Всего новостей: 2300549, выбрано 506 за 0.105 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Нефть, газ, уголь: Новак Александр (67)Крутихин Михаил (37)Вардуль Николай (22)Путин Владимир (21)Донской Сергей (19)Алекперов Вагит (17)Миллер Алексей (16)Сечин Игорь (16)Милов Владимир (15)Сигов Юрий (14)Латынина Юлия (13)Медведев Дмитрий (13)Минеев Александр (11)Молодцов Кирилл (11)Гурдин Константин (10)Иноземцев Владислав (10)Михельсон Леонид (10)Муртазин Ирек (10)Полухин Алексей (10)Симонов Константин (10) далее...по алфавиту
Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395462 Игорь Юшков

Раскулачивание «Газпрома». Почему его конкуренты хотят реформировать газовую отрасль

Игорь Юшков

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ.

В случае выделения из «Газпрома» газотранспортной системы, «Роснефть» и «Новатэк» будут выступать за приведения газовой отрасли к модели нефтяной — что подразумевает либерализацию экспорта трубопроводного газа

По стране шагал 100-летний юбилей Великой Октябрьской социалистической революции. По центральным каналам показывали сериалы про Ленина и Троцкого. Может, и вопреки желанию авторов, но определенная романтизация революций происходит. Наверное, поэтому СМИ так живо восприняли новость о том, что «Газпром» впервые в меморандуме к выпуску евробондов признал возможность разделения компании на части по видам деятельности, а именно — за счет выделения газотранспортной составляющей в отдельную структуру. Такая реформа стала бы настоящей революцией в российской газовой отрасли. Однако памятные даты прошли, и очередные споры о выселении Ленина из мавзолея утихли. А вот разделенный в революционном угаре «Газпром» назад уже будет не склеить. Поэтому стоит рационально отнестись к реформированию газовой отрасли, рассмотрев все плюсы и минусы.

Зачем «Газпром» вообще признал угрозу разделения компании? Стоит напомнить, что концерн уже много лет пишет в своих документах, что правительство может лишить его монопольного права на экспорт трубопроводного газа. Нынешнее заявление о разделении компании является лишь производной от риска лишения монополии. Скажем откровенно, все риски для «Газпрома» создают его конкуренты «Роснефть» и «Новатэк». Игорь Сечин и Геннадий Тимченко F 4 имеют сравнимый с Алексеем Миллером аппаратный вес. Они стремятся получить для своих компаний право самостоятельного экспорта трубопроводного газа, так как продажа газа на внешних рынках более прибыльна, чем реализация сырья российским потребителям. Но простые заявления о том, что несправедливо, когда экспортом газа занимается только одна компания, ни к чему не приводят.

Решение о реформе газовой отрасли может принять только Владимир Путин. Возможно, президент опасается, что, если либерализовать экспорт трубопроводного газа, российские поставщики станут конкурировать между собой на европейском рынке. Этим воспользуются потребители и станут сбивать цены. В итоге российский бюджет недополучит доход от НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) и экспортной пошлины, так как их размер рассчитывается с учетом цен рынке.

Сокращение доходов бюджета приведет к снижению расходов, в том числе и социальных, а значит — повысятся протестные настроения. А повторения событий 100-летней давности правящие элиты уж точно не хотят.

Аргументы за сохранения экспортной монополии кажутся железобетонными. Но «Роснефть» и «Новатэк» решили идти к своей цели постепенно. Сначала они получили право экспорта СПГ. Вероятно, они смогли убедить президента в том, что необходимо дать проекту «Роснефти» «Дальневосточный СПГ» и ямальским СПГ-проектам НОВАТЭКа («Ямал СПГ» и «Арктик СПГ») возможность самостоятельно продавать свой сжиженный газ именно на азиатских рынках. Аргументация могла быть следующая: азиатские рынки газа растут большими темпами, и рынок Китая в частности, поэтому важно занять их российским газом, и не важно, кто будет его поставлять — «Газпром» или другие компании, конкуренция будет происходить между Россией и другими странами-экспортерами, а не между компаниями. В итоге СПГ-проекты «Роснефти» и НОВАТЭКа получили право экспорта сжиженного газа. Показательно, что полной либерализации экспорта СПГ не произошло: поправки в закон были составлены так, что под них подпадали только некоторые проекты.

Теперь коалиция двух независимых производителей делает следующий шаг. Они говорят о том, что подразделения «Газпрома» нужно разделить по видам деятельности внутри самой компании, так как это повысит прозрачность, эффективность и вообще так принято в цивилизованном мире. Конечно, когда внутри «Газпрома» газотранспортная инфраструктура будет выделена в отдельное подразделение, ее гораздо легче будет вывести из структуры концерна под теми же благими аргументами. Но в тот же момент встанет вопрос о самой модели газовой отрасли России. Сейчас один из участников рынка — «Газпром» — конкурирует с другими компаниями в сегментах добычи и сбыта, но одновременно владеет инфраструктурой и оказывает услуги по транспортировке и хранению газа конкурентов.

В случае выделения из концерна газотранспортной системы, «Роснефть» и «Новатэк» будут выступать за приведения газовой отрасли к модели нефтяной, что подразумевает либерализацию экспорта трубопроводного газа.

Вот так тезис о разделении «Газпрома» превращается в тезис о либерализации экспорта газа. Поэтому нынешний меморандум госконцерна не содержит в себе ничего нового. Другой вопрос, а приведет ли либерализация к тем негативным последствиям, которых может опасаться российское руководство? Рост потребления газа в Европе в 2017 году показывает, что цена является определяющим фактором для потребителя и он станет сбивать ее любыми методами. Аргумент о том, что допуск независимых производителей к экспортным газопроводам позволит обойти ограничения Третьего энергопакета также весьма сомнительны. Ведь дело не в том, какая компания поставляет в Евросоюз газ, а в том, что этот газ идет из России, которую, по мнению ряда европейских политических лидеров, нужно сдерживать. В том числе через блокаду наших газопроводных проектов.

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395462 Игорь Юшков


Россия > Нефть, газ, уголь. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 7 ноября 2017 > № 2379769 Алексей Миллер

Встреча Дмитрия Медведева с председателем правления ПАО «Газпром» Алексеем Миллером.

Глава компании доложил Председателю Правительства о работе, проведённой «Газпромом» при подготовке к текущему отопительному сезону, а также о ходе реализации программы газификации регионов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Алексей Борисович, очевидно, что погода на большей части территории Российской Федерации стала зимней. Как идёт подготовка и, по сути, начало зимнего сезона по линии «Газпрома»?

А.Миллер: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, «Газпром» провёл 12 планово-предупредительных ремонтов. В настоящее время мы провели дефектоскопию 17,4 тыс. км магистральных газопроводов, 630 км из них отремонтировали. В подземные хранилища Российской Федерации закачано 72 млрд 184 млн кубометров газа. В настоящее время мы обеспечиваем потенциальный максимальный суточный отбор – 805,3 млн кубометров газа в сутки. Это является историческим рекордом.

«Газпром» традиционно имеет запасы в своих добычных мощностях. В годовом исчислении это более 100 млрд кубометров газа. Всё это позволяет нам с уверенностью говорить о том, что «Газпром» обеспечит надёжное газоснабжение потребителей Российской Федерации, потребителей за рубежом в предстоящий осенне-зимний период.

Д.Медведев: Хорошо, потому что общая готовность «Газпрома» – это в значительной степени готовность всей страны к зиме, к прохождению того, что на газпромовском языке принято называть осенне-зимним максимумом. А страна у нас действительно в этом смысле очень сложная.

Есть ещё одна крупная программа, которой «Газпром» занимается последние 12 лет, с 2005 года (я ещё помню по совету директоров «Газпрома»). Как обстоят дела с программой газификации? Это одна из наиболее резонансных и известных социальных и в то же время производственных программ «Газпрома».

А.Миллер: В 2017 году «Газпром» реализует программу газификации в 68 регионах страны. В этом году будет построено 1700 км газопроводов в рамках программы газификации. Объём финансирования программы в 2017 году составляет 29,5 млрд рублей. Будет введено в строй 160 котельных, газифицировано почти 76 тыс. домовладений, и газом будет обеспечено более 200 населённых пунктов. Это позволит к 1 января 2018 года выйти на средний уровень газификации по Российской Федерации – 68,1%.

Д.Медведев: С какой цифры мы начинали?

А.Миллер: В 2005 году мы начинали с цифры 54% – в целом по стране, 60% – город и 34% – село. На 1 января у нас на селе будет 58,3%, в городах и посёлках городского типа – 71,1%.

В рамках программы газификации Правительством, руководством страны ставилась задача обеспечить ускоренные темпы газификации на селе. Мы видим, что за эти годы рост газификации на селе почти в два раза выше, чем рост газификации в городах и посёлках городского типа.

Что касается программы 2018 года, мы планируем увеличить объёмы финансирования больше, чем в 2017 году, хотя прекрасно понимаем, что темпы программы газификации зависят в очень большой степени от регионов, от возможности обеспечить подключение потребителей и строительство внутрипоселковых сетей. Но в любом случае мы видим, что темпы роста газификации в стране устойчивые. И с учётом того, что удаётся всё-таки тенденцию по исполнению обязательств в рамках программы и синхронизации со стороны регионов каждый год улучшать, думаю, показатели в 2018 году будут ещё лучше, чем в 2017-м.

Д.Медведев: Это очень важно, особенно для села (мы с Вами неоднократно об этом говорили), потому что на селе это просто другой уровень комфорта. В городе всё-таки возможностей больше. Конечно, город тоже очень важное место для проведения программы газификации, но там ситуация несколько лучше изначально была.

Вы упомянули регионы. Мы несколько раз с Вами специально проводили совещание с участием регионов, что называется, с разбором полётов, потому что это действительно изначально задумывалось как совместная ответственность – с одной стороны, «Газпрома» как крупнейшей нашей компании, которая занимается газом, а с другой стороны, региональных властей (я имею в виду сети низкого давления и внутрипоселковую, внутригородскую разводку сетей). Думаю, что через некоторое время мы ещё раз соберём регионы для того, чтобы простимулировать выполнение этой программы, которого очень ждут граждане нашей страны.

А.Миллер: Это будет, Дмитрий Анатольевич, абсолютно актуально с учётом темпов роста потребления населением. За первые 10 месяцев этого года по сравнению с 10 месяцами 2016 года рост потребления в Российской Федерации составил 6,7%. Это в первую очередь население и базовые отрасли промышленности: электроэнергетика, агрохимия, металлургия. Но здесь хотелось бы отметить именно рост потребления населением. Конечно, такой разговор с регионами будет очень актуален.

В целом с учётом роста потребления в Российской Федерации и роста потребления нашими зарубежными потребителями мы идём с объёмом роста (за аналогичный период 2017 года к 2016 году) в добыче 56,4 млрд куб. м газа. Это на 17,2% больше, чем в 2016 году. Без сомнения, это значительный рост. Поэтому совещание с регионами с учётом роста потребления газа населением будет очень актуально.

Д.Медведев: Хорошо. Давайте так и сделаем.

Россия > Нефть, газ, уголь. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 7 ноября 2017 > № 2379769 Алексей Миллер


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378698 Андрей Нечаев

Аналитика или политический ход: что стоит за отчетом Сбербанка о «Роснефти»

Андрей Нечаев

Бывший министр экономики России

Мы живем в век информационных технологий, когда скрыть документы, рассылаемые даже десяткам клиентов практически невозможно. Встает вопрос — какую цель преследовало распространение отчета аналитиков Sberbank CIB о финансовом положении «Роснефти»?

Похоже, в России появляется новый жанр информационных сенсаций, а, возможно, конкурентной и даже политической борьбы. Это материалы инвестиционных аналитиков. Первый нашумевший случай — письмо аналитика «Альфа-капитала» своим клиентам о сложном финансовом положении четырех крупнейших российских частных банков. Он закончился скандалом и серьезным оттоком клиентских средств из упомянутых в отчете банков. Многие обвинили тогда «Альфу» в недобросовестной конкуренции.

И вот новый случай — отчет инвестиционных аналитиков Sberbank CIB относительно плохого финансового положения «Роснефти» и неэффективности политики крупнейшей компании России. Сбербанк трудно подозревать в конкурентной борьбе с «Роснефтью». Соответственно, неизбежно возникают два вопроса: отражает ли отчет реальное положение дел в нефтяной компании и почему этот отчет вообще появился?

Правда ли, что в «Роснефти» не все благополучно?

Итак, первый вопрос — не оклеветали ли аналитики Сбербанка «Роснефть»? У этой статьи нет задачи углубленного анализа финансового положения и стратегии «Роснефти», поэтому ограничусь несколькими наблюдениями.

«Роснефть», начиная с дела «Юкоса», проводит агрессивную экспансионистскую политику. Вот далеко не полный перечень ее крупнейших приобретений лишь в самой России: активы «Юкоса», ТНК-ВР, «Башнефть». Уже в последние месяцы к ним добавились новые покупки активов в российской добыче и переработке, на газовом рынке Египта, а также НПЗ в Индии, своповые операции в Германии и существенные инвестиции в Венесуэле (скорее всего, вложенные в режим Мадуро $6 млрд будут потеряны). После 2013 года инвестиции «Роснефти» на приобретение активов составили $22 млрд. Инвестпрограмма компании в текущем году вырастет на треть и составит до 1,1 трлн рублей, а в 2018 — 1,3 трлн рублей.

Надо иметь в виду, что к моменту начала бурной экспансии «Роснефть» была далеко не крупнейшей российской нефтяной компанией со скромными финансовым потоком и свободной ликвидностью (в отличие, например, от «Сургутнефтегаза»). Почти все ее приобретения делались за счет кредитов, включая западные. По итогам первого полугодия 2017 года краткосрочный чистый долг «Роснефти» по данным самой компании вырос на 17% и превысил 2 трлн рублей. Долговая нагрузка составила 1,7 EBITDA. Если учесть стоимость заложенной добычи, чистый (не покрытый денежным резервами) долг «Роснефти» к концу 1 квартала 2017 был лишь немного ниже $80 млрд или 4,6 трлн рублей, что является новым историческим рекордом для компании. За январь-март капитальные вложения компании на $1 млрд превысили прибыль от операционной деятельности. «Роснефть» третий квартал подряд тратит больше, чем зарабатывает, прожигая денежные запасы в банках и увеличивая долговую нагрузку, констатирует Sberbank CIB.

Более того, есть ощущение, что в инвестициях компании отсутствует стратегическая линия, а покупки делаются по принципу «берем все, что дают». Так, недавно «Роснефть» через дочернюю компанию приобрела аэропорт в Кубинке, который явно не относится к профильным активам.

Ситуация резко усугубляется тем, что «Роснефть» попала под санкции и западный рынок капитала для нее практически закрылся. Аналитики хорошо помнят, как лихорадило валютный рынок России в конце 2014 года, когда рынок ждал прихода более 600 млрд рублей от «Роснефти» на покупку валюты для расчета по краткосрочным внешним долгам.

Естественно, негативные последствия для финансов компании имело падение цен на нефть. Положение усугубляется тем, что «Роснефть» заложила под зарубежные займы значительную часть добычи, включая будущую, и вынуждена давать покупателям-кредиторам значительные скидки, продавая им свою нефть на $4-6 дешевле и так упавшей рыночной цены.

Казалось бы при таком развитии событий, компании следует притормозить с новыми приобретениями, постаравшись нормализовать свои финансовые потоки и обязательства. Но, как пишут аналитики Sberbank CIB, «избегать дальнейшей экспансии для снижения долга не подходит главе «Роснефти». Это уже прямой «наезд» на президента «Роснефти» Игоря Сечина. Логично встает вопрос — какую цель преследовало распространение такого материала?

Аналитика или сигнал участникам рынка?

Версия, что отчет не предназначался для широкой публики, явно не проходит, поскольку мы живем в век информационных технологий, когда скрыть документы, рассылаемые даже десяткам клиентов практически невозможно. В исправленном отчете не изменились базовые оценки, лишь исчезли наиболее задиристые фразы и личностные характеристики. Но «слово не воробей».

Разумеется, мы можем лишь гадать, в какой связи появился этот материал и получил ли он благословение руководства Сбербанка. Вполне допускаю, что эксперты банка готовили чисто аналитическую справку и лишь объективности ради указали на роль Игоря Сечина в принятии стратегических решений, вызывающих у них серьезные вопросы.

Но могут быть и другие причины. Не секрет, что Сечин тесно связан с так называемыми «силовиками». Многим влиятельным представителям правящей элиты не нравится несомненное усиление его позиций и стиль его действий. Знаковым свидетельством этого стиля стала история с делом бывшего министра экономразвития Алексея Улюкаева. Исключительно в порядке предположения могу допустить, что аргументированная критика деятельности Сечина во вверенной ему компании преследует цель умерить его политические аппетиты и остановить укрепление влияния. Своего рода встречный хуг либеральной части окружения президента, включая Германа Грефа. В таком случае внешне рядовой аналитический отчет предназначался не только клиентам Сбербанка, но и президенту Путину. В оправдание этой гипотезы могу добавить, что «война кремлевских башен» и все более жесткое противостояние «силовой» и «технократической» частей окружения президента давно секретом не являются. Уже скоро в связи с выборами президента нас явно ждут серьезные кадровые решения. Тогда и узнаем финал этой борьбы.

От редакции.

Официальный комментарий Сбербанка, поступивший в Forbes: «Текст обзора по нефтегазовому сектору Sberbank Investment Research , который распространился и обсуждается в соцсетях, не соответствует актуальной версии отчета. Обсуждаемая в СМИ и социальных сетях редакция текста отчета была выпущена с нарушением принятых стандартов качества аналитики Sberbank CIB. Несоответствия этим стандартам были обнаружены в Sberbank Investment Research самостоятельно, после чего была выпущена скорректированная версия. Актуальный отчет является продуктом для квалифицированных инвесторов, клиентов Sberbank CIB и в открытом доступе не предоставляется».

Комментарий пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева РБК: «Аналитики Sberbank CIB традиционно питают необъяснимое и маниакальное пристрастие к нашей компании, что очевидно любому стороннему наблюдателю. Но мании, как правило, склонны к развитию. В данном случае они вышли за рамки своей компетенции, перейдя на личности и геополитику, которой они не уполномочены заниматься. Есть ощущение, что составлявшие отчет люди находятся на грани патологии. Очень хотелось бы, чтобы руководство системообразующего банка России оказало им посильную помощь».

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378698 Андрей Нечаев


Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев

Потребитель выходит из тени.

Полковник полиции Ражидин ЭФЕНДИЕВ, начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Дагестан.

Работа по декриминализации топливно-энергетического комплекса Дагестана является постоянным предметом внимания республиканского МВД. Предпринимаемые меры помогли в этом году значительно улучшить результаты оперативно-служебной деятельности по данному направлению. Только за 7 месяцев в сфере ТЭК республики выявлено 321 преступление (за такой же период 2016 года – 89), по которым возбуждено 318 уголовных дел (было – 72). Ущерб по оконченным производством уголовным делам составил свыше 797 миллионов 300 тысяч рублей, из которых возмещено более 766 миллионов 600 тысяч.

Существенное влияние на оперативную обстановку в сфере топливно-энергетического комплекса оказывают посягательства на сырую нефть из магистрального нефтепровода, а также факты её незаконной переработки. Благодаря системной работе существовавшие на этом участке проблемы стали терять былую остроту. Этому, в частности, способствовали подписание и реализация плана совместных мероприятий с АО «Черномортранснефть» по защите магистрального нефтепровода Баку–Новороссийск, проходящего по территории Республики Дагестан. И если до 2013 года потери нефти составляли порядка 3–4 тысяч тонн в год, то в последующие годы, по информации ОАО «Черномортранснефть», они не зафиксированы. А количество обнаруженных и ликвидированных врезок в нефтепровод сократилось с 42 в 2011 году до двух в текущем периоде.

Так, возбуждено уголовное дело по факту обнаружения на 281-м километре магистрального нефтепровода Грозный–Баку несанкционированной врезки и самосвала марки КамАЗ с замаскированной в кузове цистерной. По подозрению в совершении преступления арестованы двое граждан республики.

Однако ситуация в данном направлении по-прежнему требует постоянного, неослабного внимания. Нефть для перерабатывающих мини-заводов завозится в регион железнодорожным и автомобильным транспортом в основном из Калмыкии, Чечни, Ставропольского края и Самарской области. На этих предприятиях проводятся систематические проверки с изъятием образцов нефти для сравнительного анализа и нефтепродуктов для проведения лабораторных исследований на предмет их соответствия требованиям ГОСТ.

В сфере реализации моторного топлива проводятся оперативно-разыскные мероприятия по документированию фактов реализации сжиженного газа без соответствующей лицензии, а также некондиционного топлива. В текущем году проверено 294 объекта предпринимательской деятельности, в ходе которых выявлено 28 преступлений.

Вместе с тем на принятие свое­временного и законного решения по материалам негативно влияет то, что на сегодняшний день в экспертно-криминалистическом отделе МВД по Республике Дагестан отсутствует надлежащая аппаратура. Поэтому во время проверок автозаправочных станций на предмет реализации некондиционного топлива возникают проблемы при определении основных характеристик нефтепродуктов и получении соответствующего заключения специалиста.

Острой проблемой остаётся высокий уровень задолженности за поставленные энергоресурсы, в связи с чем МВД по Республике Дагестан продолжает комплекс мероприятий по реализации поручений Президента Российской Федерации Владимира Путина от 22 мая 2016 г. № мк 2130, а также протокола от 10 марта 2017 г. № 1 Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО, в части выявления и пресечения фактов хищений энергоресурсов.

Для реализации поставленных задач подписаны межведомственные приказы с энергетическими компаниями, в рамках которых сформированы рабочие группы из числа сотрудников УЭБиПК и корпоративной защиты компаний. На постоянной основе ведётся совместная работа по выявлению фактов бездоговорного потребления энергоресурсов и улучшению платёжной дисциплины, например, проводится оперативно-профилактическое мероприятие «Неплательщик». Благодаря этому ситуация несколько улучшилась. Удалось добиться роста количества заключённых договоров потребителей с энергетическими компаниями, соотношение собранных и начисленных платежей увеличилось с 25 до 43 процентов, то есть наблюдается процесс «выхода из тени» потребителей энергоресурсов.

Всего с начала года в республике проведено около 4 тысяч проверок по фактам хищения энергоресурсов, возбуждено 429 уголовных дел. Направлено в суд 286 уголовных дел, по результатам рассмотрения которых осуждены 184 лица (все условно). Сумма наложенных штрафов – 2,12 миллиона рублей. Установленный ущерб по оконченным уголовным делам составил более 50 миллионов рублей.

В структуре выявленных преступлений преобладают хищения энергоресурсов предприятиями, осуществляющими свою деятельность в различных областях экономики. К примеру, возбуждено уголовное дело в отношении начальника службы безопасности птицефабрики «Махачкалинская» и его арендатора, которые путём несанкционированной врезки в сетевой газопровод осуществляли хищение природного газа, причинив ущерб на сумму 2,17 миллиона рублей.

Учитывая, что ни одно хищение энергоресурсов, особенно на коммерческих объектах в различных секторах экономики, не совершается без прямого участия либо умышленного бездействия самих сотрудников энергетических компаний, по каждому выявленному факту хищения энергоресурсов проводится документирование возможных преступных действий или бездействия должностных лиц энергетических компаний, в соответствии с их служебными обязанностями. В результате выявлено 54 преступления, совершённых сотрудниками энергетических компаний. Так, на абонентском участке по Каякентскому району задокументированы пять эпизодов получения денежных средств от абонентов за погашение задолженностей исполняющим обязанности начальника участка и контролёрами.

Проводится комплекс мероприятий по получению и отработке упреждающей информации о фактах вывода из оборота денежных средств, предназначенных для расчётов за поставленные энергоносители и фактов перераспределения имущественных активов теплоснабжающих предприятий, имеющих значительные задолженности за поставленный газ. В результате возбуждены и расследуются четыре уголовных дела по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» в отношении руководителей некоторых теплоснабжающих компаний, которые, имея реальные возможности на погашение задолженностей за газ в общей сумме более 1,3 миллиарда рублей, использовали денежные средства, полученные от потребителей, по собственному усмотрению. Анализ выявленных преступлений в ТЭК республики показывает, что основное их количество приходится именно на хищения в газовой сфере.

В сфере электроэнергетики в этом году возбуждено три уголовных дела в отношении контролёров, совершивших мошеннические действия, и одно – в отношении директора частного детского сада. Это дошкольное учреждение было подключено к линии электропередач, минуя приборы учёта. В итоге совершено хищение электроэнергии, причинён ущерб на сумму 1,832 миллиона рублей.

Основная причина невозбуждения уголовных дел по выявленным незаконным врезкам в электрические сети физических лиц в том, что в статье 158 УК РФ «Кража» не предусмотрена уголовная ответственность за кражу электричества путём незаконных подключений к электрическим сетям, а статья 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием» предусматривает крупный ущерб (более 250 тысяч рублей).

Сейчас в Государственной Думе Российской Федерации находится на рассмотрении проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», направленный на устранение указанного правового пробела. В законопроекте предусматривается одинаковая ответственность по статье 158 УК РФ за кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода и электрических сетей. При этом оговаривается, что добровольно сообщившие о преступлении и в полном объёме возместившие причинённый ущерб могут быть освобождены от уголовной ответственности.

По состоянию на 1 августа 2017 года декларируемая газовыми компаниями задолженность за поставки составила 35,983 миллиарда рублей. Рост с начала года – 3,2 миллиарда рублей. И основными его причинами, помимо несанкционированного отбора со стороны юридических и физических лиц, которых выявляют органы внутренних дел, являются ненадлежащий учёт абонентов, необоснованно начисленные долги, большая доля безнадёжных долгов с истекшими сроками исковой давности, высокий уровень потерь, а также недостаточная организация работы по взысканию задолженностей в судебном порядке.

Представляется, что в данной сфере необходимо решить ряд задач. В том числе во взаимодействии с другими правоохранительными и контролирующими органами продолжить комплексную отработку объектов и территорий топливно-энергетического комплекса, наиболее подверженных криминальному влиянию. Требуется сосредоточить усилия оперативных сотрудников на повышении качества получаемой и фиксируемой информации в целях раскрытия преступлений, совершаемых организованными преступными группами в данной сфере, внедрении новых тактических приёмов оперативной работы и обеспечить качественное оперативное сопровождение возбуждённых уголовных дел данной категории, обеспечение по ним возмещения материального ущерба, доведения их до судов, вынесения приговоров.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев


Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 27 октября 2017 > № 2366998 Рашид Жаксылыков

Рашид Жаксылыков: «КМГ должен оставлять нефть в стране»

Вячеслав ЩЕКУНСКИХ

Очередной топливный коллапс в стране был уже не сезонным, а системным. Пока в правительстве назначают виновных, эксперты в нефтянке полагают, что изначально система создавалась без учета интересов страны. Так, председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков – за то, чтобы нефтяная нацкомпания оставляла свою долю добытой нефти на внутреннее потребление.

– Рашид Хасенович, расскажите о Вашем видении проблемы постоянного дефицита топлива на внутреннем рынке Казахстана.

– Для обеспечения внутренней потребности Казахстану нужно 17 млн тонн сырой нефти. Казахстан на пике добычи извлекал 80 млн тонн. Но три крупных оператора – NCOC, KPO и ТШО добывают 50% от общего количества, то есть, 40 млн тонн, и они освобождены от внутренних поставок. То есть, они нашей стране ни грамма нефти не оставляют – всё на экспорт. Система «КазМунайГаза» и частники по условиям договора с государством добывают остальные 50%. Они оставляют от всей своей добычи 30% на внутреннее потребление. А это 12 млн тонн. Понятно, что по сравнению с экспортом выгода мизерная. Поэтому операторы неохотно на это идут. При этих 12 млн тонн нам не хватает 5 млн тонн. Почему получилась такая ситуация? Вначале, когда с ними договор заключали, инвесторы доказали, что им не выгодно отдавать на внутренний рынок больше. Когда попытались поднять эту квоту, многие инвесторы оставили месторождения и ушли. Это было невыгодно даже при тех высоких ценах. Разговоры о поднятии квоты идут последние 2–3 года. По моим подсчетам, порядка 12–15 инвесторов ушли, потому что предложение Казахстана не было для них выгодным. А инвестор – это предприниматель, который считает деньги: вложенные средства должны быть рентабельными. Хотя, если бы они оставляли на внутренний рынок больше, мы бы получали 16 млн тонн, и это практически покрывало бы потребность страны. Но те 5 млн тонн, которых нам не хватает, мы берем у России. Мы эту нефть берем по нашим ценам. Поэтому, когда сотрудники министерства энергетики говорят, что мы зависим от России, то речь идет именно об этом объеме. И как только колебания в сфере ГСМ пошли в России, это моментально отразилось на нас. А это срывы поставок 35% внутренней потребности.

– Почему в ряде европейских стран поднимают цены на ГСМ?

– Там другая ситуация. Они хотят увеличить долю альтернативных источников энергии, электромобили. В той же Норвегии предпочтение отдается электромобилям. И если ранее это был вопрос экологии, то сегодня это уже вопрос экономики.

Но при этом каждый третий литр бензина в Германии – казахстанский. Практически мы завоевали Европу. А если брать мировой баланс, то добыча Казахстана – всего 1,5–2%.

– Некоторые эксперты говорят, что благодаря высоким ценам на топливо растут поступления в бюджет.

– Да, поступления налогов увеличиваются. Но простому народу это не выгодно. Уровень зарплат остается в другой инфляционной плоскости. У нас инфляционное таргетирование было реализовано в 2015 году. Уровень зарплат остался на прежнем уровне, доллар-то вырос. А Казахстан сегодня завозит импортных товаров больше 80%, и эти товары приобретаются в иностранной валюте.

– И пока нет никаких механизмов выправить ситуацию?

– Мы в свое время выдвигали следующее предложение: поскольку «КазМунайГаз» – это квазигоссектор, почему компания экспортирует? Пусть она поставляет нефть на внутренний рынок. Раз она представитель квазигоссектора, значит, надо полностью всю нефть, которую добывает компания, оставлять на внутреннее потребление. Только благодаря этому мы можем выйти из коллапса, который заставляет нас весной и осенью испытывать дефицит топлива. Любые скачки цен на ГСМ отражаются на продуктах питания. Как только поднимается цена, за счет логистики автоматически взвинчивается цена на продукты потребления. Комбайны, машины, которые доставляют зерно на элеваторы, работают на топливе.

Доля КМГ – 25% во всех крупных операторах. Это огромные объемы. Но, видимо, есть причины. Вы знаете, что КМГ был в долгах. Кроме того, компанию, наверное, «напрягают» участвовать во многих государственных нуждах. И я полагаю, что дочерние компании КМГ надо выпустить на конкурентоспособный рынок, чтобы с нею могли конкурировать отечественные компании. Если дочерняя компания находится в ведении материнской структуры, она все равно будет покрывать ее бюджет, даже если она будет убыточной.

– Что Вы можете сказать о процессе трансформации в системе «Самрук-Казыны»?

– Пока я не вижу эффективности в процессе трансформации компаний, которые входят в структуру «Самрук-Казыны», в частности, КМГ. Я не могу сказать, что они полностью трансформировались. В этом случае надо все дочерние компании отпустить на свободный рынок. А КМГ остаться в качестве инвесторов, таких как Шеврон, Agip и других – они отбирают себе хорошего партнера, страхуют контракт и работают. А у нас КМГ есть свое ТОО «Бургылау», у которого еще множество предприятий. Наверное, трансформация предполагает сокращение работников. И боязнь этого мешает выполнять поручение главы государства отпустить квазисектор в свободный рынок.

Мы, работая с транснациональными компаниями, изучали, как у них работают дочерние предприятия. В дочерних компаниях у них 7–8 человек. Это высококвалифицированные проектные менеджеры. Если необходимы буровые работы, то есть профессионал, который будет курировать компанию, которая выиграла тендер и отслеживать весь процесс. Зачем такой корпорации как «Шеврон» покупать оборудование за $50 млн или евро, когда есть те, кто имеет это оборудование. Лучше отдать это подрядчику и застраховать контракт. Что выгоднее – платить зарплату проект-менеджеру или содержать компанию? А мы не умеем заниматься одним делом – нам надо объять необъятное. Это, наверное, жадность.

– На конференции KEOGE-2017 Вы говорили о том, что во многих проектах предпочтение отдается иностранным подрядчикам.

– Помните историю с ЭКСПО, когда рухнула конструкция? Проектировщики кивали на сварщиков, сварщики на металл и так далее. Чтобы таких казусов избежать, проект отдается одной компании – от проектирования до «ключа». Поэтому внедрили систему EPC, когда компании и проектируют, и выполняют работы. У нас создали строительную компанию, рядом – проектный институт. В результате происходило укрупнение. Так, один из проектов ТШО на общие строительные работы – $1,5 млрд. Но для того, чтобы выиграть тендер, вы должны предоставить банковские гарантии на 30% от суммы. При этом банк должен иметь вес на мировом рынке. Покажите мне хоть одну казахстанскую компанию, которая бы могла гарантировать $500 млн. У нас нет столько недвижимости – ни у одной компании. Если идти в наши банки второго уровня, они дают не менее 28%. А это невыгодно. Мы начали придумывать «антисистему», начали работать над созданием СП и консорциумов: находим хорошую казахстанскую строительную компанию, у которой есть и проектная составляющая, и обеспечение техникой, и квалифицированными кадрами. Затем находим для нее иностранную компанию, которая имеет финансирование. Мы их «женим», и они, объединенные, идут на такие проекты. Есть консорциумы «Асар», «Ренессанс» и другие. Более того, в одном консорциуме у нас 60 отечественных компаний.

– В каких проектах участвуют такие структуры?

– На сегодняшний день самый важный проект – это проект будущего расширения и проект управления устьевым давлением ТШО (Общий интегрированный проект будет известен под аббревиатурой ПБР-ПУУД. – «Къ»), куда они хотят затратить $38 млрд.

– Тендеры уже распределены?

– До этого момента мы шли по ложному пути. То есть, все время переговоры проводились с инвесторами. Теперь, в течение 1,5–2 лет мы работаем напрямую с подрядчиками. Под тех, кто участвует в тендерах, мы находим казахстанские компании – это электрики, бетонщики и так далее, и у нас хорошо получается. У одной иностранной компании где-то 68 отечественных компаний. Самое малое – 12 казахстанских поставщиков. В случае выигрыша тендера они обязательно отдают субподряд. Но самый главный вопрос – по какой цене генеральный подрядчик отдаст объемы. Они отдают по той цене, где казахстанская компания не может вырасти, а только заплатить налоги, соцпакеты, зарплаты рабочих и так далее. А маржинальность на уровне 7–10%. Для иностранных подрядчиков не выгодно растить конкурентоспособную казахстанскую компанию, это такой «монопольный» принцип. И насчет этого тоже надо договариваться, объяснять, что роль инвестора заключается в том, чтобы он оставил после себя наследие в виде квалифицированных кадров, производственных мощностей. То, что он построил, нужно отдать казахстанским компаниям на обслуживание. Мы уже не ведем речь о высокотехнологичных работах – нас даже не пускают на пуско-наладку. Мы ведем речь об элементарной черновой работе, где присутствует арматура, бетон, песок, цемент.

Когда заключалось соглашение о разделе продукции (СРП), они не только для себя льготы выбивали, они отвоевали их и для своих будущих партнеров. И СРП до сих пор в силе.

– Как казахстанские компании работают за рубежом?

– Изучив опыт Норвегии, мы удивились – нефтесервис приносит стране больше прибыли, чем сама нефть. И мы начинаем повторять их опыт. Мы направляем квалифицированные кадры за рубеж, в Россию, Иран. Наши ребята работают в Иордании, в африканских странах. Колумбами казахстанских нефтесервисников являются те высококвалифицированные кадры, которые не хотят работать за $500. Буровик в Африке получает больше, чем в Казахстане. Рыночная экономика прекрасна тем, что у тебя есть выбор: хочешь работать за $500 – работай здесь, а если не хочешь – работай в Америке за $12 тыс. Но ты докажи, что ты ценный кадр. А ценный кадр, когда начинает работать, создает маленькую компанию. И так далее. На сегодняшний день на Ямале работают 1,5 тыс. казахстанцев. А на Ямале строится такой же завод, который хочет построить Шеврон (третьего поколения). И мы их хотим привлечь сюда.

– Как повлияет будущий кодекс о недрах на отрасль?

– Если те предложения, которые мы сегодня внесли, туда войдут, то ответственность по казсодержанию будут нести не только инвесторы, но и те компании, которые за собой привел инвестор. Сегодня только инвестор несет ответственность, а те компании, которые он за собой приводит, освобождены от всех налогов и пошлин. А наши отечественные компании моментально выбывают из игры, потому что на них бремя налогов и пошлин действует. Автоматически при тендерных процедурах мы по ценовой политике проигрываем. Иногда нам в лицо смеются: «Почему у казахстанских компаний всегда дороже?» Допустим, иностранная компания закупила оборудование на $50 млн. Она завозит его беспошлинно, в отличие от казахстанской. А при подаче документов на тендер эти пошлины «сидят» в цене. И мы хотим, чтобы было все на равных. При обеспечении тепличных условий для зарубежных инвесторов надо думать и о наших инвесторах. Мы не знаем, как долго продлится эра нефти – кто-то говорит, что лет десять, а кто-то – до 2050 года. Но как только она закончится, мы станем для них неинтересными, они уйдут. А как нам развиваться дальше? Поэтому мы должны сегодня взращивать интеллектуалов, предпринимателей, и показать им, что они важнее, чем иностранные инвесторы. Все-таки отечественные компании чувствуют себя детьми-сиротами.

Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 27 октября 2017 > № 2366998 Рашид Жаксылыков


Польша. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 25 октября 2017 > № 2364449 Алексей Гривач

Против Северного потока. Как Польша сражается с «ветряными мельницами»

Алексей Гривач

заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности

Варшава проиграла все иски в рамках первого «Северного потока», который уже почти шесть лет доставляет газ европейским потребителям. Сейчас польские власти подготовили заключение по вопросу о правовом статусе «Северного потока-2» — альтернативное официальным юристам Еврокомиссии

По итогам первого дня саммита Евросоюза в Брюсселе председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что инициативы противников «Северного потока-2» выдать Еврокомиссии мандат на проведение переговоров с Россией о специальном правовом статусе для этого проекта провалились. «Можно просто сказать: между странами ЕС нет единогласной поддержки предоставлению мандата Еврокомиссии для ведения переговоров с Россией по этому вопросу. Мы пришли к выводу, что Совет ЕС должен продолжать работу по этому вопросу, однако я не ожидаю достижения компромисса в течение ближайших месяцев. Но Еврокомиссия продолжает считать, что она должна получить такой мандат на переговоры с Россией», — сказал Юнкер. По его словам, за выступили только Польша и бывшие Прибалтийские республики Советского Союза, против высказались Германия и Австрия. Остальные, судя по всему, воздержались. Разум восторжествовал.

Честно говоря, попытки некоторых деятелей Европейской комиссии и отдельных стран ЕС в направлении запретить или затормозить «Северный поток-2» уже ничего кроме снисходительной улыбки не вызывают. Они настолько очевидно противоречат самой идее правового государства, не говоря уже о правовом эталоне (коим Брюссель себя считает), обязательного к подражанию всеми остальными, что это даже не требует особых доказательств.

Вот энергетический блок Еврокомиссии с упорством, достойным иного применения, заявляет, что «Северный поток-2» должен подчиняться правилам так называемого Третьего энергетического пакета — антимонопольного законодательства, которое регламентирует управление газотранспортными системами, доставляющими газ на территории Евросоюза. Всем понятно, что газопровод, который начинается в России — суверенном государстве, не входящем в Евросоюз, идет по дну Балтийского моря (использование регулируется морским правом и природоохранными конвенциями) и заканчивается сразу после выхода из воды в Германии, не транспортирует газ в зоне действия внутреннего рынка. Юридический отдел самой Еврокомиссии уже, как минимум, два раза написал, что проект не подпадает проект под внутриевропейское законодательство. Нет, чиновники Еврокомиссии, которых уже давно впору окрестить политиками, хотя их и не выбирали, как это принято в демократических системах, все равно извиваются ужом и придумывают новые ходы.

И вот уже агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, что Еврокомиссия готовит поправки в законодательство, которые позволят распространить правила третьего пакета на газопроводы, поставляющие топливо в Евросоюз из третьих стран. Чуть позже выясняется, откуда ноги растут. «Ведомости» публикуют документ, в котором содержится альтернативное официальным юристам Еврокомиссии юридическое заключение по вопросу о правовом статусе «Северного потока-2». Авторство приписывается полякам, давним специалистам по альтернативным трактовкам истории, а теперь еще и правовых норм. Правительство Польши, выступающее самым ярым и даже оголтелым критиком «Северного потока-2» и вообще любого конструктивного сотрудничества России и Европы в энергетической сфере, предлагает Еврокомиссии распространить «третий пакет» на балтийский газопровод, так как он пройдет по территориальным водам Германии и выйдет на сушу на ее территории. А заодно и на газопроводы на территории третьей страны, то есть России. Затем уже перед самым саммитом ЕС премьер-министр Беата Шидло заявила, что вынесла в повестку вопрос «Северном потоке-2» как одну из двух главных проблем существования ЕС, наряду с иммиграцией.

Варшаве, впрочем, не впервой сражаться с «ветряными мельницами» — модными в Европе (но только не Польше, где правит бал угольная генерация) ветряками, а с несуществующими проблемами. Они проиграли все иски в рамках первого «Северного потока», который уже почти 6 лет исправно работает и доставляет газ европейским потребителям. Да и, по правде говоря, именно Польша является рекордсменом в Евросоюз по числу исков и претензий со стороны Еврокомиссии по несоответствию национального законодательства нормам Союза. И ей всерьез грозили из Брюсселя введением санкций.

К сожалению, по пути политиканства решила пойти и страна с более устоявшимся опытом демократии, такая как Дания, парламент которой собирается задним числом изменить процедуру выдачи разрешений на строительство трубы в своих территориальных водах. Раньше и сейчас его предоставляло экологическое ведомство на основе соображений соответствия нормам природоохранного законодательства, а в случае принятия поправок — заключение станет прерогативой МИДа, то есть приниматься будет по политическим мотивам. Можно сказать, что это внутреннее дело Копенгагена — как регулировать деятельность в территориальных водах, но с точки зрения основополагающего правового принципа ЕС — правовой определенности — это выглядит, по меньшей мере, нечистоплотно. Особенно если вспомнить, что перенести часть маршрута из экономической зоны в территориальные воды в рамках «Северного потока-1» просила именно датская сторона — из соображений большей экологической безопасности. Это печально, прежде всего, с точки зрения, правовых стандартов Евросоюза, но для будущего проекта неопасно.

Польша. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 25 октября 2017 > № 2364449 Алексей Гривач


Турция. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 23 октября 2017 > № 2368102 Александр Новак

Интервью Министра Александра Новака турецкому агентству "Анадолу".

Каковы основные итоги заседания?

Наши консультации прошли на очень высоком уровне, мы конструктивно обсудили и текущее состояние сотрудничества между нашими странами, и перспективные проекты. Также на заседании прозвучали вопросы, которые требуют дополнительного решения. В их числе - отмена ограничений в торговле, чтобы дать возможность бизнесу осуществлять свою деятельность, активизировать инвестиционные процессы. Я, в принципе, очень доволен тем, как идет процесс. На сегодняшний день торговый оборот между нашими странами вырос на 30% по сравнению с прошлым годом. Тем не менее, этот показатель пока остаётся значительно меньше, чем мог бы быть. Задача, которую поставили лидеры наших стран - увеличить торговый оборот до 100 миллиардов долларов в год. Конечно, мы должны способствовать достижению этой цели, предпринимая все необходимые действия.

Мы рады, что наш российский Фонд прямых инвестиций и турецкий суверенный фонд договорились о создании совместного инвестиционного фонда общим объемом 1 млрд долларов. Эти средства будут направлены на реализацию совместных проектов. Хочу отметить сотрудничество на межбанковском уровне по развитию использования расчетов в рублях и турецкой лире. В области энергетики мы реализуем два крупных проекта - Турецкий поток и атомная электростанция Аккую. По ним подписаны международные правсоглашения, которые требуют внимания для того, чтобы все вопросы решались в установленные сроки. Я уверен, что все эти проекты будут реализованы в существующие сроки.

Мы говорили о сельском хозяйстве, это одна из тем, которая, безусловно, всех волнует. В частности, речь шла о снятии барьеров, в том числе, по поставкам томатов в РФ, и сегодня можно сказать, что такое решение подготовлено и идёт окончательное согласование постановления правительства, которое, надеемся, в ближайшее время будет принято. Конечно, скорость принятия этого решения будет зависеть, в том числе, от вопросов снятия бюрократических барьеров, которые турецкая сторона вела относительно поставок сельскохозяйственной продукции. Речь идёт о счетах-фактурах, которые, в соответствии с принятым решением, надо заверять в Консульстве. Мы считаем, что необходимо двигаться в направлении снятия всех барьеров, наши аграрные ведомства взаимодействуют между собой, соответствующие консультации будут продолжены. Также на встрече обсуждались вопросы транспорта, промышленности, инвестиций, развития туризма между нашими странами, то есть весь спектр взаимоотношений. Я думаю, что сегодняшнее заседание Комиссии даст дополнительный импульс для решения проблем и увеличения торгового оборота между нашими странами.

В последнее время сельское хозяйство было одной из самых популярных тем для обсуждения между Россией и Турцией. Как известно, Россия со своей стороны хотела бы экспортировать в Турцию мясо. Какие детали Вы могли бы сообщить в части данной сферы?

Наши предприятия заинтересованы поставлять продукцию в Турецкую республику, речь идёт о говядине и мясе птицы, утки. Сейчас идёт совместная работа наших министерств сельского хозяйства, а также контролирующих надзорных органов по сертификации соответствующей продукции. Состоялась инспекция турецких коллег на трёх российских предприятиях, в настоящий момент этот отчёт изучается. И мы надеемся, что в ближайшее время турецкая сторона выдаст разрешения для поставок российского мяса.

Также энергетика – очень важная тема для наших стран. Мы знаем, что Россия хотела гарантии от Европы для строительства второй нитки Турецкого потока, получила ли она эти гарантии? Поскольку известно, что уже почти 400 километров второй нитки уже построено.

Действительно, всего по двум ниткам на сегодня уложено более 370 км. В ближайшее время должен быть согласован и подписан протокол по строительству сухопутного транзитного участка, определен его маршрут для того, чтобы успеть в соответствии с оговорёнными межправсоглашением сроками - это декабрь 2019 года - закончить соответствующие работы. «Газпром» подписал Дорожные карты с профильными министерствами Болгарии, Сербии и Венгрии по развитию национальных газотранспортных систем в соответствии с заявками «Газпром экспорта». Но также сохраняется вариант поставок в направлении Греции и дальше через планируемый газопровод Poseidon на рынок Италии.

Есть ли решение по предоставлению скидки по поставкам российского газа?

Переговоры по скидке идут, главным образом, между российским Газпромом и турецким Botas, вы знаете что стороны находятся ещё в суде. Я могу сказать, что тема о скидке возникла ещё до падения цен на нефть, на газ. Цены, которые сегодня складываются, абсолютно конкурентоспособны, они соответствуют рынку. И вопрос о формировании цены на поставляемый газ - это вопрос взаимных договорённостей между двумя коммерческими компаниями, поэтому мы будем ожидать результатов переговоров. Надеемся, стороны придут к взаимному согласию.

Не так давно три турецкие компании стали партнерами Аккую. Как продвигается работа с вашими турецкими партнерами?

Действительно, для реализации этого проекта привлечены турецкие инвесторы. На наш взгляд, это очень хороший сигнал, что проект будет реализовываться российскими компаниями совместно с турецкими партнёрами. На сегодняшний день реализация проекта идёт по плану, получено большинство необходимых согласований и разрешений, ожидаем получения уже окончательной лицензии на строительство, и с этого момента начнётся укладка первого бетона. На днях турецкие партнеры выдали временное разрешение на строительство. Идут работы по планировке территории и землеустроительные работы, идёт проектирование, осуществляется заказ необходимого оборудования. Все мероприятия реализуются в соответствии с графиком.

Кроме энергетики, какие сферы могут быть интересны России для инвестирования?

Конечно, наше сотрудничество не ограничивается только энергетикой, у нас очень много взаимных инвестиций в такие сферы как промышленность, производство оборудования, деревообработка, транспорт, связь. Мы охватываем в нашем сотрудничестве почти все сферы деятельности. Например, турецкие инвесторы вложили в Татарстане 2 млрд долларов в создание более 10 предприятий в различных сферах. В Турции есть металлургические предприятия, в которые были вложены средства российских инвесторов, например, предприятия по сборке автомобилей Газель. Кроме этого у нас есть инвестиции в финансовой сфере, в своё время Сбербанк приобрёл турецкий Демиз Банк. На заседании межправкомиссии говорилось о развитии сотрудничества в космической промышленности и возможности участия российских компаний в тендере на производство спутников. Это тоже одно из направлений сотрудничества.

Можете ли Вы сообщить детали работы Совместного российско-турецкого инвестиционного фонда?

Решение было принято в марте этого года, сейчас идёт юридическая процедура оформления данного фонда. Недавно я в Москве встречался с советником президента Эрдогана, он является членом Наблюдательного совета Турецкого суверенного фонда, мы подробно обсуждали, в том числе и сотрудничество в области инвестиций, создание совместного фонда с нашим российским фондом прямых инвестиций. Мы уверены, что в ближайшее время он заработает.

Как решаются вопросы визового режима?

Мы считаем, что эта сфера постепенно должна быть либерализована. Мы положительно оцениваем введение безвизового режима для граждан Турции. В МИД России уже переданы предложения по введению безвизового режима для владельцев служебных паспортов и водителей большегрузных транспортных средств. Мы оптимистично настроены по поводу решения этого вопроса.

Турция. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 23 октября 2017 > № 2368102 Александр Новак


Ирак. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360409 Игорь Панкратенко

Москва споткнулась в Курдистане

Багдад назвал незаконной сделку Роснефти с властями Курдистана. Игорь Сечин в ответ заявил, что «это не наш вопрос вообще».

Игорь Панкратенко, Haqqin.az, Азербайджан

Спустя два дня поле начала иракскими правительственными войсками и ополчением Хашд аль-Шааби операции «Киркук наш», то есть — тогда, когда курды практически полностью оставили территорию спорной провинции, Роснефть объявила, что договорилась с Эрбилем о разработке пяти нефтяных блоков. А также — о приобретении 60%-ной доли в главном нефтепроводе Иракского Курдистана.

По сообщениям из хорошо информированных источников, инвестиции Роснефти в этот проект составят 1,8 миллиарда долларов, 400 миллионов из которых компания должна в ближайшее время выплатить руководству Курдской автономии. По итогам сделки Роснефть станет ведущим иностранным инвестором в КРАИ, а общая сумма российских вложений в нефтегазовый сектор экономики Эрбиля составит около 6 миллиардов долларов.

И можно было бы восхищаться экспансией российской нефтяной корпорации на Ближний Восток — практически одновременно с Курдистаном Роснефть заходит и в Египет, на газовое месторождение Зохр, доведя свою долю там до 35% — дескать, обошли и Шеврон, и ВР, и прочие там Эксон Мобилы.

Но восхититься и радоваться мешает весьма пикантный нюанс. Все пять нефтяных блоков, о которых Роснефть договаривалась с Эрбилем, располагаются как раз в Киркуке. И к моменту объявления о сделке руководство Курдской автономии уже не контролировались. То есть, эмиссары Сечина договаривались с представителями Барзани о том, что Эрбилю не принадлежит. Поскольку по федеративному договору между Багдадом и КРАИ курды хоть и имеют право заключать договоры с иностранными компаниями без разрешения Багдада, но только на территории самой автономии.

Естественно, та легкость, с которой Роснефть и Эрбиль распорядились чужой собственностью, вызвала в Багдаде откровенное изумление, перешедшее чуть позже в возмущение. «Заявления иностранных компаний по поводу их намерений заключить нефтяные контракты с той или иной стороной в пределах Ирака без уведомления федерального правительства или Министерства нефти считаются грубым вмешательством во внутренние дела Ирака, нарушением его национального суверенитета и явным нарушением международных норм», — заявил министр нефти Джаббар аль-Луэйби, добавив, что подобные контракты будут оспорены в суде.

На что Игорь Сечин с подкупающей прямотой посоветовал Багдаду и Эрбилю самостоятельно разбираться, что кому там принадлежит, а его на подобные мелочи не отвлекать. И вообще, Роснефть продолжит выполнение контракта, поскольку какие-то там разборки у туземцев — «это не наш вопрос вообще».

Поведение руководства Роснефти в истории с этой сделкой — готовившейся на фоне событий, развернувшихся после 25 сентября, а затем и связанных с иракской операцией «Киркук наш», — могут объяснить только две версии. Либо менеджмент компании в одночасье лишился всех каналов информации о реальном положении дел в регионе (интернет, к примеру, им там всем в штаб-квартире отрубили, айфоны, смартфоны и прочие гаджеты поотбирали). Либо из заоблачных высот российской власти поступил приказ совершить сделку, невзирая ни на что.

И именно последнее представляется наиболее вероятным, поскольку руководство Роснефти всегда воспринимало стратегические зарубежные инвестиции через призму очередных геополитических интриг. Что, откровенно говоря, никого не должно шокировать — льготы, запредельные оклады и другие вкусности надо отрабатывать, какими бы противоречащими здравому смыслу поручения президентской администрации не выглядели — обычная для современной России схема.

Но тогда возникает второй вопрос — а Кремлю-то какой интерес связываться с политическими банкротами из клана Барзани, заставляя Роснефть вкладываться в проект, политические риски которого запредельны? Ведь сгорят инвестиции — и опять придется поддерживать компанию Сечина из бюджета страны, сокращая социальные расходы.

Причин здесь, как представляется, две. Во-первых, просто феерическая «прозорливость» Кремля в отношении реалий мировых раскладов в целом — и ближневосточной ситуации в частности. До последнего момента Москва не сомневалась, что США поддержат итоги референдума о независимости Курдистана. И уж тем более — не позволят Багдаду, Анкаре и Тегерану жестко осадить Барзани, вплоть до введения в Киркук частей иракской армии и взятия под полный контроль нефтяных полей провинции.

Даже то, что крупные ТНК, такие как, например, Chevron и BP, потихоньку свертывали свою активности в Эрбиле, в Москве никого не насторожило. Подозреваю — еще и обрадовало, место, дескать, нам освобождают. Почему они это делают — да к чему разбираться? Поскольку, перефразируя классика, «у кремлевских собственная гордость, мы на Запад смотрим свысока».

А, во-вторых, когда стало понятно, что все пошло совершенно по иному сценарию — вмешалась дружба. Нет, не с Барзани. С Тель-Авивом, поскольку израильский премьер лично просил Владимира Путина оказать всяческую поддержку Эрбилю, жертве неспровоцированной агрессии, зажатому в тисках экономической блокады. Который, между прочим, покрывал все эти годы более 70% потребностей Израиля в нефти. Такая вот незатейливая геополитика от Сечина и его команды.

Не сомневаюсь, что найдутся те, кто возразит: Эрбиль с Багдадом в конце концов договорятся, а российское присутствие останется. Мы, дескать, в Иракском Курдистане и еще и монополистами в нефтегазовом секторе будем. Проблема лишь в том, что когда все успокоится, Роснефть и Москва Эрбилю будут совершенно не нужны. Он быстро найдет им замену, оставив Кремлю и его «эффективным менеджерам» лишь возможность подсчитывать убытки.

Ирак. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360409 Игорь Панкратенко


Ирак > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 октября 2017 > № 2358440 Марианна Беленькая

Разделенный Курдистан. Кто освоит и как продаст нефть Киркука

Марианна Беленькая

Вряд ли российские и западные компании, которые также весьма активно работают в Иракском Курдистане, будут поставлены перед жестким выбором: или Эрбиль, или Багдад. Ираку иностранные инвестиции и поддержка сейчас нужны не меньше, чем Иракскому Курдистану. Да и Багдад не собирается выбирать между западными и российскими компаниями

Иракские курды потеряли Киркук – второй по значимости нефтеносный регион Ирака. В ночь на 16 октября премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади дал добро на начало операции по восстановлению безопасности и стабильности в провинции Киркук, которая с лета 2014 года находилась под контролем курдов. Багдад за сутки восстановил контроль над городом и окружающими его районами. Две основные курдские политические силы – Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) обвинили друг друга в предательстве. Не обошлось и без вмешательства Ирана, точнее Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

События в Киркуке развернулись ровно три недели спустя после референдума о независимости Иракского Курдистана, который официально поддержала только одна страна – Израиль. США заявили о невмешательстве в конфликт между Эрбилем и Багдадом, Россия выразила поддержку обеим сторонам, при этом Роснефть объявила о подписании новых контрактов с Иракским Курдистаном.

Нефть раздора

Суть происходящего вокруг Киркука сформулировал глава МИД РФ Сергей Лавров. «Стремление отложить на потом такие вопросы, как статус Киркука и кто должен распоряжаться доходами от нефти, оказалось неблагоприятным для спокойного развития Иракского государства», — сказал министр.

Киркукская нефть стала яблоком раздора и для Эрбиля и Багдада, и для курдских партий. Демпартия, к которой принадлежит президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, и Патриотический союз, куда входил недавно скончавшийся президент Ирака (в 2005—2014 годах) Джаляль Талабани, неоднократно спорили о распределении доходов от нефти и обвиняли друг друга в коррупции. Еще год назад в СМИ появились сообщения, что вдова покойного Талабани — Геро Ибрахим Ахмад — выступила за возвращение киркукских месторождений под контроль Багдада при условии, что часть доходов от экспорта нефти будет возвращаться в Киркук на зарплаты курдскому ополчению пешмерга и госслужащим. В Патриотическом союзе возражают, что доходы от нефти оседают у Демпартии в Эрбиле, который контролирует весь экспорт с курдских территорий в Турцию, и жители Киркука остаются ни с чем.

В последнее время в Киркуке на подконтрольных курдам месторождениях добывалось 275 тысяч баррелей нефти в сутки (почти половина курдского экспорта), на оставшихся под управлением Багдада — 90 тысяч, но это не предел. Киркукские месторождения составляют около 12% нефтяных запасов Ирака. Как заявил иракский министр нефти Джаббар аль-Луайби уже после возвращения города под контроль Багдада, его ведомство планирует довести добычу нефти в Киркуке до миллиона баррелей в день. То есть было за что бороться.

В ближайших планах Багдада — восстановить трубопровод мощностью до 400 тысяч баррелей в день из Киркука в турецкий Джейхан через провинции Салах-эд-Дин и Найнава в обход Иракского Курдистана.

Советы от Ирана

Операция в Киркуке, по данным СМИ, была спланирована Багдадом под руководством иранского Корпуса стражей исламской революции. Как сообщает «Аль-Монитор», иранские генералы за день до операции предупредили командиров пешмерга в Киркуке о готовящейся операции и предложили оставить город. Те отказались, но, когда иракская армия начала боевые действия, сопротивление ей оказывали только в отдельных районах. Десятки пешмерга погибли, но большинство просто отступили.

Также известно, что накануне киркукских событий в Сулеймании находился генерал-майор Касем Сулеймани, командующий спецподразделением Аль-Кудс в составе Корпуса стражей и официальный военный советник ополчения иракских шиитов Аль-Хашд. Среди озвученных целей визита — почтить память основателя Патриотического союза Курдистана и бывшего президента Ирака Джаляля Талабани, который скончался 3 октября. Разумеется, иранский генерал встречался с семьей Талабани.

Связь Патриотического союза с Ираном насчитывает не одно десятилетие. Тегеран укрывал курдов во времена Саддама Хусейна и оказывал им вооруженную поддержку. Но независимость курдов и раскол Ирака, который также фактически оказался под иранским контролем, Тегеран не устраивает. СМИ со ссылкой на курдские источники утверждают, что генерал Сулеймани приехал с посреднической миссией между Эрбилем и Багдадом. Но приехал не к президенту Иракского Курдистана Масуду Барзани, а к семье Талабани в Сулейманию.

Примечательно, что фактически в то же время в Сулеймании был и президент Иракского Курдистана Барзани — не только в качестве главы региона, но и как лидер Демпартии. Однако он не встречался ни с иранским генералом, ни с семьей покойного Талабани. Он провел переговоры с также приехавшим в Сулейманию президентом Ирака Фуадом Масумом (курдом по происхождению) и некоторыми руководителями Патриотического союза. По итогам встречи было заявлено, что позиции Демпартии и Патриотического союза едины и обе партии отвергают односторонние переговоры с Багдадом. Но заявленное единство оказалось мифом.

Курдский раскол

Две главные партии иракских курдов — Патриотический союз и Демпартия (Сулеймания и Эрбиль) — соперничают друг с другом на протяжении многих лет. В 1990-х это привело к гражданской войне. Борьба за власть продолжалась и после того, как стороны под давлением США заключили мир. Из-за постоянных разногласий последние два года была приостановлена работа регионального парламента, депутаты смогли собраться лишь за 10 дней до референдума. Казалось, что референдум объединил курдов. Но результат оказался противоположным.

«То, что произошло в Киркуке, стало результатом односторонних решений некоторых лиц, относящихся к известной партии внутри Курдистана», — так спустя сутки после киркукской операции прокомментировал ситуацию Масуд Барзани. Обвинения Барзани были нацелены на семью Джаляля Талабани. Еще накануне СМИ опубликовали документ, который якобы свидетельствует о сделке, заключенной сыном Талабани Павлом с шиитским ополчением Аль-Хашд аль-Шааби.

В документе курды обещают не сопротивляясь покинуть спорные территории и вернуть контроль над всеми стратегическими объектами Багдаду. Взамен иракское правительство обязуется открыть аэропорт Сулеймании для международных рейсов, выплатить зарплаты госслужащим в Сулеймании и Киркуке, а также ополченцам пешмерга из Патриотического союза. Документ также предполагает создание новой администрации для провинций Халабджа, Сулеймания и Киркук и объединение их в отдельный регион. То есть фактически речь идет о расколе Курдистана.

Существует ли этот документ на самом деле, неизвестно. Тем более что, несмотря на все влияние Аль-Хашда в Ираке, никто не давал этому ополчению права выступать от имени иракского правительства.

Другое дело, что многое из этого документа действительно соответствует заявлениям Павла Талабани, сделанным еще за несколько дней до начала киркукской операции. Он призывал распустить совет провинции Киркук, дабы избежать столкновений между иракской армией и пешмерга и не допустить жертв среди населения, а затем установить совместное управление курдов и Багдада над спорными территориями, до тех пор пока их судьба не будет окончательно решена. Очевидно, что какие-то переговоры между Талабани и Багдадом были, в том числе и при иранском посредничестве. В итоге семью Талабани и часть руководства Патриотического союза в Эрбиле обвинили в предательстве.

Официальный представитель правительства Регионального Курдистана в России Асо Талабани заявляет, что Патриотический союз никого не предавал: «Я был в понедельник в Киркуке и видел, что его покинули именно пешмерга Барзани. Ополченцы пешмерга Патриотического союза остались, чтобы обеспечить безопасность населения. Наша цель получить гарантии Багдада, что иракская армия не тронет мирных жителей». Талабани подчеркнул, что никакой сделки с Аль-Хашд не было, Багдад сделал то, что давно обещал в случае проведения референдума, и все случившееся — результат упрямства Барзани.

По словам Талабани, многие в Патриотическом союзе были против проведения референдума, однако не смогли убедить Барзани отказаться от этой идеи. А те, кто его поддержал, были введены в заблуждение заявлениями Эрбиля о том, что у курдов есть международная поддержка. Он подтвердил раскол внутри Иракского Курдистана и внутри Патриотического союза.

Со своей стороны, официальный представитель Демпартии в Москве Хошави Бабакр заявил, что в Киркуке ополченцы пешмерга, подконтрольные Барзани, составляли всего 20% и не могли повлиять на развитие событий и в Эрбиле. А сам он в шоке от сделки между Ираном и семьей Талабани.

Странный нейтралитет Вашингтона

Еще одним шоком для курдов стало невмешательство в конфликт Вашингтона. Хотя США с самого начала выступали против референдума, опасаясь, что он негативно скажется на борьбе с «Исламским государством» (запрещено в РФ), в Иракском Курдистане надеялись, что Вашингтон не даст курдов в обиду. Еще накануне в СМИ со ссылкой на курдских чиновников появились сообщения, что коалиция, возглавляемая США, нанесет удар по любой из сторон, развязавшей боевые действия.

Однако официальных заявлений сделано не было, и дальнейшее развитие событий показало, что курды выдавали желаемое за действительное. Столкновения, которые все-таки произошли 16 октября между иракской армией и пешмерга, в Центральном командовании ВС США назвали «недоразумением». А позднее президент Трамп заявил, что Вашингтону не нравятся столкновения, но он не будет занимать ни одну из сторон, добавив, что у США отличные отношения и с Багдадом, и с курдами.

Такая отстраненная позиция США не вызвала бы удивления, если бы речь шла только об отношениях между Багдадом и Эрбилем, которые в равной степени являются союзниками Вашингтона. Но с учетом активной роли в событиях Тегерана и многочисленных заявлений США о том, что они намерены противостоять иранскому влиянию в регионе, такой нейтралитет выглядит странно.

Удивились не только курды, но и израильтяне. Для них Иракский Курдистан, прежде всего Барзани, был союзником в противостоянии Ирану. Не говоря уже о том, что иракские курды покрывали 77% израильского импорта нефти, а от Багдада Израиль нефти вряд ли дождется.

Израильские СМИ уже начали задавать вопрос, придут ли израильские военные на помощь курдам c учетом их опыта операций против Ирана и шиитских движений в Сирии. Потенциально под ударом может оказаться шиитское ополчение Аль-Хашд, а также действующая на сирийской территории «Хезболла».

В Эрбиле на израильтян очень рассчитывают. Там не исключают, что премьер-министр Израиля Нетаньяху мог сообщить российскому президенту Путину о планах Израиля использовать сирийский воздушный коридор для пролета израильских самолетов в сторону Курдистана. Телефонный разговор, в ходе которого обсуждалась ситуация в Сирии, Иране и Курдистане, состоялся 18 октября по инициативе израильской стороны.

Впрочем, явное израильское вмешательство в конфликт в Ираке может еще сильнее обострить ситуацию и привести к непредсказуемым последствиям. Такой поворот событий никому не нужен. В том числе и России.

Позиция Москвы во многом напоминает США. России важно, чтобы ее союзники — Багдад и Эрбиль — договорились между собой. Правда, российская позиция, в отличие от Вашингтона, также предусматривает диалог по курдской проблеме с Анкарой и Тегераном.

Роснефть и курды

Россия в лице Роснефти стала крупнейшим иностранным инвестором в Иракском Курдистане. С февраля было подписано несколько соглашений с курдским правительством — на покупку и продажу нефти, геологоразведку, развитие и управление крупной региональной транспортной системой, мощностью 700 тысяч баррелей в сутки с планируемым расширением до 950 тысяч баррелей в сутки. О последних контрактах, касающихся геологоразведочных работ на пяти нефтяных блоках, было объявлено спустя два дня после киркукской операции. Москва дала понять, что не собирается уходить из региона и бросать Иракский Курдистан.

В этом контексте как намек в адрес России прозвучало заявление Министерства нефти Ирака, сделанное на следующий день после сообщения о новых контрактах Роснефти в Курдистане. В тексте говорится, что заключение контрактов без уведомления иракского федерального правительства или Министерства нефти считается «грубым вмешательством во внутренние дела Ирака, нарушением его национального суверенитета и явным нарушением международных норм».

На это глава Роснефти Игорь Сечин ответил, что в Курдистане работают многие мировые компании – Exxon, Chevron, Total. «Если есть какие-то противоречия внутреннего характера, они должны быть решены между правительством Курдистана и центральным правительством Ирака, это не наш вопрос вообще», – добавил Сечин. Глава МИДа Сергей Лавров также заявил: экономические контакты Москвы и Эрбиля не являются тайной от Багдада. В любом случае на следующей неделе в России ждут министра иностранных дел Ирака Ибрахима аль-Джафари, и тема работы российских компаний на территории Иракского Курдистана наверняка будет затронута.

Вряд ли российские и западные компании, которые также весьма активно работают в Иракском Курдистане, будут поставлены перед жестким выбором: или Эрбиль, или Багдад. Ираку иностранные инвестиции и поддержка сейчас нужны не меньше, чем Иракскому Курдистану. Поэтому Багдад тоже не собирается выбирать между западными и российскими компаниями. Хотя существует версия, что США не стали мешать иракцам возвращать Киркук, чтобы помешать распространению влияния России.

Хотя Багдад заявлял об интересе ЛУКОЙЛа к киркукским месторождениям еще в 2013 году, пока российские нефтяные компании там не работают. Их проекты находятся непосредственно на территории Иракского Курдистана, а также на юге и востоке Ирака. Пока киркукская нефть может волновать Москву только с точки зрения ее транспортировки и колебания цен на рынке. Вопрос, по какому трубопроводу в будущем будет идти киркукская нефть — через транспортную структуру Роснефти или по другому альтернативному трубопроводу, — остается открытым.

В мае 2017 года Reuters сообщил, что торговое подразделение ЛУКОЙЛа LITASKO и иракская государственная нефтяная компания SOMO создали совместное предприятие LIMA Energy, которое займется продажей нефти из Ирака и других регионов. SOMO экспортирует нефть, добываемую на всей территории Ирака, за исключением частей, подконтрольных курдам. То есть так или иначе российские компании могут быть причастны к экспорту курдской нефти.

В любом случае восстановление трубопровода в обход Курдистана займет время и потребует инвестиций. Значит, пока курдский маршрут в Турцию по-прежнему актуален. Анкара пока не реализовала свои угрозы перекрыть нефтепровод из-за решения иракских курдов провести референдум о независимости.

Курдские СМИ активно цитировали слова министра энергетики России Александра Новака в интервью телеканалу «Курдистан 24»: «Мы подключим нефтепровод и газопровод Курдистана к Черному морю. Это свидетельствует о том, что экспорт сырой нефти Курдистана будет продолжать течь через Турцию». Если цитата корректна, то можно предположить, что Москва и Анкара смогли найти компромисс. Похоже, Россия пытается убедить всех, что экономические интересы важнее политических разногласий, и готовится сыграть роль посредника между разными политическими силами. Тем более что Вашингтон пока себя в этом конфликте не проявляет.

Вопрос закрыт?

Ситуация в регионе очень шаткая – любые заявления и действия могут спровоцировать обострение конфликта. Курдские СМИ подогревают ситуацию, а сами курды растеряны – ведь большинство из них не брали в расчет политические игры своих лидеров и искренне надеялись на провозглашение независимости Курдистана, о которой мечтали столько лет (так же, как и о Киркуке). Еще в 1992 году курдский парламент назвал этот город столицей Курдистана. Но только в 2014 году, защищая город от боевиков ИГ, они смогли де-факто установить свой контроль над этой территорией. Сейчас у курдов ощущение, что их в очередной раз обманули и они напрасно проливали кровь.

«Вопрос с референдумом закрыт и остался в прошлом», — заявил премьер Ирака аль-Абади сутки спустя после операции в Киркуке, одновременно призвав курдов к диалогу в рамках конституции.

Теперь, когда Киркук снова под контролем центральных властей Ирака, Багдад не против искать точки соприкосновения с позиции силы. Пока не отказывается от диалога и Эрбиль – там с самого начала заявляли, что референдум им нужен лишь для того, чтобы выразить волю народа, и он не означает немедленного объявления независимости.

Диалог и компромисс действительно пока еще возможны. Проблема в том, что с Багдадом должен говорить единый Курдистан, иначе все договоренности будут недолговечны. А единого Иракского Курдистана пока нет.

Для простых курдов вопрос о независимости не будет закрыт никогда, какие бы решения ни принимали их лидеры и в какие бы игры ни играли. Слишком близка была возможность стать свободными. Теперь они в очередной раз потеряли доверие и к своим лидерам, и к союзникам.

Ирак > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 октября 2017 > № 2358440 Марианна Беленькая


Украина > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358867 Кристель Неан

Ротшильды приберут к рукам украинскую ГТС

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Если вас гложут вопросы о причинах событий на Майдане и нынешней войны в Донбассе, одним из самых очевидных мотивов является геополитика США, которые стремятся отрезать Украину от России (см. «Великую шахматную» доску Збигнева Бжезинского) и еще больше приблизить к ее границам базы, солдат и ракеты НАТО.

Как бы то ни было, за этой отвечающей американским планам геополитикой, скрываются очевидные наднациональные финансовые интересы. Многие компании не спускали глаз с Украины еще задолго до Майдана и уже тем более после него.

Это относится, например, к Monsanto, которая мечтает задешево выкупить украинские сельскохозяйственные земли, чтобы начать выращивать свои ГМО на черноземе (эти плодородные почвы в свое время сформировали житницу СССР). Кроме того, это касается добывающих сланцевый газ предприятий (некоторые из рассматриваемых месторождений находятся в Донбассе) и тех компаний, которые хотят за гроши приобрести украинские заводы после краха национальной промышленности в результате разрыва отношений с Россией. Иначе говоря, в желающих нажиться на украинском народе недостатка нет. И их не волнует, что тот в итоге прозябает в нищете и гражданской войне.

К этим не полностью финансовым целям (у продовольствия и энергетики имеется очевидная геополитическая составляющая) следует добавить еще одну, которая имеет огромное значение с точки зрения геополитики и финансов: речь идет о газотранспортной системе. Дело в том, что Украина представляет собой центральный узел в поставках российского газа в Европу.

Кстати говоря, именно эта ключевая роль в поставках столь необходимого Европе газа (Россия обеспечивает почти треть всего европейского потребления) и неоднократные конфликты Киева и Москвы после первого Майдана в 2004 году представляют собой угрозу для снабжения континента. Меркель и Олланд так активно проталкивали подписание Минских соглашений вовсе не ради красивых глаз Порошенко. Все дело в том, что Германия видела риск полного краха Украины и, вместе с ней, поставок российского газа.

Кроме того, именно по этой причине Германия настаивает на строительстве газопровода «Северный поток-2», который позволит ей и дальше напрямую получать газ из России в обход проблематичного транспортного узла, который сегодня представляет собой Украина.

Украина шантажирует Европу, поскольку держит руку на вентиле и может перекрыть поставки в ЕС или же забрать их часть для собственных нужд (стоит напомнить, что Киев украл до 15% предназначавшегося Европе газа в ходе газового конфликта во время первого Майдана, то есть оранжевой революции). Именно с этим связана истерическая реакция Киева на проекты «Турецкий поток» и «Северный поток-2», которые могут лишить его возможности создавать помехи, то есть геополитического влияния.

В таких условиях становится более понятной вся значимость обнародованной «Интерфаксом» 13 октября новости о том, что миланский банк Rothschild выиграл тендер на предоставление Нафтогазу услуг по децентрализации газотранспортной деятельности и поиску партнеров для управления украинской ГТС.

Сумма договора с банком Rothschild составляет 98 миллионов гривен (3,15 миллиона евро), тогда как общая стоимость работы оценивается в 193,3 миллиона гривен (6,213 миллиона евро), как следует из указанных на сайте ProZorro данных тендера.

Если все это кажется вам несколько туманным, я объясню, что сулят последствия этого контракта.

Для начала, посмотрим что подразумевается под децентрализацией? Стоит отметить, что государственная компания Нафтогаз управляет всей газовой отраслью, а также нефтяным сектором, от производства до транспортировки и реализации. Газотранспортной системой в свою очередь занимается Укртрансгаз (полностью принадлежит Нафтогазу и, следовательно, украинскому государству).

Иначе говоря, в нынешних условиях, Нафтогаз контролирует через Укртрансгаз все газопроводы в стране. Кстати говоря, именно Нафтогаз платит Газпрому за поставляемый на Украину газ. Не оплаченные предприятием счета стали причиной газовых конфликтов двух стран.

Так, что же меняет нынешний тендер? Децентрализация украинской газотранспортной системы означает, что она станет открытой для конкуренции. Другими словами, принадлежащие государству газопроводы будут проданы (сначала частично, но впоследствии совершенно определенно полностью) частным компаниям.

Именно здесь Rothschild выступает в качестве «инвестиционного банка». Он будет консультировать Нафтогаз в выборе наиболее подходящих компаний для продажи им долей принадлежащей украинскому предприятию ГТС, то есть должен обеспечить максимально выгодную приватизацию государственного имущества.

Задумка в том, что в итоге украинский газовый узел будет принадлежать уже не государству, а частным предприятиям и, следовательно, инвесторам и банкам вроде Rothschild, который явно не постесняется представить в самом выгодном свете финансируемые (посредством займов, акций и облигаций) или консультируемые им самим предприятия, чтобы извлечь для себя максимальную выгоду.

В результате газовый вентиль будет находиться в руках уже не украинского государства, а частных предприятий и банков, в том числе банка Rothschild (его прошлое в виде кровавых инвестиций с XIX века несложно отследить в сети на сайтах вроде Investopedia или Telegraph).

Украину поделят и продадут по кускам на рынке к выгоде финансистов. Кроме того, с учетом геополитической, стратегической и финансовой значимости украинского газотранспортного узла, страшно видеть, как на него накладывают руки банки с таким кровавым пассивом, как Rothschild.

Стоит помнить, что большинство войн в мире за последние десятилетия (это касается и тех, что еще только готовятся) ведутся в первую очередь ради природных ресурсов (нефть, газ, драгоценные металлы), и что эти конфликты оказываются весьма рентабельными для тех, кто вложил в них средства. Некоторые семьи вроде Ротшильдов сколотили огромные состояния на крови и смерти солдат, которые верили, что защищают родину, хотя лишь помогали другим озолотиться.

Украина > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358867 Кристель Неан


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355585 Владимир Мау

Влияние нефти. Модель рентной экономики выдохлась

Владимир Мау

Ректор Академии Народного хозяйства при правительстве РФ

Подстегнуть темпы экономики нетрудно, но ускорение не всегда ведет к повышению благосостояния

Закончился ли кризис? Если кризис сводить к отрицательным темпам ВВП, то можно сказать, что он завершился. Однако ситуация гораздо сложнее.

Во-первых, темпы роста российской экономики остаются низкими — ниже их «естественного» уровня. Естественным для современного этапа развития страны можно считать рост примерно на среднемировом уровне или чуть выше. Иначе говоря, выше, чем в Германии, но ниже, чем в Китае.

Во-вторых, ситуация в России характеризуется переплетением нескольких кризисов. Это продолжающийся с 2008 года глобальный структурный кризис, охвативший все развитые и некоторые развивающиеся страны; это стандартный циклический кризис и, наконец, кризис внешних шоков (падение цен на нефть и санкции). Из циклического кризиса мы практически вышли. Адаптация к внешним шокам происходит достаточно успешно. А вот с адаптацией к вызовам структурного кризиса все обстоит непросто. Здесь необходимо выработать и сформировать новую модель экономического роста, адекватную новым технологическим и социально-экономическим вызовам.

В-третьих, нельзя не учитывать, что сейчас, в условиях глобальной структурной трансформации темпы роста не являются однозначным критерием успеха или неуспеха экономики. Рост ВВП важен, если он отражает рост благосостояния. А в условиях коренных структурных сдвигов эти показатели могут расходиться. Иными словами, рост ВВП важен не сам по себе, а как показатель, отражающий рост благосостояния. Важно повышать благосостояние и занятость населения, а не просто номинальные темпы роста ВВП. Мы из собственной истории ХХ века знаем: подстегнуть темпы экономики нетрудно, но ускорение не всегда ведет к повышению благосостояния, а в некоторых случаях оборачивается катастрофой (как это было, например, во второй половине 1980-х годов).

Поэтому важно не фетишизировать темпы роста.

О темпах экономического роста. Институциональные меры повышения темпов роста практически у всех групп экспертов очень близки — речь идет о качестве инвестиционного климата. Это является предметом консенсуса.

Другое дело — меры, связанные с денежной накачкой экономики. Они не дают устойчивых позитивных эффектов. России нужны не просто темпы роста, а обеспечение устойчивого роста, сопровождаемого технологической модернизацией и ростом благосостояния. Из опыта развитых стран последних лет мы видим, что меры денежного стимулирования могут в лучшем случае смягчить кризис, но не обеспечивают устойчивый экономический рост. Высокие процентные ставки в России и низкие (или даже отрицательные) в еврозоне или в Японии не ведут к экономическому росту, а только смягчают кризис.

Необходимо помнить собственный опыт недавнего прошлого. Советские руководители во второй половине 1980-х годов озаботились задачей «ускорения», и для решения этой задачи в экономику были впрыснуты большие финансовые ресурсы. Тогда начали расти инвестиции. Два года наша экономика ускорялась, но потом 10 лет падала. Это важнейший урок: стабильность, которую иногда называют застоем, от экономической катастрофы могут отделять всего четыре года, причем два из них темпы роста могут расти.

Показатели темпов роста сами по себе не могут быть определяющими безотносительно к конкретной социально-экономической ситуации. Важно, являются ли эти темпы устойчивыми в среднесрочной перспективе, причем важен 10-летний горизонт, а не двухлетний. Другой важный фактор: какие изменения происходят в экономике, происходит ли технологическая модернизация. Я хочу напомнить, что ускорение 1987–1988 годов сопровождалось немедленно начавшимся дефицитом многих товаров и торможением благосостояния — еще до начала спада. То есть экономика росла, зарплаты росли, а благосостояние падало.

Еще одной проблемой современной экономической политики является конфликт между краткосрочными и долгосрочными результатами экономической политики. Все, что хорошо для краткосрочной отчетности по росту, вредно для долгосрочной траектории. И наоборот: то, что обеспечивает устойчивые темпы роста, превышающие среднемировые, в течение 10 лет, не может быть продемонстрировано избирателю в ближайшее время. Это реальная политическая ловушка. По сути, это ловушка популизма, когда краткосрочные успехи считаются важнее стратегических. Правительству в последние два-три года удалось избежать экономического популизма, и это его важное достижение. На призывы заливать экономику пустыми деньгами, зафиксировать валютный курс правительство не реагировало. Это большая заслуга.

О ЦБ и макростабильности. Центробанк выполнил свою работу великолепно, несмотря на огромное давление со стороны разных групп интересов. Правительство, и особенно Минфин, прошли свою часть пути, чтобы удержать ситуацию под контролем. А риски в 2014 году действительно были огромные.

Есть еще один фактор, который стал элементом новой реальности, — экономический рост не восстанавливается автоматически. В 2014–2015 годах и в начале 2016-го все дискуссии сводились к одному вопросу: достигла ли экономика дна. Об этом писали все, потому что в предыдущие 200 лет экономика, достигнув в кризис дна, начинала расти. Но сейчас мы видим другую ситуацию: экономика, достигнув дна, может не расти не только два-три года, но и на протяжении четверти века. Посмотрите на Японию: благосостояние растет, среднедушевой показатель дохода растет, а ВВП колеблется вокруг нуля. Остановка спада не ведет к автоматическому росту.

Кроме того, мы теперь отчетливо видим, что макроэкономическими мерами можно остановить кризис, но нельзя стимулировать рост. Я имею в виду снижение процентной ставки и увеличение бюджетного финансирования. Обратите внимание: рецепты, которые нам рекомендуют в последние годы со ссылкой на Запад, дают примерно такой же результат, как у нас, но при этом еще многие из этих стран имеют более высокую безработицу и бюджетный дефицит.

Макроэкономическая ситуация у нас лучше, чем в большинстве развитых стран. У России — низкий долг, умеренный бюджетный дефицит, низкая безработица, а теперь еще и низкая инфляция.

Центробанк доказал свою способность ставить цели по инфляции и достигать их. Со временем ситуация может измениться, и у нас, как и на Западе, денежным властям, возможно, придется решать задачу повышения инфляции до приемлемого для роста уровня. То есть стремиться к искомым 4% не сверху, а снизу.

ЦБ не снижает ключевую ставку активнее просто потому, что опасается, что за этим последует отток спекулятивного капитала, снижение курса рубля и вновь ускорение инфляции. Тогда ставку придется опять повышать. В общем, Центробанк проявляет вполне понятную осторожность. Cнизив ставку сильнее, ЦБ спровоцирует отток капитала, рубль будет слабеть, инфляция пойдет вверх, и это снова подтолкнет ставку вверх. К тому же от ее снижения мало что изменится: проблемы низких темпов роста и слабой инвестиционной активности связаны прежде всего со структурными и институциональными ограничениями, а не монетарными.

О налоговой реформе. У нас разумная налоговая система. Лучше бы перестать ее реформировать. Налоговую систему, конечно, можно совершенствовать, но с пониманием, что сейчас стабильность важнее улучшения. Почему налоговая реформа была необходима в конце 1990-х? Потому что у нас существовал своего рода негативный отбор: масштаб уклонения от налогов был таков, что неуплата налогов была необходимостью для конкурентного выживания, а не премией за риск. Сейчас налоговая система достаточно сбалансирована. Разумеется, идеальной налоговой системы не существует, но в наших условиях лучше поддерживать ее стабильность.

О цене нефти в госфинансах. Модель рентной экономики исчерпала себя. А то, какую цену отсечения нефти ($40 или $45 за баррель) закладывать в бюджетные проектировки, — это вопрос расчетов и определения источников денег для структурных реформ. Мне эта дискуссия непонятна, это чисто фискальный подход к проблеме. Нельзя ставить важнейшие структурные реформы в зависимость от колебания цены на нефть в пределах 10%. Это пассивный подход к собственной экономике. Так вопрос не стоит, что при $45 за баррель у вас есть деньги на образование, а при $40 — нет. Все равно же надо проводить определенный бюджетный маневр, четко обозначать бюджетные приоритеты.

О влиянии выборов на экономику. У нас политика менее подвержена политическому циклу, чем в других странах. Всегда можно сказать: «Мы не хотим сейчас повышать пенсионный возраст из-за политического цикла». На самом деле мы не можем повысить пенсионный возраст по другой причине — из-за отсутствия консенсуса элит по этому вопросу.

О пенсионной реформе. Пенсионная реформа целесообразна, но дискуссия смещена в чисто фискальную плоскость: обсуждаются фискальные последствия, а не экономические или структурные. Ключевая проблема не в том, что в Пенсионном фонде не хватает денег. В конце концов, Пенсионный фонд — это, по сути, часть бюджетной системы, можно увеличить ему бюджетный трансферт, провести соответствующий бюджетный маневр в пределах существующих доходов. Повышение пенсионного возраста до 63–65 лет имеет не столько фискальный, сколько социальный и экономический смысл. Это решение увеличивает численность трудоспособного населения примерно на 9 млн человек (население Швеции) и усиливает адресный характер пенсии: то есть позволяет сконцентрировать выплаты на людях старшего пенсионного возраста, которым деньги нужны больше.

О госэкономике, доверии к бизнесу и олигархах. Доля госсектора в экономике у нас великовата. Но более важен социальный аспект этой ситуации: в России дети из богатых семей хотят работать в госаппарате, дети из бедных семей — в силовых структурах, а в частном бизнесе, похоже, не хочет работать никто. Это проблема доверия и к бизнесу, и к системе госуправления в целом.

Олигархический бизнес давно является квазигосударственным. По сути, он всегда таковым и являлся: даже когда олигархи противостояли государству, они паразитировали на нем. Привлекательность частного бизнеса снизилась по целому ряду причин: это наша история, структура экономики, возможность получения устойчивого дохода. На самом деле во многом это связано с особенностями рентной экономики.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355585 Владимир Мау


Россия. Евросоюз. США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 17 октября 2017 > № 2355135 Яков Миркин

Яков Миркин: несмотря на санкции и риторику, наши нефть и газ покупают как миленькие

Европа, несмотря на заявления уменьшить зависимость от российских нефти и газа, до сих пор остается основным клиентом нашей страны. Об этом написал в ФБ экономист Яков Миркин:

Почему экономика не провалилась? Не упала, не рассыпалась вдребезги, хотя на переломе 2014 – 2015 годов казалось, что вот – вот и уже всё. Одна из причин - ЕС, несмотря на угрозы уменьшить зависимость от российской экономики, никуда не отвернул и остался ее основным клиентом. Доля ЕС во внешнеторговом обороте России снизилась на чуть-чуть (49% в 2013 г., сегодня 44%) (ФТС).

Из России, как и прежде, льются на просторы Европы нефть и газ. Ее доля в импорте ЕС нефти сократилась, но не катастрофически (с 31,9% в 2013 г. до 27,7% в 2015 г., природного газа – с 32,4% в 2013 г. до 29,4% в 2015 г. (Евростат)). Из ЕС и Германии (была ключевым центром российской модернизации), как и раньше, в Россию идут машины. В меньшем количестве (у России упала валютная выручка плюс санкции), но идут, как миленькие.

Набирает вес «восточный вектор». Обычная точка зрения бизнеса – что не купим на западе, получим на востоке. Доля Китая во внешнеторговом обороте России выросла с 10% в 2013 г. до больше, чем 14% в 2017 г. (ФТС).

И, можно смеяться, доля США во внешнеторговом обороте России выросла с 3,1% (1 полугодие 2013 г.) до 4,0% (1 полугодие 2017 г.) (ФТС). В 2016 г. объем взаимной торговли между США и Россией – 20,3 млрд. долл. В 2017 г. будет на 15 – 20% больше (ФТС).

Все риски – в будущем. Крупнотоннажные корабли разворачиваются медленно. Большое российское приключение – кем быть и с кем существовать – продолжается в историческом времени, неся нам личное незабываемое путешествие – по векам, границам, идеологиям, способам жить – в нашей собственной жизни.

Россия. Евросоюз. США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 17 октября 2017 > № 2355135 Яков Миркин


Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 16 октября 2017 > № 2354209 Канат Бозумбаев

Канат Бозумбаев доложил президенту о текущем положении дел на рынке ГСМ

Министр энергетики Казахстана доложил главе государства о текущем состоянии на рынке ГСМ и ходе модернизации нефтеперерабатывающих заводов.

Нурсултан Назарбаев отметил, что дефицит топлива в стране является результатом несвоевременного принятия мер со стороны Правительства Казахстана и министерства энергетики по обеспечению рынка горюче-смазочными материалами.

"Министерство энергетики отвечает за вопросы топливно-энергетического комплекса страны. В том числе и за обеспечение внутреннего рынка горюче-смазочными материалами. Ситуация с их дефицитом в стране показала, что со стороны Правительства и министерства энергетики допущена халатность и безответственность. Еще в мае месяце Вы подписали график ремонтов НПЗ. И знали, что осенью два из трех заводов встанут на ремонт. Каждый год происходит подобное. Раз об этом знали, то должны были подготовиться и завести соответствующее количество энергоносителей для обеспечения населения ГСМ. Этого сделано не было", - сказал президент.

Кроме того, глава государства указал на низкую эффективность ранее принятых министерством мер по стабилизации ситуации на рынке ГСМ.

"Вы вносите немало хороших инициатив, которые поддерживаются мною и Правительством. Было предложено отменить государственное регулирование цен, чтобы избежать дефицита топлива. Однако на рынке снова нехватка ГСМ. В этой связи, по предложению Правительства, я объявил Вам выговор. И это равносильно освобождению от должности", - сказал Нурсултан Назарбаев.

Также Канат Бозумбаев доложил президенту Казахстана о ходе работ по модернизации Павлодарского и Атырауского нефтеперерабатывающих заводов.

"Модернизации двух НПЗ завершается в этом году. В ноябре планируется запустить Павлодарский завод. Атырауский НПЗ предполагается завершить до 16 декабря. Здесь впервые будет использована установка каталитического крекинга, тем самым планируется увеличить объем нефтепродуктов и улучшить их качество", - сказал министр энергетики.

Бозумбаев проинформировал главу государства о планах по строительству установки каталитического крекинга и на Шымкентском НПЗ, что также позволит выпускать высокооктановый бензин.

Министр энергетики заверил Нурсултана Назарбаева, что в следующем году рынок Казахстана будет обеспечен высококачественным топливом, в том числе и авиационным.

В завершение встречи президент Казахстана еще раз напомнил об ответственности за обеспечение рынка ГСМ и поручил принять все соответствующие меры по недопущению дефицита топлива.

Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 16 октября 2017 > № 2354209 Канат Бозумбаев


Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 9 октября 2017 > № 2344213 Александр Новак

Интервью Александра Новака радиостанции Business FM.

Новак: до 2035-го Европа почти вдвое увеличит экспорт газа, и значительная часть этого роста придется на Россию.

По данным Минэнерго США, до 2035-го ЕС будет буквально находиться в газовой зависимости от России. О перспективах газовой отрасли глава Минэнерго РФ рассказал в интервью Business FM

Легко ли договориться с ОПЕК? Несколько тысяч человек собирались на прошлой неделе на московском форуме «Российская энергетическая неделя». Темами форума стали перспективы развития энергетики, но, поскольку она очень тесно сплетается с политикой, политические вопросы тоже поднимались.

О том, как шли переговоры по сделке ОПЕК, нацеленной на поддержание уровня мировых цен на углеводороды и о перспективах ее продления министр энергетики России Александр Новак рассказал главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

Мы с вами разговариваем по итогам первой Российской энергетической недели. Было много важных событий, но все-таки самое главное, я думаю, то, что она параллельно шла с государственным визитом короля Саудовской Аравии, второй энергетической державы в мире после нас — ну, Америка, естественно, на другом берегу находится... Мы знаем, что цены на нефть у нас сейчас относительно стабильны, выше наших прогнозов, знаем о том, что в действительности сработала сделка с ОПЕК. Ключевым в этом была договоренность, достигнутая при вашем участии, — я имею в виду, конечно, то, что, как мы знаем, именно вам удалось добиться компромисса между Саудовской Аравией и Ираном. Остается ли вот эта посредническая роль России и ваша лично актуальной сейчас, остается ли эта договоренность между Саудовской Аравией и Ираном стабильной на предстоящий период?

Александр Новак: Что касается сделки, во-первых, на нее мы выходили долго и, в принципе, изначально, когда мы собирались еще в 2014 году, когда цены начали падать, все стороны согласились: пока не требуется никаких совместных действий, рынок должен сам все сбалансировать. Но, к сожалению, кризис затянулся, и мы видели падение цен — больше, чем в два раза, снижение инвестиций в отрасль, затем цены упали до 27 долларов в январе 2016 года... Это, конечно, всколыхнуло многие страны, чтобы вернуться к вопросу обсуждения совместных действий и координации на рынках, то есть снижения тех излишков, которые сложились на тот период. Безусловно, эта позиция обсуждалась в Правительстве Российской Федерации, с президентом, во многом благодаря его усилиям и переговорам с руководителями стран, в том числе и с Саудовской Аравией, и с Ираном, были достигнуты договоренности. Мы проводили переговоры со многими странами на уровне министров, чтобы уже детально и по цифрам обсуждать, что можно сделать, какие обязательства взять на себя странам, чтобы, с одной стороны, сбалансировать рынок, с другой стороны, это несильно ухудшило положение отрасли, поскольку все-таки кому-то легко, например, сокращать добычу, а кому-то нужно реально снижать бурение и уменьшать инвестиционные программы. Поэтому переговоры были непростые, но в целом хочу сказать, что ключевую роль играли две стороны — Россия и Саудовская Аравия как крупнейшие производители нефти в мире. Примерно 11 млн баррелей в сутки добывает Саудовская Аравия, Российская Федерация — чуть больше, мы занимаем первое место. Очень сложные переговоры были, когда пост министра Саудовской Аравии занимал аль-Наими, и вы помните первые попытки — это февраль и апрель 2016 года, когда в Дохе собирались (представители) 18 стран...

Собрались и разъехались.

Александр Новак: Да, хотя были почти готовы к соглашению, но в тот момент свою позицию поменяла Саудовская Аравия, в том числе из-за того, что не удалось договориться с Ираном.

Причем даже, может быть, не по количеству баррелей, а по формулировкам — как оно будет выглядеть, кто сделал первый шаг навстречу. Именно это стало камнем преткновения.

Александр Новак: Мы продолжили работу летом, и, мне кажется, очень позитивным было то, что со стороны Саудовской Аравии был уже другой переговорщик, новый руководитель министерства энергетики — аль-Фалех, который активно включился в эту работу. Проводили переговоры, безусловно, и с другими странами, но ключевое событие — наша договоренность в сентябре прошлого года между Саудовской Аравией и Россией, мы подписали соглашение о совместных действиях на рынке, о координации деятельности и сотрудничестве в области энергетики по развитию совместных проектов как в России, так и в Саудовской Аравии. Этот момент стал ключевым, переломным, потому что мы консолидированно начали работать со странами, не входящими в ОПЕК. Какие-то переговоры мы проводили и с государствами, входящими в ОПЕК, например, с Ираном, и мне кажется, вся работа была нацелена на то, чтобы достичь результата и договориться по сделке с тем, чтобы снять излишки с рынка.

Сейчас, я думаю, что эта новость должна была обсуждаться и здесь в кулуарах, две ключевые американские газеты написали о том, что 12-го числа президент США Дональд Трамп заявит о разрыве соглашения с Ираном... Это может затронуть и нефтяной рынок тоже?

Александр Новак: Конечно, если соглашения будут разорваны и будут какие-то жесткие меры, такие, как были до снятия санкций с Ирана, это очень, на мой взгляд, будет влиять на рынки...

Но, скорее, в сторону повышения цен?

Александр Новак: Все будет зависеть от того, какие решения могут быть. Если это санкции, касающиеся нефти и ограничений по торговле нефтью со стороны Ирана, это одна ситуация. Если это какие-то другие санкции, или их вообще не будет — другая. Поэтому рынок будет, конечно, реагировать на такие вещи, Иран — одна из стран, которые добывают очень большое количество нефти, является поставщиком нефти на мировые рынки. Сегодня они добывают 3,8 млн баррелей в сутки. Мы помним, когда были введены санкции, объемы добычи снизились значительно — меньше 3 млн Иран добывал во время санкций. Поэтому для рынка это, конечно, существенные объемы.

Всю конструкцию, которую удалось сложить прошлым летом между Саудовской Аравией, Ираном, другими членами ОПЕК и не ОПЕК, вот этот политический риск способен разрушить или нет?

Александр Новак: Я не думаю, что сейчас, когда прошло уже восемь месяцев...

Не начнут ли под таким прессом страны действовать самостоятельно, пренебрегая договоренностями?

Александр Новак: Я могу высказать только свою личную точку зрения — на мой взгляд, вряд ли, наверное, это приведет к разрушению соглашения. Мы имеем пример ситуации на Ближнем Востоке, связанной с Катаром. Катар — участник сделки, и он продолжает выполнять свои обязательства по сокращению добычи, мы встречаемся, в частности, министр участвовал в Российской энергетической неделе - проводилась министерская встреча форума стран — экспортеров газа, мы обсуждали, в том числе, вопросы, касающиеся нефти, сотрудничества в этой области. В данном вопросе ничего не поменялось, поэтому я надеюсь, что мы до конца доведем сделку, рынок будет сбалансирован, и, в принципе, перейдем уже на нормальные рыночные рельсы.

А саудовский министр с катарским здесь на одной площадке встречались или нет?

Александр Новак: Мне это неизвестно.

Возвращаясь все-таки к этому соглашению ОПЕК+. Вообще говоря, год назад аналитики — что российские, что, в общем-то, уважаемые иностранные аналитики — сообщали долгое время: ОПЕК не способна договориться и выполнять договоренности даже внутри себя, поэтому не сильно верили в возможность заключения такой широкой сделки, которая, причем, была бы выполняема. Выполняется ли она? И она ли обеспечивает тот уровень цен, который сложился сейчас, или на это влияют другие факторы?

Александр Новак: Вы знаете, действительно, что касается ОПЕК, они очень давно принимали какое-то решение по балансировке рынка. И, конечно, был некий скептицизм по поводу того, смогут ли они договориться между собой. Но мне кажется, то, что в эту сделку были привлечены страны, не входящие в ОПЕК, сыграло свою консолидирующую роль, впервые сложилась такая ситуация, когда не только страны ОПЕК, но и не входящие в нее договорились о совместных действиях.

Именно это было ключевым фактором, чтобы и они тоже выполняли, да?

Александр Новак: С точки зрения исполнения соглашения сейчас мы видим, может быть, впервые за всю историю ОПЕК — несколько десятилетий, что обязательства выполняются на 100%. Раньше никогда таких показателей не было. Обычно был уровень исполнения гораздо меньше, а сегодня мы видим, что страны ОПЕК суммарно выполняют свои обязательства на 100%.

Именно это поддерживает стабильный уровень цен?

Александр Новак: Я думаю, это общая приверженность к исполнению соглашений, потому что страны не ОПЕК тоже суммарно его выполняют. Кстати, за август впервые страны не ОПЕК консолидировано исполняли соглашение даже больше, чем страны, входящие в ОПЕК. 116% был уровень исполнения странами, не входящими в ОПЕК, а ОПЕК исполнил на 98%. У нас был выработан очень хороший механизм мониторинга ситуации. Ежемесячно проходит встреча технического комитета, министерская встреча проходит раз в два месяца, на которой обсуждаются вопросы исполнения соглашений. Участвуют несколько стран, входящих в ОПЕК, и несколько стран, не входящих в нее. Россия является сопредседателем этой группы, и мы участвуем в обсуждении и мониторинге ситуации. В случае, если мы видим какие-то отклонения от исполнения соглашений, мы указываем соответствующим странам, мы рекомендуем выйти на стопроцентное исполнение. Механизм получился хороший, поскольку есть некая надстройка, координирующий орган, и те страны, которые, допустим, отклоняются от показателей, которые перед ними стоят, я думаю, им самим не очень комфортно быть в числе отстающих. Они стараются подтягиваться, если вдруг происходят какие-то отклонения. В ОПЕК такой мониторинговой настройки не было, там есть только секретариат ОПЕК. Сейчас министры осуществляют контроль, собираясь один раз в два месяца.

А не ведет ли это нас все-таки к созданию новой организации, которая, по крайней мере, без формального провозглашения показала свою эффективность за этот год?

Александр Новак: Мы не видим в этом целесообразности. Мы считаем, что вообще такие соглашения не должны носить какой-то постоянный характер. Сейчас мы вошли в такое соглашение, сделку, исходя из целесообразности и необходимости приближения момента восстановления рынка, который бы в любом случае произошел рыночным путем. За счет низких цен инвестиции упали, и, в общем-то, за счет снижения добычи в перспективе мы бы получили дефицит сырья и сильный рост цен. Но никто в этом не заинтересован при условии такой волатильности. Мы наоборот хотели сгладить провал, который произошел на рынке с 2014 по 2016 годы. И все наши действия на сегодняшний день подтверждают, что решение было принято правильное. Результаты таковы, что цены восстановились до приемлемого уровня, инвестиции вернулись в отрасль, волатильность снизилась. За последний год цены примерно колеблются в диапазоне от 47 до 57 долларов за баррель, а в принципе, могли бы быть от 20 до 100 и выше. И такая волатильность, конечно, никому не нужна.

Теперь очень много повсюду говорят о новой энергетике: солнце, ветре. Греф с Чубайсом даже очень ожесточенно когда-то спорили на этот счет. Сейчас я слышал — Герман Греф тоже поверил в то, что ветер в России есть не только в карманах... Если говорить в целом о мировых трендах, будет ли расти доля энергии, получаемой из возобновляемых источников, как это называется, по сравнению с традиционными — нефтью, газом, углем?

Александр Новак: Мне кажется, этот вопрос уже не стоит. Все участники Российской энергетической недели, обсуждая эти вопросы, даже не говорили о том, что возобновляемые источники энергии не будут развиваться. Мне кажется, уже все свыклись с этой мыслью, потому что, действительно, в мире активно развивается производство солнечной, ветровой энергии. Это стало уже данностью. Вопрос только, как быстро это будет развиваться, с какой скоростью. И вот здесь могут быть разные оценки.

Ну, ведь и потребление энергетических ресурсов тоже растет, поэтому не о количестве говорим, а о доле. Вот как мы смотрим на перспективу ближайших десяти лет?

Александр Новак: В своем выступлении президент очень четко ответил на этот вопрос два дня назад на пленарной сессии в рамках Российской энергетической недели, где было сказано о том, что доля возобновляемых источников энергии в мире вырастет в производстве электроэнергии с 7% до 20% до 2035 года. Таким образом, уже пятая часть электроэнергии в мире будет производиться из солнца и ветра. На мой взгляд, это направление будет развиваться, и оно будет расти достаточно быстро во многом благодаря научно-техническому прогрессу и снижению себестоимости производства электроэнергии. В настоящий момент производство электроэнергии солнца очень близко и конкурентоспособно по отношению к выработке электроэнергии с использованием традиционных источников энергии. Конечно, многими странами этот проект еще субсидируется. Но, тем не менее, пройдет какой-то период и, я думаю, что в среднесрочной перспективе конкуренция уже будет. Вопрос другой — нам, конечно, необходимы, в том числе, решения технологического характера по вопросу накопления энергии. И тогда появится еще больший импульс для производства энергии из возобновляемых источников энергии. Пока, к сожалению, нет больших накопителей, которые могли бы хранить достаточно большой объем энергии и при этом иметь возможность достаточно быстро выдавать ее в систему. Над решением этой проблемы работают многие ученые из большого количества стран. На мой взгляд, такая технология в любом случае будет найдена. Поэтому это будет новый дополнительный импульс для развития возобновляемых источников энергии.

Относительно дешевый газ, нефть и уголь в России не препятствуют ли развитию этого направления у нас? Ну, пусть не солнечной, но ветровой энергетики.

Александр Новак: Конечно.

У нас же есть экспортная пошлина, и внутренняя цена все равно ниже. Мы не в одинаковой находимся среде с остальным миром.

Александр Новак: Мы понимаем, безусловно, что в нашей системе, учитывая наличие дешевых природных ресурсов — нефти, газа, угля, сегодня солнечная энергетика и ветровая еще менее конкурентоспособна по сравнению с традиционными источниками. Мы выбираем и балансируем, когда принимаем решение о развитии и поддержке возобновляемых источников энергии, потому что нам нужно учитывать интересы потребителей. Если мы будем производить энергию из дорогих источников, появится необходимость субсидировать или из бюджета, или за счет роста тарифов для потребителей, что, в принципе, не очень хорошо воспринимается со стороны промышленных потребителей и так далее.

Не хорошо. Промышленному потребителю совершенно все равно, из какого источника получена энергия. Ему неприятно, если вдруг из своего кармана ему надо оплачивать. Задача государственной политики...

Александр Новак: На данном этапе мы выработали стратегию. Основная доля выработки электроэнергии у нас сегодня происходит из традиционных источников. Плюс, порядка 17% в балансе занимает атомная генерация, и порядка 18% — гидрогенерация. То есть 35% не относится к углеводородам. Из оставшихся 65% порядка 1% — это возобновляемые источники энергии и 64% — это уголь и газ. Из нефти мы не делаем электроэнергию, поскольку это уже совершенно не актуально. Так вот наша стратегия заключается в том, чтобы стимулировать производство возобновляемых источников энергии на базе того, чтобы сформировать заказ для промышленности и позволить инвестировать в производство необходимого оборудования, то есть солнечных фотоэлементов, либо продукции для выработки ветровой энергии. Данный заказ мы просчитали вместе с министерством промышленности, участниками рынка, теми же потребителями - 6 тысяч мегаватт на период до 2024 года. Учитывая, что наш общий баланс, установленная мощность на сегодняшний день где-то 250 тысяч мегаватт, посчитать можно легко - это примерно 2-3% от общей установленной мощности. Сегодня мы уже обеспечили стимулирование производства такого оборудования по механизму возврата инвестиций, по аналогии со строительством новых электростанций, так называемые договора предоставления мощности, которые позволяют инвесторам вкладывать с гарантированным доходом от строительства соответствующих электростанций на солнце или на ветре. И эта программа уже работает. Она была принята в 2014 году. На сегодня мы ввели в эксплуатацию — уже по состоянию на 1 января 2017 года — 130 мегаватт солнечных электростанций. В этом году еще 120 мегаватт будет введено. Всего где-то 1 600 мегаватт общей мощности на период до 2024 года. По ветру процесс идет несколько медленнее, но, тем не менее, мы тоже уже вышли на показатели. В этом году будут введены первые ветровые станции. Мы разыграли в 2017-м большой конкурс, в котором участвовала и компания «Ростатом», и Русгидро. И на сегодняшний день они готовы заниматься производством оборудования для ветрогенерации, поэтому рассчитываем, что эта программа тоже будет выполнена в сроки и позволит нам быть в технологической цепочке наряду с ведущими мировыми державами, занимающимися этими вопросами.

Министерство энергетики США буквально неделю назад — я видел доклад, — несмотря на развитие вот всех этих прекрасных вещей, сформулировало, что все равно Европейский союз до, по-моему, 2035 года будет находиться в газовой зависимости от России. Я совсем коротко сформулирую вопрос. Понятно, что у нас определенная сейчас развилка есть, определенные сложности с нашими потоками: северным и турецким. Не решенный вопрос с транспортировкой газа через территорию Украины, но, тем не менее, вопрос конкретный. Вот, например, Порошенко некоторое время назад заявил, что было бы хорошо, если бы европейские компании покупали газ на границе России и Украины. Насколько я помню, Россия давно этого хотела, чтобы это было сферой ответственности уже европейских газовых компаний. Но как он через Украину пройдет? Мы бы к этой идее как отнеслись и реалистична ли она?

Александр Новак: Ну, во-первых, что касается европейского рынка, я бы не сказал, что мы сегодня занимаем какое-то доминирующее положение. Мы одни из тех, кто поставляет.

35% или даже 37%.

Александр Новак: Колеблется наша доля от общего потребления газа...

Это почти монополия по понятиям антимонопольной политики.

Александр Новак: 25-30% в зависимости от температурного режима, холодная зима или теплая. Сейчас «Газпром» поставляем значительно больше, чем в прошлом году. Поставки увеличились, потому что из-за холодной зимы были выработаны запасы из подземных газовых хранилищ в Европе, и поэтому сейчас идет заполнение ПГХ. В будущем мы видим большую конкуренцию на этом рынке. Мы видим, что будет расти импорт газа в Европу, несмотря на то, что Европа активно занимается возобновляемыми источниками энергии, тем не менее, газ является низкоуглеродным сырьем, достаточно дешевым, эффективным для выработки электроэнергии. И он позволяет обеспечивать покрытие пиковых потреблений, когда все включают свои устройства потребления — промышленные предприятия, население. Собственно, газ — это очень хороший источник для выработки электроэнергии. Мы видим, что в Европе, в любом случае, несмотря на то, что темпы роста экономики не такие, как в среднем по миру или как в Китае, или в Индии, тем не менее, потребление газа будет расти. В период до 2035 года оценки составляют от 70 до 100 млрд кубических метров газа. Кроме того, снижается собственная добыча, и мы уже видим, что в этом году снижается добыча в Европе, и в перспективе где-то на 50 млрд будет снижение. Поэтому дополнительный рынок в Европе — в перспективе до 2035 года — это примерно от 100 до 150 млрд кубических метров газа.

Примерно, кстати, в два раза рост по сравнению с тем, что мы сейчас туда поставляем.

Александр Новак: Сегодня Европа потребляет порядка 450 млрд.

А наших 170 млрд, по-моему, да?

Александр Новак: Здесь нужно разделять европейский рынок на страны, входящие, например, в СНГ, и страны, не входящие в СНГ, чисто европейский рынок. Но суммарно мы поставляем порядка 200 млрд кубических метров газа на экспорт.

В перспективе до 2035 года мы практически вдвое можем увеличить поставки газа в Европу? Вопрос все-таки, как будет решена проблема транспортировки этого газа.

Александр Новак: Я не думаю, что мы полностью займем эту дополнительную нишу, потому что рынок, еще раз повторяю, конкурентоспособный. И есть возможности поставки сжиженного природного газа. Вопрос будет в конкуренции — кто сможет предложить наиболее надежный и дешевый продукт для потребителя. Конечно, на сегодняшний день мы достаточно конкурентоспособны и видим, что дополнительные объемы газа в Европу, в основном, идут за счет увеличения поставок из России. И в перспективе, мы будем стараться эту нишу держать и быть конкурентными.

Украинский маршрут и конкурентное заявление Порошенко, хорошо бы, чтобы европейские энергетические компании покупали на границе России и Украины — это реалистично?

Александр Новак: Знаете, мне кажется, что здесь, в первую очередь, должны договариваться между собой непосредственно поставщики и потребители газа. Должно быть наиболее выгодно обеим сторонам. Точка сдачи — это вопрос коммерческий. Она может быть в любом месте.

Он политизированный. Без участия государства мы знаем, что практически каждый год на уровне российского правительства с вашим участием, в том числе и Еврокомиссии, решаются эти вопросы.

Александр Новак: Мне кажется, его во многом политизируют те, кто хочет этого. Я, например, считаю, что на политические заявления относительно того, что нельзя строить «Северный поток-2» или «Турецкий поток», или до этого «Южный поток», которые звучат со стороны отдельных представителей Еврокомиссии, совершенно идут не на пользу тем же европейским странам. Новые маршруты, которые планируется реализовать, позволяют снизить себестоимость транспортировки в два раза, сократить плечо доставки тоже почти на две тысячи километров и надежно обеспечить потребителей европейским газом через современную транспортную трубопроводную систему. Это чисто коммерческий вопрос между компаниями, которые готовы поставить газ. Есть компании, которые готовы купить и обеспечить распределение этого ресурса между потребителями. Поэтому это абсолютно коммерческие вопросы, которые должны решаться именно таким путем.

Как вы думаете, если бы, например, мы все-таки, хотя я знаю, что этот вопрос сегодня не актуальный, но, если бы трубой у нас владела одна компания, а газ в трубу из России поставляли разные компании, мы бы ослабили противодействие со стороны Европейского союза строительство вот этих потоков?

Александр Новак: Еще раз.

Ну, вот, если бы мы, грубо говоря, отвечали требованиям Третьего энергопакета, чтобы потоком владела одна компания, трубой, а поставщиками газа были разные компании.

Александр Новак: Работа ведется в соответствии с требованиям европейского законодательства. И реализация проекта «Северный поток-2», и «Северный поток-1» полностью соответствует европейскому законодательству.

Я знаю, но противодействие там оказывается, они экстраполируют свои нормы с суши Европейского союза уже на морской участок. Это все равно политический аргумент.

Александр Новак: Политический аргумент, но при этом есть заключение тех же юристов Еврокомиссии о том, что требования Третьего энергопакета не могут распространяться на морскую часть, потому что это не территория Евросоюза. Просто придумываются различные варианты, которые бы не позволили реализовать этот проект. Мы считаем, что существующее законодательство, которое уже есть в Евросоюзе, полностью позволяет реализовать этот проект.

Я подытожу. С «потоками» пока сложно разобраться, потому что ситуация находится в динамике, в том числе политической, не вполне все зависит от экономических ведомств. К 2019 году, когда закончится наш контракт с Украиной, мы исключаем, что мы будем продолжать по этому маршруту транспортировать газ, или это тоже опция, которая будет наряду с «Северным потоком», вторым «Северным потоком» и «Турецким потоком» находиться на столе в наших коммерческих контрактах с европейскими компаниями?

Александр Новак: Я не исключаю, что какой-то объем останется. Мы уже публично озвучили свою позицию, она не скрывается. Если будут предложены конкурентные условия и по цене, и по надежности поставок газа по маршрутам, которые сегодня используются, то наша компания «Газпром» готова вести переговоры с владельцами газотранспортной инфраструктуры Украины. Вопрос в том, что в любом случае независимо ни от чего, на наш взгляд, должны быть альтернативные возможности поставок в Европу. Это создает конкуренцию, которая позволяет повышать эффективность, снижать издержки, в том числе и для европейских потребителей. Не должно быть монопольного положения по поставкам газа через одну газотранспортную инфраструктуру. Пожалуйста, есть конкуренция, предлагайте хорошие условия, модернизируйте свою газотранспортную систему, чтобы она была действительно надежной, эффективной, и я не думаю, что могут быть какие-то проблемы в этом смысле.

На «Российской энергетической неделе» обсуждались перспективы освоения арктического шельфа, развития альтернативной энергетики, экономии энергии и повышения эффективности добычи нефти и газа. Форум посетил президент России Владимир Путин.

Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 9 октября 2017 > № 2344213 Александр Новак


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > bfm.ru, 9 октября 2017 > № 2343280 Александр Новак

Новак: до 2035-го Европа почти вдвое увеличит экспорт газа, и значительная часть этого роста придется на Россию

По данным Минэнерго США, до 2035-го ЕС будет буквально находиться в газовой зависимости от России. О перспективах газовой отрасли глава Минэнерго РФ рассказал в интервью Business FM

Легко ли договориться с ОПЕК? Несколько тысяч человек собирались на прошлой неделе на московском форуме «Российская энергетическая неделя». Темами форума стали перспективы развития энергетики, но, поскольку она очень тесно сплетается с политикой, политические вопросы тоже поднимались.

О том, как шли переговоры по сделке ОПЕК, нацеленной на поддержание уровня мировых цен на углеводороды и о перспективах ее продления министр энергетики России Александр Новак рассказал главному редакторуBusiness FM Илье Копелевичу.

Мы с вами разговариваем по итогам первой Российской энергетической недели. Было много важных событий, но все-таки самое главное, я думаю, то, что она параллельно шла с государственным визитом короля Саудовской Аравии, второй энергетической державы в мире после нас — ну, Америка, естественно, на другом берегу находится... Мы знаем, что цены на нефть у нас сейчас относительно стабильны, выше наших прогнозов, знаем о том, что в действительности сработала сделка с ОПЕК. Ключевым в этом была договоренность, достигнутая при вашем участии, — я имею в виду, конечно, то, что, как мы знаем, именно вам удалось добиться компромисса между Саудовской Аравией и Ираном. Остается ли вот эта посредническая роль России и ваша лично актуальной сейчас, остается ли эта договоренность между Саудовской Аравией и Ираном стабильной на предстоящий период?

Александр Новак: Что касается сделки, во-первых, я хочу сказать, на нее мы выходили долго и, в принципе, изначально, когда мы собирались еще в 2014 году, когда цены начали падать, все стороны согласились: пока не требуется никаких совместных действий, рынок должен сам все сбалансировать. Но, к сожалению, кризис затянулся, и мы видели падение цен — почти больше чем в два раза, снижение инвестиций в отрасль, затем цены упали до 27 долларов в январе 2016 года... это, конечно, многие страны немного всколыхнуло для того, чтобы вернуться к вопросу обсуждения совместных действий и координации на рынках, то есть снижения тех излишков, которые сложились на тот период. Безусловно, эта позиция обсуждалась в правительстве Российской Федерации, с президентом, во многом благодаря его усилиям и переговорам с руководителями стран, в том числе и с Саудовской Аравией, и с Ираном, были достигнуты договоренности. Мы со многими странами проводили переговоры на уровне министров, чтобы уже детально и по цифрам обсуждать, что можно сделать, какие обязательства взять на себя странам, чтобы, с одной стороны, сбалансировать рынок, с другой стороны, это несильно ухудшило положение отрасли, поскольку все-таки кому-то легко, например, сокращать добычу, а кому-то нужно реально снижать бурение и уменьшать инвестиционные программы. Поэтому переговоры были непростые, но в целом хочу сказать, что ключевую роль играли две стороны — Россия и Саудовская Аравия как крупнейшие производители нефти в мире. Примерно 11 млн баррелей в сутки добывает Саудовская Аравия, Российская Федерация — чуть больше, мы первое место занимаем. Очень сложные переговоры были, когда пост министра Саудовской Аравии занимал аль-Наими, и вы помните первые попытки — это февраль и апрель 2016 года, когда в Дохе собирались (представители) 18 стран...

Собрались и разъехались.

Александр Новак: Да, хотя были почти готовы к соглашению, но в тот момент свою позицию поменяла Саудовская Аравия, в том числе из-за того, что не смогли договориться с Ираном.

Причем даже, может быть, не по количеству баррелей, а по формулировкам — как оно будет выглядеть, кто сделал первый шаг навстречу. Было буквально вот это камнем преткновения.

Александр Новак: Мы продолжили работу летом, и, мне кажется, позитивным очень было то, что со стороны Саудовской Аравии был уже другой переговорщик, новый руководитель министерства энергетики — аль-Фалех, который активно включился в эту работу. Проводили переговоры, безусловно, и с другими странами, но ключевое событие — наша договоренность в сентябре прошлого года между Саудовской Аравией и Россией, мы подписали соглашение о совместных действиях на рынке, о координации деятельности и сотрудничестве в области энергетики по развитию совместных проектов как в России, так и в Саудовской Аравии. Этот момент стал ключевым, переломным, потому что мы консолидированно начали работать со странами, не входящими в ОПЕК. Какие-то переговоры мы проводили и с государствами, входящими в ОПЕК, например, с Ираном, и мне кажется, вся работа была нацелена на то, чтобы достичь результата и договориться по сделке с тем, чтобы снять излишки с рынка.

Сейчас, я думаю, что эта новость должна была обсуждаться и здесь в кулуарах, две ключевые американские газеты написали о том, что 12-го числа президент США Дональд Трамп заявит о разрыве соглашения с Ираном... Это может затронуть и нефтяной рынок тоже?

Александр Новак: Конечно, если соглашения будут разорваны и будут какие-то жесткие меры, такие, как были до снятия санкций с Ирана, это очень, на мой взгляд, будет влиять на рынки...

Но, скорее, в сторону повышения цен?

Александр Новак: Все будет зависеть от того, какие решения могут быть. Если это станции, касающиеся нефти и ограничений по торговле нефтью со стороны Ирана, это одна ситуация. Если это другие какие-то санкции, если вообще не будет санкций — другая. Поэтому рынок будет, конечно, реагировать на такие вещи, Иран — одна из стран, которые добывают очень большое количество нефти, является поставщиком нефти на мировые рынки. Сегодня они добывают 3,8 млн баррелей в сутки. Мы помним, когда были введены санкции, объемы добычи снижались значительно — меньше 3 млн Иран добывал во время санкций. Поэтому для рынка это, конечно, существенные объемы.

Всю конструкцию, которую удалось сложить прошлым летом между Саудовской Аравией, Ираном, другими членами ОПЕК и не ОПЕК, вот этот политический риск способен разрушить или нет?

Александр Новак: Я не думаю, что сейчас, когда прошло уже восемь месяцев...

Не начнут ли под таким прессом страны действовать самостоятельно, пренебрегая договоренностями?

Александр Новак: Я могу высказать только свою личную точку зрения — на мой взгляд, вряд ли, наверное, это приведет к разрушению соглашения. Мы имеем пример ситуации на Ближнем Востоке, связанной с Катаром. Катар — участник сделки, и он продолжает выполнять свои обязательства по сокращению добычи, мы встречаемся, министр, когда был здесь, на Российской энергетической неделе, проводилась министерская встреча форума стран — экспортеров газа, мы обсуждали в том числе вопросы, касающиеся нефти, сотрудничества в этой области. Здесь в данном случае ничего не поменялось, поэтому я надеюсь, что мы до конца доведем сделку, рынок будет сбалансирован, и, в принципе, перейдем уже на нормальные рыночные рельсы.

А саудовский министр с катарским здесь на одной площадке встречались или нет?

Александр Новак: Мне это неизвестно.

Общей не было такой сессии, вы не видели такого?

Александр Новак: Я не видел, поэтому не могу вам сейчас ответить на этот вопрос точно.

Возвращаясь все-таки к этому соглашению ОПЕК+. Вообще говоря, год назад аналитики — что российские, что, в общем-то, уважаемые иностранные аналитики — сообщали долгое время: ОПЕК не способна договориться и выполнять договоренности даже внутри себя, поэтому не сильно верили в возможность заключения такой широкой сделки, которая причем была бы выполняема. Выполняется ли она? И она ли обеспечивает тот уровень цен, который сложился сейчас, или на это влияют другие факторы?

Александр Новак: Вы знаете, действительно, что касается ОПЕК, они очень давно принимали какое-то решение по балансировке рынка. И, конечно, был некий скептицизм по поводу того, смогут ли они договориться между собой. Но мне кажется, то, что в эту сделку были привлечены страны, не входящие в ОПЕК, сыграло именно свою консолидирующую роль, потому что впервые такая ситуация, когда не только страны ОПЕК, но и не входящие в нее договорились о совместных действиях.

Именно это было ключевым фактором, чтобы и они тоже выполняли, да?

Александр Новак: И мы видим сейчас, с точки зрения исполнения соглашения, впервые, может быть, за всю историю ОПЕК — несколько десятилетий, что они выполняют на 100% свои обязательства. Раньше таких никогда не было показателей. Обычно был уровень исполнения гораздо меньше, а сегодня мы видим, что страны ОПЕК суммарно выполняют свои обязательства на 100%.

Именно это поддерживает стабильный уровень цен?

Александр Новак: Я думаю, это общая приверженность к исполнению соглашений, потому что страны не ОПЕК тоже суммарно его выполняют. Кстати, за август впервые страны не ОПЕК консолидировано исполняли соглашение даже больше, чем страны, входящие в ОПЕК. 116% был уровень исполнения странами, не входящими в ОПЕК, а ОПЕК исполнил на 98%. У нас очень хороший механизм был выработан мониторинга ситуации. Ежемесячно проходит встреча технического комитета, министерская встреча проходит раз в два месяца, на которой обсуждаются вопросы исполнения соглашений. Там несколько стран, входящих в ОПЕК и несколько стран, не входящих в нее. Россия является сопредседателем этой группы, и мы участвуем в обсуждении и мониторинге ситуации. В случае если мы видим какие-то отклонения от исполнения соглашений, мы указываем соответствующим странам, мы рекомендуем выйти на стопроцентное исполнение. И, в общем-то, такой механизм получился хорошим, поскольку есть некая надстройка, координирующий орган, и те страны, которые, допустим, отклоняются от показателей, которые перед ними стоят, я думаю, что им самим, наверное, не очень комфортно быть в отстающих, они стараются все время подтягиваться, если вдруг происходят какие-то отклонения. Поскольку в ОПЕК такой настройки не было мониторинговой, там есть только секретариат ОПЕК. Сейчас министры контролируют, собираясь один раз в два месяца.

А не ведет ли это нас все-таки к созданию новой организации, которая, по крайней мере, без формального провозглашения показала свою эффективность за этот год?

Александр Новак: Мы не видим в этом целесообразности. Мы считаем, что вообще такие соглашения не должны носить какой-то постоянный характер. Сейчас просто мы вошли в такое соглашение, сделку, исходя из целесообразности и необходимости приближения момента восстановления рынка, который бы в любом случае произошел рыночным путем. За счет низких цен инвестиции упали, и, в общем-то, за счет снижения добычи в перспективе мы бы получили дефицит сырья и сильный рост цен. Но никто в этом не заинтересован, при условии такой волатильности. Мы наоборот хотели сгладить провал, который сейчас произошел на рынке с 2014 по 2016 годы. И все действия наши на сегодняшний день подтверждают, что было правильное решение принято. Результаты таковы, что цены восстановились до приемлемого уровня, инвестиции вернулись в отрасль, волатильность снизилась. За последний год мы видим, что цены примерно колеблются в диапазоне от 47 до 57 долларов за баррель, а в принципе, могли бы быть от 20 до 100 и выше. И такая волатильность, конечно, никому не нужна.

Теперь очень много повсюду говорят о новой энергетике: солнце, ветре. Греф с Чубайсом даже очень ожесточенно когда-то спорили на этот счет. Сейчас я слышал — Герман Греф тоже поверил в то, что ветер в России есть, не только в карманах... Если говорить, в целом, о мировых трендах, будет ли расти доля энергии, получаемой из возобновляемых источников, как это называется, по сравнению с традиционными — нефтью, газом, углем?

Александр Новак: Мне кажется, уже этот вопрос не стоит. Допустим, все участники Российско-энергетического международного форума, обсуждая эти вопросы, даже не говорили о том, что возобновляемые источники энергии не будут развиваться. Мне кажется, уже все свыклись с этой мыслью, потому что, действительно, в мире активно развивается производство энергии солнечной, ветровой энергии. Это стало уже данностью и фактом. Вопрос только, как быстро это будет развиваться, с какой скоростью. И вот здесь могут быть разные оценки, например.

Ну, ведь и потребление энергетических ресурсов тоже растет, поэтому не о количестве говорим, а о доле. Вот как мы смотрим на перспективу ближайших десяти лет?

Александр Новак: В своем выступлении президент очень четко ответил на этот вопрос два дня назад на пленарной сессии в рамках российско-энергетической недели, где было сказано о том, что доля возобновляемых источников энергии в мире вырастет в производстве электроэнергии с 7% до 20% до 2035 года. Уже будет пятая часть электроэнергии в мире производиться из солнца и ветра. На мой взгляд, это направление будет развиваться, и оно будет расти достаточно быстро во многом благодаря научно-техническому прогрессу и снижению себестоимости производства электроэнергии. Уже на сегодня производство электроэнергии солнца очень близко и конкурентоспособно по отношению к выработке электроэнергии с традиционных источников энергии. Конечно, этот проект еще субсидируется многими странами. Но, тем не менее, пройдет какой-то период и, я думаю, что в среднесрочной перспективе конкуренция уже будет. Вопрос другой — нам, конечно, необходимо в том числе решение научного характера, технологического по решению вопроса накопления энергии. И тогда еще больше будет импульс для производства энергии из возобновляемых источников энергии. Пока, к сожалению, нет больших накопителей, которые могли бы хранить достаточно большой объем энергии и при этом иметь возможность достаточно быстро выдавать ее в систему. Над этим работают многие ученые всех стран, то есть большого количества стран. На мой взгляд, такая технология в любом случае будет найдена. Поэтому это будет новый дополнительный импульс для развития возобновляемых источников энергии.

Относительно дешевый газ, нефть и уголь в России не препятствуют ли развитию этого направления у нас? Ну, пусть не солнечной, но ветровой энергетики.

Александр Новак: Конечно.

У нас же есть экспортная пошлина, и внутренняя цена все равно ниже. Мы не в одинаковой находимся среде с остальным миром.

Александр Новак: Мы понимаем, безусловно, что в нашей системе, учитывая наличие дешевых природных ресурсов — нефти, газа, угля, сегодня солнечная энергетика и ветровая еще менее конкурентоспособна по сравнению с традиционными источниками. Мы выбираем и балансируем, когда принимаем решение о развитии и поддержке возобновляемых источников энергии, потому что нам нужно учитывать интересы потребителей. Если мы будем производить энергию из дорогих источников, нам нужно будет субсидировать. Субсидировать или из бюджета, или за счет роста тарифов для потребителей, что, в принципе, не очень хорошо воспринимается со стороны потребителей промышленных и так далее.

Не хорошо. Промышленному потребителю совершенно все равно, из какого источника получена энергия. Ему неприятно, если вдруг из своего кармана ему надо оплачивать. Задача государственной политики...

Александр Новак: На данном этапе мы выработали стратегию. Основная доля выработки электроэнергии у нас сегодня происходит из традиционных источников. Плюс у нас атомная генерация порядка 17% в балансе занимает, и порядка 18% — гидрогенерация. То есть 35% не относится к углеводородам. Оставшиеся 65%, из них порядка 1% — это возобновляемые источники энергии и 64% — это уголь и газ. Из нефти мы не делаем электроэнергию, поскольку это уже совершенно не актуально. Так вот наша стратегия заключается в том, чтобы сейчас стимулировать производство возобновляемых источников энергии на базе того, чтобы сформировать заказ для промышленности и позволить инвестировать в производство необходимого оборудования, то есть солнечных фотоэлементов, либо продукции для выработки ветровой энергии. Данный заказ посчитали вместе с министерством промышленности, участниками рынка, теми же потребителями. Это составляет 6 тысяч мегаватт на период до 2024 года. Учитывая, что наш общий баланс, установленная мощность на сегодняшний день где-то 250 тысяч мегаватт. Посчитать можно легко, что это примерно 2-3% от общей установленной мощности. И мы сегодня уже обеспечили стимулирование производства такого оборудования по механизму возврата инвестиций, по аналогии, как со строительством новых электростанций, так называемые договора предоставления мощности, которые позволяют инвесторам вкладывать с гарантированным доходом от строительства соответствующих электростанций на солнце или на ветре. И уже эта программа работает. Она была принята в 2014 году. На сегодня мы ввели в эксплуатацию — уже по состоянию на 1 января 2017 года — 130 мегаватт солнечных электростанций. В этом году еще 120 мегаватт будет введено. Всего где-то 1 600 мегаватт общей мощности на период до 2024 года. По ветру несколько у нас медленнее идет процесс, но, тем не менее, мы вышли уже тоже на показатели. В этом году будут первые ветровые станции введены. Мы разыграли в 2017-м большой конкурс, в котором участвовала и компания «Ростатом», и Русгидро. И они готовы на сегодняшний день заниматься производством оборудования для ветрогенерации, поэтому рассчитываем, что эта программа тоже будет выполнена в сроки и позволит нам быть в технологической цепочке наряду с ведущими мировыми державами, кто занимается этими вопросами.

Министерство энергетики США буквально неделю назад — я видел доклад, — несмотря на развитие вот всех этих прекрасных вещей, сформулировало, что все равно Европейский союз до, по-моему, 2035 года будет находиться в газовой зависимости от России. Я совсем коротко сформулирую вопрос. Понятно, что у нас определенная сейчас развилка есть, определенные сложности с нашими потоками: северным и турецким. Не решенный вопрос с транспортировкой газа через территорию Украины, но, тем не менее, вопрос конкретный. Вот, например, Порошенко некоторое время назад заявил, что было бы хорошо, если бы европейские компании покупали газ на границе России и Украины. Насколько я помню, Россия давно этого хотела, чтобы это было сферой ответственности уже европейских газовых компаний. Но как он через Украину пройдет? Мы бы к этой идее как отнеслись и реалистична ли она?

Александр Новак: Ну, во-первых, что касается европейского рынка, я бы не сказал, что мы занимаем какое-то сегодня доминирующее положение. Мы одни из тех, кто поставляет.

35% или даже 37%.

Александр Новак: Колеблется наша доля от общего потребления газа...

Это почти монополия по понятиям антимонопольной политики.

Александр Новак: 25-30% в зависимости от температурного режима, холодная зима или теплая. Сейчас мы больше поставляем, чем в прошлом году. Значительно «Газпром» больше поставляет, потому что из-за холодной зимы были выработаны запасы из подземных газовых хранилищ в Европе, и поэтому сейчас идет заполнение ПГХ. В будущем мы видим большую конкуренцию на этом рынке. Мы видим, что будет расти импорт газа в Европу, несмотря на то, что Европа активно занимается возобновляемыми источниками энергии, тем не менее, газ является низкоуглеродным сырьем, достаточно дешевым, эффективным для выработки электроэнергии. И он позволяет обеспечивать покрытие пиковых потреблений, когда все включают свои устройства потребления — промышленные предприятия, население. Собственно, газ — это очень хороший такой источник для выработки электроэнергии. Мы видим, что в Европе, в любом случае, несмотря на то, что темпы роста экономики не такие, как в среднем по миру или как в Китае, или в Индии, тем не менее, потребление газа будет расти. В период до 2035 года оценки составляют от 70 до 100 млрд кубических метров газа. Кроме того, собственная добыча снижается, и мы уже видим, что в этом году снижается добыча в Европе, и в перспективе где-то на 50 млрд будет снижение. Поэтому дополнительный рынок в Европе — в перспективе до 2035 года — это примерно от 100 до 150 млрд кубических метров газа.

Примерно, кстати, в два раза рост по сравнению с тем, что мы сейчас туда поставляем.

Александр Новак: Сегодня Европа потребляет порядка 450 млрд.

А наших 170 млрд, по-моему, да?

Александр Новак: Здесь нужно разделять европейский рынок на страны, входящие, например, в СНГ, и страны, не входящие в СНГ, чисто европейский рынок. Но суммарно мы поставляем порядка 200 млрд кубических метров газа на экспорт.

В перспективе до 2035 года мы практически вдвое можем увеличить поставки газа в Европу? Вопрос все-таки, как будет решена проблема транспортировки этого газа.

Александр Новак: Я не думаю, что мы полностью займем эту нишу дополнительную, потому что рынок, еще раз повторяю, конкурентоспособный. И есть возможности поставки сжиженного природного газа. Вопрос будет в конкуренции — кто сможет предложить наиболее надежный и дешевый продукт для потребителя. Ну, конечно, на сегодняшний день мы достаточно конкурентоспособны и видим, что дополнительные объемы газа в Европу, в основном, идут за счет увеличения поставок из России. И в перспективе, конечно, мы будем стараться эту нишу держать и быть конкурентными.

Украинский маршрут и конкурентное заявление Порошенко, хорошо бы, чтобы европейские энергетические компании покупали на границе России и Украины — это реалистично?

Александр Новак: Знаете, мне кажется, что здесь, в первую очередь, должны договариваться между собой непосредственно поставщики газа и потребители газа. И как будет наиболее выгодно обеим сторонам. Точка сдачи — это вопрос коммерческий. Она может быть в любом месте.

Он политизированный. Без участия государства мы знаем, что практически каждый год на уровне российского правительства с вашим участием, в том числе и Еврокомиссии, решаются эти вопросы.

Александр Новак: Мне кажется, его во многом политизируют те, кто хочет этого. Я, например, считаю, что на политические заявления относительно того, что нельзя строить «Северный поток-2» или «Турецкий поток», или до этого «Южный поток». Те политические заявления, которые звучат со стороны отдельных представителей Еврокомиссии, они совершенно идут не на пользу тем же европейским странам, потому что новые маршруты, которые планируется реализовать, позволяют снизить себестоимость транспортировки в два раза, сократить плечо доставки тоже почти на две тысячи километров и обеспечить через современную транспортную трубопроводную систему надежно потребителей европейским газом. Это чисто коммерческий вопрос между компаниями, которые готовы поставить газ. Есть компании, которые готовы купить и обеспечить распределение этого ресурса между потребителями. Поэтому это абсолютно коммерческие вопросы, которые должны решаться именно таким путем.

Как вы думаете, если бы, например, мы все-таки, хотя я знаю, что этот вопрос сегодня не актуальный, но, если бы трубой у нас владела одна компания, а газ в трубу из России поставляли разные компании, мы бы ослабили противодействие со стороны Европейского союза строительство вот этих потоков?

Александр Новак: Еще раз.

Ну, вот, если бы мы, грубо говоря, отвечали требованиям Третьего энергопакета, чтобы потоком владела одна компания, трубой, а поставщиками газа были разные компании.

Александр Новак: Сегодня мы полностью соответствуем требованиям европейского законодательства. И реализация проекта «Северный поток-2» и «Северный поток-1» полностью соответствует европейскому законодательству.

Я знаю, но противодействие там оказывается, они экстраполируют свои нормы с суши Европейского союза уже на морской участок. Это все равно политический аргумент.

Александр Новак: Политический аргумент, но при этом есть юридическое заключение тех же юристов Еврокомиссии о том, что требования Третьего энергопакета не могут распространяться на морскую часть, потому что это не территория Евросоюза. Придумываются просто различные варианты, которые не позволили бы реализовать этот проект. Мы считаем, что существующее законодательство, которое уже есть в Евросоюзе, полностью позволяет реализовать этот проект на коммерческой основе.

Я подытожу. С «потоками» пока сложно разобраться, потому что ситуация находится в динамике, в том числе политической, не вполне все зависит от экономических ведомств. К 2019 году, когда закончится наш контракт с Украиной, мы исключаем, что мы будем продолжать по этому маршруту транспортировать газ, или это тоже опция, которая будет наряду с «Северным потоком», вторым «Северным потоком» и «Турецким потоком» находиться на столе в наших коммерческих контрактах с европейскими компаниями?

Александр Новак: Я не исключаю, что какой-то объем останется. У нас позиция в этом смысле уже была публично озвучена, она не скрывается. Если будут предложены условия конкурентные и по цене, и по надежности поставок газа по маршрутам, которые сегодня используются, то наша компания «Газпром» готова вести переговоры с владельцами газотранспортной инфраструктуры Украины. Вопрос в том, что в любом случае независимо ни от чего, на наш взгляд, должны быть альтернативные возможности поставки в Европу. Это создает конкуренцию, которая позволяет повышать эффективность, снижать издержки, в том числе и для европейских потребителей, и не должно быть монопольного положения по поставкам газа через одну газотранспортную инфраструктуру. Пожалуйста, есть конкуренция, предлагайте хорошие условия, модернизируйте свою газотранспортную систему, чтобы она была действительно надежной, эффективной, и я не думаю, что могут быть какие-то проблемы в этом смысле.

На «Российской энергетической неделе» обсуждались перспективы освоения арктического шельфа, развития альтернативной энергетики, экономии энергии и повышения эффективности добычи нефти и газа. Форум посетил президент России Владимир Путин.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > bfm.ru, 9 октября 2017 > № 2343280 Александр Новак


Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак

Интервью Александра Новака информационному агентству ТАСС.

Александр Новак: энергетика не может быть замкнута сама на себе.

Какие российские проекты в сфере энергетики интересны инвесторам, как развивается сотрудничество в этом направлении со странами Ближнего Востока и в чем похожи Россия и Саудовская Аравия рассказал ТАСС министр энергетики РФ Александр Новак на полях международного энергофорума "Российская энергетическая неделя".

— Александр Валентинович, на моей памяти "Российская энергетическая неделя" — это первое в нашей стране мероприятие такого масштаба в области ТЭК. Из-за чего сейчас к нам такой сильный интерес? Что изменилось в России и что поменялось в отношении к нашей стране со стороны партнеров в сфере энергетики?

— Здесь нет ничего удивительного. Россия играет ведущую роль в энергетической отрасли: мы являемся первыми по объему добычи нефти, вторыми - по производству и первыми по экспорту газа, занимаем третье место по экспорту угля и считаемся лидерами в атомной отрасли. Согласитесь, что было бы неправильно не использовать наши преимущества: богатые ресурсы, научные достижения, технологии, развивать наши взаимоотношения с другими странами.

— Я правильно понимаю, что основная цель "Российской энергетической недели" — в развитии международного сотрудничества, кооперации по энергетическим вопросам?

— Нам нужно реализовывать международные проекты и сотрудничать с другими странами. Это одна из основных целей, ведь энергетика не может быть замкнута сама на себе. Для ее развития нужна кооперация, обмен опытом с другими игроками на этом рынке. Если мы зациклимся на себе, то есть риск потерять лидерские позиции. Поэтому для нас важно иметь площадку для обсуждения, обмена мнениями, опытом. Все это может придать импульс и стать стимулом развития различных проектов в энергетической отрасли. Мы нацелены на то, чтобы "Российская энергетическая неделя" стала одной из ведущих дискуссионных площадок.

— Рассчитываете ли потеснить и развить успех Мирового энергетического конгресса и CERAWeek в Хьюстоне?

— Пока рано об этом говорить, но мы рассчитываем на постоянный характер проведения форума и на поступательный рост его значения для энергетики.

— Какой эффект вы ожидаете? Здесь речь идет только о подержании имиджа России как энергетического лидера или еще о получении прибыли для российской энергетической отрасли?

— Безусловно, результатом должно стать достижение конкретных договоренностей между компаниями, бизнесом, продвижение наших идей, формирование трендов и, конечно же, привлечение инвестиций в нашу страну в совместные энергетические проекты. Вы правы, это одна из ключевых целей.

— Если говорить об инвестициях, то ощущаете ли вы рост интереса к нашей стране, к проектам? Как в дальнейшем будет развиваться ситуация?

— Я вижу большой интерес инвесторов стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Европы и Ближнего востока.

Перспектив много — нужно просто находить точки взаимного роста. Что касается будущего, то тут все будет зависеть от нашей открытости, умения создать привлекательные условия, от наших экономических показателей. Сейчас у России низкая инфляция, высокие темпы роста ВВП. Все это создает хорошие возможности.

В качестве примера скажу, что недавно в Россию приезжал господин Патрик Пуянне (глава Total – прим. ТАСС), который с собой привез пул инвесторов и аналитиков из различных международных банков и компаний. Они изучили наш рынок, тренды, как развивается экономика. В итоге, Россия стала им понятнее и интереснее с точки зрения бизнеса.

— Новые санкции США их не пугают?

— Относительно санкций трудно сказать что-то определенное. Мы находимся в некотором ожидании, так как не понятно, как они (санкции США – прим. ТАСС) будут работать.

— Раньше инвесторы интересовались, в основном, участием в добычных проектах. Изменилось ли что-либо за последние годы? Наблюдается ли смещение в сторону нефтехимии и возобновляемых источников энергии?

— Добыча как была, так и остается привлекательной для инвесторов. Но вы правы, предположив, что будущее нефтегазовой отрасли постепенно смещается в сторону нефтегазохимии и переработанной продукции — акцент будет делаться именно на этом направлении. Уже сейчас основной интерес инвесторов представляют проекты Тобольской и Амурский нефтехимические комбинаты "Сибура", Амурский газоперерабатывающий завод "Газпрома" и завод по производству метанола в Находке.

Точки роста с Саудовской Аравией

— За последние годы мы стали свидетелями интенсивного развития сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией. За счет чего это произошло? Действительно ли основной причиной стало соглашение ОПЕК+, фундамент которой был заложен год назад в Китае совместным заявлением России и Саудовской Аравии?

— Я хотел бы подчеркнуть, что наше сотрудничество не ограничивается соглашением ОПЕК+.

Да, благодаря ему мы стали больше общаться между собой, но продолжение нашего взаимодействия не зависит от продления сделки. Это не связанные между собой вещи. Кроме ОПЕК у нас есть межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. С министром Саудовской Аравии Халедом аль-Фалехом мы также выстраиваем двухсторонние отношения по энергетике. В частности, он уже приезжал в Россию со своими коллегами из Saudi Aramco, а мы в свою очередь летали к ним большой делегацией, смотрели их объекты.

Более того, господин аль-Фалех уже несколько раз был в Москве, Санкт-Петербурге. У него уже были проведены переговоры с порядка десятью ведущими российскими энергетическими компаниям, с которыми у них уже есть определенные наработки, проекты, планы по сотрудничеству.

— На ваш взгляд, что же объединяет Россию и Саудовской Аравией? За счет чего стало возможно это сближение?

— У нас очень много общих интересов, особенно в энергетической сфере. Мы с ними просто похожи, особенно с точки зрения наших мощностей и компетенций в области нефти. Можем найти точки роста.

— Ранее вы говорили о совместной торговле нефтью с Саудовской Аравией. Как это может выглядеть? Это трейдинг или какие-то другие формы?

— Мы как министерство не занимаемся покупкой и продажей нефти. Но наши компании, в том числе "Роснефть", на переговорах с Saudi Aramco, обсуждали такие возможные варианты сотрудничества (трейдинг - прим. ред). Где-то это своп, где-то поставка саудовской нефти на заводы, на которые "Роснефть" поставляет. Это все коммерческие вопросы, которые между собой более детально обсуждают компании. Мы же просто говорим о том, что в этом плане есть взаимный интерес.

— А "Лукойл" обсуждает с Saudi Aramco какое-то сотрудничество?

— "Лукойл" обсуждает, в том числе вопрос трейдинга нефти, как и "Роснефть".

— В чем цель нашей кооперации в нефтяном трейдинге?

— Это скорее оптимизация логистики, взаимных поставок. Можно же в этом плане значительно сократить транспортную составляющую: саудиты, например, везут туда, где наша нефть ближе, а мы, наоборот, – в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это все можно свопами делать.

— Здесь рисков нет? Ведь качество нефти очень разное и себестоимость очень разная…

— Я в этом плане доверяю специалистам тех компаний, которые договариваются между собой.

Российский нефтесервис в Саудовской Аравии

— По поводу интереса саудитов к компании Eurasia Drilling. Правильно ли мы понимаем, что речь идет о том, что РФПИ, Saudi Aramco и PIF ведут переговоры о вхождении в EDC, и параллельно речь идет создании СП между Aramco и EDC?

— Сейчас обсуждается вопрос инвестирования и участия EDC в нефтесервисе в Саудовской Аравии и участии в этих инвестициях РФПИ, Saudi Aramco и суверенного фонда Саудовской Аравии.

— А речь идет о том, что EDC будет работать в самой Саудовской Аравии?

— Да. Это тоже обсуждается.

— Идет ли речь также о производителях оборудования и других нефтесервисных компаниях? Потому что на выставке "Иннопром" в Екатеринбурге, где у Saudi Aramco был огромный стенд, они говорили, что ведут переговоры с целым рядом российских компаний? И чем вызван интерес саудитов к российским нефтесервисным услугам и оборудованию?

— Я думаю, что это связано с тем, что у нас есть технологии добычи, геологоразведки и сервиса, которые интересны нашим коллегам.

Сейчас они пользуются в основном услугами международных компаний, таких как Schlumberger, Halliburton, Weatherford. Поэтому чем больше игроков на рынке, тем более очевиден экономический эффект для потребителей этих услуг. Там же (на рынке Саудовской Аравии - прим.ред) присутствуют и китайцы.

— Какую долю рынка Саудовской Аравии мы рассчитываем таким образом занять?

— Доля будет зависеть от конкуренции. Было несколько компаний, с которыми встречались наши саудовские коллеги, когда они приезжали в Москву и Санкт-Петербург (в июне 2017 года - прим. ред). Они в принципе рассматривают работу с несколькими (нефтесервисными - прим. ред.) компаниями.

— Мы знаем, что планируется в ближайшее время подписание дорожной карты Сотрудничества между Россией и СА. Какие крупные проекты из ТЭК войдут в дорожную карту?

— Это дорожная карта развития сотрудничества в целом между нашими странами, в ней порядка десяти ответственных министерств по разным направлениям. Она касается не столько энергетики, а в целом по всем направлениям. Но по нашей части (энергетике - прим.ред) войдут все проекты, которые мы сейчас обсуждаем.

— Сейчас у нас товарооборот с Саудовской Аравией порядка $430 млн. С учетом потенциала отношений с королевством, на какие обороты мы можем выйти?

— Думаю, что на несколько миллиардов долларов можем выйти. Но это торговый оборот. А что касается инвестиций, они могут быть гораздо больше. У нас есть значительный потенциал развития в области сельского хозяйства, в частности, наших поставок в Саудовскую Аравию. Например, мяса халяльного. Но для этого нужно, чтобы были инвестиции в соответствующее производство. Это тоже сейчас обсуждается.

— Выход на несколько миллиардов товарооборота — это какая перспектива?

— Думаю, за несколько лет можно выйти.

— Еще вопрос по поводу инвестиций. Как распределятся доли в российско-саудовском фонде для инвестиций в энергетику?

— Саудовская сторона выделяет миллиард (долларов - прим.ред) на энергетические проекты.

— То сближение, которое сейчас происходит с Саудовской Аравией, не несет ли оно в себе риски для наших отношений с Ираном и Катаром, учитывая сложную ситуацию на Ближнем Востоке?

— Я возглавляю межправкомиссии и с Ираном, и с Катаром. Наша задача развивать сотрудничество между нашими странами.

Иранская нефть за российские товары

— Иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане приедет на энергонеделю?

— Планировал, да.

— Наша готовность закупать иранскую нефть в объеме 100 тыс. баррелей в сутки в рамках программы "Нефть в обмен на товары", она поможет российским компаниям рассчитывать на какие-то преференции при участии в тендере на иранские месторождения? В чем для России выгода от этой программы?

— Нет, это не связано между собой (реализация программы и тендеры на месторождения – прим. ред.). "Нефть в обмен на товары" – это механизм развития нашего торгового оборота, потому что выручка от реализации этой нефти в основном должна идти на покупку российских товаров и услуг.

— Куда она будет направляться? На переработку или реэкспорт?

— Заранее это сказать невозможно, потому что в каждом случае покупатели на эту нефть будут находиться отдельно. В основном (будет направляться - прим. ред.) на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Выручка, которую Иран получает, пойдет на покупку наших товаров и услуг. То есть эта сделка поможет увеличить торговый оборот между нашими странами.

— Какие это могут быть товары?

— Это промышленные товары, оборудование, технологии - все по перечню товаров, согласованному в нашем меморандуме.

— По срокам подписания этого меморандума есть уже какая-то ясность?

- Уже выходим на определенные первые сделки, сейчас дорабатывается механизм взаиморасчетов.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335687 Алексей Ульянов

Фьючерс без будущего. Что нужно, чтобы новый биржевой инструмент по торговле нефтью начал работать

Алексей Ульянов

Contributor Forbes

Если бы нефтетрейдеры, связанные с российскими нефтяными компаниями, начали котировать нефть, отталкиваясь от нового фьючерса, по сути, отвязав его от Brent, это был бы безусловный успех. Но пока он останется невостребованным

В ноябре 2016 года Санкт-Петербурская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ) объявила о начале торгов поставочным фьючерсом на российскую нефть Urals. Этот вид фьючерса предполагает реальную поставку (в отличие от расчетного, который подразумевает только выплату разницы между ценой контракта и той, которая сложилась на день выполнения соглашения).

История запуска этого инструмента была долгой и сложной. Запустить биржевые котировки российской экспортной нефти пытались еще в 2006 году, когда на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже ввели фьючерс на российскую экспортную смесь сырой нефти с поставкой FOB из порта Приморск. Однако спроса не было, и с 2012 года от этого инструмента отказались. Хотя осталась идея закрепить отдельную цену российской нефти Urals, не привязанную к корзине из популярных сортов (Brent, WTI, Dubai Crude).

К ней вернулись спустя пару лет на президентской комиссии по вопросам развития ТЭК. Для запуска фьючерса была выбрана СПбМТСБ. И спустя еще два года запуск состоялся. Как видим, на это потребовалось немало времени.

Оправдать эту задержку мог бы успех нового фьючерса (глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев подчеркивал, что «Россия показывает высокий уровень своих технологий, в частности, биржевых»). Однако, по мнению экспертов, новый инструмент рынком не востребован. Одна из причин — отсутствие у СПбМТСБ опыта реализации столь масштабных задач, а также курирование проекта непрофильным ведомством — ФАС.

Площадка для торговли фьючерсом была изначально неверно выбрана. В отличие от, например, Московской биржи, СПбМТСБ известна лишь в российских узкопрофессиональных кругах. Для успеха такого проекта к торговле должны быть привлечены хеджеры и спекулянты. Спекулянты создают ликвидность, хеджеры страхуют свои позиции с помощью этого инструмента. И здесь возникает главная загвоздка — спекулянты об этой бирже не знают ничего. Более того, нерезиденты не будут даже открывать лимит под эту площадку из-за ее локальности и отсутствия у нее сколько-нибудь значимого капитала. Это не значит, что ее надо было вообще не привлекать к проекту. Например, клиринг можно было бы оставить за этой площадкой, но торговать новым инструментом стоило бы все же на Московской бирже.

Второй момент, с которым связан провал нового фьючерса — этот инструмент поставочный. Возможно, хеджеров, при определенных условиях, это бы устроило, но спекулянтам поставка не нужна, их больше интересуют расчетные инструменты. Более того, на финансовом рынке всегда больше приветствовались расчетные фьючерсы: им проще найти дорогу к своим потребителям — трейдерам.

Третий момент связан с тем, что цена этого инструмента должна учитываться в налоговых целях. Когда фьючерс ликвиден, и объем его торгов достаточно велик, он становится показателем реальной оценки продукта рынком. В случае с русским фьючерсом Федеральная налоговая служба (ФНС) могла бы по его цене определять справедливую стоимость Urals и по ней считать налоговую базу для нефтяных компаний. Таким образом, русский фьючерс стал бы исходной точкой для расчетов.

С привлечением к проекту профильного ведомства — ФНС — были бы закрыты вопросы с получением прибыли от использования инструмента как в нефтяных компаниях, так и других компаниях-участниках рынка.

В этом смысле даже логичнее было бы передать контроль над фьючерсом в ФНС. У ФАС нет необходимых компетенций и опыта для работы с такими проектами. Ими должны заниматься профессионалы-биржевики: Московская биржа, специалисты ФНС, нефтяные компании, которые заинтересованы в хорошем результате (например, «Транснефть», которая тоже задействована в проекте, поскольку это поставочный инструмент).

Кроме того, нужно привлекать к этому инструменту потребителей: устраивать презентации, ездить по компаниям и попробовать его продавать как хороший индикатор российского рынка нефти. Всего этого, к сожалению, не делалось.

А еще нужен маркетмейкер. Обычно, когда новый инструмент выходит на биржу, с кем-то из участников, котирующем обе стороны и поддерживающим какую-то ликвидность инструмента, заключается договор маркетмейкерства. Нефть котируется по нескольким эталонным смесям: Brent, Urals и т.д. Если бы нефтетрейдеры, связанные с российскими нефтяными компаниями, начали котировать нефть, отталкиваясь от нового фьючерса, по сути, отвязав его от Brent, это был бы безусловный успех. Только в этом случае участникам рынка было бы интересно прийти на СПбМТСБ, хеджироваться или покупать впрок.

С появлением фьючерса можно было бы понять, связана ли цена Urals с ценой Brent и как влияет на фьючерс курс рубля. Если будет доказана корреляция, то появится интерес спекулянтов к новому инструменту. Чтобы заработать, они будут играть на ценах: открывать позиции в Brent, во фьючерсе и в паре рубль-доллар, и, соответственно, подтягивать цену фьючерса к справедливой. Если же котировка контракта будет оторвана от мировой цены на Brent, то новый фьючерс так и останется невостребованным, как это происходит сейчас.

Летом 2017 года Санкт-Петербургская биржа предложила Шанхайской нефтегазовой бирже и китайским игрокам присоединиться к торгам фьючерсом на нефть Urals. Однако участники рынка уверены, что соглашение с китайской стороной вряд ли принесет ощутимую выгоду России. Если биржа будет продавать китайцам нефть по внутрироссийской цене, это будет выгодно китайской стороне, но не выгодно российским продавцам, ведь они точно так же могли бы продать нефть на мировом рынке. Китайцам же будет интересна работа на СПбМТСБ, если они получат дисконт к цене, по которой могли бы купить нефть в любом другом месте.

Другими словами, Китаю могут быть предоставлены такие же льготные условия по продаже нефти, как для внутренних российских потребителей. Но реальная цена этой «комбинации» в случае ее осуществления — многомиллиардные потери выручки российских нефтяников и бюджетных доходов от налоговых поступлений.

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335687 Алексей Ульянов


Россия. СФО > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335671 Сергей Титов

Кузбасс на продажу: холдинг СДС распродает активы для погашения долга

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Долг кемеровского холдинга приближается к $1 млрд. Чтобы рассчитаться с банками, СДС избавляется как от второстепенных, так и от профильных угольных активов

«Сибирский деловой союз» (СДС) Михаила Федяева F 170 и Владимира Гридина F 158 закрыл сделку по продаже 100% ООО «Сибэнергоуголь», сообщил сегодня кемеровский холдинг. Покупателем выступила московская компания «Сибуголь», учрежденная в 2017 году. 99% компании принадлежит швейцарской Sib Coal AG, 1% — гендиректору «Сибугля» Артему Казакову. Он и является бенефициаром компании, рассказали Forbes два источника на угольном рынке. Один из собеседников уточняет, что это выходец из Кемерово, который ранее занимался трейдинговыми операциями. До сделки с СДС добывающих угольных активов у Казакова не было.

Стоимость сделки СДС не раскрыл. Год назад аффилированная с Казаковым швейцарская Sib Trading AG сообщила на сайте российской Торгово-промышленной палаты о намерениях выкупить «Сибэнергоуголь» за $300 млн. По словам источника, знакомого с условиями сделки, итоговая стоимость составила $220-250 млн.

Производственная мощность «Сибугля» составляет 2,2 млн т угля в год, говорится в сообщении СДС. Это было единственное в составе СДС предприятие, добывающее антрацит. 80% продукции предприятие экспортирует. Основные потребители — Китай, Вьетнам, Южная Корея и Япония. Цель сделки – уменьшить кредитную нагрузку отраслевого подразделения «СДС-Уголь», указывает кемеровский холдинг. По словам источника, близкого к СДС, долг холдинга составляет не менее 50 млрд рублей. Другой источник говорит, что кредитная нагрузка СДС составляет около $1 млрд, основные кредиторы — Сбербанк и Газпромбанк.

В 2000-е СДС активно скупал угольные активы Кузбасса на кредиты. Но с 2011 года цены на уголь неоднократно обновляли многолетние минимумы, а банки наоборот поднимали ставки, вспоминает один из угольщиков. В итоге СДС был вынужден начать распродажу активов.

В 2016 году СДС продал химического производителя «СДС Азот» миллиардеру Роману Троценко F 55 и 74% Европейской медиагруппы УГМК Искандера Махмудова F 19 и партнеров. До этого СДС избавился от кемеровского аэропорта, «Новокузнецкого ликероводочного завода» и сократил долю в транспортной компании «Новотранс».

До сделки с «Сибуглем» в состав СДС входили шесть угольных предприятий с совокупной добычей в 30 млн т. Вскоре количество угольных активов холдинга может сократиться до четырех. Сейчас холдинг ведет переговоры с владельцем «Южуралзолота» Константином Струковым F 108 о продаже разреза «Киселевский». При этом от угольного бизнеса СДС не отказывается, говорит источник, знакомый с планами холдинга. Долгосрочная программа развития разреза «Черниговский», основного угольного актива СДС, предполагает увеличение добычи с 6,5 млн т угля до 9 млн т, делился планами Федяев в прошлом году.

Россия. СФО > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335671 Сергей Титов


Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 октября 2017 > № 2335197 Александр Новак

Интервью Александра Новака журналу "Нефтегазовая вертикаль".

АЛЕКСАНДР НОВАК: МЫ ВИДИМ ПОСТЕПЕННОЕ СОКРАЩЕНИЕ МИРОВЫХ ЗАПАСОВ НЕФТИ.

Министр энергетики Александр НОВАК в интервью журналу «Нефтегазовая Вертикаль» подвел итоги выполнения сделки стран ОПЕК и не-ОПЕК по сокращению добычи и рассказал о дальнейших перспективах ее реализации.

НГВ: Прошел год с момента первых договоренностей о сокращении добычи странами ОПЕК и не-ОПЕК. Что участники сделки ожидали получить, заключая соглашение, и всего ли из этого удалось добиться?

А.Новак: Основной задачей соглашения стран ОПЕК и не-ОПЕК о сокращении добычи нефти было ускорение балансировки спроса и предложения на нефтяном рынке, нарушенной за последние несколько лет. Этой цели мы еще не добились окончательно, но уверенно движемся к ее достижению. Уже можно однозначно сказать, что по результатам прошедших восьми месяцев рынок находится в намного более здоровом состоянии, чем это было до сделки. Мы видим постепенное сокращение мировых запасов нефти. Если на начало года запасы нефти в мире превышали средние значения за пять лет на 338 млн баррелей, то на текущий момент этот показатель снизился до 170 млн баррелей. В отрасль возвращаются инвестиции нефтяных компаний. До начала сделки мы наблюдали резкое сокращение инвестиций примерно на $500 млрд за 2,5 года, сейчас идет возврат этих средств.

Кроме того, наблюдается беспрецедентное исполнение этого соглашения. За первое полугодие 2017 года выполнение сделки достигло 98%, то есть максимально близко, насколько это возможно, к 100%. Россия и другие страны, не входящие в ОПЕК, впервые участвуют в таком соглашении, поэтому для нас очень важно было полностью выполнить свои обязательства. Что касается стран ОПЕК, то их исполнение соглашения также беспрецедентно высоко. Такого высокого исполнения взятых на себя обязательств раньше не было.

НГВ: Устраивает ли участников рынка текущая цена на нефть и нет ли разочарования, что план достижения к концу года $60 за баррель пока не выполнен?

А.Новак: Мы не ставили перед собой задачи по достижению конкретных цен. Другое дело, мы прогнозировали, что цена на нефть может быть в коридоре от $50 до $60 за баррель. Так и получилось. Если брать в среднем цены на нефть марки Brent за первое полугодие 2017 года, то они достигли $51,8 за баррель, что примерно на 30% выше, чем цены в первом полугодии 2016 года. Получается, что за год цены выросли примерно на $15–20. При этом на рынке заметно снизилась волатильность. Конечно, в отдельные месяцы, например в июне, цены опускались ниже $50 за баррель, но таких резких скачков и падений до $27 за баррель, как это случилось в январе 2016 года, уже давно не было. Мы продлили действие соглашения до 1 апреля 2018 года как раз для того, чтобы постепенно достичь балансировки рынка.

НГВ: Одной из сложностей для стран ОПЕК+ стала сланцевая добычи нефти в США, которая выросла вместе с усилиями по стабилизации рынка. Насколько объективно сланцевая добыча нефти негативно влияет на работу по стабилизации рынка?

А.Новак: Мне часто задают вопрос, не привела ли сделка по сокращению добычи нефти странами ОПЕК и не-ОПЕК к возрождению сланцевой добычи нефти в США. Я могу откровенно сказать, что когда мы только обсуждали со странами ОПЕК вопрос подписания соглашения, мы понимали, что цены на нефть станут более предсказуемыми и справедливыми, инвестиции вернутся в нефтяной сектор в целом, и в том числе в сланцевую добычу. Так что скачок сланцевой добычи, последовавший после заключения соглашения, не стал неожиданностью. Она бы все равно начала возрождаться. Просто на фоне договоренностей стран ОПЕК и не-ОПЕК это произошло чуть быстрее. В любом случае положительный эффект от сделки стран ОПЕК и не-ОПЕК для стабилизации рынка все равно больше, чем влияние восстановления сланцевой добычи. В последние несколько месяцев мы видим, что темпы роста сланцевой добычи в США стабилизировались, а спрос на нефть в этой стране продолжает расти более высокими темпами, чем прогнозировалось в начале года. Такую же ситуацию мы наблюдаем в мире: спрос на нефть растет быстрее, чем ожидалось. В этом году он на 1,4 млн баррелей выше, чем в 2016-м.

Кроме того, нужно анализировать баланс спроса и предложения в мире в целом. Доля стран, участвующих в сделке, этот показатель составляет лишь примерно 55% от общемировой нефтедобычи. Есть страны, которые не вошли в соглашение с ОПЕК, но их собственная добыча нефти при таких ценах снижается. Это и Норвегия, и Китай, и другие страны.

Сокращение добычи нефти – это не постоянный процесс. Когда рынок сбалансируется, запасы нефти будут снижены до уровня среднего пятилетнего значения, и мы снова будем жить в условиях рыночной конкуренции. Но факт наличия у нас реально работающего инструмента по балансировке говорит о том, что у нефтедобывающих стран есть возможность проходить периоды кризиса быстрее и менее болезненно.

НГВ: Одним из главных рисков реализации соглашения стало 100%-е выполнение планов по сокращению. Каков сейчас процент исполнения, каким может быть алгоритм решений по странам, не выполняющим соглашение, – Ираку, Венесуэле, Казахстану, Эквадору, Алжиру?

А.Новак: Мы считаем, что это внутреннее дело ОПЕК разобраться, кто выполняет условия сделки, а кто нет. Мы видим, что ОПЕК в целом исполняет свои обязательства на 98–100%, и это нас устраивает. С другой стороны, в рамках работы мониторингового комитета мы призываем все страны, участвующие в процессе, максимально соответствовать требованиям соглашения.

Сделка носит добровольный характер, она не предполагает ни штрафных санкций, ни других наказаний. Но те страны, которые взялись исполнять соглашение о сокращении, несут некие обязательства по его исполнению перед другими участниками сделки. Это имидж самих стран, личный имидж министров, подписавших соглашение. Я думаю, министрам стран-нарушителей соглашения как-то не очень удобно смотреть в глаза тем, кто полностью исполняет свои обязательства. Доверие участников сделки друг к другу может быть фундаментом для будущей кооперации и развития отношений.

НГВ: Будете ли вы работать с отдельными странами на уровне мониторингового комитета? Что делать с Ираком, не выполняющим условия сделки в принципе, с Эквадором, который, по данным МЭА, хочет покинуть соглашение, с Казахстаном, запустившим крупнейший нефтегазовый проект по освоению Кашаганского месторождения? Рассматривается ли вопрос о предоставлении этим странам скидок в соглашении?

А.Новак: Соглашением не предусмотрено никаких скидок ни для кого. Мы считаем, что этого нельзя делать, так как это может расшатать сделку, привести к снижению ее эффективности. Кстати, следует отметить, что в разных странах имеют место разные ситуации с исполнением обязательств: кто-то не выполняет от месяца к месяцу, а кто-то в один месяц выполнил, в другой – нет. Надо смотреть нарастающим итогом.

НГВ: МЭА, например, регулярно пишет, что Россия не полностью выполняет условия соглашения?

А.Новак: Мы считаем, что МЭА использует очень упрощенный подход к оценке добычи, потому что переводит данные из тонн в баррели по единому коэффициенту. Нефть в России на разных месторождениях имеет разный химический состав, разную плотность и т.д. Мы переводим из тонн в баррели с учетом особенностей каждого месторождения и даем более объективную картину, с которой соглашаются и ОПЕК, и мониторинговый комитет.

НГВ: Предлагать изменить методику мониторинга добычи мы пока не будем?

А.Новак: Нет. Участниками сделки был выработан единый подход к мониторингу, он и остается. Но мониторинговый комитет может принимать во внимание данные каждой страны.

НГВ: Что делать с Ливией и Нигерией? С одной стороны, страны ОПЕК говорят, что их добыча нестабильна, с другой – они ее постоянно наращивают. Например, Нигерия вплотную подобралась к квоте в 1,8 млн баррелей в сутки. Стоит ли ее включать в квоты ОПЕК?

А.Новак: Ливия и Нигерия, действительно, суммарно восстановили добычу нефти к октябрю прошлого года примерно на 500 тыс. баррелей в сутки. В рамках сделки им как членам ОПЕК не было установлено верхнего лимита добычи, чтобы компенсировать разрушение нефтяной промышленности после военных конфликтов. Но здесь важно понимать дальнейшие перспективы. Министр нефти Нигерии на заседании мониторингового комитета пообещал, что Нигерия присоединится к усилиям ОПЕК, как только обеспечит стабильный уровень добычи. Мы ожидаем, что и Ливия в итоге присоединится к выполнению сделки. По данным на август, Нигерия уже вышла на заявленный по квоте объем производства в 1,8 млн баррелей в сутки.

НГВ: Саудовская Аравия и Катар регулярно поднимают вопрос о необходимости мониторинга экспорта нефти. В последнее время Саудовская Аравия предложила поднять вопрос о сокращении не только добычи, но и экспорта. Как Россия смотрит на это?

А.Новак: Мы, в принципе, поддерживаем предложение о мониторинге экспорта. Чем больше показателей мы анализируем, тем более понятной и прозрачной будет картина нефтяного рынка. Можно мониторить экспорт нефти и нефтепродуктов, объемы запасов и потребления нефти внутри стран-участниц сделки. Другими словами, можно и нужно отслеживать всю цепочку продвижения нефти. Россия к этому готова, у нас есть все необходимые данные. Если и другие страны готовы предоставлять такую информацию в мониторинговый комитет, это позволит нам иметь больше информации и понимания ситуации.

НГВ: Есть ли техническая возможность объективно мониторить экспорт нефти на внешние рынки?

А.Новак: У мировых энергетических агентств есть определенные методики, хотя, конечно, полной и объективной информации по этому направлению меньше, чем при анализе добычи, поскольку есть много способов экспорта нефти: танкерами, по нефтепроводам и так далее.

НГВ: Как мы относимся к предложению Саудовской Аравии о сокращении не только добычи нефти, но и экспорта нефти?

А.Новак: Нас это не сильно волнует. Понятно, что при сокращении добычи нефти снижаются либо остатки нефти, либо экспорт. Если заводы меньше перерабатывают нефти, значит, они меньше производят нефтепродуктов, значит, мы меньше экспортируем топлива. Поэтому, когда поднимается вопрос о сокращении экспорта, то надо иметь в виду как экспорт нефти, так и экспорт нефтепродуктов. Потребление нефтепродуктов в России в этом году не изменилось по сравнению с прошлым годом. А экспорт нефти и нефтепродуктов по результатам первого полугодия оказался ниже показателя аналогичного периода прошлого года.

НГВ: То есть Россия может вполне безболезненно пойти на предложение Саудовской Аравии о сокращении экспорта нефти?

А.Новак: По экспорту нефти к нам со стороны участников сделки никаких вопросов нет. Так же как нет и предложений по изменению системы оценки исполнения соглашения.

НГВ: Обсуждается ли предложение о большем сокращении добычи нефти примерно на 1% для более быстрой балансировки рынка?

А.Новак: Официально такие предложения не озвучивались. Но это и понятно. Сейчас говорить о каких-то дополнительных сокращениях, наверное, нет необходимости. Сначала необходимо добиться 100%-го исполнения соглашения всеми участниками.

НГВ: Какие бонусы принесла сделка бюджету России и нефтяным компаниям, была ли сделка по сокращению добычи удачной идеей для компаний?

А.Новак: Сделка принесла дополнительные доходы бюджету от повышения цен на нефть минимум от 700 млрд до 1 трлн рублей. Компании также выиграли от данной сделки за счет повышения цен на нефть примерно на 30% от начала 2016 года. Конечно, эффект от сделки для компаний меньше, чем для бюджета за счет укрепления рубля и прогрессивной шкалы налогообложения, зависящей от цен на нефть. Тем не менее, поверьте, компании не в убытке.

НГВ: То есть, если возникнет необходимость, компании будут готовы пойти на дальнейшее продление сделки?

А.Новак: Мы ведем постоянную дискуссию с нашими компаниями по этому вопросу. Но пока конкретных предложений не обсуждаем. До 1 апреля еще далеко, и сейчас обсуждать вопросы нового продления сделки нет необходимости. Эта тема больше интересует журналистов, чем участников рынка. Ни среди министров, ни среди нефтяных компаний не говорят о том, надо ли продлевать сделку после 1 апреля, потому что мы не знаем, что будет происходить в четвертом и в первом квартале.

Единственное, о чем мы говорим, что у нас такая возможность есть, а стоит или не стоит ею воспользоваться – будет понятно позже.

НГВ: Какой объем добычи нефти в России ожидается в целом по году?

А.Новак: В целом у нас будет примерно уровень прошлого года, может даже на полмиллиона тонн меньше, чем в 2016 году. То есть, если в прошлом году мы добыли 547,5 млн тонн, то в этом году – примерно 547 млн тонн.

НГВ: Планируется ли рост добычи в основном добывающем регионе России – в ХМАО в 2017 и 2018 годах?

А.Новак: В прошлом году впервые мы увидели в Западной Сибири вместо падения стабилизацию добычи. Однако во многом это было за счет введения новых месторождений на севере, на Ямале. В Ханты-Мансийском автономном округе пока продолжается снижение производства нефти. Но в последнее время в ХМАО было выдано несколько лицензий на крупные месторождения, такие как Гавриковское и Эргинское. Кроме того, мы рассчитываем на активизацию разработки новых трудноизвлекаемых залежей баженовской свиты. Например, «Газпром нефть» работает над проектом по внедрению новых технологий и оборудования для такой нефти, позволяющих в будущем наладить ее добычу в промышленных масштабах. Мы даже включили проект «Бажен» в число национальных технологических инициатив.

НГВ: Пока «Газпром нефть» единственная вертикально интегрированная компания, участвующая в этом проекте, или к ней присоединяются другие?

А.Новак: В начале сентября у нас было совещание в Ханты-Мансийске, на котором глава «Газпром нефти» Александр Дюков представил результаты работы по проекту «Бажен» и предложил институтам и нефтесервисным компаниям войти в состав консорциума по освоению баженовской свиты. Мы поддержали этот проект, и, думаю, в ближайшее время будет такой консорциум создаваться.

НГВ: Другим новым проектом в нефтедобыче может стать освоение территорий в районе Хатанги. Сейчас «Роснефть» и ЛУКОЙЛ бурят в районе первые скважины. Поднимают ли компании вопрос о необходимости подготовки специальных государственных программ для развития этого региона, с тем чтобы строить там железные дороги, порт, протягивать сети и так далее?

А.Новак: Север Красноярского края, в частности район Хатанги, достаточно перспективный, но пока там идет процесс бурения разведочных скважин. Для подготовки подобных государственных программ необходимо понимать, о каких извлекаемых запасах идет речь и какие имеются возможности добычи и транспортировки нефти. Например, на шельфе Арктики промышленная добыча нефти идет только по одному проекту – освоение Приразломного месторождения. Это проект, осуществляющийся с одной платформы и не потребовавший строительства железных дорог, сетей и так далее.

НГВ: А если говорить об освоении российского шельфа в целом, есть ли ощущение, что этот процесс откладывается на более далекую и неопределенную перспективу, в том числе, из-за большего интереса к развитию добычи сланцевой нефти в России?

А.Новак: Учитывая, что сейчас цены гораздо ниже, чем три-четыре года назад, когда компании активно готовили планы по освоению шельфа, то не удивительно, что они стараются направлять основной объем денежных ресурсов в более дешевые и быстроокупаемые проекты. Шельф для России – стратегический запас, поэтому проекты по его освоению в любом случае постепенно будут развиваться.

НГВ: В проекте Энергостратегии отмечается, что к 2035 году добыча на шельфе может превысить 80 млн тонн. Но пока это кажется нереалистичным...

А.Новак: В России, несмотря ни на что, добыча нефти на шельфе увеличивается достаточно быстрыми темпами – за счет проектов в Охотском море, в Печорском море на Приразломном месторождении и так далее. В прошлом году добыча на шельфе составила порядка 23 млн тонн, в этом году объем производства вырастет уже на 13% – до 26 млн тонн. Поэтому мы не будем пока менять Энергостратегию в этом направлении.

НГВ: США недавно приняли новый закон о санкциях в отношении России. Как он повлияет на работу по российским проектам, может ли пострадать «Северный поток-2» или другие проекты?

А.Новак: Новый закон США о санкциях в отношении России достаточно сложный, требующий глубокого анализа и разъяснений. Сейчас нужно дождаться официальных разъяснений со стороны властей США об особенностях применения данного закона. Проекты продолжают реализовываться, и никаких изменений не происходит.

НГВ: Тем не менее глава ОMV (одного из участников финансирования проекта) отмечал, что «Северный поток-2» может испытывать сложности с привлечением средств и что нынешняя схема финансирования будет пересмотрена…

А.Новак: Новый закон широкого спектра действий, поэтому палитра рисков большая. С другой стороны, в части инфраструктурных проектов, проектов по строительству трубопроводов новый закон содержит размытые формулировки, позволяющие президенту США применять санкции при условии координации с европейскими партнерами.

НГВ: Могут ли санкции сказаться на конкурентоспособности проекта «Северный поток-2»?

А.Новак: «Северный поток-2» более чем конкурентоспособный. Доставка газа по нему на 2 тыс. км короче, чем с использованием действующей инфраструктуры. Себестоимость поставки газа по «Северному потоку-2» дешевле, чем по действующей системе, в 1,6–2 раза. Импорт газа в Европу, как ожидается, будет только расти, как в связи с сокращением собственной добычи, так и в связи с постепенным ростом спроса. Потенциал роста европейского рынка оценивается в 100 млрд кубометров газа, которые мы можем поставить. Поэтому мы не боимся конкуренции.

НГВ: Еврокомиссар по энергетике Марош Шефчович начал процедуру получения мандата на ведение переговоров по «Северному потоку-2». Есть ли в этом какой-то риск для России?

А.Новак: Наша позиция простая – никакого дополнительного мандата на переговоры по этому проекту не нужно. «Северный поток-2» полностью соответствует действующему европейскому законодательству. Это коммерческий проект, который реализуют между собой коммерческие компании. Морской участок «Северного потока-2» не подпадает под действие Третьего энергического пакета по аналогии с маршрутом «Северный поток-1» и другими маршрутами, такими как транспорт газа в Европу из Алжира. А что касается сухопутного участка, то он будет соответствовать всем требованиям европейского законодательства.

НГВ: Возвращаясь на российский рынок. В апреле этого года на коллегии Минэнерго вы признали, что нефтеперерабатывающая отрасль России переживает не лучшие времена и многие НПЗ работают на грани рентабельности. Нужны ли меры стимулирования работы НПЗ и если да, то какие?

А.Новак: Во-первых, в нефтеперерабатывающей отрасли уже много лет идет реконструкция и модернизация нефтеперерабатывающих заводов с повышением глубины переработки, с выходом на более качественные и экологически более чистые продукты, со снижением выпуска мазута. На текущий момент из 130 установок реконструировано и отремонтировано более 50%, а это требует значительных инвестиций. Во-вторых, в России существует разница между экспортной пошлиной на нефть и экспортной пошлиной на нефтепродукты. Эта разница, по сути, и есть тот объем субсидий, который выделяется, чтобы поддерживать нефтепереработку. Разница между пошлинами постепенно сокращается, поэтому и объем субсидий уменьшается.

Со стороны Минэнерго считаем, что сокращение экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты должно проходить постепенно, по мере завершения модернизации нефтеперерабатывающих заводов. Полное обнуление пошлины и полное прекращение субсидирования нефтеперерабатывающей отрасли должно произойти уже после 2022 года, а не в ближайшие год-два, как предлагал Минфин.

Нефтеперерабатывающая отрасль на сегодня находится в гораздо лучшем состоянии, чем при ценах на нефть в $30–40 за баррель.

НГВ: Каким образом можно заинтересовать белорусских партнеров в транспортировке нефтепродукты с использованием российской инфраструктуры? Насколько это большие объемы и стоят ли они введения специальных тарифов?

А.Новак: Предложения о том, каким образом российская портовая и железнодорожная инфраструктура может быть использована при поставках нефтепродуктов из Белоруссии, подготовлены и отправлены в правительство. Мы их также обсуждаем с белорусскими партнерами. Это коммерческий вопрос компаний.

НГВ: Вы недавно провели встречу с министром нефти Венесуэлы Эулохио дель Пино. Какие вопросы обсуждались и предлагал ли ваш коллега из Венесуэлы увеличить порог сокращения добычи?

А.Новак: Мы обсуждали тему взаимоотношения ОПЕК и не-ОПЕК, тему сотрудничества в энергетической сфере. С предложением об увеличении порога сокращения, как я уже говорил, никто официально не выходил.

НГВ: Какие проекты вы обсуждаете с Саудовской Аравией вне сделки с ОПЕК?

А.Новак: Мы наметили более 30 различных проектов, которые подробно обсуждали в рамках визита министра энергетики Саудовской Аравии Халида аль-Фалиха в Санкт-Петербург. Среди них – участие российских сервисных компаний в проектах освоения месторождений на территории Саудовской Аравии, проект по созданию совместного научно-исследовательского центра, проекты по совместному трейдингу нефти и СПГ. Министр встречался с руководством всех ведущих российских добывающих и нефтесервисных компаний. Сейчас идет обсуждение конкретных совместных проектов на корпоративном уровне. Мы уже разработали дорожную карту по этим проектам и на очередном заседании рабочей группы планируем ее подписать.

НГВ: Украина хорошо прошла зимний период 2016–2017 годов без российского газа. Какие перспективы у Украины на прохождение предстоящей зимы, как долго страна сможет обходиться без российского газа?

А.Новак: Сейчас идет более активный процесс закачки газа в подземные газохранилища Украины.

НГВ: То есть проблем с Украиной у нас в этом году не будет?

А.Новак: Пока об этом говорить рано, многое будет зависеть от погоды.

Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 октября 2017 > № 2335197 Александр Новак


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 29 сентября 2017 > № 2330750 Михаил Ходорковский

Олигарх и лучший друг Запада. Как Михаил Ходорковский стал богатейшим человеком России

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

Статья Павла Хлебникова о владельце «Юкоса» и его пути к богатству была опубликована в американском Forbes 18 марта 2002 года

Не так давно Михаила Ходорковского F 172 раскритиковали на Западе, назвав его клановым капиталистом, который «кинул» своих зарубежных партнеров. Сейчас он — самый богатый человек в России и, как представляется, лучший друг Запада.

Если ваш бизнес получает определенную выгоду от дешевой энергии, отправьте благодарственное письмо российскому олигарху Михаилу Ходорковскому. Это может показаться странным — считать, что этот вкрадчиво говорящий 38-летний мужчина обладает всей полнотой власти над мировыми ценами на энергоносители. Даже если он и самый богатый человек России, глава второй по величине в стране нефтяной компании, чье состояние оценивается приблизительно в $3,7 млрд, его бизнес по-прежнему не дотягивает до масштаба мировых нефтяных компаний — Saudi Aramco, ExxonMobil и Royal Dutch/Shell.

Но Ходорковский находится в нужном месте и в нужное время. Россия, вторая в мире по величине страна-экспортер нефти и нефтепродуктов (после Саудовской Аравии), недавно подверглась сильному давлению со стороны ОПЕК, которая требовала сократить экспорт и повысить цены на нефть. Тридцать долларов за баррель нефти было бы гораздо лучшей ценой для российской экономики, чем пятнадцать, но российское правительство отказалось сделать хоть что-то кроме символического снижения экспорта.

Что стоит за этой политикой? Возможно, держать ОПЕК в страхе является одной из тех уступок, которые Владимир Путин сделал Джорджу Бушу, когда посетил американского президента в ноябре. Но российское правительство также отвечает на давление со стороны своих собственных нефтяных магнатов.

Именно здесь и вступает в игру Михаил Ходорковский. На его компанию «ЮКОС» приходится 17% объема добычи нефти в России и он оказывает значительное влияние в Кремле. Одна бывшая сотрудница до недавнего времени была министром топлива и энергетики; еще один бывший «кореш» Ходорковского в настоящее время является главой администрации Владимира Путина. Среди других российских нефтяников Ходорковский больше всех выступает против требований ОПЕК и старается как можно скорее увеличить объемы добычи нефти. Что он делает: «ЮКОС» расширил производство на 35% за последние два года до 1,2 млн баррелей в день. Ликвидировать некоторые скважины? Он не будет делать этого.

В то время как другие российские нефтяные гиганты, такие как «Лукойл», высказались в пользу сближения с ОПЕК, команда Ходорковского до сих пор занимает лидирующие позиции в Кремле. Ставки огромны — как для мировых цен на нефть, так и для мировой экономики.

Чтобы навестить Михаила Ходорковского, Вам нужно ехать час на запад от центра Москвы до Жуковки, элитного пригорода, который когда-то был пристанищем для членов Политбюро и советских генералов армии. Там Ходорковский и полдюжины его партнеров построили комплекс роскошных домов среди соснового леса. Дома построены со вкусом, и места красивые, но сам комплекс очень похож на тюремный лагерь. Он окружен высокими стенами с мощными фонарями, висящими через каждые 30 шагов. Охранники с автоматами патрулируют периметр. На массивных входных воротах с помощью зеркал проверяются внутренние механизмы транспортных средств посетителей на наличие в них бомб. Американцы стали беспокоиться о своей безопасности только с теракта 11 сентября. Российским же руководителям телохранители нужны с тех пор, как в страну пришел капитализм.

Скромный человек и безжалостный бизнесмен

Ходорковский — скромный человек. Самый старший из его четырех детей учится в швейцарской школе-интернате, но в остальных ситуациях Ходорковский, кажется, пытается избежать попадания в «богатые» ловушки других российских олигархов.

Разве у него нет виллы на Ривьере? «Моя жена и я не очень любим пляж», — отвечает он. «Прошлые зимние каникулы мы прекрасно провели в маленькой финской гостинице».

У Ходорковского непринужденная манера поведения и высокий голос, который часто трудно услышать, но внешность обманчива. Это цепкий и безжалостный бизнесмен.

«АМОКО» (Amoco), нефтяная компания, в настоящее время находящаяся в составе ВР, может это подтвердить. Еще несколько лет назад «АМОКО» возлагала большие надежды на Приобское месторождение в Западной Сибири. Около 3,5 млрд баррелей нефти находятся здесь под заброшенными болотами и арктическими лесами. Месторождение, которое «АМОКО» разрабатывала с дочерними компаниями «ЮКОСа», обещало стать фонтанирующей нефтяной скважиной. Но в 1998 году, в тот самый момент, когда крупномасштабное производство на Приобском нефтяном месторождении должно было начаться, «АМОКО» получила от ворот поворот; компания потеряла около $300 млн, потраченных на проект. Сегодня ВР отказывается говорить об этом деле. Вот версия Ходорковского по поводу произошедшего:

«Это было результатом их собственных колебаний», — говорит он. ««АМОКО» получила эксклюзивные права вести переговоры на Приобском месторождении и продолжала эти переговоры в течение пяти лет. В 1997 году [когда я получил полный контроль над «ЮКОСом»], я навел справки, а существует ли какой-либо документ, который обязывал бы нас для продолжать переговоры с «АМОКО». [Его не было]».

С «АМОКО» в качестве долевого партнера Ходорковский привлек к сотрудничеству другие западные компании на платной основе: компании, производящие оборудование для нефтяных скважин, как, например, Schlumberger и англо-норвежское предприятие Kvaerner, для того, чтобы освоить Приобское месторождение и возродить старые месторождения. Сейчас добыча на Приобском месторождении растет большими темпами, от 40 млн баррелей в прошлом году до, скорее всего, 90 млн в этом году.

Хотя подтвержденные запасы «ЮКОСа» (12 млрд баррелей в пересчете на нефть) и ставят его в лигу корпорации Chevrontexaco, его финансовые показатели являются весьма посредственными по западным меркам: по оценкам московской инвест-компании United Financial Group, в прошлом году «ЮКОС» заработал $3,7 млрд при доходах в $7,3 млрд. Хотя Ходорковский и имеет огромные международные амбиции. Он планирует покупать нефтеперерабатывающие заводы и топливозаправочные станции в Европе и занять лидирующую позицию в проекте трубопровода для перекачки Сибирской нефти в Китай стоимостью $1,7 млрд.

Ходорковский прошел долгий путь, начиная с его нищего советского детства. Он рос в тесной коммунальной квартире в Москве, разделяя со своими родителями две комнаты. При этом Ходорковский был образцом советской молодежи. Он был хорошим студентом, закончил Химико-технологический институт имени Менделеева, где был заместителем секретаря комитета ВЛКСМ.

Ему повезло начать свою карьеру в то время, когда Михаил Горбачев реформировал Советский Союз. Под эгидой Комсомола Ходорковский сначала ушел в бизнес. Вместе с полудюжиной партнеров он открыл частное кафе, пропагандировал новые технологии советским заводам, занимался импортом портативных компьютеров, даже продавал французский бренди.

К 1988 году, меньше чем через два года после того, как он начал свой торговый бизнес, Ходорковский имел доход 80 млн рублей в год ($130 млн по официальному курсу, $10 млн по курсу черного рынка). Это сделало Ходорковского одним из самых успешных представителей новой породы в России — махинаторов. Был ли это результат хороших контактов с политической элитой? По мнению Ходорковского, нет.

Когда от собственных торговых операций денег стало хоть отбавляй, Ходорковский с партнерами создали банк «Менатеп». Будучи одним из первых частных банков в России, «Менатеп» расширялся с головокружительной скоростью, не только благодаря финансированию за счет прибыльных торговых операций Ходорковского, но также и благодаря обороту государственных денежных средств, например средств, выделенных для пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС. К 1990 году, за год до падения коммунизма, «Менатеп» осуществлял офшорные операции. Первого клиента, и позже акционера частного банка в Женеве звали Риггс Вальмет.

В то время российские частные банки широко подозревались в отмывании миллиардов долларов, принадлежащих Коммунистической партии в пользу анонимных офшорных счетов. По мнению Ходорковского, его банк не был причастен к этим махинациям. «Наш банк подвергся тщательной проверке на этот счет» — говорит он. «И я могу сказать, что, по крайней мере, в нашем банке не было найдено таких средств».

Банк «Менатеп»

После того, как коммунизм пал, и к власти пришел Борис Ельцин, доходы «Менатепа» продолжали расти. Банк был уполномочен распоряжаться денежными средствами Министерства финансов, Государственной налоговой службы, правительства Москвы и монополией на экспорт российского оружия. Между тем, торговые операции Ходорковского начали переходить на уровень международных перевозок товаров. Были проведены сделки с Марком Ричем (Marc Rich), помилованным беглецом, а также крупная сделка «нефть-сахар» с Кубой.

Но именно с приобретением «ЮКОСа» Ходорковский добился успеха. Его шанс пришел в залоговых аукционах в 1995 году, когда правительство избавилось от своих контрольных пакетов акций в крупнейших российских нефтяных и металлургических компаниях в пользу группы связанных друг с другом финансовых компаний.

Банк Ходорковского «Менатеп» стал ответственным за обработку заявки в аукционе «ЮКОСа». Победителем оказалась компания, контролируемая Ходорковским и его партнерами. Конкурирующее предложение от трех крупных российских банков, которые предлагали больше денег, чем предприятие Ходорковского, было дисквалифицировано по техническим причинам.

Сделка на $350 миллионов, которые Ходорковский и его партнеры заплатили за контроль над 78% акций «ЮКОСа», оказалась вполне выгодной. Она предполагала стоимость для всей компании в $450 млн. При этом меньше чем через два года, когда акциями «ЮКОСа» начали торговать, рыночная капитализация нефтяной компании составила $9 млрд. Сегодня рыночная капитализация приближается к отметке в $15 млрд.

«В те времена в России все занимались первичным накоплением капитала», — Ходорковский напоминает об анархических ельцинских годах. «Даже если и существовали законы, они не очень тщательно соблюдались. Поэтому если вы вели себя слишком «на западный манер», вас просто могли растерзать и забыть».

Следующее серьёзное испытание для Ходорковского случилось в августе 1998 года. Едва он закончил укреплять свой контроля над «ЮКОСом» и «кинул» «АМОКО», как вся российская финансовая система рухнула. Разграбленная клановыми капиталистами, Россия стала банкротом. Правительство девальвировало рубль и объявило дефолт. Самые крупные частные банки в России, в том числе и Банк «Менатеп-Москва», разорились.

Ходорковский и его партнеры спасали из руин все, что могли, переводя свои законные счета в дочерний банк «Менатеп-Санкт-Петербург». Но они по-прежнему задавались вопросом о том, что делать с их разгневанными кредиторами. Главным среди них была группа иностранных банков, которая предоставила «Менатеп» займ в размере $266 млн, обеспеченный 33% акциями ЮКОСа.

Группа Ходорковского призвала зарубежные банки к принятию трехлетнего плана погашения, обеспеченного экспортом нефти, а не акциями «ЮКОСа». Но два крупнейших кредитора, Daiwa Bank и West Merchant Bank (дочерняя компания Westdeutsche Landesbank), отказались. Они оформили право собственности на предмет залога (что составляет 29% акций «ЮКОСа»), но дали понять, что они в первую очередь заинтересованы в получении своих денег обратно. После сорванных переговоров между банками и людьми Ходорковского летом 1999 года, Daiwa и West Merchant сбросили свои акции ЮКОСа на рынок. Хотя цена продажи не была обнародована, предполагается, что этим банкам удалось вернуть только половину стоимости выданных кредитов.

На первый взгляд, это решение казалось безумным. К чему спешка? Если бы эти два банка подождали несколько месяцев, пока паника на фондовом рынке не утихнет, они могли бы получить солидную прибыль от продажи акций ЮКОСа. Что же напугало их и заставило продавать?

В то же время, когда в лагере Ходорковского проходили переговоры по поводу условий реструктуризации кредитов с банками West Merchant и Daiwa, было объявлено об ожидающемся в скором времени выпуске акций в «ЮКОСе» и его дочерних компаниях, которое бы понизило долю акций Daiwa и West Merchant (которая составляла 29%) до ничтожного уровня.

«Это был обычный оборонительный маневр», — говорит Платон Лебедев, директор группы «Менатеп», холдинговой компании, представляющей Ходорковского и его шесть партнеров. «Мы должны спасти «ЮКОС», так что нам предстояло провести эмиссию акций, чтобы привлечь больше акционерного капитала. Если банки хотели владеть акциями «ЮКОСа», они должны были бы действовать как акционеры и согласиться с выпуском акций».

Между тем, «ЮКОС» продавал некоторые из своих главных нефтедобывающих активов непонятным субъектам в офшорах. «ЮКОСу», казалось, грозила опасность стать фирмой-однодневкой. Неудивительно, что Daiwa и West Merchant сложили руки. Ходорковский и его партнеры выкупили большую часть акций себе. Предложения акций были отменены, и все активы, которые были переведены в офшоры, были возвращены «ЮКОСу» в Россию.

Трудно сказать, действительно ли «ЮКОС» полностью наладил свои отношения с иностранными банками; он не имеет рейтинга кредитоспособности.

Сегодня Россия стоит на пороге новой эры. Владимир Путин возглавляет Кремль. Российское уродство, которое даже либеральные политики называют «бандитский капитализм», уступает место более цивилизованному рынку. Финансовая анархия поддается этике реинвестирования в бизнес. И среди старых добрых олигархов, Михаил Ходорковский находится на ведущих позициях.

«К настоящему моменту мы понимаем, как делается бизнес на Западе», — говорит он. «Как акционер, я зарабатываю деньги на дивидендах и росте рыночной капитализации моей компании».

Дом олигарха

«ЮКОС» опубликовал данные финансовой отчетности за три года, соответствующие стандартам общепринятых принципов бухгалтерского учета США, выпустил американскую депозитарную расписку и в настоящее время платит серьезные дивиденды (конечная 12-месячная доходность в 2,8% на американскую депозитарную расписку в $98). В составе совета директоров есть пять иностранцев, финансовым директором является американец. Акции «ЮКОСа» выросли в цене более чем в десять раз за последние два года, хотя, это может быть скорее результатом небольшого свободного обращения (от 15% до 20% акций в обращении) чем результатом операционной деятельности.

«Раньше мы все были сосредоточены только на денежных доходах нашего бизнеса, поскольку никто не верил, что такая ситуация продлится долго», — говорит Ходорковский. «Теперь, когда все стабилизируется, люди больше заинтересованы в увеличении стоимости своего имущества».

Да, многое изменилось в России. «Как? Ну, например, я недавно купил мой первый дом», — говорит самый богатый человек России, указывая на огороженную территорию в Жуковке. «Просто я чувствую себя более комфортно в России в эти дни».

Снаружи охранники с пулеметами по-прежнему пристально следят за незваными гостями.

Перевод Екатерины Курило

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 29 сентября 2017 > № 2330750 Михаил Ходорковский


Германия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 28 сентября 2017 > № 2328735

Сегодняшняя Европа просто труслива?

Эдуард Штайнер (Eduard Steiner), Die Welt, Германия

Он ездит по всему миру, чтобы совместно с крупнейшими государствами, занимающимися добычей нефти, повлиять на ее цены. Он стремится к диалогу с ЕС, чтобы спасти новый газопровод из России в Германию («Северный поток — 2»). Он является членом наблюдательных советов таких российских гигантов как Газпром или Росатом. Теперь министр энергетики Александр Новак выделил время для беседы об ОПЕК, Украине, о страхе американцев перед конкуренцией и о Герхарде Шрёдере.

DIE WELT: Примерно десять лет тому назад российская газета «Ведомости» писала по поводу конфликтов из-за газа, что в Европе уже можно пугать детей концерном Газпром. В настоящее время государственный нефтяной концерн Роснефть все больше выходит на первый план, к тому же Герхард Шрёдер выставил там свою кандидатуру в наблюдательный совет. Будут ли детей в Европе вскоре пугать Роснефтью?

Александр Новак: Если у кого-то наблюдаются тревожные расстройства, то они могут выглядеть по-разному и возникать в самых различных ситуациях. Газпром и Роснефть являются зарегистрированными на бирже предприятиями с иностранными акционерами. Оба концерна конкурентоспособны, поскольку себестоимость при добыче — низкая. Лишь тот, кто опасается конкуренции, может распространять мифы о запугивании детей.

— Бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер хочет выставить свою кандидатуру в наблюдательный совет Роснефти. Считаете ли Вы, что западная реакция на это сообщение является истеричной?

— На мой взгляд, кандидатура Шрёдера является весьма значимым событием и положительно повлияет на рынок. Человек с таким большим опытом в делах управления концерном будет принимать участие в управлении одним из крупнейших мировых концернов. Кроме того, Шрёдер выступает за последовательное восстановление и развитие отношений между Россией и Европой и соответственно между Россией и Германией. Ведь это является положительным примером.

— В чем будут состоять его функции?

— У него будут такие же функции, как у каждого члена совета директоров (совет директоров является контрольным органом, который в отличие от немецкого контрольного совета имеет более широкие полномочия — прим. ред). А если его назначат руководителем, то он и будет руководить этим органом.

— Нужда в нем связана с его политическими контактами в Европе или же решающим является тот факт, что он дружен с президентом России Владимиром Путиным?

— Главным фактором является большой опыт Шрёдера и его профессиональное ноу-хау. Шрёдер будет независимым членом директората. Он может пригласить на фирму специалистов, которые привнесут дополнительный опыт в корпоративное управление.

— А что поимели бы от этого Европа или Германия?

— Рост доверия и больше прозрачности, чтобы не пугать детей. Когда такие личности приходят на фирму, то это означает также, что это предприятие будет более открытым и понятным.

— Вы же сами являетесь членом советов директоров сразу нескольких крупных российских концернов. Скажите, что могут иностранные советники вообще дать российским предприятиям?

— Во-первых, это независимые эксперты, которые дают при принятии решений свои важные оценки. Это означает, что эти решения принимаются открыто. И они повышают уровень корпоративного управления.

— ЕС планирует выдать комиссару по Энергетическому союзу Марошу Шефчовичу мандат на переговоры о строительстве газопровода «Северный поток»…

— … насколько мне известно, это еще изучается, а решение не принято.

— Говорят, что будто не так-то просто договориться сейчас о Вашей встрече с ним.

— Оперативно мы можем это всегда устроить. Следует сказать: проект «Северный поток — 2» осуществляется коммерческими предприятиями. Инвесторами являются европейские фирмы и Газпром. Все регулируется европейскими законами. Мы не понимаем, для чего с юридической точки зрения нужен теперь мандат.

— Однако если мандат будет все же выдан, что тогда?

— Это было бы беспримерно. Таких прецедентов нет. И не ясно, куда может привести в будущем такой прецедент. Что, если одно предприятие собирается строить нефтеперерабатывающий завод? Нужен ли ему тогда мандат ЕС? Или промышленное предприятие. Здесь принципиально непонятно, что все это означает.

— Судя по первым оценкам, ЕС мог бы быть нацелен на компромисс, а именно на то, чтобы Газпром не принимал участия в оперативном менеджменте этого трубопровода. Проще говоря, чтобы третий энергетический пакет ЕС, который подразумевает разделение между производителями газа и предприятиями, эксплуатирующими трубопроводы, был распространен на «Северный поток — 2». Может ли потребоваться компромисс?

— При строительстве этого трубопровода мы полностью придерживаемся действующих законов. Ведь для пути по морю не предписан никакой третий энергетический пакет, поскольку это не является территорией ЕС. На сухопутном маршруте выполняются все требования энергетического пакета. Ну послушайте, ведь это инвесторы, фирмы, которые принимают участие, они просто хотят, чтобы их инвестиции оправдали себя.

— Была бы Россия готова к компромиссу?

— Сначала поясните нам, что это за компромисс, а потом поговорим о том, готовы мы к нему или нет.

— Ведь теперь со стороны Запада добавилось еще и то, что США новыми санкциями хотят воспрепятствовать реализации «Северного потока — 2». Участвующие стороны уже думают о новых возможностях финансирования, чтобы спасти проект. Какая схема финансирования была бы приемлема?

— Это дело предприятий.

— Но этот проект важен для России также и в стратегическом плане.

— Да, мы поддерживаем его осуществление. И мы думаем, что он привлекателен в экономическом отношении, о чем свидетельствует также эффективность эксплуатации «Северного потока — 1». Короткий путь к потребителю — и себестоимость вполовину ниже. Непонятно, что вдруг какие-то третьи государства запрещают то, что выгодно для Европы. Мы думаем, что эти меры по воспрепятствованию служат в первую очередь для того, чтобы не допустить конкурентов. Они направлены не против России, а против Европы, которая теряет свой суверенитет и возможность выбора при осуществлении энергетических проектов. Здесь уничтожаются все рыночные принципы. Сжиженный газ из США в настоящее время на 70% дороже, чем газ по трубопроводу.

— Россия сама сейчас начинает экспортировать сжиженный газ.

— Но мы готовы к конкуренции. Мы же не говорим, чтобы в нашу пользу блокировали какие-либо поставки.

— По поводу нефти: альянс из ОПЕК и десяти стран, не входящих в ОПЕК, по-видимому, безупречно выполняет свои обещания от ноября о снижении объема добычи и тем самым стабилизации цен. Остается большим вопросом, как будет действовать этот альянс после истечения срока договоренности в конце марта. Ведь в ноябре этот вопрос будет предположительно обсуждаться. Саудовская Аравия и Ирак выступают за его продление. А Россия — нет. Вы исключаете дальнейшее участие?

— Если оно будет целесообразным, то мы изучим этот вопрос.

— Что означает "целесообразно"?

— Целесообразно означает, что к 1 апреля рынок, возможно, не будет окончательно сбалансирован. Если будет существовать такой прогноз, мы изучим вопрос о том, должны ли мы продлевать действие этого соглашения. Сейчас этого еще нельзя сказать. Мы не знаем, какой будет рыночная ситуация. Просто существует слишком много обстоятельств, и требуется качественный прогноз. Возможность продлить срок действия соглашения существует. Мы ее не исключаем.

— Означает ли это, что Россия не выступает категорически против?

— А мы этого никогда и не говорили.

— Если истечет срок сокращения объема производства, то это может привести к шоку с новым обвалом цен.

— Это соглашение должно быть закончено в период растущего спроса. А ведь это наступает в летний период. Если спрос вырастет, то все последствия, вытекающие из существующей договоренности, действовать не будут.

— То есть, этот сценарий стал возможным? В конечном счете все прогнозы указывают на рост спроса в 2018 году.

— Мы видим, что в этом году спрос растет быстрее, чем это первоначально прогнозировалось. Вместо дополнительных 1,2 миллиона баррелей теперь спрос оценивается в дополнительных 1,4 миллиона баррелей.

— Вы сказали по поводу растущих цен на нефть, что этот альянс стран-производителей нефти показал свою эффективность в результате сокращения объема производства, в чем ведь долгое время сомневались. Однако нужно быть честным и сказать, что и спрос также вырос, что в США бушевали ураганы и так далее. Таким образом существует много причин. Как Вы оцениваете долю сокращения объема производства?

— Оно сыграло ключевую роль, потому что это привело к спокойствию и доверию на рынке. Сегодня спрос превышает предложение уже на один миллион баррелей в сутки. Складские запасы превышают средний показатель за пять лет лишь на 170 миллионов баррелей — половину того, что было прежде.

— Но как только цена повысится, добыча в США вновь вырастет и уничтожит этот эффект.

— Когда 10 декабря 2016 года мы впервые договорились о сокращении добычи, мы учитывали рост добычи в США. Он действительно имел место, однако за прошедшие месяцы не был существенно увеличен. Для этого не хватает потенциала. Мы в очередной раз увидели, что аналитики ошиблись. Мы спокойно будем продолжать мониторинг. В любом случае сокращение размера добычи имеет больше преимуществ, чем недостатков.

Германия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 28 сентября 2017 > № 2328735


Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 сентября 2017 > № 2327848 Тулеген Аскаров

Под крылом самолета керосином почти не пахнет…

Официальное заявление национальной компании «Эйр Астана» об угрозе срыва регулярного воздушного сообщения в нашей стране из-за дефицита авиакеросина стало весьма неприятным сюрпризом для казахстанцев и потенциальных гостей нашей страны. Ведь многие из них уже строят планы поездок в новогодние праздники, до которых осталось совсем немного.

Тулеген АСКАРОВ

КАК ОБУХОМ ПО ГОЛОВЕ

После успешного проведения в этом году двух масштабных международных мероприятий – Универсиады-2017 в Алматы и всемирной выставки ЭКСПО-2017 в столице, значительно укрепивших благоприятный имидж Казахстана, верилось в то, что теперь все флаги уж точно будут постоянно в гости к нам по гостеприимному открытому небу над бескрайней степью. Да и сами мы, благодаря вводу в действие нового аэропорта в Астане, приобретению новых самолетов отечественными авиаперевозчиками, рассчитывали летать гораздо чаще и за рубеж, и по просторам Отечества, где есть немало прекрасных мест для отдыха и знакомства с его славным прошлым и настоящим.

Увы, как сообщила «Эйр Астана», из-за резкого падения поставок авиакеросина из России, на которую приходится 70% от общей потребности в этом топливе, недостаточных мощностей резервуарного парка отечественных аэропортов и разрешенного лимита его хранения для нацкомпании заправка воздушных судов планируется сейчас лишь на 10-дневный срок. В таких условиях, конечно же, не приходится говорить о выполнении авиаторами долгосрочных обязательств перед пассажирами и устойчивой реализации производственных программ. О том, что поставки авиа-керосина из России имеют нестабильный и негарантированный характер, было известно давно. Он реализовывался оттуда по остаточному принципу, то есть после того, как удовлетворялись потребности тамошних авиаперевозчиков. По информации «Эйр Астаны», основными поставщиками выступают компании «Газпромнефть», «Роснефть», «Лукойл» и «Татнефть». В этом году совокупный среднемесячный объем их поставок упал до 15 тыс. тонн с прошлогодних 44 тыс. тонн, то есть почти в три раза!

Перспективы на ближайшее будущее выглядят и вовсе печальными, так как из-за высокого спроса на авиакеросин в России эти компании не подтвердили объемы поставок на октябрь. А «Газпромнефть» и вовсе уведомила о возобновлении экспорта топлива не ранее мая 2018 года. Дефицит царит сейчас и в других странах СНГ, экспортирующих авиационное топливо, – Туркменистане, Азербайджане и Беларусь. В Китае же производится другой тип авиакеросина, для использования которого не подходит нынешняя инфраструктура наших аэропортов. В итоге в краткие сроки организовать ввоз топлива из других стран практически невозможно.

С отечественным производством этого топлива вопреки нашумевшей ПФИИР – госпрограмме форсированного индустриально-инновационного развития – дела обстоят неприглядно. При годовой потребности в 800 тысяч тонн стабильно авиатопливо производится лишь Шымкентским НПЗ в объеме порядка 240 тысяч тонн. А завод этот останавливается по осени на проведение ремонтно-профилактических работ, что, как заявляют в «Эйр Астане», еще более усугубит кризисную ситуацию.

Кстати, о дефиците керосина сообщили и другие ведущие авиаперевозчики страны. У «Ската» топлива осталось на неделю. Там сообщили журналистам, что импорт из России прекратился еще в июне из-за нехватки авиакеросина для собственных нужд при том, что его стоимость поднялась более чем на треть. Глава Qazaq Air Блэр Трехерн Поллок заявил о наличии запасов топлива лишь до середины октября, а на все запросы о поставках россияне ответили отказом.

Напомним также, что еще в начале этого года «Эйр Астана» и Qazaq Air заявляли прессе о непрозрачности и несовершенстве процедуры распределения топлива между авиакомпаниями и о недостаточных объемах его производства на отечественных НПЗ. Более того, технические мощности этих НПЗ не позволяют полностью обеспечить внутренний рынок авиакеросином, хотя именно такая цель была поставлена государством почти 10-летие тому назад! В реальности же объемы производства авиатоплива в Казахстане упали за последние годы в 2,5 раза из-за прекращения его выпуска на Павлодарском нефтехимическом заводе и незначительных объемов производства на Атырауском НПЗ. Стоимость же отечественного продукта при этом поднялась более чем на 60% вопреки падению мировых цен на нефть!

В СТОГЕ НЕ СПРЯЧЕШЬ!

Отечественные СМИ и пользователи социальных сетей дружно отреагировали в поддержку авиаторов, потребовав немедленных объяснений от Минэнергетики, отвечающего за порядок в топливной сфере. Однако явление народу вице-министра энергетики Асета Магауова получилось по давно известному принципу пинг-понга. Более того, создалось впечатление, что чиновники из этого министерства, не говоря уже о представителях ФНБ «Самрук-Казына» и нацкомпании «КазМунайГаз», вообще не хотели комментировать эту скандальную ситуацию.

Но к этому моменту к освещению скандала уже подключились и влиятельные западные СМИ. К примеру, на ленте информагентства Bloomberg появилось сообщение с точно отражающим суть дела заголовком – «Booming Russian Airlines Leave Kazakh Carrier Short of Jet Fuel» («Растущие российские авиакомпании оставляют казахского перевозчика с дефицитом топлива»). По данным этого агентства, пассажирские авиаперевозки растут в соседней стране благодаря дешевому топливу и восстановлению экономики. В годовом выражении в августе пассажиропоток в России увеличился более чем на 16%, а главный ее перевозчик – «Аэрофлот» – поставил рекорд в июле. В такой ситуации российские нефтепереработчики просто не успевают за быстрорастущим спросом авиаторов на топливо. В «Газпромнефти» на запрос Bloomberg пояснили, что наращивают выпуск авиакеросина на своих НПЗ для того, чтобы не допустить срыва поставок в первую очередь на внутренний рынок. «Роснефть» сообщила нашим коллегам о полном исполнении своих контрактных обязательств, тогда как в «Лукойле» подчеркнули, что поставки авиатоплива в Казахстан ведутся в пределах квот, согласованных министерствами энергетики обеих стран. Но при этом в последней компании заявили, что возможность поставок в нашу страну на последний квартал этого года будет возможна при наличии доступных ресурсов. Однако замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов через СМИ официально заявил, что все запросы Казахстана в авиатопливе удовлетворены и острой проблемы здесь не наблюдается. Правда, он оговорился, что индикативный баланс на следующий год пока не подписан казахстанской стороной.

Г-н Магауов с явным раздражением заметил для начала на своей пресс-конференции: «…«Эйр Астана» перед тем, как делать такие громкие заявления, могла бы с нами проконсультироваться. Тем более, у нас есть прямой контакт с ними. Любой проблемный вопрос с ними всегда онлайн обсуждаем». По поводу Шымкентского НПЗ он заявил, что «никаких капремонтов, которые повлияют на остановку завода, не предполагается. В рамках весеннего капитального ремонта все установки были модернизированы, могут уже требования К4 и К5 выполнить». По его мнению, ситуация на рынке нефтепродуктов вполне благоприятная. По авиакеросину, хотя в августе объем его импорта упал «из-за некоторых вопросов Российской Федерации», при поддержке министерства «Эйр Астане» удалось заключить «некоторые контракты» с предприятиями, подконтрольными «Роснефти», общим объемом 8 тысяч тонн, к которым могут добавиться еще 4 тыс. тонн. Минэнергетики увеличило загрузку Шымкентского НПЗ: в сентябре с 390 тыс. тонн до 500 тыс. тонн перерабатываемой нефти, а в октябре – с 380 тыс. до 490 тыс. тонн, что ежемесячно добавит порядка 12 тыс. тонн авиакеросина. В среднем же, по данным вице-министра, в этом году импортировалось ежемесячно 25 тыс. тонн авиатоплива, что, как нетрудно подсчитать, дает общий объем импорта в 212,5 тыс. тонн, явно не соответствующий потребностям авиаторов.

Впрочем, как выяснилось, руководство Минэнергетики эта драматическая ситуация особо и не волнует, ибо там уверенно полагают, что «вопросы поиска и контрактации объемов, которые импортируются из РФ – это, прежде всего, задача самих авиакомпаний и аэропортов»! По мнению г-на Магауова, его министерство «может обеспечить производство, подкорректировать графики загрузки НПЗ», хотя вполне очевидно, что и с этой задачей оно не справляется, раз уж импортом приходится закрывать 70% потребностей авиаторов. Более того, раз уж «Эйр Астана» и Qazaq Air контролируется государством, то вообще непонятно, почему в правительстве в лице Минэнергетики отмахиваются от своих «дочек», вместо того, чтобы лелеять и холить их?! Но г-н Магауов в этом вопросе был непреклонен. Не только все отечественные авиакомпании, но и аэропорты, с его точки зрения, должны сами вести переговоры с российскими поставщиками, законтрактовывать нужные им объемы и обеспечивать поставки необходимого топлива.

Как бы то ни было, позже вице-министру пришлось все же признать, что дефицит авиатоплива в стране есть и его хватит лишь на две недели. Что произойдет в случае, если не поступят обещанные российские объемы и дополнительный керосин с Шымкентского НПЗ, он объяснять не стал, заверив лишь, что упомянутый выше индикативный баланс в Астане подписан и дело теперь за Беларусь.

ЗАЙМИТЕСЬ ДЕЛОМ!

Возможно, для игр бюрократического разума такой странный расклад выглядит логичным. Но у большинства нормальных людей сразу же возникают вопросы об адекватности действий, точнее, бездействия чиновников требованиям национальной безопасности в стратегически важной сфере авиаперевозок, и о том, является ли вообще наша экономика рыночной, о чем любят заявлять с высоких трибун. Ведь в подлинно рыночной экономике каждый должен заниматься своим делом, а не добывать дефицит!

Те же авиаторы по идее не должны думать о производстве и поставках топлива для самолетов, а заниматься повышением комфортности перевозок, улучшением сервиса на борту, не говоря уже о точном следовании расписанию. Керосин же в условиях свободного рынка просто должен быстро поставляться туда, где на него возникает дополнительный спрос, а чей он – наш, российский или китайский, для пассажиров значения не имеет. Авиаторы даже не должны пахнуть керосином в отличие от их поставщиков из нефтепереработки, ибо пассажирам нужен кристально чистый воздух в салонах самолетов, и уж, конечно, не беспокоить последних обсуждением темы дефицита авиатоплива. С детства помнятся замечательные стихи Джанни Родари в переводе Самуила Маршака по этому поводу – «Чем пахнут ремесла? Какого цвета ремесла?»:

«У каждого дела

Запах особый:

В булочной пахнет

Тестом и сдобой.

Мимо столярной

Идешь мастерской–

Стружкою пахнет

И свежей доской.

Пахнет маляр

Скипидаром и краской.

Пахнет стекольщик

Оконной замазкой.

Куртка шофера

Пахнет бензином.

Блуза рабочего-

Маслом машинным.

Пахнет кондитер

Орехом мускатным.

Доктор в халате –

Лекарством приятным.

Рыхлой землею,

Полем и лугом

Пахнет крестьянин,

Идущий за плугом.

Рыбой и морем

Пахнет рыбак.

Только безделье

Не пахнет никак.

Сколько ни душится

Лодырь богатый,

Очень неважно

Он пахнет, ребята!»

Что ж, остается лишь констатировать, что бездеятельные наши чиновники все еще не пахнут никак. А когда они появляются на информационной сцене, то не могут толком разъяснить сложную ситуацию и помочь бизнесу. Когда мировые цены на нефть падали, те же представители Минэнергетики объясняли, почему бензин у нас должен дорожать. А теперь, когда «черное золото» поднимается к отметке в $60 за баррель, они с тем же спокойствием поясняют, отчего в стране исчезает авиакеросин при том, что на Кашагане добыта уже 6-миллионная тонна нефти!

Помнится, такие ситуации периодически возникали в советское время, когда временами бензин исчезал с заправок. Поэтому-то и думается, что подлинно рыночная экономика в топливной сфере у нас просто отсутствует, а государство управляет ею так же, как и в СССР, административно-командным методом, деликатно именовавшимся плановым. И только тогда, когда важный иностранный инвестор приедет в аэропорт Астаны или Алматы, на закрытых дверях которого будет красоваться табличка «Закрыто. Авиакеросина нет», и начнет от возмущения звонить знакомым в высокие кабинеты с требованием решить проблему, что-то на время задвигается со скрипом в нашей бюрократической системе.

Впрочем, в соцсетях говорят и том, что авиакеросин на самом деле в стране имеется в достатке, просто он укрыт до поры до времени на приватизированных железнодорожных тупиках в ожидании, когда на него объявят новую повышенную цену. Такие трюки вполне обычны для нашего бизнеса, тесно связанного с высокими чиновничьими кабинетами.

Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 сентября 2017 > № 2327848 Тулеген Аскаров


Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 27 сентября 2017 > № 2330346 Александр Новак

Интервью Александра Новака австрийской газете Die Presse.

- Альянс из членов ОПЕК и десяти стран, не входящих в ОПЕК, очевидно, четко выполняет обещание по сокращению добычи нефти. С целью дальнейшего поддержания цен теперь увеличено давление на Ливию и Нигерию, чтобы эти две страны также ограничили добычу. Но не идет ли тут речь о «мелочи»? Что может дать их присоединение к соглашению?

- Ливия и Нигерия наряду с другими странами в ноябре участвовали в переговорах, но для них не было введено лимитов на добычу. После достижения договоренностей обе страны увеличили производство нефти на 500 тысяч баррелей. Мы считаем, что им следовало бы зафиксировать добычу и удерживать ее на определенном уровне, по меньшей мере, до истечения соглашения (в конце марта 2018 года). Министр энергетики Нигерии подтвердил нам, что при достижении показателя в 1,8 миллиона баррелей в день «нажмет на тормоз». Надо сказать, что ситуация с добычей в этих странах непростая. Так, в Ливии в августе добывалось почти на 100 тысяч баррелей меньше, чем в июле.

- Независимо от этого большой вопрос состоит в том, как «расширенная ОПЕК» будет действовать после истечения соглашения в конце марта. В ноябре, предположительно, состоятся соответствующие консультации. Саудовская Аравия или, к примеру, Ирак, выступают за его пролонгацию. Россия не выступает за это. Вы исключаете дальнейшее участие в этом соглашении?

- В случае необходимости мы обдумаем данный вопрос.

- Что значит «в случае необходимости»?

- Это значит, что, возможно, до 1 апреля на рынке не будет достигнут баланс. В этом случае речь может идти о продлении, но пока мы не знаем, какова будет ситуация на рынке. Существует слишком много обстоятельств, и нужен качественный прогноз. Опция по продлению соглашения есть, и мы ее не исключаем.

- То есть Россия не настроена категорически против?

- Мы никогда этого не говорили. Наша главная цель – сбалансировать ситуацию на рынке.

- Когда истечет срок ограничения добычи нефти, на рынке могла бы сложится «шоковая» ситуация, и цена могла бы вновь обвалиться.

- Если заканчивать соглашение, то лучше в период растущего спроса, обычно он приходится на лето. Когда спрос вырастет, всем следовало бы постепенно выйти из соглашения.

- То есть этот сценарий стал вероятным? Ведь согласно прогнозам, в 2018 году ожидается рост спроса.

- Мы видим, что в этом году рост спроса превышает изначальные прогнозы. Вместо 1,2 миллиона баррелей рост составляет 1,4 миллиона.

- Вы говорили ввиду роста цен на нефть, что альянс стран-производителей, ограничив добычу, продемонстрировал свою эффективность, в которой многие долго сомневались. Но надо честно сказать, что и спрос на нефть тоже вырос, что в США бушевали ураганы и т.д. То есть причин было сразу множество. Насколько высоко вы оцениваете долю ограничения добычи в росте цен?

- Оно сыграло ключевую роль. Это успокоило рынок, вернуло участникам уверенность. Сегодня спрос превышает предложение уже на миллион баррелей в день. При этом уровень запасов нефти в хранилищах превышает средний пятилетний показатель всего на 170 миллионов баррелей – это вдвое меньше, чем было ранее.

- Как только цены вырастут, в США возобновится добыча, и весь эффект сойдет на нет. Аналитики Commerzbank уже сравнили эту ситуацию с игрой в «кошки-мышки», точнее с игрой одной «кошки» сразу с многими «мышами». Но последних, похоже, слишком много, и они слишком быстры.

- Когда мы 10 декабря впервые договорились о сокращении добычи, мы сразу учли растущую добычу в США. И этот рост действительно отмечался, но в последние месяцы оставался не слишком значительным, для этого просто не хватает потенциала. Мы продолжим «мониторить» ситуацию. У сокращения добычи в любом случае больше преимуществ, чем недостатков.

- Около десяти лет назад российская газета «Ведомости», глядя на газовые конфликты, писала, что в Европе «Газпромом» уже можно пугать детей. Сейчас на авансцену все больше выходит государственная нефтяная компания «Роснефть», тем более что на место в ее совете директоров претендует Герхард Шрёдер. Не будут ли в Европе скоро пугать детей «Роснефтью»?

- У всех есть свои страхи, они могут проявляться в разных ситуациях. «Газпром» и «Роснефть» - компании, акции которых торгуются на бирже и в число акционеров которых входят иностранцы. И если уж мы заговорили о страхах, то давайте также упомянем иностранные концерны. «Газпром» и «Роснефть» - конкурентоспособны, имеют низкую себестоимость добычи, эффективны. А придумывать сказки о «детских страхах» могут лишь те, кто боится конкуренции.

- Вы можете назвать реакцию Запада на то, что Шрёдер претендует на попадание в наблюдательный совет «Роснефти», истеричной?

- Мне кажется, что тот факт, что Шрёдер может войти в совет директоров, является важным событием, причем положительным для рынка. Человек с таким большим опытом будет участвовать в управлении одним из крупнейших концернов в мире. Кроме того, Шрёдер последовательно выступает за восстановление и развитие отношений между Россией и Европой, в частности, между Россией и Германией. Это также позитивный факт.

- Каковы при этом будут его функции?

- Они будут такими же, как у любого другого члена совета директоров. А если его выберут председателем, то он, соответственно, будет руководить советом.

- Он нужен из-за его политических контактов в Европе, или решающую роль играет его дружба с Путиным?

- Решающим фактором является его большой опыт работы в государственных структурах и компаниях и профессионализм. Шрёдер будет независимым членом совета директоров, он может привлечь в компанию специалистов, имеющих, в свою очередь, большой опыт корпоративного управления.

- И что с этого получили бы Европа или Германия?

- Рост доверия и бОльшую транспарентность, чтобы «детей не пугать». Когда в компанию приходят такие люди, это значит, что она становится более открытой.

- Вы сами входите в советы директоров сразу нескольких российских концернов. Скажите, чем иностранные члены, в принципе, могут помочь российским компаниям?

- Во-первых, это независимые эксперты, дающие важные оценки в процессе принятия решений. Это значит, что решения принимаются открыто. А еще они повышают уровень корпоративного управления.

- ЕС планирует предоставить комиссару по энергетике Марошу Шефчовичу мандат на переговоры о расширении «Северного потока»…

- Насколько я знаю, этот вопрос еще только прорабатывается, решение не принято.

- Во всяком случае, планируется, что вы встретитесь с ним в октябре. Такой план действительно есть?

- Мы надеемся, что он приедет на Российскую энергетическую неделю в начале октября. Если его рабочий план позволит, то мы встретимся. Пока соответствующего подтверждения не было. Но мы его пригласили.

Есть вопросы, по которым мы имеем различные мнения. Что касается расширения газовой инфраструктуры, то действующих законов вполне достаточно. Так что зачем нужен мандат на переговоры? Кого с кем? Проект «Северный поток-2» реализуется коммерческими компаниями. Инвестиции берут на себя европейские предприятия и «Газпром». Все регулируется европейскими законами. Мы, с юридической точки зрения, не понимаем, зачем нужен этот мандат.

- Но если мандат все же будет выдан, что тогда?

- Это было бы беспрецедентно. И не ясно, куда привел бы такой прецедент в будущем. Что, если компания захочет построить нефтеперерабатывающий завод? Ей тогда тоже понадобится мандат ЕС? Все это принципиальные вопросы.

- Согласно первым оценкам, ЕС может стремиться к компромиссу. А именно, что «Газпром» не будет участвовать в оперативном управлении трубопровода. Проще говоря, что Третий энергетический пакет ЕС, который предписывает разделение производителей газа от операторов трубопровода, будет распространен на «Северный поток 2». Понадобится ли компромисс?

- При строительстве трубопровода мы полностью придерживаемся положений действующего законодательства. Для морского участка нет предписаний Третьего энергетического пакета, потому что это не территория ЕС, а на сухопутном участке выполняются все требования энергетического пакета. Инвесторы, компании, которые участвуют в проекте, просто хотят, чтобы их инвестиции окупились.

- Россия была бы готова к компромиссу?

- Давайте разъясним, что такое компромисс, и тогда будем говорить о том, готовы мы к этому или нет. При реализации проекта мы не выходим за рамки действующего законодательства.

- Сейчас со стороны Запада добавляется еще и то, что США введением новых санкции хотят не допустить реализации «Северного потока 2». Участники уже думают о новых возможностях финансирования, чтобы спасти проект. Какая финансовая схема была бы возможной?

- Это дело компаний.

- Но проект стратегически важен для России.

- Мы поддерживаем его реализацию, считаем, что с экономической точки зрения, как и «Северный поток 1», он привлекателен. Короткий путь до потребителя, вдвое ниже себестоимость. Непонятно, почему внезапно какие-то третьи страны запрещают то, что выгодно для Европы. Мы считаем, что меры по ограничению, в первую очередь, препятствуют конкуренции. Они направлены не против России, а против Европы, которая теряет свою независимость и возможность выбора в энергетических проектах. По сути, ликвидируются все рыночные принципы: американский СПГ в настоящее время на 70 процентов дороже, чем трубопроводный газ.

- Россия сама начинает как раз экспортировать СПГ.

- Но мы готовы к конкуренции. Мы не пытаемся заблокировать какие-то поставки.

- 50 лет назад Германия и Россия реализовали договор о газовых трубопроводах и запустили энергетическое сотрудничество, хотя Америка активно протестовала. Сегодняшняя Европа трусливая?

- Европейские страны должны быть заинтересованы в том, чтобы защищать свой суверенитет и принимать самостоятельные решения по реализации коммерческих инвестиционных проектов на своей территории.

- США совсем не скрывают, что для них речь идет о собственном экспорте СПГ. Ожидания очень большие. Сколько, по Вашему мнению, Америка сможет поставить в течение следующих десяти лет?

- Это будет зависеть от конъюнктуры, рыночной стоимости, собственных возможностей. В настоящий момент американский СПГ в ЕС не конкурентоспособен. Конечно, если дело дойдет до того, что любые газовые поставки в ЕС – не только из России, но и из Алжира или Катара – будут запрещаться, тогда Европа будет покупать газ по цене вдвое выше в США. Все должна определять конкуренция.

- В июне Вы сказали, что в конце 2019 года истекающий транзитный договор с Украиной не будет продлеваться. Между тем, кажется, позиция смягчилась. Он будет продлен?

- Это будет зависеть от переговоров между «Газпромом» и украинским «Нафтогазом». Пока что переговоры не ведутся.

- По чьей вине?

- Если есть какие-то интересные коммерческие предложения, «Газпром» готов к переговорам.

- Мяч на поле Украины, которая же хочет транзита?

- Мы видим, что появляются предложения удвоить стоимость транзита. Зачем? Это неприемлемо.

- Украинский президент Петр Порошенко предлагает, чтобы европейцы брали российский газ больше не на западной границе Украины, а на восточной. Что Вы думаете об этом?

- Мы считаем это нецелесообразным.

- Украина обратилась в Арбитражный суд и хочет конфисковать имущество «Газпрома», потому что «Газпром» нанес ущерб стране использованием украинской транзитной сети. Какова Ваша реакция?

- Мы написали письмо в Еврокомиссию о том, что наши опасения относительно действий со стороны Украины и «Нафтогаза» оказались оправданными. Еврокомиссия и г-н Шефчович заверяли нас в том, что рисков нет. В действительности же они есть.

- И ЕС ответил?

- Да. Очень расплывчато.

Беседовал Эдуард Штайнер.

Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 27 сентября 2017 > № 2330346 Александр Новак


Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 20 сентября 2017 > № 2353958 Марош Шефчович

ЕС предлагает РФ и Украине посредничество в переговорах по транзиту газа после 2019 года – Шефчович

Эксклюзивное интервью вице-президента Европейской комиссии по вопросам Энергетического союза Мароша Шефчовича агентству "Интерфакс-Украина"

В конце июля "Газпрому" удалось снять временный запрет суда на использование ранее замороженных мощностей OPAL. Как вы оцениваете эту ситуацию?

Речь идет о предварительных мерах. Сейчас же мы ожидаем финального решения Европейского суда. Важно отметить, что если мы посмотрим на два последних года, то транзит газа через территорию Украины растет, в последние дни мы наблюдаем, что он достиг рекордных уровней. Это доказывает, насколько транзит через Украину важен, и мы намерены предпринять максимум, чтобы так и оставалось после 2019 года.

Возможен ли перенос точки продажи ЕС российского газа с западной на восточную границу Украины?

Это справедливый вопрос. Я знаю, что есть очень уважаемые европейские компании, которые с радостью были бы готовы тесно сотрудничать с украинскими партнерами НАК "Нафтогаз Украины" и ПАО "Укртрансгаз" относительно разных механизмов транспортировки газа из России в Украину, чтобы гарантировать то, что транзит газа будет сохранен после 2019 года. Несколько раз я предлагал, что лучшим решением спора в Стокгольмском арбитраже могут быть трехсторонние переговоры, если Украина будет в них заинтересована, чтобы найти самые удобные решения для гарантирования транзита газа на последующие периоды. При этом каковы могут быть схемы продолжения транзита в значительной мере зависит от позиции и подхода властей Украины, анбандлинга «Нафтогаза». Я знаю, что в данной ситуации европейские компании готовы рассмотреть любые варианты.

Видите ли вы интерес со стороны европейских компаний к участию в управлении газотранспортной системой (ГТС) Украины?

Ранее был подписан меморандум взаимопонимания между НАК "Нафтогаз Украины", ПАО "Укртрансгаз", Snam (Италия) и Eustream (Словакия) о взаимопонимании в совместной оценке возможностей сотрудничества в использовании и развитии ГТС Украины. Я слышал, что есть и некоторые другие компании, которые были бы заинтересованы в присоединении к меморандуму. Таким образом, были определены основные направления сотрудничества. Ключевым элементом тут является прогресс в анбандлинге "Нафтогаза", чтобы мы могли понимать, что станет его результатом. Потом, конечно, можно будет продолжить переговоры. Я знаю, что интерес в участии в управлении ГТС Украины есть, и мы со стороны Европейской комиссии (ЕК) поддерживаем этот процесс, поскольку считаем, что он позволит сохранить транзит через Украину.

Анбандлинг «Нафтогаза» - ключевой пункт реформы энергетической сферы?

Я считаю, что он является важным элементом реформирования в Украине. Для будущего энергетического сектора Украины очень важно продвигаться в вопросе анбандлинга. Подобные процессы были проведены в странах-членах Европейского Союза. В результате он должен привести к большей конкурентности, принести пользу экономике и позволит увеличить функциональность энергосистемы.

С 11 сентября газопровод Nord Stream в очередной раз встал на ремонт, транзит газа переброшен на традиционный украинский маршрут. В случае строительства второй нитки Nord Stream для Украины пропадет смысл поддерживать в постоянной готовности большие транзитные мощности. Что будет делать Европа, ведь, при таких обстоятельствах, Украина уже не сможет "подставить плечо" при очередной поломке, или ремонте Nord Stream?

Возможность транзита газа по территории Украины доказывает свою важность сегодня. Из-за ремонта газопровода Nord Stream, увеличился транзит через украинскую ГТС. Это то, что мы подчеркиваем все время: для ЕС неприемлимо переходить от трех маршрутов (Украина и Nord Stream) ко всего двум, игнорируя масштабную газотранспортную систему, которая на протяжении многих лет была построена в Украине. Следовательно, для нас приоритетом является сохранение существующих газотранспортных маршрутов и в период после 2019 года. Говоря о сохранении маршрутов, мы имеем в виду сохранение транспортировки по ним коммерчески жизнеспособных объемов. Мы понимаем, что для поддержания такой системы вам необходим хороший бизнес-кейс, и мы очень хотим, чтобы маршрут через Украину был коммерчески выгоден и использовался. Как я ранее говорил, у нас есть минимум две компании, которые готовы сотрудничать с Украиной в управлении ГТС. Я уверен, что если анбандлинг "Нафтогаза" будет продолжен, то эти кампании смогут принять участие в проекте управления ГТС. Тогда мы сможем обратиться к международным финансовым институциям, как, например, ЕБРР, Всемирный банк, чтобы они помогли с финансированием необходимых реноваций и улучшений ГТС.

Nord Stream-2 не нужен для обеспечения ЕС необходимым объемом газа?

Говоря о Nord Stream-2, мы отмечали, что не считаем нужной подобную дополнительную газотранспортную мощность. Мы рассматриваем такой проект, который реализовывается исходя из коммерческого интереса пяти компаний, как политически очень чувствительный, поскольку в Европе о нем очень часто дискутируют на самом высоком политическом уровне. Поэтому мы попросили мандат на ведение переговоров между ЕС и Россией о форме этого проекта, его соответствии законодательству ЕС и других необходимых аспектх, чтобы убедится, что сам проект будет соответствовать базовым принципам европейского права.

В независимости от реализации проекта Nord Stream-2, украинская ГТС останется одним из основных маршрутов транспортировки газа в ЕС?

Для нас важно, чтобы украинский транзитный маршрут оставался значимым и после 2019 года. Мы считаем, что коммерческие соглашения на транзит газа, которые заканчиваются в 2019 году, должны быть продолжены на коммерчески выгодные объемы. Нас бы порадовало, если бы это было соглашение между Россией и Украиной и их компаниями, но как я уже говорил – как и в прошлом, мы готовы предложить наши посреднические услуги в этом вопросе. Если будет желание обеих сторон вести переговоры в трехстороннем формате, то ЕС готов подтвердить свою заинтересованность в транзитном маршруте через Украину. Мы также готовы предложить наши ноу-хау и европейские компании готовы принять в этом участие.

Согласно последнему решению Европарламента, ЕК получает право истребовать с газовых компаний детали крупных договоров, влияющих на энергетическую безопасность стран ЕС.

Тут необходимо говорить о нескольких важных решениях с точки зрения энергетической безопасности. Первое касается прозрачности межправительственных соглашений о поставках газа. Теперь перед подписанием такие соглашения должны быть проверены Европейской комиссией на предмет полного соответствия европейскому законодательству, потому что мы знаем, что в прошлом так было не всегда. Второе же, касается безопасности поставок энергоресурсов и подразумевает, что если компания доминирует на рынке страны, занимая там нишу в более чем 28%, то коммерческие контракты таких компаний должны анализироваться национальным регулятором, а потом и Европейской комиссией. Мы считаем, что это очень полезный инструмент и когда понадобится, то мы, конечно, им воспользуемся.

А ощущает ли ЕК сейчас потребность в истребовании таких данных?

Сейчас мы находимся в достаточно комфортной ситуации и не видим пока угроз в сфере поставок газа. Мы диверсифицировали источники поставок, мы намного лучше взаимосвязаны и используем намного лучшие хранилища газа, кроме того, LNG (сжиженный газ) играет все более и более важную роль в Европе. Сейчас мы в намного лучшей ситуации, чем были 2-3 года тому назад. В то же время, если появится такая необходимость, то мы готовы воспользоваться новым предоставленным нам инструментом и истребовать необходимые данные.

По данным Минэнергоугля Украины, консорциум компаний в составе Westinghouse Electric Sweden AB, Polenergia International S.àr.l. и EDF Trading Limited намерен участвовать в проекте обустройства энергетического моста "Украина-ЕС" (для экспорта электроэнергии с ХАЭС в ЕС). Что известно вам о таком проекте, как его оценивает ЕК?

Идея такого проекта была озвучена более года назад, но нам необходима дополнительная информация о нем. Пока же мы не получили ответы от компаний на наши вопросы касательно коммерческой жизнеспособности такого проекта, и вопросов атомной безопасности.

Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 20 сентября 2017 > № 2353958 Марош Шефчович


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер

Герхард Шредер: "Бундесвер в странах Балтии - абсолютно неверный сигнал"

Катя Глогер | Stern

Герхард Шредер вынужден сносить шквал критики в свой адрес в связи с ангажементом в России. Экс-канцлера это не особенно тревожит, напротив: в интервью Stern он говорит об ошибках НАТО, о будущем Крыма и своем друге Путине.

Экс-глава федерального правительства Германии подверг критике присутствие бундесвера в странах Балтии. О непосредственной угрозе России речи нет, сказал он, но "присутствие немецких военных у российских границ - это абсолютно неверный сигнал: он говорит о нехватке чутья относительно определенных моментов нашей совместной истории". В рамках натовской стратегии устрашения Enhanced Forward Presence в Литве в настоящее время размещены 450 военнослужащих бундесвера, напоминает Stern.

Шредер, на которого обрушилась критика в связи с его работой в российском энергетическом секторе, считает "опасным" получившее негативную окраску определение "человек, понимающий Путина". По словам экс-канцлера, нужно приложить усилия, чтобы понять своего визави, и, "конечно, надо иметь желание понять и Россию, и ее президента". С точки зрения России, НАТО смыкается в кольцо, которое идет от Турции через Южную и Центральную Европу, и заканчивается у Балтийского моря.

Комментируя аннексию Крыма, Шредер предупредил об угрозе отчуждения России и Германии: "На фоне объединяющих нас исторических моментов многие русские выражают разочарование позицией Германии, особенно касающейся санкционной политики". В беседах нередко слышится такой упрек: "Мы же помогли Германии объединиться", - пояснил Шредер.

Крым, сказал экс-канцлер, был частью России начиная с XVIII века. "Я могу предсказать, что ни один российский президент больше не вычленит полуостров из состава РФ".

Что касается "восточной политики", по мнению Шредера, Германия "в отношении России не должна ориентироваться на интересы США". Америка не заинтересована в сильной России, уверен экс-канцлер, "а Европа, и особенно Германия, заинтересованы".

С Путиным они друзья, и дружеские отношения с российский президентом для него важны, подчеркнул Шредер. Политической значимости эта дружба не имеет, сказал он: "Я же больше не занимаю политической должности".

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко

Отказ «Системы». АФК обжаловала решение суда по спору с «Роснефтью» на 136,3 млрд рублей

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Пресс-секретарь «Роснефти» заявил, что нефтяная компания расценивает подачу жалобы как односторонний отказ АФК от мирового соглашения

АФК «Система» во вторник, 19 сентября, подала апелляционную жалобу на решение башкирского суда по иску «Роснефти», взыскавшего с корпорации 136,3 миллиарда рублей в пользу «Башнефти». Об этом Forbes сообщил официальный представитель «Системы» Сергей Копытов.

«В апелляционной жалобе подробно изложена оценка корпорацией решения суда первой инстанции. В то же время в соответствии с процессуальным законодательством подача апелляции является необходимым этапом для возможного мирового соглашения, которое может быть утверждено только в рамках судебного процесса», — объяснил он. Отвечая на вопрос о планах по мирному урегулированию спора, он подчеркнул, что позиция АФК не изменилась. «Как мы ранее заявляли, корпорация стремится к нахождению приемлемого для обеих сторон решения», — добавил Копытов.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил Forbes, что юристы нефтяной компании еще не ознакомились с текстом жалобы. «Жалобу мы комментировать не можем, поскольку ее еще не видели. Но сам факт подачи жалобы расцениваем как односторонний отказ от мирового соглашения», — пояснил Леонтьев.

В свою очередь президент АФК «Система» Михаил Шамолин передал через представителя, что в нефтяной компании неверно интерпретировали необходимые процессуальные действия.

«Подача апелляционной жалобы не только не является односторонним отказом АФК от мирового соглашения, а напротив, является обязательным условием его заключения, поскольку только суд может такое соглашение утвердить. Без подачи жалобы в суд второй инстанции решение суда первой инстанции вступает в силу автоматически», — пояснил Шамолин. Он также подчеркнул, что АФК заинтересована и готова заключить мировое соглашение с НК «Роснефть», и хотя его условия являются предметом переговоров, в компании уверены, что вместе с истцом смогут «реализовать ожидания», обозначенные президентом России Владимиром Путиным.

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

История судебного разбирательства и выводы суда

С 2005 по 2014 год «Башнефть» входила в состав АФК «Система» Евтушенкова. В 2014 году «Башнефть» была возвращена в государственную собственность. Евтушенков тогда находился под следствием в связи с нарушениями в ходе приватизации компаний башкирского ТЭКа, которые достались сыну бывшего президента Татарстана Муртазы Рахимова — Уралу. В 2016 году 50,1% акций «Башнефти» приобрела «Роснефть», заплатив за пакет 329,7 млрд рублей. Позднее, после оферты миноритариям, «Роснефть» стала контролировать 57,7% уставного капитала «Башнефти».

Сразу после приобретения «Башнефти» у покупателя возникли претензии к тому, как управлялась компания: главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин заявил о выводе нефтесервисных активов «Башнефти». АФК «Система» их вернула за те же деньги, что и покупала, — 4,1 млрд рублей.

2 мая 2017 года Арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск «Роснефти» и подконтрольной ей «Башнефти» о взыскании 106,6 млрд рублей с АФК «Система» и ее дочернего АО «Система-Инвест». В сумму в 106,6 млрд рублей вошли 57,2 млрд рублей за потерю акций «Системы-Инвест», 36,9 млрд рублей долга «Башнефти» и 12,5 млрд рублей расходов, понесенных при обязательном выкупе акций компании у миноритариев, несогласных с условиями реорганизации «Башнефти».

10 мая Арбитражный суд Москвы вернул иск без рассмотрения на том основании, что дело ему неподсудно. После этого «Роснефть» подала иск на ту же сумму в арбитражный суд Башкирии. На своем первом заседании 6 июня башкирский суд удовлетворил ходатайство «Роснефти» об увеличении суммы исковых требований до 170,6 млрд рублей с учетом девальвации рубля.

Официальный представитель АФК «Система» Сергей Копытов тогда заявлял, что и предыдущая сумма требований была абсолютно не обоснована, подчеркивая, что «все документы, касавшиеся реорганизации «Башнефти», включая разделительный баланс, были подготовлены в полном соответствии с корпоративными процедурами и требованиями действующего законодательства».

В июне 2017 года АФК «Система» предложила «Роснефти» урегулировать спор во внесудебном порядке, однако в «Роснефти» посчитали, что конкретных предложений «Система» не представила. 26 июня Федеральная служба судебных приставов по Москве наложила арест на принадлежащие АФК «Система» и АО «Система-Инвест» 31,76% акций в уставном капитале ПАО «МТС», 100% акций в уставном капитале АО «Группа компаний «Медси» и 90,47% акций в уставном капитале АО «БЭСК».

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309332 Павел Хлебников

Ученик волшебника. Как Рем Вяхирев ведет «Газпром» к большим деньгам

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

Статья первого главреда Forbes Павла Хлебникова о бизнесе «Газпрома» была опубликована в американском Forbes 22 сентября 1997 года

Среди хаоса российской экономики гигант «Газпром» является настоящим образцом должного управления и эффективности. В отличие от российских нефтяных компаний, чье производство после развала Советского Союза сократилось, «Газпрому» удалось удержать добычу газа на прежнем уровне. По словам Никколо Узиелли, управляющего директора брокерской компании Poten & Partners в Нью-Йорке, «за 30 лет торговли с Западной Европой, «Газпром» никогда не срывал сроки поставок. Компания всегда работала как швейцарские часы».

За рубеж по газопроводу «Прогресс», пролегающему через Ямбург и Уренгой на севере Сибири, «Газпром» поставляет газа на сумму в $10 млрд в год в такие страны как Германия, Италия, Франция, а также в другие части Центральной Европы.

Добывать природный газ относительно недорого, и он не наносит вреда окружающей среде. Именно поэтому спрос на него, как ожидается, будет расти намного быстрее, чем спрос на нефть, особенно на европейском и быстрорастущем азиатском рынках. Есть лишь одна загвоздка: сейчас во всем мире потенциальное предложение превышает потенциальный спрос. Для Европы Алжир и Норвегия планируют увеличить добычу. Если же вспомнить о Нигерии и Ближнем Востоке, которые тоже пытаются заполучить свою долю на данном рынке, становится ясно, что увеличение добычи природного газа крайне нежелательно для нефтяной промышленности. А увеличение темпов в планы «Газпрома» как раз таки входит.

Компания имеет крупные запасы газа в подземных хранилищах и откачала около 10% годовой добычи в резервуары для хранения. При этом «Газпром» заявил о намерении начать разработку новых газовых месторождений на полуострове Ямал в Сибири и провести оттуда газопровод длиной почти 5 000 километров в самое сердце Европы. Если новую газовую магистраль построят, она станет частью уже существующей линии, проходящей параллельно еще одной в 400 километрах к югу. Председатель правления «Газпрома» Рем Вяхирев отмечает: «Благодаря трубопроводу Ямал — Европа потребители в Европе смогут получать российский газ с разных сторон. Это повысит надежность системы, ее безопасность, в результате чего поднимется и цена».

Вяхирев весьма осторожен и не хочет злить конкурентов в лице крупных международных нефтяных компаний, но его позиция предельно ясна: можете забыть о расширении на европейский рынок, он принадлежит России. Пар Мелстром, глава научно-исследовательского отдела московского филиала брокерской компании Brunswick Brokerage, считает: «Газпром» дает отчетливый сигнал другим газовым компаниям. Компания говорит: даже не пытайтесь добывать еще больше газа в Северном море или в Алжире. Мы начнем добывать газ на своем новом месторождении еще быстрее, чем вы начнете на своем».

Чтобы усилить свои позиции в Европе, «Газпром» начинает сам заниматься распределением топлива. В Германии компания расширяет свой бизнес совместно с Wintershall, дочерним предприятием компании BASF, чтобы выйти на национальный рынок розничной торговли газа и конкурировать со своим давним клиентом, компанией Ruhgras. В Италии «Газпром» делает то же самое. В общей сложности у него не меньше двадцати совместных предприятий по всей Европе.

Непоколебимый курс

После 1990-го года российская экономика потерпела крах, и разоренные россияне больше не могли платить за газ. Но «Газпром» добывал газ как ни в чем не бывало и увеличивал долю экспорта.

С такой же решительностью компания намерена захватить и рынки более восточных стран. «Газпром» приобретает большие пакеты акций в компаниях, реализующих топливо в Польше, Беларуси, Молдове, Литве, Латвии, Эстонии и Финляндии. По словам Мелстрома, «Газпром» хочет обогатиться и за счет менее развитых рынков».

Что касается южных партнеров, то «Газпром» недавно подписал долгосрочный контракт на $13,5 млрд о поставках газа в Турцию. Топливо туда будет идти по предполагающемуся трубопроводу на дне Черного моря. Крупный контракт на поставку газа по этой же магистрали компания сейчас обсуждает и с Израилем. Вяхирев заявляет: «Нашу компанию пока нельзя поставить в один ряд с западными. Но мы над этим работаем».

Рынки сбыта для «Газпрома», находящегося в центре Евразии, не ограничиваются Европой и Малой Азией. Большой аппетит к природному газу проявляют Япония, Южная Корея и с недавних пор Китай. Близкий сосед в лице «Газпрома», естественно, оказывается кандидатом для сотрудничества при покупке топлива из огромных неразработанных месторождений газа на Алтае, в Якутске, Иркутске и в других районах Восточной Сибири.

Сейчас на рынки этих стран поставляют сжиженный природный газ по морю с Северо-Западного Шельфа у берегов Австралии и с огромного завода компаний Mobil и PT Arun в Индонезии. Но поставлять газ в естественном виде по трубопроводу намного дешевле, чем сжижать его и перевозить по морю, ведь страны региона, за исключением Японии, имеют с Россией сухопутную границу. Высказываются предложения по прокладке трубопровода в Китай, возможно, в Южную Корею и даже в Японию по дну моря.

Главная проблема заключается в деньгах: нужны не миллиарды, а десятки миллиардов долларов. Россия такими суммами не располагает. При продаже сырья на $25 млрд чистая прибыль «Газпрома» в прошлом году составила $1,8 млрд, но реальными деньгами можно назвать лишь малую часть этих средств. Вяхирев утверждает, что 95% продаж на российском рынке — это бартерные торговые сделки либо сделки по долговым распискам.

Российские потребители платят трубами, бурильным оборудованием, грузовиками, химическими реагентами и даже сосисками и капустой. Вяхирев не может просто взять и перекрыть нищим россиянам газ — его компания жизненно важна для экономика страны. На «Газпром» приходится 6% российского ВВП, 17% всего экспорта государства и 26% от всех налоговых поступлений. Если бы поставки газа неплательщикам прекратились, то закрылись бы детские сады, у себя в домах замерзли бы пенсионеры, а работа больниц и военных объектов была бы парализована. Вяхирев на этот счет заявляет: «Я не могу перекрыть газ соотечественникам. Всю Россию охватил бы мятеж».

Таким образом, дебиторская задолженность «Газпрома» составляет $13 млрд, половина из этой суммы приходится на российские электроэнергетические предприятия. Чтобы компания собрала хотя бы малую толику всего этого, должно произойти чудо. Еще один вечный должник «Газпрома» — Украина; по существующим оценкам, ее долг составляет $3 млрд.

Покупатели газа

У «Газпрома» есть газ. Осталось найти покупателей. Правительство России тоже зависит от «Газпрома». В прошлом году 31% своего дохода компания отдала государству в виде налогов. Ему настолько сильно нужны налоговые поступления, что правительство не позволяет уменьшать налог к уплате за счет существующей дебиторской задолженности от государственных учреждений, таких как фермы, военные или муниципальные управления жилищного хозяйства. Даже не получая выплат по долгам, «Газпром» обязан выплачивать налоги в обычном порядке.

Поэтому компании приходится зарабатывать деньги на реализацию амбициозного плана по расширению за границей. Благодаря продаже американских депозитарных расписок прошлой осенью в Лондоне, «Газпром» получил прибыль в размере $429 млн за 1% компании. С тех пор она получила более $4 млрд займов в западных банках и в течение нескольких следующих месяцев планирует вложить $3 млрд в конвертируемые облигации или еврооблигации.

Глава компании, 63-летний Вяхирев, с виду кажется типичным бюрократом советской эпохи. Он очень гордится тем, что получил орден Ленина. Главой «Газпрома» он стал после того, как предыдущий руководитель, Виктор Черномырдин, покинул пост в 1992 году, чтобы занять должность председателя правительства. Отвечая на вопросы, Вяхирев часто грешит расплывчатыми бюрократическими формулировками.

В какой-то степени он действительно бюрократ: «Газпром» занимает одну из ключевых позиций в российской экономике, поэтому компания не может быть частным предприятием в полном смысле этого слова. Но и здесь не все так просто — Вяхирев быстро учится тому, как принято вести дела на Западе.

Одно он запомнил хорошо: идти туда, где деньги. Национальный рынок — слишком беспорядочный и нерентабельный, поэтому настоящие деньги «Газпром» может получить за границей. Нефтеперерабатывающим компаниям этот факт лучше взять на заметку. Вяхирев усмехается: «Не думайте, что я сейчас надуюсь и буду хвастаться. Это как в старой сказке, где маленький волшебник говорит: «Я не волшебник. Я только учусь».

Перевод Антона Бундина

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309332 Павел Хлебников


Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 12 сентября 2017 > № 2353945 Владимир Кистион

Владимир Кистион: Правительство не видит причин для повышения стоимости газа

Эксклюзивное интервью вице-премьера Украины Владимира Кистиона агентству "Интерфакс-Украина". Часть первая: цены на газ, реформа "Нафтогаза", отношения с менеджментом компании.

- Впереди отопительный сезон и хотелось бы спросить о ценах на газ. Формула, заложенная в постановление Кабмина №187, показывает, что цены на газ для населения с октября необходимо поднимать на 19%. Вместе с тем Минэнергоугля в установленный срок не обнародовало свои расчеты, правительство отказывается отображать в финплане "Нафтогаза" новую цену. Чем объяснить правовой нигилизм Кабмина? Логично было бы или скорректировать собственное постановление, или же выполнять его.

- Правового нигилизма здесь нет. Только объективная позиция в подходах к вопросу: есть причины для повышения тарифов на газ для бытовых потребителей или нет? Минэнергоугля как разработчик постановления №187 проанализировало и вышло на правительство с выводами, что нет, а формулу для социальной справедливости необходимо откорректировать.

Нашему государству сейчас необходимо для выполнения специальных обязательств 17,6 млрд куб. м газа в год – 11,9 млрд куб. м для бытовых потребителей и 5,6 млрд куб. м для производства тепла для населения и бюджетных учреждений. У нас есть 13,9 млрд куб. м, чтобы выполнить специальные обязательства (добыча "Укргазвыдобування" – ИФ), необходимо докупить еще 3,9 млрд куб. м за пределами государства. Украина имеет самую мощную ГТС и уникальные ПХГ, что позволяет даже в реверсном режиме за два месяца закачать недостающий объем.

Мы за импортный паритет в ценах, но давайте правильно выставим периоды (для расчета паритета – ИФ)! И будем, как государство, думать о своих людях и их благополучии. Мы можем закупить 4 млрд куб. м в летний период? Можем! Тогда зачем учитывать средневзвешенную цену за 12 месяцев? Достаточно 6 мес., как и предлагает Минэнергоугля.

- Когда такие предложения могут быть утверждены официально?

- Предложения министерства согласованы всеми центральными органами исполнительной власти, одобрены правительственным комитетом. Вы, наверное, знаете, что существуют определенные обязательства предыдущих периодов, и сейчас проходят переговоры с МВФ. Думаю, переговоры в ближайшее время завершатся, и точка будет поставлена.

Еще раз подчеркиваю – правительство не видит объективных причин увеличивать стоимость газа для бытовых потребителей, формулу необходимо социально откорректировать.

- Учитывалась ли при таком подходе стоимость хранения в ПХГ газа, необходимого для ПСО и импортируемого исключительно летом? Учитывалась ли стоимость "замораживания" капитала при импорте газа только летом?

- Да, однозначно. Экономическая модель, которая заложена в постановление №187 позволяет "Нафтогазу" вернуть все капитальные вложения.

По большому счету, если мы такие финансисты, и думаем, в первую очередь, об интересах украинцев, мы должны быть социально справедливыми, и, я не скажу, что это в убыток.

- Какова, все же, позиция МВФ и МФО по корректировке постановления №187?

- Переговоры не простые, мы ответственно относимся к позиции МФО, но задача правительства – доказать и убедить в правильности предлагаемых изменений. Есть объективные аргументы - мы за рыночные механизмы, и социальную справедливость.

- Стратегической целью, предусмотренной в законодательстве Украины, а также в Коалиционном соглашении, является переход к свободному рынку газа. Каким образом, хотя бы теоретически, можно представить переход к свободному рынку газа для категории населения и ТКЭ, если правительство в ручном режиме пытается не допустить изменения цен?

- На сегодня цена в промышленном сегменте, работающем на рыночных условиях, в летний период ниже. В летний период частные компании продавали газ по цене около 5 тыс. грн за 1 тыс. куб. м.

Сейчас цена не является ключевым фактором для того, чтобы частные трейдеры начали заходить в сектор поставки газа населению. Первое и основное – это субсидии, необходима монетизация. Без монетизации очень сложно внедрять рыночные механизмы. Второе – проблема в инерционности мышления, необходим период адаптации, чтобы люди поняли: я могу перейти к другому поставщику. К примеру, в Польше рынок газа работает уже 5 лет, а на альтернативного поставщика перешло только 30% - есть большая инерция.

- Хотелось бы спросить о "Нафтогазе". Сейчас есть претензии со стороны ЕБРР в части промедления, задержек с выполнением плана реформирования компании. Кроме того, мы видим ситуацию с набсоветом "Нафтогаза" – оттуда уходят люди. Складывается впечатление, что правительство и менеджмент НАК находятся на боксерском ринге…

- Давайте конкретизируем проблематику. К примеру, ЕБРР говорит о том, что есть проблема с выполнением плана реформирования корпоративного управления.

Этот план состоит из нескольких частей: есть задачи, которые должно решить правительство и есть те, которые должны быть решены непосредственно наблюдательным советом "Нафтогаза". Могу сказать, что правительство практически все те задания, которые на него возлагались, выполнило. Единственное, что осталось, на стороне правительства – после того, как Верховная Рада одобрит закон "Об усовершенствовании системы корпоративного управления", внести соответствующие изменения в устав "Нафтогаза". Это последнее. Законопроект направлен в парламент, на следующем комитете он будет рассматриваться.

А вот что касается обязательств "Нафтогаза" – есть вопросы. Как минимум, пунктов четыре не выполнено. Самый основной, на мой взгляд, это сертификация внутренней системы контроля, которая должна соответствовать лучшим европейским практикам. На мой взгляд, это один из важнейших нерешенных вопросов.

Такое положение дел с планом реформирования. А вот что касается чувства, что есть конфронтация, то это точно не в пользу государства Украина. Нам необходимо было бы объединить усилия - и правительству, и министерству, и менеджменту НАК "Нафтогаз Украины". Нужно друг к другу прислушиваться.

- Как это соотносится с историей, например, Игоря Прокопива? Наблюдательный совет "Нафтогаза" устраняет его с позиции главы "Укртрансгаза", признав весомыми аргументы правления по нарушениям при проведении тендеров. А потом этого человека назначают заместителем министра энергетики, ответственным за реформирование именно газового сектора. Каким может быть после этого сотрудничество между НАК и правительством?

- Допустим, система внутреннего аудита в "Нафтогазе" сделала выводы, что я, или вы – коррупционер. При наличии коррупционных действий человек должен понести наказание. Поэтому у меня вопрос: если И.Прокопив совершил коррупционные действия, почему эти материалы не находятся в правоохранительных органах и он не отвечает как гражданин Украины? Если суд не признал, что человек виновен, есть презумпция невиновности.

- Вы правильно говорите, но в нашей стране суду, кажется, не доверяет никто.

- До суда дело доведено?

- Есть наблюдательный совет, в который входят независимые члены. Доверия к этому набсовету больше. Этот совет сделал свои выводы.

- Да, и ми уважаем решения независимого наблюдательного совета "Нафтогаза" и об этом говорим им открыто: вы независимые, государство не вмешивается в кадроваю политику компании. Но, если поднять дело Прокопива, то он уволен по собственному желанию акционера – "Нафтогаза", а не из-за обвинений в коррупции.

- Независимо от формулировок, к их выводам, наверное, стоило бы прислушиваться? В процесс отбора членов НС "Нафтогаза" были вовлечены ЕБРР, другие международные организации, вряд ли туда попали случайные люди.

- Да, там люди с серьезным имиджем. Я когда пришел на пост вице-премьера, просмотрел - они всю жизнь практически проработали в нефтегазовом секторе. В том, что они знают свое дело, у меня нет сомнений…

Этот опыт должен быть максимально задействован для развития компании. Вот, например, есть проблема по "Укрнафте": вчера было 2,5 тыс. людей (пикет сотрудников "Укрнафты" под Кабмином – ИФ). Говорим об этом уже, наверное, год: в Украине падает добыча нефти – дайте нам видение, куда мы двигаемся, что с этим делать! Эта ситуация по добыче нефти волнует меня, потому что я здесь живу, здесь будут жить мои дети и внуки, родители.

- То есть, по вашему мнению НС и менеджмент "Нафтогаза" не сформировали внятную политику по "Укрнафте"?

- Я уже год ставлю этот вопрос перед "Нафтогазом". Говорю: дайте хотя бы рецепт, модель – что нам нужно, что необходимо правительству, что делать, как распутать этот клубок?

Они поднимают вопрос ликвидности. Я говорю: я вам пообещал ликвидность – мы, правительство, урегулируем ее.

В то же время менеджмент "Нафтогаза" объявляет тендер на $8 млн по "анбандлингу". Я спрашиваю, коллеги, что это такое? Не уполномочивал никто НАК "Нафтогаз Украины" этим заниматься без предоставления сведений Минэнергоугля и новому оператору газотранспортной системы – "Магистральных газопроводов Украины", на которые возложены соответствующие обязательства.

А вы спрашиваете, когда будет рынок – вот когда мы с вами дадим развиваться элементам рынка, ликвидируем монополию.

Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 12 сентября 2017 > № 2353945 Владимир Кистион


Китай. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 сентября 2017 > № 2310009 Михаил Крутихин

Извивы приватизации: как китайцы получили часть «Роснефти»

Михаил Крутихин

Эта сделка закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции. Детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов

Руководитель «Роснефти» Игорь Сечин объявил, что совладельцем его компании стала крупная частная китайская компания CEFC, которая приобрела 14,2% акций. По оценке Reuters, покупка обошлась китайцам в $9,1 млрд.

Эта сделка, по существу, закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции.

Напомним, как президент России напутствовал Сечина накануне продажи акций, которая оставила под контролем государства чуть больше 50% компании. Выступая 1 февраля прошлого года в Кремле, он сказал: «Все приватизационные сделки должны строго соответствовать нормам и требованиям закона, само собой разумеется. Необходимо обеспечить и максимальную прозрачность этих сделок как для их участников, так и для общественности».

Вот чего в сделке не было, так это прозрачности. Наблюдатели были вынуждены делать выводы о каждой из проведенных чиновниками операций на основании скудных пресс-релизов, а чаще всего просто применяя элементарную логику и здравый смысл с учетом характерных особенностей поведения нынешней российской элиты в хозяйственных делах.

Первая неясность возникла с источником средств, которые якобы поступили в российский бюджет от покупателей 19,5% «Роснефти». Дело в том, что 7 декабря 2016 года, как раз накануне продажи акций, «Роснефть» неожиданно и спешно выпустила облигации на 625 млрд рублей и за полчаса разместила их среди неназванных собственных «дочек». Сделано это было без объявления деталей и даже без обязательного и гласного созыва совета директоров «Роснефти». Чтобы расплатиться, эти дочерние компании заложили облигации в Центробанке, который фактически провел дополнительную эмиссию денег.

Официально было объявлено, что средства пойдут на рефинансирование долга и финансирование зарубежных проектов «Роснефти», однако самой реалистичной гипотезой, за которую сразу ухватились наблюдатели, было использование полученных в Госбанке средств для приватизационной сделки. Иными словами, некие покупатели-бенефициары должны были расплатиться за акции не своими, а государственными рублями.

Подозрения в истинности этой гипотезы укрепились, когда на сцене появились покупатели: государственное инвестиционное ведомство Катара и нефтеторговая фирма Glencore, которая частично принадлежит тому же катарскому фонду. Первой прокололась Glencore, объявившая, что покупает акций только на 300 млн евро, а затем и катарцы были вынуждены признать, что заплатили только 2,5 млрд евро. Таким образом, этому дуэту досталась примерно четверть приватизировавшегося пакета.

За остальное должен был поступить кредит от итальянского банка Intesa. Однако позднее, уже в конце лета 2017 года, итальянские банкиры признали, что не смогли обеспечить синдицирование этого кредита: ни западные, ни восточные банки не пожелали финансировать непрозрачную сделку, где главным действующим лицом выступали находящиеся под санкциями США и ЕС «Роснефть» и ее босс Игорь Сечин.

Без синдицирования этот кредит, как логично было бы предположить с учетом участников сделки, мог поступить только от самой «Роснефти» – из средств, которые компания получила от того самого размещения облигаций, а также из «Роснефтегаза», куда поступают дивиденды самой «Роснефти».

Чтобы еще больше затуманить операцию, катарцы и Glencore быстро зарегистрировали с полдюжины компаний, в том числе в закрытых для посторонних глаз юрисдикциях, и через цепочку перекрестных схем собственности передали свою долю в «Роснефти» (5,3%) зарегистрированной в Сингапуре фирме QHG Shares Pte. Сюда же поступили и акции, за которые так и не расплатился банк Intesa.

По сути дела, они уже не принадлежали российскому государству: «Роснефть» и правительство объявили, что продажа завершена, сделка закрыта, а средства поступили в госбюджет. Получается, что реальными владельцами 14,2% акций госкомпании, возможно, стали те, кто проводил приватизационную операцию с использованием государственных средств. Они-то сейчас и продали этот размещенный в Сингапуре актив китайцам.

Если такой сценарий верен, то катарский фонд, компания Glencore и итальянский банк выступали в качестве посредников операции, обогатившей в том числе продавцов государственной собственности России.

По свидетельству банковских экспертов, итальянцы могли согласиться на роль ширмы за относительно небольшие комиссионные – от одного процента от суммы сделки. Для Glencore наградой стал пятилетний контракт на перепродажу продукции «Роснефти» (220 тысяч баррелей в сутки), что может принести посреднику до полумиллиарда долларов комиссионных за весь срок действия контракта. А катарцы потребовали, чтобы дивиденды на их долю в «Роснефти» составляли не 26% чистой прибыли компании, а 35% – что и получили. Представители QIA и Glencore были приняты президентом России, который выразил им благодарность за помощь, и получили места в совете директоров «Роснефти».

Однако детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов.

Китай. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 сентября 2017 > № 2310009 Михаил Крутихин


Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > minenergo.gov.ru, 9 сентября 2017 > № 2310484 Кирилл Молодцов

Интервью заместителя Министра Кирилла Молодцова журналу "5 колесо".

Кирилл Молодцов: «Не надо сразу "заливать соком", сначала нужно дать его попробовать».

Беседовал Дмитрий Панов

О планах государства развивать рынок природного газа как газомоторного топлива и о том, когда может начаться заметный рост спроса на газомоторный транспорт в стране, нам рассказал заместитель министра энергетики России.

Кирилл Валентинович, насколько важно сегодня для государства развивать рынок газомоторного топлива – природного газа?

В 2013 году Президентом России было принято решение заняться развитием рынка газомоторного топлива – это и компримированный (КПГ, CNG), и сжиженный природный газ (СПГ, LNG). Инициатива развития этого рынка в стране, по большей части, исходила от «Газпрома».

Четыре года назад в России было чуть более 200 газозаправочных комплексов, а объем потребления сухого газа, направляемого на компримирование в целях сбыта газомоторного топлива, составлял около 400 млн кубометров. Потребители были, в основном, частные, преимущественно из южных регионов. Средняя загруженность комплексов составляла примерно 8% от их средней номинальной мощности. Они представляли собой старые, не обновленные заправки, которые с точки зрения экономической эффективности интереса не представляли. В общем, сбыт компримированного газа нельзя было назвать системой.

Одно уточнение. Вы сказали, что главные вопросы исходили в основном от «Газпрома». Почему только от него?

Потому что «Газпром» – основной производитель и поставщик газа в стране. Независимые производители газа на российском рынке активно развиваются, их доля сегодня превышает 40%. Но создание системы реализации газомоторного топлива от производства до компримирования и донесения конечному потребителю – задача довольно финансовоемкая. Для независимых производителей газа, таких как «Роснефть», «Новатэк» и иных частных компаний, она не представляла экономического интереса.

Основным стимулом для «Газпрома» было, конечно, увеличение рынка сбыта газа. Первоначальные цифры, которые заявляли в «Газпроме», поражали своей грандиозностью. Если в 2013 году, как я уже сказал, потребление составляло 400 млн кубометров, то в период с 2020 по 2025 год компания ожидала увеличения до более 8 млрд кубометров. Но это были завышенные ожидания. Согласно нынешней программе развития, к 2020 году объем составит 1,26 млрд кубометров при росте количества заправочных комплексов с насчитывающихся сегодня 242 до более 740. За 2016–2017 годы «Газпром» уже открыл и планирует открыть в стране более 50 комплексов. Подтягиваются и другие компании. Только в этом году различными компаниями будет введено в эксплуатацию 45 комплексов. И это будут не только чисто газозаправочные, но и мультимодальные, создаваемые на базе АЗС, комплексы, которые реализуют традиционные бензин и дизель. Раньше комплексы размещались, условно говоря, рядом с «трубой». Теперь же от этой «трубы» можно делать ответвления и подводить газ к обычным АЗС. На них после определенной реконфигурации можно производить заправку и компримированным природным газом, и, при необходимости, сжиженным природным газом. Вот такая парадигма развития существует сейчас.

Отмечу, что государство субсидирует покупку газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб. В этом году на программу выделено 3 млрд рублей. За три года действия программы количество машин, работающих на компримированном газе, увеличилось на 5 тыс. ед. Преимущественно в сфере общественного транспорта. Это, конечно, невысокие цифры. Но мы только в начале пути.

Есть еще одно направление развития рынка газомоторного топлива. Оно относится в основном к сжиженному природному газу. Это создание для дальнобойщиков «линейных» сетей для передвижных заправочных комплексов на основных российских магистралях. Такие сети должны связывать крупные города, между которыми идет много большегрузного транспорта. Например, между Москвой и Казанью или Москвой и Санкт-Петербургом. Наработки в этом направлении уже есть. В частности, КАМАЗ выпускает машины, оснащенные такими мобильными заправочными комплексами с СПГ.

Вы сказали, что к 2020 году количество CNG-заправок превысит 700. Были ли определены приоритетные регионы для строительства таких заправок?

Увеличение газовых заправок в регионе зависит от самого региона. На данном этапе ожидается, что большая часть заправок будет появляться в южных регионах, таких как Ставрополье, Краснодарский край, Ростовская область, где, как я говорил, уже существует некоторый сложившийся спрос на КПГ. Сегодня сильно растет спрос на КПГ в Татарстане. В 2014 году в рамках подготовки к летней Универсиаде почти весь общественный автобусный транспорт Казани был переведен на компримированный газ. Программа перевода городского транспорта на газ есть во Владимирской области, Санкт-Петербурге. Сейчас Минэнерго будет активно содействовать увеличению общественного CNG-транспорта в Москве и Московской области. Хотя здесь есть значительные сложности, связанные с высокой плотностью застройки и проблемами с предприятием «Мосавтогаз». Эти задачи предстоит решать.

Действующие нормативы не позволяют строить газозаправочные комплексы вблизи городской инфраструктуры, то есть в черте города. Планируется вносить корректировки в нормативную базу?

Вы сейчас затронули очень важную для нас тему. В феврале этого года были приняты поправки в закон, по которым класс опасности автозаправочных станций, предназначенных для заправки транспортных средств природным газом, был переведен из 3 в 4, то есть понижен.

Что это означает?

Кроме снятия ряда барьеров, связанных с обслуживанием, газозаправочные комплексы теперь не должны быть бункерного типа. Это позволило создавать мультимодальные комплексы. Но статус опасного производства остался. В начале 2010-х годов обычные АЗС были выведены из класса опасности. Сейчас наши усилия, связанные с обнулением класса опасности для газозаправочных станций, нашли поддержку у законодателей только на уровне снижения класса, а не полного его обнуления.

Поэтому в Москве с ее высокой плотностью застройки все газозаправочные комплексы – их девять – находятся на МКАД. Возможно, вы знаете, что четыре из них – это недействующие комплексы «СГ-Транс». Сейчас эти комплексы являются собственностью федерального государственного унитарного предприятия «Мосавтогаз», которое, как мы ожидаем, в ближайшее время перейдет под оперативный контроль Министерства энергетики РФ. И мы надеемся, что это позволит нам восстановить функционирование сети этих комплексов, создать условия для ее последующей приватизации и эксплуатации в рамках экономически обоснованной модели.

Если бы газовые заправки имели доступность такую же, как у обычных АЗС, то огромное количество различных машин, которым обладает московский регион, наверняка создало бы хорошие условия для развития рынка газомоторного топлива. Но выходит, действующие регулятивные меры это сделать не позволяют?

Мы надеемся, что к 2020 году в Москве и Московской области сформируется сеть АГНКС, насчитывающая порядка 50 объектов.

Так городскому жителю для заправки метаном придется ехать на МКАД или в область?

Москва – это, условно говоря, круг с радиусом 20 км и окружностью длиной 120 км. Если в треугольнике со сторонами длиной 20 км, в котором вы живете или работаете, на первом этапе развития будут располагаться 2–3 заправки, то это будет вполне приемлемо.

Какое увеличение рынка легковых автомобилей, использующих природный газ, прогнозируется?

Сегодня в России порядка 150 тысяч единиц техники, использующей природный газ. Из них около 80 тысяч – это легковые автомобили. В соответствии с Госпрограммой Минтранса России, к 2020 году ожидается рост числа таких автомобилей до 250 тыс., в том числе легковых до 130 тыс.

Темпы развития, заложенные в программу, довольно низкие. При существующей слабой базе газомоторный рынок будет фактически топтаться на месте. Хотя хорошее развитие этого рынка положительно отразилось бы и на кошельках многих граждан, что является несомненным плюсом, и на экологии, что тоже хорошо. Может быть, государство просто не заинтересовано в увеличении доли газомоторного топлива за счет сокращения объемов потребления более доходных для бюджета бензина и дизеля?

Для того чтобы заместить потребление всего автомобильного топлива в стране за год, нужно порядка 140 млрд кубометров газа, который будет компримирован. А у нас сегодня только одних свободных мощностей больше 160 млрд кубометров. При таких возможностях мы могли бы закрыть все нефтеперерабатывающие заводы, поставляющие бензин и солярку (смеется). Газа много. В России это профицитный товар. Поэтому его крупнейший производитель – «Газпром» – и начал осваивать этот рынок. Это перспективное направление, и государство поддерживает развитие газомоторного топлива, не забывая и об интересах нефтяников. Как я уже сказал, сегодня нашим приоритетом является создание мультимодальных комплексов. Для этого хорошо подходят АЗС «Роснефти», «Газпром нефти» и «Газпрома». Конечно, создание таких комплексов должно быть выгодно компаниям и зависит от спроса на газомоторное топливо со стороны потребителей.

А спрос низкий. Получается замкнутый круг: заправкам нужен потребитель, а потребителю заправки. И тех и других мало, поэтому развития фактически нет. Возможно, нужно расширить меры поддержки, например субсидировать создание газозаправочных станций?

Думаю, действующих мер достаточно для начала нормального развития. Мы не считаем, что нужно субсидировать создание газозаправочных станций.

Возможно, на начальном этапе это необходимо, чтобы дать некий импульс развитию? В «Газпром нефти» говорят: чтобы газозаправочный комплекс был окупаемым, количество заправляемых машин в день должно вырасти с нынешних 40 в 10 раз, а при существующем уровне спроса этот бизнес невыгодный.

Но ведь газозаправочные комплексы строятся. Вот смотрите: «Газпром» строит, «Роснефть» строит. А потом возникает вопрос: из чего субсидировать? Мы работаем над созданием нового рынка, который профицитен. Он, прежде всего, для тех игроков, которые нацелены создавать для себя новый рынок сбыта и готовы делать долгосрочные инвестиции. Раньше никто не смотрел на период возврата инвестиций, превышающий три года. А теперь многие готовы говорить о семи годах.

Наверное, можно было бы землю под строительство комплексов давать по льготной цене. Но тогда возникнет вопрос: почему на конкурентном рынке должны быть такого рода преимущества?

Уверяю вас, как только компании увидят хороший рост потребителей газомоторного топлива, их интерес к созданию комплексов заметно вырастет. Но выиграет на этом рынке тот, кто придет на него первый. Импульс в данном случае должен возникнуть в голове предпринимателя.

Исходя из ваших слов, можно сделать вывод, что пока этот бизнес невыгодный, но в перспективе станет прибыльным.

Нельзя говорить, что он невыгодный и сегодня. Задача увеличения прибыли из учебника политэкономии – это снижение затрат и рост оборачиваемости капитала. Вопрос рентабельности для ГМТ можно решить на начальном этапе технологическим путем: вместо строительства комплекса начать использовать ПАГЗы (передвижные автомобильные газозаправщики).

Какой объем инвестиций это требует?

Мультитопливная заправка в зависимости от региона может стоить от 80 до 200 млн рублей, то есть достаточно дорого. Дооборудование действующей АЗС системой ПАГЗ обойдется от 6 до 20 млн. Причем система за 20 млн. рублей – это уже почти как стационар размером с 20-футовый контейнер. «Роснефть» начинала в 2013 году в Сочи оснащать свои заправки системой ПАГЗ стоимостью примерно 6 млн. рублей.

Кроме того, на данном этапе развития этот бизнес нужно создавать с привязкой к крупным потребителям – это корпоративные парки, автопарки общественного транспорта. В Москве, например, 11-й автопарк объявляет тендер на поставщика компримированного газа для своих 150 автобусов. Возможно, количество автобусов там будет порядка 300.

Надо также понимать, что спрос на газомоторное топливо зависит от локации. Например, где-нибудь на кольцевой дороге возле федеральной магистрали возведение комплекса будет выгодно, а в районе Рублевского шоссе – невыгодно, потому что, возможно, там не будет такого количества газомоторных машин. Опять же, кто придет на этот рынок первый, тот имеет возможность занять лучшие места.

Государство может создать такие условия, что и на Рублевке будет много газомоторных машин. Еще не так давно клиенты премиум-класса в России и к дизелю относились предвзято. Кстати, в этом году глава Audi Руперт Штадлер заявил, что он большой фанат CNG-топлива, и что эта технология имеет значительные преимущества.

Мне недавно показывали фотографии нового Mercedes E-класса с двигателем CNG…

Это технологическая тенденция.

Да. Использование метана в качестве топлива очень выгодное. Летом у нас в течение месяца на тесте находилась Lada Vesta CNG. Ее среднее потребление бензина и метана одинаковое – порядка 7 литров на 100 км. Но CNG стоит (в Москве, прим. редакции) 16.50, а 92-й бензин в районе 37 рублей. Я, правда, не могу сказать, как компримированный газ сказывается на тяге двигателя, поскольку мы ездим небыстро, в условиях загруженных московских дорог. Но для таких условий эта технология вполне подходит.

Ford Sollers в России выпускает экспериментальные партии модели Focus, работающей на компримированном газе. Это технология их европейских коллег. В компании говорят, что в режиме потребления газа рабочие характеристики остаются такими же, как и в режиме работы на бензине. Причем во всех климатических зонах страны.

Это интересно, надо срочно связаться с Ford Sollers.

Европейцам не предлагали развивать экспорт CNG?

Предлагали. Еще два года назад я говорил, что Россия может обеспечить поставки трубопроводного газа в Европу, по объему превышающие в два раза их текущее потребление. На тот момент мы поставляли им порядка 150 млрд кубометров. Но, как вы знаете, там сегодня политика периодически перекрывает здравый смысл. При том, что во всей Европе идет значительное снижение добычи собственного газа и растет потребление.

Вы упоминали программу субсидирования закупки газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб, на которую в этом году выделено более 3 млрд рублей. Но непонятно, стимулирует ли она на самом деле рост рынка газомоторных машин, поскольку объема выделенных средств недостаточно даже для существующего количества ежегодных закупок газомоторного транспорта.

Вы хотите сказать, что объем субсидий должен превышать спрос на газомоторный транспорт, то есть соответствовать планам его продаж? Но дело в том, что у нас нет таких планов. Мы ориентируемся на сбыт топлива. В первую очередь, нужно, чтобы газомоторных комплексов становилось больше. С увеличением их количества будет расти и рынок газомоторных машин. Чтобы вы лучше поняли, о чем я говорю, приведу один пример. В детстве мне дали попробовать сок манго. И он мне сильно не понравился тогда. А сейчас я люблю сок манго. Так вот задача первого этапа программы, действующего до 2020 года, – дать потребителю возможность попробовать. Это означает, что не надо сразу «заливать соком», сначала нужно дать его попробовать.

Вот, кстати, вопрос вам: вы верите, что Москву можно перевести на электробусы?

Наверное, это возможно. Но при наличии в городе газомоторных комплексов использование автобусами метана было бы целесообразнее.

Я тоже так думаю. Метановые заправки должны находиться на территории автопарков. Это решаемая задача. Проблема в том, что Москва не торопится развивать газомоторный транспорт, как будто чего-то ждет.

Для развития газомоторного рынка необходимо, чтобы появлялось больше легковых CNG-автомобилей, выпущенных на заводе, с гарантией и официальным сервисным обслуживанием. Пока такой автомобиль есть только у АвтоВАЗа. Автопроизводителям нужен спрос. Вот, например, в Ford Sollers говорят: чтобы Focus CNG имел конкурентоспособную цену на рынке, объемы его производства должны быть не ниже 30 тыс. ед. в год.

Вы же наверняка знаете, что в этом году программа стимулирования закупок газомоторного транспорта для городских и коммунальных служб была распространена на производителей легковых машин. Сегодня газовое оборудование на автомобиле Lada Vesta CNG составляет 120-130 тыс. рублей. Потребитель, приобретая эту модель, доплачивает всего 30 тыс. Остальную часть за него фактически платит государство. Эти переплаченные 30 тыс. владелец вернет уже за первый год эксплуатации.

Да. Но все же думаю, что для популяризации газомоторного топлива надо стимулировать непосредственно частных потребителей, покупателей легковых машин сегмента массмаркета. А корпоративная, автопарковая техника будет заправляться на закрытых территориях автопарков, что не привлечет большое внимание массового потребителя к газомоторному топливу.

Общественный транспорт – это коммерческий транспорт, который важнее. Он сможет внести больший вклад в оздоровление экологии и повысить экономию бюджетных средств. Частный же собственник имеет выбор и может позволить себе ездить на бензине или дизеле.

Результаты программы развития газомоторного рынка, которые я называл, реальные и будут достигнуты. А дальше уже будет поставлен вопрос, какое в стране количество потенциальных потребителей легковых автомобилей, использующих газомоторное топливо, и что нужно для их вовлечения в проект ГМТ.

Когда у локальных автопроизводителей может проявиться значительный интерес к выпуску CNG-моделей?

2020 год должен стать переломным и в сознании потребителя, и в сознании производителей. Следующий этап развития, после 2020 года, если говорить о Москве, будет связан, скорее всего, с появлением частных комплексов и ПАГЗов.

Как вы считаете, Москва согласится сделать бесплатные парковки для газомоторных машин?

Отличная идея.

А почему тогда сделали бесплатные парковки для электрокаров, но не сделали для газомоторных машин? Кстати, на выработку электричества для электрокаров нужно тратить уголь, мазут или тот же газ.

Поэтому я согласен, что некоторые стимулы рынку частного легкового газомоторного транспорта нужны. Сергей Семенович (Собянин, прим. редакции) говорит, что нам нужно бороться за экологию Москвы, а у CNG-транспорта, по сравнению с бензиновыми автомобилями, объем вредных выбросов в 6–9 раз меньше. Поэтому будем инициировать создание бесплатных парковок для газомоторного транспорта.

Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > minenergo.gov.ru, 9 сентября 2017 > № 2310484 Кирилл Молодцов


Казахстан > Нефть, газ, уголь. Химпром > kapital.kz, 8 сентября 2017 > № 2301642 Олег Егоров

Есть ли будущее у малой нефтепереработки?

В республике зарегистрировано более 30 мини-НПЗ

В настоящее время в Казахстане зарегистрировано более 30 мини-НПЗ, из них работают десятка полтора. Не выдерживают конкуренции? «Да, не выдерживают. Сейчас производство и реализация продукции нефтепереработки контролируются более жестко, чем раньше. Мини-НПЗ, конечно, сложно в таких условиях, если только не действуют „внутренние договоренности“ — по дружбе, по экономическим соображениям», — Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН РК, говорит о проблемах малой нефтепереработки в Казахстане. Для делового еженедельника «Капитал.kz» эксперт ответил на вопрос: нужны ли Казахстану мини-заводы по производству топлива.

— Олег Иванович, вопрос необходимости развития малой нефтепереработки в Казахстане весьма актуален…

— Возникновение темы мини-НПЗ относится примерно к тем годам, когда очень интенсивно стали разрабатывать западносибирские месторождения — в конце 1960−70 годов. Местное население, кстати, не воспринимало эту идею положительно. Считали, что мини-заводы по производству топлив и заводы, на которых предполагалось утилизировать попутный газ и производить из него полимерную продукцию, нарушат экологическое состояние региона. И что достаточно просто добывать нефть. Потихоньку местное население убедили, и в том регионе появились гиганты нефтехимии, которые работают и по сей день. Например, Оренбургский газоперерабатывающий завод. У него годовая мощность переработки газа должна была быть примерно 40 млрд куб. м, туда и небольшой объем нашего газа идет. Завод работает нормально уже десятилетия, никаких аварий не было.

— Почему тогда возникла потребность в мини-НПЗ?

— Там были проблемы с локальным обеспечением топливом, поэтому и стали говорить о том, что необходимо построить определенное количество небольших заводов. Наряду с этим обсуждался вопрос использования газа, который там долгое время сжигался на факеле. И потом некоторые исследовательские институты получили, как я понимаю, государственный заказ, разработали схему НПЗ. На таких заводах стали производить в основном топливо и мазут. Когда-то я просчитывал стоимость завода у нас и в Сибири, получалось, что он обходится недорого, но качество продукции вызывает сомнения.

— Почему?

— Раньше было как? Производили бензин, дизтопливо, отправляли на АЗС, пожалуйста — пользуйтесь. Сейчас ситуация совсем другая. Существуют международные стандарты, мы уже приближаемся к Евро-5, должна быть четкая зависимость качества топлива от определенных количественных характеристик присутствия сернистых соединений. С этим всегда приходилось бороться — ставить установки для обессеривания. Но все дополнительное оборудование обходится дорого, и поэтому на мини-НПЗ таких установок практически нет.

В Казахстане есть малые НПЗ, впечатление такое, что все в порядке, но я думаю, что с качеством получаемого продукта все не так гладко. Были примеры в Южном Казахстане, когда население, живущее вблизи мини-завода, начинало возмущаться из-за сильнейшей загрязненности территории. Это не совсем экологически чистое производство и на нем практически невозможно достигнуть европейских стандартов по бензину и дизельному топливу.

— Может быть, малые НПЗ могут продавать свою продукцию на крупные заводы, где ее будут дорабатывать до необходимого качества?

— Это невыгодно. Все стараются построить завод за небольшие деньги и от своей продукции иметь надежную ежегодную прибыль.

В некоторых случаях могут идти другим путем. Есть присадки, например тетраэтилсвинец, добавляя которые в топливо можно повысить октановое число бензина. Но эта присадка содержит свинец — очень агрессивный химический элемент.

— На каком сырье могут работать мини-заводы?

— Если есть возможность получать местное, то на местном. Но, видите, сырье с Карачаганака и Тенгиза, например, содержит различные сернистые соединения, которые необходимо убирать. Когда по соглашению мы поставили первую партию тенгизской нефти — примерно 70 тыс. тонн — в Иран, через некоторое время с той стороны пришла просьба очищать ее от меркаптанов, потому что превышение меркаптанов в нефти оказалось в десятки раз больше, чем допускается в сырье для переработки. Тогда сразу же в России купили установку для демеркаптанизации и стали очищать.

Сырье Мангышлака содержит парафины, их тоже необходимо удалять. Парафины резко ухудшают качество топлив и той продукции, которая получается попутно. Кумкольские месторождения — там тоже есть сера и парафины.

У нас вот такая нефть. Всегда надо иметь определенный участок на заводе, который будет очищать от парафинов и сернистых соединений. А установки увеличивают стоимость продукта в несколько раз.

Заводы должны сознательно выбрать поставщиков сырья, зная особенности казахстанских нефтей из разных регионов, то, что они все имеют разный физико-химический состав. Нужно подбирать под свою технологию ту нефть, при переработке которой можно обойтись меньшими затратами.

— Олег Иванович, а вообще, на ваш взгляд, есть ли будущее у малой нефтепереработки в Казахстане?

— Я его не вижу. Думаю, нам нужен нефтеперерабатывающий четвертый завод — современный. Только модернизации действующих НПЗ недостаточно.

На Атырауском НПЗ японцы лет 10 назад проводили модернизацию. На это были потрачены существенные суммы, но бензина 4-го и 5-го поколения мы не получили, расчет был только на Евро-2. На завод пришли китайцы — опять модернизация. Теперь другая — оказывается, нам надо ароматику «выбирать». Но проблема в том, что вся ароматика пойдет в Китай, оттуда к нам придет новая продукция широкого ассортимента, задавит наш рынок. Нам незачем будет развивать нефтехимию.

Между тем, мы могли бы сами развивать нефтехимию. Может быть, все-таки начнут серьезно относиться к созданию интегрированного газохимического комплекса на Карабатане. На этой площадке можно поставить и нефтеперерабатывающий завод, и газохимический комплекс, это связанные между собой производства. Рядом кашаганская нефть — вот сырье для нефтепереработки. Если завод технологически настроить на эту нефть, можно вообще убирать все вредные вещества, которые мешают получению качественного продукта, и работать десятилетия — пока будет эксплуатироваться месторождение.

Казахстан > Нефть, газ, уголь. Химпром > kapital.kz, 8 сентября 2017 > № 2301642 Олег Егоров


Россия. Дания > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 сентября 2017 > № 2299175 Алексей Гривач

Датская «неожиданность»: как Копенгаген пытается создать проблемы «Северному потоку-2»

Алексей Гривач

заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности

В начале строительства первого «Северного потока» именно датские власти попросили компанию Nord Stream проложить газопровод в территориальных водах своей страны

Авторитетная датская газета Politiken сообщила 1 сентября, что правительство страны подготовило законопроект, который в случае принятия наделит Министерство иностранных дел правом предварительно оценивать и отклонять иностранные заявки на строительство газопроводов в территориальных водах Дании по причинам «государственной безопасности», «соображениям ЕС и альянса» и «общим стратегическим соображениям». Само правительство информацию не подтверждало и никак не комментировало.

Прохождение этого документа через Фолькетинг (парламент Дании) и его правоприменение к «Северному потоку-2» станет еще одним тестом на юридическую чистоту европейской системы, которой Старый Свет всегда гордился и ставил в пример различным, по его мнению, «варварам», в том числе России.

Конечно, датчане могут менять свое законодательство по своему усмотрению. Но именно в контексте рассмотрения заявки на разрешение строительства «Северного потока-2» новая процедура, даже если она будет принята парламентариями, применяться не может. По одной простой причине. Зарегистрированная в Швейцарии компания-оператор проекта Nord Stream 2 AG подала весь пакет документов для получения разрешения в апреле 2017 года. Его рассмотрение датскими властями идет полным ходом. 29 августа Датское энергетическое агентство, которое уполномочено принять решение по заявке в соответствии с действующим законодательством, провело публичные слушания на острове Борнхольм, близ берегов которого планируется провести трассу газопровода (об этом чуть ниже). В середине сентября закончится период принятия комментариев и замечаний от всех заинтересованных сторон. После этого ДЭА должно выдать разрешение или отклонить, но только в случае угрозы проекта окружающей среде.

Очевидно, что воздействие «Северного потока-2» на экологию ограничено и некритично. 8 лет назад Дания уже выдала разрешение на строительство аналогичного газопровода — «Северного потока-1» — с теми же параметрами, и никакого существенного ущерба окружающей среде нанесено не было. Более того, консорциум потратил беспрецедентную для Балтики сумму (около €100 млн) на мероприятия по экологическому мониторингу, расчистке акватории и т. д.

По сути, у ДЭА нет никаких законных оснований для отказа в выдаче разрешения. А изменение законодательства в процессе и даже под конец ее рассмотрения — это уже совершенно антиправовой шаг, подрывающий доверие и репутацию не только датской демократической традиции, но и всего Евросоюза. Не говоря о том, что это просто мотивированный логикой «холодной войны» недружественный шаг не только к России, но и к крупнейшим покупателям российского газа, заинтересованным в проекте, таким как Германия, Франция, Австрия, Нидерланды, чьи компании финансируют «Северный поток-2».

Самое забавное в этой ситуации то, что правительство Дании сейчас возглавляет Ларс Лёкке Расмуссен, лидер левой Либеральной партии. И его же правительство в 2009 году выдало разрешение на строительство первого «Северного потока». То есть, свалить на «ошибки предшественников» не выйдет. Более того, именно датские власти попросили компанию Nord Stream проложить газопровод в территориальных водах страны. Альтернативный «северный маршрут» по экономической зоне в обход Борнхольма пролегал бы через воды с чрезвычайно интенсивной навигацией.

В то же время изначальный южный маршрут в экономической зоне Дании не подходил из-за того, что Копенгаген до сих пор не урегулировал вопросы разграничения в Балтийском море с Польшей. А мнение польского правительства относительно России в целом и российских газопроводных проектов в частности мы все прекрасно знаем. К примеру, на слушания, организованные ДЭА, 29 августа из Польши, по свидетельствам местной прессы, высадился десант из полутора десятков представителей правительства, экспертов и юристов. Как пишет Politiken, представитель польского МИДа Марта Бабич не только собиралась задавать вопросы, но и к удивлению представителей ДЭА и Nord Stream 2 AG зачитала специальное заявление, смысл которого сводился к тому, что Датское энергетическое агентство избрало местом проведения слушаний остров Борнхольм, куда полякам трудно добираться, поэтому ДЭА должно провести еще одни слушания на территории Польши. Не удивлюсь, если в конечном итоге бесцеремонность польских гостей сыграет на руку проекту «Северный поток-2».

Этим датский политический клубок вокруг газопровода не исчерпывается. Помимо Польши оппонентом «Северного потока-2» выступает Украина, которая для лоббирования против проекта наняла бывшего премьер-министра Дании Андреса Фог Расмуссена. Подготовка законопроекта, видимо, в том числе плод и его деятельности. Расмуссен официально является внештатным советником президента Украины Порошенко, а в реальности, похоже, получает деньги за то, чтобы противодействовать «Северному потоку-2». По иронии судьбы, именно его в 2009 году на посту премьер-министра Дании сменил его однофамилец и соратник по партии Ларс Лёкке Расмуссен. А замена произошла потому, что Андреса Фога Расмуссена, до этого занимавшего пост главы правительства на протяжении 8 лет, призвали в НАТО, на позицию генерального секретаря.

Все, что нужно знать о человеческих качествах и отношении к России бывшего генсека Северо-Атлантического альянса и нынешнего советника Порошенко, это то, что, будучи премьером Дании, он в 2002 году тайно записал на диктофон, а затем передал в печать свой первый разговор с Владимиром Путиным. Ничего особо секретного, но сам подход свидетельствует о полном пренебрежении дипломатическим этикетом. А в 2003 году не моргнув глазом солгал: «Ирак обладает оружием массового поражения. Мы не просто думаем так, мы точно знаем это». Как говорится, каков поп, таков и приход.

Россия. Дания > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 сентября 2017 > № 2299175 Алексей Гривач


США > Экология. Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296154 Александр Ершов

Хуже «Катрины»: как ураган «Харви» повлиял на глобальные рынки нефти

Александр Ершов

главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters

Президент Трамп уже запросил у Конгресса $5,9 млрд помощи, но это лишь малая часть денег, необходимых для устранения последствий катастрофы. По оценкам, нужно до $150 млрд

Нефтяной рынок живет сезонами. Вот приходит весна — в Америке начинается driving season. Затем август — в Америке сезон ураганов в Мексиканском заливе. Казалось бы, причем здесь все остальные? Может быть, дело в подаче самого факта? Конечно. Когда в Москве зимой два дня простоит мороз в 30 градусов, новости на всех каналах напоминают сводки с фронта. Но, например, в Якутии или Магаданской области зимой месяцами за 50, а иногда и за 60. И ничего, люди живут. Но не все так просто.

«Харви» стал самым мощным за последние 50 лет ураганом, обрушившимся на американский штат Техас. В некоторых городах за неделю выпала годовая норма осадков. На побережье Мексиканского залива базируется почти половина американских нефтеперерабатывающих мощностей, и приостановка работы ряда НПЗ ударила по поставкам бензина на юго-востоке США и в других частях страны. Закрыто несколько НПЗ вдоль побережья Мексиканского залива, в том числе принадлежащий Exxon Mobil завод Baytown — второй по величине в США. Метеорологи сравнивают «Харви» с ураганом «Катрина», который в 2005 году разрушил Новый Орлеан и унес 1800 жизней.

«Катрина» тогда тоже оказала заметное влияние на нефтяной рынок, замедлив добычу в Мексиканском заливе.

Everything is big in America… По иронии судьбы точно такая же поговорка есть и про Техас. Получается, если уж ураган, то триллионы литров (вернее, галлонов) воды, если солнечное затмение — то Великое Американское.

Еще в Америке любят цифры и статистику. Американские работодатели недосчитались почти $700 млн из-за Великого солнечного затмения, которое стало «отвлекающим фактором» для работников и снизило производительность труда. Всего 20 минут 21 августа, на которые, по оценке хедхантера Challenger, Gray & Christmas, сотрудники фирм ушли из офисов, чтобы понаблюдать за продолжающимся две с половиной минуты затмением.

И это небольшая сумма. Для Америки. Затмение даже не сравнится со множеством других отвлекающих факторов, например чемпионатом по баскетболу среди студенческих мужских команд США, известным как March Madness, киберпонедельником, когда интернет-магазины предлагают товары по сниженным ценам, и понедельником после Супербоула — ежегодного финального матча Национальной футбольной лиги США. Согласно подсчетам компании, в первую неделю March Madness потери из-за снижения продуктивности сотрудников составляли по $615 млн в час. Понедельник после Супербоула обходился в $290 млн за каждые 10 минут рабочего дня, когда сотрудники обсуждали игру и ее основные моменты или смотрели повтор любимых рекламных роликов. Киберпонедельник, за которым следует ежегодный праздничный сезон покупок, обошелся в $450 млн за каждые 14 минут, что сотрудники тратили не на работу, а на шопинг.

В случае с «Харви» счет уже идет на миллиарды и десятки миллиардов, и это не шопинг, и не футбол — с таким приходится считаться всем. Глобально. Президент Трамп уже запросил у Конгресса $5,9 млрд помощи, но это лишь малая часть. Оценки ущерба доходят до $125 млрд (губернатор Техаса Эббот) и даже $150 млрд (демократ Джексон Ли).

«Катрина» 12 лет назад обошлась американским налогоплательщикам в $110 млрд, но характер ущерба, не говоря уже о значительно большем числе погибших, был совершенно иной.

Если «Катрина» «прошлась» в основном по добыче нефти, вызвав рост котировок сырья, то «Харви» ударил по нефтепереработке, и трейдеры, опасаясь, что НПЗ восстановятся не сразу, двинули цены на нефть вниз. Нефтепродукты же, напротив, начали дорожать. По оценке консалтинговой компании Petromatrix, текущие котировки бензина в США соответствуют цене нефти в $84 за баррель. Влияние стихии на глобальный рынок не менее ощутимо.

Инвестиционный банк Goldman Sachs, один из самых крупных финансовых участников товарных рынков, считает, что восстановление баланса нефтяного рынка, предмет устремлений России и ее партнеров по пакту ОПЕК+, замедлится из-за урагана «Харви», поскольку он вызовет падение глобального спроса на нефть на 0,7 млн барр./сут. в ближайший месяц и в целом вызовет негативные настроения на рынке.

Еще более печальным фактом для участников пакта ОПЕК+ может стать увеличение экспорта нефти из США, которые свободны от обязательств перед картелем. Аналитики сходятся во мнении, что добывающая инфраструктура в Мексиканском заливе восстановится намного быстрее, чем поврежденные ураганом НПЗ и нефтепроводы. Это означает, что та нефть, которую не смогут принять заводы, в скором времени выплеснется на мировой рынок, где Америка и так увеличила присутствие за последние годы, пока ОПЕК и Россия боролись со снижением котировок.

Когда Мексиканский залив и Луизиана пострадали от «Катрины», США экспортировали 1,3 млн барр./сут. нефтепродуктов (экспорт нефти был запрещен), а сейчас, до «Харви», этот объем составлял уже 5,6 млн — и нефти, и продуктов.

Но есть и хорошие новости: если затопленные ураганом НПЗ простоят долго, рынок США должен будет восполнить выпадающий объем производимого топлива. Поэтому не исключен и «размен»: избыток нефти из США на мировой рынок против притока импортных нефтепродуктов. В этом случае мировые центры нефтепереработки могут выиграть, максимально загрузив свои мощности.

США > Экология. Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296154 Александр Ершов


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 27 августа 2017 > № 2285865 Александр Новак

Александр Новак в авторской колонке для АиФ подвел итоги сразу нескольких юбилеев в области добычи угля.

70 лет и три века

В этом году мы отмечаем 295 лет с начала добычи угля в России. За почти три века своего существования отрасль продемонстрировала значительное развитие. Наиболее знаковые в современной истории изменения в отрасли произошли за последние 25 лет.

С началом реформ 1992 года стартовал период системных шагов по преобразованию угольной промышленности в конкурентоспособный сектор ТЭК. В девяностые годы мы осуществили переход на применение рыночных цен на уголь, оптимизировали структуру шахтного и карьерного фонда, ликвидировали убыточные организации, в первую очередь из эксплуатации выводились шахты с опасными условиями труда и высоким травматизмом. Всего за 25 лет структурных преобразований в отрасли закрыто 203 неперспективных угледобывающих предприятия. В 2000-е годы была завершена приватизация рентабельных производств в угольной отрасли и прекращено дотирование убыточных предприятий.

В результате проведённых реформ угольная промышленность России стала первой и единственной отраслью ТЭК, полностью представленной частным капиталом. В 2016 году созданная Минэнерго России комиссия выделила перечень шахт с высоким риском аварийности и разработала план мероприятий по снижению уровня опасности. Таким образом, в группе с высокими рисками возникновения аварий из 20 шахт должно остаться только четыре.

Угольная промышленность России вносит значительный вклад в экономику страны и диверсификацию её энергетического баланса. Сегодня уголь в энергобалансе РФ составляет более 14% и является третьим по значению энергоресурсом. Вопреки неблагоприятной экономической конъюнктуре последних лет, восстановились и устойчиво растут объёмы добычи (385,7 млн т в 2016 г. против 257,9 млн т в 2000 г., то есть в 1,5 раза), обогащения угля (187,6 млн т в 2016 г. против 84,8 млн т в 2000 г., в 2,2 раза), а также экспорта (171,4 млн т в 2016 г. против 37,5 млн т в 2000 г., в 4,5 раза). Сформировалась долговременная тенденция снижения травматизма со смертельным исходом (в 2016 г. в 3 раза ниже уровня 2000 г.).

Россия играет заметную роль в обеспечении мировых потребностей в этом полезном ископаемом. Отечественный уголь стабильно экспортируется в 75 стран мира. За 7 месяцев 2017 года прирост экспорта по отношению к соответствующему периоду прошлого года уже достиг 13 млн тонн. По нашим прогнозам, в 2017 году, в год семидесятилетия празднования Дня шахтёра, российская угольная отрасль продолжит демонстрировать положительную динамику и как минимум сохранит показатели по объёмам добычи и экспорта угля: шестое и третье место в мире соответственно.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 27 августа 2017 > № 2285865 Александр Новак


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 27 августа 2017 > № 2285860 Анатолий Яновский

Интервью Анатолия Яновского агенству ТАСС.

Анатолий Яновский: угольная отрасль выживет при любых ценах, а запасов хватит на столетия

Беседовал Алексей Большов

Сегодня Россия отмечает 70-летие Дня шахтера. В этот день Анатолий Яновский - один из ветеранов угольной отрасли и заместитель министра энергетики, рассказал в интервью ТАСС о том, как сейчас живется простому шахтеру, о новых рекордах и судьбе российской угольной промышленности, о цвете ночного неба в промышленных центрах и почти бесконечных запасах нашей страны.

- Анатолий Борисович, насколько я знаю, вы курируете в Минэнерго сразу два крупных направления: международные отношения и угольную промышленность. Тем не менее, от ваших коллег я неоднократно слышал, что угольная отрасль для вас значительно ближе и роднее. Это действительно так?

- С углем тесно связана моя жизнь, начиная от полученного образования и заканчивая моей текущей работой. По профессии я горный инженер, и первые несколько десятков лет работал непосредственно в угольной промышленности.

- За годы работы в отрасли часто ли вам самому приходилось спускаться в шахту?

- Да, я довольно часто бывал и бываю в шахтах и на угольных разрезах, и это уже давно не является для меня чем-то удивительным.

- Вы работаете в отрасли уже более 40 лет, сильно ли за это время изменилась угольная промышленность?

- Очень и очень сильно, причем в лучшую сторону. К примеру, на Северном Кавказе мы отрабатывали пласт мощностью 45 см – это расстояние меньше чем от кресла, на котором вы сидите, до пола. И там люди должны были лежа лопатой перекидать уголь на скребковый конвейер. Норма тогда составляла 10 тонн в шестичасовую смену. Попробуйте лежа, взяв совковую лопату, перекидать 10 тонн, и получить за это 10 рублей 33 копейки. Разве можно это сравнивать с нынешними условиями труда? Конечно, ситуация на Северном Кавказе была уникальна, но многие другие шахты работали тогда в очень неблагоприятных условиях.

Сейчас, даже если сравнивать с началом 90-х годов, уровень травматизма снизился в 5,5 раз, а производительность труда увеличилась в 5 раз. Прежде всего, это произошло из-за изменения структуры всего шахтного и карьерного фонда и соотношения между открытым способом добычи и подземным.

- Все мы помним образ бастующего шахтера еще из времен президентства Бориса Николаевича Ельцина. С начала вашей карьеры сильно ли поменялась их жизнь, стала ли лучше?

- Существенно лучше. Все угольные компании стремятся выполнять свои социальные обязательства, которые закреплены в тарифном соглашении. Надо сказать, что средняя заработная плата в угольной промышленности сейчас в 1,5 раза выше, чем в среднем по стране. Сейчас автомобиль в каждой шахтерской семье – это норма.

- Как себя чувствует сейчас российская угольная отрасль? Какого роста добычи угля и экспорта стоит ожидать в этом году?

- Сейчас наша угольная промышленность, несмотря на непростые геополитические условия, чувствует себя довольно уверено и находится на позитивном этапе своего развития: у нас растут объемы добычи и переработки угля, вводятся новые предприятия, обновляются производственные мощности, растет зарплата шахтеров и налоговые отчисления. В текущем году мы также прогнозируем рекордный в современной России объем добычи угля в 400 млн. тонн (рост на 4% год к году – прим. ТАСС), причем в основном за счет энергетического угля.

В 2017 году мы также ожидаем роста экспорта угля на 8% до 185 млн тонн, в основном за счет стран АТР. Этого мы добьемся по двум причинам: за счет повышения качества российского угля и гибкой ценовой политики российских угольных компаний на международном рынке.

- Какое будущее вы видите у угольной промышленности в России и мире? Как сильно ее смогут потеснить возобновляемые источники энергии и газ на мировых рынках? Или уголь займет свою устойчивую нишу?

- Для меня очевидно, что объемы потребления угля в мире снижаться не будут, а только расти. Это связано с увеличением числа населения земли и необходимостью решения вопроса энергетической бедности. Да, доля возобновляемых источников электроэнергии – солнца и ветра – будут расти, но уголь не сдаст свои позиции и будет занимать свою нишу.

- И как долго?

- Всегда! Если, кончено, мы не будем брать в расчет сценарии, когда люди научатся решать проблемы использования термоядерной энергии или когда появятся совершенно новые источники энергии. Я думаю, что в развитых странах объемы потребления угля будут постепенно снижаться, а в развивающихся – увеличиваться. В результате объем потребления угля в целом будет несколько увеличиваться – с годовым ростом 0,6 % до 2040 г., а доля угля в мировом топливном балансе несколько снизится.

Восточные перспективы российского угля

- Какой регион самый перспективный с точки зрения увеличения экспорта угля?

- В настоящее время самым перспективным рынком для российского угля является Индия, страны Юго-Восточной Азии: Южная Корея, Япония. У нас также остается стабильным объем поставок в Китай. Мы прогнозируем, что экспорт в страны АТР будут каждый год расти на 4-5 млн тонн в год. В этом плане у нас хорошие возможности, так как мы добываем более качественный уголь, чем наши конкуренты. Если говорить о южном направлении, то очень перспективен Египет и другие страны Северной Африки.

К сожалению, наращивание экспортных потоков российского угля сдерживается. В настоящий момент основным препятствием является загруженность железных дорог. Они работают на максимуме и не могут перевести больше в восточном направлении . Поэтому правительство решило расширить Транссибирскую магистраль и БАМ, что позволит нам преодолеть существующие ограничения.

- А по воде нельзя экспортировать, только железные дороги?

- Можно, но надо же вначале как-то довести уголь до порта, и сделать это можно только по железной дороге. Компании сейчас бурно инвестируют в строительство угольных терминалов на Востоке страны. Так, в случае реализации всех заявленных проектов по строительству портов к 2020 г. возможности перевалки портов на Дальнем Востоке составят до 142 млн тонн, а ведь это в 1,6 раза больше текущих объемов экспорта угля по восточному направлению.

- Получается, мы уходим с запада на восток?

- Да, угольные компании постепенно смещают направления экспорта. Кстати, в 2016 году на восток мы погрузили порядка 86 млн тонн, а на запад уже несколько меньше – 85 млн тонн. Мы понимаем, что объем поставок в западном направлении будет либо стабилен, либо станет сокращаться. По восточному же мы наблюдаем постоянный рост.

- Мы все были свидетелями резкого скачка цен на уголь в мире, какой уровень цен мы увидим в среднем по году? Будет ли в 2018-2019 годах он выше или ниже? Какая дальнейшая тенденция?

- Есть разные прогнозы и три возможных сценария. По первому – темпы роста цен останутся на том же уровне, по второму – будет двукратное падение, а еще есть спекулятивный вариант, когда цена может вырасти на 50%. Но вероятнее всего мы увидим плавное увеличение цен. Резких изменений на ближайшую перспективу Минэнерго не прогнозирует.

– Если рассматривать самый «стрессовый» сценарий, хватит ли нашей отрасли прочности, чтобы его пережить?

- Конечно, выживем. Другой вопрос – как изменится отрасль. Понятно, что чем ниже цена, тем больше рисков снижения достигнутых объемов добычи и ,следовательно, необходимости сокращения производственных мощностей.

- Как вы оцениваете перспективы внутреннего российского рынка с точки зрения потребления угля?

- Объемы потребления коксующегося угля стабильны на протяжении 10 лет, и у нас нет основания считать, что они будут сокращаться. С другой стороны, потребление угля в большой электроэнергетике и в сфере ЖКХ за счет газификации регионов постепенно сокращается. И это объективная реальность, поскольку себестоимость производства электроэнергии из угля в 1,5 раза выше, чем из газа.

- И как сильно будет сокращаться спрос в России?

- Думаю, что до 2020 года потребление на внутреннем рынке упадет где-то на 5 млн тонн.

- Коснулись ли процессы импортозамещения угольной отрасли?

- В 2016 году доля импортного оборудования составила 67,5%. Работа по замещению идет, но я не думаю, что стоит ожидать какого-то переворота в угольном машиностроении.

Судьба российского угля на Украине

- Как вы считаете, если ли у России потенциал по наращиванию добычи и экспорта антрацита?

В 2016 году в России было добыто 12 млн тонн антрацитов, в том числе 4,8 млн тонн в Новосибирской области, 4,1 млн тонн в Ростовской области и более 3 млн тонн в Кузбассе. Ростовские антрациты в основном используются на внутреннем рынке, антрациты из Новосибирской области и Кузбасса поставляются на экспорт.

На международном рынке, особенно в странах Юго-Восточной Азии они являются наиболее качественным и востребованным сырьем.

Перспективы увеличения добычи антрацитов у нас связаны с развитием их добычи в Новосибирской области и с освоением новых районов угледобычи. В настоящее время УК «Востокуголь» начало освоение месторождений в Таймырском бассейне. Особенностью данных месторождений является большое количество прогнозных ресурсов, требующих проведения геологоразведочных работ перед началом его добычи.

- Украина купит в 2017 году порядка 675 тысяч тонн антрацита из ЮАР и 700 тысяч тонн из США. Могла бы она приобрести эти объемы в России? Насколько это было бы дешевле? Есть попытки со стороны Украины начать переговорный процесс по поставкам этого объема угля из России?

Украинские потребители могут и приобретают российские антрациты в объеме около 150 тыс. т в месяц. Технические возможности для увеличения этих объемов со стороны производителей есть. Дело за потребителями. Относительно дешевизны, я думаю, что российские поставщики заинтересованы продавать свою продукцию при максимально возможной цене, ориентируясь, в том числе, на цены поставок из ЮАР и США.

И, наконец, в Минэнерго России не поступали предложения по увеличению поставок со стороны профильного министерства Украины.

- Организаторы торговой блокады Донбасса угрожали полностью перекрыть поставки в страну угля из России. Насколько это реально? Сможет ли Украина найти такой объем на международном рынке? Какие убытки понесет?

- Российские компании продолжают поставлять в Украину российский уголь и никто нам ничего не перекрывает. Это касается и коксующегося, и энергетического угля.

- Тем не менее, угрозы есть…

- В таком случае они остановят всю свою металлургическую промышленность. Найти такой объем они смогут, но цена этого угля будет значительно выше и их металлургическая продукция не сможет конкурировать на мировом рынке. Вот и все. Приобретение более дорогого энергетического угля из США и ЮАР приведет к росту тарифов на электроэнергию и тепло, и, как следствие, будет снижать конкурентоспособность всей экономики и естественно негативно отразится на населении Украины.

- Какой объем экспорта угля в Украину вы ожидаете по итогам года? Сохранит ли Россия долю в 80% на этом рынке? В 2018 году?

- Традиционно российские угольные компании поставляли украинским потребителям около 10 млн тонн угля в год, при этом объемы у нас не снижаются на протяжении многих лет. В следующем году мы также не ожидаем их снижения, но конечно многое здесь зависит от украинских властей и потребителей.

Может ли шахта стать безопасной?

- Как вы оцениваете техническое состояние шахт? Какие шаги предпринимаются для повышения безопасности шахтеров?

В прошлом году была создана Комиссия из представителей федеральных органов власти, угольных компаний и научных организаций , которая оценила деятельность всех шахт. Из 58 действующих угольных шахт на основе оценок угольных компаний и экспертов сформирован перечень из 20 шахт, которые имеют высокие показатели рисков возникновения аварий.

В соответствии с рекомендациями Комиссии компании представили свои предложения по повышению безопасности. В результате были выработаны мероприятия по каждой шахте на пятилетний срок. Мы надеемся, что Ростехнадзор организует эффективный мониторинг этих мероприятий. Если все намеченные меры будут выполнены, то в числе опасных останутся 4 шахты - остальные будут иметь среднюю степень рисков аварий.

- В итоге работы этой комиссии сильно ли безопасней стало работать на шахтах?

- Работа одной комиссии не может коренным образом изменить ситуацию с промышленной безопасностью в отрасли. Нужны и принимаются системные меры по улучшению ситуации и правительством и угольными компаниями. В частности, Правительством РФ была введена обязательная дегазация – чего раньше не было, что оказало существенное положительное влияние на безопасность. Угольные компании ежегодно вкладывают около 10 млрд. рублей в решение проблем безопасности. В результате ситуация улучшается. Но я не могу сказать, что сделано уже все, что только можно – еще остаются вопросы, которые требуют научных исследований и на их основе совершенствования нормативной базы.

- Какой объем инвестиций готовы вложить угольные компании в модернизацию?

- В этом году мы ожидаем достаточно высокий рост инвестиций. Если в 2016 году их вложения составили 73 млрд рублей, то в этом году мы ожидаем уже 110 млрд. При этом на повышение безопасности ведения горных работ угольные компании планируют затратить 54,5 млрд руб. с 2016 до 2020 года, то есть на 26,5% больше, чем за прошлую пятилетку.

Может ли уголь быть экологичен?

- Уголь как энергоресурс традиционно ассоциируется с чем-то вредным для экологии, опасным для жизни шахтеров. Согласны ли вы с такой точкой зрения?

- Нельзя не согласиться с тем, что как вы сказали «традиционно ассоциируется». При этом хотел бы отметить, что добыча угля наносит куда меньше вреда экологии, чем другие производства. И об этом хорошо знают жители соответствующих регионов. Другое дело, что этот вред все же есть. Существуют современные технологии, позволяющие минимизировать этот вред, и угольные компании активно занимаются решением этих проблем.

- Может ли уголь, благодаря новым технологиям, когда-нибудь сравняться по экологичности с газом и нефтью?

- Я не считаю, что добыча угля менее экологична, чем добыча газа или нефти. Давайте вспомним, какой ущерб экологии причиняют розливы нефти при добыче и транспортировке, например катастрофу в Мексиканском заливе. При угледобыче таких ситуаций возникнуть не может.

- Вы говорите о добыче, а при использовании в той же электроэнергетике?

- В электроэнергетике использование угля и мазута менее экологично, чем газа. Однако существуют более совершенные технологии сжигания угля и улавливания возникающих при этом вредных выбросов. Использование этих технологий требует дополнительных инвестиций. Поэтому угольная генерация всегда будет дороже газовой.

- Как сильно можно снизить объем вредных выбросов, применяя новые технологии?

- Объем вредных выбросов может быть полностью исключен при использовании так называемых «чистых угольных технологий».

- Как Минэнерго оценивает предложенный рядом депутатов законопроект о запрете открытой перевалки угля в портах?

- Депутаты, которые это предложили, использовали достаточно странную терминологию. Крупные припортовые терминалы во всем мире открыты, поэтому я не очень понял эту идею. Я их спрашивал: «что вы имели в виду?» Они говорят: «чтобы не пылило». Хорошо, а если открытые терминалы снабжены технологиями пылеподавления – они закрытые или открытые? Нет ответа.

Нельзя сказать, что наши крупные терминалы грязнее, чем за рубежом. Это не так. Угольные компании – владельцы терминалов используют современные технические решения для пылеподавления. Другой вопрос, что есть площадки, которые никогда не были приспособлены для перевалки угля, и вот они как раз представляют угрозу для окружающей среды. Их и нужно переоборудовать.

- Вы подсчитывали ущерб, который он может нанести?

- Да подсчитывали. Не хочу пугать цифрами, они достаточно внушительны. Но дело не в цифрах.

Мы не поддерживаем этот законопроект, но это не значит, что нет проблемы и не надо ее решать. Считаем, что решение вопросов, связанных с выбросами угольной пыли от морских терминалов, может и должно осуществляться в рамках общей системной работы органов исполнительной власти и владельцев угольных терминалов, в том числе по переходу на наилучшие доступные технологии.

- Обратилось ли уже Минэнерго к РЖД с предложением более раннего согласования заявок компаний по погрузке угля из-за вновь возникших проблем с транспортировкой топлива? Получило ли ответ с их стороны? Что решили?

- Да, обратилось, ждем ответа. Тема предварительно обсуждалась и встретила понимание наших коллег. Думаю решим эту проблему.

Интернациональный уголь и почти бесконечные запасы

- Какие иностранные компании интересуются участием в добычных проектах угля на территории России?

- Компании из Индии, Китая, Японии и Южной Кореи, то есть из тех стран, которые покупают российский уголь.

- В нефтянке есть опыт создания совместных предприятий российскими и иностранными компаниями по разработке конкретных месторождений. В угольной отрасли такого нет?

– Значительного опыта пока нет. Есть проработки отдельных проектов, прежде всего с китайскими компаниями.

- И насколько хватит запасов угля?

- Счет идет на столетия.

- А в России?

- Нас природа тоже не обделила - на несколько столетий точно хватит.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 27 августа 2017 > № 2285860 Анатолий Яновский


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 25 августа 2017 > № 2322423 Владимир Милов

Российский оппозиционер о бывшем канцлере: «Шредер станет инструментом Кремля»

Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) войдет в совет директоров Роснефти. Концерн, прежде всего, служит интересам Кремля, говорит российский оппозиционер Владимир Милов. По его словам, бывший канцлер должен улучшить имидж компании.

Кристина Хебель (Christina Hebel), Der Spiegel, Германия

Spiegel Online: Герхард Шредер говорит, что не может судить о том, почему Роснефть предложила его кандидатуру в совет директоров. Как Вы считаете, почему бывший канцлер представляет такой интерес для нефтяного концерна?

Владимир Милов: Шредер пытается казаться наивным. Он же опытный политик. Он хорошо понимает, что нужно главе Роснефти Игорю Сечину. Сечин хочет показать, что Роснефть, большая часть которой принадлежит государству, не является филиалом управления Путина, которое отвечает за нефтяные сделки. А является международным легитимным концерном, который обладает всем, что полагается — акционеры и независимые директора в совете директоров, орган с иностранным присутствием. Сечин хочет, чтобы Роснефть вернула себе имидж мирового концерна, а для этого ей нужен Шредер — для улучшения имиджа.

— Важны ли при этом контакты Шредера для Роснефти?

— Я не думаю, что у Сечина и Путина большие иллюзии относительно сегодняшних возможностей Шредера. Он больше не входит в число тех, кто обладает большим политическим влиянием. Сечин и Путин беспокоятся об имидже Роснефти, концерн должны снова уважать. Имидж Роснефти пострадал в том числе из-за санкций, введенных в связи с украинской войной. Поэтому бывший канцлер Германии — ценная фигура для Кремля.

— Шредер по желанию российского руководства должен стать независимым директором, его избрание 29 сентября считается формальностью. Каковы будут его задачи?

— В нормальном концерне независимый директор защищает права акционеров, ставит под вопрос решения концерна, анализирует работу менеджмента компании.

— А в Роснефти?

— В Роснефти все члены совета директоров совместно голосуют по решениям, которые принимаются в политическом центре, Кремле, за закрытыми дверьми. Они поддакивают. Ни разу независимый директор Роснефти не поставил под сомнение решение руководства. Это кстати касается и представителей миноритарных акционеров в совете директоров — BP, Glencore и инвестиционный фонд Катара.

— Станет ли Шредер ближе к Путину в связи со своей новой задачей в Роснефти?

— Я исхожу из того, что Шредер в любой момент имеет возможность встретиться с Путиным. Но если он потребует что-то изменить в Роснефти, у него не будет для этого возможности. В Роснефти все определяется Путиным, Сечиным и их ближайшим окружением. Шредер будет играть в концерне только второстепенную роль, он будет исполнять роль авторитетного западного члена совета директоров, не более того. Его можно будет показать: посмотрите, у нас в совете директоров Роснефти западный политик, у нас не так все ужасно.

— Становится ли он тем самым лакеем Путина, как говорят критики в Германии?

— Да, он становится инструментом Кремля. Он должен это, в общем-то, понимать.

— То, что имидж Роснефти такой плохой, связано не только с санкциями, но и с действиями Игоря Сечина.

— У Сечина имидж человека, который не боится задействовать силовиков для достижения своих бизнес-целей. Это уже на протяжении многих лет так. Концерн «Роснефть» представляет собой то, что он есть сейчас, потому что он присвоил ключевые активы концерна ЮКОС после его отчуждения. Это стало возможным только при помощи различных процедур силовиков.

— За прошедшие месяцы многое произошло, Роснефть не сходит с первых полос — бывший министр экономики Алексей Улюкаев арестован, поскольку якобы вымогал у Сечина два миллиона долларов за согласие на сделку. Роснефть недавно получила судебное решение на получение компенсации в размере свыше 1,95 миллиардов евро от российского концерна «АФК-Система», он планирует подать апелляцию. Сечин еще долго может делать то, что захочет?

— Да, похоже на это. В отрасли уже давно говорят о том, что Сечин с удовольствием присвоил бы и частного конкурента — Лукойл.

— Шредер не знает всего этого? Он уже давно знаком с Россией.

— Думаю, он очень хорошо знает, как работает система в России. Он принимает участие в проектах «Северный поток — 1» и «Северный поток- 2». Оба — стопроцентные «дочки» Газпрома, в котором у государства также большая часть акций. Шредер знает, на что идет.

— Вы говорите, что имидж Роснефти нужно улучшить. Относится ли к этой стратегии и открытие нового офиса Роснефти в Берлине?

— Да, конечно. Правительство старается улучшить свой имидж в Европе. Инвестируются очень большие деньги и ресурсы в поддержку различных политиков и предпринимателей, которые, например, стараются добиться отмены санкций против концерна. Россия хочет, чтобы люди изменили свою позицию по отношению к Путину, европейцы и американцы при этом используются друг против друга.

— То есть Роснефть это своего рода министерство нефти Кремля?

— Можно и так сказать. С одной стороны, преследуются политические цели, мы видим это на примере того, что происходит в Венесуэле. Роснефть покупает венесуэльскую нефть по предоплате и не по рыночной цене, только чтобы поддержать режим Мадуро. С другой стороны, прибыль от других проектов Роснефти обеспечивает доходы государственного руководства.

— Новая работа Шредера не становится темой российской оппозиции, почему?

— Знаете, о Сечине и Роснефти, их неэффективности и коррупции, мы говорим каждый день. Шредер не имеет уже большой значимости, как и его партия в Германии. Полгода назад это еще было иначе, но сейчас у СДПГ практически нет шансов сформировать правительство. Шредер или Марин Ле Пен — это только очередные имена и люди с Запада, которые Кремль приближает к себе. Как их зовут, в конце концов, неважно.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 25 августа 2017 > № 2322423 Владимир Милов


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 18 августа 2017 > № 2281427 Анатолий Яновский

Интервью заместителя Министра Анатолия Яновского ИА "Интерфакс".

Добыча угля в РФ бьет рекорды, основной драйвер - экспорт - замминистра энергетики.

Россия активно наращивает добычу угля и в 2018 году этот показатель может превысить 400 млн тонн. Основной драйвер роста - увеличение экспорта. Спрос на этот вид топлива за рубежом будет сохраняться, ведь для развивающихся стран российский уголь - наиболее доступный вид ресурса, позволяющий решать проблему энергетического дефицита, рассказал в интервью "Интерфаксу" в преддверии Дня шахтера замминистра энергетики РФ Анатолий Яновский.

- Добыча угля в РФ нарастает с 2009 года, в 2015 году был поставлен рекорд за всю постсоветскую историю, в 2016 году - показатель снов подрос. Каков прогноз Минэнерго на 2017-2018 годы?

- Добыча в первом полугодии 2017 года уже увеличилась на 6,6%, до 199,5 млн тонн. По итогам 2017 года, я думаю, что показатель приблизится к 400 млн тонн. Это на 4% больше, чем в 2016 году. В 2018 году прогнозируется добыча в объеме 405-410 млн тонн. Основной фактор, стимулирующий рост, - экспорт. Текущие темпы роста объемов добычи угля соответствуют росту поставок на внешний рынок.

- В апреле вы давали прогноз экспорта в 176-177 млн т на 2017 год. А какие ожидания на сегодняшний день?

- По нашим оценкам, экспорт российских углей в 2017 году может достигнуть 185-188 млн т, таким образом, по сравнению с 2016 годом прирост - 14-17 млн тонн. Согласно программе развития угольной промышленности до 2030 года, вилка по экспорту до 2025 года - 165-220 млн т. В том числе в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, мы ожидаем, что, по разным сценариям, будет поставлено от 93 до 140 млн тонн. При сохранении сегодняшних темпов роста, думаю, что ориентиры, прописанные в программе, будут превышены.

Мы продолжаем надеяться, что спрос на российский уголь сохранится благодаря тому, что многие развивающиеся страны, где на первом месте стоит проблема энергетического дефицита, по-прежнему делают ставку на уголь как наиболее доступный из энергетических ресурсов. И это происходит даже несмотря на то, что уголь испытывает наиболее серьезное давление со стороны экологических ограничений.

- Как вы оцениваете спрос и предложение на рынке энергетических углей в 2017-2018 годах?

- По итогам 2017 года добыча энергетических углей превысит 310 млн т, это на 3% выше, чем в прошлом году. В 2018 году, по базовому сценарию, добыча энергетических углей может достичь 314-317 млн т.

Я думаю, что основным драйвером роста на рынке энергетических углей продолжает оставаться экспорт. К сожалению, спрос на энергетические угли на внутреннем рынке будет сокращаться. Основная причина - межтопливная конкуренция с газом, цена на который регулируется государством. В I полугодии текущего года экспортные поставки энергетических углей превысили 80 млн т, рост - 11%. Уверен, что такой темп сохранится и до конца 2017 года, и на 2018 год.

- Как изменилась динамика цен на энергетический уголь за последнее время?

- На международном спотовом рынке в I квартале 2017 года в целом мы наблюдали снижение средних цен на российский энергетический уголь. Однако во втором квартале средние цены FOB на энергетический уголь как в портах Дальнего Востока (с мая - ИФ), так и в портах Балтики (с марта - ИФ) начали расти. Аналогичную тенденцию мы видим в отношении средних цен CIF АРА на европейском рынке. Экспортные цены на российский уголь выросли за январь-июнь в среднем с $60,6 до $68 за тонну. Средняя цена потребления энергетического угля в 2017 году на внутреннем рынке держится на одном уровне, около 1732 руб. за тонну с НДС.

- Какую динамику ожидаете по поставкам угля в Китай и страны АТР?

- Экспорт российских углей в страны АТР в 2017 году может достигнуть 95-100 млн тонн (86 млн т в 2016 году - ИФ). Могу дать такой прогноз, опираясь на уже продемонстрированную динамику роста в первом полугодии. Тенденция по увеличению экспорта сохранится и в отношении поставок в Китай. В январе-июне в этом направлении было поставлено 12 млн т, что на 3,5 млн т больше, чем годом ранее.

Надеюсь, что такая тенденция по увеличению экспорта российского угля в Китай сохранится. За 2016 год в этом направлении объемы достигали 17 млн т.

- Будет ли расти импорт угля в Россию?

- В 2016 году этот показатель составил 20,1 млн тонн. Основным поставщиком угля в Россию является Казахстан. На него приходится около 97% от всего объема его импорта, остальное завозилось из других стран, в том числе из Украины. В планах, согласно индикативному прогнозу потребления, импорт из Казахстана будет оставаться стабильным, в 2017 году он составит 20 млн т. Почти весь объем приходится на Рефтинскую ГРЭС, в 2016 году станция использовала 19,6 млн тонн энергетического угля из Казахстана.

- Согласно таможенной статистике, в РФ завозится антрацит из украинского Донбасса. Для чего осуществляются данные поставки?

- Традиционно в России уголь Донбасса использовался на предприятиях энергетики и для жилищно-коммунального хозяйства. Как мы видим, никаких ограничений в перевозках угля по железной дороге из Украины в Россию нет. Потребители такого угля - это частные компании, их деятельность не регулируется государством, они вправе выбирать любого поставщика. Тем более что завоз осуществлялся на основании действующих контрактов.

- Как сейчас развиваются крупные угольные проекты на Дальнем Востоке?

- Один из самых крупных проектов - освоение Эльгинского угольного месторождения в Якутии, который реализует ПАО "Мечел" . Уже построен разрез, железнодорожная ветка протяженностью 310 км, две обогатительных фабрики и вахтовый поселок. При полном освоении проекта комплекс будет добывать 27 млн т угля и выпускать до 23 млн т концентрата в год. Могу также отметить группу "Колмар", которая строит в Якутии ГОК "Денисовский", включающий шахту и обогатительную фабрику, ГОК "Инаглинский", который осуществляет добычу коксующегося угля - до 14 млн т в год. Мы ожидаем, что на объекте будут введены в эксплуатацию три шахты и две обогатительные фабрики.

С учетом господдержки реализуется проект модернизации производства на ОАО "Ургалуголь". Он позволит увеличить добычу до 10 млн т в год, а производственные мощности по обогащению угля - до 8 млн т в год. Также я бы хотел отметить проекты освоения Солнцевского месторождения на Сахалине, инвестор которого ООО "Восточная горнорудная компания", и Беринговского каменноугольного месторождения на Чукотке, где инвестор австралийская компания Tigers Realm Coal.

В Амурской области российские компании совместно с китайскими партнерами прорабатывают вопросы комплексного освоения Ерковецкого месторождения и разработки Огоджинской площади. Окончательные параметры проектов и доля в них китайской стороны находятся на стадии обсуждения.

- Ваш прогноз по росту инвестиций в угольную отрасль в 2017-2018 годах?

- Я ожидаю, что будет рост. Он наметился после спада в 2012-2014 годах. По итогам 2016 года объем инвестиций составил 73,6 млрд руб., это плюсом к 2015 году - 21,5%. На 2017 год объем инвестиций мы оцениваем в 90 млрд руб., в 2018 году - темпы должны сохраниться.

- Руководство ПАО "ОГК-2" , в составе которого работает Новочеркасская ГРЭС, не раз заявляло о том, что станция испытывает проблемы с поставками угля. Какие меры принимаются в связи с этим?

- Минэнерго вместе с ОГК-2 мониторит ситуацию. Некоторый сбой в ритмичности поставок угольного топлива на станцию случился в связи с проблемами у поставщика, это были технические моменты - перемонтаж лавы угольной компании "Южная". Кроме того, были сбои с обеспечением порожними вагонами на СКЖД под вывоз угля. В настоящее время дефицита для станции нет.

- Какую поддержку угольной отрасли в РФ оказывает сегодня государство?

- Речь идет о переселении людей из ветхого жилья, выдаче шахтерским семьям так называемого "пайкового" угля, а также ликвидации последствий ведения горных работ, в частности, защиту от подтопления. Средства бюджетного финансирования предусмотрены государственной программой "Энергоэффективность и развитие энергетики".

Угольщики Дальнего Востока и Восточной Сибири могут получить налоговые освобождения и преференции по налогу на добычу полезных ископаемых и на прибыль организаций, льготы по уплате НДПИ. Кроме того, созданы ТОСЭР (территории опережающего социально-экономического развития - ИФ) в шахтерских моногородах: это "Гуково" в Ростовской области, "Юрга" и "Анжеро-Судженск" в Кемеровской области, "Беринговский" на Чукотке. Работающие в них компании имеют доступ к набору преференций по налоговым платежам и взносам во внебюджетные фонды. Такие взносы сокращаются почти в 4 раза.

- Какова сегодня динамика аварийности на российских шахтах? Что делается государством для того, чтобы не допустить роста количества ЧП?

- Несмотря на то, что в первом полугодии аварий не было зарегистрировано, по оперативным данным, на предприятиях отрасли смертельно травмировано 13 человек, число смертельных травм на один миллион тонн добычи угля составило 0,07 (случаи были вызваны обстоятельствами, не связанными с авариями - ИФ). За 2016 год мы зарегистрировали 8 аварий, столько же в 2015 году.

Для сравнения: в 2016 году на предприятиях угольной отрасли смертельные травмы получили 56 человек. Мы видим, что удельный смертельный травматизм оказался на уровне 0,145 случаев на один миллион тонн добычи. То есть, в последние годы мы наблюдаем тенденцию к снижению травматизма.

Мы в 2016 году создали комиссию по выявлению шахт, на которых добыча ведется в особо опасных горно-геологических условиях. Кроме того, Минэнерго подготовило предложения по повышению уровня безопасности. Из 58 действующих угольных шахт мы выделили 20, где аварии наиболее вероятны. Угольные компании должны провести мероприятия для снижения таких рисков - с учетом инфляции на это будет потрачено 54,5 млрд руб. до 2020 года (с учетом 2016, в 2011-2015 годах - 43,1 млрд руб. - ИФ). Если мероприятия будут выполнены, то в группе с высоким риском возникновения аварий из 20 шахт останутся только четыре. Остальные войдут в число тех, у кого средняя степень рисков. По итогам 2017 года мы сможем представить первые выводы об эффективности такой работы.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 18 августа 2017 > № 2281427 Анатолий Яновский


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277220 Михаил Маргелов

Международная ассоциация транспортировщиков нефти - территория профессионализма и доверия

Михаил Маргелов, Вице-президент ПАО «Транснефть»

«Международная жизнь»: Михаил Витальевич, в настоящее время в мире наблюдаются процессы дезинтеграции, нестабильности, проведение агрессивной политической линии. Прежде всего имеются в виду брекзит, намерение США выйти из Транстихоокеанского партнерства и угроза развала NAFTA. Компании российского ТЭК, в том числе и ПАО «Транснефть», находятся под американскими и европейскими санкциями. Как в таких условиях получилось создать Международную ассоциацию транспортировщиков нефти (МАТН)?

Михаил Маргелов: Основной предпосылкой создания ассоциации была ее востребованность профессиональным сообществом. Отрасль транспортировки нефти довольно узкоспециализирована. Она выполняет важную функцию доставки нефти от малонаселенных районов добычи до крупнейших агломераций, где сосредоточены ее переработка и потребление уже в качестве топлива и другой продукции нефтехимии. Нефтетранспортные компании не так на слуху, как, скажем, нефтедобывающие и перерабатывающие, логотипы которых мы видим на автозаправочных станциях, однако все они - наши клиенты. Специфики в транспортировке такой агрессивной жидкости, как нефть, безусловно, хватает.

Российская система магистральных нефтепроводов связана с национальными системами нефтепроводов наших зарубежных партнеров. И задачи, которые стоят перед отраслью, тоже общие у всех транспортировщиков. Для координации усилий участников рынка по эффективному развитию своих нефтетранспортных систем, а также в целях укрепления стабильности международной транспортировки нефти и была создана неправительственная, некоммерческая Международная ассоциация транспортировщиков нефти. При сугубо добровольном членстве география деятельности ассоциации постоянно расширяется, и в настоящий момент ее членами являются крупнейшие нефтепроводные операторы Евразии.

«Международная жизнь»: Кто выступил инициатором ее создания?

М.Маргелов: Сразу скажу - не мы. Но мы активно поддержали. Идея учреждения международной организации, которая объединила бы компании, связанные с транспортировкой нефти и нефтепродуктов, обсуждалась компаниями-операторами нефтепровода «Дружба» еще в 2012 году. Чешское АО «МЕРО ЧР» в конце 2013 года зарегистрировало ассоциацию в Праге и больше года оставалось ее единственным членом. По итогам консультаций со всеми операторами «Дружбы» при действенном участии ПАО «Транснефть» в декабре 2014 года компаниями из России, Чехии, Словакии, Венгрии и Беларуси был подписан меморандум о намерении совместного участия в ассоциации. К апрелю 2015 года, по мере уплаты членских взносов, все подписавшие меморандум присоединились к МАТН. Председателем правления был избран председатель Совета директоров и генеральный директор АО «МЕРО ЧР» Станислав Бруна, заместителем - президент ПАО «Транснефть» Н.П.Токарев. Позже, осенью 2015 года, в члены ассоциации приняли АО «КазТрансОйл» (Республика Казахстан), весной 2016 года - Китайскую национальную нефтегазовую корпорацию.

«Международная жизнь»: Украинский национальный оператор магистральных нефтепроводов тоже вступил в ассоциацию?

М.Маргелов: Да, конечно. В мае этого года на заседании правления ассоциации в Минске мы рассмотрели обращение украинского ПАО «Укртранснафта» о присоединении и единогласно его поддержали.

Стоит также добавить, что Каспийский трубопроводный консорциум, объединяющий компании из России, Казахстана и ведущие мировые нефтяные компании («Шеврон», «Шелл», «Эксон Мобил», «ЭНИ»), имеет статус наблюдателя в ассоциации и обсуждает вопрос о его повышении до полноправного членства.

«Международная жизнь»: Есть ли в ассоциации деление на добывающие страны и страны - потребители нефти по примеру, скажем, лондонских товарных организаций?

М.Маргелов: Нет и не может быть. У нас неправительственная организация, в которой компании-члены из разных стран занимаются только одним делом - транспортировкой нефти, иначе - мидстримом. Именно этот вид деятельности является основным производственным процессом, который нас объединяет.

«Международная жизнь»: Как строится работа ассоциации?

М.Маргелов: Два раза в год проходят заседания правления МАТН, на которые собираются первые лица компаний-членов. По традиции география проведения собраний меняется, члены ассоциации по очереди приглашают в свои страны. Уже прошли заседания в Праге, Москве, Братиславе, Будапеште, Минске. Осенью соберемся в Астане. На заседаниях решаются организационные и практические задачи. К заседаниям приурочиваются технические визиты на объекты нефтетранспортной структуры членов ассоциации. Сотрудники компаний посещают нефтеперекачивающие станции, нефтехранилища, узлы учета нефти и на экспертном уровне изучают техническую сторону перекачки и хранения нефти, знакомятся с новыми разработками и решениями, обмениваются опытом.

Сформированые ассоциацией, активно работают три постоянные экспертные группы: по энергоэффективности, по поставкам и по юридическим вопросам. Результаты их деятельности рассматриваются на заседаниях правления.

«Международная жизнь»: Ассоциация начала практическую работу меньше двух лет назад. Можно ли сейчас уже подводить какие-то итоги работы?

М.Маргелов: Ассоциация довольно молодая, но уже можно говорить об определенных достижениях. Успех профессиональных объединений определяется выгодами от членства для их участников. В этой связи подробнее хотел бы остановиться на рабочих группах ассоциации. Постоянная экспертная группа по энергоэффективности была создана по нашей инициативе на заседании правления в Москве в сентябре 2015 года. Сразу должен оговориться, что показатели энергозатрат, а именно сколько энергии тратится на перекачку тонны нефти на 100 км, являются наиболее чувствительными аспектами в деятельности трубопроводных компаний. Это данные закрытого коммерческого характера в любой нефтетранспортной компании, и готовность делиться ими свидетельствует о высокой степени доверия внутри ассоциации.

Наш профильный институт «НИИ Транснефть» с учетом его компетенций и лидирующих позиций в отрасли был единогласно определен штаб-квартирой рабочей группы и центром проведения международных исследований по энергоэффективности в рамках ассоциации. На основе данных, полученных от членов, разработали «Методику проведения бенчмаркинга энергоэффективности». Мониторинг энергоэффективности трубопроводного транспорта участников МАТН проводится каждые шесть месяцев начиная с января 2017 года.

Как известно, бенчмаркинг - это процесс определения, понимания и адаптации имеющихся примеров эффективного функционирования других компаний с целью улучшения собственной работы.

К недостаткам бенчмаркинга экономисты относят трудность получения объективных показателей для сопоставления из-за закрытости компаний. В случае с МАТН компании-члены не являются конкурентами. Наоборот, при перекачке нефти по магистральному нефтепроводу «Дружба» - эффективная и качественная работа одного оператора является залогом эффективной работы других. Ожидаем, что работа данной группы поможет оптимизировать работу нефтетранспортной инфраструктуры и сократить операционные расходы компаний.

Группа по поставкам обменивается мнениями по вопросам планирования транспортировки нефти и нефтепродуктов. Ввиду того, что транспортные системы компаний - членов МАТН взаимоувязаны, такая работа будет способствовать оптимизации сроков проведения планово-ремонтных работ на объектах компаний и сокращению связанных с этим затрат.

Группой по юридическим вопросам разработан и подписан всеми участниками МАТН Меморандум о защите конкуренции. Цель работы в этом направлении - максимальное соответствие деятельности ассоциации требованиям антимонопольного законодательства наших стран. Это должно обеспечить снижение риска предъявления претензий к членам ассоциации со стороны контролирующих и надзорных органов, которые в отношении деятельности объединения проявляют повышенный интерес, так как большинство членов ассоциации являются монополистами на национальных рынках. До конца 2017 года на основании этого документа должны быть подготовлены изменения в устав объединения, направленные на усиление мер по защите конкуренции.

В апреле этого года участники ассоциации опробовали новый механизм взаимодействия и продвижения своих интересов - совместное участие с экспонированием на собственном стенде в международной выставке-ярмарке «Ганновер Мессе - 2017».

«Международная жизнь»: Михаил Витальевич, расскажите, пожалуйста, о дальнейших шагах, планах ассоциации?

М.Маргелов: В августе этого года в Омске на базе нашего дочернего АО «Транснефть - Западная Сибирь» пройдет международный конкурс «Лучший по профессии». Это станет праздником профессионального мастерства, в котором сотрудники наших компаний-членов будут соревноваться в таких профессиях, как оператор нефтеперекачивающей станции, лаборант химического анализа, слесарь по ремонту оборудования, трубопроводчик, электрогазо-сварщик. На конкурсе работники наших компаний получат возможность показать свои умение и навыки, перенять лучшие практики или поделиться ими с зарубежными коллегами.

В сентябре намечено заседание правления ассоциации в Астане «на полях» «ЭКСПО-2017: Энергия будущего», что, на наш взгляд, очень символично.

В следующем году мы планируем полномасштабное участие в профильной международной выставке с застройкой стенда и презентацией деятельности МАТН. Ассоциация рассматривает такие профильные энергетические площадки, как KIOGE (Алматы), ADIPEC (Абу-Даби), CIPPE (Пекин) и Нефтегаз (Москва).

В 2018 году МАТН формально исполняется пять лет. Это первая веха в истории нашего объединения, которую хотелось бы отметить. В этой связи рассматриваем возможность организации и проведения международной конференции, посвященной трубопроводному транспорту нефти и нефтепродуктов при участии одного из ведущих мировых рейтинговых или аналитических агентств. МАТН - прекрасная площадка для того, чтобы найти лучшие практики или же выработать их сообща. Вопросы, с которыми отрасль сталкивается, для всех стран одинаковые, а вот способы решения разные. Мы уверены, что данный неправительственный, некоммерческий инструмент многостороннего сотрудничества будет полезен нефтетранспортным компаниям всего мира.

«Международная жизнь»: На рассмотрении у Президента США находится законопроект о новых санкциях США в отношении компаний ТЭК России, в котором в том числе отдельно упомянуты российские экспортные трубопроводы. Как эти санкции могут повлиять на работу компании «Транснефть» и деятельность МАТН?

М.Маргелов: Действительно, законодательная инициатива американского Сената предлагает налагать санкции на компании, которые инвестируют или иным образом способствуют наращиванию потенциала России в сфере строительства трубопроводной инфраструктуры, обеспечивающей экспорт энергоносителей. Но эти санкции не затрагивают нашу компанию. ПАО «Транснефть» работает только в рублевой зоне и получает за свои услуги по транспортировке жидких углеводородов утвержденный ФАС России тариф. К тому же наша компания к вопросу импортозамещения подошла очень серьезно и в настоящее время практически не зависит от поставок оборудования из-за рубежа. Доля отечественного оборудования, закупаемого организациями системы «Транснефть», в стоимостном выражении от всего объема закупок составила в прошлом году 92%. Уверен, санкции не могут повлиять на выполнение наших обязательств как перед грузоотправителями, так и грузополучателями, а также перед зарубежными трубопроводными компаниями, являющимися партнерами нашей компании, в том числе в рамках МАТН.

Сама ассоциация, в силу некоммерческого характера, не предусматривает обмен товарами или услугами и не может являться объектом санкций. Вместе с тем в качестве независимой дискуссионной площадки она предоставляет возможность совместно решать вопросы, которые могут возникать в контексте применения санкций.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277220 Михаил Маргелов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 17 августа 2017 > № 2278564 Константин Гаазе

Придворный рикошет. Кто будет главным проигравшим на процессе Сечин vs Улюкаев

Константин Гаазе

Схлопывание доказательной базы до цепочки из трех звеньев: подпись Улюкаева, донос Сечина, отпечатки пальцев на сумке – кажется, означает, что Сечин в деле Улюкаева остался один. Без поддержки Кремля. Это не РФ охотилась на коррупционера Улюкаева – это Сечин считает, что он коррупционер. Слово против слова, не больше, но и не меньше

До 16 августа 2017 года дело экс-министра Улюкаева выглядело как еще одна глава из бесконечной истории успеха Игоря Сечина. Не самая важная, потому что блок на приватизацию в 2011 году или история китайских долгов «Роснефти» – сюжеты значительно большего масштаба, но по-своему интересная, с перчиком и авантюрой.

Казалось также, что судьба Улюкаева в общем решена. В лучшем случае дело о взятке развалится, останется злоупотребление полномочиями, в итоге – условный срок. В худшем – дело о взятке не развалится, но будет переквалифицировано таким образом, что Улюкаев станет, скажем, мошенником, а не взяточником: деньги, да, вымогал, но помочь или помешать «Роснефти» в реальности не мог. Тот же условный срок, но с чуть большим ущербом для репутации. В конце концов, для получения нужного воспитательного эффекта – на всякий случай, если кто забыл, следует напомнить, что связываться с Сечиным не стоит ни при каких обстоятельствах, – достаточно тихого процесса и условного срока.

Представить, что процесс станет ордалией для самого Сечина, было очень сложно, чтобы не сказать невозможно. Но именно такое ощущение возникает после первого судебного заседания.

Во-первых, Улюкаев не производит впечатление человека, с которым кто-то о чем-то договорился, – например, об отсутствии громких заявлений и разумном поведении. Скорее он похож на человека, который то ли пошел ва-банк, то ли получил твердые гарантии, что дело будет разобрано судом по существу. Улюкаев прямым текстом обвиняет Сечина (самого Сечина!) и генерала ФСБ Феоктистова в совершении уголовного преступления по статье 304 Уголовного кодекса, в провокации взятки.

Во-вторых, позиция обвинения изменилась драматически. Вместо истории коррумпированного чиновника под колпаком у ФСБ суд теперь имеет дело с ситуацией «слово против слова»: показания Сечина против показаний Улюкаева. Что произошло? Есть ли шанс, что Улюкаев выиграет этот процесс, а Сечин, соответственно, проиграет?

Тяжкий груз

Два миллиона долларов стодолларовыми купюрами – это 20 кг груза. Если верить обвинению, 10 кг в одной сумке (по другой версии – в кейсе) экс-министр Улюкаев донес до парковки «Роснефти» сам, а другие 10 кг (в другой сумке или в другом кейсе) до парковки донес глава «Роснефти» Игорь Сечин.

Десять килограммов, а уж тем более двадцать – довольно большой груз для важного российского чиновника. Министры и главы госкорпораций не носят свои чемоданы и багаж, не перетаскивают пакеты со снедью и пятилитровые бутыли с водой от кассы супермаркета до багажника автомобиля. Костюмы, личные вещи, покупки за ними обычно носит свита: помощники, денщики, ординарцы и так далее.

Представить себе министра и главу «Роснефти», выходящих из приемной последнего с двумя тяжелыми чемоданами, полными денег, очень сложно. Все находившиеся там люди – от генерала ФСБ Феоктистова до секретарей – бросились бы на помощь и почли за честь донести поклажу. Получается, что сначала Сечину пришлось буквально отпихивать помощников и настаивать, что сумки он понесет сам, а потом в лифте или где-то еще, утирая пот со лба, просить о помощи Улюкаева?

С самого начала дела Улюкаева ни одно из его обстоятельств не проходило тест на достоверность. С точки зрения этикета и принятых правил поведения Улюкаев и Сечин просто не могли оказаться вдвоем в лифте «Роснефти» с двумя тяжеленными сумками. Они не рыбачили и не охотились вместе, не ходили вместе в баню – между ними попросту не было доверительных отношений, допускающих просьбу «помоги донести до тачки сумку с рыболовными крючками».

Если Улюкаев и хотел получить взятку, то почему взятка была дана наличными, почему он поехал за ней сам, почему в офис «Роснефти»? До 16 августа эти нестыковки объяснялись так. Разработка министра силами ФСБ началась как минимум за год до ареста, то есть в 2015 году. Улюкаев давно вел себя подозрительно. Между Сечиным и Улюкаевым был посредник – глава банка ВТБ Костин, с которым у Улюкаева доверительные отношения как раз были: министр возглавлял наблюдательный совет банка, история знакомства Костина с Улюкаевым насчитывает минимум 15 лет. Улюкаев через Костина якобы просил Сечина, так сказать, «подкормить» коллектив министерства денежным поощрением: сил на подготовку сделки по покупке «Башнефти» ушло много, и работали в Минэкономразвития от души, а не за зарплату. Костин якобы поговорил с Сечиным, Сечин – с кураторами «Роснефти» в ФСБ. Там решили брать коррупционера с поличным.

Костин якобы организовал встречу в офисе «Роснефти», куда и приехал Улюкаев. Получив деньги то ли от Сечина, то ли от Феоктистова, Улюкаев вместе с кем-то из них (большинство источников настаивали, что с Феоктистовым) пошел к машине, держа в руках одну из сумок, потом обе сумки оказались в багажнике, потом, вероятно, Феоктистов произнес сакраментальное «вы арестованы». Улюкаев поскучал в машине, сделал несколько звонков, но все же вышел и пошел арестовываться.

История авантюрная, но, учитывая наличие посредника (Костина) и разработку Улюкаева ФСБ, хоть как-то похожая на то, как вообще бывает в жизни. Понятно, что ключевые фигуры такого сюжета – это Костин и оперативный сотрудник ФСБ генерал Феоктистов, прикомандированный к «Роснефти» с необходимыми полномочиями. Понятно также, что без показаний обоих ни о каком судебном разбирательстве разговор идти не может: о взятке Улюкаев говорил с Костиным, разработку Улюкаева вел Феоктистов, Сечин появился только в финале истории.

Новая версия

Однако теперь, после начала процесса, картина получается совсем другая. Из материалов обвинения исчез глава ВТБ Костин: о взятке Улюкаев просил вовсе не его, а самого Сечина во время их совместной командировки на Гоа.

Изменились и доказательства преступления. Речь о материалах оперативной разработки Улюкаева больше не идет. Есть показания Сечина о разговоре на Гоа. Есть материалы, отправленные Улюкаевым в правительство в августе, в них Улюкаев пишет, что поглощение «Башнефти» «Роснефтью» нежелательно: приватизация – это не перекладывание денег из одного государственного кармана в другой. Есть отпечатки пальцев Улюкаева на сумке (кейсе?) с деньгами, которую он якобы нес от кабинета Сечина до машины. Это довольно слабый набор доказательств.

Командировка в Гоа была в октябре, сделка по приватизации «Башнефти» к этому моменту была закрыта, возражения против участия в ней «Роснефти» Улюкаев снял еще в сентябре, после окрика президента. Чем Улюкаев мог угрожать Сечину? Блокированием сделки, которая уже совершена? Он просил вознаградить сотрудников министерства за уже сделанную работу?

Нельзя отрицать очевидного: кое-где в России еще сохраняются практики поощрения госслужащих выплатами в конвертах, хотя в целом они сошли на нет еще в начале 2010-х годов. Однако здесь в качестве аргумента «против» появляется фактор репутации Сечина. Чтобы вымогать (просить, требовать, намекать) у него деньги, нужно быть сумасшедшим, как однажды сказал глава РСПП Шохин.

Возможно, речь вообще идет о другой сделке, о сделке по приватизации самой «Роснефти»? С технической точки зрения это была очень сложная сделка: собрать пул инвесторов, аккумулировать на счетах значительные рублевые средства для мгновенной выплаты в бюджет, распределить риски по пяти юрисдикциям, в которых сделку закрывали.

Мог ли Улюкаев угрожать Сечину, что без вознаграждения его министерство просто провалит эту сделку как плохо подготовленную? Теоретически мог, однако следует заметить, что в этом случае Улюкаев вымогал деньги не у Сечина, а у президента Путина и собственного начальника премьера Медведева. Они оба накачивали подчиненных и требовали закрыть сделку по приватизации «Роснефти» до конца года любой ценой. Да и других покупателей на «Роснефть», кроме самого Сечина, не было, в отличие от истории с «Башнефтью». Речь шла или о самовыкупе, или о чуде, которое должен совершить Сечин, найдя инвесторов.

Установить причинно-следственную связь между разговором на Гоа и сделкой, которая была закрыта до этого разговора, очень сложно: или Улюкаев просил деньги в августе 2016 года, а потом напомнил про эту просьбу, или разговора на Гоа просто не могло быть. Деяние Улюкаева, согласно новой версии обвинения, – это хрестоматийный пример покушения с негодными средствами.

Но это не единственный подводный камень. Если правомерность действий Улюкаева на посту министра может быть поставлена под сомнение только на основании показаний Сечина, то любой другой министр, подписывая что-либо, должен учитывать, что его подпись может быть оспорена и таким образом. Не в рамках согласования, не на совещании у вице-премьера, не через таблицу разногласий, а путем ареста по доносу.

Зачем тогда министрам что-либо вообще подписывать? Если государственный интерес теперь определяется постфактум, через донос, то, значит, никакого государственного интереса больше нет. Правительство можно заколачивать, аппарат – отправлять на картошку. Сечин сам решит с президентом, что государственный интерес, а что вымогательство. Остальным в этот процесс лучше не вмешиваться, целее будут.

Из двора в элиту

Сразу после ареста Улюкаева большинство экспертов по российской политике сошлись в оценке политической составляющей этого дела. Сечин открыл ящик Пандоры: это переход политической системы из одного состояния в другое, не первый, не последний, но важный этап ее деградации. Теперь получается, что это действительно так, но не совсем в том смысле, в котором это имелось в виду осенью 2016 года.

Исчезновение Костина из материалов обвинения, невозвращение Феоктистова к активной военной службе из действующего резерва, схлопывание доказательной базы до цепочки из трех звеньев: подпись Улюкаева, донос Сечина, отпечатки пальцев на сумке – означают, кажется, что Сечин в деле Улюкаева остался один. Без поддержки Кремля. Это не РФ охотилась на коррупционера Улюкаева – это Сечин считает, что он коррупционер. Слово против слова, не больше, но и не меньше. Никаких закрытых заседаний с данными о прослушке и оперативных разработках.

Суд или решит, что октябрьский разговор мог как-то повлиять на решения, принятые в августе и сентябре, или скажет, что причинно-следственной связи между ними не было. А значит, Сечин мог и провоцировать Улюкаева, преподнеся тому сумку с деньгами под видом сумки с рыболовными крючками или подарочным изданием собрания сочинений высокоценимого Улюкаевым поэта Ходасевича.

Вопрос, когда и на чем Сечин сломает себе шею, не задавал себе только ленивый наблюдатель его блистательной карьеры. «Работа Сечина – носить портфель за президентом» – так якобы сказал еще в 2004 году министр финансов Алексей Кудрин. Теперь этот портфель, кажется, тянет Сечина ко дну.

Окружение президента сегодня состоит из людей двух сортов. Первые делают вид, что просто любят его больше жизни, им ничего не надо от Путина, они хотят быть рядом с этим великим человеком, хотят разделить с ним немного времени его жизни, сделать его тяжелые будни чуть радостнее и светлее. Эти люди избегают публичности, не заваливают президента письмами, хотя иногда и обращаются с просьбами, и не делают вид, что стоят больше, чем стоит их дружба с президентом. Ротенберги, например, такие люди.

Другие – наемники. Технократы, менеджеры, каннибалы кремлевских джунглей. Они играют по правилам, советуются, не занимаются беспределом и знают, что можно, а что нельзя. Их игра – игра на результат, а не на эмоции. Их ставки – ставки дела, а не симпатий. Если у них и есть какая-то химия с президентом, они ни за что в жизни не станут пытаться монетизировать эту химию, хотя и не будут скрывать факт наличия обоюдной симпатии. Они не заигрываются, потому что помнят, что случилось в середине двухтысячных с заигравшимся Дмитрием Рогозиным.

Игорь Сечин не укладывается в это различение. С одной стороны, он принадлежит к кругу ближайших друзей президента, кругу, где сегодня больше ценится лесть, комфорт президента и некоторый градус христианского смирения, пусть и показного. С другой – ведет он себя, будто ему не 57, а 37 лет, будто в его жизни есть что-то более важное, чем комфорт и позитивные эмоции его старшего товарища и друга.

Для наемника Сечин слишком властен и слишком приближен к трону. Для придворного – слишком публичен, слишком агрессивен и играет с такими ставками, с которыми никто больше при дворе публично не играет. Кто-нибудь вспомнит без помощи «Гугла», как зовут пресс-секретаря «Ростеха»? А вот как зовут пресс-секретаря «Роснефти», знают в Москве, кажется, все.

Один из последних придворных сюжетов с участием Сечина выглядит, по слухам, так. Сечин якобы внезапно приехал в июле к президенту во время поездки Путина на Валаам и в Коневский монастырь, приехал «решать вопросы», и, хотя президент был настроен на разговоры о высоком, таки пытался их там решать, немного смущая церковников парадным костюмом (президент был одет по-простому, без галстука и пиджака) и кожаной папкой с документами.

Это не поведение придворного, это поведение человека, который считает, что его дела важнее, чем настроение самодержца. Возможно, эта деловитость и подвела Сечина. Если 1 сентября суд без колебаний вызовет его повесткой на слушание дела Улюкаева, это будет значить, что придворного Сечина больше нет. Есть только менеджер, который прокладывает себе дорогу в кремлевских джунглях на свой страх и риск.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 17 августа 2017 > № 2278564 Константин Гаазе


Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 15 августа 2017 > № 2294486 Олег Егоров

Олег Егоров: "Отсутствие стратегии в нефтянке – главная беда"

Вячеслав ЩЕКУНСКИХ

Обеспечен ли отечественный рынок качественным топливом? Своей точкой зрения о проблемах трех НПЗ и мини-заводов в РК поделился в «Къ» профессор Института экономики МОН РК Олег Егоров.

- Олег Иванович, насколько нужны нам мини-НПЗ и могут ли они выйти из категории «теневого бизнеса»?

- В свое время у меня выходила монография, где я приводил примеры действующих мини-НПЗ в Западной Сибири в тот период, когда там шло бурное освоение месторождений. Доставка горючего была слишком роскошным мероприятием, поэтому там создавали свои мини-НПЗ. В частности, в Уренгое. Они обеспечивали всю тяжелую технику, которая работала на дизтопливе, а также производили примитивный автомобильный бензин. Но эти заводы работали в таких глухих местах, куда очень трудно подвозить горючее. И они вполне справлялись с этой миссией.

- А качество?

- Качество было очень плохим. Но это были годы начала освоения, и тогда советские установки не отвечали сегодняшним требованиям, когда нужно обессеривать поступающую нефть, депарафинизировать ее. Это был обычный перегонный аппарат, известный из химии. Но тогда и техника была более приемистой к таким типам дизельного топлива и автобензина. Конечно, не было и речи о евростандартах и прочих требованиях. А сегодня ситуация изменилась – нужен минимум стандарт Евро-2. Сегодня же мини-заводы могут создаваться также в отдаленных районах, в районах, которые не имеют своей инфраструктуры, но нефть там добывается. Таких частных компаний у нас много. Кто-то, к примеру, имеет десяток скважин, и ему тоже надо куда-то девать эту нефть. Поэтому есть потребность в создании мини-НПЗ.

Знаете, на ежегодной выставке KIOGE постоянно участвуют организации, которые продают оборудование для мини-НПЗ. Но это востребовано лишь в исключительных случаях. И есть еще один нюанс. Неважно, где расположили этот объект – под Таразом или под Алматы, он вырабатывает АИ-80, поскольку это самая простая технология. Тут же в него могут добавить свинцовую добавку тетраэтилсвинец и получить АИ-92. Затем найти точку сбыта и продавать. Но это уже незаконно и граничит с Уголовным кодексом.

- Но срок действия присадки очень небольшой…

- Но и реализация идет очень быстро. Приготовили, отправили, реализовали.

- Есть какая-то статистика по казахстанским мини-НПЗ?

- Я встречаю иногда попытки сравнить продукцию, и, чаще всего, они очень успешны, потому что те, кто представляет собственников, договариваются с кем-то заранее, чтобы не очернить свое предприятие. В свое время в Западно-Казахстанской области был построен мини-НПЗ «Конденсат». Он и сегодня работает. Но в данное время исходного сырья нет. Помню, что они заключили договор с Karachaganak Petroleum Operating B.V., были разные тяжбы, и теперь неизвестно, где они сейчас берут сырье. Но недавно в СМИ я прочитал, что они довольно активно работают и выпускают продукцию хорошего качества.

- А могут работать такие заводы в плане выпуска бытовой химии – растворителей и прочего? То есть, производить легальную продукцию, которая востребована.

- Чтобы производить растворители, нужна серьезная технология. В этом случае из исходного сырья нужно выделять этанол-пропановую фракцию и пускать ее в следующие переделы. А мини-НПЗ на это не ориентированы, их продукция – просто дизтопливо и бензины. Нефте- и газохимия – это уже более сложное производство. Мелкими технологическими режимами тут уже не отделаешься.

- А что касается мазутов? Понятно, что мини-НПЗ глубокую переработку себе позволить не могут. Но могли бы они работать, используя в качестве исходного сырья не нефть, а мазуты?

- Если в составе технологических процессов будет переработка мазутов, то это уже вторичные, деструктивные процессы глубокой переработки. Это вполне возможно. Если на мини-НПЗ гонят бензин из нефти, а в одной тонне содержится где-то 25% бензиновых фракций и 30% - керосина или дизельного топлива, то остальная часть – это мазут. Это не меньше 50%. Так вот, если эти 50% вовлечь в соответствующие деструктивные процессы, то есть процессы глубокой переработки, то мы получим еще где-то 25-30 % топлива. Но это будет резкое удорожание такого объекта, на что люди, которые строят мини-НПЗ, скорее всего, не пойдут. Им проще будет продавать мазут, что они и делают. На мазуте что только не работает – вплоть до маленьких котельных.

- Так есть ли смысл в мини-НПЗ при легальном производстве? Или это все в полукриминальной сфере?

- Есть смысл этим заниматься только в тех случаях, когда эти заводы ставятся в местах, куда очень трудно или очень дорого подвезти горючее и для обеспечения местных нужд это нормально. Тем более, что они не могут конкурировать, если поставить такой объект в районе Павлодарского нефтехимического завода. В этом случае есть смысл такого производства, если только продукция мини-НПЗ будет реализовываться нелегально.

- Есть ли какие-то новые технологии в этой сфере или все осталось на уровне середины прошлого века?

- Конечно, технологии совершенствуются. Для мини-заводов сегодня есть такой набор технологических установок, который резко отличается от того, что было в прежние годы в Уренгое. Но все равно это мелкий завод, который не способен предоставить широкий ассортимент продукции высокого качества.

- Если у нас будет реализована модернизация трех заводов, то единственным аргументом в пользу мини-НПЗ остается лишь проблема с логистикой, в редких случаях.

- Мы уже много лет говорим о модернизации. И каждый год одно и то же. Допустим, Атырауский нефтеперерабатывающий завод работает с 1945 года. Уже и не сосчитать сколько было модернизаций. В последние 6-7 лет говорили о двух модернизациях. Первую проводили японцы, «Marubeni Corporation», чтобы получить Евро-2. Все подготовили, ввели в эксплуатацию соответствующие установки. При этом Евро-2 был самым передовым стандартом лет 6-7 назад. Но откуда он может получиться, если на завод сырье поступает с разных месторождений? Там и металл, если нефть идет с Бузачей, там и парафин, если она идет с Мангышлака, и сера, если сырье с Тенгиза. Вот такая смесь, как правило, перерабатывается на АНПЗ. Откуда тут может быть качество? Там надо ставить установку демаркаптанизации (удаление серы), депарафинизации и деметаллизации. А металлы, кстати, мы еще не умеем удалять.

Потом пришли китайцы и говорят, что удалят ароматику из бензиновых фракций – бензол, ксилол, параксилол, и получат Евро-3, Евро-4 и, возможно, Евро-5. Но ароматику они заберут к себе, в Китай. Они молодцы – будут штамповать из этой ароматики товары широкого потребления и гнать к нам же на рынок. И они уже вроде бы заканчивают модернизацию АНПЗ.

Шымкентским заводом мы пополам владеем с китайцами. Там вообще, скорее всего, проведут небольшую «уборку территории», чтобы все выглядело красиво, надежно. Почему? Туда пойдет кумкольская нефть и немного российской. А это опять смесь. И снова все возвращается на круги своя. Установки должны работать, используя сырье одного и того же физико-химического состава с одного месторождения. Тогда их настраивают на конкретное сырье. У нас такого завода нет. Только Павлодар, в основном, работает на российской нефти. И помимо всего прочего, на все заводы дают давальческую нефть на переработку.

У нас три нефтеперерабатывающих завода мощностью 5-7 млн тонн в год переработки нефти. Когда речь идет о четвертом заводе, то надо прямо сказать: у нас есть крупные месторождения. Худо-бедно Кашаган ввели и уже распределяются те объемы добычи, которые будут идти по разным трубам. Так вот там, в 80 км от берега, находится месторождение, которое будет все время увеличивать добычу и которое может на долгие годы снабдить нефтью новый нефтеперерабатывающий завод в этом регионе, допустим, в том же Карабатане (Атырауская область). Причем, сырье - это будет одного и того же качественного состава. Но мы же пока метаемся – то давайте построим в Костанае, то в Актау. Вот такая у нас политика распоряжения своими ресурсами.

- То есть та модернизация с установками каталитического крекинга не спасет ситуацию?

- Главный вопрос заключается в том, будет ли поступать сырье постоянно одного и того же качества. Если будет – то мы выйдем и на Евро-4 и на Евро-5, если говорить о топливе. Может быть и из мазута будут получать точно такие же качественные продукты. Если же нефть будет разного качественного состава, то ничего хорошего из этого не выйдет.

- Есть ли у нас инвесторы для нового завода?

- Сейчас сложное время. Но пройдет год, и не исключено, что они появятся. Прежде всего, это интересно китайским инвесторам. Они с удовольствием сейчас внедряются в нашу перерабатывающую отрасль. Они вошли в АНПЗ со своей технологией, построили ПЗ на базе старого завода пластмасс в Актау. Там перерабатывается миллион тонн бузачинской нефти, в которой в крупных объемах содержится ванадий и никель. Но они там получают битум для дорожных и строительных работ. Пару лет назад этот завод запустили. Китайцы же имеют половину доли в Шымкенском заводе. Поэтому переработка их интересует. Не случайно они выкупили 8,33 % участия в Кашагане у КазМунайГаза.

- Есть ли какой-то государственный контроль, чтобы ограничить потребителей от некачественного топлива от тех же мини-НПЗ?

- Это должен быть ежедневный контроль. Нужно было бы приучить все АЗС и заводы к тому, что их проверят и в случае чего накажут очень серьезно. Но контроля как такового у нас нет. На мой взгляд, показателем тому может служить недавний запуск Кашагана. Его должны были запустить 5-6 лет назад, но отложили и увеличили суммы затрат. Потом еще раз отложили и увеличили бюджет до $136 млрд. Каждый раз наша компания получала определенную долю участия. Это, конечно, позитивный момент. Но когда после ввода в эксплуатацию потекли трубы – это ли не показатель отсутствия контроля? Одна наша компания участвовала, может, ни в приобретении труб, но как акционер. Другая принимала участие в монтаже. Кто-нибудь контролировал этот процесс? Отделываются лишь штрафами. В отрасли если и есть контроль, то исключительно поверхностный.

Кроме того, сама генеральная линия развития отрасли непонятна – то мы выкупаем два завода в Румынии со своей технологической базой и сетью АЗС в Европе, то продаем 50% китайцам. Для чего этот весь сыр-бор при затраченных огромных средствах? Поэтому КазМунайГаз все время в долгах. Где это было, чтобы из такого фонда, как наш фонд национального благосостояния, помогали нефтяной компании? Она же должна давать основные долларовые поступления и в бюджет, и в Нацфонд.

Еще один пример неразумного расходования средств был с англичанами, которые нам «кинули косточку», дав блок в Северном море. На бурение и прочие работы затратили где-то $40 млн, не получили ни капли нефти и вернулись восвояси. Вот так можно раскидываться миллионами.

Также в свое время министерство нефтяной и газовой промышленности заключило договор с Россией о поставке 1,2 млн тонн автомобильного бензина АИ-92. Потом пересмотрели идеологию и предложили отдать Китаю 2 млн. тонн нефти, чтобы вблизи наших границ ее переработали и построить продуктопровод. Люди, находящиеся на высоких постах, говорят о таких глупых вещах, что просто диву даешься. Что такое передать китайцам нашу нефть, когда ее нам самим не хватает? И что значит построить продуктопровод? Это 200 км только от завода до нашей границы. Каждый километр стоит миллион долларов. Следовательно, снова $200 млн выбросить на временный проект.

Есть где-нибудь генеральная линия развития отрасли? Вряд ли. Все идет стихийно и спонтанно. Люди должны понимать, что нужно государству. Даже при том, что наша доля добычи всего 20%, нужно думать, как мы можем обязать иностранные и отечественные компании дать определенное количество сырой нефти на наши заводы не по мировым ценам, а по нашим внутренним. Поэтому мы и «прогораем».

- То есть, Вы полагаете, что топливо у нас продается по таким ценам из-за того, что мы не можем обязать компании сдавать сырье на наши заводы?

- Наше топливо дорогое еще и по другой причине. Например, установка рассчитана на переработку одного миллиона тонн нефти. Но этого миллиона нет – туда мы пускаем всего 650 тысяч. Но доля заводских затрат, то есть, пар, электроэнергия, тепло, ремонты, зарплаты и прочее, при этом увеличивается. А загружать для снижения стоимости – нечем. Нормальная переработка на АНПЗ 4,5 млн тонн и около 4,3-4,5 млн тонн – на двух других. То есть, мы перерабатываем около 14 млн тонн. А полная загрузка должна была быть на 18 млн тонн. То есть, четырех миллионов нам не хватает, потому что и мы хотим торговать, когда нефть стоит дорого, и нашу долю, которую Казахстан имеет в добыче, мы тоже продаем.

- Но должны быть балансы – часть на внутренний рынок – часть – на экспорт.

- Попробуйте заставьте владельца того или иного месторождения продать внутри страны. Ему это не выгодно.

- Спасибо за интересную беседу!

Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 15 августа 2017 > № 2294486 Олег Егоров


Россия. УФО. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 10 августа 2017 > № 2273888 Леонид Михельсон

Встреча Дмитрия Медведева с председателем правления ПАО «Новатэк» Леонидом Михельсоном.

Обсуждался ход реализации ряда крупных проектов ПАО «Новатэк», в том числе «Ямал СПГ», строительство верфей на Кольском полуострове.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Леонид Викторович, Ваша компания занимается рядом очень крупных проектов, которые имеют большое значение для экономики. Это опорные инфраструктурные проекты – я имею в виду и «Ямал СПГ», и строительство верфей на Кольском полуострове. Не так давно я проводил там совещание, мы говорили о развитии этого региона в целом и о развитии его транспортных, логистических возможностей. Расскажите, пожалуйста, как обстоят дела, на какие результаты мы выйдем в ближайшие годы и что это может дать и экономике, и, естественно, регионам, где вы продвигаете эти проекты.

Л.Михельсон: Два слова по «Ямал СПГ», Дмитрий Анатольевич. Всё движется по плану. Сегодня на площадке трудится больше 31 тыс. человек, начаты пусконаладочные работы, уже вовсю идут. Будет вводиться первая линия. И уже прикинули ввод второй, третьей очереди. Вторая очередь будет введена, наверное, на три месяца раньше запланированного, а третья очередь, запланированная на 2019 год, может быть введена даже на шесть-девять месяцев раньше.

Д.Медведев: С учётом того, что проект очень крупный, носит международный характер, там всё в порядке во взаимоотношениях с нашими партнёрами, с финансированием этого проекта?

Л.Михельсон: Мы подписали лимит финансирования с банками в объёме 19 млрд долларов (эквивалента), и полностью этот лимит закрыт. Но мы просим уже некоторые финансовые институты уменьшить лимит, потому что есть другие желающие войти в пул финансирования, которые в ближайшие месяц-два тоже присоединятся. Ряд европейских банков, стран, которые тоже являются участниками этого проекта, присоединятся к финансированию.

Д.Медведев: То есть всё в порядке во взаимоотношениях с партнёрами.

Л.Михельсон: Да, все вопросы полностью решены.

Мы приступили к реализации (предреализации) проекта «Арктик СПГ-2» и согласно постановлению, которое Вы подписали в июне 2015 года, закончили проект первой очереди – центр крупнотоннажных морских сооружений (юрлицо называется «Кольская верфь») – и в этом месяце приступили к строительству этого объекта.

Что меняется в самом проекте? Мы построили «Ямал СПГ» на берегу. Обустраивали землю, решали вопросы экологии и так далее. Сейчас принято решение: конструкцию меняем, и линии сжижения будут на гравитационных платформах. Эти платформы, сами линии сжижения будут создаваться в нормальных заводских условиях. Первую очередь Кольской верфи планируем запустить в 2019 году и приступить к строительству.

Очень важно, что создан новый российский инжиниринговый центр в НИПИГАЗ (один из лучших наших институтов). 49,9% – иностранные инжиниринговые партнёры. И месяц назад мы подписали контракт на стадию «проект». До конца следующего, 2018 года будет реализована стадия «проект».

Мы на этой ранней стадии привлекаем всех возможных российских производителей и поставщиков. Провели большой семинар. Присутствовали представители более 50 заводов, подрядчиков.

Д.Медведев: Это всё наши производители?

Л.Михельсон: Это только наши производители, которые потенциально со своими материалами, своим оборудованием, своими строительными мощностями могут быть на этом объекте у нас.

Д.Медведев: Какова стоимость объекта?

Л.Михельсон: 27 млрд капитальных вложений в «Ямал СПГ». Но с учётом новых решений мы планируем, что процентов на 30 минимум будет удешевление. Контрактов подписано под «Ямал СПГ» на сумму порядка 600 млрд рублей – эту цифру мы будем резко увеличивать.

Д.Медведев: Насколько мне известно, основная часть этих контрактов завязана на поставки продукции российских производителей.

Л.Михельсон: Да. Планируем, что на самой Кольской верфи будет создано 8–10 тыс. рабочих мест, а по России (по поставщикам и подрядчикам) – 50–60 тыс. рабочих мест.

Д.Медведев: Это очень масштабные проекты, в которых задействовано огромное количество людей. Хорошо, что новые, причём высокотехнологичные, рабочие места создаются. А если говорить о кооперации, это уже десятки тысяч рабочих мест. Это, конечно, очень серьёзный общий эффект реализации таких проектов.

И самое главное, что помимо создания рабочих мест мы ещё создаём новые компетенции или восстанавливаем утраченные компетенции и в области судостроения, и в области машиностроения в целом, что для нашей страны исключительно важно.

Россия. УФО. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 10 августа 2017 > № 2273888 Леонид Михельсон


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 9 августа 2017 > № 2271065 Евгений Гавриленков

Неожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти

Евгений Гавриленков

Партнер Matrix Capital

Ужесточение денежно-кредитной политики привело к тому, что в прошлые месяцы при снижении цены нефти c $55 до $50 за баррель курс рубля оставался практически неизменным

В экономике наблюдается весьма умеренный поквартальный рост. Исключением стало разве что неожиданное ускорение роста промышленного производства в мае. Промышленность в мае выросла на 5,6% по сравнению с маем прошлого года, что привело к росту общего объема промышленного производства за первые пять месяцев этого года на 1,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В I квартале годовой рост в промышленности составлял всего лишь 0,1%, а в апреле промышленность выросла уже на 2,3% по сравнению с аналогичными периодами 2016 года. В мае резкий рост показала обрабатывающая промышленность, динамика которой в первые четыре месяца года находилась на околонулевом уровне: она выросла на 5,7%. Бурный рост был зарегистрирован и в производстве легковых автомобилей, что в значительной мере отражает эффект базы. Однако серьезно повышать прогноз роста промышленного производства на год в целом (он может составить 2–2,2%) пока представляется преждевременным, поскольку резкое улучшение динамики в отдельно взятый месяц может быть обусловлено наличием статистических сбоев, которые регулярно случаются. Так или иначе, но промышленный рост восстанавливается, и вопрос лишь в том, насколько активно идет это восстановление.

Сельское хозяйство, скорее всего, в этом году покажет умеренный результат (вплоть до отрицательного роста) — особенно в сравнении с рекордным урожаем прошлого года, поскольку погодные условия весной нынешнего года были не самыми благоприятными. В январе — мае продукция сельского хозяйства выросла на 0,6% по сравнению с январем — маем 2016 года, а в мае годовой рост составил лишь 0,3%.

Как и ожидалось, потребление постепенно восстанавливается. Объем оборота розничной торговли в мае вырос на 0,7% по сравнению с маем прошлого года, вследствие чего спад за первые пять месяцев года составил лишь 0,8%. По итогам года ожидается умеренный рост оборота розничной торговли. Следует отметить, что эти данные вызывают некоторые сомнения, и, скорее всего, статистика оборота розничной торговли со временем будет скорректирована в сторону повышения, но это отдельная тема. Пока можно лишь отметить, что снижение оборота розничной торговли плохо перекликается с данными о росте потребления домашних хозяйств в I квартале на 2,7% по сравнению с I кварталом прошлого года.

Восстанавливается и внутренний спрос в целом — в I квартале рост инвестиций в основной капитал составил 2,3% (также по сравнению с I кварталом 2016 года). ВВП же вырос лишь на 0,5%, что в основном обусловлено отрицательной динамикой чистого экспорта и изменения запасов материальных оборотных средств.

Снижение годовой инфляции приостановилось. На протяжении примерно двух месяцев она оставалась около 4,1%, то есть до конца июня понедельная инфляция сохранялась на уровне 0,1%, и это было сопоставимо с понедельной инфляцией в соответствующие месяцы прошлого года. Однако в последние две недели инфляция ускорилась, что привело к ускорению июньского темпа роста цен до 0,6% и годового — до 4,4%. Судя по всему, инфляция в июле также может превысить уровень июля 2016 года, когда она составила 0,5%.

Показательно, что инфляция начала повышаться в условиях, когда политика Центробанка была крайне жесткой. Осторожное снижение ключевой ставки с 11% в августе прошлого года до нынешних 9% вряд ли можно назвать смягчением денежно-кредитной политики, поскольку в реальном выражении ключевая ставка сохранялась на уровне примерно 5%. По сути, это означало относительное ужесточение денежно-кредитной политики, так как влияние на экономику ставки такого уровня (в реальном выражении) в условиях более низкой инфляции весьма отличается от влияния на экономику того же уровня реальной ставки в случае двузначной инфляции.

Вследствие такого относительного ужесточения политики спрос на рефинансирование со стороны банков упал до ничтожно малого уровня: совокупные требования Центрального банка к кредитным организациям в последние месяцы редко превышали 400 млрд рублей, что ничтожно мало по сравнению с рекордными 7,5 трлн рублей в декабре 2014 года. Относительное ужесточение денежно-кредитной политики естественным образом привело к избыточному укреплению рубля, причем с конца прошлого года курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти, в то время как традиционно такая связь всегда прослеживалась, хотя интенсивность зависимости менялась. Ужесточение денежно-кредитной политики привело, например, к тому, что в прошлые месяцы при снижении цены нефти c $55 до $50 за баррель курс рубля оставался практически неизменным. В свою очередь, избыточно сильный и стабильный рубль способствовал снижению инфляции.

До поры до времени все это было возможным в силу того, что, несмотря на изменение цены нефти и постепенный рост импорта, профицит счета текущих операций поддерживался на высоком уровне без необходимости коррекции курса. Например, в I квартале этот профицит достиг $23,3 млрд, а по итогам января — мая ЦБ оценил его в размере лишь $27 млрд. Это означает, что в апреле и мае месячный профицит составлял уже лишь порядка $2 млрд против почти $8 млрд в I квартале (в среднемесячном исчислении).

Движение цены нефти в диапазоне $45–50 на фоне роста импорта должно было повлиять на курс — по причине того что нефть на уровне $45 за баррель и достигнутые в последние месяцы объемы импорта снижали профицит счета текущих операций до более близкого к нулю уровня. Естественно, чтобы все эти расчеты материализовались, необходимо не просто касание ценой нефти того или иного уровня с последующим возвратом к прежним более высоким значениям, а сохранение этого нового уровня на относительно продолжительном отрезке времени. И, собственно говоря, снижение цены нефти до уровня $46–47 за баррель при соответствующей коррекции курса эти соображения и проиллюстрировало. Соответствующим образом повела себя и инфляция, начав ускоряться.

Несмотря на улучшение динамики, рост экономики остается весьма вялым: пока можно рассчитывать на 1,5–2% по итогам года. Это лучше спада в 2015–2016 годах, но гораздо медленнее темпов роста мировой экономики, которые могут составить 3,5–3,6%. В последние месяцы появились сомнения и в возможности достижения и удержания инфляции на целевом 4%-ном уровне, несмотря на сохранение крайне жесткой денежно-кредитной политики.

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 9 августа 2017 > № 2271065 Евгений Гавриленков


Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар

Мегапроекты в Центральной Азии: от АЭС до каналов из Персидского залива

Сфера энергетики сегодня – своеобразная «пороховая бочка» для всей Центральной Азии. С одной стороны, от нее зависит благосостояние стран региона. С другой стороны, строительство новых ГЭС грозит региону нехваткой пресной воды и новыми конфликтами. Противоречия вокруг строителсьтва Рогунской ГЭС в Таджикистане – зримый тому пример. Запасы нефти и газа, в свою очередь, это не только богатство ряда стран Центральной Азии, но и «яблоко раздора» и повод для вмешательства внешних игроков. Как найти баланс интересов и сохранить хрупкий мир в регионе? Реализация каких проектов может вывести регион из замкнутого круга взаимных претензий? Эти вопросы «Евразия.Эксперт» адресовал известному афганскому аналитику и дипломату, экс-послу Афганистана в Казахстане и Кыргызстане Азизу Арианфару и получил неожиданные ответы.

- Господин Арианфар, в Центральной Азии остро стоит проблема нехватки водных ресурсов, что обусловливает конфликт интересов ключевых поставщиков воды - Таджикистана и Кыргызстана и ее основных потребителей – Казахстана, Узбекистана, и Туркменистана. Часто встречаются мрачные прогнозы, что конфликта не миновать. Как можно разрешить накопившиеся проблемы без войн?

- В 2010 г. я выступал на международной конференции в Тегеране с обширным докладом как раз на эту тему. Это действительно серьезная проблема, которую нужно решить. Таджикистан и Кыргызстан заинтересованы в строительстве гидроэлектростанций для внутренних нужд и для экспорта электроэнергии в третьи страны (что может привести к нехватке воды в других странах региона - прим.ЕЭ).

В советский период в Узбекистане были построены большие плантации хлопка, страна гордилась, что в год собирается 6 млн. тонн хлопка. Однако плантации хлопка, как известно, потребляют огромное количество воды. Это усугубляет нехватку воды в регионе.

Между Афганистаном и Ираном тоже существуют схожие проблемы. В Афганистане началось строительство ряда гидроэлектростанций, а иранцы этим недовольны.

Я еще в 2010 г. предлагал иранцам задуматься о строительстве искусственных каналов и озер от Персидского залива до Ирана, чтобы восточные и южные провинции этой страны могли быть обеспечены водой. В дальнейшем к этому проекту присоединились бы Туркменистан и Казахстан.

Сейчас у Ирана не хватает финансовых средств, но у другой страны – Индии средства есть. Иран поставляет нефть Индии, у которой образовался нефтяной долг в размере $20 млрд. Но если Индия возьмет на себя строительство искусственных каналов и озер, тем сам самым может расплатиться и со своим нефтяным долгом.

Это очень перспективный проект. Правда, вода соленая, что требует много вложений. Если будут осуществлены такие проекты, огромные объемы воды останутся и для Узбекистана и таким образом, проблема дефицита воды в регионе будет решена. И Таджикистан и Кыргызстан смогут построить гидроэлектростанции.

Есть и еще одно решение. За последние годы объемы добычи урана в Казахстане выросли в разы. В 2009 г. Казахстан вышел на первое место в мире по добыче урана. Уран является стратегическим сырьем для атомной энергетики, и его количество в мире ограничено.

Если в Центральной Азии построить атомную электростанцию, весь регион может получить очень дешевую электроэнергию. Появятся возможности экспортировать электроэнергию в другие страны региона через Афганистан.

- Насколько выглядят перспективными проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики без внешней помощи?

- Без внешней помощи проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики выглядят нереальными, потому что страны не обладают финансовыми ресурсами, не хватает технического и технологического потенциала.

Если речь идет об общих интересах, страны региона могут сотрудничать между собой. Кстати, Иран уже участвует в строительстве гидроэлектростанций на территории Таджикистана. Но здесь есть и политическая сторона вопроса. Когда Иран начал помогать Таджикистану в строительстве ГЭС, отношения между Ираном и Узбекистаном испортились. Торговля осталась на очень низком уровне. К сожалению, сегодня отношения стран ЦА базируются только на двустороннем взаимодействии, сотрудничество в рамках многосторонних форматов отсутствует.

- Казахстан и Туркменистан заинтересованы в поставке своих углеводородов через Каспий на мировые рынки. Как вы оцениваете перспективы транспортировки энергоносителей из Центральной Азии в Европу?

- Прежде всего, прикаспийские страны должны договориться между собой. Кроме того, если не принимать во внимание интересы Ирана и России, сложно будет осуществить энергетические проекты.

Россия, являющаяся крупным игроком на рынке энергоносителей, хочет сохранить свою долю в экспорте газа в ЕС. Прикаспийские страны должны координировать свои действия с Россией. Тем более, в последнее время Россия заинтересована в крупных поставках газа в сторону Китая.

Можно задуматься о региональном проекте, объединяющем все прикаспийские страны. Нужно просто создать общую сеть, то есть, общую геоэкономическую инфраструктуру, чтобы прикаспийские страны могли экспортировать свои энергоносители не только на Запад, но и на Восток. Реализацию этого проекта сдерживает американо-иранское противостояние. С Россией договориться можно, если принять во внимание ее интересы.

- До сих пор не решен вопрос о правовом статусе Каспия. Какие серьезные последствия может повлечь за собой нерешенность этого вопроса? И что мешает разделу Каспия?

- Вопрос о правовом статусе Каспия обязательно нужно решить путем переговоров, военное решение – неприемлемо. В противном случае, пострадают все страны региона. Нерешенность этого вопроса, конечно же, приостановит, как минимум, магистральные, региональные проекты. Но сам по себе раздел Каспия ничего не даст. Страны региона должны выработать общую стратегию и совместно использовать ресурсы водоема.

Есть внешние игроки, которые не заинтересованы в реализации энергетических проектов в регионе. Например Катар не заинтересован в поставке туркменского газа в Пакистан и Индию, потому что сам Катар поставляет газ в эти страны и стремится сохранить свое монопольное положение. С другой стороны, Турция тоже не заинтересована и хочет заполучить туркменский газ.

Вот, например, иранцы достроили газопровод до границы Пакистана, а там давление со стороны США и Саудовской Аравии, арабских стран и теперь Пакистан не может построить газопровод длиной 50 км.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия Эксперт

Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 7 августа 2017 > № 2267891 Елена Чиркова

Экономическая экспертиза. Удастся ли доказать убытки от реорганизации «Башнефти»

Елена Чиркова

доцент факультета экономических наук, НИУ «Высшая школа экономики»

Разбирательство между «Роснефтью» и АФК «Система» близится к завершению. Доцент факультета экономических наук НИУ ВШЭ анализирует отчеты экспертов, представленные в арбитражный суд Башкирии

В настоящее время эксперты, работающие по резонансным экономическим делам, да и другие вовлеченные в них лица находятся между двух огней. С одной стороны — силовые структуры Российской Федерации, которые могут подвергнуть экспертов преследованию за высказывание своего мнения, если оно расходится с государственной позицией, с другой — западные страны, которые способны наложить очень болезненные санкции на тех причастных к делу, кто, на их взгляд, действовал тенденциозно, и, наоборот, способствовать карьере тех, кто, по их мнению, защищал справедливость.

Так, следственные органы обвинили независимых аналитиков, готовивших по заказу Совета по правам человека при Президенте России экспертизу второго приговора бывшему главе НК «ЮКОС» Михаилу Ходорковскому и его бизнес-партнеру Платону Лебедеву и признавших их преследование безосновательным, в выполнении политического заказа заключенных бизнесменов. Экономист Сергей Гуриев покинул страну, в офисах бывшего заместителя председателя Конституционного суда Татьяны Морщаковой, которая организовывала экспертизу, и некоторых экспертов прошли обыски, экспертов вызывали и на допросы. В отношении Гуриева, который, безусловно, очень добротный экономист, все же вспоминается ахматовское «Какую биографию делают нашему рыжему» — вскоре после эмиграции он был назначен главным экономистом Европейского банка реконструкции и развития.

Конфликт между ПАО «НК «Роснефть» и АФК «Система», вызванный несогласием «Роснефти» — нового контролирующего акционера ПАО АНК «Башнефть» — с итогами ее реорганизации, проведенной ее бывшим собственником АФК «Система» для целей вывода компании на размещение на Лондонской бирже, формально на вышеупомянутый не похож. В него не вовлечено государство, это конфликт корпоративный. Но в деле участвует «Роснефть» — квазигосударственная компания, при помощи руководства которой недавно был арестован и обвинен в получении взятки министр экономического развития России Алексей Улюкаев, ныне бывший. И, видимо, некоторые вовлеченные в дело эксперты и специалисты учитывают это при подготовке документов для суда.

В результате мы имеет три принципиально разных по смыслу и выводам типа экономических заключений. Первый тип — заключение ФНИИ «Экономико-правовой экспертизы», одним из учредителей которого является Финансовая академия при Президенте РФ, а все специалисты которого являются сотрудниками, аспирантами или студентами этой академии. В данном заключении подсчитана сумма убытков, причиненных бывшим собственником, — те самые 106 млрд рублей, которые впоследствии выросли до 170 млрд рублей.

Основные статьи, из которых складываются 106 млрд, — это затраты на выкуп акций у ее акционеров и погашение казначейских акций на балансе компании. В теории корпоративных финансов выкуп акций считается процедурой, аналогичной выплате дивидендов, только более выгодной для акционеров: и дивиденды, и курсовая разница между ценой покупки и ценой продажи акций являются налогооблагаемыми доходами, но дивиденды получают все, и отказаться от их получения нельзя. В выкупе же можно не участвовать и тем самым отложить уплату налога на курсовую разницу, а также увеличить свою долю в компании и в будущем получать более высокие дивиденды на свой пакет. В последние годы политика выплат американских корпораций такова, что на выкуп расходуется больше средств, чем на дивиденды.

Что касается погашения казначейских акций, то оно не создает убытка ни по своему экономическому смыслу, ни по бухучету как по российским стандартам, так и по международным, и является законной процедурой согласно «Закону об акционерных обществах». Равно как размещение новой эмиссии акций не создает прибыли: в результате эмиссии растет акционерный капитал. Да и погашенные акции не утеряны навсегда, поскольку вместо них можно разместить новые. И обычно так и делают, ведь это тоже эффективно с налоговой точки зрения: если размещать казначейские акции, возникает налог на курсовую разницу, а если новые, то нет.

Мне трудно сказать, что двигало рядовыми исполнителями, подписавшими заключение ФНИИ «ЭПИ» о том, что выкуп акций обществом и погашение казначейских ведут к убытку. Можно только попробовать угадать. Судя по тому, что специализация почти всех из них не соответствует теме экспертизы, многие могли просто не понять смысл того, что они подписывают, и особенно тот эксперт, который пока не имеет диплома о высшем образовании. Но среди этой группы экспертов есть как минимум два человека, которые являются хорошими профессионалами в оценке. Их готовность подписать документ могу объяснить тем, как перед ними были сформулированы вопросы. Ответы же трактовали исходя из задач истцов. Итак, подбор команды специалистов и специфика постановки вопросов дают необходимое заключение.

Второй тип — это заключения, авторы которых пришли к выводу, что реорганизация представляла из себя набор нормальных и законных процедур, обычно проводимых перед листингом на Лондонской бирже и с ее жесткими требованиями, и действия «Системы» при реорганизации не могли и не привели к убытку в «Башнефти». Такие заключения были представлены известными юристами, директором Центра сырьевой экономики РАНХиГС при Президенте РФ Петром Казначеевым.

И третий тип — самый интересный. Мы имеем в деле письменные объяснения главного бухгалтера «Роснефти», которого невозможно заподозрить в некомпетентности и который, с одной стороны, не выражает несогласия с размером убытков, а с другой — и не подписывается под ними. Вполне возможно — как раз в силу своей компетентности и нахождения между двух огней. Вывод этого заключения — «результаты реорганизации «Башнефти» 2014 года не нашли своего отражения в прибылях и убытках отчетного периода».

Эту фразу можно перевести на простой русский гениальным «казнить нельзя помиловать», ведь ее можно трактовать по-разному. Вариант первый: да, компания понесла убытки, но не все убытки отражаются в бухгалтерской отчетности, ведь управленческий и бухгалтерский учет — немного разные вещи. Вариант второй: эти убытки не нашли отражения в отчетности, потому что учет велся некорректно, при верном учете они были бы отражены. И, наконец, вариант третий: убытки «не нашли своего отражения», потому как и не могли — их попросту не было. Судье предлагается решать, где поставить запятую в этом «казнить нельзя помиловать». Логично было бы вызвать главбуха «Роснефти» в суд и предложить сначала поставить запятую ему самому. Не исключено, что его запятая оказалась бы и точкой в деле.

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 7 августа 2017 > № 2267891 Елена Чиркова


Россия > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 7 августа 2017 > № 2267890 Владимир Богданов

Сургутские тайны. Две загадки миллиардера Владимира Богданова

Елена Березанская

Редактор Forbes

Генеральный директор и совладелец «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов умеет хранить секреты. Зачем его компания держит астрономические суммы на депозитах в российских банках преимущественно в долларах США?

Самый богатый житель Ханты-Мансийского автономного округа, генеральный директор и совладелец «Сургутнефтегаза», третьей по размеру российской нефтяной компании после «Роснефти» и «Лукойла», Владимир Богданов F 49 недавно стал лауреатом государственной премии, первой в своей жизни. Премия в области науки присуждена ему за «создание рациональных систем разработки нефтяных, нефтегазовых и газонефтяных месторождений Западной Сибири». Вручил ее лично президент Путин в торжественной обстановке в Кремле 12 июня 2017 года.

Мало кто из российских миллиардеров может похвастаться столь высокой оценкой своего труда. В первой десятке списка Forbes государственной премии нет ни у кого, включая президента «Лукойла» Вагита Алекперова F 6. Между тем Богданов занимает в рейтинге скромное 49-е место с состоянием $1,9 млрд. Он входил во все списки Forbes с 2004 года, и оценка его состояния менялась незначительно, от $1,7 млрд до $4,4 млрд.

В жизни миллиардер скромен, и он избегает публичности. Последний раз он дал интервью Forbes в 2004 году. Тогда за ним на долгие годы закрепился образ аскета, живущего в Сургуте в обычном многоквартирном доме и бюджетно отдыхающего в Карловых Варах. Очередной вопрос Forbes о том, изменилось ли что-нибудь с тех пор, остался без ответа. Секретарь в приемной Богданова сообщила Forbes, что он в отпуске, электронная почта во всей компании отключена «из-за угрозы хакерских атак» и никакой оперативной связи с руководителем нет.

Богданов пришел на работу в ПО «Сургутнефтегаз» в 1976 году, в 1984 году в возрасте 33 лет стал гендиректором предприятия, а в 1995 году организовал схему по выкупу государственного пакета в размере 40,16% акций через залоговый аукцион. С тех пор структура акционерного капитала компании несколько раз менялась, но кто ее реальные владельцы, до сих пор остается тайной за семью печатями. В отчете за 2016 год «Сургут» сообщает, что «акции компании распределены между акционерами, ни один из которых не является конечной контролирующей стороной и не оказывает существенного влияния». Богданову как физическому лицу сегодня принадлежит 0,37% обыкновенных акций «Сургутнефтегаза».

Еще одна тайна «Сургута» — астрономические суммы средств, которые компания держит на депозитах в российских банках преимущественно в долларах США. К концу 2016 года эта сумма составляла 2,181 трлн рублей, или $36 млрд. Это почти 20% от всех депозитов российских компаний во всех российских банках. В Сбербанке российские компании держат на депозитах 2,637 трлн рублей, в ВТБ — 2,181 трлн рублей (ровно столько накопил «Сургут»). Во всех остальных банках этот показатель гораздо ниже.

Зачем «Сургуту» столько наличности? «Нам есть на что тратить: мы осваиваем новые провинции. Эти деньги — страховочный механизм: никто не знает, что будет с ценами на нефть. Они нужны нам, чтобы коллектив спокойно жил. Если опять будет ситуация 1998 года, что мы тогда будем делать?» — отвечал Богданов на вопросы акционеров на годовом собрании в 2013 году. К тому времени «Сургут» уже накопил 1 трлн рублей, или $31 млрд по тогдашнему курсу. Цена на нефть упала больше чем в два раза, но заначка так и осталась нетронутой. На рынке «Сургутнефтегаз» с накопленными $36 млрд стоит всего $20 млрд.

Россия > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 7 августа 2017 > № 2267890 Владимир Богданов


Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > snob.ru, 4 августа 2017 > № 2267058 Владислав Иноземцев

Подкоп под «Систему»

Владислав Иноземцев

Судебный процесс против АФК «Система» навевает невеселые вопросы о том, в какую сторону развивается российская экономика

На следующей неделе в Уфе состоится заседание суда, на котором может быть принято решение по самому крупному в России за последние годы (и способному заложить важный прецедент) имущественному спору: нефтяная компания «Роснефть» пытается взыскать с АФК «Система» 170,6 млрд руб. в виде компенсации за убытки, якобы понесенные «Башнефтью» в связи с ее реорганизацией в тот период, когда «Система» владела этим активом. Провластные аналитики поспешили заявить, что «Система» приобрела «Башнефть» дешево и извлекала из нее дивиденды так, что «за пять лет владения "Башнефтью" затраты "Системы" на ее приобретение окупились как минимум в 2,5 раза».

Однако следует посмотреть на факты, а не поддаваться эмоциям.

Обстоятельства

1. Сделка 2009 года и предшествующие ей операции были сугубо рыночными. История началась в 2005-м, когда «Система» начала входить в башкирскую энергетику, полностью контролировавшуюся молодым и талантливым предпринимателем Уралом Рахимовым, по странному совпадению сыном президента этой отличавшейся своим демократизмом республики. Летом и осенью 2005 года АФК за 613 млн долларов выкупила миноритарные и блокирующие пакеты в «Уфанефтехиме» (22,4%), «Уфаоргсинтезе» (24,9%), «Башнефти» (25%) Уфимском НПЗ (25,5%) и «Новойле» (28,2%). В 2008 году г-н Рахимов решил избавиться от остальной части принадлежавших ему акций — и сделал это вовремя, так как впоследствии ему было предъявлено обвинение в их незаконном отчуждении у республиканских властей, и сейчас он скрывается в Австрии. В начале 2009 года «Система» довела свою долю в указанных предприятиях до контрольной за 2 млрд долларов. Была ли сделка справедливой? Несомненно: все компании группы «Башнефть» были публичными, и их капитализацию легко посчитать. Пакет, купленный «Системой», стоил на рынке 3,7 млрд долларов. Поэтому можно ли говорить, что цена была занижена? Нет. «Система», по расчетам банка ВТБ, выкупила активы со средней премией к рынку в 77%.

2. Оценим производственные показатели «Башнефти». Компания, как и весь башкирский ТЭК, без малого 20 лет находилась в собственности республики, а на деле — семьи ее руководителя. Эффективность государственного «предпринимательства» в России хорошо известна. Рост цены на нефть порождал дополнительные финансовые потоки, а если они есть, на «реальный сектор» внимания обычно не обращают. В результате рачительного хозяйствования добыча предприятий «Башнефти» снизилась с 1991 по 2005 год почти вдвое — с 19,4 до 11,9 млн тонн нефти в год. Перелом наступил в 2006-м, а с 2009-го начался быстрый восстановительный рост. В 2013 году добыча составила 16,1 млн тонн, по итогам 2016 года — 21,4 млн тонн (для сравнения следует заметить, что добыча нефти в России за весь период с 2005 по 2016 год выросла всего на 18,7%). При этом весь прирост добычи и разведанных запасов осуществлялся органически, без приобретения конкурентов или присоединения других производственных мощностей. Рост нефтедобычи был одним из самых быстрых среди российских компаний — в 2016 году он составил 7,1% против 0,3% у «Роснефти» и падения на 3,2% у «Лукойла». Поэтому рассуждать о том, что «Система» «оставила после себя» чуть ли не руины и «"высасывала башкирское яблочко" с особым цинизмом», нет никаких оснований.

3. Посмотрим на финансовые показатели и на отраслевую структуру компании в период, когда она входила в состав частного московского холдинга. Выручка от операционной деятельности выросла с 2009 по 2013 год с 139,1 до 563,3 млрд рублей, а прибыль до налогообложения — с 20,3 до 62,9 млрд рублей. Компания провела масштабную реструктуризацию (за нее-то «Роснефть» и требует возмещения), объединив разрозненные предприятия башкирского ТЭК в единую «Башнефть». Данная мера позволила превратить «Башнефть» в инвестиционно привлекательную компанию; вместо того, чтобы покупать и продавать малоликвидные бумаги отдельных заводов, инвестор мог входить в акции «Башнефти» как единого холдинга. Неудивительно, что капитализация компании выросла с цены ее покупки в 2,6 млрд долларов в 2005–2009 годах до максимальных значений в 12,8 млрд долларов летом 2014 года.

Так же не вызывает удивления и начисление дивидендов собственникам — 241,2 руб./акцию в 2010 году, 131,3 руб./акцию в 2011-м, 99,0 руб./акцию в 2012-м и 24,0 руб./акцию в 2013-м. По расчетам банкиров из Credit Suisse, АФК «Система» получила от «Башнефти» (которую, как известно, в результате отняли у нее посредством возбуждения уголовного дела в 2014 году) 3,8 млрд долларов дивидендов — и таким образом положительное сальдо от инвестиций в нее составило для АФК 1,2 млрд долларов. Это соответствует доходности в 8-9% годовых — показателю, нормальному и обычному не только для российского, но и для западных рынков. Претензии же «Роснефти» делают последствия сделки с «Башнефтью» для АФК поистине катастрофическими.

Вопросы

Сейчас не хочется рассуждать о том, сколько потеряют собственники АФК «Система» в случае, если суд в Уфе вынесет решение в пользу «Роснефти». Интереснее подойти к данному кейсу с действительно системной стороны и задаться несколькими вопросами, которые, на мой взгляд, не утратят своей актуальности в ближайшие годы.

1. Все дело против «Системы» и В. Евтушенкова указывает на совершенно новый уровень государственной мести в отношении компаний, по какой-то причине попадающих под немилость властей. Просто потому, что ни сама «Система», ни ее владелец явно не представляют никакой политической угрозы. Если раньше захваты собственности и раскулачивание проводилось против тех, кто мешал госполитике и власти, то теперь, как говорится, добропорядочный предприниматель тоже находится в зоне риска. В 2017-м И. Сечину, всесильному хозяину государственной «Роснефти», показалось, что он переплатил государству за актив, который его компания выкупила в 2014-м при крайне странных обстоятельствах (в день завершения процесса в Уфе в Москве начинается другое дело — бывшего министра экономики А. Улюкаева). Отсюда вопрос: есть ли теперь в России хотя бы какие-то гарантии того, что сделки, которые ранее были признаны законными, таковыми и останутся, а ранее заплаченные налоги не будут востребованы снова?

Конечно, можно возбудить десяток дел против беглых детей чиновников, но главный бенефициар всей эпопеи — бывший президент Башкирии, кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» II и I степеней, по-прежнему вне подозрений. Судя по всему, сейчас у следственных органов есть указание свыше — проверять, контролировать, бороться с коррупцией. Но в итоге получается, что власть по указанию президента в ходе распутывания клубка грязных дел «выходит» на саму себя. Но сам себя не посадишь, поэтому и начинают крушить всё вокруг без разбора. А кого можно трогать, не имея последствий? Частный бизнес.

2. Дело «Башнефти» ставит совершенно новые вопросы в связи с российской приватизацией — актуальные в том числе и для иностранных инвесторов. Несмотря на то что Россией правят сегодня те же люди, что и в середине 2000-х, начинает казаться, что приватизация этого десятилетия более опасна, чем приватизация 1990-х: государство, по сути, отнимает «Башнефть» у «Системы», но оно же через «Газпром» и «Роснефть» почтительно выкупало приватизированные в 1990-х «Сибнефть» и «ТНК-ВР» у частных владельцев. Учитывая тот факт, что к середине 2000-х годов значительная доля «государственной» собственности управлялась чиновниками и их близкими доверителями фактически в собственных интересах (и казус «Башнефти» примечателен в данном случае не сущностными особенностями, а скорее только масштабом), в каждом из кейсов продажи государственного имущества за последние десять лет можно обнаружить признаки злоупотребления полномочиями, мошенничества и хищений. Случай «Системы» показывает, что никто сегодня не может считаться добросовестным приобретателем государственной собственности, и, соответственно, дается сигнал как раз на «высасывание» всего и вся из полученных таким образом активов.

Здесь, естественно, хочется спросить: каким образом Кремль собирается обеспечивать экономический рост, экспроприируя частные бизнесы и, по сути, перекладывая их деньги в карманы госмонополий? Их эффективность уже была продемонстрирована «Башнефтью» в те годы, когда она была в руках Рахимовых — и ничего более впечатляющего ждать не стоит.

3. На протяжении многих лет власти заявляли о том, что поощряют честный и открытый бизнес, надеясь на то, что российские компании в будущем войдут в топы мировых рейтингов. Самый значимый показатель в этих рейтингах — оценка компании инвесторами, ее капитализация. Долгое время казалось, что Россия на правильном пути. В 2008 году «Газпром» стоил дороже, чем Microsoft, но сейчас он оценивается в сумму, в 12 (!) раз меньшую. Капитализация интернет-ритейлера Amazon за последний год приросла на величину бóльшую, чем текущая стоимость нашего газового гиганта.

Но сейчас задача увеличения стоимости компаний снята с повестки дня: «Башнефть», которая подорожала почти в пять раз с 2009 года, поглощается «Роснефтью», постоянно разрушавшей все эти годы свою акционерную стоимость. Сегодня компания оценивается в меньшую сумму, чем та, что была ею уплачена за ТНК-ВР и «Башнефть» — а ведь когда-то и без этих приобретений она стоила почти 130 млрд долларов. Следует ли считать, что такой подход отражает очередную черту российской «особости» и что теперь стоит ориентироваться на возможно более стремительный «распил» и отправку в более надежные юрисдикции всей имеющейся прибыли? Что рост капитализации вашей компании, если он слишком быстр, означает, что за ней столь же быстро придут? Когда неудачники уничтожают успешных, экономика не имеет привычки проявлять тенденций к росту.

4. Наконец, главный вопрос, преследующий меня на фоне эпической битвы «Роснефти» и «Системы»: остаются ли в стране люди, которые готовы принципиально оценивать происходящее? Недавно стало известно, что выдающаяся отечественная правозащитница Л. Алексеева убеждала президента В. Путина помиловать бывшего сенатора от Башкортостана И. Изместьева, приговоренного в конце 2010 года к пожизненному заключению за участие в организованных преступных группировках, а также за организацию и подготовку ряда заказных убийств. Обвинения в адрес бывшего политика многими ставились под сомнение. Но меня все равно удивляет то, что именно в разгар судебных тяжб между «Роснефтью» и «Системой» правозащитник просит президента помиловать человека, на показаниях которого в 2014 году было основано практически все обвинение, позволившее отнять «Башнефть» у АФК «Система». Неужели в России не нашлось больше безвинно осужденных граждан, которые пострадали действительно за свои идейные позиции или приверженность четким жизненным принципам? Или наши правозащитники присоединились к числу лакеев крупнейших государственных корпораций, дружбе с которыми сейчас не просматривается альтернатив?

Конечно, вопросов, которые возникают в связи с действиями «Роснефти» в отношении частных компаний, возникает намного больше — но пора остановиться. И подождать, какой ответ на них даст уфимский суд и последующее развитие событий.

Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > snob.ru, 4 августа 2017 > № 2267058 Владислав Иноземцев


Азербайджан. США. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261980 Александр Шустов

Азербайджан бросает вызов «Турецкому потоку»

США пытаются использовать проект «Южного газового коридора», предназначенного для поставки каспийского газа в Европу, как инструмент противодействия строительству новых российских газопроводов.

Стамбульский нефтяной конгресс

9-13 июля в Стамбуле состоялся 22-й Всемирный нефтяной конгресс, в котором активное участие приняла одна из ключевых нефте- и газодобывающих республик бывшего СССР – Азербайджан. Официальный Баку использовал конгресс для продвижения своего ключевого на сегодняшний день газового проекта – строительства газопровода TANAP (Trans-Anatolian Natural Gas Pipeline), который должен обеспечить независимый от России транзит газа в страны ЕС через территорию Турции. Планы Баку в целом соответствуют и политике США, которые хотели бы использовать TANAP для противодействия строительству новых российских газопроводов, обходящих территорию Украины.

10 июля в Стамбуле состоялась встреча президента Азербайджана Ильхама Алиева с государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном. Ее ключевой темой стала ситуация с реализацией проекта «Южный газовый коридор», составной частью которого является газопровод TANAP. «Рекс Тиллерсон отметил, что США и впредь будут поддерживать реализацию этого проекта», – сообщает по итогам переговоров пресс-служба президента Азербайджана.

Как отмечают российские аналитики, Вашингтон фактически стремится втянуть Баку в «энергетическую игру» с Москвой, помешав с помощью реализуемого вместе с Грузией и Турцией проекта TANAP строительству «Турецкого потока» и «Северного потока-2».

Рекс Тиллерсон, вплоть до недавнего времени возглавлявший крупнейшую американскую нефтегазовую корпорацию «ExxonMobil», лишь следует прежней политике США, проводимой ими в отношении южных стран СНГ с момента распада СССР.

Ее главный смысл – преодоление транспортно-коммуникационной и торгово-экономической ориентации республик Средней (Центральной) Азии и Закавказья (Южного Кавказа) на Россию и их последующий отрыв от нее. В рамках этой политики в 2000-е гг. были построены нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, связавшие нефтегазовые месторождения Азербайджана с Грузией и Турцией в обход России. TANAP же является лишь продолжением этой политики.

Южный газовый коридор

«Южный газовый коридор» – проект строительства сети газопроводов, которые должны обеспечить независимые от России и Украины поставки газа из Каспийского бассейна в Европу. Его предшественником был проект газопровода «Набукко», который также должен был связать Азербайджан с Европой через территорию Турции. Однако «Набууко» так и не был построен из-за проблем с ресурсной базой и согласованием технических деталей. По сути TANAP является видоизмененной версией «Набукко», которая на первоначальном этапе рассчитана на более скромные объемы транзита газа. Но его смысл как альтернативного России маршрута поставок газа в ЕС остается все тем же.

«Южный газовый коридор» по словам И. Алиева состоит из четырех частей. Первой из них является азербайджанское газовое месторождение «Шахдениз», которое должно стать основной ресурсной базой газопровода. Второй – соединяющий Азербайджан с Грузией Южнокавказский газопровод. Третьей – сам газопровод TANAP, трасса которого пройдет через Турцию до греческой границы. Четвертая часть – Трансадриатический газопровод (TAP), который пройдет через Грецию, Албанию и Адриатическое море до Италии. При этом готовность «Шахдениз» составляет в настоящее время 93%, Южнокавказского газопровода – 87%, TANAP – 77%, а Трансадриатического газопровода – 44%. Завершить строительство ключевого проекта «Южного газового коридора» – TANAP – планируется к началу 2018 г.

В проекте «Южный газовый коридор» участвуют семь стран – Азербайджан, Грузия, Турция, Болгария, Греция, Албания и Италия. Еще три балканские страны, по словам И. Алиева, могут присоединиться к проекту в будущем.

При этот как минимум четыре из этих семи стран – Турция, Болгария, Греция и Италия – должны были получать российский газ по «Южному потоку», свернутому в 2014 г. из-за позиции Болгарии и ЕС. На смену ему пришел «Турецкий поток», вторая нитка которого также должна снабжать газом Южную Европу. Между тем, 11 июля азербайджанский ресурс trend.az сообщил, что Анкара считает приоритетными проектом именно TANAP, а не «Турецкий поток». «TANAP в дальнейшем позволит транспортировать не только азербайджанский газ в Турцию и Европу, но и газ из ближневосточных стран в Европу» – цитирует trend.az неназванный источник в администрации Р. Эрдогана.

Газа не хватает

Однако у TANAP есть одна большая проблема – ему остро не хватает ресурсной базы. Проектная мощность газопровода составляет 16 млрд куб. м. в год, из которых 6 млрд предназначены для Турции и 10 млрд – для Южной Европы. Ресурсной базой TANAP пока является только азербайджанский газ, добываемый в рамках проекта «Шахдениз-2». Но способность Азербайджана заполнить газом TANAP на Западе вызывает сомнения. И. Алиев в своем выступлении в Стамбуле заявил, что доказанные запасы газа в Азербайджане составляют 2,6 трлн куб. м. В то же время, по данным ВР Statistical Review of World Energy, совокупные запасы природного газа в республике на конец 2016 г. составляли всего 1,1 трлн куб. м. Причем за январь-май 2017 г. добыча газа в Азербайджане упала на 6%.

Надежды на то, что TANAP удастся заполнить газом, добываемым в Израиле или Иракском Курдистане, пока выглядят призрачными из-за его стоимости или все той же недостаточности ресурсной базы. Еще менее реальной является возможность получения туркменского газа, поскольку строительства газопровода по дну Каспия, правовой статус которого до сих пор не урегулирован, не допустят Москва и Тегеран. Большими запасами газа располагает Иран, но он в проекте TANAP участвовать отказался.

Ввиду этого существенную конкуренцию «Газпрому» азербайджанский газ вряд ли составит. Что касается геополитической переконфигурации Южного Кавказа, которую может вызвать запуск TANAP, то после ввода в строй нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум больших изменений здесь ожидать не стоит.

Александр Шустов, кандидат исторических наук

Источник – Евразия Эксперт

Азербайджан. США. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261980 Александр Шустов


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258218 Юрий Шафраник

Сейчас энергетика стала полем жесткой конкуренции

Юрий Шафраник, Председатель правления МГНК «СоюзНефтеГаз», президент Фонда «Мировая политика и ресурсы»

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Юрий Константинович, Управление энергетической информации Минэнерго США в майском краткосрочном прогнозе по рынку энергоносителей делает вывод, что добыча нефти будет расти быстрее, чем спрос, а рынок в необозримой перспективе останется в состоянии избыточного предложения. Это верный прогноз?

Юрий Шафраник: Во-первых, к их рекомендациям надо относиться очень серьезно. Считаю, что на фоне разных агентств Министерство энергетики США дает правдоподобно взвешенные прогнозы. Во-вторых, анализируя ситуацию, не следует пользоваться краткосрочными прогнозами. Так, к примеру, с 2000 по 2013 год у нас было колоссальное увеличение роста объемов добычи нефти и рост цены в пять раз.

В настоящий период мы можем констатировать, что добыча первичных ресурсов достаточно хорошо развита, но потребление в силу разных причин стало меньше. В связи с этим цены снизились. По моему мнению, за десятилетие цена составит максимум 55 долларов. Вот что нас ждет. При этом, естественно, все мировые факторы - политика, экономика, региональные беды - будут сказываться на количестве добычи нефти и ее стоимости.

А.Оганесян: Россия долгие годы держалась в стороне от ОПЕК, но в последнее время контакты стали более интенсивными. Что принесет России тесное взаимодействие?

Ю.Шафраник: Взаимодействуя, мы стабилизировали ситуацию, подняли цену на нефть. Это положительный результат. Всегда считал, что России входить в ОПЕК не надо. А взаимодействовать - обогащать друг друга аналитикой, обсуждением тем - мы должны регулярно.

Мир за последние семь-восемь лет радикально изменился. Приведу пример. Америка потребляла нефти больше всех в мире со свободного рынка. За последние годы в результате завидного успеха сланцевого проекта там стали производить на 70% больше нефти. Китай в то же время заместил собой Америку в сфере потребления самого большого объема свободной нефти. Мир стал понимать, что нефтяных и газовых ресурсов, которые можно добыть, больше, чем казалось раньше. Наши нефтяники всегда говорили, что нефть есть, но вопрос заключается в том, как ее добывать.

Конечно, роль ОПЕК из-за изменившейся ситуации снижена. ОПЕК без России уже ничего не сможет делать. За последние 10-15 лет энергетический мир изменился. Обращу внимание на один острый момент, который до конца не понимается Ближним Востоком, Саудовской Аравией в частности. Из союзников, взаимно дополняющих друг друга, Америка и Саудовская Аравия превратились в конкурентов. Это касается и нас. До 2010 года сотрудничество Америки, Саудовской Аравии и России в энергетической сфере было первой строкой любых переговоров - от встреч президентов до рабочих комиссий. А сейчас энергетика превратилась в поле жесткой конкуренции. И это понимают еще не все.

Стала не нужна свободная нефть, изменились приоритеты Америки. Процессы проходят прагматично и жестко. И ОПЕК, и нам пришлось приложить усилия, чтобы стабилизировать ситуацию и установить более благоприятную цену и для производителей, и для потребителей. Для потребителя цена 30-40 долларов кажется хорошей, но цена-то потом обязательно поднимется до 80-90 долларов. А для экономики потребителя нет ничего хуже скачков вверх или вниз. Считаю, что мы сделали очень серьезный шаг, понимая, что это временно. Ведь в Америке работает свободная конкуренция - раньше сланцевая нефть стоила 80, а теперь 40 долларов. Американцы никогда не будут подписываться ни под какими ограничениями. Для нас это важнейший факт.

ОПЕК, в свою очередь, должна решить внутренние проблемы, связанные с эффективностью. Только она дает возможность при низкой цене удержаться на рынке.

И вторая задача, которую необходимо решать, - рынок. Не зря говорят: потерять рынок легко, вернуться туда трудно. Потеряешь рынок, потом будешь еще раз платить за вхождение. Это конкретные деньги, растянутые по разным составляющим. Поэтому эффективность российских компаний зависит от понимания того, что рынок мы должны удержать, памятуя, что сейчас Америка для нас конкурент. Она уже протестировала и перегнала в Европу первые танкеры с газом. Это дорого, но в скором времени впишется в ценовой сегмент, который удовлетворит потребителей.

А.Оганесян: До выборов Трамп несколько раз очень жестко критиковал ОПЕК, что она чуть ли не ограбила Америку, и, кстати, он говорил о том, что для них цена 40 долларов за баррель - идеальная. В чем заключается критика Трампа?

Ю.Шафраник: 40 долларов за баррель - цена, которая на сегодняшний момент удовлетворяет американские сланцевые компании. Именно подход через экономические рычаги перестимулирования позволил как минимум в два раза снизить затраты на производство барреля нефти за последние восемь лет. Поэтому можно говорить о революции в отрасли. Главное - это снижение затрат за счет эффективности работы, очистки нефтяных компаний от всего второстепенного, перевод сервиса на подряд, стимулирование соревновательности и конкуренции. Нет других рецептов, и для нас в том числе.

Трамп против того, чтобы спасать весь мир, чтобы Транстихоокеанское и Трансатлантическое партнерства тащить на своих плечах. Это соответствует духу не Трампа, а бизнеса Америки. Они рассуждают так: мы в свободной конкуренции. Американский бизнес, здоровый, жесткий, выступает за свободу конкуренции. С одной стороны, во время поездки Трампа в Саудовскую Аравию был подписан величайший для Америки контракт, а с другой - отсутствие каких бы то ни было обещаний со стороны Америки, даже в военной части. Отлично! Что еще можно сказать?! Всем урок. Я бы на месте ближневосточных коллег, друзей, сделал вывод: спасаться придется самим и в экономике, и в террористических разборках, и в гражданских неразберихах.

А.Оганесян: Как вы считаете, может ли разрыв рядом стран дипотношений с Катаром негативно повлиять на устойчивость рынка нефти и газа? И какие надо предпринимать шаги для его стабилизации?

Ю.Шафраник: Конечно, Катар - серьезный игрок на рынке сжиженного природного газа (СПГ). Жидкий газ находится между нефтью и газом, поэтому его можно в какой-то мере отнести к нефтяному фактору. Катар - серьезный игрок, но не настолько. Когда на Фукусиме произошла беда, то, никого не предупредив, Катар ушел туда, потому что там цена на СПГ возросла в два раза, и снял, по моим оценкам, за несколько месяцев с рынка Европы до 20 млрд. кубов газа. Главный парадокс заключается в том, что никто в Европе этого не почувствовал, потому что Россия закрыла эту брешь. Катар может негативно повлиять на рынок как один из факторов. Наш МИД призывает к урегулированию отношений с ним. Но это политическая, а не энергетическая тема. Считаю, что страны должны решить данный вопрос, снять обострение, которое произошло. Но если есть рецидив, то они будут и дальше.

А.Оганесян: Вы недавно вернулись из Ирака. Что вы скажете об этой стране? Что там с добычей нефти и сотрудничает ли Россия в этой области с Ираком?

Ю.Шафраник: Россия сотрудничает в этой области с Ираком. «Лукойл» сделал очень большие финансовые вложения. После войны, по моему мнению, это наш самый большой проект. Отношение в целом в официальном Ираке к России хорошее. Основные политические проблемы решены. У нас нет никаких запретов. «Газпром» там работает. Сейчас с покупкой «Башнефти» «Роснефть» там легально присутствует. У них, конечно, несопоставимо меньшие проекты, чем у «Лукойла». Но «Роснефть» очень интенсивно занимается Курдистаном, соглашения, которые озвучены, могут серьезно поменять картину по нефти и газу в Ираке и регионе. Нефть и газ из Курдистана надо транспортировать, в связи с этим налаживать транспортные артерии. Есть все предпосылки для развития, но необходимо внутреннее согласие. Еще нет мира.

Всегда считал и считаю, что Ирак нам крайне интересен. Хотя я вернулся оттуда расстроенным. Озвученные желания и договоренности - это одно, а то, что страной занимаются многие игроки извне, у которых взаимоисключающие интересы, - это совсем другое. Ираку предстоят выборы, примирение политических сторон и, конечно, устранение ИГИЛ. Самое главное, о чем им надо думать, - это как вести себя с игроками извне, которые могут подорвать любые договоренности и дестабилизировать ситуацию. В этом отношении я пессимист, потому что не увидел реальных возможностей воплощения в жизнь намерений и договоренностей.

А.Оганесян: Последние данные говорят о замедлении экономического роста в Китае. Как вы думаете, сузится ли его энергетический рынок?

Ю.Шафраник: Последние несколько лет все предсказывают, что в Китае будет чуть ли не спад. Спад темпов - да, потому что они переходят на совершенно другой уровень развития. Условно говоря, у них была задача одеть и накормить страну, а сейчас перед ними стоит совершенно другая политическая и экономическая цель. Но в то, что в Китае в ближайшие хотя бы две пятилетки будет спад, - не верю, потому что это малореально. По всем прогнозам, Китай будет развиваться, это рост потребления Тихоокеанского региона: Китай, Индия, в целом Азия. Вероятны стабилизация в Европе и не такой большой рост потребления углеводородов в Северной Америке.

А.Оганесян: Возможно Европе отказаться от российского газа?

Ю.Шафраник: Европа связана с Россией поставщиками, в данном случае с «Газпромом», километрами труб - это реальные деньги. Есть споры, суды, их Третий энергопакет. Европейцы хотели сделать коммунизм в отдельно взятом регионе, чтобы у них было все хорошо и конкурентно. Идет очень тяжелая дискуссия, и потребление российских энергоресурсов пока радикально не снижается.

Но, как уже говорил, наблюдается конкурентная борьба с США. И если в 1990-х годах мы были еще слабы и переживали драматичные ситуации по всем направлениям, то сейчас ни одна наша серьезная компания не боится конкуренции, она готова к свободному рынку. А вот перевод конкуренции в политическую плоскость - это уже конфронтация. Где эта грань? Как ее определить?

Европа же российский газ может заменить сирийским, иракским или иранским. Если европейцы так хотят уйти от России, то им нужно вкладывать деньги, стабилизировать ситуацию в регионе, рассчитать предсказуемость на 20-25 лет, проложить трубы, и тогда они могут в какой-то мере отказаться от сотрудничества с нами. В течение десяти лет на разных площадках приходится говорить, что ничего Европой не сделано, Америка не собирается там ничего предпринимать. Европу надо любить, она - наш потребитель.

А.Оганесян: А Россия может диверсифицировать источники поставки газа и нефти и компенсировать падение спроса за счет восточного направления?

Ю.Шафраник: За последние 15 лет Россия на внешнем рынке сделала очень-очень много. Но, по моему мнению, мы опаздываем на пять лет. Мы проложили дополнительные трубы нефти и газа, остался только «Южный поток», увеличили почти в два раза экспорт нефти. Все это делалось для того, чтобы удержать рынок. То есть мы вложили огромные деньги для удержания внешнего рынка. Считаю, что это правильный и большой шаг к успеху.

Касательно восточного вектора. Я побывал осенью на любимом Сахалине. Оттуда особенно видно, что разворот на Восток Россия точно делает, опираясь на нефтегазовые проекты. Нам необходимы эффективность внутренних компаний, внутренняя конкуренция, свободный сервис, тогда мы удержим свою долю на внешнем рынке.

И огромный вызов для нас - это внутренний рынок: насыщение нефтепродуктами, прежде всего газом, и стабильными киловаттами, даже возможное снижение цен на электрокиловатты и на базе этого - мощнейшее развитие нефтегазохимии.

А.Оганесян: Кстати, в контексте развития технологий, нового оборудования приводили часто в пример Норвегию, которая вокруг своих сырьевых богатств отстроила очень интересные технологии.

Ю.Шафраник: У нас территории большие, много потенциальных ресурсов. Я более жестко говорю: легче отдать на разных льготных условиях зоны, где надо вести разведку и добычу, чем отдавать сервисный рынок, потому что это наука, оборудование, технологии. Это нужно радикально отслеживать.

А.Оганесян: Наступили времена трудностей и неопределенностей мирового энергетического сектора. В то же время солнечная энергия становится намного дешевле. Как вы думаете, смогут возобновляемые источники энергии составить конкуренцию традиционным?

Ю.Шафраник: Во-первых, хотя и солнечная, но энергетика. Почему тяжелые времена? Нефтяники переживали и более тяжелые времена. Если говорить о цене на нефть, то были периоды, когда было все еще хуже. В конце 1980-х годов 70% нефтяников Техаса были без работы. Куда еще хуже? Там сейчас есть проблемы не с безработицей, а с кадрами, которые без работы, но не такие, как в конце 1980-х. Я бы никогда не драматизировал эту ситуацию. У нефтяников и газовиков нервы крепкие.

Мы занимаемся бизнесом уже 25 лет, могут быть взлеты и падения. Существуют солнечная, ветровая, атомная и гидроэнергетика. Недавно, кстати, прочитал интервью С.Б.Иванова и с удовольствием отметил, что один из высшего состава руководителей России вполне точно и разумно говорит о балансе энергетических ресурсов, о том, что он должен быть.

Если в Тибете чайник вскипает от солнца, то тащить туда газ не стоит. Если у нас вся Якутия - несколько тысяч километров влево, несколько тысяч километров вправо, то для какого-то одного поселка не будешь тащить трубу с газом. Баланс энергетик и география - это важно. Возобновляемая энергетика сделала хороший шаг, в частности в Европе. Сейчас видно, что затраты на единицу ветра снижаются не так радикально, как у нас, нефтяников. У американцев сланцевый газ стал менее затратным. Любой вид энергии должен быть, но в конкуренции. Ничего не надо делать искусственно.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258218 Юрий Шафраник


Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 27 июля 2017 > № 2257985 Андрей Ляхов

Золото шейхов: состоится ли IPO Saudi Aramco

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

Выход саудовского нефтяного гиганта Saudi Aramco на биржу ждут уже 30 лет. Если IPO состоится, оно может стать крупнейшим в истории. Вопрос в том, готово ли правительство Саудовской Аравии снять вуаль секретности с одной из самых закрытых нефтяных компаний в мире.

C конца 1980-х в мировых СМИ время от времени появляются сообщения о готовящемся IPO Saudi Aramco, национальной нефтяной компании Саудовской Аравии. И все последние 30 лет дальше слов дело не идет. Причины, очевидно, лежат в ее уникальной и ключевой позиции, которую Aramco играет в клубе производителей нефти, делающей ее опорным стержнем Саудовской Аравии.

Впрочем, есть вероятность, что выход компании на биржу может наконец стать реальностью. Не так давно Aramco наняла два инвестбанка и ряд юристов для консультаций по поводу возможного IPO. Если размещение произойдет, оно, скорее всего, будет самым крупным в истории. Считается, что идеологом нынешней попытки разместить акции Aramco на бирже является принц Мухаммад ибн Салман Аль Сауд, который недавно стал кронпринцем, и что само размещение – часть его курса на модернизацию Саудовской Аравии.

В консультациях участвуют Нью-Йоркская (NYSE) и Лондонская фондовые биржи (LSE), вероятный объем размещения может потребовать привлечение обеих площадок. В то время как LSE была бы отличной площадкой для размещения акций любого производителя нефти, на сегодняшний день невозможно разместить предложение такого объема только для лондонских инвесторов, и именно в этом случае почти безграничный потенциал NYSE может сыграть решающую роль.

Делегации обеих бирж отправились в Эр-Рияд, чтобы изложить компании и правительству критерии, которым должна соответствовать компания для размещения акций, а также требования, которые она должна выполнить после него. Из публично доступной информации следует, что LSE предложила помочь Aramco получить освобождение от правила 25% акций в свободном обращении (25% free float requirement), установленного в правилах листинга. Существуют очевидные признаки того, что после IPO только 5% акционерного капитала компании будет свободно обращаться на биржах.

Одна из проблем, стоящих перед Aramco и ее советниками, – оценка стоимости компании. Saudi Aramco никогда не раскрывала показатели своих резервов и ресурсов, и сейчас оценки ее стоимости колеблются между $500 млрд и $3,5 трлн.

Даже с усредненной оценочной стоимостью в $2 трлн, 5%, которые Aramco, вероятно, предложит публике, будут оценены в сумму около $100 млрд – больше, чем общая стоимость пяти самых крупных размещений, которые когда-либо происходили в Нью-Йорке. В такой выгодной сделке каждая крупица акций превращается в кучу денег. Но с точки зрения более широкой общественности все выглядит по-другому.

Превращение такой компании, как Aramco, в публичную неотвратимо сделает ее более прозрачной и публично подотчетной. На сегодняшний день руководство компания занимает противоположную позицию. Aramco регулярно отказывается раскрывать инвесторам свою подробную геологическую информацию, производственные расходы по каждой скважине, особенности взаимоотношений с саудовским правительством, а также особенности найма персонала и операционные процедуры. Все это было строго охраняемой государственной тайной, как и условия оплаты менеджмента, отношения с коллективом, условия страхования и пенсионных выплат. Но прозрачность и равная доступность информации для каждого инвестора – краеугольный камень публичных финансовых рынков. Это требует снять вуаль секретности с отчетности Aramco, и доподлинно не известно, готово ли саудовское правительство, которое фактически управляет компанией, это сделать.

Также существует вопрос использования привлеченных средств. Каждый кандидат на публичное размещение акций должен иметь подробный бизнес-план, который базируется на финансовой модели перед размещением и хорошо аргументированном прогнозе того, как размещение скажется на эмитенте. В случае Aramco это будет требовать такого уровня раскрытия, которого ни сама компания, ни саудовское правительство не показали желания достичь.

Неясно, как сработает исключение из правила 25%, если оно будет позволено. Обычно эмитент заключает соглашение с мажоритарным акционером, цель которого – ограничить влияние мажоритария на управление и контроль за эмитентом. Акционер Aramco – суверенное государство, которое имеет намерение оставить 95% акций под своим жестким контролем. Как именно это сработает? Какие способы защиты будут доступны миноритарным акционерам в случае, если суверенный акционер начнет злоупотреблять своим доминирующим положением? Каковой будет роль неисполнительных директоров и каковы их полномочия, учитывая размер контрольного пакета акций? Достичь соблюдения режима корпоративного управления, скорее всего, будет невозможно, и определенный компромисс, приемлемый для рынка, должен быть достигнут. Впрочем, комплексное влияние всех уступок и специальных условий для предлагаемого размещения акций компании Aramco неизбежно потянет цену бумаг вниз. Большой вопрос в том, не разочарует ли негативная динамика компанию настолько, что она откажутся от всей затеи в последний момент.

Saudi Aramco – ключевой член Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), и время от времени она имела с ней непростые отношения. ОПЕК, несмотря на уменьшение ее доли на рынке за последние 40 лет, все еще оказывает значительное влияние на мировой рынок углеводородов. Прибыль Aramco и выплаты ее инвесторам зависят от непрозрачного процесса принятия решений в ОПЕК, который инвесторы никоим образом не могут контролировать.

Саудовская Аравия играет лидирующую роль в ОПЕК, и многие решения этой организации подчиняются бюджетным нуждам королевства. Как только акции компании будут выпущены в свободный оборот, они будут представлены в портфеле каждого пенсионного и инвестиционного фонда, а также в премиальных фондовых индексах. Это значит, что так или иначе большинство американцев и европейцев вложатся в эти бумаги и будут получать выгоду от колебания их цены.

Связь с ОПЕК может подвергнуть руководство Aramco под действие антимонопольного законодательства США и Соединенного Королевства с риском уголовного преследования. Саудовский менеджмент компании мог бы заявить о дипломатическом иммунитете, при этом большая часть ответственности пала бы на западный менеджмент. Если бы это случилось, то риски, связанные с занятием руководящих должностей в компании Aramco, могли бы стать неприемлемыми для западных руководителей и отпугнули бы их от принятия предложений о трудоустройстве в Aramco.

Изменение взаимоотношений Aramco с ОПЕК может быть еще одним ключевым условием для успешного размещения акций. Вопрос здесь в том, получится ли сформировать новый приемлемый курс для компании внутри ОПЕК. Это потребовало бы усилий со стороны как саудовского правительства, так и ОПЕК и других крупных стран-производителей нефти, не входящих в картель, что само по себе довольно сложно.

Один лишь список задач, которые необходимо решить Saudi Aramco и ее советникам, делает весь процесс подготовки к IPO беспрецедентной затеей, которая даст фору любому, даже самому сложному публичному размещению акций, случавшемуся ранее. Даже если принц Мухаммад ибн Салман Аль Сауд убедит свою семью продвигать эту инициативу, то на подготовку, вероятно, уйдет несколько лет, и это, вправду, может стать сделкой века, если мы когда-либо прочитаем предварительное уведомление о публичном размещении акций компании Aramco в Financial Times.

Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 27 июля 2017 > № 2257985 Андрей Ляхов


Россия > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 26 июля 2017 > № 2257636 Ирина Ольховская

Российский уголь идет на восток

Интервью с первым замгендиректора УПК Ириной Ольховской

Яна Кузнецова

Россия может в этом году нарастить экспорт угля на 5 млн тонн до 170 млн. О том, куда пойдут поставки сырья, как России конкурировать за долю на рынке с Австралией и Индонезией, а также о последней инициативе Госдумы по запрету открытой перевалки угля в интервью «Газете.Ru» рассказала первый замгендиректора «Управляющей портовой компании» Ирина Ольховская.

— Как АО «Восточный Порт» и АО «Ростерминалуголь» завершили первое полугодие?

— По итогам первого полугодия специализированный порт «Ростерминалуголь» демонстрирует рост объемов перевалки угля за счет увеличения объемов перевозки. По сравнению с первым полугодием прошлого года перевозка в адрес «Ростерминалугля» выросла почти на 4 млн тонн. В том числе это получилось за счет перераспределения потоков — РЖД заранее предупредило нас о ремонтных работах по Восточному полигону, что позволило своевременно подготовиться к увеличению погрузки угля в северо-западном направлении. Необходимо отметить и совокупный рост объемов перевозки в адрес «Восточного Порта» — он вырос на 170 тыс. тонн по сравнению аналогичным периодом прошлого года.

— Какой прогноз по итогам 2017 года?

— При сохранении действующей динамики объемов перевозки «Ростерминалуголь» выйдет на 21 млн тонн по итогам 2017 года. По Дальнему Востоку сейчас договариваемся с РЖД — хотим нарастить погрузки в осенне-зимний период. Кроме того, в этом году планируем увеличить объем перевозок в адрес «Восточного Порта» до 24 млн тонн против 23,5 млн в прошлом году.

— «Восточный порт» сможет принимать больше грузов? Как идет его модернизация?

— За счет реализации третьей очереди угольного комплекса мы планируем увеличить его мощности в два раза. АО «Восточный Порт» уже инвестировал более 24 млрд руб. из запланированных 31 млрд руб., был образован искусственный земельный участок, построен глубоководный причал, проведены строительно-монтажные работы и сборка специализированной углепогрузочной техники, установлены мощные высокотехнологичные стакеры, реклаймеры и судопогрузочные машины.

«Восточный Порт» также вложит 5 млрд руб. в строительство федеральной железнодорожной инфраструктуры, которая увеличит пропускную способность станции Находка-Восточная на 20 млн тонн в год.

Мы представим проект третьей очереди на Восточном экономическом форуме. В этом году основной акцент будет сделан на меры экологической безопасности. Это, прежде всего, модернизация очистных сооружений «Восточного Порта», аспирационных систем, ветрозащитных сооружений. За последние пять лет мы инвестировали в модернизацию и природоохранные мероприятия порядка 1 млрд руб.

— Когда начнет работу третья очередь порта?

— Сейчас мы проводим испытания оборудования с техническими нагрузками, рассчитываем начать полноценную работу в начале 2018 года, идет работа по координации проектных и строительных решений с РЖД, чтобы решить вопросы технологической взаимоувязки железнодорожной инфраструктуры. После открытия начнем поэтапно увеличивать мощность, прибавляя по 5-7 млн тонн до проектной мощности 40 млн в год.

— Планируются ли новые проекты или пока возьмете паузу на развитие терминала на Дальнем Востоке?

— Мы считаем, что наиболее сейчас перспективный проект — это строительство специализированного угольного терминала «Тамань». На данный момент наблюдается достаточно острый дефицит специализированных портовых угольных мощностей на юге России. Единственный глубоководный порт в регионе — Новороссийск, но там нет специализированных мощностей именно по перевалке угля.

— Таманью интересуетесь в расчете на европейский рынок?

— Не только. География поставок будет направлена на Турцию и страны Африки. Появление мощного специализированного терминала на Юге России позволит увеличить объемы поставки российского угля в страны Африки — Египет, Марокко.

— Минэнерго прогнозировал увеличение Россией экспортных поставок угля в этом году. Какой прогноз с вашей стороны?

— Мы согласны с оценкой министерства. С 2010 года угольная отрасль России развивается и увеличивает объем добычи только за счет экспорта. В этом отношении 2016 год был очень показательным — объем экспорта практически сравнялся с объемом потребления внутренним рынком и достиг 165 млн тонн. По итогам прошлого года доля российских производителей угля в мировом рынке достигла 12% по сравнению с 11% в 2015 году. В этом году можно прогнозировать рост экспорта на 5 млн тонн — до 170 млн.

— Мы можем конкурировать с лидерами угольного экспорта, Австралией и Индонезией?

— Для сравнения, Австралия экспортировала в прошлом году 391 млн тонн, Индонезия — 382 млн. Чтобы России сохранить, а тем более увеличить долю, необходимо развитие существующих и строительство новых специализированных портовых мощностей для повышения конкурентоспособности российских производителей угля.

Потому что в том же Китае порты-малыши — это 80 млн тонн в год. А такие крупные порты как Далянь или Шэньчжэнь — это уже за 100-150 млн тонн по году. То есть один китайский порт по объемам перевалки — как все порты Дальнего Востока.

Кроме того, идет борьба за повышения качества поставляемого угля за счет его обогащения. Сейчас происходит полномасштабное строительство обогатительных фабрик и на Кузбассе, и в Красноярском регионе, и в регионе Восточно-Сибирской железной дороги. Потому что у того же австралийского и индонезийского угля есть большое преимущество — минимальное железнодорожное плечо, их экспорт практически весь морской. Учитывая, что расстояния мы никак не сократим, Кузбасс и Красноярский регион как были в центре России, так и останутся, единственный выход — повышать качество поставляемой продукции.

— Конкурентоспособность российского сырья должна была вырасти за счет девальвации — издержки же сократились.

— Девальвационный эффект был отыгран в 2015-2016 годах. Ничего не поделаешь, промышленная инфляция растет. Все рублевые затраты по добыче, производству, обогащению, логистике растут.

— Как вы оцениваете перспективы угля как сырья на мировом рынке на фоне роста популярности ВИЭ и газа?

— С 2010 года объем мирового рынка угля увеличился с 1 млрд до 1,3 млрд тонн. За этот период мы наблюдали спад только в 2015 году, что было связано с резким падением угольных цен. В 2017 году рост продолжается, о чем можно судить даже по России, где, например, увеличивается добыча в Кузбассе и даже Якутии, в крайне тяжелой климатической зоне.

Что касается альтернативной энергетики, то ее рост, особенно в Европе, можно объяснить дотационным эффектом. Так что в плане конкуренции куда больший риск для угольной отрасли представляет газ, особенно трубопроводный.

— Какие сейчас риски по спросу?

— Главный риск — политика основного потребителя угля, Китая. В прошлом году, когда Китай закрывал угольные шахты, цены на уголь несколько выросли, после чего рынок все это дело отыграл обратно.

— Какие бы выделили для России перспективные рынки?

— Основным рынком сбыта угля остаются страны Азиатско-Тихоокеанского региона — Япония и Китай. Увеличение спроса на импортный уголь в азиатском регионе прогнозируется в странах, развивающих угольную энергетику: Южной Корее, Вьетнаме, Малайзии, Филиппинах. Рост спроса на импортный уголь также ожидается в странах Средиземноморья, где идет развитие угольной генерации и увеличиваются мощности угольных электростанций — Турции, Марокко и Египте.

— Сейчас в Госдуме готовится законопроект, который, в частности, предусматривает запрет открытой перевалки угля. Как оцениваете эту инициативу?

— Учитывая достигнутый уровень технического прогресса, нет смысла запрещать открытую перевалку угля. В мире в принципе нет полностью закрытых портов — в Европе, Китае, Японии работают открытые порты, склады. Это связано, прежде всего, с тем, что уголь является пожароопасным материалом.

К примеру, на Дальнем Востоке переоборудовали ряд закрытых терминалов с удобрениями под перевалку угля. Там теперь системно происходит возгорание угля, который, пока не выгорит, будет гореть и тлеть. И задымление будет достаточно серьезное.

Полностью исключить выброс угольной пыли в атмосферу невозможно. Но существующие технологии позволяют минимизировать вред для окружающей среды. Речь идет о закрытых помещениях вагоноопрокидывателей, конвейерных линиях, системах орошения складов, очистки воздуха, сточных вод и всего комплекса экологических мероприятий, который уже реализован в управляемых нами портах «Ростерминалуголь» и «Восточный Порт». На данный момент необходимо сосредоточиться на разработке технических регламентов перевалки угля, руды и других навалочных грузов в портах России для комплексного рассмотрения вопроса и принятия системных решений на уровне правительства.

Россия > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 26 июля 2017 > № 2257636 Ирина Ольховская


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter