Всего новостей: 2528161, выбрано 26 за 0.023 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия. ЮФО. ДФО > Транспорт. Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 7 июня 2018 > № 2634948 Владимир Путин

В России две беды — бензин и дороги: что ответил Путин

Эксперт прокомментировал ответ Путина о цене на бензин

Следить за ростом цен на бензин, потратить триллионы на новые дороги и оставить проезд по Крымскому мосту бесплатным: все это пообещал президент Владимир Путин, отвечая на вопросы россиян во время «прямой линии». Ответил он также и на вопрос о мосте на Сахалин, а также о развитии рынка электромобилей в стране. На что жаловались Путину водители – в материале «Газеты.Ru».

Во время ежегодной «Прямой линии» с населением страны президент Владимир Путин ответил на 79 вопросов. Многие из них напрямую касались автомобильной жизни: все рекорды побило количество вопросов о растущих ценах на бензин. Людей также волновало строительство новых дорог и то, останется ли проезд по Крымскому мосту бесплатным.

Про бензин: пригрозили экспортными пошлинами

Путину рассказали, что в городе Ачинске Красноярского края за полторы недели бензин подорожал на шесть рублей. В Татарстане пожаловались: вчера было 39, сегодня уже 41. В Анадыре 95-й стоит 55 рублей за литр. Жители Ульяновской области вообще уже устраивают акции «Месяц без бензина». А некоторые пишут, что готовы продать свои автомобили.

«45 рублей литр солярки, — сколько же можно это терпеть?» — пожаловался водитель грузовика Алексей Караваев из Санкт-Петербурга.

Ситуацию на рынке топлива Путин назвал «недопустимой» и «неправильной». Он заявил, что нынешняя кризисная ситуация на АЗС – «результат неточного, мягко говоря, регулирования, которое было введено в последнее время в сфере энергетики».

Глава государства напомнил, что правительство договорилось с нефтяниками о стабилизации ситуации, стимулируя нефтепереработку за счет снижения акцизов на бензин и солярку – на 3 тыс. и 2 тыс. рублей соответственно. Кроме того, нефтяникам пообещали не повышать акциз с 1 июля, как ранее было запланировано.

Взамен нефтяные компании обязались поставлять на внутренний рынок необходимый объем топлива и не превышать существующий уровень цен.

«К осени текущего года должны быть приняты дополнительные меры по стабилизации ситуации на рынке. Я исхожу из того, что и правительство будет за этим строго следить, и Федеральная антимонопольная служба будет принимать соответствующие решения, не будет смотреть на происходящие события сквозь пальцы», — пригрозил Путин.

Речь идет о возможности введения экспортной пошлины правительством РФ на поставку нефтепродуктов на экспорт. Уже подготовлен соответствующий проект закона, который министерство энергетики России готово внести в Госдуму.

Эксперты уже поддержали идею о введении экспортной пошлины, однако признали, что данные меры в очередной раз свидетельствуют, что решается вопрос с нефтепереработкой в стране по-прежнему лишь в ручном режиме. В частности координатор сообщества «Синие ведерки» Петр Шкуматов уверен, что экспортные пошлины лишними не будут.

«Изначально подорожание бензина связано с налоговым маневром правительства, в результате чего экспортная пошлина была обнулена. Это привело к резкому скачку цен на бензин. По моим расчетам цена за АИ-92 должна была составлять примерно 41 рубль за литр, но в реальности он стоит 45 рублей на многих заправках.

Эта разница как раз показывает эгоизм нефтяных компаний, о которой говорил Дмитрий Медведев. Я думаю, что экспортную пошлину стоило бы вернуть хотя бы ради возможности более щадящего отношения к внутреннему рынку», — сказал Шкуматов «Газете.Ru».

Про дороги: выделят около 10 трлн рублей

Много вопросов ожидаемо поступило и о качестве российских дорог. На этот раз президента спрашивали об этом не на фоне разбитых улиц, а прямо с подъездов к Крымскому мосту. Со времени открытия в середине мая по нему проехало уже более 300 тыс. автомобилей и во многом способствовало тому, что полуостров еще до начала курортного сезона посетило более миллиона туристов.

«Страна у нас огромная и транспортные вопросы всегда являются актуальными, — сказал Путин. – В силу огромности нашей территории на тех или иных площадках сделано еще недостаточно. Но исторически так сложилось. У нас еще в 60-е годы планировали построить дорогу и связать Дальний Восток с европейской частью. В 60-е годы пробовали, потом в 80-90-х, в итоге бросили эту стройку.

И только совсем недавно сделали первую дорогу Чита — Хабаровск, по которой мне пришлось проехать на Lada Kalina.

Одна из приоритетных задач, которые мы должны решать – это дорожное, в том числе, строительство.

Если сейчас дороги на федеральном уровне более-менее в приличном состоянии, то на региональном уровне количество дорог, которое соответствует нормативам, чуть ли не в два раза меньше. Мы должны добиться того, чтобы не только федеральные, но и региональные трассы были в приличном состоянии. В процентном отношении их количество должно дорасти до 70-80%. Для этого предусматриваются все необходимые ресурсы.

С 2012 до 2017 года мы истратили на дорожное строительство примерно 5,1 трлн рублей. Мы планируем почти удвоить за ближайшую шестилетку эти средства. Примерно 9,5-9,7 трлн рублей будет потрачено на дорожное строительство в разных регионах России».

Про Крымский мост: альтернативы нет

Президент успокоил тех граждан, кто спрашивал, станет ли проезд по Крымскому мосту платным. По его словам, платные дороги могут возникать только там, где есть альтернатива. Он также отметил, что в данном случае никакой альтернативы переезда на Крымский мост автомобильным транспортом не существует.

Кроме того, Путин ответил на вопрос о том, когда завышенные на ряд продуктов цены в Крыму снизятся до уровня тех, что установлены в близлежащих регионах. Он рассказал, что этому в первую очередь будет способствовать запуск движения грузового транспорта по мосту в Крым. «Взаимные потомки товаров приведут к тому, что цены стабилизируется и уровняются между близлежащими регионами», — сказал Путин.

Напомним, что чиновники обещали открыть мост для грузового транспорта осенью — по окончанию курортного сезона.

Про мост на Сахалин: надо подумать

Успел Владимир Путин прокомментировать и идею строительства моста на Сахалин. По словам Путина, он знает, что эта проблема беспокоит жителей Сахалина, а строительство моста является их давней мечтой. «…мы должны оценить эту проблему с разных сторон — с точки зрения экономической эффективности, с точки зрения загрузки этого моста», — заявил Путин. Он добавил, что власти будут учитывать геополитические обстоятельства и необходимость развития инфраструктуры в регионе.

Электрокары: вместо них лучше газомоторка

Отвечая на вопрос о субсидиях на покупку электрокаров президент дал понять, что приоритет в этом плане будет отдаваться газомоторному транспорту.

«Экологически чистые виды транспорта — это мировой тренд, — сказал Путин. — Для нас это имеет определенную специфику. Чтобы подзаряжать электроавтомобиль, нужно иметь первичный источник. И в мире больше всего для производства электроэнергии используется уголь, а он — не самый экологичный вид топлива. Если уж и говорить об улучшении экологической ситуации, то нам нужно переходить на развитие газомоторного топлива».

Россия. ЮФО. ДФО > Транспорт. Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 7 июня 2018 > № 2634948 Владимир Путин


Австрия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 5 июня 2018 > № 2634066 Владимир Путин

Встреча с представителями деловых кругов России и Австрии.

Владимир Путин встретился с участниками российско-австрийского делового совета, посвящённого 50-летию сотрудничества двух государств в газовой сфере.

В.Путин: Господин Федеральный канцлер перед тем, как мне выйти сюда, на ухо мне шепнул: «Буду говорить покороче, чтобы у тебя было побольше времени». Я этим воспользуюсь, но постараюсь вас тоже не утомлять особенно.

Прежде всего хочу поблагодарить господина Федерального канцлера, Президента Австрийской Республики за приглашение.

Приветствую всех, уважаемые дамы и господа, по поводу большого знакового события – 50-летия сотрудничества наших государств в энергетической, газовой сфере.

В этом зале собрались ведущие предприниматели, финансисты, инвесторы России и Австрии. Вас объединяет общее стремление к расширению взаимовыгодного экономического сотрудничества, вы реализуете совместные проекты в самых различных областях – об этом мы сегодня много говорили.

Австрия всегда была и остаётся надёжным партнёром России. На протяжении многих столетий наши страны поддерживали тесные контакты друг с другом, даже в самые непростые периоды истории, в том числе во времена «холодной войны».

Характерно, что 50 лет назад, в июне 1968 года, именно Австрия стала первой западной страной, заключившей долгосрочный договор по поставке газа из Советского Союза в Европу.

Все последующие десятилетия мы надёжно и бесперебойно обеспечивали Австрию энергоресурсами. Австрийским партнёрам поставлено более 200 миллиардов кубических метров газа. В прошлом году объём экспорта российского газа в Австрию увеличился в полтора раза и превысил девять миллиардов кубических метров.

Австрия входит в число крупнейших транзитных центров Европы, через которые российское топливо поступает потребителям в другие европейские государства. Таким образом, благодаря тесному сотрудничеству наших стран в энергетике во многом обеспечивается энергобезопасность европейского континента.

Мы заинтересованы в углублении и расширении тесного сотрудничества. В этой связи отмечу подписанное сегодня «Газпромом» и «ОМФау» новое соглашение о долгосрочных поставках российского газа до 2040 года.

Кроме того, «Газпром» и «ОМФау» готовы к совместной реализации проекта строительства трубопроводной системы «Северный поток-2». Это позволит минимизировать транзитные риски и обеспечить европейской экономике дополнительный объём в размере 55 миллиардов кубических метров экологически чистого, доступного по цене топлива.

Российский и австрийский бизнес активно взаимодействуют и в других сферах. По итогам прошлого года двусторонний товарооборот увеличился более чем на 40 процентов и составил четыре миллиарда долларов.

Россия занимает второе место среди стран – инвесторов в австрийскую экономику. Общий объём наших накопленных капиталовложений в Австрии составляет почти 24 миллиарда долларов; инвестиции из Австрии приближаются к пяти миллиардам.

У нас в стране представлены свыше 1200 австрийских фирм, зарегистрировано около 500 совместных компаний. Большая их часть действует в реальном секторе экономики – строительстве, промышленности, сфере высоких технологий.

Высоко оцениваем активное участие австрийского бизнеса в недавно состоявшемся Петербургском международном экономическом форуме. Реализация заключённых в его ходе двусторонних коммерческих контрактов приведёт к созданию новых производств и высокооплачиваемых рабочих мест как в России, так и в Австрийской Республике.

Мы, конечно же, приветствуем и поддерживаем такие взаимовыгодные проекты. Со своей стороны будем и далее делать всё необходимое для того, чтобы иностранный, в том числе и австрийский бизнес, чувствовал себя на российском рынке комфортно.

Продолжим последовательную работу по либерализации законодательства в сфере предпринимательства, снижению административной и налоговой нагрузки на бизнес, совершенствованию финансово-кредитной и банковской системы. Нацелены осуществлять модернизацию инфраструктурных и социальных сфер.

Подчеркну, экономика России демонстрирует в целом позитивную динамику. По итогам прошлого года у нас положительный рост ВВП, скромный, но стабильный – 1,5 процента, потребительский спрос увеличился на 3,4 процента.

Расширилось промышленное и сельхозпроизводство – на 1,8 и 2,6 процента соответственно. На рекордно низком уровне удерживаем инфляцию – 2,5 процента. Безработица опустилась ниже пяти процентов.

Растёт положительное сальдо торгового баланса. В 2017 году оно превысило 130 миллиардов долларов. Это на четверть больше, чем годом ранее.

В условиях плавающего курса российская валюта сохраняет устойчивость. По размерам золотовалютных резервов Россия стабильно в числе мировых лидеров. У нас один из самых низких в мире уровней государственного долга – менее 20 процентов.

Благодаря ответственной бюджетной политике сократился дефицит федерального бюджета до 1,5 процента ВВП, а в этом году будет достигнут профицит – 0,5 процента.

(Говорит по-немецки, как переведено.) Друзья мои! Наше сотрудничество действительно в очень хорошем состоянии. Однако наше сотрудничество может быть намного лучше. Мы можем этого достичь. Мы должны этого достичь – и мы этого достигнем, однако это зависит от вас.

Большое спасибо!

Австрия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 5 июня 2018 > № 2634066 Владимир Путин


Нидерланды. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216494 Владимир Путин, Бен ван Берден

Встреча с главой Royal Dutch Shell Беном ван Берденом.

Владимир Путин встретился с главным исполнительным директором концерна Royal Dutch Shell Беном ван Берденом. Обсуждались, в частности, перспективы реализации проекта «Северный поток-2».

Концерн Royal Dutch Shell – один из мировых лидеров в энергетической и нефтехимической области, работает более чем в 70 странах мира, поддерживает тесные партнёрские отношения с Россией.

* * *

Начало встречи с главным исполнительным директором концерна Royal Dutch Shell Беном ван Берденом

В.Путин: Уважаемый господин ван Берден! Уважаемые коллеги!

Позвольте мне вас поприветствовать сердечно в Москве, поздравить со 125–летием работы вашей компании в России.

Компания начала работать в своё время ещё с поставок керосина из Российской империи, из Баку, в третьи страны. Теперь компания представлена в России очень широко, и мы имеем очень хорошие, большие перспективы – хорошие перспективы и большие планы. С удовольствием обсудим с вами их сегодня.

Бен ван Берден (как переведено): Большое спасибо, господин Президент. Для меня всегда очень приятно с Вами встречаться, для меня большая честь опять приехать в Москву на встречу с Вами.

Вы абсолютно правы, этот год для нас очень знаменательный, 2017 год: 125 лет назад мы начали нашу работу в России и вместе с Россией. Вы очень хорошо информированы, господин Президент: совершенно верно, 125 лет назад первый в истории наливной танкер, который принадлежал «Шелл», под названием «Мюрекс», пересёк Чёрное море, вышел из порта Батуми и взял курс на Сингапур с партией российского керосина.

Это был очень значимый день для «Шелл», он ознаменовал начало успеха, который стал возможен благодаря нашему партнёрству с нашими российскими компаниями, и он положил начало успешной деятельности нашей компании в целом.

Но без надёжного партнёрства с нашими российскими коллегами-партнёрами, как Вы понимаете, наш успех в России был бы невозможен. И с тех пор это партнёрство только развивается и процветает.

Мы гордимся своей работой в России, мы гордимся тем вкладом, который мы внесли в развитие нефтегазовой отрасли России, например, развитие таких направлений, как производство сжиженного природного газа, внедрение передовых методов разработки и эксплуатации месторождений, и многих других.

В этот раз я специально приехал в Россию, чтобы поблагодарить лично Вас, господин Президент, и всех наших российских друзей и партнёров за доверие, которое нам было оказано в течение всех этих лет.

Кроме этого, хотел бы сказать, что мы с оптимизмом смотрим на развитие нашего будущего в России. Последнее время у нас в России был ряд достижений, в частности мы подписали соглашение о финансировании проекта «Северный поток–2».

С точки зрения «Шелл», проект «Северный поток–2» будет способствовать надёжным поставкам газа в Северную Европу, он повысит энергетическую безопасность Европы, и этот проект будет реализовываться на благо всех сторон – как европейских потребителей, так и на благо Российской Федерации.

И ещё я оптимистично настроен во время этого моего визита в Москву по другой причине: я с оптимизмом смотрю на предстоящий футбольный матч сегодня. Знаю важность этого футбольного матча для Российской Федерации и надеюсь, что, несмотря на Ваш плотный график, Вы сможете хотя бы застать часть футбола.

В.Путин: Что касается футбола – не знаю, но то, что касается наших планов, в том числе проекта «Северный поток–2», о котором Вы упомянули, конечно, он имеет все шансы на успех.

Я всегда подчёркиваю, что это чисто коммерческий проект, и он, конечно, связан с перспективами расширения потребления газа в Европе до 510 миллиардов кубических метров в год при сокращении собственной добычи в европейских странах, в том числе на севере Европы.

Думаю, что нам нужно просто спокойно всем нашим партнёрам, всем заинтересованным странам, юридическим лицам объяснить, что этот проект не направлен против кого бы то ни было, а, наоборот, призван способствовать развитию энергетических рынков.

Конечно, можно энергоресурсы получать и из других источников. Вопрос в конкурентоспособности, вопрос в логистике и стоимости всех этих компонентов. Нужно, мне кажется, просто терпеливо и в очень доброжелательном ключе вести диалог со всеми нашими партнёрами.

Нидерланды. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216494 Владимир Путин, Бен ван Берден


Россия. Франция. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 3 июня 2017 > № 2198818 Владимир Путин

Церемония имянаречения танкера «Кристоф де Маржери».

Владимир Путин присутствовал на церемонии имянаречения арктического танкера-газовоза «Кристоф де Маржери», флагмана в линейке из пятнадцати подобных судов. Мероприятие состоялось в глубоководном порту Санкт-Петербурга Бронка.

В церемонии участвовали Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, Министр энергетики Александр Новак, Министр транспорта Максим Соколов, Министр экономического развития Максим Орешкин, глава «Новатэка» Леонид Михельсон, президент концерна «Тоталь» Патрик Пуянне, члены семьи Кристофа де Маржери.

Танкер предназначен для круглогодичной транспортировки сжиженного природного газа (СПГ) в сложных условиях Карского моря в рамках проекта «Ямал СПГ». Данный проект предполагает освоение Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения со строительством завода мощностью 16,5 миллиона тонн СПГ в год.

Судно будет носить имя французского предпринимателя, бывшего главы энергетического концерна «Тоталь» Кристофа де Маржери, трагически погибшего в 2014 году в авиакатастрофе в московском аэропорту Внуково.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Очень рад приветствовать всех вас на сегодняшней торжественной церемонии присвоения имени новому арктическому танкеру компании «Совкомфлот». В марте он впервые прибыл в российский порт Сабетта на Севере после успешного прохождения ледовых испытаний.

Отныне это современное судно будет носить имя французского предпринимателя, настоящего, большого друга нашей страны, друга России, – Кристофа де Маржери.

Он обладал особым стратегическим видением, много сделал для укрепления дружеских, партнёрских связей с Россией, способствовал реализации целого ряда крупных совместных проектов в энергетической сфере.

Название корабля – в его честь. И это ещё один символ нашего искреннего, доброго отношения к этому выдающемуся человеку и дань его памяти.

Самый современный танкер высокого ледового класса «Кристоф де Маржери» станет флагманом в линейке из пятнадцати подобных кораблей. Все они предназначены для масштабного проекта «Ямал СПГ», который мы реализуем совместно с французскими и китайскими партнёрами.

Отмечу, что этот проект, без преувеличения, значим не только для нашей страны, да и, пожалуй, не только для Европы: этот проект в целом является весьма существенным вкладом в развитие мировой энергетики.

Он способствует успешному освоению глобальных пространств, формирует спрос на инновационные технологии в области добычи и транспортировки углеводородов, создаёт рабочие места в нашей стране и за рубежом.

Важную роль «Ямал СПГ» играет в развитии Северного морского пути, в изучении и освоении Арктики. Надеюсь, что темпы реализации проекта будут расти, а все наши общие намеченные планы будут, безусловно, выполнены.

И конечно, рассчитываю, что в богатейшем Арктическом регионе будут запущены новые, перспективные, масштабные проекты, в том числе в сотрудничестве с нашими французскими, китайскими, вообще иностранными партнёрами.

Ещё раз поздравляю всех с сегодняшним торжественным событием и желаю дальнейших успехов, всего самого доброго всем нашим друзьям.

Большое спасибо за внимание.

Россия. Франция. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 3 июня 2017 > № 2198818 Владимир Путин


Россия. Арктика. СФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 3 апреля 2017 > № 2126545 Владимир Путин, Игорь Сечин

Видеоконференция по случаю начала бурения скважины Центрально-Ольгинская – 1.

Президент в режиме видеоконференции дал старт поисковому бурению самой северной на российском арктическом шельфе скважины Центрально-Ольгинская – 1 на Хатангском лицензионном участке.

В.Путин: Добрый день!

(Обращаясь к И.Сечину.) Игорь Иванович, хочу пожелать Вам, всем вашим сотрудникам, инженерам, рабочим, всем специалистам, которые активно начинают эту масштабную работу, успехов.

Действительно, совсем недавно в Архангельске мы говорили об освоении минеральных ресурсов Арктики, и вот сейчас в восточной части, в акватории моря Лаптевых, начинается ваша масштабная работа по открытию и фактическому началу эксплуатации. Ну, до эксплуатации ещё далеко, но фактически начинается работа по целой нефтегазоносной провинции, которая, даже по предварительным данным, содержит огромное количество, миллионы тонн условного топлива, миллионы тонн нефти, газа.

Знаю, что это сложная работа. Совсем недавно при личном докладе Вы мне об этом рассказывали. Это сложная, высокотехнологичная операция, так называемое горизонтальное бурение. Это только первая скважина. Впереди огромная работа. И я хочу пожелать Вам удачи и выразить надежду на успех всего этого начинания.

Пожалуйста.

И.Сечин: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович, мы находимся на полуострове Хара-Тумус в Долгано-Ненецком округе, выше 73-й параллели, в 250 метрах от береговой линии моря Лаптевых. До ближайшего посёлка Хатанга – 350 километров. За моей спиной через метель просматривается буровая вышка, и сегодня по Вашей команде компания начнёт здесь бурение первой поисковой скважины в восточной Арктике – Центрально-Ольгинская – 1.

Хочу отметить, что все работы по подготовке к началу бурения прошли в самые короткие сроки. Как Вы помните, чуть больше года назад при Вашей поддержке компания получила возможность работать на Хатангском лицензионном участке. В самые короткие сроки были проведены беспрецедентные работы по геологоразведке. Была проведена 21 тысяча погонных километров сейсмоисследований, выявивших порядка 114 нефтегазоносных перспективных структур, так называемых «ловушек». Общий потенциальный геологический ресурс моря Лаптевых составляет, по предварительным оценкам, до 9,5 миллиарда тонн в нефтяном эквиваленте.

Логистическая операция по подготовке к сегодняшнему бурению проводилась в течение восьми месяцев. Работы осложнялись значительным удалением от базы обеспечения и сложными климатическими условиями.

Из Архангельска, который находится в 3600 километрах отсюда, усиленными судами арктического класса были доставлены буровая установка, модульный жилой комплекс, необходимое оборудование, специальная техника. Всего до восьми тысяч тонн необходимых материалов.

Бурение будет проводиться с берега, что позволит значительно снизить затраты на строительство скважины, проектная глубина – до пяти тысяч метров с последующей боковой горизонтальной зарезкой. Имеющиеся у нас технологии позволяют обеспечить отклонение от вертикали до 15 тысяч метров. Такая технология позволяет значительно сэкономить финансовые ресурсы, обеспечить экономическую эффективность и высокий экологический стандарт. Компания в настоящее время является одним из мировых лидеров по освоению шельфовых месторождений.

Как Вы помните, Владимир Владимирович, по Вашей команде в 2014 году мы работали в Карском море, открыли чрезвычайно значимое месторождение – Карскую нефтегазоносную провинцию. В этом году, следом за Хатангским участком, мы будем бурить в Чёрном море, в следующем году – в Баренцевом море, в 2019-м вернёмся в Карскую нефтегазоносную провинцию и также продолжим работу в восточной Арктике.

Уважаемый Владимир Владимирович! Как Вы отметили в ходе конференции в Архангельске, работа в Арктике, инвестиции в Арктику производят, регенерируют семикратный мультипликативный эффект. Эта работа связана с необходимостью тесной координации с энергетиками, строителями, транспортниками, с авиацией, с морским транспортом. И конечно, без Вашей поддержки нам было бы не осуществить подготовку к этому бурению и приступить к сегодняшней работе.

Мы хотим поблагодарить Вас за поддержку и доверие. «Роснефть» всегда оправдает Ваше доверие, уважаемый Владимир Владимирович.

Доклад закончен. Позвольте продемонстрировать небольшой ролик о подготовке к бурению, Владимир Владимирович.

В.Путин: Пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

В.Путин: Спасибо.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович, прошу Вас дать старт бурению первой поисковой скважины в восточной Арктике.

В.Путин: Начинайте.

И.Сечин: Оператора буровой установки прошу приступить к бурению.

Реплика: Вас понял. Приступить к бурению.

Начинаем бурение.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович, к бурению приступили. О ходе работы будем докладывать Вам дополнительно. Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо.

Уважаемый Игорь Иванович, я знаю, что наши нефтяники в целом и компания «Роснефть» в частности особое внимание всегда уделяет вопросам экологической безопасности. Исхожу из того, что и в этом случае, особенно в условиях Арктики, где экосистема очень чувствительна к любым вмешательствам извне, все эти принципы, все эти правила будут соблюдены, вы будете уделять этому самое пристальное внимание.

У нас на арктическом шельфе в море, на берегу в Арктике, мы уже об этом говорили, знаем об этом, находится огромное количество ещё не распечатанных запасов. И, исходя из огромной ценности и важности этих запасов углеводородного сырья, других минералов, именно компаниям с преимущественным участием государства разрешено осуществлять соответствующую работу, выдаётся лицензия только «Роснефти» и «Газпрому». Эти преимущества компания «Роснефть», безусловно, должна использовать самым наилучшим образом.

Я хочу пожелать вам удачи, всего самого хорошего.

И.Сечин: Есть, Владимир Владимирович. Спасибо большое.

Россия. Арктика. СФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 3 апреля 2017 > № 2126545 Владимир Путин, Игорь Сечин


Россия. Арктика. УФО > Экология. Нефть, газ, уголь. Транспорт > kremlin.ru, 30 марта 2017 > № 2124900 Владимир Путин

Видеоконференция по случаю первого захода танкера-газовоза в порт Сабетта.

Владимир Путин принял участие в видеоконференции по случаю первого захода арктического танкера-газовоза в порт Сабетта.

Танкер прибыл в порт Сабетта и совершил тестовую швартовку к технологическим причалам. Судно прошло ледовые испытания в Карском море и Обской губе.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Хочу вас всех поздравить с сегодняшним событием – и российских участников, и наших иностранных партнёров. Заход танкера нового ледового класса – это большое событие в освоении Арктики. Так же, собственно говоря, как и строительство самого порта Сабетта, куда танкер сегодня зашёл, – порта, который построен в чистом поле, как у нас говорят, с нуля. Это большие капиталовложения, хорошие, современные технологии, которые позволяют осваивать богатство Арктики, о чём – вы наверняка видели, смотрели – мы вчера говорили и на Земле Франца-Иосифа, на Земле Александры. Это действительно большое событие.

Хотел бы обратить внимание на то, что мы при освоении огромных богатств Арктики, конечно, исходим из главного принципа – не навредить – и из того, что экосистема этого региона очень чувствительна к любым вмешательствам человека. Но знаю, знаю наверняка, потому что знаком с вашей работой детально, знаю, что сам порт Сабетта, суда (первый из которых сегодня пришёл в этот порт, а всего их должно быть построено 15, в том числе с привлечением российских судостроителей) и сам способ добычи, затем транспортировки – всё это построено на самых высоких технических, технологических и экологических стандартах.

Если мы будем действовать в таком же ключе и такими же темпами, что для меня, честно говоря, даже несколько удивительно, – хочу поздравить строителей, всех, кто занимается реализацией этого проекта, – то, конечно, Россия, без всяких сомнений, не только может, но и станет крупнейшим производителем сжиженного природного газа в мире. У нас есть для этого всё, есть все основания так считать, так думать и добиваться этого результата.

Я вас ещё раз сердечно поздравляю. Надеюсь, что все планы по организации проекта «Ямал СПГ», который мы реализуем с участием наших многочисленных иностранных партнёров (когда я говорю «многочисленных», то имею в виду не только тех, кто непосредственно является акционерами этой компании, но и тех, кто принимает так или иначе участие в реализации этого проекта), – хочу выразить надежду, что всё пройдёт в срок и уже в конце этого года, в крайнем случае в начале следующего, как мы планировали раньше, завод заработает, выйдет на свою проектную мощность – 16,5 миллиона тонн СПГ – и дальше будем развиваться.

Знаю, мне совсем недавно докладывали о планах расширения проектов подобного рода, всячески будем вам помогать и поддерживать.

Поздравляю вас.

С.Зыбко: Товарищ Президент Российской Федерации!

28 марта этого года в 21.00 первый в мире ледовый танкер-газовоз «Кристоф де Маржери» компании «Совкомфлот», Санкт-Петербург, укомплектованный российским экипажем, 29 человек, успешно швартовался у газового терминала компании «Ямал СПГ».

Швартовке газовоза предшествовали ледовые испытания в Карском море и в море Лаптевых. На маршруте следования в порт Сабетта в сопровождении атомных ледоколов «50 лет Победы» и «Вайгач» впервые судно прошло по специально созданному морскому каналу.

Во время осуществления ледового плавания в акватории Северного морского пути, в Обской губе, никаких происшествий не случилось. Судно технически исправно, экипаж здоров, и судно показало высокую ледопроходимость в различных условиях. Судно готово к осуществлению круглогодичной навигации и отгрузке газа из порта Сабетта, проект «Ямал СПГ».

Капитан дальнего плавания Зыбко. Доклад закончен.

В.Путин: Спасибо.

М.Соколов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Строительство порта Сабетта осуществляется на принципах государственно-частного партнёрства и по своим масштабам является сегодня крупнейшим инфраструктурным проектом в мире, реализуемом в арктических широтах. Он представляет собой создание подходного канала в северной части Обской губы длиной около 50 километров, шириной 300 метров, глубиной 15 метров, непосредственно самой акватории порта Сабетта, его площадь порядка 130 гектаров, а также двух мощных льдозащитных сооружений.

Общий объём инвестиций составляет 108 миллиардов рублей, из которых 72 миллиарда – это средства федерального бюджета в рамках федеральной целевой программы развития транспортной системы, треть – частные инвестиции.

Сегодня порт фактически уже работает в штатном режиме. За прошлый год было принято и обслужено около 1200 судов различного класса и около 3 миллионов тонн грузов. Реализация этого проекта в полном масштабе позволила не только осуществить строительство самого завода по сжижению природного газа, но и, конечно же, упрочила позиции Российской Федерации в Арктике, послужила развитию Северного морского пути, формированию новых логистических цепочек и стала инфраструктурной основой для реализации других масштабных проектов в северных широтах нашей страны.

Доклад закончен.

В.Путин: Благодарю Вас.

Л.Михельсон: Уважаемый Владимир Владимирович!

«НОВАТЭК» совместно с партнёрами: французской «Тоталь», китайскими CNPC и Фондом Шёлкового пути – реализует проект «Ямал СПГ» названной мощностью 16,5 миллиона тонн. На проектную мощность проект выйдет в 2019 году, первая очередь будет введена в 2017 году. Общие капитальные вложения – 27 миллиардов.

Выражаем благодарность Вам, Владимир Владимирович, Правительству за постоянную поддержку проекта. Своевременно были выделены средства Фонда национального благосостояния, обеспечено мореплавание в Обской губе. На сегодняшний день проект в полном объёме обеспечен проектным финансированием. В нём приняли участие финансовые институты России, Китая, Италии, Франции, Японии.

Данный регион является богатейшим местом по своим запасам, здесь возможно производить более 70 миллионов тонн. Здесь возможно создать хаб с долей на мировом рынке более 15 процентов по СПГ. Созданная инфраструктура поможет обеспечить это в кратчайшие сроки.

Спасибо. Доклад закончен.

В.Путин: Хочу вас всех поблагодарить. И наших иностранных партнёров, прежде всего, конечно, китайских, французских партнёров, за то, что они верят в этот проект, активно в нём участвуют, поддерживают и технологически, и финансово. Это очень важно, имею в виду, что на мировых энергетических рынках сейчас не самая лучшая погода. Но мы исходим из того, что потребности в энергоресурсах будут возрастать, и мы работаем на перспективу.

Мне очень приятно отметить, что новое судно ледового класса, которое, по сути, аналогов в мире не имеет, названо в честь трагически ушедшего из жизни нашего большого друга, французского предпринимателя и бывшего главы компании «Тоталь» Кристофа де Маржери. Это очень символично, это будет закреплять наши отношения даже на таком духовном, я бы сказал, уровне. И хочу выразить ещё раз надежду, что то, как мы работаем сегодня, тот уровень, которого мы добились в совместной работе, будет и дальше способствовать совместной эффективной деятельности на благо и компаний, которые принимают в этом участие, на благо наших стран и будут поддерживать устойчивый уровень на международном энергетическом рынке, создавать благоприятные условия для развития мировой экономики.

Хочу пожелать вам всем удачи. Спасибо.

Россия. Арктика. УФО > Экология. Нефть, газ, уголь. Транспорт > kremlin.ru, 30 марта 2017 > № 2124900 Владимир Путин


Россия. Арктика. СЗФО > Экология. Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 марта 2017 > № 2124898 Владимир Путин

Совещание по вопросу комплексного развития Арктики.

В ходе посещения острова Земля Александры архипелага Земля Франца-Иосифа Владимир Путин провёл совещание по вопросу комплексного развития Арктики.

В совещании приняли участие Председатель Правительства Дмитрий Медведев, Министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, Министр обороны Сергей Шойгу и специальный представитель Президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги! Мы с вами в первой части посмотрели, что сделано в Год экологии как раз по экологической проблематике. Хочу поблагодарить Правительство, министерства, ведомства: и Министерство экологии, и Министерство обороны, другие наши структуры, которые принимали участие в этой работе. Работа проделана очень большая, колоссальная, десятки тысяч тонн перелопачено, убрано. Металлоконструкции, бочки, ГСМ, – в общем, как с начала 90-х годов отсюда Россия практически ушла, так ничего и не убирали, всё оставили, как было. И это начало создавать такую серьёзную угрозу для очень хрупкой экосистемы этого региона.

Мы послушали коротко и то, что делается по военной проблематике. Сейчас хотел бы сосредоточиться на вопросах экономики. Хочу напомнить, что значение этого региона и для укрепления позиций России в мире, и для обеспечения экономических интересов огромно. Площадь Арктической зоны Российской Федерации достигает 3,4 миллиона квадратных километров, что составляет порядка 20, если быть более точным, 19,9 процента российской территории.

Арктическая зона является крупнейшим сырьевым резервом страны, где сохранились практически нетронутые ресурсы углеводородного и минерального сырья глобального значения. Не только общероссийского, а мирового, именно глобального значения. Вместе с тем экономически эффективное функционирование Арктической зоны невозможно без регулирующей деятельности государства и без государственной поддержки. В этом регионе сосредоточены основные запасы ряда важнейших полезных ископаемых, которые являются определяющими для развития экономики Российской Федерации. Так, разведанные запасы газа промышленных категорий Арктической зоны составляют 80 процентов общероссийских. В этом районе сосредоточено 90 процентов извлекаемых ресурсов углеводородов всего континентального шельфа России, в том числе 70 процентов – на шельфах Баренцева и Карского морей.

Прогнозируется наличие углеводородов и в глубоководной части Северного Ледовитого океана в огромных количествах – приблизительно 15–20 миллиардов тонн условного топлива. По оценкам Российской академии наук, в Арктической зоне сконцентрирована подавляющая доля общероссийских и общемировых запасов, в том числе золота – 40 процентов, нефти – 60 процентов, газа – от 60 до 90 процентов, из них 30 мировых, хрома и марганца – 90 процентов, платиновых металлов – 47 процентов, коренных алмазов – 100 процентов и так далее и так далее.

По общим оценкам, стоимость минерального сырья арктических недр превышает 30 триллионов долларов, причём две трети из них – это стоимость энергетических ресурсов. В Арктической зоне добывается – уже добывается, сейчас, – 100 процентов алмазов у нас, сурьмы, апатитов, других металлов и минералов, редких металлов, редких земель, 98 процентов платиноидов, 95 процентов газа, 90 процентов никеля и кобальта, 60 процентов – меди и нефти, – это всё добывается здесь, в Арктической зоне.

Общая стоимость разведанных запасов минерального сырья недр Арктической зоны составляет, по ориентировочным оценкам, 1,5–2 триллиона долларов. Вместе с тем степень разведанности минерально-сырьевой базы Арктической зоны низка, как и уровень её освоения, что не соответствует перспективным возможностям макрорайона, в котором производится продукция, обеспечивающая получение около 11 процентов национального дохода страны и позволяющая обеспечить до 22 процентов объёма общероссийского экспорта.

Многие месторождения полезных ископаемых поистине уникальны. Обширная зона шельфа северных морей Российской Федерации с богатыми природными ресурсами вместе с биоресурсами 200-мильной экономической зоны России создают предпосылки для долгосрочных, я хочу это подчеркнуть, структурных преобразований, ориентированных на промышленное освоение морской акватории Севера и Арктики.

Это наши оценки, но есть и международные оценки. Согласно докладу Всемирного нефтяного совета (WPC), к 2030 году именно Российская Федерация будет получать 55 процентов от всех добываемых в Арктической зоне углеводородов. Считается, что 55 процентов из всего, что добывается в Арктической зоне, будет добывать именно Россия.

Добыча нефти на Арктическом шельфе должна возрасти в 3,6 раза, до 2,2 миллиона баррелей нефтяного эквивалента в сутки. Вы уже знаете, как идёт, достаточно активно, эта работа. Наиболее крупные и значимые международные проекты в области добычи углеводородов в Арктической зоне хорошо известны – это «Ямал СПГ», «Сахалин-1», «Сахалин-2», где активное участие принимают наши иностранные партнёры совместно с российскими компаниями.

Кроме того, совместно с иностранными компаниями проводятся и геофизические исследования Федынского участка и других участков Баренцева моря. В сентябре 2014 года «Роснефть» и «Эксон Мобил» в результате разведочных работ в Карском море обнаружили крупнейшее нефтяное месторождение в Арктике, которое назвали «Победа». Прогнозные ресурсы углеводородов именно в наших морях оцениваются более чем в 100 миллиардов тонн в нефтяном эквиваленте. Только в недрах месторождений Баренцева моря содержится 2,8 триллиона кубических метров газа. Высока Арктическая зона и по угленосности, в которой, несмотря на низкую разведанность месторождений угля, общие кондиционые прогнозные ресурсы оцениваются минимально, хочу это подчеркнуть, минимально в 780 миллиардов тонн, в том числе 599 миллиардов тонн энергетических и более 80 миллиардов тонн коксующихся углей.

Помимо запасов углеводородов в целом, как я уже говорил, в Арктической зоне обнаружены уникальные запасы медно-никелевых руд, олова, платины, алмазов, золота и так далее и так далее. В Арктическом макрорегионе обнаружено более ста месторождений стратегических металлов, находящихся в различных стадиях освоения, работа уже активно ведётся, и не только нами, но и нашими соседями. В России такие работы ведутся на 40 площадках, у США и Канады 20 таких площадок, у Швеции – 10, у Гренландии – 6, у Финляндии – 3.

В этой связи я хочу сказать, что мы – а я уже это продемонстрировал на примерах совместной работы в различных проектах – открыты для широкого партнёрства с нашими партнёрами, с другими государствами для реализации крупномасштабных совместных, взаимовыгодных проектов – от освоения природных ресурсов и развития глобальных транспортных коридоров до науки и экологии.

Россия последовательно наращивает своё присутствие в Арктике, и это закономерно для крупнейшей арктической державы. Строится порт Сабетта, запущен нефтепровод «Заполярье – Пурпе», модернизируется производство в компании «Норникель», новые месторождения осваивают «Газпром», «Роснефть», «Новатэк», другие ведущие российские компании, я уже некоторые проекты упомянул.

Параллельно возводится социальная инфраструктура, модернизируется система ЖКХ, вкладываются средства в благоустройство арктических городов и посёлков.

В общей сложности в Арктике намечено к реализации несколько десятков перспективных проектов, которые станут «якорными» для развития арктических регионов.

Реализация наших планов потребует согласованных действий государства, бизнеса, регионов. И очень важно, чтобы все проекты и принимаемые решения были чётко скоординированы, выстроены в общей логике, давали максимальный эффект для укрепления экономической и налоговой базы как страны в целом, так и регионов.

У нас есть госпрограмма социально-экономического развития Арктической зоны России до 2020 года, мы её в 2014 году сформировали, но она носит чисто аналитический характер, является сводом мероприятий других отраслевых госпрограмм и не может служить финансовым инструментом реализации Стратегии развития Арктической зоны. У нас сейчас уже Минэкономразвития, насколько я знаю, работает над актуализацией перечня соответствующих проектов. Я бы очень просил Правительство Российской Федерации ускорить доработку новой редакции госпрограммы социально-экономического развития Арктической зоны России. В том числе там должны быть предусмотрены новые подходы к развитию частно-государственного партнёрства в реализации масштабных инфраструктурных проектов, включая освоение шельфа, конечно, и повышение конкурентоспособности Северного морского пути. В полной мере нужно использовать и возможности международной кооперации, о чём я уже дважды сказал.

Интерес к работе с нами очень большой, и его нужно, безусловно, подкрепить реальными совместными проектами. Мы с вами знаем и сопровождаем проект «Новатэка» на Ямале. Напомню, что общий объём финансирования – общий, с инфраструктурой, переработкой, транспортом, – выглядит очень солидно: 26 миллиардов долларов.

И в заключение хотел бы ещё раз подчеркнуть необходимость того, чтобы все наши шаги не только укрепляли экономический потенциал России, важно, чтобы они обеспечивали позитивные изменения в качестве жизни людей, в демографическом развитии наших арктических регионов. Ну и, разумеется, всё это, как я уже сказал, в значительной степени неиспользованный резерв, нужно сделать так, чтобы он эффективно работал на интересы России в целом. Для этого, конечно, нужно сконцентрировать наши финансовые, административные ресурсы и ускорить подготовку программы, о которой я уже сказал.

Д.Медведев: Два слова скажу?

В.Путин: Конечно.

Д.Медведев: Вы абсолютно точно сказали, что необходимо выстроить всю нашу работу в Арктике в единой логике, потому что регион огромный, очень богатый.

Вы перечисляли все те богатства, которые на территории Арктической зоны Российской Федерации либо расположены, либо уже разведаны, и для этого действительно нужен инструмент. Такой инструмент был утверждён Правительством в 2014 году. Но, как было сказано только что Вами, в основном он носит аналитический характер и представляет собой свод различных частей других государственных программ. По всей вероятности, пришла пора создать новую версию этой программы с собственным финансированием и завести туда все те инструменты, которые можем использовать для развития топливно-энергетического комплекса, для развития инфраструктуры в целом, для социального развития, потому что без этого здесь тоже жизни не будет.

В настоящий момент Минэкономразвития внесло в Правительство проект постановления об изменении этой программы. Я, если будет такое поручение Президента, лично к этому вопросу вернусь, посмотрю этот вариант, потому что существуют, естественно, и расхождения между ведомствами, и потом мы представим доклад Президенту о том, что можно было бы в эту программу погрузить, имея в виду перспективу не только до 2020 года, но и на последующий период, потому что смотреть на горизонт три года здесь – несерьёзно. Здесь многомиллиардные инвестиции и стройки все очень большие, поэтому требуется такой, более дальний, взгляд на вещи. В ближайшее время Комиссия по вопросам развития Арктики подготовит окончательную версию, потом я всех соберу, а потом доложим Вам.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Министерство обороны, Федеральная служба безопасности, её пограничная составляющая должны реализовать свои планы для обеспечения национальных интересов с точки зрения обеспечения обороноспособности страны, но и защиты наших интересов в Арктике, обеспечения нормального функционирования Северного морского пути. Многие объекты Министерства обороны могли бы быть, что называется, двойного назначения и должны помогать гражданским службам реализовывать те задачи, которые перед ними стоят.

С.Шойгу: Обязательно рассмотрим дополнительные возможности наших объектов в Арктической зоне по привлечению и экономических институтов, и, естественно, других ведомств для того, чтобы можно было более эффективно осваивать то, что здесь есть, а самое главное, обеспечивать безопасность как Северного морского пути, так и всей экономической деятельности на территории Арктики и островной её части.

Россия. Арктика. СЗФО > Экология. Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 марта 2017 > № 2124898 Владимир Путин


Турция. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > kremlin.ru, 10 октября 2016 > № 1926045 Владимир Путин

Мировой энергетический конгресс в Стамбуле.

Владимир Путин принял участие в работе специальной сессии 23-го Мирового энергетического конгресса.

В.Путин: Уважаемый господин Президент Эрдоган! Уважаемые коллеги-президенты, господин Премьер-министр, дамы и господа!

Очень рад возможности выступить на столь авторитетном международном форуме. Считаю, что в нынешней непростой ситуации в глобальной экономике встречи и переговоры в рамках Мирового энергетического конгресса предоставляют хорошую возможность для профессионального и заинтересованного обсуждения острых проблем современной энергетики и их влияния на перспективы общего мирового роста.

Наша общая задача заключается в том, чтобы обеспечить доступ всех людей в мире к современным источникам энергии. Напомню, что сегодня без малого два миллиарда людей в мире этого доступа не имеют. Необходимо снять энергетические ограничители на пути к всеобщему росту экономики и развитию. Сделать так, чтобы элементарными благами цивилизации – такими как электричество, свет, тепло – могли воспользоваться и жители самых бедных стран.

Нельзя не видеть и то, что конъюнктура на глобальных энергетических рынках, прежде всего на мировом рынке углеводородов, в последние годы претерпела серьёзные изменения. В условиях падения цен на нефть более чем в два раза многие даже заговорили о том, что эра углеводородов идёт к закату, что надо уже сейчас полностью переориентироваться на альтернативные источники энергии. Думаю, реальных оснований для таких далеко идущих выводов пока нет – во всяком случае, пока.

Да, человечество движется в сторону «зелёной» энергетики, это, безусловно, генеральный путь развития, правильный путь. Спрос на возобновляемую энергию растёт опережающими темпами по сравнению с энергией из традиционных источников. Внедрение самых передовых технологий, в том числе таких, как распределённая генерация, мощные накопители и так называемые умные сети, способствует ускорению этого процесса. Но параллельно с этим потребление нефти и газа также продолжает расти, хотя и не столь высокими темпами, как ранее.

Спрос на традиционные энергоресурсы поддерживается не только автомобилизацией и электрификацией таких огромный стран и экономик, как Китай, Индия, некоторых других государств, но и продолжающимся проникновением продукции нефти и газохимии в самые разные сферы жизни человека, в промышленные процессы.

Более того, масштабный рост производства сжиженного природного газа ведёт к тому, что впервые в истории газовых рынков этот газовый рынок становится по–настоящему глобальным. Стремительно расширяется сопутствующая инфраструктура. По прогнозам, уже через 10 лет объёмы торговли сжиженным природным газом превысят традиционные поставки газа по трубопроводным системам. И интерес к закупкам СПГ в мире будет только расти.

Кстати, напомню прогнозы Международного энергетического агентства: через 20–30 лет мир останется всё–таки углеводородным, а спрос на нефть и газ продолжит расти. К 2040 году доля нефти в общемировом энергопотреблении составит примерно 26 процентов, угля – 25 процентов, газа – 24 процента, биомассы и биотоплива – 10 процентов, атомной энергии – 7, гидроэнергетики – 3, прочих возобновляемых источников – 5. Естественно, это такой среднесрочный прогноз, нужно смотреть дальше, но он тоже о многом говорит и создаёт для нас определённый ориентир.

Так чем же в таком случае вызван сегодняшний избыток предложений углеводородов? Ответ очевиден: высокие цены на нефть в течение последних 10 лет привели к беспрецедентному притоку инвестиций в энергетическую отрасль.

Совершенствование методов добычи и трудноизвлекаемой нефти в сочетании с упрощённым доступом к финансированию позволили перейти к освоению новых, ранее нерентабельных запасов. Всё это помогло целому ряду стран-импортёров нарастить собственные мощности по добыче, и в результате рынок столкнулся с существенными факторами перепроизводства нефти и резким обвалом цен. Посмотрите, что происходит сейчас: низкие цены на нефть спровоцировали и самый продолжительный за 45 лет цикл падения инвестиционной активности отрасли.

Капитальные расходы в нефтедобыче за два года сократились почти на полтриллиона долларов. Из–за снижения вложений в геологоразведку зафиксирован наименьший, обратите внимание, уважаемые коллеги, наименьший за 70 лет прирост запасов нефти. Наблюдается массовая отмена инвестиционных решений по проектам, которые теперь уже рассматриваются как экономически неоправданные.

Нет сомнений, при дальнейшем сохранении таких тенденций нехватка финансирования станет хронической, а мировое перепроизводство энергоресурсов неизбежно обернётся их дефицитом и новыми непредсказуемыми скачками цен и в конечном счёте сильно ударит и по производителям, и по потребителям. Поэтому в сложившейся ситуации считаем, что заморозка или даже сокращение добычи нефти является, пожалуй, единственно правильным решением для сохранения устойчивости всей мировой энергетики. Это отнюдь не нарушит работу рыночных механизмов, напротив, ускорит ребалансировку рынка.

Россия готова присоединиться к совместным мерам по ограничению добычи и призывает к этому других экспортёров нефти. Мы поддерживаем недавнюю инициативу ОПЕК по фиксации лимитов на добычу и рассчитываем, что на заседании ОПЕК в ноябре эта идея воплотится в конкретные договорённости, дав позитивный сигнал рынкам и инвесторам, и, конечно, поможет унять спекулятивную активность и избежать новых колебаний цен.

Отмечу, в условиях турбулентности мировой энергетики ответственно и предсказуемо должны вести себя не только производители и экспортёры, но и потребители энергоресурсов. Энергетическую безопасность можно гарантировать, действуя по–настоящему согласованно, реально учитывая интересы других. При этом мы, конечно, за то, чтобы твёрдо придерживаться принципов свободной торговли и справедливой конкуренции. Мы за то, чтобы последовательно либерализовать трансграничные потоки капиталов, на системной основе расширять промышленную и технологическую кооперацию.

Особо хотел бы подчеркнуть, что недопустимы попытки сдерживать развитие энергетической отрасли в угоду каким бы то ни было политическим амбициям отдельной страны. Имею в виду ставшее модным использование односторонних санкций, необоснованных ограничений на доступ к инвестиционным ресурсам, передовым технологиям. Это всё равно не даёт нужных для инициаторов этих идей результатов.

Тем не менее властями ряда стран практикуются рекомендации бизнесу сворачивать доходные проекты, отказываться от закупок топлива по кратчайшим маршрутам и по выгодным ценам. При этом ссылаются на так называемую союзническую солидарность и блоковую дисциплину.

Такие действия отнюдь не добавляют стабильности мировой энергетике да и мировой экономике в целом. Если уж честно, всё мы это знаем и видим, нужно сказать, что инициаторы подобных идей не очень–то думают как раз о своих союзниках-партнёрах, но никогда не принимают решений, которые противоречат их собственным интересам.

Уважаемые коллеги! Россия, как крупная энергетическая держава, всегда вносила и будет вносить свой вклад в обеспечение долгосрочного и устойчивого развития. Мы стимулируем разведку новых месторождений и продолжаем даже в сегодняшних непростых экономических условиях инвестировать в добычу. Никто не должен сомневаться, что наша страна будет и впредь надёжным поставщиком энергии на глобальные рынки.

Экспорт российских энергоресурсов гарантирует успешное функционирование многих экономик мира. Упомяну лишь, что наши нефть и газ составляют более четверти всего топливного баланса Европейского союза. Причём мы бесперебойно снабжаем Европу природным газом уже на протяжении почти 50 лет.

В строй введена разветвлённая сеть трубопроводов, в том числе самые современные по технологическому оснащению и экологической безопасности, а сейчас идёт интенсивная работа над проектом «Северный поток–2». Только что да и в процессе подготовки к сегодняшнему визиту мы с турецкими партнёрами и с Президентом Эрдоганом подробно говорили и говорим, что намерены реализовать «Турецкий поток». Мы также намерены активно расширять экспорт углеводородов на восточном направлении – в Китайскую Народную Республику, Японию, Индию.

Совместно с партнёрами из других стран наращиваем энерготранспортные возможности, расширяем производство сжиженного природного газа, реализуем целый ряд других крупных инфраструктурных проектов для доставки углеводородов на традиционные и новые рынки, в том числе трубопроводы «Восточная Сибирь – Тихий океан», «Сила Сибири» с соответствующими будущими поставками в Китайскую Народную Республику, модернизируем терминалы в морских портах Дальнего Востока.

При этом мы ответственно относимся к проблемам экологии и климата, уделяем большое внимание повышению в национальном энергетическом балансе доли чистых источников, гидро- и ядерной энергетики, совершенствуем государственное регулирование выбросов парниковых газов, стремимся обеспечить быстрое и экономически эффективное сокращение эмиссии в соответствии с Парижскими соглашениями. Россия будет и далее конструктивно взаимодействовать в энергетической сфере со всеми заинтересованными сторонами на основе принципов взаимовыгодного и равноправного партнёрства.

В заключение хотел бы пожелать всем участникам Мирового энергетического конгресса успешной, продуктивной работы, поблагодарить организаторов за проведение этого мероприятия. Мы понимаем, что в Турции сегодня не самое лучшее время, может быть, для таких крупных мероприятий, потому что совсем недавно, мы знаем об этом, она пережила попытку государственного переворота. Мы очень внимательно и с тревогой следили за тем, что происходит в Турции. Хочу поздравить турецкий народ и Президента Эрдогана с тем, что ситуацию удалось сохранить под контролем. Мы очень рады, что Турция восстанавливается, и желаем успехов.

Спасибо.

Турция. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > kremlin.ru, 10 октября 2016 > № 1926045 Владимир Путин


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 5 сентября 2016 > № 1884406 Владимир Путин

Путин комментирует Трампа, ОПЕК, Роснефть, Японию

Владимир Путин дал интервью главному редактору агентства Bloomberg Джону Миклтвейту, в котором рассказал о своем видении выборов в США, ответил на обвинения во взломе тысяч электронных писем и документов Национального комитета Демократической партии, прокомментировал возможную сделку с ОПЕК по замораживанию добычи, планы продажи пакета ПАО «Роснефть», отношения между Японией и Россией, а также будущее еврозоны после решения Великобритании покинуть Европейский Союз.

Джон Миклтвейт (John Micklethwait), Bloomberg, США

Джон Миклтвейт: Президент Путин, спасибо вам большое за интервью агентству Bloomberg. Здесь, во Владивостоке, мы находимся на краю Тихого океана, накануне второго Восточного экономического форума. Чего вы надеетесь достичь на нем?

Владимир Путин: Это способ привлечь внимание наших партнеров, потенциальных инвесторов к Дальнему Востоку России. В этом смысле данное мероприятие, данное событие мало чем отличается от других региональных форумов подобного рода. Мы в России проводим таких много. Это и экономический форум в Санкт-Петербурге (обычно мы проводим его летом, в начале лета), это и экономический форум в Сочи.

Дальний Восток имеет для нас особое значение, имея в виду приоритетность развития этого региона. В последнее годы, даже, скажем так, в последние десятилетия, мы здесь столкнулись с большим количеством проблем. Мало уделяли внимания этой территории, а она заслуживает гораздо большего, потому что здесь сосредоточены огромные богатства и возможности будущего развития России. Не только развития России как таковой, но и развития всего региона АТР, потому что эта земля очень богата природными и минеральными ресурсами.

Обычно, когда мы говорим о Дальнем Востоке, мы имеем в виду и собственно Дальний Восток — это Приморский край, Хабаровский край, это Камчатка, это Чукотка, но это и так называемая Восточная Сибирь. Если все это вместе взять, вся эта земля содержит колоссальные ресурсы. Это нефть, это газ, это 90% запасов российского олова, 30% запасов российского золота, 35% запасов леса, здесь добывается 70% российской рыбы, в этих водах.

И это регион, где достаточно развита инфраструктура транспортная, железнодорожная. Мы в последние годы активно развиваем автомобильное сообщение. И огромный потенциал: возможности развития авиационной промышленности, космической промышленности. Если Вы обратили внимание, мы запустили в одном из регионов Дальнего Востока новый российский космодром. Здесь традиционно развивается, как я уже сказал, авиация, в том числе и боевая авиация, известные во всем мире самолеты Су производятся именно на Дальнем Востоке России. Наконец, мы возобновляем здесь производство морских судов, прежде всего гражданского назначения. Только сегодня я присутствовал при начале работы одной из очень перспективных площадок в этом плане.

И это очень хорошая возможность для обмена в гуманитарном плане с нашими соседями.

Мы предполагаем здесь развивать музыку, театральную деятельность, выставочную деятельность. Совсем недавно здесь прошли концерты нашего выдающегося музыканта и дирижера господина Гергиева, мы открываем здесь филиал Мариинского петербургского театра. Планируем здесь открыть также филиал петербургского Эрмитажа, Вагановского балетного училища.

Как видите, мы с вами сейчас работаем в здании Дальневосточного федерального университета. Я думаю, что Вы тоже смогли оценить масштаб этого учебного заведения: здесь уже тысячи молодых людей из зарубежных стран учатся, большое количество иностранных преподавателей. Нам бы очень хотелось, чтобы здесь развивалась наука и высшая школа, образование, причем с тем чтобы это было одним из заметных центров научной деятельности во всей системе АТР. Конечно, здесь еще многое можно было бы сделать, но с учетом потребностей рынка труда востребованность такого учебного заведения, она очевидна. Но есть еще одно направление, которые для нас очень интересно и перспективно, кроме всего, что я перечислил выше, —это биология моря. Традиционно и на протяжении многих лет здесь находится один из ведущих институтов Академии наук России как раз по изучению биологии моря. Вы знаете, мы здесь запускаем новый центр, при нем мы построили океанариум, который должен быть не просто площадкой для публики, которая, думаю, будет получать удовольствие от общения с живой природой, но это еще и часть самого Института биологии моря. Здесь складывается интересный, перспективный кластер, и нам бы очень хотелось, чтобы наши потенциальные инвесторы, наши коллеги из зарубежных стран, прежде всего из стран АТР, знали о нем больше.

— Один из гостей, которые приедут на форум, это Синдзо Абэ. Он прибывает во Владивосток. Кажется, это может положить начало политической сделке, если хотите, в рамках которой вы могли бы отдать один из Курильских островов в обмен на более широкое экономическое сотрудничество? Вы открыты для сделки такого рода?

— Мы не торгуем территориями, хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой. И нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы. У нас еще в 1956 году был подписан договор и, на удивление, он был ратифицирован и Верховным советом СССР и японским парламентом. Но затем японская сторона его отказалась выполнять, ну а затем и Советский Союз как бы свел на нет все договоренности в рамках этого договора.

Несколько лет назад японские коллеги просили нас вернуться к обсуждению этой темы, и мы это сделали, пошли навстречу. За предыдущие пару лет не по нашей инициативе, а по инициативе японской стороны фактически эти контакты были заморожены, но сейчас наши партнеры проявляют желание вернуться к обсуждению этой темы. Речь не идет о каком-то обмене, о каких-то продажах, речь идет о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя в накладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побежденной, ни проигравшей.

— Но сейчас вы ближе к решению, чем в 1960-е? Сейчас для этого лучшее время, чем в тот период?

— Я не думаю, что ближе, чем в 1956 году, но, во всяком случае, мы возобновили диалог на этот счет и договорились о том, что наши министры иностранных дел и соответствующие эксперты на уровне заместителей министров активизируют эту работу. Конечно, это всегда является и предметом обсуждения и на уровне президента России, и премьер-министра.

Уверен, что когда мы будем встречаться с господином Абэ здесь, во Владивостоке, мы также будем эту тему обсуждать, но для того чтобы ее решить, она должна быть очень хорошо продумана, подготовлена, повторяю еще раз, на принципах не нанесения ущерба, а наоборот, на принципах создания условий для развития межгосударственных связей на длительную историческую перспективу.

— Кажется, что территории на восточном фронте Вас не так волнуют. Мы упомянули Курилы, вы отдали Китаю остров Тарабаров. Вы могли бы подумать о том, чтобы вернуть Калининград г-же Меркель?

— Мы ничего не отдавали. Это были территории, которые являлись спорными и в отношении которых мы вели переговоры с Китайской Народной Республикой в течение 40 лет — хочу это подчеркнуть, 40 лет, — и в конце концов нашли компромисс. Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой.

Хочу подчеркнуть, что это стало возможным исключительно — это очень важно — на фоне очень высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. И если мы добьемся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие-то компромиссы. Но есть принципиальная разница между вопросом, связанным с японской историей, и, скажем, с нашими переговорами с Китаем. В чем она заключается? Она заключается в том, что японский вопрос возник как результат Второй мировой войны и закреплен в международных документах, связанных с результатами Второй мировой войны. А наши дискуссии с китайскими друзьями по пограничным вопросам ничего общего со Второй мировой войной и с какими нибудь военными конфликтами не имеют. Первое. Вернее, это уже второе. А третье — что касается западной части. Вы сказали про Калининград.

— Это была шутка…

— А я Вам скажу без всяких шуток. Если кому-то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому-то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, — пожалуйста, флаг в руки, начинайте.

— Могу я еще раз спросить Вас о Китае? В 2013 году Вы сказали, что хотели достичь товарооборота с Китаем в 100 миллиардов долларов к 2015 году, 200 миллиардов долларов к 2020 году. Но в прошлом году она упала примерно до 67-70 миллиардов долларов в год. Что пошло не так? Я знаю, что есть проблемы с рублем и проблемы с нефтью. Но что пошло не так, и думаете ли Вы по-прежнему, что цель в 200 миллиардов долларов в 2020 году достижима?

— Да, думаю, что это вполне достижимо, и Вы сами назвали причины падения уровня товарооборота. Мы на первом этапе ставили перед собой цель достичь оборота где-то в 100 миллиардов долларов, и мы почти добрались до этой цифры, потому что она была под 90 миллиардов. Так что эта цифра была почти уже достигнута. Но мы знаем причины, они действительно заключаются в падении цен на наши традиционные экспортные товары, они заключаются в курсовой разнице. И это просто объективные данные. Вы прекрасно это знаете.

— Санкции как-то повлияли на это?

— Санкции и наши отношения с Китаем друг с другом никак не связаны, потому что Китайская Народная Республика, с которой у нас сложились отношения беспрецедентно высокие и по уровню, и по качеству, мы их называем отношениями «всеобъемлющего партнерства и стратегического качества». Санкции здесь совершенно ни при чем. В основе падения товарооборота лежат вещи объективного характера, связанные с ценами на энергоносители и с курсовой разницей. Но физические объемы у нас не упали, они даже растут. Что касается наших торгово-экономических отношений с Китаем, то они на сегодняшний день все больше и больше приобретают диверсифицированный характер, чего мы постоянно добивались вместе с нашими китайскими партнерами.

Обратите внимание: кроме чисто торговли, причем традиционными товарами (с одной стороны, скажем, энергоносители — углеводороды, нефть и теперь уже газ, нефтепродукты, с другой стороны, допустим, текстиль и обувь), мы перешли совершенно к другому уровню кооперации. Мы работаем, допустим, уже по космическим программам совместным. Сейчас мы разрабатываем, и в ближайшее время этот проект будет реализован, производство тяжелого вертолета, работаем над планом создания широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета. Мы кооперируемся в области машиностроения, в области высокоскоростного железнодорожного сообщения, в области переработки, переработки леса и так далее, в области атомной энергетики. Мы уже построили Тяньваньскую атомную электростанцию, два блока уже работают, причем работают очень хорошо, строим еще два блока. Так что та цель, которую мы перед собой ставили, — диверсифицировать наши отношения, — она реализуется.

— Слушая вас, мне стало интересно, оглядываетесь ли Вы назад. Вы стали президентом в 2000 году, и теперь думаете ли Вы, что за прошедший период Россия стала немного более азиатской страной и менее европейской?

— Вы знаете, она стала более развитой страной. Вы знаете, я сейчас бы не стал проводить черту между азиатами, европейцами. Водораздел лежит в другой плоскости — в плоскости развития. Объем российской экономики увеличился в 1,7 раза, почти в 2 раза выросла российская экономика. А по паритету покупательной способности российская экономика стала занимать пятое-шестое место в мире на сегодняшний день.

И совершенно точно десять, уж не говоря о том, что пятнадцать лет назад, мы бы не могли ответить на те санкции, которые ввели в отношении России, ответными мерами, скажем, в области сельского хозяйства. Мы не смогли бы закрыть свой рынок для сельхозпродуктов тех стран, которые недружественно поступили в отношении нашей страны, потому что мы не могли обеспечить собственный рынок своими собственными товарами, а теперь мы можем. Первое.

Второе — освобождение собственного рынка дает возможность нашим сельхозпроизводителям наращивать товарное производство внутри страны. У нас при общем падении ВВП в связи с целым рядом событий (не только санкционного характера, но и чисто объективного — с процессами в мировой экономике) небольшое падение ВВП есть, и промышленности тоже есть. А вот сельское хозяйство растет темпами три процента в год, причем стабильно растет, и в этом году будет три процента, а может быть, больше, и в следующем.

Поэтому, если говорить о том, что произошло, скажем, за 15 лет — произошло очень многое, но не только в этом дело, дело еще и в том, что произошло существенное оздоровление российской экономики. В 2000 году у нас было 12 миллиардов долларов золотовалютных резервов и, по-моему, свыше 20 миллиардов долларов внешних долгов. Сегодня Россия входит в десятку стран с наиболее благоприятным соотношением внешнего долга и золотовалютных резервов. На 1-е число прошлого месяца у нас было почти 400 миллиардов долларов золотовалютных резервов — 395 миллиардов долларов, и где-то всего около 13% от ВВП внешнего долга. Это соотношение — одно из лучших в мире считается.

У нас за чертой бедности жила треть населения — свыше 40 миллионов человек, сейчас эта цифра упала почти в три раза, но за последние год-полтора, к сожалению, немножко подрастает с учетом экономических сложностей и общего падения доходов населения, но все-таки это несопоставимо положительная величина с тем, что было 15 лет назад. Пенсии выросли в разы, реальная заработная плата выросла несопоставимо с тем, что было. Поэтому эти составляющие привели к тому, за что мы боролись и что лежит в основе развития каждого государства — демография. В начале 2000-х казалось, что нам не переломить негативную демографическую тенденцию, население России убывало с каждым годом, сейчас я Вам назову ужасную цифру: почти на миллион человек (минус 900 тысяч ежегодно). Сейчас, в последние три года, мы наблюдаем естественный прирост населения.

— Вы поощряете романы…

— Мы можем считать и записать себе в актив, что у нас самая низкая младенческая смертность и самая низкая материнская смертность за всю нашу новейшую историю. По-моему, в советское время такого не было. Мы ставили перед собой задачу роста продолжительности жизни. Она за последние пять лет росла темпами гораздо большими, чем мы планировали. Так что все это вместе дает нам основания полагать, что мы были на правильном пути. Конечно, еще многое можно и нужно сделать и, наверное, можно было добиться и больших результатов, но в целом мы двигаемся в правильном направлении.

— Вы только что говорили про российскую экономику, мы к этому еще вернемся, и я Вас спрошу про резервы буквально через секунду. Но вот мне пришло в голову, пока Вы детально рассказывали, как Россия стала сильнее: вы скоро отправитесь на G20. Вы изучали и наблюдали, как идут дела на Западе. К настоящему моменту Вы участвовали в G20 чаще, чем любой другой лидер. Были ли Вы когда-либо на G20, где Запад был бы настолько разделен и его раздирали бы такие сомнения и недоверие к самому себе? Посмотрите на то, что происходит сейчас в Европе — миграция, Брексит, посмотрите на Америку с выборами и проблемами, с ними связанными. Не кажется ли Вам, что сейчас Запад особенно разобщен? Чем это объясняется?

— Много проблем в мировой экономике в целом, в западной экономике тоже много проблем: старение населения, падение темпов роста производительности труда. Это очевидные вещи. Вообще, в целом демография — очень тяжелая. Потом, наверное, ведь сами специалисты — а Вы как раз один из лучших специалистов в этой сфере — считают, что в политике расширения Евросоюза не были учтены некоторые элементы, связанные с готовностью тех или иных экономик к вхождению в зону евро. Войти в единую валюту с достаточно слабыми показателями экономическими и удержать не то чтобы темпы роста, а удержать саму экономику от тяжелых испытаний — очень сложно. Мы это проходили не только в Европе, мы знаем это (сколько там — лет десять назад или больше) по Аргентине, когда они привязали национальную валюту жестко к доллару, а потом уже не знали, что с этим делать. Так же и вход в зону евро.

— Как Вы думаете, евро выживет?

— Надеюсь, что да, потому что, во первых, мы верим в фундаментальные основы европейской экономики. Мы видим, что западноевропейские лидеры в основном — идут споры, конечно, все это понятно, мы это прекрасно тоже видим и наблюдаем, анализируем — но все таки придерживаются, я считаю (не могу сказать, правильных, неправильных, — это всегда с какой стороны посмотреть), очень прагматичных подходов к решению экономических проблем.

Они не злоупотребляют финансовыми инструментами, финансовой накачкой, а стремятся прежде всего к структурным изменениям, что, собственно говоря, не менее остро стоит и в нашей экономике, а может быть, даже более остро, имея в виду проблему, которую мы до сих пор не можем преодолеть, а именно, доминирование нефтегазового сектора в Российской Федерации и как результат — зависимость от этих нефтегазовых доходов. Но и в Европе тоже есть это, не зависимость от нефти и газа, но структурные реформы давно назрели, и думаю, что ведущие экономики очень прагматично и грамотно подходят к решению стоящих перед европейской экономикой проблем. Поэтому мы и держим примерно 40% наших золотовалютных резервов в евро.

— Вы ожидаете, что евро выживет, и что Европа сохранит существующих членов, что не потеряет больше, не потеряет еще одну страну, как потеряла Британию?

— Вы знаете, я не хочу отвечать на ваш провокационный вопрос, хотя понимаю, что он может быть интересен.

— Вы много, много раз критиковали Европу, Вы могли бы…

— Да, я критиковал, но повторяю еще раз: мы держим 40% наших золотовалютных резервов в евро, и мы не заинтересованы в развале зоны евро. Хотя я не исключаю, что могут быть приняты какие то решения, которые консолидируют группу стран, равную по развитию экономики, и тем самым, на мой взгляд, это приведет только к укреплению евро. Но могут быть какие-то и другие промежуточные решения с целью сохранения в зоне евро имеющегося количества членов сегодня. Это не наша задача, но мы всегда очень внимательно следим и желаем успехов нашим европейским партнерам. То, что Вы говорили о критике, я критиковал внешнюю политику, но это совсем не значит, что мы должны со всем соглашаться.

Мы действительно многие вещи критикуем, мы считаем, что наши партнеры совершают немало ошибок (наверное, мы тоже, никто не гарантирован от ошибок), но что касается экономики, повторяю еще раз, на мой взгляд, и Еврокомиссия, и ведущие экономики Европы действуют очень прагматично и находятся на правильном пути.

— Можем ли мы поговорить о российской экономике? Давайте, наверное, начнем с обменного курса. Я знаю, что Вы скажете, что обменный курс — это прерогатива центробанка и что курс рубля определяет рынок. Но я помню, что в июле, 19 июля, когда доллар стоил 62,8 рубля за доллар, вы сказали, что рубль слишком крепкий, вы критиковали это. Сейчас рубль ослабел до 65 за доллар. Такого ослабления достаточно, чтобы Вы были довольны? Или Вы бы хотели, чтобы он еще немного ослабел?

— Я не раскритиковал позицию Центрального банка. Я действительно всегда считал и считаю, что Центральный банк должен действовать самостоятельно. На самом деле он так и действует, можете мне поверить. Я не вмешиваюсь в решения Центрального банка и не даю директивных указаний ни правлению Центрального банка, ни председателю Центрального банка. Центральный банк смотрит на то, что происходит в экономике, и, разумеется, я в контакте и с членами правления, и с председателем Центрального банка, но я никогда не даю директивных указаний. Если я говорил о том, что рубль слишком окреп, то я не говорил, что позиция Центрального банка неправильна.

Я говорил о том, что это накладывает дополнительную нагрузку на экспортоориентированные отрасли экономики. А то, что это так, мы с вами хорошо понимаем, когда рубль послабее, легче продавать, здесь производить за дешевый рубль, а продавать за дорогой доллар и получать большую выручку в долларах, а потом менять на рубли и потом получать больший доход. Это элементарные вещи. Но если говорить о фундаментальных вещах, то вопрос регулирования курса действительно относится к функции главного регулятора, а именно, к функции Центрального банка. И здесь он должен думать, конечно, о том, как экономика, как промышленность реагируют, но он должен думать и о своих фундаментальных задачах, чтобы обеспечить стабильность курса.

Главный вопрос в стабильности курса, а это так или иначе Центральному банку при всех нюансах все-таки удается. И это удалось в конце концов сделать, после того как Центральный банк перешел к плавающему курсу национальной валюты. Центральный банк должен учитывать и другие вещи: стабильность банковской системы страны, должен смотреть на то, как увеличивается, либо сокращается денежная масса в экономике, как это влияет на инфляцию. Там очень много составляющих, о которых должен подумать Центральный банк, и лучше не трогать его компетенцию.

— Но лично Вы хотели бы, чтобы рубль все же был чуть слабее? Помогло бы это российской экономике, с Вашей точки зрения? Я знаю, что это не Ваша работа, но Вы тогда это прокомментировали. Что Вы скажете сейчас?

— Вы знаете, моя позиция заключается в том, что курс должен соответствовать уровню развития экономики. Потому что это всегда баланс, баланс интересов, и в нем должен отражаться этот баланс. Баланс между теми, кто продает что-то за границу, и им выгоден слабый курс, и баланс между интересами тех, кто покупает, а им нужно, чтобы курс был повыше. Баланс между производителями внутри страны, скажем, сельхозпроизводителями, — это их интерес. А у нас так или иначе с селом связано 40 миллионов российских граждан. Это очень важная вещь! Но также нужно не забывать про интересы просто покупателей, которым нужно, чтобы цены в магазинах были чуть-чуть пониже. Поэтому, повторяю, курс не должен ориентироваться на интересы конкретной группы либо одной-двух групп, он должен соответствовать фундаментальным интересам развития самой экономики.

— То есть Вы больше не жалуетесь? Тогда я это понимаю как то, что Вы не слишком недовольны тем, где рубль сейчас… А что с резервами?

— Я и не выражал недовольства, и не жаловался. Я просто отмечал, что для одной из групп, а именно экспортеров, выгодней было бы иметь более слабый рубль.

— Возвращаясь к резервам, вы упоминали их ранее. У России было 500 миллиардов долларов резервов. Сейчас их $400 миллиардов. Это намного выше, чем когда Вы стали президентом, но все же они снизились до 400 миллиардов долларов. И у Вас есть цель вернуть их к $500 миллиардам. Как Вы думаете, реалистично к таким показателям стремиться? И должен ли Центробанк покупать больше долларов, чтобы поскорее вернуться к $500 миллиардам?

— Центробанк и так постоянно покупает, покупает-продает, покупает-продает — это его работа. За последние полгода, по-моему, золотовалютные резервы Центрального банка выросли на 14%.

— Резервы выросли немного, но Центробанк не покупал доллары так же систематически, как делал это ранее.

— Знаете, мы знаем с Вами о необходимом уровне запасов Центрального банка, а цель нам тоже с Вами хорошо известна, но для широкой публики мы можем с Вами сказать. Цель золотовалютных резервов Центрального банка не в том, чтобы финансировать экономику, а в том, чтобы обеспечивать внешнеторговый оборот. Для этого нужно, чтобы этот уровень был бы способен обеспечить внешнеторговый оборот для такой экономики, как Россия, как минимум на три месяца. Но у нас уровень такой, что он может обеспечить наш товарооборот, если все прекратит работать, только за счет золотовалютных резервов как минимум полгода, а то и больше, поэтому этого более чем достаточно. С точки зрения обеспечения стабильности экономики и внешнеторгового оборота у нас сегодня абсолютно достаточный уровень золотовалютных резервов.

А все другое — покупка и продажа валюты — связаны с регулированием внутреннего валютного рынка. А как на это будет реагировать Центральный банк и приведет ли это к росту ЗВР — пока трудно сказать. Давайте не будем забывать, что у нас еще два резервных фонда правительства: собственно Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, а это, то и другое вместе, — 100 миллиардов долларов.

— Могу я Вас спросить о цене на нефть — Ваша любимая тема. Почти два года назад Вы говорили, что если цена на нефть упадет ниже 80 долларов за баррель, тогда производство нефти обрушится. Сейчас цена все еще ниже 50 долларов за баррель и добыча не остановилась. Изменилось ли Ваше мнение по этому поводу?

— Если я говорил, что добыча нефти прекратится, то я ошибался. Правда, не помню, где я это сказал, видимо, сгоряча, но, по моему, я даже такого и не говорил, но может быть, не помню этого. Я говорил о том, что при определенном уровне цены на нефть новые месторождения вряд ли будут вводиться. Собственно говоря, так и происходит. Но, может быть, даже на удивление, наши нефтяники и газовики (нефтяники главным образом) продолжают инвестировать.

За последний год нефтяники проинвестировали 1,5 триллиона рублей, а если учитывать еще инвестиции государства в развитие трубопроводного транспорта и в электроэнергетику, то получилось, у нас общие инвестиции в энергетику 3,5 триллиона рублей за прошлый год. Это очень существенно.

У нас растет добыча нефти, производство электроэнергии. У нас немножко сократилась, по моему, на один процент… Кстати говоря, по экспорту газа мы занимаем лидирующее место в мире — 20% мирового рынка. По экспорту жидких углеводородов мы тоже заняли лидирующую позицию, заняли первое место.

У нас, несмотря на то что мы сохраняем первое место по экспорту газа, немножко сократилась внутренняя добыча, но связано это с тем, что увеличился объем гидрогенерации для электроэнергетики, и поэтому потребность в газе на тепловых электростанциях несколько упала. Это результат реструктуризации ситуации на внутреннем энергетическом рынке. Но в целом Газпром в отличной форме и наращивает экспорт в страны своих традиционных партнеров.

— Вы будете говорить с заместителем наследного принца Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом на G20. Будете ли Вы дальше поддерживать заморозку добычи нефти, если саудовцы захотят сделать это?

— Господин Сальман, насколько мне известно, является заместителем наследного принца, но это уже детали. Он очень энергичный государственный деятель, у нас с ним действительно сложились очень добрые отношения. Это человек, который знает, чего он хочет, и умеет добиваться своих целей. Но в то же время я считаю его очень надежным партнером, с которым можно договариваться и можно быть уверенным в том, что договоренности с ним будут исполнены.

Но ведь это не мы отказались от замораживания объемов добычи, это наши саудовские партнеры в последний момент изменили свою точку зрения и решили сделать паузу в принятии этого решения. Но хочу повторить нашу позицию, она не изменилась. Если мы с принцем Сальманом будем говорить на этот счет, я, конечно, нашу позицию воспроизведу снова: мы считаем, что это для мировой энергетики правильное решение — первое.

Второе. Всем хорошо известно, о чем спор шел: спор шел о том, что если замораживать добычу, то это должны сделать все, в том числе и Иран. Но ведь мы понимаем, что Иран начинает с очень низкой позиции, связанной с известными санкциями в отношении этой страны, а было бы несправедливо оставлять его на этом санкционном уровне. Думаю, что на самом деле с точки зрения экономической целесообразности и логики было бы правильно найти какой то компромисс, уверен, что все это понимают. Вопрос лежит не в экономической, а в политической плоскости. Мне очень хотелось бы надеяться, что все участники этого рынка, заинтересованные в сохранении стабильной и справедливой мировой цены на энергоносители, все таки в конце концов примут необходимое решение.

— То есть вы бы поддержали заморозку добычи нефти, но предоставив при этом некую свободу Ирану сделать то, что им необходимо?

— Да.

— Вернемся немного назад. Нефть и многие другие факторы влияют на бюджет. У вас сейчас дефицит бюджета. Но вы только что решили дать больше денег пенсионерам, о чем Вы говорили ранее. В какой-то момент придется занимать деньги. Будете ли Вы это делать в этом году? Будете ли Вы занимать на внутреннем рынке или за рубежом?

— Пока такой необходимости нет. У нас нет необходимости заимствования на внешнем рынке, хотя как такой традиционный инструмент — инструмент в мировых финансовых отношениях — мы применяем всегда и сейчас применяли, и у нас были размещения, и желающих приобрести наши финансовые инструменты достаточно, у нас просто нет такой необходимости сегодня. При наличии таких резервных фондов правительства — в $100 миллиардов — это просто для нас бессмысленно, имея в виду стоимость заимствований. Здесь всегда нужно внимательно смотреть. Кстати говоря, и заимствования тоже возможны, надо только понимать, что выгоднее на данный момент времени. Это первое.

Второе — что касается дефицита. В прошлом году дефицит федерального бюджета был 2,6 процента. Это, согласитесь, достаточно приемлемая величина. В этом году мы ожидаем, что он будет чуть побольше, где то в районе 3 процентов, может, три с небольшим. Это тоже абсолютно приемлемая величина. Но мы идем по какому пути? По пути оптимизации бюджетных расходов. Мы в этих не простых для нас условиях, на мой взгляд, прагматично очень подходим к решению экономических, социальных вопросов, мы решаем основные задачи социального характера, выполняем обещания перед населением.

Сейчас только правительство объявило о том, что мы проиндексировали пенсии на четыре процента, но второе полугодие не индексировали, зато в начале следующего года сделаем единовременную выплату в размере пяти тысяч рублей для каждого пенсионера, которая, в общем-то, сопоставима с компенсацией. Мы действуем очень прагматично и очень осторожно. Мы сокращаем расходы по тем позициям, которые не считаем первоочередными, и не собираемся бездумно раскидывать наши резервы и бездумно жечь их в угоду каким то политическим амбициям. Мы будем действовать очень осторожно.

Надеюсь, что нам особенно и не потребуется, у нас не будет нужды, во всяком случае, обращаться за внешним финансированием. Ведь у нас, обратите внимание, упал [торговый баланс], но все-таки сохраняется положительное сальдо. У нас сейчас, по-моему, за первое полугодие 45 миллиардов долларов положительное сальдо торгового баланса. Инфляция сократилась год к году в разы. В разы просто сократилась! У нас была, если год к году смотреть, где-то под 10, что ли, процентов уже, если смотреть август к августу, а сейчас — 3 с небольшим процента. Безработица сохраняется на достаточно приемлемом уровне — 5,7%. У нас макроэкономические показатели стабильны. И это дает мне основания полагать, надеяться на то, что мы спокойненько, уверенно будем проходить этот непростой период в нашей экономике, которая, безусловно, уже адаптировалась к современным условиям.

— Могу я Вас спросить о приватизации и нефти? Приватизация Башнефти — вы ее отложили. И, как мы сообщали, Игорь Сечин из Роснефти предложил купить половину Башнефти за 5 миллиардов долларов. Но Вы всегда говорили, что не хотите, чтобы крупные государственные компании покупали новые приватизируемые компании. То есть Вы не позволите этому случиться?

— Знаете, Вы сейчас сказали о государственных компаниях. Роснефть, строго говоря, не является государственной компанией. Давайте не будем забывать, что 19,7% принадлежит компании BP, кстати говоря, британской компании. Вы же поданный Британии, правда? То есть Вы, по сути дела, в известной степени тоже являетесь…

— Я думаю, у Вас больше контроля над Роснефтью, чем у Терезы Мэй над BP.

— Да, может быть, у нас и больше контроля, но, строго говоря, это не государственная компания. Я вот о чем хотел сказать, и думаю, что это очевидный факт: 19,7% принадлежит иностранному инвестору. Тем не менее, имея в виду, что контрольный пакет находится у государства, наверное, это все таки не лучший вариант, когда одна компания, подконтрольная государству, приобретает другую, чисто государственную компанию. Это одна позиция.

А вторая заключается в том, что в конечном то итоге для бюджета важно, кто даст больше денег при торгах, которые должны быть организованы в ходе приватизационного процесса. И в этом смысле мы не можем дискриминировать участников рынка, ни одного из них, но пока это не актуально, поскольку правительство приняло решение приватизацию Башнефти отложить.

— То есть вопрос отложен. Но все-таки, говоря о приватизации — в 2012 году Вы отмечали, что хотите расширить программу приватизации. Это оказалось непросто. Почему это не получилось? Почему российскому правительству необходимо владеть 50 процентами в таких компаниях? Может быть, можно продать больше?

— Российскому государству нет необходимости держать такие крупные пакеты, и мы намерены обязательно реализовать наши планы. Вопрос не в том, что хотим мы этого или не хотим, вопрос в том, целесообразно или нет и в какой момент. В целом это целесообразно хотя бы с одной точки зрения — с точки зрения структурных изменений в самой экономике. Государства, действительно, слишком много, может быть, сегодня в экономике России, но делать это на падающем рынке даже с точки зрения фискальных интересов не всегда целесообразно. Поэтому мы подходим аккуратно, но наш тренд с точки зрения приватизационных процессов и постепенного ухода государства из определенных активов остается неизменным.

Кстати говоря, Вы упомянули компанию Роснефть. Мы сейчас активно занимаемся подготовкой приватизации части пакета самой Роснефти. Это лучшее подтверждение того, что мы своих кардинальных планов не поменяли. Или, например, одна из крупнейших российских компаний в мире по добыче алмазов. Мы приватизируем часть этого пакета.

— Алроса?

— Алроса. Также мы действуем и по другим направлениям, поэтому мы принципиально своей позиции не меняем. Просто это не тот случай, когда мы должны, как у нас говорят, суетиться, то есть проявлять какую-то нервную реакцию: мы должны немедленно и любой ценой. Нет, любой ценой мы делать не будем. Мы будем делать с максимальным эффектом для российского государства, для российской экономики.

— То есть вы продадите Роснефть в этом году? Вы надеетесь, что сможете продать акции Роснефти в этом году?

— Мы готовимся к этой сделке в этом году. Не знаю, сможет ли правительство подготовиться, реализовать эту сделку вместе с менеджментом самой Роснефти, найдут ли соответствующих стратегических инвесторов. Мне кажется, речь должна идти именно о таких инвесторах. Но мы готовимся и планируем сделать это именно в текущем году.

— И что касается этой доли в 50%, Вы были бы довольны иметь ситуацию, при которой российскому государству принадлежало бы менее 50% в этих крупных компаниях?

— Мы здесь не видим ничего страшного. Вы знаете, я помню, у нас была одна из компаний, сейчас не буду называть ее, но когда в нее вошли на 50 процентов иностранные акционеры, иностранные инвесторы, их взнос в федеральный бюджет и налоговые платежи увеличились в несколько раз сразу, а эффективность компании нисколько не ухудшилась. Поэтому, с точки зрения интересов государства, конечных интересов государства, с точки зрения фискальных интересов мы имеем положительный опыт, а не отрицательный.

— Позвольте мне развить тему. Потому что когда я анализирую Ваши действия за все эти годы, во внешней политике Вы очень агрессивны, очень решительный, очень смелый, и каждый с этим согласится. Но в экономической политике Вы кажетесь…

— Я не соглашусь с этим. Я действовал решительно, но не агрессивно.

— Да, решительно…

— Действовал в соответствии со складывающимися обстоятельствами.

— Но в экономике Вы были менее решительным с точки зрения продвижения реформ. Если Вы посмотрите на такие страны, как Китай и Вьетнам, Вы знаете, они совершенно изменили свои экономики. А Россия, как Вы сказали, по-прежнему зависит от нефти, по-прежнему зависит от нескольких компаний, которые по-прежнему управляются теми же людьми. Не думаете ли Вы, что за все эти годы были в некоторым смысле неудачными, что Вы недостаточно провели реформ?

— Нет, я так не думаю. Более того, смотрите, мы провели земельную реформу, у нас в России трудно было себе представить, что это когда-нибудь будет возможно. Обратите внимание, в отличие от многих государств мира с достаточно развитой рыночной экономикой у нас, скажем, нефтяной сектор почти полностью приватизирован. Вы назвали компании Роснефть и Башнефть, все остальные — частные компании. И смотрите, что в Саудовской Аравии происходит в этом секторе, в Мексике, во многих других нефтедобывающих странах. Почему вы считаете, что Россия меньше продвинулась в направлении этих реформ?

Другое дело, что при высокой цене на нефть очень трудно переориентировать участников экономической деятельности от тех отраслей, где они получают большие доходы, и побудить их вкладывать деньги, ресурсы в другие отрасли. Для этого нужно осуществлять целый набор мер, вот мы их и делаем постепенно. К сожалению, может быть, эффект не такой большой, как нам бы хотелось… Сейчас, я закончу, наберитесь терпения, но все-таки результат тоже есть.

Смотрите, в позапрошлом году от доходов нефти и газа бюджет получал 53%, в позапрошлом году, в 2014-м; в 2015-м — 43, а в этом году будет 36 примерно. Так что все-таки структурные изменения тоже происходят, и дело не только в цене, а дело и в распределении, в росте экономики, в росте отдельных отраслей производства. Допустим, сейчас мы наблюдаем рост промышленного производства в целом по стране — 0,3%, небольшой, но все-таки он есть. А, скажем, на Дальнем Востоке, где мы с Вами находимся, рост промышленного производства, именно промышленного — 5,4%.

— Позвольте мне привести пример. Вы недавно провели политические перестановки среди чиновников в администрации. Если посмотреть на бизнес, например, компанию Газпром, я проверял, в долларовом выражении капитализация Газпрома сейчас меньше пятой части того, что было 10 лет назад, и Газпром выпал из десятки крупнейших мировых компаний, сейчас на 198-м месте. И у Вас 15 лет был один и тот же менеджер, который управлял компанией — Алексей Миллер, Вы только продлили его контракт еще на 5 лет. Я хочу сказать, что Вы — не такой жесткий с бизнесменами, которые управляют нефтяными компаниями, каким Вы можете быть с другими людьми. Почему Вы с этим миритесь? Вы широко известны как эффективный человек.

— Послушайте, Газпром явно недооценен, это абсолютно очевидный факт. Мы его продавать пока не собираемся, и связано это с особенностями российской экономики, социальной сферы и российской энергетики. Одна из функций Газпрома — обеспечить бесперебойное прохождение страны в осенне-зимние максимумы, обеспечить большую энергетику России, и он справляется с этой функцией. Я думаю, что оценки Газпрома носят сегодня достаточно спекулятивный характер. И нас это абсолютно не беспокоит и не волнует.

Мы знаем, что такое Газпром, чего он стоит, и чего он будет стоить в ближайшие годы, несмотря на, допустим, развитие, «shale» газа в Соединенных Штатах или где-то в других регионах мира. Трубный газ всегда будет дешевле. И Газпром наращивает сейчас экспорт в страны своих традиционных партнеров. В Европу — посмотрите отчеты Газпрома — особенно за последние месяцы, растут продажи.

Уверен, так и будет в будущем. Почему? Потому что в ближайшее время, несмотря на развитие альтернативной энергетики, все-таки, если посмотреть на экономическую составляющую и на требования к экологическим стандартам, никакого другого первичного энергетического источника, кроме газа, в мире нет. Кроме разве что атомной энергетики, но здесь тоже очень много проблем и противников атомной энергетики. У газа нет таких противников. Но есть страна, которая, безусловно, является лидером по запасам газа. Это наша страна, Российская Федерация. И Газпром исполняет все функции, которые на них возложены, на менеджмент возложены.

Есть конечно, и вопросы, есть и проблемы, мы их видим. Знаю, что менеджмент Газпрома предпринимает необходимые шаги для того, чтобы эти проблемы решать, борется за свои интересы на мировых рынках. Хорошо он это делает или плохо — это другой вопрос. Многие его критикуют, говорят, что нужно было бы вести себя более гибко, надо было бы перейти на плавающие цены в зависимости от текущей ситуации в экономике. Но газовый бизнес, он очень специфический. Это даже не торговля нефтью.

Это отдельный бизнес, который связан с большими инвестициями в добычу и транспортировку. Это значит, что добывающие структуры должны быть уверены, что они реализуют товар и по определенной цене. Можно, конечно, договариваться с партнерами о каких-то плавающих рамках в зависимости от каких-то условий. Думаю, что это тоже может быть предметом переговоров, но если, скажем, наши европейские партнеры хотят обеспечить свою конкурентоспособность на мировых рынках, они сами, в конечном итоге, должны быть заинтересованы в долгосрочных контрактах с Газпромом.

Смотрите, когда цены были высокими, сколько было претензий к Газпрому о том, что нужно что-то сделать для того, чтобы верхнюю планку цены немножко понизить. Сейчас цены на нефть упали, а цена на газ привязана к нефти, и никто не поднимает почему-то вопрос о том, что нужно поднять цены на газ, всех это устраивает. Значит, есть естественные противоречия между продавцом и покупателем. Но есть и какие-то рамки, в которых они могут договариваться, чтобы минимизировать свои риски. Но, наверное, они могут об этом поговорить.

— Я знаю, Вы великодушный человек, но если бы у Вас был генерал, который потерял 80% своей армии, Вы бы, наверное, не оставили его в качестве генерала. У Газпрома по-прежнему монополия на экспорт, Вы не думаете о том, чтобы забрать ее, учитывая такую работу, поскольку ее результаты хуже, чем у других газовых компаний?

— Это другой случай. Если говорить о генерале, то в данном случае генерал ничего не потерял, а перевел в резервы, которые в любой момент могут быть востребованы и использованы.

— Предстоящая G20 будет одной из последних возможностей встретиться с Бараком Обамой. Как Вы знаете, в Америке предстоят выборы, и выбор стоит между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. Кого бы Вы хотели слышать на другом конце провода, если возникнет геополитическая ситуация — Дональда Трампа или Хиллари Клинтон? Какие у Вас чувства на этот счет?

— Мне бы хотелось иметь дело с человеком, который может принимать ответственные решения и исполняет достигнутые договоренности. Фамилии совершенно не имеют значения. И конечно, нужно, чтобы этот человек пользовался доверием американского народа, тогда у него будет не просто желание, но и подкрепленная политическая воля для того, чтобы исполнять все эти договоренности.

Поэтому мы никогда не вмешивались, не вмешиваемся и не собираемся вмешиваться во внутриполитические процессы, будем внимательно смотреть за тем, что происходит, и ждать результатов выборов, а потом готовы работать с любой администрацией, если она сама этого хочет.

— Могу я развить тему? В 2011 году Вы обвиняли Хиллари Клинтон в том, что она пыталась подогреть протесты, с которыми Вы тогда столкнулись. И, напротив, когда я вспоминаю некоторые из вещей, которые о Вас говорил Дональд Трамп: в 2007 году он говорил, что Путин прекрасно справляется, в 2011 году он хвалил Вас за серьезный подход, на следующий год он сказал, что Вы — его новый лучший друг, на следующий год, что Вы перехитрили американцев, он сказал, что у Вас хорошие рейтинги. Я могу так продолжать… И Вы сейчас мне говорите, что если бы у Вас был выбор между женщиной, о которой Вы думаете, что она пытается избавиться от Вас, и мужчиной, который, кажется, относится к вам с большой симпатией, почти граничащей с гомоэротизмом, то Вы не стали бы выбирать между ними двумя, поскольку один из них, кажется, будет более благоприятным для Вас?

— Вы знаете, я уже, по сути, ответил на Ваш вопрос, а еще раз могу его переформулировать, другими словами сказать. Мы готовы работать с любым президентом, но, конечно, — я тоже об этом сказал — настолько, насколько готова будет будущая администрация. И если кто то говорит, что он хочет работать с Россией, мы приветствуем это. А если кто-то, как Вы выразились (может быть, неточный перевод), хочет от нас избавиться, это совершенно другой подход. Но мы и это переживем: здесь неизвестно, кто больше потеряет при таком подходе.

Вы понимаете, в чем дело, я уже неоднократно видел, что антироссийские карты разыгрываются в ходе внутриполитических кампаний в Штатах. Я считаю, что это очень недальновидный подход.

В то же время нам присылают всякие сигналы со всех сторон, что на самом деле все хорошо. И в прежних администрациях так было в ходе предвыборных кампаний, что мы там все восстановим потом. Но, Вы знаете, мне кажется, что это не отвечает тому уровню ответственности, которая лежит на плечах Соединенных Штатов. Мне представляется, что все это должно быть более солидно, спокойно, более уравновешенно.

По поводу того, что нас кто-то критикует. Вы знаете, и со стороны команды господина Трампа тоже раздаются критические высказывания в наш адрес. Например, один из участников или членов его команды сказал, что якобы Россия платила семье Клинтон через какие то фонды и что на самом деле мы руководим семьей Клинтон. Ерунда полная. Я даже не знаю, где там Билл выступал, через какие фонды. Это просто и одной, и второй стороной используется в качестве инструмента внутриполитической борьбы, что, на мой взгляд, плохо. Но, разумеется, когда кто то говорит о том, что он хочет работать с Россией, мы это приветствуем — и вне зависимости от того, как фамилия этого человека.

— Очень коротко: еще одно обвинение, с которым Вы сталкивались или о котором много слышали, связано с тем, что Россия или люди, поддерживаемые Россией, взломали базу данных Демократической партии. Это Вы, наверное, тоже назовете совсем неправдой?

— Нет, я об этом ничего не знаю. Вы знаете, как много хакеров сегодня, причем они действуют настолько филигранно, настолько тонко, могут показать в нужном месте и в нужное время свой след — или даже не свой след, а закамуфлировать свою деятельность под деятельность каких-то других хакеров из других территорий, из других стран. Это абсолютно такая, труднопроверяемая вещь, если вообще возможно ее проверить. Во всяком случае на государственном уровне мы этим точно не занимаемся.

А потом, послушайте меня, разве это важно, кто взломал, эти какие-то там данные из штаба, предвыборного штаба госпожи Клинтон? Разве это важно? Важно, что является содержанием того, что было предъявлено общественности. Вот вокруг этого должна вестись дискуссия на самом деле, не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя какими-то второстепенными вопросами, связанными с поиском того, кто это сделал.

Но хочу Вам еще раз сказать, мне об этом точно совершенно ничего неизвестно, и на государственном уровне Россия никогда этим не занимается. Я, честно говоря, даже не мог себе представить, если сказать Вам откровенно, что информация подобного рода может представить интерес для американской общественности, что, оказывается, предвыборный штаб одного из кандидатов, в данном случае госпожи Клинтон, работал на нее, а не равномерно на всех кандидатов Демократической партии. Да мне просто в голову не приходило, что это может быть для кого-то интересно. Поэтому даже с этой точки зрения мы никак туда официально не могли залезть. Для этого, понимаете, нужно чувствовать нерв и особенности внутриполитической жизни Соединенных Штатов. Я не уверен, что даже наши специалисты в МИДе чувствуют это должным образом.

— Вы не думаете, что сейчас такое время, когда каждый должен в этом признаться? Россия пытается взломать Америку, Америка пытается взломать Россию, Китай пытается взломать Америку, Китай пытается взломать Россию? Все пытаются друг друга взломать. Не думаете, что одна из задач «двадцатки» выработать свод правил, чтобы это как-то упорядочило внешнюю политику, когда каждый этим занимается. Якобы.

— Мне думается, что лучше бы «двадцатке» в это не вмешиваться, для этого есть другие площадки. «Двадцатка» все-таки собиралась как площадка для обсуждения, прежде всего, вопросов мировой экономики. Конечно, политика влияет на экономические процессы, это очевидный факт, но если мы туда переложим какие-то склоки или даже не склоки, а вопросы очень важные, но относящиеся к чисто мировой политике, то мы перегрузим повестку дня «двадцатки» и вместо того, чтобы заниматься вопросами финансов, вопросами структурных изменений экономики, вопросами ухода от налогообложения и так далее, — вместо этого будем бесконечно спорить по проблемам Сирии или по каким-то другим мировым проблемам, их достаточно много, по ближневосточной проблеме начнем дискутировать, для этого лучше находить другие площадки и другие форумы — их достаточно. ООН, например, Совет безопасности.

— Могу я задать последний вопрос по Дональду Трампу? Некоторые люди говорят, что он слишком переменчив, чтобы быть американским президентом. Вы были бы так же довольны, если бы он стал президентом, как были бы, если бы увидели Клинтон в этой роли?

— Вы знаете, мы не можем отвечать за американский народ. Ведь при всем эпатаже одного и, кстати говоря, другого кандидата — они же оба занимаются эпатажем, только каждый по-своему — они же умные люди, очень умные люди, и они понимают, на какие точки нужно немножко поднажать, чтобы их поняли, почувствовали и услышали избиратели в самих Соединенных Штатах. Трамп делает упор на традиционный республиканский электорат, на среднего человека со средним достатком, на рабочий класс, на определенную группу предпринимателей, на людей, которые придерживаются традиционных ценностей; госпожа Клинтон — на другую часть электората тоже пытается воздействовать своими способами, поэтому они друг на друга нападают, и в некоторых случаях я бы не хотел, чтобы мы брали с них пример. Думаю, это не самый лучший пример, который они подают. Но такова политическая культура в Соединенных Штатах, это просто нужно принять как есть. Америка — великая страна, и она заслужила того, чтобы никто не вмешивался и внешне не комментировал.

Отвечая на Ваш вопрос в третий раз, могу сказать, что мы будем работать с любой администрацией, с любым президентом, которому окажет доверие американский народ — если, конечно, он сам будет хотеть сотрудничать с Россией.

— Позвольте мне спросить о другой стране. Еще один человек, с которым вы встретитесь на «двадцатке», это Тереза Мэй. Британия в итоге оказалась в такой же ситуации, как и Россия. Она — часть Европы, но, по-видимому, не будет частью Евросоюза. Вы будете вести с ними переговоры о зоне свободной торговле?

— Вот смотрите, чтобы закончить предыдущий вопрос. Вы все-таки много лет в журналистике работаете, вы очень информированный человек и понимаете все угрозы, связанные с обострением международной обстановки, правда? Особенно между крупнейшими мировыми ядерными державами. Мы же все это понимаем.

Вы меня, конечно, спрашиваете, это интервью, которое Вы у меня берете, а не наоборот. Но все-таки я позволю себе спросить. Вы хотите обострения на уровне Карибского кризиса?

— Нет, никто не хочет.

— Нет, конечно, нет, этого никто не хочет.

— Именно поэтому я и спросил о Дональде Трампе, потому что его воспринимают как более непредсказуемого человека, чем Хиллари Клинтон.

— И Вы наверняка бы тоже хотели, чтобы у России складывались добрые отношения и с Великобританией, и с Соединенными Штатами, правда? И я этого хочу. Если кто-то в Америке говорит: «Я хочу наладить хорошие отношения партнерские с Россией», — значит мы с Вами это должны поприветствовать: и Вы, и я, такие, как я, и такие, как Вы. А что там на самом деле, как будет проходить после выборов, мы пока не знаем. И именно поэтому я говорю, что мы будем работать с любым президентом, которого назовет в качестве такого народ Америки.

Что касается Великобритании. У нас запланирована встреча с премьер-министром в Китае, на полях «двадцатки». Мы разговаривали по телефону. К сожалению, не самым лучшим образом складывались отношения между Россией и Великобританией в последнее время, но не по нашей вине. Не мы сворачивали отношения с Великобританией, это Великобритания решила заморозить по многим направлениям наши взаимные контакты. Если британская сторона считает, что необходимость диалога есть по некоторым направлениям, то мы готовы, мы не собираемся здесь как-то надувать губы, обижаться на кого то. Мы очень прагматично подходим к сотрудничеству с нашими партнерами, считаем, что это полезно было бы между двумя странами.

Вот мы говорили о нашей крупнейшей нефтяной компании Роснефть, и уже я вначале вспомнил, что почти 20% (19,7) принадлежит BP. А это чья компания? British Petroleum, правда? Наверное, уже неплохо. Должен Вам сказать, что капитализация British Petroleum в значительной степени связана и с тем, что она владеет 19 с лишним Роснефти, которая располагает огромными запасами в России и за рубежом. Это же отражается на устойчивости компании.

Вот BP попала в сложное положение после известных печальных событий в Мексиканском заливе. Мы все делали для того, чтобы ее поддержать. Разве Британия в этом не заинтересована? Думаю, что заинтересована — так же и по другим направлениям.

Сейчас мы отмечаем юбилей Северных конвоев, Вы знаете об этом, да? Мы реально, это не для красного словца я говорю, относимся к участникам Северных конвоев как к героям. Они и были такими на самом деле. Мы знаем, в каких условиях они воевали — в тяжелейших. Они каждый раз шли на смерть ради общей победы, и мы это помним.

— Вы думаете, Британия сейчас, когда она выходит из Европейского союза, будет более расположена к достижению соглашения с Россией?

— Британия выходит и вышла уже фактически из Европейского союза, но она не вышла из особых отношений с Соединенными Штатами — и, думаю, то, что касается отношений с Россией, зависит не от ее присутствия либо отсутствия в Европейском союзе, а зависит от ее особых отношений со Штатами. Если она будет проводить более независимую внешнюю политику, то тогда, наверное, можно будет сделать это. А если Британия будет руководствоваться союзническими обязательствами и будет считать, что это представляет больший национальный интерес, чем сотрудничество с Россией, тогда пусть будет так.

Это же не наш выбор в конечном счете, это выбор наших британских партнеров, выбор приоритетов. Но так или иначе, конечно, мы понимаем, что в рамках союзнических отношений и особых партнерских отношений со Штатами Великобритания должна делать поправку в отношениях с Россией на мнение своего главного партнера — Соединенных Штатов. Мы относимся к этим реалиям как к данности, но, повторяю, как далеко Великобритания готова будет пойти на установление сотрудничества с нами, настолько же и мы готовы будем идти. Это зависит не от нас.

— Могу я Вам задать в последний раз вопрос об еще одном участнике «двадцатки»? Президент Эрдоган. Вы не особенно протестовали, когда недавно турецкие танки вошли на территорию Сирию. Почему? Вы считаете, что Турция приблизилась к вашей идее, что будущее Сирии подразумевает, что президент Асад каким-то образом останется? Или Вы изменили свое мнение о президенте Эрдогане? Недавно Вы жаловались, что он ударил вас в спину, когда был сбит российский самолет. Что-то изменилось в Турции, как Вы считаете?

— Прежде всего, мы исходим из того, что Турция принесла извинения за инцидент, который произошел, за гибель наших людей, сделала это прямо, без всяких оговорок, и мы это ценим. Президент Эрдоган пошел на это, и мы видим явную заинтересованность президента Турции в полноформатном восстановлении отношений с Россией. У нас много совпадающих интересов и в регионе Черного моря, и в глобальном плане, и в регионе Ближнего Востока.

Мы очень рассчитываем на то, что нам удастся наладить конструктивный диалог, у нас много больших проектов в сфере энергетики — тот же самый «Турецкий поток». Думаю, что мы его в конечном итоге реализуем, во всяком случае первую часть, касающуюся расширения транспортных возможностей и увеличения поставок на внутренний турецкий рынок, но с возможностью транспортировки и для европейских партнеров, — если они опять же этого захотят, если Еврокомиссия будет это поддерживать.

У нас очень большой проект по строительству атомной электростанции — по уникальным условиям. Они состоят там из нескольких элементов: мы кредитуем, владеем и эксплуатируем. Эта уникальность дает нам основания полагать, что это реализуемый проект с учетом тех договоренностей по экономическим параметрам, в основе которых лежит стоимость киловатт-часа электроэнергии, что это будет экономически выгодный проект обеим сторонам.

Но кроме всего прочего, как я уже говорил, у нас есть взаимное стремление прийти к договоренности по проблемам региона, в том числе и по сирийской проблеме. Я как считал, так и продолжаю считать, что извне нельзя ничего решать по политическим режимам, по смене власти. Когда я слышу, что какой то президент должен уйти, слышу не внутри страны, а со стороны, то это вызывает у меня большие вопросы. Я уверен просто, и такую уверенность мне придают события последних десяти лет, а именно попытки демократизации в Ираке, попытки демократизации в Ливии, — мы видим, к чему это там привело: по сути, к развалу государственности и к росту терроризма.

Где в Ливии Вы видите элементы демократии? Может быть, они когда-то возникнут, я очень на это рассчитываю. Или продолжающаяся гражданская война в Ираке — а что там будет вообще с Ираком в целом в будущем? Пока это все большие вопросы.

То же самое и в Сирии. Когда мы слышим, что Асад должен уйти (почему-то со стороны кто-то так считает), то у меня большой вопрос: а к чему это приведет? Вообще, соответствует ли это нормам международного права? Не лучше ли набраться терпения и способствовать изменению структуры самого общества — и, набравшись этого терпения и способствуя изменению структуры общества, подождать, пока произойдут естественные изменения внутри.

Да, это не произойдет с сегодня на завтра, но, может быть, в этом и заключается политическая мудрость — в том, чтобы не суетиться, не забегать вперед, а постепенно вести дело к структурным изменениям, в данном случае в политической системе общества.

Что касается действий Турции. Мы находимся в контакте с нашими турецкими партнерами. Все, что противоречит международному праву, мы считаем недопустимым. Но мы находимся в контакте и на политическом уровне, и на уровне Министерства обороны, Министерства иностранных дел. Уверен, что и на встрече с президентом Турции господином Эрдоганом в Китае мы тоже будем об этом говорить.

— Очень коротко о Сирии. Мы немного приблизились к российско-американским договоренности по плану того, что произойдет с Сирией? У вас недавно были переговоры. Кажется, что вы немного приблизились, но есть ли какой-то прогресс? И думаете ли Вы, что мы сейчас ближе к этому, чем когда-либо?

— Вы знаете, переговоры идут очень тяжело. Одна из кардинальных сложностей заключается в том, что мы настаиваем — и против этого не возражают наши американские партнеры — что так называемая здоровая часть оппозиции должна быть отделена от радикальных группировок и террористических организаций, таких как «Джабхат Ан-Нусра» (запрещена в России).

А у нас создается впечатление, что Джабхат Ан-Нусра и иже с ней, они там мимикрируют, другими названиями себя там уже обозначают, но по сути ничего не меняется. Они начинают поглощать так называемую здоровую часть оппозиции, и в этом нет ничего хорошего. Кроме всего прочего, это уже не элемент внутренней борьбы, это уже пришлые боевики, получающие вооружение и амуницию из-за границы. И, по сути, наши американские партнеры с этим согласны, но они не знают, как это сделать.

И тем не менее, несмотря на все эти сложности, мы все-таки находимся на правильном пути. И должен отметить, что госсекретарь Керри проделал, конечно, колоссальную работу. Я удивляюсь его терпению и настойчивости одновременно. Но все-таки, на мой взгляд, мы постепенно-постепенно двигаемся в правильном направлении, и не исключаю того, что в ближайшее время можем уже о чем-то договориться и предъявить мировой общественности наши договоренности. Пока об этом рано говорить, но мне кажется, что мы действуем, как я уже сказал, двигаемся в нужном направлении.

— Если посмотреть на весь период с тех пор, как Вы президент, Вы могли бы поспорить, что то, как сложились отношения с Западом, связано с проблемами доверия… И мы можем остановиться на каждом из конфликтов. Но если оглянуться на эти отношения с Западом, которые не всегда работают, считаете ли Вы, что могли бы сделать что-то по-другому, зная, к чему все может привести?

— Нет, я бы ничего не стал делать по-другому. Думаю, что наши партнеры должны были бы сделать многое по-другому. Ведь когда Советский Союз прекратил существование, образовалась новая Россия, мы просто открыли свои объятия для наших партнеров на Западе. Вспомните, чего стоил хотя бы такой жест, как открытие наших систем подслушивания в американском посольстве в Москве! Никто в ответ нам ничего подобного не сделал. Вы что думаете, у ЦРУ нет подслушивающих устройств где-то у нас? Конечно, есть! Больше того, они еще усилили свою работу по этому направлению. Мы, например, прекратили полеты нашей стратегической авиации вдоль границ Соединенных Штатов, а Соединенные Штаты — нет. Мы десять лет не летали, а Соединенные Штаты так и не прекратили, так и летали. Зачем? Мы говорили о том, что мы готовы были бы создать какую-то новую систему европейской безопасности с участием Соединенных Штатов. Вместо этого начался процесс расширения НАТО, продвижение его к нашим границам: одна итерация, потом вторая.

Мы говорили о том, что нужно вместе решать вопросы, связанные с системами противоракетной обороны и сохранить или модернизировать Договор о противоракетной деятельности. Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО и развернули активное строительство стратегической системы противоракетной обороны, именно стратегической системы как части своих стратегических ядерных сил, вынесенных на периферию, перешли к строительству позиционных районов в Румынии и затем в Польше.

Тогда, на первом этапе, как Вы помните, делали это со ссылкой на иранскую ядерную угрозу, потом с Ираном подписали договор, в том числе Соединенные Штаты, ратифицировали уже сейчас, никакой угрозы нет, а позиционные районы продолжают строить. Вопрос — против кого? Нам тогда говорили: ‘‘Мы не против вас’’. — А мы отвечали: ‘‘Но мы тогда будем совершенствовать наши ударные системы’’. — А нам ответили: ‘‘Делайте, чего хотите, мы будем считать, что это не против нас’’. Мы это и делаем. Сейчас видим, что когда у нас кое-что начало получаться, наши партнеры забеспокоились, говорят: ‘‘Как же так? Что ж там происходит?’’ Почему был такой ответ в свое время? Да потому что никто не думал, наверное, что мы в состоянии это сделать.

В начале 2000-х годов на фоне полного развала оборонно-промышленного комплекса России, на фоне, прямо скажу, низкой, мягко говоря, боеспособности Вооруженных Сил в голову никому не приходило, что мы в состоянии восстановить боевой потенциал Вооруженных Сил и воссоздать оборонно-промышленный комплекс. У нас же наблюдатели из Соединенных Штатов (Вы знаете об этом, да?), сидели на наших заводах по производству ядерного оружия. Они прямо на заводе сидели, вот такой был уровень доверия. И потом эти шаги — один, второй, третий, четвертый. Мы же должны как-то на это реагировать. А нам все время говорят: «Это не ваше дело, это вас не касается, а это не против вас».

Я уже не говорю об очень чувствительном периоде нашей истории — о тяжелых событиях на Кавказе и в Чеченской Республике. Вы же журналист, Вы знаете, как реагировал политический истеблишмент Запада и пресса. Это что, была поддержка законной российской власти в восстановлении и укреплении государственности? Нет, совсем наоборот, это была поддержка сепаратизма и, по сути дела, терроризма. Потому что никто не хотел слышать, что на стороне боевиков и сепаратистов воюет «Аль-Каида». Нам говорили: «Вы не беспокойтесь, мы только думаем о развитии демократии в вашей стране». Спасибо большое за такую заботу. Тем не менее мы настроены благожелательно, мы понимаем логику политической и геополитической борьбы, мы готовы к сотрудничеству, если готовы к такому сотрудничеству наши партнеры.

— Если бы я обратился к Западу и обобщил, что они думают, их позицию, я думаю, что их доводом стало бы, что в основе их недоверия лежит идея того, что они думают, что Вы хотите расширить зоны влияния России, в некоторых случаях географически, но также что, как минимум, Вы хотите контролировать страны на границе с вами. И в настоящий момент, основной очаг нервозности по этому вопросу в Прибалтике —Эстонии, Литве, Латвии. Вы говорили о доверии… Вы могли бы сказать что-то, что могло бы придать им спокойствия на этот счет?

— Послушайте, думаю, что все здравомыслящие люди, которые реально политикой занимаются, понимают, что ссылки на угрозы со стороны России в отношении, скажем, Прибалтики — это полный бред. Мы что, собираемся воевать с НАТО, что ли? В странах НАТО сколько человек проживает? Где-то 600 миллионов, да? А в России — 146 миллионов. Да, мы — крупнейшая ядерная держава. Но Вы что, реально предполагаете, что мы собираемся завоевать Прибалтику, используя ядерное оружие, что ли? Что за бред? Это первое, но далеко не самое главное.

Самое главное заключается совершенно в другом. У нас очень богатый политический опыт, который заключается в том, что мы глубоко убеждены в том, что ничего нельзя делать вопреки воле народа. Вопреки воле народа ничего нельзя сделать, а некоторые наши партнеры как будто этого не понимают. Когда вспоминают о Крыме, они стараются не замечать, что воля народа, проживающего в Крыму, где 70% этнических русских, а все остальные говорят на русском языке как на родном, была присоединиться к России. Этого стараются просто не видеть. В одном месте, в Косово, можно волю народа исполнить, а здесь нельзя. Это все — политические игрища.

Так вот, чтобы успокоить, я Вам могу сказать, что Россия проводила и собирается проводить абсолютно миролюбивую внешнюю политику, направленную на сотрудничество. Что касается какого-то расширения зоны нашего влияния. Я из Москвы во Владивосток летел 9 часов. Это немножко меньше, чем из Москвы до Нью-Йорка через всю Западную Европу и Атлантический океан. Как Вы думаете, у нас есть необходимость что-то расширять что ли? Вопрос совершенно не в территориях.

А что касается влияния, то да, мы хотим, чтобы влияние России было более заметным, существенным, но мы вкладываем в это абсолютно мирное и позитивное содержание: влияние экономическое, гуманитарное, влияние, связанное с развитием равноправного сотрудничества с нашими соседями. Вот на что мы нацеливаем нашу внешнюю политику и, кстати говоря, и внешнеэкономическую деятельность. В этом может никто не сомневаться.

— Я только хочу привести один пример по этому вопросу. Вы упомянули Крым, Вы упомянули, что тогда происходило и те заверения, которые вы давали. В 2014 году 4 марта, и мы проверяли, трижды наш корреспондент спрашивал Вас, что происходит внутри Крыма, знаете ли Вы что-то о российских войсках, которые брали под контроль украинскую власть там. И Вы сказали: нет, ничего не знали ни об этом, ни о военных базах. И спустя год Вы говорили о том, что собственноручно управляли операцией по возвращению Крыма. Вы признаете, что иногда могли бы четче комментировать события в тот момент, когда они происходят?

— Конечно. Я уже много раз комментировал эти вещи. Здесь нет ничего проще, я уже об этом говорил. Да, наши военнослужащие обеспечили безопасное проведение голосования и референдума. Если бы мы этого не сделали, мы столкнулись бы с трагедией худшей, чем сожжение заживо людей в Доме профсоюзов в Одессе, когда националисты окружили людей беззащитных и безоружных и заживо их сожгли. В Крыму это бы носило массовый характер. Мы этого сделать не позволили. А то, что люди сами пришли на избирательные участки и проголосовали, это факт, под дулом автомата никто бы не пошел на избирательные участки.

Это настолько очевидно, что спорить с этим невозможно, поезжайте сами в Крым сейчас, погуляйте там, и Вам все станет ясно. Вот и все. Поэтому, да, наши военные были в Крыму, мы даже не превысили численного состава нашей группировки, которая находилась там в рамках соответствующего договора с Украиной.

Но самое главное совершенно в другом: самое главное, что за этот референдум, а потом и за независимость проголосовал парламент Крыма, избранный за два года до голосования по украинскому закону. То есть это абсолютно легитимный, представительный орган власти людей, проживающих в Крыму. Это первая позиция.

А вторая — международно-правовая составляющая. В ходе решения вопроса по Косово Международный суд ООН принял решение, и все западные партнеры аплодировали этому решению, а решение заключается в том, что при определении вопроса по независимости решения центральных властей той или иной страны не требуется. Вот и все. Так что мы действовали в полном соответствии с международным правом, с Уставом Организации Объединенных Наций и на основе демократических принципов, а это, прежде всего, не что иное, как волеизъявление людей.

— Последняя серия вопросов о Вашем наследии или Ваших текущих достижениях. О будущем: Вы уже решили, будете ли вы баллотироваться в президенты в 2018 году?

— Сейчас мы стоим перед парламентскими выборами. Нужно пройти эти выборы, посмотреть на результат. И даже после этого еще впереди у нас будет почти два года. Поэтому говорить об этом абсолютно преждевременно. Знаете, в современном, быстро меняющемся мире говорить об этом просто вредно. Нужно работать, нужно добиваться того, чтобы были реализованы планы и задачи, которые мы перед собой ставили, нужно добиваться повышения жизненного уровня людей, развития экономики, социальной сферы, повышения обороноспособности страны. В зависимости от решения этих задач будем потом смотреть, как организовывать кампанию президентских выборов в 2018 году, и кто должен принять в ней участие. Я пока ничего для себя не решил.

— Вы думаете, сейчас Россией легче или сложнее управлять?

— Проще, чем когда? При Иване Грозном или при Николае II, или при Брежневе, Хрущеве?

— В Ваше время.

— Думаю, что сложнее, потому что все-таки при всей критике со стороны, прежде всего, наших западных партнеров у нас развиваются процессы внутренней демократии. У нас, скажем, на этих выборах на порядок больше будут участие принимать партий, чем в предыдущие годы. И это, безусловно, будет накладывать отпечаток на ход и результаты избирательных кампаний.

Это имеет практическое измерение, вот о чем я говорю. Сейчас мы смотрим, рейтинг ведущей нашей политической силы, партии «Единая Россия», он немножко понизился, и многие задаются вопросом: «А что такое? Что произошло? Что случилось?’» Да что? Началась активная избирательная кампания, и это большое количество партий, которые сейчас принимают участие в избирательном процессе, они все выходят на экраны телевизоров, в средства массовой информации, в газеты. А с чем они выходят?

Они все критикуют власть. Они, правда, не говорят, как сделать лучше или говорят такие вещи, которые даже для человека с поверхностными взглядами кажутся малореалистичными или вообще неисполнимыми, но зато они очень красиво смотрятся на экране телевизора: они ругаются, они клеймят позором представителей правящей партии. Но они не говорят, готовы ли они взять на себя ответственность за принятие каких-то не очень популярных, но нужных в конечном итоге [решений].

— Вы завидуете китайцам, которым не надо проходить через выборы?

— В Китае другая политическая система, там и другая страна. Думаю, что Вы бы не хотели, чтобы 1,5 миллиарда человек почувствовали какую-то дезорганизацию своего общества и государства. Поэтому давайте предоставим китайцам право и возможность решать, как им нужно организовать свою страну, свое общество. Россия — другая страна, у нас другие процессы, другой уровень развития политической системы, и это вообще другое качество. Даже дело не в уровне, а дело в качестве политической системы, но она развивается, она становится сложнее.

На самом деле меня это только радует, и мне бы хотелось, чтобы и в будущем эта система укреплялась, чтобы возникли такие балансы внутри политической системы страны, которые бы позволяли ей всегда находиться в дееспособном состоянии и быть нацеленной на развитие.

— У вас есть стратегия ухода из власти? В 2018 году Вы можете стать президентом, который дольше всего находится у власти со времен войны. Вы будете даже дольше, где-то так же, как и Брежнев. У вас есть представление о том, как Вы оставите власть?

— Я могу либо принять участие в выборах, либо не принимать. Если не буду принимать участия, то тогда будет избран другой глава государства, другой президент России, и тогда уже сами граждане решат, за кого нужно проголосовать.

Но я на что хочу обратить внимание: в любом случае мы уже сейчас должны думать о том, как мы видим (когда я говорю «мы», я имею в виду и себя, и членов моей команды: правительство, администрацию президента) будущее развитие страны — и политические, и внутриполитические, и экономические процессы. Поэтому уже сейчас мы работаем над стратегией развития экономики — прежде всего, экономики, конечно, — после 2018 года.

Как бы ни развивались внутриполитические процессы, мы — и я в этом убежден — должны будем предложить стране наше видение этого развития. А дело будущего президента, будущего правительства согласиться с этим, не согласиться, скорректировать как-то либо предложить что-то совершенно новое.

— Вы недавно реорганизовали часть государственного аппарата, продвинули некоторых людей, некоторые из них телохранители или подобные люди. Вы думаете, эта та сфера, откуда может прийти новый лидер для России? Будет ли это выходец из более молодого поколения, которое начинает заявлять о себе?

— Да, конечно, да, я исхожу из того, что будущий лидер должен быть достаточно молодым человеком.

— Молодой человек, как Алексей Дюмин, или кто-то подобный?

— Но зрелым. Что касается представителей различных спецслужб, вооруженных сил — никакой новизны здесь нет. У нас не в первый раз, скажем, на уровне руководства регионов выдвигаются представители Министерства обороны, Федеральной службы безопасности, не исключением является, скажем, Федеральная служба охраны — чем они хуже? Главное, чтобы человек хотел расти, был бы способен к этому росту, хотел бы служить своей стране на участке работы с более широкими полномочиями и ответственностью. И если он хочет, и я вижу, что у человека есть потенциал, почему нет, он вполне может поработать.

В конце концов, что касается, скажем, регионального уровня управления, то тоже придется пройти через выборы и вынести свои предложения на суд населения того или другого региона, нужно, чтобы люди посмотрели, познакомились с этими программами, с человеком познакомились. Должна сложиться определенная химия отношений между лидером региона и людьми, которые там проживают. Люди должны почувствовать своего возможного будущего руководителя, и если уж будут за него голосовать, исхожу из того, что будут ему доверять, иначе они не проголосуют.

— Вы только что говорили о системе, которая может сложиться после Вас. Люди могут сказать, что существуют две вещи, которые делают управление Россией очень сложным. Одна из них — это очень персонифицированная система, когда многие люди больше голосуют за Вас, чем за партию. И другая причина —это то, что в России достаточно много беззакония. И у вас все еще проблемы в Чечне, у вас происходят события, подобные убийству Бориса Немцова, которое, я знаю, Вы осудили и призвали к ответу виновных, но заказчик до сих пор не найден. Сейчас Россия — это страна, которой очень сложно управлять?

— Вы знаете, любой страной сложно управлять, я Вас уверяю. Что, Соединенными Штатами легко управлять, что ли? Разве легко решать даже, казалось бы, такие несложные задачи? Гуантанамо, допустим. Президент Обама в первом сроке своем сказал, что он ликвидирует Гуантанамо. Но оно до сих пор живо. Почему? Он не хочет, что ли? Конечно, хочет. Уверен, что хочет. Но просто тысяча обстоятельств возникает, которые не дают окончательно решить этот вопрос. Кстати говоря, это очень плохо на самом деле, но это другая тема. Любой страной сложно управлять, даже очень маленькой. Вопрос не в том — большая страна или маленькая. Вопрос — как относиться к своему делу, насколько ответственно к этому относиться.

И Россией сложно управлять. Но Россия находится на этапе развития и политической системы, и становления рыночных принципов экономики. Это процесс сложный, но очень интересный. Россия действительно не просто большая, а великая страна, имея в виду ее традиции, культурные особенности. Да, есть свои особенности и свои традиции в политической сфере. Но чего греха таить, мы же знаем прекрасно: у нас была абсолютная монархия, потом почти сразу наступили коммунистические времена, база немножко расширилась, но в известной степени система руководства страны стала даже еще более жесткой.

Только в 90-х годах мы перешли к строительству совершенно другой внутриполитической системы, основанной на многопартийности. И это тоже такой сложный, неоднозначный процесс, нельзя перепрыгивать через определенные этапы. Нужно, чтобы и граждане привыкли, чтобы они чувствовали свою собственную ответственность, когда идут к избирательным участкам, чтобы не доверялись просто, скажем, таким популистским решениям, соображениям, или просто ругани одних претендентов в адрес других претендентов.

Надо, чтобы граждане тоже внимательно смотрели, анализировали, что предлагается кандидатами. Это касается и выборов в парламент, это касается и президентских выборов. Но, кстати говоря, там, где четкая президентская форма правления, там в значительной степени голосуют не за партию, а голосуют за кандидата в президенты — это везде практически так, поэтому здесь в этом смысле ничего необычного в положении в нашей стране нет.

— Конечно, если Вы посмотрите на Чечню и влияние кого-то, как Рамзан Кадыров. Он довольно своевольный, не похоже на то, что его кто-то держит под контролем. Это совершенно другая ситуация, чем если бы мы говорили об условном Миссиссиппи или Теннесси. Это совершенно другая система, то, что происходит в Чечне. Она, безусловно, совершенно другая. Она более персонифицирована и в ней больше беззакония.

— Вы знаете, это как посмотреть. Мы же не должны забывать, что там было совсем недавно, там на рынках открыто людьми торговали, там господствовали представители международных террористических организаций, включая «Аль-Каиду», людей обезглавливали. Мы что, все это забыли, что ли? Нет. А тот же сегодняшний глава Чечни Рамзан Кадыров, он в так называемую первую чеченскую войну с оружием в руках воевал против федеральных сил. Это ведь очень сложная и большая трансформация, причем, когда его отец сначала, первый президент Чечни, а затем он сам — они пришли к выводу о том, что будущее Чечни связано с Россией, они же сделали это не под давлением какой-то силы, они это сделали по внутренним убеждениям.

Прекрасно помню свои первые разговоры с отцом Рамзана Кадырова, с первым президентом Чечни. Он мне прямо сказал, я был премьером тогда, в 1999 году, что «мы видим, что будущее Чечни не может быть отделено от России, иначе мы попадем под зависимость других сильных мира сего, и там нам будет хуже. Но главное — я это тоже очень хорошо запомнил — чтобы вы нас не предали».

Тогда была очень сложная ситуация, федеральный центр вел себя непоследовательно: то наступал, то отступал, то с чем-то соглашался, то потом рвал договоренности. Чеченскому народу нужна была последовательная, ясная позиция центральной власти страны. Но надо не забывать, через какие трансформации прошли эти люди. Мы подписали договор с Чечней, этот договор находится полностью в рамках Конституции Российской Федерации. Но у нас федеративное государство, и у нас члены Федерации наделены определенными правами, и это, как мы видим на примере Чечни, не разрушает, не разваливает страну, а, наоборот, объединяет ее. Да, конечно, наверное, многое еще нуждается в совершенствовании, многое нуждается в том, чтобы эти тяжелые события середины 90-х годов забылись и окончательно зарубцевались. На все это нужно время.

Я уверен, что мы будем укреплять свою внутреннюю политическую структуру и экономику, и просто никаких сомнений у меня в этом нет. Думаю, что самые тяжелые страницы своей истории Россия перевернула, мы будем только идти вперед и только укрепляться.

— Личный вопрос. Вы управляете Россией 16 лет. Если вы посмотрите на генеральных директоров и бизнесменов, которые смотрят Bloomberg, лишь некоторые из них остаются на своих должностях более 5-6 лет. Какой совет Вы могли бы дать им, чтобы дольше сохранять свои посты?

— Как это ни странно прозвучит, но не нужно хвататься, любой ценой стараться удержаться за какое-то кресло. Ведь я не просто, как Вы сказали, был там 16 лет, я восемь лет был президентом Российской Федерации, а потом, не нарушая Конституции, не изменяя ее под себя, просто не стал баллотироваться на третий срок, что было невозможно в рамках действующей Конституции. У нас в Конституции написано, что можно избираться два срока подряд. Все, я так и сделал: два срока был избран, а потом просто ушел и перешел на другую работу — работал четыре года председателем правительства. В соответствии с Конституцией, когда такое право у меня возникло через четыре года, я баллотировался на должность президента, был избран и работаю сейчас. Так что это не 16 лет, это четыре и четыре — восемь, и сейчас четыре, в должности президента я работаю 12 лет.

— Какова причина Вашего успеха?

— Сейчас, подождите. Что касается длительности, один из примеров — Канада, допустим. По-моему, 16 лет был у власти. А канцлер ФРГ, она сколько у власти? Если мы говорим о первой позиции в исполнительной власти.

— Не 16 лет. Вы были у власти дольше, чем большинство.

— Так и я не 16, я 12. Она уже, по-моему, не меньше. Дело ведь не в этом. Я не знаю, какие здесь могут быть секреты. У меня секретов нет, я просто всегда стараюсь чувствовать настроения людей, чувствовать их потребности, их настрой на формы, на способы решения задач, на их приоритеты и ориентировать прежде всего на это. И мне думается, что это самое главное в работе любого человека, который занимается той работой, которую народ России доверил мне.

— Если посмотреть на ситуацию в мире сейчас, то есть много стран, где у власти династии — Клинтоны, Буши в Америке. У Вас есть дети, которых Вам успешно удается скрывать от публики. Вы бы хотели, чтобы одна из Ваших дочерей занялась политикой? Вы хотите для них такую же жизнь, как у Вас?

— Я не считаю себя вправе хотеть чего-то за них. Они молодые, но все-таки взрослые люди, и они сами должны определить свое будущее. В целом, насколько я себе представляю, они уже выбрали, они занимаются наукой, еще кое-какими видами деятельности, весьма благородными и нужными людям. Они чувствуют себя востребованными, они получают удовольствие от своей работы, и меня это очень радует. Они очень ответственно и по-честному относятся к тому делу, которое для себя выбрали.

— Когда я летел сюда корейскими авиалиниями, у меня был на выбор два фильма: «Доктор Живаго» и вторым был «Крестный отец». Какой из них Вы бы порекомендовали человеку, который хочет понять Россию?

— Не знаю. Вы знаете, у нас есть известное выражение: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать, в Россию нужно просто верить». Но русская культура многогранна и многообразна. Поэтому, если Вы хотите понять, почувствовать Россию, конечно, нужно и книжки почитать — и Толстого, и Чехова, и Гоголя, и Тургенева, послушать музыку Чайковского, посмотреть наш классический балет. Но самое главное — с людьми нужно поговорить. Я вас уверяю: как только Вы начнете встречаться с обычными, рядовыми гражданами, Вы поймете, что русский человек, да и вообще россиянин, будь то татарин, мордвин, чеченец, дагестанец — очень открытые люди, открытые и даже немного наивные.

Но есть одна отличительная черта, которая, наверное, у всех народов есть, но у нас она особенно ярко выражена. Это — стремление к справедливости. Это одна из доминирующих черт, мне кажется, в менталитете россиянина и русского человека. И еще одна составляющая, которая характерна для ментальности российского человека — это стремление к каким-то… Конечно, это такая общая черта, нас — миллионы людей, все люди разные, но в среднем все-таки мы, конечно, хотим жить материально очень хорошо, и я буду стремиться все, что от меня зависит, сделать для того, чтобы люди жили лучше, чтобы уровень жизни становился лучше. Но при всем при этом в ментальности, в душе русского человека всегда есть стремление к какому-то высокому моральному идеалу, к каким-то высоким моральным ценностям. Это нас точно отличает, и уверен, в хорошую сторону.

— Тогда скорее «Доктор Живаго». Президент Путин, благодарю Вас за интервью агентству Bloomberg, Вы очень щедро распорядились своим временем.

— Спасибо Вам большое за интерес.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 5 сентября 2016 > № 1884406 Владимир Путин


Иран. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 23 ноября 2015 > № 1559510 Владимир Путин

Саммит Форума стран – экспортёров газа.

Владимир Путин принял участие во встрече глав государств и правительств стран – участниц Форума стран – экспортёров газа.

Выступление на пленарном заседании Третьего саммита Форума стран – экспортёров газа

В.Путин: Уважаемый господин председатель! Уважаемые коллеги, дамы и господа!

Тесное взаимодействие производителей и поставщиков газа становится всё более важным фактором устойчивого развития мировой энергетики. За 14 лет Форум стран – экспортёров газа превратился в солидную международную организацию, помогающую газодобывающим государствам сообща продвигать свои интересы на глобальных рынках.

Страны – участницы Форума обладают львиной долей доказанных мировых запасов природного газа (79 процентов, а с учётом стран-наблюдателей – 85 процентов) и обеспечивают почти половину мировой торговли этим видом топлива.

Наши государства, наши национальные компании инвестируют огромные средства в долгосрочные проекты по разведке, добыче, переработке и транспортировке газа. Тем самым мы вносим весомый вклад в энергетическую безопасность и поступательный рост экономики всего мира.

Достигнутые на предыдущем саммите в Москве договорённости позволили заметно усилить координацию стран – участниц Форума в стратегических вопросах развития газовой отрасли, заложили основу для формирования единых подходов к справедливому ценообразованию и равному распределению рисков между потребителями и поставщиками топлива.

Уверен, что и нынешняя встреча будет не менее продуктивной, а решения, которые войдут в итоговую Декларацию, придадут дополнительный импульс нашему сотрудничеству, сделают ещё эффективнее совместную работу по совершенствованию международной торговли газом.

В этой связи считаю крайне актуальной тему «Природный газ – лучшее топливо для устойчивого роста», которую иранские партнёры предложили как ключевую для обсуждения на саммите.

Газ – это наиболее доступный, экономически выгодный и экологически чистый вид топлива. Спрос на него в мире растёт темпами, опережающими спрос на нефть и другие энергоресурсы. По прогнозам, к 2040 году глобальные потребности в газе увеличатся на 32 процента – почти до 5 триллионов кубических метров. Напомню, что в 2014 году это было 3,7 триллиона кубических метров.

Это открывает большие возможности для наращивания производства и экспорта газа и одновременно представляет серьёзный вызов, потому что понадобится кардинально ускорить освоение новых месторождений, модернизировать перерабатывающие мощности, расширить газотранспортную инфраструктуру – ввести в строй дополнительные трубопроводы и наладить разветвлённые маршруты поставок сжиженного природного газа.

Столь амбициозные планы требуют масштабных капиталовложений, период окупаемости которых растянется на десятилетия вперёд. И инвесторам, конечно, нужны чёткие, твёрдые гарантии. Но главное, наравне с производителями газа инвестиционные риски должны нести и будущие потребители. За энергетическую безопасность надо платить всем – и странам-экспортёрам, и странам-покупателям, что справедливо и полностью отвечает духу рыночных отношений.

Мы все хорошо понимаем, что современные технологии, новые бизнес-модели меняют структуру газового рынка в мире. Для фиксации цен всё шире задействуются биржевые способы торговли, спотовые механизмы.

В прошлом году у нас в России, например, была запущена торговля газом на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже. Менее чем за год объём торгов составил 6,8 миллиарда кубических метров, в планах нарастить его до 35 миллиардов кубических метров в год. При этом наша ведущая компания «Газпром» реализовала по спотовым ценам 17 миллиардов кубических метров газа, что составляет более 8 процентов общего объёма его продаж.

Однако хотел бы подчеркнуть: в интересах стабильности и предсказуемости рынка, для привлечения инвестиций в газовую отрасль ни в коем случае нельзя отказываться от проверенной годами практики заключения долгосрочных контрактов и использования принципа «бери или плати». Считаю важным, чтобы государства – участники Форума проявляли в этом солидарность.

Уважаемые коллеги, в готовящийся проект национальной Энергетической стратегии на период до 2035 года мы закладываем существенный – на 40 процентов – прирост добычи природного газа. Если в 2014 году мы добыли 578 миллиардов кубических метров, то к 2035 году планируем добыть 885 миллиардов кубических метров.

С партнёрами из Евросоюза мы планируем осуществить целый ряд инфраструктурных проектов, с Турцией проводим согласование южного маршрута. Наша страна будет также экспортировать газ и увеличивать свои поставки на восточном направлении, и здесь у нас очень позитивная работа идёт с нашими партнёрами из азиатских стран: и с Китаем, и с Индией, и с другими нашими партнёрами. Планируем на азиатском направлении увеличить наши поставки с 6 до 30 процентов – до 128 миллиардов кубических метров.

Мы увеличиваем производство сжиженного природного газа до 60 миллионов тонн, что значит с сегодняшних 4 процентов до 13 на мировом рынке СПГ. И здесь нами запланирован целый ряд проектов как в восточной, северной части Российской Федерации, так и на Дальнем Востоке России.

Уверен, Россия, безусловно, справится со всеми этими планами, ей по силам их реализовать. При этом мы готовы к самому плотному взаимодействию с партнёрами по нашему Форуму – по Форуму экспортёров газа, с другими заинтересованными странами в целях удовлетворения глобальных потребностей в энергоресурсах и устойчивого развития мировой экономики в целом.

Большое спасибо вам за внимание.

Иран. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 23 ноября 2015 > № 1559510 Владимир Путин


Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 27 октября 2015 > № 1533805 Владимир Путин

Заседание Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности.

Под председательством Владимира Путина в Кремле состоялось заседание Комиссии при Президенте по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности.

Рассматривались, в частности, пути адаптации российского топливно-энергетического комплекса к новым экономическим условиям, перспективы реализации ряда инвестиционных проектов и меры по снижению зависимости от импорта оборудования в отрасли.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня обсудим текущее состояние отечественного ТЭКа, сверим часы с руководителями ведущих российских компаний. Речь пойдёт о нефтяной, газовой и угольной отраслях. Вопросы электроэнергетики заслуживают отдельного рассмотрения в рамках одного из предстоящих заседаний нашей Комиссии.

Прежде чем начнём работу, хотел бы остановиться на нескольких принципиальных моментах. За последние годы российский ТЭК, его базовые отрасли набрали хороший темп во многом благодаря тем решениям, которые мы с вами принимали в предыдущие годы. Прежде всего имею в виду льготы при разработке месторождений Восточной Сибири и шельфа, стимулирование глубокой нефтепереработки и выпуска качественных моторных топлив.

Сегодня Россия – среди мировых лидеров по добыче нефти и газа. В 2014 году в России было добыто 527 миллионов тонн нефти. Это чуть меньше, чем Саудовская Аравия, и чуть больше, чем Соединённые Штаты.

Эти меры позволили сделать уникальные открытия новых запасов, в том числе на российском арктическом шельфе, нарастить добычу нефти, увеличить объём инвестиций в глубокую нефтепереработку и в целом задать позитивную динамику качественных изменений в ТЭКе. Напомню, что в 2014 году на российской арктическом шельфе была открыта Карская газоносная провинция, её общая ресурсная база составляет примерно 87 миллиардов баррелей нефти, это просто как справка для примера.

Сегодня Россия – среди мировых лидеров по добыче нефти и газа. В 2014 году в России было добыто 527 миллионов тонн нефти. Это чуть меньше, чем Саудовская Аравия, и чуть больше, чем Соединённые Штаты: соответственно у Саудовской Аравии – 12,9 процента, у США – 12,3 процента.

Объём добычи природного газа в России в 2014 году составил 578 миллиардов кубометров. Реализуются крупные проекты по наращиванию экспортного потенциала страны. В российском ТЭКе активно внедряются новые ресурсосберегающие, экологичные технологии. Так, более рационально теперь используется такое ценное сырьё, как попутный нефтяной газ.

За первое полугодие текущего года, например, использование попутного газа составило 86,5 процента, по сравнению с 2012 годом увеличение на 10,3 процента. То есть в целом может быть не такими темпами, как хотелось бы, тем не менее мы задачу, которую ставили раньше, несколько лет назад, по поводу попутного нефтяного газа, всё–таки решаем.

На сегодняшний день более 40 процентов капиталовложений в стране приходится на долю топливно-энергетического комплекса. Наша общая задача – сохранить положительную инвестиционную динамику в отрасли. Нужно учитывать, что инвестиции ТЭКа оказывают позитивное влияние на всю экономику страны: это дополнительные рабочие места, заказы для смежных отраслей.

Вместе с тем конъюнктура мировых рынков энергоносителей, конечно, – и вы знаете это лучше, чем кто бы то ни было – не отличается стабильностью. Так, по сравнению с серединой прошлого года цены на нефть опустились более чем на 50 процентов. Вслед за ними снижаются и цены на газ – примерно на 20 процентов по итогам первого полугодия текущего года. Продолжается многолетнее падение мировых цен на уголь: с максимума в 2011 году они опустились в среднем на 50 процентов. В итоге в условиях кризиса глобального энергетического сектора международные компании вынуждены сокращать инвестиции в сложные низкодоходные проекты, то есть в те проекты, реализация которых была возможна при более высоких ценах на углеводороды.

Для справки, вы и без меня это знаете, тем не менее напомню, по экспертным оценкам, это международные эксперты, сокращение мировых инвестиций в нефтегазовом секторе в 2015 году может составить где–то 300 миллиардов долларов. За предыдущие пять лет общий убыток производителей трудноизвлекаемых сланцевых нефтей в США составил примерно 150 миллиардов долларов, а за первое полугодие текущего года их убыток составил уже 62 миллиарда долларов. Понятно, что это не первый и не последний кризис на мировом рынке.

Более 40 процентов капиталовложений в стране приходится на долю топливно-энергетического комплекса. Наша общая задача – сохранить положительную инвестиционную динамику в отрасли.

Сегодня ключевым является вопрос финансового обеспечения инвестпрограмм ТЭКа с тем, чтобы он продолжил играть роль одного из локомотивов отечественной экономики в целом. Важно не потерять горизонт развития, не допустить инвестиционной паузы. Нужно обеспечить выполнение долгосрочных стратегических задач, стоящих перед отраслью, и при необходимости скорректировать проект энергетической стратегии России, а также генеральные схемы развития нефтяной и газовой отраслей, программу развития угольной промышленности. Кстати, подготовленный проект энергетической стратегии предусматривает значительный рост инвестиций в ТЭК.

Просил бы максимально ответственно подойти к этому вопросу, обозначить источники финансирования инвестпрограмм, определить меры по их обеспечению. Напомню, инвестиционные циклы в ТЭКе достаточно длительные. Решения, принимаемые сегодня, дадут первые результаты минимум через 5–7 лет.

На какие вещи считаю необходимым обратить внимание в первую очередь? Итак, необходимо обеспечить стыковку инфраструктурных проектов с участием государства и инвестиционных программ энергетических компаний, сконцентрировать на них кадровые и финансовые ресурсы.

Второе. ТЭК традиционно играет ведущую роль в формировании доходной части федерального бюджета. Учитывая это, нужно предельно аккуратно оценивать эффективность принимаемых решений по налоговой нагрузке на отрасль, какое влияние они оказывают на экономику страны в целом. Нужно стремиться к тому, чтобы дополнительные изъятия из отрасли не приводили к сокращению инвестпрограмм энергетических компаний, не оказывали негативного мультипликативного эффекта на смежные отрасли.

Знаю о тех дискуссиях, которые шли в отрасли, и, действительно, соглашаюсь отчасти с Минфином, но, безусловно, нужно постоянно мониторить ситуацию, которая складывается в отрасли. И давайте на одном из будущих заседаний Комиссии после мониторинга этой ситуации как раз вернёмся к этому вопросу, посмотрим, что в отрасли происходит.

Третье. Нужно повысить уровень локализации технологий и оборудования, которые необходимы российским компаниям и востребованы отечественными заказчиками. Конечно, при этом важно соблюдать известный параметр «цена – качество» и, кроме того, нужно повысить прозрачность таких заказов всеми недропользователями вне зависимости от структуры акционерного капитала. Просил бы сегодня доложить, что сделано в этом направлении.

Важную роль в развитии импортозамещения оборудования для ТЭКа должны сыграть соответствующие финансовые механизмы, в том числе связанные кредиты, лизинг, субсидирование процентной ставки для производителей оборудования. Прошу участников совещания высказать свои соображения по работе этих инструментов.

Четвёртое. Необходимо продолжить нашу работу по диверсификации экспорта российских энергоресурсов. Важно не только удерживать позиции в традиционных регионах присутствия, но и выходить на новые рынки, уметь гибко реагировать на смену трендов. В последние годы точки роста перемещаются в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Несмотря на известные колебания, о которых мы все с вами знаем, тем не менее это такая устойчивая тенденция. И государства этого региона становятся основными потребителями углеводородного сырья. Это касается и рынка сжиженного природного газа. Россия имеет возможности нарастить свою долю на рынке СПГ, и намеченные масштабные проекты в сфере СПГ, конечно, должны быть реализованы.

Далее. Необходимо продолжить работу по совершенствованию биржевых механизмов в торговле нефтью, нефтепродуктами и газом. Год назад в рамках исполнения решений нашей Комиссии была запущена торговля природным газом на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже. За это время объём торгов составил 6,8 миллиарда кубометров. С развитием биржевой торговли необходимо формировать независимые национальные ценовые индикаторы на основные виды топливно-энергетических товаров.

И в этой связи хотел бы затронуть ещё один принципиально важный вопрос как для развития ТЭКа, так и для экономики в целом. Речь идёт о прекращении наконец практики использования иностранной валюты во внутренних расчётах. Антон Германович [Силуанов], у нас же законом запрещены такие расчёты, а что на практике происходит? Тарифы на перевалку нефтепродуктов и нефти в российских портах: Новороссийск, Тамань, Усть-Луга, Козьмино, Приморск и другие – или напрямую устанавливаются в долларах США, либо номинируются в долларах США в системе онлайн практически в режиме реального времени. И это, конечно, недопустимо, это прямо противоречит действующему законодательству. Я не понимаю, а куда контролирующие органы смотрят?

Нужно начать серьёзную проработку комплексного вопроса усиления роли рубля в расчётах, в том числе за продукцию российского ТЭКа. Шире использовать национальные валюты в операциях с теми странами, с которыми мы ведём активную торговлю. Мы на межгосударственном уровне с коллегами об этом постоянно ведём дискуссию, и, безусловно, нужно стремиться к тому, чтобы переходить на такие расчёты. Конечно, прекрасно себе отдаю отчёт в том, в чём заключаются интересы наших компаний. Нужно делать это аккуратно, с тем чтобы участники экономической деятельности не страдали, а, наоборот, получали бы выгоды.

Следует планомерно улучшать конкурентную среду на нашем внутреннем рынке, прежде всего речь идёт о рынке нефтепродуктов. Нужно пресекать производство и торговлю контрафактной продукцией.

И последнее. Следует планомерно улучшать конкурентную среду на нашем внутреннем рынке, прежде всего речь идёт о рынке нефтепродуктов. Нужно пресекать производство и торговлю контрафактной продукцией. Её распространение не только наносит ущерб компаниям, которые вложили серьёзные средства в модернизацию, выпуск качественного топлива, но и в целом это же обман населения, прямой обман потребителя. В этой связи сегодня рассмотрим вопрос о действии единых требований для всех производителей нефтепродуктов.

И в заключение предлагаю на нашем очередном заседании отдельно рассмотреть вопрос о контроле за исполнением ранее принятых решений и данных поручений.

Давайте перейдём к обсуждению сегодняшней повестки дня.

Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 27 октября 2015 > № 1533805 Владимир Путин


Евросоюз. СЗФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 27 октября 2015 > № 1533801 Владимир Путин, Алексей Миллер

Дан старт строительству газопровода Ухта – Торжок – 2.

Владимир Путин в режиме видеоконференции дал старт строительству компанией «Газпром» новой ветки газопровода Ухта – Торжок.

Газопровод Ухта – Торжок – 2 обеспечит поставку газа в газотранспортную систему «Северный поток – 2», которая будет напрямую доставлять газ из России в Европейский союз. Протяжённость магистрального газопровода второй ветки газопровода Ухта – Торжок составит 970 километров, проектная мощность – 45 миллиардов кубических метров газа в год.

В.Путин: Уважаемый Алексей Борисович [Миллер], уважаемые друзья, коллеги, добрый день!

Мы сегодня даём старт большому нужному проекту – строительству второй ветки газопровода Ухта – Торжок. Безусловно, этот проект создаст новые рабочие места по всем пяти регионам, по которым будет проходить маршрут, будет создавать дополнительные возможности поступления налогов в местные, региональные бюджеты.

Но самое главное заключается в том, что этот маршрут, который является новым для развития магистральных газопроводов страны, создаст дополнительные возможности для снабжения газом регионов Российской Федерации и новые возможности для расширения поставок на экспорт.

Это серьёзный, большой, многовекторный проект, который заслуживает особого внимания и самой компании «Газпром», и Правительства Российской Федерации. Я хочу пожелать успеха в этой работе всем, кто будет осуществлять этот проект.

Пожалуйста, Алексей Борисович.

А.Миллер: Уважаемый Владимир Владимирович! В начале прошлого месяца «Газпром» и европейские партнёры подписали соглашение о строительстве газопровода «Северный поток – 2». Для запуска этого проекта требуется привести на российский берег Балтийского моря дополнительно 55 миллиардов кубометров газа и построить новую газотранспортную инфраструктуру в составе единой системы газоснабжения России.

Будет построено около трёх тысяч новых газопроводов, но ключевым проектом является проект Ухта – Торжок – 2. Окончательное инвестиционное решение принято, сегодня начинается масштабное строительство, которое пойдёт строго по графику, и к концу 2019 года будут созданы мощности в полном объёме.

Протяжённость газопровода – 970 километров, 8 новых компрессорных станций установленной мощностью 689 мегаватт. Газопровод Ухта – Торжок – 2 станет самым современным в мире магистральным газопроводом на рабочее давление 100 атмосфер и позволит обеспечить дополнительную газификацию и поставку газа потребителям в регионах Северо-Запада России и поставку газа на экспорт. Предлагаю посмотреть ролик о строительстве газопровода.

Демонстрируется видеоролик.

А.Миллер: Уважаемый Владимир Владимирович! Прошу дать команду на сварку первого стыка магистрального газопровода Ухта – Торжок – 2.

В.Путин: Уважаемые друзья, коллеги! Мы делаем серьёзный шаг в освоении месторождений Ямала и в развитии магистральной транспортной инфраструктуры. Начинайте.

А.Миллер: Уважаемый Владимир Владимирович! Первый стык газопровода сварен. Строительство нового магистрального газопровода Ухта – Торжок –2 началось.

В.Путин: Уважаемые друзья! Ещё раз поздравляю вас с началом масштабной работы и желаю успехов. Всего доброго!

Евросоюз. СЗФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 27 октября 2015 > № 1533801 Владимир Путин, Алексей Миллер


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 4 сентября 2015 > № 1481680 Владимир Путин

Встреча с работниками нефтяной и газовой промышленности.

Владимир Путин встретился с работниками нефтяной и газовой промышленности. Встреча состоялась в преддверии профессионального праздника – Дня нефтяника – на полях Восточного экономического форума.

Обращаясь к участникам встречи, глава государства особо отметил, что нефтегазовый комплекс является одним из ключевых секторов отечественной экономики, а Россия входит в число мировых лидеров по добыче углеводородов, производству нефтепродуктов, экспорту энергоресурсов. Президент также выразил надежду, что российские нефтегазовые предприятия будут повышать свою эффективность и конкурентоспособность, выходить на новые рубежи.

* * *

Выступление на встрече с работниками нефтяной и газовой промышленности

В.Путин: Уважаемые друзья!

У нас складывается хорошая традиция – как–то так получается по графику, что мы с представителями нефтяной, газовой промышленности встречаемся либо как раз в ваш профессиональный праздник, либо накануне, как сейчас. Я хочу пожелать всем вам успехов и благополучия.

Традиция ежегодно отмечать этот профессиональный праздник родилась уже полвека назад в знак глубокого уважения и признательности к нелёгкому, самоотверженному, можно сказать, труду всех, кто работает в вашей отрасли, как символ особой роли нефтегазового комплекса в экономике всей России.

Усилиями наших нефтяников и газовиков укреплялась экономическая, энергетическая база Российской Федерации, осваивались громадные территории, создавались новые индустриальные центры. Имею в виду Поволжье, Сибирь, Север и, конечно, тот регион, где мы сегодня находимся, – Дальний Восток.

Сегодня нефтегазовый комплекс является одним из ключевых секторов отечественной экономики. Россия входит в число мировых лидеров по добыче углеводородов, производству нефтепродуктов, экспорту энергоресурсов.

Реализуются крупные инфраструктурные проекты. Достаточно вспомнить такие значимые события последних лет, как начало работы нефтепроводной системы, я уже об этом говорил, «Восточная Сибирь – Тихий океан», ввод в строй газопроводов «Северный поток», «Сахалин – Хабаровск – Владивосток».

Открыты и запущены в промышленную эксплуатацию уникальные месторождения Ямала, Восточной Сибири. В результате в 2014 году достигнут рекордный для современной России показатель добычи нефти – более 526 миллионов тонн, а добыча газа составила свыше 640 миллиардов кубометров.

Я убеждён, работники отрасли и впредь будут с честью решать поставленные задачи, обеспечивать рост экспортного потенциала России и устойчивую работу внутреннего рынка, а наши нефтегазовые компании и предприятия будут повышать свою эффективность и конкурентоспо­собность, выходить на новые рубежи. Здесь у меня нет просто никаких сомнений. Я практически всех руководителей знаю лично в течение многих лет и знаю потенциал и человеческий, и потенциал отрасли.

Ещё раз поздравляю вас с праздником. Прошу передать самые добрые пожелания всем вашим рабочим коллективам. Всем, кто сегодня на трудовой вахте, и, конечно, ветеранам комплекса.

Успехов вам, спасибо большое.

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 4 сентября 2015 > № 1481680 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 20 августа 2015 > № 1461568 Владимир Путин

Ввод в эксплуатацию технологического тоннеля «Грушовая» – «Шесхарис».

В ходе рабочей поездки в Южный федеральный округ Владимир Путин посетил нефтеперевалочный комплекс «Шесхарис» АО «Черномортранснефть» и принял участие в мероприятии по вводу в эксплуатацию технологического тоннеля «Грушовая» – «Шесхарис».

Новый тоннель представляет собой железобетонную конструкцию протяжённостью 3,2 километра c девятью трубопроводами. Объект, построенный взамен эксплуатируемого с 1967 года тоннеля, соединит производственные площадки «Грушовая» и «Шесхарис» и станет составной частью проекта «Юг».

В ходе посещения нефтеперевалочного комплекса «Шесхарис» глава государства осмотрел макет запущенного в эксплуатацию технологического тоннеля и объекты технологической площадки «Грушовая», а также ознакомился с информацией о деятельности оператора магистральных нефтепроводов России – ОАО «Акционерная компания по транспорту нефти «Транснефть».

Ранее в этот день Президент с вертолёта осмотрел ряд объектов транспортной инфраструктуры Южного федерального округа, в том числе строительство моста через Керченский пролив.

* * *

Выступление на церемонии ввода в эксплуатацию технологического тоннеля «Грушовая» – «Шесхарис».

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Завершается масштабная реконструкция нефтеперевалочного комплекса [«Шесхарис»]. Сейчас коллеги подробно рассказывали о том, что вы здесь построили практически за 5 лет, – это очень большая работа.

Сегодня вводится в эксплуатацию один из ключевых объектов – новый технологический тоннель с трубопроводом. Я хочу всех, кто принимал участие в этой масштабной работе, поздравить. Это действительно большое событие и для региона, для Краснодарского края, и для всей отрасли.

Отмечу, что работа велась в непростых геологических условиях, потребовала высокого профессионализма от всех участников этого процесса, современных, интересных технических решений. Тоннель построен взамен старого парка, который и технологически уже выработался, и создавал техногенные, экологические угрозы. Всё это ушло в прошлое, и сегодня мы присутствуем при очень приятном событии – модернизации всего этого комплекса. По сути, это даже не модернизация, а новое строительство.

Новый трубопровод не просто соединил производственные площадки, он связывает воедино все звенья комплекса, весь технологический процесс. Это позволяет существенно упростить и оптимизировать приём, хранение, отгрузку углеводородов и их дальнейшую транспортировку через порт Новороссийска, а также гарантировать высокие мировые стандарты экологической и промышленной безопасности и при этом осуществлять перевалку более 40 миллионов тонн нефти и нефтепродуктов в год.

Подобное обновление производственных фондов – залог эффективной и стабильной работы предприятия, своевременного выполнения нашими поставщиками своих обязательств по экспортным контрактам. Так что наши партнёры могут быть уверены в полной и безусловной реализации всех намеченных планов.

Это важный вклад в развитие экономики, инфраструктуры всей страны, в реализацию богатого потенциала Юга Российской Федерации. Я ещё раз всех вас сердечно поздравляю с этим событием и желаю вам успехов.

Россия. ЮФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 20 августа 2015 > № 1461568 Владимир Путин


Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 15 мая 2014 > № 1080024 Владимир Путин

Обращение к лидерам европейских государств по вопросу поставок и транзита российского газа через территорию Украины.

Текст обращения:

Уважаемые коллеги!

В начале апреля мы обратились с предложением о незамедлительном проведении консультаций с целью выработки согласованных действий по стабилизации экономики Украины и обеспечению устойчивых поставок и транзита российского газа в соответствии с контрактными условиями.

Прошло больше месяца. В Москве состоялись консультации с представителями ряда стран, не входящих в ЕС, в рамках которых наши партнёры полностью разделили озабоченность ситуацией с оплатой украинской стороной за поставляемый из Российской Федерации газ и рисками недостаточного уровня закачки газа в подземные хранилища Украины.

Что касается стран – членов ЕС, за это время состоялась единственная встреча в Варшаве с делегацией во главе с Комиссаром ЕК по энергетике Г.Эттингером с участием представителя украинской стороны Ю.Продана. К сожалению, вынуждены констатировать, что конкретных предложений по стабилизации ситуации с выполнением украинским покупателем контрактных обязательств и обеспечением надёжного транзита от наших партнёров получено не было.

Более того, за это время ситуация с оплатой российского газа только ухудшилась. В адрес ОАО «Газпром» так и не поступило ни одного платежа за поставленный на Украину газ. Общий долг украинской стороны возрос с 2,237 млрд. долларов США до 3,508 млрд.

И это несмотря на то, что украинская сторона получила первый транш финансовой помощи от Международного Валютного Фонда в размере 3,2 млрд. долларов США.

В таких условиях российская сторона в строгом соответствии с контрактом выставила счёт на предоплату поставок газа на Украину и, начиная с 1 июня, будет осуществлять поставки газа в объёмах, заранее оплаченных украинской стороной.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть – это вынужденное решение. Российская Федерация остаётся открытой к продолжению консультаций и к совместным с европейскими странами действиям по нормализации ситуации. Со своей стороны, мы надеемся на более активное ведение диалога со стороны Европейской Комиссии с целью выработки конкретных справедливых решений по стабилизации экономики Украины.

Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 15 мая 2014 > № 1080024 Владимир Путин


Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 11 апреля 2014 > № 1050557 Владимир Путин

Владимир Путин провёл оперативное совещание с постоянными членами Совета Безопасности.

В совещании приняли участие Председатель Правительства Дмитрий Медведев, Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, Председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин, Руководитель Администрации Президента Сергей Иванов, Секретарь Совета Безопасности Николай Патрушев, Министр внутренних дел Владимир Колокольцев, Министр иностранных дел Сергей Лавров, директор Федеральной службы безопасности Александр Бортников, директор Службы внешней разведки Михаил Фрадков и постоянный член Совета Безопасности Борис Грызлов.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги.

Обсудим сегодня текущие вопросы. Но начать хотел бы с вопроса Министру иностранных дел. Как реализуется моя просьба, связанная с доведением до наших европейских партнёров, потребителей нашего газа, информации, письма, которое было мной подготовлено после встречи с Правительством о состоянии нашего сотрудничества с Украиной?

С.ЛАВРОВ: Ваше поручение о направлении послания руководителям европейских государств, которые получают российский газ через территорию Украины, выполнено. Вчера все наши послы в соответствующих странах доставили эти послания адресатам. Все восприняли это обращение серьёзно, обещали оперативно изучить и подготовить реакцию. Надеемся, что она будет конструктивной. Из Европы реакция пока, как я сказал, такая предварительная. Но уже прозвучала реакция из Вашингтона, где официальный представитель Госдепартамента заявила, что Россия должна не политизировать газовые дела с Украиной, должна придерживаться рыночного ценообразования, и назвала то, что сейчас мы изложили нашим европейским партнёрам, «газовым шантажом».

В.ПУТИН: Это несколько странно. Странно, во-первых, потому что нехорошо читать чужие письма, я не им писал. Я писал потребителям нашего газа в Европе. Мы уже все привыкли к тому, что американские наши друзья всех подслушивают, но подглядывать совсем некрасиво.

Если говорить серьёзно, то хочу напомнить, видимо, вынужден напомнить о том, что формула, по которой образуется цена на газ, высчитывается цена на газ, зафиксирована в официальном контракте между российским «Газпромом» и «Нафтогазом» Украины в 2009 году, когда те люди, которые и сегодня находятся у власти, являются и членами правительства, отвечают за энергетику, и тогда были на тех же должностях и принимали участие в подписании этого контракта. С тех пор никаких изменений в формуле цены не было.

Да, мы действительно по разным причинам предоставляли в разное время различные скидки. Как известно, в 2013 году, в декабре, предоставили кредит в 3 миллиарда долларов, снизили ещё раз цену на газ при договорённости о том, что будут погашены все задолженности прошлого, 2013 года и будут исправно выплачиваться текущие платежи. Ни того, ни другого сделано не было. Более того, весь драматизм ситуации заключается в том, что в первом квартале этого года действовали самые низкие цены, и даже по этим самым низким ценам украинские партнёры перестали платить.

7 апреля текущего года был очередной срок выплат по газовому контракту за март текущего года. Из 500 с лишним – 540, по-моему, миллионов долларов – не было заплачено ни одного доллара, ни одного рубля, вообще ничего, ноль. Это абсолютно нетерпимая ситуация. И в соответствии с ранее достигнутой договорённостью, естественно, «Газпром» все эти скидки снял.

В чём заключается проблема на ближайшее время – она заключается в том, что Россия не может нести в одностороннем порядке такую нагрузку. Именно поэтому мы обратились к нашим европейским партнёрам и друзьям, с тем чтобы всем вместе как можно быстрее провести встречу и определить пути помощи и поддержки украинской экономике. Если действительно кто-то по-доброму относится к Украине, действительно любит украинский народ, он должен внести свой вклад в недопущение банкротства украинской экономики.

Пирожками на майдане не обойдёшься. Этого недостаточно для того, чтобы удержать украинскую экономику от полного хаоса. Наши американские партнёры, которые вот так негативно отреагировали на наше предложение – и очень странно, что это происходит, – как известно, заявили о том, что готовы предоставить один миллиард долларов, и то не в виде кредитов и помощи, а в виде гарантий. Что такое гарантии? Гарантии тем банкам, которые готовы были бы финансировать Украину. Но таких банков нет. Значит, и помощи никакой нет. Ситуация действительно очень странная. И это вызывает у нас законное беспокойство.

Ещё раз хочу сказать: мы не намерены и не собираемся закрывать для Украины газ. Но в соответствии с имеющимся контрактом, подписанным и действующим с 2009 года, никто его не отменял, «Газпром» имеет право и Правительство Российской Федерации предлагает перейти на предоплату. Это означает, что Украина будет получать в следующем месяце только такое количество газа, за которое она заплатит в этом месяце.

Мы имеем такое право по контракту. Прошу Правительство Российской Федерации и «Газпром» ознакомить наших партнёров в Европе с этими положениями контракта. Кстати говоря, в моём письме есть ссылка на эти положения контракта, просто взять выдержку из контракта и направить в европейские столицы как приложение к моему письму. Тем более что сам контракт в ходе политической борьбы на Украине давно уже «слит» в интернет.

Просил бы Министерство иностранных дел довести эту дополнительную информацию до наших партнёров и напомнить, что «Газпром» – это не просто российское коммерческое предприятие, это акционерное общество, где почти 50 процентов акций принадлежит частным компаниям и фирмам, в том числе иностранным. И даже такая большая компания, как «Газпром», не может нести всю нагрузку по субсидированию украинской экономики. Это невозможно. Это все должны понимать.

Россия действует очень аккуратно, очень взвешенно и с уважением ко всем нашим партнёрам. Мы, безусловно, гарантируем в полном объёме выполнение всех наших обязательств перед нашими европейскими потребителями газа. Вопрос не в нас. Вопрос в обеспечении транзита через украинскую территорию. Я прошу Министерство иностранных дел выполнить это поручение как можно быстрее.

Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 11 апреля 2014 > № 1050557 Владимир Путин


Евросоюз. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 10 апреля 2014 > № 1049762 Владимир Путин

Владимир Путин обратился к лидерам ряда иностранных государств, в которые российский газ поставляется транзитом через Украину.

Полный текст обращения:

В последние месяцы экономика Украины стремительно деградирует: углубляется спад в промышленности и в строительстве, растёт бюджетный дефицит, резко ухудшается состояние валютной сферы, к отрицательному торговому сальдо добавился отток капитала из страны. Экономика Украины приближается к дефолту, к остановке производства и к взрывному росту безработицы.

Россия и страны Евросоюза – наиболее крупные торговые партнёры Украины. Исходя из этого, на прошедшем в конце января саммите Россия – ЕС мы договорились с нашими европейскими партнёрами о проведении консультаций по вопросам развития украинской экономики, имея в виду соблюдение интересов Украины и наших стран при формировании интеграционных союзов с её участием. Однако все попытки российской стороны начать реальные консультации результата не принесли. Вместо консультаций мы слышим призывы снизить контрактные цены на российский газ, которые имеют якобы «политический характер». Создаётся впечатление, что европейские партнёры хотят в одностороннем порядке переложить на Россию последствия украинского экономического кризиса.

С самого первого дня существования независимой Украины Россия поддерживала устойчивость украинской экономики, поставляя ей газ по заниженным ценам. В январе 2009 года при участии премьера Ю.Тимошенко был подписан контракт купли-продажи природного газа в 2009–2019 годах, который урегулировал вопросы поставки и оплаты газа и гарантировал его бесперебойный транзит через территорию Украины и который Россия неукоснительно соблюдает. Кстати, министром топлива и энергетики Украины тогда был Ю.Продан – он и сегодня занимает аналогичный пост в киевском правительстве.

Объём природного газа, поставленного на Украину в соответствии с этим контрактом, составил в 2009–2014 годах (первый квартал) 147,2 миллиарда кубических метров. Хотел бы особо подчеркнуть – формула цены, зафиксированная в контракте, ни разу с тех пор не менялась. И Украина вплоть до августа 2013 года исправно платила за газ в соответствии с этой формулой.

Другое дело, что уже после подписания контракта Россия предоставила Украине целый ряд беспрецедентных льгот и скидок по цене за газ: это скидка по харьковским соглашениям 2010 года, которая предоставлялась как аванс в счёт будущих, начиная с 2017 года, арендных платежей за пребывание Черноморского флота; скидка по ценам на газ, закупаемый для химических предприятий Украины; скидка, введённая в декабре 2013 года сроком на один квартал в связи со сложившимся критическим состоянием украинской экономики. Начиная с 2009 года суммарно эти скидки составили 17,0 миллиарда долларов США. К этому следует добавить ещё 18,4 миллиарда долларов США – неоплаченные украинской стороной штрафные санкции за невыборку минимального годового количества газа (take-or-pay).

Таким образом, Россия за последние четыре года субсидировала экономику Украины за счёт занижения цен на газ в объёме 35,4 миллиарда долларов США. Кроме того, в декабре 2013 года Россия предоставила Украине заём на 3,0 миллиарда долларов США. Эти весьма значительные финансовые ресурсы были направлены на поддержку стабильности и платёжеспособности украинской экономики, сохранение рабочих мест и занятости. Подчеркну – кроме России этого никто не делал.

А что же европейские партнёры? Вместо реальной поддержки Украины – декларации о намерениях, обещания без реальных дел. Евросоюз использует украинскую экономику как источник продовольственного сырья, металла и минеральных ресурсов и одновременно как рынок сбыта готовой продукции высокой степени переработки (машиностроение, химия), создавая при этом дефицит торгового баланса Украины более 10 миллиардов долларов США, а это почти две трети от общего дефицита по текущим операциям Украины в 2013 году.

Кризис украинской экономики, во многом вызванный дисбалансом в торговле со странами ЕС, остро негативно сказывается на выполнении контрактных обязательств Украины по поставкам российского газа. «Газпром» не предъявляет и не собирается предъявлять каких-либо дополнительных условий по сравнению с теми, которые отражены в контракте 2009 года. Это относится и к контрактной цене на газ, которая рассчитывается в строгом соответствии с согласованной формулой. Однако Россия больше не должна и не может в одиночку нести бремя поддержки украинской экономики, предоставляя ей скидки на газ и прощая долги, фактически оплачивая своими субсидиями дефицит в торговле Украины и стран – членов ЕС.

В текущем году из месяца в месяц нарастает задолженность НАК «Нафтогаз Украины» за поставленный газ. В ноябре–декабре 2013 года – 1451,5 миллиона долларов США, в феврале 2014 года – плюс 260,3 миллиона, в марте – ещё 526,1 миллиона. Обращаю ваше внимание, что в марте ещё действовали цены со скидкой: 268,5 долларов США за тысячу кубических метров, – и даже по такой цене Украина не заплатила ни одного доллара!

В таких условиях «Газпром» в соответствии с пунктами 5.1.5, 5.8 и 5.3 действующего контракта будет вынужден перейти на предоплату поставок газа и в случае нарушения условий платежей полностью или частично не поставлять газ. Другими словами, будет поставляться ровно столько газа, сколько украинской стороной будет заплачено за месяц вперёд.

Безусловно, это крайняя мера. Мы отдаём себе отчёт, что она увеличивает риски несанкционированного отбора газа, идущего через территорию Украины для европейских потребителей, и что она может затруднить формирование запаса газа на Украине для обеспечения его потребления в осенне-зимний период. Для того чтобы гарантировать бесперебойный транзит газа, нужно уже в самое ближайшее время приступить к закачке в подземные хранилища на Украине газа в объёме 11,5 миллиарда кубических метров, а это потребует платежей порядка 5 миллиардов долларов США.

Однако самоустранение наших европейских партнёров от совместных действий по разрешению экономического кризиса на Украине и даже от консультаций с российской стороной не оставляет для России никакой альтернативы.

Выход из сложившейся ситуации может быть только в одном: провести незамедлительные консультации на уровне министров экономики, финансов и энергетики с целью выработки согласованных действий по стабилизации экономики Украины и обеспечению поставок и транзита российского газа в строгом соответствии с контрактными условиями и как можно скорее приступить к скоординированным конкретным действиям. К этому мы призываем наших европейских партнёров.

Безусловно, Россия готова участвовать в стабилизации и восстановлении украинской экономики, но не в одностороннем порядке, а на паритетных с нашими европейскими партнёрами условиях, – с учётом тех фактических вложений и затрат, которые длительное время в одиночку несла Россия, поддерживая Украину. Только такой подход, как нам представляется, является справедливым и сбалансированным, и только он приведёт к успеху.

Евросоюз. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 10 апреля 2014 > № 1049762 Владимир Путин


Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 25 сентября 2013 > № 909795 Владимир Путин

Выступление на пленарном заседании III Международного арктического форума «Арктика – территория диалога»

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Искренне рад приветствовать участников и гостей III Международного форума «Арктика – территория диалога». Особые слова благодарности за оказанное внимание – Президенту Финляндской Республики Саули Ниинистё, который приехал на форум впервые, и, конечно же, нашему традиционному гостю – Президенту Исландии господину Грииммсону.

На этот раз мы собрались в символичном месте – в Салехарде, единственном городе мира, который расположен точно на широте Северного полярного круга.

Мы только что с коллегами говорили о том, когда был создан этот город, – я попросил коллег дать мне дополнительную справку: он был основан в 1595 году русскими казаками (назывался тогда Обдорск, а затем Салехард) и сыграл очень важную, опорную роль в освоении русской Арктики, севера Урала и Западной Сибири.

И должен отметить, что за последние годы, за последнее десятилетие город не просто активно развивался – он в полном смысле этого слова преобразился, это совершенно другой город.

Если бы вы сюда приехали лет 10 назад и сейчас бы на него посмотрели, вы бы не узнали его, решили, что это два совершенно разных места. Не менее большое значение город играет и сегодня в жизни современной России.

Салехард является столицей одного из ключевых экономических центров нашей страны – Ямало-Ненецкого автономного округа. Здесь реализуется целый ряд крупнейших промышленных и инфраструктурных проектов, связанных в том числе с освоением арктических территорий и их природных богатств.

На прошлом форуме мы уже говорили, что Арктика, по сути, открывает сейчас новую страницу своей истории, которую можно назвать эпохой индустриального прорыва, бурного экономического, инфраструктурного развития. В арктических регионах России идёт интенсивный поиск и разработка новых месторождений газа, нефти, других минерально-сырьевых ресурсов, строятся крупные транспортные, энергетические объекты, возрождается Северный морской путь.

Работа в суровых условиях Арктики крайне сложна, требует и серьёзных финансовых затрат, и поистине уникальных технологических решений. И для нас очевидно, что приоритетом, ключевым принципом развития Арктики должно быть и должно стать природосбережение, обеспечение баланса между хозяйственной деятельностью, присутствием человека и сохранением окружающей среды. Тем более это важно, когда речь идёт об Арктике с её хрупкими, уязвимыми экосистемами, с её восприимчивым климатом, который во многом определяет экологическое самочувствие всей нашей планеты.

Арктика сегодня, пожалуй, как никогда раньше нуждается в особом внимании и бережном отношении. Россия, почти треть территории которой приходится на районы Крайнего Севера, осознаёт свою ответственность за сохранение экологической стабильности.

Как многие из присутствующих здесь знают, нами принята Стратегическая программа действий по охране окружающей среды Арктической зоны. На её основе разрабатывается Государственная программа социально-экономического развития российской Арктики на период до 2020 года.

«Арктика открывает новую страницу истории, которую можно назвать эпохой индустриального прорыва. Идёт интенсивная разработка новых месторождений газа, нефти, строятся крупные транспортные, энергетические объекты, возрождается Северный морской путь».

Основы нашей государственной политики в Арктике предусматривают и установление особых режимов природопользования. В частности, право добывать нефть в ледовых условиях будут получать и получают лишь такие компании, которые обладают самыми современными технологиями и, разумеется, способны обеспечить свою работу в финансовом плане.

Конечно же, мы продолжим наш масштабный проект по так называемой генеральной уборке Арктики. Уже полностью очищена Земля Александры, в этом году начались работы на острове Грэм-Белл, на очереди – острова Гоффмана, Хейса, Рудольфа и Гукера.

Обращаю ваше внимание, уважаемые коллеги, дамы и господа, всего из федерального бюджета в 2011–2013 годах на очистку Арктики было выделено 1 миллиард 420 миллионов рублей. Такую работу мы начали впервые, и она сейчас находится на марше, что называется.

Добавлю, что свои программы стартовали и в российских регионах, расположенных в высоких широтах. Так, на Ямале по инициативе местных властей приводят в порядок остров Белый, что позволит вернуть в природу свыше 500 гектаров уникальных земель. Рассчитываем, что к такой работе, к таким нужным инициативам будут подключаться все наши северные регионы.

Хочу также отметить, что мы намерены существенно расширить сеть особо охраняемых природных территорий Арктической зоны. Сегодня они занимают около шести процентов российской Арктики – почти 322 тысяч квадратных километров, в планах – увеличить их площади в разы.

Развитие получит и работа по сохранению диких животных, проживающих в этом регионе, прежде всего редких видов китов и дельфинов, реликтовых птиц.

Многое делается для изучения главного символа Арктики – белого медведя. Мы готовы активно участвовать в создании единой сети мониторинга его популяции, которую сейчас разрабатывает Арктический совет.

Однако не меньшего внимания заслуживают и моржи, обитающие в море Лаптевых и северных водах Атлантики. Их популяции сокращаются. Рассчитываем, что стабилизировать ситуацию позволят специальные программы изучения этих видов, которые мы намерены реализовывать.

Конечно, эффективность решения задач, связанных с экологическим здоровьем Арктики, прямо зависит от слаженных действий стран региона, всего мирового сообщества.

Россия, крупнейшая арктическая держава, готова к самому тесному партнёрству в рамках Арктического совета, Глобального экологического фонда и Программы ООН по окружающей среде, в первую очередь в разработке современных технологий и формировании единых экологических стандартов.

Напомню, что в 2008 году страны «арктической пятёрки», в том числе и Россия, выступили с [Илулиссатской] декларацией, которая обозначила международно-правовую основу ответственного управления северными морскими пространствами.

Сегодня вновь готов подтвердить приверженность России её принципам, так же как намерение России делать всё, чтобы Арктика на практике стала территорией партнёрства, сотрудничества и диалога и государств, и самой широкой общественности.

Я ещё раз благодарю всех участников форума за конструктивное обсуждение проблем нашего общего региона – Арктики.

Большое спасибо вам за внимание.

<...>

В.ПУТИН: Если позволите, уважаемые дамы и господа.

Ещё раз хотел бы поблагодарить своих коллег: и Президента Исландии, [Президента] Финляндии, нашего коллегу из Канады – за то, что они нашли время в своём напряжённом графике и приехали сюда к нам в Россию, на Крайний Север.

Действительно, 66-я параллель – это очень северная часть нашей страны, но я уже говорил о том, что в России одна треть территории относится к территории Крайнего Севера, и именно для нас, для Российской Федерации, работа в рамках Арктического совета, работа по проблемам Крайнего Севера, по освоению Северного морского пути, работа в Арктике вообще представляет особое не только народно-хозяйственное, но и гуманитарное значение. Имею в виду, что в этом регионе нашей страны проживает значительное количество представителей малых северных народов, малочисленных северных народов.

Здесь сконцентрированы большие интересы – и экономические, и политические, и гуманитарные, как я уже сказал. Поэтому нам крайне важно объединять усилия для эффективной работы в этом регионе мира и в нашем регионе.

Совершенно очевидно, что климат меняется, об этом уже все говорят. Сейчас уже не так важны причины этих изменений, важно, что это происходит. И уже понятно, что навигация, скажем, в северных широтах может продолжаться и 100 суток, а может и 150 суток. Открываются новые регионы для экономической деятельности.

Безусловно, и мы об этом много раз говорили, и коллеги мои, когда выступали сейчас, говорили, Арктика – очень уязвимый регион с точки зрения сохранения экологического баланса, необходимости сохранения этого баланса, и поэтому хозяйство здесь нужно вести в высшей степени аккуратно.

Для нас чрезвычайно важно в этом смысле мнение специалистов, наших соседей по Арктике, членов Арктического совета и даже нерегиональных держав, но тех, кто заинтересован в рачительном хозяйствовании на этих территориях.

Мы уже говорили и о защите животного мира, о хозяйственной деятельности, об обеспечении законных интересов малочисленных народов Севера. Было бы, наверно, совсем неправильно, если бы я умолчал о том инциденте, который состоялся на нашей платформе Приразломна, имею в виду попытку захвата этой платформы представителями международной организации «Гринпис». Об этом все говорят, пишут средства массовой информации. Но было бы гораздо лучше, если бы представители этой организации сидели в этом зале и выразили своё отношение к проблемам, которые мы обсуждаем, заявили бы либо свои претензии, либо свои требования, сформулировали свои озабоченности, никто от этого не отмахивается. Мы и собираемся на мероприятия подобного рода для того, чтобы обсудить все эти проблемы.

Я в деталях не знаю, что там произошло, но совершенно очевидно, что они, конечно, не являются пиратами, но формально они пытались захватить платформу. И ведь наши правоохранительные органы, наши пограничники не знали, кто пытается захватить эту платформу под видом организации «Гринпис», особенно на фоне тех кровавых событий, которые происходили в Кении, всякое ведь могло быть: кто захватывает, мы же не знаем. Совершенно очевидно, что эти люди нарушили нормы международного права, сблизились на опасное расстояние с платформой.

Человечество испокон веков использует природу для обеспечения своей жизнедеятельности, и чем дальше, тем больше. Сначала это был просто сбор грибов и ягод и добыча животных, потом это минеральные ресурсы, металлы, углеводороды. Можно это остановить или нет? Нет, конечно, это невозможно остановить. Вопрос разве в этом? Вопрос в том, как рачительно это делать, как минимизировать ущерб для природы или свести этот ущерб к нулю. Это возможно или нет? В целом, наверно, сейчас это трудно, но стремиться к этому нужно, и, на мой взгляд, этого в целом можно было бы добиться. Углеводороды сейчас производятся во всём мире, в том числе и на берегу, и на шельфе.

Мы хорошо знаем о добыче сланцевого газа путём гидроразрыва, знаем, что там, где это добывают, из кранов жителей близлежащих городов и посёлков уже не вода течёт, а тёмная чёрная жижа, которую водой назвать нельзя. Колоссальная проблема экологического характера.

При добыче углеводорода всегда люди сталкиваются с этими проблемами. Если работы на шельфе либо на территории, здесь две основные опасные составляющие: это транспорт – в мире, к сожалению, часто происходят аварии с этим транспортом при перевозке, скажем, нефти или это на местах добычи.

Я не буду сейчас всё это повторять, здесь присутствующие люди, специалисты, знают об этих трагедиях. Вспомню только о некоторых из них. В 1988 году, по-моему, в Северном море на платформе, которая эксплуатировалась одной из американских компаний, произошла страшная трагедия: по ошибке оператора платформа загорелась, погибло свыше 160 человек.

Другая, совсем свежая трагедия чисто экологического характера: при прорыве газа в Мексиканском заливе на поверхность вышло огромное количество нефти. Это колоссальный экологический ущерб.

При акциях подобного рода, а там проводились в этот момент и подводные работы, могло произойти всё что угодно: и операторы могли ошибиться, и технологические сбои могли произойти, – создана была угроза жизни и здоровью людей. Разве такие пиар-акции стоят возможного наступления подобных тяжелейших последствий?

Поэтому хочу ещё раз подчеркнуть: мы настроены на то, чтобы работать со всеми нашим партнёрами, со всеми экологическими организациями, но исходим из того, что эта работа будет построена цивилизованным способом. Мы настроены на то, чтобы не только слышать, но и услышать друг друга, принимать необходимые меры по экологической защите.

Кстати говоря, что касается работы на шельфе, то ни одна российская компания, работающая на шельфе, а мы работаем в разных регионах, и на Дальнем Востоке, и на Каспии, сейчас в Арктике начинаем работать, – ни с одной из них не было ни одного серьёзного происшествия. Надеюсь, никогда и не будет, потому что мы применяем самые новейшие технологии.

Что касается продолжения нашей работы в рамках инициатив Русского географического общества, я ещё раз хочу вас всех поблагодарить, хочу заверить вас в том, что мы будем самым внимательным образом относиться ко всем проблемам, связанным с защитой природы и экологии.

Мы очень благодарны вам за то, что вы откликаетесь на наши призывы работать в рамках Русского географического общества, особенно по проблемам Арктики, которая, как я говорил в начале своего заключительного слова, очень уязвима и требует особого внимательного отношения и со стороны специалистов, и со стороны широкой общественности.

Я не могу не согласиться со своим коллегой из Исландии, что мы рассчитываем на присоединение к нашей работе первых лиц всех арктических государств. Очень надеемся на то, что они будут проявлять всё больше и больше внимания к тем проблемам, которые мы с вами обсуждаем на этой площадке.

Большое вам спасибо. Надеюсь, что в следующий раз мы соберёмся для обсуждения не менее актуальных проблем, чем сегодня.

Благодарю вас.

Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 25 сентября 2013 > № 909795 Владимир Путин


Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 26 августа 2013 > № 881227 Владимир Путин

Заседание Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экобезопасности

Владимир Путин провёл заседание Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности.

Обсуждались вопросы реструктуризации угольной промышленности России, развития внутреннего рынка угля, модернизации необходимой транспортной инфраструктуры.

В режиме видеоконференции глава государства также общался с работниками нескольких угледобывающих предприятий страны.

Выдержки из стенографического отчёта о заседании Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы проводим первое выездное заседание Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса. И то, что собрались именно в Кемерово, не случайно: нам предстоит обсудить ситуацию в угольной промышленности.

Кузбасс, как известно, исторически является её центром и флагманом. Полтора года назад здесь же, в Кемерово, – по-моему, как раз в этом зале – состоялось совещание, где мы подробно говорили о многих проблемах угольщиков. По его итогам была утверждена долгосрочная программа развития отрасли на период до 2030 года. Сегодня мы проанализируем, как исполняются принятые тогда решения.

Хочу, кстати, отметить, что в составе нашей Комиссии нет ни одного представителя угольной отрасли, и, безусловно, этот вопрос нужно решить. Вот Иван Иванович кивает головой, это правильно: что же у нас Комиссия по ТЭКу, угольная отрасль является одной из ключевых в энергетике – и ни одного представителя от угольщиков нет? Можно было бы посмотреть Бокарева, Зюзина, Рашевского, Байсарова. Давайте подумаем, и предложения, пожалуйста, внесите.

Начну с важнейшей темы – с процесса реструктуризации угольной промышленности. Только на реализацию социальных мероприятий начиная с 2008 года потребовалось более 33 миллиардов рублей федеральных средств, и они были выделены. Свыше 7 миллиардов было направлено на проведение рекультивации земель и на экологическое оздоровление территорий.

Я хотел бы подчеркнуть, средства будут выделяться и дальше. Важно усилить контроль за их целевым эффективным использованием. Приоритет здесь – переселение шахтёров из ветхого и аварийного жилья и из районов Крайнего Севера.

Хотел бы сразу обратить ваше внимание и на решение задач безопасности шахтёрского труда. Мы принимали специальные меры по созданию современных отечественных средств индивидуальной защиты и систем жизнеобеспечения людей, работающих под землёй. Хотелось бы услышать, что сделано. Вот мы сейчас с Аркадием Владимировичем обсуждали, да и с Игорем Ивановичем, пока сюда двигались; по-моему, там мало что сделано. Деньги-то выделены – миллиард, между прочим.

Теперь в целом о ситуации в отрасли. Отмечу хорошие показатели по итогам 2012 года. Выросли объёмы добычи, переработки, экспорта продукции. Вводятся новые производственные мощности. Объём экспорта вырос на 17 процентов. Это позволило увеличить добычу угля в целом.

Однако внутренний рынок при его огромном потенциале по-прежнему не развивается, хотя полтора года назад мы принимали решение о стимулировании наращивания внутреннего потребления угля и планировали сделать это за счёт развития угольной генерации в энергетике и в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Кстати говоря, когда внешний рынок припадает, конечно, развитие внутреннего рынка сыграло бы свою исключительно положительную роль. И то, что, повторяю, он не развивается, стоит на месте, даже, более того, имеет, к сожалению, негативную динамику: вот у нас, смотрите, объём потребления угля на внутреннем рынке за последние пять лет на 7 процентов снизился, и, по предварительным оценкам, в 2013 году тенденция эта сохранится, а при нестабильности внешних рынков ситуация становится если не критической, то тревожной как минимум.

Конечно, нужно учитывать межтопливную конъюнктуру и межтопливную конкуренцию, но подходить к этим вопросам, безусловно, нужно очень прагматично. Для целого ряда регионов уголь является самым эффективным локальным видом топлива. Нужно ускорить строительство угольных энергогенерирующих мощностей на Дальнем Востоке. Кстати говоря, по этому вопросу тоже были соответствующие решения. Пока, к сожалению, серьёзного продвижения я не вижу.

Подчеркну также стратегическую важность создания электростанции в Калининградской области, она должна иметь перспективу манёвра мощностями. Именно угольная генерация может обеспечить снабжение этого региона собственной надёжной энергией.

Мы подробно, очень подробно с коллегами из Правительства на этот счёт говорили и уже не раз. Здесь возможны самые разные решения, самые разные: и сжиженный газ, и другие генерирующие мощности. Но угольную генерацию тоже не нужно сбрасывать со счетов, нужно обязательно это проработать, проработать все «за» и все «против», подойти к этому самым серьёзным образом, особенно на фоне обсуждения в ЕС возможного ограничения энергетического сотрудничества Европейского союза с Россией. Во всяком случае мы знаем о планах вывода Прибалтики из нашего энергетического кольца, а это соответствующим образом ставит в непростое положение Калининградскую область. Заранее нужно предпринимать необходимые действия.

Прошу Правительство, не откладывая, рассмотреть возможность строительства новых генерирующих мощностей, в том числе, может быть, и на угольных электростанциях. Нужно в вопросе этом поставить точку. Аркадий Владимирович, прошу не позднее чем в трёхмесячный срок вопрос окончательно доработать.

Мы имеем возможность поставлять уголь в Калининград через морской терминал. Создание такой замкнутой автономной системы в этом регионе значительно снизит геополитические риски в сфере энергетики, которые могут возникнуть в любое время. И, повторяю ещё раз, может быть, будет правильно, если мы диверсифицируем энергетическую отрасль этого региона, она не будет зависеть только от одного первичного источника. Во всяком случае нужно как следует всё это продумать.

Сегодня одно из самых слабых мест в технологической цепочке отрасли – переработка угля и его обогащение. Так, из более 272 миллионов тонн энергетического угля, добытого в прошлом году, переработано лишь 26 процентов.

Отдельное направление – это углехимия. Над её развитием нужно совместно поработать Минэнерго, Минпрому и, конечно, Академии наук Российской Федерации. И повторю, Правительству, заинтересованным ведомствам, угольным компаниям и регионам нужно обстоятельно заниматься формированием внутреннего рынка. Прошу вас сегодня в ходе нашей встречи ещё раз вернуться к этому вопросу.

Что касается экспорта угля, здесь надо крепко стоять на завоёванных позициях, несмотря на трудности, о которых вы знаете лучше, чем я, вызванные падением цен на мировых рынках. Если мы здесь дадим слабину, что-то утратим, потом вернуться на завоёванные площадки будет очень трудно, если вообще возможно. Необходимо в полной мере использовать все наши конкурентные преимущества. Обращаю внимание, что цены в среднем на внешних рынках упали где-то на 20 процентов.

Кузбасские угли, если говорить о преимуществах, намного превосходят другие по своим экологическим характеристикам, но их транспортировка по-прежнему является огромной проблемой. Для её решения необходимо развивать отечественное производство вагонов повышенной грузоподъёмности. И нужно, конечно, стимулировать этот рынок, рынок этой продукции, сделать его привлекательным для потенциальных потребителей и, конечно, уделять главное внимание модернизации транспортной инфраструктуры как железнодорожной, так и портовой. Мы уже наметили планы увеличения пропускной способности Транссиба и БАМа. Давайте посмотрим, какие ещё железнодорожные участки и подходы к портам требуют развития. Часть из них уже работают с превышением своих мощностей.

Отмечу также, что средняя скорость движения по нашим железным дорогам для промышленных грузов чрезвычайно низкая, наблюдается стабильный рост доли транспортных затрат в цене на угольную продукцию. Действующая система железнодорожных тарифов требует совершенствования, она должна быть предсказуемой, давать возможность потребителям прогнозировать свои транспортные расходы.

Кстати, железная дорога, которая сама является потребителем энергии – и значительным потребителем, могла бы за счёт угольной генерации снижать тарифы. Я не знаю, это, конечно, требует проработки, но во всяком случае можно подумать, хотя бы подумать, я прошу коллег это сделать. Вот доставка угля, скажем, генерирующим станциям, которые работают на углях, а потом сама же дорога потребляет эту энергию – давайте подумаем над этими тарифами.

Для компаний, которые сами строят участки, это следующая тема, сами строят участки железных дорог общего пользования, необходимо проработать модели гибких тарифных договорённостей. Если есть инвестор, который построил участок железной дороги, а потом он должен платить как все, – где стимул для инвестиций? Надо над этим серьёзно подумать. Здесь нет ничего запредельного, ничего антирыночного.

Кстати говоря, это в равной мере относится и к другим структурным нашим монополиям: это касается не только железной дороги, это касается и трубопроводного транспорта, и электросетей. В целом необходимо переходить к долгосрочному тарифному регулированию в области грузовых железнодорожных перевозок. Подчеркну, что мы должны поддерживать угольные компании, которые вкладывают немалые средства в развитие железнодорожной и портовой инфраструктуры.

Хочу также обратить ваше внимание на следующее. Поскольку ресурсная база наших угольных компаний находится в России, то и центры формирования прибыли, а следовательно, налогообложения должны находиться именно в России, а не где-то за границей и в офшорах. Я хочу обратить ваше внимание на то, что не только российское руководство или российское Правительство ставят вопрос подобным образом, – во всём мире, я хочу это подчеркнуть, во всех промышленно развитых странах вопрос ставится именно таким образом – и никак по-другому. В мире уже сформирован цивилизованный и прагматичный подход, налоги платятся на месте фактического ведения бизнеса. Я предлагаю придерживаться именно такого правила, тем более если это связано с недрами, с нашим национальным богатством. И управление этими активами, и акционерная собственность должны находиться в нашей, в российской юрисдикции.

Далее. Предприятия угольной отрасли развиваются за счёт собственных средств, и перед ними стоят задачи модернизации производства, создания новых добывающих и перерабатывающих мощностей. Сейчас необходимы дополнительные стимулы, которые бы помогли компаниям наращивать инвестиции, снижать свои издержки.

Поддержка угольного бизнеса должна способствовать созданию новых рабочих мест, увеличению налоговых поступлений в бюджет, большей открытости компаний. В течение пяти лет обсуждается вопрос об освобождении от уплаты налога на добычу полезных ископаемых для предприятий, осваивающих угольные низкорентабельные месторождения в труднодоступных районах с неразвитой инфраструктурой. Я прошу Правительство обеспечить принятие стимулирующей меры для компаний, разрабатывающих такие новые месторождения, хотя бы новые.

Мы много раз говорим о таких крайне необходимых наших действиях применительно к разным отраслям, и угольная промышленность здесь не исключение. Это, по сути, предприятия, которые в зелёном поле начинают работать. Не было никогда у нас всех налогов – если не будет стимулов для начала деятельности, то и не будет. Поэтому я прошу экономический блок Правительства и Минфин соответствующим образом оценить эту ситуацию и найти общий системный подход к проблемам подобного рода.

Нужно, конечно, освобождать такие предприятия, которые начинают свою деятельность с нуля, на какое-то время, здесь есть разные предложения: и пять, и даже десять лет. Это всё требует расчётов. Но их нужно сделать, и нужно принять решение. Практика показывает, что пройдут годы, прежде чем компании смогут воспользоваться такой преференцией, не менее двух лет, – вот на сегодняшний день, к сожалению, им приходится собирать различные справки.

И в этой связи хотел бы ещё раз обратить на это внимание, нужно вот с этим избыточным бюрократизмом заканчивать, иначе мы надолго завязнем в реализации проектов освоения новых месторождений на территориях Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и крупных месторождений, скажем, в Тыве. Считаю, что Минприроды нужно максимально расширить содержание лицензий, чтобы предприятия не теряли времени на сбор необходимых документов, нужно сделать оптимальной эту работу.

Обозначенные проблемы говорят о необходимости ещё раз проанализировать, уже сейчас откорректировать положения долгосрочной программы развития отрасли. Нужно посмотреть, насколько актуальны и реализуемы закреплённые в ней показатели и целевые индикаторы, и привести их, эти корректировки, в соответствие с тенденциями на внутреннем и на глобальном рынках, а также синхронизировать реализацию программы с мероприятиями, предусмотренными Генеральной схемой развития объектов электроэнергетики, проектами транспортной стратегии и стратегии развития портовой инфраструктуры. У нас есть вице-премьер, который за весь этот комплекс отвечает, – Аркадий Владимирович, обращаю на это Ваше внимание. Это большая, конечно, просто огромная работа, но Ваша задача заключается в том, чтобы скоординировать все эти направления. Нужно это делать.

Нам также необходимо подробно обсудить, как идёт процесс ценообразования в угольной отрасти и какие факторы влияют на подчас неоправданное завышение цен для конечных потребителей. В соответствии с принятыми решениями сейчас все сделки по реализации угольной продукции регистрируются на бирже. Но это только первый шаг. Регистрация сделок – это хорошо, но недостаточно. Теперь важно расширить использование самих биржевых механизмов, нужно начать наконец реальные торги на бирже.

Необходимо также создать условия для исключения необоснованных посредников при поставках угольной продукции, особенно при поставках для государственных нужд и компаний с государственным участием. В рыночной экономике посредники – это естественное дело, но также естественно возникают подчас эти посредники там, где они совсем не нужны.

В заключение предлагаю вернуться к вопросу, который мы уже частично затрагивали на нашей Комиссии в октябре прошлого года. Речь об обеспечении угольной промышленности профессионалами высокого или высшего класса. Прошу представить предложения о перспективах создания крупных региональных учебно-научных центров на базе действующих вузов горно-геологической и топливно-энергетической сфер.

Кроме того, в нашей повестке сегодня, уважаемые коллеги, ставший уже традиционным вопрос исполнения решений, принятых Комиссией на предыдущих заседаниях.

Давайте начнём работать.

<…>

В.ПУТИН: Что касается пенсионной реформы, то это, конечно, очень чувствительный вопрос, и здесь мы его до нюансов вряд ли сможем обсудить.

Мы исходим с вами из того, а здесь я согласен с горняками, с шахтёрами, что касается вредных и тем более опасных производств, то нам придётся сохранять досрочный выход на пенсию, во всяком случае до тех счастливых дней, до которых, я надеюсь, мы когда-то доживём, и условия работы в шахтах не будут вредными и опасными.

Но это не завтра и не сегодня произойдёт, к несчастью, – это длительный процесс, и, когда это будет, мы пока не знаем. Но пока эти производства являются вредными и тем более опасными, мы должны эту систему сохранить.

Тогда возникает вопрос о том, как её финансировать. Ясно, что все эти вопросы должны быть сбалансированы и распределены эти нагрузки. Вы сейчас сказали, что Вы в дискуссии находитесь с Правительством – я Вас прошу это продолжить.

По кадрам тоже большая отдельная, очень важная тема, я с Вами полностью согласен.

Пайковый уголь: да, я знаю, сколько там получают, сколько получается от предприятий, сколько – от государства. Прежде всего, это те работники, которые были освобождены в результате реструктуризации отрасли и работавшие в советское время. Те, кто не работали, те, кто были потом уволены, работая уже на частных предприятиях, – те не получают; таких примерно 17 тысяч. Но если кто-то вообще не желает этим заниматься, то, конечно, с этими предприятиями – тем более не занимаются вопросами охраны труда – надо разбираться с ними отдельно.

Также это касается и тех, кто не желает заключать соответствующие отраслевые соглашения. Вы знаете, что закон не позволяет Правительству сейчас предпринять какие-то экстраординарные меры, заставить предприятия подписать эти соглашения, но вместе можно подумать, и Правительство точно может провести консультации между работодателями и профсоюзами, и я прошу Правительство это сделать.

Что касается центра горноспасателей, мобильного центра, то, насколько мне известно, заявка так и не была сформулирована МЧС, вот в чём дело, хотя, естественно, Минфин, допустим, наверное, и рад тому, что она не была сформулирована. Но нужно, чтобы МЧС это сделало вместе с вами. Я понимаю так и исхожу из того, что вы в этом заинтересованы.

А вот индивидуальные средства защиты, которые действительно были прописаны в одном из наших предыдущих решений, они профинансированы только частично, а деньги были выделены. Причём, насколько я себе представляю, это мы сейчас попросим Министра рассказать, 300 миллионов как раз было профинансировано, но не из этого миллиарда, который был выделен на эти цели. Где остальные деньги и почему вы дальше не хотите продолжать эту работу, мне непонятно – Ивану Ивановичу [Мохначуку] непонятно, и мне непонятно. И люди ждут этих аппаратов.

Да, можно, наверное, что-то купить, но лучше ли будет, если мы будем покупать? Тем более что разработки у нас есть отечественные – и не хуже.

И, наконец, что касается медцентра…

РЕПЛИКА: В Ленинске-Кузнецком.

В.ПУТИН: В Ленинске-Кузнецком. [Медцентр] провёл за счёт средств, выделенных в рамках программы модернизации здравоохранения, – провёл, насколько мне известно, и капитальный ремонт, получил оборудование. Всё это исчисляется, не помню точно, конечно, сейчас на память не вспомню, но где-то миллиардов под сорок, наверное, они получили по различным направлениям: и на капитальный ремонт, и на закупку оборудования.

В принципе это региональное учреждение. Давайте подумаем, что можно сделать дополнительно. Я боюсь ошибиться в цифрах…

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, там решён вопрос, там нет проблем, по Ленинску-Кузнецкому, Вы правильно всё сказали.

В.ПУТИН: Тем более.

Я должен переговорить со своим британским коллегой. Прошу сейчас Министра выступить с соответствующей информацией, а потом Аркадия Владимировича [Дворковича] и Игоря Ивановича [Сечина] тоже – начать дискуссию, если кто-то хочет высказаться.

<…>

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги! Я думаю, что вопрос, который мы сегодня обсуждали, не нуждается в дополнительной рекламе. Эта отрасль – важнейшая, и не только потому, что здесь работают тысячи и тысячи людей; она важнейшая для энергетики в целом.

Владимир Иванович [Якунин] вступил в спор с угольщиками, но как бы там что ни говорили, а объём загрузки железнодорожного транспорта за счёт угольной отрасли играет существенную роль и в жизни самой железной дороги.

Поэтому эта отрасль не только традиционная для нашей страны, она и перспективная, важная для экономики Российской Федерации, и она будет долгие годы сохраняться, мы должны думать о том, как её развивать, как обеспечить рабочие места, как сделать её более прибыльной и более конкурентоспособной.

Многие страны, причём промышленно развитые страны, пытаются сейчас вновь наладить производство угля. Вы знаете такую экономику, как экономика Федеративной Республики [Германия], они отказываются от атомной энергетики и сейчас задумались о том, как использовать угольную генерацию.

Мы имеем все возможности посмотреть на то, как развивается ситуация у наших соседей, всё проанализировать, взвесить и принять своевременные и правильные решения.

Я уверен, что работая так, как сегодня, работая консолидированно, иногда можно и поспорить, разумеется, но задача у нас одна с вами – найти эти решения и их реализовать.

Спасибо вам большое.

<...>

Из видеоконференции с работниками угледобывающих предприятий

В.ПУТИН: Вы упомянули о Дне шахтёра, он как раз вчера был, и я от души поздравляю всех шахтёров, горняков с профессиональным праздником. Желаю успехов, счастья и новых достижений, а они у нас есть в отрасли, Министр об этом сказал, и факты об этом говорят.

Действительно, у нас объём добычи, это правда, самый большой за весь новейший период, да, наверное, и в советское время; по уровню производительности мы уже продвинулись достаточно далеко по сравнению даже с советским временем.

Идёт обновление производства, и кадры новые приходят. Мы, конечно, будем обсуждать и дальше все эти вопросы и проблемные точки, их ещё очень много в отрасли. Но праздник есть праздник, я всех поздравляю, желаю успехов.

Это очень важная, нужная для страны работа, и, без всякого преувеличения, она не только связана с большими трудовыми затратами – связана ещё и с большим риском, к сожалению. И люди, которые в эту отрасль приходят и посвящают ей свою жизнь, заслуживают особого внимания и особого уважения.

С праздником! Желаю вам всего самого доброго.

Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 26 августа 2013 > № 881227 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 1 июля 2013 > № 848264 Владимир Путин

Выступление на рабочем заседании глав государств и правительств стран – участниц Форума стран – экспортёров газа.

В.ПУТИН: Уважаемые главы государств и правительств! Уважаемые члены делегаций! Дамы и господа!

Искренне рад приветствовать вас на Втором саммите глав государств и правительств Форума стран – экспортёров газа.

Без малого пять лет назад в Москве представители одиннадцати стран подписали Устав и Соглашение о создании Форума. Затем в рамках Первого саммита Форума была принята Дохийская декларация, в которой сформулированы и закреплены базовые приоритеты развития международных газовых рынков. Считаю, что таким образом мы заложили прочную основу для нашего долгосрочного партнёрства.

И действительно, за прошедшие годы Форум достаточно быстро вырос из неформальной дискуссионной площадки в полноценную международную организацию, объединяющую глобальных лидеров добычи и экспорта природного газа.Вместе с тем убеждён: сейчас нам надо двигаться дальше, к более тесному взаимодействию, консолидировать наши усилия для эффективной защиты интересов стран – экспортёров газа для улучшения конкурентных позиций этого перспективного и экологически чистого вида топлива.

Полагаю, что ключевой задачей Форума должна стать выработка солидарной позиции по вопросам ценообразования, создания условий для снижения избыточной волатильности цен, повышения транспарентности всей отрасли, что в целом будет способствовать развитию газотранспортной инфраструктуры и повышению надёжности поставок. Безусловно, необходимо развивать сотрудничество в области сбора и анализа данных об отрасли, поддерживать научные исследования мирового газового рынка.

Сейчас спрос в мире на природный газ растёт опережающими темпами по сравнению с нефтью и общим энергопотреблением. По прогнозам Международного энергетического агентства, в период до 2018 года ежегодный спрос на «голубое топливо» в мире увеличится более чем на 16 процентов и достигнет 4 триллионов кубометров.

Это и большие возможности для производителей газа, и серьёзная ответственность для всех нас, особенно сейчас, в условиях достаточно сложной мировой экономической конъюнктуры. Ведь именно в наших странах сосредоточено две трети (65 процентов) доказанных мировых запасов. Мы обеспечиваем почти половину глобального экспорта газа. Поэтому наша приоритетная задача – обеспечить стабильность поставок на мировой рынок в долгосрочной перспективе.

В последние годы мы наблюдаем быстрое технологическое развитие газовой отрасли. Совершенствуются способы производства и транспортировки газа, увеличивая его доступность для потребителей. Расширяется промышленная разработка запасов, так называемого нетрадиционного газа (сланцевый газ, трудноизвлекаемые запасы и газ, добываемый на глубоководном шельфе, газ угольных пластов, газогидраты). В результате позиции этого ресурса на глобальном рынке укрепляются. Однако при этом возрастает и давление на страны-экспортёры. Вижу в этом серьёзный вызов для всех нас.И прежде всего речь идёт о попытках продиктовать экономически неприемлемые для производителей условия поставок трубопроводного газа, о желании изменить принципы поставок газа на основе долгосрочных контрактов, «отвязать» контрактные цены от стоимости нефти и нефтепродуктов как рыночного ценового индикатора, снизить уровень обязательных к отбору объёмов газа.

К сожалению, проводники такой политики зачастую не понимают, что отказ от базовых принципов долгосрочных контрактов не только нанесёт удар по производителям газа, обернётся серьёзными издержками, но, в конечном счёте, подорвёт энергетическую безопасность самих стран-покупателей.

Не надо забывать, что использование газа также является ответом на другой глобальный вызов. Увеличение доли газа в энергобалансе позволит значительно снизить воздействие на окружающую среду, улучшить экологическую ситуацию. А за энергетическую и экологическую безопасность, безусловно, всем приходится платить, что справедливо и полностью отвечает духу рыночных отношений без всякой примеси политизации этого вопроса.

Безусловно, новые технологии добычи и транспортировки углеводородов повышают эластичность предложения на газовом рынке, появляются новые ценовые ориентиры, в том числе и спотовые. Однако это не повод отказаться от проверенных временем и эффективных на практике инструментов, в том числе от долгосрочных контрактов и принципа «бери или плати».

В совокупности эти два слагаемых энергетической безопасности обеспечивают окупаемость капиталоёмких газовых отраслей с длинными инвестиционными циклами, а значит устойчивое, опережающее развитие энергетической базы глобальной экономики на перспективу. Убеждён, необходимо сохранить справедливое распределение рисков между экспортёрами и импортёрами.

Не могу не сказать и о введённых в последние годы рядом стран-потребителей дискриминационных ограничениях в отношении поставщиков природного газа. Имею в виду прежде всего изменения регулятóрного энергетического законодательства в Евросоюзе, так называемый «третий энергопакет». Введение в действие соответствующей «газовой директивы» серьёзно ограничивает деятельность традиционных поставщиков газа на рынок Евросоюза, поставщиков, которые десятилетиями инвестировали свои средства в развитие европейской газовой отрасли.

В этих условиях ключевое значение приобретает солидарность стран – экспортёров газа. Противостоять неправомерному давлению, отстаивать интересы производителей и поставщиков газа на внешние рынки эффективнее, безусловно, вместе. Мы хотим, чтобы наши интересы справедливо учитывались, именно справедливо.

Отмечу также, что выработка общих позиций государств – участников нашего Форума по главным вопросам взаимодействия со странами-покупателями важна ещё и в контексте усиливающейся в мире так называемой межтопливной конкуренции. Эффективность, надёжность, экологичность газа – это объективные факторы. Но это не значит, что мы должны почивать на лаврах, иначе можно проиграть в соревновании с другими видами ресурсов.

Ещё одним важным направлением сотрудничества считаю развитие новых направлений использования природного газа, поддержку научных исследований, направленных на расширение сфер его применения. Например, более активное использование газа в качестве моторного топлива позволит в разы сократить выбросы вредных веществ в атмосферу.

Уважаемые коллеги! Несмотря на все сложности современной экономической конъюнктуры, Форум стран – экспортёров газа имеет, на мой взгляд, хорошие перспективы. Уверен, нам вполне по силам сформировать эффективно работающие механизмы обеспечения законных интересов газодобывающих стран.

Россия готова к такому партнёрству и надеется на то, что мы с вами будем работать вместе эффективно и надёжно, поддерживая друг друга, поддерживая мировую экономику и темпы её развития.

Благодарю вас за внимание. Хочу вас поблагодарить за то, что вы сочли возможным приехать на этот Форум именно в столицу Российской Федерации. Надеюсь, у вас будет возможность не только пообщаться между собой, поговорить о вопросах двусторонних отношений, о развитии газовой отрасли, но и познакомиться со столицей нашей страны.

Благодарю вас за внимание.

<...>

Уважаемые друзья! Здесь собрались люди, которые не только являются экспертами в области международной и мировой энергетики, но и те, которые понимают значимость того дела, которым мы занимаемся и для наших стран, для наших народов, и для всей мировой экономики.

Я хочу вас всех поблагодарить за ваше участие в работе, выразить надежду на то, что мы и дальше будем координировать наши усилия, будем развивать нашу организацию, которая уже стала таковой и нарабатывает опыт, становится всё более авторитетной в мире.

По вашему поручению я выступлю сейчас перед прессой и расскажу о результатах нашей работы. А через пару часов у нас будет возможность встретиться с вами ещё раз: не только полюбоваться на лошадей, на прекрасных животных и на искусство жокеев, но и в неформальной обстановке поговорить по всем проблемам, которые представляют для нас общий интерес.

Благодарю вас за совместную работу.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 1 июля 2013 > № 848264 Владимир Путин


Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 20 августа 2012 > № 635207 Владимир Путин

Президент встретился с представителями угледобывающей и горнорудной промышленности.

На встречу в Кремле в преддверии Дня шахтёра приглашены более 500 представителей российских угольных и горно-металлургических компаний, учёных, ветеранов отрасли.

Владимир Путин также общался по видеосвязи с шахтёрами, работающими в Кемеровской области, Норильске и Якутии.

День шахтёра отмечается в России в последнее воскресенье августа, однако в этом году торжественные мероприятия в разных регионах проходят с начала недели.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые друзья! Дорогие ветераны!

Вижу, в зале представлены многие поколения шахтёров. Мы с вами встречаемся в преддверии праздника – Дня шахтёра. И прежде всего хочу от всей души поздравить вас и ваши семьи, всех шахтёров, горняков с профессиональным праздником.

Это без преувеличения праздник настоящих тружеников, сильных, смелых людей, которые всегда подставят плечо в трудное время и на которых можно положиться. Шахтёры, горняки – это действительно люди крепкой, проверенной породы. Ваш труд рождает и закаляет характер, силу духа, достоинство рабочего человека, порождает гордость за свою профессию, традиции настоящего братства, традиции, которые живут в горняцких династиях и передаются из поколения в поколение.

65 лет тому назад был учреждён День шахтёра как знак государственного, национального признания огромного вклада горняков, тружеников и воинов в развитие нашей страны, в победу в Великой Отечественной войне, в послевоенное восстановление народного хозяйства и всей страны. Хочу сказать особые слова ветеранам отрасли: шахтёрский, горняцкий хлеб никогда не доставался легко. Он добывается потом, а порой, к сожалению, и кровью. И именно с вашей трудовой биографией всегда будет связана история и слава Кузбасса, Донбасса, Печоры, Красноярска, Норильска, Шпицбергена, Якутии и Сахалина. На вас равняются нынешние поколения горняков. Тот, кто выбирает для себя эту сложную, но почётную профессию, продолжает ваше дело и добивается новых впечатляющих результатов.

Мы помним о тех проблемах, с которыми отрасль столкнулась в 90-х годах. Кое-кто тогда попытался поставить точку на отрасли, объявив её бесперспективной, но горняки ещё раз доказали, что у того, кто не боится работы, кто предан своему делу и верит в себя, всегда есть перспектива и всегда будет будущее.

Сегодня угледобывающая отрасль России, горнорудное дело уверенно развиваются. Здесь произошли действительно качественные изменения. Произошли они благодаря прежде всего целенаправленной поддержке государства и вашему труду в первую очередь. Так, за последние десять лет добыча угля в России увеличилась на четверть, объёмы экспорта возросли в три раза. В прошлом году на-гора было выдано почти 340 миллионов тонн угля – рекордный показатель за всю новейшую историю. Создана прочная база, которая сегодня даёт возможность верстать стратегические планы с широкими горизонтами.

Как вы знаете, утверждена долгосрочная программа развития угольной отрасли до 2030 года. Её важнейшие приоритеты – это модернизация производства, расширение ресурсной базы, в том числе создание новых центров угледобычи на Дальнем Востоке, в Туве и в Якутии. Конечно, на первом месте всегда должны быть достойные условия труда и безопасность людей, справедливая оплата труда и пенсионное обеспечение шахтёров и горняков. Рассчитываю, что собственники предприятий, профсоюзы будут уделять ключевое внимание решению социальных проблем работников. Только в угледобывающей промышленности у нас трудятся порядка 170 тысяч человек. Вместе с семьями это почти 700 тысяч.

Со своей стороны государство продолжит реализацию системных шагов, направленных на повышение безопасности и надёжности труда. Совместно с регионами будем обустраивать шахтёрские города и посёлки, там ещё очень много проблем. Продолжим заниматься программой реконструкции отрасли, включая решение жилищных вопросов и экологического оздоровления территории. Будем помогать нашим предприятиям реализовывать программы развития, в рамках частно-государственного партнёрства наращивать возможности транспортной, логистической инфраструктуры, чтобы российские компании выходили на новые, перспективные рынки сбыта своей продукции.

Хочу сегодня ещё раз подчеркнуть: как бы ни складывалась мировая конъюнктура, мировой рынок – а вы знаете, ситуация там остаётся до сих пор тревожной, и очень много факторов неопределённости, – мы, как и в предыдущие годы, совсем недавно, в условиях мирового экономического и финансового кризиса, конечно, никого не оставим один на один с этими трудностями, если они будут возникать. Надеюсь, что этого не произойдёт. Вообще, надеяться нужно всегда на лучшее, но готовиться к разным ситуациям развития событий. И мы вместе с вами, уверен, справимся с любыми проблемами, будем работать вместе, укрепляя фундамент экономического, промышленного и технологического развития России.

Дорогие друзья! Вы посвятили жизнь одной из самых востребованных и достойных профессий, богатства которой служат людям. Богатства нашей земли служат людям благодаря вам.

Вы, собравшиеся сегодня здесь, в этом кремлёвском зале, представляете многотысячные горняцкие коллективы. С вами, я знаю (организаторы сегодняшнего мероприятия это предусмотрели), на связи должны быть ваши коллеги из Кузбасса, Норильска, Якутии.

Ещё раз поздравляю всех горняков, всех шахтёров, ваши семьи, всех ваших близких с профессиональным праздником и желаю вам всего самого доброго!

Спасибо вам за внимание! Спасибо вам за ваш труд!

(Идёт просмотр видеоролика.)

А.НОВАК: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

Сегодня в преддверии юбилея Дня шахтёра впервые в истории России проходит встреча представителей шахтёров и горняков, ветеранов отрасли здесь, в Кремле, в этом прекрасном Георгиевском зале.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Позвольте от лица всех шахтёров и горняков, присутствующих здесь и работающих в настоящее время, выразить Вам признательность за то постоянное внимание, которое Вы оказываете шахтёрам и горнякам нашей страны.

Сегодня у нас на прямой связи будут шахты: Эльгинское угольное месторождение, рудник «Комсомольский» и «Талдинская-Западная-1». И сейчас первое включение – это Республика Саха (Якутия), Эльгинский угольный разрез.

И.ХАФИЗОВ: Добрый день!

Хафизов Игорь Валерьевич, директор «Якутугля». Разрешите поприветствовать Вас с дальневосточных рубежей нашей родины – из Якутии.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы представляем компанию «Якутуголь», которая входит в компанию «Мечел» и является крупнейшим предприятием в России по добыче коксующихся углей. Наши основные предприятия находятся в городе Нерюнгри и Северной Якутии, а сегодня мы хотели бы представить наш главный проект – это Эльгинский угольный комплекс, на котором мы сейчас находимся, запасы которого составляют 2 миллиарда коксующегося угля марки Ж – самого дефицитного угля России. Всё лучшее, что есть в горной промышленности, мы внедряем в данном проекте. Эльга – это открытый способ, это безопасность, это транспортная логистика, это близость к портам и, конечно, это самое современное отечественное и импортное оборудование.

Владимир Владимирович, три года назад мы вбили первый кол, а сегодня разговариваем с Вами, и нам есть что сказать. В сложнейших климатических, горнотехнических условиях, с отсутствием микроструктуры, где в радиусе 400 километров нет ни одного населённого пункта, нам удалось пройти Становой хребет и построить 321 километр железной дороги. Это 76 мостов, это 370 гидротехнических сооружений, 80 миллионов кубов насыпи полотна железной дороги.

5 августа 2011 года мы ввели Эльгинский угольный разрез. В следующем месяце запускаем обогатительную фабрику с объёмом 3 миллиона тонн угля в год. Построен самый современный вахтовый посёлок. Уже работают 2500 человек. И на данный момент более 60 миллиардов средств вложено в освоение Эльгинского угольного комплекса. У комплекса огромнейшая перспектива. Это 30 миллионов тонн угля в год. Масштаб стройки уникален и, наверное, сопоставим с крупнейшими стройками Советского Союза и современной России. Мы с гордостью приняли эстафету у Донбасса, Кузбасса в Якутии. Это действительно реальное крупномасштабное освоение востока. И, конечно, наш проект входит в программу развития угольной отрасли России. Но значимость данного проекта, наверное, нельзя передать словами. Это действительно мощный социально-экономический проект, который в первую очередь даёт рабочие места четырём субъектам Российской Федерации: это Якутия, Амурская область, Хабаровский край и Приморье. Этот проект даёт возможность расти и стать ключевым игроком в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Владимир Владимирович, мы вместе открываем новую страницу угольной истории России. Мы строим территориально-производственный комплекс на востоке нашей страны. Поэтому хотелось бы поблагодарить руководство Якутии, Амурской области, всех смежников, все подрядные организации за ту помощь, которую они оказывают и будут оказывать в нашем проекте.

Пользуясь случаем, разрешите поздравить все угольные компании России, наших ветеранов, всех шахтёров России с этой знаменательной датой. Пожелать, чтобы наша Россия была крупнейшей угольной державой, процветания, как можно больше угля, безопасного угля. Ну а всем шахтёрам и их семьям – здоровья, счастья и всего самого хорошего!

И ещё, Владимир Владимирович, приезжайте на открытие Эльгинского угольного комплекса!

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Я хорошо помню, как развивался этот проект от момента решения вопроса, связанного с лицензией. И вот за достаточно короткий промежуток времени вашему коллективу действительно многое удалось сделать. Это очень важный и очень перспективный проект для всей отрасли, но что особенно важно и особенно приятно, это то, что он развивает наши дальневосточные территории, позволяет нам эффективно работать не только на благо развития своей собственной экономики и своей собственной страны, но и на перспективном рынке азиатско-тихоокеанских стран.

В ближайшее время у нас во Владивостоке должен пройти саммит Азиатско-тихоокеанского сотрудничества, туда приедут главы государств и правительств всего Тихоокеанского региона, всех стран, которые находятся на берегах Тихого океана. Уверен, что и вопросы, связанные с развитием угольной отрасли, во всяком случае, на Деловом совете, будут самым активным образом обсуждаться, потому что в вашей работе и в результатах вашего труда в значительной степени заинтересованы как ваши партнёры внутри России, так и наши зарубежные партнёры.

Я начал с того, как строилась работа по Эльгинскому месторождению, и сказал, что помню это ещё с момента решения вопроса о лицензировании. Здесь ещё, к сожалению, много вопросов. И соответствующим правительственным учреждениям многое нужно сделать для того, чтобы эта работа проходила на современном достойном уровне, без всяких коррупционных схем. Давайте, несмотря на праздник, скажем об этом прямо. Скажем о том, что здесь нужно многое совершенствовать и делать эту работу совершенно открытой и прозрачной, с тем чтобы коллективы, работающие на определённых участках, не бегали бы по различным инстанциям и коридорам, а могли в упрощённом режиме расширять свою деятельность на тех участках, где они фактически уже работают.

Что касается Эльгинского месторождения, то оно грандиозное по своим масштабам и по качеству добываемого угля. Я искренне желаю вам успехов. Вы уже сказали о том, что сделано, на самом деле сделано вами, вашими людьми ещё больше, если посмотреть на то, с чего вы начинали. Я искренне поздравляю вас с Днём шахтёра, с праздником, и желаю вам успехов.

Спасибо вам большое.

А.НОВАК: Спасибо нашим коллегам из Эльгинского угольного разреза. Сегодня праздник отмечают не только шахтёры угольной отрасли, сегодня праздник будут отмечать и горняки, производящие и добывающие руду в горно-металлургических производствах. Крупнейшим представителем горно-металлургического производства является компания «Норильский никель», заполярный филиал, который находится на севере нашей страны, на севере Красноярского края, на Таймырском полуострове.

Для производства своей конечной продукции заполярный филиал добывает 16,5 миллиона тонн руды из-под земли и использует при этом, безусловно, современную технику и технологии, позволяющие добывать руду на глубине до 2 тысяч метров. Сегодня на предприятии трудится 8 тысяч человек, как я уже сказал, используются современные технологии, в том числе применяются новые системы выработки с использованием камерных систем.

Владимир Владимирович, норильчане помнят, как Вы приезжали и посещали рудник «Октябрьский», спускались под землю и своими глазами видели, как добывается руда в условиях Крайнего Севера. И все, конечно, Вас благодарят за те решения, которые Вы приняли в последний приезд в город Норильск в 2010 году, после которого была принята интенсивная программа переселения жителей из ветхого и аварийного жилья, реформируется жилищно-коммунальное хозяйство и строятся объекты социальной сферы.

Передаю слово нашим горнякам из рудника «Комсомольский». Пожалуйста.

Е.МУРАВЬЁВ: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги!

Муравьёв Евгений Иванович, директор заполярного филиала компании «Норильский никель». В этот праздничный для всех горняков и шахтёров день я хотел бы не только поздравить всех, но и кратко представить наш минерально-сырьевой комплекс компании «Норильский никель».

Как сказал Министр, действительно, мы добываем сегодня 16,5 миллиона тонн руды, из которой производим свыше 200 тысяч тонн никеля, 230 тысяч тонн меди, а также платину, палладий и другие металлы. В наших планах к 2016 году увеличить объём добычи до 18 миллионов тонн, с 2017 года увеличить объём производства металлов всех типов. Сегодня мы ведём разработку месторождений пятью рудниками. Каждый из этих рудников представлен коллегами сегодня здесь вместе со мной.

Кроме руды мы добываем уголь, известняк, ангидрит и базальт. Эти материалы нам необходимы для производства. Сегодня действительно в нашем горном подразделении заполярного филиала работает свыше 8 тысяч человек, но к ним нужно ещё добавить более 3 тысяч шахтостроителей, которые готовят минерально-сырьевой комплекс для его разработки. Поэтому отряд наш значительно больше. И для нас этот праздник – действительно один из главных праздников, профессиональный праздник.

Мы активно ведём модернизацию производства, внедряем новые технологические решения в увеличение объёмов производства и снижение затрат. Активно внедряем новое современное горное оборудование.

Стабильное развитие компании основывается на её минерально-сырьевой базе. Конечно, мы очень рассчитываем, что работа горняков всегда будет отмечена Правительством и Президентом.

Хочу всех коллег поздравить с наступающим праздником и пожелать успехов в нашем нелёгком труде, на благо нашей любимой Родины. С праздником, дорогие горняки и шахтёры!

Спасибо.

Хочу представить, Владимир Владимирович, своих коллег, которые работают на разных рудниках, и каждый из них скажет несколько слов о своём предприятии.

С.СТРАХОВ: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Страхов Сергей Евгеньевич, машинист электровоза рудника «Комсомольский».

Мы находимся сейчас в машинном отделении скипового ствола, это отметка плюс 60 метров. В этом году нашему предприятию исполняется 46 лет. За эти годы было выдано на-гора более 145 миллионов тонн руды. После модернизации увеличиваются объёмы производства руды на нашем предприятии, и в перспективе планируется выдавать около 8,5 миллиона тонн руды в год. Для решения этой задачи сейчас строится два ствола глубиной более 2 километров. Они будут являться самыми глубокими в Европе и в Азии.

Уникальностью этого проекта является не только удешевление строительства, но и уникальная система кондиционирования воздуха на глубоких горизонтах, где температура достигает плюс 40 градусов.

Разрешите поздравить от коллектива рудника «Комсомольский» всех коллег с праздником – Днём шахтёра и Днём горняка.

Спасибо.

Д.ФЕДОРЕЦ: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Федорец Дмитрий Юрьевич, заместитель главного инженера по горным работам рудника «Заполярный».

Хочу всех поздравить с наступающим праздником, пожелать всем успехов и новых побед.

Я представляю рудник «Заполярный» – старейший рудник нашего комбината, который начал горные работы ещё в 1938 году. По нашей программе развития мы планируем увеличение добычи руды до 4 миллионов тонн в год, это в три раза свыше существующих показателей.

Единственная проблема: непонятны решения Роснедр по поводу передачи неизвестной компании месторождения «Норильск-1», которое мы разрабатываем по сей день.

Помимо модернизации предприятия, мы не забываем об экологии. Так, в рамках нашей программы мы ввели в эксплуатацию очистные сооружения шахтных вод, которые позволят нам сохранить природные источники водоснабжения, не нанося вред природе.

Ещё раз всех с праздником!

Спасибо.

К.ЮРКИН: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Юркин Константин Егорович, машинист погрузочно-доставочной машины рудника «Таймырский».

Наш рудник считается самым глубоким в Норильском промышленном районе. Максимальная глубина стволов составляет 1865 метров. Добыча нашего рудника составляет 3 миллиона тонн руды. Пытаемся выйти на новый уровень – до 4 миллионов тонн руды в год. Мы работаем сейчас на самой современной технике, с дистанционным управлением, как говорили, у нас используется камерная система разработки. Также на нашем руднике идёт реконструкция скипового ствола, что позволит увеличить добычу и добывать более глубокие залежи на нашем руднике.

Хотелось бы поздравить всех шахтёров и горняков с праздником. Крепкой кровли нам над головой!

И.ХАБАЛОНОВ: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, коллеги, присутствующие в этом зале!

Хабалонов Игорь Леонидович, работаю на руднике «Октябрьском» машинистом ПДМ.

Наше предприятие является самым крупным рудником России. С 1974 года наше предприятие разрабатывает месторождение «Октябрьское». С этого времени мы являемся основным поставщиком металла и руды нашей компании. В 2002 году Вы, Владимир Владимирович, когда приезжали к нам, я и мои коллеги показывали Вам отгрузку горной массы и выемку её из очистных сооружений в выработках высотой 8 метров. Сейчас мы производим выемку горной массы с высоты до 40 метров, это производится машинами с дистанционным управлением, что, естественно, повысило производительность и добычу руды.

Пользуясь случаем, я хотел бы поздравить всех коллег, присутствующих здесь шахтёров и горняков, с праздником.

Спасибо большое.

А.НОВАК: Спасибо.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, друзья!

Мы вас тоже поздравляем с праздником. Компания «Норильский никель» – одно из старейших предприятий в отрасли, в стране, ещё в первой половине прошлого века осваивалось это месторождение. Мы знаем, чего это стране тогда стоило. Мы знаем, труду каких людей мы обязаны тем, что «Норильский никель» существует. Это предприятие является одним из самых крупных в мире, является гордостью сегодняшней России. И об этой трагической странице освоения богатств этой части страны, в Норильске, мы никогда с вами не должны забывать. Знаю, что все люди, которые живут в регионе, работают там сегодня, помнят об этих трагических страницах в истории нашей страны и бережно относятся к памяти о прошлых годах, о прошлых десятилетиях.

Хотел бы сказать, что «Норильский никель», безусловно, имеет хорошие перспективы, несмотря на определённые проблемы, связанные с ресурсной базой, но её ещё достаточно на многие десятилетия вперёд.

Действительно, многие проблемы решены, и технологические, и социальные. Но сделать надо будет ещё больше, потому что за все эти десятилетия вопросы решались, но и проблемы тоже накапливались. Это социальные вопросы, вопросы социальной инфраструктуры, дорожной инфраструктуры, в том числе железных дорог, это социальные объекты, спортивные объекты. Знаю, что сама компания уделяет этому должное внимание и вводит новые спортивные сооружения в Норильске.

Не случайно один из коллег упомянул сегодня о проблемах экологии. Это одна из самых острых проблем в регионе. Но и здесь ситуация меняется к лучшему. Она меняется к лучшему и благодаря руководителям предприятия, она меняется к лучшему благодаря социальной ответственности собственников, хотя до сих пор между собой они ещё не все вопросы решили. Надеемся, что в интересах производства и людей, которые работают на предприятии, все споры между ними будут закончены. Но в значительной степени решение экологических вопросов зависит от краевых и от местных властей. Рассчитываю на то, что этим проблемам будет уделяться должное внимание. Но знаю, что сами горняки никогда страну не подводили и в будущем, конечно, не подведут, будут добиваться максимальных результатов, мы на это очень рассчитываем.

Я поздравляю вас с праздником и желаю вам всего самого доброго. Успехов вам!

И.ХАБАЛОНОВ: Спасибо, Владимир Владимирович! Не подведём, обязательно поддержим!

В.ПУТИН: Спасибо!

А.НОВАК: Спасибо коллективу заполярного филиала.

Мы переходим к встрече с шахтёрами шахты «Талдинская-Западная-1», Кемеровская область, «Сибирская угольная энергетическая компания». Хотел бы сказать, что это одно из самых современных предприятий, которое использует в своей работе технику самого лучшего мирового образца.

За последние несколько лет в техперевооружение было вложено инвестиций в объёме 5,5 миллиардов рублей. И сегодня добывается на предприятии более 4 миллионов тонн руды. Производительность труда составляет на 1 рабочего 640 тонн в месяц. Это очень высокие показатели. И я здесь хотел бы особо отметить достижения бригады Владимира Ивановича Березовского, который здесь присутствует со своими коллегами сегодня.

Вы знаете, что в этом году, в июле, был поставлен новый российский рекорд по добыче угля из одной лавы в месяц. Этот рекорд составил 827 тысяч тонн, что более чем в 4 раза выше средних российских показателей. Конечно же, такие достижения стали возможными не только благодаря внедрению современной техники и современного оборудования, технологий, но в первую очередь, конечно же, это стало возможным благодаря высочайшему профессионализму людей, которые работают на шахте.

И я хочу передать слово представителям, рабочим шахты. Пожалуйста, включите.

А.РОДИЧЕВ: Добрый день, Владимир Владимирович! Здравствуйте, друзья!

Родичев Андрей Сергеевич, главный инженер шахты «Талдинская-Западная-1».

Шахта расположена в Прокопьевском районе Кемеровской области и входит в состав «Сибирской угольной энергетической компании». Шахта введена в эксплуатацию в 1988 году. Протяжённость горных выработок составляет более 27 километров. На сегодняшний день она добывает примерно 4 миллиона энергетического угля марки Д в год. Уголь поставляется после переработки на дробильно-сортировочном комплексе на экспорт и в небольшом количестве в рядовом виде к российским потребителям.

Производительность труда на шахте – одна из самых высоких в российской угольной отрасли. В июле этого года она составила 1790 тонн на человека в месяц, что в несколько раз выше среднего показателя по России. В июле этого года бригада Владимира Березовского на шахте добыла из одного очистного забоя 827 тысяч тонн угля. Это в пять раз выше в среднем по отрасли. За последние несколько лет компания «СУЭК» инвестировала в развитие шахты порядка пяти с половиной миллиарда рублей. Сегодня на шахте работает самая современная, высокопроизводительная и безопасная техника. Рекордный показатель достигнут благодаря современной технике, грамотной организации всех производственных процессов и профессиональной, слаженной работе компании «СУЭК» и всего коллектива шахты.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо Вам большое.

Я и применительно к «Норильскому никелю», и применительно к другим компаниям, в том числе и к Вашей, хотел бы сказать следующее. Во-первых, это вещь такая чувствительная, но, несмотря на приближающийся праздник, об этом всё-таки нужно говорить. Мы все вместе: и федеральная власть, и региональные, и руководители предприятий, собственники шахт – все мы должны прежде всего думать о безопасности людей. Хочу это подчеркнуть: именно все вместе, потому что такие вопросы невозможно решить в одиночку самым важным и облечённым какими-то правами начальникам. Это общая задача и членов трудовых коллективов, и руководителей, и профсоюзов.

Вы знаете, что мы после известных трагических событий приняли ряд решений материального и административного характера, изменили порядок контроля за безопасностью в шахтах. Мы поменяли и отчасти систему оплаты труда, не только для того, чтобы она была более справедливой, но и для того, чтобы она, прежняя система, не подталкивала людей к пренебрежению правилами безопасности.

Очень рассчитываю, дорогие друзья, что мы все вместе всегда будем делать всё необходимое для того, чтобы обеспечить безопасность наших людей, работающих в шахтах. Это первое, что я бы хотел сказать.

И второе. Никогда не забудем тех, говорю это с болью в сердце, но всё равно должен сказать, не забудем тех, кого сегодня нет с нами, не забудем их семьи. Всегда будем помнить об этом и поддерживать их, так, чтобы они чувствовали, что и в горе, и в радости их друзья и государство всегда рядом с ними.

И следующее. Знаю, как в шахтёрских коллективах относятся к ветеранам: действительно с большим вниманием и уважением. Уверен, что такая традиция сохранится и в будущем.

Поздравляю вас с приближающимся праздником.

А.РОДИЧЕВ: Спасибо.

Разрешите от всех шахтёров Кузбасса и не только Кузбасса, но и России также Вас поздравить с нашим профессиональным праздником – Днём шахтёра.

По поводу безопасности. У нас самая современная техника. С безопасностью мы не подведём.

В.ПУТИН: Спасибо.

А.НОВАК: Спасибо большое.

Спасибо коллективу шахты «Талдинская-Западная».

Уважаемые друзья, коллеги! Есть ли желающие сказать своим коллегам несколько слов, поздравить?

В.ПУТИН: Может, Владимир Иванович?

А.НОВАК: Владимир Иванович, пожалуйста.

В.БЕРЕЗОВСКИЙ: Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!

У меня даже нет слов, я безумно счастлив, что принимаю участие в торжественном совещании, посвящённом нашему профессиональному празднику, тем более в юбилейный год. Хотел бы сказать, что к тому рекорду, который нам покорился в июле месяце, мы шли не один месяц и не полгода – ещё в 2011 году мы с осени начали к нему готовиться. Про инвестиции тоже говорили, и мы были уверены, что собственник свои слова сдержит. Нужно людям всё равно быть готовыми внутренне к такой высокопроизводительной работе. Думаю, у нас это получилось, и думаю, что этот результат долго не продержится, а то, что Вы напутствовали нас, я тоже подтверждаю, что мы всё это будем делать, что необходимо, в первую очередь безопасность.

И, пользуясь случаем, хочу поздравить всех горняков России с замечательным праздником – Днём шахтёра, пожелать крепкого здоровья, счастья, благополучия и всего самого наилучшего. С праздником всех!

В.ПУТИН: Дорогие друзья! Уважаемые коллеги!

Мы со многими из присутствующих здесь встречались в разных регионах страны по разным случаям: и по чисто производственным, и по трагическим, и по праздничным. И мне очень приятно, что приближающийся праздник – День шахтёра – мы в этом году с вашим участием отмечаем в Москве, в Кремле. Я думаю, что шахтёры заслужили такое внимание со стороны страны, со стороны государства, со стороны наших граждан.

Поздравляю вас с праздником и желаю всего самого хорошего!

Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 20 августа 2012 > № 635207 Владимир Путин


Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 июня 2012 > № 579461 Владимир Путин

В рамках работы Петербургского международного экономического форума Владимир Путин встретился с руководителями ведущих мировых и российских энергетических компаний.

В.ПУТИН:Добрый день, уважаемые дамы и господа!Спасибо, что вы нашли время, приехали сегодня к нам. Я рад приветствовать в этом зале руководителей ведущих мировых и российских энергокомпаний. Рассчитываю, что у нас состоится хороший, откровенный обмен мнениями по сегодняшней, текущей ситуации.

Особо хочу отметить, что на нашей встрече присутствуют лауреаты премии «Глобальная энергия» за 2012 год. Это академик Борис Иванович Каторгин, один из ведущих разработчиков ракетных двигателей нового поколения, которые признаны лучшими в мире. К примеру, последние несколько лет американские астронавты летают именно на этих российских двигателях.

Премии также удостоены академик Валерий Викторович Костюк и учёный из Великобритании, профессор Родней Джон Аллам, лауреат Нобелевской премии мира в составе межправительственной группы экспертов по климатическим изменениям. Их инновационные разработки в области криогенных систем специалисты называют технологиями будущего.

Мы прекрасно понимаем, как важны такие действительно революционные решения. Они способны привести к настоящему прорыву в обеспечении энергобезопасности всего человечества, повысить благосостояние миллионов людей, открыть новые перспективы в освоении космоса, реализации других масштабных программ и проектов. Поздравляю лауреатов с заслуженными наградами. И от всей души желаю вам новых успехов, новых научных открытий.

Хочу подчеркнуть, Россия будет и дальше поддерживать фундаментальные исследования и прикладные разработки. Видим в этом ключевое условие глобального лидерства в сфере энергетики, развития и коренной модернизации российского ТЭКа. Эта отрасль призвана стать не только источником ресурсов, но и генератором современных рабочих мест, должна задавать мощный спрос на новые технологии, инновационные решения, на «умные инвестиции».

Достаточно сказать, что у нас в России наши энергомашиностроительные компании на ближайшее время готовы сформировать заказ где-то на три триллиона рублей. Это очень хороший инвестиционный ресурс. Кстати говоря, он будет размещаться и на наших отечественных площадках, на наших предприятиях. Значительные объёмы оборудования энергетического машиностроения, как вы знаете, мы закупаем и у наших партнёров за границей.

В ближайшие годы мы намерены серьёзно расширить сырьевую базу ТЭК, выйти на освоение новых нефтегазовых месторождений, включая Восточную Сибирь, Ямал, Сахалин. Развиваем инфраструктуру, строится целая серия новых энергетических маршрутов, в том числе ориентированных на государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Думаю, вы хорошо знаете о таких проектах, многие из здесь присутствующих принимают в них участие. Это БТС-2, наш новый порт в Усть-Луге (здесь недалеко, на северо-западе, под Петербургом), это новая нефтяная система к берегу Тихого океана, это газовый маршрут по дну Балтийского моря – «Северный поток», и «Южный поток» – по дну Чёрного моря.

Кстати говоря, мы благодарны нашим турецким партнёрам: турецкое правительство совсем недавно выдало нам окончательное решение на работу в исключительной экономической зоне Турции по дну Чёрного моря. Мы намерены дальше развивать наши усилия по разработке таких крупных месторождений, как Ванкорское, Талаканское и Штокман в Баренцевом море.

За последние четыре года в России введено в строй более 12 гигаватт новых мощностей в электроэнергетике. Это самые высокие показатели за несколько десятилетий в России. Самое главное, что мы не останавливаемся на этом. В ближайшие годы мы введём ещё больше. Я уверен, что эти планки будут достигнуты.

Наша страна давно является крупнейшим в мире производителем природного газа. А по итогам 2011 года мы вышли на первое место в мире по объёмам добычи нефти среди компаний, которые котируются на рынке. Мы работаем над реализацией долгосрочной стратегии развития, которая на десятилетия вперёд обеспечит гарантированные поставки энергоресурсов на внутренний и внешний рынок. При этом считаем принципиально важным создать максимально прозрачные и комфортные рыночные условия для инвестиций, в том числе для прихода на российский рынок крупных зарубежных партнёров.

Здесь подчеркну: мы и дальше будем проводить политику открытости для зарубежных инвестиций в такую стратегическую отрасль для России, как ТЭК. Кстати, сегодня на компании с иностранным участием приходится порядка 25 процентов нефтедобычи в России.

Мы часто говорим о том, насколько открыт российский рынок для иностранных инвестиций. Мы с вами хорошо знаем, что далеко не во всех странах такое широкое участие иностранных компаний в энергетическом секторе имеет место быть. Я только что приехал с «двадцатки» из Мексики: мы знаем, как там выстроена нефтяная отрасль, – она почти вся государственная. В такой рыночной стране, как Норвегия, «Статойл» – практически единственная крупная компания, тоже государственная.

У нас нет, наверное, ни одной крупной компании, где не было бы иностранного участия, просто ни одной нет. Я не знаю вообще такой компании. Даже наша ведущая, как её называют, государственная компания «Роснефть» – и та является акционерным обществом. А в другой, скажем, нашей крупнейшей компании «ЛУКОЙЛ» 50 процентов – иностранные инвесторы. И 25 процентов нефтедобычи в России приходится, как я сказал, на компании с иностранным участием. Мы считаем, что это свидетельство достаточно большой открытости нашей экономики.

Напомню, что совсем недавно, в апреле-мае текущего года, были приняты решения, создающие уникальные налоговые условия для реализации совместных проектов на российском Арктическом шельфе. И я с удовольствием отмечаю, что мы не только создаём эти условия, но и приглашаем иностранных партнёров для совместной работы. Уже заключили соответствующие контракты и соглашения с «ExxonMobil», с норвежскими партнёрами, с французскими партнёрами.

Мы приглашаем и других возможных участников к этой совместной работе. Предоставлены преференции для работы на месторождениях так называемой трудноизвлекаемой нефти. И здесь тоже не только говорим о возможном сотрудничестве с иностранными партнёрами и не только приглашаем их, но и уже сделаны первые, но серьёзные шаги – заключены контракты на совместную работу.

Фактически мы проводим тонкую, точечную фискальную настройку такой чувствительной сферы, как нефтедобыча. Чтобы вся линейка проектов была привлекательна для инвесторов, в полном смысле глобально конкурентоспособна. И рассчитываем на встречный интерес крупных иностранных компаний.

В свою очередь хотели бы, чтобы и наши компании на равных, без дискриминации могли участвовать в инвестиционных проектах за рубежом. Практика обмена активами, встречные потоки инвестиций, несомненно, послужат укреплению глобальной энергобезопасности и стабильности.Мировые энергетические рынки – это взаимная ответственность и увязка интересов производителей и потребителей. Не может быть безопасности предложения без безопасности спроса. Это всё, разумеется, достаточно сложные вопросы, но они сложны с обеих сторон. Поэтому подход к распределению рисков между всеми участниками энергетической цепочки – производителями, транзитёрами, потребителями – безусловно, должен сохранять свою актуальность.

Ещё один ключевой принцип энергобезопасности – это диверсификация энергобаланса, гармоничное использование всех источников энергии, включая возобновляемые и экологически чистые. Отмечу, что все перспективные российские проекты в сфере ТЭК реализуются при чётком соблюдении международных требований экологической и технологической безопасности.

Убеждены, задачи обеспечения экономического роста не должны идти в разрез с интересами сохранения окружающей среды, климата, биоразнообразия нашей планеты. В этой связи хотел бы выделить такой важный вопрос, как развитие мирной, безопасной атомной энергетики. На прошлом саммите «большой восьмёрки» в Довиле теме укрепления ядерной безопасности было уделено особое внимание. И надо сказать, что за прошедший год удалось сделать многое.

Россия оперативно и на основе очень жёстких критериев провела стресс-тесты своих атомных станций. Знаю, что аналогичная работа проделана и в других странах. На обсуждении в МАГАТЭ находятся конкретные предложения, в том числе и российские, по укреплению международной правовой базы обеспечения ядерной безопасности.

Уверен, что эта общая, большая работа будет продолжена и будет приносить необходимые всем нам результаты. Она важна и для государств, которые, как Россия, подтвердили стратегическую линию на безопасное развитие ядерной энергетики с учётом и уроков Фукусимы, конечно. Но это важно и для государств, которые только начинают свои ядерные энергетические программы и нуждаются в помощи и поддержке со стороны международного сообщества. И, конечно, для стран, принявших альтернативные решения. Поскольку отказ от ядерной энергетики – это сложный и длительный процесс, требующий самого строгого обеспечения ядерной безопасности и международного сотрудничества.

Большое спасибо вам за внимание. Давайте мы продолжим нашу дискуссию.

Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 июня 2012 > № 579461 Владимир Путин


Норвегия. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 5 мая 2012 > № 548895 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с главой норвежской компании «Статойл АСА» Х.Лундом.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Добрый день! Я очень рад вас видеть.

У меня сегодня была возможность поговорить с Премьером Норвегии: мы с ним коротко подвели итоги нашего взаимодействия по различным направлениям, в том числе и в сфере энергетики. Мне приятно отметить, что после достижения договорённостей на политическом уровне, в частности по решению вопроса по демаркации границы, мы переходим к созданию на этой базе совершенно нового уровня по качеству взаимодействия в сфере экономики.

Особенно приятно, что у вас складывается с одной из ведущих российских компаний, с «Роснефтью», такое многостороннее партнёрство, связанное не только с совместной работой как на нашей территории, так и на ваших лицензионных участках, а также связанное с обменом активами. И, конечно, то, что намечается такая большая совместная работа, – она, безусловно, будет отражаться на смежных отраслях: на кооперации в области судостроения, в области развития инфраструктуры. Работа рассчитана на долгую перспективу, на многие годы. Уверен, что она будет успешной. Мы дорожим нашими отношениями с соседями, Норвегией, и уверен, что проекты будут развиваться самым наилучшим образом и будут пользоваться безусловной поддержкой Правительства.

Х.Лунд (как переведено): Господин Премьер-министр, большое спасибо, что уделили мне время.

Год спустя после того, как я вступил в руководство «Статойл», я находился с визитом в Москве, и в 2005 году мы договорились о том, что Норвегия и Россия – это естественные партнёры на севере. И «Статойл» работала в этом направлении с того момента. Я думаю, что не преувеличу, если скажу, что практически в течение двух десятилетий мы пытались рассмотреть перспективы исследовательских геолого-разведочных работ в открытом море. Поэтому мы очень рады, что заключаем соглашение с «Роснефтью»: это крупный стратегический шаг как для «Статойл», так и для «Роснефти». Самое главное для нас, самое важное – это взаимность в рамках соглашения. Час назад мы уже обсуждали с господином Худайнатовым, что он с командой отправится в Норвегию, для того чтобы посетить некоторые наши объекты, так же как и я то же самое сделаю в отношении России. Я думаю, что важная часть соглашения заключается в том, что она покрывает всю цепочку активов. Я убеждён, что это соглашение подтолкнёт более широкое развитие во всех других областях, как Вы уже сказали.

Мы очень много работали за последнюю неделю также вместе с господином Сечиным, под его руководством. Переговоры были очень напряжёнными, но в то же время очень конструктивными, поэтому, я думаю, это означает, что мы будем успешно работать в дальнейшем. А со своей стороны, со стороны компании «Статойл», я сделаю всё возможное для того, чтобы это сотрудничество было успешным. И благодарю Вас за доверие, которое Вы нам оказываете. Мы очень серьёзно к этому подходим и сделаем всё возможное, чтобы это мероприятие оказалось успешным как для России, так и для «Роснефти» и «Статойл».

В.В.Путин: Как вы оцениваете общий объём возможных инвестиций в совместные проекты? Разумеется, если всё будет развиваться так, как мы с вами думаем, так, как мы рассчитываем.

Х.Лунд: Если мы добьёмся успеха на стадии геолого-разведочных изысканий, то, я думаю, это будут миллиарды долларов. И учитывая месторождения, о которых мы говорим (это месторождения на суше и в открытом море), эти месторождения очень сложны… Но, думаю, что при наличии новых технологий и инноваций, мы сможем добиться всего, чего хотим. В случае успеха, я думаю, произойдёт глубокий обмен инновациями и технологиями между двумя компаниями. Я знаю, что некоторые лицензии будут в силе аж до 2040 года. Это долгосрочное стратегическое партнёрство.

В.В.Путин: Успехов.

Х.Лунд: Спасибо.

* * *

По окончании встречи в присутствии Председателя Правительства России В.В.Путина состоялось подписание Соглашения между ОАО НК «Роснефть» и компанией «Статойл».

Норвегия. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 5 мая 2012 > № 548895 Владимир Путин


Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 3 мая 2012 > № 548900 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по вопросу стимулирования освоения трудноизвлекаемых запасов нефти.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! Напомню, что 12 апреля этого года мы обсуждали с вами и приняли целый ряд решений – стратегических, можно сказать, решений, – связанных с освоением шельфа. Говорили о разработке сложнейших месторождений углеводородов в Арктике и в других регионах России. По сути, на основе системного подхода мы приступили к формированию стимулов для инвестиционных проектов, чтобы обеспечить прирост добычи нефти, газа на долгосрочную перспективу. Наша задача здесь – создать гибкий набор инструментов, в том числе фискальных, которые сделают инвестиционно привлекательной всю основную линейку проектов по добыче углеводородов. Тем самым в стратегическом плане мы сможем повысить энергетическую безопасность России, играть ещё большую роль на мировых энергетических рынках.

Конечно, серьёзный резерв – это повышение отдачи от месторождений и рачительное использование сырьевой базы, активное использование и включение в оборот, более активное использование и включение в оборот так называемой трудноизвлекаемой нефти. Такие проекты требуют (вы знаете это лучше, чем кто-либо другой) и серьёзных капиталовложений, и самых передовых технологий. И нам нужно создать для инвесторов привлекательные условия, чтобы выход на новые площадки, разработка технологически сложных месторождений были выгодными и интересными для компаний, гарантировали бы и возврат инвестиций, и экономически обоснованный уровень рентабельности.

В России на таких месторождениях пока добывается всего лишь 4% от общего объёма нефти – не более 20 млн т в год при общей добыче в прошлом году, как вы знаете, 511,4. При этом, по оценкам экспертов, потенциальные запасы трудноизвлекаемой нефти в России составляют от 25 млрд т до 50 млрд т. И мы должны дать ясный сигнал и нашим компаниям (практически все ведущие компании здесь представлены), чёткий сигнал мировым компаниям о том, что работать по этим площадкам будет интересно, выгодно и прибыльно.

В среднесрочной перспективе, начиная с 2020 года, это может дать нам дополнительно порядка 40–100 млн т нефти ежегодно в зависимости от эффективности работы компаний. Поэтому по аналогии с проектами на шельфе предполагается ввести категории месторождений трудноизвлекаемой нефти в зависимости от характеристик месторождений нефти, прежде всего по показателям проницаемости породы и вязкости и установить льготы по НДПИ для таких месторождений.

Для наиболее сложных проектов (сейчас перехожу к конкретным цифрам) НДПИ будет составлять от 0% до 10% от стандартной ставки, для средней категории – от 10% до 30% и для более лёгкой – от 30% до 50%. Причём предлагается закрепить такой режим на длительную перспективу, тем самым создав стабильные, предсказуемые, долгосрочные правила для бизнеса. Льгота будет предоставляться на 10, 7 и 5 лет соответственно, подчеркну: с начала промышленной добычи нефти.

Распоряжение Правительства, устанавливающее такой порядок, будет подписано сразу же после нашей с вами встречи. Прошу до 1 октября текущего года подготовить все необходимые документы и акты, которые урегулируют процедуры предоставления льгот по трудноизвлекаемым запасам нефти. Кроме того, хотел бы объявить ещё об одном решении. Сегодня будет также подписано постановление Правительства, которое утвердит Положение об установлении границ участков недр. Этот документ направлен на снятие излишних административных барьеров при корректировке границ участков как по площади, так и по глубине. Тем самым компании смогут активнее включать в промышленный оборот новые горизонты нефтедобычи, проводить дополнительную доразведку месторождений.

Что хотел бы сказать в заключение? Мы сейчас создаём все необходимые условия для работы наших компаний, для освоения новых нефтегазовых провинций, повышения эффективности отрасли. Это и меры фискального стимулирования, и последовательное развитие транспортной инфраструктуры, включая сеть нефтепроводов, - все это, безусловно, создаст новые условия и новые горизонты для самой отрасли. И рассчитываю, что бизнес так же будет чётко выполнять взятые на себя обязательства. Это касается инвестиционных проектов, внедрения новых технологий, модернизации всей производственной цепочки. Мы с вами об этом неоднократно говорили, в том числе и, по-моему, в Киришах последний раз. Это всё, что я хотел бы сказать вначале. Давайте обсудим предлагаемые меры.

Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 3 мая 2012 > № 548900 Владимир Путин


Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 4 февраля 2012 > № 487073 Владимир Путин, Игорь Сечин, Александр Медведев, Круглов

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с заместителем Председателя Правительства И.И.Сечиным, а также с заместителями председателя правления «Газпрома» А.И.Медведевым и А.В.Кругловым.

Обсуждалась ситуация в энергетике в зимний период, а также вопросы, связанные с поставками газа в европейские страны. Премьер поручил приложить максимальные усилия для того, чтобы обеспечить потребности зарубежных партнёров, имея в виду, что главная задача энергетиков вообще, «Газпрома» в частности – обеспечить внутренние потребности Российской Федерации.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Здравствуйте. Хочу поговорить с вами о том, как у нас энергетика работает в целом: электроэнергетика, углеводородная электроэнергетика большая, прежде всего работающая на разных первичных источниках. Игорь Иванович, с Вас начнём.

И.И.Сечин: Владимир Владимирович, в рамках Ваших поручений по подготовке к осенне-зимнему периоду и прохождению в настоящий момент осенне-зимнего периода в стране докладываю Вам, что все объекты большой электроэнергетики работают стабильно. Последствия аварии после шторма в Новороссийске, Анапе устранены, все потребители страны получают необходимый объём электроэнергии.

На объектах электроэнергетики созданы резервы топлива, которые поддерживаются в нормативном режиме. После Вашей поездки в Кемерово разбирались по ситуации на «Бийскэнерго». Заключён дополнительный договор на поставку топлива между угольщиками и собственниками предприятия. Эта ситуация также отрегулирована, поэтому все объекты электроэнергетики функционируют в заданном режиме. Проводится мониторинг ситуации в ежедневном режиме. В Министерстве энергетики создана межведомственная рабочая группа по прохождению осенне-зимнего периода. Ситуация находится под контролём.

В.В.Путин: Угли, топочный мазут, газ – запасы?

И.И.Сечин: Как по резервному топливу все нормативы выполняются на всех объектах электроэнергетики, так и по ремонтам, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Сети?

И.И.Сечин: И по ремонту, и сетям, сетевые решения (я Вам только что докладывал, по Новороссийску были проблемы после шторма) - всё ликвидировано, все последствия сейчас…

В.В.Путин: Хорошо. Но мы видим, особенно в Сибири и в некоторых районах центральной европейской части России ситуация непростая – морозы большие, поэтому самым внимательным образом и дальше нужно ситуацию мониторить и оперативно реагировать на любые изменения. Как с поставками газа?

А.В.Круглов: Владимир Владимирович, к наступившим холодам «Газпром» готов. Ежедневная добыча у нас на уровне 1,6 млрд кубометров газа в день.

В.В.Путин: По сравнению с прошлым годом это как выглядит?

А.В.Круглов: По сравнению с прошлым годом где-то на 300–400 млн даём плюс. Из подземных хранилищ тоже мы ежедневно вынимаем 630 млн. В связи с холодной погодой у нас увеличился отбор предприятий коммунально-бытовой сферы населением. Это тоже где-то по сравнению с прошлым годом на 200 млн. Все заявки мы удовлетворяем, никаких отключений нет. С предприятиями промышленности мы работаем в соответствии с контрактами. То, что касается стран экспорта и стран ближнего зарубежья, контракты мы все выполняем – контракты и обязательства. Сейчас мы наблюдаем увеличение заявок из европейских стран, они тоже… Сейчас там холодно…

В.В.Путин: Давайте сначала по ближнему зарубежью, это наши соседи – Белоруссия, Украина, Молдова. Как они получают?

А.В.Круглов: Белоруссия, Молдова – они получают в соответствии с контрактами. На Украину на прошлой неделе был отмечен перебор газа.

В.В.Путин: Перебор по сравнению с чем?

А.В.Круглов: По сравнению с контрактом (контракт 135 млн ежедневный отбор), там было от 150 до 170, и по годовому объёму у нас заключён договор на 27 млрд. Если вот в таком режиме, то дальше будет отбор порядка 50 млрд.

В.В.Путин: Я так себе представляю, что пока договор-то не переписан?

А.В.Круглов: Пока нет, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Это наши партнёры объявили о том, что они хотели бы закупать у нас не больше 27 млрд, а на самом деле отбирают на сегодняшний день и, если так будут отбирать, то это сколько будет по году?

А.В.Круглов: Это будет порядка 50.

А.И.Медведев: Даже больше, Владимир Владимирович, если так и дальше пойдёт, будет порядка 60.

В.В.Путин: То, что в рамках 50, – это в рамках контракта, а вот то, что больше 50, – это выходит даже за рамки того контракта, который они хотели сократить. Но тем не менее нужно Украине помогать и в полном объёме удовлетворять их потребности.

А.В.Круглов: Есть.

В.В.Путин: А что по дальнему зарубежью, по Европе?

А.В.Круглов: По дальнему зарубежью заявки выполняются в соответствии с контрактами. В настоящее время мы видим, что объём заявок увеличился. У нас существует утверждённый график поставок газа в Западную Европу. В рамках этого графика мы поставляем, но вот те дополнительные объёмы, которые наши западноевропейские партнёры просят нас поставить, в настоящее время, конечно, мы удовлетворить не можем и поставляем газ только в соответствии с контрактами.

В.В.Путин: То есть по тем заявкам, которые были сделаны до этого, вы работаете в полном объёме, так я понял?

А.В.Круглов: Было несколько дней небольшое уменьшение поставок, где-то до 10%, и буквально один день – это Польша, Италия. Но это опять-таки, я говорю, в рамках нескольких дней, в остальном – полностью в соответствии с контрактами.

В.В.Путин: Александр Иванович, а как же спот? Почему на споте не берут? На свободном рынке?

А.И.Медведев: Владимир Владимирович оказалось, что вот эти все слова про ликвидный спотовый рынок являются, мягко говоря, существенным преувеличением, потому что рынок спотовый – не ликвидный, и, несмотря даже на то, что цены спотовые хотя и выросли (они ниже наших цен), по долгосрочным контрактам удовлетворить свои потребности за счёт спотового рынка Европа не смогла, потому что по существу этот спотовый рынок не работает.

В.В.Путин: Он виртуальный в значительной степени.

А.И.Медведев: Конечно.

В.В.Путин: То есть, реального продукта на нём просто нет в нужном объёме.

А.И.Медведев: В нужном объёме нет и быть не может.

В.В.Путин: Альтернативные виды топлива тоже, видимо, нельзя эффективно задействовать в таких условиях.

И.И.Сечин: Владимир Владимирович, дело в том, что надо объективно рассматривать вопросы, связанные с использованием альтернативных источников, так как альтернативная генерация, скажем, ветровая, требует дополнительного резервирования как по сетям, так и по классическим видам генерации. Всё это ложится на плечи потребителей и резко повышает стоимость электроэнергии для европейских потребителей.

В.В.Путин: Сегодня не лишним будет вспомнить тех, кто мешал нам строить «Северный поток». Если бы не мешали, была бы уже вторая нитка, и они обе были бы загружены. Под новые транспортные маршруты «Газпром» уже вскрыл бы новые месторождения, в том числе Бованенковское, активнее работали бы на Штокмане, и сегодня, уверен, таких проблем бы и не возникало. И по споту тоже разговоров много, а толку мало. Надеюсь, что мы завершим работу по северному маршруту, по «Северному потоку», активнее начнём работать по южному. Что, кстати, по отбору со стороны Турции?

А.И.Медведев: Мы уже не в первый раз нашим турецким коллегам помогаем даже сверх возможностей, которые предоставляют наши контракты, и будем помогать по мере возможности, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Сейчас мы в рамках контракта выполняем свои обязательства или это уже больше контрактных обязательств?

А.И.Медведев: Мы даже перевыполняем, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Перевыполняем?

А.И.Медведев: По Турции идёт перевыполнение и по суше, и по морю.

В.В.Путин: На сколько примерно?

А.И.Медведев: Около 6–8 млн в сутки, а это немало.

В.В.Путин: Да-да-да, я понимаю. Ладно, несмотря на все сложности сегодняшнего дня, всё-таки мы проекты свои продвигаем, в том числе и инфраструктурные. Это вопрос, конечно, будущего. Сегодня очевидно, что это абсолютно востребованные проекты, нужные и нам, и нашим партнёрам.

Судя по всему, вот эти представления о глобальном потеплении, тоже нуждаются в определённой корректировке. Во всяком случае мы сталкиваемся сегодня с такими серьёзными процессами, и люди от них страдают, если вовремя к ним, к таким ситуациям, не подготовиться. Надо готовиться, надо готовиться вовремя, своевременно всё делать.

Ну а на сегодня прошу вас приложить усилия максимальные для того, чтобы обеспечить потребности наших зарубежных партнёров, имею в виду, что главная задача энергетиков вообще, «Газпрома» в частности – обеспечить внутренние потребности Российской Федерации, обеспечить потребителей в Российской Федерации. Это первоочередная задача.

Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 4 февраля 2012 > № 487073 Владимир Путин, Игорь Сечин, Александр Медведев, Круглов


Россия. СФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 24 января 2012 > № 481792 Владимир Путин

В.В.Путин провёл в г. Кемерово совещание «Об итогах реструктуризации и перспективах развития угольной промышленности».

По итогам совещания глава Правительства подписал Долгосрочную программу развития угольной промышленности России до 2030 года.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

У нас сегодня важная встреча, которая касается развития угольной отрасли в стране. Нам предстоит обсудить перспективы развития одной из базовых отраслей отечественного топливно-энергетического комплекса – угольной отрасли. Мы уже одобрили генеральные схемы развития газовой и нефтяной промышленности, размещения объектов электроэнергетики, запустили программу комплексного освоения углеводородов Ямала и севера Красноярского края, реализуем Восточную газовую программу. Сегодня, как я сказал, мы рассмотрим ещё один ключевой вопрос, ещё один стратегический документ – долгосрочную программу развития угольной промышленности России до 2030 года. По итогам совещания мы должны утвердить доработанную программу. Первый этап её реализации рассчитан на период до 2015 года, второй – до 2020 и третий – до 2030 года. Общий объём финансирования программы – 3,7 трлн рублей, 251,8 млрд рублей – это бюджетные средства.

Общая динамика экономики, уважаемые коллеги, рост эффективности угледобывающих предприятий – а это я с удовлетворением отмечаю – позволяют нам верстать вот такие масштабные планы, намечать задачи, связанные с выходом на новые рынки, освоением перспективных месторождений, глубокой переработкой угля. Хочу напомнить, что ещё не так давно, в 1990-е годы, некоторые деятели у нас в стране предлагали поставить на этой отрасли крест (вы наверняка это хорошо помните), считали её абсолютно бесперспективной. Собственно говоря, у нас почему-то время от времени всегда возникают такие вопросы: то угольную отрасль объявят бесперспективной, то наше машиностроение, автомобилестроение объявят бесперспективным, всё закрыть нам и самим в тайгу податься за грибами и ягодами. Очевидно, отрасль не только стала уверенно набирать обороты, но и выдержала испытания мировым финансовым и экономическим кризисом. Здесь свою роль сыграла и поддержка государства, и, я с удовлетворением это хочу отметить, ответственная позиция бизнеса.

Для справки: по итогам 2011 года в Кузбассе было добыто более 192 млн т – это на четверть выше рекордных показателей советского периода. В 1988 году был пик добычи в Кузбассе – 153 млн т, а в прошлом году 192 млн т.

В общей сложности в 2011 году в России было добыто, или, как горняки говорят, до́быто, – да? – 336 млн т угля. В целом угольная промышленность России показала в прошлом году хорошие результаты. Прибыль компаний возросла более чем в 1,5 раза и составила порядка 122 млрд рублей.

Крепкая финансовая база позволяет больше вкладывать в развитие, модернизацию, обустройство новых месторождений, техническое перевооружение действующих предприятий. Всё это даёт отдачу – формируется современная, конкурентоспособная отрасль. Так, за последние пять лет производительность труда – и это тоже очень хороший показатель, просто нельзя не порадоваться – в угольной промышленности увеличилась почти на 30%.

Отдельно скажу о программе реструктуризации угольной промышленности. Она сыграла важнейшую роль в решении социальных проблем людей, в обеспечении жильём, решении экологических вопросов. Эту работу обязательно нужно продолжать и будем продолжать: в текущем году выделим ещё более 5 млрд рублей. Средства в том числе пойдут на переселение шахтёрских семей, а также на обеспечение бесплатным так называемым пайковым углём для бытовых нужд всех, кто имеет право на его получение. Прошу и собственников угольных предприятий, профсоюзы не снижать внимания к социальным проблемам.

В полной мере это относится и к вопросам безопасности труда. Трагедия на «Распадской» стала серьёзным уроком для нас всех. После этого был принят целый ряд системных решений, направленных на укрепление безопасности.

Я сейчас с вдовами шахтёров встречался, хочу поблагодарить собственников, акционеров «Распадской», профсоюзы, региональные власти за внимательное отношение к людям. Не осталось ни одного вопроса, который мы обещали решить, всё решено. Спасибо.

В целом сформирован на сегодняшний день целый набор административных и экономических рычагов, обязывающих работодателя строго соблюдать требования безопасности, вкладывать инвестиции в охрану труда. Мы закрепили это на нормативном уровне.

Кардинально изменены и принципы оплаты труда горняков, и здесь также акцент сделан именно на безопасность труда, чтобы жизнь и здоровье горняка не приносились в жертву объёмам добычи во что бы то ни стало. Теперь, как вы знаете, доход шахтёра не менее чем на 70% состоит из гарантированной зарплаты, а остальные 30% формируются за счёт выработки. Отмечу, что по итогам 2011 года средняя заработная плата по угольной отрасли возросла почти на 20% и составила порядка 32 тыс. рублей в месяц, и это самый большой прирост зарплат в производственном секторе.

Обращая на это внимание, хочу сказать, что и акционеры угольных предприятий, и соответствующие власти, и профсоюзы находят здесь согласованные решения, которые приводят к таким позитивным производственным и социальным последствиям. И, что особенно приятно (сегодня у нас много поводов обратить внимание на позитивное развитие), при увеличении добычи, при увеличении производительности труда снижается уровень производственного травматизма. Это объективные данные статистики.

Тема безопасности – важнейшая, поэтому мы приняли решение уже в 2012 году напрямую направить из федерального бюджета ещё порядка 500 млн рублей на финансирование НИОКР как раз в этой сфере. Средства пойдут на разработку и внедрение современных средств индивидуальной защиты и спасения горняков, а также на создание комплексных систем управления безопасностью шахт.

Теперь о перспективных планах. По оценкам экспертов, в ближайшие десятилетия спрос на уголь будет увеличиваться, причём как внутри России, так и на глобальных рынках, что особенно важно. Наша угольная промышленность, смежные отрасли, транспортная инфраструктура должны быть готовы этот спрос удовлетворить. Мы должны не только сохранить, но и существенно расширить свои позиции, в том числе и на перспективных рынках Азиатско-Тихоокеанского региона.

Нам нужно чётко понимать, где и сколько мы планируем добыть угля, как будем выстраивать внутреннюю и экспортную логистику, включая железнодорожные маршруты, портовые терминалы, как развивать мощности машиностроения для выпуска современного оборудования.

Что бы хотел в этой связи выделить отдельно? Первое – нужно рачительно подойти к освоению сырьевой базы как уже существующих, так и новых месторождений. Речь идёт и о традиционных центрах добычи – Кузбасс, Восточный Донбасс, Воркута, и о перспективных площадках в Туве и Якутии.

Второе – надо серьёзно ускорить внедрение новых, наиболее современных технологий добычи, переработки и обогащения угля. Одним словом, всё, что приносит существенную добавленную стоимость. Значит, повышать доходность предприятий можно будет, создавать новые рабочие места.

Третье – чтобы угольная индустрия отвечала самым лучшим мировым стандартам, потребуются квалифицированные кадры и научные разработки. Это совместная задача государства и бизнеса. Я уже сказал, что мы приняли решение дополнительные деньги вложить в НИОКРы по безопасности.

Четвёртое – нужно снять все существующие инфраструктурные ограничения для развития отрасли. Прежде всего это касается узких мест на железнодорожном транспорте, в портовом хозяйстве, чтобы не возникало уже набивших оскомину проблем с предоставлением вагонов, с пробками на железнодорожных линиях и в портах. Из-за проблем с вывозом продукции на ряде разрезов запасы на складах уже сегодня почти в 3 раза превышают все нормативы. Понятно, что если так будет дальше продолжаться, так и чего добывать? Надо будет заниматься вывозом просто добытого угля.

Важнейшим вопросом сегодня является не только создание новых дорог, но и повышение интенсивности использования существующей железнодорожной инфраструктуры с применением передовых мировых технологий и опыта. Необходимо сделать приоритетным обеспечение роста объёмов перевозок за счёт коренной модернизации существующих железнодорожных линий, обратив внимание на следующее:

- необходимость увеличения массы и количества вагонов в подвижном составе;

- создание и внедрение технологий, позволяющих увеличивать частоту движения поездов, в том числе с использованием новейших технологий, отечественных прежде всего, я имею в виду ГЛОНАСС;

- увеличение скорости и сокращение сроков доставки грузов;

- сокращение простоя вагонов под погрузо-разгрузочными операциями;

- рациональное распределение грузо- и пассажиропотоков между различными видами транспорта.

Необходимо реализовать ряд проектов по развитию железных дорог на Северо-Западе страны, на Южном и Дальневосточном направлениях. Кроме того, в целях координации работы и обеспечения баланса интересов участников рынка железнодорожных перевозок необходимо создать саморегулируемую организацию, аналогичную «Совету рынка», который действует в сфере электроэнергетики.

Считаю, что нужно ещё раз посмотреть транспортную стратегию и внести необходимые коррективы уже сейчас. Эта проблема сдерживает реализацию наших планов по освоению природных ресурсов, развитию и созданию новых индустриальных центров.

И, конечно, нужно в полной мере использовать такие механизмы привлечения инвестиций в инфраструктуру, как государственно-частное партнёрство. Надо объединять усилия и ресурсы добывающих компаний, переработчиков, железнодорожных перевозчиков, тем более что угольные предприятия готовы вкладывать средства в транспортные проекты. Проекты развития железнодорожной инфраструктуры являются высокозатратными и часто не имеют внутренней окупаемости, но они создают условия для роста других отраслей народного хозяйства, создания новых производственных мощностей и рабочих мест, а также существенных дополнительных доходов для бюджетов всех уровней. Считаю, что эти доходы могут быть направлены на софинансирование тех инфраструктурных проектов, о которых мы сейчас говорим.

Значительным резервом для финансирования развития железнодорожной инфраструктуры может также стать размещение средств накопительной части пенсионных сбережений, находящихся под управлением Внешэкономбанка, в долгосрочные инфраструктурные облигации. Я прошу Министерство экономического развития, Минфин России, Минтранс, Минздравсоцразвития проработать этот вопрос и вынести его на рассмотрение. Рассчитываю, что сегодня будет сделан очень важный шаг. Речь идёт о подписании соглашения между 24 крупнейшими грузоотправителями из различных отраслей промышленности, формирующими более 80% всех железнодорожных грузов, а также РАО «РЖД» и Внешэкономбанком. По сути, соглашение является новым механизмом обеспечения интересов как грузоотправителей, так и транспортников в целях решения главной задачи – социально-экономического развития региона и страны в целом. При этом долгосрочные обязательства грузоотправителей увязаны с обязательствами железнодорожников по модернизации необходимой инфраструктуры, в том числе при инвестиционной поддержке государственных институтов развития.

Мы рассчитываем, уважаемые коллеги… Мы ожидаем здесь успеха. Сегодня вырабатывается комплекс мер, который должен нам позволить к 2030 году на 100 млн т увеличить добычу, то есть мы с вами должны выйти на общий уровень ежегодной добычи 430 млн т. Сегодня 330 млн т, должны нарастить ещё сотню, как это и предусмотрено долгосрочной программой развития угольной отрасли.

Я хочу поблагодарить всех участников этого совещания за большую работу, которая была проделана на этапе подготовки. Отмечу, что принятие долгосрочной программы развития угольной промышленности шло с серьёзным торможением, к сожалению, в том числе и потому, что до сих пор не утверждены государственные программы, являющиеся механизмами их реализации. Очень важно, чтобы все мероприятия программы и поручения сегодняшнего совещания были выполнены, несмотря на текущий политический календарь и возможные предстоящие ротации. Я обращаю внимание: для ряда руководителей это принципиальный вопрос, и прошу спланировать вашу работу таким образом, чтобы все поручения были выполнены до 1 мая текущего года. И в дальнейшем будем самым внимательным образом следить за тем, что происходит в этой сфере.

Мы сейчас в режиме видеоконференции обсудим эти вопросы с коллегами. Но перед тем как мы это сделаем, хочу вот что сказать. Хочу обратить внимание, что у нас значительная часть подвижного состава находится уже в частных руках. Я очень рассчитываю на то, что частные перевозчики, акционеры образуемых компаний будут в тесном контакте решать вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, с РАО «РЖД», имея в виду, что диспетчирование остаётся в руках РАО «РЖД». Потребности в подвижном составе испытывает не только РАО «РЖД», а грузоотправители. Здесь нужна слаженная, чёткая работа всех звеньев цепи. Всех звеньев! Прошу на это обратить пристальное внимание. Понятно, что особенно после последних мероприятий, связанных с приватизацией грузовой компании, были вложены немалые деньги. И, естественно, кто эти деньги вкладывает, рассчитывает на то, что они будут эффективно использованы, на прибыль рассчитывает, – всё понятно, и это так и должно быть… Но я призываю всех – и РАО «РЖД», и собственников этих компаний – друг с другом работать, работать в тесном контакте и находить приемлемые для всех решения.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги, что бы я хотел сказать в завершение. Я сейчас подписал эту долгосрочную программу, вот она, посмотрел ещё раз на неё внимательно. Это, конечно, очень большая работа: реально добиться согласования такого большого количества позиций с таким большим количеством участников этого процесса непросто. Я хотел бы поблагодарить всех, кто работал, особенно в последнее время. Я знаю, что эта работа шла тяжело, и много интересов, часто разнонаправленных интересов… Тем не менее вам удалось договориться. Вы знаете, это говорит о чувстве ответственности, о растущем нашем общем профессионализме, о готовности находить компромиссы в интересах развития отрасли, регионов России, да и всей страны. Сейчас предстоит ещё подписание этого соглашения между всеми участниками, их тут 24, да?

И.И.Сечин: Мы не всех привезли, Владимир Владимирович. Только угольщики здесь будут.

В.В.Путин: Нет, сколько там всего подписантов?

И.И.Сечин: Всего около 30.

В.В.Путин: Да, около 30. Процесс сложный, когда вдвоём, втроём собираешься, трудно договориться, а когда около 30 – это вообще кажется запредельным и невозможным, а вы это сделали. Спасибо вам большое. Хочу пожелать вам удачи. Благодарю вас.

* * *

По итогам совещания в присутствии В.В.Путина представители ОАО «Российские железные дороги», Внешэкономбанка и крупнейшие грузоотправители подписали соглашение о привлечении инвестиций в инфраструктуру.

* * *

Перед подписанием глава Правительства осмотрел выставку, посвящённую в основном обеспечению безопасности работ в угольных шахтах. Премьеру также продемонстрировали уникальную российскую разработку – систему ГОРНАСС, позволяющую обеспечить связь с шахтёрами и спасателями как при проведении горных работ, так и при чрезвычайных ситуациях.

Россия. СФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 24 января 2012 > № 481792 Владимир Путин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter