Всего новостей: 2229109, выбрано 13 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Крутихин Михаил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольвсе
Крутихин Михаил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольвсе
Китай. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 сентября 2017 > № 2310009 Михаил Крутихин

Извивы приватизации: как китайцы получили часть «Роснефти»

Михаил Крутихин

Эта сделка закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции. Детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов

Руководитель «Роснефти» Игорь Сечин объявил, что совладельцем его компании стала крупная частная китайская компания CEFC, которая приобрела 14,2% акций. По оценке Reuters, покупка обошлась китайцам в $9,1 млрд.

Эта сделка, по существу, закрывает спекулятивные рассуждения относительно состава владельцев 19,5% акций «Роснефти», то есть пакета, который был недавно приватизирован в ходе чрезвычайно запутанной операции.

Напомним, как президент России напутствовал Сечина накануне продажи акций, которая оставила под контролем государства чуть больше 50% компании. Выступая 1 февраля прошлого года в Кремле, он сказал: «Все приватизационные сделки должны строго соответствовать нормам и требованиям закона, само собой разумеется. Необходимо обеспечить и максимальную прозрачность этих сделок как для их участников, так и для общественности».

Вот чего в сделке не было, так это прозрачности. Наблюдатели были вынуждены делать выводы о каждой из проведенных чиновниками операций на основании скудных пресс-релизов, а чаще всего просто применяя элементарную логику и здравый смысл с учетом характерных особенностей поведения нынешней российской элиты в хозяйственных делах.

Первая неясность возникла с источником средств, которые якобы поступили в российский бюджет от покупателей 19,5% «Роснефти». Дело в том, что 7 декабря 2016 года, как раз накануне продажи акций, «Роснефть» неожиданно и спешно выпустила облигации на 625 млрд рублей и за полчаса разместила их среди неназванных собственных «дочек». Сделано это было без объявления деталей и даже без обязательного и гласного созыва совета директоров «Роснефти». Чтобы расплатиться, эти дочерние компании заложили облигации в Центробанке, который фактически провел дополнительную эмиссию денег.

Официально было объявлено, что средства пойдут на рефинансирование долга и финансирование зарубежных проектов «Роснефти», однако самой реалистичной гипотезой, за которую сразу ухватились наблюдатели, было использование полученных в Госбанке средств для приватизационной сделки. Иными словами, некие покупатели-бенефициары должны были расплатиться за акции не своими, а государственными рублями.

Подозрения в истинности этой гипотезы укрепились, когда на сцене появились покупатели: государственное инвестиционное ведомство Катара и нефтеторговая фирма Glencore, которая частично принадлежит тому же катарскому фонду. Первой прокололась Glencore, объявившая, что покупает акций только на 300 млн евро, а затем и катарцы были вынуждены признать, что заплатили только 2,5 млрд евро. Таким образом, этому дуэту досталась примерно четверть приватизировавшегося пакета.

За остальное должен был поступить кредит от итальянского банка Intesa. Однако позднее, уже в конце лета 2017 года, итальянские банкиры признали, что не смогли обеспечить синдицирование этого кредита: ни западные, ни восточные банки не пожелали финансировать непрозрачную сделку, где главным действующим лицом выступали находящиеся под санкциями США и ЕС «Роснефть» и ее босс Игорь Сечин.

Без синдицирования этот кредит, как логично было бы предположить с учетом участников сделки, мог поступить только от самой «Роснефти» – из средств, которые компания получила от того самого размещения облигаций, а также из «Роснефтегаза», куда поступают дивиденды самой «Роснефти».

Чтобы еще больше затуманить операцию, катарцы и Glencore быстро зарегистрировали с полдюжины компаний, в том числе в закрытых для посторонних глаз юрисдикциях, и через цепочку перекрестных схем собственности передали свою долю в «Роснефти» (5,3%) зарегистрированной в Сингапуре фирме QHG Shares Pte. Сюда же поступили и акции, за которые так и не расплатился банк Intesa.

По сути дела, они уже не принадлежали российскому государству: «Роснефть» и правительство объявили, что продажа завершена, сделка закрыта, а средства поступили в госбюджет. Получается, что реальными владельцами 14,2% акций госкомпании, возможно, стали те, кто проводил приватизационную операцию с использованием государственных средств. Они-то сейчас и продали этот размещенный в Сингапуре актив китайцам.

Если такой сценарий верен, то катарский фонд, компания Glencore и итальянский банк выступали в качестве посредников операции, обогатившей в том числе продавцов государственной собственности России.

По свидетельству банковских экспертов, итальянцы могли согласиться на роль ширмы за относительно небольшие комиссионные – от одного процента от суммы сделки. Для Glencore наградой стал пятилетний контракт на перепродажу продукции «Роснефти» (220 тысяч баррелей в сутки), что может принести посреднику до полумиллиарда долларов комиссионных за весь срок действия контракта. А катарцы потребовали, чтобы дивиденды на их долю в «Роснефти» составляли не 26% чистой прибыли компании, а 35% – что и получили. Представители QIA и Glencore были приняты президентом России, который выразил им благодарность за помощь, и получили места в совете директоров «Роснефти».

Однако детали всей цепочки операций остаются тайной вопреки заверениям российского президента. Неясности оставляют широкое поле для гипотез, которые никто пока не торопится опровергать с помощью документов.

Китай. Катар. Италия. РФ > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 сентября 2017 > № 2310009 Михаил Крутихин


Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 8 декабря 2016 > № 2003305 Михаил Крутихин

Кто выиграл от частичной приватизации «Роснефти»

Михаил Крутихин

Банк, профинансировавший сделку, не назван, что заставляет по-новому взглянуть на недавнее размещение облигаций «Роснефти» на общую сумму 625 млрд рублей. Не исключено, что вырученные средства были переданы банку, который выступил кредитором сделки по приватизации. Если это так, то «Роснефть» сама профинансировала значительную часть покупки, увеличив свой долг перед банкирами

На поверхности операция по частичной приватизации «Роснефти» выглядела простой, прозрачной, обоснованной и полезной. Главной ее целью было объявлено сокращение дефицита федерального бюджета: предполагалось, что от реализации 19,5% акций госкомпании казна до конца текущего года получит более 700 млрд рублей, которые за этот пакет заплатят портфельные инвесторы или один стратегический инвестор. Однако на практике инициатива правительства столкнулась с серьезными препятствиями.

Первым из них стало явное нежелание руководителя «Роснефти» Игоря Сечина делиться хотя бы частью контроля над компанией с новыми акционерами, которые, объединившись, могли собрать блокирующий пакет акций и накладывать вето на стратегические решения менеджмента. Возникшая вдруг идея выкупить предлагаемый к приватизации пакет на средства самой «Роснефти» умерла в зародыше: часть выкупленных акций по российским законам становилась бы казначейскими (то есть предназначенными к продаже в течение года) и, главное, неголосующими. А это автоматически увеличивало бы пакет голосующих акций, которыми располагает англо-американская корпорация ВР (чуть менее 20%), и давало бы этому совладельцу право вето.

Такая ситуация породила предположения о двусмысленной позиции Сечина, который с самого начала признался, что не видит пользы в предложенной приватизации, хотя и готов выполнить решение правительства. Складывалось впечатление, что глава компании умышленно саботирует идею приватизации в ходе переговоров с потенциальными покупателями. От участия в сделке отказались японцы, вьетнамцы, индийцы, а китайцы дали понять, что миноритарный пакет, не дающий никакого права участвовать в управлении российской компанией, им неинтересен. Как пояснили китайские источники, одним из условий продажи «Роснефть» якобы сделала обязательство новых совладельцев голосовать на собраниях акционеров солидарно с представителями российского правительства. Более того, в СМИ просочились слухи о том, что Сечин, возможно, требует от покупателей обещаний не вступать в альянс с ВР, чтобы не дать посторонним возможности сформировать блокирующий пакет.

Вторым серьезным препятствием стал имидж «Роснефти», за которой давно тянется шлейф подозрений в махинациях с приобретением активов ЮКОСа. Сама госкомпания и ее глава Игорь Сечин попали под международные санкции, что затруднило сотрудничество с зарубежными партнерами и контрагентами. Например, индийские банки отказались финансировать сделки «Роснефти» с компаниями в Индии, хотя Индия не присоединилась к режиму санкций. Банкиры опасались испортить отношения с партнерами в США, где «Роснефть» включена в черные списки.

Тот факт, что ряд стратегических действий «Роснефти» – к примеру, участие в нефтяных проектах в Венесуэле – выглядят политизированными, а не коммерческими, также подрывает доверие инвесторов к российской госкомпании. Учитывая недоверие зарубежного бизнеса к инвестиционному климату России, где иностранный капитал недостаточно защищен от непредсказуемых действий властей и рейдерских захватов, осторожный подход к предлагаемой операции вполне оправдан.

В конце концов, чтобы выполнить в срок решение правительства, в обстановке полной секретности была подготовлена и осуществлена схема, которая оставила у наблюдателей больше вопросов, чем ответов. Миноритарный пакет акций «Роснефти» в объеме 19,5% на паритетных началах выкупает консорциум в составе Qatar Investment Authority (QIA), то есть государственного инвестиционного ведомства Катара, и нефтяного трейдера Glencore, зарегистрированного в Швейцарии. Главные детали сделки покрыты мраком, хотя некоторый свет на нее проливает пояснительный пресс-релиз Glencore (компания обязана раскрывать информацию, затрагивающую интересы ее акционеров).

Источники в Дохе, с которыми удалось связаться сразу после объявления о сделке, обращают внимание на напряженность в отношениях Катара с Россией в связи с военным вмешательством Москвы в сирийский конфликт. Однако, считают они, сделку можно рассматривать как желание катарских властей создать некий противовес для Вашингтона, политикой которого на Ближнем Востоке не слишком довольны в Дохе. Политический характер участия Катара в сделке с «Роснефтью» явно просматривается. Местные наблюдатели к тому же указывают на «неоправданно высокую» цену российских акций.

По словам этих источников, катарское инвестиционное ведомство серьезно отнеслось к альянсу с Glencore, согласившись потратить больше $5 млрд из своего капитала, общий размер которого около $300 млрд. Это крупное вложение для данного суверенного фонда, хотя Qatar Investment Authority, как правило, не настаивает на участии в принятии решений в компаниях, куда вкладывает деньги. Более того, катарцы вряд ли пойдут на формирование какого-либо альянса с ВР: в Дохе к англо-американскому гиганту относятся настороженно после того, как тот покинул Катар в 1980-х, сделав там крупное открытие залежей углеводородного сырья.

Второй покупатель – швейцарская компания Glencore – уже много лет торгует нефтью, которую приобретает у «Роснефти» (из официальной цены барреля нефти, отгруженного в танкер в Приморске на берегу Балтийского моря, российской компании остается не вся сумма, часть ее уходит в качестве комиссии иностранному трейдеру). В 2013 году Glencore вошла в число кредиторов, предоставивших «Роснефти» средства для поглощения активов ТНК-ВР, за что получила долгосрочный контракт на льготное приобретение нефти в объеме 190 тысяч баррелей в сутки. Финансовая помощь для «Роснефти», покупавшей ТНК-ВР, и стала предоплатой этих поставок.

Теперь, по новому контракту, Glencore будет получать от «Роснефти» еще по 220 тысяч баррелей в сутки на протяжении пяти лет. Такие объемы попадут к швейцарцам за счет сокращения поставок российской нефти через другие трейдерские компании-конкуренты. «Роснефть» фактически в очередной раз заложила посреднику свою еще не добытую нефть в обмен на участие Glencore в приватизационной сделке.

Glencore объявила, что вносит в сделку лишь 300 млн евро из собственных средств, хотя получит половину от приобретаемого пакета. Остальные деньги поступают от катарцев и в виде банковского кредита. Банк, профинансировавший сделку, не назван, что заставляет наблюдателей по-новому взглянуть на таинственную операцию, проведенную 7 декабря, по срочному, чуть ли не моментальному размещению облигаций «Роснефти» на общую сумму 625 млрд рублей. Есть весомые причины предполагать, что вырученные таким образом средства были переданы банку, который выступил кредитором сделки по приватизации. Если эти предположения верны, то «Роснефть» сама профинансировала значительную часть покупки, увеличив свой долг перед банкирами. При этом банкиры, как можно предполагать, должны представлять структуры, не попадающие под режим западных санкций против «Роснефти».

В явной выгоде – и катарский фонд, и швейцарский трейдер. Получит долгожданное финансовое вливание и российский федеральный бюджет. Остается вопрос: вместо такой сложной схемы не проще ли было напрямую перевести в бюджет колоссальные средства от дивидендов «Роснефти» за несколько лет, которые должны были накапливаться в компании-прокладке «Роснефтегаз»? Эта структура официально принадлежит государству на все сто процентов, но отчитываться перед кабинетом министров почему-то отказывается.

Россия. Швейцария. Катар > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 8 декабря 2016 > № 2003305 Михаил Крутихин


Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 29 ноября 2016 > № 1986276 Михаил Крутихин

Российский газ в Европе: тупик на трех уровнях

Михаил Крутихин

Главное препятствие для энергетического диалога России и ЕС – противоположные представления сторон об энергетической безопасности. В Москве утверждают, что энергобезопасности Европы угрожает Украина, через которую невозможно обеспечить надежный транзит газа. Но в Брюсселе уверены, что простое строительство новых труб из старого источника безопасность ЕС никак не упрочит

Нефтегазовые аналитики, работающие в связке с Министерством энергетики, сегодня пытаются создать впечатление, что так называемый энергетический диалог Россия – ЕС идет полным ходом. На московских семинарах и конференциях они рассказывают об успехах российских переговорщиков в Брюсселе, где им удается убедить европейских коллег в ошибочном подходе к трактовке некоторых положений Третьего энергетического пакета и доказать, что положения эти противоречат ряду мест того же пакета.

Беда в том, что эти победоносные сражения за трактовку отдельных параграфов в европейских документах никак не связаны с аппаратом принятия решений на уровне Еврокомиссии и прочих регулирующих органов Евросоюза. Сейчас переговоры с российской стороной не выходят за рамки контактов на экспертном уровне и потому совершенно непродуктивны.

Европейские страны, в своих парламентах ратифицировавшие Третий пакет со всеми его недостатками в некоторых параграфах, отнюдь не намерены менять этот набор документов по существу. Это солидная основа для противодействия монополизму и гарантия свободной рыночной конкуренции на рынке энергоносителей. Попытки оспорить требования Третьего пакета в судах, предпринятые, например, «Газпромом», результата не дали.

На экспертном микроуровне, несмотря на активность российских экспертов, энергодиалог попросту не работает. Запущенный в 2001 году, этот переговорный процесс формально включает четыре тематические группы и консультативный совет по газу, однако и чиновники ЕС, и руководство российского Минэнерго уже несколько лет подряд делают заявления не о работе диалога, а о шансах на его возобновление.

На более высоком уровне, то есть там, где вместо поисков изъянов в документах принимают конкретные решения, диалога тоже не получается. Главное препятствие – диаметрально противоположные представления об энергетической безопасности. В Москве утверждают, что энергобезопасности Европы угрожает Украина, через которую невозможно обеспечить надежный бесперебойный транзит газа из России. Поэтому, предлагают «Газпром» и Кремль, надо построить новые мощные газотранспортные системы через Балтику и Черное море, чтобы обойти украинскую территорию.

В Европе недоумевают. Позвольте, говорят там, украинцы ни разу не нарушили обязательства по транзиту газа. Это вы там в Москве демонстративно перекрывали задвижки в самый холодный период года в 2006 и 2009 годах, а в конце 2014 года резко сократили объем экспорта газа в Европу, и каждый раз это было политическое решение. Поэтому в Брюсселе уверены, что угроза энергетической безопасности Европы не Украина, а непредсказуемость российских властей, которую они уже не раз демонстрировали.

Исходя из таких взглядов, Евросоюз идет на дополнительные расходы и принимает серьезные меры, чтобы сократить зависимость стран – членов ЕС от поставок газа политически мотивированным «Газпромом».

Начато строительство «Южного газового коридора» для получения газа через Турцию из новых источников: Азербайджана, а в будущем Ирана, Иракского Курдистана и, возможно, Туркмении. Регулирующие органы ЕС приняли резолюции о поддержке и других маршрутов поставок газа – из стран Средиземноморья, а также о развитии сети терминалов для сжиженного природного газа. Строятся перемычки через границы, чтобы обеспечить переброску газа из страны в страну на тот случай, если в Москве опять решат перекрыть задвижки на трубопроводах. Комплекс таких мер, как не без основания считают в ЕС, как раз нацелен на укрепление энергетической безопасности. А строительство новых труб из старого источника – малопредсказуемой и погрязшей в конфликтах с соседями России – безопасность Евросоюза никак не упрочит.

Следующий шаг, уже выходящий за рамки Третьего пакета, – формирование Европейского энергетического союза с едиными правилами торговли газом и электричеством, с системой координации действий в критических ситуациях перебоев в снабжении. Некоторые эксперты заговорили сейчас о новой модели газового рынка в Европе. По их концепции, газотранспортная система внутри ЕС должна стать единой, а на входах импортного газа в эту систему надо создать единую прозрачную систему тарифов, не зависящих от договоренностей (или даже сговора) между поставщиками и отдельными странами или трейдерами. Идеи такого рода набирают популярность в Европе, но встречают протест в Москве.

Поднимаясь в анализе газового рынка с европейского на более высокий, глобальный уровень, можно заметить, что и здесь конструктивного диалога «Газпрома» с остальным миром не получается.

Ситуацию на мировом рынке газа в ближайшие годы будет определять газ сжиженный, который вывел этот энергоноситель в категорию обычного товара, вроде нефти, которым можно торговать по всему свету, не связывая контракты с наличием магистральных газопроводов. Вплоть до 2022–2024 годов предложение СПГ будет намного превышать спрос, а затем настанет очередь новых проектов по его производству, и в битве между судами-газовозами и трубопроводами победу явно одерживают суда.

Европа неплохо приготовилась к замене трубопроводных поставок поставками СПГ: имеющиеся терминалы работают пока менее чем на 20% мощности. Их полной загрузке мешает неравномерное распределение терминалов по континенту и нехватка соединений национальных газотранспортных систем между странами. И тот и другой недостаток постепенно устраняются, и дальнейшая конкуренция с трубопроводным газом выльется в форму ценовой войны. «Газпром», проворонивший наступление эпохи СПГ, уже сейчас вынужден прибегать к демпингу, чтобы не потерять позиции в Европе, но способность российского поставщика длительное время торговать газом себе в убыток остается под вопросом.

Сопротивляться натиску со стороны СПГ в «Газпроме» решили традиционным для этой компании методом. По международным конференциям стали сновать лекторы, которые пытаются убеждать аудиторию в том, что американский газ якобы проигрывает в Европе ценовое соперничество газу из России. Смущают два момента: некоторая натянутость арифметических выкладок по себестоимости российского газа, а также игнорирование других поставщиков, кроме США. Даже если газ из Северной Америки пойдет в основном на другие рынки – например, в Бразилию или Японию, в Европу будут стремиться компании с Ближнего Востока, которым больше некуда будет девать излишки газа. Переизбыток, а следовательно, и низкие цены обеспечены европейскому газовому рынку на годы вперед.

Косная стратегия «Газпрома» и чиновников из российского правительства на всех трех уровнях взаимодействия с другими участниками энергетического рынка предопределила тупиковый характер этих отношений.

Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 29 ноября 2016 > № 1986276 Михаил Крутихин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > carnegie.ru, 18 ноября 2016 > № 1972126 Михаил Крутихин

Что арест Улюкаева означает для «Роснефти»

Михаил Крутихин

Скандал с министром стал хорошим предлогом для того, чтобы отложить на неопределенный срок дальнейшие действия по приватизации самой «Роснефти». Это как нельзя лучше отвечает интересам руководства «Роснефти» с их намерением сохранить полный контроль над стратегией и финансовыми потоками компании

Знакомый нефтяник комментирует арест Алексея Улюкаева так: «Для демонстрации активной борьбы с коррупцией в жертву принесли самого ненужного министра. Экономического развития нет, а Министерство экономического развития есть». Горькая шутка, в чем-то справедлива не только для российской экономики в целом, но и для нефтегазовой отрасли. Здесь ведомство Улюкаева всегда воспринимали как пятое колесо в телеге – контору, играющую роль лишнего звена в цепочке всевозможных бюрократических согласований. Лишние бюрократы – лишние расходы для тех, кто занят реальным делом, а для чиновников – соблазн пойти по коррупционной дорожке.

Нефтегазовый сектор России работает по особым правилам, и фигуры, принимающие в нем реальные решения, четко обозначены. В газовом сегменте царствует монополист по транспортировке и экспорту – «Газпром», стратегические указания которому дает лично президент страны. Попытки других игроков потеснить «Газпром» не прекращаются, но покровители у него настолько мощные, что идеи реформ умирают в зародыше.

В нефтяной отрасли тон задает поглотившая множество других компаний «Роснефть» и ее руководитель Игорь Сечин, он же – председатель совета директоров государственного «Роснефтегаза» и, главное, ответственный секретарь президентской Комиссии по стратегическому развитию топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности. Его стратегическая линия откровенно направлена на максимальный контроль над нефтяной отраслью со стороны государства, то есть уполномоченного на это чиновника.

Роль министерств и ведомств в этой структуре крайне ограничена. Они зачастую лишь фиксируют решения, принятые в реально значимых кабинетах, строчат регулирующие и индикативные документы, но по-настоящему повлиять на инвестиционные решения, объемы добычи и экспорта, на уровень потребления нефтегазовой продукции они не в состоянии. Однако в отдельных вопросах – таких, например, как приватизация государственных активов – эти чиновники могут затруднить или облегчить процесс в зависимости от своих убеждений или в силу скрытой материальной заинтересованности.

Именно под этим углом и стоит рассматривать падение министра экономического развития с высот бюрократической системы. Улюкаев, как и большинство госчиновников, не ангел. Репутация либерала и реформатора, которая сопровождала его уже четверть века, не очень вяжется с работой в правительстве, где он вольно или невольно поддерживал далеко не либеральные начинания, а часто и участвовал в них.

Тот факт, что он изменил свою откровенно критическую точку зрения и дал добро на псевдоприватизацию «Башнефти», можно объяснять по-разному. Возможно, министр получил прямое указание вышестоящего начальства – президент Путин недвусмысленно дал понять, что он не вполне понимает позицию кабинета министров в отношении сомнительной сделки, хотя и оставляет решение за правительством. Возможно, мы имеем здесь дело с материальной заинтересованностью. И слежка за Улюкаевым, которая якобы продолжалась целый год без особых результатов, дала наконец повод ФСБ и Следственному комитету провести задержание министра.

Нефтяники и газовики в беседах обращают внимание на то, что позиция министра могла вызвать острое недовольство Кремля до того, как состоялась сделка с «Башнефтью». Росимущество, подведомственное Министерству экономического развития, потребовало в сентябре отчетности от «Роснефтегаза» и объяснений, почему оттуда в госбюджет не поступают дивиденды от «Роснефти», «Газпрома» и так далее. Оставшийся анонимным госчиновник, в котором многие наблюдатели разглядели Улюкаева или кого-то из его подчиненных, даже пожаловался в СМИ, что «Роснефтегаз» «не отвечает на письма собственника и шлет все Путину, будто он собственник».

Нельзя исключать, что такая позиция руководителей Министерства экономразвития ускорила падение министра. В отрасли говорят: «Покусился на святое». Особое положение «Роснефтегаза» – вроде бы ненужной фирмы-прокладки, которая аккумулирует дивиденды от «Роснефти» и «Газпрома», вместо того чтобы передавать их прямо в госбюджет, попытался объяснить генеральный директор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев. Он утверждал, что «Роснефтегаз» выполняет задачи, поставленные перед ним президентом России, – задачи «экономические, политические и военные». Интересное утверждение, если вспомнить, что статья 114 Конституции РФ оставляет право управления федеральной собственностью за правительством РФ, а президент таким правом не обладает. И отказ «Роснефтегаза» отчитываться перед правительством за управление многомиллиардными суммами можно расценить как вопиющее нарушение Основного закона страны.

Никто из нефтегазовых профессионалов не ждет, что «Роснефтегаз» ликвидируют или что кто-то отменит спорную приватизацию «Башнефти». Деньги за башкирскую компанию перечислены в бюджет, а то, что «Роснефть» во многом компенсирует себе эти траты и в итоге недоплатит бюджету практически такую же сумму за счет сокращения дивидендов и налога на прибыль, мало кого удивляет. Главное – доложить начальству и народу, что бюджет пополнен.

Однако скандал с провинившимся министром стал хорошим предлогом для того, чтобы отложить дальнейшие действия по приватизации самой «Роснефти». План продать 19,5% компании, которая якобы повысила свою стоимость после установления контроля над «Башнефтью», пока далек от реализации. Иностранцы: японцы, китайцы, вьетнамцы, индийцы и так далее – не проявили интереса к вхождению в акционерный капитал «Роснефти». Отчасти их сдержанность можно объяснить санкциями Запада против этой компании и лично Сечина, а отчасти – сложной репутацией «Роснефти», которая тянется еще со времен дела ЮКОСа.

В «Роснефти» поначалу предложили решение: компания сама выкупает этот пакет у формального владельца – прокладки «Роснефтегаз», а потом ищет покупателя или покупателей. Таким образом, выполняется пожелание Минфина получить 700 млрд рублей в бюджет до конца года.

Вот только план этот оказался плохо продуманным. У стратегов «Роснефти» вообще не особо получается удачно проводить сделки с крупными пакетами акций – достаточно вспомнить, как первая попытка «Роснефти» купить активы ВР в России была оспорена совладельцами ТНК-ВР, которые в результате смогли продать «Роснефти» и свою долю в компании за $28 млрд.

Инициаторы новой приватизационной схемы не учли важное обстоятельство. Приобретенные «Роснефтью» собственные акции автоматически становятся казначейскими, то есть неголосующими. Объем голосующих акций сокращается на эту величину, и в итоге крупнейший иностранный акционер «Роснефти» – англо-американская ВР, у которой в руках сейчас чуть меньше 20% российского гиганта, получает достаточно голосов, чтобы считать свой пакет блокирующим и накладывать вето на стратегические решения руководства «Роснефти». А такого в компании допустить явно не хотят.

У «Роснефти» осталось два возможных решения. Первое – найти до конца года стратегического инвестора, который согласился бы приобрести выставленный на продажу пакет. Дело дошло до того, что эти акции пытались продать главе «Лукойла», но безуспешно. Вагит Алекперов не может единолично принимать такие решения, а совет директоров компании, куда входят иностранцы, ни за что не согласится вкладывать деньги в миноритарную долю в сильно политизированном активе, где внутреннюю норму рентабельности невозможно оценить (а норма эта, по строжайшим правилам «Лукойла», не должна быть менее 16%).

Остался второй выход – сорвать планы Минфина и отложить приватизацию на неопределенный срок. Это как нельзя лучше отвечает интересам руководства «Роснефти» с их намерением сохранить полный контроль над стратегией и финансовыми потоками компании. И разоблачение Улюкаева вполне может стать предлогом для того, чтобы объявить намеченную сделку невозможной в условиях неясности с делом бывшего министра.

События вокруг приватизации в российской нефтяной отрасли далеки от завершения, но эффект от ареста министра Улюкаева уже можно считать реальным и действенным.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > carnegie.ru, 18 ноября 2016 > № 1972126 Михаил Крутихин


Турция. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 14 октября 2016 > № 1934817 Михаил Крутихин

«Турецкий поток»: цена упорства

Энергетическая безопасность

Михаил Крутихин

В отличие от украинского и германского маршрутов в Турции российскому газу придется столкнуться с жесточайшей конкуренцией со стороны Азербайджана, Ирана, Ирака, а возможно, еще Туркмении и Израиля. Маршрут для этих конкурентов «Газпрома» будет намного короче, а строительство трубопроводов намного дешевле. Рынок газа в юго-восточной и южной Европе не так велик и значительно вырасти не обещает

Россия отдает контроль над южным направлением своего газового экспорта недавнему врагу и члену НАТО – Турции, которая к тому же ведет боевые действия в Сирии далеко не на стороне России. Именно так в сухом остатке можно трактовать договоренности, достигнутые на днях в Стамбуле.

Министры энергетики России и Турции подписали в присутствии президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана межправительственное соглашение, пообещав двустороннюю государственную поддержку проекту газопровода «Турецкий поток». Если – и пока это очень большое «если» – проект осуществится, «Газпром» переведет значительную часть своего экспортного потока газа с украинской на турецкую территорию.

В чем смысл замены одной транзитной территории на другую? Когда в 1997 году в России началась работа по созданию газотранспортных систем «Северный поток» на Балтике и «Южный поток» через Черное море, руководство страны и «Газпрома» твердило, что по новым трассам пойдут новые объемы газа по новым контрактам, не нарушая работу существующих маршрутов. Потом появились осторожные признания, что часть газа из старых труб планируется убрать. Сейчас официальная задача потоков сформулирована окончательно: обойти Украину, где якобы существуют политические и технические риски нарушения поставок российского газа в Европу.

Несмотря на надежность и сравнительную дешевизну старого маршрута, в Москве решили оставить Украину без транзита, то есть наказать недружественную соседнюю страну лишением ее примерно $2 млрд годового дохода от транспортировки российского газа европейским потребителям. «Газпрому» было поручено обеспечить обходные пути, и, судя по всему, компании приказали патронов не жалеть, то есть не обращать внимания на то, во что может обойтись такое мероприятие.

Такой подход к решению политической задачи, поставленной в Кремле, совпал с интересами традиционных подрядчиков газпромовских инфраструктурных проектов, по странному, но привычному совпадению оказавшихся близкими друзьями российского президента. Именно им достались контракты в рамках «Северного потока» и «Южного потока» на прокладку трубопроводов и строительство компрессорных станций на российской территории. Именно они продемонстрировали мастерство в раздувании смет: на участке Грязовец – Выборг средняя цена километра трассы достигла $4,8 млн, что втрое превышает затраты аналогичных проектов в других странах.

Деньги шли и трубопроводы строились даже тогда, когда заранее было понятно, что проект провальный: это случилось с трассой Сахалин – Владивосток, а затем и с «Южным потоком», на который «Газпром» впустую потратил до $17 млрд, пока в декабре 2014 года Владимир Путин не признал, что продолжить намеченную трассу на другом берегу Черного моря не удастся, и объявил о новом проекте, получившем название «Турецкий поток».

Дальше, пока российские чиновники вели переговоры с изумленными такой инициативой турками и обещали им за согласие принять трассу скидку в цене поставляемого газа в размере 10,25%, «Газпром» начал действовать в противоположном направлении. Компания полностью прекратила финансирование этого направления, упразднила департамент, отвечавший за проект, а два итальянских судна-трубоукладчика, которые почти год проболтались в Черном море без работы, были отпущены (итальянцы предъявили «Газпрому» иск на солидную сумму).

В попытке спасти «Южный поток» в новом облике и оправдать хотя бы часть колоссальных затрат, Министерство энергетики России вело с турками переговоры о прокладке хотя бы одной нитки газопровода мощностью около 16 млрд кубометров в год вместо запланированных четырех ниток. Турки требовали гарантий по ценовой скидке. Контакты прекратились после инцидента со сбитым российским самолетом в Сирии и возобновились в рамках нормализации двусторонних отношений.

Уступки по межправительственному соглашению были двусторонними. По сведениям из Минэнерго РФ, российская сторона согласилась на скидку по цене газа, а турки – на включение в документ второй нитки газопровода.

В Киеве к ситуации с обходными потоками относятся с огорчением и некоторым недоумением. Участники второго Украинского газового форума, который проходил 12–13 октября, констатировали, что две страны, которые на словах выступают как большие друзья Украины, то есть Турция и Германия, поддержали строительство обходных газовых маршрутов и, следовательно, прекращение транзита газа через украинскую территорию.

Германия, выразившая готовность принять у себя вторую очередь «Северного потока», видит себя в роли хаба по распределению потоков российского газа в северо-западной и центральной Европе. Европейские трейдеры надеются, что «Газпром» использует новый маршрут для поставок газа на новых коммерческих условиях. Что же касается Турции, то она получает ключ к стратегически важной инфраструктуре России и рычаги политического и экономического воздействия на Москву.

В отличие от украинского и германского маршрутов в Турции российскому газу придется столкнуться с жесточайшей конкуренцией. Там уже строится газопровод TANAP, который поставит по уже заключенным контрактам газ из Азербайджана не только в Турцию, но также в Италию, Грецию и Болгарию. В дальнейшем, как рассчитывают в Анкаре, в направлении европейских рынков через турецкую территорию пойдет газ из Ирана и иракского Курдистана. Нельзя исключать подключение к тому же маршруту в будущем газа из Туркмении и даже Израиля. И маршрут для этих конкурентов «Газпрома» будет намного короче, чем путь с Ямала через всю Россию и Черное море, а строительство трубопроводов намного дешевле.

К тому же в результате прекращения транзита газа в Турцию по нынешнему маршруту через Украину, Румынию и Болгарию старый газопровод можно реверсировать и поставлять газ в Болгарию и Румынию из Каспийского региона и с Ближнего Востока. Болгары уже лелеют мечту о создании у себя газораспределительного хаба.

Что касается второй ветки «Турецкого потока», то с ней ясности нет. В Анкаре согласились ее принять, но в межправительственном соглашении отмечено, что «Газпром» может отказаться от ее прокладки. Летом на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге министры энергетики России и Греции подписали меморандум о возможности строительства «Южно-Европейского газопровода» от турецкой границы через Грецию в Италию и, возможно, в Австрию через Сербию (где этот маршрут может сомкнуться с потоком российского газа «Северного потока» из Германии).

Для того чтобы обойти антимонопольные требования Евросоюза, оператором проекта решили сделать не «Газпром», а российские и греческие банки в форме совместного предприятия при первоначальном российском финансировании. Вот только через пару месяцев греки объявили, что проект хороший, но состоится он лишь после благословения Еврокомиссии. А настроения у европейских регуляторов сейчас не в пользу «Газпрома».

Рынок газа в юго-восточной и южной Европе не так велик и значительно вырасти не обещает. Поэтому конкуренция там будет острой (даже если не принимать во внимание глобальный переизбыток сжиженного газа), и российский товар придется предлагать с огромными скидками, никак не оправдывающими расходов по добыче и транспортировке. Месть Украине за нежелание следовать курсом Москвы очень дорого обходится и еще обойдется и «Газпрому», и бюджету России, и в итоге российским гражданам. В выигрыше останутся только близкие к Кремлю подрядчики и, конечно, европейские потребители газа.

Турция. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 14 октября 2016 > № 1934817 Михаил Крутихин


Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 10 октября 2016 > № 1927271 Михаил Крутихин

Битва за Европу. Почему «Газпром» продает газ себе в убыток

Михаил Крутихин

«Газпром» продает газ в Европе ниже себестоимости, и ему остается надеяться лишь на то, что сжиженный газ из США и других стран тоже будет продаваться ниже себестоимости, и ждать, пока конкуренты разорятся, не выдержав ценовой войны

Сколько бы ни говорили российские чиновники о планах наладить экспорт газа в сторону Азии и даже вывести объемы продаж газа в Китай до показателей поставок в западном направлении, без развития экспорта в Европу о будущем «Газпрома» можно забыть.

У азиатского направления газового экспорта из России есть ряд очень неприятных недостатков по сравнению с Европой. Совокупная мощность трубопроводов, которые идут сейчас на Запад, более чем вдвое превышает объем поставок, и при этом «Газпром» прокладывает и планирует прокладывать туда все новые и новые маршруты. В Европе – диверсифицированный рынок, на котором российский поставщик не зависит от диктата одного-двух потребителей. На входе в существующие газопроводные системы у «Газпрома» наработан потенциал добычи, который больше чем на 200 млрд кубометров в год превышает объем всей реализации газа «национальным достоянием». К тому же на Западе подписаны многочисленные контракты с покупателями на период до 2035 года и далее.

Ничего этого в Китае не просматривается. Туда не построено достаточно трубопроводов, чтобы выполнить обещание и сравнять объемы восточных поставок с объемом западных. Там нет для этого ни подготовленных к эксплуатации месторождений, ни необходимой инфраструктуры. Нет и уверенности в том, что китайцам нужно столько российского газа, сколько хотят продать им газпромовцы. Во всяком случае, Пекин постоянно отвечает недвусмысленным отказом на просьбы принять участие в финансировании российских газовых проектов. И главное – цены газа на азиатских рынках на протяжении ближайших пяти-десяти лет должны держаться на уровне, не оправдывающем затраты России на его добычу и транспортировку.

Вот только и на европейском направлении у «Газпрома» не все благополучно. Начнем с того, что предсказанный руководством компании рост потребления газа в ЕС оказался не таким высоким. Действительно, собственная добыча газа в Европе неуклонно сокращается, но импорт сокращается еще быстрее, поскольку спрос с 2010 года уменьшился на 20%. С 299 млрд кубометров в 2010 году нетто-импорт упал до 219 млрд в 2014 году, и небольшое увеличение этого показателя в 2015 году общую тенденцию пока не нарушило.

О фиктивном росте спроса на российский газ руководители «Газпрома» докладывают с оглядкой на цифры последнего квартала 2014 года, когда поставки в Европу были резко сокращены политическим решением Кремля в отместку за продажи газа из ЕС на Украину. Сравнение с микроскопическими уровнями экспорта в тот период выглядит внушительно, но реальности не отражает.

По оценке специалистов Statoil, вплоть до 2040 года спрос на газ в ЕС будет сокращаться на 0,4–1,6% ежегодно. В целом можно согласиться с прогнозами тех экспертов, которые оценивают нишу для новых поставок газа в ЕС в 2035 году объемом от 40 млрд до 70 млрд кубометров. Однако пока неизвестно, какую долю из этой ниши перекроет импорт сжиженного газа и сколько останется добавить российскому поставщику.

При этом цена на сжиженный газ обещает быть весьма конкурентоспособной на протяжении как минимум ближайших десяти лет. Стали понимать это и в Москве. Если раньше газпромовские пропагандисты на международных конференциях проталкивали одну-единственную идею: «монополия – это хорошо, а конкуренция – плохо», то сейчас с помощью наукообразных слайдов они стараются доказать, что российский трубопроводный газ дешевле американского сжиженного.

Давайте посчитаем. В августе этого года средняя цена газа, который «Газпром» продает в Европе по долгосрочным контрактам с привязкой к цене нефтепродуктов, составила примерно $150 за тысячу кубометров ($4,16 за миллион британских тепловых единиц – БТЕ). Сделки на спотовом рынке были еще дешевле.

Как подсчитал руководитель компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин, доставка российского газа в Германию по трубопроводу «Северный поток» обходится в $0,92 за миллион БТЕ, транспортировка из Западной Сибири до входа в «Северный поток» в районе Выборга – еще в $1,45-1,54, экспортная пошлина отбирает еще $1,53, а себестоимость добычи составляет от $0,88 до $1,08 за миллион БТЕ. В сумме себестоимость газа при поступлении его в Германию можно оценить в диапазоне от $4,78 до $5,07 за миллион БТЕ. В эту сумму не входят некоторые расходы – такие как проценты по кредитам, содержание административного аппарата, социальная ответственность, инвестиции в проекты, которые не дают пока прибыли (и вряд ли когда-нибудь дадут), да и некоторую норму прибыли компания должна себе обеспечивать.

Как ни крути, получается, что «Газпром» уже сегодня, не дожидаясь американского сланцевого газа, торгует в Европе себе в убыток. Ему остается надеяться лишь на то, что сжиженный газ из США и других стран тоже будет продаваться ниже себестоимости, и ждать, пока конкуренты разорятся, не выдержав ценовой войны.

А война эта уже не за горами. По самым скромным прикидкам, предложение на мировом рынке сжиженного газа к 2020 году увеличится на 50% по сравнению с уровнем 2014 года. Проекты, начатые и в основном профинансированные в период высоких цен, вступают в строй и обеспечивают перепроизводство, которое уже провоцирует демпинг. Мы видим, как из США пошел быстро нарастающий в объеме экспортный поток сжиженного газа по ценам, которые никак не окупают его добычу, сжижение, транспортировку и регазификацию. Товар, который обошелся продавцу в $6 или даже $7 за миллион БТЕ, идет, например, в Южную Америку по цене $5,50, а в Португалию и Великобританию еще дешевле. Задача – компенсировать хотя бы часть расходов по проекту сжижения и, разумеется, завоевать рыночные ниши на будущее, когда цены могут вырасти.

Можно ли предвидеть чью-то победу в ценовых битвах? Скорее всего, нет. Да, против «Газпрома» работает и колоссальный переизбыток сжиженного газа по всему миру, и меры Евросоюза по диверсификации поставщиков, и репутация компании как политического инструмента Кремля. Однако у российского экспортного монополиста есть и весомые преимущества.

Во-первых, это потенциал уже готовых к эксплуатации промыслов, которых хватило бы на снабжение еще одной Европы, если бы там нашлось достаточно потребителей. Во-вторых, «Газпром» располагает инфраструктурой по доставке газа в Европу, мощность которой используется меньше чем наполовину. И в-третьих, политическое руководство России не оставит в беде «национальное достояние». Не исключены налоговые и прочие льготы, которые будут пущены в ход, чтобы поддержать «Газпром» в его борьбе против конкурентов.

Анализ фундаментальных факторов, действующих на европейском газовом рынке, позволяет предположить, что вплоть до 2035 года российские поставки должны сохранить за собой около 30% потребляемого в ЕС газа. В абсолютных же цифрах объем поставок предсказывать сложно из-за разноречивых прогнозов потребностей Европы в энергоносителях и соотношения этих энергоносителей в балансе ЕС.

Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 10 октября 2016 > № 1927271 Михаил Крутихин


Россия > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 октября 2016 > № 1918848 Михаил Крутихин

Почему приватизация «Роснефти» и «Башнефти» не поможет бюджету России

Михаил Крутихин

Планируемые доходы от двух приватизаций надо не складывать, а вычитать. Потратившись на приобретение «Башнефти», «Роснефть» сократит на эту сумму средства, которые могла бы вернуть государству в виде налогов. Иными словами, госструктуры переложат деньги из одного кармана в другой, замаскировав бессмысленную сделку ширмой приватизации

После нескольких месяцев колебаний российское правительство объявило, что до конца года намерено осуществить частичную приватизацию «Башнефти» и «Роснефти». Более того, по словам чиновников, основным участником намеченной продажи акций становится «Роснефть», включенная в список претендентов на приобретение контрольного пакета «Башнефти».

Стоит напомнить, что совсем недавно против такой роли «Роснефти» возражали вице-премьер Аркадий Дворкович, помощник президента Андрей Белоусов, министр экономического развития Алексей Улюкаев и министр энергетики Александр Новак. Да и сам Владимир Путин, если верить информации Bloomberg, еще в начале августа был против того, чтобы под видом приватизации одна государственная компания покупала другую. Но сейчас президент поддерживает участие «Роснефти» в конкурсе на «Башнефть».

Министерство финансов уже включило поступления от приватизации обеих компаний в доходы бюджета 2016 года. Сумма ожидаемых поступлений не объявлена, но руководитель «Роснефти» Игорь Сечин, по сообщениям СМИ, выступал в августе с прикидками этой выручки. Он якобы предложил около $5 млрд за пакет «Башнефти» размером 50,08% и оценил выручку от продажи 19,5% «Роснефти» в $11 млрд. Журналисты поспешили сложить обе цифры, получив $16 млрд, – именно на такую сумму должен был, по этим расчетам, пополниться годовой бюджет Российской Федерации.

С арифметикой тут, пожалуй, не все в порядке.

Для начала надо вспомнить, что миноритарный пакет акций «Роснефти» будет продавать не сама компания, а ее основной владелец – «Роснефтегаз», полностью принадлежащий государству. Правда, совет директоров «Роснефтегаза» возглавляет Игорь Сечин, а исполняющим обязанности генерального директора в сентябре был назначен бывший помощник Сечина Геннадий Букаев, но формально эта структура действует в государственных интересах. Предположим, хотя в это верится с трудом, что «Роснефтегаз» действительно выручит $11 млрд при продаже 19,5% «Роснефти».

Но дальше та же государственная структура как держатель контрольного пакета акций «Роснефти» должна дать разрешение на покупку 50,08% «Башнефти», то есть фактически выложить $5 млрд из средств своей «дочки». Поскольку часть этих денег будет потрачена и другими совладельцами «Роснефти», то из государственного кармана сделка будет профинансирована примерно на 69,5% – столько составляет доля «Роснефтегаза» в «Роснефти». То есть «Роснефтегазу» придется потратить около $3,47 млрд своих или заемных средств. Иными словами, планируемые от двух приватизаций доходы надо не складывать, а вычитать.

Вычисленные нами $3,47 млрд – никак не доход бюджета. Потратив их на приобретение контроля над «Башнефтью», компания Игоря Сечина сократит на эту сумму средства, которые могла бы вернуть государству в виде налогов. Иными словами, госструктуры переложат деньги из одного кармана в другой, замаскировав бессмысленную сделку ширмой приватизации. Спасти таким методом госбюджет от кризиса никоим образом нельзя.

Да и выгода от укрупнения «Роснефти», и без того страдающей от гигантизма и неспособной в срок освоить набранные ею месторождения, вызывает сомнения. В 2014 году компания признала, что не в состоянии выполнить лицензионные обязательства по 70 месторождениям, и получила по ним отсрочку на четыре года, а затем приостановила почти всю деятельность на шельфе, куда российские власти не пускают никого, кроме нее и «Газпрома». Пока в правительстве разглагольствовали о приватизации, госкомпания поглотила «Удмуртнефть», ЮКОС, ТНК-ВР и более мелкие частные предприятия, мешая здоровой конкуренции и подавляя инициативу частного бизнеса.

Рассуждения о возможной синергии от установления контроля над «Башнефтью» не выдерживают критики. Да, в Башкортостане нефтеперерабатывающие предприятия – одни из лучших в стране, и их мощности выручают многие компании с излишками добытой нефти, включая «Роснефть». Сама же «Роснефть» сильно тормозит с программой модернизации своих НПЗ – по данным Минэнерго, эта программа, рассчитанная на срок до 2020 года, может продлиться на семь лет дольше. За 2015 год компания сумела увеличить глубину переработки на своих заводах с 66,4% всего до 66,5% – позорный показатель по сравнению с 85,8% у «Башнефти». То есть «Роснефть» рассчитывает взять чужие хорошие НПЗ и за их счет покрыть собственные огрехи в модернизации мощностей.

Задуманная в «Роснефти» сделка с акциями «Башнефти» не имеет никакого отношения к приватизации и принесет лишь вред отечественной нефтегазовой отрасли. Жаль, если перспективная и эффективно работающая компания попадет под контроль структуры, которая страдает манией величия, но то и дело выступает в роли попрошайки. Вот лишь часть просьб руководства «Роснефти», адресованных президенту и правительству, причем такие просьбы часто сопровождаются угрозами сокращения добычи или сворачиванием планов корпоративного развития.

• В августе 2014 года глава «Роснефти» предложил правительству пять разных способов поддержки компании. Самый дорогой из них для государства – выкуп новых облигаций нефтяной компании на сумму 1,5 трлн рублей за счет средств Фонда национального благосостояния.

• В октябре 2014 года министр финансов Антон Силуанов сообщил, что сумма заявки «Роснефти» на финансирование из Фонда национального благосостояния составляет более 2 трлн рублей.

• В апреле 2015 года Игорь Сечин обратился к вице-премьеру Аркадию Дворковичу с письмом, в котором попросил 1,3 трлн рублей из Фонда национального благосостояния России на осуществление 28 проектов.

• В августе 2015 года после обращения Игоря Сечина президент РФ Владимир Путин поручил обнулить ввозные пошлины и НДС на бизнес-самолеты.

• В феврале 2016 года Игорь Сечин и глава «Газпрома» Алексей Миллер попросили премьера Дмитрия Медведева вывести большинство своих сделок из-под действия закона «О госзакупках».

• В августе 2016 года Игорь Сечин направил письмо главе Минэкономразвития Алексею Улюкаеву, где отметил целесообразность участия госкомпании в приватизации «Башнефти».

• В сентябре 2016 года Игорь Сечин обратился к президенту с просьбой предоставить нефтяникам новые льготы. Он заявил, что отрасль сильно нуждается в налоговом стимулировании, чтобы остаться конкурентоспособной на мировых рынках.

• Одновременно в письме, адресованном правительству, «Роснефть» просит снизить тарифы «Транснефти» на прокачку нефти на 50%, а тарифы РЖД – на 30%.

Доход $11 млрд за счет продажи государством доли в «Роснефти» тоже выглядит сомнительно. Эти акции предлагали и японцам, и китайцам, и индийцам, и вьетнамцам, но интерес со стороны потенциальных покупателей существует пока только в воображении оптимистичных российских СМИ. Покупать миноритарный пакет, не дающий права реального голоса, в компании, которая ради бессмысленного укрупнения заложила огромную долю своей будущей нефтедобычи китайцам, мало кто стремится.

Серьезных инвесторов отпугивает политизированность некоторых решений «Роснефти», сомнительных с точки зрения коммерческой целесообразности. Например, операции в Венесуэле или строительство нефтехимического предприятия в Приморье. Санкции Запада, введенные в связи с событиями на Украине, тоже остаются негативным фактором.

Можно, конечно, попытаться продать этот пакет не стратегическому инвестору, а мелкими частями тем же нефтетрейдерам, чтобы спасти лицо при провале широко разрекламированной приватизации, но эффект такой распродажи для бюджета будет невелик. То, что продажу доли в «Роснефти» затеяли в момент, когда цены на углеводороды и нефтегазовые активы обрушились, может свидетельствовать о том, что правительство пытается спасти госбюджет отчаянными и в целом безнадежными методами.

Россия > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 октября 2016 > № 1918848 Михаил Крутихин


Украина. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 10 июня 2016 > № 1798211 Михаил Крутихин

Газовая зависимость России от Украины сохранится и после 2019 года

Российский газовый эксперт рассказал, как украинский Нафтогаз спасает Газпром от финансовых проблем

Светлана Шереметьева, Апостроф, Украина

Российский экономический аналитик, специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин в интервью «Апострофу» рассказал, как Нафтогаз выручает Газпром своим предложением о возобновлении поставок российского газа. Он также объяснил, на какой цене должна настаивать украинская компания и почему Россия не сможет отказаться от газотранспортной системы Украины даже после 2019 года.

«Апостроф»: Михаил, письмо Нафтогаза Украины Газпрому с предложением возобновить закупку газа наделало много шума. Как вы считаете, Украина все так же сохраняет газовую зависимость от России?

Михаил Крутихин: Я считаю, что Украина может обойтись без российского газа, покупая недостающие объемы у западных поставщиков, у самых разных трейдерских компаний в Европе. То есть, может получать газ через территорию Словакии, Польши, Венгрии, через те страны, где есть возможность перехода труб через границы. В данном же случае важную роль сыграла ситуация на рынке. Цены сейчас настолько низкие, даже по долгосрочному контракту Газпрома, что имеет смысл обратиться именно к Газпрому со спецпредложением продать какую-то часть газа из российских запасов. Мы видим, что Газпром поставляет свой газ, например, на территорию Германии, где он стоит 128 долларов за тысячу кубометров. Так было в течение последних трех месяцев. И второе соображение, у Газпрома очень большой потенциал добычи газа. Это «лишний» газ, его просто некуда девать. Поэтому предложение как-либо монетизировать этот потенциал может оказаться для Газпрома очень выгодным. Другое дело, что российский монополист вынужден продавать газ ниже его себестоимости. Но это уже другой разговор. В этой ситуации для него было бы выгодно продать хоть что-нибудь.

— Я правильно вас понимаю, что данное предложение Нафтогаза Газпрому выгодно обеим сторонам?

— В нынешней системе координат можно представить это дело даже так, что украинский Нафтогаз пришел на помощь российскому Газпрому. Ведь положение Газпрома тяжелое, новых клиентов нет, Европа закупки газа не увеличивает, а Польша вообще решила отказаться. А на то, что пойдут какие-то серьезные объемы в Китай, никакой надежды нет. Осталась только Европа, а она «не растет». И когда поступает какое-то предложение, чтобы хоть сколько-то газа купить, это выглядит как спасательный круг для Газпрома. Нафтогаз, в общем-то, мог бы и без этого обойтись. Но если цена российского газа будет ниже, чем у трейдеров в Европе, то это будет выгодно.

— Как вы считаете, Нафтогаз и Газпром смогут договориться по новым закупкам, не помешает ли политика?

— Фактор политики здесь очень мощный. Кроме того, в письме, насколько я знаю, говорится еще и том, что должна быть сделана какая-то скидка по форме долгосрочного контракта. А скидку эту дает не Газпром, а российское руководство. То есть, это должно быть абсолютно политическое решение. Ведь эту скидку дают из пошлины на экспорт природного газа. То есть, из кармана российских налогоплательщиков. Вот если российское руководство примет решение такую скидку давать, то она, конечно, будет. Здесь что-то предсказывать сложно, поскольку это не коммерческое решение.

— Но вы больше склонны полагать, что стороны сойдутся на таких условиях или все-таки нет?

— Я думаю, что схема, в принципе, нормальная. Но опять-таки, предсказывать сложно. Уж очень часто действия российской власти не поддаются логике.

— Порошенко заявил, что Украина хочет закупать у России газ по 160-180 долларов за тысячу кубометров. Реально ли это и при каких обстоятельствах?

— Я считаю, что это очень высокая цена. Поскольку, как я уже сказал, у «Газпрома» на границе с Германией, например, по маршруту «Северный поток-1» — цена 150 долларов. Но он продает Германии этот газ по 128 долларов, то есть терпит там убытки. Вот, нужно исходить из этой цены. В письме, насколько я знаю, говорится о том, что стоимость должна определяться ценой на ближайшем газовом хабе, а это австрийский газовый хаб Баумгартен. Кроме этого, стоимость должна быть определена еще и с вычетом стоимости транспортировки — от восточной Украины через Украину, Словакию до Австрии. Какова она там сейчас? Она там очень низкая — меньше 130 долларов. Поэтому, если от этой цифры еще отнять стоимость транспортировки, то это будет совсем смешная цена. А если еще прибавить просьбу Нафтогаза Украины сделать какую-то скидку, то тогда мы увидим, что цена получится неправдоподобно низкой.

— Предположим, Газпром не согласится на предложение Нафтогаза. Какие в таком случае есть альтернативы у Украины, кроме российского газа?

— Я думаю, Нафтогаз Украины обратится к сделкам с европейскими трейдерами. Правда, там условия не совсем выгодные, поскольку европейские трейдеры требуют от украинского потребителя предоплату и обычно контракты заключаются не более, чем на месяц. Тяжелые, прямо скажем, условия. Но я думаю, если цена там окажется приемлемой, то можно пойти на запад и покупать газ там. Сейчас на рынке газа большой избыток, отчасти из-за того, что стоимость опустилась под воздействием нефтяных цен шесть месяцев назад и еще из-за того, что ожидается приход нового природного газа из Австралии, США и многих других стран.

— А как вы вообще оцениваете газовую политику новых властей Украины? Можете сравнить ее с политикой времен Януковича?

— Я в прошлом году был в Киеве на газовой конференции. И меня приятно удивило, что там обсуждались очень конкретные технические, финансовые и законодательные вопросы без излишней политики.

— Кем именно обсуждались?

— Было руководство Нафтогаза, представители власти, западных компаний, много экспертов. Очень много всех было. Правда, никого не было из Газпрома или из России вообще. Но, очень интересное было обсуждение. И из него я сделал вывод, что, в принципе, курс, который берет правительство и Нафтогаз Украины — это очень логичный, разумный и деловой курс на новые законодательные инициативы, на реструктуризацию газовой отрасли в стране, на сотрудничество с западными компаниями, в принципе, на открытость для сотрудничества и с Газпромом тоже. Что бросилось в глаза: есть два больших препятствия на этом пути. Первое — это все делается очень и очень медленно. Как я понял, из-за политических трений внутри украинского руководства и законодательства. И второе — очень тяжело что-либо сделать в обстановке, когда нет доверия инвестора. Я так понял, что в связи с очень тяжелым финансовым положением нужно завоевать это доверие. Очень трудно добиться того, чтобы деньги инвесторов сейчас пришли.

— Раз уж мы затронули мировые рынки, давайте поговорим о цене на нефть. Сейчас мы видим, что цены пошли в рост. Такая тенденция поможет спасти экономику России?

— Очень сильно в этом сомневаюсь. Во-первых, тенденция подъема нефтяных цен временная, и я ожидаю, что до конца года сохранится перевес предложения над спросом, и цены все-таки будут давить сверху вниз, а не снизу вверх. Это первое. А, во-вторых, в российской экономике слишком много собственных проблем. До такой степени, что низкая цена на нефть — хоть и большая, но далеко не самая главная проблема. Мы уже видим, что курс рубля уже как-то отвязался от движения цены на нефть.

— Обычно эти показатели тесно связаны и курс рубля во многом зависит от стоимости нефти…

— Это один из факторов, даже один из очень мощных факторов, но не самый главный. Когда мы видим, что, в принципе, бюджет испытывает огромное напряжение, и, скорее всего, правительство распорядится продолжить печатание денег, ничем не обеспеченных, и резервный фонд правительства близок к исчерпанию до конца этого года, то нужно смотреть не цены на нефть, а какие проблемы существуют внутри российской экономики.

— А вы могли бы их обозначить?

— Самые главные проблемы — это недоразвитость секторов, которые не связаны с производством сырья. Затем — полное недоверие инвесторов к налоговой системе, к безопасности инвестиций, отсутствие юридической защищенности для собственности, зарегулированность, коррупция, засилье крупных государственных компаний, которые управляются чиновниками, а не эффективными менеджерами. Тут очень длинный список.

— Еще и санкции, наверное?

— Санкции, я думаю, влияют где-то в последнюю очередь. Российская экономика приспособилась уже и к этому.

— А как вы считаете, бьет ли падение цены на нефть и падение курса рубля по украинской гривне?

— Не думаю. Украина ведь не является экспортером нефти и газа, поэтому украинская гривна во многом зависит от внутренней экономики.

— Как долго продлится зависимость России от газотранспортной системы Украины?

— Сильная зависимость от ГТС Украины в России будет сохраняться даже после 2019 года, когда истечет срок соглашения между Газпромом и Нафтогазом. К этому моменту Россия не сможет создать какую-либо инфраструктуру в Европе, чтобы отменить транзит через украинскую территорию. Поэтому придется продлевать это соглашение, несмотря на все желание российского руководства как-то наказать Украину и лишить ее транзита. Это (отказаться от использования украинской ГТС, — прим. ред.) просто не получится сделать. Если «Газпром» хочет выполнять свои обязательства перед западными потребителями российского газа, то придется делать это с помощью Украины.

— Получается, что Украина с Россией очень сильно связаны трубопроводами…

— Да. И Россия пока что без Украины в этом вопросе обойтись не сможет.

— А Украина без России?

— Может. Судя по всему, доход Украины от транзита газа может колебаться в пределах 2 или 3 млрд евро, не более. Это много, конечно, учитывая нынешнее состояние украинской экономики, но цифра все-таки такая, которую можно пережить.

— Я правильно понимаю, что если руководство Украины решит перекрыть газопроводы с Россией, то мы сможем эти потери компенсировать на других рынках?

— Да. Но мне кажется, что это незачем делать. Наоборот, в интересах украинского руководства и Украины в целом сохранять нормальные коммерческие отношения что с Газпромом, как и с европейскими компаниями, обеспечивая транзит. Как все время обеспечивали, и было все нормально, газ шел. Когда прерывались поставки газа, то они прерывались по политическому решению из Москвы, а не по какой-то воле Нафтогаза или правительства Украины.

— Как оцениваете ситуацию с поставками Россией газа оккупированному Донбассу? Это бьет по карману россиян?

— У меня нет точных данных о том, сколько газа туда поставляется. По-моему, не очень много. Но если говорить в целом, то Донбасс, конечно, бьет по российской экономике. Но больше всего по карману экономики и налогоплательщиков бьет внешняя политика нашего руководства. Что на востоке Украины, что в других местах, в Сирии, например. И вот этот внешнеполитический авантюризм приводит к изоляции страны на международной арене в плане получения финансов, кредитов. Это очень дорого обходится российскому бюджету.

— Какие в таком случае существуют выгоды от этого внешнеполитического авантюризма?

— Никаких выгод нет, пока только одни потери. Решение властью принимаются, к сожалению,без оглядки на то, что выгодно или не выгодно России.

— Насколько серьезно по экономике России ударила аннексия Крыма?

— Могу сказать, что в результате этого мероприятия Россия очень много потеряла на международной арене. Пошли очень серьезные финансовые санкции, инвесторам стало труднее работать. Мы видим существенный отток капитала из России, и он становится сильнее. То есть финансово, я думаю, Россия потеряла очень много.

— Будет ли этот отток и дальше усиливаться?

— Трудно сказать. Мы видим, что прогнозы оттока капитала в этом году — меньше, чем в прошлом, но лишь потому, что российская экономика не генерирует капитал в иностранной валюте, достаточный для того, чтобы поддержать этот отток. То есть, когда предприниматели получают прибыль в рублях, то в этих же рублях они могут купить гораздо меньше долларов, чем они покупали раньше. Поэтому этот отток капитала несколько замедлился. Но все равно это очень опасное явление.

— Если, как вы говорите, он замедлился, получается, что можно приспособиться и к этой ситуации?

— Вы знаете, в принципе, степень терпения российской экономики очень высока. Я не могу сказать, когда это терпение иссякнет. Но мы видим, что финансовые фонды постепенно исчезают. Очень быстро тает резервный фонд, и не исключено, что когда он окончательно растает в конце этого или начале следующего года, придется использовать валютный запас, чтобы хоть как-то поддерживать экономику… Это если совсем уже плохо будет. Пока все попытки улучшить экономическое положение остаются на бумаге.

— А потянет ли Россия еще и Донбасс?

— Потянет, но недолго. Это тоже серьезное бремя для российской экономики.

— Ваш прогноз по судебному спору между Нафтогазом и Газпромом в Стокгольмском арбитраже… У кого более сильные позиции? И кто кого в итоге?

— Я думаю, что обе стороны здесь завязаны очень сильно. Я вижу, что есть справедливые претензии у каждой из сторон, а вот каким образом это будет урегулировано в арбитраже, предсказывать не могу. И одна сторона, и другая имеют совершенно законные претензии. «Газпром», к примеру, утверждает, что Украина должна закупать не меньше 40 миллиардов кубометров газа в год. А украинская сторона говорит, что цены были завышены. Совершенно определенно, что в контракте есть положение, позволяющее эти цены оспорить. Так что, к какому решению придут арбитры, я не могу сказать.

— Как, по вашему мнению, будет развиваться газовая отрасль на Украине?

— Насколько я понял, украинские коллеги считают, что Украина может из транзитной страны превратиться для Европы во что-то вроде распределительного хаба или подземного хранилища. Можно использовать часть газотранспортной системы Украины, включить ее в схемы транспортировки Север-Юг. Но насколько успешной будет эта идея, предсказать не могу, поскольку в Европе резко сокращается значение подземных хранилищ газа. Потребителям газа гораздо проще взять телефонную трубку и заказать доставку сжиженного природного газа по морю вместо того, чтобы накачивать его несколько месяцев в подземные хранилища, платить за хранение, а потом отбирать из хранилища. Так получается намного сложнее и дороже.

Украина. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 10 июня 2016 > № 1798211 Михаил Крутихин


Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 19 мая 2016 > № 1759800 Михаил Крутихин

Газопровод TAP: что он означает для «Газпрома»

Михаил Крутихин

Хотя первоначальный объем поставок по TAP не слишком велик, по газпромовским масштабам, он станет еще одним из многочисленных шагов Европы в сторону того, чтобы окончательно превратить газовую отрасль в рынок не продавца, а покупателя. На таком рынке газ – это обычный товар, предлагать который могут в любой точке сразу несколько поставщиков

Начало строительства Трансадриатического газопровода TAP из Турции через Грецию и Албанию на юг Италии стало болезненным ударом для «Газпрома». Когда в 2020 году азербайджанский газ по этому маршруту придет на Апеннинский полуостров, он сможет заместить до половины объема, который сейчас итальянцы получают из России. А если учитывать настроения европейских потребителей, которые не без основания подозревают «Газпром» в готовности перекрыть поток газа по воле политического руководства в Кремле, российская компания может стать первой, кто потеряет итальянский рынок.

Такое развитие событий тем более чувствительно для российского гиганта, что его газ попросту некуда девать. Когда руководитель «Газпрома» Алексей Миллер из года в год повторял любимый лозунг «Мы добываем только тот газ, который уже продали», он, мягко говоря, лукавил. Сейчас компания разработала столько месторождений, что на созданный упорным трудом газовиков потенциал добычи не хватает рынков.

Миллер докладывал президенту России, что в 2014 году невостребованным потребителями остался объем около 173 млрд кубометров. По подсчетам RusEnergy, эта оценка сильно занижена. Газовый монополист способен отправлять покупателям ежегодно на 225 млрд кубометров больше, чем они в действительности берут. По размерам это фактически еще одна Европа вместе с бывшими советскими республиками, учитывая их текущие запросы на поставки из России.

Перспективы увеличения продаж радужными не назовешь. «Поворот на Восток», на который надеялись в «Газпроме», не состоялся. Заглох проект строительства завода по сжижению газа около Владивостока. Под вопросом остается строительство третьей линии завода СПГ на Сахалине мощностью всего 5 млн тонн в год. Газопровод «Сила Сибири», если и будет проложен вообще, нацеливается на перенасыщенный рынок Китая, где не только не прогнозируется значительный рост потребления газа, но и цены к тому же делают поставки нерентабельными. Внутренний спрос не растет: национальная экономика находится не в лучшем положении.

Единственной, пусть и слабой надеждой на увеличение объема продаж для «Газпрома» остается Европа, но и там по интересам российского монополиста наносят удар за ударом.

Расчеты Москвы на то, что европейцам вскоре потребуется дополнительно закупать в России около 200 млрд кубометров газа в год, не оправдываются. Да, добыча газа самими европейцами падает, но еще быстрее снижается его нетто-импорт – с 299 млрд кубометров в 2010 году до 219 млрд в 2014-м (небольшой подъем этого показателя в 2015 году общую тенденцию не отражает). В Европе научились энергоэффективности и энергосбережению, стимулировали бурное развитие альтернативной энергетики и использование возобновляемых источников энергии.

И самое страшное для «Газпрома»: покупатели всерьез взялись за диверсификацию, причем не в виде создания новых маршрутов для старых поставок, на чем сосредотачивается российская компания, а путем включения в свой баланс газа из новых источников. Газопровод TAP – только один из примеров. Конкуренцию «Газпрому» составили и экспортеры сжиженного природного газа, избыток которого на рынке не только привел к падению цен в спотовых сделках, но и сильно повлиял на ценовые формулы долгосрочных контрактов.

В Европе постепенно сложился рынок потребителя, а не продавца. Тон все больше задают покупатели. В прошлом году Евросоюз использовал только 65% мощности трубопроводов, по которым он получает газ посторонних поставщиков (пропускная способность труб, идущих на Запад из России, эксплуатировалась еще слабее – всего на 45%). Технический потенциал приема сжиженного природного газа остался невостребованным на 76%.

Европа делает все, чтобы газ превратился в обычный товар, предлагать который могут в любой точке сразу несколько продавцов. Внутри Евросоюза строятся газотранспортные перемычки, разрабатываются сценарии переброски объемов в случае перебоев в снабжении. Скоро никто не сможет выступать в роли безальтернативного поставщика газа, и европейцы забудут о своих жалобах на чрезмерную зависимость от российского монополиста.

Реакция «Газпрома» на новый облик европейского рынка не отличается реализмом. Проиграв гонку за рынки сжиженного газа, компания пытается отыграться привычным затратным путем – строительством новых газопроводов.

Авантюрная затея с «Южным потоком» бесславно провалилась, и не в последнюю очередь из-за того, что «Газпром» самонадеянно начал проект и успел вложить в него, по разным оценкам, от $14 млрд до $17 млрд, не имея согласия регулирующих органов Евросоюза (и даже вообще не запрашивая этого согласия). Расчет делался на двусторонние соглашения с отдельными странами и компаниями по пути следования намеченной трассы. Несогласованное и незаконное (с точки зрения норм Евросоюза) начинание не удалось, как не удалась и попытка спасти лицо заявлениями о мифическом «Турецком потоке», для которого никаких реальных шагов не делалось вообще.

Другая попытка того же рода – предложение проложить еще две нитки газопровода «Северный поток» на Балтике. У этого проекта, однако, есть шансы на успех, но не потому, что России нужны новые маршруты поставки газа на Запад (старых мощностей и так вдвое больше, чем нужно).

Иностранные участники консорциума, который построит подводный участок «Северного потока – 2» и станет его оператором, получат гарантированное возмещение затрат и долговременный источник дохода, поскольку – по примеру «Северного потока – 1» – будут взимать плату за транспортировку не из расчета физических объемов газа, а за полную пропускную способность газопровода. В прошлом году этот заработок консорциума «Северного потока – 1» составил не менее $2,5 млрд. Из этих доходов «Северного потока – 2» 51% будет поступать на швейцарский счет газпромовской «дочки», которая участвует в консорциуме.

Выгоден новый проект и Германии, а точнее, ее компаниям, покупающим газ из России, поскольку они рассчитывают на новые ценовые условия. «Газпром» в марте-апреле этого года, по расчетам МВФ, поставлял газ на границу Германии по цене всего $129 за тысячу кубометров, а дальше цены должны упасть еще больше.

Из источников в «Газпроме» выясняется, что стратегическим направлением нового «Северного потока – 2» там посчитали, как ни странно, юг Европы. Предполагалось, что газ из Германии поступит в Австрию, откуда по еще не построенным перемычкам сможет достичь Италии, Греции, балканских стран и даже Турции. С подачи «Газпрома» эти перемычки под вывеской трубопроводного проекта Tesla предложили построить в Сербии и Македонии. Инициатива была благосклонно встречена в Кремле, поскольку она отвечала такой цели, как лишение Украины российского газового транзита. Расстояния кружного маршрута и связанные с этим колоссальные затраты по привычке в расчет не принимались.

Когда в Москве поняли, что газопровод TAP вот-вот начнет строиться, была сделана неуклюжая попытка подменить его старым и давно отброшенным в Европе проектом «Посейдон», то есть трубопроводом из Греции в Италию, но идея с самого начала была неубедительной. Ее инициаторы не объясняли, каким образом российский газ попадет в Грецию без «Южного потока» и без содействия либо Турции, либо Евросоюза (через Болгарию).

Несмотря на то что первоначальный объем поставок по TAP не слишком велик, по газпромовским масштабам, у проекта неплохие перспективы. Он открывает дорогу в Европу для газа Каспия – сначала азербайджанского, а потом, возможно, и туркменского. К тому же маршруту в будущем могут присоединиться поставщики газа из Иракского Курдистана и даже из Израиля. Южной Европе диверсификация обеспечена, и конкурировать с другими поставщиками «Газпрому» придется не монопольным владением трубами, а единственным оставшимся в распоряжении компании оружием – ценовым демпингом.

Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 19 мая 2016 > № 1759800 Михаил Крутихин


Катар. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 18 апреля 2016 > № 1726852 Михаил Крутихин

Конец эпохи сговоров. Почему провалился нефтяной саммит в Дохе

Михаил Крутихин

Уход каких-либо поставщиков с рынка через вольное или невольное замораживание добычи будет означать одно: освободившуюся нишу быстро займут американцы из сланцевых компаний. В этих условиях договариваться о сокращении практически бесполезно

Ничего сенсационного в Дохе не произошло. Собравшиеся в воскресенье в катарской столице представители нескольких нефтедобывающих стран не смогли вымучить даже совместное заявление о готовности заморозить суточные объемы добычи.

Результат предсказуемый. Попытка манипулировать нефтяными ценами в отсутствие главного игрока на этом рынке была заведомо обречена на провал. А игрок этот в картельные игры играть не хочет и не может: это тысячи и тысячи американских нефтедобывающих компаний, которые своей «сланцевой революцией» продемонстрировали, что время нефтяных заговорщиков и манипуляторов прошло.

Эти компании, не сговариваясь, быстро и эффективно восполнят любой дефицит спроса на жидкие углеводороды без оглядки на политику и «патриотизм». Невозможно представить это множество компаний, которые руководствуются исключительно соображениями коммерческой рентабельности, вызванными на ковер Белого дома и выслушивающими приказ нарастить добычу нефти, чтобы наказать Россию, саудовцев, иранцев, венесуэльцев и далее по бредовым спискам досужих комментаторов.

В Соединенных Штатах наготове дожидается своего часа огромное число буровых установок и комплектов оборудования для гидроразрыва пласта, чтобы возобновить работу, как только оставленные на время промыслы выйдут на уровень рентабельности. Пробурены тысячи скважин, где осталось только приступить к периодическим операциям по этому самому гидроразрыву. Покажут цены уверенный рост за пределами 40 долларов за баррель марки WTI – американцам потребуется несколько недель, чтобы увеличить добычу в национальных масштабах.

Иными словами, уход каких-либо поставщиков с рынка через вольное или невольное замораживание добычи будет означать одно: освободившуюся нишу быстро займут американцы. Несогласованные рыночные действия нефтедобывающих компаний в США победили махинаторов из некогда всемогущей ОПЕК. Технологический прогресс побил политику.

Да и внутри ОПЕК никакой солидарности давно нет. Существовавшие когда-то согласованные квоты на добычу по отдельным странам давно отменены, а на официально объявленную общую квоту всей организации никто внимания не обращает. А уж в условиях триумфального шествия сланцевой революции, создавшей устойчивый избыток предложения на рынке, каждый опековец отстаивает собственные интересы, лишь для приличия заявляя о сотрудничестве с другими членами бывшего картеля.

Лучше всех это поняли, похоже, в главной стране ОПЕК – Саудовской Аравии, где неожиданно для многих еще в 2014 году решили, что сокращать добычу ради поддержания высоких нефтяных цен бессмысленно и убыточно. Саудовцы решили, что в условиях избыточного предложения со стороны неподконтрольных американских поставщиков драться надо не за цены, а за объемы, защищая свои традиционные рынки и стараясь привлечь новых покупателей, пусть даже и путем откровенного демпинга.

Да, низкие цены привели к тому, что экспортеры нефти потеряли почти полтриллиона долларов с осени 2014 года по сравнению с тем, что могли бы выручить за баррели, уходившие за сотню и дороже. Потери тяжелые, особенно если учесть провал социально-экономических программ, появившихся в период высоких прибылей от паразитирования на дешевой в добыче, но дорогой в продаже нефти. И совещание 17 апреля в Дохе стало отчаянной, хоть и заведомо безнадежной попыткой хоть как-то повлиять на ситуацию – пусть даже и ненадолго, и немного заработать на временном повышении цен под воздействием слухов о вероятном замораживании.

Не имея возможности вовлечь в эту игру не подчиняющиеся приказам американские компании, саудовцы старались обеспечить солидарность поставщиков хотя бы внутри ОПЕК. Отдавать часть своих рыночных ниш американцам еще куда ни шло, но видеть, как вместо саудовской нефти покупают нефть иранскую, для Эр-Рияда было выше всяких сил. Поэтому делегация королевства на встрече в Катаре заняла категоричную позицию: соглашаются на замораживание или все, или никто. А поскольку иранцы на такую солидарность пойти не могут – им надо восстанавливать утраченный в годы санкций экспортный потенциал, – то провал переговоров стал неизбежным.

К тому же и другие члены ОПЕК отнюдь не готовы сокращать объемы продаж. О планах наращивания добычи заявляют в Ливии, Ираке, Кувейте, Нигерии. Что касается России, то исходящие из Москвы предложения присоединиться к замораживанию с самого начала выглядели малоубедительно.

Министр энергетики РФ Александр Новак, который вел переговоры по этой инициативе, не имеет практически никаких инструментов для регулирования – не говоря уже о манипулировании – в отечественной нефтяной отрасли. Его бюрократическое ведомство лишь собирает данные о добыче, потреблении и экспорте (по большей части данные недостоверные, да и то лишь те, которые компании соблаговолят сообщить) и готовит ни к чему никого не обязывающие «стратегии» и «генеральные схемы развития». Чтобы воздействовать на поведение компаний, Новаку приходится обращаться выше, к президенту, дабы тот пригласил нефтяных «генералов» в свой кабинет и дал им ценные указания.

Такое ручное руководство отраслью и объемами добычи остается, однако, во многом демонстративным и играет исключительно на публику. В ситуации избыточного предложения, слабеющего спроса и низких цен российские нефтяники поневоле руководствуются теми же принципами, что и их коллеги в других странах. Они гонят на экспорт все, что могут добыть с минимальными затратами. При этом инвестиции в геологоразведку и в освоение новых залежей, где получение прибыли ожидается лишь через несколько лет, усыхают. При таком подходе действующие промыслы опустошаются ускоренными темпами, а новые не приходят им на смену, и добыча нефти в России неизбежно начнет снижаться без всяких искусственных замораживаний.

Помните слова Владимира Путина о катастрофе, которая наступит, если цена барреля опустится ниже 80 долларов? Президент определенно имел в виду не мировую экономику, а российскую, которая почти полностью зависит сейчас от нефти. Вводить новые месторождения в эксплуатацию в России имеет смысл лишь в том случае, если цена нефти надолго, на пару десятилетий, установится на уровне выше 80 долларов – ведь больше 70% оставшихся в наших недрах запасов требуют для добычи именно таких затрат.

На недавнем семинаре в «Деловой России» представитель Центробанка сообщил, что в первом квартале этого года российская нефть реализовывалась в среднем по 32 доллара за баррель против 52 долларов годом ранее. По его словам, постепенный рост цены до 40 долларов в банке ждут только к 2020 году. Что станет с госбюджетом, если такой мрачный сценарий осуществится?

В проекте годового бюджета, рассчитанного на баррель по 50 долларов, предусматривалось добавить в экономику свеженапечатанных денег на полтора триллиона рублей. Если средняя цена нефти в этом году составит 35 долларов, денежная масса может вырасти триллионов на пять, а это выльется в галопирующую инфляцию и значительное ухудшение качества жизни в стране.

В историческом масштабе период проедания «природной ренты» был относительно коротким, но ущерб он нанес огромный. Паразитируя на высоких нефтяных ценах, Россия не развивала другие отрасли, которые могут быть конкурентоспособными в новых постиндустриальных условиях. Руководство страны самоуверенно пошло по пути изоляции от развитых стран с их передовыми технологиями и пустилось на внешнеполитические авантюры, не обращая внимания на их экономические последствия.

Новая реальность нефтяного рынка может стать отрезвляющим фактором, если, конечно, вынудит руководство России сменить ориентиры с самоизоляции на всестороннее сотрудничество с наиболее развитой частью мирового сообщества.

Катар. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 18 апреля 2016 > № 1726852 Михаил Крутихин


Катар. Саудовская Аравия. Весь мир. РФ > Нефть, газ, уголь > newizv.ru, 17 февраля 2016 > № 1661113 Михаил Крутихин

«В нефтяной войне каждый сам за себя»

Аналитик Михаил Крутихин

Арина Раксина

Вчера в Дохе министр энергетики РФ Александр Новак провел переговоры с представителями нефтяного картеля ОПЕК из Саудовской Аравии, Венесуэлы, Катара. Участники встречи договорились не наращивать поставки на рынок нефти, с тем чтобы не провоцировать новое падение стоимости барреля. Между тем Международное энергетическое агентство (МЭА) опубликовало доклад, в котором констатируется, что количество нефти на глобальном рынке значительно превышает спрос, при этом тенденций к уменьшению производства не замечается. Как будут дальше развиваться процессы на нефтяном рынке, «НИ» обсудили с партнером консалтинговой компании RusEnergy Михаилом КРУТИХИНЫМ.

– Михаил Иванович, насколько верна оценка МЭА об избыточном количестве нефти на рынке?

– В принципе, так оно и есть. Причем это довольно редкий случай, когда агентство признало реальные факты вместо того, чтобы делать нереальные прогнозы, которыми оно в последнее время как раз и славится. На рынке на самом деле есть переизбыток предложения и недостаток спроса: порядка 1,5–2 млн. баррелей в сутки являются лишними. Нефтехранилища переполнены, часть нефти хранится в танкерах, что, кстати, очень дорого. Поэтому положение таково, что нефти сейчас больше, чем рынок может поглотить, а потому цены закономерно низкие.

– Есть ли в таком случае перспективы повышения и может ли этому поспособствовать Организация стран – экспортеров нефти?

– Нет, никаких перспектив повышения нефтяных цен нет. Тем более в рамках ОПЕК, которая выступает больше как картель – организация давно потеряла роль регулятора цен и не может работать как манипулятор добычи и экспорта. В реальности каждый из членов организации, как правило, действует на свой страх и риск. И если кто-то из них, например, снизит свою квоту по добыче, то другие члены организации и страны за пределами организации немедленно начнут заполнять освободившуюся нишу. А этого никто не может себе позволить, даже самый большой экспортер в мире – Саудовская Аравия. На глобальном нефтяном рынке идет война, на которой каждый сам за себя.

– Может ли в такой ситуации какое-то влияние на нефтяные цены оказать Россия?

– Здесь нельзя говорить о каких-либо отдельных действиях России, потому что мы не будем в одиночку сокращать добычу. Кроме того, каждая нефтяная компания работает самостоятельно и не хочет прислушиваться к тем инструкциям, которые может дать им Министерство энергетики, например, или правительство. Еще одно важное соображение заключается в том, что технически сокращать добычу в России чрезвычайно сложно. Поскольку запасов стратегических резервов для хранения у нас нет – «лишнюю» нефть некуда девать. А если сокращать работу скважин на каких-то промыслах, то в России это чревато серьезными техническими проблемами по восстановлению их работы – с нашими технологиями это будет очень дорого и долго.

– Будут ли в таких условиях российские производители сохранять рекордные темпы по росту объемов добычи, которых они достигли в прошлом году?

– Полагаю, что до конца нынешнего года еще могут сохраниться высокие темпы добычи нефти. Но с конца 2016-го – начала 2017-го они почти наверняка начнут падать, поскольку в настоящий момент компании не вкладывают средства в новые долгосрочные проекты в силу сложившегося сложного экономического положения. При этом они очень интенсивно эксплуатируют уже работающие месторождения, что ускоряет опустошение последних. То есть легкая, дешевая нефть, в которую капитальные инвестиции уже давно вложены, и сейчас она требует только операционных издержек, может очень быстро исчерпаться.

– В какие сроки это может произойти?

– Трудно сказать. Но в начале следующего года мы увидим старт этой тенденции к снижению добычи, и динамика спада может оказаться довольно крутой.

– Что в таком случае ожидать от цен на «черное золото»? Отдельные представители бизнеса и власти прогнозируют обвалы и до 10–15 долларов за баррель.

– Такие скачки нефти, разумеется, возможны – и до 25, и до 15, и, возможно, даже до 10 долларов за баррель. Но эти цифры, конечно, быстро скорректируются и отскочат вверх, потому что в условиях низких цен начнется дефицит поставок нефти с многих действующих проектов, а в результате этого цены, естественно, снова пойдут вверх. Так что, скорее, могут наблюдаться вполне привычные колебания нефти вокруг некого среднего уровня. А средний уровень на ближайшие пару лет проглядывается в районе 40–45 долларов за баррель.

– А политические действия разных стран могут оказывать какое-то влияние на цены?

– Опыт показывает, что политические действия никак не влияют. Никакая война в Сирии, никакие споры Саудовской Аравии с Ираном до сих пор никак не повлияли на цену нефти. Вот если военные действия начнутся в районе большой добычи «черного золота» или в районе его транспортировки, это еще может отразиться на стоимости барреля. Если добыча или транспортировка в соответствующих регионах будут нарушены, то нефтяные цены, конечно, подскочат вверх.

– Тот факт, что нефтяные цены надолго застряли на низких значениях, способен помочь российской экономике снизить свою зависимость от сырьевой конъюнктуры?

– Пока этого не видно. Вообще поступление нефтегазовых доходов в российский бюджет заметно сократилось. Раньше нефть с газом приносили порядка 52% доходов федерального бюджета, сейчас эта цифра упала до 42–46%. Причем так случилось не только потому, что нефть подешевела, но и потому, что объем этих доходов сократился. Пока ничего хорошего подобная динамика российскому бюджету не принесла.

Катар. Саудовская Аравия. Весь мир. РФ > Нефть, газ, уголь > newizv.ru, 17 февраля 2016 > № 1661113 Михаил Крутихин


Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 20 января 2016 > № 1633906 Михаил Крутихин

Как нефтяная отрасль России реагирует на дешевую нефть

Михаил Крутихин, Carnegie Moscow Center, Россия

Нынешний небольшой рост добычи нефти в России уже через год должен смениться падением, которое из-за нехватки средств на разведку и разработку новых месторождений может в перспективе сократить объемы добычи почти вдвое.

Если посмотреть на статистику добычи и экспорта российской нефти в минувшем году, то на первый взгляд беспокоиться нечего. Низкие цены, казалось бы, не произвели заметного эффекта на главную отрасль национальной экономики. Отечественные нефтяники увеличили производство на полтора процента, а экспорт сырой нефти и нефтепродуктов вырос аж на 26%. На отдачу отрасли не повлияли ни низкие цены, ни санкции, ограничившие доступ к передовым технологиям освоения трудноизвлекаемых запасов и к долгосрочному кредитованию.

Между тем низкие цены, с которыми столкнулись не только в России, но и во всех странах — экспортерах нефти, останутся с нами надолго, если только какой-нибудь безумец или авантюрист не ударит ракетами по промыслам и танкерным путям в Персидском заливе, откуда на рынок поступает треть всей нефти. Навес предложения над спросом оценивается сейчас примерно в 2,5 млн баррелей в сутки и уходить никуда не собирается. Все добывающие государства полны решимости отстоять, а по возможности и расширить свои рыночные ниши в условиях жесткой конкуренции и даже демпинга, а потребители демонстрируют экономический спад разной степени.

Выход Ирана на рынок из-под санкций только усугубляет конъюнктуру, не благоприятствующую экспортерам. Его дополнительные полмиллиона баррелей в сутки увеличивают дисбаланс спроса и предложения, а заявленная готовность поставлять в Европу со скидками новый сорт нефти, аналогичный российскому Urals, ничего хорошего для наших нефтяников не сулит.

Конкуренция идет за объемы, а не за максимальную прибыль по цене, и ситуация эта грозит затянуться. Победит в этой войне тот, у кого, во-первых, ниже себестоимость добычи и доставки нефти на рынок, а во-вторых, имеется запас прочности в виде накопленных в период высоких цен финансовых резервов.

У Саудовской Аравии, главного игрока и законодателя мод в некогда могущественном картеле ОПЕК, потенциал выживания выше, чем у России. Аккумулированных средств Москве хватит на год, от силы на два; Эр-Рияду — лет на пять, а с учетом многочисленных «исламских фондов» под контролем членов королевской семьи — лет на семь.

С себестоимостью добычи в Саудовской Аравии тоже все в порядке. Чиновники королевства не без основания утверждают, что могут отгружать нефть в танкеры и по цене $10 за баррель. В России тоже слышатся декларации о себестоимости добычи у «Роснефти» $2,80, хотя московских чиновников, как всегда, подводит беспристрастная арифметика, нечувствительная к соображениям политического характера. Очковтирательство работает на публику и впечатляет легковерных начальников, но не влияет на цифры прибылей и убытков.

Сколько же сегодня стоит добыть и продать баррель нефти в России? А это как считать и что понимать под себестоимостью.

Посмотрим на отчетность крупнейшей компании в отрасли — принадлежащей государству на 62% «Роснефти». Согласно международным стандартам финансовой отчетности, операционные издержки на добычу барреля нефти составляют $9,6; транспортные расходы добавляют $4,9; административные расходы — еще плюс $1; амортизация (то есть фактически компенсация капитальных вложений) — $4,4. В итоге до начисления налогов роснефтевский баррель обходится без малого в $20, а налог на добычу полезных ископаемых и вывозная таможенная пошлина при цене нефти $29 за баррель сорта Brent равны $12. Таким образом, себестоимость барреля выходит не ниже $40 плюс некоторая норма прибыли, без которой работать на коммерческой основе нет смысла.

По другим стандартам отчетности компания по непонятной причине показывает операционные издержки всего $3 за баррель, что явно относится не к среднему показателю «Роснефти», а, например, к данным по одному из самых эффективных в этом смысле проектов — Ванкорскому. На других промыслах расходы на извлечение нефти намного выше. Но даже по этим нереалистичным «стандартам» отчетности стоимость добычи до налогообложения чуть меньше $20, а после уплаты налогов — $32 за баррель.

При этом надо учитывать, что российская экспортная смесь Urals торгуется с дисконтом к Brent, то есть при цене Brent $29 она продается примерно по $26–27 за баррель. О какой прибыли может идти речь?

За счет чего же российские компании нарастили в прошлом году добычу и экспорт? На самом деле о приросте отрапортовали немногие (и не самые крупные) компании. Это «Башнефть» с «Татнефтью», которые производят в основном тяжелые сорта нефти с высоким содержанием серы, но продают ее как Urals, поскольку их дешевое сырье смешивается в трубопроводах с легкими сортами. Увеличили добычу операторы проектов, работающих по соглашениям о разделе продукции, и пара-тройка малых и средних операторов.

Что касается первой тройки компаний: «Роснефти», «Лукойла» и «Сургутнефтегаза», то они добычу как раз снизили на 0,7 —1%. Особого внимания заслуживает то, что главный нефтеносный регион России — Ханты-Мансийский автономный округ — показал спад добычи на 2,8%.

Чем же торгуют российские экспортеры, если цены уже опустились ниже их показателей себестоимости? И надолго ли хватит продаваемых на новых условиях запасов?

По информации с мест, компании-операторы не снижают темпов бурения, однако работать они предпочитают сейчас на действующих промыслах, не вводя в эксплуатацию новые залежи и тем более не затевая разработки трудноизвлекаемых, а следовательно дорогостоящих, запасов. Усиленно и не всегда рационально эксплуатируются давно введенные в строй промыслы, что повлечет за собой быстрое истощение месторождений.

Новые проекты, где срок окупаемости наступит не ранее 10–15 лет с начала инвестиций, практически не двигаются с места. Господствующий принцип — быстро взять по максимуму все, что можно, с тех залежей, которые еще способны давать нефть без особых дополнительных затрат, и наплевать на будущее, тем более что период низких мировых цен, судя по всему, наступил на долгие годы.

Опустошение старых запасов в недрах и отказ от разведки и разработки новых месторождений — бомба замедленного действия. Рост добычи российской нефти в этих условиях носит временный характер. Начало спада можно ожидать с конца этого года — начала следующего, и спад этот будет стремительным. Не исключено, что предупреждение нефтяников о том, что к 2035 году добыча в стране может сократиться с прошлогодних 534 млн тонн до 297 млн тонн, окажется не просто попыткой выбить новые налоговые льготы, а реалистичным прогнозом.

Но самую большую тревогу вызывает не перспектива потери Россией ее роли на мировом нефтяном рынке, а явная неготовность руководства страны к структурным реформам экономики в интересах ее диверсификации.

Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 20 января 2016 > № 1633906 Михаил Крутихин


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 9 декабря 2015 > № 1576182 Михаил Крутихин

Россия и Запад: политика эпохи дешевой нефти

Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy

Хорошие отношения с западными странами нужны для изменения российской экономической модели

За последний месяц я много путешествовал, довелось выступать в Государственном департаменте США, Гарварде, немецком Бундестаге, встречаться с чиновниками, менеджерами, учеными и журналистами. Все, кого я встречал, пытаются понять, как им относиться к России, которая, при всем огромном потенциале рынка, из-за политической непредсказуемости превратилась в минное поле для инвестора.

При этом можно услышать оптимистические заявления. «Мы запустили сельскохозяйственный бизнес на Дальнем Востоке», «Мы ищем новые добычные проекты в Западной Сибири», «Мы хотим ворваться в нефтехимическую отрасль России» — лишь некоторые из них. Проблемы с коррупцией и откатами? «Мы научились жить в таких условиях, взгляните на африканские страны, где мы продолжаем работать». Господство неэффективных госкорпораций? «Это ничего по сравнению с Саудовской Аравией или Катаром». «Да, низкий уровень защиты инвестиций остается большой проблемой, но правильные связи могут серьезно помочь». Санкции? «Они затрудняют долгосрочное финансирование, но и с этим можно жить».

Итак, business as usual?

И да и нет. Любой бизнесмен с российским опытом признает, что политические события в самой России и за ее пределами создают реальные проблемы. Нынешняя система власти не стимулирует развитие открытой рыночной экономики, которой нужна демократия. Возвращение к риторике холодной войны и военные операции за границей не упрощают ситуации. Бывшие союзники становятся врагами буквально за ночь, политические конфликты накладываются друг на друга. «Когда ваше правительство отказывается говорить с моим правительством, какой прок в бизнес-конференциях?» — говорили мне.

Некоторые европейские страны, зависимые от российских поставок энергоресурсов, пытаются уберечь отношения с Москвой от политических проблем. До поры до времени помогала политика «шредеризации» — культивирования и поддержки друзей на Западе. Но теперь, в ситуации избытка углеводородов на мировом рынке, легкого доступа к дешевой нефти и сжиженному газу, зависимость Европы от России быстро слабеет.

Нефть в России становится все труднее добывать. В случае с трудноизвлекаемыми запасами нужно инвестировать около $80 в производство одного барреля нефти на суше или почти $150, чтобы извлечь его из арктического шельфа. Низкие цены лишают подобные планы перспектив, компании теперь не хотят начинать проекты со сроком окупаемости три года или более. «Газпром» пробурил так много скважин, что может добавить еще одну Европу в число своих клиентов — вот только где взять такую вторую Европу, способную купить и потребить все эти излишки газа? Забудьте оптимистические ожидания по поводу Китая, который не нуждается в большом объеме российского газа, забудьте российские проекты в сфере СПГ, которые не могут конкурировать с поставками сжиженного газа из Катара, Австралии, Африки и Северной Америки.

Сокращение нефтегазовых рынков подрывает основу российской экономики и сокращает приток средств в федеральный бюджет. Казалось бы, самое время искать другую парадигму экономического развития, не основанную на экспорте природных ресурсов.

Именно в этом повороте могли бы помочь промышленно развитые и постиндустриальные страны с их огромными финансовыми ресурсами, передовыми технологиями и эффективными методами управления. Российский рынок все еще является огромным соблазном для западного бизнеса, но могут ли инвесторы игнорировать политические риски и все более решительный курс Москвы на самоизоляцию? Получит ли Россия западную помощь в строительстве новой экономической модели?

Проект «Северный поток-2» — хороший пример этой дилеммы.

Солидные западные компании ищут в проекте газопровода через Балтийское море возможность для крупных инвестиций. Укрепление энергетической инфраструктуры выгодно Европе, тем более что «Газпром» обещает новые привлекательные условия. Существует, однако, загвоздка: перенаправление российского экспорта газа со старых маршрутов в сторону Балтийского моря будет иметь драматические последствия для «больной страны» Европы — Украины. Европейская комиссия сейчас спорит об этом с некоторыми восточными членами ЕС. Это открытая конфронтация между коммерческими интересами и политикой, и исход далеко не ясен. Европейская комиссия, очевидно, постарается разрешить конфликт, и в долгосрочной перспективе бизнес может стать победителем.

Вряд ли стоит рассматривать каждый крупный западный проект в России или с российским участием как поле боя политических и коммерческих мотивов. Американские и европейские компании по-прежнему считают Россию золотым дном. Их боссы готовы бросить вызов политикам и развивать отношения с российскими коллегами, игнорируя сомнительную репутацию Кремля. Это упрощает задачу нового сближения России и Запада, но важно, чтобы Кремль отказался от строительства отношений с западными странами в духе холодной войны.

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 9 декабря 2015 > № 1576182 Михаил Крутихин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter