал академик. – И прежде всего он имел в виду климатические условия нашей страны. Та же озимая пшеница, которая у нас 320–330 дней в году произрастает в поле, должна быть устойчивой и к дождю, и к снегу, и к ледяной корке на почве, и к засухе, уметь противостоять всем перепадам погоды. А за это все отвечают гены выносливости. Так вот долгое время обеспечить такую выносливость пшеницы в наших широтах никому не удавалось.

В наши сорта мы вводим гены, позволяющие до минимума свести влияние отрицательных погодных факторов, успешно бороться с такими болезнями зерновых культур, как твердая головня, септориоз, ржавчина, мучнистая роса и получать высокие урожаи. Гены качества, работающие на увеличение в зерне содержания клейковины, белка, обеспечивают максимальное использование азотистых веществ, которые находятся в почве в труднодоступной форме.

В разговоре академик часто упоминал о методе прерывающихся беккроссов. На мой вопрос прояснить суть, Б. Сандухадзе ответил:

— Беккросс означает возвратное скрещивание или получение потомства от гибрида первого поколения и одного из его «родителей». Была разработана специальная схема селекции, позволяющая рассчитывать на более высокую вероятность получения новых комбинаций генов в потомстве очередного беккросса. На каждый беккросс у нас уходило четыре-пять лет. Сделали их несколько, потратив на это четверть века исследований. В результате появились линии пшеницы, которые были короче сорта Мироновская-808 на 25–30 сантиметров, лучше зимующие, с аналогичной продуктивностью колоса, с большей густотой стояния стеблей на квадратный метр, с высокой урожайностью и с лучшей восприимчивостью к удобрениям.

Так, в начале 90-х родились сорта Инна и Памяти Федина, позже Московская-39, 70, Немчиновская-52 повышенного качества и другие. Московская-39 на международных сортоиспытаниях в Канаде была признана лучшей по сочетанию урожайности и качества зерна. На очереди — Московская-40. Выходит, мы создаем в центре России огромный «озимый клин», и получаем новый регион производства продовольственного зерна не хуже кубанского, ставропольского, ростовского.

Ведь еще 100 лет назад озимая пшеница практически не возделывалась в центральной полосе, а ее урожайность была на уровне 7–8 ц/га. Сейчас она занимает доминирующее положение в озимом клине Нечерноземной зоны, а урожайность при интенсивной технологии возделывания, как видим, может достичь свыше 100 ц/га! При этом потенциал наших сортов пока используется не полностью. Нам очень повезло в том, что мы смогли преодолеть отрицательные корреляции как между короткостебельностью и зимостойкостью, так и между высокой урожайностью и качеством. Все это и стало предпосылкой создания нового «пшеничного» региона в России.

Сейчас я работаю над третьим этапом совершенствования наших сортов, стремлюсь еще выше поднять урожайность с увеличением экологичности конечного продукта.

Важный штрих. В марте с. г. автор строк в «Крестьянских ведомостях» критиковал решение «верхов» перебросить из Сибири 400 тыс. тонн зерна интервенционного фонда в Подмосковье. Эксперты, в том числе Д. Рылько, назвали это решение скандальным. Шуму было много. Сегодня эта проблема не будет беспокоить власти Московской области. Вот что сказал мне директор НИИСХ «Немчиновка», член-корреспондент РАН Александр Васютин:

– Продовольственное зерно с содержанием клейковины 28-30 % I-й группы качества и 16% белка позволит Подмосковью выпекать высококачественный хлеб, не завозить зерно из Казахстана и Сибири. Сегодня нашими сортами в Российской Федерации засеваются 8 млн. га. Я уверен, что институт в ближайшее время в состоянии вырастить урожай озимой пшеницы 15 тонн на 1 га. Коллектив лаборатории Баграта Исменовича Сандухадзе нацелен на это.

В настоящее время в «Немчиновке» идет активная реализация семян питомников размножения первоклассных сортов.

Александр РЫБАКОВ

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 28 сентября 2015 > № 1500852 Баграт Сандухадзе


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 26 сентября 2015 > № 1500150 Анатолий Ершов

Комментарий. Не битва за урожай, а обычная работа на полях

В Нижегородской области финиширует уборочная — по данным Минсельхозпрода, в хозяйствах к исходу второй декады сентября намолочено 1 030 тыс. тонн зерна. Средняя урожайность составляет 21 ц с га, что несколько выше прошлогоднего уровня.

Это вселяет надежды, что нынче нижегородцы сумеют выйти на плановый показатель по валовому намолоту зерна в 1,2 млн тонн, хотя задача у них сейчас не из легких. Дело в том, что в области к отчетной дате зерновые были сжаты на 495 тыс. га, или урожай снят с 90% площадей. Сейчас в области «добивают» последние, далеко не самые лучшие массивы, где на ощутимую прибавку зерна рассчитывать уже не приходится. Правда, крепко может выручить кукуруза, которую нижегородцы в последние годы возделывают на зерно — площади под «королевой полей» были увеличены вдвое.

Хочется подробнее остановиться на общем впечатлении, которое характерно для нынешней жатвы. В отличие от прошлых лет она проходит в области в деловом, спокойном режиме, когда все звенья огромного уборочного конвейера надежно отлажены и не допускается на местах сколько-нибудь серьезных срывов. Во всяком случае страницы местных изданий в эту напряженную пору не пестрят заголовками материалов типа «На нижегородских полях развернулась битва за урожай», «Крестьяне спасают зерно от гибели», что совсем нередко наблюдалось в прошлые времена. Можно утверждать — на полях в эту напряженную пору идет привычная для селян работа, без авралов и лишней шумихи.

Как рассказал корреспонденту «Крестьянских ведомостей» главный специалист отдела технической политики Минсельхозпрода Руслан Корзуев, в серьезном техническом перевооружении АПК сказалась региональная программа, в рамках которой при покупке новых зерновых и самоходных кормоуборочных комбайнов хозяйствам предоставляется серьезная финансовая помощь. Действует эта программа в течение последних пяти лет, когда в хозяйства поступило более полутысячи новых комбайнов.

Так, действует договоренность с заводом «Россельмаш» и его основным дилером «Нижегородагроснабом» о том, что при покупке нового комбайна отечественного производства хозяйству предоставляется скидка как производителем, так и продавцом в размере по 500 тыс. руб. Иными словами, хозяйства на каждом комбайне экономят по миллиону, что весьма существенно при нынешней стоимости комбайна в 5-6 млн руб. Этот опыт оказался настолько успешным, что позже сюда включили завод «Гомсельмаш» с его мощной дилерской сетью, которую в регионе представляет торговый дом «Гомсельцентр», «Агроснабприволжье» и другие. Предполагается, что действие этой программы будет продолжено в последующем времени, поскольку обновление комбайнового парка по-прежнему остается актуальной задачей.

Столь подробно останавливаемся на этом моменте потому, что уязвимость в работе уборочного конвейера проявлялась у нижегородцев именно в этом звене из-за недостатка комбайнов. Сейчас их работает на полях около двух тысяч, но все равно сезонная нагрузка на каждый комбайн остается солидной — 185 га при нормативе 150 га.

Надо ли распространяться о том, как это сказывалось на темпах уборочных работ, когда в разгар страды начались нескончаемые дожди, на полях быстро пошел в рост подгон, комбайны буквально вязли в глубоких колеях. Приходилось останавливать технику, дожидаться погожей погоды, а это потери времени, которые оборачиваются недобором урожая.

Понятно, что в каждом районе столкнулись на жатве со своими трудностями. Так, в Лукояновском районе зерновые составляли 13,6 тыс. га, но в конце июля на поля обрушился сильный град, который выбил зерновые почти на тысяче гектаров (такие площади пришлось списывать в двух коллективных хозяйствах и одному фермеру). Жатву начинали с озимых, убирали зерно с повышенной влажностью. Ждать было нельзя, особенно в тех хозяйствах, где площади под зерновыми большие. Когда подоспели яровые, возникла новая трудность — сильный зеленый подгон на большинстве массивов, что снова затягивало уборочные работы.

В известной мере погодные трудности, которые пришлось преодолевать местным механизаторам, были компенсированы добрым урожаем. Так, весьма высокий намолот зерна оказался сразу в трех местных хозяйствах – ООО «Агроэкосистемы», ОАО «Поя» и ООО «Родное поле», где в среднем получили по 29 ц с га. Всего в районе намолочено 23,6 тыс. тонн зерна, что на 5 тыс. тонн больше прошлогоднего. И это без учета кукурузы, которую еще предстоит убрать на зерно.

В ЗАО «Горбатовское» из-за высокой влажности зерна пришлось с самого старта уборки включать сушилку. Под ее неумолчный шумок на току и прошла основная часть страды. Конечно, затраты на подработку зерна оказались выше, но после очистки и сушки его засыпали на надежное хранение в склады.

Сейчас можно подвести предварительные итоги — при всех погодных трудностях удались в этом хозяйстве яровая пшеница и ячмень, да и в целом урожай зерновых оказался выше прошлогоднего. Сделали хороший запас кормов — не подвели смеси овса с горохом, вика с пшеницей. Убрали на силос кукурузу на 300 га, на фермах заложили настоящие силосные курганы для предстоящей зимовки. Теперь ждут, когда подоспеет кукуруза на зерно, которая занимает в хозяйстве 250 га. Рассчитывают за ее счет неплохо пополнить зерновой баланс хозяйства.

В Сосновском районе еще до начала «дождевого периода» успели управиться с уборкой зерновых в ООО «Велес» и на Ворсменской птицефабрике. Но самые большие проблемы оказались в ООО «Панинское», где оставались неубранными более 600 гектаров зерновых. Как пояснили в хозяйстве, часто ломается техника, которая просто не выдерживает нагрузки. А она здесь почти «рекордная» — на каждый комбайн приходится почти по четыре сотни гектаров. Бывает, в день из пяти комбайнов оказываются в рабочем состоянии лишь два — три, отсюда неизбежные затяжки на уборке, потери в урожае.

Когда сопоставляешь оперативные сводки из районов о ходе уборочных работ, невольно бросается в глаза пестрота в показателях — одни хозяйства уверенно идут в лидерах, а кто-то застрял с разворотом работ с самого старта. Одно из объяснений связано с тем, в каком состоянии в том или ином районе содержится сушильное хозяйство. Как пояснили в Минсельхозпроде, оно в области немалое — всего насчитывается более тысячи сушилок и зерноочистительных комплексов. Но распределяются они крайне неравномерно: в одних хозяйствах их несколько, в других вовсе отсутствуют. Случается, договариваются с соседями, возят к ним зерно на просушку, но в целом это пока не решает острой проблемы. Поэтому предполагается в будущем разработать региональную программу, в рамках которой по примеру поставки комбайнов на льготных условиях снабжать местные хозяйства современными мощными сушилками, что позволит готовить добротные семена, засыпать на хранение товарное и кормовое зерно.

Сейчас на осеннем поле сошлись сразу несколько видов работ, что заметно усиливает напряжение на селе. К исходу второй декады сентября в области убран картофель на 9 тыс. га, накопано клубней 203 тыс. тонн при средней урожайности 223 ц с га. Озимые размещены на 180 тыс. га, что составляет 86% от плана. Поднято зяби 120 тыс. га или 41% к плану. Как видно, дел у нижегородцев впереди еще немало, оптимальные сроки поджимают, заставляют поторапливаться. Теперь от разворотливости селян, оперативного ведения дел зависит, насколько прочными будут заложены основы нового урожая.

Автор: Анатолий Ершов «Крестьянские ведомости» Нижегородская область

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 26 сентября 2015 > № 1500150 Анатолий Ершов


Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498921 Владимир Путин

Совещание по вопросам развития сельского хозяйства.

Владимир Путин провёл выездное совещание по вопросам развития агропромышленного комплекса.

Перед началом совещания глава государства посетил ряд сельскохозяйственных предприятий и встретился с представителями крестьянско-фермерских хозяйств Ростовской области.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы с вами собрались для того, чтобы обсудить вопросы, связанные с развитием сельского хозяйства. Эти встречи у нас являются традиционными и на уровне Правительства, и с моим участием, именно в это время традиционны встречи в связи с окончанием уборочных работ.

Сразу же отмечу: с введением запрета на ввоз продовольствия из ряда стран для отечественного АПК – мы об этом постоянно говорим в последнее время и правильно делаем, что говорим, это нужно подчеркнуть, нужно, чтобы все понимали, – у нас появились дополнительные возможности, дополнительный импульс для роста, для укрепления позиций наших сельхозпроизводителей на национальном рынке. Но хочу сказать, о чём уже говорил неоднократно: это окно возможностей когда–нибудь тоже закроется, потому что рано или поздно такие рестрикции с обеих сторон все равно заканчиваются. Поэтому нужно сейчас воспользоваться этим моментом, для того чтобы твёрдо встать на своём собственном рынке. А потенциал, конечно, для этого есть.

В последние годы в отрасли реализуются крупные инвестиционные проекты, ведётся переоснащение предприятий. В целом российский агропромышленный комплекс демонстрирует положительную динамику. Так, за 8 месяцев текущего года производство в отрасли увеличилось почти на два процента.

С введением запрета на ввоз продовольствия из ряда стран для отечественного АПК появились дополнительные возможности, импульс для роста, укрепления позиций наших сельхозпроизводителей на национальном рынке.

Уже можно сказать и о некоторых предварительных итогах уборочной кампании. У нас хорошие показатели по урожаю зерна. Ожидается, что будет намолочено около 100 миллионов тонн. В прошлом году было чуть больше – где–то 105 миллионов, но 100 миллионов – это очень хороший показатель. Это значит, мы сможем закрыть все внутренние потребности и сохранить экспортный потенциал.

По прогнозам, больше, чем в прошлом году, будет собрано кукурузы на зерно, сахарной свёклы, овощей, картофеля и сои. Производство мяса скота и птицы вырастет на 5,9 процента. Результаты, безусловно, хорошие.

Вместе с тем у нас есть и резервы для повышения эффективности АПК и ввода новых производственных мощностей, а соответственно, и выхода на новый качественный уровень.

По оценкам, в 2015 году объём импорта сельхозпродукции снизится на 40 процентов. И из этого можно извлечь максимальную пользу: своевременно реализовать программу импортозамещения, нарастить выпуск сельхозпродукции и укрепить продовольственную безопасность и независимость страны.

Что хотел бы отметить особо, уважаемые коллеги.

Первое. В последние годы Россия является одним из крупнейших экспортёров зерна и растительного масла. Одновременно нам нужно занимать новые ниши, проводить более активную работу по обеспечению доступа на внешние рынки российской свинины и мяса птицы. Здесь у нас хороший, большой потенциал.

Что касается птицы: губернатор Ростовской области будет выступать, он расскажет о том, что сделано в Ростовской области за последнее время. Это действительно успех в этой области.

В этой связи предлагаю с привлечением Российского экспортного центра, создаваемого на базе Внешэкономбанка, проработать возможные механизмы поддержки наших производителей. Также прошу Минсельхоз проработать вопрос о выделении в госпрограмме по развитию сельского хозяйства отдельного направления по поддержке экспорта.

Россия является одним из крупнейших экспортёров зерна и растительного масла. Нужно занимать новые ниши, проводить более активную работу по обеспечению доступа на внешние рынки российской свинины и мяса птицы.

Второе. Внутренние потребности в свинине и мясе птицы Россия во многом закрывает самостоятельно. Что касается КРС, мы с вами знаем, по говядине дело обстоит не так хорошо, как нам бы хотелось. Это притом, что в последние годы на данном направлении применяются различные меры государственной поддержки и региональные программы.

Сегодня предлагаю поговорить, насколько они себя оправдывают. В целом хотелось бы услышать ваши предложения по повышению эффективности мясного скотоводства.

Третье. Есть сложности с обеспечением внутреннего рынка овощами и плодово-ягодной продукцией, особенно в зимний период. Мы уже говорили с коллегами, пока по хозяйствам ходили: здесь совершенно точно есть очень большой потенциал.

В целом проблемы хорошо известны. Важно создавать условия для повышения рентабельности тепличного овощеводства, улучшать инфраструктуру овощехранилищ, развивать селекционное семеноводческое хозяйство и центры.

И конечно, нужно вести более строгий контроль за качеством ввозимых в страну овощей и фруктов, бороться с недобросовестной конкуренцией на внутреннем рынке. Здесь собрались специалисты, лишних слов не нужно. Тем не менее скажу: если мы не контролируем по качеству то, что завозится, а строго подходим к качеству своей собственной продукции, то мы опять же ставим своих производителей в неконкурентные условия.

Четвёртое. Необходимо расширять доступ в торговые сети для отечественных товаропроизводителей, создавать современную, цивилизованную инфраструктуру торговли. Ещё раз прошу Минсельхоз обратить на это самое пристальное внимание.

Из снижения импорта сельхозпродукции нужно извлечь максимальную пользу: своевременно реализовать программу импортозамещения, нарастить выпуск сельхозпродукции и укрепить продовольственную безопасность и независимость страны.

В последние годы на поддержку сельского хозяйства государство выделяет значительные бюджетные ресурсы. Неоднократно подчёркивал и сегодня хочу сказать: необходимо обеспечить оперативное доведение до конкретных производителей этих средств, в том числе до крестьянских фермерских хозяйств.

Давайте поговорим об этих и других вопросах, которые вы считаете важными. Пожалуйста, давайте начнём работать.

А.Ткачёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Вы действительно отметили, подводя итоги уборочной страды, что они на самом деле очень приличные. В 11 регионах мы уже закончили, и в целом цифра в 100 миллионов тонн зерна, даже чуть больше – мы собираемся подвести итоги такого объёма собранного урожая.

Хочу напомнить всем присутствующим, что в 2010 году страна собрала 61 миллион тонн, в этом году – 100, в 2011 году – 94, в 2012 году – 71, в 2013–м – 92 миллиона и так далее, потом, помните, 108, 105, сегодня, дай бог, 101, то есть это значительный скачок. Это произошло благодаря плодородию, благодаря интенсивным технологиям, технике, работе губернаторов, работе всех предпринимательских структур. И конечно, урожай не заставил себя долго ждать. Безусловно, производство зерна в России, особенно в её центральных, южных регионах, имеет хорошую рентабельность.

Более того, Вы правильно заметили, Владимир Владимирович, что и кукурузу на зерно мы в этом году соберём на миллион тонн больше. Это значительная победа для нас. Сахарной свёклы – почти на 7 миллионов тонн больше, чем в 2014, 2013 годах. Это произошло благодаря системным решениям, которые были приняты семь–десять лет назад.

В своё время сахарный сырец из Кубы был очень выгоден, и никто не хотел заниматься производством сахарной свёклы здесь, в России. Сахарные заводы были не модернизированы, никому не интересны, в основном работали на привозном сырье.

Когда ввели импортные таможенные пошлины на сырец, естественно, выровняли ситуацию, баланс рынка, и практически все инвесторы начали вкладывать в землю, в семена, плодородие, культуру земледелия, произошла реконструкция крупнейших заводов, удвоили, утроили мощности. Мы видим следствие этих принимаемых решений. Я имею в виду импортную пошлину, квоты. Сахарная свёкла, я сам помню, когда был бизнесменом, была достаточно убыточной отраслью. Сегодня – прибыльная, растущая, и мы закрываем полностью рынок в собственной стране. То есть инструменты, о которых Вы говорили, точечно, вовремя были использованы.

Следующий вопрос. Вал сои составил в этом году 2 миллиона 600 тысяч тонн, то есть практически за два года мы прибавили миллион тонн. Соя, я уже докладывал, это стратегическая культура. Без сои нет животноводства рентабельного, прибыльного.

Хочу доложить о том, что в мире сои производится 300 миллионов тонн, из них Америка производит 93 миллиона, Бразилия, Китай, Аргентина, Чили. Мы только начинаем делать первые шаги, мы по импорту закупаем около 3 миллионов тонн, тратим огромные деньги, но без сои нет животноводства. Америка держит весь мир, потому что поставляет шрот, корневища. Поставляет шрот, а значит, белок, аминокислоты, делая производство рентабельным. Это к тому, что у нас есть ещё резервы на юге, в Амурской области, в Приморье, для того чтобы поднимать и урожайность сои, и, конечно, расширять площади.

Таким образом, в текущем году будет обеспечена продовольственная безопасность, как Вы уже говорили, по зерну на 142 процента, растительному маслу – 146, картофелю – 99, сахару – 95, овощам открытого типа – 88. В целом рост сельхозпроизводства за восемь месяцев достиг почти двух процентов, при этом динамика производства мяса в три раза выше – шесть процентов.

Я хочу напомнить, в этом году исполняется десять лет со старта нацпроектов по развитию АПК. Именно тогда начался подъём в сельском хозяйстве, многие забывают об этом, очень много было споров, пересудов и открытых противников. Благодаря реализации нацпроектов, а затем госпрограммы мы увеличили объём производства мяса птицы в три раза, до 4,2 миллиона тонн, свинины – в два раза, до 3 миллионов, введено порядка – хочу обратить внимание – 300 новых свинокомплексов по стране и более 130 птицекомплексов. Это огромное количество. Это рабочие места и налоговая база, то есть точечные, правильно выверенные политические государственные решения – и вот такой результат. Поддержка отрасли свиноводства, птицеводства позволила в полтора раза повысить уровень самообеспеченности по мясу птицы и свинины с 60 до 95 процентов.

Здесь, к сожалению, наши успехи заканчиваются. Мы 10 лет практически не имеем прироста по молоку в молочном животноводстве. Инвестиции, к сожалению, в эту отрасль не идут, рентабельность достаточно мала, срок окупаемости длителен, и понятно, что нужны более эффективные инструменты поддержки. Конечно, чтобы получить дополнительно 8 миллионов тонн молока, а это дефицит, который мы получаем из Белоруссии, из других стран, но в основном из Белоруссии, нам нужно поставить в течение пяти лет, условно, 1 миллион голов фуражных коров. Это серьёзные деньги, огромные вложения. Я уверяю, если мы отрегулируем механизмы по рентабельности, по прибыльности, как сегодня в свиноводстве, птицеводстве, у нас будет программа… Молоко – это стратегический ресурс, потому что, производя молоко, мы получаем и говядину.

В.Путин: Это же не мясное животноводство.

А.Ткачёв: Это говядина. Во всём мире 50 процентов – мясное, оно более дешёвое, даже в большей степени привлекаемое.

В.Путин: Понятно, что это говядина, но есть мясное животноводство, которое считается более эффективным.

А.Ткачёв: Но мы же говорим в целом о мясе КРС. С одной стороны, через мясное – стейки, более дорогой сегмент, с другой стороны – через молоко, обычная говядина, которая по цене ниже и пользуется большим спросом. И мы будем только через производство молока закрывать эту нишу.

По садам и виноградникам. За последние пять лет мы увеличили площади в среднем на 40 процентов, а производство тепличных овощей увеличили на треть. Здесь тоже нужны дополнительные меры господдержки.

То есть в ближайшие годы нужно сосредоточиться, я считаю, на производстве молока, мяса, тепличных овощей и фруктов. Это те ниши, которые остаются до сих пор открытыми. Считаю, что у нас есть все предпосылки для того, чтобы их закрыть.

Хочу поблагодарить, Владимир Владимирович, за поддержку. По итогам ряда совещаний в Правительстве принято решение о неснижении объёмов господдержки АПК. Это, безусловно, отличная новость для сельхозтоваропроизводителей, которые понимают, что в непростых условиях дефицита бюджетных средств государство не срезает финансирование сельского хозяйства.

В 2016 году на реализацию госпрограммы планируется направить 237 миллиардов рублей. Хочу подчеркнуть, что 80 процентов этой суммы пойдёт на выполнение обязательств уже по текущим проектам, которые были приняты в последние два-три года. Эти средства пойдут на пополнение в том числе оборотных средств аграриев, субсидий по краткосрочным кредитам, на несвязанную поддержку субсидий на 1 килограмм реализованного товарного молока, развитие сельских территорий и ряд других направлений в соответствии с реализуемой программой развития сельского хозяйства. И только, подчёркиваю, 20 процентов из 237 миллиардов будут направлены на поддержку новых инвестиционных проектов, строительство молочных, тепличных комплексов, закладку садов, виноградников. То есть за счёт этих 20 процентов мы, конечно, не закроем в ближайшие пять лет нишу, дефицит, который есть по овощам, по фруктам, по мясу говядины и по молоку, это совершенно очевидный факт. Это, подчёркиваю, обеспечивает производство только на уровне текущих показателей и не позволит, как я уже говорил, достигнуть поставленных целей по интенсивному росту и ускоренному импортозамещению.

Если мы хотим через пять–десять лет стать аграрной державой, обеспечить себя продовольствием на 99 процентов и войти в число лидеров по экспорту продовольствия, мы должны уже сейчас обеспечить интенсивный рост производства.

По нашим расчётам, в 2016 году на эти цели нужно дополнительно около 30 миллиардов рублей. Если в течение пяти лет мы будем дополнительно привлекать из государственного бюджета 25–30 миллиардов рублей, я заверяю вас в том, что мы по всем этим дефицитным направлениям, а именно: овощи, фрукты, плоды, мясо говядины, молоко, – закроем 95–99 процентов. Раз и навсегда станем кормить себя сами и не тратить огромные деньги, ресурсы, для того чтобы по импорту завозить эти продукты.

На капексы, если говорить о молочном направлении – это самое затратное направление нашей работы, – фермам каждый год нужно тратить порядка 20 миллиардов рублей из того дополнения, о котором я говорил, около 30 миллиардов. По тепличным комплексам – чуть более 5 миллиардов рублей, предусмотрено только три, по молоку предусмотрено шесть, мы просим двадцать. На закладку новых садов – порядка 1,5 миллиардов, заложено 2 миллиарда 100 миллионов. Я постараюсь кратко обосновать и приведу несколько примеров по молоку, тепличным овощам и фруктам.

В молочной отрасли, несмотря на ввод новых современных комплексов и ферм, из–за сокращения производства и личных подсобных хозяйств – ЛПХ, прежде всего в силу социальных, демографических причин пока не удаётся выйти на общий прирост производства. Хотя справедливости ради надо сказать, что ЛПХ сегодня производят 50 процентов молочной продукции, то есть из 30 миллионов производимой в России молочной продукции почти 15 миллионов – это ЛПХ. Но в силу демографических обстоятельств люди этим с каждым годом всё меньше занимаются. Конечно, нам нужно замещать ЛПХ высокоинтенсивными молочными комплексами, семейными фермами. ЛПХ также производят четверть мяса скота и птицы, 70 процентов овощей, 8 процентов картофеля.

Мы прогнозируем в последующие годы, к сожалению, снижение производства молока. Мы говорим о росте, а на самом деле будет снижение производства молока при таком уровне поддержки, прежде всего в хозяйствах и поселениях, примерно на 3–4 процента. Примерно 500 тысяч тонн молока мы будем терять каждый год в ЛПХ, что, как я уже говорил, надо компенсировать за счёт ввода новых молочных комплексов.

Если мы сейчас не увеличим поддержку, то через три года уровень самообеспеченности не только не вырастет, но и упадёт, не говоря уже о мясе КРС.

Мы считаем, что надо увеличить размер компенсации по молочному направлению с 20 до 35 процентов. Тогда этот бизнес будет привлекателен, будет эффективен и туда пойдут инвестиции, предприниматели.

То есть, Владимир Владимирович, я о том, что на поддержку молочного производства нужно размер компенсации по затратам увеличить с 20 до 35 процентов, как это делали все страны Европейского союза, только 20–30 лет назад, как это делала Белоруссия, меры поддержки были до 50 процентов затрат. Потому что все прекрасно понимают: чудес не бывает, молоко – самый тяжёлый продукт, самый тяжело окупаемый, но продукт, без которого нет жизни на земле.

Это потребует дополнительно, как я уже говорил, в 2016 году 20 миллиардов рубелей. И если каждый год выделять по 20 миллиардов на молочное направление, мы в 2020 году закроем эту позицию. У нас предусмотрено, подчёркиваю, 6 миллиардов. На эти средства мы каждый год будем строить 200 ферм по тысяче голов. Естественно, через гранты мы активизируем. У нас очередь достаточно серьёзная – больше тысячи человек: фермерские хозяйства, животноводческие фермы, начинающие фермы, которые охотно развивают молочное направление. Естественно, мы будем закреплять людей на сельских территориях, особенно в Сибири, Забайкалье, где у нас есть огромные возможности для пастбищ, и так далее.

Аналогичную меру целесообразно распространить и на строительство комплексов по производству говядины – с фермой и площадками для откорма молочных телят. Эта мера станет достаточно эффективной, я уверен, как и по другим, более рентабельным направлениям, где мы решили задачу импортозамещения.

В 2015 году производство говядины сократится у нас, к сожалению, на один процент, если не будем вкладывать интенсивно. Более 60 процентов крупного рогатого скота находится в хозяйствах, поселениях.

В 2018 году объём производства говядины сохранится на уровне 2015 года и составит 1,5 миллиона тонн говядины, мяса. Хочу привести пример Монголии: население 3,5 миллиона человек – 63 миллиона голов КРС. У нас подобные территории есть и в Сибири, и в Забайкалье. Конечно, этот опыт мы будем изучать, но, безусловно, без поддержки не сможем выполнить задачу.

В 2015 году сохранится устойчивый рост производства свинины, Вы об этом говорили, на четыре процента. Средний прирост производства за период 2016–2018 годов ожидается на уровне трёх процентов, уровень самообеспечения – 93 процента.

Аналогичные примеры можно привести по овощам и фруктам. Самообеспеченность по овощам открытого грунта достигает 90 процентов. Это в основном КФХ, личные подсобные хозяйства. Конечно, они большие молодцы, что активно занимаются, и с каждым годом мы всё больше и больше привлекаем в отрасль и семейных ферм, и просто молодых людей, которые зарабатывают на этом виде деятельности. При этом по тепличным овощам и фруктам страна обеспечена только на треть, то есть обеспеченность по тепличным овощам – 34 процента. Мы завозим в страну почти 1,5 миллиона тонн овощей, тратим почти 1 миллиард долларов.

Обеспеченность по фруктам – 37 процентов. Завозим в страну 3 миллиона тонн фруктов, плодов, практически больше половины. Соответственно, две трети – это импортные поставки. Чтобы их заместить, надо ежегодно вводить 300 гектаров новых теплиц. До 2020 года нам необходимо закрыть на 90 процентов по фруктам, построить 1,5 тысячи гектаров теплиц, комплексы на разных территориях Российской Федерации и закладывать хотя бы по 10 тысяч гектаров садов, что касается фруктов. Мы просчитали: чтобы закрыть всю позицию, нишу до 2020 года, необходимо заложить 65 тысяч садов – это большой объём, но он абсолютно выполнимый. Мы уже каждый год можем закладывать десять тысяч, если будем осуществлять поддержку на уровне 1,6 миллиарда рублей дополнительно.

В 2016 году для строительства дополнительных 250 гектаров теплиц нам потребуется 5,3 миллиарда рублей. Чтобы за год увеличить производство тепличных овощей на 10 процентов, нам потребуется эта сумма, хотя в плане у нас стоит только 3 миллиарда.

Чтобы удвоить площади закладки садов и вместо 10 тысяч гектаров по плану заложить 20 тысяч, в следующем году потребуется дополнительно 1,5 миллиарда рублей, тогда мы сможет идти очень быстро этим путём. Если мы не направим на эти приоритеты дополнительное финансирование, отрасль останется инерционной и не обеспечит достижение плановых показателей.

Безусловно, развитию отрасли помогут не только финансовые влияния, но и ряд административных мер, которые будут способствовать решению проблем в сельском хозяйстве.

Я говорил уже по зерну, по удобрениям мы неоднократно сегодня говорили с Вами, Владимир Владимирович. Конечно, мы имеем урожай в 100 миллионов тонн зерна – это действительно большое завоевание. Вы правильно сказали, в советское время мы завозили огромными объёмами зерно в страну, сегодня, наоборот, экспортируем порядка 30 миллионов, но потенциально в ближайшие 10 лет мы можем получить и 130 миллионов тонн зерна, а может быть, и больше, прежде всего за счёт улучшения плодородия.

Сегодня в общем и среднем по России мы вносим примерно 33 килограмма удобрений на гектар. Нужно в среднем хотя бы пятьдесят. В Сибири мы вносим 7 килограммов на гектар, в Поволжье – 35, а нужно 70. На Кубани, здесь, в Ростове – от 70 до 90. Естественно, эффект не заставляет себя долго ждать.

Только за счёт плодородия, только за счёт техники, сельхозтехники, которая в центральной, южной части страны более или менее есть, и каждый год мы приобретаем достаточно большое количество комбайнов, тракторов, сельхозмашин… Но если мы берём Сибирь, Дальний Восток, то там это не под силу, нет финансовых ресурсов у фермеров, у сельхозпроизводителей. Безусловно, уровень поддержки техники должен быть значительно выше, может быть, до 50 процентов, иначе мы никогда не освоим Сибирь.

Следующий шаг – мы должны возвращать введение в оборот земли, у нас около 10 миллионов гектаров земли, которая была в своё время брошена, заросла уже деревьями, но это тот потенциал, где мы можем получить дополнительно до 20 миллионов тонн зерна – это наша валюта, наш газ, это наша нефть, то, о чём Вы говорите всегда.

Если идти путём улучшения плодородия, мы должны стимулировать увеличение удобрений. У нас, к сожалению, только 14 процентов удобрений остаётся в России, а всё остальное на экспорт, значит, мы вместо 3 миллионов должны 7 миллионов оставить здесь, в России. Застимулировать сельхозтоваропроизводителя, тогда он будет покупать, тогда он будет вносить, и мы получим дополнительное зерно.

Введение в оборот земли, которая была десятилетиями, в 70–80-х годах, брошена и наличие техники – вот программы, которые помогут нам ввести в оборот порядка 10 миллионов гектаров земли, а значит, получить порядка 15–20 миллионов тонн зерна. Эта задача долгосрочная, не одного дня, понятно, но тем не менее шаг за шагом, я считаю, что мы можем двигаться.

По тепличным овощам целесообразно подключить Минэнерго, мы об этом говорили, к решению вопроса о снижении доли электроэнергии. Она порядка 35 процентов. Мы эту работу проводим активно, но тем не менее мы бы хотели, чтобы и с Вашей стороны это поручение прозвучало.

По молоку мерой, которая может стимулировать честных отечественных производителей, а также ограничить недобросовестную конкуренцию, является маркировка молочной продукции. Об этом тоже мы громко говорим.

Мы разработали поправки в техрегламент Таможенного союза о безопасности молока и молочной продукции, предлагаем ввести обязательную маркировку продуктов, содержащих пальмовое масло либо заменитель молочного жира. То есть большими буквами, как на сигаретах, – примерно на третьей части этикетки – написать, допустим, «пальмовый йогурт» или «молочный продукт с добавлением растительного масла или пальмового масла». И пусть уже потребитель сам определяет, что ему покупать, что выгоднее. Да, это будет дешевле, но все будут прекрасно понимать, что это молоко не из молока.

С другой стороны, можно в том числе за счёт импортных пошлин ограничить и вообще повысить цену ввозимого пальмового масла, тем самым, как я говорил по свёкле, уравнять ситуацию и экономическими инструментами вытеснить из молока пальмовые и другие ингредиенты, которые очень широко внедряются у нас в стране, тем самым удешевляя продукцию и делая свой продукт более конкурентоспособным, и, к сожалению, выталкивая с рынка добросовестных производителей молока и мяса.

Более того, мы предлагаем кратно увеличить штрафы за производство фальсификата, вплоть до введения уголовной ответственности. Сейчас реальные штрафы по судам от 10 до 50 тысяч рублей. Я считаю, что их нужно увеличить в несколько раз, чтобы эта сумма была чувствительной для тех, кто нарушает требования маркировки.

То же самое по виноматериалам. Вы эту проблему знаете: мы не закладываем виноградники, потому что рядом разливают вино из виноматериала, привезённого за 10 тысяч километров в трюмах кораблей. Нет никакого смысла растить виноград 5–7 лет, конечно, выгоднее заниматься розливом вина из чужого виноматериала. Поэтому здесь тоже нужны механизмы сдерживания и защиты своего рынка, самое главное, поддержки своей отрасли виноградарства и виноделия.

Ещё одна действенная мера – приостановление работы недобросовестных предприятий на срок до 90 дней, она практикуется во всём мире, или уничтожение фальсификата по аналогии с санкционной продукцией. После нескольких актов уничтожения этой продукции ввоз контрабанды в страну сократился на 80 процентов, Вы это знаете. Сейчас это единичные случаи. Конечно, сколько было споров, пересудов, но мы решили главную проблему – мы очистили и очищаем рынок от некачественной продукции, от контрабанды, от фальсификата. Мне кажется, это абсолютно правильно, нас поддержат двумя руками наши производители.

Необходимо навести порядок и в растениеводческой продукции. Считаю целесообразным вернуть Россельхознадзору упразднённые в 2011 году полномочия по контролю за содержанием пестицидов и агрохимикатов не только на границе, как мы сегодня делаем, но и внутри страны. Уничтожать оптовые базы, производственные фабрики, мясокомбинаты, птицефабрики, склады, холодильники, где формируется фальсификат и расходится по всей стране, а потом его невозможно обуздать.

Я считаю, только такие резкие, жёсткие меры раз и навсегда очистят рынок и защитят наших отечественных производителей, которые хотят молокопродукты делать из молока, колбасу из мяса и так далее. У нас гораздо больше добросовестных производителей, но, к сожалению, есть и целая плеяда тех, кто сегодня просто… Вы помните, на казахстанском форуме эта тема звучала, и Казахстан поддерживает нас очень широко.

Уважаемый Владимир Владимирович! Реализация перечисленных выше мер позволит не только обеспечить продовольственную безопасность, но и нарастить экспортные поставки, то, о чём мы говорили. Как уже отметили, 2014 год стал рекордным по экспорту, объём которого вплотную подошёл к цифре 20 миллиардов долларов. Сейчас мы в основном экспортируем зерно – это две трети экспорта, рыбу – примерно пятая часть, и растительное масло, семена масличных культур и мясо птицы. Для сравнения: экспорт продовольствия в России по стоимости на треть превысил экспорт вооружений и приблизился к половине экспорта газа.

Напомню, что десять лет назад экспорт продукции АПК не превышал 3 миллиардов долларов. За эти годы он увеличился более чем в шесть раз. Формируется тренд на рост экспортных поставок мяса, экспорт птицы вырос в 12 раз за год и достиг 70 тысяч тонн. Набирают обороты поставки свинины за рубеж: пока всего 15 тысяч тонн, зато динамика роста в семь раз очевидна. Объём экспорта российского зерна за последние 15 лет увеличился более чем в 15 раз. Но мы должны научиться экспортировать перерабатываемую продукцию с высокой добавочной стоимостью. Высокий потенциал развития экспорта имеет говядина, свинина, вино, продукты переработки зерна.

По Вашему поручению мы ведём работу по созданию в Минсельхозе координационного совета по развитию и поддержке экспорта сельхозпродукции. Совершенно очевидно: нам необходима поддержка экспорта не только силами Минсельхоза России, но Минэкономразвития, МИДа, также на уровне наших атташе и советников по сельскому хозяйству за рубежом и, конечно, активность нашего бизнеса.

Мы все смотрим на Азию, на Тихоокеанский регион. Но как, например, сейчас с Китаем: улыбаются, кивают, а свинину, птицу, растительное масло и зерно не пускают. Пока не пускают, хотя мы абсолютно конкурентоспособны с другими товаропроизводителями, которые сегодня уже уверенно чувствуют себя на китайском рынке.

Уверен, что без поддержки экспорта невозможно долгосрочное развитие также по мясу птицы, свинине. Я уверен, такие компании, как «Мираторг», «Русагро» и десяток других, которые не только заполнят нишу и импортозамещение, закроют потребление в России.

И последнее. Я уже говорил об этом, нам нужен, я думаю, коллеги согласятся, аграрный канал, аграрное телевидение как инструмент продвижения передового опыта, технологий, элементарных знаний для сотен тысяч фермеров и владельцев личных хозяйств. Такой канал должен нести доступную и очень позитивную информацию, которая стимулирует объединение вокруг большой цели – обеспечение продовольственной безопасности.

Очень надеемся, Владимир Владимирович, на Вашу поддержку. В странах Европы очень активно развивается такое телевидение, ведётся пропаганда сельского образа жизни, пропаганда производства, и люди, я уверен, с удовольствием, посмотрев на хороший опыт, пойдут и будут стремиться строить свою жизнь и бизнес на земле, на селе.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое. Много затронули ключевых тем, правильно.

С Монголией, по–моему, не очень удачный пример был по поводу того, что их поддерживают. Какая поддержка у Монголии? Там степное скотоводство. 63 миллиона голов КРС? Там овцеводство, я знаю.

А.Ткачёв: Нет, КРС, именно быков. Давайте сделаем хотя бы 20 миллионов голов, сейчас у нас 1,5 миллиона.

В.Путин: По данным некоторых экспертов, по производству говядины у нас в этом году может быть небольшое снижение – на 1,1 процента.

А.Ткачёв: Я об этом сказал. И поэтому, если мы не будем интенсивно вкладывать в эту отрасль, мы её просто потеряем. Но через молоко мы получим дополнительное поголовье.

В.Путин: У нас запланировано выступление губернатора Ростовской области Василия Юрьевича Голубева. Василий Юрьевич, Вы молодец, у Вас промышленное производство сколько? 18 процентов?

В.Голубев: За семь месяцев 18 процентов.

В.Путин: В прошлом году рост сельскохозяйственного производства был шесть процентов, в этом году будет где–то четыре процента. А урожай зерновых такой, какого не было за всю историю наблюдений, как говорят метеорологи, потому что с 1913 года не было такого урожая. Поэтому, чего говорить, Василий Юрьевич и так герой производства.

В.Голубев: Про птицу можно?

В.Путин: И птица у Вас: было ноль, да?

В.Голубев: В этом году произведено 60 тысяч тонн мяса индейки плюс 26 тонн утки. Через год будет 120 тонн индейки.

В.Путин: Представляете? Супер! Поэтому не сердитесь на меня, мы на этом Ваш доклад закончим.

В.Голубев: Мы уже много поговорили, так что я согласен.

В.Путин: Я бы хотел послушать коллег, которые непосредственно занимаются производством, а потом, если потребуется, коллеги из Правительства что–то добавят. Я вас прошу, самое необходимое и коротко.

Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498921 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498914 Владимир Путин

Встреча с представителями фермерских хозяйств.

В ходе рабочей поездки в Ростовскую область Владимир Путин посетил сельскохозяйственное предприятие ООО «Исток-1» и пообщался с работниками крестьянско-фермерских хозяйств.

Глава государства также осмотрел цех сортировки картофеля и овощехранилище фермерского хозяйства «Юзефов Н.Н».

Сельскохозяйственные предприятия «Исток-1» и «Юзефов Н.Н.» специализируются на выращивании зерновых и зерно-бобовых культур, овощей и картофеля. Оба хозяйства имеют собственные технические парки со специализированной техникой, овощехранилища, реализуют программы развития производства, строительства и технического перевооружения мелиоративных систем.

* * *

Выдержки из стенографического отчёта о встрече с работниками крестьянско-фермерских хозяйств

В.Путин: Хочу вас поздравить с окончанием работ, уборки: почти всё закончили.

Реплика: Идёт сев озимых.

В.Путин: Да, я знаю. Озимые здесь, наверное, лучше, чем у нас на Кубани.

Реплика: Там 50–60 центнеров на круг.

В.Путин: По качеству.

Реплика: Одинаково. (Смех.)

В.Путин: Поэтому мы традиционно подъехали, чтобы, во–первых, вас поблагодарить и поздравить, а во–вторых, на месте посмотреть, как у вас идёт работа.

Вы знаете, что сейчас происходит: внутренний рынок освободили практически для вас, что было достаточно сложно сделать в прежние времена, но ваши конкуренты сами нам помогли – дали нам повод сделать то, что мы сделали. Здесь, конечно, нужно включиться, чтобы твёрдой ногой на своём собственном рынке встать.

Какие ещё есть вопросы, проблемы?

Н.Криничный: С удобрениями в этом году проблема: на складах, на предприятиях, которые удобрения продают, нет запаса удобрений, поставки затруднены. Нужно сеять, а мы ищем удобрения потому, что их нет. С калийными удобрениями вообще проблема, не нашли в этом году. Осенью нам нужно под овощи вносить калийные удобрения – нет калийных удобрений.

В.Путин: Они подросли по цене. Калийные больше всех подросли?

Реплика: Сложные подросли – допустим, аммофос подрос больше 50 процентов.

В.Путин: Я знаю, что Правительство договорилось с производителями о том, что держать будут цены в ближайшее время и потом, до весны следующего года. Нужно, конечно, сбалансированно на это смотреть, чтобы не подорвать саму отрасль по производству удобрений.

<…>

А.Дворкович: На внутренний рынок поставляется всего 5 процентов удобрений, остальное – на экспорт. Они готовы поставлять ровно столько, сколько у нас рынок запрашивает. Мы с ними решим этот вопрос.

В.Путин: Аркадий Владимирович, эта проблема не вчера возникла, она [существует] годами, и мы её всегда решали. Надо только своевременно с ними договариваться, вырабатывать график работы, график поставок и смотреть: не исполняют – значит, санкции, вот и всё.

А.Дворкович: Сделаем.

В.Путин: Сделайте, пожалуйста.

<…>

Д.Ганженко: Упал интерес к селу, люди не хотят ехать на село, работать. Много программ, федеральных даже – например, жильё молодым семьям. Но фактически получается, что кто там жил, тот его и купил, а новых никого не приехало.

Можно как–то, я не знаю, какую–то рекламу… Смотрим по телевизору рекламу – идём в магазин сразу покупать новый товар.

В.Путин: Здесь рекламы недостаточно, хотя, конечно, об этом нужно говорить. Кстати говоря, то, что мы с вами сейчас в поле сидим, – это уже реклама, мы специально это и делаем. Мы могли бы собраться, пригласить вас куда–нибудь официально, но мы сюда к вам приехали; это как раз и есть реклама и в известной степени знак уважения к труду селян, к результатам их работы.

Но здесь рекламой не обойтись – здесь нужно несколько составляющих улучшать: повышать уровень доходов тех, кто живёт и работает на селе, первое, и, второе, развивать социальную среду. У нас есть программа по социальному развитию села – её надо сохранять, поддерживать, развивать и в этом направлении активно двигаться.

Думаю, что с учётом того, что сейчас происходит (а рост производства и рост доходов в сельском хозяйстве очевидны, хотя там ещё много проблем, Вы об этом только что говорили; на самом деле этих проблем гораздо больше, чем здесь было сказано), у нас есть очень хороший шанс развивать сельское хозяйство.

У вас в области в прошлом году рост был 6 процентов?

Реплика: 6,6.

В.Путин: А в этом году будет 5?

Реплика: 4,4.

В.Путин: Представляете, у вас рост сельскохозяйственного производства, только в вашей области, опережает рост промышленного производства и всех других отраслей экономики. Если мы сохраним такую тенденцию и будем хотя бы свой собственный рынок удовлетворять, то здесь и рост доходов будет очевидный, он просто неизбежен.

Уже говорили о том, что по зерну мы являемся третьим экспортёром в мире. В Советском Союзе всё покупали, вы помните: у нас даже морские порты не были приспособлены на отгрузку. Порты были приспособлены только на приём зерна, у нас техники не было на отгрузку, как это ни смешно звучит. Сегодня мы по зерновым, по мясу птицы, по свинине подросли серьёзно и тем не менее по птице ещё не на 100 процентов удовлетворяем [потребности отечественного рынка] – 95 процентов или 96; по свинине ещё меньше – где–то 87; по КРС – вообще где–то 75. То есть нам не хватает внутреннего производства для того, чтобы удовлетворить собственный рынок, уже запас прочности для сельского хозяйства очень большой.

Кроме этого, нам нужно будет завоёвывать и внешние рынки, почему нет, – с таким количеством земли и с такой пашней колоссальной, которую можно ещё поднять. В этом смысле мы самая богатая страна – не по нефти и газу, а по возможностям сельского хозяйства. А потребности в продуктах питания в мире будут только расти. Поэтому производство нужно развивать, от этого будет зависеть и результат, и качество жизни на селе, они их сделают привлекательными.

Реплика: А как развивать, если не хватает рабочей силы?

В.Путин: Вы знаете, если мы с вами добьёмся того, о чём я сказал, если будут доходы приличные, будет расти благосостояние, будет социалка здесь развиваться – люди поедут. Что в трущобах–то жить? Поедут.

Реплика: Мы сотрудничаем с Новочеркасской государственной мелиоративной академией, берём студентов на практику, также из аграрного института берём на практику студентов. С каждым годом студентов всё меньше и меньше. Просто люди не идут на эту специальность, не хотят в селе работать просто-напросто, почему–то не стремятся, престижа нет у профессии.

В.Путин: Да. Я говорил о материальной стороне, связанной с доходами и с качеством жизни, – от этого, конечно, будет и престиж расти. Но здесь, наверное, Вы правы: нужно, чтобы все мы больше внимания обращали на село и показывали красоту жизни на селе, важность этого дела для страны.

Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498914 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Агропром > premier.gov.ru, 23 сентября 2015 > № 1499348 Алексей Орлов

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Калмыкия Алексеем Орловым.

Стенограмма:

Д.Медведев: Алексей Маратович, республика, которую вы возглавляете, в значительной степени аграрная, и каждый раз, когда я к вам приезжал или вы ко мне приходили, мы с вами говорили о сельском хозяйстве, о том, как было бы здорово дать толчок развитию сельского хозяйства в Калмыкии. Сейчас такой благоприятный момент настал, потому как ситуация у нас, можно сказать, особая: мы и деньги не сокращаем на поддержку села, а, с другой стороны, введён особый режим по торговле сельхозпродуктами с целым рядом стран, и, соответственно, взят курс на импортозамещение. Что хорошего сделано в последнее время, расскажите, пожалуйста?

А.Орлов: Дмитрий Анатольевич, Калмыкия – сельскохозяйственный регион, и, безусловно, для нас это приоритетная отрасль экономики.

Д.Медведев: Вы мне, если вспомнить мои визиты к вам, несколько раз рассказывали про возможности создания мясных производств. За последнее время что сделано, расскажите?

А.Орлов: Несколько лет тому назад я Вам говорил о том, что моя команда ставит для себя приоритетную задачу возродить и восстановить мясоперерабатывающую отрасль. Я могу Вам доложить сегодня, Дмитрий Анатольевич, что первый шаг (не шажок, а именно шаг) уже сделан. Год тому назад мы запустили первый мясоперерабатывающий комплекс.

Д.Медведев: Какие мощности у него?

А.Орлов: 15 тыс. т. Сегодня этот комбинат уже работает. Более того, он уже вышел на рынки страны и, в частности, на рынки Москвы.

Д.Медведев: Какую продукцию он производит?

А.Орлов: Говядину и баранину. Причём сегодня это востребовано уже и сетями, и, скажем так, нашими рестораторами. В декабре текущего года наши инвесторы планируют завершить вторую очередь – это более мощный мясоперерабатывающий комплекс, отвечающий уже полностью технологиям XXI века. Это полная переработка и утилизация: рога и копыта, шерсть, кожа, ланолин, кровь, белые и красные внутренние органы. То есть это действительно технология, отвечающая всем потребностям современного рынка. Но самое главное, Дмитрий Анатольевич, это дало большой стимул для наших сельхозтоваропроизводителей и фермеров, которые находятся на низовом уровне.

Те меры, которые приняло Правительство Российской Федерации и Вы лично, Дмитрий Анатольевич, помогли нам (я имею в виду всем сельхозтоваропроизводителям) получить достойную, скажем так, оценку своего труда на рынке. Наш продукт стал востребован. И если вчера мы с некоторой осторожностью и опасениями говорили о мононаправленности нашего сельского хозяйства и, в частности, ориентации на животноводство, сегодня Калмыкия получила новый уникальный шанс.

В то же самое время, притом что мы теперь имеем достойную цену за свой продукт на оптовом рынке скота, те меры, которые мы принимаем и принимает федеральное Правительство, дают нам возможность держать и розничные цены. Приведу пример прошедшей зимы. Наша интервенция на сельскохозяйственных рынках в городах и районных центрах Калмыкии дала возможность понизить чуть ли не на 25–30% оптовые и розничные цены, которые существовали до нашего вхождения в эту систему.

То есть в целом, если резюмировать, получается: наш сельхозтоваропроизводитель, выращивая свой скот (это или крупный рогатый скот, или это мелкий рогатый скот – овца), имеет свой рынок сбыта. Первый мясоперерабатывающий комбинат, повторюсь, уже работает, в конце текущего года наш инвестор запускает второй мясоперерабатывающий комбинат. Мы замыкаем эту цепочку у себя внутри региона. Плюс ко всему, Дмитрий Анатольевич, ещё одна деталь очень важная – если вчера, говоря откровенно, мы стучались в двери к сетевикам и рестораторам…

Д.Медведев: Что тут стесняться?

А.Орлов: Сегодня эти компании, причём высокого уровня российского, уже приходят сами к нам с предложением, и это уже реальность нашего дня.

Д.Медведев: Это отрадно. Напомню, что по целому ряду компонентов животноводства, продукции животноводства… Например, по мясу птицы мы вышли на уровень продовольственной безопасности, мы полностью себя обеспечиваем мясом птицы. Если говорить о свинине, то там в значительной мере мы себя обеспечиваем, есть небольшой сегмент, но он в принципе довольно легко покрывается. А вот если говорить о говядине, если говорить о баранине, то здесь возможности для роста в нашей стране, и уж тем более, если говорить об экспортных возможностях, колоссальные.

Поэтому то, что открываются два (одно уже открыто, другое в ближайшее время откроется) новых производства – это очень хорошо. Эту животноводческую направленность республики, мне кажется, нужно сохранить, потому что она исторически сложилась, она соответствует природным возможностям Калмыкии, люди готовы этим заниматься, но самое главное, что на нашем рынке образовалась эта ниша, и очень хорошо, если её заполнят животноводы из Калмыкии.

Занимайтесь этим, пожалуйста.

Россия. ЮФО > Агропром > premier.gov.ru, 23 сентября 2015 > № 1499348 Алексей Орлов


Россия > Агропром > agronews.ru, 23 сентября 2015 > № 1497553 Александр Ткачев

«Почему мы закрываем глаза на то, что у нас на полках мусор?»

Со дня назначения Александра Ткачева главой Минсельхоза прошло ровно пять месяцев. В интервью газете «КоммерсантЪ» он рассказал, как очистить торговлю от фальсификата, ликвидировать дефицит молока и виноматериала и когда Россия сможет зарабатывать на экспорте продовольствия почти столько же, сколько на экспорте газа. Также министр прокомментировал включение себя в санкционный список Украины и рассказал, что в своей работе советуется с родственниками — владельцами фирмы «Агрокомплекс им. Н. И. Ткачева».

— Предложение президента возглавить Минсельхоз было неожиданным для вас?

— Вы знаете, я интуитивно, конечно, понимал, что мне рано или поздно надо будет менять работу. Не буду же я 20–30 лет работать губернатором. С одной стороны, это предложение было неожиданным, но если бы его не было, то со временем я бы сам начал об этом говорить.

— После того как вы уже вошли в курс дел министерства, какой участок доставшегося хозяйства показался самым проблематичным?

— Я, прежде всего, хочу сказать, что мои предшественники многое сделали для отрасли. Безусловно, большой вклад в развитие сельского хозяйства России внесли Гордеев Алексей Васильевич, Зубков Виктор Алексеевич, а затем их начинания поддержал и продолжил Аркадий Дворкович. И конечно, задача — не только сохранить ту высоту, которую мы набрали, но и приумножить достигнутые показатели. Я, прежде всего, говорю о нацпроекте, который был запущен десять лет назад. Благодаря его реализации за десять лет производство мяса птицы увеличилось в три раза, до 4,2 млн тонн, свинины — в два раза, до 3 млн тонн. Уровень самообеспеченности по этим видам мяса доходит до 85–90%, и это серьезный прогресс.

— А где плохие результаты?

— Нерешенные задачи в силу объективных причин остаются в молочном животноводстве. Производство молока — это длительный процесс. Корове, чтобы стать фуражной, нужно не менее двух лет. Поэтому цифры говорят сами за себя. Сейчас мы имеем чуть более 30 млн тонн собственного молока. Дефицит — около 9 млн тонн. В перспективе нам нужно дополнительно миллион голов дойного стада. Представьте себе, какой это огромный объем. По нашим расчетам, для этого потребуются государственные и частные инвестиции в размере порядка 500 млрд руб. Конечно, за эту работу нужно браться. Я считаю, что молоко — это один из важнейших продуктов для обеспечения продовольственной безопасности. Сейчас удельный вес отечественной молочной продукции составляет 77%, наша задача — достичь установленный в доктрине продовольственной безопасности порог в размере 90%.

— Нужны ли сейчас интервенции сухого молока?

— На рынке молока есть определенная волатильность. В период большого молока, то есть летом, предложение большое и цены начинают падать. Зимой, наоборот, молока меньше и цена в общем-то удобоваримая для производителей молока, для крестьян. Теоретически интервенции могут быть инструментом сглаживания сезонного ценообразования. Государство могло быть закупать молоко с рынка, перерабатывать его в сухое молоко, хранить определенное время и затем реализовывать. Но это сложно регулируемый механизм. Во-первых, как потом распорядиться сухим молоком. Не так его много нужно стране. Во-вторых, реализация этой меры в качестве регулятора цены — затратное мероприятие для федерального бюджета. Поэтому мы рассматриваем различные варианты поддержки молочной отрасли и обсуждаем их с союзами.

— На какую финансовую поддержку со стороны государства смогут рассчитывать производители молока?

— Чтобы получить дополнительно 9 млн тонн молочной продукции, нужно создавать новые молочные комплексы, развивать семейные животноводческие фермы, поддерживать грантами начинающих фермеров. Государство уже использует инструменты поддержки в виде субсидий на 1 кг молока, возмещения процентной ставки по кредитам. Льготные инвестиционные кредиты — это распространенная мера, которая себя положительно зарекомендовала. Начиная с этого года в рамках поддержки проектов в молочном животноводстве мы также будем компенсировать часть затрат на капитальное строительство. Например, сельхозпроизводитель строит молочный комплекс за 1 млрд руб., а 200 млн руб., то есть 20% затрат, государство ему возмещает. Эта серьезная поддержка широко распространена в Европе. Я считаю, что эти меры позитивно скажутся на рынке молока. Если инвесторы придут в эту отрасль, заручившись поддержкой государства, то в течение пяти-семи лет мы решим проблему дефицита молока в нашей стране…

Россия > Агропром > agronews.ru, 23 сентября 2015 > № 1497553 Александр Ткачев


Россия > Агропром > agronews.ru, 21 сентября 2015 > № 1494408 Владимир Кашин

Владимир Кашин: дайте институтам возможность зарабатывать

Интервью с председателем Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии В. Кашиным состоялось во время недавнего VI Международного форума «Дни сада в Бирюлёво», приуроченного к 85-летию Всероссийского селекционно-технологического института садоводства и питомниководства (ВСТИСП).

«Крестьянские ведомости»: Владимир Иванович, насколько остро стоят вопросы импортозамещения в плодово-ягодной подотрасли?

Владимир Кашин: Убежден, мы в состоянии накормить себя плодами и ягодами и на 50% решить вопрос цитрусовых через Сочинский анклав и даже, возможно, через Абхазию. Исходя из нормативов и валового сбора, на 80% нас обеспечат ЛПХ, садовые кооперативы. Но задача состоит в том, чтобы вернуться к крупным товарным производствам, так как именно они, как и во всем мире, дают возможность использовать технологические и защитные системы, получать качественную продукцию. К примеру, совхоз им. Ленина производит почти 14 тыс. т плодов и овощей. Новые интенсивные сады с применением систем адаптации дают урожаи на слаборослых подвоях при плотной посадке до 1200 саженцев на гектар. В Подмосковье таких хозяйств было 16, а теперь остались «Непецино», совхоз им. Ленина и институт садоводства и питомниководства.

Конечно, отрасль требует серьезных капитальных вложений, на второй год урожай не получишь — нужны «длинные» деньги и поддержка. Питомниководство – это система, которая работает через федеральный уровень, госдотации. В советский период в стране было 500 питомниководческих хозяйств, которые входили в структуру Минсельхоза, именно там отрабатывался механизм производства качественного посадочного материала. Его было достаточно, чтобы осуществить любой, самый большой проект.

Тогда крупные садоводческие хозяйства имели по 500-800 и более гектаров плодоносящих плантаций. Особенно в Курской, Белгородской областях, в Центрально-черноземном регионе, включая Орловскую, Тамбовскую, Тульскую, Рязанскую области. Эта отрасль имела самую высокую рентабельность в советское время, а потом развалилась из-за прекращения финансирования. Гайдаровский тезис «все закупим у Европы» привел к трагедии. Сегодня санкции отрезвляют и правительство, и региональные власти.

Очень приятно говорить о точках роста, которые есть, например, в Кабардино-Балкарии, где недавно был. Прекрасная, совершенная технология закладки больших плантаций в Краснодарском крае. Все это говорит о том, что мы, безусловно, в состоянии и обязаны решить проблему обеспечения страны отечественной продукцией. Все для этого есть: сорта для каждой зоны семечковых и косточковых, ягодных культур, современные технологии. Надо комплексно решать вопросы, включая проблемы реализации.

Например, в этом году прекрасный урожай земляники вырастил совхоз им. Ленина, но кого только «на уши» не поставили, чтобы разрешить ему торговать в Москве! Возможности наших производителей торговые сети не должны ограничивать. Институту садоводства также не разрешали торговать земляникой на полях Ленинского района. На эту борьбу за сбыт ушла неделя. А что такое неделя при уборке земляники?! А потом начались дожди, потери. Эта возня с реализацией стоила потерь минимум 10% от валового сбора.

«КВ»: Уже много лет ведутся разговоры о развитии перерабатывающих производств, но воз и ныне там.

Владимир Кашин: Без переработки невозможно вести отрасль. Не случайно в советские годы садоводческие хозяйства имели хоть и примитивные, но технологии, которые позволяли готовить джемы, варенья, вино. Везде в крупных хозяйствах эти заводы были. Сегодня есть возможность поддержать садоводческие хозяйства, садопригодные территории через кредитные системы, Минсельхоз. И, принципиально решая вопросы импортозамещения плодоовощной продукции, надо решить и проблему переработки. Есть большое количество несортовой продукции, которую нужно не выбрасывать, а перерабатывать. Там такой же пектин, такие же питательные вещества, которые надо эффективно использовать. Решая комплекс вопросов господдержки бизнеса, частно-государственного партнерства, возвращая уважение к крестьянству, можно справиться с проблемой.

Ведь что получается, производитель вынужден продавать товар в торговые сети, которые едва обеспечивают стоимостной баланс, то есть, нет системы расширенного производства. А торговля накручивает цены, иногда вдвое. Мы разработали закон, чтобы торговая наценка и переработка вместе не превышали 50% в стоимости товара на прилавке. То есть 50% получает производитель и столько же торговля и переработка. И тогда у торговли будет наценка порядка 20%, что вполне достаточно. Весь мир в принципе так работает.

Решив этот вопрос, мы получили бы больше возможностей для расширенного производства, для закладки садов и переработки. А у нас сегодня на любом направлении сельскохозяйственного производства сплошные издержки. А если сюда добавить расходы на ЖКХ, нищенскую зарплату и пенсии, то как жить?

«КВ»: Много плодов и ягод выращивается в садоводческих товариществах, на дачах. Почему бы их продукцию не использовать?

Владимир Кашин: Раньше использовали. Были заготконторы, эффективно действовала райпотребкооперация. Излишки смородины, яблок, вишни частных подворий приобретали заготконторы. В райпотребсоюзах, облпотребсоюзах были приличные мощности для хранения картофеля, капусты, лука, чеснока, табака, включая кожевенное сырье.

Когда я был первым секретарем райкома партии в Серебряно-Прудском районе, наша заготконтора закупила у населения 43 тыс. тонн картофеля по приличной цене, не меньше 20 копеек за килограмм. Да плюс еще были специализированные хозяйства, которые порядка 40 тыс. тонн производили! Под 80 тыс. тонн картофеля везли в Москву одним районом. А сегодня систему заготконтор разорили. И теперь вся Московская область собирает лишь около 300 тыс. тонн картофеля.

Я всячески поддерживаю возрождение потребкооперации с их заготконторами.

«КВ»: Почему вы фермерские хозяйства обделяете вниманием?

Владимир Кашин: И фермерские хозяйства могут участвовать в заготовках. Возьмем хотя бы грибы. Раньше в лесных массивах, например, Рязанщины, стояли приемные пункты, грибы и сушили, и солили. Мы были там недавно — ничего этого и в помине нет.

«КВ»: После вхождения аграрных НИИ в Федеральное агентство научных организаций улучшилось их финансирование?

Владимир Кашин: Улучшилось? Вот баланс института садоводства, который отмечает 85-летний юбилей. Федеральный бюджет направляет в институт из общей системы финансирования 30%, 70% институт сам зарабатывает, в том числе за счет сдачи в аренду уборочных комбайнов, другой техники. Зарабатывают под 90 млн. рублей, но ФАНО всё заработанное до копейки забирает. Сегодня все арендаторы ушли, с деньгами туго стало. А ведь содержать эти огромные заводы, здания и сооружения надо, иначе через 2-3 года всё рухнет.

Когда я принимал институт, одно здание уже было продано, в основном корпусе полы провалены. Ноябрь месяц, а институт не отапливался. Все сотрудники в неоплачиваемом отпусках и т.д. Как и у многих других институтов в начале лихих 90-х. Всеми силами спасали отрасль и науку в первую очередь. И спасли.

Поэтому говорить о том, что финансирование улучшилось – нет. Повысилась стипендия у академиков, член-корреспондентов. Есть определенная поддержка у докторов, кандидатов наук. Но по большому счету все познается в сравнении. Раньше доктор наук получал 500 рублей, носил каракулевую папаху, как полковник с окладом 250 рублей. Секретарь обкома получал 500, секретарь райкома, который отвечал за все – 340 рублей. Вот как ценился труд доктора наук!

О финансировании говорит и такой факт. В аспирантуре четверть века назад обучалось 20-25 человек, сегодня – 3-4 человека. Институты имеют возможность зарабатывать деньги, и обязаны их зарабатывать, лишь бы не отбирали. Институтские заводы и оборудование не государство покупало, а коллектив на свои кровные. Поэтому сегодня институту надо дать возможность заниматься переработкой своей продукции и торговать ею.

«КВ»: Что изменилось с тех пор, как вы оставили институт садоводства и перешли в Госдуму?

Владимир Кашин: Безусловно, есть много хорошего, но есть и недостатки. И носят они институциональный характер, не зависят от руководства. Например, общее недофинансирование, слабая возможность обновления кадров, недостаточная развитость материально-технической базы. Нам не дали в свое время построить новый корпус, хотя было решение правительства. Потом произошел захват 25 га земли. Зато сегодня приросли Ступинскими землями.

Нынешний директор Иван Михайлович Куликов уже стал настоящим руководителем, чувствует пульс развития науки, производства, стал более самостоятельным, может дать отпор негодяям, которые готовы торговать бесценной землей.

Главная задача института садоводства – прирасти молодежью, сохранить преемственность наших выдающихся ученых. Не потерять земли, развивать наработанную систему создания технологий, новых сортов. Причем, у нас технологии основаны на адаптивной стратегии, мы пошли путем улучшения режимов орошения, питания, водно-физических свойств почвы. Сейчас эта система внедряется повсеместно, как и капельное орошение, например. Все это вместе дает возможность институту оставаться лидером. Причем лидерство это признают не только в России.

Автор: Александр РЫБАКОВ

Россия > Агропром > agronews.ru, 21 сентября 2015 > № 1494408 Владимир Кашин


Россия > Агропром > oilworld.ru, 17 сентября 2015 > № 1498638 Дмитрий Рылько

Россию ожидает вторая волна роста цен на продовольствие, заявил генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько на конференции «Поставщик и сетевой ритейл: практика эффективного взаимодействия», организованной при участии «Руспродсоюза» (ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров) в рамках выставки World Food 2015. Однако это волна инфляции будет не настолько сильной, как первая, отметил эксперт.

«Мы проходим через вторую волну девальвации рубля в течение 12 месяцев. Возможно, она еще не закончилась. Это серьезно воздействует на рынок продовольствия, который с курсом валют очень связан. Это все происходит на фоне неблагоприятной макроэкономической конъюнктуры», - заявил эксперт.

При этом импортозамещение отстает от выпавших объемов импорта, отмечает Рылько. ИКАР ожидает, что импорт продовольствия в денежном выражении упадет до 25 млрд долларов – почти в два раза - из-за эмбарго и падения курса рубля. Снизится и экспорт в денежном выражении, так как в мире падают цены на все сельскохозяйственные товары. В физическом выражении российские производители поставят больше, чем в прошлом году.

В целом, рост производства в России не компенсирует выпадение импорта, снижается потребление подавляющего большинства товаров. Хорошо проходит импортозамещение на рынке мяса. Еще недавно Россия была крупнейшим импортером мяса, а в этом году импорта будет всего лишь 11% от всего объема потребления. В 2016 эта цифра, как прогнозирует ИКАР, снизится до 9%.

На молочном рынке импорт также сократился, но отечественное производство не растет, отмечает Рылько, если не учитывать личные подсобные хозяйства, точную статистику по которым никто не ведет.

Как сообщил 14 сентября 2015 года на подиумной дискуссии «Российский продовольственный рынок: сценарий 2015», прошедшей в рамках деловой программы выставки World Food 2015, директор Департамента регулирования агропродовольственного рынка, пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза Александр Сироткин, в первом полугодии в РФ произведено на 3% больше молока, чем за аналогичный период 2014 года.

Россия > Агропром > oilworld.ru, 17 сентября 2015 > № 1498638 Дмитрий Рылько


Россия. УФО > Агропром > zol.ru, 16 сентября 2015 > № 1498868 Евгений Ваганов

Государство попытается выровнять «ножницы цен» на зерновом рынке Челябинской области с помощью интервенций.

В Челябинской области, по прогнозам, ожидается богатый урожай зерновых. Но удастся ли его продать по достойной цене? Помогут ли в этой ситуации зерновые интервенции государства?

Напомним, что с 15 сентября в России возобновились закупочные зерновые интервенции. Первые августовские торги, как сообщает сайт Национальной товарной биржи, прошли «по нулям»: желающих сдавать зерно по предлагаемой цене не нашлось. География же нынешних торгов резко сместилась на восток. Торги пройдут на площадках Башкортостана, Курганской области, Новосибирской области, Красноярского края и Амурской области. На торгах планируется закупить 14,04 тысячи тонн пшеницы 3-го и 4-го классов, а также продовольственную рожь.

Есть ли резон нашим аграриям воспользоваться этим механизмом помощи государства? Ситуацию комментирует Евгений Ваганов, первый заместитель министра сельского хозяйства Челябинской области.

— Для чего государство ввело механизм зерновых интервенций?

— Зерновые интервенции государства — дело не новое. Этот механизм госпомощи стал серьезным подспорьем аграриям в засушливые годы. Когда цены на зерновом рынке вырастали выше разумных пределов, что угрожало резким подорожанием продуктов, государство «выбрасывало» на него дешевое зерно. Оно шло на продовольственные и кормовые цели. Но у закупочных интервенций стоит другая задача — поднять до достойного уровня рыночные цены на зерно, чтобы крестьяне смогли продавать его с прибылью. Тем самым достигается оптимальный ценовой баланс, снимается угроза продовольственной безопасности страны и отдельных регионов.

— Устраивает ли аграриев предлагаемая государством цена на зерно?

— Сегодня рыночные цены на зерно нового урожая существенно выше, чем в рамках зерновых интервенций, и продавать его государству сельхозпроизводителям не выгодно. Сейчас это 9500–9700 рублей за 1 тонну пшеницы 3 го класса, 8700–8900 рублей — 4 го класса, 8400–8600 рублей — 5 го класса, 6400 рублей за 1 тонну ржи, 6500 рублей — ячменя. Между тем рыночная стоимость — примерно на тысячу рублей больше. Не случайно, чтобы выровнять «ножницы цен», Минсельхоз России направил в правительство РФ предложение повысить в среднем на 1000 рублей за тонну минимальные закупочные цены на зерно, при которых начинаются закупочные интервенции. Поднять их необходимо для обеспечения устойчивости аграрной экономики и российского рынка зерна.

У большинства сельхозпроизводителей Южного Урала нет выхода на экспортные рынки, и они смогут компенсировать выросшие издержки, продав зерно в интервенционный фонд. Затраты аграриев существенно выросли из-за удорожания удобрений, горючего и сельхозтехники, и вряд ли кто будет продавать зерно себе в убыток. Но надежда есть: насколько я знаю, цены на интервенционное зерно на федеральном уровне обещают поднять.

— А как складываются отношения аграриев и переработчиков, на хлебоприемных предприятиях которых будет храниться интервенционное зерно?

— При этом нельзя допустить резкого повышения цен за хранение зерна на элеваторах: лишь в случае, если ценовой механизм интервенций на пользу аграриям, он будет работать не вхолостую. В прошлом году такое зерно в нашей области хранилось на Брединском и Троицком элеваторах, а сейчас зернопереработчики, чтобы иметь право и нынче работать с интервенционным зерном, должны пройти аккредитацию. У многих аграриев не хватает собственных зернохранилищ, и чтобы не продавать зерно за бесценок перекупщикам, им имеет смысл сдать его государству по фиксированной цене.

— Несколько лет назад, кроме классических зерновых интервенций, в России была опробована так называемая залоговая схема, при которой аграрии сдавали зерно с правом последующего выкупа, за вычетом стоимости хранения. Будет ли у этого эксперимента продолжение?

— У нас эта схема, насколько я знаю, не прижилась. И в этом году залоговые интервенции маловероятны. У этой схемы немало минусов и подводных камней, которые могут осложнить ее применение. Производителям нужно заранее обговорить не только стоимость хранения, услуг приема и отгрузки зерна, но и сроки выполнения таких работ, а это может привести к серьезным задержкам.

На мой взгляд, государство не должно выполнять несвойственные ему функции, подменяя собой игроков продовольственного рынка. Разве что в исключительных случаях, когда, например, аграрии из-за засухи остались без средств, а продать выращенный урожай по достойной цене не могут из-за изменчивой рыночной конъюнктуры. Но наши сельхозпроизводители всегда могут сдать на элеватор давальческое зерно на ответхранение по традиционной проверенной схеме, чтобы затем, когда цены вырастут, можно было продать его с куда большей выгодой…

— И все-таки, есть ли угроза затоваривания зернового рынка области — того, что селяне будут вынуждены продавать зерно едва ли не ниже себестоимости?

—Уверен, такой угрозы нет. Наоборот, из-за роста потребности птицеводства и животноводства зерно в регионе нарасхват, они «съедят» почти неограниченные объемы. По прогнозу в этом году валовой сбор зерна по области будет порядка 1,5 млн тонн. Хотя это на 30 % больше прошлогоднего уровня, полностью удовлетворить внутреннюю потребность все же не удастся: не говоря о 300 тысячах тонн семян, только продовольственного зерна, для обеспечения хлебопекарной и макаронной промышленности, нужно в год 1 млн тонн, плюс 1,4 миллиона — фуражное зерно для птицефабрик, животноводческих ферм и свинокомплексов. Так что часть фуража, как и в прошлые годы, придется закупать в соседних регионах. Но если необходимость все же возникнет, всегда можно будет продать зерно государству в рамках интервенционных закупок.

Россия. УФО > Агропром > zol.ru, 16 сентября 2015 > № 1498868 Евгений Ваганов


Украина. Швейцария > Агропром > interfax.com.ua, 14 сентября 2015 > № 1488896 Ансгар Борнеманн

Директор компании Nestle в Украине и Молдове: Из-за кризиса украинцы стали покупать больше продукции в низком ценовом сегменте

Эксклюзивное интервью директора компании Nestle в Украине и Молдове Ансгара Борнеманна агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как экономическая ситуация в Украине отразилась на динамике продаж компании?

Ответ: Потребители стали выбирать более тщательно то, что покупают. Первое, что я сделал, когда приехал в Украину, посетил десять семей, чтобы понять, как они справляются с этим вызовом. Я увидел, что покупатели вынуждены отказываться от того, что приносит им удовольствие и покупать базовые продукты, которые необходимы для существования в первую очередь. В тех категориях, в которых мы работаем, это значительное падение по кондитерским изделиям. Но даже там есть своя специфика. Если взять вафли "Артек", которые являются очень здоровым и качественным продуктом, то мы видим рост продаж, но по плиточному шоколаду и батончиках мы падаем. Почему? Потому что произошло резкое повышение цен, и покупатели не могут сейчас покупать столько, сколько они покупали в этой категории раньше. Для нас, в первую очередь, остаются важными продукты, которые продаются по низкой цене: "Артек", "Мивина". Мы видим рост их продаж. В 2014 году общий объем продаж Nestle в Украине составил около 5,7 млрд грн. Для нас продажи стабильны в целом, что является результатом фантастической работы всех наших сотрудников. Это большой вызов для моей компании, потому, что мы видим, что в некоторых категориях идет большей спад. Мы тяжело работаем над тем, чтобы сохранить долю рынка. В некоторых категориях даже растем.

Вопрос: Многим транснациональным компаниям в Украине пришлось заменить часть российского импорта импортом из других стран. Для вас этот вопрос тоже актуален?

Ответ: Я считаю важным сказать: Nestle всегда придерживается законов той страны, в которой работает. Если есть запрет по импорту продуктов из других стран, мы его выполняем. Если законодательство не запрещает этого делать, мы работаем. Второй момент, мы всегда хотим доставить нашим покупателям продукцию наивысшего качества. Бывают такие случаи, что продукт, который мы импортируем, можно импортировать только из одной страны. И если нет запрета на импорт, то мы поставляем то, что потребителю необходимо, не нарушая законов. Если мы можем импортировать продукты из двух разных стран, где есть фабрики Nestle, то мы это делаем, естественно, учитывая предпочтения потребителя в отношении той страны, откуда он хочет видеть товар. Наша главная задача – удовлетворить потребителя.

Вопрос: Ощутила ли на себе компания действие санкций России в отношении украинской продукции, по каким категориям?

Ответ: Да, мы столкнулись с определенными трудностями. Как известно, весь кондитерский бизнес в Украине попал под действие санкций – прекратился экспорт продукции в РФ. Мы не стали исключением по данной категории. Под запрет также попали плодоовощные консервы. В связи с этим мы перестали поставлять с фабрики "Мивина" картофельное пюре быстрого приготовления, картофельные хлопья везут к нам из Франции.

На момент введения санкций экспорт кондитерской продукции "Нестле Украина" в Российскую Федерацию составлял небольшой процент. В течение многих лет наша работа в Украине концентрировалась, прежде всего, на удовлетворении потребностей внутреннего рынка. Более 90% продукции, которую производили в Украине, мы продавали украинским потребителям. Экспорт также развивался, но не был приоритетным направлением деятельности. После отмены в прошлом году странами ЕС таможенных пошлин на украинские товары для экспорта открылись новые возможности. Определенную положительную роль сыграла и девальвация гривни.

В основном, поставки наших продуктов осуществляются в страны западной Европы – Испанию, Великобританию, Германию, Польшу, страны Балтии, Чехию, Словакию, Голландию и Швейцарию. Помимо этого, мы экспортируем в Болгарию, Молдову, Белоруссию, Казахстан, Латвию, Литву, Румынию, США, Грузию и Израиль.

Вопрос: Есть ли возможность у компании удешевить стоимость своей продукции? В каких категориях?

Ответ: Вы знаете нашу позицию – как можно больше производить продукции в стране, где мы работаем. Потому, что это часть нашей социальной ответственности: поддержать общество и страну, в которой мы работаем. Если мы хотим разворачивать больше производство в Украине, но при этом не имеем производственных мощностей, в таком случае, мы просчитываем затраты и то, какие преимущества мы получим. Если мы видим возможности по удешевлению производства в Украине, мы делаем это. Например, батончики LION мы производим на "Свиточе", KitKat импортируем, потому что у нас нет возможности производить его здесь. Мы пытаемся все больше и больше сырья и упаковки покупать у местных производителей. Это позволяет нам влиять на дизайн продуктов и на расходы, плюс цена для потребителей становится более низкой. К сожалению, мы не можем производить кофе в Украине.

Расскажу вам историю. Когда я приехал в Украину три месяца назад, будучи наивным человеком, я думал, что у нас очень большое преимущество по покупке подсолнечного масла по низкой цене. Подсолнечное масло – очень важный ингредиент в майонезе, а Украина – лидер по производству этого масла в мире. Но, к сожалению, мне пришлось узнать, что мы платим за масло в Украине мировую цену.

Вопрос: Для многих компаний девальвация открыла новые возможности по экспорту. Для вашей компании этот момент сработал?

Ответ: Мы экспортировали много и до девальвации, потому что продукты, которые мы производим в Украине: "Мивина", "Торчин", "Свиточ" – это прекрасного качества продукты, сделаны по стандартам Nestle, с низкими производственными затратами. Кроме девальвации гривни, возможности увеличиваются для тех рынков, где наши продукты не производятся. Мы экспортируем во всю Европу: Францию, Германию, Великобританию, Венгрию, Беларусь, Казахстан и даже Канаду. Мы видим большие возможности с очень конкурентной ценой. Около 30% произведенной продукции на харьковской фабрике "Мивина" поставляется в основном в ЕС. Недавно я был в отпуске в Германии и был счислив купить лапшу, произведенную в Украине.

Вопрос: Как повлияло введение дополнительного импортного сбора Украиной на стоимость вашей продукции?

Ответ: На наш взгляд, данное нововведение повлияло на ценообразование на украинском рынке. Это касается всех производителей, которые закупают сырье или оборудование за границей.

Nestle в Украине большую часть сырья покупает у украинских поставщиков. Но есть продукты, такие как шоколад, при изготовлении которого мы не можем обойтись без какао. Ввиду очевидных обстоятельств это сырье просто не производится в Украине. Мы также ни в коем случае не можем поступиться качеством продукции – не все украинское сырье соответствует требованиям Nestle, – поэтому вынуждены импортировать. У нас есть очень сильные международные категории продуктов (детское питание, сухие завтраки, кофе, шоколадные батончики, мороженое, корма для животных), производство которых находится за пределами Украины. Они также очень важны для наших потребителей.

На сегодня мы всячески стараемся удерживать цены на эти продукты за счет оптимизации расходов. Однако введение дополнительного импортного сбора для украинских производителей влечет за собой подорожание сырья, полуфабрикатов, комплектующих к оборудованию и, как следствие, сокращение внутреннего производства, увеличение цен, замедление модернизации предприятий. Если говорить о перспективе, то это может привести к падению экспорта и потере украинских позиций на традиционных рынках сбыта. Данный законопроект сводит к минимуму эффект от отмены таможенных пошлин странами ЕС.

Вопрос: Усилилась ли конкуренция за потребителя ввиду экономического кризиса в Украине?

Ответ: Конкуренция усилилась, неважно, это местные или международные компании. Особенно в продуктовых категориях, которые стабильны или падают. Потому, что никто не хочет потерять бизнес. Чтобы быть успешным, вы должны отобрать долю у конкурента либо сохранить свою. Иначе нам придется сокращать людей, а мы этого не хотим делать. Поэтому не только маркетинговая стратегия, но и продажи, логистика, закупки, финансы, HR – все работают над тем, чтобы продавать, как минимум, продукции на уровне прошлого года и сократить расходы. Если говорить о маркетинге, то у нас тоже есть видение того, что нужно делать продукты с низкой абсолютной ценой, чтобы дать возможность потребителю покупать эти продукты. Например, у NESCAFÉ мы выпустили 30-грамовую пачку. Потребитель, когда идет в магазин, хочет покупать тот продукт, который он покупал раньше. Но если цена высокая, он ее не купит. Также мы увеличили инвестиции в рекламу, чтобы привлечь покупателей.

Вопрос: Часть международных компаний сокращала персонал в Украине. Ваша компания тоже шла таким путем?

Ответ: Для Nestle это неправда. Мы смотрим в долгосрочную перспективу. Nestle Украина, наоборот увеличивает персонал. Например, в Львове у нас есть организация "Нестле Бизнес-Сервис Львов", которая предоставляет услуги предприятиям Nestle в Европе. Мы набираем больше и больше людей. Сейчас там работает 950 человек, в следующем году их количество превысит тысячу. Второй момент, Nestle обязалась во всей Европе нанять на работу тридцать тысяч человек в возрасте до 30 лет. Nestle в Украине– часть этого проекта. Мы понимаем, что молодое поколение – это будущее и любой экономический кризис когда-то заканчивается. Мы не принимаем быстрых решений из-за кризиса.

Вопрос: Вы работаете в Украине около четырех месяцев, Вам пришлось работать в тяжелое для страны время. Какие законодательные изменения Вы хотели бы видеть по продовольственному рынку?

Ответ: До прихода в Украину я работал 3,5 года в Адриатике. Был директором рынка в тех странах, которые объединяют бывшую Югославию. У меня есть опыт работы там, где проходят большие изменения. Сербия, например, на пути вступления в ЕС, как и Украина. Очень много проблем я увидел, когда пришел в Украину. Две хорошие параллели: это явное желание что-то изменить и правительство, которое готово это делать. Что мы ожидаем от правительства? Это создание среды, которая была бы благоприятной для бизнеса, что, в первую очередь, предусматривает предсказуемость. Это законы, которые не мешают делать бизнес, устраняют бюрократию, формируют ясные принципы конкуренции. Но мое впечатление после четырех месяцев – украинское правительство на правильном пути. Оно работает только год. Мой опыт из Адриатики говорит, что нужно терпение. Самое легкое – это написать стратегию, самое сложное – это воплотить ее.

Вопрос: Какие планы по развитию компании в Украине, какие направления интересны особенно?

Ответ: Прежде всего, мы должны быть уверены, что наши продажи будут минимум такими же, какими они есть в этом году или больше. Мы надеемся, что экономическая ситуация стабилизируется. Стабильная экономическая ситуация дает нам больше возможности быть предсказуемыми, но сейчас мы можем принимать решения только на четыре-пять дней, потому что не знаем, что случится через пять-шесть недель. Мы хотим сохранить минимальный рост бизнеса, надеясь, что следующий год принесет нам более стабильную ситуацию.

На ближайшие время запланированы инвестиции в модернизацию производства, новое оборудование, увеличение производственных мощностей на предприятиях Nestle в Украине.

В прошлом году инвестиции компании в производство составили около 65 млн грн. В основном, это капиталовложения, связанные с энергосбережением, защитой окружающей среды, повышением энергетической безопасности на фабриках.

В 2015 году мы ожидаем истратить чуть больше 100 млн грн на установку производственной линии на фабрике "Торчин", расширение цехов на "Свиточе". Будет установлено новое оборудование для кондиционирования на дистрибуционном центре в Смолыгове, за счет которого в помещение поддерживается необходимый воздушно-температурный баланс для лучших условий хранения продукции на складе. На производствах Nestle в Украине мы постепенно внедряем технологии, которые обеспечивают снижение потребления энергии и воды.

Кроме того, мы постоянно вкладываем средства в производственную безопасность наших сотрудников и улучшение условий труда на фабриках и в офисах. Это направления инвестиций всегда являлось приоритетным для компании.

Вопрос: Какую долю Украина занимает в общей выручке Nestle?

Ответ: В общей выручке значительно меньше, чем 1%. По Европе более 1%. Но учитывая общую экономическую ситуацию, у нас есть наибольшая возможность роста Nestle в Украине.

Мы верим в Украину, верим, что более сорока миллионов потребителей нуждается в наших продуктах.

Вопрос: Есть ли планы по приобретению новых активов в Украине?

Ответ: Nestle всегда открыта к новым приобретениям. В зависимости от того, кто готов продать, и если то, что хотят продать, соответствует нашей стратегии и мы согласны с ценой. Любая компания, которая занимает в стране первое или второе место по доле рынка, – кандидат на приобретение Nestle.

Вопрос: Хочу спросить, продает ли украинская Nestle продукцию в Крым и на неподконтрольные Украине территории в зоне АТО?

Ответ: У нас нет никакой бизнес-деятельности на оккупированной территории, мы оттуда забрали всех своих людей. Это очень опасно для наших сотрудников. В Крыму технически работать очень сложно. Но я знаю, что украинские продукты, которые производит Nestle, продаются на этих территориях. Я не знаю, как они попадают туда, но всегда есть люди, которые находят способ туда поставлять.

Вопрос: Расскажите более подробно о кондитерском направлении. Как компании удается конкурировать с крупнейшими компаниями на рынке? Какую долю Nestle занимает на рынке шоколадных изделий, как планируете развиваться в этом направлении?

Ответ: В Украине для Nestle существуют огромные возможности развития кондитерского бизнеса. Здесь есть все условия для создания здоровой конкуренции - квалифицированный персонал, качественное сырье, технологии, уникальные рецептуры и, что очень важно, потребители, у которых все возможные вкусовые предпочтения и которые очень требовательны к качеству продуктов. Я верю, что у нас есть потенциал и все возможности стать одним из наиболее развитых шоколадных бизнесов Nestle в мире.

Среди наших основных конкурентов – украинские и иностранные компании. Это сильные игроки, которые динамично развиваются и успешно работают в своем сегменте. На мой взгляд, в Украине для каждой компании найдется ниша. К примеру, мы не претендуем на категорию конфет из карамели или тортов длительного хранения – мы не производим эти продукты. Зато у нас есть хорошие технические возможности, европейские стандарты качества, согласно которым мы работаем, чтобы успешно развиваться в категории шоколада и вафель.

Сладкая продукция Nestle пользуется значительным спросом у украинцев благодаря швейцарскому качеству и разнообразному ассортименту. В прошлом году в категории кондитерских изделий Nestle показала высокий рост по сравнению с основными конкурентами – доля в денежном выражении составила 11,6%. При этом шоколадные плитки и вафли являются основным источником роста. Если же брать отдельно Львовский регион, где расположена наша фабрика, там доля составила 24%.

"Свиточ" – один из самых старых украинских брендов, шоколадное наследие страны. У нас также есть сильные международные бренды, такие как Nuts, Neskquik, Lion, KitKat, Aero. Бренд Lion, который мы производим на фабрике во Львове, на мой взгляд, самый вкусный из всех производимых Nestle в Европе. Батончики Lion, весовые конфеты, вафли и большая часть портфеля торговой марки "Свиточ" составляет 60% всего портфеля кондитерской продукции Nestle, представленной на украинском рынке.

Нашим вафлям "Артек" уже более пятидесяти лет. До сих пор у этого бренда были очень сильные конкуренты. Однако благодаря новой рецептуре и высокому качеству ингредиентов наши вафли на протяжении многих десятилетий пользуются большой популярностью среди украинцев. Спустя несколько лет после того, как "Свиточ" стал частью Nestle, компания занялась модернизацией фабрики. Одним из обновлений стала новая линия по производству вафель, которая заменила старое оборудование 60-х годов. Несколько лет назад заработала еще одна современная линия. Сегодня "Свичоч Артек" является абсолютным лидером – на украинском рынке упакованных вафель наши вафли занимают более 60%. Мы прислушиваемся к нашим потребителям – у "Артека" четыре вкуса: классический, шоколада, ореха и пломбира в удобных порционных форматах и семейной упаковке. Мы очень любим и гордимся нашим "Артеком".

Вопрос: Какую долю "Торчин" занимает на рынке кетчупа и майонеза, как развиваются эти сегменты и куда компания реализует свою продукцию, кроме внутреннего рынка?

Ответ: "Торчин" уже много лет является лидером на украинском рынке по производству холодных соусов, в частности майонезов и кетчупов. Почти четверть майонеза и 70% кетчупов, потребляемых в Украине, - это продукция "Торчин". На предприятии работает около 700 человек, которые производят половину всех соусов Украины. После приобретения предприятия в 2004 году мы начали производить соусы на основе майонеза и кетчупа, а это 50% всех соусов в Украине, горчицу, борщевые и суповые заправки, кстати, первые в мире.

Для нас очень важно, чтобы продукт попадал к потребителям максимально качественным, свежим и вкусным, и на нашей фабрике знают, как это сделать. Я считаю, что это серьезное преимущество "Торчина" по сравнению с аналогичными продуктами, представленными на других рынках. Поэтому на нашу продукцию есть спрос за границей. Экспорт "Торчина" осуществляется в Болгарию, Молдову, Белоруссию, Латвию, Литву, Румынию, Германию, Грузию, Израиль. В Казахстан мы начали поставлять небольшими партиями, постепенно нарастили поставки. Кроме того, существуют сети магазинов для эмигрантов в Америке, Канаде, где волынские майонезы и кетчупы пользуются большой популярностью на экспорт. Мы также реализуем товары и под другими марками (Maggi), и это направление планируем развивать.

Вопрос: Как развиваются продажи вермишели "Мивина", в какие страны вы ее экспортируете и какие перспективы компании в этом направлении?

Ответ: Благодаря приобретению в 2010 году ТМ "Мивина" мы завоевали абсолютное лидерство в Украине в категории продуктов быстрого приготовления, а также в категории приправ. Предприятие функционирует на двух производственных площадках в Харькове: фабрика по производству вермишели быстрого приготовления и яичной лапши быстрого приготовления и фабрика по производству приправ и картофельного пюре быстрого приготовления.

Несколько лет назад мы завершили процесс интеграции фабрик в структуру Nestlé. В результате предприятие только выиграло: производство приведено в соответствие со стандартами качества компании, установлено новое оборудование, что позволило вдвое увеличить мощности по производству сухих приправ.

В Nestle в Украине существует программа развития экспорта – качество наших продуктов соответствует мировым стандартам, поэтому нам не нужно никаких дополнительных сертификатов. Экспорт в Европу – это наш приоритет. Но и другие страны интересуются харьковскими продуктами. Например, мы уже поставляем их в страны Африки. Аналогичная ситуация с Израилем. В целом география поставок насчитывает более тридцати стран, включая Польшу, Россию, Беларусь, страны Балтии, Чехию, Венгрию, Румынию, Армению, Грузию, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан, Молдову, Кипр, Испанию.

Лапша под брендами Maggi, Buitoni, Winiary отгружается в Испанию, Великобританию, Германию, Польшу, страны Балтии, Чехию, Словакию, Голландию, Швейцарию, РФ. Кроме того, в Германию выполняются поставки продукции ТМ "Мивина". Экспорт продукции, которая производится на фабрике в Харькове, составляет около 30%.

Вопрос: Какие категории будут расти в 2015-2016 гг., по вашим ожиданиям, и почему?

Ответ: Я вижу большие возможности в напитках и кофе, но также в производстве "Мивины". Несмотря ни на что, верю, что все категории имеют потенциал для роста, учитывая наши возможности больше удовлетворять потребности потребителя, чтобы идентифицировать новые стороны их запросов. Мы всегда работаем над инновациями во всех категориях, чтобы в существующей ситуации улучшить наш бизнес. Это не только новые продукты, но и по-новому упакованные продукты, чтобы потребитель мог позволить себе его купить.

Украина. Швейцария > Агропром > interfax.com.ua, 14 сентября 2015 > № 1488896 Ансгар Борнеманн


Россия > Агропром > kremlin.ru, 11 сентября 2015 > № 1489246 Дмитрий Патрушев

Встреча с председателем правления «Россельхозбанка» Дмитрием Патрушевым.

Дмитрий Патрушев информировал Владимира Путина о текущей деятельности банка, в частности о предпринимаемых мерах в области кредитования системы агропромышленного комплекса России.

В.Путин: Дмитрий Николаевич, в каком состоянии находится учреждение сегодня? Как вы ощущаете поддержку со стороны Правительства, Центрального банка? И о текущей работе.

Д.Патрушев: Спасибо большое, Владимир Владимирович, за возможность личной встречи, и хотел бы рассказать о том, как мы ведём работу в 2015 году.

В условиях замедления в целом экономики и темпов кредитования по банковской системе у нас произошёл небольшой, но тем не менее прирост объёмов кредитного портфеля – на 7,3 процента.

Основные показатели нашей деятельности к 1 августа 2015 года были следующие: совокупный объём активов составил 2,4 триллиона рублей, кредитный портфель мы довели до 1,5 триллиона рублей, общее количество клиентов превысило пять миллионов.

Ключевой на сегодняшний день остаётся роль банка в кредитовании агропромышленного комплекса и сельского хозяйства. По сути дела, мы выдаём каждые четыре из пяти кредитов в агропромышленном комплексе.

Мы занимаем 40 процентов рынка кредитования агросектора; в финансировании сезонных полевых работ, за счёт которых в основном производятся все посевы, мы занимаем порядка 65 процентов рынка.

Доля кредитов агропромышленному комплексу в нашем портфеле была и остаётся на уровне 70 процентов. Это предусмотрено стратегией развития банка.

Владимир Владимирович, наша региональная сеть покрывает порядка 80 процентов всей территории страны, и мы работаем в основном в сегменте малого и среднего бизнеса.

По итогам семи месяцев могу сказать, что в агропромышленный комплекс мы вложили достаточное количество средств, и кредитный портфель именно в АПК у нас составил более одного триллиона рублей.

С 1 января 2015 года мы обеспечили выдачу кредитов в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства в размере 280 миллиардов рублей. Это составляет прирост к аналогичной дате прошлого года в 11 процентов.

На сезонные полевые работы на сегодняшний день нами выдано уже порядка 95 миллиардов рублей. Цифры абсолютно сопоставимые с итогами прошлого года, с той же датой, на которую я Вам сейчас докладываю, поэтому стараемся не снижать объёмы выдачи кредитов на сезонные полевые работы.

Снижение спроса на заёмные ресурсы в январе–феврале текущего года было, в принципе, обоснованно, тем не менее его удалось преодолеть. Со второго квартала в условиях снижения ключевой ставки инвестиционная активность агробизнеса потихонечку восстанавливается.

Рост спроса на кредиты по сезонным работам мы фиксируем, прежде всего, в корпоративном секторе. Почти на 27 процентов выдали кредитов больше, чем за тот же период прошлого года. При этом дополнительный взнос, о котором Вы спрашивали, в капитал, который обеспечило Правительство Российской Федерации в размере 10 миллиардов рублей, позволит нам до конца года выдать аграриям дополнительно ещё порядка 36 миллиардов рублей.

Хотел отдельно отметить, что есть заметное сокращение объёмов кредитования в сегменте личных подсобных хозяйств. Но эти наши заёмщики в основном берут потребительские кредиты на цели, не связанные с проведением сезонных полевых работ.

Для этой категории заёмщиков, жителей сельской местности, необходим период адаптации к новому уровню стоимости ресурсов как финансовых, так и материально-технических.

В.Путин: Под сколько вы сейчас выдаёте кредиты? Какая ставка?

Д.Патрушев: У нас ставка на сегодняшний день по сезонным полевым работам составляет порядка 16,7 процентов годовых. Если мы говорим о той ставке, которую получает наш заёмщик по итогу с учётом всех региональных и федеральных субсидий, она приблизительно составляет 6,7 процента годовых.

По прошлому году эта ставка была порядка 4,8 процента. Естественно, произошёл лёгкий рост, тем не менее, нормальные успешные хозяйства с этой ставкой справляются.

В.Путин: То есть реально они получают под 6 процентов?

Д.Патрушев: Под 6,6 с учётом всех региональных и федеральных субсидий.

Также мы очень активно ведём работу по постановлению Правительства № 1044 [о поддержке инвестиционных проектов]. Внесли очень большое количество проектов, уже получили семь одобрений. Мы профинансируем эти проекты. Это всё будет идти в рамках импортозамещения на сумму порядка 35 миллиардов рублей.

В.Путин: Поддержка со стороны Правительства?

Д.Патрушев: Владимир Владимирович, пять миллиардов нам дали в конце прошлого года, в декабре; десять миллиардов нам дали в июне этого года. В рамках трёхстороннего соглашения, которое мы подписали с Минсельхозом и Росимуществом, «Россельхозбанк» взял на себя обязательства выдать не менее 40 миллиардов рублей кредитов дополнительно к тому, что мы в рамках госпрограммы собирались выдать именно АПК. Это то, что мы планировали под эти 10 миллиардов сделать.

В.Путин: Это в рамках усилий Правительства по дополнительной помощи сельскому хозяйству?

Д.Патрушев: Владимир Владимирович, я отдельно ещё хотел доложить по средствам ФНБ, если будет такая возможность, – что сейчас делается. Там тоже есть определённые наработки. Если Вы одобрите, то это очень серьёзно поможет нам решить вопрос с капиталом второго уровня для того, чтобы мы смогли заместить и те выпадающие пассивы, которые мы ранее привлекали с западных рынков от наших инвесторов.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 11 сентября 2015 > № 1489246 Дмитрий Патрушев


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 11 сентября 2015 > № 1485798 Аркадий Злочевский

Мнение. Импортозамещение может привести к потере конкурентоспособности.

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский опасается, что фетишизация импортозамещения может привести к потере конкурентоспособности отечественного аграрного комплекса.

«Импортозамещение у нас стало фетишем, но при этом никто не говорит, что, создавая тепличные условия для отечественных производителей, вводя антисанкции и так далее, мы способствуем потере конкурентоспособности», — заявил А.Злочевский на конференции «Причерноморское зерно и масличные» в Москве.

По его словам, таким образом создаются условия, в которых они могут повышать себестоимость вместо того, чтобы снижать ее, передает «Интерфакс».

Эти меры, отметил А.Злочевский, принуждают отечественных производителей перестать заботиться о конкурентоспособности. «А это плохо кончится», — считает он.

А.Злочевский отметил, что «импортозамещение необходимо сопровождать прежде всего заботой о повышении конкурентоспособности».

«На это должна быть нацелена вся государственная поддержка, аграрная политика. Однако у нас нет ни одной меры господдержки, повышающей конкурентоспособность», — сказал глава Зернового союза.

Вместе с тем он считает, что российский АПК пока имеет большой запас прочности в виде конкурентоспособности. Однако в нынешних условиях очень важно не переступить черту, за которой начнется ее потеря.

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 11 сентября 2015 > № 1485798 Аркадий Злочевский


Россия > Агропром > agronews.ru, 7 сентября 2015 > № 1480033 Константин Бабкин

Интервью. К. Бабкин. Как заставить правительство развивать внутренний рынок?

Модернизация сельского производства невозможна без поддержки государства. В прошлом году на площадке Российского агротехнического форума, организованного ассоциацией «Росагромаш», участники рынка заявляли о необходимости сбалансированной реализации растущего потенциала отрасли. Правительство услышало аграриев и увеличило объем финансирования по программе льготной закупки комбайнов, тракторов и прочей техники, что не замедлило сказаться на показателях в условиях продовольственного эмбарго. О подготовке следующего форума в интервью «Крестьянским ведомостям» рассказал президент ассоциаций «Новое содружество» и «Росагромаш», сопредседатель МЭФ Константин Бабкин.

«Крестьянские ведомости»:

— Константин Анатольевич когда в этом году ожидается проведение Российского агротехнического форума? Какие ключевые темы будут затронуты в ходе сессий?

Константин Бабкин:

— Накануне состоялся совет директоров «Росагромаша», мы утвердили сроки проведения форума. Он пройдет 7 октября в Москве в «Крокус Экспо» накануне открытия выставки «Золотая осень», проходящей под патронажем Минсельхоза. Главная цель мероприятия — сделать развитие отрасли более «разумным», в том числе при помощи открытого обсуждения проблем. Мы заинтересованы в стабильном развитии машиностроения, в понятных и прозрачных условиях для крестьян в части закупки сельхозтехники. Представители власти также должны знать об ожиданиях аграриев, дилеров, производителей сельхозтехники. Надеюсь, там будут ученые, политики, депутаты. Форум – очередной шажок в построении светлого будущего. Мы бы хотели видеть и главу Минсельхоза. Но пока по персоналиям «от руководства» говорить рано.

КВ: В прошлом году на агротехническом форуме Вы говорили об ожиданиях рынка сельхозтехники. Можно ли по итогам года сказать, что ожидания производителей оправдались?

Константин Бабкин: Этот год для сельхозмашиностроения в России, в целом, неплохой и важный. Во всем мире в этой отрасли наблюдается спад реализации продукции примерно на 8-10%. В Америке по некоторым позициям продажи сельхозтехники упали на 40%. В России же в сегменте производства больших тракторов, комбайнов рост по итогам года может составить до 20%.

КВ: Высокому спросу на сельхозтехнику способствует и программа 1432, реализуемая Минсельхозом. Более 2,5 тыс. единиц новейшей российской сельхозтехники будет поставлено на село благодаря субсидиям ведомства. В Минпромторге также считают, что программа идет «на ура». Насколько она помогла?

Константин Бабкин: Безусловно, программа 1432 отличная и способствовала росту в отрасли. Увеличена скидка по этой программе до 25%, а для некоторых регионов – до 30%. Девальвация национальной валюты тоже в определенной степени простимулировала производство в России. Все предприятия – участники рынка – положительно оценивают эту программу. Это плод совместных усилий Минпромторга, Минсельхоза, предприятий отрасли и аграриев, региональных руководителей. Предыдущий агротехнический форум внес свою лепту в то, что этот год для нас складывается неплохо. Без пессимизма смотрим мы и на следующий год.

КВ: Прошел год с момента введения продовольственного эмбарго. И если на начальном этапе западные аграрии «смеялись в лицо» российским антисанкционерам, то теперь «плачут», подсчитывая колоссальные убытки от введения эмбарго. Какую роль санкционная война сыграла в жизни российских аграриев? Открыли ли санкции новые возможности развития?

Константин Бабкин: В разговорах о санкциях у чиновников поменялась риторика. Теперь для всех очевидно, что нужно поддерживать свое производство продовольствия. Но пока больше эмоций, чем разумных шагов. Нельзя сказать, что сельскому хозяйству было выделено больше денег, или система распределения дотаций стала более прозрачной. Есть определенные меры защиты рынка – сыров, молока, овощей, которые дают позитивный эффект – возможность отечественным производителям зарабатывать. Но санкции по-прежнему носят ситуативный характер, это лишь реакция нашего правительства на внешние раздражители. Нашим аграриям не говорят, как долго продлятся эти защитные меры. Я бы предложил выстроить, пользуясь существующей экономической и политической ситуацией, долгосрочную политику стимулирования нашего производства – в вопросах подготовки кадров, поддержки науки, прозрачной системы распределения грантов, дешевых кредитов и топлива. Необходимо взять за базу создание равных условий конкуренции между российскими и зарубежными производителями. К примеру, если в Европе дотация в сельском хозяйстве составляет 500 евро на один гектар, то мы должны гораздо сильнее защищать нашего крестьянина. Если разделить бюджет Минсельхоза на общие посевные площади в России, то средний размер дотации составляет 5 евро на гектар. При этом эти деньги расходуются неравномерно.

КВ: Сейчас многие иностранные агрокомпании вынуждены искать новые рынки сбыта. Не получится ли, что при возможной отмене санкций сельхозпроизводители столкнутся с проблемой болезненного возобновления процесса «выхода на прилавки». В этом случае о налаживании кооперационных связей между аграриями, которые все же необходимы для развития экономики, говорить не придется…

Константин Бабкин: Здесь есть две версии развития событий. Либо при отмене эмбарго Россия вновь настежь откроет двери для импорта продовольствия, наши крестьяне опять станут бедными, потеряют деньги и работу, но к нам большим потоком вновь пойдет пальмовое масло. Таким образом, возобновится или усилится программа «нефть в обмен на продовольствие». Это вероятный сценарий, исходя из современной экономической политики. Более позитивный сюжет такой: правительство нацелено на развитие внутреннего рынка продовольствия, снижение налогов, кредитных ставок, поддержку экспорта. В России начинается бурный экономический рост. Такая динамично развивающаяся Россия предоставит гораздо больше возможностей своим экономическим партнерам – будь то итальянские, азиатские или какие-либо другие коллеги. Сильная экономика создает базу для партнерства. Причем не для тупого и примитивного, а интеллектуального. Мы можем на основе международной кооперации генерировать научные разработки, создавать новые методы компьютерного управления, транспортировки, логистики. Можно только мечтать о следующей стадии экономического и технологического прогресса. Такое развитие повысит наш авторитет и даст шанс зарабатывать нашим соседям. «Партия Дела» выступает за второй вариант, более позитивный, надеемся, что он будет реализован.

КВ: Как Вы оцениваете указ президента РФ Владимира Путина об уничтожении санкционных продуктов? Насколько эта мера уместна?

Константин Бабкин: Я бы подошел к проблеме обхода защитных мер с другой стороны. Абсурд получается: ввозить пармезан нельзя, а торговать им – можно. Если мы принимаем решение защищаться от иностранных товаров, необходимо принимать последовательные меры и искать виновных. Если запрещенные товары оказываются на прилавке, ответственность должны нести и продавцы этой продукции. Предоставляя иностранным поставщикам «лазейку» для сбыта своей продукции, мы и не поддерживаем наших производителей, и плодим коррупцию. Уничтожение «санкционных» продуктов на границе создает «некрасивую» телевизионную картинку и не решает проблему.

КВ: Минсельхоз нацелен шаг за шагом создавать комплексную систему поддержки сельхозпроизводителей. Об этом в Санкт-Петербурге заявил первый замминистра ведомства Евгений Громыко. Какие шаги необходимы в первую очередь для построения такой сбалансированной системы?

Константин Бабкин: Нужно поменять приоритеты всей экономической политики – не борьба с инфляцией как главный «фетиш», не членство в ВТО, не имиджевые проекты, не строительство стадионов в ущерб поддержке села, а развитие несырьевого производства и создание рабочих мест. Если мы поставим такой приоритет, следующие шаги станут ясны. Это радикальное снижение налогов, процентных ставок, защита на предсказуемых условиях от несправедливой конкуренции производителей, расширение экспорта несырьевых товаров, налаживание системы подготовки кадров.

Россия > Агропром > agronews.ru, 7 сентября 2015 > № 1480033 Константин Бабкин


Россия > Агропром > agronews.ru, 3 сентября 2015 > № 1476852 Анна Мирочиненко

Мнение. Скидки аграриям России на удобрения предпочтительнее экспортных пошлин.

ФАС считает предоставление аграриям РФ дополнительных скидок на минудобрения более предпочтительным, чем введение экспортной пошлины на них, сообщила в интервью РИА Новости начальник управления контроля химпромышленности и АПК ФАС России Анна Мирочиненко.

«В случае с минеральными удобрениями, в условиях, когда из-за отсутствия спроса на внутреннем рынке, от 70 до 90% минеральных удобрений, в зависимости от вида минеральных удобрений, отправляется на экспорт, предпочтительнее было бы предоставление дополнительных скидок аграриям», — сообщила она.

По словам Мирочиненко, цены на минеральные удобрения формируются, как правило, на основе экспортного паритета, поскольку это экспортно-ориентированная продукция. Поэтому изменение курса доллара оказывает существенное влияние на цену на внутреннем рынке. «Другой фактор — сезонность спроса, который существенно возрастает в период проведения полевых работ, что также оказывает влияние на цены на внутреннем рынке», — добавил она.

В конце 2014 года в связи с резким снижением курса рубля, в РФ начали расти, в том числе и цены на минеральные удобрения. В результате многочисленных переговоров между властями и бизнесом первоначально были достигнуты соглашения о предоставлении производителями удобрений скидок отечественным аграриям в размере 15-20%. Однако удорожание продолжалось, и было достигнуто еще одно соглашение — о замораживании цен до конца мая на уровне февраля.

Тем не менее, Минсельхоз настаивал на еще большем снижении цен для аграриев и грозил предложить правительству ввести экспортные пошлины и на минеральные удобрения. В итоге ФАС, Минсельхоз и Минпромторг договорились с производителями минудобрений о скидке в 33% для российского АПК.

Минсельхоз РФ на прошлой неделе сообщил о планах провести совещание с российскими производителями удобрений по поводу цен для внутреннего рынка, где, в частности, планировалось обсудить корректировку цены на аммофос и калийные удобрения.

Россия > Агропром > agronews.ru, 3 сентября 2015 > № 1476852 Анна Мирочиненко


Украина. Россия. Весь мир > Агропром > ukragroconsult.com, 1 сентября 2015 > № 1507928 Алексей Павленко

"Российский" агроэкспорт мы уже переориентировали на Китай, Африку и Ближний Восток - Алексей Павленко.

Глава Минагропрода в эксклюзивном интервью УНИАН рассказал, почему Украине не страшно российское продуктовое эмбарго и сможет ли наша страна уже через два года увеличить объем экспорта агропродукции.

В Украине завершается сбор урожая. В этом году аграрии планируют заложить «в закрома» до 60 млн тонн, что целиком сопоставимо с прошлогодним – рекордным для страны показателем валового сбора. Более половины собранной агропродукции – порядка 36,4 млн тонн - пойдут на экспорт, что позволит уже до конца текущего года выручить не менее 6 млрд долл. При этом около трети нашего экспорта составят продукты переработки, что в значительной степени снизит риски украинских аграриев от колебаний цен на сугубо сырьевых аграрных рынках.

О том, куда украинцы везут свое зерно, масло, сахар, и какие ниши разрабатывают – в интервью с министром аграрной политики и продовольствия Украины Алексеем Павленко.

Алексей Михайлович, мы беседуем накануне вашей поездки на агросаммит ЕБРР. Что везете в Лондон и самое главное – с чем рассчитываете оттуда вернуться?

В начале сентября в Лондоне в офисе ЕБРР действительно пройдет крупный аграрный саммит, где соберутся ведущие агрокомпании мира. Украина заявлена, как одна из основных тем переговоров и дискуссий. В ЕБРР не раз подчеркивали, что наш агросектор является важным элементом инвестиционной политики Банка. И сейчас Банк на своей площадке собирает мировых инвесторов и наших предпринимателей для дальнейшей совместной работы.

Чем обусловлено такое внимание?

Мы в пятерке ведущих стран по объему экспорта агропродукции. Первое место (по зерновым - УНИАН) занимают США, второе – Евросоюз с общим объемом экспорта в 38,3 млн тонн. Для сравнения: мы планируем уже в текущем маркетинговом году довести экспорт до 36,4 млн тонн. И за пару лет мы запросто догоним европейцев по экспорту.

Тем более, что валовый сбор урожая год от года растет…

Это раз. Но мы еще и остатки заложили значительные. В прошлом году мы сформировали хорошую подушку продовольственной безопасности. У нас по состоянию на начало маркетингового года – на 1 июля – в закромах было на 3,5 млн продукции больше, чем на 1 июля прошлого года.

Плюс – мы в постоянном контакте с производителями и трейдерами. Ежемесячно проводим совещания, еженедельно сверяем балансы, анализируем все макроцифры.

И тем не менее, у нас были примеры, когда большой экспорт оборачивался внутренним дефицитом и необходимостью применять жесткие меры – от ценового регулирования до прямых торговых ограничений. В этом году обойдемся без них?

Жесткие ограничения - это следствие ситуативных метаний, когда нет ни планов, ни прогнозов. И эта история не о нас. Мы, повторюсь, ведем плановую работу, учитываем все показатели - по регионам, по видам продукции, по урожайности, даже по экспортно-товарному балансу.

К 1 сентября (за период с 1 июля 2015 года) мы экспортировали и подготовили к экспорту почти 6,2 млн тонн зерна. Что на 24% превышает показатели аналогичного периода прошлого года (по состоянию на данный период 2014 года экспортировали и подготовили к экспорту около 5 млн тонн). Мы знаем, где, в каких портах стоят суда под загрузку, где, кому и сколько нужно вагонов и зерновозов. Все это в оперативном режиме решаем с Мининфраструктуры.

Вот сейчас планируем распространить «пилот» по созданию системы единого окна для экспортеров. Максимально упрощаем прохождение всех процедур и собираем в одном месте все службы: санитаров, фитосанитаров, таможенников. Они будут работать в режиме 24\7, что позволит быстро и эффективно обеспечивать экспортные формальности. Думаем начать эту работу в Одессе, а затем и в других регионах.

Когда увидим этот механизм в действии?

Хотим в ближайшие месяцы – пока идет сезон активного экспорта зерна.

Рост агроэкспорта – это безусловный плюс для страны. Однако мы не можем не замечать, что доля непосредственно сырьевого экспорта достаточно велика. Как скоро мы сможем переориентироваться на переработку и торговлю продукцией с дополнительной стоимостью?

В прошлом году доля сырьевых товаров в общем объеме экспорта в ЕС составляла порядка 76%. Иными словами, сырьевой экспорт составлял три четверти. Сейчас это 67%. Мы постепенно смещаем акценты в сторону переработки. Например, в общем объеме экспорта увеличили поставки курятины в 7 раз. Вдвое нарастили экспорт продуктов переработки злаков. На рынке Китая, кроме подсолнечного, уже присутствуют наши соевое и рапсовое масла. Да и в отношении зерна я бы не сказал, что это чистое сырье. У нас столько ограничений и требований по этому сегменту – от влажности до защиты от паразитов, что называть наши зерновые сырьем – это обижать фермеров. Практически все страны импортеры зерна, ввиду относительно продолжительного термина хранения зерна, именно в нем хранят свои запасы и перерабатывают по мере необходимости.

У нас огромные перспективы в нише семян. Мы уже прошли сертификацию Евросоюза и есть надежда, что мы откроем для наших семян европейских рынок. Причем ряд проектов по семенам пойдут за счет инвестиций крупнейших агрокомпаний – «Монсанто», «КВС», других компаний. А в агропроизводстве семена – это своего рода high-tech. Это очень перспективно. Причем это не ГМО, как принято думать. Это высокотехнологическое производство.

Ну и наконец, переработка продукции – это одна из целей. А ведь не стоит забывать, что аграрии уже сейчас формируют множество смежных отраслей производства. На прошлой неделе я был в Кировограде на производственном объединении «Червона зирка». Не будь у нас развитого агросектора, предприятие, специализирующееся на производстве агротехники, давно закрылось бы. А это ни много ни мало 6 тыс. рабочих мест. Зато сейчас они продают треть своей продукции на рынке СНГ и 5% уже вывозят в Евросоюз.

Еще один пример. Развитие речных перевозок будет стимулировать судостроение и металлургические предприятия.

Один из важных аспектов организации нашего агроэкспорта – поиск новых рынков и переориентация агропроизводства на новые направления. В частности, традиционный для нас российский рынок уже через несколько месяцев будет полностью закрыт. А туда мы везли как раз не семена и не трактора, а вполне конкретные молоко, сыры… Чем грозит нам российское продуктовое эмбарго?

Не стоит сгущать краски и говорить о каких-то угрозах вообще. На данный момент наш экспорт в Россию – это всего 2% от общего экспорта. За 7 месяцев 2015 года сыра, основного экспортного товара, было отправлено всего на одну тысячу (!) долларов, хотя годом ранее экспорт сыра оценивался в почти 80 млн долл. США. Сливочного масла мы экспортировали на 27 млн долл, а сейчас экспорт в этом сегменте упал до нуля. Семена масличных культур экспортировали на 20 млн долл, сейчас не экспортируем ничего. Злаков вывозили на 14 млн долл, сейчас – ноль. Рыбы и рыбопродуктов экспортировали на 14,2 млн долл, сейчас – ноль. Так каких проблем мы ждем? Кого пытаются напугать этим эмбарго?

А куда «ушли» эти экспортные миллионы?

На другие рынки. Мы серьезно увеличили экспорт в Европу. Наиболее показательные примеры роста экспорта по конкретным товарам: по мясу птицы - в 3,1 раз до 27,3 млн. долл., по яичным продуктам - в первой половине 2014 данная продукция не экспортировалась, а за аналогичный период 2015 году объемы экспорта составили 4,5 млн долл., по томатной пасте - в 9,5 раз до 6,9 млн долл, по обработанному зерну злаков - в 1,9 раза до 5,6 млн долл, по сахару и кондитерским изделиям из сахара - в 1,8 раза до 17,8 млн долл, по готовой продукции из зерна - в 1,3 раза до 18,0 млн. долл. Такие результаты свидетельствуют о высоком потенциале украинской продукции и хорошие перспективы на рынке ЕС.

Мы, повторюсь, открыли уже Ближний восток. Нефть и газ на хлеб при всем желании не намажешь, а масло – в самый раз. И в этом наше преимущество. Мы производим качественные продукты питания и готовы накормить ими мир. Мы уже сейчас кормим порядка 140 млн человек. И это не предел. Мы реально можем и будем кормилицей мира. И ту же Россию мы тоже готовы кормить – при условии нормальных торговых отношений, конечно.

А возвращаясь к тезису о диверсификации, скажу, что у нас весь рынок СНГ по экспорту меньше, чем африканский рынок. В Африку мы вывозим продукции на 2,6 млрд долл. Причем африканский рынок только растет. Рынок Евросоюза для нас – это 5 млрд долл. также с перспективой дальнейшего роста не менее 6%. Азиатский рынок – 6,6 млрд долл с перспективой роста не менее 10%.

Недавно мы вернулись из Египта. А это уже сейчас годовой экспорт сельхозпродукции на 1,5 млрд долл. Мы получили предложение экспортировать туда 12 тыс тонн халяльной курицы, продуктов переработки. На прошлой неделе открыли рынок Израиля по яйцу. И это результаты только последних двух недель.

Новые рынки – это наша большая стратегическая задача. Аграрии в один голос твердят: вырастить и произвести мы можем что угодно, помогите продать этот продукт. И мы, конечно, работаем в этом направлении.

Очень рассчитываем открыть рынок Ирана. В середине сентября планируется большая поездка в Тегеран. Иранский рынок - это экспорт только зерновых в объеме не менее 3 млн тонн. Он очень перспективен в части курятины и яичного порошка.

Большая делегация Минагропрода работает сейчас в Бангладеш. Там можем продавать до 1 млн тонн зерновых и другой продукции.

Коль скоро мы заговорили о росте экспорта в ЕС, на каком этапе у нас переговоры по увеличению квот для агропродукции в рамках зоны свободной торговли?

Мы с января ведем эти переговоры – с Еврокомиссией, с ключевыми министрами европейских стран. Минус этого процесса в том, что сам механизм получения квот – длинный и долгий. Но сам факт нашего присутствия на рынке ЕС автоматически является фактом признания качества нашей продукции для других рынков. И это открывает нам большие перспективы.

Вот сейчас мы боремся за сертификацию нашей молочной продукции. В Украине 82% молока производится частными хозяйствами. Более 4 млн частных хозяйств. Это проблема, потому что Европа не может покупать молоко, которому не обеспечена должная процедура контроля качества. Не будут европейцы покупать молочку, которую собирают молоковозом по окрестным селам. Им подавай чистое производство, когда корову доит аппарат, молоко не соприкасается с воздухом, проходит мгновенное охлаждение и потом уже все остальные процедуры.

Так вот сейчас мы проводим сертификацию 10 наших молочных компаний на соответствие европейским нормам. Четыре компании уже прошли первичный аудит, вышли на следующий этап проверок. Ждем решения Еврокомиссии. Если решение будет положительным, это станет сигналом того, что Украина выйдет на уровень страны - производителя молока европейского качества. И не беда, что в Европе у нас по молоку будет пока минимальная квота. Сам статус сертификации позволит нам выйти на рынок Африки, Азии. Но мало того. Мы сами получим, наконец, молоко европейского качества.

Не могу не спросить о наших отношениях с Китаем. Это огромный рынок, который только начинаем осваивать. Как можете охарактеризовать наши позиции в Поднебесной? Что с нашим зерновым контрактом, ставшим уже притчей во языцех?

Китайские отношения – это как раз не один контракт, который сам по себе очень тяжелый. Это даже не набор контрактов, а четкие точки и сферы сотрудничества. Мы вдвое за полгода увеличили экспорт в Китай. У нас напрямую с Китаем сегодня работают 20 компаний, в то время как раньше это была только Государственная продовольственно-зерновая корпорация. У нее была своеобразная монополия на рынок Китая, которую мы успешно разрушили.

Китай готов у нас брать максимальное количество продуктов, мы свои позиции на их рынке только наращиваем. В отличие, к слову, от соседней России, которая сама признает, что рынок Китая они нам по многим сегментам уступили.

Интерес Китая к Украине очень большой. И сейчас мы говорим об экспорте в Китай сахара, курятины, сухого молока, кондитерки, соевого шрота.

Эти переговоры – это конкретные проекты, с цифрами и условиями поставки?

Безусловно. Украинская продукция покупается и продается. Украина входит в проект «Шелковый путь», и потому у китайских товарищей интерес еще и к нашей инфраструктуре – в особенности к портам.

А земля? Китай выходит с предложениями работать на украинской земле?

Нет. Земельные отношения мы с Китаем не развиваем, поскольку у нас существует законодательно оформленный земельный мораторий – и мы его не нарушаем.

В таком случае не могу не спросить позицию министерства по этому вопросу. 1 января у нас истекает срок действия моратория на продажу земли. В сентябре – октябре этот вопрос будет обсуждаться в парламенте. Он же является одним из маяков нашей программы с МВФ. Как будем решать земельный вопрос?

Вопрос земли во многом политизирован. И моя позиция как раз в том, чтобы не демагогию вокруг земли разводить, а для начала сделать «домашнюю работу» - сформировать, наконец, земельный кадастр, оценить землю, провести ее инвентаризацию. Немаловажный вопрос – организация регистрации земли, выдача разрешений на право собственности. Сейчас это неимоверно сложно сделать из-за бюрократических процедур. Остаются открытыми вопросы кто и в каких размерах имеет право владеть землей. Кто и как будет контролировать рынок земли.

Словом, тут есть много нюансов, которые требуют решения. Если, к примеру, разрешить продажу земли, то как быть с теми, кто уже заключил долгосрочные договоры аренды? Как сделать так, чтобы комфортно было не только тем, кто зайдет на рынок земли, но и тем, кто там уже присутствует в качестве арендаторов и пользователей?

Аграрный сектор достаточно эффективно работает в условиях аренды земли. К слову, сума арендной платы за 2014 год составила около 12 млрд грн – это очень существенная сума дохода владельцев земельных паев.

Еще один дискуссионный момент – НДС, введение полноценной системы налогообложения в агросекторе. Это еще один маяк МВФ. Как будем убеждать аграриев и удастся ли их убедить в том, что налоги должны платить все по одним правилам?

Сохранение действующей системы налогообложения НДС до 1 января 2018 заложено в Коалиционном соглашении и в положениях Программы Правительства, которые для действий Минагрополитики являются базовыми документами.

Мы подходим к Европе, а существенная государственная поддержка сельского хозяйства является одним из элементов цивилизованного европейского рынка, залог паритетной конкуренции с европейскими производителями, ведь через 4 месяца (с 1 января 2016) истечет срок действия автономных торговых преференций и для Украины и заработает полноценная ЗСТ с ЕС . Мне трудно сейчас спрогнозировать, какими будут дискуссии, хотя сам я убежден, что прежде чем что-то забирать, следует предложить какой-то компенсаторный механизм. В Европе есть такие механизмы. Да, европейские фермеры платят все налоги, но у них есть и компенсационные платежи в виде дотаций на каждый гектар.

У нас ситуация такова, что введи сейчас полномасштабное налогообложение – без компенсаторики, и сразу порвется там, где тонко. А тонко у нас в животноводстве, молочной отрасли, в малом и среднем бизнес, который сейчас не имеет доступа к заемным средствам.

Мы не говорим о сумме поддержки, которая в разы меньше чем в ЕС, (в Украине от 20 до 30 евро на гектар, в то время как в Европе 400- 450 евро га гектар, которую в условиях оборонного бюджета сложно обеспечить). Поэтому речь идет об оптимальном механизме обеспечения поддержке аграриев в автоматическом режиме без распределительной функции чиновника. Эта поддержка должна поступать к аграриям не в конце бюджетного года и не по остаточному принципу. Она должна поступать своевременно и в полном объеме, что обеспечит высокую конкурентоспособность нашей продукции.

Наше сельское хозяйство – это корова, которая дает молоко или курица, которая несет золотые яйца. Агросектор – это единственный пока сектор экономики, который стабильно растет и дает валютную выручку. Нельзя его подкосить сейчас. Значит, надо садиться с аграриями, с Минфином, с Верховной Радой, с МВФ и прорабатывать механизмы, которые были бы одинаково приемлемы и одним, и другим.

В скором времени начнутся осенне-полевые работы, а вслед за ними пойдет и подготовка к весне. И мы столкнулись с тем, что у нас, по сути, на ровном месте возник дефицит удобрений, в связи с остановкой сразу двух заводов – в Ровно и Черкассах. Этот фактор не станет проблемой для аграриев?

Эта проблема была очевидна. Осенне-полевые работы мы пройдем на имеющихся запасах. Но к концу года, вероятно, выйдем на дефицит до 300 тыс тонн. В принципе, это немного и этот дефицит можно легко закрыть импортом. Удобрения будут, просто они будут дороже. Хотя и не столь существенно. Если нам удастся либерализировать рынок и снять заградительные барьеры в виде 36%-ной пошлины на импорт, то цены внутри страны могут быть даже ниже общемировых. Думаем принять соответствующие решения уже осенью.

А что будет с Укрспиртом и ГПЗКУ? Два огромных госхолдинга уже несколько месяцев остаются в центре больших коррупционных скандалов. Что будет с ними и когда мы увидим, наконец, судебные решения по бывшим руководителям этих компаний?

По поводу виновных - это к правоохранителям. Мы подали материалы, и теперь дело за правоохранителями наказать виновных и вернуть в страну выведенные этими предприятиями средства. Это ни много ни мало 9 млрд грн.

Приватизация этих предприятий все еще актуальна?

Третьего сентября в он-лайн режиме мы завершим первый этап отбора руководителей ГПЗКУ и Укрспирта. Далее кандидатуры будут рассмотрены авторитетным Номинационным комитетом. Все попытки сорвать конкурс мы будем пресекать. Но и ускорять конкурс точно не будет – будем двигаться долго, но по правилам.

Что касается приватизации, то тут я давно и последовательно выступаю за конкурсную продажу – и Укрспирта, и зерновой госкорпорации. Сейчас разрабатывается несколько законопроектов, которые обеспечат эту продажу. По Укрспирту нужно провести конкурс вроде того, какой был по 3G. Чтобы никто потом не сказал, что что-то прошло подковерно.

ГПЗКУ тоже планируем выводить из списка не подлежащих к приватизации. У нас есть наметки и есть интерес к этому активу со стороны мировых компаний, готовых и, что самое важное, умеющих управлять такими активами.

Мы начали разговор с того, что уже через пару-тройку лет по объему экспорта мы догоним Евросоюз. Расскажите, за счет каких культур и каких регионов сможем это сделать?

Действительно, в текущем маркетинговом сезоне зерновой экспорт обновит рекорд. Этому будет способствовать хороший урожай и относительно большой объем начальных запасов. Это не предел для Украины, по нашим ожиданиям, при стабильном мировом спросе, к 2020 году мы можем экспортировать пшеницы и кукурузы более 40 млн тонн. При этом валовое производство зерна должно достичь 80 млн тонн.

Драйвером такого роста должна стать интенсификация производства, повышение уровня агрокультуры (качественные семена, удобрения, средства защиты растений, современная техника). Это должно подтянуть уровень урожайности не менее чем на 25%, до 55 ц/ га, что является обычной для развитых стран.

Также работаем над тем, чтобы организовать финансирование закупки техники для аграриев. Современные сеялки, транспорт – они тоже поспособствуют увеличению продуктивности.

Будем восстанавливать систему орошения в южных регионах. Сейчас она изношена на 82%. Если ее восстановить, то мгновенно можно увеличить продуктивность втрое. Мы начали проект со Всемирным банком по этому вопросу. Сейчас занимаемся тем, чтобы объединить систему орошения, вывести ее под управление одного органа, и Всемирный банк готов финансировать этот проект.

Но важно еще и то, с каким настроением аграрии берутся за работу. Недавно у меня была встреча с представителями международной организации GAFTA – это что-то вроде ООН для аграриев. Так вот я столько комплиментов выслушал в адрес правительства и министерства. И они во многом справедливы. Наше достижение в том, что мы убрали значительный коррупционный пласт – 14 лицензий и 6 сертификатов, включая карантинный. За счет этого логистика улучшилась на полторы недели. Значительный показатель. Экономия для аграриев только по нашим подсчетам – до 5 млрд грн. Хотя трейдеры оценивают, что она куда больше. Словом, есть чем похвалиться. Но мы только в начале пути.

Украина. Россия. Весь мир > Агропром > ukragroconsult.com, 1 сентября 2015 > № 1507928 Алексей Павленко


Россия > Агропром > agronews.ru, 31 августа 2015 > № 1472910 Евгений Богомольный

Мнение. «Кормилица России — земля, а не супермаркет».

Больше 92 процентов российской земли находится сегодня в госсобственности и, по признанию самих властей, используется неэффективно, передает Pravda.ru. Миллионы гектаров пахотных земель в дальних уголках стоят заброшенными, а лакомые участки вблизи крупных городов с многочисленными нарушениями распродаются под строительство. Как решить земельный вопрос?

Так считает заведующий кафедрой управления недвижимостью, проблем землепользования и ЖКХ РАНХиГС при Президенте РФ Евгений Богомольный.

— Евгений Исаакович, в частной собственности у нас — только семь процентов земли. Почему государство как будто взяло военный лозунг «Ни пяди земли не отдадим» в частные руки? Премьер сказал: «Земля — это наша высшая ценность, мы ее не можем распродавать, это богатство будущих поколений.

Ну и что в результате мы имеем? Очень часто мы имеем просто деградацию земельного фонда и отсутствие реальных возможностей для правительства». Власть признала, что земля используется неэффективно. Одни говорят, что землю нужно приватизировать, продать в частную собственность. Другие считают, что нужно ее бесплатно раздать нуждающимся. Третьим оба варианта кажутся катастрофой, потому что государство худо-бедно все-таки следит, чтобы не было злоупотреблений. Как по-вашему?

— Земля всегда была большой проблемой. В 1917-й году земля была основным вопросом, и всегда была. При этом в России и при царе, и при советской власти не было частной собственности на землю. Закон о земле, о введении частной собственности на землю был принят уже в наше время, в начале 90-х годов, чтобы сформировать класс эффективного собственника, как говорилось. Но и сегодня, в принципе, частной собственности на землю так и нет.

Горожанам дали возможность бесплатной приватизации жилья. Между селянами поделили колхозную или совхозную землю, сказали: у тебя там — 2 га — твой пай. Но ведь это очень сложно и абстрактно. Раньше было общинное земледелие, потому что земля — разная. Возле реки — хорошие укосы, а на холме или у болота — плохие. На южной стороне можно богатый урожай взять, а на северной вырастет не намного больше, чем посадил. Поэтому всегда земли менялись.

В общине ты косишь сегодня траву для своей коровы в пойме, а завтра — в лесу, чтобы честно было. И тут вдруг — частная собственность. Из земельных паев по-настоящему приватизировано всего лишь 10-12 процентов. Только десятая часть выделенных в натуре участков прошла всю необходимую процедуру. При этом от 30 до 40 миллионов га земли не используются, выпали из севооборота. А это несколько приличных стран.

Если их использовать, да еще увеличить урожайность, то и себя бы всем обеспечили, и были бы по многим позициям не просто экспортерами, а суперэкспортерами. Сегодня, к сожалению, даже по сравнению с северными странами Европы, где такие же климатические условия, у нас результаты намного хуже. Там средняя урожайность — за 60 центнеров с гектара, у нас — в лучшем случае 20.

А ведь еще в царское время была разработана технология безотвальной вспашки земли, которая позволяла сберечь влагу и получать хороший урожай. В 2010 году засуха очень четко показала, что хозяйства, которые применяли эту технологию, получили в среднем по 20-22 центнера с гектара, а рядом те, которые по старой технологии все пахали, получили ноль.

— А в чем сложность? Почему не могут перейти на новые технологии?

— Сложность первая была в том, что учебник этого русского агронома нашли в библиотеке в одном экземпляре. Хорошо, что нашли денег, чтобы его размножить и раздать людям. Кто этим занимается, те получают хороший урожай. С землей надо уметь работать. Частники собирают больше урожаев. По ряду сельхозпродукции частники дают больше половины, а по некоторым — почти сто процентов того, что мы с вами потребляем.

В Удмуртской республике, которую я представлял в Государственной думе, когда закупили голландские технологии, урожайность повысилась почти в 5 раз. Раньше картошки, капусты, морковки собирали в среднем по 110 центнеров с гектара.

Когда мы посадили голландские семена и следовали технологии, то получили 530. Через три года, когда попробовали не покупать в Голландии семена, то получили те же 110. К сожалению, мы свое семеноводство, селекционную работу загубили, нам приходится брать семена и молодняк скота и птицы за границей. Нам надо в первую очередь это возрождать.

— Как возможно все-таки активизировать все эти процессы, поднять сельское хозяйство, решить земельные вопросы? Кто этим должен заниматься?

— Есть очень хороший выход, в свое время предложенный еще нашей царицей, когда заселяли разные регионы. — Людям давали землю, предоставляли бесплатный переезд, давали подъемные семена и прочее-прочее. И ведь потянулись не только российские жители, но даже из Германии.

Потом была даже республика немцев Поволжья. Государство было заинтересовано в том, чтобы развивать земельные дела и получать урожай.

— То есть вы за преимущественно бесплатную раздачу земли?

— Сегодня — капиталистический мир, мы все — Запад, хотим по-западному. У нас объявлена частная собственность на землю, но это не принципиально. Когда Венгрия, Польша, Болгария и другие страны Восточной Европы были социалистическими, там осталась частная собственность на землю. В то же время в ряде капиталистических стран земля государственная. И это не мешает. Важен не принцип — чья земля, важны условия.

Человеку, который купил или взял землю в аренду на 49 или на 99 лет, важно быть уверенным, что ему будет помогать государство, оно его будет защищать, в том числе от засилья иностранного. Сегодня в большинстве стран объединенной Европы сельское хозяйство собственное, в принципе, задавлено. Потому что одни немецкие сельхозпроизводители могут завалить своими продуктами половину Европы.

Обязательно должны быть равные условия, что для крупных агрокомплексов, что для фермеров, что для частников. Если агрохолдингу дали три рубля на корову, то и фермеру — три рубля. Подход должен быть един, потому что мы постоянно то одних гробим, а потом вытаскиваем, то других. Сохранилась у нас с советского времени кампанейщина, а сельское хозяйство — самое ранимое, там такие наскоки особенно вредны.

— Если будет привлекательные условия, желающие арендовать или купить землю найдутся?

— Конечно же, тяга к земле заложена в нашем народе. Мы же были преимущественно сельской державой. Сейчас есть множество примеров, когда люди просто бросают работу и уходят из города на землю, чтобы получать экологически чистые продукты, воспитывать детей, чтобы они понимали самое главное, что кормилица-то у нас — земля, а не супермаркет.

— Правительство планирует сократить срок изъятия неиспользуемых сельхозземль с 5 до 3 лет. Как вы к этому относитесь?

— Конечно, это нужно делать. На это есть несколько причин. Достаточно серьезно развиваются крупные агропромышленные холдинги — самые крупные землевладельцы. У них есть полная производственная цепочка по производству и переработке. Это неплохой вариант, но есть территории, где раньше все использовалось, а теперь уже 15-летние деревья растут. А ведь мы целину распахивали, чтобы земли добавить.

Но есть две основных категории. Первая — надо возвращать в сельхозоборот земли, которые сегодня просто простаивают у сельхозпроизводителей. Вторая — надо возвращать в сельхозоборот земли, которые были куплены про запас. Это земли вблизи крупных населенных пунктов. Их очень много, но сложно сказать, сколько точно, потому что такие данные никто не публикует.

Компании, которые по дешевке скупали у тех же селян неоформленные паи, и не смогли их перевести в индивидуальное жилищное строительство, заниматься сельхозработами не хотят. Они ждут, когда, может быть, что-то изменится.

Поэтому нельзя всех грести под одну гребенку. К тому же, недавно минэкономики подготовило законопроект, чтобы с 2016-го года деление земли на категории отменить. Сейчас этот законопроект висит на regulation. gov.ru.

— С какой целью они планируют отменить?

— Под строительство.

— Но уже и сейчас очень много махинаций по этой теме…

— Ну, махинации-то у нас всюду есть. Это «святое» дело… А главная цель законопроекта — снижение барьеров для застройщиков. Вообще, надо следовать закону. У нас законы, которые приняты, дают нам всем возможность нормально жить.

У нас хромает просто их исполнение. Как всегда главные беды — дураки и дороги. А все из-за того, что закон — как дышло. Поэтому мы не можем нормально построить свою страну.

Монастырские хозяйства готовы увеличить количество произведенных в своих хозяйствах продуктов питания. Они уже стали выращивать больше овощей и зерна, разводить рыбу и сделали богаче ассортимент своих сыров — в том числе это моцарелла, качотта, рикотта. Часть хозяйств планирует выйти в торговые сети и поставлять продукты в Москву, Санкт-Петербург и другие российские города. Как рассказал «Известиям» заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Русской православной церкви (РПЦ) священник Роман Богдасаров, в монастырях возрождается традиция кормить людей во время трудных ситуаций.

Как рассказал Роман Богдасаров, монастырские хозяйства готовы внести свой вклад в импортозамещение и могут его со временем увеличивать.

— Нужно, чтобы пришел ритейлер и сказал, что хочет, допустим, наладить продажу линейки православной продукции — от молока до глазированных сырков. Всё, пожалуйста! Монастырские хозяйства могут это производить. Но сами они заниматься продвижением товара на рынок не будут, потому что это не их компетенция. Как оповестить ритейлеров?

Пока же хозяйства, не привыкшие работать на большом рынке, ориентируются прежде всего на нужды местных жителей.

— На Руси была традиция: люди в трудной ситуации — когда голод, мор, война — всегда могли прийти в монастырь за пропитанием. И в монастыре всегда были склады продовольствия, чтобы кормить людей. Сейчас эта традиция восстанавливается. Люди остаются без работы, и они приходят в монастыри с просьбой дать им денег, помочь им трудоустроиться. И монастыри вынуждены расширять хозяйство для того, чтобы кормить тех, кто приходит, нанимают пришедших работать в своих хозяйствах. Для многих людей, особенно в глубинке, где работы нет, это большая помощь, — говорит Богдасаров.

Он добавил, что хозяйства при монастырях могут снабжать россиян и непродовольственными товарами.

— Например, это могут быть православные интерьеры — чтобы люди имели возможность купить мебель, сделанную у нас, — более дешевую и соответствующую традициям, а не только итальянскую или немецкую, — сказал он.

Эконом Валаамского монастыря отец Ефрем Мухин рассказал, что после введения санкций в монастыре было принято решение активнее заниматься хозяйством. Сейчас в монастыре выращивают 60–70 т форели в год, в планах — 200 т.

— Рыба растет 3 года, — пояснил отец Ефрем. — Сейчас мальки весят по 7 гр. Нужно, чтобы вес был по 2 кг.

По его словам, 200 т форели — тот показатель, который был у монастыря до 2011 года, когда на рынок активно пошла норвежская семга, а форель с Валаама проиграла ей в конкурентной борьбе. Сейчас хозяйство обеспечивает форелью остров Валаам — в первую очередь жителей и посетителей монастыря. В дальнейшем рыбу планируется отвозить и на материк, чтобы она попадала там в магазины.

— Раньше наша рыба была на прилавках магазинов в Петербурге и Мурманске, — сказал отец Ефрем. — Но мы не сдавали ее напрямую сетям. Мы сдавали ее посредникам, которые занимались переработкой. Сейчас мы бы хотели привлечь инвестиции для строительства цеха переработки рыбы. Тогда она могла бы храниться не 2–3 дня, а дольше и мы могли бы отвозить ее напрямую в сети.

Также монастырское хозяйство планирует поставлять на рынок сыры — в том числе такие сорта, как моцарелла, качотта, рикотта (итальянские сорта), монастико (собственный сорт, разработанный при участии итальянских специалистов). Как рассказал отец Ефрем, предполагается, что сыры с Валаама могут дойти не только в Питер, но и в Москву.

— Сейчас отечественная продукция начинает быть конкурентоспособной, — сказал отец Ефрем. — Потому что раньше было выгоднее закупать за границей, чем производить самим. И когда была такая тенденция, многие хозяйства сократили выпуск продукции. В том числе и наше хозяйство. Недавно мы ставили вопрос только об обеспечении самих себя. Сейчас у нас процесс восстановления и освоения площадей.

Ритейлеры, по их словам, готовы работать с кем угодно, лишь бы продукты были качественными.

— Для нас непринципиально, кто производит — монастырь или личное подсобное хозяйство. Суть лишь в том, чтобы деловые отношения развивались в правовом поле, а продукция отвечала требованиям безопасности и качества, — заявили в «Азбуке вкуса».

По словам Романа Богдасарова, сельским хозяйством активно занимаются также в монастырях Калужской, Тульской, Тверской, Рязанской областей, на Кубани. При этом не все хозяйства планируют выходить на большой рынок.

Как рассказали в службе снабжения Оптиной пустыни — монастыря в Калужской области, — о выходе на рынок речи пока не идет, пока продукты доставляются в дома престарелых, больницы и тюрьмы. Также ее отвозят «в патриархию, а оттуда она рассылается бедным монастырям».

— Можно сказать, что у нас монастырь в аграрном отношении самый мощный, — сказали в службе снабжения. — В этом сезоне было собрано 800 т пшеницы. Сейчас будем убирать картошку. Будет около 500 т. Также мы выращиваем практически все остальные сельскохозяйственные культуры, но не в таких больших масштабах, а чтобы обеспечить самих себя.

Гендиректор аналитического агентства «Сегмент» Денис Никитаc считает, что монастырские продукты будут востребованы сетями премиум-класса. А для владельцев магазинов эконом-класса закупка такой продукции будет невыгодна.

— В целом выход в сети крайне сложен. Для монастырей этот вопрос будет трудно решить с юридической и торгово-маркетинговой точек зрения. Дело в том, что сети всегда выставляют низкую закупочную цену. Стоимость монастырских продуктов в силу своих качеств выше, поэтому не всем сетям это интересно. К тому же такие продукты по определению не будут закупать в больших массивах — только отдельные стенды и уголки. Такая продукция не вписывается в общий ассортимент сетей, поэтому все договоры на поставку будут заключаться только на эксклюзивных условиях, что означает для владельцев сетей дополнительные издержки. Здесь без указания свыше — просьбы на уровне патриарха к владельцам сетей — не обойтись, — поясняет Никитас. — Такая продукция может стать интересной для сетей премиум-класса, таких как «Азбука вкуса» или «Глобус Гурмэ». В них покупатель готов переплатить за то, что несет некое приобщение к религии и гарантирует чистоту продуктов. Для таких магазинов, как «Дикси» или «Магнит», это будет невыгодно.

Никитас также отметил, что продукция под монастырским брендом пользуется у потребителей колоссальным доверием.

— Такая продукция схожа с фермерской — она натуральная, в ней меньше пестицидов и вредных продуктов. К тому же надо учитывать высокий уровень доверия населения к Церкви, следовательно, и ко всему, что производится в монастырских хозяйствах. Потребителям также нравится то, что вся продукция под монастырским брендом, которая идет на реализацию, уже освящена священниками, — говорит он.

Также Никитас отметил, что сейчас растет мода на продукты питания, имеющие отношение к религии.

— Становятся популярными халяльные продукты, которые важны в исламе, считается, что они чистые как в духовном, так и в физическом плане, без примеси вредных и запрещенных веществ. Уже давно реализуется продукция, чистая с точки зрения иудейской религии. На аналогичную православную продукцию также можно прогнозировать высокий спрос, — сказал он.

Эксперт полагает, что для массового производства монастырской продукции усилий одного хозяйства будет недостаточно.

— Не каждое хозяйство производит такие объемы продукции, которые можно отдать на продажу. Часто монастыри обеспечивают только себя и ближайшие деревни. Поэтому я предполагаю, что будут создаваться объединения монастырей с хозяйствами, колхозами, фермерами в одном районе. И это хозяйство будет реализовывать свою продукцию под брендом монастыря, находящегося рядом, — говорит Никитас.

Управляющий партнер Management Development Group Дмитрий Потапенко считает, что ни одну сеть не смогут заинтересовать монастырские продукты.

— Богу — Богово, кесарю — кесарево, — сказал он. — Это всё равно что на автомобильном заводе ставить на машины кованые болты. Сети — это, по сути, заводы, и с ними должны работать производители, которые тоже как заводы, а не как мелкие лавочки. Не будет же монастырь 20-тонными машинами поставлять в сеть свою продукцию.

Россия > Агропром > agronews.ru, 31 августа 2015 > № 1472910 Евгений Богомольный


Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 27 августа 2015 > № 1468325 Александр Рыбаков

Комментарий. «Кооперация – это не «купи-продай»

В Санкт-Петербурге продолжает работу XXIV Международной выставки-ярмарки «Агрорусь-2015».

«Агрорусь» уже более 20 лет является эффективной площадкой для демонстрации достижений малых форм хозяйствования, в которой участвуют более 1000 отраслевых компаний, фермерских хозяйств и частных предпринимателей. В этом году участник уделили особое внимание теме импортозамещения. Представленные экспозиции демонстрируют широкий потенциал отечественного производителя.

Первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Евгений Громыко сообщил, что на государственной поддержки сельхозкооперативов предусмотрено 400 млн рублей из федерального бюджета. Новое: грантовую поддержку на развитие материально-технической базы для переработки, хранения и реализации произведенной сельхозпродукции получают сельскохозяйственные потребительские перерабатывающие и сбытовые кооперативы, потребительские общества.

Громыко подчеркнул, что в условиях дефицита бюджетных средств господдержка должна оказываться только эффективным кооперативам с конкретными программами и проектами, обратив внимание участников съезда на то, что большой фронт работы ложится на регионы – именно они должны разрабатывать и реализовывать собственные программы поддержки кооперации и стимулировать кооперативы к развитию на местах.

«От того, как сработают участники программы: какие проекты будут реализованы, какой будет получен результат, – во многом зависит финансирование в будущем», – отметил замминистра.

Ключевым мероприятием выставки является Третий всероссийский съезд сельских кооперативов. Сайт АККОР приводит доклад президента Ассоциации фермерских хозяйств и сельхозкооперативов России Владимира Плотникова на пленарном заседании «Сельскохозяйственная кооперация в условиях импортозамещения»:

– Развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации является для АККОР стратегическим направлением с первых шагов фермерского движения, однако спустя 25 лет приходится констатировать, что массовой разветвленной, многоуровневой по охвату кооперации как не было, так и нет. На всю Россию – менее 6,5 тыс. действующих кооперативов, причем последние три года их численность снижается. В то же время, и отечественный, и зарубежный опыт показывают огромный потенциал сельской кооперации.

Кооперация нужна и крестьянину, и государству. Особенно эффективно может она себя проявить в сбыте готовой продукции, а это 70% фермерских хозяйств и других малых форм хозяйствования считают сегодня главной проблемой.

Если речь об импортозамещении вести всерьез, надо добиваться слаженной и бесперебойной работы цепочки «поле – склад – прилавок – потребитель», выстраивать современные логистические схемы, отсекать от рынка лишних посредников. Во всем мире эти вопросы решают кооперативы, обладающие мощной инфраструктурой, налаженными связями с торговлей, имеющие государственную поддержку.

Но у нас развитие кооперации так и не стало стратегическим направлением аграрной политики. Государство, по сути, самоустранилось от кооперативных проблем. Все внимание обращено на крупный аграрный бизнес, подчеркнул В. Плотников. В то же время, грандиозные задачи по импортозамещению, росту производства продовольствия, социальному развитию сельских территорий без кооперации не решить.

Президент АККОР предложил ряд конкретных мер по развитию кооперации, в частности:

– разработать и принять федеральную целевую программу по развитию кооперации на селе, имеющую межведомственный характер;

– при строительстве оптово-распределительных центров поставить в качестве приоритетной задачи – создание сети низовых сельских, районных ОРЦ на кооперативной основе

– укрепить нормативно-правовую базу сельхозкооперации и создавать благоприятные условия для их деятельности

– в обязательном порядке ввести представителей кооперативных объединений, союзов, ассоциаций малых форм хозяйствования в конкурсные комиссии по отбору грантов на развитие материально-технической базы сельскохозяйственных кооперативов, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Политика импортозамещения открывает дополнительные возможности для выхода на рынок продукции отечественного товаропроизводителя, заявил председатель НП содействия развитию крестьянских (фермерских) хозяйств, сельхозкооперативов и личных подсобных хозяйств Кировской области «Вперед» В. Яценко. Но и в этой ситуации важно то, что продукцию надо продавать ежечасно. А вывести ее на рынок невозможно без сельскохозяйственной потребительской кооперации. И это должны быть не просто кооперативы сами по себе, а именно система: сельский – муниципального района – региональный – федеральный кооперативы. Дело не в их количестве, а в их взаимодействии.

– Мы создали более 30 кооперативов в сельских поселениях, региональный кооператив, сформировали потребителя продукции, он тоже член кооператива, – поделился опытом Яценко. – Этот потребитель – торговая сеть – оказывает услуги по продаже абсолютно всей продукции по рыночным ценам и с расчетом сразу после поставки. Создали цеха по переработке овощной продукции, организовали сбыт продукции на Крайний Север.

Мы убедились: даже региональный, не то что сельский кооператив не в состоянии потянуть такую работу. Кооперация сегодня – не «купи-продай», а наука, технологии, покупка-продажа техники, изготовление оборудования.

Первое: в программе поддержки сельхозкооперации нужно выделить средства на проведение информационно-консультационной работы с населением. Мы работаем в обстановке абсолютной кооперативной безграмотности. Для сельского жителя кооперация – это дорогой райповский магазин. Надо знакомить селянина с принципами современной кооперации, рассказывать об опыте в соседних районах и областях, тогда у него возникнет понимание.

Второе: нужно понимать, что мы работаем с самой бедной частью населения. Чтобы человек поверил в кооперацию, программа ее поддержки должна быть ему понятна как средство заработать на жизнь. Мы работали со службой занятости, и безработные видели реальные деньги, которые можно получить. Именно так создавался кооператив «Исток», и сегодня его пакетированное молоко просят все, кто хоть раз попробовал.

Программа грантовой поддержки сельхозкооперативов должна быть доступна и понятна. 30% софинансирования начинающему кооперативу не потянуть. Софинансирование кооператива должно быть максимум 5%, все остальное – регион и центр.

Третье. Сейчас идет работа по созданию оптово-распределительных центров, есть программа господдержки. Идея хорошая, но механизм реализации изначально порочен. Создается коммерческая структура, главная цель которой – прибыль. Создавать ОРЦ и управлять им должен региональный сельскохозяйственный потребительский кооператив с небольшой мощностью – дальше пусть сам расширяется. И создаваться он должен с реальной и доступной государственной помощью. Эти кооперативы и создадут систему межрегиональной и федеральной кооперации.

В стране уже есть примеры. В Орловской области – целая сеть магазинов «Родное село», приходи и покупай орловскую продукцию. Такую же сеть сельхозкооперативы должны создать по всей России. Без сети нам не прожить – мы так и будем плюхаться каждый сам по себе. Сеть нам никто не создаст, мы должны ее создавать сами. Предлагаю центром ее создания сделать АККОР. Мы не просим помощи – мы предлагаем государству вместе с нами создавать то, чего пока нет: работающую систему сельскохозяйственной потребительской кооперации России.

Малые формы хозяйствования на селе сегодня имеют серьезные проблемы с доступом к кредитным ресурсам. За прошлый год в Россельхозбанке доля кредитов, выданных К(Ф)Х, составила всего 4,8%, ЛПХ – 7,5%, сообщает сайт АККОР. Утверждения банкиров о снижения востребованности кредитных ресурсов у сельских бизнесменов в связи с кризисом и стагнацией аграрного производства ничем не обоснованы, подчеркнула заместитель исполнительного директора АККОР Ольга Башмачникова на секции «Кредитная кооперация – проблемы, пути развития». Основные причины отказов банков в выдаче кредитов фермерам, согласно исследованию: низкая залоговая база – 50%, плохая кредитная история заемщика – 10%. А отказы без какой-либо внятной причины составляют 40%!

Микрофинансовые организации стоят на третьем месте по объемам кредитования малого агробизнеса после Россельхозбанка и Сбербанка, однако оживления на этом рынке нет. Напротив, идет сокращение как числа кооперативов, так и объемов кредитования.

Основная проблема – кредитным кооперативам сложно получить привлеченные ресурсы от коммерческих банков: у них высокие ставки, да и кредитование кооперативного сектора они относят к высоким рискам. Поэтому важно субсидировать не только сельхозтоваропроизводителей, но и стоимость ресурсов для кредитных кооперативов. Такой опыт уже есть в Якутии. В условиях дефицита финансовых ресурсов нужно добиваться привлекательности сельского микрофинансового рынка для населения регионов, где работают сельские кредитные кооперативы. Надо использовать потенциал бывших сотрудников Сбербанка и Россельхозбанка, оставшихся без работы после закрытия дополнительных офисов. Они имеют прекрасные возможности привлечению клиентской базы и т.д.

АККОР, в частности, предлагает: провести докапитализацию Фонда развития сельской кредитной кооперации или долгосрочное кредитование из институтов развития; предусмотреть компенсацию процентных ставок по кредитам, полученным сельскохозяйственными кредитными кооперативами в коммерческих банках; предусмотреть механизм возмещения части процентных ставок по полученным членами СКПК займам в кооперативах через сами кредитные кооперативы; предоставлять субсидии на пополнение фондов финансовой взаимопомощи сельскохозяйственных кредитных кооперативов всех уровней из расчета 1 рубль из средств федерального бюджета на 1 рубль пополнения фонда финансовой взаимопомощи членами кооператива.

Александр РЫБАКОВ – «Крестьянские ведомости»

Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 27 августа 2015 > № 1468325 Александр Рыбаков


Россия. СЗФО > Агропром > rosbalt.ru, 25 августа 2015 > № 1467530 Юрий Лужков

В России необходимо ввести ограничение наценки для оптовой торговли, считает экс-мэр Москвы Юрий Лужков, который сейчас занят сельским хозяйством в Калининградской области. Он предложил установить ее в размере 5% для оптовиков, которые расфасовывают и хранят товар на складах.

"Я продаю гречку, которую произвожу, по цене 40 рублей за килограмм. Я не работаю с оптовиками. Те, кто работает, видят свою гречку в магазине по цене 60–90 рублей за кило. То есть оптовик эту разницу кладет себе в карман. Он тратит деньги на упаковку и хранение товара, и поэтому у него должна быть только небольшая корректировочка, а не такой огромный процент. Он, кстати, паразитирует на народе. Оптовик даже берет деньги с тех граждан, которые покупают хлеб. А граждане уже думают, хватит ли им пенсии или зарплаты на хлеб или придется экономить. Поэтому власти обязаны ограничить наценку, которую могут устанавливать оптовики. Сейчас рубль начал валиться "по-черному", и надо защитить граждан", — заявил Лужков газете "Известия".

По словам Юрия Лужкова, для оптовой торговли, которая минимально работает с товаром (фасовка, хранение), адекватной была бы максимальная планка в 5%. При этом, по мнению бизнесмена, эта мера не должна касаться оптовиков, которые перерабатывают продукцию — модернизируют и модифицируют. "Это нужно уважать, это нужно финансировать", — добавил он.

Россия. СЗФО > Агропром > rosbalt.ru, 25 августа 2015 > № 1467530 Юрий Лужков


Россия > Агропром > agronews.ru, 24 августа 2015 > № 1464526 Михаил Онофрийчук

«Экономика перевозок зерна требует переосмысления».

Недавно крупнейшего оператора на рынке железнодорожных перевозок зерна, "Русагротранс" ("РАТ"), один из конкурентов обвинил в создании для себя благоприятных условий. Генеральный директор "РАТа" Михаил Онофрийчук считает это невозможным под столь пристальном наблюдением Федеральной антимонопольной службы (ФАС), пишет газета «Гудок».

— Как "Русагротранс" оценивает ситуацию с уборкой зерна в этом году, и какой ожидается объем перевозок зерна?

— В своих планах мы исходим из прогноза по валовому сбору в 2015 году на уровне 100—102 млн тонн. Это немногим меньше показателя прошлого года. При этом экспортный потенциал 2015—2016 года — на уроне 30 млн тонн против 32 млн тонн в прошлом зерновом году.

Железнодорожные перевозки зерна в сезоне-2015/2016 могут составить до 19,5 млн тонн — на уровне прошлого сезона, за счет роста перевозок на внутреннем рынке на фоне снижения экспорта.

"РАТ" нацелен на сохранение и укрепление своих позиций на рынке перевозок за счет развития услуг на традиционных направлениях экспорта зерновых в глубоководные порты Азово-Черноморского бассейна, перевозок в порты Балтии и Азербайджан, а также переосмысления технологии, набора услуг и условий работы на внутреннем рынке с нашими традиционными и потенциальными клиентами с целью развития с ними устойчивых долгосрочных взаимовыгодных отношений.

— Есть ли тенденции изменения традиционных грузопотоков по сравнению с прошлыми годами? Возможно, больше зерна пойдет на Восток?

— Мы наблюдаем рост спроса на перевозки в направлении Каспия за счет Ирана. В прошлом году было перевезено 230 тыс. тонн против 19 тыс. тонн в 2013/2014-м. Также есть ощущение, что часть грузопотока из Прибалтики может быть переориентирована на российские порты на Северо-Западе. По Дальнему Востоку есть сдерживающие факторы: высокий железнодорожный тариф (из Сибири зерно выгоднее везти в южные порты), отсутствие квоты для России со стороны Китая, высокие требования к качеству пшеницы со стороны стран Юго-Восточной Азии. А после всего этого можно сказать и об отсутствии специализированного зернового терминала на Дальнем Востоке.

— Южные порты — главные ворота для нашего зернового экспорта. Какова там сейчас загрузка зерновых терминалов и не станут ли они узким местом?

— Мощностей портовой перевалки на южном направлении сегодня, на мой взгляд, достаточно, чтобы обеспечить планируемые объемы экспорта зерна. Вагонов-зерновозов — тоже достаточно. В этом смысле мощности с потребностями можно считать сбалансированными. Все будет определяться качеством планирования, координации объемов перевалки, хранения и перевозки зерна. Ну и традиционно — погодными условиями на юге страны в сезон экспорта. Сбой в любом звене цепочки зерновой логистики может распространиться на всех участников процесса. Сегодня серьезных проблем мы не наблюдаем.

— Один из операторов железнодорожных зерновозов обратился в ФАС с обвинениями, что порты Новороссийска и Туапсе создали для вас привилегированные условия, а они могли бы везти дешевле. Насколько остра конкуренция сейчас в зерновых перевозках по направлению к южным портам и как это влияет на цены?

— Конкуренция в экспортных перевозках зерна на юг всегда была высокой. Прежде всего это автоперевозчики, которые в первые месяцы зернового сезона перевозят до 80% экспортного зерна. В целом автоперевозки в зерновом сезоне — это более 50% перевозок зерновых грузов. "РАТ" работает на высококонкурентном рынке. Мы конкурируем с одним и тем же грузом одного и того же грузоотправителя на одном и том же направлении не только с нашими уважаемыми коллегами — железнодорожными операторами, но и с автотранспортными предприятиями. На формирование наших ставок оказывает влияние ценовая политика, как других железнодорожных операторов, так и автотранспортных предприятий. Чем ближе расстояние перевозки, тем конкуренция с автоперевозчиками выше.

"Технотранс", который вы имеете в виду, — один из наших конкурентов, не более того. Методы конкурентной борьбы каждый выбирает для себя сам. Мы изначально работаем под наблюдением ФАС, выполняем поведенческие условия. В случае, когда мы сомневаемся в возможности использовать те или иные варианты работы, мы по собственной инициативе консультируемся в рабочем порядке с профильными руководителями и специалистами ФАС, и я не вижу поводов, по которым у ФАС могут быть к нам какие-то вопросы. Я считаю, что в основе большинства проблем в компаниях лежат внутренние причины: что-то недодумали, не тех людей пригласили, несвоевременно отреагировали на изменения…

Мы координируем свою работу с портами, РЖД и нашими клиентами таким образом, чтобы максимально использовать имеющиеся производственные мощности и возможности инфраструктуры. Во многом благодаря этой совместной работе была снята проблема большого количества брошенных вагонов на подходах к портам, порты почти вдвое увеличили перевалку зерна на той же перевалочной и железнодорожной инфраструктуре, повысилась ритмичность работы в высокий зерновой сезон.

Мы стараемся маршрутизировать не только перевозки грузов в порт, но и вывод из портов порожних вагонов, что позволяет повышать производительность работы портовой перевалки и разгружает железнодорожную инфраструктуру. Все это оценивают наши коллеги и партнеры, а также грузоотправители, для которых работа с "РАТом" помимо банальной ставки за перевозку приобретает дополнительную ценность в виде уверенности в своевременном и гарантированном вывозе на экспорт большого объема грузов.

Кроме, того важно отметить, что вопрос быстрого оборота вагонов в порту — первоочередной для инфраструктуры. Укрупнение партий, позволяет порту работать с меньшим количеством локомотивов, а переваливать существенно больше груза. Это вопрос конкуренции, с автотранспортом в том числе. И маршрутизация, в том числе вывода вагонов, делает нашу отрасль более устойчивой. Благодаря улучшению технологии мы даже в пиковый сезон перестали читать новости о брошенных поездах на подходах к портам. А порты почти вдвое увеличили свои технологические возможности.

— Возникают ли проблемы с владельцами портовых элеваторов? Насколько их мощности соответствуют потребностям в экспорте и перевозках?

— Мы ориентируемся на оценку мощностей зерновых портовых терминалов в России на уровне 37 млн тонн. Этого, как я уже сказал, достаточно, чтобы при должной координации и ритмичности работы всех участников цепочки зерновой логистики осуществлять экспорт зерна. Все возникающие в ходе работы вопросы к работе портовых элеваторов мы стараемся решать в рабочем порядке и на данный момент серьезных проблем не испытываем.

— Как бы вы оценили парк зерновозов в стране и экономические условия, в которых он сейчас работает? Возможно ли приобретение в таких условиях новых вагонов с улучшенными характеристиками?

— Сегодня рабочий парк вагонов-зерновозов в стране составляет около 38 тыс. единиц, в которых помимо зерна перевозят также шрот, масличные, жом, сахар-сырец и ряд других разрешенных к перевозке в зерновозах грузов. В период сезонного роста перевозок (август—декабрь) рынок вагонов-зерновозов сбалансирован, на нем не наблюдается ни серьезного профицита, ни дефицита. В низкий сезон наблюдается существенный избыток парка. Это специфика рынка, на котором мы работаем. В парке нет вагонов с просроченным сроком службы. Экономика перевозок такова, что существующие на сегодня условия финансирования закупки нового подвижного состава и лизинга вкупе с ценами на новые вагоны-зерновозы, требуют осмысления всеми заинтересованными участниками рынка: вагоностроителями, операторами, банками, лизинговыми компаниями, государственными регуляторами. Это нужно, чтобы можно было выработать совместно такие условия, при которых были бы учтены все интересы и при этом операторы и РЖД сохранили бы за собой текущий объем перевозки зерновых по железной дороге.

Россия > Агропром > agronews.ru, 24 августа 2015 > № 1464526 Михаил Онофрийчук


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 24 августа 2015 > № 1464520 Рустэм Хамитов

В Башкирии неэффективных руководителей госсельхозпредприятий ждет увольнение.

Власти Башкирии всерьез взялись за сельскохозяйственные госпредприятия. Неэффективных руководителей ГУПов, в которые республика вложила большие средства, но так и не получила достойной отдачи, ждет отставка.

Согласно официальным данным, несмотря на то, что по ряду позиций производство в сельхозотрасли по-прежнему в плюсе, в целом наблюдается снижение производительности на 2-2,5 процента по отношению к прошлому году. Как заметил глава региона Рустэм Хамитов, нормальной ситуацию назвать нельзя.

– Когда огромный спрос на импортозамещение, и в то же время мы с вами демонстрируем беспомощность и получаем минус в сельскохозяйственном производстве, это уже вызывает большие вопросы, в том числе к тем людям, которые управляют отраслью, – подчеркнул он. – Персональную ответственность никто не отменял. Мы посмотрим, как дальше будут идти уборочные работы, как дальше будет исправляться ситуация, и, вполне возможно, что по ряду направлений агропроизводства нам придется применять кадровые решения.

Власти республики намерены избавляться от ГУПов, которые приносят убытки и дают ежедневный минус.

– Пока мы с вами два часа заседаем, ряд ГУПов нам уже минус миллион, минус два, минус пять миллионов принесли убытка, - подсчитал Рустэм Хамитов. – Нам не нужны ГУПы, которые не являются амбициозными. Ряд предприятий, в которые вложены колоссальные бюджетные ресурсы, сегодня не растут. У них все хорошо. У них есть сеть магазинов, у них есть товарные потоки, у них есть в цифрах порядка полутора–двух миллиардов рублей оборот, но нам они не нужны.

По мнению главы региона, обороты в полтора-два миллиарда – достойный показатель для частных сельхозпроизводителей, а госпредприятиям надо быть на шаг впереди.

– ГУПы с такими оборотами, куда бюджетные деньги направляются, где есть максимальная поддержка, и не демонстрируют результаты соответствующие, будут преобразованы, и люди, которые их возглавляют, работать там не будут, - предупредил Рустэм Хамитов. – Я об этом говорю открыто. Я даю небольшое время, чтобы пришли в чувство, чтобы принесли нормальные разумные программы развития. Если этого не будет, до свидания. Игры в бирюльки закончились. Нам нужна конкурентная среда, нам нужны хорошо, нормально работающие предприятия, нам нужны крупные агрокомплексы, нам нужна совершенно другая экономика.

Как отметил глава региона, Башкирия будет ориентироваться «на своего инвестора», поскольку «реализованный проект – только тот, который ведется своим инвестором». Что же касается частного капитала со стороны, то, как правило, эти люди работают на кредитах и далеко не всегда держат слово.

– У них нет своих ресурсов. Они приходят, обещают, а потом мы им даем хорошие условия для работы, а они под эти условия берут кредиты и строят что-то, а большинство не строит и продолжает обещать и обещать, - посетовал руководитель республики. – Где наши крупные предприниматели? Их нет, вымерли как класс.

Согласно официальной статистике, сегодня в большинстве своем в регион вкладывают средства инвесторы со стороны, передает "МедиаКорСеть".

– Это хорошо? – задался вопросом башкирски лидер. – Может быть, с точки зрения привлечения инвестиций. Там инвестиций кот наплакал, их нет. Мы, только мы сами можем, вообще говоря, эту проблему решить. Сельское хозяйство – одна из немногих отраслей, может быть, даже единственная, где мы сами можем поправить ход событий. Машиностроение – там «оборонка», нам тяжело вмешиваться. Нефтехимия, химия и прочие направления из этого ряда – тяжело вмешиваться, крупные госкорпорации со своим менеджментом, со своей системой управления, тяжело нам что-то делать там. Нам с вами осталась «социалка» бедная, недофинансированная и сельское хозяйство. Ещё ЖКХ в придачу. Вот наша сфера деятельности, где мы можем что-то предпринимать, и где у нас могут быть какие-то свои результаты. Всё остальное монополизировано и с такими «вертикалями», что даже не видно, где они заканчиваются.

Сельхозпроизводителям Башкирии нужно задуматься о конкурентоспособности и научиться идти в ногу со временем, считает глава региона.

– Или мы модернизируемся, становимся современными, укрупняемся, показываем результаты высокопроизводительного труда, либо нас просто-напросто «схарчат», съедят. И мы с вами превратимся в сырьевой придаток, - предупредил глава республики.

Рустэм Хамитов призвал сельхозпроизводителей воспользоваться открывшимися после саммитов ШОС и БРИКС перспективами и ориентироваться на рынок Китая.

– Мясо, молоко, продукты питания – тот избыток, который нам не нужен, мы можем продавать там. Но у нас есть хоть одна партия товара, которую мы отправили бы в Китай и посмотрели, «пощупали» бы рынок Китая? Что это такое, как там работается, какие цены?

Одна из основных бед республиканского сельского хозяйства – отсутствие инициативы, считает Рустэм Хамитов.

– Потребность в продуктах питания высока, в качественных продуктах питания – высочайшая. Рынок просто кричит: «дайте нам продукты питания!». В ответ – глухое молчание. И минус два процента по сельскохозяйственному производству, - отметил он. – Ещё раз предупреждаю: не исправите ситуацию, товарищи, которые занимаются сельскохозяйственным производством, – исправлять её будут другие люди. Много времени на то, чтобы вы продемонстрировали образцы успешной работы, я вам не дам.

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 24 августа 2015 > № 1464520 Рустэм Хамитов


Россия > Агропром > fishnews.ru, 20 августа 2015 > № 1464549 Аркадий Дворкович

Аркадий Дворкович: В списке санкционных товаров не исключены отдельные изменения

Какие-то товары могут исключаться из перечня попадающих под эмбарго, какие-то – пополнить его, но широкомасштабных действий не планируется, заявил вице-премьер Аркадий Дворкович.

Правительство использует точечные меры

В интервью на телеканале «Россия 24» заместитель председателя Правительства Аркадий Дворкович прокомментировал возможность расширения списка товаров, попадающих под ответные санкции РФ.

«Мы постоянно анализируем ситуацию и стараемся не действовать излишне широко, применять именно точечные меры воздействия», - сказал вице-премьер, добавив, что «никакого желания вредить экономическому сотрудничеству России с другими странами» нет.

«Мы принимаем меры там, где нужно действительно защитить интересы наших производителей, в силу того что против них были введены определенные меры, в силу того что им затруднен в том числе доступ к рынку капиталов, к банковскому кредитованию. Это касается как раз наших сельхозпроизводителей. Расширять этот перечень у нас никакого желания нет», - заверил зампред Правительства.

Он не исключил, что отдельные изменения в списках будут – как в плане расширения перечня санкционных товаров, так и в плане его сокращения. Но никаких масштабных действий, по словам Аркадия Дворковича, не планируется.

«Обсуждения есть всегда, на все темы. Но обсуждение не означает, что есть планы. Мы анализируем рынки, анализируем ситуацию и действуем сообразно тем шагам, которые предпринимают в том числе наши партнеры», - рассказал вице-премьер.

Он не исключил, что список стран, в отношении которых действуют ответные российские меры, может расширяться, хотя по каждой стране идет специфический анализ: изучается, к каким санкциям в отношении России присоединилось государство, ко всем или к отдельным.

Уничтожать продукты – неприятно и больно

Зампред Правительства ответил и на вопросы об уничтожении продукции, которая попадает под эмбарго. «Конечно, уничтожать продукты неприятно и больно, и ничего в этом хорошего по большому счету нет», - признал Аркадий Дворкович. Но, добавил он, качество продукции, которую пытаются ввезти в обход продовольственных санкций, вызывает сомнения: в документах может содержаться ложная информация не только о стране, из которой осуществляется поставка, но и есть риск ввоза одного продукта под видом другого, и проверить это не всегда просто.

«За короткое время, которое необходимо, чтобы определиться: безопасен этот товар или нет, проверить это очень и очень сложно и дорого. И государства, которые с этим сталкиваются, как правило, на себя это не берут», - рассказал вице-премьер.

Он отметил: по закону, если останавливается нелегальная продукция из стран, не попадающих под эмбарго, нужно держать ее 60 дней в надлежащих условиях и ждать, пока не появится собственник. Но он, опасаясь наказания, не появляется, и государство вынуждено самостоятельно, в судебном порядке разбираться с товаром, что «очень сложно и дорого», - прокомментировал Аркадий Дворкович.

Напомним, что эмбарго было введено в августе прошлого года в ответ на антироссийские санкции. Под запрет попали поставки в нашу страну сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из США, Австралии, Канады, Норвегии, стран Евросоюза. Список санкционной продукции был утвержден Правительством. В перечень вошла и продукция из водных биоресурсов.

Специалисты неоднократно указывали на то, что в списке не оказалось рыбных консервов. Производители, комментируя Fishnews перечень, отмечали, что это позволит торговым сетям сохранить свои предпочтения и не будет стимулировать российских рыбаков к увеличению выпуска продукции высокой степени переработки.

Причиной для волнений среди предприятий аквакультуры стал запрет на ввоз смолта. Однако затем эмбарго на поставки мальков атлантического лосося и форели (Salmo trutta) сняли.

Этим летом президент Владимир Путин принял решение о продлении санкций – до 5 августа 2016 г. включительно. Была утверждена новая редакция перечня запрещенных товаров. В частности, из этого списка были исключены мальки форели (Oncorhynchus mykiss), молодь (спат) устриц и мидий.

С 14 августа в список санкционных стран дополнительно включены Албания, Черногория, Исландия, Лихтенштейн и Украина (на особых условиях).

С 6 августа ввезенные на территорию Российской Федерации сельскохозяйственная продукция, сырье и продовольствие, попадающие под эмбарго, подлежат уничтожению.

Россия > Агропром > fishnews.ru, 20 августа 2015 > № 1464549 Аркадий Дворкович


Италия. Россия. Весь мир > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 20 августа 2015 > № 1461716 Георгий Каламанов

Георгий Каламанов: «Российская наука готова делиться знаниями и своими наработками с миром».

Заместитель министра промышленности и торговли РФ Георгий Каламанов дал интервью итальянскому изданию WECC, в котором рассказал о российской экспозиции на выставке «ЭКСПО-2015» в Милане: ее концепции и архитектуре, а также о сотрудничестве в агропромышленном секторе.

– Русский павильон является одним из самых впечатляющих на выставке. Какая идея его концепции?

– Выставочный павильон России олицетворяет молниеносное движение, устремленность ввысь. В поиске образа архитекторы следовали традиции динамичной архитектуры павильонов Советского Союза, а потом и России на ЭКСПО.

– В проекте известного архитектора Чобана есть ли элементы, подчеркивающие русский стиль?

– Главной задачей при создании концепции было найти яркий образ, отвечающий современным архитектурным тенденциям. Сочетание простого, но при этом легко запоминающегося объема с фасадом из экологичного материала – дерева стало основной идеей. Но не менее важной задачей архитектурного воплощения стало проявление национальных, исконно русских черт. Россия – страна бескрайних просторов, длинных расстояний, природных лесных массивов. Поэтому, делая павильон своего рода олицетворением пути, обрамленного кажущимся бесконечным ритмом деревянных элементов, очевидно обращение и к типологии русского ландшафта с богатым лесным покровом и пологими возвышенностями, и к традициям деревянной архитектуры России, тем самым создавая скромное, но смелое и самостоятельное, полное достоинства архитектурное высказывание.

– Какую роль может играть Россия в глобальной продовольственной безопасности?

– В России сосредоточены важнейшие ресурсы для сельского хозяйства: водные, земельные. Также имеется существенный потенциал для производства удобрений: как известно, источником для многих из них является газ. Важнейшая составная часть России как субъекта обеспечения продовольственной безопасности – это интеллектуальный капитал. К слову, в павильоне России мы рассказываем о банке семян Вавилова, который позволяет создавать важнейшие сельскохозяйственные культуры в случае угрозы их исчезновения. Также представлено одно из важнейших изобретений в современной агронауке – препарат, обеспечивающий уничтожение всех последствий отравления земли пестицидами. При этом препарат имеет малую стоимость, и все страны, даже самые бедные, могут позволить себе его приобретение.

– Какие сектора сельского хозяйства наиболее привлекательны для иностранных инвесторов?

– Тепличное хозяйство, сельскохозяйственное машиностроение, производство удобрений, аквакультура, в том числе морская.

– Какое сообщение Россия хочет донести до мира?

– Девиз участия России в «ЭКСПО-2015» «Растим во благо мира. Возделываем во имя будущего» призван подчеркнуть огромный ресурсный потенциал и готовность нашей страны к обеспечению продовольственной безопасности в интересах людей во всем мире. Экспозицию российского павильона связывает в единое целое рассказ о российских ученых, своими открытиями внесших неоценимый вклад в обеспечение продовольственной безопасности во всем мире, о богатстве и разнообразии природной среды России, а также об истории, культуре и кулинарных пристрастиях народов, образующих единый многонациональный народ России.

Россия готова к сотрудничеству в агропромышленном секторе, главным образом в сфере реализации на ее территории инвестиционных проектов – законодательство, стимулирующее инвесторов, в том числе на базе государственной поддержки, создано и успешно работает; и в торговом – мы готовы обеспечивать создание агропродукции или удобрений под потребности конкретных клиентов. При этом российская наука готова делиться знаниями и своими наработками с миром. То есть Российская Федерация открыта к сотрудничеству и готова сотрудничать на взаимовыгодных условиях со всеми, кто это пожелает.

Италия. Россия. Весь мир > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 20 августа 2015 > № 1461716 Георгий Каламанов


Россия > Агропром > agronews.ru, 17 августа 2015 > № 1458424 Евгений Арсюхин

Комментарий. Сталин вернулся

Городские сумасшедшие все призывали Сталина – «приди, воскресни», и Сталин вернулся. Ограничение на содержание скотины в личных дворах – это самая что ни на есть сталинщина. Сталин воевал с русским крестьянином, с русским народом, кровью русского крестьянина политы все эти стройки века, аэропланы, ГЭСы и великие победы. Сейчас не будет ни строек века, ни великих побед, но тут же дело не в стройках и в аэропланах, а в том, чтобы уничтожить русского крестьянина, вот она, настоящая цель. И мы видим, что эта задача не снята с повестки дня, сегодня она так же актуальна, как в годы раскулачивания и коллективизации.

Что есть раскулачивание, как не наглое вторжение в жизнь частного крестьянина (да, зажиточного, уж простите, горбом своим наработал) и отъем его личного имущества? Затем стали отрезать огороды. Избивали за собранные в лесу грибы. Отправляли на принудительные работы. Вся система колхозов – это система принудительного труда, и больше ничего. Все это наглое, демонстративное преступление против частного человека, рядового крестьянина. По идее, никого не должно интересовать, сколько у меня за оградой скотины. Но в 2015 году – начало снова интересовать.

Номенклатура из АККОР, эти лощеные радетели за благо народное, конечно, заерзали, с одной стороны, не потерять бы электорат (хотя по идее в АККОР можно загонять и автоматами, да почему нет, грань перешли, теперь можно все), с другой стороны, немыслимо идти против власти, ведь власть, а не крестьяне, дали тебе право зваться лидером крестьянского движения. Юлят.

Вылезли из всех дыр многочисленные «эксперты», которые «объясняют» логику власти. Эксперты кормятся за счет подачек от власти, работа у экспертов такая. Вижу и отдельные восхваления «мудрого курса» со стороны некоторых фермеров, это квазифермеры, симулякры, вообразившие, что, раз у нас теперь санкции и импортозамещение, а в деревне все ж лучше, чем в городе – объявить фермерами себя. Я был в их хозяйствах… Знаете, по западным каналам показывают такое шоу, как горожане в США переезжают в деревню, ну и вся сельская Америка над ними потешается. Вот и у этих квазифермеров такие же хозяйства. Фуагра они делают. Пармезан. Предварительно закупив порошковое молочко на оптовой базе. Сначала наворовали, а теперь пармезан делают. С непременной баней для туристов, ага, «агротуризм» в моде же. И эта публика теперь тоже кричит: хватит держать скотину в ЛПХ!

Я не буду разбирать «аргументы» за это решение, весь этот бред. Фитосанитарные нормы? А давайте устроим проверку в туалете Минсельхоза, нет ли там бактерий? Подтасовка статистики? А давайте для начала, раз статистика подтасована, арестуем всех организаторов Всероссийской сельхозпереписи. Коли сталинщина, давайте заведем дело статистиков. Ну это же они фальсифицируют? Это они приписывают ЛПХ те объемы производства, которых нет? За что же наказывать ЛПХ? Да, еще налоги, говорите… Надо платить налоги. Ну обложите налогом! У вас не заржавеет, обложите. Только подумайте сначала, какой дурак в нынешней деревне вообще скотину держать соглашается. Сколько налога вы соберете с этого дурака. И не есть ли задача власти, чтобы село было живое, чтобы скотина была по дворам? И стоит ли душить налогом тех, кто вопреки мафии сетевых магазинов что-то делает сам. Нет, вы даже не заикнулись о налоге, вы сразу свои грязные лапы сунули в частную жизнь человека, в его двор.

Никаких аргументов «за» не существует. Есть кубанский стиль ведения дел, это когда битой по башке, и этот стиль стал теперь федеральным. Сжигание еды – и шут бы с этой едой, но это была первая ласточка. Вот вторая. Другие ласточки на подходе.

Но кто же этот Сталин? Может, Путин стал Сталиным? Я вас умоляю. Может, Ткачев и есть Сталин? Опять же, я вас умоляю. Ни в каком конкретном человеке Сталина нет, но Сталин везде, он витает в воздухе, и хочет в 2015 году доделать то, что не доделал в годы своего правления. Докликушествовались, братцы.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 17 августа 2015 > № 1458424 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 августа 2015 > № 1455795 Евгений Арсюхин

Комментарий. Как в «подбрюшье Москвы» наконец-то нормальную еду привезли

- Дамочка, шо вы смотрите. Обычные помидоры. С грядки.

- Удивительно, но после этих слов я как раз и решила купить эти помидоры. В самом деле, что я хожу да выбираю? Прекрасные помидоры. Не то, что в сетевом магазине, - сказала мне потом «дамочка».

Дело было в подмосковном Видном, это практически Москва, здания со столичной пропиской видны в Видном из любой точки. Продавец был со Ставрополья, и его южнорусская манера торговли, конечно, поражала не привыкших к тому, что продавец шутит, жителей ближайшего Подмосковья.

- Мужчина, вы куда? – мужчина замирает, как будто пулю в спину получил, - Вам что, ничего не понравилось?

Мужчина покорно возвращается. Но тут было и без ставропольского артиста прилавка на кого посмотреть. Вот женщина из Тверской области, у нее прялка, как те, старые, но на самом деле новая:

- Муж выточил.

К ней подсаживается пожилая женщина, та дает ей кудель, вроде как мастер-класс. Еще у тверичанки куклы, набитые сушеной крапивой.

- С ними надо разговаривать, - доверительно сообщает она покупательнице.

Да что вообще творится в Видном? Ярмарка выходного дня, в центре города, возле кинотеатра. Оператор ярмарки - НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка». Мне уже случалось быть на ярмарке в подмосковном Голицыно, которую организовывала эта компания. Фирменный почерк прослеживается: приветливый чудак на ходулях, гармошка, аниматоры, в общем, по-русски, с удалью. Но в Видном даже интереснее, чем в Голицыно, получилось: Г-образное пространство возле кинотеатра, одно «плечо» - промыслы, мастер-классы и «активности», как говорит молодежь. Другое «плечо» - продукты питания. Сначала натешишься, потом закупишься, и домой. Очень просторно, очень рационально и грамотно все организовано.

Временно исполняющий обязанности Главы городского поселения Видное Александр Усков внимательно слушает женщину – она пришла за покупками, завидела главу, ну и воспользовалась ситуацией.

- Ну, значит, машины ставят и ставят! – экспрессивно рассказывает она.

- Как общаетесь с людьми? Лично, или по интернету? – интересуюсь, когда разговор закончился.

- И так, и так, - машет рукой Усков, и становится понятно, что 24 часа в сутки он, собственно, и общается.

- Ярмарка продлится три дня, пока что, - переходим наконец к делу, - Проводим такое мероприятие в первый раз. Цель? Цель-то понятна, качественные продукты горожанам!

Ловлю замглавы администрации Романа Харланова, потому что вопрос-то остался, а что, у людей практически в Москве – проблемы с покупкой продуктов? Оказывается, да. В Москву не наездишься, через МКАД и через пробки, а местная сетевая торговля «отжигает» - хотя она и в Москве, да и по всей России ведет себя одинаково. Как именно – вы прекрасно знаете.

- У нас тут цены вдвое меньше, чем на колхозных рынках, - говорит Харланов, - Почему с рынками сравниваю? Да потому, что сравниваю по качеству, подобное с подобным. Сюда приехали фермеры из 11 регионов, привезли свои продукты, ну а люди – люди хотят хорошо питаться.

Харланов рассказал, что главная цель – не просто три дня чтобы ярмарка пела и плясала. А чтобы местные магазины заключили бы постоянные контракты с теми производителями, кто прибыл на ярмарку, и чтобы шли постоянные поставки продуктов.

- Сетевые магазины? – уточняю.

- Ну, это вряд ли. Средний бизнес, мелкий бизнес…

А возможно, ярмарка тут и постоянно будет.

- Этот вопрос будем решать с населением.

На месте населения я бы не возражал, бетонная площадь возле кинотеатра все равно никак не используется. По словам Харланова, людей спросят, хотят ли они, чтобы ярмарка выходного дня была здесь всегда. Чтобы она была в другом каком-то месте. Они проголосуют. Ну и – ярмарке быть, как написала бы газета «Правда».

Харланов оказался вообще интересным человеком. Он-то сам всю жизнь в Видном, что для этих мест редкость, город стремительно растет, появляются новые люди со всей России, и мне стало интересно его мнение, что это за люди, как они ведут себя в городе.

- Ну, тут та проблема, что «новые люди» не воспринимают Видное как свой дом. Работают в Москве, тут ночуют, ничего их с Видным не связывает.

- Нет гражданского общества?

- Вот, точно. Но все устоится, это временное явление.

А тем временем на сцене появилась Софья, звезда телепроекта «Голос. Дети». Поет в самом деле хорошо. Как положено звезде, 13-летняя девочка не так-то и проста. Гармонист стал набирать мелодию, она жестом его остановила, обменялись птичьими профессиональными словами, вот, заиграла гармонь в другой тональности, запела. Она из Новомосковска Тульской области, в советские годы страшное было место, в воздухе воняло стиральным порошком, а недавно был – преобразился город. Одно время Софья жила в Видном и выступала перед горожанами задолго до того, как стала звездой федерального телепроекта. Захотел с ней поговорить, женщина, ее опекавшая (у звезды должен быть продюсер), засуетилась:

- Не на пекле, не на солнце!

- Ничего, мы быстро.

Я просто выяснил творческие планы певицы. Певицу манит, конечно же, волшебный мир телевидения. Хочет что-то такое делать в шоубизе. Ну, пожелаем успеха.

Глава - НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка» Михаил Микоц ходит щеголем, на нем солнечные очки, вижу, ярмаркой доволен.

- Вы никогда не подбирались так близко к Москве? – задал я глупый вопрос.

- Да мы и в самой Москве работали!

Но видно, что Видное (да, тут словами бесконечно можно играть) – место, которое Микоцу по душе, он бы тут развернулся.

- Мы долго искали идеального оператора, и наконец нашли! – бросил, пробегая, глава «торгового отдела администрации» Эдвард Вагин.

Ну, нашли, и хорошо! Я, если честно, все отирался возле промыслов, таких там молодцов собрали. Тут тебе и мастер-класс по керамике: маленькая девочка садится, надевает фартучек, и бесстрашно погружает руки в глину. Тут и ковка, выкованное можно забрать с собой. Куют отец, словно сошедший с обложки книжки про русичей, и такие же его дети, сыновья, у всех волосы длинные, профили тонкие, я про одного подумал, что он девчонка, но нет, мышцы-то играют.

Затем решил постичь ярмарку самым простым способом – как покупатель. Отдал должное «просто помидорам» из Ставрополья, купил исключительно дешевой и хорошей картошки, запал на огурчики – такие, какие надо огурчики, и вместе с жителями Видного поплелся прочь, сминаемый тяжестью покупок.

Видному очень нужна такая ярмарка. Да она и всем нужна. Едим-то ведь отраву. Я для полноты картины прошелся по альтернативным точкам. Ну, сетевой магазин он и есть сетевой, непременный охранник на входе раздевает тебя взглядом, ты уже преступник для него, кричащие этикетки «Акция, скидки!» - и все несвежее, все пластиковое. Еще две бабки сидели возле аптеки, зелень и грибы. Все. Конечно, Микоцу тысячи людей «спасибо» скажут. А если получится у них в Видном обосноваться – так постоянно будут говорить.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 августа 2015 > № 1455795 Евгений Арсюхин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter