Всего новостей: 2528376, выбрано 3 за 0.028 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Янин Дмитрий в отраслях: Финансы, банкиМедицинавсе
Янин Дмитрий в отраслях: Финансы, банкиМедицинавсе
Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2431160 Дмитрий Янин

Бремя спасения. Почему процедура банкротства физлиц не работает в регионах

Дмитрий Янин

Председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)»

Спасти жителей неблагополучных регионов от кредитного рабства может только процедура банкротства. Но сейчас она недоступна для большинства заемщиков

По информации Объединенного кредитного бюро, в настоящее время в России число должников с просрочкой больше трех месяцев составляет 7,1 млн. человек. Все эти люди — потенциальные банкроты, и их количество только увеличивается. Исходя из сведений Национального бюро кредитных историй, граждан с просрочкой более 90 дней, имеющих долги свыше 500 000 рублей, сейчас 799 500, а еще в феврале их было на 110 800 человек меньше.

При этом за два года с момента вступления в силу закона о банкротстве этой процедурой попытались воспользоваться всего 63 500 россиян. Почему? Ведь если человек не может возвращать долги, то банкротство — это единственный способ для него растопить снежный ком из пени и штрафов, остановить кредитный жернов, законно разорвав отношения с кредитором.

Все дело в высокой стоимости и сложности процедуры банкротства.

Сейчас стоимость банкротства составляет в среднем от 60 000 до 100 000 рублей. В эту сумму входит, в частности, оплата услуг арбитражного управляющего и обязательная публикация объявления в газете «Коммерсант» (только одно размещение здесь стоит 10 000 рублей), стоимость госпошлины, публикация сообщений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

Между тем cредняя зарплата, например, в Пермском крае, по данным Росстата, составляет около 29 000 рублей. При этом, по той же официальной статистике, у 14,8% жителей края доходы ниже прожиточного минимума. Людям на еду хватает с трудом, не то что на банкротство, хотя необходимость в нем у заемщиков просто огромная.

Реальные истории

Пермская семья с тремя детьми, живет в небольшой ипотечной квартире, муж не работает. Он вообще находится под домашним арестом —  за то, что избивал жену, с которой сейчас продолжает делить жилплощадь, поскольку жить ему больше негде. Женщина работала до момента рождения последнего ребенка. Сейчас она в декрете. Денег с трудом хватает даже на еду. Заемщица не платит банку уже несколько месяцев. Поскольку есть еще долги, то даже после продажи квартиры она останется должна кредитной организации.

Хорошим выходом было бы стать банкротом. Но на какие деньги?

«Ситуация безвыходная. У женщины нет никакого имущества, кроме ипотечной квартиры, нет драгоценностей, которые можно продать», — комментирует президент Пермской общественной организации «Территория семьи» Анна Зуева.

Еще одна история — про то, как одинокая мать с тремя детьми оказалась в долговой яме. У нее был кредит на 50 000 рублей. Сумма большая, но посильная. А потом случилась беда: сгорел дом, где они жили, а от пожара пострадал еще и соседский дом. Соседи обратились в суд, который обязал погорельцев выплатить 3 млн рублей.

Так они остались без жилья и с долгами. Сейчас живут вместе с семьей сестры в ее однокомнатной квартире. Денег на банкротство нет — женщина получает всего 11 000 рублей. Быстро накопить на процедуру тоже нереально. Пока она будет откладывать по копейке, сумма штрафов и пени продолжит расти.

«Не всегда люди, которые попали в такую ситуацию, — мошенники. Часто это благополучные семьи, не алкоголики и не наркоманы. Просто они в силу разных причин оказались в безвыходном положении. Эти семьи обратились к нам за помощью. Пока мы не знаем, как им помочь. Люди ходят по обрыву», — говорит Анна Зуева.

Рост числа банкротов в бедных регионах

Закредитованность — проблема не только отдельного заемщика и его семьи: отсутствие у людей возможности выйти из кредитной кабалы на фоне падения доходов может привести к снижению потребления (и как следствие, стагнации экономики), а также росту преступности.

В настоящее время ситуация продолжает усугубляться.

Мы сравнили данные Росстата с выводами кредитного бюро. Как выяснилось, количество банкротов растет в регионах, которые являются самыми бедными. Например, в Калмыкии, где средние доходы составляют 14 758 рублей и которая занимает в статистике Росстата последнее 84-е место среди российских регионов, с февраля по сентябрь 2017 года число банкротов выросло на 9%. Отметим, что здесь речь идет только о людях с долгами от 500 000 рублей. Неплатежеспособных заемщиков, задолжавших менее крупные суммы, в разы больше.

В Ингушетии (83-е место в рейтинге Росстата, средние доходы 15 106 рублей) число банкротов за полгода выросло на 19,3%. Среди жителей Кемеровской области, зарабатывающих в среднем 21 000 рублей, потенциальных банкротов почти столько же — 20 737 человек!

Насколько выросло количество банкротов в бедных регионах России

Самые бедные регионы России

Средний доход, руб.

Рост числа потенциальных банкротов с февраля по сентябрь 2017 г., %

84 Республика Калмыкия

14 758

9

83 Республика Ингушетия

15 106

19,3

82 Карачаево-Черкесская Респ.

16 937

10,8

81 Республика Алтай

17 230

26,1

80 Чувашская Республика

17 747

16,5

79 Республика Мордовия

17 774

16,3

78 Республика Марий Эл

18 243

10,5

76 Саратовская область

19 434

16,3

75 Кабардино-Балкарская Респ.

20 487

12,8

74 Курганская область

20 621

14,3

73 Кировская область

21 202

13,7

72 Кемеровская область

21 208

14,4

71 Алтайский край

21220

21,3

70 Республика Хакасия

21 392

31,1

Данные Росстата и НБКИ

Как видно из таблицы, во всех регионах, занимающих последние места по уровню доходов населения, количество потенциальных банкротов выросло.

Самыми закредитованными оказались работники социальной сферы. По данным НБКИ, за полгода (с апреля по октябрь 2017 года) наиболее существенно уровень долговой нагрузки увеличился у сотрудников охранных предприятий (+32,8%), социальной сферы (+31,6%) и медучреждений (+30,3%). Это значит, что от кредитного бремени в первую очередь страдают люди с низкими или нестабильными заработками. Среди потенциальных банкротов больше всего заемщиков в возрастной категории от 30 до 50 лет (63%). Это люди активного возраста, которые не в состоянии расплатиться с долгами.

Согласно статистике НБКИ, больше всего потенциальных банкротов среди заемщиков в сегменте необеспеченного кредитования, получивших кредиты на покупку потребительских товаров (66,9%) и кредитные карты (8,1%). Эта проблема только усугубляется — банки продолжают наращивать объемы кредитования в этих сегментах, активно работая в неблагополучных по уровню доходов регионах.

Так, по информации НБКИ, за 8 месяцев этого года в Алтайском крае объемы выдачи кредитных карт увеличились на 58,3%, в Саратовской области — на 47,9%. Рост выдач потребительских кредитов в той же Саратовской области составил 42,1%, в Кировской — 28,1%, в Кемеровской — 27,7%, в Алтайском крае — 34%.

Как запустить механизм банкротства

В ситуации роста закредитованности заемщиков, в том числе с низкими и нестабильными доходами, проживающими в проблемных регионах, использование процедуры банкротства представляется единственно возможным выходом из ситуации. Чтобы этот механизм реально заработал, считаем необходимым предпринять следующие шаги:

удешевить процедуру банкротства, в частности отменить необходимость публикации в газете «Коммерсант». Публиковать объявление о банкротстве можно бесплатно на профильных интернет-ресурсах. Также предлагаем сделать найм арбитражных управляющих необязательным, а добровольным;

максимально упростить процедуру банкротства физических лиц для малоимущих и социально-уязвимых слоев населения; граждан, чьи доходы с учетом иждивенцев не превышают трехкратного уровня от размера прожиточного минимума в регионе; чей размер задолженности не превышает 900 000 рублей.

В качестве дополнительных мер можно предложить:

предоставлять субсидии на оплату процедуры банкротства для малоимущих и социально-уязвимых категорий граждан с детьми;

создать условия для обеспечения многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ) оказания населению консультаций по вопросам банкротства физлиц;

обеспечить вовлечение специалистов организаций, осуществляющих социальное обслуживание, в деятельность по консультированию по вопросам банкротства физических лиц;

повысить информированность заемщиков о механизмах банкротства. Это можно делать, например, в рамках дней финграмотности, которые должны проводиться в первую очередь в проблемных с точки зрения закредитованности регионах, с предварительным широким анонсированием мероприятия;

дополнить памятки заемщика информацией о банкротстве, где вся процедура будет изложена просто и пошагово. В ней также можно опубликовать образец заявления в суд. Разместить ее на сайтах ведомств, занимающихся защитой прав потребителей, на информационных стендах банков и МФО;

сократить сроки рассмотрения дел о банкротстве, которые сейчас занимают около полугода.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2431160 Дмитрий Янин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 11 июля 2017 > № 2240458 Дмитрий Янин

Навязанная страховка: как заемщикам не пострадать от страховщиков

Дмитрий Янин

Председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)»

Почему страховая услуга из реальной помощи превращается в дополнительный сбор

В последние несколько лет страховой рынок динамично растет. По данным Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), в первую очередь рост в розничном сегменте демонстрируют страхование жизни и страхование имущества физических лиц. По данным Центрального банка, количество заключенных договоров страхования (в целом по сегменту) за I квартал 2017 года выросло по сравнению с аналогичным периодом 2016 года: с 28,7 млн до 37,6 млн. При этом количество выплат по страхованию жизни заемщиков, например, сократилось: 3159 случаев в I квартале этого года и 2608 в прошлом году.

Наряду с этим доля жалоб на страховщиков в Службу по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров Центробанка остается самой высокой — более 80%.

Практика навязывания страховых услуг потенциальным заемщикам по-прежнему актуальна. Результаты мониторинга состояния защиты прав потребителей финансовых услуг, которые проводит КонфОП в рамках совместного проекта Минфина России и Всемирного банка «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в РФ», показывают, что банки только формально дают потребителю право выбирать — получать ему кредит со страховкой или без нее. В реальности же, если клиент отказывается от приобретения страхового полиса, треть кредитных организаций значительно увеличивают процентную ставку. В итоге условия кредитования становятся либо «запретительными», либо чрезвычайно невыгодными для потребителя.

Банки по-прежнему получают большие вознаграждения от страховых компаний. При кредитном страховании они могут доходить до 44%. За два года (с 2014-го по 2016-й ) общая сумма агентских вознаграждений страховых компаний кредитным организациям составила около 200 млрд рублей.

Как следует из данных мониторинга КонфОП, в 74,4% случаев при посещении банка с целью получения кредита наличными потребителю предлагаются дополнительные услуги. Этот показатель отличается в разных регионах: так, в Твери, Челябинске и Саратове дополнительные услуги предлагают в 19-21% случаев, а в Хабаровском, Приморском, Пермском краях, Нижегородской области это происходит при каждом посещении банка.

Любопытным в плане защиты прав потребителей представляется опыт британского регулятора. Там как и на российском рынке страхование заемщиков активно развивалось с 1990-х годов. Постепенно оно стало главным каналом получения прибыли страховыми компаниями. В период с 2001 по 2010 год банки Англии продали этих продуктов на 34 млрд фунтов. В 2010 году регулятор пришел к выводу, что банки навязывают страховки потребителям. По его мнению, при продаже страховки банки говорили потребителям, что теперь их кредит находится под защитой, не информируя о стоимости продукта и нюансах последующих страховых выплат. Кроме того, нередко сообщали о том, что покупка страховки повышает шансы на одобрение кредита, чем провоцировали заемщиков на траты, связанные с приобретением страхового полиса. Высокий суд Великобритании в 2011 году согласился с этим мнением, обязав кредитные организации вернуть заемщикам деньги, потраченные на покупку страховых полисов. Сейчас выплаты превысили 11 млрд фунтов. И они продлятся еще в течение пяти лет.

Заемщики идут в суд

Проблема не только в навязывании услуг, но и в том, что зачастую страховка «не работает». Получив отказ в страховой выплате, некоторые потребители обращаются в суд. В ряде случаев суды выносят решения в пользу потерпевших.

Так, в Омске женщина обратилась в суд с просьбой взыскать со страховой компании в пользу банка 508 000 рублей. Несколько лет назад они с мужем взяли ипотеку на 3 млн рублей. Тогда же заключили и комплексный договор страхования, который предусматривал страхование жизни, здоровья и трудоспособности. Через два года мужчина умер от онкологического заболевания, а страховщик в выплате возмещения отказал.

Суд первой инстанции не удовлетворил требования заемщицы, и она стала отстаивать свои права дальше. В своих требованиях женщина ссылалась на положения п. 1 ст. 963 («Последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица») и п. 1 ст. 964 ГК РФ («Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы»), согласно которым возможность освобождения страховщика от выплаты возмещения при наступлении страхового случая может быть предусмотрена исключительно законом. Так что условия договора страхования, предусматривающие освобождение страховщика при наступлении страхового случая — смерти застрахованного вследствие злокачественного заболевания, являются ничтожными, поскольку противоречат положениям ГК РФ.

Областной суд удовлетворил иск, решив, что основанием возникновения обязательства страховщика по выплате возмещения является наступление предусмотренного в договоре страхового случая. В правилах страхования закреплено, что страховщик не осуществляет страховой выплаты, если страховой случай произошел в результате злокачественных заболеваний, ВИЧ-инфицирования или СПИДа независимо от того, при каких обстоятельствах и по чьей вине произошло заражение. Однако в договоре страхования определено, что по страхованию риска смерти страховым случаем является смерть застрахованного по любой причине.

Основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены статьями 961, 963, 964 Гражданского кодекса. Это может быть неисполнение страхователем обязанности о своевременном уведомлении страховщика о наступлении страхового случая или те ситуации, когда страховой случай наступает вследствие умысла застрахованного лица. Таким образом, условие договора страхования об освобождении страховщика от выплаты страховой суммы в том случае, если смерть страхователя произошла в результате злокачественного заболевания, противоречит закону и является ничтожным.

Еще одно дело рассматривалось в Башкортостане. Там в суд с иском в отношении страховой компании обратился наследник заемщика. Он просил взыскать с ответчика страховую выплату по договору страхования жизни заемщика.

Отец истца заключил кредитный договор с банком и одновременно с ним — договор страхования жизни. Выгодоприобретателем по договору являлся застрахованный, а в случае его смерти — наследники. О смерти отца страховую компанию уведомили в сроки, которые были предусмотрены договором. Однако страховщик в выплате отказал, сославшись на медицинское заключение — а именно на диагностирование заболевания до заключения договора страхования.

Районный суд удовлетворил исковые требования. Согласно статье 963 Гражданского кодекса, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. В данном случае этого не было. Также суд отметил, что заявление на добровольное страхование было оформлено на бланке страховой компании, где в перечне заболеваний отсутствовало указание на заболевание, ставшее причиной смерти заемщика. Хотя в любом случае возможность освобождения страховщика от страховой ответственности при смерти застрахованного лица в силу самого факта неосведомленности страховщика о наличии у застрахованного какого-либо заболевания, федеральным законом не предусмотрена.

Убрать дискредитирующие условия

Необходимо принять ряд мер, направленных на защиту прав страхователей, в первую очередь застрахованных заемщиков. В частности, целесообразно избавиться от практики включения дискриминирующих условий в отношении отдельных групп граждан в публичные договоры личного страхования. Для этого можно разработать и издать типовой договор и обязательные правила страхования для потребителей финансовых услуг на основаниях, предусмотренных п. 4 ст. 426 Гражданского кодекса и п. 2 ст. 1 Закона от 7 февраля 1992 г. №2300-1 «О защите прав потребителей».

Напомним, что, согласно Гражданскому кодексу, «договор личного страхования является публичным договором», то есть он действует в отношении каждого потребителя. Значит, этот договор не может содержать условия, выделяющие какую-либо категорию граждан, а страховщики изначально не свободны в установлении исключений из страховых случаев, не предусматривающих выплату компенсаций.

Общие изъятия для договоров страхования установлены положениями статей 928, 961, 963 и 964. Однако эти статьи не содержат каких-либо правил, связанных с включением в договор личного страхования дискриминирующих условий для групп населения (страдающих хроническими заболеваниями, ВИЧ-инфицированных, беременных и т. д.). Таким образом, в настоящее время законодательство не содержит правовых оснований для включения в страховой договор дискриминирующих условий.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 11 июля 2017 > № 2240458 Дмитрий Янин


Россия. СФО. ДФО > Финансы, банки > mirnov.ru, 14 марта 2017 > № 2512293 Дмитрий Янин

МИКРОКРЕДИТЫ ПОД… 795% ГОДОВЫХ

Россияне все активнее пользуются услугами микрофинансовых организаций. Не сумев рассчитаться с кредитными долгами в банках, они вынуждены обращаться за мини-займами под огромные проценты.

Привлекательность микрозаймов заключается в скорости и простоте их получения, финансовые компании даже не интересуются кредитной историей заемщика. И риски их вполне оправданны - в среднем по стране их комиссионные составляют 795% годовых!

Процентные ставки по быстрым займам, или, как их еще называют, «деньгами до зарплаты», обычно составляют от 0,3 до 3% в день в зависимости от компании. Итак, человек оформляет заем на месяц, к примеру 5000 руб. под 0,3%(это по минимуму, такие процентные ставки найти очень сложно), вернуть ему придется 5450 рублей. А под ходовые 2% в день сумма переплаты составит 3000 за 30 дней, то есть взял 5000 руб., верни 8000.

Немало россиян берут «зарплатные» кредиты на пару недель, а в итоге вязнут в них, как в болоте. По статистике, треть «зарплатных» заемщиков не может погасить кредит в срок.

Разговоры о необходимости ограничить дикий процент в РФ ведутся давно. Толку - ноль.

«За три года проценты на займы менее 30 тыс. руб. сроком до месяца снизились с 907% до 795%! Дикий процент, который не имеет, на мой взгляд, права на существование», - прокомментировал председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.

Он констатирует: никакого эффекта регулирования со стороны Центробанка мы не видим. Правда, средний банковский процент по вкладу за несколько лет упал с 52 до 28%.

В итоге в «долговой яме оказались в основном не банковские клиенты, а жертвы кредитных микрозаймовых организаций.

Впрочем, россиянам, уже усевшимся в долговую яму, изменения в законе вряд ли помогут - общий долг физлиц уже дорос до 1,037 трлн рублей. Набрал кредитов и не может платить каждый десятый гражданин РФ.

В среднем же российская семья тратит на погашение кредита четверть своих доходов.

«У 35,7% домохозяйств имеется непогашенная задолженность, - считает Янин. - Причем российская тенденция - чем беднее гражданин, тем больше у него кредитов. Больше всего должников среди пенсионеров и бюджетников».

На днях Общественная палата РФ представила всероссийский антирейтинг регионов по уровню высокорисковой закредитованности населения. Закредитованность определяется не общей суммой долгов гражданина, а соотношением его долга и ежемесячного дохода.

Чем больший процент дохода уходит на оплату кредита, тем выше закредитованность. На первом месте по закредитованности оказалась Бурятия, затем идут Сахалинская область, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, Красноярский край, Республика Тыва, Новосибирская, Иркутская, Кемеровская области, Республика Башкортостан и Тюменская область.

Самыми незакредитованными регионами оказались Республика Дагестан, Чеченская Республика, Севастополь и Республика Крым.

Жители Бурятии на погашение долгов по кредитам тратят 45% от своего дохода, в Дагестане - всего лишь 5%.

Согласно мировой практике, закредитованность не считается высокой, если выплаты по кредитам не превышают 25-30% от ежемесячного дохода гражданина. Закредитованность от 40% и выше считается критической.

Неудивительно, что самыми закредитованными оказались самые бедные. Так, один из рекордсменов по закредитованности, Республика Тыва, в рейтинге регионов по качеству жизни занимает последнее 85-е место, Бурятия - 76-е. Иркутская область - 69-е, Кемеровская область - 56-е, Сахалинская область - 53-е, Красноярский край - 43-е.

Анна Александрова

Россия. СФО. ДФО > Финансы, банки > mirnov.ru, 14 марта 2017 > № 2512293 Дмитрий Янин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter