Всего новостей: 2525915, выбрано 4 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лысенко Владислав в отраслях: Финансы, банкивсе
Лысенко Владислав в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2017 > № 2271066 Владислав Лысенко

Долг за связь: почему абоненты сталкиваются с коллекторами?

Владислав Лысенко

директор коллекторского агентства «ЦЗ Инвест», член Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА)

Что делать, если вам звонит коллектор из-за долгов за услуги телеком-оператора или интернет-провайдера?

Одна из наиболее конфликтных категорий должников коллекторских агентств — это абоненты сотовых и телеком-операторов, а также интернет-провайдеров. В общении с кол-центром они уверяют, что никакого долга за ними нет, отказываются сотрудничать и активно пишут жалобы на коллекторов в СМИ, на форумах и в соцсетях. Почему такую бурную реакцию вызывают именно долги за связь, чаще всего копеечные? Потому что они самые неожиданные для потребителей и звонки взыскателей часто кажутся абонентам мошенничеством.

Забыт, но не прощен

Вряд ли недобросовестный заемщик ипотеки или крупного потребительского кредита забудет о своем тяжком бремени. А вот неоплаченный в далеком прошлом роуминг или месячный платеж за интернет быстро вылетают из памяти. В отличие от бдительных сотрудников банков и МФО телеком-операторы и провайдеры услуг редко напоминают о старых долгах — их слишком много, суммы мелкие, и тратить усилия на информирование должников зачастую невыгодно. Поэтому звонок или письмо от коллекторского агентства (иногда через 3-5 лет после образования просрочки) вызывает возмущение должника — а где вы были раньше и почему я первый раз об этом слышу?

При этом распространенный среди должников миф про трехлетнюю исковую давность не соответствует действительности. Договор с оператором может быть заключен хоть 10 лет назад и столько же лет уже не использоваться вами, но если он не был расторгнут и по нему начисляются пени, то ваш долг вполне свеж и молод. Кроме того, исковая давность высчитывается с момента письменного уведомления кредитора о просрочке, а не с момента ее возникновения.

Более того, долг может переходить по наследству родственникам умершего абонента, что вызывает у юридически неграмотных граждан особенно бурную реакцию. Если наследники не потрудились переоформить или закрыть договор, к ним на вполне законных основаниях могут обратиться коллекторы, даже если должник умер уже несколько лет назад.

Мелкая неприятность

Крупная задолженность за пользование сотовым телефоном или услугами интернета в практике взыскателей — редкость. Услуги связи нечасто предоставляются в кредит, в основном по предоплате. Средний чек должника этой категории обычно не превышает 500-1000 рублей. Естественно, коллекторы не выкупают такие долги штучно: провайдеры услуг (тот же «Ростелеком») накапливают их годами, после чего избавляются оптом. Именно такие долги удобно оплачивать через онлайн-сервисы, которые есть на сайтах многих коллекторских агентств — ради небольшого долга не придется идти к банкомату или в банк.

Вот несколько самых распространенных причин образования задолженности такого рода.

Забытая SIM-карта. Абонент давно ею не пользуется, но договор не расторгнут. Тариф предполагает регулярное списание фиксированного платежа за услугу или пользование мобильной связи в кредит.

Неоплаченная аренда оборудования для пользования интернетом или ТВ. Пользователь перешел на обслуживание к другому провайдеру, закрыл платежи за интернет, но не расторг договор, предполагающий регулярную оплату за эксплуатацию модема.

Нерасторопность поставщика услуги в оформлении платежек. Клиент расторг договор, но провайдер на момент расторжения контракта не выставил счет за последний период. Такие ситуации характерны для услуг по предоставлению интернета.

Нелюбовь операторов и провайдеров к напоминанию забывчивым абонентам об их старых долгах в ближайшее время должна уйти в прошлое. С 1 января 2017 года вступил в силу 230-ФЗ о защите прав должников, согласно статье 9 п.1 которого кредитор обязан уведомить должника о передаче долга сторонней организации в течении 30 рабочих дней с даты привлечения такой организации к взысканию. Кредитором в данном случае является поставщик услуги, так как у абонента образовался долг. Поэтому для абонентов звонки коллекторов уже не будут громом среди ясного неба. Правда, обратной силы эта норма закона не имеет, и если продажа долга была осуществлена до 1 января 2017 года, извещения об этом должник не получит.

Советы и предостережения

Не стоит считать, что ради долга в несколько сотен рублей коллектор поленится обратиться в суд. Это действие в коллекторских агентствах поставлено на поток вне зависимости от суммы задолженности. И выигрывают они тоже массово — отказать истцу в удовлетворении такого иска судья может лишь в случае неверно оформленного договора с должником или при отсутствии юридических предпосылок к взысканию долга. Так как все обязательные платежи абонентов сотовой и интернет-связи четко прописаны в контрактах, дело решится в пользу взыскателя. И тогда должнику придется не только оплатить сумму долга, но и пообщаться с судебными приставами, которые имеют в своем арсенале право напрямую списать долг с его банковской карточки или арестовать счета, не выпустить должника за границу и т. п.

Если у вас все-таки остаются сомнения в полномочиях коллекторского агентства, которое к вам обращается, изучите положения 230-ФЗ «О защите прав физлиц при взыскании»:

Коллектор обязан представиться: сообщить свое ФИО и полное название организации, которую он представляет.

Коллектор не может проводить переговоры с должником чаще 1 раза в сутки, 2 раз в неделю и 8 раз в месяц. Судебная практика уже показала, что засчитывается не сам факт звонка, но полноценные переговоры — представление кредитора, информация о происхождении задолженности, ответ должника.

Зная название компании, легко проверить легальность ее действий. Все лицензированные взыскатели находятся в реестре Федеральной службы судебных приставов (ФССП), с которым можно ознакомиться на сайте ведомства

Если вы не нашли коллектора в «белом списке», не поленитесь написать жалобу в ФССП или Национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств (НАПКА). Формы для жалоб можно найти у них на сайте. Агентство, не входящее в госреестр, занимается незаконным взысканием и возвращать ему долг не надо.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 августа 2017 > № 2271066 Владислав Лысенко


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241148 Владислав Лысенко

Карта просрочки: беспроцентные кредиты могут пополнить ряды клиентов коллекторских агентств

Владислав Лысенко

директор коллекторского агентства «ЦЗ Инвест», член Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА)

В розничном кредитовании появился новый продукт, прибыль в котором полностью зависит от эффективности взыскания

Несколько месяцев назад банки порадовали клиентов принципиально новым продуктом — картами рассрочки. Ключевые слова для потребителей в нем «бесплатный» и «беспроцентный». Однако он предполагает высокие штрафы за просрочку платежей, и через 1-2 года ряды должников на коллекторском рынке могут увеличиться.

В последние годы темпы прироста долгового рынка снижались вместе с темпами розничного кредитования. Банки всерьез пересмотрели скоринговые модели, настроив их на качественного заемщика. Фаворитами в очереди претендентов на потребительский кредит или кредитную карту — самые демократичные в недалеком прошлом продукты — стали действующие клиенты с положительной кредитной историей. По итогам 2016 года прирост портфелей необеспеченных частных кредитов приблизился к нулю — в небольшой «плюс» розницу вытянула ипотека с господдержкой. Российский финансовый ретейл остепенился: портфели 2015-2016 годов — на порядок более качественные долги по сравнению с предыдущими годами, и стоимость цессии растет.

Однако несколько месяцев назад сразу два банка вывели на рынок новый продукт — карты рассрочки, предполагающие беспроцентное использование кредитных средств банка для покупок в магазинах-партнерах. Уже в нейминге обеих карт заложен глобальный месседж для клиента — это бесплатные деньги. Естественно, возникает вопрос, зачем это нужно самим банкам, прибыль которых формируется в данном случае исключительно за счет комиссий от партнерских организаций и платежных систем. И, безусловно, размер этой прибыли несопоставим с процентным доходом от классических кредитных карт.

Продажа высокорискованного продукта с минимальной комиссионной маржой со стороны банков — не акт благотворительности, а продуманный ход. Ведь бесплатно банковскими деньгами на картах клиент может пользоваться только в период рассрочки, то есть не больше года. В дальнейшем включается отлаженный механизм взимания штрафов за просроченные платежи, и здесь процентная ставка сопоставима с самыми дорогими кредитно-карточными тарифами — около 35-40% годовых. Помимо штрафов за просрочку в тарифных планах «бесплатных карт» можно найти и штраф за технический овердрафт, возникающий в случае перерасхода выделенного лимита средств.

На первом этапе раскрутки нового продукта скоринг у банков-эмитентов карт рассрочки с большой степенью вероятности настроен либерально по отношению к будущим держателям. С учетом ограниченных возможностей использования карты (только при покупках в партнерских торговых точках) привлечение максимального количества клиентов — неизбежная задача. Набрав первичный пул клиентов, банки, скорее всего, начнут увеличивать процент отказов по заявкам, сфокусировав внимание на уже привлеченных держателях и расширении лимитов по уже действующим картам.

В настоящий момент на рынке конкурируют только два продукта, но некоторые игроки уже заявили планы по выводу на рынок аналогичного предложения, и количество таких игроков, вероятнее всего, будет увеличиваться. Таким образом, уже через несколько лет коллекторам в работу перейдет принципиально новый по качеству кредитной массы долг — просроченная рассрочка.

Качество заемщика нового типа можно спрогнозировать на основе условий предоставления карт: паспорт и СНИЛС, минимальный стаж на последнем месте работы, широкий возрастной диапазон — от студентов до пенсионеров. «Рассрочники», вероятнее всего, будут платить на порядок хуже держателей кредитных карт, выданных в последние «строгие» годы, — платежная дисциплина в данном случае сопоставима с POS-кредитованием, по формату сделки максимально приближенному к картам рассрочки: быстрое одобрение кредита и покупка в партнерских торговых точках. В ассортимент товаров и услуг добавляются непривычные для классических POS-кредитов категории — продуктовые магазины, кофейни, онлайн-кассы.

Принципиальное отличие карт рассрочки от кредиток заключается в том, что маржинальность продукта для банка будет зависеть от эффективности взыскания. К этапу сбора долга нужно готовиться уже сейчас: как известно, новый закон «О защите прав физлиц при взыскании» 230-ФЗ разрешает ограниченное количество контактов с должником. Лимит писем, звонков и встреч возможно увеличить, заключив с заемщиком пакет дополнительных соглашений, где будет прописано разрешенное количество коммуникаций в случае несвоевременного погашения кредита.

А пока риторика рекламных кампаний «карт просрочки» призвана убедить будущего клиента, что предоставляемые деньги бесплатны и доступны. В прайс-листах ценников практически нет — и обслуживание карт, и стандартный, и перевыпуск, и услуги смс-информирования предоставляются free of charge.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241148 Владислав Лысенко


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 5 июля 2017 > № 2232889 Владислав Лысенко

Хорошо закредитованный заемщик

ВЛАДИСЛАВ ЛЫСЕНКО

директор коллекторского агентства «ЦЗ Инвест»

Как единый кредитный лимит для каждого заемщика повлияет на коллекторский рынок.

В кулуарах финансового рынка обсуждается новая инициатива ЦБ и Минфина – законодательно закрепленный единый кредитный лимит на каждого заемщика. Предполагается, что основой для расчета такого лимита станет долговая нагрузка заемщика – DTI (debt-to-income). Арифметика этого показателя отражает отношение годового дохода заемщика к общей сумме его кредитной нагрузки. К примеру, если человек в год зарабатывает 500 тысяч рублей, и в его долговой копилке лежит ипотека на 2 млн. рублей и потребительский кредит на 300 тысяч рублей, то DTI равен 2,3 млн/500 тыс. Х 100% = 460%.

Казалось бы, при чем здесь коллекторы? Лимит – банковская история, герои которой – заемщики и кредиторы. Но без участия коллекторских агентств в этой теме на практике никак не обойдется, и вопросов с точки зрения взыскания она вызывает много. Сейчас, на первом этапе разработки инициативы совершенно непонятно, как будет рассчитываться лимит с учетом уже имеющихся у частных лиц долгов. А для взыскания конфигурация такого механизма будет иметь принципиальное значение.

Судя по цитатам представителей финансовых властей, максимальное значение DTI на выходе не должно превышать 70%. И, на первый взгляд, это правильно. Но есть небольшой нюанс. Если за базу расчета единого лимита взять именно DTI, то, как уже показали вычисления выше, большинство ипотечников не смогут получить даже небольшую ссуду: их DTI до конца срока ипотечного кредита будет в разы превышать установленный законом порог. Из массы будущих заемщиков, вероятнее всего, автоматически выпадут и держатели крупных потребительских и автокредитов. Неудивительно, что кредиторы обратились в ЦБ с просьбой пересмотреть подход к формированию единого лимита. Они предлагают использовать не DTI, а PTI (pay-to-income) – отношение ежемесячного платежа к ежемесячному доходу. И если взять заемщика с описанными выше параметрами, то есть, зарплатой 42 тыс. рублей и кредитной нагрузкой около 25 тыс. рублей в месяц, то его PTI будет равен 25 тыс./42. тыс. Х 100%= 59,5%. Цифра почти критичная, но все же не настолько фатальная, как 460%.

Пока неясно, что мы увидим на бумаге. Хотя ответственные ведомства и заявляют, что сейчас идет сбор мнений участников рынка, на практике подготовки 230-ФЗ мы видим: в финальном тексте документа может мало что остаться от «гласа рынка». НАПКА, как основное профсообщество взыскателей, свое мнение по этой инициативе тоже пока еще не высказывала. А ведь обсуждаемый вопрос, мягко говоря, входит в зону нашей ответственности – что бы ни придумали законодатели делать с кредитными «тяжеловесами», взыскивать долги с них придется коллекторам.

Здесь мы подошли к самому интересному вопросу. Кредитный лимит собираются прописать для рынка, который за несколько десятилетий своего существования оброс заемщиками с хорошей и разной нагрузкой. Ссуды в банковских организациях и МФО имеет больше 20% населения, но о совокупном DTI и PTI судить сложно. Это сейчас темпы кредитования исчисляются единичными процентами, но в несколько лет назад кредиты и займы раздавались с удовольствием и без оглядки на кредитную историю, которая у начинающих заемщиков только начинала формироваться.

Что сделают законодатели с физлицами, у которых единый кредитный лимит уже сейчас в разы превышает установленное значение? Объявит долговую амнистию? Запретит взыскивать задолженность свыше максимального размера этого лимита? Звучит парадоксально, но в правовых реалиях нашего финансового рынка появление таких парадоксов исключать нельзя.

Кроме того, можно ли рассчитывать на жесткое соблюдение буквы закона кредиторами, особенно на первых порах? Ведь предполагается, что в расчете единого кредитного лимита будут учтены не только займы банков и МФО, но и все остальные категории долгов: штрафы ГИБДД, налоговые недоимки, неуплаченные алименты, задолженность по ЖКХ и услугам связи. Вряд ли можно ожидать, что за короткий срок ФНС, ФССП, бюро кредитных историй, банки и МФО смогут наладить бесперебойный обмен информацией. Поэтому на первом, установочном этапе использования единого лимита, «технический овердрафт» неизбежен.

И опять «вопрос с последней парты», от коллекторов - как быть с заемщиками, которым дали денег больше, чем положено? В пределах какой суммы будет разрешено будет взыскивать просроченный долг?

Эти вопросы пока риторические, но далеко не праздные. У отрасли уже сейчас достаточно проблем процедурного характера, возникших после вступления в силу 230-ФЗ, в котором, как предполагалось, тоже должны быть учтены мнения операторов рынка. Спустя полгода с начала действия закона профсообщество находится в постоянной переписке с Минюстом, ФССП, Роструда и другими ведомствами, пытаясь внести ясность в массу спорных моментов, начиная с количества разрешенных коммуникаций с клиентом и заканчивая трактовкой юридических терминов закона.

Прежде чем сажать потребителя на жесткую кредитную диету, стоит проконсультироваться с врачом, т.е. с теми, кто будет непосредственно иметь дело с последствиями этого нового рецепта по финансовому оздоровлению народных масс.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 5 июля 2017 > № 2232889 Владислав Лысенко


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 мая 2017 > № 2165337 Владислав Лысенко

Дайте жалобную книгу: у кого искать защиты от коллекторов?

Владислав Лысенко

директор коллекторского агентства «ЦЗ Инвест», член Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА)

В каких случаях действительно стоит подать официальную жалобу на коллектора и куда такие жалобы имеет смысл направить

Все слышали страшные истории о назойливом внимании коллекторов к должникам. Однако по статистике как официальных органов, так и НАПКА (Национальной ассоциации коллекторов) лишь менее 10% жалоб и обращений граждан становятся основанием для принятия каких-либо мер. Причин несколько: граждане часто жалуются не на тех, не туда, и не на то, что является нарушением.

Совет первый: немедленная идентификация

Каждый заемщик знает, что источником коммуникации по вопросу непогашенного долга может выступать не только коллекторское агентство. Должнику могут звонить (особенно на ранней стадии долга) из внутренней службы взыскания самого кредитора — банка или микрофинансовой организации. Однако часть жалоб от граждан поступает в формате «жалуюсь неизвестно на кого», или «жалуюсь на коллекторов вообще» (а каких именно? из какой организации?), а такие обращения, естественно, малоэффективны.

Поэтому первое, что необходимо сделать гражданину, получившему звонок взыскателя, — уточнить название компании, которую представляет человек на другом конце провода (по закону взыскатели обязаны представляться и не звонить со скрытых номеров, однако нарушения бывают). Если нет возможности узнать название организации — определите хотя бы номера, с которых поступают звонки и сообщения, их можно будет указать в жалобе.

Порядок подачи жалобы и ее рассмотрения будет отличаться в зависимости от того, к какому из этих трех рынков (банки, МФО, коллекторские агентства) относится «ваш» коллектор.

Совет второй: нелегалам — бой

Допустим, название компании-взыскателя у вас есть. Как понять — имеет ли она право вам звонить и на каких основаниях это делает? Многие граждане, не разобравшись, сразу начинают писать жалобы во все инстанции на незаконное взыскание.

«Черный» коллектор или «белый» — понять теперь очень легко. С 1 января 2017 года заниматься взысканием с физлиц имеют право только коллекторские агентства, вошедшие в госреестр. На сайте Федеральной службы судебных приставов в разделе Сервисы есть этот самый госреестр. В него на данный момент входят 116 коллекторских агентств — только они и являются легальными участниками рынка. Кстати, частные лица выступать взыскателями не могут. Звонить вам может только первоначальный кредитор-частное лицо (причем, если долг выше 50 000 рублей, то ограничение количества звонков и другие нормы 230-ФЗ распространяются и на него), продать ваш долг частнику он не может, только коллекторскому агентству в госреестре.

С нелегальными банками столкнуться трудно, а вот проблема нелегальных МФО по-прежнему имеет место, несмотря на контроль этого рынка со стороны Банка России. На сайте регулятора поиск по реестру не очень удобен, можно проверить вашего кредитора, например, по списку на портале Займ.ком. Кроме того, стоит иметь в виду, что по новому закону МФО не имеет право заниматься взысканием чужих долговых портфелей (раньше МФО могли действовать как коллекторские агентства), они могут взыскивать только собственные займы.

Контактировать с нелегальным МФО или коллекторским агентством нет смысла — можно сразу написать жалобу на незаконное взыскание. Это еще не значит, что вам не придется возвращать им долг (если он действительно есть). Если банк лишился лицензии, МФО, выдавшее заем, оказалось нелегальным, а коллекторское агентство не вошло или было исключено из реестра, суд все равно может признать вашу обязанность выплатить, по крайней мере, основное тело долга. Тем более, что долговой портфель со временем может быть продан новым владельцам.

Даже если взыскатель вполне легален, гражданам бывает трудно понять — почему по банковскому долгу (а тем более — по долгу оператору связи, ЖКХ или перед страховой компанией) к ним обращается какая-то неизвестная им компания — коллекторское агентство? Это тоже вызывает поток обращений и жалоб на незаконное взыскание. С 1 января, с момента вступления в силу нового закона 230-ФЗ «О защите прав физлиц при взыскании», все кредиторы (банки и МФО) обязаны информировать гражданина в случае, если их долг передается коллекторам. Однако на старые долги, переданные до 1 января, эта норма не распространяется.

Могу сказать твердо, что «белые» коллекторские агентства никогда не будут контактировать с гражданином без твердых на то юридических оснований, без кредитного договора и других данных, переданных от первоначального кредитора. Но если вы все-таки сомневаетесь — вы имеете право запросить коллекторское агентство предоставить подтверждение таких оснований (обычно это бывает официальное письмо, в котором указан номер договора цессии или агентирования, заключенного между взыскателем и кредитором, и данные вашего кредитного договора). В соответствии с новым законом, агентство обязано ответить вам в течение 30 дней, за нарушение предусмотрены штрафы. Если этого не произошло — это уже более чем надежное основание для жалобы.

Совет третий: самокритика не повредит

А вы уверены, что повод для жалобы вообще есть?

Положительным ответ на этот вопрос является в случае, если собеседник нецензурно выражается, повышает голос, угрожает физической расправой или порчей имущества, пытается вломиться в дом, преследует, разглашает ваши персональные данные и информацию о долге третьим лицам без вашего согласия.

Но часто должники выдают за «угрозы» и «запугивание» рутинное информирование о возможной передаче его дела в суд, начислениях штрафов или ухудшении кредитной истории. Подобные обращения нередки, но смысла не имеют — шанса на рассмотрение жалобы в вашу пользу нет, ведь взыскатель просто выполняет свою работу.

Стоит также помнить, что взыскатель имеет право прийти к вам домой или на работу, не согласовывая заранее время визита (это не является «преследованием»), но не имеет право войти в квартиру без вашего разрешения.

Кроме того, новый закон 230-ФЗ «О защите прав физлиц при взыскании» породил массу спорных поводов для жалоб, поскольку многие его нормы не конкретизированы.

В частности, никто до сих пор не понимает, как правильно толковать понятие «контакт», количество которых ограничено (1 раз в сутки, 2 в неделю, 8 в месяц). Большая часть штрафов, наложенных на коллекторов по новому закону, связана именно с этой статьей. Засчитывается ли контакт, если должник бросил трубку, не выслушав кредитора, или оборвалась связь? Нарушен ли закон, если должник представился не собой, а чужим именем и взыскатель считает, что поговорил с другим? Все эти нормы будут вырабатываться судебной практикой — коллекторские агентства планируют оспаривать слишком жесткие толкования закона вплоть до Верховного суда. Поэтому, наверное, имеет смысл все-таки 1 раз в сутки, 2 раза в неделю и 8 в месяц полноценно выслушать кредитора/взыскателя, не бросая трубок и дав обратную связь — планируете или не планируете платить, когда и почему. А вот если, несмотря на состоявшийся успешный контакт, попытки пообщаться с вами продолжаются, и явно зашкаливают за установленные законом нормы — это повод для жалобы.

Общение взыскателей с третьими лицами само по себе тоже не является незаконным. Они имеют право вежливо поинтересоваться у них вашим местонахождением или попросить связаться с компанией-кредитором, без разглашения подробностей о сумме долга и истории задолженности. Однако требуется ли на такое общение ваше согласие и их, и как это согласие или отсутствие несогласия должны быть выражены — на этот счет в законе три разные позиции, противоречащие друг другу. Поэтому опираться пока, в отсутствие судебной практики, приходится на здравый смысл — были корректны и не назойливы? лишних деталей не рассказывали? Считайте, что все нормально и не плодите бюрократию. Если количество звонков вашим знакомым и коллегам превышает разумные пределы (общение с третьими лицами законом количественно не ограничено), и ваша финансовая история рассказана во всех мыслимых подробностях — имеет смысл написать жалобу.

Совет четвертый: доказать, что «не верблюд»

Еще одна очень частая ситуация, которая вызывает вполне обоснованное возмущение граждан и порождает примерно 30% всех жалоб — это звонки по ошибочным номерам. К сожалению, новый закон не решил эту проблему, одинаково болезненную и для граждан, и для взыскателей.

Представьте, что ваш знакомый (коллега, «лучшая» подруга, сосед по подъезду) или вообще незнакомый человек при оформлении кредита или займа указал ваш телефон как свой контактный. К сожалению, кредиторы не всегда могут проверить такую информацию. Или вы купили сим-карту, которая раньше принадлежала должнику, переехали в его бывшую квартиру. Результат — вам названивают сотрудники коллекторского агентства, по сто раз выслушивают ваши все более эмоциональные объяснения, но номер из базы не удаляют.

Писать жалобу в такой ситуации не очень эффективно — не даст быстрого результата. При проверке выяснится, что коллекторское агентство имело право на звонки, так как контакт указан в договоре кредитования, и разбирательство затянется. Ругаться с операторами колл-центра тоже бессмысленно, как правило, они не имеют полномочий удалять контакты из базы, просто веря абоненту на слово — слишком часто настоящие должники говорят неправду. Проверить, кому принадлежит телефон, обратившись в органы власти или к операторам связи, кредиторы и коллекторы тоже не имеют права, закон не дает им доступа к такой информации.

Поэтому самый быстрый способ (хотя и не самый справедливый по отношению к пострадавшему гражданину) — уточнить у компании, какие документы могут подтвердить вашу непричастность к долгу. Например, справка от мобильного оператора, что этот номер теперь принадлежит вам и тому подобное. После предоставления документального подтверждения звонки прекращаются. Повторяю, это не очень справедливо по отношению к ни в чем не повинному человеку, которого и так замучили звонками. Ему приходится доказывать, что он «не верблюд» из-за недобросовестного должника и несовершенства законодательства, однако этот путь часто оказывается самым быстрым.

Совет пятый: не приукрашивать ситуацию, но показать факты

По итогам рассмотрения 3 700 обращений, поступивших с начала года в Федеральную службу судебных приставов (ФССП), которая отвечает с 1 января за коллекторский рынок, было выписано всего около 70 протоколов об административных нарушениях (в основном это штрафы коллекторским агентствам в госреестре, но досталось также одному банку и двум агентствам, занимавшимся взысканием нелегально).

Правоприменение нового закона 230-ФЗ «О защите прав физлиц при взыскании», за реализацию которого отвечает ФССП, только начинает вырабатываться. Поэтому каждую жалобу ФССП, которое имеет большой опыт работы с недобросовестными должниками, рассматривает крайне тщательно, проводя внеплановые проверки деятельности коллекторских агентств. Кроме того, по новому закону коллекторские агентства обязаны сохранять 100% всех записей переговоров и встреч с должником, и при разборе жалоб эти записи прослушиваются. И при этом часто оказывается, что факты, изложенные в жалобе, не соответствуют действительности.

Соблазн изложить ситуацию в несколько приукрашенном виде (должник с нимбом, коллектор с рогами, хвостом и пахнет серой) преследует многих недобросовестных заемщиков. В результате в СМИ часто попадают фейковые новости о коллекторах, которые взламывают квартиры знаменитостей, насилуют женщин и обижают детей. При ближайшем рассмотрении и при расследовании полиции часто оказывается, что «нападение» инсценировано (как это было с прошлогодним инцидентом в Искитиме), или гражданин имел дела с сомнительными личностями, которых позже назвал «коллекторами» для привлечения внимания прессы. Представители ФССП сейчас уже высказывают идеи о том, что коллекторским агентствам, пережившим проверку из-за неправомерной жалобы, стоит подавать в суд на такого гражданина, и эта практика, видимо, будет развиваться.

Поэтому, несмотря на шумиху в прессе, которая сейчас в большей степени поддерживает права должников, чем кредиторов, не стоит ожидать, что госорганы изначально отнесутся к коллекторам с презумпцией виновности. Запаситесь фактами — сделайте запись переговоров и встреч с взыскателем, скриншоты смс, фотографии поврежденного имущества и тому подобное.

Совет шестой: сначала пусть свои расстреляют

Наши граждане привыкли жаловаться в первую очередь в госорганы, поэтому на каждый «чих» пишут президенту, в Генпрокуратуру и прочие высшие эшелоны, получая в результате довольно формальные ответы и «отфутболивание» жалоб по инстанциям. Конечно, в самых тяжелых случаях без помощи госорганов никак не обойтись. Однако если речь идет не об угрозе жизни и здоровью, а о достаточно технических проблемах взаимодействия с взыскателями или мелком бытовом хамстве (все это вряд ли заинтересует силовые органы), лучше начать с внутренней службы контроля качества самого банка, МФО или коллекторского агентства. А если реакция не последует — обратиться к помощи профсообщества взыскателей.

У Ассоциации российских банков (АРБ) есть финансовый омбудсмен Павел Медведев, который принимает обращения граждан по различным конфликтным вопросам, связанным с банками, в том числе взысканием долгов. Он специализируется в основном на помощи с реструктуризацией долгов и неправильно начисленными штрафами и пени.

По закону все МФО обязаны входить в одну из трех саморегулируемых организаций: СРО «МиР», СРО МФО «Единство» и Союз «Микрофинансовых альянс». Все они так или иначе работают с обращениями граждан (наиболее активно СРО «МиР»). Обращение в СРО может помочь, если речь идет об их участниках, списки которых можно найти на сайтах СРО, там же есть и формы для подачи жалобы. Хотя, к сожалению, не все МФО одинаково лояльно реагируют на требования со стороны своих «саморегуляторов».

Если некорректный звонок вы получили от коллекторского агентства, начать стоит с Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА). У них на сайте есть сервис «Добро пожаловаться». Это негосударственная организация, что-то вроде профсоюза взыскателей, которая объединяет не весь коллекторский рынок, но самые крупные компании (около 45 из 120 вошедших в госреестр). Во-первых, они отвечают очень быстро — в течение 1-4 дней, гораздо быстрее, чем все госорганы. Во-вторых, в некоторых случаях, когда закон формально не нарушен, но ситуация неправильная, они все равно ее решают. В третьих, они могут помочь быстро идентифицировать, от кого поступают звонки, если у гражданина нет никакой информации, кроме номера телефона, с которого его «долбит» автоинформатор. При подаче жалобы есть возможность приложить файл с записью переговоров, фотографии или другие документы.

Кто-то скажет, что это система «пчелы против меда», но это скорее «хорошие пчелы против плохих пчел», и она-таки помогает в 80% случаев.

Совет седьмой: за тяжелой артиллерией — в органы

Когда ничего не помогает, но вы уверены в своей правоте, настала пора обратиться к регуляторам рынка взыскания. Если это банк или МФО, то жалобу нужно отправлять в Банк России, то есть регулятору банковской отрасли и сферы микрозаймов. На его сайте есть интернет-приемная.

Если коллекторское агентство, на которое вы хотите пожаловаться, очевидно, не входит в НАПКА (список компаний-членов есть на сайте Ассоциации), или ответ НАПКА вас не удовлетворяет — вам прямая дорога к регулятору коллекторского рынка, в Федеральную службу судебных приставов (ФСПП), на сайте которой также есть интернет-приемная и даже работает горячая линия. Они отвечают за соблюдение закона 230-ФЗ «О защите прав физлиц при взыскании», принимают жалобы на всех взыскателей как вошедших в госреестр, так и не вошедших. В настоящее время Банк России и ФССП ведут активные переговоры о том, как наладить совместную работу по жалобам граждан и обмен информацией.

Бывает, что поведение «квазиколлекторов», как их назвал президент, находится так далеко за гранью разумного, что у должника есть основания беспокоиться за свою безопасность. Когда речь идет об открытых угрозах, порче имущества или нанесении иного ущерба, необходимо обратиться в полицию. Если полиция должным образом не среагировала на обращение, оформите обращение в интернет-приемную Генпрокуратуры РФ.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 мая 2017 > № 2165337 Владислав Лысенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter