Всего новостей: 2524428, выбрано 3 за 0.034 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Корчевой Евгений в отраслях: Агропромвсе
Корчевой Евгений в отраслях: Агропромвсе
Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 марта 2016 > № 1698808 Евгений Корчевой

Комментарий. Евгений Корчевой: «Россия не собирается превращаться в свалку».

В последнее время в СМИ неоднократно проходила информация о том, что введение утилизационного сбора на сельхозтехнику приведет к её удорожанию и как следствие к снижению продаж. За разъяснениями мы обратились к директору российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Евгению КОРЧЕВОМУ. Многих членов ассоциации введение утилизационного сбора также коснулось. Однако в «Росагромаш» не видят проблем с введением этого сбора — напротив, считают, что утилизационный сбор позволит не только успешно бороться со старой сельхозтехникой, но и поддержать предприятия, которые производят сельхозтехнику в России по полному циклу.

— Кто является плетельщиком утилизационного сбора?

— Бытует заблуждение, что плательщиками утилизационного сбора являются сельхозпроизводители, и что им придется больше платить за ту технику, которая уже у них имеется.

В Постановлении Правительства России от 06.02.2016 г. № 81 «Об утилизационном сборе в отношении самоходных машин и (или) прицепов к ним и о внесении изменений к некоторые акты Правительства Российской Федерации» четко указано кто является плательщиком утилизационного сбора. Так как данный сбор введен с середины февраля 2016 года, его оплачивают только импортеры, компании, которые завозят зарубежную технику – самоходные машины на территорию Российской Федерации.

Кроме импортеров утилизационный сбор оплачивают те российские производители, которые производят сельскохозяйственную технику, указанную в перечне Постановления Правительства.

Утилизационный сбор не распространяется на перепродажу машин внутри рынка. То есть, если один сельхозпроизводитель решил продать бывшую в эксплуатации машину другому сельхозпроизводителю, и ранее утилизационный сбор в предыдущие годы не был уплачен, требований к уплате утилизационного сбора к ним не будет. То есть, те машины, которые сегодня имеются у сельхозпроизводителя, утилизационным сбором облагаться не будут.

Утилизационный сбор оплачивают только импортеры и производители сельхозтехники на машины, которые были произведены после 10 февраля 2016 года.

Утилизационный сбор не распространяется на навесную и прицепную сельхозтехнику – сеялки, бороны, культиваторы и другие виды техники. Он распространяется исключительно на самоходные машины – это тракторы, зерноуборочные комбайны, универсальные самоходные машины, самоходные опрыскиватели, а также прицепы тракторные. При этом ряд самоходной техники, например, свеклоуборочные комбайны, не облагаются утилизационным сбором. Или, полуприцепы, которые имеют одну ось, в соответствии с разъяснением Минпромторга России, не облагаются утилизационным сбором.

— Для чего вводили утилизационный сбор? Зачем он нужен?

— Вводить утилизационный сбор нужно было обязательно, потому что у нас огромный поток бывшей в эксплуатации сельхозтехники из ЕС и третьих стран. Этот поток связан с тем, что в Европе часто повышаются экологические требования к сельхозмашинам. Соответственно к технике старой в этих странах применяется очень высокий налог. И содержание этих машин становится невыгодным.

Что делать с этой техникой? Есть два способа. Первый – утилизировать, что тоже стоит больших денег. Второй – продать на экспорт. Последний способ более выгоден, чем утилизация внутри страны, потому что за утилизацию они должны будут платить, а за продажу, напротив, получат реальные деньги.

Этот вал б.у. техники с годами рос (ежегодно в Россию ввозилось более 2 тысяч сельхозтракторов со старыми экологическими требованиями), и привел бы к тому, что через пять лет мы были бы завалены сельскохозяйственным хламом.

Россия не собирается превращаться в свалку. Да, у нас большие территории, но это не значит, что мы должны захламлять свою страну, превращать ее в свалку бывшей в эксплуатации сельхозтехники.

В тоже время сельхозпроизводители, которые покупают импортную б.у. сельхозтехнику несут материальные потери вдвойне. Во-первых, они переплачивают, когда покупают такую машину. Во-вторых, обслуживание этой машины стоит огромных денег. В итоге за пять лет эксплуатации такой техники сельхозпроизводитель переплачивает в два-три раза больше, чем, если бы он приобрел новую сельхозмашину. И в 10 раз переплачивает – если бы приобрел машину российского производства.

Поэтому альтернативы утилизационному сбору нет. Другим способом поток устаревших машин из ЕС и других стран не остановить.

— Как введение утилизационного сбора отразится на ценах на сельхозтехнику?

— По оценке Ассоциации «Росагромаш» средняя ставка утилизационного сбора для новых машин составляет от 3 до 10 процентов от стоимости техники. Это достаточно большая сумма. Но импортеры имеют огромную маржу, когда реализуют бывшую в эксплуатации машину в России. Например, наценка дилера по иностранной технике составляет от 30 до 45%.

Нам кажется, что у импортеров самоходной техники есть огромная возможность за счет уменьшения собственной маржи заложить стоимость утилизации в эту маржу. Да, их доходы чуть снизятся. Они должны понимать, что утилизация старой техники внутри страны будет стоить каких-то денег, и если государство берет на себя эту функцию, то за это нужно платить.

У импортеров есть возможность не повышать стоимость машины благодаря введению утилизационного сбора. И если импортер увеличивает стоимость своей техники на величину утилизационного сбора, это значит, что он хочет сохранить свои 30-40 процентов, которые он зарабатывал ранее. В таком случае рынок должен определить, будут покупаться такие машины или нет. Выиграют те импортеры, которые смогут оптимизировать цену, и заложат утилизационный сбор в стоимость машины за счет снижения маржи.

Что касается российских производителей. В соответствии с Постановлением Правительства России №1432 они не имеют права повышать стоимость машин больше, чем на величину индекса цен производителей промышленной продукции – 6,2%, устанавливаемый Правительством. Это меньше, чем уровень инфляции.

Некоторые члены Ассоциации «Росагромаш» приняли решение, что не будут вообще поднимать цены на свои машины, а часть из них поднимут на разрешенный государством уровень – 6,2%.

Мы чувствуем поддержку Правительства России, которое в этом году запланировало введение двух новых субсидий для производителей сельхозтехники (чтобы было выгодно внутри страны производить сельхозмашины). Это субсидии на компенсацию части затрат на содержание труда и на компенсацию затрат на рост электроэнергии.

Нам видится, что эти субсидии очень важны для отрасли, и когда они заработают, это позволит нам не повышать цены на свою продукцию.

— Звучат обвинения, что утилизационный сбор вводится в пользу крупных производителей сельхозтехники. Это так?

— Действительно, в соответствии с приказом Минпромторга, у так называемых крупнейших производителей появляется льгота по уплате утилизационного сбора. Не сразу, с момента выпуска машины, а по истечении квартала.

В соответствии с приказом Минпромторга России определены критерии, по которым министерство относит того или иного производителя к крупнейшим. Главное требование – не количество выпускаемой продукции, объем может составлять и одну единицу, а полный цикл производства на территории Российской Федерации. Данный факт говорит о том, что крупные, средние и малые производители сельхозтехники находятся в равных условиях.

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 марта 2016 > № 1698808 Евгений Корчевой


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 10 декабря 2014 > № 1243824 Евгений Корчевой

Комментарий. Евгений Корчевой, директор Росагромаша: без новых машин на рынке не выжить.

У «Крестьянских ведомостей» с Российской ассоциацией производителей сельхозтехники давние связи. Мы попросили директора Росагромаша Евгения Корчевого прокомментировать ежегодное послание Президента РФ Федеральному Собранию и заодно ответить на ряд злободневных вопросов.

– Росагромаш поддерживает заявление Владимира Путина о необходимости при обновлении сельского хозяйства ориентироваться на отечественных производителей, – подчеркнул Евгений Корчевой. – Мы рассчитываем, что этот сигнал будет воспринят ответственными министерствами как поручение и они изменят существующую политику в отношении мер поддержки производства и реализации сельхозтехники. При этом необходимо внести изменения в конкретные документы, действующие сегодня на федеральном уровне и в субъектах федерации. Отмечу, сельхозпроизводители давно уже голосуют рублем в пользу отечественной сельхозтехники. Так, российскими компаниями в январе-октябре было реализовано продукции на 15,4 процентов больше (31,8 млрд. руб.), чем за аналогичный период 2013 года (27,5 млрд. рублей). При этом импорт сельхозтехники сократился на 14%.

Кроме этого глава государства говорил о том, что в России есть компании, которые конкурентоспособны не только внутри страны, но и на международных рынках. Что они демонстрируют высокую эффективность, имеют экспортный потенциал, но при этом сталкиваются с нехваткой капитала, технологий, кадров, оборудования. Что необходимо максимально снять все эти проблемы. Данное высказывание напрямую относится к сельхозмашиностроению России. Поэтому Росагромаш в ближайшее время направит в Агентство стратегических инициатив предложение реализовать первый пилотный проект по поддержке несырьевых компаний России на примере предприятий сельхозмашиностроения.

– Евгений Анатольевич, украинский фактор сегодня для Старого и Нового света как красная тряпка для быка. В связи с санкциями Запада, назовите новые приоритеты Росагромаша, прозвучавшие на недавнем первом Российском агротехническом форуме, прокомментируйте выступления участников.

– Наши приоритеты неизменны: развитие производства сельхозтехники, чтобы Россия стала независимой в этом плане. Увеличить экспорт. В связи с этим важен государственный протекционизм на внешних рынках в виде госгарантий. Мы позитивно оцениваем решения правительства о введении эмбарго на продукты из некоторых стран. Давно надо было сделать. И не по политическим мотивам, а экономическим. В связи с этим увеличится спрос на современную технику. Мы готовы к этому. На агротехническом форуме представители законодательных и исполнительных органов власти регионов, руководители крупных предприятий, дилеры отметили значительный прогресс отечественного сельхозмашиностроения за последние пять лет.

– На агротехфоруме и.о. директора департамента научно-технологической политики и образования Минсельхоза РФ Павел Бурак заявил о недостаточной эффективности программы №1432, предусматривающей предоставление 15% скидки на отечественную сельхозтехнику. На сегодняшний день у нас освоено порядка 1,3 млрд. рублей из 1,9. Вы с этим согласны?

– Здесь мы несколько расходимся с чиновниками, которые оценивают программу по потраченным средствам (для ясности - сегодня уже освоено 1,6 млрд. рублей). Мы оцениваем по эффективности затрат. Программа привела к росту выпуска комбайнов на 30%, тракторов – на 50%. И главное: увеличились темпы обновления техники, она стала доступнее крестьянам. Отмена программы №1432 – это верный путь к развалу отечественного сельхозмашиностроения. Предложенный депутатами Госдумы проект субсидирования приобретения сельхозтехники, взамен постановления №1432, предусматривающего субсидирование производства, приведет к засилью зарубежной техники.

Представители заводов считают, если изменится порядок субсидирования, то резко повысится коррупционность, потому что деньги будут распределяться в субъектах федерации по своему усмотрению, среди крупных сельхозпроизводителей. Так директор компании «Промзапчасть» Сергей Воронин отметил, что постановление №1432 – это на сегодняшний момент единственная действующая программа, которая помогает именно небольшому бизнесу в сфере сельхозмашиностроения.

– Гендиректор ООО «Комбайновый завод «Ростсельмаш» Валерий Мальцев и директор ЗАО «Петербургский тракторный завод» Сергей Серебряков подчеркнули чудовищную закредитованность сельхозорганизаций и фермерских хозяйств, которая мешает приобретать им новую технику. А возросшие ставки банков – с 12 до 20% – и вовсе делают кредиты недоступными. Какие меры необходимо предпринять правительству для разруливания ситуации?

– Проблема с кредитами – макроэкономическая. Чтобы кредиты стали доступнее, ЦБ должен проводить другую политику. Кредиты должны быть доступными для бизнеса, для производства, а не для спекулянтов. Простой пример. Все знают о рынке «Форекс», где можно валюту купить. И если у меня есть 1000 рублей на этом рынке, то мне дают кредит 99 тыс. рублей – в 100 раз больше, чем у меня есть. Это для того, чтобы я покупал валюту, играл на рынке ценных бумаг, акции покупал. А если мы берем активы сельхозорганизации или фермерского хозяйства, то ему в лучшем случае дадут 70% кредита от стоимости имущества. Какая огромная разница – сколько кредита может получить спекулянт и сколько фермер-производитель! Надо менять финансовую политику, а влиять на нее может ЦБ.

Последние 10 лет субсидируют процентные ставки по кредитам. Сельскому хозяйству это чуть-чуть помогло. Но де-факто на этих субсидиях жируют банки! А какие громадные кредиты получили агрохолдинги и не возвращают их!? В то время как сельский бизнес, фермеры не могут получить ссуду на ростсельмашевский комбайн АКРОС-530 или петербургский трактор К-740. Печально, половина кредитов «крупняков» ушла на приобретение импортной техники, зачастую на 20-30-40% дороже рыночной цены. По сути, в эти кредиты часто закладывались откаты и по ним «крупняки» покупали себе «Мерседесы». А что там с долгом – их не волнует, обанкротят хозяйство.

Поддержка фермерских хозяйств в 20-30 раз меньше, чем агрохолдингов. Это несправедливо, поскольку КФХ и семейные животноводческие фермы повышают производство молока, в них растет число коров. В ЕС наоборот – субсидии агрохолдингам ограничены (не могут получить свыше 1 млн. евро), так как они имеют большие возможности для привлечения инвестиций, лоббистские ресурсы. А у нас наоборот: чем богаче – тем больше пирог из бюджета. А фермер вкалывает весь световой день, заботится о земле, развивает сельские территорию. Я не против агрохолдингов, но я за справедливую господдержку всех форм хозяйствования.

При существующем уровне процентных ставок в экономике отечественному сельхозмашиностроению очень тяжело конкурировать с импортом по цене. Вопросы государственной поддержки отрасли являются критически важными в настоящий момент.

– А если выдавать кредиты напрямую крестьянам, о чем постоянно требуют фермеры на своих съездах АККОР?

– Это было бы верным решением. Сельхозпроизводителей можно обеспечить дешевыми кредитами. Нужна только политическая воля.

– Раз уж коснулись темы фермерства, то продолжу. На международной выставке «Агросалон» два самых заметных лоббистских лидера среди ассоциаций АПК – президент Росагромаша Константин Бабкин и президент АККОР Владимир Плотников подписали соглашение о сотрудничестве. Какую цель преследовали?

– Для сельхозмашиностроителей подружиться со своими потребителями – хороший шанс укреплять свои позиции на российском агротехническом рынке, который уже давно стал лакомым кусочком для зарубежных производителей тракторов, комбайнов. Для фермеров прямой контакт с производителями техники, которая сегодня совсем не дешева, такое сотрудничество может приносить реальную отдачу буквально на каждой покупке. Совместными усилиями станет возможным добиться увеличения господдержки технологического обновления фермерского сектора, который из года в год показывает положительную динамику.

– В июле в штате Канзас довелось побывать на съезде дилеров известной американской компании Great Plains (сеялки точного высева, дискаторы, глубокорыхлители и др.). Владелец компании г-н Рой Апплекуист в интервью автору строк сообщил, что «в этом году экспорт нашей продукции в Россию увеличится порядка на 10%». Что необходимо предпринять для усиления конкурентоспособности российской сельхозтехники?

– Новые машины разрабатывать. Пример: зерноуборочный комбайн RSM 161. Это первый комбайн новой глобальной платформы Ростсельмаша. В ближайшие десять лет компания планирует создать не менее десяти машин. Это и традиционные одно- и двухбарабанные, и роторные, и гибридные комбайны различной производительности. Это новая эпоха в производстве зерноуборочных машин. Машина шестого класса, но по показателям эффективности она соответствует технике седьмого.

Петербургский завод на Агросалоне представил обновленный трактор К-704 с новым мощным двигателем, повышенной обзорностью и комфортностью кабины, с расширенным агрегатированием. На подходе новый трактор, про который не говорят еще, но скоро услышим. «Интех» впервые показал высокопроизводительный разбрасыватель органических удобрений, «Пегас-Агро» продемонстрировал новый опрыскиватель, у которого 15 назначений… Заводы поняли, что без новых машин на рынке не выжить.

– Осенью был в известном ООО «Лебедянское» Липецкой области. В хозяйстве сплошь импортные трактора и комбайны со всего мира. Глава г-н Дьяченков сетовал: «Вдруг с запчастями проблемы возникнут: что тогда делать! Ведь сервисные центры не развиты. Из-за океана, к примеру, запчасти идут не один месяц». Основательна ли тревога хозяйственника?

– Советую покупать отечественную технику. Она приспособлена к российским климатическим условиям. Количество сервисных точек увеличилось. Мы изучили и переняли западные технологии сервиса: электронные каталоги запчастей, склады у дилеров…И сейчас передовые российские компании по качеству сервиса не отличаются от западных.

– Ослабление российского рубля повлекло изменения на рынке сельхозтехники?

– Сегодня импортная техника становится все менее конкурентоспособной по цене, чего не скажешь о машинах тех российских производителей, которые не закупают импортные комплектующие и не зависят от доллара. За счет привлекательной цены спрос на отечественную технику стремительно растет.

Падение курса рубля отражается на стоимости производства сельхозтехники: некоторые детали приобретаются за рубежом и расчет за них производится в иностранной валюте. Но если наша техника подорожает в среднем на 10%, то рост цен на импортные машины может возрасти в полтора раза. Поэтому продажи отечественной сельхозтехники стремительно растут.

Снижение покупательной способности аграриев не должно пугать производителей. Более того, основные покупатели техники — фермерские хозяйства по производству и обработке зерна – получили в 1,5 раза больше прибыли от экспорта своей продукции за счет роста курса доллара по отношению к рублю. Сегодня российская техника активно продается не только внутри страны, но и на зарубежных рынках, где также составляет хорошую конкуренцию импортной технике. Соответственно, необходимо наращивать экспортные поставки.

– Евгений Анатольевич, какие принципиальные решения приняты на Российском агротехфоруме?

– Увеличить объем субсидирования производителей сельхозтехники по постановлению № 1432 в 2015 году до 4,0 млрд. руб. и размер субсидии до 20%; включить экспортные продажи сельхозтехники в постановление № 1432. Органам АПК субъектов РФ предоставлять субсидии на приобретение исключительно российской сельхозтехники. Пересмотреть условия членства России в ВТО в части увеличения уровня господдержки сельского хозяйства и увеличения ставок импортных пошлин на сельхозтехнику за счет уменьшения пошлин на полуфабрикаты из металлов.

Предусмотреть в Федеральном законе «О промышленной политике в Российской Федерации» меры по обеспечению условий осуществления промышленной деятельности в России, конкурентных с условиями осуществления промышленной деятельности на территориях иностранных государств.

Ввести государственное софинансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и модернизации производства инновационных сельскохозяйственных машин. Ввести субсидирование доставки техники в Сибирский и Дальневосточный федеральные округа. Предусмотреть государственное финансирование переоснащения испытательных центров, ВУЗов.

Александр РЫБАКОВ – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 10 декабря 2014 > № 1243824 Евгений Корчевой


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 октября 2014 > № 1195888 Евгений Корчевой

Комментарий. Е. Корчевой. Субсидирование покупки техники – самая эффективная госпрограмма.

Сельхозмашиностроители в рамках Российского агротехнического форума обсудили потенциал аграрного сектора и механизмы повышения рентабельности отечественных сельхозпредприятий в условиях неравной конкуренции. Комментирует дискуссии на Форуме и ситуацию в отечественной отрасли производства машин и оборудования для АПК директор Российской ассоциации производителей сельхозтехники "Росагромаш" Евгений Корчевой.

Если говорить об антироссийских санкциях Запада, то мы пока не почувствовали никаких результатов – ни отрицательных, ни положительных – от их введения. Развитие аграрной отрасли косвенно связано с санкциями. Самая серьезная проблема сейчас – кредитование сельского хозяйства.

Наши клиенты, которые закупают сельхозтехнику, жалуются, что банки увеличили процентные ставки, ужесточили требования по залогам, а, зачастую, и вовсе отказывают в выдаче кредитов без объяснения причин. Сельское хозяйство – сезонный бизнес, для которого необходимо привлечение средств.

Рынок сельхозтехники в нынешнем сезоне подрос благодаря программе софинансирования.

Но рост произошел не потому, что клиенты себя хорошо чувствуют, а ввиду запуска госпрограммы субсидий. Формула такая: производство выросло, рынок вырос, импорт сократился. Больших катаклизмов мы не видим, но развитию сектора мешает наличие неопределенности. Производители остерегаются делать инвестиции, так как не понимают, что будет происходить с экономикой в следующем году.

Постановления правительства №1432 о предоставлении субсидий на возмещение части затрат на производство и реализацию сельскохозяйственной техники - это самая эффективная, на мой взгляд, госпрограмма – денег тратится очень мало, а эффект большой. Этот механизм уже привел к росту производства.

При этом субсидия "прозрачная" - вся информация размещается на сайте Минсельхоза, она полностью антикоррупционна, так как проводится в автоматическом режиме, чиновники не принимают ни одного решения субъективно: все основано на объективных критериях. Это единственная программа Минсельхоза, по которой субсидии выплачиваются не через субъекты федерации, тем самым, у регионов нет необходимости в софинансировании - федеральная программа доступна для всех территорий РФ.

Но, безусловно, там есть и недочеты, и уже три раза в это постановление вносились изменения и, скорее всего, они не последние. Но на сегодняшний день это реальный эффективно действующий механизм расходования средств, выгодный как производителям сельхозтехники, так и государству.

В регионы мы могли продавать технику, которая субсидируется, только по квотам. Они были жестко распределены и привязаны к объему производства на местах. Спрос на сельхозтехнику неравномерный. Не было механизма перераспределения квот, а сейчас он появился в постановлении.

Но, честно говоря, мы выступаем за то, чтобы со следующего года региональные квоты были полностью отменены, чтобы программа действовала исходя из реального спроса на продукцию. К примеру, в одном субъекте РФ сейчас идут большие инвестиции, и в последующие 2 - 3 года там фермеры и сельхозпроизводители приобретать технику не будут, а в других субъектах спрос, наоборот, повысится. Спланировать это невозможно. Будем обращаться в Правительство с просьбой либерализовать данный подход.

Кроме того Росагромаш уже подготовила предложения в Правительство РФ, профильные ведомства и в Госдуму по увеличению объема финансирования программы с 1,9 млрд до 4 млрд рублей с тем, чтобы объем предоставляемых субсидий мог также быть увеличен с 15 до 20%. Это связано с двумя причинами.

Во-первых, все больше заводов начинает участвовать в этой программе. Она работает полтора года – уже обкатаны механизмы, понятны алгоритмы работы госпрограммы. Даже те, кто не верил в ее эффективность, смогли убедиться в этом.

Во-вторых, отраслевые специалисты дают негативный прогноз на следующий год. Мы считаем, что сельхозпроизводители сократят производство техники на 15-20%. Поддержка в данном случае необходима, чтобы держать уровень производства этого года или, еще лучше, увеличить объемы.

Кстати, недавно подписанное соглашение о сотрудничестве Росагромаш с АККОР поможет в этом. Совместно проще бороться и за преодоление административных барьеров, на которые жалуются наши клиенты.

Например, многие недовольны чрезмерностью требований Минсельхоза, что тормозит процесс осваивания средств и реализации субсидий. Это связано с тем, что ежегодно производители должны подтверждать наличие производства, проходить переаккредитацию. Учитывая, что эта программа рассчитана до 2020 года, мы предлагаем для устранения бюрократических "заморочек" выдавать заключения сроком на 2-3 года.

Однако мы полагаем, что это второстепенные вопросы, безусловно, решаемые и обсуждаемые, заявил Евгений Корчевой.

Впрочем, не все участники обсуждения на Российском Агротехническом Форуме были полностью единодушны в оценке действенности программы государственного субсидирования продаж техники. Можно сказать, что разразилась нешуточная дискуссия между представителями государственной власти, сельхозмашиностроителями и участниками Форума о необходимости пролонгации и увеличения субсидирования программы №1432.

Так, Павел Бурак, исполняющий обязанности директора Департамента научно-технологической политики и образования Министерства сельского хозяйства РФ, заявил о недостаточной эффективности данной программы «сегодняшний день у нас по освоению порядка 1,3 млрд. рублей из 1,9».

Все сельхозмашиностроители сошлись во мнении, что отмена программы №1432 – это верный путь к развалу отечественного сельхозмашиностроения. Предложенный депутатами Государственной Думы проект субсидирования приобретения сельхозтехники, взамен постановления №1432, предусматривающего субсидирование производства, приведет к засилью зарубежной техники на отечественном рынке и резкому скачку коррупции.

Валерий Мальцев, на примере компании «Ростсельмаш», рассказал об эффективности постановления Правительства №1432: «Если говорить в цифрах, 1 900 000 000 – это общий объем субсидий, заложенный на этот год; из них 1 235 000 000, согласно квотированию, может выбрать компания «Ростсельмаш». На сегодняшний день выбрано 1 105 000 000, из них на 853 000 000 документы уже сданы в Минсельхоз, и на 500 000 000 субсидии получены. Соответственно, за оставшиеся два месяца мы выберем дельту между 1 235 000 000 и 1 105 000 000. Эти 130 миллионов – это не проблема. Это полмесяца нам поработать. Поэтому я считаю, что субсидии эффективны. На примере нашей компании есть все доказательства в цифрах. Правда, существовали некие ограничения. Почему мы раньше не выбрали свой 1 235 000 000? Первое ограничение, как вы все прекрасно знаете, это было неверное, наверное, распределение субсидий по регионам. Когда такие регионы, как дальневосточные округа, получали страшные деньги, но при этом не отоваривали, не выбирали, а такая область, как Орел, по которой мы до сих пор не получили субсидии из-за того, что мы перерасходовали лимит Орловской области. Мы только одной компании «Авангард» поставили 100 комбайнов Torum. К сожалению, до сих пор субсидии не получили, потому что лимита не хватает этой области. На сегодняшний день принят механизм перераспределения оставшихся субсидий между областями, но это принято было, к сожалению, не быстро и не так своевременно».

Ну, и в заключение этих заметок вновь вернемся к комментарию директора Росагромаш.

Корчевой напомнил, что сегодня Россия импортирует сельскохозяйственную технику в 5 раз больше, чем экспортирует. Поэтому нужно создавать равные условия для производителей сельхозтехники, развивать собственные производства. Для этого у нас есть достаточное количество инженеров, рабочих, конструкторских центров, центров компетенции, производственных баз. Необходимо формировать условия, чтобы технику было выгодно производить здесь, а не "затаскивать" ее к нам.

Большую роль играет и макроэкономическая политика. Результат того, что экспорт многократно меньше импорта – то, что за 10 лет в 10 раз укрепился реальный курс рубля по отношению к доллару с учетом инфляции. За счет только "рублевых" подвижек нам стало в 10 раз тяжелее работать. Нам в 10 раз не выгоднее стало экспортировать.

Еще одна важная сфера для современного состояния сельскохозяйственного машиностроения – это НИОКР и подготовка кадров.

НИОКР – во всем мире рискованная сфера. Ее надо поддерживать всеми возможными способами. Те инструменты, которые есть, необходимо развивать – увеличивать финансирование, количество проектов. Проблему кадров заводы решают самостоятельно – инвестируют в подготовку высококвалифицированных специалистов. Нам кажется, что это совместная задача бизнеса и государства. Необходимо, чтобы появились инструменты софинансирования программ, которые реализуют наши заводы. Государство должно взять хотя бы 50% таких расходов, поскольку это вклад в образование, в новые рабочие места.

Собственно, в констатации всего, что было сказано выше и есть своего рода итог прошедшего Агротехнического Форума.

Резюмируя точки зрения экспертов и специалистов отрасли, можно сделать вывод о единодушной поддержке постановления Правительства №1432. Выражена озабоченность по поводу финансовой ситуации в сельском секторе в 2015 году. Четко прозвучало, что российские заводы сейчас включают в свою стратегию вопросы не только развития и увеличения поставок на внутреннем рынке, но и экспорта, за счет которого можно поднять конкурентоспособность отраслевых предприятий, сказал, завершая комментарий, Евгений Корчевой.

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 октября 2014 > № 1195888 Евгений Корчевой


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter