Всего новостей: 2524029, выбрано 2 за 0.033 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шумаков Николай в отраслях: ТранспортНедвижимость, строительствовсе
Шумаков Николай в отраслях: ТранспортНедвижимость, строительствовсе
Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > portal-kultura.ru, 20 января 2017 > № 2056427 Николай Шумаков

Николай Шумаков: «Архитектуру часто рассматривают как пятое колесо в телеге»

Августин СЕВЕРИН

Как сделать наши города красивыми и удобными — об этом «Культуре» рассказывает недавно избранный руководитель Союза архитекторов России Николай Шумаков, являющийся также и президентом подобного объединения на столичном уровне.

культура: Все ли ладно на профессиональной кухне?

Шумаков: Еще пять лет назад, когда я только возглавил Союз московских архитекторов (СМА), было ясно: необходимы реформы. Удалось почти все задуманное, СМА стал самой популярной архитектурной точкой в Москве. Убыль прекратилась — наоборот, за последний год в союз вступило 300 человек, главным образом молодых специалистов. Сейчас в Центральном доме архитекторов, а это основная профессиональная база для всей России, каждый день проходит по пять-шесть разнообразных мероприятий: выставки, творческие встречи, круглые столы, конференции. Площадок в ЦДА довольно много: Белая и Синяя гостиные, большое фойе, огромный выставочный зал, который после 20 лет простоя вернулся к жизни. И, наработав такой опыт в СМА, мы — я и команда моих единомышленников — пришли в Союз архитекторов России (САР).

культура: А там...

Шумаков: Очередные болевые точки. Как и в московском — отсутствие молодежи. Мы начали проводить по стране лекции по градостроительству. Со временем они должны развиться в большую веселую кампанию, которая шаг за шагом привлечет молодых людей. Другое направление — работа с регионами. Есть активно действующие союзы — Воронеж, Питер, Нижний Новгород, есть отделения, требующие реанимации, выведения из комы. Примерно полтора десятка совершенно провальных организаций.

культура: Недавно Вы вернулись с Archchel-2020, челябинского архитектурного конкурса. Что там было?

Шумаков: Прекрасное мероприятие, проведенное администрацией области, самое масштабное за последние десятилетия. Конкурс на проектирование трех знаковых объектов — нового аэропорта, Конгресс-холла и миасской набережной. Он состоялся в рамках подготовки к саммитам ШОС и БРИКС, которые планируется здесь провести в 2020 году. Городу требуются «въездные ворота», своего рода визитная карточка — это аэропорт. Нужна и площадка для встреч на высшем уровне — так родилась идея Конгресс-холла. Построят его в центре, на берегу Миасса, что подводит нас к необходимости благоустройства набережной, это решили выделить в отдельный проект. На конкурс поступило 150 работ. Победители по всем трем номинациям вполне соответствуют самым высоким мировым архитектурным критериям. И если областное руководство решится реализовать эти проекты, можно сказать, что цель достигнута: с одной стороны, возникнет инфраструктура для проведения саммитов, с другой — город получит новые имиджевые объекты. Это очень важно: соседний Екатеринбург, находящийся всего в двухстах километрах, имеет качественную современную архитектуру, а Челябинску ее не хватает.

культура: Видно, что Вы по-особому болеете за этот город...

Шумаков: Естественно. Ведь я родился на дне открытого угольного карьера в Коркино, в 30 километрах от Челябинска. Его глубина — километра два — два с половиной, там работала моя мама. В роддом она не успела, так что на свет я появился, по сути, под землей. Хорошо, что папа в это время руководил автохозяйством, прислал машину. В Челябинск мы переехали, когда мне было шесть лет, я окончил школу и потом уже перебрался в Москву.

культура: Спустя годы Вы все же вернулись на малую родину, чтобы поучаствовать в строительстве подземки.

Шумаков: Проектировал начальный участок первой линии: четыре станции и депо. К сожалению, работы заморожены; сегодня среди метрополитенов это самый большой долгострой в России — стройку затеяли примерно 25 лет назад, и конца-краю не видно. Регион за свои деньги метро не потянет, нужны, как показал опыт Москвы, федеральные вливания. Да и в других городах-миллионниках без метро не обойтись: оно во многом снимает транспортные вопросы.

культура: Съезд САР определил в качестве одной из приоритетных задач повышение роли главных архитекторов регионов. Что, их мнение сейчас не учитывается?

Шумаков: Принятие принципиальных градостроительных решений не за главными архитекторами, и это неправильно. К сожалению, так происходит по всей России. Например, в Москве главный архитектор подчиняется председателю Москомархитектуры, а тот — заместителю мэра, то есть между архитектором и градоначальником — две иерархические ступени. Архитектура решает комплексные задачи, она не должна заниматься только фасадами или внутренним убранством. Ее функционал — организация всего пространства города, микрорайона, квартала или отдельного сооружения. Ведь проблема в том, что у нас вот уже более 60 лет отсутствует архитектурная политика. С тех пор как в 1955-м вышло постановление Хрущева «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», архитектуру рассматривают как пятое колесо в телеге.

культура: Также на съезде было решено бороться за защиту авторских прав архитекторов. Сильно ущемляют?

Шумаков: Именно. Архитектурное произведение проходит путь от идеи до проекта и реализации. И на каждой стадии нарушаются авторские права. В итоге проект претерпевает столько изменений, что архитектор уже не узнает свое творение. Разговоры об этой проблеме идут десятилетия, а воз и ныне там.

культура: В Москве в последние годы проводится довольно много архитектурных конкурсов. А как с ними в целом по России? Где, кроме Челябинска, было что-то интересное?

Шумаков: Перед Archchel в Иркутске прошел конкурс на застройку прибрежной полосы Ангары и возведение там большого концертного зала. Кстати, за это иркутяне должны благодарить Дениса Мацуева, известного пианиста и очень деятельного человека. А вообще серьезных конкурсов мало. Чтобы количество перерастало в качество, в стране их надо проводить несколько десятков в год, а на деле имеем десяток в пятилетие. Поэтому одна из задач САР — конкурсы, конкурсы, конкурсы. Они должны проходить по простым и прозрачным программам, прописанным Союзом архитекторов России, — это гарантирует честность, соблюдение авторских прав.

культура: В Москве разработан ряд регламентов, цель которых — предотвратить варварский новодел в историческом центре и вообще способствовать сохранению облика города. Как с этим в других регионах?

Шумаков: Подобные регламенты в том или ином виде существовали всегда, и, конечно, у каждого памятника есть свои режимы охраны, распространяющиеся и на окружающую территорию. К сожалению, они часто не соблюдаются, отношение к самому памятнику нередко чрезвычайно вольное. Бывает, что переустройство того или иного исторического здания заканчивается сносом. Причем в столице порядок более или менее соблюдается, не в последнюю очередь благодаря активным горожанам. А в том же Челябинске слезы на глаза наворачиваются. Все, что можно снести, давно снесено. А когда-то были улицы и целые кварталы с исторической застройкой конца XVIII — XIX века. К нынешнему дню мало что сохранилось. Задача городов, и крупных, и райцентров, — сохранение среды. Необходимо, чтобы старая архитектура гармонировали с новой и в целом с городом.

культура: Какими проектами Вы занимаетесь как главный архитектор «Метрогипротранса»?

Шумаков: Самый, наверное, масштабный, в котором мы принимаем участие, — высокоскоростная магистраль (ВСМ) Москва — Казань. Речь идет об огромных скоростях, 400 километров в час. Такие магистрали в мире можно пересчитать по пальцам одной руки: есть отдельные ветки в Китае, Европе. Основная часть скоростных поездов за час преодолевает чуть больше трехсот километров. «Четырехсотники» — без преувеличения, транспорт XXI века, совершенно иная форма передвижения. Если из Нижнего Новгорода до Курского вокзала в Первопрестольной можно будет добраться за полтора часа, то ничто не помешает нижегородцу после работы отправиться в столичный ресторан или театр. Сейчас идет строительство первого участка ВСМ, проектируется пять вокзалов. В Петушках, Нижнем Новгороде (два — в аэропорту и в центре города), Чебоксарах и Казани. По вокзалам «Петушки» и «Аэропорт Нижний Новгород» мы уже сдали материалы в экспертизу, по оставшимся трем сдадим в начале этого года. Работа сложная, так как параллельно создаются нормы и правила строительства скоростных магистралей, ведь раньше ничего похожего в России не было. В перспективе ВСМ будет продлена до Екатеринбурга, а затем и до Пекина.

культура: А основная Ваша специализация — метро — что там нового?

Шумаков: Занимаемся Третьим пересадочным контуром, северо-восточным участком. Проектирование станций от «Делового центра» до «Нижней Масловки» завершили, в обозримом будущем их построят. Теперь следующий этап — «Шереметьевская», «Ржевская», «Стромынка», «Электрозаводская».

культура: Среди Ваших работ особое место занимает отмеченный международными наградами Живописный мост на западе Москвы. Не думаете снова взяться за подобные сооружения?

Шумаков: Мы страстно этого хотим. После Живописного поступило несколько предложений: в Нагатино, мост дублера Кутузовского проспекта неподалеку от «Москва-Сити», мост в Дубне. Три проекта подготовили, прошли экспертизу, однако потом — кризис, изменение градостроительных планов. Зато, возможно, соорудим мост в центре Белграда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > portal-kultura.ru, 20 января 2017 > № 2056427 Николай Шумаков


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 13 декабря 2016 > № 2027712 Николай Шумаков

Идти в атаку!

Президент Союза архитекторов России Николай Шумаков: «Архитектуре нужно вернуть подобающий статус»

На состоявшемся в октябре IX съезде Союза архитекторов России был избран новый президент. Им стал московский архитектор, президент Союза московских архитекторов Николай ШУМАКОВ. О том, какие перемены ждут архитекторов в ближайшее время и какое влияние на архитектурную деятельность страны окажет московский опыт, новый глава САР рассказывает в интервью «Строительной газете».

«СГ»: Николай Иванович, какие изменения ждут Союз с вашим приходом? Будет ли меняться архитектурная политика?

Николай Шумаков: К сожалению, в нашей стране нет архитектурной политики. Ноябрь 1955 года, когда было принято злополучное постановление «о борьбе с излишествами», поставил точку в этой области. И с тех пор об архитектуре забыли на долгие годы. И по сей день ни власти, ни население не знают этого слова и не понимают, чем эти архитекторы занимаются. Зачем проектировать, если пришел строитель и построил. И такая позиция, к сожалению, присутствует и в головах представителей федеральной власти. Одна из главных задач союза — это борьба за существование профессии, борьба за то, чтобы вернуть архитектуре подобающий ей статус.

«СГ»: Что для этого надо сделать?

Н.Ш.: Для начала мы надеемся в следующем году принять обновленный закон «Об архитектурной деятельности», который должен быть для этого доработан в соответствии с актуализированным градостроительным законодательством. Это одна из главных составляющих работы Союза, которой мы постоянно занимаемся. Другое дело, что законы у нас выполняются со скрипом, и наш, скорее всего, не станет исключением, но с другой стороны у нас появятся веские основания для разговора с инвестором, заказчиком, строителем. Там много позиций, начиная от вопросов саморегулирования архитектурной деятельности и системы публичных закупок до формирования современной городской среды. Но прежде всего закон должен рамочно определить отношение государства к архитектурной деятельности.

«СГ»: Недавно статус главных архитекторов регионов был повышен, их рекомендовано подчинить напрямую губернаторам. Но, как показывает практика, пока не все субъекты к этому готовы…

Н.Ш.: И это неудивительно. Прямого подчинения первому лицу добиться очень сложно. Всегда появляется «прослойка» из заместителей по строительству и других чиновников. Но все равно Союз эти вопросы всячески поднимает и пытается решать. Мы будем этим заниматься всегда. Любые законы, которые способствуют развитию в стране архитектуры и архитектурной деятельности, должны разрабатываться только при непосредственном участии Союза архитекторов.

«СГ»: Чем будет заниматься Союз кроме законотворчества?

Н.Ш.: На ближайшее время у нас есть две сверхактуальные задачи. Первая — омоложение. К сожалению, Союз стареет. Сегодня половина из двенадцати тысяч членов организации — пенсионеры. Это хорошо известные архитекторы, но если не привлечь в наши ряды активную творческую молодежь, перспективы Союза будут безрадостными. В Москве в последние годы ситуацию удалось исправить. Мы нашли, чем заинтересовать молодежь, и она к нам пошла. У нас для молодых архитекторов огромное количество мероприятий, интересных и полезных. И они поняли, что Союз — хорошая площадка для профессионалов. Если ориентироваться на пример Москвы, и так же выстроить работу с молодежью по всей России, то у Союза очень хорошие перспективы для роста. И мы сейчас этим активно занимаемся. Запланированы три крупных мероприятия в регионах, которые ориентированы исключительно на молодежь. Мы надеемся, что и сами молодые архитекторы начнут выходить к нам с инициативами и предложениями, с тем, что им интересно, что для них полезно. Я не хочу, чтобы за них думали пенсионеры, я хочу, чтобы молодежь работала на себя, а мы их только поддерживали. Сейчас уже создано несколько групп при Союзе, которые имеют свои программы, направленные на привлечение союзной и несоюзной архитектурной молодежи.

Причем работают в них не только архитекторы, но и люди, просто связанные с культурой. Если мы эти программы разовьем, если мы во всех наших традиционных советах, во всех фестивалях, помимо основных программ, будем делать акцент на молодежь, все изменится. Движение в этом направлении мы начали на последнем «Зодчестве», где помимо традиционного выставочного раздела, представляющего в основном регионы, большая часть работ была посвящена молодежи: «круглые столы», мастер-классы, воркшопы. И там бурлила настоящая архитектурно-культурная жизнь. Вот так мы и хотим построить всю жизнь в Союзе, чтобы она бурлила не только во время выставок и фестивалей, а все время, с утра до ночи, чтобы она была обращена в сторону молодежи. Вот тогда Союз будет жить.

Второе, на что мы хотим направить нашу деятельность, — регионы. Союз архитекторов России — это организация общероссийская. Так получилось по разным причинам, что Союз больше внимания обращал на Москву и еще несколько крупных городов. Остальные же регионы были этого внимания во многом лишены. Это несправедливо и неправильно. И эту ситуацию нужно исправлять. В регионах мы будем устраивать фестивали, подобные тому же «Зодчеству». Возможно, не с такой широкой программой, но обязательно такие же динамичные и креативные. Мы должны и будем думать обо всей стране — от Калининграда до Владивостока.

И, наконец, третья задача, связанная с первыми двумя, — пиар. Мы должны широко освещать нашу деятельность, наши задачи. Доносить до всего общества, а не только до членов Союза и «примкнувших» к ним людей, занимающихся культурой, ценность и значимость профессии архитектора и архитектуры в целом. Любое, даже самое лучшее начинание, если оно не показано, не освещено, — будет бессмысленно. Регионы, общество, вся страна должны видеть, что и Союз жив, и архитектура жива.

«СГ»: У нас довольно сложная экономическая ситуация в стране. Как это сказывается на работе Союза?

Н.Ш.: Да. Проблема финансирования стоит довольно остро. Союз — общественная организация и живет на взносы своих членов. А они их зачастую не платят. И не потому, что не хотят, а потому что нет денег, нет заказов, нет работы. Их сложно осуждать. Сегодня региональные союзы должны нам девять миллионов. Это те деньги, на которые наш аппарат может существовать. Что с этим делать, нам тоже предстоит решить. Но в первую очередь нужно добиться того, чтобы архитекторы были обеспечены работой, тогда и деньги у Союза появятся.

«СГ»: Больной вопрос последнего времени — подготовка кадров. Что происходит в этой области?

Н.Ш.: Начнем с того, что архитекторов у нас на душу населения не в два и не в три, а на порядок меньше, чем в развитых странах. Такая ситуация сложилась, в том числе, потому что, как я уже сказал, нет архитектурной политики, над архитектором сегодня довлеют заказчик и строитель. Есть проблема и в недостатке архитектурных вузов. Если говорить правду, то вуз, готовящий именно архитекторов, всего один — МАрхИ. Конечно, есть, к примеру, МАРШ, но он выпускает совсем немного специалистов, хоть и хороших. Но это капля в море. Чтобы ситуация изменилась, появился интерес к профессии, должно быть иное к ней отношение. Пока не будет нормальной архитектурной политики государства, пока государство не повернется лицом к архитекторам, пока не скажет, что в приличной стране должна быть приличная архитектура, ничего не получится. Кадры можно готовить любые, но зачем, если они не нужны, если не архитектор, а экономист или другой специалист решает, каким должен быть город? Именно этим вопросом — сломом существующей ситуации — мы и будем заниматься. Чтобы политика государства изменилась, надо приложить немало сил — выстроиться и идти в атаку.

Одна из главных задач Союза архитекторов — это борьба за существование профессии, борьба за то, чтобы вернуть архитектуре подобающий ей статус

Цитата в тему

На ближайшее время у нас есть две сверхактуальные задачи.

Первая — омоложение…

Если не привлечь в наши ряды активную творческую молодежь, перспективы Союза будут безрадостными… Второе, на что мы хотим направить нашу деятельность, — регионы

Автор: Оксана САМБОРСКАЯ

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 13 декабря 2016 > № 2027712 Николай Шумаков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter