Всего новостей: 2297904, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Шуневич Игорь в отраслях: Армия, полициявсе
Шуневич Игорь в отраслях: Армия, полициявсе
Белоруссия. Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 12 апреля 2017 > № 2137846 Игорь Шуневич

Игорь ШУНЕВИЧ: «Служить людям, а не цифрам».

4 марта белорусская милиция отметила 100-летие со дня своего образования. Подводя черту целой эпохе деятельности ведомства, Министр внутренних дел Республики Беларусь Игорь Шуневич рассказал об основных проблемах, с которыми пришлось столкнуться правоохранителям за столь долгий срок существования структуры, и о результатах, достигнутых белорусскими стражами правопорядка.

– Игорь Анатольевич, чем за прошедший век стала милиция для Беларуси?

– Из стихийного народного ополчения в начале прошлого века милиция превратилась в очень мощную и надёжную опору государственности в стране, в структуру, которая выполняет весьма серьёзные задачи обеспечения национальной безопасности и охраны общественного порядка. Причём милиция отвечает за высокое качество этих услуг. Я подчеркну, говоря современным коммерциализованным языком, это действительно оплачиваемые народом услуги.

И они оказываются в достаточной степени, чтобы гарантировать поддержание высокого уровня порядка и безопасности. Кроме того, нынешняя милиция развивается не менее динамично, чем развивается преступность, которая неуклонно прогрессирует вместе с цивилизацией. Чтобы отвечать современным вызовам и угрозам, необходимо быть не просто на шаг впереди, но и, образно говоря, лететь со скоростью локомотива. Сегодня у нас это получается. МВД – хорошо оснащённое ведомство с высокоорганизованным и подготовленным офицерским корпусом, которое может выполнить любую задачу по обеспечению правопорядка и гарантировать людям защиту их прав и свобод.

– Какова сегодня народная оценка работы сотрудников МВД? Расскажите о результатах исследований общественного мнения, которое вы регулярно проводите?

– По данным 2016 года, органам внутренних дел доверяют более 65% опрошенных. Респонденты считают, что стражи порядка стали эффективнее противодействовать коррупции, пьянству и самогоноварению, надежнее обеспечивать безопасность дорожного движения и более результативно осуществлять профилактику правонарушений среди несовершеннолетних. Повысилась оценка населения и по критериям оперативности реагирования нарядов милиции на обращения граждан, а также качества их рассмотрения. Большинство участников опроса отметили, что безопасно чувствуют себя как дома, так и в общественных местах.

Примечательно, что 68% опрошенных в прошлом году заявили о готовности оказывать милиции посильную помощь в борьбе с преступностью.

Для нас важны и те предложения, которые поступают от граждан и способствуют повышению уровня общественной безопасности. За 2016 год органы внутренних дел реализовали 80% инициатив такого рода.

Здесь уместно вспомнить, что, по данным популярного международного ресурса, Беларусь вошла в топ-10 стран с наименьшим уровнем преступности и высоким уровнем безопасности.

– Был ли период в истории, когда бы всё без исключения население было удовлетворено работой милиции?

– Увы, это невозможно. Какая-то часть людей всегда будет недовольна по той простой причине, что она является объектом нашего правового воздействия. Я говорю не только о нарушителях закона, но и об их родственниках, знакомых, в целом о круге их общения. Причём эти люди, может быть, и не придерживаются преступного мodus operandi, способа действий, но они всё-таки относятся к милиции негативно. Кроме того, надо понимать, что работа органов внутренних дел поневоле ассоциируется с чьими-то бедами, болью, потерями. На этом фоне и обыденная каждодневная работа милиции, зачастую сопряжённая с риском для жизни, и самые выдающиеся поступки её сотрудников не так заметны, как в других профессиях.

Я считаю, что людям важнее конечный результат нашей работы – ощущение безопасности и спокойствия, а не героические усилия по достижению этого результата. Поэтому мне кажется, что самая благодарная оценка нашего труда – это когда милицию вообще не замечают, то есть у граждан нет поводов вспоминать о её существовании.

– Расскажите о самых громких преступлениях, которые удалось раскрыть милиции за последние годы?

– Начну, пожалуй, с первого в истории Беларуси дела крупной сети распространителей психотропов – преступной организации Зайцева. Наркоторговцы через сеть интернет-магазинов вели свой бизнес не только на территории Беларуси, но и в России, Казахстане, Украине. Руководителем и идейным вдохновителем группы был Юрий Зайцев, который сейчас находится в международном розыске. В марте 2016 года 11 участников криминального сообщества были осуждены на сроки от 9 до 19 лет лишения свободы. Сотрудникам правоохранительных органов удалось не допустить распространения более чем 36 килограммов психоактивных веществ и 200 тысяч так называемых «марок», часть из которых уже была обработана специальными реагентами и подготовлена для продажи.

Большой общественный резонанс получило «дело 17». Преступная организация Константина Вилюги «отличилась» тем, что стала самой крупной наркодилерской сетью в Беларуси. Наркобизнес работал по стандартной схеме: распространение психотропов в Беларуси и России шло через сеть интернет-магазинов. Доход криминальной структуры предположительно оценивается в 1,6 миллиона долларов США.

В декабре 2016 года суд приговорил главного фигуранта к 20 годам лишения свободы в условиях усиленного режима с конфискацией имущества. Другие участники получили сроки лишения свободы от 4 до 18 лет.

На слуху у всех судебный процесс в отношении «банды Молнара». Перед судом предстали 28 участников преступной организации и её главарь. Они обвиняются в совершении тяжких и особо тяжких преступлений в Могилевской области с 2009 по 2014 год. Вымогательства, незаконные сделки с недвижимостью, «чёрное риелторство» – далеко не полный список противоправных занятий одной из самых опасных белорусских банд современности.

Также в 2015 году была раскрыта серия изнасилований, жертвами которых стали около 100 женщин. За преступления, совершённые в Беларуси и России в 1994–2014 годах, приговорён к 18 годам лишения свободы в колонии усиленного режима житель Санкт-Петербурга.

– Известно, что жёсткие меры, принятые против торговцев наркотиками, повлияли на ситуацию с этим видом преступлений. Значит ли, что внимание к этой проблеме может быть ослаблено в пользу более насущных вызовов и угроз?

– Никогда, я подчёркиваю, никогда мы не станем уделять меньше внимания этой беде. Мы получили слишком горький урок, когда этого внимания было недостаточно. Говоря простым языком, мы проспали вспышку. Оказались не готовы к экспансии на наш рынок очень серьёзных преступных групп, к массированной электронной торговле наркотиками, к новым формам наркотических средств, которые вызывают привыкание – и убивают тоже – от одной дозы. Да, своевременное принятие юридических и практических мер позволило эту ситуацию если не повернуть вспять, то хотя бы контролировать. И мы ей уже не позволим выйти из-под контроля, потому что преодоление последствий поверхностного отношения к этому социальному феномену обойдётся намного дороже, чем затраты на неослабевающее внимание к нему.

– Если проанализировать этапы становления белорусской милиции, силы правопорядка постоянно реформировались: переподчинялись, сокращались и прирастали новыми подразделениями. Какие уроки из этого можно извлечь?

– Главных уроков – два. Первый: при любых потрясениях мы обязаны сохранить преемственность в работе Министерства, сберечь весь опыт, наработки, традиции, накопленные предыдущими поколениями милиционеров, и, естественно, преумножить их. Второй урок: развитие должно быть поступательным, эволюционным, без резких метаний. Потому что глобальные эксперименты в правоохранительной системе, во-первых, не продиктованы необходимостью, то есть самой жизнью, во-вторых, история показывает, что многие эксперименты потом приходится нивелировать, устраняя их последствия. Поэтому мы идём по пути реформирования, что называется, «на мягких лапах» – очень осторожно, чтобы не наделать ошибок, чтобы нашим последователям потом не пришлось их исправлять.

– Как будет в дальнейшем происходить реформирование органов внутренних дел? Нередко звучат идеи о радикальных преобразованиях: мол, следует распустить все службы и набрать их заново, пропустив кандидатов через жёсткую аттестацию.

– Я изучал опыт бывших советских республик, решивших пойти по такому пути. Изучал не по красивой картинке, которую составляют новая форма, американские машины и улыбчивые полицейские. Смотрел на то, как поставлена работа: графики, нагрузка и, главное, эффективность. И теперь могу ответственно заявить, что по этому пути роковых ошибок мы не пойдём. Отказаться от векового опыта, забыть всё, что наработано, уложить машину правоохранительной системы в чужую матрицу и заставить её шестерёнки слаженно крутиться – это не удалось никому.

И сколько бы масла в виде модных фуражек и западных пистолетов на эти шестерёнки ни лили – ситуация не улучшается. Ссылаясь на этот опыт, никто почему-то не говорит об уровне преступности, об уровне раскрываемости преступлений – о тех реперных точках, на которых, собственно, основывается результативность работы всего правоохранительного блока.

Да, улыбчивый, будто с картинки, страж порядка – это здорово, это красиво. Будет и у нас так со временем. Но сегодня основной продукт, который ждут люди, – это эффективная борьба с преступностью, с вытекающей отсюда защищённостью граждан и раскрываемостью преступлений. А раскрываемость у нас, кстати говоря, намного выше, чем в других странах и, в частности, во многих бывших советских республиках.

– В рамках реформирования планируется провести оптимизацию функций и структуры Министерства. Что конкретно под этим подразумевается?

– Мы сегодня можем меньшим числом сотрудников выполнять те же задачи практически с тем же результатом, поэтому некоторое количество личного состава будет сокращено. При этом ни один милиционер из органов внутренних дел в приказном порядке уволен не будет. Сами уволятся те, кто не пожелает или не сможет дальше работать. Также будут сокращены вакантные должности, которые сейчас имеются в МВД. Ни одна из служб не останется вне этого процесса. Каждый руководитель пересмотрит штатную структуру своего подразделения и в ближайшее время будет защищать её новый вид под моим контролем с точки зрения изыскания резервов, сокращения численности и, возможно, упразднения каких-то рудиментарных функций.

– Как улучшатся условия службы для тех сотрудников, которые останутся в МВД после оптимизации? Нагрузка на них наверняка возрастёт. Чем это компенсируется?

– А ничем. Никакой специальной компенсации никогда не было и сейчас не будет. Монетизировать отношения в органах внутренних дел, вообще в офицерском корпусе – последнее дело. Может, прозвучит несколько пафосно, но говорю как есть: главная потребность офицера должна быть в служении своему народу. А зарплата – лишь средство не отвлекаться при этом на удовлетворение бытовых, материальных потребностей. Да, она станет больше за счёт экономии средств, мы уже получили соответствующее распоряжение Президента. Также никуда не денутся поощрения, премии, награды и звания. Но главное – не в этом, а в практической реализации принципа «лучше меньше, да лучше». Офицерский корпус Министерства внутренних дел станет компактным, более профессиональным, мотивированным и более высокооплачиваемым, если ваш вопрос был об этом.

– Какие ещё нововведения ожидаются в правоохранительной сфере? Насколько они связаны с высокими технологиями?

– Уже сегодня на службе у милиции находятся технологические новинки, о которых 20 лет назад никто и не мечтал. Вот кто мог предположить, что инспекторов дорожно-патрульной службы во многом заменят фоторадары, беспристрастно ведущие контроль скорости и в автоматическом режиме отсылающие в инфоцентр фотографии нарушившего автомобиля с чётко видимым номерным знаком? Сегодня мы очень активно работаем над масштабной программой видеонаблюдения, которая позволит охватить не только дороги, но и все общественные места, важные объекты, дворы и подъезды жилых домов. Это позволит не только раскрывать преступления, но во многом и предупреждать их. Мало кто рискнет открыто нарушать порядок, зная, что его действия фиксируются объективом видеокамеры. Также в программу будут включены средства распознавания лиц, то есть она сможет осуществлять и функции розыска. Но задачи этой интеллектуальной системы ещё шире: она будет реагировать на оставленные без присмотра сумки, к ней могут подключаться различные тревожные датчики, например, по линии МЧС или Департамента охраны.

– Доживем ли, в конце концов, до роботов-полицейских?

– Если отвечать серьёзно, то надеюсь, что нет. Живое, человеческое, тёплое общение всегда будет цениться выше, чем самое интеллектуальное наполнение холодного железа. Никакой робот никогда не сможет заменить участкового, инспектора по делам несовершеннолетних или оперативника уголовного розыска. Работа милиционера бывает соткана из тончайших эмоциональных нюансов, которые способен распознать и проанализировать только человеческий мозг. Думаю, что никому не придет в голову оставить робота наедине с бандитом, чтобы он побеседовал с ним по душам, или отправить робота разговорить старушку, которая лучше многих знает обстановку вокруг своего дома, или по-отечески побеседовать со школьником, склонным к правонарушениям. Нет, с этим справится только грамотный, профессиональный и человечный сотрудник милиции. Потребность в нем, я убежден, будет только расти, несмотря на самые неожиданные достижения высоких технологий.

– Какие приоритеты выделите в международном сотрудничестве?

– Одним из перспективных направлений развития органов внутренних дел является углубление взаимодействия с правоохранительными органами стран дальнего и ближнего зарубежья.

Мы понимаем, что сегодня только совместными усилиями можно успешно противодействовать преступности, сотрудничая в первую очередь в области информационных коммуникаций, оперативного обмена информацией, расширения транснациональных баз и различных банков данных.

Например, сегодня успешно функционирует Специализированный банк данных Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств – участников СНГ. Происходит постоянный обмен информацией по наполнению этого ресурса и поддержанию в актуальном состоянии информации о лицах, имеющих отношение к организованной преступности, терроризму, незаконному обороту наркотиков, преступлениям в сфере экономики, незаконной миграции, торговле людьми и иным опасным видам преступлений транснационального характера.

За время моего председательства в СМВД были приняты решения, направленные на повышение эффективности борьбы с преступлениями в сфере информационных технологий.

Актуальным направлением практического взаимодействия по-прежнему остаётся противодействие хищениям автотранспорта. Постоянно совершенствуется механизм межгосударственного розыска похищенных транспортных средств и обеспечения их возврата.

С каждым годом становится теснее сотрудничество в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков и психотропов. Наш опыт в борьбе с синтетическими наркотиками, так называемыми спайсами, инициативы в законодательной сфере и практика применения судебных решений являются передовыми на постсоветском пространстве и активно используются нашими коллегами из других стран.

– И последний вопрос: какое Ваше самое серьёзное достижение на посту министра?

– Мне кажется, мы смогли действующей командой руководства МВД немного поменять философию самого Министерства и, надеюсь, каждого из наших сотрудников. Речь идёт о служении своему народу, а не цифрам и уголовной статистике, что в принципе традиционно ложилось в основу оценки нашего труда ещё со времен Советского Союза. Это для меня не приемлемо, я против формализма.

Поэтому мы сейчас говорим о неформальном отношении к службе и к делу, об изменении психологии отношения наших сотрудников к своей работе. Если все они будут помогать людям, действовать исходя из внутренних потребностей, а не из-за опасений быть уличённым в неисполнении каких-то внутренних инструкций, это будет самое большое достижение.

Роман Рудь

газета «СБ. Беларусь сегодня»

Белоруссия. Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 12 апреля 2017 > № 2137846 Игорь Шуневич


Белоруссия. СНГ > Армия, полиция > mvd.ru, 9 октября 2015 > № 1578872 Игорь Шуневич

Криминалу в Беларусь путь заказан.

Современные вызовы и угрозы в той или иной степени касаются всех государств постсоветского пространства. Каково в подобной ситуации нести милицейскую службу белорусским стражам правопорядка? На этот и другие актуальные вопросы отвечает Министр внутренних дел Беларуси генерал-­лейтенант милиции Игорь Шуневич.

– Игорь Анатольевич, позвольте вначале поздравить Вас с избранием на должность Председателя Совета министров внутренних дел государств – участников СНГ! Что это значит для Вас лично?

– Это, в первую очередь, ответственность. В том числе перед избравшими меня коллегами, имеющими огромный жизненный, профессиональный опыт и авторитет.

В новой ипостаси я буду последовательно выступать за дальнейшее объединение всех стран Содружества в борьбе с криминалом, совершенствование существующих и внедрение новых форм взаимодействия. Одной из своих главных задач также вижу поддержание и укрепление международного имиджа Беларуси как стабильного и безопасного государства.

А ещё мы помним про 19 января 1996 года. В этот день и был образован СМВД. Событие важное, будем к нему готовиться.

– Игорь Анатольевич, вопрос традиционен, но важен: как Вы можете охарактеризовать общую криминогенную обстановку в Беларуси?

– Для последних нескольких лет характерно снижение уровня преступности по линиям всех служб, кроме сферы наркоконтроля, что объективно обосновано. К примеру, в 2014 году количество зарегистрированных в республике преступлений по сравнению с 2007 годом снизилось практически вдвое – со 180 до 94 тысяч. Как следствие, сократилось и количество пострадавших от криминала. Положительные тенденции, в том числе к снижению уровня рецидивной преступности, сохраняются.

Неплохие результаты и по раскрываемости. Так, в прошлом году раскрываемость разбоев составила 93,5%, грабежей – 82,9%, умышленных причинений тяжких телесных повреждений – 97,9%. А раскрываемость убийств за этот период оказалась на уровне 97,3%, что является абсолютным рекордом за всю историю независимой Беларуси.

– По результатам, видимо, можно судить о доверии граждан к милиции?

– Несомненно. Штаб МВД постоянно изучает общественное мнение о работе органов внутренних дел. Могу заверить, что опросы населения мы проводим не для самоуспокоения, а для того, чтобы выявить неблагополучие в том или ином регионе и оперативно на это отреагировать.

Уровень доверия населения – один из важнейших показателей работы наших сотрудников. Если он ниже 27% (говоря иначе, если трое из четверых опрошенных высказались негативно), принимаются самые жёсткие решения, вплоть до смены руководства ОВД.

Согласно последним опросам, сегодня люди действительно ощущают себя в безопасности: четыре из пяти жителей страны чувствуют себя в полной безопасности на улицах своего населённого пункта, девять из десяти – в собственном жилище. Кстати, на возможность спокойно выйти на улицу в любое время суток обычно обращают внимание и гости нашей республики.

Тем не менее, нам ещё есть над чем работать. Показатель полного доверия населения к милиции, складывающийся из многочисленных критериев, сейчас составляет 33%. Уверен, это не предел.

– Как обстоят дела с технической оснащённостью белорусской милиции?

– Не жалуемся. На вооружение берём лишь современные средства связи и автоматизации, навигационно-­мониторинговые системы, постоянно обновляем автопарк. И не только в крупных населённых пунктах – уровень технического оснащения сегодня везде примерно одинаков.

Почти треть территории Беларуси занимают леса. В отдалённые населённые пункты в иную пору года без специальной техники и не доберёшься. На помощь приходит отечественный автопром. С конвейера уже сошёл универсальный автомобиль для Департамента охраны, где предусмотрен даже специальный отсек для служебной собаки. На очереди – базовые автомобили для ОМОНа и патрульно-­постовой службы.

Надеюсь, нашей гордостью станет и разработанный на Минском заводе колёсных тягачей многоцелевой легкобронированный автомобиль модульного типа. Рабочее название – «Волат». В переводе с белорусского языка – «богатырь». У этого автомобиля и шасси, и двигатель в 215 «лошадок» – наши, отечественные. Техника не хуже и, что для нас немаловажно, дешевле российского полицейского броневика «Тигр». На том же заводе собрана партия спецавтомобилей для внутренних войск МВД.

Большое внимание уделяем системам видео-наблюдения. Да, дело это затратное, однако высокоэффективное. В качестве примера скажу, что в Минске в прошлом году на объектах чемпионата мира по хоккею нам удалось раскрыть абсолютно все преступления, совершённые в местах проведения матчей. Причём 99% – именно при помощи записей с камер видео-наблюдения!

– О работе органов внутренних дел нередко судят по дорожно-­транспортной обстановке в стране. Есть ли успехи в этой сфере?

– Проводя работу по снижению смертности на дорогах, мы когда­-то хотели достичь сокращения погибших на сто, потом на пятьсот человек. Взятые на себя обязательства, если можно так выразиться, неизменно перевыполняем. И это несмотря на растущую чуть ли не в геометрической прогрессии автомобилизацию республики.

К примеру, в прошлом году число погибших сократилось на 16%, раненых – на 13%. Общее количество ДТП снизилось на 5%. За 10 лет число погибших в ДТП уменьшилось более чем в два раза.

Всё это – результат реализации различных социальных кампаний, комплексных программ, активной законотворческой деятельности.

– Если можно, чуть подробнее о законодательных новшествах…

– Например, практическому вождению для получения прав на управление транспортным средством стали обучаться на 10 часов больше – 50 часов. Детей до 14 лет сейчас можно перевозить только в автокреслах. Вводятся новые виды разметки для организации движения велосипедов.

С декабря по февраль автомобили весом до пяти тонн должны быть «обуты» в зимние шины. В тёмное время суток обязательное требование для пешеходов в сельской местности – быть с фликерами. У любителей сесть за руль в пьяном виде повторно в течение года конфисковывается автомобиль.

Организации здравоохранения ежемесячно направляют нам информацию о лицах, не прошедших обязательное медицинское переосвидетельствование, информируют об алкоголиках, наркоманах, токсикоманах, что позволяет лишать водителей права управления.

В портфеле МВД всегда будут предложения для законодателей, способные, по нашему мнению, сделать жизнь безопаснее.

– В последнее время распространение спайсов приобрело признаки настоящей эпидемии. Известно, что наркотики нового поколения стали «размножаться» со скоростью два вещества в неделю. Как отреагировали на это зло в Беларуси?

– Надо признать, что ещё пару лет назад спайсы у нас были доступны, а анонимные электронные системы расчётов делали процесс их купли-­продажи просто стремительным. Это, в свою очередь, заметно провоцировало рост числа наркозависимых, шло омоложение потребителя.

Действовать стали без промедления. Как результат, 1 января 2015 года вступил в силу Декрет Президента № 6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». Сейчас ответственность за наркопреступления ужесточена, кодексы пополнились новыми составами, создана единая система учёта потребителей, организованы специализированные исправительные учреждения.

Благодаря Декрету мы активно запрещаем доступ к сайтам с пронаркотическим контентом. Также внесены дополнения и изменения в правила операций с электронными деньгами. А ещё значительно сокращено время внесения аналогов и производных спайсов в «чёрный список» – до двух­-трёх дней. Параллельно создаём и развиваем центры реабилитации и ресоциализации наркозависимых.

Но главное, что в битве с наркотиками в нашей стране теперь принимает участие практически каждое ведомство, и не ошибусь, если скажу – всё население страны. Активную помощь в этом оказывают члены Общественного совета при МВД, в состав которого входят известные люди культуры и науки.

На данном этапе в рассматриваемой сфере на законодательном и организационном уровнях нами сделано практически всё. Есть чем поделиться и с коллегами из других стран.

– Ещё одна «лакмусовая бумажка» для государства – состояние организованного криминала. После распада СССР вопрос «кто в доме хозяин?» был актуален. И однозначно на него ответить тогда никто бы не решился. Как сегодня «живётся» этому явлению в Беларуси?

– Когда-­то, в 1990­е, на свадьбе у известного белорусского «вора в законе» Щавлика в открытую гуляли несколько сот бандитов. Сегодня такого представить невозможно. Даже незначительное сборище тут же пресекается. Витебский уголовный авторитет Пятак (Пипченко) в конце 2014­го на своё 50­летие собрал 40 гостей. В итоге им была обеспечена встреча с бойцами нашего «Алмаза», и с каждым проведена индивидуальная беседа…

По сути, такие понятия, как «криминальный общак», «смотрящий», «вор в законе», для нас уже история. Преступный мир с тоской отзывается о своём прежнем существовании в Беларуси, а так называемые «авторитеты» стараются обходить её стороной.

Несколько лет назад ГУБОПиК МВД взяло за практику отслеживать миграцию состоящих на учёте «воров в законе». Если когда-­то этот контингент наведывался в республику сотни раз, то в 2014­м зафиксирована лишь дюжина случаев. Причём все посещения носили транзитный характер. Наша задача – чтобы такие «гости» сразу покидали республику, а в идеале – вообще исключили её из своих «логистических схем».

Говорить о победе над оргпреступностью или даже о том, что это когда-­нибудь произойдёт, было бы опрометчиво. Но в настоящее время можно с уверенностью констатировать, что иммунитет работает.

– Вы родились в Луганской области… У белорусской соседки, страны для Вас не чужой, сейчас неспокойно. Это как­-то повлияло на обстановку в Беларуси?

– Положение на юго-­востоке Украины, конечно же, никого не оставляет равнодушным. Люди бегут от разрухи и нищеты, ищут работу. В Беларуси сейчас заняты все места в центрах временного проживания беженцев или лиц, ходатайствующих о предоставлении такого статуса. Несмотря на то, что многие прибывшие оттуда люди превышают установленный срок нахождения на территории нашей страны, работникам милиции дана установка входить в их положение. Фактически, украинцам лишь разъясняется порядок действий, позволяющих узаконить пребывание.

Президент Беларуси в своё время подписал указ, существенно упростивший порядок въезда и пребывания граждан Украины (жителей Донецкой и Луганской областей), их трудоустройства, медицинского обеспечения и образования. В прошлом году в страну приехало более 50 тысяч украинских граждан. Часть получила разрешения на постоянное проживание, часть – на временное, сотням предоставлена дополнительная защита.

В Украине сложилась непростая ситуация с преступностью. Но я уверен, что украинские правоохранители достойно с ней справятся. Мы очень внимательно оцениваем события, которые там развиваются, и своевременно реагируем на угрозы. Пока на криминальную ситуацию в нашей стране они серьёзного влияния не оказывают.

– Игорь Анатольевич, в Беларуси приближаются выборы Президента. Как милиция готовится к этому важному событию?

– В штатном режиме. У нас большой опыт сопровождения подобных мероприятий, поэтому никакой специальной подготовки сотрудников не проводится, всё достаточно традиционно. План по охране общественного порядка разработан, расстановка сил и средств произведена, обеспечение деятельности избирательных участков и охрана бюллетеней оговорены. Мы неоднократно это проходили. При любом развитии ситуации МВД готово обеспечить порядок, защитить своих граждан от любых преступных проявлений.

Что касается возможных провокационных и иных деструктивных действий, то и тут у ведомства большой опыт. Наша основная задача – упредить любые подобные проявления, минимизировать угрозу, чтобы не довести ситуацию до критической. Для этого у нас достаточно сил, средств и законодательно закреплённых полномочий. Со своей стороны, милиция сделает всё, чтобы это знаковое для страны событие прошло без эксцессов.

Белоруссия. СНГ > Армия, полиция > mvd.ru, 9 октября 2015 > № 1578872 Игорь Шуневич


Белоруссия > Армия, полиция > belta.by, 30 октября 2014 > № 1215601 Игорь Шуневич

МВД предлагает обязать должностных лиц информировать правоохранителей о попытках склонения к коррупции

В Беларуси продолжается общественное обсуждение проекта закона "О борьбе с коррупцией". Граждане и должностные лица активно вносят предложения по законопроекту, так как многих волнует эта проблема. Министр внутренних дел Беларуси Игорь Шуневич рассказал в интервью корреспонденту БЕЛТА, какие сферы наиболее подвержены коррупции, как можно изменить ситуацию в лучшую сторону и каким образом обеспечивается безопасность тех, кто помогает выявить коррупционные преступления.

- Игорь Анатольевич, какие положения законопроекта можно назвать новаторскими?

- Антикоррупционное, как и практически любое другое законодательство, не является статичным. Развиваются общественные отношения, изменяются экономические условия, одновременно появляются новые противоправные схемы и коррупционные риски. Соответственно, должны вырабатываться меры по их нейтрализации.

Действующая нормативная правовая база в этой сфере в Беларуси постоянно совершенствуется. Нынешние изменения разработаны с учетом правоприменительной практики, опыта других стран и рекомендаций авторитетных международных организаций.

Среди наиболее существенных новаций законопроекта - введение механизма обращения в доход государства незаконного обогащения, полученного государственным должностным лицом, и запрета повторного приема на госслужбу тех, кто ранее был уволен с нее по дискредитирующим обстоятельствам. Также предусматривается лишение права на пенсионное обеспечение в соответствии с Законом "О государственной службе в Республике Беларусь" и совершенствование порядка декларирования доходов и имущества должностных лиц, занимающих ответственное положение, и лиц, поступивших на государственную службу путем избрания.

- Какие сферы и отрасли наиболее подвержены коррупции?

- За январь-сентябрь 2014 года в судах рассмотрено свыше 900 коррупционных преступлений, около 80% из них выявили органы внутренних дел. Наибольшее количество подобных злодеяний зафиксировано в сферах здравоохранения, госуправления, промышленности и строительства.

Этот вопрос нужно рассматривать в первую очередь с точки зрения общественной опасности совершаемых деяний. Взять, к примеру, здравоохранение. Вред от выдачи фиктивных больничных, заключений о результатах обследований на предмет пригодности к управлению транспортными средствами, работе в сфере торговли и общепита очевиден. Это все так называемая бытовая коррупция.

Еще большую опасность, уже с точки зрения причинения ущерба государственным и общественным интересам, несут злодеяния в сфере строительства, промышленности, аграрно-промышленном комплексе, а также все, что связано с государственными закупками.

- Что можно сделать на законодательном уровне, чтобы изменить ситуацию в этих сферах к лучшему?

- Силами одних правоохранителей это сделать невозможно. Первоочередная задача - сформировать у граждан нетерпимость к ржавчине, разъедающей общество. Информация о врачах, преподавателях, чиновниках среднего звена, готовых "решать вопросы", передается по сарафанному радио, и в подавляющем большинстве случаев люди предпочитают не сообщать об этом в правоохранительные органы.

Схожая ситуация и в сфере "деловой" коррупции, когда вышестоящий руководитель настоятельно "рекомендует" заключать сделки с определенными субъектами хозяйствования, а подчиненный молча это выполняет, даже понимая, что и цена завышена, и качество ниже среднего, и обязательства в полном объеме не выполнены, и ничего кроме убытков эти сделки не принесут.

Существенное значение имеет повышение прозрачности расходования бюджетных средств и средств государственных предприятий.

В перспективе оправданным видится установление обязанности должностных лиц информировать правоохранительные органы о попытках склонения их к совершению коррупционных правонарушений.

Заслуживает внимания вопрос о лишении коррупционеров права на пользование различными видами государственной поддержки. Например, речь идет об установлении обязанности досрочного погашения льготных кредитов, возврата займов, лишении их возможности пользоваться преимуществами медицинского и санаторно-курортного обслуживания. Предлагается также введение новых видов административной ответственности. В частности, предусматривающих запрет для определенной категории юрлиц на участие в госзакупках, реализации инвестиционных проектов, привлечение для выполнения работ, финансируемых за счет бюджетных средств.

Достаточно интересные предложения по совершенствованию антикоррупционного законодательства поступают в ходе общественного обсуждения. Некоторые из них могут рассматриваться в качестве перспективных.

- В законопроекте - в статье 39 - говорится, что сообщившему о факте правонарушения, связанного с коррупцией, или иным образом способствующему выявлению коррупции гарантируется "применение мер по обеспечению безопасности в порядке, установленном законодательством". Какие меры безопасности могут быть приняты со стороны милиции?

- Этот аспект регламентирован главой 8 Уголовно-процессуального кодекса Беларуси. При наличии оснований к данному лицу могут быть применены такие меры по обеспечению безопасности, как неразглашение сведений о личности, освобождение от явки на судебное заседание, закрытое судебное заседание, личная охрана, охрана жилища и имущества, изменение паспортных данных и замена документов. Кроме того, может допускаться использование технических средств контроля, прослушивание переговоров, ведущихся с использованием технических средств связи, и иных переговоров, запрет на выдачу сведений.

Михаил МАТИЕВСКИЙ

Белоруссия > Армия, полиция > belta.by, 30 октября 2014 > № 1215601 Игорь Шуневич


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter