Всего новостей: 2528159, выбрано 14 за 0.025 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Медведев Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиТаможняЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромРыбаМедицинавсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 февраля 2018 > № 2500543 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Россия 24».

Председатель Правительства ответил на вопросы телеведущей Марии Бондаревой.

Из стенограммы:

М.Бондарева: Дмитрий Анатольевич, приветствую Вас здесь, в нашей студии. Спасибо, что пришли.

Д.Медведев: Добрый день.

М.Бондарева: Первый вопрос, естественно, связан с Вашим только что закончившимся выступлением. Там получилась полемика между органами федеральной власти, региональной власти и бизнесом. На Ваш взгляд, в чём суть полемики?

Д.Медведев: Такие форумы и такая пленарная дискуссия, которая была, – я вижу их смысл именно в том, что различные слои нашего общества (это и бизнес, и эксперты, и представители власти) могут свободно обмениваться мнениями по самым актуальным вопросам. И поэтому инвестиционный форум, который проходит в Сочи, регулярно проходит, каждый год, с участием практически всех регионов нашей страны, – тоже затрагивает самые актуальные темы. Это было и сегодня. Там звучали разные предложения…

М.Бондарева: Очень жаркие иногда дискуссии.

Д.Медведев: Это нормально, иначе было бы скучно. Знаете, самое страшное, когда на таких мероприятиях хочется спать. А сегодня аудитория была достаточно активна, было подчас даже весело…

М.Бондарева: Чехова цитировали.

Д.Медведев: Чехова я цитировал, это мой любимый писатель. Есть целый ряд идей – и в этом, мне кажется, ценность форума, – которые, например, родились на прошлом форуме, а в этом году уже начали действовать как реально отработанные проекты. Я в своём выступлении сказал о том, что создана фабрика проектного финансирования, а идея впервые прозвучала год назад на этом же сочинском форуме. В результате подготовлена нормативная база, правила выдачи специальных субсидий, для того чтобы в дальнейшем направлять их на подобного рода крупные проекты. И сегодня же наши крупнейшие банки подписали соглашение о софинансировании, об участии в фабрике этих проектов. Соглашение подписали Внешэкономбанк, Газпромбанк, ВТБ и Сбербанк, а это наши крупнейшие финансовые институты. Это означает, что фабрика проектного финансирования состоялась. Деньги будут идти в развитие наиболее важных проектов в сфере промышленности, сельского хозяйства, которые будут проходить необходимый отбор и финансироваться на приемлемых условиях.

Если говорить о каких-то других – актуальных, но в то же время не до конца согласованных вопросах… Я только что заходил на круглый стол, там идёт жаркая дискуссия по поводу так называемой инфраструктурной ипотеки.

М.Бондарева: Мы с Антоном Германовичем Силуановым тоже затрагивали такой новый институт. Очень интересно было бы понять, что он собой представляет.

Д.Медведев: Инфраструктурная ипотека – это возможность получить деньги на разумных условиях, то есть по достаточно низкой ставке на продолжительный срок для развития инфраструктуры нашей страны.

Я, выступая там, сказал одну вещь, хочу её повторить. Вопрос инфраструктуры для России – это вопрос, по сути, сохранения единого государства. Какое-то маленькое государство в сердце Европы может особенно и не заниматься инфраструктурой: всё равно там всё само по себе будет развиваться. А мы должны вкладывать в инфраструктуру огромные деньги – миллиарды, триллионы, по сути, рублей – и в железную дорогу, и в автодороги, и, естественно, в развитие аэропортового хозяйства, и в закупку самолётов. Для всего этого необходимо создать инфраструктурную ипотеку.

Идут дискуссии. Скажу прямо, Минфин и Минэкономразвития дебатируют этот вопрос. Подводя итоги этого круглого стола, я им сказал, чтобы они в течение недели договорились.

М.Бондарева: Мне так показалось, что Вы результат озвучили, что всё-таки этому институту быть.

Д.Медведев: Да, конечно. Я им сказал, что в недельный срок они должны внести окончательные варианты постановления Правительства и других нормативных актов по этому вопросу.

М.Бондарева: Вы сами как сейчас оцениваете инфраструктуру в России?

Д.Медведев: Вопрос в точке отсчёта. Я уже достаточно давно наблюдаю за тем, как живёт наша инфраструктура. Я помню советскую инфраструктуру, раннюю постсоветскую инфраструктуру. Сейчас инфраструктура развивается. И это не фигура речи. У нас появляются новые аэропорты, новые взлётно-посадочные полосы – в том числе и в контексте крупных мероприятий типа футбольного чемпионата мира, – дороги. Ещё совсем недавно наши федеральные трассы были в ужасном состоянии. Сейчас приблизительно 75–80% федеральных трасс находятся в нормативном состоянии. То есть это весьма приличное состояние. К сожалению, с местными региональными дорогами ситуация гораздо хуже, там только 30% региональных трасс находятся в нормальном состоянии. В это направление будем вкладывать деньги, в том числе и этой инфраструктурной ипотеки, которая должна состояться.

Если говорить о железных дорогах, они тоже развиваются: новые поезда, новые направления. Но скажем прямо: Россия огромная страна, и нам ещё потребуются и значительные финансы, и достаточно немалое время для того, чтобы всё это вывести на мировой уровень. А мы обязаны это сделать, потому что наша страна обладает уникальными логистическими возможностями и с точки зрения транспортировки по России, и с точки зрения транспортировки морем, ну и пролёта, проезда по территории нашей страны.

М.Бондарева: Чтобы было понятно нашим зрителям: как в то, что Вы объясняете, вписывается слово «ипотека»?

Д.Медведев: Граждане нашей страны уже совершенно точно понимают, что означает «жилищная ипотека». Хотя ещё совсем недавно, десять лет назад не знал никто, что такое ипотека. И когда мы использовали этот термин, люди задавали вопрос: что это такое? Сейчас абсолютное большинство людей понимают, что это способ решения жилищной проблемы, когда ты получаешь кредит под залог приобретённой жилищной недвижимости. А потом его на каких-то условиях в течение какого-то времени с определённой процентной ставкой возвращаешь. То же самое и здесь.

М.Бондарева: Но только это не жильё.

Д.Медведев: Только это не жильё, это долгосрочное вложение в развитие инфраструктуры, когда есть кредитор, есть заёмщик, есть объект залога, есть некоторые другие обременения, которые используются, и в результате этого появляются новые дороги, новые железные дороги, новые объекты транспорта.

М.Бондарева: Очень многое в Вашей речи касалось так или иначе точек роста, дальнейшего роста экономики, будущих инвестиций. Где Вы видите это будущее?

Д.Медведев: Все точки роста, все будущие инвестиции, все стратегические направления инвестирования определены. Мы относительно недавно в силу разных причин, прежде всего внутренних, перешли к модели так называемого импортозамещения. Причём хочу ещё раз подчеркнуть, что это было сделано не потому, что в отношении нашей страны были объявлены какие-то санкции. Это был побудительный мотив, но главное – по другим причинам. Мы просто должны иметь нормальные производственные мощности в промышленности, транспорте, сельском хозяйстве, развивать цифровую экономику, развивать критически важные для нас направления: энергетику, фармацевтическую промышленность. Всё это, по сути, объекты импортозамещения, развития наших собственных возможностей. Этим занимаются все ведомства в Правительстве. Транспортом занимается Министерство транспорта. Если говорить о предприятиях различных отраслей, то это Министерство промышленности и торговли. Сельским хозяйством занимается Минсельхоз. Если говорить о цифровой экономике, о развитии телекоммуникаций – это Министерство связи. Все приоритеты определены, надо просто сконцентрироваться и работать. И у нас уже в этом смысле есть, я считаю, первые успехи, по целому ряду направлений мы существенным образом продвинулись вперёд.

Сегодня на пленарной дискуссии выступал руководитель «Биокада» Дмитрий Морозов, рассказывал, как развивается его предприятие, как они с конкурентами борются. И я специально подчеркнул: наша фармацевтическая промышленность растёт темпом 25% в год. Такого никогда не было. Что делали раньше? Просто брали валюту и закупали таблетки за рубежом. Естественно, на этом ещё и довольно большое количество посредников зарабатывало. А сейчас это вложения в нашу науку (она там очень сложная, вся фармакология сейчас – это высочайшая с точки зрения научного подхода область знаний, прикладных знаний), в производство, в упаковку и впоследствии в реализацию. И всё это работает. И мне очень отрадно, что таких отраслей у нас становится всё больше и больше.

У меня недавно был руководитель «Транснефти». Вы знаете, это крупнейшая компания, которая занимается транспортировкой нефти и нефтепродуктов по территории нашей страны. Она беспрецедентна по своему объёму работы, потому что работает в России. И вот что мне сказал руководитель компании Токарев. Он сказал: 93% закупаемого нами оборудования, в том числе самого сложного – управленческих комплексов, насосов, двигателей, турбин, самих труб, – российское. 93%! И это касается не только «Транснефти», это касается и «Роснефти», и «Газпрома». Все наши крупные компании, которые в настоящий момент испытывают давление из-за границы, где говорят: мы вас обложим со всех сторон, стараются перейти на внутренние, российские технологии, на внутренних, российских поставщиков. Я уверен, что это можно сделать.

М.Бондарева: Получается, что из-за, как Вы сказали, давления, расширяющегося в последнее время, нужно расширять и импортозамещение. Как Вы считаете, сейчас куда нам нужно нацелить все свои силы?

Д.Медведев: Как раз в эти самые стратегические, критически важные для нас отрасли, для того чтобы мы могли просто жить нормально, ни от кого не зависеть.

Ещё один пример приведу, он простой, но очень важный. Ещё совсем недавно мы с вами 50–60%, а то и 80% продуктов на своём столе видели только как импортные. Это касалось всего. В настоящий момент у нас есть Доктрина продовольственной безопасности. По очень важным направлениям мы достигли порога Доктрины продовольственной безопасности и даже превысили его. Это касается таких очень важных продуктов для жизни страны, как зерновые, пшеница – всё, что необходимо для производства хлеба и хлебобулочных изделий. Это касается сахара, целого ряда кормовых добавок, мяса птицы. Ещё совсем недавно мы закупали кур и другую живность за границей, сейчас это всё наше, российское. И стоит задача полностью решить эту продовольственную проблему по всем видам животноводческой продукции, по другому мясу и по молоку и маслу. Как только мы это сможем сделать, мы, по сути, будем кормить себя абсолютно сами – и реализовывать ещё и экспортный потенциал, а у нас он огромный. Мы и сейчас уже являемся крупнейшим нетто-экспортёром по зерновым и зернобобовым культурам. А в прошлом году собрали беспрецедентный по размеру урожай – 135 млн т, даже чуть больше. Это даёт нам возможность поставлять зерно на рынки крупнейших стран.

М.Бондарева: А что касается, если можно так сказать, финансового импортозамещения… Потому что сейчас, как мы видим, круг всё сужается и сужается…

Д.Медведев: Понимаете, сколько бы ни сужался круг, всё равно нас не смогут взять в кольцо, из которого нет выхода. Никогда этого не было в истории нашей страны.

М.Бондарева: Но сделать что-то нужно.

Д.Медведев: Во-первых, всякие санкции вредят обеим сторонам. Во-вторых, даже финансовые потребности мы в значительной степени покрываем за счёт наших внутренних возможностей – ищем новые финансовые рынки. Конечно, целый ряд проектов из-за финансовых санкций оказался под угрозой. Мы смогли найти иные финансовые ресурсы, мы мобилизовали наши внутренние возможности. Но, скажем прямо, лучше бы этих решений не существовало, потому что, ещё раз говорю, они вредят и иностранному бизнесу, и российскому. И всегда бьют по двум сторонам.

М.Бондарева: Естественно, одной пострадавшей стороны никогда не бывает.

Д.Медведев: Нет, бывает, но в данном случае эта мера бьёт именно по двум сторонам.

М.Бондарева: А если брать последние… даже санкциями их сложно назвать. Вот «кремлёвский доклад» – это, наверное, даже не санкции, а какой-то такой пугающий список. Что Вы можете о нём сказать? Он как-то тормозит развитие бизнеса?

Д.Медведев: Любые санкции, ещё раз подчеркну, конечно, работают в отношении всех, кто затрагивается этими решениями, – и тех, кто принимает эти решения, и тех, на кого они распространяются. Другое дело, какой они дают результат. Я всегда вспоминаю историю советского периода. В отношении Советского Союза санкции вводились около десятка раз. Ни одна из этих мер не привела ни на йоту к изменению позиции правительства Советского Союза. Это просто экскурс в историю.

Что касается нынешней темы, связанной с какими-то списками – опубликованными, неопубликованными... Во-первых, на мой взгляд, это в значительной степени внутриамериканская проблема. Это проблема борьбы американского истеблишмента с Президентом Трампом, это проблема сведения счётов между демократами и республиканцами, это проблема противоречий в республиканской части американской элиты. И вокруг этого крутится российская тема, при помощи которой значительная часть американского истеблишмента решает свои внутренние задачи.

Действительно, для бизнеса попадание в различного рода списки – это всегда настораживающий момент. И именно на это рассчитывают те, кто пытается давить на нашу страну. Причём это касается не только и, на мой взгляд, не столько российского бизнеса, сколько бизнеса, например, европейского. Когда списки формируются, они тем самым как бы говорят: вот посмотрите, такая-то компания попала в список, вы аккуратнее с ней, потому что мы её где-то там указали. Почему они это делают? По сугубо прагматическим причинам. Потому что они хотят продвинуть свои компании на европейский рынок (а скажем прямо, между Европой и Соединёнными Штатами Америки сейчас не лучший период отношений) и вытеснить наши компании, разорвать хозяйственные связи, которые сложились за десятилетия между Европейским союзом и Российской Федерацией, между компаниями из Евросоюза и России. И продвинуть свои проекты. Примеров полно, но я приведу, наверное, самый крупный. Американцы напрямую в своих законах борются с нашим «Северным потоком». Но не потому, что он не соответствует идеологии администрации Соединённых Штатов или Конгресса, а по вполне прозаическим, простым причинам: они хотят продвинуть свой сжиженный природный газ на европейский рынок и постараться нас вывести из игры.

М.Бондарева: Как это называется – геополитика? Как Вы считаете, будет ли новый виток санкций? Нас пугают, что есть какой-то ещё скрытый список, что могут ввести какие-то новые санкции. Ваше личное мнение, Ваши личные ожидания? Идут ли кулуарные обсуждения этой темы?

Д.Медведев: Мы ничего не ожидаем. Если кто чего захочет – может это сделать. Пусть у них голова болит. Мы готовы к любым решениям. Российская экономика за последние два года доказала, что способна справиться с очень серьёзными вызовами, в том числе с санкционными ограничениями – и по поставкам, и в области финансов. От того, что они какие-то очередные списки опубликуют или какие-то решения объявят, принципиально ничего не изменится. Это не значит, что мы не следим за ситуацией. Мы готовимся. Например, специальный банк недавно появился, который должен заниматься обслуживанием в том числе оборонной промышленности. Просто для того, чтобы нас, что называется, не застигли врасплох. Но в целом я никаких существенных угроз для нашей экономики, а тем более для граждан нашей страны не вижу.

М.Бондарева: Последний вопрос об отношениях России и Запада. Столько уже санкций, столько взаимных упрёков... И политические санкции, и экономические, и спортивные – чего только не было за это время! Нет ли такого ощущения у Вас лично, что какая-то черта невозврата пройдена?

Д.Медведев: Да нет никаких черт невозврата. Нет никаких красных линий. Есть история, которая всё расставляет на свои места. Много было разных эпизодов в российской истории с западными странами – и с Соединёнными Штатами, и с европейскими странами. В конечном счёте разум брал верх. Отношения стабилизировались, дурацкие решения отменялись, бизнес продолжался. Я уверен, что и в этот раз так будет. Хотя, прямо скажем, это время действительно в наших отношениях потрачено зря. Бизнес потерял деньги, рабочие места, никто от этого ничего не приобрёл.

М.Бондарева: Если говорить о правилах для бизнеса: сегодня на пленарной дискуссии шла речь, и недавно на РСПП тоже бизнес яро высказывал свою точку зрения по поводу того, что правила должны быть чёткими, стабильными, не меняться и так далее. Тем более ввиду обострённой геополитической ситуации. Должен ли бизнес опасаться повышения налоговой нагрузки?

Д.Медведев: Мы некоторое время назад (Президент об этом сказал, Правительство получило президентское поручение) договорились не менять условия игры. И я считаю, что мы (я имею в виду в широком смысле – власти) эту договорённость соблюдаем. Есть какие-то нюансы всегда, но мы сказали, что до 2018 года никак не трогаем налоговую систему, – мы её не трогаем. Бизнес иногда говорит: вы налоги не трогаете, но неналоговые платежи меняете. Да, в некоторых случаях это происходит, тот же нефтяной налоговый манёвр, некоторые другие решения. Но всё-таки это не кардинальные изменения налоговой системы. Давайте призадумаемся: например, подоходный налог в нашей стране уже не меняется 18 лет практически, ну чуть меньше, хотя в других странах он прыгает – то одна ставка, то другая…

Это означает, что мы всё-таки стараемся создать стабильные условия работы, условия жизни и для граждан, и для бизнеса. За последние годы мы не меняли, ещё раз говорю, налоговых правил. Это не означает, что налоговая система является абсолютно оптимальной. Какие-то изменения назрели, но их нужно обсудить, сделать это открыто и не создавать условий, которые кардинальным образом будут отличаться от тех, что есть.

В этом смысле, я считаю, бизнес может чувствовать себя спокойно.

М.Бондарева: А простым россиянам в этом плане есть чего опасаться?

Д.Медведев: Я же сказал, что мы в последние годы ничего практически не трогали в налоговой системе. И никаких опасений быть не может в том плане, что власть вдруг ни с того ни с сего решит каким-то непонятным образом ввести какие-то обременительные налоги, платежи новые, – ничего подобного мы делать не должны. Всякие изменения в налоговой системе должны быть сбалансированными и предварительно обсуждёнными и с экспертным сообществом, да и просто с людьми. Но ещё раз говорю: это не значит, что нужно стоять на месте. Нужно развиваться.

М.Бондарева: То есть всё-таки изменения какие-то будут?

Д.Медведев: Какие-то изменения всегда необходимы.

М.Бондарева: Последняя тема – цифровая экономика. Вы о ней уже говорили. Это, скажем, то, на что сейчас делает ставку наша страна – по планам Кремля, Правительства, это для нас драйвер роста. Вы поручили своей команде, Правительству, министрам изучить big data, блокчейн и так далее.

Д.Медведев: Понимаете, это, так сказать, не позиция, которую придумали где-то в высших инстанциях, в Кремле, в Правительстве. Это веление времени. Весь мир развивается сейчас как цифровой мир. И эти красивые выражения, которые ещё пять лет назад никто не слышал и не использовал в повседневной жизни, сейчас приобрели абсолютно конкретные измерения. Вот Вы сказали про блокчейн. Что такое блокчейн? Это система распределённых данных, которая позволяет верифицировать целый ряд операций, сделать их абсолютно доверенными, не подверженными мошенническим манипуляциям и тем самым укрепить доверие вообще к финансовой системе, к системе регистрации. У этой системы в целом огромное будущее, просто потому, что эту систему невозможно исказить, она сама себя поддерживает. Я уверен, что система распределённых данных будет применяться в самых разных областях.

М.Бондарева: Вы в это верите?

Д.Медведев: Я не просто в это верю. Уже сегодня – так. Хотя какие-то моменты могут и исчезнуть. Вот много про криптовалюты говорят…

М.Бондарева: Только хотела спросить: а в майнинг и биткойн верите?

Д.Медведев: Понимаете, все эти разговоры должны основываться на реальных потребностях. Судьба криптовалют нам непонятна. Именно с этим, кстати, связана высокая степень волатильности таких валют, то есть падения и роста курса этих валют. К ним нет доверия. Это бесконечный набор спекуляций.

М.Бондарева: Нет регулирования.

Д.Медведев: И нет регулирования, совершенно верно. Здесь регулирование необходимо и национальное, и наднациональное. Останутся они или исчезнут – на сей счёт есть очень разные мнения. Но возвращаясь к технологии распределённого реестра данных, или блокчейна: вне зависимости от судьбы этих криптовалют блокчейн и система верификации, которая основана на этой технологической идее, останутся точно. И это очень полезно для человечества и должно использоваться и в нашей стране. То, что связано с большими массивами данных (Вы упомянули уже big data), – тоже очень важное направление, которое позволяет обобщать результаты огромного массива данных, на основе этого устанавливать закономерности и принимать технологически, а впоследствии и экономически выверенные решения, в том числе о том, каким образом развивать ту или иную сферу экономики или социальную сферу, каковы реальные доходы. Всё это, безусловно, нуждается в государственной поддержке. Мы приняли программу цифровой экономики и обязательно будем воплощать её в жизнь.

М.Бондарева: Я так понимаю, вопрос, покупаете ли Вы биткойны, задавать нет смысла, потому что ответ будет «нет».

Д.Медведев: Я Вам могу прямо ответить: конечно, нет.

М.Бондарева: Получится через год нам с Вами здесь встретиться и записать интервью, как Вы считаете?

Д.Медведев: Если Вы меня пригласите дать интервью, я всегда к этому готов. Это не проблема. Был бы предмет для разговора. Но я уверен, что предмет для разговора будет, потому что наша экономика растёт, развивается. Такие форумы, как сочинский, очень популярны. И мои коллеги по Правительству вне зависимости от того, какова будет их судьба, я уверен, будут и дальше принимать участие в обсуждении ключевых вопросов. Сюда будет приезжать бизнес, эксперты. Потому что это прекрасное место и для того, чтобы обсудить сложные экономические и социальные вопросы, и просто для того, чтобы отдохнуть, скажем, покататься на лыжах.

М.Бондарева: Спасибо Вам большое за интервью. Желаю Вам, чтобы удачно прошёл этот форум.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 февраля 2018 > № 2500543 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 20 апреля 2017 > № 2160831 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов

Расширенная коллегия Министерства финансов.

Об итогах работы министерства за 2016 год и задачах на предстоящий период.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы собрались для того, чтобы подвести итоги работы министерства за 2016 год, сформулировать основные цели и задачи на предстоящий период. Мы Минфин ценим и любим. Очень многое я уже сказал вчера, когда Правительство отчитывалось в Государственной Думе. Подробно обсудили вопросы, которые интересовали и депутатов, и их избирателей. Получили отклик и на некоторые наши инициативы. Услышали идеи, которые могут быть реализованы в будущем.

Очевидно, такой диалог полезен, позволяет ещё раз оглянуться назад, проанализировать пройденный за год путь.

А сегодня мы поговорим по темам, которые относятся непосредственно к компетенции Минфина, хотя значительная часть вчерашних вопросов, конечно, тоже так или иначе касалась Министерства финансов.

Прошлый год был тоже сложным, был годом экономии ресурсов. Вызовы, с которыми мы столкнулись ранее, никуда не исчезли. Действительно, сохраняются и санкции, и финансовые ограничения. Рыночная конъюнктура остаётся весьма неблагоприятной. Начинали год с очередного очень драматического падения цен до уровней, которые последний раз были 12 лет назад. И хотя основные вызовы не связаны с нефтяной конъюнктурой, это, скажем так, вызовы долгосрочные. Но если говорить о краткосрочных и среднесрочных вызовах, что скрывать, от нефтяной конъюнктуры у нас пока очень многое зависит.

Для решения стоящих перед нами задач потребовалось принять целый ряд жёстких решений. Во-первых, вновь пришлось выстраивать весьма жёсткий баланс между доходами и необходимостью двигать страну вперёд, развивать её. Впрочем, в этот раз это было несколько легче. Мы наработали неплохой опыт антикризисной деятельности. Не только отвечали на вызовы, которые существуют, но и реализовали ряд возможностей, которые мы ранее и сами создавали, в том числе возможности, которые появились как реакция на всякого рода ограничения.

Спад в экономике удалось остановить. Считаю, что это действительно главная победа по итогам 2016 года. Рецессия, которая была неизбежна, всё-таки была неглубокой, непродолжительной и отнюдь не разрушительной, как это иногда предсказывали. Усилилась конкурентоспособность экономики, наметилось в целом оздоровление структуры экономики и, как мы уже неоднократно с вами констатировали, в IV квартале прошлого года началось восстановление экономического роста.

Второе, что я хотел бы отметить: мы совершили манёвр в планировании – временно вернулись к горизонту в один год. Оперативно подготовили новый план действий в экономике, заложили в него не только неотложные мероприятия, но и старались действовать на усиление экономики – и в части улучшения инвестиционного климата, и развития малого и среднего бизнеса, и снижения административного давления на предпринимателей. Минфин в этом принимал самое активное участие, выстраивал эффективный антикризисный менеджмент, последовательно отстаивал стабильность бюджетной системы, настаивал очень строго и действительно жёстко на бережном отношении к ресурсам. По многим пунктам этого антикризисного плана ответственным исполнителем был Минфин, и министерство показало себя в очередной раз эффективным и высокопрофессиональным коллективом. В итоге, начав год с весьма неблагоприятных условий, мы закончили его с крепким платёжным балансом, стабильной бюджетной системой и с беспрецедентно низкой для нашей страны инфляцией.

Адаптация бюджета была достаточно плавной, позволила смягчить болезненный переход для наиболее пострадавших секторов экономики. Появились и первые признаки восстановления инвестиций. Эффективность действий была признана международным экспертным сообществом. Я вчера, выступая в Государственной Думе, специально эти рейтинги перечислял, чтобы и коллеги-депутаты услышали то, как оценивают наши действия: рейтинговые агентства отмечали улучшения условий и самой экономики, и делового климата.

Третье. Надеюсь, наша политика была предсказуема и понятна, способствовала устранению имеющихся дисбалансов и препятствий для развития страны. Мы вернулись к трёхлетнему планированию бюджета на следующий цикл, и, конечно, это повысило прогнозируемость условий ведения бизнеса, улучшило инвестиционные условия. Да и наша долгосрочная стратегия на снижение нефтяной зависимости экономики также была продолжена, мы предусмотрели снижение балансирующей цены нефти до 45 долларов за баррель по итогам 2019 года. Резервы тратились гораздо медленнее вопреки тем прогнозам, которые звучали.

Принципиальной позицией (это четвёртое, что я хотел бы отметить) было сохранение стабильных налоговых условий. Пополнение бюджета происходило не за счёт повышения ставок – у нас, по сути, сохраняется фактический мораторий на это, – а за счёт оптимизации расходов и улучшения собираемости. Главным критерием стало повышение справедливости. Мы стремились снизить нагрузку на добросовестный бизнес, помочь ему уменьшить издержки – при повышении нагрузки и рисков для так называемых серых практик. Вводились различные механизмы и технологии прослеживаемости операций налогоплательщиков. Например, это привело к увеличению легального оборота товаров из меха в несколько раз.

Кстати, на днях я утвердил перечень непродовольственных товаров, при продаже которых на рынках, ярмарках, в выставочных комплексах, то есть вне пределов действия розничных сетей, продавцы обязаны будут применять контрольно-кассовую технику. Это позволит не только усилить контроль за своевременной и полной уплатой налогов, но и защитить права людей, потому что у покупателя будет законный документ, который позволит отстаивать права в случае покупки на рынке некачественного товара.

Что касается тех, кто работает нормально, мы доработали упрощённый порядок возмещения НДС для самых крупных налогоплательщиков. Расширили возможность применения по всей стране института региональных инвестиционных проектов, который был апробирован на Дальнем Востоке. От федеральных властей инвесторы теперь смогут получить 10-летние льготы по налогу на прибыль, а от региональных – снижение налога на имущество.

И пятый принципиальный момент: в прошлом году велась работа по повышению операционной эффективности использования бюджетных средств. Расширено применение казначейского сопровождения. Прошёл эксперимент по внедрению казначейского аккредитива. Ряд новаций позволил повысить результативность межбюджетных субсидий, хотя там есть ещё чем заниматься, скажем откровенно. В полную силу вступило положение, по которому субсидии возвращаются, если не были достигнуты установленные показатели или не выполняются графики. Ужесточены сроки распределения субсидий (мы сейчас за этим стараемся следить) и период заключения соглашений. Совсем недавно на эту тему с коллегами из Правительства проводил отдельное совещание.

Были разработаны программы оздоровления региональных финансов для 15 регионов, у которых самый высокий уровень долга. Эти и целый ряд других решений позволили ослабить остроту долговой проблемы у регионов, хотя, конечно, эта проблема остаётся, мы её видим, она существенная.

За последние годы тем не менее (вчера об этом говорил и хотел бы ещё раз в этом зале отметить) снизился дефицит региональных бюджетов. В 2016 году это было 12,5 млрд рублей, хотя совсем недавно, в 2015-м, – 171 млрд рублей. Это всё-таки кратное снижение, это не может не радовать. Государственный долг регионов по рыночным заимствованиям сократился за прошлый год более чем на 130 млрд рублей.

Ещё один принципиальный момент, о котором тоже хотел бы сказать. Мы существенно расширили круг полномочий Минфина. Минфин – это теперь, если хотите, суперведомство, за которым закреплено большое количество новых направлений. Что передано Минфину? Под руководство Минфина перешла Федеральная таможенная служба и Росалкогольрегулирование. Ликвидирован Росфиннадзор, его полномочия переданы Федеральному казначейству, таможенной и налоговой службам. В сферу компетенций Министерства финансов перешли полномочия по координации и контролю за сбором социальных взносов (через Федеральную налоговую службу).

Совсем недавно я принял решение о том, что Минфин теперь курирует у нас и государственные закупки. Федеральное казначейство определено федеральным органом исполнительной власти, ответственным за функционирование единой информационной системы в сфере закупок. Сам Минфин получил всю полноту полномочий по выработке политики в области контрактной системы. Надеюсь, что вы с этим справитесь. Рассчитываю, что это решение позволит обеспечить единый подход при выработке госполитики и регулировании в сфере государственных и муниципальных закупок..

Эти решения очевидно позволили улучшить контроль за поступлениями доходов в бюджет, перевести координацию работы в этой сфере в одни руки.

Надеюсь, это позитивно в целом скажется на управлении государственными финансами в стране.

На министерстве лежит большая ответственность за проведение государственной политики в финансовой сфере. Ключевые задачи на текущий год остаются понятными.

Во-первых, это обеспечение устойчивости бюджетной системы. Мы должны умело оперировать нашими ресурсами. Важно способствовать дальнейшему снижению инфляции как основного препятствия для снижения ставок. И конечно, это должно происходить при безусловном исполнении социальных обязательств.

Второе – дальнейшее снижение зависимости экономики и бюджета от цен на нефть. Существуют различные предложения на сей счёт, в том числе и у руководства Министерства финансов. Мы к этому вернёмся.

Третье – это всемерное содействие развитию экономики. Важно не только эффективно и быстро финансировать проекты, но и продолжить правильную настройку налоговой системы, отменять неэффективные льготы, с одной стороны, а с другой, в том числе с учётом сказанного мною вчера, – продумывать введение новых эффективных экономических стимулов, улучшать администрирование, снижать административную нагрузку на бизнес. Эта задача остаётся неизменной.

Четвёртое. Проведение эффективной интеграции всех тех полномочий, которые вы получили, а их большое количество. Ещё идёт донастройка, мы видим некоторые шероховатости, тем не менее нужно сделать всё, чтобы все эти полномочия, которые сконцентрировал Минфин, реализовывались эффективно, включая упомянутые мной только что государственные закупки.

И пятый блок, межбюджетные отношения. Нужно посмотреть, какая поддержка нужна регионам в этом году. В случае необходимости мы будем её оказывать, о чём я также вчера говорил, выступая перед коллегами – депутатами Государственной Думы.

Я обозначил общие задачи, которые стоят перед министерством. Думаю, что все присутствующие, все коллеги их прекрасно осознают. Ещё хотел бы поблагодарить вас за работу, пожелать успехов и передать слово вашему министру.

А.Силуанов: Дмитрий Анатольевич, сначала хотел поблагодарить Вас за высокую оценку работы министерства и за доверие, которое Вы оказываете нам. Я уверен, что мы справимся с теми задачами, которые Вы поставили.

Вчера, Дмитрий Анатольевич, в выступлении в Государственной Думе Вы сказали, что прошедший год стал годом осознанных возможностей, в том числе и в экономике. Ушедший год действительно подтвердил способность нашей экономики как быстро подстраиваться к шокам, так и создавать новые источники роста даже в непростых условиях.

Два года назад мы пережили самый мощный за последние полвека внешний шок, по силе воздействия и продолжительности сопоставимый с падением цен на нефть в 1980-е годы. А справились мы с ним лучше и быстрее, чем с любыми такими кризисными проявлениями, с которыми мы сталкивались.

В чём это проявилось?

Во-первых, в быстром исправлении макроэкономических дисбалансов. Сейчас при низких ценах на нефть у нас крепкий платёжный баланс, минимальная зависимость от внешнего долга, контролируемый уровень дефицита бюджета и низкая инфляция. Это не позволило разрастись кризису: ВВП в этот раз сократился на 3,7%, а в прошлый кризис (2008–2009 годов) – на 10,7%.

Во-вторых, это проявилось в снижении зависимости от цен на нефть. Цена на нефть, балансирующая текущий счёт платёжного баланса, сегодня составляет 35–40 долларов за баррель. Для балансирования бюджета мы в этом году выходим на цену 60 долларов за баррель, а ставим задачу – 40–45. В то время как ещё только три года назад цена нефти, балансирующая бюджет, составляла 100–105 долларов за баррель.

И третье. Результатом наших действий стала более здоровая экономика, структура экономики. Возросла конкурентоспособность экономики. Мы видим, что доля прибыли в ВВП возросла на 3,5 процентных пункта, составив 42,4% ВВП, а прибыль является основным источником для инвестиций, а значит, и для роста экономики.

Как результат, уже со второй половины прошлого года наблюдается улучшение деловых настроений и существенно растёт динамика инвестиций.

Такая реакция экономики – подтверждение правильности принятых решений, среди которых: плавающий курс и инфляционное таргетирование, контроль над бюджетным дефицитом при снижении цен на нефть, а также точечная антикризисная поддержка вместо заливания проблем большими деньгами.

Эксперты и международные финансовые организации отметили эффективность действий властей. И мы видим значительный приток инвестиций в наши активы. Это результат доверия той политике, которая проводится Правительством в последние годы.

Меры бюджетной и денежно-кредитной политики создали фундамент для восстановления экономического роста, что мы и наблюдаем в последние месяцы. Однако без реализации структурных изменений наши темпы роста упрутся в потолок, который составляет, по нашим оценкам, около 1,5% в год. А задача у нас более амбициозная. Задача состоит в том, чтобы мы обеспечили рост на уровне 3–3,5% ежегодно.

Поэтому главная задача Министерства финансов – это проведение бюджетной политики, позволяющей передвинуть планку потенциального роста как можно выше.

Что для этого нужно?

В первую очередь избавиться от нефтяной зависимости. Эта зависимость преследовала нашу страну последние 50 лет, и каждый кризис был связан именно с ней. Сейчас у нас есть уникальный шанс избавиться от нефтяной иглы.

Рецепт для этого – бюджетные правила, это своего рода профилактика «голландской болезни», блокирующая влияние ценовых колебаний на бюджет, на курс рубля, на инфляцию. Просим поддержать подготовленные Министерством финансов предложения и сформировать бюджет на 2018–2020 годы уже на новых правилах. Предыдущие годы мы хоть и накапливали резервы, но всё-таки бóльшую часть конъюнктурных доходов тратили. Такая политика не привела и не могла привести к устойчивому развитию, и за последние 10 лет, мы видим, темпы роста экономики составили всего в среднем 1,6% в год.

Использование конъюнктурных доходов создавало иллюзию благополучия, которая рассеялась, как только исчезали конъюнктурные доходы. Таким образом, мы сами провоцировали экономические и бюджетные кризисы. С февраля текущего года мы, по сути, уже начали тестировать новую конструкцию бюджетных правил. И результат – снижение корреляции между динамикой курса и ценами на нефть, заметное снижение оценки рисков инвестиций в российские активы, снижение процентных ставок в экономике.

Конечно, бюджетные правила не единственный инструмент по обеспечению устойчивости макроэкономической среды, важны и предсказуемые фискальные последствия и условия. Причём это касается не только налоговых, но и неналоговых платежей, а также налоговых льгот. Задача на этот год – разработать совместно с деловым сообществом конструкцию налоговой системы на среднесрочный период, которая бы потом не менялась на протяжении следующих шести лет. А также разработать кодекс неналоговых платежей, поскольку неналоговые платежи являются такой же налоговой нагрузкой, как и налоги, и их введение или установление должно быть так же предсказуемо, как и изменения налоговой системы.

Создание предсказуемых условий – это необходимое, но недостаточное условие для повышения темпов экономического роста. Низкий потолок потенциального роста – главным образом следствие структурных ограничений, о чём мы говорили: это и демографические факторы, низкое качество человеческого капитала, состояние конкурентной среды и инвестиционный климат, качество и эффективность государственного управления. Эти структурные ограничения – предмет долгих длинных дискуссий на площадках Правительства, на экспертных площадках, не буду на них подробно останавливаться. С точки зрения бюджета очевидно, что для преодоления структурных ограничений необходимо уточнить структуру бюджета. И эту структуру смещать в пользу расходования средств именно в человека, в человеческий капитал – это здравоохранение, образование, наука. Это и есть те ключевые условия выхода на ускоренные темпы роста, которые мы планируем в перспективе. Такой манёвр в расходах потребует качественного изменения подходов к структуре расходов и оценке их эффективности. У нас денег достаточно в бюджете, главное – как эффективно ими распорядиться. Основой для этого должен стать проектный подход.

Мы видим необходимость трансформации тех проектных принципов, которые сейчас реализуем через приоритетные проекты, трансформации этих принципов на государственные программы. Действительно, нам ещё не удалось добиться эффекта от реализации государственных программ, но перенос проектного подхода на государственные программы позволит это сделать. Пять пилотных госпрограмм в ключевых отраслях – в образовании, здравоохранении, ЖКХ, транспорте и сельском хозяйстве – будут полностью переведены на механизмы проектного управления. В дальнейшем мы планируем распространить это и на остальные государственные программы.

Текущее состояние конкурентной среды и качество инвестклимата – одни из ключевых факторов, сдерживающих потенциал развития. Поэтому именно обеспечение равных конкурентных условий и сокращение административной нагрузки является второй целью деятельности Министерства финансов.

Добиваться этого планируем за счёт улучшения администрирования доходов. Основная задача здесь – это рост собираемости налогов и снижение административной нагрузки для добросовестного бизнеса, повышенное внимание к предприятиям, которые до сих пор используют серые схемы. Планируем задействовать здесь передовые информационные технологии, которые мы с подведомственными службами взяли на вооружение.

Здесь и АСК НДС-2, здесь и ЕГАИС, здесь и маркировка, о которой мы говорили и которая позволила увеличить оборот легальной продукции в несколько раз.

Во многом именно результаты усилий по выводу экономики из тени позволили нам избежать повышения уровня налоговой нагрузки в сложные для бюджета годы.

Повышение собираемости должно сопровождаться сокращением административной нагрузки. Планируем отказаться от бумажной отчётности для пользователей ЕГАИС. Недавно проводили общественный совет, где было сказано о том, что нам необходимо сокращать бумажную отчётность и переходить на современные методы представления, обмена информацией. Мы подготовили соответствующий законопроект, который будет реализован уже после принятия в текущем году.

Теперь к ключевым задачам в области администрирования доходов.

Во-первых, главная задача на ближайший год – это полный охват розницы контрольно-кассовой техникой с онлайн-передачей данных в Федеральную налоговую службу.

В результате создаётся уникальный инструмент, позволяющий получать информацию обо всех розничных продажах в стране. Это не только точные статнаблюдения. К этой информации можно привязать инструменты налоговой политики и таким образом минимизировать нагрузку для налогоплательщиков.

Во-вторых, в таможенной сфере цель – создание системы, обеспечивающей мониторинг движения товаров от границы до конкретного розничного покупателя. Пилотный проект по внедрению механизма мониторинга товаров стартует с 1 февраля следующего года, в течение которого предполагается расширение товарного состава мониторинга такой продукции.

Задача на этот год – интеграция информационных систем и систем управления рисками между Федеральной налоговой службой и Федеральной таможенной службой. Мы сейчас в наших подведомственных службах в полной мере задействуем риск-ориентированный подход, и система управления рисками, которая существует в налоговой службе, сейчас будет доступна для таможенных органов и наоборот. И это позволит создать единое досье участника внешнеэкономической деятельности, налогоплательщика, что, соответственно, улучшит администрирование и добросовестным налогоплательщикам предоставит зелёный свет и для растаможки, и для прохождения административных процедур. А для тех налогоплательщиков, которые, наоборот, попадают в красную зону, будет налажен усиленный контроль.

В-третьих, в сфере страховых взносов задача – интегрировать информационные массивы внебюджетных фондов и Федеральной налоговой службы. На этой базе будет повышена собираемость страховых взносов.

Объём серого фонда заработной платы – более 10 трлн рублей в год, что является следствием глубоких структурных диспропорций, в том числе в уровнях налоговой нагрузки между белой и серой экономикой. Выход необходимо искать в сочетании экономических стимулов – путём изменения структуры налоговой нагрузки со снижением налоговых ставок на труд и увеличения косвенного налогообложения. Это создаст стимулы для вывода экономики из тени и наряду с другими элементами (расширение безналичных расчётов, маркировки, прослеживаемости товаров) обеспечит повышение собираемости налогов.

Ещё один резерв улучшения конкурентных условий – повышение эффективности госкомпаний. Конкурентный уровень дивидендной доходности, мы считаем, является одной из ключевых предпосылок повышения такой конкурентности. У нас в бюджете учтено 50% выплат дивидендов госкомпаний. Знаем, что целый ряд компаний имеет другую точку зрения, но считаем, что мы должны ликвидировать субсидирование стоимости акционерного капитала, поскольку государство имеет актив, с этого актива должны получать доходы, сопоставимые с той доходностью, которая сегодня складывается на рынке.

Поэтому мы считаем, что инвестиции, финансируемые за счёт занижения доходов акционера, по определению эффективными быть не могут. И мы считаем, что оценка эффективности руководителя госкомпании или компании, имеющей долю государства (государственное участие), должна в том числе проводиться и через оценку того, сколько платит эта компания акционеру в лице государства дивидендов.

Третья цель Минфина – это операционная эффективность бюджета.

Дмитрий Анатольевич, Вы об этом уже говорили. Действительно, мы существенно много сделали с точки зрения налаживания совместной работы Минфина, Федерального казначейства, субъектов Российской Федерации. И здесь перед нами стоит целый ряд задач.

Прежде всего необходима дальнейшая интеграция бюджетного и закупочного процесса через развитие института нормирования закупок, подготовки каталога закупаемой продукции, развитие информационного пространства для повышения прозрачности процедур.

Второе. Будет расширено применение казначейского сопровождения расчётов при исполнении госконтрактов по всей глубине кооперации. Такие задачи были поставлены Правительством, такие задачи будут реализованы в текущем году. Будет повышена прозрачность движения средств при расчётах, в первую очередь по государственному оборонному заказу (за исключением Министерства обороны). Такую задачу мы в текущем году выполним. В дальнейшем мы распространим механизм казначейского сопровождения на субсидии до уровня муниципалитетов, а также по контрактам с единственным поставщиком.

Казначейское сопровождение позволяет более эффективно относиться к использованию бюджетных средств и, соответственно, не допускать их отвлечения от тех целей, которые законодатель определил в законе о бюджете.

Внедряя механизм казначейского сопровождения, мы ещё больше убедились в правильности объединения в казначействе функций государственного финансового контроля. По сути дела, казначейство сегодня осуществляет и текущий контроль, и последующий контроль. В момент осуществления текущих операций уже можно видеть и необходимость проведения последующих контрольных функций, контрольных операций. За счёт этого эффективность контроля существенно повышается.

Действительно, Дмитрий Анатольевич, как Вы сказали, мы в текущем году расширяем сферу использования казначейского аккредитива по субсидиям юридическим лицам и апробируем его применение при банковском сопровождении государственных контрактов, а в перспективе и по любым авансам. У нас теперь не деньги будут ходить, а будет использоваться казначейский аккредитив, что существенно улучшит ситуацию с кассой для федерального бюджета. И эти деньги мы будем более эффективно использовать – меньше будет потребности в тратах резервов в ходе исполнения бюджета.

Задачи повышения эффективности расходов сегодня выходят на первый план. И в этом году Минфин разработает Концепцию повышения эффективности бюджетных расходов до 2023 года. Первым этапом этой работы станет подготовка предложений по оптимизации расходов в рамках формирования бюджета на 2018–2020 годы. Такая работа будет проведена Минфином совместно с ведомствами. Доложим наши предложения на комиссии у Игоря Ивановича Шувалова, а после этого уже представим предложения, Дмитрий Анатольевич, Вам.

Следующая задача – обеспечение здоровой финансовой системы, способной трансформировать сбережения в эффективные инвестиции.

Программа докапитализации банков, которая была реализована Министерством финансов в 2014 году, а также меры Центрального банка по избавлению банковской системы от неэффективных банков дали результат с точки зрения увеличения доверия к банковской системе.

В этом году на повестке стоит изменение механизмов финансового оздоровления банков. На повышение доверия направлена и работа по применению кредитных рейтингов по национальной шкале при оценке надёжности и эффективности финансовых институтов. Мы будем использовать наши российские рейтинги для того, чтобы размещать средства федерального бюджета, а также средства государственных корпораций и госкомпаний. Мы подготовим новый банковский инструментарий, расширим его с точки зрения использования синдицированного кредитования, безотзывных сберегательных сертификатов, вкладов в драгоценных металлах и целого ряда других инструментов, что позволит банкам более эффективно работать, и, соответственно, повысится доверие к этим институтам.

В сфере развития страхового рынка был принят целый ряд решений. Повышена ёмкость российского перестраховочного рынка – создана национальная перестраховочная компания. Радикально изменён подход к работе с обанкротившимися страховыми компаниями. Принят закон, предусматривающий сокращение процедур их банкротства, а также переход к страховому возмещению непосредственно в натуральном виде. В текущем году будет продолжена реформа ОСАГО, будут усовершенствованы европротокол и зелёная карта. Считаем, что это тоже важные направления работы Минфина.

В сфере негосударственного пенсионного обеспечения мы подготовили уже предложения по созданию пенсионного индивидуального капитала. Этот механизм, с одной стороны, позволит формировать нашим гражданам достойную пенсию, а с другой стороны, позволит сформировать длинные ресурсы, которые могут быть задействованы в качестве источников для инвестиционных проектов.

Проведение взвешенной бюджетной политики облегчает задачу по привлечению долговых инструментов на наш финансовый рынок. Мы в этом году, уже в текущем месяце выпустим облигации федерального займа для населения, будет расширено использование отечественной инфраструктуры при размещении традиционных инструментов при выпуске еврооблигаций.

В этом году мы также при выпуске еврозаймов будем рассчитывать исключительно на нашу внутреннюю инфраструктуру, на привлечение отечественных кредитных организаций. Создана инфраструктура для новых сегментов долгового рынка, в том числе выпуск ОФЗ для рынков стран азиатского региона.

Пятая задача Минфина – это совершенствование региональных финансов.

Здесь мы добились ряда результатов, несмотря на все сложности, которые сегодня мы видим в сбалансированности бюджетов субъектов Российской Федерации.

Конечно, здесь и снижение дефицита бюджета. Сократилось количество дефицитных субъектов с 76 регионов в 2015 году до 56 в 2016 году.

Сократился и уровень долговой нагрузки на 2,7 процентных пункта до 33%. Уменьшилось и количество субъектов, у которых зашкаливает долг за 100% (с 14 до 8%). Это результат тех соглашений, которые Министерство финансов заключало с субъектами Российской Федерации. Хоть их и много критикуют – они достаточно жёсткие, эти соглашения, – но, с другой стороны, они сыграли положительную роль, поскольку в случае невмешательства центра в финансы субъектов Российской Федерации мы должны были бы говорить о допущении ряда примеров несостоятельности регионов. Это сделать мы не могли, поэтому мы считаем, что соглашения сыграли и играют свою положительную роль в стимулировании регионов обеспечивать сбалансированные бюджеты.

В этом году тенденции, положительные с точки зрения исполнения бюджетов субъектов, продолжились. Видим, что доходы регионов увеличились на 15% по сравнению с I кварталом прошлого года, а дефицит бюджетов регионов сократился в два раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Понятно, что география региональных финансов очень разная. Есть регионы, у которых продолжаются проблемы с высоким долгом. И Минфином будут применяться (мы на трёхсторонней комиссии договорились с депутатами Государственной Думы) более точечные, адресные подходы к тем регионам, у которых большие размеры долга, которым необходима поддержка по реструктуризации, рефинансированию долгов. Договорились, что такие точечные решения на основе анализа ситуации с регионами мы в ближайшее время подготовим, внесём в Правительство и обсудим на трёхсторонней комиссии.

На текущий год у нас стоит задача оценить расходные обязательства субъектов Российской Федерации и использовать эту оценку при формировании межбюджетных отношений. Также будем добиваться от регионов подготовки более сбалансированных и реалистичных бюджетов и прогнозов. Соответствующие стимулирующие меры у нас предусмотрены.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

За последние два года мы смогли справиться с мощнейшим внешним стрессом, и не только справиться, но и заложить фундамент для развития экономики. Безусловно, важную роль в этом сыграло Министерство финансов. Хотелось бы поблагодарить сотрудников за высочайший профессионализм, который был проявлен в ходе этой работы.

Дмитрий Анатольевич, мы сформулировали цели, которые необходимо реализовывать, знаем, как это делать, и уверены, что коллектив Министерства финансов справится с поставленными Вами задачами.

Э.Набиуллина: Министерство финансов для Банка России – важнейший и самый близкий партнёр. Нас не зря объединяют в одно понятие – денежные, финансовые власти. Конечно, наши меры – денежно-кредитная политика, с одной стороны, и бюджетная политика, с другой стороны, – тесно увязаны, влияют друг на друга. У нас общая ответственность – поддержание макроэкономической стабильности.

Именно финансовая система первая приняла на себя удар внешних шоков, которые мы испытали два года назад, и с тех пор нам приходилось принимать часто очень непростые, иногда непопулярные решения. Минфин, принимая консервативные решения в области бюджетной политики, последовательно поддерживая линию на снижение бюджетного дефицита, на снижение зависимости от нефтяных доходов, на наш взгляд, внёс очень большой вклад в сохранение стабильности и поддержал процессы адаптации экономики.

В том, что российская экономика себя чувствует более уверенно, макроэкономические показатели в норме, – очень серьёзная заслуга Министерства финансов.

Экономическая ситуация выглядит сейчас в целом обнадёживающей. Принимая решение по денежно-кредитной политике в марте, мы видели возможность продолжения снижения ключевой ставки во II квартале, если ситуация будет развиваться в соответствии с прогнозом.

В марте инфляция снизилась до 4,3%, а по оценке на 17 апреля инфляция уже опустилась в годовом выражении до 4,1%, что очень близко к целевому уровню.

Более быстрое снижение инфляции открывает нам пространство для снижения ключевой ставки уже в апреле. И я даже допускаю, что на ближайшем заседании совета директоров, которое состоится через неделю, может быть дискуссия о снижении ставки между 25 и 50 базовыми пунктами.

В целом же, проводя денежно-кредитную политику, мы будем придерживаться взвешенного, аккуратного подхода, учитывая риски и неопределённости, в том числе по динамике нефтяных цен, будем сохранять умеренную жёсткость денежно-кредитной политики, для того чтобы добиться стабилизации инфляции вблизи 4% и устойчивого снижения инфляционных ожиданий.

Выбранная Министерством финансов стратегия бюджетной консолидации, планируемое сокращение дефицита бюджета будет способствовать стабильности государственных финансов. А с точки зрения денежно-кредитной политики для нас важно, что выбранная стратегия ограничивает инфляционные риски со стороны бюджетной политики. Параметры бюджетной политики влияют на денежно-кредитную политику и наоборот, поэтому нам важен режим постоянных консультаций. Я надеюсь, что мы сохраним такое взаимодействие и когда вы начнёте работу (вы уже практически начали) над бюджетом в этом году.

В прошлом году Министерство финансов анонсировало планы по переходу к бюджетному правилу, а в этом году уже началась реализация переходных положений правила. Банк России приветствует это решение. Бюджетное правило способствует снижению зависимости российской экономики от колебаний цен на нефть, способствует поддержанию макроэкономической стабильности, обеспечивает бóльшую предсказуемость политики и бóльшую предсказуемость и устойчивую динамику процентных ставок в экономике.

Бюджетное правило в сочетании с таргетированием инфляции будет способствовать стабилизации воздействия на реальный курс рубля, позволит уменьшить его волатильность, которая, хотя уже заметно снизилась, всё же беспокоит российских производителей и предпринимателей.

С февраля этого года Банк России, выступая агентом Минфина, проводит в рамках переходных положений бюджетного правила покупки иностранной валюты на внутреннем рынке. Это механизм сглаживания влияния колебаний сырьевой конъюнктуры на экономику России до закрепления этих бюджетных правил в Бюджетном кодексе Российской Федерации. Мы действуем таким образом, чтобы покупки валюты не привели к увеличению волатильности курса.

Курс рубля при этом остаётся плавающим, продолжает формироваться под воздействием рыночных факторов. А влияние проводимых операций на номинальный курс очень ограничено, поскольку объёмы ежемесячных покупок валюты не будут превышать объёмы ежемесячных дополнительных нефтегазовых доходов бюджета от превышения фактической цены на нефть уровней, которые заложены в бюджете.

Отмечу, что краткосрочные инфляционные риски, связанные с началом покупки Минфином валюты, которые Банк России учитывал при принятии своих решений в начале года, не реализовались.

Для денежно-кредитной политики крайне важна определённость в отношении не только основных параметров бюджета, но и изменений в налоговой системе. Сейчас обсуждается и налоговый манёвр, и иные налоговые инновации. На наш взгляд, очень важно при обсуждении просчитывать и возможное влияние на инфляцию, инфляционные эффекты, и принимать здесь взвешенные решения. Мы надеемся, что Минфин, Правительство будут делать это во взаимодействии с Центральным банком.

Мы также поддерживаем проект, который давно обсуждаем, по выпуску ОФЗ для населения. Для нас, кроме прочего, это фактор, который повысит эффективность трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики. А для населения – это абсолютно надёжная, выгодная альтернатива депозитам. При этом мы не ожидаем негативного влияния на банковскую систему, объём невелик пока, в условиях профицита ликвидности небольшой переток средств граждан из депозитов в ОФЗ не будет проблемным для банков.

Другой проект касается государственного долга – это выпуск суверенных облигаций, номинированных в юанях. Мы также его обсуждаем. На наш взгляд, выпуск суверенных облигаций, номинированных в юанях, даст ориентир заимствованиям для выпуска бумаг российским корпоративным эмитентам. Мы уже сейчас видим интерес к этому инструменту со стороны крупных российских эмитентов. Создана вся необходимая финансовая инфраструктура, внесены соответствующие изменения в законодательство. Мы находимся во взаимодействии с Народным банком Китая, препятствий для размещения нет. Сейчас мы готовы сказать, что технически готовы к выпуску.

Два предыдущих года наш фокус деятельности был сосредоточен на обеспечении стабильности финансовой системы. На мой взгляд, на передний план сейчас выходят вопросы развития финансовой системы. Не только поддержание стабильности, устойчивости, но и развитие финансовой системы, с тем чтобы она вносила больший вклад в экономическое развитие, появлялось больше источников длинных денег. И здесь очень важна наша совместная работа по законопроектам.

Антон Германович в своём выступлении уже коснулся части важных инициатив. Я бы хотела здесь дополнить этот перечень теми инициативами, которые мы считаем важными для развития финансового сектора. Один из крупнейших проектов, над которым мы работаем совместно с Минфином, – реформа лизинговой отрасли. Мы обсуждали эту тему и на совещаниях у Игоря Ивановича (Шувалова). Сейчас разработали законопроект, который готовится к внесению в Государственную Думу. Его основные положения включают в том числе создание реестра лизинговых компаний, определение минимального капитала лизинговых компаний, повышение их прозрачности. На наш взгляд, это чрезвычайно важно, учитывая, что уже сейчас лизинговый портфель составляет, по оценкам, 3 трлн 200 млрд рублей. Это очень большая цифра, в прошлом году рост был 36%. Конечно, важно, чтобы эта отрасль, которая имеет немалое значение для развития экономики, была устойчивой, прозрачной и было адекватным регулирование.

Ряд законопроектов прошли первое чтение в Государственной Думе, и предстоит серьёзная работа по подготовке их ко второму чтению.

Важнейший из них – о введении единой системы оценки деловой репутации и квалификационных требований к менеджменту, требований к учредителям, собственникам некредитных финансовых организаций. У нас такие требования, определённые требования, есть в банковской системе. Это очень важно – повышать ответственность собственников, менеджмента финансовых организаций за их устойчивость, за добросовестное управление. На наш взгляд, очень важно ввести подобные нормы и для небанковских организаций.

Другой законопроект, который сейчас в Думе и который важен, – это повышение эффективности регулирования в сфере борьбы с инсайдом и манипулированием рынком. Здесь пока наше законодательство отстаёт от лучших мировых практик. Мы понимаем, какая это острая тема. Для того чтобы повысить инвестиционную привлекательность нашей экономики, конечно, механизмы борьбы с инсайдом и манипулированием рынком должны быть эффективными.

Следующая важнейшая тема – это законопроект о финансовом уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг. Недавно на президиуме Госсовета обсуждалась тема защиты прав потребителей финансовых услуг, и, конечно, финансовый уполномоченный может стать одним из инструментов, который повысит эффективность защиты прав потребителей. Мы предполагаем вводить его поэтапно. Я надеюсь на поддержку Министерства финансов, в целом Правительства и Государственной Думы по этому законопроекту.

Ряд законопроектов находится на стадии доработки перед внесением в Госдуму.

Во-первых, это важный для нас законопроект, который ужесточает ответственность за фальсификацию отчётности в финансовой сфере.

Мы ведём большую работу по повышению киберустойчивости финансовых организаций, противодействию кибератакам. Для нас важно, учитывая, какие преимущества даёт развитие цифровых технологий в финансовой сфере, обеспечить адекватный уровень надёжности и защиты от рисков. Поэтому необходимо изменение законодательства, которое позволило бы устанавливать требования к финансовым организациям по организации защиты информации и противодействию хищениям средств клиентов. Этот законопроект мы также совместно готовим.

Важно упомянуть также и нашу общую работу, наши предложения (это наша совместная с Министерством финансов инициатива) по модели формирования пенсионных накоплений, по индивидуальному пенсионному капиталу. Сейчас, по нашей оценке, работа над проектом уже достаточно продвинута, мы прошли несколько кругов и ведомственного, и экспертного обсуждения. Я очень надеюсь, что эти изменения будут приняты. Это обеспечит и гражданам лучшее качество жизни, и сформирует источник длинных денег для экономики, которые необходимы для инвестиционного развития.

И последнее, о чём я хотела бы упомянуть (мне кажется, особую важность приобретает это сейчас, когда идёт работа над сценарными условиями, над прогнозом, над бюджетом), – наше взаимодействие с Минфином и Минэкономразвития при подготовке среднесрочного макроэкономического прогноза, с тем чтобы он был обоснован, потому что на него ориентируется не только бюджет, но и предприятия в нашей экономике, экономические субъекты. Я надеюсь, что эта работа также позволит обеспечивать согласованность взглядов на макроэкономику, экономическую политику, потому что это очень важно. Последние два года мы действительно работали достаточно согласованно, и, на наш взгляд, это даёт определённые плоды.

Хочу в заключение ещё раз поблагодарить всех сотрудников Министерства финансов за то конструктивное взаимодействие, которое у нас складывается, за ваш высочайший профессионализм, ответственное, неравнодушное отношение к делу. И мы рассчитываем на то, что такое взаимодействие сохранится в будущем. Успеха вам, спасибо!

Д.Медведев: Сейчас Эльвира Сахипзадовна сказала, что очень часто позиция Министерства финансов и Центрального банка отражает единую позицию финансовых властей и так и воспринимается. Хотел бы это подтвердить. Даже вчерашний опыт общения с коллегами – депутатами Государственной Думы в очередной раз это продемонстрировал. Претензии были одинаковые. При этом хотел бы сказать то, что вчера сказал депутатам: я считаю, что в текущей ситуации в последние несколько лет и Министерство финансов, и Центральный банк принимали абсолютно адекватные, выверенные решения, которые в полной мере отвечали сложившейся ситуации. И это нам помогло.

У нас теперь хорошо научились делать презентации. И всякая презентация, даже коллегии, начинается с объявления миссии и ценностей. Мне хотелось бы поддержать и миссию Министерства финансов – способствовать развитию экономики, справедливому распределению национального дохода, обеспечению финансовой стабильности, национальной безопасности через эффективное и бережное управление государственными финансами, развитие и повышение надёжности финансовой системы Российской Федерации, – и ценности, которых вы придерживаетесь. Я их назову: верное служение государству и обществу, профессионализм, открытость и результативность.

Действительно, Минфин – высокопрофессиональное ведомство. Надеюсь, что именно так вы и будете работать в 2017 году. Успехов и всего доброго!

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 20 апреля 2017 > № 2160831 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов


Россия. Весь мир > Финансы, банки > premier.gov.ru, 21 декабря 2016 > № 2016491 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

В повестке: о стратегии развития Внешэкономбанка до 2021 года, о бизнес-модели деятельности и бюджете банка на 2017 год.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня завершающее заседание Наблюдательного совета Банка развития и внешнеэкономической деятельности, то есть Внешэкономбанка. Мы рассмотрим стратегию развития банка до 2021 года, бизнес-модель деятельности банка, бюджет на следующий год, а также ряд сделок.

Несколько слов о стратегии. В последнее время Внешэкономбанк столкнулся с целым рядом очень серьёзных вызовов. Это и ограниченный доступ к иностранному финансированию, и качество собственного инвестиционного портфеля. Однако ВЭБ с помощью государства преодолевает эти трудности и готов к следующему этапу развития. Именно это в соответствии с новой стратегией должен делать банк, сосредоточившись на финансировании важных, больших проектов по высокому переделу, по переводу оборонно-промышленного комплекса на выпуск гражданской продукции, он должен способствовать инновациям и развитию инфраструктуры, поддержке несырьевого экспорта, проектов Национальной технологической инициативы и реализации целого ряда других важных государственных решений.

В результате мы должны увеличить вклад Внешэкономбанка в рост российского ВВП, получить новые рабочие места, рост производительности труда.

Банку надо повышать качество собственной работы. Это значит, более эффективно искать проекты, отбирать их, отслеживать ход их реализации, работать с клиентами, привлекать частные инвестиции и, конечно, первоклассных специалистов для работы.

Внешэкономбанку предстоит реструктурировать проблемные активы, выйти из непрофильных бизнес-сегментов, выполнить обязательства по внешнему и внутреннему долгу. Всё это должно происходить на системной основе. Эти направления работы включены в новую бизнес-модель деятельности Внешэкономбанка.

Для ВЭБа наступающий год станет временем перехода от антикризисного управления к стадии реструктуризации активов и трансформации с прицелом на возможности получения прибыли в 2018 году. Правление банка учло ожидаемые результаты работы за 2016 год, сделало необходимые констатации и выводы, касающиеся параметров работы, включая накопленные убытки, а также основные параметры инвестиционной деятельности. Исходя из этих планов и сформирован бюджет ВЭБа на 2017 год.

Государство по мере имеющихся возможностей продолжит оказывать помощь банку, в том числе через прямую государственную поддержку и содействие в привлечении долгосрочного финансирования, а это в последнее время банку удалось сделать, и это очевидный результат работы новой команды. Но ВЭБу следует максимально взвешенно распоряжаться имеющимися ресурсами, не распылять их, концентрироваться на стратегических проектах в приоритетных отраслях экономики, проводить экспертизу по всем потенциальным сделкам, оценивать риски и возможности.

В повестке дня есть уже реализуемые проекты, по которым меняются условия финансирования. Есть и новые сделки, в частности строительство комплекса по производству полиэфирного волокна в Ивановской области – это новый крупный проект, подготовленный новой командой Внешэкономбанка. Это означает, что ВЭБ продолжает исполнять функции института развития. Цель проекта – в локализации производства высококачественного волокна и замещении импортного сырья для лёгкой и текстильной промышленности в нашей стране.

Кроме того, в последнее время был принят целый ряд других решений, включая важные решения по реструктуризации задолженности крупных компаний перед банком, в том числе концерна «Тракторные заводы». Здесь важным является то, что сохраняются и военный, и гражданский сегменты производства. Реструктуризация большая, это десятки миллиардов рублей. Но самое главное, что в значительной степени сохраняются рабочие места на производстве.

Мы также обсудим ряд экспортных сделок.

Россия. Весь мир > Финансы, банки > premier.gov.ru, 21 декабря 2016 > № 2016491 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 23 июня 2016 > № 1806084 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

В повестке: о стратегии развития Внешэкономбанка до 2021 года, о проекте финансового плана ВЭБа на период до 2018 года, о деятельности Российского экспортного центра.

Перед заседанием Наблюдательного совета Дмитрий Медведев посетил лабораторию ВЭБа по разработке новой модели клиентского обслуживания Sky Lab и ознакомился с её работой.

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы рассматриваем новую стратегию ВЭБа на период до 2021 года. Это целый пакет обновлений, который должен изменить бизнес-модель корпорации, адаптировать её к новым условиям, новым задачам. Конечно, при этом стратегическая цель банка остаётся прежней – поддержка развития нашей экономики, – как, собственно, и основной статус, назначение Внешэкономбанка (он у нас называется банком, но это институт развития).

Документ подготовлен новой командой в короткие сроки, обсуждался на совещаниях в Правительстве, у меня на совещании и, конечно, с клиентами банка. По итогам этой работы был добавлен целый ряд интересных предложений.

Что можно сказать о текущем состоянии документа? Стратегия, которая подготовлена, получилась удобной для обсуждения. При подготовке использованы современные управленческие методики, использованы методики, которые применяются и финансовыми институтами, и технологическими лидерами. В настоящий момент у нас есть основания этот документ рассмотреть и принять за основу, но работа по нему всё равно должна быть продолжена.

Рассчитываю, что Внешэкономбанк сумеет всю необходимую работу быстро провести и принятая сегодня (если мы об этом окончательно договоримся) стратегия развития Внешэкономбанка до 2021 года будет доработана и уже в начале сентября превратится в окончательно утверждённый документ. Но тем не менее в период с сегодняшнего заседания Наблюдательного совета до начала сентября именно по этой стратегии, принятой за основу, Внешэкономбанк и должен строить свою работу.

Работа фокусируется на трёх направлениях, которые являются наиболее актуальными в настоящий момент для нашей экономики, а стало быть, и для ВЭБа. Это поддержка высокотехнологичных отраслей промышленности, поддержка инфраструктурных проектов и поддержка несырьевого экспорта, который в такой поддержке очень нуждается.

ВЭБ как институт развития должен подставить плечо там, где сугубо рыночных институтов недостаточно, и тогда те солидные ресурсы, которые в принципе, я надеюсь, ВЭБ будет способен аккумулировать в ближайшие несколько лет, принесут реальный результат.

В рамках проекта стратегии предусмотрено изменение не только структуры самого ВЭБа, но и всей группы Внешэкономбанка. Должны меняться методы, подходы, включая и методы выделения денег. Корпорация в конечном счёте должна быть не столько кредитором, сколько модератором кредитов, то есть должна помогать бизнесу структурировать сделки и, конечно, привлекать к проектам коммерческие банки и просто деньги с рынка, что называется.

В стратегии предусмотрено два сценария развития – базовый и оптимистический. Я сейчас предлагаю на цифрах не зацикливаться, что называется, потому что мы должны принять целый ряд решений и по судьбе активов ВЭБа. Но в любом случае речь идёт о том, чтобы в рамках базового сценария банк мог предоставить на различные проекты довольно значительный объём финансирования – это сотни миллиардов рублей. В каких пропорциях это будет делаться и по какому сценарию, ещё предстоит окончательно определиться.

Есть и другие важные темы в повестке дня, среди них – проект финансового плана ВЭБа на второе полугодие 2016 года, на плановый период 2017–2018 годов. Новой командой проведена работа по изучению сильных и слабых сторон экономики корпорации. Прошла инвентаризация активов, оптимизированы расходы (надеюсь, в достаточной мере), пересмотрен ряд решений, в которых определены приоритетные задачи для стабильной работы ВЭБа сейчас и в будущем. Всё это позволило принять решение о поддержке Внешэкономбанка в этом году. Была выделена субсидия объёмом 150 млрд рублей. Примерно половина этой субсидии уже перечислена банку. Баланс банка сбалансирован в среднесрочной перспективе, мы должны посмотреть, как всё это будет происходить в различные периоды.

Ещё одна тема – поддержка и расширение экспорта. Политика импортозамещения даёт нашей экономике возможность продвигаться по новой модели. Это ставит задачу добиться существенного увеличения несырьевого экспорта. Такая задача стоит, и ею, собственно, и должен заниматься Внешэкономбанк.

Сегодня мы рассмотрим целый ряд вопросов деятельности Российского экспортного центра, который входит в группу Внешэкономбанка, чтобы экспортный центр был одним окном для оказания кредитной, страховой, гарантийной и нефинансовой помощи проектам любых размеров.

У нас есть и целый ряд отдельных вопросов, которые относятся к компетенции Наблюдательного совета, включая вопросы, имеющие большое социальное значение, например создание медицинского кластера на территории Кавказских Минеральных Вод. Это не единственный вопрос, давайте приступим к обсуждению пунктов повестки дня.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 23 июня 2016 > № 1806084 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 20 апреля 2016 > № 1731093 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов

Расширенная коллегия Министерства финансов.

Об итогах работы министерства за 2015 год и задачах на предстоящий год.

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемые члены президиума! Уважаемый Антон Германович! Всех рад приветствовать. Собрались, как обычно, по окончании одного года, чтобы обсудить итоги, наметить планы на будущее. Многие темы я вчера затронул, выступая в Государственной Думе с отчётом Правительства. Собственно, это суммарный итог деятельности всех органов управления, в том числе и Министерства финансов. Тем не менее сегодня мы должны обсудить более предметно вопросы, которые касаются министерства.

Ещё раз скажу о том, что где-то, может быть, пару лет назад нам было даже трудно представить, с какими испытаниями столкнётся российская экономика, в первую очередь бюджетная система, какую проверку на прочность предстоит ей пройти, когда не один отрицательный фактор, а целый ряд неприятных факторов или позиций будут единовременно менять условия нашей работы. Я их перечислять не буду, вы их все хорошо знаете, и вчера, выступая в Государственной Думе, я об этом же говорил.

Тем не менее скажу ещё несколько слов таких с оценками. Нам неоднократно предсказывали катастрофу, говорили о том, что экономика разрушится или, как выразился один мой коллега, экономика будет порвана в клочья. Но мы с вами непосредственно занимаемся российской экономикой и прекрасно понимаем, что никаких клочьев нет. Есть трудности, но, строго говоря, если смотреть на историю последних нескольких десятилетий, то нынешнее состояние российской экономики, и тем более финансовой системы, гораздо лучше, чем в определённые исторические периоды.

В прошлом году мы успешно решили три тактические задачи: помогли экономике адаптироваться к новым условиям, не дали разогнаться инфляции – а этому предпосылки были – и сохранили стабильную ситуацию на рынке труда.

После тяжёлого первого полугодия экономика стабилизировалась, но, конечно, некоторого снижения валового продукта избежать не удалось. Тем не менее всё познаётся в сравнении. Я недаром такую ретроспективу делал вчера и сегодня хочу сказать: если говорить о кризисе 2008 и 2009 годов, то снижение всё-таки было в два раза меньше, чем в 2009 году. Инфляция не превысила показатели 2008 года, уровень официальной безработицы вырос совсем незначительно (опять же в сравнении с показателями предыдущего кризиса), поскольку мы предусмотрели целый комплекс мер по поддержке занятости.

Мы не могли бы решить этой задачи без продуманной и адекватной бюджетной и макроэкономической политики. Скоординированные действия и Министерства финансов, и Банка России позволили сохранить устойчивость системы, даже несмотря на то, что в конце года цены на нефть вновь поползли вниз. Вчера, выступая в Думе, я сказал: действительно, мы на протяжении новейшей истории практически не сталкивались с ситуацией, когда цены падали в два раза на основной источник дохода, то есть на углеводороды. В прошлом году это произошло.

Министерство финансов проводило расчёты: считало и возможности, и риски. Был предложен пакет мер, которые позволили минимизировать возможные негативные последствия. И несмотря на крайне негативный настрой тех же рейтинговых агентств ещё год назад, в этом году на фоне масштабного пересмотра кредитных рейтингов всех сырьевых стран оценки России оставлены без изменения, может быть, в том числе и потому, что они изначально были занижены. И всё-таки мы исходим из того, что помимо сугубо экономических факторов, которые влияют на принятие решений рейтинговыми агентствами, там не обошлось и без политической составляющей. Очевидно, что усилия и достижения в вопросе макроэкономической стабилизации не могли не остаться незамеченными. Министерство в целом, я хотел бы об этом специально сказать – не потому, что обычно на коллегии принято хвалить министерство, куда пришёл послушать отчёт, а говорю абсолютно об этом искренне, – проявило себя в очередной раз эффективным и высокопрофессиональным коллективом. Но самое главное, что удалось справиться с теми весьма непростыми задачами, которые стояли.

Минфин принимал и принимает участие в создании оперативных планов Правительства по стабилизации экономики. В прошлом году план у нас назывался антикризисным, в этом году он называется новым планом действий в экономике – Планом действий Правительства по обеспечению стабильного социально-экономического развития. Но суть по большому счёту от этого не меняется, и в том и в другом плане, кстати, Минфин является ответственным исполнителем по значительному количеству позиций. Тем не менее новый план отличается от предыдущего, он содержит не только меры оперативного характера, но и те позиции, которые направлены на развитие, касаются отдельных отраслей промышленности, сельского хозяйства, формирование фундамента для роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Частью новой налоговой политики было и повышение эффективности налогового администрирования, сделан первый шаг к созданию единого механизма контроля за поступлением налогов. Я помню, сколько мы на эту тему дискутировали, тем не менее точка поставлена, теперь самое главное, чтобы, как говорили классики, Минфин сумел всей этой совокупностью возможностей, той властью, которая Минфину дана, правильно распорядиться.

Формируются необходимые условия для создания всероссийской базы данных по актам гражданского состояния, что позволит поднять на качественно новый уровень администрирование имущественных налогов и, самое главное, что мы получаем единую базу, почему, собственно, и была воспринята точка зрения, что это лучше делать на базе Федеральной налоговой службы.

В рамках антикризисных решений было приостановлено создание новых консолидированных групп налогоплательщиков, разрабатывается методика оценки эффективности налоговых расходов в целях систематизации подходов к выявлению и отмене неэффективных налоговых льгот. Благодаря в целом консервативной бюджетной политике мы сохранили стабильность бюджетной системы, и, наверное, это самое главное. Дополнительным шагом стало решение временно вернуться на практике к планированию расходов на один год. Это было в прежних условиях, сегодня мы считаем, что есть возможность возвращаться и к трёхлетнему бюджетному циклу, во всяком случае этот вопрос вчера обсуждался и с коллегами по Государственной Думе.

Бюджет был оперативно скорректирован исходя из более реалистичной оценки среднегодовой стоимости нефти. Мы практически сразу же отказались от пропорционального сокращения по всем статьям, проводили оптимизацию очень аккуратно, хотя это и стоило, скажем прямо, трудовых усилий всем, включая руководство Правительства, и, конечно, стоило нервов Минфину, Министерству экономического развития и другим министерствам, которые занимались этими вопросами.

В начале года мы, как я уже отметил, увидели новый провал на нефтяном рынке, тем не менее там также произошла некоторая коррекция, и пока нам удалось избежать корректировки бюджета, хотя поначалу, то есть где-то в январе, нам всем это казалось неизбежным. Мы будем внимательно следить за дальнейшими изменениями. Это особенно важно в условиях возвращения к трёхлетнему планированию. Прежде всего нужно закрепить позитивные процессы, которые появились в прошлом году, в частности я имею в виду доходы ненефтегазового сектора – об этом говорил вчера и ещё раз хочу повторить. Это, конечно, очень важно, что они увеличились до 57%, в перспективе около, может быть, даже 60% будут в общедоходной базе. В номинальном выражении они выросли примерно на 10%, и мы ещё раз констатируем, что это не только снижение цен на нефть, хотя оно, конечно, сказывается, но и всё-таки начало процесса создания и развития собственного производства.

Во многом всему этому способствовала реализация масштабной программы по докапитализации банковской системы. Объявление о ней в конце декабря 2014 года позволило успокоить и людей, и бизнес, фактически создать фундамент для возобновления роста кредитования и нормальной работы банковской системы. Вчера, как обычно, в Государственной Думе на эту тему была полемика, в очередной раз вспоминали этот триллион почти. Тем не менее все здравомыслящие люди (как в советские времена говорили, люди доброй воли) прекрасно понимают, что без этого финансирования просто не удалось бы стабилизировать ситуацию в целом и сегодня мы бы получили обломки того, что имеем в настоящий момент.

В прошлом году была выстроена система стимулирования строительства жилья, целый ряд других задач был решён, но понятно, что проблемы остаются.

В последние годы на передний план вышла проблема несбалансированности региональных бюджетов, роста их долговой нагрузки. Она весьма остро проявилась и в прошлом году, и в этом даёт о себе знать. В некоторых случаях эта проблема весьма серьёзна, в некоторых она мягче, но в целом за год федеральный бюджет, как известно, выделил регионам более 1,6 трлн рублей. Кроме того, выделялись и кредиты для замещения более дорогостоящих видов заимствования. Конечно, все эти вопросы и в прошлом году, и в этом году должны решаться, как мы любим говорить, адресно, то есть применительно к условиям хозяйствования и, конечно, к имеющимся условиям задолженности в каждом конкретном регионе.

Удалось (и это тоже большое общее достижение) сохранить низкий уровень государственного долга. Его объём составил всего 13,6% ВВП, что сохраняет нам очень неплохие возможности на будущее.

Несмотря на всю стрессовую ситуацию на финансовом рынке, министерство обеспечило привлечение более чем 800 млрд рублей на внутреннем финансовом рынке, а рынку были нужны и остаются нужны новые финансовые инструменты. Впервые появились облигации с номиналом, который индексируется на инфляцию, и целый ряд других инструментов тоже в настоящий момент обсуждается.

На Министерстве финансов, несмотря на всё то, о чём я сказал, сохраняется очень большая ответственность за проведение государственной политики в финансовой, бюджетной сфере и в целом за состояние дел в экономике. Я коротко сформулирую ещё несколько позиций.

Первой задачей должна стать реализация уже принятых решений в рамках бюджета 2016 года с конечной целью дефицита в объёме 3%, а также подготовка нового бюджета на трёхлетнюю перспективу. Эта задача очень непростая, крайне непростая. С одной стороны, нужно обеспечить консолидацию бюджета, с другой – сделать так, чтобы экономический рост не пострадал, а по возможности ещё и ускорился. В целом текущие задачи могут быть решены. У министерства есть не только эти позиции, но и целый ряд других функций, вновь приобретённых, включая вопросы развития страхового бизнеса, банковского сектора, лизинговой деятельности, в ведение министерства переданы Росалкогольрегулирование, таможенная служба, поэтому всё это должно быть в поле зрения и министра, и всех сотрудников министерства.

Второе, о чём бы хотел сказать. Очевидно, что такая переделка, такая переработка бюджета невозможна без изменения подходов к бюджетной политике и бюджетным расходам. Внедрённый несколько лет назад механизм государственных программ хотя и является наиболее оптимальным, но пока заработал, мягко говоря, не в полную силу. Мы не так давно встречались, разбирали все те проблемы, которые существуют, и договорились о том, что это не будет означать отказа от существующей модели, но очевидно, что в эту систему нужно вдохнуть новую жизнь, чтобы она всё-таки стала работающей, а не фиктивной или формальной. Для чего это делается – объяснять не буду, что для этого делается – также мы об этом ещё поговорим.

Третье. Дальнейшее укрепление финансовой системы нам также необходимо, тем более что иностранные санкции по отношению к российским компаниям и российскому финансовому сектору сохраняются, и, к сожалению, судя по тем индикаторам, которыми мы располагаем, они вполне вероятно ещё и сохранятся, а это значит, нам нужно будет и дальше самостоятельно нести ключевую нагрузку. Я имею в виду, что внутренняя наша финансовая система сама будет все эти вопросы решать с точки зрения обеспеченности экономики деньгами и финансирования расходов государства. Поэтому необходимо развивать новые инструменты, в целом повышать нормы сбережений в российской экономике. Я рассчитываю, что слаженная работа между Минфином, Банком России, другими ведомствами правительственными будет продолжена.

В начале марта одобрены основные направления развития финансового рынка. Документ охватывает широкий спектр вопросов, сейчас нужно перейти в плоскость реализации тех задач, которые там поставлены.

И ещё одна задача заключается в том, чтобы обеспечить непрерывность осуществления переданных Казначейству России функций упразднённого Росфиннадзора. Внутренний государственный контроль необходимо организовать на новом уровне и контролировать вообще всё, что происходит. Недавно на совещании я говорил о недопустимости неисполнения обязательств перед агентами экономической деятельности и, конечно, перед нашими людьми, перед гражданами. И сейчас казначейству необходимо обеспечить ритмичное использование бюджетных средств, в том числе в рамках сопровождения государственных контрактов. Требуется отработать новый механизм, который всё-таки был бы не тормозом, а подспорьем, для того чтобы финансировать расходы бюджета.

Министерство является открытой системой, и это неплохо. У нас благодаря работе всех, кто присутствует в этом зале, в прошлом году Россия сохранила высокий показатель по индексу открытости бюджета. Это действительно свидетельствует о том, что вы умеете работать не просто профессионально, но и в открытом ключе, чего, откровенно сказать, всегда ждут от Министерства финансов, потому что каждый хочет понимать, что происходит с его деньгами. Вот этот индекс рассчитывается из 102 стран, министерство, как известно, заняло 11-е место. Само по себе это хороший показатель.

Я думаю, что Антон Германович легко продолжит то, что я начал, конечно, не повторяясь. Спасибо.

А.Силуанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Вчера в выступлении в Государственной Думе, Дмитрий Анатольевич, Вы в качестве первой задачи Правительства назвали вопрос бюджетной консолидации. Действительно, решение этой задачи – это объективная реакция на те внешние вызовы, с которыми столкнулась наша экономика. Только снижение поступлений иностранной валюты в страну за 2015 год составило 13% ВВП по платёжному балансу. Такого масштабного шока платёжный баланс не испытывал за десятилетия, включая кризисные явления 80-х годов прошлого столетия.

Принятые в ответ на изменившуюся ситуацию меры в бюджетной и денежно-кредитной сфере позволили экономике пройти процесс первичной адаптации быстрее и с наименьшими потерями. Сейчас происходит улучшение ситуации. По итогам I квартала подросло промышленное производство, инфляция вернулась в однозначные значения. Отток капитала в этом году будет в два раза ниже, чем в прошлом году, и этот отток будет минимальным начиная с 2007 года.

Ключевым ориентиром по бюджету на этот год остаётся 3% ВВП при цене 40 долларов за баррель, и мы будем принимать все меры для того, чтобы обеспечить этот показатель. Улучшение макроэкономической ситуации подтверждается и рейтинговыми агентствами. Действительно, Вы сказали, при тотальном пересмотре рейтингов стран с сырьевой направленностью и стран с развивающимися рынками у Российской Федерации рейтинги не изменились. На наш взгляд, это показывает, что та экономическая политика, которая проводится, верная.

За последние два года изменилась структура экономики. Увеличилась доля ненефтегазовых торгуемых секторов, а доля неторгуемых секторов сократилась, произошёл существенный рост прибыли и уровня рентабельности, что запустило экономический рост и инвестиционную активность. Особенно это показательно в таких отраслях, как сельское хозяйство, внутренний туризм, пищевая промышленность, деревообработка и целый ряд других.

Какую роль в этом процессе сыграла бюджетная политика? Одно из ключевых значений принадлежит именно бюджетной политике. Принятые решения по оптимизации бюджетных расходов, по аккуратному подходу к текущим обязательствам способствовали быстрой подстройке экономики к новым условиям, стабилизации ключевых макроэкономических показателей, а значит, это всё содействовало созданию условий для построения инвестиционных планов российских компаний.

Удалось сдержать дефицит бюджета. За прошлый год дефицит бюджета составил 2,4% от ВВП. Такой уровень дефицита был необходим, с тем чтобы компенсировать сжатие кредитной активности банковской системы. По итогам прошлого года 11,5% роста денежной массы произошло, и в основном этот рост был сформирован за счёт дефицита бюджета. Однако дефицит из помощника может стать врагом российской экономики, и уже сейчас вклад в рост денежной массы сужает пространство для расширения кредитного мультипликатора. Банк России справедливо называет бюджетный дефицит одной из ключевых причин, которые ограничивают возможности снижения процентных ставок в банках.

Сохранение бюджетного дефицита на текущих уровнях означает, что во избежание инфляционных последствий экономика сможет себе позволить только крайне умеренное восстановление кредитной активности, а значит, инвестиционная активность не сможет получать тот приток денежных средств из банковского сектора, который ей необходим.

Не надо забывать и о других рисках. За бюджетный дефицит надо платить. При текущем уровне бюджетного дефицита и текущем уровне процентных ставок объём процентных расходов каждый год будет нарастать, вытесняя все остальные важные бюджетные траты. Это уже происходит сейчас, правда, мы пока тратим резервный фонд. Это не приводит к росту процентных расходов, но снижает наши доходы за счёт уменьшения прибыли Банка России, за счёт уменьшения доходов, которые мы получаем от размещения в активы средств резервов. Но уже с 2017 года процентные расходы могут резко вырасти, что нельзя допускать, поэтому цель номер один для Министерства финансов в текущих условиях – это проведение бюджетной политики, направленной на долгосрочную макроэкономическую устойчивость, и содействие структурной трансформации нашей экономики. Задача способствует переходу экономики в новое равновесие с низкой инфляцией, низкими процентными ставками, относительно стабильной реальной курсовой динамикой рубля и в новое качество структуры бюджетных расходов. Именно такое равновесие позволит и ускорить темпы потенциального роста, и увеличить инвестиционную активность частного сектора.

Мы часто слышим, уважаемые коллеги, о том, что Министерство финансов не отвечает за экономический рост. Однако никому настолько не важен экономический рост, как Министерству финансов. Ведь только увеличение доходов, обеспеченное реальным ростом экономики, позволяет решить больше задач, возложенных на государство. Инфляционные доходы, доходы, вызванные изменением валютного курса, ничем, по сути, не отличаются от повышения налогов. Это либо изъятие средств у населения через инфляционный налог, либо неуправляемое сокращение бюджетных расходов. Поэтому ускорение темпов роста российской экономики – одна из ключевых задач, обеспечивающая в том числе и устойчивость всей бюджетной системы.

Важно подчеркнуть, что ограничение объёмов расходов и дефицита – это не только вопрос устойчивости государственных финансов, это вопрос общего макроэкономического равновесия, к которому необходимо привести экономику. Даже если представить себе увеличение цен на нефть, от которых зависит сильно бюджет, до уровня порядка 60–70 долларов за баррель, без бюджетной консолидации мы столкнёмся с серьёзным укреплением реального курса рубля и, соответственно, последствиями для нашей экономики – потерей конкурентоспособности наших экономических субъектов. При этом справиться с управлением реальным курсом рубля только инструментами Центрального банка невозможно.

Таким образом, без бюджетной консолидации экономика будет скатываться в сторону докризисного состояния, когда будут доминировать только сырьевые экспортно ориентированные отрасли, а все отрасли с высокой добавленной стоимостью будут находиться в неконкурентном положении. Поэтому долгосрочным ориентиром в бюджетной политике должен выступать уровень бюджетных расходов, соответствующий доходам бюджетов, рассчитанным при цене на нефть 40–50 долларов за баррель.

Создание новых бюджетных правил на долгосрочную перспективу – это одна из ключевых задач Министерства финансов в этом году, это задача, направленная не на сугубо бюджетные цели, а на обеспечение устойчивости макроэкономической конструкции, стабильного развития российской экономики. Наши предложения уже были рассмотрены на Национальном финансовом совете, и мы этой осенью внесём необходимые предложения в Правительство Российской Федерации. Новые бюджетные правила будут являться первым якорем бюджетной политики на предстоящие годы.

Второй якорь бюджетной политики – это темпы бюджетной консолидации в рамках бюджета 2017 года и на плановый период 2018–2019 годов. В настоящее время Министерство финансов готовит комплексный документ, описывающий основные направления бюджетной, налоговой, долговой политики на этот период. В ближайшие месяцы он будет представлен в Правительство. Ключевая задача этого документа – обеспечить переход бюджетной системы к ориентирам нового бюджетного правила за трёхлетний период, сформировать условия для структурных изменений в экономике, способствовать повышению темпов её роста. Такой подход предусматривает плавную бюджетную консолидацию темпами примерно – один процентный пункт ВВП ежегодно. Это позволить выйти к параметрам сбалансированного бюджета через несколько лет.

Мировой опыт показывает, что наиболее эффективный способ бюджетной консолидации, который положительно влияет на рост, – это сокращение бюджетных расходов. Очевидно, что, несмотря на консолидацию, приоритет расходной части бюджета должен быть ориентирован на две основные цели – это борьба с бедностью и поддержка экономического роста.

Ориентация на достижение ключевых целей в рамках финансовых ограничений требует качественного изменения подходов к реализации государственной политики. Основой должен стать проектный подход, для реализации которого в своё время и был введён институт государственных программ. На наш взгляд, система государственных программ нуждается в перезагрузке. Необходимо более чётко, в полной увязке с целями Правительства определять ключевые показатели деятельности, своего рода QPI для ведомств, и способы их достижения в рамках имеющихся ресурсных ограничений. Именно такой проектный подход и может быть реализован через инструмент государственных программ. Исполнение показателей госпрограмм должно оцениваться с привлечением внешнего аудита с рассмотрением результатов такого аудита на заседаниях Правительства. Отчитываться должен ответственный исполнитель госпрограмм, поэтому и полномочия по распределению бюджетных ассигнований должны находиться у него. Необходимые изменения в порядок работы с государственными программами готовятся в настоящее время Министерством финансов.

Вообще, целеполагание и объём ресурсов – вот, по сути дела, два основных критерия, которые должны быть положены в основу целеполагания. Мы считаем, что при подготовке нового бюджетного процесса мы должны чётко определить предельные наши возможности с точки зрения финансового обеспечения государственных программ. И исходя из этих возможностей, чётко определить те цели деятельности Правительства, на которые достаточно финансов, достаточно мер регулирования, которые имеются в качестве инструментария министерств и ведомств, и таким образом подойти к формированию бюджета на 2017-й и последующий годы, исходя из задач необходимости стабилизации макроэкономической ситуации через объёмы расходов, которые мы себе можем позволить, а после этого определения распределять эти расходы по тем приоритетам и целям, которые ставит перед собой Правительство.

На тех же принципах целеполагания должна быть построена работа и в части пересмотра налоговых льгот и освобождений по сборам и взносам, которые, по сути дела, являются скрытыми расходами. В прошлом году Минфином была проделана работа по систематизации в едином документе всех льгот и освобождений, разнесения их по отдельным государственным программам. Задача на этот год – провести работу по оценке эффективности льгот и их влиянию на экономический рост и по результатам этой работы представить предложения по отмене неэффективных преференций.

Зачастую предоставление льгот рассматривается просто как наиболее простой способ осуществления бюджетных расходов. Наша позиция заключается в постепенном сокращении использования механизма льгот и при необходимости замене их бюджетным субсидированием экономическим агентам.

Хочу сказать, что действительно в последнее время мы приняли много льготных режимов, в том числе в особых зонах, в том числе на территориях опережающего развития, в регионах, которым предоставляется дополнительная льгота. Так вот надо оценить, уже прошёл год, прошло время. По особым экономическим зонам есть уже конкретные результаты, где мы видим, когда целый ряд экономических агентов просто перерегистрировались в этих зонах, не создавая новые условия для новых бизнесов. Мы не об этом договаривались, поэтому считаю необходимым… Сейчас нужно провести анализ действующих инструментов, которые уже работают в части льготных режимов, и подвести итог, насколько эффективны такие режимы, насколько дальше необходимо их развивать.

Цель номер два Минфина – это повышение операционной эффективности расходования бюджетных ресурсов. Какие здесь проблемы? В первую очередь это рост дебиторской задолженности. По состоянию на начало года 3,3 трлн рублей составляет дебиторская задолженность, за год увеличилась на 700 млрд рублей и сейчас дальше продолжает расти.

Вторая проблема – это неравномерное использование бюджетных средств в течение года. Большая часть ресурсов бюджета тратится, как известно, в декабре – 20% всех кассовых ресурсов. Ну и, конечно, это наличие неиспользуемых остатков. На 1 января 2016 года общий объём целевых остатков на счетах бюджетов регионов составил 72 млрд рублей, на счетах бюджетных автономных учреждений – 218 млрд рублей. Я уже не говорю, сколько остатков хранится на счетах юридических лиц. Что делать в этой связи?

Первое. Нам необходимо ужесточить кассовую дисциплину. Мы это уже делаем. Мы ввели в использование такой ограничительный инструмент, как предельные объёмы финансирования. Результаты его очевидны: за I квартал расходы уменьшились на 510 млрд рублей, или на 12%, при этом никаких задержек по заработной плате, никаких сбоев в финансировании не было. Мы просто уменьшили объёмы авансов. И теперь, если главный распорядитель бюджетных средств приходит с предложением проавансировать в значительном объёме свои траты, то это проходит рассмотрение в Министерстве финансов, и в случае подтверждения необходимости таких трат эти авансы осуществляются. Но такого, как было раньше, мы не можем допустить, когда в первые два месяца прошлого года наибольший объём расходов был осуществлён именно через предоставление авансов.

Почему это важно? При наличии таких ограничений мы меньше тратим средств наших резервов, ведь все траты бюджета финансируются как за счёт доходов, поступлений, так и за счёт траты резервов, к которым нам нужно очень аккуратно относиться. Мы считаем, что все участники бюджетного процесса должны понимать и ценить стоимость этих денег, потому что мы либо заимствуем с внутреннего рынка и платим за это проценты, либо сокращаем наши резервы. Поэтому вопрос аккуратности использования, выделения бюджетных ассигнований – это одна из наших ключевых задач.

Второе. Не менее важно не допустить возникновения в IV квартале так называемого бюджетного навеса. У нас по некоторым главным распорядителям расходы федерального бюджета на декабрь превышают половину всех ранее произведённых кассовых расходов. Например, расходы Министерства по Дальнему Востоку за декабрь в четыре раза превысили ранее произведённые расходы. А у Росграницы, «Роскосмоса», Министерства по Северному Кавказу расходы за декабрь сопоставимы со всеми расходами, которые они, эти ведомства, провели за 11 месяцев прошлого года. Ну это никуда не годится! Во многом проблемы исполнения федерального бюджета связаны с несвоевременным обеспечением процедур, процедурных вопросов, – с заключением соглашений, контрактных договоров и так далее. В целях минимизации подобных случаев предусмотрена блокировка и отзыв лимитов бюджетных обязательств, по которым на 1 октября текущего года не приняты бюджетные обязательства. Важно, чтобы с точки зрения усиления бюджетной дисциплины эти решения были безусловно выполнены. Это подстегнёт, будет стимулировать наших главных распорядителей бюджетных средств равномерно тратить бюджетные ассигнования, а также своевременно заключать договоры и соглашения о предоставлении этих средств.

Третье. В этом году мы внедрим механизм, при котором средства из федерального бюджета перечисляются ровно в тот момент времени и в том объёме, когда это требуется для получателя средств и в соответствии с целями их предоставления. Минфин периодически сталкивается с сопротивлением и опасением со стороны отдельных ведомств в отношении действия этих механизмов. В связи с этим Федеральному казначейству, департаментам Минфина необходимо продолжить разъяснительную работу по порядку применения этого механизма. Сбоев финансирования быть не должно, но и отвлечение бюджетных средств в депозиты коммерческих банков также необходимо исключить. Благодаря инвентаризации неиспользованных остатков ранее предоставленных целевых средств на казначейские счета поступило 144 млрд рублей целевых остатков прошлых лет. Когда-то эти деньги с боем выбивались в Министерстве финансов – и до сих пор не использованы. Это ещё не все перечислили. Уверен, что совместно со Счётной палатой мы продолжим работу в этом направлении. В 2017 году будет расширено казначейское сопровождение не только авансов, но и по всем контрактам в части товаров, работ и услуг.

Четвёртое. В этом году функция по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере от Росфиннадзора передана Федеральному казначейству. Отмечу, что это позволило сократить порядка 30% государственных гражданских служащих, что никоим образом не скажется на качестве выполняемых ранее контрольных функций Росфиннадзора. Будет создана новая современная система государственного финансового контроля. Процедуры контроля будут понятными и прозрачными для внешней среды. Для этого будут разработаны единые стандарты контроля и унифицированы подходы к его осуществлению.

Пятое. Повышение производительности труда в финансовой системе. Будет осуществляться централизация в Федеральном казначействе обеспечивающих функций по ведению бюджетного учёта и формированию отчётности, а также расчётов по оплате труда. Это позволит снизить стоимость выполнения указанных функций за счёт сокращения численности государственных гражданских служащих.

В этом году мы создадим систему централизованного учёта бюджетных и денежных обязательств в органах Федерального казначейства, что позволит перейти к учёту дебиторской и кредиторской задолженности. Федеральным казначейством в этом году проводится подготовительное мероприятие для проведения в 2017 году эксперимента по централизованному ведению бюджетного учёта и начислению заработной платы. Это существенно позволит сократить число работников государственных, которые сегодня осуществляют эти функции в других распорядителях средств, получателях средств, и, соответственно, повысит эффективность этого процесса.

В дальнейшем казначейство должно стать своего рода бюджетной платёжной системой, расчётным центром для сектора государственного управления, что повысит ликвидность казначейского счёта и обеспечит участников бюджетного процесса современными платёжными услугами и сервисами, используемыми в банковской практике.

Шестое. Не менее важной стратегической задачей в рамках реализации тактических мер, целей деятельности Минфина является задача по повышению качества оказываемых государственных услуг. Для решения этой задачи в этом году государственные задания для учреждений на федеральном уровне были утверждены на основании базовых и ведомственных перечней услуг, а субсидии на их содержание рассчитаны на основании единых базовых нормативов затрат.

Следующим этапом должно стать оказание государственных услуг на конкурентной основе. Мы должны активно вовлекать в этот процесс негосударственные организации. Для этого в текущем году необходимо завершить работу над законопроектом о государственном заказе на оказание государственных услуг в социальной сфере.

Расширится электронное взаимодействие в бюджетном процессе. С 2017 года в электронном бюджете будут вестись процессы управления закупками, бюджетные росписи главных распорядителей бюджетных средств, бюджетные сметы получателей средств бюджета, а также планы финансово-хозяйственной деятельности федеральных бюджетных и автономных учреждений. Субъекты Российской Федерации стали подключаться к электронному бюджету впервые в прошлом году для формирования ведомственных перечней государственных и муниципальных услуг. Хотелось бы поблагодарить всех участников за слаженную совместную работу и особенно отметить регионы, которые активно участвуют в подключении к электронному бюджету и в получении новых электронных сервисов: это Воронежская область, Республика Мордовия, Саратовская область, Забайкальский край. Они уже реализовали все необходимые процедуры подключения к системе, сформировали свои перечни услуг в электронном формате и обмениваются таким образом.

Третья стратегическая цель Минфина касается доходной части бюджета. Здесь стоят следующие цели: обеспечение стабильности и предсказуемости налогового режима, повышение собираемости налогов и сборов, улучшение качества делового климата через упрощение и повышение удобства работы для экономических агентов, работающих вбелую, и, соответственно, создание невозможности для работы вне налогового законодательства. Это всё должно быть направлено на повышение конкурентоспособности нашей экономики. Какие задачи мы видим в рамках этой цели?

Первая – это стабильность налоговых условий. Стабильность налоговых условий является прямым следствием устойчивости бюджетной конструкции. Всем понятно, что существующий дефицит бюджета сейчас – это высокий риск увеличения налоговой нагрузки в будущем. Поэтому с этой точки зрения важен устойчивый баланс бюджета. Тем не менее налоговая система не стоит на месте: в преддверии грядущих приватизационных сделок в нефтяной отрасли крайне важна информация о системе налогообложения отрасли в дальнейшем. Поэтому одной из главных задач на этот год для Минфина является разработка новой системы налогообложения, в рамках которой гарантировалась бы устойчивость основных бюджетных параметров и стабильное долгосрочное развитие отрасли при любых колебаниях нефтяных цен. Такие предложения будут представлены в Правительство Российской Федерации в текущем году.

Важна также определённость относительно объёмов дивидендов, выплачиваемых государственными компаниями. В этом году норматив увеличен до 50% от прибыли. Считаем такую меру полезной, поскольку компании с более сильным дивидендным потоком привлекают больший интерес инвесторов, а значит, увеличивается их стоимость, с одной стороны, а с другой стороны, появляется стимул повышения эффективности инвестиционных программ и формируется дополнительный поток ресурсов в бюджетную систему. Мы будем предлагать Правительству продлить действие нормы о 50-процентной выплате дивидендов и на последующие годы.

В целях стимулирования развития малого и среднего бизнеса в налоговое законодательство будут подготовлены изменения, которые позволят снизить издержки субъектов малого и среднего предпринимательства, расширить круг малых предприятий, имеющих возможность применять специальные налоговые режимы, снизить неформальную занятость.

Вторая задача – это администрирование. С текущего года в ведении Минфина находятся налоговые администраторы, обеспечивающие сбор 90% доходов бюджетной системы.

Ключевая задача на ближайшие годы – это создание системы администрирования, построенной на единой методологической базе, что означает: больше поступлений, меньше административной нагрузки для легального бизнеса.

Мы активно взялись за работу по наведению порядка на рынке алкогольной продукции. Созданы рабочие группы с участием ключевых силовых ведомств, ликвидирован ряд схем по уклонению от уплаты акцизов. Уже видны и первые результаты. По итогам I квартала прирост поступлений акцизов по крепкому алкоголю вышел в положительную зону, и на сегодняшний момент поступления на 11% превысили уровень прошлого года.

Однако доля чёрного рынка алкоголя пока остаётся значительной. Поэтому считаем важным ввести дополнительный инструмент мотивации региональных властей в части контроля за оборотом алкогольной продукции.

С 2017 года при распределении полученных акцизов по региональным бюджетам мы предложим учитывать объёмы розничных продаж алкогольной продукции через систему ЕГАИС, которая обязательна к применению уже с июля текущего года. А в некоторых регионах уже сейчас средства учёта ЕГАИС установлены в абсолютном большинстве торговых точек.

Задача, которую мы ставим перед собой на алкогольном рынке, – это резкое сокращение нелегальных продаж алкоголя и создание высококонкурентного рынка алкогольной продукции, работающего вбелую и обеспечивающего максимальное качество продукции.

Федеральная таможенная служба. Здесь задача более сложная и комплексная. Прекрасно знаем об успехах налоговой службы и в части улучшения собираемости налоговых платежей, и в части повышения лёгкости ведения бизнеса. Именно такие задачи мы сейчас ставим и перед коллегами из таможенной службы. На первом этапе проекта мы уже запустили детальный анализ всех бизнес-процессов таможни. По его результатам можно будет говорить об интеграции информационных систем налоговой и таможенной служб для обеспечения повышения сборов налогов. Главная задача сегодня даже не столько в фискальной составляющей, которую осуществляет таможенная служба, сколько в упрощении условий ведения бизнеса для участников внешнеэкономической деятельности, снижении их административных издержек. Это является существенным вкладом в стимулирование экономического роста.

Подготовлено решение, направленное на сокращение издержек для добросовестных участников внешнеэкономической деятельности. Разработаны меры по улучшению ситуации в таможне, предусматривающие публичный доступ и обсуждение ценовой информации, содержащейся в профилях риска, ускоренное внедрение автоматической регистрации на товары автоматического выпуска, повсеместное внедрение центров электронного декларирования, позволяющих исключить физические контакты между декларантом и таможенным инспектором. Мы видим огромный потенциал для снижения административных издержек в переносе основных контрольных мероприятий на контроль после выпуска. Такие поручения о реализации этих задач даны Федеральной таможенной службе.

В части страховых взносов. Главная задача – остановить резкий рост дебетовой задолженности. По состоянию на 1 января текущего остаток задолженности достиг 267,1 млрд рублей и вырос почти на 50 млрд рублей всего за год. Уверен, что мы сможем кардинально поменять ситуацию в следующем году.

При рассмотрении вопросов администрирования нельзя не остановиться на теме серого бизнеса, который ещё присутствует в сегменте азартных игр. Под видом лотерей нелегально действуют псевдопредприниматели, используя так называемых одноруких бандитов. Вот здесь нам необходимо подготовить законопроект и нормативные акты. Мы уже сделали законопроект, который позволяет обеспечить регулирование этого рынка, сделать его прозрачным и, соответственно, привлекать в казну те доходы, которые сегодня просто скрываются. Считаем, что это также является одной из важнейших задач и по привлечению ресурсов в бюджетную систему, и, самое главное, в наведении порядка в этом достаточно ещё криминальном сегменте.

Четвёртая цель – это развитие финансовой системы. Несмотря на то что работа по исполнению «дорожной карты» международного финансового центра в Москве выполнена – создана ключевая инфраструктура финансовых рынков, финансовая система в полном объёме пока ещё не заработала в части наполнения экономики длинным денежным ресурсом. Необходимо формирование так называемых длинных денег, создание источника для таких длинных денег. Требуется реформировать работу негосударственных пенсионных фондов в части дополнительного пенсионного обеспечения. Полагаем, что формирование пенсионных накоплений может осуществляться не только в негосударственных пенсионных фондах, но и в банках, а также в компаниях накопительного страхования жизни. Вопрос ответственности каждого российского гражданина за формирование достойной пенсии должен стать фундаментом новой системы. В настоящее время такие предложения по стимулированию и созданию добровольной накопительной пенсионной системы подготовлены Министерством финансов совместно с Центральным банком и будут представлены в Правительство Российской Федерации.

Современную экономику невозможно представить без активных трансграничных операций – как в международной торговле, так и в финансовых операциях. Как показала мировая практика, именно либерализация законных валютных операций обеспечивает устойчивость финансовых рынков. Именно на движение в этом направлении и направлена наша работа. Это пятая цель. В этом году мы планируем провести полную ревизию систем валютного регулирования и контроля на соответствие современным экономическим условиям. Наша задача – максимально затруднить нелегальные операции и максимально упростить легальные, в том числе операции, по которым не возникает вопросов у налоговых органов.

Следующее – это долговая политика. Она будет преследовать двойную цель – привлечение средств для финансирования дефицита бюджета и развитие новых сегментов финансового рынка. В частности, в 2016 году предусмотрен новый выпуск инфляционных облигаций, который с учётом невысокой дюрации должен стать ориентиром при размещении корпоративных выпусков. Первый выпуск, размещённый в июле прошлого года, признан экспертами лучшим суверенным долговым инструментом, выпущенным в мире. Коллеги, это тоже большое достижение, я считаю, в деятельности Министерства финансов, когда мы выпускаем инструменты, интересные для рынка, с одной стороны, привлекаем ресурсы для бюджета и в эти инструменты вкладываются не только наши отечественные инвесторы, но и с удовольствием покупают иностранцы.

Прорабатывается также вопрос о выпуске специального долгового инструмента для физических лиц. Планируется максимально диверсифицировать предложения долговых инструментов как по типам, так и срокам их погашения. Такой подход позволит в ближайшие годы максимально расширить инвесторскую базу, что обеспечит дополнительную устойчивость рынка ценных бумаг.

Закончить своё выступление хотел бы важной темой – речь идёт о региональных финансах. Это наша седьмая цель, седьмая задача Минфина. Происходящие изменения в российской экономике, особенно в системе налогообложения, всю тяжесть бюджетных проблем отнесли на федеральный уровень, в то время как доходы региональных бюджетов растут. Мы видим это и по прошлому году – доходы регионов выросли почти на 5%, и в текущем году такая же ситуация. В результате, по итогам 2015 года, дефицит консолидированного бюджета субъектов Российской Федерации сократился в 2,6 раза и составил 170 млрд рублей.

В том числе такой неплохой результат вызван работой по ограничению динамики роста госдолга. Подписано соответствующее соглашение с субъектами Российской Федерации. Направлялись необходимые рекомендации для выстраивания бюджетной политики регионов. Понятно, что ситуация не столь безоблачна. География региональных финансов сильно отличается друг от друга. Есть регионы, у которых госдолг превышает 100% уровня налоговых и неналоговых доходов. Таких пять регионов, которым необходимо предметно работать. Мы готовы подставить плечо таким регионам вместе с финансистами из регионов, где качество финансов находится на высоком уровне.

Рядом регионов, по итогам 2015 года, нарушались ключевые положения бюджетного законодательства и условия заключённых соглашений. Мы будем занимать очень жёсткую позицию. Коллеги, всех финансистов прошу обратить внимание: будем занимать жёсткую позицию к нарушителям, применять все использующиеся возможности, которые предусмотрены в бюджетном законодательстве в случае несоблюдения как Бюджетного кодекса, так и тех соглашений, которые мы с вами заключаем.

Отдельно хочу остановиться на вопросе использования субсидий.

Правительством установлены жёсткие сроки распределения субсидий и сроки заключения соглашений – это 1 мая и 15 июля соответственно, после которых оставшиеся средства субсидий будут просто перераспределяться для тех регионов, которые более нуждаются в финансовой помощи. Субъектам необходимо обеспечить безусловное выполнение принятых обязательств и достижение тех целевых показателей, на которые выделяются соответствующие средства субсидий. Как и на федеральном уровне, регионам необходимо проводить оптимизационные мероприятия, вводить критерии нуждаемости при предоставлении мер социальной поддержки, больше работать над формированием доходной базы, включая меры по мобилизации доходов от налога на имущество, землю, а также меры, направленные на легализацию теневого сектора.

Основные задачи Минфина в части межбюджетных отношений мы видим следующие.

Первое. Завершение анализа полномочий субъектов Российской Федерации на достаточность ресурсного обеспечения. В прошлом году проведена инвентаризация переданных полномочий, а в текущем будут разработаны подходы к расчёту минимальной потребности в финансовом обеспечении расходных обязательств.

Второе. Повышение уровня точности прогнозирования объёма финансовой помощи для региональных бюджетов путём увеличения доли распределяемых законом трансфертов, с тем чтобы при формировании бюджетов субъектов Российской Федерации уже было понятно, какие трансферты будут перечислены из федерального центра.

Третье. Закрепление на постоянной основе за субъектами функциональных полномочий, финансовое обеспечение которых осуществляется за счёт субвенций из федерального бюджета, с одновременной передачей доходов бюджетам субъектов Российской Федерации. Считаем, что как можно больше надо передавать и полномочий, и, соответственно, доходных источников регионам.

Безусловно, будет проводиться работа по стимулированию региональных властей к повышению ответственности за качество долговой политики и осуществление жёсткого контроля за расходами бюджета.

Многие сегодня говорят о необходимости создания стимулов для зарабатывания субъектами Российской Федерации и о том, что действующие трансферты не стимулируют субъекты Российской Федерации к зарабатыванию, поскольку объёмы их уменьшаются.

Здесь хочу сказать следующее, что для стимулирования регионов в зарабатыванию собственных средств создана, во-первых система грантов, которая использовалась и в прошлом году, и в этом году.

Кроме того, в основном трансферте, который передаётся бюджетам регионов (так называемые дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности), заложены, согласованы с субъектами Российской Федерации механизмы стимулирования зарабатывания. Какие это механизмы? В рамках трёхлетнего бюджета мы не уменьшали объёмы трансфертов, заложенные уже в трёхлетнем бюджете, это первое. Второе – это база для расчёта трансфертов на выравнивание бюджетной обеспеченности. Берётся не последний год, когда, возможно, субъект нарастил доходную базу, а берётся период 2,5 года, то есть это сглаживание происходит. И третье: в случае если субъект увеличил поступление налога на прибыль, НДФЛ от вновь вводимых предприятий, производств, то, если темпы этого увеличения выше, чем средние темпы прироста этих налогов по Российской Федерации, берутся темпы по Российской Федерации.

Такие инструменты стимулирования к зарабатыванию собственной доходной базы у субъектов заложены, прекрасно отработаны с финансистами, с губернаторами и так далее. Поэтому просто нужно коллегам, губернаторам (я обращаюсь к финансистам) больше показывать эти стимулы, потому что, может быть, не все вникают в наши методики межбюджетных трансфертов, но механизм такой есть.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, это основные цели и задачи, которые мы будем реализовывать в текущем году и которые мы ставим себе в качестве приоритетов. В заключение хотел бы поблагодарить Вас за оценку работы Министерства финансов, за высокую оценку. Хочу сказать, что всё это сделано нашим коллективом, нашими сотрудниками, нашими службами, которые сегодня присутствуют здесь, в этом зале. Мы очень ответственно относимся к вопросу укрепления государственных финансов, очень ответственно относимся и к вопросам экономического роста, ещё раз говорю, мы, наверное, самое заинтересованное в этом плане министерство.

Ещё раз хотел поблагодарить всех сотрудников за ваш профессионализм и, Дмитрий Анатольевич, хотел заверить, что мы справимся с любыми вызовами, задачами, которые стоят перед Министерством финансов. Спасибо большое.

Э.Набиуллина: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Игорь Иванович, Антон Германович, уважаемые коллеги! Я также хочу начать со слов благодарности всем сотрудникам Министерства финансов. Нам в прошлом году (достаточно сложный год) было необходимо очень тесно координировать свою работу, совместно работать. Я хочу сказать, что нам приятно работать с вами, потому что мы видим очень профессиональный и ответственный подход к делу, очень неравнодушный подход к делу. При этом у нас очень много общих задач.

Два направления, наверное, самые основные в нашей совместной работе, – это обеспечение макроэкономической стабильности и создание условий для развития финансового рынка. Макроэкономическая стабильность – это прежде всего низкая инфляция и сбалансированный бюджет, причём сбалансированный не в рамках одного года, а устойчиво сбалансированный бюджет, низкий дефицит, низкий государственный долг. Именно эта макроэкономическая стабильность, на наш взгляд, должна стать основой и для структурных изменений, и для улучшения инвестиционного климата.

Для Центрального банка бюджетная политика – это важный фактор в снижении инфляции, и мы учитываем ситуацию с бюджетом, в том числе когда принимаем решения по ключевой ставке. Между бюджетной и денежно-кредитной политикой есть вполне однозначная связь: чем жёстче бюджетная политика, тем более мягкой может быть денежно-кредитная политика, и наоборот. И мы приветствуем стремление Министерства финансов не наращивать дефицит бюджета, вернуться к трёхлетнему бюджетному планированию, поскольку неопределённость бюджетной стратегии является существенным проинфляционным фактором.

Антон Германович, выступая, сказал, что Минфин переживает за экономический рост. Надо сказать, что и Центральный банк также беспокоит экономический рост, и наш вклад в возвращение к устойчивому росту мы видим прежде всего в снижении и закреплении инфляции на устойчиво низких уровнях. Потому что без низкой инфляции не будет низких долгосрочных процентных ставок в экономике и предсказуемости условий ведения бизнеса, критически необходимых для экономического роста.

Последние данные по инфляции показывают, что она действительно снизилась, сейчас в годовом выражении составляет 7,2%, то есть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилась где-то в два раза, вернувшись к уровням трёхлетней давности. Это нас приближает к достижению цели – к концу 2018 года иметь уровень инфляции 4%. При этом то, что мы сейчас выходим на уровень, скажем так, привычный до 2014 года, не должно нас расслаблять, мы не должны терять бдительности, потому что есть риск того, что мы застрянем на уровне 6–7%.

Кому-то этот уровень инфляции может показаться приемлемым. На мой взгляд, он абсолютно неприемлем, потому что это не тот уровень инфляции, который нужен для инвестиционного роста. 6–7 % – это неинвестиционный уровень инфляции, и сейчас мы видим, что сохраняется высокая неопределённость в ситуации на внешних рынках. Это создаёт и риски для инфляции, и риски для бюджета, и наша задача – обеспечить последовательность и предсказуемость макроэкономической политики.

Почему цель – 4%? Во многих развитых странах и развивающихся странах целевой ориентир для инфляции и ниже, около 2%. Тем не менее мы считаем, что для нашей экономики (это обсуждали с Правительством, когда отрабатывали основные направления денежно-кредитной политики) 4% – это приемлемый, адекватный уровень.

Во-первых, это уровень, который позволяет в условиях структурной перестройки меняться относительным соотношениям цен, но с другой стороны, он не настолько высокий, как 6–7%, – тот уровень инфляции, который не способствует инвестициям. При этом если будет более высокая инфляция, если она даже будет 6–7%, это будет означать, что номинальные процентные ставки в экономике будут выше, будет выше премия за риск и при этом будет достаточной и может сохраняться высокая волатильность цен финансовых активов и валюты, так как волатильность и цен финансовых активов, и валюты ниже, чем ниже инфляция при прочих равных условиях. Из этого следует, что при более высокой инфляции окупаться будет меньшее количество инвестиционных проектов, инвестиционная активность будет ниже. Поэтому эта цель, на наш взгляд, а) реальна и б) абсолютно необходима для структурной перестройки нашей экономики.

При этом сохранение консервативного подхода к формированию бюджетных расходов 2016 году принципиально важно и для долгосрочной устойчивости государственных финансов с учётом ограниченного размера резервного фонда и ограниченных возможностей привлечения капитала на внешних рынках, в том числе связанных и со стоимостью обслуживания государственного долга. Мы понимаем, какая сложная задача стоит перед Министерством финансов, для того чтобы, не имея возможности наращивать общий объём расходов, тем не менее иметь и бюджетные стимулы, которые будут соответствовать экономическому росту. Это значит, дополнительные требования к приоритизации расходов, к эффективности расходов, потому что не хотелось бы, конечно, всем нам при сокращении дефицита бюджета и при ограничении бюджетных расходов, чтобы пострадали наиболее эффективные с точки зрения структурных изменений в экономике расходы.

Макроэкономическая политика – это важнейшая, но не единственная зона взаимодействия Министерства финансов и Центрального банка. Мы активно сотрудничаем в области совершенствования регулирования в финансовом секторе и проработки необходимого законодательства. У Центрального банка нет права законодательной инициативы, поэтому мы работаем с Правительством. И наш, конечно, основной партнёр в этом вопросе – Министерство финансов. В прошлом году мы подготовили достаточное количество предложений по совершенствованию регулирования на финансовом рынке. Хочу поблагодарить сотрудников Министерства финансов за эту совместную работу.

Но сейчас мне хотелось бы выделить те направления законопроектной деятельности, которые Центральному банку представляются наиболее приоритетными в ближайшее время. Прежде всего это законопроект, который связан с определением требований по деловой репутации, которые будут применяться к менеджменту и собственникам некредитных финансовых организаций.

У нас такие требования есть по отношению к банкам. Их, наверное, тоже нужно совершенствовать, но здесь мы хотели бы применить кросс-секторальное регулирование: когда будут одинаково жёстко пресекаться попытки вернуться к работе на финансовом рынке лицам, которые запятнали свою репутацию, вне зависимости от того, совершили ли они нарушения, работая в банке, страховой компании, негосударственном пенсионном фонде или другом финансовом институте. Проект большой достаточно, объёмный, трудный, но надеюсь, что наши усилия позволят принять его до конца сессии.

Второй проект связан с повышением требований в страховой сфере. Страховщики – это ключевые участники финансового рынка. К ним должны предъявляться, на наш взгляд, требования не меньше, чем предъявляются к банкам или негосударственным пенсионным фондам. И проект решает эти задачи.

Третий проект связан с оптимизацией процедур банкротства страховщиков и передачей функций по конкурсному управлению Агентству по страхованию вкладов. Мы рассматриваем этот проект как часть большой работы по совершенствованию в целом процедур банкротства, финансового оздоровления финансовых организаций.

В ближайшее время Государственной Думе предстоит рассмотрение ещё нескольких проектов, которые имеют значение для различных аспектов надзора на финансовом рынке.

Антон Германович говорил в выступлении о том, что одна из задач Министерства финансов – инвентаризировать в принципе всё законодательство, связанное с валютным регулированием и валютным контролем. Мы полностью поддерживаем подход, который будет означать облегчение, скажем, условий для добросовестных и понятные, чёткие препоны тем, кто осуществляет недобросовестные операции.

Один из проектов, который упрощает обмен наличной валюты в части идентификации (это удобство и для граждан): нужна будет идентификация личности при обмене свыше 40 тыс. рублей, от 40 тыс. до 100 тыс. – упрощённая идентификация. Мы считаем, что в приоритетном порядке можно было бы принять, действительно, этот закон.

Также для нас очень важно законодательство, которое позволит банковскому надзору занимать более активную позицию и пресекать проблемы на ранних стадиях. Мы все с Вами согласны, что те проблемы, которые возникают в финансовой сфере, нужно выявлять как можно раньше и пресекать как можно раньше, и сделать это без введения института профессионального суждения достаточно сложно. Мы рассчитываем на то, что подходы Центрального банка, Министерства финансов здесь будут поддержаны.

И ещё в заключение хотела отметить один законопроект, который Центральный банк считает важным для завершения работы по созданию ключевых элементов финансового рынка, инфраструктуры финансового рынка. Если в прошлом году мы достаточно активно работали по проекту национальной системы платёжных карт, продолжаем работать. На наш взгляд, на нашем финансовом рынке, конечно, нужен крупный игрок на рынке перестрахования – национальная перестраховочная компания. Мы обсуждаем этот проект давно, там есть некоторые разногласия, но, на мой взгляд, конечно, нужно двигаться, этот элемент создавать. Потому что только это позволит обеспечить и в определённом смысле самодостаточность, и устойчивость развития финансового рынка.

В заключение ещё раз повторю, что последовательность в макроэкономической политике и приоритет макроэкономической стабильности означает предсказуемость условий ведения бизнеса. Это важнейшее условие для экономического роста, как и снятие структурных ограничений, и я надеюсь, что в результате того, что мы будем проводить ответственную и бюджетную денежно-кредитную политику, обеспечим эту макроэкономическую стабильность и будем содействовать созданию условий экономического роста. Спасибо большое за внимание.

Т.Голикова: Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! За последние три года, как я стала председателем Счётной палаты, стало уже традицией, что по результатам, по сути, наших годовых контрольных мероприятий мы выступаем на расширенной коллегии Министерства финансов, чтобы обозначить те проблемы, с которыми мы сталкиваемся, и те нарушения, которые мы выявляем в ходе контрольной работы.

И отрадно обратить внимание на то, что за эти три года у нас с Министерством финансов сложились достаточно серьёзные темы для совместной отработки, и это не просто сложившаяся практика для отработки, но и уже имеющийся результат. Конечно, не всё удаётся, конечно, не всё можно решить за такой короткий срок, но самое главное, что мы поступательно идём вперёд, и сегодня очень о многом в своём докладе говорил Антон Германович (А.Силуанов).

Речь идёт, конечно, и о сокращении дебиторской задолженности перед бюджетом и по доходам, и по расходам, и о работе со взносами в уставные капиталы, субсидиях государственным корпорациям, ресурсах, которые предоставляются на исполнение государственного задания для федеральных автономных и федеральных бюджетных учреждений, и многих других проблемах, которые являются предметом нашего самого пристального внимания, и в первую очередь с точки зрения эффективности использования тех ресурсов, которые сегодня имеются у государства.

Я сказала, что что-то удалось, что-то не удалось сделать. Антон Германович в своём докладе отметил, что в 2015 году не удалось, несмотря на определённые усилия, стабилизировать ситуацию с ростом дебиторской задолженности. При этом это касается не только расходов, это касается, к сожалению, и доходов бюджетной системы, и доходов федерального бюджета. Но, собственно, я не планировала сегодня об этом говорить с учётом того, что об этом сказал Антон Германович. Единственное, хотела обратить внимание на два момента.

Росфиннадзор ликвидирован. Полномочия Росфиннадзора переданы Федеральному казначейству. Федеральное казначейство – специфический орган, и он тоже обладал своими полномочиями по внутреннему контролю, осуществляя санкционирование расходов.

Здесь я бы хотела обратить внимание на одну проблему, которая может возникнуть, если её на начальном этапе не разрешить. Казначейство санкционирует расходы, значит, оно уже осуществляет контроль за теми бюджетными ассигнованиями, которые уходят из федерального бюджета. Но жизнь у нас идёт на земле, и не исключено, что при санкционировании соответствующих бюджетных расходов потом окажется, что эти расходы будут использованы нецелевым образом. И здесь возникнет тема ответственности, в том числе органов казначейства, за те расходы, которые оно санкционировало.

Почему я об этом говорю? Потому что хочу подойти к другой теме. Несмотря на то что в 2013 году была принята новая редакция постановления Правительства по внутреннему контролю, эта редакция не заработала должным образом, и внутренний контроль в главных распорядителях на сегодняшний день не заработал.

Если бы сегодня этой теме было уделено более существенное внимание и если бы органы внутреннего контроля главных распорядителей работали надлежащим образом, по соответствующим единым стандартам, я думаю, таких проблем, которые мы сегодня имеем с эффективностью расходов, или части проблем, которые мы имеем с эффективностью расходов, не было бы.

И мне представляется, Дмитрий Анатольевич, принципиально важным достроить эту систему внутреннего контроля и возложить соответствующую ответственность за контроль на главных распорядителей бюджетных средств, разделив полномочия между органами Федерального казначейства по внутреннему контролю и соответствующими главными распорядителями. При этом я хочу обратить внимание также и на Ваше решение, которое Вы принимали в феврале, и случайным образом так совпало, что сегодня наступает срок доклада Министерства финансов совместно с Министерством экономического развития и другими заинтересованными федеральными органами об эффективности использования ресурсов по данным за I квартал 2016 года. По отдельным показателям данные есть, по дебиторской задолженности показателей пока нет. Но есть одна существенная деталь в Вашем поручении: если по результатам доклада Министерства финансов выявится, что какой-то федеральный орган всё-таки ненадлежащим образом использовал бюджетные ресурсы, то Вы должны принять решение о соответствующих дисциплинарных выводах.

Как я уже сказала, я не хотела сегодня говорить об эффективности, я всё-таки хотела сегодня – с учётом того, что на заседании коллегии присутствуют регионы страны, – поговорить о проблематике, которая связана с состоянием бюджетов субъектов Российской Федерации, сконцентрироваться на той седьмой задаче, о которой говорил Антон Германович, и, может быть, в каких-то моментах не согласиться с теми выводами, которые прозвучали от Министра финансов.

На что я хотела обратить внимание? Принимаемые меры в 2014-м, 2015 году по сокращению государственного долга субъектов Российской Федерации и реструктуризации коммерческой задолженности не дают того существенного эффекта, на который мы все рассчитывали. К сожалению, рост госдолга субъектов Российской Федерации на сегодняшний день продолжается. По состоянию на 1 апреля 2016 года он снова возрос по сравнению с 1 января 2016 года на 1,5% и составил 2,352 трлн рублей.

Если говорить о структуре государственного долга регионов, то за I квартал структура улучшилась в пользу бюджетных кредитов и доля бюджетных кредитов в структуре долга возросла до 43,3%, то есть на 8,4 пункта, а доля коммерческих кредитов сократилась на 7,3 пункта и составила в структуре долга 34,3%.

Но это общие цифры по Российской Федерации. На самом деле ситуация выглядит более тревожно. На сегодняшний день коммерческую задолженность выше среднероссийского уровня имеют 36 регионов страны. При этом из этих 36 регионов 19 имеют в структуре долга коммерческую задолженность более 50%. Причём это устойчивая тенденция, которую на протяжении ряда лет мы наблюдаем. Есть регионы, которые практически всё время находятся в состоянии высокой коммерческой задолженности, а соответственно, роста расходов на обслуживание и вытеснения других расходов из своих бюджетов. Как правило, это неуспешные регионы, это регионы, которые получают, как правило, существенные объёмы финансовой помощи из федерального бюджета.

Примечательно и то, что I квартал с дефицитом закончили 50 регионов (в прошлом году это было 29 регионов). При этом расходная часть бюджетов субъектов Российской Федерации, если говорить о 2015 годе (факте) и 2016 годе (плане), на сегодняшний день одинакова – 9,5 трлн рублей. Это на самом деле, как нам кажется, ситуация очень тревожная, мы о ней говорим не первый раз. Поэтому, для того чтобы понять, а что же всё-таки послужило основной причиной такой ситуации, мы провели в конце прошлого года соответствующее контрольное экспертно-аналитическое мероприятие на примере одного из регионов и получили информацию со всей страны, а что же реально произошло за 11 лет с той ситуацией по разграничению полномочий, которая была осуществлена в 2004 году и вступила в силу с 1 января 2005 года.

Так вот та ситуация, которая сегодня сложилась со сбалансированностью бюджетов субъектов, во многом связана с теми решениями, которые мы на протяжении последних 11 лет принимали. Мы по предметам совместного ведения увеличили количество полномочий субъектов Российской Федерации за 11 лет с 46 до 105, делегированных полномочий с федерального уровня – с 11 до 117. При этом должна сказать (и этот анализ это наглядно показывает), что, к сожалению, не всегда закрепление полномочий и наделение новыми полномочиями сопровождалось соответствующими доходными источниками или финансовым обеспечением. Понятно, что доходные источники с учётом крена в сторону нефтегазовых доходов в федеральном бюджете закреплять за бюджетами субъектов достаточно сложно, но и соответствующую финансовую помощь мы тоже не передавали. И этому свидетельство – другие цифры. Просто цифры – вещь упрямая, против них ничего не скажешь. У нас объём всех межбюджетных трансфертов из федерального бюджета за 11 лет увеличился в 3,3 раза. Это номинальное выражение. При этом прослеживается устойчивая тенденция снижения межбюджетных трансфертов в расходах федерального бюджета. Если в 2005 году это было 13,8%, то в 2016 году это уже 10%. Соответственно, почти на 4 процентных пункта доля межбюджетных трансфертов снизилась, хотя по деньгам, 1,6 трлн рублей, это кажется большой цифрой.

Что происходит в доходах субъектов? В доходах субъектов возрастает доля того, что передаётся из федерального бюджета. И на один пункт доля доходов за счёт межбюджетных трансфертов, которые передаются из федерального бюджета, возросла. Антон Германович здесь сказал, что растут доходы субъектов Российской Федерации. Но если мы посмотрим, что произошло за 11 лет, то мы увидим, что межбюджетные трансферты возросли, как я сказала, в 3,3 раза, а доходы бюджетов субъектов возросли в 3,1 раза. А если мы посмотрим на саму структуру межбюджетных трансфертов, которые передаются из федерального бюджета, то мы увидим следующее. На мой взгляд, это очень опасная тенденция, которая имеет место быть и которая продолжается. Что я имею в виду? В общей структуре межбюджетных трансфертов доля дотации на выравнивание и дотации на сбалансированность сократилась на 4 процентных пункта. При этом сама доля (как доля) с 59,2 в 2005 году сократилась до 40,6% по факту 2015 года. И что любопытно, за I квартал 2016 года она продолжила своё сокращение. И сейчас у нас получается такое соотношение, что доля дотации на выравнивание у нас составляет в межбюджетных трансфертах всего 39,3%, а 60,7% приходится на субвенции, субсидии, иные межбюджетные трансферты.

При этом я хочу обратить внимание, что дотация – это единственный инструмент, который позволяет в отсутствие закреплённых доходных источников принимать решения субъектам Российской Федерации по поводу того, куда эти средства перераспределять. И мне кажется, продолжение такой тенденции, как я уже сказала, является весьма опасным, поскольку оно не даёт возможности сбалансировать бюджеты субъектов Российской Федерации и принимать решения по собственным полномочиям. По сути, субвенции, субсидии и иные межбюджетные трансферты являются как бы навязанными из федерального центра.

И я хочу сказать, что сами субвенции и сами субсидии с точки зрения сбалансированности, в общем, для бюджетов субъектов Российской Федерации ничего не решают. А иные межбюджетные трансферты вообще никак не связаны с полномочиями – это категория, которая была привнесена в бюджетное законодательство в 2008 году. И мне кажется, что сейчас настало время в принципе отказаться от категории иных межбюджетных трансфертов. Много или мало это денег? Вот к 2016 году сейчас это 262 млрд рублей. Мне кажется, что вполне можно было бы часть иных межбюджетных трансфертов, часть субсидий совершенно спокойно присоединить к дотациям и сделать эту помощь как помощь на цели выравнивания и на цели сбалансированности и соответствующей компетенции субъектов Российской Федерации.

Почему я так говорю? Дмитрий Анатольевич, к сожалению, у нас на сегодняшний день нет ни у одного органа компетенции по поводу того, а кто должен координировать те самые субсидии, которые выделяются из федерального бюджета по разным направлениям в пользу тех или иных отраслей, и никто не отслеживает, что происходит со сбалансированностью бюджетов субъектов Российской Федерации в результате принятия тех или иных решений по поддержке тех или иных отраслей.

Ещё один момент, на который я хотела бы обратить внимание. Мы вроде бы сделали благое дело, когда сделали единую субвенцию. Эту единую субвенцию, то есть на переданные полномочия, перечисляет Министерство финансов, но при этом нормативно-правовое регулирование в отношении субвенций осуществляют соответствующие министерства и ведомства. Они вообще себе плохо представляют, что происходит в бюджетах субъектов с исполнением переданных полномочий, и наши контрольные мероприятия это показывают.

Сегодня и Вы, и Антон Германович говорили о загсах. Загсы, вообще говоря, – это делегированные полномочия. После того как в бюджете произошла оптимизация расходов, там тоже произошла оптимизация расходов по субвенции, субвенции тоже были сокращены на 10%. Что произошло в результате? Нормативные документы соответствующего ведомства не изменились, деньги сократились, в результате полномочие не выполнено. Субъект вынужден на делегированные полномочия добавлять свои собственные деньги из своего собственного бюджета. Тогда возникает вопрос: если они делегированные, то почему он должен направлять свои ресурсы? Он просто спасает систему и просто как бы реализует это полномочие. Но это как пример.

Что я хочу сказать, резюмируя эту часть? Я не хочу останавливаться ни на каких других проблемах. Мне кажется, хоть Антон Германович и обозначил это как седьмую задачу, но просто он шёл по логике своего доклада. Сбалансированность бюджетов субъектов Российской Федерации, хоть у нас и разграничены полномочия, сегодня является темой, которая встаёт на повестку дня одной из первых. Если мы не примем соответствующие решения и по инвентаризации делегированных полномочий, и по инвентаризации тех субсидий, которые мы предоставляем из бюджета, и иных межбюджетных трансфертов, и не перестроим эту систему, мы никогда не остановим ту проблему, которая связана с ростом государственного долга субъектов Российской Федерации и теми проблемами, которые сегодня у них складываются. Спасибо.

А.Воробьёв: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства! Члены коллегии! Спасибо за возможность выступить на коллегии ключевого министерства. Московская область – второй регион по численности и по собственным доходам, 480 млрд рублей. В прошлом году мы показали рост – 9%, а по собственным доходам на душу населения мы занимаем 17-е место.

Вчера при подготовке к коллегии Антон Германович рекомендовал говорить только о проблемах и предложениях, поэтому я остановлюсь исключительно на них. Первое – эффективность расходов. Постановление Правительства №999, пожалуй, в регионах сейчас наиболее обсуждаемое, начало действовать с 1 января 2015 года. Хочу сказать, что мы, безусловно, поддерживаем политику, направленную на результат, на своевременное освоение средств, и со своей стороны приучаем к жёсткой финансовой дисциплине муниципальные территории. Вместе с тем считаю, что сегодня установленная система ответственности регионов за расходованием этих средств крайне жёсткая. В частности, федеральные деньги, как известно, идут не напрямую субъекту, а проходят через профильные ведомства, и очень часто мы получаем субсидии во второй половине года. Поэтому хотел бы попросить всё-таки также возложить ответственность за доведение средств до регионов на профильные министерства.

Вторая проблема, которая стоит у нас на пути освоения, – это освобождение территорий при строительстве инфраструктурных проектов. С нас очень жёстко требуют освоения средств. Это, ещё раз подчеркну, справедливо, однако сегодня мы сталкиваемся с непреодолимыми препятствиями при освобождении территорий, особенно если речь идёт о лесфонде. Поэтому хотелось бы попросить упрощённой процедуры, которая бы позволила своевременно реализовывать инфраструктурные проекты.

Ещё одно жёсткое требование. Возврат 100% субсидий в случае неполного, даже незначительно, освоения, очевидно, может повлечь недостроенные объекты. И в этой связи также в этом постановлении прописан штраф. В этом году он 30% от субсидии, а вообще в основе постановления – до 100%. Соответственно, считаю, что это чрезмерно строгое наказание. И если бы наказание было от части неосвоенных средств, мы бы считали это всё-таки более адекватным и соразмерным.

Вчера, уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы сказали, что важно эффективное государственное управление, и Правительство Российской Федерации здесь показывает пример.

Мы со своей стороны в регионе в 2015 году также провели очень вдумчивую и аккуратную работу по оптимизации численности: у нас получилось сократить государственных и муниципальных служащих на 45%. Сразу хочу сказать, что это не было сделано по мановению одной руки и никто не рубил сплеча, – было проведено тщательное нормирование, и большая часть функций была переведена в подготовленные МФЦ.

Если раньше МФЦ у нас выполняли роль такого передаточного почтового ящика, сегодня благодаря информатизации мы обеспечиваем достижение целевых показателей. Общей экономии средств в 2015 году удалось достичь – порядка 2 млрд рублей. В итоге мы пришли к оптимальному показателю, сегодня Московская область по численности государственных и муниципальных служащих делит третье-четвёртое места с Тульской областью, а лидерами у нас в стране являются Москва и Санкт-Петербург. Считаю, что подобный подход позволяет экономить большие, серьёзные средства, и на это тоже можно обратить внимание.

Оптимизация также коснулась и муниципального устройства. Мы видим, что там, где идёт преобразование из муниципального округа с несколькими поселениями в городские округа, нам удаётся экономить на административном аппарате до 45–50%. В частности, в Мытищах (сейчас это городской округ) в 2015 году мы затратили на его содержание 1 млрд рублей, в 2016 году это будет 604 млн рублей.

Централизация закупок – ещё одна актуальная тема, огромные деньги. Мы совместно с ФАС реализовали комплексную программу. Если раньше в Московской области было порядка 6 тыс. участников и буквально каждый детский сад и школа могли объявлять конкурс по закупке питания, начиная с картофеля и капусты и заканчивая мебелью, сегодня эта система централизована и позволила нам сэкономить в 2014 году 7 млрд рублей, а в 2015 и 2016 годах обеспечить экономию до 17. Все эти деньги идут исключительно на реализацию указов Президента. В этой связи хотелось бы предложение озвучить. Сегодня электронный аукцион позволяет всё осуществлять в электронном виде, однако, когда идёт подготовка конкурсов, документы до сих пор привозят на пикапе или даже «Газели». Я знаю, что Вы, Дмитрий Анатольевич, проводили совещание, и законопроект принят в первом чтении. Очень бы хотелось, чтобы наши территории могли иметь возможность в XXI веке проводить конкурсы также в электронном виде.

Увеличение доходной базы. Здесь, что касается темпов роста НДФЛ и прибыли, думаю, как и у всех территорий, темпы снижены. Вместе с тем мы в плюсовой зоне находимся. Основной рост в 2014 и 2015 годах мы увидели по имущественным налогам. Это стало возможным благодаря кадастровой оценке земли и имущества. Здесь, безусловно, мы прислушиваемся к рекомендациям и, когда земля оценена по завышенной, как кажется собственнику, цене, в досудебном порядке снимаем все преграды.

Что касается имущества, большая просьба добавить в закон (здесь поддерживает нас Росреестр) дополнительные нормативы. В частности, это наименования «склад», «магазин», «апартаменты», фактический износ указывать, указывать материалы фундамента и кровли. Таким образом, оценка имущества будет более точной и позволит избежать ряда ошибок.

Здесь сегодня говорилось об акцизах на алкоголь. В 2015 году мы сминусовали. Это единственный налог, по которому мы показали минус 3,1 млрд рублей (17%). Однако благодаря взаимодействию с Росалкогольрегулированием, а также системе, на которую мы готовы с 1 июля перейти, сегодня цифры, слава богу, изменились. По I кварталу мы прибавили 14,5%. Очень надеемся, что с Игорем Петровичем Чуяном, теперь уже под руководством Минфина нам посредством ЕГАИС удастся убрать все возможные уходы от платежей. Деньги чувствительные, и нам, конечно, хотелось бы их иметь в своём бюджете.

Ликвидация задолженности по налогам. В 2015 году благодаря совместному с Михаилом Владимировичем Мишустиным решению все МФЦ Московской области (106) мгновенно выдают жителям задолженность по налогам. Таких обращений было 1,2 млн только в первый год. Считаем, что подобная практика, если будет распространяться на территории всей страны, безусловно, даст дополнительные удобства и эффект при администрировании и взимании задолженности.

Мы понимаем свою задачу, Дмитрий Анатольевич, мы должны, как здесь сегодня говорилось, развивать экономку, реальный сектор. Конечно, последнее время все столкнулись… Пожалуй, самой главной темой была ставка кредитов – она, мягко сказать, высоковата. Но что здесь очень важно: своевременные мероприятия федерального Правительства показали свою эффективность.

В частности, Московская область, несмотря на то, что валовый региональный продукт у нас на 26% – это промышленность, ещё четверть – это торговля, занимает первое место по промышленному производству овощей.

Та политика, которую сегодня ведёт Минсельхоз в части капитальных затрат, позволяет нам реализовывать многомиллиардные проекты. Очень хотелось бы, чтобы эта работа имела среднесрочные перспективы. Сегодня мы порой не знаем, когда закончится эта программа и когда перестанут субсидировать капитальные затраты по дотациям и поддержке (молоко, мясо, производство овощей и прочие направления).

Вчера было сказано о дополнительных 20 млрд, Дмитрий Анатольевич, в части поддержки Фонда развития промышленности, мы тоже это горячо поддерживаем, потому что видим, что это реальные проекты, которые обеспечивают и занятость, и рост НДФЛ, и формирование налоговой базы.

В прошлом году мы получили статус дополнительно двух свободных экономических зон благодаря решению федерального Правительства – в дополнение к Дубне это Ступино и Фрязино. Могу сказать, что сегодня (цифры, как здесь сказали, вещь упрямая) мы видим, в каждую зону за первые полгода пришли уже резиденты (семь – во Фрязино и 10 – в Ступино), которые вкладывают порядка 20 млрд рублей в каждую из зон. Это очень позитивная динамика, которая, безусловно, нас радует.

Ипотека, о которой сказал Антон Германович. Безусловно, это была очень большая помощь всему строительному комплексу, ну и, конечно, доступность людям. Сегодня есть информация, и вчера об этом говорилось, что ипотека будет поддержана до 1 января 2017 года. Мы очень рассчитываем, что и здесь будет обеспечено среднесрочное понимание, как в дальнейшем человек может распорядиться своими деньгами и как приобрести доступное жильё.

Ещё раз спасибо за возможность выступить, и хочу сказать о полном взаимопонимании и плотном сотрудничестве как с Правительством Российской Федерации, так и с Министерством финансов.

Спасибо.

Д.Медведев: Я сказал несколько слов вначале. Хочу лишь подчеркнуть необходимость и дальше такую же линию держать, стараться находить оптимальные решения в нынешних сложных условиях. Здесь выступали коллеги, помимо доклада министра, говорились вполне справедливые слова по совершенствованию нашей работы, включая принятие новых актов в сфере банковского и финансового законодательства, оптимизацию системы внутреннего контроля в главных распорядителях бюджетных средств. Говорилось о сбалансированности бюджетов субъектов нашей страны. Я тоже в своём выступлении эту тему затронул. Очевидно, здесь ситуацию не надо идеализировать. Она в чём-то получше смотрится, в чём-то, к сожалению, проблемы и усугубляются, и на это нужно обратить самое пристальное внимание всем, кто занимается региональными финансами как на федеральном уровне, так и в самих субъектах.

По поводу ответственности регионов, о чём только что Андрей Юрьевич (Воробьёв) говорил, – это всегда палка о двух концах. С одной стороны, вроде какие-то решения выглядят избыточно жёсткими. А с другой стороны, приходят и предлагают дальше гайки завинчивать, говорят: не платят, не исполняют, не участвуют – давайте здесь что-то заберём, здесь ответственность сделаем более жёсткой. Я не возражаю против того, чтобы посмотреть и вопросы, связанные с оптимизацией ответственности регионов по целому ряду бюджетных обязательств и вообще в сфере финансового законодательства. Хорошо, что коллеги занимаются темой экономии на государственных услугах, на аппарате, на государственных закупках. Надеюсь, эта линия будет продолжена.

Что касается будущего министерства – вы сами это будущее и создаёте. Я вот открыл доклад, смотрю: уже всё выглядит так, как нам советуют делать наши всякие разные аналитики, умники. «Стратегическая карта министерства» (раньше бы по-другому написали) первое, с чего начинается, – это миссия. Вот Алексей Леонидович (Кудрин), когда министром был, наверное, ещё о миссии не говорилось, а сейчас первое – это миссия. После этого второе важное – это сразу ценности. Не всякие там поручения какие-то, а ценности, причём ценности правильные: верное служение государству, профессионализм, открытость и результативность. Надеюсь, этих ценностей и будет придерживаться министерство.

Ну а сейчас – подарки.

А.Силуанов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 20 апреля 2016 > № 1731093 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 22 декабря 2015 > № 1594492 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

Обсуждались итоги работы банка в текущем году, а также вопросы, связанные с деятельностью структур ВЭБа.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги!

У нас сегодня очередное заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка. Мы рассмотрим довольно много вопросов, как обычно, но прежде, чем мы это сделаем, несколько слов скажу о том, что нам предстоит сделать.

Речь идёт о том, чтобы поддержать банк, для того чтобы банк работал, выполнял свои уставные задачи. Для этого потребуется принятие решений, в том числе плана по оптимизации работы банка с различными вариантами государственной и иной поддержки, что, собственно, сейчас рассматривается и на совещаниях в Правительстве.

В любом случае такие решения должны быть приняты в ближайшее время, потому что Внешэкономбанк остаётся ключевым финансовым институтом развития государства. Правительство не может просто его оставить наедине с теми проблемами, которые связаны с финансово-экономической обстановкой в стране, а также, скажем прямо, с различным санкционным давлением, которое испытывает на себе и наш финансовый сектор.

Мы проводили разные совещания, обсуждения, в ближайшее время окончательные предложения должны быть сформулированы. Поручаю это сделать Министерству финансов. Антон Германович (обращаясь к А.Силуанову), займитесь, подготовьте предложения и доложите в Правительство Российской Федерации и наблюдательному совету, имея в виду, что центральную часть работы по этим вопросам должно выполнять Министерство финансов – в силу задач, которые выполняет главный финансовый орган страны.

Сегодня мы рассмотрим целый ряд решений, которые включены в повестку дня. Я отмечу лишь одно, которое связано с моей недавней командировкой в Китайскую Народную Республику. Там же был и председатель правления, руководитель банка. Был подписан документ по привлечению кредита Государственного банка развития Китая на сумму до 10 млрд юаней. Соответствующее соглашение было подписано в рамках нашей встречи с Премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном.

Кредитные средства будут использованы для финансирования тех проектов ВЭБа, в которых участвуют китайские компании. Мы заинтересованы в том, чтобы количество таких проектов расширялось. У нас есть уже и конкретный проект, будем надеяться, что и другие проекты тоже появятся.

Посмотрим также на отчётность и некоторые другие документы, которые представлены исполнительным органом банка для рассмотрения на наблюдательном совете.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 22 декабря 2015 > № 1594492 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 21 мая 2015 > № 1376226 Дмитрий Медведев

Заседание наблюдательного совета Внешэкономбанка.

В повестке: об использовании средств Фонда национального благосостояния для инвестирования в новые проекты; о предоставлении гарантий Внешэкономбанка по проекту «Ямал СПГ»; о строительстве многополосной скоростной автотрассы Москва - Санкт-Петербург.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня у нас очередное заседание наблюдательного совета. Повестка, как обычно, перенасыщенная. Мы должны принимать корпоративные решения.

Главная задача, которая стоит перед ВЭБом в настоящий момент, – увеличить объёмы кредитования реального сектора с учётом тех проблем, которые существуют в экономике, падения производства. Цифры разные, некоторые из них настораживают. В условиях, когда российская банковская система испытывает и продолжает испытывать давление целого ряда негативных факторов, ВЭБ обязан сохранить своё положение ключевого финансового института развития, который занимается промышленностью, крупными проектами и инвестированием.

Чтобы работать по этому направлению максимально эффективно, банку были выделены деньги, дополнительные ресурсы, в том числе принято решение о размещении на депозитах ВЭБа 300 млрд рублей из Фонда национального благосостояния. Рассчитываем, что это поможет поддержать предпринимательскую активность.

Отдельно хотел бы отметить, что использование средств ФНБ должно контролироваться максимально тщательно, это наш резерв. Условия получения этих денег определены жёстко. Предварительный отбор проектов проводят специалисты, окончательное решение принимается на заседании наблюдательного совета. Каждые три месяца банк должен отчитываться в расходовании этих денег.

В самое ближайшее время поручаю подготовить детальный порядок отбора таких проектов, его нужно будет рассмотреть на ближайшем заседании наблюдательного совета.

Ряд проектов, которые мы сегодня рассмотрим, также направлен на развитие российской промышленности. Мы обсудим в том числе гарантии ВЭБа на 3 млрд долларов по проекту «Ямал СПГ». Речь идёт о создании на Ямале мощностей по производству сжиженного природного газа и всей инфраструктуры – решение, которое также принималось Правительством, я имею в виду порт Сабетта и некоторые другие важные объекты. Проект важен для расширения наших экспортных возможностей и для развития северных территорий.

Ещё один проект инфраструктурный, где используются ресурсы Внешэкономбанка, это строительство современной многополосной скоростной трассы, которая связывает Москву и Санкт-Петербург. Один из первых проектов, который у нас работает на принципах государственно-частного партнёрства, и в данном случае банк является участником концессионного соглашения наряду с другими государственными структурами и частными инвесторами.

Кроме того, рассмотрим сегодня проекты в области авиа-, машиностроения, сельхозмашиностроения и в области радиоэлектроники. Также поговорим о работе с пенсионными накоплениями, которые находятся в управлении банка. Пенсионные деньги направляются на финансирование инвестпроектов крупнейших российских компаний. Нужно определиться с условиями таких операций в текущем году, с тем чтобы деньги не только надёжно инвестировать, но и выгодно помещать в эти проекты и чтобы решались те задачи, которые мы с вами обсуждали.

Давайте приступим к работе.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 21 мая 2015 > № 1376226 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 13 мая 2015 > № 1368012 Дмитрий Медведев

Совещание о ситуации в банковском секторе и состоянии финансового рынка.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день! У нас такое уже обычное совещание, посвящённое положению дел в банковском секторе, на финансовом рынке. Но ситуация такова (да она всегда, собственно, такова), что требует постоянного внимания. Устойчивая работа финансовой системы определяет состояние всей экономики. Как известно, Правительство приняло целый ряд мер, которые направлены на то, чтобы поддержать кредитные организации в условиях внешних ограничений, внутренних проблем. Сегодня мы обсудим, как они реализуются, как они повлияли на практическую деятельность банков, и нужны ли какие-то дополнительные решения Правительства в этой сфере.

Главная задача, конечно, – не только поддержать банковскую систему, но и обеспечить российские компании, которые работают в реальном секторе, необходимыми кредитными ресурсами.

Ситуация всем известна: накануне майских праздников совет директоров Банка России принял решение о снижении ключевой ставки до 12,5%. Это уже третье снижение в текущем году. Надеюсь, этот тренд продолжится. Конечно, это в целом благоприятный сигнал для инвесторов. Если такая динамика сохранится, то ситуация на рынке кредитования, безусловно, будет постепенно улучшаться.

Нам нужно обсудить, как работают кредиты в промышленности, в сельском хозяйстве, тем более что мы принимали целый ряд мер по улучшению состояния российских банков. Напомню, что прежде всего речь идёт об имущественном взносе в Агентство по страхованию вкладов в размере до 1 трлн рублей в виде облигаций федерального займа, которые размещаются в обязательства банков. Совет директоров агентства уже принял решение о приобретении субординированных обязательств восьми банков на общую сумму около 130 млрд рублей.

Сегодня я предлагаю рассмотреть вопрос о включении региональных банков в число кредитных организаций, которые могут воспользоваться этим механизмом докапитализации. С соответствующей просьбой в Правительство обращались регионы, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, естественно, сами банки. Давайте обсудим объёмы и условия выделения соответствующих средств.

Кроме того, вступил в силу подготовленный Правительством закон, который дал Агентству по страхованию вкладов право приобретать привилегированные акции или субординированные обязательства банков со сроком исполнения не менее 50 лет в целях увеличения их основного, уставного капитала, или капитала первого уровня. Я сегодня подписал распоряжение Правительства – первое на эту тему – о размещении соответствующих денежных средств и приобретении либо привилегированных акций, либо этих долгосрочных обязательств со сроком исполнения не менее 50 лет, то есть субординированных обязательств банков. Это два перечня, в которые вошли ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк и акционерный банк «Российский капитал», также акционерный банк «Россия», акционерное общество «Банк “Северный морской путь”», банк «Содействие общественным инициативам», Российский национальный коммерческий банк, то есть те банки, которые в том числе находятся под санкционным давлением.

Но это первый документ, в случае необходимости, естественно, мною будет подписано решение о том, чтобы и другие банки, которые нуждаются в этом, которые вошли в соответствующий список, могли воспользоваться этими возможностями и получить деньги в капитал первого уровня.

Ещё один источник денег для проектов в сфере импортозамещения – это поддержка инвестиционных проектов на принципах специального проектного финансирования. Программа была утверждена Правительством в октябре прошлого года. Отобрано сейчас 10 проектов общей стоимостью 128 млрд рублей. Объём запрашиваемых ресурсов там несколько меньше, но тем не менее такие решения состоялись. Правда, нужно разобраться всё-таки, сколько денег реально дошло до соответствующих заёмщиков. Надеюсь, что сегодня об этом коллеги мне сообщат.

Для поддержки малого и среднего бизнеса советом директоров Агентства кредитных гарантий утверждена специальная программа стимулирования кредитования. Это было сделано в конце марта текущего года. В рамках программы планируется предоставление льготных кредитов на приобретение средств производства, на модернизацию и реконструкцию производственных линий, на запуск новых проектов. Тоже необходимо всё это начинать раскручивать. В целом там вполне благоприятные условия, процентная ставка по таким кредитам должна составлять 6,5%, максимальный срок кредитования – один год.

Также подписано постановление, которое касается использования средств Фонда национального благосостояния для финансирования наиболее важных проектов в сфере производства и инфраструктуры. На депозитах Внешэкономбанка планируется разместить до 300 млрд рублей из средств Фонда национального благосостояния. Деньги серьёзные, безусловно, требуют и целевого расходования, и внимательного контроля. Решение по каждому такому проекту будет приниматься наблюдательным советом ВЭБа на основании существующих правил.

Вот основной набор решений, которые мы принимали в последнее время, в том числе самых свежих.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 13 мая 2015 > № 1368012 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > premier.gov.ru, 21 апреля 2015 > № 1348217 Дмитрий Медведев

Отчёт Правительства о результатах работы в 2014 году.

«Правительство Российской Федерации: <…> представляет Государственной Думе ежегодные отчёты о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой» (Конституция Российской Федерации, статья 114, подпункт а пункта 1).

Стенограмма:

Отчёт Правительства Государственной Думе о результатах работы в 2014 году

Д.Медведев: Добрый день, уважаемый Сергей Евгеньевич! Добрый день, уважаемые депутаты Государственной Думы! Добрый день, уважаемые коллеги! Прежде всего хотел бы поблагодарить депутатов за поддержку ключевых инициатив Правительства, за предложения по улучшению наших инициатив и, конечно, за конструктивную критику, которой тоже раздаётся немало.

Мы с вами всегда находились и будем находиться во взаимодействии, но в прошлом году в силу изменившихся внешнеполитических и экономических обстоятельств наше сотрудничество действительно поднялось на принципиально другой уровень и по темпу, и по содержанию. Так что многие результаты, о которых я буду говорить в своём отчёте, были достигнуты благодаря именно такой хорошо отлаженной совместной работе.

Из всех законопроектов, которые Правительство подготовило и внесло на рассмотрение парламента, 256 в прошлом году стали законами. Эта цифра вам хорошо известна. Ещё раз спасибо за совместную работу. За период текущей сессии Государственной Думой уже принято 58 законов, которые были внесены Правительством. Многие свои законопроекты мы разрабатывали в тесной координации, сейчас на рассмотрении палаты находятся, по состоянию на 13 апреля, 226 правительственных законопроектов, в том числе те документы, которые напрямую касаются выполнения Плана по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году.

Кроме того, мы с вами фактически дважды за год провели работу по формированию бюджета 2015 года, только что приняли поправки. Также хочу поблагодарить всех, кто поддержал позицию Правительства – это, понятно, сейчас не самые простые решения. Надеюсь, что и в ходе работы над бюджетом следующего года, который также будет непростым, мы с вами будем взаимодействовать эффективно в поиске возможностей по его балансировке и в поиске дополнительных резервов, которые, опять же надеюсь, будут у нас появляться.

Вначале – несколько слов о том, в каких условиях работало Правительство прошедшие 12 месяцев, да и, по сути, условиях, в которых находилась вся страна. Стоя на этой трибуне ровно год назад, я говорил о том, что впереди у нас очень непростой период. Наверное, в тот момент, во всяком случае некоторые коллеги посчитали это фигурой речи, посчитали это преувеличением, но действительность оказалась ещё сложнее.

Впервые за всю историю России после распада Советского Союза, а в чём-то – я сейчас проиллюстрирую это на примере – и вообще за всю историю России в XX веке (период советский и постсоветский) наша страна оказалась под воздействием сразу двух так называемых внешних шоков: резкого падения цен на нефть и беспрецедентно жёсткого санкционного давления. С таким набором одновременных вызовов мы никогда не сталкивались. Да, и в истории Советского Союза, и в истории России были периоды, когда наша экономика уже в значительной мере зависела от углеводородов и цены на нефть были очень низкими. В том же 1998 году они падали до 9 долларов за баррель. И кстати, это снижение вполне сопоставимо с нынешним с учётом изменившейся покупательной способности доллара и ряда других экономических показателей и факторов.

Да, были разные санкции и против Советского Союза, и против России. В общей сложности (я к этому несколько раз обращался в прошлом году) таких санкционных волн я насчитал около 10. Кстати сказать, по интенсивности последняя санкционная волна, может быть, самая мощная. Но чтобы сложился такой негативный мультипликатор, как говорят экономисты, когда факторы действуют одновременно и усиливают влияние друг друга, – такого не было никогда: ни в советский, ни в постсоветский период.

Поэтому положение в экономике действительно сложное. Рост валового внутреннего продукта по итогам 2014 года составил всего 0,6%. Ситуация, как вы, коллеги, помните, была наиболее острой в конце прошлого – начале этого года. Вслед за резким снижением цен на нефть упал курс рубля, инфляция достигала параметров 16%, начали сокращаться реальные доходы населения, был зафиксирован выход на отрицательные темпы роста валового внутреннего продукта, спад инвестиционной активности и внутреннего потребления. Всё это происходило на фоне политизированного понижения инвестиционного рейтинга нашей страны и масштабного оттока капитала.

В текущем году эти негативные тенденции сохраняются. В январе – марте этого года ВВП снизился на 2% приблизительно, объём промышленного производства – на 0,4% по отношению к I кварталу прошлого года. Наиболее ощутимый спад, естественно, наблюдается в инвестициях. Тем не менее всё, что происходит, – это далеко не самый жёсткий из возможных сценариев. Скажу прямо: ситуация с ценами, безработицей, состояние банковской системы, многих отраслей промышленности – они могли быть значительно сложнее и хуже. Напомню, что в 2009 году мы испытали гораздо более серьёзные проблемы. Валовый внутренний продукт тогда упал почти на 8%, промышленное производство – более чем на 10%, более значительным было и снижение биржевых курсов российских акций. И несопоставимо тяжелее была ситуация на рынке труда, несопоставимо. Конечно, это не повод расслабляться. Просто, мы должны видеть картинку целиком.

Ещё в прошлом году мы начали предпринимать необходимые шаги, имея в виду опыт предыдущего кризиса. Многие меры потом вошли в план первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной сферы в 2015 году. Эти мероприятия уже дают как минимум частичный эффект.

Валютный рынок успокоился, экономика постепенно адаптируется к плавающему курсу рубля. У нас по-прежнему невысокий уровень государственного долга. Дефицит федерального бюджета, хотя и несколько увеличился, по итогам года остаётся на экономически безопасном уровне. И безработица пока остаётся в пределах разумных показателей, то есть она низкая применительно к сопоставимым условиям в других странах.

По мере замедления инфляции снижается и ключевая ставка Банка России. Если оценивать ситуацию в целом, то она стабилизируется, но никаких иллюзий быть не должно.

Сегодня мы сталкиваемся не только с краткосрочными кризисными явлениями. Да, мы сумели преодолеть бо?льшую часть из них, но если внешнее давление будет усиливаться, цены на нефть сохранятся на экстремально низком уровне надолго, нам придётся развиваться в другой экономической реальности, которая будет проверять всех нас, что называется, по полной программе. И это будет та реальность, в которой всем нужно будет научиться работать, решая сложные и ответственные задачи по развитию нашей страны.

Я уверен, что мы сможем жить и в такой реальности. Опыт последнего периода показывает, что мы этому научились, хотя это было бы, наверное, не лучшим развитием.

Теперь хочу задаться вопросом, могла ли наша страна избежать такого экономического сценария. Ответ прост: не могла, и мы все понимаем, почему. Серьёзнейшее внешнеэкономическое давление на нашу страну вызвано главным политическим решением прошлого года – возвращением Крыма в состав России. Оно было единственным возможным. Мы все – и страна в целом, и Правительство, и парламент – его поддержали, осознавая вероятные последствия, и теперь вместе отвечаем за минимизацию экономических проблем, сохранение стабильности и социального развития нашего государства.

В истории каждого государства есть моменты, с которых начинается отсчёт другой эпохи. Очевидно, что 2014 год стал для современной России именно таким. Прошлый год для всех нас, для всей страны без преувеличения, стал годом Крыма, который вернулся в Россию. Правовое оформление получило то, что и так чувствовало абсолютное большинство людей по обе стороны Керченского пролива. Крымский полуостров, несмотря на его формальные постсоветские границы, всегда оставался нашей землёй. Это была и общая боль, и общая гордость, и общие трудности, и общие победы.

Я уверен, что огромную важность этого события, естественно, осознал каждый житель России, каждый ответственный политик. Для многих возвращение Крыма стало восстановлением исторической справедливости, которое по силе и значению сравнимо с падением Берлинской стены и объединением Германии или с возвращением Китаю Гонконга и Макао. Такие моменты всегда имеют огромный геополитический резонанс. Как говорил когда-то Пётр Аркадьевич Столыпин: «В политике нет мести, но есть последствия». Беспрецедентное политическое и экономическое давление – это плата за нашу с вами позицию. Но и власть, и общество понимали, что иного пути у нас нет, чем бы нам это ни грозило.

Вот теперь развитие Крыма стало исключительно внутренним делом нашей страны. Впервые в истории современной России перед Правительством встала уникальная по сложности и масштабу задача – в сжатые сроки к началу текущего года обеспечить полноценную интеграцию новых регионов, то есть Республики Крым и Севастополя, в управленческую, правовую и экономическую систему страны. Мы это сделали – сформировали правовую базу для работы экономики и социальной сферы по российским нормам. Напомню, что приняты с вашим участием восемь конституционных законов, 32 федеральных закона и свыше 600 подзаконных актов. Значительную часть этой работы, ещё раз подчеркну, Правительство выполняло с коллегами из Государственной Думы. Практически сразу после воссоединения началось оформление паспортов граждан Российской Федерации. Их уже получили около 2 млн жителей Крыма.

Огромный комплекс вопросов касается социальной сферы. Назову основные итоги. Решён вопрос об увеличении размеров пенсий в Крыму. В результате выплаты пенсионерам существенно приблизились к общероссийским показателям. Введение норм российского трудового законодательства привело к двукратному повышению среднего размера зарплат.

В прошлом году жители Крыма стали полноправными участниками российской системы социальной поддержки. Как мы и обещали, крымчанам были сохранены льготы и выплаты, которые ранее были предусмотрены украинским законодательством, но которые отсутствуют в российском законодательстве.

Д.Медведев: «Впервые в истории современной России перед Правительством встала уникальная по сложности и масштабу задача – в сжатые сроки к началу текущего года обеспечить полноценную интеграцию новых регионов, то есть Республики Крым и Севастополя, в управленческую, правовую и экономическую систему страны. Мы это сделали. Напомню, что приняты с вашим участием восемь конституционных законов, 32 федеральных закона и свыше 600 подзаконных актов».

Утверждены и действуют программы модернизации здравоохранения Республики Крым и города Севастополя на общую сумму свыше 6 млрд рублей.

Все конкретные шаги по развитию полуострова установлены в ФЦП «Социально-экономическое развитие Республики Крым и Севастополя до 2020 года». Общий объём её финансирования на пять лет, напомню, составит около 700 млрд рублей, из них 660 млрд рублей – из федерального бюджета. Деньги огромные.

Но это лишь малая часть работы, которая была проделана в Крымском федеральном округе. И я специально обратил на это внимание, потому что Крым потребует нашего деятельного соучастия, независимо от денег, в самой ближайшей перспективе. Именно поэтому мы все там бываем: и коллеги – депутаты Государственной Думы, и мои коллеги по Правительству, – и не потому, что в Крыму хороший климат, а потому что эта территория существенно отстала от нашей страны. Существенно отстала. Наша задача – восполнить всё, что было не сделано за последние 25 лет, чтобы нам потом не было стыдно за ранее принятые решения. И это особенно важно, поэтому, собственно, я начал своё выступление с этого, даже несмотря на то, что в письменных вопросах, которые мне задавали, не было вопроса про Крым.

Присоединение Крыма повлияло на нашу экономику. Нет практически ни одной отрасли экономики, которую бы не затронули те или иные политические меры, начиная от финансовой сферы, от ограничений в доступе к иностранным кредитам и заканчивая импортом технологий. Потери от введённых ограничений значительные, не будем их скрывать. По оценкам ряда экспертов, России был нанесён ущерб в общей сложности приблизительно 25 млрд евро, это 1,5% ВВП, а в 2015 году он может увеличиться в несколько раз.

Но, безусловно, экономические последствия крымского решения были бы легче, если бы в нашей экономике не накопился ряд внутренних проблем, которые мы не успели решить. И это тоже нужно откровенно признать. Все регионы нашей страны в полной мере ощутили последствия ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры и внешнеполитических потрясений. Поступления в бюджет упали, а расходы, напротив, возросли.

Эта ситуация потребовала от Правительства оперативных действий по поддержке регионов. Конечно, мы поможем регионам, здесь сомнений быть не должно. И вообще ситуация с региональными финансами требует от нас нестандартных решений. Все вы задавали мне такие вопросы, наверное, мы сегодня их ещё обсудим. Я приглашаю это сделать и в формате сегодняшнего обсуждения отчёта Правительства, и в формате совещания, которое я в ближайшее время намерен провести именно для того, чтобы посмотреть на эту проблему под несколько иным углом, потому что, по всей вероятности, объём накопившихся проблем таков, что он требует, ещё раз подчеркну, нестандартных решений.

В рамках плана первоочередных мероприятий на 2015 год тем не менее, если говорить об уже принятых обязательствах, увеличен объём бюджетных кредитов субъектам Федерации до 310 млрд рублей со 150. Эти средства пойдут на балансировку региональных бюджетов и снижение стоимости коммерческих кредитов. Но, конечно, и самим местным руководителям нужно приложить все усилия для укрепления финансовой устойчивости. Важно скорректировать основные параметры своих бюджетов на 2015 год и действовать в рамках региональных антикризисных планов. Мы об этом договорились со всеми субъектами Федерации. Такие планы везде приняты, везде существуют антикризисные команды, они должны работать. Расслабляться нельзя, даже несмотря на то, что нам в целом ситуацию удалось стабилизировать. Поэтому точное и своевременное исполнение и региональных планов, и правительственного плана первоочередных мероприятий даст возможность запустить оптимальные механизмы поддержки реального сектора в регионах, которые гарантировали бы, что деньги не уйдут на валютный рынок, а действительно будут вложены в новые перспективные виды бизнеса. Такие опасения есть у наших коллег из «Справедливой России», они задавали об этом вопрос. Ну и, конечно, тот, кто готов производить качественные и востребованные товары, должен получить субсидии и преференции и, самое главное, приемлемые по стоимости кредиты. Знаю, что практически всех депутатов (это вопрос и от ЛДПР, Коммунистической партии, от «Справедливой России») волнует этот вопрос. Мы понимаем это.

Условия кредитования, которые сложились в нашей стране, конечно, совсем не идеальные в силу известных причин, поэтому мы расширили набор мер и стимулов для поддержания инвестиционной активности, прежде всего для того, чтобы смягчить последствия процентного стресса для реального сектора экономики. Что в настоящий момент сделано? Во-первых, мы проводим беспрецедентную по масштабам докапитализацию банков, которые активно работают с проектами в сельском хозяйстве и промышленности. Через Агентство по страхованию вкладов на эти цели направлен практически 831 млрд рублей.

Хочу особо подчеркнуть, речь идёт об облигациях займа, а не о реальных деньгах. Поэтому когда мы слышим упрёки о том, что в эти непростые времена мы в первую очередь помогли банкам, то это неправильно. Это действительно жизненно необходимый шаг. Именно банки являются кровеносной системой экономики, именно банки доводят деньги до реального сектора, будь то промышленность или сельское хозяйство. Если проблемы начинаются у банковской системы, то первые, кто пострадают, будут промышленность и сельское хозяйство. Я думаю, что мы все это должны осознавать.

Во-вторых, в крупные, системно значимые проекты инвестируются средства Фонда национального благосостояния – до 40% от общего объёма ФНБ. В этом году начинается финансирование модернизации БАМа и Транссиба – мы от этого не отказались, строительство Центральной кольцевой автодороги в Московской области и ряд других проектов.

В-третьих, для инвестиций в диапазоне менее значимом, от 1 млрд до 20 млрд рублей – а это, как правило, проекты среднего бизнеса, – запущен механизм проектного финансирования. Заёмщик, если он представит качественный инвестиционный план, сможет получить средства по фиксированной ставке – не свыше 11,5% в текущих условиях, в текущих финансовых обстоятельствах.

В-четвёртых, финансовая помощь проектам малого и среднего бизнеса тоже будет расширяться. Есть предложение объединить ресурсы Агентства кредитных гарантий и «МСП банка» и на этой основе создать единый институт развития, который бы занимался поддержкой малых и средних предприятий. Такой структуре можно было бы передать и дополнительные полномочия, для того чтобы обеспечить полноценное участие небольших компаний в государственных и муниципальных заказах, в закупках естественных монополий и компаний с государственным участием и в программах импортозамещения

Напомню, что в плане есть конкретные шаги, которые должны помочь производителям не только быстро адаптироваться к новым условиям, но и развиваться, максимально используя те благоприятные возможности, которые появились в связи с ограничениями на ввоз ряда товаров в нашу страну и ослаблением рубля. Как справедливо отмечают коллеги из ЛДПР, для импортозамещения нужны и время, и деньги. Мы это прекрасно понимаем. Я позволю себе процитировать ещё одного известного человека: автор сингапурского «экономического чуда», Ли Куан Ю, когда-то говорил о том, что если мы хотим преуспеть, то должны надеяться только на самих себя.

Мы подготовили программы импортозамещения во всех отраслях – и в промышленности, и в энергетике, в сельском хозяйстве. Они предусматривают реализацию свыше 2,5 тыс. проектов.

Но импортозамещение – это не просто красивый лозунг, это вполне конкретная работа, которая активизировалась довольно существенно в последнее время. Понятно, что речь не идёт о хозяйственной самоизоляции. Приведу один пример. Коллеги, например из КПРФ, полагают, что присутствие иностранных торговых сетей у нас избыточное. Это нужно оценить, но с точки зрения потребителей, чем больше разнообразия, вообще-то, тем лучше. При этом у нас фактически есть не только иностранные сети, но и собственные, построенные с нуля торговые сети, которые развивались уже по российским законам. Мы все с вами помним полки советского периода, советских магазинов. Я думаю, что к этому никто не хочет возвращаться, в том числе и наши коллеги-коммунисты. Другое дело, что мы концентрируемся на создании благоприятных условий для конкурентоспособных российских поставщиков продукции, и не только на продовольственном рынке. Мы выделяем чувствительные позиции, где импортозамещение действительно экономически оправдано.

За последнее время инструменты промышленной политики становятся более разнообразными. Принят закон о промышленной политике, который систематизирует механизмы господдержки предприятий. Заработал фонд развития промышленности. Сегодня за счёт бюджета субсидируется процентная ставка по инвесткредитам, часть затрат на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, в качестве антикризисной меры субсидируются кредиты на пополнение оборотных средств.

Ещё один мощный инвестиционный ресурс, с которым мы в последнее время стали активнее работать, – это государственные закупки и закупки компаний с госучастием. По оценкам экспертов, их объём превышает 24 трлн рублей. По государственным и муниципальным закупкам не менее 15% заказов должно размещаться в небольших компаниях. В закупках крупных госкомпаний и инфраструктурных монополий эта доля теперь должна быть ещё выше – не менее 18%. Конечно, нужно поддержать и те предприятия, которые готовы выходить на внешние рынки, поэтому программы кредитной и гарантийной поддержки промышленного экспорта, в том числе за счёт субсидирования процентной ставки, будут продолжены.

Наши экспортёры, и небольшие компании, и крупные, должны получать все необходимые финансовые и иные услуги в режиме одного окна. Для этого создаётся единый центр поддержки экспорта на базе Агентства по страхованию экспортных кредитов и Росэксимбанка. Утверждённые недавно изменения в «дорожную карту» по поддержке экспорта направлены на максимальное облегчение таможенных, фискальных и административных процедур. Все эти и другие меры должны стимулировать развитие промышленного производства, которое в прошлом году выросло на 1,7% по сравнению с 2013 годом.

Приведу некоторые цифры, хотя уверен, коллеги-депутаты их знают. В обрабатывающих производствах рост был 2% с небольшим. Небольшой рост наблюдался и в тяжёлом машиностроении – приблизительно 1,3%. Относительно стабильная ситуация в химической промышленности – чуть более 100%. Экспорт минеральных удобрений остаётся одной из важнейших статей российского экспорта. Продолжается реализация приоритетных проектов в лесопромышленном комплексе.

Картина по текущему году, конечно, разнонаправленная. Непросто складывается в начале года ситуация в машиностроении. Большинство подотраслей демонстрируют снижение производства. Рассчитываем на то, что меры государственной поддержки по стимулированию спроса, поддержке потребителей этот спад либо нивелируют, либо сумеют существенно сгладить. Прежде всего это сегодня относится к автомобильной технике. В рамках реализации плана первоочередных мероприятий принято решение продлить программу утилизации старых автомобилей. На неё выделены бюджетные ассигнования в объёме 10 млрд рублей. Кроме того, утверждена программа льготного автокредитования и в ближайшее время будет запущена ещё одна программа по льготному лизингу. Как минимум на год мы продлили программу закупок транспортных средств, которые работают на более экологичном газомоторном топливе. На эти цели также выделены деньги – 3 млрд рублей. Принимаемые решения помогут сократить темпы уменьшения рынка примерно на четверть. Полностью мы, конечно, не сможем нивелировать отрицательный эффект, но существенным образом сократить сможем, и это позволит сохранить рабочие места и сохранить производства.

Достаточно сложной остаётся ситуация в станкостроении. Здесь доля импорта по отдельным позициям зашкаливает, и это, конечно, вызывает огромную озабоченность. Нам особенно важно стимулировать производство конкурентоспособного российского оборудования. Определённые запреты и ограничения для поставок в целях обороны и безопасности уже введены, а также при реализации отдельных бюджетных строек. По мере роста возможностей российских производителей эти требования будут ужесточаться. При этом мы рассчитываем на кооперацию и с зарубежными компаниями, в том числе с инжиниринговыми компаниями. Но надо признаться, что работа по проектированию и производству должна вестись здесь, в нашей стране. Это правильно.

К сожалению, спад наблюдался и наблюдается в одной из социально значимых отраслей – в фармацевтике. Мы ещё сегодня, думаю, об этом поговорим. Продолжим в любом случае заниматься её поддержкой, с тем чтобы обеспечить национальную лекарственную безопасность.

Энергосистема нашей страны. Она работала без сбоев. В прошедшем году введён рекордный для нашей страны объём современных генерирующих мощностей – 30 новых энергоблоков на тепловых станциях. Завершено строительство Богучанской ГЭС, полностью восстановлена после аварии 2009 года Саяно-Шушенская ГЭС.

Привлечено более 50 млрд рублей частных инвестиций для развития возобновляемой энергетики. Это важное направление, конечно. Продолжается работа по улучшению доступа потребителей к электроэнергетической инфраструктуре. Уже с 1 октября плата за подключение к электрическим сетям для малого бизнеса будет снижена на 50%.

В прошедшем году мы приняли стратегические решения по ликвидации системных проблем в отрасли. Это и сокращение перекрёстного субсидирования, о котором мы много говорили, и снижение потерь в сетях, и внедрение новой модели рынка тепловой энергии. Всё это долгосрочные шаги, которые мы будем воплощать в жизнь в течение нескольких лет.

Абсолютно стабильное положение в атомной отрасли. Причём она отличается наличием единых технологических процессов и технологий как для энергетических целей, так и для производства вооружения, поэтому такое стабильное развитие атомной отрасли для нас критически важно. И здесь у нас, как вы знаете, есть самые современные, прорывные технологии, которыми мы гордимся.

Портфель заказов «Росатома» насчитывает 29 энергоблоков, из которых 19 планируется построить в Китае, Индии, Турции, Белоруссии, Бангладеш, Финляндии, Вьетнаме, Армении, Венгрии. Для сравнения, в 2008 году этот портфель насчитывал 19 энергоблоков, то есть мы прирастаем.

Добыча нефти стабилизировалась на уровне примерно 527 млн тонн, небольшой рост применительно к прошлому периоду. Это достаточный уровень для обеспечения собственных потребностей и для поставок на экспорт.

Объём добычи газа – 640 млрд куб. м. Там небольшое снижение было, но мы договорились о строительстве нового газопровода до границ Турции и Греции, вы знаете, вместо «Южного потока». Подписан прорывной 30-летний контракт на поставку газа в Китай. Ведётся строительство ветки на Китай по восточному маршруту – проект «Сила Сибири».

Теперь в отношении транспорта несколько слов. Во многом благодаря государственной поддержке продолжился рост воздушных перевозок, что особенно важно, по внутрироссийским маршрутам – то, чем мы занимались последние годы и что нам удалось всё-таки возродить. Без учёта Москвы рост внутренних авиаперевозок составил 22%, перевезли более 10 млн пассажиров. А всего воздушным транспортом воспользовались 93 млн пассажиров, это 110% по отношению к 2013 году. В рамках плана первоочередных мероприятий для внутренних авиаперевозок, напомню, мы установили ставку 10% по налогу на добавленную стоимость, для того чтобы поддержать перевозчиков и, соответственно, поддержать наших пассажиров.

Была непростая ситуация вокруг пригородного железнодорожного сообщения. В рамках плана первоочередных мероприятий для этого вида перевозок обнулён налог на добавленную стоимость. В целом ситуация стабилизировалась, находится под контролем.

За минувший год было построено и реконструировано более 700 км автодорог федерального значения и 1500 км региональных дорог.

2014 год стал очень успешным для жилищного строительства. В России было возведено жилья больше, чем в Российской Советской Федеративной Социалистической Республике в рекордном 1987 году. Я напомню, что тогда было построено 73 млн кв. м, в 2014 году на территории Российской Федерации – 81 млн кв. м жилья.

Этому во многом помогала работа Агентства по ипотечному жилищному кредитованию и Фонда содействия развитию жилищного строительства. Для создания центра компетенций мы планируем объединить эти две организации и создать институт развития жилищной сферы. Обращаюсь к вам с просьбой поддержать эту инициативу. Новая структура займётся финансированием программы «Жильё для российской семьи», в результате которой в 49 регионах уже начинается строительство более 10 млн кв. м жилья, а также поддержкой создания коммунальной инфраструктуры, возведения наёмного жилья и ипотечного кредитования, которое в прошлом году также существенно выросло.

Развитию строительства способствовало сокращение административных процедур. Я напомню, что в итоге из 220 процедур осталось всего 130. В рейтинге, посвящённом бизнесу, известном рейтинге Doing Business, в 2015 году Россия улучшила свои показатели довольно существенно, а в такой категории, как удобство регистрации собственности, мы вообще заняли 12-е место в мире, что само по себе неплохо, потому что это означает, что условия административной деятельности, административных решений приближаются к самым высоким стандартам, которые существуют в мире.

При активном участии коллег-депутатов внесены поправки в Земельный кодекс. Они позволяют убрать лишние административные барьеры при предоставлении земельных участков и улучшить условия для реализации инвестпроектов.

Мы заложили в план первоочередных мероприятий ряд важных шагов, которые касаются поддержки ипотеки.

Во-первых, это субсидирование процентной ставки по ипотечным кредитам для тех, кто приобретает квартиры в новостройках, – теперь она составляет 12%. На субсидирование ипотеки было направлено 20 млрд рублей. Надеюсь, что при снижении ключевой ставки Центробанка будут снижаться и ставки по ипотечным кредитам.

Во-вторых, мы принимаем ряд мер, чтобы помочь тем, кто в силу изменившейся экономической ситуации не справляется с выплатами по ипотеке. Банки по каждому конкретному случаю проводят индивидуальную работу. Со стороны Правительства для решения этой проблемы мы планируем выделить 4,5 млрд рублей.

Мы также ведём работу над тем, чтобы люди не сталкивались с необоснованным ростом цен на коммуналку. По решению Правительства увеличение общей платы за коммунальные услуги в среднем по стране не должно превышать уровень инфляции. Естественно, в этом году с учётом уровня инфляции эта цифра будет выше, чем в прошлом году, – приблизительно 8,7%.

Ещё одно направление нашей деятельности – капитальный ремонт жилья. Напомню, что в 2014 году мы запустили масштабную программу. Некоторые коллеги полагают правильным инициировать приостановку до 2020 года действия законодательства о проведении капремонта с привлечением средств собственников помещений. Понятно, что резоны могут быть разные, очевидно, эта инициатива может и понравиться кому-то. Но мы всё-таки должны призадуматься, что нам делать с огромным массивом жилых метров, которые находятся в настоящий момент уже в частной, а не государственной собственности, ведь значительная часть таких домов к 2020 году просто перейдёт в разряд аварийных, поэтому источник для их ремонта, для их развития должен быть.

По-прежнему головная боль для жилищно-коммунального хозяйства – это нарастание задолженности за коммунальные услуги. Депутаты «Единой России» обращают внимание на эту проблему. Общая задолженность в отрасли достигла почти 1 трлн рублей. К уже действующим мерам Минэнерго и Минстрой разработали поправки в законодательство, которые в настоящий момент направлены в Государственную Думу. С их принятием, мы рассчитываем, удастся урегулировать проблему задолженности. В документе обозначены параметры ответственности за неплатежи по коммуналке. Речь, в частности, идёт именно о системных неплательщиках, которые, по сути, занимаются коммунальным иждивенчеством, в том числе и о так называемых неотключаемых потребителях, которые в настоящий момент стали основными должниками.

Особое внимание в силу понятных причин Правительство уделяло оборонно-промышленному комплексу. Считаю, что в этом направлении нам удалось закрепить все позитивные тенденции последних 5–7 лет. В 2014 году практически завершена консолидация всех активов оборонки. Прирост объёмов производства продукции по сравнению с 2013 годом наблюдается во всех отраслях ОПК: в радиоэлектронной промышленности – на 24%, авиапромышленности – на 17%, в судостроительной промышленности – почти на 15%, промышленности боеприпасов – на 13%, ракетно-космической промышленности – на 8,5%. При этом доля высокотехнологичной продукции возросла до 63% в 2014 году.

Наконец-то у нас стала нормально работать система гособоронзаказа. Его финансирование выросло и составило в прошлом году более 1,9 трлн рублей (в 2013 году было 1,5 трлн). Кроме того, были предоставлены государственные гарантии по кредитам, привлечённым организациями ОПК для выполнения гособоронзаказа на основе государственных контрактов с Министерством обороны, на сумму более 470 млрд рублей.

Основные усилия по линии гособоронзаказа, как и в предыдущие годы, были направлены на переоснащение наших Вооружённых Сил. В 2012–2014 годах проводилось комплексное обновление парка вооружений. За эти годы в войска было поставлено около 20 тыс. различных систем, комплексов и образцов техники и вооружений. Такого до этого очень долгое время не было.

Россия продолжает прочно удерживать одно из лидирующих мест среди мировых экспортёров вооружений. Доля экспорта вооружений в общем объёме российского экспорта, по предварительным данным, составила в 2014 году 3,2%. Доходы достигли очень высокого уровня – 15 млрд долларов и более. Они и в 2013-м, и в 2014 году были такими. Напомню, что портфель заказов составляет сегодня около 49 млрд долларов.

Работу по импортозамещению мы начали ещё в 2008–2010 годах в рамках федеральной целевой программы развития оборонно-промышленного комплекса. В прошедшем году сформировали и приняли детальные графики мероприятий по замещению комплектующих деталей, которые поставляются из Украины, стран НАТО и Евросоюза. Эту программу нужно будет довести до конца.

Положительные результаты были достигнуты и в ракетно-космической отрасли. Наша орбитальная группировка увеличилась на 17 аппаратов. Общее их количество достигло 134 аппаратов, это приблизительно 10% от мировой группировки. Несмотря на довольно жёсткую конкуренцию, Россия сохранила своё лидерство на мировом рынке, выполнив почти половину от общего количества космических пусков.

В рамках совершенствования системы управления ракетно-космической промышленностью продолжаются процессы реструктуризации отрасли. Напомню, что мы создали и начала свою деятельность акционерная компания в ракетно-космической сфере. На её основе, а также на базе Федерального космического агентства планируется создание соответствующей государственной корпорации.

Хорошие темпы демонстрировало сельское хозяйство, причём второй год подряд. Напомню, что в прошлом году у нас был почти рекордный урожай зерновых – прирост составил 13% к 2013 году. Это был лучший урожай, лучше был только в 2008 году, хотя мы практически достигли этого показателя. Но это не просто цифры, это, во-первых, доказательство реальности гарантий продовольственной безопасности страны и уверенности в том, что спекулятивные заявления о пустых полках в российских магазинах (такие заявления очень часто звучат, особенно из-за границы) были и остаются мифом. Во-вторых, это доказательство эффективности государственной политики в аграрном секторе, который в 2014 году получил почти 189 млрд рублей.

Была серьёзно дополнена госпрограмма развития сельского хозяйства. Подготовлена «дорожная карта» по импортозамещению в отрасли, притом что мы точечно выделили основные направления импортозамещения: главное направление – развитие аграрного сектора.

Был утверждён конкретный список из 464 инвестпроектов в рамках импортозамещения на сумму более 265 млрд рублей.В программах по импортозамещению должны быть условия не только для крупных агрохолдингов (мы об этом договаривались), но и для малых предприятий. Поэтому как в прошлом, так и в текущем году начинающим фермерам было выделено около 2 млрд рублей. В этом направлении Правительство довольно активно работало не только с коллегами-законодателями, но и с представителями отраслевых союзов. Большинство предложений, которые содержатся в плане первоочередных мероприятий, утверждённом Правительством, уже реализовано.

Отрасль получила дополнительную поддержку, получит деньги и в текущем году ещё. Необходимые средства заложены в государственную программу, почти 188 млрд рублей, в плане первоочередных мероприятий добавлено ещё 50 млрд рублей, и считаю, что это шаги в правильном направлении. Надеюсь, что и наши покупатели окончательно привыкнут к тому, что самые лучшие, самые вкусные продукты маркированы этикеткой «Сделано в России».

Чтобы то, что мы делаем (касается ли это продовольствия или другой продукции), могло удовлетворить потребности рынка и в конечном итоге дать те цифры роста экономики, которые бы нас устраивали, нам, конечно, нужно продолжить работу по улучшению бизнес-климата. Мы продвинулись по «дорожным картам» Национальной предпринимательской инициативы, упростили таможенные процедуры (они уже чуть больше часа теперь занимают) по автомобильным пунктам пропуска; сокращены сроки регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в государственных внебюджетных фондах (теперь это три дня); почти в два раза снижен бумажный документооборот организаций. В этом плане мы вышли на финишную прямую по нормативным актам, но, конечно, главное, чтобы все эти предписания работали на практике, чтобы предприниматели на себе ощущали эти изменения, чтобы они не оставались только нормативной документацией.

Проблема эффективности касается не только частного бизнеса, но и государственных компаний, компаний с государственным участием. Были приняты решения по улучшению показателей их работы. Во-первых, речь идёт о создании так называемых единых казначейств для самих компаний и их дочерних организаций. Средства, которые распылялись между многими счетами, теперь должны быть сконцентрированы в одном кошельке.

Во-вторых, компании разработали программы долгосрочного развития, которые ориентированы на государственные приоритеты в соответствующих отраслях. Для контроля за выполнением программ предусмотрены механизмы аудита с участием независимых экспертов. Также определены ключевые показатели эффективности, от достижения которых прямо зависит дальнейшая карьера и вознаграждение менеджмента. По целому ряду крупнейших компаний также нами было принято решение вернуть государственных представителей, чтобы с учётом текущего момента всё-таки осуществлять лучшую координацию деятельности советов директоров.

На инвестиционную привлекательность нашей экономики, конечно, влияет тема, связанная с легализацией капиталов. Законопроект, который определяет порядок таких действий, уже обсуждается в Государственной Думе, обсуждается с бизнесом, российскими и международными экспертами. Скажу сразу: законопроект очень сложный, по целому ряду позиций нам ещё вместе предстоит найти разумные компромиссы.

Как я и обещал в прошлом году, Правительство не стало увеличивать фискальную нагрузку на бизнес, несмотря на то что такие идеи высказывались. Напротив, для определённых секторов экономики уменьшены ставки НДС (я их уже назвал). Будет смягчен налоговый режим для небольших предприятий. При этом часть налоговых решений будет приниматься на региональном уровне. Например, регионы получили право на введение двухлетних налоговых каникул для впервые зарегистрированных индивидуальных предпринимателей.

Теперь в отношении поддержки малого и среднего бизнеса. Во-первых, увеличено число малых предприятий, у которых есть право применять упрощённую систему налогообложения. Регионы могут понижать ставку для ряда налогоплательщиков с 6 до 1%.

По некоторым видам деятельности может быть в два раза снижен единый налог на вменённый доход – с 15 до 7,5%. По отдельным позициям расширен круг малых и средних компаний, которые могут участвовать в государственных программах поддержки. Для этого в два раза повышается потолок годовой выручки, который является критерием для отнесения того или иного предприятия к категории микробизнеса, малого бизнеса и среднего бизнеса (до 120 млн, 800 млн и 2 млрд рублей соответственно). Эта тема продолжает обсуждаться.

В-третьих, для инновационных проектов малых предприятий, у которых есть перспективы коммерциализации, предоставляются гранты. Мы будем увеличивать их поддержку по линии Фонда содействия развитию малых форм предприятий, для этого в «антикризисном плане» зафиксированы деньги – порядка 5 млрд рублей.

И в-четвёртых, льготные налоговые режимы сформированы в рамках закона о территориях опережающего развития на Дальнем Востоке, в моногородах и других местах, который недавно был принят.

На Дальнем Востоке хочу остановиться отдельно. Мы помним о тяжелейших последствиях наводнения 2013 года, равных которому не было почти сто лет. Крыши над головой лишились 13 тыс. человек. Была проделана большая работа, все пострадавшие к осени прошлого года смогли заселиться в новые дома. И в прошлом году, вопреки всем потрясениям, хозяйство Дальнего Востока показало уверенный рост. Я просто напомню (понятно, там не очень высокая база, тем не менее само по себе это важно): промышленное производство увеличилось на 5,5%, сельское хозяйство – почти на 19%. Всё это говорит о том, что экономика округа позитивно откликается на предпринимаемые шаги. Мы утвердили первые шесть инвестпроектов, которые получат господдержку.

В ближайшее время на ваше рассмотрение также будет представлен проект закона о деятельности свободного порта во Владивостоке.

Коллеги, какие бы меры в экономике Правительство ни принимало, их конечной целью является смягчение последствий кризиса для людей. И наша задача – помочь людям пройти этот период максимально безболезненно.

Хотел бы подчеркнуть, что несмотря ни на что мы социальные обязательства полностью исполняем. Ни у кого не должно быть сомнений, что, как бы ни было трудно, будут выплачиваться зарплаты, будут индексироваться пенсии. Социальная стабильность – это одно из важнейших достижений последнего времени, и мы будем делать всё для того, чтобы её сохранить. План первоочередных мероприятий в этом смысле является не только антикризисным, но и социальным, поскольку развивает те решения, которые были приняты в социальной сфере и принесли результаты.

Хочу отметить, может быть, самый главный наш успех последнего периода – ситуацию в демографии. Если в стране рождается больше детей, значит, у нас есть будущее. Естественный прирост населения в 2014 году вдвое превысил аналогичный показатель 2013 года. Ожидаемая продолжительность жизни средняя по стране достигла 71 года. Я не буду приводить цифры десятилетней давности, вы их все хорошо знаете. Безусловно, это результат целенаправленной социальной политики в целом и, конечно, результат улучшения качества медицинской помощи. Теперь наша задача – при любых обстоятельствах сохранить эту тенденцию. Я напомню, что текущий год у нас объявлен Годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые остаются основной причиной смертности в стране. Всё это сделано для того, чтобы изменить отношение людей к своему здоровью. Этим сейчас занимаются и врачи, этим занимаются и по линии спорта, поэтому возрождённый комплекс ГТО, надеюсь, поможет улучшить спортивную подготовку и физическую форму нашим людям.

В 2014 году родилось почти 2 млн детей – больше, чем в 2013 году. Показатель младенческой смертности снизился почти на 10%. Конечно, это результат не одного года, мы шли к нему последовательно. Много сил было вложено и в медицину, и в строительство детских садов, и в строительство перинатальных центров, в совершенствование медицинской помощи матерям и детям. Понятно, что в период кризиса именно семьи с двумя и более детьми могут более остро ощущать материальные трудности. Чтобы помочь таким семьям, к уже существующим формам поддержки мы приняли дополнительные. Я напомню, что в 2015 году будет предоставлена единовременная выплата за счёт средств материнского капитала в размере 20 тыс. рублей. Кроме того, расширяются возможности использования материнского капитала: теперь можно погашать и основной долг, и проценты, и вносить первоначальный взнос, не дожидаясь трёхлетия ребёнка.

Одним из ключевых направлений социальной сферы остаётся поддержка сирот, профилактика социального сиротства и безнадзорности. В феврале было принято несколько решений, которые должны поддержать дальнейшее исполнение Национальной стратегии действий в интересах детей до 2017 года.

Несмотря на трудности, их хватает, экономить на детях мы не будем. В этом году мы собирались выделить на модернизацию региональных систем дошкольного образования 10 млрд рублей дополнительно к тем деньгам, которые выделялись в прошлом, позапрошлом году, но мы готовы выделить и дополнительные деньги. Давайте это обсудим.

Я хочу поблагодарить регионы за проделанную совместно с Правительством работу по сокращению очереди в детские сады. Только за 2013–2014 годы было создано 788 тыс. новых мест. Это огромная цифра. Никогда такими темпами детские сады не сдавались. Полагаю вообще, что строительство детских садов – это одна из лучших социальных программ последних лет. Самое главное, что люди чувствуют её результаты.

Мы будем делать всё, чтобы кризис не сказался на качестве и доступности медицинской помощи, в том числе высокотехнологичной. В прошлом году число медицинских организаций, которые её оказывают, увеличилось до 435, а число пациентов, получивших высокотехнологичное лечение за счёт федерального и регионального бюджетов, превысило 715 тыс.

Сейчас одна из главных задач – это стабилизация ситуации на рынке лекарств. Для нас принципиально важно предотвратить дефицит и необоснованный рост цен на лекарственные препараты, особенно жизненно важные. Думаю, что мы сегодня ещё тоже об этом поговорим. Принимаются меры для увеличения доли отечественной продукции. Мы ввели ограничение на государственную закупку за рубежом, за исключением, конечно, стран, входящих в Евразийский экономический союз, по тем видам медицинских изделий, которые в стране у нас выпускают как минимум два производителя. Ещё один показатель, по которому нужно оценивать текущую ситуацию, – это состояние рынка труда. В нынешних условиях важно не допустить массовой безработицы и поддержать людей, которые уже столкнулись с потерей работы. Это трудная задача. Я напомню, что очень сложное положение было в 2009 году, когда рост безработицы достигал 9% с небольшим.

В текущей ситуации положение не такое острое, ситуация выровнялась. Безработица в нашей стране в последние годы была самой низкой в Европе, в 2014 году она вообще достигла исторического минимума. В настоящий момент некоторые предприятия вынуждены идти на реорганизацию, сокращение сотрудников, введение неполного рабочего дня. Конечно, ситуация по регионам разная. Сейчас уровень безработицы, который составляет 5,8–5,9%, лишь немного превышает уровень прошлого года, и я считаю, что нам очень важно сохранить вот этот показатель.

Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что пессимистические прогнозы на рынке труда пока не оправдываются. Мы заранее разработали дополнительные меры по поддержке рынка труда. Регионы сформировали собственные программы – программы обучения, стажировок. Поддержку должны получить и молодые люди, которые не имеют опыта работы, и инвалиды, которым и без того трудно работу найти. И, наконец, точечно, субсидиями, мы поддержали несколько регионов и ключевые для нас предприятия, где сложилась тяжёлая экономическая ситуация. Я их уже называл, это автомобильные предприятия – КамАЗ, АвтоВАЗ, «Алтайвагон», Тверской вагоностроительный завод. Такие адресные решения и в дальнейшем будут приниматься, если это будет необходимо.

Знаю, что депутатов из ряда фракций, в частности из «Справедливой России», волнует ситуация со скрытой безработицей. Конечно, мы будем и дальше создавать самые разные альтернативные формы занятости, в том числе в моногородах. Работодатели, которые создают рабочие места, получат финансовую помощь – 225 тыс. рублей на одного работника. Это позволит создать условия для людей, готовых переехать на работу в другие места.

Несколько слов об образовании и науке. Без прорывов в науке, в инновационных разработках невозможно технологическое развитие и невозможно вообще развитие нашей страны. В прошлом году начались преобразования в Академии наук – назревшие, необходимые, но вызвавшие большие дискуссии. Наверное, это нормально. При этом наши учёные продолжали получать новые научные результаты мирового уровня, что само по себе показательно.

Финансирование научных исследований из средств федерального бюджета в 2014 году составило 372 млрд рублей.

Правительство продолжило выполнять Стратегию инновационного развития России, для того чтобы сформировать восприимчивость экономики к инновациям. Основы такой системы созданы, что позволило нам закрепиться в рейтингах инновационной активности.

У нас ежегодно появляется более 500 малых предприятий благодаря Фонду содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере – малых инновационных предприятий, я имею в виду. При участии Российской венчурной компании создано 18 венчурных фондов.

Ещё одно направление – это повышение эффективности использования интеллектуальной собственности. В прошлом году принят целый ряд решений, в том числе изменения в Гражданский кодекс, в его IV часть, посвящённую интеллектуальной собственности, которые регулируют эти отношения. Мы продолжим эту работу с коллегами-депутатами.

Получит своё развитие система грантов и стипендий, поддержка талантливых детей и научной молодёжи. Достаточно успешно реализуется проект по продвижению российских университетов в мировой топ-100. Ряд наших вузов сегодня имеет весьма приличную репутацию, последовательно поднимается в университетских рейтингах. Чтобы доля таких образовательных центров росла, на поддержку 14 федеральных ведущих университетов было выделено 10,5 млрд рублей.

Делаем мы также акцент на популяризацию рабочих профессий. В 2014 году мы приняли участие в международном чемпионате WorldSkills Europe, в Екатеринбурге впервые провели национальный чемпионат сквозных рабочих профессий, будем это направление и дальше поддерживать, потому что нам действительно квалифицированных рабочих рук не хватает. По решению Правительства был создан союз «Ворлдскиллс Россия». Мы готовы побороться за право провести у себя чемпионат мира по рабочим профессиям в 2019 году.

Напомню, коллеги, что прошлый год прошёл также под знаком культуры. Сейчас эту эстафету принял Год литературы. Рассчитываю, что этот год пройдёт общими усилиями столь же успешно. На проведение Года культуры было выделено порядка 3 млрд рублей. Введены в эксплуатацию, отреставрированы 70 объектов культуры, которые находятся в разных регионах страны – от Петербурга до Хабаровска.

Мы планомерно повышали уровень жизни работников культуры. Средняя зарплата выросла на 63%, по некоторым категориям – вдвое.

Уважаемые коллеги! Часть накопившихся в нашей экономике и социальной сфере проблем мы, конечно, решаем с помощью оперативных мер. И «антикризисный план», который мы реализуем совместно с вами, – это, если хотите, такая рабочая инструкция. Правительство представило этот план Государственной Думе, обсуждало его с депутатами. Теперь мы совместно работаем над его реализацией.

От вас поступили предложения по его дополнению новыми мероприятиями. Прежде всего предлагается усилить меры поддержки людей с ограничениями по здоровью, семей, которые воспитывают детей-инвалидов. Для таких семей могут быть увеличены размеры стандартных налоговых вычетов. Давайте этим займёмся.

Также дополнительные преимущества могут быть предоставлены общероссийским общественным организациям инвалидов, которые являются поставщиками продукции по госзаказу. У них в таком случае можно будет закупать товары и услуги на сумму до 1 млн рублей (сейчас – на сумму не более 100 тыс. рублей), без конкурса имеется в виду. Я думаю, что это тоже разумная мера.

Ещё одна законодательная инициатива связана с сохранением нулевой ставки по налогу на добавленную стоимость для внутреннего авиасообщения с Крымом, о чём я уже говорил.

Хочу специально сказать ещё раз с этой высокой трибуны: «антикризисный план» – это не догма, это документ, который мы с вами вместе выстрадали. Он может корректироваться в зависимости от текущей ситуации. Он может корректироваться и по вашим предложениям, и в ситуации, когда мы видим, что это просто необходимо. Как, кстати, должен быть откорректирован и наш правительственный большой план – Основные направления деятельности Правительства до 2018 года. Предыдущая редакция была принята два года назад. Обстоятельства изменились, условия нашей жизни, и это должно найти своё отражение, поэтому подготовлена новая редакция Основных направлений, в них зафиксированы новые вызовы. Проект документа будет опубликован на сайте Минэкономразвития завтра. Мне, как и моим коллегам, было бы очень полезно услышать ваше мнение и конкретные предложения. По результатам обсуждения с участием коллег – депутатов Государственной Думы я подпишу новый, итоговый вариант документа.

Хотел бы специально отметить в завершение разговора, что утверждения о том, что мы должны всё изменить, всё скорректировать, жить по другой модели, – они неправильные. Все наши приоритеты, наши стратегические установки должны остаться прежними, и они останутся такими. Это и Концепция долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года, и майские Указы Президента, и другие документы. Даже кризисные условия наши намерения менять не должны.

Конечная цель: и экономика в целом, и отдельные предприятия, и конкретные люди, граждане, в нашей стране должны выйти на новые условия жизни. А для этого российская экономика к 2018 году должна создать фундамент для темпов роста не ниже среднемировых.

Строить эту работу можно лишь на основе общественного согласия, скоординированных действий всех ветвей власти и широкого диалога различных политических сил.

Уважаемые коллеги! У нас действительно был очень непростой год, переломный год. В нём были и большие победы, и большие трудности – трудности, которые заставляют каждого из нас понять, что общий результат важнее любых сиюминутных политических выгод.

Мы можем принадлежать к разным партиям, можем занимать самые разные позиции или, как вы, уважаемые коллеги-депутаты, представлять интересы граждан России самых разных убеждений. Это правильно и нормально. Но у всех нас есть единая цель – вместе пройти этот сложный период так, чтобы страна вышла из него экономически сильной и современной, страной, которой гордятся и которой нужны таланты и энергия каждого из нас.

Вот уже больше 100 лет назад Сергей Андреевич Муромцев, известный русский правовед, на книгах которого, кстати, ещё когда-то я в университете учился (и ваш коллега, Сергей Евгеньевич), говорил следующее: «Великое дело налагает на нас и великий подвиг, призывает к великому труду. Пожелаем друг другу и самим себе, чтобы у всех нас достало сил для того, чтобы вынести его на своих плечах на благо избравшего нас народа, на благо Родины». Прекрасные слова. Я благодарю вас за внимание. Готов ответить на вопросы.

С.Нарышкин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за подробный обстоятельный доклад. Мы переходим к вопросам.

Уважаемые коллеги, напоминаю: по три вопроса от каждой фракции. На формулирование вопросов даётся одна минута, а затем – выступление руководителей фракций. Начинает Алексей Викторевич Корниенко. Пожалуйста.

А.Корниенко (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Будучи Президентом России, Вы заявили, что к 2015 году газ появится во всех деревнях, и даже пообещали дотянуть его до удалённых деревень Дальнего Востока – Ваши слова. По газификации очень серьёзная программа, может быть, одна из лучших. При этом совершенно обоснованно акцентировали внимание на исполнительской дисциплине. На сегодняшний день в Приморском крае газопровод дотянули только до центральной ТЭЦ во Владивостоке. На Сахалине газифицировано менее четверти населённых пунктов. Аналогичная ситуация и в других регионах Дальневосточного округа, да и в целом по стране.

Вопрос: кто-нибудь ответил за невыполнение программы? Что мешало для её выполнения? И когда национальное достояние – «Газпром» – выполнит Ваше обещание?

Д.Медведев: Спасибо большое, Алексей Викторович. Я несколько иначе отношусь, наверное, к оценке результатов этой программы. Сейчас попробую это проиллюстрировать.

Во-первых, программа реализуется, на мой взгляд, очень неплохо. Конечно, никто никогда не говорил, что газ будет в каждой деревне – это просто экономически нецелесообразно. Но газ действительно должен прийти в большинство населённых пунктов. Я напомню, что за весь советский период, к сожалению, несмотря на наличие централизованного ресурса, на территории Российской Федерации было газифицировано всего 40% населённых пунктов, хотя никто не мешал. Почему я об этом говорю? Потому что в Закавказье, в Молдове, на Украине было газифицировано почти 100%. Самой обделённой республикой была Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика – так получилось, я сейчас не хочу обсуждать, почему так вышло. Наша задача заключалась в том, чтобы темпы газификации существенно изменить. При этом, я подчёркиваю, мы сейчас это делаем не за счёт государственных ресурсов, а за счёт доходов «Газпрома», который вообще-то является акционерным обществом. За последние годы «Газпром» вложил приблизительно 250 млрд рублей в эту программу. Соответствующие средства вкладывали регионы.

Теперь цифры. За последние годы темпы газификации выросли существеннейшим образом, вместо 40% мы сейчас по стране имеем общий уровень газификации – 65%, это очень уже прилично. При этом в деревне приблизительно 55% (было 30%) газификации, а в городе более 70%. Поэтому программа, на мой взгляд, выполняется. Я неоднократно участвовал в различного рода мероприятиях в связи с этой программой. Не скрою – это всегда вызывает огромную радость и у горожан, и у жителей наших сёл. Программа будет продолжена по всем направлениям.

Наиболее сложная ситуация, не скрою, в Приморском крае и на Дальнем Востоке, потому что там вообще никогда этим не занимались. Но если мы сможем ввести целый ряд месторождений – а такие планы есть, и вводы намечены на 2018 год, – то проблема по газу будет закрыта и для Дальнего Востока, что, конечно, критически важно, и в этом смысле я с вами не могу не согласиться. Поэтому считаю, что программа исполняется весьма прилично, хорошо, что «Газпром» продолжает планировать денежные средства на эту программу, потому что, ещё раз подчёркиваю, это теперь не государственные инвестиции, а инвестиции, которые ведёт инфраструктурная компания. Уверен, что в ближайшие годы мы выйдем на расчётные показатели.

А.Корниенко: Спасибо.

С.Нарышкин: Сергей Михайлович Катасонов.

С.Катасонов (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»):Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В последнее время очень много обсуждался вопрос о валютной ипотеке для граждан, хотя, на мой взгляд, для этих же граждан намного важнее наличие самой работы, потому что если её нет, то никакой кредит они обслуживать не смогут. В этот период очень много наших предприятий брали кредиты в валюте, потому что они более дешёвые для реального сектора экономики. После известных событий, девальвации рубля обслуживать такие кредиты стало достаточно сложно и невозможно. Это что, значит, приведёт к тому, что предприятия пойдут с молотка, рабочие места будут потеряны и инвестиционные проекты, под которые были заложены кредиты, не будут реализованы? Это сложная ситуация. Вопрос: рассматривало ли Правительство эту ситуацию и какие комплексные меры предусматриваются для решения данной проблемы?

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Михайлович. Конечно, мы постоянно думаем об этих проблемах, но если сейчас говорить не о ситуации на потребительском рынке в связи с получением ипотеки (вы знаете, целый ряд решений мы приняли), а вернуться к юридическим лицам, компаниям, то ситуация с выплатой задолженностей по валютным кредитам находится в центре внимания Правительства постоянно. Речь идёт и о возможных мерах гарантийной поддержки в случае необходимости, и просто об адресной поддержке, если это потребуется. Пока, откровенно говоря, ничего радикально сложного на валютном рынке применительно к отдельным компаниям не наблюдается, хотя и Правительство, и Центральный банк продолжают самым внимательным образом мониторить ситуацию с валютными платежами. Я напомню, что даже те события, которые на валютном рынке развернулись в конце прошлого года, в том числе были связаны с тем, что нашим компаниям необходимо было осуществлять довольно приличные валютные платежи по погашению валютных обязательств, а иностранные рынки рефинансирования, иностранные рынки ликвидности были закрыты. Поэтому мы ситуацию отслеживаем. Вы знаете, у нас есть список стратегически важных компаний, по которым мониторинг ведётся, по сути, в ежедневном ключе, в ежедневном виде. И, конечно, если возникнет необходимость, если возникнет ситуация, когда та или иная компания потребует прямого вмешательства, мы такие меры готовы предпринять, особенно с учётом места и роли соответствующей компании, если это потребуется. Но пока я хотел бы сказать, что в целом ситуация достаточно спокойная. Мы продолжаем следить за её развитием. Конечно, многое будет зависеть от того, как будут складываться наши отношения с европейскими и вообще с мировыми финансовыми институтами, каким образом будут развиваться наши отношения с международными финансовыми рынками. В зависимости от этого мы будем принимать решения. Спасибо.

С.Нарышкин: Спасибо. Валерий Владимирович Трапезников.

В.Трапезников (член фракции политической партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, сегодня в обществе вновь поднимается вопрос о повышении пенсионного возраста. Инициатива исходит от экономического блока Правительства, здесь сидящего, а Минтруд ставит вопрос о приостановке выплат пенсий работающим пенсионерам с годовым заработком 1 млн рублей. Это касается и рабочих, и специалистов, и конструкторов и так далее. Я как рабочий депутат считаю, что абсолютное большинство населения к этому решению ещё не готово, о чём совершенно справедливо сказал Президент во время «Прямой линии». Но мы могли бы сделать первый шаг, начав с депутатов, сенаторов и чиновников.

Я предлагаю, чтобы мы, депутаты Государственной Думы, приняли решение о том, что наша депутатская пенсия начинает выплачиваться с 65 лет (страховая, естественно, с 60), и прошу Вас поддержать такое решение и в отношении членов Совета Федерации, региональных депутатов, министров и муниципальных чиновников.

Ваше мнение, Дмитрий Анатольевич?

Д.Медведев: Моё мнение следующее: если что-то и начинать в этой жизни, то всегда лучше начинать с себя. Поэтому я согласен с вами, что значительная часть депутатов Государственной Думы, государственных служащих в принципе не торопится на пенсию, готова работать долго. Но если они готовы работать долго, наши с вами коллеги, может быть, и здесь присутствующие, в этом зале, то почему бы такую возможность для этого не создать, тем более что ряд решений на эту тему принимался, в том числе по ряду государственных должностей в Указе Президента 2012 года.

Давайте это обсудим. Если придём к выводу, что государственные служащие, депутаты Государственной Думы, некоторые другие категории готовы к тому, чтобы выходить на пенсию позже, естественно, такой законопроект можно было бы рассмотреть и продвинуть.

Теперь по поводу ситуации в целом. Действительно, в обществе ведётся дискуссия по пенсионному возрасту. И Президент поручение такое давал, и в Правительстве эта дискуссия ведётся. Причём я в известной степени спокойно отношусь к тому, что мои коллеги друг с другом спорят (у отдельных членов Правительства одна позиция, у других членов другая позиция), просто потому, что решение пока не принято.

Это очень щепетильная тема. К ней нужно относиться максимально внимательно, если говорить о пенсионном возрасте в целом, решение принимать только после многоплановой, очень аккуратной дискуссии. Решение не должно затрагивать тех людей, которые уже сейчас готовы выходить на пенсию. Но мы (и здесь я просил бы обратить на это внимание всех депутатов Государственной Думы), конечно, должны анализировать и демографические тренды, и ситуацию, которая существует в нашем обществе. Я напомню, что ныне действующий пенсионный возраст – 60 и 55 лет – был установлен в 1932 году. При этом средняя продолжительность жизни (я вчера специально звонил, уточнил данные Росстата) тогда была 35 лет. В 1932 году средняя продолжительность жизни… Я сам был удивлён, что такая низкая продолжительность жизни, но тем не менее это данные Росстата. Наверное, там сказались разные показатели. В конце 1940-х средняя продолжительность жизни была уже 45 лет. Но мы обязаны анализировать демографические проблемы. В конечном счёте решение должно быть результатом очень спокойного обсуждения в обществе, ещё раз говорю, с учётом всех позиций. Но применительно к депутатам, применительно к государственным служащим я готов дать поручение проанализировать возможность увеличения пенсионного возраста прямо сейчас. Тем более что, судя по реакции в зале, многие к этому готовы, а некоторые даже хотят.

С.Нарышкин: Спасибо. Анатолий Геннадьевич Аксаков.

А.Аксаков (член фракции политической партии «Единая Россия»): Дмитрий Анатольевич, кризисные явления в экономике влияют на бюджетную обеспеченность регионов. Так, в первые месяцы текущего года поступления налоговые и неналоговые в региональные бюджеты уменьшились примерно на 10%. Это ставит под угрозу возможность региональных властей выполнять свои социальные обязательства, не говоря уже об инвестициях в региональную экономику. И, соответственно, встаёт вопрос: что делать федеральной власти, для того чтобы решить эту проблему, поскольку часто регионы направляются в банки, берут кредиты, растёт закредитованность бюджетов, и, соответственно, создаются проблемы для последующего выполнения обязательств. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Анатолий Геннадьевич, вы правы. Я уже частично об этом сказал в своём выступлении. По понятным причинам, действительно, закредитованность регионов выросла. Конечно, многие регионы, не скрою, в более спокойной ситуации активно прибегали к заимствованиям (где-то справедливо, где-то, может быть, нужно было свои силы рассчитывать).

Тем не менее мы эту проблему игнорировать не можем, именно поэтому приняли целый ряд решений. В своём выступлении я уже сказал, что мы увеличили объём денежных средств на поддержку регионов со 150 млрд до 300 млрд рублей, это решение принято, и в марте я утвердил специальную методику распределения этих кредитных ресурсов на поддержку сбалансированности бюджетов. Кроме того, мы готовы предоставить порядка 100 млрд рублей (и эти решения также уже выполняются), для того чтобы закрыть кассовые разрывы, существующие в бюджетах регионов. Это решение тоже будет исполнено.

Кроме того, в настоящий момент мы обсуждаем ситуацию, сложившуюся с погашением задолженности по кредитованию строительства автодорог, там довольно значительный объём накопленной задолженности. Можно было бы пролонгировать соответствующие платежи: отнести их с 2025-го на 2030-е годы, тем самым улучшить ситуацию для регионов. Общий объём там тоже приблизительно под 90 млрд рублей.

И наконец, в своём выступлении я сказал о том, что мы должны встретиться и обсудить, может быть, и иные, нестандартные формы поддержки регионов с учётом сложившейся ситуации, – регионам действительно трудно. Что я имею в виду? Это, возможно, и корректировка 122-го закона в части исполнения обязательств регионов, это другие меры. Я вчера специально на эту тему говорил с министром финансов. Приглашаю и вас, и фракцию «Справедливая Россия» принять во всём этом участие.

С.Нарышкин: Спасибо.

С.Гаврилов (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В недавнее время Федеральным Собранием в том числе были приняты серьёзные меры по восстановлению стабильности национальной валюты. Вчера Президент подписал ряд законов по докапитализации банковской системы, которые были внесены депутатами. У меня к Вам такой вопрос: какие меры вы готовы предложить по восстановлению стабильности и прогнозируемости курса рубля, а также по доступности и адекватности нашей денежно-кредитной политики, прежде всего доступности для реального сектора, для промышленности и сельского хозяйства, учитывая предсказуемое падение объёмов производства? А также какие меры в этой связи, безусловно, по повышению доходов от экспорта продукции российской промышленности? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Анатольевич. В целом за валютно-кредитную политику у нас ответственность несут два института – это Центральный банк и Правительство Российской Федерации. Мы с вами действительно были свидетелями достаточно драматических событий на рынке в конце прошлого года. В своём выступлении я сказал, что ситуация в настоящий момент стабильна. Мы (такое решение принял Центральный банк) перешли к плавающему курсу рубля. Этот плавающий курс уже нормально воспринимается экономикой, производством, но, конечно, нам нужно сделать всё для того, чтобы ситуация на валютно-кредитном рынке была понятной и предсказуемой. Что для этого делается? На самом деле все те решения, которые мы принимали и в рамках «антикризисного плана», и решения Центрального банка, на это и направлены. Вот вы упомянули о платежах, например, которые осуществляют наши крупные компании. Действительно, такие платежи регулярно происходят, предприятия вынуждены приобретать валюту, для того чтобы исполнять свои обязательства. И поэтому, для того чтобы всё это происходило ритмично, нами была налажена работа с экспортёрами, для того чтобы такого рода продажи осуществлялись в соответствии с понятным и предсказуемым графиком.

Справедливо также и то, что в настоящий момент происходит укрепление нашей валюты, что, конечно, для целого ряда секторов экономики неплохо, но в известной степени это снижает наши экспортные возможности, поэтому мы заинтересованы в том, чтобы курс рубля был вполне предсказуемым, чтобы не происходило ни избыточного ослабления, ни переукрепления рубля. И вот это уже тонкости проведения разумной денежно-кредитной политики, которыми, как мне кажется, в последнее время весьма прилично овладел Центральный банк. Правительство ему в этом будет максимально способствовать.

По конкретным предприятиям, конечно, будем следить за текущей ситуацией. Я говорил о необходимости поддерживать экспорт, в том числе с использованием тех институтов поддержки, которые мы в настоящий момент создали.

С.Нарышкин: Спасибо. Михаил Владимирович Дегтярёв.

М.Дегтярёв (член фракции Либерально-демократической партии России): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, год назад появился уполномоченный по защите прав предпринимателей, Госсовет прошёл по развитию малого и среднего бизнеса, налоговые каникулы на Дальнем Востоке, публичный реестр проверок и вот, наконец, амнистия капиталов. ЛДПР 20 лет этого просила, в том числе и простить, кстати, долги всем регионам, и вот это произошло. Эта штука привлекательная, но видится, что предприниматели всё-таки опасаются, мотивации нет, атмосфера страха сдерживает и развитие экономики, и общественных отношений. Нет ли у Вас опасения, что это останется всё-таки идеей, а до практической реализации не дойдёт? Тем более со стороны Минфина звучат иногда скептические мнения на этот счёт.

Д.Медведев: Спасибо, Михаил Владимирович. Идея действительно очень непростая для реализации. Такого рода идеи, вы отлично знаете, осуществлялись не только в нашей стране (у нас как раз опыт небольшой и, наверное, пока не самый удачный), но и в других странах.

Хочу обратить внимание на несколько моментов. Мы постоянно говорим об амнистии капитала и вообще об амнистии, что, наверное, не вполне справедливо, потому что, строго говоря, это никакая не амнистия. Это возможность продекларировать денежные средства, активы в иной форме, любую разновидность имущества, которое лицо приобрело либо в России, либо за границей в определённый период, продекларировать без юридических последствий, включая уголовную, административную и налоговую ответственность. Так что это не амнистия в смысле освобождения от уголовной ответственности в контексте уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Это декларирование действительно может иметь смысл только в том случае, если предприниматели в него поверят.

Мы с вами целый ряд шагов такого рода предпринимали. Они не были успешными, потому что каждый раз сопровождались большим количеством оговорок либо необходимостью внести определённые денежные средства, включая уплату налога на соответствующий вид имущества. Естественно, что часть предпринимателей просто не хотела всё это показывать и не хотела платить налоги. С учётом того, что Президент поручил такой законопроект разработать, и понимая, что условия для ведения экономической деятельности, предпринимательской деятельности в 1990-е годы, да и впоследствии были не идеальными, мы посчитали целесообразным такой законопроект предложить уже в иной форме. Имею в виду, во-первых, что при декларировании всех видов имущества никаких налоговых повинностей не возникает. Во-вторых, что эти денежные средства (если речь идёт о денежных средствах, имущество в натуральной форме к этому не относится) не должны быть обязательно перемещены в Российскую Федерацию, а могут остаться на счетах за границей. Но единственное, что эти деньги должны быть в той юрисдикции, которая относится к числу понятной, прозрачной в контексте правил и решений, принимаемых ФАТФ. То есть в этом случае должно быть принято решение о перемещении денег в более понятную, прозрачную юрисдикцию из офшорных зон. Если мы с вами вместе соответствующий законопроект доработаем, включая меры гарантий для бизнеса. Если мы сможем объяснить, что это выгодно, я думаю, он сможет принести нам пользу – пользу, заключающуюся именно в легализации капиталов, которые по разным причинам оказались за пределами Российской Федерации либо находятся в Российской Федерации, но оформлены ненадлежащим образом. Я думаю, что нам пора это сделать. Поэтому, суммируя ответ на этот вопрос, хочу сказать так: успешность этого законопроекта будет зависеть от того, какой механизм мы с вами вместе создадим. Закон сложный, рассчитываю на совместную работу с коллегами – депутатами Государственной Думы.

С.Нарышкин: Спасибо. Андрей Михайлович Макаров.

А.Макаров (член фракции политической партии «Единая Россия»): Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, главная проблема, которая сегодня волнует людей, – цены на продукты и цены на лекарства. Рецепт Вы, строго говоря, обозначили: импортозамещение. И те внешние шоки, о которых Вы тоже справедливо говорили, создают для импортозамещения очень неплохие возможности, более того, создают возможности не только приходить на наш рынок, но и на внешние рынки для наших отечественных товаропроизводителей. Однако импортозамещение на деле часто сегодня превращается в стремление воспользоваться моментом и получить сверхприбыль здесь и сейчас. Правительство выделяет средства, скажем, 16 млрд на лекарства, или поддержку села… Но эти средства, как мы слышали на открытой линии с Президентом, далеко не всегда доходят до фермера, а остаются у тех, кто на самом деле пользуется этим, чтобы получать сверхприбыль. Напомню, 40% в цене хлеба – это была торговая наценка сетей. Так вот, уважаемый Дмитрий Анатольевич, я не предлагаю административно ограничивать цены. Пустые прилавки никому не нужны. Но как Вы видите, что может сделать Правительство, Государственная Дума, наконец, общество для решения этой проблемы? Потому что прокуратуры и ФАС явно недостаточно.

Д.Медведев: Спасибо, Андрей Михайлович. Знаете, я тоже не сторонник административного регулирования цен, я, как и вы, помню пустые полки, о которых я тоже, кстати, с этой трибуны говорил. Но иногда, когда смотришь за тем, как ведут себя отдельные предприниматели в кризисной ситуации, честно говоря, удивляешься тому, насколько это аморальное поведение.

Очевидно, что любой бизнесмен должен думать о прибыли. Но не всякая прибыль возможна в нынешних условиях. Мы с вами как-то обсуждали эту тему. К сожалению, той ситуацией, которая сложилась, например, на лекарственном рынке, да и на рынке продовольствия, некоторые просто воспользовались. Это элементарная жадность, желание максимизировать свои доходы за короткий период. И конечно, это достойно самого серьёзного осуждения, не могу здесь с вами не согласиться. И те самые сверхприбыли, которые возникают в таких условиях, мы просто обязаны принимать во внимание, когда формулируем свои государственные решения.

Что я имею в виду? В том числе решения о поддержке и по лекарственной линии, и по регулированию торговой деятельности. В настоящий момент в недрах Государственной Думы обсуждается законопроект об изменении к закону о торговле, включая изменение ряда правил, касающихся торговых сетей. Я думаю, что их можно было бы поддержать, мы уже с коллегами разговаривали на эту тему. Ещё раз подчёркиваю: не всякие доходы являются моральными, даже если они укладываются в действующие правовые рамки. И об этом должны задуматься наши коллеги-предприниматели.

Вы упомянули Федеральную антимонопольную службу, прокуратуру. Да, наверное, их возможности тоже не всеобъемлющие. Но я считаю, что те проверки, которые ведутся по линии антимонопольного органа и по линии прокуратуры, свою пользу приносят, потому что всё-таки высвечивают наиболее сложные, проблемные места в деятельности органов управления, предприятий торговли, высвечивают нарушения законодательства, направленные на ограничение конкурентной деятельности, на ограничение монополистической деятельности. И нам нужно всем этим инструментарием обязательно пользоваться, потому что в настоящий момент у нас нет с вами такого универсального средства, которое позволит в полной мере переломить ситуацию на рынке. Но мы все обязаны задуматься. Вот если, например, кто-то продаёт лекарства (вы этот пример приводили, когда мы с вами встречались и обсуждали), имея в виду, допустим, прежнее соотношение между долларом и евро, но почему-то во внимание не принимается тот факт, что в настоящий момент уже курс евро по отношению к доллару изменился, а в рублёвом эквиваленте сохраняется эта разница. Это просто игнорируется. Или, с другой стороны, в настоящий момент курс евро изменился, уменьшился приблизительно на 20 рублей против того, что было, допустим, пару месяцев назад, но это также не принимается во внимание поставщиками лекарств и теми, кто занимается их реализацией. Вот за этим всем должно следить не только государство, но и общество, и политические партии по мере возможности, и общественные организации потребителей. Если мы все вместе на эту проблему будем реагировать, я уверен, мы сможем поставить ситуацию под контроль.

С.Нарышкин: Спасибо. Валерий Александрович Черешнев.

В.Черешнев (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Месяц назад Вы приняли участие в общем годичном собрании Российской академии наук, посвящённом итогам реформы РАН, и на всех очень оптимистичное впечатление произвели Ваши слова о том, что закон о реформе – это не догма, он в любую минуту может быть исправлен, оптимизирован, усовершенствован.

Мой вопрос: как Вы лично оцениваете итоги реформы РАН – и в целом, и по ряду дискуссионных моментов? Первое: как заставить работать систему «двух ключей», или двоевластия, возникшую в сегодняшних институтах? Во-вторых (что звучало в предложениях участников общего собрания), не стоит ли возродить ГКНТ (госкомитет по науке и технике) для общей координации научных исследований в стране? В-третьих, как восстановить нарушенную вертикаль управления и самоуправления в Академии наук? Поскольку президиум и региональные центры отошли к РАН, а центры местные и институты – к ФАНО (Федеральное агентство научных организаций).

И последнее. Как в целом Вы видите, что должно возникнуть в организации фундаментальных исследований в стране в результате начавшейся сейчас реструктуризации? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Валерий Александрович. Я действительно сказал о том, что законодательство о реформе РАН – это не догма, но, как говорил классик, – это руководство к действию. И очевидно, что по мере развития всех этих процессов мы должны посмотреть, что работает, а что не работает. В этом смысле мне тоже кажется, что моё присутствие на общем собрании Российской академии наук было полезным, мне было интересно послушать мнение учёных на тему этих изменений. С другой стороны, надеюсь, что я тоже сказал какие-то вещи, которые были важны для уважаемого академического сообщества.

Теперь отвечая на ваши вопросы. Первое. Если потребуется что-то откорректировать, можете не сомневаться, я ещё раз это подтверждаю и в этом зале: Правительство к этому готово, если те или иные предложения окажутся неработоспособными.

Второе. По поводу двух ключей. Эти два ключа на самом деле появились потому, что мы хотели отделить собственно имущественную составляющую, экономическую составляющую, от научной. По научной составляющей главным и единственным, важнейшим органом управления наукой, сообществом научным является Российская академия наук. Она сама планирует свою научную деятельность, сама определяет свои приоритеты. В этом плане ФАНО лишь вспомогательный орган, который держит имущество и деньги. И по сути, это некое хозяйственное управление, которое помогает Академии наук. Но для того чтобы их отношения были нормальными, цивилизованными, нужно подготовить документ (он сейчас готовится), положение о регулировании деятельности или о регулировании взаимоотношений между Российской академией наук и Федеральным агентством научных организаций. Такой документ будет подготовлен, мы его примем. Надеюсь, что он внесёт бо?льшую определённость, более чётко расставит приоритеты.

Вообще надо признаться, что все апокалиптические прогнозы о том, что будет происходить с наукой (я помню, и в этом зале они звучали)… Ведь ни один из этих прогнозов не сбылся. Никого не увольняют, никого не разгоняют. Если речь идёт о каких-то объединительных процессах, это делается только с согласия академической общественности. В настоящий момент действует мораторий на имущественные вопросы. Тем не менее и президент Академии наук, и некоторые коллеги по Академии наук ко мне обращаются с предложениями во изменение этого моратория что-то сделать. Только в том случае, когда сама академия с этим обращается, мы готовы эти предложения анализировать. Но в целом, ещё раз говорю, всё абсолютно нормально и стабильно. 375 млрд рублей было выделено на развитие науки в прошлом году, и это дало результаты, в том числе и результаты мирового уровня.

В отношении госкомитета по науке и технике. Действительно, такой орган работал в советские времена. Я думаю, что в прежние времена это был вполне осмысленный, осознанный шаг. Сейчас – либо ГКНТ, либо мне неоднократно предлагали подумать о разделении Министерства образования на Министерство образования и Министерство науки. Наверное, это можно обсуждать, но возникает вопрос, к чему это приведёт. Будет прямой положительный эффект или нет? Я сейчас не готов сказать ни да, ни нет, скажу лишь одно: прежде чем принимать решение о создании нового органа административного управления, нужно сто раз взвесить. Вы понимаете, что это будет. Это будет в два раза больше чиновников и дополнительный аппарат, который тоже будет заниматься этими проблемами. Поэтому, наверное, возможна и та, и другая система управления, нужно просто взвесить плюсы и минусы.

И наконец, последнее из того, о чём вы сказали, – восстановление вертикали. Если вы считаете, что в какой-то степени управленческая, корпоративная вертикаль в Академии наук оказалась сломанной, давайте подумаем, что нужно сделать для того, чтобы она действовала, чтобы академия оставалась главным научным центром страны и обеспечивалось единство в исполнении решений по развитию науки. Я готов это обсудить и с вами, и с президентом Академии наук, который регулярно ко мне заходит по этой теме. Спасибо!

С.Нарышкин: Владимир Иванович Кашин.

В.Кашин (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! 41,5 млн га пашни сегодня выведено из севооборота. Мы видим, что эти земли, заросшие бурьяном, сегодня являются тем детонатором, который не щадит ни деревни, ни жизни людей. Кроме того, уничтожены в сельском хозяйстве целые отрасли, такие как семеноводство. Мы сегодня не имеем семян овощных культур, картофеля, технических культур – полностью зависим от импорта. Мы уничтожили, по существу, молочное животноводство, у нас осталась четвёртая часть дойного стада, и то она наполовину находится в личном подсобном хозяйстве, где, по существу, созданы антирыночные условия и нет никакой поддержки. Исходя из этого, не видите ли Вы необходимым в конце концов создать государственную программу по вовлечению сельхозугодий в оборот и создание действительно рыночной ситуации в отношении крестьян? Ведь 330 евро сегодня в той же Европе получают на гектар пашни европейские крестьяне. Так же и в Америке, а у нас с вами 35, максимум 40 долларов, и то в виде субсидий, которые идут в банки. А инфраструктура на селе и всё, что связано с теми вопросами, о которых мы говорим, остаётся тяжёлое...

Д.Медведев: Спасибо, Владимир Иванович. Я с вами и согласен, и не согласен. Согласен с тем, что проблем хватает в сельском хозяйстве, а не согласен, например, с тезисом о том, что наше молочное животноводство полностью дезорганизовано. Вы знаете, я уже тоже не такой молодой человек, я помню, как всё выглядело в 1980-е годы, и когда я как студент, как аспирант ездил в колхозы, для того чтобы оказывать поддержку.

Я считаю, что с точки зрения оснащённости наше молочное животноводство, наше мясное животноводство, которого вообще в прежние годы не было, находится на весьма высоком уровне, и за последние годы мы довольно многое сделали, для того чтобы встать вровень с большинством государств, которые занимаются развитием сельского хозяйства.

Но я согласен с вами в чём: у нас действительно есть проблемы по целому ряду направлений. Вот, например, по семеноводству, вы справедливо отметили, действительно наши семенные материалы, наша работа в этом направлении за последние годы была не самой успешной. В 1990-е годы многое было разрушено, и в настоящий момент семенные селекционные центры не восстановлены так, как нам нужно было бы это делать в период, когда мы форсированно перешли к импортозамещению. Поэтому на цели развития нашего племенного дела, племенного хозяйства, на семеноводство, на целый ряд других аграрных направлений в программе развития сельского хозяйства запланированы довольно значительные деньги.

Я только что, выступая с этой трибуны, сказал, что мы ещё 50 млрд в этом году добавили. Я считаю, что это как раз один из приоритетов, и в откорректированной программе развития сельского хозяйства именно семенные технологии, семеноводство показаны как приоритет на ближайшие годы. Но для этого мы должны восстанавливать нашу аграрную науку. Она у нас очень разная. Вы знаете, я довольно часто общаюсь с аграриями. Есть аграрные институты, которые на высоком уровне, есть институты, которые «на боку лежат». Вот туда нам нужно обязательно направить инвестиции, что-то позаимствовать у наших друзей за границей, к чему-то прийти самим. Но в любом случае, если мы думаем о полноценном импортозамещении, без высоких технологий в сельском хозяйстве нам делать нечего.

И, наконец, последнее – по вовлечению в оборот сельхозугодий. Вы знаете, мы в принципе действительно обладаем самыми большими, колоссальными запасами пашни. У нас 9% мировых запасов пашни. Мы даже забываем об этом иногда. И нам нужно сделать всё для того, чтобы у нас ничего не выбывало, а, наоборот, только прибавлялось, потому что посмотрите, что происходит на рынке углеводородов: там постоянно то вниз, то вверх, мы из-за этого страдаем. А если говорить об аграрном рынке, там всё только вверх в мире, там не бывает спадов и роста. Потребление продуктов питания в мире только растёт, потому что растёт население планеты и улучшается качество жизни людей, что бы там ни говорили, поэтому у нас огромный потенциал – и для того чтобы себя кормить, и для того чтобы стать полноценным экспортёром сельхозпродукции.

Я думаю, что нам нужно вместе подумать над тем, каким образом простимулировать возврат ранее выведенных сельхозугодий. Мы принимали решения, они не срабатывают – либо не слишком жёсткие санкции за то, что не используются земли сельхозназначения, либо нам нужно ждать в течение нескольких лет, для того чтобы доказать, что земли сельхозназначения используются плохо. Давайте, наконец, введём такой механизм, который позволит эффективно вовлекать неиспользуемые земли, потому что в противном случае, даже при наличии 9% мировых запасов пашни, наши возможности оскудеют. В этом смысле я готов дать поручения своим коллегам, для того чтобы проработать и подготовить новые предложения по обороту земель сельхозназначения.

С.Нарышкин: Спасибо. Сергей Вячеславович Калашников.

С.Калашников (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В настоящее время практически все российские лекарства производятся из импортных субстанций, которые закупаются за валюту. В связи с этим резко возросла себестоимость производства лекарств и, как следствие, их цена для конечного потребителя, что в условиях санкций ещё и несёт стратегическую опасность. Многим заводам стало невыгодно производить элементарные препараты госпитального сегмента – антибиотики, растворы для инфузий, наркозные препараты; нижней ценовой категории – до 50 рублей. В программе «Фарма-2020» возрождение производства субстанций не предусмотрено. Что предполагает делать Правительство в этом направлении? Когда будет выпущено постановление Правительства о 30-процентной индексации цен на лекарства нижнего ценового диапазона, которое внесено в Правительство? Кстати, 30-процентная индексация, могу Вас заверить, проблемы не решает. И почему было отвергнуто предложение об отпуске цен на отечественные лекарства нижнего ценового диапазона?

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Вячеславович. Вы затрагиваете, конечно, очень важную тему, которая волнует сейчас большое количество людей. Мы только что рассуждали на тему изменения цен на продовольствие, Андрей Михайлович (А.Макаров) задавал этот вопрос. Но если продовольствием и ценами, которые существуют в торговых сетях, мы плюс-минус научились управлять за последнее время, то с ценами на лекарства всё гораздо труднее именно в силу того, что значительная часть лекарств и субстанции, о которых вы сказали, имеют иностранное происхождение, и так быстро перейти к их производству в наших условиях у нас, естественно, не получится. Притом что мы не снимаем того ориентира, о котором я сказал, что мы 80% основных лекарств должны производить на территории Российской Федерации из российских мощностей. В настоящий момент, конечно, мы стараемся эту сферу самым внимательным образом отслеживать и регулировать. Вы знаете, утверждён перечень жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов, и эти препараты, естественно, находятся в зоне регулирования. Приблизительно за последние три месяца (я специально вчера ещё раз консультировался с Министерством здравоохранения) рост у нас составил по жизненно важным препаратам приблизительно около 6%, но по препаратам, которые не входят в жизненно важные – а это тоже значительная часть препаратов, – рост составил 17%, и это уже довольно чувствительно. Есть, конечно, препараты, которые выросли ещё больше.

Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу по субстанциям: надо наладить их производство. И в этом смысле мы обязаны принять все управленческие решения. Вы сказали о программе по развитию фармацевтической промышленности («Фарма-2020»), мы её откорректируем. Надеюсь, что в ближайшее время окончательный текст документа ко мне поступит. Рассчитываю, что в ближайший месяц документ выйдет из недр Правительства. Я специально за этим прослежу.

Теперь в отношении наиболее дешёвой части препаратов, так называемых препаратов нижнего ценового сегмента. Здесь действительно ситуация такая: если по более дорогостоящим препаратам предприятия более или менее легко перестраиваются и начинают производить уже по новой, проиндексированной цене, то по этому сегменту происходит некоторое выбывание, и нас это не может в этом смысле не настораживать. Действительно, по всей вероятности нам придётся дотировать такое производство и сделать всё, чтобы к предприятиям, которые выпускают такого рода препараты, а они по номенклатуре иногда занимают довольно значительную часть, особенно в госпитальном сегменте, применить коэффициент. Теперь вопрос в том, какой коэффициент, и, видимо, с этим связан и ваш вопрос. Дело в том, что здесь, конечно, нам нужно окончательно договориться и с коллегами в Правительстве проанализировать доводы представителей фармацевтической промышленности, потому что они хотят довольно существенной индексации, процентов 80, насколько я помню. Мнения отдельных моих коллег по Правительству – 30-процентная индексация. Вы считаете, что это не покроет их издержек. Существует ещё одна позиция – проиндексировать это всё только в пределах инфляции. Вот эти точки зрения мне придётся примирить. По всей вероятности, одной инфляцией нам здесь не обойтись, но, с другой стороны, следуя тому вопросу, который был до этого задан, мы, конечно, не должны провоцировать и избыточные ожидания покрытия расходов за счёт государства. Вот сейчас задача заключается в том, чтобы выработать такой компромисс, поэтому общий ответ: программу в ближайшее время откорректируем, субстанции, их производство будем налаживать, по размерам индексации стоимости, по субсидиям окончательно договоримся в ближайшее время.

С.Нарышкин: Спасибо! Ольга Юрьевна Баталина.

О.Баталина (член фракции политической партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Вы в докладе предложили обсудить выделение дополнительных денег в этом году на детские сады. Спасибо! Это, конечно, очень важное решение, я думаю, все депутаты его поддержат, потому что действительно в последние два года в этой сфере удалось добиться реального прорыва. Вот у нас сейчас очередь детей в возрасте от трёх до семи лет 300 тыс., а если бы не было федеральной поддержки, она была бы сейчас 1 млн детей. Действительно, в этом году нам нужно закрыть эту проблему в соответствии с указами Президента. Пока готовы к этому только шесть регионов, 35 регионов находятся в высокой степени готовности, но без дополнительной федеральной поддержки, конечно, они с этой задачей справиться не смогут. Поэтому большая просьба действительно дополнительные средства выделить в этом году и, если есть возможность, может быть, сейчас обсудить и конкретные параметры этого решения, может быть, по суммам и по срокам.

Д.Медведев: Спасибо большое, Ольга Юрьевна. Я недаром сказал (не для того, чтобы похвалить Правительство и вообще всех, кто в этом участвовал), что, на мой взгляд, программа по детским садам – это одна и лучших социальных программ последних нескольких лет. Говорю об этом просто потому, что, когда приезжаю в регионы, первое, что мне говорят люди, когда встречаешься около дома где-нибудь, на площадке, на улице, обсуждаешь, говорят: «Это трудно, это тяжело, здесь цены выросли, лекарства дорогие, ещё что-то, в общем, жизнь как жизнь, но вот с детскими садами реально стало лучше». И я считаю, что мы можем занести себе это в актив. Поэтому предлагаю увеличить финансирование строительства детских садов прямо сейчас ещё на 20 млрд в этом году.

Таким образом, у нас с вами получится, что в этом году мы выделяем ещё в общей сложности 30 млрд, это позволяет в значительной степени эту проблему закрыть, а в общей сложности мы профинансируем по федеральной линии 150 млрд рублей. Это очень большие инвестиции. В связи с этим обращаюсь и к коллегам, представляющим «Единую Россию», и к коллегам, представляющим другие партии: нам нужно самым внимательным образом следить за тем, как эти деньги расходуются.

Понимаете, детские сады – это, конечно, очень хорошо, но нам нужно обязательно использовать проекты повторного применения, стандартные проекты, потому что нам сейчас важны именно места в детских садах, а не чтобы там были огромные бассейны или прекрасные условия для отдыха. Это тоже важно, но важнее всё-таки количество мест в детских дошкольных учреждениях. Поэтому просил бы коллег тоже обратить на это внимание. Естественно, членов Правительства я на это сориентирую – на использование проектов повторного применения.

И последнее, что хочу сказать. Трудно сейчас, и значительная часть моего выступления была посвящена антикризисным мерам. Ещё раз благодарю всех, кто принимал участие в обсуждении плана. Но, коллеги, нам нужно смотреть в будущее. Детскими садами мы наших людей обеспечим, сомнений никаких нет. Впереди – школы. У нас на некоторых территориях в две-три смены учатся, нужно обязательно этим заняться. Если не в этом году, потому что тяжело сейчас… Давайте одну программу закончим, постараемся плавно трансформировать её в другую программу – программу капитального ремонта и строительства новых школ.

С.Нарышкин: Спасибо. Елена Григорьевна Драпеко.

Е.Драпеко (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Вы лично участвовали в открытии портала Национальной электронной библиотеки России и проводили специальное совещание по этой теме. «Справедливая Россия» также считает это одним из важнейших проектов в области культуры.

В связи с утверждёнными Президентом Основами государственной культурной политики Национальная электронная библиотека должна строиться на основе оцифрованных не только книжных, но и архивных, и музейных фондов.

Возникли на сегодняшний день большие проблемы. Первая – статус национальной библиотеки до сих пор законодательно не утверждён, нормативно она не существует. Вторая – включение в неё музейных и архивных фондов вовсе не предусматривается. И третья проблема – на сегодняшний день у нас не утверждены методики отбора оцифровки и хранения.

Вопрос: когда Правительство сможет обеспечить доступ к национальным электронным ресурсам всей территории страны, потому что у нас только половина библиотек обеспечена интернетом на сегодняшний день? Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Елена Григорьевна. Тоже очень важная тема, особенно в свете проблем, которые у нас существуют, и различных трагических событий, как, например, пожар в библиотеке ИНИОНа.

Понятно, что нужно как можно быстрее всё оцифровывать, абсолютно точно. Это требует денег. Я действительно посещал Национальную электронную библиотеку. Полностью согласен с вами, что нам нужно закрепить её статус, с тем чтобы обеспечить необходимую трансформацию обычных изданий в цифровую форму. Этим занимается весь мир.

Конечно, денег не хватает на то, на другое. Вот, кстати, в библиотеке ИНИОНа оцифровано было меньше процента. Это очень обидно, потому что погибли бесценные рукописи. Там отдельно нужно разбираться, как и что произошло, кто за это ответит и так далее. Тем не менее сейчас наша задача – всё перевести в цифру, по мере возможности будем на это выделять деньги.

Спасибо за то, что вы ставите вопросы о необходимости определения юридического статуса электронной библиотеки. Это очень важно сделать, особенно в условиях того, что наша страна огромная, далеко не все библиотеки имеют вход в интернет и далеко не все библиотеки пополняются новыми, современными книжками, как это было в советские времена, когда действительно у нас была очень читающая страна. Поэтому нужно сделать так, чтобы был электронный доступ из любого учебного места, из любой библиотеки к сокровищницам наших основных национальных библиотек. Давайте вместе определим юридический статус электронной библиотеки и обеспечим доступ туда всем и каждому.

С.Нарышкин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Все вопросы заданы. Переходим к выступлению руководителей фракций. Геннадий Андреевич Зюганов.

Г.Зюганов: Уважаемые коллеги! В своём заключении Дмитрий Анатольевич сказал, что курс у нас верный и он нас обязательно выведет в светлое будущее. В этой связи хочу вам всем задать встречный вопрос. Скажите, почему после того, как расстреляли в 1993-м году парламент, спустя пять лет рухнула вся финансовая система? И лишь героические усилия Примакова, Маслякова и Геращенко оттащили её от края пропасти. Скажите, почему, несмотря на золотовалютный дождь нефтедолларов, который сыпался почти 10 лет, и тем не менее в 2008 году у нас всё опять обвалилось, и, да, наступил большой кризис. И вот прошло семь лет, казалось бы, всё должно быть гораздо лучше, и у нас опять не просто обвал, а обвал довольно опасный, во многом критический.

Хочу Вам привести цифры вашего Росстата, которые опубликованы за I квартал. Дмитрий Анатольевич и Ваши министры, вслушайтесь. Спад производства: мостовые краны на треть провалились, автопогрузчики – на 51%, грейдеры – на 25, вычислительная техника – на 27, автобусы – 17, грузовые автомобили – 23, вагоны – на 40, грузовые вагоны – на 55%. Вообще, это не просто обвал, а ситуация во многом кризисная. Более того, давайте посмотрим в целом, как это выглядит с точки зрения финансово-экономической. Два года назад, выступая здесь, в Думе, в декабре, я Вам сказал: или обновление курса и профессиональная команда и забота о реальном секторе или обвал неизбежен.

Рубль. В мире всего 16 стран, которые формируют свой бюджет преимущественно за счёт нефти и газа. В 15 странах девальвация национальной валюты не превысила 15%. Дмитрий Анатольевич, у нас в прошлом году – 101%. В два раза обесценились финансы!

Бюджет. Мы впервые за 10 лет проводим секвестр бюджета. Причём урезаем его по самую хряпку, особенно то, без чего не вылезем, – промышленность, село, особенно здравоохранение, культура и образование. Если посмотреть тот бюджет, который только утвердили, мы теряем 4,5 трлн рублей, инфляция удвоилась (17%), и цены на продовольствие выросли на 23%. Говорят насчёт санкций. Хочу вам сказать: пока это цветочки, ведь ситуация на Украине будет обостряться, и обстановка там весьма сложная. Надеяться, что завтра упростится – никаких надежд нет, это надолго. Но в этой связи возникает законный вопрос (я прошу министров задуматься и ответить): что вы будете делать, если завтра вам перестанут поставлять нефтегазовое оборудование? На 80% наши объекты укомплектованы иностранным оборудованием. Что вы будете делать с самолётами (девять из десяти самолётов – уже иностранные), если вам завтра перестанут поставлять запасные части? Ещё недавно мы производили 1,5 тыс. летательных аппаратов, и «тушки» и «илы» перевозили треть пассажиров всей планеты. Что вы будете делать с теми же таблетками, субстанциями, вот только что об этом говорили? Каким образом будем лечить людей – уже сегодня перебои идут? Что будете с семенами делать (семенное хозяйство почти полностью разрушено)? И что будем делать с банками (вся операционная система в руках Соединённых Штатов)? Я боюсь, Вы на эти вопросы не ответите, но это реальные угрозы, которые Правительство обязано предусмотреть и принять меры.

И ещё один Вам показатель: у нас в 2008–2009 году было резервов 600 млрд долларов с лишним, на сегодня – 354 млрд. Профукали 250 млрд долларов. Скажите, в какой отрасли положение реально улучшилось и коренным образом изменилось? Боюсь, не скажете. В этой связи возникает вполне конкретный вопрос. Дмитрий Анатольевич, мы с Вами подробно недавно обсуждали, ещё раз хочу всем повторить: главная беда – отсутствие стратегии развития, внимания к реальному производству, слабый, откровенно слабый профессионализм финансово-экономической команды, которая этим занимается. Недавно Улюкаев представлял Правительство на Госсовете, где рассматривали вопрос о малом и среднем бизнесе. Такую костяную яичницу нёс, которую ни сварить, ни проглотить невозможно. Все губернаторы плюнули, говорят: «Ну хоть бы что-нибудь сказал вразумительное».

За 10 лет вы апробировали три варианта политики.

Диверсификация – но сидим по-прежнему на нефтегазовой игле, и сидим всё глубже.

Модернизация закончилась введением ЕГЭ, дебилизацией школы (на каждую парту, в каждый дом уже пролезла коррупция) и разрушением научной системы, которая была одной из лучших в мире. Сейчас вы готовы поправлять, но зачем мы насилуем науку? Сейчас 1,5 млн специалистов убежало за кордон, работают. И сейчас 250 директоров, руководителей увольняют в силу возраста. Кто там останется? Молодёжь уехала, наиболее опытные и так далее. Давайте примем решение, иначе мы останемся без науки.

Импортозамещение. По деревне мы видим: яблоки польские заменят на турецкие – это не импортозамещение.

Главный кризис у нас кадровый. Или вы решите эту проблему… Я не понимаю, почему вы держитесь за Ливановых, Улюкаевых и прочих. Ежу понятно, что они не тянут, не соображают. Один ушёл на Северный полюс. Лучше бы там поработал, там, может быть, климат хороший, скорее протрезвеют и так далее.

Но причины обвала (вот наши финансисты сидят) – это отказ от валютного регулирования в чрезвычайных условиях, когда падает цена на нефть, когда… В общем, я был потрясён, когда отказались регулировать и одновременно 17-процентная ставка. С одной стороны, отрезали финансовые поступления извне, с другой стороны, вздули ставку, когда невозможно ни одному строителю, ни одному хозяйственнику взять деньги. Ну каким образом может человек решать проблему? У нас в общем-то… Не хочу расшифровывать, времени просто нет.

На мой взгляд, бюджет-2, который тут протащили, не решает ни одной проблемы, он сделает ситуацию только хуже. Поэтому я предлагаю вместе собраться и думать, что делать со следующим бюджетом, пока не поздно. Если по тем же лекалам будут верстать бюджет следующего года, тогда ждите больших неприятностей. Ещё раз подчёркиваю: без смены курса, без правительства профессионального, народного доверия, которому люди будут доверять, типа Примакова (Е.Примаков) и Маслюкова (Ю.Маслюков), без чёткого определения приоритетов (они очевидны), без высоких технологий, без грамотных умных людей, без того, чтобы отработать новые технологии, мы не вылезем. Они есть в ВПК ещё, но и ВПК начнёт спотыкаться, если и дальше так вести финансовую политику.

Мы считаем, что очень важно уделить особое внимание малому и среднему бизнесу. И просится индустриализационный НЭП, по сути дела, когда объединят ускоренное развитие промышленности вместе с поддержкой малого и среднего бизнеса, который реально работает в реальном секторе экономики.

И вопрос стабилизации. Ведь этим мы все гордились, всё делаем для того, чтобы она сохранилась. И прежде всего без политической стабилизации нельзя решить эти проблемы.

Я внимательно выслушал все ответы на вопросы нашего Президента: держался довольно уверено, но озабоченность прибавлялась с каждой минутой. Он сейчас уехал в Хакасию. Хочу вам сказать: что бы вы ни делали, вы никаким МЧС не затушите пожары. Вы угробили 50 тыс. коллективных хозяйств, где в каждом была пожарная команда, трактора, где можно было опахать каждую деревню. Сейчас ни одна деревня не опахивается, там нет вблизи ни одного механизатора, и никакие самолёты ничего вам не исправят. Мы вам предложили народные предприятия. Я выступал, показывал, фильм вам принёс. Показал, что в этих условиях народное предприятие оказалось самым живучим, устойчивым, великолепным. Ну покажите вы хоть этот фильм на одном из телеканалов!

Вы удушили своими сериалами русофобскими, антисоветскими накануне 70-летия Победы, которые просто стыдно смотреть. Вы опошляете всю нашу историю. Вы возьмите тогда сценарий у Бортко Владимира Владимировича, он о советской эпохе, о Сталине правду хоть вам скажет. Хоть эту точку зрения знать будете. Почему вы всё время отказываетесь от нормальной оценки?

Ну и последнее. Надо проводить честно выборы, тогда придут грамотные люди. У нас впереди этот этап. И надо поддержать детей войны – их 12 млн. 140 млрд мы найдём, но это будет честно перед теми, кто выдержал войну и восстанавливал страну.

И последнее. Перестаньте уродовать Красную площадь всякими фанерными щитами. Она должна встречать победителей так, какой её видели в победном мае в 1945-м. Я считаю, это будет справедливо. Желаю вам успехов.

С.Нарышкин: Спасибо. Владимир Вольфович Жириновский.

В.Жириновский: Геннадий Андреевич, вас послушать – жить не хочется! А при КПСС было веселее. Вы, наверное, не всё учли, что было при КПСС. Мы кричали «Ура!», и нам было всё радостно. А если вспоминать расстрел парламента, вы правы – это подло! Но ещё подлее был расстрел Новочеркасска, когда собственная партия расстреляла собственных рабочих, и до сих пор, 50 лет спустя, правду сказать никто не хочет.

Что конкретно? Во-первых, Дмитрий Анатольевич, вот салфеточка, ваш аппарат Правительства покупает в Швейцарии. Что, наши ткачихи, женщины в Иваново, не могут вот такие салфетки делать? И всё остальное, посмотрите, всё закупаем за границей! Ну что это такое? Это же трата денег. Я понимаю – сложные машины, какие-то редкие лекарства, но салфетки? Или вот груши. Ну хорошо, допустим, где-то они созревают и у нас не хватает своего урожая, но, Дмитрий Анатольевич, опасная концентрация нитратов. Всю страну травят – Польша, Аргентина, Турция, Бельгия, Нидерланды. Это что, Россельхознадзор не может остановить? Ну, заставьте чиновников, которые… Партия товаров идёт в страну, взять нитратомер, проверить. Я проверил в Думе, думал, может, здесь тоже? Нет, всё хорошо оказалось, потому что нормальный управляющий делами – Серёгин Алексей Юрьевич. А по всей стране именно груши. Я покупаю всё, что можно, – всё более или менее, но как к грушам подходит… Я прошу всех граждан России: по всем магазинам ходите с нитратомером. Опасная концентрация! То есть каждый день вы кушаете то, что наносит вред. И это можно сделать. Уж чиновников у нас достаточно. У нас было хорошее ЧК. Что это трудно, что ли, остановить? Прямо на границе замерить одну грушу – и до свидания, поворачивайте. Повернёте тысячу тонн, следующая тонна придёт уже нормальная.

Про ставку ЦБ. Надо понижать её и выдавать связанные кредиты. Кредиты только на промышленность, на строительство. Когда говорят, что будут покупать валюту, введите позицию в банке, вечером проверяйте. Если днём он купил валюту – зачем? Чтобы банк понимал, что это будет угрожать закрытием банка. Он зачем покупает валюту? То есть они подрывают. Осенью обвалили рубль. Кто это сделал? Я так думаю, не я, а специалисты и аналитики: нефтяные магнаты проиграли на падении цен на нефть, обвалили рубль, заработали на низком уровне рубля, а мы все должны страдать. Сейчас дешёвая валюта, стабильная. Сейчас опять скупят рубли, летом сделают 70 и опять продадут. Надо это остановить. Такой ЦБ нам не нужен. Вы же знаете, что нам сделал ЦБ за 17 лет. Шесть рублей стоил доллар, а довели свыше 50. В десять раз наш Центральный банк опустил наш рубль. Нам говорят: связано с ценой на нефть. Но все нефтедобывающие страны – почему у них не связано? Почему в Иране осталась валюта на том же месте? Норвегия? Все страны мира, которые добывают нефть, – никакого отношения к курсу рубля. А сейчас падает нефть – что рубль не падает? Говорят: нет, у нас уже нет прямой привязки к нефти. А к чему теперь привязка?

Привязка одна: меняйте быстрее нашего руководителя ЦБ, и он не должен быть независимым, он должен подчиняться парламенту страны. Только так.

Мы должны с вами опираться на собственные силы, свой народ, свои инвестиции, свою валюту. Минимальная зарплата должна быть в два раза выше прожиточного минимума, иначе люди не смогут нормально существовать. На свои технологии. Купите лицензии за рубежом и производите здесь продукцию! Это же можно делать, у нас талантливые люди.

И вообще рубль нельзя жёстко привязывать к доллару. Это финансовое оружие США, это война, 1944 год. Не было бы войны, никто бы этот доллар не знал. Был бы фунт стерлингов, франк французский, марка немецкая, русский рубль был бы. Но они благодаря войне сделали.

Финансовая система должна быть самостоятельной. Ибо её можно обрушить, и всё бесполезно. Деньги за рубежом, расчёты невозможны. С какой стати? Мы сами умеем нажимать на кнопочки, вводить код и так далее.

Вывоз из страны валюты – только под контракты: если вы что-то покупаете, дайте валюту, если вы продаёте что-то, к вам придёт валюта. А с какой стати просто капитал уходит за границу? И нам объявляют цифры: сто миллиардов долларов, сто пятьдесят, триллион долларов вывели за границу! С какой стати? Это пятьдесят триллионов рублей! Это четыре бюджета страны! Они увели за рубеж, и там это всё лежит. Это нельзя делать, поэтому это нужно исправить. Поэтому нам нужны прямые инвестиции в современные предприятия. Нужно усилить госсектор в промышленности, машиностроении, сырье, в химической промышленности. Частный сектор не смог, не справился. Они разрушили предприятия и обанкротили.

Долги нужно простить всем регионам. Вы понимаете, что они не отдадут? У них доходов хватает с трудом оплатить проценты по кредиту. Они никогда не заплатят долги. Что же мы их держим в состоянии стресса? Обнулить. Украина просит обнулить. Проели всё, так сказать, и просят обнулить десятки миллиардов долларов, а мы своим не хотим. Неимущим гражданам простить все долги – простить именно: квартплата, газ, электричество и потребительские кредиты. Но где взять деньги?

Пожалуйста. Мы согласны – давайте повысим налоги. Подоходный налог свыше 100 тыс. рублей – 20%, свыше миллиона – 30%. Мы соберём деньги, которые пойдут на компенсацию нашим бедным.

Надо, чтобы было бесплатное обучение по программа профессионального обучения. Возьмите там парикмахера, повара, слесаря. Что здесь-то ещё вводят деньги? Слушайте, ребята хотят быть, и это малый сектор. Нет, ещё здесь бюджетные места сокращают и вводят тоже на коммерческой основе.

Тотальный диктант. Ну что это такое – Водолазкин? Кто он такой? Вы его знаете? У нас юбилей – 70 лет Победы. Возьмите тему, связанную с Победой, возьмите фронтовых писателей: Юрий Бондарев… Много их, этих писателей. «Горячий снег». Вот я тоже провёл диктант в московской школе. Я взял «Повесть о настоящем человеке», это Борис Полевой. И главный герой – герой Советского Союза Алексей Маресьев. Ну с какой стати Водолазкин? Какие-то пожарные дореволюционной России! Сегодня 2015 год. Нас мало интересует, что было сто лет назад. У нас 9 Мая впереди. Это так не годится. Кто решает, какая будет тема? По всему миру пишут диктант неизвестного писателя Водолазкина. Поэтому…

Страховые компании – здесь Правительство должно вмешаться. ОСАГО – это всё-таки социальный продукт. Постоянно растут тарифы.

Рыбу, говорят, нельзя везти – очень дорого. Ложь! 10% стоимости рыбы, килограмма, – перевозка. Всего 10%! Значит, можно везти эту рыбу.

Идёт раздел Украины. Понятно, что у неё заберут территории Польша, Венгрия, Румыния. Но мы хотя бы должны взять то, что мы подарили. Нам чужого не надо. Мы им дали – пускай вернут. Если им хорошо с американцами. Если в год Победы Порошенко обнимается с американцами, которые проиграли все войны. Вся планета в крови, а он с ними обнимается и показывает, как он их там встречает: you are welcome, добро пожаловать! Самая агрессивная в мире страна, которую ненавидит весь мир, а для Порошенко это лучшие друзья.

Предоставление гражданства. Дмитрий Анатольевич, ночью стоят в очереди, дерутся, если в три часа ночи не пришёл провериться – вычёркивают из списка. Люди хотят быть гражданами России. Эту ФМС разгоните. Мы же приняли закон здесь: для украинцев два месяца. Нет, по старой схеме – год, два, три. Почему? Провоцируют: дай взятку – всё, получишь паспорт хоть завтра. Надо кончать с этим.

Европейский суд в Страсбурге. Адвокат от России выступает семь минут, адвокат ЮКОСа – час двадцать. Это что Россия выставляет за адвоката, Матюшкина? Я вам дам его биографию. Конечно, мы проиграли. Семь минут доказывать правоту одной стороны, и час двадцать. Это недопустимо. Поэтому надо об этом думать.

Сельское хозяйство. Кожсырьё – за границу, а своя лёгкая промышленность не имеет сырья. Что мы делаем? Мы же одна страна. Заверните кожсырьё от Минсельхоза и отдайте Министерству промышленности. Тогда мы будем свою кожаную мебель выпускать и всё остальное.

Смотрите: за продуктами наши крестьяне сегодня идут в магазин. Это позор! Раньше они за керосином ходили. А сейчас крестьяне, которые нас должны кормить, идут в магазин за продовольствием. Все русские революции – 1905 год, 1917-й – две, 1991-й, 1993-й – принесли нам с вами только беду, жертвы и всё самое плохое.

Пожары в Сибири. Горит уже 100 тыс. га. Такая страна есть в мире? Почему горит? Ничьё. Геннадий Андреевич (Зюганов) прав: надо опахивать, надо там технику – это всё хорошо. Но есть ещё национальная черта русского характера. Мы очень много сливались с местными народами кочевыми, а им наплевать – кочевник сегодня здесь, завтра там. Его жить здесь не интересует. Пожили – испоганили – пошли дальше. И это в крови частично осталось. От крови никуда не денешься. Помните, был фильм «Вечный зов»? Это зов кочевников. У них под ногами горела земля русская, когда они шли на нас нашествием, а сегодня пожары в Сибири. Надо это исправить. И я надеюсь, что Правительство добьётся успехов на будущий год – год моего юбилея.

С.Нарышкин: Спасибо, спасибо, Владимир Вольфович. Владимир Абдуалиевич Васильев.

В.Васильев: Уважаемые Дмитрий Анатольевич, Сергей Евгеньевич! Уважаемые коллеги, гости! Сегодня проходит очень важное событие – отчёт Правительства. Кстати говоря, этому мы обязаны инициативе Дмитрия Анатольевича. Сегодня здесь присутствуют все министры, руководители. Представляете, какая важная работа происходит сейчас? Мы слышим мнения разных фракций об одном и том же – о том, что сегодня было сообщено Председателем Правительства. Каждый из нас даже до этого доклада хорошо понимал, голосуя за бюджет, не голосуя за бюджет, как непросто всё происходит в этом году, какая непростая экономическая ситуация, какие факторы (и об этом говорил Дмитрий Анатольевич убедительно). Понятно, что у каждого из нас есть своя позиция. Я бы в связи с этим хотел начать с того, чего коснулся сейчас предшествующий оратор, Владимир Вольфович (В.Жириновский). Я бы хотел сказать, отвечая на вопрос, Геннадий Андреевич (Г.Зюганов), ваш в частности, напомнить, что за время работы программы у нас получили квартиры 280 тыс. 900 ветеранов войны. В этом году должны получить 10 тыс., останется 5. Когда так решались вопросы?

Геннадий Андреевич, вы сказали: «Назовите хоть одну отрасль». Я не буду говорить про атомную промышленность – о ней говорили. Не буду называть другие отрасли, которые вы тоже знаете. Я назову одну отрасль – строительство. Посмотрите, пожалуйста. По жилищному строительству (об этом тоже говорилось, не знаю, может, кто-то не обратил внимания) в 2014 году были достигнуты результаты – 81 млн кв. м, в лучшие годы было чуть больше 70, в РСФСР, в советское время. Это тоже никуда не денешь, это не только наша статистика, это и статистика советского периода. Это правда. Теперь возникает вопрос, что у нас происходит с кранами строительными, с другой техникой. Как же возвели эти метры при таком уровне падения? Тут есть одна составляющая очень важная, и об этом говорил докладчик: мы можем использовать эффективно, а можем валовку гнать. По валовке у нас всегда получалось: и стадо было большое, но навоза там составляло… Выхлоп большой, а молока давали мало. Ну что? Было, что там говорить. Меры сегодня должны приниматься эффективные, нестандартные, чтобы их воспринимали люди. Об этом говорил и докладчик, об этом говорил и Президент, помните? Говорил, что надо и сердцем чувствовать то, что мы делаем.

В связи с этим что хотелось сказать? Дмитрий Анатольевич, всё правильно. Целый ряд решений принят. Это так. Но складывается впечатление – и не только у граждан, у нас тоже, и у Вас, я убеждён (мы знаем, на встречах Вы это говорите), – что мы делаем многое очень медленно, и результат наступает через месяцы, а иногда и годы.

Те же электрички, допустим. Мы встречались, обсуждали, и коллега Дворкович (А.Дворкович)был, и другие руководители. Вроде бы определились, приняли закон о нулевой ставке НДС для пригородных поездов. Казалось бы, всё сделали. И всё равно на «прямой линии» мы слышали эту тему. И конечно, здесь возникает вопрос. Он возникает и по другим направлениям деятельности – в частности, кстати говоря, по селу. По селу мы сегодня имеем урожай, о котором говорил Председатель Правительства, по зерновым, несопоставимый с лучшими годами нашей истории. Это тоже правда.

У нас есть основание полагать, что и следующий год будет хорошим, но есть и тревога. И в связи с этим я бы хотел о чём сообщить: наш комитет, работая над этой темой, обратил внимание, что, с одной стороны, мы выделили в этом году 202,7 млрд рублей (побольше, чем в прошлом, заметно), но в то же время по состоянию на 9 апреля – а такой мониторинг ведётся, и, кстати, никому из комитетов, которые возглавляют другие фракции, это тоже не запрещено – в регионы было направлено 108,1 млрд рублей. До сельхозпроизводителей дошло 31,5 млрд, это всего 29,13%. Задержка – от двух до четырёх месяцев. Это недопустимые вещи весной. С таким трудом выделяем средства… Дмитрий Анатольевич, тут надо с министров, наверное, спрашивать уже персонально и с глав субъектов тоже. Потому что непонятно, как так можно: весна идёт, деньги выделены – и такое благодушное отношение.

Трудно говорить с людьми, кстати говоря, выезжая в регионы. Я думаю, это не только наша фракция чувствует, и то, что говорят коллеги из фракции КПРФ, – это ещё, как говорится, цветочки. Народ-то говорит пожёстче, мы это все прекрасно помним и знаем. Важный момент.

Сегодня хотелось бы ещё отметить проблему, о ней тоже уже говорили коллеги. Мы сейчас здесь все вместе сделали немало. И спасибо вам, что вы на это обратили внимание. Мы наряду с тем стечением неблагоприятных факторов, которые испытала наша страна, особенно в экономике, в международных аспектах, сумели соединить наши усилия. Это огромный ресурс, и всем огромное спасибо, коллеги.

Мы все вместе любим нашу страну и искренне, порой вопреки, может быть, своим личным каким-то, фракционным амбициям, принимаем и поддерживаем очень важные решения.

Но я бы хотел сказать следующее. Геннадий Андреевич (обращаясь к Г.Зюганову), вы сказали про курс – его надо сменить. Я вас очень уважаю и думаю, вы это чувствуете. Искренне, как человек человека, и как руководитель вы мне симпатичны во многом, но я не соглашусь с вами никогда. Почему? Посмотрите: кто определяет курс в президентской стране, где президент избирается прямым голосованием граждан? Ну давайте посмотрим реально, мы все законники, понимаем. Позицию Президента вы слышали. Президент, который как никакой другой руководитель в мире работает напрямую со своим народом, вы на это обратили внимание, – он где сейчас? У погорельцев. А раньше у кого был? У тех, кого подтопило, даже на Новый год. Помните, да? Находит время, контролирует, всем нам пример показывает хороший, кстати. Ну что, этот курс будем менять? Вопрос. А кто его заменит? Так, без амбиций. А какой у нас процент? Давайте посчитаем. Любых возьмите социологов, и мы увидим: мы-то готовы, а готовы ли нас принимать, тех, кто имеет другую позицию, – вот вопрос. Здесь серьёзные вещи, и от них никуда не уйдёшь.

Мы сегодня с вами, уважаемые коллеги, говорили много о ценах. И мой товарищ Андрей Михайлович (А.Макаров) говорил об этом. Я бы хотел сказать следующее. Мы тоже немало уже встречались. Кстати, в этом году (Дмитрий Анатольевич, мы Вас тоже информировали) мы завели такой порядок во фракции: мы встречаемся со всеми руководителями ведомств. Многие из них здесь присутствуют, мы им признательны за это, и для нас хорошая школа, ну и для них, я надеюсь, тоже это полезный разговор. Так вот мы встречались и обсуждали тему в том числе и цен. Сегодня об этом говорили: и лекарства, и продовольствие, много вопросов есть. Мы их видим и чувствуем. Руководитель ФАС Артемьев (И.Артемьев) нас информировал, что есть проблемы. Какие? Численность маловата, зарплата небольшая, законодательно не обеспечено поле. Мы обеспечим вас законодательным полем. Ну а по поводу зарплаты и других моментов, Дмитрий Анатольевич, спрашивать, наверное, надо тоже. А почему так вот сложилось? Почему сегодня, когда вопрос цен политический, когда сегодня мы говорим о лекарствах и надо разбираться с этими вещами и перегнуть нельзя, ну надо же механизмы выстраивать.

Последнее. У нас многое сейчас делается, для того чтобы снять контроль и облегчить работу. Но нельзя не контролировать, тем более вновь зарождающиеся огромными масштабами процессы. Представляете, какие масштабы мы открыли, представьте себе, более 1,5 трлн – это только управляющие компании будут осваивать денег. Сейчас Вы говорили об этом, дополнительно деньги огромные за капитальный ремонт. Кто и как это будет делать? Поэтому не сокращать контроль, а делать его цивилизованным, открытым для людей, для кого он ведётся. Вы правильную фразу сказали: люди массово должны почувствовать качество. Мы за это. Спасибо.

С.Нарышкин: Спасибо. Сергей Михайлович Миронов.

С.Миронов: Уважаемые коллеги! Форс-мажорные обстоятельства нанесли нашей экономике очень серьёзный урон, но никакие заокеанские пророчества, как мы с вами знаем, не сбылись. Положение стабилизировалось. И Правительство, видимо, имея к тому основания, считает, что это его заслуга. Но если бы Центральный банк и Правительство тоже сами не делали ошибок, урон был бы намного меньше.

Самым драматичным моментом прошлого года стало беспрецедентное падение курса рубля в течение одного месяца. До сих пор нет ответа на вопрос, как Центробанк и примкнувшее к нему Правительство ухитрились уронить рубль при его физическом дефиците, положительном внешнеторговом балансе и крайне незначительном государственном долге. Думаю, в ситуации с рублём со всей очевидностью проявились рыночные иллюзии экономического блока нашего Правительства. И говорить о свободном плавании рубля в условиях однобокого экспорта, отсутствия национальной нефтяной биржи и высокого оттока капитала, мягко говоря, наивно.

На открытии сессии наша фракция заявила, что поддержание стабильности на финансовых рынках должно быть сформулировано в качестве цели государственной политики, и мы ещё раз сегодня настаиваем на этом.

Теперь о господдержке системообразующих предприятий и банков. Конечно, такая поддержка необходима. Но, как и в период кризиса 2008–2009 годов, нет никакой уверенности, что деньги, выделенные на докапитализацию банков, попадут в конечном итоге в реальный сектор экономики. В декабре государство поддержало ВТБ, выделив ему 100 млрд рублей, и собирается выделить ещё 150 млрд рублей, а дочерняя компания – ВТБ-24 – уже порадовала своих акционеров, что на дивиденды по итогам 2014 года будет направлено 26 млрд рублей, что составляет 93% прибыли. Зачем мелочиться, если есть богатая докапитализированная государством материнская компания? Основная проблема сегодня – это не нехватка денег у банков, а отсутствие заёмщиков, готовых платить за кредиты 18–20% годовых. Собственная рентабельность товаропроизводителей позволяет сегодня отбивать кредиты максимум по 8–10%.

Особая забота о финансовых учреждениях не должна оставлять без внимания реальный сектор экономики. К сожалению, медлительность и нерасторопность Правительства приводит к тяжёлым последствиям. Так, цены, например, на стальной лист только за квартал в России увеличились на 45%, что уже привело к сокращению выпуска российских транспортных средств, и это несмотря на почти двукратную девальвацию рубля. Если не остановить рост цен на металл, то никакого импортозамещения мы не добьёмся, поэтому мы предлагаем немедленно ввести экспортные пошлины на кокс, железную руду, стальную заготовку и полностью запретить экспорт лома.

Отдельный вопрос – поддержка государством высокотехнологических предприятий, производящих продукцию с высокой добавленной стоимостью. Мер, принимаемых Правительством, явно сегодня недостаточно. Давно назрела необходимость введения механизма дифференцированного возврата НДС экспортёрам. Пора пересмотреть политику поддержки сырьевых компаний за счёт возврата НДС. Сегодня через уплату и возврат НДС фактически происходит субсидирование сырьевых отраслей за счёт высокотехнологичных секторов экономики. Такая ситуация превращает российскую экономику в сырьевой придаток мировой экономики. Государство должно возмещать НДС в первую очередь экспортёрам товаров второго-третьего уровня переработки. Только такой подход обеспечит увеличение доли высокотехнологичной продукции в российском экспорте и реальный рост нашей экономики.

События прошлого года в целом резко усилили социальное неравенство в стране. Поэтому предусмотренные Правительством меры социальной помощи населению явно недостаточны. По «антикризисному плану», как мы знаем, 1 трлн рублей уйдёт 27 избранным банкам, 200 млрд рублей – на госгарантии по кредитам для предприятий, определяемых опять же Правительством. А на обеспечение социальной стабильности – менее 300 млрд рублей.

В период кризиса 2008–2009 года на социальную поддержку населения были направлены значительно бо?льшие суммы. Правительство заявило, что социальные обязательства власти будут профинансированы в полном объёме. Но это на федеральном уровне. На региональном и местном уровнях из-за нехватки средств социальный бюджет урезается, причём в массовом порядке, и люди это видят. Наиболее тревожно выглядит тенденция сокращения поддержки семей с детьми. Особую обеспокоенность у граждан вызывает вопрос о сохранении такой важной формы поддержки семей, как материнский капитал. Согласно действующему закону, претендовать на получение выплаты в размере практически сегодня уже 500 тыс. рублей с учётом индексации могут семьи, в которых второй ребёнок родится по 31 декабря 2016 года. Сегодня можно с уверенностью сказать, что отмена выплат материнского капитала в текущей социально-экономической ситуации приведёт к резкому падению рождаемости с 2017 года.

Необходимо в соответствии с теми поручениями, которые уже были даны Президентом Российской Федерации, в кратчайшие сроки разработать и принять соответствующие поправки в федеральное законодательство, которые позволят сохранить для российских семей материнский капитал, а также проработать возможные дополнительные механизмы его использования.

Не могу не сказать в очередной раз ещё об одной кричащей проблеме в части оказания государственной поддержки семьям с детьми – это увеличение продолжительности выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребёнком с полутора до трёх лет. Мы до сих пор, как вы слышали, не смогли решить полностью проблему с нехваткой мест в дошкольных образовательных организациях для детей указанного возраста и невозможностью в связи с этим матерям выйти на работу. Несмотря на все аргументы в пользу скорейшего принятия соответствующего законопроекта, его разработка отложена, к сожалению, на 2016 год. По нашему мнению, это недопустимо длительный срок. Его необходимо внести на рассмотрение Государственной Думы и принять в ближайшее время. Никакие экономические трудности не должны привести к тому, что мы будем залатывать дыры в бюджете за счёт экономии на будущем нашей страны, на наших детях.

Что касается продовольственных цен, то за декабрь 2014 года – февраль 2015 года они увеличились в полтора раза и вряд ли заметно отыграют назад. Это ударило сегодня не только по малообеспеченным группам населения, но уже и по так называемому среднему классу. Коль скоро у нас нет рыночных механизмов подтягивания заработной платы к уровню инфляции, Правительство обязано более жёстко контролировать динамику цен, причём на всех этапах. Речь не идёт об административном контроле. Нужно ужесточить работу с монополиями в производстве, опте и рознице, нужны конкурентные барьеры, препятствующие росту цен.

Пенсионные новации Правительства ещё более углубляют социальное неравенство. Создаётся впечатление, что именно пенсионеры должны затянуть пояса, чтобы подправить финансовое положение страны. На фоне постоянных правительственных отговорок по вопросу о введении прогрессивной шкалы подоходного налога, любые пенсионные ограничения выглядят как вопиющая несправедливость, а недавно высказанная идея по-разному подойти к размеру пенсий женщин и мужчин прямо противоречит Конституции нашей страны. Буксующая пенсионная реформа становится источником социального напряжения.

В заключение хочу остановиться на проблеме растущего регионального неравенства. События в Хакасии и Забайкалье ещё раз подтвердили, что муниципальная реформа фактически провалена. Подавляющее большинство муниципальных бюджетов трещат по швам и стонут от долгов. О каких мерах противопожарной безопасности, о каких системах оповещения можно говорить, когда в бюджетах муниципальных образований хоть шаром покати.

Районные администрации превратились в передаточное звено между сельской и региональной властью. Ничего другого они не могут и не умеют. Органы местного самоуправления в сёлах сократили до минимума. Неверие в свой народ, в его способность к обустройству собственной жизни – вот главная причина пожаров и затоплений. Наш народ в 1990-е годы показал чудеса выживаемости и предприимчивости. Но если местные бюджеты будут пусты, то придётся тратить миллионы и миллиарды на жильё для погорельцев. Патернализм, если хотите, – это ответ народа на нерадивость власти. Что надо сделать? Первое и самое главное – надо не только выделять муниципалитетам деньги в виде трансфертов и бюджетных кредитов (пока без этого не обойтись), но самое главное – передавать им постоянные источники финансирования, часть налогов, которые пойдут именно в эти муниципальные бюджеты.

Уважаемые коллеги! В текущем году наша экономика столкнётся тоже с непростыми проблемами. Чтобы на них грамотно отвечать, исполнительная власть должна быть в постоянном контакте с депутатским корпусом. Но, к сожалению, когда, например, наша партия приглашает министров на конгрессы депутатов со всей России, в ответ мы видим высокомерное отрицание возможности поговорить с депутатами, и ограничиваются присылкой в лучшем случае замначдепартамента. А вместе мы на самом деле делаем одно общее дело на благо нашей страны, на благо граждан великой России. Спасибо за внимание.

С.Нарышкин: Спасибо, Сергей Михайлович. Дмитрий Анатольевич, пожалуйста, Вам слово.

Д.Медведев: Прежде всего хочу доложить о проведённом эксперименте: груша нормальная, и тестер этот работает. Тем не менее, конечно, всё равно мы должны самым внимательным образом относиться к тем продуктам, которые попадают к нам на столы. Что Владимир Вольфович к этому привлёк внимание – я думаю, правильно.

Теперь несколько слов по поводу того, о чём коллеги – руководители фракций здесь говорили, не в режиме полемики, а скорее просто в режиме дружеского обсуждения. Геннадий Андреевич, рассказывая о событиях последнего периода, говорил: вот, кризис 1998 года, потом 2008 года, сейчас проблемы такого кризисного порядка, что это за безобразие, почему эти кризисы происходят... Слушайте, мне кажется, мы уже давным-давно должны привыкнуть: рыночная экономика по своей природе циклична. Этого никто не отменял, кризисы были и будут, их не ликвидировать как класс. Но в этом и слабость рыночной экономики, и её сила, потому что она реанимируется, отрастает, а вот плановая экономика как легла, так уже и не поднялась. Поэтому мы должны это учитывать в нашей текущей экономической жизни.

По поводу девальвации – и Геннадий Андреевич (Г.Зюганов) об этом говорил, и Владимир Вольфович (В.Жириновский): конечно, девальвация штука неприятная, особенно для огромного количества людей. И, естественно, мы должны думать о том, чтобы нивелировать проблемы в финансово-кредитной сфере, не допуская ни избыточного ослабления, ни избыточного переукрепления рубля. Но на ситуацию в нашей стране повлияли санкции, и повлияли самым непосредственным образом. Тут кто-то говорил про Иран: в Иране девальвация ещё о-го-го какая была в тот период, когда были введены санкции. Это, безусловно, связано с закрытием рынков финансовой ликвидности, это, к сожалению, так. Мы, конечно, выживем. Мы научились жить без притока иностранных финансов, и жить нормально. Но то, что эта ситуация нам не помогает, это совершенно очевидно. Любое государство, которое подвергается санкциям, попадает в довольно сложное положение.

В отношении 250 млрд долларов, о которых Геннадий Андреевич (Г.Зюганов) говорил, которые из резервов ушли. Так вот в том-то и дело, почему и нужно было перейти на плавающий курс рубля: потому что эти деньги – как в топку! Они идут на поддержание искусственно завышенного курса вместо того, чтобы идти в экономику. Уж тогда действительно, здесь я соглашусь, лучше их тратить на развитие промышленности, чем поддерживать искусственно вот такой зарегулированный курс национальной валюты. Именно поэтому Центральный банк принял ответственное решение, непростое, и перешёл к плавающему курсу. Думаю, что практика покажет справедливость этой меры именно в текущей ситуации.

Но не могу не согласиться с тем, что нужно укреплять кадровый потенциал, и здесь об этом говорили коллеги. Я подумаю над теми предложениями, которые были высказаны, а вы, пожалуйста, подумайте над нашим предложением в отношении более позднего выхода на пенсию депутатов Государственной Думы и чиновников.

Реплика: Мы согласны!

Д.Медведев: Согласны? Ну хорошо. Теперь по поводу некоторых серьёзных вещей. Действительно, огромная проблема накопилась в регионах. Я абсолютно согласен с тем, что мы её по-разному должны решать. Я перечислил денежные средства, которые мы уже направили в регионы для укрепления сбалансированности региональных бюджетов и направим. Но, как я сказал, я готов рассмотреть и нестандартные идеи, в том числе изменение 122-го закона, о котором говорилось на президиуме Госсовета, который проводил Президент, и ряд других идей. Но, коллеги, мы с вами должны понимать, что если просто полностью освободить от уплаты долгов, то это, к сожалению, как правило, провоцирует только одно: никогда больше никто ничего платить не будет. Опыт советских колхозов это доказал со всей наглядностью. К сожалению, ни за что не платили, потому что всё время прощали. Но разгрузить, существенным образом разгрузить налоговое и долговое бремя мы с вами должны. Это действительно нужно сделать.

По поводу ряда программ, которые мы в настоящий момент продвигаем. Не могу не согласиться с тем, что сказал Владимир Абдуалиевич (В.Васильев) в отношении наших аграрных программ, в защиту тех аграрных программ, которые реализуются... У наших коллег – представителей компартии может быть другое мнение, и мы к нему очень уважительно относимся, но надо признать, что всё-таки за последние 10 лет, с момента появления национального проекта, наше село сделало очень существенный шаг вперёд. И давайте по-честному признаемся: я помню, как выглядели полки советских магазинов, и вы все помните. Есть-то нечего было, а сейчас всё в порядке. Но это не значит, что сельским хозяйством не нужно заниматься. Полностью поддерживаю то, что коллеги-коммунисты говорили в отношении развития высоких аграрных технологий, семеноводства, племенного хозяйства. Это действительно наше слабое место, и туда нужно направлять дополнительные инвестиции.

По поводу некоторых идей, которые были высказаны Сергеем Михайловичем Мироновым, и предложений. По докапитализации банков. Я всё-таки в выступлении сказал, всё равно коллеги как-то не хотят это слышать. Я обращаю внимание, что это не просто деньги, которые загнали в банки и которые там лежат, а банки ими не пользуются, либо за счёт которых они обогащаются и просто эту прибыль делят между участниками этих банков. Это деньги, направленные в капитал банков, чтобы они в условиях закрытия иностранных финансовых рынков, в условиях, когда наша экономика действительно чувствует себя неблестяще, чувствовали, с другой стороны, поддержку государства, чтобы все нормативы достаточности капитала соблюдались. Поэтому эти деньги (ещё раз обращаю внимание) были направлены в капитал так называемого первого и второго уровня именно для поддержания надлежащих финансовых кондиций банков. Но наша задача – и здесь я полностью согласен с тем, что Сергей Михайлович говорил, – заключается в том, чтобы обеспечить доведение необходимых финансовых ресурсов, в том числе относительно дешёвых по нынешним временам кредитов либо субсидированных кредитов, до наших промышленных предприятий и аграрных производителей.

Рост цен на металл – да, он есть. Зачастую это необоснованный рост. Необходимо проводить расследования того, что происходит. Здесь поручения даны и по линии государственных ведомств, и по правоохранительной линии. Но просто закрывать экспорт металлов – это перебор. Я просто боюсь, что мы создадим другую крайность. Вообще любые попытки огранить рынок, как правило, ведут к тому, что происходит искажение, ведущее в обратном направлении, против тех замыслов, которые были положены в основу решений.

По материнскому капиталу. Исключительно важная, очень хорошая программа, которая действительно поддержала рождаемость в нашей стране. Было много разговоров, когда её предлагали. Давайте всё-таки ещё раз вспомним: это было сделано – Президент тогда принимал решение – вопреки утверждениям многих людей о том, что у нас рождаемость не прирастёт всё равно, люди наши на это не откликнутся. На самом деле материнский капитал реально изменил демографическую ситуацию в стране. Нам, напомню, многие предрекали вымирание, а мы растём. Вот лучшее доказательство правильности нашего социально-экономического курса. Поэтому от этой программы нельзя отказываться, но мы должны подумать о том, как её видоизменить на будущее, сделать её, может быть, более современной и более приспособленной к новым задачам. Рассматриваю предложения коллег и из «Справедливой России», и из других фракций, естественно, и из родной для меня фракции «Единой России», как поручение Правительству на эту тему.

И в заключение, уважаемые коллеги, хотел бы сказать, что уже почти семь лет назад, принимая решение о том, чтобы создать институт отчёта Правительства Государственной Думе, я не думал и не предполагал, что это будет очень серьёзный, хороший побудительный мотив для Правительства и Государственной Думы соединять усилия по наиболее острым, самым важным вопросам. Дело ведь не в том, что Председатель Правительства выходит один раз в год и здесь что-то докладывает, говорит об успехах, говорит о проблемах, оправдывает коллег-министров или объясняет, почему чего-то не получилось. Дело в другом. В последние месяцы – я не говорю сейчас даже про новую геополитическую ситуацию, которая сложилась, я не говорю про возврат Крыма, я не говорю о том, что мы сейчас работаем, действительно, как единая такая структура во многом, – а просто отчёт в Государственной Думе заставил Правительство ещё больше напрячься, услышать многие пожелания своих товарищей из Государственной Думы и предложить решения самых сложных вопросов. И это не фигура речи, это не желание понравиться. На самом деле это именно так. Поэтому считаю, что отчёты Правительства являются исключительно важным институтом нашей политической жизни.

Огромное вам спасибо за участие в подготовке решений Правительства. Несмотря на то что у нас впереди не самые простые времена, я уверен: мы выстоим, мы победим, потому что мы представляем лучшую страну в мире – Российскую Федерацию.

С.Нарышкин: Дмитрий Анатольевич, спасибо большое за представленный отчёт, за подробные ответы на вопросы депутатов и за комментарии по выступлениям руководителей фракций. Вы сказали правильные слова в отношении значения этой конституционной нормы о ежегодном отчёте Правительства в Государственной Думе. Я бы к этому добавил, что отчёт в Государственной Думе, отчёт Правительства является, по сути, отчётом перед всем обществом – не только потому, что ведётся прямая трансляция этого события, а ещё и потому, что Государственная Дума (и парламент в целом) является высшим представительным органом власти страны и отражает и выражает мнения наших избирателей, а значит, практически всего населения Российской Федерации.

И ещё одно. Я хотел бы сказать, что считаю вполне конструктивным взаимодействие Государственной Думы и Правительства Российской Федерации в части законотворческой деятельности. Ведь Правительство наряду с депутатами Государственной Думы являются самыми активными субъектами права законодательной инициативы. На мой взгляд, повторяю, взаимодействие и сотрудничество здесь вполне рабочее, конструктивное, и наверняка так будет продолжено и дальше.

Я хотел бы пожелать и Вам, и коллегам из Правительства Российской Федерации больших успехов.

Спасибо ещё раз.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > premier.gov.ru, 21 апреля 2015 > № 1348217 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 18 декабря 2014 > № 1252949 Дмитрий Медведев

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

Обсуждался ряд финансируемых банком инвестиционных проектов в области авиа- и автомобилестроения, космической промышленности, жилищного строительства.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы с вами в этом году проводим заключительное заседание наблюдательного совета ВЭБа, и, как обычно, у нас очень насыщенная повестка. С одной стороны, хорошо, что мы много работаем, с другой стороны, надо эту работу всё-таки упорядочить. Поэтому у меня есть предложение на будущее: на следующий год установить чёткий график заседаний, с тем чтобы готовить вопросы, будет ли их 50 или пять, но понимая, что, например, в какую-то (вторую-третью) декаду месяца будет обязательно заседание наблюдательного совета, и чтобы вопросы не копились так, как сейчас. Подумайте, Владимир Александрович (Дмитриев), как это всё организовать вместе с коллегами из Аппарата Правительства.

Прежде чем перейти к запланированной повестке дня, хотел бы начать вот с чего. Начнём с того, что в настоящий момент, в эти дни Внешэкономбанк отмечает своё 90-летие. Я поздравляю весь коллектив банка с этим юбилеем. Понятно, что для банка самое главное – это репутация, профессиональный характер людей, которые работают. А деловая репутация ВЭБа создавалась с 16 декабря 1924 года, когда решением Совнаркома был создан банк для внешней торговли. Так что ещё раз поздравляю вас.

Хотел бы отметить, что банку в этот период приходилось выполнять различные функции, несколько раз менялось его название, но банк тем не менее демонстрировал умение быстро перестраиваться, учитывая особенности рынка, доказывал свою надёжность как эффективный оператор государственных антикризисных программ, что, к сожалению, в истории нашего государства, как бы оно тоже ни называлось, случалось регулярно. По сути, ВЭБ всегда был банком развития, много всего было сделано. Отмечу в этом году, конечно, участие ВЭБа в подготовке и проведении самого значимого мероприятия уходящего года – зимней Олимпиады в Сочи. На ВЭБ легла максимальная нагрузка в этой сфере, и, в общем, результаты тоже есть, они всем известны.

В настоящее время, по состоянию на начало декабря, банк финансирует более 150 инвестиционных проектов. Стратегия Внешэкономбанка на период до 2020 года, которую мы приняли два года назад, в модернизационном варианте предусматривает рост кредитного портфеля ВЭБа к 2020 году до 2,5 трлн рублей. Упор, как мы и раньше договаривались, должен быть сделан на кредитовании малого и среднего бизнеса, на развитии импортозамещающих производств, на поддержке отечественных производителей качественной и конкурентоспособной продукции.

Сегодня, кстати, у нас тоже в повестке дня несколько таких вопросов, в том числе проекты в области авиа- и автомобилестроения, в области космической промышленности, также ряд вопросов связан с использованием олимпийских объектов, созданных в Сочи, включая передачу ряда объектов для нужд детского спорта и вообще в целом детского образования. Комплекс был построен при участии ВЭБа.

Ещё одна тема, которая сегодня есть, связана с финансированием жилищного строительства в рамках программы «Жильё для российской семьи». Речь идёт о предоставлении оператору программы – Агентству по ипотечному жилищному кредитованию двух кредитных линий общим объёмом более 50 млрд рублей. Напомню, что в рамках этой программы должно быть построено много жилья – не менее 25 млн кв. м жилья экономкласса. В основном оно должно использоваться для размещения многодетных и малоимущих семей и для расселения аварийного жилья, так что, в общем, цели вполне благородные, надеюсь, что они будут выполнены.

Ну и с учётом того, что сейчас для банка праздничные дни, я тоже принёс подарок – подписал постановление Правительства об утверждении правил предоставления из федерального бюджета субсидий в виде имущественного взноса в госкорпорацию «Внешэкономбанк». Теперь Министерство финансов в рамках этого постановления может принять меры по заключению соглашения и профинансировать имущественный взнос за 2014 год в размере 30 млрд рублей. Так что, Антон Германович (Силуанов), приступайте к этому делу. Это надо будет сделать.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 18 декабря 2014 > № 1252949 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 15 апреля 2014 > № 1053066 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов

Расширенная коллегия Министерства финансов.

Об итогах работы за 2013 год и задачах финансовой политики.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Мы собрались, как обычно, для того, чтобы подвести итоги работы Министерства финансов за прошедший год. Наверное, никогда не было такого, чтобы Председатель Правительства говорил о том, что Минфин свои задачи не выполнил, работал плохо, поэтому я сразу хочу сказать, что министерство и в этом году проявило себя как сплочённый организм, высокопрофессиональный, эффективный коллектив, который способен решать самые разные задачи даже в весьма сложных условиях. А условия у нас сложные, это не фигура речи (потому что, опять же, я думаю, с этой трибуны всегда говорят, что они сложные), на самом деле они таковыми и являются.

Несколько слов об экономической ситуации. Как известно, она продолжает ухудшаться, и, по предварительным данным, в I квартале темпы роста экономики замедлились до уровня приблизительно 1%. Недостатка в экспертных оценках того, что происходит, в общем, нет, и разговоров о причинах замедления ведётся много. Очевидно, что среди ключевых факторов отмечают окончание цикла роста мировых цен на энергоносители, хотя они, надо признаться, стабилизировались на весьма приличном для нашей страны уровне. Тем не менее риска ценовых колебаний исключать нельзя (о чём, кстати, всегда нас предупреждает Министр финансов, когда мы обсуждаем бюджетные проблемы), в том числе и благодаря тому, что происходит на рынке энергоносителей. Этот рынок сейчас пришёл в движение, и что бы там ни говорили, но «сланцевая революция», развитие технологий сжижения газа напрямую отражаются на финансовых показателях основных энергодержав мира.

Ещё один комплекс причин связан с исчерпанием возможностей посткризисного восстановления российской экономики. Об этом тоже немало говорят. Замедлилась инвестиционная активность. Предприятия реального сектора сталкиваются с дефицитом собственных инвестиционных ресурсов, с ростом издержек и с разрывом между уровнем доходности бизнеса и теми процентными ставками, которые в настоящий момент предлагаются по кредитам. Среди основных рисков упомяну и рост неопределённости на мировых финансовых рынках. Развивающиеся страны уже столкнулись с оттоком капитала, в том числе в результате действий Резервной системы Соединённых Штатов Америки. Внешнее фондирование, к которому прибегали крупные отечественные компании, да и наши банки, схлопывается, в том числе, скажем откровенно, и в силу политических соображений.

Ну и в целом мы, конечно, не можем не принимать во внимание политическую составляющую текущего периода. В определённой степени наши сложности (подчёркиваю, только в определённой степени, конечно) обусловлены попытками определённых сил подтолкнуть нас к искусственному кризису. Но принимать во внимание и этот аспект мы все обязаны при формировании текущей политики и стратегии на будущее.

Очевидно, что контекст для работы и финансового ведомства, и Правительства в целом – непростой, может быть, даже крайне непростой, можно сказать, и те тренды, о которых я сказал, не радуют. Поэтому нужно быть готовыми действовать в самых неблагоприятных обстоятельствах, планировать мероприятия, которые позволят смягчить воздействие непредвиденных факторов.

Большинство из коллег помнит, что мы не всегда работали в условиях так называемых тучных лет или быстрого развития. Был и кризис 2008 года, который так, строго говоря, вообще никто и не предвидел особенно, и другие внешние шоки. Но даже в таких обстоятельствах необходимо тем не менее двигаться вперёд (и об этом я хотел бы специально сказать) в соответствии с теми приоритетами, которые у нас есть. Я имею в виду безусловное исполнение обязательств перед нашими гражданами, социальных обязательств, а также достижение тех параметров развития, которые установлены в известных указах Президента и Основных направлениях деятельности Правительства.

Безусловно, что большая часть ответственности за эти процессы лежит на Министерстве финансов, которое отвечает за проведение государственной политики в финансовой сфере, поэтому несколько слов о задачах министерства.

Первое – это, конечно, обеспечение устойчивости бюджетной системы. Не буду ещё раз повторять очевидного: от ответственной макроэкономической политики, от сбалансированности и устойчивости бюджета действительно зависит положение дел во многих сферах государственной жизни. Важно, что мы подошли к тому периоду, обладая приличными резервами, а также гибкими институциональными рамками, включая и так называемое бюджетное правило. Я напомню, что бюджетная политика формируется исходя из того, чтобы снижение темпов роста экономики не вело к снижению государственных расходов и к дальнейшему ухудшению общеэкономической ситуации.

В прошлом году все запланированные расходы были обеспечены финансированием, несмотря на то, что по объёму ненефтегазовых доходов и по объёму средств, которые были привлечены с финансовых рынков, мы оказались существенно ниже запланированного уровня.

Ещё один стабилизирующий фактор, выгодный для нас, – это умеренная долговая нагрузка. Это, если хотите, даже сейчас наше конкурентное преимущество, которое, вне всякого сомнения, необходимо сохранить.

Такого курса, в целом сбалансированного и проверенного практическими действиями последнего периода – по сути, последних 15 лет, – нам и нужно в дальнейшем придерживаться, с тем чтобы исполнить все социальные обязательства не только в текущем году, но и на долгосрочную перспективу.

Второе. Также, о чём я неоднократно говорил, повышение эффективности бюджетных расходов. Это, может быть, такой конёк Минфина, о котором всегда коллеги из вашего министерства говорят – все, начиная с министра, и это абсолютно справедливо. Каждый рубль из казны должен тратиться максимально результативно. В самом конце прошлого года Правительство утвердило Программу повышения эффективности управления общественными, то есть государственными и муниципальными, финансами на период до 2018 года. Эта программа – здесь координатор Минфин – должна быть реализована.

Мы также должны продолжить работу по внедрению программных методов бюджетирования. Основной костяк государственных программ утверждён (39 из 42), необходимо добиться превращения их в реальный инструмент проведения государственной политики, с тем чтобы ресурсы действительно концентрировались на приоритетах, на достижении поставленных целей. Нужно понимать, что с учётом значительных макроэкономических рисков, о которых я только что сказал, спрос с наших ведомств, наших федеральных органов исполнительной власти за исполнение этих обязательств, решений в этой ситуации должен быть жёстче.

Не следует забывать и о принципах открытости бюджетной политики. В прошлом году мы впервые опубликовали бюджет для граждан, этот опыт необходимо продолжить. Конечно, мнение наших людей нужно не только слышать, но и учитывать при выработке бюджетных решений, там, где мы, конечно, это можем сделать в сегодняшних условиях.

Третье – сбалансированная и, скажу так, умная налоговая политика. Она должна выполнять не только фискальную функцию – максимизировать доходы казны, что, конечно, тоже очень важно. Она должна также стимулировать экономическую и инвестиционную активность и повышать в целом привлекательность работы в условиях России, то есть привлекательность того, что мы в последнее время называем национальной юрисдикцией, включая и создание особых условий для работы под контролем, естественно, федеральных властей в регионах и округах, таких как Дальний Восток, Республика Крым и Севастополь, Калининград; создавать условия для постепенной деофшоризации нашей экономики.

Четвёртое – дальнейшее укрепление финансовой системы. Это задача совместная и для Правительства, и для Министерства финансов, и для Центрального банка.

Нужно реализовать потенциал нового законодательства о финансовых рынках, а также о национальной платёжной системе – то, чем мы сейчас занимаемся, – сделать её по возможности независимой от центров принятия решений вне российской юрисдикции. Россия – большая страна, самодостаточная, и мы вполне можем такую систему иметь, как целый ряд других стран. И это связано не с какими-то текущими политическими проблемами, это просто должен быть наш стратегический выбор. Мы же занимаемся, например, продовольственной безопасностью, считаем, что мы себя сами кормить должны, это нормально абсолютно. И в этом смысле мы должны быть вполне независимы, до тех, конечно, пределов, в которых это возможно в глобальном мире.

Банковская система должна не только стимулировать конечное потребление, но и давать промышленным предприятиям, малому и среднему бизнесу больше возможностей для запуска инвестиционных проектов.

Важно также продолжить работу по модернизации инфраструктуры финансового рынка, повышать привлекательность отечественных площадок для бизнеса, включая возможности размещения облигаций и первичного размещения акций на наших фондовых площадках.

Вы знаете, что для реализации крупных инфраструктурных проектов мы приняли решение использовать средства Фонда национального благосостояния в определённых пределах. Я подписал постановление Правительства, которое распространяет правила размещения средств ФНБ на два крупных проекта – это Центральная кольцевая автодорога и наши сибирские магистрали, БАМ и Транссиб. Принятие этого постановления позволит размещать средства ФНБ в такие ценные бумаги, которые будут выпускаться для финансирования этих проектов.

Наконец, пятый блок вопросов связан с межбюджетными отношениями. Здесь ситуация складывается весьма непросто. Замедление темпов экономического роста, в том числе и регионального роста, повлекло сокращение ожидаемых бюджетных поступлений, включая и налог на прибыль предприятий. Это практически повсеместная тенденция (я езжу много), практически по всем территориям нашей страны, – нет региона, который бы не затронула эта довольно сложная ситуация. Вместе с тем задачи, которые стоят перед регионами, потребовали увеличения расходных обязательств. В ряде случаев это, конечно, приводит к росту долговой нагрузки, поэтому нам нужно обсудить эту проблему. Министерство финансов должно подготовить предложения по достижению сбалансированности системы региональных и муниципальных финансов. Естественно, что встречные предложения должны быть сделаны самими регионами – они отвечают за это не в меньшей степени, чем федеральные ведомства. Ещё раз подчёркиваю, эту проблему мы отдельно обсудим.

Повышенного внимания требуют два новых субъекта нашей страны – Республика Крым и город федерального подчинения Севастополь. Знаю, что в зале присутствуют наши коллеги, которые уже приехали для участия в своей первой коллегии Минфина России. Уже налажена работа казначейства, подготовлен и подписан Президентом ряд законов, которые регулируют работу финансовой системы полуострова в переходный период. Конечно, нужно в кратчайшие сроки завершить интеграцию этих регионов в российское правовое пространство, причём сделать это так, чтобы это произошло максимально безболезненно для людей, хотя такого рода процессы не проходят бесследно. Убеждён, что в целом Крым обладает очень хорошим потенциалом для развития, и, стало быть, при правильной постановке дела и правильной работе, которой, скажем откровенно, на этой территории в прежнем статусе не было, Крым в целом может быть самодостаточным регионом и иметь самодостаточный бюджет.

Это такие общие подходы к тому, что, на мой взгляд, нужно будет делать. А сейчас, прежде чем передать слово министру, хотел бы ещё раз всех поблагодарить за успешную работу в прошедшем году и пожелать вам всего доброго.

А.Силуанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В своём докладе я хотел бы кратко остановиться на основных итогах работы Министерства финансов в 2013 году и определить задачи на текущий год и среднесрочную перспективу.

В 2013 году, несмотря на все сложности и трудности в экономике, государством выполнены все взятые обязательства. Сохранена сбалансированность бюджета, реализован ряд важных структурных реформ в сфере налогового и финансового регулирования. Это было достигнуто в условиях замедления темпов экономического роста, снижения темпов внутреннего спроса и в первую очередь в сегменте инвестиций. При этом если частные инвестиции у нас росли в прошлом году на 4,8%, то основной фактор, который повлиял на снижение инвестиций, – это снижение инвестиций естественных монополий, которые сократились на 20% и предопределили общую отрицательную динамику этого показателя.

Бюджет 2013 года сформирован и исполнен в соответствии с утверждёнными бюджетными принципами и правилами. Главная их задача – обеспечить принятие реалистичных бюджетных обязательств, не нарушая устойчивости бюджета, вне зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры. При этом существующие правила являются довольно гибким инструментом. Напомню, что в прошлом году мы 80% из поступивших дополнительно нефтегазовых доходов направили на замещение выпадающих ненефтегазовых доходов и источников финансирования, причём только небольшая часть была перечислена в Резервный фонд. Такая же ситуация складывается и в текущем году.

Накопление в резервы конъюнктурных доходов бюджета является общемировой практикой. На фоне бюджетных правил других стран российские выглядят довольно мягкими. В Норвегии, например, на расходы направляются только доходы от размещения средств фондов. Напомню, что в прошлом году мы получили доходы от размещения средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния в сумме 60 млрд рублей, а потратили нефтегазовых доходов в сумме 7 трлн рублей.

В ряде стран в расчёт конъюнктурных доходов дополнительно включаются налоги на прибыль экспортирующих сырьё компаний и другие доходы.

Главным принципом работы финансовых ведомств везде в мире является обеспечение финансовыми ресурсами поставленных руководством страны задач без нарушения макроэкономической устойчивости государства. Этим принципом руководствуемся и мы. В отчётном году бюджет был полностью исполнен в условиях серьёзного пересмотра макроэкономического прогноза, который изначально предусматривал рост экономики на 4%, затем по факту мы получили рост в размере 1,3%. Если бы не нефтегазовые доходы, то дефицит федерального бюджета мог бы составить не 0,5% ВВП, а 2 или 3%. И если бы мы с таким уровнем дефицита подошли к текущей геополитической напряжённости, то ситуация на финансовых рынках развивалась бы совсем по-иному.

Очевидно, что необоснованное завышение уровня доходов при прогнозировании повышает уязвимость бюджетной системы, и мы не должны этого допускать. По-прежнему вызывает беспокойство высокая зависимость от конъюнктурных доходов. Ненефтегазовый дефицит за последние годы не снижался ниже 10% ВВП, что в условиях перспективы снижения нефтегазовых доходов говорит о высоких рисках среднесрочной и долгосрочной сбалансированности бюджета, и это нам надо учитывать в своей работе на дальнейшую перспективу.

Какие ещё выводы можно сделать по итогам 2013 года? Первое. Мы перешли на программный принцип составления бюджета, но очевидно, что использовать этот инструмент для повышения эффективности нам пока не удалось. Федеральные органы исполнительной власти не воспринимают госпрограммы как механизм управления отраслью, не нацелены на обеспечение достижения программных показателей, да и показатели сами, что говорить, готовятся самими министерствами и ведомствами и зачастую не являются напряжёнными. Программы стали использоваться как способ выбивания дополнительных объёмов финансирования, причём заявки на новые ресурсы готовятся без учёта эффекта реализации действующих мероприятий, а исполнитель даже не пытается маневрировать ресурсы внутри бюджетов программы.

Такую практику надо менять. Любые новые потребности должны укладываться в программные бюджеты отраслей, а не генерироваться в ходе их реализации без указания конкретных источников ресурсов. Тем не менее принятие госпрограмм послужило началу широкого общественного обсуждения программ, в том числе в парламенте, и мы считаем, что это большой шаг вперёд.

Второе. В 2013 году начал реализовываться принцип долгосрочного бюджетного планирования. Разработан и внесён в Правительство Российской Федерации проект Бюджетной стратегии на период до 2030 года, на основании которого были уточнены параметры финансового обеспечения государственных программ.

Третье. В 2013 году внесены комплексные поправки в Бюджетный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях, которые реализуют новые подходы к государственному и муниципальному финансовому контролю, нацеливая его на обеспечение эффективности использования бюджетных средств, а также контроль за выполнением тех программных целевых показателей, которые определены в государственных программах, и их исполнением.

Четвёртое. Немало сделано и в финансовом регулировании: сформирована нормативно-правовая база единого регулятора финансовых рынков на базе Банка России, приняты меры по оздоровлению системы негосударственных пенсионных фондов, гарантированию пенсионных накоплений, приняты законы о секьюритизации финансовых активов, в частности кредитов малому и среднему бизнесу.

Пятое, что удалось: реализован манёвр в налоговой сфере, в нефтяной отрасли. Мы снизили экспортные пошлины и одновременно повысили НДПИ без увеличения налоговой нагрузки на нефтяников. Создан льготный режим для новых высокозатратных месторождений, создана система льготного налогообложения для регионов Дальнего Востока.

Ещё одна задача, которую удалось выполнить: мы продвинулись по рейтингу Всемирного банка Doing Business по позиции «Налоговое администрирование» за год на 7 позиций – с 63-й на 56-ю. И знаю, сейчас налоговая служба активно реализует те меры, которые нам ещё предстоит доработать, с тем чтобы выйти на передовые позиции по рейтингу в налоговом администрировании.

Кстати, когда мы встречались в рамках «двадцаточных» мероприятий с руководством Всемирного банка, Всемирный банк отмечал успехи в продвижении наших налоговых органов в части обеспечения хороших условий для работы нашего бизнеса.

Министерство продолжает движение в направлении открытости бюджетного процесса (об этом, Дмитрий Анатольевич, Вы уже сказали в своём докладе). Мы стали пилотными участниками проекта в рамках Открытого правительства, продолжаем находиться в первой десятке стран по вопросу прозрачности бюджета.

Что не удалось в прошлом году?

Не удалось решить проблему сбалансированности региональных бюджетов. За прошедший год ситуация здесь серьёзно ухудшилась, мы стали свидетелями роста дефицитов и государственного долга. Нахождение приемлемых решений – это одна из ключевых задач на текущий год.

Уважаемые коллеги! Условия, в которых придётся работать в 2014 году, самые сложные, пожалуй, с момента кризиса 2008–2009 годов. Рост ВВП оценивается на достаточно низком уровне (0,5%), а возможно, будет и находиться около нуля.

Существуют риски снижения цен на нефть, при этом цена на нефть, которая балансирует бюджет, в прошлом году составляла 113 долларов за баррель, в этом году тоже колеблется около этой величины.

Сохраняющийся отток капитала снижает возможности для роста инвестиций в экономику и создаёт риски несбалансированности бюджетов. При этом основной причиной оттока капитала является неопределённость развития геополитической ситуации. Потому что из 63 млрд долларов оттока капитала в I квартале текущего года 20 млрд пришлось на рост объёмов наличной иностранной валюты на руках у населения, а с учётом перевода рублей в иностранную валюту организациями отток капитала составил 50 млрд долларов. То есть бо?льшая часть так называемого оттока, который учитывается по платёжному балансу, – это неопределённость геополитической ситуации, риски, которые видят инвесторы да и население, что, собственно, вело к тому, что средства перекладывались из рублей в валюту. Сейчас, слава богу, мы имеем стабилизацию валютного курса, стабилизацию курсовой политики и надеемся, что отток капитала за счёт этого фактора будет во II квартале ниже.

В этих условиях определены основные задачи деятельности Министерства финансов. Они во многом соответствуют, Дмитрий Анатольевич, тем задачам, которые Вы поставили перед нами в докладе. Основной задачей нашей является сохранение сбалансированности бюджета, бюджетной системы, и обеспечение его долгосрочной устойчивости.

Мы считаем невозможным увеличивать бюджетные расходы в условиях значительных геополитических рисков. Разовые инъекции бюджетных средств не способны обеспечить выход на траекторию устойчивого экономического роста. Можно попытаться залить нехватку частных инвестиций государственными, однако результатом станет ухудшение инвестиционного климата, и мы лишимся своих преимуществ – низких дефицитов, долга, значительных резервов, – а отток капитала в результате может только увеличиться. Задачей в настоящее время является сохранение доверия к бюджетной и денежно-кредитной политике.

В этих условиях единственно верной стратегической линией бюджетной политики является не рост расходов, а повышение их эффективности. Задача – за те же деньги добиться более качественных услуг, лучших результатов.

За последние два года мы уже достаточно вложили ресурсов в бюджетную систему, бюджетный сектор. Нужно требовать отдачу, увеличивать нагрузку, ориентируясь на лучшие мировые практики, и резервов здесь много. Задача отраслевых министерств – предлагать варианты развития отраслей в условиях бюджетных ограничений.

Важным фактором повышения устойчивости бюджетной системы государства является сбалансированность региональных бюджетов. Здесь требуется провести работу по выявлению имеющихся резервов и дополнительных доходных источников. Необходимо провести аудит эффективности действующих льгот, а таких льгот, предоставленных на федеральном уровне, около триллиона рублей. Из 1,8 трлн или почти из 2 трлн объёма льгот половина, даже больше, приходится на бюджеты субъектов Российской Федерации. В дальнейшем нам представляется необходимым принять мораторий на установление новых налоговых льгот, приводящих к выпадению консолидированных доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации.

Повышению доходной базы местных бюджетов будет способствовать поэтапное введение налога на недвижимость для физических лиц начиная с 2015 года. И введение этого налога предусматривается осуществлять по решению региональных властей постепенно, в течение пяти лет. В результате потенциальное количество объектов налогообложения увеличится в 2 раза, а объём поступлений от этого налога может составить около 140 млрд рублей и возрасти в 3,5 раза по сравнению с теми объёмами, которые мы сегодня получаем от налога на имущество и земельного налога. Необходимо закрепить за региональными и муниципальными властями право по выявлению объектов недвижимости, доведению соответствующей информации до регистрирующих и налоговых органов, а уведомления и требования об уплате налогов – до налогоплательщиков. Мы давно говорим о необходимости более тесного взаимодействия местных органов самоуправления и субъектов Российской Федерации с налоговыми органами. И сейчас наша задача состоит в том, чтобы это законодательно закрепить.

Предлагаем также меры по изменению порядка льготного налогообложения движимого имущества, разнесения на три года убытков при расчёте налоговой базы по налогу на прибыль для консолидированных групп налогоплательщиков. Знаем, что ряд субъектов Российской Федерации недополучил налоги на прибыль, исходя из введения консолидированных групп налогоплательщиков. За девять месяцев 2013 года общие потери региональных бюджетов составили 15,4 млрд рублей, а 24 субъекта Российской Федерации получили снижение прибыли на 43 млрд рублей. Так вот это предложение о том, чтобы постепенно разносить убытки, получаемые в рамках консолидированной группы в течение трёх лет, позволит снизить влияние консолидированных групп на доходы бюджетов.

Политика межбюджетных отношений на среднесрочную перспективу будет направлена на повышение самостоятельности регионов. Следует сократить в новом бюджетном цикле количество субсидий, обеспечив их распределение законом о федеральном бюджете. Тоже задача старая, мы об этом долго говорили. Считаю, что при подготовке нового бюджетного цикла на 2015–2017 годы мы должны реализовать эту задачу так же, как и решили вопрос о консолидировании субвенций при подготовке бюджета на 2014–2016 годы.

Необходимо смягчить требования к субсидируемым мероприятиям до уровня софинансирования регионов порядка 30%. Сегодня это зачастую 50 на 50, а то и более. Это неподъёмная ноша для субъектов Российской Федерации. И если мы в среднем обеспечим требования по участию субъекта в софинансируемых мероприятиях 30%, это приведёт к высвобождению ресурсов в сумме 80 млрд рублей в бюджеты субъектов Российской Федерации.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, мы направляли соответствующее предложение в Правительство и просили бы поддержать это предложение.

Больше прав необходимо дать регионам при предоставлении социальной поддержки граждан, разрешать применять принцип нуждаемости в определении социальных расходов.

Сегодня вопрос сбалансированности бюджетов регионов ключевой. При подготовке бюджета на 2015–2017 годы, а также поправок в бюджет текущего года мы считаем необходимым исходить из того, что в случае возникновения экономии или дополнительных расходов направлять их в первую очередь на поддержку субъектов Российской Федерации, потому что именно там чувствуется нехватка средств в условиях сокращения поступлений налога на прибыль и росте одновременно расходов в связи с необходимостью реализации дополнительных расходных обязательств, которые определены для субъектов Российской Федерации программными документами.

Нельзя забывать, что указами Президента, которыми предусмотрено, с одной стороны, повышение заработной платы, предусмотрено и повышение производительности труда на 50% к 2018 году. Это означает оптимизацию бюджетной сети и численности работников бюджетной сферы, введение систем нормирования труда, эффективного контракта. Здесь как раз координирующая роль должна отводиться нашим отраслевым министерствам, которые должны говорить не только о повышении зарплат, но и о производительности труда.

Задача Минфина – не допускать опасного увеличения долговой нагрузки регионов. Здесь несколько решений. Это осуществление усиленного мониторинга за субъектами, которые достигли опасной планки – 50% долга в объёме налоговых и неналоговых доходов. Над такими субъектами, на наш взгляд, целесообразно установить более серьёзный мониторинг по аналогии с дотационными субъектами, где введены дополнительные контрольные меры по подготовке бюджета, ограничению дефицитов бюджетов, контролю со стороны Счётной палаты за исполнением бюджетов и так далее.

Мы должны следить за равномерностью распределения по годам долговой нагрузки, потому что мы видим: целый ряд регионов создаёт пики в отдельные годы создаёт пики долговой нагрузки, не заботясь о равномерном распределении долгового бремени.

Одновременно мы готовы и будем подставлять плечо в виде предоставления бюджетных кредитов, которые имеют достаточно низкие процентные ставки, хорошие условия и длительные сроки.

Особо хотел остановиться на качестве бюджетного планирования в регионах. Утверждённые в бюджетах нереалистичные объёмы налоговых и неналоговых доходов или межбюджетных трансфертов приводят к росту государственного долга, поэтому за сбалансированностью бюджетов в регионах Минфин будет следить на стадии их подготовки – такие поручения даны подразделениям министерства.

В этом году мы должны интегрировать в финансовую систему два новых субъекта: Крым и Севастополь. В целом нам предстоит обширная работа по бюджетному, налоговому, банковскому законодательству. Сегодня мы участвуем вместе с нашими коллегами на нашем мероприятии, на коллегии. Считаю, что в текущем году два новых субъекта станут полноценными участниками нашей бюджетной системы. Для этого есть все основания, все решения необходимые мы примем.

Конечно, потребуется выделение дополнительных денежных ресурсов как на приведение уровня социальных выплат к российским нормам, так и на реализацию ряда инвестиционных проектов. Необходимо крайне ответственно подходить к вопросу дополнительных расходов. Как выясняется, наши некоторые министерства, Дмитрий Анатольевич, заявляют расходы на Крым, на дополнительные мероприятия по Крыму, не проанализировав реальные потребности Крыма и Севастополя. Такой подход не может быть приемлемым, потому что выясняется задвоение ресурсов. Ресурсы есть в бюджете Крыма и Севастополя – предлагаются ещё дополнительные средства, хотя потребности, по данным самих же служб Крыма и Севастополя, в этих ресурсах нет. Более детально доложу отдельно по таким заявкам.

В июне этого года планируется проведение ежегодного всероссийского совещания финансистов, которое мы каждый год проводим. Мы решили провести это совещание на территории Крыма. Думаю, что это…

Д.Медведев: Хорошая идея на самом деле. Это правильно.

А.Силуанов: Спасибо.

Д.Медведев: Время подберите только хорошее.

А.Силуанов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

О задачах налоговой политики. В условиях слабого экономического роста перед налоговой системой, помимо традиционной задачи обеспечения доходной части бюджета, стоит задача активного использования налоговых стимулов для ускорения экономического роста. Для реализации этой задачи предусмотрено установление двухлетних налоговых каникул для вновь зарегистрированных предпринимателей, упрощение регистрации, уплата налоговых платежей для работающих по патенту, определение порядка работы территорий опережающего развития на Дальнем Востоке с установлением льготного режима для инвесторов.

Среди других приоритетов работы Минфина – деофшоризация и борьба с теневой экономикой. Меры, направленные на обеспечение уплаты налогов российскими юридическими и физическими лицами в российской юрисдикции, – на это будут нацелены наши предложения.

В этих целях ключевым моментом является раскрытие информации о конечных бенефициарах и бенефициарных владельцах компаний, находящихся в офшорах. Должен работать принцип: хочешь получить льготу по соглашению об избежании двойного налогообложения – раскройся.

Информация о бенефициарах позволит применять налогообложение по российскому законодательству к контролируемым иностранным компаниям. Введение нового понятия налогового резидента позволит предотвратить вывод прибыли из-под налогообложения в российской юрисдикции.

Необходимо сохранить набранный темп реформирования финансовых рынков – это ещё одна ключевая задача. Мы здесь видим важные шаги – создание национальной платёжной системы и формирование внутренних источников финансирования долгосрочных инвестиций. Недавние действия операторов международных платёжных систем выявили необходимость дополнительного усиления ответственности платёжных систем за обеспечение бесперебойности обслуживания российских граждан и организаций, создание условий по невозможности отключения российских банков от системы расчётов. Такие законодательные предложения подготовлены и поэтапно будут реализованы и приняты до конца текущего года.

Источником длинного финансового ресурса экономики в нынешних сложных для инвестиций условиях должны стать средства накопительной пенсионной системы. За последний год сделано немало. Введены новые правила инвестирования; объёмы накоплений теперь гарантируются государством; система пенсионных фондов проходит детальную проверку в рамках созданного регулятора. Всё это позволит перезапустить систему с 1 января 2015 года, а создание внутренних источников роста в условиях геополитической неопределённости – наша важнейшая задача.

Ещё одним шагом в совершенствовании регулирования финансовых рынков станет реформирование порядка реализации прав акционеров и держателей облигаций. Предполагается разрешить раскрытие информации и осуществление всего комплекса корпоративных действий, таких как участие в собрании акционеров, голосование, реализация права преимущественного приобретения акций наиболее удобным для инвестора способом, например, по сети Интернет, что существенно облегчит участие акционеров в управлении компаниями.

Будет реформироваться страховая система. Разработаны соответствующие поправки в законодательство об ОСАГО, направленные на улучшение взаимодействия участников дорожно-транспортных происшествий со страховщиком при оформлении документов без участия сотрудников полиции.

Продолжается процесс внедрения международных стандартов финансовой отчётности. Следующим шагом здесь станет расширение сферы применения стандартов российскими организациями, имеющими особое значение для финансового рынка, а также аудиторскими компаниями. Законопроект, подготовленный Минфином, принят в первом чтении, и задача – окончательно принять его в весеннюю сессию. Об этом мы просим Государственную Думу.

Подводя итог, остановлюсь на основных задачах работы министерства. Первое – это обеспечение сбалансированности федерального бюджета в непростых экономических условиях и повышение эффективности бюджетных расходов. Второе – обеспечение устойчивости региональных и муниципальных финансов. Третье – создание стимулов при реализации налоговой политики. Четвёртое – продолжение реформы финансовых рынков, банковской и страховой деятельности, схем инвестирования и защиты пенсионных накоплений. Пятое – совершенствование систем бухгалтерского учёта и аудита. И последняя задача – это реализация принципов открытости и прозрачности управления общественными финансами.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В заключение хотел бы поблагодарить коллектив Минфина, наших подведомственных служб, налоговую службу, казначейство, Росфиннадзор, представителей финансовых органов за хорошую работу и профессионализм. Уверен, что мы выдержим новые вызовы для финансовой системы, станем ещё крепче и сплочённее. Спасибо за внимание!

Разрешите мне предоставить слово председателю Счётной палаты Татьяне Алексеевне Голиковой.

Т.Голикова: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Позвольте остановиться на некоторых системных моментах, которые связаны с формированием и исполнением бюджета в Российской Федерации.

Прежде всего речь пойдёт о федеральном бюджете. Необходимость акцентировать внимание именно на этих проблемах продиктована тем, что расширенная коллегия Министерства финансов проходит в I квартале 2014 года, когда есть уже оперативные данные об исполнении бюджета в I квартале и, безусловно, есть возможность оценить потенциальные риски исполнения бюджета в 2014 году. Безусловно, основными из них являются внешние, которые формируют основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации, о них сегодня говорилось. Но мне бы хотелось поговорить не о внешних причинах, мне бы хотелось поговорить о внутренних, зависящих исключительно от нас.

Первая – это точность и полнота прогнозирования доходов федерального бюджета. Несмотря на неоднократные корректировки в течение 2013 года параметров доходов и последнюю корректировку, которая была осуществлена в IV квартале 2013 года, показатель дохода в целом оказался перевыполненным на 113,5 млрд рублей, при этом по отдельным видам поступлений зафиксированы существенные отклонения от планировавшихся. Скорректированный при внесении соответствующих изменений в федеральный бюджет в декабре 2013 года прогноз по поступлению НДС на товары, работы и услуги, реализуемые на территории Российской Федерации, оказался неисполненным на 37 млрд. В 2013 году в федеральный бюджет поступали акцизы на спиртосодержащую продукцию, производимую на территории Российской Федерации, а также платежи в счёт погашения задолженности по отменённым налогам и сборам, которые поступали и в 2012 году, но, к сожалению, в 2013 году были не запланированы. Существенное (в разы) перевыполнение достигнуто по отдельным видам государственной пошлины и неналоговым доходам. При этом неналоговые доходы, несмотря на их значительную величину – 8,1% в структуре доходов, за исключением таможенных пошлин, уже на протяжении ряда лет являются мало исследуемой темой с низким уровнем администрирования и ответственности тех, кто их взимает. Администраторами неналоговых доходов на сегодняшний день являются 92 федеральных органа исполнительной власти и организации. Сегодня взимание с этих доходных источников регулируется различными нормативными актами, которыми зачастую устанавливаются только отдельные элементы для определения объёма неналоговых платежей.

По нашему мнению, необходимо уже в весеннюю сессию установление в Бюджетном кодексе нормы, содержащей общие требования, предъявляемые к нормативным актам по взиманию неналоговых доходов (в том числе субъект и объект взимания, база обложения, порядок исчисления, порядок и сроки уплаты, период, формы и методы контроля), что должно привести к качеству бюджетного планирования этого вида доходов, а также к увеличению их поступления в федеральный бюджет. Нам кажется, что эта тема должна стать самостоятельным разделом в основных направлениях бюджетной и налоговой политики в 2015–2017 годах.

Счётная палата при рассмотрении бюджета на 2014 год отмечала, что в общем объёме доходов не учитываются отдельные виды доходов. Результат: в первом квартале 2014 года в доход федерального бюджета поступили разовые платежи за пользование недрами при наступлении определённых событий, оговорённых в лицензии, при пользовании недрами на континентальном шельфе в исключительно экономической зоне России и за её пределами в сумме 29,3 млрд рублей, которые не планировались в бюджете в связи с тем, что на момент составления проекта закона о бюджете отсутствовали акты Правительства о предоставлении в пользование или выставление на аукционы участков недр федерального значения.

Вторая тема – это обоснованность планирования расходов. Но, наверное, нам, как никому, нужно говорить об эффективности расходов, и здесь я бы хотела обратить внимание на несколько моментов, которые стали уже традиционными и при планировании, и при исполнении бюджета.

В расходы федерального бюджета в 2013 году дважды вносились изменения. Эти изменения были осуществлены в мае и октябре. Вносились они по всем 14 разделам, по 106 главным распорядителям из 111. Как правило, эти изменения, которые вносятся в мае и октябре, связаны с перераспределением, которое предлагают главные распорядители внутри бюджета, и когда полномочий по внесению изменений в сводную бюджетную роспись им оказывается недостаточно, хотя таких полномочий… Количество внесений изменений в роспись, оснований я имею в виду, в 2013 году было 60.

Данная практика свидетельствует о недостаточном качестве управления государственными финансами, об отсутствии обоснованных и просчитанных показателей при формировании проекта бюджета главными распорядителями. Объём перераспределяемых в течение года бюджетных ассигнований за последние четыре года существенно возрос. Если в 2010 году он составлял 24,7 млрд рублей, то в 2013 году он уже составил 290,6 млрд, то есть возрос в 11,8 раза. Несмотря на эти неоднократные корректировки, бюджетные ассигнования по 92 главным распорядителям в 2013 году были исполнены не полностью. Так, например, по Росгранице дважды сокращались бюджетные ассигнования в целом на 16,8%, исполнение составило за год 73,3%. По Минвостокразвития ассигнования были сокращены на 15,7%, исполнение составило 82,3%. Такая же ситуация по этим же ведомствам имела место и в 2012 году.

Одновременно по ряду главных распорядителей на протяжении ряда лет отмечается низкое исполнение за девять месяцев (менее 60%) при общем исполнении за год 100%. Эта практика освоения значительного объёма средств в конце года снижает эффективность использования бюджетных ассигнований и приводит к значительному образованию дебиторской задолженности.

Я хочу обратить внимание на то, что дебиторская задолженность по состоянию на 1 января 2014 года по сравнению с 1 января 2013 года возросла на 422,6 млрд рублей и составила 2,3 трлн рублей. При этом я обращаю внимание, что в этих 2,3 трлн рублей 97% – это авансы, но никто не знает, это авансы под будущие выполненные работы или это авансы под невыполненные работы. Это существенная сумма, которая во многом предопределяет будущее исполнение бюджета.

По оперативным данным исполнения за I квартал 2014 года, по-прежнему отмечается негативная практика низкого уровня исполнения бюджета по главным распорядителям. И таких 26, которые исполнили бюджет на уровне меньше 15%, – это снова Росграница, Минвостокразвития, Ростуризм, Росавиация, Росжелдор, Рособрнадзор, Росмолодёжь, Рособоронпоставка и ряд других.

О федеральных целевых программах. Бюджетные ассигнования по 31 федеральной целевой программе в 2013 году не исполнены в полном объёме. В I квартале, к сожалению, ситуация с исполнением ФЦП ухудшилась по сравнению с соответствующим периодом 2013 года. Показатели кассового исполнения по расходам в рамках ФЦП за I квартал составили 11% годовых бюджетных назначений, если в I квартале 2013 года их было 12,2. По 13 ФЦП из 46, реализуемых в 2014 году, расходы вовсе не осуществлялись. И снова – «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока», программа развития Калининградской области на период до 2015 года.

Уровень кассового исполнения по 15 программам оказался ниже 10, а по 6 – ниже 1. Так, по федеральной целевой программе «Развитие российских космодромов», низкая эффективность реализации которой по итогам 2013 года была отмечена Минэкономразвития, исполнение составило 0,3%.

О Федеральной адресной инвестиционной программе. Анализ ФАИП показал, что отсутствует ритмичность расходов в течение финансового года, это создаёт чрезмерную нагрузку на систему исполнения бюджета и приводит к рискам неэффективного использования бюджетных средств.

Уровень кассового исполнения адресной инвестиционной программы без учёта специальных работ, которые входят в государственный оборонный заказ, составил за I квартал 2013 года 6,7% годового объёма, за 9 месяцев – 39%, а за IV квартал – 57,1%, годовой показатель – 96,1%. Можно было бы это объяснять оплатой выполненных работ в конце года, как обычно объясняется, но это не совсем так.

Предоставленное бюджетным законодательством право главным распорядителям бюджетных средств заключать трёхлетние контракты реализуется слабо, а используемые в IV квартале бюджетные ассигнования, как правило, как я уже сказала, уходят в дебиторскую задолженность и формируют соответствующие задолженности.

В результате недостаточного уровня планирования, контроля и финансовой дисциплины у главных распорядителей и получателей средств бюджета, неисполнения обязательств подрядными организациями по заключённым государственным контрактам в установленные сроки не было введено в эксплуатацию 369 объектов из 897, которые были предусмотрены к вводу в 2013 году (это 41,1% того, что предусматривалось).

Одной из наиболее острых проблем Федеральной адресной инвестиционной программы в течение ряда лет являются установленные ограничения на финансирование и выполнение работ по объектам капитального строительства в связи, как правило, с отсутствием проектно-сметной документации.

Указанные выше негативные тенденции, к сожалению, сохраняются и в 2014 году. По данным Минэкономразвития, в начале 2014 года по объектам ФАИП были установлены ограничения на сумму 405 млрд рублей, или около 49% общего объёма ассигнований. Из них значительная часть – это ограничения, которые были связаны с отсутствием проектно-сметной документации у 18 главных распорядителей.

Учитывая это, мы полагаем, Дмитрий Анатольевич, что нужно снова вернуться к обсуждению вопроса о целесообразности отказа от практики включения в Федеральную адресную инвестиционную программу на соответствующий финансовый год объектов, которые не обеспечены утверждённой в установленном порядке проектно-сметной документацией. Притом что норма Бюджетного кодекса, которая изначально в нём была сформулирована и которая никогда не подвергалась сомнению: бюджет формируется в рамках действующих расходных обязательств. Следует обратить внимание, что исполнение в I квартале 2014 года ФЦП и ФАИП осуществлялось под действием следующих факторов, которые были связаны с изменением норм бюджетного законодательства. В результате, несмотря на принимаемые Министерством финансов и Министерством экономического развития меры, исполнение в I квартале оказалось низким. В январе – марте 2014 года отмечено снижение динамики объёмов исполнения расходов инвестхарактера по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. По предварительной информации, исполнение расходов составило 48,9 млрд рублей, или 7,7% общего объёма соответствующих ассигнований, что на 9,2 млрд рублей ниже уровня прошлого года.

Межбюджетные отношения. Об этом много говорил Антон Германович, это очень чувствительная и очень уязвимая тема. К сожалению, в 2013 году финансовое положение большинства регионов осложнилось по сравнению с предыдущим годом, существенно увеличился дефицит – в 2,3 раза. Количество регионов, консолидированные бюджеты которых исполнены с дефицитом, составило 77, тогда как в 2012 году их было 67.

Вырос, как уже было сказано, объём госдолга. При этом, по данным Минфина, в 24 регионах государственный долг без учёта бюджетных кредитов в 2013 году превысил половину объёма налоговых и неналоговых доходов, а в Белгородской, Вологодской областях, республиках Мордовия и Марий Эл указанный долг составил 94,84% и 83,7% соответственно.

Основными причинами осложнения финансового положения регионов явилось, естественно, ухудшение общеэкономической ситуации, снижение поступлений доходов в региональные бюджеты, в первую очередь налога на прибыль, в том числе с введением КГН, значительное увеличение расходов, в том числе на исполнение указов Президента от 7 мая 2012 года. Счётная палата в течение 2013 года осуществляла мониторинг как за исполнением доходной части бюджета регионов, так и за исполнением указов от 7 мая 2012 года. За девять месяцев 2013 года регионы показали расчётную сумму на реализацию указов в объёме 2,2 трлн рублей.

После того как был направлен соответствующий доклад Счётной палаты Председателю Правительства и было дано соответствующее поручение, видимо, каким-то образом активизировалась работа в этом направлении, потому что по итогам за 2013 год объёмы затрат регионами были скорректированы в сторону уменьшения на 150 млрд. Это говорит о том, что чёткой оценки стоимости мероприятий у регионов и отраслевых ведомств до сих пор нет.

Как я уже сказала, Председателем Правительства было дано поручение всем урегулировать эти вопросы, однако единство позиции до настоящего времени отсутствует, а регионы справедливо обращают внимание на отсутствие единой методологии расчёта тех мероприятий, которые содержатся в указах.

Кроме того, финансовое положение в регионах усугубляется сложившейся негативной практикой принятия Правительством распоряжений по распределению бюджетам субъектов межбюджетных трансфертов, имеющих целевое значение, в конце года, что снижает эффективность использования указанных средств.

В декабре 2013 года региональным бюджетам в рамках исполнения федерального бюджета 2013 года были выделены межбюджетные трансферты различного вида – 118 млрд рублей, или около четверти их годового объёма. Очевидно, это явилось одной из основных причин существенного увеличения в январе 2014 года возвратов из бюджетов субъектов в доходы федерального бюджета остатков неиспользованных трансфертов на общую сумму 177 млрд рублей, или в 2,7 раза больше, чем в предыдущем периоде. Законом о бюджете 2014 года установлено, что распределение субсидий в этом году должно быть осуществлено до 1 апреля. К сожалению, до настоящего времени 90 млрд, или 36 субсидий (а это 27,4% годового объёма) не распределены, что по-прежнему затрудняет исполнение бюджетов регионов.

Четвёртое – тема, о которой говорится достаточно много нами, тема, по которой Председатель Правительства уже дал соответствующее поручение. Тем не менее я хочу обратить внимание – это эффективность механизма взносов в уставные капиталы. Результаты проверок свидетельствуют о значительных объёмах вложений бюджетных ассигнований в качестве взносов в уставные капиталы акционерных обществ, которые, как правило, не используются в течение одного-двух лет на те цели, на которые они были предназначены. Размещаются на депозитах, проценты от их размещения становятся согласно законодательству собственностью компаний. Я хочу обратить внимание на то, что Казначейство имеет такие же полномочия для размещения свободных остатков на счетах, но в этом случае средства поступают в доходы бюджета и являются источником финансирования расходов. В этом случае любое вложение в уставники должно быть подкреплено соответствующими обоснованиями и соответствующей необходимой нормативной базой.

И, наконец, пятое. Мы находимся в преддверии формирования бюджета на 2015 год и плановый период 2016–2017 годов. Сейчас достаточно активно обсуждается тема отказа от установленного бюджетного правила. Мы не являемся сторонниками отказа, поскольку, по нашему мнению, это привнесёт дополнительную неопределённость, доверие к политике властей может снизиться, возрастут дефицит, долг и неустойчивость бюджета. Я не случайно обратила внимание на объём перераспределения ассигнований 2013 года внутри главных распорядителей – 290 млрд рублей, прирост дебиторской задолженности – 422 млрд рублей, а вся дебиторская задолженность – 2,3 трлн рублей. Объём неэффективно использованных средств с нарушением законодательства, который был выявлен Счётной палатой по итогам 2013 года, – 722,6 млрд рублей. Возникает вопрос, какой объём дополнительных расходов критичен для принятия решения об отказе от бюджетного правила. Мне кажется, что следует направить усилия на более эффективное использование бюджетных средств, которые сегодня предоставляются главным распорядителям.

И, наконец, Дмитрий Анатольевич: мы привыкли при формировании бюджета увеличивать расходы. Может быть, уже настало время задуматься над тем, что их нужно сокращать у тех, кто их неэффективно использует. Тем более что бюджетная статистика ряда лет даёт нам возможность делать не очень хорошие выводы, к сожалению, о бюджетной дисциплине отдельных главных распорядителей. Спасибо!

В заключение я хочу поблагодарить мой родной коллектив Министерства финансов за совместную работу и надеюсь, что такой же совместной и такой же тесной она будет в следующие годы. Успехов вам!

А.Силуанов: Спасибо, Татьяна Алексеевна! Хотел бы предоставить слово председателю комитета Государственной Думы по бюджету, финансам и налогам Макарову Андрею Михайловичу. Пожалуйста!

А.Макаров (председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по бюджету и налогам): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Очень сложно выступать после Татьяны Алексеевны. Тем более, что она сказала сразу, что остановится на системных проблемах, возникающих при исполнении бюджета, поэтому на мою долю остались только бессистемные, о которых я, наверное, попробую сказать несколько слов.

Поскольку вы сразу оценили работу Минфина как хорошую, Дмитрий Анатольевич, я хочу принципиально вот сейчас, невзирая на лица, заявить: не хорошая, а очень хорошая. Почему я это говорю? На самом деле не просто так. Вы знаете, я хочу перед тем как перейти к цифрам, к бюджету… Это всё как бы вот такое серьёзное, а мне бы хотелось привести один пример. Вот шёл очень тяжёлый бюджет, когда мы принимали, – не прошлый, а вот позапрошлый бюджет. В спорах, вы помните, как тогда он рождался, и уже прошли все споры, три фракции голосуют против, одна голосует за, третье чтение бюджета, и вдруг на третье чтение бюджета приезжает Министр финансов. Такого не было никогда в жизни, третье чтение бюджета – формальность. Министр финансов приехал в Государственную Думу сказать депутатам спасибо за проделанную работу. И это при том, что столько неприятных слов, которые он там услышал, я думаю, он не слышал никогда. Вот, мне кажется, это тот новый стиль совместной работы, который очень важен, потому что всё-таки и бюджет, и налоги принимает парламент. Строго говоря, для этого он и создавался, с этого и начиналась демократия, и об этом, может быть, действительно не стоит забывать. Поэтому я повторяю: несколько бессистемных вопросов. Кстати, помните последние поправки в бюджет? Не бесспорный законопроект, когда 50 млрд рублей выделяются в уставной капитал ещё не созданной организации, но Вы, Дмитрий Анатольевич, решаете 40 млрд направить на детские сады, и за поправки к бюджету голосует 446 депутатов, то есть вся Государственная Дума. Такого не было вообще никогда в истории! То есть можно, оказывается, нормально решать эти вопросы, я повторяю, по совершенно не бесспорному закону.

А теперь, извините, абсолютно бессистемный вопрос – это вопрос межбюджетных отношений, то есть регионов. На самом деле тут Татьяна Алексеевна практически всё сказала: задолженность регионов превысила 1,7 трлн. Вот я посмотрел, как растёт коммерческая задолженность. Это очень интересно, потому что на фоне выполнения указов Президента это для регионов главное, потому что снимают с работы сейчас только за это. В данном случае я посмотрел 2012 год, вся коммерческая задолженность регионов – 431 млрд. 2013 год, коммерческая задолженность регионов – 704 млрд. За два месяца этого года коммерческая задолженность регионов выросла ещё на 88 млрд. Я уже не говорю о том, что это очень дорогая в обслуживании задолженность, но мы вымываем из финансовой системы деньги, которые должны пойти на самом деле на кредитование бизнеса. После этого все законы, которые мы принимаем о государственных гарантиях, о субсидировании ставок, бессмысленны по одной простой причине: этих денег у банков нет, они отдали их под гарантии бюджета. А любому банку, безусловно, гораздо проще отдать деньги под гарантии бюджета, чем заниматься той деятельностью, ради которой он создан.

Ещё раз хотел бы обратить внимание на то, что здесь нужны конкретные меры. Какие? Первое: мы пошли на часть мер, мы пошли, скажем, на снижение ставки по бюджетным кредитам, сегодня это у нас, если я не ошибаюсь, одна треть ставки рефинансирования… Наверное, можно пойти на то, чтобы по бюджетным кредитам сделать вообще абсолютно символическую ставку кредита, символичную, я подчеркиваю.

Второе: необходимо дать возможность уже в мае, когда пойдут поправки к бюджету, увеличить финансирование кредитования именно регионов, дать им возможность срочно заместить дорогие кредиты коммерческих банков дешёвыми кредитами бюджета. Это, во-первых, позволит немножко развязать им руки и даст пусть небольшие, но какие-то конкретные деньги.

Наконец, я хотел бы ещё раз сказать… Немодная тема, но рано или поздно мы будем вынуждены к ней прийти. Это вопрос о реструктуризации задолженности, потому что сегодня у регионов возникает ощущение, что реструктуризация задолженности возможна, только если ты провёл Олимпиаду, Универсиаду или у тебя стихийное бедствие – выбор невелик. Чем раньше мы это поймём, тем лучше, тем проще нам будет принимать соответствующие решения.

Следующий вопрос, на котором также не могу не остановиться, тем более что я как бы в основном согласен с Татьяной Алексеевной по поводу бюджетного правила... К сожалению, когда мы обсуждаем бюджетное правило, вопросы (не хочу произносить слово «демагогия», но слово «популизм» совсем уже как-то немодно), нам всё время предлагают варианты: либо мы стимулируем экономику, либо мы повышаем доверие к ней. Я не очень понимаю, почему это надо противопоставлять одно другому, но глубоко убеждён, что государство не в состоянии постоянно наращивать бюджетные стимулирования, это просто невозможно, потому что, получив бюджетные стимулирования один раз… Это действует только очень краткосрочный период, а дальше – как наркотик, как наркоман, который требует очередной дозы. Это путь в никуда.

И, наконец, приводила здесь данные Татьяна Алексеевна. Мы смотрим все эти данные, все данные Счётной палаты нами анализируются. Безусловно, мы прекрасно понимаем с вами: полупроцентный рост, который нам предлагается взамен отмены бюджетного правила в данном случае, – это ничто по сравнению с тем, что мы оставим страну в той ситуации, о которой Вы совершенно справедливо говорили (и нельзя не согласиться с этим анализом), просто без ресурсов, коллеги, ещё раз говорю, или с дефицитным бюджетом. Это чрезвычайно опасно, и очень бы хотелось, чтобы дискуссия на эту тему была минимальна, потому что мы будоражим всех, в результате всё-таки в конце концов, я надеюсь, принимаем правильное решение, но для экономики всё-таки очень важны сигналы.

Наконец, хотел бы обратить внимание на следующее: о резервах, которые у нас есть. Дмитрий Анатольевич, мы действительно смотрели бюджет последний. Ну поверьте, Вы вносите бюджет 1 октября (срок внесения бюджета), исполнение отдельных ГРБС и бюджета – 20, 15, 50%. Но мы точно знаем, что в декабре всё будет исполнено на 98–99%. И когда Татьяна Алексеевна говорит здесь о 2,3 трлн, которые идут дебиторкой, мы прекрасно понимаем: это проплаченные авансы, иногда выдуманные авансы, для того чтобы не возвращать деньги в бюджет. Вот это и есть резервы, которыми сегодня, безусловно, можно нормально простимулировать экономику. Поэтому глубоко убеждён: создание правил, создание позитивных ожиданий с одной стороны не может противопоставляться государственному стимулированию, потому что на самом деле в бюджете средства на такое стимулирование есть.

Следующий вопрос. Не могу не обратить Ваше внимание на госпрограммы. Мы получили, спасибо огромное, все госпрограммы. Сейчас, поскольку они идут через наш комитет, мы всё посмотрели. Вы знаете, сделана очень важная работа, кстати, в кратчайшие сроки, – госпрограммы приведены в соответствие с бюджетом. Но единственное, на мой взгляд, с чем там можно соглашаться, что просто не подлежит обсуждению, – это зарплаты и материальное стимулирование тех органов, которые эти программы представили. Тут всё в порядке, во всём остальном никаких приоритетов, ничего не выделено в надежде на то, что финансирование только будет увеличиваться.

Простите, безусловно, это важнейший шаг вперёд, что госпрограммы как элемент бюджета, как структурная единица бюджета должны ему соответствовать. Но всё равно это не путь, который вы предлагаете, не путь, по которому нам всё равно обязательно придётся пройти, и мы как бы никуда не денемся.

Не могу несколько слов не сказать о налоговой политике. Буквально заканчиваю, несколько слов, тем более Антон Германович (Силуанов) сказал… У нас в Doing Business колоссальное продвижение вперёд – слава богу, как бы заметили. Только продвижение в Doing Business вперёд – это заслуга… Вот Мишустин сидит, это заслуга ФНС. Давайте называть вещи своими именами – это результат улучшения налогового администрирования. Но когда сегодня мы говорим, что в налоговом администрировании резервы увеличения собираемости налогов, что это пополнение бюджета – нет больше в налоговом администрировании таких средств, налоговое администрирование эти результаты дать просто не в состоянии. Уже не говоря о том, о чём говорила Татьяна Алексеевна (Голикова), я хотел бы обратить ваше внимание, что так называемые неналоговые доходы, или платежи неналоговые, по существу обладают всеми признаками налогов, но мы их исключаем из налоговой нагрузки и при этом говорим: «А налоговая нагрузка у нас замечательная». Так вот: налоговая система сегодня по той нагрузке, которая есть, у нас стала неконкурентоспособной. Пора переставить сравнивать свою нагрузку с Штатами, Германией по одной простой причине – потому что налоговая система нужна, чтобы конкурировать на рынке финансовом и на рынке трудовых ресурсов. Ни с Америкой, ни с Германией мы на этом рынке не конкурируем, а Белоруссии и Казахстану мы проигрываем, проигрываем тем, с кем мы находимся в одной группе по странам БРИКС. Ещё раз говорю, возлагать в этой ситуации… Скажем, когда мы сказали, по-моему, 168 млрд в этом году необходимо по платежу, от утилизационного сбора должны получить... Просто мы забыли определить, кто его будет собирать, а так всё остальное нормально. Наверное, в принципе и получим, в конце концов.

На самом деле КГН – тема очень больная, и вот здесь хотел бы обратить внимание: мы говорим об общем падении прибыли. Это очень важный вопрос, когда мы говорим о КГН, потому что начинаем спорить, сколько из-за КГН пропало. Так вот, Дмитрий Анатольевич, я ставлю Вас в известность о том, что на долю консолидированной группы налогоплательщиков приходится 72% общего падения прибыли в стране. Только не надо говорить о том, сколько пропало. Вот из того, что у нас снизился налог на прибыль, 72% приходится на долю КГН, и пора об этом уже задуматься. Но главное даже не в том, что пропало, – да бог с ним, может, бизнес будет развиваться, – проблема-то в другом. Вот сидят регионы здесь, у нас сегодня середина апреля. Регионы не знают о том, сколько им придётся вернуть из своего бюджета, потому что система основана так, что, получив деньги как авансовые платежи и заложив их себе в бюджет, они уже в середине бюджетного года будут вынуждены возвратить суммы, о которых они не знают. Здесь что-то надо делать. Те сотни изменений, которые мы вносим в Налоговый кодекс, десятки изменений в Бюджетный кодекс, которые и тот, и другой документ сделали нечитаемым, уже не говоря о том, что в них никто не может разобраться… Наверное, стоит задуматься о том, что и в этом плане нам есть что менять.

Дмитрий Анатольевич, тут называли цифру, которую мы получим от налога на недвижимость. Я позволю себе в первый раз не согласиться с Антоном Германовичем (А.Силуанов): не будет у вас никаких дополнительных доходов по налогу на недвижимость. В той конструкции, которая согласована, никаких дополнительных доходов не будет. Вместо роста доходов бюджетов муниципалитетов и регионов у вас будут выпадающие доходы. Можно приведу себя в пример? Вот у моей жены (естественно, не у меня) квартира 200 м в Москве, она пенсионер уже три месяца, небольшой домик в Московской области. С 1 января мы перестанем платить налог на эту недвижимость. Кстати, я благодарен государству. На самом деле, я не бизнесмен, меня не надо стимулировать.

Проблема в том состоит, что если мы сохраняем все льготы безразмерными и так далее, мы убиваем саму идею налога на недвижимость, а самое главное, что больше никогда мы это изменить уже не сможем, это навсегда. И если мы сегодня не пересмотрим это решение, потери будут не просто катастрофическими, проблема в том, что мы больше к этому вопросу вернуться не сможем. На самом деле, наверное, можно очень много говорить. Закончить хотел бы предложением, Дмитрий Анатольевич.

На мой взгляд, когда мы говорим о налоговой политике, нам необходимо наконец перейти от слов к делу. Первое: нам надо сказать, что по федеральным и региональным налогам из Налогового кодекса мы больше никаких льгот не даём, – это первое, что надо сделать, при этом сделать это надо сейчас. Или сказать: если даём, значит давайте с компенсацией из бюджета.

Второй этап: по федеральным налогам, которые зачисляются в региональные и местные бюджеты, мы никаких льгот не даём. И надо дать регионам и муниципалитетам право предоставлять любые льготы по своим налогам, потому что они должны отвечать перед людьми за то, что они делают, они федеральная власть.

Я на этом заканчиваю. Но единственное, Дмитрий Анатольевич,– одна фраза, последняя. Деофшоризация. Все понимаем, как это важно. Кстати, я думаю, что бизнес сегодня к деофшоризации готов. Готов не потому, что эта идея ему нравится, а потому что просто деться уже некуда. Когда мы проводили прошлую налоговую амнистию, в неё никто не верил, и ситуация была такая же, как сейчас. И сейчас никто ни во что не верит. Но зато сегодня все вынуждены… Мне кажется, идею деофшоризации реально можно было бы реализовать, если бы мы действительно объявили широкомасштабную серьёзную амнистию. И вот тогда, я думаю, результаты, о которых мы все говорим и думаем, были бы реальными.

Ещё раз огромное спасибо, и спасибо Министерству финансов и Правительству за то, что реально изменились взаимоотношения с парламентом, для нас это очень важно. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Андрей Михайлович.

Спасибо за такое эмоциональное выступление. Сегодня, я знаю, Владимир Вольфович (Жириновский) пришёл на заседание Госдумы в военной форме, в форме полковника, но вы в цивильном, и тем не менее тоже зажгли, это всегда интересно. Если позволите, я несколько слов скажу в завершение первой части заседания коллегии по некоторым моментам, которые здесь прозвучали. Подчёркиваю: по некоторым.

Вне всякого сомнения (с этим согласились все – и докладчик, и наши коллеги, которые выступали), мы действительно находимся в весьма непростой ситуации, поэтому нам необходимо всё-таки некоторые коррективы вносить, притом что (и опять же это общая позиция) эти коррективы всё-таки не предполагаются фундаментальными, потому что в общем и целом мы считаем, что ситуация в финансовой системе нашей страны, безусловно, под контролем и она надёжна.

Тем не менее некоторые моменты, которые прозвучали, и Министр финансов об этом сказал, и другие тоже говорят об этом: требования по софинансированию для регионов. Мы к этому неоднократно возвращались. Давайте всё это просто сделаем уже, эти пропорции изменим, потому что мы все отлично знаем: действительно, далеко не все регионы, а если говорить прямо, практически ни один регион такой пропорции софинансирования не выдерживает. Они все приходят ко мне и говорят: «Давайте в порядке исключения как-то это поменяем». Но что нам каждый раз какие-то отступления делать? Давайте более гибкую систему создадим и будем по ней работать.

В отношении мониторинга долгов в объёме доходов субъекта Федерации по аналогии с высокодотационными бюджетами. Мне кажется, это в принципе совершенно нормальная идея. Мы должны понимать, что происходит в бюджетах наших коллег, регионов, и в зависимости от этого уже принимать решение или об их поддержке, или в общем обращать внимание на недостатки в их работе.

Тема, которая сейчас очень важная, эмоциональная, – это Крым, принятие республики и Севастополя в состав России, дополнительное финансирование, которое для этого потребуется. Я сказал об этом в своём выступлении. Я поддерживаю то, что сказал Антон Германович, в части того, что эти расходы должны идти без задвоения и затроения, но всё-таки это должны быть расходы в достаточном объёме, для того чтобы обеспечить не только переходный период, но и нормальное, полноценное врастание двух новых субъектов Федерации в финансовую ткань нашей страны.

Вот звучала идея, Татьяна Алексеевна (Т.Голикова) об этом сказала, по поводу ФАИП и возврата к отказу от включения в него объектов, необеспеченных проектно-сметной документацией. Наверное, это справедливо, потому что это такая тема, которая создаёт проблемы. Далеко не всегда быстро, конечно, делается проектно-сметная документация, но в конечном счёте это ответственность заказчика – пусть занимается, пусть ускоряет эту работу. Целый ряд других идей, естественно, коллегами должен быть проанализирован.

Много было апелляций к бюджетному правилу. Безусловно, это тема, которая требует специального обсуждения, потому что она касается нашего будущего, касается фундаментальных показателей развития экономики, поэтому все те аргументы, которые прозвучали и здесь, на коллегии, мы, безусловно, обсудим на наших совещаниях, посвящённых этой проблеме. Посмотрим, кстати, какие аргументы будут приведены на коллегии Минэкономразвития, в которую плавно перерастает коллегия Минфина, какой интерпретации подвергнется этот вопрос на этой коллегии.

Не могу не согласиться вот с каким тезисом, который высказала Татьяна Алексеевна Голикова. Вообще, конечно, тот, кто не умеет расходовать деньги, должен за это отвечать. Мы знаем, что такие федеральные органы исполнительной власти и главные распорядители бюджетных средств у нас присутствуют и в достаточном количестве. Можно им сокращать расходы, я с этим согласен. Не умеешь расходовать – получай оплеуху.

Теперь ещё по некоторым моментам, которые были в выступлении Андрея Михайловича Макарова. Я не могу согласиться всё-таки в отношении того, что за последние годы у нас происходил какой-то лавинообразный рост налоговой нагрузки. Ну не было этого, давайте уже так, по-честному, признаемся. Этого не было ни в период кризиса, ни в период выхода из кризиса, нет и сейчас. У нас не растут и расходы во внебюджетные фонды, в смысле платежи во внебюджетные фонды. Ситуация, конечно, такая подвижная, но считать, что происходит какой-то скрытый рост налоговой нагрузки, причём такой пиковый, – это не так на самом деле. Конечно, нужно следить за теми решениями, которые мы принимаем, и в целом оценивать налоговое бремя и налоговые платежи и неналоговые платежи, но в целом ничего уж такого скачкообразного нет.

Что не может, конечно, не настораживать, о чём все говорили, – это задолженность регионов, в том числе и рост коммерческой задолженности. Но если говорить о росте коммерческой задолженности, всё-таки надо признать, не вся она идёт на зарплату, она в значительной мере идёт на финансирование тех инвестобязательств, то есть на бизнес, о котором, собственно, мы с вами и говорили. Да, плохо, что это ложится на бюджет, плохо, что там высокие ставки, но это источник развития. В общем, здесь регионы отчасти понять можно, но только отчасти, потому что мы всё равно должны смотреть на ситуацию несколько шире, и об этом я сказал в выступлении. Такое поручение Минфину будет дано, мы встретимся, тоже обязательно эту тему окончательно обсудим.

Как было правильно сказано, трудно согласиться с тем, что Минфин работает хорошо. Минфин работает очень хорошо. На этом я, пожалуй, и закончу. До свидания.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 15 апреля 2014 > № 1053066 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 8 апреля 2014 > № 1048724 Дмитрий Медведев

Совещание о развитии банковской системы.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас сегодня достаточно регулярное совещание, оно посвящено развитию и состоянию дел в банковской системе. Встречаемся, ещё раз повторяю, мы довольно регулярно, длинных вступлений я делать не буду.

Напомню лишь, что по итогам 2013 года наш банковский сектор в целом демонстрирует нормальную динамику: активы выросли на 16%, достигнув практически 57,5 трлн рублей. В целом в положительной зоне находится и ряд других индикаторов – и прибыль, и капитал, и кредитный портфель.

Есть изменения в регулировании денежно-кредитных отношений в нашей стране, в том числе консолидация регулирующих полномочий в Банке России. Всё это, по мнению аналитиков, позволяет укреплять конкурентоспособность системы, делает рынок более прозрачным. Исчезают его недобросовестные участники, что является нормальным способом очистки рынка. Конечно, самое главное, что здесь нужно сохранять, – это доверие, доверие всех, кто пользуется нашей банковской системой.

На некоторых предыдущих совещаниях мы обсуждали риск перегрева рынка потребительского кредитования. Благодаря принятым регулятивным мерам и, скажем прямо, более консервативной стратегии основных участников рынка структура кредитования физических лиц в целом улучшается, снижаются темпы прироста необеспеченного кредитного портфеля и расширяются важные для нас виды кредитования, такие как ипотечные кредиты (там рост почти на треть), автокредитование. Дальнейшей нормализации рынка должен способствовать и федеральный закон о потребительском кредите, который вступит в силу с 1 июля текущего года.

Тем не менее экономика находится в целом не в самом простом положении. Помимо общеэкономических вызовов, которые имеют и внешнее, и внутреннее происхождение, возросли и политические риски, что, безусловно, требует более внимательного отношения к тем решениям, которые мы принимаем. Поэтому наша задача – поддерживать запас прочности отечественного банковского сектора.

Давайте обсудим ситуацию.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 8 апреля 2014 > № 1048724 Дмитрий Медведев


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 6 марта 2014 > № 1022888 Дмитрий Медведев

Заседание наблюдательного совета Внешэкономбанка.

Д.Медведев: «Cовокупный кредитный портфель банка в течение 2013 года вырос на треть, превышает 1 трлн рублей. В целом банк развивался даже быстрее, чем это планировалось, уже в начале 2013 года был достигнут соответствующий объём кредитования».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день! У нас сегодня первое заседание наблюдательного совета в этом году. Несколько слов об итогах прошедшего года. Совокупный кредитный портфель банка в течение 2013 года вырос на треть, превышает 1 трлн рублей. В целом банк развивался даже быстрее, чем это планировалось, уже в начале 2013 года был достигнут соответствующий объём кредитования.

Понятно, что это было связано в значительной мере с теми событиями, которые ожидались и которые у нас сейчас проходят, в том числе, или прежде всего, это Олимпиада. Завтра начинаются уже Паралимпийские игры. ВЭБ – основной кредитор многих олимпийских строек. И несмотря на то что мы с вами много времени этому посвящали, спорили подчас, что нужно делать, что делать не нужно, в любом случае без такой поддержки, без ритмичного и своевременного финансирования эти сложные проекты вряд ли бы состоялись. Это тоже мы с вами должны понимать, поэтому хотел бы поблагодарить за это коллектив банка.

Теперь по повестке дня несколько слов буквально. Она имеет ряд вопросов важных, в том числе крупные проекты с участием банка. Выделю, например, создание в Татарстане предприятия по выпуску современных полимерных материалов. Мы, надеюсь, если этот проект реализуем, сможем производить весь спектр кремнийорганических веществ, которые, как известно, являются стратегическим сырьём и используются в авиастроении, судостроении, нефтехимической, электронной промышленности. Надеюсь, этот проект будет иметь неплохие экспортные перспективы.

Для финансирования проекта предлагается предоставить кредитную линию в объёме почти 8 млрд рублей, при этом бо?льшая часть этих средств будет израсходована на закупку отечественного оборудования и привлечение услуг российских подрядчиков, что тоже неплохо.

Ещё одна тема, о которой я хотел бы сказать, – это поддержка экспорта. Я недавно совсем на заседании Правительства давал ряд поручений по этому поводу. Безусловно, абсолютное большинство этих поручений адресовано Внешэкономбанку как основному институту развития в этой сфере, поэтому жду доклада и, естественно, слаженной работы самого банка и связанных с банком организаций.

Необходимо сделать эту работу более системной и целенаправленной. Для этого при наблюдательном совете нашего банка создаётся комитет по экспорту и внешнеэкономической стратегии. Задача: эффективное взаимодействие органов власти и управления с экспортёрами, с основными бизнес-объединениями, оказание необходимой помощи в случае, когда это требуется, и, наверное, корректировка законодательства, предложения по дополнительным способам защиты прав инвесторов, российских компаний, рекомендации по страновым приоритетам. Эти предложения должны быть сформулированы и потом вынесены на наш с вами наблюдательный совет.Вот ряд вопросов, которые мы рассмотрим, но есть и другие, естественно, как обычно. Давайте приступим к работе.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 6 марта 2014 > № 1022888 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Финансы, банки > kremlin.ru, 18 мая 2011 > № 330460 Дмитрий Медведев

Прямую трансляцию из Московской школы управления «Сколково» вели Первый канал, телеканалы «Россия-1», «Россия-24», Russia Today, а также «Евровидение», радио «Маяк» и «Вести ФМ», радио «Комсомольская правда». В интернете пресс-конференция транслировалась на сайтах 1tv.ru, vesti.ru, сайте агентства «РИА Новости», телеканале «КП».

На пресс-конференцию Президента России аккредитовались более 800 журналистов. Из них около 300 – представители телекомпаний, 45 – представители радиокомпаний, 240 журналистов печатных изданий и интернет-СМИ, более 40 фотографов. Около 300 аккредитовавшихся журналистов – из зарубежных массмедиа, почти 500 – из российских (в том числе 208 – региональных) средств массовой информации.

В техническом обеспечении трансляции были задействованы более 200 человек, шесть передвижных спутниковых станций телеканалов.

Осуществлялся синхронный перевод на четыре языка: английский, немецкий, французский и японский.

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

Прежде всего позвольте, конечно, вас поприветствовать. Здесь много журналистов – насколько меня проинформировали, более 800 человек в общей сложности. Приятно, что такой интерес к пресс-конференции.

Не могу сказать, что у меня недостаток общения с журналистами. Я регулярно встречаюсь, общаюсь и в ходе моей повседневной, текущей жизни, и во время поездок в регионы, а таковых за последнее время у меня – в тот период, когда я работал в Правительстве и сейчас работаю Президентом, – было много.

Я посетил практически все регионы нашей страны – кроме двух, но и эти два я обязательно посещу в ближайшее время. Со многими представителями нашей региональной прессы я встречался и даже вижу некоторые знакомые лица в зале, что особенно приятно, тем не менее такой большой пресс-конференции не было. Наверное, в этом есть резон и определённый смысл для того, чтобы обменяться впечатлениями о развитии нашей страны и международной жизни.

Поэтому хотел бы ещё раз вас поблагодарить за интерес к проведению пресс-конференции. Уверен, что меня ожидают интересные вопросы. Уж не знаю, насколько интересными будут для вас мои ответы.

Я готов к тому, чтобы начать работу. Поэтому давайте перейдём к общению.

Последнее, что скажу по организации деятельности. Это, по-моему, первая пресс-конференция в истории нашей страны, когда Президент будет вести её сам, без помощи Администрации. Поэтому, если вы не будете сильно обижаться, я буду в вас тыкать пальцами и просто говорить: допустим, такой-то сектор, такой-то ряд, соответственно мужчина, женщина, а вы уже сами поднимайтесь и начинайте работать.

Для того чтобы войти, что называется, в тему, мне кажется, было бы правильно сначала всё-таки дать слово телевидению. Я здесь увидел Сергея Брилёва. Сергей, я просто у Вас недавно был, у нас был интересный разговор…

С.БРИЛЕВ: Вы нам льстите.

Д.МЕДВЕДЕВ: Поэтому в порядке ответа не могу не передать Вам первое слово. Прошу Вас.

С.БРИЛЕВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич!

Я хотел спросить Вас о необратимости, вернее о степени необратимости. Вот эта пресс-конференция проходит в Сколкове. Да, мы привыкли называть Сколково столицей модернизаций и инноваций. Да, прекрасно, что Сколково (это, наверно, даже символично) находится за МКАД, за этим заколдованным кругом. Но ведь у него тоже есть своя ограда. Как бы Вы оценили глубину и необратимость модернизации в остальной стране со времён, когда вышла статья «Россия, вперёд!»?

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, мне кажется, мы не должны исходить из того, что модернизация – это раз и навсегда данные какие-то рамки. Я помню, как в определённый период мы все отмечали окончание первого года перестройки, второго года перестройки, третьего года, потом известно, чем всё это закончилось.

Поэтому модернизация – это процесс, причём очень важный процесс. На мой взгляд, самое главное – это добиться нового качества развития нашей страны. Модернизация – это не просто поступательное развитие, закрепление тех успехов, которые мы сделали (а они были за последние десять лет); это всё-таки качественное изменение ситуации.

Я абсолютно уверен, что мы пока ещё этого не достигли, но это не значит, что нужно менять знамёна, говорить о новой волне модернизации или ещё о чём-то. Модернизация должна продолжаться, и я уверен, что те пять приоритетов, которые мною были обозначены, сохраняются в качестве таких технологических, но очень важных направлений работы.

По всем этим направлениям есть государственные и правительственные программы, они финансируются, они выполняются. Добились ли мы чего-то сверхъестественного? Нет, не добились. И я думаю, что это как раз в самой большей степени должно подталкивать и меня, и моих коллег по Правительству к тому, чтобы работать активно, день и ночь, и стараться изменить саму жизнь в нашей стране.

Поэтому ещё раз подчёркиваю: модернизация – важнейшее направление развития нашей страны, и, на мой взгляд, это должно привести к качественному изменению ситуации в стране, а не только к тому, чтобы мы отмечали какие-то юбилеи. Но мне особенно приятно говорить об этом здесь, в Сколкове, потому что это для меня, конечно, особая площадка, имеющая знаковое, серьёзное значение, потому как именно здесь развиваются новые технологии, именно здесь был создан Сколковский университет, Сколковская школа, здесь будет инновационный центр.

И мне бы хотелось, чтобы этот бренд был действительно известен всему миру. Не потому, что это единственное место, куда нужно вкладывать деньги, а потому, что в каждом развитии, в каждом деле должны быть какие-то самые существенные, самые важные элементы, к которым начинает подтягиваться вся работа. И в этом плане, надеюсь, что Сколково будет именно таким важнейшим звеном модернизации, важнейшим, но, конечно, не единственным.

Я хотел бы заодно поблагодарить всех, кто здесь работает, в том числе за то, что они нас с вами приютили. Можно было бы встретиться в Кремле, но, мне кажется, здесь интереснее.

Так, сложно выбирать. Давайте, Ксения Каминская, ИТАР-ТАСС. Я пока буду называть, может быть, тех, кого я знаю, – не обижайтесь другие, но это не означает, что я буду разговаривать только с кремлёвским пулом. Пожалуйста.

К.КАМИНСКАЯ: Тем не менее спасибо за возможность.

Дмитрий Анатольевич, Вы сменили два десятка губернаторов, но ни одного министра. С чем это связано? Значит ли это, что дела в наших регионах хуже, чем в центре, и что Вы довольны деятельностью федеральных чиновников больше, чем региональных? Может ли встать вопрос об отставке Правительства или премьера ближе к выборам? Это случалось в прошлом.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ксения, Вы знаете, я сменил не два десятка губернаторов, а практически половина губернаторского корпуса у нас сменилась за то время, пока я работаю Президентом. Это новые люди. Кто-то ушёл сам, по кому-то я принимал отдельное решение, у кого-то просто закончился срок полномочий, и они не были продлены. Это всё-таки довольно серьёзные изменения в составе людей, которые управляют нашим государством.

Мне кажется, что это важно, потому что никто из нас не приходит во власть навечно. Тот, у кого такие иллюзии, обычно не очень хорошо заканчивает, и примеров за последнее время в мире было немало. И губернаторы должны точно также к этому относиться. Нельзя работать по 20 лет, даже если ты очень толковый, грамотный, хорошо подготовленный, знающий свою территорию человек.

Всё это здорово, но нужно давать дорогу молодым, нужно создавать кадровый резерв, нужно просто стараться воспитывать вокруг себя достойных преемников, что называется. Поэтому эта работа проводится и будет проводиться. Надеюсь, что всё-таки в конечном счёте к власти в регионах приходят, может быть, более современные и желающие работать люди. Хотя, конечно, от ошибок не застрахован никто.

Теперь в отношении центра. Это не значит, что в центре ситуация лучше, чем в регионах. Но у каждого решения есть свои закономерности. Совершенно понятно, когда мы, допустим, обсуждаем работу Правительства, то я говорю о работе Правительства в целом, а не о работе отдельных министров, и Правительство работает как команда. Я, как вы знаете, достаточно часто критикую Правительство и, что называется, определённые внушения провожу, но при этом я считаю, что Правительство работает, как слаженный организм, и поэтому выдёргивать из него отдельные звенья просто не очень правильно.

И, наконец, у Президента есть набор полномочий включая полномочия по формированию Правительства и отставке Правительства. Я эти полномочия не менял и от них не отказывался.

Я ещё одну вещь хочу сказать: чтобы никому не было обидно (так я обычно делал в студенческих аудиториях – извините, я вас сравню со студентами в данном случае), если нет возражений, я пойду по секторам, чтобы, допустим, сначала отработать один сектор, потом второй, слева направо, потом, например, наверх – как вариант. Поэтому я пока ещё сконцентрирую своё внимание на левом секторе. Давайте, молодой человек, который держит букву «Р».

С.СТРАХОВ: Дмитрий Анатольевич, меня зовут Сергей Страхов, я представляю «Авторадио». У меня вопрос касается парковки.

Д.МЕДВЕДЕВ: А-а-а.

С.СТРАХОВ: Да, это буква «П». Это наиболее насущный вопрос, проблема столичных автомобилистов. И меня вот что интересует: недавно московские чиновники решили, что на столичных улицах, на главных столичных улицах, парковка будет стоить 500 рублей в час. Как Вам такая инициатива? И как вообще Москва способна побороть проблему парковок?

И маленький уточняющий вопрос. Я знаю, что у Вашей супруги есть два машиноместа, а мне машину поставить негде. (Смех в зале.) Не сдадите ли случаем машиноместо в аренду?

Д.МЕДВЕДЕВ: Как обстоят дела в Москве, все знают: обстоят очень плохо. Это в том числе следствие того, как проводилась эта работа в прежние годы. Я понимаю недовольство всех москвичей, которые не могут воткнуть свои машины, стоят часами в очередях, стоят в трафике. Что надо делать: надо развивать новые возможности, надо создавать новые дороги, надо принимать разумные решения по регулированию дорожного движения. Надеюсь, что новый мэр этим будет заниматься.

500 рублей за парковку – это издевательство даже для Москвы, где уровень жизни людей существенно выше, чем, например, в некоторых других регионах. Я понимаю, почему это делается. Нас хотят напугать: хочешь машину поставить – плати пятьсот, а если хочешь поставить в каком-нибудь определённом, очень важном месте, то плати тысячу, – в надежде на то, что люди там не будут ставить машины. Но я не думаю, что это идеальный способ решения проблемы. Поэтому я надеюсь, что Москва разберётся с этой темой; по-моему, мэр Собянин уже соответствующее поручение давал и приблизительно в тех же словах характеризовал таксы, которые были установлены.

В отношении того, как Вам машину... (Смех.) Знаете, я подумаю над тем, чтобы это был взаимовыгодный процесс. У нас действительно есть два машиноместа, которые не используются, так что шансы есть. Но, как Вы правильно заметили, эти машиноместа принадлежат не мне, а жене, поэтому без неё я, конечно, это решение принять не могу. Если она согласится, и условия, которые Вами предложены, её устроят, тогда готов рассмотреть этот вопрос.

Давайте ещё дальше двинемся. Пожалуйста, девушка, которая здесь сидит.

Р.ЦВЕТКОВА: Роза Цветкова, «Независимая газета».

Извините, Дмитрий Анатольевич, но не могу не задать вопрос, который волнует, я думаю, всех присутствующих в этом зале. До каких пор будет сохраняться предвыборная интрига? Наверняка ведь Вы уже для себя что-то решили.

И, если позволите, второй вопрос сразу вдогонку. Почему, несмотря на наш замечательный имидж нефтяной державы, цены на бензин растут? Почему Правительство даёт обещания с этой ситуацией справиться, но тем не менее пока о виновных мы не слышим? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, наконец-то Вы задали этот вопрос. (Смех.) Я надеялся, что он первый будет, но он прозвучал всего лишь четвёртым.

Уважаемые друзья, я читал материалы, которые к этой пресс-конференции публиковались в различных средствах массовой информации и в сети. И конечно, все, в том числе, конечно, те, кто сейчас присутствуют здесь, и многие другие ждут каких-то интересных сообщений. Понимаете, политическая жизнь – это не только шоу и даже совсем не шоу, это довольно сложная работа (я имею в виду, политическую деятельность), довольно сложная работа, которая, на мой взгляд, как и на взгляд большого количества других людей, занимающихся практической политикой, подчиняется определённым технологиям, которые надо соблюдать.

Мы занимаемся этим делом для того, чтобы добиваться своих целей. Большие цели заключаются в том, чтобы изменить жизнь, изменить нашу жизнь к лучшему, чтобы люди себя лучше чувствовали, чтобы уровень доходов поднимался, чтобы социальные программы выполнялись. Но есть технологические вещи, и они тоже достаточно серьёзны.

Мы занимаемся практической политикой не ради того, чтобы согреться, а ради того, чтобы добиться успеха. Поэтому такого рода решения должны делаться именно в тот момент, когда уже созрели для этого все предпосылки, когда это будет иметь окончательный политический эффект.

Именно поэтому я считаю, что для того, чтобы объявить о таких решениях, нужно выбирать несколько иные форматы, чем пресс-конференция, хотя это и очень красиво выглядит, и выглядит, может быть, очень заманчиво. Но тем не менее такие решения должны приниматься несколько иначе и объявляться несколько иначе.

При этом я считаю, что каждый политик должен делать такого рода заявления тогда, когда считает нужным. Во всём мире большое число политических фигур, которые, например, сразу после окончания политической кампании делают заявление: «Я собираюсь баллотироваться в президенты». И, как правило, эти обещания или эти заявления ничем не заканчиваются. С другой стороны – разумной является такая тактика, которая приводит к успеху.

Поэтому что бы я ни слышал на эту тему о том, что в одной стране уже сделаны заявления, в другой стране сделаны заявления, а в нашей стране молчание на эту тему, ещё раз подчёркиваю: всё это должно подчиняться определённому, вполне разумному сценарию. Но это не значит, что это может продолжаться бесконечно. Конечно, у избирательного жанра есть свои законы, и этим законам буду следовать и я. Если я определюсь сделать такое заявление, я его сделаю. Как мною было сказано не так давно в интервью нашим китайским коллегам, в этой ситуации уже осталось ждать не так много. Это заявление достаточно близкого порядка.

И теперь в отношении цен на бензин. Вещи, наверное, связанные на самом деле, – решение баллотироваться и цены на нефть, на бензин. Вы понимаете, почему растут цены на бензин. Совершенно понятно, что это связано с общим ростом цен на нефтепродукты. И наше Правительство действительно предпринимает усилия для того, чтобы справиться с этим. Но не все усилия, даже Правительства, способны принести результат. Где-то это может быть сговор, это вполне вероятно. Но в принципе это отражение неких объективных тенденций на нефтяном рынке. Поэтому мы должны понимать, что наши усилия по регулированию не всегда приносят успех. Тем не менее Правительство имеет и все полномочия, и все инструкции от меня для того, чтобы этим вопросом заниматься и стараться всё-таки сбивать цены на нефтепродукты, на бензин.

Как? Понятно как: к сожалению, ничего другого, кроме ограничительных мер я предложить не могу, и Правительство этим правом воспользовалось. Речь идёт о введении очень жёстких пошлин. На время это может помочь, но не навсегда. Я исхожу из того, что цена на нефтепродукты для нас крайне важный индикатор, и Россия заинтересована в том, чтобы цены на нефть были разумно высокими, но не запредельными. Сейчас цены становятся всё выше и выше, и в конечном счёте это может создать обратный эффект. Вспомните, как в 2008 году цены достигали уже 147 долларов за баррель. Чем это закончилось? Глобальным финансовым кризисом. И конечно, это неправильно. И для нас тоже. Будем этим заниматься, но это непростая проблема. Сговоры на рынке должны пресекаться. И такие меры предпринимаются.

Ещё раз дадим высказаться нашим каналам. Вот я вижу Антона Верницкого с Первого канала, чтобы не было обид у Первого канала. Пожалуйста, Антон. Смотрел сегодня кусочек записанный в интернете Вашего интервью с каким-то гражданином, который рассказывал интересные истории про бен Ладена. Правда это? Нет?

А.ВЕРНИЦКИЙ: По его словам – да.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пусть американцы вздрогнут тогда.

А.ВЕРНИЦКИЙ: Я не об этом. Я про нас, про Россию. Благодаря тому, что здесь, в Сколкове, интернет шустрый, я подглядываю ещё за тем, что происходит в Санкт-Петербурге, в Законодательном Собрании.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я тоже подглядываю.

А.ВЕРНИЦКИЙ: В Законодательном Собрании, где депутаты сейчас обсуждают вопрос об отзыве полномочий Сергея Миронова. Прокомментируйте это, пожалуйста.

И как Вы вообще относитесь к принципу формирования Совета Федерации? Отвечает он демократическим принципам, принципам федерализма? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: В отставке любого лица нет ничего сверхъестественного. Как я только что сказал, рано или поздно государственная карьера для всех заканчивается, и для президентов тоже. К этому нужно готовиться в тот момент, когда начинаешь такую жизнь. В этом случае не будет так мучительно больно за определённые действия, которые совершил или не совершил.

Ситуация с Мироновым в этом смысле такая же, как и со всеми другими политическими фигурами. Сергей Михайлович Миронов у нас спикер, Председатель Совета Федерации – верхней палаты парламента. Он давно работает, работает в целом, мне кажется, нормально, но он представляет определённую политическую силу – партию «Справедливая Россия». И то, что у партии «Единая Россия» возникли какие-то вопросы, в этом ничего страшного нет – наоборот, это отражение политической конкуренции.

Мы же все за политическую конкуренцию, мы все не хотим, чтобы у нас была одна партия, которая за всех всё решает. Пожалуйста, это отражение тех противоречий, которые существуют в политической жизни. Если сегодня будет принято такое решение, то думаю, что Сергей Миронов должен воспринять его спокойно. В конечном счёте, подчёркиваю, это пойдёт на пользу и «Единой России», и «Справедливой России». Почему? Потому что «Единая Россия» показывает, что она всё-таки является авторитетной силой, с которой должны считаться, а не просто так критикует человека, которого сама выдвинула, а потом неспособна принять решение о прекращении его полномочий, если того хочет, конечно. Это партийная жизнь. А «Справедливая Россия» показывает, что она всё-таки оппозиционная партия, а не какая-то иная сила, которая просто помогает политическому развитию в стране. В этом смысле выигрывают все: пусть занимаются реальной политикой, у нас впереди очень важные выборы.

И в отношении Совета Федерации. Мы прожили несколько периодов, когда Совет Федерации формировался по-разному. В соответствии с Конституцией, напомню, там говорится о том, что он формируется определённым образом: первоначально, в переходный период, он избирался, потом он начал формироваться. Это были сначала губернаторы, представители законодательных органов, а именно председатели. Потом мы перешли к другой системе.

И сейчас, с этого года, работает третья система, или, так сказать, несколько модернизированная вторая система формирования, когда в Совет Федерации могут попасть те, кто избран в регионе. Мне кажется это вполне демократичным и в целом в лучшей степени помогающим Совету Федерации выполнять свою высшую цель – быть палатой регионов.

Но в такой ситуации я всегда исхожу из того, что наша демократия – молодая. Я не могу исключить, что через какое-то время не появятся другие идеи о том, как формировать Совет Федерации. Пусть сейчас поработает эта система. Но никогда не говори «никогда». Может быть, в большей степени даже принципам деятельности парламента соответствовало бы всё-таки избрание членов Совета Федерации. Но мы должны для этого пройти по той дороге, которую сами для себя выбрали, ничего страшного в этом не вижу, и в конечном счёте уже принять решение о том, какой способ формирования избрать. Многие страны десятилетиями притирали механизм формирования своих парламентов, и мы этим занимаемся.

Здесь у нас большой сектор, поэтому я, может быть, сначала выберу тех, кого знаю. Пожалуйста, Александр Колесниченко, «Аргументы и факты», Вам слово, если хотите задать вопрос.

А.КОЛЕСНИЧЕНКО: Очень хочу, потому что я сейчас в каком-то смысле собираюсь воспользоваться положением в личных целях. Впрочем, уверен, что я лишь один из миллионов читателей нашей газеты и в принципе граждан страны.

В конце апреля Вы сказали о том, что процедура техосмотра должна быть либо совсем отменена либо сделана необременительной. Я бы от себя ещё добавил: осмысленной. Положа руку на сердце, это не единственная бессмысленная процедура в стране, но давайте разберёмся хотя бы с ней. Выполнено ли поручение? Есть ли понимание, как техосмотр будет выглядеть?

Д.МЕДВЕДЕВ: Есть понимание.

Я буквально вчера заслушал доклад Первого заместителя Председателя Правительства, но хочу сказать Вам об этом сегодня, к чему пришли и что мне кажется вполне разумным. Вы правильно сказали, эта процедура не должна быть бессмысленной, она не должна быть обременительной, она не должна быть просто дурацкой, которая всех ставит в очень неудобное положение.

Что для этого нужно сделать? Мы всё-таки должны знать, на каких машинах ездят люди. Поэтому есть вполне разумное предложение – отказаться от милицейского техосмотра и совместить этот техосмотр с заключением договора о страховании автогражданской ответственности, когда это будет делаться просто в сервисах.

Вы так или иначе, используя свою машину, обращаетесь в сервис, даже если вы хорошо своими руками работаете, всё равно что-то приходится делать. И при заключении договора ОСАГО соответственно будет добавляться этот талон, который и будет совсем необременительным образом фиксировать техническое состояние автомобиля.

Новые автомобили вообще не надо осматривать. Я считаю, что три года после покупки автомобиля точно можно дать льготного срока. От трёх до семи лет, если автотранспортное средство используется, можно его осматривать один раз в два года, например, а после семи лет, действительно всё-таки это уже более старое транспортное средство, это нужно делать один раз в год.

Но ещё раз подчёркиваю, нужно вывести это из-под милиции и сделать это максимально простым вместе с техническим обслуживанием и заключением договора страхования автогражданской ответственности, который является для всех обязательным. Это, как мне представляется, разумное в настоящий момент решение, которое позволит эту процедуру превратить в достаточно формальную.

А.КОЛЕСНИЧЕНКО: Когда?

Д.МЕДВЕДЕВ: Чем скорее, тем лучше. Вы имеете в виду, когда закон будет принят? Я сказал Вам об этом. Я думаю, что буквально сегодня-завтра Правительство должно уже по моему указанию внести законопроект, изменения в законопроект в Государственную Думу и принять. Всё начнёт работать со следующего года, надеюсь.

Не будем ломать традиций, хотя раньше с Вас начинали. Давайте, даже приблизительно понятно, о чём Вы спросите.

А.ТУМАНОВ: Не совсем про это.

Д.МЕДВЕДЕВ: Всё-таки про второй срок.

А.ТУМАНОВ: Для начала поблагодарить за то, что всё-таки вызвали меня, потому что – если бы Вы знали, какие ставки заключаются, удастся ли мне опять задать вопрос! Удалось.

Д.МЕДВЕДЕВ: И при том, что мы с вами были на шести сотках, но мы об этом не договаривались.

А.ТУМАНОВ: А я про это и хотел сказать. Вы в начале своего выступления говорили, что поездили по стране, брали с собой журналистов. Я хочу коллегам подтвердить, что ездил с Дмитрием Анатольевичем: Оренбургская область, Саратовская область, по сельхозрегионам. И мы заехали в садоводческое товарищество «Гвоздика». У меня такая уникальная возможность была посмотреть на мир глазами Президента. Знаете, мне мир этот очень понравился, он был почти идеален. И я потом недели две отвыкал, меня даже два раза оштрафовали за то, что я на красный свет проезжал.

Так вот, в товариществе «Гвоздика» всё было идеально, всё прекрасно, но это же не так. Если мы сейчас проедем в любое садоводческое товарищество, миллион вопросов, тысячи вопросов. Люди фактически поражены в правах, то есть они немножко «недограждане» нашей страны, они живут не по законам, даже не по Конституции – по понятиям, скорее. Так вот, меня всегда интересовало, если мне немножечко отвыкать пришлось, как Вы считаете, насколько Вы объективно видите картину мира?

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно, ну уже философские обобщения. За тот период, пока Вы задаёте на таких больших пресс-конференциях вопросы, Ваше восприятие жизни стало точно более философским.

Знаете, в отличие от Вас у меня не возникло ощущения, что в садоводческом товариществе «Гвоздика» всё идеально. У меня как раз возникли другие ощущения. Понятно всегда, когда приезжает начальство, местные руководители стараются всё залакировать. Это очевидно. В то же время по количеству проблем, которые даже там есть, это, в общем, вполне обычное товарищество, те же самые шесть соток, отсутствие, кстати сказать, газа на тот период.

Единственное, в чём я вижу действительно, может быть, свою прямую заслугу: я уверен, что после моего визита в садоводческое товарищество «Гвоздика» газ там появился. Это точно. Можно проверить, но я надеюсь, что это так, потому что они просили. Но там не было стерильной картины. Уверен, что в других местах может быть ещё хуже. И конечно, нам нужно обязательно заниматься садоводством, потому что это образ жизни огромного количества наших людей. И даже при том, что сейчас можно и землю получить, и большее количество земли, допустим, взять в аренду, в собственность приобрести.

Люди же привыкают и не хотят никуда уезжать, им нравится на своих шести сотках. Поэтому задача государственных служащих, государственных руководителей создать там сносные условия. И это нужно делать повсеместно, а не только в Москве или в Оренбургской области, и не только указами Президента, который, собственно, и не регулирует эти темы, а именно местными решениями.

Теперь в отношении картины мира. Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы по окончании моей работы я бы сделал такой вывод, что моя картина мира не изменилась. Я всё-таки надеюсь, что остаюсь в этом смысле вполне здравомыслящим человеком, который видит жизнь не сквозь розовые очки, а знает её вполне, что называется, в земных категориях.

Я действительно много езжу. Я, наверное, первый руководитель Российского государства, который посетит все территории, все субъекты Федерации в нашей стране. Это помогает разбираться в проблемах. Это, если хотите, такая прививка. Потому что, сколько бы заборов ни ставили на твоём пути, всё равно же понятно, что за этими заборами иногда стоят лачуги, разрушающиеся дома, люди, которые недовольны действиями местных властей, иногда федеральных властей. Здесь главное – сохранять свежесть восприятия.

Как этого добиться для руководителя государства? Надо много ездить, надо много общаться с людьми и надо получать правдивую информацию. Что такое правдивая информация? Это то, чем занимаетесь все вы. Это качественная журналистика, которая сегодня ещё дополняется возможностями Сети.

Я могу вам сказать абсолютно точно в этом смысле: мне как Президенту повезло, потому что я получаю информацию не только из дайджестов, которые заботливыми руками делает Администрация Президента, за что ей спасибо, – я получаю информацию непосредственно от людей, через Сеть, через блоги, через Твиттер, через любые другие ресурсы. И, как вы знаете, там режут правду-матку.

До меня никто этого не смотрел, поэтому я уверен, что я не оторвался от земли, и в этом смысле это мне не грозит. И я считаю, что так должен будет поступать любой другой руководитель, который придёт после меня, потому что таковы законы информационной жизни в сегодняшнем мире.

Д.ГАЛЬПЕРОВИЧ: На самом деле, Дмитрий Анатольевич, мы знакомились с Вами на экономическом форуме, когда Вы, ещё не будучи кандидатом в президенты, отвечали на вопросы радио «Свобода», так получилось…

Д.МЕДВЕДЕВ: Тем лучше.

Д.ГАЛЬПЕРОВИЧ: …И Вас спрашивали как специалиста по садовым товариществам, по парковкам. Я хочу Вас спросить как главу государства и квалифицированного юриста. Первое, как Вы определяете сейчас ваши отношения, и Ваш взгляд на отношения России с Соединёнными Штатами и Западом, в частности с блоком НАТО? Какие есть проблемы и как Вы продвинулись.

И второй вопрос тоже международный, но он юридический: о внутренней российской жизни. В последнее время в российской власти идёт целая дискуссия о том, обязательно ли для России выполнение решений Европейского суда по правам человека. Там есть очень многие решения, которая затрагивают не только материальную сторону, но там говорится о самом духе выполнения этих решений. И Вы как юрист прекрасно знаете, что это значит. Что Вы считаете по поводу выполнения Россией решений ЕСПЧ?

Д.МЕДВЕДЕВ: Тема взаимоотношений России с НАТО – очень большая, можно сказать – повседневная для меня, потому что буквально каждый день я действительно этим занимаюсь: и когда получаю доклады министров, и когда читаю всякого рода доклады спецслужб, и просто когда готовлюсь к тем или иным мероприятиям, встречам с иностранными лидерами, которые зачастую представляют блок НАТО.

Отношения с НАТО в настоящий момент, на мой взгляд, не самые плохие. И я считаю, что это хорошо для обеих сторон. У нас был напряжённый, драматический период, когда мы, по сути, прекратили эти отношения. Не мы были инициаторами, а Североатлантический альянс, но я тогда сказал: как хотят; не хотят сотрудничать – мы навязываться не будем. Я имею в виду август 2008 года. С тех пор уже утекло много воды. Думаю, что всё в целом развивается нормально.

Я доволен тем, как прошло моё общение в Лиссабоне во время саммита Россия–НАТО. Мы поставили важные вопросы, мы договорились о том, что будем сотрудничать по самым важным стратегическим направлениям повестки дня включая Афганистан, борьбу с терроризмом, борьбу с наркотрафиком. Есть новые темы, по которым, я считаю, мы обязаны договариваться, иначе всё будет развиваться в плохом стиле. Я имею в виду противоракетную оборону. Это ситуация отдельная, я два слова буквально скажу, хотя неоднократно уже давал оценки.

Мы хотели бы, чтобы развитие европейской противоракетной обороны подчинялось понятным правилам. Всем должно быть очевидно, что противоракетная оборона – это способ блокирования, или купирования, стратегических возможностей целого ряда стран. Когда нам говорят: это направлено не против вас, – я это принимаю к сведению, но понимаю, что другие страны, которые в данном случае имеются в виду, такими возможностями, как Россия, пока не располагают и вряд ли в ближайшие годы будут располагать.

Обычно нам говорят: это вот Иран, там ещё что-то. У них таких возможностей нет. Значит, это против нас? А если это против нас, тогда пригласите нас к сотрудничеству или скажите об этом открыто. Я надеюсь, что те вопросы, которые были мною поставлены и перед моим коллегой и моим другом Президентом Обамой, они на эти вопросы ответят, и мы сможем выработать модель сотрудничества по противоракетной обороне.

Если не выработаем, тогда нам придётся принимать ответные меры, чего бы очень не хотелось, и тогда речь пойдёт о форсировании развития ударного потенциала ядерных средств. Это был бы очень плохой сценарий, это был бы такой сценарий, который отбросил бы нас в эпоху холодной войны. И я сказал своему коллеге: «Ты знаешь, в 2020 году, когда уже пройдут все четыре этапа подготовки так называемого адаптивного четырёхстадийного подхода, вполне вероятно, что эти решения будешь принимать не ты и даже, может быть, не я. Но их кто-то будет принимать». И, скорее всего, руководители России будут руководствоваться именно этими соображениями. Поэтому мы должны сейчас подумать о том, какой мы передадим эту проблему будущим поколениям политиков. Это исключительно важная тема. Она может испортить всё то, что мы сделали за последние годы – включая, на мой взгляд, очень важный Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений. Потому что в нём есть прямая оговорка о том, что, если будет развиваться ПРО, и это будет означать взламывание стратегического паритета, договор может быть приостановлен и даже прекращён. Вот на это мне хотелось бы обратить внимание всех моих партнёров по НАТО и сказать, что мы готовы к сотрудничеству, и в то же время мы надеемся на то, что мы получим гарантии от ненаправленности этих потенциалов на нас.

Я, как человек добросовестный, отвечу и на вопрос про ЕСПЧ.

Россия является членом Суда, подписала все документы и обязана их выполнять. Мы и дальше будем так поступать. Для нас членство в европейских институтах является исключительно важным. При этом мы не можем не видеть и некоторые трудности, с которыми мы сталкиваемся, потому что мы, скажем так, формирующаяся демократия, у нас достаточное количество проблем.

В ряде случаев этот суд выносит решение против Российской Федерации. В принципе они исполняются включая платежи, которые российская казна осуществляет в адрес истцов. Но в некоторых случаях (о чём, наверное, и Вы говорите) возникает ощущение того, что решение суда принято небеспристрастно, а иногда даже, может быть, политически мотивированно. Мы не говорим об этом вслух, но такие мнения существуют. Именно поэтому эти решения подвергаются обсуждению в юридических кругах, об этом говорят некоторые наши политические лидеры, но это не значит, что мы прекратили своё членство и собираемся отказаться от участия в ЕСПЧ.

И мне на это хотелось бы обратить особое внимание, потому что всякий суд должен создавать у всех сторон ощущение своей незаангажированности, беспристрастности и справедливости, идёт ли речь о внутреннем суде или же международном.

Я обещал из Питера дать слово. Кто там хотел сказать? Пожалуйста.

Н.КИРИЛОВА: Спасибо большое.

Дмитрий Анатольевич, я хотела бы вернуться к нам в Петербург, вообще в Россию. Вы сейчас говорили о международных делах. Я хотела бы спросить Вас, не хотите ли Вы стать волшебником. Совсем недавно прошёл очередной юбилей Победы. И перед юбилеем и после тяжело читать вести о том, как наши ветераны отправляют в Кремль ордена и медали, как хотят вернуться и просить ПМЖ у Обамы. Может быть, всё-таки страна не будет позориться перед победителями и в конце концов даст нашим фронтовикам достойное жильё и одно транспортное средство.

И чтобы никто не смог протянуть руку и отобрать у этого ветерана это жильё, обменять его, заложить. У нас есть такие любители. А потом ветеран остаётся на улице. Поэтому хотела бы спросить: может быть, есть всё-таки возможность дать каждому победителю достойное жильё? И это в Ваших силах, Вы ведь волшебник, Президент.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, я, конечно, не волшебник, хотя я стараюсь принимать решения, которые от меня ждут люди. И в этом смысле это обязанность любого руководителя.

Знаете, чуть больше трёх лет назад, 7 мая 2008 года, я подписал Указ о том, чтобы всем ветеранам дать квартиры, ветеранам Великой Отечественной войны. Вы задаёте мне вопрос: может быть, пора принять такие решения и не обижать, и не унижать наших ветеранов.

Знаете, во-первых, я эти решения уже принял. И, во-вторых, конечно, бессмысленно сейчас об этом говорить, но очень обидно, что все, кто мог принять такие решения в самый разный период после окончания Великой Отечественной войны, когда этих наших ветеранов было существенно больше (я ещё помню середину 70-х годов, празднование Дня Великой Победы, когда они были все молодые, чуть старше меня, и у них были те же самые проблемы), а государство на них просто плевало. И это на самом деле очень обидно.

Поэтому я считаю, что каждый должен делать то, что сегодня может. Я мог решение принять о том, чтобы все ветераны получили жильё, – и такое решение я принял. Это, кстати, очень непростое решение, несмотря на то, что ветеранов у нас осталось не так много, но это всё равно миллиарды рублей. Меня предупреждали, говорили: зачем Вы его принимаете? Во-первых, ветеранов осталось не так много, во-вторых, ветераны это жильё не получат, а получат их дети. Ветераны, к сожалению, долго не проживут, это достанется их потомкам, наследникам. Знаете, мне кажется, это всё неправильные, аморальные рассуждения. Государство когда-то должно признать, во-первых, что они сделали для всех нас. И, во-вторых, знаете, я такую вещь скажу: даже если они уйдут из жизни, понимая, что они что-то способны передать своим детям и внукам, это уже большое счастье. Поэтому эти решения должны быть выполнены до конца, и поэтому на них тратятся весьма немаленькие средства. А то, что в ряде случаев с этим тоже, к сожалению, происходят проблемы, то, что есть злоупотребления, – надо просто разбираться и быть более чуткими. Я посмотрел на этот случай, о котором Вы рассказываете: достаточно было привлечь к нему внимание, за что спасибо журналистам, и сразу и деньги нашлись, и проблему решили. Так что это, к сожалению, обычная ситуация, к сожалению для всех нас, но это не значит, что власть на неё не должна реагировать. А решения, воплощённые в Указе от 7 мая 2008 года, будут выполнены до конца, чего бы это ни стоило государству.

РЕПЛИКА: Деревня, деревня.

Д.МЕДВЕДЕВ: Деревне дам слово. Я хотел бы ещё всё-таки, чтобы наши крупные средства массовой информации тоже могли два слова сказать. Я всё-таки передам слово НТВ, Владимиру Кондратьеву, потому что не дать слова нашим каналам было бы неправильно, да и другим тоже – Вам, например.

В.КОНДРАТЬЕВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, что не забыли.

Я вообще-то хотел задать вопрос, но уже коллеги из «Независимой газеты» упредили, – насчёт выборов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, задайте его ещё раз. (Смех.)

В.КОНДРАТЬЕВ: Нет, немножко по-другому задам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я просто когда сюда шёл, был уверен, что вопрос о втором сроке, о взаимоотношениях с Владимиром Путиным будет повторяться приблизительно через один. Нет, всё идёт в нормальном ключе.

В.КОНДРАТЬЕВ: Хорошо, об отношениях с Владимиром Путиным. (Смех в зале.) Может ли в принципе возникнуть ситуация, что в президентских выборах примут участие сразу два человека – скажем, Вы и премьер Путин? Или такая ситуация недопустима, каждый будет по отдельности выставлять свою кандидатуру?

Д.МЕДВЕДЕВ: По отдельности выставлять, но примут участие вместе, да? (Смех в зале.)

В.КОНДРАТЬЕВ: А если да, то понятно, что одна партия не может выдвигать сразу двух кандидатов. Вы тогда, наверное, должны будете возглавить другую партию.

Вы, кстати, недавно говорили о том, что в перспективе Президент должен быть партийным – и будет партийным. Может быть, придвинуть этот момент как-то? И Вы сейчас могли бы возглавить какую-то уже существующую партию или создать новую.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Давайте ещё раз порассуждаем о политической ситуации. Я, отвечая на вопрос нашей коллеги из «Независимой газеты», сказал, что любые политические решения должны быть, на мой взгляд, чётко просчитаны. Это же не игрушки. В наших руках действительно судьбы огромного количества людей. Это не могут быть фантики или какие-то вещи, которые мы принимаем просто, для того чтобы слегка потешить собственные амбиции. И решения о том, баллотироваться или нет, должны основываться на этом.

Наши отношения с моим коллегой и моим политическим партнёром Владимиром Путиным – это не просто то, что принято называть тандемом, это на самом деле отношения, которые длятся уже более 20 лет. Мы друг друга очень неплохо знаем и хорошо чувствуем. Мы действительно с ним единомышленники. Что бы там иногда ни говорили на эту тему, но у нас очень близкие подходы к ключевым вопросам развития страны. Но это не значит, что мы совпадаем с ним во всём, так не должно быть. Это было бы очень скучно, да и просто неправильно. Каждый человек имеет право на собственные ощущения и на собственные подходы. Но в стратегии мы близки, иначе бы мы просто не смогли работать. А если бы мы не смогли работать, то вот это политическое партнёрство бы распалось, и сегодня у нас был бы другой политический ландшафт. Именно из этого и нужно исходить при принятии решения о том, что делать дальше. Я считаю, что есть конкуренция, которая помогает, а есть конкуренция, которая ведёт в тупик. Я надеюсь, что мы при принятии или в ходе принятия соответствующих решений о том, кому куда избираться, что делать в будущем, и будем руководствоваться именно таким ответственным подходом, ответственным, прежде всего, перед страной и перед её народом.

Теперь по поводу партийности. Если я буду баллотироваться в Президенты, я, конечно, хотел бы опираться на определённые политические силы, по-другому невозможно. Это политические партии. Какие? Вы знаете, у нас политических партий не так много. Я считаю, что это скорее благо, потому что эпоху обилия различных маргинальных политических группировок мы, мне кажется, уже преодолели. У нас достаточно крупные партии, это хорошо. На кого опираться? Ну, если я буду этим заниматься, я надеюсь опираться в том числе и на тех, кто меня выдвигал, это первое.

Второе. Может ли Президент создавать свою политическую силу. Да, я считаю, что может. Ничего в этом плохого нет.

Может ли Президент в нашей стране стать членом партии? Я уже сказал об этом недавно. Я считаю, скорее всего, так и будет, потому что большинство демократий развивается именно по такому сценарию. Просто мы в какой-то момент посчитали, что, если в России Президент возглавит одну из партий, распадётся тот консенсус, который был очень нужен нашей стране в определённый период. Но сейчас у нас политические силы сформированы, возникли разные представления о том, как нам создавать свою страну, как нам её развивать, как нам её улучшать, поэтому Президент может возглавить одну из политических сил. Это неплохо.

Обещал деревне. Пожалуйста.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Спасибо.

25 тысяч рублей за билет, чтобы к Вам приехать, – всей деревней собирали на самолёт.

Д.МЕДВЕДЕВ: Так возьмите тогда микрофон, чтобы не уехать без вопроса. Я понимаю, что у Вас громкий голос.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Председатель сельскохозяйственного предприятия, корреспондент газеты «Территория народной власти».

Д.МЕДВЕДЕВ: Так вы председатель или журналист?

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: И журналист, и председатель.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Вопрос будет касаться, конечно, развития сельских территорий.

Дмитрий Анатольевич, мы получили наконец внятный цельный документ – Доктрину продовольственной безопасности Российской Федерации – и понимаем свою задачу: произвести как можно больше и лучше продуктов питания на 140 миллионов человек. Это первая задача. Но есть достаточно серьёзные угрозы.

Первое – банкротство сельскохозяйственных предприятий. Тысячи квадратных километров буквально именем Российской Федерации разоряются, так как всё вывозится, в том числе скот вырезается – и всё арбитражными управляющими.

Второе – это, конечно, сильная криминальная нагрузка на нас, в том числе бывают и невнятные всякие налоговые дела, сельского хозяйства касаются тоже.

И третье – это практически отсутствие местного самоуправления, то есть отсутствие власти на местах.

Наши были бы к Вам и вопрос, и предложение: для того чтобы всё же реализация продовольственной безопасности состоялась – указ Президента о моратории на банкротство сельскохозяйственных товаропроизводителей на период выполнения Доктрины продовольственной безопасности.

Второе – освобождение сельскохозяйственных производителей от всех видов налогов. Поверьте, для государства не будет очень трудно. Пример Китая: все сельские товаропроизводители освобождены от налогов. Это уменьшит криминальную нагрузку, нас никто не будет дербанить, мы сможем действительно что-то путное произвести.

И третье – займитесь местным самоуправлением. В безвластии жить нельзя, анархия действительно порождает и преступность, и всё остальное. Очень, очень и очень хочется, мы готовы этому помогать со всей силы на самом деле. Спасибо Вам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Сделайте сегодня этот указ, и всё будет нормально. (Смех в зале. Аплодисменты.)

Д.МЕДВЕДЕВ: Я вот даже пометки какие-то сделал. (Смех.) Спасибо Вам за этот вопрос и за Вашу очень неравнодушную позицию.

Поделюсь своими ощущениями. Когда я перешёл работать в Правительство, так получилось, что стал заниматься сразу несколькими темами, которые потом были названы национальными проектами, в том числе развитием села. Знаете, у меня вначале даже были какие-то такие ощущения, не знаю, справлюсь, не справлюсь ли я с этим, потому что всё-таки я городской житель, а жизнь деревни нужно чувствовать, нужно знать. И я очень доволен тем, что я занимался этим в Правительстве, но, конечно, и сейчас занимаюсь как Президент, потому что мне удалось почувствовать нерв жизни нашей деревни.

На самом деле это ведь не просто те, кто создают продукты питания, – это треть нашей страны. У нас в деревне живёт более 30 процентов населения, так уж получилось. Во многих странах промышленно развитых это может быть 3–5 процентов, а у нас – треть, и об этих людях нужно заботиться и в то же время создавать им нормальные условия для того, чтобы они трудились.

Я считаю, что мы всё-таки за последние годы, развивая и этот национальный приоритет, и потом, приняв программу развития села, развития агропромышленного комплекса, сделали неплохой задел. Где бы я ни был, все говорят о том, что деньги, которые тогда пришли, в очень, кстати, тоже непростой ситуации, помогли. С другой стороны – случился кризис, который ударил по интересам селян, а в прошлом году ещё и засуха произошла, которая нас лишила значительной части урожая.

Поэтому нам пришлось принимать оперативные меры для того, чтобы выжили наши хозяйства. Не было юридического запрета на банкротство, но фактически было дано простое указание, по сути, использовать этот самый мораторий. Ведь за прошлый год почти не было серьёзных банкротств на селе. Их было, может быть, только если по пальцам посчитать, а так практически все живые хозяйства были перекредитованы и получили отсрочки по платежам. И мы это сделали намеренно, хотя есть люди, которые считают, что это неправильно, что нужно всех бросить, что называется, в свободное плавание и посмотреть, кто из них выживет. Так можно делать в конкурентных сферах, но наше сельское хозяйство пока не находится в этой конкурентной сфере. Ему нужно помочь, нужно создать такие условия, когда наши аграрии: те, кто занимается растениеводством, те, кто занимается животноводством, и те, кто занимается переработкой, – будут конкурентоспособны по отношению к иностранным товаропроизводителям, иностранным труженикам.

Поэтому я считаю, что нужно очень внимательно относиться к введению процедур банкротства на селе. Но просто запретить – это тоже было бы, наверное, неправильно. Я подумаю, каким образом, может быть, изменить законодательство в части, касающейся признания сельхозтоваропроизводителей несостоятельными и проведения по отношению к ним конкурсных процедур. Там должна быть специфика. Конечно, они очень сильно отличаются, например, от торговых предприятий и даже от промышленных предприятий. Это, безусловно, так. Это же касается и налогов, и местного самоуправления.

А Вам желаю занимать такую же наступательную позицию, как сегодня.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Дмитрий Анатольевич, я вынужден досказать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Доскажите.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: 3 июня крестьяне регионов идут сюда, в Москву, с Вами на встречу. Встречайтесь с ними у Лобного места.

Д.МЕДВЕДЕВ: У Лобного не буду встречаться, пусть лучше так приходят.

В.МЕЛЬНИЧЕНКО: Нет, нормально там будет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нормально будет? Хорошо, спасибо.

Я хочу дать слово молодому человеку из Грозного. Пожалуйста.

З.ЯХИХАНОВ: В первую очередь хочу сказать Вам спасибо, Дмитрий Анатольевич, за внимание к нашей республике, за поддержку и доверие к Главе республики Рамзану Кадырову.

Вот о чём хотелось бы мне спросить. Мы в этом году отмечаем 60-летие со дня рождения первого Президента Чеченской Республики Ахмат-хаджи Кадырова, трагически погибшего в результате теракта. Скажите, пожалуйста, поделитесь, каким в Ваших воспоминаниях остался первый Президент Чеченской Республики.

И второй вопрос, очень коротко. Два года назад парламент Чеченской Республики обращался к Вам с просьбой присвоить городу Грозному почётное звание «Город воинской славы». Дмитрий Анатольевич, история знает вклад города Грозного в Победу в Великой Отечественной войне. Это был наряду с Баку один из главных поставщиков нефти. Десятки тысяч грозненцев служили на фронтах.

Дмитрий Анатольевич, обращаюсь к Вам как к главе государства по достоинству оценить вклад города Грозного и решить вопрос о заслуженном присвоении городу Грозному звания «Город воинской славы». Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я отлично помню, как я в последний раз встречался с Ахмат-хаджи Кадыровым, это было во время выездного совещания – по-моему, это был президиум Госсовета, незадолго до его гибели. Кстати, в этот же день я познакомился с Рамзаном, он мне его представил. И буквально спустя, по-моему, неделю, может быть – десять дней, произошёл этот теракт. Это, конечно, было очень тяжёлое, очень страшное происшествие. Я работал главой Администрации, мне позвонил Владимир Путин и сказал, что произошло.

Знаете, он всегда на меня производил впечатление человека, который очень любит свой народ и очень искренне желает ему добра. Он не был равнодушным человеком. Он был очень мужественным человеком. И благодаря его мужественной, а иногда, может быть, даже безрассудной позиции по каким-то вопросам, безрассудно смелой, республика вернулась к нормальной жизни.

Поэтому эти минуты, когда я с ним общался (он приходил ко мне довольно регулярно), они у меня навсегда останутся, как останется и память о нём, как о человеке, который принял очень непростые и очень важные решения и тем самым спас огромное количество людей.

Что касается Грозного и почётного звания – откровенно сказать, я не видел обращения на эту тему. Я готов уточнить, что и когда было сделано, обращался ли парламент Чеченской Республики, и готов рассмотреть этот вопрос – конечно, в установленном порядке.

Не могу Вам не дать слово. Пожалуйста.

В.ПАНЦЕРНЫЙ: Дмитрий Анатольевич, наш телеканал менее известен, наверное, чем эфирный телеканал, тем не менее мы уже более семи лет вещаем для 13-миллионной молодёжной аудитории, в первую очередь, нашей страны, в том числе онлайн через интернет-порталы. В первую очередь наша программа направлена на патриотическое и нравственное воспитание молодёжи.

Мы выступили с инициативой проведения всероссийского фотоконкурса под названием «Моя страна». Основная идея конкурса заключается в том, чтобы любой гражданин России смог в нём принять участие, тем самым проявив и усилив интерес к своей стране, её традициям, культуре, богатому природному наследию.

Учитывая, что Вы, Дмитрий Анатольевич, являетесь фотолюбителем, и учитывая всероссийский масштаб конкурса, как бы Вы отнеслись к тому, чтобы поддержать идею этого конкурса и возглавить попечительский совет этого конкурса? Завершение его планируется 4 ноября в День народного единства.

И второй, маленький вопрос, касающийся миллионов телезрителей. Вы неоднократно говорили о государственной поддержке средств массовой информации, в том числе молодёжных средств массовой информации. На прошлой неделе Вы подписали Указ о формировании первого мультиплекса цифрового телевидения, вещающего на всю страну, сейчас идёт формирование второго и третьего мультиплексов. Наш телеканал заявлен во второй мультиплекс.

Хотелось бы спросить, Дмитрий Анатольевич, при принципах формирования мультиплексов Вы будете руководствоваться принципами государственной поддержки в первую очередь государственных телеканалов, телеканалов, принадлежащих олигархическим структурам, или всё-таки такой телеканал, как О2ТВ, сможет туда войти, тем самым расширив свою молодёжную аудиторию и донося государственную молодёжную политику до молодёжи. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Второй вопрос звучит уже прямо как специальное заявление: Вы за кого – за олигархов или за молодёжь?

Насчёт фотоконкурса – страна у нас действительно великолепная, очень красивая и очень нами не познанная. И всякого рода фотоконкурсы, в которых принимают участие жители нашей страны, и не только граждане нашей страны, но и другие люди, мне кажутся очень полезными, потому что, когда я листаю, например, альбомы, созданные в результате этого, получаю большое удовольствие, там масса талантливых фотографий. Я не знаю, надо ли мне обязательно быть председателем попечительского совета, но помочь я готов.

О, пресс-служба Президента России: «Петербургские депутаты отозвали Сергея Миронова из Совета Федерации». (Cообщение на iPad.) Это кто не знает.

Да, теперь в отношении второго и третьего мультиплекса. Я бы хотел, чтобы у нас было разнообразное телевидение. Вы, наверное, в этом смысле мне можете хоть как-то доверять, потому что я стараюсь получать, как я уже сказал, информацию из очень разных источников.

Первый мультиплекс, первый слот каналов – это общедоступные бесплатные каналы. И мы сформировали соответствующий набор, Указ Президента подписан: это некие гарантии единства, неделимости нашего пространства.

Следующие два мультиплекса, а по-хорошему ведь цифра развивается, потом будет ещё два и так далее, я считаю, должны формироваться по другим критериям, там должны быть просто интересные каналы. Где-то они должны быть платные, где-то они должны быть бесплатные – в зависимости от того, чего люди хотят. Но обязательно там должны быть региональные каналы, обязательно там должны быть молодёжные каналы. Поэтому мой ответ такой: это должно быть просто интересное телевидение. Вот так.

Я даже не знаю, как мне показывать. Вот тот, кто руками сейчас машет, Вам слово. Я даже не знаю, какой это ряд, – шестой, наверное.

А.НАЗАРОВ: Добрый день! Александр Назаров, МК-ТВ.

У меня на самом деле блок коротких вопросов, но все на одну тему.

Первый: как Вы оцениваете экономическое развитие северокавказских республик на данный момент?

Второй вопрос: когда, по планам федерального центра, эти республики должны перестать быть фактически полностью дотационными?

И третий вопрос: как дальше федеральная власть, центр собирается вести политику в отношении Северного Кавказа? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хоть Вы и сказали, что это три вопроса, мне кажется, по сути, это составляющие одного вопроса.

Действительно, развитие северокавказских республик является одним из наших приоритетов именно потому, что ситуация там всё-таки существенно сложнее, чем в других территориях. И связано это с самыми разными причинами.

Одна из них – большое количество безработных, особенно среди молодёжи. В ряде республик это 30–40 процентов. Это провоцирует самые тяжёлые, самые негативные процессы включая, конечно, и экстремизм, уход молодёжи в бандитские подполья, непримиримость позиций и так далее. Поэтому мы и вкладываем туда деньги, считаю, что это абсолютно правильно. Когда мне говорят, что нужно перераспределить эти деньги как-то иначе, это близорукая позиция.

Наша страна сильна тем, что сохраняется в единых границах. Если мы начнём по-другому воспринимать друг друга, себя, то мы можем просто разрушить всё, что было создано до сих пор. Поэтому приоритет поддержки Северного Кавказа обязательно останется именно для того, чтобы это были процветающие современные регионы, с которыми молодёжь, которая там живёт, и вообще люди, живущие в этом регионе, связывают своё будущее.

Дотации – это временная мера, но они сохранятся до тех пор, пока там не начнёт работать конкурентоспособный частный или государственный промышленный сектор и не начнёт работать нормальная сфера услуг. В этом смысле кавказские республики очень неплохо, на мой взгляд, смотрелись бы в смысле точек для развития туризма, потому что там традиционно используются самые разные технологии приёма делегаций и там есть очень хорошие наработки в этом плане. Мы будем это делать до тех пор, пока там не возникнет нормальная экономическая ситуация. Я считаю это абсолютно правильным – так же, как и делать это и в отношении других регионов, но там проблем очень много.

Пожалуйста, первый ряд.

КАЙ ЛЮ: Китайское информационное агентство «Синьхуа».

Господин Президент, этим летом будет отмечаться десятилетие подписания китайско-российского договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, а также десятилетие создания ШОС. Поделитесь, пожалуйста, вашей общей оценкой относительно развития китайско-российских отношений за последние десять лет и расскажите нам концепцию России о продвижении двусторонних отношений в стратегическом взаимодействии и партнёрстве.

И, если позволите, хочу задать и второй вопрос об экономике. Как Вы оцениваете нынешнее состояние торгово-экономических отношений между Россией и Китаем? В каких сферах Россия и Китай смогут расширить двустороннее сотрудничество? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я считаю, что наши отношения превосходные, как прямо говорят мои партнёры из Китайской Народной Республики, руководство Китая: может быть, у нас никогда не было таких продвинутых и добрых отношений. Я очень рассчитываю на то, что они сохранятся такими в ближайшие годы, десятилетия.

Для нас отношения с Китаем – это не какой-то сиюминутный фактор, это не конъюнктура, это приоритет на долгие годы. Мы – политические партнёры, достаточно вспомнить нашу работу в ШОС и БРИКС. Мы – экономические партнёры: у нас уже сейчас товарооборот с Китаем около 60 миллиардов долларов. Мы договорились с Председателем КНР господином Ху Цзиньтао о том, что мы доведём этот товарооборот до 100 миллиардов. И я считаю, что развитие крупных энергетических, иных проектов между нашими странами жизненно необходимо.

Я считаю, перспективы у этих отношений просто превосходные, надо только не сбавлять темпов и, соответственно, работать над тем, чтобы появлялись новые совместные интересные проекты включая гуманитарные проекты. У нас прошло два года: Год Китая в России, Год России в Китае, – потом годы языка прошли, это всё очень важные события. Действительно, в этом году мы отмечаем 10-летие заключения договора о стратегическом партнёрстве и взаимодействии, это дополнительный повод, чтобы посмотреть в будущее.

Теперь давайте Вы.

Т.ДРОЗДОВА: Здравствуйте. Информационное агентство «Гарант», Дроздова Татьяна.

Все мы знаем, что в последнее время государство взяло курс на переведение общения с гражданами в электронную форму: это и сайты госуслуг, и общественное обсуждение законопроектов (наверное, можно назвать это инновациями в праве). Хотелось бы узнать, какие инновационные разработки ещё будут введены в правоприменительную практику в ближайшее время?

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, чем больше в правоприменительной практике будет современных средств фиксации доказательств, современных средств работы государственных учреждений, органов суда, прокуратуры, тем лучше для граждан. Потому что мы понимаем, насколько трудным бывает обращение в суд, в прокуратуру, хождение по кабинетам власти, – и новые технологии просто должны облегчить людям жизнь.

Я не могу забыть, как во время моего пребывания в Сингапуре мне предложили зарегистрировать компанию. Я сказал: давайте, хорошо, попробуем. Я сел за компьютер, мы вбили в компьютере соответствующие позиции – это продолжалось, наверное, пять-семь минут: адрес, фамилия учредителя или что-то ещё в таком духе. И через семь минут мне сказали, что компания зарегистрирована, а через какое-то время: Вы получите информацию уже официально – Вам пришлют документы. Я порадовался за наших сингапурских друзей, что у них так всё быстро происходит. Но я с удивлением узнал некоторое время назад, что она, эта компания, так-таки зарегистрирована, и ею можно воспользоваться. Так что, если у кого-то будет желание делать бизнес в Сингапуре, я готов её уступить.

Почему я об этом вспомнил: нам к этому нужно стремиться, нам нужно стремиться к тому, чтобы в повседневной жизни использовались такие технологии, чтобы легко было получить свидетельство о праве собственности, зарегистрировать необходимые документы, договоры, – для того, чтобы общение с бюрократическими инстанциями проходило таким образом: через компьютер, через айпад, – чтобы не нужно было выстаивать очереди.

Я считаю, что мы продвинулись в этом направлении. Не видеть того, что сделано за последние годы, было бы неправильно, с другой стороны – многие ресурсы пока работают весьма и весьма, я бы сказал, формально, а очень хотелось бы, чтобы они работали по существу и чтобы люди могли прямо дома, не выходя из своей квартиры, или находясь в офисе, выполнять важнейшие для себя действия. Это стратегический курс, и это полностью укладывается в концепцию модернизации.

РЕПЛИКА: На нас посмотрите, пожалуйста!

Д.МЕДВЕДЕВ: Смотрю. Написано – Киев, это что значит? Пожалуйста.

И.СОЛОВЕЙ: Дмитрий Анатольевич, спасибо за возможность задать вопрос от украинских СМИ.

У меня два вопроса. Первый вопрос: какую позицию занимает Российская Федерация к евроинтеграции Украины и, в частности, к созданию зоны свободной торговли с ЕС? Будет ли этот шаг иметь негативные последствия для дальнейших взаимоотношений с Российской Федерацией?

И второй вопрос касается харьковских договорённостей. В Украине всё чаще звучит критика этого соглашения – в основном потому, что подготовка и подписание были произведены в кулуарных условиях. Не можете ли Вы рассказать более детально о процессе подготовки этих соглашений? Кто был инициатором? Как всё проходило?

И в связи с этим не могу не затронуть вопрос о газе. Украинская сторона говорит, что приводит Вам аргументы для изменения формулы цены, которая была определена, и эти аргументы услышаны в Российской Федерации. Так ли это? Услышали ли Вы эти аргументы? Что это за аргументы? И обсуждался ли этот вопрос на уровне президентов с Вашим украинским коллегой? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо за три вопроса в одном.

Украина для нас очень важная, очень близкая страна, поэтому я, конечно, на них отвечу. Меня нисколько не смущает европейская интеграция Украины. В конце концов это суверенная страна, и вам выбирать, куда интегрироваться: хотите – в Евросоюз, если вас там ждут; хотите – в другие места. Единственное, что я могу сказать абсолютно точно, что если Украина, например, выберет европейский вектор, то ей, конечно, будет труднее находить, например, какие-то развязки в рамках Единого экономического пространства и Таможенного союза, в котором принимает участие Россия, Казахстан и Белоруссия, потому что это другое интеграционное объединение. Нельзя быть везде: или там, или там. Это должны понимать все, в том числе и мои украинские друзья и коллеги: нельзя сидеть на двух стульях, нужно делать какой-то выбор.

А европейская интеграция – это нормальный путь, мы все – европейские страны, имею в виду и Украину, и Россию. Мы не только дружим – мы продвигаем свои проекты на европейский рынок. У России, напомню, 250 миллиардов долларов торгового оборота с Евросоюзом. Для нас Евросоюз – важнейший торговый партнёр. Но или там, или там – скорее всего, вместе не получится.

Харьковские договорённости. Не знаю, присутствовали Вы во время подписания этих документов. Мне кажется, что это были не кулуарные соглашения – это соглашения, которые были подписаны в присутствии большого количества средств массовой информации, большого количества должностных лиц и публично.

Сами договорённости – это такая тема, которая, конечно, проходит целые стадии согласований, процесс притирки. Идея, естественно, в какой-то момент рождается, потом даются поручения помощникам, министрам иностранных дел. Так было и в этом случае. Мы это придумали с Президентом Януковичем. Если вас интересует где, могу даже сказать где: сидя у меня на даче. Но это не значит, что эти соглашения являются кулуарными.

Спустя некоторое время мы дали поручения министрам – министры взялись за работу. Потом приехала целая делегация, представляющая украинское руководство, во главе с премьер-министром. Мы тоже провели переговоры. Потом вышли на подписание документа. Думаю, что этот документ абсолютно взаимовыгодный. И, что бы там ни говорили, он позволил решить Украине целый ряд весьма сложных экономических проблем, но он не универсальный: за счёт этого договора невозможно решить все проблемы. Им невозможно закрыть проблемы в бюджете, им невозможно закрыть существующие проблемы в бюджете и некоторые другие проблемы. Надо думать о том, что делать дальше.

И в отношении газа. Не скрою, эта тема является одной из наиболее часто встречающихся в ходе моей политической практики, моих контактов с руководством Украины и с Президентом Януковичем в том числе. Мы обсуждаем эту тему. Это экономическая тема, хотя, конечно, её последствия для Украины и для России тоже имеют широкомасштабный характер, далеко выходящий просто за рамки экономики. Но прежде всего это всё-таки вопрос взаимовыгодного сотрудничества.

Цены на газ формируются по известным экономическим законам на основании адаптированных и общепринятых формул, и эти цены и должны применяться. Но это не значит, что мы не должны выстраивать планов на будущее и не смотреть, допустим, на возможности использования различного рода интересных экономических проектов, которые, будучи реализованы, допустим, у нас или у вас, будут смягчать эту ситуацию. То есть, иными словами, здесь нет упёртой позиции, что только такая цена, и всё, – предложите то, что вы считаете правильным, и мы будем готовы рассмотреть эти варианты. Но до того, как одобрены какие-то крупные форматы сотрудничества, действует то соглашение, которое было подписано несколько лет назад. Договоры должны исполняться, это очевидно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Если Вы хотите сказать – скажите. Пожалуйста.

Н.ШИЛОНОСОВА: Меня зовут Нина Шилоносова, я главный редактор интернет-портала «Живая Кубань», это региональные СМИ общего интереса. Так получилось, что мы первыми 5 ноября сообщили о трагедии в Кущёвской, а через несколько дней наш ресурс рухнул от наплыва посетителей, а в конце ноября начались хакерские атаки, три месяца нас DDoS'или по полной программе. Тема продолжает оставаться в центре внимания наших пользователей, но всё стихло. У нас нет премодерации на портале: и блоги, и форумы открыты, – и люди пишут именно, как Вы сказали, правду-матку. И сейчас идёт информация по официальным источникам, что уже некоторые милицейские начальники, которые были сняты, по суду возвращаются. Ведь творилась страшная ситуация: сращивание преступности, криминала с милицией. Вы приняли решение, сняли в прямом эфире начальника кубанской милиции Кучерука. Вертикаль наша устоялась, но получается, что она проржавела коррупцией.

Как мы будем модернизироваться с такой «ржавчиной»? Помогут ли те события, которые сейчас происходят: перевод милиции в полицию, – полностью реформировать эту структуру? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Насчёт реформирования МВД – начну с этого, потому что эта тема ещё не звучала. Когда я принял решение реформировать Министерство внутренних дел и создать новую полицию, у меня не было никаких иллюзий, что это простая тема и что только за счёт организационных мер мы сможем получить эффективно работающую структуру. Нет, конечно. Это вопрос людей, это вопрос организационных ресурсов, это вопрос денег, это вопрос правовой культуры, наконец.

Все мы живём в одной стране. И, понимаете, я не смогу за несколько дней или месяцев набрать новые правоохранительные структуры. Они должны меняться, но они должны меняться постепенно. Это не означает, что руководство этих правоохранительных структур, руководители территориальных органов, руководители министерства должны постоянно быть на своих местах. Тех, кто скомпрометировал себя, тех, кто совершил проступок или просто не уследил за ситуацией, надо менять. Я это делаю. Если Вы следите за ситуацией, то, по-моему, за последние несколько месяцев такое количество милицейских начальников, которых я сменил, – наверное, никогда в истории нашей страны этого не происходило. Но вопрос не только в замене людей, хотя в ней тоже, а в том, чтобы люди, которые приходят на работу в новую полицию, дорожили своей работой, своим местом, чтобы они действительно воспринимались, как стражи порядка, чтобы они были авторитетными людьми, а не просто отбывающими номер или хорошо замаскировавшимися коррупционерами.

Я знаю, что и у вас на Кубани с этим много проблем, и ситуация в Кущёвской, конечно, она такая модельная. Я, знаете, вот что скажу: то, что произошло у вас, – это большая трагедия, в то же время очень важно, чтобы из этого были извлечены уроки, и в этом плане внимание, которое было приковано к этому делу и до сих пор остаётся таковым, – это всё-таки, если хотите, символ изменений, потому что за то, что произошло, всё-таки большое количество людей понесло ответственность, чего раньше никогда не было, во всяком случае последние лет 30–40. И, несмотря на то что ситуация не идеальна, я всё-таки считаю, что это пошло на пользу и МВД, и другим структурам, и местные начальники стали голову чесать по поводу того, что происходит.

Знаете, после того, что случилось, ко мне обратились губернаторы, в том числе и ваш губернатор, и говорят: «Вы знаете, Вы с нас спрашиваете, увольняете многих, но дайте нам хоть какой-то инструмент, чтобы мы могли на эту ситуацию воздействовать». Я говорю: «Какой? Что вам надо?» Говорят: «Дайте нам хотя бы координационный механизм, чтобы мы могли спрашивать с руководителей правоохранительных ведомств о том, что происходит, а они потом не говорили при возникновении каких-то происшествий или преступлений, что мы вам докладывали, а вы не приняли мер». Я сказал: «Хорошо, пусть это всё будет под протокол: вот вы встречаетесь, проводите заседание этого координационного совета, и в этом случае вы можете прямо им сказать, есть ли какие-то угрозы. Если они скажут, что этих угроз нет, – значит, они за это должны будут ответить, если что-то произойдёт. Если вы им скажете обратить внимание, например, на соответствующую станицу, на соответствующий населённый пункт, там ситуация неблагополучная, а они это проигнорируют, вы тоже сможете это предъявить – и тогда уже я буду принимать решение в отношении этих начальников, этих руководителей правоохранительных структур». Я надеюсь, что этот правоохранительный механизм заработает.

И, наконец, последнее. Очень многое зависит от вашей неравнодушной позиции. Потому что большинство сигналов о происшествиях всегда приходит снизу. Очень редко кто из начальников рассказывает об этом по понятным причинам: во-первых, потому, что не хочется сор из избы выносить; во-вторых, просто у них информации может не быть. Поэтому этот постоянный обмен информацией крайне важен. И благодаря нему в последнее время возбуждается большое количество уголовных дел. Большое количество уголовных дел. Этого канала раньше не было.

Я сейчас внедряю в практику так называемые мобильные приёмные Президента. Туда можно прийти и поговорить с руководством Администрации, просто рассказать о проблемах. Я считаю крайне важным, чтобы руководители нашей страны, чтобы руководители федерального уровня ездили по регионам и собирали такую информацию. Но при этом, конечно, никто не отменял интернет и другие средства коммуникации.

Е.СИМКИН: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Евгений Симкин, телекомпания «Телесеть Мордовии», 10-й канал.

У нас регион спортивный – вопрос про спорт: Вы верите в победу российской олимпийской сборной в следующем году?

Д.МЕДВЕДЕВ: В следующем году?

Е.СИМКИН: В 2012-м, в Лондоне.

Д.МЕДВЕДЕВ: А-а-а, в Лондоне, понятно.

Знаете, я считаю, что мы все должны верить в победу. Другого варианта просто нет. Потому что иначе наша неуверенность будет передаваться нашим спортсменам. Надо верить и болеть до конца, даже тогда, когда шансы призрачны. Мы все следим за спортивными событиями, переживаем. Но, знаете, это всё равно часть нашей работы – помогать нашим спортсменам, морально помогать.

Но в том, что касается подготовки, мне кажется, работают они неплохо, готовятся тоже неплохо. Шансы хорошо выступить у нас есть и в 2012 году, и, конечно, в 2014 году. Для этого выделены и средства, и много решений важных принято. Поэтому будем болеть. Надеюсь, что они нас порадуют.

Пожалуйста, Дальний Восток, Хабаровск.

С.ЛИТВИНОВА: Светлана Литвинова, город Хабаровск.

Дмитрий Анатольевич, меня, как и многих дальневосточников, сегодня волнует проблема миграции. Данные последней переписи это красноречиво подтверждают. Регион теряет население – и значительно теряет. Уезжает молодёжь (здесь отдельное спасибо можно сказать ЕГЭ), даже не дождавшись выпускных вечеров, молодые люди уезжают в столичные вузы, уезжают перспективные спортсмены, предприниматели, бизнесмены, то есть молодые, перспективные, и люди, которые должны там экономику строить.

Какие меры сегодня необходимо принять для комплексного развития Дальнего Востока? Увы, романтиков и декабристов сегодня нет: человек ищет, где лучше.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы правильно говорите, что романтиков сейчас не так много, хотя они есть всё-таки: я точно не последний романтик в нашей стране. Это важное качество, мне кажется.

Меры должны быть в принципе близки к тому, чем мы занимаемся, – может быть, просто интенсивность должна быть другой, и объём поддержки должен быть другой.

К сожалению, на Дальнем Востоке происходит отток населения. Где-то, кстати, нам удалось его приостановить, но где-то он продолжается.

Надо закреплять людей. Как? Создавать новые рабочие места, создавать новые точки роста, бизнес развивать, платить нормальные деньги. Только в этом случае молодёжь будет оставаться, никто не будет уезжать, все будут жить с удовольствием.

У вас прекрасный город, кстати. Я недавно вспомнил, как мы были у вас, и я с вертолёта просто посмотрел, насколько он хорошо выглядит, почему я об этом и говорю. На Дальнем Востоке тоже можно развивать современное красивое градостроительство, а это часть нашей жизни, это стимул к тому, чтобы оставаться дома, а не уезжать куда-то на заработки в красивые места или в столицы.

Нужна ответственная политика: и федеральная, и региональная. Поэтому, во-первых, я считаю, что уже много важных решений принято. Программы, которые созданы и которые действуют, будут и дальше финансироваться, в том числе и программа развития Дальнего Востока. Во-вторых, нам нужны нестандартные меры, позволяющие в большей степени сплачивать нашу страну, включая возможности поездок в европейскую часть нашей страны, чтобы эти поездки, все эти коммуникации были проще и легче. На это тоже не следует жалеть денег.

Нужно развивать коммуникации, информационные коммуникации, с тем чтобы не было отрыва. Люди, которые живут на Дальнем Востоке, иногда говорили, – я иногда слышу: «Вот у нас, на Дальнем Востоке, так, а в России – так». Это очень плохо, потому что мы все – Россия. И конечно, наше единство, может быть, стоит самого дорогого.

Рейтер просит задать вопрос – давайте. Крупное агентство.

А.АНИЩУК: Алексей Анищук, агентство Рейтер.

Вы очень много усилий прикладываете для улучшения инвестиционного климата в России. За последние годы довольно много сделано, много было сказано. Но тем не менее такие ситуации, как недавний срыв сделки по обмену акций «Роснефть» и «Бритиш петролеум», очень негативно воспринимаются инвесторами, крайне негативно. И в этой связи у меня вопрос: какие, Вы считаете, были допущены ошибки Правительством Путина при подготовке этой сделки – те ошибки, которые привели к её срыву? Какие, может быть, выводы следует сделать Правительству?

И, если позволите, вопрос, он уже звучал, но раз уж есть возможность задать: Вы сказали, что у Вас с премьером Путиным разногласия в деталях, а по стратегии Вы не разнитесь с ним. Но тем не менее ряд заявлений, Ваших и премьер-министра, по последним актуальным вопросам были, в общем-то, диаметрально противоположны, если вспомнить ситуацию по Ливии, или дело Ходорковского, на которое, кстати, иностранные инвесторы очень серьёзно смотрят, или общий вопрос централизации власти, или наоборот, её демократизации. Всё-таки могли бы это пояснить? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Инвестклимат – важнейшая составляющая нашего успеха. Я в Магнитогорске на эту тему выступал, сегодня не буду делать каких-то таких сверхъестественных заявлений, но обещаю, что обязательно вернусь к этому вопросу в ближайшее время, в том числе на форуме, который будет происходить в Петербурге, – на Петербургском экономическом форуме, куда всех приглашаю.

Крупные проекты – часть инвестклимата. Я не знаю, какова окончательная судьба сделки между Роснефтью и Би-Пи, хотя сама по себе сделка мне кажется интересной, так просто, если абстрагироваться от обстоятельств её совершения и тех трудностей, которые возникли. Могу сказать, что, на мой взгляд, всё-таки тем, кто занимался подготовкой этой сделки, следовало в большей степени обратить внимание на нюансы акционерных соглашений и на юридические вопросы, которые всегда возникают в ходе подготовки таких крупных документов. Нужно было заниматься, если хотите, более тонким внутриправительственным дью-дилидженсом, если говорить бизнес-языком. И это, мне кажется, не было сделано, что в конечном счёте привело к осложнениям, к столкновениям с другими акционерами. Этого нужно избегать, и, что называется, нужно заранее договариваться, тогда будет меньше проблем. Но, если в конечном счёте всё-таки что-то срастётся здесь, я буду рад, это само по себе для нашей страны неплохо.

Теперь в отношении стратегии. Знаете, когда я говорил о том, что у нас близкие или совпадающие позиции с премьером Путиным, то я имел в виду вот что. Мы действительно имеем общее образование, юридическое, и набор ценностей у нас очень близкий. Мы действительно оба хотим того, чтобы наша страна была современной, чтобы она была эффективной, чтобы она хорошо выглядела, чтобы люди жили нормально, чтобы принимались разумные исполнимые решения, чтобы обеспечивались права, чтобы была диверсифицированная, современная, модернизированная экономика. Но это не значит, что по тактике у нас абсолютно совпадающие позиции. Я говорю, мне кажется, что неплохо, потому что истина всегда должна рождаться в соприкосновении каких-то вопросов, в соприкосновении каких-то позиций, даже иногда в столкновении, и это залог движения вперёд.

И по вопросам модернизации. У меня, может быть, в этом смысле позиция несколько отличная от позиции премьера, потому что, насколько я понял по тому, что он говорит, он считает, что модернизация – это такое спокойное, постепенное движение. Я считаю, что у нас есть шансы и силы для того, чтобы эту модернизацию провести быстрее, без ущерба для того, что было сделано, и добиться хорошего результата, совершить качественный шаг вперёд. Но для этого нужно много работать. Всё остальное, мне кажется, это всё-таки такие прилагательные вещи.

Мы с вами работаем уже час и 40 минут. Я не собирался ставить рекордов пребывания на этой трибуне, но, если у вас сохраняется интерес, мы какое-то время ещё поработаем. Плюс – так, как и принято, – я несколько вопросов отобрал из тех, что были получены письменно, которые мне показались достаточно показательными или любопытными. Я в конце, наверное, на них остановлюсь. Их там будет не больше пяти, тем более уже, по сути, близкие вопросы прозвучали.

Е.АПАНОВА: Здравствуйте! Меня зовут Екатерина Апанова, я из Калининграда, телеканал «Центр-Премьер».

У меня такой вопрос. Очень актуальная проблема для нас – это визовый вопрос, свобода передвижения. В связи с последними событиями в странах Шенгенского соглашения: отразится как-нибудь на нас то, что страны закрывают к себе границы?

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, я не могу отвечать за страны Шенгенской зоны, потому что мы не участвуем в Шенгенском соглашении – мы лишь обращаемся к странам Шенгенской зоны для того, чтобы получить визы. Я могу сказать только одно: то, что произошло, видимо, явилось весьма неожиданным для целого ряда государств: события на Ближнем Востоке, на севере Африки вызвали очень мощные потоки миграции, и на это последовала реакция ведущих европейских стран. Если я правильно понимаю, в корне это их политику не поколебало. И, несмотря на то, что они ввели некоторые отдельные ограничительные меры, опрокидывать Шенген или выходить из него государства не собираются.

Но наша цель в другом. Если мы действительно очень активно работаем с нашими европейскими партнёрами, если у нас уже существует с ними, по сути, единое экономическое пространство, вполне логично было бы, чтобы мы с ними вышли и на единое безвизовое пространство. И этого я буду добиваться, потому что я считаю, что это залог успешного развития экономических отношений с Евросоюзом и другими странами Европы.

Хорошо, давайте Вам слово. Пожалуйста.

Х.-В.ШТЕЙНФЕЛЬД: Телевидение Норвегии. Господин Президент, недавно Вы сказали, что доверие к инвестиционному климату в России плохое, очень плохое. Вы говорили о политической ответственности, при которой министры понесут ответственность за преступления и ошибки, которые совершаются в их подведомственных структурах. Не стала бы Россия более современной, если бы Вы «ушли» Министра МВД и Генерального прокурора после громких дел в прокуратуре Московской области да ещё в МВД? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я с самого начала сказал, что считаю очень важным, чтобы каждый человек, находящийся на высокой должности, чувствовал свою ответственность. Я исхожу из того, что все начальники, в том числе и те, о которых Вы говорите, они всё-таки стараются работать качественно, но это не значит, что они будут вечно сидеть на своих креслах. Очевидно, что за ошибки необходимо платить. И, по-моему, за последние несколько лет примеров тому было весьма немало. И в будущем при принятии определённых решений, конечно, я буду исходить из этого же.

В то же время я не считаю правильным за отдельные события сразу же подвергать наказаниям руководителя федерального уровня. Потому что та система, которой они руководят, в конце концов сложилась далеко не всегда при них, не они явились её инициаторами, не они явились авторами тех или иных решений. Они её получили в том виде, в котором получили, со всеми огрехами и проблемами.

И поэтому сразу же менять их мне представлялось не вполне правильным. Но это не значит, что я этого не буду делать. Очевидно, что рано или поздно необходимо будет провести ротацию во всех министерствах. И я сказал о том, что Правительство – это единый организм со всеми своими достоинствами и недостатками, но я исхожу из того, что новое Правительство, которое появится в нашей стране, должно уже быть очень существенным образом обновлено, безотносительно к тому даже, кто его будет формировать, – это просто требование времени.

«Russia Today», пожалуйста.

Е.ГРАЧЁВА: Екатерина Грачёва, «Russia Today».

Дмитрий Анатольевич, Россия поддержала резолюцию №1973 в отношении Ливии. То, что мы видим сейчас, очевидно: страны коалиции, альянс НАТО выходят своими действиями в этой стране за рамки данной резолюции. Если вопрос об аналогичной резолюции в отношении Сирии будет поднят, каковы будут действия России?

И второй вопрос, поскольку такая традиция уже была заведена…

Д.МЕДВЕДЕВ: Кем была заведена?

Е.ГРАЧЁВА: По нескольку вопросов задавать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно, коллегами.

Е.ГРАЧЁВА: Мы тоже немножко обнаглеем.

За три года и 11 дней, что Вы занимаете свой пост, кажется ли Вам, что Россию, скажем, как минимум стали знать больше на Западе? Хиллари Клинтон не так давно сделала такое заявление, а может быть, констатировала факт, что они проигрывают информационную войну…

Д.МЕДВЕДЕВ: Она скромничает.

Е.ГРАЧЁВА: …тем не менее ряду стран, в том числе России.

Как Вы оцениваете, если мы назовём всё-таки это информационной войной, российские СМИ, которые вещают на иностранную аудиторию, внесли ли они какой-то вклад и что нужно сделать?

Д.МЕДВЕДЕВ: Я понимаю вторую часть Вашего вопроса. Я так понимаю, что это был намёк на «Russia Today» и на успехи «Russia Today» в мире, на выход «Russia Today» в кабельные сети и так далее. Если в этом смысле, то я очень доволен этому проигрышу, потому что действительно иностранные государства должны лучше знать о нашей стране.

Мой ответ на вторую часть Вашего вопроса таков. Мне кажется, может быть, нас стали понимать хотя бы чуть-чуть больше, и я вижу в этом определённую заслугу нынешней внешней политики России. Я считаю, что внешняя политика должна быть предсказуемой и прозрачной. Это не всегда легко обеспечить, но это очень важно для того, чтобы между странами были добрые отношения.

Резолюция по Сирии. Я не поддержу такую резолюцию, даже если меня об этом будут просить мои друзья и приятели. Почему? Потому что резолюции 1970, 1973 оказались по сути, если говорить жёстко, попраны теми действиями, которые были совершены некоторыми государствами. И несмотря на то, что Россия изначально поддержала одну резолюцию и дала согласие на принятие другой, то есть не заветировала, последующее развитие событий показало, что такими резолюциями можно манипулировать.

Это грустно, потому что мы тем самым подрываем авторитет Организации Объединённых Наций. Тем не менее я считаю, что эти резолюции всё равно были важны в общем контексте, потому что они показали общую озабоченность стран, но дальше действовать таким образом неправильно, надо дать возможность самим государствам выбирать собственный путь развития и дать возможность сирийскому руководству урегулировать те внутренние проблемы, которые там существуют.

Президент Асад объявил реформы, надо сделать так, чтобы эти реформы были эффективными, а не пытаться давить резолюциями, потому что, как правило, это ни к чему не приводит, а их вольная интерпретация в конечном счёте создаёт принципиально иную ситуацию, это не связано с мерами государственного воздействия. Вот так.

Уже час пятьдесят мы работаем, давайте так сделаем: ещё десять минут, может быть, по одному вопросу вы зададите, потом ещё вопросы, которые я заранее отбирал, прочту и дам на них ответы. На этом мы завершим работу.

У Вас восклицательный знак нарисован. Это что означает?

Т.ТАРАСОВА: Вопрос.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос? Вопрос – это же другой знак.

Т.ТАРАСОВА: Может быть.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть Вы в этом не уверены?

Т.ТАРАСОВА: Татьяна Тарасова, Якутское информационное агентство.

Дмитрий Анатольевич, Вы сказали, что за время Вашей работы на этом посту сменилось 50 процентов губернаторов. То есть народ понял, какие губернаторы Вам нужны. Так не пора ли вернуть понятливому народу возможность выбирать губернаторов?

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Я Вам отвечу, что я об этом думаю. Это не означает, что это застывшая позиция, но я отвечу то, что я думаю сейчас.

Дело в том, что в тот момент, когда принималось решение об изменении порядка наделения полномочиями губернаторов, у нас была вполне очевидная ситуация, связанная с разболтанностью власти и с тем популизмом, который, к сожалению, активно играл свою роль в ходе выборов губернаторов. И для того, чтобы эту власть укрепить в масштабах очень сложного федеративного государства, было принято такое решение. Не буду скрывать, я был одним из авторов этого решения, хотя принималось оно моим предшественником.

Я считаю, что в настоящий момент эта процедура в большей степени соответствует интересам нашего государства именно в силу того, что у нас государство очень сложное, у нас есть много внутренних противоречий и скрытых латентных конфликтов. И отказ от этой процедуры может создать то напряжение, которое, к сожалению, накопилось в 90-е годы.

Некоторое время назад я сказал, что эту процедуру не нужно менять вообще. Вы знаете, сейчас я уже в этом не уверен. Я считаю, что в ближайшей перспективе, в обозримом будущем, эту процедуру было бы правильно сохранить в том виде, в котором она есть, потому что она позволяет достаточно эффективно управлять государством. Не рассаживать удобных людей, а именно управлять государством.

Но я допускаю, что через какое-то количество лет, во всяком случае, если не мною и не, допустим, теми, кто будет работать в ближайшие 10–15 лет, эта процедура может быть изменена. Но я вам скажу прямо и откровенно: для этого должны созреть предпосылки. Это первое.

И второе. На самом деле в разных странах ведь очень по-разному это происходит. И эффективность региональных властей от этого не становится меньше. Более того, у нас было очень много случаев, когда во главе регионов становились абсолютно случайные люди, но при этом были соблюдены, как минимум формально, демократические процедуры. А региону от этого было только хуже и хуже. Избирали человека на популистской волне, а он работать не мог, водку пил или просто отсиживался. И что делать? Поэтому я считаю, что всё-таки это тема, которая подлежит уточнению в дальнейшем.

Вам слово, потому что мы с вами встречались некоторое время назад, по-моему, в Уфе.

Т.ТЕРЕШИНА: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. И спасибо, что у Вас такая замечательная память. Это ещё раз говорит о том, что Вы инноватор и молодой Президент с большими перспективами.

Д.МЕДВЕДЕВ: Приятно слышать.

Т.ТЕРЕШИНА: Дмитрий Анатольевич, на самом деле на эту пресс-конференцию в качестве талисмана, и, слава богу, он мне помог, я взяла ту самую фотографию с пресс-конференции, которая была три года назад. Это было накануне президентских выборов. И мы тогда с коллегами… Правда, эта пресс-конференция проходила в формате «без галстуков»…

Д.МЕДВЕДЕВ: Я могу в конце снять галстук, если Вы считаете это правильным.

Т.ТЕРЕШИНА: Вы тогда были в очень модных стильных джинсах, мы это заметили. Дмитрий Анатольевич, и тогда мы с коллегами совершенно искренне пожелали Вам победы, и так случилось, что народ России был с Вами солидарен, и в итоге Вы стали самым молодым Президентом России и одним из самых молодых лидеров мира.

И сегодня мы видим, что Вы формируете на самом деле такую молодую, современную, отвечающую вызовам времени повестку дня. И в этой повестке дня, конечно же, красной строкой стоит «Сколково» – это тот проект, который должен стать стреляющим брендом, символом новой России.

Недавно в Саранске проходил Совет по инновациям и заседание двух комитетов Госдумы, где учёные, академики с мировым именем говорили как раз об этом, что он всё-таки становится точкой роста. И в регионах пошёл процесс, в частности, создаются технопарки, в том числе и у нас, в Мордовии, и, кстати, создана ассоциация инновационных регионов страны, этого вообще не было никогда, то есть регионы понимают, что инновации нужны. Поэтому вопрос: считаете ли Вы возможным тот законодательный «зонтик», который существует в Сколково, распространить для поддержки науки и продвижения ноу-хау, для коммерциализации ноу-хау, которые создаются в регионах, для поддержки тех точек роста, которые есть в регионах?

И ещё один вопрос. Вы здесь, в Сколково, будучи на телеканале «Дождь», сказали, что если Вы когда-то покинете пост Президента, то Вы хотели бы преподавать в Сколково. А у нас в Саранске создаётся центр для одарённых детей. Не хотели бы Вы у нас прочесть две-три лекции для наших студентов?

Д.МЕДВЕДЕВ: «Сколково» было предложено, если хотите, придумано и реализовано именно для того, чтобы тиражировать этот опыт. Мне очень приятно сегодня находиться здесь, вас видеть. Это символ перемен, символ модернизации, символ нашего желания менять жизнь. Но это не единственный пример того, как нам нужно выстраивать технологическую реконструкцию нашего государства.

Я очень хотел бы, чтобы по примеру «Сколково» подобные структуры создавались бы и в других регионах. И я не исключаю того, что мы будем создавать именно представительства, филиалы, какие-то дочерние структуры «Сколково» в разных местах, тем более что существуют технопарки, существуют другие инновационные структуры, где, по сути, уже сегодня эти процессы идут. Важен вектор. И в этом смысле «Сколково» и есть этот вектор. Я хотел бы, чтобы именно так он воспринимался.

Поэтому этот «зонтик», как Вы выразились, конечно, должен использоваться в самых разных местах, может быть, даже в какой-то ситуации, и набор тех преимуществ, которыми обладает «Сколково» как инновационный центр.

И насчёт планов. Я об этом абсолютно определённо говорил, я не сомневаюсь в том, что рано или поздно я перестану работать Президентом. И в этом случае меня никогда не смущала возможность что-то рассказать о моём опыте – опыте работы в должности Президента, работы в Правительстве. Я считаю, что это на самом деле полезно. За этим сразу же увидели, что, вот, он уже типа всем ручкой помахал, сказал «до свидания». Это не так. Я обязательно преподавать буду, потому что мне это нравится. Это интересно, это полезно, по-моему, это хорошая работа.

К.ФРАНЦЕН: Кристоф Францен, Швейцарское телевидение, корреспондент в Москве.

Господин Президент, у меня вопрос по делу Hermitage Capital и Сергея Магнитского. Федеральная прокуратура Швейцарии ведёт расследование по заявлению Hermitage Capital, связанное с налоговым мошенничеством в России и возможным отмыванием этих денег в Швейцарии. Будет ли Россия содействовать Швейцарии в этом деле?

Д.МЕДВЕДЕВ: В этом деле надо разобраться. Россия будет содействовать любым процедурам, которые основаны на законе, в том числе и тем процедурам, которые проходят в Швейцарии. Генеральный прокурор докладывал мне о тех запросах, которые существуют. Я дал соответствующее поручение прокуратуре этим заниматься. Не буду скрывать, я на эту тему разговаривал и с другими руководителями правоохранительных структур нашей страны, а именно: с руководителем Следственного комитета и с директором ФСБ. В этом деле необходимо разобраться. Оно содержит в себе очень печальное событие, а именно смерть самого Магнитского, в ней тоже нужно разобраться – почему она последовала? И в этом смысле следствие уже продвинулось существенно вперёд. Мне доложили, что в ближайшее время будет результат расследования самих обстоятельств гибели, кончины Магнитского.

Что же касается самого содержания этого дела, включая возможные налоговые преступления и другие преступления, потому что там не всё так просто, как это иногда представляется в средствах массовой информации, – в этом тоже нужно разобраться и установить круг причастных лиц как российских, так и заграничных. Поэтому я настроен на то, чтобы объективное, всестороннее и полное расследование этого дела велось быстро и его результаты были предъявлены общественности.

Пожалуйста. Вы хором задавать будете вопросы?

А.ЕФИМОВ: Мы по одному вопросу.

Мы представляем фонд «Сколково». Но поскольку я всё-таки блогер, а не только работаю в фонде «Сколково», то я думаю, что я имею право задать вопрос и готов, кстати…

Д.МЕДВЕДЕВ: Ваш сосед тоже будет задавать?

А.ЕФИМОВ: А это один из наших проектов, который пришёл. Мы здесь рассказывали о нескольких проектах, которые есть в фонде.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это не проект – это Ваш сосед.

А.ЕФИМОВ: Тем не менее всё-таки вопрос, который я хотел Вам задать, Дмитрий Анатольевич: а что из того, что Вы делаете сейчас для нашей страны, Вы считаете, останется потом в истории России уже на долгие годы? Вот есть задачи сегодняшние, есть задачи завтрашние, а есть задачи вечные или задачи на десятилетия. Что действительно важно, Вы считаете? И второй вопрос, наверное, задаст мой коллега.

А.ЧАЧАВА: Вопрос следующий. Российский интернет на сегодня беззащитен перед атаками хакеров, различных киберпреступников – это мы увидели за последние недели. Вот прокомментируйте, пожалуйста, что делается со стороны государства, чтобы всё-таки хакеры в России не оставались безнаказанными и как-то преследовались по закону, так же как и другие воры, преступники, мошенники?

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, первый вопрос, который был задан, очень важный. Если Вы не возражаете, я в конце на него отвечу.

Теперь в отношении интернета. У меня не так давно была встреча с представителями интернет-сообщества, с некоторыми блогерами, некоторыми руководителями интернет-индустрии. Что я могу сказать? Эта сфера очень новая, и очень много проблем связано просто даже с реальной диагностикой того, что происходит: кто виноват и что делать, что произошло, каким образом предотвратить хакерские атаки, включая, видимо, те самые DDoS-атаки, которые Вы имеете в виду. Проблема заключается в том, что эффективного ответа, технологического ответа, на эти вопросы нет в мире. Но у правоохранительных структур должен появиться инструмент, и юридический, и технологический, для того чтобы определять «авторов» соответствующих атак и привлекать их к ответственности.

О чём мы договорились? О том, что представители интернет-сообщества встретятся по моему поручению с руководством МВД и ФСБ и обсудят юридические и организационные механизмы, которые можно было бы здесь выработать. Это будет и правильно, и справедливо. Надеюсь, что эта встреча скоро произойдёт. Напоминаю об этом моим коллегам, которые занимаются правоохранительной деятельностью.

Ю.МАЦАРСКИЙ: Я представляю радиостанцию «Коммерсантъ-FM», меня зовут Юрий Мацарский.

Дмитрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, опасен ли для общества выход Ходорковского на свободу?

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос короткий и ответ тоже короткий: абсолютно ничем не опасен.

Уважаемые друзья, мы с вами уже ровно два часа работаем. Чтобы не превращать это в бесконечную историю, мне кажется, надо всегда найти в себе мужество красиво завершить. Хотя, не буду скрывать, мне с вами очень интересно работать именно в силу того, что это такое непринуждённое и несрежиссированное общение – каждый из вас хочет задать вопрос. Кое-кто задал.

РЕПЛИКА: Последний вопрос.

Д.МЕДВЕДЕВ: А почему последний? У меня есть ещё отобранные мною вопросы.

РЕПЛИКА: Образование и здравоохранение.

Д.МЕДВЕДЕВ: Образование и здравоохранение. Я два слова на эту тему скажу. У меня есть один отобранный вопрос.

Хорошо, давайте так. Я попрошу всех свои вопросы сохранить на будущее – наша с вами жизнь не завершается, наоборот, надеюсь, находится в самом апогее, и у нас с вами ещё будет много встреч. Я не собираюсь отказываться от поездок в регионы и поездок в иностранные государства. Опыт моего общения с некоторыми коллегами, которые здесь вставали, показывает, что я действительно общаюсь с региональной прессой, не прячусь от неё, стараюсь давать ответы на разные вопросы. Ну а с федеральной прессой, с федеральными средствами массовой информации я общаюсь регулярно.

Я позволю себе пройтись по некоторым вопросам, которые мне прислали. Здесь, мне кажется, некоторая квинтэссенция того, что, может быть, ещё не было задано, ну и просто я какие-то любопытные вопросы отобрал, на мой взгляд. Я буду называть того, кто этот вопрос задавал.

Вопрос про НАТО и про ЕвроПРО – я на него уже ответил, поэтому я хотел поблагодарить Чжана Гуанчжэна, корреспондента «Женьминь Жибао», но этот вопрос задали до Вас, задали представители другого средства массовой информации.

Есть такой вопрос, который мне тоже показался очень важным, об этом не было сказано так откровенно. Сальникова Инна, «Омск-информ», я не знаю, Вы здесь или нет? Здесь, вот, видите, Вам повезло чуть больше. «Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я живу в Сибири и, как и многие сибиряки, столкнулась со следующей проблемой: сейчас добраться до Питера или Москвы намного проще, чем попасть в соседний регион. Преодолеть расстояние в 800 километров между Челябинском и Омском можно лишь на поезде дальнего следования за 14 часов. Между сибирскими регионами транспортное сообщение более стабильное, но тем не менее за последнее время кардинально ничего не изменилось. Будут ли вкладываться деньги в это и планируются ли специальные программы на сей счёт?»

Ответ: безусловно да, эти программы есть, они не свёрнуты, и надеюсь, что они принесут результат. Не за год, не за два, но принесут, я имею в виду две программы: одна из них касается развития железнодорожного транспорта на период до 2030 года, а вторая касается транспортной стратегии, ФЦП развития транспорта на период до 2015 года. Эти программы многомиллиардные, и они будут реализовываться. При этом я хотел бы отметить, что я отлично понимаю, насколько острым является этот вопрос для жителей нашей страны, потому что крайне обидно, когда ты вынужден, для того чтобы действительно съездить из Омска в Томск, лететь в Москву. Надо возрождать региональные перевозки, надо добиваться того, чтобы в регионах появлялся свой самолётный парк, надо брать самолёты в лизинг и запускать их в эксплуатацию.

Что же касается железных дорог, то только одна программа поддержки железных дорог в рамках той работы, которую ведёт ОАО «РЖД», по-моему, составляет около 350 миллиардов рублей в год. Это большие деньги, их нужно правильным образом расходовать, но я уверен, что они принесут результат.

Я смотрю, как развиваются коммуникации в других странах. Недавно был в Китае, посмотрел, как быстро развивается там сообщение между городами в рамках скоростного железнодорожного транспорта. Нам нужно обязательно этим заниматься. Мы ни в коем случае не должны потерять наши конкурентные преимущества, и мы должны сохранить единую ткань нашей страны, нашей экономики. Будем вкладывать деньги обязательно.

Вот хороший вопрос. Надеюсь, вам понравится. Ардеева Ангелина, журнал «Вынгы вада» («Слово тундры»). Вопрос хороший на самом деле. «Хотела бы обратить внимание на следующую проблему. Олень – единственное животное, которое используется более чем на 100 процентов. Развитию оленеводства в России необходимы инновационные технологии. Хочу привести пример. Раньше обработанные шкуры оленя в виде замши из-за своих качеств использовались в космической промышленности. В настоящее время они поставляются за границу, а в худшем случае просто выкидываются. В связи с этим хочу задать вопрос: каким образом государство может поддержать традиционный вид деятельности коренных жителей Арктики – оленеводство в условиях индустриального роста и потепления климата?»

Может быть, сколь бы экзотическим ни казался моим коллегам этот вопрос, я его специально выбрал по двум причинам. Во-первых, потому что это уклад жизни большого количества наших людей, северных народов. А во-вторых, Вы знаете, мне он тоже какое-то время назад казался абстрактным, до тех пор, пока я не стал заниматься национальным проектом. И ровно в рамках этого национального проекта по просьбе как раз наших товарищей была введена отдельная подпрограмма, я напомню, она называлась «Развитие северного оленеводства и табунного коневодства». И только за счёт этой программы поголовье оленей было доведено за последнее время до полутора миллионов особей. Мы и дальше будем на это тратить деньги и обязательно будем развивать соответствующие программы. Но при этом обязательно нужно заниматься переработкой. И вот на это, я надеюсь, найдутся деньги в региональных бюджетах. Потому что предприятия по переработке не должны идти за федеральный счёт, на них нужно выкраивать деньги в бюджетах в субъектах Федерации. Так что передайте моё мнение вашим местным руководителям: пусть выделяют на это деньги.

Вот ещё один важный вопрос. Артём Пучеглазов, «Европейская медиагруппа»: «Есть ли в Вашей речи слова-паразиты, от которых Вы пытаетесь избавиться?»

Знаете, я когда думал, что сказать, решил, что скажу, что есть, конкретно «типа», такие слова, которые мне мешают жить, и совершенно очевидно, я от них буду избавляться.

Но если говорить серьёзно, то мне хотелось бы уже к вам обратиться и сказать, что все вы несёте очень важные знания нашим людям. И от того, на каком языке говорят наши средства массовой информации, зависит и язык наших детей, язык будущего. Поэтому, мне кажется, очень важно, чтобы все мы старались использовать грамотную и очень красивую российскую речь, наш родной русский язык, и популяризовать, и пропагандировать его в самых разных местах.

И последняя тема. Вот и наш коллега из «Сколково» задавал этот вопрос, и коллега, который представляет радио «Финам», Юрий Пронько: «Господин Президент, остаётся ровно год до момента, когда завершится Ваш первый срок на посту главы государства. За предстоящий период Вашего президентства произойдёт ещё масса важных событий, но, окидывая минувшие три года, можете ли Вы обозначить главные достижения? Если можно, расскажите откровенно и о неудачах». К этому же сводился вопрос нашего коллеги из «Сколково».

Не думаю, что я вас поражу в этом плане, но скажу о том, что к очевидным удачам и важным достижениям этих трёх лет, конечно, я хотел бы отнести то, что, может быть, в самый сложный период развития нашей страны за последние десять лет, в период глобального финансового кризиса, роста безработицы, мы не потеряли нить развития страны. У нас сохранились все основные программы, не произошло драматического ухудшения положения людей, наоборот, мы достаточно быстро восстановились и двигаемся вперёд.

Мне кажется, это очень важно, особенно если вспомнить о том, какие эмоции, например, сохраняются во многих европейских странах, которые в чём-то, может быть, даже более успешны и более богаты, чем мы. Но у нас нет тех процессов, которые сегодня существуют в финансовой сфере Испании, Португалии, Греции. И очень важно, что мы смогли консолидироваться в этот сложный период.

На мой взгляд, к числу достижений также можно отнести то, что мы смогли реализовать выверенный внешнеполитический курс, который привёл к ослаблению напряжённости с целым рядом государств. Это очень хорошо просто потому, что это даёт нам возможность развиваться, не отвлекаясь избыточно на привходящие проблемы. Но в то же время мы смогли защитить себя и сегодня можем защищать себя, защитить нашу независимость, наши суверенные подходы. Я имею в виду самые сложные события, в том числе и события 2008 года. Считаю, что это было очень важным для страны, чтобы страна не рассыпалась, а чувствовала себя сильной, какую бы интерпретацию ни получали эти события в других странах. Это было важно прежде всего для самих нас.

Ну а неудачи и недостатки… Я думаю, что здесь ответ очевиден. Мы не добились кардинального улучшения положения наших людей. Мы развивались, но развивались не так быстро, как нам бы хотелось. Мы занимались решением социальных вопросов, но у нас ещё очень много проблем: у нас высока бедность, у нас есть люди, которые живут за границей соответствующих критериев, их приблизительно 13 процентов. Это много для такой страны, как наша, хотя, напомню, ещё некоторое время назад их было около 30 процентов. Тем не менее это очень серьёзная повестка дня. Мы не смогли диверсифицировать ситуацию в экономике так, как нам бы хотелось. Мы не смогли уйти от сырьевого роста. Мы не смогли изменить в достаточной мере инвестиционный климат. Это не повод для того, чтобы предаваться унынию, но это повестка дня для будущей работы.

Спасибо вам большое.

И последнее. Я хотел бы надеяться, что все, кто не успел задать свои вопросы, ещё получат для этого шанс.

Всего вам доброго!

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Финансы, банки > kremlin.ru, 18 мая 2011 > № 330460 Дмитрий Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter