Всего новостей: 2528372, выбрано 6 за 0.040 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Федоров Николай в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАгропромвсе
Федоров Николай в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАгропромвсе
Россия > Агропром > kremlin.ru, 22 апреля 2015 > № 1348828 Николай Федоров

Рабочая встреча с Министром сельского хозяйства Николаем Фёдоровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром сельского хозяйства Николаем Фёдоровым. Речь шла, в частности, о координации усилий по поддержке сельского хозяйства.

Глава государства предложил Николаю Фёдорову продолжить заниматься вопросами развития российского агросектора в должности советника Президента, уделив особое внимание консолидации действий Правительства, Администрации Президента и регионов в этой сфере.

В.Путин: Николай Васильевич, у меня к Вам предложение, можно сказать – просьба, которая заключается в следующем. Вы уже три года работаете в должности Министра сельского хозяйства, очень многое сделали для развития отрасли, а в последние месяцы самым активным образом занимались подготовкой планов по развитию сельского хозяйства в тех условиях, в которых оно сегодня функционирует. Мы знаем, что есть сложности, но есть и большие возможности, связанные с освобождением значительного сегмента рынка сельхозпродукции для наших, отечественных сельхозпроизводителей.

Вы непосредственно занимались подготовкой плана развития сельского хозяйства до 2020 года и плана ускоренного импортозамещения до 2018 года. Знаю, что в достаточно сложной дискуссии с финансово-экономическим блоком решали вопрос о выделении дополнительных ресурсов для развития сельского хозяйства: это 50 миллиардов рублей в целом, 4 миллиарда – на аренду техники.

Н.Фёдоров: Это только на 2015 год, на самом деле эта цифра – 650 миллиардов.

В.Путин: В целом, 650 миллиардов, но я имею в виду 2015 год – 54 миллиарда.

Есть и другие решения – в области налогообложения, например, увеличение субсидирования ставки по кредитам в оборотный капитал с 5,5 до 14,7 процента.

Н.Фёдоров: С учётом консолидации региональных бюджетов – 17,4 процента.

В.Путин: Плюс к этому ещё увеличение погектарной поддержки, помощь начинающим фермерам, имею в виду налоговые каникулы, по два миллиона [рублей] начинающим – тоже деньги из федерального бюджета через региональный.

В общем, это очень большая работа, и нам нужно консолидировать усилия и Правительства, и Администрации Президента, и регионов для того, чтобы средства, которые государство наметило выделять на развитие отрасли, были истрачены максимально эффективно.

Поэтому я хочу Вам предложить перейти на работу в Администрацию в качестве советника и вместе со своим будущим преемником, с коллегой, а им будет действующий сегодня губернатор Краснодарского края [Александр Ткачёв], которого Вы хорошо знаете, организовать работу в тандеме, имея в виду, что нужно будет активно подключать и возможности уровня регионального руководства.

Н.Фёдоров: Спасибо большое, Владимир Владимирович, за высокую оценку работы и за доверие, которое Вы оказываете мне сейчас.

Убеждён, что консолидация, как Вы сказали, и работа в одной упряжке с коллегами, губернаторами и Александром Николаевичем [Ткачёвым], которого давно знаю ещё по прежней работе на региональном уровне, уверен, надеюсь – наверное, рано говорить «уверен», хотя надо быть уверенным, – добьёмся больших результатов в том, что касается хлеба насущного.

Раньше, в мою бытность давным-давно ещё Министром юстиции, уверенно говорил: “Pereat mundus et fiat justitia„, это известная для юристов фраза. Сейчас начал говорить: “Pereat mundus et fiat panis„ – да здравствует хлеб! Всё это родное. Знаете, так говорят: мы обречены на успех. Несмотря на все сложности и испытания, которые выпадают на долю России, мы справимся с этой задачей и с Вашим заданием.

В.Путин: Ещё раз хотел Вас поблагодарить за всё, что было сделано на посту Министра сельского хозяйства Российской Федерации. Сейчас мы с Вами ещё чаще будем видеться, встречаться, обсуждать текущие и перспективные задачи, стоящие перед сельским хозяйством.

Н.Фёдоров: Спасибо за доверие.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 22 апреля 2015 > № 1348828 Николай Федоров


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 8 января 2015 > № 1268347 Николай Федоров

Рабочая встреча Дмитрия Медведева с Министром сельского хозяйства Николаем Фёдоровым

Д.Медведев: Николай Васильевич, 2014 год оказался весьма удачным для сельского хозяйства. Был собран очень значительный урожай зерна – в районе 105 млн т, что является вторым результатом за всю историю российского сельского хозяйства. Лучший урожай был достигнут только в 2008 году – порядка 108 млн т. Плюс были достигнуты очень хорошие урожаи по целому ряду других культур. То есть растениеводство показало очень хороший результат. Поэтому наша задача – распорядиться в 2015 году этим урожаем как следует, не допуская проблем на внутреннем рынке, в полной мере используя те возможности, которые существуют, в том числе для наращивания поголовья в животноводстве и для внедрения импортозамещающих технологий. Что я имею в виду? Я утвердил, как Вы знаете, новую редакцию программы по развитию сельского хозяйства на основе того, о чём мы с Вами договаривались, договаривались с аграриями. Мы несколько иначе выстроили приоритеты. Животноводство остаётся для нас приоритетом, в то же время мы обращаем внимание на новые отрасли, такие как садоводство, парниковое земледелие…

Н.Фёдоров: Семеноводство.

Д.Медведев: …семеноводство, безусловно, генетические центры развиваем. В общем, всё это остаётся в приоритете, и я надеюсь, что мы сможем в 2015 году всё это финансировать в необходимом объёме. Поэтому несколько слов по текущей ситуации, по приоритетам, которые вы для себя ставите в 2015 году.

Н.Фёдоров: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Мы Вам докладывали, что ожидаем планки урожая зерновых не менее 104 млн т, но российские аграрии выдали в амбарном весе, как говорят в народе, по уточнённым данным – 105,3 млн т. И что любопытно, что важно для дальнейшей нашей политики… Когда мы начинали работать в 2012 году, мне давали информацию, что из зерновых культур 37 млн т нужно для того, чтобы кормить скот и птицу. Сегодня мы уже выдаём на корм скоту и птице 39,6 млн т.

Д.Медведев: Это означает, что поголовье растёт?

Н.Фёдоров: Поголовье растёт. Это значит, мы сырьё в виде фуражного зерна конверсируем в корма и в конечном счёте – в привес и в поголовье. Это очень положительная тенденция, которая в итоге сказалась на импортозамещении. В результате мер, которые Россия была вынуждена принять в августе прошлого года, у нас выпадало 848 тыс. т импортного мяса из стран, которые попали под эмбарго (в расчёте на год). Мы за прошлый год выдали дополнительно прироста более 350 тыс. т мяса, это прежде всего свинина (более 6%) и мясо птицы (тоже порядка 6%). И это означает, что мы процентов на 60, если даже не 70 импортозамещение обеспечили за счёт прироста отечественного производства, а не за счёт альтернативных стран-поставщиков.

Д.Медведев: Это хорошие данные.

Н.Фёдоров: Это показатель того, как работает госпрограмма. То есть государственная поддержка в соответствии с теми параметрами, которые Вы утвердили и в новой редакции госпрограммы 19 декабря… Если мы реально всё это обеспечим – а другой альтернативы у нас нет, – мы можем реально планировать, что будет гарантия импортозамещения за счёт собственного производства в течение двух лет максимум. Это один показатель.

И второй очень важный момент. У нас 2014 год оказался рекордным на урожай в разных смыслах этого слова. Обратите внимание: мы дали 15,45 млн т овощей. Это тоже было у нас слабое звено, зависимость от импорта была большая. 15,45 млн – это абсолютный рекорд в новейшей истории России. Также могу назвать абсолютный рекорд, очень важный для перспектив развития животноводства, – это 2,54 млн т сои, соевых бобов. Это очень важно для того, чтобы развивать животноводство высокоэффективное. Это главный ингредиент по высокобелковым культурам. Рапс – тоже рекорд. Тут, как ни странно, абсолютный рекорд – 1,47 млн т.

Д.Медведев: Почему странно? Это нормально. Мы всё-таки деньги вкладываем в развитие аграрной культуры.

Н.Фёдоров: Это результаты реализации госпрограммы. Я к чему это? К тому, чтобы в условиях турбулентности, разных волатильностей (такие модные слова есть) мы всё-таки сделали всё, чтобы ту редакцию госпрограммы, которую Вы одобрили 19 декабря, на все сто процентов вне зависимости от всяких возможных потрясений выполнить и этот тренд позитивный, исключительно позитивный, сохранить для решения проблемы продовольственной безопасности страны.

Д.Медведев: Да, мы будем обязательно это делать, и Вы правильно стоите на страже интересов селян, на страже интересов государственной программы, естественно, отстаиваете и деньги, необходимые для её выполнения, потому что с деньгами есть свои сложности, как обычно. Тем не менее будем стараться всё делать для того, чтобы защитить эти позиции. Это первое.

И второе. Людям также небезразлично, по каким ценам всё продаётся, потому что в последнее время из-за ситуации вокруг рубля, из-за целого ряда других причин у нас довольно серьёзно разыгралась продовольственная инфляция. Даже несмотря на рекордные урожаи, всё-таки это давление присутствует. В столицах оно больше, по понятным причинам в провинции оно гораздо меньше ощущается, но тоже есть. Поэтому нужно сделать всё – вместе с владельцами сетевых магазинов, вместе с аграриями, вместе с посредниками, которые так или иначе принимают участие в этих цепочках, – чтобы не допустить необоснованного роста цен. Потому что есть обоснованный рост, а есть абсолютно необоснованный – такая спекулятивная маржа, которую снимают на целом ряде экономических факторов, включая и ситуацию с валютой, и целый ряд других причин. Поэтому я хотел бы, чтобы вы вместе с Федеральной антимонопольной службой и в необходимых случаях с правоохранительными органами также следили за ситуацией на продовольственных рынках. Подключите к этому процессу всех губернаторов.

Н.Фёдоров: Хорошо. Будет сделано.

Д.Медведев: Договорились.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 8 января 2015 > № 1268347 Николай Федоров


Россия. Весь мир > Агропром > premier.gov.ru, 7 августа 2014 > № 1143057 Николай Федоров

Брифинг Министра сельского хозяйства Николая Фёдорова по завершении заседания Правительства.

Стенограмма:

Вопрос: Елена Мишина, ИТАР-ТАСС. Николай Васильевич, два вопроса. Насколько вырастет поддержка российского агросектора в связи с тем, что сейчас ему придётся брать на себя дополнительную нагрузку? Первый вопрос. И второй: как будут технически обеспечиваться ограничения, если мы находимся в Таможенном союзе, а Белоруссия и Казахстан санкции не вводили?

Н.Фёдоров: В отношении дополнительной поддержки госпрограммы развития сельского хозяйства у нас есть свои расчёты, которые вытекают из необходимости достижения пороговых значений Доктрины продовольственной безопасности, которая утверждена указом Президента России ещё в 2010 году, и по ним мы будем работать вместе с коллегами по Правительству. И, как сказал и Президент Российской Федерации, и Председатель Правительства ещё раз обозначил сегодня, мы, несмотря на все сложности и трудности, будем вынуждены и по этой причине, и по причине появления такого нового явления, как санкции в этой сфере, искать и находить дополнительные ресурсы для поддержки отечественных сельхозтоваропроизводителей.

Но ещё такая автоматическая форма поддержки вытекает из сложившейся ситуации, – это то, что наши отраслевые союзы по всем основным направлениям сельхозпродукции… Мы с ними неоднократно собирались в последние дни, когда ужесточались требования в адрес России со стороны таких недружественно настроенных стран, и они, оценивая по своим критериям высвобождающиеся ресурсы для них, для производства сельхозпродукции, нам выдали информацию о том, что дополнительный объём производства в нашей стране просто автоматически, в силу сокращения импортной продукции и продовольствия, за полтора года может вырасти на 281 млрд рублей. Но это экспертные оценки отраслевых союзов, они, конечно, требуют дополнительной оценки со стороны Правительства, Минсельхоза Российской Федерации, то есть раз где-то что-то убывает по такой закономерности известной, значит, где-то должно прибыть. На самом деле после появления такого решения со стороны руководства России мы имеем уникальный шанс, для того чтобы подтянуться в развитии аграрного сектора.

Мне в какой-то степени по содержанию сегодняшняя ситуация (конечно, не по форме, а по содержанию) напоминает эффект девальвации рубля в 1998 году, который позволил поднять волну в развитии аграрного сектора и в замещении отечественной сельхозпродукцией очень мощной, большой доли недоброкачественной импортной продукции, которой был завален в середине 1990-х российский потребительский рынок.

В отношении обеспечения защиты наших интересов по соблюдению этого эмбарго в рамках Таможенного союза у нас идут активно переговоры с нашими коллегами из Белоруссии и Казахстана. И в принципе у нас есть механизмы – уже существующие и дополнительные, по которым мы договоримся, чтобы соблюдать те решения, которые будет принимать государство – член Таможенного союза. Мы думаем, что вполне цивилизованно найдём все инструменты для того, чтобы заблокировать возможные угрозы нарушения этого режима, который страна вынуждена была ввести в эти дни.

Вопрос: «Интерфакс», Андрей Беляков. Николай Васильевич, скажите, пожалуйста, является ли перечень окончательным, закрытым, или он открыт? И могут ли туда попасть такие продукты, как вино и другой алкоголь, а также крупы, консервы, соки, воды?

Второй вопрос: как Вы оцениваете эффект на инфляцию от введённого запрета сегодня?

Н.Фёдоров: Перечень может подвергаться определённым изменениям, но, по моим представлениям и по тому, как я понимаю видение ситуации со стороны руководства страны, скорее всего, он не будет и не имеет такой перспективы на сегодняшний день, по сегодняшней оценке, в сторону расширения перечня продуктов питания, продовольствия. Сужение может быть. По поводу того, что крупы и так далее – об этом и речи быть не может. На самом деле, как вы понимаете, речь ведь идёт не о том, что нас интересует перечень этой продукции, а интересует именно отношение авторов санкций к России, как они оценивают наши действия. Я обратил внимание, представители Евросоюза вчера ночью или сегодня утром высказались в таком духе, что санкции России непродуктивны, неоправданны. Как будто бы их предыдущие санкции продуктивны и оправданны.

Сегодня Председатель Правительства сказал в начале заседания Правительства, что это вынужденная мера, нас вынудили принять эти решения. Причём и после первого залпа санкций, и второго залпа санкций Россия не принимала никаких ответных мер, существенных, практических и так далее, и только тогда, когда пошли секторальные санкции, и вы понимаете, видели по крайней мере, что они затронули теперь и ведущие для нас, для аграриев России, кредитные учреждения как Сбербанк, Россельхозбанк, ВТБ, которые являются основными кредиторами и в этом смысле инвесторами в выполнении госпрограммы развития сельского хозяйства, достижении показателей и доктрины продовольственной безопасности.

Санкции в отношении основных институтов развития аграрного сектора России на самом деле по последствиям для России, для российского потребителя, означают появление, я бы сказал, без преувеличения, угрозы продовольственной безопасности. Действительно, не зря Президент России в своём указе ссылается на закон об обеспечении безопасности – экономической и прочей безопасности российского государства, ибо переход санкций в адрес России до уровня ликвидации институтов развития… Это ведёт к параличу всех инвестиционных проектов, которые реализуются в плане индустриализации сектора сельского хозяйства России, и возникает угроза уничтожения конкурентного российского аграрного сектора. Это, мягко говоря, очень недобросовестные приёмы борьбы с конкурентом, с российским сельхозтоваропроизводителем – я имею право оценить ситуацию не без основания, как министр сельского хозяйства. Когда дело дошло до угрозы безопасности, и продовольственной, и государственной, глава государства вынужден был принять эти решения.

Ещё раз оговорюсь, может быть, не очень красиво и цинично, но заставляют нас иногда так говорить: нет худа без добра – есть такая народная пословица. И российскому крестьянству эти решения, принятые Президентом и Правительством Российской Федерации, дают очень хороший шанс, о чём я уже говорил, для того чтобы нам подтянуться и стать более конкурентными. И от тех объёмов, которые были до сих пор в сотрудничестве с Евросоюзом, Соединёнными Штатами, Канадой, то мы заменим их другими партнёрами. И замещать будем не на полгода, не на год, а я думаю, что будем заякориваться надолго на других – Азиатско-Тихоокеанском регионе, Латинской Америке и так далее.

Вопрос: А про инфляцию?

Н.Фёдоров: По нашим оценкам (понятно, что эта тема очень чувствительная, очень важная и актуальная), мы в долгосрочной перспективе, да и в среднесрочной перспективе, не видим угроз неблагоприятного влияния на инфляцию тех решений, которые сегодня принимаются. Конечно, какие-то краткосрочные всплески и психологические, и эмоциональные (как обычно это бывает), сезонные у нас в стране возможны, но угрозы фундаментальной, стратегической, что эти решения будут сказываться негативно на инфляционных ожиданиях, мы не прогнозируем.

Вопрос: Александра Баязитова, газета «Известия». У меня два вопроса. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, реализация того шанса, о котором говорил глава Правительства и вы, возможна только за счёт собственных средств сельхозпроизводителей или необходимо какое-то кредитное плечо для них? И второй вопрос. Мы знаем о том, что Центральный банк разрабатывает свой план поддержки сельхозпроизводителей. Участвует ли Правительство в разработке такого плана, и в чём может выражаться поддержка именно кредитная сельхозпроизводителей?

Н.Фёдоров: Сегодня Председатель Правительства обозначил, что во всех поездках по регионам страны крестьяне просили ограничить импорт. Я возвращаюсь к этой теме. Крестьяне, аграрии российские (на самом деле это так) практически на всех встречах прямо или опосредованно задевали тему «Помогите нам! Ограничьте импорт сельхозпродукции!» – и ставили точку, не говорили: дайте нам ещё денег, кредиты и так далее. Это правда, вы согласны с этим. В принципе такое вынужденное ограничение импорта – это мощная поддержка, но на рынке меньше пока будет конкуренции. Это благоприятные условия, для того чтобы развить свой собственный бизнес, во всех отраслях такая закономерность срабатывает. Мы, как я уже сказал, уже представили в Правительство для согласования новый проект госпрограммы развития сельского хозяйства, и многие коллеги по Правительству уже его согласовали. Этот проект предполагает, чтобы мы более форсированно двигались к достижению пороговых значений доктрины продовольственной безопасности. Наверняка вы слышали об этом, это уже почти общеизвестные вещи, и Председатель Правительства об этом говорил. Мы обеспечили себя так, как нужно для продовольственной безопасности, зерном, растительным маслом, сахаром, картофелем. На уровне почти пороговых значений обеспечение рыбой и водными биоресурсами, рыбной продукцией. Хорошими темпами идём в обеспечении продовольственной безопасности по мясу и мясопродуктам. Мясо птицы и свинина – очень хорошими темпами, и по говядине идём с опережением графика, который утверждён в госпрограмме; мы не достигли ещё пороговых значений из доктрины продовольственной безопасности, что предполагалось достичь к 2020 году, к 2018 году и по ряду позиций к 2020 году, но идём с опережением графика. Хуже дело обстоит с молоком и молочной продукцией – это из основных видов продовольствия. Исходя из тех потребностей, которые испытывает страна в меняющихся условиях, мы представили свои минсельхозовские предложения по поводу увеличения государственной поддержки. Появление указа Президента в связи с изменившимися условиями, я думаю, даёт нам дополнительные аргументы и надежду на то, что эти предложения и расчёты Минсельхоза будут поддержаны коллегами по Правительству, но прежде всего, конечно, Минфином России. Могу сказать по секрету, что руководство страны (я беседовал на эту тему) политически и организационно понимает и поддерживает необходимость дополнительных вливаний в аграрный сектор России, несмотря на то что высвобождается место на рынке.

Вопрос: Агентство Bloomberg, Ольга Танас. Если позволите, несколько вопросов. Можно уточнить долю запрещённых продуктов из стран, которые ввели санкции в отношении России, в общей доле импортируемых Россией продуктов, потому что звучат разные оценки. Второй вопрос: дефицита каких продуктов вы ожидаете в ближайшее время, пока не удастся заменить их отечественными, и с какими странами Россия планирует расширять сотрудничество, открывать новые рынки? Что планируется ввозить из Латинской Америки, в частности из Бразилии?

Н.Фёдоров: Наши предварительные оценки следующие. На ваш вопрос у меня есть даже подготовленный ответ (это не специально для вас, это то, что делает Минсельхоз в сложившихся условиях). Читаю наш внутренний документ: поставки мяса и мясопродуктов из стран ЕС, США, Канады и Австралии возможно заменить поставками из Бразилии (работа уже началась, вы, наверное, обратили внимание: более 40 новых предприятий мы аккредитовали из Бразилии), плюс Уругвая, Парагвая, Аргентины и Белоруссии; сыра, масла и сухого молока – поставками из стран Южной Америки и Новой Зеландии; овощей – поставками из Турции, Аргентины, Чили, Китая, Узбекистана, Азербайджана; яблок и груш – поставками из Аргентины, Чили, Китая и Сербии; вишни, черешни, абрикосов, персиков – поставками из Узбекистана, Азербайджана, Армении, Таджикистана, Израиля, Турции, Ирана; цитрусовых – из Египта, Марокко, Турции, Южно-Африканской Республики.

В отношении доли импортной продукции, которая уменьшается по разным видам продовольствия, тоже приведу наши данные. Говядина: если страна потребляет 2,345 млн в год, то Евросоюз, Канада, США поставляют нам 59 тыс. т. Обратите внимание: потребляем 2,345 млн, а эти пять субъектов международного права поставляют 59 тыс. – вообще мелочи. Тем более Бразилия и другие страны уже начинают поставлять свою продукцию. Свинина: потребляем 3,415 млн, эти пять стран поставляют 450 тыс. Более существенно, но абсолютно не критично, и нас это не пугает, говорю ответственно. Мясо птицы: 4,28 млн потребляем, поставляют эти страны 338 тыс. – несущественно, мелочи. Рыба: потребляем 3,44 млн и даже больше, поставляют 457 тыс. эти пять стран. Кстати, здесь могу сделать комментарий: мы экспортируем рыбы и рыбной продукции 1,8 млн, а импортируем где-то 700 тыс. всего, то есть мы сейчас в таких условиях очень быстро можем, предприняв организационные усилия, решить проблему абсолютно незаметно для потребителя и решим эту проблему. Молочной продукции потребляем почти 36 млн т, эти страны поставляют 459 тыс. – вообще мелочи. Овощи: потребляем 16 млн, эти страны поставляют 900 тыс. – тоже несущественно. Фрукты и ягоды: потребляем 11 млн, названные страны поставляют 1,6 млн.

Вот основные показатели. Почему мы принимаем эти решения ответственно? Эти цифры нас не пугают, мы быстро справимся с помощью альтернативных поставок этих видов продукции из других стран.

Вопрос: Был ещё дополнительный вопрос: дефицита каких продуктов вы ожидаете в ближайшее время?

Н.Фёдоров: Я задавал этот вопрос всем своим сотрудникам и коллегам, которые работают вместе с нами. Мы не можем со знанием дела сегодня сказать, что ожидаем дефицита таких-то и таких-то продуктов питания. Не знаю, может быть, что-то возникнет через некоторое время, но пока – говорю со ссылкой на специалистов, с которыми работаем, прежде всего, конечно, экспертов разных институтов и представителей отраслевых союзов, на которых мы надеемся, – мы не ожидаем появления дефицита продуктов питания из-за тех решений, которые приняты в эти дни.

Вопрос: ИТАР-ТАСС, Денис Ичёткин. Николай Васильевич, в Евросоюзе уже заявляют о намерении оспорить по процедурам ВТО те санкции, о которых сегодня было объявлено. Вы как юрист какими видите, так скажем, судебные перспективы этого спора? И одновременно: ранее говорилось о том, что наша страна в рамках ВТО собиралась оспорить санкции, введённые против неё. Началась ли эта процедура и на какой стадии она находится?

Н.Фёдоров: Да, тема имеет юридическое значение, но наши партнёры то ли по привычке, то ли в силу просто определённого цинизма в международных отношениях вокруг той ситуации, которая сложилась и развивается, не особенно считаются... Думаю, что с этим согласится любой независимый эксперт, мне кажется. Вы обратились ко мне ещё и как к юристу. Я болезненно, как такой рафинированный юрист, отношусь к этим банальным фразам «двойные стандарты». Очень циничные стандарты в отношении соблюдения юридических процедур... Если это в интересах наших партнёров, то можно не соблюдать юридические процедуры, а если в интересах России, то надо требовать строгого соблюдения юридических процедур. Эти двойные стандарты – это такое уже общее место, но мы к ним привыкли, и исходя из этой «культуры» всё-таки юридическая аргументация позиции и решения руководства России достаточно формализованная, обоснованная. Я не буду сейчас давать подробный комментарий по поводу того, что и правила Всемирной торговой организации… В частности, известная статья 21-я ГАТТ (Генерального соглашения по тарифам и торговле), помните, наверное, предполагает, что все соглашения, все обязательства государств, которые становятся членами Всемирной торговой организации, не могут аннулировать, ликвидировать интересы безопасности, интересы защиты безопасности (продовольственной, экономической, какой угодно другой безопасности) государств – членов Всемирной торговой организации. Поэтому у нас есть правовая аргументация нашей позиции. Понятно, что наши оппоненты могут обратиться к процедурам, которые предусмотрены в рамках Всемирной торговой организации, – мы готовы к тому, чтобы аргументировать и участвовать в этих консультациях и спорах с нашими оппонентами по этой теме.

Мы исходим из того, что Россия достаточно адекватно, юридически обоснованно в рамках правил и процедур Всемирной торговой организации действует и реагирует и на эти санкции, которые уже идут третьей волной на интересы российского государства и народа России.

Вопрос: Максим Товкайло, газета «Ведомости». Разрешите сначала пару коротких вопросов в режиме «да-нет».

Мы правильно поняли премьера, что если ввозит физическое лицо какие-то товары из стран, которые попали под санкции России (и те товары, которые попали под санкции), то никакие запреты – если, повторюсь, оно, лицо, ввозит для личных целей, – на него не распространяются?

Н.Фёдоров: Да, могу сразу ответить, абсолютно правильно поняли. Какое было законодательство, действовало до сих пор, такое и будет сохраняться на практике, поэтому в целях личного потребления в рамках таможенного законодательства всё остаётся так же.

Вопрос: По красной рыбе мы ввели санкции против Норвегии. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется как потребителю, большая часть именно красной рыбы, которая есть в магазинах, – это прежде всего рыба из Норвегии. Так ли это? И из каких ресурсов мы можем заместить норвежскую рыбу?

Н.Фёдоров: Думаю, что у вас правильное впечатление. Действительно, доля норвежской рыбы и рыбной продукции достаточно высока, из импортной – именно норвежской. Но я вам привёл общие цифры, что мы экспортируем без малого 2 млн т водных биоресурсов, в том числе и достаточно красной рыбы, и красной икры. Импортируем – 600–700 тыс. т. Поэтому нам, конечно, придётся предпринять дополнительные усилия. Мы с торговыми сетями об этом не просто говорили, а сейчас готовимся даже подписывать соглашение о переориентации некоторых логистических потоков, для того чтобы в возможных временно дефицитных регионах, если они привыкли получать из Норвегии, замещение шло за счёт или российской рыбы, российских водных биоресурсов, или из других стран, которые могут конкурентно идти на смену норвежцам.

Вопрос: Швейцарию действуют эти санкции как на члена Евросоюза?

Н.Фёдоров: Нет, Швейцария не страна Евросоюза. Тут были, действительно, всякие разговоры, я читал, в прессе ставили вопрос о Швейцарии, Японии. На них не распространяются.

Вопрос: Вы говорили о финансовой поддержке аграриев. Действительно ли Россельхозбанк обратился в Минсельхоз и Правительство с просьбой о докапитализации в ближайшее время на 50 млрд рублей и размещении в банке депозита на 100 млрд рублей? И второй вопрос в продолжение вашего сообщения про программу: всё-таки на сколько Минсельхоз предлагает увеличить объём финансирования аграриев, хотя бы в рамках ближайшей трёхлетки, которая сейчас федеральным бюджетом разрабатывается?

Н.Фёдоров: Мы говорим о том, что аграрному сектору целесообразно в течение ближайших трёх-четырёх лет дополнительно выделить порядка 137 млрд рублей. Это наши предложения, наши расчёты. Но эти расчёты сделаны не с учётом вчерашнего и сегодняшнего решений, когда многие наши эксперты говорят об освобождении на полках ресурсов, которые быстро можно нарастить за счёт отечественного производства, поскольку временно выбывает продукция из пяти субъектов международного права.

И по поводу Россельхозбанка. Минсельхоз после достаточно широкого общения со всеми заинтересованными представителями и отраслевыми союзами представил свои предложения с учётом просьбы Россельхозбанка по докапитализации на сумму 77 млрд рублей до 2020 года. Это цифры не секретные, они, по-моему, проходили в рамках экспертного обсуждения. Понятно, что Россельхозбанк, как это всегда, наверное, бывает в такой ситуации, хотел бы и просит больше, но наши расчёты в отраслевом министерстве остановились на цифре 77 млрд рублей.

Вопрос: Видите ли вы риски попыток ограничить экспорт зерна из РФ в ответ на принятые меры и как они могут проявиться? И вообще, какой у вас прогноз по экспорту, учитывая, что урожай может быть 100 млн?

Н.Фёдоров: С чьей стороны ограничить?

Реплика: Со стороны тех стран, против которых введены меры.

Н.Фёдоров: У нас в основном экспорт зерна идёт не в Канаду, не в США и не в Евросоюз, а на Ближний Восток, в Африку, Азиатский регион. Это страны дружественные нам в данном случае. У нас сейчас идёт определение взаимоотношений по поводу действий недружественных. Поэтому на рынке зерна и экспорта зерна у нас всё вполне прогнозируемо, и даже ситуация, я бы сказал, несколько лучше, как это ни странно, из-за этой неприятной стороны с этими пятью субъектами.

По поводу других стран у нас более благоприятная ситуация по расширению сотрудничества. Причём я как министр вижу перспективы расширения сотрудничества и некоторые корректировки рынка международного сотрудничества в долгосрочной перспективе. Всё то, что происходит сегодня, имеет, как ни странно, позитивное значение для того, чтобы наш рынок сотрудничества был более диверсифицирован. Конечно, Евросоюз более удобен, но сколько можно жить просто только в удобстве из-за того, что географически близки и рынок хороший! Азиатско-Тихоокеанский регион, Ближневосточный регион – эти регионы для продовольствия, для продовольственного рынка (я убеждён в этом) более перспективны для России.

Реплика: Прогноз…

Н.Фёдоров: Прогноз производства зерна, экспорта зерна мы пока не имеем достаточных оснований сильно менять, в пределах 25 млн т зерновых мы можем экспортировать в этом сельскохозяйственном году. По сегодняшним оценкам прогноз урожая зерновых, постучу на всякий случай, у нас весьма благоприятный, порядка 100 млн т. И если вы заглядываете на наш сайт, знаете, что уже опережает прошлогодние показатели более чем на 14 млн т зерновых и по пшенице – более 10 млн т. Прошлый год был неплохой, позапрошлый был тяжёлый.

Вопрос: Александр Орлов, «Газета.ру». Николай Васильевич, не опасаетесь ли вы, что запрет на поставки некоторых товарных позиций, к примеру, мяса коров породы абердин-ангус, может негативно сказаться на ресторанном бизнесе?

Н.Фёдоров: Объём я приводил. Потребление говядины, вообще мяса КРС из этих стран всего 59 тыс. т. Если сравнивать возможности замещения через другие страны, с которыми мы уже начали не просто переговоры, а контракты заключать, могу со стопроцентной уверенностью сказать, что потребители мраморного мяса, высококачественной говядины не пострадают. Они не заметят, что что-то происходит во внешнеэкономических отношениях между Россией, странами Евросоюза, Канадой или США. Могу вас успокоить и заверить, что вы не почувствуете дефицита высококачественной говядины. Как вы ели в хороших ресторанах (насколько я догадываюсь по вашей заботе о потребителях хороших ресторанов), так и будете кушать на здоровье.

Хорошего аппетита.

Россия. Весь мир > Агропром > premier.gov.ru, 7 августа 2014 > № 1143057 Николай Федоров


Россия > Агропром > agronews.ru, 9 октября 2012 > № 661775 Николай Федоров

В канун крестьянского профессионального праздника – Дня работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности глава штаба аграрной отрасли министр сельского хозяйства Российской Федерации Николай Федоров дал эксклюзивное интервью медиа-группе «Крестьянские ведомости».

– Николай Васильевич, обжились ли вы уже в Минсельхозе? И кадровые перемены – это что «новая метла» или связано с неким изменением функций государственного управления сельским хозяйством? Насколько это связано со вступлением в ВТО?

– Сразу столько вопросов!

– Это один вопрос, просто в разных ипостасях.

– Насчет Минсельхоза. Если вы имеете в виду московский офис ведомства, вряд ли это то место, где можно или нужно обживаться. А если иметь в виду Минсельхоз даже не как отрасль экономики, а большую сферу нашей российской действительности, то всe это мне очень близко. Там даже обживаться не надо. Я не могу сказать, что оттуда вышел. Потому, что никогда и не выходил.

И отношения с крестьянами, сельскими учителями, врачами, рыбаками, рыбопереработчиками очень гармоничные, мы понимаем друг друга. Мы, как говорят известные персонажи, одной крови. Мне с ними комфортно.

Сельское хозяйство – сфера очень сложная, нелегкая во все периоды истории нашей страны. Но там работают замечательные люди, хорошо вам известные, искренние, честные, необычные, не подверженные (надеюсь, что горожане не обидятся) деформациям глобализации и мегаполисов. Это дает надежду на преодоление существующих проблем в аграрном секторе России.

– Тем не менее, в центральном аппарате пришлось провести какие-то кадровые перемены. Насколько они связаны с новой структурой управления? Будет ли это новая структура?

– Это естественно. Не потому, что новая метла по-новому метет, а потому, что требования другие к квалификации, к опыту. И, соответственно, любой новый министр претендует на то, чтобы работать лучше. Получится у него, не получится – другой вопрос. На самом деле, приоритетная, первоочередная задача – не столько проблема ВТО, хотя это очень существенно.

Для меня первоочередная задача – это повышение эффективности реализации государственной программы через создание, в том числе, новых механизмов, новых инструментариев. Думаю, Вам хорошо известно, что у нас, мягко говоря, не все сбалансировано. Федеральная госпрограмма предполагает развитие аграрного сектора всей России.

– Почему так мягко говорите: потому, что вы министр всея Руси или потому, что это свойственно вам как человеку?

– Я думаю, что правильно мягче говорить. Когда проводишь реформу, корректировку или устанавливаешь тонкую настройку, не хочется создавать новые проблемы, вызывать, провоцировать дискомфорт у кого-то. Может быть, это связано с тем, что юридическое образование имею…

– То есть, за слова отвечать привыкли.

– Надо отвечать.

Уродливо, несбалансированно распределение государственных ресурсов по регионам России. Надо менять положение. В некоторых случаях господдержка не доходит до сельхозпроизводителей потому, что есть разные посредники. Скажем, на уровне региона либо даже главы муниципалитета.

– Распределяется среди своих?

– Есть более приближенные и менее приближенные, есть привычный круг и непривычный круг. Поэтому есть проблемы, по которым нужно принимать более формализованные, жесткие, строгие решения. И, чтобы ни власть губернатора, ни власть министра, ни власть главы муниципалитета не оказывали решающего воздействия на то, дойдет государственная поддержка до конкретного трудяги в аграрном секторе или не дойдет. Это должно быть все формализовано, критерии должны быть известны, прозрачны.

И, конечно, есть еще один очень важный аспект нашей деятельности – это финансирование через проектные подходы. Эти позиции поддержаны руководством страны.

И мы будем требовать, чтобы во всех субъектах Российской Федерации были схемы территориального развития, чтобы то же самое было на территории всех муниципалитетов, были генеральные планы развития сельских поселений. Потому что, если инвестор приходит с каким-то проектом, то он должен видеть, что дальше будет происходить на этой территории, в каком направлении газификация пойдет, дороги, электроснабжение.

– А такие проекты вообще есть?

– Вообще есть регионы, которые считают такие подходы важными и очень принципиальными. Прогрессивные губернаторы проводят прогрессивную политику.

– Я не буду спрашивать: каких больше, каких меньше.

– Десятки регионов, но их меньше пока. Мы уже на уровне нормативных требований формулируем, чтобы такого рода подходы были реализованы во всех субъектах федерации.

– Вы предложили систему погектарного субсидирования сельского хозяйства. Это то, о чем, на мой взгляд, все время просили фермеры, все 20 лет их существования, а им все время это не давали. Как Вы полагаете, почему не давали и почему решили дать сейчас?

– Отставали немного в создании современных и эффективных механизмов государственной поддержки. И более справедливых, кстати. Потому, что в том, что было до сих пор, в этом механизме многое отдано на усмотрение начальства.

Разрабатываемые сегодня механизмы предполагают, что каждый – в зависимости от нынешнего состояния, качества, плодородия почв, от биоклиматических условий, от среднегодового объема производимой сельхозпродукции – по этим формализованным критериям будет получать государственную поддержку на гектар пашни.

Здесь нет ни власти губернатора, ни власти главы муниципалитета.

– Есть очень большая мина в этих словах, что нет власти ни губернатора, ни муниципалитета. Как же так, народ свободный будет, что ли?

– Это будет означать, что бюджет – государственный, куда собираются деньги налогоплательщиков; и работающий крестьянин будет вне зависимости от усмотрения начальника получать то, что ему положено по закону. Всего-навсего.

– Николай Васильевич, если это состоится, то это будет равно, наверное, небольшой революции в сельском хозяйстве.

– Если это состоится, то Российское государство будет иметь больше оснований называться цивилизованным государством, а не государством чиновников. Но главное, за этим будет стоять достижение эффективности.

– Это ведь меняет всю систему субсидирования сельского хозяйства. Как вы полагаете, а система сама готова реформироваться изнутри или ее придется хирургически лечить?

– В какой-то степени система готова, в какой-то степени не готова. Но нам придется сообща – вместе с вами – работать над тем, чтобы просвещать, воспитывать, где-то принуждать там, где не будут выполнять установленные законом, постановлениями правительства правила и методики.

– То есть, это уже жесткая конструкция, которая, как некий танк, едет вперед?

– Если хотите, можно и так сказать.

– То есть, протестовать, в принципе, уже нет смысла.

– Бесполезно, да.

– Очень хорошо вы сказали – бесполезно. Николай Васильевич, как вы прогнозируете реакцию регионов на то, что вы предложили использовать методику Чаянова, определяющую, что «сельское хозяйство есть дело местное»? Как вы прогнозируете реакцию регионов на то, что сейчас они сами должны сначала субсидировать свое сельское хозяйство, финансировать его, а потом только это будет делать федеральный бюджет. Будет ли сопротивление, будет ли непонимание? Или это уже как-то проявилось? Вы уже эту мысль высказали. Она уже дошла до каких-то документов?

– Да, мы готовим соответствующие документы.

Мысль Александра Васильевича Чаянова вы как раз процитировали абсолютно точно, она вытекает из природы земельных отношений, аграрного труда. Невозможно из Москвы определять, с помощью каких механизмов и технологии эффективно использовать земельные ресурсы.

И это все сегодня закреплено федеральным законодательством, законодательством субъектов федерации, исходя из природы того, что такое аграрная культура. Кто понимает эти истины, тот губернатор, тот на своем месте. Правильно определяя приоритеты, он сумеет достичь высоких результатов. А тот, кто не понимает этих истин, думаю, не впишется в должность губернатора.

– Для того, чтобы говорить такие слова, должна быть, видимо, серьезная поддержка, должно быть понимание высшего руководства страны, иначе вы будете неким Дон Кихотом, который провозгласил правильную мысль, и пойдет бороться с ветряными мельницами. Есть ли такая поддержка?

– Поддержка руководства страны очень важна и для губернаторов, и для министров, которые проводят федеральную политику, но решающее слово все-таки за избирателями, которые будут уже на предстоящих выборах губернаторов говорить свое веское слово. Избиратели могут не согласиться ни с федеральным министром, ни с руководителями страны. Это ведь все-таки так в условиях развивающихся демократических институтов.

– Конечно. И еще один вопрос. Вы очень много в последнее время говорите о кооперировании крестьян, о кооперировании фермеров, мелких, средних частных производителей. Конечно, кооперирование – это прогрессивный путь, это единственный здравый путь – объединения крестьян, их экономических интересов. Но насколько я помню, последние 20 лет об этом только и говорится, но делается очень мало. А делается очень мало, потому что сначала надо научить тех, кто учит. Есть ли у нас понимание в кругах чиновничества, что такое кооперация, куда ее двигать, какие есть образцы кооперации? Датская, голландская, бельгийская, шведская, норвежская. Это разные вещи абсолютно. Но если вдруг кто-то начнет вам писать отчет, что у нас уже стопроцентная кооперация, как вы к ним отнесетесь?

– Вопрос не только интересный, но и очень актуальный. Если вспомнить Чаянова, то он еще в 20-х годах прошлого столетия доказывал руководству страны и крестьянам, что крупные товарищества кооператоров обязательно нужны, для того чтобы развивать сельское хозяйство. Говоря, что сельское хозяйство – дело местное, он доказывал, что и основная форма организации, и эффективная организация сельского хозяйства – это кооперация в переработке, хранении, сбыте, реализации продукции. В том числе он имел в виду и создание селекционных центров по семенам, по животным и так далее.

Дискуссии по теме идут постоянно. Но нельзя забывать о наработанном опыте – дореволюционном, советском. И то, и другое имеет значение, от них отмахнуться нельзя, но напрямую экстраполировать и использовать их опыт сегодня уже невозможно.

– Он очень старый уже.

– Вы правильно сегодня сказали: когда мы объявили, что кооперация – дело важное, у нас на бумагах начали создавать, Вы знаете, кооперативы. Их было немного, а сейчас тысячи и тысячи кооперативов, но они, в основном, не работают. Это имитация бурной деятельности со стороны регионов. Именно по той причине, что это имитация до сих пор была, и с другой стороны, что без кооперации, без кредитных кооперативов, потребительских кооперативов нам невозможно защитить сельский труд, мы решили уже в рамках «Золотой осени» собрать очередное, расширенное заседание рабочей группы, которую я создал, по созыву первого съезда новых кооператоров России. Мы хотим хорошо подготовить и документы, и сформировать позицию, которую представим руководству страны – у нас в России все-таки пока еще долго будет так: если мы не убедим руководителей государства, сложнее будет добиться результата в крестьянском движении. И где-то в начале следующего года мы соберемся, чтобы обсудить и проблемы, и документы, которые будем готовить с учетом опыта и Соединенных Штатов, и Канады и европейских и других стран.

Мы должны, по сути, создать в новых условиях систему мощную, разветвленную, которая охватывала бы кооперацию производителей, сбытчиков, переработчиков и всех тех, кто свою жизнь посвятил агропромышленному комплексу. Так что для меня кооперация – это генеральный путь, своего рода локомотив для того, чтобы мы по максимуму решили проблемы производителей сельхозпродукции.

– Очень много сейчас разговоров по поводу того, что в стране неурожай. У нас две беды: урожай - неурожай – это расхожая шутка. Но, тем не менее, продовольственная инфляция, она же будет, это очевидно. Она, в общем-то, уже кое-где отмечается. Скажите, пожалуйста, в каком состоянии находится вопрос о продовольственных талонах для малоимущих слоев населения. Таких людей у нас всего, по-моему, пять процентов, которые могут пользоваться этими талонами. Но из-за этих пяти процентов не дают, например, хлебопекам повысить цену на хлеб. И из-за этого отрасль страдает, а там работают миллионы, в этой отрасли, опосредованно миллионы. Может быть, лучше спонсировать тех, кто не готов сейчас покупать этот дорогой хлеб, как вы полагаете?

– В постановке вопроса с вашей стороны видно, что вы такой убежденный сторонник продовольственных карточек, продовольственных талонов.

– Нет, карточки и талоны – это разные вещи.

– Продовольственных талонов. Нам-то исторически ближе карточки.

– Нет-нет, это по-другому, карточки – это распределение. Талоны – это добавка…

– Я знаю эти институты хорошо, поэтому могу даже отчитаться перед вами: впервые в государственной программе развития сельского хозяйства мы заложили целый институт социального питания, в широком смысле этого слова, и термин «социальное питание» охватывает и институт продовольственных талонов.

О продовольственной инфляции. Конечно, когда неурожай, уровень продовольственной инфляции выше, чем уровень общей инфляции. Но все-таки хочу вас заверить, это все в рамках прогнозируемых параметров. Правительство отслеживает в ежедневном режиме эту ситуацию. Мы не просто готовы, мы можем сегодня-завтра объявить товарную интервенцию на зерновом рынке для того, чтобы регулировать цены на продовольственное и фуражное зерно, соответственно, через это на животноводческую продукцию. Все документы готовы, есть фонд, хорошо вам известный, – это без малого 5 млн тонн, в основном, продовольственного зерна.

Картофеля и овощей мы соберем, конечно, меньше, чем в прошлом году, но заметно больше, чем в 2010 году. Соответственно, и эти параметры не пугающие. Есть в некотором смысле плюс от вступления России во Всемирную торговую организацию. Если будет большой дисбаланс ценовой, то доступ овощей, картофеля или других видов сельхозпродукции из стран СНГ и дальнего зарубежья теперь упрощен.

А что касается продовольственных талонов – поскольку в программу мы заложили этот институт – сейчас идет работа. Предложено в пилотном режиме, в экспериментальном порядке в регионах, которые наиболее продвинуты, имеют уже фрагментарный опыт, поддержать с федерального уровня.

В принципе, явления прогрессивные с точки зрения поддержки отечественных сельхозтоваропроизводителей, потому что такая форма поддержки не попадает под ограничение Всемирной торговой организации. Но еще важнее то, что система продовольственных талонов действительно позволит помочь людям, которые остро нуждаются в элементарных продуктах питания. Так что это задача государства, мы в результате многих дискуссий с коллегами в правительстве все-таки доказали, что система социального питания нужна, и одна из форм создания этой системы – продовольственные талоны.

– Николай Васильевич, на протяжении 20 лет мы, журналисты, аналитики, ведем дискуссии с различного рода государственными правительственными организациями, в частности, с министерством сельского хозяйства. Дискуссии следующего рода: что о целях любой реформы нужно очень широко рассказывать. Нужно в местной печати, в региональной печати, на радио, на телевидении очень широко, целенаправленно разъяснять предмет реформы, чтобы реформа обрела своих сторонников. Большинство государственных мужей считают, что достаточно им выступить перед публикой, и сразу все всё поймут. Вы к какой школе будете привержены?

– У меня были хорошие учителя по жизни – и родители, и школа, и университеты. И, несмотря на всякие идеологически возможные ярлыки, хочу вам напомнить верные слова, аксиоматичные, азбучные, одного великого тактика и стратега реформаторских движений, который говорил: «Идея, если овладевает массами, становится мощной материальной силой».

Поэтому даже блестящая идея, возникшая у нас, аграрного штаба Российской Федерации, у руководства страны, если не овладела массами, то погаснет. Так что выбор мой предопределен моими учителями, которых я ценю, уважаю и благодарю за то, что они помогли мне стать управленцем.

– Спасибо. Вы уже третий раз на протяжении нашей беседы вспоминаете о своих крестьянских корнях. Вольно или невольно, это в вас живет. Скажите, пожалуйста, День работника сельского хозяйства в вашей семье отмечался? Если отмечался, то как?

– Мы из очень работящей семьи, да вообще все деревенские, и жили, несмотря на все сложности политические, исторические, в достатке. Хотя всякое бывало – урожай, неурожай. Очень много работали, и не было никаких отклонений – лентяйства, пьянства – в семье и в роду.

И праздник работника сельского хозяйства у нас всегда отмечался. Мама всегда готовила просто роскошный стол, такого я больше и не видел в жизни нигде, ни в России, ни в других странах. Все домашнее, все приготовлено собственными руками в русской печи. И щи в чугунке, и в гусятнице гусь, и пироги домашние, и молоко парное, и хлеб, который мама испекла в русской печи! Вот это праздник!

И конечно, мысль народная: «Хлеб всему голова» – была заложена генетически в нашу крестьянскую семью. Это святые слова, они не звучат банально для нашей семьи, так же, как и для всего крестьянства российского.

– Я думаю, что это будет лучшим поздравлением нашим зрителям и читателям ко Дню работника сельского хозяйства.

– Да будет так!

– Спасибо.

– Всего доброго.

Россия > Агропром > agronews.ru, 9 октября 2012 > № 661775 Николай Федоров


Россия > Агропром > ria.ru, 13 июля 2012 > № 597975 Николай Федоров

России необходимо диверсифицировать экспорт сельхозпродукции в сторону увеличения доли товаров с высокой добавленной стоимостью, а не сосредотачиваться на вывозе зерна, заявил министр сельского хозяйства России Николай Федоров на заседании правительства в пятницу.

Он отметил, что РФ располагает мощным ресурсным потенциалом для развития агарного сектора и способна обеспечить не только собственную продовольственную безопасность, но и сыграть ключевую роль в решении этой всемирной проблемы.

"При этом поставляемой на экспорт продукцией не должно быть обычное зерно, ибо оно тоже почти сырье. Необходимо диверсифицировать экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью - это важнейшее условие конкурентоспособности отечественной продукции как на внутреннем рынке и пространстве Таможенного союза, так и в ВТО", - сказал он, добавив, что такие подходы легли в основу новой госпрограммы развития сельского хозяйства РФ на 2013-2020 годы.

При этом он обратил внимание, что действующие меры господдержки вызвали сильный приток инвестиций в сельхоз производство. "Сегодня совокупный инвестиционный портфель (отрасли) составляет около 1,6 триллиона рублей, что обеспечивает устойчивый темп развития и модернизации АПК", - добавил Федоров.

Заметным результатом господдержки и притока частных инвестиций стал рост в отрасли, что гарантирует продовольственную независимость РФ по отдельным продовольственным группам, продолжил министр. Например, в прошлом году уровень самообеспечения по зерну составил 99%, по сахару - 96%, картофелю - 96%, мясу и мясопродуктов - 73%, по молоку и молочным продуктам - 80%, растительному маслу - 76%. "Российский агропромышленный комплекс стал своего рода подушкой безопасности, что позволило стране пережить мировой кризис", - подчеркнул глава Минсельхоза.

Он обратил внимание, что если еще несколько лет назад перерабатывающие мощности страны в АПК были избыточными, то сегодня наблюдаются локальные дефициты перерабатывающих мощностей, например, по сахару, мясу, маслу, сырам.

"Наш практический вывод - целесообразно сохраняя рост производственных показателей наращивать мощности перерабатывающей и пищевой промышленности, развивать логистику и инфраструктуру агропродовольственного рынка, чтобы российские граждане имели возможность приобретать отечественную и качественную продукцию", - сказал Федоров.

Россия > Агропром > ria.ru, 13 июля 2012 > № 597975 Николай Федоров


Россия > Агропром > ria.ru, 28 мая 2012 > № 562134 Николай Федоров

Новую индустриализацию агропромышленного сектора необходимо провести в России - обновление парка сельхозтехники и внедрение современных технологий позволят повысить конкурентоспособность отечественных сельхозпроизводителей, причем этот процесс должен сопровождаться улучшением социальных условий жизни на селе, считает глава Минсельхоза РФ Николай Федоров.

Нужны технологии XXI века

"Нужно провести в своем роде новую индустриализацию в АПК для радикального обновления всего парка сельхозмашин. Главным критерием здесь должна быть энергоэффективность, то есть парк необходимо обновить энергоэффективными машинами", - сказал он на встрече с журналистами.

Новая индустриализация, по мнению Федорова, должна распространяться и на привлечение, создание современных технологий, отвечающих стандартам XXI века. Новейшие технологии нужно внедрять во всех подотраслях сельского хозяйства, в том числе в растениеводстве и животноводстве, а также в перерабатывающей промышленности. "Это необходимо, чтобы сделать агробизнес РФ конкурентоспособным", - отметил он.

Кроме того, нужно улучшить ситуацию с обеспечением российских аграриев минудобрениям, добавил министр. "Для обеспечения конкурентоспособности важно удовлетворить на 100% потребности нашего агросектора в минеральных удобрениях. Мы производим существенную долю минудобрений, а не закрываем свои потребности, и несем огромные потери из-за того, что не выполняем нормативы использования минеральных удобрений", - сказал Федоров, подчеркнув, что возможности для исправления ситуации есть.

"Все возможности есть, нужны корректировки государственной политики. Нужно гарантировать льготными механизмами предоставление тех объемов минеральных удобрений и средств химзащиты растений, в которых нуждается наша отрасль", - продолжил глава Минсельхоза.

По его словам, все эти меры особенно актуальны на фоне вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО). "Обновление техники, технологий и так далее - это все позволит нам иметь основу, базу для конкуренции в условиях присоединения страны к ВТО", - сказал Федоров.

Помимо решения таких фундаментальных задач, нужно не забывать о целом перечне технических и юридических вопросов, связанных с обеспечением национальных интересов РФ сфере продовольственной, биологической и экологической безопасности, добавил министр. В первую очередь, речь идет о создании современных стандартов в этой сфере и инструментария для обеспечения гарантий такой безопасности.

Причем решать эти задачи необходимо в форсированном режиме и при этом очень аккуратно, дипломатично и цивилизованно, чтобы не портить отношения с другими участниками ВТО, добавил он. По мнению Федорова, этими вопросами должна заняться команда профессионалов, в которую в том числе должны войти специалисты Россельхознадзора и "все те, кто может помочь". "Здесь нужна энергичная группа грамотных людей, которые бы могли цивилизованно играть на этом рынке международной конкуренции по защите продовольственных, биологических и экологических стандартов качества для обеспечения безопасности и здоровья граждан, потребителей РФ", - подчеркнул он.

Федоров напомнил, что решением этих задач в той или иной степени занимаются все государства. "Мы в этом мало продвинуты, и нам нужно научиться работать так, как работают американцы, канадцы и европейцы", - добавил министр.

"Селу нужны лидеры"

Вместе с этим России необходимо заниматься и социальным развитием села, подчеркнул Федоров, обратив внимание, что в западных странах социальные проблемы в этой сфере уже решены. "Перед нами стоит задача - создать человеческие условия жизни на селе, при которых мы должны гарантировать всем жителям села современные государственные услуги в сфере образования, здравоохранения, культуры и информационных технологий", - пояснил он. По мнению Федорова, социально ориентированная политика в АПК должна быть приоритетом и на федеральном, и на региональном уровнях. В том числе, считает министр, работа с селом должна войти в перечень критериев оценки эффективности управления губернатором своим регионом.

Он также отметил, что нужно привлекать и взращивать лидеров на селе. "Если там будет человек, современный человек, если мы сумеем сохранить его в сельской местности, то он все сделает... Потому что способный человек в миллион раз дороже, чем миллионы долларов. Как известно, кадры решают все", - отметил министр, добавив, что государство со своей стороны должно поддерживать селян в их начинаниях.

Федоров уверен, что решать социальные проблемы нужно сообща всем профильным министерствам. "Важно единство в политике министров и сельского хозяйства, и образования, и здравоохранения, и культуры. Конечно, нам нужно работать вместе", - сказал он.

Россия > Агропром > ria.ru, 28 мая 2012 > № 562134 Николай Федоров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter