Всего новостей: 2525915, выбрано 5 за 0.046 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Чиханчин Юрий в отраслях: Финансы, банкивсе
Чиханчин Юрий в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 23 октября 2017 > № 2360248 Юрий Чиханчин

Встреча с директором Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрием Чиханчиным.

Глава Росфинмониторинга информировал Президента о текущей деятельности ведомства.

В.Путин: Здравствуйте, Юрий Анатольевич. Пожалуйста.

Ю.Чиханчин: Добрый день.

Владимир Владимирович, я хотел бы Вам рассказать о подготовке России к очередному отчёту ФАТФ [Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег] и доложить о результатах нашей работы. В следующем году, первый квартал, мы должны подготовить отчёт международному сообществу, как работает антиотмывочная система в России и как эффективно работает – не только законодательная база, но и эффективная [работа].

Действительно, нам удалось очень многое сделать. Это говорит о том, что всё-таки вместе с мегарегулятором, с правоохранительными органами нам удалось поднять законопослушность всех финансовых институтов. Здесь [на слайде] видно количество. И исходя из этого мы приняли значительные меры для того, чтобы сократить ряд отрицательных моментов, на которые обычно обращает внимание международное сообщество: это вывод денежных средств за рубеж, это транзитные схемы и так далее.

Какие меры были предприняты на данном этапе. В первую очередь, согласно закону, который Вы подписали, мы дали возможность банкам отказывать в проведении операций, в открытии счетов тем клиентам, которые, на их взгляд, являются незаконопослушными. Только в этом году 460 тысяч отказов клиентам, порядка 180 миллиардов рублей мы не пустили в теневой оборот. Я хотел бы обратить внимание: к нам поступило всего около тысячи заявлений о несогласии с тем, что не совсем, может быть, правомерно [их] отстранили от работы с банками. Но это рабочая ситуация, мы совместно с [Председателем Центрального банка] Эльвирой Набиуллиной работаем, ищем новые механизмы, чтобы уйти от подобных явлений.

Сократилось значительно, я Вам говорил, почти в два с половиной раза…

В.Путин: Число подозрительных операций.

Ю.Чиханчин: Да. Это очень важный момент, потому что все подозрительные операции, выходящие с территории России, становятся прозрачны, зеркальны для банков других стран. Соответственно эта подозрительность очень серьёзно сказывается.

Хотел бы сказать, что та система, которую мы запустили в Росфинмониторинге совместно с Центральным банком, показывает, что по тем банкам, у которых отозваны лицензии, – мы видим их тоже – где-то на 75–80 процентов наши данные совпадают.

В чём удалось нам на других направлениях сработать, на что хотели бы обратить внимание. Конечно, это в первую очередь то, что выстроен механизм контроля за государственными средствами.

В.Путин: При госзакупках?

Ю.Чиханчин: Да, госзакупки и все прочие. Начали работать с налоговой службой, удалось порядка 2,5 миллиарда не пустить на незаконную выдачу НДС.

Скажем, кредиты. По нашим материалам, порядка 3,5 миллиарда не выдали тем компаниям, которые не соответствуют действительности. Пресечено финансирование недобросовестных подрядчиков, порядка 8,6 миллиарда.

Хотел бы обратить внимание на то, что ряд криминальных ранее схем просто ушли. Скажем, когда банк вдруг стал банкротом, и из-за этого страдает предприятие, которое выполняет государственный заказ. Уход уполномоченного банка как раз снял этот вопрос. Сегодня ушли такие операции, как займы аффилированным лицам и так далее. То есть целый набор.

В общей сложности из контура только по госконтрактам нам удалось сохранить в бюджете порядка семи миллиардов.

Если говорить о непосредственных результатах наших финансовых расследований, то нами было проведено значительное количество финансовых расследований, и в правоохранительные органы переданы материалы на 67 миллиардов незаконных финансовых операций, на 39 миллиардов арестовано денежных средств, и уже 18 миллиардов – это конфискат. То есть совместно с правоохранительными органами, по нашим материалам.

В.Путин: Как у вас строятся отношения с правоохранительными органами?

Ю.Чиханчин: Я считаю, очень хорошие рабочие отношения, в первую очередь с ФСБ, с МВД, со Следственным комитетом, Генеральной прокуратурой.

Могу сказать, что вместе с ФСБ удалось предотвратить – порядка 1,5 миллиарда на строительстве объектов в Крыму и Туве. Вместе с ФНС мы в общей сложности взыскали по нашим материалам почти пять миллиардов рублей, около 10 миллиардов они доначислили. Генеральная прокуратура 13 уголовных дел возбудила по нашим материалам по различным организациям.

Хотелось бы несколько слов сказать и о противодействии финансированию терроризма. Это очень актуальная тема. Действительно, мы нашли своё место в решении этого вопроса. Самый главный результат – то, что мы запустили в России механизм внесудебной заморозки активов лиц, имеющих отношение к терроризму. На сегодняшний день в общей сложности только в этом году мы заморозили порядка шести миллионов рублей. С одной стороны, это вроде небольшая сумма, но если сказать, что теракт в Санкт-Петербурге обошёлся в 150 тысяч рублей, то шесть миллионов – это очень большая [сумма], а если теракты, [как] в Париже, с ножом или топором, которые практически ничего не стоят… Нам удалось блокировать счета, блокировать конкретные действия.

Хотелось бы сказать, что мы выстроили неплохие взаимоотношения на международной площадке по вопросам, связанным с борьбой с терроризмом, в первую очередь с центральноазиатскими странами. Мы обмениваемся информацией, и по нашим данным порядка 150 человек в странах Центральной Азии – заморожены также активы. Мы заморозили активы порядка ста человек, проживающих на территориях этих республик, но находящихся здесь.

Нам удалось совместно с ФСБ и с коммерческими банками построить модель финансового поведения террористов. Это позволило выявить порядка 200 лиц, возбуждены уголовные дела. То есть банки сами научились выявлять по этому признаку. Это основной результат.

Есть ещё один проект, который мы запускаем на площадке ФАТФ, хотелось Вам его показать. Мы с Вашего одобрения в своё время создали международный учебный центр по подготовке специалистов именно для нашей системы. В дальнейшем мы создали институт при МИФИ – Институт финансовой и экономической безопасности, а дальше подключили к этому проекту восемь российских вузов во всех округах, в том числе два крымских вуза: севастопольский и симферопольский вузы, – и ростовский вуз. На сегодняшний день более 30 вузов Центральной Азии и мира подключились к нашему сетевому институту, это единая программа обучения, единые стандарты. С третьего курса студенты уже у нас работают. Иностранные студенты (порядка 200 человек мы по бюджету принимаем) защищают дипломы в нашем здании, но включают видеоконференцию в те страны, которые их отправляют. И на уровне руководителей национальных банков, финансовых разведок, генпрокуратур они видят, как защищаются их дипломники, оценивают возможность их принятия на работу.

Ещё одна интересная вещь: мы стали заключать контракты с нашими студентами, и по окончании вуза они приходят к нам работать на три года – обязательная отработка. Мы этот вопрос проговаривали с [Министром образования и науки Ольгой] Васильевой, она очень поддерживает это. Более того, мы подключили сейчас пять академических вузов совместно с ФАНО, которое помогает нам разрабатывать ряд направлений, вместе работаем с сетевым институтом.

Просто для оценки могу сказать, что сегодня проходной балл в вузе по нашим специальностям сетевого института – 293 балла из трёхсот, то есть это очень высокий балл. Минимум восемь человек на место. Постоянно у нас идёт такая загрузка.

Буквально сейчас на площадке международного учебного центра у нас обучается очень большая группа, 15 человек, из Камбоджи. В прошлом году у нас обучались специалисты, около 20 человек, Сирия, Иран, Ирак. До этого обучались Афганистан, Пакистан, латиноамериканские [страны]. Мы обучаем постоянно. За последние годы мы обучили только на площадке международного учебного центра порядка трёх тысяч иностранцев – либо прямое участие, либо через систему видеоконференций.

Данный проект очень заинтересовал ФАТФ. Создана специальная рабочая группа, и если она примет решение, то в ноябре на пленарном заседании этот проект будет международным, то есть он реально будет фатээфовским, как один из базовых проектов в системе обучения. Мы постараемся его пробить.

Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 23 октября 2017 > № 2360248 Юрий Чиханчин


Россия. Весь мир > Финансы, банки > kremlin.ru, 2 ноября 2016 > № 1960401 Юрий Чиханчин

Встреча с главой Росфинмониторинга Юрием Чиханчиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с руководителем Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрием Чиханчиным.

В.Путин: Юрий Анатольевич, мы вчера отмечали 15–летие службы. Хочу поздравить всех сотрудников. Но мы договорились, что Вы ещё поподробнее расскажете о результатах работы ведомства.

Ю.Чиханчин: Спасибо большое, Владимир Владимирович, за поздравление. Мы вчера действительно собирались с коллективом, посмотрели Ваше обращение, это был подарок и оценка нашей деятельности.

Если немного вернуться в историю, наверное, 15 лет назад мы не думали, что нам удастся достичь таких результатов. Вы помните, что тогда страна находилась в чёрном списке, дважды была попытка принять закон, он не прошёл сначала Совет Федерации, потом Президент наложил вето. Действительно, было такое, что часть международных контрактов была отменена, нам не разрешали проводить операции, ряд чиновников был даже арестован в тот момент. Но я хочу сказать, что всё удалось поправить.

В.Путин: Это очень показательная цифра на 15 июня 2006 года: под контролем организованной преступности находилось 50 процентов частных предприятий, 60 процентов государственных предприятий и 80 процентов банков.

Ю.Чиханчин: Это из отчёта международного сообщества, когда нас загоняли в чёрный список. Да, действительно, всё это было.

Сегодня мы, конечно, полностью поправили ситуацию. Сегодня мы вышли на те стандарты, которые требует ФАТФ. Мы сегодня активные члены всех международных организаций, которые занимаются вопросами противодействия отмыванию денег, финансированию терроризма.

Нам удалось помочь нашим соседям из евразийской группы, центральноазиатским странам создать такие же системы. И фактически мы создали пояс финансовой безопасности.

Мы активно работаем по наркотикам, наши требования сегодня отмечены на площадке ООН, работаем по игиловской теме, создали антиигиловскую группу – это международные площадки.

Нам удалось многое сделать для повышения финансовой грамотности населения. Я могу сказать, что почти 10 тысяч российских участников обучены из тех, кто занимается непосредственно банковской сферой, правоохранительные органы. Мы обучаем иностранцев – даже из таких стран, как Перу, Афганистан, Аргентина, Монголия.

Мы создали сетевой институт, который объединяет более 20 институтов не только российских, но и за рубежом, где есть наши кафедры, готовим студентов. В настоящее время 200 человек только иностранцев у нас обучается.

Межведомственные комиссии различные заработали, в которых мы работаем, их более тридцати. Это правительственные комиссии, которые дают нам возможность применять законодательство и добиваться конкретных результатов.

Если посмотреть по динамике, то можно сказать, что количество, конечно, финансовых институтов, которые были в 2000 году, у нас сократилось – это как раз говорит о законопослушности, – и увеличилось количество предоставляемой информации. Это тоже говорит как раз о законопослушности, и нам это удалось.

На сегодняшний день мы создали для лучшего качества работы с финансовыми организациями так называемый «личный кабинет», который показывает, насколько законопослушно предприятие по ряду показателей, порядка двух десятков показателей. Мы решили несколько вопросов. Первое, мы наладили с ними информационное взаимодействие, а во–вторых, мы, самое главное, сделали систему антикоррупционных отношений. То есть мы оторвали «проверяльщиков» от проверяемых организаций и дистанционно видим, если есть [нарушение] – мы подаем сигнал, они исправляют ситуацию.

Мы создали совет комплаенсов, где основные представители банков как раз с нами прорабатывают риски. Есть несколько диаграмм, они как раз говорят о том, что те права, которые мы дали банкам, самостоятельно приостанавливать операции, если они выглядят сомнительно, – только в этом году более 500 тысяч приостановлено операций, закрыто счетов. Это говорит о том, что банки начинают очищаться от теневых схем, очищаться от фирм-однодневок.

Конечно, растёт и количество финансовых расследований. Здесь динамика есть: мы проводим порядка до 40 000 финансовых расследований в год, растёт и количество уголовных дел по нашим материалам. Но мы считаем, что всё–таки наша задача основная не завести уголовные дела, а предотвратить преступления.

Безусловно, здесь в первую очередь хорошо сработал тот закон о гособоронзаказе, о котором мы говорили, система контроля за денежными средствами. И только первичный анализ показывает, что в этом году порядка 20 миллиардов сохранено. Взяты под особый контроль ряд направлений, основные стратегические объекты, скажем, Керченский мост, чемпионат мира по футболу. Совместно с казначейством мы внедряем систему контроля.

Очень активно работа продолжается и по вопросу, связанному с терроризмом. Здесь мы совместно с ФСБ в первую очередь, с МВД отладили механизм, позволяющий выявлять среди операций лиц, имеющих отношение к террористической деятельности. Тех, кто осуждён и попадает в перечень, мы контролируем.

Если говорить кратко о наших результатах, то только за последние два года, когда мы взяли под контроль непосредственно бюджетные финансовые потоки, сохранено в общей сложности порядка 225 миллиардов бюджетных средств. Объём средств, которые возвратили государству в ходе всех уголовных дел и финансовых расследований, – почти 300 миллиардов. И объём пресечённых незаконных операций – это порядка 90 миллиардов. И где–то примерно 250 миллиардов банки сами отстаивают. Цифры говорят очень наглядно.

Сегодня выстроена хорошая система, которая позволяет выявлять картельные сговоры. Выявлено порядка 90 компаний на общую сумму порядка 3,5 миллиарда. С Казначейством работа ведётся. Только с налоговыми службами разрушено схем на сумму порядка 25 миллиардов.

На сегодняшний день – на последнем пленарном заседании ФАТФ обратила внимание, по нашему мнению тоже, – три основные угрозы. Первое, это трансграничные переводы, в первую очередь где появляются преступные доходы. Это как раз скандал с «панамским досье». Второе, это проблема финансирования терроризма. И, третье, это новые технологии финансовых расчётов, это биткойны и всё прочее. Есть очень много. Вот это основные направления, по которым ведём работу.

В.Путин: Спасибо.

Россия. Весь мир > Финансы, банки > kremlin.ru, 2 ноября 2016 > № 1960401 Юрий Чиханчин


Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 10 декабря 2015 > № 1576118 Юрий Чиханчин

Встреча с главой Росфинмониторинга Юрием Чиханчиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с руководителем Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрием Чиханчиным. В преддверии внеочередного заседания Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) глава Росфинмониторинга озвучил ряд российских инициатив в рамках борьбы с финансированием терроризма.

В.Путин: Юрий Анатольевич, Вы собрались встречаться с коллегами в ФАТФ и обсуждать вопросы борьбы с финансированием терроризма.

Ю.Чиханчин: Совершенно верно.

В.Путин: Какие предложения они формулируют?

Ю.Чиханчин: В ближайшие дни – внеочередное заседание ФАТФ. Это связано как раз с решением «двадцатки», на которой Вы выступали и подняли вопрос, связанный с финансированием терроризма. Выезжает российская делегация, мы поднимем несколько вопросов.

Первый вопрос связан как раз с решением Совета Безопасности ООН №2199, где экономические ресурсы – в первую очередь это нефть, нефтепродукты, культурные ценности и все остальные, – мы предлагаем перевести их в зону криминальности, то есть замораживать. Мы будем настаивать на том, чтобы появился новый стандарт и все страны придерживались этого решения.

Второй момент, на который мы бы хотели обратить внимание, это создание единого международного списка террористов, то есть тех лиц, которые участвовали в событиях ИГИЛ. Это те, кто поучаствовал, вернулся, и чтобы они прошли решением Совета Безопасности, как список Аль-Каиды. Мы считаем, что это нормально. И, соответственно, принятие соответствующих мер – это замораживание активов этих людей, проведение каких–то иных санкционных мероприятий и так далее.

И третий блок вопросов, которые мы хотели бы поднять, связан как раз с выявлением финансовых центров, финансовых институтов, которые используются ИГИЛ. И, соответственно, принятие в отношении их мер непосредственно в той стране, которая принимает участие.

В.Путин: Чтобы проследить проводки денег.

Ю.Чиханчин: Да, через проводки денег, Вы об этом говорили также на «двадцатке». Мы имеем на сегодняшний день методику, мы её постараемся озвучить в определённый момент. Более того, я хотел бы сказать, что эта методика на сегодняшний день запущена на территории стран СНГ под эгидой глав финансовых разведок СНГ.

Мы её предложили, проговорили уже с рядом стран, показали нашу методику, в частности показали её нашим коллегам в Австралии. Они сумели по нашей методике выявить несколько человек, которые участвуют в ИГИЛ, проводятся в отношении их мероприятия. То же самое с Кореей. Сегодня работаем с Арменией, Казахстаном. То есть она приносит уже результаты. Мы хотели бы, чтобы весь мир попытался как раз пойти этим путём. Это наша основная задача, наша основная цель на эту поездку. О результатах я Вам потом доложу.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 10 декабря 2015 > № 1576118 Юрий Чиханчин


Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 12 октября 2015 > № 1516059 Юрий Чиханчин

Встреча с главой Росфинмониторинга Юрием Чиханчиным.

Руководитель Федеральной службы по финансовому мониторингу информировал Президента о работе системы контроля за использованием средств при размещении и выполнении государственного оборонного заказа.

В.Путин: Юрий Анатольевич, я просил Вас в Вашей работе уделить больше внимания контролю за расходованием средств в рамках гособоронзаказа.

Это очень важная работа не только для того, чтобы обеспечить обороноспособность страны, что само по себе является одной из ключевых задач, но важно и с экономической точки зрения, поскольку гособоронзаказ обеспечивает работой большое количество занятых и способствует напрямую высокотехнологичному развитию российской экономики. Государство выделяет большие деньги, и нужно, чтобы они расходовались рачительно и, разумеется, без всяких нарушений.

Знаю, что Вы подготовили целую систему контроля за расходованием этих средств, хотелось бы послушать.

Ю.Чиханчин: Совершенно верно, Владимир Владимирович. Согласно Вашему поручению [по реализации Послания] Федеральному Собранию, где было прямо сказано Министерству обороны и Росфинмониторингу подготовить [такую] систему, – она сделана. Есть закон, он заработал, и это самое главное, уже можно теперь смело об этом сказать.

Нам удалось это сделать таким образом. Появился перечень уполномоченных банков, где открываются специальные счета, и счета уже заработали, пошло движение. Мы выстроили систему контроля за теми операциями, которые определены в рамках этого закона. Выстраивается система реестров всех контрактов с определёнными идентификационными номерами, которая позволяет нам увидеть, что происходит по контракту, делается реестр исполнителей и выстраивается механизм межведомственного взаимодействия со всеми заинтересованными органами.

Как непосредственно Росмониторинг строит эту работу. Первое – простроили анализ всех контрактов: есть все контракты; совместно со Счётной палатой, ФАС, Казначейством и так далее мы набрали совокупность признаков и на основании этого делаем анализ всех исполнителей. Кроме того, работаем с уполномоченными банками и также смотрим за исполнителями, как они работают вне рамок контракта.

Что нам удалось увидеть на основании анализа контрактов. Мы отобрали более тысячи контрактов по основным головным исполнителям и на сегодняшний день уже взяли на контроль около двух тысяч корпоративных контрактов. Порядка тысячи контрактов выделили для особого внимания по признакам, которые, считаем, дают предмет разбирательства для Министерства обороны (например, цена прошлого контракта была такая, сегодня – уже другая), где и выделили зоны повышенного риска: контракты на услуги, строительство, материально-техническое снабжение.

Эту же информацию по контрактам, вызывающим сомнения, передаём уполномоченным банкам, чтобы они осуществляли более детальный контроль, смотрели, что происходит с исполнением.

На втором уровне мы берём [и анализируем] исполнителей. На сегодняшний день порядка 700 из них мы отобрали, разделили на три группы: законопослушные, вовлечённые в теневые схемы и причастные к криминальным действиям (к сожалению, такие тоже есть).

Порядка 100 хозяйствующих субъектов у нас сегодня уже есть, которые вовлечены в теневые схемы. Мы сообщили о них Министерству обороны и банкам, чтобы они обратили на них особое внимание – разобраться надо, пока они ещё не приступили к исполнению контракта.

В.Путин: Да. Если есть явные признаки нарушения закона, то надо передавать прокуратуре, Следственному комитету.

Ю.Чиханчин: Да, в прокуратуру. Пока уголовных нет, пока мы говорим только о том, что они используют фирмы-однодневки, допустим, но мы не говорим, что есть преступления, пока нет.

Мы увидели, как заработал сам закон по операциям. На сегодняшний день в рамках закона хозяйствующие субъекты открыли порядка 2000 счетов, провели операций на 5 миллиардов. Здесь мы тоже столкнулись с тем, что при открытии счетов, к сожалению, пытаются прорваться так называемые технические фирмы-однодневки.

В.Путин: Опять?

Ю.Чиханчин: Да, даже при нашей жёсткой системе. Мы сразу ставим в известность Министерство обороны, уполномоченные банки и совместно начинаем их отдалять, выстраиваем этот механизм.

Последний момент – это жизнедеятельность самого исполнителя вне гособоронзаказа. У ряда предприятий где–то 20–30 процентов [производства] – гособоронзаказ, а остальное – иная форма деятельности.

Здесь есть вопросы, потому что предприятия, выполняя другие заказы, попадают в зону банкротства либо в какие–то более тяжёлые состояния, и есть вероятность того, что контракт не будет исполнен.

В общей сложности порядка 750 таких предприятий мы отобрали, из них 40 предприятий вовлечены в теневые схемы, мы сейчас с ними разбираемся и предупреждаем Министерство обороны, и есть 20 предприятий, где идут уголовные дела. Это основное направление.

Плюс мы выделили предприятия, о которых докладывал Вам и Министр обороны, и замминистра обороны, – те, где идут срывы сроков. 28 таких предприятий, плотно с ними работаем, разбираемся с каждым, что происходит, фактически нормализуем обстановку.

Это, собственно, основной механизм, и есть несколько задач, которые нам требуется на сегодняшний день решить. В первую очередь – это, конечно, подключить дополнительные новые уполномоченные банки, там появился ещё ряд. Второе – совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами включить механизм оценки рисков, чтобы они просто понимали нас, как решается вопрос. И третий вопрос в том, что нам нужно подключиться к закрытому контуру гособоронзаказа, потому что часть заказов идёт грифованная, мы пока смотрим только одну треть, открытую. Это длительный период, но мы вопрос сейчас проработаем и будем запускать. Вот вкратце, как работает система.

В.Путин: Нужно её совершенствовать и усилия на этом направлении не ослаблять, а наоборот, наращивать.

Ю.Чиханчин: Хорошо, есть.

В.Путин: Договорились.

Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 12 октября 2015 > № 1516059 Юрий Чиханчин


Россия. Весь мир > Финансы, банки > kremlin.ru, 23 марта 2015 > № 1321410 Юрий Чиханчин

Встреча с руководителем Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрием Чиханчиным.

Юрий Чиханчин информировал Президента об итогах работы Росфинмониторинга в 2014 году и текущей деятельности ведомства. Отдельно обсуждался вопрос амнистии капиталов.

В.ПУТИН: Юрий Анатольевич, начнём, конечно, с результатов работы ведомства за прошлый год. Потом у меня вопрос, связанный с подготовкой закона об амнистии капиталов, знаю, что ваше ведомство тоже привлекается к этой работе. И конечно, международная деятельность, имея в виду, что финансовая разведка работает в тесном контакте со своими партнёрами во всём мире.

Пожалуйста.

Ю.ЧИХАНЧИН: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Мы недавно провели итоговое совещание, заинтересованные министерства и ведомства присутствовали, хотелось о некоторых результатах сказать. На наш взгляд, очень правильно было принято решение о создании мегарегулятора во главе с Центральным банком, и это позволило нам совместно значительно оздоровить финансовые институты, не только банки.

Просто несколько цифр. Сократилось количество операций, связанных с выводом денег за рубеж по сомнительным операциям почти в два раза. Обнальные операции сократились где-то примерно в полторы тысячи раз.

Надо сказать, что возник больший интерес у правоохранительных органов к нашим материалам. В общей сложности мы провели почти 40 тысяч финансовых расследований, и по материалам службы нам удалось совместно с правоохранительными органами возбудить около полутора тысяч уголовных дел, 300 уже ушло непосредственно в суды.

Сдвинулась ситуация в борьбе с финансированием терроризма, считаем, что очень важный результат – 62 уголовных дела, это один момент. И запущен механизм замораживания активов террористов. Мы заморозили в общей сложности где-то порядка 3,5 тысячи счетов лиц, имеющих отношение к террористической деятельности и находящихся в перечне лиц, имеющих отношение к терроризму и экстремизму.

Если пойти по цифрам, которые нам в результате удалось получить совместно, то непосредственно в этом году пресечено (подтверждено документами) причинение ущерба государству на 300 миллиардов рублей, возмещены активы – 265 миллиардов рублей, конфисковано имущество на три с лишним миллиарда рублей, доначислено и возвращено налогов – 16 миллиардов рублей. Эти цифры говорят, что действительно результативность начала двигаться.

Нужно сказать, что в прошлом году было ликвидировано 15 очень крупных теневых площадок, порядка 90 миллиардов через них прокручивалось. Есть вопросы, правда, связанные с тем, что часть теневых средств стала уходить на другие рынки. Механизм 134-го закона, который был поддержан Вами, позволил банкам приостанавливать операции в случае сомнительности. Мы приостановили операции на 137 миллиардов, то есть не пустили в тень.

Куда сместились денежные потоки, мы сегодня это обсуждаем совместно с Центральным банком, – это, конечно, безусловно, рынок ценных бумаг. К сожалению, нужно сказать, что примерно 50 процентов операций – это сомнительные операции, и это очень серьёзно.

Второй блок, который у нас вызывает вопросы, – это страховые компании. К сожалению, нужно сказать, что лишение лицензий страховых компаний и особенно тех, которые находятся в сфере медицинского обслуживания, может привести к тому, что мы лишим часть населения медицинского обслуживания. Здесь очень внимательно мы отслеживаем, чтобы они не попадали в такие схемы. Аналогичная ситуация с пенсионными фондами, особенно там, где идёт работа с материнским капиталом.

В последнее время стали обращать внимание и на драгоценные металлы, тоже вопросов много, неурегулированность. Это наша задача в ближайшее время.

Согласно Вашему поручению мы активно работаем по государственным контрактам, я докладывал в своё время. К сожалению, из 500 с лишним контрактов примерно третья часть – это контракты, связанные с офшорами, соучредители которых находятся за рубежом. Сегодня мы выстраиваем механизм, как раз это запрещающий.

Ведётся работа и по гособоронзаказу, согласно поручению. До конца месяца будут подготовлены нормативные акты совместно с Министерством обороны, с Министерством финансов. Мы как раз их отрабатываем. В настоящее время материалы находятся уже в Администрации Президента.

Несколько слов хотелось сказать по вопросу амнистии [капиталов]. Безусловно, мы подключились вплотную к подготовке, потому что амнистия во всех странах, в том числе и в России, находится под жёстким контролем ФАТФ [межправительственной организации по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег]. И любое отклонение может привести к тому, что мы попадём под санкционные механизмы, а это важный фактор.

В ближайшее время (конец марта) мы пригласили председателя комитета Совета Европы к нам, чтобы он провёл круглый стол, рассказал, как проходила амнистия в других странах, с какими проблемами сталкивались.

Нужно сказать, что здесь необходимо учитывать и нашим российским гражданам, что не нужно дожидаться амнистии, на мой взгляд, – нужно возвращать всё-таки капитал. Те «письма счастья», которые пришли, скажем, в Англии российским резидентам, имеющим счета, – это не что иное, как сигнал о том, что всех россиян, имеющих там счета, попросили обосновать природу происхождения денег. И если они будут затягивать эту ситуацию…

В.ПУТИН: То есть это означает, что могут быть созданы предлоги, используя которые, партнёры могут воспрепятствовать возвращению финансовых ресурсов в российскую юрисдикцию.

Ю.ЧИХАНЧИН: Да, то есть они включат механизмы проведения финансовых расследований, возбуждения уголовных дел. И, по существу, это не даст возможность вернуть деньги в том режиме, в котором хотели бы. То есть это именно то, что связано с амнистией. Поэтому мы сейчас плотно работаем.

Несколько слов хотел бы сказать о международных площадках. Первое – о БРИКС. С учётом того, что у нас летом этого года будут проходить мероприятия БРИКС, Россия председательствует в организации, мы на различных международных площадках начали выстраивать механизмы взаимодействия с нашими коллегами – с руководителями финансовых разведок, главами делегаций на этих международных встречах. Уже провели две встречи, нашли точки соприкосновения. В первую очередь связано это с созданием Банка БРИКС, с чистотой и прозрачностью клиентов, расходов и так далее.

Второе – выработка конкретных единых подходов при оценке этих стран. В ближайшее время, где-то в конце апреля, мы проведём семинар для этих стран.

Второй блок вопросов, я Вам докладывал, мы создали так называемый сетевой институт, объединяющий 15 российских вузов и где-то порядка десятка иностранных вузов, работающих по одной методике как раз по вопросам, связанным с противодействием отмыванию денег. Подписали на последней встрече с ассоциацией институтов стран БРИКС такой договор.

Ряд стран уже изъявили желание, чтобы студенты и преподаватели, в первую очередь из Бразилии, Южной Африки, появились у нас и мы выработали единые методики, единые стандарты по подходам. Поэтому мы продолжаем работать в этом направлении.

В.ПУТИН: Хорошо.

Россия. Весь мир > Финансы, банки > kremlin.ru, 23 марта 2015 > № 1321410 Юрий Чиханчин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter