Всего новостей: 2525915, выбрано 21 за 0.028 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Акишев Данияр в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Акишев Данияр в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 11 апреля 2018 > № 2564505 Данияр Акишев

Мажилисмены требуют усилить защиту вкладчиков

Депутаты считают, что акционеры и банкиры должны перестать «баловаться»

Национальный банк расширит критерии привлечения банкиров к уголовной ответственности за доведения банка до неплатежеспособности. Такая норма предусмотрена законопроектом «О валютном регулировании и валютном контроле». Об этом на рассмотрении законопроекта в мажилисе рассказал глава регулятора Данияр Акишев, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Так, депутат Анар Жаилганова поинтересовалась у председателя Нацбанка, будет ли в дальнейшем такой показатель как «снижение капитала банка ниже установленного финрегулятором уровня» служить основанием для привлечения топ-менеджеров к уголовной ответственности.

«Это не просто расчетный показатель (капитал ниже установленного уровня — Ред), это по сути означает, что банк „проел“ все деньги, ему расплачиваться нечем. Понятно, что не всегда за этим следует отзыв лицензии, но нам нужен этот критерий, чтобы норма (о привлечении к уголовной ответственности — Ред) заработала», — отметил Данияр Акишев.

Спикер палаты Нурлан Нигматулин обратился к главе финрегулятора с требованием быть решительнее в этом вопросе и ужесточить ответственность банкиров за финансовую безопасность своих вкладчиков.

«Вы же сейчас сами говорите, что это не просто коэффициент „снижения уровня собственного капитала“, что это может быть умышленно допущено. В жизни такое бывает, банкиры должны за это отвечать, так давайте отдельно эту норму и вынесем! Тогда она у вас будет, что называется, через запятую, а вы ее спрятали внутри 193 статьи», — подчеркнул Нурлан Нигматулин.

В свою очередь Данияр Акишев сообщил, что у этой нормы закона тогда появится и «другая сторона». «К сожалению, как только появится такая прямая норма, то я тогда могу очень много менеджмента коммерческих банков напрямую привлечь к уголовной ответственности», — высказал свою позицию глава финрегулятора.

«Что вы и должны делать. Вам об этом сказал глава государства, что акционеры и банкиры должны перестать „баловаться“… Мы, депутатский корпус, вас поддерживаем. Пора наводить порядок. Давайте введем эту норму напрямую (привлечение к ответственности за снижение капитала банка — Ред)! — высказался Нурлан Нигматулин. — В конце концов, вам нужно определиться. Мы вас готовы поддержать в этом. Определитесь, пожалуйста».

Отметим, что основная цель нового законопроекта «О валютном регулировании и валютном контроле в РК» — плановые изменения валютного законодательства в условиях динамично развивающихся рынков, в том числе с учетом вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию и создания Международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос». Основной задачей законопроекта является расширение охвата статистического мониторинга валютных операций и сокращение использования иностранной валюты в расчетах на территории Казахстана. Реализация предлагаемых норм позволит расширить охват информации о валютных операциях, повысить эффективность валютного контроля, в том числе для противодействия выводу денег из страны.

Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 11 апреля 2018 > № 2564505 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > camonitor.com, 5 апреля 2018 > № 2560678 Данияр Акишев

Данияр Акишев о девальвации, ипотеке и латинице

О подходах к валютному регулированию, отношении регулятора к криптовалютам, трудностях перехода на латиницу и последствиях девальвации национальной валюты в интервью РИА Новости рассказал председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев. Беседовали Людмила Кузьмич и Вероника Буклей.

— В России идет дискуссия о регулировании криптовалют, уже подготовлен соответствующий законопроект. Как вы планируете регулировать эту сферу?

— В Казахстане Национальный банк очень консервативно относится к этому вопросу, приветствуя только жесткие ограничения. То есть мы хотим запретить покупку-продажу криптовалют за национальную валюту, мы хотим запретить деятельность бирж в этом сегменте и любые виды майнинга. На наш взгляд, здесь все-таки очень много вопросов и проблем.

Первый вопрос — это защита прав потребителей и сможем ли мы ее обеспечить. Второй — минимизация рисков, связанных с национальным рынком. Наверняка ни у одного ЦБ нет полного функционала для администрирования этого рынка на трансграничном пространстве. Поэтому как минимум мы должны купировать этот риск для национальной валюты.

Третий большой проблемный вопрос, на который нет сейчас ответа, — противодействие отмыванию доходов. Криптовалюты — идеальный инструмент для отмывания денег и для ухода от налогообложения.

При обсуждении с государственными органами мы выразили свою позицию, и они нас поддержали. Поправки в законодательство, которые должны привести к этому ужесточению, мы подготовили.

— В прошлом году "Казахстанские железные дороги" успешно провели размещение на Московской бирже, а Банк Астаны стал первым казахским банком, чьи акции были допущены к торгам на ней. С чем, на ваш взгляд, связан такой интерес к российскому рынку и как вы относитесь к этому?

— Выход казахстанских компаний на российский рынок фондирования — это цена более позднего перехода на свободное плавание обменного курса в Казахстане, чем в России. Инфляция в Казахстане в конце 2016 года составила почти 18%. Очевидно, что в таких условиях фондироваться в национальной валюте невозможно. Нет рентабельных проектов, которые способны были бы обеспечить покрытие таких издержек. Россия, пройдя шоки переноса девальвации на инфляцию раньше, имеет благоприятный тренд по инфляции и может обеспечить более дешевое фондирование в рублях. Естественно, в этих условиях компании выбирают те рынки, где это можно сделать дешевле.

Рубль с тенге находятся в одной фазе как валюты экономик, зависимых от сырьевых ресурсов. Но ставки по рублю сейчас ниже и, конечно, лучше привлекаться в рублях. Поэтому такое движение есть, и мы этому не препятствуем. В любом случае эти компании берут валютный риск, так как финансируют свои затраты в тенге. Поэтому нам важно создать собственные благоприятные условия для местного рынка.

Мы обеспечили перезапуск денежного рынка, восстановили кривую доходности. Два года назад рынок не знал, сколько стоит тенге. Сейчас мы быстро движемся в процессе восстановления, потому в перспективе занимать деньги в России, чтобы финансировать проекты в Казахстане, станет невыгодным. Мы работаем и живем в тенге, мы должны создавать правильные условия для этого.

— Россия принимает шаги к либерализации валютного контроля. Власти считают, что это тоже будет способствовать развитию торговли в нацвалютах. Согласны ли вы с этим?

— Бизнесу важно получить объективную стоимость товара или услуг, которая будет отражать его ожидания по покрытию затрат, по маржинальности и рентабельности. Если какая-то валюта этому удовлетворяет — не имеет значения, какая — он будет использовать именно ее. Я полагаю, рубль сейчас отвечает этим условиям, так же как и тенге. Главное — это понятный финансовый рынок и механизм хеджирования возможных рисков. Рублевый рынок это предлагает. Мы движемся к этому и с тенге. Соответственно, доля других валют в двусторонней торговле будет снижаться.

Если говорить о законодательстве в валютном регулировании, мы приветствуем любые шаги по либерализации. Мы с Россией в 2007 году синхронно перешли к существующей либерализации. В России идет дискуссия о дальнейших шагах, даже используются такие понятия, как архаичный валютный контроль. Мы представляем страны с развивающимися экономиками, и наши валюты относятся к развивающимся. Те подходы, которые реализованы в развитых странах, Россия и Казахстан пока не могут себе позволить в полном объеме, поэтому, думаю, существующее валютное регулирование и валютный контроль отражают текущую ситуацию.

Репатриация валютной выручки и в Казахстане, и в России основана на контрактных условиях — никаких временных ограничений в законодательстве не содержится. В Казахстане отдельные нормы более либеральны, чем в России. Но все-таки пока наша валюта подвержена воздействию внешних шоков, и этот канал является одним из источников воздействия на другие индикаторы, такие как размер инфляции. Мы должны понимать источники рисков и стараться их минимизировать.

— В России звучали предложения о создании рейтингового агентства на уровне ЕАЭС или единой рейтинговой шкалы, которая бы признавалась всеми странами ЕАЭС. Как вы считаете, есть ли в этом необходимость?

— Каждая страна выбирает собственный путь, и мы с большим уважением относимся к решению других государств. В России создано национальное агентство, внедрена национальная шкала, идет переориентация регулятора на использование системы местных агентств. Мы понимаем причины, лежащие в основе этих решений, но в Казахстане мы выбрали другой путь.

Никаких ограничений для работы международных рейтинговых агентств у нас нет: S&P, Fitch, Moody's нормально работают и присваивают рейтинги. Возможности применить эти решения по всему периметру ЕАЭС и работать только с национальными агентствами — мы такую опцию не рассматриваем. Это должен решать рынок с точки зрения конкурентных преимуществ.

— А видите ли вы перспективы создания единой перестраховочной емкости на рынке ЕАЭС?

— При перестраховании часть национального капитала уходит за рубеж, а это вопрос оттока капитала. Мы знаем опыт Белоруссии. Сейчас этот опыт реализуется в какой-то степени в России. Понятно, что каждый регулятор стремится оставить резервы внутри страны и не отдавать их третьим странам. Мы считаем такой опыт интересным и изучаем его.

— Интересен опыт создания собственного перестраховщика? Или общего — на уровне ЕАЭС?

— В Казахстане крупные компании используют возможности иностранных перестраховочных компаний. Тем более рынок Казахстана не очень большой, и создавать отдельную емкость для покрытия рисков не очень выгодно. Также пока не обсуждаются меры в этом направлении на уровне пяти стран-участниц. Но тот опыт, который реализовала Россия, для нас интересен.

— Российская РНПК уже принимает казахстанский риск…

— Для меня российский рынок кажется более прозрачным, учитывая статус перестраховочной компании, которая создана в России. Ее основной акционер — ЦБ РФ, менеджмент высококвалифицирован. Если будет возможность администрировать денежные потоки через российскую компанию, то этот опыт нам будет очень интересен.

— В России три года назад произошла девальвация рубля, позже за этим последовала и девальвация казахстанского тенге. Сейчас в России это по-разному оценивается: одни говорят о преимуществах, которые получила промышленность — конкурентоспособность товаров выросла. Другие критикуют и даже называют этот шаг позором для властей, поскольку это привело к резкому падению доходов граждан. Как вы оцениваете этот шаг для вашей страны спустя три года, чего вы видите больше — плюсов или минусов слабого тенге?

— Как и в России, в Казахстане подобного рода дискуссии происходят даже с большей интенсивностью. Исторически тенге был более жестко привязан к доллару, чем российский рубль. А общество быстро привыкает к мнимой стабильности отсутствия изменений обменного курса. Но Казахстан — это открытая и малая экономика. В этих условиях невозможно обеспечить фиксированный обменный курс, не обеспечивая протекционистских мер в отношении торговли и ограничения движения капитала. В этих условиях надо либо закрываться, что в условиях интеграции вряд ли возможно, либо отказываться от фиксированного курса.

Дополнительным фактором стало подписание договора о Евразийском экономическом союзе. Мы институционализировали те режимы свободной торговли — без пошлин, без таможенных границ, — которые существует между нами, и стали еще более открытой экономикой. В этих условиях Казахстан стал больше зависеть от колебаний и конъюнктуры мировых рынков и самое главное — от ситуации у соседей.

В 2014 году началась постепенная девальвация российского рубля, которая к концу 2014 года достигла критических значений. В Казахстане в тот период тенге был стабилен. Не потому, что в Казахстане были сбалансированные торговые потоки, а потому что ЦБ защищал курс и тратил золотовалютные резервы. Мы, по сути, оплачивали возросший объем импорта.

В условиях отсутствия таможенных границ не всегда возможно точно оценить импорт. Например, в тот момент пытались понять объем импорта легковых автомобилей из России в Казахстан. По нашим оценкам, за пять месяцев он составил 170 тысяч штук при том, что годовая потребность Казахстана в автомобилях не превышала 60 тысяч. Эти покупки совершались за иностранную валюту и увеличивали отток капитала. В таких условиях у нас просто не было иной альтернативы.

Была широкая дискуссия о том, что надо делать и какие последствия будут у разных решений. Мы пришли к тому, что правильно перейти и в теории, и на практике к настоящему плаванию тенге по отношению к другим валютам. Это означало, что ЦБ должен минимизировать свое участие на валютном рынке и создать иные механизмы воздействия на курсовые ожидания и на обменный курс через процентную политику, в первую очередь операции на денежном рынке.

— Сейчас вы уже увидели преимущества этого решения?

— Во второй половине 2014 года произошло резкое ухудшение текущего счета. До этого Казахстан имел профицит. Но произошел масштабный сдвиг в зону дефицита, который, к сожалению, только сейчас, к концу 2017 года мы постепенно преодолеваем. Если бы мы не перешли к свободному курсу тогда, мы все равно сделали бы это позже. Потратили бы резервы и вряд ли бы смогли предотвратить широкомасштабный кризис на валютном и финансовом рынке и в банковской системе.

Сейчас дискуссия на тему денежно-кредитной политики продолжается. Есть сторонники, которые говорят, что надо вернуться к фиксированному курсу. Однако никто не может гарантировать, какой будет цена на нефть, условия торговли, курс рубля. Поэтому сейчас тенге находится в свободном плавании и ежедневно реагирует на перечисленные факторы. Мы достаточно похожи с рублем и выровняли конкурентоспособность.

Общество тяжело привыкает к новому режиму. Боязнь будущей девальвации до сих пор иногда присутствует. Девальвационные ожидания снижаются, но для полноценной адаптации общества и экономических субъектов к свободному курсу потребуется больше времени, чем прошедшие три года.

— Считаете ли вы нынешний курс тенге равновесным?

— Мы оцениваем его через степень вмешательства ЦБ на валютном рынке — оно равно нулю. Курс формируется без участия ЦБ на основе баланса спроса и предложения. Мы также оцениваем реальный эффективный обменный курс и видим значительную недооцененность тенге — это говорит больше о потенциале укрепления курса, нежели ослабления. Но это зависит от платежного баланса и от того, как он будет складываться в перспективе. Сейчас курс тенге отвечает текущим макроэкономическим индикаторам.

— Насколько велика сейчас зависимость курса тенге и экономики в целом от динамики цен на нефть?

— Зависимость есть. Экономика Казахстана зависит от нефти, и остается высокой доля нефтяного экспорта. Зависимость от экспорта нефти, нефтегазового конденсата и металлов, наверное, даже выше, чем в России, — около 85%.

В России есть бюджетное правило. В Казахстане немного иной механизм сглаживания. У нас существует Национальный фонд, куда поступают все доходы от нефти, а уже из него фиксированная сумма направляется в бюджет. Это позволяет защититься как от падения цен на нефть, так и от их роста.

Сейчас мы видим, что тенге имеет потенциал к укреплению. Однако мы не препятствуем этому и не наращиваем резервы. У нас свободный курс, мы стараемся не покупать валюту даже в случае избыточного предложения. В прошлом году было участие ЦБ в виде продажи валюты. В течение трех месяцев сглаживали шоки. Это связано с тем, что восприимчивость населения к негативной информации остается острой.

Население пытается привязаться к каким-то временным событиям, полагая, что денежные власти сдерживают ситуацию на валютном рынке, чтобы это временное событие прошло успешно. Такую политику мы не проводим.

Сейчас курс стабилен. Оснований, что курс может значительно измениться, нет. Но мы зависим от ценовой конъюнктуры и понимаем, что если цены на нефть резко снизятся и устойчивое время будут находиться на низких значениях, курс тенге отреагирует. Думаю, также отреагирует и курс рубля.

Однако сейчас мы не наблюдаем крупных рисков для нефтяного рынка. Оценивая все консенсус-прогнозы и ситуацию спроса и предложения на этом рынке, мы полагаем, что действующие цены объективно отражают экономическую реальность, и здесь не заложен пузырь, который вот-вот должен лопнуть. Соответственно, мы не видим высоких рисков для нашей валюты.

— Почему это так?

— В первую очередь это связано с волатильностью тенге. Любые долгосрочные отношения означают, что контрагенты стремятся минимизировать валютные риски, и, как правило, именно в торговле с Китаем по долгосрочным контрактам преимущественно используется доллар. С Россией мы видим долгосрочную миграцию в отношении рубля, но по Китаю пока большое влияние имеет доллар.

— В 2025 году Казахстан должен окончательно перейти на латинский алфавит. Может ли это создать какие-либо сложности для финансовой сферы, для Нацбанка?

— Очевидно, это процесс сложный, он требует длительного времени. У нас в этом плане есть еще достаточное количество времени. 2025 год, я считаю, достаточный срок для того, чтобы поэтапно и комплексно эту работу реализовать. Указ о переходе на латиницу был принят недавно, и мы только начинаем приступать к имплементации этих норм в финансовом секторе, понимая, что нужно там делать, чтобы этот процесс произошел удобно для финансового рынка, для нас и для инфраструктуры.

Казахстан > Финансы, банки > camonitor.com, 5 апреля 2018 > № 2560678 Данияр Акишев


Казахстан. Россия. ЕАЭС > Финансы, банки > dknews.kz, 5 апреля 2018 > № 2560607 Данияр Акишев

О политике Нацбанка в условиях ЕАЭС рассказал Акишев российскому СМИ

Председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев в интервью РИА Новости рассказал, о политике финрегулятора, а также о том, почему невыгодно занимать деньги в России, чтобы финансировать проекты в Казахстане.

- В России три года назад произошла девальвация рубля, позже за этим последовала и девальвация казахстанского тенге. Сейчас в России это по-разному оценивается: одни говорят о преимуществах, которые получила промышленность — конкурентоспособность товаров выросла. Другие критикуют и даже называют этот шаг позором для властей, поскольку это привело к резкому падению доходов граждан. Как вы оцениваете этот шаг для вашей страны спустя три года, чего вы видите больше — плюсов или минусов слабого тенге?

- Как и в России, в Казахстане подобного рода дискуссии происходят даже с большей интенсивностью. Исторически тенге был более жестко привязан к доллару, чем российский рубль. А общество быстро привыкает к мнимой стабильности отсутствия изменений обменного курса. Но Казахстан — это открытая и малая экономика. В этих условиях невозможно обеспечить фиксированный обменный курс, не обеспечивая протекционистских мер в отношении торговли и ограничения движения капитала. В этих условиях надо либо закрываться, что в условиях интеграции вряд ли возможно, либо отказываться от фиксированного курса.

Дополнительным фактором стало подписание договора о Евразийском экономическом союзе. Мы институционализировали те режимы свободной торговли — без пошлин, без таможенных границ, — которые существует между нами, и стали еще более открытой экономикой. В этих условиях Казахстан стал больше зависеть от колебаний и конъюнктуры мировых рынков и самое главное — от ситуации у соседей.

В 2014 году началась постепенная девальвация российского рубля, которая к концу 2014 года достигла критических значений. В Казахстане в тот период тенге был стабилен. Не потому, что в Казахстане были сбалансированные торговые потоки, а потому что ЦБ защищал курс и тратил золотовалютные резервы. Мы, по сути, оплачивали возросший объем импорта.

В условиях отсутствия таможенных границ не всегда возможно точно оценить импорт. Например, в тот момент пытались понять объем импорта легковых автомобилей из России в Казахстан. По нашим оценкам, за пять месяцев он составил 170 тысяч штук при том, что годовая потребность Казахстана в автомобилях не превышала 60 тысяч. Эти покупки совершались за иностранную валюту и увеличивали отток капитала. В таких условиях у нас просто не было иной альтернативы.

Была широкая дискуссия о том, что надо делать и какие последствия будут у разных решений. Мы пришли к тому, что правильно перейти и в теории, и на практике к настоящему плаванию тенге по отношению к другим валютам. Это означало, что ЦБ должен минимизировать свое участие на валютном рынке и создать иные механизмы воздействия на курсовые ожидания и на обменный курс через процентную политику, в первую очередь операции на денежном рынке.

- Сейчас вы уже увидели преимущества этого решения?

- Во второй половине 2014 года произошло резкое ухудшение текущего счета. До этого Казахстан имел профицит. Но произошел масштабный сдвиг в зону дефицита, который, к сожалению, только сейчас, к концу 2017 года мы постепенно преодолеваем. Если бы мы не перешли к свободному курсу тогда, мы все равно сделали бы это позже. Потратили бы резервы и вряд ли бы смогли предотвратить широкомасштабный кризис на валютном и финансовом рынке и в банковской системе.

Сейчас дискуссия на тему денежно-кредитной политики продолжается. Есть сторонники, которые говорят, что надо вернуться к фиксированному курсу. Однако никто не может гарантировать, какой будет цена на нефть, условия торговли, курс рубля. Поэтому сейчас тенге находится в свободном плавании и ежедневно реагирует на перечисленные факторы.

Мы достаточно похожи с рублем и выровняли конкурентоспособность.

Общество тяжело привыкает к новому режиму. Боязнь будущей девальвации до сих пор иногда присутствует. Девальвационные ожидания снижаются, но для полноценной адаптации общества и экономических субъектов к свободному курсу потребуется больше времени, чем прошедшие три года.

- Считаете ли вы нынешний курс тенге равновесным?

- Мы оцениваем его через степень вмешательства ЦБ на валютном рынке — оно равно нулю. Курс формируется без участия ЦБ на основе баланса спроса и предложения. Мы также оцениваем реальный эффективный обменный курс и видим значительную недооцененность тенге — это говорит больше о потенциале укрепления курса, нежели ослабления. Но это зависит от платежного баланса и от того, как он будет складываться в перспективе. Сейчас курс тенге отвечает текущим макроэкономическим индикаторам.

- Насколько велика сейчас зависимость курса тенге и экономики в целом от динамики цен на нефть?

- Зависимость есть. Экономика Казахстана зависит от нефти, и остается высокой доля нефтяного экспорта. Зависимость от экспорта нефти, нефтегазового конденсата и металлов, наверное, даже выше, чем в России, — около 85%.

В России есть бюджетное правило. В Казахстане немного иной механизм сглаживания. У нас существует Национальный фонд, куда поступают все доходы от нефти, а уже из него фиксированная сумма направляется в бюджет. Это позволяет защититься как от падения цен на нефть, так и от их роста.

Сейчас мы видим, что тенге имеет потенциал к укреплению. Однако мы не препятствуем этому и не наращиваем резервы. У нас свободный курс, мы стараемся не покупать валюту даже в случае избыточного предложения. В прошлом году было участие ЦБ в виде продажи валюты. В течение трех месяцев сглаживали шоки. Это связано с тем, что восприимчивость населения к негативной информации остается острой.

Население пытается привязаться к каким-то временным событиям, полагая, что денежные власти сдерживают ситуацию на валютном рынке, чтобы это временное событие прошло успешно. Такую политику мы не проводим.

Сейчас курс стабилен. Оснований, что курс может значительно измениться, нет. Но мы зависим от ценовой конъюнктуры и понимаем, что если цены на нефть резко снизятся и устойчивое время будут находиться на низких значениях, курс тенге отреагирует. Думаю, также отреагирует и курс рубля.

Однако сейчас мы не наблюдаем крупных рисков для нефтяного рынка. Оценивая все консенсус-прогнозы и ситуацию спроса и предложения на этом рынке, мы полагаем, что действующие цены объективно отражают экономическую реальность, и здесь не заложен пузырь, который вот-вот должен лопнуть. Соответственно, мы не видим высоких рисков для нашей валюты.

- Почему это так?

- В первую очередь это связано с волатильностью тенге. Любые долгосрочные отношения означают, что контрагенты стремятся минимизировать валютные риски, и, как правило, именно в торговле с Китаем по долгосрочным контрактам преимущественно используется доллар. С Россией мы видим долгосрочную миграцию в отношении рубля, но по Китаю пока большое влияние имеет доллар.

- В прошлом году "Казахстанские железные дороги" успешно провели размещение на Московской бирже, а Банк Астаны стал первым казахским банком, чьи акции были допущены к торгам на ней. С чем, на ваш взгляд, связан такой интерес к российскому рынку и как вы относитесь к этому?

- Выход казахстанских компаний на российский рынок фондирования — это цена более позднего перехода на свободное плавание обменного курса в Казахстане, чем в России. Инфляция в Казахстане в конце 2016 года составила почти 18%. Очевидно, что в таких условиях фондироваться в национальной валюте невозможно. Нет рентабельных проектов, которые способны были бы обеспечить покрытие таких издержек. Россия, пройдя шоки переноса девальвации на инфляцию раньше, имеет благоприятный тренд по инфляции и может обеспечить более дешевое фондирование в рублях. Естественно, в этих условиях компании выбирают те рынки, где это можно сделать дешевле.

Рубль с тенге находятся в одной фазе как валюты экономик, зависимых от сырьевых ресурсов. Но ставки по рублю сейчас ниже и, конечно, лучше привлекаться в рублях. Поэтому такое движение есть, и мы этому не препятствуем. В любом случае эти компании берут валютный риск, так как финансируют свои затраты в тенге. Поэтому нам важно создать собственные благоприятные условия для местного рынка.

Мы обеспечили перезапуск денежного рынка, восстановили кривую доходности. Два года назад рынок не знал, сколько стоит тенге. Сейчас мы быстро движемся в процессе восстановления, потому в перспективе занимать деньги в России, чтобы финансировать проекты в Казахстане, станет невыгодным. Мы работаем и живем в тенге, мы должны создавать правильные условия для этого.

- Видите ли вы перспективы создания единой перестраховочной емкости на рынке ЕАЭС?

- При перестраховании часть национального капитала уходит за рубеж, а это вопрос оттока капитала. Мы знаем опыт Белоруссии. Сейчас этот опыт реализуется в какой-то степени в России. Понятно, что каждый регулятор стремится оставить резервы внутри страны и не отдавать их третьим странам. Мы считаем такой опыт интересным и изучаем его.

- Интересен опыт создания собственного перестраховщика? Или общего — на уровне ЕАЭС?

- В Казахстане крупные компании используют возможности иностранных перестраховочных компаний. Тем более рынок Казахстана не очень большой, и создавать отдельную емкость для покрытия рисков не очень выгодно. Также пока не обсуждаются меры в этом направлении на уровне пяти стран-участниц. Но тот опыт, который реализовала Россия, для нас интересен.

- Российская РНПК уже принимает казахстанский риск…

- Для меня российский рынок кажется более прозрачным, учитывая статус перестраховочной компании, которая создана в России. Ее основной акционер — ЦБ РФ, менеджмент высококвалифицирован. Если будет возможность администрировать денежные потоки через российскую компанию, то этот опыт нам будет очень интересен.

Казахстан. Россия. ЕАЭС > Финансы, банки > dknews.kz, 5 апреля 2018 > № 2560607 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 1 марта 2018 > № 2519185 Данияр Акишев

Чего добился Данияр Акишев за два года своей работы? Часть 2

Динара ШУМАЕВА

В первой части статьи была проанализирована деятельность главы Нацбанка в области валютного регулирования и денежно-кредитной политики за последние два года. Во второй части статьи мы решили узнать, как изменилась политика регулирования банков и за что акционеры могут не любить текущего главу Центрального банка страны.

Политика кнута

По словам финансистов, в отношении банков последние два года характеризуются политикой «жесткого кнута и пряника». «Никогда ранее к банкам не предъявляли такие строгие требования как сегодня», - говорят банкиры.

Политика ужесточения регулирования началась еще в 2008 году после ипотечного кризиса в США, спровоцировавшем мировой кризис и впервые больно ударившем по банковской системе Казахстана, до этого считавшейся «лучшей в странах СНГ». В 2016-2017 годах Данияр Акишев продолжил эту политику, опираясь на основные принципы Базельского комитета по банковскому надзору Базель III.

«В 2016 году продолжена работа по переходу текущего регуляторного режима на основные принципы Базельского комитета по банковскому надзору Базель III по достаточности собственного капитала и ликвидности, призванные обеспечить финансовую устойчивость и конкурентоспособность банковского сектора», - говорилось в годовом отчете Нацбанка за 2016 год.

В связи с этим сохранились: высокие требования к достаточности собственного капитала банков, соблюдения уровня NPL в портфеле не выше 10%, запрет на выдачу ипотечных займов в иностранной валюте, запрет на одностороннее изменение договора и другие меры.

Повысились требования к формированию резервов, коэффициентам ликвидности, системе риск-менеджмента и т.д.

«Национальным Банком начата системная работа по стабилизации и развитию финансового сектора. Сегодня по-прежнему остаются важнейшими задачи по оздоровлению банковского сектора … В 2016 году мы предприняли шаги по усилению работы банков с кредитным риском. В ближайшей перспективе мы должны применить меры, направленные на улучшение качества активов банков, что в результате должно привести к усилению их финансовой устойчивости», - упоминается в годовом отчете Нацбанка за 2016 год.

За 2016-2017 годы Национальный Банк меняет подходы к регулированию, внедряет риск-ориентированный надзор, - рассказывают в Банке ВТБ Казахстан.

В частности, за этот период был введен Ежедневный коэффициент по размещению части средств банков во внутренние активы. Для банка это означает необходимость ежедневного размещения собственных и привлеченных средств во внутренние активы с тем, чтобы величина внутренних активов составляла не менее 95% от среднемесячной величины капитала и внутренних обязательств, сложившихся в месяце, предшествующем отчетному.

Также в 2016-2017 годах, в режиме мониторинга, началось поэтапное введение Коэффициентов покрытия ликвидности и нетто стабильного фондирования. Это создало потребность банков в более стабильных средствах фондирования.

Кроме того, началось внедрение единой методики оценки провизий с корректировкой регуляторного капитала банка (уменьшение размера собственного капитала на разницу между рассчитанными регуляторными провизиями и провизиями, сформированными согласно требованиям МСФО). Для банка это означает необходимость создания дополнительных расчетных резервов.

«В 2017 году запущена программа оздоровления по поддержке крупных социально значимых банков. Сегодня действуют требования по переходу на стандарты Базель III, c января 2018 осуществлён переход на МСФО 9, что потребовало от банков увеличения резервов. Оценить первые результаты этих и предстоящих в 2018 году изменений можно будет после полного их внедрения и осуществления деятельности в новых условиях», - считают в банке ВТБ.

Требования по капитализации

В 2014 году экс-председатель Нацбанка Кайрат Келимбетов говорил о постепенном повышении требований к размеру капитала банков второго уровня с 10 млрд тенге до 100 млрд тенге по следующей схеме: с 2016 года - до 30 млрд тенге, с 2017 года — до 50 млрд, с 2018 году — до 75 млрд и с 2019 года — до 100 млрд тенге. Он предполагал, что такие высокие требования к соответствующему периоду смогут выполнить всего порядка 15-20 банков.

В результате многим банкам понадобилась докапитализация. Это спровоцировало волну слияний и поглощений на рынке. Так, в 2015 году сразу 3 банка объединились в один: Альянс Банк, Темірбанк и ForteBank, также произошла передача активов и обязательств между Казкоммерцбанк и БТА Банк, Евразийский банк купил Банк Позитив Казахстан.

По информации пресс-службы Банка ВТБ Казахстан, с приходом Акишева в начале 2016 года требование по увеличению собственного капитала банков с 10 до 100 млрд тенге было отменено. Впоследствии, Нацбанк изменил требования по расчету размера собственного капитала банка и отменил ряд коэффициентов.

В начале сентября 2016 года Акишев на расширенном заседании правительства с участием главы государства признал, что «Национальный Банк был вынужден заморозить ранее принятые решения по внедрению стандартов Базель III, в частности, требования по повышению собственного капитала банков». Он объяснил это тем, что «подобное положение лишь усугубляет ситуацию и отбрасывает банковскую систему на несколько лет назад, что недопустимо на таком конкурентном рынке».

В январе 2016 года требование по капиталу было повышено с 5 млрд до 10 млрд тенге. Сегодня, согласно постановлению от 13 сентября 2017 года, минимальный размер собственного капитала банков установлен в размере 10 млрд тенге.

Несмотря на снижение требования по минимальному размеру капитала банков в 2016-2017 годах об объединении объявили еще ряд банков: ККБ и Халык, БЦК и Цесна банк, Capital Bank и Tengri Bank, Bank RBK и Qazaq Banki. Два последних банка осенью 2017 года заявили об отмене сделки по слиянию.

В результате пока сделка закрыта только по ККБ и Халык. Дочерний банк RBS Казахстан был продан и трансформировался в Банк ЭкспоКредит, после чего в текущем году был перерегистрирован уже в качестве First Heartland Bank.

Ужесточение надзора

По словам Данияра Акишева, проблемы банковской системы копились еще с 2006-2008 годов и сейчас регулятору приходится «разгребать Авгиевы конюшни».

«Статистика показывает, что 90% проблемного портфеля выдано банками с 2006 года по 2015 год. То есть кредитная активность, особенно в тех банках, где были выявлены наибольшие злоупотребления в нецелевом использовании денег, осуществлялась долгие годы и была выявлена относительно недавно», - сказал он во время онлайн-конференции 22 февраля.

Банковский сектор после 2009 года, когда иссяк основной источник фондирования в виде кредитов из-за рубежа, переключился на деньги государства. Начиная с 2010 года, банки аккумулировали на своем балансе огромные суммы денег квазигосударственного сектора и населения. Я об этом говорил в своем докладе на расширенном заседании правительства. «Но, к сожалению, до 2016 года многие банки пользовались этими деньгами по своему усмотрению без взвешенной кредитной политики. Отдельно нужно разбираться, как и почему деньги квазигоссектора попали в ненадежные банки», - подчеркнул спикер.

Он отметил, что, начиная с 2016 года, Нацбанк ужесточил надзорную практику, начал критически оценивать работу аудиторских компаний, которые не выявляли никаких проблем.

«Это ускорило вскрытие проблем в слабых банках. Конечно, Нацбанку в силу ограниченности человеческих и временных ресурсов было невозможно сразу реализовать все меры. Масштаб проблемы оказался значительным. Проблемы, которые копились годами, сложно было решить быстро. Например, по Казкоммерцбанку только поиск оптимального способа его оздоровления, обсуждение и его реализация потребовали полтора года», - заявил спикер.

Все это время регулятором проводилась работа по реформированию надзорной политики.

«Это комплекс мер, включающий в себя законодательные поправки, изменение надзорной политики, усиление квалифицированного кадрового потенциала надзорных, регуляторных, инспекционных подразделений. Для того, чтобы ситуация не повторялась, подготовлен законопроект по усилению надзорных функций Нацбанка, направленных на превентивное решение проблем. Сейчас мы интенсивно отрабатываем его с правительством и парламентом», - подытожил спикер.

В результате ужесточения надзора сократилось количество банков – если в начале 2016 года насчитывалось 35 банков и 11 организаций, осуществляющих отдельные виды банковских операций, то на начало 2017 года – банков было уже 33 и 8 организаций (на 1 января 2018 года – 32 банка). Обнаружились проблемы в отдельных банках, кто-то оказался на грани закрытия.

28 октября 2016 года Нацбанк приостановил действия лицензий, выданных АО «Delta Bank» и АО «Казинвестбанк» в части приема депозитов, открытия банковских счетов физических лиц сроком на три месяца. 26 декабря 2016 года Казинвестбанк было лишено лицензии на осуществление банковских и иных операций и деятельность на рынке ценных бумаг.

Лицензию Delta Bank на проведения банковских и иных операций 29 декабря 2016 года снова возобновили, но, как известно, в ноябре 2017 года Delta Bank была лишена лицензии окончательно, а в феврале 2018 года суд вынес решение о ликвидации банка.

2017 год также запомнился всем проблемами в Bank RBK.

Стресс-тестирование и чистка NPL

В 2016 году Национальный банк добивался проведения комплексной оценки качества активов (известной в международной практике как Asset quality review, которая обычно сопровождается проведением стресс-теста). По информации регулятора, банки скрывали реальную картину качества своих активов, поэтому в этом отношении требовалась тщательная проверка.

«Банки проводили мероприятия по рефинансированию, реструктуризации и списанию неработающих займов, однако такая практика снизила объективную информативность отчетности о качестве активов. Согласно регуляторной отчетности банков по итогам 2016 года доля неработающих займов (с просрочкой платежа свыше 90 дней) снизилась с 8,0% (1,2 трлн тенге) в 2015 году до 6,7% (1,0 трлн тенге). Низкое качество активов может скрываться за счет чрезмерно оптимистичных подходов к стоимостной оценке и представления в учете сомнительных займов как стандартных», - говорится в отчете регулятора.

В 2017 году было запланировано проведение стресс-тестирование банков, но уже во втором полугодии Нацбанка отказался от этой идеи.

Как пояснил «Къ» заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков, от классического формата стресс-тестирования решено отказаться во избежание «одномоментного шока».

«Классическая схема, которая реализована в Европе и Америке, у нас не работает. Потому что при классической схеме мы должны иметь мандат, чтобы заставить банк провести количественную оценку качества активов, мы должны привести независимого оценщика, который по универсальной методологии оценит банк. Потом эти цифры мы должны, имея наш собственный мандат, прописанный в законодательстве, сказать банку, что вы должны иметь такой капитал, который показывает разницу между результатами стресс-теста и фактическим капиталом. И банк должен выйти на рынок и найти инвестора для того, чтобы увеличить капитал», – прокомментировал Олег Смоляков.

Тем не менее, полностью от оценки качества активов регулятор отказываться не намерен. Поэтому традиционное стресс-тестирование было решено заменить административной мерой – внедрением регуляторного вычета.

«В течение пяти лет мы будем требовать от банков довести капитал до этого регуляторного стандарта. И, соответственно, у нас есть и полномочия, и мандат их заставить, потому что это уже будет работать как пруденциальный норматив – по унифицированной методике в соответствии с общепринятой практикой. То есть мы немножко пошли по регуляторно-административному пути», – сказал Смоляков.

МСФО 9 и «регуляторные провизии»

С 1 октября 2017 года в силу также вступили новые правила Национального Банка по формированию в коммерческих банках так называемых «регуляторных провизий». Кроме того, с 1 января 2018 года банки обязаны применять международные стандарты финансовой отчетности (МСФО 9).

По словам председателя правления АТФ Банк Энтони Эспина, два этих события окажут существенное влияние на развитие банковской индустрии в ближайшее время. С введением данных регуляторных требований политика Национального банка в части регулирования банков ужесточается. Это означает, что банкам теперь нужно будет пересмотреть свою залоговую структуру и запросить в случае необходимости дополнительные залоги от клиентов.

«По сути, ничего не изменилось. Но до 1 октября одна часть залогов считалась как залог, после 1 октября – она перестает быть залогом. То есть система риск-менеджмента в банках автоматически ужесточается. Банкам будет сложнее работать. За короткое время нам нужно успеть создать провизии, пока мы не восстановим необходимую залоговую структуру, не приведем ее в нужное состояние», - поясняет спикер.

Разумеется, многие акционеры банков были недовольны такой политикой, это сдерживало их развитие, поскольку теперь им придется под каждый выданный кредит формировать больший объем провизий. Однако отдельные представители отнеслись к этой мере с понимаем.

Так, по мнению Энтони Эспина, это время будет для банковской индустрии очень интересным. «Если посмотреть на работу председателя Нацбанка – он проделал большую работу. Во-первых, он стабилизировал ситуацию на денежном и валютном рынках. Во-вторых, за счет внедрения этих регуляторных провизий он дисциплинирует банковский сектор. Для самого банковского сектора это создает краткосрочные сложности, потому что нам теперь предстоит перейти от МСФО к регуляторным провизиям. И если говорить о третьей большой задаче, которую ему удалось решить – это программа оздоровления банков», - заявил глава АТФ Банка.

«Новые требования Национального банка по установлению нормативных значений и методик расчетов пруденциальных нормативов под номером 170 от 13 сентября 2017 года существенно ужесточают формирование резервов для вычета из капитала, что снижает капитал и в принципе усложняет банкам второго уровня задачу поддержания коэффициентов достаточности капитала на требуемом уровне. Но в текущих экономических условиях на фоне сложной задачи оздоровления банковского сектора данные требования вполне оправданны, - отметили в Нурбанке.

Как считает главный управляющий директор (CEO) Альфа Банк Андрея Тимченко, эти требования существуют не для Нацбанка, а для сохранения финансовой устойчивости банков в период кризиса.

«На самом деле наш Нацбанк в 99% случаев идет по пути внедрения международных стандартов. Мы можем по каким-то пунктам идти впереди, по каким-то отставать от других стран, но в целом – это общие тенденции. Банковский сектор пострадал в Европе, США и развивающихся странах. Везде было ужесточение по пруденциальным нормативам, во всех странах банки, в тот момент, когда эти требования возникли, были не готовы их соблюдать. Поэтому во всех странах – это поэтапный процесс, где банки постепенно готовятся соблюдать эти нормативы», - сказал он в интервью «Къ» в феврале 2017 года.

Политика пряника (Программа повышения финансовой устойчивости)

Девальвация тенге и ухудшение макроэкономических условий (снижение цен на основные экспортные позиции страны) плохо отразились на кредитоспособности большинства клиентов банков в Казахстане за последние годы.

Несмотря на умеренный официальный объем токсичных кредитов, реальная картина качества ссудного портфеля оказалась куда хуже. В прошлом году Национальный банк провел выборочный анализ крупнейших займов банковской системы, который показал, что сумма потенциального NPL, с учетом реструктурированных займов составляла порядка 25% от ссудного портфеля банков.

Для поддержки банков и его клиентов президентом РК было поручено принять комплекс мер по оздоровлению банковского сектора посредством Программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора РК.

«В период кризисных явлений государство заинтересовано в поддержке банков в целях обеспечения устойчивости всей финансовой системы и экономики. Основными целями Программы являются повышение эффективности надзорного процесса для предупреждения рисков в банковском секторе на раннем этапе, солидарная докапитализация банков с акционерами и обеспечение финансовой стабильности банковского сектора», - говорилось в официальном релизе Нацбанка.

На реализацию программы было выделено 410 млрд тенге. 18 октября 2017 года Нацбанк одобрил заявки четырех банков: Евразийский банк получил от государства 150 млрд тенге, АТФ Банк и Цесна банк – 100 млрд тенге, Банк ЦентрКредит – 60 млрд тенге.

«Указанные банки и их крупные акционеры представили планы мероприятий по повышению финансовой устойчивости, улучшению качества активов и снижению уровня неработающих кредитов, а также письменные обязательства по докапитализации банка», – сказал тогда Акишев.

Технически поддержка выглядит следующим образом: указанные банки выпускают облигации под 4% годовых, которые покупает Нацбанк. На эти деньги банки приобретают ноты НБ под 8,7% годовых, в которых обязаны «хранить» эти деньги. Финансовый институт имеет право каждый год продавать часть этих нот (около 33%) регулятору, получая таким образом необходимую ликвидность.

Для участия в программе капитал банков должен быть не менее 45 млрд тенге. При этом акционеры банков обязаны до 31 декабря 2022 года еще докапитализировать свои банки, а менеджмент – погасить субординированные облигации по истечении 15 лет, то есть вернуть все средства государству.

Как заявил «Къ» глава Евразийского банка Павел Логинов, часть ликвидности будет направлена на кредитование приоритетных в рамках Стратегии банка сегментов, а вторая часть - на формирование провизий по проблемным портфелям. Также у финансового института есть право использования этих бумаг на операции РЕПО.

Как указывается в тексте Программы повышения финансовой устойчивости банков, в результате этих мер в течение 5 лет совокупный собственный капитал банковского сектора увеличится на сумму более 1 трлн. тенге, что усилит их финансовую стабильность и устойчивость возможным новым неблагоприятным внешним факторам.

«Увеличение собственного капитала банков вместе со снижением неработающих активов банков поддержит кредитование банками реального сектора экономики. Ожидается ежегодный рост выдачи новых займов экономике в размере не менее 300 млрд. тенге. Программа будет способствовать дальнейшему развитию смежных отраслей экономики, что в свою очередь будет способствовать оздоровлению финансового состояния конечных заемщиков-предприятий реального сектора экономики», - говорится в Программе.

Программа была позитивно оценена как самим банковским сообществом, так и международными институтами. Так, рейтинговые агентства достаточно позитивно отозвались о ней.

«Реализация программы позволит банкам сформировать значительные дополнительные резервы на потери по проблемным кредитам, которые могут возникнуть с учетом существенного снижения темпов экономического роста и девальвации тенге в последние три года, и должна способствовать росту кредитования. Мы ожидаем, что это будет способствовать повышению прозрачности и стабильности банковского сектора», - заявили в S&P Global Ratings.

Другое международное рейтинговое агентство Fitch Ratings в обзоре казахстанских банков за II квартал 2017 года отметило, что показатели капитала казахстанских банков могут улучшиться в результате предлагаемого Национальным банком выделения субординированных кредитов на сумму свыше 500 млрд тенге (ред. Къ - в рамках Программы).

«Я считаю, что в целом для банковской отрасли 2017 год сыграл роль очень своевременной и правильной терапии – главным образом профилактические и оздоровительные инструменты были применены в рамках государственной поддержки крупных финансовых институтов Национальным банком. Я и мои коллеги-банкиры разделяем позитивные прогнозы относительно результатов данной поддержки», - сказал в интервью «Къ» председатель правления Банк ЦентрКредит Галим Хусаинов, подводя итоги 2017 года.

По мнению Андрея Тимченко, работа по урегулированию проблемной задолженности и докапитализации отдельных банков, проведенная в 2017 году правительством и Национальным банком РК в рамках Программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора, способствовала повышению доверия к казахстанскому банковскому сектору в целом и создала предпосылки для его финансовой стабильности и роста в будущем.

«Я думаю, что сегодня присутствует существенная поддержка со стороны государства и регулятора для банков, а через банки – для экономики. Благодаря этому у нас банковский сектор стабилен и развивается достаточно успешно, на мой взгляд. Без этой поддержки, конечно, у многих банков были бы большие сложности и устойчивость временами была бы под вопросом», - сказал он.

В сухом остатке

Так чего же в результате добился г-н Акишев за два года в банковском секторе?

Если судить строго по статистике, то видно, что количество банков уменьшилось, а их «качество» повысилось. О «качестве» обычно говорят коэффициенты достаточности капитала, ликвидности, объемы сформированных провизий по ссудному портфелю, объемы NPL в портфелях банков и другие показатели.

Так, если на начало 2016 года регуляторный капитал (минимальный уровень капитала банков, требуемый регулятором для защиты интересов инвесторов и вкладчиков) составлял 3 062,5 млрд тенге, то на 1 января 2018 года уже 3 763,6 млрд тенге.

Средние коэффициенты достаточности капитала по рынку в начале 2016 года составляли следующие значения: к1-1 – 12,5%; к1-2 – 13,1%; к2 – 15,9%.

На 1 января 2018 года эти значения повысились: к1-1 – 16,9%; к1-2 – 17,5%; к2 – 21,8%.

Объемы сформированных провизий увеличились с 10,6% до 15,6% от общего ссудного портфеля банков. Высоколиквидные активы увеличились с 21,2% до 34,7% от активов банков.

Объем NPL в общем портфеле банков снизился с 23,5% на начало 2015 года до 9,3%. Но по словам Данияра Акишева, реальный уровень NPL может быть выше официального, который показывают банки.

«Банки зачастую прибегают к инструменту по реструктуризации проблемных заемщиков, а именно изменяются первоначальные условия договора. Таким образом, уровень проблемных займов в портфелях банков находится выше официально признанных банками. Однако данная ситуация находится под постоянным контролем Национального Банка и проводится соответствующая работа по поэтапному признанию и последующей очистке проблемных займов с балансов банков», - сказал Данияр Акишев во время онлайн конференции 22 февраля.

В целом, финансовая стабильность и надежность банков усилилась. Об этом говорит и увеличение вкладов физических лиц в банках с 44,1% до 49,3% от всех вкладов клиентов банков. При этом доля вкладов в иностранной валюте снизилась с 79,1% до 52,4%. А вот вклады юридических лиц напротив сокращаются с 55,9% до 50,7%. Возможно, на эту статистику повлиял отток депозитов юр.лиц из банков RBK, Delta Bank и Казинвестбанка.

С другой стороны, в связи с ужесточением мер, снизилась общая доходность банков как бизнеса (одна из причин – почему банкиры должны не очень-то любить главу центрального банка).

Если на начало 2016 года общая прибыль банков составила 227 млрд тенге, то на начало 2018 года убыток банковского сектора составил 62,3 млрд тенге.

Также снижается кредитование бизнеса. Если на начало 2016 года займы юридическим лицам составляли 7 307,2 млрд тенге или 47% от совокупного ссудного портфеля БВУ, то в начале 2018 года этот показатель составил 4 195,1 млрд тенге или 30,9% от портфеля. Возможно это связано с ужесточением системы риск-менеджмента банков в отношении новых заемщиков.

Согласно итоговому пресс-релизу Нацбанка за 2017 год объем кредитов юридическим лицам за 2017 год снизился на 5,8% до 8 164,4 млрд тенге, физическим лицам увеличился на 12,4% до 4 541 млрд тенге.

Зачем главе НБ политическая поддержка?

Показателен тот момент, что в начале 2017 года президент сначала поддержал нового главу НБ словами «Никого не бойся!», а через год также публично отчитал во время заседания правительства в начале февраля 2018 года словами «ты давно должен был это сделать», говоря о санкциях в отношении Bank RBK.

Вероятно, что главе Нацбанка не всегда легко привлекать к ответственности те или иные финансовые институты, нарушающие пруденциальные нормативы ввиду «высокопоставленности» и влиятельности их акционеров.

На вопрос: «какой мерой Нацбанка акционеры банков были бы особенно недовольны?», в Нурбанке ответили, что регулятор существенно ужесточил формирование резервов для вычета из капитала, что снижает капитал и в принципе усложняет банкам задачу поддержания коэффициентов достаточности капитала на требуемом уровне. Это требует дополнительных вливаний со стороны акционеров», - сообщает пресс-служба банка.

По словам финансиста, пожелавшего остаться неназванным, председатель Национального Банка – это самая трудная и неблагодарная должность внутри политической системы. Как правило, главами Центральных банков в мире редко становятся дети высокопоставленных политиков или предпринимателей, поскольку здесь слишком много ответственности и очень много факторов, напрямую независящих от компетенции и образования главы Нацбанка. Например, при высоком уровне импорта и практически отсутствующем отечественном производстве трудно удерживать курс национальной валюты от девальвации. А Национальный банк не может отвечать за все проблемы в экономике одновременно – для этого есть министерство экономики, финансов и другие ведомства.

Поэтому зачастую главами центральных банков становятся «selfmade»-личности, талантливые финансисты, начинавшие карьеру с самых низов и привыкшие трудиться.

А вот акционерами банков – напротив – являются представители политической и бизнес-элиты. Либо они сами, либо их дети и внуки. Во-первых, это престижный бизнес во всем мире и во всем времена, во-вторых, прибыльный до тех пор «пока центральный банк не начинает усиленно «закручивать гайки».

Поэтому, естественно, чем жестче политика регулирования Нацбанка, тем больше «недовольных» среди влиятельных акционеров банков, которые вынуждены подчиняться этим требованиям.

«Если вы посмотрите список акционеров всех казахстанских банков, то увидите среди них многие известные фамилии так или иначе аффилиированные с нашей политической элитой. Но справедливости ради стоит сказать, что это свойственно не только для Казахстана и стран постсоветского пространства, но и во всем мире», - говорит спикер.

Таким образом, быть главой Центрального банка означает так или иначе противостоять большому количеству влиятельных политиков и предпринимателей. И без политической поддержи здесь, естественно, не обойтись.

Оценивая работу г-на Акишева за последние два года, финансисты говорят о том, что «ему не позавидуешь».

Проблемы в банковской системе Казахстана копились годами, банки скрывали реальное положение дел с качеством активов, кредитовали афилиированные структуры, игнорировали явные риски много лет. Теперь глава Нацбанка начал это вскрывать.

«Разгребать старые конюшни сложно и ещё сложнее прославиться при этом», - сказал финансист, пожелавший остаться неназванным.

Директор аналитического Центра Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Павел Афанасьев не считает политику Нацбанка за последние два года «необоснованно жесткой», так как в стране по-прежнему осталось свыше 30 банков. Причем достаточно разных по характеру бизнеса.

«На мой взгляд, Нацбанк обозначил всем правила, дал новые инструменты, повысил прозрачность. Была предложена программа поддержки сектора с условиями, ковенантами, и многие банки пошли на это, понимая и принимая всю ответственность. Причем пошли не обязательно из-за какой-то неизбежности, хотя и её, наверное, не нужно исключать. На мой взгляд, пошли в том числе из-за желания ребалансировать как пассивную, так и активную часть своих балансов и сделать их более устойчивыми», - говорит Павел Афанасьев.

«В отношении таких вещей, как переход на стандарты МСФО 9 и инициируемые НБ РК регуляторные вычеты, не могу сказать, что они являются каким-то основным препятствием. Есть отдельные вопросы по подходам к надзорному суждению, которые обсуждаются на площадке АФК. Есть и конъюнктурные условия. Так, например, в экономике по-прежнему присутствует дефицит долгосрочного фондирования, в то время как короткая (привлекаемая и размещаемая на короткие сроки) ликвидность в тенге на ежедневной основе обращается на денежном рынке и это очень популярные инструменты. Долгосрочно давать взаймы в тенге по низким ставкам пока не так много желающих. Уровень оценки кредитного риска в экономике также является достаточно существенным, в то время как потребительское кредитование вновь стало актуальным при снижении реального уровня дохода населения. Это системные вещи, которые нужно решать», - рассказывает эксперт.

По его словам, работа банковского сектора даже после всех принятых мер будет неизбежно сильно зависеть от состояния экономики – инфляции, ставок, агрегированного спроса.

Как считает генеральный директор ИК «Фридом Финанс» Тимур Турлов, наблюдая за регулированием в банковской системе, шаги Национального банка были одновременно и логичными, и традиционно аккуратными. «Национальный банк не допустил системных кризисов и активно участвовал в оздоровлении институтов вместе с их акционерами, где это было возможно, где это было невозможно, он постарался осуществить ликвидацию настолько аккуратно, насколько это было возможно», - сказал он.

По мнению российского аналитика ГК «Финам» Сергея Дроздова, жесткое регулирование казахстанских банков за последние два года было еще одним шагом в правильном направлении со стороны регулятора, так как неустойчивые банки создают риски для всей финансовой системы страны.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 1 марта 2018 > № 2519185 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 1 марта 2018 > № 2516060 Дарига Назарбаева, Данияр Акишев

Дарига Назарбаева попросила Нацбанк отчитаться по проблемным банкам

Сенатор поинтересовалась возвратом средств, выделенных на оздоровление финсектора

Сенатор Дарига Назарбаева выразила обеспокоенность ситуацией с проблемными банками в Казахстане и обратилась с депутатским запросом к Данияру Акишеву, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Так, сенатор поинтересовалась количеством принятых и реализованных программ поддержки банковского сектора страны со стороны государства (из средств Правительства, Нацбанка и Нацфонда) за период с 1992 по 2018 год.

«Сколько средств было выделено на эти программы и как они были реализованы или реализуются? Какие банки и в каком объеме получили помощь со стороны государства? На каких условиях предоставлялись эти средства каждому из получивших помощь банков — проценты, сроки возврата, обеспечение возвратности и т. д. Сколько из выделенных государством финансовых средств банкам было возвращено (основной долг плюс проценты) в разрезе каждого банка и в какие сроки? Во сколько оцениваются потери для государства с учетом девальвации тенге?» — поинтересовалась Дарига Назарбаева в ходе пленарного заседания Комитета по международным отношениям, обороне и безопасности.

Кроме того, сенатор попросила отчитаться о доле участия государства в банках и других финансовых организациях Казахстана.

«В каких организациях Национальный Банк имеет долю участия, является акционером (РГП, АО)? Сколько стоит их содержание? Каковы финансовые результаты деятельности этих структур за период 2014—2017 годы? Планирует ли Нацбанк создать новые структуры или сократить существующие подведомственные структуры?» — задала вопросы Дарига Назарбаева и попросила предоставить перечень таких организаций.

Как подчеркнула сенатор, серьезные проблемы в банковской сфере указывают на низкую эффективность службы контроля и надзора за деятельностью банков. В связи с этим она попросила главу Нацбанка Данияра Акишева уточнить, какие недостатки в регулировании финансового сектора были выявлены и что в связи с этим собирается предпринять финрегулятор.

«Какова позиция Национального Банка в вопросе восстановления отдельного государственного органа по надзору и контролю финансового рынка и финансовых организаций?» — заключила Дарига Назарбаева.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 1 марта 2018 > № 2516060 Дарига Назарбаева, Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 28 февраля 2018 > № 2515727 Данияр Акишев

Во сколько обойдется страхование туристов для туроператоров в РК

Председатель Национального банка РК Данияр Акишев сообщил, какой будет предполагаемая сумма страхования туристов для туроператоров в Казахстане, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Ожидается, что стоимость страхования для туроператора будет невысокой. Около 320 тенге в день. Страховое покрытие при этом будет составлять от 3 до 16 миллионов тенге. Эта страховка будет работать только для туристов, которые обращаются к услугам туроператоров.

Туристы, которые не обращаются к туроператорам, и граждане, самостоятельно выезжающие за рубеж, несут ответственность за себя самостоятельно и государство не может обязать их застраховаться», - сказал Данияр Акишев, представляя законопроект по совершенствованию системы страхования в Мажилисе.

При этом глава Нацбанка отметил, что одним из направлений законопроекта является переход от страхования ответственности туроператора к страхованию самого туриста, выезжающего за рубеж.

«Сейчас при страховании ответственности туроператора страховка работает только, если будет доказано, что туроператор ошибся, а это случается достаточно редко. Турист, как правило, остается один на один со своими проблемами, в основном связанными с возмещением вреда здоровью.

Законопроект предусматривает изменение схемы страхования туристов, выезжающих за рубеж. Туроператор при реализации путевки обязан выдать туристу страховой сертификат. В страховом сертификате будут указаны контактные данные международных компаний, организующих в круглосуточном режиме помощь по доступу к медицинским услугам за рубежом», - пояснил Данияр Акишев.

При наступлении страхового случая за рубежом турист не несет расходы по оплате медицинских услуг, экстренной медицинской помощи и репатриации. Эти расходы покрывает страховая компания через международную компанию, организующую помощь туристу.

Казахстан > Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 28 февраля 2018 > № 2515727 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 25 декабря 2017 > № 2437336 Данияр Акишев

Данияр Акишев: Нацбанк принимал взвешенные решения

Как формировался курс тенге, зачем поддерживать банки и какие задачи предстоит решить в 2018 году

Одним из важных трендов 2017 года стало замедление инфляционных процессов. В следующем году уровень годовой инфляции будет в новом целевом коридоре — 5−7%. Об этом в интервью центру деловой информации Kapital.kz сказал Председатель Национального банка РК Данияр Акишев. Он также прокомментировал вопросы формирования курса тенге, установления базовой ставки, «оживления» рынка государственных ценных бумаг.

— Данияр Талгатович, как вы оцениваете итоги 2017 года для финансовой системы? Каких поставленных целей удалось достичь? И остались ли нерешенные задачи?

— В рамках проведения денежно-кредитной политики Национальный Банк в 2017 году принимал меры, направленные на достижение основной цели — обеспечение стабильности цен в республике. Одним из важных трендов уходящего года стало замедление инфляционных процессов. На протяжении всего года инфляция в годовом выражении находилась в пределах целевого коридора Национального Банка 6−8% и в целом демонстрировала нисходящую траекторию. По итогам ноября индекс роста потребительских цен составил 7,3%, что ниже значения на конец прошлого года — 8,5%.

В целом, существовали риски выхода инфляции за рамки целевых показателей, однако такие негативные сценарии не реализовались в полной мере. Со стороны внешних параметров мы наблюдали более благоприятный, по сравнению с прошлым годом, фон: ситуация на мировых товарных и продовольственных рынках оставалась стабильной. В определенные периоды происходило усиление волатильности на внутренних товарных рынках, что оказывало сдерживающее воздействие на более значительное замедление инфляции и инфляционных ожиданий. В свою очередь, Национальный Банк принимал взвешенные решения на основе анализа фактических и прогнозных показателей и не допускал излишнего ужесточения денежно-кредитных условий.

Продолжилось осуществление режима свободно плавающего обменного курса. Курс тенге формировался на основе спроса и предложения на валютном рынке под воздействием фундаментальных факторов при минимальном вмешательстве Национального Банка. В течение года динамика внутренних и внешних факторов была разнонаправленной, ежедневные колебания обменного курса позволили непрерывно поддерживать обменный курс равновесным и не накапливать дисбалансы. То есть курс тенге выполнял функцию автоматического стабилизатора.

Началась реализация программы повышения финансовой устойчивости при обязательной поддержке со стороны акционеров банков. В ее рамках приняты меры по оздоровлению Казкоммерцбанка, а также оказана поддержка 5 другим крупным банкам.

Кроме этого, нам удалось создать условия для возобновления кредитования банками второго уровня. Кредитование экономики с начала года увеличилось на 3,2% и достигло 13,1 трлн тенге на конец октября 2017 года. Активизация кредитования происходит на фоне повышения деловой активности и увеличения потребительского спроса в результате смягчения денежно-кредитной политики.

К одним из положительных факторов также относится сохранение привлекательности тенговых депозитов, которое способствовало дальнейшему процессу дедолларизации в банковской системе и содействовало увеличению фондирования банков второго уровня в национальной валюте. Если уровень долларизации в январе 2016 года достигал своего максимального значения в 70%, то в текущем году на депозитном рынке мы наблюдаем паритет между валютными и тенговыми депозитами — уровень долларизации находится в пределах 48−50%.

Также были достигнуты определенные успехи в «оживлении» рынка государственных ценных бумаг, как краткосрочных нот Национального Банка, так и облигаций Министерства Финансов РК. Повышение ликвидности рынка государственных ценных бумаг критически важно для формирования безрисковой кривой доходности, которая является первоисточником информации для внутренних и внешних инвесторов в вопросе стоимости заимствования и служит сигналом в вопросе оценки ожиданий профессиональных участников. Наличие адекватной безрисковой кривой доходности решает ряд задач, в том числе способствует развитию фондового рынка, а также повышению эффективности процентного канала трансмиссионного механизма и денежно-кредитной политики в целом.

Еще одним положительным фактором можно отметить проведенные Национальным Банком до настоящего времени реформы, направленные на создание благоприятного инвестиционного климата в стране, защиту прав и интересов миноритарных инвесторов. Введенные законодательные инициативы позволили значительно расширить влияние миноритарных акционеров в деятельности общества, разграничить функции и полномочия органов управления общества, упростить процедуру разрешения корпоративных конфликтов, усилить фидуциарную ответственность менеджмента за вред, причиненный обществу, ввести независимый аудит хозяйственных товариществ.

Значимость реализованных Национальным Банком реформ была подтверждена международными экспертами Всемирного Банка в Отчете «Doing Business 2018», где Казахстан занял 1-е место среди 190 стран по индикатору «Защита миноритарных инвесторов», поднявшись с 2015 года на 63 позиции.

В качестве положительных факторов регуляторного характера можно отметить введение в действие законодательства о коллекторской деятельности, которым введен механизм досудебной медиации. Данный механизм позволяет наладить договорные отношения кредитора и заемщика, между которым в качестве медиатора выступает коллекторское агентство, основная функция которого направлена на восстановление платежеспособности проблемного заемщика.

Принятие Закона позволило повысить прозрачность рынка взыскания проблемной задолженности. Это доказывается введенным инструментом регистрации коллекторских агентств в реестре регулятора. На сегодняшний день в Национальном Банке уже зарегистрированы 54 организаций, которые в должном порядке предоставляют регулятору информацию по проблемным банковским займам и микрокредитам.

Также Законом четко регламентирована процедура взаимодействия с проблемными заемщиками, которая запрещает использование неправомерных действий в отношении заемщика. Это повышает прозрачность данной сферы.

Новый институт коллекторства способствует снижению уровня проблемного портфеля банковского сектора как путем оказания банкам услуг по досудебному взысканию проблемной задолженности заемщиков, так и путем прямой покупки проблемного портфеля у банков.

Среди вызовов текущего года можно отметить всплеск волатильности на внутреннем валютном рынке в августе-сентябре вследствие спекуляций о возможном значительном ослаблении тенге в привязке к определенным событиям, таким как завершение EXPO-2017 в г. Астане. С целью недопущения дестабилизации ситуации на валютном рынке, Национальный Банк осуществлял интервенции по продаже иностранной валюты. Кроме того, Национальный Банк посредством пресс-релизов и комментариев в СМИ проводил разъяснения по ситуации на валютном рынке, в частности об отклонении курса тенге от фундаментально обоснованных значений и о предпосылках к коррекции и укреплению тенге.

Несмотря на позитивные результаты, которые были достигнуты в текущем году, есть задачи, для решения которых требуется больше времени. Это процесс дальнейшей дедолларизации финансового сектора, восстановление темпов кредитования в банковской системе по мере оздоровления и повышения финансовой устойчивости банков, а также повышение эффективности в управлении ожиданиями рынка по процентной ставке и инфляционными ожиданиями населения. Другими словами, наша цель — переход от решения точечных проблем к устойчивому развитию всей финансовой системы.

Плавающий курс и абсорбирование ликвидности

— Каковы прогнозы Нацбанка на 2018 год? Каким он будет для Казахстана?

— Согласно нашим прогнозам, в 2018 году реальный рост ВВП Казахстана составит 2,8%, чему будут способствовать позитивные внешние условия торговли, обусловленные положительной динамикой спроса как в странах-основных торговых партнерах Казахстана, так и в мировой экономике в целом. Вместе с тем, мы ожидаем, что в следующем году уровень годовой инфляции будет складываться в новом целевом коридоре — 5−7% на конец года.

Для Казахстана, как и для любой другой развивающейся страны, основными экономическими моментами должны стать динамика роста глобальной экономики в целом и в развивающихся странах в частности, здесь идет речь в основном о наших основных торговых партнерах, монетарная политика развитых стран, а также мировые рынки сырья.

В целом ожидается продолжение тренда низкого, но стабильного глобального роста. В частности, рост экономики США и Еврозоны позволяет им снижать темпы монетарного стимулирования. При условии отсутствия глобальных шоков, можно ожидать сохранения низкой волатильности на мировых финансовых рынках, дальнейшего роста рынков акций, а также более высокие уровни доходностей государственных ценных бумаг развитых стран.

В части развивающихся рынков ожидается продолжение повышения экономической активности. Это в свою очередь потенциально положительным образом повлияет и на сырьевые рынки, и на локальные финансовые рынки развивающихся экономик. Конкретно по рынку нефти, продление соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи окажет некоторую поддержку мировым ценам на нефть.

В следующем году на внутреннем денежном рынке сохранится структурный профицит ликвидности тенге, в связи с чем, Национальный Банк продолжит проводить операции преимущественно по абсорбированию ликвидности. В отношении обменного курса тенге Национальный Банк намерен неотступно следовать режиму плавающего обменного курса тенге. На валютном рынке обменный курс национальной валюты будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты.

Между тем, существует ряд рисков, влияние которого может негативно сказаться на макроэкономическом развитии Казахстана в 2018 году. Так, в части внешних рисков стоит отметить существенное снижение цен на энергоресурсы на мировых товарных рынках и в целом волатильность цен на нефть, а также резкое и более существенное ужесточение политики ФРС без предварительной подготовительной риторики. К внутренним рискам, характерным для Казахстана, следует отнести вероятность повторного возникновения шоков предложения на отдельных рынках товаров и услуг, в частности, продовольствия и ГСМ, возможное ухудшение ожиданий населения и бизнеса относительно дальнейшей динамики инфляции и обменного курса тенге.

В случае реализации данных рисков существует вероятность усиления инфляционного фона в экономике, что может привести к резкому росту инфляции и ее выходу за пределы целевого коридора. Кроме того, реакцией на ухудшение внешних и внутренних условий может стать замедление темпов роста экономики.

Национальный Банк отслеживает негативные риски, которые могут привести к ухудшению макроэкономической ситуации. В случае их реализации мы будем предпринимать все необходимые меры для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность в стране. В целом Национальный Банк продолжит реализацию денежно-кредитной политики в режиме инфляционного таргетирования и плавающего обменного курса тенге. Режим инфляционного таргетирования позволяет эффективно регулировать инфляционные ожидания и удерживать инфляцию на стабильно низком уровне, что наилучшим образом способствует экономическому росту в долгосрочной перспективе.

В отношении обменного курса тенге Национальный Банк намерен последовательно следовать режиму плавающего обменного курса тенге. На валютном рынке обменный курс национальной валюты будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты. Долгосрочный тренд курса тенге будет определяться действием фундаментальных факторов, в том числе ценой на нефть, курсами валют стран основных торговых партнеров, состоянием платежного баланса, уровнем инфляции, и мировыми процентными ставками.

Снижение инфляции не в ущерб экономике?

— Что происходит с инфляцией? Сможет ли Нацбанк удержать ее уровень в заданном коридоре? Каков прогноз по инфляции на следующий год?

— В годовом выражении, она, с начала года, находится в пределах целевого коридора 6−8%. В ноябре годовая инфляция составила 7,3%, накопленный уровень за 11 месяцев сложилась на уровне 6,3%, что ниже показателей аналогичного периода прошлого года, составлявших 7,5%. В 2017 году наблюдается замедление продовольственной инфляции и роста тарифов платных услуг. С начала года наибольший вклад в инфляцию отмечается со стороны непродовольственных товаров, рост которых за 11 месяцев увеличился на 8,4%.

Проводимая умеренно-жесткая денежно-кредитная политика Национального Банка в 2016 году и в первой половине 2017 года, является одним из основных факторов замедления инфляционных процессов. Кроме того, снижение инфляции было обусловлено воздействием внешних и внутренних факторов. Так, стабильная ситуация на сырьевых рынках, ослабление внешнего инфляционного давления, укрепление обменного курса в первой половине года способствовали нисходящей траектории роста цен. Кроме того, совокупное влияние отрицательной динамики реальных денежных доходов населения, умеренных темпов роста регулируемых услуг, конъюнктуры отдельных агропродовольственных рынков приводило к снижению инфляционного фона.

При этом динамика инфляции была обусловлена в большей степени действием краткосрочных волатильных факторов, о чем свидетельствует более значительное замедление базовой инфляции (без учета энергоносителей, плодоовощной продукции и регулируемых услуг) — с 8,9% в декабре 2016 года до 6,2% в ноябре 2017 года.

Необходимо отметить, что постепенное восстановление темпов роста экономики и потребительского спроса, которые мы наблюдали в текущем году, не оказывали инфляционного давления.

По оценкам Национального Банка, по итогам года инфляция в годовом выражении сохранится в пределах целевого коридора 6−8% и будет плавно переходить к целевой траектории 2018 года.

Крайне важно, что Национальный Банк не ставит перед собой цель быстрого снижения инфляции. Поэтому с 2018 года целевые ориентиры по инфляции будут снижаться, но поэтапно. Постепенность снижения ориентиров продиктована необходимостью поддержания восстановительных процессов в экономике. В 2017 году инфляция не снижалась быстро и складывалась в пределах целевого коридора, что способствовало поддержанию темпов роста реального ВВП в восстановительный период.

— Каков вклад роста цен на бензин и другие виды топлива в повышение уровня инфляции?

-Удорожание энергоносителей в начале и конце текущего года обуславливало кратковременное повышение инфляции. Его вклад в инфляцию с начала года составил не более 1 процента., хотя с учетом суммарного эффекта в виде удорожания перевозок товаров и себестоимости коммунальных услуг может быть немного выше. В целом, влияние таких изменчивых компонентов инфляции оценивается как краткосрочное. По данным Комитета по статистике МНЭ РК, при общей инфляции в 7,3% показатель базовой инфляции без учета отдельных составляющих (плодоовощная продукция, регулируемые услуги, энергоносители) в годовом выражении в ноябре составил 6,2%.

— 27 ноября Нацбанк решил сохранить базовую ставку на прежнем уровне. Чем это обусловлено? Насколько, по вашему мнению, базовая ставка является эффективным инструментом и отражает ли она реальную рыночную ситуацию?

— Базовая ставка является основным инструментом денежно-кредитной политики Национального Банка, которая позволяет регулировать номинальные межбанковские процентные ставки на денежном рынке. На сегодняшний день ставки на денежном рынке формируются в соответствии с коридором базовой ставки. Таким образом, базовая ставка обуславливает ценообразование в финансовом секторе: на денежном рынке, на рынке ценных бумаг и в кредитовании.

Последнее решение о сохранении базовой ставки на прежнем уровне обусловлено несколькими факторами.

Во-первых, уровень годовой инфляции в октябре ускорился. Динамика инфляции обусловлена в большей степени действием краткосрочных факторов — удорожанием энергоносителей таких как: бензин, дизтопливо, уголь, в результате временного сокращения предложения и отдельных видов продовольствия, в основном, овощей (сезонный рост цен), о чем свидетельствует незначительное повышение базовой инфляции. Риски реализации вторичных эффектов от подорожания энергоносителей могут сохраняться в краткосрочном периоде и привести к повышению инфляционных ожиданий. В то же время, годовая инфляция, по оценкам Национального Банка, сохранится в пределах целевого коридора 2017 года.

Во-вторых, сохранение внешних рисков. В общем случае ситуация на внешних товарных рынках характеризуется относительной стабильностью. Темпы роста экономики и инфляция в странах — торговых партнерах, наряду с внешними продовольственными ценами, являются благоприятными с точки зрения влияния на спрос на казахстанский экспорт и инфляцию. В динамике цены на нефть, начиная с июня 2017 года, отмечается тенденция роста. Однако в среднесрочной перспективе могут возникнуть риски ее волатильности, повышающие неопределенность относительно будущих периодов.

Для достижения целей по инфляции Национальный Банк будет устанавливать базовую процентную ставку в зависимости от фактического и прогнозируемого уровня инфляции и других параметров. Базовая ставка в реальном выражении, т. е. номинальная ставка за минусом прогнозируемого значения инфляции на 12-ти месячном горизонте, будет поддерживаться на уровне не выше 4%, что соответствует долгосрочным потенциальным темпам экономического роста.

— Какая ситуация прослеживается на валютном рынке страны? Расскажите об основных факторах, которые влияют на валютный курс?

— Текущая ситуация на валютном рынке стабильна. Формирование курса тенге происходит на рыночных условиях под воздействием спроса и предложения на иностранную валюту.

В условиях режима свободно плавающего обменного курса на курс тенге оказывают влияние внутренние и внешние факторы. К внешним факторам прежде всего относятся мировые цены на нефть и ситуация в странах — основных торговых партнерах Казахстана. К внутренним факторам относятся девальвационные ожидания, изменение внутренних ставок, темпы дедолларизации сбережений.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 25 декабря 2017 > № 2437336 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451100 Данияр Акишев

Данияр АКИШЕВ: «Регулятору важно всегда быть бдительным»

Финансовые новости чаще других оказываются в эпицентре бурных общественных дискуссий, порождающих комментарии и многочисленные вопросы. Что закономерно – в большинстве своем они касаются каждого из нас, влияя на нашу повседневную жизнь. Мы решили составить своего рода топ финансовых вопросов года и адресовали их человеку, который лучше других знает, какие аргументы, события, факты обусловили действия регулятора. Наш собеседник – Председатель Национального банка РК Данияр АКИШЕВ.

Алевтина ДОНСКИХ

ГЛАВНЫЙ ПОЗИТИВ

– Данияр Талгатович, окончательные цифры по году «поспеют» к марту, но хотелось бы уже сейчас оценить основные тренды и вызовы уходящего года, с которыми сталкивался Нацбанк и в целом финансовая система...

– Типичный вопрос – о проблемах. Но начнем с главного позитива года. Важнейшим трендом-2017 стало замедление инфляционных процессов. Напомню, контроль над инфляцией – не только главная цель НБ РК, но и важнейшее условие для развития экономики.

Так вот, все 12 месяцев инфляция в годовом выражении находилась в рамках целевого коридора 6-8% и в целом демонстрировала нисходящую траекторию. По итогам ноября инфляция составила 7,3%, годом ранее было 8,5%.

Теперь – о рисках. В целом риски выхода инфляции за рамки целевых показателей были. Однако негативные сценарии не реализовались в полной мере. Со стороны внешних параметров мы наблюдали более благоприятный, по сравнению с прошлым годом, фон. Ситуация на мировых товарных и продовольственных рынках оставалась стабильной. Хотя в определенные периоды происходило усиление волатильности на внутренних товарных рынках. Это сдерживало более значительное замедление инфляции и инфляционных ожиданий. В свою очередь Нацбанк принимал взвешенные решения на основе анализа фактических и прогнозных показателей и не допускал излишнего ужесточения денежно-кредитных условий.

Среди вызовов года можно отметить всплеск волатильности на внутреннем валютном рынке в августе-сентябре. Его отчасти обусловили спекуляции о возможном значительном ослаблении тенге в привязке к определенным событиям. Например, таким как завершение ЭКСПО-2017. Чтобы не допустить дестабилизации ситуации на валютном рынке, Нацбанк проводил валютные интервенции.

В такие периоды мы активизировали разъяснительную работу. Комментируя ситуацию, мы опирались на фундаментальные макроэкономические факторы, которые не давали оснований для ослабления тенге, а свидетельствовали о предпосылках к его коррекции и укреплению. Что и произошло.

Были достигнуты успехи в «оживлении» рынка ГЦБ. Как краткосрочных нот НБ РК, так и облигаций Минфина. Это важно: повышение ликвидности рынка ГЦБ – своего рода индикатор для внутренних и внешних инвесторов.

– Национальный банк, как и обещал, удержал инфляцию в рамках 6-8%. Новые цели более амбициозны. Что позволило добиться успеха и дает уверенность в прогнозе?

– Основные факторы замедления инфляционных процессов – проводимая Нацбанком умеренно жесткая денежно-кредитная политика в 2016 году и в первой половине 2017 года и позитивное влияние внешних и внутренних факторов.

К снижению инфляционного фона также привели: влияние отрицательной динамики реальных денежных доходов населения; умеренные темпы роста регулируемых услуг; нисходящая конъюнктура отдельных агропродовольственных рынков. При этом динамика инфляции была обусловлена в большей степени действием краткосрочных волатильных факторов. Об этом свидетельствует более значительное замедление базовой инфляции с 8,9% в декабре 2016 года до 6,2% в ноябре 2017 года.

Постепенное восстановление темпов роста экономики и потребительского спроса не оказывали инфляционного давления. Но необходимо понимать, что Национальный банк не ставит целью быстрое снижения инфляции. Поэтому с 2018 года целевые ориентиры по ней будут снижаться поэтапно. Это продиктовано необходимостью поддержки восстановительных процессов в экономике. Так, и в уходящем году инфляция не снижалась быстро и складывалась в пределах целевого коридора. Это поддержало темпы роста реального ВВП в восстановительный период.

РЕФОРМА ЛУЧШЕ ШОКОВОЙ ТЕРАПИИ

– Один из самых острых вопросов нашего «рейтинга» – «Зачем спасать банки, перечислять банкирам миллиарды, они же не бедствуют…» Вопрос звучит и в ответ на принятую Программу устойчивости банковского сектора. Какова логика и аргументация НБ РК?

– Вопрос этот очень серьезный и очень обоснованный. Но и ответ на него очень непростой. Поэтому мне хотелось бы ответить подробно. Вопрос о том, спасать банк или нет, возникает, когда его потери настолько велики, что акционерного капитала не хватает, чтобы оградить вкладчиков от дальнейших потерь. Выбор незавидный, потому что выбирать приходится не между хорошим и очень хорошим, а между плохим и очень плохим. Но выбирать нужно, потому что бездействие еще хуже.

Казалось бы, просто определить, что хуже и при каком решении общественные потери больше: расходы бюджета на спасение банка или общественные издержки, которые мы, все вместе, как страна, понесем, если не будем его спасать. В прошлом году нас перед этим выбором поставили несколько банков, после того, как мы провели инспекцию их ссудных портфелей. Эта одновременность значительно осложнила задачу и повлияла на выбор.

В каждом конкретном случае ответ зависит от множества факторов: от состояния банка и структуры его фондирования, масштаба потерь и еще – от эффективности процедур ликвидации и урегулирования несостоятельных банков.

Попробуем сделать это вместе. Начнем с расходов бюджета на спасение банка. Их оценить относительно просто. Это разница между выявленными потерями и капиталом. То есть, та часть потерь, которую списание капитала возместить не сможет. Если ее восполнить, то можно будет найти частного инвестора для рекапитализации банка. Кстати, это – реализованный сценарий по Казкому. Банк признал все выявленные нами потери, полностью списал акционерный капитал и получил вливание государственной поддержки. После этого он был приобретен Народным банком и рекапитализирован.

Теперь представим, что произошло, если бы мы отказались спасать ККБ. Было бы намного сложнее, потому что нужно учитывать не только сам банк, но и всевозможные последствия его ликвидации. Начнем с кредиторов нашей банковской системы. В основном это общественный сектор, то есть, госкомпании Казахстана, общественные фонды, ЕНПФ. Они держат средства на депозитах и владеют облигациями банков. Это примерно 30% фондирования банковской системы. Еще 44% базы фондирования состоит из сбережений населения. В отличие от 2007 года, иностранных кредиторов среди них практически нет.

При ликвидации банка все они понесут финансовые потери. Субординированные облигации (в основном во владении ЕНПФ) пришлось бы конвертировать в капитал и практически полностью списать, вслед за акционерным капиталом. Держатели старшего долга тоже понесли бы потери. Все вклады пришлось бы урезать. Гарантированные вклады не понесли бы потерь, но только потому, что за них эти потери принял бы на себя Фонд гарантирования депозитов.

Арифметически, потери кредиторов при ликвидации банка равны потерям бюджета при спасении банка. И в том, и в другом случае общественный сектор несет одинаковые потери. Их невозможно избежать, потому что на самом деле они случились намного раньше, но просто не нашли отражения в отчетности. Эти потери произошли тогда, когда госкомпании и НПФ заводили свои средства в банки, несмотря на растущие признаки их финансовой неустойчивости.

Сегодня мы принимаем решение не о том, переносить ли потери банков на общественный сектор, а о том, как их распределить внутри него. Мы в этом году принимали решение о том, кто понесет потери: вкладчики, госкомпании и ЕНПФ при ликвидации банков или НБ РК вместе с Минфином при их оздоровлении. При сценарии ликвидации банка кроме прямых финансовых потерь неизбежно будут другие, масштаб которых, по самым приблизительным оценкам, вполне мог превысить прямые расходы бюджета. Все вкладчики, даже незатронутые ликвидацией банка, потеряют доверие к банковской системе. База фондирования становится неустойчивой, возрастают риски массового оттока вкладов и финансовой дестабилизации.

С другой стороны, спасение банков также связано с долгосрочными потерями в эффективности сектора. Это так называемая проблема роста безответственности – moral hazard – управляющих банков и профинвесторов, включая управляющих пенсионными активами.

Поэтому мы решили оказать поддержку системообразующему банку и принять Программу банковской поддержки для несистемных банков. По общему признанию, это не идеальный механизм. Но мы считаем, что в сложившихся обстоятельствах и с учетом институциональных ограничений, с которыми мы столкнулись, это наилучший вариант оздоровления банков.

Мы сочли, что пакет реформ надзорных мер будет более действенным и более правильным способом решения этой проблемы, чем шоковая терапия вкладчиков. Мы разработали пакет реформ по урегулированию проблемных банков, чтобы их ликвидация или оздоровление происходили быстро и упорядоченно, не вызывая распространения рисков ликвидности.

Как регулятор банков, Нацбанк и госсектор в целом должны извлечь уроки из этого опыта: нам нужно быть бдительными и следить за тем, чтобы банки не занимались рискованным непродуктивным кредитованием.

В прошлом мы слишком полагались на их финансовую отчетность и мнение независимых аудиторов. В качестве регулятора нам нужно как можно раньше идентифицировать нарастание рисков в банке, чтобы вмешаться как можно раньше. Регулятору необходимо иметь право выявлять плохие кредиты, полагаясь на свое суждение и объективные факты. У нас должно быть право потребовать от банка создания резервов на основе нашего суждения об ожидаемых убытках. Наше видение подтверждается международными тенденциями в стандартах бухучета и надзорных практиках.

Мы также неоднократно заявляли, что главная проблема банков – это высокая доля плохих кредитов, которые давят на их капитал и ограничивают кредитную активность. Без решения этой проблемы невозможно восстановление кредитования реального сектора экономики.

Поэтому Нацбанк запустил Программу повышения финансовой устойчивости банков при обязательной поддержке со стороны их акционеров. Помимо Казкома оказана поддержка и другим крупным банкам. Объем поддержки пяти крупным банкам составил более 500 млрд тенге. Все они имеют системную и социальную значимость для Казахстана. Их доля в совокупных активах системы – 27,5%; в депозитах физических лиц – 25,5%; в обязательствах перед квазигосударственным сектором – 30%. В целом реализация программы будет оправдана в долгосрочной перспективе, поскольку поможет списать плохие кредиты банков и создаст устойчивую платформу для расширения кредитования экономики.

«ПРИШПИЛИТЬ» КУРС? МЫ ЭТО УЖЕ ПРОХОДИЛИ

– В рейтинге самых обсуждаемых тем – валютное регулирование. Думаю, каким бы оно ни было, стрелы в эту «мишень» будут лететь всегда. Вот одна из точек зрения: «Свободно плавающий обменный курс – это ошибка. Курс надо зафиксировать, и, более того, руководство страны должно заставить НБ РК это сделать». А о чем свидетельствуют показатели валютного рынка?

– Прошло уже более двух лет с момента перехода на режим свободно плавающего обменного курса, и за это время экспертное сообщество поделилось на две группы. Одни поддерживают наше решение, от других мы слышим критику и по сей день. Это решение было обусловлено выбором режима денежно-кредитной политики – по таргетированию (определение цели) инфляции.

Эффективность такого режима подтверждена множеством научных, эмпирических исследований, а также практикой стран, применяющих его. Поясню: при режиме инфляционного таргетирования центральный банк выбирает единственную цель – снижение и стабилизация инфляции на низком уровне. Дополнительная цель – по таргетированию обменного курса не будет обеспечивать «независимость» ДКП. Поскольку тогда процентная политика центрального банка должна будет постоянно изменяться в ответ на шоки валютного курса.

За нашу историю независимости мы опробовали несколько режимов валютного курса. В том числе – режим неявной привязки тенге к доллару. И это неизбежно приводило к накоплению дисбалансов в экономике вследствие высокой инфляции и внешних шоков, обусловленных мировыми экономическими и финансовыми кризисами. Итог для нас – вынужденная девальвация тенге. Все хорошо помнят, какую социальную напряженность такой шаг вызывал, как падало доверие к тенге и как быстро население начинало переводить свои сбережения в инвалюту. Также напомню, что для поддержки курса тенге на определенном уровне, в условиях режима фиксированного обменного курса НБ РК тратил международные резервы – «подушку» безопасности страны на случай кризисных явлений. Но неизбежно наступал момент, когда такая трата резервов не оправдывала себя.

Действующая курсовая политика основывается на рыночных факторах, позволяет избегать накопления дисбалансов в экономике и обеспечивает конкурентоспособность отечественных производителей. При режиме плавающего обменного курса ситуация значительно улучшилась, валютный рынок сбалансировался по спросу – предложению. Это не означает отсутствие факторов, которые могут двинуть рынок в ту или иную сторону, но в этой ситуации у финрегулятора достаточно инструментов, чтобы держать ситуацию под контролем.

Поэтому не стоит с опаской смотреть на ежедневные колебания курса тенге, как в сторону укрепления, так и в сторону ослабления. Именно ежедневные колебания на рынке позволяют исключить возможность одномоментного и существенного изменения курса тенге. В свою очередь НБ РК готов по мере необходимости участвовать в валютных торгах, чтобы сглаживать дестабилизирующие скачки обменного курса.

Теперь посмотрим на тенденции и показатели валютного рынка в уходящем году.

Во-первых, снизилась волатильность. В текущем году курс тенге колебался в диапазоне 310,4-345 тенге за доллар США (+/-5-6% от среднего значения). Во-вторых, участие НБ РК в валютных торгах значительно снизилось по сравнению с прошлым годом (менее 2% от общего объема торгов за 11 месяцев). Это означает, что рынок может самостоятельно определить уровень курса без его существенной переоценки или недооценки. Еще плюс – сохранность резервов страны.

И очень важный, не финансовый результат: постепенное восстановление доверия людей к тенге, снижение долларизации.

РЫНОЧНО, НО С УЧЕТОМ СОЦИАЛЬНОГО ФАКТОРА

– Решения Нацбанком принимаются, исходя из объективных законов рыночной экономики. Но есть задачи, когда необходимо искать баланс между рыночными и социальными аргументами. Как принимаются решения по социально значимым вопросам, строго рыночно?

– Все решения, принимаемые НБ РК, например, о господдержке банков либо ипотечных заемщиков, основываются на количественном и качественном анализе, оценке возможных рисков и последствий для финансового рынка и экономики. Так, при оздоровлении банка берется во внимание экономическая целесообразность с точки зрения уменьшения госзатрат. То есть, неоказание господдержки банку в настроящем моменте может привести к большим потерям в будущем (least cost method).

Если речь идет об оказании поддержки ипотечным заемщикам, то учитываются объективные факторы, повлиявшие на ухудшение их положения и увеличение долговой нагрузки. Кроме того, нами изучается и учитывается международный опыт, производится экспертная оценка и согласование с банковским сообществом и правительством.

ГОСПРОГРАММА: 23 ТЫСЯЧИ РЕФИНАНСИРОВАННЫХ

– Государству и Нацбанку удалось снять эмоциональный накал многолетней ипотечной драмы и войти в русло прагматичного решения вопросов. Это пример того, как социальная значимость проблемы превалирует над жестким рыночным подходом. Хотя и не все согласны с таким решением: дескать, спасая ипотечников, государство поддерживает неплательщиков, которые по своей воле брали кредиты. А как Вы оцениваете прошлые системные ошибки и текущую ситуацию?

– Это был жесткий рыночный урок. Не только для тех, кто необдуманно брал кредиты, не просчитав собственные возможности отвечать по принятым обязательствам, но и тех, кто ипотеку настойчиво предлагал. Ипотечный «пузырь» раздувался, но никто не предпринял мер, чтобы его предотвратить. Поэтому государство подключилось к урегулированию ситуации с ипотечниками.

Об этом уже не раз говорилось. Сегодня важно сказать о том, что уже удалось сделать для решения проблемы. Программа рефинансирования ипотечных заемщиков, защищающая владельцев единственного жилья, была принята в апреле 2015 года. На ее реализацию Нацбанк выделил 130 млрд тенге. На 1 ноября т.г. в банки было подано 29 216 заявок на рефинансирование займов на сумму 214,7 млрд тенге. Из них одобрены 23 028 заявок на сумму 141 млрд тенге. До 2027 года с учетом револьверного механизма освоения денег программой будет охвачено порядка 40 тысяч заемщиков.

Недавно президент поручил Нацио­нальному банку совместно с правительством внести предложения о целесообразности ее расширения. Сейчас мы готовим совместные предложения.

Если говорить о текущей ситуации, то отмечается стагнация в ипотечном кредитовании. Она объективно обусловлена общим спадом в экономике, снижением реальных доходов и потребления населения. Ситуация ухудшалась и по причине роста стоимости жилья в условиях повышенного спроса при отсутствии достаточного предложения на рынке. Кроме того, активность банков в долгосрочном ипотечном кредитовании сдерживается низким качеством ссудного портфеля и низкой диверсификацией базы фондирования. Так, по состоянию на 1 ноября т. г. 80% совокупных обязательств банковского сектора (16 989,1 млрд тенге) составляют вклады клиентов.

В силу этих причин банки концентрируются на краткосрочном и высокодоходном потребительском кредитовании. Их доля в общем объеме займов физлицам банков на 1 ноября составляла 69,3%, а на ипотечные займы приходится 26,1% – всего 1 100,8 млрд тенге.

Одним из условий возобновления банковского ипотечного кредитования является создание альтернативных рыночных источников рефинансирования ипотечных кредитов. Сейчас мы разрабатываем комплекс мер, направленных на развитие внутреннего рынка секьюритизации ипотечных кредитов. Это должно придать импульс, как развитию ипотечного сегмента, так и фондовому рынку.

УПРАВЛЕНЦЫ ДЛЯ ПЕНСИОННЫХ АКТИВОВ

– Тема инвестирования пенсионных активов весь год была на «пьедестале» дискуссий. И тому есть немало поводов. Так, на недавнем заседании Общественного совета ЕНПФ сообщалось, что уровень проблемных активов фонда превышает 44,8 млрд тенге. Нацбанк не только управляет активами ЕНПФ, но и анализирует ситуацию в поисках системных решений, что принципиально изменится в этом вопросе в будущем?

– Хорошая новость в том, что за 11 месяцев года доходность пенсионных активов составила 7,15%, при инфляции – 6,3%. То есть, с начала года обеспечена положительная реальная доходность по ним в размере 0,85%.

Также сообщу, что Нацбанк разработал новое стратегическое распределение валютной части портфеля пенсионных активов ЕНПФ. Теперь планируется использовать индексное инвестирование пенсионных активов ЕНПФ в глобальные индексы облигаций и акций. Оно будет вестись зарубежными управляющими компаниями. Сейчас мы проводим процедуры по передаче зарубежным управляющим компаниям части пенсионных активов ЕНПФ, номинированных в инвалюте.

Если говорить о должниках фонда, то напомню, что после передачи активов из частных НПФ в инвестпортфеле ЕНПФ находились финансовые инструменты 32 компаний, допустивших дефолт. По состоянию на 1 апреля 2014 года общая сумма проблемных активов в его портфеле составляла 161,5 млрд тенге – 4,4% от их объема. По состоянию на 1 декабря т.г. их сумма снизилась до 44,9 млрд тенге – это менее 0,6% от их объема. Работу по возврату денежных средств по таким инструментам ведет ЕНПФ, а весь процесс находится на контроле правительства и Генеральной прокуратуры.

– Национальный банк располагает и управляет своими золотовалютными активами, управляет активами ЕНПФ и Нацфонда. Не возникают ли здесь конфликты интересов?

– ЗВА Нацбанка, средства Национального фонда и часть активов ЕНПФ инвестированы на зарубежных рынках, обладающих достаточной глубиной, благодаря чему вопрос конфликта интересов в инвестиционном процессе не стоит на повестке дня.

С начала 2016 года в целях повышения эффективности управления пенсионными активами ЕНПФ введена многоуровневая система принятия управленческих решений. Ключевые функции переданы в компетенцию Совета по управлению Национальным фондом, возглавляемого Президентом РК. Нами также подготовлены предложения по реформированию системы управления пенсионными активами. Сейчас они обсуждаются с участниками финансового рынка на площадке АФК.

– Как Национальный банк зарабатывает и из каких ресурсов финансирует госпрограммы?

– Мы ожидаем положительный инвестдоход по итогам 2017 года в рамках управления золотовалютными резервами. Что касается расходов, то финансирование программы поддержки банков, а также решение проблем валютных ипотечников предусматривает эмиссию тенге.

ПОЙМАТЬ «ХАЙП» И НЕ СДУТЬСЯ

– Нацбанк, правительство взяли паузу в вопросе оценки криптовалюты, не затянулась ли она?

– Есть определенный ажиотаж, или, как говорят, «хайп», вокруг криптовалюты. Что связано с ростом цены биткоина и желанием заработать на этом. Но нужно понимать, что цена криптовалюты определяется спросом и предложением, построенным только на доверии к ней. Рост или падение ее цены зависит от различных информационных поводов и неких ожиданий на рынке.

Поэтому на рынке криптовалют постоянные колебания цены. Негативная новость за считанные часы может обвалить курс криптовалюты на 7-10%, позитивная – поднять цену. То есть, эта сфера сопряжена с высокими рисками, где абсолютно никто, в том числе государства, не гарантирует сохранность вложенных денег, и нет защиты от недобросовестного поведения участников операций.

Отсутствуют и механизмы, рычаги централизованного регулирования и контроля криптовалют. Они не имеют эмитента, на которого могло бы быть обращено регулирование, и имеют трансграничную природу. В мире отсутствует единая или эталонная правоприменительная практика регулирования обращения и использования криптовалют. Поэтому вопрос требует всестороннего анализа и изучения всеми заинтересованными госорганами, в том числе правоохранительными и фискальными органами. И мы пока, действительно, держим паузу.

ДОВЕРИЕ – НЕ САМОЦЕЛЬ, А УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ

– Многие оптимистично, как позитивный сигнал, восприняли возобновление Конгресса финансистов. И на форуме говорили о векторах развития. Лично я выделила принципиальный посыл банкиров – государство должно выходить из секторов экономики, с которыми могут справиться банки. Например, из сектора жилищного кредитования. Ой, не рановато ли?

– Конгресс, действительно, отмечен предложениями и инициативами финансистов. Я соглашусь с тем, что в целом сокращение господдержки экономики, это то, к чему мы должны прийти при полноценном развитии рынка. Участие государства в экономике искажает справедливую стоимость ресурсов и приводит к дисбалансам.

И государство потихоньку отходит от этой практики. Однако есть отрасли и сферы экономики, которым пока еще нужна его поддержка, скажем, в качестве импульса для развития. И я соглашусь с вами: сфера жилищного строительства – одна из них. Так как затрагивает не только интересы бизнеса и государства, но и граждан страны. Так, сегодня при участии государства реализуется программа «Нұрлы жер», в которой участвуют и банки второго уровня. Планируется внедрение механизма секьюритизации ипотечных кредитов для повышения доступности жилищных займов и активизации этого кредитования банками.

– Глава государства дал вам ряд поручений не только сугубо должностных и профессиональных, но и репутационного характера – обеспечить прозрачность банковской системы, вернуть доверие к тенге и ко всей банковской системе. Миссия выполнима?

– Восстановление доверия – не самоцель. Это одно из необходимых условий для полноценного и успешного проведения денежно-кредитной политики Нацбанком. Доверие населения и рынка не обеспечивается сиюминутно. Для этого необходимо пройти определенный путь, продемонстрировать профессионализм и приверженность выбранному курсу. И мы подходим к этому вопросу комплексно.

Так, мы четко определили таргет – постепенно снизить инфляцию до уровня ниже 4% к 2020 году и неуклонно следуем в направлении основной цели.

Для восстановления доверия к тенговым активам и снижения долларизации депозитов НБ РК принял меры по повышению их привлекательности. Были повышены максимальные ставки по депозитам физлиц в тенге в феврале 2016 года с 10% до 14%. Ставки по депозитам в инвалюте тогда же были снижены с 3% до 2%, а затем в два этапа до 1% – с 1 декабря. Результаты очевидны – казахстанцы доверяют тенге и открывают все больше тенговых депозитов. Долларовые депозиты не растут, а все больше конвертируются в национальную валюту.

Проводимая нами политика прозрачности также работает на доверие. Одним из значимых событий здесь стало усиление института досудебного урегулирования задолженности, разработка закона о коллекторской деятельности. Отмечу, что на момент разработки этого законопроекта было выявлено 59 агентств, взаимодействовавших с БВУ. Уже 50 коллекторских компаний прошли учетную регистрацию.

За последние годы были выработаны основные принципы и подходы в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг и приняты более сотни поправок. Сейчас на основе анализа текущей ситуации, тематики и причин обращений граждан готовятся предложения по дальнейшему усилению системы защиты потребителей финансовых услуг.

В целом же было рассмотрено более ­­11000­ обращений, из которых 72% обращений приходится на банковский сектор. За допущенные финорганизациями нарушения прав потребителей принято более 150 мер воздействия.

Также мы ведем активную коммуникационную политику, используя все возможные каналы связи с обществом.

Существенно расширен перечень публикуемой информации. Мы видим, что не только специалисты могут работать с таким массивом данных, но и обычные люди. Для нас принципиально важно, что участники финансового рынка и население могут сами прогнозировать дальнейшие шаги регулятора, поскольку наша информационная политика функционирует четко, она является открытой и прозрачной. А это лучше, чем реагировать на слухи…

Год назад мы запустили мобильное приложение НБК Онлайн. В нем уже зарегистрировалось более 7000 пользователей, рассмотрено свыше 3000 обращений.

В целом доверие к регулятору, на мой взгляд, растет. Думаю, казахстанцы понимают, что Нацбанк отслеживает ситуацию, принимает взвешенные и своевременные решения и стремится к максимальной открытости.

– В 2018 году тенге отметит 25-летие. Какие черты национальной валюты вы бы назвали характеристикой зрелости?

– О зрелости национальной валюты можно судить, в первую очередь, по тому, как успешно она справляется с основными возложенными на нее функциями. И тут сомнений нет. Тенге как мера стоимости позволяет измерять стоимость товаров и услуг на рынке. Тенге как средство обращения играет роль «посредника» в совершении сделок. Тенге как средство платежа применяется в осуществлении различных выплат – заработной платы, пенсий, пособий, налогов, штрафов.

Отмечу возрастающую роль тенге как средства накопления и сбережения: уровень долларизации в экономике снизился с 70% в январе 2016 года до 49% в октябре 2017 года. Тенге свободно конвертируется на территории страны и не имеет ограничений на объемы конвертаций. А на фоне стабильности тенге в последние годы наблюдается устойчивый спрос на тенговые инструменты со стороны нерезидентов в рамках сделок типа «кэрри трейд».

Таким образом, тенге полностью исполняет все основополагающие функции валюты. Поэтому можно уверенно утверждать, что тенге – полноценная, зрелая денежная единица.

НОВЫЙ ТАРГЕТ ПО ИНФЛЯЦИИ: 5-7%

– С наступлением Нового года люди связывают определенные ожидания, в том числе и в финансовой сфере. Какой будет денежно-кредитная политика НБ РК?

– Кардинальных изменений в денежно-кредитную политику внесено не будет, набор инструментов останется стандартным, продолжится работа по усовершенствованию отдельных элементов.

Национальный банк по-прежнему будет придерживаться режима инфляционного таргетирования. В Основных направлениях ДКП на будущий год определена среднесрочная цель по инфляции на 2020 и последующие годы – близко к 4%. Определены промежуточные целевые параметры по инфляции: на конец 2018 года – 5-7%; на конец 2019 года – 4-6%.

Для достижения этих целей Нацбанк будет устанавливать базовую процентную ставку в зависимости от фактического и прогнозируемого уровня инфляции и других параметров. Базовая ставка в реальном выражении будет поддерживаться на уровне не выше 4%. Официальная ставка рефинансирования продолжит автоматически и синхронно меняться за изменением уровня базовой ставки.

Мы продолжим работу по стабилизации инфляционных ожиданий населения.

Акценты также будут сделаны на оздоровление банковского сектора, стимулирование дедолларизации экономики, оптимизацию валютного регулирования и контроля. По нашим оценкам, в 2018 году ожидаются умеренные темпы роста кредитования, они будут сопоставимы с темпами номинального роста ВВП. При этом рост будет поддерживаться за счет более устойчивых крупных и средних банков с консервативной кредитной политикой.

– Национальный банк – не астролог, но у него есть понимание глубинных течений на глобальном и местном финансовых рынках. Что они принесут Казахстану в следующем году?

– Согласно нашим прогнозам, в 2018 году реальный рост ВВП Казахстана составит 2,8% (при базовом сценарии 50 долларов за баррель). Этому будут способствовать позитивные внешние условия торговли, обусловленные положительной динамикой спроса как в странах – основных торговых партнерах Казахстана, так и в мировой экономике в целом.

Но существует ряд рисков, влияние которых может негативно сказаться на макроэкономическом развитии страны в 2018 году. В числе внешних рисков – существенное снижение цен на энергоресурсы на мировых рынках и волатильность цен на нефть. А также – резкое и более существенное ужесточение политики ФРС без предварительной подготовительной риторики.

К внутренним рискам, характерным для Казахстана, отнесем: вероятность повторного возникновения шоков предложения на отдельных рынках товаров и услуг, в частности, продовольствия и ГСМ; возможное ухудшение ожиданий населения и бизнеса относительно дальнейшей динамики инфляции и обменного курса тенге. В случае реализации этих рисков существует вероятность усиления инфляционного фона в экономике. Это может привести к резкому росту инфляции и ее выходу за пределы целевого коридора. Реакцией на ухудшение внешних и внутренних условий может стать замедление темпов роста экономики.

Мы будем отслеживать эти риски. В случае их реализации будем предпринимать необходимые меры для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность в стране. Нацбанк намерен неотступно следовать режиму плавающего обменного курса тенге, который будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты. Долгосрочный тренд курса тенге будет определяться фундаментальными факторами. В том числе ценой на нефть, курсами валют стран – основных торговых партнеров, состоянием платежного баланса страны, уровнем инфляции и мировыми процентными ставками.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451100 Данияр Акишев


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 26 октября 2017 > № 2365875 Данияр Акишев

Три вопроса Данияру Акишеву

Жесткая политика НБ РК, пенсионная реформа и отношение к криптовалютам

Вчера глава Нацбанка Данияр Акишев, выступая на пресс-конференции в Астане, ответил на вопросы «Капитал.kz» по денежно-кредитной политике финансового регулятора, пенсионной реформе и отношении к криптовалютам, в частности к биткоину.

Так, комментируя ситуацию вокруг перманентных обвинений в адрес Национального банка, что, он дескать, суров и проводит такую же суровую политику по отношению к участникам рынка, глава Нацбанка несказанно удивился.

«Насчет жесткой денежно-кредитной политики, я не знаю, кто такое определение дает. Когда Национальный банк снижает за полтора года свою базовую ставку с 17% до 10,25%, спросите у любого экономиста, — это жесткая денежно-кредитная политика или нет. А между тем Нацбанк снизил ставку почти в два раза. Поэтому, я думаю, что здесь не совсем правильная терминология используется отдельными людьми и все начинают подхватывать это как некую истину в последней инстанции», — ответил на наш вопрос Данияр Акишев.

Председатель НБ РК убежден, что финрегулятор как раз-таки ослабляет денежно-кредитную политику.

«Вот если бы мы поднимали ставки, вот тогда бы речь шла о том, что Нацбанк что-то ужесточает», — парировал Данияр Акишев.

Тем не менее он обратил внимание на то, что в условиях низких ставок на фоне того уровня инфляции, который сегодня имеется в Казахстане, мы все равно видим, что переток денег в реальный сектор экономики происходит далеко не всегда.

«Но проблема здесь не в ставках, а в том кредитном риске, который находится в реальном секторе экономики», — заверил глава НБ РК.

Он разъяснил свою позицию, приведя в качестве примера программу оздоровления банковского сектора. Например, чтобы кредитовать экономику, каждый банк должен обладать неким капиталом — буфером, чтобы брать на себя риск кредитования. Но оно сейчас не растет, ведь, оценивая риски, банки понимают, что не в состоянии расширять кредитование реального сектора. Для этого вначале нужно решить проблему капитала.

Причем уже сейчас Нацбанк одобрил вхождение в программу 4 БВУ: деньги на докапитализацию «четверки» уже находятся в процессе оформления. Притом что сам характер и схема выделения государственных денег на помощь банкам тем более не дают оснований заподозрить Нацбанк в излишней жесткости и суровости.

Таким образом, финрегулятор на возвратной основе войдет в капитал второго уровня коммерческих банков в виде субординированных облигаций. Это означает, что, действительно, капитал банков улучшается и это дает им возможность признать их убытки, которые накопились в последнее время. Акционеры банков в ответ берут на себя обязательства — они должны в течение пяти лет половину той суммы, которую предоставило государство, влить в виде денежных инвестиций в свои банки. А это достаточно серьезные суммы.

«К тому же банки обязаны по плану надзорных мероприятий обеспечить ту политику, которую мы считаем наиболее правильной и наиболее ответственной. Не должно быть кредитов, выдаваемых связанным сторонам, не должно быть кредитов без залогов и т. д. Банки согласились с этим. Но если вдруг какой-то из банков не выполнит эти требования, у этих субординированных облигаций, которые Нацбанк приобретает у них, имеются свойства — перевернуться в капитал первого уровня, что по сути будет означать, что эти банки перейдут под контроль государству. Но, я не думаю, что акционеры этих банков испытывают желание потерять свой бизнес. Я полагаю, что они начнут выполнять все обязательства регулятора и работать над восстановлением кредитования экономики», — разъяснил ситуацию Данияр Акишев.

Что касается Bank RBK, то председатель Нацбанка не пролил свет на его дальнейшую судьбу, ограничившись лишь сухим комментарием о продолжающихся переговорах между акционерами, кредиторами и самим финансовым регулятором.

В то же время, отвечая на наш вопрос о перспективах допуска к управлению вкладами в Едином накопительном пенсионном фонде (ЕНПФ) частных управляющих компаний, Данияр Акишев назвал эту идею не только правильной и полезной, но и весьма своевременной. По его словам, ЕНПФ может оставаться единым учетным центром, единым окном для всех вкладчиков, но одновременно использовать те опции, которые были при предыдущей модели пенсионной системы, когда в Казахстане действовал конкурентный рынок между накопительными пенсионными фондами.

«Я считаю, что этот микс с учетом тех ошибок, которые были сделаны, позволит создать нормальную систему. Поэтому мы все эти предложения направили в правительство Казахстана, там сейчас на площадке Совета по экономической политике мы ведем интенсивное обсуждение оптимальной модели будущего управления ЕНПФ», — прокомментировал Данияр Акишев.

Интересно, что наряду с разнообразием в управлении ЕНПФ, глава Нацбанка предложил допустить и определенное микширование денежных пенсионных средств по принципу мультивалютных корзин. То есть часть пенсионных накоплений хранить в иностранной валюте, часть — в национальной. Более того, несвоевременный перевод части пенсионных сбережений граждан в иностранную валюту Данияр Акишев посчитал оплошностью, которая требует своего исправления.

«Должен сохраняться баланс. Мы считаем, что если треть пенсионных активов граждан будет инвестирована в иностранную валюту, то мы сможем защитить пенсионные накопления от любых будущих рисков. К сожалению, это не было сделано раньше, но мы делаем это сейчас, для того чтобы пенсионные активы были в сохранности и никакие риски на них не влияли», — сказал он.

Напоследок, отвечая на вопрос «Капитал.kz» об обновлении исторического максимума биткоина на уровне более $6,1 тыс. и чем рынок криптовалют может грозить экономике Казахстана, Данияр Акишев честно признался, что он до сих пор не совсем понимает, что такое криптовалюта.

«Это инструмент, который не имеет нормального эмитента, не имеет единого централизованного органа и, скорее всего, он не подкреплен ничем. Его стоимость основана на спекулятивных операциях. Поэтому обеспечить дальнейшую сохранность тех активов, которые люди инвестируют или хотят инвестировать в подобного рода криптовалюты, как биткоин, сейчас не берется никто. И если вдруг произойдет сдувание этого пузыря, то что будет происходить с теми людьми, которые инвестировали деньги в биткоин?! Я догадываюсь, что они могут прийти к государству и спросить: почему вы нас вовремя не предупредили. Поэтому я сейчас предупреждаю: эти операции несут большой риск», — ответил глава Нацбанка.

Более того, по признанию Данияра Акишева, Нацбанк уже отправил свои предложения в кабмин: финрегулятор требует запретить рассчитываться за криптовалюту в тенге и закрыть компании, которые генерируют биткоин или другие криптовалюты.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 26 октября 2017 > № 2365875 Данияр Акишев


Казахстан. США. Сингапур > Финансы, банки. СМИ, ИТ > inform.kz, 25 октября 2017 > № 2363772 Данияр Акишев

Я до сих пор не очень понимаю, что такое криптовалюты - глава Нацбанка

Председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев высказался о таком понятии, как криптовалюта, передаёт корреспондент МИА «Казинформ». «Я не очень понимаю, что такое криптовалюты до сих пор, с точки зрения даже профессиональной оценки. Это инструмент, который не имеет нормального эмитента, который не имеет единого централизованного органа. Скорее всего, не подкреплен ничем, и его стоимость основана исключительно на спекулятивных операциях. Поэтому обеспечить дальнейшую сохранность тех активов, в которые люди инвестируют или хотят инвестировать, сейчас не берется никто. Если вдруг произойдет «сдувание этого пузыря», то, что будет происходить с людьми, которые инвестируют?!

Я догадываюсь, что они могут прийти к государству и сказать: «Почему вы нас вовремя не предупредили об этом?» - поделился он в ходе пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций.

Глава Нацбанка предупредил казахстанцев, что такие операции рискованные. Он напомнил о предложении финрегулятора в Правительство ввести ряд ужесточений, в том числе запретить рассчитываться за криптовалюты нацвалютой, запретить деятельность компаний, которые генерируют эту криптовалюту.

При этом международный финансовый центр «Астана» планирует превратить территорию выставки «ЭКСПО-2017» в криптодолину.

«Одни центральные банки поддерживают это направление, другие - внимательно присматриваются. В США и Сингапуре деятельность криптоэкономики хотят приравнять к обычной деятельности в финансовой сфере. В Швейцарии это направление поощряют сильно, в Японии поддерживают некоторые криптовалюты как платежное средство. Мы в этом направлении хотели сказать, что МФЦА как раз будет находиться на «острие бритвы» с точки зрения понимания тех процессов, которые происходят. Но с другой стороны мы отвечаем за вопросы финансовой стабильности, регулирования тех или иных финансовых институтов», - сказал управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов на пресс-конференции в Правительстве 20 сентября.

Казахстан. США. Сингапур > Финансы, банки. СМИ, ИТ > inform.kz, 25 октября 2017 > № 2363772 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 3 октября 2017 > № 2335632 Данияр Акишев

Данияр Акишев: "По прогнозам Нацбанка инфляция по итогам года останется внутри целевого коридора 6-8%"

Инфляция за 9 месяцев 2017 года составила 4,2%. Годовая инфляция снизилась до 7,1%, хотя всего год назад в середине 2016 года достигала 17,7% после обесценения курса национальной валюты в 2015 году, сообщил сегодня председатель Национального Банка РК Д. Акишев, выступая с докладом на заседании Правительства РК.

Он отметил, что эффект переноса девальвации тенге на внутренние цены в 2017 году практически завершился, и сегодня наблюдается умеренная динамика роста в группе продовольственных товаров и платных услуг населению.

«Национальный Банк ожидает, что инфляция по итогам этого года останется внутри целевого коридора 6-8%. Более того, на 2018 год Национальным Банком установлен целевой ориентир по инфляции на более низком значении, то есть от 5 до 7%. К 2020 году Национальный Банк ожидает замедления инфляции до уровня 4% годовых. Все меры денежно-кредитной политики в рамках режима инфляционного таргетирования направлены на достижения этих целей», - подчеркнул Данияр Акишев.

Как отметил глава Нацбанка, базовая ставка Национального Банка установлена на уровне 10,25%, уровень которой, с одной стороны, стимулирует переток свободных ресурсов банков в реальный сектор экономики, а с другой стороны, обеспечивает стабильность финансового, и в первую очередь, валютного рынка.

Д. Акишев также добавил, что Национальный Банк в июне, августе и сентябре на валютном рынке проводил нетто-интервенции в виде продаж иностранной валюты на валютном рынке, что обеспечило стабилизацию валютного рынка в условиях повышенных девальвационных ожиданий в последнее время.

Также, председатель Национального Банка, выступая сегодня на заседании Правительства, обозначил риски, которые присутствуют в условиях текущей макроэкономической ситуации.

В частности, глава Нацбанка отметил, что, несмотря на общий тезис о недостатке денежного предложения, фундаментально инфляционное давление возникает в результате стимулирующей фискальной политики: «За 2016 год пенсии и пособия выросли на 16%, расходы на заработную плату из госбюджета на 18% при инфляции по итогам 2016 года в размере 8,5%». Председатель отметил, что «в 2016 году объем тенге в экономике - это сумма всех наличных и безналичных тенге, увеличился на 61%, в этом году – еще на 6%».

По словам Д. Акишева, рост цен на непродовольственные товары опережает темпы роста, как общей инфляции, так и остальных компонентов, что может являться следствием отложенного эффекта девальвации в результате отложенного спроса. “3,5% из 6,3% роста розничного товарооборота обеспечены за счет вклада непродовольственных товаров. Одним из драйверов повышения непродовольственных цен является рост потребительского кредитования. С начала года объем задолженности по потребительским кредитам в банках вырос на 11% или на 270 млрд тенге”, - подчеркнул он.

Глава Нацбанка отметил, что «одной из причин роста цен является повышение цен на импорт». Так, за 1 полугодие дефлятор ВВП, отражающий изменение цен на отечественные товары и услуги, составил 6,7%, что ниже показателя индекса потребительских цен, который включает в себя изменение цен и на импортируемые товары.

«Очевидно, что стране потребуется больше времени для восстановления импортозамещения. Рост импорта из России на 32% демонстрируют недостаточную конкурентоспособность отечественных товаропроизводителей» - добавил председатель.

Д. Акишев также добавил, что причиной инфляции становятся ожидания населения и предприятий в отношении роста цен, которые “даже при отсутствии объективных факторов могут двигать цены вверх”.

В августе 2017 года количественная оценка инфляционных ожиданий на год вперед составила 6,5%. Таким образом, они формируются ниже фактической инфляции и внутри целевого коридора на 2018 год, сообщил сегодня председатель Национального Банка РК.

«В следующем году Национальный Банк переходит на поэтапное снижение целевых ориентиров. В этой связи важно добиться дальнейшей «стабилизации» инфляционных ожиданий в соответствии с долгосрочными целями денежно-кредитной политики – достижения уровня инфляции 4% к 2020 году», - отметил глава Нацбанка.

«На уровень инфляции продолжают оказывать влияние структурные особенности экономики, в том числе недостаточная глубина рынка товаров длительного пользования, слабая конкуренция, наличие торговых наценок и посредников. Это наблюдается на отдельных товарных рынках плодоовощной продукции, горюче-смазочных материалов и других. В этой части требуется усиление координации взаимодействия всех государственных органов», - заключил Данияр Акишев.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 3 октября 2017 > № 2335632 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 21 сентября 2017 > № 2327845 Данияр Акишев

Данияр АКИШЕВ: «Нужно работать над созданием среды, нежели вводить запреты»

Как мы уже сообщали, в конце минувшей недели председатель НБ РК Данияр Акишев встретился с редакторами печатных и телевизионных СМИ. Встреча состоялась в Центре кассовых операций и хранения ценностей Национального банка РК. Ее соорганизатором выступила наша газета.

Алевтина ДОНСКИХ

Беседа продлилась насколько часов, и по ее окончании Данияр Акишев ознакомил журналистов с работой Центра кассовых операций и хранения ценностей (Гохрана). Накануне встречи в нашей газете вышло обширное интервью с председателем Нацбанка, а в СМИ было достаточно много информации о состоявшейся беседе, поэтому мы дадим короткие ответы банкира по тем вопросам, которые оказались наиболее интересными.

Все ли резервы страны хранятся в Гохране?

Валютные активы НБ РК и Нацфонда инвестированы в зарубежные финансовые инструменты и золото. Почему это делается? Для диверсификации рисков, поскольку у Казахстана – открытая экономика, которая является частью мировой. «Мы экспортируем товар, услуги и также их импортируем, соответственно мы должны иметь резервы, размещенные в иностранных валютах, для того, чтобы была возможность все эти потоки обслуживать.

Большая часть золота хранится в здании Центра кассовых операций и хранения ценностей. Часть золота Нацбанк держит за границей на случай каких-либо непредвиденных ситуаций. Это позволяет быстро обратить его в более ликвидный актив. Например, инвалюту или другой товар. Это нормальная практика. У НБ РК достаточно взвешенная структура, как портфеля валютных резервов, так и портфеля золота. Здесь нашим гражданам переживать не за что», подчеркнул – Д. Акишев.

Как долго может страна жить на свои ЗВР?

ЗВР Казахстана оцениваются в 91 млрд долларов. Относительно ВВП это больше 60%. Такая большая подушка безопасности. «Если бы вдруг прекратился приток денег в страну, то только резервы НБ РК покрывают порядка 9 месяцев импорта. По стандартам МВФ – минимальное значение – составляет 3 месяца импорта. Понятно, что это гипотетическая ситуация, и понятно, что такое даже невозможно представить», – резюмировал тему Д. Акишев.

О МИНИ-СЛИТКАХ ЗОЛОТА И ПОКУПАТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ

Монеты из драгметаллов – золота и серебра – пользуются значительным спросом у населения. Но золотой слиток – это инвестиция. Основная масса людей покупает недорогие, 10-граммовые слитки. Популярен 100-граммовый слиток, хотя его стоимость превышает миллион тенге. Это достаточно дорогой продукт для населения, тем не менее, это один из самых популярных слитков. НБ РК за три месяца уже продал почти 9000 различных слитков. Это около 25 кг золота. «Я думаю, что успех этой программы в том, что продает их не НБ, а банки второго уровня – наши партнеры в своих филиалах. Это доступно населению. Этот товар ликвиден: вы можете прийти в банк и продать слиток в любой момент времени при целостности и неизменности упаковки», – подчеркнул глава НБ РК.

Одна из идей Нацбанка дать право торговли золотом и обменным пунктам, которые принадлежат не только банкам, но и юрлицам, с тем, чтобы они котировали золото так же, как котируют инвалюту, и выставляли на табло цену покупки и продажи золота. Чтобы человек мог спокойно как купить, так и продать этот золотой слиток.

Есть регионы, в которых больше интересуются золотыми слитками, чем в Астане и Алматы. Так, в Усть-Каменогорске большая динамика. Пока это пилотный период, и, исходя из текущих показателей, его можно считать успешным. Но ближе к концу года будет понятно, насколько это успешно в целом.

Кто скупает золото у предприятий?

«У нас запрещен вывоз золота из Казахстана, – напомнил глава финансового регулятора. – Мы выкупаем у производителей все золото по мировой рыночной цене. У нас также есть три аффинажные мощности. Аффинажный завод ТОО «Тау-Кен Алтын» способен переработать все золото в Казахстане. Бенефициаром всей этой политики является страна. Золото, по сути, – самый ликвидный актив. Оно является источником ЗВР, обеспечением устойчивости на валютном рынке, всей финансовой и экономической системы».

Новый паритет тенге с рублем?

Эта ситуация отражает внешнеэкономические тенденции: происходит рост импорта из России, соответственно возрастает спрос на российский рубль, который, естественно, в этих условиях начинает дорожать. «Но мы никогда не говорили о том, что Национальным банком какой-то паритет между российским рублем или тенге таргетируется, либо он должен быть каким-то, – подчеркнул Д. Акишев. – Здесь возможна любая ситуация, которая в первую очередь будет определяться теми экономическими отношениями, которые есть между нашими странами. В первую очередь это экспорт и импорт товаров и услуг между Россией и Казахстаном.

Этот вопрос из серии: раньше был паритет тенге к доллару на уровне 180 тенге за доллар, вернемся ли мы к нему когда-нибудь?»

О ВАЛЮТНЫХ ИНТЕРВЕНЦИЯХ

Нетто-интервенции НБ РК в июне составили около 100 млн долларов, в августе – порядка 70 млн долларов. При этом объем рынка в эти месяцы превышал 2 млрд долларов. Соответственно, если смотреть на общий объема торгов, показатель объема интервенций НБ РК небольшой. Показатели по интервенциям публикуются на сайте НБ РК, ориентировочно на 5-й день после окончания месяца.

Причины выхода финансового регулятора на валютный рынок: девальвационные ожидания, в которые поверил народ, банки и их клиенты; узкий рынок – нет продавцов инвалюты, но есть, к примеру, 10 покупателей, которым нужно обслуживать свои импортные контракты, продавать валюту обменным пунктам. И если предложение валюты в моменте равно 0, то НБ РК выходит и влияет на ситуацию.

«Как правило, эти ситуации происходят очень редко: в период либо значительного обострения, либо значительных изменений каких-то параметров на внешнем рынке. Но никакой конкретной математики либо очевидной формулы, по которой можно посчитать размер и вероятность интервенции, нет и быть не может, – пояснил председатель Нацбанка. – Тратить на эти расчеты время в условиях свободно плавающего курса – бессмысленно. Курс должен формироваться сам. Но когда на рынке происходит какая-то стрессовая ситуация, НБ оставляет за собой право вмешиваться. Если мы видим устойчивый тренд, мы ему не препятствуем. И причины типа солнечное затмение, государственный праздник, начало учебного года и прочие не являются для нас причинами для сдерживания курса».

Нефть растет, выручка страны растет, а тенге обесценивается. почему?

«Да, валютная выручка увеличивается, но она не вся попадает на внутренний валютный рынок. У нас режим валютной либерализации, и репатриация валютной выручки происходит не в моментпродажи товара за рубежом. Компании могут ее подержать за границей, не продавать ее на внутреннем валютном рынке.

Сейчас до 75% от общего объема валютной выручки генерирует 25 компаний. И часть выручки они просто не перевели в страну. Сумма, которая находится за рубежом, составляет от 4 до 8 млрд долларов.

Но смысл либерализации был направлен на то, чтобы в условиях рыночных отношений обеспечить свободу предпринимательской деятельности. Мы даем экономическую свободу нашим субъектам экономики в стране. Но если мы отходим от валютной либерализации, тогда инвестиционный климат может от этого пострадать.

Я считаю, что нужно работать над созданием среды и администрированием, нежели вводить прямые запреты».

Диалог показал, что глава Нацбанка не уходит от острых вопросов, он был открыт и пообещал продолжить практику подобных встреч. Журналисты и читатели могут готовить свои вопросы…

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 21 сентября 2017 > № 2327845 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 18 сентября 2017 > № 2315979 Данияр Акишев

Данияр Акишев: о курсе, интервенциях, золоте и криптовалюте

В Нацбанке объяснили, почему курс тенге может падать при повышении цен на нефть

Национальный банк РК продолжает проводить политику открытости. На днях председатель Нацбанка Данияр Акишев в очередной раз встретился с главными редакторами печатных и телевизионных СМИ, чтобы ответить на все интересующие вопросы.

Про паритет тенге к рублю

«В сентябре курс тенге к рублю пробил отметку в 5,94. Прокомментируйте этот скачек. Можно ли говорить о том, что паритет тенге к рублю в 5,9 можно считать новым паритетом? Есть ли у тенге шансы вернуться к паритету 5,5 к рублю?» — поинтересовался журналист у Данияра Акишева.

«Курс тенге плавающий, Нацбанк практически не вмешивается в него. Те значения по курсу рубля к тенге, которые возникли, — это абсолютно рыночная ситуация, обусловленная уровнем развития внешнеэкономических отношений между Казахстаном и Россией. Ослабление стоимости тенге к рублю означает более высокий спрос на российский рубль. Иными словами, спрос на рубль вырос, соответственно рубль подорожал в Казахстане. Происходит рост импорта в Казахстан из России и, соответственно, возрастает спрос на российский рубль, который, естественно, в этих условиях начинает дорожать. Я бы здесь не стал говорить о каких-то паритетах. Какой-то паритет между рублем или тенге не таргетируется Нацбанком», — заметил Данияр Акишев.

При этом финрегулятор уточнил, что «переход на тенге» займет некоторое время. «Я недавно встречался с экс-председателем Новозеландского суверенного фонда, какое-то время он был заместителем председателя Нацбанка Новой Зеландии. В начале 90-х годов эта страна перешла на свободно плавающий курс национальной валюты. Это маленькая страна, которая очень сильно зависела от Австралии и Китая по импорту. Так вот, он мне рассказал, что у Новой Зеландии ушло около 15 лет на то, чтобы привыкнуть к плавающему курсу. Мы же спустя два года после введения плавающего курса пытаемся подвести итоги. Это правильно, но пока не нужно делать выводов. По всей видимости, потребуется больше времени, чем мы ожидали, на то, чтобы привыкнуть к такого рода колебаниям на валютном рынке», — подчеркнул Данияр Акишев.

Об интервенциях

Также регулятор прокомментировал, есть ли у Нацбанка потолок по валютным интервенциям.

В Нацбанке напомнили, что в июне объем нетто-интервенций составил около 100 млн долларов, в августе — 70 млн долларов. Но одновременно Данияр Акишев уточнил, что если посмотреть на объем валютных торгов в июне и августе, который составил более 2 млрд долларов, то «объем интервенций Нацбанка можно считать небольшим».

«Между тем, конечно, наши интервенции так или иначе влияют на курс в конкретный момент времени. Бывают ситуации, когда при девальвационных ожиданиях банков и населения вообще нет продавцов иностранной валюты, на рынке только 10 покупателей инвалюты, которым нужно обслуживать свои импортные контракты. При этом нужно иметь в виду, что валютный рынок узкий. И в этот момент времени предложение валюты в моменте равно нулю. В этих условиях курс может быть вообще любым. А, исходя из тех правил торгов, которые есть на валютной бирже, курс формируется из средневзвешенной цены сделки, которая происходит в моменте. Соответственно, если в этот момент времени нет никакого предложения валюты, то те, кто хочет купить валюту, начинают поднимать цену по курсу. В этом случае курс может быть любым. В этих условиях, так как валютный рынок узкий, Нацбанк оставляет за собой право иногда вмешиваться в курс. Как правило, это происходит очень редко. Финрегулятор вмешивается в курс либо при значительном обострении ситуации, либо при ощутимых изменениях параметров на внешнем рынке. Никакой очевидной формулы, по которой вы сможете подсчитать, когда и в каком объеме вероятны интервенции, нет, и ее даже не может быть. Тратить на это время в условиях свободно плавающего курса мы считаем бессмысленным. Курс должен формироваться сам при какой-то неизменности параметров: к примеру, когда на рынке 10 продавцов валюты и 10 покупателей. А вот когда происходит какая-то стрессовая ситуация на рынке, Нацбанк оставляет за собой право вмешиваться в курс», — сообщил Данияр Акишев.

В Нацбанке уточнили, что не идут против тренда. «Если мы видим устойчивый тренд на укрепление тенге, мы не препятствуем этому тренду. Часто на устах населения и в СМИ речь идет о том, что Нацбанк сдерживает курс из-за каких-то событий. Например, говорят, что мы сдерживаем курс, потому что скоро начнется учебный год, или День Конституции, или потому, что третья неделя августа солнечного затмения, ЭКСПО… Но мы серьезный госорган, и мы не отслеживаем эти события для привязки их к курсу. Многие думают, что мы получаем какие-то там месседжеры из органов власти по курсу, которые нам говорят, что, мол, сегодня курс будет такой. Это абсолютно исключено, это невозможно. Нацбанк не имеет каких-то временных таргетов, целей, что вот до этого времени курс должен быть таким, завтра таким», — отметил главный банкир страны.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 18 сентября 2017 > № 2315979 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 сентября 2017 > № 2310758 Данияр Акишев

Данияр Акишев: У Нацбанка нет пока четкой позиции в отношении криптовалют

Динара ШУМАЕВА

Глава Национального Банка Данияр Акишев считает, что прежде чем регулировать рынок криптовалют в Казахстане необходимо накопить определенные знания и опыт в этой сфере. Об этом он заявил во время встречи с журналистами в Алматы, 15 сентября. По его словам, работа в этом направлении уже ведется, однако каких-либо конкретных законодательных инициатив пока не называется.

«К сожалению, я не могу пока дать всеобъемлющую оценку всех процессов, которые происходят сейчас на этом рынке (криптовалют – ред. Къ). Мы сейчас занимаем позицию больше наблюдателя, чем проактивного игрока. Мы изучаем эту ситуацию. Вопросы регулирования и ограничения чего-либо требуют изучения», - сказал он.

По его словам, чтобы ограничивать операции по криптовалютам, которые уже существуют в мире, нужно понимать, есть ли для этого соответствующие механизмы администрирования.

«Если вы играете в казино в Казахстане, я могу это регулировать. Если вы играете в казино за рубежом, никаких рычагов чтобы воздействовать на вас у меня нет. Если вы участвуете в каких-то финансовых пирамидах за пределами Казахстана, я тоже не могу это администрировать. Поэтому в отношении тех криптовалют, которые уже существуют, мы сейчас изучаем вопрос – достаточно ли у нас инструментов администрирования, чтобы наши граждане от этого рынка были каким-то образом отсечены. Хватит ли у нас таких возможностей?

В условиях открытой валютной либерализации вы можете делать денежные переводы в любую страну мира без каких-либо ограничений. И если завтра вы также будете покупать эту криптовалюту не на казахстанском рынке, а на соседнем, наверное, регулировать этот процесс будет сложно», - пояснил глава Нацбанка.

Он добавил: «Другой вопрос, связанный с отношением самого Нацбанка как Центрального банка и эмитента национальной валюты к выпуску тех или иных инструментов, которые выстроены на платформе блокчейн и какие-то криптовалюты, которые мы можем использовать с точки зрения каких-то своих национальных интересов. Это отдельный вопрос. Это отдельный вектор развития и здесь мы также изучаем, смотрим, потому что у меня сейчас нет четкой позиции, что какая-то определенная криптовалюта Нацбанку не нужна – такой позиции у меня нет. Поэтому еще раз говорю, мы изучаем».

По его словам, сегодня многие люди не всегда понимают то, что некоторыми Центральными банками анонсируется.

«Когда говорят о том, что какая-то страна признала криптовалюту, то речь скорее всего идет о достаточно узком правовом поле, в котором эта криптовалюта может использоваться для определенного рода операций или группы лиц, обладающей квалифицированными навыками. Это скорее всего только для каких-то расчетов внутри страны. Да, такие страны есть.

Есть страны, которые достаточно негативно относятся таким валютам и идут по пути запретов. Единого стандарта в этом отношении в мире пока нет.

Я склоняюсь к тому, что нужно накопить больше знаний. Более того, мы живем в правовом государстве и права наших граждан, компаний регулируются законом. Для того чтобы ввести какое-либо ограничение, требуются изменения в законодательстве. Соответственно, процедура изменения закона достаточно длинная, даже если выйти сейчас с какой-то инициативой на это потребуется как минимум год», - говорит Данияр Акишев.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 сентября 2017 > № 2310758 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 14 сентября 2017 > № 2312232 Данияр Акишев

Данияр АКИШЕВ: «Обменный курс – индикатор состояния экономики»

Сегодня есть немало людей, для которых утро начинается не с прогноза погоды, а с курса валют. Нормальная практика: едва открыл глаза, схватил мобильный… ДК в тренде: с этого вопроса началось и наше интервью с председателем Национального банка РК Данияром АКИШЕВЫМ. Хотите знать ответ? Читайте…

Алевтина ДОНСКИХ

-Все думают, что за обменный курс отвечает только Нацбанк. Да, мы отвечаем за текущую ситуацию на бирже, – говорит банкир. – Но на самом деле обменный курс – это индикатор, который отражает состояние экономики в целом. Если экономика, к сожалению, не генерирует в достаточной степени экспортные доходы, но при этом тратит тот же объем средств на оплату импорта, то соответственно будет наблюдаться дисбаланс на валютном рынке. То, что происходит с курсом – это исключительно рефлекция на системные, глубинные процессы, которые сложились в нашей экономике. Можно критиковать Нацбанк за нынешний свободный валютный курс, но других механизмов, другого рецепта, кроме как того, что курс должен найти точку своего равновесия в среднесрочном периоде времени, нет. Нет и с точки зрения альтернативы. Потому что другая альтернатива – временная фиксация, временное благополучие и стабильность, при волатильности внешних и внутренних экономических процессов, будет постоянно приводить к шокам.

Наше интервью предваряет встречу Данияра Акишева с руководителями печатных и ТВ-СМИ. Она организована Национальным банком, газетой «Деловой Казахстан» и состоится сегодня в Центре кассовых операций и хранения ценностей НБ РК. Заявленная тема – «Деловая осень».

КТО РАСКАЧИВАЕТ РЫНОК

Ну а наше интервью преимущественно о том, что волнует большинство людей. Темой августа и начала сентября стала валютная ситуация, снижение курса тенге по отношению к доллару, евро, рублю. Это происходило на сравнительно стабильном внешнем фоне, нефтяные цены медленно, но росли, а тенге, тем не менее, слабел. Как отмечал в это время Национальный банк в своем комментарии, ситуация «сложилась на фоне превышения спроса на иностранную валюту над ее предложением со стороны банков, компаний и населения». А один из факторов «раскачивания» валютного рынка – всевозможные слухи – прогнозы, которые побуждали людей совершать покупки валюты впрок. Даже если в этот момент валюта не была нужна. А в условиях свободно плавающего курса тенге и минимизации участия Национального банка на валютных торгах такая ситуация приводит к автоматическому ослаблению курса. Нацбанк, как и обещал, вмешивался в ситуацию, выступая продавцом валюты, срезая пики спроса.

– Данияр Талгатович, в условиях наших реалий режим свободно плавающего обменного курса тенге показал свою эффективность?

– Ровно два года мы живем в новой реальности: сейчас действует режим свободно плавающего обменного курса тенге. В этих условиях курс ежедневно изменяется в сторону укрепления либо в сторону ослабления под воздействием фундаментальных и иных внутренних и внешних факторов. Эти колебания позволяют не накапливать дисбалансы, которые ранее становились причиной проведения девальвации (резкой корректировки курса) тенге, и постоянно поддерживать конкурентоспособность наших товаропроизводителей.

Понятно, что наше общество очень чувствительно к любой негативной информации относительно курса тенге. Независимо от источника информации общество впадает в панику, несмотря на наши разъяснения. Недавний пример: в начале августа курс тенге немного вырос, хотя серьезных объективных причин для этого не было. Колебания курса происходили из-за появления неоправданных слухов о возможной девальвации. Люди начали скупать валюту. Обменные пункты устанавливали высокие цены, по которым население было готово покупать и покупало иностранную валюту. Это был ажиотажный период, когда не стоило покупать валюту, о чем НБ РК и предупреждал. За короткое время курс стабилизировался, и люди понесли потери. Видимо, только так, через потери, казахстанцы научатся сохранять благоразумие и доверять нашим словам.

– Есть известное правило: покупай на падении, продавай на росте…

– Я бы поправил: сейчас действует одно правило – не покупай валюту, когда курс меняется!

Нацбанк ведет постоянную разъяснительную работу через СМИ, социальные сети, мобильное приложение NBK-online. За два года население и профессиональные участники рынка стали более лояльны к ежедневным колебаниям курса тенге. У них появилось понимание, как формируется обменный курс, от чего зависит, на какие факторы реагирует. При этом регулятор сохраняет за собой право участвовать в валютных торгах (проводить интервенции) с целью сглаживания резких дестабилизирующих колебаний курса тенге в случае возникновения угрозы для финансовой и экономической стабильности.

ВЫШЛИ В СЕТЬ ШИРОКУЮ

– Назначая вас на должность председателя Нацбанка, глава государства поручил вам вернуть доверие к тенге и Национальному банку. Как вы оцениваете сделанное, и что еще предстоит сделать в этом направлении?

– Развитие коммуникаций является одним из приоритетных направлений в нашей работе. За последние годы Нацбанку удалось значительно улучшить политику коммуникаций, повысить транспарентность. Очень важно, что мы обеспечили рынок, все целевые аудитории необходимой информацией.

Так, в 2016 году НБ РК существенно расширил перечень статистической и аналитической информации, публикуемой на своем сайте. На регулярной основе мы публикуем данные о ситуации на финансовом рынке Казахстана, инфляции, прогнозах, инфляционных ожиданиях, операциях...

При этом мы сопровождаем информацию комментариями, максимально задействовав потенциал своих экспертов. Это пресс- и интернет-конференции, тематические брифинги. Мы практикуем круглые столы с участием СМИ, в ходе которых представители Нацбанка разъясняют проводимую политику и законодательные инициативы. В прошлом году мы ввели в практику проведение встреч с экспертным сообществом, где даем разъяснения по основным направлениям денежно-кредитной политики.

Мы используем современные инструменты и каналы коммуникаций. В том числе официальные аккаунты в соцсетях. Важную роль играет и мобильное приложение NBK-onlin. Оно было запущено в ноябре прошлого года. У людей появилась возможность задать свои вопросы напрямую Национальному банку и получить ответ в течение 5 часов. Число пользователей NBK-online растет и уже превысило 10 тысяч. Мы анализируем наиболее востребованные темы пользователей приложения и стараемся быстро реагировать на их запросы. Постепенно мы добавили в приложение новые разделы: «Защита прав потребителей финансовых услуг», «Золотые слитки», «Гарантия по депозитам».

В целом, можно сказать, что проделана большая работа. Тем не менее мы понимаем, что это только начало процесса восстановления доверия к финансовому регулятору. Мы продолжим качественно развивать уже существующую практику активных коммуникаций с населением, СМИ, рынком, экспертным сообществом.

– Сегодня тенговые депозиты растут. Что позволяет сохранять доверие общества к национальной валюте?

– Фундаментальная причина доверия – проводимая государством и Национальным банком политика в этом вопросе. Государством гарантируются депозиты физлиц в национальной валюте – в размере до 10 млн тенге, в инвалюте – до 5 млн тенге. Кроме того, максимальная рекомендуемая КФГД ставка по депозитам физлиц на сегодня составляет 14% по тенговым депозитам; 1,5% – в инвалюте.

Напомню, что максимальная рекомендуемая ставка по депозитам была введена с 1 июля 2008 года для распределения рисков и недопущения агрессивной рыночной политики банков при привлечении депозитов. То есть, сейчас созданы благоприятные условия для вложения в тенговые инструменты сбережения. Политика же НБ РК в целом направлена на повышение привлекательности тенге, обеспечения более высокой доходности тенговых инструментов, снижение уровня долларизации депозитов.

Показатель закономерен: в условиях относительно стабильной экономической ситуации в Казахстане, а также в условиях функционирования режима свободно плавающего обменного курса долларизация депозитов продолжает стабильно снижаться. Так, по последним имеющимся данным, в июле 2017 года доля валютных вкладов демонстрирует продолжение тенденции к снижению – до 49%. И июне 2017 года этот показатель был 50%, а в январе 2016 года – 70%. Такова тенденция.

ПРО ЗАЩИТНЫЙ «АРСЕНАЛ»

– В зарубежных СМИ обсуждаются два взаимоисключающих сценария: первый – доллар укрепится, поскольку ФРС намерен значительно снижать долларовую ликвидность. Согласно второму – группа стран готовится «торпедировать» доллар, отказавшись от его широкого использования, что при 20-триллионном долге США вызовет серьезные потрясения в мировой финансовой системе. Просчитывает ли Нацбанк такие сценарии?

– Мы постоянно наблюдаем за ситуацией на внешнем рынке. Намерение ФРС снижать долларовую ликвидность – ожидаемое событие, так как значительный объем ликвидности стал результатом программы количественного смягчения. Думаю, изъятие ликвидности ФРС частично учтено в ожиданиях рынка, последствия будут иметь ограниченный характер.

Тем не менее в случае возникновения негативных последствий НБ располагает достаточными инструментами по смягчению негативных внешних последствий.

Что касается отказа от широкого использования доллара, считаем такой поворот событий маловероятным. Доллар – мировая валюта и применяется в ежедневных международных расчетах. По данным МВФ, примерно две трети мировых валютных резервов хранятся в долларах. И отказ от доллара может привести к значительным издержкам и торможению деятельности международных предприятий и организаций.

Внешние факторы находятся вне зоны влияния НБ РК, и прогнозировать их динамику сложно. Тем не менее мы проводим ДКП с учетом текущих реалий, регулярно оценивая вероятность возникновения внутренних и внешних рисков.

– Насколько велик «арсенал» защитных мер НБ РК в случае нарастания внешних дестабилизирующих факторов?

– Основными механизмами реагирования со стороны регулятора на возникающие риски являются инструменты ДКП, основной из которых – базовая ставка.

Что касается валютного рынка, то с момента перехода к режиму плавающего обменного курса именно курс тенге абсорбирует внешние шоки, что позволяет не накапливать дисбалансы в экономике.

Также нами предприняты меры по обеспечению диверсифицированности активов под управлением НБ РК, что позволяет минимизировать негативное воздействие возможного увеличения волатильности, связанной с долларом США. В рамках Инвестиционной стратегии по управлению золотовалютными активами Национальный банк имеет возможность оперативно реагировать на изменения конъюнктуры на мировых финансовых рынках. Эти меры и шаги позволяют в должной мере обеспечить ликвидность и сохранность золотовалютных активов НБ РК.

– В народном рейтинге тревог пункт номер два – объединение самых крупных казахстанских банков – Халыка и Казкома. По отечественным меркам это мега-банк. Но, судя по прошлому опыту, не всегда это позитив: БТА утянул на дно Казком. Не утянет ли Казком, у которого, даже при мощной господдержке, проблем все еще немало, на дно Халык? Люди беспокоятся – а народная интуиция зачастую бывает вернее банковских индикаторов устойчивости…

– В свое время сделка по передаче активов и обязательств между ККБ и БТА была проведена для поддержания устойчивости банковского сектора. Однако она не предполагала проведение финансовой экспертизы качества активов для определения их реального состояния, по результатам которой оба банка должны были признать все имеющиеся убытки.

В результате той сделки все обязательства БТА перешли на баланс ККБ. Однако рыночная стоимость передаваемых активов БТА не покрывала его переданные обязательства. Аналогично не была проведена рыночная оценка активов ККБ, передаваемых в БТА. Таким образом, Казком «посадил» у себя на балансе активы БТА не по рыночной стоимости (хотя прежде необходимо было признать убытки). Аналогично, БТА «посадил» у себя на балансе активы ККБ не по рыночной стоимости. В результате у БТА образовался долг перед ККБ, который БТА должен был обслуживать, но фактически не мог погашать.

При оценке сделки между ККБ и Халык Банком следует принять во внимание, что в этом случае произошло приобретение акций ККБ новым стратегическим инвестором. Что положительно отличает эту сделку от сделки ККБ-БТА и не ухудшает финансовое положение инвестора, так как:

во-первых, в сделке Халык– ККБ обязательства последнего не переходили на баланс Народного банка. Халык приобрел акции ККБ и стал материнской компанией Казкома. Это влечет за собой обязательства в рамках крупного акционера/банковского холдинга ККБ;

во-вторых, в рамках проведения сделки продажи ККБ Халык Банку была проведена оценка качества активов и признание убытков по ее результатам и доведения капитала до нуля тенге. Халык Банк капитализировал ККБ до уровня, необходимого для выполнения им нормативов достаточности капитала, что обеспечивает устойчивость ККБ;

в-третьих, механизм сделки предусматривал полное очищение ККБ от неработающих активов (выкуп Фондом проблемных кредитов проблемных активов БТА). Тогда как ранее предпринятые меры носили «косметический» характер решения проблемы.

При этом как в отношении системно значимых банков, так и в отношении всех банков будут внесены изменения в регулирование, надзор и механизмы урегулирования для обеспечения устойчивости всего банковского сектора.

При осуществлении сделки ККБ-Халык были задействованы государственные средства при выкупе Фондом проблемных кредитов проблемных активов БТА. Их использование было продиктовано необходимостью поддержания финансовой стабильности и предотвращения угрозы системных рисков.

ККБ – системно значимый банк и осуществляет значительную долю платежей в платежной системе Казахстана. Реализация рисков и неисполнение платежных поручений или приостановление выплат по обязательствам ККБ могут вызвать распространение паники на вкладчиков других банков и будут оказывать негативный эффект на всю систему. При этом финансовые кризисы имеют негативные макрофискальные последствия для всей экономики. В итоге, урегулирование ККБ без госпомощи могло бы иметь системные последствия, как для финансового сектора, так и для всей экономики. Альтернативная стоимость восстановления доверия к банковскому сектору превысила бы затраченные на сделку средства.

Также следует отметить, что в структуре фондирования ККБ присутствует высокая концентрация государственных и квазигосударственных компаний, в том числе АО «ЕНПФ». Соответственно, признание убытков по займу БТА при отсутствии погашений по нему привело бы к неплатежеспособности ККБ, а убытки сверх акционерного капитала были бы понесены за счет депозиторов и кредиторов, в том числе за счет государства. Таким образом, в случае урегулирования несостоятельности ККБ без государственной помощи, кредиторы, относящиеся к государственному и квази-государственному сектору, понесли бы убытки.

Напомню, что во многих странах мира есть тенденция – за ошибки банков отвечают вкладчики. Казахстан же пошел по пути поддержки банков, их оздоровления, чтобы в итоге они могли отвечать по своим обязательствам, особенно перед вкладчиками.

ВИРТУАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ, ВТОРЖЕНИЯ, ОТРАЖЕНИЯ АТАК

– Криптовалюты резко вырывались вперед, тесня классические деньги. Какова позиция регулятора в этом вопросе – не пришло ли время менять законодательство с учетом цифровых денег и эмитировать «казкоины» или «тенгкоины»?

– Сегодня криптовалюты очень активно обсуждаются во всем мире. Однако говорить о вытеснении ими традиционных денег, на мой взгляд, довольно рано. Несмотря на то, что они обладают рядом удобств для их держателей, прежде всего, анонимностью, высокой скоростью обмена при трансграничных переводах, имеется ряд вопросов к общей безопасности их широкого использования.

Особенность криптовалют в том, что они не имеют единого эмиссионного органа и ничем не обеспечены. То есть не являются обязательством кого бы то ни было, включая государство. Также выпуск цифровых валют изначально происходит без обмена на традиционные денежные средства. Учитывая эти характеристики, подходы регуляторов разных стран к классификации и использованию криптовалют значительно различаются.

В некоторых странах они рассматриваются не как денежные средства, а как товар. То есть в вопросе регулирования речь в таком случае идет не об эмиссии, а о налогообложении операций, связанных с оборотом «цифрового товара». При этом цена этого инструмента или актива определяется исключительно имеющимся на него спросом и предложением. Высокая волатильность в краткосрочной перспективе дает возможность владельцу заработать на спекулятивных операциях, однако в долгосрочной перспективе существует значительный риск полной потери денежных средств.

Некоторые страны, например, Великобритания, Китай, Канада, Швеция анализируют вопрос целесообразности выпуска собственных цифровых валют. Это сложный, многогранный вопрос, который в настоящее время исследуется центральными банками этих стран.

В целом, ввиду глобальной природы хранения и работы распределенных реестров, в рамках которых используются криптовалюты, эффективное регулирование цифровых валют возможно только в международном сотрудничестве. На национальном уровне регулятор принимает меры информационного характера, уведомляет всех о рисках, присущих криптовалютам. Мы изучаем практику других стран и внимательно отслеживаем изменения, происходящие на этом новом рынке, для принятия решений при необходимости.

– Виртуальная реальность вторглась в мир реальных денег. Растет киберпреступность, и теперь уже не только защита банкнот становится важнейшей задачей Нацбанка, но и защита оборота денег в онлайне. Какие меры в этой сфере предпринимает Нацбанк?

– В этих целях в июле текущего года в НБ РК создано Управление информационных угроз и киберзащиты. В его задачи входит формирование централизованной системы защиты информационных систем и информационно-коммуникационной инфраструктуры финансового сектора для предотвращения кибератак и обеспечения их стабильного функционирования.

ТРИ НА МИЛЛИОН

– И вопрос о защите тенге. Как часто и насколько успешно подделываются тенге?

– За 8 месяцев года в Казахстане было выявлено 1 209 поддельных дензнаков, что на 4% больше, чем годом ранее. То есть, в Казахстане на один миллион банкнот приходится 3 подделки. В России – 15 подделок, в странах Евросоюза – 30 фальсифицированных на миллион банкнот.

Наибольшей популярностью у фальшивомонетчиков пользуются банкноты номиналом 2000 и 1000 тенге – их было выявлено 802 и 186 штук соответственно. Поддельные банкноты в Казахстане в основном изготавливаются с использованием компьютерной техники и струйного принтера, и при внимательном рассмотрении любой человек сможет распознать такую подделку.

«БАЗА» СНИЖЕНА – БИЗНЕСУ ПОДСПОРЬЕ

– В сентябре традиционно стартует новый деловой год. Есть ли хорошие новости или прогнозы для бизнеса? Например, по доступности к банковским кредитам, ведь НБ РК свой шаг сделал, снизив базовую ставку…

– Да, действительно, постепенное снижение базовой ставки за полтора года с 17% до 10,25% способствовало снижению процентных ставок по банковским кредитам. Средневзвешенная ставка по ним снизилась с максимального 23,7% в январе 2016 года до 15,7% в июле 2017 года, в том числе по кредитам небанковским юридическим лицам в нацвалюте, с 25,8% до 13,7%.

Их снижение происходило в связи с тем, что годовая инфляция продолжила замедление, соответствуя прогнозным оценкам НБ РК, а инфляционные ожидания остаются стабильными. Однако на фоне неопределенности и волатильности внешних условий возможности снижения ставки в текущем году ограничены.

При этом, в связи с тем, что эффект от снижения «базы» проявляется на рыночных ставках с временным отставанием, вероятность переноса последних снижений базовой ставки на рыночные в последующие месяцы присутствует.

Кроме того, Нацбанком принята Программа повышения финансовой устойчивости банковского сектора РК. Она предусматривает поддержку банков за счет государственных средств при условии солидарной ответственности акционеров по докапитализации банков и улучшению качества активов. По мере реализации программы ожидается последующее восстановление кредитной активности банковского сектора.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 14 сентября 2017 > № 2312232 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 сентября 2017 > № 2310148 Данияр Акишев

Данияр Акишев: "Свыше 70% всех платежей юрлиц и 50% платежей физлиц проводятся через дистанционные каналы"

Председатель Национального Банка РК Данияр Акишев на Республиканском совещании по вопросам цифровизации рассказал о внедрении инновационных технологий и цифровых сервисов в финансовую отрасль республики.

Он отметил, что за последние 20 лет кардинально расширились каналы и способы взаимодействия с клиентами. Ключевыми факторами в этом процессе выступили Интернет и мобильные устройства.

«Сегодня практически во всех банках внедрена система Интернет банкинга. Из 33 действующих банков услуги мобильного банкинга предоставляются 18 банками, которые охватывают 75% всей клиентской базы физических лиц. На сегодняшний день около 1 миллиона физических лиц пользуются мобильными приложениями банков», - сказал Акишев.

Он также отметил, свыше 70% всех платежей юридических лиц и 50% всех платежей физических лиц проводятся через дистанционные каналы. «Рост количества безналичных платежей с платежными карточками за первое полугодие 2017 по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составил 70%. В данный момент популярность приобретают также электронные деньги: «В 1 полугодии 2017 года количество операций с электронными деньгами выросло в 2,7 раза, объем возрос в 3,4 раза».

По словам главы НБ РК казахстанские банки постепенно переходят к обслуживанию клиентов в онлайн-режиме в формате 24/7/365. В ряде банков применяются биометрические технологии - распознавание голоса, сканирование лица на основании фотографии или видеоизображения.

Клиентам казахстанских банков теперь не обязательно приходить в отделение банка, чтобы открыть банковские счета, платежные карточки, депозиты, получать кредиты. Все эти услуги могут предоставляться онлайн. Клиенты банков также могут проводить платежи и получать иные финансовые услуги с помощью социальных сетей.

«Новым каналом общения клиента с банком сегодня все чаще становится смартфон. Национальным Банком совместно с Правительством и банковским сообществом проводится работа по развитию мобильных финансовых сервисов. Рассматривается вопрос создания платформы мобильных платежей нового поколения, позволяющей проводить платежи с использованием мобильного устройства в реальном времени, в том числе по номеру мобильного телефона между гражданами, так называемые, P2P переводы», - сказал председатель регулятора.

Такое решение, по его словам, позволит проводить платежи быстро и удобно, не нужно будет также иметь дорогостоящую физическую инфраструктуру для организации приема платежей.

«Национальным Банком, со своей стороны, в ноябре 2016 года было запущено мобильное приложение «НБК Online», которое обладает двумя основными функциями. Во-первых, любой владелец телефона может задать вопрос Национальному Банку и получить ответ на свой телефон в течение 5 часов. Во-вторых, предоставляется оперативная рассылка новостей и важнейших событий в финансовой сфере», - рассказал Акишев.

Он отметил, что спустя 10 месяцев после начала функционирования мобильного приложения «НБК Online» было зарегистрировано свыше 10 000 тысяч пользователей, обработано более 2 000 обращений от граждан.

«Также Национальный Банк завершает разработку новой технологии – мобильного приложения для совершения населением операций по покупке и продаже ценных бумаг на базе блокчейн. В пилотном проекте рассматривается использование краткосрочных нот Нацбанка. Предлагаемое решение позволит гражданам в режиме онлайн покупать и продавать ноты Нацбанка с мобильного телефона, минуя посредников в лице брокеров и дилеров. Без налогов и комиссий. Абсолютная ликвидность и никаких ограничений по срокам владения», - рассказал глава Национального Банка.

Обратной стороной внедрения новых технологий в сфере финансов является повышение рисков киберугроз. В настоящее время Национальным Банком уделяется особое внимание мерам по защите информации и финансовой инфраструктуры.

Данияр Акишев отметил, что эффективность работы по защите информации и финансовой инфраструктуры зависит от тесного взаимодействия всех заинтересованных субъектов, профилактических мер и оперативного реагирования на возникающие угрозы.

«Ключевыми элементами обеспечения киберустойчивости финансовой системы является регулятор в лице Национального Банка Республики Казахстан, координационный центр по кибербезопасности, участники финансового рынка и иностранные партнеры с наработанной практикой противодействия кибератакам», - сказал он, отметив, что механизм реализации поставленных целей будет заложен в концепции кибербезопасности на финансовом рынке, который является составным элементом стратегии кибербезопасности Республики Казахстан «Киберщит Казахстан».

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 сентября 2017 > № 2310148 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 3 ноября 2016 > № 1957804 Данияр Акишев

10 важных событий, по мнению главного банкира страны

Чем запомнится первый год правления Данияра Акишева?

Ровно год назад, 2 ноября, Национальный банк Казахстана возглавил Данияр Акишев. Глава государства поставил ряд задач перед новым главой Нацбанка страны. На тот момент Казахстан уже перешел к политике свободно плавающего курса национальной валюты, однако высокие девальвационные ожидания, растущая инфляция и падающие цены делали эту политику все менее популярной среди населения и все более критикуемой среди экспертов. Но этот год был сложным не только для страны, но и для Национального банка, которому пришлось проводить непопулярные меры и принять на себя весь удар. Что было сделано за год с момента назначения Данияра Акишева, чего пока достичь не удалось и чего ждать в будущем, мы обсудили в интервью с главным банкиром страны.

— Данияр Талгатович, какие основные цели были достигнуты за год вашего руководства?

Первое событие — стабилизация ситуации на валютном рынке. С момента моего назначения в ноябре 2015 года обменный курс колебался достаточно сильно. До конца февраля 2016 года курс тенге девальвировал на 25%. Позже ситуация на валютном рынке нормализовалась. Благодаря, в первую очередь, благоприятным внешним факторам: выросла цена на нефть, стабилизировалась ситуация на валютных рынках в странах — торговых партнерах Казахстана. Также Национальный банк предпринял ряд шагов по стабилизации ситуации. Помимо операций на валютном и денежном рынках мы улучшили коммуникационное взаимодействие. Возможно, этот аспект не самый значимый с точки зрения операционного воздействия, но очень важный для восстановления доверия и предсказуемости. Мы раскрыли информацию о наших интервенциях на валютном рынке, операциях с банками на денежном рынке, об остатках на корсчетах банков в Национальном банке и другое. Участники рынка-население, предприятия, банки- должны понимать, какие процессы происходят на валютном рынке. Понятно, что еще остается определенная степень недоверия. Некоторые люди до сих думают, что мы публикуем недостоверную информацию. Это не так. Мы раскрываем все цифры, отражающие реальное положение дел.

Также мы определили правила игры. Сегодня у участников рынка есть понимание, как формируется обменный курс и от чего он зависит, на какие факторы реагирует. Напомню, на курс тенге влияют мировые цены на сырье, курсы национальной валюты в странах — торговых партнерах. Правила, я считаю, достаточно понятны. Мы наблюдаем снижение сомнений, что обменный курс не соответствует объективным факторам, недооценен или переоценен, или каким-то образом сдерживается Национальным банком. В подтверждение этому минимизация участия Нацбанка на валютном рынке. С сентября 2016 года мы не проводим интервенций: курс формируется свободно.

Второе событие — замедление темпов инфляции и сокращение инфляционных ожиданий. Инфляция, которая наблюдалась в 2016 году, по своей природе имела не монетарный характер. Существующая инфляция стала результатом переноса эффекта изменения обменного курса тенге к доллару СШАна внутренние цены. Этот эффект по итогам октября 2016 года может быть завершен. К концу года инфляция сложится очень близко к верхней границе коридора, то есть около 8%. Важно, чтобы тренд снижения инфляции продолжался. Если гипотетически допустить, что на конец года годовая инфляция будет немного выше 8%, то в январе-феврале следующего года инфляция должна быть внутри коридора, определенного Нацбанком и правительством. Здесь важна устойчивость и неизменность тренда снижения инфляции.

Параллельно Национальным банком проводятся исследования, чтобы оценить инфляционные ожидания у предприятий и населения. При опросах предприятий мы оцениваем ожидания относительно цен на сырье, на производимую продукцию и так далее. При опросах населения оцениваем, как происходят изменения инфляционных ожиданий у различных групп населения. И мы видим сокращение доли тех, кто ожидает дальнейший рост цен.

Третье событие — увеличение монетизации экономики. Наблюдаемая стабилизация инфляционных процессов происходит не за счет сжатия тенговой ликвидности со стороны Нацбанка. Завершается процесс переноса эффектаизменения обменного курса на внутренние цены. Более того, снижение инфляции происходит в условиях повышения уровня монетизации, то есть увеличения количества тенге в экономике. С ноября 2015 года по сентябрь 2016 года наличные деньги в обращении выросли на 31% - до 1,6 трлн. Рост на 371 млрд тенге. Показатель М2, который включает в себя все наличные тенге, все тенговые счета в банках и текущие счета в иностранной валюте, вырос на 25% - до 11 трлн тенге. Рост более чем на 2 трлн тенге. Денежная масса с ноября по сентябрь выросла на 15% - до 19,2 трлн тенге.

Если мы считаем, что у инфляции преимущественно немонетарный характер, то у нас есть возможность повышать количество денег в экономике. Что мы и делаем.

Четвертое событие — это дедолларизация экономики. Доля вкладов населения и предприятий в иностранной валюте снизилась. Хотя доля остается еще высокой, но тренд на снижение очевиден. С начала года депозиты в тенге выросли на 49%, депозиты в иностранной валюте — снизились на 6,8%. Соответственно, доля депозитов в иностранной валюте (по всем депозитам) снизилась с 70% до 58%. Прогресс пока умеренный, но, я думаю, движение продолжится. Вы знаете, мы провели ряд мер для стимулирования дедолларизации. Во-первых, мы повысили ставки по тенговым депозитам, и рынок среагировал на это. В условиях стабилизации обменного курса население начало конвертировать свои валютные депозиты в тенговые. Считаю, мы сумели переломить негативный тренд.

Также мы отходим от жесткого регулирования ставок по депозитам населения. Мы определили предельное значение ставки по депозитам населения, которое не может быть превышено банками в размере 14% в тенге. Но теперь мы не планируем пересматривать предельную ставку. В случае снижения ставок на денежном рынке банки должны будут самостоятельно определять уровень ставок по депозитам для населения и начать их снижение без решения Национального банка.

Население, в свою очередь, должно оценивать риски и понимать, что банк, предлагающий более высокие ставки, осуществляет рискованную политику и находится в более рисковом положении.

Со своей стороны Национальный банк будет отслеживать ситуацию и намерен изучить вопрос введения повышенных взносов в Фонд гарантирования депозитов, в случае если у банка наблюдается значительное отклонение ставок от среднего уровня по системе.

Пятое событие — запуск рынка государственных ценных бумаг. Этот рынок существовал и раньше, но в условиях высоких девальвационных ожиданий практически остановился. Что мы сделали? Во-первых, начали выпускать краткосрочные ноты Нацбанка. Сейчас выпускаются недельные, месячные, трехмесячные, шестимесячные и годовые ноты. Во-вторых, ставка по ним соответствует кривой доходности, которая демонстрирует ожидания рынка по процентным ставкам. Спрос на ноты со стороны участников рынка превышает предложение, в том числе на «длинные» ноты. У игроков финансового рынка появился аппетит к тенговым инструментам. Если раньше все покупали иностранную валюту в ожидании девальвации, то сейчас тенговые инструменты стали выгодны. Спрос на тенговые ноты появился у нерезидентов. Также предстоит большая работа с Министерством финансов по выстраиванию кривой доходности на горизонте свыше одного года.

Шестое событие — принятие «Закона о платежах и платежных системах». Этот принципиально новый Закон обеспечит правовую основу для всех видов платежных отношений и функционирования всех платежных систем, которые сегодня существуют в Казахстане и в перспективе могут появиться. Раньше в фокусе Нацбанка в основном находились переводы и платежи, которые проходили через банки. Однако сейчас появилось много новых участников, которые никак и никем не регулировались. Это очень важно.

Седьмое событие — улучшение качества диалога с банками. Мы положительно оцениваем прогресс в части налаживания коммуникаций с участниками финансового рынка. Мы провели встречи почти со всеми банками, участниками страхового рынка и рынка ценных бумаг. Более того, это не просто выстраивание диалога, а установление партнерства в решении наиболее сложных проблем. Нужно найти оптимальный баланс между интересами, с одной стороны, коммерческих финансовых институтов, которые нацелены на извлечение прибыли, а с другой- обеспечить стабильность финансовой системы и обеспечивать защиту прав потребителей финансовых услуг. Очень важен вопрос развития финансового сектора и его устойчивости на перспективу.

Восьмое событие — улучшение коммуникационной политики Нацбанка. Первое — мы обеспечили рынок всей необходимой статистической информацией. Второе — мы сопровождаем эту информацию, активно разъясняя ее обществу. Третье — мы вовлекли в эту работу как можно большее количество участников от Нацбанка. Вся команда Национального банка на каждом уровне взаимоотношений готова разъяснять информацию на простом и понятном языке. Мы надеемся, что данная работа повысит доверие к проводимойНацбанкомполитике.

Девятое событие — изменения внутри самого Нацбанка и его оптимизация. Первое — мы сократили количество департаментов и пересмотрели статус подразделений, которые выполняют технические функции. Второе — мы сократили управленческий персонал. Доля руководящих работников сократилась с 23% до 18%. Ускорился процесс принятия решений.

Мы вернулись к политике, которой всегда придерживался Национальный банк. Основой управленческого персонала всегда были работники, которые имеют большой опыт работы в самом Национальном банке.

Мы также привлекли квалифицированных сотрудников, которые раньше работали в Национальном банке и были участниками многих реформ в финансовом секторе. Например, Департамент финансовой стабильности возглавляет Хакимжанов Сабит, который раньше работал в Нацбанке и был главным аналитиком в «Халык-финансе». Департамент страхового надзора возглавил Курманов Жанат, который участвовал в становлении системы страхового надзора в Нацбанке. Алдаберген Алина, руководитель Казахстанской фондовой биржи, имеет большой опыт работы в финансовом секторе и квазигосударственном секторе. И таких примеров много.

Десятое событие касается международной деятельности Нацбанка. Во-первых, в мае 2016 года Казахстан посетила директор-распорядитель Международного валютного фонда госпожа Кристин Лагард. Это знаковое событие. Для Национального банка Международный валютный фонд — это ключевой международный финансовый институт, наш давний и надежный партнер. Мы получили высокую оценку деятельности Национального банка в области последних изменений в денежно-кредитной политике. Отмечено, что Национальный банк выстраивает адекватную существующим экономическим условиям денежно-кредитную политику.

Во-вторых, участие Казахстана в качестве приглашенной стороны в заседаниях «Большой двадцатки G-20» под председательством Китайской Народной Республики. У нас была уникальная возможность участвовать в собраниях председателей Центральных банков и министров финансов стран «Большой двадцатки» в течение 2016 года. Как правило, выступления глав ведущих центральных банков мира — ФРС, ЕЦБ, других развитых стран происходят в виде очень открытого диалога, где обсуждаются наиболее важные вопросы экономического и финансового развития.

— О том, чего достичь, пока не удалось…

— Думаю, большинство задач, которые возможно реализовать за один год, Национальным банком выполнено. Однако есть задачи, для решения которых потребуется больше времени. Первое, это ситуация с платежным балансом Казахстана. Текущий счет пока остается дефицитным. И необходимо стремиться, чтобы он был сбалансированным. И это не только задача Национального банка. Многое будет зависеть от работы правительства. Насколько быстро реальный сектор сможет адаптироваться к новым условиям.

Второе — динамика кредитования, которая остается умеренной. Уже появились драйверы роста кредитования, однако потребуется больше времени для восстановления кредитования и оздоровления банковской системы.

— Данияр Талгатович, спасибо за информацию. Хотелось бы перейти к экономике Казахстана. Как вы считаете, что необходимо сейчас для развития и очень интересно, как вы взаимодействуете с Минэкономики и с Минфином в части роста ВВП и прочих экономических факторов?

— Основной задачей Нацбанка является обеспечение стабильности цен. Для того чтобы обеспечить низкий уровень инфляции, необходимо понимать процессы, которые происходят в экономике. Такие аналитические возможности у Нацбанка есть. Мы строим собственные макроэкономические прогнозы по многим показателям реальной экономики. Во многом наши прогнозы совпадают с оценками, которые делает правительство.

Что касается взаимодействия и коммуникаций с Министерством национальной экономики и с Министерством финансов — отмечу очень высокий уровень взаимоотношений, как в человеческом, так и в профессиональном плане. Руководители этих министерств являются членами правления Нацбанка. Они вовлечены и погружены во все вопросы деятельности Нацбанка.

В отношении перспектив развития экономики Казахстана отмечу, что достижение положительных экономических результатов в условиях неблагоприятной внешней конъюнктуры на мировых рынках потребует большого времени и усилий. Программы, которые правительство реализует по поручению Главы государства — Индустриально-инновационная политика, «Нурлы жол» и «План нации: 100 конкретных шагов» — это мощный и правильный фундамент для будущего роста. Отрасли обрабатывающей промышленности имеют огромный потенциал. Особенно строительство, транспорт, коммуникации и сельское хозяйство. Поэтому правительство концентрирует усилия именно в этих отраслях.

— И все же, по вашим ощущениям — достигла ли экономика дна?

— Если отталкиваться от статистических показателей, кризис еще присутствует. Экономический рост замедлился. Однако, по сравнению со странами, которые имеют похожие структуры экономик, Казахстан демонстрирует более позитивные показатели. Нам удалось не допустить реального снижения ВВП. Программы поддержки, которые реализовывались в последние два года, позволили поддержать экономический рост.

— Как глава Нацбанка, как вы могли бы оценить сегодняшнее положение дел на финансовом рынке страны?

— Банковский сектор функционирует нормально, все банки соблюдают нормативы. Вопрос, насколько финансовые институты способны выдержать новые испытания. Нужно решить проблемы, которые накопились в банковской системе в предыдущие годы. Это невозможно без роста капитализации банковского сектора, в первую очередь за счет вливания нового капитала со стороны акционеров.

Страховой сектор — очень небольшой. Он слабо выполняет функции финансового посредничества с точки зрения абсорбации рисков и работает в узком сегменте. Для решения этих вопросов мы разработали меры по развитию страхового рынка, которые обсуждены на Совете по финансовой стабильности.

Рынок ценных бумаг. Перспективы очень большие. На прошлой неделе на Совете по финансовой стабильности мы обсуждали основные подходы по перезапуску фондового рынка, по либерализации регулирования и привлечению новых эмитентов. Работы очень много.

— 9 сентября вы озвучили план по поводу поддержки банковского сектора. Имеются ли какие-либо решения по каждому из вопросов?

— Да, мы работаем в этом направлении. Мы подготовили пакет этих инициатив. И по безотзывным депозитам, и по популяризации золотых слитков, и по вопросам развития рынка ценных бумаг. Есть четкое понимание, кто и что должен делать. В данных вопросах мы рассчитываем на поддержку правительства.

— Вы говорили, что наладили отношения с банкирами в плане диалога…

— Большая работа ведется Национальным банком по совершенствованию собственной нормативной правовой базы. С банками мы обсуждаем наши подходы. Концептуально идеи рассматриваются на Совете по финансовой стабильности. Идеи, которые поддержаны, далее реализуются в виде изменений в НПА. Спорные идеи отправляются на доработку. Мы готовы обсуждать все идеи с финансовым рынком и понимаем, что будет приносить выгоды с точки зрения расширения их бизнеса.

— Какую роль в этом играет АФК?

— Очень важная площадка. Исторически у нас сложились очень хорошие взаимоотношения. Роль АФК может вырасти в случае проактивного участия не только в процессе обсуждения текущих вопросов и отстаивании интересов конкретных игроков, но в обсуждении будущих перспектив развития или вызовов, стоящих перед финансовым сектором.

Диалог игроков и Нацбанка

Впервые деловой еженедельник «Капитал.kz» решил пригласить игроков рынка к диалогу на страницах издания. Это должно стать возможностью публичных обсуждений важных вопросов в финансовом секторе страны.

— Данияр Талгатович, планируется ли закрытие частных обменных пунктов? Если да, то когда и каким образом?

— Не планируется.

— Планируется ли субсидирование со стороны НБРК рынка ипотечного кредитования? Если да, то когда и в каких объемах?

— Не планируется.

— В 2015 году НБРК скорректировал программу перехода на Базель III путем сохранения в 2016 году всех минимальных требований к достаточности собственного капитала, включая буферы собственного капитала на уровне 2015 года. Что ожидается в 2017 году в этом направлении?

— Ситуация остается неизменной. Существующий график дальше будет реализовываться.

— Ранее говорили, что будет новая валюта. Прокомментируйте, пожалуйста…

— В Договоре об ЕАЭС не содержится никаких положений, которые прямо или косвенно содержат положения о возможности такой валюты в странах ЕАЭС.

— Каковы прогнозы готовности банковской системы по переходу на применение 9 стандарта МСФО? Какие последствия для финансовой системы ожидаются при переходе?

— Большинство банков, в первую очередь крупные, приступили к этой работе. Но говорить сейчас, более чем за год до введения стандартов, что все к нему готовы — пока неправильно.

— Планирует ли НБРК рассмотреть возможность предоставления долгосрочных (свыше 1 года) тенговых ресурсов БВУ в виде межбанковских вкладов/займов по ставке не более 7%-8% годовых?

— Все операции с банками привязаны к базовой ставке. Соответственно, не может быть иных ставок, которые не находятся в целевом диапазоне.

— Планирует ли Национальный банк Республики Казахстан в 2017 году проводить аукционы нот Национального банка Республики Казахстан?

— Как и в 2016 году, аукционы будут продолжаться.

— Какой уровень инфляции ожидает Национальный банк Республики Казахстан в 2017 году?

— На следующий год наша цель — инфляция в коридоре от 6 до 8%.

— Будет ли Национальный банк Республики Казахстан предоставлять официальные прогнозы на своем сайте по основным экономическим показателям (ВВП, инфляция, безработица, курс, цена на нефть и т. д.)?

— Национальный банк постоянно размещает аналитические материалы, содержащиебазовые предположения и сценарии, которые закладываются Национальным банком при разработке основных направлений денежно-кредитной политики.

— Спасибо за интервью, ДаниярТалгатович! Будем ждать новостей от вашего ведомства.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 3 ноября 2016 > № 1957804 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 14 апреля 2016 > № 1722771 Данияр Акишев

Данияр Акишев: Когда имеешь четкий план действий, проще

Эксклюзивное интервью главы Нацбанка

Приходить на руководящие позиции в период спадов и экономической нестабильности – достаточно сложное решение. Особо сложное оно для главы центрального банка, работа которого на виду. В первых числах ноября прошлого года главой Национального банка Казахстана был назначен Данияр Акишев. В это время экономика страны катилась в кризис, а от перехода на новую денежно-кредитную политику национальную валюту лихорадило. Конечно, лучше приходить в тучные годы, но когда столько вызовов, даже интересно осуществлять свои проекты. Об этом в интервью «Капитал.kz» рассказал Данияр Акишев, глава Национального банка РК.

О сложном периоде и своем решении…

- Данияр Талгатович, прошло не так много времени с момента Вашего назначения на должность председателя Национального банка… Каково было возглавить ведомство в такое непростое время?

- В текущее время мы снова вступили в полосу кризисных явлений в экономике. В Казахстане это не первый кризис, но с таким масштабом и вероятной длительностью, скорее всего, он происходит впервые.

Мировые цены на нефть с мая 2014 года по ноябрь 2015 года упали почти в 3 раза. Поскольку наша страна сильно зависит от нефтяной отрасли, этот шок стал значительным для экономики. Начала происходить вынужденная адаптация к новым условиям, это коснулось большинства отраслей и направлений. Но первое, что все увидели, – это реакция обменного курса на новые внешнеэкономические условия.

Если еще в 2014 году текущий счет платежного баланса Казахстана был положительным, то уже в 2015-м – стал отрицательным. Эти тенденции проявились еще в середине 2014 года, и было очевидно, что обменный курс, который складывался в то время, только усиливает диспропорции платежного баланса. В этих условиях только корректировка обменного курса позволяет такие диспропорции немного исправить. Многие говорят, что это не панацея. И я с этим согласен, но это первый фактор, который наиболее чувствителен к изменениям в платежном балансе.

В сложившихся экономических условиях такие вызовы неизбежны для любого председателя центрального банка. Поэтому с точки зрения того, насколько было сложно возглавить ведомство, – да, сложно, но когда ты имеешь четкий план действий, проще. Во-первых, необходимо было максимально обеспечить свободное курсообразование, для того чтобы курс нашел свое значение, отвечающее параметрам платежного баланса. Во-вторых, обеспечить минимальный разрыв во времени между реакцией обменного курса на дальнейшие изменения внутренних и внешних факторов, чтобы в экономике не накапливались дисбалансы.

Конечно, занять должность председателя Нацбанка в период экономического подъема проще, нежели в кризисный период, когда сразу приходится делать непопулярные вещи. С другой стороны, это интересное время, в которое приходится принимать сложные, но в то же время нестандартные решения. И, наверное, жизнь покажет, насколько эти решения оказались верными.

- Но Вы же понимали, что ситуация в стране находилась на распутье – с одной стороны, держать стабильный тенге было невыгодно с точки зрения сохранности золотовалютных резервов, но с другой – отпустить нацвалюту означало создать социальную напряженность.

- Фиксированный обменный курс – это не только вопрос размера резервов, хотя он один из важных. Это еще и вопрос сохранения конкурентоспособности наших товаропроизводителей. Процессы потери конкурентоспособности не происходят мгновенно, но обязательно ведут к увеличению импорта, потере рынков, сокращению внутреннего производства и в итоге – к росту безработицы. Мы наблюдали, что после значительной девальвации российского рубля в декабре 2014 года наши люди очень позитивно восприняли разницу в ценах и начали покупать товары в России. Как подчеркнул Глава государства, мы дали возможность, с одной стороны, предприятиям и населению не спеша переложить все тенговые депозиты в валютные, подняв уровень долларизации, с другой – закупить товары. Но такая политика не может продолжаться бесконечно. Начался отток иностранной валюты за рубеж, а на фоне падения экспортной выручки никакое искусство центрального банка не способно было удержать валютный курс в тех значениях, которые были раньше.

- Об искусстве центробанков. Принято во всем винить Национальный банк, его политику и руководство. Не было ли у Вас опасения, что в социальных сетях начнется тотальная критика и каждое решение будет под пристальным вниманием?

- Каждый человек имеет право на собственное мнение. Если ему не нравится политика Нацбанка или его руководство – это его право. Лучше, конечно, когда критика конструктивная, для нас это повод посмотреть, за что нас критикуют и, если необходимо, как это можно исправить.

- То есть Вы отслеживаете информацию?

- Не лично. В Национальном банке есть подразделение, которое занимается мониторингом всей информации, касающейся ведомства и его руководства, а также отвечает за взаимодействие с журналистами.

- Но, по сути, на кону была Ваша репутация и имидж банка... Насколько сегодня значим имидж Нацбанка и его руководителя в Казахстане?

- Восстановление доверия к Национальному банку, как, впрочем, и репутации любого человека, – процесс очень долгий. Но дорога начинается с небольших шагов. Возможно, сегодня мы повторяем тот путь, который проходили еще в 90-е годы, после того как курс тенге к доллару ослабел в несколько десятков раз.

- Какие первые шаги на посту главы Нацбанка были предприняты Вами, которые в дальнейшем определили политику банка?

- Первое, мы сократили свое участие на валютном рынке. По сути, Национальный банк ушел с рынка и позволил обменному курсу найти свою точку равновесия. Это был болезненный, но необходимый шаг.

Второе решение коснулось приостановления операций на денежном рынке. В тот момент в условиях постоянных девальвационных ожиданий многие игроки, занимая тенге у Нацбанка, направляли их на валютный рынок, так как понимали, что складывающийся курс тенге переоценен. В этот момент участие Нацбанка на денежном рынке было минимизировано. Более того, нужно было правильно оценить, что будет происходить с финансированием реального сектора экономики.

- И это сразу сказалось на кредитовании…

- Да, появилась информация, что кредитование экономики в тенге замедляется. Но это произошло не потому, что Нацбанк приостановил операции на денежном рынке, а потому, что период турбулентности всегда сложен для принятия любых решений – хозяйственных, кредитных, инвестиционных, инновационных и т.д.

Уход Национального банка с валютного рынка не привел к негативным последствиям. Худшие сценарии к тому моменту уже в основном реализовались, но поддерживать ликвидность, и тем самым стимулировать спекулятивные операции, было нецелесообразно. Нацбанк участвовал на рынке, но лишь когда колебания курса были значительными. Так что это были одни из первых решений на валютном и денежном рынке.

- К чему они привели?

- После того, как обменный курс нашел точку равновесия, в феврале этого года мы вернулись на рынок и возобновили операции по базовой ставке. Была решена задача по наполнению краткосрочной ликвидностью финансового рынка.

Уже с середины февраля начался обратный процесс, то есть появилась ликвидность в системе и базовая ставка стала работать в обратном направлении. Мы стали изымать ликвидность с рынка. Но обеспечение длинной ликвидностью, которая необходима для кредитования экономики, вопрос более сложный. Для его решения потребуется больше времени. Но его невозможно реализовать только за счет ресурсов Нацбанка и средств государственной поддержки. Основным источником фондирования банков по-прежнему являются депозиты предприятий и населения.

…Но в них доля вкладов в инвалюте превышает 80% по физическим лицам и 60% – по юридическим.

- Да, поэтому было принято решение повысить ставку по депозитам физлиц, и мы видим, что это сработало. Население постепенно увеличивает тенговые депозиты. Этот процесс не быстрый. Но к текущему уровню долларизации мы пришли за 2 года, обратное движение может занять даже больше времени. Это большая работа, требующая времени и стабилизации ситуации.

- Как Вы принимаете решение по базовой ставке?

- В первую очередь мы аккумулировали необходимую статистику по всем показателям, оказывающим влияние на ликвидность. Технический комитет по денежно-кредитной политике Нацбанка теперь имеет полноценную картину, что происходит и что будет происходить на денежном и валютном рынках в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Наши сотрудники посещали Банк России в конце прошлого года, для того чтобы обменяться опытом и посмотреть, как эта работа проводится у них. Только после того, как мы сформировали необходимый инструментарий прогнозирования ликвидности, мы возобновили операции по базовой ставке.

- Также хотелось бы спросить Вас о фондовом рынке. Недавно Вы заявили о возможном его реформировании…

- На последнем заседании Совета по финансовой стабильности мы попросили всех участников подготовить предложения по реформированию рынка ценных бумаг. После консолидации предложений и идей мы сможем определить, насколько это необходимо в текущих условиях. Как только у нас будет подробная информация, мы обязательно сделаем соответствующее объявление.

- После Вашего прихода изменились ли отношения с другими государственными органами?

- Могу сказать, что у нас хорошие отношения со всеми госорганами, но в первую очередь, наиболее близко мы работаем с министерством национальной экономики и министерством финансов. Например, мы значительно улучшили процесс обмена информации с министерством финансов. Для нас очень важна статистика от Минфина, и теперь она поступает к нам на регулярной основе. Это позволяет лучше понимать влияние динамики государственных финансов на денежный и валютный рынки.

- Ранее Вы рассказывали о том, что сотрудничали с Банком России. Как часто общаетесь с руководителями центробанков других стран? Какие у Вас сложились отношения с ними?

- Со многими руководителями центральных банков хорошо знаком еще со времен работы заместителем председателя Нацбанка – посещал многие мероприятия, где присутствовали руководители центробанков. Это была отличная площадка для знакомства и обмена опытом. Особо тесные отношения у нас сложились с руководителями центральных банков Евразийского экономического союза.

Социальный аспект

- В кризисный период социальный аспект, согласитесь, очень важен. Регулятор проводит две программы – рефинансирование ипотечных займов и компенсацию депозитов. Удалось ли с их помощью снизить социальную напряженность?

- Да, удалось. Успешная реализация этих программ позволяет решить сложные вопросы для социально уязвимых слоев населения. Но все же я считаю, что программы, которые охватывают не все слои населения, в перспективе создают иной вид напряженности. Условия, которые складываются у отдельных людей, не всегда соответствуют критериям той или иной программы. Поэтому начинается критика и рассуждения об их справедливости. Всегда есть люди, которые, пользуясь общественным резонансом, занимают радикальную позицию, что государство все делает неправильно, пытаясь при этом заработать какие-то дивиденды. В этом направлении Национальный банк проводит серьезную информационную и разъяснительную работу. В настоящее время нам удалось существенно улучшить диалог между государственными органами, финансовыми институтами и заемщиками.

- Инфляционное таргетирование требует неких ограничений на денежном и кредитном рынках, но продолжающийся экономический спад нуждается в либерализации. Как соблюсти этот баланс, по Вашему мнению?

- Теоретически, инфляцию можно снизить, если максимально сжать денежное предложение в экономике. Но, я считаю, что задачу снижения инфляции можно решать параллельно с постепенным наполнением денежного предложения. Сегодня инфляция носит больше немонетарный характер и ее рост связан в первую очередь с подорожанием импорта после корректировки тенге. Мы видим, что эффект переноса изменения обменного курса на инфляцию уже затухает. Соответственно, стабилизация инфляционных процессов будет происходить предположительно во второй половине 2016 года. В этих условиях можно постепенно увеличивать и денежное предложение, что мы и будем делать с помощью механизма базовой ставки.

- Много споров возникает относительно сроков введения этой политики. Почему все-таки раньше не был осуществлен переход на новую политику?

- Я занимался данным вопросом с 2000 года, мы посвятили много времени изучению международного опыта и условий, необходимых для внедрения в Казахстане. В то время отдельные страны только начинали внедрять политику инфляционного таргетирования. Мы понимали, что в Казахстане фондовый и финансовый рынки недостаточно развиты. Однако стоит признать, что их уровень не особо изменился за эти годы.

Решение о переходе к новой политике было неизбежным процессом. Главным ориентиром и таргетом для Национального банка должен стать уровень инфляции, а не обменный курс. Более того в законе о Нацбанке прямо определено, что наша основная цель – обеспечение стабильности цен. По сути, нормативно все было и так определено, но мало применялось на функциональном и инструментальном уровнях.

Экс-председатель центробанка Израиля господин Jacob Frenkel в одном из своих выступлений сказал, что, если вы хотите осуществлять инфляционное таргетирование, то нужно это делать быстро, вне зависимости от степени готовности финансового рынка. И уже после внедрения можно дорабатывать недостающие элементы.

- Очевидно, что новая политика требует от Нацбанка большей открытости и понятности. Как Вы работаете в части информирования населения и всех участников рынка о происходящих событиях?

- Почти ничего нового. Мы просто вернулись к практике, которую Нацбанк проводил до 2014 года. Это активное взаимодействие со СМИ, финансовым рынком, населением и общественностью. Действия Нацбанка, во-первых, стали прозрачными, а, во-вторых, прагматичными. Наша информационная работа, в первую очередь, направлена на разъяснение нашей политики, а не для того чтобы оправдать свои действия.

В целом, на мой взгляд, не так важно, какое название имеет политика Национального банка, а то, насколько она понятна для населения и всех участников рынка.

Источники информации

«Я использую все источники информации практически в равной степени. Понятно, что в период всеобщего распространения интернета это наиболее удобный и оперативный источник информации. Тем не менее я регулярно читаю местную и зарубежную прессу, потому что необходимо быть в курсе мировых тенденций, в том числе о том, какие меры предпринимают центральные банки и куда движется мировая экономика».

Свободное время

«Понятно, что работа председателя Нацбанка занимает много времени. Но в случае наличия свободного времени я его посвящаю семье. Стараюсь больше внимания уделять детям, заниматься их воспитанием, вникать в вопросы образования. Это хорошая возможность увидеть, как развивается отечественное образование и какие проблемы перед ним стоят. Думаю, я достаточно спортивный человек. При наличии времени, как и многие алматинцы, катаюсь на горных лыжах в зимний сезон. Люблю играть в футбол, в теплое время катаюсь на велосипеде».

Гаджеты

«Не скажу, что гаджеты в моей жизни играют какую-то особую роль, но это удобное средство не только коммуникации с людьми, но и для доступа к информации».

Автомобильные новинки и электрокары

«Мне очень интересен автомобильный рынок, и на протяжении многих лет я являюсь подписчиком одного российского автомобильного журнала, который содержит качественные экспертные оценки. Автомобилестроение – это одна из ведущих отраслей с точки зрения внедрения передовых технологий. Наверное, я больше слежу не за марками автомобилей, а в целом за внедрением технического прогресса в этой отрасли».

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 14 апреля 2016 > № 1722771 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 8 апреля 2016 > № 1716922 Данияр Акишев

Данияр АКИШЕВ: «Главная задача прежняя – стабильность цен»

Основной целью Национального банка по-прежнему остается обеспечение стабильности цен в стране. Выполнение этой задачи усложняется необходимостью удерживать стабильность финансового рынка в условиях нарастания волатильности в мировой экономике. Финансисты понимают, что для одновременного решения этих задач необходимо задействовать инструменты, порой взаимоисключающие. Как справляется Национальный банк с этими и другими задачами? Это тема интервью с председателем Национального банка РК Данияром АКИШЕВЫМ.

– Данияр Талгатович, какие основные факторы сейчас влияют на стабильность цен, и что позволяет регулятору быть уверенным в том, что годовая инфляция вернется в заданный коридор?

– Сегодня анализ инфляционных процессов и регулирование инфляции на стабильно низком уровне является одной из важнейших задач и Правительства, и Национального банка. Это важно для обеспечения макроэкономической стабильности в целом. С октября 2015 года мы, действительно, наблюдаем резкое усиление инфляционных процессов. Основным фактором здесь стало значительное ослабление обменного курса тенге в августе-сентябре 2015 года.

Но эффект переноса обменного курса на инфляцию имел ограниченный характер. Резкий скачок инфляции в месячном выражении наблюдался в октябре-ноябре 2015 года (5,2% и 3,7%, соответственно). В результате годовая инфляция по итогам 2015 года составила 13,6%.

С декабря 2015 года отмечается снижение инфляционного давления и темпов роста месячной инфляции. В настоящее время месячная инфляция соответствует многолетнему обычному тренду. По итогам февраля 2016 года инфляция выросла до 15,2%, марта – до 15,7 %.

Мы прогнозируем затухание этого процесса, считая, что уровень годовой инфляции к концу 2016 года приблизится к целевым ориентирам, которые составляют 6-8%. Если говорить о факторах, которые ограничивают рост уровня цен, то основными здесь являются: замедление экономического роста в условиях падения цен на экспортируемые товары; снижение темпов роста денежных доходов населения и, соответственно, потребительского спроса. Также наблюдается снижение мировых цен на продовольствие, замедление инфляции в России, что снижает импортируемую инфляцию.

Со своей стороны, для реализации основной цели регулятор содействует обеспечению стабильности финансовой системы в рамках снижения доли неработающих займов в банковской системе и оптимизации регуляторного воздействия на финансовые институты в целях стимулирования кредитования экономики.

Основным же вызовом для роста уровня инфляции в 2016 году выступает ослабление обменного курса в результате снижения мировых цен на сырьевые товары и сохранение их на низком уровне.

– Кредитование экономики и решение вопроса с неработающими, в том числе ипотечными, кредитами – один из основных на повестке дня. Помнится, ваши предшественники говорили, что нормальный коэффициент роста кредитования банками реального сектора экономики составляет 10% в год, не более того. Сегодня, когда накопленные плохие активы продолжают давить на банки, эта задача актуальна?

– Рост кредитования должен определенным образом реагировать на экономические процессы в стране. Кредитование должно быть связано и близко к тем показателям экономического роста, которые есть в стране. Но на протяжении последних лет уровень неработающих займов банков стремительно рос и, действительно, достиг недопустимых показателей. Наибольшая доля неработающих займов была отмечена на 1 мая 2014 года – 33,7%. Это 4,9 трлн. тенге при ссудном портфеле 14,6 трлн. тенге.

Для решения этой проблемы Национальным банком была проведена работа по кредитным портфелям с применением тех инструментов, которые предложило государство. Напомню их: списание части неработающих кредитов; передача стрессовых активов в дочерние, специально созданные компании банков, которые могут управлять ими, извлекать доходы, сдавать в аренду, что-то реструктурировать. А также – Фонд проблемных кредитов. Все эти три инструмента задействованы, по всем им проведена работа.

Национальный банк на ежедекадной основе проводил заседания специальной комиссии, на которой заслушивались отчеты БВУ об исполнении мероприятий по снижению неработающих займов. В отношении банков, у которых уровень неработающих займов превышал 15%, были применены ограниченные меры воздействия – были подписаны письменные соглашения.

В результате проведенной работы по улучшению показателей качества кредитных портфелей на первое января текущего года доля неработающих займов по банковской системе достигла минимального уровня за последние два года, составив 8%. Ссудный портфель оценивается в 15 554 млрд. тенге, неработающие займы – 1 237 млрд. тенге. Таким образом, снижение неработающих займов в абсолютном выражении по сравнению с пиковым показателем на май 2014 года составило более 3,7 трлн. тенге.

Отмечу также, что по состоянию на 1 января текущего года уровень неработающих займов свыше 10% имели 6 банков. В том числе два банка, в которых уровень неработающих займов превышает 15%. Национальным банком у них будут затребованы планы мероприятий по достижению доли неработающих займов до уровня менее 10% от ссудного портфеля до 1 января 2018 года.

При несвоевременном исполнении этих мероприятий к банкам будут применены меры. Такие как: надзорная надбавка, отстранения представителей состава правления банка от выполнения служебных обязанностей.

Что касается ситуации с кредитованием, то по итогам января 2016 года объем кредитования банками экономики составил 12,8 трлн. тенге, увеличившись с начала года на 1,3%. Кредитование субъектов малого предпринимательства на конец января 2016 года составило 2,3 трлн. тенге. Это 18,1% от общего объема кредитов экономике.

Для поддержания кредитной активности банков с учетом контрцикличного подхода к регулированию, с 1 января 2016 года Национальным банком был сделан ряд послаблений регуляторного характера. В частности, отменено требование по увеличению собственного капитала банков до 100 млрд. тенге; отменен пруденциальный норматив по максимальному ежегодному приросту необеспеченных потребительских займов в размере не более 30%; понижены требования к достаточности собственного капитала по отдельным видам займов. Это займы МСБ и ипотечные займы. Наряду с этим, введены повышенные требования к собственному капиталу по высокорисковым операциям банков и усилена ответственность менеджмента банков за работу по снижению неработающих займов.

– Показатели банков по плохому портфелю, действительно улучшились. Так же как и общая картина в секторе. Но насколько эффективны в «переработке» стрессовых активов дочерние компании?

– Предложенный механизм позволил увидеть картинку по каждому банку. Но что происходит в компаниях с плохими активами – этот вопрос закономерен и он есть.

Сейчас мы тщательно мониторим ситуацию, определяя, насколько искренне банк работает над возвратом активов. Мы максимально стимулируем процесс, чтобы быстрее проводили реструктуризацию портфеля, переданного в эти компании.

В прошлом году мы предложили систему мер раннего реагирования, которая включает в себя показатели по доле плохих кредитов, по динамике портфеля плохих кредитов. И если банк нарушает этот план один раз, то регулятор тогда говорит: «Вы должны увеличить свой капитал». Если второе нарушение, то мы говорим: «Вы должны поменять тот менеджмент, который отвечает за управление. Поскольку, он не справляется с задачей». Если ничего не меняется, то мы меняем первого руководителя.

Между прочим, это норма очень болезненно проходила. Были дискуссии, она была под критикой со стороны финансового рынка. Тем не менее, мы ее приняли, и будем работать. Каждый теперь понял свою личную ответственность. А мы настроены достаточно решительно.

– Новые кредиты не создают таких проблем?

– Банки извлекли уроки. И мы видим, что ситуация поменялась. Теперь банки подходят к своей кредитной политике более осознанно и взвешенно. Но риски никуда не деваются. И общая картина такая: сейчас не происходит ухудшения ситуации с кредитным портфелем.

– Одна из наиболее дискутируемых тем – реформирование накопительной пенсионной системы. Люди переживают, как она будет развиваться дальше, с учетом последних поручений Президента…

– В рамках проводимой работы по исполнению поручений Главы государства, озвученных 30 ноября 2015 года в Послании народу, НБ РК совместно с Правительством готовят соответствующие предложения. В частности, речь идет об изменении подходов к инвестированию пенсионных активов. Предложения касаются, в том числе и выведения ЕНПФ из-под контроля Национального банка.

Эти предложения требуют внесения изменений в законодательство страны, в том числе разработку подзаконных нормативных правовых актов. Работа в этом направлении будет вестись в течение 2016 года.

Дополнительно в рамках поручения Главы государства для обеспечения сохранности и доходности средств вкладчиков ЕНПФ до передачи в управление частным компаниям, пенсионные активы в 2016 году в сумме 1 трлн. 450 млрд. тенге будут инвестироваться по ряду направлений. В том числе, 500 млрд. тенге -на конвертацию в иностранную валюту для инвестирования на внешних рынках в целях обеспечения диверсификации портфеля ЕНПФ и повышения доходности пенсионных накоплений граждан.

Также 600 млрд. тенге будут направлены на приобретение обусловленных финансовых инструментов банков второго уровня и национальных холдингов на возвратной основе и под рыночную процентную ставку для повышения доходности и сохранности пенсионных активов.

Хочу еще раз подчеркнуть, что государство не для того создавало накопительную пенсионную систему, чтобы потом ее и себя дискредитировать. Были стрессовые ситуации, но это временные явления. Я сторонник того, что за социальное обеспечение в целом, и в частности за пенсионное обеспечение должна быть солидарная ответственность государства, работодателя и работника, т.е. каждый должен иметь свой вклад.

Накопительная пенсионная система – это ответственность работника, который за счет 10% своего дохода сберегает пенсионные накопления. Он свою долю ответственности выполняет. Накопительная пенсионная система состоялась. Вопрос сохранности государством максимально отрегулирован. Во-первых, есть прямая гарантия на сохранность денег в пенсионном фонде, с учетом уровня инфляции. Такой гарантии нет практически ни в одной стране мира. Второе, Нацбанк, как регулятор создал абсолютно прозрачную среду, абсолютно прозрачное правовое поле с тем, чтобы сейчас пенсионные активы инвестировались правильно. Это залог успеха в будущем.

– Немного к другой теме – отношения с основными торговыми партнерами Казахстана. Не секрет, что финансовая турбулентность мировых рынков внесла свои коррективы. На каком этапе сейчас развитие этих отношений, какова их динамика?

– Внешнеторговый оборот Казахстана, по данным официальной статистики, в 2015 году составил 75,9 млрд. долларов и по сравнению с 2014 годом сократился на 37,1 млрд. долларов. В том числе, экспорт составил 45,7 млрд. долларов (снижение на 42,5%), импорт – 30,2 млрд. долларов (снижение на 26,9%).

По итогам 2015 года первое место по объемам товарооборота занимает Россия – 19,2% от общего товарооборота нашей страны. Далее следуют: Китай – 13,9% и Италия – 12,3%. При этом в экспорте лидирует Италия (17,8% от общего экспорта Казахстана), опередив Китай (12%). В импорте исторически первенство сохраняет Россия с удельным весом в 33,9% в 2015 году, Китай занимает вторую позицию – 16,8% в 2015 году.

Во внешней торговле казахстанскими товарами наблюдается тенденция сокращения экспортных потоков, обусловленная падением мировых цен на сырьевые товары, на которые приходится более 85% экспорта.

Сокращение импорта ряда товаров, прежде всего, потребительских и промежуточных (товаров производственного назначения), связано с девальвацией тенге (удорожание импорта) и снижением инвестиционной активности предприятий.

Так, например, по итогам 2015 года ввоз товаров из России сократился на 25,8% (на 3,5 млрд. долларов) до 10,2 млрд. долларов, а импорт товаров из Китая – снизился или на 30,9% (на 2,2 млрд. долларов) до 5 млрд. долларов.

– Каковы стратегические планы Национального банка в среднесрочной перспективе?

– В целях исполнения поручений Главы государства в средне- и долгосрочной перспективе основной нашей задачей является снижение уровня годовой инфляции до 4% к 2020 году. Национальный банк уже приступил к исполнению этой задачи. Предпринимаются меры по совершенствованию денежно-кредитной политики в части развития системы инструментов и усиления процентного канала трансмиссионного механизма, системы анализа и прогнозирования, коммуникационной политики, а также – по повышению доверия к национальной валюте.

В целях усиления процентного канала Национальный банк установил базовую ставку – это основная ставка денежно-кредитной политики, с помощью которой регулятор таргетирует рыночные ставки. Тем самым Национальный банк регулирует краткосрочную ликвидность банковской системы и, соответственно, денежное предложение. В результате, это влияет на уровень цен.

Алевтина ДОНСКИХ, специально для «Делового Казахстана»

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 8 апреля 2016 > № 1716922 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 12 февраля 2016 > № 1648017 Данияр Акишев

Интернет-конференция Данияра Акишева

Председатель Национального банка рассказал о денежно-кредитной политике, разъяснил ситуацию на валютном рынке и ответил на вопросы личного характера

12 февраля председатель Национального банка РК Данияр Акишев провел свою первую интернет-конференцию в этой должности. В адрес главы Нацбанка поступило свыше 100 вопросов. Ответы на первую часть вопросов были опубликованы ранее.

Вопрос: Когда все-таки планируется переезд Нацбанка? Сократил ли Нацбанк какие то свои расходы в связи с кризисом в стране? Было ли сокращение штата регулятора?

Данияр Акишев: Добрый день! 25 декабря 2015 года Указом Президента Республики Казахстан №144 «О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Республики Казахстан от 19 мая 2015 года № 24 «О Международном финансовом центре «Астана» и передислокации Национального Банка Республики Казахстан в город Астану» исключен пункт, предусматривающий поэтапную передислокацию центрального аппарата НБРК и организаций, способствующих осуществлению НБРК возложенных на него функций и (или) являющихся частью инфраструктуры финансового рынка, из города Алматы в город Астану.

Вопрос: Здравствуйте! Банкиры очень часто в СМИ и на своих пресс-конференциях говорят о том, что у них нет тенге. В связи с эти хотелось бы узнать, какие действия намерен предпринять Нацбанк для того, чтобы влить в банки дополнительную тенговую ликвидность? И можно ли проконтролировать какие банки на какие цели направили эту тенговую ликвидность?

Данияр Акишев: Здравствуйте! Со 2 февраля 2016 года Национальный Банк установил базовую ставку на уровне 17% с отклонением плюс минус 2%. Национальный Банк активно участвует на всех сегментах денежного рынка, обеспечивая банки краткосрочной ликвидностью в национальной валюте в полном объеме. Банки имеют возможность заимствовать тенговые средства у Национального Банка без ограничений. Доля участия Национального Банка на денежном рынке в настоящее время превышает 50% от общего объема рынка. В дальнейшем Национальный Банк продолжит гибкое регулирование ликвидности, обеспечивая баланс на денежном рынке. Набор текущих инструментов денежно-кредитной политики является достаточно широким, который при необходимости может быть оперативно пересмотрен и скорректирован в зависимости от потребностей рынка.

Вопрос: В истории независимого Казахстана, к сожалению, были примеры банкротства банков. Пострадали вкладчики этих банков. Хотелось бы узнать, какими темпами происходит компенсация вкладчикам Валют-Транзит банка, Наурыз банка? На какую сумму было выполнено обязательств перед вкладчиками?

Данияр Акишев: Добрый день! 10 августа 2015 года Казахстанский фонд гарантирования депозитов объявил о начале дополнительных расчетов с вкладчиками Валют-Транзит Банка, чьи депозиты превышали максимальный предел государственной гарантии на дату решения суда о начале ликвидационного производства по АО «Валют-Транзит Банк» (700 тысяч тенге по всем депозитам одного вкладчика). Согласно изменениям и дополнениям в законодательство о гарантировании депозитов в 2015 году, верхний предел государственной гарантии по депозитам вкладчиков Валют-Транзит Банка был увеличен до 5 миллионов тенге.

Всего 4 995 вкладчиков Валют-Транзит Банка вправе претендовать на выплату возмещения в рамках дополнительных расчетов; общая сумма обязательств составляет 4,25 млрд. тенге. Из них на 9 января 2016 г. работа по заявлениям 3 876 вкладчиков уже завершена, эти вкладчики получили возмещение на сумму 3,67 млрд. тенге, что составило 86% от общей суммы обязательств. После полного завершения дополнительных расчетов непогашенными останутся обязательства по выплате возмещения по основной сумме депозита только перед 223 вкладчиками Валют-Транзит Банка – сумма требований этих вкладчиков превышает 5 млн тенге. По этим обязательствам продолжит работу ликвидационная комиссия Валют-Транзит Банка.

Перед вкладчиками Наурыз Банка обязательства КФГД исполнены почти на 90%. Оставшиеся счета представляют собой небольшие по размеру (менее 1000 тенге) и «спящие» (невостребованные) счета.

Вопрос: Добрый вечер! Сейчас очень сложно делать выбор валюты при открытии депозита. Вроде повысили ставку по тенговым вкладам, но все еще остаются опасения из-за ежедневных скачков курса. Доллары покупать по такому курсу тоже не всегда выгодно. Можно ли получить ваши рекомендации по двум вопросам: в какой валюте хранить сбережения и куда Вы рекомендуете инвестировать средства казахстанцам?

Данияр Акишев: Здравствуйте! Национальный Банк всегда советовал и советует диверсифицировать свои сбережения. Храните их в пропорции 50/50, где 50% в национальной валюте, а остальные 50% в иностранной валюте.

Вопрос: Добрый день, Данияр Талгатович! У меня вопрос относительно курс тенге. Если через 5-7 лет стоимость нефти вернется к уровню 150 долларов за баррель, есть ли вероятность того, что и курс вернется на уровень 120 тенге за доллар?

Данияр Акишев: Добрый день! При прочих равных условиях, стабильный и длительный рост цен на нефть приведет к выраженной тенденции укрепления тенге. Но и чрезмерное укрепление также несет определенные риски для экономического развития. В этой связи, укрепление национальной валюты не должно быть самоцелью.

Вопрос: Здравствуйте, уважаемый Данияр! Назначая вас на должность председателя Национального банка, президент страны поручил вернуть доверие к тенге. На ваш взгляд, сколько времени потребуется на это? Ведь несмотря на повышение ставок по тенговым вкладом, большая часть казахстанцев предпочитает хранить вклады в долларах. Помимо повышения ставок, что Нацбанк намерен предпринять в этом направлении? PS. Как видим поручение президента по информационной открытости вы уже выполняете. Поздравляем с первой онлайн-конференцией!

Данияр Акишев: Добрый день! Повышение доверия к Национальному Банку и национальной валюте тенге - одна из приоритетных задач, стоящих перед Национальным Банком. Данный процесс является достаточно длительным и состоит в решении ряда задач по многим направлениям. Это такие задачи, как повышение доходности и привлекательности тенге, возврат доверия к Национальному Банку, в том числе путем выполнения планируемых обязательств.

Вопрос: Можете назвать три основных риска для экономики Казахстана? И что делается для того, чтобы их избежать? Спасибо!

Данияр Акишев: Добрый день! Наиболее значительными являются риски, связанные с негативным влиянием внешних факторов на экономику Казахстана. К ним относятся резкое и масштабное снижение цен на нефть, рост геополитической напряженности в мире, снижение спроса на экспортные товары Казахстана. Правительством и Национальным Банком был принят Антикризисный план действий по обеспечению экономической и социальной стабильности на 2016-2018 годы, реализуется программа развития инфраструктуры «Нурлы жол», а также программы по диверсификации экономики, развитию экспортного потенциала, поддержки малого и среднего бизнеса.

Из Национального фонда выделялись средства на кредитование МСБ в обрабатывающей промышленности. Банкам предоставлялась ликвидность посредством средств ЕНПФ, которые вкладывались долгосрочные финансовые инструменты банков. Также принимались регуляторные меры, расширяющие кредитные возможности банков.

Вопрос: Понесут ли какое-то наказание владельцы частных ЕНПФ или управляющие НПФ за то, что они вкладывались в компании, которые в последствие обанкротились? В результате вкладчики понесли убытки. Ведется ли в настоящее время какое-то расследование?

Данияр Акишев: Здравствуйте! После консолидации, полученные пенсионные активы были приведены к единообразной оценке. По итогам проведенной оценки финансовых инструментов был начислен убыток, который уже оценен и по итогам 2014-2015гг. возмещен в результате полученного инвестиционного дохода. Таким образом, риск возможного значительного снижения стоимости пенсионных активов уже реализован. Более того, полученные в результате консолидации НПФ «плохие» активы находятся под пристальным вниманием. Национальный Банк проводит совместную с ЕНПФ работу по взысканию проблемных активов, в том числе с привлечением правоохранительных органов, и осуществляет претензионно-исковую работу по эмитентам, допустившим дефолт. Если на момент передачи пенсионных активов в ЕНПФ в его портфеле было 32 дефолтных эмитента, то на сегодняшний день их количество сократилось до 21, в результате работы по оздоровлению инвестиционного портфеля ЕНПФ. В целом необходимо отметить, что вкладчикам на момент выхода на пенсию государство гарантирует сохранность их пенсионных взносов с учетом накопленного уровня инфляции.

Вопрос: Добрый день, сколько долларов было ввезено в Казахстан в январе 2016 года? Насколько изменился объем импортируемой валюты по сравнению с январем 2015 года?

Данияр Акишев: Добрый день! Данная статистика появится после 20 февраля.

Вопрос: Поддерживаете ли вы г-н Акишев связь с экс-председателями Нацбанка Кайратом Келимбетовым и Григорием Марченко? Обмениваетесь ли опытом? Как они относятся к политике, проводимой Нацбанком? Что-нибудь советуют?

Данияр Акишев: Взаимоотношения всех первых руководителей Национального Банка всегда были хорошими. У нас существуют хорошие корпоративные традиции. Кроме того, мы поддерживаем с экс-председателями Национального Банка нормальные рабочие отношения.

Вопрос: В прошлом году один из депутатов мажилиса предложил внести поправки в законы «О национальном банке», «О пенсионном обеспечении», «О банках и банковской деятельности», «О государственной образовательно-накопительной системе». В частности, депутат говорил о том, что надо в документах прописать регламентацию оснований для проведения одномоментного изменения курса тенге и установить предельно допустимый порог для проведения одномоментной девальвации. На ваш взгляд, насколько вообще реально введение такого механизма и таких изменений в законы?

Данияр Акишев: Добрый день! На обменный курс тенге оказывают влияние множество факторов. В основном, это такие внешние факторы, как цена на нефть и динамика обменного курса валют стран – основных торговых партнеров. Законодательное закрепление положений, регулирующих изменения таких внешних рыночных факторов, не представляется возможным. Поэтому регламентация оснований для изменения курса тенге и установление предельно допустимого порога бессмысленны.

Вопрос: Будут ли как то компенсироваться потери по накоплениям ЕНПФ от корректировки курса, которая была в августе 2015 года? Обсуждался ли этот вопрос? Не могли бы подробнее рассказать о механизмах компенсации.

Данияр Акишев: Как уже было сказано ранее, создание накопительной пенсионной системы, когда государство стимулирует человека копить себе на старость, это большое достижение. Сохранность пенсионных накоплений обеспечивается путем их инвестирования, получения доходности и наличием государственной гарантии сохранности пенсионных взносов с учетом уровня инфляции. Следовательно, вопрос сохранности пенсионных накоплений решается путем обеспечения их доходности выше уровня инфляции, что предполагает сохранение покупательной способности накопленных средств. При выходе на пенсию основные расходы граждан будут в тенге, то есть в этом контексте индексацию пенсионных накоплений с учетом компенсации курсовой разницы рассматривать не корректно.

Вопрос: как вы относитесь к вопросу мобильных финансов и планируете ли их развивать? Реально ли это в нашей стране, с точки зрения НБ, и возможно ли увеличить установленные лимиты на возврат сумм с баланса в планируемом проекте проекте закона.

Данияр Акишев: Добрый день! Мы отслеживаем мировые тенденции в области оказания мобильных финансовых услуг, детально изучаем возможности мобильных финансов для реализации задач, стоящих перед финансовой индустрией. Рассматриваем внедрение мобильных технологий как естественный эволюционный шаг в развитии финансовых услуг, способствующий дальнейшему углублению взаимопроникновения телекоммуникационного и финансового рынков. Актуальность и значение данного направления со временем будет возрастать в силу стремительно меняющейся технологической реальности. Поэтому выступаем за то, чтобы нормативные и иные барьеры в дальнейшем развитии инновационных решений в сфере финансовых услуг Казахстана были устранены.

Вопрос: Если нефть до конца года взлетит аж почти в 2.5 раза стоит ли ожидать курс 180-200 тенге к доллару? Напомним, накануне сырьевые аналитики британского банка Standard Chartered кардинально пересмотрели свои прогнозы по ценам на нефть, передает MarketWatch. Согласно новым ожиданиям банка, к концу года баррель марки Brent может подорожать более чем вдвое - до 70-75 долларов.

Данияр Акишев: Добрый день! Если нефть действительно подорожает в 2,5 раза и сохранится на высоком уровне, то с уверенностью могу сказать, что тенге укрепится.

Вопрос: Здравствуйте. У меня вопрос. Почему вы всегда при снижении цены тенге приводите в пример цену на нефть? Ведь по вашей логике там пропорциональная зависимость, и если так, то когда нефть начнет расти должен тенге снижаться по отношению к доллару, чего конечно же не произойдет. Для чего тогда ссылаться на это, если все равно тенге никто никогда не вернет обратно на тот же уровень?

Данияр Акишев: Здравствуйте! Непонятно, почему вы делаете такие выводы. На самом деле тенге реагирует, как в сторону ослабления, так и в сторону укрепления. Поэтому при значительном росте цены на нефть, как я говорил в предыдущем вопросе, тенге будет укрепляться.

Вопрос: Здравствуйте. В некоторой степени спекуляции на валютном рынке сократились в результате «сушки». А как оживить кредитование, если в БВУ отсутствует тенге и они не намерены «переворачиваться» так как доля валютных депозитов превышает 80%? На дешевые тенге БВУ опять будут переворачиваться в валюту (практика имеется) и справоцирует падение тенге дальше. Ваши действия? Не пора ли для БВУ вводить новые правила функционирования в РК?

Данияр Акишев: Здравствуйте! Мы наблюдали процесс значительной долларизации в последние 2 года. Обратный процесс – дедолларизации - может занять больше времени. Это вопрос комплексного выстраивания подхода со стороны Правительства, Нацбанка и всех субъектов экономики, и он не зависит исключительно от разработки нормативно-правовых актов. Поэтому мы не ждем мгновенных результатов, а нацелены на долгосрочную системную работу. Весь комплекс мер мы неоднократно озвучивали, включая повышение привлекательности тенговых инструментов, развитие перерабатывающей отрасли, повышение доли казсодержания в товарах, работах и услугах и другое.

Вопрос: Завозил ли регулятор наличные доллары в страну с момента падения тенге с 185 до 290 тенге? Если да, то сколько и зачем? И сколько заработал на этих операциях сам НацБанк?

Данияр Акишев: Добрый день! Национальный Банк завозил наличные доллары для удовлетворения потребностей банков и населения. Конкретную сумму мы назвать не можем, поскольку это является коммерческой тайной. Поскольку операция по завозу наличной валюты для Нацбанка обходится дешевле, чем для коммерческих банков, то мы выступаем посредником для банков.

Вопрос: Как обстоят дела с внешним долгом Казахстана? Кому, кто и сколько должен? Ранее неоднократно сообщалось, что долг непосредственно правительства страны занимает небольшую долю из общей суммы. Каков в настоящее время этот показатель? Есть ли тенденция к увеличению задолженности в связи со сложной экономической ситуацией?

Данияр Акишев: На 30 сентября 2015 года внешний долг Республики Казахстан составил 155,6 млрд. долларов США. Из этой суммы 11,2 млрд. долл. США (или 7,2 %) – это внешний долг государственного сектора (Правительство и Национальный Банк), 8,6 млрд. долл. США (или 5,5%) – внешний долг банков, 54,2 млрд. долл. США (или 34,8%) – внешний долг небанковских юридических и физических лиц (Других секторов), не связанный с прямыми инвестициями, а оставшиеся 81,6 млрд. долл. США (или 52,5%) – это межфирменная задолженность казахстанских предприятий, связанных с прямыми инвестициями.

Основными кредиторами Казахстана являются иностранные банки, обязательства перед которыми составляют 25,1 млрд. долл. США, а также другие иностранные организации и предприятия, как не связанные (38,5 млрд. долл. США), так и связанные с казахстанскими предприятиями отношениями прямого инвестирования (81,6 млрд. долл. США). У государственного сектора внешний долг в основном перед международными финансовыми организациями (5,3 млрд. долл. США) и другими секторами (5,1 млрд. долл. США).

Приросту внешнего долга страны способствует реализация в стране крупномасштабных проектов (например, в рамках Государственной программы индустриально-инновационного развития, Агробизнес-2020), а также привлечение государством внешнего заимствования от международных финансовых организаций, в том числе на цели покрытия дефицита бюджета..

Вопрос: Здравствуйте! Хотелось бы узнать, кто контролирует расходование и возвратность средств Национального фонда? Кто принимает решение о выделении средств Нацфонда для поддержания какого-либо сегмента экономики?

Данияр Акишев: Здравствуйте! Вопросы, связанные с поступлением/изъятиями средств в или из Национального фонда, в том числе объемы и источники поступлений в Фонд, относятся к компетенции Правительства РК.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 12 февраля 2016 > № 1648017 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > panoramakz.com, 25 декабря 2015 > № 1593271 Данияр Акишев

Данияр Акишев, Нацбанк: “После стабилизации валютного рынка ставки денежного быстро вернутся к нормальным уровням”

Автор: Николай Дрозд

Во вторник руководство Нацбанка провело пресс-конференцию, в ходе которой заявило об основных подходах к денежно-кредитной политике, которые не претерпевают изменений, несмотря на события на валютном рынке.

При этом ключевое заявление, сделанное председателем Нацбанка Данияром Акишевым, состояло в том, что тенге должен консолидироваться на своих нынешних уровнях при отсутствии каких-либо масштабных движений цен на нефть ниже $30 за баррель. В этом случае тенге должен будет искать новое ценовое равновесие.Вывод об отсутствии фундаментальных предпосылок для дальнейшего ослабления тенге при сохранении на нынешнем уровне основных внешних макроэкономических факторов сделан Нацбанком после анализа “реального эффективного обменного курса и объемов ликвидности”. Вероятно, Нацбанк хотел бы повторения ноябрьской стабилизации на валютном рынке в новых условиях. После назначения г-на Акишева и решения отказаться от валютных интервенций и вернуться к свободному плаванию тенге произошло его быстрое ослабление с Т282 до Т312 за доллар. А после 10 ноября, “без какого-либо участия Нацбанка”, произошла коррекция до Т307 за доллар, стабилизация на валютном рынке и снижение ставок на рынке репо. По оценкам главы Нацбанка, в ноябре регулятор оказался нетто-покупателем иностранной валюты, приобретя за месяц $577 млн, а если исключить период до 5 ноября, покупки Нацбанком валюты составили $994 млн. Покупки долларов и, соответственно, вмешательство в происходящее на валютном рынке было оправдано тем, что оно осуществлялось в “самый крупный налоговый период в году”. С помощью покупок Нацбанк смог пополнить свои ЗВР (довольно любопытно, что в период, возможно, чрезмерного укрепления российского рубля в конце весны этого года российские монетарные власти заговорили о необходимости нахождения резервов на определенном уровне, что стало одним из факторов прекращения повышательной коррекции рубля в тот момент). В ноябре, однако, для стабилизации не потребовалось вербальной интервенции, к которой пришлось прибегнуть на сей раз.

Вопрос о том, сопровождалась ли она каким-то материальным вмешательством со стороны Нацбанка, вероятно, будет трактоваться по-разному. Г-н АКИШЕВ отметил, что укрепление тенге на утренней биржевой сессии одновременно с пресс-конференцией стало простым совпадением. Нацбанк осуществляет интервенции на валютном рынке, однако не торгует против основных трендов, а стремится сглаживать слишком резкие движения курса. (Во вторник на утренней биржевой сессии средневзвешенный курс тенге составил Т336,66 против Т349,12 за доллар на утренней сессии в понедельник. Объемы торгов незначительно выросли с примерно $113 млн до $146 млн. Если достаточно резкое движение во вторник было связано с вмешательством Нацбанка без объявления объемов интервенций, то это действие не вполне из инструментария политики инфляционного таргетирования, в рамках которой влияние основано больше на условиях предоставления или изъятия ликвидности.)

Комментируя уже состоявшееся временное отступление от канонических правил, связанное с прекращением функционирования механизма базовой ставки, г-н Акишев вновь подчеркнул, что Нацбанк решил отказаться от безусловных обязательств по предоставлению и изъятию тенговой ликвидности на определенных ценовых уровнях, так как считает, что есть опасность спекулятивных и арбитражных сделок с использованием предоставляемой или изымаемой ликвидности. Часть игроков, проявлявшая активность на валютном рынке, осуществляла привлечения на рынке репо. Глава Нацбанка не считает чем-то угрожающим нахождение ставок репо на текущих уровнях, апеллируя опять-таки к ноябрьскому опыту, когда после стабилизации на валютном рынке ставки на денежном очень быстро вернулись к нормальным уровням. Отказ от функционирования механизма базовой ставки фактически означает отсутствие предоставления краткосрочной тенговой ликвидности из опасений дальнейшего раскачивания рынка в результате спекуляций. По признанию г-на Акишева, трансмиссионный механизм, при котором банкам предоставляется ликвидность, а затем они кредитуют экономику, не работает нормально в нынешней ситуации. Тем не менее, Нацбанк ведет с банками второго уровня консультации как по поводу краткосрочной (с помощью, например, расширения перечня залогового обеспечения), так и долгосрочной тенговой ликвидности. Активизация процесса кредитования остается одной из самых важных задач на 2016 год. При этом Нацбанк пока не готов говорить, не изменится ли механизм базовой ставки содержательно после того, как произойдет стабилизация на валютном рынке и он вновь станет актуальным. Регулятор внимательно изучает процессы на денежном и валютном рынках и их взаимосвязь. Повышение ключевой ставки выглядит поэтому неактуальной темой (хотя, казалось бы, это выглядит классическим решением для любого центрального банка в условиях основанного не только на фундаментальных факторах давления на национальную валюту), любые решения могут приниматься только после осуществления вновь содержательного выбора по поводу базовой ставки. (Интересно, что в пресс-релизе Нацбанка отмечается, что в ноябре средневзвешенная ставка по срочным депозитам юридических лиц в тенге составляла 15,3% против 13,4% в октябре, то есть была уже очень близка к уровню базовой ставки в 16%. Депозиторы - юридические лица, возможно, в значительной степени уже ориентируются на условия, по которым банкам предоставляется тенговая ликвидность.)

Комментируя ситуацию со ставками по тенговым депозитам физических лиц, глава Нацбанка отметил, что текущая годовая инфляция в 12,8% дает основания для повышения ставок по депозитам, что вскоре и будет осуществлено. Г-н Акишев не стал говорить о том, будет ли дедолларизация стимулироваться с помощью снижения ставок по валютным депозитам, поскольку этот вопрос продолжает находиться в стадии обсуждения. Стимулом для дедолларизации может быть как раз и рост ставок по тенговым депозитам. Попытки журналистов добиться от главы Нацбанка каких-либо предположений по поводу валютного курса, при котором может начать происходить переворачивание в тенговые депозиты, разумеется, оказались тщетными.

Нацбанк рассчитывает, что ситуация с инфляцией будет нормализовываться в следующем году и к концу года она будет близка к верхней границе коридора в 6-8%. Инфляция связана в основном с ослаблением тенге, поскольку денежное предложение в 2015 году было очень умеренным и не превышало темпы роста ВВП. Соответственно, в борьбе с инфляцией мяч во многом на стороне правительства и принятия административных мер против необоснованного повышения цен, усиления конкуренции на товарных рынках и антимонопольного регулирования. В сессии вопросов и ответов спикер отметил, что рост цен на продовольствие, конечно, не может соответствовать уровню ослабления тенге. Точно такое же правило действует и по поводу связанности цен на нефть и курса тенге. Нефть составляет примерно 60% казахстанского экспорта, и хотя во многих других сегментах ценовая конъюнктура также не очень благоприятна, прямой взаимозависимости быть не может. К тому же цены на нефть должны оказывать фундаментальное влияние на тенге с определенным временным лагом, так как речь идет о фьючерсных контрактах на поставку. Глава Нацбанка также против каких-либо слишком примитивных оценок относительно необходимого паритета между тенге и рублем, хотя курс рубля, безусловно, остается одним из ключевых внешних макроэкономических факторов. В разные периоды казахстано-российской торговли паритет в паре находился на очень разных уровнях. Что касается влияния на казахстанский валютный рынок изменения ставки ФРС, то оно оценивается все же не как первостатейный фактор. Влияние выглядит скорей опосредованным через курс нефти и изменение курсов валют ключевых торговых партнеров. Вместе с тем декабрьское изменение ставки стало одним из факторов, определивших последние события на казахстанском рынке.

Комментируя решения об инвестировании пенсионных накоплений только для финансирования дефицита госбюджета, г-н Акишев подчеркнул, что это является временной мерой и касается лишь новых пенсионных накоплений. Оно связано с законодательными изменениями, согласно которым основные направления инвестирования пенсионных средств теперь компетенция совета по управлению Нацфондом под руководством главы государства. Правительство также согласилось с подходом о моратории на инвестирование пенсионных средств куда-либо, кроме ГЦБ. Спикер надеется, что новая стратегия инвестирования может быть озвучена уже в январе, но не хотел бы говорить о каких-либо предложениях, поскольку конечное решение должно приниматься “коллегиальным органом”.

В целом комментарии главы Нацбанка производят впечатление попытки сделать широкий шаг к большему доверию со стороны финансовых рынков. Очень многое, однако, будет зависеть от того, останется ли регулятор в рамках своих первоначальных намерений, связанных с отсутствием влияния на формирование курса с помощью валютных интервенций. Какая-то половинчатость в подходах будет означать существование практически всегда серьезных девальвационных ожиданий. Очень многое зависит также от того, под влиянием чего произошла коррекция во вторник: интервенций, выхода на рынок с долларами каких-то квазигосударственных игроков или перекрытия каналов предоставления тенговой ликвидности банкам.

Казахстан > Финансы, банки > panoramakz.com, 25 декабря 2015 > № 1593271 Данияр Акишев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter