Всего новостей: 2008491, выбрано 359 за 0.087 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Медицина: Скворцова Вероника (63)Пичугина Екатерина (27)Кузина Анастасия (21)Печатников Леонид (19)Панюшкин Валерий (16)Онищенко Геннадий (15)Рошаль Леонид (15)Цыб Сергей (15)Бузиашвили Юрий (14)Чернова Наталья (12)Алленова Ольга (11)Мурсалиева Галина (11)Рыбина Людмила (11)Тарасов Алексей (11)Андронова Анна (10)Иванов Виктор (10)Иоселиани Давид (9)Кругман Пол (9)Медведев Дмитрий (9)Попова Анна (9) далее...по алфавиту
Таджикистан > Медицина > news.tj, 21 февраля 2017 > № 2086611 Бахтиёр Ахмедов

Академик Ахмедов: Рак нельзя победить голыми руками!

Тилав РАСУЛ-ЗАДЕ

«Проблемы онкологии должны обсуждаться на правительственном уровне»

Если бы во всех районах и городах онкологические кабинеты были бы оснащены новейшим оборудованием и создавались бы необходимые условия для точной диагностики, тогда бы мы узнали более точное количество больных раком людей. И их было бы гораздо больше, чем по официальной статистике.

«АП» встретилась с доктором медицинских наук, профессором Бахтиёром Ахмедовым.

- Бахтиёр Почомирович, прошло более 60 лет, как Вы начали свою врачебную деятельность в качестве онколога. Какие кардинальные изменения произошли за этот период в науке онкологии и лечении онкобольных?

- За этот период, несомненно, в онкологии появились определенные достижения. Внедрялись новые методы диагностики и лечения больных с новообразованиями. Если в пятидесятых годах врачей-онкологов можно было посчитать по пальцам, то сейчас они есть почти в каждом районе. Если раньше наши соотечественники на операции ездили, как правило, в Россию, то сейчас все эти операции можно сделать на родине.

- Однако, судя по официальным данным, рак прогрессирует. Ежегодно только в Согдийской области выявляют порядка тысячи новых онкобольных. В чем причина данного роста?

- Да, несмотря на профилактические меры и научные достижения, к сожалению, случаев заболевания раком становится больше. Но рост онкологических больных является проблемой не локального, а глобального уровня.

В развивающихся странах, к примеру, наблюдается рост туберкулеза, гепатита, малярии, дизентерии, холеры, а вот онкологические заболевания там на низком уровне. Это говорит о том, что люди умирают, не достигая ракового возраста.

В развитых странах, где формируется относительно крепкий иммунитет к инфекционным заболеваниям, растет рак. Есть страны, где заболеваемость раком составляет 400 человек на 100 тысяч населения. В Таджикистане этот показатель - 100 человек.

Однако в нашей стране год за годом рак «молодеет», что должно вызывать особую тревогу. На сегодняшний день рак входит в группу трудноизлечимых заболеваний. Следовательно, не решены все вопросы, связанные с этой болезнью.

К большому сожалению, несмотря на все достижения науки, многие формы злокачественных новообразований не всегда диагностируются на ранних стадиях(часто их локализация затрудняет диагностику). Не имеется каких-либо основных, коренных симптомов, на основании которых можно было бы своевременно и правильно направить больного к врачу-специалисту.

В Таджикистане до сих пор не налажен тотальный учет и регистрация онкологических заболеваний. Мы регистрируем тех граждан, которые к нам обращаются. Проведение вскрытия тел для нас пока не стало нормой. А при 100-процентном вскрытии мы обнаружили бы много случаев наличия злокачественных опухолей.

Если бы во всех районах и городах были врачи - патологоанатомы, цитологи, экдоскописты, рентгенологи, все онкологические кабинеты были бы оснащены новейшим оборудованием и создавались бы необходимые условия для точной диагностики, тогда число зарегистрированных больных с диагнозом опухоли резко увеличилось бы.

Больной у нас сначала обращается к участковому или семейному врачу. И оттого, насколько у этих врачей-терапевтов, хирургов, акушеров-гинекологов, травматологов, офтальмологов - имеются знания по ранней диагностике злокачественных новообразований, зависит число диагностических ошибок, которых у практических врачей могло быть меньше.

- Тогда, может, настала пора подумать об усовершенствовании системы подготовки медицинских кадров в отечественных вузах?

- Да, в системе обучения большие недостатки. Не только высшего звена, но и среднего. Необходимо преподавать онкологию медицинским сестрам, фельдшерам, чтобы они имели определенные знания в этой области. Необходимо увеличивать количество преподаваемых часов в вузах, чтобы будущие терапевты, хирурги, акушеры-гинекологи и прочие врачи знали первые признаки и симптомы онкологических заболеваний.

С другой стороны, наши врачи, не зная методов лечения онкологических больных, либо начинают сами лечить, либо отправляют их к знахарям. Долгое время их лечат всякими травками и лекарствами, вплоть до года. За это время опухоль растет.

Сейчас преподавание предмета «онкология» ведется в ТГМУ имени Абуали ибн Сино, а также в Институте последипломной подготовки, хотя здесь онкология не преподается как самостоятельная дисциплина. Необходимо ввести преподавание онкологии также в медицинских колледжах по специальной программе.

«В лечение онкологии нужно вложить большие средства»

- В нашей стране онкологическими заболеваниями чаще стали болеть женщины и дети. Статистика говорит, что среди ежегодно регистрируемых только в Северном Таджикистане более трех тысяч онкобольных абсолютное большинство составляют женщины…

- В последнее время среди женщин прогрессирует рак молочной железы и шейки матки. Например, в 2015 году только в онкологическом центре Согда было зафиксировано 908 таких больных, что на 55 случаев превышает показатели 2014 года. Если в 2014 году у 557 больных был выявлен рак шейки матки, то в 2015 цифра составила 617 больных.

Причина роста заключается в отсутствии профилактических работ по раннему выявлению этих болезней. Часто сами женщины не соблюдают санитарно-гигиенические нормы. Каждая женщина должна владеть элементарными знаниями о злокачественных новообразованиях. Она сама должна проводить обследование своего тела.

К большому сожалению, в последнее время у нас вообще не проводится массового профилактического медосмотра граждан, в частности женщин. Практика показывает, что у наших женщин все чаще превалирует запущенная форма рака женских половых органов. Поэтому необходимо проводить их осмотр на бесплатной основе.

Многое также зависит от мужчин. Насколько они оберегают своих жен, настолько уменьшается возможность заболевания.

Насчет детей, страдающих онкозаболеваниями, тоже могу сказать с сожалением, что число их растет. Только в онкологическом центре Согдийской области ежегодно проходят лечение более 200 детей. У детей первое место занимают лейкозы, злокачественные лимфомы, рак почек и ретинобластомы.

- Изучены ли основные факторы, которые влияют на рост числа раковых заболеваний?

- На эту тему мало научных исследований. Поэтому сказать твердо о них невозможно. Пыль, грязь, радиационные отходы, некачественные и просроченные продукты, ядохимикаты – все это сказывается на здоровье граждан.

- Какие срочные шаги должны предпринять органы власти, чтобы приостановить быстрый рост числа больных со злокачественными новообразованиями?

- В общем, онкологи не сидят с опущенными руками. Они, как и другие врачи, находятся в поиске методов диагностики и совершенствования методов лечения. Рак - дорогостоящая болезнь. Надо вложить большие средства в данную отрасль. Рак голыми руками не победишь. Только современная наука, высокие технологии могут это сделать.

В XXвеке рак объявили болезнью века. Он и в нынешнем веке остается болезнью №1, не только в Центральной Азии, но и во всем мире. Проблемы онкологии должны обсуждаться на правительственном уровне. Как я уже говорил, местные органы власти должны позаботиться об обеспечениивсех поликлиник высококвалифицированными врачами-онкологами, лаборантами, новейшими технологиями. В этом деле нам может помочь международное сообщество.

Во Франции каждая женщина имеет своего врача акушера-гинеколога. У нас больные обращаются к первому попавшемуся врачу.

Династия

- Вас можно назвать основоположником династии онкологов Таджикистана. Теперь по Вашим стопам идут Ваши дети и внуки…

- Мой сын Ахмедов Бахром - старший научный сотрудник торакального отделения Российского онкологического научного центра имени Блохина Российской академии медицинских наук. Он там работает уже 22 года. Активный хирург. Выполняет все операции, проводимые на органах грудной полости. Бахром – лауреат премии президента Российской Федерации «Поддержка молодых ученых», лауреат премии Фонда содействия отечественной медицине Президиума Российской академии медицинских наук, является членом Европейского общества хирургов-онкологов, Европейского общества кардио-торакальных хирургов (EACTS), Международной ассоциации по изучению рака легких (IASLC).

Его супруга Макнуна - онколог-гинеколог. Она тоже работает в данном центре.

Зять мой, Галиб Хакимов - доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой онкологии Ташкентского педиатрического медицинского института, дочка Шаходат - врач-радиолог в Ташкентском городском онкодиспансере в Узбекистане. Мои внучки - Шахноз и Гулноз учатся в клинической ординатуре РОНЦ им. Блохина в Москве.

Всего в нашем роду десять человек занимаются онкологией. Наш общий девиз в жизни - слова великого таджикско-персидского поэта Абдурахмана Джами: «Лучший среди людей тот, кто больше приносит пользы другим».

ДОСЬЕ «АП»:

Бахтиёр Ахмедов - автор более 500 научных статьей, 30 научных и учебных пособий. Под его руководством защитили 15 кандидатских и 2 докторские диссертации.

Хирург-онколог, доктор медицинских наук(1976), профессор(1977), заслуженный деятель науки Республики Таджикистан (1983), академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ), ассоциированной при ООН (Санкт-Петербург,2002), действительный член Центрально-Азиатской народной академии «Нури Худжанд» (2000).

Действительный член Московского онкологического общества(1961), председатель Худжандского филиала Противораковой ассоциации РТ (1993), врач высшей категории (1992).

Почетный гражданин г.Худжанда (2003) и г. Линкольн (США, 1998), консультант Согдийского областного онкологического центра (2009).

Профессор Ахмедов включен в число 10 самых популярных ученых-медиков Таджикистана XX века. В 1993 году президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмонов, поздравляя Бахтиёра Ахмедова с 60-летием, назвал его основоположником таджикской школы онкологов.

В 2012 году профессор был удостоен высшей награды РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН - Золотой медали имени Блохина за развитие медицинской науки.

Бахтиёр Ахмедов считает себя счастливым человеком: ему удалось подарить жизнь более чем тысяче излеченных людей.

Таджикистан > Медицина > news.tj, 21 февраля 2017 > № 2086611 Бахтиёр Ахмедов


Россия > Медицина. Образование, наука > gazeta.ru, 18 февраля 2017 > № 2077470 Евгений Александров

«Мы не призываем к запрету гомеопатии»

Глава Комиссии РАН по борьбе с лженаукой о реакции на меморандум о гомеопатии

Александр Сергеев

О реакции на меморандум о гомеопатии, что увидели в нем критики, не читая документа, рассказал председатель Комиссии РАН по борьбе с лженаукой академик Евгений Александров.

— Евгений Борисович, как вы оцениваете реакцию, достигнутую в результате публикации меморандума №2?

— Результат превзошел все наши ожидания. Меморандум вызвал даже более широкую и активную дискуссию в обществе, чем мы надеялись. Публикации о меморандуме вышли в большинстве крупных СМИ и на всех основных телеканалах. Откликнулись многие государственные органы.

Например, меморандум поддержала Федеральная антимонопольная служба, а Минздрав пообещал создать специальную комиссию, чтобы разобраться в вопросе. Мы, конечно, порекомендуем специалистов для участия в комиссии Минздрава.

Позитивная реакция была и на международном уровне, в частности в журнале Nature.

Это важно, поскольку проблема популярности гомеопатии не ограничивается Россией, и сигнал, поступивший из РАН, будет полезен и другим странам.

— Как вы относитесь к критическим выступлениям в адрес комиссии и ее меморандума?

Мы внимательно следим за такими критическими выступлениями и анализируем их. Сколько-нибудь убедительных научно-медицинских аргументов против меморандума нам пока не встретилось. Наиболее серьезные возражения касаются не содержания, а формы меморандума, которая некоторым критикам кажется слишком жесткой. Однако для такой позиции есть все научные основания, и, если бы мы высказались не столь однозначно, это могло бы показаться трусостью и вряд ли привлекло бы необходимое общественное внимание.

К сожалению, многие критики не читали текст меморандума и судят о нем по пересказам в СМИ.

Поэтому значительная часть возражений лишь повторяет аргументы, подробно разобранные в меморандуме и приложениях к нему. Мы будем продолжать разъяснительную работу по таким вопросам. Безусловно, наш меморандум затрагивает серьезные коммерческие и статусные интересы людей, связанных с гомеопатическим бизнесом. Поэтому мы были готовы услышать обвинения в ангажированности и коррумпированности. Подобные обвинения предсказуемы, голословны и всегда сопутствуют критике лженауки. Поэтому они попросту не заслуживают ответа.

— Академик Сергей Колесников, член Комиссии по борьбе с лженаукой, высказал в «Медицинской газете» мнение о том, что меморандум подготовлен и опубликован с процедурными нарушениями и потому не является легитимным документом комиссии. Что вы можете на это сказать?

— Сергей Иванович был включен в состав Комиссии по борьбе с лженаукой летом прошлого года решением президиума РАН, однако с тех пор так и не вышел с нами на связь и в деятельности комиссии не участвовал.

Естественно, что он не в курсе того, как строится наша работа. То, что он выступил с критикой меморандума, не связавшись предварительно ни с подписавшими его экспертами, ни с членами комиссии, ни со мной как ее председателем, выглядит по меньшей мере странно. В глазах многих коллег этот шаг поставил под сомнение его фактическое членство в комиссии. Но раз формальное членство имеет место и упрек в адрес меморандума прозвучал публично, ответ на него тоже должен быть дан публично.

Комиссия по борьбе с лженаукой включает около 60 человек, работающих в разных городах, и действует на общественных началах (не имеет бюджета). Поэтому мы не проводим заседаний с принятием решений голосованием. Официальное Положение о комиссии предусматривает и другие форматы деятельности. В частности, председатель комиссии вправе давать поручения членам комиссии (п. 4.1.3), а также создавать временные экспертные группы (п. 4.1.2) для работы над конкретными вопросами, причем Положение не ограничивает их состав членами комиссии.

Результаты работы экспертных групп при необходимости отражаются в документах, которые публикуются на сайте комиссии или в ее бюллетене (п. 3.5). Положение не требует согласовывать тексты публикуемых документов с каждым членом комиссии или голосованием принимать решения об их публикации. Это могло бы полностью парализовать работу комиссии.

Важные материалы перед публикацией обсуждаются в общей рассылке комиссии, где каждый ее член, желающий участвовать в работе, может вносить свои предложения. За взвешенный учет всех мнений отвечает председатель комиссии. Экспертная группа меморандума «О лженаучности гомеопатии» работала начиная с лета 2016 года, а в общей рассылке комиссии меморандум интенсивно обсуждался в течение декабря и января.

Таким образом, меморандум был подготовлен и опубликован в полном соответствии с действующим Положением о Комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Это экспертная позиция, которая должна рассматриваться как итог работы комиссии строго в рамках ее мандата. При этом мы не выдаем меморандум за консолидированное мнение всей РАН, а если такие слова и звучат в прессе, то это уже журналистские интерпретации.

— Что делать с тем, что многие пациенты и врачи искренне верят в целебные свойства гомеопатии?

— Хотя гомеопатическая магия не имеет никаких научных оснований, есть целый ряд причин для личной убежденности в ее эффективности. Эти причины разобраны в Меморандуме. Мы уважаем право людей придерживаться своих взглядов на заботу о собственном здоровье и не призываем к запрету гомеопатии.

Вполне достаточно отказаться от нее в государственной медицине, которая не должна опираться на лженаучные идеи, а также корректно маркировать гомеопатические препараты как не содержащие действующего вещества и не имеющие доказанной клинической эффективности.

Россия > Медицина. Образование, наука > gazeta.ru, 18 февраля 2017 > № 2077470 Евгений Александров


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2017 > № 2079569 Никита Одинцов

Мы живем во времена, когда интернет стал беспрецедентным источником информации. Но он принес с собой в нашу жизнь и новые опасности. Одна из них – кибер-атаки. Они проводятся с различными неблаговидными целями. Если их и объединяет что-то, так это то, что в современном мире мало кто может чувствовать себя в абсолютной безопасности. Вот и сайт Министерства здравоохранения Российской Федерации недавно подвергся массированной атаке. Как удалось отразить нападение злоумышленников? Об этом беседа с помощником министра Никитой Одинцовым.

- Никита Игоревич, вы курируете несколько интересных направлений в работе министерства. В том числе информационную безопасность ведомства. На днях произошел инцидент, который был широко освещен в СМИ. Некоторые его назвали так: «хакеры напали на минздрав». Мы бы хотели поговорить более подробно об этом. Откуда проводились атаки?

- Та география, которую мы увидели по атакующим адресам - это, в порядке убывания, Япония, далее - США, следом - российские ip-адреса. Далее - Европа и Китай.

В целом, география достаточно необычная, учитывая что традиционно лидируют по числу атак с зараженных серверов страны Юго-восточной Азии.

- Какие действия были предприняты для борьбы с атакой?

- Подробный состав мер по предотвращению подобных инцидентов приводить, думаю, не имеет смысла, дабы не облегчать действия злоумышленников в дальнейшем. Можно сказать только, что при возникновении существенной угрозы, сервисы Минздрава как правило, переводятся на резервное подключение к внешним сетям, а атакуемые ресурсы - переключаются в режим отдельной изолированной зоны не только программными средствами, но и физически.

- На какое время пришелся пик запросов на сайт?

- Пик запросов пришелся на 12 часов дня и составил суммарно на всю сеть около 4х миллионов запросов в минуту.

В среднем, за 6 часов (это - два часа, судя по всему тестовой атаки и четыре часа основной) - около двух миллионов в минуту.

- Как противостояли атаке на сервер?

- Естественно, по мере появления новых атакующих серверов, они максимально оперативно блокировались. С нашей точки зрения, конечно, было бы легче всего блокировать подсети из которых осуществлялись атаки, то есть секциями, как минимум, по 65 тысяч адресов, но федеральное ведомство не может позволить себе подобных действий, так как под блокировку могут попасть вполне законопослушные адреса и зоны, просто исходя из наличия в них нескольких десятков зараженных машин.

- Будете ли вы обращаться в Роскомнадзор с целью блокировки выявленных IP-адресов?

- Особенного смысла в этом не вижу, учитывая что число выявленных адресов составило свыше 3 миллионов. При этом, как показал предварительный анализ, атака шла через взломанные wordpress-сервера. То есть, бесплатные движки, администраторы которых вовремя не устанавливают заплатки безопасности.

Сводную информацию мы, естественно, передадим в компетентные органы, особенно учитывая тот факт, что во исполнение Указа Президента № 260 «О некоторых вопросах информационной безопасности Российской Федерации», Минздрав России осуществляет подключение к сети Интернет через сети Федеральной службы охраны.

- Сколько, по вашим оценкам, вложили организаторы в это мероприятие?

- Сложно оценить, ведь если организаторы использовали собственную сеть – это одни цифры, когда затраты идут в основном на ее создание. Другой вариант – аренда сети на проведение разового мероприятия. Так что приводить цифры здесь особенно нет смысла, разница может составлять несколько порядков.

- На ваш взгляд, в чем заключался смысл этой атаки?

- Наше предположение, на данный момент, - по результатам первичного анализа – скорее всего это была апробация бот-сети с целью поиска «легких целей», то есть исследование возможностей легкого взлома ряда ресурсов министерства.

До консультаций с коллегами из компетентных органов, излишних подробностей мы разглашать не станем, но анализ нескольких сотен дефейснутых (deface – замена содержимого сайта или сервера вредоносным содержимым, с заменой головной страницы коротким «сообщением» от злоумышленников) серверов с которых проводилась атака – показывает на ее ближневосточное сопровождение. Что, конечно, может быть простым совпадением, так как практически любой уязвимый сервер в сети интернет рано или поздно попадает на «черный рынок» для использования в одной или нескольких бот-сетях.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2017 > № 2079569 Никита Одинцов


Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 13 февраля 2017 > № 2085923 Анатолий Махсон

Бывший главврач 62-й: «Проблемы начались после того, как больница попросила денег»

Анатолий Махсон в интервью Business FM рассказал об итогах проверки клиники и высказал мнения, с какого момента у больницы начались проблемы

Продолжение истории 62-й больницы. Бывший главный врач 62-й онкологической больницы Анатолий Махсон в интервью Business FM, рассказал об итогах проверки клиники и о своих обращениях в различные инстанции с просьбой проверить систему закупок лекарств в Москве.

В понедельник Махсон написал открытое письмо мэру Москвы. Текст опубликован на странице врача в Facebook. В своем обращении Махсон усомнился в том, что Сергей Собянин в курсе реального положения дел и предположил, что мэра попросту вводят в заблуждение. Ответив на вопросы обозревателя Business FM Ивана Медведева, Анатолий Махсон развил эту мысль.

Вы действительно считаете, что Сергея Семеновича Собянина просто вводят в заблуждение? Или вот такой оборот в Вашем письме применяется, скорее, чтобы соблюсти рамки приличия?

Анатолий Махсон: Думаю, что так. Понимаете, это я могу залезть на сайт и посмотреть, поискать торги. Я думаю, что у мэра на это нет ни времени, ничего, у него есть люди, которые ему объясняют.

Ну, ранее Вы также обращались с просьбой разобраться в ситуации в Следственный Комитет, ФСБ и в прокуратору. Ответ последовал?

Анатолий Махсон: Нет, ответа нет, просто передали в управление УВД по ЦО, и они там проводят проверку.

На наши неоднократные просьбы, обращенные в Департамент здравоохранения Москвы, чтобы там прокомментировали ситуацию с 62-й больницей, получили ответ, что что-либо по этой теме там скажут после того, как закончится проверка самой 62-й больницы. Если я не ошибаюсь, проверка закончилась в конце января, но мы совершенно ничего не знаем о ее результатах. Может быть, знаете Вы?

Анатолий Махсон: Я знаю, что больница оспорила многие замечания, и все, и на этом тишина.

А какие вообще были претензии после проверки?

Анатолий Махсон: Ну, например, скажем, у нас по статистической отчетности, в этом году смертность была 0,9%, в проверке написано 1,3, там — на 40% больше. Или другое, пожалуйста, там: говорят, что средняя хирургическая активность по больнице — 48%. Это просто неграмотно. Ну, и так далее.

А что касается именно стороны материальной, то есть что Вы закупали дороже.

Анатолий Махсон: Так этого нигде нет.

С материалами проверки, они окончательные? То есть ознакомили руководство больницы. А их не публиковали, потому что я вот не помню, что была где-то новость.

Анатолий Махсон: Понимаете, они очень интересно сделали. Необычно, без заключения, обычно, когда акт проверки делается, потом пишутся заключение и предписание, что нужно устранить. А в этот раз этого не было. Просто на 100 страницах, если там 100 замечаний ... После того как больница ответила, и все, и тишина. То есть, по-видимому, это было сделано для того, что вот мы все написали, потом посмотреть, что больница ответит, а потом, в зависимости от этого, делать, потому что там ведь еще и суд . Когда они сделают на основании каких-то замечаний там, не знаю что, мы можем все это оспаривать в суде.

Но поэтому я прав, что нигде вот широкой огласке не предавалось?

Анатолий Махсон: Нет. И непонятно, что они сейчас, видно, изучают, чтобы понять, что делать дальше.

Когда больница имела автономный статус и могла покупать необходимые лекарства, препараты, медтехнику на собственные деньги, вот собственные деньги — за счет чего они зарабатывались, и, соотношение, какое было собственное финансирование и финансирование из бюджета?

Анатолий Махсон: Леонид Михайлович сказал, что вот 2 млрд 300 млн. Вот из них. 660 млн централизованных поставок. 400 млн — это то, что мы заработали. И остальное УМС и ВМП. Отношение приблизительно такое. Но централизованных поставок по закону автономному учреждению вообще быть не может. Вот когда я ходил к Печатникову разговаривать, я ему говорил, что, если в соответствии с законом как было до 2015 года, нам бы отдали средства, которые тратит город на централизованные закупки для больницы, нам вообще бы ничего не надо было: ни субсидий, ничего. Мы бы все исправили. Вот если бы эти 660 млн отдали больнице, у нас бы вообще проблем не было.

А у вас после этой просьбы проблемы начались? Может быть, в этом дело, что вы просто попросили?

Анатолий Махсон: А после этой просьбы, естественно, нам ничего не отдали, но появилось решение правительства Москвы о переводе в бюджет вместо этой просьбы. Вот и все.

По поводу Ваших планов, что делать дальше? Вот, направлены обращения в ФСБ, СК, прокуратуру, вот теперь к мэру. Если реакция не последует, что дальше? К президенту?

Анатолий Махсон: Президент, в какой-то степени он в курсе, наверное, конфликта, и наверняка это там решается. Ну, посмотрим. Не знаю, я еще об этом не думал.

По словам Анатолия Махсона, 62-я больница уже начала сталкиваться с проблемами из-за потери автономного статуса. Бывший главврач опасается, что многие пациенты в ближайшее время останутся без медикаментов.

Власти Москвы не раз заявляли, что перевод клиники на систему централизованных закупок, напротив, пойдет пациентам на пользу.

Иван Медведев

Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 13 февраля 2017 > № 2085923 Анатолий Махсон


США. Весь мир > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 10 февраля 2017 > № 2068434 Антон Гопка

Животные-долгожители: как нобелевские лауреаты помогают бороться со старением

Антон Гопка 

Forbes Contributor

Биотехнологии достигают все больших успехов в борьбе с хроническими болезнями и старением. В каких направлениях наблюдается наибольший прорыв

Как бы ни разделяли людей сегодня стены, убеждения и потоки тревожных политических новостей, по-прежнему остается то главное, что нас объединяет. Все мы предпочли бы не стареть, не болеть и не умирать. Несмотря на глобальные перипетии, наука в области продления жизни движется вперед.

Ученые из Salk Institute (Ла Хойя, Калифорния) опубликовали в медицинском журнале Cell результаты двух исследований. В первом им удалось омолодить клетки мышей и линию человеческих клеток на основе открытий нобелевского лауреата Синъи Яманаки, который в 2006 году «перепрограммировал» взрослые клетки обратно в стволовые. Новые данные могут позволить обновить клетки без потери функциональности и даже восстанавить клетки сердца после инфаркта. Во второй статье та же команда ученых сообщает о первом успешном эмбрионе гибрида человека и свиньи, выращенном в свиноматке до 4 недель (далее эксперимент прерывался по этическим соображениям). В гибридном эмбрионе формировались клетки-предшественники всех основных видов тканей. Это может позволить выращивать человеческие органы, которые обладали бы корректной формой и не отторгались иммунной системой реципиента.

К сожалению, перечисленные прорывные исследования не являются инвестиционно привлекательными, а вероятность достижения ими рынка близка к нулю. В данных проектах остаются открытыми абсолютно все риски: от технологических и регуляторных до рыночных и финансовых. Сегодня среди наиболее инвестиционно привлекательных направлений в области борьбы со старением является регулирование хронического воспаления, сенесцентных клеток и клеточного метаболизма.

Хроническое воспаление

Старение и все возрастные заболевания сопровождаются хроническим воспалением. В октябре 2016 года нобелевской премии по физиологии и медицине удостоился Йосинори Осуми «за открытие механизмов аутофагии». Клетки используют механизмы аутофагии для избавления от поврежденных белков и органелл, которые вызывают в организме хроническое воспаление. Нарушение аутофагии, предположительно, приводит к болезни Паркинсона, диабету второго типа и другим заболеваниям, связанным со старением.

Успешные предприниматели не борются со старением, а находят критичное заболевание, в основе которого лежит процесс хронического воспаления, и разрабатывают соответствующий препарат. Так, например, считается, что неалкогольный стеатогепатит («НАСГ»), которым страдают 3-5% населения, во многом, обусловлен хроническим воспалением клеток печени. Более легкая форма заболевания «ожирение печени» распространена у порядка 25% населения развитых стран. В России заболеваемость существенно возросла с 27% в 2007 году до 37% в 2014-м (особенно у людей от 18 до 39 лет). Развитие заболевания приводит к циррозу или раку печени, а также сердечно-сосудистым осложнениям.

На данный момент в мире по-прежнему отсутствуют одобренные лекарства по этому показанию. Сегодня гастроэнтерологи и гепатологи вынуждены просто рекомендовать низкокалорийную диету. В разработке находятся порядка пяти молекул, но основное внимание инвесторов приковано к препаратам двух успешных компаний: многомиллиардная Intercept и Tobira Therapeutics, в совет директоров которой я входил до мая 2015 года.

Препарат Tobira блокирует развитие хронического воспаления и фиброза, постепенного разрастания соединительной ткани, которое приводит к отказу органа. В августе прошлого года Tobira опубликовала результаты клинического исследования, в котором было выявлено сокращение фиброза в течение срока наблюдения в один год – ранее для такого прогресса требовались годы. Именно фиброз является главным фактором риска, приводящим к смерти пациентов, раку печени и необходимости трансплантации органа.

Менее чем через месяц после объявления результатов Tobira, капитализация которой на бирже составляла менее $90 млн, была приобретена компанией Allergan с суммой сделки до $1,7 млрд (19х к рыночной капитализации). Среди инвесторов Domain Associates, Frazier, Canaan, «Роснано» и ATEM Capital. Это наглядный пример того, насколько неэффективной может быть оценка стоимости компании на публичных рынках в секторе Life Sciences и какие существуют возможности для арбитража при глубоком фундаментальном анализе.

Сенесцентные клетки

Другим направлением исследований в области продления жизни является устранение «старых» клеток. В организме человека клетки запрограммированы на ограниченное количество делений («предел Хефлика»), после чего они переходят в статус живых неделящихся (сенесцентных) клеток. Такие клетки вырабатывают белки, приводящие к хроническому воспалению. Соответственно, компании-разработчики пытаются найти молекулы (так называемые «сенолитики»), которые могли бы выборочно «обнулить» сенесцентные клетки и устранить «одряхление» организма.

Американская венчурная индустрия долгое время скептически относилась к подобным разработкам. Но в октябре этого года крупнейшие американские фонды повысили ставки. Компания Unity Biotechnology, работающая в области борьбы со старением и еще не приступившая к клиническим исследованиям, привлекла $116 млн. Среди инвесторов владелец Amazon миллиардер Джефф Безос, китайская фармкомпания WuXi PharmaTech, венчурный фонд Mayo Clinic, Arch Venture Partners, Fidelity и другие.

Разработки Unity сосредоточены на показании атеросклероза, но технологическая платформа теоретически касается всех заболеваний, связанных со старением. Как правило, такими крупными инвестициями фонды создают дополнительный труднопреодолимый барьер для входа конкурентов.

Клеточный метаболизм

В августе прошлого года в журнале Cell вышла публикация, утверждающая, что старение обусловлено прежде всего нарушением метаболизма клеток. Поэтому считается, что низкокалорийная диета и голодание обеспечивают продление здоровой жизни. Ученые пытаются сымитировать эффект с помощью препаратов. Одним из них является метформин, который применяется при диабете.

В результате метаанализа применения метформина 180 000 пациентами-диабетиками было установлено, что они в среднем живут дольше, чем здоровые люди, не принимающие препарат. Патентная защита метформина истекла, и привлечь деньги инвесторов для проведение клинического исследования, доказывающего продление жизни с помощью метформина, затруднительно.

Другим подобным препаратом является рапамицин, который существенно продлевает жизнь лабораторным животным. В октябре 2016 году вышла публикация о продлении срока жизни мышей на 60% с помощью рапамицина, при этом препарат давали мышам в течение ограниченного периода в середине жизни (а не с рождения).

Рапамицин сам по себе не защищен патентом и для инвестиций не интересен. Но на одном из заседаний набсовета Национального института рака США (National Cancer Institute), на котором обсуждались проекты, получающие государственные гранты США, я обнаружил компанию, которая разрабатывает проприетарную реформуляцию рапамицина.

Основатель компании – Нил Десаи. В свое время он совместно с ученым-предпринимателем Патриком Синсяном создал компанию Abraxis Biosciences. Десаи разработал собственную наноплатформу и вел разработку препарата абраксан для лечения ряда сложных онкологических заболеваний. Компания Abraxis Biosciences была приобретена фармгигантом Celgene в 2010 году за $3 млрд. В результате сделки Патрик Синсян стал мультимиллиардером.

Десаи стал старшим вице-президентом Celgene, а в 2014 году взял у работодателя лицензию на свою платформу и начал разрабатывать наноформуляцию препарата рапамицин с целью снижения побочных эффектов. Препарат уже показал высокую безопасность и десятикратный рост специфической активности, что, предположительно, улучшит профиль препарата по побочным эффектам, как это было в случае с абраксаном.

Это типичный пример минимизации целого ряда рисков ранних разработок – использование доказано эффективного препарата и клинически подтвержденной платформы, обеспечивающей принципиальную дифференциацию продукта. Благодаря реформуляции препарат может быть защищен достаточно сильными патентами. Пожелаем Десаи повторить свой успех и сделать своих инвесторов миллиардерами и в этот раз.

В целом инвестор в «старение» должен обладать успешным опытом адаптации особенностей этой сложной инвестиционной темы к ожиданиям публичных рынков и стратегических партнеров. Также важно диверсифицировать вложения – в данном случае по технологиям и механизмам действия. Сбалансированный портфель из лучших компаний-разработчиков сможет обеспечить инвесторов исключительной доходностью.

США. Весь мир > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 10 февраля 2017 > № 2068434 Антон Гопка


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 9 февраля 2017 > № 2070634 Виктор Тутельян

Главный диетолог Минздрава России Виктор Тутельян дал интервью изданию "АиФ Здоровье"

Виктор Александрович, Институту питания уже скоро 60 лет, и 55 из них вы в нём работаете. Это серьёзное научное учреждение с большим количеством кафедр и лабораторий, клиникой здорового питания, поликлиникой… Однако в нашей стране как-то не принято воспринимать эти области всерьёз. Люди едят что попало. Почему так?

–Таков, к сожалению, наш менталитет. Но для учёного неправильно пенять на темноту и необразованность народа. Надо людей просвещать. Так вот, не устаю повторять: если хочешь жить долго и не болеть, надо заботиться о том, что ты ешь. Мы получаем энергию не от солнца, не от дерева и не из космоса, сколько бы об этом некоторые ни говорили. Это ненаучная чушь. Единственный источник нашей энергии – это продукты питания.

Тем не менее считается, что современному человеку не то что переедать, даже есть досыта нельзя, чтобы не растолстеть…

– Надо приучать себя к привычке быть всегда немножко голодным. «Немножко» – ключевое слово. Не доводить себя до голодных обмороков и головокружений, не изводить себя изнурительными диетами, а есть всё, чего хочется, но понемножку. Есть очень точный показатель вашего здоровья – напольные весы. Пользуйтесь ими хотя бы раз в неделю – и всё будет под контролем.

Как по-вашему, ожирение – это болезнь или просто безволие?

– Ожирение – это болезнь, но в большинстве случаев причина его – безволие. В наше время оно приняло характер эпидемии. По подсчётам специалистов, каждый сверхнормативный килограмм веса повышает вероятность различных заболеваний и укорачивает жизнь. Даже небольшой излишний вес может сократить продолжительность жизни на 3–5 лет, а страдающие выраженным ожирением живут на 15 лет меньше. У таких людей практически нет шансов дотянуть до 75 лет. Ведь ожирение – это дисбаланс, неизбежно приводящий к нарушению здоровья. Жировые образования требуют дополнительного кровоснабжения, а значит, увеличивается нагрузка на сердце. Жир поднимает диафрагму, смещает сердце, ухудшает работу лёгких, что приводит к одышке, сердцебиению, быстрой утомляемости. К тому же у тучных людей многие заболевания протекают тяжелее, чем у людей с нормальным весом.

Но ведь тучные люди были всегда, а во времена Рембрандта или Рубенса даже считались эталоном красоты.

– Ожирение старо, как само человечество. Наверное, этой проблемы не знали лишь пещерные люди. Сейчас избыточный вес имеют более миллиарда землян. В нашей стране эта патология становится проблемой из разряда наибольнейших. Посмотрите, сколько вокруг молодёжи с избыточной массой тела! В Европе от 20 до 36% детей и подростков весят больше нормы. Россия здесь не исключение.

За каждые два-три года мы набираем по три кило. Наши женщины уже давно среди мировых лидеров по тучности, но в последние годы их уверенно догоняют мужчины. Так что, если мы не хотим своим примером способствовать деградации земной цивилизации, надо вспомнить, что мы – представители вида «человек разумный».

В чём же причина того, что человечество толстеет? Где-то слышала, что в этом виноват вирус…

– Это пока ничем не подтверждённая гипотеза. Точно известно, что виноват в этом наш малоподвижный образ жизни. Это расплата за технический прогресс. Каждый день средний россиянин, не готовый к физическим нагрузкам, потребляет на 1200–1500 килокалорий больше, чем ему нужно. Какой выход? Бегом на стадион, наматывай круги до седьмого пота, плавай, ходи в тренажёрные залы, получай настоящие нагрузки! Тогда можно есть сколько хочешь. Нет такой возможности – ешь мало, но правильно, и запивай витаминами и БАДами.

Много раз слышала от ваших коллег-врачей, что витамины и БАДы бесполезны и даже вредны.

– На самом деле мы очень серьёзно исследуем различные витаминно-минеральные комплексы и БАДы и приходим к выводу, что они являются важнейшим компонентом здорового питания современного человека. Откуда мы ещё можем получить в нужном объёме весь спектр жизненно необходимых веществ (аминокислоты, жиры, 12 витаминов, десяток микроэлементов, минеральные и биологически активные вещества), если не таким образом?

Скоро начнётся очередной Великий пост. Скажите, с точки зрения диетолога, длительное воздержание от животного белка, наверное, не полезно?

– Пост касается в первую очередь людей здоровых. Для детей, беременных женщин, людей, страдающих тяжёлыми хроническими заболеваниями, такие испытания вредны. Если же нет никаких противопоказаний, подобная встряска для организма может быть полезна. Важно только восполнять дефицит жидкости. Во время поста надо пить до 3 л воды в день, и всё будет в порядке. Для того чтобы восполнить дефицит кальция, во время поста особенно важно добавить к обычному витаминному рациону препараты кальция.

А вообще важно помнить, что в православии пост никогда не был эквивалентом голодания. На Руси издревле существует богатое и разнообразное «постное» меню. При этом мы должны понимать, что главный смысл поста – духовная работа.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 9 февраля 2017 > № 2070634 Виктор Тутельян


Россия > Медицина > chemrar.ru, 8 февраля 2017 > № 2068908 Ольга Васильева

Как будут развиваться мегасайенс-проекты в России, будет ли Московский международный рейтинг МГУ включен в перечень рейтингов программы «5-100» и когда министерство представит новый закон о науке — в эксклюзивном интервью Indicator.Ru c министром образования и науки Российской федерации Ольгой Васильевой.

В день науки о науке: эксклюзивное интервью Ольги Васильевой

— В декабре президент Путин подписал Стратегию научно-технологического развития России до 2025 года. Какие шаги по реализации Стратегии будут, на ваш взгляд, наиболее важными в ближайшие два года?

— Утверждение Стратегии президентом — важная, знаковая точка не только для науки, но и для всего общества. Фактически Стратегия определила и новую задачу науки, и ее ответственность за поиск ответов на «большие вызовы». Документ однозначно определил и задачу для государства: интеллектуальный потенциал нации должен стать основным источником, ядром, обеспечивающим долгосрочное социально-экономическое развитие страны и достойное качество жизни граждан.

Поэтому задачи достаточно очевидны. В ближайшее время нам нужно устранить барьеры, препятствующие продуктивной работе ученых: устранить лишнюю отчетность, перейдя к представлению научных результатов, упростить ввоз материалов и оборудования для научных исследований, сделать беспрепятственным доступ к инфраструктуре через развитие системы центров коллективного пользования научным оборудованием, обеспечить доступ к информационным ресурсам.

Одновременно нам нужно «донастроить» систему поддержки талантов, к имеющимся инструментам нужно добавить институт научных наставников, а также постдокторантуру.

Вообще задач, связанных с институциональным развитием, перед Министерством и другими органами власти стоит очень много — мы их в ближайшее время представим в виде единого плана.

Но наряду с институциональными мерами нам нужно сформировать в рамках приоритетов научно-технологического развития новые масштабные проекты. Наличие амбициозных национальных задач — это необходимое условие появления новых коллективов, притока молодежи в науку. Мы работаем с учеными, предпринимателями, органами власти и видим вероятные прообразы проектов, отвечающих на «большие вызовы».

— Одним из поручений президента было к 1 февраля 2017 года представить «предложения по совершенствованию государственного управления и государственного регулирования в сфере научно-технологического развития Российской Федерации». Что, по вашему мнению, в первую очередь нуждается в совершенствовании?

— Реализация Стратегии, на мой взгляд, потребует не просто совершенствования, а достаточно серьезного изменения системы государственного управления и государственного регулирования.

Первая задача, которую, я убеждена, мы должны решить, — устранить фрагментарность системы поддержки исследований, разработок и создания новых производств. Нам нужны «сквозные проекты», в рамках которых сразу, изначально просматриваются все этапы получения и использования научного знания. И участники, пусть даже потенциальные, таких проектов, и возможные источники финансирования должны тоже просматриваться сразу.

Сейчас ученый со своей идеей сначала проходит конкурс в одном из научных фондов, потом, в случае успеха, он пытается перевести проект в прикладную стадию, но и здесь его ждет конкурс. Потом нужны инвестиции для создания экспериментального образца, масштабирования производства… и на каждом этапе нужно искать людей с новыми компетенциями, проходить новые конкурсные отборы. Это похоже на бег с препятствиями. Более того, за разные стадии исследований, разработок, развития производств отвечают разные ведомства и институты развития. И вроде бы каждый элемент системы у нас есть, но слаженно они не работают, результат — отсутствие результата. Я полагаю, что создать механизм для реализации комплексных научно-технологических проектов — первая задача, которая приведет к изменению всей системы управления. Есть еще одно поручение президента России — об утверждении новой государственной программы научно-технологического развития. Это как раз один из инструментов изменения системы управления. Мне видится, что ключевую роль в этом вопросе должно играть Минобрнауки.

Вторая задача, связанная с первой, — сделать систему формирования комплексных программ и проектов открытой. В современном мире самое неожиданное решение проблемы может быть найдено в любой лаборатории, в любом институте. И нужно иметь возможность найти это решение или, напротив, дать научному коллективу встроиться в масштабный проект. С учетом того, что Россия имеет большую протяженность, мы можем реализовать такую возможность только через современные инфраструктурные проекты.

Третья задача — создать систему трансфера технологий. Современная научная идея может найти множество способов применения, быть использована во множестве отраслей. Поэтому комплексные проекты не должны быть закрытыми, отдельные решения должны обеспечивать мультипликативный эффект во многих отраслях экономики. А это достигается только через формирование открытого рынка интеллектуальной собственности.

Безусловно, все эти изменения и задачи потребуют изменения регулирования: действующий закон о науке и государственной научно-технической политике был принят более 20 лет назад и, несмотря на значительное количество поправок, не позволяет решать задачи, поставленные в Стратегии. Поэтому Минобрнауки России совместно с другими органами власти по решению Правительства приступило к разработке нового законопроекта «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации». Обсуждение документа мы полагаем начать в марте этого года, а работу завершить в декабре. Я, пользуясь случаем, хочу пригласить все университетское, академическое, предпринимательское сообщество подключиться к этой работе.

В целом, я убеждена, что создание открытой, современной, компактной и технологичной системы управления наукой, позволяющей активно взаимодействовать исследователям, разработчикам, предпринимателям, органам власти, — это ключевая задача. Если смотреть на конкуренцию между странами, то это конкуренция фактически конкуренция систем управления.

— В декабре на одном из форумов глава департамента науки и технологий Сергей Матвеев рассказал об изменениях в Федеральной целевой программе «Исследования и разработки». Раньше индустриального партнера находила сама организация, государство у нее заказывало разработки при условии, что индустриальный партнер их использует. Теперь индустриальный партнер — это партнер не организации, а Министерства образования и науки. Как будет осуществляться отбор индустриальных партнеров?

— Да, мы сейчас готовимся сделать такой шаг — организовать системное взаимодействие Минобрнауки и заинтересованных в решении исследовательских задач компаний. Через выстраивание партнерства с бизнесом мы планируем привлечь заметный объем внебюджетных ресурсов.

Хочу подчеркнуть, что в целом правительство увеличивает государственные расходы на научные исследования. И если оценивать объем государственных расходов в отношении к паритету покупательной способности, то Россия достигла к 2016 году второго места в мире. Однако во всем мире серьезным, даже доминирующим инвестором в исследования являются реальные сектора экономики — посмотрите внимательно данные ОСЭР, и вы сами убедитесь, что нормальной является ситуация, когда 70-75% науки финансируется отраслями. Там, где средств в экономике достаточно, государство не должно замещать частные инвестиции бюджетными деньгами. Государство должно присутствовать там, где зарождается новое знание, и там, где возникают новые компании, где нет рынка и нет ресурсов на то, чтобы инвестировать в исследования и разработки. Поэтому бюджет этого года чуть больше направлен на поддержку получения новых, фундаментальных знаний. Увеличивается также поддержка Национальной технологической инициативы, которая ориентирована на будущие рынки и формирование «новых заказчиков» для науки.

А вот в случае ФЦП «Исследования и разработки» скажу, что значительная доля проектов, которые мы поддерживаем в этой программе, ориентирована на развитие отраслей экономики, где достаточно средств, и мы просто обязаны вовлечь компании в постановку научных задач. Сейчас это можно и нужно делать, и вот почему. Традиционными крупными заказчиками исследований в России являлись те отрасли, которые появились в результате достижений науки: атомная, ракетно-космическая отрасли. Но если отойти от стереотипов и посмотреть на данные о состоянии экономики, то мы увидим, что за последние годы выросли новые сектора, вполне устойчивые и заинтересованные в результатах исследований: это сектор информационных технологий, с колоссальным объемом экспорта продукции и услуг, это медицинские технологии и фармацевтика. И у этих компаний пока еще нет достаточного опыта работы с академическими институтами.

А критерии выбора индустриального партнера простые — это устойчивая, работающая на рынке компания с достаточным оборотом, опытом использования результатов интеллектуальной деятельности для создания и вывода на рынок новых продуктов. И, безусловно, такая компания должна ставить задачу развития и расширения рынков продукции и услуг за счет использования достижений науки.

У нас уже есть такие потенциальные партнеры, например в сфере вертолетосроения: бизнес нуждается в создании принципиально новых элементов и конструкций из полимерных композиционных материалов, которые будут устойчивы в экстремальных условиях. Это и российские производители продуктов питания, нуждающихся в новых технологиях получения рекомбинантных белков. Здесь и целый ряд промышленных предприятий, заинтересованных к переходу к цифровому проектированию и имитационному моделированию сложных объектов, от атомных станций до космических систем.

Но, что особенно важно для нас, в России сегодня достаточное количество средних высокотехнологичных компаний, в том числе участников рейтинга «ТехУспех», которые заинтересованы в работе с наукой и которых мы бы хотели видеть в качестве индустриальных партнеров.

Министерство намерено приложить усилия, чтобы выстроить новую модель взаимодействия с такими компаниями, стать вместе с ними соинвесторами в исследования и разработки. Я подчеркну, что, несмотря на то, что это будут совместные проекты индустриальных партнеров и Министерства, права на результаты будут принадлежать компаниям и научным организациям. Будет и поддержка зарубежного патентования, мы планируем организовать взаимодействие с Российским экспортным центром для выхода таких компаний на внешние рынки.

Вообще могу сказать, что это необычная и сложная задача для Министерства — не только и не столько распределять бюджетные деньги, сколько своей работой выстраивать устойчивую коммуникацию между наукой и стимулировать внебюджетные инвестиции.

— На недавней пресс-конференции вы упомянули, что все мегасайенс-проекты будут сохранены и министерство планирует создавать новые коллаборации и привлекать зарубежное финансирование в уже существующие проекты.

— Развитие сети уникальных установок класса «мегасайенс», на которых работают российские исследователи, где бы эти установки ни находились, — это неотъемлемая часть фундаментальной, и, может быть вы удивитесь, прикладной науки. Сегодня Россия является полноправной участницей строительства Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах (XFEL) в Гамбурге. Это очень интересный проект, который важен не только для физиков, но и для медиков и для биологов. Уже в середине года российские исследовательские группы начнут работать на этой установке.

Еще один проект — большой адронный коллайдер в Женеве, где мы решаем не только исследовательские задачи, но и прикладные, инженерные, конструкторские. Наши ученые недавно завершили проектирование и готовятся к организации серийного производства элементов детекторов для коллайдера. Россия участвует также в ряде других мегапроектов: строительстве международного экспериментального термоядерного реактора во Франции, европейского центра по исследованию ионов и антипротонов в Германии — эту работу ведет Росатом. Помимо этого, перед нами стоит задача формализовать участие России в международных исследовательских центрах, например CERN.

Но, что важно в этой работе и чем мы можем гордиться, уникальные научные установки строятся и на территории России. Я назову комплекс сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжелых ионов NICA в Дубне, международный центр нейтронных исследований на базе высокопоточного реактора ПИК в Гатчине. Мы планируем в этом году начать работы по проектированию российско-итальянского токамака «Игнитор» в Троицке, источника синхротронного излучения 4-го поколения в Ленинградской области. Все установки, которые мы планируем запускать на территории страны, являются не просто научной инфраструктурой, это точки глобального сотрудничества и объединения интеллектуальных и, конечно, финансовых усилий: во всех проектах предполагается участие внешних инвесторов. Цель, которую ставит Министерство, — достичь паритета объемов затрат, которые несет Российская Федерация при участии во внешних проектах, и инвестиций, которые приходят в Россию на развитие установок мегасайенс здесь.

Наверное, остается добавить только один штрих, сказать, почему для нас это направление так важно. Мы видим в инфраструктуре мегасайенс не только «стройку». Каждая такая установка — это точка притяжения талантливых людей. Это не только решение проблемы «оттока кадров», но и решение проблемы их «притока». Это точка общения, зарождения новых идей, точка прорыва в понимании закономерностей природы. Поэтому главный результат в каждом таком проекте для нас — это новые таланты, новые коллективы и новые связи в мире, это признание и, конечно, продвижение России в глобальной науке.

— Осенью прошлого года был представлен Московский международный рейтинг вузов. По словам Виктора Садовничего, он будет запущен уже весной текущего года. Поскольку рейтинг будет международным, будут ли показатели «5-100» и программы «Вузы как центры пространства создания инноваций» основываться на международном рейтинге от МГУ наравне с THE и QS?

— Разработка паспорта приоритетного проекта осуществлялась с учетом существующих на данный момент международных рейтингов — это QS, THE и ARWU. Московский международный рейтинг, будучи, безусловно, важным начинанием на данный момент, которое мы поддерживаем, находится только на своем старте. Если рейтинг будет принят мировым образовательным сообществом, мы, конечно, сможем рассмотреть вопрос и о его включении в перечень рейтингов, результаты которых учитываются программой.

— В прошлом году в Правительстве было подписано постановление, согласно которому ученые могут публиковать статьи, монографии с открытой лицензией. Планируется ли создавать национальный репозиторий, где научные публикации будут в открытом доступе?

— Сегодня доступность информации — ключевое, необходимое условие для работы исследователя, конструктора, да и начинающего путь в высокотехнологичный бизнес предпринимателя. И поэтому одна из ключевых задач Министерства — обеспечить свободный, беспрепятственный доступ к публикациям и патентной информации для любого ученого и инженера в любой точке страны. Мы реализуем несколько проектов, решающих эту задачу. В прошлом году министерство вместе с Федеральным институтом промышленной собственности полностью открыло доступ к российской и евразийской базам патентной информации. Мы также впервые реализовали модель «национальной подписки» к базам и полным текстам статей, индексируемых Web of Science и Scopus. Оба проекта будут не просто продолжены в 2017 году, но и существенно расширены. В первом проекте количество доступных баз данных зарубежных патентных ведомств будет увеличено, а во втором с большой долей вероятности базы публикаций станут доступны без ограничений во всех государственных научных и образовательных учреждениях страны, а это более 1600 организаций.

Но, несмотря на то, что вопрос информационного обеспечения ученых будет решен Министерством в ближайшее время, на более глубоком уровне проблема сохраняется. За последнее десятилетие издатели, агрегаторы научной информации выстроили достаточно эффективную, но отнюдь не дешевую для потребителя модель. У меня, как и у многих моих коллег, как у многих ученых, возникает вопрос: насколько этично оплачивать сначала публикацию, а потом доступ к ней? Вправе ли мы за счет высокой цены ограничивать доступ к произведениям науки, литературы или искусства в случае, если они необходимы для проведения исследований, для обучения? И насколько корректно в современном, насыщенном информацией мире работает авторское право? Вопросов возникает много, и не только в России. Такие же вопросы очень остро обсуждались осенью прошлого года в европейском научном сообществе. Безусловно, нам еще предстоит их осмыслить и в ближайшее десятилетие найти ответы на них, но начинать формировать новую культуру научной коммуникации нужно уже сегодня.

— Ольга Юрьевна, мы беседуем с вами в канун Дня российской науки и можем поздравить ученых.

— Безусловно, но я хотела бы обратиться не только к российским ученым, но и к нашим инженерам, к предпринимателям, ко всем тем, кто получает новые знания, кто ведет разработки, ко всем тем, кто создает новую высокотехнологичную продукцию, помогает ее продвигать на национальном и глобальном рынках. Сегодня наука в России — это сотни тысяч людей, которые своим трудом создают новую экономику, новые продукты, создают новое качество жизни. Хочу искренне пожелать всем здоровья, успехов и признания.

Особенные слова хочется сказать в День российской науки молодежи, сегодня это заметная часть российского научно-технологического сообщества. Будьте амбициозны, смелы в своих проектах: ваши открытия и идеи, их воплощение — это гордость страны и гарантия достойного будущего.

Россия > Медицина > chemrar.ru, 8 февраля 2017 > № 2068908 Ольга Васильева


Россия. Венгрия > Медицина > rosminzdrav.ru, 3 февраля 2017 > № 2059559 Вероника Скворцова

Интервью Министра Вероники Скворцовой венгерской газете «Вилаггаздашаг»

Как Вы оцениваете нынешний уровень российско-венгерских торговых отношений?

Венгрия в течение многих десятилетий является для России приоритетным торгово-экономическим партнером в Центральной Европе, наши отношения практически по всем направлениям развиваются в позитивном ключе. В основе связей России и Венгрии – принципы равноправия, уважение друг друга и взаимного учета интересов. В русле договоренностей, достигнутых в ходе переговоров Президента Российской Федерации Владимира Путина с Премьер-министром Венгрии В. Орбаном наши страны готовы активизировать межпарламентские, межрегиональные, культурно-гуманитарные связи.

Значительный вклад в эту работу вносит деятельность российско-венгерской Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству.

Должна констатировать, что сегодня наши торгово-экономические отношения с Венгрией подвергаются серьезным испытаниям. Так, в 2016 году все еще наблюдалось уменьшение объема товарооборота, однако, хочу отметить, по сравнению с аналогичным периодом 2015 года темпы снижения значительно замедлились.

Какие возможности Вы видите для остановки спада?

На фоне снижения товарооборота между нашими странами мы видим серьезные перспективы взаимовыгодного сотрудничества в самых разных областях. Как показывает многовековая история наших взаимоотношений, кризисные явления приходят и уходят, а солидная база двустороннего сотрудничества должна укрепляться и развиваться. Залогом преодоления спада во взаимной торговле являются крупные совместные высокотехнологичные проекты.

Со стороны Российской Федерации мы готовы создавать благоприятные условия на всех стадиях реализации инвестиционных проектов и поощрять любые обоюдовыгодные инициативы.

Ожидаются ли в будущем какие-либо крупные совместные инвестиционные проекты, кроме модернизации АЭС «Пакш»?

Да, конечно. Например, вместе с венгерскими коллегами мы уже успешно реализуем ряд проектов в сфере транспортной промышленности. Российское предприятие ОАО «Метровагонмаш» в 2015 году выиграло тендер по модернизации вагонов Будапештского метро. В настоящее время все работы выполняются четко в установленные сроки, в Венгрию уже поставлены три состава вагонов. Хочу отметить, что в целом, в январе – ноябре 2016 года поставки наземного транспорта в Венгрию возросли в 7 раз (на 7,8 млн. долл). Ведется активное взаимодействие и по другим направлениям промышленности. В частности, на постоянной основе осуществляются поставки комбайнов Ростсельмаша (порядка 10 машин в год), газовых горелок для металлургии, инновационных мобильных генераторов аэрозоля.

Продолжает развиваться сотрудничество в сфере энергетики. С удовлетворением хотела бы отметить продление контракта с венгерской компанией «Панрусгаз» на поставку российского природного газа до конца 2019 года.

Также одним из устойчиво развивающихся направлений двустороннего сотрудничества является взаимодействие в сфере здравоохранения. По здравоохранению мы проводим сейчас сразу несколько проектов: это медицинский центр в Новосибирске, построение завода биоактивных различных веществ: бадов и витаминов из облепихи, произрастающей, например, в Сибири, и других наших природных возможностей на территории Венгрии.

Также несколько венгерских фармацевтических компании, таких как Гедеон Рихтер и Эгис, вот уже много лет успешно работают на российском рынке. В свою очередь, российская компания «Алтайвитамины» приступает к созданию совместного производства на территории Венгрии.

Сейчас мы рассматриваем возможности совместного сотрудничества в области диагностики инфекционных заболеваний, в частности, вируса Зика.

Какие отрасли могут стать своего рода мотором для динамичного развития двусторонних экономических связей?

Ключевыми для российско-венгерского партнерства в контексте получения наибольшего синергетического эффекта являются транспортное и специальное машиностроение и сотрудничество в сфере здравоохранения.

Однако не могу ни отметить укрепление взаимодействия по направлению обмена студентами в рамках реализации Межправительственного соглашения о сотрудничестве в области высшего образования. В результате предпринятых мер нам удалось увеличить объем российских студентов, направляемых на обучение в Венгрию в 2016/2017 году до 103 человек. В то же время на обучение в российских вузах подали заявки 38 граждан Венгрии.

По Вашему мнению, насколько готовы российские регионы принять венгерские компании и инвестиции?

Готовы, без всякого сомнения. Российская Федерация, безусловно, заинтересована в сохранении венгерского присутствия в традиционной торговой сфере. Мы также приветствуем освоение имеющихся производственных ниш посредством создания в России венгерских дочерних предприятий.

Подтверждение тому - начало работы Российско-Венгерской межправительственной комиссии по межрегиональному сотрудничеству. Был подписан ряд межправительственных соглашений с субъектами Российской Федерации, такими как Республика Татарстан и Мордовия, Курская область, Санкт-Петербург.

В некоторых регионах России компании из Венгрии реализуют крупные инвестиционные проекты. В пример осуществления планов по сотрудничеству на региональном уровне можно привести открытый в прошлом году и успешно работающий в Тульской области завод по производству кормовых премиксов, построенного венгерской компанией «Агрофид», или завод фармацевтической компании «Гедеон Рихтер» расположенный в Московской области, который в 2016 году отметил 20-летие своей успешной работы.

По Вашему мнению, насколько заинтересованы в российских бизнес-кругах венгерскими инвестициями? Что нужно для того, чтобы возросла сила притяжения венгерского рынка в глазах российских бизнесменов?

Интерес, конечно, есть. Он проявляется как со стороны венгерских бизнесменов, так и российских предпринимателей. По экспертным оценкам российских бизнес-инвестиций в Венгрии накоплено в размере 0,9 миллиардов долларов, венгерских в России - 1 миллиард долларов.

В ближайшем будущем мы планируем достижение взаимовыгодных результатов по крупным инфраструктурным проектам в сфере энергетики, интенсифицировать взаимодействие в таких отраслях как транспорт, строительство и туризм. Мы нацелены на максимальное благоприятствование иностранным инвестициям в российскую промышленность, в том числе венгерским.

Россия. Венгрия > Медицина > rosminzdrav.ru, 3 февраля 2017 > № 2059559 Вероника Скворцова


Россия. Весь мир. ЦФО > Медицина > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053550 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы медиа-службы Национального антинаркотического союза на Международном антинаркотическом форуме, Московская область, 21 января 2017 года

Вопрос: Как Вы оцениваете работу Национального антинаркотического союза для нашей страны?

С.В.Лавров: Считаю, что это очень важная деятельность, нацеленная на решение проблем, которые действительно представляют собой угрозу для нашего общества. На нее не раз обращал внимание Президент России, решению этой проблемы, избавлению от этой беды посвящены специальные программы, разрабатываемые Правительством России. Если говорить широко, то это связано с правом человека на жизнь. Это право является одним из главных с тех пор, когда в конце 1940-х годов была подписана Всеобщая декларация прав человека. Это был первый документ под эгидой ООН, который всесторонне подошел к обеспечению условий для нормального развития личности.

То, что наркомания у нас появилась и начала расцветать буйным цветом, очень настораживает. Поэтому помимо тех действий, который предпринимает государство, крайне важно еще участие гражданского общества. С этим злом невозможно справиться в одиночку ни государству, ни гражданскому обществу, нужно привлекать все силы, в том числе, кстати, нашу церковь и вообще те конфессии, которые традиционно существуют на территории России.

То, что три года назад был создан Национальный антинаркотический союз, который поставил своей целью реабилитацию, ресоциализацию наркозависимых на основе принципа полного отказа от наркотиков, отказа от всяких неолиберальных западных идей типа заместительной терапии, я считаю, было очень важным качественным сдвигом в движении общественности, гражданского общества.

Мы активно поддерживаем внимание, которое уделяет Национальный антинаркотический союз помимо программ, которые очень быстро и эффективно стали реализовываться внутри России, международному аспекту этой проблемы. Любые направления международного сотрудничества входят в компетенцию МИД России. В этом году состоялась Специальная сессия Генассамблеи ООН по глобальной проблеме наркотиков (она так и называлась). Эта проблема, действительно, имеет глобальное измерение. Там были приняты решения, которые в полной мере отражают нашу линию на бескомпромиссную борьбу с этим злом и полный отказ от принципов, согласно которым для того, чтобы избавиться от зависимости от одних наркотиков, нужно принимать другие. Эта концепция, к сожалению, все еще распространена в некоторых странах. Нам она представляется абсолютно контрпродуктивной, неприемлемой. Очень важно, что во время Генассамблеи ООН попытки эту концепцию "протащить" в ее итоговое решение были пресечены.

Еще раз скажу, что итоговый документ сессии Генассамблеи в полной мере отражает логику, концепцию наших действий на государственном уровне, а также те принципы, которые положены в основу деятельности Национального антинаркотического союза. Но в практическом плане НАС очень помогает нам, Правительству России, МИД России в международных мероприятиях, потому что показывает пагубность нарколиберальных теорий, а также эффективность и работоспособность той концепции, которую мы вместе с гражданским обществом продвигаем - полный отказ от наркотиков, реинтеграция в нормальную жизнь без каких-либо нарколиберальных компонентов.

Хотел бы выразить искреннюю признательность Председателю правления НАС Н.А.Лушникову, который практически создал эту общественную организацию, и на энтузиазме которого она в огромной степени продолжает не просто существовать, но расширяет число сторонников и работает очень эффективно. Уверен, что государство и наше предпринимательское сообщество найдут пути поддержать эту деятельность дополнительно.

Вопрос: Как МИД России и НАС могут взаимодействовать в повышении качества реабилитационной деятельности на международном уровне, а также в вопросах оказания помощи нашим соотечественникам, столкнувшихся с вопросами наркотической зависимости в других странах?

С.В.Лавров: Вы знаете, если говорить о том, какими методами можно наиболее эффективно помогать людям избавиться от наркозависимости, то здесь МИД России не самый главный советчик. Но приятно и очень важно, что с НАС тесно сотрудничает Министерство здравоохранения, наше медицинское сообщество. Как я понимаю, сегодня на форуме будут заслушаны соответствующие доклады профессионалов и экспертов.

Что касается нашего вклада в деятельность НАС, то мы помогаем ему во всех международных проектах, подключаем наших послов, генеральных консулов в тех странах, где такие проекты реализуются. Отзывы моих коллег, которые работают за границей, самые восторженные, потому что это на самом деле это добавляет нашим действиями той самой «мягкой силы», которая сейчас играет все большее значение во внешней политике.

Россия. Весь мир. ЦФО > Медицина > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053550 Сергей Лавров


Россия. Весь мир. ЦФО > Медицина > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053549 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Международном антинаркотическом форуме, Московская область, 21 января 2017 года

Уважаемые коллеги, друзья,

Я не первый раз участвую в мероприятиях по линии Национального антинаркотического союза. Очередной Международный антинаркотический форум, который сейчас здесь проходит, - очень хорошая возможность, чтобы подтвердить единство целей и действий государства и гражданского общества. Мы признательны Международному антинаркотическому союзу, крупнейшему в нашей стране объединению негосударственных, общественных и конфессиональных организаций, за его усилия по социальной реабилитации и ресоциализации больных наркоманией на принципах полного отказа от употребления наркотиков. Насколько эта работа, ее цели важны и разделяются обществом, а результаты поддерживаются, подтверждается тем, что в ваших мероприятиях регулярно участвуют не только представители государственных структур, но и наши знаменитые спортсмены, артисты, деятели культуры. Считаю, что в этом залог симбиоза, который мы хотим укреплять между государством и гражданским обществом.

В МИД России мы полностью поддерживаем предпринимаемые Национальным антинаркотическим союзом усилия и заинтересованы в том, чтобы расширять международные аспекты работы вашего объединения. Помимо чисто прямых задач избавления людей от наркозависимости, а эта работа проводится внутри России и за ее пределами в интересах объединения с единомышленниками, в этом международном сотрудничестве содержится еще очень важный для нас элемент укрепления позиций российского гражданского общества в международных делах. Общественные организации, общественная дипломатия играют все более заметную роль в международных отношениях. То, что у нас есть такая эффективная и заслужившая добрую репутацию в мире организация, для нас это очень значительный плюс. Будем всячески поддерживать дальнейшее расширение международных связей Национального антинаркотического союза.

Наркотики – реальная угроза для нашей страны. Они наносят колоссальный ущерб отечественной экономике, здоровью наших граждан. Но помимо всего прочего, наркотики напрямую связаны с теми угрозами международной безопасности, которые сохраняются в отношении нашего государства. Имею в виду тот факт, что именно наркобизнес и наркоиндустрия финансируют львиную долю затрат, за счет которых существуют террористические организации и прочие структуры организованной преступности. В непосредственной близости от нас находится Афганистан, который постоянно наращивает производство наркотиков. Я имею в виду территории, которые контролируются талибами и другими оппозиционными группировками, а также ИГИЛ, ставший уже притчей во языцех, который в Сирии, Ираке и в ряде других стран во многом существует за счет контрабанды нефти, а также за счет производства наркотиков. Поэтому здесь совпадение и переплетение задач, которые связаны с здравоохранением, экономикой (чтобы не выпадало такое количество работоспособных граждан из хозяйственной деятельности), с международными задачами, которые решает наше государство, в том числе и МИД России.

Отмечу, что борьба с наркоманией, помимо своей силовой составляющей, такой как ликвидация преступных сообществ, перекрытие каналов поставок наркотиков и прекурсоров для их производства, уничтожение лабораторий имеет еще и цель исцеления жертв наркотического недуга. Об этом говорил Президент России В.В.Путин, неоднократно подчеркивая необходимость социальной реабилитации в целях возвращения к нормальной полноценной жизни. На это же нацеливают положения Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года. Кстати, в ней заключена цель по созданию условий для вовлечения граждан в антинаркотическую деятельность, формирование и развитие волонтерского молодежного антинаркотического движения, стимулирование общественных антинаркотических объединений и организаций, занимающихся профилактикой наркомании. Так что создание Национального антинаркотического союза – это прямой ответ на те задачи, которые ставит государство, это отклик гражданского общества на вызов современности.

Таким же подходом мы руководствуемся и на международной арене. Наркотики стали глобальной проблемой. В апреле прошлого года состоялась Специальная сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков. В итоговых документах удалось подтвердить и дополнительно отразить нашу принципиальную линию на продолжение упорной и абсолютно бескомпромиссной борьбы с глобальной наркоопасностью. Среди тех конкретных мер, которые были согласованы, - необходимость расширения регионального и международного сотрудничества в целях осуществления инициатив, связанных с программами реабилитации, социальной реинтеграции и содействия восстановлению человеческой личности. В ходе сессии ГА ООН было немало попыток продвигать нарколиберальные концепции, заместительные терапии. Это абсолютно противоречит нашему видению ситуации и тем задачам, которые Россия ставит перед собой и в международном плане. Такие концепции не прошли в документы ГА ООН.

Наше понимание сути проблемы не предполагает замену одного наркотического дурмана на другой, а нацеливает на полный и осознанный отказ от наркопотребления. Наша цель, если говорить уже о ее внешнем измерении, это мир свободный от наркотиков.

В нашей профессиональной работе мы, конечно же, вдохновляемся духовными силами российского общества, его способностью и готовностью приходить на помощь тем, кто оказался в беде. Нашему народу вообще исторически присущи нравственные ценности добра, милосердия и справедливости.

Я уже говорил о том, что существует тенденция распространять нарколиберальные идеи, которые предполагают, в том числе, легализацию легких наркотиков. Особенно прискорбно, что это делается под предлогом укрепления финансовой стабильности. С этим невозможно согласиться. Финансовые сборы от пороков и страданий никогда не могут обеспечить благополучие ни человека, ни государства.

Еще два слова о многостороннем аспекте нашей работы. Борьба с оборотом и употреблением наркотиков становится неотъемлемым компонентом глобальной повестки дня устойчивого развития. Именно документ принятый в 2015 г. Документ "Цели устойчивого развития до 2030 г." содержит одну из целей, которая прямо связана с необходимостью обеспечить здоровый образ жизни и содействовать благополучию для всех в любом возрасте. В рамках этой задачи согласовано продвигать меры по улучшению профилактики и лечению зависимости от психоактивных веществ. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), употребление их является причиной смерти более 450 тыс. человек ежегодно.

На долю нарушений здоровья, которые вызваны употреблением наркотиков, приходится примерно 1,5% глобального бремени болезней (в ВОЗ есть такой термин). Согласно ВОЗ потребление инъекционных наркотиков – один из основных факторов распространения ВИЧ-инфекции. Мы, безусловно, борясь с распространением ВИЧ-инфекции, добиваясь эффективного противодействия ВИЧ/СПИДу, наталкиваемся на проблемы, которые создает деятельность некоторых иностранных НПО, реализующих мероприятия по продвижению стандартов медицинской помощи, противоречащих нашему действующему законодательству. Речь, как вы наверняка знаете, идет о заместительной терапии и бесплатной раздаче инъекционного инструментария. Очевидно, что это, конечно, требует вовлечения в наши общие усилия Министерства внутренних дел Российской Федерации, которое теперь переняло функции Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Я рассчитываю, что очевидна необходимость координации действий по линии Правительства, включая Министерство здравоохранения Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Министерство иностранных дел Российской Федерации, в том, что касается содействия международным связям наших общественных организаций в этой сфере, отстаивания в документах ООН правильных подходов, не допускающих неолиберальных толкований. Очень надеюсь, что задача такой координации всех соответствующих структур исполнительной власти и наших общественных организаций, включая, прежде всего, Национальный антинаркотический союз, cтанет одним из результатов сегодняшнего антинаркотического Форума.

В заключение подчеркну, что борьба с наркотиками имеет непосредственное отношению к обеспечению прав человека, потому что это прямо связано с правом человека на жизнь. Таковое право было включено в качестве главнейшего во Всеобщую декларацию прав человека еще в конце 40-х гг. по итогам Второй мировой войны. Этот документ был продиктован необходимостью предотвращать разрушительные войны и кровопролитные конфликты. Право человека на жизнь – это, конечно, цель, которая обязывает нас максимально ответственно подходить ко всем программам государства и гражданского общества. Все это сопряжено еще и с обязательствами выполнять задачи, поставленные ООН. В этом смысле хотел бы вас заверить, что МИД России будет продолжать поддерживать все проекты Национального антинаркотического союза, которые так или иначе входят в сферу нашей компетенции. Но есть немало вопросов, которые касаются внутреннего нашего состояния в сфере борьбы с наркотиками. Здесь мы будем тесно координировать с Министерством здравоохранения Российской Федерации и Министерством внутренних дел Российской Федерации, потому что в наших интересах обеспечивать эффективную работу наших неправительственных организаций на международной арене по всем острым проблемам современности. Наркобизнес, наркоидустрия, наркомания – это, наверное, одна из главнейших на сегодня угроз человечеству.

В заключение хотел бы поблагодарить Никиту Вячеславовича и всех его соратников за энтузиазм, на котором всего несколько лет назад зародилась это организация, которая за очень короткий период успела завоевать авторитет внутри страны, собрать огромное число сторонников в нашем государстве и одновременно доказала свою эффективность, заслужила очень позитивную репутацию в международном плане. Будем вас поддерживать. Еще раз спасибо.

***

Я не член Национального антинаркотического союза, и мой голос совещательный, но я бы предложил все-таки дополнить международную часть. Мы убеждены, что методология «драг-фри» (свободная от наркотиков) для нас является безальтернативной. Можно найти слова, чтобы обмениваться со всеми опытом. Но исходя из того, что ваша методология доказывает свою эффективность и то, что представитель ЮНЭЙДС говорил о важности ее учета наряду с опытом Португалии, Греции, Австралии и прочих давно занимающихся заместительной терапией стран, я считаю очень важным сформулировать и откликнуться на приглашение ЮНЭЙДС и продвигать эту методологию в сфере борьбы с ВИЧ/СПИД.

И последнее. Когда мы встречались с руководителями реабилитационных центров, помимо сугубо антинаркотических направлений, там был еще представитель организации, которая называется «Антидилер». Они реально могут помогать полиции, нашим наркоподразделениям в выявлении наркодилеров, данные о которых могут быть полезны. Если вы не возражаете, можно сформулировать какой-то пункт о взаимодействии на этом направлении в выявлении нелегальных производителей.

Россия. Весь мир. ЦФО > Медицина > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053549 Сергей Лавров


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 23 января 2017 > № 2047644 Надежда Саволайнен

Директор Департамента Надежда Саволайнен дала интервью журналу "Бюджет"

Внутренний финансовый контроль в Минздраве России

Внутренний финансовый контроль в профессиональном сообществе в последнее время — одна из наиболее обсуждаемых тем. Новеллы законодательства диктуют необходимость создания главным распорядителем бюджетных средств отдельного подразделения по осуществлению ВФК. Опытом реализации постановления Правительства РФ от 17 марта 2014 года № 193, наделившего ГРБС новыми обязанностями в этой области, мы попросили поделиться директора Департамента учетной политики и контроля Минздрава России Надежду Борисовну САВОЛАЙНЕН.

- Надежда Борисовна, с недавних пор у ГРБС появились новые функ­ции по осуществлению ВФК. Какие структурные подразделения вашего министерства оказались за­действованы в этом процессе?

Верно, с выходом постанов­ления № 193 мы должны обеспечить соответствие нашей внутренней ра­боты новым стандартам и правилам. Но тем более важно отметить, что финансовый контроль в Минздраве России осуществлялся и до выхода постановления № 193. В соответ­ствии с Положением о Минздраве России с 2012 года министерством проводились проверки финансово-­хозяйственной деятельности в под­ведомственных организациях, ре­зультаты проверок рассматривались на заседаниях Контрольного совета, в адрес учреждений направлялись представления или выписки из про­токолов заседания Контрольного совета. Мы также мониторировали разработку и исполнение планов мероприятий по устранению нару­шений (рисунок 1).

Организацией процесса осу­ществления контрольно-ревизион­ной работы в отношении подве­домственных учреждений занима­ется Департамент учетной политики и контроля, но также привлекаются и профильные департаменты по ос­новным направлениям их деятель­ности. В целях систематизации этой многоуровневой работы был издан приказ Минздрава России от 5 сен­тября 2013 года № 626н «Об осуще­ствлении Министерством здраво­охранения Российской Федерации финансового контроля деятельности подведомственных Министерству здравоохранения Российской Феде­рации организаций» (рисунки 2, 3).

Работа над ним началась еще в Минздравсоцразвития России. Это была первая попытка утвердить регламент, охватывающий все этапы подготовки, проведения и анализа контрольного мероприятия. Прошло время, и сейчас мы по-другому видим отдельные про­цессы, например процедуру формирования акта после окончания кон­трольного мероприятия. Считаем, что формирование акта в столь ко­роткие сроки проведения контроль­ного мероприятия, как это сейчас предусмотрено приказом № 626н (как правило, пять рабочих дней), неоправданно. В настоящее время мы работаем над внесением изме­нений в этот приказ, в том числе с учетом изменившегося с 2013 года законодательства в области кон­троля, а также большого наработанного опыта. Свою задачу мы видим в повышении качества осуществ­ляемой контрольной деятельности, и эта задача глобальна.

Что касается внутреннего фи­нансового контроля в отношении бюджетных процедур, осуществ­ляемых структурными подразде­лениями, то Минздравом России (до выхода постановления № 193 и сейчас) успешно применяются отдельные регламенты по исполне­нию процедур, содержащих риски. Это, например, приказ Минздрава России от 19 марта 2014 года № 117 «Об утверждении Положения о порядке организации работы по взаимодействию структурных под­разделений Министерства здраво­охранения Российской Федерации при осуществлении закупок това­ров, работ, услуг для государствен­ных нужд и Инструкции о подго­товке, согласовании, заключении, расторжении, регистрации, учете и контроле исполнения государ­ственных контрактов в Министер­стве здравоохранения Российской Федерации».

Дело в том, что Департамент учетной политики и контроля Мин­здрава России помимо обсуждае­мого предмета также отвечает за организацию бухгалтерского учета. А бухгалтер, в свою очередь, от­вечает за качество принимаемых к учету первичных документов. Так что мы с уважением относимся к первичному документу любого уровня, будь то государственный контракт, счет на оплату или акт выполненных работ. Важно разде­лить ответственность на всех эта­пах — согласования, утверждения и исполнения любого документа, ко­торый в дальнейшем служит осно­ванием для принятия обязательств к учету.

Наши регламенты в опреде­ленной мере подготовили департа­менты министерства к системати­зации отдельных процессов в вы­полнении бюджетных процедур, к необходимости контроля за со­блюдением сроков представления документов и их качеством, к бюд­жетной дисциплине. Поэтому разра­ботка и утверждение карт внутрен­него финансового контроля прошли достаточно оперативно.

- Организация этой работы за­креплена какими-либо внутренними документами?

В первую очередь это По­ложение о Департаменте учетной политики и контроля Министер­ства здравоохранения Российской Федерации, в соответствии с ко­торым наш департамент осуще­ствляет организацию внутреннего контроля и контрольно-ревизион­ной работы в министерстве. В департаменте за эту работу отвечает отдел внутреннего финансового контроля.

В соответствии со статьей 160.2-1 БК РФ, а также во испол­нение постановления Правитель­ства России № 193 издан приказ Минздрава России от 30 дека­бря 2014 года № 965 «Об органи­зации внутреннего финансового контроля в Министерстве здраво­охранения Российской Федера­ции». Данным приказом утвер­ждены следующие порядки: поря­док формирования, утверждения и актуализации карт ВФК; порядок учета и хранения регистров (жур­налов) внутреннего финансового контроля; порядок формирования и направления информации о ре­зультатах ВФК на основе данных регистров (журналов); порядок со­ставления отчетности о результа­тах ВФК на основе данных реги­стров (журналов).

Также утверждены внутренние бюджетные процедуры (всего 18), в отношении которых ответствен­ные структурные подразделения, а также соисполнители осуществ­ляют контроль. Департаментами, в свою очередь, утверждены карты внутреннего финансового контроля и ведутся журналы учета его ре­зультатов. Ежеквартально нашим департаментом проводится анализ результатов контроля, осуществляе­мого в департаментах министерства, и готовится доклад министру.

Что касается осуществления финконтроля по уровню подведом­ственности, приказ № 626н оста­ется основным в части организации данной работы. Ежегодно до 15 де­кабря отдельным приказом Мин­здрава России утверждается план контрольной деятельности мини­стерства на следующий календар­ный год на основании предложений профильных департаментов мини­стерства. Мы просим учитывать за­мечания органов государственного финансового контроля, поступившие жалобы в отношении деятельности учреждений. Также принимаются во внимание результаты сдачи учре­ждениями бухгалтерской отчетности в течение года.

Так мы планируем нашу кон­трольную деятельность. Но если в течение года возникает необхо­димость проведения внеплановых контрольных мероприятий, то в этом вопросе также руководствуемся приказом № 626н.

- Вы учитываете при планирова­нии этой работы общее количество подведомственных учреждений?

Мы стараемся, но, к сожале­нию, в настоящее время реализо­вать это затруднительно. Общее ко­личество подведомственных учре­ждений — 168. А отдел внутреннего финансового контроля представлен тремя сотрудниками, при этом он не всегда укомплектован на 100 про­центов.

Перед отделом стоят три гло­бальные задачи: организация вну­треннего финансового контроля, ве­домственного финансового контроля и ведомственного контроля в сфере закупок для обеспечения феде­ральных нужд в подведомствен­ных министерству организациях.

К счастью, реализовать эти задачи нам помогают коллеги: сотрудники нашего департамента, профильных департаментов, главные бухгалтеры подведомственных учреждений, ко­торые принимают участие в выезд­ных проверках в составе комиссии.

При этом нагрузки столь ве­лики, что совершенно не оставляют свободного времени. Например, в 2016 году было запланировано проведение 23 выездных докумен­тальных проверок финансово-хозяй­ственной деятельности и десять до­кументарных проверок соблюдения законодательства РФ и иных нор­мативных правовых актов о кон­трактной системе в сфере закупок подведомственных организаций.

За 2016 год проведено 20 плановых выездных проверок, девять плановых документарных проверок и пять внеплановых проверок (всего 34).

А в 2015 году проведено 19 плано­вых проверок и три внеплановые (всего 22). Так что в смысле коли­чества охватываемых проверками объектов контроля динамика поло­жительная.

- Ваш департамент также органи­зует осуществление ведомствен­ного контроля в сфере закупок для обеспечения федеральных нужд?

Совершенно верно. В струк­туре департамента имеется от­дел обеспечения процедур, кото­рым в свое время в соответствии с постановлением Правительства РФ от 10 февраля 2014 года № 89 «Об утверждении пра­вил осуществления ведомствен­ного контроля в сфере заку­пок для обеспечения федераль­ных нужд» был разработан и из­дан приказ Минздрава России от 19 июня 2014 года № 293н «Об утверждении Регламента проведе­ния Министерством здравоохране­ния Российской Федерации ведом­ственного контроля в сфере заку­пок для обеспечения федераль­ных нужд». Отдел непосредственно осуществляет организацию дан­ного вида контроля. В 2016 году проверка соблюдения законода­тельства о контрактной системе осуществлялась как в ходе вы­ездных документальных проверок финансово-хозяйственной дея­тельности, так и в ходе заплани­рованных документарных прове­рок. Таким образом, мы старались охватить максимальное количество объектов контроля. Кроме того, со­трудниками департамента регу­лярно осуществляется мониторинг закупок, проводимых в соответ­ствии с Законом № 44-ФЗ подве­домственными Минздраву России учреждениями, а также анализ результатов мониторинга реестра контрактов на предмет своевре­менной актуализации включенной в него информации и проводимой учреждениями работы по устране­нию выявленных нарушений.

- Можете назвать наиболее часто выявляемые нарушения?

По итогам осуществле­ния Минздравом России контроля по уровню подведомственности в 2016 году в подведомственных ми­нистерству организациях выявлено более 900 нарушений действующего законодательства. Основная доля нарушений приходится на сферу ведения бухгалтерского учета и от­четности.

Перечень нарушений обширен. Например, невнесение в учетную политику для целей бухгалтерского учета актуальных изменений и до­полнений, принятие к учету и осу­ществление расходов без подтвер­ждающих документов, превышение установленного лимита кассы, недо­стачи по итогам выборочной инвен­таризации основных средств, факты неиспользования медицинского оборудования (рисунок 4).

Среди нарушений законода­тельства Российской Федера­ции и иных нормативных право­вых актов о контрактной системе в сфере закупок можно отме­тить, в частности, случаи, когда на официальном сайте госзаку­пок не публикуются план-график размещения заказов, извещения о договорах, заключаемых с един­ственным поставщиком, ежегод­ный отчет учреждения об объеме закупок у субъектов малого пред­принимательства, отчеты об исполнении договоров. Зачастую информация о договорах учре­ждения размещается с наруше­нием сроков или не размещается вовсе. В извещениях о проведе­нии электронного аукциона име­ются случаи отсутствия условий, запретов и ограничений допуска товаров, происходящих из ино­странного государства или группы иностранных государств.

Отдельные договоры не со­держат формулы начисления пени и требования о том, что постав­ляемый товар должен быть новым товаром. Заключаются контракты на поставку лекарственных пре­паратов, включенных в перечень ЖНВЛП, по ценам, превышающим предельную отпускную цену, уста­новленную соответствующим госу­дарственным реестром. Встреча­ются нарушения в части установ­ления заказчиком сроков раз­мещения на официальном сайте извещений о проведении элек­тронных аукционов. В документа­циях о закупках нередко отсут­ствует информация о контрактной службе или же при осуществлении закупки контракт заключен менее чем за пять дней с даты разме­щения на официальном сайте из­вещения о проведении такой за­купки.

- Каковы ваши ближайшие планы в части совершенствова­ния ВФК?

Планов много. И, наверное, их можно разделить на внутренние и внешние.

В нашей внутренней деятельно­сти планируем в 2017 году разрабо­тать систему рисков и с ее учетом пересмотреть работу с картами вну­треннего финансового контроля. Се­годня мы исходим из того, что все бюджетные процедуры, в отношении которых мы осуществляем контроль по постановлению № 193, содер­жат риски. При этом в картах ВФК описан полный бюджетный цикл: от формирования показателей фе­дерального бюджета на следующий финансовый год до полного испол­нения обязательств и проведения сверки расчетов.

Внешняя политика нацелена на тесное взаимодействие с Минфи­ном России, Федеральным казна­чейством, а также общение с кол­легами из профессиональных со­обществ, руководителями и бух­галтерами из подведомственных организаций и субъектов РФ.

- Это касается каких-то конкрет­ных сообществ?

В 2017 году исполня­ется 20 лет со дня организации Института профессиональных бух­галтеров и аудиторов России (ИПБ России). Надеемся, что совместно нам удастся провести конкурс «Луч­ший бухгалтер в системе Мин­здрава России». Хотелось бы также использовать возможность совместного общения с профессионалами из ИПБ России на совещаниях, которые мы дважды в год тради­ционно проводим для обсуждения с бухгалтерами законодательных новшеств, приглашая для этого ведущих экспертов из Минфина Рос­сии, Федерального казначейства, а также для обсуждения текущих вопросов.

Напомню, что приказом Мин­труда России от 22 декабря 2014 года № 1061н был утвержден профессиональный стандарт «Бух­галтер». Стандарт вступил в силу 7 февраля 2015 года, таким обра­зом, в своей работе мы должны ориентироваться на этот документ, а главным бухгалтерам и всем со­трудникам бухгалтерской службы необходимо постоянно повышать свою квалификацию.

- Есть ли еще какие-либо планы на сотрудничество в области кон­троля?

Мы бы хотели рассмотреть возможность принимать участие в рассмотрении результатов кон­трольных мероприятий, прово­димых Федеральным казначей­ством и его территориальными органами в отношении подведом­ственных министерству учрежде­ний, в целях анализа выявляемых нарушений, системности отдель­ных видов нарушений и принятия мер по их недопущению в даль­нейшем.

Также в 2016 году уже со­здана межведомственная рабо­чая группа по вопросам органи­зации внутреннего финансового контроля, в состав которой входят сотрудники Минздрава России, Минфина России, Центрального научно-исследовательского ин­ститута организации и информа­тизации здравоохранения, Науч­но-исследовательского финансо­вого института.

Рабочей группой проведен анализ существующей практики применения положений поста­новления № 193 в субъектах РФ, а также сведений о состоянии вну­треннего финконтроля в подве­домственных Минздраву России организациях. В целях совершен­ствования организации ВФК наш департамент планирует провести видеоселекторное совещание с ру­ководителями региональных орга­нов управления в сфере здраво­охранения, их заместителями по финансовым вопросам и главными бухгалтерами. Считаем полез­ным и интересным ознакомиться с лучшей практикой организации и проведения внутреннего фин­контроля в регионах и, конечно, послушать доклады представите­лей Минфина России.

- Что еще из важных задач на 2017 год заслуживает упоминания?

Было бы несправедливо не отметить еще одно направле­ние нашей деятельности — мето­дологическую работу. Приказом Минздрава России создан Мето­дический совет, в состав кото­рого входят помимо сотрудников министерства главные бухгалтеры подведомственных организаций, а также заместитель директора Департамента бюджетной методо­логии и финансовой отчетности в государственном секторе Мини­стерства финансов РФ С. В. Сивец. Задача на 2017 год — в рам­ках работы Методического совета совместно определить наиболее чувствительные точки для от­расли и постараться разработать и утвердить положения, отсут­ствие которых сегодня ставит под угрозу достоверность отчетности.

- Вы уже знаете, какие именно вопросы требуют методологического урегулирования?

Для себя мы определили, что первым для обсуждения бу­дет вопрос учета медикаментов в учреждениях здравоохранения. План еще не утвержден, но очень надеемся, что совместная работа и колоссальный опыт наших бух­галтеров позволят нам сделать что-то полезное для отрасли.

Кроме того, в целях совмест­ного урегулирования вопросов по контролю за использованием средств, выделенных на финансо­вое обеспечение высокотехноло­гичной медицинской помощи, не включенной в базовую программу ОМС и оказываемой в определен­ных соответствующими переч­нями федеральных учреждениях и медицинских организациях, со­здана межведомственная рабочая группа. Данная рабочая группа включает сотрудников Минздрава России и ФОМС, я также вхожу в ее состав.

Бюджетные учреждения в на­стоящее время могут стать объек­тами проверок структур различного уровня. Нам бы хотелось в рамках работы межведомственной группы подготовить документ, который бы регламентировал осуществление контроля данного вопроса.

Итак, есть планы, есть под­держка руководства, есть едино­мышленники — будем работать.

Подготовила С. А. СТРЕЛЬНИКОВА

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 23 января 2017 > № 2047644 Надежда Саволайнен


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 17 января 2017 > № 2047584 Вероника Скворцова

Министр Вероника Скворцова дала интервью информационному агентству ТАСС

Как будет обновляться высокотехнологичное оборудование в регионах, когда всю бумажную работу российские врачи смогут делать на компьютере, изменятся ли подходы к диспансеризации населения и какие шаги делает Минздрав на пути к персонализированной медицине, в интервью ТАСС в рамках Гайдаровского форума рассказала министр здравоохранения Вероника Скворцова.

— Вероника Игоревна, что на Гайдаровском форуме показалось вам интересным?

— В этом году форум служит ярким примером того, как изменилось отношение государства и финансово-экономического блока к здравоохранению и медицине.Если раньше расходы на здравоохранение часто обсуждали в контексте ограничения ресурсов, направленных на развитие экономики — малого и среднего бизнеса, промышленности, сельского хозяйства, то сейчас во всех выступлениях генеральной линией проходит необходимость инвестиций в здравоохранение и здоровье человека, в увеличение продолжительности активной здоровой жизни.

— В медицинском блоке форума участвовали также японские коллеги. Недавно вы были с рабочим визитом в Японии, где посетили два национальных медицинских центра. Есть технологии, которые нам стоит позаимствовать?

— Те медицинские центры, которые мы посетили, обладают возможностями проводить самые современные и прорывные научные исследования: молекулярно-генетические, протеомные, клеточные. Это позволяет нашим японским коллегам у 20–25% онкологических больных, в том числе детей, на основе полногеномного исследования (определения структуры кодирующих зон молекулы ДНК) выявлять точечные генетические дефекты и устранять их с помощью "персонализированно" созданных генно-терапевтических лекарств. Ясно, что пока это работает не при всех локализациях и стадиях онкологических заболеваний.

Подобные практики сейчас активно разрабатываются и в России. Мы надеемся, что через год-два в медицинскую практику будут внедрены отечественные инновационные препараты, которые сейчас проходят клинические исследования в наших национальных центрах, расширится применение и других компонентов персонализированной медицины.

— Если говорить о российском здравоохранении, то нередко приходится слышать термин "оптимизация здравоохранения" в самых разных смыслах. Что это такое на самом деле?

— В последнее время сам термин стал незаслуженно ассоциироваться с сокращением медицинских организаций, кадров, объемов медицинской помощи. На самом деле это совсем не так. Под оптимизацией нужно понимать комплекс мероприятий, цель которых — повышение доступности и качества медицинской помощи.

— Можете рассказать подробнее об этих изменениях?

— Благодаря той оптимизации, которую мы проводили, были созданы медицинские учреждения межрайонного и межмуниципального (второго) уровня, на базе которых были организованы сосудистые и травмоцентры, отделения интенсивной терапии и реанимации.

Хочу напомнить, что еще десять лет назад, до того как мы запустили сосудистую программу, у нас было всего четыре круглосуточно работающих компьютерных томографа на всю страну. Не было технологий быстрой диагностики и своевременного "открытия" закупоренного сосуда.

Сегодня создана эффективно работающая служба помощи больным с острой сосудистой патологией в каждом регионе страны. За период с 2012-й по 2015 год было открыто 543 сосудистых центра и первичных сосудистых отделений, оснащенных современным диагностическим и лечебным оборудованием, с возможностью осуществления телемедицинских консультаций. Более 1 тыс. томографов обследуют больных круглосуточно. Благодаря работе указанных центров было сохранено 125,5 тыс. жизней.

За несколько лет мы прошли путь, который другие страны проходили за несколько десятилетий. Создание учреждений третьего (регионального) уровня позволило внедрить в большинстве регионов высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) по основным профилям — более 900 медицинских организаций. В 2006 году в России ВМП получали 60 тыс. больных в год, а сейчас — более 930 тыс.

— А как на эти процессы повлияла компьютеризация здравоохранения?

— Информатизация стала "связующим звеном" между учреждениями здравоохранения различных уровней. Мы обеспечили компьютерной техникой не только стационары, но и первичное звено здравоохранения, а также стали внедрять телемедицинские технологии. Например, обязательным элементом сосудистой программы, о которой я говорила, стала телемедицинская связь между первичными межмуниципальными отделениями и региональными сосудистыми центрами — учреждениями третьего уровня. Эта связь позволила консультировать в любое время суток в ситуации, когда есть данные с приборов, но нет квалифицированного специалиста, чтобы их расшифровать.

Благодаря оперативной телемедицинской консультации в течение пяти минут можно понять, как правильно оказывать помощь больному. Хочу отметить, что по итогам девяти месяцев 2016 года компьютерным оборудованием обеспечено около 457 тыс. рабочих мест врачей, или 65% от необходимого количества. Это чрезвычайно важно, так как позволяет врачам иметь связь со всеми информационными медицинскими базами, с электронной системой клинических руководств по всем основным заболеваниям, простой системой быстрой помощи в принятии решений. Кроме того, это существенно упрощает работу врача с документацией и высвобождает время на непосредственную работу с больными. Наш план — к концу 2018 года достичь 98% покрытия информатизацией всех рабочих мест врачей.

— Внимание в оптимизации в основном приковано к сокращению коек. Прокомментируйте, пожалуйста, этот момент.

— Задачей было не сокращать, а перераспределять те койки, которые работали неэффективно. Более того, предписывалось делать это не в сельской местности или в удаленных районах страны, где трудные климатические и географические условия, а в городах с населением более 50 тыс. человек, то есть там, где реально дублировались общетерапевтические койки и был очень высок процент непрофильных госпитализаций. Так, например, ни в одной стране мира не госпитализируют в медицинские организации больных с хроническими заболеваниями вне обострений. Их лечат амбулаторно или в условиях дневного стационара.

В итоге у нас почти на 37 тыс. увеличилось число коек дневного стационара, выросло на 1,7 млн число пролеченных пациентов в них, в 1,7 раза возросла оперативная активность в дневных стационарах (когда человек после несложных хирургических манипуляций находится под наблюдением несколько часов в условиях дневного стационара, после чего его отпускают домой).

Иными словами, никто не остался и не останется без помощи.

— Объемы и масштабы диспансеризации взрослого населения тоже выросли за эти годы?

— До 2013 года таких масштабных профилактических программ в здравоохранении не было. Максимум в год осматривалось около 500 тыс. работающего населения. Сейчас мы в год смотрим более 22 млн человек, и это только если говорить о взрослых. Благодаря системе направленных скринингов и онкопоиска, ранняя выявляемость онкологических заболеваний за несколько лет возросла с 49% до 58%. За этот же период одногодичная летальность, то есть процент смертельных исходов среди заболевших, снизилась на 24%, а пятилетняя выживаемость превысила 50%.

— В декабре вы планировали детально проанализировать медико-экономические аспекты диспансеризации. Каковы результаты?

— Мы изучили международный опыт и начинаем отказываться от малоинформативных методов, которые традиционно использовались. Это позволило нам переформатировать программу диспансеризации, обогатив ее новыми информативными диагностическими методами, правильно распределив ресурсы. После того как закончится формирование единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, диспансеризация станет более индивидуализированной: план обследования будет различаться не только в зависимости от возраста и пола пациента, как сейчас, но и будет приобретать специфику в зависимости от особенностей здоровья. Поэтому с развитием профилактических осмотров очень тесно сопряжено формирование пациентоориентированной модели здравоохранения.

— В этой ситуации необходимо, чтобы в медицинской системе был кто-то, кто на стороне интересов пациента.

— Да. Для этого мы меняем функционал работников страховых организаций — страховые представители должны стать реальными помощниками и защитниками для каждого пациента. В январе 2016 года были запущены горячие линии и контакт-центры, где операторы, прошедшие специальное обучение, отвечают на любые вопросы пациентов: по правам пациента, по возможности бесплатно получить ту или иную медицинскую помощь, сроках ожидания. С января 2017 года у нас заработает механизм индивидуального оповещения граждан о необходимости пройти диспансеризацию, а по результатам диспансеризации — об отнесении к той или иной группе здоровья.

Те регионы, в которых страховые организации уже пилотно внедрили подобные программы, получают очень позитивные результаты. Например, минимум треть из тех, кто получил СМС-оповещение о диспансеризации, приходят на нее. Таким образом, у людей появляются заинтересованность и понимание того, что их здоровье не безразлично для государства.

— Как обстоит ситуация с обновлением высокотехнологичного оборудования в субъектах? Это было проблемой какое-то время, так как страховые средства на это не направлялись, а собственных в регионах не было.

— Да, такая проблема существовала. Для ее решения мы внесли изменения в законодательство, создав механизм, который позволил уже с января 2016 года резервировать средства территориальных фондов ОМС для обновления тяжелой техники, стоимость которой превышает 100 тыс. рублей за единицу (все, что меньше этой суммы, входит в тариф ОМС и может пополняться оттуда). Так что сегодня эта проблема в правовом поле решена. Отмечу, что в 2016 году регионами запланировано приобретение около 4,7 тыс. единиц медицинской техники и ремонт более 700 единиц медицинского оборудования.

— Вероника Игоревна, продолжают ли сокращаться фельдшерско-акушерские пункты в регионах? Удается ли как-то этому противостоять?

— Количество ФАПов с 2012 года несколько уменьшилось, но при этом появились новые структуры, которых до сих пор не было, — это сельские врачебные амбулатории, и в три раза увеличилось количество офисов врачей общей практики на селе. Если посмотреть в целом, то количество объектов сельской медицины увеличилось с 2012-го по 2015 год на 15%. У нас сейчас работает более 37 тыс. ФАПов и более 4 тыс. сельских врачебных подразделений. То есть в общей сложности более 41 тыс. объектов.

В 2015 году мы создали геоинформационную систему, которая позволяет выводить на карту все населенные пункты с обновляемой численностью населения, всю транспортную инфраструктуру, а также послойно изображать медицинские организации с учетом их профилей и уровней. Таким образом, открываются возможности выделять на карте те населенные пункты, в которых граждане имеют риски неполучения в срок медицинской помощи, и профилактировать возникновение подобных ситуаций.

— Их много?

— Они есть практически в каждом регионе. По каждому субъекту у нас есть перечень населенных пунктов, в которых имеются такие риски. В связи с этим мы помогли каждому региону составить дорожную карту по устранению дефектов, выявленных при анализе геоинформационной системы.

За последние три года увеличилось число производств модульных типовых ФАПов и врачебных амбулаторий — их стало реально возвести в любой части нашей страны в течение двух-трех недель. Стоимость их в разы меньше, поэтому каждый регион может себе позволить в течение нескольких месяцев устранить тот дефицит сельских объектов здравоохранения, который у него есть.

Важно при этом, что вопросы с кадрами в сельской медицине тоже решаются эффективно в последние годы. Федеральная программа "Земский доктор" привела на село более 20 тыс. молодых специалистов – врачей. Ежегодно мы выпускаем из медицинских колледжей около 8 тыс. подготовленных фельдшеров. Многие регионы по аналогии с федеральной программой внедрили региональные программы "Земский фельдшер". Престиж профессии врача и медицинского работника со средним специальным образованием значительно повысился. Это и гарантирует наше дальнейшее развитие.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 17 января 2017 > № 2047584 Вероника Скворцова


Азербайджан > Медицина > aze.az, 8 января 2017 > № 2038504 Шахин Мустафаев

Шахин Мустафаев: после урегулирования цены на большую часть лекарств в несколько раз ниже прежних

Важный социально-экономический вопрос: урегулирование цен на лекарственные препараты и развитие фармацевтической промышленности в стране.

Как передает AZE.az, в соответствии с социально-экономической политикой Президента Азербайджанской Республики, основу которой составляет человеческий фактор, и на основании данного им поручения, с середины 2015 года проводится процесс урегулирования цен на лекарственные препараты. Министр экономики, председатель Тарифного (ценового) Совета Шахин Мустафаев ответил на вопросы Азертадж об урегулировании цен на лекарственные препараты и развитии фармацевтической промышленности в стране.

– Господин министр, как можно оценить процесс урегулирования цен на лекарственные препараты?

– Как известно, с учетом как социальной, так и экономической значимости вопроса главой государства были даны поручения по устранению хаотичной ситуации, существовавшей на рынке лекарственных препаратов, усилению контроля в этой сфере и развитию фармацептической промышленности в стране.

Урегулирование рынка лекарственных препаратов, имеющее большое социальное значение, началось с середины 2015 года, процесс был интенсивно продолжен, были утверждены цены на 10166 лекарственных препаратов, зарегистрированных государством с учетом различных степеней доз и упаковки. С 1 сентября 2016 года была разрешена продажа лишь тех лекарственных препаратов, цены на которые утверждены.

Несмотря на изменения, произошедшие в курсе маната, в результате урегулирования, цены большей части лекарственных препаратов все еще в несколько раз ниже прежних цен. Анализ цен розничной торговли показывает, что цены на наиболее востребованные препараты, например, регулирующие холестерин, разжижающие кровь, обезболивающие, используемые против давления, диабета, аллергии и астмы, применяющиеся при заболеваниях желудочно-кишечной и нервной систем и другие лекарства, намного снижены, в ряде случаев в 5-10 раз. В результате происходит экономия как в расходах населения, так и выходе валюты из страны в связи с импортом лекарств.

Опираясь на конкретные цифры, отметим, что, если в 2014 году средняя цена на одну импортную упаковку лекарственных средств составляла 3 доллара США, то после урегулирования данный показатель снизился до уровня 1,4 доллара США. Анализ свидетельствует о том, что в результате урегулирования в течение года были сэкономлены более 400 миллионов долларов США из расходов населения и государственного бюджета на лекарственные препараты, и более 250 миллионов долларов США из валютных средств, израсходованных на импорт лекарств из-за рубежа.

– Некоторое время назад в ряде СМИ отмечались проблемы в снабжении аптечных организаций.

– Как известно, метод регулирования, применяемый в нашей стране, называется «референтное ценообразование» и является прогрессивным средством регулирования, широко распространенным в международной практике. Азербайджан признан образцовой страной, за короткий срок успешно применившей референтную систему ценообразования в рамках отчетливой методологии и в прозрачной форме. При подготовке данной методологии был изучен опыт до 20 стран, включая европейские государства. Этот механизм создает полную возможность для определения оптимальных цен.

C учетом прогрессивной международной практики как в оптовых фармацевтических учреждениях, так и аптечных организациях в законодательстве предусмотрена маржа до 20 процентов для каждого, и это обеспечивает нормальную рентабельную деятельность и не создает никаких проблем с точки зрения импорта и поставок лекарственных препаратов. К слову отмечу, что в течение минувшего года по сравнению с 2015 годом импорт лекарственных препаратов в страну в выражении количества упаковок увеличился на 20 процентов.

Несмотря на это, изменение официального курса маната к доллару США и сложности в приобретении импортерами иностранной валюты у банков во второй половине ноября прошлого года создали временные проблемы в поставках лекарственных препаратов в аптечные организации. После решения вопроса приобретения импортерами иностранной валюты и приведения цен на лекарственные препараты в соответствие с текущим официальным курсом маната, постановлением Тарифного (ценового) Совета от 28 ноября 2016 года, были устранены проблемы в снабжении аптечных организаций.

Для нейтрализации в дальнейшем влияния изменений курса маната на поставки лекарств и проведения более гибких мер внесены соответствующие изменения в требования по урегулированию цен на зарегистрированные государством лекарственные препараты и порядок осуществления контроля за этими ценами.

Необходимо отметить, что после урегулирования в этой сфере обеспечена стабильность, усилен общественный и государственный контроль, каждому гражданину уже известны цены на лекарства, препараты продаются во всех аптеках по единым ценам, полностью отпала необходимость в поиске гражданами дешевых аптек, предотвращено искусственное повышение цен. В частности, полностью устранены случаи манипуляций с ценами на лекарственные препараты в режиме изменяющегося курса маната в нашей стране, где длительный период применялся стабильный режим курса. Так, какие-либо изменения в ценах на лекарственные препараты, в том числе удорожание цен, является противозаконным без соответствующего постановления Тарифного (ценового) Совета.

Представьте, что, если бы не было проведено урегулирование, то «маркетинговые фирмы», продававшие лекарственные препараты намного дороже в период стабильного курса, т.е. до урегулирования, используя изменение курса, продавали бы лекарственные препараты в несколько раз дороже нынешних цен.

Еще раз подчеркну, что цель урегулирования заключается в достижении применения оптимальных цен на лекарственные препараты. Ясно, что субъекты фармацевтики стремятся к утверждению высоких цен для повышения своих доходов, а потребители хотят низкие цены для снижения своих расходов. Оптимальная цена – это возможная цена, то есть, минимальная цена, возможная для надежного обеспечения населения лекарственными препаратами.

В целом, урегулирование цен на лекарственные препараты – устойчивый процесс, должны быть определены цены на новые лекарственные препараты, зарегистрированные государством, а также необходимо осуществление регулярного мониторинга изменения цен других утвержденных лекарств в образцовых странах.

– Что Вы можете сказать о влиянии урегулирования цен на лекарственные препараты на структуру, качество и конкурентность импорта.

– Авторитетные фармацевтические компании предпочитают действовать на прогнозируемом, стабильно развивающемся и имеющем эффективную среду рынке лекарств, в котором царят нормы, этические принципы, принятые в цивилизованных странах, а урегулирование цен проводится посредством прозрачного и четкого механизма.

Анализ импорта за минувшие годы свидетельствует о том, что примерно 80 процентов импорта лекарственных препаратов приходится на долю стран Европы и других развитых государств. Другая часть лекарственных препаратов импортируется в основном из России, Украины и Беларуси. Поскольку доля стран в структуре импорта соответствует государственной регистрации лекарственных препаратов, то вопрос дорогих и дешевых лекарств оптимально регулируется.

Наблюдения показывают, что произведенные всемирно известными фармацевтическими компаниями лекарственные средства продаются в некоторых странах Европы по дешевым, а в других – по дорогим ценам. В ряде стран СНГ цены на лекарственные препараты, произведенные даже одним производителем, намного дороже по сравнению с европейскими странами. Дешевые цены не означают, что компании, производящие лекарственные препараты в этих европейских странах, или соответствующие структуры, контролирующие качество, не обращают внимание на качество ради низких цен. Продажа в различных странах лекарственных препаратов по ценам, значительно отличающимся друг от друга, связана с особенностями рынка. Общая тенденция такова, что в тех странах, в которых цены на лекарственные препараты регулируются государством, производители проводят более приемлемую ценовую политику.

Как было отмечено выше, если одна упаковка лекарственного препарата до урегулирования в страну импортировалась в среднем за 3 доллара США, то в настоящее время эта цифра составляет 1,4 доллара США.

Дело в том, что рынок лекарств по своим особенностям отличается от других рынков, и свободная конкуренция в данной сфере гарантирует снижение цен. Так, в отличие от другой продукции человек приобретает лекарственные препараты не в зависимости от своего желания или выбора. Человек вынужден приобрести назначенный ему лекарственный препарат. Если цены свободные, то «маркетинговые фирмы» используют это и различными путями поднимают цены в несколько раз.

Именно с учетом таких особенностей, цены на лекарственные препараты в той или иной форме в ряде развитых и абсолютно либеральных европейских стран регулируются государством не на основе таких факторов, как «себестоимость» и «качество», а референтной системы ценообразования, опирающейся на разницы цен в эталонных странах. Государственное регулирование цен на лекарственные препараты способствует формированию оптимальных цен независимо от уровня организации производства в стране.

Наряду с урегулированием цен на лекарственные препараты, продолжается осуществление контроля за качеством. Как известно, производители лекарственных препаратов или представляющие их уполномоченные лица сначала обращаются в Министерство здравоохранения для регистрации лекарственных препаратов. Министерство здравоохранения проводит экспертизу и испытание лекарственных препаратов, и только после этого лекарственный препарат регистрируется государством, включается в государственный реестр и получает регистрационное удостоверение. При импортировании данного лекарственного препарата в Азербайджан Министерство здравоохранения повторно берет пробу и проверяет качество у каждой партии.

– На каком уровне находится просвещение потребителей, можно ли сказать, что осуществляется общественный контроль за ценовой дисциплиной?

– Процесс урегулирования обуславливает просвещение потребителей, частичное устранение зависимости лекарственных препаратов от торговых марок, а самое главное – общественный контроль за ценовой дисциплиной. В этих рамках как врачи, так и работающие в аптеках фармацевты согласно социальной и профессиональной ответственности должны вносить вклад в просвещение населения, на рецептах, выписываемых врачом, вместо торговой марки должен быть указан состав лекарственного препарата. Отмечу, что об этом есть соответствующее постановление Министерства здравоохранения.

Полностью обеспечен общественный контроль за ценовой дисциплиной. Так, как было отмечено нами в первый же день, общественный контроль – самый эффективный механизм контроля, и для этого созданы все условия. Как известно, розничная цена каждого лекарственного препарата, включая НДС, указана на упаковке. Одновременно, оптовая и розничная цены лекарственных препаратов утверждены указанием торговой марки, названия и дозы воздействующего вещества, фармацевтической формы, торговой упаковки, дозы упаковки, страны-производителя и компании. Эта информация в форме единого списка размещена на интернет-сайте Тарифного (ценового) Совета, а также на сайтах министерств экономики и здравоохранения. Скачав эту таблицу на мобильные телефоны и планшеты, потребители могут использовать это в качестве электронной памятки. Информацию можно получить и посредством «Центра вызовов» (195-2) Министерства экономики. Таким образом, для потребителя создана возможность с легкостью определить наличие или отсутствие в аптеке лекарственного препарата, стоимость которого соответствует урегулированной цене.

Отмечу, что не указание цены на упаковке лекарственного препарата, продажа за цену, отличающуюся от урегулированной стоимости или без урегулирования цены, означает нарушение ценовой дисциплины и обман потребителя. В связи с этим внесены соответствующие изменения в Кодекс административных проступков, в законодательстве предусмотрены строгие меры по привлечению к ответственности субъектов фармацевтики, допустивших подобные случаи.

Во многих случаях граждане жалуются на цены на пищевые добавки, биологически активные, как лекарственные препараты. Биологически активные пищевые добавки могут быть использованы для укрепления организма, обогащения питания, но они не заменяют лекарственные препараты, предназначенные для предотвращения или лечения болезней. Биологически активные пищевые добавки не являются лекарственными препаратами и цены на них не регулируются государством и в других странах. В связи с этим внесены соответствующие изменения в Закон «О лекарственных препаратах». Уже запрещено включение биологически активных добавок в рецепты, выписываемые врачом, на упаковках и вкладышах должно быть отчетливо указано «не является лекарственным препаратом». В ходе рекламы также должна быть предоставлена информация о том, что это не является лекарственным препаратом.

Согласно прогрессивной тенденции в мире, и в нашей стране урегулирование цен на лекарственные препараты, особенно в нынешних условиях изменчивого курса маната, служит прогнозированию рынка как импортерами, так и инвесторами. Проводимая работа вносит вклад в развитие местного производства в фармацевтической сфере и применение системы обязательного медицинского страхования.

– Хотелось бы узнать Ваше мнение о потенциале развития фармацевтической промышленности в нашей стране.

– Международная практика свидетельствует о том, что с повышением уровня благосостояния населения люди уделяют больше внимания своему здоровью и в результате увеличивается число потребителей лекарственных препаратов. Азербайджан обладает динамично развивающимся рынком лекарственных препаратов, имеющим до 10 миллионов потребителей, повышающим год от года внутренние потребности. Импортирование абсолютного большинства лекарственных препаратов для удовлетворения внутренних потребностей обуславливает актуальность организации местного производства в этой сфере. Говоря о благоприятной инвестиционной среде в производстве лекарственных препаратов, – как подчеркивают также потенциальные инвесторы, – необходимо учитывать преимущества урегулирования цен на лекарственные препараты и полного применения в будущем системы обязательного медицинского страхования в нашей стране, в настоящее время начатой в качестве пилотного проекта. Неслучайно, что после проведения мер в вышеназванных направлениях в значительной степени повысился интерес зарубежных инвесторов к производству лекарственных препаратов в нашей стране.

Одна из мер, предпринимаемых в Азербайджане в сфере развития ненефтяного сектора, заключается в создании промышленности по производству фармацевтической продукции. Специально для этого создан Пираллахинский промышленный парк. Отмечу, что в ноябре прошлого года в промышленном парке был заложен фундамент совместного с Россией предприятия – фармацевтического завода, предусматривающего использование инженерных работ ведущих компаний Германии и Италии. На заводе, инвестиционной стоимостью 74 миллиона долларов США, будут производиться лекарства против онкологии, СПИДа, заболеваний нервной и кардиоваскулярной систем, диабета, опорно-двигательного аппарата, дыхательной системы, а также антибиотики, противовирусные препараты, лекарства против диареи, добавки для рентгено-контрастного и магнитно-резонансного обследования. В целом, на первом этапе на заводе будут производиться 89 наименований лекарственных препаратов по 58 воздействующим веществам. Годовая мощность завода составит 22,5 миллиона упаковок или 500 миллионов таблеток и капсул. В дальнейшем производство расширится.

В реализации проекта будут использованы передовые технологии и оборудование, применена практика производства лекарств нового поколения, соответствующих международным нормам и правилам.

Наряду с этим, в январе предусмотрена закладка фундамента фармацевтического завода в форме совместного с Ираном предприятия. Планируется поэтапное выполнение проекта по созданию производственного предприятия. На первом этапе предусмотрено производство таблеток и капсул, на втором – ампул и флаконов, на третьем – антибиотиков в более широком ассортименте. Стоимость первого этапа проекта составляет 20,5 миллиона долларов США, за это время будет произведено 84 наименования лекарственных препаратов по 54 воздействующим веществам – обезболивающих, витаминов, противовоспалительных средств и антибиотиков, кардиоваскулярных, антигистаминных и антиаллергических препаратов, лекарственных средств против гипертонии, грибка, заболеваний нервной системы и гастроэнтерологических болезней.

Проводятся переговоры с несколькими компаниями Украины и Турции для совместного производства фармацевтической продукции. Эти компании уже готовят бизнес-планы и документы технико-экономического обоснования. Одновременно, проводится работа по привлечению к организации фармацевтической промышленности в Азербайджане ведущих европейских компаний. Так, делегация Министерства экономики посетила Германию и Швейцарию, провела обсуждения с потенциальными партнерскими компаниями. На проведенных встречах компании Германии и Швейцарии выразили интерес к сотрудничеству в сфере производства фармацевтической промышленности в Азербайджане. К примеру, рядом ведущих фармацевтических компаний мира был проявлен интерес к организации процесса упаковки лекарств, охраняемых патентным правом на фармацевтическом предприятии, которое будет создано в нашей стране.

Наряду с созданием фармацевтических заводов, инвесторы проявляют интерес к производству в нашей стране другой продукции медицинского назначения. Так, в настоящее время проводится работа по реализации проекта по производству одноразовых шприцов.

В целом, заводы по производству лекарств, которые будут созданы в Азербайджане, не только сыграют значимую роль в развитии фармацевтической промышленности и обеспечении занятости в нашей стране, но также обеспечат население качественной лекарственной продукцией за счет местного производства, снизят зависимость от импорта в этой сфере, ускорят процесс экспорта.

– Просим Вас предоставить информацию о мерах в сфере лицензирования фармацевтической деятельности.

– Как известно, согласно Указу Президента Азербайджанской Республики от 19 октября 2015 года «О сокращении видов предпринимательской деятельности, требующих специального разрешения (лицензии), упрощении процедур выдачи специального разрешения (лицензии) и обеспечении их прозрачности», со 2 ноября 2015 года Министерство экономики посредством центров «ASAN xidmət» начало выдачу лицензий.

Согласно Указу главы государства от 12 декабря 2015 года «О некоторых мерах в сфере лицензирования», определена выдача бессрочных лицензий, лицензии, имевшие силу в день вступления в силу данного Указа, были признаны бессрочными, срок выдачи лицензий сокращен от 15 дней до 10 рабочих дней.

Одновременно, сумма государственных пошлин, выплачиваемых за выдачу лицензий, сокращена в 2 раза, в том числе по регионам в 4 раза. В настоящее время государственная пошлина за выдачу лицензии на производство лекарственных препаратов составляет 2250 манатов, за выдачу лицензии на оптовую продажу – 2250 манатов, за выдачу лицензий на розничную продажу – 1000 манатов.

До конца года со времени начала выдачи лицензий Министерством экономики посредством центров «ASAN xidmət» предпринимателям были предоставлены 3382 лицензии, 1788 из которых – новые, 1594 – лицензии, замененные бессрочными лицензиями.

За указанный период в сфере фармацевтической деятельности были выданы 979 лицензий, 418 из них – новые, 561 – заменены бессрочными лицензиями. На производство лекарственных препаратов выданы 2 новые лицензии и 2 лицензии, замененные бессрочными.

В настоящее время количество лицензий, имеющих силу в сфере фармацевтической промышленности (оптовая и розничная продажа, производство лекарственных препаратов) составляет 2257. Скажу для сведения, что импорт лекарственных препаратов в нашей стране осуществляют до 50 активных импортеров. Одновременно, количество аптечных организаций на 100 человек составляет 22, и это соответствует среднему показателю (25) по странам Организации экономического сотрудничества и развития (OEDC).

В заключение еще раз подчеркну, что эти реформы являются важной составной частью системы комплексных и последовательных мер, проводимых под руководством главы государства и направленных на дальнейшее усиление социальной защиты населения.

Азербайджан > Медицина > aze.az, 8 января 2017 > № 2038504 Шахин Мустафаев


Россия. ЦФО > Медицина. Алкоголь > mos.ru, 29 декабря 2016 > № 2026493 Евгений Брюн

Главный нарколог столицы рассказал о том, почему горожане всё чаще отказываются от спиртного в зимние каникулы и как не стать жертвой похмелья после новогодней ночи.

Евгений Брюн, главный психиатр-нарколог Департамента здравоохранения города Москвы

В преддверии Нового года москвичи готовятся к обильному застолью. Главный психиатр-нарколог Департамента здравоохранения города Москвы, директор Московского научно-практического центра наркологии Евгений Брюн рассказал в интервью mos.ru, как сохранить трезвую голову в новогодние праздники.

— Евгений Алексеевич, много ли в новогодние каникулы поступает обращений от тех, кто усиленно отметил праздник?

— Могу сказать уверенно, все объективные и косвенные данные говорят о том, что пить в Москве стали меньше. В том числе и в Новый год. До 2014 года после больших праздников в городе на 15–20 процентов традиционно росло количество обращений к наркологам и госпитализаций из-за злоупотребления алкоголем (по сравнению со среднегодовыми показателями. — Прим. mos.ru). А последние три года число обращений в праздничные дни растёт лишь на пять процентов.

Город в новогодние каникулы предлагает всё больше мест для интересного досуга и развлечений. У людей нет желания сидеть все праздники дома и пить алкоголь

— Люди более ответственно стали подходить к употреблению алкоголя? Или такой эффект дали ограничительные меры по продаже спиртного?

— К такому эффекту привели и ответственное отношение потребителей, и более строгое регулирование алкогольного рынка. Но за последние годы сама Москва преобразилась. Город в новогодние каникулы предлагает всё больше мест для интересного досуга и развлечений. У людей нет желания сидеть все праздники дома и пить алкоголь, когда столько мест для прогулок в парках и в центре города, когда открыты катки, снежные горки, лыжные трассы. Горожанам есть, где потратить своё время с пользой, получить новые впечатления. Я всегда призываю людей отдавать предпочтение радостям и удовольствиям, которые можно получать без стимуляторов, не химическим путём. И похоже, у москвичей это получается.

— Можно ли рассчитать, какое количество спиртного не навредит человеку в праздничный вечер?

— Никак не рассчитать, во всяком случае, я не смогу. Это очень индивидуальная цифра, и у каждого она своя. Некоторым людям, в том числе больным алкоголизмом, достаточно очень небольшой дозы, чтобы опьянеть или отравиться. Всё зависит от активности ферментативной системы, работы печени и почек. Но есть общие правила, которые полезно соблюдать всем. Если вы решили пить алкоголь, то отдавайте предпочтение небольшим порциям и пейте как можно реже. Тогда организм успеет переработать спиртное. Также лучше не сидеть долго за праздничным столом, а выйти на прогулку в новогоднюю ночь.

— Что вы думаете о народных средствах от похмелья: выпить побольше воды на ночь или утром выпить ещё порцию спиртного?

— Нет-нет, не нужно пить на ночь после застолья много воды, это может вызвать отёк мозга. Алкоголь — и вообще любые спирты — задерживает воду в организме. Просто нужно полежать, поспать и уже утром выпить кефир, лимонад или морс. Этого вполне достаточно. И ни в коем случае не употреблять алкоголь снова утром. Не лечить подобное подобным. То, что мы в повседневной жизни называем похмельем, — это воздействие на организм не переработанного за ночь алкоголя, остаточная интоксикация. Если утром человек добавляет ещё, то он только усугубляет плохое самочувствие. Остаточную интоксикацию алкоголем лечить нельзя! Её вообще лечить необязательно, она сама проходит, нужно лишь время.

Утверждение, что русские пьют больше всех, — это миф

— Есть ли статистика о том, какой процент жителей Москвы злоупотребляет алкоголем?

— В Москве 80 тысяч человек больны алкоголизмом — это меньше сотой доли процента. Мы говорим о пациентах с выявленным диагнозом, которые стоят на учёте. Во всех странах мира, где есть свободная продажа спиртного, наблюдается примерно одинаковое распределение: два процента населения страдают алкоголизмом с психическими расстройствами, 10 процентов — алкоголизмом с соматическими расстройствами (то есть алкоголь стал причиной хронических заболеваний. — Прим. mos.ru) и ещё 10–20 процентов населения относятся к категории злоупотребляющих алкоголем.

В последнюю категорию входят все, кто с определённой регулярностью не ограничивает себя в потреблении спиртных напитков, однако существенный вред здоровью пока не нанесён. Но именно из третьей категории со временем люди переходят во вторую и в первую, если не прекращают пить. В России за год совершеннолетний гражданин выпивает примерно 12,8 литра алкоголя. Это уровень потребления, сопоставимый с Европой, Америкой, Австралией. Мы ничем не отличаемся. И утверждение, что русские пьют больше всех, — это миф.

— А с какими проблемами чаще всего обращаются горожане к наркологам в праздники?

— Основная причина обращений — алкогольная интоксикация. То есть, как правило, люди пьют качественный легальный алкоголь, но не всегда в праздники могут ограничить его количество.

— Столичные наркологи в Новый год и Рождество планируют работать по особому графику?

— Нет, вся работа будет идти в штатном режиме. По вызовам к пациентам будет выезжать скорая помощь. При госпитализации наши пациенты смогут бесплатно получать в полном объёме всю необходимую помощь.

Есть определённые стандарты лечения при алкогольных отравлениях. К примеру, желудок промывать к времени госпитализации пациента уже поздно. Когда больной поступает в стационар, ему вводят жидкости через капельницы, дают мочегонные препараты. Всё это нужно, чтобы быстрее шлаки вышли из организма. Также пациенту при необходимости дают успокаивающие, сердечные препараты, потому что основной причиной смерти при алкогольных отравлениях является остановка сердца.

— Как понять за праздничным столом, например, что гость получил алкогольное отравление и ему нужна медпомощь?

— Человек теряет сознание, у него начинается усиленное сердцебиение, возникает одышка, может быть рвота. Могут быть эпилептические припадки на фоне употребления спиртного. В таких ситуациях требуется срочный вызов скорой помощи.

— Евгений Алексеевич, как в будущем году в Москве будут развивать профилактику алкоголизма?

— У нас разработана и действует система профилактики, лечения и реабилитации. Так, например, работа по профилактике алкоголизма ведётся среди учащихся в школах, колледжах и вузах. Начат эксперимент в московских поликлиниках, когда врачи, лечащие заболевания внутренних органов, вызванные алкоголем, рекомендуют пациентам пройти лечение от зависимости.

Россия. ЦФО > Медицина. Алкоголь > mos.ru, 29 декабря 2016 > № 2026493 Евгений Брюн


Казахстан. Россия > Медицина > kursiv.kz, 29 декабря 2016 > № 2023810 Александра Тимофеева

Александра Тимофеева, INVITRO Казахстан: Кризисный период только увеличивает привлекательность франчайзинга

Анна ШАТЕРНИКОВА

Примерно 50% представленных сегодня в Казахстане франшиз – российские. Франчайзеры из соседней страны освоили разные направления, включая сектор медицинских услуг. В частности, сегодня в разных регионах Казахстана работает более 40 организованных по модели франчайзинга медицинских офисов INVITRO – крупнейшей частной компании на российском рынке лабораторных услуг. О деятельности и перспективах работы INVITRO в Казахстане «Къ» рассказала генеральный директор INVITRO Казахстан Александра Тимофеева.

- Александра, расскажите, пожалуйста, об истории возникновения компании, о ее позициях на российском рынке.

- Независимая лаборатория INVITRO была основана в 1998 году и на сегодняшний день предлагает физическим лицам и корпоративным клиентам свыше 1500 видов лабораторных исследований. Свою первую франшизу мы продали более 10 лет назад, в 2005 году, когда открылся первый франчайзинговый кабинет в российском наукограде, городе Обнинске Калужской области. Сегодня INVITRO возглавляет рейтинг профессиональных франшиз Golden Brand, у нас почти три сотни партнеров, больше половины из которых открыли под брендом INVITRO более одного офиса. Анализы обрабатываются в девяти собственных лабораториях в разных регионах, четыре из них мы построили в СНГ. Всего у INVITRO около 900 офисов в России, Украине, Беларуси, Армении и Казахстане. В активе компании собственные центры рентгенологии, медицинская кадровая служба, Высшая медицинская школа, контрактно-исследовательская организация и логистическая служба.

- Насколько широкое распространение сегодня получила медицинская франшиза, как вы оцениваете конкурентные перспективы в развитии этого направления как в России, так и в Казахстане?

- Ситуация неоднозначна, и вряд ли стоит оценивать весь рынок медицинских услуг в целом, от пластической хирургии до организации поездок в зарубежные клиники. С нашей стороны более корректно оценивать рынок медицинских услуг в области лабораторной диагностики. Это, так сказать, базовый уровень медицины, поскольку без анализов и исследований сложно поставить диагноз или разработать схему лечения. В Казахстане частных лабораторий пока не много. В России ситуация другая: во многих городах потенциальные франчайзи говорят о том, что уже нет возможности открыть медицинский офис, поскольку территория занята другими участниками рынка лабораторной диагностики.

Если говорить о медицинской франшизе как о форме предпринимательства, то анализ показывает, что казахстанский рынок заполнен чуть более чем на 20%, то есть четыре пятых рынка ждут своих «завоевателей». При этом рынок динамично развивается, а доля российских франшиз на нем возрастает, так что мы оцениваем ситуацию как перспективную.

- Как возникла идея выхода на рынок Казахстана и насколько она оправдала себя, каковы сегодня позиции INVITRO на казахстанском рынке и как бы вы оценили динамику развития за прошедшие годы и перспективы на ближайшие годы? Если планируете расширять присутствие, за счет каких регионов, по-вашему, произойдет рост?

- На казахстанский рынок мы вышли в 2014 году. В республике в то время вырос спрос на качественные медицинские услуги, а в государственной политике наметился фокус на профилактику и раннее выявление заболеваний, так что необходимость в качественной лабораторной диагностике была очевидна. Весной 2014 года мы стали партнерами казахстанской медицинской лаборатории «ГЕМ», и в настоящее время большая часть офисов «ГЕМ» уже аккредитована по стандартам INVITRO и работает под российским брендом, в них внедрена новейшая информационная система, усовершенствованы и максимально автоматизированы все этапы лабораторного процесса.

На сегодня наша казахстанская сеть выглядит следующим образом: 3 лабораторных комплекса, 40 медицинских офисов, профессиональная команда из 250 сотрудников. Сеть охватывает 116 городов и населенных пунктов, общая площадь лабораторного комплекса в Алматы составляет 1000 квадратных метров, то есть темпы развития вполне достойные. С нынешнего года технологические комплексы в Москве и Алматы начали работать в режиме ежедневной отправки биоматериала. Это позволило расширить спектр исследований до 1500 видов, 800 из которых относятся к редким, проводятся в Москве и уникальны для Казахстана, то есть их больше не делает никто, кроме нас.

Безусловно, это весомое конкурентное преимущество для наших франчайзи, которое способствует росту спроса на услуги и развитию бизнеса. На новых партнеров работает и репутация бренда: на протяжении 20 лет мы являемся «золотым стандартом» области лабораторных исследований, поэтому наши франчайзи могут рассчитывать не только на небольшие частные заказы, но и на договоры с крупными корпоративными клиентами.

- Своим потенциальным партнерам вы предлагаете несколько видов франшиз. На основании собственных наблюдений можете ли вы сделать вывод о том, какие из них в итоге пользуются в Казахстане самым высоким спросом? Какие средства требуются на открытие медицинского офиса INVITRO и какова в среднем окупаемость проектов?

- Для разных населенных пунктов мы разработали четыре вида франшиз – от маленькой «Инвитро-Городок», рассчитанной на населенный пункт, в котором проживают менее 50 тыс. человек, до «тяжелой» «Инвитро-Эксперт». Подобных центров в нашей сети всего два: один наш собственный в Москве, второй открыт по франшизе в Нальчике. В Казахстане действует пакет «Инвитро-Стандарт» для городов с населением не менее 100 тыс. человек: медицинский офис площадью от 70 кв. м, включающий кабинет гинеколога (там не проводят лечение, а только берут биологический материал), процедурный кабинет. Персонал – как минимум 5 человек.

Мы всегда предъявляем очень жесткие требования к помещению, а вот в финансовом плане даем некоторые послабления регионам. Хотя в целом условия для всех одинаковые: договор коммерческой концессии в INVITRO заключается на 3 года, паушальный взнос составляет 2 млн тенге и выплачивается единожды при заключении договора. Роялти в INVITRO составляют фиксированную сумму: 200 тыс. тенге в месяц, выплачивать их начинают с 25-го месяца работы медицинского офиса. Это как раз и есть средний срок окупаемости проекта – 2–2,5 года.

- Пришлось ли вам скорректировать стратегию развития в Казахстане – например, по причине экономических затруднений закрыть действующие медицинские офисы или отказаться от открытия новых? Изменился ли спрос на те или иные услуги?

- Пока мы не подвели общую статистику за 2016 год, но могу озвучить цифры по предыдущему году. В 2015 году открылось 115 медицинских офисов INVITRO в России, 20 – в Казахстане, 6 – в Беларуси. Закрыто по всей сети 4 офиса. И уже на протяжении многих лет подряд около 55% всей розничной выручки INVITRO приходится на медицинские офисы франчайзи, то есть больше половины прибыли предприятие получает именно от франшиз. Кризисный период только увеличивает привлекательность франчайзинга как метода ведения бизнеса, и тому есть немало причин. Вы не строите бизнес с нуля, а получаете готовую модель успешного предприятия и то, что сейчас называют раскрученным брендом. Это значит, что когда вы приходите на переговоры, вам не приходится говорить: «Я все сделаю хорошо, поверьте мне на слово». Вы просто показываете «досье» на держателя франшизы: сколько лет на рынке, какие награды, какие партнеры.

Если вы – франчайзи сильного бренда, это автоматически повышает уровень ваших потенциальных клиентов. Кроме того, вы получаете постоянную поддержку. У наших франчайзи, где бы они ни находились, никогда не будет довольно распространенной в этой сфере услуг ситуации, когда нет нужных реагентов или возможности провести заявленное исследование. Мы занимаемся обучением персонала, а если у франчайзи нет профильного образования – назначаем ему куратора, который полностью берет на себя медицинские вопросы. То есть по сравнению с предпринимателем, который выходит на рынок со своим стартапом, франчайзи сильного партнера чувствует себя намного более уверенно и защищенно, а это в период кризиса имеет иногда решающее значение.

Мы стараемся, чтобы изменение стоимости наших услуг произошло как можно позднее – договариваемся с поставщиками, чтобы они держали для нас цены на прежнем уровне. С другой стороны, рост цен на лабораторно-исследовательские услуги все равно неизбежен, потому что этот рынок завязан на импортные реагенты, которые приходится покупать за валюту, так что колебания курса рано или поздно на нас сказываются. Работать с более дешевыми аналогами для нас не вариант, потому что они уступают по качеству, а качество работы – основной принцип и конкурентное преимущество, пожертвовать которым мы ни при каких обстоятельствах не готовы. Что касается спроса на качественные медицинские услуги – он был и будет всегда, и это мы видим по обращениям в наш отдел франчайзинга.

Казахстан. Россия > Медицина > kursiv.kz, 29 декабря 2016 > № 2023810 Александра Тимофеева


Россия. СФО > Медицина. Алкоголь > premier.gov.ru, 23 декабря 2016 > № 2016666 Анна Попова

Встреча Дмитрия Медведева с руководителем Роспотребнадзора Анной Поповой.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Анна Юрьевна, хочу вернуться к трагическим событиям последних дней, связанным с употреблением спиртосодержащих жидкостей, – к тому, что произошло в Иркутске. Это не единственное место, где подобные события происходили, но здесь, к сожалению, речь идёт о массовом отравлении такого рода спиртосодержащими жидкостями с примесями ядовитых веществ, в частности метанола, которые и повлекли массовую гибель людей.

Я давал поручение Правительству подготовить предложения о том, чтобы были разработаны меры, направленные на регулирование оборота подобного рода жидкостей и недопущение их использования в пищевых целях. Если это препараты, которые создаются для химических и бытовых дел, они так и должны использоваться; если это какие-либо добавки, которые используются в соответствующем бизнесе, это так и должно происходить. Они не должны реализовываться как суррогат алкогольной продукции, который свободно распространяется по территории страны. Такое поручение есть, целый ряд мер сейчас готовится. Этот вопрос на контроле у Президента.

В то же время есть необходимость принять оперативные меры, направленные на то, чтобы подобного рода спиртосодержащие жидкости, суррогаты в настоящий период, до момента решения этих вопросов на общем уровне, вообще не продавались или находились под жёстким контролем у государства. Знаю, что у Роспотребнадзора есть определённые предложения на сей счёт, особенно в преддверии длинных праздников, которые будут в нашей стране, и имея в виду подготовку системных мер, направленных на ограничение оборота подобных препаратов. Какие это меры? Что вы предлагаете?

А.Попова: Мы по поручению Правительства проводим ряд мероприятий по проверкам. На сегодняшний день уже более 12 тонн такой продукции должны были снять в легальном обороте, который мы контролируем. По разным регионам это разная продукция. В связи с этим следующее предложение: приостановить реализацию непищевой алкогольной продукции, содержащей спирт в объёме более 25%, в целом по стране на срок до 30 дней, исключив отсюда парфюмерную продукцию и стеклоомывающую жидкость, за которыми необходимо на этот период и в дальнейшем усилить контроль. А в это время приостановив, – разобраться, какого качества и насколько безопасна эта продукция, и разработать ряд дополнительных мероприятий.

Д.Медведев: Я надеюсь, что вы просчитали все последствия такого решения. Надо посмотреть, какие дополнительные меры потом надо будет принять. Сейчас готовятся системные меры, направленные на упорядочение оборота спиртосодержащих жидкостей в целом. Если вы считаете такого рода решение сейчас оправданным, тогда надо будет принять постановление по линии Роспотребнадзора, по линии санитарно-эпидемиологического надзора и следить, каким образом оно реализуется на территории всей страны, особенно в преддверии больших новогодних праздников.

Россия. СФО > Медицина. Алкоголь > premier.gov.ru, 23 декабря 2016 > № 2016666 Анна Попова


Россия. СФО > Алкоголь. Медицина > zavtra.ru, 23 декабря 2016 > № 2015765 Михаил Хазин

 Невозможно совместить разные модели

люди, которые продавали в Иркутске «боярышник», безусловно, продавали его как питьевую жидкость

Михаил Хазин

Давайте смотреть правде в глаза: люди, которые продавали в Иркутске «боярышник», безусловно, продавали его как питьевую жидкость. Вместе с тем производителю формально предъявить претензию нельзя: он продавал жидкость, которая не была предназначена для употребления внутрь.

С точки зрения государства, мы попадаем в достаточно неприятную ситуацию. Дело в том, что государство может регулировать ограниченное число сфер деятельности. В противном случае требуется увеличение количества контролеров и начинается сумасшедший дом.

Во времена СССР были случаи отравления некачественным алкоголем, в том числе метиловым спиртом, но они никогда не приобретали массового характера, потому что всякий раз это была инициатива индивидуальных лиц.

Предположить, что такого рода вещи могут продаваться в магазинах, было невозможно. Современное же государство решает две задачи одновременно. С одной стороны, оно пытается максимально увеличить налогообложение всего и вся, то есть делает легальный алкоголь неподъемным, с другой стороны, оно оставляет некоторые лазейки. Один из таких примеров — продавать под видом непищевого напитка то, что на самом деле предполагается употреблять внутрь.

Мы должны определить для себя, какая у нас модель государства. Если у нас модель патерналистская, как это было во времена СССР, тогда ситуация решается очень просто: государство очень тщательно контролирует все происходящие процессы. А для того, чтобы их легко было контролировать, они максимально ограничиваются.

Иными словам, невозможно было появление на прилавках государственных или даже кооперативных магазинов продукции, изготовленной непонятно кем и непонятно как. Да, это ограничивало свободу предпринимательства, но уж если в магазинах что-то продавалось, оно было точно не опасно для здоровья и жизни.

Второй путь: действовать в модели свободного рынка. Иными словами, каждый, кто хочет, выставляет что угодно в магазине, а граждане сами решают, что им покупать. Но такая модель предполагает, что государство не вмешивается в деятельность граждан или вмешивается минимально.

Это принципиально разные модели, совместить их нельзя. Если мы попытаемся их совместить и установить социалистическую систему контроля за частным предпринимательством, это будет стоить невероятных денег и не даст никакого эффекта.

Сегодня вы запретите боярышник, а завтра появится другая настройка (например, черемуха), от которой будут умирать. И что вы будете делать? Пока мы пытаемся совместить худшие стороны обеих моделей.

Россия. СФО > Алкоголь. Медицина > zavtra.ru, 23 декабря 2016 > № 2015765 Михаил Хазин


Россия > Медицина. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 декабря 2016 > № 2010963 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

О «дорожной карте» «Хелснет» (HealthNet) Национальной технологической инициативы.

Перед заседанием Дмитрий Медведев ознакомился с работой Индустриального парка биомедицины Первого МГМУ им. И.М.Сеченова и осмотрел выставку передовых медицинских технологий.

Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова – старейший и крупнейший медицинский вуз России, ведущий свою историю с 1758 года.

В настоящее время в университете обучается свыше 15 тыс. студентов со всего мира (примерно 15% студентов – иностранцы). В составе вуза 6 факультетов; 7 институтов, включающих в себя научные, образовательные и клинические подразделения (в зависимости от профиля); 154 кафедры, на которых трудятся свыше 1,8 тыс. высококвалифицированных научно-педагогических работников. Более 100 учёных университета – академики и члены-корреспонденты Российской академии наук. 40% врачей вуза имеют учёную степень кандидата или доктора медицинских наук.

В целях разработки новых медицинских технологий, биомедицинских продуктов и внедрения результатов в практику в составе университета создаётся Индустриальный парк биомедицины. Для коммерциализации разработок создан технопарк, выполняющий роль проектного офиса, а также Центр традиционных медицинских систем, призванный решить нормативно-правовые вопросы в регулировании данной области, организовать международные проекты по трансферу технологий, совместной разработке и производству новых решений на основе достижений традиционных систем различных стран.

Заседание президиума Совета по модернизации экономики и инновационному развитию России

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас сегодня завершающее в этом году заседание президиума Совета по модернизации экономики и инновационному развитию. Мы собирались достаточно регулярно, вырабатывали и принимали решения по самым разным направлениям инноваций.

Сегодня здесь, в Первом меде, в одном из ведущих отраслевых вузов нашей страны, мы обсудим вопросы перспективного развития медицины. В этом университете не только готовят высококвалифицированных врачей для всей нашей страны, для других стран, но и активно занимаются исследованиями – как раз в том научном центре, где мы с вами встречаемся.

Прежде чем перейти к повестке, хочу сообщить, что я подписал несколько документов. Один из них – постановление, которое вносит изменения в правила предоставления субсидий из федерального бюджета на выполнение мероприятий «дорожных карт» в рамках Национальной технологической инициативы, корректирует правила разработки и утверждения таких карт и целый ряд других изменений вносит. Это позволит расширить количество участников Технологической инициативы и быстрее получать необходимые средства на проекты, это тоже очень важно.

Ещё один документ (он совсем из другой сферы, но с учётом того, что мы встречаемся в университете, я тоже о нём хочу сказать) – это правила формирования и нормативы стипендиального фонда. Теперь эти вопросы урегулированы в одном нормативном акте, что важно для университетов, включая вопросы повышенных академических стипендий, социальных стипендий для отдельных категорий студентов, тех, кто добился особых результатов или имеет социальные основания для получения таких стипендий. Эти правила также помогут решению целого ряда важных вопросов студенческой жизни.

Теперь – к теме нашего заседания. Применение новых технологий в медицине открывает перед человечеством уникальные возможности. Благодаря открытиям в генетике, биологии, химии становится возможно развитие так называемой персонализированной медицины, то есть медицины, которая адресована конкретному человеку, когда врачебное решение может опираться на индивидуальную информацию о состоянии здоровья. В результате врач может выбирать оптимальное, подходящее именно этому пациенту лечение. Кроме того, объём получаемой информации позволяет диагностировать проблемы, выявлять предрасположенность к тем или иным заболеваниям на ранних, доклинических стадиях, что в свою очередь позволяет улучшить и качество профилактической работы, а в результате зачастую спасти жизнь человека.

Активно развивается рынок различных биологических сенсоров, маркеров, телемедицинских услуг. Сегодня они позволяют снимать показания о состоянии здоровья человека в режиме онлайн. И даже для обычных смартфонов, как известно, существует масса приложений, которые позволяют людям следить за своим образом жизни, больше внимания уделять спорту, контролировать нагрузку. Благодаря развитию информационных технологий появляется возможность накапливать и анализировать огромные массивы информации, обрабатывать эту информацию в облачных хранилищах, при помощи различных компьютеров, включая суперкомпьютеры, выдавать рекомендации, основанные на лучших практиках.

Развивается рынок медицинской техники и оборудования. Некоторые образцы были представлены здесь на выставке. Очень важно, что рынок медицинской техники в последние годы развивается в том числе и под нашим флагом. По сравнению с тем, что мы имели, скажем, 10–12 лет назад, у нас в стране производится уже значительный объём медицинской техники, медицинского оборудования. И это различная техника – и тяжёлая, сложная и более оперативная.

Все эти направления ставят и немало проблем, которыми мы тоже должны заняться. Использование новых методов лечения, новых препаратов, новой техники генерирует ряд социальных, юридических, экономических и даже этических проблем. Например: до какой степени допустимо вмешательство в биологию человека, как обеспечить безопасность личных данных о состоянии здоровья, как создать условия для активного долголетия. Наконец, надо чётко понимать, как добиться для нашей страны достойного места на всех рынках медицинских услуг, медицинской техники, чтобы мы сами развивали и эти технологии, и внутренние компетенции.

Для ответа на эти вопросы, собственно, и была подготовлена соответствующая «дорожная карта» в рамках Национальной технологической инициативы – то, что мы называем «Хелснет». По ней мы и будем двигаться.

Как и вся Национальная технологическая инициатива, эта карта ориентирована на перспективу, то есть на те ниши, которые только формируются. И это правильно. Мы здесь должны быть в самом центре развития. И за место под солнцем здесь ещё очень серьёзно нужно побороться. Речь идёт о том, чтобы войти в лидеры. Есть формальные показатели. Они не всегда являются критерием успеха, тем не менее это всё-таки важный индикатор. В частности, речь идёт о том, чтобы компаний-лидеров из нашей страны к 2035 году, то есть через 15 лет, было не менее 5 из 70 глобальных компаний. Это всегда некий набор условностей, тем не менее это ориентир и как ориентир это важно. Кроме того, к этому времени 70% продуктов, услуг этого рынка должны иметь в нашей стране полный цикл производства и по объёму их потребления наша страна тоже должна быть на передовых позициях.

Рынок этот действительно очень привлекательный, здесь никому ничего доказывать не надо. За последние 10–20 лет здесь произошёл просто переворот. По экспертным оценкам, этот рынок может достичь уже к 2020 году параметров в 2 трлн долларов. И эти цифры, считают эксперты, по нарастающей будут идти на протяжении ближайших 20 лет – может быть, к 10 трлн. Это реально развивающийся, огромный рынок.

Наша страна в свою очередь обладает целым рядом преимуществ, которые позволяют на этом рынке закрепиться. Прежде всего, это научный потенциал, который мы сохраняем, в отечественной медицинской науке, биологии, химии, математике. У нас есть сильные центры подготовки специалистов, в том числе такие, как университет имени Сеченова, в котором мы собрались. Наконец, есть весьма неплохие позиции в программировании, в IT-индустрии.

Наша система здравоохранения получила за последнее время неплохой импульс, в том числе за счёт создания современной системы высокотехнологичной медицинской помощи. Мы решаем и задачи лекарственной безопасности, открываем новые производства. И в этом смысле наша фармацевтическая промышленность добилась приличных результатов за последние годы.

Но, с другой стороны, предстоит сделать ещё очень многое. В регионах, как известно, ситуация очень разная. Часть лечебных учреждений там явно отсталая, и нужно эту ситуацию исправлять.

Давайте посмотрим все эти проблемы применительно к технологической инициативе и к деятельности нашего совета. Мы послушаем двух соруководителей рабочей группы – от Министерства здравоохранения и от бизнеса.

Начнём с Минздрава. Пожалуйста, Игорь Николаевич Каграманян, первый замминистра здравоохранения.

И.Каграманян (первый заместитель Министра здравоохранения): Сегодня эксперты во всём мире сходятся во мнении, что радикальные изменения в плане увеличения продолжительности жизни человека, снижения смертности возможны только через развитие медицины. Большое значение имеет биомедицина и для совершенствования существующих клинических практик. В этой связи поддержка биомедицинских исследований и разработок сегодня является одной из приоритетных государственных задач.

Платформа «Хелснет» в нашем понимании – это инновационные решения по поддержке биомедицинских исследований и разработок, это своего рода открытая экосистема, которая поддерживает и развивает малые, средние и крупные компании, которые в свою очередь призваны производить и предоставлять биотехнологические медицинские продукты и услуги. В конечном итоге это поможет решить ключевую задачу – значительно улучшить здоровье и качество жизни человека в России и в мире.

В рамках реализации Стратегии развития медицинской науки до 2025 года, утверждённой распоряжением Правительства Российской Федерации в 2012 году, министерством на межведомственной основе был проведён анализ имеющихся в стране компетенций по каждому направлению в сравнении с имеющимися в мире компетенциями. Таким образом были определены зоны, которые требуют ускоренного развития.

Важным элементом стратегического развития медицинской науки стало решение о переходе к управлению медицинскими исследованиями посредством механизма научных платформ. Министерством совместно с научным сообществом было сформировано 14 научных платформ, предполагающих концентрацию ресурсов на приоритетных направлениях медицинской науки и соответствующих основным мировым трендам биомедицинской науки. Неслучайно эти приоритеты во многом совпали с рынками будущего «Хелснет».

В настоящее время в рамках работы научных платформ накоплен большой научный и технологический задел, позволяющий в короткие сроки обеспечить прохождение инновационной цепочки от формирования заказа на инновационные разработки до осуществления регистрационной процедуры и внедрения результатов разработок в клиническую практику.

Следует подчеркнуть, что «дорожная карта» «Хелснет» разработана рабочей группой, которая по составу участников (это представители федеральных органов исполнительной власти, Российской академии наук, научных и образовательных организаций, экспертного медицинского сообщества, бизнеса, институтов развития) является одним из самых представительных экспертных сообществ в рамках Национальной технологической инициативы.

В основу «дорожной карты» легли шесть наиболее перспективных направлений: информационные технологии в медицине, медицинская генетика, биомедицина, спорт и здоровье, превентивная медицина, здоровое долголетие. В рамках «дорожной карты» предусмотрены реализация пилотных проектов в сферах регенеративной медицины, микробиологии, инвазивных технологий, кардиологии, иммунологии, педиатрии, неврологии, онкологии и других приоритетных направлениях; формирование регуляторного поля для внедрения новых технологий; развитие профессионального образования, совершенствование образовательных программ и создание образовательных модулей для обеспечения кадрами развивающихся новых направлений биомедицины.

Образовательные проекты «дорожной карты» «Хелснет» направлены на реализацию сетевых и масштабируемых решений по трём ключевым группам: развитие сети ресурсных центров, создание и развитие сообщества наставников, менторов и экспертов, формирование сообщества интеграторов, способных предложить комплексные решения под запросы рынка.

Проект «дорожной карты» предусматривает комплексный анализ законодательства Российской Федерации, направленного на совершенствование регулирования рынка инновационных лекарственных препаратов, регулирование применения телемедицинских и информационных технологий, обращение и использование биоискусственных органов, тканей и систем, внедрение генетической диагностики нового поколения.

Стремительное развитие геномных, протеомных технологий позволит на новом уровне реализовать принципы профилактической, предиктивной, персонализированной медицины, что даст в свою очередь возможность значительно снизить смертность от большинства хронических заболеваний. Развитие новых направлений в области общественного здоровья и активного долголетия позволит в короткое время достичь нового уровня качества и продолжительности жизни наших граждан.

Мы рассчитываем, что «дорожная карта» «Хелснет» как важнейший и принципиально новый инструмент для консолидации усилий разработчиков медицинской инновационной продукции позволит нам выйти на новый уровень качества и доступности медицинской помощи. Просьба поддержать и утвердить «дорожную карту».

А.Репик (председатель совета директоров АО «Р-Фарм»): Мы живём в эпоху, когда повседневную жизнь наполняют технологии и гаджеты, о которых мы не думали ещё вчера. Но несмотря на очевидный прогресс, будущее для нас – это всё ещё крайне небольшой отрезок времени, и главный вызов состоит в создании технологий продления жизни, повышения её качества. Поэтому наша задача сегодня – это сформировать необходимые условия и инфраструктуру для «Хелснета», на мой взгляд, одного из самых важных и быстрорастущих рынков в мире. Его объём в составе мирового здравоохранения уже почти 1 трлн долларов, причём к 2035 году он превысит 9 трлн, возможно, достигнет 10 трлн.

В ближайшие 20 лет в здравоохранении мы станем свидетелями изменений, из-за которых многие инвесторы называют рынок «Хелснет» новым IT. Действительно, по значимости эти изменения не уступят появлению интернета, мобильных устройств, социальных сетей. Процесс секвенирования генома существенно удешевится и ускорится, будут появляться более продвинутые методы его редактирования. Мир уже движется в этом направлении. Всего месяц назад в Китае было выполнено редактирование генома методикой CRISPR-Cas9 у пациента с немелкоклеточным раком лёгких.

Сегодня в медицине, в частности в онкологии, уже появился набор препаратов таргетной терапии. Причём речь идёт как о вошедшей в клиническую практику системе блокирования специфических рецепторов, так и о новейших препаратах для активации клеточного иммунитета, первый из которых был зарегистрирован в этом месяце в России, а это, наверное, наиболее значимый прорыв в лечении онкологических заболеваний, который даёт надежду миллионам людей в мире.

В ближайшее 10-летие распространение получит новая система адресной доставки лекарств, например наноботы. Это сделает процесс лечения быстрее и эффективнее, существенно безопаснее.

Клинические испытания сегодня – это длительный и очень дорогостоящий процесс, но к 2035 году все исследования будут проводиться с помощью микрочипов, используемых в качестве моделей органов или целого организма. На них будут тестироваться лекарства, соответственно, технология органа на чипе кардинально меняет сам процесс клинических испытаний, исключая тестирование на животных, а впоследствии и на людях.

При этом производство также претерпит драматические изменения, и все те красивые большие заводы, которыми мы гордимся сейчас, заменят микрофлюидные чипы размером с ладонь, на которых будет производиться основная масса персонализированных лекарств.

Развитие оптогенетики (метода, когда свет активирует работу клетки – это решение подсказано нам миром растений) в будущем позволит вылечить слепоту, решить целый ряд сложных медицинских проблем.

Уже сейчас активно применяется 3D-печать, но в основном в промышленности, строительстве, ряде других отраслей. На мой взгляд, особый потенциал у этой технологии именно в медицине. Не за горами тот день, когда 3D-принтеры будут печатать органы человека, протезы, производить лекарственные препараты. Альтернативным подходом к созданию персонализированных органов и тканей являются биофабрики – выращивание органов из собственных и животных клеток.

Многие из нас сейчас пользуются всякими трекерами, фитнес-трекерами, другими устройствами для отслеживания активности, но будущее принадлежит имплантируемым чипам, биометрическим татуировкам, другим датчикам, которые будут измерять все важные параметры здоровья человека 24 часа в сутки, фиксировать опасные отклонения и передавать предупреждения как их хозяину, так и в медицинские учреждения в случае необходимости. При этом больницы, клиники, травмпункты, врачи, пациенты – всё будет подключено к единой сети, дающей возможность доступа к критически важной медицинской информации.

Учить медицине и лечить можно будет дистанционно. Причём оказание помощи пациентам будет происходить с помощью телемедицины, а в медицинское образование внедрятся технологии виртуальной и дополненной реальности.

Роботизация в медицине получит широкое распространение. Вы, наверное, видели здесь наших хирургических роботов. Уже к 2020 году продажа хирургических роботов в мире увеличится вдвое, а к 2025 году они будут выполнять бо?льшую часть всех операций.

К сожалению, надо учитывать, что новые технологии, например виртуальная реальность, – это не только благо. Уже сейчас в медицинском словаре появился термин «виртуальное посттравматическое расстройство». Оно возникает у геймеров, которые слишком усердствуют в завоевании игрового мира с помощью шлемов виртуальной реальности.

Это всё лишь некоторые задачи, над которыми мы будем работать в рамках «Хелснет». Мы в этом не одиноки. В сентябре, например, Марк Цукерберг объявил о планах вложить все свои акции Facebook в созданный им фонд Zuckerberg Initiative, цель которого – увеличение продолжительности жизни до 100 лет за счёт полной победы над заболеваниями. Для «пришпоривания» фундаментальных исследований в здравоохранении американская администрация объявила о начале программы Cancer Moonshot, это основной приоритет. То же делается в Европе, Китае.

Мы, безусловно, близки по целям и направлениям к наиболее передовым задачам и амбициям. «Дорожная карта» абсолютно укладывается в мировые тренды и, мы рассчитываем, приведёт к значимому увеличению продолжительности жизни и переходу через столетний рубеж в горизонте работы карты.

Что позволяет нам надеяться на успех? Во-первых, возможность создания эталонной системы регулирования новых технологий – критически важный фактор успеха, – высокий потенциал российской науки и медицины: офтальмология, ортопедия, генетика, целый набор наших зон экспертизы. Огромную роль здесь играет высокое качество медицинского образования в России.

Разнообразие внешних факторов в Российской Федерации – этнические, климатические – даёт широкие возможности для проведения различных исследований. У нас есть очень сильные позиции в информационных технологиях, это особенно важно для биоинформатики, работы с big data. Конечно, предпринимательский потенциал, потому что именно благодаря смелости, в хорошем смысле дерзости российского предпринимателя мы успешно конкурируем в фармацевтике, в сельском хозяйстве и в IT.

Задача перед нами стоит масштабная, важна её последовательная реализация с чётким пониманием и контролем всех промежуточных целей. В ближайшие два года мы планируем создать фундамент этой работы для будущего успеха. Здесь речь идёт о регулировании, о формировании системы выявления талантов, конечно, о защите интеллектуальной собственности. На следующем этапе нам предстоит создать университетские центры компетенции, так называемые технологические долины, которые объединят науку, бизнес, профессиональное образование. Это «Сколково», университетская долина МГУ и, конечно, Первый медицинский университет.

Наша основная цель – это лидерство успешных российских компаний на глобальном рынке, поддержка нашей международной экспансии. Я считаю, что пять-семь компаний в мировой первой сотне по объёму выручки – это вполне достижимо, а в десятке крупнейших российских экспортёров будут присутствовать компании «Хелснет».

Прошу утвердить «дорожную карту» «Хелснет».

Россия > Медицина. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 декабря 2016 > № 2010963 Дмитрий Медведев


Франция > Медицина. СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 14 декабря 2016 > № 2013306 Юрий Коваленко

В духе Парижа

Юрий КОВАЛЕНКО, Франция

16 декабря в Париже открылся Большой музей парфюма (БМП). Расположенный в старинном особняке на фешенебельной улице Фобур Сент-Оноре неподалеку от Елисейского дворца, он посвящен истории духов с древнейших времен до наших дней.

— Мы приглашаем гостей погрузиться в царство запахов, познать их тайны, — рассказал «Культуре» президент — генеральный директор БМП Гийом де Мосьон, — раскрыть уникальную сокровищницу ароматов. В наших стенах (музей интерактивный) вам объяснят воздействие запахов на обоняние и на другие чувства, помогут найти свой аромат и познакомят с работой парфюмеров, так называемых «носов». Мадам де Сталь именовала парфюмерию встречей искусства, химии и коммерции. Так остается и поныне. Духи — часть национального культурного наследия. Кроме того, это важная часть французской индустрии, прибыльная экспортная статья.

Колыбелью парфюма считают Древний Египет, где появились «кифи» — благовония для богов и фараонов. Их рецепт, дошедший до нас на папирусе, датируется 1550 годом до новой эры. В Средние века духи попали в Европу. Им приписывали чудодейственные свойства: защиту от чумы и других эпидемий. Столетия спустя в королевских дворцах ими скрывали неприятные запахи — мыть тело было не принято. В эпоху Возрождения парфюмы, содержащие спирт, принимали и во внутрь — традицию переняли самые горькие советские пьяницы.

С историей ароматов связаны многие знаменитые личности: царица Савская, царь Соломон, Екатерина Медичи, Людовик XIV, Мария Антуанетта, Казанова, Наполеон. Есть легенда о том, что Клеопатра плыла на встречу с Марком Антонием на судах, чьи паруса были пропитаны сильным ароматом. Тем самым царица оповещала римского полководца о своем прибытии.

Расцвет парфюмерии во Франции пришелся на 30-е годы XIX столетия, когда из ремесленного производства она превратилась в процветающую индустрию. Исключительную роль в популяризации впоследствии сыграли известные дома моды и кутюрье. Габриэль Шанель в 1921-м выпустила легендарные Chanel № 5, которые и поныне остаются самыми востребованными в мире.

Сегодня в распоряжении «носов» находятся около полутора тысяч ингредиентов — природных и синтетических. Рецепты рождаются в воображении мастеров, а затем идеи реализуются в лабораториях. К музейному особняку примыкает сад, где в скором времени появятся растения, используемые в парфюмерии.

БМП намерен устраивать междисциплинарные выставки, спектакли, концерты, кинофестивали, литературные встречи. Одна их первых экспозиций открывается в ближайшие дни на парижском вокзале Сен-Лазар.

«Парфюм должен соответствовать вашей личности»

После экскурсии, проведенной Гийомом де Мосьон, корреспондент газеты встретился с членом Научно-культурного совета БМП, доктором наук, профессором Сорбонны Дельфиной ДЕ СВАРДТ.

культура: Почему у французских духов репутация лучших в мире?

де Свардт: Слово «лучшие» мне не нравится, хотя парфюмерия действительно занимает особое место в нашей культуре и истории. Когда-то ее столицей считался средиземноморский город Грасс. Среди известных «носов» больше всего французов, но ситуация постепенно меняется, наше ноу-хау распространяется по всему миру. Парфюмерия становится интернациональной, и сегодня замечательные мастера работают не только в Европе, но и в Азии, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке.

культура: «Скажи мне, какие у тебя духи, — говорят эксперты, — и я скажу, кто ты».

де Свардт: Аромат отражает интимную сторону каждого человека, его личность и характер. Социологические исследования свидетельствуют о том, что запах играет немаловажную роль в отношениях между людьми. В Северной Америке парфюм всегда более сдержан, чем на Ближнем Востоке. Человек застенчивый совсем не хочет, чтобы его запах был навязчивым. Напротив, экспансивная и раскованная натура делает все, чтобы обратить на себя внимание, поэтому использует ярко выраженный аромат. Таким людям нравится, когда за ними тянется памятный шлейф.

культура: А какие духи, на Ваш взгляд, лучше всего подходят для русских?

де Свардт: Мое знакомство с Россией началось в 16 лет с белых ночей Петербурга. С тех пор влюблена в вашу страну, часто туда езжу, знаю язык. Особо отмечу присущие русским гордость и чувство собственного достоинства. Мне кажется, ваших соотечественников отличает своеобразный дуализм, который французы называют «пламя подо льдом». С незнакомыми вы сохраняете дистанцию, но, когда узнаете человека, начинаете относиться к нему с исключительной симпатией, щедростью и даже самоотдачей. Поэтому и парфюм должен иметь двойной смысл. С одной стороны, быть отстраненным, а с другой — опьяняющим, притягивающим, эмоциональным. Такими являются духи семейства шипровых, куда входят бергамот, пачули и другие ингредиенты. Когда к ним привыкнешь, без них трудно обойтись.

культура: Вы не собираетесь попытать счастья в России?

де Свардт: Я бы хотела попробовать себя в вашей стране и, наверное, поеду в Москву на работу в шведскую косметическую компанию «Орифлейм».

культура: Надо ли менять духи, как поступают с платьями или костюмами?

де Свардт: Есть женщины, хранящие верность парфюму, они используют один и тот же утром, днем и вечером. Это их вторая кожа, любимый талисман. Сменить — все равно что предать саму себя. Для других духи — некое подобие аксессуаров, которые требуют разнообразия. Но если все время наносишь одни и те же, их перестаешь ощущать, и тогда хочется почувствовать что-то новое. В какой-то степени это игра. Хотя есть универсальное правило: днем лучше отдавать предпочтение ненавязчивому аромату, вечером — более насыщенному.

культура: «Вместо пижамы я обхожусь несколькими капельками Chanel № 5», — шутила Мэрилин Монро.

де Свардт: Мэрилин использовала парфюм, чтобы кружить головы. Так поступают многие, но не все. Есть представительницы слабого пола, для кого аромат — признак принадлежности к определенному кругу. Со своей стороны, иные мужчины влюбляются потому, что им нравится запах женщины — с духами или без. Если он не притягивает, вы останетесь равнодушным. Особенно волнуют те ароматы, что ваша спутница оставляет в постели.

культура: Как Вы объясняете вечную магию Chanel № 5?

де Свардт: В их основе лежит провидческая формула, намного опередившая свою эпоху. У истоков стоял француз Эрнест Бо, он был парфюмером царского двора и бежал из России после революции. Великий князь Дмитрий познакомил его с Габриэль Шанель. Творческий гений мадмуазель Шанель и ее модный Дом сделали все, чтобы этот аромат никогда не вышел из моды.

культура: Шанель советовала женщинам наносить духи в те места, куда бы они хотели, чтобы их поцеловали. Действительно работает?

де Свардт: Да, это так. Хотя, со своей стороны, я бы рекомендовала и женщинам, и мужчинам опрыскивать одежду. На шелке, шерсти и вообще на натуральной ткани запах держится гораздо дольше. Что касается мужчин, то их преимущество в том, что они пользуются еще и одеколоном после бритья.

культура: Какой аромат предпочитают мачо?

де Свардт: Не люблю слово «мачо» — я немного феминистка. Тем не менее есть духи, имеющие явно выраженную мужскую ноту. Они относятся к категории «фужерных», куда в первую очередь входит бергамот.

культура: Стоит ли смешивать запахи?

де Свардт: Это происходит само собой, если помимо духов вы употребляете гель для душа, кремы. Но парфюм — настоящее произведение искусства — не допускает других вторжений. Так что лучше наносить его аккуратно, без излишеств. Еще один совет — не держите духи в ванной комнате, где влажно и жарко, а храните флакон в холодильнике.

культура: Говорят, что одни ароматы омолаживают, а другие, напротив, старят?

де Свардт: Конечно. Духи отражают эпоху. Если вы используете те, которых давно нет в продаже, они действительно старят, ибо относятся к другим временам. Если вам нравится один и тот же запах, скажем, цветочный, то его каждый год выпускают в обновленном варианте. Парфюмерия — искусство эфемерное, оно постоянно делает открытия.

культура: Какие духи сейчас модны?

Де Свардт: У каждой нации свои предпочтения и привычки. К примеру, во Франции сегодня популярны фруктово-цветочные запахи. Но, на мой взгляд, лучше не гнаться за модой, а найти то, что подходит именно вам, соответствует вашей личности. Это непростая задача. Верьте инстинкту, пробуйте, следите за тем, как запах меняется на протяжении нескольких часов. Интересуйтесь мнением окружающих.

культура: Какими Вам представляются духи завтрашнего дня?

де Свардт: Возникнут новые тенденции. Одна из них — индивидуальный заказ. Кроме того, в парфюмах появится все больше биоингредиентов. Мы будем знать их происхождение, где они выращены или получены.

Франция > Медицина. СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 14 декабря 2016 > № 2013306 Юрий Коваленко


Россия > Медицина > kremlin.ru, 14 декабря 2016 > № 2005397 Вероника Скворцова

Рабочая встреча с Министром здравоохранения Вероникой Скворцовой.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром здравоохранения Вероникой Скворцовой. Руководитель Минздрава информировала Президента о текущей ситуации в сфере здравоохранения и планах по развитию системы оказания медицинской помощи.

В.Путин: Вероника Игоревна, в Послании Федеральному Собранию большой раздел был посвящён развитию здравоохранения. Давайте начнём с этого.

В.Скворцова: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Мы продолжаем активно работать по улучшению состояния охраны материнства и детства. В этом году мы сдали 10 новых перинатальных центров, до конца года сдадим ещё пять и на протяжении следующего года досдадим ещё 17 центров. Как Вы поручали, в 2016–2017 году мы окончим формирование трёхуровневой системы оказания помощи беременным женщинам и новорождённым детям.

Уже сейчас это приносит свои результаты. По итогам 10 месяцев текущего года показатель младенческой смертности – 5,9 на тысячу родившихся живыми, снизили практически на 11 процентов за эти месяцы. Также достаточно резко снижается материнская смертность.

В.Путин: 5,9, Вы сказали?

В.Скворцова: 5,9 – младенческая. Материнская – 10 на сто тысяч родившихся.

В.Путин: 5,9 – это лучше, чем в еврозоне?

В.Скворцова: Да, это лучше, чем в Европейском регионе ВОЗ: там 6,5–6,6. И лучше, чем в Америке: 6,6 в Америке.

В.Путин: Хорошо.

В.Скворцова: И думаем, что в ближайшие годы улучшим показатели.

Второе направление, о котором Вы говорили, – это высокотехнологичная медицинская помощь.

За этот год мы существенно увеличили дополнительно объёмы оказанной помощи. Сейчас уже за неполный год – это около 900 тысяч пролеченных больных. Думаем, что по результатам года выйдем примерно на 940 тысяч.

Мы приняли по Вашему поручению в этом году федеральный закон по поводу новой системы финансового обеспечения в той организационной модели высокотехнологичной помощи, которая уже сейчас активно применяется. Это позволит нам на будущий год сохранить темпы роста, и мы выйдем минимально на 960 тысяч, а с 2018 года у нас уже будет пролечено более миллиона больных в год.

То есть впервые за последнюю нашу историю мы фактически будем удовлетворять ежегодную потребность населения в высокотехнологичной помощи. Фактически у нас не будет очередей; они уже сейчас существенно сократились: по времени для взрослых – это около трёх недель ожидания, и для детей – менее двух недель. По многим видам сейчас уже вообще нет очередей.

Вы поставили перед нами очень важную задачу – улучшить качество первичной медицинской помощи, и определили два важнейших механизма: это повышение качества подготовки и квалификации медицинских работников и улучшение самих условий труда, в том числе – внедрение новых цифровых технологий и широкая информатизация здравоохранения.

В этом направлении мы активно работаем, Владимир Владимирович. В текущем году мы создали портал для непрерывного медицинского образования. На нём уже сейчас размещено около шести тысяч образовательных программ, в том числе две тысячи – для врачей первичного звена. Мы наращиваем потенциал, работает огромное экспертное сообщество по всем основным медицинским профилям, которое и создаёт эти образовательные программы. Соответственно, на будущий год будет уже не менее 10–15 тысяч программ.

Программы позволяют по индивидуальной траектории выбрать тот образовательный путь, который хочет врач. Причём выбрать в трёх модулях: не только теоретическая подготовка, но и работа в симуляционно-тренинговом центре, стажировка на рабочем месте.

Сейчас порталом пользуются уже 35 тысяч врачей. Но, естественно, с учётом того, что у нас в системе около 700 тысяч работающих врачей, мы за ближайшие годы надеемся сделать это фактически субтотальной системой.

Кроме того, мы подготовили интерактивные модули, которые позволяют повышать квалификацию и определять коэффициент полезного действия усвояемости знаний. Таких модулей в этом году мы сделали 548, на будущий год их будет около тысячи, через год – около двух тысяч.

То есть это и есть наилучшая в мире, зарекомендовавшая себя система постоянной работы, причём с рабочих мест. На сегодняшний день у нас информатизировано 65 процентов рабочих мест врачей – и в первичном звене прежде всего. Надеемся в 2018 году, к концу 2018 года, выйти не менее чем на 98 процентов охвата.

Таким образом, создаются принципиально новые возможности. Это не только с места подключение ко всем информационным базам, это дистанционное образование, это электронный документооборот, который высвобождает до 30 процентов рабочего времени врача, это структурирование рабочего дня и множество других позитивов в себе несёт.

Параллельно, для того чтобы улучшить положение участкового врача, мы пересмотрели все документы, с которыми сталкивается врач, и сократили в 2015 году 20 форм: сейчас врач заполняет только три формы. Кроме того, часть функций мы перенесли на средний медицинский персонал и в каждой поликлинике создали специальный кабинет приёма средним персоналом.

В этом направлении мы продолжаем работать и надеемся на то, что выполним Ваше поручение максимально эффективно.

И, если можно, я ещё остановлюсь на развитии информатизации. Мы работаем над созданием единой государственной информационной системы. В настоящее время подготовлен законопроект, он уже прошёл согласование в Правительстве, по обязательности подключения к этой системе региональных сегментов.

На сегодняшний день у нас к скоростному интернету подключено 57 процентов поликлиник и больниц. Вы нам дали поручение за два года завершить этот процесс и выйти на стопроцентное подключение совместно с Министерством связи (мы, естественно, зависим от оптоволокна и от технических возможностей). Сейчас подключено более 14 тысяч медицинских организаций, но из них к единой защищённой и стандартизованной государственной системе подключено чуть более 6,5 тысячи, а медицинские информационные программы используют чуть больше 4,5 тысячи.

Поэтому мы для каждого региона имеем чёткую «дорожную карту» со сроками исполнения [программы] информатизации по 12 глобальным модулям и достаточно жёстко это мониторируем. Мы надеемся, что в течение ряда ближайших лет, мы бо?льшую часть сделаем, как Вы и сказали, к концу 2018 года, но потом ещё в течение двух лет дошлифуем эту систему.

Мы планируем, чтобы к началу 2019 года у каждого застрахованного в ОМС была своя электронная медицинская карта. И с 2017 года мы открываем «личный кабинет» пациента на государственном портале услуг, это будет отдельное большое окно «Моё здоровье» с очень удобными для использования сервисами. Они начнут подключаться уже в 2017 году, и в 2018 году основные будут подключены.

Мы всё сделаем, Владимир Владимирович, чтобы те поручения, которые звучали в Послании, были максимально эффективно и в срок исполнены.

В.Путин: Вероника Игоревна, движение, безусловно, есть вперёд, но Вы слышали – я и в Послании об этом говорил, да Вы и без меня это знаете, – проблем, нерешённых задач ещё очень много. Поэтому надеюсь, что в наступающем году всё это будет учтено в практической работе.

В.Скворцова: Спасибо большое, да, обязательно.

Россия > Медицина > kremlin.ru, 14 декабря 2016 > № 2005397 Вероника Скворцова


Россия. ПФО > Медицина > premier.gov.ru, 12 декабря 2016 > № 2001370 Дмитрий Медведев

Об охране здоровья матери и ребёнка.

Селекторное совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил Оренбургский областной перинатальный центр.

Областной перинатальный центр открылся в октябре 2016 года. По состоянию на 8 декабря здесь родилось уже 526 детей.

На строительство клиники было направлено более 2,5 млрд рублей, приобретено 1832 единицы медицинского оборудования, в том числе 3 рентгеновских аппарата, 34 инкубатора для выхаживания новорождённых, 30 аппаратов искусственной вентиляции лёгких для женщин, 41 аппарат искусственной вентиляции лёгких для детей, 22 фетальных монитора, 61 операционный монитор, 7 ультразвуковых аппаратов. При этом доля импортного медицинского оборудования не превышает 40%.

На подготовку врачей и среднего медицинского персонала для перинатального центра из областного бюджета выделено 2,64 млн рублей. В 2014–2016 годах 226 специалистов прошли обучение в симуляционных центрах по профилю «Акушерство и гинекология».

Сегодня здесь работают 115 врачей, из них 1 доктор медицинских наук, 4 кандидата медицинских наук, 1 заслуженный врач Российской Федерации, 304 средних медицинских работника, 107 человек младшего медицинского персонала.

Центр рассчитан на 170 коек. Его общая площадь составляет 23,5 тыс. кв. м.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Прежде всего хочу поздравить всех с Днём Конституции. Конституция – это Основной закон, по нему наша страна живёт уже более 20 лет. Напомню, что по Конституции Россия является социальным государством. Это в том числе касается здравоохранения, жизни наших людей и заботы о материнстве и детстве. Поэтому, по нашей Конституции, всё это является в том числе прямой обязанностью государства.

Начну с хороших данных. Нам удалось достичь Целей тысячелетия в области развития по таким важнейшим показателям, как снижение материнской и детской смертности. Я напомню, что эти Цели тысячелетия были сформулированы Организацией Объединённых Наций в 2000 году.

За последние 25 лет, то есть с 1990 года, показатель материнской смертности в нашей стране снизился более чем на три четверти. Сейчас он составляет чуть более 10 случаев на 100 тыс. родившихся живыми детей. За всё это время смертность детей в возрасте до пяти лет снизилась практически на две трети. Уровень младенческой смертности по результатам прошлого года составил 6,5 случая на тысячу родившихся живыми. По итогам 10 месяцев текущего года этот показатель выглядит ещё лучше и составляет приблизительно 5,9.

Но за этими сухими цифрами самое главное – это тысячи детей и женщин, которым была вовремя оказана медицинская помощь (причём эта помощь иногда очень сложная, высококвалифицированная) на базе тех решений, которые мы с вами принимали.

Работа по программе охраны материнства и детства, по созданию перинатальных центров началась приблизительно десять лет назад, когда мы приступили к первой версии национального проекта по здоровью. Тогда перинатальных центров в нашей стране было считаные единицы. Я один из них тогда посетил. Это был высокотехнологичный институт, который специализируется именно на поддержке материнства и детства, на выполнении высокотехнологичных медицинских действий. Сейчас эта программа реализована практически по всей стране – это результат нашей с вами работы в последнее время.

Я только что посетил Оренбургский областной перинатальный центр. Он производит очень хорошее впечатление. Там есть всё, чтобы и женщины, и дети получали самую лучшую медицинскую помощь. Специалисты, которые там трудятся, имеют очень хорошую подготовку. Оборудование – высокотехнологичное, сложное. Причём значительная часть его – это российское, абсолютно конкурентоспособное оборудование. И всё это смонтировано в единую систему и работает для решения самых разных медицинских задач. Условия очень приличные, комфортные.

В то же время всё сделано абсолютно разумно, нет ничего лишнего. К сожалению, у нас была такая стадия, скажем так, строительства различных социальных учреждений (это касается и медицинских учреждений, и школ, и даже детских садов), когда старались делать эксклюзивные объекты.

Да, они, может быть, прекрасные, но они очень дорогие, и вместо нескольких объектов появлялся один. Мне кажется, что типовые решения и в области медицинского проектирования, и в области проектирования школ, детских садов – это очень важно, поэтому курс на поддержку типовых решений мы обязательно продолжим.

За последние годы построено 35 таких центров. Эта работа продолжается, хотя планировалось завершить её к концу этого года. Напомню, что с 2008 по 2015 год было построено 25 перинатальных центров. С 2014 года по настоящее время у нас строится 32 перинатальных центра. Но работа эта завершается не во всех регионах. Есть объективные этому причины, но есть и не вполне объективные. Мы об этом поговорим с руководителями регионов, где стройки идут, но отстают, – для того чтобы определиться, как поступить дальше.

Было принято решение перенести сроки на следующий год. Запланированные на перинатальные центры средства из бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования выделены. Но в любом случае нужно ускориться, действовать быстрее, не допускать дальнейших задержек. У нас сейчас есть все возможности, для того чтобы открыть эти центры для пациентов.

Тема материнства и детства настолько важна, что мы занимаемся ею в рамках приоритетных проектов, и такие центры являются частью одного из приоритетов. Проект этот называется «Технологии и комфорт – матерям и детям», на его выполнение выделены немаленькие средства: около 25 млрд рублей – из региональных бюджетов и порядка 45 млрд рублей – из бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования. Это самый дорогостоящий проект из тех, которые реализуются сегодня в сфере здравоохранения. От его успеха зависит и демографическая ситуация, и будущее наших детей.

Все наши усилия по совершенствованию системы оказания медицинской помощи не имеют шансов на успех, если не будет высококлассных специалистов. От любой техники толка немного, если на ней некому работать или же люди, которые на ней работают, не подготовлены. Поэтому ещё одно направление нашей работы – это повышение квалификации медицинских работников, в том числе тех, которые работают с детьми, с будущими мамами. Для повышения квалификации акушеров-гинекологов, неонатологов, педиатров с 2011 года открылось 18 обучающих центров на базе федеральных государственных учреждений, ещё два создаётся. Надеюсь, что у нас будет больше грамотных специалистов.

У нас в повестке достаточно много вопросов, которые требуют внимания. Это и реабилитация детей после высокотехнологичной медицинской помощи, и профилактика, и лекарственное обеспечение, и паллиативная помощь.

Хочу также проинформировать об одном документе, который я недавно подписал. Этот документ направлен на совершенствование механизма предоставления высокотехнологичного лечения. Со следующего года изменяются правила финансового обеспечения высокотехнологичной медицинской помощи, которая не включена в базовую систему обязательного медицинского страхования. Средства Фонда обязательного медицинского страхования на оказание такой помощи будут направляться напрямую федеральным государственным учреждениям, то есть не через бюджет, как это делалось раньше, а напрямую соответствующим бюджетополучателям. Такое постановление Правительства я подписал 5 декабря.

Россия. ПФО > Медицина > premier.gov.ru, 12 декабря 2016 > № 2001370 Дмитрий Медведев


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 декабря 2016 > № 1999325 Уляна Супрун

Уляна Супрун: "Негативный опыт прошлой реимбурсации заключался в том, что врачи выбирали самые дорогие препараты"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" и. о. министра здравоохранения Уляны Супрун (вторая часть)

Вопрос: Минздрав начал работу над созданием структуры агентства, которое будет заниматься закупкой лекарств за средства госбюджета. В этой новой закупочной организации будут предусмотрены какие-то превентивные механизмы для предотвращения коррупции?

Ответ: Закупки будут идти через систему "Прозорро", как осуществляются и другие государственные закупки. Но в медицинских закупках есть специфика. Например, лекарства имеют и дозировку, а такие вещи сейчас в "Прозорро" не предусмотрены. Поэтому специалисты этой системы сейчас работают над тем, чтобы была возможность покупать через нее и лекарства.

Наша задача - чтобы в национальной закупочной организации были запущены правильные процедуры, как это происходит в международных организациях. Чтобы не было проблем с коррупцией, чтобы тендеры были открытыми, чтобы технические задачи прописывались не коррупционно, чтобы был доступ для всех. Эта национальная организация сможет закупать лекарства не только по госзакупкам, но и для всех регионов. Так, если город хочет закупать инсулин, то он сможет сделать это через государственную организацию, которая может присоединить эту закупку к государственной, включив в нее потребности отдельных регионов. Таким образом, если мы будем закупать большее количество, тогда большей будет скидка, и это пойдет на пользу пациентам.

Мы уверены: все это будет проходить прозрачно, открыто и тогда, когда появится государственное страховое агентство, которое будет существовать независимо от Минздрава, будет закупать услуги через электронную систему, где не будет присутствовать человеческий фактор.

Вопрос: Какие изменения ожидают систему регистрации лекарств?

Ответ: Регистрацию лекарств также ожидают изменения. Сейчас происходит большое реформирование ГЭЦ и Гослекслужбы. Сегодня фактически рынок регулируют три организации – ГЭЦ, который занимается регистрацией, Гослекслужба, которая занимается оборотом, и Минздрав, чья подпись необходима на всех документах.

На самом деле Минздрав здесь не нужен. Министерство должно заниматься политикой и контролировать, чтобы все было правильно, чтобы выполнялось законодательство. Тогда не будет коррупционной составляющей, что кто-то в Минздраве решает, какие лекарства зарегистрировать. Такие решения не должен принимать кто-то из Минздрава.

Вопрос: Но ведь экспертные группы, которые формируют номенклатуру закупок, работают при Минздраве...

Ответ: Они работают при Минздраве, так как Минздрав предоставляет эти заказы. Но это не те люди, которые работают в Минздраве - это эксперты, приглашенные только для того, чтобы сформировать номенклатуру. Сейчас мы меняем процедуру формирования этих экспертных групп - этим сейчас занимается внештатный сотрудник Минздрава.

1 декабря мы начали процедуру закупок за бюджет 2017 года. Уже доставлены первые лекарства, закупленные за бюджет 2016 года. В 2015-2016 гг. мы в этом отношении работали не очень эффективно, но на 2017 годы уверены: все пойдет совершенно иначе, мы изменим процедуру, чтобы она была другой. Сегодня завершаем прописывание этой процедуры. Так, в 2017 году будет одна экспертная группа, которую будем приглашать для формирования номенклатуры.

Вопрос: Но вас спросят, как одна группа может заниматься и онкологией, и орфанными заболеваниями?

Ответ: Сейчас по каждой номенклатуре есть большая группа лиц, из которых 90% - не эксперты, это заинтересованные люди, которые хотят послушать и поинтересоваться, что происходит. Вместо таких групп мы будем приглашать людей, в том числе из-за рубежа, которые смогут дать экспертное мнение о самых современных лекарствах. Сейчас часто лекарства, которые закупаем, не используются в других странах, они устаревшие. Например, по онкологии закупаются препараты, которые имеют больше побочных эффектов. В то же время существует очень много новых лекарств, которые не используются, поскольку в Украине нет опыта их применения.

Вопрос: Вы уже разъяснили фармсообщестсву, как будет работать референтное ценообразование?

Ответ: На состоявшейся встрече с премьер-министром, ведущими отечественными и иностранными производителями, а также с представителями аптечной ассоциации мы объясняли, как это все будет происходить. По итогам встречи стало понятно, что компании, ориентированные на мировые рынки, понимают, что происходит. Внешнее референтное ценообразование является нормальной и принятой во многих странах практикой. Иностранным производителям не нужно было объяснять, что такое референтное ценообразование и как оно работает, им не нужно объяснять, что такое реимбурсация. Иностранные производители только хотели знать, какие лекарства и по какой цене будет реимбурсированы. И они понимают, что в каждой стране реимбурсация осуществляется по-разному, каждая страна выбирает лучший способ для себя.

Вопрос: Как будет определяться референтная цена на комбинированные препараты?

Ответ: Это все будет определено, мы сейчас работаем над этим.

Референтные цены начинаются с 1 января, реимбурсация - с 1 апреля. Сначала мы хотим, чтобы заработали референтные цены, чтобы цены немного снизились, чтобы заработала процедура упрощенной регистрации лекарств, чтобы эти препараты зашли на украинский рынок, и только тогда начнем программу реимбурсации.

Вопрос: Вы учитывали негативный опыт старых программ реимбурсации?

Ответ: Да. У большинства негативный опыт заключался в том, что рецепты выписывались не по МНН, а по торговой марке, при этом врачи выбирали самые дорогие препараты. В результате финансовые ресурсы, выделенные на эти программы, очень быстро закончились.

Теперь мы будем выписывать рецепты по МНН, а не по торговым маркам, будем реимбурсировать по самой низкой цене. Тот, кто выберет препарат дороже, может доплатить.

Мы считаем реимбурсацию нужной, особенно людям, которые действительно постоянно нуждаются в лекарствах, это - пожилые люди, пенсионеры с низкой пенсией, которые не могут заплатить за лекарства для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Мы хотим, чтобы они имели доступ к лекарствам. Даже если это будут самые дешевые генерики, они все равно будут действовать, и пациенты не будут иметь с ними каких-то проблем. Это абсолютно нормальные лекарства. А те, кто захочет купить самые дорогие лекарства, будут сами оплачивать их.

Вопрос: Некоторые эксперты считают, что перечень МНН, которые будут реимбурсироваться, несколько устаревший, такие препараты в мире используют нечасто...

Ответ: Преимущественно эти МНН достаточно современны, они есть на рынке Украины. Так мы сможем их закупать и убедимся, что они есть в наличии в наших референтных странах.

При формировании перечня МНН для программ реимбурсации мы поняли, что должны сузить количество препаратов из Национального перечня лекарственных средств: сейчас их более тысячи. Мы планируем сократить Нацперечень почти до 300 наименований.

Вопрос: Что будет с не вошедшими в перечень препаратами?

Ответ: Они и дальше будут продаваться и присутствовать на рынке Украины, но не будут реимбурсированы, не будут закупаться за средства бюджетов разных уровней. Никто не сможет закупать лекарства, которых нет в Национальном перечне.

Вопрос: Почему в государственную реимбурсацию была включена бронхиальная астма, ведь есть болезни, от которых умирает гораздо больше людей?

Ответ: Во-первых, пациентов с бронхиальной астмой не так много - немногим более 200 тыс. Они постоянно пользуются лекарствами и не могут обходиться без них. В то же время это люди активного трудоспособного возраста, учатся или работают. Если они будут бесплатно получать эти препараты, они не будут исключены из экономической жизни государства. При относительно небольших затратах мы, таким образом, сможем в масштабах государства получить значительный эффект. Мы выбрали именно эту нозологию, поскольку хотим лечить не только болезни, от которых умирают люди, но и улучшить качество жизни.

Вопрос: Программа реимбурсации по бронхиальной астме рассчитана на импортные лекарства?

Ответ: Программы реимбурсации рассчитываются на препараты, которые есть на рынке в данной нозологии, независимо от того, отечественные они или импортные. Если самыми дешевыми будут импортные, то реимбурсироваться будут они.

Вопрос: Периодически в интернете начинают писать, что Уляна Супрун уходит с должности, появляются разные кандидаты на пост министра здравоохранения. Вы все же планируете запустить работу Национальной службы здоровья или готовы покинуть должность?

Ответ: Нет, я не оставляю должность. Я буду работать до тех пор, пока это будет необходимо. Думаю, сейчас в Украине такая необходимость есть, поэтому буду работать дальше.

Не думаю, что сейчас можно легко найти желающих возглавить министерство. Сейчас я работаю со своей командой, мы друг с другом очень хорошо сотрудничаем, каждый имеет свое направление, мы вместе идем в будущее. И я даже не думаю, чтобы оставить эту должность. Когда при назначении я разговаривала с премьер-министром и президентом, меня спросили, готова ли я. И я ответила: готова и беру на себя ответственность. Все мои усилия направлены на то, чтобы улучшить не систему здравоохранения, а жизнь и здоровье украинцев.

Мы говорим не теоретически, не о системе, а о конкретных пациентах. Недавно к нам обратился один из депутатов. В его округе, в одном из сел, есть центр первичной медпомощи и дневной стационар на пять коек. Они хотят, чтобы этот стационар остался, но в районе планируют его закрыть. И они пришли в Минздрав, чтобы мы это решение остановили.

Нужно понимать, что такие вопросы не будут ответственностью Минздрава. Это ответственность на местах, в регионах. Там должны решать, нужен им этот стационар или нет. Депутат говорил о пяти койках, на которых за год лечились 350 человек – один человек в день. Оправданно ли это финансово? Нет. И что более важно: работающие там врачи не имеют достаточного опыта, чтобы качественно лечить, если они видят всего одного пациента в день. Ни в одной стране мира нет гарантии того, что в 5 км от каждого дома будет больница, где могут предоставлять высокоспециализированную помощь, или стационар. Мы понимаем необходимость пользоваться ресурсами эффективно и предоставлять не больницу возле каждого дома, а наиболее качественную помощь. Намного разумнее финансово и даже профессионально иметь машину в райцентре для доставки пациента, нуждающегося в дневном стационаре. Одна машина 365 дней может возить пациента туда и обратно вместо целого медицинского учреждения с персоналом, оборудованием, отоплением. Мы должны доставлять пациентов в лучшие медучреждения, где они могут получать качественные услуги. Мы должны научиться лечить амбулаторно, чтобы пациент пришел к семейному врачу, получил у него один укол и уехал домой, вместо того чтобы целый день сидеть в стационаре.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 декабря 2016 > № 1999325 Уляна Супрун


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 7 декабря 2016 > № 1999330 Уляна Супрун

Уляна Супрун: "Мы не будем каждому главврачу каждый день говорить, что он должен делать"

Эксклюзивное интервью агентству «Интерфакс-Украина» и.о. министра здравоохранения Уляны Супрун (первая часть)

Вопрос: В чем суть принятых Кабмином решений относительно реформы здравоохранения?

Ответ: Правительство приняло 10 постановлений и распоряжений.

Два самых важных – Концепция изменений финансирования системы здравоохранения и Концепция создания системы общественного здоровья. Они являются самыми важными, так как затрагивают, в первую очередь, изменения системы финансирования, как мы изменим систему через три года.

В первый год – в 2017 году предусматривается изменение финансирования первичного звена, в 2018 году – вторичное звено, высокоспециализированная медпомощь и в 2019 году – изменения на третичном уровне. Таким образом, в 2019-20 годах система финансирования изменится совершенно.

В первый год изменений финансирования пациент будет выбирать своего семейного врача или педиатра, если это ребенок, и будет подписывать договор со своим врачом. Это будет свободный выбор врача, не привязанный территориально к месту проживания. Если в семье есть и дети, и взрослые, то можно подписать договор и с терапевтом, и с педиатром, или с семейным врачом.

Каждый человек будет индивидуально подписывать этот договор. Вся семья может пойти к одному врачу, или все члены семьи пойдут к разным. И тогда врач каждый год будет получать определенное количество денег за сопровождение этого пациента. За сопровождение молодых, достаточно здоровых людей будет наименьшая цена, за людей старшего возраста или детей, а это категории, которые требуют больше внимания, будет более высокая цена.

В первый год реформы в бюджете отдельно выделено 21% медицинской субвенции на первичное звено. Планируется, что в первую половину 2017 года пациенты будут искать своего врача, и врачи начнут процесс подписания договоров. Мы надеемся, что к лету уже будет создана государственная страховка, и через эту страховку мы будем платить семейным врачам за каждого пациента.

Кроме того, в 2017 году мы будем изучать какие медицинские услуги есть на вторичном звене, определять тариф на каждую услугу по принципу диагностических родственных групп (так называемых DRG). Каждое заболевание, каждая причина обращения к врачу будет иметь определенный код, и тариф будет определяться по этим кодам. С 2018 года на вторичном уровне по тем тарифам будут оплачиваться услуги через государственное страхование.

К изменениям на третичном уровне мы переходим в 2019 году, корда все три звена будут работать через государственное страхование.

Такой план соответствует плану евроинтеграции, который говорит, что Украина в 2020 году должна соответствовать европейским стандартам в здравоохранении.

Вопрос: Что предусматривает Концепция системы общественного здоровья?

Ответ: Концепция общественного здоровья - это тоже часть евроинтеграции, так как в странах Европы профилактике и предотвращению заболеваний уделяется намного больше внимания и финансирования, чем в Украине.

В Украине в течение многих лет основное внимание и деньги идут на лечение. Мы говорим о том, сколько лекарств нужно для онкологических больных или для лечения больных гепатитом "С", но не говорим о том, что в Украине нет государственных программ для того, чтобы противодействовать этим заболеваниям. Чтобы мы по-другому питались, чтобы мы вели здоровый образ жизни, чтобы не заражались инфекционными заболеваниями, или чтобы не болели сердечно-сосудистыми заболеваниями или диабетом второго типа. Какие-то болезни могут быть вылечены, а какие-то мы сможем предотвратить.

Общественное здоровье - это забота о здоровье целой нации, а не отдельных людей. Это и программы вакцинации и программы по раннему выявлению рака, здоровому питанию, снижение уровня курения, употребления алкоголя, занятие физкультурой, регулярный прием лекарств в случае хронических заболеваний, чтобы не было осложнений.

Общественное здоровье также занимается биологической безопасностью. Это очень важно, так как в Украине идет война. У нас есть проблема с такими заболеваниями как ВИЧ/СПИД, гепатит "С", гепатит "В" и туберкулез, которые должно лечить государство на уровне всего общества. Иначе эти заболевания будут распространяться все больше.

Это две самые важные концепции, которые приняло правительство.

Вопрос: Какое решение принято относительно госпитальных округов?

Ответ: Мы приняли процедуру создания госпитальных округов. Это именно процедура, а не географическое определение границ. Это часть реформы финансирования. В каждом госпитальном округе будут определенные требования к предоставлению медицинских услуг. В госпитальном округе должна быть больница интенсивной терапии первого или второго уровня, где можно предоставлять помощь 24 часа в сутки, должны быть профильные больницы, должны быть плановые больницы, реабилитационные центры, центры первичной помощи, неотложной помощи. В госпитальном округе может быть больше, чем одна такая больница, но не будет такого, чтобы больницы не было. В принятом постановлении мы расписываем, как будут определяться границы округов и когда они будут созданы.

Вопрос: И когда это будет?

Ответ: В 2017 году начнется распределение. При этом границы округов не будут определяться из Киева. Распределение будет происходить совместно с регионами, так как это значительная часть программы децентрализации. Именно общины на местах будут решать, где они хотят создавать свои округа, но процедура для всех областей будет одинаковой.

Вопрос: А может ли быть так, что в одной половине области один округ, а во второй – другой?

Ответ: Да. Но опять-таки, это только для того, чтобы обеспечить гарантированные услуги. Каждый человек сможет себе выбрать врача и получить услугу в другом округе. Он не будет территориально привязан к тем округам, где проживает. Например, не обязательно, что все больницы интенсивной терапии будут только в городах, они могут быть и в селах, главное, чтобы больница была в середине округа, чтобы все граждане могли до нее доехать. И точно так же должно быть гарантировано наличие в округе отдельных услуг на первичном и вторичном уровне.

Вопрос: Какое решение принято по автономизации клиник?

Ответ: Мы приняли постановление о том, что мы предоставляем больше автономии медицинским учреждениям, чтобы они сами планировали свое финансирование и управлять им, вместо того, чтобы получать его от районных или областных советов. Сами больницы смогут сделать в больнице перераспределение средств в середине года с одной статьи на другую, не созывая сессию местного совета. До сих пор они должны были планировать финансирование на год вперед, например, если нужно было закупить бинты, и нельзя было вместо бинтов закупить вату. И если им нужны были не бинты, а шприцы, то нужно было идти в местный совет и просить деньги. Теперь у больницы появляется возможность перераспределять свой бюджет.

Вопрос: Это та автономизация учреждений, проект которой рассматривает Верховная Рада?

Ответ: Не совсем. Есть проект закона об автономизации, который предоставляет медучреждению больше автономии в вопросе источников финансирования и самоуправления. В то же время, принятое постановление касается только финансов в внутри учреждения, позволяет медучреждениям перераспределять деньги из одной программы на другую исходя из своих потребностей. Главные врачи и департаменты финансирования в самих медучреждениях будут решать, где нужны деньги. Однако, можно сказать, что это первый шаг к этой автономии. Мы ждем от Верховной Рады принятия во втором чтении закона об автономизации.

Кроме того, правительство приняло два постановления относительно медицинской субвенции неподконтрольных в настоящее время территорий. Мы перераспределили эту субвенцию, которая шла на оккупированные территории, на контролируемые Украиной территории. Это дает дополнительное финансирование для медучреждений, а также резерв субвенции, который мы распределили по всей Украине. То есть наши городские, областные и районные советы будут получать еще один транш субвенций, резерва и перераспределения, чтобы они могли до конца года заплатить все долги, которые они имеют, в том числе, по оплате труда медицинских работников. Так как есть ежегодное недофинансирование, то Минфин потребовал, чтобы местные советы дофинансировали медицинскую субвенцию.

Еще было одно постановление о перераспределении, которое касается финансирования лечения за границей. После перераспределения с программы по закупке оборудования на программу лечения граждан за границей, более 16 млн грн грн остались в казначействе. Эти средства мы передали на доплату на питание и на медикаменты для больниц, где пребывают люди, пострадавшие вследствие войны.

Вопрос: То есть на лечение за границей ничего не осталось?

Ответ: Все наши пациенты, которые должны были поехать за границу в этом году, уже поехали и лечатся там. На эту программу в 2016 году было выделено 203 млн грн, и дополнительно выделено 183 млн субвенции при распределении бюджетных средств. Теперь мы ждем 2017 год, когда будет следующий этап финансирования лечения за рубежом.

Вопрос: Какие решения правительство приняло относительно фармацевтического рынка?

Ответ: Было принято решение насчет лицензирования аптек. Лицензионные условия были одним из требований МВФ.

Кроме того, мы приняли важное решение относительно упрощенной регистрации лекарств, произведенных в странах с жесткой регуляторной системой. Упрощенная регистрация утверждена законом в мае, затем было принято постановление Кабмина, однако фактически порядок такой регистрации утвержден только сейчас. Теперь можно сказать, что мы можем пользоваться этой упрощенной системой, хотя упрощенную регистрацию уже прошли некоторые лекарства, которые закупали международные организации за средства госбюджета.

Вопрос: Какое решение было принято по "Охматдету"?

Ответ: Было принято постановление относительно строительства клиники "Охмадет". Это постановление позволит рационально оперировать средствами, выделенными для строительства.

Уже подписаны договоры на 250 млн грн, планируем подписать еще на 125 млн грн. Еще 20 млн планируем оставить для резерва на строительные работы. Всего в этом году мы можем потратить на "Охматдет" 395 млн грн.

На днях состоялась встреча с инвестиционной комиссией правительства и мы решили, что необходимо принять постановление, которое позволит оплату строительства на 100%, однако, деньги не будут отданы строителям, они останутся на счету в казначействе и будут переводиться строителям только после подписания актов о завершении работ.

Это сделано для того, чтобы мы могли пользоваться теми выделенными 395 млн грн, которые сейчас есть на "Охмадет", так как все понимают, что строительство не будет завершено до конца года. Эти деньги останутся под контролем и Минздрава, и Минфина.

Этим летом мы привлекли нового подрядчика и сменили руководство предприятия, которое выступало заказчиком. Теперь у нас есть хороший проект, который должен идти вперед.

Мы изменили стратегию, и теперь будем вести строительство по очередям. Прежде всего, мы хотим завершить строительство диагностического корпуса "D" и планируем сделать это в апреле, чтобы открыть корпус уже летом, возможно, уже в июле. В корпусе уже есть фундамент, подвал, а в подвале уже установлено дорогостоящее оборудование.

Вопрос: Сегодня проекту "Охмадет" есть какое-то сопротивление? В прошлом году вокруг объекта был очень большой скандал…

Ответ: Не буду говорить об "Охмадете" как о больнице, скажу насчет строительства. На мой взгляд, новый руководитель компании-заказчика понимает, что происходит и что нужно делать. Мы с премьер-министром ездили на строительство и видели, что ведутся активные работы.

Для непрерывной работы на строительстве нужны деньги, поэтому мы и приняли постановление. Еще раз уточню, уже подписаны контракты на 250 млн грн, контракты еще на 125 млн грн готовы к подписанию, однако они не подписывались, так как мы ждали принятия постановления. В 2017 году, когда уже будет новый бюджет, дополнительные средства будут идти на "Охмадет" для закупки все необходимого.

Вопрос: С 1 января подрядчика менять не будут?

Ответ: Нет. С тем, который сейчас есть, контракт заключен до конца строительства.

Вопрос: Возвращаясь к реформе системы здравоохранения, как вы прокомментируете работу с профильным комитетом Верховной Рады? Профильный комитет, с одной стороны, вас как бы поддерживает, с другой стороны критикует. Например, на заседании правительства Ольга Богомолец высказала сомнение, что реформа будет работать, так как в Украине не приняты международные протоколы, а для того, чтобы они заработали в Украине нужно вырастить врачей, которые будут по ним работать, но для этого нужно лет шесть-семь….

Ответ: Мы уже работаем над унифицированными клиническими протоколами. Есть идея о том, чтобы не принимать каждый протокол отдельно, а просто признать источник протоколов, чтобы протокол мог обновляться каждый год, так как медицина меняется быстро. В Украине, чтобы утвердить новый протокол, нужно около восьми месяцев и пока их примут, уже появляются новые протоколы. Но проблема протоколов в Украине есть, и этот очевидно.

Например, сейчас педиатры пользуются протоколами от 2005-2006 года. За 10 лет они уже устарели, но не обновляются, так как это очень сложный процесс. Можно принимать новые протоколы, чтобы врачи пользовались ими, но новые протоколы нужно донести до врачей, чтобы они их видели, понимали. Одновременно на новых протоколах можно обучать студентов. Я думаю, что это не противоречит изменению системы. Мы не можем ждать, пока все научатся. Это вопрос из серии, что появилось первым - курица или яйцо. И реформу, и обновление протоколов можно делать одновременно: внедрять новые протоколы для практикующих врачей и обучать по новым протоколам студентов.

С первого дня, когда я пришла в министерство, началась робота над клиническими протоколами. Мы не только о концепции реформы думали и ничего не делали. Мы очень много работы делаем параллельно: создаем документы и нормативные акты, которые необходимы для реализации изменений. Сегодня мы приняли концепцию и все согласились, что мы идем в правильную сторону, что мы должны так изменить систему финансирования, которая базируется на унифицированных клинических протоколах. Система общественного здоровья тоже базируется на клинических протоколах. Мы еще не создали государственное агентство перед тем, как принять систему финансирования, но все происходит постепенно.

Кстати, профильному комитету мы вместе с премьер-министром презентовали концепцию и наши наработки по изменению системы финансирования, общественному здоровью, клиническим протоколам. Члены комитета поддержали все наши концепции. Затем мы расширили круг депутатов, пошли на все фракции и снова презентовали все концепции. Потом мы пригласили депутатов в Минздрав, и у нас была еще одна встреча. Это было месяц назад. К сожалению, к нам пришли только пять депутатов. Мы показали им концепцию, все наши идеи, документы, которые были на общественном обсуждении... Но, как я вижу по соцсетям, люди до сих пор говорят, что первый раз услышали и удивляются, почему они не видели документы.

Вопрос: Возможно, Минздрав должен издать какой-то документ о том, что будет в системе здравоохранения, чтобы информация дошла до самого нижнего звена, где никто ничего не знает…

Ответ: Но почему не знают? Мы пишем письма, информируем, чтобы все знали, что происходит. И опять-таки, мы все имеем мобильные телефоны, доступ к интернету. Все, кого эта тема интересует, могут увидеть наши концепции. Мы с моей командой выезжаем в регионы и разговариваем с людьми. Я дала столько интервью журналистам, столько раз все объяснила, и мне не понятно, почему никто ничего не знает.

Мы утвердили концепцию, но мы не можем приказом Минздрава изменить целую систему здравоохранения на национальном уровне. Все должны это понимать. Теперь, когда уже есть утвержденная концепции, очевидно, будут приказы.

Но еще раз хочу подчеркнуть, для того, чтобы поняли читатели: мы уже не будем каждому главврачу каждый день говорить, что он должен делать. Например, когда мы отменили 33-й приказ, чтобы в больницах сами решали, сколько врачей им нужно, а сколько уборщиц, все тоже очень боялись. Но прошло три месяца и отсутствие приказа не остановило работу клиник.

Мы из Минздрава не будем делать работу главврачей, не будем говорить, сколько шприцов покупать и сколько они должны иметь коек в своей больнице. Мы будем давать правила игры, а клиники будут на местах решать, как они будут им следовать.

Например, по госпитальным округам местные власти должны будут определить минимальные потребности в каждом округе. Но мы не будем говорить, какую больницу выбирать. Если округу нужно 15 больниц и у местных советов есть финансирование, то пусть больниц будет 15, или 10.

Вопрос: Кто будет контролировать эти процессы?

Ответ: Контролировать будет уже Минздрав. Мы будем создавать и разрабатывать политику, будем заниматься общественным здоровьем и будем регулятором. Например, мы берем медицинскую субвенцию, передаем на государственное страхование, страховка оплачивает услуги, но кто-то должен следить за тем, чтобы финансирование шло туда, куда нужно, что врачи будут предоставлять помощь надлежащего уровня. Мы будем следить за протоколами, следить за тем, чтобы у медицинских работников были лицензии, чтобы они могли качественно предоставлять медицинскую помощь, и мы будем заниматься регистрацией лекарств. Мы уже передали государственные закупки международным организациям, и уже создаем закупочную организацию для Минздрава, которая будет закупать лекарства через систему ProZorro.

Вопрос: Когда будет создана Национальная служба здоровья, которая будет заказчиком и национальным страховщиком? Когда будет постановление о создании этой структуры?

Ответ: В настоящее время оно в процессе подготовки. Мы сейчас решаем, какой должна быть эта служба, должна ли она быть госпредприятием, агентством, частью Минздрава. Мы консультируемся с другими министерствами, с регионами, с финансистами, с советниками как это должно выглядеть. Возможно, что в самом начале она будет работать как отдельный департамент в Минздраве, так как запустить службу нужно будет быстро. Возможно, мы запустим ее на основе нашего департамента реформ.

Для создания Национальной службы здоровья мы имеем финансирование от международных доноров. Так Всемирный банк имеет целую программу, которая поможет в создании этого агентства. Для работы в службе мы хотим привлекать совсем новых людей.

Сейчас служба формируется. Активный процесс создания начнется с 1 января, и мы планируем, что летом она уже будет работать как отдельная структура.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 7 декабря 2016 > № 1999330 Уляна Супрун


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 7 декабря 2016 > № 1996929 Вероника Скворцова

Выступление Министра Вероники Скворцовой на "Правительственном часе" в Государственной Думе

В своем послании Федеральному Собранию Президент России Владимир Владимирович Путин подчеркнул, что смысл всей нашей политики – это сбережение людей, умножение человеческого капитала как главного богатства России. Применительно к системе здравоохранения, эта задача предполагает серьезную последовательную работу по повышению доступности и качества медицинской помощи.

Сегодня можно уверенно говорить, что даже в условиях действия сильных социально-экономических факторов системе здравоохранения удается добиваться позитивных изменений в плане показателей здоровья населения.

За 2015 и неполный 2016 год продолжительность жизни увеличилась более чем на 1,2 года, впервые в нашей истории превысив 72 года.

Смертность снизилась во всех возрастных группах: детей – на 12,4%, трудоспособного населения – на 3,3 %, старше трудоспособного возраста – на

0,8 % – от всех основных причин. Лишь за 10 месяцев 2016 года в России удалось сохранить на 33 тысячи жизней больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Безусловный вклад в увеличение продолжительности жизни внесло снижение младенческой смертности, которая сократилась в 2015 году на 12,2%, составив 6,5 на 1 000 родившихся живыми. А за 10 месяцев 2016 года снижение составило 10,6% – до 5,9 на 1 000 родившихся живыми. Следует напомнить, что ещё в 2010 году мы прогнозировали на 2020 год достижение показателя 7,5.

Значительно снизилась и материнская смертность – на 6,5 % за 2015 год, достигнув 10,1 на 100 тыс. родившихся живыми. При этом в прогнозах на 2020 год данный показатель должен был достичь 18,7.

Сегодня уровни младенческой и материнской смертности являются наименьшими в истории нашей страны.

Реализация поручения Президента России по строительству новых 32 перинатальных центров позволит завершить формирование трехуровневой системы оказания медицинской помощи в сфере охраны материнства и младенчества и обеспечить дальнейшее улучшение показателей.

Одной из главных задач Минздрава является повышение доступности медицинской помощи, в особенности на селе и отдаленных районах. Известно, что на протяжении десятилетий сельская медицина последовательно деградировала. Так, лишь с 2005 по 2011 годы число ФАПов и ФП сократилось на 12 %, или более чем на 5 тыс.

В 2012 году мы обратились к регионам с требованием прекратить сокращение маломощных медицинских объектов на селе. Были системно пересмотрены и утверждены требования к размещению медицинских организаций, исходя из численности населения и удаленности от другой медицинской организации. Это дало результат. Из 800 медицинских объектов, построенных и введенных в 2015 году, 557 – были новые ФАПы, 58 – офисы врачей общей практики. За 2015 год почти в 2,5 раза увеличилось число отделений врачей общей практики и в 1,6 раза – число сельских врачебных амбулаторий.

Благодаря программе «Земский доктор», на село с 2012 года переехали более 22 тысяч специалистов.

Для обеспечения своевременности медицинской помощи – с 2014 года – рекомендательно, а с 2015 года – в обязательном порядке – впервые были установлены предельные сроки ожидания медицинской помощи разных видов, закрепленные Программой государственных гарантий.

В целях оценки территориальной доступности медицинских организаций Минздравом России совместно с субъектами Российской Федерации с 2016 года разработана и внедрена геоинформационная система, содержащая информацию о населенных пунктах, численности проживающего в них населения, транспортной инфраструктуре, медицинских организациях. Система позволяет оценивать территориальную доступность медицинской помощи разных видов и определять зоны риска по несоблюдению предельных сроков её ожидания для каждого населенного пункта в каждом регионе. В настоящее время геоинформационная система содержит данные о 158 тыс. населенных пунктов и 72 тыс. медицинских организаций и их структурных подразделений.

В соответствии с геоинформационной системой, на сегодня при работающих более 41 тысячи объектов сельского здравоохранения не хватает ещё 1387: 1145 ФАПов и 242 сельских врачебных амбулаторий.

Проведенный анализ позволил Минздраву утвердить в марте этого года комплекс мероприятий по развитию первичной медико-санитарной помощи, на основе которого каждый регион создал региональную программу. Ее компонентами являются, наряду с развитием медицинской инфраструктуры и оптимальной маршрутизации больных, меры по развитию выездных форм работы, санитарной авиации, информационных технологий, а также решение кадровых вопросов.

С 2015 года нами был внедрен еженедельный и ежемесячный мониторинг эффективности мероприятий по снижению смертности на каждом из 60 тыс. терапевтических участков и, в целом, в каждом регионе.

Важным направлением совершенствования первичной медико-санитарной помощи явилось создание единой системы лицензионного контроля за работой медицинских организаций и его централизация на федеральном уровне. Росздравнадзор осуществляет контроль за доступностью и своевременностью ее оказания.

Особую роль в обеспечении своевременности оказания медицинской помощи играет скорая помощь. Благодаря поддержке Государственной Думы, в 2016 году в регионы направлено 2154 автомобиля скорой медицинской помощи класса В и 113 реанимобилей на шасси российского производства. За счет этого, на 37 % обновлен автопарк автомобилей класса В со сроком эксплуатации свыше 5 лет и на 19 % – класса С. Запланировано продолжение программы на 2017 год.

Все машины и станции скорой помощи оснащены спутниковой навигацией ГЛОНАСС. До конца 2018 года во всех регионах будет создана единая централизованная диспетчерская служба скорой помощи, что позволит оптимизировать маршрутизацию больных и сократить время доезда скорой до пациента и доставки пациента в стационар.

Одним из приоритетов развития здравоохранения в 2017–2019 годах является развитие санитарной авиации и обеспечение доступности экстренной медицинской помощи в 34 труднодоступных территориях Российской Федерации. В федеральном бюджете на 2017 год и плановый 2018 и 2019 годы на эти цели предусмотрено 3,3 млрд. рублей.

Отдельное направление – повышение доступности высокотехнологичной медицинской помощи. Для этого в 2014 году создана новая организационная модель, предусматривающая поэтапное погружение методов ВМП в систему обязательного медицинского страхования. Наиболее растиражированные виды ВМП погружаются в базовую программу ОМС, а наиболее сложные и уникальные операции проводятся в ведущих федеральных центрах.

Эта модель на практике доказала свою эффективность и позволила существенным образом увеличить объемы и доступность ВМП: поручение Президента – к 2017 году увеличить объем ВМП в 1,5 раза к уровню 2013 года – выполнено уже в середине 2015 года. Если в 2013 году медицинская помощь была оказана 505,0 тыс. пациентов, то в 2015 году – более 823 тыс., а за неполный 2016 год – более 900 тыс. больных.

При этом особенно значительно увеличились объёмы ВМП по наиболее востребованным профилям: стентированиям коронарных сосудов – более чем в 3 раза, эндопротезирований крупных суставов – на 44%, ЭКО – в 3,6 раза. В результате, в 2015 году через ЭКО родилось более 30 тыс. здоровых детей, что превышает итоговый прирост населения страны.

Изменение организационной модели ВМП потребовало изменения финансовой модели ее обеспечения. В 2016 году принят Федеральный закон, предусматривающий осуществление финансирования ВМП, не включенной в базовую программу ОМС, из обособленного сегмента бюджета Федерального фонда ОМС на основе соглашения с уполномоченными федеральными органами исполнительной власти – учредителями федеральных медицинских учреждений. Закон вступает в силу с 1 января 2017 года.

Это позволит обеспечить дальнейший рост объемов ВМП в 2017 году до 960 тысяч пациентов, а начиная с 2018 года – более 1 миллиона, т.е. доступность ВМП впервые будет соответствовать потребностям населения.

В соответствии с поручением Президента, для обеспечения защиты прав граждан при оказании им медицинской помощи активно формируется пациенто-ориентированная модель деятельности страховых медицинских организаций. Ее ключевым элементом является повышение ответственности страховых медицинских организаций за пациента, перевод их из финансовых операторов в реальных участников системы оказания медицинской помощи.

Для этих целей нами вместе с ведущими страховыми компаниями создаётся институт страховых представителей, которые и должны стать помощниками и защитниками прав пациентов.

В начале этого года определены их функциональные обязанности, механизмы индивидуального взаимодействия с застрахованными лицами на всех этапах оказания медицинской помощи. Принята вся необходимая нормативно-правовая база, а также разработаны специальные образовательные программы для подготовки страховых представителей разных функциональных уровней, которые были внедрены в апреле. К настоящему моменту уже подготовлено более 3 тыс. таких специалистов.

С 1 июля в страховых медицинских организациях созданы контакт-центры и круглосуточные «горячие линии», по которым в любое время обученные операторы отвечают на вопросы, проводят информационные консультации по вопросам получения бесплатной медицинской помощи, условиям и срокам ее предоставления, оказывают помощь в организации диагностических мероприятий и выборе медицинской организации для плановой госпитализации.

C января 2017 года со стороны страховых медицинских организаций начнется индивидуальное информирование граждан о необходимости прохождения диспансеризации, вакцинации, о режиме работы врачей, об отнесении к той или иной группе здоровья по результатам диспансеризации и необходимости диспансерного наблюдения.

С 2018 года дополнительно к этим мероприятиям будут внедрены программы по мотивированию застрахованных к выполнению рекомендаций врача, а также по досудебному разбору конфликтных ситуаций и спорных случаев, оказанию, при необходимости, правовой помощи.

Таким образом, институт страховых представителей станет эффективным механизмом поддержки каждого застрахованного гражданина при получении медицинской помощи и, кроме того, позволит повысить ответственность каждого человека за свое здоровье.

Важно отметить, что сам учет застрахованных в ОМС также совершенствуется: совместно с Государственной Думой, Министерством разработан законопроект об оптимизации системы персонифицированного учета застрахованных, который в настоящее время согласован Правительством РФ и рассматривается в ГПУ Администрации Президента РФ.

Уважаемые коллеги! Движущей силой обеспечения доступности и качества медицинской помощи являются медицинские работники.

Во исполнение Указа Президента, Минздравом России совместно со всеми субъектами РФ реализовывается комплекс мер по совершенствованию кадровой политики.

Впервые были разработаны методики расчета потребности каждого региона во врачебных и сестринских кадрах, позволяющие учитывать региональные особенности, а также структурные преобразования в здравоохранении и типовые отраслевые нормы труда. В каждом регионе утверждена «дорожная карта» преодоления дефицита и дисбаланса медицинских кадров.

В целом по стране, за 2015 год число врачей, работающих в медицинских организациях системы Минздрава, выросло на 1061 человек. Особенно важно, что при этом удалось сократить кадровый дисбаланс. Так, выросло число врачей, работающих на селе. Впервые за последние годы удалось существенно увеличить число врачей по таким традиционно дефицитным специальностям как анестезиология-реаниматология, онкология, рентгенология, психиатрия, патологическая анатомия и др.

Одним из основных механизмов устранения кадровых дисбалансов является адресная целевая подготовка специалистов по заявкам регионов. Её эффективность, т.е. процент возврата на подготовленные рабочие места, в целом по стране превысила 86%.

Важно отметить, что показатель соотношения числа средних медицинских работников к числу врачей в 2015 году увеличился и составил 2,4 к 1.

С 2017 года начнется подготовка по новой специальности «Бакалавр – школьная медицина».

За последние 3 года были обновлены все образовательные программы в рамках новых государственных образовательных стандартов. Программы обучения обогащены современными фундаментальными биомедицинскими и клиническими блоками, существенное развитие получила практическая подготовка как в созданных в каждом ВУЗе симуляционно-тренинговых центрах, так и у постели больного.

Подготовлены 1200 клинических руководств, определяющих критерии качества оказания медицинской помощи при основных заболеваниях, обусловливающих более 90% заболеваемости и смертности населения. В ближайшее время Правительством в Государственную Думу будет внесён законопроект, закрепляющий обязательность применения протоколов лечения на всей территории страны и единые требования к их структуре.

С 2016 года мы внедряем принципиально новую систему допуска к профессиональной деятельности – аккредитацию, которая основана на реализации профессиональных стандартов. Само профессиональное сообщество решает вопрос о допуске специалиста на основе комплексных процедур, соответствующих международной системе допуска к врачеванию включающей, наряду с теоретическим экзаменом, подтверждение навыков и умений, способность решать ситуационные задачи.

В 2016 году завершен первый этап аккредитации специалистов по специальностям «Стоматология» и «Фармация». С 2017 года мы начнем аккредитацию выпускников по всей группе специальностей «Здравоохранение и медицинские науки», а затем планово и поэтапно перейдём к аккредитации всех медицинских работников.

Приведение уровня подготовки медиков к единым требованиям осуществляется через разработанную систему непрерывного медицинского образования. Созданный в этих целях «Портал непрерывного медицинского образования» обеспечивает уже сегодня с автоматизированных рабочих мест врача доступ к реестру дополнительных образовательных программ . На Портале предоставлена возможность формирования индивидуального плана обучения, выбора образовательной программы, в том числе, симуляционных тренингов, стажировок, циклов повышения квалификации.

Частью системы непрерывного медицинского образования является и внедряемый с прошлого года «образовательный сертификат». В соответствии с Посланием Президента, принят полный пакет нормативно-правовых документов, позволяющий в целях финансирования указанной подготовки использовать дополнительно и средства нормированного страхового запаса территориальных фондов ОМС. Полностью система непрерывного медицинского образования охватит всех медицинских работников к 2021 году.

Совместно с регионами мы работаем над выполнением Указа Президента по повышению зарплат у медицинских работников. По данным Росстата, соотношения средней заработной платы врачей, среднего и младшего персонала к средней заработной плате по Российской Федерации, по итогам 2015 года, составили соответственно 156,0%, 88,0% и 54,8%, что превышает установленные отраслевой дорожной картой показатели .

За 9 месяцев 2016 года среднемесячная заработная плата врачей увеличилась, по сравнению с аналогичным периодом 2015 годом, на 5,4% и составила 48897 руб.; среднего медицинского персонала – на 3,5% и составила 27671 руб.; младшего медицинского персонала – на 7,5% и составила 17 669 руб.

Принципиально важной является работа, направленная на изменение самой структуры зарплат медиков с тем, чтобы увеличить ее базовую часть до 50–60% против 20–25%, как это было до 2014 года. Сегодня новые подходы к оплате труда внедрены уже в 2/3 регионов. Рассчитываем, что в течение 2017 года данная работа регионами будет полностью завершена.

Особое значение имеют условия труда медицинских работников: сокращение непрофильной нагрузки, возможность больше времени уделять непосредственной работе с пациентами.

В 2015 году был полностью пересмотрен и сокращён перечень документов, заполняемых врачами: отменены более 20 форм. После детального хронометрического исследования, расчетные нормативы времени приема одного пациента были увеличены.

За 2014–2016 года было информатизировано около 457 тыс. рабочих мест врачей, или 65% от их общего количества. Это обеспечивает не только комфортные условия работы и возможность перехода на электронный документооборот, но и доступ к информационным ресурсам отрасли, консультативным телемедицинским технологиям, дистанционным модулям непрерывного профессионального образования. Наш план – к концу 2018 года достичь 98% покрытия информатизацией всех рабочих мест врачей.

Для действительного преобразования условий труда медицинских работников и повышения эффективности оказания медицинской помощи необходимо активное внедрение в медицинских организациях информационных систем, соответствующих единым требованиям, разработанным Минздравом России, с подключением их к компонентам Единой государственной информационной системе в сфере здравоохранения.

В соответствии с Посланием Президента РФ В.В. Путина Федеральному собранию, подключение всех поликлиник и больниц к высокоскоростному интернету должно быть завершено за 2 года, к концу 2018 года. План подключения разрабатывается в настоящее время Минкомсвязью России совместно с Минздравом России.

На сегодняшний день к высокоскоростному интернету подключено 57% поликлиник и больниц, подключены к ЕГИСЗ – более 6,5 тыс. медицинских организаций, медицинские информационные системы используют 4,6 тыс.

Для обеспечения обязательности подключения регионов к ЕГИСЗ, перехода к электронному ведению медицинской документации без дублирования на бумаге, обеспечения электронного документооборота между медицинскими организациями, в том числе в ходе телемедицинских консультаций, и преемственности лечения пациентов, Минздрав России разработал специальный законопроект, который готовится Правительством РФ к внесению в Государственную Думу.

Проект «Электронное здравоохранение» определен в качестве одного из Приоритетных проектов в сфере здравоохранения, в соответствии с которым к 2019 году для всех застрахованных граждан в системе ОМС будут созданы электронные медицинские карты, и в 2017 году будет сформирован Личный кабинет пациента на Едином портале государственных услуг, с помощью которого поэтапно будут реализованы такие полезные сервисы, как запись на прием к врачу, вызов врача на дом, возможность оценить удовлетворенность работой медицинских организаций, доступ к электронной медицинской карте и другие. Планируется, что активными пользователями Личного кабинета уже в 2018 году будут не менее 14 млн. человек.

Конечно же, выполнение всех планов по формированию ЕГИСЗ зависит от выполнения планов информатизации здравоохранения субъектами Российской Федерации, которые должны выполнить свои «дорожные карты» по развитию региональных сегментов ЕГИСЗ до конца 2018 года.

Важным элементом доступности медицинской помощи является лекарственное обеспечение.

Главной задачей здесь стало сдерживание цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты. Для этих целей как сам Перечень ЖНВЛП, так и порядок его формирования претерпели существенные изменения. Впервые Перечень стал формироваться открыто, с одновременной трансляцией заседания Комиссии в сети Интернет. Несмотря на экономические трудности, в прошлом году список ЖНВЛП был расширен с 608 до 646 МНН, что соответствует примерно 27 тыс. торговых наименований лекарств.

Постоянно проводимый Росздравнадзором мониторинг цен показывает эффективность механизма сдерживания. Так, за 10 месяцев текущего года цены на препараты амбулаторного сегмента ЖНВЛП увеличились на 1%, в дешевом сегменте – на 1,5%, тогда как для препаратов, не входящих в Перечень, – на 7,2% и 27,3% соответственно.

Одним из важных критериев доступности лекарств является количество рецептов для льготных категорий граждан на отсроченном обслуживании. В 2016 году на отсроченном обслуживании находится в два раза меньше рецептов, чем годом ранее.

Анализ практики закупок лекарственные средств в регионах, проведенный совместно с контрольно-надзорными органами, в том числе анализ Счетной палаты РФ, показал сохраняющийся значительный разброс цен на одинаковые препараты. Для того, чтобы исключить подобную практику, Министерство здравоохранения выступило с инициативой, поддержанной Президентом РФ, о создании единой информационно-аналитической системы по государственным и муниципальным закупкам лекарственных препаратов.

Данный проект уже реализуется совместно с Госкорпорацией «Ростех». Система начнёт заполняться информацией в 2017 году и позволит перейти к новому механизму определения начальной цены контракта при государственных и муниципальных закупках лекарств – по средневзвешенный рыночной цене. Это приведёт к значительному сокращению разброса цен по каждому МНН и торговому наименованию и, как результат, повышению эффективности государственных расходов и увеличению охвата населения необходимыми лекарствами.

Отдельно отмечу, что проектный бюджет 2017–2019 гг. позволит сохранить все имеющиеся обязательства в плане лекарственного обеспечения.

Важно, однако, чтобы лекарства были не только доступными и недорогими, но и качественными. Именно поэтому отдельным направлением нашей работы является борьба с недоброкачественной – контрафактной и фальсифицированной лекарственной продукцией. По данным мониторинга, проводимого совместно Росздравнадзором, контрольными и правоохранительными органами, доля контрафактных лекарств на российском рынке составляет менее 0,01%.

С тем, чтобы обеспечить полную защиту населения от фальсифицированных, недоброкачественных и контрафактных лекарственных препаратов и оперативного выведения их из оборота, Министерством инициировано создание автоматизированной системы мониторинга движения маркированных лекарственных препаратов. Планируется, что уже к концу 2018 года все ЖНВЛП будут маркироваться QR-кодом, что сделает возможным прослеживание всего их оборота от производителя до конечного потребителя.

Уважаемые коллеги!

Сегодня российская медицина динамично развивается. И это не остается незамеченным. Одним из индикаторов развития стало существенное увеличение потока въездного медицинского туризма, который за год увеличился на 56%.

Перед здравоохранением сегодня стоят очень серьезные задачи в плане повышения доступности и качества медицинской помощи, прежде всего, как отметил Президент России, через укрепление первичного звена, развитие кадрового потенциала, информационных цифровых технологий, высокотехнологичных методов лечения.

В заключение, позвольте поблагодарить депутатов Государственной Думы и лично Вас, Вячеслав Викторович, за поддержку и совместную конструктивную работу.

Нашей совместной работой мы сможем решить задачи, поставленные сегодня перед отраслью!

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 7 декабря 2016 > № 1996929 Вероника Скворцова


Россия > Медицина > minpromtorg.gov.ru, 6 декабря 2016 > № 2000560 Денис Мантуров

Таблетки для экономического роста.

Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров — о том, почему российская фарминдустрия становится более привлекательной для инвесторов.

Из всех отраслей российской промышленности фарминдустрия заметно вырвалась вперед. Сегодня она показывает один из самых высоких темпов роста и становится все более и более привлекательной для инвесторов.

Отечественная фармацевтическая промышленность за девять месяцев 2016 года по сравнению с аналогичным периодом 2015 года показала рост 20%. Напомню, что годовой прирост фармпромышленности в 2015 году составил 25%.

Большую роль в этом сыграла принятая несколько лет назад госпрограмма «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» на 2013–2020 годы. Минпромторгу была поставлена цель по созданию в России сильной фарминдустрии и конкурентоспособного производства медицинского оборудования. Важнейшей задачей стало импортозамещение и снижение цены на продукцию, но, естественно, без снижения уровня качества. В результате на фоне катастрофического падения отечественной фарминдустрии были заложены предпосылки для коренного перелома на российском фармацевтическом рынке.

Сегодня Минпромторг России совместно с другими заинтересованными ведомствами при участии профессионального сообщества находится в активном поиске оптимального варианта распределения преференций. Внедрение трехэтапной конструкции — это один из возможных вариантов. Обсуждаемая трехступенчатая система преференций направлена на создание дополнительных возможностей для компаний в России и странах ЕврАзЭС, освоивших синтез субстанций лекарственных препаратов. Она никоим образом не несет в себе ограничений для иностранных компаний, которые поставляют в Россию уникальные лекарственные средства.

Трехэтапная процедура закупок предполагает, что преимущества в первую очередь имеют производители лекарств полного цикла, которые работают с отечественным сырьем. Если таковых производителей необходимого препарата не находится, то далее, на втором этапе, работает принцип «третий лишний» — преимущество получают те, кто осуществляет производство со стадии готовой лекарственной формы на территории РФ. Если же нет ни первых, ни вторых, то на «третьей ступени» допускаются к торгам все участники.

Новая конструкция в будущем позволит, с одной стороны, нашим компаниям развивать новые компетенции в фармацевтике и, с другой стороны, обеспечивать граждан качественными и доступными лекарственными препаратами.

Отмечу, что политика импортозамещения в отрасли способствует еще и привлечению частных инвестиций, локализации своего производства зарубежными компаниями на территории нашей страны. Только с 2013 года открыто 20 фармацевтических производственных площадок. В частности, за последние три месяца были введены в эксплуатацию несколько предприятий. В сентябре в Казани был запущен лабораторно-промышленный комплекс «Нанофарма девелопмент», специализирующийся на разработке и выпуске препаратов для лечения онкологических заболеваний, инфекционных осложнений ВИЧ/СПИДа, а также лекарственных средств, применяемых в трансплантологии. В ноябре открылся новый корпус «Нанолека» в Кировской области, который внедрил технологии полного цикла: биотехнологическое производство в шприцах и флаконах, производство твердых лекарственных форм, в том числе противодиабетического препарата. В Ярославской, Московской, Иркутской и Свердловской областях началось строительство мощностей по производству фармацевтических субстанций из перечня жизненно важных препаратов.

В целом же к настоящему времени в рамках государственной программы поддержано более 130 проектов по линии импортозамещения, 400 проектов по разработке инновационных лекарственных средств, внедрено 45 новых препаратов. Объем федеральных средств, направленных на реализацию этих проектов, составил 19,5 млрд рублей.

За последние пять лет в развитие фарммедпрома было вложено 35 млрд бюджетных средств, а привлечено около 120 млрд рублей частных инвестиций в фармацевтическую отрасль и около 50 млрд рублей — в производство медицинских изделий. Другими словами, на один рубль вложений государства приходится почти пять рублей частных инвестиций, за счет чего строятся новые предприятия, создаются комплексная инновационная инфраструктура и рабочие места, расширяется налогооблагаемая база.

Фарминдустрия и медпром являются мультипликативными отраслями, а производимые современными предприятиями лекарственные средства и медицинские изделия относятся, как правило, к высокотехнологичной продукции. Чтобы промышленность получала возможность выстраивать свою долговременную стратегию исходя из конкретных запросов здравоохранения, необходимо обсуждать с производителями, медицинским и пациентским сообществами перспективы и направления развития отрасли.

В пример приведу выпуск биотехнологических препаратов, в том числе вакцин. По данным Минздрава России, вакцинация от гриппа в нынешнем году может охватить 48 млн россиян. Необходимо грамотно планировать производство, чтобы обеспечить спрос на антигриппозные вакцины отечественного производства, доказавшие свою эффективность.

Для нас крайне важно, чтобы в России разрабатывались и производились собственные уникальные современные медицинские изделия и жизненно необходимые и важнейшие лекарства. А для этого требуется, чтобы все участники рынка имели наиболее полный доступ к информации — от новейших разработок в конкретной области до глобальных вызовов современной медицины.

Уверен, что решить эту задачу поможет отраслевая коммуникационная площадка, выставка, где профессиональное врачебное и пациентское сообщества могли бы обсуждать насущные задачи по обеспечению системы здравоохранения и населения высококачественными, высокоэффективными, безопасными и доступными по цене лекарственными препаратами и медицинскими изделиями.

По моему мнению, все шансы стать такой точкой притяжения специалистов отрасли имеет крупнейшая отраслевая выставка «ФармМедПром», которая начала работу в Москве в эти дни. Важно, что отечественные производители выбрали эту выставку в качестве площадки для мировых премьер своей продукции. Например, здесь будет продемонстрирована инновационная российская разработка, не имеющая аналогов в мире, — универсальный полипозиционный рентгенодиагностический комплекс.

Также показательно, что «ФармМедПром» проводится в рамках Российской недели здравоохранения. Это демонстрирует стремление фармацевтической и медицинской промышленности получать обратную связь с медицинским сообществом. Для производителей сегодня очень важно получать отзывы непосредственно от самих врачей, чтобы разрабатывать и производить качественные и доступные лекарственные препараты.

Россия > Медицина > minpromtorg.gov.ru, 6 декабря 2016 > № 2000560 Денис Мантуров


Казахстан > Медицина > dknews.kz, 6 декабря 2016 > № 1993604 Серик Акшулаков

Достояние медицины

В активе ведущего нейрохирурга страны, обладателя звания «Қазақстанның еңбек сіңірген қайраткері», президента Ассоциации нейрохирургов РК, доктора медицинских наук и, наконец, основателя Национального центра нейрохирургии в Астане Серика Акшулакова не только десятки патентов, наград, но и сотни научных публикаций, а главное — тысячи благодарных экс-пациентов, которым известный врач подарил второе рождение, пишет «Казахстанская правда».

Национальный центр нейрохирургии работает круглые сутки. Люди едут сюда из разных концов страны и даже соседних республик. Чтобы попасть на прием к врачам, получить личную консультацию С. Акшулакова, тысячи километров преодолели несколько американцев, жители европейских стран.

А начинать пришлось с малого. Отправной точкой для С.Акшулакова был, безусловно, Алматинский государственный институт усовершенствования врачей, кафедра нейрохирургии. Правда, до этого выпускник Актюбинского государственного медицинского института, ученик известных нейрохирургов с мировыми именами Сергея Федорова и Александра Коновалова прошел клиническую ординатуру, окончил аспирантуру, а также докторантуру в НИИ нейрохирургии им. академика Н. Бурденко РАМН в Москве.

— Конечно, тогда в Алматы пришлось заниматься «примитивной» нейрохирургией, — рассказывает С. Акшулаков. — В основном оказывал помощь при травмах. Да и время было тяжелое. Чтобы прокормить семью, многие профессионалы уходили из медицины, ощущалась нехватка лекарств.

Лечение за рубежом позволить себе могли единицы, для большинства пациентов с нейрохирургическими заболеваниями фактически это был приговор.

Но все изменилось с созданием в Астане медицинского кластера. Кстати, активное участие в проектировании нового центра нейрохирургии принимал и сам Серик Куандыкович, заранее предусмотревший порядок размещения необходимого оборудования для удобства в дальнейшей работе врачей.

По словам С.Акшулакова, инициатива Президента страны по созданию так называемого «госпиталя будущего» в Астане внесла серьезные коррективы в развитие нейрохирургии, да и медицины в целом. Благодаря этому теперь и в пределах республики можно получить квалифицированную медпомощь при опухолях головного и спинного мозга, сосудистых и функциональных заболеваниях центральной нервной системы, дегенеративно-дистрофических заболеваниях позвоночника, врожденной патологии центральной нервной системы у детей, последствиях травм центральной и периферической нервной системы, а также нейрореабилитацию.

Всего в НЦНХ с начала открытия внедрено более 60 новых методик медицинских технологий современного и безопасного нейрохирургического лечения. Впервые в Казахстане под руководством С.Акшулакова были внедрены принципиально новые разделы этого направления медицины — микронейрохирургия, эндоваскулярная, эндоскопическая и функциональная нейрохирургия.

Центр оснащен самым современным медицинским оборудованием, не имеющим аналогов в Казахстане. Оно позволяет с максимальной точностью и безопасностью для пациента проводить малоинвазивные нейрохирургические операции.

— После таких вмешательств пациент может вернуться к полноценной жизни, и это я считаю высшим классом в медицине, — подчеркивает С.Акшулаков. — Конечно, мы не сразу научились проводить подобные операции. Но постоянное совершенствование знаний наших врачей, в том числе на базе ведущих клиник планеты, дали свои результаты.

Большинство специалистов центра прошли обучение в США, Италии, Швейцарии, Австрии, Германии, Израиле и России. В итоге большинство врачей владеют английским языком и могут уверенно представлять Казахстан на международных конференциях, семинарах.

К слову, и центр неоднократно уже принимал у себя экспертов и практиков зарубежья. В свое время здесь проходили I и II съезды нейрохирургов РК с международным участием, Образовательные курсы Всемирной федерации нейрохирургических обществ (WFNS), а позже и Европейской федерации нейрохирургических обществ (EANS).

В 2014 году на базе центра проведены X Азиатский конгресс нейрохирургов (ACNS), симпозиум Ассоциации женщин-нейрохирургов Азии, III Азиатский конгресс медицинских сестер по уходу за пациентами нейрохирургических отделений. А 2015-й запомнился проведением здесь III конгресса нейрохирургов Казахстана и снова Образовательных курсов Европейской федерации нейрохирургических обществ.

В результате молодое поколение врачей уже может похвастать серьезными наработками, знаниями в своей сфере. И, как говорит С.Акшулаков, они уверенно заявляют о себе, в том числе успешно оперируя больных и легко управляясь с сложнейшей аппаратурой. Показательным в связи с этим можно назвать тот факт, что в самом начале в стенах центра проводилось всего 250-300 операций в год. Сейчас их не менее 2 500.

За количеством, впрочем, тут никто не гонится. Не секрет, что операции в нейрохирургии требуют особой внимательности и точной скоординированности действий, поскольку от начала и до конца, а это, как правило, операции очень длительные по времени, они проходят под микроскопом. Но каждый врач согласится, что каким бы ни было напряжение, оно «окупается», когда ты видишь, как пациент выписывается здоровым из клиники.

К счастью, таких вот «выпускников» у Национального центра нейрохирургии сейчас предостаточно. Помогает, конечно, оборудование, но им управляет врач. И оттого, насколько он грамотный специалист, порой и зависит жизнь человека, а то и двух…

Дело в том, что в центре сейчас принимают и оперируют беременных женщин с различными патологиями по линии нейрохирургии. А началось все после знаменательного случая, когда из роддома к ним привезли женщину с аневризмой сосудов головного мозга — «бомбой», которую она носила в голове всю беременность, даже не подозревая о возможных последствиях. На фоне повышенного давления у нее произошел разрыв артерии, и она впала в кому.

— До этого в Казахстане при возникновении подобных ситуаций в приоритете была жизнь матери. Но «наш» ребенок был совершенно здоров и должен был в скором времени родиться. Оставлять его рождение на более поздний срок было никак нельзя, ведь мы знали, что женщина пробудет в коматозном состоянии, на аппаратном дыхании после операции еще несколько дней. Такую нагрузку он бы просто не выдержал, — вспоминает С.Акшулаков. — И вот представьте, когда ее завезли, у нее произошла остановка дыхания, и на этом фоне начались роды. В итоге у меня не то что на обследование, даже на раздумья времени не оставалось. Прямиком провезли ее в операционную и приступили к проведению двойной операции. И это в 2008-м году, когда мы только начинали свою работу!

Тогда Серик Куандыкович немедленно начал операцию на головном мозге. В любой момент мог начаться отек мозга, и раздумывать о целесообразности проведения этого вмешательства было уже некогда, тем более что гинекологи в это же самое время спасали жизнь ребенка, который на радость всем родился здоровым. Малыша забрали в Центр материнства и детства, а операция С. Акшулакова продолжалась тогда еще восемь часов. Три недели спустя молодая мама проснулась, и ее отпустили на встречу к своему первенцу. Кстати, через пять лет она вновь пришла к Серику Акшулакову, на этот раз за разрешением — в семье ожидался второй ребенок.

— Тогда я подумал, что это знак. Центр только открылся, а уже удачно провели впервые в Казахстане такую сложную операцию, — рассуждает С. Акшулаков. — Можно сказать, оправдали возложенные на нас надежды.

Действительно, коллективу есть чем гордиться сегодня. И это не только представленные проекты, симпозиумы, семинары. Главным своим достоянием врачи и ученые центра по праву считают своего руководителя, который за годы работы в нейрохирургии провел уже более 5 000 наисложнейших операций. Именно он в свое время внедрил в стенах центра опыт проведения операций по хирургическому лечению эпилепсии, болезни Паркинсона, оперативных вмешательств с применением нейронавигации. При этом аналогичные операции до сих пор не проводятся ни в одной из стран Центрально-

Азиатского региона.

Не случайно, уверены в коллективе, именно Серик Акшулаков сегодня — главный внештатный нейрохирург Министерства здравоохранения и социального развития РК, президент Казахской ассоциации нейрохирургов, почетный член Ассоциации нейрохирургов России, исполнительного комитета Азиатского конгресса нейрохирургов, член Евразийской академии нейрохирургов, почетный профессор НИИ нейрохирургии им. Бурденко РАМН РФ.

Автор более 250 научных работ и 13 патентов С. Акшулаков был удостоен также грамоты Президента, ордена «Парасат», он заслуженный деятель страны.

— Где я черпаю силы? В семье, — говорит Серик Куандыкович, немного смущаясь от перехода к вопросам о личной жизни. — Всегда поддерживает супруга, понимает меня как никто другой.

Кстати, Баян Тулеуовна тоже врач. А вместе они со студенческих лет. У них два взрослых сына и четыре внука, старший из которых, Райымбек, уже оканчивает школу, а младшему Едыге всего один год.

— Второй Алдияр, которому пока только 13 лет, уже серьезно подумывает о работе нейрохирурга. А еще носить белый халат и лечить людей хочет моя маленькая внучка Айбиби, — с удовольствием отмечает С. Акшулаков. — Думаю, у них все получится.

От себя добавим: как получилось у дедушки, лауреата высшей независимой премии «Платиновый Тарлан», «Заботящийся врач мира» по версии Всемирной ассоциации врачей, премии «Алтын Адам», российской премии им. Н. Пирогова, премии ФРГ «Золотой эндоскоп», Государственной премии в области науки и техники РК, национальной премии «Халықтың сүйіқтісі — Народный любимец, врач года» Серика Акшулакова.

Казахстан > Медицина > dknews.kz, 6 декабря 2016 > № 1993604 Серик Акшулаков


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 5 декабря 2016 > № 1999334 Татьяна Думенко

Директор ГЭЦ: Информация об опасности каких-то лекарств совпадает по времени с их бюджетными закупками

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" директора Государственного экспертного центра (ГЭЦ) Татьяны Думенко

Вопрос: Вы возглавили ГЭЦ по итогам конкурса, на котором вы представили стратегию его развития. Каковы, на Ваш взгляд, основные направления этого развития?

Ответ: Я бы выделила три основных направления нашего видения работы ГЭЦ. Прежде всего, это прозрачность работы ГЭЦ, качество предоставления услуг и обеспечение соблюдения сроков проведения экспертизы.

Эти направления обусловлены анализом деятельности нашего предприятия, которое, с одной стороны, является финансово успешным, но, с другой стороны, как и любое предприятие, может быть модернизировано в соответствии с актуальными задачами.

Два месяца моей работы в качестве исполняющей обязанности позволили обсудить с коллективом возможность реализации наших планов и сегодня у нас есть консолидированный план работы на ближайший год.

Вопрос: Что означает прозрачность работы ГЭЦ?

Ответ: По части прозрачности центра мы уже сделали определенные шаги. Прежде всего, на этапе разработки лекарственного средства очень важна доступность информации о клинических исследованиях. Мы провели ряд консультаций, в том числе и с представителями Европейской Бизнес Ассоциации (ЕБА), где получили соглашение на разработку технического задания и реализацию запуска базы клинических испытаний, которые будут содержать информацию одинаково полезную, как для тех, кто планирует исследование, так и для тех, кто страхует жизнь пациентов. Кроме того, это чрезвычайно важная информация для пациентов, они смогут своевременно получить информацию или присоединится к этим программам, и мы надеемся, что это приведет к распространению клинических испытаний и повышению их качества в Украине.

Кроме того, мы хотим сделать прозрачной саму деятельность центра. Мы пытаемся разрешить проблему потенциальных и реальных конфликтов интересов. Так уже внесены изменения во внутренние документы ГЭЦ и введена процедура декларирования конфликта интересов. Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что со стороны центра приняты необходимые меры.

Мы не хотим слышать жалобы на некомпетентность наших сотрудников, поэтому намерены проводить беспрерывное обучение персонала. После обучения наших специалистов по вопросам аудита и инспекции клинических баз, которое проходило в октябре в Европейском агентстве лекарственных средств (European Medicines Agency, EMEA), было принято решение, чтобы инспектора ЕМА провели инспекцию одной из клинических баз и проинспектировали клиническое исследование, которое проводится в Украине, а наши специалисты были привлечены в качестве партнеров.

Мы видим потенциал в том, чтобы продолжать наращивать коммуникации, как с другими регуляторными агентствами, так и с международными институтами, которые занимаются вопросами регистрации лекарственных препаратов. Вопрос повышения ответственности лежит в площади повышения мотивации работы эксперта, и в этом направлении на протяжении последних лет не проводились абсолютно никакие мероприятия. Мы планируем пересмотреть систему оплаты труда экспертов с определением индивидуального взноса и профессиональных характеристик. По нашему мнению, это должно мотивировать эксперта выполнять свою работу качественно и своевременно.

Вопрос: Повышение качества экспертизы и мотивация сотрудников ГЭЦ – это хорошо, но как сделать работу центра более эффективной для пациента?

Ответ: Прежде всего, мы стремимся к проведению своевременных процедур, это чрезвычайно важно для пациентов, которые страдают от прерывания курса лечения, а это случается из-за прерванной регистрации лекарственного средства.

Мы приняли несколько технических мер и начали проводить заседание научно-экспертных советов вдвое чаще. Прежде всего, это привело к уменьшению нашей задолженности перед заявителями. Например, в части экспертных работ за август наша задолженность по срокам составляла 78%, сейчас она сократилась до 65%.

Мы видим большой потенциал в оптимизации процессов, введении электронных форм подачи документов. Сегодня для нас является возможным ввести электронную заявку, как результат развития системы визуализации, которой уже сегодня пользуются наши заявители. Заявители получили уже более 240 индивидуальных ключей доступа и ежедневно осуществляют приблизительно 25 заходов в систему. С внедрением электронной заявки экономия времени будет очень существенной.

Вопрос: Участников рынка очень интересует вопрос сроков введения электронной заявки. Когда это планируется?

Ответ: Введение электронной заявки планируется до конца года. В настоящее время у нас в работе находятся 4,5 тыс. заявок. И я хочу обратиться к заявителям: давайте будем вместе работать над тем, чтобы задержек в процессе регистрации у нас не было. К сожалению, практика показала, что информация, которую заявитель имеет возможность ввести в электронном виде, требует "вычитки". Если заявитель будет аккуратнее заполнять электронную заявку и делать это своевременно, это значительно повысит качество экспертных работ и сократит время получения выдачи разрешительных документов. У нас бывают случаи, когда заканчивается, не только срок действия регистрационного материала препарата, но и срок действия сертификата GMP.

Украина на сегодня одна из немногих стран, которая готова собирать данные о побочных реакциях и работает в этом направлении. У нас есть новый информационный ресурс для сбора данных о побочных реакциях. Мы готовы собирать эти данные от всех четырех возможных источников – врачей, провизоров, заявителей и пациентов. Своевременное получение информации является залогом присутствия на рынке безопасного лекарственного средства.

Регистрация и любая "разрешительная" процедура, которая выполняется центром, это не барьер, а гарантия выхода на рынок качественного эффективного и безопасного лекарственного средства.

Вопрос: Какие изменения ожидает система регистрации лекарственных средств?

Ответ: В настоящее время заявка, которая подается на регистрацию, проходит несколько процедур, часть из которых последовательные, часть параллельные. Специализированные экспертизы идут параллельно для того, чтобы сэкономить время. Мы постепенно пытаемся усовершенствовать процессы. Так, заявитель, который получил индивидуальный ключ доступа, может через интернет посмотреть, на каком этапе находится его заявка.

Как было отмечено выше, за три последних месяца уже 240 компаний пользуются таким ключом. Всего в Украине около 500 компаний, которые занимаются регистрацией лекарственных средств, т.е. можно сказать, что половина компаний имеют электронные ключи. Фармпроизводители отслеживают прохождение своей заявки. Например, они увидели, что этап экспертизы завершился, а наличие заключения экспертизы уже является поводом включить этот препарат в повестку дня совещательного органа – научно-экспертного совета (НЭС), научно-технического совета (НТС) или технико-экспертной комиссии (ТЭК).

Кроме того, мы сократили количество совещательных органов.

Раньше было три площадки. Последний четверг месяца на заседании научно-экспертного совета рассматривались вопросы регистрации. Два раза в месяц проходили, так называемые, НТС. Кроме того, проходили еженедельные заседания ТЭК, где рассматривались технические правки, ошибки, которых было чрезмерно большое количество.

Сегодня резко уменьшилась перерегистрация, но идет очень много заявок на изменения досье. Это естественный процесс, так как любое изменение в процессе производства препарата или смена сотрудника, который отвечает за фармаконадзор, требует изменений досье. Это техническая жизнь препаратов.

Теперь мы меняем работу. Заседания наших совещательных органов длятся не по 6-8 часов, на заседании мы рассматриваем более 300 лекарственных средств. В любом случае, как бы мы ни старались, мы задерживали бизнес. Например, если в начале месяца мы собрали все заявки, то заявители должны были ждать три недели для того, чтобы попасть на НЭС. Теперь каждые пять дней в ГЭЦ принимаются решения. Удобно это для бизнеса? Да.

Вопрос: Сотрудников ГЭЦ часто обвиняют в коррупции, ведь официальная зарплата у них достаточно низкая и они не заинтересованы в эффективной работе…

Ответ: Это сложный вопрос. С 2011 года в ГЭЦ не повышались базовые ставки. Если раньше у нас эксперт в среднем получал базовую ставку на уровне 3,5-3,8 тыс. грн, то сегодня это совершенно неконкурентная сумма, особенно по сравнению с фармацевтическим рынком. У нас была проблема: мы готовили кадры, вкладывали в них, а потом их перекупал бизнес. Вместе с тем была система надбавок, дополнительных премий. В настоящее время финансовое состояние предприятия позволяет нам повысить заработную плату с 1 января, хотя уже сейчас мы доплачиваем сотрудникам суммы в размере от ставки до полутора. И к нам начали возвращаться эксперты.

Вопрос: Вы говорите о хозяйственной деятельности ГЭЦ, которая позволяет повышать зарплату. Сколько зарабатывает ГЭЦ?

Ответ: Хочу сказать, что только в виде регистрационного сбора мы направили в бюджет более 5 млн грн. В виде налога на добавочную стоимость ежеквартально мы платим более 3 млн грн. однако нужно учитывать, что сегодня изменились условия финансовой деятельности и государственные унитарные предприятия, которые раньше отчисляли от чистого дохода 10%, сегодня отчисляют 75%. Поэтому для нас становится актуальным вопрос пересмотра тарифов за наши услуги. Мы не повышали тарифы более года, поэтому, возможно будут сделаны шаги в этом направлении. Но сегодня, даже без этих шагов мы можем выйти на другой финансовый механизм оплаты труда. И я, как руководитель, вижу в этом большой потенциал.

Вопрос: То есть можно ожидать, что будет повышена стоимость регистрации или перерегистрации?

Ответ: Если повышение будет, то оно не будет значительным. Стоимость будет зависеть от того, какими ресурсами мы будем располагать. Например, мы проводим внутренний хронометраж и другие измерения, которые показывают какие затраты идут на обработку тех или иных регистрационных материалов. Для меня самой стало открытием, когда руководитель одного из отделов сказал, что работа эксперта над полным регистрационным досье только по одному из направлений занимает в среднем 30 часов - это почти четыре рабочих дня.

Мы также принимаем меры для того, чтобы центр имел экспертный ресурс. Мы привлекли на договоренных условиях специалистов, которые могут у нас работать. Например, изменились требования к фармаконадзору, приходится обрабатывать очень много материалов, в том числе информацию о побочных явлениях, которая поступает с внешних рынков. Многие компании, которые имеют регистрацию на внешних рынках, находятся в очереди для экспертизы регистрационных материалов, так как сегодня существует переходный период, когда можно в отдельных случаях отсрочить подачу документов на перерегистрацию по части фармаконадзора, предоставив гарантийное письмо. Этот период для всех заявителей истечет в следующем году и нам нужно понимать, есть ли ресурс обработать эти материалы.

Чтобы частично снять проблему мы ввели практику привлечения экспертов на договорах подряда. Так, мы сейчас активно привлекаем пятикурсников вузов на стажировку и будем предлагать им вакансии. Очевидно, что необходимо наращивать экспертный пул для технической обработки материалов. В то же время, мы понимаем, что часть этих специалистов может быть полезной ситуативно, и трудоустраивать всех на постоянную работу при такой неравномерной нагрузке нерационально. Поэтому мы находим профессионалов, ученых, которые работают у нас на подряде.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о реестре инсулинозависимых пациентов. Было много информации о том, что ГЭЦ инициировал и финансировал создание реестра инсулинозависимых и таким образом реестр сейчас оказался в частных руках. Будет ли в дальнейшем ГЭЦ финансировать создание реестров, которых сейчас Минздрав планирует сделать очень много?

Ответ: ГЭЦ, как член рабочей группы, присоединялся к разработке механизма внедрения реимбурсации препаратов инсулина. Мы принимали участие во всех рабочих группах и принимали участие в разработке методики расчета референтной цены. Вопросом разработки реестра занимался департамент медицинской помощи Минздрава. Когда реестр был готов для тестовой эксплуатации, насколько, я имею информацию уже теперь как руководитель ГЭЦ, центром были оплачены средства за тестовое испытание. Никаких прав - интеллектуальных или других на реестр не было. И участие в его разработке мы не принимали, только в тестировании.

После тестирования системы вступил в силу приказ Минздрава о реестре инсулинозависимых пациентов и его администратором определено другое государственное предприятие Минздрава. В любом случае, только по решению Минздрава возможно рассмотрение вопроса финансирования реестра за счет ГЭЦ. Другим способом, по моему мнению, это будет не совсем законно.

Вопрос: В интернете есть много информации о так называемых скандальных регистрациях, в частности, индийских препаратов. Прокомментируйте, пожалуйста, во-первых, Ваше отношение к индийским препаратам вообще, и как, по Вашему мнению, препарат получает статус "скандального".

Ответ: Я, к сожалению, не успеваю перечитывать всю прессу, которая пишет о ГЭЦ, но на ваш вопрос отвечу следующим образом.

Любой препарат, который есть на рынке, должен быть эффективным и безопасным. Если он не отвечает показателям эффективности, я всегда всем рекомендую подавать информацию об отсутствии эффективности. Это единственный аргумент, который достоверно говорит, что какая-то серия какого-то препарата может быть не эффективна.

На счет безопасности препарата, то корректным показателем будет количество сообщений о побочных реакциях. Информационная волна относительно безопасности, которая периодически возникает, по времени, как правило, синхронизирована с закупками за бюджетные средства любого уровня, не только с государственными. Если есть основания думать, что препарат стал менее полезным и менее безопасным, то мы должны иметь для этого четкие аргументы. Это наш принцип, который действует в отношении кого угодно – иностранного производителя, чья продукция производится на площадках Европейского Союза, США, Индии, или это будут препараты украинского производства.

Я убеждена, что проблема лекарственных препаратов в части качества объективно не такая глобальная, как у нас освещается в СМИ. Я благодарна журналистам и тем, кто себя таковыми считает, за то, что они эту тему поднимают. Это дает нам возможность обращаться к общественности с просьбами быть ответственными и собирать фактаж, который позволит принять правильно решение.

Были ли примеры, когда такое происходило? Конечно, были. Известный факт, когда по одной из детских программ было закуплено лекарственное средство ферментного действия для лечения детей с редкими заболеваниями. Форма оригинального препарата была специфической. По условиям тендера выиграл более дешевый генерик, что закономерно. По требованиям регистрации этого препарата перед тем, как разрешать применять его для детей, нужно было провести клиническое исследование на взрослых. Нарушений законодательства не было, но в период тендера активно подключились пациентские организации, специалисты, которые лечат таких детей. В результате мы получили большое количество сообщений об отсутствии эффективности, причем равномерно из всех регионов Украины. На основании этих сообщений об отсутствии эффективности препарат был изъят из системы обеспечения детей. Я считаю, что в этом случае мы впервые в Украине пришли к решению конструктивно и с пользой для пациентов. Если бы таких случаев было больше, если бы это был стандартный механизм реагирования, мы бы все выиграли. Тем более, что действующий механизм позволяет обращаться с такими сообщениями круглосуточно.

Вопрос: Кто собирает, обрабатывает и изучает сообщения о побочных эффектах?

Ответ: Такая информация попадает и вносится в базу каждый день. Система реагирования на серьезные и несерьезные побочные реакции существует и идет по нескольким направлениям. Если появляется сообщение о серьезных и непредусмотренных реакциях, о них информируют Гослекслужбу, Минздрав и производителя, ведь, скорее всего это требует приостановки оборота и карантина данного препарата.

У нас есть департамент фармаконадзора, сотрудники которого занимаются обработкой карт-сообщений и выходят на коммуникацию с теми, кто информирует, чтобы установить причинно-следственную связь. Они могут обратиться к конкретному пациенту, или врачу или лицу, которое сообщило о побочной реакции. Наши специалисты активно откликаются на такие сообщения. Никаких санкций по отношению к тем, кто сообщил или назначил препарат, не происходит ведь наша цель – собрать информацию и предотвратить.

Вторая часть работы департамента фармаконадора – анализ регистрационных досье и определение так называемого профиля безопасности. Мы являемся участниками системы международного фармаконадзора, и Украина принимает участие в формировании так называемого сигнала, когда все производители препарата, если изменяется профиль безопасности в сторону ухудшения, обязаны внести в инструкцию соответствующую информацию.

Вопрос: Сколько в среднем за год поступает сообщений о побочных эффектах?

Ответ: К нам в базу попадает более 20 тыс. сообщений. В силу низкой валидности части сообщений около 1,5% не вводится в общую базу, так как не хватает данных или не удается связаться с тем, кто заявил. Но это не касается серьезных побочных реакций. Сообщения мониторятся, рассматриваются, в случае летальных исходов – вплоть до патологоанатомического заключения.

Система реагирования сконцентрирована не только в департаменте ГЭЦ. У нас есть 25 региональных отделений, где происходит первичный анализ сообщений о побочной реакции.

В случае сообщения о непредусмотренной или тяжелой побочной реакции мы реагируем в течение нескольких часов, так как на протяжении одного рабочего дня необходимо принять решение, что делать с препаратом.

Вопрос: Поступают ли сообщения о побочных эффектах после вакцинации?

Ответ: Нужно понимать, что вакцина – лекарственное средство очень специфическое, это вмешательство в организм, которое может ухудшать состояние или вызвать неприятные ощущения. Есть ожидаемые реакции, о которых мы знаем, и которых мы ждем. Мы собираем информацию о поствакцинальных реакциях, систематизируем их. ГЭЦ является участником штаба по сбору и реагированию в рамках иммунизации. Мы обрабатываем такую информацию, получая от коллег из Минздрава данные о количестве провакцинированных, тут важна не абсолютная цифра, а расчет относительного показателя - сколько возникло реакций после введения какого количества вакцин.

Мы анализировали информацию за последние пять лет, и рассчитывали показатель соотношения и количества вакцинаций и количества реакций. В настоящее время, по этому показателю нет роста. Для нас это было в какой-то степени приятно, потому, что настороженность к вакцинации у населения остается. Просто нужно помнить, что введение вакцины это вмешательство в организм, и оно может сопровождаться неприятными ощущениями.

В то же время, хочу отметить относительно вакцин, которые используются для вакцинации от полиомиелита или закупленных международными организациями: сообщений о серьезных случаях у нас не было. Были местные реакции, которые не требовали госпитализации. Характерным было то, что реакции возникали у детей более старшего возраста, у которых был нарушен календарь прививок. Но тут уже специалисты, которые занимаются вакцинацией, должны давать оценку таким сообщениям. К качеству вакцины это не имело никакого отношения.

Замечу, что в отношении корейской вакцины от гриппа, которую некоторые люди побаиваются, сообщений не было. Все вакцины, которые обновили штамм гриппа, прошли послерегистрационный контроль и одинаково безопасны.

Вопрос: Эксперты ГЭЦ занимаются только проверкой документов, т.е. бумажной работой или есть какие-то лаборатории, где можно провести химический анализ препарата?

Ответ: И то, и другое. Общепринятая практика если препараты проходят экспертизу материала и имеют сертификаты, которые подтверждают качество лабораторных исследований, поэтому их результаты перепроверять, чаще всего, нет смысла. Но, например, мы проводим контроль вакцин на этапе обновления штаммового состава и когда завозится конкретная серия вакцин конкретного производителя, каждая серия вакцин проверяется лабораторно.

Относительно лекарственных препаратов нет требования перепроверять каждую серию. Вместе с тем, мы инициируем такую процедуру, если проявляется побочная реакция. Одна из лабораторий ГЭЦ имеет право и сертифицирована экспертами ВОЗ проводить такие исследования. Всего у центра есть три лаборатории.

Вопрос: Производители иногда говорят, что в Украине нет таких лабораторий…

Ответ: Тут бывает по разному. Поскольку сегодня лекарственными средствами называются абсолютно разные препараты по происхождению и составу. Есть препараты, которые лучше изучены, это чаще всего препараты химического происхождения, методы их контроля утверждены, потому меньше проблем с подтверждением качества. Когда же речь идет об инновационном препарате, генно-инженерном, высокотехнологичном, то возможны такие ситуации, что проверить препарат нечем. Впрочем, я боюсь быть очень категоричной, но мне кажется, что в мире мало универсальных лабораторий, которые могут одинаково качественно изучить разные лекарственные препараты.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 5 декабря 2016 > № 1999334 Татьяна Думенко


Россия > Медицина > minpromtorg.gov.ru, 1 декабря 2016 > № 1998485 Денис Мантуров

Денис Мантуров: Идем с опережением графика.

Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров в интервью «Коммерсанту» отметил, что отечественная фарминдустрия показывает один из самых высоких темпов роста среди всех отраслей промышленности.

Стабильно увеличивается и доля отечественных лекарственных препаратов в общем объеме фармрынка. На сегодня она составляет 29% в стоимостном выражении. При этом правительство не ставит и никогда не ставило своей целью вытеснить из страны иностранных фармпроизводителей.

— Одна из масштабнейших программ Минпромторга России последних лет — это, конечно, реализация государственной программы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности на 2013-2020 годы». Какие результаты достигнуты, какие выводы можно сделать за три года до окончания программы?

— Сегодня фарминдустрия показывает один из самых высоких темпов роста среди всех отраслей промышленности.

Объем производства в первом полугодии 2016 года составил 138 м лрд руб.— на 38% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. А весь объем фармрынка России, по данным аналитических агентств, за тот же период оценивается в 573,7 млрд руб. в розничных ценах. Особенно отмечу, что при этом растет доля отечественных лекарственных препаратов в общем объеме рынка: на сегодня она составляет 29% в стоимостном выражении.

В программе «7 высокозатратных нозологий» за первое полугодие 2016 года доля отечественных лекарственных препаратов в денежном выражении составила 46%. Для сравнения: в 2011 году она была не более 5%. Напомню, речь идет о редких и наиболее дорогостоящих в лечении заболеваниях. Закупки лекарств по этой программе требуют серьезного бюджетного финансирования.

Напомню также, что в одном из своих поручений президент России поставил задачу увеличить к 2018 году долю отечественных лекарств из перечня жизненно необходимых и важнейших до 90%. По итогам десяти месяцев 2016 года этот показатель составил уже 76,8%, притом что плановый показатель на конец 2016 года составляет 76%. То есть мы идем с опережением графика.

Помимо финансовой составляющей вопрос об увеличении производства российских препаратов напрямую касается национальной безопасности, обеспечения лекарственной независимости нашей страны в постоянно меняющихся условиях внешнего рынка.

Очевидно, что в России формируется сильная фармацевтическая промышленность, которая способна обеспечить население качественными и доступными лекарственными средствами. Во многом это результат реализации упомянутой вами госпрограммы, сочетания принятых регуляторных решений и финансовых механизмов государственной поддержки.

— Вы привели действительно впечатляющие цифры, однако комитет по охране здоровья Госдумы по итогам анализа достигнутых на сегодня итогов госпрограммы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности на 2013-2020 годы» поставил вопрос о ее эффективности.

— Начну с того, что в качестве одной из основных задач промышленной политики мы определили переход фармацевтической отрасли на инновационную модель развития, формирование технологического, инновационного и производственного потенциалов. И эти задачи успешно, на наш взгляд, решаются.

Минпромторг России в рамках реализации госпрограммы поддержал более 130 проектов по линии импортозамещения и около 400 проектов по разработке инновационных лекарственных средств. В результате на рынок выведено 43 воспроизведенных и 2 оригинальных препарата.

Отмечу, что благодаря политике импортозамещения в фармацевтической и медицинской промышленности активизировался процесс инвестирования в локализацию производства на территории нашей страны. Всего на 35 млрд руб. бюджетных средств, выделенных за пять лет, пришлось около 120 млрд руб. частных инвестиций в фармацевтическую отрасль и около 50 млрд руб.— в производство медицинских изделий. Другими словами, на 1 руб. вложений государства приходится почти 5 руб. частных инвестиций в отрасль. За счет чего строятся новые предприятия, создается комплексная инновационная инфраструктура, открываются новые рабочие места.

О высокой стабильности отечественного рынка лекарственных средств говорит тот факт, что только за последние четыре года на территории России начали действовать 20 новых фармацевтических производственных площадок. Например, в мае во Владимирской области компания «Генериум» запустила завод иммунобиологических препаратов, который будет производить лекарства для терапии онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний. Инвестиции в строительство завода составили более 2 млрд руб. В сентябре в Казани начал действовать лабораторно-промышленный комплекс «Нанофарма девелопмент», специализирующийся на разработке и выпуске препаратов для лечения онкологических заболеваний, инфекционных осложнений ВИЧ/СПИДа, а также лекарственных средств, применяемых в трансплантологии. Совсем недавно, в ноябре, в Кировской области состоялось открытие нового корпуса предприятия «Нанолек», на котором планируется биотехнологическое производство полного цикла различных лекарственных форм, в том числе речь идет о противодиабетическом препарате.

Я уверен, что развитие отрасли будет только набирать обороты при грамотной государственной поддержке, которую мы со своей стороны готовы обеспечить. Напомню, что с конца прошлого года для новых проектов был введен механизм субсидирования на проведение клинических исследований, организацию производства фармацевтических субстанций, а также на разработку «следующих в классе» инновационных лекарственных средств, так называемых next-in-class. Иными словами, на разработку собственных инновационных лекарств с ориентацией на перспективные молекулы, которые сегодня разрабатываются в мире.

Кроме того, в рамках госпрограммы реализуется ряд инвестиционных проектов, предусматривающих создание центров по разработке лекарственных средств и медицинских изделий в семи российских университетах.

— Утверждена Государственная стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции. Это решение повлияет на основные критерии «Фармы-2020»? Каким образом?

— Стратегия утверждена в конце октября текущего года. Как ведомство, ответственное за развитие фармпромышленности, Минпромторг России понимает важность обеспечения системы здравоохранения необходимыми средствами диагностики и терапии ВИЧ-инфекции — работа в этом направлении ведется уже несколько лет.

По итогам первого полугодия текущего года в этом сегменте доля отечественных препаратов достигла почти 24% в денежном выражении. Этот показатель вырос более чем в три раза по сравнению с 2014 годом. А в натуральном выражении цифра составляет 45%. Приведу примеры. На рынок были выведены продукты с международным непатентованным наименованием (МНН): абакавир — препарат ABC, выпускаемый ООО «Технология лекарств»,— и олитид производства ОАО «Фармасинтез». Список обращающихся в России препаратов с МНН эфавиренз пополнился продуктом ОАО «Фармасинтез» регаст. По итогам 2016 года доля российских препаратов может еще вырасти, в том числе по другим МНН, за счет зарегистрированных в нынешнем году отечественных лекарственных средств. Во многом это показывает эффективность реализации госпрограммы.

Российская промышленность уже сегодня может обеспечить здравоохранение лекарственными препаратами первой линии. Кроме того, значительный рост доли отечественных лекарственных препаратов прогнозируется после истечения срока действия патентов на ряд МНН и возможности производства по ним аналогов.

Однако отечественные компании занимаются разработкой не только дженериков, но и инновационных лекарственных препаратов. В рамках госпрограммы отечественными компаниями разрабатываются инновационные лекарственные препараты. В качестве примера таких разработок в рамках госпрограммы можно привести нарлапревир ЗАО «Р-Фарм» — препарат, предназначенный для терапии гепатита С, — и средство для лечения ВИЧ элпида разработки ООО «Вириом».

— Помимо решения вопросов нацбезопасности важнейшая задача программы лекарственного импортозамещения — снижение цены без снижения уровня качества. Однако известно, что во время госзакупок случается, что не допущенный до аукциона по правилу «третий лишний» иностранный производитель предлагает цену ниже, чем участвующие в торгах российские фармкомпании.

— На самом деле при формировании требований аукциона заказчик определяет начальную максимальную цену закупок лекарственных препаратов. Далее в ходе аукциона происходит снижение цены, таким образом, финальная цена аукциона формируется по его завершении. И, естественно, эта цена будет меньше начальной. Если же происходят какие-то нарушения, они должны рассматриваться Федеральной антимонопольной службой.

— Каково идеальное, на ваш взгляд, соотношение на рынке препаратов собственного производства, локализованного и импортного производства?

— В стратегии «Фарма-2020» определена ключевая задача — достижение отечественной промышленностью к 2020 году не менее 50-процентной доли рынка в денежном выражении. По ряду направлений мы превышаем этот показатель. Например, доля отечественных противотуберкулезных препаратов составляет почти 58%.

— Государство заявило о намерении оказывать особые меры поддержки производителям, чья продукция выпускается из отечественной субстанции. Но очевидно, что локализовать некоторые субстанции сложно технологически и часто экономически невыгодно. Есть ли представление, производство каких групп субстанций будет поддерживаться и почему?

— Напомню, что с 2015 года государство предоставляет субсидии предприятиям--производителям лекарственных средств по проектам на организацию производства фармацевтических субстанций. В настоящее время Фонд развития промышленности поддержал четыре таких проекта, в том числе производство фармсубстанций ООО «Герофарм» для выпуска пептидных и белковых препаратов, ОАО «Фармасинтез» для лекарств от туберкулеза и рака, ЗАО «Р-Фарм» для лечения онкологических заболеваний, производство полного цикла инсулина из собственной субстанции на ООО «Завод "Медсинтез"».

Кроме того, проекты по строительству заводов для производства химических фармсубстанций осуществляют компании ЗАО BIOCAD, ООО «Натива», АО «Генериум».

Государство не будет устанавливать границы в развитии производства определенных групп субстанций. Мы в равной степени готовы поддержать всех производителей, принявших экономически обоснованное решение о развитии производства субстанций.

— Есть опасение, что ряд импортных препаратов вынужденно исчезнет с российского рынка, поскольку иностранные производители не успеют пройти соответствующую проверку GMP к 2017 году. Как прокомментируете эти опасения? Какие меры будут применены к тем, кто не пройдет проверку?

— Данные опасения необоснованны. С 2017 года при перерегистрации импортных лекарственных препаратов в Российской Федерации действительно потребуется сертификат GMP. Но мы давно готовимся к этому процессу и принимаем меры, чтобы с нашей стороны не было никаких задержек.

Соответствие стандарту GMP является необходимым требованием любой страны-импортера с развитым фармацевтическим рынком. США, страны Европейского союза, Китай, Индия, Украина и многие другие ввели практику выездных проверок, даже те страны, которые входят в состав международных организаций, способствующих сближению требований по организации производства.

В Российской Федерации правила GMP приближены к европейским как наиболее универсальным. Поэтому европейским производителям лекарственных средств будет несложно пройти проверку, доказать соответствие этим требованиям. Если же компания не может доказать соответствие своих производственных площадок российским требованиям GMP, выпущенная на них продукция не должна попасть на наш рынок.

Наличие сертификата GMP в России не просто формальность, это гарантия безопасности граждан. О необходимости проведения проверки компании знают с конца 2015 года и соответственно планируют свою деятельность.

Нормативная правовая база в данной области постоянно совершенствуется. Минпромторг всегда идет навстречу производителям и сейчас готовит изменения, касающиеся более комфортных условий прохождения проверок при первичной регистрации лекарственных препаратов, подтверждения регистрации и процедур, связанных с внесением изменений в регистрационные досье.

— Какая доля производителей подтвердила соответствие GMP? Справляется ли созданный c целью проверки и контроля инспекторат?

— По состоянию на 1 ноября 2016 года в Минпромторг поступило 500 заявлений о выдаче заключений о соответствии иностранного производителя правилам GMP. Сегодня фактическое время проверки от момента подачи заявления до проведения инспекции составляет 80 рабочих дней при предусмотренном законодательством сроке 160 рабочих дней.

В институте ГИЛС и НП Минпромторга России целое подразделение занимается инспектированием иностранных производителей на соответствие требованиям правил надлежащей производственной практики. В его штате 30 инспекторов. Все они прошли обучение по программе переподготовки специалистов, в которой были задействованы международные инспекторы с серьезным опытом проверок фармацевтических предприятий. Инспекторы прослушали теоретический курс, а также получили практические навыки проведения инспектирования, что подтверждается удостоверением государственного образца о повышении квалификации. Дополнительно часть из них обучались в датском фармацевтическом колледже «Фармакон» по программе подготовки инспекторов, утвержденной Всемирной организацией здравоохранения.

Хочу отметить, что мы наращиваем темп проверок иностранных производителей и если в мае–июне инспекторы проводили 20 инспекций в месяц, то начиная с сентября этот показатель достиг 33 инспекций в месяц.

По итогам экспертизы представленной в Минпромторг России документации на выдачу заключения о соответствии производства правилам GMP в ГИЛС и НП на сегодняшний день передано 395 заявлений производителей. Институт проверил 121 производственную площадку, выдал 40 заключений о соответствии GMP. 22 производителям лекарственных средств отказано в выдаче документа.

— Сейчас рассматривается инициатива, согласно которой Росздравнадзор будет в особом режиме проверять качество лекарственных препаратов, производителям которых было отказано в выдаче сертификата GMP. Или лучше просто отказать производителям такой продукции в работе на рынке РФ?

— Подчеркну, что проверка качества лекарственных препаратов, обращающихся на российском рынке,— это гарантия безопасности населения. Граждане нашей страны должны быть уверены, что получают лекарственные препараты, которым можно доверять. Сейчас Минпромторг проводит консультации с Росздравнадзором об установлении особого режима контроля качества лекарственных препаратов, производители которых не подтвердили соответствие GMP. В то же время при фиксировании критических замечаний к производству, которые могут повлечь причинение вреда жизни и здоровью граждан, должен работать механизм, позволяющий принять решение об изъятии продукции с рынка вплоть до приостановления действия государственной регистрации.

— Минздрав определил, какие новые вакцины жизненно необходимы для российского Национального календаря профилактических прививок — это вакцины для профилактики 34 заболеваний, а также иммуноглобулины и сыворотки (еще против 21 заболевания). Это предложение Минздрав отправил на согласование в федеральные ведомства. В Минпромторге получили письмо? Какова реакция?

— В России продаются 72 МНН иммунобиологических препаратов. В этом списке по 60 МНН производятся российские продукты, которые выпускают 43 производителя.

Общая сумма продаж иммунобиологических препаратов в России по итогам 2015 года составила почти 18 млрд руб. в денежном выражении и 42 млн упаковок — в натуральном. По сравнению с 2014 годом она выросла почти на 12% в рублях и более чем в два раза в упаковках.

Проект списка иммунобиологических лекарственных препаратов, в том числе для обеспечения национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемиологическим показаниям, уже внесен в правительство. Он станет ориентиром для ведомств и компаний, чья деятельность связана с организацией производства на всех стадиях технологического процесса, проведения клинических исследований, осуществления разработок.

Кроме того, Минпромторгом совместно с другими ведомствами реализуется план мероприятий «Развитие разработки и производства современных иммунобиологических лекарственных препаратов для медицинского применения», в рамках которого мы прорабатываем вопросы обеспечения достаточных производственных мощностей, разработки инвестиционных проектов по техническому перевооружению и модернизации, вопросы экспорта и подготовки кадров.

— Означает ли это, что Минпромторг стимулирует создание экспортно ориентированных препаратов?

— Да. В частности, в настоящее время Фонд развития промышленности готов поддерживать разработку нового продукта или технологии, включая сертификацию, клинические испытания и другие обязательные для вывода продукта на рынок контрольно-сертификационные процедуры. Таким образом, в рамках действующего механизма могут быть поддержаны и зарубежные клинические исследования, и испытания экспортно ориентированной продукции фармацевтической и медицинской промышленности.

По программе «Проекты развития» Фондом развития промышленности могут быть предоставлены займы от 50 млн до 300 млн руб. на срок до пяти лет со ставкой 5% процентов годовых при условии софинасирования не менее 50% от стоимости проекта.

Одна из последних инициатив Минпромторга России — субсидирование патентования российских разработок за рубежом. Таким образом, речь идет уже не просто об импортозамещении, но и о продвижении российской, в первую очередь высокотехнологичной, продукции на международные рынки.

Россия > Медицина > minpromtorg.gov.ru, 1 декабря 2016 > № 1998485 Денис Мантуров


Россия. ДФО > Медицина > amurmedia.ru, 1 декабря 2016 > № 1995432 Александр Витько, Анна Кузнецова

Хабаровский Центр "АнтиСПИД" планируется усилить дневным стационаром. Об этом и о других решениях, направленных на повышение эффективности борьбы с ВИЧ/СПИД в регионе, в ходе интервью главному редактору ИА AmurMedia Андрею Швецову рассказали министр здравоохранения Хабаровского края Александр Витько и главный врач Центра "АнтиСПИД" Анна Кузнецова.

— В ноябре в СМИ появилась информация, что Россия попала в список тех регионов, где темпы прироста заболеваемости ВИЧ одни из самых высоких в мире. Структура ООН ЮНЭЙДС, занимающаяся вопросами распространения ВИЧ/СПИД, отметила, что темпы прироста заболеваемости в России порядка 11%. Можете прокомментировать эти цифры?

Александр Витько: В России сегодня более 1 млн людей с положительным ВИЧ-статусом и имеется тенденция к тому, что их станет только больше. Почему? Потому что открыты все границы, люди сегодня свободно передвигаются по всему миру, в том числе это касается и населения нашего региона. Данное заболевание тоже носит не локальный характер, не укрепилось в какой-то конкретной стране. Кроме того, синдром приобретенного иммунодефицита — это та вещь, которая, к сожалению, имеет тенденцию к распространению и сегодня число заболевших, из года в год увеличивается. Поэтому проблеме уделяется очень большое внимание. Сегодня на уровне правительства РФ существует даже специальный фонд, который возглавляет жена председателя правительства РФ Дмитрия Медведева, Светлана Медведева. А это говорит о том, что не только медицинские круги, но и общественность страны очень заинтересованы в том, чтобы в конечном итоге поражение людей этой инфекцией остановилось, чтобы все люди знали про ВИЧ, понимали, больны ли они. Это особенно важно, учитывая, что сегодня все эти вещи можно лечить и профилактировать.

— Анна Валерьевна, какова ситуация в регионе?

Анна Кузнецова: Если говорить в масштабах ДФО, то Хабаровский край занимает второе место в регионе по абсолютному числу пациентов с ВИЧ инфекцией. Если рассчитывать на 100 тысяч населения, то мы уже на 4-м месте. По России Хабаровский край не относится к лидерам по количеству инфицированных. Вообще мы входим в 20-ку регионов со средней пораженностью, но как раз ввиду открытости границы мы очень подвержены различным миграционным процессам, 2015-2016 годы дали нам достаточно существенные темпы прироста. В 2015 году число заболевших по отношению к 2014 году увеличилось практически на 50% — это для нас очень существенно, учитывая, что в 2014 по отношению к 2013 темпы прироста были отрицательными. Сейчас этот процесс несколько тормозится — в 2016 мы будем иметь порядка 25-30% прироста.

— Снижение заболеваемости и повышение выявляемости в регионе — наверняка во многом заслуга хабаровского Центра "АнтиСПИД"?

Анна Кузнецова: Безусловно, у нас достаточно высокий охват тестированием населения. Если по России тестами было охвачено примерно 14-15% от всего населения, то мы уже в 2015 обследовали почти 20%, а в этом году хотим выйти на цифру 25% населения края. Естественно, чем больше населения мы обследуем, тем раньше и полнее мы выявляем наших пациентов. Темпы прироста, естественно, сразу растут, а в последствии снижаются, так как мы не только выявляем, но и лечим. На сегодняшний день лечение – это лучшая профилактика, это доказано той же ВОЗ. Так по планам, мы, специалисты данной отрасли, должны обеспечить к 2020 году практически 100% охват лечения и это позволит остановить распространение ВИЧ по всей стране.

— Александр Валентинович, как вы оцениваете результаты работы Центра "АнтиСПИД"?

Александр Витько: Сегодня каждый пациент, которому поставлен диагноз ВИЧ/СПИД, стоит в регистре, более того, с ними ведется постоянная работа в режиме онлайн, они всегда могут прийти в Центр "АнтиСПИД", получить необходимые консультации. Анна Валерьевна только вернулась из Москвы, где защищала заявку по препаратам, которые необходимы для данной категории пациентов. Мы защитились с первого раза. Все цифры, которые мы подсчитали и представили в федеральном центре, Москва их подтвердила, согласовала, и теперь Центр "АнтиСПИД" получит средства на приобретение нужных препаратов для данной категории пациентов, и больные, соответственно, будут лечиться по самым современным канонам. Предоставляться лекарства будут порядка 1200 пациентам, а на это нужны достаточно большие деньги, несколько десятков миллионов рублей. Как видите, сумма немалая, поэтому мы совместно с Центром "АнтиСПИД" проводим большую работу по профилактике. Без профилактики нельзя! Сегодня мы с вами встречаемся еще и потому, что население должно понимать, что каждому просто необходимо осознавать свой ВИЧ-статус. ВИЧ – это болезнь, которая лечится. На это мы получаем средства, закупаем дорогостоящие лекарственные препараты, и нужно знать о своем ВИЧ-статусе хотя бы для того, чтобы вовремя обратиться к врачу и получить лечение. Более того, отмечу, что в результате проведенного опроса в рамках Дальневосточного образовательного форума "Амур", было выявлено, что 80,7 % респондентов осведомлены об основных путях передачи ВИЧ-инфекции и способах профилактики. Вместе с тем, опасаются общаться с ВИЧ-инфицированными людьми 40% опрошенных. А это ведь люди, которые живут в обществе, и они не должны быть изгоями. Именно поэтому в этом направлении тоже необходимо проведение определенной работы, чтобы никто не был дискриминирован или ущемлен.

— Анна Валерьевна, что еще можно было бы сделать для того, чтобы остановить эпидемию, кроме тех мер, что уже предпринимаются?

Анна Кузнецова: Я хочу сказать, что один Минздрав в поле не воин. Необходимо объединение общих усилий всего общества и огромная роль в этом принадлежит СМИ. ВИЧ – это болезнь вакцино неуправляемая, связанная с личным поведением каждого. Поэтому главный путь профилактики – это осознанное изменение личного поведения. В настоящее время болеют взрослые социально адаптированные люди в возрасте старше 30 лет, со сложившимися взглядами и жизненным укладом. Как при этом изменить их поведение? Ведь сейчас доминирует гетросексуальная половая передача вируса, групп риска как таковых нет, болезнь вышла за пределы каких-то маргинальных кругов и т.п. Вообще, существуют три способа передачи – кровь, секс и вертикальный путь от матери ребенку, при этом управлять мы можем только последним. Поэтому без усилий со стороны самих людей, без осознания проблемы говорить о ее решении на самом деле очень сложно.

— Александр Валентинович, много ли внимания уделяется борьбе со СПИДом со стороны краевого Минздрава?

Александр Витько: Очень много внимания, только деятельность учреждения в год обходится более чем в 200 млн рублей. Они в полном объеме выделяются из краевого бюджета. Проводится огромная работа. Конечно, при этом она идет под контролем правительства РФ, ведь все осознают, что угроза есть и с ней необходимо бороться.

— Может быть, имеет смысл создать на территории края специальный фонд борьбы с ВИЧ/СПИД?

Александр Витько: В крае нет фонда, но есть плотная работа с общественными организациями, которые имеют свои счета, состоят из людей, которые прошли определенный путь в плане болезни и лечения и понимают, что ВИЧ очень опасен для населения. Они работают для того, чтобы население знало о проблеме, а заболевшие люди понимали, что они не изгои общества и социум их принимает. Отмечу, кстати, что 1 декабря – это день борьбы со СПИДом, вся страна проводит акции, и мы тоже присоединимся к этому движению. Акции будут проходить, например, в "Магазине Радости", человек бесплатно сможет узнать свой ВИЧ-статус и дальше спать спокойно, или напротив, обратится к врачу, чтобы получать необходимое лечение. Акция пройдет 1 декабря с 12.00 до 18.00).

— Много ли хабаровчан принимают участие в подобных акциях? Каков отклик?

Анна Кузнецова: Акции очень массовые, людям это всегда интересно. Кроме того, мы второй год работаем не с кровью, а со слюной, поэтому человеку даже не больно. Это связано с тем, что мы стараемся отойти от формата лечебных учреждений, чтобы у людей не было ассоциации, что ВИЧ – это больница, это плохо, это страшно. В прошлом году мы проводили акцию в галерее им. Федотова, в этом – в ТЦ "Магазины Радости". Работаем тестами, которые определяют ВИЧ-статус по околодесневой жидкости – просто маленькой палочкой обводим вокруг десны и уже через 10 минут экспресс-тест выдает результат. Все очень точно. В случае положительного результата, мы всегда предлагаем подтвердить его, но сразу отмечу, что не было еще ни единого случая, чтобы выявились какие-то расхождения. Более того, акции проводятся не только в Хабаровске, мы с сентября по октябрь проехали по районам Хабаровского края: Хабаровский район, Бикинский район, район им. Лазо, Комсомольск-на-Амуре, Нанайский район, где мы тоже в различных общественных центрах предлагали такое же тестирование. Всего за выезды мы охватили порядка 500 человек и среди них были случаи выявления.

— Правильно ли я понимаю, что хабаровский Центр "АнтиСПИД" находится на ведущих позициях в области своей деятельности. Приезжают ли на лечение или обследование пациенты из других субъектов ДФО?

Александр Витько: Наш Центр действительно один из лучших в Российской Федерации и это не мои слова, а Минздрава РФ. Главный врач Центра "АнтиСПИД" Анна Кузнецова является еще и главным специалистом по ВИЧ/СПИД в ДФО. Как эксперт, она привлекается Минздравом РФ для различных вопросов, защиты заявок на препараты по территориям, а это тоже очень важно, потому что сегодня многие просто не могут посчитать, какие лекарства и в каких количествах им нужны. Статус нашего центра достаточно высок и более того, в прошлом году на Госсовете, который был посвящен проблеме ВИЧ/СПИД, Хабаровский край был отмечен как одна из лучших территорий, где действительно ведется работа по борьбе с данным заболеванием, и Вячеславу Ивановичу Шпорту даже было предложено выступить с докладом по вопросу борьбы с ВИЧ/СПИД в регионе. К сожалению, губернатору не удалось принять участие в заседании. Хочу сказать, что мы развиваем эту тему, стараемся привести материально-техническую базу нашего Центра в соответствие с самыми современными требованиями. В перспективе мы видим медицинское задание, прописали идеологию, знаем что мы хотим получить в конечном итоге от этого Центра. Мы понимаем, что должен быть стационар, в котором мы должны данную категорию пациентов обследовать и лечить. Как вопрос будет реализовываться, покажет самое ближайшее будущее.

— Вы говорите, что наш Центр один из лучших, но при этом он теснится в достаточно небольшом здании. Есть ли какие-то планы по расширению?

Александр Витько: Мы работаем в данном направлении. Если чего-то не хватает, мы стараемся наверстывать это на базах других учреждений, при этом Анна Валерьевна в любом случае является координатором по всем вопросам ВИЧ/СПИД в регионе. Вообще, если говорить о планах, то мы хотели, чтобы при Центре "АнтиСПИД" был еще и стационар, где мы могли бы и госпитализировать пациентов и лечить здесь же, в данном лечебном учреждении. Что касается лабораторной базы, то она хорошая. Мы поддерживаем на должном уровне то оборудование, которое есть, в этом году закупаем автоматический ИФА анализатор. Многое было сделано за последние годы, осуществлены большие финансовые вливания в данную службу, благодаря чему сегодня существует база для диагностики и лечения ВИЧ.

— Выходит, что появление стационара станет новым шагом в развитии хабаровского Центра "АнтиСПИД" и борьбой с заболеванием в регионе в целом?

Анна Кузнецова: Если говорить конкретнее, то речь идет скорее о дневном стационаре с пансионатом, потому что если мы будем работать в направлении максимального охвата антиэретровирусной терапией, то мы должны уходить от госпитализации – это одна из целей. В развитие темы нового оборудования, я хочу сказать, что уже на 2017 год проговаривалась идея включения тестирования на ВИЧ в список диспансеризации работающего населения, но пока далеко не во всех регионах данная инициатива была принята. Однако, я думаю, что уже в 2018 году удастся реализовать инициативу повсеместно, мы в свою очередь, уже будем готовы к этому. Как всегда, мы смотрим немного вперед, видим стратегию развития и службы, и ситуации, поэтому будет у нас готовность и лабораторной базы, и кадрового потенциала. Как раз сейчас у меня учатся два специалиста по лабораторной диагностике и мы подготовимся к тому, что у нас существенно увеличится объем исследований и нагрузка на медучреждение в целом. По большому счету, проблемы с кадрами нет уже сейчас — в этом году к нам пришли три молодых специалиста. Два совсем молодых – после ординатуры, а один доктор демобилизовалась из войск, мы ее переучили на инфекциониста через первичную специализацию. И еще два человека сейчас учатся в ординатуре по лабораторной диагностике и один инфекционист. Считаем, что нет проблем, есть нежелание их решать. У нас желание есть. С учетом совместителей мы укомплектованы сегодня на 100%

Александр Витько: Подводя итог, обращаемся еще раз к населению, просим, чтобы люди внимательнее к себе относились, потому что жизнь каждого человека бесценна, это национальное достояние страны. Люди должны знать все о себе и своих партнерах. Тем, кто вступает в семейную жизнь и готовится к появлению ребенка, тоже важно знать свой ВИЧ-статус. Причем положительный статус не значит, что рожать не нужно, просто при этом необходимо будет точно выполнять все рекомендации профильного специалиста. Каждый здоровый гражданин — это будущее страны.

Россия. ДФО > Медицина > amurmedia.ru, 1 декабря 2016 > № 1995432 Александр Витько, Анна Кузнецова


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 23 ноября 2016 > № 1982250 Ольга Ткачёва

Ольга Ткачёва: Научим медиков и родственников помогать пожилым людям

Главный гериатр города Москвы — о том, зачем пожилым людям специальный врач и как планируется обучать медиков работе с пациентами в почтенном возрасте.

В 2016 году средняя продолжительность жизни в Москве достигла 77 лет. Это на шесть лет больше, чем в среднем по России. Этот показатель стал максимальным за всю историю, а сама столица — одним из самых «долгоживущих» городов страны.

Главный гериатр Ольга Ткачёва, занимающаяся проблемами старения, в интервью mos.ru рассказала о том, сколько людей почтенного возраста живёт в Москве, а также о том, как отсрочить старение, сделать свою старость активной и помочь пожилым родственникам вести более комфортную жизнь.

— Ольга Николаевна, расскажите, что такое гериатрия и кто пациент врача-гериатра?

— Гериатрия — это область медицины, которая находится на стыке медицинских и социальных проблем. Она изучает проблемы старения и помогает решить вопросы, связанные с тем, как сделать этот непростой период жизни человека более здоровым и активным. Мы должны помочь пациенту дольше сохранять социальные навыки и не лишаться возможности жить полной жизнью.

Сейчас проблема лечения, социализации и поддержки пожилых людей актуальна для всего мира. Вы удивитесь, узнав, что самая быстрорастущая популяция на планете — это люди в возрасте 80 лет. При этом есть возраст-ассоциированные заболевания, распространённость которых в геометрической прогрессии растёт с увеличением продолжительности жизни человека. Это сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, сахарный диабет, деменция, заболевания костно-мышечной системы.

Гериатр занимается профилактикой этих болезней, а также их лечением. Наши пациенты — это пожилые люди, люди старческого возраста, долгожители.

— А сколько в Москве таких людей, в каких районах города больше всего пожилых?

— Средняя продолжительность жизни в городе в этом году достигла 77 лет. Хотела бы отметить, что женщины живут дольше, чем мужчины. Средняя продолжительность жизни женщин приближается к 80 годам. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), молодость человека длится до 45 лет, затем наступает зрелость, а в пожилой возраст человек входит после 60 лет. После 75 лет можно говорить о старческом возрасте.

Москва, как один из самых благополучных городов в плане качества жизни, уровня медицинской помощи и социального обслуживания, занимает лидирующие позиции и по продолжительности жизни, и по глубине старения, по сравнению с другими городами страны.

В Москве более четырёх тысяч столетних жителей

В столице 27 процентов населения — люди старше трудоспособного возраста. При этом в нашем городе достаточно высока глубина старения. Например, у нас более четырёх тысяч столетних жителей. И хотя столица — город с динамичной жизнью, город больших скоростей, о ней нельзя сказать: «Старикам здесь не место!»

— Сколько врачей-гериатров ведёт приём в столичных поликлиниках, их достаточно?

— В Москве врачи-гериатры принимают в крупных городских поликлиниках. Чтобы записаться к ним, нужно обратиться к участковому терапевту.

У нас также есть три госпиталя ветеранов и инвалидов войн. Они специализируются на оказании медицинской помощи пожилым людям. Там работают врачи, которые прошли специализацию по профилю «гериатрия». Их цель — продлить период независимого существования пациента, его функционирование, уменьшить риски возникновения инвалидизации и институализации в пожилом возрасте. Что такое институализация? Это помещение в дом престарелых, когда человек не может жить один, не может сам себе помочь, сам себя обслуживать.

Врач анализирует весь комплекс проблем пожилого человека, выделяет те сегменты, на которые можно влиять, и составляет план лечения. Это индивидуальная работа. Гериатр выступает и как медик, и как психолог, и как социальный работник. Осмотр гериатра занимает почти час. И это вполне объяснимо — у пожилых пациентов часто несколько заболеваний, которые текут атипично, а перечень лекарств, которые принимает пациент, довольно велик. К тому же врачу нужно понять, в каких условиях живёт человек, поддерживают ли его родственники, кто может помогать ему в быту.

Пожилому человеку недостаточно, например, просто назначить лекарства или диету. Надо ещё выяснить, кто принесёт ему эти лекарства и проконтролирует регулярность их приёма, кто ему приготовит пищу, сможет ли он сам это сделать. На это обращает внимание гериатр. И в конце концов он определяет маршрутизацию пациента и решает вопросы о том, надо ли его помещать в дом престарелых, нужен ли ему патронаж на дому, помощь по уходу.

— Все ли пенсионеры, которые получают патронажную помощь или попадают в дома престарелых, проходят освидетельствование у гериатра?

— Нет, конечно. И сейчас стоит задача не просто увеличить количество гериатров. Нужно, чтобы врачи первичного звена, то есть участковые терапевты, могли определять показания для консультации гериатра и направлять к ним пациентов.

Для этого необходимо, чтобы все участковые терапевты получили дополнительное образование. Сейчас в Геронтологическом научно-клиническом центре РНИМУ имени Н.И. Пирогова для врачей Москвы на регулярной основе проходят лекции, семинары, занятия, которые проводят ведущие российские и международные специалисты в области гериатрии.

В 2017 году в геронтологическом центре начнётся большой образовательный проект, который называется «Гериатрия — инвестиция в будущее». Это обучение врачей первичного звена, узких специалистов основам гериатрии. Мы будем учить не только врачей, но и средний медперсонал, специалистов по уходу, социальных работников. То есть всех, кто принимает участие в оказании помощи пожилым.

— А будут ли учить родственников пожилых людей правильному уходу за ними?

— Это очень важная для нас тема. И курсы для родственников тоже войдут в проект. Мы готовы учить семьи ухаживать за «хрупкими» пожилыми людьми. Ведь многие не подозревают, что для сохранения комфортной жизни и здоровья стариков нужно знать очень многое.

От семьи требуются внимание, уход, терпение, обеспечение медицинской помощью. Если есть шанс, что пожилой родственник может продлить свою активность и сам обслуживать себя, то надо объяснить, как эту возможность использовать и реализовать в простых бытовых вещах. Многих стариков спасли бы, например, от падений специальное обустройство квартиры и различные приспособления. Это мягкое покрытие на полу, отсутствие скользких поверхностей, хорошее освещение, правильная обувь, трость или ходунки, правильно подобранные очки и другое.

Только пять процентов людей, которые нуждаются в посторонней помощи, находятся в домах престарелых. Остальные 95 процентов живут дома по разным причинам: потому что они сами не хотят, потому что семья не хочет. И это справедливо. Человек должен сам решить, где ему жить. Мы же должны научить медсестер, сиделок, соцработников и членов семьи правильно помогать пожилому человеку.

— Вы можете назвать тех пациентов, которым обязательно нужен гериатр?

— Есть проблемы, которые мы называем «синдром хрупкости». По сути, это и есть старость. У человека снижаются вес, тонус мышц, походка становится медленной, к появившейся немотивированной слабости добавляются недержание мочи, когнитивные нарушения.

Хрупкими в прямом смысле этого слова становятся кости. Повышается риск падений и травм. Следить за своим здоровьем нужно независимо от возраста. Но людям старше 60 лет, помимо регулярной диспансеризации, диспансерного наблюдения, я бы советовала консультироваться и с гериатром.

— Может ли старение быть преждевременным и может ли оно быть здоровым?

— Есть варианты развития преждевременного старения, которые связаны с наследственностью и мутацией генов. Это так называемая прогерия. Таких больных на планете мало, счёт идёт на десятки. Но те механизмы, которые изучены у этих пациентов, могут рассматриваться как универсальные. Сегодня таких людей очень активно обследуют, идут поиски лекарств, которые помогут замедлить процессы старения. Здоровое старение тоже возможно. Здоровьем при этом можно считать длительное сохранение физической и умственной активности и социальных навыков. Могу сказать, что в рамках проекта «100-летний гражданин Москвы» врачи-гериатры посетили столичных долгожителей и пообщались с ними. У 30 процентов наших бабушек и дедушек в столь почтенном возрасте именно та старость, которую можно назвать здоровой: они сохраняют физическую активность, у них есть увлечения, они продолжают принимать участие в жизни своей семьи и в жизни общества.

Переедание — это прямой путь к старению

— А есть ли какие-то универсальные советы, как отсрочить старость?

— Как я уже говорила, на скорость старения влияют генетика и образ жизни. И если первый фактор человек изменить не в силах, то второй фактор — его прямая ответственность.

Образ жизни, который поможет отсрочить старость, основан на физической активности, рациональном питании, социальной активности человека и тренировке памяти. Телу и мозгу не нужно давать расслабляться. Мышцам помогут спорт и зарядка, а мозгу и сохранению умственной активности — постоянное изучение чего-то нового, чтение.

Что касается рационального питания, я подразумеваю под этим сбалансированное питание без переедания. Нужно ограничить употребление соли, сахара, животных жиров. Переедание — это прямой путь к старению. Рекомендую всем есть больше овощей и фруктов. И самое важное для людей, вступающих в солидный возраст, — не терять социальных связей, контактов с семьёй, друзьями, коллегами, сохранять как можно дольше приверженность делу, которое приносит пользу.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 23 ноября 2016 > № 1982250 Ольга Ткачёва


Германия. Россия > Медицина > gazeta.ru, 22 ноября 2016 > № 1977127 Нильс Хессманн

Это станет концом инвестиций в Россию

Как скажется на фармрынке снятие патентной защиты

Елена Малышева

В 2016 году рост фармацевтического рынка в России замедлится до 5% со стабильных в прошлые годы 10%. Снятие патентной защиты, а также введение параллельного импорта приведут к тому, что международные компании и вовсе потеряют стимул инвестировать в Россию, рассказал в интервью «Газете.Ru» гендиректор российского подразделения концерна Bayer Нильс Хессманн.

Россия все еще проходит через кризис

— У компании Bayer сейчас несколько проектов по локализации лекарств в России. Вы запустили линию контрастов для диагностики, анонсировали производство антикоагулянта с 2019 года и уже заявили о планах производить в нашей стране еще один препарат, в сфере онкологии. Насколько все эти усилия связаны с политической составляющей, ужесточением правил в рамках политики по импортозамещению российского правительства?

— Я бы хотел сначала уточнить насчет онкологии: мы еще не нашли партнера для производства этого препарата, пока мы только подбираем партнера, который удовлетворил бы все условия выпуска нашего продукта, и надеемся, что в течение года его найдем.

Что касается вашего вопроса, то наша политика по локализации продиктована рядом соображений. Конечно, это способствует импортозамещению, но также очевидно, что, локализуясь, мы даем доступ большему количеству пациентов к нашим новым продуктам, получаем лучший доступ к госпиталям, где лечится большое количество пациентов с серьезными формами заболеваний.

— Эти препараты, которые вы планируете локализовать, сейчас доступны на российском рынке?

— Да, уже несколько лет, но пока они не производятся в России.

— Это ваш первый опыт по локализации лекарств в нашей стране?

— У нас есть стратегическое партнерство с компанией «Медсинтез» в Новоуральске, недалеко от Екатеринбурга, где уже открыто коммерческое производство антибиотика полного цикла. И вот сейчас у нас второй опыт с «Полисаном», по производству рентгеноконтрастных веществ.

— Нильс, вы уже больше года занимаете пост гендиректора Bayer в России и СНГ. Как, по вашим ощущениям, за это время изменилась экономическая ситуация? Многие эксперты отмечали, что фармацевтический рынок заметно просел во время этого кризиса, но сейчас уже восстанавливается. Вы тоже видите восстановление спроса?

— Я думаю, что Россия все еще проходит через кризис: 2015 год был тяжелым, и 2016-й непрост, но мы видим, что сейчас экономическая ситуация в целом начала улучшаться, и ожидаем, что в 2017 году экономика перейдет к небольшому росту.

Если говорить о фармацевтическом рынке, то в прошлые годы мы наблюдали стабильный и быстрый рост, темпами — выше 10%. В этом году, впервые за долгое время, темп роста замедлился, и ожидается, что он составит приблизительно 5%. Что важно для нас как для компании, это то, что мы сейчас способны расти быстрее рынка и наращивать нашу долю, и самое главное, за счет чего мы этого достигаем, — это инновации. Мы постоянно выводим на рынок новые препараты. В этом году мы получили регистрацию и вывели на рынок инновационный продукт в области офтальмологии.

Параллельный импорт убьет инвестиции

— Значит, в этом году вы ожидаете роста рынка около 5%? А насколько ваша собственная динамика за последний год-два в России оказалась под влиянием кризиса?

— Да, согласно прогнозам аналитиков, рост фармрынка в этом году составит порядка 5%. В целом мы видим, что фармацевтический рынок в 2015–2016 годах был менее подвержен воздействию кризиса, чем другие секторы экономики: показатели остаются положительными. Bayer, как я уже сказал, растет быстрее рынка, в 2015 году наша выручка составила €694 млн, увеличившись примерно на 20%, с учетом колебаний курсов валют. В этом году мы рассчитываем на то, что как минимум сохраним темпы роста.

— Вы можете назвать прогноз по своим продажам на этот год? В прошлом году вы прогнозировали €1,3 млрд выручки в 2017 году, эти ожидания сохраняются?

— Пока еще рано говорить, даже о результатах 2016 года, который еще не закончился. Что мы можем сказать сейчас, так это то, что мы поддерживаем прошлогодние темпы роста и даже можем слегка нарастить их.

— И в евро, и в рублях?

— Да, в обеих валютах, правда, в евро мы ощущаем воздействие девальвации, как и все компании. Хорошо, что рубль сейчас стабилизировался, особенно во второй половине этого года, и мы уже не страдаем от такого сильного негативного эффекта падения курса.

— Сейчас в правительстве опять возникла дискуссия о регулировании фармацевтического рынка, и в том числе обсуждаются идеи снятия патентной защиты, снятия запрета на использование производителями дженериков доклинических и клинических исследований оригинального лекарства. Насколько вас это беспокоит, насколько реальной вы считаете эту угрозу?

— Эта дискуссия возникает время от времени, затем стихает, сейчас — опять эта тема вернулась. Я хотел бы отметить в связи с этим две вещи. Во-первых, фармацевтическая индустрия основана на инновациях, которые стоят очень дорого. На создание лекарств требуются огромные инвестиции, в зависимости от продукта они могут составлять €1–2 млрд. Эти деньги нужно вкладывать на долгий период, порядка 10–13 лет, и только потом в течение 7–8 лет вы можете вернуть и окупить эти вложения.

На этом основана любая инновационная индустрия, не только фармацевтическая. Самое важное в таких условиях — уважение к патентной защите. Если правительство перестанет его поддерживать, то инноваций больше не будет. Зачем компаниям тогда в них вкладывать?

Кроме того, нельзя забывать, что Россия — член ВТО и одно из условий членства в этой организации — соблюдение международного патентного регулирования.

Поэтому мы считаем, что дискуссии на тему снятия патентной защиты, а также дискуссия о параллельном импорте лекарств, которую мы сейчас также наблюдаем, — контрпродуктивны для России, особенно сейчас, когда идет процесс локализации многих производств.

Если представить, что такое решение будет принято, и патенты останутся без защиты, если будет введен параллельный импорт, международные компании потеряют всякие стимулы инвестировать в Россию.

И кто в конце концов от этого пострадает? В основном — российские пациенты и российская экономика. Нам нужна основа для доверия, стабильная и предсказуемая законодательная система.

— Вы надеетесь, что эти обсуждения не увенчаются принятием решений?

— Конечно, мы на это надеемся. Но мы также последовательно доносим нашу позицию до органов власти. Bayer делает это самостоятельно и совместно с Ассоциацией международных фармпроизводителей. Мы считаем, что все, кто работает в области инноваций, должны открыто говорить об этом с властью.

Перспективы локализации

— На президентских выборах в США одержал победу Дональд Трамп, для многих неожиданную, и некоторые политики и политологи уже строят в связи с этим оптимистические прогнозы об отношениях России и США, возможном ослаблении санкционного режима. Насколько это сильно может изменить ситуацию на рынке и для вашей компании, и для фармацевтического сектора, как повлияет на ваши планы?

— Прежде всего мы работаем вне политики, какой бы она ни была. Мы просто адаптируемся и делаем свое дело. Что касается санкций, надо подождать и посмотреть, как будет развиваться ситуация. Bayer напрямую не находится под воздействием санкций. Для нас более важно, что мы можем продолжать нашу стратегию, в основе которой лежат приоритеты госпрограммы «Фарма-2020». Мы сосредоточены на том, чтобы локализовать наши инновационные продукты в России.

— В ваши планы на более длительную перспективу, после 2020 года, входит дальнейшая поступательная локализация ключевых продуктов? И от чего зависит ваше решение углублять присутствие в России?

— Производство активной субстанции, возможно в очень-очень редких случаях, и мы гордимся, что сейчас на «Полисане» у нас уже есть один продукт — контрастное вещество, локализованное с производством активной субстанции. Но это действительно скорее исключение из правил.

В остальном в ближайшие годы мы намерены поддерживать усилия российского правительства по развитию локальной индустрии в рамках повестки-2020 через трансфер технологий и надеемся, что все больше российских пациентов будут получать доступ к нашим продуктам.

Трудно предсказать, как будет развиваться ситуация в ближайшие три-четыре года. Если посмотреть на историю нашей локализации в России, которая началась в 1994 году с партнерского соглашения по производству лекарств для животных, то с тех пор мы последовательно наращивали локализацию наших продуктов по разным направлениям: новым витком стала локализация продуктов для сельского хозяйства, и теперь мы занимаемся развитием и расширением этого направления в области фармацевтических продуктов.

Через какое-то время, мне кажется, мы можем задуматься и о создании собственного производства, наравне с производствами в рамках стратегического партнерства, которые мы открываем сейчас. Но в настоящее время об этом немного рано говорить, потому что это будет зависеть от развития нашего бизнеса в России.

Германия. Россия > Медицина > gazeta.ru, 22 ноября 2016 > № 1977127 Нильс Хессманн


Казахстан > Медицина > camonitor.com, 18 ноября 2016 > № 1975225 Адольф Арцишевский

Болат Садыков. Новь здравоохранения

Автор: Адольф Арцишевский

Он родился и вырос близ Алматы, в Талгаре, в этом светлом, солнечном городе в предгорьях Заилийского Алатау. Искони здесь мирно уживался многоликий люд и наряду с казахским языком звучали десятки наречий. Русские, уйгуры, турки, поляки, немцы, чеченцы… И эта полифония жизни, нравов, языков и этносов с детства казалась Болату естественной, как полноводье реки Талгарки по весне и в пору таяния ледников среди лета.

Семья Садыковых и клятва Гиппократа

Папа работал директором швейной фабрики. Он окончил Московский финансовый институт, а в то время для казаха из глубинки это было большое достижение. Мама с головою была погружена в домашние дела: как-никак в семье произрастали восемь детей – четыре сына и четыре дочки.

– Но, к сожалению, младший братишка наш погиб в автоаварии. Невосполнимая утрата для семьи, – Болат Нурмурзаевич делает невольную паузу, как бы собирая в горсти боль утраты. – Почему-то Аллах первым забрал к себе младшего. Он был самым светлым, самым теплым и желанным из всех нас. Он работал детским врачом-реаниматологом в Талгарской больнице, он стольких спас, а вот себя не уберег…

В их семье пятеро врачей. Быть может, потому что мама всегда говорила: надо людям делать добро. А избавить человека от боли и недуга – что может быть милосерднее и важнее? У мамы было особое отношение к медикам. У них в семье есть стоматолог, терапевт, реаниматолог, гинеколог, хирург.

Болат со школьной скамьи тянулся к точным наукам, окончил математическую школу. Он поступал в Московский мединститут на факультет биофизики. Но волею судьбы пришлось вернуться в Алматы и на лечебном факультете нашего мединститута осваивать профессию врача. Получив диплом, он семь лет был практикующим хирургом в центральной районной больнице родного Талгара. А в райбольнице хирург должен уметь делать все. К тому же он год отдал ординатуре в Ленинграде, научился оперировать легкие и сосуды.

А потом проявилась его та самая аналитическая жилка, его склонность к математике, его пристрастие к расчетам, к поискам оптимального решения задач. И он стал заниматься, скажем так, новыми хозяйственными механизмами в здравоохранении. В течение пяти лет был заместителем, а затем и главврачом райбольницы. Рынок диктовал свои условия. Как раз появилась хозрасчетная линия, появились платные отделения. Нужны были прагматики, люди с деловой хваткой. Не случайно их больница стала именоваться государственным казенным предприятием.

Талгар как предтеча Сингапура

Талгар – город солнца и света, доверчиво приникший с юга к тверди гор, а с севера как бы распахнутый в огромный мир. Говорят, в Талгаре нет реки. Неправда это! Есть, есть Талгарка – норовистая горная речка. И даже есть долинка реки, почти каньон. Ну не Чарын, конечно, но все же. Тот, кто родился здесь и вырос, куда бы ни забросила его судьба, всей дрожью жилок будет помнить эти мирные, тихие улочки, утопающие в зелени, дарующие сердцу покой и как бы дарящие себя всему белому свету.

Однажды он попал в Сингапур, государство-остров, государство-город, государство-мегаполис. Здесь отчего-то возникает поразительное чувство свободы, чувство простора, чувство принадлежности океану и миру. И небоскребы не пригибают тебя к земле, а напротив – ты шире расправляешь плечи. И дышится привольно и легко. Он где-то уже испытывал это чувство предполетности. Где? А все оно лежало на поверхности: родной Талгар мог подарить и дарил это чувство безмерности.

Здесь, в Талгаре, шло становление Болата Садыкова как хирурга. Здесь шло его становление как организатора медицины. Оно проходило уже в новейшие времена. Его анкета бесстрастно фиксирует не только рост по линии занимаемых им должностей, но и укрупнение масштаба видения тех подвижек, которые происходят в здравоохранении страны.

1999-2000 гг. – директор ГКБ «Здравоохранение Талгарского района».

2000-2004 гг. – директор государственного казенного предприятия «Центральная районная больница Талгарского района».

2004-2008 гг. – начальник управления здравоохранения Алматинской области.

2008-2011 гг. – ответственный секретарь Министерства здравоохранения РК.

С 2011-го – консультант ВОЗ.

С 2013-го – главный врач городской клинической больницы №5 Алматы.

При этом надо сказать, что он был одним из разработчиков закона о медицинском страховании, несколько статей которого были написано лично им, Болатом Садыковым, особенно в той части, которая касается сельского здравоохранения. Причем все это не с потолка, не по наитию. Он побывал во многих странах ближнего и дальнего зарубежья, вникая в практику медицины, соотнося ее с нашими реалиями. Москва, Питер, Калининград. Юго-Восточная Азия: Индонезия, Сингапур… Ему довелось посмотреть, что и как там делается. Коллеги спрашивали его, насколько наша медицина отстает от увиденного им в зарубежье.

– Мы не отстаем, – убежден он. – То, что Казахстан сделал за 25 лет независимости, это фантастика и сказка. Такое ни одна страна в мире повторить не сможет, другим для этого понадобится не одно столетие. За четверть века у нас произведена 21 пересадка сердца. В Астане построен лучший в СНГ кардиоцентр, там работает один из лучших кардиологов нашего времени Юрий Владимирович Пя. Любая операция сердечнососудистой системы нам доступна. Нейрохирургия, операции на спинном мозге – это наш Национальный центр нейрохирургии, это наш Серик Куандыкович Акшулаков. Лучшее в мире оборудование, самые современные хирургические разработки. Японцы приезжают – не могут скрыть своего восхищения. Реестр наших достижений в медицине для Болата Нурмурзаевича как заветная сура Корана. И в этот реестр органично входит характеристика городской клинической челюстно-лицевой больницы № 5 Алматы, которую Садыков возглавляет сегодня.

Бывших врачей не бывает

– Как давно вы возглавляете эту больницу и в каком состоянии она вам досталась?

Вторая часть вопроса была нами сформулирована не совсем корректно, в чем мы убедились тотчас же.

– Больницу эту я возглавляю без малого четыре года. И надо сказать, что до меня больницей руководили на редкость хорошие люди.

Он перечисляет своих предшественников, для которых больница № 5 была альфой и омегой их усилий. А это воистину светила медицины. Бекмахан Сыбанбаевич Куралбаев, который впоследствии был начальником Алматинского областного управления здравоохранения, а затем руководил «совминовской больницей», сейчас он один из лидеров казахстанского здравоохранения. Это и Кадыр Токтамысович Омаров, который позже работал первым заместителем министра, а сейчас возглавляет Национальную палату предпринимателей медиков. Возглавляла 5-ю больницу Жанат Какимсеитовна Касымжанова, потом она руководила горздравом Алматы. Каждый из его предшественников внес свою весомую лепту.

– Я сейчас стараюсь работать больше в плане этики и деонтологии, в плане создания хорошего коллектива единомышленников, – говорит Болат Нурмурзаевич. – Хорошие профессионалы есть везде. Надо создать климат, который помог бы людям раскрыть свои возможности.

А клиника очень серьезная. Ежедневно работают шесть операционных, в день делается до тридцати плановых операций. В приемный покой ежедневно приезжают 200-250 пациентов, нуждающихся в медицинской помощи, из них 30 процентов госпитализируется. В год через эту клинику проходят 12 тысяч больных, то есть в среднем одна тысяча в месяц.

– Кто оказал наибольшее влияние на вас, как на врача-профессионала?

– Наверное, мне повезло: я всегда учился у больших специалистов. Это, например, Бекмахан Сыбанбаевич Курабаев. Академик, блистательный организатор здравоохранения, сейчас он работает в совете директоров Глазного института и занимается наукой. Это он в бытность свою руководителем областного здравоохранения рассмотрел во мне зачатки хорошего доктора, когда я еще был врачом Талгарской районной больницы, многому научил. Я сам присматривался к стилю его работы, для меня был бесценен его организаторский опыт. Аман Дуйсекеевич Дуйсекеев, ныне, к сожалению, покойный, тоже один из моих учителей, мы с ним вместе работали. Василий Николаевич Девятко, бывший министр здравоохранения – и с ним мы работали вместе, у него я многое почерпнул. Вот сейчас нами руководит Валихан Исаевич Ахметов, начальник управления здравоохранения города Алматы, доктор медицинских наук, профессор – мы у него тоже учимся. Очень грамотный, креативный руководитель, держит руку на пульсе времени. Под его началом улучшились показатели здравоохранения. Человек выдержанный, интеллигентный. Руководить медициной мегаполиса – дело сложное, нужны крепкие нервы и бойцовские качества. Он никогда не повысит голоса, но настоять на своем сумеет. Слова «сделайте, пожалуйста» для нормального человека много действеннее грозного окрика.

И депутатская стезя возникла в жизни Болата Садыкова не случайно.

– Структура маслихата подразумевает решение многих вопросов. Еще работая в Талгаре, я был депутатом областного маслихата двух созывов. Нас, депутатов, было 42, и я уже видел, что знание законов и депутатская деятельность помогают решать многие неотложные проблемы – и для системы здравоохранения, и для избирателей целого населенного пункта. И, уже зная все это, я принял решение баллотироваться в депутаты маслихата Алматы.

– Вы говорите, как само собою разумеющееся, «знание законов». Но вы же не юрист…

– Когда работаешь первым руководителем, возглавляешь клинику, надо быть и лечебником, и организатором, и финансистом, и юристом. Ну как главврач будет подписывать финансовые документы, не зная финансовой дисциплины? А прием на работу и увольнение с работы? А система поощрений и наказаний? Все это надо знать, все это надо учить.

Семья Садыковых и трудовой десант

– Вы из большой семьи. Что значил в вашей жизни отец?

– Папа ушел из жизни в 2009 году. Он был по преимуществу добытчиком в семье. Утром чуть свет уходил на работу, поздно вечером возвращался. Но его стиль поведения в семейных отношениях, особенно с детьми, я считаю, был очень правильным. Когда мы подросли, отец бросил курить, чтобы сыновья не курили. Когда мы стали взрослее, отец изъял из дома всё спиртное. Он нас научил, в прямом смысле этих слов, трудом и потом добывать пропитание. Он научил нас весной картошку сажать в горах, он научил нас осенью ее выкапывать. Семья большая, мы выезжали всей семьей на посадку картофеля, а это 25-30 соток. Осенью собирали 30-40 мешков. Проветривали, подсушивали, перебирали. То, что лопатой задели при копке, шло на еду в первую очередь. Хорошую картошку – подальше, на хранение. Семенная картошка – отдельно, неприкосновенный запас. Это даже не рачительность, это аккуратность. Она с детства воспитана в нас, она превратилась в стиль жизни, в стиль работы.

Их было четверо братьев, а пацаны – это спорт. Талгар всегда был большим спортивным городом. У всех на памяти знаменитый футболист Александр Хапсалис. Он из Талгара, играл за сборную Казахстана. Также город дал нескольких известных велогонщиков. И все они были кумирами талгарских пацанов.

– Талгар был очень знаменит своими спортивными достижениями. И мы, мальчишки и девчонки, не могли быть в стороне от всего этого. Футбол, волейбол, легкая атлетика, уличные виды спорта. И я всю жизнь старался заниматься спортом, хотя хирургия отнимала много сил. Ночные дежурства, а потом остаешься на день, стоишь как бы вторую вахту. Тут уже не до спорта.

Вопрос не спортивный, на засыпку:

– Когда последний раз стояли за операционным столом?

Ответ как в блиц-турнире:

– Вчера.

И краткий комментарий:

– Стараюсь не забывать свое основное дело.

У него две дочери. Обе в совершенстве знают английский. Старшая окончила КИМЭП, работает финансистом. Младшая пошла по стопам отца, поступила в мединститут. Говорит: хочу стать кардиохирургом. Но это же тяжело, пытался предостеречь ее отец. На что она ответила с несвойственной восемнадцатилетним мудростью:

– Легкой жизни, папа, не бывает.

Вот ему задали как-то вопрос: испытывал ли он в жизни страх перед чем бы то ни было? У меня такое мироустройство, ответил он, что я профилактики ради стараюсь предвидеть, что будет через день, через два, через три. Страх испытываешь перед неожиданностью, а неожиданность в его жизни как бы исключена. Сегодня такое время, что аналитикой надо заниматься, считает он. Знать, что тебя ждет, какие могут быть риски, минусы и плюсы.

– Помню, в детстве мама всегда говорила: кроме Болата, никто не знает, где есть свежий хлеб. Вокруг дома пять-шесть магазинов, и я знал, в какой из магазинов именно сейчас завезли горячий хлеб. Это не просто интуиция, это аналитика, точный расчет. А если на горбушку горячего свежего хлеба намазать сливочное масло – представляете, какая это вкуснятина!

И еще: иногда молчание дает очень многое. Надо уметь слушать людей, тогда не будешь попадать впросак и риски будут сведены к минимуму.

– А маме сейчас 92 года. Живет в Талгаре вместе с нашей младшей сестренкой. Хотя бы раз в неделю я приезжаю в Талгар. Как бы ни было трудно, как бы ни уставал от жизненных передряг, а прикоснусь к маминому плечу – и можно жить дальше, и уже не страшны никакие проблемы.

Ода апендэктомии

Первая операция для будущего хирурга - это как выход в открытый космос. Как любовь на заре туманной юности. Как первая строка в прологе поэмы, которую напишет жизнь.

В тот день студент-четверокурсник Болат Садыков встал к операционному столу не как ассистент, а впервые как хирург. Оперируемый – молодой крепкий мужчина. Его скрутил приступ аппендицита, он в смятении смотрел на приготовления медиков. И самый юный из них воркующим басом пытался его успокоить:

– Все будет хорошо, вы только не волнуйтесь.

Пациенту сделали инъекцию в предплечье. Потом – местный наркоз.

– Сейчас вам станет легче, вы даже не почувствуете боли…

«Ты сам не волнуйся, – сказал Болат самому себе. И самому себе ответил: – А я и не волнуюсь». Он действовал почти на автопилоте, как бы машинально повторяя то, что видел не раз, ассистируя хирургу. Да, да, стоустая молва твердит: банальный аппендицит. Но ведь это, в сущности, сложнейшее заболевание. Вообще-то все хирурги начинают с этой операции. А ощущение и вправду неописуемое, на грани возвышенного чувства, как будто ты соприкоснулся с величайшим из земных искусств. И здесь приходит понимание, что настоящий хирург – явление штучное…

Ну вот, швы наложены. Сейчас больного увезут в палату, он забудется на какое-то время, обессиленный от пережитых треволнений. Потом наркоз начнет отходить, вернутся боли, но это не смертельно, это признак того, что все идет как положено.

К вечеру Болат заглянул в палату. Больной спал. Это был сон здорового человека. Пройдет какое-то время, и он, наверное, наглухо забудет студента-четверокурсника, который спас его от беды. А вот студент-четверокурсник запомнит этого парня навсегда.

– И все же: отчего, почему вы стали врачом? Что подтолкнуло вас к этому?

– Недавно мне попала в руки моя школьная фотография, где я первоклассник. Что любопытно: у меня через плечо полотняная сумка санитара. Уже тогда произошло все это. Наверное, выбор был сделан на подсознательном уровне.

Казахстан > Медицина > camonitor.com, 18 ноября 2016 > № 1975225 Адольф Арцишевский


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 17 ноября 2016 > № 1982670 Андрей Белевский

Андрей Белевский: Курение нарушает иммунитет бронхов

Главный пульмонолог Москвы — о том, что кашель курильщика — это повод обратиться к врачу, и о необходимости пневмококковых прививок, защищающих от воспаления легких.

17 ноября отмечается Международный день отказа от курения, а 16-го прошёл Всемирный день борьбы против хронической обструктивной болезни лёгких (ХОБЛ). Это так называемая болезнь курильщиков. В Москве зарегистрировано около 200 тысяч больных ХОБЛ. Кроме того, в столице около 170 тысяч астматиков, а пневмонией болеют примерно 13,5 тысячи человек в год.

Главный пульмонолог Департамента здравоохранения Москвы Андрей Белевский рассказал в интервью mos.ru о том, как в столице лечат лёгочные заболевания, чем помогут курильщикам городские центры здоровья и можно ли защититься от пневмонии с помощью прививки.

— Андрей Станиславович, 16 ноября — Всемирный день борьбы против хронической обструктивной болезни лёгких. Какие мероприятия запланированы в Москве?

— В городских медицинских организациях с 17 по 19 ноября будут проходить дни здоровья. В поликлиниках состоятся встречи с пульмонологами, будут работать школы здоровья для больных ХОБЛ и бронхиальной астмой.

Кстати, в этом году Всемирный день борьбы с ХОБЛ совпадает с Международным днём отказа от курения. Поэтому все желающие смогут также пройти тестирование на степень никотиновой зависимости и проконсультироваться у специалистов кабинетов отказа от курения.

Также в центрах здоровья при поликлиниках можно будет пройти спирометрию — измерение функции лёгких. Большая общегородская конференция «ХОБЛ — сегодня и завтра» начнёт работу 21 ноября в здании Правительства Москвы на Новом Арбате. Для медицинского сообщества в округах состоятся конференции с участием врачей-пульмонологов.

— То есть из бесплатной диагностики будет доступна только спирометрия?

— А большего для выявления ХОБЛ не нужно. Функция лёгких — это то, что страдает при всех подобных заболеваниях. Самым первым признаком проблемы становится затруднённое дыхание.

— А как лечат ХОБЛ?

— ХОБЛ — это, как правило, болезнь курильщиков. Лечить её трудно, так как многие пациенты обращаются к врачу очень поздно. ХОБЛ по сути своей является сочетанием хронического бронхита и эмфиземы лёгких. Хронический бронхит приводит к сужению просвета дыхательных путей, лёгкие получают меньше воздуха. А эмфизема приводит к уменьшению полезной площади лёгких, которая участвует в газообмене.

Проще говоря, как реакция на курение у человека развивается воспаление, которое разрушает лёгкие и бронхи. Но разрушение это происходит очень медленно, болезнь может развиваться годами, оставаясь так и не замеченной человеком. Пациента мучает одышка при небольших физических нагрузках, может появляться кашель в ночные и утренние часы.

— То есть ярко выраженных симптомов нет?

— Да, это так. Можно курить десятилетиями, кашлять по утрам, но списывать это на кашель курильщика. И пациент обращается к врачу только тогда, когда у него начинается тяжёлая одышка. А на этой стадии, к сожалению, лекарственное лечение уже не даёт полного эффекта. Основное лечение ХОБЛ — это приём бронхорасширяющих средств.

— Какие лёгочные заболевания наиболее распространены в Москве?

— Это и хроническая обструктивная болезнь лёгких, и бронхиальная астма. А из острых болезней наиболее распространена пневмония. Список справедлив не только для Москвы — это самые распространённые заболевания дыхательных путей во всём мире. Если обобщить, то вся пульмонология в основном направлена на лечение трёх болезней — астмы, бронхита и пневмонии.

— Сколько человек болеет у нас в городе?

— Зарегистрированных больных ХОБЛ около 200 тысяч, астматиков около 170 тысяч. Каждый год заболеваемость ХОБЛ и астмой растёт на один-два процента. А что касается пневмонии, ею ежегодно болеют примерно 13,5 тысячи человек.

— В прошлом году были распространены формы гриппа, которые достаточно быстро приводили к осложнениям в виде пневмонии. В этом сезоне ожидать того же самого?

— Этот вопрос, скорее, к инфекционисту или к эпидемиологу, чем к пульмонологу. Но, на мой взгляд, сильной вспышки вирусных инфекций в этом сезоне быть не должно.

— Как не получить осложнения тем, кто всё-таки заболел гриппом?

— Рекомендация только одна — необходимо вовремя начать лечение, обратиться к врачу при первых же симптомах болезни. И кстати, не стоит забывать о вакцинации, она продолжается в городских поликлиниках до конца ноября.

— Пики вирусных и лёгочных заболеваний совпадают? Это осенне-зимний период?

— Да, совпадают, но это, скорее, зимне-весенний период. Эти заболевания часто взаимосвязаны: вирусная инфекция буквально тащит за собой пневмонию.

— Расскажите про группы риска. Кто обычно болеет тяжёлой формой воспаления лёгких?

— Тяжелее всего пневмония протекает у пожилых людей, у пациентов с хроническими заболеваниями, с сахарным диабетом, с ВИЧ-инфекцией и онкологическими заболеваниями. То есть это те люди, у которых защита организма по разным причинам нарушена и микроб не встречает должного сопротивления.

— Большой город можно отнести к факторам риска для возникновения заболеваний лёгких?

— Многолюдная городская среда не влияет прямо на возникновение воспаления лёгких или появление хронических заболеваний лёгких. Но среда мегаполиса может стать источником инфекции, которая может привести к этим осложнениям. Конечно, во время вспышек респираторных заболеваний и гриппа желательно избегать массового скопления людей и ограничить пребывание в общественных местах.

— А какую профилактику стоит провести перед зимним сезоном, чтобы уберечь бронхи и лёгкие?

— Нужно вести здоровый образ жизни, как бы банально ни звучал этот совет. Необходимо заниматься физическими упражнениями и закаливанием, не стоит курить и злоупотреблять алкоголем. Дело в том, что курение нарушает иммунитет бронхов, а алкоголь — иммунитет всего организма и вызывает микроаспирацию (засасывание желудочного содержимого в дыхательные пути. — Прим. mos.ru) в ночное время. И конечно, стоит сделать противопневмококковую вакцинацию. Эта прививка не столь востребована, как прививка от гриппа. Сейчас во врачебном сообществе идёт серьёзное обсуждение такого вида вакцинации и вырабатывается стратегия по более широкому её распространению.

— Это платная прививка?

— Нет, она бесплатна, и её можно сделать в поликлиниках города. Пока в Москве от пневмококковой инфекции ежегодно прививаются лишь несколько тысяч человек.

— Расскажите, а каковы последние достижения в области лечения лёгочных болезней?

— Появился препарат, который помогает лечить тяжёлые формы астмы. Это моноклональные антитела против иммуноглобулина Е. Белок иммуноглобулин Е имеет решающее значение при тяжёлом течении болезни. Когда пациентам обычные лекарства почти не помогают, им вводят моноклональные антитела, которые связывают иммуноглобулин Е и выводят его из организма. Это позволяет изменить течение заболевания. Но такое лечение очень дорогое.

— Кто-то получает его бесплатно?

— Департамент здравоохранения при поддержке Правительства Москвы запустил специальную программу для пациентов с тяжёлыми формами астмы. Ежегодно из бюджета города на неё выделяются средства. Специалисты-пульмонологи выбирают участников программы согласно медицинским показаниям пациентов.

— Расскажите про достижения в области трансплантации лёгких.

— Сама по себе трансплантация лёгких — это уже прорыв и большое достижение для нашей медицины. Всего четыре года назад такие операции в Москве не проводили. Пересаживали почки, печень, сердце, но не лёгкие. Инициаторами проведения трансплантаций лёгких стали глава НИИ пульмонологии Федерального медико-биологического агентства Александр Чучалин и директор института Склифосовского Могели Хубутия. Пока институт Склифосовского чуть ли не единственное место в России, где пересаживают лёгкие. На сегодняшний день там проведено 45 уникальных операций.

— А как проходит реабилитация пациентов, перенёсших заболевание лёгких, или тех, кто прошёл через операцию?

— Больше всего реабилитация нужна пациентам с ХОБЛ. Им требуется физическая нагрузка. Несмотря на одышку и протесты пациентов, врачи ставят их на беговую дорожку, дают гантели в руки — тренируют мускулатуру. Это, кстати, универсальное противовоспалительное средство и помощь в восстановлении при любых болезнях лёгких. Лёгкие тоже тренируются во время физических упражнений — поступает большое количество воздуха, наступает гипервентиляция, альвеолы раскрываются.

Для многих, кто перенёс заболевание лёгких, хорошей реабилитацией и тренировкой становится ходьба на свежем воздухе, только проходить в день нужно не менее четырёх километров.

Если говорить об универсальных реабилитационных программах, то их нет. Это большая проблема во всём мире. Лучшей реабилитацией и профилактикой становится здоровый образ жизни, придерживаться которого должен каждый. Тем более что в последние годы в Москве развиваются парковые зоны, появляются площадки для занятий спортом на свежем воздухе, велосипедные дорожки летом, катки и лыжные трассы — зимой. Я бы советовал именно такое — активное и спортивное восстановление здоровья лёгких и всего организма.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 17 ноября 2016 > № 1982670 Андрей Белевский


Россия > Медицина > mvd.ru, 7 ноября 2016 > № 1976736 Виталий Сидоренко

«Дорожная карта» медицинской службы.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает заместитель начальника Департамента по материально-техническому и медицинскому обеспечению МВД России – начальник Управления медицинского обеспечения генерал-майор внутренней службы Виталий СИДОРЕНКО.

– Виталий Алексеевич, в этом году медицинская служба в системе МВД России отмечает 95 лет со дня образования. Почему именно 12 октября считается днём её рождения?

– Формально история медицинской службы МВД России началась с сентября 1802 года, когда с образованием Министерства внутренних дел в его составе была организована Экспедиция государственной медицинской управы (позднее – Медицинский департамент). Причём большое внимание созданию и развитию больниц уделялось лично Министром внутренних дел графом Виктором Павловичем Кочубеем. В это время ещё не существовало, как таковой, общегосударственной системы здравоохранения. В связи с этим медицинскую службу МВД России, как и медицинскую службу Вооружённых сил, полноправно можно считать старейшими государственными медицинскими системами нашей страны.

Спустя два столетия, 12 октября 1921 года, Приказом начальника Главного управления милиции НКВД РСФСР № 314/с в составе управлений милиции были организованы «приёмные покои» для оказания медицинской помощи личному составу, проведения санитарно-гигиенических и профилактических мероприятий.

В приказе № 316, изданном в тот же день, говорилось, что следует «хорошо поставленное дело здравоохранения милиционеров полагать необходимым условием правильной организации Милиции и её успешного дальнейшего развития». И далее: «…относиться к медработникам милиции, как к ближайшим своим сотрудникам, ограждая их интересы и работу, всемерно идя навстречу всем их начинаниям на пользу санитарного благосостояния милиции».

В связи с этим через многие десятилетия, в сентябре 2007 года, Приказом Министра внутренних дел Российской Федерации именно день 12 октября был объявлен Днём медицинской службы системы МВД России.

– Какова её структура сегодня?

– С гордостью могу сказать, что к своему 95-летию наша ведомственная медицина подошла, являясь высокоорганизованной, всесторонне развитой и устойчивой отраслью государственного здравоохранения.

В настоящее время работа медицинских организаций МВД России ориентирована на решение задач по повышению социальной защищённости сотрудников органов внутренних дел и Росгвардии, направленных на сохранение здоровья, поддержание трудоспособности и боеготовности личного состава. Важно, чтобы медицинская помощь была доступна каждому сотруднику, пенсионеру МВД России и членам их семей.

В систему медицинской службы МВД России входят Управление медицинского обеспечения Департамента по материально-техническому и медицинскому обеспечению МВД России, Центральная медико-санитарная часть МВД России, 84 медико-санитарные части МВД России по субъектам Российской Федерации (далее – МСЧ), 30 учреждений здравоохранения, оценку деятельности которых осуществляет наш Департамент.

Для медицинского обеспечения прикреплённого контингента имеется сеть организаций и подразделений ведомственного здравоохранения: Главный клинический госпиталь и Центральная клиническая больница МВД России; 79 стационаров в составе МСЧ; пять центральных поликлиник МВД России; 268 амбулаторно-поликлинических подразделений в составе МСЧ; 83 центра госсанэпиднадзора; 85 военно-врачебных комиссий; 83 центра психофизиологической диагностики. Согласитесь, база солидная.

Несмотря на создание Федеральной службы войск национальной гвардии, медицинское обеспечение военнослужащих и членов их семей сохраняется в медицинских организациях системы МВД России, одновременно десятки тысяч сотрудников упраздняемой ФСКН России и граждан, уволенных из органов наркоконтроля с правом на пенсию, а также членов их семей будут прикреплены на медобслуживание к учреждениям ведомственного здравоохранения.

В результате проводимого реформирования в ведение УМО ДТ МВД России переданы шесть здравниц упразднённых федеральных служб и центральная поликлиника ФСКН, переименованная в Центральную поликлинику № 3 МВД России.

В медицинских учреждениях системы МВД России обслуживается около 3,5 миллионов человек. Из них 34 процента составляют сотрудники органов внутренних дел и Росгвардии. В том числе медицинская помощь оказывается 420 тысячам сотрудников других правоохранительных органов – это Федеральная служба исполнения наказаний России, Государственная противопожарная служба МЧС России, лица начальствующего состава федеральной фельдъегерской связи, лица, уволенные с Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, федеральных органов налоговой полиции. Несмотря на этот объём работы, охват сотрудников профилактическими осмотрами ежегодно в среднем по МВД России составляет около 92 процентов.

Кроме того, ежегодно в ведомственных стационарах получают медицинскую помощь более 186 тысяч пациентов, в амбулаторно-поликлинических подразделениях выполняется более 13 миллионов врачебных посещений.

Необходимо упомянуть и о санаторно-курортном лечении. Ежегодно теперь уже в 28 здравницах системы МВД России, расположенных в различных климатических зонах и функционирующих круглый год, с общей коечной мощностью 8135 мест получают полноценное лечение и оздоровление около 100 тысяч человек, из которых свыше 12 процентов – пенсионеры МВД России.

– Хороший уровень современной медицины подразумевает достаточное материально-техническое оснащение…

– Проводимая в настоящее время государственная политика стандартизации оказания услуг в сфере здравоохранения обязывает уделять больше внимания развитию материально-технической базы медико-санитарных и санаторно-курортных организаций МВД России. Важной частью нашей работы, в первую очередь, является обновление парка медицинского оборудования, используемого учреждениями ведомственного здравоохранения.

Внедрение современных технологий в медицинскую практику невозможно без обеспечения медицинских организаций современным диагностическим оборудованием. В рамках централизованных закупок в период 2013–2015 годов удалось значительно повысить уровень оснащённости учреждений ведомственного здравоохранения рентгеновским и УЗИ-диагностическим оборудованием и практически ликвидировать дефицит по данным типам оборудования, существовавший ещё лет 6–8 назад. Кроме того, наши учреждения получили возможность оснащаться современным сложным диагностическим оборудованием, таким как магнитно-резонансные и компьютерные томографы.

Если в 2013 году для медицинских учреждений системы МВД России централизованно приобретена 71 единица медицинского оборудования для 53 ФКУЗ МВД России, то в 2015 году для оснащения медицинских организаций МВД России современным медицинским оборудованием закуплено уже 203 единицы.

Особое внимание уделяется оснащению медико-санитарных частей, дислоцированных в регионах со сложной оперативной обстановкой, в первую очередь в Северо-Кавказском регионе. Для оказания срочной медицинской помощи сотрудникам органов внутренних дел, получившим травмы и ранения в ходе проведения контртеррористических и специальных операций, медико-санитарные части Чеченской Республики и Республики Дагестан были оснащены автоперевязочными и средствами обеспечения экстренной эвакуации (медицинским вертолётным модулем, мобильным медицинским комплексом-автоперевязочной АП-2 на базе автомобиля повышенной проходимости и другой техникой).

Идёт планомерное обновление парка санитарного автотранспорта. Только за последние два года централизованно закуплено 112 специализированных автомобилей медицинского назначения.

Важным вопросом является строительство и реконструкция медицинских объектов. Так, в 2013–2015 годах были введены в эксплуатацию 11 объектов.

Таким образом, в 2015 году новым медицинским оборудованием и новой автомобильной техникой оснащены 84 медико-санитарные части МВД России по субъектам Российской Федерации и несколько центральных учреждений в Московском регионе. В 2016 году централизованно будет приобретено и поставлено 105 единиц медицинского оборудования и автомобильной техники.

– Расскажите о специалистах медицинской службы.

– Ведомственная медицина по праву может гордиться своими кадрами. У нас множество замечательных врачей, талантливых организаторов и известных учёных, благодаря энтузиазму и настойчивости которых в нынешних экономических условиях удалось не только сохранить, но и значительно развить систему медицинской службы органов внутренних дел, освоить самые передовые методы профилактики и лечения заболеваний, расширить спектр оказываемых медицинских услуг, сделать большой шаг вперёд в научных исследованиях.

В учреждениях здравоохранения системы МВД России работают около 34 тысяч медицинских работников. Каждый четвёртый врач имеет высшую квалификационную категорию. Более 180 медицинских работников в рядах медицины МВД являются заслуженными врачами Российской Федерации. Учёную степень доктора медицинских наук имеют 25 врачей, и более 250 врачей – кандидаты медицинских наук.

– Каковы достижения последних лет?

– Основными элементами медицинского обеспечения системы МВД России являются федеральные казённые учреждения здравоохранения – медико-санитарные части МВД России по субъектам Российской Федерации, и именно на них прежде всего сосредоточены усилия по преобразованию здравоохранения системы МВД России.

Основой формирования концепции развития медицинского обеспечения МВД России стали Концепция развития системы здравоохранения в Российской Федерации до 2020 года и План мероприятий, направленных на повышение эффективности здравоохранения, утверждённый Правительством Российской Федерации в октябре 2013 года. На его основе в МВД России появилась так называемая «дорожная карта» развития медицинской службы системы МВД России на 2014–2016 годы и на период до 2018 года.

Одно из основных направлений развития ведомственного здравоохранения – увеличение ресурсного обеспечения стационарной медицинской помощи в крупных МСЧ. За счёт перераспределения коечного фонда «средних» и «малых» МСЧ планируется создать в них специализированные госпитали с элементами оказания высокотехнологичной медицинской помощи и оказывать в них стационарную медицинскую помощь в интересах всех территориальных органов МВД России данного федерального округа.

В начале 2015 года была поставлена внеочередная задача – возрождение зубопротезирования сотрудников ОВД, лиц, приравненных к ним, и пенсионеров МВД России. Естественно, что её решение возможно в пределах относительно устойчивого финансирования за 5–6 лет. Первоначально была поставлена задача создания зубопротезных кабинетов и в дальнейшем по необходимости их расширение до отделений. К концу 2014 года было 5 таких подразделений, к окончанию 2015 года – 29. Это успешно выполненный первый этап.

Ещё с 2012 года начата работа по внедрению стационар-замещающих технологий. За это время развернуто 655 коек дневного стационара, на которых проведено свыше 191 тысячи дней лечения. Средняя стоимость лечения на такой койке в 3 раза меньше, чем на стационарной. Результат – почти 230 миллионов рублей экономии только в 2015 году.

За 2015 год количество сотрудников ОВД, прикреплённых на постоянное медицинское обеспечение, увеличилось с 77 до 83 процентов. Это результат активизации прежде всего диспансерной работы. Более чем на 1300 посещений в смену увеличилась мощность амбулаторных подразделений.

Реализован комплекс дополнительных мероприятий по повышению качества и доступности медицинского обеспечения, оказанию высокотехнологичной медицинской помощи в медицинских организациях системы МВД России. В 2015 году во ФКУЗ «Главный клинический госпиталь МВД России» и ФКУЗ «Главный военный клинический госпиталь внутренних войск МВД России» выполнено 1826 высокотехнологичных операций. В Главном клиническом госпитале МВД России оказывается высокотехнологичная медицинская помощь по 13 специальностям, включающим 154 заболевания.

– Виталий Алексеевич, каковы планы на ближайшее будущее?

– Задачи 2016 года не менее масштабны и являются логическим развитием начатых преобразований. Это прежде всего реализация полученных разработок по стандартизации деятельности МСЧ. Они должны стать нормой в том числе для строительства и переоборудования наших объектов, закупок оборудования, штатной работы на период ближайших 10–15 лет, а также создания единой территориальной системы медицинского обеспечения МВД России.

Устойчивые положительные тенденции в развитии ведомственного здравоохранения последних лет, в том числе укрепление материально-технической базы, позволяют прогнозировать стабильные показатели здоровья сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск на ближайшую перспективу.

Беседу вела Ирина ПУЧКОВА

Россия > Медицина > mvd.ru, 7 ноября 2016 > № 1976736 Виталий Сидоренко


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 4 ноября 2016 > № 1958916 Павел Ковтонюк

Замминистра здравоохранения: Платный прием специалистов в госклиниках - очень распространенное заблуждение о реформе

Эксклюзивное интервью заместителя министра здравоохранения Павла Ковтонюка агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Много дискуссий относительно бесплатного гарантированного пакета медпомощи на первичном уровне. Кто определяет, что туда должно входить? На что должно хватить задекларированных 210 грн?

Ответ: Мы должны это все рассчитать и определить - сейчас это в процессе. Пока еще у нас нет ответа на многие вопросы. Мы получили тот бюджет, который есть, и пытаемся выстроить систему из того что есть - 210 грн. Может так получиться, что там просто не хватит места для многих вещей, в частности, для лабораторных анализов. Думаю, еще неделя-две - и мы точно будем знать, что помещается в гарантированный пакет, а что нет.

Например, много вопросов относительно лабораторных исследований. Министерство очень хочет, чтобы лабораторные исследования вошли в гарантированный пакет. Сегодня, к сожалению, "бесплатные" лабораторные исследования, так же, как и вся медицинская помощь, бесплатные в кавычках. Мы бы хотели добиться, что бы был определен гарантированный объем лабораторных исследований, которые при любых обстоятельствах по направлению семейного врача будут бесплатными. Мы будем просить для этого дополнительные средства. Если в текущем году это не получится, то будет через год.

Вопрос: Договора с врачами первичного звена должны быть подписаны до 1 июля?

Ответ: Нет, они будут подписываться постоянно. Просто мы запланировали, что в середине года, например, 1 августа, скажем, что от этой даты будет осуществляться финансирование только по заключенным договорам. До этого будет переходной этап, так как никто с 1 января не будет иметь необходимого количества людей с договорами, финансирование будет происходить по-старому. Но когда человек будет заключать договор, то за него оплата уже будет идти по-новому.

Вопрос: Если говорить о медпомощи специалистов, которые так же, как и семейные врачи, сидят в поликлиниках. Они не входят в первичную медпомощь, но и не относятся к клиникам. Что будет с ними?

Ответ: Они пока будут финансироваться отдельно, так как и финансировались через бюджет поликлиники по-старому. А врачи первичного звена - участковые терапевты, педиатры и семейные врачи - так же будут оставаться в поликлинике, но на них в поликлинику будет приходить бюджет в соответствии с количеством людей, подписавших с ними договор.

Вопрос: То есть, консультация специалистов, которые сегодня ведут прием в поликлиниках, остается для пациентов бесплатной? Или за нее нужно будет платить?

Ответ: Платный прием специалистов - это очень распространенное заблуждение, которые не понятно откуда взялось. За исключением системы финансирования первичного звена, все остается, как и было, ничего не меняется.

Вопрос: То есть, врач первичного звена может теоретически получать, по некоторым расчетам, 35 тыс. грн в месяц, а врач-специалист в этой же поликлинике, который ведет прием, будет получать свои 3-4 тыс. грн.

Ответ: Объясню относительно 35 тыс. Это сумма, которая является расчетной на одну медицинскую практику, она состоит из врача, медсестры или двух медсестер плюс все расходы, которые они несут. То есть, на руках у врача будет значительно меньше, так как ему нужно будет нести расходы по аренде помещения, расходным материалам, коммунальным платежам, платить медсестрам и т. д. Но даже с этими расходами доход врача существенно вырастает по сравнению с нынешним. Это не будет 35 тыс. грн, думаю, что это будет в пределах 8-10 тыс. грн.

Мы сейчас отправляем запросы по всем учреждениям, собираем их штаты и моделируем, чтобы точно знать, сколько каждый врач будет получать в зависимости от области. Уровень дохода врача будет зависеть от эффективности.

Вопрос: Когда Минздрав говорит о медицинской практике, встает вопрос индивидуальной лицензии. Будут ли индивидуальные лицензии?

Ответ: Индивидуальное лицензирование для нас - стратегический приоритет. Это большой проект, который уже начинаем. Уже даже запрос есть из парламентского комитета – они также заинтересованы в том, чтобы этим вопросом заняться. Но в настоящее время отсутствие индивидуальной лицензии не мешает изменить модель финансирования на первичном уровне. Создание практики возможно и без этого.

Вопрос: Как?

Ответ: Очень просто – получать лицензию на практику. Правда, там сегодня стоит другой барьер – лицензирование помещений, так как сейчас фактически помещение получает лицензию. Поэтому мы можем пойти двумя путями. Первый: перейти к индивидуальному лицензированию врачей, второе: максимально упростить лицензирование помещений. Мы будем делать и то, и другое - что получится быстрее. Лицензирование помещений у нас сейчас в плачевном состоянии. Мы спрашивали у врачей их мнение. Они говорят: если выполнять все лицензионные условия, то получится устаревшая советская больница. Нас это не устраивает. Поэтому мы планируем упростить лицензирование помещений и ввести индивидуальную лицензию. Два эти шага максимально упростят открытие частных практик.

Вопрос: Есть мнение, что договор, подписанный с врачом первичного звена, не несет никакой юридической силы, стороны не несут никаких обязательств. Что нужно для запуска изменений системы финансирования первичного звена? Нужно принять какой-то закон, постановление или достаточно приказа Минздрава?

Ответ: Есть две части вопроса. Во-первых, договор или соглашение пациента и врача. Фактически это фиксация факта, что пациент зарегистрировался лечиться у данного врача. И все. Это внутренний документ, который не несет юридической силы, но является основанием для оплаты уже на юрлицо – приватную практику или поликлинику, учреждение здравоохранения. Если это приватная медицинская практика, то понятно. Если поликлиника, то она получит деньги "по душевому" принципу за всех, подписавших договора со всеми врачам, которые в штате этого учреждения. Количество подписантов умножается на тариф, вводятся возрастные коэффициенты и учреждение получает сумму.

Юридическую силу будет иметь другой договор - между Агентством и учреждением здравоохранения.

Вопрос: Когда может появиться это агентство? Идею агентства тоже очень сильно критикуют…

Ответ: Критикуют, потому что это новое.

Вопрос: В любом случае, это будет еще одна структура?

Ответ: Да. Самое ранее - она может появиться уже в текущем году. Проект постановления о создании агентства уже подан в Кабмин.

Немного расскажу о нем, чтобы было меньше мифотворчества вокруг него. Идея его создания заключается в том, что в идеале финансирование здравоохранения должно происходить параллельно от государственных структур - через национальную страховую программу, которая организована в каждой стране по-своему, но это автономная от властной вертикали структура – от министерства, Кабмина. Для органов власти финансировать больницы, делать закупки и т. д. - это не свойственные им функции. Поэтому финансирование системы здравоохранения через национальную страховую систему, которую мы начинаем строить, должно также происходить где-то в стороне от Минздрава, хотя Минздрав и является регулятором этой всей реформы.

В системе есть несколько игроков. Первый – гражданин, который делает взносы, второй – страховщик, третий – поставщик услуг, клиника. Мы должны выстроить эту структуру, она не должна затрагивать органы власти и местного самоуправления.

Вопрос: Эта структура будет заниматься, например, закупкой лекарств?

Ответ: Нет, но она будет заниматься реимбурсацией. Эта структура создается с единственной целью - предоставлять государственный гарантированный пакет медицинских услуг. Она будет подписывать контракт на предоставление медучреждениями этого пакета услуг и контролировать выполнение договора. Все.

В 2017 году такие полномочия будут предоставлены только относительно первичной помощи. То есть, агентство заключит контракты со всеми поставщиками услуг первички в соответствии и будет оплачивать в зависимости от того, сколько людей приходит к этому поставщику, будет осуществлять оплату. Также она будет проверять качество услуг, так как в договоре между ею и учреждением будет две стороны – оплата и соблюдение стандартов качества.

Вопрос: Как вы полагаете, кто будет главным в медицине в Украине - глава агентства или министр здравоохранения?

Ответ: Министр здравоохранения, так как он координирует агентство. В нашем проекте постановления записано: Кабмин координирует деятельность агентства через министра здравоохранения. Министр здравоохранения не имеет права оперативного управления агентством, а глава агентства не может принимать какие-то стратегические решения, например, изменить пакет гарантированной медицинской помощи. Он сможет внести предложения об изменениях, так как у него будет аналитика, он будет вести отношения с медучреждениями и сможет увидеть, что, например, есть спрос на такие-то услуги. Он сможет подать предложения об изменении гарантированного пакета министру здравоохранения, а тот, в свою очередь, подаст их в Кабмин.

Вопрос: Приблизительно сколько сотрудников вы видите в штате агентства?

Ответ: Это будет центральный офис и подразделения в областях. По нашим расчетам, в первый год в штате агентства будет очень мало людей, буквально несколько десятков на всю страну, так как на первичной помощи не нужно много. Больше людей будет необходимо, когда мы будем менять систему финансирования вторичной помощи и стационаров, так как агентство будет выполнять функции контроля: сотрудник агентства будет ходить, проверять медицинские карты, соблюдение протоколов.

Вопрос: Насколько вся эта измененная система первичной помощи будет покрывать все население? Сегодня в Украине есть много видов медучреждений – коммунальная первичка, ведомственная, частные клиники. Они будут тут задействованы?

Ответ: Хороший вопрос. Надеюсь, что наша реформа урегулирует этот рынок с разными сегментами, которые "живут" отдельно друг от друга. Эти многие функции дублируются, так как один человек может быть прописан и в коммунальную поликлинику, и ходить в ведомственную, а вторичную помощь получать в частной клинике. Таким образом, он трижды платит: один раз - сам за себя, дважды за него платит государство.

Вопрос будет решен через единый реестр пациентов, который будет создан. Такой реестр является одним из камней преткновения для успеха реформы. Без него будет очень сложно, так как мы будем платить вслепую, так как фактически не будем знать реальное количество пациентов и предоставленных услуг.

Вопрос: Когда начнется создание этого реестра и кто будет его создавать?

Ответ: Мы уже начинаем…

Вопрос: В прошлом году Минздрав рапортовал о создании реестра инсулинозависимых пациентов, потом оказалось, что он сейчас в частных руках…

Ответ: Нет, он точно не будет в частных руках, он будет на 100% в государственных руках, в руках министерства.

Вопрос сейчас заключается в том, какой подход выбрать для его создания, так как в Украине сейчас происходит большая реформа реестров и идентификации граждан вообще, предлагаются новые идентификаторы при рождении. Медицинский реестр является одним из ключевых реестров в любой стране. Он охватывает все население, даже маленьких детей. К нему будут привязаны самые конфиденциальные данные, которые должны быть защищены на уровне, аналогичном защите государственных секретов и военных тайн. Поэтому вопрос с реестром пациентов очень серьезный и начинать работу с ним нужно правильно. Мы сейчас ведем дискуссии с Минюстом, миграционной службой, которая делает реформу по идентификатору людей. Будем принимать решение, какой идентификатор взять за основу, тогда и начнем создавать реестр пациентов.

Еще принципиально по реестру пациентов. Он должен быть реальным, в нем должны быть реальные люди, поэтому фактически он будет заново создаваться врачами первичного звена в течение следующего года или нескольких лет. У нас будет такой переходной период, будем начинать с данных, которые есть. Через какое-то время реальный реестр пациентов появится.

Вопрос: То есть, не будет такой ситуации, что нет реестра – нет реформы?

Ответ: Нет, такого не будет.

Например, на первичном уровне каждое медучреждение может сказать, что к нему приписано 60 тыс. населения. Сколько там реально населения - никто не знает, но нам нужно начать с ним работать. Мы рассчитываем средства исходя из 60 тыс. населения, но когда врачи начнут вносить в реестр своих пациентов, мы начнем финансировать реальных людей. Думаю, что это будет примерно середина года, хотя, возможно, в разных областях сроки могут быть разными.

Вопрос: Как в этой реформе будет себя чувствовать приватная медицина?

Ответ: Там вопрос исключительно экономический. Наша система не будет иметь никаких предостережений относительно частной медицины. Разделения в вопросах финансирования между приватной, государственной и ведомственной медициной не будет, так как мы декларируем, что "деньги идут за пациентом" и дублирования не будет.

Наша реформа поднимет вопрос интеграции ведомственной в общую систему. Нам важно, чтобы пациент выбрал доверенного врача. Пойдет в ведомственную или государственную - все равно, но оплата будет за него осуществляться один раз. Или туда, или туда. Если пациент пойдет в частную клинику, будем платить частной.

Я консультировался с собственниками некоторых частных клиник лично и хочу сказать: вопрос упирается в экономику. Приватные учреждения в Украине привыкли работать как вторичная помощь. Даже если у них врач называется "семейным врачом" или "терапевтом", де-факто он работает с точки зрения системы финансирования как вторичная медпомощь - они берут деньги за визит. Эти средства за визит приблизительно равны средствам, которые мы платим за год за пациента. И у меня к ним вопрос, насколько им это интересно.

Я узнавал, какое количество пациентов ведут их врачи. По киевским частным врачам - это максимум 100, государственные ведут 1,5-2 тыс. чел. У нас экономика реформы начинает работать, если у врача - 1,5 тыс. и больше пациентов. Если частным компаниям будет интересно так работать на наших условиях, мы будем очень рады. Некоторые клиники говорили, что, возможно, они не будут интегрировать в новую систему существующие учреждения, но готовы открыть новые семейные практики с собственным брендом, будут работать в новой системе. Это тоже интересная идея. То есть, мы создадим для них поле, а они будут смотреть, интересно ли им это.

Вопрос: Можно ли сказать, что у Минздрава идет какой-то диалог с частными клиниками?

Ответ: Пока это только мои личные заключения. Мы официально еще не проводили такие встречи, так как организованной приватной медицины пока нет – только недавно было заявлено о создании ассоциации, объединяющей частные клиники. С крупными игроками я лично веду диалог. Мне бы хотелось иметь такой прецедент, чтобы приватные учреждения приняли участие в нашей программе и могли бороться за бюджетные средства.

Вопрос: Нет ли у Минздрава планов создать реестр медучреждений? О том, что нужно провести инспекцию всех клиник в стране, включая частные и ведомственные, неоднократно говорила глава профильного комитета Ольга Богомолец…

Ответ: В конечном итоге реестр медучреждений тоже будет нужен, так как будет не только договор "врач-пациент", но и договор "Нацагентство-медучреждение". То есть, все участники должны иметь какие-то идентификаторы, быть в реестрах, но я не вижу проблем с реестром медучреждений или с реестром врачей. Там проблем не вижу. Проблемы могут быть с реестром пациентов.

Вопрос: Если резюмировать все, что на сегодня известно о новой системе, то получается, что для пациента, пришедшего в поликлинику или вызвавшего врача, ничего не изменится? И для врачей, которые как работали в поликлинике, так и будут работать, ну, может, немного зарплата изменится...

Ответ: Во-первых, изменится. Не c 1 января, но уже в 2017 году начнет меняться, так как мы закладываем в систему абсолютно новые мотивационные механизмы. То есть, если раньше для врача не было мотивации лучше обслуживать клиента, так как он получал от государства за участок, то теперь он будет получать за пациента. Со временем это даст свой результат. Врач будет мотивирован к тому, чтобы к нему приходили пациенты.

Например, в Днепре как только ввели надбавки за объем, то есть за количество обслуженных пациентов, врачи мгновенно пошли за пациентами. Экономические механизмы действуют, врачи ощутят улучшение их доходов однозначно. Есть, конечно, крупныегорода, где местная власть, скажем так, щедро дофинансирует медучреждения. Но мы хотим сделать единый принцип оплаты и единый тариф для всей страны. Поэтому там, где не было щедрого городского бюджета и доплат, например, в селах, врачи очень сильно ощутят изменения.

Вопрос: Где вы видите основную коррупционную опасность новой системы?

Ответ: Первичное звено хорошо тем, что там нет такой большой коррупции или больших устоявшихся практик, нет проблем, характерных для стационарной помощи, нет клановости. Мы специально выбрали такой путь реформирования, чтобы на первом этапе получить наименьшее сопротивление и при этом показать результат. Я не вижу тех интересов, на которые мы наступаем своей реформой.

Вопрос: Когда будут первые результаты, которые можно наглядно показать.

Ответ: Я думаю, что во второй половине 2017 года будут. Со временем они будут только усиливаться, но первые результаты я хочу увидеть в 2017-м. Я вообще предпочитаю проекты сроком в год.

Вопрос: Многих насторожило ваше высказывание о том, что в Минздраве вы планируете пребывать не более года, мол, сломаете действующую систему, а где вас потом искать…

Ответ: Я просто реалист. У нас есть статистика, сколько в Минздраве держится одна команда. Поэтому все проекты мы рассчитали так, чтобы хоть какие-то результаты были в течение этого срока. Первичное звено начнет становиться на ноги. Как экономисту мне нужно, чтобы в системе были здоровые финансовые отношения между участниками. Когда мы их наладим, система начнет оживать и через какое-то время врач первички станет нормальным, уважаемым человеком, разгрузятся стационары.

Вопрос: Сможет ли врач выбирать себе пациента так, как пациент – врача? Сможет ли врач отказаться подписывать договор с конкретным пациентом?

Ответ: Учитывая, что мы планируем ввести коэффициенты при оплате, доходы врача будут зависеть от того, какой контингент у него лечится. Меня временами спрашивают, может ли врач отказываться от некоторых пациентов, например, от социально неблагополучных лиц. Мы разрабатываем правила, которые позволят врачу при определенных условиях инициировать отказ от пациента. Например, пациент может злостно не исполнять назначения врача, тогда врач просто не сможет быть ответственным перед органами, контролирующими качество медпомощи. Это распространено и в других странах: если пациент не выполняет назначения, ему лучше обращаться к другому врачу. Но в начале проекта врач не может отказаться от пациента, государство для того и существует, чтобы всем людям дать возможность получить медицинскую помощь.

Вопрос: Вы планируете совещание при участии всех главных врачей, чтобы донести всю информацию? Чтобы им стало все понятно и они не говорили, что ничего не знают, им никто ничего не рассказал? Будет ли инструкция, методичка?

Ответ: Методичка будет чуть позже. У нас сейчас есть определенный уровень детализации нашей реформы. Мы ездим в регионы, собираем департаменты здравоохранения тут, в Киеве. Вскоре появятся для них детальные инструкции. У нас активно, волнами, идет разработка нормативных документов: сначала готовим проекты постановлений правительства - первый пакет уже пошел. Второй пакет пойдет в ближайшие дни. Только третий пакет будет касаться нормативных актов относительно рутинной работы медучреждений. В этом, третьем, как раз и будут инструкции, методички и т.д.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 4 ноября 2016 > № 1958916 Павел Ковтонюк


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 28 октября 2016 > № 1949982 Николай Шамалов

Николай Шамалов: Внедрим новый метод лечения пациентов с инсультом

Главный невролог Москвы — о том, как меняется система помощи пациентам с инсультом.

Ежегодно в России более полумиллиона человек переносят инсульт. При этом вовремя обращаются к врачам лишь 18 процентов пациентов. В Москве для более эффективной борьбы с этой болезнью Департамент здравоохранения на базе сосудистых центров создал инсультную сеть оперативной помощи. В декабре в клиниках сети начнут проводить первые операции по экстренному удалению тромбов. Накануне Дня борьбы с инсультом, который отмечают 29 октября, главный невролог столицы Николай Шамалов рассказал о том, как распознать коварную болезнь и на какую помощь могут рассчитывать москвичи.

— Николай Анатольевич, расскажите, много ли инсультов случается в Москве?

— В Москве ежегодно более 42 тысяч человек попадают в больницу с острыми нарушениями мозгового кровообращения, к которым относятся не только инсульты, но и транзиторные ишемические атаки, то есть то, что в народе называется микроинсультом.

Инсульт тесно связан с возрастом: чем старше человек, тем выше риск. Например, у людей старше 55 лет каждое последующее десятилетие жизни удваивается риск получить инсульт. Наиболее распространённым типом является ишемический инсульт (вызванный тромбом сосуда), на его долю приходится примерно 70–80 процентов пациентов. Примерно у 15 процентов пациентов происходит геморрагический инсульт (кровоизлияние). Ну и 7­–15 процентов пациентов в разные периоды попадают к врачам с транзиторными ишемическими атаками. Микроинсульты больные переносят легче, но это предвестник серьёзной болезни, поэтому они требуют особого внимания.

Инсульт лидирует среди всех болезней по инвалидизации людей, это мировая статистика, и наша страна не исключение. Это и медицинская, и социальная проблема.

— А в чем социальная составляющая проблемы?

— К сожалению, эта болезнь нередко приводит человека к полной или частичной утрате двигательных, коммуникативных и социальных навыков. Это ложится тяжёлым бременем и на пациента, и на его близких, и на государство, естественно, поскольку требуются дополнительные средства для поддержания, для лечения, реабилитации людей, которые перенесли инсульт. Тариф на лечение составляет 120 тысяч рублей. В него входят все процедуры, медикаменты, уход и реабилитация, которые проводят в городских медучреждениях. Эти услуги оплачиваются за счёт бюджета, лечение предоставляется по полису ОМС.

— Эксперты говорят о том, что для успешного лечения важно как можно скорее обратиться к врачу при первых признаках инсульта. Однако успевают это сделать лишь 18 процентов пациентов. Почему так происходит?

— К врачу важно попасть в первые 4,5 часа после проявления признаков болезни. Это то терапевтическое окно, которое позволяет медикам наиболее эффективно произвести тромболизис — растворить тромб с помощью препаратов. Врачи быстрее справятся с тромбом, кровоток будет восстановлен, а это значит, что мозг не успеет серьёзно пострадать.

Проблема поздних обращений связана с очень низкой информированностью населения, с низкой грамотностью населения в отношении симптомов инсульта.

Особенность его заключается в том, что нет болезненных ощущений, даже голова очень часто не болит. А боль — это очень мощная сторожевая реакция для человека, именно из-за неё он незамедлительно обращается за медицинской помощью. При инсульте наиболее часто возникают односторонняя слабость в руке, в ноге, асимметрия лица. Могут появляться нарушения речи, снижение (ощущение онемения) чувствительности в руке и в ноге с одной стороны тела. Безболезненность симптомов приводит к тому, что человек решает отлежаться дома, пойти к врачу позже. То есть, к сожалению, большинство людей затягивают с обращением, так как, во-первых, не знают симптомов инсульта, а во-вторых, просто потому, что нет острого, яркого сигнала в виде боли, как это бывает при какой-то другой болезни.

— Как в Москве решается проблема с информированием населения о симптомах этого заболевания? Есть ли эффект от этого информирования?

— Департамент здравоохранения проводит очень большую работу, связанную с информированием населения через СМИ. В поликлиниках работают школы инсульта, где врачи регулярно рассказывают о симптомах заболевания, его лечении и реабилитации. Также в поликлиниках раздают информационные материалы в виде листовок, брошюр, буклетов. Ближайшие занятия, например, состоятся 29 октября — в День борьбы с инсультом. В этот же день во всех центрах здоровья городских поликлиник можно будет проконсультироваться у врачей-неврологов, сделать ультразвуковое исследование магистральных сосудов головы и скрининг на выявление факторов риска развития инсульта.

Безусловно, врачебное сообщество для информирования людей задействует и социальные сети. Так, в соцсетях распространены советы, баннеры и картинки для привлечения внимания, где перечислены признаки инсульта.

Хотел бы отметить, что в Москве выросло количество людей, проинформированных об этой болезни, её симптомах и способах лечения. Среди тех, кто обращается за помощью к медикам в первые 4,5 часа, уже 24 процента, что на шесть процентов больше по сравнению с данными прошлого года.

— Расскажите, какую помощь получают пациенты в Москве, есть ли инновационные методы борьбы с инсультом?

— Помощь больным с инсультом оказывают региональные и первичные сосудистые отделения. Именно туда, в сосудистые центры, госпитализируют пациента для удаления тромба или для нейрохирургической операции при кровоизлиянии. Затем в зависимости от произошедших изменений (есть ли сложности с речью, движением, восприятием информации), вызванных инсультом, начинается лечение и реабилитация пациента в стационаре. Реабилитация продолжается и после выписки, пока она даёт эффект.

В ближайшее время в сосудистых центрах будет внедрён новый метод лечения пациентов с ишемическим инсультом, который называется «тромбоэкстракция». Сейчас тромб в сосуде растворяют с помощью препаратов, проводят тромболизис. Суть нового метода заключается в том, что при помощи специальных инструментов при малоинвазивных операциях (с минимальным вмешательством. — Прим. mos.ru) будут проводить хирургическое удаление тромбов. Новая методика, так же как и тромболизис, рекомендована мировым экспертным сообществом как наиболее эффективная.

В ряде московских стационаров на первых этапах это будет восемь отделений, первые хирургические удаления тромбов пройдут уже в декабре этого года. Врачи, медсёстры и персонал сосудистых центров завершают обучение новому методу. Таким образом, инсультная сеть Москвы готова к работе.

— Как именно делают тромбоэкстракцию и каким пациентам она показана?

— Бригады скорой медицинской помощи получат определённые критерии, согласно которым они будут эвакуировать пациента в подразделение инсультной сети для возможного выполнения тромбоэкстракции.

Прежде всего она сможет помочь больным с ишемическим инсультом без грубых нарушений сознания, но с довольно тяжёлым двигательным дефицитом (парализацией. — Прим. mos.ru). То есть это те ситуации, когда у нас есть основания на догоспитальном этапе предполагать закупорку крупной артерии — той самой, которая является мишенью тромбоэкстракции.

Операция будет напоминать установку стента коронарных артерий, которую делают пациентам с инфарктом. Через прокол в области паха пациенту с помощью длинного инструмента введут специальный стент. Только путь этого стента пойдёт не к сердцу, а к мозгу. Стент сможет захватить тромб, чтобы врачи извлекли его из сосуда. Также будут использовать катетеры, которые вытягивают тромб из сосуда.

Тромбэкстракция позволяет полностью удалить тромб, такие операции сокращают смертность от инсульта по всему миру, после них пациенты лучше восстанавливаются.

В России примерно 19 процентов пациентов с инсультом умирают, 30 процентов пациентов остаются лежачими после болезни, ещё 30 процентов пациентов не в полной мере возвращаются к полноценной жизни, остальным удаётся полностью восстановиться. Мы надеемся, что с применением новой методики тех, кто выживает и восстанавливает здоровье, станет больше.

— Есть ли способ минимизировать ущерб от этой болезни при выявлении первых симптомов?

— Нужно как можно раньше позвонить, вызвать бригаду скорой медицинской помощи. Нельзя ни есть, ни пить, ни курить, ни ходить. Лучше лечь и дожидаться прибытия бригады врачей. Если человек находится без сознания, его нужно повернуть на бок, чтобы не дать ему задохнуться при возможном приступе рвоты. И ни в коем случае не давать лекарства.

У многих пациентов при инсульте возникает нарушение глотания, и таблетки, вода, пусть даже маленький глоточек, могут попасть в лёгкие. Из-за этого потом возникнет пневмония. Это тяжёлое осложнение, зачастую может быть фатальным. Простейшими действиями можно предотвратить уже развитие осложнений.

Когда врачи приедут, им надо быстро и коротко рассказать всё, что вы знаете о начале болезни, с указанием точного времени начала заболевания.

— А как часто нужно обследоваться, чтобы держать под контролем свои сосуды и отслеживать вовремя образование холестериновых бляшек, тромбов?

— Во-первых, нужно регулярно проходить диспансеризацию. Во-вторых, регулярно измерять свое артериальное давление и, если оно выше нормального значения, выше 130 на 80, обращаться к участковому терапевту, чтобы понять, что является причиной и как с этим дальше бороться. В-третьих, людям старше 40 лет следует регулярно, не реже одного раза в год, следить за своим холестерином — делать биохимический анализ крови плюс проводить дуплексное исследование магистральных артерий головы. Такие мероприятия позволят на ранних стадиях выявить факторы риска и взять их под контроль. Все эти анализы и процедуры можно сделать бесплатно по назначению терапевта и невролога в любой столичной поликлинике.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 28 октября 2016 > № 1949982 Николай Шамалов


Россия > Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 25 октября 2016 > № 1945119 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О паспортах приоритетных проектов по основным направлениям стратегического развития «Образование» и «Здравоохранение».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня на заседании президиума мы принимаем решение о запуске в работу приоритетных проектов по социальному блоку – в сферах образования и здравоохранения.

Сами пилоты мы уже неоднократно и подробно с вами обсуждали, определили целевые показатели, этапы работы, способы решения основных задач, определили, откуда деньги будем брать. Сегодня посмотрим и утвердим паспорта по этим двум направлениям – всего около 10 проектов.

По этим направлениям необходим максимально жёсткий контроль. У каждого проекта есть свои контрольные точки, за прохождением которых нужно внимательно следить. По обоим направлениям образованы проектные комитеты, их работу координирует Ольга Юрьевна Голодец.

Теперь по самим направлениям. Начнём с образования. Сегодня мы утверждаем четыре пилотных проекта, которые охватывают практически все уровни – от школы до вуза. Несколько слов по каждому из них.

Цель первого – сформировать современную образовательную среду для школьников. Деньги будут выделяться на ремонт и строительство школ, на оснащение школ современным оборудованием, чтобы наши дети могли осваивать новые предметы на практике – и в мастерских, и в лабораториях. Нужно разгрузить переполненные помещения, увеличить число детей, которые будут учиться в одну, первую смену. Это стратегическая задача по всему школьному проекту. Работа в этом направлении уже ведётся, и она будет продолжена.

Второй проект направлен на повышение качества и доступности онлайн-образования. Интернет даёт неограниченные возможности тем, кто ищет новые знания, но при этом интернет не гарантирует качество материала. В рамках нашего проекта будет создан единый портал для размещения всех типов онлайн-курсов, качество и авторство которых будет подтверждено. В этом цель проекта. Он объединит существующие платформы электронного образования, будет сформирована система проверки результатов обучения. У всех, кто пожелает, появится своё так называемое цифровое портфолио, которое можно будет предъявить, например, потенциальному работодателю.

Третий проект позволит увеличить численность квалифицированных рабочих кадров. Мы неоднократно эту тему обсуждали. Собственно, из-за этого у нас сдерживается развитие промышленности и экономики в целом. Поэтому мы так активно подключились к международному движению WorldSkills. Наш пилотный проект позволяет внедрять во всех образовательных учреждениях новейшие методики обучения и проверки знаний.

Что касается высших учебных заведений, то на их развитие ориентирован четвёртый пилотный проект, который мы планируем запустить в сфере образования. Он позволяет, в частности, продолжить работу по закреплению позиций ведущих вузов в мировых рейтингах и увеличить число университетских центров инновационного, технологического и социального развития регионов, которые в своих технопарках, инжиниринговых центрах, бизнес инкубаторах ведут технологические и социальные проекты в рамках государственно-частного партнёрства.

Теперь здравоохранение. Первый проект направлен на поддержку одного из важнейших достижений последних лет – роста рождаемости. Должна быть окончательно сформирована трёхуровневая система медицинской помощи в зависимости от рисков для будущих матерей и их детей. К 2018 году все нуждающиеся должны иметь доступ к высокотехнологичной помощи в современных перинатальных центрах. Деньги пойдут, в частности, на завершение строительства перинатальных центров, дополнительно к тем, которые уже вводились в предыдущий период.

Второй проект позволяет поддержать развитие санитарной авиации за счёт увеличения количества вертолётных площадок в больницах и закупки дополнительных услуг авиаперевозчиков.

Третий проект даёт возможность перевести часть работы врачей из бумажной в электронную форму. Это касается и карт пациентов, и других медицинских документов. У всех желающих появится личный кабинет. Мы вчера также об этом говорили на заседании комиссии по информатизации, при этом договорились о том, что работу по этому направлению нужно будет состыковать с регионами, с тем чтобы всё это соответствовало тем программам, которые уже реализуются в регионах, но в то же время создавало разумный уровень унификации этой деятельности.

Наконец, четвёртый проект – это организация мониторинга движения лекарственных препаратов, чтобы в аптеки не попадали подделки, а в случае их обнаружения можно было бы оперативно выводить контрафакт из оборота.

Россия > Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 25 октября 2016 > № 1945119 Дмитрий Медведев


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > premier.gov.ru, 24 октября 2016 > № 1945120 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности.

В повестке: о Системном проекте развития электронного правительства до 2020 года, об информатизации в здравоохранении.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас в повестке дня несколько вопросов.

Начнём с развития системы электронного правительства. Несколько лет назад, в 2010 году, был утверждён основной подход к этому проекту. За прошедшее время технологии сильно изменились, появились новые требования и к качеству государственных услуг, и к удобству их получения. Поэтому нужно сделать всё, чтобы общение между государством и гражданами нашей страны было более простым, понятным, быстрым, желательно в реальном времени и в любом месте, будь то дом, офис, какие-либо социальные структуры, учреждения.

Сегодня мы рассмотрим Системный проект развития электронного правительства до 2020 года и «дорожную карту» по его исполнению. Это продолжение начатой в 2010 году работы по развитию электронного правительства.

Ещё два вопроса касаются развития информатизации в здравоохранении, они входят в число приоритетов по этому направлению, то есть являются предметом нашей работы в рамках комиссии по приоритетным стратегическим проектам. Но рассмотрим мы их здесь с учётом специфики основной деятельности этой комиссии и того, чему они посвящены. Обсудим создание информационно-аналитической системы в сфере государственных закупок лекарств. По оценкам Минздрава, сегодня годовой объём закупок лекарственных препаратов для обеспечения государственных нужд составляет более 30% всего рынка лекарственных препаратов в нашей стране. На эти цели направляется из бюджета около 400 млрд рублей ежегодно. При этом стоимость упаковки одного и того же препарата в разных регионах может отличаться довольно значительно – на 20–25%, иногда даже больше. Это существенная разница. Мы должны понимать, почему это происходит, насколько это обоснованно. Система, которая создаётся, позволит оперативно анализировать информацию по закупкам лекарств в каждом регионе. Будем отслеживать цены на лекарства, рассчитывать средневзвешенную рыночную стоимость препаратов и в дальнейшем использовать эти данные при определении начальной цены контракта на закупку. Таким образом удастся избежать необоснованного разброса цен и не допускать нарушений в ценообразовании.

Сегодня мы также рассмотрим технические требования к такой информационно-аналитической системе и функциональные требования к системе в сфере закупок, которые обеспечат ей интеграцию с системой государственных закупок лекарств. Планируется, что с 1 марта следующего года они начнут работать в тестовом режиме, а с 1 января 2018 года – в полном объёме.

Рассмотрим также «дорожную карту» по созданию личного кабинета пациента. Такой кабинет появится на портале государственных услуг, он будет называться «Моё здоровье», с его помощью можно будет прикрепиться к поликлинике, записаться к врачу, вызвать врача на дом. Там будет размещена электронная медицинская карта, для того чтобы можно было установить по этой электронной карте те рекомендации, которые были даны врачами, лекарства, которые назначались, и посмотреть, что происходило в ходе лечения.

Ну а медицинским работникам станет проще оформлять карты, все они будут в компьютере. И, конечно, больше внимания (мы об этом, кстати, говорили во время моей встречи с медицинскими работниками) можно будет уделять пациенту.

Рассмотрим и некоторые другие вопросы, которые включены в повестку дня.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > premier.gov.ru, 24 октября 2016 > № 1945120 Дмитрий Медведев


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 21 октября 2016 > № 1942198 Абылай Донбай

Подписать заявление для регистрации согласия на прижизненное добровольное пожертвование тканей или органов граждане Казахстана смогут в поликлинике по месту приписки. Все данные будут храниться в Единой информационной системе "Регистр доноров тканей и органов".

О том, как трансплантология работает сейчас, и что изменится с 2017 года Sputnik Казахстан рассказал один из самых молодых трансплантологов Казахстана, заведующий отделением трансплантологии и гепатобилиарной хирургии столичной городской больницы №1 Абылай Донбай.

- Абылай Абдужаппарович, в августе 2015 года бригада врачей первой городской больницы Астаны провела первую родственную трансплантацию печени от живого донора. Как прошла та операция?

— К первой самостоятельной операции долго готовились, почти год приезжали зарубежные специалисты, я учился в Южной Корее шесть месяцев. В трансплантации мелочей не бывает. Малейшая ошибка и можешь потерять донора и реципиента. Мы потихоньку сейчас набираем опыт. Советуемся с зарубежными коллегами. К сожалению, в Казахстане сейчас нехватка специалистов. У нас в стране десять трансплатнцентров, но трансплантацию почки на поток поставили. Большая проблема — нехватка доноров – это и в Европе, и в Азии.

Самое сложное — родственная трансплантация печени. Если бы это было легко, делали бы в каждой клинике. Мы выбрали самое сложное и интересное направление трансплантации.

Я сам учился в Москве, в НИИ Склифосовского, впервые увидел в 2008 году трансплантацию печени, с тех пор у меня желание было здесь в Казахстане развить службу трансплантации. На сегодняшний день 23 трансплантации уже выполнено на базе нашей больницы.

- C 1 января 2017 года в Казахстане вводится процедура, согласной которой каждый гражданин может дать свое согласие либо отказаться от посмертного донорства органов. Как это будет работать?

— Все мы — потенциальные доноры. Если при жизни человек написал отказ от донорства, то после смерти головного мозга, мы не можем забрать органы. Но, если он никаких бумаг не оставлял, тогда и без согласия родственников могут органы забрать.

У нас менталитет в Казахстане: вот умер человек, нельзя тело трогать, даже на вскрытие, бывает, не дают, а чтобы забирать органы — вообще разговора нет. Я считаю, чтобы разногласий не было: умирает пациент, врачи все его органы забирают и не надо никакого согласия. Но органы забрать не просто: дается специальное заключение о смерти мозга, его три врача дают, если оно получено, тогда только можно органы изымать.

Бывает и такое, что реципиенты не согласны на трупную трансплантацию – люди психологически не готовы. С пациентами никто не работает, а людей заранее надо готовить, беседовать с ними, все объяснять. При транспланцентрах должен работать психолог, причем поддержка должна быть для и родственников, и для реципиентов.

Я думаю, что это не должно быть анонимно. Многие люди согласны на донорство. Но надо понимать, что в нашей стране мы массовую трансплантологию только начинаем, и надо смотреть правде в глаза — еще будет много проблем.

- Существует ли в Казахстане "черный рынок" трансплантологии?

— Уже сейчас появилась мошенники, которые говорят, что помогут найти реципиента или с реципиентом договариваются, что помогут найти донора, берут определенную сумму и исчезают. Уже такие случаи в нашей стране были. У нас прописано, что, если человек дает согласие, если будет тканевая совместимость, тогда он может выступать как донор. А что между ними, как они договариваются, к сожалению, мы не можем контролировать. К сожалению, в Казахстане появились такие моменты когда, чтобы закрыть кредиты или оплатить сумму какую-то, семью прокормить, появились доноры, которые предлагают свои почки, часть печени.

А вот, к примеру, в Южной Корее строго смотрят на происхождение донора, кем приходится донор реципиенту, если не родственник — не делают операцию. И я думаю, мы придем к системе как в Корее, операции только с доказательством родства донора.

- Вы работаете в обычной городской больнице. Среди людей все еще бытует мнение, что чем "круче" клиника, тем лучше. Как часто вам приходится сталкиваться с недоверием людей?

— Все думают — это городской уровень — не серьёзно. Посмотрите на нашу больницу: наши операционные ничем не хуже, чем в республиканских клиниках, а в некоторых моментах даже лучше. Что касается подготовки специалистов: мы учились в России, в Европе, в Южной Корее. Я не говорю, что наша бригада абсолютно идеальна, обучена — точно да, у нас есть уже определённый опыт, да у нас не все пациенты выживают, бывает и летальный исход. Но пациенты без трансплантации чаще умирают, с циррозами, с заболеваниями печени, почек. Почему нам не помочь более сохранным пациентам? Почему мы не можем оказать высокоспециализированную медицинскую помощь, если у нас существует команда, больница готова, операционные готовы, администрация поддерживает?!

Может быть какое-то недоверие, что вот, мол, молодой врач, но я не могу сказать что те, кому за 50 лет, идеально сделают операцию. Да, есть молодые трансплантологи, есть чуть постарше поколение, все зависит от того, кто как готовился, кто как обучался. Конечно, я молодой трансплантолог, мне 33 года. С 2008 года я к этому иду, у меня желание изначально было заниматься только трансплантацией. Я осуществил свою мечту уже в 2013 году, когда пригласили из-за рубежа врачей и сделали операцию здесь впервые.

Конечно, я занимался общей хирургией, но больше всего мне нравилась направление трансплантологии. Я советую молодым хирургам: нужно как можно раньше определиться с узким направлением, практиковаться и изучать его.

- Для вас это обычные трудовые будни, чаще сочувствуют пациентам, но ведь операция это не только умственный труд, но и большая физическая нагрузка для врачей. У Вас есть какие-то секреты, как Вы снимете напряжение? И как настраиваетесь на операцию?

Иногда операция и по 18-20 часов длится. Здесь не один хирург оперирует, несколько бригад работает. Конечно, устаешь. Если, например, завтра трансплантация, я ночью плохо сплю, переживаю, потому что во время операции все может быть, любые осложнения. Пациенты все тяжелые — обречённые, трансплантация для них последняя надежда. Здесь и о доноре думаешь — это абсолютно здоровый человек, который дает часть печени или почку. При родственных трансплантациях в первую очередь смотрят на безопасность для донора. Особого секрета у меня нет, настраиваюсь каждый раз на операцию и иду в операционную. Сейчас уже, конечно, привыкли, ажиотажа нет, мы не суетимся, сейчас каждый свою работу делает. Глаза боятся, а руки делают.

- Считаете ли Вы, что в ближайшее время операций по пересадке органов станет больше?

— Конечно, операций станет больше. Каждый день растет число больных, которые идут на гемодиализ, очередь на трансплантацию почки растет. Сейчас государство строит современные больницы, полностью соответствующие таким операциям. Чтобы оказать такую высокоспециализированную медицинскую помощь – все условия есть, самое главное — мотивация и желание. Молодым хирургам есть за что держаться в профессии.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 21 октября 2016 > № 1942198 Абылай Донбай


США. Россия > Медицина > forbes.ru, 17 октября 2016 > № 1935136 Брайн Дови

Брайн Дови: «Девайсы – менее выгодный объект для инвестиций, чем лекарства»

Елена Краузова

обозреватель Forbes

Брайн Дови участвовал в развитии 260 биофармацевтических компаний и управляет американским венчурным фондом Domain Associates с капиталом $2,7 млрд. Летом 2016 года он приезжал в Москву на объявление о стратегическом партнерстве с «Новамедикой» – компании, созданной «Роснано», и Domain Associates, а также американской компании Pfizer. Вместе они планируютпостроить фармацевтическое проиводство — завод в Калужской области.

Проект с «Новамедикой» — один из немногих для Domain Associates за пределами США, где в последние годы происходит бум инвестиций в биофармацевтику. За первое полугодие объем финансирования проектов в Life Sciences в Америке составил $4,7 млрд — 17% американского венчурного рынка. Для сравнения: в России в 2015 году размер инвестиций в стартапы в этой сфере не превысил $18,5 млн (по данным РВК и Frost & Sullivan, на Россию приходится менее 0,1% мирового рынка биотехнологий). В России много хороших ученых, сильные кадры в сфере естественных наук, но наукоемкому бизнесу, кроме талантов, нужна инфраструктура. Пока Россия только пытается создавать свои разработки в биофармацевтике, но на мировом уровне возможности не исчерпаны, уверен Дови.

— С чем связан нынешний бум инвестиций в биомедицинские проекты? И надолго ли он?

— В ближайшие десятилетия инвестбум в Life Sciences продолжится. Перед нами огромные возможности в создании новых фармпрепаратов, для этого мы можем использовать потенциал генетики. Теперь мы умеем находить гены, ответственные за развитие болезней. Так мы точнее определим внутреннюю причину заболевания, белок-мишень — мы воздействуем именно на нее, минимизируя влияние лекарства на другие процессы в организме. В последнее время было много прорывов в описании генов, кодирующих, например, разные типы диабета, многие виды рака, гепатит C. Проблема в том, что подобные заболевания комплексные, затрагивают множественные генетические изменения. Но чем дальше мы продвинемся в генетических исследованиях, тем чаще мы сможем создавать препараты не для уже имеющихся мишеней, а для новых. Например, FDA за 2015 год утвердило 45 новых лекарств. Только 16 из них задействовали новый механизм воздействия (First-in-Class Drugs). Пока нам удалось открыть только около четверти всех возможных терапевтических мишеней, и фармацевтика, хочется верить, сможет быстрее расширять их число за счет генетических подходов.

— Что эти изменения значат для инвесторов в биотех и разработчиков новых лекарств?

Появляются новые ниши, потому что именно сейчас работа с генетическими данными стала доступнее. Геном человека был практически полностью расшифрован в 2003 году, на это ушло $2 млрд. В тот момент мы изобрели алфавит. До сонетов Шекспира еще было далеко. Затем удешевление расшифровки генетического кода шло настолько быстро, что его темпы стали обгонять темпы падения цен на вычислительные мощности микросхем, описанные законом Мура. Сейчас секвенирование генома обходится в среднем в $1000. Это ускоряет работу исследователей возможных механизмов для новых лекарств. Ученый может взять сотню людей с определенным заболеванием и сотню людей без него, сравнить их генетические данные и выяснить, какой набор генов отвечает за нарушение. Меняется парадигма создания лекарств — от случайного подбора белков-мишеней и последующей проверке этой «догадки» мы идем к заранее определяемым мишеням. Доказательный подход в биофармацевтике меняется на предсказательный.

Из стен крупных фармкомпаний никогда не выходили Google или Facebook

— Будущее медикаментов нового поколения связывают в основном именно с противораковыми средствами?

— Не только. Но, конечно, инновации в противораковой химиотерапии — огромный рынок. Здесь нас ждет, кстати, еще и смена бизнес-моделей. Сейчас фармацевтический бизнес работает так: создается универсальная таблетка, она идет в массовое производство, оттуда — в полимерных банках развозятся по аптекам. Генетическая терапия работает иначе — она должна учитывать особенности генетических данных каждого человека. Возможно, фармацевтический бизнес из производственного будет постепенно становиться сервисным. Предстоит открыть новые бизнес-модели — скорее всего, компаниям придется учиться работать с образцами раковых опухолей, с логистикой.

— В среднем на создание лекарства и вывод его на рынок уходит 10-15 лет и почти $5,5 млрд, а до рынка доходит лишь одно из 5000, находившихся в разработке. Готовы ли фармацевтические корпорации инвестировать силы и время в новые препараты?

— Из стен крупных фармкомпаний никогда не выходили Google или Facebook. Их планы по новым продуктам не заполнены. Они ориентированы больше на продажи дженериков, а не разработку оригинальных препаратов. Особенно эта тенденция усилилась с патентным обвалом — с конца 2000-х ежегодно десятки лекарств-блокбастеров становятся доступными для копирования. Но венчурным инвесторам такая ситуация только на руку. Мы, занимаясь коммерциализацией новых разработок, по сути, живем обещаниями фармацевтических компаний о приобретении инновационных лекарств. Часто представители big pharma покупают компании, завершившие испытания на животных. Иногда они могут поглотить компанию и после тестов только в лабораторных условиях.

Брайн Дови — Почему инновации редко рождаются внутри фармкорпораций?

— Люди в них плохо воспринимают революционные идеи. Крупные игроки не готовы идти на огромные риски. Они если и работают с инновациями, то предпочитают не кардинальные инновации, а улучшения существующего. А для венчурных инвесторов работа с принципиально новыми разработками, которые могут или вырасти в многомиллиардный бизнес, или умереть, — основа бизнеса.

Пожалуй, все дело в толерантности к ошибкам. Человек внутри крупного фармбизнеса предпочитает вообще никак не ассоциироваться с неудачами, это вредит его карьере. Для людей на венчурном рынке потери, списанные бюджеты — норма. Мы рассчитываем, что один-два взлетевших проекта окупят расходы десяти неудавшихся. Или, например, в нашей индустрии редко встретишь человека на позиции CEO, который бы не имел бы за плечами неуспехов. Поэтому фармкомпании, скажем, так много занимаются улучшениями лекарств для борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. А мы вряд ли возьмемся за такие проекты. Нам интереснее прорывные инновации на только формирующихся рынках — например, средства для иммунотерапии, для лечения психических заболеваний.

— На каких рынках работают компании в вашем портфеле?

— Мы решили сфокусироваться на нескольких новых сферах. Один из них — борьба с ожирением и пищевыми зависимостями. Это огромная проблема в США, и она расползается по всему миру. В нашем портфеле есть компания Orexigen. Она разрабатывает препарат, воздействующий на гипоталамус пациентов, подавляя их аппетит. Другая компания, Obalon Therapeutics, работает над внутрижелудочным баллоном, который можно проглотить в виде капсулы, а потом надуть через специальную трубку через рот пациента. Раньше для ввода желудочного баллона нужно было проводить операцию под общим наркозом. Обе компании получили одобрение от EMEA (Европейское агентство лекарственных средств. — Forbes), но нам это стоило больших усилий. Например, когда Orexigen работала над лекарством, выяснилось, что подавление аппетита с помощью одного механизма активирует его рост за счет другого, поэтому компания должна была переключиться с разработки препарата с одним действующим веществом на комбинированный.

США. Россия > Медицина > forbes.ru, 17 октября 2016 > № 1935136 Брайн Дови


Казахстан > Медицина > kapital.kz, 12 октября 2016 > № 1927356 Дидар Аятхан

Из медицины в бизнес

Как создать успешное предприятие и не забыть о клятве Гиппократа

Немало умных статей написано о том, какой должна быть женщина в бизнесе. «Стержень», «деловая хватка», «холодный рассудок» и «стрессоустойчивость» - вот то, что, по мнению ряда бизнес-тренеров, должно характеризовать женщину, которая решила добиться успеха в своем деле. Дидар Аятхан - врач-онкогинеколог, маммолог высшей категории - свои первые шаги в предпринимательстве начала от обратного: с милосердия, взаимопомощи, и главного – клятвы Гиппократа служить человечеству. Ломая стереотипы и делая ставку на ответственность и доброе сердце, Дидар сумела создать весьма серьезное предприятие. Сегодня она возглавляет мобильную клинику «Mamma group». В беседе с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz Дидар Аятхан рассказала о том, как ей удается совмещать в гардеробе белый халат с деловыми костюмами.

- Дидар, очень интересна история человека, который в бизнес пришел из медицины. Как оказались в предпринимательстве, будучи врачом-онкогинекологом и маммологом?

- Все мы родом из детства. Мне очень хорошо знакомо это крылатое выражение. Потому что все, что у меня сегодня есть, все мои достижения – все это я загадала себе еще в детстве. Объясню. В возрасте с 5 до 10 лет я успела в своих мечтах побывать и учителем – вела журнал, проверяла тетради своих одноклассников, ставила им оценки, позже вдруг решила стать журналистом – садилась перед зеркалом и читала тексты, воображала себя диктором. Еще одной профессией, которой я грезила в детстве, стала профессия врача – любила надевать белый халат и лечить своих подруг. Повзрослев, я успела побывать практически в каждой из этих ипостасей. Во времена студенчества подрабатывала на телеканале «Южная столица», вместе с подругой вела программу «Деңсаулык». В 2004 году на телеканале «Казахстан» выходила моя программа «Диагноз».

Преподавание в моей жизни есть тоже, но главной стала, конечно же, медицина. Окончив Казахский национальный медицинский университет им. С.Д. Асфендиярова, получив специальность акушера-гинеколога, я работала в частных медицинских центрах, есть опыт работы в экстренной гинекологии ГКБ № 7. С 2014 года по совместительству тружусь в Казахском медицинском университете непрерывного образования в должности ассистента на кафедре онкологии, гематологии. Преподаю и готовлю будущих врачей-онкологов. Это очень коротко о начале моего пути. Теперь о том, как я оказалась в бизнесе. Еще будучи студенткой 3 курса, стала задумываться о том, что, наверное, смогла бы руководить клиникой. От своей мечты временно отошла лишь однажды, когда реализовывала себя как жену, как мать троих детей. Но уже в 2011 году переквалифицировалась в онкогинеколога, а в дальнейшем в маммолога и полюбила эту профессию всей душой.

Я хорошо понимала, что, для того чтобы спасать жизни людей, мне нужно научиться еще очень многому. Здесь хочу поблагодарить директора Алматинского регионального онкодиспасера Саяхата Олжаева. Он заметил мою любознательность, преданность к работе и неоднократно отправлял на учебу за границу. Прошла обучение во Франции, участвовала в международных конгрессах по онкологической службе ESMO в Испании, училась в Санкт-Петербурге. Нужно сказать, что работа моя была очень непростой. В день принимала по 40-50 женщин, еще нужно успеть поучаствовать как минимум на двух операциях, сделать обход и перевязки ранее оперированным пациентам. В тот период меня хорошо поддержала моя семья. Родители, которые нередко инвестировали в мое образование, муж, который хоть, бывало, и обижался, но никогда не мешал моему развитию, спокойно отпускал на ночные дежурства, бесконечные вызовы и командировки.

Но однажды я совершенно четко поняла, что должна что-то предпринять, для того чтобы у меня времени хватало на все. И на любимую работу, и на детей, которые, безусловно, страдали от нехватки моего внимания, на семью в целом. Сначала решила открыть свой кабинет и консультировать пациентов. Работая в разных клиниках, я всегда ходила вместе с пациентом на ультразвуковое исследование и научилась самостоятельно определять заболевание. Позже решила приобрести аппарат ультразвукового исследования. Тогда и пришла идея - если я приобрету портативный УЗИ-аппарат, то смогу выезжать в дальние регионы и проводить диагностику, консультацию по гинекологии, маммологии. К сожалению, сегодня врачей-онкогинекологов и маммологов очень мало. А врачей-универсалов и вовсе можно по пальцам пересчитать. Именно поэтому, понимая, насколько мои услуги могут быть востребованными, я и решила уйти в свободное плавание.

- То есть все, что понадобилось в начале пути, это портативный аппарат УЗИ?

- Кроме организационных моментов, таких как аренда здания, оборудование, лицензирование, я также сделала упор на квалификацию своих специалистов. Вместе мы прошли обучение в Санкт-Петербурге по повышению знаний по УЗД. Вот с таким багажом и начали.

- А изучали ли вы предварительно рынок, какие риски, какой уровень конкуренции и так далее?

- Обязательно. Провела анализ по частным центрам города Алматы, в интернете изучила цены на УЗИ молочной железы, консультации маммолога. Выяснила, что стоимость УЗИ молочной железы в среднем колеблется от 3000 тенге до 5000, консультация маммолога в зависимости от квалификации врача в среднем от 3000 тенге до 6000. Подсчитала, что как минимум женщине обе эти услуги обойдутся в 8 тысяч тенге. Плюс дорога, простаивание в очередях, необходимость отпрашиваться с работы и многие другие причины. Свои услуги - УЗИ плюс консультация маммолога – я оценила с выездом в 5500 тенге. Я считаю, что это очень конкурентоспособный тариф.

- Тариф хороший, соглашусь. Ну а все-таки какие проблемы возникли на стартовом этапе? Как преодолевали эти трудности? Например, на какие средства приобрели тот же самый УЗИ-аппарат, наверняка недешевый?

- Да. После того как я ушла в свободное плавание, началось настоящее учение. Приходилось учиться абсолютно всему. Обзванивала знакомых, у кого есть свои частные центры, спрашивала совета – с чего начать? Начала вести запись планов на будущее. Параллельно присматривала портативный УЗИ-аппарат, думала, где взять средства. Отмечу, что стоит он, как вы заметили, недешево - 25-30 тысяч долларов в зависимости от комплектации. Учитывая, что я начинающий предприниматель, банки мне отказали в кредитовании. Начала активно искать инвестора и другие возможности. Через знакомых узнала, что для начинающих предпринимателей объявлен конкурс на лучшую бизнес-идею. Акимат Алматы выделял грант в 3 миллиона тенге на безвозмездной основе. Это почти половина той суммы, которая мне была необходима для приобретения аппарата. Собрала документы для участия в конкурсе, прошла бизнес-тренинг и получила соответствующий сертификат – это было главным условием участия в конкурсе. Бизнес-план помогли сделать в фонде «Даму». И вот наступил долгожданный день. В акимате Алматы назначили дату защиты проекта. Члены комиссии задавали самые разные вопросы. Огромное переживание. Наконец, прошла первый тур, затем и второй. Члены комиссии единогласно одобрили проект. И в конечном итоге был подписан трехсторонний договор. Между акиматом Алматы, фондом «Даму» и ТОО «Mamma group».

- Очень удачно у вас все сложилось, Дидар. Теперь что касается спроса на ваши услуги. Прежде, наверное, нужно понять, как в целом вы оцениваете здоровье казахстанских женщин?

- Рак молочной железы с 1980 года стал ведущей онкопатологией у женщин в мире. С 2008 года в Казахстане на государственном уровне введена скрининг-программа. Тем не менее, РМЖ занимает первое место в структуре онкозаболеваний среди женщин. По смертности - третье место. Приведу короткий статистический анализ только по городу Алматы за последние пять лет, 2011-2015 годы. Выявлено 2663 случая рака молочной железы.

Напрашивается вывод: мы теряем женщин в самом социально значимом возрасте. А значит, дети становятся сиротами, а семьи неполными. Уже давно известно, что любой рак излечим на ранней стадии. Запущенные стадии РМЖ имеет низкую выживаемость, и лечение требует больших финансовых затрат. Для государства такое лечение весьма затратно.

- Своевременное выявление заболевания финансово выгодно еще одной стороне – работодателю, согласитесь? Как часто приходится убеждать в этом самих работодателей?

- Работодателям мы предлагаем свои услуги, опираясь на четыре больших преимущества. Первое: так как у нас клиника мобильная, мы приезжаем в различные организации – школы, детские сады, куда угодно, где люди, учитывая отсутствие времени для прохождения обследования, получают наши услуги. Второе: я могу предложить государственной структуре услуги амбулаторно-диагностического характера. То есть в регионах, таких как поселки Нарынкол, Шелек, Талгар, где нет специалистов-онкогинекологов и маммологов, женщины также могут получить медицинское заключение. Далее. Некоторые организации, точнее их руководители, могут приобрести сертификаты на сумму в 5500 тенге. Сюда входит УЗИ молочной железы и консультация специалиста. Например, сделать такой подарок своим женщинам-сотрудницам в преддверии Нового года, 8 Марта или просто сделать им приятное, поощрить, так сказать. Этим самым руководитель стимулирует работу в коллективе и проявляет заботу о нем. И, наконец, еще одно наше преимущество: так как я сотрудник КАЗМУНО, занимаюсь преподаванием и повышением квалификации врачей, я могу также выезжать в отдаленные регионы Казахстана и проводить выездные циклы для местных врачей. На месте обучаем и тут же оказываем практическую помощь населению. Вот такие услуги.

- Что касается затрат, какие основные расходы вы несете при ведении данного вида бизнеса?

- Это зарплата менеджера, врача ультразвукового диагноста, врача-маммолога, директора, медицинской сестры, водителя. Расходы по УЗИ-аппаратуре: ее амортизация, лизинг, расходные материалы и прочее. Дополнительно расходы на машину (бензин, запчасти, ремонт). Другие статьи расходов: банковское обслуживание, налоговые выплаты, кассовый аппарат, расходы на связь, рекламные брошюры, ведение сайта и многое другое.

- Дидар, любой амбициозный предприниматель строит планы по развитию своего бизнеса. Что планируете вы и какие ресурсы вам необходимы, для того чтобы реализовать данные планы?

- Мечтаю построить собственную клинику, обставить ее новейшим инновационным оборудованием. Создать в нем научный и учебные центры. Своих специалистов отправлять на обучение за границу. Хочу создать лучшие условия для работы своим сотрудникам, высокую заработную плату в первую очередь.

- Спасибо вам за беседу, Дидар. Успехов вам!

Казахстан > Медицина > kapital.kz, 12 октября 2016 > № 1927356 Дидар Аятхан


Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 10 октября 2016 > № 1934318 Георгий Костюк

Георгий Костюк: Создадим неотложную помощь пациентам в сложном эмоциональном состоянии

Главный психиатр Москвы — о важности профилактики душевных заболеваний.

10 октября отмечается Всемирный день психического здоровья. Главный столичный врач-психиатр Георгий Костюк в интервью mos.ru рассказал, как в столице организована психиатрическая помощь для тех, кто нуждается в экстренном и длительном лечении. Он убеждён, что тему душевного здоровья совершенно незаслуженно обходят стороной в повседневной жизни.

— 10 октября отмечается Всемирный день психического здоровья. Георгий Петрович, как вы оцениваете уровень психиатрической помощи в столице?

— В Москве очень развитая сеть медицинских учреждений, а также большое количество специалистов в области психиатрии, мы хорошо обеспечены лекарствами и с каждым годом повышаем доступность медицинской помощи для горожан.

В результате присоединения к больницам психоневрологических диспансеров в столице образовались территориальные психиатрические объединения. При каждом из них есть образовательные школы и курсы как для пациентов, так и для их родственников.

Помимо стационарной, помощь нашим пациентам оказывается в амбулаторной форме. Сейчас это в зависимости от потребностей пациента возможность лечения в дневных стационарах, медико-реабилитационных отделениях, отделениях интенсивного оказания психиатрической помощи, в том числе со стационаром на дому. Кроме того, в амбулаторную помощь входит наблюдение у участкового врача-психиатра, сеансы психотерапии, консультации медицинского психолога.

Пациент может обратиться в любое из психиатрических объединений, записаться на приём к психотерапевту в поликлинике. Те, кто почувствовал что-то неладное, могут пойти сначала к медицинским психологам для консультаций.

Большинство людей опасаются обращаться к психиатрам, они боятся госпитализации, постановки на учёт. Но все это мифы. Никакого «учёта» не существует. Вся информация о лечении конфиденциальна, она известна лишь врачу и пациенту. Даже если вы получаете справку для работы, в ней не указывается диагноз — это лишь заключение об отсутствии противопоказаний.

Большая часть наших пациентов получает консультативную помощь, речь идёт о 65–70 процентах обращающихся к психотерапевтам и психиатрам. И только 30–35 процентам требуется диспансерное наблюдение, постоянный контроль врачом-психиатром на протяжении нескольких лет.

— Бытует мнение о сезонности всплесков душевных заболеваний — весной и осенью. Так ли это? Наблюдается ли сейчас увеличение числа обращений?

— Действительно в нашей климатической зоне наблюдается сезонное обострение любых хронических расстройств, включая психические. Чаще всего за помощью в медицинские учреждения пациенты обращаются с октября по апрель. Хотя для различных психических заболеваний сезонность разная. Для невротических расстройств и шизофрении пик приходится на осеннее-зимне-весенний период, для алкогольных делириев (психических расстройств с нарушением сознания на фоне злоупотребления спиртным. — Прим. mos.ru) на май —июнь, пик суицидальной активности — середина января.

— Какие расстройства наиболее часто встречаются в Москве?

— Статистика заболеваемости в Москве ничем не отличается от показателей в других регионах России и мировых столицах. Если говорить о таком всем известном заболевании, как шизофрения, то им страдает один процент населения всегда и везде.

Самыми распространенными традиционно являются тревожные и депрессивные расстройства. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) предупреждает, что к 2020 году депрессия выйдет на второе место среди причин инвалидности и смертности людей во всем мире.

Эксперты ВОЗ призывают население не бояться обращаться к врачу и, главное, делать это своевременно. Особенно эти рекомендации полезны в осеннее и зимнее время года, когда световой день сокращается, что способствует развитию депрессии.

— Используются ли в психиатрии какие-то новые подходы?

— Дело в том, что лечение психических заболеваний занимает длительное время. Но пациент не должен постоянно находиться в стационаре, так как может произойти социальная дезадаптация — утрата способности приспосабливаться к окружающей среде, утрата связи с обществом.

Современные методы терапии позволяют оставлять человека в стационаре только на самый необходимый период времени — в остром состоянии, всё остальное время пациент не должен отрываться от социума, работы, семьи, друзей.

Наша задача сегодня — развивать сеть стационарзамещающих форм оказания помощи. Это и уже названное диспансерное наблюдение, и дневной стационар.

К примеру, сейчас тестируется в рамках пилотного проекта в Восточном и Центральном административных округах работа психиатрического отделения неотложной помощи. Речь идёт о тех ситуациях, когда отмечается ухудшение состояния наших пациентов, но выраженность изменений не достигает степени, требующей экстренного реагирования. Прибытие бригады на вызов происходит максимум в течение двух часов.

Существует круглосуточная диспетчерская, которая принимает вызовы от горожан по телефонам: 8 (499) 268-79-52 и 8 (499) 268-07-65 либо от старшего врача станции скорой помощи, когда вызов поступает с прикреплённой территории и повод к вызову не является экстренным.,

Если же вызов экстренный, когда состояние пациента может повлечь опасность для него самого или окружающих, то по таким случаям работают психиатрические бригады Станции скорой и неотложной медицинской помощи имени А.С. Пучкова. Это очень высокопрофессиональные бригады, хорошо оснащённые. Они прибывают по вызовам в течение 10 минут. Постоянно на дежурстве находится около 20 таких бригад.

Работа выездной службы психиатрического отделения неотложной помощи в рамках пилотного проекта уже на 22 процента снизила показатель госпитализации в круглосуточный стационар в центре и на востоке столицы, то есть в зоне своей ответственности. Также существенно сократилось число выездов психиатрических бригад станции скорой помощи.

Это очень позитивные изменения, которые были проанализированы, и встал вопрос о расширении деятельности службы неотложной психиатрической помощи на весь город с 2017 года. Сейчас на неотложных вызовах работают три бригады, проводится работа по формированию ещё трёх для работы в Северном и Северо-Западном административных округах. В следующем году мы будем стремиться к тому, чтобы служба заработала по всей Москве.

— К кому будет выезжать служба неотложной психиатрической помощи?

— Есть случаи, требующие срочной помощи, когда пациент может представлять угрозу для себя или для окружающих, проявлять суицидальное поведение. Тогда на вызов приезжает психиатрическая бригада станции скорой и неотложной медицинской помощи. Такой вызов, как правило, заканчивается госпитализацией.

Но в большинстве случаев речь не идёт о драматических изменениях в состоянии, госпитализации можно избежать и выезд очень дорогой для бюджета здравоохранения психиатрической бригады скорой помощи не нужен. К примеру, у человека возникает беспричинное беспокойство, страхи, повышенная тревожность, депрессия или паника. У пожилых часто появляется спутанность сознания в вечерние часы. Именно для этих ситуаций мы и создавали психиатрическое отделение неотложной помощи. Бригада выезжает, врачи общаются с пациентом, выписывают лекарство и дают рекомендации, а затем передают информацию об изменении его состояния участковым психиатрам. Также бригада при необходимости выезжает к пациенту и на следующий день после первого вызова и отслеживает выполнение рекомендаций, которые давали при первом визите.

— Георгий Петрович, расскажите, можно ли как-то уберечь себя от психических расстройств?

— Надо понимать, что возникновение психических расстройств происходит при неблагоприятном сочетании, с одной стороны, внутренних генетических факторов и с другой — внешних средовых факторов. У человека может быть предрасположенность к развитию психического расстройства, но разовьётся оно или нет, зависит в том числе и от внешних обстоятельств. Как протекает у него раннее развитие, каковы социальные и психологические условия в детском возрасте, имели ли место какие-либо психологические травмы, вредные воздействия, были ли в его жизни алкоголь, наркотики, травмы головы, нейроинфекции — всё это имеет значение. Сам факт проживания в мегаполисе с его высочайшим ритмом жизни, информационным потоком влияет на психику человека. С возрастом значение приобретают сердечно-сосудистые заболевания. Не все эти факторы можно устранить, но и не все они в обязательном порядке приведут к психическому расстройству, однако учитывать их необходимо.

Профилактика психических заболеваний может быть первичной, когда человек ещё никогда не сталкивался с душевным расстройством, и вторичной — когда факт болезни уже был установлен. Что касается первичной профилактики, то здесь важно вести здоровый образ жизни, соблюдать режим труда и отдыха, фиксировать позитивные эмоции и избегать негативных переживаний, помнить о важности и пользе восьмичасового сна.

Информационная нагрузка должна быть очень избирательной, нужно понимать, чем вы насыщаете свою душу, свою психику. К сожалению, очень много в информационном потоке, который на нас воздействует, факторов, агрессивных по отношению к нашему душевному состоянию. Мы хорошо понимаем важность здоровой пищи для состояния нашего организма. Также мы должны быть внимательны и к тому, чем мы питаем свою душу. Человек должен сам ограничивать негативный информационный фон в своей жизни, заменять, например, просмотр телепрограмм и досуг за компьютером прогулками на природе, чтением книг, общением с близкими людьми.

Для вторичной профилактики, помимо всех перечисленных рекомендаций, важны регулярный приём лекарств и психотерапия — групповая или индивидуальная, вместе с врачом-специалистом.

— Нужен ли психотерапевт каждому человеку, ведь сейчас даже модно консультироваться с персональным психотерапевтом?

— Я не думаю, что психотерапевт заведомо нужен каждому человеку. Психотерапевт необходим тому, у кого возникли отклонения, расстройства, с которыми человек не может справиться сам. Нередко сам человек может их и не чувствовать, но это отмечают окружающие. Эти расстройства приводят к тому, что на душе становится плохо, трудно адаптироваться к окружающему миру, к социальной среде. Да, в этом случае необходимы консультации психолога, психотерапевтические сеансы, они будут полезны и предотвратят развитие болезни.

В американских фильмах чаще всего показывают психоаналитическую психотерапию, это особый вид, он не получил у нас особого распространения, да и эффективность этого метода очень избирательная. Есть другие виды психотерапии, не менее эффективные, но не требующие многочасовых выслушиваний всплывающих в памяти событий и свободных ассоциаций,

Психотерапия, безусловно, показана при некоторых формах расстройств, например при не очень выраженных депрессивных расстройствах, не требующих дополнительного приёма антидепрессантов.

— Как заметить, что у близкого человека появилось душевное расстройство? Может ли сам пациент отследить первые признаки болезни?

— Прежде всего стоит задуматься, если человек ощущает какое-то внутреннее неопределённое чувство напряжённости, так называемую свободно плавающую тревогу, когда всё хорошо, а на душе неспокойно, есть ожидание чего-то плохого в будущем. Если говорить о подростках и детях, то о проблемах могут говорить снижение успеваемости, работоспособности, внимательности. Важно обращать внимание на любые стойкие изменения в поведении (это касается любого возраста) и в характере человека.

Все такие явления должны, безусловно, насторожить и заставить задуматься о том, чтобы получить как минимум консультацию у квалифицированного медицинского психолога. Он сможет увидеть разницу между текущими реакциями на ситуацию и состоянием, которое требует обращения к психиатру. Кроме того, в Москве работает телефон доверия 8 (499) 791-20-50 и служба психологической помощи: 051. Не стоит бояться обращаться за помощью.

— На приём к медицинскому психологу, психиатру или психотерапевту можно попасть через Единую медицинскую информационно-аналитическую систему (ЕМИАС)?

— В настоящее время запись к этим специалистам идёт лишь через регистратуру. Вопрос интеграции психиатрической документации с ЕМИАС очень непростой. Вся информация ЕМИАС доступна для всех врачей. Одно дело — обращение за помощью при простуде или травме, и совсем другое дело — обращение к психиатру. Ведь с психиатром обсуждаются самые интимные подробности жизни человека, его отношения с близкими и родными, возникающие в связи с этим переживания, страхи и ожидания. Наши пациенты к этому очень чувствительны, и их беспокоит, чтобы содержание их бесед с психиатром или психотерапевтом не стало доступным для других врачей в поликлиниках. По этой причине пока очень осторожно входим в этот процесс.

Сейчас в Южном Бутове начинается проект, который может считаться пилотным. На базе городской поликлиники № 121 формируется психиатрический амбулаторный модуль для жителей района. Там будет и участковая служба, и дневной стационар. Этот проект для нас очень важен. Это шаг к сближению психиатрической службы, которая традиционно стояла несколько особняком, с общей медицинской сетью. И именно на этой площадке мы будем изучать возможность интеграции наших медицинских карт с ЕМИАС. Предполагается, что у других врачей не будет доступа к информации в карте пациента о визитах к психиатру или психотерапевту. Но и психиатр, и психотерапевт будут иметь доступ к записям о назначениях других врачей. И это для нас имеет особое значение. Дело в том, что наши пациенты в силу своего состояния либо невнимательны к своему здоровью, либо испытывают затруднения с записью к врачам поликлиники. И здесь могли бы им помочь наши специалисты по социальной работе. Помощь может состоять и в записи к нужному специалисту, и в наблюдении за выполнением полученных рекомендаций. У нашей службы есть все возможности для этого.

— А появится ли возможность оформления через интернет справок от психиатра для приобретения оружия, получения прав на управление автомобилем, для работы?

— Словосочетание «оформить справку» не соответствует существу происходящего, потому что на самом деле во всех этих случаях человек проходит психиатрическое освидетельствование на предмет отсутствия противопоказаний для вождения автомобиля, для владения оружием, для госслужбы, для работы с сильнодействующими наркотическими средствами, если это медицинский работник, для работы с государственной тайной и прочего. Освидетельствовать пациента невозможно удалённо, а значит, получение таких документов через интернет исключено.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 10 октября 2016 > № 1934318 Георгий Костюк


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 7 октября 2016 > № 1926055 Петр Багрия

Президент ассоциации АПЛУ: Как только исчезнет конкуренция со стороны украинского производителя, импортер не замедлит поднять цену

Эксклюзивное интервью президента ассоциации "Производители лекарств Украины" (АПЛУ) Петра Багрия агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как вы оцениваете ситуацию на фармрынке Украины сегодня?

Ответ: Ситуацию на фармрынке сегодня надо разделить на две части. Первое – это экономическая ситуация. Она остается крайне сложной. У людей все меньше и меньше денег, и они переходят на все более жесткий режим экономии, в том числе на лекарствах. Отчасти это стимулировало рост доли рынка лекарств украинского производства, т.к. несмотря ни на что наши предприятия продолжают сдерживать рост цен на медикаменты, понимая, что покупательная способность наших граждан ограничена. Более того, такие действия со стороны нашей фармы заставляют наших конкурентов из других стран сдерживать или даже снижать цены, что положительно для украинских пациентов. Однако если мы посмотрим на рынок в долларовом эквиваленте, то картина для всех участников рынка становится менее оптимистичной.

Вопрос: А вторая часть?

Ответ: Вторая часть – это регуляторная политика. К сожалению, мы сегодня наблюдаем полное игнорирование наличия собственной развитой производственной и научной базы в фармацевтической сфере со стороны государственных органов власти. Ни одно решение, которое было принято в этой сфере за последние два года, не учитывало наличия собственной фармацевтической отрасли в стране и тысячи людей, занятых в ней. Но это было бы еще полбеды. Как показывает время, вопреки декларациям ни одно из этих решений не привело к положительному результату ни для пациентов, ни для системы охраны общественного здоровья. Единственными бенефициарами этих решений стали отдельные фармкомпании из других стран.

Вопрос: Куда же может двигаться отечественная фарма, есть ли у нее какие-то возможности для развития?

Ответ: Отечественная фарма прекрасно понимает, что внутренний рынок ограничен, поэтому, думая о завтрашних перспективах, она видит свое будущее на рынке Евросоюза, на рынках других стран. Но там мы можем быть успешными только с современными генерическими продуктами высокого качества, выпущенными в соответствии с последними требованиями к качественным мировым препаратам. Это также могут быть какие-то новые формы, которые имели бы преимущество по сравнению с уже известными продуктами.

Даже тот небольшой опыт, который сегодня есть у наших компаний, присутствующих в Европе, в частности у компании "Фармак", показывает, что туда следует идти, там есть финансовые ресурсы. Например, украинский рынок всего $2 млрд, а польский – $6 млрд, при том что в Польше населения значительно меньше.

Когда "Фармак" приобрел польскую маркетирующую компанию и начал продавать свои препараты на рынке Польши и Евросоюза, все увидели, что там есть существенный потенциал, и европейский рынок дает очень хорошие объемы продаж с хорошей ценой, гораздо более высокой, чем цена этих же препаратов в Украине.

Вопрос: Украинские лекарства могут конкурировать на равных с европейскими?

Ответ: Да, украинские препараты дешевле, чем их аналоги в Европе. Более того, компании-конкуренты умышленно сдерживают выход на рынок наших генериков, так как прекрасно понимают, что украинские препараты очень хороши и по качеству, и конкурентны по цене.

Вопрос: А наши препараты способны преодолеть регуляторные барьеры ЕС?

Ответ: Действительно, в Европе ведется жесткая регуляторная политика, и это правильно. Однако эти барьеры не являются непреодолимыми. Например, "Фармак" прошел все процедуры - проверку инспекции GMP, экспертизу досье и т.п. Все, что нужно было сделать, компания сделала. Да, процесс длился очень долго – более трех лет, но в конечном итоге регуляторные органы Германии разрешили использование рентгеноконтрастов производства украинской компании у себя на рынке. Сегодня "Фармак" успешно создает конкуренцию германскому продукту, ежегодно увеличивая объем тамошних продаж, как минимум, на 20%. И это в стране, которая является родиной рентгеноконтрастных препаратов (компания "Шеринг АГ" в свое время разработала первый рентгеноконтрастный препарат в мире - ИФ). Так происходит потому, что эти препараты качественные.

Вопрос: "Фармак" – безусловный лидер украинского рынка по многим параметрам. А что с другими компаниями?

Ответ: Остальные компании, входящие в ассоциацию «Производители лекарств Украины», также реализуют стратегии выхода на рынки стран ЕС и другие высокомаржинальные иностранные рынки. Например, компания "Юрия-фарм" сегодня активно работает с рынком Латинской Америки, присутствует там со своими препаратами, активно идет в Европу.

Я лично встречался, как президент АПЛУ, с Ассоциацией сетей аптек Италии, представитель которой приезжали с визитом в Украину. Они ознакомились с производством и очень заинтересовались украинскими препаратами. Они увидели, что это очень качественное, высокотехнологическое, очень современное производство, полностью отвечающие всем мировым требованиям, а препараты имеют очень хорошие цены. В результате сегодня члены итальянской Ассоциации аптек помогают нам регистрировать там наши препараты и собираются продавать их в своих аптечных сетях.

Вопрос: А почему они не поддерживают своих производителей?

Ответ: Потому что сейчас они ощущают давление со стороны правительства в вопросе снижения стоимости лекарственных препаратов. В результате аптеки начинают меньше зарабатывать, так как государство меньше компенсирует стоимость лекарств, а аптеки теряют часть своих доходов. Европейские правительства стремятся удешевить стоимость лекарств, а бизнес ищет возможность сохранить заработки, поэтому они очень заинтересованы в генериках из Украины, которые позволят снизить цену и при этом сохранить прибыльность бизнеса.

Вопрос: Если говорить об ассортименте украинских препаратов, то нужно отметить, что в Украине, например, производят хорошие антибиотики или средства от головной боли, но отсутствует ряд препаратов – те же онкопрепараты, контрацептивы. Планирует ли отечественный фармпроизводитель осваивать производство таких препаратов, расширять ассортимент?

Ответ: Безусловно. Но прежде, чем осваивать новые ниши, нужно изучить ситуацию в здравоохранении в целом, чтобы понимать, куда двигаться. Если мы посмотрим на рынок лекарственных препаратов, то увидим, что лидеры продаж на нем - это не препараты от тех заболеваний, от которых больше всего умирают люди. Например, очень высокая смертность от сердечнососудистых заболеваний, но в лидерах продаж отнюдь не лекарства от этих заболеваний, а, например, гепатопротекторы (собирательное название лекарственных препаратов, положительно влияющих на функцию печени - ИФ). Это неправильно и не логично, ведь если люди болеют сердечнососудистыми заболеваниями и умирают от них, то и лекарств от них должно продаваться больше. Такой перекос связан, прежде всего, с тем, что не работают протоколы лечения. Должна быть четкая статистика: вот есть такая-то заболеваемость, и есть протоколы лечения этого заболевания. Умножим количество пациентов на лекарства из протокола и получим реальный рынок - какие лекарства и в каком количестве нужны пациентам. Поэтому утверждение протоколов лечения и открытие статистики заболеваемости - это обычный подход в цивилизованных странах для насыщения рынка необходимыми препаратами, повышения конкуренции и, как следствие, снижения цен на лекарства.

Вопрос: Хорошо, почему у нас протоколы не соблюдаются?

Ответ: Во-первых, у нас есть протоколы далеко не по всем нозологиям. Почему не соблюдаются действующие протоколы? Это вопрос, скорее, к исполнительным органам власти в сфере медицины. С нашей точки зрения, - и такая практика используется во всем цивилизованном мире, - протоколы должны стать нормативно-правовым документом, за несоблюдение которого врач должен нести ответственность. Протокол лечения в цивилизованной стране – это и защита врача, и гарантия для пациента, что он получит качественную медицинскую помощь.

Как только протоколы лечения заработают, для производителей лекарств это будет сигналом о формировании реального рынка. А сегодня, если судить по объемам продаж лекарств, население у нас больше всего страдает от проблем с печенью. Следовательно, производители получают сигнал, что нужно производить гепатопротекторы. Это в корне неправильно, если мы говорим сегодня о формировании эффективной системы охраны общественного здоровья, частью которой является фармацевтическая отрасль, если мы сегодня хотим лечить людей.

Вопрос: Иностранные производители придерживаются той же точки зрения?

Ответ: Да, конечно. Любой иностранный специалист, глядя на наш рынок, хватается за голову: никто не понимает, почему наибольшая смертность в стране от сердечнососудистых заболеваний, а доля этих препаратов на рынке мизерная.

Такая же проблема с онкопрепаратами, которые отечественная фарма практически не производит по причине - нет сигнала от государства, что эти препараты будут использоваться. В итоге и пациенты, и государство, вынуждены закупать импортные препараты по очень высоким ценам. Хотя тот же "Фармак", "Юрия-фарм", "Артериум", "Фармекс Груп" и "Биофарма" уже имеют на сегодняшний день в своем портфеле онкологические продукты и могли бы увеличить их номенклатуру, снизив в результате стоимость лечения пациентов.

Да, выпуск нового продукта – это не простой процесс. Выведение банального генерика на рынок занимает как минимум три года. Но, если производитель будет понимать – неважно отечественный или иностранный, - что государству это нужно, что оно будет заказывать эти препараты и будет следить за тем, чтобы врачи соблюдали протоколы, тогда производители будут инвестировать деньги в производство новых препаратов.

Более того, если мы примем стандарты лечения близкие к европейским, то поймем, например, что в Украине сейчас нет многих препаратов. Украине лучше ориентироваться на стандарты лечения Великобритании: там высокий уровень государственной медицины, при этом умеренные подходы к стоимости лечения. Но если взять британские формуляры и попытаться применить у нас, то окажется, что мы не имеем около 30% препаратов, которыми лечатся пациенты в Великобритании. Государство в лице Минздрава должно дать четкий сигнал, утвердить протоколы, и тогда фармпроизводители наладят выпуск недостающих 30% препаратов.

Вопрос: Если фармотрасль знает, каких 30% препаратов не хватает, почему она ожидает какого-то сигнала свыше, а не начинает их выпуск прямо сейчас?

Ответ: Политику лечения заболеваний в стране определяет Министерство здравоохранения, не фармацевтические компании. И это правильно. Государство должно проанализировать и выбрать, какие препараты ему нужны. А фарма, получив сигнал, будет работать. Мы готовы инвестировать деньги и выпустить их. Но бизнес не будет вкладывать средства в производство новых лекарств без уверенности, что они будут востребованы. Кстати, именно для препаратов, которых нет на рынке Украины, по-хорошему нужна бы ускоренная процедура регистрации. Именно для этого она существует в цивилизованных странах, чтобы максимально ускорить доступ здравоохранения (пациентов) к современной терапии.

Вопрос: Вы встречались с и.о. министра здравоохранения Уляной Супрун, говорили ей об этом?

Ответ: Еще нет. Мы обсуждали возможность такой встречи и готовимся к ней. Мы готовы внести эти предложения и готовы их обсуждать.

Вместе с тем мы обсудили проблемы отрасли на VIII Национальном съезде фармацевтов в Харькове и сформулировали наше видение в резолюции съезда. На съезде присутствовал заместитель министра здравоохранения Роман Илык. А итоговая резолюция съезда также направлена в Минздрав.

Если коротко, то можно сказать, что сегодня важна нормативная работа. Кроме протоколов, речь идет также о новой редакции закона о лекарственных средствах, мы должны полностью адаптировать европейское законодательство в Украине. А для этого нужно как минимум перевести около 70 нормативных актов.

Вопрос: Кто противодействует принятию новой редакции закона о лекарственных средствах?

Отает: Сегодня какого-либо противодействия этому нет. Все понимают, что мы должны двигаться в Европейский союз, и у нас должны быть эти документы, принятые в Украине, с которыми согласен ЕС. Однако мы также не видим и активного движения в этом направлении со стороны государства. Без сомнения, могут быть разногласия из-за того, что кто-то уже готов выполнять все европейские требования, а кто-то еще нет. Тем не менее, принимая документ сегодня, можно договориться, дать сроки на вступление в силу определенных норм. Я не вижу здесь проблем. На сегодняшний день по инициативе АПЛУ депутатами уже подготовлен законопроект о лекарственных средствах, и мы поддерживаем его принятие.

Но если мы говорим о серьезной имплементации европейского законодательства, то нам нужно все регуляции ЕС имплементировать в украинское законодательство. Это очень большая работа. В АПЛУ создана рабочая группа, которая переводит абсолютно все европейские нормативные документы, регулирующие обращение лекарств в Европе. Мы хотим работать по таким же законам, чтобы наши европейские коллеги не могли сказать, что украинская фарма работает не так как они.

Примерно так же мы внедряли GMP, имплементируя европейское законодательство. Такую же работу мы должны проделать с другими их документами.

Вопрос: Что думают члены АПЛУ о страховой медицине?

Отает: Страховая медицина - это одна из долгосрочных задач для нашей системы здравоохранения, но без протоколов лечения она невозможна. Страховые компании, будь они частные или государственные, все равно должны иметь какую-то основу для расчета стоимости лечения конкретной нозологии. Без протокола лечения определить эту стоимость в части лекарственных средств невозможно.

Вопрос: Как вы оцениваете закупки лекарств за средства госбюджета через международные организации?

Отает: Пока мы только можем констатировать, что эти торги состоялись абсолютно непрозрачно. Мы до сих пор не знаем, по какой цене покупались препараты. Нам говорят об экономии, но мы не уверены, есть ли она на самом деле. Из информации, которая сегодня доступна, известно, что для достижения какой-то экономии и чтобы в принципе не выйти за выделенные средства, международные организации существенно и на свое усмотрение сократили объем закупаемых лекарств. Кроме того, часть оригинальных препаратов заменили генериками. Как минимум в одном случае, насколько нам известно, это может привести к судебному иску со стороны иностранной компании, которая обладает патентом на одно из таких лекарств в стране (в итоге пациенты все равно не получат лекарство), а в некоторых других – оригинальные препараты или качественные генерики были заменены лекарствами сомнительного происхождения. Поэтому мы, как и остальные участники рынка и пациенты, ждем объективной и полной информации, во сколько же действительно обошлось это мероприятие.

Вопрос: Есть ли сегодня противостояние между украинской и мировой фармой?

Отает: С нашей стороны нет никакого противостояния. Украинская фармацевтическая отрасль готова к открытой конкуренции как внутри страны, так и за ее пределами.

Вместе с тем, последнее время мы видим, что некоторые регуляторные решения в фармсфере носят лоббисткий характер, и не идут на пользу ни украинским пациентам, ни предприятиям. Например, то же упрощение регистрации импортных лекарственных препаратов. После принятия законопроекта №4484 максимальные льготы у нас получили фармпроизводители из США, Канады, Японии, Швейцарии. Они смогут, если их, конечно, заинтересует наш рынок, зарегистрировать тысячи препаратов – оригинальных и генериков – за 10 дней. На втором месте оказались фармпроизводители из ЕС. Правда, они смогут зарегистрировать по этой схеме, в основном, оригинальные препараты, т.к. именно они проходят регистрацию по централизованной процедуре ЕМА. Это может быть несколько сотен препаратов. И на последнем месте оказались отечественные предприятия и предприятия из остальных стран мира. Нам придется проходить полную процедуру, которая может длиться год и более. При том, что украинские лекарства в разы дешевле импортных, а цель принятия данного закона как раз и была в снижении цен на лекарства. Ну и конечно удивляет, в принципе принятие настолько антиконкурентного регуляторного акта.

Если вернуться к госзакупкам, то, например, противотурберкулезные препараты, они очень специфические. Их нет в розничной продаже. В Украине такие лекарства производит, например, "Борщаговский химфарм завод", но государство их не купило, т.к. украинское лекарство оказалось на какие-то копейки дороже импортного. При этом БХФЗ платит налоги в украинский бюджет, платит НДС, а импортные лекарства, закупаемые через международные организации, от НДС освобождены.

Если Украина еще год или два не будет закупать такое лекарство у своего производителя, то он снимет его с производства. Но как только исчезнет конкуренция со стороны украинского производителя, импортер не замедлит поднять цену.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 7 октября 2016 > № 1926055 Петр Багрия


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 3 октября 2016 > № 1919410 Вероника Скворцова

Интервью Министра Вероники Скворцовой информационному агентству ТАСС на Международном инвестиционном форуме «Сочи-2016»

— Давайте начнем с вопроса, который на этой неделе обсуждают. Проблема очень эмоциональная, поэтому многие уже высказали свое отношение к ней. Тем не менее какая позиция у Минздрава, насколько актуальна проблема абортов в РФ и какие варианты сейчас обсуждаются?

Вообще проблема абортов для нашей страны чрезвычайно актуальна, потому что, скажем, в прошлом году, за год, по желанию женщины, без медицинских показаний, было выполнено почти 450 тыс. абортов. Это, действительно, очень много. Вообразите, если бы эти дети родились.

Мы бы не просто решили демографическую проблему, мы бы существенно пополнили население нашей страны. Кроме того, само отношение к абортам, безусловно, негативное, как и факт их наличия без медицинских показаний. Я вот на что хотела бы обратить внимание: с 2012 года мы реализуем комплексную программу профилактики абортов, предусматривающую целую систему профилактических мероприятий, включая психологическое доабортное консультирование, используя нормы законодательства об обязательном наличии "недели тишины".

Мы работаем вместе с Советом Федерации, Государственной думой, общественными и профессиональными организациями, религиозными конфессиями, прежде всего Русской православной церковью. Все это позволило нам существенно сократить количество абортов по желанию женщины: с 735 тыс. в 2011 году до 447 тыс. в 2015-м, то есть более чем на 60%.

— В этой ситуации можно говорить о полном запрете абортов в РФ?

Нужно сказать, что в мире накопился достаточно негативный опыт полного запрета. Есть он и в нашей стране: в 1935 году до введения запрета на аборты в Советской России смерти от аборта составляли 26% от всех случаев материнской смерти, а уже в начале 50-х годов эта доля превысила 70%. И тогда материнская смертность была 320 на 100 тыс. рожденных живыми.

— А какие сейчас показатели по материнской смертности?

По результатам 2015 года, она составила 10, то есть в 32 раза меньше, чем тогда, а по предварительным данным этого года — еще меньше. 20 регионов у нас вообще свободны от материнской смертности. Это прорыв — мы впервые вышли на такие показатели.

— Существуют немалые риски при жестком запрете... вывод абортов в тень — в криминальный бизнес

Поэтому, с точки зрения медицинского сообщества, существуют немалые риски при жестком запрете, среди которых, прежде всего, увеличение показателей материнской, младенческой смертности, вывод абортов в тень — в криминальный бизнес. Поэтому очень важно найти иные механизмы, которые бы позволили, с одной стороны, государству показать свое негативное отношение к абортам, но, с другой стороны, не нарушать репродуктивное здоровье женщины. Часто ведь криминальные аборты приводят к бесплодию, если не к смерти.

У нас есть специальная рабочая группа, совместная с представителями гражданского общества, с Русской православной церковью, и мы как раз сейчас обсуждаем варианты, как сделать так, чтобы учесть эти два обстоятельства.

— Кто еще в этой рабочей группе, кроме Минздрава и представителей РПЦ?

Представители Совета Федерации, Государственной думы, пациентского сообщества, наши эксперты акушеры-гинекологи — ведущие профессора и академики.

Уже сейчас, в общем, предложения некоторые есть, но я так думаю, их преждевременно озвучивать. Постараемся до конца года наши варианты сформулировать и предложить на суд общественности.

— Давайте тогда о медицинском туризме поговорим. На каком этапе отрасль сейчас?

Можно сказать, что рост достаточно существенный. Причем это не только данные статистики: информация к нам поступает из Российской ассоциации медицинского туризма, которая фактически мониторирует каждый случай — в связи с чем, с каким диагнозом и куда поступает пациент.

— Какие можно отметить тенденции?

Как правило, поступают пациенты не в частные, а в государственные стационары для получения либо высококвалифицированной специализированной помощи, либо высокотехнологичной. Профиль помощи совершенно разный — стоматология, эндохирургия, абдоминальная хирургия, косметология. Много приезжают по профилю "акушерство и гинекология". Увеличилось количество обращающихся за эндопротезированием суставов.

— Из каких стран приезжают?

Скажем, в Петрозаводск стали приезжать финны и шведы на лечение. Причем не только для получения лечебной медицинской помощи, но и для проведения скрининга здоровья. Граждане Казахстана лечатся в Орске и Оренбурге. Если говорить о Центральном федеральном округе, то, кроме Москвы, привлекают внимание и высоко котируются Калуга, Ярославль, Рязань, другие города, которые имеют медицинские вузы, и хорошие, сопряженные с медицинским университетом клиники.

— А на сколько увеличился поток медицинских туристов?

За прошлый год въездной медицинский туризм увеличился на 21%, за первое полугодие 2016 года — на 35%, в том числе на 12% в санаторно-курортных учреждениях.

И самое интересное, что рост медицинского туризма вдвое превышает рост простого въездного туризма. Вместе с Ростуризмом и МИДом мы разрабатываем программу, которая позволит пропагандировать привлекательность российских медицинских учреждений за рубежом. Уверена, интерес будет только нарастать. С учетом разницы в курсе рубля и доллара, рубля и евро получается так, что очень качественная медицинская помощь существенно дешевле стоит.

— А это может коснуться санаторно-курортного лечения?

Да, безусловно, я об этом говорила в августе на государственном совете по санаторно-курортному делу, который проводил президент страны Владимир Владимирович Путин. Это одно из важных направлений нашей работы. Мы фактически сейчас формируем современные санаторно-курортные кластеры, внедряем новые методы медицинской реабилитации и восстановительного лечения и, кроме того, создаем комфортные условия пребывания. Это делается в том числе за счет механизмов государственно-частного партнерства или за счет привлечения частных инвестиций. Общий методологический и научный контроль за оказываемой помощью осуществляет Федеральный научный центр медицинской реабилитации и курортологии, который имеет свои подразделения во всех федеральных округах, где имеются санаторно-курортные зоны.

— Что произойдет с бюджетом здравоохранения в 2017 году? Вы говорили ранее о тех средствах, которые будут выделяться на лекарственное обеспечение, что не изменится.

Да, решение не сокращать финансирование лекарственных препаратов, оставив их на уровне бюджета текущего года, принято председателем правительства Дмитрием Анатольевичем Медведевым. И мы этому очень рады.

— А по остальным расходам?

По остальным расходам фактически у нас ничего не снижается, кроме статьи по инвестициям. Дело в том, что эта статья рассматривается в контексте общей федеральной адресной инвестиционной программы под руководством Министерства экономического развития и Министерства финансов. В связи с тем, что общий объем средств несколько уменьшился, естественно, он уменьшается и по ведомствам. Поэтому очень жестко приоритизируются проекты и направления.

Мы взяли на себя обязательства в 2017 году сдать все те объекты, которые уже сейчас находятся в состоянии высокой готовности — их чуть больше 10. Это и федеральные объекты, и региональные объекты. Кроме того, у нас есть пять приоритетных проектов, по которым начнется финансирование на будущий год. Эти приоритеты жестко выбирались на заседании у президента и председателя правительства, согласовывались с заинтересованными ведомствами.

— Не могу не спросить о телемедицинских технологиях. Действительно законопроект сейчас внесен, мы ждем с нетерпением, когда же у нас появится сама формулировка в законе. На форуме Дмитрий Анатольевич Медведев говорил о том, что к следующему году необходимо как минимум вдвое увеличить количество получающих медицинские услуги через портал госуслуг. Как это можно сделать и что для этого нужно сделать?

У нас действительно на портале госуслуг уже сейчас есть определенные модули электронной медицины, скажем, запись на прием к врачу. И этими модулями уже сейчас активно пользуются. По числу пользователей мы планируем выйти на будущий год на 5% населения старше 18 лет, в 2018 году это уже будет 12%, а в 2025 году — 40% всего взрослого населения. Сейчас около 3 млн уже пользуются этой опцией. Но речь идет не только о конкретном отдельном модуле. Вместе с Минкомсвязью мы разработали проект по формированию личного кабинета пациентов "Мое здоровье", где сведено будет множество разных возможностей.

— Можно будет не только самостоятельно записаться к врачу, но и доступ к своим медицинским документам получить?

Совершенно верно. Плюс к этому — выбор поликлиники, который осуществляется раз в год, сверка документов с фондом ОМС, специальные информационные программы по здоровому образу жизни, то есть масса различных опций. Это важнейшее направление работы, которое не просто обеспечит комфорт: оно уменьшит дистанцию между пациентами и медицинским миром. Конечно, это не сразу будет введено: мы сейчас всю страну только переводим на единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения, на единый электронный медицинский документооборот. Эта опция по мере информатизации будет, соответственно, развиваться.

— А врачебное сообщество как это воспринимает?

Прекрасно воспринимает. Уже сейчас у нас около 60% рабочих мест врачей автоматизировано.

— Еще одна тема сейчас обсуждается очень активно: алкоголь и предложение снизить цену на бутылку водки до 100 рублей. Минздрав эту инициативу не поддерживает?

Министерство здравоохранения подобные инициативы не поддерживает. Этот вопрос инициируется определенными группами бизнеса — их интерес понятен. Но и наша позиция ясна и однозначна: алкоголь — это один из серьезнейших факторов риска болезни и преждевременной смерти.

Если мы разрешаем меры, которые увеличат потребление алкоголя, мы должны учитывать, что и смертность, и заболеваемость также пойдут вверх, а продолжительность жизни — вниз. Мы последовательно проводим антиалкогольную политику, которая позволила нам снизить потребление алкоголя на душу населения почти с 17 литров в год до 10,5, то есть почти на 40%. Конечно, это работа и заслуга не только Минздрава: у нас есть правительственная комиссия, а в ней отдельная рабочая группа по антиалкогольной политике, включающая представителей власти и гражданского общества.

— А обсуждаются ли в Минздраве ответные действия по ужесточению мер, направленных на снижение потребления алкоголя?

У нас есть утвержденная правительством дорожная карта, и мы в рамках этой дорожной карты будем действовать. В ней фиксированы антиалкогольные меры и сроки по ним. Ничего про установление стоимости бутылки водки в 100 рублей там нет.

Сейчас у нас есть эффективное антиалкогольное законодательство как на федеральном уровне, так и в регионах, включая ограничения продажи по времени, возрасту, ограничение мест продажи, запрет продажи через интернет. И мы будем со своей стороны делать все, чтобы оно не было ослаблено.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 3 октября 2016 > № 1919410 Вероника Скворцова


Казахстан > Медицина > inform.kz, 29 сентября 2016 > № 1912636 Жумагали Исмаилов

Первые результаты новой, внедренной с начала этого года национальной программы по интегрированному контролю туберкулеза, обсудили в Алматы эксперты мирового уровня. Конференцию по оценке внедренной методики и ее усовершенствованию провел Национальный центр проблем туберкулеза.

Как известно, в долгосрочной Стратегии «Казахстан- 2050» Главой государства поставлена задача создания необходимых условий для повышения уровня доступности качества медицинской помощи, а профилактическая медицина должна стать основным инструментом предупреждения заболеваний, в том числе и туберкулеза. В стране создана высокоорганизованная система борьбы с туберкулезом, которая охватывает все службы здравоохранения и социального обеспечения. Модернизирована база данных и национальный регистр больных туберкулезом, охватывающий, в том числе пенитенциарный сектор, Создан Национальный центр проблем туберкулеза. Эффективность лечения больных туберкулезом составляет в Казахстане 87,6% при стандарте Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 85%. Число больных со множественной лекарственной устойчивостью составляет 75%, при стандарте ВОЗ - 85%. Заболеваемость населения снижена в полтора раза а смертность от туберкулеза - в 2 раза. Подробнее о действии модели интегрированного контроля туберкулеза рассказал директор Национального центра проблем туберкулеза Жумагали Исмаилов.

-Жумагали Казыбаевич, насколько продуктивным для решения проблемы туберкулеза стало общение с международными экспертами в рамках конференции?

- Как известно, Всемирная организация здравоохранения приняла стратегию по ликвидации туберкулеза, рассчитанную на 2016-35 годы, и поставила перед собой амбициозные задачи: снижение смертности - на 95% и снижение заболеваемости - на 90%.

Поскольку туберкулез влияет на два индикатора, по которым страна определяет свою позицию в глобальном индексе конкурентоспособности - это распространенность туберкулеза и влияние туберкулеза на бизнес - соответственно, это очень важный критерий для нашей страны по вхождению в 30-ку лучших стран мира, о чем говорит наш Президент. Соответственно, мы приняли свою стратегию на национальном уровне, и она обеспечивает интегрированный контроль туберкулеза с еще более амбициозными задачами. До 2020 года - ликвидировать эпидемию по заболеваемости, и до 2025 года - ликвидировать эпидемию по распространенности.

Для этого мы провели международную конференцию с участием ВОЗ, глобального фонда ЮСАИД, CDC - Центром по контролю и профилактике заболеваний США. То есть приехали те наши коллеги, которые имеют очень серьезные исследования в данной области по внедрению инновационных методов экспресс-диагностики и более эффективных схем лечения. И мы обсудили их на площадке этой международной конференции.

Наряду с этим мы провели сразу 5 мастер-классов для специалистов из наших регионов. Это фтизиопедиатрия, легочная хирургия, внелегочная хирургия, лабораторная диагностика и лечение лекарствоустойчивых форм туберкулеза. Два дня шел обмен мнениями, заседали 4 рабочих группы, которые сформировали предложения по реформированию в целом модели противотуберкулезной службы РК и переход на интегрированную модель контроля туберкулеза, которая полностью синхронизируется со стратегией ВОЗ.

- Что самое важное в Национальной стратегии?

- Мы определили три основных направления своей стратегии. Это активное выявление, вопросы эффективной профилактики и вопросы качества лечения с акцентом на детей и на лекарствоустойчивые формы. Конечно же, интегрированная модель обеспечивает мультидисциплинарный подход. Она обеспечивает противоэпидемические мероприятия более эффективно в плане снижения риска заболевания с лекарствоустойчивыми формами туберкулеза.

В эти дни министром было проведено селекторное совещание по обсуждению проводимых мероприятий в рамках внедрения этой модели по итогам 8 месяцев. За эти 8 месяцев отмечается тренд по снижению заболеваемости в целом - на 7%, смертности - на 8%. Среди детей снижение на 15%. Конечно, есть у нас проблемные регионы, в которых исторически сложившаяся не совсем благополучная ситуация. И наш центр, возглавляя в целом национальную программу противотуберкулезных мероприятий, осуществляет практическую работу на местах с выездом, оценкой и методологической и практической помощью регионам.

- В абсолютных цифрах как выглядит сегодня ситуация с туберкулезом?

- Ежегодно мы регистрируем порядка 10 тысяч случаев туберкулеза, и чуть меньше тысячи случаев - среди детей. Порядка 65% - без бацилловыделения, и около 30%, соответственно, - с бацилловыделением. Эффективность лечения у нас соответствует стандартам ВОЗ. На сегодня эффективность лечения среди впервые выявленных больных составляет 87%.

Охват препаратами, тоже, как важный компонент всей противотуберкулезной программы, приближается к 100%. Есть у нас сложности в вопросах эффективности лечения лекарствоустойивых форм. Хотя она соответствует ВОЗовским стандартам - выше 70% - но, тем не менее, мы внедряем по рекомендации ВОЗ новые препараты группы-5 для лечения лекарственноустойчивых форм, широкоустойчивых лекарственных форм. Казахстан участвует в этом пилотном проекте внедрения. И первые 573 пациента обеспечены препаратами группы-5, она является одной из последних разработок, которые впервые за 40 лет были разработаны для этого контингента.

- Лекарствоустойчивая форма туберкулеза - проблема не только нашей страны. И каковы результаты внедрения новых препаратов?

- Предварительные результаты показывают, что по истечении трех месяцев мы достигли 100%-ой конверсии. То есть выделения бактерий нет у этих больных. Результаты обнадеживают, поскольку мы - участники с наибольшим удельным весом охвата этих пациентов -ВОЗовские эксперты очень тщательно и очень предметно обсудили с нами результаты этих исследований. Отмечу, что в этих исследованиях участвуют только те страны, которые обеспечивают полное соответствие требованиям ВОЗ. Это, в первую очередь, лекарственный менеджмент, система контроля, система мониторинга и лабораторной диагностики.

- Спасибо за интервью.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 29 сентября 2016 > № 1912636 Жумагали Исмаилов


Россия. Весь мир > Медицина > rosminzdrav.ru, 22 сентября 2016 > № 1912100 Вероника Скворцова

Выступление Министра Вероники Скворцовой на тематическом заседании по проблематике борьбы с НИЗ на полях 71-й Генеральной Ассамблеи ООН

Уважаемые Председатель, Генеральный директор, коллеги!

Позвольте поприветствовать Вас на мероприятии, посвященном одной из наиболее значимых проблем современного здравоохранения, – борьбе с неинфекционными заболеваниями.

Может показаться, что проблема НИЗ не столь тесно связана с основной тематикой совещания высокого уровня - инфекционными заболеваниями и их устойчивостью к антибиотикам. Однако это далеко не так.

Колоссальное бремя неинфекционных болезней, которое сегодня несет человечество, оставляет многие семьи в мире в нищете и бесправии, что в свою очередь влечет повышение заболеваемости инфекциями.

Более того, современная наука все более утверждается во мнении, что грань между неинфекционными и инфекционными заболеваниями не является такой четкой, как нам казалось еще 50 лет назад.

Прошло около 5 лет с того момента, как в 2011 году в Москве на Глобальной конференции под эгидой ВОЗ руководители мирового здравоохранения впервые присвоили проблематике НИЗ один из самых высоких приоритетов. Московская декларация стала не просто декларативным документом: она заложила основу для целого ряда конкретных политических решений на высшем международном уровне, а также задала тон для формирования новой архитектуры профилактики неинфекционных заболеваний в мире.

Благодаря выверенным комплексным мерам, опирающимся на межсекторальный подход, в нашей стране за последние годы удалось кардинально изменить ситуацию с заболеваемостью и смертностью, ассоциированными с неинфекционными заболеваниями, значительно увеличив продолжительность жизни наших сограждан.

По данным масштабного международного исследования, результаты которого были опубликованы в журнале Lancet, Россия является одним из мировых лидеров по темпам прироста продолжительности жизни. По данным первого полугодия 2016 года, средняя продолжительность жизни женщин в России превысила 77,3 года, а в целом по стране, продолжительность жизни выросла с 1994 года более чем на 8 лет.

За этими цифрами – реальные человеческие жизни. Только с начала 2016 года, если сравнивать с аналогичным периодом предыдущего года, сохранено дополнительно 37 тыс. жизней россиян.

Таких результатов удалось добиться благодаря внедрению комплексной программы, включающей как меры общественного здоровья, так и оптимизацию организации медицинской помощи.

Вследствие проведения активной антитабачной и антиалкогольной политики, последовательно снижается потребление табака и алкоголя в стране. Так, с 2009 года в России число курильщиков снизилось на 25 %, а потребление алкоголя – на 38 %. Проводится популяризация занятий физической культурой и спортом, правильного питания, создаются условия для здорового образа жизни.

Координация действий по формированию здорового образа жизни на федеральном уровне осуществляется Правительственной комиссией, куда входят все министры кабинета, а также представители общественных организаций, всех религиозных конфессий.

Наряду с формированием здорового образа жизни, в России действует широкомасштабная программа профилактических осмотров и скринингов здоровья, которые с 2013 года прошли уже более 80% граждан нашей страны.

Комплексная программа по созданию сети более 540 сосудистых центров, объединенных телемедицинской системой, позволила за 10 лет снизить смертность от всех сердечно-сосудистых заболеваний на треть, от инсультов – почти вдвое, а инвалидность – в 4 раза.

Другой пример реализации межсекторального подхода – снижение смертности при дорожно-транспортных происшествиях, где принимают участие не только министерство здравоохранения, но министерства, ответственные за вопросы состояния дорог, безопасности дорожного движения, обучения водителей и пешеходов. И это приносит свои плоды: только за 7 месяцев текущего года смертность от дорожно-транспортных происшествий снизилась более чем на 12 %.

Уважаемые коллеги!

Для Российской Федерации борьба с неинфекционными заболеваниями является одним из приоритетов не только во внутренней политике здравоохранения, но и во внешней.

Наша страна приняла на себя ответственность по выдвижению проблематики неинфекционных заболеваний в число ключевых международных вопросов, рассматриваемых сегодня на площадках ВОЗ и ООН. С учетом опыта межведомственного взаимодействия на национальном уровне, Россией было предложено создать Межучережденческую целевую группу ООН по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними в целях обеспечения межсекторального взаимодействия на уровне стран и организаций системы ООН.

Учитывая накопленный опыт, в июле этого года мандат группы был расширен, включив координацию вопросов по безопасности дорожного движения, здоровому питанию и психическому здоровью.

Сегодня очевидно, что без помощи странам в разработке и реализации эффективных мер по борьбе с неинфекционными заболеваниями достичь успеха не удастся.

Именно поэтому за последние три года мы оказали поддержку 24 странам в рамках глобальной программы ВОЗ по профилактике и контролю неинфекционных заболеваний.

Начиная с прошлого года, мы оказываем активную поддержку программы ВОЗ в Европе по борьбе с НИЗ, уделяя особое внимание высокому уровню смертности в странах Центральной Азии и Восточной Европы. В целях формирования эффективного регионального механизма содействия развитию государств в Москве был открыт географически удаленный офис ВОЗ по неинфекционным заболеваниям.

Важно подчеркнуть, что одних усилий государств в деле борьбы с НИЗ не достаточно: необходимо привлекать к партнерству гражданское общество – активистов, профессиональные и другие неправительственные организации, бизнес-структуры. Только консолидировав усилия, мы сможем достичь успеха.

Завершая выступление, хотелось бы сказать, что сегодня, когда определены цели и сформированы эффективные инструменты по их достижению, остается только действовать. И это налагает на нас особую ответственность за конкретные шаги, результаты которых отзовутся в здравоохранении будущего.

Спасибо!

Россия. Весь мир > Медицина > rosminzdrav.ru, 22 сентября 2016 > № 1912100 Вероника Скворцова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter