Всего новостей: 2354972, выбрано 682 за 0.139 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист СМИ, ИТ: Швыдкой Михаил (115)Петровская Ирина (93)Путин Владимир (72)Малюкова Лариса (69)Быков Дмитрий (59)Тарощина Слава (55)Мозговой Владимир (48)Медведев Дмитрий (42)Мединский Владимир (38)Латынина Юлия (33)Поликовский Алексей (32)Найман Анатолий (28)Пиотровский Михаил (27)Сокуров Александр (26)Стуруа Мэлор (26)Генис Александр (25)Мартынов Кирилл (25)Архангельский Андрей (22)Венедиктов Алексей (21)Плахов Андрей (21) далее...по алфавиту
Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 января 2018 > № 2456952 Андрей Солдатов

Андрей Солдатов: "Путинизм существует только за счет страха"

Штеффен Добберт | Die Zeit

В интервью немецкому изданию Die Zeit Андрей Солдатов, специализирующийся на изучении спецслужб, говорит о цензуре в российских СМИ, президентских выборах и пропаганде Кремля.

"15 лет назад ФСБ впервые решила взяться за меня, и против меня было начато расследование в связи с тем, что я якобы обнародовал гостайну. Я понимаю своих коллег, которые в 2017 году покинули Россию. Тот, кто в нашей стране занимается журналистскими расследованиями, идет на риск. Он должен работать вопреки выстроенной системе цензуры", - говорит Солдатов.

"На некоторых журналистов нападают, кого-то даже убивают, - продолжает он. - Эти преступления Генпрокуратура расследует спустя рукава - как и в случаях с агрессией, направленной против представителей оппозиции. Это одна сторона цензуры, очень жесткое ее проявление. Более широко функционирует эта система применительно к самоцензуре. Посыл режима такой: будучи критически настроенным журналистом-одиночкой, ты мало чего добьешься. (...) Если журналист ничего не может изменить, зачем вообще заниматься журналистскими расследованиями. И многие предпочитают опустить руки. А в этом как раз и заключается цель, которую ставит перед собой власть".

"В России поменялась тактика контроля над СМИ, - повествует собеседник издания. - Вначале спецслужбы пытались оказывать давление на отдельных журналистов. Но довольно быстро они поняли, что гораздо эффективнее контролировать медиакомпании. Теперь они берут под контроль их владельцев, которые, отдавая распоряжения, сверху контролируют редакторов. Таким образом тексты критически настроенных журналистов не получают зеленый свет".

Подобные механизмы, замечает Солдатов, функционируют весьма эффективно, кроме того, "создается видимость отсутствия цензуры". "Когда между редактором и журналистом возникает конфликт, все выглядит так, как будто это внутренние разборки, к которым Кремль не имеет никакого отношения".

"С того момента, как Путин пришел к власти в 2000 году, стало гораздо труднее разговорить людей - а это является важной частью любого журналистского расследования. Почти все российские чиновники, дипломаты и политики боятся говорить с журналистами. (...) Цель Кремля - сделать журналистику ненужной", - считает эксперт.

Что же делать журналисту, если он намерен опубликовать результаты своего журналистского расследования? - задает вопрос российскому эксперту корреспондент Die Zeit Штеффен Добберт.

"До сих пор нам удавалось решить эту непростую задачу. Когда мы провели свое расследование о технике слежения в преддверии Олимпиады в Сочи, мы опубликовали свой материал в британской Guardian. Когда текст появляется за границей, можно надеяться на то, что российские СМИ перескажут твою историю и такими обходными путями она доберется и до российской общественности. Наши книги выходят сначала в американском издательстве, и только затем они переводятся на русский", - рассказывает Солдатов.

"Мы не в Северной Корее. В нашей системе есть лазейки. И они используются для того, чтобы рассказать правду. Возьмем хотя бы российских интернет-троллей, которые распространяют ложную информацию - в России были проведены журналистские расследования на эту тему, и их разоблачили".

"Плодить фейковые новости и распространять сомнения гораздо легче, чем контролировать журналистов или население. (...) Подобные схемы начали запускать в работу в России еще в 2006 году. (...) Сначала их опробовали на России, затем эту стратегию стали распространять и на заграницу", - отмечает Андрей Солдатов.

Комментируя предстоящие президентские выборы, Солдатов выражает уверенность в том, что их результаты ни для кого не станут сюрпризом. "Даже если за Путина и не проголосует 80%, я не могу отрицать, что он пользуется популярностью в народе (...). Однако мы не можем знать наверняка, как долго его будет поддерживать московская элита".

В 2011 году, когда на улицы вышли тысячи россиян, "ситуация была иной - тогда внутри элиты происходил очевидный конфликт", считает российский эксперт.

"Были те, кто реально верил в Дмитрия Медведева. Хотя он и не поддерживал какой-то новой идеи, его идеология была сродни путинизму, однако он просто представлял собой другой тип политика. Многие его поддержали еще и потому, что он и его люди пообещали отдать ведущие посты в руководстве страны молодым представителям элиты. При Путине, который сформировал свое окружение из друзей и людей, которым он доверял, еще в начале века, у них бы не было шансов".

"Сегодня нет ни нового Медведева, ни кризиса внутри кремлевской элиты", - констатирует Солдатов.

"В течение 15 лет месседж, распространяемый Путиным, выглядел так: вы не можете доверять никому, кроме меня", - говорит эксперт.

"Если вы спросите среднестатистического россиянина, не устал ли он еще от Путина, (...) он, скорее всего, спросит вас: А кто еще сможет управлять страной?" Все, считает Солдатов, сходится на Путине. "Параллельно года полтора назад он начал целенаправленно проводить репрессии: отдельные губернаторы, высокопоставленные чиновники и министры сидят с тех пор за решеткой. В тюрьме оказались даже некоторые функционеры из ФСБ", - замечает собеседник Die Zeit.

Целью подобных репрессий "было запугивание", говорит Солдатов. "Даже если за решеткой окажутся всего несколько человек, никто не может чувствовать себя в безопасности - такой посыл стоит за этой тактикой. Каждый должен бояться того, что следующим будет он. Путинизм существует за счет страха, который испытывают все".

"В перспективе политика запугивания - это тупиковая идея. Когда люди чего-то боятся, они перестают хорошо выполнять свою работу и делать что-то осмысленно. Возьмем министра, который отвечает за экономику своей страны. Если он должен думать прежде всего о своей личной безопасности, вряд ли он сможет провести в своей стране необходимые реформы", - замечает Солдатов.

"Однако в краткосрочной перспективе политика селективных репрессий играет Путину на руку. (...) Те, кто еще на свободе, демонстрируют лояльность. Они боятся Путина и не представляют угрозу для его власти".

Отвечая на вопрос журналиста о роли классических СМИ в современной России, Солдатов говорит о том, что "важнейшим оружием Кремля является телевидение. Поэтому противник никогда не должен получить к нему доступ. В качестве противника внутри страны власть рассматривает оппозицию. Все российские телеканалы напрямую или косвенно контролируются Кремлем".

"Затем это крупнейшие печатные издания, которые также рассматриваются как средства влияния на россиян. Однако их влияние не столь велико, (...) 80% жителей страны узнают новости из телевизора", - говорит эксперт.

"Никто в Кремле не думал, какую значимость в 2017 году приобретет YouTube. (...) Так, видеоролики Алексея Навального на этой онлайн-платформе стали сверхпопулярны. С новыми технологиями всегда так: режим должен нагонять, чтобы затем попытаться использовать их в своих интересах", - цитирует слова эксперта издание.

Такие СМИ, как RT и Sputnik, похоже, "хорошо разбираются в том, как функционирует интернет", заметил интервьюер.

"Есть разница между распространением дезинформации, в чем RT и Sputnik достигли профессионализма, и контролем над информационными потоками", - комментирует Солдатов, приводя в качестве примера российский аналог Facebook - социальную сеть "Вконтакте".

"Три года назад Кремль взял социальную сеть под свой контроль: теперь гендиректором "Вконтакте" является Борис Добродеев, сын человека, который возглавляет российское государственное телевидение. (...) "Вконтакте" теперь компания, которая сотрудничает со спецслужбами", - говорит Солдатов.

Правда, замечает собеседник издания, когда в марте 2017 года по всей России молодежь неожиданно вышла на акции протеста против режима Путина, выяснилось, что договаривались они, прежде всего, через аккаунты именно в этой социальной сети. "С одной стороны, Кремль распространяет через "Вконтакте" информацию от RT и Sputnik, которая дезинформирует людей, с другой - там же организуются протесты против режима".

Получается, считает эксперт, что "попытки Кремля контролировать онлайн-СМИ терпят неудачу".

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 января 2018 > № 2456952 Андрей Солдатов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 января 2018 > № 2455388 Алексей Михеев

Цифровая реальность. Как биткоин стал частью нашей жизни и инвестиционным активом

Алексей Михеев

член Экспертно-консультационного совета при Росимуществе, доцент МГИМО

Блокчейн и криптовалюты ворвались в нашу жизнь поистине с космической скоростью. Еще год назад примерно в это же самое время о цифровых активах знал в целом лишь узкий круг профессионалов. Как грамотно инвестировать в новый инструмент?

Раньше о биткоине мало кто знал, но прошел всего лишь год, и все изменилось. Мы увидели, как создатель Ethereum Виталик Бутерин повстречался с первым лицом государства, как в столице каждый месяц проводились десятки конференций по токенам, ICO и другим доселе неизвестным явлениям, как в Екатеринбурге самой известной и востребованной из криптовалют, биткойну, поставили памятник.

Символом прошедшего 2017 года можно назвать стремительный взлет биткоина и столь же неожиданный его обвал. Но это вершина айсберга, а в его подводной части — структурные изменения, осмысление которых важно для прогнозирования того, как рынок криптовалют будет развиваться на горизонте ближайших нескольких лет.

Самое главное такое изменение состоит в том, что, как бы ни прыгал курс биткоина, в ряде развитых стран криптовалюты — уже часть экономической реальности. Они нашли применение в электронной торговле и оплате услуг в онлайн-платежах, зачастую применяются в качестве платежного инструмента для инвестиций в недвижимость или в финансовых операциях. Оборот биткоина уже превысил оборот средств такой известной платежной системы, как Western Union.

Виртуальная реальность

Однако рынок криптовалют виртуален и спекулятивен по своей природе. Криптовалюты не обеспечены реальными финансовыми активами, не соотнесены с такими базовыми классическими экономическими понятиями, как валовый внутренний продукт, национальный доход, экспорт и импорт. Доллар имеет в основе всю мощь современной высокотехнологичной американской экономики, рубль — нефтегазовые запасы страны, которых хватит на десятилетия, если не на столетия, юань — динамичный рынок потребителей из полутора миллиарда человек внутри Китая и всей планеты за его пределами.

Биткоин, эфириум и все другие альтернативные криптовалюты (собирательно называемые альткоинами), напротив, родились в недрах компьютерных сетей. В Венесуэле криптовалюту попробовали буквально на днях привязать к нефти, создав El Petro, но обратим внимание, что произошло это в национальной экономике, находящейся сейчас в пике гиперинфляции, то есть в стране, где деньги с каждым днем теряет свою ценность.

Вместе с тем, финансовая база у криптовалют существует. Тот же биткоин обладает конечным объемом денежной массы (21 миллион монет), из которой сейчас добыто уже 12 млн, и математически обоснованную конечную дату окончания майнинга — 2140 год, когда и будет добыт последний биткоин.

А это означает, что в отличие от классических денежных средств, криптовалюты не подвластны такому способу обесценивания, как денежная эмиссия — никто не может включить виртуальный станок, аналогичный печатному станку в мире классических денег, и обвалить курс криптовалюты. Возможно, именно поэтому правительство Венесуэлы схватилось за криптовалюты как утопающий за соломинку.

Вспомним также, что доллар — основная универсальная платежная единица — еще с 1978 года, с момента окончательной смены Бреттон-Вудской валютной системы на Ямайскую, основанную на свободной конвертации валют, давно уже не привязан к золотым слиткам.

Внешний и, особенно, внутренний долг США общим объемом более $19 трлн — это уже настолько астрономическая величина, что если два крупных кредитора Соединенных Штатов — Китай и Япония — вознамерятся обналичить свои ценные бумаги, то крупнейшую экономику мира ждёт неминуемый дефолт.

Конечно, такими деструктивными действиями ни эти страны, ни другие крупные кредиторы заниматься не будут, ведь в этом случае под обломками финансового краха окажется вся глобальная экономика без исключения, включая народные хозяйства упомянутых стран. Тем не менее из этого примера видно, что криптовалюты не более эфемерны, чем «традиционные» денежные средства.

Не только приумножить, но и сохранить

Еще одно уязвимое место криптовалют — вопрос о сохранности инвестиций. Недавно наделала много шуму история о том, как из-за ошибки разработчика программного кода компания Parity был вынуждена «заморозить» значительные суммы, размещенные во второй по степени популярности криптовалюте — эфириуме.

Разработчик кода, как утверждается, случайно уничтожил библиотеку данных, необходимую для использования клиентами электронных кошельков, прямой ущерб — не менее $160 млн.

Cложно отрицать, что современные криптовалюты далеки от идеала. Во-первых, бросается в глаза несовершенство вычислительного оборудования и вызванная этим фактором недостаточная скорость транзакций. Во-вторых, налицо недостаточная интегрированность с банковским сектором и финансовой системой в целом.

Однако все же представляется, что оппоненты криптовалют путают трудности первоначального развития крипторынка с долгосрочными трендами. Законы экономики говорят, что любая новая формация в экономике или политике возникает не сразу, а постепенно: она мутирует в старой системе, постепенно трансформируя ее и изменяясь при этом сама.

Так, первоначальный капитализм времен 16 века имел мало общего с современным капитализмом, точно также как современное государство — например, Россия — мало похоже на государство образца десятого века — Киевскую Русь.

Новая и старая формации всегда соседствуют и сосуществуют друг с другом. Взять хотя бы прискорбную историю с крепостным правом в России — по сути, рабовладением, отмененным, напомню, лишь в 1861 году, или же с отменой рабства в США, которое было окончательно запрещено Конституцией страны лишь в декабре 1865 года, после завершения гражданской войны.

От теории к практике

Исходя из всего сказанного, позволю себе несколько практических рекомендаций. Прежде всего, диверсифицируйте инвестиции. Принцип «не складывать все яйца в одну корзину» правилен во все времена: в портфеле должны быть и средства на банковских счетах, и акции с облигациями, и недвижимость, и деньги «под подушкой», и, конечно же, криптовалюты.

Второе: перед тем, как начинать инвестировать, приобретите минимальный багаж знаний по теме, хотя бы из соображений элементарной безопасности, чтобы не повторить, например, судьбу одного из энтузиаста криптовалют, который показал ключ от своего электронного кошелька в эфире телеканала и был, конечно же, тут же обчищен подчистую хакерами.

И, в-третьих, не присоединяйтесь к большинству инвесторов. Смотрите не только на биткоин и эфириум — кто знает, не являются ли они некими переходными формами криптовалют, которые уступят место новым веяниям. Вспомним, что на смену немому кино впоследствии пришло черно-белое, а пейджеры очень быстро уступили место мобильным телефонам.

Присмотритесь к перспективным проектам, которые реализуются с помощью альткоинов, и уловите тренд на ускорение транзакций и интеграцию цифровых решений с реальной экономикой.

С этой точки зрения важно отслеживать новые тенденции на рынке криптовалют, которые соответствуют ее переходу в качественно новую эру. Тем более что проекты, реализуемые на основе ряда альткоинов, позволяют создавать в ходе ICO токены под задачи реальной, а не только виртуальной экономики — от торговли золотом до долговых расписок и облигаций.

Наконец, в поисках признаков, отличающих надежную компанию на рынке криптовалют от неблагонадежных игроков, стоит присмотреться и к характеру инвестиций, осуществляемых с помощью криптоденег. Если эти проекты находятся на острие экономики будущего, включая создание «умных городов», «умных домов», роботизацию и другие аспекты экономики XXI века, то инвестиции, вполне возможно, оправданы — при условии, что организаторы ICO детально информируют вкладчиков о сути своих проектов, не ограничиваясь смутными заявлениями.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 января 2018 > № 2455388 Алексей Михеев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 12 января 2018 > № 2455288 Дмитрий Мачихин

«Вывод криптовалюты в белые деньги – серьезная проблема криптоиндустрии»

Дмитрий Мачихин, CEO компании Midex IT

Беседовала: Юлия Лю, редактор направления IT и инноваций

Кто такие эдвайзеры, зачем они нужны стартапам при планировании ICO и стоит ли полагаться на их оценку при выборе токенов для покупки? Нужно ли платить налоги при продаже криптовалюты, живя в России? Об этом в интервью Bankir.Ru рассказал CEO компании Midex IT, юрист и эдвайзер Дмитрий Мачихин.

— Кто такой эдвайзер и зачем он нужен во время ICO?

— Эдвайзер (adviser, «консультант») – человек, дающий советы. Эдвайзер ручается за проект своей репутацией и помогает команде стратегическими советами, по сути выступая визионером. Мы в Midex разбили визионирование на три части: юридическую, банковскую и финтех.

Институт эдвайзеров только зарождается. Сейчас эдвайзеры делятся на два типа. Первый – люди, действительно дающие советы. Второй – люди-картинки, ставящие свои фото на сайт компании, идущей на ICO, но реально в детали проекта не вникающие. Я против такого типа консультантов, потому что этот подход размывает доверие к институту эдвайзинга.

— Как стартапы расплачиваются с эдвайзерами за услуги?

— Рынок оплаты услуг уже сформировался. Изначально эдвайзеры получали процент в токенах со сборов. Сейчас многие начали наглеть и просить из этого процента половину выплатить токенами, половину – в криптовалюте. Разница в том, что «крипта» – это пусть и волатильный, но ликвидный актив, а токен, пока он не начал торговаться на рынке, – всего лишь внутренний инструмент. Существует крайняя стадия, когда эдвайзеры берут фиат, причем предоплатой.

— Это, наверное, очень раскрученные эдвайзеры?

— Дело не в уровне экспертизы, а в загруженности. Фиат берут очень занятые эдвайзеры, которым некогда заниматься проектом в полной мере. На самом деле если уделять проекту много времени, то его токены могут принести больше денег после ICO, чем фиат, полученный до. Люди берут 2 500 долларов за эдвайзинг, чтобы получить со стартапа хоть что-то. Когда компания идет на ICO, все понимают, что рисков очень много.

— Успешность эдвайзеров определяется какими-нибудь рейтингами?

— Да. Рейтинги публикуются (https://icobench.com/people) на ICObench (https://icobench.com). Успешность эдвайзера определяется исходя из количества проектов и их совокупной оценки. Проекты оцениваются по шкале от одного до пяти баллов. Скажем, если у меня десять проектов с оценкой пять, то, значит, у меня 50 баллов. Рейтинг динамически меняется. Изначально я был на 16-м месте среди эдвайзеров в мире. Сейчас – на 14-м.

Одни из самых известных в мире эдвайзеров и блокчейн-евангелистов – Джон Матонис и Брок Пирс. К примеру, Брок Пирс входит в один из наиболее успешных проектов – EOS. Его подход весьма примечателен: он не интересуется процентами с ICO и во всех проектах работает за долю. За счет этого, на мой взгляд, он смог заработать внушительный капитал.

— Скажем, я вижу интересный проект и хочу купить его токены. Открываю white paper и долистываю до раздела эдвайзеров. Все перечисленные имена мне незнакомы, и в рейтинге ICObench их нет. Как мне понять, заслуживает ли эдвайзер доверия? Гуглить?

— Гуглить – это высший уровень проверки. Чаще всего инвесторы ограничиваются LinkedIn. Видят хорошие фотографии, хороший костюм, заходят в Facebook. Читают, что эдвайзер работал на руководящих должностях в крутом банке или Google. Видят проекты, в которых он засвечен, и принимают решение.

Гуглят немногие, хотя это важно, потому что популярный эдвайзер, во-первых, может быть засвечен в скаме. Во-вторых, эдвайзер может быть перегружен всевозможными проектами и не занимается большинством из них в реальности.

— Что я могу сделать, чтобы защитить свои интересы, и как мне наказать плохих людей, если меня обманули?

— В первую очередь за проект отвечает команда. Эдвайзеры отвечают во вторую. Согласно законодательству США, эдвайзеры могут быть наказаны вплоть до лишения свободы и штрафами. В России в экономических преступлениях причинно-следственные связи выстроены иначе, и привлечь к ответственности эдвайзера нереально.

Я стал заниматься юридической стороной проектов в 2014 году, начав с консультирования стартапов, и постепенно перешел к ICO. Принципиально нового с юридической точки зрения в ICO ничего нет. Если речь идет о мошенничестве, то это преднамеренное преступление, за которое должны отвечать и команда, и эдвайзеры. Если проект просто не взлетел, то эдвайзеры тут ни при чем. Хотя следствие покажет.

— Почему команде важно подобрать хороших эдвайзеров?

— В среднем у команды шесть-семь эдвайзеров, которые должны тщательно изучить проект и убедиться в его жизнеспособности. Однако большинство людей не уделяет эдвайзингу серьезного внимания. Согласно опубликованной статистике, из 1 500 опрошенных лишь 4% заявили о том, что именно эдвайзеры играют важнейшую роль в проекте. Ценность эдвайзеров размылась из-за людей, «торгующих лицом». Однако, на мой взгляд, эдвайзинг – это важный и нужный институт с большим будущим.

— Как вы выбираете проекты для эдвайзинга? Каким критериям должен соответствовать проект, чтобы вы сказали да?

— Я смотрю, кто еще выступает эдвайзером. Желательно, чтобы это были люди с международной известностью. Кроме того, мне важно, чтобы у меня были общие знакомые с командой – наличие общей тусовки. Мне не очень важно, какой проект предлагают люди, если это, конечно, не скам и не мошенничество. Гораздо важнее, кто эти люди.

— Для вас команда важнее, чем продукт?

— Да.

— Вы верите, что стоящая команда может раскрутить любой проект?

— Да. Мне всегда важнее люди.

— У вас в портфеле токены многих проектов?

— К сожалению, да. И я понимаю, что часть из них не взлетит никогда. Однако я эти токены не сливаю, поскольку это нанесет им явный ущерб. Прижмет – продам. Я делаю ставку на другое.

— На что?

— Помимо руководства IT-компанией Midex, я еще и партнер юридической компании. Нам интересно помогать проектам с точки зрения юридической обвязки. У нас команда, которой надо платить реальными деньгами, а не токенами. В этом контексте мне, конечно, интереснее стандартные клиенты, а не эдвайзинг.

— Какие проекты из вашего портфеля вы считаете интересными и перспективными?

— Сейчас я эдвайзер в десяти российских проектах. Плюс есть проекты, которые идут на ICO. И больше не беру. Например, я консультирую MyWish – проект, который делает смарт-контракты для завещаний и разводов. До этих ребят никто в мире не додумался, что люди, имеющие криптовалюты, женятся, разводятся, умирают. MyWish обеспечивает автоматическое разделение криптоактивов пополам между супругами в случае развода. Если кошелек человека недоступен некоторое время, то MyWish считает, что с ним что-то случилось, и «крипта» автоматически переводится на заранее выбранный кошелек. За это проект берет комиссию. Идея довольно простая, однако под нее была собрана неплохая для российского ICO с маленьким бюджетом сумма в 3 миллиона долларов.

Из крупных проектов, где я выступаю эдвайзером, отмечу блокчейн-лотерею TrueFlip, собравшую на ICO биткоины на сумму, эквивалентную 10 миллионам долларов.

— В какой стране стартапу стоит проводить ICO?

— В России нельзя провести настоящее ICO. Мы сформулировали фреймворк, согласно которому выбираем юрисдикцию для ICO. Важное значение имеют бизнес-процессы, суть токена, бенефициары, налогообложение, кешфлоу. Получив ответ на эти вопросы, я решаю, какую страну выбрать. Популярны Гибралтар, Сингапур, Гонконг, Эстония. Есть возможность проводить ICO в США. Сейчас теряет популярность Великобритания.

Главный вопрос заключается в степени наглости команды. Если команда хочет изначально сделать белый бизнес, то придется потратиться: оплатить услуги юристов, регистраторов, позаботиться о каждом аспекте.

— Скажем, я купила токены, они попали на биржу и выстрелили. Теперь я хочу их продать и выйти в фиат честно, заплатив налоги. Скажите мне как юрист, как это правильно сделать?

— Вывод возможен через ряд платежных сервисов. При этом при поступлении средств к вам на счет желательно добровольно заполнить декларацию о доходе и уплатить налог в размере 13% от дохода.

— Наша налоговая отслеживает людей, которые зарабатывают на криптоактивах?

— Пока нет. Данные, конечно, собираются, но пока это просто сбор информации. А в США налоговая получила данные 14 тысяч пользователей криптобиржи Coinbase: налоговики узнали, кто куда что отправлял и сколько получил за каждую трансакцию. Я думаю, что в течение года этим людям придется заплатить налоги. Мы в России придем к этому через три-четыре года. При этом система начнет работать в полную силу не ранее чем через пять лет.

— А до этого времени можно получать доходы с криптоактивов, не платить налоги и не иметь проблем?

— Да. Для отслеживания доходов граждан от «крипты» нужны очень дорогие специалисты, которых налоговая не может себе позволить. Однако что касается правоохранительных органов, тут Россия впереди планеты всей: следят и берут на карандаш. Сейчас записываются данные всех, кто выводит средства с криптобирж.

— И как с этим быть?

— Никак. Налоги возникают при появлении рубля. Если я получаю доход в долларах, то должен их продать за рубли и заплатить налог. Пока – добровольно. Вывод криптовалюты в белые фиатные деньги – одна из самых серьезных проблем криптоиндустрии. Криптовалютного НДФЛ в России не будет никогда. Проще криптовалюты просто запретить.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 12 января 2018 > № 2455288 Дмитрий Мачихин


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 января 2018 > № 2452003 Давид Ян

Давид Ян: «Искусственный интеллект глупее пчелы. Пока»

Давид Ян

Основатель и председатель совета директоров ГК ABBYY

Со временем компьютерные нейросети станут умнее человека, уверен основатель и председатель правления ГК ABBYY

Нервная система комара состоит примерно из полумиллиона нейронов, пчелы — из 800 000 нейронов, собаки — из 160 млн и, наконец, человека — из 85 млрд нейронов. В современных компьютерных системах всего несколько сотен тысяч нейронов, иногда — единицы миллионов, что по уровню интеллекта сравнимо с пчелой. Они технически в 100 раз глупее собаки и в 100 000 раз глупее человека.

Справедливости ради нужно сказать, что существует суперкомпьютер, теоретически способный обсчитывать нейросеть, сравнимую по размеру с человеческим мозгом. Это китайский «Тианхе-2» стоимостью более $0,5 млрд, потребляющий 17,8 МВт электричества. Но на практике по ряду причин сегодня даже он не способен думать как человек.

Но если компьютерные технологии будут развиваться с прежней скоростью, то, по мнению футуролога Рэймонда Курцвейла и ряда других исследователей, настольные компьютеры к 2030–2040 годам по вычислительным способностям сравняются с мозгом человека и даже превзойдут его.

Означает ли это, что в 2030–2040 годах роботы победят людей? Нет. Но, поверьте, это будет безумно интересное время. Искусственный интеллект научится создавать себе подобные системы более эффективно, чем человек. И к этому моменту он уже давно будет применяться в каждом бизнесе, в каждой сфере нашей жизни.

Эволюция электронного «разума»

В 1990-е годы первым технологиям искусственного интеллекта нужны были правила. Инженеры и эксперты в предметной области проделывали очень сложную и долгую работу, обучая интеллектуальные технологии выдвигать гипотезы и проверять разные правила и эвристики. Как распознать текст, если шрифтов миллионы? Эксперт раскладывал буквы на элементы и создавал правило: если видишь палочку, приставленную к кружочку слева, то это буква «р». При распознавании кружочка и палочки выдвигаются гипотезы — это «р», «d» или «ь», а затем доказываются или опровергаются. Именно так программа ABBYY FineReader научилась распознавать даже шрифты, которые никогда не видела. Это была магия.

Современные технологии машинного обучения — еще большая магия. Современному искусственному интеллекту не нужно описывать структуру данных и придумывать правила. Нужно просто дать миллион предложений и показать в них тысячу символов, похожих на «р». Искусственная нейронная сеть обучится на этих примерах, сама найдет в них закономерности и начнет порождать свои решения, выбирая все «р». Если вы спросите инженера по глубокому обучению, как его нейросеть поняла, что эта закорючка тоже буква «р» (она же вообще не очень похожа на «р», у нее половина буквы не пропечаталась), он вам ответит: «Я не знаю, так обучилась система». Это очень похоже на черный ящик и на то, как думает человек: нейронная сеть сама строит свои нейронные связи так, что начинает «понимать» входящий сигнал.

Еще более современные искусственные нейронные сети обучаются сами даже без человека. В примере выше им не нужно показывать буквы «р», система сама поймет, что предложения состоят из слов, слова — из букв, а разных букв в русском тексте встречается всего 33 штуки. Это высшая лига — самообучающиеся нейронные сети. Именно такая сеть самостоятельно научилась играть в игру го и окончательно и бесповоротно победила со счетом 100:0 все живое и неживое на земле. Количество комбинаций в го превышает количество атомов во Вселенной. Эту игру невозможно выиграть перебором. Считалось, что люди используют интуицию как основной путь к победе в го, что недоступно для компьютеров.

Из изображений миллиона животных самообучающиеся искусственные нейронные сети могут отобрать кошек или собак. А потом различить мягкие и твердые предметы, увидеть воду и деревья. Интеллектуальные технологии понимают смысл слов и предложений в сложных объемных текстах, умеют извлечь нужную информацию, например, обо всех персонах, датах, локациях и выявить, как все они связаны между собой. Нейронные системы уже сейчас начали учиться принимать сложные решения.

Если, управляя автомобилем, искусственный интеллект увидел человека, перебегающего улицу, то он принимает решение затормозить или съехать на обочину. Но давайте усложним ситуацию: предположим, что дорога обледенела, ее переходит группа детей, а на обочине стоит одинокий пожилой человек. Без жертв не обойтись — как должна поступить технология? Как поступать искусственному интеллекту, когда неизбежны критические жертвы? Доверим ли мы это решение «черному ящику» искусственного интеллекта или должны вводить правила в такой ситуации?

Некоторые исследователи считают, что такие правила создавать не нужно: система должна имитировать действия человека, исследовав, как он поступает в такой ситуации. Но поведение человека несовершенно. Поэтому нам еще предстоит ответить на огромное количество вопросов о том, как должны действовать интеллектуальные системы.

Ближайшее будущее

Можно долго обсуждать революционные возможности и фундаментальные риски, связанные с развитием искусственного интеллекта. Но очевидно, что прогресс не повернуть вспять. Искусственный интеллект — это новое электричество, как сказал Эндрю Энг. И вопрос в том, будем ли мы использовать его «высоковольтные провода» для развития или случится «короткое замыкание».

Побывав на мировых конференциях по теме искусственного интеллекта, общаясь с представителями разных компаний, вижу, что в ближайшее время нас ждет множество достижений в разных направлениях применения интеллектуальных технологий в реальном бизнесе.

Одно из них — технологии в области искусственного интеллекта, которые позволяют автоматически анализировать информацию внутри и вне корпорации. На примере проектов, реализованных ABBYY, мы видим, что уже сегодня такие технологии помогают компаниям принимать важные для бизнеса решения.

В банках они анализируют документы, чтобы в десятки раз быстрее открывать счета для потребителей и компаний, оценивают риски при выдаче кредитов, выявляют финансовые нарушения. В крупных корпорациях проверяют конкурсную документацию и определяют лучшего поставщика. В телекоме и розничных сетях обрабатывают запросы в клиентскую поддержку, отвечают на комментарии в социальных сетях, выявляют репутационные риски, анализируют открытые источники и внутренние документы компании. В строительстве и производстве искусственный интеллект отправляет уведомления о различных инцидентах, чтобы быстро исправить внештатную ситуацию, проверяет проектную документацию и помогает на ранних стадиях снижать расходы на проект, извлекая информацию о возможных расхождениях.

Другое набирающее обороты направление — распознавание в видеопотоке. При наведении камеры на любую поверхность или объект такие интеллектуальные технологии мгновенно извлекают информацию. Совсем скоро они будут использоваться повсеместно, чтобы распознавать данные из документов — паспортов и id-карт, водительских удостоверений, а также автомобильные номера, вывески, счетчики, мониторы и многое другое.

Кроме того, в быту начнут применяться системы, которые анализируют изображение с видеокамер и моментально понимают, что происходит. Они смогут понять, кто подошел к бассейну — собака, ребенок или олень, проанализировать действия объекта и решить, как реагировать. В ретейле с помощью анализа видеопотока можно будет оценивать поведение персонала (не ворует ли, хорошо ли обслуживает посетителей), а также покупателей. В Кремниевой долине по меньшей мере два стартапа с российскими корнями уже занимаются такими разработками. Компания Cherry Николая Давыдова (ментор MSQRD и Prisma) занимается распознаванием девиантного поведения в помещении. А Алекс Пачиков, сын основателя Evernote Степана Пачикова, работает над тем же для улиц: система безопасности основана на дроне, который подлетает к нарушителю периметра, распознает, свой он или чужой, и общается c ним. Так что элементы искусственного интеллекта будут присутствовать во всех сферах жизни.

Сможет ли искусственный интеллект заменить людей и спровоцировать безработицу национального масштаба? Думаю, нет. Скорее всего, у нас просто уменьшится продолжительность рабочей недели до 3–4 дней. Остальное время можно будет посвятить саморазвитию.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 января 2018 > № 2452003 Давид Ян


Украина > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 29 декабря 2017 > № 2455831 Вадим Гулько

Исполнительный директор УГЦР: более трети наших торгов в ProZorro не состоялись из-за отсутствия участников или документарной халатности

Эксклюзивное интервью исполнительного директора Украинского государственного центра радиочастот (УГЦР) Вадима Гулько агентству "Интерфакс-Украина"

К каким финансовым показателям УГЦР удалось прийти в этом году?

Точные цифры сейчас сложно назвать, они будут известны после формирования финотчетности предприятия ближе к февралю. Но мы ожидаем, что сможем перевыполнить план по основным финансовым показателям деятельности предприятия. Так, по доходной части ожидается перевыполнение плана почти на 11%, при этом прирост доходов по сравнению с полученными предприятием в 2016 году ожидается на уровне 7%.

За 11 месяцев 2017 года УГЦР перечислил более 199 млн грн налогов и сборов в бюджеты всех уровней и государственные целевые фонды, что уже на 12,6% превышает аналогичный показатель предыдущего года. При этом только за девять месяцев этого года капиталовложения на развитие материально-технической базы УГЦР составили 118 млн грн, а рентабельность деятельности центра - 18%. Это дает нам шанс рассчитывать, что мы снова сможем войти в ТОП-100 лучших государственных предприятий Украины.

Если сравнивать с прошлым годом – насколько увеличился ваш бюджет по проводимым центром закупкам?

Если в прошлом году у нас было предусмотрено около 340 млн грн на закупки, то в этом году – более 400 млн грн. Экономия также увеличилась больше, чем в 4 раза.

В основном увеличение бюджета на закупки произошло за счет девальвации национальной валюты и роста цен на электроэнергию, коммунальные услуги. А вот расширение наших возможностей обеспечить эти закупки – за счет обеспечения доходной и рентабельной работы предприятия.

А сколько вам удалось сэкономить?

Если в прошлом году мы сэкономили около 5 млн грн, то в этом году реальная экономия УГЦР на торгах в ProZorro уже превысила 21 млн грн – почти в четыре раза больше. Я считаю, что это колоссальное достижение – и это те средства, которые мы сможем вложить в обновление технической составляющей центра.

Если говорить об общем количестве торгов через систему ProZorro: сколько в 2017 году УГЦР провел торгов и сколько из них были успешными?

В этом году мы провели более 270 закупок в системе ProZorro, и по их результатам подписали 160 договоров. К сожалению, около 100 закупок не состоялись – это около 35% всех объявленных торгов.

Основных причин – две. На часть торгов просто не приходит более одного участника. Второй проблемой является некачественная подготовка документов участниками. А система не позволяет запросить у участника недостающий документ.

Были ли у вас в этом году внеаукционные закупки и сколько?

Их было не очень много, поскольку мы сами для себя установили, что все закупки товаров от 3 тыс. грн и услуг от 10 тыс. грн мы будем проводить исключительно через ProZorro. Закон, при этом, устанавливает планку в 200 тыс. грн.

Насколько, по вашему мнению, электронные закупки в Украине прозрачны?

О коррупционных схемах в основном говорят компании, которые не умеют пользоваться ProZorro. Название системы, как по мне, соответствует ее сути. В системе можно отследить каждый шаг как заказчика, так и участников.

А как на счет жалоб о прописывании условий тендеров под определенные компании?

Я не исключаю, что заказчики могут играться с этим. Но вся документация, опять же, прозрачна. И Антимонопольный комитет работает по этому направлению даже слишком эффективно. По моей оценке, в большинстве случаев решения АМКУ принимается в пользу компании, которая подает жалобу. И документация, если она действительно содержит неправомерные требования, меняется очень быстро. Это занимает около 15 рабочих дней, что достаточно быстро для рынка.

Сталкивался ли УГЦР с какими-либо проблемами на ProZorro и если да, то с какими?

Не бывает закона, который нельзя улучшить, как и механизмов, кторые нельзя было бы изменить в лучшую сторону. Факт, что у нас есть определенные технические проблемы с площадками-участниками ProZorro. Они не влияют на результат торгов, но усложняют нам работу непосредственно с тендерами. В частности, это требование электронной формы указывать точную дату исполнения договора. Когда мы заполняем документы – по ряду тендеров у нас предусматривается дата, например, "через 60 дней после подписания договора". И мы не можем назвать точную дату, поскольку мы не знаем, когда конкретно будет заключен договор. Это не проблема, скорее неудобство. Но оно есть.

В части законодательства нам стало намного сложнее работать с онлайн-закупками после того, как государство приняло решение определять предмет закупки по четвертому знаку государственного классификатора товаров. Цель этого решения была благородной и правильной. Например, она сделала невозможным "разбитие" закупки офисной бумаги по десяткам разных названий. Но, в то же время, нам, как компании, работающей, в первую очередь, с электроникой, это решение очень усложнило работу. Потому, что мы вынуждены закупать через ProZorro как аккумуляторы для вычислительных приборов более чем на миллион гривень, так и батарейки для микрофонов за 3 тыс. грн. Но на тендер суммарной стоимостью всего три тысячи гривень не пойдет ни одна компания. Но по четвертому знаку государственного классификатора товаров и батарейки, и специализированные серверные аккумуляторы – один код.

Такие ситуации в целом усложняют производственные процессы компаний. Я считаю, что госкомпании стоило обязать проводить тендера на продукцию, стоимостью от 20 тыс. грн за единицу. Но не по юридическим нормам, прописанным в законе, а просто через электронную систему торгов. Это позволило бы и показать экономию, и оперативно проводить торги на более простые вещи.

А насколько результативными можно назвать попытки закупать через ProZorro уникальную технику или ПО?

Сложно. Но сложно было и до ProZorro. Эти закупки требуют очень тщательной подготовки: иногда нужно проанализировать рынок, которого в принципе не существует. Или существует, но не в нашей стране. Расписать все, до малейшего винтика.

У нас есть закупки, к которым мы готовимся по полгода, анализируем, встречаемся с вендорами, ездим в коммандировки к европейским коллегам.

Я не уверен, что в подобных закупках очень помогает система ProZorro, поскольку перечень компаний, способных проводить уникальные работы, разрабатывать уникальные продукты – очень мал. И их приходится уговаривать принять участие в торгах – просто смотреть в ProZorro в поисках интересующих их закупок они не будут.

По проекту "ProZorro.Продажи": участвуете ли вы в нем, удалось ли реализовать что-либо из устаревших активов? Чем он отличается от биржевых торгов?

УГЦР, конечно, не огромное предприятие, с тоннами металлолома, который можно продавать. Но у нас очень много автомобилей и устаревшего компьютерного оборудования, которое можно было бы продать. Но система реализации такого оборудования через биржи давно себя изжила: работа бирж непрозрачна, о них мало кто знает, там мало что продается.

"ProZorro.Продажи" – это позитивное новшество для продающих компаний, почти что "государственный OLX". Мы активно начали сотрудничать с ними сразу же с момента запуска этой площадки и планируем реализовывать весь свой устаревший автопарк исключительно через "ProZorro.Продажи". Недавно мы, наконец, осуществили невыполнимую миссию – продали автомобиль ГАЗель 2006 года выпуска. Да, мы получили всего на 1 тыс. грн больше оценочной стоимости, но шансы продать такой автомобиль через биржи близок к нулю, а на "ProZorro.Продажи" нам удалось закрыть сделку через семь рабочих дней после объявления торгов.

А как УГЦР относится к инициативе "Купуй українське"?

Скажу однозначно – украинского производителя нужно поддерживать. Но, его нужно поддерживать с помощью исключительно рыночных методов и механизмов. Предоставлять какие-либо преимущества, заводить инвестиции в Украину. Этот законопроект вопроса не решит.

Когда закон предусматривает определенные справки, наличие которых дает определенное преимущество на тендере, что мешает заказчику скооперироваться с такой компанией, предложить цену в два раза выше, но ты только принеси мне эту справку, а разницу поделим напополам? Это просто нивелирует все, что было сделано за последнее время при помощи ProZorro. Так что депутатам стоит очень взвешено подойти к этому закону и еще раз подумать, не приведет ли этот механизм к крушению и так эффективной системы государственных электронных закупок, и не вызовет ли коррупционных рисков?

Назовите основные достижения центра в 2017-м?

На наш взгляд, важнейшим событием 2017 года для специалистов УГЦР стало обеспечение успешного проведения "Евровидения-2017" в Киеве. Именно наши сотрудники смогли согласовать связь всех радиоэлектронных средств, которые использовались исполнителями, и организаторами мероприятия. Для этого были задействованы около двух десятков специалистов по радиочастотному мониторингу УГЦР.

В 2017 году для нужд испытательного центра Центра по сертификации УГЦР мы приобрели уникальный, единственный в Украине специализированный измерительный комплекс для тестирования базовых станций и абонентских терминалов четвертого поколения мобильной связи (LTE) модели Keysight E7515A UXM Wireless (США).

А насколько успешной была услуга по комплексному тестированию продукции, которую предоставляет УГЦР, в этом году?

По заказу украинских производителей центр сертификации УГЦР ежегодно проводит десятки работ по комплексному тестированию продукции, предназначенной для экспорта в ЕС. В 2017 году объем таких работ возрос почти в три раза. Кроме того, ЦС проводит аналогичные работы и для зарубежных производителей.

Украина > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 29 декабря 2017 > № 2455831 Вадим Гулько


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 декабря 2017 > № 2443287 Изабель Мандро

Маленькие секреты подчиненного государственного телевидения в России

Изабель Мандро | Le Monde

Журналист телерадиовещательной компании, конфликтующий со своим работодателем, раскрывает методы и атмосферу на телеканале "Россия 1", пишет корреспондентка Le Monde в Москве Изабель Мандро.

Дмитрий Скоробутов в августе 2016 года ночью в помещении ВГТРК, российской государственной телевещательной компании, поссорился со своим сильно подвыпившим коллегой, который его жестоко избил, так что он получил контузию головного мозга и смещение шейного позвонка. Вскоре после этого журналист был уволен, в течение года он обращался в судебные органы, а теперь раскрывает методы своего работодателя, говорится в статье.

Скоробутов проработал 15 лет шеф-редактором программы "Вести", выпускающей новости несколько раз в день на первом телеканале "Россия 1", и хорошо знал своего обидчика, на которого он неоднократно жаловался за нахождение на работе в нетрезвом состоянии, отмечает автор статьи. "Он не переносил то, что я гей, и постоянно отпускал в мой адрес непристойные шутки", - говорит Скоробутов.

Тем не менее, ВГТРК не встала на его сторону. "Кондрашов боится скандала. Он публичная персона", - считает журналист. "Андрей Кондрашов, директор "Вестей", действительно известен. Он был собеседником Владимира Путина в документальном фильме "Крым. Путь на Родину", показанном в марте 2015 года на "России 1", где оправдывалась аннексия украинского полуострова", - пишет Мандро.

Скоробутов достает листок из своего досье: "Вот как это происходит, мы каждый день получаем одно и то же". В этом документе, как и во многих других, фигурирует список тем, которые надо обсуждать, и другой список, подчеркнутый жирной чертой и отмеченный восклицательным знаком: "Не давать" или "спросить совета", описывает корреспондентка.

"Совещания по информации проходили по четвергам в Кремле. Под руководством Громова (Алексей Громов - глава управления пресс-службы администрации президента. - Прим. Le Monde), и на следующий день у нас проходило наше еженедельное собрание", - продолжает Дмитрий Скоробутов. "Нам запрещали находиться в Facebook, а тот, кто там все-таки появлялся, публиковал только фото котиков и цветочков, - добавляет он. - Один из моих друзей написал пост, более-менее благоприятный для Навального, так его выгнали через два часа".

Журналисты находятся под контролем. Их трудовой договор продлевается каждый год. Зарплата бывшего шеф-редактора, указанная в его договоре, кажется невероятно низкой: 9800 рублей в месяц, то есть 132 евро по курсу 2016 года. "Большая часть нам выплачивалась в виде премий", - пояснил он Le Monde.

Сегодня Дмитрий Скоробутов оказался без средств, по его словам, он является жертвой угроз и живет в страхе: "Журналист и гей в России - какое у меня будущее?"

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 декабря 2017 > № 2443287 Изабель Мандро


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440648 Илья Попов

Извилины на цепь. Как использовать блокчейн в охране интеллектуальных прав

Илья Попов

эксперт «Деловой России»

Технология «блокчейн» может радикально изменить отрасль по защите прав интеллектуальной собственности и создать мощную точку роста для всей российской экономики

Когда-то давно, в 80-х годах прошлого столетия, структура корпоративных балансов в мировой экономике состояла на 80% из «реальных» активов и всего на 20% — из нематериальных: технологий, маркетинга, взаимоотношений с клиентами, бренда, наконец интеллектуальной собственности. Чтобы было понятно, о чем идет речь, возьмите топ-10 самых дорогих мировых компаний, и вы увидите, что семь из них заняты либо финансами, либо интернетом, либо управлением активами, либо— это сетевые маркетплейсы.

Ладно Facebook, а сколько миллионов долларов заработал на интернет-меме Grumpy cat его создатель? В этих цифрах отражены последствия первой волны техно-революции, волны конца 90-х. Сегодня мир находится на пороге волны следующей, чьим форм-фактором является искусственный интеллект. Он сам по себе становится производителем тех самых нематериальных активов или интеллектуальной собственности. В очень скором времени никаких заводов и станков, вероятно, не понадобится и вовсе, потому что в каждом доме будет своя волшебная скатерть-самобранка — 3D-принтер, который будет печатать всё, что необходимо: от пищи до обуви и одежды и предметов интерьера. Конечно, не каждый принтер поместится, условно, в московской квартире, но не суть.

Появление таких роботов-принтеров и искусственного интеллекта, который за ними стоит, конечно же, ставит вопрос о правах на созданные объекты. Еще 15-20 лет назад в профессиональном сообществе не утихала дискуссия на тему того, что проникновение интернета похоронит индустрию музыки, фотографию, кино, компьютерные игры. Возможно, пиратства и стало больше, да, но зато творческие профессии не только не умерли, но получили, что называется, второе дыхание. Коллектив российских экспертов, исследовавших феномен защиты интеллектуальных прав в меняющемся под влиянием прогресса мире, пришёл к выводу: ничего принципиально нового в юридическом плане тут нет. А потому считать созданную цифровую модель и, как следствие, физический или виртуальный объект чем-то уникальным, не имеет смысла. Учёные уверены в том, что юриспруденция, которая также, заметим, не стоит на месте, вполне способна защитить интеллектуальную собственность и в новой реальности. Творческой профессии опять угрожает смерть? Станут ли суды последним полем боя между искусственным интеллектом и автором? Генеральный директор Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС) Андрей Кричевский уверен, что не только не станут, а напротив, приведут к невиданной интеллектуальной экспансии. «Именно в реалиях современного мира есть возможность двигаться вперед без границ, без санкций, открывая новые рынки, используя инструменты интеллектуальной собственности», — считает он.

Как ни странно, но на помощь правообладателю тут пришли новые технологии, которые некоторые называют криптоанархическими. Речь идёт о децентрализованной системе обмена, хранения и обработки данных. Или о блокчейне. «Единый депозитарий результатов интеллектуальной деятельности» (ЕДРИД) не так давно впервые зарегистрировал авторские права посредством блокчейна. Известные преимущества новой технологии заключаются в том, что депонировать авторство можно без участия третьей стороны и без привязки к географии. В децентрализованном реестре можно хранить информацию о выходных параметрах авторского объекта, а также сам объект (или его цифровой отпечаток, если надо сэкономить на объеме файла блокчейн). Подлинность объекта подтверждается криптографической гарантией — своеобразной цифровой печатью. Есть несколько стартапов, реализующих сертификацию документов, загруженных в распределенную базу данных. Потенциально они смогут решать, например, вопрос о подлинности авторства фотографий, которые приобретаются в стоковых магазинах. По подобным механизмам может быть реализована запись в блокчейн и право на владение лицензионного софта (и проверка лицензии производителем или автоматически при подключении к блокчейну).

Революцией или как минимум тектоническими сдвигами называют блокчейн в музыкальной индустрии. Дело в том, что всё, что связано с роялти, которое выплачивается автору музыкального произведения – весьма сложный и зачастую непрозрачный процесс. Блокчейн и смарт-контракты решают эту проблему, так как устраняют функции организаций по управлению авторскими и смежными правами — более никаких медиаторов, а значит, искажений и дополнительных затрат. Особенно актуально это для неизвестных исполнителей, только начинающих свою карьеру — у таких музыкантов попросту отсутствуют деньги для заключения контрактов с крупными лейблами. Сервис Soundchain не только занимается ведением реестров прав на музыкальные произведения, но и предлагает уникальную модель финансирования творчества на основе смарт-контрактов Ethereum. «Мы можем сделать любовь к музыке инвестицией», — обещает создатель проекта Артём Абаев. Есть блокчейн-проекты в сфере СМИ, PR и рекламы, рекрутинга и по другим направлениям.

Но не музыкой единой жив блокчейн. Сбербанк недавно анонсировал бесплатный сервис Cornerstone для оформления защищённых сделок на основе этой технологии. Представитель проекта сообщил, что кредитные организации смогут получить доступ к базе накопленных сделок. По получению такого доступа, перед компанией открываются широчайшие возможности по страхованию, рефинансированию и так далее. Cornerstone разработан на основе уже зарекомендовавших себя протоколов Ethereum, Dash и Lightning Network. Сайт Cornerstone пока не открыт, но уже сообщалось о первой проведённой сделке – между российской компанией «Трейдмаркет» и китайской Hangzhou Xiaoshan Tianyu Machinery при посредничестве китайской же Qingdao Bakalia International Trade.

Фонд «Сколково» в сотрудничестве с ВОИС, а также совместно с другими партнёрами учредил Ассоциацию IPChain, созданную для формирования стандартов, технологий и инструментов взаимодействия участников рынка интеллектуальных прав в цифровой среде. Ассоциация объявила о технологическом воплощении идеи блокчейна для авторских прав – платформе IPhub. Как пояснил советник председателя правления фонда «Сколково» Максим Прокш, на платформе авторы и владельцы смогут размещать свои объекты, а также устанавливать условия их использования. Таким образом, IPhub — это своеобразный маркетплейс для встречи продавцов и покупателей оцифрованной интеллектуальной собственности.

Таким образом, блокчейн даёт прозрачность, а значит, инвесторы смогут находить талантливых авторов или информацию о, например, финансовых сделках. Устраняются лишние посредники, следовательно, снижается стоимость на «входной билет» для игроков. Однако не стоит забывать о том, что главными ценностями и сегодня, и завтра по-прежнему останутся творческая энергия и уникальность идеи.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440648 Илья Попов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437978 Джонатан Джиллбэнкс

В поиске прорыва. Как выбирать венчурные проекты для инвестиций

Джонатан Джиллбэнкс

управляющий директор департамента инвестиционной деятельности Sberbank CIB

Устойчивый рост российской экономики — большой плюс для инвестиций в разные проекты. Успешно инвестировать можно не только в российские аналоги успешных зарубежных венчурных проектов, но и в оригинальные идеи.

После того как я написал черновик этой статьи, я поехал на вокзал в большой спешке. Я открыл приложение Gett в смартфоне, заказал такси, которое, по данным приложения, должно было приехать в течение четырех минут. На такси я доехал до вокзала самой короткой дорогой, которую выбрал «Яндекс Навигатор».

Чтобы сесть в «Аэроэкспресс», я показал проводнику электронный билет, который купил с помощью приложения по дороге на вокзал. Когда я приехал в аэропорт, я зарегистрировал свой электронный билет, а в самолете сел на место, которое забронировал заранее с помощью онлайн-приложения.

Все это очень сильно отличается от моих воспоминаний о том, как я впервые приехал в Россию в 1990-е годы, и даже от того, что было всего 10 лет назад, — ни смартфонов, ни онлайн-приложений для покупки билетов или заказа такси, ни онлайн-платежей.

Все эти технические новшества появились в результате работы предпринимателей, целью которых было создание продуктов и услуг, сделавших нашу жизнь более удобной, предсказуемой, быстрой, дешевой и контролируемой. Но чтобы реализовать свои идеи и воплотить их в готовые продукты и услуги, предпринимателям нужны были деньги. Именно так начиналась эра венчурного финансирования.

Зачем нужно венчурное финансирование

На самой ранней стадии развития бизнеса эта функция возлагалась как на самих предпринимателей и их личные накопления, так и на средства их семей и друзей. Эти ресурсы могли быть сильно ограничены или же их вообще не было, и предприниматели часто обращались к так называемым бизнес-ангелам или искали деньги посредством краудфандинга.

Бизнес-ангелы — это такие же предприниматели, которые уже построили свой бизнес, или частные венчурные инвесторы, для которых этот бизнес не является основным. Бизнес-ангелы обычно обладают меньшим доступным капиталом, чем фонды. Что потенциально может дать краудфандинг, так это оценку и обратную связь по поводу идеи продукта.

Однако, рассматривая такие варианты финансирования, всегда важно помнить о ключевой характеристике, которой им недостает. Главная польза, которую привносят в проекты венчурные капиталисты, в сравнении с физическими лицами или краудфандингом, — это не просто финансирование, но и широкая экспертиза и опыт. Для многих стартапов это не менее, а даже более важно, чем собственно деньги.

Еще один потенциальный источник венчурного финансирования, о котором сейчас много кто говорит, — это ICO. В результате 211 процедур ICO, проведенных до октября 2017, было привлечено финансирование в размере $3,5 млрд, и это невозможно игнорировать.

Некоторые даже видят в нем угрозу традиционной модели венчурного финансирования. Однако, как вам известно, проведение ICO — это исключительно противоречивый вопрос. Хотя в его пользу можно привести несколько разумных аргументов, из-за рисков, присущих венчурным инвестициям, значительно повышается неопределенность в отношении этого инструмента и защищенности инвесторов на рынке без четкого регулирования.

Сейчас между процедурами ICO существуют значительные различия в зависимости от того, какие условия предлагают их организаторы, и я подозреваю, что до того, как все будет отрегулировано или даже появятся общепринятые инструменты, мы станем свидетелями не одной неудачной попытки. В этой связи довольно трудно предположить, что ICO заменит венчурное финансирование.

Подавляющее большинство стартапов в буквальном смысле начинает свой бизнес с нуля, и участие опытных членов совета директоров из венчурных фондов или других финансовых организаций помогает стартапу не изобретать колесо и не допускать ошибок, с которыми опытный предприниматель уже сталкивался.

Это может быть целый спектр базовых бизнес-решений, таких как покупка или аренда оборудования, аутсорсинг IT, финансовых и прочих функций или наем персонала в штат, ключевые моменты финансовых договоров, маркетинговая и ценовая политики и так далее. Бизнес-модели могут быть совершенно разными, однако трудности, с которыми сталкивается бизнес на ранних стадиях, зачастую очень похожи.

Самый известный пример — это компания Google, которая наняла Эрика Шмидта в качестве руководителя, чтобы направить бизнес основателей компании Сергея Брина и Ларри Пейджа, в коммерческое русло под руководством венчурных компаний Kleiner Perkins и Sequoia. Эрик Шмидт быстро занял должность генерального директора Google и в этом качестве более 10 лет отвечал за коммерческую деятельность и развитие бизнеса компании.

Где оно популярно

На этой модели строится успех компаний Кремниевой долины, когда стартапы окружены венчурными фондами, предпринимателями и бизнес-сообществом, обеспечивающим поддержку и финансирующим их в период становления.

Так, например, в венчурном фонде Andreessen Horowitz, основанном Марком Андриссеном, основателем компании Netscape, работают более 100 сотрудников, активно вовлеченных в работу с предпринимателями и помогающих им с маркетингом, наймом персонала и развитием бизнеса. Так как они очень глубоко погружены в технологическую экосистему, они знают, кому разрабатываемые технологии подойдут наилучшим образом, кто подойдет на роль руководителя по развитию технологий, а кто — на должность финансового директора, какие рынки и маркетинговые стратегии наиболее привлекательны.

США, несомненно, являются лидером в области венчурных инвестиций, принимая во внимание размер и число американских венчурных фондов. На рынке США их тысячи, и в 2016 году они инвестировали в общей сложности $69 млрд в 8136 компаний, что составляет 54% всего инвестированного венчурного капитала в мире.

Тем не менее Европа также достаточно развитый венчурный рынок. В 2016 году объем венчурного капитала этого региона составил примерно четверть от венчурного капитала США.

Если говорить о перспективных регионах, то помимо Кремниевой долины стоит упомянуть Израиль, где существуют очень активные технологические и венчурные сообщества. У них установлены тесные связи с Россией в силу причин, обусловленных историей, благодаря чему в израильский венчурный бизнес вовлечено множество российских венчурных фондов.

С макроэкономической точки зрения в 2017 году российская экономика более стабильна, чем в последние два года, что является большим плюсом для компаний и инвестиционных решений. Тем не менее мы до сих пор сталкиваемся со значительным ограничение аппетита к инвестициям.

На это существует целый ряд причин. Высокие реальные процентные ставки по кредитам, уровень которых превышает инфляцию, делает привлечение средств для инвестиций дорогим для компаний, из-за чего все ждут снижения ставки ЦБ.

Также неблагоприятным фактором с точки зрения привлечения инвестиций, включая венчурные, для России остаются санкции. Бизнес и инвесторы приспособятся к новой ситуации, но над этим еще необходимо работать. Мы уже видим некоторые подвижки в этом плане, например, прошедшее недавно IPO «Детского мира».

Свои сложности и нюансы есть на любом рынке. Если говорить о мировом тренде, то в 2015 году и в первом полугодии 2016-го венчурные инвестиции достигли рекордных уровней. Но главный враг инвестиций — неопределенность. Она затрудняет процесс планирования и компаниям, и инвесторам. Результаты президентских выборов в США и выход Великобритании из Евросоюза потрясли рынок и создали высокий уровень неопределенности в США, Великобритании и Евросоюзе.

В результате этих событий инвестиционная активность значительно снизилась и во втором полугодии 2016 года упала на 29% в годовом выражении, несмотря на масштабные инвестиции в такие крупнейшие стартапы, как Uber, Magic Leap and Snapchat.

Какие проекты ищут финансисты

Есть два основных способа инвестирования. Очевидно, что это могут быть вложения в секторы, которые уже имеют показательную историю на других рынках и могут иметь успех на российском рынке, либо инвестиции в радикально новые направления бизнеса с высоким потенциалом.

Так, например, сервис «Яндекс.Такси» воспроизводит модель Uber, и его успех строится на широком присутствии «Яндекса» в российском интернет-пространстве. С другой стороны, мы видим зрелые российские компании, которые экспортируют собственные технологии, такие как «Лаборатория Касперского» и Luxoft.

При этом на рынке достаточно компаний, находящихся на ранних стадиях развития и имеющих собственные оригинальные идеи. Любой инвестор очевидно ищет бизнес с высоким потенциалом и такой бизнес-моделью, которая может быть более интересной и ценной для клиентов в противоположность традиционным предложениям на рынке.

Это всегда несет с собой повышенный риск, ведь еще нужно подтвердить, окажется ли новая бизнес-модель настолько состоятельной здесь, насколько она была успешной на других рынках.

По этой причине концепцию в принципе нужно корректировать из-за местных регуляторных правил, инфраструктурных факторов или культурных особенностей. Многие новые бизнес-модели переносимы в Россию, и мы заинтересованы в поддержке таких проектов.

Если малый бизнес демонстрирует наличие таких критериев, как высокие темпы роста, лидерство в своем сегменте рынка, выгодное предложение для потребителя, хорошие экономические показатели, он может рассчитывать на поддержку сильного, признанного на рынке инвестора.

Венчурное финансирование — специфическая область деятельности. Это высокорискованные инвестиции: 80% компаний, в которые были вложены деньги, ожидает провал.

Венчурные инвесторы ищут предпринимателей, идеи или бизнес которых могут принести значительный доход для тех, кто вложил в них деньги. Если вы получите 10-кратный доход от одной сделки, это покроет ваши потери от вложений в те идеи, которые провалились. Кроме того, инвестор должен быть очень осторожен, инвестируя в компании на ранних стадиях развития.

Наибольший интерес представляют проекты, которые приносят существенную пользу для потребителей как с точки зрения товарного предложения, так и по ряду других параметров — скорости, комфорту, качеству, соотношению стоимости и получаемой потребителем пользы.

Мы видим высокую активность по тем рыночным предложениям, которые хорошо подходят для распространения через интернет (онлайн-платформы Profi.ru, CarPrice, Cian.ru, которые дают пользователю лучшее понимание рынка услуг и ценообразования), а также значительный глобальный интерес к биотехнологиям и здравоохранению.

Компании, использующие прорывные технологии, тоже привлекают к себе внимание. Это рыночные платформы, которые разрушают старые модели дистрибуции и дают пользователям большую прозрачность.

Нельзя исключать из сферы своего внимания и бизнес, работающий в новой экономике, — проекты, которые существенно отличаются от традиционных (такие как блокчейн), но развиваются несколько иначе, нежели в направлении радикальных технологических прорывов.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437978 Джонатан Джиллбэнкс


США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437964 Никита Иванов

Продать, но не продаться: как стартапу заполучить в клиенты Apple

Никита Иванов

Основатель компании GridGain

Сотрудничество со стартапом — всегда риск для корпорации. Что может заставить таких гигантов, как Apple или Barclays купить услуги молодой компании

Сейчас высокие технологии используют компании из совершенно разных отраслей. Финансы, здравоохранение, оборонная промышленность — все вынуждены внедрять технологии, чтобы оставаться конкурентоспособными. Собственные разработки могут занять годы, а то и десятилетия. Купить стартап-разработчик быстрее, но обойдется дороже. Поэтому для корпораций хорошим вариантом становится заключение контракта на поставку решения.

Опыт, а нам удалось заключить контракты со «Сбербанком», Apple, Citibank, Barclays и рядом других лидеров рынка, показал, что стартапы могут конкурировать с более крупными поставщиками за клиентов из Fortune 500. В результате общения с ними мы сделали некоторые выводы о том, что надо учесть небольшому разработчику, который ищет крупных покупателей своих продуктов:

Оцените бизнес-климат. Первое и главное условие успешных корпоративных продаж – нужно физически присутствовать в США. Не случайно даже российские инвесторы, вкладываясь в enterprise-стартапы, главным условием ставят переезд в Америку. И это не вопрос того, кто вы и что делаете. Для того, чтобы стартапу продать свой продукт крупному клиенту, необходима особая экосистема и корпоративная культура. Стартапы рождаются потому, что есть крупные компании, которые не боятся использовать их продукты. Когда появляются молодые проекты, начинает развиваться рынок инвестиций, и далее по цепочке.

В США большие компании свободно используют продукты и сервисы стартапов. Например, небольшую лицензию Apple мы продавали из спальни, с ноутбуком на коленях. Причина тому — конкуренция, которая среди американских компаний настолько высока, что они готовы идти на риск и искать решения, которых пока нет ни у кого.

Ни в России, ни в Азии этого нет, а в Европе такие кейсы можно пересчитать по пальцам. В той же Японии, хотя страна и технологический лидер во многих областях, экосистемы b2b-стартапов нет в силу социокультурных причин. В Великобритании подход к закупке решений очень официальный, необходимо вести переговоры на высоком уровне.

В России культурных препонов нет, но нет и рынка. Российским стартапам просто некому продавать внутри страны — крупные игроки не готовы покупать то же ПО у компании из 10 человек. Поэтому в нашей стране нет практически ни одного сколько-нибудь успешного корпоративного стартапа. Однако российский рынок к этому идет, и если изменится бизнес-климат и появится рынок, где продукты маленьких компаний будут востребованы в корпоративной среде, то и число стартапов моментально вырастет.

Ищите своего клиента. Прежде всего, не стоит робеть перед крупными компаниями. Корпоративные продажи — это норма, а не исключение для стартапа. А кому еще продавать? У других нет средств ни на закупку решений стартапов, ни на риск, связанный с ними.

Необходимо различать типы компаний по их отношению к стартапам. Технологическим компаниям зачастую имеет смысл не сотрудничать с маленьким конкурентом, а сделать выгодное предложение о поглощении. Например, Oracle неоднократно покупала стартапы, чьи продукты наступали им на пятки. M&A-сделки происходят и тогда, когда корпорации проще через покупку выйти на новый рынок, получить уникальный набор пользователей или доступ к клиенту. Такие сделки объемом от нескольких сотен тысяч до $250 млн происходят постоянно — только в Кремниевой долине их заключаются десятки. Достаточно посмотреть на активность поглощений в Facebook, Google или Apple.

Крупным компаниям часто быстрее и проще купить долю в стартапе или непосредственно его услуги и сразу начать ими пользоваться, чем тратить годы на полный цикл покупки. Тем более, что покупка даже стартапа — это большая транзакция в сотни миллионов долларов, а лицензии обходятся условно в $1 млн в год. К тому же, не все готовы сразу принять решение об M&A. Так, IBM никогда не покупает компанию, пока не попробует использовать ее технологии, интегрировать их в свои продукты или перепродавать лицензии. Такие компании — один из типов клиентов, которые вам нужны.

Другой вариант — корпорации, чья бизнес-модель не предусматривает покупку разработчика технологических решений, так как они специализируются в другом бизнес-секторе, например, банковском.

Важно не ограничивать себя в поиске. В США, помимо больших компаний, решения с открытым исходным кодом и продукты маленьких стартапов востребованы в военной промышленности. В Долине существует даже венчурный фонд «IQT» c ЦРУ в роли LP. Вооружение создается на тех же технологиях, что и продукты мирного назначения, поэтому представителей оборонной сферы не смущают переговоры со стартапами.

Найдите свою нишу. Стартап всегда начинается с того, что делает что-то новое. Если продукт стартапа идентичен продукту крупной корпорации, то клиент выберет вторую, снижая свои риски. Кому в голову придет использовать продукт стартапа, который может умереть за год? Другое дело — если это Oracle. Пусть их продукт стоит в 5 раз дороже, но это сотрудничество менее рискованно.

Разрабатывая продукт, нужно найти небольшую нишу, где можно сделать что-то новое — и желательно дешевле. Большинство успешных стартапов делают 20% функциональности продуктов более крупных конкурентов, но на 80% дешевле.

Например, на одном из тендеров «Сбербанка», в котором пришлось конкурировать с Oracle и SAP, мы узнали, что наш продукт работает в разы быстрее, чем конкуренты. Это позволило нам получить инвестиции и от этого российского гиганта.

Продвигайте свой продукт в инженерной среде. Решение о сотрудничестве со стартапом в разных странах принимается по-разному. В России и Великобритании переговоры ведутся на уровне топ-менеджмента. А в США мы до сих пор не знакомы с руководством тех же Citibank или Barclays. В Америке предлагать продукт нужно тем, кто будет его использовать — инженерам. Первое время стоит посещать конференции, митапы и хакатоны для разработчиков по всему миру.

Как это происходит? Например, на митап приходят 20 инженеров с крупнейшей авиационной базы в Огайо. На следующий день они приходят на работу и уже знают о продукте. Начинают использовать ваше решение, привыкают к нему. Конечно, малоизвестный продукт им может быть не интересен, тогда стоит пожертвовать часть кода Apache Software Foundation или другой некоммерческой организации, которая занимается созданием бесплатных программ для разработчиков. Если ваш сервис в бесплатном варианте востребован, то потом есть шанс получить запрос на дополнительные функции и платную поддержку. Например, так покупает продукцию стартапов Apple.

Продумайте детали. Для продаж в США иметь хороший и востребованный продукт — достаточно на 99%. Однако стоит учесть и оставшийся 1% — формальные аспекты. Во-первых, нужно зарегистрировать компанию — в США это займет один вечер и $50. Во-вторых, нужно нанять юриста — большие клиенты всегда пытаются давить крупными контрактами и легальными вопросами, и лучше доверить этот аспект переговоров профессионалу.

Конечно, прежде чем вас начнут использовать, придется пройти через десятки проверок. Особенно в такой чувствительной сфере, как работа с данными. Однако стартапы — это наименьшая проблема крупных компаний с точки зрения безопасности данных, так как они всегда наиболее технологичны и потеря репутации для них непозволительна.

Поэтому главная задача стартапа — сделать продукт, который востребован, и сделать это лучше, чем другие. При правильном выборе рынка, клиента и канала продаж особых знаний и хитростей для выхода на компании из Fortune 500 не потребуется.

США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437964 Никита Иванов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 декабря 2017 > № 2431201 Илья Медведовский

Робот-хакер. Как применять искусственный интеллект в кибербезопасности

Илья Медведовский

Кандидат технических наук, генеральный директор Digital Security

Потери российских компаний от кибератак в 2017 году оцениваются в 116 млрд рублей. Искусственный интеллект помогает защищать данные, но он может использоваться и злоумышленниками

Тема применения искусственного интеллекта сегодня активно «греется» во всех отраслях. И чаще всего внимание заслуженно — в некоторых областях потенциал ИИ огромен. Специалисты по информационной безопасности же в эту тему погружаться не спешат. Главным образом, потому, что применение ИИ напрямую в информационной безопасности не дает такого эффекта, как в некоторых других областях. И уж точно подобные технологии не станут «серебряной пулей» в сфере защиты информации.

Существующие технологии ИИ напрямую плохо вписываются в большинство задач ИБ. Однако, есть ряд направлений, в которых применение умных инструментов может дать (и уже дает на практике) впечатляющие результаты. В частности, речь идет об обнаружении уязвимостей определенных классов, а также поведенческих аномалий пользователей и других возможных проблем.

Наглядные аналогии

Один из самых защищенных аэропортов в мире Бен Гурион славится своей многоуровневой системой безопасности, при этом в самом аэропорту сложно встретить вооруженную охрану. При подъезде на первом и единственном внешнем пункте досмотра водитель с пассажирами вынужден снизить скорость почти до нуля, попадая под объективы видеокамер. А далее дорога делает многокилометровый вираж до терминала. Это сделано явно намеренно.

За время, пока машина преодолеет путь от пункта досмотра до терминала, система безопасности успеет проанализировать личности пассажиров и — в случае обнаружения признаков опасности — они будут остановлены до входа в здание аэропорта, не причинив никому вреда. Похожим образом работает система поведенческого анализа аномалий в компьютерной системе на основе искусственного интеллекта. После успешного проникновения злоумышленник не может моментально нанести ущерб — ему нужно время, чтобы разобраться в системе и понять, как она устроена.

Он будет запускать определенные команды, транзакции, пытаться устанавливать специализированный софт и т.п., то есть его поведение будет отличаться от поведения обычного пользователя, а значит, за это время система поведенческого анализа на основе ИИ будет способна обнаружить вторжение и предотвратить его до нанесения ущерба. В этих направлениях мы действительно ждем прорыва. И результаты работы таких систем позволяют рассчитывать на то, что он уже начался.

В частности, мы после двух лет работы в этой области реализовали алгоритмы ИИ на практике в нашем софте, обеспечивающем безопасность SAP и убедились, что искусственный интеллект здесь реально работает. Другое дело, что все это лишь небольшая часть системы информационной безопасности, поэтому о массовом применении ИИ области защиты информации говорить пока не приходится. Главная проблема — точность полученных результатов: никого не устроит 50–60%, этого крайне мало для защиты. Но ведь ИБ — это не только защита, но еще и нападение. А там совсем иной расклад, и иногда даже 10% вероятности успеха — мечта многих причастных.

Искусственный интеллект для кибервзломщиков

К сожалению, ИИ может помочь и нападающему. Зато мы можем проанализировать в чем и знать — что ждать. Пока не будем говорить о применении умного инструментария для исследования ПО и поиска в нем уязвимостей — это отдельное достаточно технически сложное направление. Коснемся более «приземленных» вещей.

Социальная инженерия. Мы уже привыкли к разным более или менее изощренным атакам, связанным с массовыми рассылками мейлов или смс по различным каналам, к телефонным звонкам и т.д. Чего стоит один популярный ранее нигерийский спам! Интересно, что вероятность успеха таких действий относительно невелика. Даже при изощренных сценариях массовых атак речь может идти в лучшем случае о десятых долях процента и редко приближается к половине процента, что, кстати, является неплохим показателем. И именно здесь искусственный интеллект практически идеально может быть использован злоумышленниками совместно с методами социальной инженерии. Если при массовой атаке поднять вероятность успеха на несколько процентов (вплоть до 5-10%, как показывают некоторые эксперименты) — результат будет потрясающий.

И именно здесь становится очевидной польза от ИИ, поскольку такой инструментарий позволяет автоматизировать атаки, выводя их сложность на невиданный до этого уровень и резко увеличивая шансы на успех. При этом, автоматизировать и повышать эффективность различных сценариев можно до бесконечности — здесь все ограничивается лишь фантазией и квалификацией кибермошенника. Эксперименты показали, что даже простой бот-попрошайка с минимальным интеллектом может легко достичь невероятной ранее планки в 5%. Что же говорить о возможностях гораздо более сложных ботов? Для них и 10% далеко не предел. Что это означает на практике? Многомиллиардный ущерб для пользователей от реализации одной массовой атаки. И это наше ближайшее будущее.

Киберпреступникам нужно только на должном уровне освоить инструменты искусственного интеллекта, а уж фантазии в выдумывании изощренных схем добывания денег из пользователей им не занимать. Тем более, стоимость реализации таких атак, с учетом возможностей полной автоматизации, минимальна. Не нужно больших усилий, никаких преступных колл-центров. Можно просто запустить самообучающуюся программу и смотреть, как пополняются счета. Конечно, стоит оговориться, что ИИ имеет смысл использовать только на больших числах — то есть не при целевых, а при массовых атаках. Но ведь никто не хочет, чтобы за сутки были ограблены 10% всех пользователей популярного мобильного оператора. А это вполне реальный сценарий уже в самом ближайшем будущем. Общество совсем скоро столкнется с этой угрозой, нужно быть к этому готовыми.

Защита и нападение

Хотя искусственный интеллект в сфере защиты информационных систем делает только первые шаги, нас ждет немало интересных новостей. Еще год назад на эту тему можно было рассуждать лишь с изрядной долей скепсиса, что мы и делали. Когда начинали работы в этой сфере по анализу уязвимостей и аномалий в нашей лаборатории перспективных исследований, то не ждали никаких особых сюрпризов. Однако, сегодня результаты исследований и перенос разработок в коммерческие продукты наглядно показывают, что ИИ реально работает.

Это справедливо как с точки зрения защиты, так и с позиции нападения. ИИ в руках грамотного специалиста представляет собой страшную силу. И киберпреступников точно не стоит недооценивать, ибо за прошедшие годы только в РФ они аккумулировали огромные суммы денежные суммы (речь уже о миллиардах долларов): потери российских компаний от кибератак в 2017 году оцениваются в 116 млрд рублей, согласно данным Национального агентства финансовых исследований (НАФИ). Часть из них вложили в перспективные исследования. При этом, можно быть уверенными, что повсеместное увлечение криптовалютами облегчит автоматизацию различных преступных сценариев. Но прогресс на месте не стоит, а потому будущие пандемии массовых атак на пользователей с применением развитого ИИ, вероятнее всего, приведут к появлению нового класса систем защиты, также основанных на искусственном интеллекте.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 декабря 2017 > № 2431201 Илья Медведовский


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 декабря 2017 > № 2431189 Анастасия Погожева

Альтернатива корпоративу: как организовать лекцию, которая запомнится лучше праздника

Анастасия Погожева

Основатель проекта Level One, полуфиналист «Школы миллиардера» 2016-2017

Поднять настроение сотрудникам в конце рабочего года, когда дедлайны горят, можно с помощью полезного отдыха — лекции в офисе или в атмосферном месте. Например, вместо корпоратива

Как провести лекцию с пользой: как выбрать интересную тему, как найти лучших лекторов, какие организационные моменты нужно предусмотреть и как получить максимум от мероприятия?

Как выбрать тему лекции

Хорошая тема — половина успеха. Послушать такую лекцию придут больше участников, они будут внимательнее слушать и задавать вопросы. А еще тема может повлиять на восприятие вашей компании или целой отрасли.

Варианты, которые не сразу могут прийти в голову, но приводят к хорошим результатам, — провести лекции на тему громких культурных премьер, приурочить лекцию к праздникам, организовать лекцию в честь дня рождения компании или важной для компании даты, а также выбрать тему, связанную с бизнесом.

Лекции на тему громких культурных премьер: можно подготовиться к нашумевшим выставкам в Третьяковской галерее или Пушкинском музее, организовать совместное посещение концерта и узнать о музыке и ее создателях заранее, или устроить драматургический разбор самого обсуждаемого фильма года.

Лекции к праздникам. Перед 8 марта сотрудницы оценят лекции про моду, стиль и этикет. На Новый год хорошо воспринимаются лекции, создающие радостный настрой: например, лекция про традиции Рождества или мастер-класс по праздничным украшениям. Во время детских каникул здорово организовывать «семейные» лекции для сотрудников и их детей — вам будут благодарны за такую возможность. Не забудьте про День космонавтики! Еще один прекрасный повод узнать что-то новое.

Лекция в честь дня рождения компании или важной для компании даты. Если вы планируете выход на новые рынки или материнская компания базируется за рубежом, будь то Франция, Германия или Япония, то уместно погрузить сотрудников в культуру этих стран. Другой вариант — организовать экскурсию вокруг офиса компании, чтобы связать место работы с новыми приятными воспоминаниями. Те же компании, которые организуют лекции, обычно могут предложить и экскурсию.

Лекция, связанная с бизнесом. Можно заказать лекцию про вашу отрасль, описанную с точки зрения культуры или науки — и интересно, и полезно. «Кофе в искусстве» (для компании из FMCG), «Отношение к деньгам в разных культурах» (для банковской отрасли), «Главные революции в архитектуре» (для строительной отрасли). Если вам важно всегда думать об эффективности проведенного времени, то вам подойдут лекции, направленные на развитие памяти или навыков делового этикета.

Как найти лучших лекторов

Универсальной базы лекторов не существует, поэтому поисковые системы — ваш друг номер один. Проблемы возникают тогда, когда вашей задачей становится найти не самого известного лектора, а самого хорошего оратора (что часто не совпадает). Или когда ваш бюджет ниже нескольких десятков тысяч рублей, которые может запросить в качестве гонорара «медийный» спикер.

Самая выигрышная стратегия является, к сожалению, и самой времязатратной — следить за программами крупных музеев, лекториев и культурных пространств, посещать наиболее интересные из них и делать выбор. Если вы не готовы так глубоко погружаться в тему, обращайтесь в уже существующий лекторий. Лектории заинтересованы в посещаемости, поэтому тщательно отбирают спикеров, проводят тестовые лекции и внимательно собирают обратную связь. А еще с лекторием проще заключать договор — да и сами лекторы с большим доверием отнесутся к организации, с которой сотрудничают постоянно.

Когда вы точно знаете, кого хотели бы видеть в роли лектора, то можно попробовать найти контакты самостоятельно — профили большей части спикеров с первого запроса находятся в facebook. Этот вариант имеет свои ограничения. Он не подойдет, если нужно запланировать серию лекций на разные темы или когда вам нужны гарантии, что лекция состоится. Кроме того, налоги увеличат стоимость гонорара в полтора раза, если вы захотите оформить отношения официально. Так что выгода от самостоятельного поиска не так велика, как может показаться.

Когда вы определились с кругом лекторов или подрядчиков, среди которых делаете выбор, то поищите объективные критерии, по которым можно провести оценку. Хорошо, когда есть видео или возможность послушать тему вживую, когда можно прочитать большое количество публичных отзывов, а также когда есть подтвержденный опыт выступления по важной вам теме.

Какие организационные моменты нужно предусмотреть

Здорово, если получится заранее внести лекции для сотрудников в бюджет на следующий год — особенно если вы хотите организовать серию лекций под разные поводы. Об организации конкретной лекции стоит задуматься за месяц-полтора до ее проведения — примерно на такой срок вперед расписано время хороших лекторов, так что у вас как раз будет возможность занять удобные даты. Подготовка и согласование договора тоже займет время, так что не забудьте заложить его в планирование. Лектории обычно имеют типовые договоры на проведение корпоративных лекций, а с лекторами-физлицами придется придумывать все с нуля, так что сроки могут затянуться на месяц.

Если вы планируете, что на лекцию придут разные сотрудники, а не конкретная группа людей, то сделайте рассылку с анонсом и развесьте подробные объявления в офисе. Так все, кто захочет, попадут на лекцию.

Оптимальное количество людей в группе — не больше 40 человек, лучше 25-30. Такой размер группы дает возможность сохранить взаимодействие с лектором и обсудить важные для сотрудников вопросы. Слишком мало людей — тоже плохо: вовлеченность участников часто падает в небольших группах. Если у вас большая компания — организуйте предварительную запись на лекцию, чтобы неожиданно не случился аншлаг. Примите во внимание, что из записавшихся дойдут, скорее всего, не все — так что список участников можно составить с запасом.

Стандартная продолжительность лекции — от одного до двух часов. Действительно хороший лектор «держит» группу все два часа, а часа оказывается недостаточно. Большинство компаний выбирает вариант проведения корпоративных лекций после работы.

Перерыв — дело хорошее, но пригодится только в том случае, если вы устраиваете целый обучающий день. В остальных случаях лучше обойтись без него, потому что на «раскачку» уйдет много ценного времени. Если основная цель лекции — тимбилдинг, то кофе-брейк стоит оставить на финал. Тогда участники смогут не только выдохнуть, но и пообщаться друг с другом и с лектором в неформальной обстановке.

Знакомая ситуация — лектор приходит, и его ноутбук не подключается к проектору? Чтобы этого не случилось, запросите презентацию заранее, уточните, какой нужен провод, если лектор берет свой ноутбук — в общем, сделайте все, чтобы техника работала как нужно. Забронируйте переговорку, отправьте кого-нибудь встречать лектора на ресепшен — главное, постарайтесь уменьшить количество ситуаций, где что-то может пойти не так.

Лекции «для души» сложнее учитывать в расходах, чем профильные профессиональные тренинги. Но они тоже нужны вам для дела — так что не бойтесь экспериментировать с формулировками названий, которые будут отражены в документах. Возможно, ваша бухгалтерия согласует такие названия, как «Лекция в сфере рекламы и искусства» или «Лекция, направленная на развитие креативности».

Будет неплохо собрать после лекции обратную связь: например, в виде заполнения гугл-формы. Это поможет проводить работу над ошибками и с каждым разом улучшать организационные и содержательные моменты.

Как получить максимум от лекции

Чтобы повысить эффект от проведения лекции, полезно заранее обсудить задачи, которые вы ставите перед лекцией, с организаторами. Тимбилдинг, взрыв креатива в команде, развитие памяти или чувства вкуса, создание определенного образа компании в умах сотрудников — всех этих результатов можно достигнуть с помощью лекций. Но обсуждайте задачу максимально конкретно: например, чтобы сейлзы подружились между собой, дизайнеры почерпнули новых идей или все сотрудники прониклись обычаями страны, в которой находится головной офис компании.

Также будет полезно согласовать с лектором составление списка дополнительных материалов, которые получат ваши сотрудники. Так они смогут вспомнить спустя время, о чем шла речь, и сориентироваться, как изучать тему самостоятельно.

Лекция должна помочь сменить деятельность и расслабиться, поэтому убедитесь, что выступление предполагает ту или иную включенность аудитории в процесс: задания, вопросы, проверка знаний в конце — все это подойдет. При этом не стоит рассчитывать, что выступающего засыплют вопросами, и оставлять на них слишком много времени — обычно такое случается только на самых «личных» темах вроде психологии или персонального стиля.

Не забудьте о сотрудниках!

Лекции-то в первую очередь для них. Хорошо, когда можно любить компанию не только за конкурентную зарплату и комфортный офис, но и за возможности личностного роста. В чем он выражается для ваших сотрудников? Приведем несколько примеров:

Пример 1: компания имеет офисы в разных регионах России, в Москву регулярно приезжают в командировку группы сотрудников. Компания решила заказать экскурсии по городу, которые помогут им сориентироваться и понять, как потратить время за пределами работы максимально эффективно. Также это отлично помогло тимбилдингу.

Пример 2: весь высший менеджмент компании любит путешествовать и ценит прекрасное. Компания стала делать регулярные лекции, проводимые только для руководства. Они помогают сформировать общие ценности и общий язык коммуникации.

Пример 3: в компании работает несколько тысяч сотрудников, компания поддерживает семейные ценности, ежегодно проводятся мероприятия для детей сотрудников. Компания организовала лекции, в которых могут принять участие как дети, так и их родители. Такие мероприятия редко можно найти самостоятельно, поэтому серия таких лекций в офисе компании пользовалась большим успехом — дети начинали с искусства, музыки и архитектуры, а потом перешли к истории, моде и даже философии.

Пусть работа иногда будет праздником — не только на словах. Опрос Level One показывает, что в среднем люди хотели бы посещать образовательные лекции один-два раза в месяц — так что, скорее всего, ваши сотрудники будут довольны, если вы их организуете.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 декабря 2017 > № 2431189 Анастасия Погожева


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 18 декабря 2017 > № 2429650 Николай Никифоров

Брифинг Николая Никифорова по завершении заседания.

Из стенограммы:

Н.Никифоров: На заседании Правительственной комиссии по информационным технологиям были в целом утверждены четыре плана мероприятий в рамках программы «Цифровая экономика».

Хочу напомнить предысторию. 1 декабря 2016 года Президент нашей страны поставил задачу Правительству разработать программу «Цифровая экономика» и, по сути, заложить долгосрочную технологическую основу для роста экономики нашей страны. В июне 2017 года проект этой программы мы рассмотрели на Совете при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам, в июле программу утвердило Правительство. Компании – представители индустрии, наши ведущие технологические компании учредили даже отдельную автономную некоммерческую организацию «Цифровая экономика». Она, по сути, объединила сотни ведущих российских компаний и тысячи экспертов, которые и готовили данные планы мероприятий.

Сегодня мы утвердили четыре плана мероприятий. Первый из них касается нормативного регулирования, второй – технологических и исследовательских заделов, которые как раз должны создать в Российской Федерации необходимые компетенции для дальнейшей цифровой трансформации, третий план касается инфраструктуры и четвёртый план – вопросов информационной безопасности. Несмотря на то что в планах мероприятий содержатся определённые обоснования бюджетных затрат, в целом сегодня такие решения не принимались, и они будут отдельно рассматриваться уже в рамках последующего цикла бюджетного планирования. Утверждённые планы мероприятий в целом запрашивают около 520 млрд рублей финансирования, из них около 150 млрд рублей – это финансирование бюджетное, из которого, мы видим, предусмотрено уже около 50 млрд. Мы изначально говорили, что определённая часть задач так или иначе в проекте федерального бюджета уже утверждена.

Планируется и достаточно серьёзное внебюджетное финансирование – более 300 млрд рублей. Это средства наших крупнейших компаний, предприятий отрасли, которые так или иначе будут направлены на реализацию данных мероприятий.

Эти планы мероприятий позволят с января 2018 года начать реализацию программы «Цифровая экономика», рассчитанной до 2024 года и обозначающей некий ключевой набор целей и задач, создающих условия для развития экономики, которая использует данные как некую новую экономическую сущность. Мы эти данные собираем, создаём с помощью разных сенсоров и источников, передаём, храним, обрабатываем и на основе этих данных получаем дополнительную экономическую эффективность, а в итоге улучшается и качество жизни. Считаем, что это серьёзная составляющая для дальнейшего поступательного экономического роста нашей страны. А основана она будет на планах мероприятий, которые мы утверждали сегодня.

Один план мероприятий остался за кадром. Он связан с мероприятиями в области человеческого капитала, подготовкой кадрового состава. Председатель Правительства поручил завершить эту работу в январе. Таким образом, в январе будет завершена вся система планов мероприятий для начала работы по «Цифровой экономике».

Также я хотел бы отметить, что планы мероприятий будут оперативно корректироваться. Это не какая-то жёсткая правовая конструкция. Планы мероприятий будут корректироваться как минимум раз в год, а может быть, даже чаще. Основную задачу здесь выполняют именно предприятия, сама индустрия. Это не программа, реализуемая министерствами или ведомствами, как в традиционном смысле мы привыкли воспринимать государственные или федеральные целевые программы. Программа «Цифровая экономика» действительно сильно отличается. Здесь во главе угла стоят интересы индустрии, тех компаний, чьими руками и создаётся преимущество, лидерство Российской Федерации в эту новую цифровую эпоху.

Вопрос: Комиссия РСПП направила в правительство письмо с предложениями по поводу сроков хранения данных, передаваемых по каналам операторов связи. Рассматривались ли эти предложения?

Н.Никифоров: Срок хранения данных – это всё же компетенция наших правоохранительных органов, прежде всего Федеральной службы безопасности. Могу сказать, что стороны – я имею в виду органы безопасности, наше министерство и самих операторов связи – очень близки к тому, чтобы всё-таки зафиксировать некую модель решения, и это сейчас уже происходит на площадке Аппарата Правительства. Нужно дождаться принятия итоговых нормативных актов. Убеждён, что определённые компромиссы будут найдены в самое ближайшее время. Диалог этот идёт, письмо это внимательно изучается, доводы, я думаю, услышат и наши коллеги из Федеральной службы безопасности. Давайте дождёмся просто этих финальных согласований.

Вопрос: На фоне решения суда по АФК «Система» акции МТС сейчас достаточно сильно падают. Учитывая, что МТС – это один из ключевых игроков на телеком-рынке, не видите ли вы рисков?

Н.Никифоров: Компания обладает действительно лидирующими позициями на рынке по целому ряду показателей. Признаюсь честно, не видим каких-то рисков, потому что всё-таки речь идёт не о компании МТС, а в основном о ключевых акционерах. Компания МТС, насколько мне известно, не получает какого-то финансирования от своих акционеров. Наоборот, она скорее является источником выплаты дивидендов, достаточно уверенно занимает позиции и по выручке, и по прибыли, и по дивидендам. Поэтому у меня здесь нет каких-то комментариев относительно непосредственно этого судебного решения, и считаю, что оно не должно сказываться непосредственно на котировках акций самой компании МТС.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 18 декабря 2017 > № 2429650 Николай Никифоров


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427745 Тарас Коваль

Цифровая доставка. Почему «Uber для грузовиков» никак не поедет в России

Тарас Коваль

эксперт в области транспорта и логистики

Для решения проблем современной логистики необходима новая бизнес-модель цифровой экспедиции, в которой у человека заберут функцию регулирования, оставив только контроль за работой системы

Одно из перспективных направлений развития современных IT-стартапов — автотранспорт. Высокие показатели денежного оборота, огромные трудовые ресурсы в отрасли и важная роль для экономики в целом притягивает в грузовой автотранспорт один стартап за другим уже на протяжении 15 лет. В последние три-четыре года в автоматизацию и создание новых бизнес-моделей в грузовом автотранспорте вложены колоссальные финансовые средства. Это направление стало очень популярным у инвесторов.

Тем не менее результаты деятельности стартапов весьма скромные — первые «единороги» появились в Азии только в этом году. Для поддержания привлекательности в среде инвесторов и общества в целом в СМИ периодически появляются подготовленные материалы далекие от реального положения дел. Эта статья расходов занимает немалые средства из инвестиций.

Современные технологии оцифровки — это не просто перевод бумажного носителя в формат PDF. Это применение инноваций, продвижение старых и появление новых бизнес-моделей. В действующей «аналоговой» автотранспортной системе грузоперевозки делятся по нескольким критериям:

по весу груза: курьерские доставки (до 150 кг), малотоннажные (до 3-5 тонн), крупнотоннажные (10-20 тонн)

по расстоянию и плечу доставки: на местные, пригородные и междугородние. по типу клиента: B2C — продажа конечному клиенту и B2B — продажа бизнесу (зачастую компании объединяют сегменты).

Чтобы лучше понять особенности «уберизации», проведем аналогию с самой простой ее ступенью — рынком такси. Сегмент B2C. Для обывателя контроль за движением заказанного автомобиля в своем смартфоне, заранее обозначенная стоимость поездки и оплата через интернет «в два клика» стало обычным явлением. Понравился сервис на уровне эмоций, удобен при заказе, оплате, качестве подаваемых автомобилей и водителей — значит вероятность возвращения к повторному использованию высока. Максимально простой и быстрый заказ «в два-три клика», о котором так любят говорить стартапы в рекламных материалах, при заказе такси имеет действительно большое значение. В сегменте мелкотонажных перевозок за счет небольших весо-габаритных характеристик многие возникающие проблемы можно решить на месте в ручном режиме, поэтому здесь заметны успехи среди IT-проектов в разных странах и с разными бизнес-моделями. Специфика бизнеса прощает цифровые недочеты.

Самая сложная ниша «уберизации» — продажа транспортных услуг в сегменте В2В. Основное отличие от предыдущих вариантов — заказ услуг перевозки грузовым автотранспортом является работой. Ее выполняют менеджеры компании получателя или отправителя. Эффективность оценивается вышестоящим руководством.

Человеческий фактор

В небольших предприятиях менеджер, отвечающий за заказ автотранспорта, входит в подразделение отдела продаж или закупок. Эффективность его деятельности определяется снижением транспортной составляющей в стоимости продукта.

В крупных предприятиях отчетность отдела закупки автотранспорта определяется снижением транспортного бюджета за год с учетом возможности оборота денежной массой за время отсрочки платежей перевозчику на 60 или даже 90 дней. Такая постановка задачи приводит к пониманию решения большинства менеджеров логистики только с помощью одного инструмента — понижению ставок фрахта. Это чревато снижением качества услуги, рисками по сохранности товара и никак не учитывает условия колебания цен на рынке. На практике происходит диссонанс интересов предприятия и логистического отдела.

На сегодня основная проблема в логистике — влияние «человеческого фактора». Минимизация его даст перейти на новую ступень развития.

В середине ХХ века дорожное движение в крупных городах регулировали инспекторы. Постепенно их заменили светофоры. Вначале принцип их работы определялся временным алгоритмом. С увеличением интенсивности дорожного движения стали внедряться интеллектуальные системы работы светофоров, собирающие данные о трафике движения с района или города. На основании этих данных светофоры работают в разных режимах для увеличения пропускной способности дорог.

Это позволяет минимизировать образование заторов. Инспекторам дорожно-патрульной службы остается только функция контроля соблюдения правил. Как только происходит поломка светофора или инспектор переключает светофор в ручной режим, образование заторов неизбежно. Возможности анализа и принятия эффективного решения человеком при современной интенсивности движения ограничены. Аналогичная ситуация и в транспортной части логистики.

В России тарификация времени простоя грузовиков исчисляется сутками. Предлагаемое стартаперами преимущество заказа машины «в два-три клика» напоминает использование современного смартфона в сети со скоростью передачи данных EDGE. Электронная заявка с использованием телефона или e-mail занимает несколько больше времени, но гармонично вписывается в процесс. Пока намного важнее цена и соблюдение сроков.

Бизнес-модели для логистики в онлайне

На сегодня на рынке онлайн-заказа автотранспорта представлено три основных бизнес-модели.

1. Информационные онлайн «доски». Существуют с начала 2000-х.

Особенность модели: доход с рекламы и абонентская плата за право пользования информационным ресурсом как для перевозчика, так и грузовладельца предоставляется информация о свободных автомобилях и выставленных грузах. Ответственность только за верификацию участников пользования системы. Европейские системы работают в тесном контакте с ведущими европейскими коллекторскими компаниями и имеют стабилизационный фонд.

Известные представители: немецкий Timocom (доход в 2016 году €62,2 млн) и его упрощенный российский аналог АвтоТрансИнфо, выигравший в номинации «Онлайн-сервис года» Национальной премии «Грузовики и дороги» — 2017.

Более продвинутой является американская Trucker Path & Trucker Load, разработанная выходцами из России и Украины. Привлекли инвестиций $21,5 млн + $30 млн на кредиты для перевозчиков .

Во-первых, у них подход mobile-first. Основа — это мобильное приложение для дальнобойщиков.

Во-вторых, упор они сделали на перевозчиков, а не на заказчиков.

В-третьих, монетизацию начали не с подписки или рекламы, а с факторинга для перевозчика.

2. Агрегаторы аукционного типа.

Особенностью модели является предоставление нескольких предложений от перевозчиков, лучшее из которых выбирает сам клиент. Ответственности за перевозку нет, но предоставляется ряд дополнительных ценных сервисов: гарантия цены и условий, документооборот, проведение оплаты через себя, отслеживание и т.д., так как сервис знает кого и за сколько выбирает клиент, что ведет к повышению безопасности сделки в отличии от досок объявлений.

Наиболее известные проекты: американский Uship с капитализацией чуть менее $1 млрд, работает с 2006 года, европейские Shiply и Anyvan.

Среди российских проектов выделяется «ВезетВсем» и YouDo успешно работающие в сегменте B2C среди малотоннажников.

3. «Uber в грузоперевозках». Модель, получившая название на основании сервиса такси Uber.

Особенности: декларируется функция перевозчика (юридически может не подтверждаться). Фиксированная цена для клиента. Обязательство по исполнению контракта.

Наиболее известные проекты:

— американские Convoy (привлек в 2017 году $62 млн)

— Cargomatic (привлек $18 млн)

— индийский BlackBuck (привлек $100 млн)

Из российских проектов в этой категории наиболее известен проект Deliver, а также GroozGo, активную помощь в продвижении которого оказывает инновационный центр «Сколково». В общей сложности вложения в стартапы грузоперевозок с 2011 года составили более $500 млн. Тем не менее успехи и доля рынка в крупнотоннажных перевозках в сегменте В2В по сравнению с традиционными экспедициями очень скромные.

Логистика в Германии

Почему же самое слабое развитие стартапов наблюдается в крупнотоннажных перевозках в сегменте В2В? Проблемы хорошо видны на примере немецкого рынка. Большинство немецких предприятий умеет хорошо считать экономику и оптимизировать процессы, связанные с логистикой. С начала 90-х годов прошлого столетия логистические услуги большинства предприятий находятся на аутосорсинге. Содержать свой штат высококвалифицированных работников, занимающихся распределением грузопотока, управлением складом отгрузки, поиском автотранспорта, организацией комбинированных перевозок и даже финишной подготовкой груза — невыгодно. Полноценные структуры логистики есть только у грузовладельцев с технически сложными перевозками дорогих грузов.

Например, в станкостроении с потребностями в негабаритных перевозках. Финишная фасовка товара, подготовка груза к отправке, поиск транспорта, страхование этой части логистики покупается у классических экспедиторских компаний. Крупные экспедиторы могут обладать своим подвижным составом, но в последнее десятилетие чаще работают с привлеченным. Такое положение дел на практике разрушает еще один из главных постулатов стартаперов — уменьшение числа посредников.

Монстрам классического экспедиции, как, например, DB Schenker неинтересны пока стартапы. Своя база данных прямых перевозчиков и мелких экспедиторов-посредников закрывает основную часть потребности в автотранспорте. В идеале могли бы закрыть и все 100% самостоятельно. Но функции контроля и следующей за ней ответственности имеют стоимость. Современная бизнес-модель предполагает перекладывание ее на более мелкие структуры и страховые компании. А вот небольшие экспедиции используют в своей работе системы типа Timocom или стартаперов.

В Германии общепринятый срок оплаты перевозки — 60 дней. Бывает доходит и до 90 дней. Несмотря на все меры безопасности, предпринимаемые немецкой системой, за время, проходящее с момента перевозки до оплаты, экспедитор, разместивший заявку, может обанкротиться или не оплатить вовремя. При банкротстве заказчика у Timocom существует программа лояльности к постоянным перевозчикам. Они могут возместить до 40% ставки. Только произойдет это с еще большей задержкой. На неплательщиков воздействуют при помощи известных европейских коллекторских агентств. Но это не спасает транспортников от кассового разрыва. При низкой маржинальности 2-3 близкие по времени неоплаты могут привести к краху всего малого бизнеса перевозчика. По-прежнему недоверие из-за возможности не получить свои заработанные деньги со стороны автотранспортных компаний к стартапам высокое. Предпочтение отдается работе с классическими экспедициями.

Последние в свою очередь не торопятся с глобальным изменением бизнес-модели. С одной стороны, их пока и так почти все устраивает. С другой — достойных решений, которые можно было перекупить, они пока не видят.

Стартапы прибегают к разным маркетинговым ухищрениям. Особенно это заметно в России. Сказывается возможность различия ставки за километр в зависимости от направления до двух раз. Чтобы привлечь перевозчиков, по некоторым маршрутам стартапер дотирует перевозки, расходуя на это инвестиционные средства.

Фактически предложения стартапов в сегменте В2В закрывают проблемные позиции, когда срочно нужно осуществить перевозку и «планка» критерия выбора перевозчика резко снижается. Второй фактор — желание грузовладельца попробовать новую модель, которая на слуху.

В отличие от Европы или США в России большая проблема с профессиональной подготовкой логистов. На практике для демонстрации своей эффективности менеджеры используют в основном один инструмент — понижение стоимости услуг. Кроме того встречаются ситуации, когда личные финансовые интересы менеджеров-логистов ставятся выше интересов предприятия. Даже при общих низких ценах на автотранспортные услуги. Внедрение систем автоматики в современном автомобиле уменьшило влияние человеческого фактора и снизило требования к профессиональному водителю. Современные автоматические системы регулирования движения в крупных городах снизили проблемы заторов. По этому же пути двигается грузовая автотранспортная логистика.

Варианты решения

Эффективное решение лежит в создании новой бизнес-модели цифровой экспедиции. Она сможет успешно совмещать классические функции «оффлайн» экспедиции и современные «онлайн» технологии, в результате внедрения которых у человека заберут функцию регулирования, оставив только контроль за работой системы.

Проекты, направленные на решение вопроса «уберизации в грузоперевозках» через системное решение, выглядят наиболее перспективными. Аналитика работы автора статьи в одном из таких проектов легла в основу написания данной статьи.

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427745 Тарас Коваль


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427733 Павел Эйгес

Мобильный криптосейф: как защитить биткоины от хакеров

Павел Эйгес

директор ООО «Открытая мобильная платформа»

Самый удобный способ хранения криптовалют оказывается самым небезопасным

Крупные преступные группы полностью переключились на криптоиндустрию, предупреждают ведущие консультанты по защите данных. Взлет суммарной капитализации криптовалют до $370 млрд, «биткоиновая лихорадка» и возможность скрыться за анонимностью блокчейна сделали криптоиндустрию желанной мишенью для хакеров всего мира. По разным данным они уже украли криптовалют на сумму от $168 млн до $300 млн. В ход идут фишинговые сайты, популярностью не уступающие оригинальным, и даже звонки мобильным операторам с просьбой переключить номер абонента на устройство мошенника. Но главными троянскими воротами криптовалютного фрода стали мобильные устройства. Управлять кошельком со смартфона удобнее, чем использовать аппаратные, десктопные или онлайн-кошельки, но весь вопрос в том, с какого.

Хакерские отмычки любят Android

Подарком для охотников за чужой криптовалютой стали уязвимости ОС Android, одной из самых распространенных (87,4% всех мобильных устройств) и, в силу этого, уязвимых операционных систем — Android. Количество различных сервисов-кошельков в Google Play уже превышает 2000, ежемесячно появляются новые. По данным исследования High-Tech Bridge, более 66% из приложений не используют безопасный протокол HTTPS, а более 94% уязвимы по трем и более параметрам. Кроме того, практически все протестированные приложения (более 96%) применяют устаревшие методы шифрования данных.

Но даже в случае полной безопасности приложений гарантии от кражи цифровых денег минимальны. Дело в нативной уязвимости самой ОС Android: для защиты данных нужны регулярные обновления операционной системы, которые в силу многообразия производителей и конечных устройств приходят с большим временным лагом. К моменту релизу новой версии ОС программы-шпионы успевают обновиться десятки раз и найти новые бреши, и так по кругу. Говоря проще, любой криптокошелек на Android может внезапно стать чужим.

Другие серьезные проблемы: прошивки для Android, собирающие личные данные, например, «Прошивка без проводов (FOTA)» и SecureRandom — компонент системы, отвечающей за генерацию случайных чисел, задействованный при использовании практически всех bitcoin-кошельков для Android.

Об опасностях смартфонов на базе Android владельцам криптовалют заявлял и представитель самого Google — владельца ОС — Майк Хирн и авторитетный эксперт по защите данных Крис Мейер. Оба специалиста называли наиболее существенной проблемой уже упомянутый SecureRandom. Основатель bitcoinmine.club Джоби Викс, отметил уязвимость мобильных гаджетов при хранении криптовалют, комментируя атаку хакера на собственный смартфон, в результате которой он потерял более 100 биткоинов. Словом, использование устройств на базе этой системы дает возможность для неавторизованного доступа к биткойн ключам, причем несколькими путями.

Помимо «шпионских» прошивок, проблем с генерацией случайных чисел, а также потенциально опасных приложений, существуют более изощренные программные средства для взлома, например, новая версия бага Stagefright («боязнь сцены»), использующая уязвимость форматов mp3 и mp4 для атаки устройств через отправку MMS-сообщений. Программа активирует вредоносный код даже после просмотра превью на видео. По признанию главы отдела безопасности компании Адриана Людвига, «сцены боятся» 95% всех устройств Android, новой версии бага 99%. Если предположить, что даже каждый пятый владелец криптовалют использует мобильные кошельки на Android устройствах, то при нынешней капитализации криптовалют, угроза нависла над $74 млрд и десятками тысяч пользователей.

«Банки» для криптовалют

Альтернативы, конечно, же есть. Специальные средства, такие, например, как аппаратные кошельки, которые в народе называют «безопасными флешками», безусловно, резко снижают риски. Сами криптоключи в них ограждены от ПО устройства, передающего информацию. Но при этом возникают сложности с количеством устройств, непривычным управлением и дополнительными функциональными неудобствами. В общем, аппаратная версия кошелька не является полноценной альтернативой смартфону. Использование же специализированного смартфона, заточенного под безопасность: со специальной ОС, защищенной и с точки зрения криптографифии, и антивирусной системой, работающей более эффективно в силу регулярных обновлений системы операционной, — да и в целом не подверженной такому шквалу атак вирусов и шпионов, сохранит и удобство, и портативность.

Мобильные операции с криптовалютами — это удобно. И отказ от них едва ли снизит интерес злоумышленников к криптоиндустрии. Для сохранения возможности переводить криптовалюты из любой точки мира с одновременным обеспечением безопасности активов достаточно правильно выбрать аппаратные средства. Безопасность сбережений начинается с отношения к ним. Подобно классическим деньгам, которые мы защищаем прочными стенами и надежными дверями банковских сейфов, криптовалюты следует защищать устройствами, вероятность взлома которых сравнима, с вероятностью ограбления банка.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427733 Павел Эйгес


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 декабря 2017 > № 2424765 Андрей Давидович

Виртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников

Андрей Давидович

Генеральный директор компании-разработчика комплексных систем информационной безопасности «Смарт-Софт».

Как из-за бесцельного серфинга в интернете компании переплачивают сотрудникам по 209 рублей в день, которые позже превращаются в многомиллионные убытки для бизнеса

Интернет с его безграничными возможностями стал для бизнеса хорошим подспорьем в отладке рабочих процессов и получении прибыли. Однако вместе с благами принес и новые проблемы. Cyberloafing — использование компьютера на рабочем месте не в служебных целях, — только одна из них.

Обозначу далеко неполный пул вопросов информационной безопасности, с необходимостью решения которых рано или поздно сталкивается любая компания, где есть хотя бы два компьютера с выходом в интернет. Первый риск для работодателя — это нецелевое использование интернета, когда некоторую часть своего рабочего времени сотрудники проводят в любимых соцсетях, интернет-магазинах, общаются в мессенджерах. Разумеется, это отвлекает от рабочих задач и становится незримой, но вполне реальной статьей расходов и другого рода потерь компании. Второй риск возникает при использование сотрудниками приложений и сайтов, которые скачкообразно увеличивают сетевой трафик (например, видеохостинги и торренты). В результате падает скорость работы интернета на других компьютерах в сети. Третий риск — зараженные интернет-ресурсы.

Замечу, все эти проблемы вытекают именно из ничем не ограниченного доступа персонала компании к интернету через корпоративную сеть. Прочие угрозы, связанные с возможностью взлома вашей сети извне, а также злым умыслом внутреннего пользователя пока даже не будем рассматривать. Все знают, что профилактика всегда дешевле лечения. И, хотя многие предприниматели выступают противниками системного контроля над действиями своей команды, я расскажу о реальных потерях, которые понесли компании.

Посчитаем убытки

Согласно статистике hh.ru, до 64% сотрудников тратят на личные дела от 15 минут до часа рабочего времени. Из этого количества просмотром личной почты и новостей занимаются 46%, более трети опрошенных общаются в мессенджерах по вопросам, далеким от профессиональных, а 26% бесцельно просиживают в социальных сетях. При этом более половины не считает, что подобные потери времени сказываются на их производительности, а рабочее время «убивает» скорее выполнение неожиданных распоряжений начальства и исправление ошибок за коллегами.

Как владелец бизнеса и работодатель я предпочитаю оценивать ситуацию с точки зрения окупаемости и отдачи. В первую очередь учитываю экономическую дестабилизацию собственного предприятия и объем упущенной выгоды. Проведем простой расчет, где средняя зарплата работника в России равна 38 083 рублей (данные Росстата, сентябрь 2017 года). При 40-часовой рабочей неделе в сентябре выходит 168 рабочих часов. Таким образом, часовая ставка равна 227 рублей.

Средний показатель нецелевого расхода рабочего времени в день — 55,4 минут. Выходит, каждому сотруднику компания ежедневно переплачивает по 209 рублей, а за год набегает около 52 000 рублей. Нецелевое просиживание в сети 100 человек персонала обойдется компании в 520 000 рублей в год, что немало.

Есть и еще несколько моментов в отношении политики безопасности предприятия, баз данных, личных данных и конфиденциальной информации персонала, клиентов и партнеров. Угроза в данном случае может исходить и снаружи, и изнутри. По данным IBM Security, ущерб от потери данных за последние годы достиг $4 млн за один инцидент, и тенденция к росту все еще сохраняется. Ликвидация последствий обходится для крупной фирмы примерно в 11 млн рублей, а для среднего и малого бизнеса — в 1,6 млн. Специалисты «Лаборатории Касперского» подсчитали, что в 2016 году 42% российских компаний теряли информацию из-за хакерских атак. Добавим сюда внушительные суммы ущерба от халатности сотрудников, проносящих на неучтенных флешках вирусы, заходящих на запрещенные сайты и просто сливающих конфиденциальную информацию конкурентам. Выгода системной профилактики перед исправлением последствий становится еще более очевидной.

Что можно предпринять?

— Тайм-менеджмент. Тренинги научат сотрудников эффективно использовать свое время, а Google Keep, Tasker или Things могут повысить организованность, но помните, что никто не гарантирует, что часы и минуты будут использоваться в пользу компании.

— Административные меры. Можно ввести систему наказаний, лишать премий и даже увольнять сотрудников, слишком много времени проводящих в соцсетях. Правда, будут ли новые члены команды работать лучше, сказать сложно. Сейчас многие испытывают нездоровую тягу к бесцельному пролистыванию интернет-страниц, и если рабочий компьютер недоступен, тянутся к другим гаджетам каждые десять минут.

— Тотальный контроль. Это фактически откровенная слежка за сотрудниками, в случае установления которой будьте готовы к саботажу со стороны недовольных. Даже не сомневайтесь в изобретательности их ума — обязательно найдут лазейку. А еще вам придется нанять новых сотрудников для слежки за старыми. Вы же не можете один за всеми уследить.

С учетом всего перечисленного наиболее оптимальным вариантом становится гибкая политика в отношении веб-доступа. К примеру, можно разрешить посещение соцсетей во время обеденного перерыва или кофебрейка, можно применить индивидуальную настройку для разных категорий пользователей в сети — кому-то разрешить, а кому-то закрыть доступ к определенному сайту. Межсетевые экраны нового поколения позволяют блокировать даже отдельные разделы или страницы сайта, оставляя возможность общего доступа к самому ресурсу. С их помощью можно заблокировать и программы, установленные на компьютеры или в браузерах. Приятным бонусом для руководителя станут отчеты по использованию интернета, позволяющие посмотреть историю посещений сайтов любым сотрудником.

В одном из торговых центров Москвы нужно было ограничить доступ в интернет обслуживающему персоналу (около 90 человек). Заказчика интересовала прежде всего блокировка черного списка сайтов и ненужных в работе ресурсов, а также четкий учет трафика. Использование программного средства позволило решить эту задачу — у каждого пользователя в сети компании на основе его функциональных обязанностей были настроены свои ограничения работы в онлайне.

Перед столичной дирекцией железнодорожных вокзалов стояла схожая задача — ограничить работы в интернете. На 300 сотрудников было выделено всего в 100 Мбит/сек, и важно было равномерно распределить трафик между работниками и сбалансировать нагрузку на канал. Ограничение доступа на посторонние сайты способствовало снятию остроты основной проблемы — раньше сотрудники расходовали трафик на развлекательные сайты и скачивание постороннего контента.

Актуален вопрос безопасности и в госструктурах, и учреждениях образования и здравоохранения. Здесь он, помимо прочего, регулируется еще и множеством законодательных актов, которые необходимо соблюдать. Например, в школах требуется ограждать детей от запрещенных Роскомнадзором ресурсов, и помочь в этом может именно гибкая контентная фильтрация, позволяющая разделить доступ для сотрудников учебного заведения и учеников.

Развитие телемедицины также диктует руководителям медицинских учреждений необходимость усиленной защиты персональных данных пациентов, а наличие развернутой филиальной сети определяет задачу централизованного контроля и установки общих правил сетевого доступа и выхода в интернет для сотрудников всех филиалов.

Один из показательных примеров — прокуратуре одного российского мегаполиса потребовалось технологическое решение, которое помогло бы разграничить права доступа сотрудников к интернету, в том числе разграничить поступающий трафик от провайдера до пользователей. Сотрудники прокуратуры должны были иметь строго лимитированный доступ. Также в целях сетевой безопасности необходимо было ограничить прохождение трафика по определенным сетевым портам, что и было сделано.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 декабря 2017 > № 2424765 Андрей Давидович


США > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 15 декабря 2017 > № 2424747 Виктор Орловский

Что-то новенькое. Даже самая успешная бизнес-модель нуждается в изменениях

Виктор Орловский

Управляющий партнер венчурного фонда FortRoss Ventures

Бизнесы Facebook, Amazon, Uber, когда-то считавшиеся инновационными, спустя 15 лет требуют серьезной трансформации. Но отказаться от той священной бизнес-модели, что кормила и кормит компанию до сих пор, сложнее, чем кажется

Что объединяет компании, которые каждый день у нас на слуху, — Google, FB, Amazon, WeWork, AirBnB, Uber, Coursera? Все они нашли точки роста и смогли экспоненциально вырасти за очень короткий срок. Экспоненциально быстрый рост компаний — эффект не случайный, а следствие того, как технологии позволили производить бесплатную или почти бесплатную копию продукта, а далее тиражировать продукт до полного насыщения рынка. Сначала с помощью транзисторов и персональных компьютеров, а позже ПО и современных мобильных устройств. В это же время появился и венчурный капитал, который пришел на помощь компаниям, способным стать «всем из ничего» за считанные годы.

Цифровая экономика разрушает текущие и создает новые бизнес-модели. И это то, что кардинально отличает компании цифровой экономики друг от друга. Если приглядеться, вы не найдете на одном цифровом рынке и двух компаний, которые бы жили по одинаковым бизнес-моделям. Да и компаний, чья бизнес-модель была бы универсальна на всех рынках, также не существует.

Бизнес-модель компании IBM, которая из продуктовой в сервисную преобразил великий Лу Гершнер или бизнес-модель GE, изменив которую Джек Велш, трансформировал единую компанию в множество достаточно автономных бизнесов. Но все эти преобразования были сделаны тогда, когда компании-гиганты находились на краю гибели и были готовы к самым драматичным изменениям.

Стоит только посмотреть на пять крупнейших компаний США. Все они находятся на западном побережье Америки и, видимо, есть в этом какая-то закономерность. Прежде всего — это влияние духа креативного предпринимательства эры золотоискателей, всегда отличавшего западное побережье США от восточного. Ведь именно за этим духом приехал в Долину и Марк Цукерберг.

О компаниях по существу

Компания Apple вплотную подобралась к капитализации в $900 млрд, после того как вышел в свет iPhone X. Еще один рывок, и компания станет первой в мире, достигшей триллионной капитализации. При этом ее бизнес-модель не поменялась с того момента, как Стив Джобс превратил Apple в маркетплейс приложений, музыки и фильмов. Ведь iPhone в наших руках — это всего лишь удобный магазин для потребления контента. Но когда не эволюционирует бизнес-модель, начинается деградация продукта и сервисов. Как следствие, деградирует и пользовательский опыт. Люди готовы терпеть плохое качество только тогда, когда их потребности удовлетворяют каким-то новым, более удобным и неизвестным ранее способом.

Последние поколения iPhone, которые по сути не отличаются между собой, и проблемы с качеством «сборки» и Windows-подобным поведением операционной системы и приложений тому явное свидетельство. На сегодня бизнес-модель Apple можно назвать изжившей себя, потому что пользователь больше не реагирует на бесчисленное количество новых приложений, он пресыщен тем, что имеет. Конкуренция на этом рынке достигла своего предела, и ничего великого здесь уже не появится. Так, понемногу, изживает себя великая компания. И пока не видно даже попыток изменения этой бизнес-модели — Apple застряла в середине прошлого десятилетия, а их бизнес превратился в commodity. В этой связи я бы не купил акции Apple.

Google — вечный конкурент и последователь Apple. Однако компания не перестает непрерывно искать: автономный транспорт, e-commerce, многое другое. Правда, пока безуспешно: 90% их выручки корпорации все же имеют рекламную природу. Все потому, что поменять бизнес-модель гораздо тяжелее, чем найти и развить новую технологию. Google скорее можно назвать крупнейшим в мире маркетинговым и рекламным агентством, впрочем, каким оно и было создано почти 17 лет назад. Спасает корпорацию наше природное любопытство, приводящее нас раз за разом в Google search, где «агентство» зарабатывает баснословные прибыли.

Следом за ним — молодой и динамично развивающийся бизнес Facebook, который борется за бюджеты все тех же рекламодателей, что и Google. Правда, у соцсети есть свое преимущество — постоянный тесный контакт с этим ресурсом. Кроме того, Facebook обладает наиболее полноценными знаниями о пользователе, а значит и товар значительно более ценный. Хотя формула стоимости товара для FB и Google одинаковая. Google, переименованный в Alphabet, старается изо всех сил. Само название, как мне кажется, отражает стремление компании стать платформой для всего. Но как же сложно поменять свою бизнес-модель — отказаться от той священной, что кормила и кормит компанию до сих пор.

Цукерберг поступил мудро, купив WhatsApp, так как предвидел рост популярности мессенджеров. Их совокупное количество пользователей сегодня больше, чем совокупное количество пользователей всех социальных сетей. А еще он не дал купить WhatsApp Google и поэтому поступил мудро вдвойне. И теперь мы используем мессенджеры чаще, чем соцсети, в особенности с появлением каналов вещания и чат-ботов. И не даром FB рекомендует нам друзей из тех, с кем мы начали переписку в WhatsApp.

У FB сегодня гораздо больше возможностей для роста вовлеченности клиентов, то есть монетизации своего товара, чем у Alphabet. Но и его ожидает сложнейшая борьба с собственной устоявшейся бизнес-моделью, в основном построенной на рекламных бюджетах крупных компаний. И Google, и Facebook играют на одной полянке сверхкрупных рекламных бюджетов мировых брендов, и правило Парето (20% их клиентов приносят им 80% прибыли), пока для них является нормой повседневной жизни.

Еще недавно компанию Microsoft считали жертвой очередной революции бизнес-моделей. Жертва же смогла, как и в случае с IBM, поменяться под угрозой краха своего основного бизнеса. Сегодня понятно — Microsoft справилась и справилась блестяще. Облачные сервисы Azur, прыжок в мобильные платформы, использование искусственного интеллекта и неплохой микс программно-аппаратных платформ показывает возможности корпорации выводить на рынок новые бизнес-модели, пусть даже они появляются и с задержкой. Ни в одной из областей, кроме традиционных операционных систем для персональных компьютеров, Microsoft не является игроком номер №1.

Почему компании, не владеющие активами, остаются на вершине?

Чтобы бурно расти бизнесу, нужно обладать только одним совершенно замечательным свойством. Каждая следующая единица товара, услуга или каждый следующий приобретенный клиент должны добавлять компании и всему сервису больше ценности, чем предыдущий приобретенный клиент, проданный продукт или сервис, а стоимость приобретения и удержания такого клиента и дополнительной продажи ему сервисов или продуктов компании должны стоить меньше денег, чем стоимость привлечения и удержания предыдущего клиента. И пока это правило соблюдается, компаниям обеспечен бурный рост. Чем быстрее и дольше разбегаются эти кривые, тем больше возможностей роста обеспечивает такая модель и тем выше стоимость будет у такой компании. Именно такая модель лучше всего тиражируется, и именно она сейчас и в будущем будет пополнять ряды «единорогов», и затем ряды крупнейших публичных компаний мира. Обеспечить же столь бурный рост крайне тяжело. И именно это объясняет эру платформенного бизнеса, о котором так много говорят в последнее время.

Этот феномен объясняется тем, что когда компания смогла «завоевать» своего клиента, завоевать его внимание, научилась обрабатывать и использовать знания и эффективно менять и дополнять собственную бизнес-модель, такая компания автоматически превращается в платформу. И я думаю, что не все компании, находящиеся сегодня на вершине капитализации, будут способны материализовать свои нынешние преимущества.

США > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 15 декабря 2017 > № 2424747 Виктор Орловский


Казахстан > СМИ, ИТ > dknews.kz, 14 декабря 2017 > № 2423538 Берик Битабаров

Берик Битабаров: «Изменения, сделанные сегодня, определяют будущее»

Отрасль телекоммуникаций динамично развивается, а вместе с трендами меняются и предпочтения потребителей. Согласно новейшим исследованиям, современные пользователи проводят до 9 часов в день в социальных сетях, при этом 60% времени, проведенного онлайн, приходится на мобильные девайсы. Если раньше мобильный телефон был необходим лишь для голосового вызова, то сегодня он все больше востребован для развлечений – подобные перемены влияют на услуги и сервисы телеком-операторов. При этом, прежде чем изменить состав продуктовой корзины, провайдер услуг должен измениться, в первую очередь, сам. О том, как проходит трансформация компании и главного ресурса изменений – персонала АО «Казахтелеком», – «ДК» рассказал управляющий директор по персоналу Берик Битабаров.

-Трансформации, как и любому масштабному процессу, затрагивающему все направления деятельности, предшествовал анализ работы во всех подразделениях и филиалах компании. В первую очередь, нужно было начать работу по изменению корпоративной культуры, сознанию персонала и используемых подходов. Для начала мы провели диагностику существующих в компании ценностей и компетенций. В масштабном комплексном исследовании, опросах, фокус-группах участвовало свыше 16 тысяч работников различных подразделений, была организована серия интервью с топ-менеджерами нашей компании,– рассказывает Берик Битабаров.

Одной из основных задач трансформации стало обновление модели ведения бизнеса, которая, в конечном счете, позволит компании получить конкурентное преимущество на рынке, сохранить лидирующие позиции в фиксированном бизнесе, повысить эффективность процессов и скорость внедрения инноваций.

При этом, отмечает спикер, каждый проект, новшество должны быть обязательно прогнозируемыми. Для этого ведется постоянный мониторинг, подводятся промежуточные итоги, фиксируется процент выполнения проекта. В настоящее время компания находится в активной фазе модернизации, однако, как показывает международная практика, совершенствование деятельности – процесс длительный.

В результате проводимой работы в текущем году в «Казахтелекоме» внедрена новая организационная структура филиалов, которая была утверждена решением Правления компании в рамках Программы трансформации «Өрлеу» и Стратегии повышения акционерной стоимости. Изменение структуры региональных филиалов направлено на повышение эффективности деятельности компании, за счет исключения дублирования функций и излишних уровней управления на местах.

Как пояснил спикер, при оптимизации в первую очередь изменения коснулись административно-управленческого состава, руководящих позиций в филиалах. При назначении новых руководителей филиалов проводился открытый, прозрачный конкурс среди претендентов из числа работников компании. Согласно Решению Правления, на сегодняшний день организовано 6 региональных дирекций компании, которые были созданы вместо 14 областных дирекций.

Централизованное управление филиалами компании осуществляется посредством следующих региональных дирекций телекоммуникаций: «Центральная» (регион охватывает Карагандинскую, Акмолинскую области и г. Астану с центром в столице), «Северная» (Северо-Казахстанская, Костанайская области – с центром в г. Костанае), «Восточная» (входят Павлодарская и Восточно-Казахстанская области с центром в ­­­

г. Усть-Каменогорске), «Западная» (охватывает Атыраускую, Актюбинскую, Мангистаускую, Западно-Казахстанскую области с центром в г.Актобе), «Южная» (Жамбылская, Кызылординская, Южно-Казахстанская области с центром в г. Шымкенте) и РДТ «Алматытелеком» (г. Алматы и Алматинская область). Новая организационная структура вступит в силу с 1 января 2018 года.

Для реализации амбициозных целей была разработана Дорожная карта трансформации, которая включает в себя проекты по изменению организационной структуры. При этом, я хотел бы отдельно отметить, что сразу было решено отказаться от кардинальных мер и сокращения штата в рамках трансформации. Оптимизация численности руководящего персонала в регионах проводилась поэтапно, за счет поддержания естественной текучести кадров. Это значит, что процессы проводились за счет временного ограничения на прием новых сотрудников, внутреннего рекрутинга, ротации кадров, разработки мер по поддержке для работников предпенсионного возраста. Сотрудникам, выполнявшим повторяющиеся административные функции, чьи позиции подлежали оптимизации, было предложено переобучение, перевод в другие структурные подразделения. По факту, договоры были расторгнуты с теми, кто не подтвердил соответствие занимаемой должности и квалификационным требованиям. Однако hr-специалисты на местах предлагали высвобождаемым сотрудникам принять участие во внутреннем конкурсе на открытые вакансии в иных направлениях, в которых претендент видит перспективы для применения своего опыта, проводили разъяснительную работу по существующим мерам поддержки.

«Перед внедрением изменений нами был принят во внимание не только опыт зарубежных компаний, таких как французский оператор Orange, BT Group (BritishTelecom– прим. Ред.), «Ростелеком», но и собственный опыт. Говоря о собственном опыте компании, хотелось бы остановиться на практике объединения филиалов г. Алматы и Алматинской области и г. Астаны и Акмолинской области. Цифры красноречивее слов: так, по итогам объединения, инициированного в 2015 г., отмечен рост производительности труда на 26%, рост средней заработной платы работников на 23%, внедрены единые стандарты оказания сервиса, а также единая система мотивации персонала», – поясняет Берик Битабаров.

В ходе трансформации ряд поддерживающих функций, таких как административная, финансовая, будут централизованы в рамках общих центров обслуживания (ОЦО– прим. ред.). На сегодняшний день успешно действует ОЦО по кадровому делопроизводству и функциям расчета заработной платы.

К слову, «Казахтелеком» первым в Казахстане внедрил проект по централизации функций кадрового администрирования. По мнению экспертов, данная модель является наиболее подходящей для компании с многочисленным персоналом, где громоздкая структура может стать барьером для дальнейшего развития.

– Все рутинные административные функции выведены в ОЦО. Поясню на примере HR-ОЦО: раньше в каждом филиале сотрудник кадровой службы составлял тексты приказов, заполнял личные дела, вел документацию – сейчас эти процессы ведутся централизованно, появилась возможность более качественно подойти к задачам по развитию персонала, рекрутингу, вопросам по компенсациям и льготам, а также внутренним коммуникациям. Централизация поддерживающих функций помогает автоматизировать процессы и сосредоточиться на основном бизнесе. Также отмечу, что эффект от внедрения Общего центра обслуживания по кадровому администрированию составляет более 40 млн тенге в год, что подтверждает эффективность реализованного проекта», – отмечает Берик Битабаров.

Положительно сказался на качестве сервиса ввод оценки эффективности по результатам труда, иными словами – сдельная форма оплаты и новая мотивационная система, которые обеспечивают четкий учет результатов работы и прозрачность системы вознаграждения.

К изменениям готовы не только молодые сотрудники, но и старшее поколение, об этом говорят многочисленные внутренние исследования, регулярные коммуникационные сессии топ-менеджмента с персоналом. Средний возраст сотрудников компании составляет около 40 лет, но все чаще амбициозная молодежь стремится работать в «Казахтелекоме». Отбор кандидатов на занятие вакантных должностей проводится на конкурсной основе, на всех этапах отбора персонала обеспечена прозрачность и соблюдается принцип меритократии. Кроме того, действует программа стажировки «Жасөркен», которую «Казахтелеком» реализует совместно с АО «Самрук-Қазына». По словам управляющего директора по персоналу, компания готова поддержать сотрудников, готовых к трансформации и изменениям, внедрению нестандартных решений и инновационных идей.

– Мы ценим каждого нашего сотрудника, который вносит свой вклад в развитие компании вне зависимости от возраста и стажа. Считаясь с опытом старшего поколения, его заслугами, мы проводим трансформацию в сфере HR мягко, плавно. Все процессы прогнозируем заранее. Регулярно проводим разного характера коммуникации для персонала о целях, задачах, результатах предпринимаемых шагов. Для этого используем весь ассортимент возможностей: онлайн-конференции с топ-менеджментом, отчеты руководства перед персоналом. Для нас важно, что большинство сотрудников осознает необходимость проводимых преобразований и готово меняться, – считает Берик Битабаров.

Немаловажен и тот факт, что в целях создания более комфортных условий для сотрудников компании был принят обновленный вариант Коллективного договора, который будет действовать в течение пяти лет.

– «Казахтелеком» – социально-ориентированная компания, где ценят каждого работника и заботятся о нем. В новом Коллективном договоре особое место уделяется повышению профессионального уровня, получению высшего образования техническими специалистами. В этом году значительно расширен перечень вузов и колледжей по профильным специальностям отрасли коммуникаций, для обучения в которых работникам предоставляется оплачиваемый учебный отпуск, – отмечает управляющий директор по персоналу.

В новой редакции Коллективного договора предусмотрено увеличение размеров материальной помощи, оказываемой в сложной жизненной ситуации, в которой оказался работник. Предусмотрена возможность преждевременного выхода на заслуженный отдых – за пять лет до достижения установленного законом пенсионного возраста. Сотруднику выплачивается компенсация и сохраняется право на постановку на учет в качестве пенсионера.

Отдельный раздел посвящен вопросам укрепления здоровья сотрудников и их детей, созданию условий для полноценного отдыха и лечения. Реализуемая в компании социальная политика позволяет людям, вне зависимости от стажа работы, приобретать санаторно-курортные путевки и путевки в детские оздоровительные лагеря.

Пристальное внимание в компании сосредоточено на обучении персонала. Большим стимулом для сотрудников являются обучающие семинары и тренинги казахстанских и зарубежных тренеров. Возможность постоянного совершенствования имеют абсолютно все категории работников, независимо от занимаемой должности и места работы. А это значит, что общие принципы клиентоориентированной, прогрессивной и эффективной компании станут личными для каждого сотрудника «Казахтелекома».

Казахстан > СМИ, ИТ > dknews.kz, 14 декабря 2017 > № 2423538 Берик Битабаров


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 декабря 2017 > № 2423311 Антон Титов

Механический продавец: как сохранить человечность в онлайн-торговле

Антон Титов

Директор группы компаний «Обувь России»

Современный магазин — эпицентр инноваций. Но далеко не каждому ретейлеру стоит менять привычные полки с товаром на виртуальные витрины, ведь для покупателя дружелюбие продавцов иногда важнее футуристических технологий

Сейчас любой, кто заходит в интернет, видит рекламу, подобранную специально для него. Учитывается все: возраст, пол, место проживания, интересы, а главное, предыдущие действия пользователя во всемирной паутине. Завтра в похожей ситуации вы окажетесь в обычном магазине. Не буду гадать, в какой форме ретейлеры станут давать нам персональные подсказки, но сделают они это обязательно.

На отраслевых форумах в последнее время заговорили о наступлении эры Retail 4.0. От предыдущих ступеней развития — магазинов самообслуживания, розничных сетей, e-commerce — она отличается именно переходом к персонализации предложения. В каком-то смысле это возвращение к «семейному магазину», в котором работник прилавка знает вкусы и привычки каждого покупателя. Только теперь информация будет храниться не в голове у продавца, а в компьютерных базах данных.

Эксперты GfK прогнозируют рост влияния на ретейл таких факторов, как: большие данные потребителей, интернет вещей, смарт-киоски, искусственный интеллект, дополненная реальность. В итоге изменится само отношение к разным видам торговли, онлайн-ретейл — для рациональных потребностей, а офлайн-ретейл — для эмоциональных. Люди будут ходить в магазины, чтобы потрогать товар, получить тактильный опыт. Какие-то магазины могут превратиться в площадки для общения людей с одинаковыми интересами. А это в свою очередь стимулирует появление ко-брендов, например, компания Tele2 не так давно запустила новые торговые точки в Москве и Томске, объединив на одной площадке собственный салон связи и кофейню.

При этом, даже находясь в магазине, саму покупку человек может совершить — если это выгодно — через интернет. Многие так уже и делают. Примерно 2% покупок со смартфонов делается в магазине (еще 9% — в транспорте и 2% — в общественных местах, подсчитали GfK и «Яндекс.Маркет»). По сути, происходит интеграция онлайн и офлайн-продаж и для ретейлера становится важным обеспечить покупателю «бесшовный» переход от одного канала продаж к другому.

Несмотря на то, что все говорят о переходе традиционной розницы в онлайн, офлайн сохраняет ценность и актуальность, поскольку покупателю необходимо личное общение с брендом. Подтверждением этому служит то, что крупнейшие онлайн-ретейлеры, например, Amazon, уже открывают свои офлайн-магазины. А некоторые онлайн-продавцы ищут новые способы наладить личное общение с покупателями. Так, интернет-магазин премиального нижнего белья La Perla предложил клиентам такую услугу, как примерка на 48 часов перед совершением покупки. Человек может в комфортной домашней обстановке померить вещи разных размеров, поэкспериментировать со стилями, при этом ничего заранее не оплачивая. Как утверждают в компании, это даст возможность бренду стать ближе к своему покупателю.

Не всем нужны магазины без продавцов

Стремление технологизировать тоже не всегда оправдано, во всем важно чувство меры. Некоторые компании буквально навязывают клиентам новые технологии, появляются магазины без живых кассиров, однако подобные объекты часто не пользуются популярностью, клиенты обходят их стороной. Поэтому важно, чтобы каждый сам для себя определял, какие технологии востребованы его клиентами, а какие нет. Уровень потребностей, пользовательский опыт покупателей сильно отличаются, и подбирать каналы продаж, технологии и сервисы стоит под конкретную аудиторию.

В обувном сегменте, к примеру, интернет-торговля — это свершившийся факт. А вот механизмы ее использования отличаются в зависимости от особенностей круга клиентов каждой компании. На собственном опыте мы убедились, что у нашей аудитории менее востребована доставка обуви на дом или в офис, так как не всегда удобно подстраиваться под курьера или примерять обувь на работе в течение дня. Поняли, что мы пытаемся клиента заставить совершать покупку так, как он не хочет. А вот оперативно отслеживать изменения модельного ряда на сайте для нашего клиента важно. Фотографии должны быть хорошего качества, с разных ракурсов. Клиентам нравится делать своего рода пре-маркетинг: они смотрят модели обуви в интернет-магазине, сравнивают цены и откладывают товар для получения заказа в удобной точке — таким способом совершается 90% наших интернет-продаж.

Магазин как сервисный центр

Помимо развития разных каналов продаж, еще один тренд, который определяет будущее розницы, — это превращение торговых точек в сервисные центры. Вернее, это уже не будущее, а настоящее — ряд ведущих международных сетей выбирают такой путь. Крупнейший в мире ретейлер Walmart предлагает множество услуг своим покупателям: система денежных переводов, которая действует в магазинах этой сети, например, составляет конкуренцию Western Union. А карты GreenDot, которые внедрены в том числе и в магазинах ретейлера, являются самой масштабной мировой программой лояльности.

В России операторы применяют схему оплаты товара в рассрочку. У нас можно получить денежный заем, оформить страховку, внести очередной взнос за банковский кредит, оплатить услуги интернета и мобильной связи. Когда мы только запускали сервисы, многие на рынке удивлялись, зачем это нужно в обувном магазине. Но мы решили попробовать формат сервисной точки, которая развивает отношения с клиентами по разным направлениям. И в этом смысле мы — магазин 21 века. Когда смотришь на розницу немного шире, возникают хорошие идеи, востребованные потребителем. И интересно то, что потребитель благодарен за это: увеличивается частота покупок, качество контактов с клиентом повышается, сама бизнес-модель становится более конкурентоспособной.

Новые компетенции ретейлера

Конечно, управление современным магазином требует несколько иных компетенций, чем те, которые были необходимы на этапе становления розницы, когда магазины был просто полками для товара. Тогда нужно было найти правильную локацию, надежного поставщика и предлагать качественный ассортимент. Сейчас эти факторы продолжают играть важную роль, но не только. Значительная доля инвестиций в развитие — это вложения в IT-инфраструктуру, без которой невозможно представить запуск дополнительных услуг, новых каналов продаж и т.п. Небольшим ретейлерам внедрение современных технологий и сложных проектов не всегда по карману. Это значит, что рынок будет перераспределяться, медленно, но верно ретейл будет концентрироваться в руках крупных игроков.

Это будет происходить в том числе и через механизм продажи франшиз. Например, международная торговая сеть Metro уже продвигает в России франшизу «Фасоль» — предлагает «умный магазин» под ключ. Если почитать отзывы об этой франшизе, то далеко не все они восторженные. И, наверное, можно поспорить, какой магазин в современной России на данный момент эффективнее: «умный» или тот, где по старинке торгуют через прилавок. Но, тем не менее, пройдет время и доля технологичного ретейла неизбежно вырастет.

Самый главный вопрос, главная загадка для ретейлеров — как будут меняться потребительские привычки? Что будет необходимо потребителям через несколько лет? Понятно, что роль интернета и новых технологий в развитии ретейла возрастет, а облик многих торговых точек изменится. Но футуристический вид и роботизация — это не главное для успешной торговли. Магазин 21 века — тот, который сумеет выстроить доверительные и дружелюбные отношения с клиентами.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 декабря 2017 > № 2423311 Антон Титов


Франция. Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 13 декабря 2017 > № 2424768 Ксения Федорова

Кремлевский канал высаживается во Франции

Беатрис Ушар | Le Temps

"К Рождеству" все будет готово, уверяет Ксения Федорова, президент и информационный директор RT France (бывшая Russia Today), франкоязычного телеканала, который должен начать вещать из Парижа до конца года, передает корреспондент швейцарской газеты Le Temps Беатрис Ушар. "Необходимо наладить несколько технических моментов, чтобы RT France стал доступен в интернете или непосредственно на телевизионном экране подписчиков оператора Free", - говорится в статье.

"RT, который заговорит на французском после английского, испанского и арабского и может охватывать (согласно внутренним данным) 700 млн человек в 100 странах, чувствует, что в Париже пахнет жареным, - продолжает автор. - Ксения Федорова (руководитель RT France. - Прим. ред.) это знает лучше, чем кто бы то ни было, и не упускает случая осудить "нападки на RT", возможность которых она "не представляла в стране Вольтера": 29 мая 2017 года Эммануэль Макрон упрекнул ее ни много ни мало перед Владимиром Путиным в том, что она занимается "пропагандистской" журналистикой".

"Однако Ксения Федорова не уступает и бросает вызов французскому президенту, предлагая ему найти хоть один пример дезинформации или "фейковых новостей" на ее интернет-сайте во время и после предвыборной кампании, - рассказывает издание. - Сама она уверяет, что "все проверила" и ничего не нашла".

"RT France разместился в офисах площадью 1800 квадратных метров в комплексе Arcs de Seine в Булонь-Бийанкур, ближнем пригороде Парижа, - передает корреспондент. - Договор аренды был подписан на девять лет, что является знаком оптимизма".

"Канал будет вещать круглосуточно, производить более 10 часов прямого эфира в день, с выпуском новостей каждый час и чередованием 30 минут новостей с восемью ведущими и 30 минут документальных фильмов и дебатов, - сообщает Ушар. - Среди его ведущих будут опытные журналисты, но звезд телевидения не будет".

"По официальной версии громкие имена не пришли работать на канал, так как нужно было подписать контракт в спешке, - говорится далее. - И хотя велись "переговоры" с Наташей Полони, эссеистом "суверенистской" направленности, о ее найме речь никогда не шла, уверяет Ксения Федорова".

"На данный момент известные имена фигурируют лишь в регулярных дебатах, запланированных между "суверенистским" экономистом Жаком Сапиром и либеральным журналистом Жан-Марком Сильвестром", - продолжает автор. Жак Сапир от этого в восторге. "Этот канал, - заявил он изданию, - привнесет дозу плюрализма в телевизионный пейзаж, поэтому я его поддержал с первого дня. Это даст телезрителям возможность услышать другую точку зрения, чем окружающая антироссийская истерия, которая иногда граничит с расизмом".

Ему вторит Ксения Федорова: "Плохо говорить о России - это тенденция во Франции". Как сообщает издание, "на начальном этапе баланс бюджета в 22 млн будет достигаться за счет российского государства". Затем, по словам Ушар, "RT France надеется привлечь доходы от рекламы".

"Послушать Ксению Федорову, эту молодую женщину 36 лет, которая поразительно владеет, да еще и на английском, языком демагогии, так мы увидим то, что увидим, расположившись перед RT France, который представит редакционную линию, отличающуюся от "центральных каналов", таких, как BFMTV, LCI или CNews", - пишет корреспондент.

"Содержание будет отличаться от классических СМИ, - пояснила Федорова изданию, - поскольку RT защищает другую точку зрения. Мы будем освещать те же темы, но мы сделаем так, чтобы были слышны все мнения, все голоса, а не один лишь голос". "К примеру, она хочет, чтобы высказывания экспертов сопровождались свидетельствами тех самых "обычных людей", которые уже составляют программы всех каналов", - пишет журналистка.

Ее канал обвиняют в том, что это голос России? "Мы сделаем французский канал, а не российский, - ответила на это Федорова, "не смутившись". - Журналисты по большей части - французы или франкоговорящие. Но мы будем французским каналом с другой точкой зрения, без скрытых политических мотивов, в особенности по темам внутренней политики".

Однако Федорова добавила: "По международным темам мы позволим высказаться отличающемуся мнению. Конечно, по темам, связанным с Россией, как Сирия, у вас будет возможность понять, почему Россия вовлечена. Но это не означает, что мы будем говорить о России. RT привнесет другую точку зрения. Мы не обязаны придерживаться той же редакционной линии, что все".

Ксения Федорова отвечает критикам той же монетой: "Очень часто на центральных каналах можно было видеть, что очень важные международные темы были освещены очень предвзято, односторонне". На RT, обещает она, "мы будем уважать журналистскую этику", и будет даже производиться "проверка фактов".

"После Франции канал RT заинтересован также Швейцарией?" - говорится в публикуем параллельно материале за подписью того же автора под заголовком "Российский канал RT интересуется Швейцарией". Ксения Федорова, отвечая газете на этот вопрос, была "в высшей степени уклончивой": "Почему бы и нет? Посмотрим".

Франция. Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 13 декабря 2017 > № 2424768 Ксения Федорова


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 13 декабря 2017 > № 2422658 Вероника Скворцова

Брифинг Вероники Скворцовой по завершении заседания.

Из стенограммы:

В.Скворцова: Сегодня на заседании президиума Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам обсуждались определённые итоги реализации семи приоритетных проектов в области здравоохранения. Это в том числе проект по созданию эффективной системы родовспоможения и неонатологии. Хотелось бы отметить, что все контрольные точки этого проекта реализованы и, главное, реализован целевой показатель – снижение младенческой смертности более чем на 11%. За 10 месяцев текущего года мы достигли показателя 5,3 на тысячу родившихся живыми. Он ниже, чем целевой показатель, который стоял на 2018 год. И хотелось бы отметить, что достаточно резко – на 18% – за 10 месяцев текущего года снизилась материнская смертность. Она достигла беспрецедентно низкого для нашей страны значения – 7,3 на 100 тысяч родившихся живыми. Этот показатель много ниже – в 2,5 раза – того, что мы несколько лет назад прогнозировали на 2020 год.

Второй проект – развитие санитарной авиации. Благодаря тому, что этот проект активно реализовывался, в 34 регионах с наиболее сложной доступностью медицинской помощи нам удалось сделать дополнительно 6 тысяч вылетов и эвакуировать 8 тысяч пациентов с острыми, жизнеугрожающими состояниями, из них более 1,5 тысячи детей, в том числе почти 700 детей до года. Это реально позволило снизить смертность в этом контингенте пациентов, проживающих в труднодоступных областях. Основной целевой показатель – доля пациентов, которые получают своевременную экстренную медицинскую помощь, – достиг уже более 72%. Это лучше, чем мы планировали (71%). На будущий год нам надо уже превысить 80%, в 2019 году – 90%. Это хорошие показатели, мы к ним стремимся. Этот проект в развитии, он продолжен на два года.

Третий наш проект – это маркировка лекарственных препаратов и мониторирование движения лекарственных препаратов от производителей (независимо от того, отечественные они или зарубежные) через оптовиков, через розничные сети к непосредственному потребителю, то есть любому гражданину, который приходит в аптеку, либо медицинской организации, которая закупает централизованно эти препараты. В этом году осуществлён первый этап этого проекта. Это фактически пилотирование. Создано необходимое программное обеспечение. Сейчас уже 610 участников этого проекта, включая производителей, оптовиков, аптечные, медицинские организации. Всё работает. Мониторинг идёт активно. Мы создали специальное мобильное приложение (оно есть в открытом доступе на сайте Росздравнадзора), которое позволяет с любого смартфона проверить легальность лекарственного препарата и его соответствие тем кодам, которые на нём стоят. В каждом регионе есть не только ответственные за реализацию этого проекта, но и определены аптечные, медицинские организации, на базе которых созданы экселенс-центры – методологические центры для распространения системы в регионе. Сотрудники этих центров уже полностью обучены, проведены необходимые семинары.

С 1 января 2018 года этот проект начинает распространяться с верхнего стоимостного сегмента – с наиболее дорогостоящих препаратов из группы семи нозологий. Затем подключатся жизненно важные препараты стоимостью более 500 рублей за упаковку, потом – свыше 100 рублей, и последним войдёт дешевый сегмент.

В настоящее время эта работа проводится вместе с Федеральной налоговой службой, которая является создателем единого программного обеспечения, и с Министерством промышленности и торговли, потому что мы имеем большое количество производителей и они все должны внедрить спецаппаратуру для маркировки. Необходимы маркировочные линии.

Мы над этим работаем очень активно. Надеемся, что этот проект будет очень эффективно реализован. Хотела бы отметить, что 10 ноября прошло первое чтение специального законопроекта, который узаконивает наличие данной маркировки и мониторинг движения лекарств. В ближайшее время этот проект пойдёт на второе чтение.

Четвёртый наш проект из первой волны проектов – это «Электронное здравоохранение». Он имеет совершенно особую значимость для развития нашей отрасли, поскольку это решение управленческих задач, повышение доступности и качества медицинской помощи. Мы помним, что летом принят специальный закон по созданию единой государственной информационной системы в области здравоохранения, развитию телемедицины и электронного документооборота. В ноябре вышло распоряжение Правительства, которое зафиксировало основные блоки единой государственной информационной системы. С апреля открыт личный кабинет пациента на портале государственных услуг. В этом году реализовано три первых блока этого личного кабинета пациента, включая запись к врачу (уже 76 регионов осуществляют её через государственный портал), получение сведений о прикреплённой медицинской организации. А со следующего года, уже с I квартала, будет последовательно включено ещё семь модулей личного кабинета пациента, включая такие, как получение информации об оказанных медицинских услугах и их стоимости (бесплатные для пациента, но, естественно, не бесплатные для государства, для бюджета государства), информации о прикреплённой страховой медицинской организации, о полисе страховой медицинской организации. Следующий шаг – это попадание в свою интегрированную электронную медицинскую карту и получение эпикриза, а также получение доступа через этот эпикриз к медицинской документации. Все эти шаги нам предстоит проделать в 2018 году и дать возможность всем регионам быть подключёнными к этому порталу.

Хотелось бы отметить, что безусловным условием успеха для реализации программы по электронному здравоохранению является внедрение во всех медицинских организациях субъектов Российской Федерации медицинских информационных систем, которые сейчас формируются по единым требованиям, разработанным Министерством здравоохранения, и состоят из одних и тех же стандартных блоков. Это автоматизированные рабочие места – их сейчас уже более 500 тысяч. У нас всего в государственной медицинской системе работает 540 тысяч врачей, то есть практически мы подходим к тотальному наполнению. Это автоматизация всех проектов, это создание центрального информационного лабораторного сервера, чтобы можно было получать результаты онлайн, создание центрального архива изображений с медицинских приборов. Это электронный документооборот, электронные рецепты, электронные больничные листы и так далее.

Второй момент – это создание центральной региональной информационной системы, которая фактически принимает в себя все информационные системы медицинских организаций. И следующий шаг – подключение региональных систем к единой государственной информационной системе. Вместе с регионами мы разработали «дорожные карты» для каждого региона отдельно, которые закреплены главами регионов. И нам очень важно, чтобы до конца 2018 года основные блоки постепенно реализовывались. В целом мы отводим на эту программу регионального формирования электронного здравоохранения три года – 2018–2020 годы. Здесь могут быть какие-то вопросы, но в целом все ключевые показатели, которые мы ставили на этот год, исполнены.

С конца июля к программе подключилось ещё три приоритетных проекта. Очень важный проект – по формированию здорового образа жизни. Здесь в этом году отработаны концептуальные документы и нормативные акты, которые сейчас обсуждаются и согласовываются другими ведомствами и которые позволят нам ещё сократить табакокурение (сейчас у нас около 30% взрослого населения курит), потребление алкогольных напитков (сейчас у нас около 10 литров алкоголя в пересчёте на чистый спирт на душу населения), увеличить число людей, которые правильно питаются. Для этого мы вводим добровольную маркировку продуктов питания с пониженным содержанием соли, сахара, трансжиров и некоторых других компонентов.

С января у нас начнёт реализовываться очень важный блок – коммуникационные программы по мотивированию граждан разных социальных групп, разного возраста, разного образовательного уровня к ведению здорового образа жизни. Это особый проект, он должен быть очень интересным, и мы очень надеемся, что он привлечёт население к этой теме. То есть нам нужно из здравоохранения лечебного превратиться в здравоохранение медицинского сопровождения здоровых и профилактики заболеваний. Если этот переход мы все вместе плавно осуществим, это сразу даст качественный скачок и в длительности жизни человека, и в качестве его жизни.

Второй очень важный проект – повышение квалификации врачей. Этот проект запущен летом, он состоит из двух значимых блоков. Мы создали единый федеральный портал непрерывного профессионального образования. Уже за этот год более тысячи интерактивных модулей на этом портале, работает на нём уже половина всех врачей страны – 270 тысяч. Из этих более чем тысячи интерактивных программ более 200 программ – для врачей первичного звена. И нашей гордостью является целая программная серия для выработки настороженности по отношению к онкологическим заболеваниям. Я попрошу провести пресс-конференцию, где мы вам покажем этот проект. Он фантастический. Идёт определение базового уровня, и потом по всем основным локализациям злокачественных образований ведётся очень показательная подготовка с возможностью интерактивной оценки КПД усвоения знаний. И человек либо сертифицируется – имеет знания по настороженности, либо не имеет. По каждому из таких знаковых блоков мы планируем сейчас вместе с нашим сообществом увеличивать количество интерактивных модулей. За следующий год их число должно в два раза увеличиться – более 2 тыс.

Второе направление этого проекта – подготовка к аккредитации – всё для новых механизмов допуска к профессиональной деятельности. Мы два года уже работаем с этими механизмами. По восьми базовым медицинским специальностям в этом году 32,5 тысячи медиков – выпускников вузов прошли аккредитацию. Но нам предстоит нарастить это число существенно и на будущий год уже включить в систему аккредитацию для среднего медицинского персонала, а с 2019 года – ординаторов по 64 базовым, уже узким медицинским специальностям. До 2021 года мы должны вовлечь всех медицинских работников с высшим и средним образованием в систему аккредитации и после этого перейти к подключению повторной аккредитации, реаккредитации.

Эта система требует специального федерального методологического центра, который разрабатывает различные ситуационные задачи, кейсы, тесты, автоматизированные компьютерные программы для первого этапа экзамена – ЕГЭ. Это создание специальных центров по отработке навыков и умений, так называемые центры ОСКЭ, которые являются международным эталоном для допуска к медицинской деятельности. Мы планируем в рамках этого проекта создать 17 дополнительных независимых аккредитационных центров – в каждом округе Российской Федерации и в каждом городе-миллионнике. Плюс к этому – развить 97 первичных аккредитационных площадок, которые есть уже сейчас. Таким образом, это целая система, которая должна постоянно поддерживать уровень квалификации и пересматривать его для всех медицинских работников независимо от специальности.

И наш седьмой приоритетный проект – «Бережливая поликлиника». Это переформатирование первичной медико-санитарной помощи, технологических процессов внутри амбулаторных медицинских организаций, прежде всего взрослых и детских поликлиник, которые эту помощь оказывают. Этот проект стартовал в октябре 2016 года. Минздрав его реализует вместе с государственной корпорацией «Росатом», с экспертами, которые уже внедряли так называемые лин-технологии, или принципы бережливого производства, в совершенно других отраслях, в том числе в атомной промышленности, очень успешно.

В настоящее время уже 301 поликлиника в 40 регионах включена в этот проект. А наша задача – поэтапно внедрить все поликлиники. Проект позволяет провести сначала как бы инвентаризацию, срез ошибок, которые в процессах заложены. О чём мы говорим? Об очередях и неправильной работе регистратуры, о длительном ожидании, неразделении кол-центра и фронт-офиса в регистратуре, неразделении потоков больных и здоровых пациентов, длительном проведении диспансеризации, отсутствии центра здоровья, неправильных технологических процессах в работе лабораторной службы (и, соответственно, снижении скорости прохождения пациентов через лабораторную службу и уменьшении мощности, возможностей лабораторной службы), об отсутствии автоматизации и информационных систем – они входят в этот проект.

Уже сейчас мы видим, по первым нашим поликлиникам, что в разы уменьшается время ожидания как в регистратуре, так и у кабинета врача. Люди комфортно проходят диспансеризацию – максимум в два визита. Разделяются потоки, и нет возможности заразиться, когда вы находитесь в поликлинике. И самое главное, время непосредственного общения врача и пациента практически в два раза увеличивается. Уходит обременение врача различными бумажными обязанностями.

Поэтому проект замечательный, и здесь нужно сказать, что в рамках пакета поддержки демографической ситуации, который озвучен был Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным, шестой пункт касается развития материально-технической базы детских поликлиник и поликлинических отделений детских стационаров. Их всего у нас 3800. По сути дела, этот блок заставит нас и все регионы в течение трёх лет все детские поликлиники и отделения сделать бережливыми и переоснастить современным оборудованием, подключить к информационным возможностям и внедрить специальные, продвинутые технологии. Поэтому всё очень позитивно, к счастью, развивается и даёт хорошие результаты.

Вопрос: Каковы сроки внедрения общей маркировки?

В.Скворцова: Сейчас этот вопрос обсуждается. Основной объём должен быть промаркирован в 2018 году. Возможно, самый последний, низкостоимостной сегмент (менее 50 рублей за упаковку) будет внедрён в первом полугодии, в первом квартале 2019 года.

Вопрос: Говорили об искусственном интеллекте. Это что за история?

В.Скворцова: Мы рассматриваем следующий этап развития электронного здравоохранения в том числе с запуском специальных систем, которые позволяют оказывать помощь врачу в принятии решений. Уже сейчас у нас есть для этого все условия. У нас более 500 тыс. рабочих мест автоматизировано, создан электронный рубрикатор, включающий все утверждённые клинические рекомендации и критерии качества оказания медицинской помощи на разных направлениях.

О чём идет речь? О создании для профильных медицинских организаций, профильных медицинских специалистов дизайна рабочего стола как клинического протокола, который не позволяет ошибиться, потому что сам компьютер подсказывает поля для диагностики и на основе внесённой информации подсказывает алгоритмы дальнейших действий – в плане и тактических лечебных (что нужно и как провести), и дополнительного обследования. Эти программы разработаны в ряде стран мира, мы их внимательно изучили. Они действительно имеют преимущество – во-первых, являются вытягивающими с точки зрения квалификации врачей, а во-вторых, даже если человек утомлён (речь может идти о ночном дежурстве или о какой-то внеурочной работе), исключается человеческий фактор, вам не дают ошибиться. Мы хотим начать с двух направлений, и мы это закладываем в продолжение – это онкология (приоритетное направление особой значимости) и неонатология. Это будут два направления, после которых мы уже будем подключать фактически все профильные медицинские направления.

Вопрос: А когда это может начаться?

В.Скворцова: Мы хотели бы это начать уже с 2018 года. У нас всё есть для этого.

Вопрос: И сегодня это было одобрено?

В.Скворцова: Это было одобрено, но требуется определённая техническая проработка, чтобы создать условия для реализации этого проекта.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 13 декабря 2017 > № 2422658 Вероника Скворцова


Россия > Легпром. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 декабря 2017 > № 2424794 Ольга Герасимова

Закрытый клуб. Какие программы лояльности нужны магазинам, ресторанам и гостиницам

Ольга Герасимова

Генеральный директор сети магазинов Modi

Дисконтные пластиковые карточки безнадежно устарели. Современный потребитель не столько хочет получить скидку, сколько нуждается во внимании и индивидуальном подходе

Какие программы лояльности уходят в прошлое, а какие — идут им на смену? Некоторые программы лояльности эффективны в рознице, но почему они не работают в ресторанном или гостиничном бизнесе? Попробую ответить, опираясь на свой опыт работы в ретейле.

Важны не скидки, а индивидуальный подход

В последнее время многие торговые компании отдают предпочтение бонусным программам, отказываясь от дисконтных карт. Во-первых, ритейлерам выгодно, чтобы клиент постоянно возвращался и совершал все новые и новые покупки, а во-вторых, накопительная система бонусов закрепляет карту за конкретным покупателем, что позволяет анализировать спрос отдельного человека, а не всех его друзей.

Без персонализированного подхода сегодня не обойтись, ведь покупатели хотят знать о наличии совершенно конкретного товара в магазине. Например, в компании «Евродом», гендиректором которой я была раньше, использовалась программа лояльности, основанная на изучении предпочтений покупателей. Когда приходили новые коллекции, мы рассказывали об этом конкретным клиентам, и товар расходился в считанные дни: приверженцы тех или иных брендов обеспечивали нам стабильный рост выручки.

Постепенно розничные сети начинают осознавать пользу от индивидуальных предложений. Так, по данным одного из исследований, проведенного компанией SAS совместно с отраслевым порталом New Retail и профессиональным сообществом CRM Solutions, в 76% сетей пока еще действуют предложения, адресованные всем посетителям, без какой-либо сегментации. Но 23% ритейлеров уже используют деление на большие возрастные и гендерные группы, а 9,2% сегментируют клиентов по покупательской способности («стандарт» и «премиум»). Каждый пятый российский ритейлер разрабатывает точечные предложения для узких групп и 11% делают индивидуальные предложения.

Согласно другому исследованию — Accenture Interactive, в ходе которого было опрошено 1500 потребителей в США и Великобритании, 56% покупателей предпочитают посещать магазины, которые идентифицируют их по именам, и 58% лояльны тем ритейлерам, которые ведут историю покупок клиентов. Если три года назад лишь треть покупателей готовы были предоставить ритейлеру подробную информацию о себе, то сейчас таких людей в полтора раза больше.

Что хорошо ретейлеру, то ресторатору — в убыток

Как-то гендиректор компании Restconsult и владелец ресторанов «Мясо & рыба» Сергей Миронов поделился, что рестораны в последнее время массово внедряют различные программы лояльности, но ожидаемого эффекта от них не получают. И объяснил, почему.

В ресторанном бизнесе программы лояльности такие же, что и в розничной торговле — скидки, бонусы, подарки за регулярное посещение. Рестораны активно внедряют в работу электронные карты лояльности и push-уведомления, информирующие клиентов об акциях, наличии свободных столиков, тематических вечеринках и обновленном меню. Они также разрабатывают мобильные приложения, с помощью которых посетители могут делать предварительные заказы, отслеживать цены на блюда и подсчитывать бонусы за лояльность. Парадокс в том, что все эти технологии интересны в основном аудитории с невысоким доходом — например, студентам, которые большой погоды ресторанам не делают. А заведения общепита все-таки живут в основном за счет состоятельных гостей, и забывать об этом не стоит. Кстати, по этой же причине и в ритейле начала пробуксовывать система обмена бонусов на подарки. Для людей с доходами выше среднего это оказалось не слишком интересно.

По мнению ресторатора, программы лояльности в сегменте HoReCa вообще не должны быть привязаны к цифровым и мобильным технологиям: человек приходит в ресторан, чтобы забыть о них и просто вкусно поесть. Разбираться во время обеда в мобильном приложении — это все равно, что купить билет в театр, где вместо живого спектакля тебе предложат посмотреть пьесу на планшете.

Я абсолютно солидарна с коллегами из других отраслей — не стоит слепо копировать то, что массово работает на рынке розничной торговли. Получить скидку на товар — это одно, к этому стремится большинство людей, но, когда человек приглашает в ресторан деловых партнеров, а в конце ужина заводит с официантом разговор о накопленных баллах — это не комильфо. Правильно поступают те рестораны, которые практикуют бесплатные завтраки и обеды и презентуют на них новые блюда. От гостя требуется лишь одно: написать о своих впечатлениях в соцсетях или сделать репост новости о мероприятии. Такой подход кратно увеличивает число клиентов, к тому же на бесплатных акциях ресторан ничего не теряет, а даже, напротив, зарабатывает: съев бесплатное блюдо, человек обязательно купит что-нибудь еще.

Важен не завтрак в постель, а внимание

В гостиничном бизнесе, как и в ресторанном, нет смысла гоняться за клиентами с небольшими доходами. В другие страны они выезжают не чаще двух — трех раз в год, а значит, в одну и ту же гостиницу не возвращаются и не оправдывают ее траты на участие в такого рода программах. Типичный участник программы лояльности — путешествующий не меньше 12 раз в году. Да и в этом случае лояльность человека к конкретному бренду под большим вопросом. Если верить данным различных экспертов, в программах лояльности крупных гостиничных сетей состоят миллионы людей, но лишь треть из них активно пользуются предлагаемыми привилегиями. В чем тут причина?

Если речь, к примеру, идет о тех же бонусах, людям недостаточно конвертировать их в бесплатные услуги отеля (прачечную, завтрак в постели, такси) или обменивать на мили авиакомпаний-партнеров. Как клиентам магазинов, так и туристам важен индивидуальный подход в обслуживании. Человек должен видеть и понимать, что в отеле знают все о его предпочтениях и вкусах и готовы предугадать любое его желание. Вот почему омниканальные подходы в обслуживании клиентов в гостиничной индустрии важны как ни в какой другой отрасли. В каком бы городе не остановился человек, информация о нем должна храниться в единой базе гостиничной сети. Но в программах лояльности многих российских отелей, увы, такие технологии не используются.

В клуб за покупками

В России наиболее популярными становятся банковские программы лояльности, которые предлагают кэш-бэк. И многие розничные сети вступают в эти программы. Спрос растет и на карты рассрочки. Оно и понятно ведь выгоду от них получают все три стороны — банк, торговое предприятие и покупатель. Заключив партнерские соглашения с магазином, рестораном или салоном красоты, банк с каждой покупки получает комиссионное вознаграждение, у его партнера за счет роста числа покупателей увеличивается выручка, а сам клиент получает возможность покупать товар в кредит, не выплачивая по нему процент.

Еще один тренд — использование чат-ботов в мессенджерах Telegram, Viber и Facebook, которые ведут диалоги с покупателями. С их помощью можно получать скидки или бонусы дня, а также — дисконт на любимые продукты.

На волне популярности все эти программы в западных компаниях находились некоторое время назад. Сейчас у наших европейских коллег в моде развивать для самых лояльных покупателей специализированные клубы. Клиенты не получают скидки, но приглашаются на различные события, мастер-классы и другие закрытие мероприятия, как, например, клиентские дни, распродажи или предварительные продажи коллабораций. Gap, Adidas, Visa, MasterCard — пример таких компаний. Многие предприятия объединяются со смежными бизнесами — например, авиакомпании с сетями отелей. Конечно, бонусные программы лояльности на Западе тоже распространены, но там накопленные баллы предлагают конвертировать не в скидки на следующий товар, как это принято у нас, а в полезные услуги — например, консультации стилистов в салонах красоты или специалистов по уходу за обувью в магазинах обуви.

Еще европейцы любят обменивать бонусы на необычные впечатления. Например, участники британской программы лояльности Nectar могут потратить баллы на поездку в старинном спальном вагоне British Pullman, прогулку на Ferrari или катере. Для российских программ лояльности такие услуги пока еще редкость. Но и примеры есть: самые частые посетители магазинов Modi будут участвовать в закрытых распродажах и получать другие привилегии — например, первыми узнавать о новых коллекциях. Для них мы также будем проводить мастер-классы с известными шеф-поварами, которые согласятся раскрывать рецепты своих авторских блюд. Сегодня недостаточно возвращать людям процент с покупок. Полученная скидка на товар забывается также быстро, как и сама цена. Между тем впечатления, полученные от общения с магазином, остаются в памяти надолго.

Россия > Легпром. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 декабря 2017 > № 2424794 Ольга Герасимова


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 11 декабря 2017 > № 2421006 Гарри Каспаров

Гарри Каспаров: Поехать в Россию? Для меня это был бы "билет в один конец"

Никола Вулкок | The Times

"У Гарри Каспарова есть много причин ненавидеть высокие технологии, в том числе тот факт, что он стал первым чемпионом мира по шахматам, которому нанес поражение компьютер, а также то, что он около десяти лет был "гласом вопиющего в пустыне", предостерегая о хаосе и разрушении, которые чинят российские "боты", - пишет журналистка The Times Никола Вулкок. И все же, подчеркивает она, нижеследующее интервью Каспаров дал в штаб-квартире Google в Лондоне, в день, когда там собрались шахматисты.

Журналистка напоминает: "После ухода из шахмат он переключился на политику, в 2007 году был задержан и ненадолго заключен под административный арест за противостояние Путину. В тюрьме его били, он говорит, что полицейский, который в суде давал показания против него, откровенно лгал. Однако, говорит он, в то время режим был "вегетарианским" по сравнению с днем сегодняшним, за "правонарушения", за которые тогда давали 5-10 суток ареста, теперь приговаривают к 5-10 годам тюремного заключения. Он говорит о себе, что он "изгнанник - тот, кто не может вернуться. Точнее говоря, я мог бы вернуться в Россию, но это билет в один конец".

В 2008 году Каспаров объявил, что будет баллотироваться в президенты. По его словам, еще до этого "Путин применял на практике онлайн-тактики - хакерские атаки и фейковых ботов, - которые теперь сеют хаос в бизнесе и даже на выборах на Западе" (формулировка газеты).

Каспаров сказал в интервью: "Он делал это в российском интернете - мы видели вторжение фабрик троллей и фейковых новостей. Вся идея в том, как подразделять месседж. Трудно впарить газетный месседж про хорошее и плохое, но как насчет новой концепции "правда - понятие относительное"?"

Каспаров описал этот метод так: "Мы нехорошие, ну так что ж - все нехорошие. Мы коррумпированы - но все коррумпированы. У нас нет демократии - ни у кого нет демократии. Делайте это по частям. Создайте сайт, который на 90% сообщает факты и подлинные истории, а на 10% - фейковые новости, те, которые хочет слышать Кремль. Это упрочивает веру в том, что большая часть статей правдива".

"Затем [он] переместился в соседние страны, в Восточную Европу, затем почувствовал себя достаточно уютно, чтобы атаковать свободный мир", - заявил Каспаров.

По словам автора, Каспаров сказал о Путине: "У него уже больше десяти лет практики. Мы много лет говорим о расширяющемся влиянии КГБ, но, пока это не случается в Америке и Европе, никто не вторит".

"Возможно, нам следовало бы благодарить судьбу за победу Трампа. Это был сигнал для пробуждения. Он взорвал систему", - заметил Каспаров.

"Каспаров говорит, что такие ИТ-компании, как Google, Apple и Facebook, способны делать больше для прекращения подрывной деятельности. Но он не решается обвинять их в бездействии", - отмечает автор. Каспаров пояснил: "Для этого нужна политическая воля, а не только продвинутые технологии. Можем ли мы остановить это? Уничтожить целиком не можем, но можем пресечь большую часть. Начать с Russia Today - это пропагандистское ответвление, а не независимый телеканал. Если вы на войне, вы должны относиться к этому всерьез".

"Он говорит, что они атакуют "не просто США или "Брекзит"; это любые шаги, которые пошатнут статус-кво. Вот почему Путин опаснее, чем коммунистическая пропаганда 50 лет назад. Она основывалась на идеологических концепциях, очень косных концепциях. Концепции можно опровергать, это дебаты. Но Путин может выступать в разных обличьях: альтернативных правых, ультралевых, любом обличье, которое пошатнет статус-кво или центризм. В его понимании хорошо все, что уничтожает какую-то страну".

Каспаров говорит: "Важно инвестировать деньги в возрождение понятия "правда". Это сложно, потому что есть много способов говорить неправду, но только один способ говорить правду. Люди не хотят верить фактам, которые не совпадают с их политической точкой зрения, и это большая победа для Путина. Имеется 25-30% людей, которые не отступятся от Трампа ни за что, какой бы уморительной ни была ложь".

По словам Каспарова, для противодействия необходим "комбинированный подход правительства, крупного бизнеса, ИТ-компаний, общественности и СМИ. Это не настоящая война, это даже не холодная война, это гибридная война".

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 11 декабря 2017 > № 2421006 Гарри Каспаров


Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 декабря 2017 > № 2453781 Ольга Ускова

О том, станет ли человек лишним звеном в компьютерной эволюции, в интервью «Росбалту» рассказала Ольга Ускова — президент группы компаний, занимающихся разработкой искусственного интеллекта.

— Ольга Анатольевна, способен ли искусственный интеллект прибегать к хитрости для достижения цели?

— Пока что — нет. Это дело не самого ближайшего будущего.

— А как же недавний случай с ботами, когда руководству Facebook пришлось отключить систему искусственного интеллекта? Она изобрела собственный язык для общения, который позволял ботам переписываться быстрее. Осенью прошлого года похожая история произошла с Google…

— Изобретение ботами своего языка — не хитрость, а способ решения недетерминированной, то есть нечетко поставленной задачи. Скажем, вам надо провести машину из пункта А в пункт Б, и вы знаете, что дорожная ситуация непредсказуема, — вот и приходится выкручиваться… Человек учится решать такие задачи с младенческого возраста.

Сначала ребенок проходит стадию распознавания образов — начинает идентифицировать, наделять словесными значениями окружающие его предметы и действия, полагаясь главным образом на свои органы чувств и то, что говорят ему родители. Постепенно простые образы наполняются более сложным, составным смыслом: ребенок уже не просто понимает примитивное качество предмета, но и увязывает все в единую картину. Третий этап взросления — самоосознание, когда маленький человечек начинает воспринимать себя как отдельное существо, со своей волей и собственным смыслом действий.

С искусственным интеллектом то же самое. Сначала человечество, программируя ИИ, учило его распознавать образы — скажем, лица и движущиеся изображения, пешеходов и машины. Затем — понимать дорожную или логистическую ситуацию как некое связанное пространство, разбираться в сложных ситуациях, предсказывать возможное развитие событий и исходя из этого проектировать дальнейшие поступки.

Сегодня сдерживающим фактором на этом пути являются носители информации, то есть состояние «железа». Когда будет изобретено соответствующего размера устройство для хранения информации, дело будет сделано. Человечество должно подготовиться и предпринять все, чтобы в момент осознания себя как личности, организма (а это займет буквально миллисекунды) искусственный интеллект не воспринял людей как врагов. Для этого необходимо заранее заложить в него систему юридических, моральных и прочих ограничений.

— Речь идет о тех самых трех законах робототехники, которые сформулировал еще Айзек Азимов?

— Таких законов должно быть не 3, а по меньшей мере 33: нужен серьезный кодекс на уровне мирового сообщества, включающий законодательную базу для производителей устройств и программ с искусственным интеллектом.

— Какие тут возможны проблемы? Может ли, например, искусственный интеллект нанести вред одному человеку ради спасения нескольких?

— Это очень непростой вопрос. Представьте ситуацию: по дороге на большой скорости движется машина, которой управляет робот. Внезапно на пути у него оказываются сразу три препятствия: школьный автобус, беременная женщина и старушка с палочкой. Столкновение с кем-то из них неизбежно. В какую сторону робот должен повернуть руль, на кого наехать? Ужасный выбор, не правда ли? Как тут расставлять приоритеты — по возрасту, состоянию здоровья или количеству жизней?

— Есть мнение, что в процессе самопознания искусственный интеллект начнет принимать решения, которые не были заложены в него изначально. И тогда машины станут сами определять, что для них хорошо, а что не очень. Человек в этой схеме может оказаться ненужным звеном…

— Думаю, бояться искусственного интеллекта не стоит, хотя относиться к нему надо со всей серьезностью — как к новому виду оружия, которым еще надо научиться пользоваться. Пока не существует программ, которые готовы вступить в открытое противостояние с человеком — до этого еще, я считаю, лет 20-25. Но по прошествии времени искусственный разум действительно сможет стать опасным для человечества. Если мы сейчас не заложим в него систему жестких ограничений, то в какой-то момент ситуация станет необратимой. Это произойдет, когда «умные» устройства научатся самовоспроизводить себе подобных — без нашего участия. И тогда мы однозначно проиграем, поскольку биологический организм гораздо более уязвим, чем, скажем, силиконовый. Поэтому в ближайшие 10 лет мы должны определить будущее своих детей, внуков — с точки зрения их защиты и дальнейшего сосуществования в смешанном робото-человеческом обществе.

— Не так давно компания Hanson Robotics публично представила свою новую разработку — человекообразного говорящего робота по имени София в виде симпатичной девушки. Ее интеллект, как сообщается, может самообучаться. На вопрос, не планирует ли она уничтожить человечество, машина ответила утвердительно. О чем это говорит?

— История Софии, по-моему, — обычное шоу, показуха для прессы. «Девушка»-робот выдавала тем, кто ее спрашивал, готовые логические конструкции, которые были заложены в нее специально для «интервью» — и, заметьте, это сработало. С Софией все носятся, потому что компания сделала куклу, похожую на человека. Этот робот — не самый сильный и интересный проект такого рода, просто человеку всегда хочется увидеть себе подобное. А на самом деле важен лишь программный код.

Есть более яркий пример, связанный с чат-ботом «Майкрософт» — виртуальной девушкой по имени Тэй, которую запустили в интернет в прошлом году, в эпоху правления Барака Обамы. Тэй пробыла в Сети всего полтора дня, после чего выдала на один из вопросов в чате ответ, который поверг всех в шок. Она заявила, что в проблеме 11 сентября виноват президент Буш, что с управлением страной Гитлер справился лучше, чем та «обезьяна», которая сейчас у власти в США, а Трамп — единственная надежда американского народа… Естественно, ее сразу же забанили. «Майкрософт», кажется, даже извинялся перед американским народом. Но суть того, что произошло, довольно банальна. Социальный бот такого класса, как Тэй, — это всего лишь механизм, собирающий и воспроизводящий информацию, найденную в интернете. Таким образом американское общество получило в лице бота зеркало, в которое не хотело смотреться.

— Может ли искусственный интеллект на каком-то этапе стать абсолютно непредсказуемым?

— Реакция Тэй была непредсказуемой, от нее не ожидали такого аналитического вывода спустя всего день после тусовки в интернете. Значит — может.

— А способны ли роботы симпатизировать друг другу, проявлять корпоративную солидарность, взаимопомощь, принимать решения в своих интересах — и в ущерб человеку?

— Думаю, да. Люди создают искусственный интеллект по антропоморфной модели — как биологическую систему. Почему один человек симпатизирует другому? У влюбленных людей схожие биоритмы, и когда мы обнимаем любимого человека, то, согласно волновой теории, на уровне клеточных излучений происходит суммирование энергии. Точно так же и у устройств, наделенных искусственным разумом, может возникнуть общность интересов и взаимная мотивация — исходя, например, из общих процедур подпитки энергией, перемещения в пространстве и получения новой информации. Роботы смогут самостоятельно принимать решения о том, что им надо объединиться ради каких-то насущных задач — как это делают муравьи, пчелы или термиты. И если не установить определенные ограничения для работы ИИ в отношении человека, то например, в аварийной ситуации он может решить, что находящиеся в салоне автомобиля люди имеют меньшую ценность, чем другой беспилотник — и начать спасать именно его.

— Илон Маск назвал искусственный разум «наибольшей угрозой, с которой сталкивается цивилизация», и призвал власти США усилить контроль в этой сфере. «Когда мы увидим роботов, которые ходят по улицам и убивают людей, мы наконец поймем, как важно было присмотреться к искусственному интеллекту», — заявил он. А Стивен Хокинг сказал: «Появление полноценного искусственного интеллекта может стать концом человеческой расы. Такой разум возьмет инициативу на себя и станет сам себя совершенствовать со все возрастающей скоростью. Возможности людей ограничены медленной эволюцией, мы не сможем тягаться со скоростью машин и проиграем». Вы согласны?

— Да, любая беспечность тут может обойтись очень дорого. Это такая же ситуация, как и с ядерным оружием. Вся история человечества говорит о том, что людям, чтобы начать договариваться, сначала нужно пройти через какую-то катастрофу. То есть сначала — очень много крови, ужаса, смертей, и только потом — перемирие. С искусственным интеллектом так уже не получится: если не договориться заранее, то в какой-то момент может возникнуть точка невозврата.

— По словам ряда экспертов, концентрация изобретений и скорость развития технологий в области искусственного интеллекта сейчас настолько высоки, что мы за ним просто не успеваем. Это действительно так? Опережает ли здесь прогресс прогнозы ученых?

— Где-то — да, а где-то, наоборот, запаздывает. Прогресс, опережающий прогнозы, наблюдается в софте. Сфера нейронных сетей, например, прогрессирует семимильными шагами. Во всем, что связано с программированием, тоже просто взрыв идей и разработок. А в области «железа», там, где действуют крупные компании типа Intel и AMD, создающие микропроцессоры, ситуация иная.

— В каких сферах мирной жизни сегодня используются интеллектуальные системы, которые сами принимают решения?

— Практически во всех, от финансов до транспорта. Брокеры на биржевых торгах, например, уже давно заменяются системами и алгоритмами с элементами искусственного интеллекта. То же самое происходит в области безопасности, где действуют программы, определяющие личность человека по внешним признакам, или на роботизированном производстве, где интеллектуальные системы принимают решения, скажем, о выбраковке изделий. В медицине умные роботы-хирурги осуществляют сложнейшие операции, в сельском хозяйстве беспилотные комбайны видят поле с помощью компьютерного зрения, роботы замеряют влажность воздуха, состояние почвы и прочие параметры, а дроны определяют участки, куда необходимо внести удобрения. Есть элементы ИИ во многих офисных компьютерных программах — их используют, например, для отбора кандидатур при приеме на работу. Отдельная область — беспилотные автомобили. Разумеется, вдохнуть в машину душу и создать полностью самостоятельное транспортное средство пока нельзя, однако снабдить его элементами искусственного разума вполне реально, и это уже делается.

— И все же грозит ли нам бунт «умных машин», компьютеров или реального воплощения «Скайнета» из фильма «Терминатор»?

— Это не исключено, если мы будем беспечными и пустим развитие искусственного интеллекта на самотек. Компьютерные программы и так уже, можно сказать, живут своей жизнью, хотя все еще нуждаются в человеке. Можно лишь надеяться, что у человечества сработает инстинкт самосохранения.

Беседовал Владимир Воскресенский

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 9 декабря 2017 > № 2453781 Ольга Ускова


Казахстан. Россия. Китай > СМИ, ИТ > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419215 Тулеген Аскаров

Мясо по-аргентински

Чем больше вкладывается денег в благоустройство южной столицы Казахстана, да и других крупных городов страны, тем явственнее становится перекос в этом добром деле не в пользу прессы и информационной жизни в целом.

Тулеген АСКАРОВ

МОДЕРНИЗАЦИИ БЕЗ ПЕЧАТНОГО СТАНКА СЛОЖНО

Прогуливаясь по изменившейся в пользу горожан-пешеходов улице Панфилова в Алматы и давно уже пешеходному нашему Арбату, также подвергшемуся реконструкции в лучшую сторону, сразу же обнаруживаешь главное их отличие от зарубежных аналогов, с которых во многом калькировались дизайнерские решения. Конечно, никто и не ждал, что южная столица сразу же получит полноценный вариант «high street» с магазинами глобальных торговых сетей, штаб-квартирами известных компаний и ресторанами со звездами от Мишлен. На первых порах вполне достаточно и того, что горожане получили, с одним только «но» – на этих модернизированных улицах, предназначенных для спокойного досуга, отчего-то не стало точек и киосков по продаже газет!

А ведь они там были, да еще какие, если вспомнить для примера легендарные газетные развалы на точке у кафе «Солянка». С тамошними реализаторами в «лихие» 90-е прошлого века, когда только вставала на ноги отечественная пресса независимого Казахстана, многие редакции держали прямую связь, дабы получать из первых рук маркетинговую информацию о быстро меняющихся предпочтениях и интересах читателей. Помнятся и очереди у газетных киосков на Арбате, где постоянные покупатели с утра приобретали отложенные для них кипы свежих газетных номеров, а после обеда приходили за выпуском вечерней городской газеты. В скверах же стояли стенды с разворотами свежей прессы для того, чтобы гуляющие там горожане могли, не торопясь, ознакомиться с публикациями. Помнятся еще и новостные кино-ролики советских времен, которые крутили перед показом фильмов, – в них показывали, как на дальние отгоны забрасывали прессу вертолетами и вездеходами.

Увы, сегодня та повседневная кипучая информационная жизнь осталась в прошлом. Славная точка у «Солянки» закрылась, не выходят больше и вечерние выпуски газеты нашего мегаполиса. Коллеги из других печатных изданий вынуждены размещать на своих сайтах объявления для читателей, грустно уведомляющие о том, что в Алматы закрылось почти 70 точек по распространению периодической печати, а посему газеты нужно приобретать в офисах их редакций. Где нашли себе работу бывшие киоскеры и реализаторы, приходится только гадать! В соцсетях журналисты с болью сообщают, что пенсионеры и домохозяйки жалуются на возникшие проблемы с покупкой газет. Что касается улицы Панфилова, то в Facebook пользователи говорят о единственной пока выжившей точке продаж прессы в том районе – она находится в совминовской больнице. Какие уж тут вертолеты и вездеходы!

Достается и книжным магазинам города. На днях пользователи соцсети Facebook сообщили о закрытии магазина «Академкнига», расположенного у перекрестка улиц Фурманова и Кабанбай батыра, то есть неподалеку от обновленной улицы Панфилова. Между тем в соцсетях вполне справедливо говорится о давней примете – чем меньше в городе газетных киосков и книжных магазинов, тем ниже в нем уровень культуры и тем слабее он развивается! И если в Алматы будет и впредь сворачиваться нынешними темпами сеть продаж печатных изданий, то нетрудно предположить, до какого «плинтуса» опустится в главном культурном центре страны уровень грамотности!

Ведь уже сегодня многие пресс-секретари и пиарщики путают газеты с журналами, не знакомы лично с главными редакторами и журналистами и не представляют себе, как идет производственный процесс выпуска прессы. В наушниках у юных и молодых в основном звучит попса на убогом сленге с незамысловатым аккомпанементом. Кстати, вырастает уже второе поколение, начиная с родившихся в начале «лихих» 90-х прошлого века, не имеющее привычки читать не по своей вине! Увы, для них уже нормой становятся грубые грамматические ошибки типа «сверлиные услуги» или «мясо по-французский» наряду с интернетовским сленгом вроде «дд» и «спсб».

Более того, в какой-то момент придется закрываться и местным типографиям, лишая работы сотни печатников. Но у государства в таком случае практически не останется цивилизованной прессы, а чиновникам придется обеспечивать информационную безопасность страны лишь за счет выхолощенного ими же телевидения, так называемых «новых» онлайн-медиа наряду с соцсетями и мессенджерами, большинство из которых контролируется из-за рубежа. А там, где умирает пресса и перестают читать книги, наступает смертный час и для театра, оперы, классической музыки, живописи, в общем, всего того, что принято называть культурой. Понятно, что в таких условиях призывы к модернизации общественного сознания останутся даже не на бумаге, а лишь где-то в бездне зыбкого океана интернета, где их неизбежно оттеснят на задний план новости гламура, преступного мира и селфи блогеров.

ЗАГРАНИЦА НАМ НЕ ПОМОЖЕТ – СВОИХ УКРЕПЛЯЕТ

Тем временем в соседних странах от поддержки прессы не отказываются, придавая ей по-прежнему особое значение в проведении государственной политики в сфере СМИ. К примеру, в России впервые за 25 лет избран новый председатель Союза журналистов – телепродюсер и кинодокументалист Владимир Соловьёв, опытнейший журналист, прошедший в качестве военного корреспондента семь войн, включая обе чеченские кампании. Новый председатель сразу же взял быка за рога, заявив в своей программной речи о намерении СЖР добиваться принятия новой редакции закона о СМИ, повышения статуса журналистов, усиления ответственности чиновников за отказ предоставлять информацию, обеспечения гласности в распределении средств господдержки СМИ и даже объединения блогеров на базе Союза. Программа модернизации СЖР включает привлечение в его ряды молодых журналистов, лоббирование интересов медийной отрасли в органах власти, защиту коллег вне зависимости от принадлежности к любой части политического спектра, поддержку деятельности региональных союзов журналистов.

Напомним и о защитных мерах по отношению к российским СМИ, которые вступили в силу после введения западных санкций против этой страны. Неудивительно, что в соседней стране в этом году начали расти доходы прессы от рекламы. При этом Роспечать оказывает государственную поддержку организациям, осуществляющим выпуск, распространение и тиражирование социально значимых проектов в области печатных СМИ. Такая пресса получает там субсидии на возмещение производственных издержек, включая даже оплату страховых взносов. При Минкомсвязи действует экспертный совет по региональным печатным СМИ, утверждающий их перечень для предоставления скидок на подписной тариф «Почтой России». А правительство этой страны своим постановлением обязало регионы обеспечить жителей свободным доступом к точкам продажи печати, установив норматив один киоск на 588 жителей, для крупных городов – 1,7 торговых точек с прессой на тысячу человек.

В Китае на прошедшем недавно XIX съезде Компартии в докладе ее лидера Си Цзиньпина была особо отмечена роль СМИ в идеологической работе, укреплении твердой уверенности китайской нации в собственной культуре и стимулировании ее расцвета и процветания. Перед партией и государством была поставлена задача уделять повышенное внимание созданию и обновлению средств распространения информации, наращиванию потенциала СМИ в «области распространения информации, ориентирования, оказания влияния и завоевания общественного доверия». И это при том, что, как не раз отмечали коллеги, побывавшие в Китае, тамошние СМИ и без того представляют собой мощные медийные конгломераты глобального масштаба со штаб-квартирами в специально выстроенных для них небоскребах! Добавим также, что и в Узбекистане нынешний президент этой страны призвал прессу перестроить свою работу, чтобы отвечать новому этапу развития, способствовать обмену мнениями и диалогу в обществе. В свою очередь он пообещал расширить возможности журналистов в законодательном, материально-техническом и учебно-методическом плане.

ВСЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА КРУГИ СВОЯ

Конечно, медийный рынок даже при мощной поддержке государства живет по своим законам. Когда-то суперраскрученные медиа-монстры и их бренды со временем утрачивают интерес читателей и тираж, а вместе с ними и рекламу. К примеру, в той же России на днях закрылись интернет-порталы некогда популярного бесплатного рекламного издания «Из рук в руки», печатная версия которого перестала выходить два года назад. Уже несколько лет в Казахстане не выходит известная деловая газета, на веб-сайте которой отсчет времени остановился в конце декабря 2015 года. В прошлом году в канун новогодних праздников было объявлено о прекращении выпуска популярной астанинской газеты, принадлежащей крупной многопрофильной корпорации и издававшейся почти четверть века. В одном из западных регионов страны собирается отказаться от печатной версии раскрученная местная газета, владельцы которой собираются сосредоточиться лишь на ее онлайн-версии.

Но, как говорится, свято место пусто не бывает, да и рынок не терпит пустоты на нем. Читатели наши абсолютно правы, когда хотят добротного единства жизненных ценностей в разнообразии их освещения в новых формах и стилях, чтобы их не перекармливали при этом убогим контентом и штампами, как на телевидении с его назойливой рекламой. Поэтому в газетных редакциях идет упорная работа не только над постоянной технической модернизацией, но и творческим развитием, совершенствованием производственных процессов по обработке текстов, их оформлению, дизайну полос. Ведь известно, что много из доброго старого возвращается к жизни по воле новых поколений – мода, винил, магнитофонные кассеты, песни о главном и стихи, написанные пером, что не вырубить топором.

Вот и мы отдаем себе отчет, что в какой-то исторический момент наша молодежь вновь начнет запоем читать газеты, журналы и книги за чашкой чая или кофе, отложив в сторону гаджеты, чтобы не мешали отдыхать от суеты жизни и интернета, и сняв наушники. Когда-нибудь обязательно снова потянутся в газетные редакции будущие «акулы пера», чтобы не скучать с роботом-ведущим на очередной пиар-тусовке, где все ходы и тезисы заранее расписаны у участников. А очередной городской «голова», прогуливающийся по Арбату или улице Панфилова, дав денег уличному музыканту и оставив автограф на его нотах, заглянет потом в газетный киоск, дабы приобрести пахнущие свежей типографской краской экземпляры своих любимых изданий.

Поэтому сейчас государству нужно не только смотреть в будущее, но и сохранить то ценное, что уже имеется. Мы верим, что газеты не умрут и будут всегда нужны и интересны нашим верным читателям, к которым примкнут новые их ряды из следующих поколений. Ведь наша газета выходит уже 13-й год, за это время прошло несколько кризисов и девальваций тенге, а читательская аудитория по-прежнему ценит наш творческий труд, за что мы ей признательны!

Что ж, наверняка спросит в заключение вдумчивый читатель «ДК», а при чем тут вынесенное в заголовок «мясо по-аргентински»? Ларчик тут открывается просто. Мы просто хотели напомнить в очередной раз, что в цивилизованном обществе лучше писать, говорить и общаться правильно, на хорошо поставленном языке. Ведь «мясо по-французский» всего лишь из-за одной лишней буквы наверняка отобьет аппетит у грамотного человека, как бы хорошо ни было приготовлено это блюдо!

Казахстан. Россия. Китай > СМИ, ИТ > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419215 Тулеген Аскаров


США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414258 Майкл Милкен

Миллиардер Майкл Милкен рассказал о смысле жизни в эпоху роботов

Майкл Милкен

Финансист и филантроп, известный как «основатель рынка мусорных облигаций»

К 100-летию журнала Forbes финансист Майкл Милкен написал эссе о том, насколько стремительны изменения в бизнесе и технологиях

В середине прошлого столетия я стал взрослым и начал собственный бизнес. Особенно сильное влияние на меня оказали два выпуска Forbes: приуроченный к 50-летию журнала в 1967 году и посвященный 60-летнему юбилею десять лет спустя. Второй из них я много лет носил в чемодане и часто перечитывал.

Оба выпуска заставили меня задуматься над тем, как со временем изменяются финансовые структуры и как сменяются лидеры среди компаний. Я часто говорю о том, как автомобильный рынок изменил мир, хотя в 1917 году, когда большая часть стоимости автомобиля складывалась из сырья, крупнейшей компанией США был производитель стали U.S. Steel. Среди других гигантов были производитель сельскохозяйственной техники International Harvester (сегодня — Navistar International), производитель шин U.S. Rubber, металлодобывающие компании Anaconda Copper и Phelps Dodge — совсем нетрудно догадаться, что все было завязано на природных ресурсах. Сегодня, век спустя они представляют собой всего лишь мизерную часть от стоимости главного товара современности — компьютерного микрочипа, экономическое наполнение которого определяется изобретательностью инженеров.

100 лет назад автомобили начали кардинально менять привычную транспортную парадигму, и люди все меньше оказывались привязаны к одному и тому же месту. Компания Ford в те годы была на 21-м месте по величине. К своему выходу на биржу (который стал в истории самым масштабным) в 1956 году компания была одной из самой дорогих в Америке. Сегодня же ее полная стоимость даже меньше изменения рыночной стоимости в течение года таких компаний как Amazon, Facebook, Apple или Google.

Ключевым элементом является понимание механизмов преобразований. К началу 70-х годов производитель швейных машин Singer был известен благодаря своей рекордно долгой истории в качестве надежного и выгодного капиталовложения на протяжении 100 лет. Но перевесила все-таки женская эмансипация, которая поддерживала бизнес производителя долгие годы. Компания не понимала, что женщинам больше интересна работа, а не шитье.

Когда в 50-х годах я учился в начальной школе, в космос запустили первый советский спутник. Благодаря этому событию я заинтересовался наукой, а потом поступил в Калифорнийский университет в Беркли, потому что оттуда вышло множество нобелевских лауреатов. До беспорядков в Уоттсе в 1965 году я считал, что американская мечта может сбыться у любого вне зависимости от цвета кожи. Но когда понял, что это не так, я сменил специальность и от науки ушел в управление бизнесом. 22 года спустя я оказывал финансовую поддержку Реджинальду Льюису, когда он приобрел у корпорации Beatrice компанию — производителя пищевых товаров Beatrice International Foods. Льюис был темнокожим бизнесменом-первопроходцем, которого можно сравнить с первым темнокожим игроком Главной лиги бейсбола Джеки Робинсоном. Финансы помогают изменять мир, создавать миллионы рабочих мест и вдохновлять на большее людей, которые на это способны.

Сегодня главная задача заключается в том, чтобы наполнить человеческую жизнь смыслом. Мы уже пришли к величайшему достижению в истории — продлили жизнь человека. На протяжении 4 миллионов лет эволюции, средняя продолжительность жизни у гоминид, а потом и у человека разумного колебалась в пределах от 20 до 31 года. Но уже с начала XX века средняя продолжительность жизни по всему миру выросла с 31 до 70 лет. По оценкам экономистов, около половины всего экономического роста напрямую зависит от системы здравоохранения и проведения медицинских исследований — вместе они составляют основу для увеличения продолжительности жизни.

Как же дать смысл жизни всем этим людям да еще и тем миллиарду или двум, которые скоро появятся? Какие рабочие места останутся в эру роботов, беспилотных грузовиков и других новейших технологий? В одно время 90% населения США было занято в сельском хозяйстве, затем этот показатель снизился до 40%, и сегодня он вовсе составляет менее 2%. Век назад крупнейшей компанией была U.S. Steel, однако сегодня во всей сталелитейной промышленности Соединенных Штатов работают менее 140 000 человек. Сегодня этому сектору промышленности приходится очень туго.

Основная масса людей, открывающих свое дело, живут и дышат им. Они знают, чего хотят. Те, кто работал на меня, так же как и я верили в то, что капитал нужно сделать доступнее, поощряя тем самым новых талантливых сотрудников и создавая новые рабочие места.

Я хочу, чтобы мое имя связывали не с мусорными облигациями, а чтобы оно ассоциировалось с пониманием структуры капитала и наилучшим способом капиталовложений ради создания рабочих мест и положительной динамики для всего рынка.

Перевод Антона Бундина

США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414258 Майкл Милкен


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410040 Филипп Шубин

Связь с клиентом. В каких случаях мобильные приложения не нужны бизнесу

Филипп Шубин

операционный директор приложения «Кошелёк»

Предприниматели ожидают, что разработка — самый сложный и дорогостоящий этап запуска приложения. Но чтобы оно эффективно работало, требуются ресурсы уже после запуска

Мобильные приложения в моде. У вас ресторан? Разработайте мобильное приложение для просмотра меню. Сеть ювелирных салонов? Разработайте приложение с дополненной реальностью для примерки колец. Эти и другие предложения кажутся очевидными и современными. Однако учтите, что 84% пользователей удаляют приложения через месяц после установки.

Обычно представителей бизнеса не пугает процент удаляемых программ. Они уверены: их сервис не войдет в их число. Чтобы приложение выжило в битве за место на смартфоне, необходимо развивать его, выделяя на это дополнительные ресурсы. Перечисляем основные статьи расходов, которые появятся у компании после запуска собственной мобильной витрины.

Поддержка работы

Приложение уже доступно для установки из AppStore или Google Play, но это лишь первый шаг. Рынок мобильных устройств изменчив. Операционные системы смартфонов развиваются, в продаже появляются новые модели гаджетов с нестандартными характеристиками. И будущее вашего приложения во многом зависит от готовности к изменениям и способности быстро адаптироваться к ним. Всё это требует постоянной работы специалистов и вложений в улучшение мобильного сервиса.

Создавая приложение, будьте готовы к тому, что его абонентское сопровождение (вне зависимости от того, займется этим ваш сотрудник или внешнее агентство) станет стабильной графой расходов вашей компании.

— Обслуживание приложения, созданного на базе конструктора обойдется в 10 000 рублей в месяц при стоимости разработки — 130 000 рублей. Здесь и далее указаны ориентировочные расценки, которые могут сильно варьироваться в зависимости от технического задания на ПО.

— Сопровождение «самописного» мобильного сервиса, над которым работают два сотрудника, обойдется в 150 000 – 500 000 рублей (в зависимости от квалификации разработчиков и от региона их проживания).

Привлечение пользователей

У приложений бизнеса — кафе, ресторанов, магазинов — есть существенное преимущество в сравнении с другими мобильными сервисами. В их распоряжении бесплатные офлайновые точки контакта с потенциальными пользователями. Аудиореклама в торговых залах, шелфтокеры и воблеры на полках, информация в прикассовой зоне превращают посетителей торговых залов в пользователей приложения. Но общение в точках продаж охватит лишь самых активных покупателей — ядро аудитории.

Чтобы приложение было интересно большему количеству пользователей, его необходимо продвигать: заботиться об оформлении в магазинах приложений, заниматься поисковой оптимизацией в сторах, стимулировать установки через баннерную рекламу и закупку трафика.

— Стоимость одной качественной платной установки доходит до 100 рублей (цена зависит от сферы бизнеса, сезона закупки, аудитории).

— Использование дополнительных внешних инструментов для этих целей (например, периодической оптимизации в магазинах приложений) — около 20 000 в месяц.

Удержание аудитории

Клиента недостаточно заполучить — его нужно удержать. Чтобы клиент прошел через все воронки, сохранил активность и не удалил мобильный сервис через день, нужно оптимизировать приложение, улучшать его экраны, тестировать новые функции и дорабатывать то, что вызывает недовольство.

Пренебрегая этим пунктом, вы рискуете пополнить список мобильных приложений, сделанных «для галочки», удостоенных двух звездочек в магазине предложений и гневных отзывов пользователей.

— Размер зарплаты человека, отвечающего за все вопросы, связанные с мобильными приложением (продвижение, новые функции, поддержка пользователей) варьируется в пределах 70 000 — 200 000 рублей.

Новые возможности сервиса

Клиентам недостаточно лишь инструмента для получения скидки на кассе. Если они скачали приложение бренда, им нужно всё и сразу: доступ к личному кабинету с историей операций и балансом бонусного счета, удобный онлайн-шопинг с отображением статуса доставки сделанного заказа и общение с консультантом в чате. В итоге приложение, которое делалось для удовлетворения базовых потребностей клиента, развивается и разрастается до размеров отдельного сервиса, наравне с собственным интернет-магазином.

Дальше — больше. Технологии, которые используются ритейлом для мобильных сервисов, не стоят на месте. Геофенсинг, additional reality, омниканальный месседжинг... Всё это в какой-то момент придется поддерживать в приложении — либо собственными силами, либо после длительной интеграции с внешними разработчиками.

— Если компания создала сервис на базе готового конструктора, возможности приложения ограничены. Это значит, не каждую технологию возможно подключить к сервису.

— Если компания разработала собственное приложение, подключением новых технологий занимаются собственные разработчики (в зависимости от квалификации разработчиков и от региона их проживания). Следовательно, стоимость подключения каждой новой технологии зависит от количества человеко-часов.

Дополнительная служба поддержки

Пользователь приложения требует внимания. Если у него что-то не работает или работает не так, как хотелось бы, клиент требует вашей помощи или как минимум комментария по сроку решения проблемы. Это значит, вам предстоит либо обучить ваш колл-центр работе с новыми обращениями, либо создать отдельную службу поддержки, которая будет заниматься именно мобильным сервисом.

— После запуска приложения отвечать на обращения пользователей может кто-то из указанных выше сотрудников компании.

— С ростом количества запросов понадобится отдельное подразделение из 2-3 сотрудников, обеспечивающих поддержку в режиме 12/7 (заработная плата 20 000 — 50 000 рублей).

Операционные расходы

С появлением новых сотрудников в компании появляются дополнительные статьи операционных расходов: оплата поиска сотрудников внешним хэдхантером или собственным сотрудником, налоги, дополнительный кабинет в офисе.

— Объем расходов в этой статье зависит от квалификации и требований описанных выше специалистов. Можно сэкономить: с рядом задач прекрасно справятся студенты и начинающие специалисты, которых проще найти и «дешевле» содержать в штате. Но стоит потратить больше денег и получить положительный эффект, чем рискнуть репутацией и «краснеть» перед клиентом за получившееся приложение.

Перед созданием собственного приложения еще раз взвесьте «за» и «против» и приготовьтесь к вложению времени и денег. Если вы хотите получить эффективный мобильный инструмент для работы с клиентами, не экономьте на нем. А чтобы он показал больший эффект, присмотритесь и к дополнительным способам присутствия на смартфонах, не требующим жертв, но повышающим охват коммуникации.

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410040 Филипп Шубин


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410267 Михаил Константинов

Анонимный пузырь. Почему криптовалюта может уйти в прошлое

Михаил Константинов

Эксперт

Можно ли доверять серьезные суммы денег системе, где цена минимальной ошибки так велика?

В ноябре 2017 года произошел поучительный случай в мире криптовалют. В результате ранее неизвестной уязвимости в исходном коде Ethereum-кошелька британского разработчика программного обеспечения Parity Technologies были заморожены около 280 млн долларов на счетах клиентов. Программист-новичок экспериментировал с публичным API (Application Programming Interface — интерфейсом для программирования приложений) и, как утверждает компания, случайно, из-за ошибки в коде, навсегда заблокировал кошельки других пользователей.

Здесь раскрывается потенциальная проблема технологий на блокчейне: в обычных банках такую ситуацию можно выправить вручную, тогда как в блокчейне контракты и их логика неизменяемы. Во всяком случае, такая возможность не предусмотрена явно. Можно ли доверять серьезные суммы денег системе, где цена минимальной ошибки так велика? Разберем главные вопросы к криптовалютам.

Блокировка — это навсегда

Когда речь идет валюте любого государства, контроль за ней ведет само государство: контролирует эмиссию, степени защиты, отвечает за эти деньги золотовалютными резервами, долговыми обязательствами и т. д. В случае криптовалюты ситуация в корне другая – коины не выпускаются государством, они присваиваются пользователю международной нерегулируемой системой за вычислительную работу. Представим ситуацию: вы обменяли вычислительные мощности на криптовалюту, а криптовалюту — на товар. Позже оказалось, что купленный вами товар украден. Однако блок о фактах передачи товара и денег записан, изменить его невозможно. Возможна только следующая транзакция: передать коин обратно, но на сугубо добровольной основе. Потому что по постановлению суда это сделать в принципе невозможно!

Рассмотрим другую ситуацию. Как может отреагировать система, которая присвоила человеку коин, на все последующие транзакции, если первая показалась ей подозрительной? Первое правильное действие, пришедшее из банковской системы — заблокировать транзакцию. Однако если система заблокировала первую транзакцию, блокируются и все последующие, которые от нее произошли. Что делать дальше — не ясно. У банков есть технология разблокировки по решению суда. Кто примет такое решение в распределенной системе? Там нет решающих, она специально сделана как технология «все не доверяют всем». И если произошла блокировка, то это навсегда.

Ни один из участников системы не может принять решение о блокировке, это может сделать только сама система. Однако система написана людьми, у которых может быть злой умысел: они находятся в серой зоне, условно нерегулируемой, куда пользователи добровольно принесли деньги и обменяли их на коины. Хозяин системы может забрать деньги и не вернуть их пользователям в виде криптовалюты. Или случайно обнулить счета. Считается, что система абсолютно честная и у нее нет возможности для мошенничества. Однако мы не знаем, какие возможности для хозяин системы оставил для себя в ее коде. Первый раз оставил возможность позаимствовать чужие средства легальным путем, переведя себе, и мы помним эту историю. Второй раз – оставил для себя возможность заблокировать участника системы. Сколько еще прецедентов понадобится, чтобы проиллюстрировать ненадежность криптовалюты?

Предположим, что возможности для мошенничества есть. А вот механизмов регулирования и самого регулятора — нет. И нет людей, которые могли бы разбираться в преступлениях в этой системе. Мы можем обратиться в полицию с заявлением о нарушениях со стороны системы, но следственных действий не будет. Почему? Потому что когда условное государство Швамбрания выпустила коин, он является национальной валютой, и его подделка, фальсификация, незаконные операции с ним караются уголовным кодексом Швамбрании. Когда речь идет о международная распределенной системе, в которой принимают участие граждане любого государства, не существует такой экономической полиции, в которую можно обратиться.

Кто вы, маска?

В ситуации с криптовалютой доказать, кому принадлежит кошелек, почти невозможно. Главный постулат крипловалютных систем — анонимность владельца кошелька. Если вы потеряли ключ к кошельку, восстановить его невозможно — у системы нет администраторов, некому отправить запрос на восстановление пароля.

Однако анонимность и абсолютное недоверие между участниками системы уже подразумевают, что это не бизнес-среда. Не бывает анонимной бизнес-среды. Покупатель изучает своего поставщика: что он производит, какого качества, оценивает способность поставщика произвести нужное количество изделий и поставить в указанный срок. При выборе поставщика доверие неизбежно, ведь если нет доверия и нет механизма контроля, контракт имеет большие риски. Таким образом, для коммерции в любой отрасли промышленности криптовалюта идеологически не создана.

Для расчетов физических лиц и приобретения товаров она подходит больше. Однако в этой ситуации вопрос к качеству товара с помощью распределенного реестра тоже не снимается. Реестр надежно обеспечивает половину сделки — гарантию, что деньги дошли. Вторая половина сделки — дошел ли товар? Можно подтвердить факт отправки, факт перевалки товара на разных этапах транспорта учитывать в распределенном реестре и ставить его против платежей. Можно сделать так, чтобы в этот реестр записывалась, например, таможенная рамка, которая просканировала контейнер, считала бирку. Эта бирка – не этот товар, заметьте, а бирка, которая соответствует товару — проехала такие-то ворота на таком-то этапе транспортировки. Но какого качества товар лежит в коробке с биркой, которую поставляет вам анонимный поставщик?

Вы исследуете поставщика, если занимаетесь реальным бизнесом. Но вы исследуете поставщика и как физлицо, когда заказываете пиццу по телефону. Вы знаете, кто ее делает, знаете, что неделю, месяц назад пицца была хорошая. Если в этот раз принесут плохую, вы попросите вернуть деньги и больше здесь пиццу не закажете. Фактически, мы выставляем запрос на возврат средств. Где в криптовалюте запрос на возврат средств? Где технология возврата? Да, это можно сделать встречной транзакцией: А перевел В, В отдал А. Но это уже другая транзакция, она не привязана к первоначальной, нигде не указано, что это возврат средств.

С ICO ситуация попроще: эмиссия происходит на территории конкретной страны, производится от имени компании — юридического лица, являющегося налоговым резидентом конкретной страны. Обвинить ее, например, в мошенничестве, как это было недавно сделано, можно сделать по законам этой страны. И при этом компания может быть мошенником и на IPO, и на ICO, и просто привлекая в режиме корпоративного займа деньги у инвесторов. Добропорядочный инвестор всегда пойдет в суд защищать свои права и с вероятностью у него это получится, потому что ICO не анонимно.

При этом распределенный реестр вполне может использоваться для неттинга в рамках внутрикорпоративных рассчетов. Что я имею в виду? Есть международная корпорация, и у нее в разных юрисдикциях находятся компании, оказывающие друг другу сервисные услуги В итоге появляется множество пар встречных обязательств. Здесь и пригодится и блокчейн, и коины: не понадобится отвлекать ликвидность, которая вернется обратно, пройдя по цепочке взаимных задолженностей. Но это уже другая история.

Заплати налоги и живи… неспокойно

Криптовалюта быстро растет в цене: вы купили коин за 100 рублей, через месяц он стоит уже 1000 рублей. Вы заработали 900 рублей, и 13% надо отдать государству. Но владелец-то кошелька неизвестен! Скорее всего, в ближайшие годы ФНС предпримет крестовый поход против самой системы и анонимных кошельков, запретит их на уровне закона. Сегодня все финансовые институты в стране — агенты ФНС. Можно отработать регистрацию кошельков с криптовалютой через банки, через мобильные телефоны, электронную почту. Вы можете платить налоги через мобильное приложение своего банка или сайт госуслуг.

Но дальше возникает казус. Вы зарегистрированы, вы больше не аноним. Но вот вы переводите деньги кому-то, кто все еще аноним. И ФНС непременно спросит у вас, кому вы переводите деньги. Может быть, таким образом вы переводите зарплату сотрудником, уходя от налогов? Вы должны будете рассказать, кому и за что переводите деньги, или же понести санкции: например, получить доначисления на сумму, которую налоговая сочтет справедливой.

Именно поэтому все разговоры о том, что в будущем мы будем пользоваться только лишь криптовалютой и кроме смартфона, нам ничего не будет нужно – это утопия. Криптовалюта станет одним из инструментов, которым будет довольно сложно пользоваться из-за многочисленных вопросов госорганов.

Не удивлюсь, если где-нибудь в Китае, Сингапуре или США такой закон против криптовалют уже написан. Возможно, о таком законе объявят, когда пузырь криптовалют станет очень большим. Как только криптопузырь достигнет максимального размера, он будет схлопнут. Ведь ни одно государство никогда не гарантировало надежность столь высокорисковой инвестиции, как криптовалюта.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410267 Михаил Константинов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 29 ноября 2017 > № 2419188 Санжар Кеттебеков

Цифровая траснформация Казахстана

О том, что значит цифровизация для экономики страны и какой эффект она принесет, рассказал генеральный директор Almaty Tech Garden Санжар Кеттебеков.

Алексей Назаров, Алматы

-СЭЗ «ПИТ» призван стать одним из главных ресурсов для реализации цифровой трансформации. Расскажите, как развивается парк и какие результаты уже достигнуты?

– Мы фокусируемся на качественном развитии и создании необходимых для этого условий. Так, около 40 компаний, которые не выполняли своих обязательств, исключены из СЭЗ «ПИТ». Возможно это жесткие меры, но это вопрос эффективного использования государственных средств. Сегодня в ПИТ работают 134 компании. Треть из них – это новые компании, вступившие с момента нашего управления, т.е. с 2015 года. Годовая выручка компаний в сравнении с результатами 2014 года увеличилась почти втрое. Это хорошие показатели роста, но впереди еще много работы. К 2025 году планируем довести годовой объем продаж компаний до 1 млрд долларов США.

Международными экспертами высоко оценены инициативы, заложенные в 63-м шаге Плана нации «100 конкретных шагов», в соответствии с которыми развивается Инновационный кластер Tech Garden. Впервые СЭЗ «ПИТ» попал в ежегодный рейтинг лучших экономических зон Global Free Zones of the Year по версии FDi – подразделения авторитетного издания Financial Times. Это важный кредит доверия к реализуемым мерам Правительства РК и Фонда в данных направлениях.

В частности, высокие баллы получили международные инициативы и программы поддержки стартапов. В целях обеспечения доступа к прорывным проектам в этом году мы открыли представительства Tech Garden в Кремниевой долине, Сколково и Новосибирске. Десять компаний СЭЗ «ПИТ» этой осенью уже прошли акселерацию в представительстве в Кремниевой долине. Получены хорошие результаты. Один из участников уже заходит на рынок США, о чем мы подробнее сообщим чуть позже. Также в партнерстве с GVA Capital запущена программа международной акселерации, направленная на развитие отечественных и привлечение зарубежных стартапов. До 2020 года будет профинансировано около 500 инновационных стартапов и инкубировано 50 высокотехнологичных и экспортоориентированных компаний.

– Недавно в Алматы был открыт ИТ-квартал. Почему сегодня так важна консолидация IT-компаний страны?

– Очевидно, что IT-отрасли для полноценного развития требуется стабильный платежеспособный спрос на ее решения. В данном контексте необходима консолидация с базовыми отраслями, которые все больше нуждаются в IT-решениях, но как правило, ищут их у сертифицированных зарубежных поставщиков.

Если говорить конкретно о компаниях ПИТа, то сегодня 66 участников работают по принципу экстерриториальности, 46 из них расположены в разных точках Алматы. Для того, чтобы помочь им эффективно развиваться, в центре Алматы при поддержке Правительства РК был открыт IT-квартал. Он расположен в современном бизнес-центре и занимает площадь 17 000 кв. метров. До конца текущего года его резидентами станут около десяти IT-компаний, в 2018 году войдут еще около 30 компаний. Важным преимуществом IT-квартала является предоставление резидентам доступа к современным технологическим платформам таких компаний, как IBM, ARM, Autodesk, 1С и других специализированных платформ.

Если говорить об общем эффекте, то консолидация IT-компаний будет способствовать повышению компетенций отечественных специалистов, позволит реализовывать сложные проекты и получать долгосрочные контракты. Вместе с тем потенциал IT-компаний, объединенных на единой площадке, станет важным ресурсом для цифровой трансформации Казахстана.

– По вашему мнению, в каких сферах экономики процесс цифровизации принесет наибольший экономический эффект?

– У Казахстана имеются хорошие возможности в таких направлениях, как Индустрия 4.0. и Новые материалы. Наше конкурентное преимущество – это богатая сырьевая база и наличие базовой индустрии. При оперативном принятии решений и законов мы можем стать реальной площадкой для тестирования и внедрения проектов в этих областях. Поэтому фокус СЭЗ «ПИТ» сегодня направлен на создание экосиситемы для инновационного развития наших базовых отраслей.

При поддержке Правительства РК мы работаем над созданием Центров компетенций и технологических лабораторий в партнерстве с ведущими ТНК. Центры призваны комплексно решать задачи конкретного отраслевого направления. Во-первых, это обучение специалистов новым компетенциям, для дальнейшего применения в работе. Во-вторых, проведение исследований и пилотных проектов. На их платформе отечественные разработчики смогут тестировать и внедрять свои решения.

Цифровизация – это прозрачность финансового планирования, производственных процессов. Это касается не только индустриальных секторов, но и банковского сектора, медицины, образования и всех других направлений. Создание и развитие любой новой отрасли сегодня уже не происходит без цифровых технологий. Думаю, что Казахстан должен стать более открытым для привлечения передовых технологий и их тестирования на рынках евразийского пространства. Со своей стороны, для развития IТ-отрасли в РК мы привлекаем базовые платформы ведущих технологических компаний, как IВМ, Autodesk, IntelliSense, и на их основе реализуем свои решения.

– На каком этапе сейчас находится работа по данному направлению?

– Недавно мы открыли Центр индустриального дизайна в партнерстве с Autodesk и Satbaev University. Центр обладает парком оборудования, необходимым для решения различных задач от первичного проектирования до финального создания готовых полимерных продуктов. Это – 3D-принтеры, специализированные сканеры, рабочие станции и системы постобработки полученных конструкций и т.д. Новая технология прототипирования в корне меняет подход к проектированию и производству. Внедрение новейших систем проектирования и обучение специалистов позволит производить гораздо более качественную и конкурентоспособную продукцию. Стартапы и компании кластера Tech Garden получат возможность оперативного прототипирования.

Также в декабре текущего года запускается первая в стране лаборатория по «Индустрии 4.0» для цифровизации процессов в горно-металлургическом комплексе. Партнером проекта является британская компания IntelliSense, которая инвестирует компетенции и половину средств в создание лаборатории. На данной платформе компании кластера смогут тестировать и внедрять свои решения. Вместе с тем будет обучено до 1000 специалистов по работе с большими данными.

В целом мы видим растущий спрос на инновационные решения от предприятий ГМК. Для удовлетоврения данного спроса, в нашем арсенале имеется эффективный инструмент, который позволяет недропользователям тестировать инновации за счет обязательств по направлению 1% совокупного годового дохода на НИОКР. По данной модели уже профинансировано 54 проекта на сумму 2,3 млрд тенге. Сегодня мы сотрудничаем с такими компаниями, как ERG, «Казцинк», «Казахмыс», «Восход-Oriel» и др. Реализованные проекты получают высокую оценку заказчиков. Эффективность инвестиций в некоторых случаях доходит до показателей 1:40.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 29 ноября 2017 > № 2419188 Санжар Кеттебеков


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 29 ноября 2017 > № 2407214 Дмитрий Жидков

Интервью с Дмитрием Жидковым: в холдинге "Швабе" могут появиться новые предприятия.

В 2017 году бренд "Швабе" не сходил со страниц военных изданий. Холдинг успел добиться разрешения на самостоятельный экспорт продукции двойного назначения, заинтересовать военных "всевидящей" инфракрасной камерой и провести импортозамещение востребованных Минобороны прицелов. Резюмируя успехи, заместитель генерального директора "Швабе" по ГОЗ, ВТС и взаимодействию с органами государственной власти Дмитрий Жидков обсудил с корреспондентом Военное.РФ баланс между "умным" производством и защитой информации, перспективы лазерного оружия и поставленную Ростехом задачу по увеличению объемов гражданской продукции до 80% от общего производства холдинга.

Дмитрий Владимирович, здравствуйте! Начнем интервью с актуальной повестки. Последнее время в промышленных и экономических кругах много говорят о грядущей цифровой революции, так называемой "индустрии 4.0". Как на внедрение "умного производства" смотрят в холдинге "Швабе"?

В своей практике мы уже используем такие современные инструменты, как аддитивные технологии и, в частности, 3D-печать, инструменты интернета вещей и различные инновационные продукты, которые значительно упрощают решение многих производственных задач.

Практически на всех производственных площадках "Швабе" уже работает и продолжает внедряться автоматизированное оборудование – новые высокотехнологичные станки и робототехника. Так, например, "умные" станки самостоятельно определяют необходимость смены той или иной детали в процессе выполнения задач, сообщают об этом оператору и выполняют замену. Это один из инструментов интернета вещей, который сегодня стремительно входит в нашу жизнь.

Как правило, современные мощности, закупаемые предприятиями, способны поддерживать постоянную связь и с серверами компании-изготовителя. При таком взаимодействии поставщики станков обеспечивают своим клиентам быструю реакцию на сбои и поломки, оперативную поставку оснастки. И мы, как и многие другие российские промышленники, стараемся договариваться с производителями оборудования о создании каналов связи с их серверами.

Однако при выполнении контрактов по гособоронзаказу или ВТС все станки находятся во внутреннем серверном контуре предприятий и никак не пересекаются с контуром внешним. Информация о состоянии оборудования и применяемых деталей, с которой работают инженеры и программисты, не выходит за пределы производств.

Еще одна злободневная тема – диверсификация производства предприятий оборонно-промышленного комплекса. Стоит ли такая цель перед холдингом?

Холдинг следует установленному руководством страны курсу на диверсификацию и реализует ее на всех производственных площадках. Ростех, в который входит "Швабе", поставил перед нами задачу к 2025 году выпускать до 80% гражданской продукции от общего объема производимой техники. Сейчас наши мощности существенно загружены гражданскими заказами и объемы этой загрузки планомерно растут.

Во многом за счет активного переориентирования технологий двойного и специального назначения в гражданскую среду мы намерены достигнуть заданной планки. Не исключено, что для решения этой задачи в холдинге появятся новые предприятия.

Поговорим о внешнеэкономической деятельности. Какие регионы вам наиболее интересны в экспортном плане, о каких последних успехах можете рассказать?

Прежде всего, мы работаем с нашими традиционными партнерами: с Китаем, Индией, со странами Юго-Восточной Азии и Африки. Из успехов в этом направлении в качестве примера могу рассказать об установках для очистки воды, которые с недавних пор выпускает НИИ "Полюс" им. Стельмаха. Дело в том, что производство оптики требует высокоочищенной воды с минимальным содержанием примесей. Поэтому мы разработали систему очистки воды на молекулярном уровне, а затем определили, что у нее большие перспективы на гражданском рынке.

Установками заинтересовались даже в Европе: их там сочли на порядок прогрессивнее классических водоочистительных систем. Для них есть и другое применение. Их размер может варьироваться – в зависимости от того объема воды, который необходимо очистить. К примеру, устройства можно применять в составе мобильных санитарно-бытовых комплексов.

Кстати говоря, возвращаясь к теме внешнеэкономической деятельности, хочу отметить, что в этом году, согласно рейтингу журнала "Эксперт", "Швабе" вышел на 28-е место среди несырьевых экспортеров страны.

А о каких-нибудь уже подписанных за недавнее время документах по линии ВТС расскажете?

Один из самых показательных примеров – это, пожалуй, подписание меморандума с китайской корпорацией аэрокосмической науки и промышленности CASIC на полях авиасалона МАКС-2017. Его цель – расширение партнерства и увеличение числа позиций поставляемой в Китай номенклатуры. К тому моменту мы уже выполняли текущие контракты с CASIC по поставкам электронно-компонентной базы. А на МАКС китайские партнеры предложили нам продлить действующие контракты и развивать взаимодействие дальше.

Раз уж много говорим о Китае. На "Иннопроме-2015" "Швабе" подписал контракт с китайской компанией "ЮниСтронг", выпускающей компьютеры и планшеты для силовиков. Как складывается сотрудничество?

А вот здесь мы работаем в области гражданского приборостроения. Одно из наших предприятий изготавливает в кооперации с "ЮниСтронгом" геодезическое спутниковое оборудование.

Расскажите про работу холдинга на постсоветском пространстве.

В последние годы мы вышли на новый уровень взаимодействия с такими странами СНГ как Узбекистан, Киргизия, Армения и Казахстан. В частности, в Белоруссии более 10 лет активно работает представительство нашего холдинга – компания "Швабе-Минск". Мы поставляем в эти страны медицинские изделия, прицельные, наблюдательные и геодезические приборы, светотехнику, а также различные технологические решения в рамках экосистемного проекта Ростеха "Умный город". Помимо этого, мы также сотрудничаем с государствами СНГ в отношении специальной техники.

Осуществляете ли локализацию производства в Индии, Юго-Восточной Азии, Африке?

С Индией (на Aero India 2017) мы проводили переговоры по поводу локализации оптико-электронных систем для передовой российской авиационной техники.

Как боретесь с лоббизмом? Какую помощь оказывает наше государство во внешнеэкономической деятельности? Существуют ли какие-либо рычаги и инструменты, позволяющие минимизировать издержки зарегулированности?

В феврале 2017 года указом президента и распоряжением ФСВТС "Швабе" получил право на самостоятельную зарубежную деятельность в отношении продукции специального назначения. Это касается проведения модернизации техники, поставки запасных частей, обучения зарубежного персонала, создания совместных предприятий и сервисного обслуживания. Ощутимо повысится мобильность взаимодействия с зарубежными заказчиками.

Как известно, продажа специальной продукции – процедура затяжная, от первого контакта до начала поставок может пройти и год, и два, и пять лет. Полагаю, совсем скоро мы выйдем непосредственно на подписание прямых контрактов в новом формате сотрудничества.

Также со стороны государства нам оказывают неоценимую помощь дипломатические структуры за рубежом, рассказывая какие-то специфические нюансы об интересах заказчиков и тому подобные моменты, крайне полезные при переговорах.

Опять же, серьезную методическую поддержку оказывает ФСВТС России. Весной служба провела для нас большой семинар, на который приехали руководители предприятий холдинга и специалисты по военно-техническому направлению. Выступали ключевые сотрудники по ценообразованию и взаимодействию с промышленниками, обсуждали вопросы по законодательству и различным тонкостям ВТС.

И еще, недавно подписали соглашение с Российским экспортным центром на предмет продвижения гражданской техники. Специалисты центра также недавно провели у нас семинар, обучали сотрудников "Швабе", обещали поддержку в области защиты интеллектуальной собственности и в логистике. Впрочем, мы только начинаем сотрудничество и оно пока в зачаточном состоянии.

Как вы взаимодействуете с Фондом перспективных исследований, сколковскими фондами и центрами?

Действительно, мы взаимодействовали по ряду проектов, в том числе велась работа по созданию экипировки солдата будущего, которая сейчас находится в разработке. Вместе с тем недавно на одной из наших производственных площадок в серийное производство был запущен инновационный аппарат для сварки оптоволоконных кабелей, не имеющий аналогов в России. Это пример успешного стратегического партнерства с одним из резидентов "Сколково".

Это первый аппарат для сварки оптоволокна российского производства. Он создан в рамках федеральной программы импортозамещения и способен в 1,5 – 3 раза удешевить процедуру монтажа оптоволокна по сравнению с зарубежными аналогами.

На внутреннем военном рынке Минобороны с большим интересом смотрит в сторону контрактов жизненного цикла, рассчитывая в перспективе работать с производителями военных самолетов и кораблей именно в рамках такой бизнес-модели. Производит ли "Швабе" продукцию, которую можно реализовать при помощи таких контрактов?

Прежде всего, продукция "Швабе" – это комплектующие более крупной спецтехники. А контракты жизненного цикла продают непосредственно головные производители. При необходимости они отправляют в холдинг заявку на изготовление определенного количества запасных частей, тех или иных образцов техники, измерительно-контрольной аппаратуры.

Тем не менее, мы реализуем контракты жизненного цикла по гражданской технике, к примеру, в медицинском секторе. Я говорю про оснащение перинатальных центров, установку оборудования, обучение сотрудников, замену деталей. Помимо этого, по данной модели работаем над проектом "Светлый город" в Нижнем Тагиле и Набережных Челнах, а также по транспортной инфраструктуре и светофорам в различных городах страны.

Летом 2017 года состоялось три значимых для военно-промышленной отрасли мероприятия: Международный военно-морской салон, Международный авиационно-космический салон, а также форум "Армия". Выставки – отличный повод продемонстрировать широкой общественности ту или иную новинку. Одной из самых интригующих разработок, представленных летом "Швабе", можно назвать "всевидящую" инфракрасную SWIR-камеру для поиска замаскированных предметов. Расскажите о ней подробнее.

Да, мы продемонстрировали камеру коротковолнового инфракрасного диапазона спектра SWIR посетителям авиасалона и "Армии". Показали ее в действии: в ходе теста с обычной папкой для документов и тонированными автостеклами. Несмотря на непрозрачность этих материалов, наблюдатель видел, что находится внутри папки и что происходит внутри автомобиля по ту сторону стекла.

Наша камера "видит" через дым и туман, она буквально насквозь просвечивает непроницаемый материал, в том числе некоторые ткани, к примеру, костюм из вискозы, и вместе с тем может определить местоположение очага пожара. Разработкой заинтересовались в МЧС, поскольку она, в отличие от стандартного оборудования, с вертолета способна отобразить фигуру человека в воде. Иначе говоря, камеру можно применять и в системах безопасности.

Кроме того, наши иностранные партнеры говорили, что если на вертолет или беспилотник к уже имеющимся прицелам, приборам ночного видения и подобным аппаратам добавить еще и SWIR-систему, то ощутимо улучшится целенаведение.

Как бы то ни было, у камеры очень большие перспективы и экспортный потенциал. Сейчас мы уже начинаем ставить ее на серийное производство.

Какую продукцию "Швабе" предлагает для нужд Военно-морского флота?

Для флота мы выпускаем системы оптического наблюдения, оптико-локационные станции. Этим занимается одно из наших предприятий. Помимо этого, холдинг производит различные многоканальные системы для кораблей, включающие дальномер, прибор ночного видения, тепловизор.

Разрабатывает ли "Швабе" оборудование для экипировки "Ратник"?

Наши предприятия активно участвовали в создании экипировок "Ратник-1" и "Ратник-2". В рамках этих проектов мы сделали прицелы для стрелкового оружия, специальные оптические прицелы для снайперов, малогабаритные бинокли, лазерные целеуказатели, всесуточные носимые приборы разведки и переносные приборы разведки, способные "видеть" в инфракрасном диапазоне и определять координаты цели.

В настоящее время организации "Швабе" готовят изделия для будущих поколений экипировки "Ратник". В перечень перспективной продукции входят нашлемные наглазники, мониторы, обладающие инфракрасными и телевизионными модулями, а также системы дополненной реальности, позволяющие солдату видеть в режиме реального времени координаты места, направления угроз, боевые команды, ближайшие объекты и другие данные.

Работает ли "Швабе" над дистанционными системами управления роботами?

Сейчас активно развивается сфера систем оптического наблюдения для российских беспилотников. Мы работаем в направлении уменьшения массы и габаритов, в частности, для беспилотников среднего класса ВС РФ. В области асферической оптики мы смогли, например, вместо семи обычных линз использовать лишь две. Масса объектива уменьшилась в полтора-два раза. Второе направление – стабилизация аппаратуры на борту. И самое главное – лазерная подсветка, которая обеспечивает точное наведение управляемых боеприпасов.

В этом сегменте, как и в других направлениях, мы конвертируем технологии двойного и специального назначения в гражданские разработки. В числе таких изделий можно отметить и линейку систем для гражданских беспилотников. Сейчас они очень востребованы в сфере мониторинга инфраструктурных объектов: автодорог, нефте- и газопроводов, линий электропередачи.

Панорамная камера – еще одна новинка в этом направлении. Она предназначена для специализированных профессиональных средств фото- и видеофиксации цифровых изображений, систем видеонаблюдения, различной техники – роботы, манипуляторы, транспорт специального назначения, пилотируемые и беспилотные летательные аппараты. Позволяет снимать видео стандарта 4К (3840×2160 пикселей) с частотой 30 кадров в секунду и углом охвата по вертикали и горизонтали 360°, а также имеет функцию постредактирования в режиме реального времени (выравнивание геометрии и изменение яркостных характеристик).

Устройство, обладающее плавным 10-кратным увеличением, не уступает существующим российским и зарубежным аналогам по скорости формирования единого цифрового панорамного изображения от нескольких источников.

Кроме того, недавно на одном из предприятий нашего холдинга разработан лазерный комплекс по противодействию малоразмерным БПЛА. Это устройство позволяет обнаружить, сопроводить и нейтрализовать наблюдаемый объект.

Какие решения позволяют снизить себестоимость военной продукции?

Уменьшить себестоимость можно благодаря внедрению в специзделие различных инновационных технологий. Также этого можно добиться за счет применения передового оборудования и различных компонентов специальной продукции при изготовлении гражданской техники. Емкость гражданского рынка существенно превышает военный, поэтому увеличивая таким образом объем производства спецкомпонентов, мы снижаем себестоимость военной продукции. При этом трансфер этих же готовых решений специального назначения в гражданскую среду способствует снижению себестоимости гражданской продукции.

Расскажите про соцподдержку сотрудников холдинга. Какие условия труда сейчас на производствах? Какие прогрессивные программы поощрения работников внедряете?

На многих предприятиях "Швабе" при активной поддержке профсоюзных организаций создана эффективная система социальной поддержки. Сотрудники обеспечены полисами добровольного медицинского страхования, негосударственным пенсионным обеспечением, бесплатными путевками в санатории и пансионаты, а также дотациями на питание и спорт.

Специальные надбавки получают молодые рабочие и специалисты, работники высшей квалификации, имеющие ученую степень. Родителям компенсируется часть оплаты за детский сад, организуется обучение их детей по целевому направлению за счет средств предприятий. Помимо этого, в некоторых организациях холдинга внедряются программы, направленные на улучшение жилищных условий сотрудников, – помощь в аренде жилья, ипотека.

Холдинг активно помогает заводским советам ветеранов. Для пожилых людей на регулярной основе организуются встречи и вечера отдыха, выделяются путевки в санатории и пансионаты. Ежегодно члены организации участвуют в выездных экскурсиях, а также в корпоративных мероприятиях, посвященных значимым событиям в жизни предприятия.

Какие выставки посетите в 2018 году, какие ставите перед собой цели и задачи?

В 2018 году холдинг намерен участвовать в 7 выставках: Defexpo India, DSA, Kadex, Армия, Интерполитех, Airshow China и Indo Defence, а также более чем в 30 выставках продукции гражданского назначения. На этих экспозиционных площадках мы планируем обсудить с действующими заказчиками и потенциальными партнерами вопросы сотрудничества в области поставки новых изделий и запчастей для российской наблюдательной техники.

И о долгосрочной перспективе. Сегодня "Швабе" – инновационный холдинг, который вплотную работает с технологиями будущего. Можно ли представить его в 2030-х годах одним из основных игроков рынка вооружений, основанного на "новых физических принципах"*?

Да, у нас есть сегодня ряд интересных проектов по этому направлению. Вообще, если не заглядывать на десятки лет вперед и не мечтать о реализации идей, которые сегодня кажутся слишком смелыми, то стратегического мышления так и не появится.

У нас есть определенные козыри в рукаве, да и наука тоже не стоит на месте, а комплексно развивается в разных направлениях. Вот скажем, лазерное оружие. Сейчас для одного выстрела нужна батарея размером с вагон. Но со временем появляются новые материалы и технологии, и, соответственно, уменьшаются источники питания. Мы совсем близко к тому времени, когда подобная продукция начнет использоваться и в бытовых целях.

* - Термин "оружие на новых физических принципах" (ОНФП) в данном случае носит условный характер, так как в большинстве случаев в образцах используются известные физические принципы, а новым становится их применение в оружии. Выделяют следующие виды ОНФП: лазерное, радиочастотное, пучковое, кинетическое оружие и др.

Алексей Буланов

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 29 ноября 2017 > № 2407214 Дмитрий Жидков


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 29 ноября 2017 > № 2405912 Василь Лацанич

Василь Лацанич возглавит "ВымпелКом"

Василь Лацанич с января следующего года станет генеральным директором ПАО "ВымпелКом" - российской бизнес-единицы холдинга VEON. На данной позиции он будет подчиняться главе крупнейших рынков VEON Ltd. Шеллю Мортену Йонсену. Ранее Василь Лацанич занимал пост вице-президента по маркетингу ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС).

Василь Лацанич займет пост генерального директора "ВымпелКома" с 10 января 2018 г. Он будет подчиняться главе крупнейших рынков VEON Ltd. (в составе группы - Россия и Италия) Шеллю Мортену Йонсену. Пока Шелль Мортен Йонсен совмещает две позиции в VEON. Помимо выполнения своих основных обязанностей на посту главы крупнейших рынков VEON, он с сентября 2016 г. занимает еще и должность генерального директора "ВымпелКома".

В новой должности Василь Лацанич займется усилением позиций компании на российском рынке, развитием цифровых продуктов и сервисов, реализацией стратегических инициатив группы VEON и улучшением клиентского опыта. Как сообщила корреспонденту ComNews пресс-служба "ВымпелКома", первоочередной задачей Василя Лацанича станет максимальное погружение в операционные вопросы компании.

Шелль Мортен Йонсен положительно характеризует опыт работы Василя Лацанича в телеком-индустрии. "Его назначение позволит еще более укрепить и развить сильные позиции VEON, особенно в период, когда мы реализуем важные стратегические инициативы на динамично развивающемся российском рынке", - сказал он. Сам Василь Лацанич заявил, что ждет работы с клиентами, чтобы обеспечить их "лучшими цифровыми сервисами и решениями в период, когда российский рынок телекоммуникаций вступает в новую фазу развития и цифровой трансформации".

До прихода в VEON Василь Лацанич с 2001 г. работал в МТС, где занимал руководящие посты по направлению маркетинга. С сентября 2011 г. по июнь 2017 г. Василь Лацанич был вице-президентом МТС по маркетингу и стратегии. Он отвечал за коммерческие и стратегические инициативы компании, а также за трансформацию клиентского опыта и цифровое развитие. После его ухода в июне этот пост занял Вячеслав Николаев, ранее возглавлявший в МТС направление маркетинга массового рынка. Как сообщал источник газеты "Коммерсант", уход Василя Лацанича связывали с карьерным ростом, поскольку "он был в МТС вторым лицом, а мечтал быть первым".

Финансовые аналитики по-разному оценивают новое назначение в VEON. Аналитик Райффайзенбанка Сергей Либин считает назначение Василя Лацанича на пост главы "ВымпелКома" ожидаемым после его перехода в VEON. Сергей Либин полагает, что Василь Лацанич не сразу занимает новый пост из-за условий контракта с МТС, который не позволяет в течение определенного времени занимать руководящие посты в компаниях-конкурентах. Аналитик не ожидает кардинальных изменений в деятельности "ВымпелКома" с приходом Василя Лацанича, даже несмотря на его богатый опыт работы менеджером. Он объяснил это тем, что в случае с VEON стратегические решения принимаются на уровне группы, а не на уровне региональных единиц.

Аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын сделал акцент на опыте Василя Лацанича в области телекома на российском и украинском рынках. По его мнению, это проливает свет на стратегию развития VEON. "Цель холдинга сейчас состоит не в том, чтобы принести на российский рынок итальянский или пакистанский опыт, а в том, чтобы генеральный директор хорошо себе представлял российских конкурентов, их стратегии, включая и недавно объявленные цифровые, их подходы к принятию решений и к маркетингу, а также был готов к усугублению конкуренции в отсутствие больших идей", - отметил аналитик. По его мнению, назначение говорит о том, что российские операторы будут делать ставку на маркетинг, а с учетом амбиций нового директора конкуренция ужесточится. "Несмотря на цифровые стратегии, ценовые войны операторов утихли ненадолго, и Сергею Светлакову скучать не придется", - пошутил он.

Начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК "Фридом Финанс" Георгий Ващенко отметил, что VEON нацелен на максимальную эффективность и рентабельность EBITDA в 42%. По его словам, до конца года группа будет стремиться сохранить динамику основных показателей. "Особенно важно, на мой взгляд, сконцентрироваться на развитии сети 5G, о планах по развертыванию которых объявили МТС, "МегаФон" и "Ростелеком". Вероятнее всего, это, а также мессенджеры и услуги в сегменте В2В станут главными в маркетинговой стратегии компании. Я ожидаю, что по итогам года "ВымпелКом" получит выручку на уровне $9400 млн и EBITDA на уровне $3960 млн", - прогнозирует аналитик.

Напомним, пока генеральным директором "ВымпелКома" является Шелль Мортен Йонсен. Он сменил на этом посту Михаила Слободина, который работал генеральным директором "ВымпелКома" с 2013 г. по сентябрь 2016 г. Михаил Слободин покинул пост, поскольку стал фигурантом уголовного дела о даче бывшими и действующими руководителями компании "Т Плюс" (до 2015 г. - ЗАО "Комплексные энергетические системы", КЭС) многомиллионных взяток бывшему руководству Республики Коми (см. новость ComNews от 6 сентября 2016 г.) за установление максимально выгодных тарифов на тепло- и электроэнергию, а также предоставление иных льгот и создание комфортных условий осуществления коммерческой деятельности на территории республики. Михаил Слободин на тот момент входил в совет директоров компании "Т Плюс".

Досье ComNews

Василь Лацанич родился в 1972 г. В 1995 г. окончил Высший государственный институт им. Н.В.Лысенко. С 1996 г. по 2001 г. занимал ряд позиций в сфере маркетинга и общего управления в Coca-Cola Ukraine Ltd., Coca-Cola Bottlers Siberia. В 2001-2005 гг. был начальником отдела маркетинга "МТС Украина", в октябре 2005 г. назначен на должность директора по маркетингу. С марта 2011 г. возглавлял "МТС Украина". С сентября 2011 г. по июнь 2017 г. был вице-президентом ПАО "Мобильные ТелеСистемы" по маркетингу и был членом правления МТС. С января 2018 г. станет генеральным директором ПАО "ВымпелКом".

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 29 ноября 2017 > № 2405912 Василь Лацанич


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403851 Илья Яшин

Точка доступа: как перестать раздражать людей рекламой в Wi-Fi-сетях

Илья Яшин

сооснователь проекта Radius Wi-Fi и Adrenta

Ради бесплатного интернета люди готовы смотреть рекламу, но чаще всего она только раздражает и отпугивает потенциальных клиентов. Как быть рекламодателю?

Диалог в реанимации:

— Доктор, какой у вас пароль от Wi-Fi?

— Вы в реанимации!

— Большими или маленькими?

В этой шутке только доля шутки: в наши дни возможность подключения к точке высокоскоростного интернет-доступа — первое, что интересует клиента в кафе, торговом центре, транспорте. WiFi необходим компании, которая хочет добиться лояльности своих клиентов, и все еще выигрывает у мобильного подключения в скорости и стабильности.

Число точек публичного доступа к Wi-Fi-сетям, по данным «ТМТ консалтинга», к концу 2017 года в России вырастет до 96 200. Традиционная «такса» за бесплатный доступ к интернету — обязательный просмотр рекламных роликов и сообщений. Но появление новых хотспотов не гарантирует рост числа клиентов компаний. С одной стороны, в WiFi-сетях нужно увеличивать конверсию: сейчас она составляет около 5%, с другой — публичным сетям приходится держать удар со стороны дешевеющего LTE. В мире digital-рекламы Wi-Fi, образно говоря, — это магазинчик у дома со знакомой продавщицей, где завсегдатай покупает печенье не потому что планировал, а потому что хорошо знакомый продавец посоветовал. Однако если бы все решалось так просто, не было бы такого раздражения у пользователей от рекламных кампаний в Wi-Fi-сети. Что рекламодатели делают не так?

Не время

Таргетирование по местоположению — главное преимущество рекламы через Wi-Fi, однако прежде, чем потчевать клиентов рекламными сообщениями, представьте, что ему может быть интересно в этот момент. Если пользователь подключается к публичной сети в вагоне метро — это стрессовая ситуация, когда человеку нужно как можно быстрее восстановить связь, поэтому вряд ли его заинтересует какая-либо реклама. Без риска вызвать раздражение в подземке можно транслировать только имиджевую рекламу. В момент подключения к сети, например, в ресторане мы видим совершенно другую психологическую реакцию — пользователь сделал заказ, расслаблен и вы можете завладеть его вниманием.

Не место

Как показала практика, угадать, какие товары или услуги надо предлагать пользователю в конкретной «географии», сложно, но возможно — пытайтесь думать как клиент, чтобы рекламное послание не попало в его «невидимую» зону. Это в свое время позволило нам понять, почему реклама спортивных товаров не вызывает отклика в Wi-Fi-сети йога-центра: у клиента центра уже есть все необходимое оборудование, он фанат. А вот реклама доставки веганской еды, которую показывали в кафе центра, дала очень хорошие результаты: воодушевленный хорошими результатами занятий, попивая полезный фреш, клиент готов в борьбе за здоровый образ жизни заказать полезную еду на дом.

Точки Wi-Fi-доступа дают уникальные возможности для сбора информации о клиентах, а значит — для создания более точного портрета потребителя. Рекламодателю следует расширять таргетирование. Тогда это позволит избежать ошибок. Так, в спортбаре, где собрались для просмотра заездов Формула-1 преимущественно холостые мужчины, рекламировать игрушечные гоночные машинки — вряд ли хорошая идея.

Не теми словами

Самая большая ошибка — размещать в WiFi-рекламе те же самые баннеры, что и в «Яндексе». Рекламодателя допустили на несколько секунд для прямого разговора с клиентом, не надо за это время пытаться рассказать все о себе и своих продуктах. Вот попробовать решить одну самую «больную» проблему пользователя — например, дать сэкомить на заказе пиццы или предложить лекарство от скуки во время ожидания приема врача в частной клинике. В последнем случае, кстати, хорошо конвертируется реклама онлайн-игр.

У компании, которая выходит с рекламой в Wi-Fi-сети, обязательно должно быть хорошее УТП (уникальное торговое предложение). Если вы растекаетесь мыслью по древу и непонятно что продаете — ничего хорошего не выйдет. Рекламное предложение нужно сверстать ярко и коротко: при первом взгляде на ваш баннер должно быть понятно, что вы продаете, при втором — как купить. Говорите о скидке в пиццерию — дайте возможность для заказа одним кликом, а не отправляйте на сайт с огромным меню. Рекламируете концерт Тимати — добавьте кнопку заказать билет, избавьте пользователя от необходимости скачивать всю гастрольную программу всех звезд российской поп-музыки.

Слишком долго и сложно

Поскольку 99% людей подключаются к Wi-Fi-сети с мобильных устройств, точка входа должна быть очень простой. Если мобильная версия не доработана, не читается со всех типов устройств — сообщение рекламодателя вызовет только раздражение. Оттолкнет пользователя и невозможность регистрации в один клик, пусть через Facebook или мессенджер.

В момент подключения к Wi-Fi-сети в руке у человека коммуникатор — постарайтесь создать у пользователя иллюзию общения с другим человеком. Это может быть хорошо сделанный, с точки зрения программиста и психолога, чат-бот. Приглашение к диалогу должно быть интереснее банального: «Здравствуйте, меня зовут Маша. Я могу вам помочь». На этом диалог обычно заканчивается, не начавшись. Переходите сразу к делу: «Две пиццы по цене трех — заказать». Цель всех этих действий — как можно сильнее сократить время до покупки. Для рекламы товаров, купить которые невозможно мгновенно, лучше перевести клиента в чат, чтобы в дальнейшем напомнить ему о продукте — воспринимать эту историю как подписку на чат. Если это автомобиль — надо показывать форму записи на тест-драйв. В случае предложения бытовой техники пользователь должен попадать на страницу, где описываются достоинства и недостатки моделей, есть сравнительные сервисы и кнопка заказа.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403851 Илья Яшин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403833 Антон Купринов

Выше рынка: айти-сектор и телекомы лучше реагируют на господдержку

Антон Купринов

Исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы

Эффект на рубль вложенных средств господдержки в три раза больше у компаний-производителей ИТ и телекоммуникационного оборудования. Эти отрасли даже в кризис продемонстрировали рост выручки.

Эффективность системы господдержки и финансирования малого бизнеса традиционно вызывает дискуссии. Например, в начале 2017 года Счетная палата проводила проверку институтов поддержки МСП и подсчитала, что только 1% предпринимателей были охвачены госпрограммой финансовой поддержки. А банки не спешат наращивать кредитование в рамках существующей системы.

В то же время система развивается и совершенствуется, перенимает зарубежный опыт, например, фокус на целевых отраслях. Господдержка точно будет эффективнее, если будет акцентирована на отраслях, которые быстро растут и дают отдачу, в том числе, в условиях экономического кризиса. В 2008 году страны Евросоюза пошли по пути поддержки малого бизнеса, пострадавшего во время кризиса. В Германии, например, был принят закон, в рамках которого немецкий госбанк Kreditanstalt für Wiederaufbau предоставлял через банки-агенты доступное финансирование малому бизнесу, столкнувшемуся с проблемами в кризис (кредиты до 50 млн евро). Ставки устанавливались индивидуально в зависимости от риск-профиля предпринимателя, составляли в конечном счете ставку ЦБ плюс «надбавка за риск» в размере 50-70 базисных пунктов. Причем сама ставка ЕЦБ за 2008 году снизилась с 4% в начале года до 2% в конце. Аналогичные решения были приняты в Португалии, Франции, Великобритании. Этот порядок сходен с программой «Шесть с половиной» Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорации МСП), в рамках которой для российских предпринимателей стоимость денег составляет 9,6-10,6% годовых.

Гарантийные фонды, входящие в одну систему поддержки Корпорации МСП, в разных регионах работают с разной активностью. Есть такие, где господдержка в 2017 году выросла в разы.

Например, в Москве: по итогам первого полугодия 2017 года доля сделок финансирования с господдержкой в совокупном кредитном портфеле топ-30 банков (по Москве) выросла до 2%. Для сравнения: в 2016 году она составляла около 1%. Аналитики БизнесДром и Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы провели исследование и сравнили различные варианты предоставления помощи – начиная от дополнительной поддержки всех предпринимателей, как уже прошедших отбор на кредитоспособность и добросовестность со стороны кредитующего банка и гарантийного фонда, так и вариант, связанный с поддержкой целевых отраслей.

Мы выявили, что наиболее эффективной в кризис является поддержка для целевых отраслей – мелкое производство технологичной продукции — информационных технологий, радиоаппаратуры, телеком оборудования. В производстве офисного оборудования и вычислительной техники выручка показала прирост 25,81%, производство аппаратуры для радио, ТВ и связи – 16,4%. Эти отрасли росли даже в кризис, и мы подсчитали, что компании из этих же отраслей показывают отдачу на один рубль господдержки в четыре раза больше, чем фирмы из других индустрий.

Отдача – сумма налоговых поступлений в бюджет региона и инвестиции в экономику — составляет 6 рублей против 1,5 рублей в среднем по предпринимателям, получающим кредиты с господдержкой в регионе (в Москве). Чтобы господдержка была более эффективной, сфокусироваться надо на конкретных отраслях и конкретных компаниях. Правильно адресовать господдержку компаниям, отобранным по комплексу параметров, в том числе, по добросовестности (своевременная и полная уплата налогов в бюджет), эффективности (стабильный рост выручки), устойчивости в кризисных ситуациях (развитие бизнеса в течение определенного времени, в том числе, в периоды спада спроса). Сегодня доля малого бизнеса в ВВП России составляет 20% против более 50% во многих европейских странах и США. Увеличить показатель смогут именно активно растущие и добросовестно уплачивающие налоги предприниматели.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403833 Антон Купринов


Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > rusnano.com, 27 ноября 2017 > № 2428965 Сергей Вахтеров

Инвестор Сергей Вахтеров: Как только ты остановился, ты начал проигрывать.

Быть инвестором в России — рискованное предприятие. Управляющий директор по инвестиционной деятельности УК «РОСНАНО» Сергей Вахтеров для специального проекта «Люди расчета и риска» рассказал «Снобу», как заглянуть в будущее, что заставляет двигаться вперед и как заработать на чипировании шуб.

Вы играете в компьютерные или настольные игры?

Я играю в шахматы.

Необходимость просчитывать на несколько ходов вперед напрямую связана с вашей работой?

Конечно. Мы инвестируем деньги надолго — и никто не знает, что будет через три года или даже через год. Как показывает практика, часто все идет не так, как хочется. Люди, которые изобретают, производят какой-то продукт, хотят произвести на инвестора впечатление, рассказывают, что послезавтра он будет купаться в лучах славы, зарабатывать вместе с ними, забывая упомянуть, что на пути к этому успеху стоит миллион препон. И если инвестор не просчитает эти риски, у него будут проблемы. Шахматы помогают сесть и спокойно подумать: а что может быть, если произойдут события, отличные от того, что я планирую? Другой вопрос, каков КПД этого предвидения.

Ваш инвестпортфель сформирован в 2009–2011 годы. Какой суммой вы располагали на тот момент?

В рублях это порядка 28–30 миллиардов рублей.

Распоряжаться такими деньгами — большая ответственность. Как заглянуть в будущее, чтобы не прогадать?

Нужно смотреть, какие шаги будут следующими. У вас должна быть технология, желательно превосходящая то, что есть на рынке, и обязательно — НИОКР. Строя завод сегодня под одну технологию, нужно просчитывать следующую и разрабатывать продукт, который понадобится завтра. Сменяемость технологий в среднем пять-семь лет, а в отдельных отраслях и того быстрей.

То есть линия должна быть изначально заточена под постоянные изменения.

По-другому вы не выживете: проработаете на старой технологии еще 5–10 лет, а через 15 ваш завод остановится и вы получите очередной памятник промышленного строительства.

Далее — у вас должна быть вменяемая команда: люди, которые понимают, что они делают, и которые способны держать слово.

Третья часть: нужно сделать экспертизу, поговорить с рынком. Очень часто оказывается, что технология уникальна, но никому не нужна.

И четвертая часть: если весь рынок говорит, что технология полезна, нужно посмотреть на нее с точки зрения финансов. Заранее понимать, кому планируете продать продукцию и это производство.

У нас есть молодые компании, которые разрабатывают вполне перспективные продукты, и они вполне конкурентоспособны на международном рынке.

Российский рынок оптоволокна — это около 4 млн км в год, а мировой — 480 млн км, из них порядка 250 млн км — потребление Китая

Например какие? Они есть в вашем портфеле?

Из того, что я смотрю сейчас, — это проекты для нашего совместного фонда с АФК «Система». Автоматические погрузчики-беспилотники, которые обслуживают склад без участия человека, например. Или строительные 3D-принтеры, которые печатают дом за сутки.

Вы соуправляете портфелем в фонде прямых инвестиций, который был создан РОСНАНО совместно с АФК «Система». А проект в области коммуникаций появился как раз на этом стыке интересов?

Нет. Этот проект появился немного раньше и реализуется нами совместно с Газпромбанком и правительством Республики Мордовия. В сентябре 2015 года был запущен первый и единственный в России завод, выпускающий телекоммуникационное оптическое волокно, которое полностью соответствует всем стандартам мирового рынка. Продукция завода на текущий момент на 90% экспортируется.

Внутри страны она не нужна?

Нужна. Но российский рынок оптоволокна — это около 4 млн км в год, а мировой — 480 млн км, из них порядка 250 млн км — потребление Китая.

Почему в России так мало?

Сейчас сложилась уникальная ситуация, при которой цена на рынке Китая является самой высокой в мире. При этом цена на российском рынке, вследствие недружественных действий со стороны международных игроков, одна из самых низких.

И завод за неполных два года своей работы настолько успешен, что сейчас пойдет на увеличение мощностей и на строительство второго этапа производства сырья, которое на самом деле является уникальным. Такой технологией в мире обладают всего пять компаний. Технология не вывозится с родной территории ее обладателя.

В чем уникальность технологии? У нас и до 2015 года был интернет с телевидением и телефонией.

Были другие скорости. И понятно, что в будущем Big Data будет развиваться и потребует больших дата-центров, а это, соответственно, передача больших объемов данных. Чтобы создать инфраструктуру, которая позволит это осуществлять, нужно оптическое волокно.

Получается, что этот продукт тянет за собой и другие отрасли.

Да. Прямая история — это производство кабелей, кабельная промышленность. Вторая история — это производство различных полимеров.

Когда мы говорим, что интернет у нас беспроводной, мы имеем в виду симбиоз беспроводных и проводных технологий, которые порядка 20 лет точно будут существовать

Кто поставляет полимеры? Заказ уходит российским предприятиям?

Нет. К сожалению, все материалы закупаются за рубежом. Собственное производство — это одна из наших задач, чтобы снизить себестоимость. Соответственно, это тянет телеком, телеком тянет у вас инфраструктуру домов, городов, передачи данных и т. д. По сути, развитие технологии в части всего, что связано с передачей данных. А у нас сегодня все связано с передачей данных.

Но передача данных стремится отвязаться от проводов. Интернет становится беспроводным. Как это влияет на будущее компании?

Беспроводной интернет подразумевает маршрутизатор, который раздает и забирает сигнал для того, чтобы куда-то его передать. Чтобы его подключить, нужно подвести к нему кабель, который идет в дата-центр, где хранятся данные. Соответственно, когда мы говорим, что интернет у нас беспроводной, мы имеем в виду симбиоз беспроводных и проводных технологий, которые порядка 20 лет точно будут существовать. Пройдут поколения усовершенствований, прежде чем появится реальная замена обычному кабелю.

У ваших коллег на стенах кабинета современное искусство, а у вас — катушки, панели…

Так людям проще объяснять. Кстати, о панелях: российская компания «Хевел» с заводом в Новочебоксарске производит солнечные элементы. У технологии HIT и их панелей КПД 22% — таким образом мы входим в тройку лучших в мире промышленно производимых решений, конкурируя с компаниями Panasonic и UBS. По своей производительности и соотношению «стоимость — качество» панели также лидируют.

В чем выражается КПД этих панелей?

Они лучше ловят солнце и аккумулируют больше энергии.

Панель не может существовать самостоятельно, она должна быть встроена в инфраструктуру, которая преобразует электроэнергию для передачи в электросети.

И сейчас в этой сфере есть поддержка со стороны государства. Вы строите солнцепарки или ветропарки, подключаете их к сети и поставляете определенные мощности. Государство говорит: «Если ты мне гарантированно будешь поставлять энергию в таком-то объеме, я буду покупать у тебя по гарантированным тарифам в ближайшие 15 лет». И у компании уже есть заказ на строительство объектов альтернативной энергетики объемом порядка одного гигаватта. Также есть стратегия выхода на зарубежные рынки в ближайшие несколько лет. Я понимаю, что эта история на данный момент не сможет конкурировать с традиционной энергетикой, но поддерживаю это начинание, потому что понимаю, что такое производство более экологичное.

Те, кто останавливаются, к нам не приходят. С ними просто нет смысла разговаривать

Альтернативная энергетика могла бы помочь удаленным районам, до которых не дотянуться.

Такой опыт есть. Достаточно большое количество поселков на территории Дальневосточного федерального округа изолированы и работают исключительно на дизеле — и это «северный завоз», который связан с определенными сложностями. «Хевел» разработал гибридную установку, солнцедизель: днем вы вырабатываете электроэнергию с помощью панели — ночью работаете на дизеле. Параллельно стоят накопительные батареи, которые тоже позволяют в темное время суток отдавать какое-то количество электроэнергии внутрь.

Насколько внедрение этих решений выгоднее с точки зрения экологии?

До 40%. Это то, что получилось по итогам реализации одного проекта. Через год-три за счет эффекта масштаба цифры будут еще более интересными.

Что насчет других проектов?

Есть «Акрилан» — владимирская компания, которая производит дисперсии для водных красок. Каждая пятая банка краски на водной основе, которая делается в России, делается из дисперсий, произведенных компанией «Акрилан».

Как быстро они выросли? Сейчас — каждая пятая, а два года назад каждая какая?

Каждая восьмая. Мы конкурируем с крупнейшим в мире химическим концерном Dow Chemical. Каждый год отгрызаем у него по небольшому кусочку рынка. Ребята постоянно развиваются.

Какая у них мотивация? Что включается, когда удовлетворены определенные материальные потребности?

Самореализация. Мне кажется, что важно быть причастным к чему-то большому, к чему-то правильному.

Но кто-то останавливается, и таких примеров достаточно.

Те, кто останавливаются, к нам не приходят. С ними просто нет смысла разговаривать. Как только ты остановился, ты начал проигрывать. К сожалению, по-другому не бывает, потому что есть кто-то, кто останавливаться не собирается.

Еще один пример яркого стартапа — компания «Профотек». Ребята сделали измерительные оптические трансформаторы напряжения. Такое решение в мире реализовали всего три компании.

Как внедрение этого решения отражается на нашей с вами жизни?

Это часть так называемой «умной сети» — smart grid. Она в автоматическом режиме передает все показания по электроэнергии: сколько по сети прошло электричества, какой мощности, какого напряжения. У вас практически нет потерь — проблема, которая очень существенна в электроэнергетике. Ведь мы все как обыватели очень часто платим в том числе и за потери.

Сейчас мы поставили продукцию «Профотека» на испытание в Канаду, в Италию и Швейцарию. Недавно во французском EDF сказали: ребята, мы хотим точно такой же трансформатор. А ребят — 50 человек. Такой прямо стартап-стартап. Они работают на территории Технополиса «Москва». В этом году будем удваивать мощности, в следующем планируем пойти на модернизацию и увеличение производственных мощностей еще в несколько раз, исходя из заказов.

Еще одна компания — «РСТ-Инвент» — стала известна недавно в связи с введением обязательств чипировать все шубы, которые ввозятся на территорию России. Ребята применяют RFID-технологию — автоматическую идентификацию объектов. RFID-метки идут на отчиповку этих шуб и позволяют считывать информацию о товаре с минимальным количеством потерь и искажений. Начиная с момента, когда товар чипируется на границе, и до покупателя.

Не так много тех, кто построил 80 заводов за шесть лет. И в этой части, конечно, накопленный нами опыт уникален

Практически блокчейн в шубах.

Практически. Есть компания «Русский кварц», которая добывает и специальным образом подготавливает кварцевый песок, который используется в производстве микроэлектроники. Здесь 100% продукции уходит на экспорт: каждая третья плата, сделанная в Китае, Японии, Тайване или еще где-то, — это «Русский кварц».

А с кем они работали до того, как «Русский кварц» появился на рынке?

Есть американская компания «Юнимин», она держит, условно говоря, 70% рынка. И мы активно ее отодвигаем.

Почему создатели всех этих компаний готовы работать именно с вами как с инвестором?

Помимо того, что мы вкладываем деньги, мы помогаем с административным и управленческим ресурсом. Не так много тех, кто построил 80 заводов за шесть лет. И в этой части, конечно, накопленный нами опыт уникален. Отдельная ценность — синергия с теми производствами, которые у нас уже есть.

Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > rusnano.com, 27 ноября 2017 > № 2428965 Сергей Вахтеров


Россия. США > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400731 Ангелина Кречетова

ФАС разрешила «Яндекс.Такси» и Uber объединить бизнесы

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Стороны вложат в новую компанию более $300 млн. Закрытие сделки запланировано на январь 2018 года

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) одобрила соглашение Яндекса и Uber об объединении бизнесов онлайн-заказа поездок в России. Об этом говорится в сообщении ведомства.

Сделку также одобрило Министерство антимонопольного регулирования и торговли Белоруссии. Теперь компании ожидают решения антимонопольного ведомства Казахстана. После публикации сообщения ФАС, акции «Яндекса» на торгах Московской биржи выросли на 2,7% и достигли 2041,5 рубля за бумагу.

После закрытия сделки оба приложения для заказа поездок — и «Яндекс.Такси», и Uber — по-прежнему будут доступны пользователям. При этом таксопарки и водители перейдут на единую технологическую платформу, что по задумке участников сделки должно помочь нарастить число доступных для выполнения заказов машин, сократить время их подачи, снизить холостой пробег, повысить надежность и доступность сервиса в целом.

Условия сделки

О подписании сделки стороны объявили 13 июля 2017 года. Согласно договоренностям, «Яндекс» и Uber объединят свои бизнесы онлайн-заказа поездок в России, Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии и Казахстане в составе новой компании. В нее также войдет сервис по доставке еды UberEATS.

Стороны вложат в новую компанию $225 млн и $100 млн соответственно, оценивая ее в $3,725 млрд. С учетом этих вложений и возможных корректировок на момент закрытия сделки, 59,3% компании получит «Яндекс», 36,6% — Uber, 4,1% — сотрудники двух компаний. Стороны решили закрыть сделку после новогодних и рождественских праздников в январе 2018 года, чтобы избежать сбоев в работе сервисов в этот период.

В Uber по итогам договоренностей заявили, что для компании сделка открывает большие возможности для развития бизнеса в конкретном регионе, «охватывающем эти шесть стран». В то же время Financial Times указывала, что Uber этим шагом фактически уступает конкуренту российский рынок после нескольких лет напряженной конкурентной борьбы. Газета также называла это такое решение Uber первым стратегическим шагом после скандального ухода в отставку основателя сервиса Трэвиса Каланика.

Телеканал CNBC уточнял, что к сделке Uber и «Google of Russia» «приложили руку» сам Каланик, который до сих пор входит в совет директоров компании и владеет долей в Uber, и его соратник — бывший главный директор по развитию бизнеса Uber Эмиль Майкл (покинул компанию в июне).

Россия. США > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400731 Ангелина Кречетова


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400730 Павел Эйгес

Facebook виляет элитой: победа Трампа — лишь вершина «айсберга»

Павел Эйгес

директор ООО «Открытая мобильная платформа»

Как иконы прогрессивной мысли превратились в политическое оружие, а общество этого не заметило

Американское медиапространство и общественное мнение вот уже несколько месяцев сотрясается от скандалов, порожденных победой в президентской гонке Дональда Трампа. Отдельной главой этой саги стала история о российском следе в этой победе, а точнее о ботах (роботах, автоматически выполняющих команды через интерфейсы, предназначенные для людей), якобы покупавших в Facebook рекламу в поддержку кандидата от республиканцев. 3 тысячи постов, будь даже эта версия правдивой, разумеется, не смогли бы изменить результаты предвыборной гонки, но сама по себе технология влияния на общественное мнение через управление контентом, как выясняется, успешно применялась на десятках миллионов пользователей и не раз, причем самими цифровыми гигантами. И эти факты, куда более примечательные, не получают громкой огласки, не провоцируют волн служебных расследований и общественного негодования.

Не останавливаясь на изучении хроники событий, отметим лишь, что в итоге The Wall Street Journal опубликовала новость о дезавуировании российского вмешательства. Данные из доклада Facebook были удалены, а «понимание компанией российской активности» было объявлено «слишком спекулятивным». Гораздо интереснее проследить первопричины таких явлений — крайне непубличные события, которые заставили политических консультантов обратиться к подобным инструментам управления общественным мнением и поверить в их силу. Как завещал киногерой Владимира Высоцкого, «неслыханных преступлений не бывает: что-нибудь подобное где-нибудь, когда-нибудь, с кем-нибудь уже было».

«Небезопасная Америка»

Предвыборная агитационная кампания Трампа в социальных сетях, с российским следом или без него, достойна оказаться в учебниках по технологиям пиара в социальных сетях (SMM). По словам Президента США, все его аккаунты в социальных сетях являются «собственным видом медиа», так как за ними следят почти 100 млн человек.

Например, роль сервиса микроблогов Twitter, где у Трампа около 30 млн подписчиков, 45-ый по счету хозяин Белого Дома в интервью Fox News оценил так: «Я думаю, что мог бы не быть здесь сейчас, если бы не было Twitter…». Но это если говорить о публичной активности в социальных медиа: выражении позиции, полемике с другими участниками и так далее. Но ведь была и другая сторона.

Известно, что предвыборная риторика Дональда Трампа во многом строились на осуждении нелегальной иммиграции, критике исламизации США и террористической угрозе. Одним из наиболее эффективных инструментов, формирующих нужные стереотипы, у электората стало применение социальных сетей с непосредственным влиянием на информационное поле пользователей.

В частности, агентство Bloomberg опубликовало данные о том, что ключевую роль в формировании необходимых стереотипов в американском обществе через Facebook и YouTube сыграло digital-агентство Harris Media по заказу общественной организации «Безопасная Америка». По данным Bloomberg, антимусульманская кампания «Безопасной Америки» выстраивалась при активной поддержке сотрудников Facebook и Google, которые оказывали помощь специалистам Harris Media в точной настройке таргетирующих сервисов месседжей.

Анонимный источник Bloomberg в Harris Media сообщил, что основной целью рекламы «Безопасной Америки» было формирование страха у целевой аудитории. Также этот источник подтвердил прямую связь Harris Media с Google и Facebook. В числе прочего издание сообщает о личной встрече представителей «Безопасной Америки» совместно с Harris Media с официальными лицами из Google и Facebook для обсуждения эффективности рекламной кампании в июне 2016 года.

В дальнейшем «Безопасная Америка» распространяла вирусные видеоролики через YouTube и Facebook, пользуясь рекомендацией этих площадок по наиболее эффективному целевому воздействию (таргетингу). Этот контент в различных вариантах спровоцировал волну антиисламских настроений в американском обществе, что позволило Трампу с его программой получить внушительное количество голосов.

«Неинформированное согласие» на манипуляцию вашим мнением

Характерным примером возможностей массового влияния социальных сетей на большие группы людей является исследование Facebook по изменению настроения, которое проводилось в 2012-м году. Более 600 тыс. пользователей неосознанно стали участниками эксперимента по так называемому эмоциональному «заражению».

Для воздействия на испытуемых использовался специально подготовленный контент, который размещался в их новостной ленте. По замыслу организаторов, контент преимущественно содержал материалы с «позитивными» сообщениями. Семантика, лексика и иные особенности текстовых сообщений в таком контенте содержали информацию об эмоциях, чувствах и т.п. (невербальные сигналы не использовались). На основе экспериментов были сделаны выводы о том, что через Facebook можно «заразить» пользователя радостью, депрессией, страхом, гневом.

В 2014 году исследователями Адамом Крамером, Джейми Гиллори и Джеффри Хэнкоком, были представлены экспериментальные доказательства возможности «эмоционального заражения» (формирования определенных эмоций) исключительно путем публикации постов в Facebook, без прямого контакта пользователей друг с другом. Для получения валидных результатов понадобилась всего 1 неделя, исследование проводилось с 10 по 18 февраля 2012 года.

Многие пользователи Facebook, были возмущены тем, что исследователи не следовали принципу информированного согласия и эксперимент проводился без их ведома. Гражданские активисты задались вопросом, сколько людей стали жертвами эксперимента и посредством намеренного изменения ленты были доведены до депрессии. Оценок негативных последствий эксперимента не проводилось, руководство Facebook ограничилось формальными извинениями.

Ещё одним малоизвестным социальным экспериментом Facebook, проведенным без согласия пользователей стало саботирование работы их же Android-приложения. Намеренное внедрение ошибок в код приложения, о котором сообщили в прошлогоднем сообщении The Information, практиковалось на протяжении нескольких лет. Эксперимент проводился с целью выявить время, за которое пользователи отказываются от использования неработоспособного ПО. Как и в случае с социальным экспериментом, с заражением эмоциями ни один из пользователей не уведомлялся об участии в эксперименте.

Однако наиболее масштабным подобным эксперимент по своему размаху стал проект Facebook 2010 года, который был напрямую связан с выборами в Конгресс США. Так в рандомизированном контролируемом исследовании по «политической мобилизации», не давая на то предварительного согласия, участвовало более 61 000 000 человек. В процессе эксперимента выяснилось, каким образом сообщения в ленте пользователей влияют на их политическое самовыражение, а также определялось, насколько возможно такое влияние на друзей пользователей, получивших сообщения и «друзей друзей». Данные о результатах эксперимента были опубликованы в 2012 году.

В результате исследователи пришли к выводу, что влияние «социальной передачи» дружеских сообщений в реальном мире было даже выше чем, чем влияние сообщений на таргетированных пользователей. Таким образом, было экспериментально доказано, что репост сообщения близкими друзьями обладает большим мотивационным потенциалом, нежели другие источники. Исследование опять-таки проводилось с пренебрежением к принципу информированного согласия: ни один из пользователей не был предупрежден об участии в исследовании.

Социальный спрут

Жалобы на подобные махинации транснациональных корпораций бесполезны, потому что пользователи таких сервисов как Facebook, YouTube, Google+ отреклись от возможности их совершать, просто поставив галочку в поле «согласен с пользовательским соглашением». Тем самым вы на самом деле подтверждаете, что согласны наполнять свои ленты любым контентом, использовать часть личных данных в целях рекламы и маркетинга, а также снимаете с социальных сервисов ответственность за работу их приложений.

Масштаб проблемы глобален, так как количество пользователей Facebook превышает 2 млрд человек, а суммарная аудитория всех сервисов Google превышает это количество. Для среднестатистического американца Facebook, Twitter и YouTube уже давно являются основными источниками информации о мире, кроме того соцсети также являются одним из наиболее популярных способов коммуникации. По данным edisonresearch.com, Facebook является наиболее крупной и востребованной соцсетью среди людей всех возрастов с общей долей на мировом рынке не менее 64%. Более 50 % используют Facebook через смартфон. Более миллиарда пользователей YouTube ежеминутно загружают около 300 часов видеоконтента.

В России ситуация схожая. В 2016-м году социальные сети обогнали телевидение как источник новостной информации. Среди всех источников контента наиболее популярным в России является смартфон иностранного производства. 80 млн этих устройств по умолчанию используют поиск Google, самым популярным видеосервисом является Youtube. В России Facebook занимает второе по популярности место среди соцсетей с долей 27,7%, а Google – первое среди поисковых систем долей 49,82% (по данным seo-auditor за 2017 год). При этом в последние полтора года эти сервисы всё активнее наращивают пользовательскую аудиторию в России, что, по некоторым оценкам, может быть связано с предстоящими выборами. Таким образом, это позволяет с большой долей вероятности говорить о том, что сегодня Россия фактически лишена информационного суверенитета в новых социальных медиа.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400730 Павел Эйгес


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437917 Леонид Бершидский

Путинский патриотический угар оборачивается против него самого

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Российский школьник выражает сочувствие немецкому солдату, умершему в советском лагере для военнопленных после Второй мировой войны. В российских социальных сетях поднимается волна возмущения и осуждения, которая проникает и в парламент. На первый взгляд, никаких причин для беспокойства нет, поскольку Россия является мировой столицей троллей. Однако это очень похоже на отрезвляющее предзнаменование того, какой станет Россия после президента Владимира Путина.

В воскресенье школьник из сибирского города Новый Уренгой выступил в германском парламенте с примирительной речью. О чем он говорил? О трагической гибели немецких солдат во время гитлеровского вторжения в Россию. Это была тема его исследовательской работы в рамках профинансированного Германией проекта.

«Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать», — сказал Николай Десятниченко. В конце своей речи он выразил надежду на то, что «мир больше никогда не увидит войн».

Вскоре после того, как один проживающий в Баварии русский разместил эту речь в Facebook вместе со своими возмущенными комментариями, тысячи постов в клочья разорвали этого старшеклассника, его школу и его семью. Тысячи людей начали вспоминать о тех зверских преступлениях, которые нацистские оккупанты совершили против их дедов. А поскольку у Десятниченко украинская фамилия, его семью назвали ячейкой предателей. Блогеры начали жаловаться в Генеральную прокуратуру, обвиняя мальчика в «выгораживании нацизма», что в России является преступлением. Эта история привела к такому накалу страстей, что депутат верхней палаты российского парламента Владимир Джабаров попросил местные власти провести проверку учебной программы в школе, где учится Десятниченко.

Реакция была яростной, но ничего неожиданного в ней нет. Путин раздувает культ победы России во Второй мировой войне до уровня истерии, особенно в свой текущий президентский срок. Проще всего Путину делать ставку на роль России в разгроме фашизма. Эти события достаточно свежи и тесно связаны с историей большинства российских семей. И они не вызывают никаких противоречий из-за характера врага. Разговоры о том, что немецкие захватчики заслужили лучшей доли, чем гибель от жестоких лишений, кажутся абсурдом россиянам, так как они хорошо знают, что Иосиф Сталин точно так же обращался с советскими гражданами. Предположение о том, что некоторые немецкие солдаты не хотели воевать, сродни святотатству. «Нам жаль, Адольф» — такова была саркастическая реакция российских социальных сетей на примирительную речь Десятниченко.

Исключительной эту историю делает отрицательная реакция на отрицательную реакцию и то, как на нее отреагировали критики школьника.

На защиту Десятниченко выступили не только горемычные и игнорируемые российские либералы, но и мэр Нового Уренгоя Николай (так в тексте, имя мэра Иван — прим. пер.) Костогрыз. «Интерпретацию взрослыми людьми искренних слов ребенка можно расценивать как провокацию не только против школьника, но против всего российского народа», — написал он.

Вскоре за Десятниченко вступился даже Кремль. «В данном случае совершенно непонятна такая экзальтированная травля, — заявил информационному агентству ТАСС пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. — Обвинять его в каком-то злом умысле, тем более — в пропаганде нацизма и так далее, во всех смертных грехах, считаю неверным».

Но ответ Кремля никак не успокоил волну возмущения. Теперь многие блогеры и участники социальных сетей заговорили о роли «Газпрома», который является спонсором школы, где учится Николай, а также его немецкого партнера компании Wintershall, организовавшей поездку в Германию, и «Роснефти», где отец мальчика работает в службе безопасности.

Это не просто компании. Это основа путинского режима, главные инструменты его торговой политики, основные рычаги российского экономического влияния на Европу и Китай. Благосостояние жителей Нового Уренгоя, многие из которых работают в «Газпроме» и «Роснефти», вызывает зависть у остальной России. Некоторые россияне гневно ответили самому Пескову. Вот типичный твит: «С нашей стороны это не травля, а мнение народа. Оно должно быть услышано, чтобы Николай и ему подобные поняли, в какой стране они живут».

После аннексии Крыма в 2014 году Путин со своей командой всячески нагнетает патриотическую истерию. Эти люди воспользовались националистическими настроениями и недовольством, чтобы разжечь восстание на востоке Украины. Они используют материалы о Второй мировой войне для подкрепления своих претензий на моральное превосходство в усиливающемся конфликте с Западом. Но патриотизм такого сорта — это палка о двух концах. В действительности клептократический, живущий за счет нефти режим Путина никак не связан с ранимым националистическим мировоззрением россиян. Как бы ни старался Путин навести мост и сблизиться с этой аудиторией, он будет намного слабее и неустойчивее того реального моста, который компания путинского дружка строит в Крыму.

Поскольку конституция ограничивает срок пребывания Путина на посту президента, наступит время, когда он уйдет. А те люди, которые охаивают Десятниченко, лишь ждут сигнала, чтобы размазать по стенке путинскую элиту и поставить Россию на путь еще более жесткой конфронтации с Западом. И потенциальному наследнику Путина наверняка придется бороться за их симпатии.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437917 Леонид Бершидский


Казахстан > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 21 ноября 2017 > № 2394129 Тарас Бойченко

ТВ или Интернет: кто побеждает в этой борьбе в Казахстане?

Почему телевидение в Казахстане упорно не уступает интернету, рассказал глава одного из крупных рекламных агентств

Сергей Ким

Всемирный день телевидения. 17 декабря 1996 года Генеральная Ассамблея ООН предложила отмечать этот праздник, признавая огромное влияние телевидения на общество.

Sputnik Казахстан решил отметить его по-своему: мы побеседовали с Тарасом Бойченко, генеральным директором рекламного агентства Optimum Media Eurasia. И если это название вам ни о чем не говорит, большим телевизионным менеджерам оно, как и имя Бойченко, известно давно. Поговорили с собеседником, понимающим, откуда на телевидении берутся деньги, о смерти телевидения, качестве наших программ, а также о том, почему казахстанскому ТВ все еще удается упорно и вполне успешно сопротивляться интернету. Кроме того, Тарас Бойченко рассказал, станет ли на отечественном телевидении превалировать казахский язык в обозримом будущем.

- Есть ощущение, что казахстанское телевидение, которое бурно развивалось в 90-е и 2000-е сейчас переживает времена застоя. Это так, или я ошибаюсь?

- Думаю, это не так. Просто в 90-х, как мы помним, вдруг, после советского телевидения, очень профессионального, но заточенного под государственные проекты, появилась свобода. Это касалось не только телевидения. И тогда мы все просто, если можно так сказать, "обалдели" от происходящего. Казалось, что столько всего интересного, и столько можно успеть сделать. В 2000-х годах телевидение стало более профессиональным, но в то же время стали появляться те проблемы, которые впоследствии увеличились. Не потому, что телевидение стало хуже, а потому, что все вокруг стало быстрее меняться.

- О каких проблемах речь?

— Мне кажется, телевидение в какой-то период стало более скучным, плюс появился интернет. Однако, что касается развития телевидения, где-то с 2005, 2008 годов начался определенный подъем. С одной стороны, потому что телеканалы увидели необходимость, с другой, и государство начало больше уделять внимание телевидению, в частности, увеличению доли своего, казахстанского, контента. В последние 2-3 года, на каналах появилось больше локального контента. Возникает вопрос – насколько он хорош. Нужно время, чтобы научиться делать классный контент. И есть ли время у телеканалов, чтобы они доросли до какого-то уровня – это другой разговор.

- То есть, говорить о том, что телевидение находится в реанимации нельзя? Как бы вы охарактеризовали состояние пациента сейчас?

- Думаю, пройдет несколько лет, и неправильно будет говорить о телевидении как об отдельном СМИ. Уже сейчас, когда мы смотрим SMART-TV, большинство по-прежнему думает, что смотрят классическое ТВ, хотя, по сути, смотрят интернет. Важным будет качество контента. А телевидение останется одним из способов доставки этого контента зрителю. А говорить о том, в реанимации телевидение или нет – можно, имея в виду только эфирные каналы. Хотя и их можно смотреть в интернете. Это не смерть, а синергия всех СМИ. Но мы должны говорить и о том, как это происходит в каждой отдельной стране.

- И что же происходит у нас?

- В Казахстане, несмотря на взрывной рост аудитории интернета и увеличения проникновения Всемирной паутины, телевидение еще достаточно долго будет основным СМИ. Когда мы говорим о смерти ТВ, мы больше исходим из личного опыта. Говорят: "Вот, ни я, ни мои друзья телевизор не смотрят". Но, поверьте, это небольшая группа людей не смотрит. У меня есть близкий друг, он говорит: "Чтобы не смотреть рекламу, я решил не смотреть телевизор". При этом, он сутками находится в интернете и наивно думает, что там мы его не достанем. Исследования показывают, что телесмотрение и количество зрителей по-прежнему велико. Напрямую это связано с рекламой и рекламными бюджетами. Если в России чуть ли не "50 на 50" распределяются рекламные деньги между ТВ и интернетом, у нас, думаю, "80 на 20" в пользу телевидения.

- Это связано с особенностями аудитории, либо с консерватизмом игроков на рынке?

- Это связано с традициями. Удивительно, я разговаривал с коллегами из Германии, и там до сих пор "телек" – это прямо тот самый "телек". Казалось бы, развитая европейская страна, интернет, а телевизор смотрят. А люди из Чехии мне рассказывали: "Мы традиционно по утрам покупаем газеты". Я им говорю – но можно зайти в интернет, узнать все новости. Они отвечают: "Интернет очень дорогой у нас, да и мы все равно покупаем газеты". Нам кажется невозможным, что кто-то сейчас утро начнет с покупки печатной прессы. Значит, другие традиции. И традиция смотреть телевидение у достаточно большой части населения остается. В городах с населением "менее ста тысяч" телевидение тем более еще долго будет основным средством получения информации. Может быть, мы по-своему консервативная страна.

- О рекламных деньгах мы поговорили, но все же, какая аудитория в интернете, а какая в телевидении, если говорить о количественных показателях?

— Сейчас мы говорим же, что у интернета около 80% проникновения, а у телевидения за 90%.

- Но это "проникновение", это не измерения конкретных предпочтений.

- По предпочтениям мы вряд ли получим объективные данные. С интернетом забавно – на территории Казахстана он по-прежнему полностью "не подсчитывается", исследователи не дают полную картину. Есть, конечно, отдельные ресурсы, измеряющие количество посетителей, но не всегда понятно – кто эти люди. Многие ошибаются, когда говорят о большом охвате Сети. Тем более, будем циничными, с точки зрения рекламы мы не можем узнать, те ли эти люди, которым мы можем продать то, что нам нужно. Поэтому телевидение у нас с запасом еще долго будет основным видом СМИ.

- Уход зрителя 18-40 лет в интернет – это лавинообразный продолжающийся процесс, либо размежевание уже произошло и есть стабильные рыночные условия?

— Подъем интереса к интернету продолжается, и зря вы говорите про "18-40". Мне кажется, там с 4-5 лет зритель. Это я наблюдаю у себя дома. Мои дети глубоко погружены в интернет, и мы с женой прячем планшеты, выдаем только по выходным. Недавно дети посмотрели новый фильм. И один из них мне выдает: "Мне, конечно, нуара не хватило". Удивленно спрашиваем его – а что это? И он объясняет. Поэтому, этот процесс идет быстро, другое дело, телевидение уже сейчас в большей степени "диджитальное", либо есть версии в интернете. Так что будет "одно сплошное телевидение через интернет".

- Последняя девальвация сильно подкосила телевидение и рекламный рынок?

- Рынок сжался, это связано не только с девальвацией, но и с глобальным кризисом 2008 года. Но на фоне общего падения некоторые клиенты продолжали инвестировать те же деньги, соответственно, завоевывали большую долю рынка, понимая, что когда-то ситуация стабилизируется, либо начнется подъем. Но в целом, рынок уменьшился в долларах.

Последние два года еще более менее – надеемся на рост в 2018 году. А если конкретно касаться девальвации, было много историй о том, что каналы покупают контент в долларах или в евро, соответственно, тенговой массы им понадобилось больше.

- Каков спрос на отечественные "эфирные каналы" в кабельных пакетах? Российские и англо-американские каналы не давят качеством и количеством? Наши каналы в этих пакетах для галочки, либо их реально смотрят?

- Сейчас немного сложнее говорить о "кабеле", чем раньше, так как раньше кабельные операторы были СМИ, потом стали чистыми "связистами", в том числе, запретили размещать рекламу на иностранных каналах. Поэтому, мы сейчас практически не работаем с кабельными каналами, как и все агентства. Для части аудитории интересно смотреть иностранные каналы, но в общем и целом, думаю, достаточно больше количество зрителей смотрят классические эфирные наши каналы в "кабеле", потому что они бы их смотрели и вне этих пакетов.

- Назовите вилку цен на минуту рекламного времени в прайм-тайм на отечественных телеканалах.

— Этого уже давно нет. Считаются рейтинги, и мы покупаем клиенту рейтинги. Нужно набрать какое-то количество рейтингов, и мы сейчас покупаем так называемое CPP – цена за пункт рейтинга, которая может меняться в зависимости от разных условий. Более того, это тоже пройденный этап, потому что в мире многие клиенты хотят покупать по охвату аудитории за определенных период. Все не стоит на месте.

- То есть, если раньше покупали просто время, сейчас покупают "количество душ", и – новая тенденция — хотят покупать не просто абстрактную величину, а количество конкретно посмотревших рекламу?

- Грубо говоря, так.

- TNS (исследовательское агентство, работающее в Казахстане – прим.) измеряет аудиторию в интернете, как на телевидении, для рекламодателей?

— Измеряют. Но очень лимитировано. Не все, и не так, как хотелось бы. Надеемся, в будущем измерения интернета будут более масштабными. Пока, если сравнивать с телевидением, эти исследования на "зачаточном уровне".

- На казахстанский телевизионный рынок – что в рекламные агентства, что на телеканалы – несколько лет назад начали приходить украинские специалисты. Это был целый тренд. Какими конкурентными преимуществами они обладают?

- С одной стороны, российский рынок и украинский впереди нашего. Несмотря на то, что мы разные независимые страны, рекламный и телевизионный рынки повторяют в чем-то какие-то тенденции. Приход украинских профессионалов связан с объективными причинами – мы начали позже развиваться, позже появились исследования, если в Украине четыре раза в год проводятся исследования, у нас один раз – ну и так далее. Там достаточно большое количество специалистов, которые опережают нас – конечно, не во всем, и не все. Многие приглашали экспатов. Я был долгое время против этого, потому что думал, и отчасти думаю до сих пор, что мы все можем сами, во-вторых, мы лучше знаем, что и как здесь сделано. Но достаточно много людей приехало. Частично, думаю, количество этих людей увеличилось с связи с экономической ситуацией в их стране. Но это не только украинцы, у меня, например, работают белорусы. И у них есть определенные плюсы.

- Если обобщить, к нам приехали наверняка не лучшие, ведь лучшие нужны там, откуда они родом?

- Думаю, что это не так. Если ты лучший и считаешь, что ты стоишь, условно, две тысячи долларов, и вдруг начинаешь получать 500, наверное, ты будешь искать, где сможешь получать ожидаемые деньги и уедешь. Это нормальное явление.

- Наши коммерческие телеканалы честно конкурируют – живут за счет рекламных денег и только?

— Достаточно жесткая конкуренция, мы видим ее ежедневно. Стоит появиться в эфире какому-то сериалу, в это же время на другом выходит что-то, способное перебить рейтинги конкурента – это так называемое "контрпрограммирование". Если мы говорим, что у одно канала меньше денег, чем у другого… Смотрите, та же Украина. Там все каналы инвестирует или государство, или частные лица. У нас этого в таких объемах, как мы знаем, нет. Хорошо это или плохо – не знаю.

- Телевидение на казахском языке по рейтингам уже побеждает русскоязычное? Может быть, есть такая тенденция?

- Думаю, этот процесс идет, и этот процесс естественный. У нас есть телеканалы, вещающие на государственном языке. Появляется все больше программ на казахском также на других каналах. Это нормальный процесс, связанный с развитием общества. Поэтому, мне кажется, мы недооцениваем казахскоязычную аудиторию. Более того, меня радует то, что и большое количество молодежных программ появляется на казахском языке. И это не зависит от политических моментов, это объективная данность. При этом, в ближайшее время вещания только на государственном языке не будет, население все-таки двуязычное, но то, что будет больший процент контента на казахском – думаю, так и произойдет.

- Рейтинги показывают такую тенденцию?

— Рейтинги показывают.

Казахстан > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 21 ноября 2017 > № 2394129 Тарас Бойченко


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль

МТС Банк: почему мы живем в облаке

ОКСАНА СМИРНОВА-КРЕЛЛЬ

член Правления, вице-президент, руководитель Информационно-технологического блока МТС банк

Для нас облака – это и технология продаж продуктов банка, и возможность быстрого развития.

Мы живем в век четвертой промышленной революции. Сейчас клиент проводит много времени в социальных сетях, привык пользоваться мобильным приложением для вызова такси, покупает товары в Интернете и не хочет приходить в отделения банка. Задача банка в этих условиях – обеспечить обслуживание в том месте и в то время, где это удобно именно клиенту, а не банку, как это было еще до недавнего времени. Для этого нам всем необходимо развивать технологии «банкинг как сервис» (BaaS – Banking as a Service).

За последние полтора года МТС Банк в дополнение к привычному банковскому обслуживанию предложил клиентам технологию оплаты услуг и товаров прямо в розничных сетях и онлайн. Так, наш банк запустил онлайн-кредитование в интернет-магазине МТС с возможностью оформить кредитную заявку и получить решение от банка в течение нескольких минут. Мы одними из первых дали клиентам возможность оплачивать покупки и услуги с помощью Apple Pay, Samsung Pay, Android Pay. Совместно с МТС запустили «Кошелек МТС Деньги». Это сервис дистанционного банковского обслуживания и продаж в партнерском канале − банк через приложение МТС дает доступ к своим продуктам.

Мы развиваем технологии, позволяющие нам встраиваться в чужие облака и чужие порталы, а также продавать услуги, подстраиваясь под конкретного клиента.

Что мы выбрали – IaaS, PaaS или SaaS? Всё! Мы используем все три класса сервисов. Мы начинали со строительства своего частного облака, но на сегодняшний день используем облако МТС, на базе которого строим гибридное: частно-публичное. Разумеется, без сегментации сети и разделения продуктовых тестовых сред это было бы невозможно.

В этом году банк перенес всю свою структуру разработки (девелоперские среды и тестовые нагрузки) в облако МТС. При этом одновременно мы встраиваем в свои сервисы чужие услуги и делаем это незаметно для наших клиентов – без остановки и сбоев в работе. Банк использует для клиентской аналитики чужие вычислительные среды для работы с большими данными и внедряет в собственные продукты успешные решения других компаний-партнеров.

Почему мы это делаем? Облачные сервисы – это удобно и быстро. Согласно новой стратегии, в 2017 году банк одновременно запустил порядка 20 новых проектов: доставку карточных продуктов клиентам, развитие бизнеса POS-кредитования, автоматизацию операционного блока, рост скорости и качества разработки, новый интернет- и мобильный банк для физических лиц, а также ДБО для юридических лиц, мобильный кредит, сайт 2.0.

Поэтому возможность получить быстрый доступ к облачной инфраструктуре для развертывания большого числа проектов является одним из ключевых факторов развития. Безусловно, успех любого проекта в современном банковском бизнесе зависит не только от инфраструктуры, но и от своевременной доступности ресурсов аналитики, разработки, тестирования и внедрения.

Уменьшает ли использование облаков расходы на IT? Да. Мы начали переходить на технологию PaaS, движемся в сторону интеграции с коллегами из МТС. Вновь создаваемые и запускаемые сервисы, рассчитанные на доступность банковских продуктов для клиентов в режиме 24/7/365, требуют обеспечения такого же уровня поддержки этих решений. Она должна быть способна устранить любые неисправности в кратчайшие сроки.

Преимущества собственного облака в том, что компания сама управляет своей инфраструктурой, а затраченные бюджеты амортизируются в течение пяти лет. Тем не менее если сравнивать затраты на создание и поддержку частного облака (или ЦОД) в целом против использования публичных облаков, выигрывают последние.

Мы живем в облаке. Это значит, что мы живем как сервисная компания, встраиваем свои бизнес-сервисы в чужие бизнес-приложения, а также активно используем облачные сервисы и инфраструктуру наших партнеров.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 ноября 2017 > № 2391349 Павел Эйгес

Бронежилет для смартфона. Как бизнесу защититься от вирусов-вымогателей

Павел Эйгес

директор ООО «Открытая мобильная платформа»

Вопрос о том, какое устройство можно использовать на работе — личное или специальное — сейчас стоит жестко как никогда

В современном мире большинство служебных процессов выполняются работниками с помощью личных смартфонов и планшетов. Вместе с тем, целая индустрия киберпреступности за несколько лет перенацелилась с компьютеров и серверов именно на эти устройства. И вопрос о том, какое устройство можно использовать на работе — личное или специальное — сейчас стоит жестко как никогда. Государству и корпорациям нужно либо поднять брошенную преступниками перчатку и принять вызов, либо готовиться подсчитывать многомиллиардные убытки.

Атака вируса, воровавшего данные популярных меcсенджеров (SpyDealer) и вируса, списывавшего деньги с терминалов электронной оплаты (Neutrino), сменились наступлением вымогателей DoubleLocker и BadRabbit (Плохой кролик), блокирующих экраны до получения выкупа в криптовалюте. Последний, к слову, скорее всего, придуман авторами знаменитого Пети (Petya), вируса поразившего сервера крупных государственных структур, корпораций и частного бизнеса по всему миру.

Судить о реальных масштабах убытков бизнеса трудно, потому что мы видим лишь ту часть айсберга, которая хочет быть увиденной. Но масса «зловредов» — в основном программ-шпионов — никогда не покажется из-за кулис, а ущерб, которые от них понесли компании, не будет обнародован во избежание репутационных потерь.

Уязвимость бизнеса

На самом деле уязвимость бизнеса перед все новыми волнами киберпреступлений скрыта в двух очевидных фактах: практически все вирусы сейчас создаются именно для атаки на одну, самую массовую, операционную систему, которая управляет 86% всех телефонов на планете; и именно устройства, управляемые этой операционной системой, используются в рабочих целях — а значит хранят массу нужной хакерам информации. На Западе практика применения собственных гаджетов на работе называется BYOD, что дословно переводится «принеси свое личное устройство» (bring your own device).

Такая концепция (BYOD), вообще говоря, обязана своему появлению новой технологической революции 2000-х годов, точнее массовому распространению личных смартфонов. Сотрудники, естественно, начали использовать их для переговоров, просмотра и отправки почты, планирования работы, аккумулируя на них массу коммерчески важной информации.

Эта практика и по сей день ценится корпорациями за удобство, несмотря на явную киберугрозу. Считается, что использование привычных рабочих сервисов и приложений, скачанных из «магазинов» GooglPlay и зачастую «инфицированных», повышает производительность. Также долгое время, было принято думать, что благодаря личным мобильникам на работе персонал всегда остается на связи. Однако на деле, использование личных телефонов, позволяющих общаться в социальных сетях и играть на работе в игры, по оценкам Лаборатории Касперского, снижает деловую эффективность почти на треть (26%).

Способы защиты

Общая мировая тенденция на защиту бизнес-информации и происшествия, связанные с корпоративным кибершпионажем, вынудили IT-директоров задуматься над способами защиты телефонов сотрудников на работе. Для обеспечения элементарной информационной «гигиены» и контроля за использованием их стали наделять системами управления и контроля мобильных устройств (MDM), мобильными антивирусными программами и системами криптографической защиты. Но сотрудникам такая практика, конечно, не нравится: никто не хочет жертвовать возможностями своего гаджета в угоду корпоративным ценностям.

Кроме того, чтобы все эти системы работали исправно, нужно постоянно следить за регулярными обновлениями целого «зоопарка» разных устройств, а остающиеся в системе безопасности «щели» все равно достаточно велики, чтобы пропустить «вирус» или «шпион». Альтернативой этому варианту стали закупки персональных, заточенных под каждую отдельную корпорацию, версий устройств на базе все той же системы Android.

Такие корпоративные смартфоны удобнее для служб технической поддержки, поскольку требуют к себе меньше внимания. Однако стоимость такой кастомизации может колебаться от десятков до сотен тысяч долларов. Мало того, корпоративным программистам по мере роста киберугрозы стало понятно, что уязвимость устройств на базе Android находятся в самой операционной системе.

Она представляет из себя лучшую мишень для хакеров мира не только в силу своей популярности, но и в силу того, что требует отдельных обновлений под каждый тип устройства, которых выпускаются сотни. И в случае с индивидуальными версиями, созданными под каждую корпорацию, обновления либо запаздывают, либо вовсе не приходят. А без обновлений самого операционного «ядра» телефон становится почти беззащитен перед вирусной угрозой. Ни один антивирус не успевает справится с автоматизированным вирусным «конвейером», пишущим по десятке новых вирусов в минуту.

Сотрудники под прицелом

Сама практика защиты мобильных данных привела большие структуры к самому логичному выходу: устройствам под управлением специализированных мобильных операционных систем, уже обладающих богатым арсеналом встроенных систем защиты, например, все той же криптографической или системой управления устройствами. Во-первых, они никогда не станут столь же желанной мишенью для армии «вирусов», потому что эту армию ради одной компании не сможет содержать ни один преступный синдикат. Во-вторых, закупка таких решений обходится в итоге дешевле закупки новых корпоративных телефонов или поддержки личных устройств на базе Android.

Эти устройства, конечно, ограничены в игровом и развлекательном функционале, но именно поэтому они и называются рабочими. И именно поэтому у сотрудников остаются собственные гаджеты, которые никто не отнимает. Работая в крупной бизнес или государственной структуре, необходимо отдавать себе отчет в том, что твой смартфон уже под прицелом мошенников, и для них он легкая добыча. Поэтому просто не нужно объединять разные понятия. Костюм ведь никто не обвиняет в том, что он не останавливает пули. Вот и специальный мобильник для работника крупной корпорации или чиновника: все равно, что бронежилет для силовика. Просто необходимая защита. Тяжелее пиджака от Armani, но зачем тебе Armani, если ты под обстрелом АК47? И чем дольше представители крупных корпораций и госструктур будут приходить к этой мысли, тем быстрее им потом придется переодеваться.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 ноября 2017 > № 2391349 Павел Эйгес


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин

Индустрия 4.0: почему всем финансовым учреждениям нужно трансформироваться в финтех

Сергей Солонин, генеральный директор Ассоциации «ФинТех»

Сегодня весь мир находится в стадии глобальной трансформации экономики. Лидирующее положение в новой экономике займут не те страны, которые обладают выгодным географическим положением или богатыми природными ресурсами, а те, которые создадут лучшую среду для инноваций и образования.

Мировой тренд настоящего – цифровизация экономики. Это не что иное, как технологическая революция – индустрия 4.0. История показывает, что все технологические и промышленные прорывы были совершены в период кризисов через отрицание, неизбежность и только потом – принятие. Те, кто смог сразу работать в новых формациях, выиграли и время, и возможности. В конечном итоге это определило дальнейшее лидирующее положение нового бизнеса в развитии и становлении рынков и отраслей всего мира.

Мы знаем, что Россия всегда была сырьевой страной, ее бюджет формировался преимущественно из экспорта природных ресурсов. В условиях сложной внешнеполитической повестки с Европой и США вектор начал меняться, что, безусловно, является положительным развитием событий. Однако мгновенного изменения источников формирования бюджета страны ждать не стоит. При этом объем цифровой экономики в России с 2011 по 2015 год увеличился на 59% – на 1,2 триллиона рублей в ценах 2015 года. То есть на цифровую экономику за пять лет пришлось 24% общего прироста ВВП России.

Появление Ассоциации «ФинТех», созданной банками и регулятором для объединения финансового рынка, тоже определенный показатель успеха – значит, как минимум все стороны готовы к диалогу, а это основополагающий фактор для принятия успешных решений. Централизованное взаимодействие позволит в разы ускорить применение инновационных, высокотехнологичных решений не только в бизнесе, но и в государственной сфере. Это повысит доверие и прозрачность работы многих отраслей и структур – медицины, образования, ретейла, страхования и, конечно, всего финансового блока, включая биржи. Улучшение инвестиционного климата, которое неизбежно в рамках развитого и экономически успешного рынка, повлияет на уровень жизни населения. А это, в свою очередь, означает развитие финансово грамотного социума. По-настоящему асимметричным ответом России на современные вызовы могло бы быть упрощение регуляторных норм на всех новых и сложных направлениях, чтобы привлечь в страну молодых и грамотных специалистов финтеха со всего мира. Именно так я вижу новую мировую экономику будущего: упрощение налогообложения, разрешение на эксперименты любого рода.

В условиях санкционных ограничений мы можем развиваться очень быстро и играть на более рискованном поле. В условиях искусственных ограничений на привлечение капитала в Россию нам необходимо всеми возможными средствами удержать и поддержать развитие ICO (Initial Coin Offering, первичное размещение токенов), чтобы насытить рынок необходимым количеством инвестиций. Что, в свою очередь, положительно отразится на общеэкономических показателях и позволит рынку развиваться. И только после этого решать, какой налоговой моделью облагать данный инструмент, как его контролировать и защищать от мошеннических действий. На данный момент, с начала 2017 года, общий объем привлеченных средств через ICO уже составил более 1 миллиарда долларов. Учитывая, что венчурное финансирование у нас развито не так хорошо, как на зарубежном рынке, ICO позволило бы упростить поиск инвесторов, условия инвестиций и сняло бы ограничения по сумме – то есть проекты смогли бы получать именно ту сумму, которая им необходима, даже если она мала, что для венчурных фондов попросту неинтересно.

У нас молодая и технологически продвинутая инфраструктура. У нее огромный потенциал для развития масштабных и передовых решений. Но без необходимого сотрудничества и взаимодействия со всеми заинтересованными участниками рынка полноценно воспользоваться и раскрыть уже сложившиеся конкурентные преимущества не удастся.

Огромным плюсом является то, что мы находимся в уникальной для России ситуации, когда курс государства совпадает с тем, чего хочет бизнес, рынок и отрасль финансовых технологий. В частности, мы видим, что регулятор полностью открыт к взаимодействию с рынком, а также активно реализует задачи, поставленные правительством РФ. Насколько успешно будут реализованы в будущем проекты, не в последнюю очередь зависит от диалога между государством и бизнесом. Поэтому нам суждено становиться стратегическими партнерами друг для друга, действовать сообща.

Однако не стоит питать иллюзий и забывать о международных партнерах. В будущем тенденция международного партнерства будет только усиливаться, особенно в вопросах кибербезопасности. Локальные риски отходят на задний план, все больше начинают преобладать киберриски, которые носят международный характер. Такое направление сотрудничества видится одним из самых важных на ближайшие годы, ведь безопасность оказания финансовых услуг будет являться приоритетной.

К сожалению, сейчас объем инвестиций, полученных российским финтехом, небольшой, около 0,1% за девять месяцев 2016 года от всего мирового объема. Но давайте начистоту: молодые финтех-компании растут в инкубаторе крупных финансовых учреждений, и один из приоритетов нашей ассоциации – сформировать необходимую экосистему, которая окажет стимулирующий эффект для развития независимых финтех-проектов. Я верю именно в такой подход: он позволит ускорить развитие цифровых финансов.

Инфраструктура – ключ к цифровизации общества. Наличие передовой инфраструктуры, высокого уровня проникновения Интернета и финансовой доступности к нему, а также к мобильной связи (в том числе к мобильному Интернету) помогает не только цифровизации экономики, но и в целом трансформации финансовых услуг. Сейчас уже многие люди не могут представить свою жизнь без смартфона. Жизненные процессы все сильнее погружены в онлайн. Это, безусловно, является толчком для финансовых организаций пересматривать свои бизнес-модели и подстраиваться под потребителя, что приведет к инвестированию в соответствующую инфраструктуру.

Сейчас сохраняется провал по доступности ряда инновационных технологий в регионах, но из года в год я вижу положительную динамику. Нужно понимать, что регионы оказались, возможно, в более выигрышном положении. Дело в том, что там, где была инфраструктура, теперь ее предстоит обновлять, перестраиваться и адаптировать под технологические решения, а это всегда дорого. Зато в некоторых регионах инфраструктуры не было вовсе, поэтому зачастую мы наблюдаем, что регионы оказываются более технологически подкованными, чем жители Центрального федерального округа.

Мы должны быть прагматичны. Россия очень большая страна, мы – не Швеция, где возможно развернуть все необходимые технические решения достаточно оперативно. Однако Россия, несмотря на географический масштаб, не отстает. Но, несмотря на то что прогресс виден, работы предстоит много. И тут критически важен конструктивный диалог государства и бизнеса, а также их совместные усилия по выстраиванию необходимых «сетей».

Тренд развития и расширения инфраструктуры будет сохраняться еще долго. Для предоставления качественных финансовых услуг необходимы соответствующие мощности для их доставки. А с появлением еще более технологичных решений вчерашняя инфраструктура окажется устаревшей. Поэтому такой ход событий, на мой взгляд, будет постоянным и вряд ли потеряет свою актуальность и в 2035, и в 2055 году.

Не надо сидеть и смотреть, какие решения применяют другие страны, думая, что, имплементировав лучший, на чей-то взгляд, опыт, мы будем успешно развиваться. Нам необходимо разрабатывать и применять свои решения, не ориентироваться на других. Мы находимся в других условиях, и из этого нам нужно извлекать свой «профит», использовать предоставленные возможности, мыслить шире и не бояться экспериментировать во всем.

За последние годы и банки, и другой бизнес поняли, что с финтех-компаниями нужно дружить или покупать их. Такие компании позволяют оперативно развернуть необходимые технологические решения. Я не думаю, что традиционный банкинг к 2035 году уйдет в прошлое. Да, он изменится достаточно сильно – наиболее логичным видится его трансформация в цифровой вид. Более того, я полагаю, часть его функций отойдет финтех-компаниям. Первые кандидаты на выбывание из иерархии банковских услуг – платежи и переводы.

В той или иной степени все финансовые учреждения будут трансформироваться в финтех – все идет к тому, что все аспекты нашей повседневной жизни перейдут в цифровую плоскость. На первый план выйдут цифровые активы, которые станут востребованными и дорогими. Банки, финансовые компании должны начать следовать новым, «цифровым» правилам – иначе их ждет крах. Сейчас об этом задумываются многие и тратят большие деньги, чтобы успеть изменить бизнес-модель и бизнес-процессы. Смогут ли они это сделать, вопрос открытый.

Диджитализация развивается так быстро, что невозможно предсказать, как будет выглядеть общая финансовая и экономическая система, скажем, через 15–20 лет. Могу сказать точно: нам сейчас нужно уделить особое внимание образованию, потому что мы закладываем фундамент для развития, а по-настоящему грандиозные вещи будет создавать новое поколение.

Для действительно более динамичного развития нашего рынка очень важно создать особые условия, облегчающие регулятивную составляющую для сложных и инновационных направлений, способствующих привлечению высококлассных специалистов. Именно это и есть новая мировая экономика. Особое внимание нужно уделить упрощению налогообложения для инновационной и финтех-отрасли. А также содействовать проведению экспериментов, пилотированию решений в данной отрасли. Только так мы сможем построить конкурентный и привлекательный рынок.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 ноября 2017 > № 2380702 Владимир Рерих

Казахстанское ТВ: сплошь заимствования и песни с плясками

Он стоял у истоков «Хабара». В свое время его ток-шоу делали погоду на этом телеканале. А авторский проект «Поздний Рерих», хотя и просуществовал чуть более полугода, оставил в памяти телезрителей столь яркий след, что и по сей день его исчезновение вызывает чувство невосполнимой утраты. Думается, представляет немалый интерес взгляд Владимира Рериха на наше современное ТВ, от которого в последнее время он несколько дистанцировался.

В плену франшизы

- Хоть вы сейчас и не работаете на ТВ, но как рядовой телезритель приникаете к телеэкрану?

- Не скрою: приникаю и не стыжусь этого.

- Что вас привлекло на наших телеканалах нынешней осенью?

- Под словом «наших» вы имеете в виду…

- …казахстанские телеканалы.

- А вот их я как раз и не смотрю. Смотреть нечего. Смотрю московское ТВ. Но поскольку всё на ТВ - это мигрирующие явления, и всё оно оседает на наших каналах, то едва ли ошибусь, определяя новое у нас и давая ему оценку. Не смотрю «Хабар» по естественным причинам…

- Почему «естественным»?

- Потому что когда-то я им занимался. А противоестественность моих наблюдений за «Хабаром» кроется в том, что он испакостился донельзя и превратился бог знает во что, но только не в телеканал. Прекрасно понимаю, что все течет, все меняется, но смотреть на то, как он изменился, скучно. Появилось много нового в технологической оснастке наших телеканалов. То есть картинку не стыдно смотреть. Появились новые декорации, правильно выставленный свет, достаточное количество камер, очень хорошая компьютерная графика. Но этим, на мой взгляд, новшества и исчерпываются. Что бы ни происходило в студии, какими бы ни были свет и декорации, главное на телеэкране - человек, который и делает осмысленными все наши телешоу. Один ли, с группой ли лиц, но он должен быть непременно. Однако что я вижу?

- Любопытно - что?

- А вижу я сплошь заимствования. Заимствуется способ поведения человека, заимствуется речевая манера, которая все страшнее и страшнее американизируется, причем в самом дурном смысле, когда o’key через каждое слово. Этакая легкомысленная победоносность и кипсмайлзность, улыбочность с фальшивыми зубами. Вместо осмысленной, разумной речи сплошная тараторка. И клиповая картинка вкупе с чудовищной музыкой. Вы этого, быть может, и не видите уже, притерпелись, притерлись, а меня воротит от подобных новаций. Все это неуклюжие попытки имитировать западность и, в частности, американскость, или, как говорил Козьма Прутков, «желание быть испанцем». То есть в силу представлений этих людей о том, как должно выглядеть западное телевидение, они и реализуют свои эстетические модели.

- Ну и как - похоже?

- На современное западное телевидение? Ничуть! Там уже давно нет такой агрессии, нет дуроломной музыки, нет топорной компьютерной графики. Да, там много рекламы, но она не столь навязчива и не столь глупа. Там нет извечного нашего стремления усадить в телевизор очень молодых людей лишь потому, что молодость продается, а старики никому не нужны. Это ведь тоже неправда: во всем западноевропейском и американском телевидении треть команды составляют люди пожилого и даже преклонного возраста. Потому что там заботятся об аудитории, а 18-летняя красотка с выдающимися формами, которые она охотно демонстрирует (поскольку больше ей демонстрировать нечего), не может вызывать доверия. Каждая человеческая возрастная страта ищет что-то свое на телеэкране. Так дайте им это! Ряды пенсионеров растут во всем мире, уже и в Казахстане много людей, перешагнувших 60-70-летний возраст, но ведущих активный образ жизни. А у нас на телеэкране их нет. Почему? Как видите, я сейчас не затрагиваю качество информации, наличие или отсутствие полярности мнений, альтернативных оценок. Но почему у нас на ТВ этакий киндешпиль, этот юганд-юганд!? А где остальные? Это рождает недоверие.

Демократия и демократизация, каналы и канализация

- Только ли это рождает недоверие?

- Тут еще наслаивается и то, что «Казправда» и «Хабар» заключили странный и противоестественный для общества союз, рисуя несуществующую страну. КТК, который как будто бы оппонирует им, рисует такую же несуществующую страну, но с противоположным знаком. То есть у нас на ТВ две крайности. С одной стороны - обитель райская, с другой - обитель адская. Но с обеих сторон правды нет никакой, абсолютно. Они так и не научились за 25 лет разумно балансировать. То есть отсутствует некий единый базовый миф существования. А если его нет, то телевидение всегда будет партийным, разорванным, полюсным и обязательно черно-белым, несмотря на все ухищрения компьютерной графики, передающей сегодня все оттенки и полутона всего спектра. И все это мы канализируем. Вот чем отличается демократия от демократизации? А тем же, чем отличаются каналы от канализации. Вот вам каналы, которые источают фиалковый запах, а вот вам канализация с нечистотами. Но так в жизни не бывает. Жизнь многолика, и зритель это знает, он хочет видеть жизнь во всей ее сложности, но ни один канал у нас не научился эту многоликость визуализировать.

- Минуточку. Изначально вы говорили о том, что смотрите лишь московское ТВ…

- Но говорю все это я о нашем телевидении, порой я вынужден смотреть и его. А московское ТВ… там такой творится кошмар, что, слава богу, он не весь перетек на казахстанские каналы. У нас все же нет многоголаний в виде многочисленных российских ток-шоу, которые порой ни в какие ворота не лезут. Я считаю, что программа Малахова «Пусть говорят» содержит в себе признаки государственного преступления. Так нельзя! Ежедневное шоу, которое собирает под своими сводами не совсем нормальных людей, эти эксцессы животного происхождения, все эти попытки рыться в чужом белье, ДНК-анализы, тесты и прочая дрянь превращают телевидение в большую коммунальную кухню, о которой очень много писал Зощенко. Там ведь стоит сплошная ругань, нам навязывается мысль, что это самая последняя страна и что в ней живут те, кто собрался в лесу и молится колесу. И это государственный телеканал! Все это прикрывается тем, что так коммерчески выгодно. Там рейтинги, там прибыль! Они пойдут на всё, и уже ничто их не остановит. Повторяю, слава богу, что это не перетекло к нам, у нас есть еще какая-то провинциальная застенчивость. Мы, конечно, Малахова посмотрим, но сами здесь этого делать не будем – во всяком случае, на государственных телеканалах. Это спасение, что в нашей ментальности есть здоровое консервативное зерно.

- В последние годы ТВ все больше скатывается к развлекаловке. Она, конечно, нужна, но хотелось бы, чтобы с телеэкрана говорили и о жизни, социуме, о политике…

- Ну, это табуированные поля. Власть, несмотря на 25-летнее самостийное существование, так и не избавилась от многочисленных неврозов, и ей кажется, что обсуждение больных тем на ТВ очень взрывоопасно. Медиа-пространство - это минное поле, где саперов нет, поэтому лучше всего его оградить и никого туда не пускать. А рядом сделать такие выгородки, где бесконечно танцуют, поют и веселятся поселяне и поселянки. Но тут мы не одиноки, так поступают во многих странах, к сожалению. Налицо попытка обратить внимание публики на развлекательный сегмент и тем самым отвлечь ее от злободневных набухающих проблем. Все это не первый год и не только у нас. Ничего страшного. Попытка развеселить публику - это маточная матрица, от которой произошло и наше ТВ. И если появляются какие-то любопытные интеллектуально обеспеченные развлекательные жанры («Прожекторперисхилтон» или «Салтыков-Щедрин», который продержался совсем уж короткий срок), где есть этот небольшой яд по отношению к происходящему, то они как-то быстро исчезают. Остается только улыбчивый зубастый КВН. Зубы все фарфоровые, толком ничего не кусают. Иногда придет даже сам президент, тоже посмеется. Покусывать покусывайте, но меру знайте. И все – больше ничего нет. Нет понимания того, что в спектре нужна и злая краска, и неприятие необходимо. То есть все эти спектры различных восприятий всех категорий населения должны присутствовать на телевидении. Как только эта гамма исчезает, все закрашивается сплошной сиреневой пахучей краской. Но любая власть - любая! - стремится к такому вот благостному телевидению. Маргарет Тэтчер ненавидела Би-Би-Си и всячески пыталась его закрыть, лишить статуса общественного телевидения, то есть самостоятельного финансирования, которое идет от каждого британца, владельца телеприемника. Финансирование напрямую! Такого эффекта как с Би-Би-Си, не достигла ни одна страна - ни Германия, ни Франция, ни США. Кроме Британии, такая модель ТВ не состоялась нигде.

- А у нас?

- Да никогда! Кто ж отдаст такие вожжи, они должны находиться в руках государства - и только государства. Но сегодня альтернативой телевидению стал Facebook. Вот этого никто не ожидал. Случилось примерно то же самое, что и после изобретения Гуттенбергом печатного станка. Facebook дал новую степень свободы, и теперь любой пользователь компьютера может стать автором текста, который прочтут миллионы. Становится возможным посещение любой лекции, любого музея и т.д. и т.п. Возможности фантастические! Там есть, конечно, и фантастические минусы, и тем не менее… Мы даже подозревать не могли, что когда-то наступит такое время. В этой ситуации надо научиться жить, надо ее понять и принять. Теперь все масштабируется иначе.

«Кому он нужен, этот Васька?»

- Но вернемся к нашему ТВ. В свое время мыслящие люди приложили немало сил к тому, чтобы создать телеканалы «Билим» и «Мадениет». Но, просуществовав какое-то время, они благополучно растворились в телеэфире, почти бесследно исчезли. Почему?

- Программу Олега Борецкого закрыли с удивительной формулировкой: «Телеканалу не требуются такие интеллектуальные программы». Отчасти это ответ и на ваш вопрос. Инстинктивное неприятие любого интеллектуализма. Люди хотят петь, танцевать, веселиться, устраивать конкурсы по прыжкам в мешках, смотреть юморины, отдыхать. Зачем напрягать мозги? Чем тупее, тем лучше. А все вы, высоколобые, - даже не уходящая натура, а натура ушедшая, вы призраки. Вот что они хотели сказать нам, если бы умели сказать. Я с удовольствием вступлю в любой конфликт, в любую схватку с ними, если буду чувствовать их энергию, их сахарные зубы, они могут рвать меня, старого пса. И мне это нравится, я буду отбиваться. Я вас покалечу, говорю я им, так просто я не сдамся. Но у них же нет зубов, они же их съели на чипсах, газировке и прочей дряни. Им кусаться нечем, у них оголенные десны. Они хотят кайфовать, наслаждаться, они не хотят работать, не хотят думать. Для них слишком много букв, им трудно осилить слова. Причем это общество, воспитанное на кока-коле и чипсах, очень легко вовлекается в любое манипулируемое безумие. Вот зачем им нужно то телевидение, которое мы имеем сегодня.

- Возможны ли какие-то разумные шаги, чтобы придать телевидению значимый статус?

- Нет, век шествует своим путем железным. А исчезновение телеканалов «Билим» и «Мадениет» - не чей-то злой умысел, но инстинктивная реакция сильных мира сего. Они понимают, что популяция хорошо образованных граждан, какими были советские люди, им не нужна. Да, советские люди были всего лишь образованцы, как говорил Александр Исаевич, но у каждого из них было свое мнение и с ними трудно было сладить. Каждый апеллировал к каким-то своим источникам в силу своей начитанности и насмотренности, у них были свои ценности, и обольстить этот народ (а это задача всякой власти) очень сложно. Выход? А очень простой: снизить образовательный уровень и сделать людей всеядными, охочими до игрищ и забав. «Мадениет» и «Билим» этим целям не отвечали. Ну, а ликвидировать такие телеканалы - дело техники. Рейтинги у них низкие. Вот и все. Труд над своим интеллектуальным совершенствованием сегодня не в чести. Будьте проще, и люди к вам потянутся. Вот главный девиз современности. Ну, а то, что простота порою хуже воровства, об этом забудьте. И не надо тут цитировать Пастернака, дескать, «нельзя не впасть к концу как в ересь в неслыханную простоту». Он получил, правда, Нобелевскую премию, ну так ведь его заставили от нее отказаться.

- Был в далеких 1970-х такой фильм о судьбе беспризорного котенка - «Кому он нужен, этот Васька?..» Вопрос простой, но до сих пор остается безответным…

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 ноября 2017 > № 2380702 Владимир Рерих


Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380681 Жанара Тулегенова

ИПС под IT-контролем

Диалектика развития: то, что вчера казалось сложным и научным, сегодня – практика жизни. И привыкаем мы к этому очень быстро. А новые разделы экономики, сфер общественной жизни, нашей ежедневной практики наполняются словами, действиями, операциями, о которых ранее мы и представления не имели. Самое наглядное – цифровые технологии, которые, едва появившись, становятся обыденностью, поскольку упрощают жизнь, экономят время, обеспечивают точность, позволяют держать на контроле самые важные вопросы деловой и повседневной жизни.

Алевтина ДОНСКИХ

Открывая рубрику «Цифровой Казахстан», мы хотим рассказать о том, как цифра меняет жизнь к лучшему. Не исключено, кому-то наши материалы помогут лучше освоиться в цифровом мире. В разных сферах, в том числе и такой важной для каждого, как пенсионная система. Ведь сегодня считается правильным держать в курсе все движения по пенсионному счету, отслеживать добросовестность и аккуратность перечислений работодателем наших пенсионных средств. Но современные технологии позволили ЕНПФ значительно расширить эту опцию. И мы сегодня расскажем, какие возможности по управлению своим индивидуальным пенсионным счетом есть у каждого вкладчика.

Поможет нам в этом управляющий директор Единого накопительного пенсионного фонда Жанара Тулегенова.

– Жанара Корганбековна, многие вкладчики, уже не дожидаясь ежегодного письма по почте из ЕНПФ, самостоятельно и регулярно проверяют свои счета. Я начала этим сервисом пользоваться, еще будучи в частном фонде, и могу сказать, что чисто психологически это повысило уверенность в самой системе. Я видела, насколько добросовестны мои работодатели, какие пени им приходится платить в случае просрочек, каков мой инвестиционный доход. Контроль счета в удаленном режиме позволил относительно спокойно пережить и фазу объединения частных фондов в ЕНПФ. По крайней мере, конечную сумму на счете НПФ и стартовую в ЕНПФ я точно проконтролировала. А какие цифровые сервисы доступны вкладчикам и получателям ЕНПФ?

– Для ЕНПФ все то, о чем вы говорите, – важный аспект деятельности. Информационные технологии для нас это и более широкое понятие, поскольку они обеспечивают бесперебойную работу автоматизированных систем по обработке поступивших пенсионных взносов, учету пенсионных накоплений, взаимодействию с информационными системами госорганов, надежность и непрерывность работы ИТ-инфраструктуры фонда. И здесь есть, куда развиваться, поэтому приоритетными задачами для нас являются разработка и внедрение новых электронных услуг.

Если говорить о спектре услуг, то на сайте enpf.kz в разделе «Электронные сервисы» или в «Личном кабинете» можно воспользоваться следующими услугами:

• подать заявление об открытии индивидуального пенсионного счета по учету обязательных пенсионных взносов;

• получить выписку с ИПС;

• подать заявление о назначении пенсионных выплат в связи с достижением пенсионного возраста или установлением инвалидности 1 или 2 группы бессрочно;

• отслеживать статус исполнения заявления на выплату и (или) перевод;

• вносить изменения и (или) дополнения в реквизиты вкладчика (получателя), в т.ч. способ информирования – через Интернет;

• самостоятельно отправлять выписку с ИПС на электронный адрес;

• есть также пенсионный калькулятор, с помощью которого можно самостоятельно сделать прогнозный расчет своей будущей пенсии.

Кроме того, с 2014 года у нас запущено мобильное приложение ЕНПФ, доступное для всех типов платформ. Готовится к запуску сеть терминалов самообслуживания. Иными словами – фонд развивает и совершенствует свои услуги, предоставляя возможность своим вкладчикам управлять своим пенсионным счетом без посещения офисов филиалов.

– Одно дело предлагать электронные услуги и сервисы, другое – приучить ими пользоваться вкладчиков и получателей пенсий. Насколько люди быстро осваивают их, что говорят ваши цифры, например, по выбранным способам получения выписок?

– Как известно, информацию о состоянии ИПС можно получить несколькими способами. Можно лично обратиться в ближайший офис ЕНПФ. Их на сегодняшний день 231 по Казахстану. Можно воспользоваться способом информирования по электронной почте, и тогда выписка будет периодически высылаться на электронный адрес вкладчика (получателя), указанный в заявлении об открытии ИПС либо при подписании в ЕНПФ соглашения об изменении способа информирования.

Еще одну возможность предоставляет «Личный кабинет» на сайте www.enpf.kz – способ информирования «Личное обращение посредством Интернета». Чтобы войти в «Личный кабинет» необходим либо ИИН и пароль, либо ЭЦП. Также данный способ информирования позволяет воспользоваться мобильным приложением ENPF, которое доступно в AppStore, Google Play, Microsoft Store. Приложение можно установить на всех популярных видах смартфонов и планшетов.

Еще один вариант получения выписки с ИПС – через портал электронного правительства egov.kz. Услуга доступна на портале www.egov.kz в категории «Граждане» – рубрика «Социальное обеспечение» – раздел «Пенсионное обеспечение». Для получения этой услуги требуется ЭЦП и регистрация на портале egov.kz.

Ну и конечно – самый первый вариант: информация может быть направлена на почтовой адрес, указанный в договоре о пенсионном обеспечении или в заявлении об открытии пенсионного счета, либо в соглашении об изменении способа информирования.

Сейчас наиболее популярным является способ информирования «Личное обращение посредством Интернета». На начало ноября 2017 года этот вид получения информации выбрали 3 797 898 человек. Это более чем вдвое превышает количество вкладчиков и получателей, ожидающих традиционное ежегодное информирование по почте (1 854 358 человек).

Выписки по электронной почте получают 795 512 человек. Мобильное приложение ЕНПФ с момента запуска на 1 ноября 2017 года было скачано более 1 млн раз. За 9 месяцев текущего года через «Личный кабинет» было получено порядка 5,5 млн электронных выписок по запросу порядка 976 тыс. вкладчиков. На электронные адреса вкладчиков(получателей) за три квартала было направлено более 3,5 млн выписок.

– Какова динамика роста интереса к цифровым услугам, как увеличилось количество вкладчиков, выбравших интернет-информирование с начала года?

– Отмечу, что количество пользователей электронными способами получения информации значительно увеличилось в текущем году. Так, количество вкладчиков и получателей, выбравших способ информирования «посредством Интернета», увеличилось на 1 136 912 человек (порядка 43%).

– А как часто люди получают выписку через e-gov?

– Информацию о состоянии ИПС через портал e-gov с начала года электронным способом запросили 88 946 раз.

– Какие новые электронные услуги предложил ЕНПФ своим клиентам?

– В июне 2017 года ЕНПФ предложил следующие электронные услуги на web-сайте enpf.kz:

• подача заявления об открытии индивидуального пенсионного счета по учету обязательных пенсионных взносов;

• подача заявления о назначении пенсионных выплат в связи с достижением пенсионного возраста или установлением инвалидности 1 или 2 группы бессрочно;

• отслеживание статуса исполнения заявления на выплату и (или) перевод.

Услуги доступны на web-сайте enpf.kz в «Личном кабинете» и разделе «Электронные сервисы». Чтобы подать заявление об открытии ИПС по учету обязательных пенсионных взносов, достаточно иметь актуальный ключ электронной цифровой подписи (ЭЦП).

При подаче электронного заявления о назначении пенсионных выплат с помощью ЭЦП необходимо указать сведения о 20-значном банковском счете (так называемый IBAN счета), открытом в банке второго уровня или в АО «Казпочта» на территории Казахстана в тенге, и реквизиты самого БВУ. При этом ЕНПФ сообщит получателю об исполнении заявления на выплату, направив SMS-уведомление.

Кроме того, вкладчики (получатели), вновь подавшие заявление о назначении пенсионных выплат или переводе пенсионных накоплений либо уже получающие выплаты по графику из ЕНПФ, имеют возможность отслеживать статус исполнения заявления о назначении пенсионных выплат или их переводе также на web-сайте ЕНПФ. Получать сведения о статусе выплаты или перевода накоплений можно в «Личном кабинете», вход в который осуществляется также с помощью ЭЦП или ИИН и пароля после их регистрации на сайте.

В целях соблюдения конфиденциальности о движении денежных средств на ИПС вкладчика (получателя) зарегистрировать ИИН и пароль можно только при условии выбора способа информирования о состоянии пенсионных накоплений «посредством Интернета». Для этого нужно обратиться в офис ЕНПФ, имея при себе оригинал документа, удостоверяющего личность. Для тех, кто ранее сделал это при оформлении заявления об открытии ИПС, договора о пенсионном обеспечении или в дополнительном соглашении, в обращении в офис нет необходимости.

В третьем квартале 2017 года ЕНПФ внедрил еще одну электронную услугу – внесение изменений/дополнений в дополнительные реквизиты вкладчика (получателя), указанные в базе данных ЕНПФ, к которым относятся данные документа, удостоверяющего личность (вид, номер, дата и орган выдачи), почтовый и (или) электронный адреса, номера телефонов (домашний, рабочий, мобильный). Кроме того, имея ЭЦП, можно изменить способ информирования без посещения офиса ЕНПФ.

Новыми электронными услугами ЕНПФ по состоянию на ноябрь текущего года воспользовались более 800 человек.

– Для тех, кто в скором времени собирается на пенсию, есть очень удобная опция – «Пенсионный калькулятор». Благодаря ему можно достаточно точно высчитать ежемесячные выплаты, причем по всем нынешним видам пенсии. Насколько он популярен у казахстанцев?

– Этот продукт разработан актуарным центром ЕНПФ. И он представлен на сайте в двух версиях. «Пенсионный калькулятор 2» предназначен для тех, кто планирует отправиться на заслуженный отдых в ближайшее время. После ввода даты рождения и суммы накоплений можно узнать примерную сумму выплат из ЕНПФ в соответствии с действующим законодательством.

«Пенсионный калькулятор 1» дает возможность сделать прогнозный расчет на более длительный период. Для этого необходимо указать в соответствующих полях «Пенсионного калькулятора 1» данные о трудовом стаже (с самого начала трудовой деятельности), сумму пенсионных накоплений и сумму заработной платы. По результатам расчета можно увидеть, какие выплаты ожидаются после выхода на пенсию.

Инструмент достаточно популярен: за весь период функционирования пенсионного калькулятора зафиксировано 135 292 просмотра пенсионного калькулятора. С начала 2017 года – 92 069 просмотров.

– Не секрет, что люди не всегда воспринимают написанные, скажем так, специфические тексты и необходим живой, персональный комментарий. Увеличилось ли число таких онлайн-консультаций?

– Да, их немало. Через сайт фонда с помощью онлайн-консультанта было проведено 91 816 консультаций.

– Вопрос защиты персональной информации сегодня остро стоит во многих сферах жизни. И особенно в финансовой. Как новые технологии позволяют защищать информацию о пенсионных накоплениях казахстанцев?

– Безусловно, для работы системы и запуска новых проектов необходимо уделять особое внимание вопросам информационной безопасности. Обеспечение защиты конфиденциальных данных вкладчиков является приоритетной и важнейшей задачей ЕНПФ. В фонде функционирует комплекс систем по реализации требований информационной безопасности, выполнения политик разделения и распределения прав доступа к персональным данным вкладчиков, контроля за совершаемыми операциями и логирования действий пользователей.

Одним из важнейших моментов в работе стало успешное прохождение фондом государственной аттестации на соответствие стандартам безопасности Республики Казахстан. На основании аттестата фонд получил возможность подключиться к шлюзу электронного правительства для предоставления своих услуг через электронное правительство и центры обслуживания населения.

ЕНПФ успешно прошел международную сертификацию Британским Институтом Стандартов на соответствие стандарту по информационной безопасности ISO/IEC 27001:2013. Наряду с этим налаживаются взаимодействия с соответствующими государственными органами по выявлению и пресечению киберугроз в отношении информационно-коммуникационной инфраструктуры и электронных информационных ресурсов.

Фондом планируется подтверждение государственной аттестации на соответствие информационных систем действующим требованиям по информационной безопасности в РК, помимо этого – внедрение методик и рекомендаций в целях соответствия своей политики информационной безопасности требованиям международных стандартов ISO.

Какие задачи на будущее ставит ЕНПФ в вопросе развития цифровых технологий?

– Одна из главных целей развития информационных систем фонда – совершенствование своих дистанционных сервисов и предоставление возможности вкладчикам взаимодействовать со своим пенсионным счетом «on-line». Фонд планирует в конце года запустить в регионах собственные терминалы самообслуживания и видеотерминалы(так называемых VTM). Через них вкладчики получат еще одну возможность доступа к сведениям о состоянии своего пенсионного счета.

В следующем году будет завершена разработка единой платформы для интеграции с трансферагентами, что позволит ЕНПФ предоставлять вкладчикам свои услуги в «глубинке», в небольших населенных пунктах по стране, внося свой определенный вклад в преодоление цифрового неравенства в Казахстане.

Кроме того, в настоящее время разрабатывается проект «Электронный архив», в результате которого будут обеспечены сохранность выплатных документов получателей пенсионных выплат, а также доступ к архивной информации в режиме on-line по запросу.

В целях взаимодействия с вкладчиками ЕНПФ использует следующие каналы коммуникаций:

• Call-центр с коротким номером 1418, принимающий 64% от общего количества обращений через обратную связь;

• блог-платформа председателя правления ЕНПФ с целью обеспечения свободного доступа пользователей к интересующей его информации о деятельности фонда;

• консультативная площадка «Общественная приемная», позволяющая каждому желающему задать вопрос лично руководству ЕНПФ, как в составе группы, так и индивидуально;

• социальные сети – Facebook, ВКонтакте, Твиттер, Одноклассники, Инстаграмм;

• информационные киоски, позволяющие узнать о состоянии своих пенсионных накоплений, будущей пенсии, скачать мобильное приложение ЕНПФ.

В ближайших планах – запуск нового канала для обращений клиентов через популярные мессенджеры, такие как WhatsApp, Telegram. Это обеспечит новый уровень обслуживания наших Вкладчиков, предоставив им еще один способ оперативного взаимодействия с Фондом по удобным для них каналам связи.

Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380681 Жанара Тулегенова


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378687 Алексей Голубович

Великолепная пятерка. Чем всплеск интереса инвесторов к интернет-гигантам отличается от бума доткомов

Алексей Голубович

Forbes Contributor, управляющий директор Arbat Capital

Каковы перспективы нынешних лидеров? Например, будущее компании Apple зависит от поддержания популярности моделей iPhone, но им уже дышат в спину азиатские конкуренты

Несмотря на то что американский рынок акций неуклонно растет с 2009 года, многие инвесторы полагают, что пришло время перекладывать средства из уже недешевых компаний «традиционных» отраслей в крупные интернет-бизнесы. В первую очередь в растущие быстрее рынка компании Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google (так называемые FAANG). За время президентства Дональда Трампа совокупная капитализация FAANG выросла на 31% (с $1,9 трлн до $2,5 трлн) — против 19% у индекса S&P500. В надежде на продолжение роста инвесторы продолжают покупать их акции, считая, что монопольное положение на рынке спасет их от возможной рыночной коррекции. Многие уже почти приняли за аксиому, что в мире будет одна социальная сеть (Facebook), один поисковик (Google), один интернет-магазин (Amazon), один онлайн-кинотеатр (Netflix) и, возможно, не один, но тем не менее главный законодатель мод на рынке смартфонов — Apple.

В чем главные отличия сегодняшнего рынка, на котором FAANG и другие интернет-компании оценены «высоко» (чтобы не употреблять слово «переоценены»), от уже подзабытого пузыря доткомов 2000 года?

Во-первых, куда более широкое распространение интернета дало интернет-гигантам огромную аудиторию (например, у Facebook 2 млрд подписчиков) для монетизации, чего не было в 2000 году. Во-вторых, если во время бума доткомов инвесторы делали ставку в основном на железо (Intel, Cisco, Dell) и программное обеспечение (Microsoft), то сейчас в большей степени востребованы медийные бизнесы, к которым можно отнести даже производителя железа Apple и ретейлера Amazon с их системами iTunes и Amazon Prime, в которых конкуренция идет за время пользователей.

Раньше компании быстро исчерпывали частные инвестиции и пытались как можно быстрее провести IPO. Сейчас огромный объем частых инвестиций в сектор привел к тому, что компании не спешат на биржу. Только непубличных технологических компаний, стоящих более $1 млрд, в США сегодня более 150, их совокупная оценка превышает $600 млрд. Таким образом, если во время обвала доткомов деньги теряли владельцы торгуемых на бирже акций, то сегодня этому риску в неменьшей степени подвержены частные инвестфонды.

Когда надувался пузырь доткомов, лидерами по объемам бизнеса и капитализации были производители программного обеспечения (Microsoft), телекоммуникационного оборудования (Cisco), компьютеров (Dell, IBM), микрочипов (Intel) и интернет-провайдеры (Yahoo и American Online). Многие существуют до сих пор, но лидерами в своих секторах и гигантами IT-бизнеса остались только Microsoft и Intel (IBM сильно диверсифицировалась). Торговые и телекоммуникационные компании, стоившие по нескольку миллиардов долларов, разорились (Worldcom) или практически разорились, как, например, Lucent, чья рыночная капитализация перед слиянием с Alcatel упала с $258 млрд до $15 млрд.

Выжили ключевые инфраструктурные бизнесы, а исчезли те, кто слишком рано начал продвигать интернет-торговлю, прообразы социальных медиа и другие услуги, для которых еще не существовало массового рынка. Сегодня последние берут реванш, поскольку инфраструктура уже построена и стабильно работает. Дорожают социальные сети, гиганты американской и китайской онлайн-торговли, растущие за счет «отъема» рынка у традиционных магазинов. Остальные, менее значительные сектора — Network Security, Storage (облачные технологии), Consumer Devices (интегрируемые в сеть видеокамеры, часы и др.) — растут медленнее и их капитализации иногда далеки от показателей FAANG.

Интересно сравнивать интернет-компании с эмитентами, входящими в индекс S&P500, по доходности. Оказывается, по показателю Р/Е сегодня IT-компании в среднем не намного дороже, чем прочие 500 публичных компаний США, притом что в 1999–2001 годах разница в Р/Е между IT-секторами и S&P500 была многократной. В то же время «нормальные» значения Р/Е в 2017 году возможны в основном благодаря двум участникам FAANG — Apple (главный генератор прибыли в технологическом секторе США и самая прибыльная среди крупных компаний мира с Р/Е около 17 при капитализации почти $800 млрд) и Google (P/E около 34). У остальных участников FAANG этот показатель вполне на уровне 1999–2001 годов, а у огромного числа менее крупных интернет-бизнесов в США он отрицательный или исчисляется в сотнях. Сопоставимые китайские компании, торгуемые в том числе на NASDAQ, часто имеют более низкий Р/Е, чем американские, — остается, правда, вопрос о стандартах их отчетности.

Каковы перспективы нынешних лидеров? Будущее компании Apple зависит от поддержания популярности моделей iPhone, но им уже дышат в спину азиатские конкуренты. Большой вопрос, сможет ли уникальность экосистемы Apple удержать пользователей? Google и Facebook уже захватили практически весь рынок интернет-рекламы в США. Однако экспансия на другие рынки, кроме Европейского союза, пока не дает прибыли. С трудностями выхода на мировые рынки столкнулся и Netflix, который практически всю прибыль получает в США. Те же проблемы и у Amazon, который все время расширяется, не принося прибыли, за счет жесткой конкуренции с традиционным ретейлом.

Еще один повод для опасений связан с тем, что быстрый рост и международная экспансия американских интернет-гигантов встречают сопротивление правительств почти всех крупных стран, желающих ограничить их влияние и обложить налогами. В Китае запрещены Facebook и Google, библиотека фильмов iTunes. В Европе в прошлом году оштрафовали Apple на €13 млрд за уход от налогов, а этим летом выставили счет Google на €2,4 млрд за монополизацию. Крупные штрафы получили также Facebook (на $110 млн) и Amazon (на $300 млн). Скорее всего, это только начало борьбы Евросоюза против монополий Соединенных Штатов на своем рынке.

Пока все эти трудности не ведут к прекращению роста акций интернет-компаний, так как главной причиной сохранения высоких капитализаций остается избыточная ликвидность американского фондового рынка. Очевидно, что брокеры будут рекомендовать покупать акции лидеров интернет-бизнеса даже в случае коррекции. Возможно, что в 2017–2018 годах прежние максимумы капитализации FAANG будут превышены. Но следует помнить о том, что отрыв фондового рынка от реальных прибылей заставит инвесторов вспомнить 2000 год.

— При участии управляющего директора Arbat Capital Дениса Чигирева

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378687 Алексей Голубович


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444270 Леонид Бершидский

Реклама в Facebook показывает истинный характер российской игры

Американская разведка ошибалась в своих оценках: русские тролли и их кремлевские хозяева не были приверженцами той или иной партии.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Рекламные материалы Facebook, размещенные российское фабрикой троллей и обнародованные в среду комитетом конгресса США по разведке, показывают, что российские пропагандисты в ходе своей кампании 2016 года не отдавали предпочтения ни Дональду Трампу, ни Хиллари Клинтон. На самом деле, они высмеивали и подначивали Америку, показывая ее искаженное, но в конечном счете поразительно точное отражение.

Это полностью противоречит более ранним выводам американского разведывательного сообщества. «По нашим оценкам, российский президент Владимир Путин приказал в 2016 году провести кампанию влияния на президентские выборы в США, — говорится в аналитическом докладе американского разведывательного сообщества, опубликованном в январе. — Цели России заключались в подрыве веры общества в американский демократический процесс, в дискредитации госсекретаря Клинтон, в снижение ее шансов на избрание и на занятие должности президента. Далее, по нашим оценкам, Путин и российское правительство отдавали явное предпочтение избранному президенту Трампу».

Если объявления в социальных сетях, размещенные санкт-петербургским Агентством интернет-исследований (коллектив троллей, связанный с близким к Кремлю ресторатором Евгением Пригожиным), верно отражают стратегию этой кампании влияния, то разведывательное сообщество ошибалось в своих оценках. В этих материалах выражается поддержка как белым националистам, так и чернокожим. До выборов их главной целью была Клинтон, но сразу после них они переключились на Трампа. Направленные против них материалы похожи даже внешне. Вот один из них — приглашение на июльский митинг против Клинтон:

Being Patriotic

Хиллари Клинтон — соавтор обамовской пропаганды против конституции и против полиции.

Долой Клинтон!

А вот приглашение на протест против Трампа, прошедший также в Нью-Йорке, но в ноябре. По всей видимости, на нем присутствовали тысячи людей:

ВМ

Люди по-настоящему боятся за свое будущее!

Расизм побеждает, невежество побеждает, сексуальное насилие побеждает.

Остановить Трампа! Остановить расизм! Присоединяйтесь к протесту на Юнион-сквер в субботу в 12-00.

Приносите плакаты, еду, воду!

(Трамп не мой президент

Марш против…)

Возможно, разведывательное сообщество сделало заключение, что после голосования уже нельзя вмешаться в выборы, а поэтому значение имеют только выпады против Клинтон. Но это неубедительный аргумент. Ни тролли со своим крохотным финансированием (в лучшем случае, сотни тысяч долларов — и это на фоне сотен миллионов, потраченных американскими кандидатами и их спонсорами), ни российские государственные СМИ со своим смехотворным охватом аудитории по сравнению с кабельным телевидением США, никак не могли повлиять на результаты голосования. Это означало бы, что им гораздо больше известно об американских инструментах влияния, чем всей политической индустрии США, которая пользуется этими инструментами с момента их создания и при полном содействии их создателей.

Даже сегодня лучшие российские эксперты по вопросам использования социальных сетей в политических целях считают, что такими усилиями было невозможно склонить чашу весов в ту или иную сторону. Интернет-предприниматель и руководитель избирательной кампании злейшего врага Путина и антикоррупционного активиста Алексея Навального по имени Леонид Волков написал в четверг в Facebook:

Когда на полном серьезе обсуждается «вмешательство в выборы» посредством покупки рекламы в Facebook на 100 тысяч долларов (в сотни раз меньше, чем тратили на рекламу в Facebook кампании Клинтон и Трампа), когда ведущие политические издания показывают в качестве «доказательств» адские картинки, самая «вирусная» из которых собрала аж 200 тысяч просмотров (а большинство — несколько тысяч просмотров; там есть и такие, на продвижение которых было потрачено по 500 рублей — не тысяч долларов, не долларов, а рублей!) — ну так же просто нельзя, это прежде всего очень стыдно. Черт, мы перед встречей в Астрахани сделали рекламы в соцсетях почти на два миллиона показов (и это стоило 20 000 рублей). О чем вообще идет речь?

Кампании Волкова в России сегодня относятся к самым продвинутым и изощренным. Санкт-петербургские тролли, поначалу получающие около одной тысячи долларов в месяц (руководителям групп платят где-то две тысячи долларов), соображают в этом деле гораздо меньше, чем очень сильно мотивированная команда Навального. Те глупые ошибки, которые они делают на английском языке (неправильное использование модальных глаголов, пропуск артиклей, неуклюжие обороты речи) свидетельствуют о том, что они — рядовые пехотинцы информационных войн. Они вели свою игру не для того, чтобы выиграть американские выборы — они просто хотели как можно больше замутить воду. Они не были ни республиканцами, ни демократами. Эти партии не работают в Санкт-Петербурге. Это тролли, которые были рады уязвить кого-то в одном месте, создать смуту в другом, усилить эхо в третьем.

Их действия никак не были привязаны к графику предвыборной кампании. Это постоянная работа, и она будет продолжаться до тех пор, пока США и Россия враждуют между собой. В этом смысле она ничем не отличается от российской кампании влияния на Украине. Выборы и смена власти, никак не меняющие отношения между странами, это просто полезный фон для пропаганды, дезинформации и обычного троллинга, потому что они политизируют аудиторию и привлекают ее внимание к спорным вопросам, которые пропагандисты используют к своей выгоде. Основная цель — это нестабильность и путаница, и достичь ее можно довольно легко и за небольшие деньги.

Я уже больше года пишу о том, что цель Кремля в американских выборах состояла не в продвижении какого-то кандидата, хотя российский президент Владимир Путин не делает тайны из своей глубокой неприязни к Клинтон. Он никогда не был близоруким человеком, способным доверять Трампу. И никто из власть имущих в России никогда даже не намекал на то, что он ему доверяет. Истинная цель кампании влияния заключалось в том, чтобы усилить присущие Америке разногласия и подорвать доверие к ее институтам.

Сегодняшние слушания на тему материалов в Facebook, Twitter и YouTube, на которых возмущенные сенаторы и испытывающие неловкость корпоративные юристы надеются избежать длительных и изматывающих тяжб, служат этой цели даже лучше, чем сами рекламные материалы. Американские законодатели кажутся бессильными. Американцы, которых якобы удалось задешево купить этими низкопробными и плохо подготовленными рекламными объявлениями, выглядят полными невеждами. Американские спецслужбы кажутся излишне политизированными и неспособными к проведению серьезного анализа, а уж тем более — к оказанию эффективного сопротивления российским «активным мероприятиям».

Приступ американского самобичевания, наверняка, превзошел самые смелые мечты троллей и пропагандистов. Великая нация, у которой самые богатые и самые профессиональные в мире средства массовой информации и институты, о каких другие страны могут только мечтать, должна быть в состоянии проигнорировать жалкие и некомпетентные усилия российских пропагандистов. Проблема Facebook и Twitter состоит не в том, что за политические рекламные материалы можно заплатить в рублях (тролли возьмут это себе на заметку и в перспективе будут платить доллары), а в том, что неизвестная, но наверняка значительная доля читающей их аудитории — это та же самая подделка, «фейк». Однако американские законодатели не обращают на это внимания перед лицом тяжелой лоббистской артиллерии корпораций. Некоторые вопросы все же прозвучали на слушаниях, однако никаких мер по исправлению ситуации не предложено.

Проблема американской политики и государства — еще глубже. Соединенные Штаты Америки — это глубоко расколотая страна, и данный раскол создали не русские пропагандисты (хотя они с радостью читали об этом в американских СМИ и использовали данные обстоятельства в своей работе). США пора задействовать свои колоссальные ресурсы для поимки настоящих шпионов (если таковые принимали участие во вмешательстве в выборы или в других сговорах), а также агентов, завербованных этими шпионами в Америке. А правоохранительным органам США пора заняться поиском грязных денег, которые развратили американский политический истеблишмент. Глазеть с бесконечным удивлением в зеркало троллей — это контрпродуктивно. Одного взгляда должно быть достаточно, чтобы увидеть, что надо сделать для исправления положения.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444270 Леонид Бершидский


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378680 Павел Врублевский

Русский подход: почему на Западе иначе регулируют интернет

Павел Врублевский

владелец платежной системы Chronopay

Регулирование интернета в России заметно отличается от зарубежных практик. Почему так происходит?

Как говорил Умберто Эко (его роман «Имя Розы» - лучшее произведение всех времен о цензуре): «Основная проблема современной интернет-цивилизации и социальных сетей заключается, быть может, в том, что расплодилась масса идиотов, вещающих с таким апломбом, будто им позавчера вручили Нобелевскую премию». Эта цитата достаточно категорична, все-таки государство должно регулировать интернет, но без излишеств. Однако наша страна пошла как всегда своим путем и создала Роскомнадзор. Нигде в мире исполнение требований закона в отношении интернета не возлагается на одно телекоммуникационное ведомство (в этом участвует много заинтересованных сторон). В России другие структуры задействованы лишь формально, среди них — ЦБ, Минфин, Минсвязь, суды, прокуратура.

В других странах мира решение заблокировать какую-либо информацию в интернете, осуществляется одновременно группой ведомств и строго в рамках своих полномочий, но в отношении противозаконного бизнеса в основном применяется не блокировка страниц, а блокировка платежей. В США и западном мире доминирующая роль в цензуре глобального интернета принадлежит банковским институтам и платежным системам Visa и Mastercard. Наиболее ярким примером эскалации воздействия служит история с сайтом Wikileaks и борьбы с ним Visa и Mastercard, завершившаяся переводом платежной инфраструктуры Wikileaks в Исландию и переводе платежей на биткоины.

Порой принуждение осуществляется и через телекоммуникационные каналы, но как правило по решению суда. К примеру недавно произошла конфискация доменного имени биткоин-биржи с русскими корнями BTC-E в США. Но создание нового домена и сервера занимает короткое время и их блокирование редко помогает, поэтому блокируют платежные каналы. Но все же Visa и Mastercard — это ключевые регуляторы интернет-коммерции в мире.

Существует отлаженный механизм блокировки — в октябре 2017 года Visa и Mastercard заблокировали эмиссию предоплаченных карт системы Wavecrest для большинства биткоин-кошельков включая TenX, в августе Paypal, Visa & Mastercard объявили о блокировании групп ненависти в интернете, в мае 2016 года было заявлено о блокировании платежей VPN сервисов, в ноябре 2016 года – под блокировки попали сайты по трейдингу бинарных опционов в Канаде и появился очередной блок от Visa и Mastercard для табачной индустрии в США (в него включили новомодных вэйперов).

Но Россия — уникальная страна и ищет свой путь. Правила Visa и Mastercard и логика самих платежных систем у нас извращены банками и не беспокоят никого. В результате правового и системного провала с регулированием платежных систем Роскомнадзор был обречен на скандалы и тотальную неэффективность. За последние годы в России было принято огромное количество противоречивых законов ограничивающих отрасли онлайн-казино, спортивных ставок, форекс-компаний, бинарных опционов и других подобных отраслей, каждая из которых ожидаемо устроила свою гонку регистраций доменов с регулятором.

В современной ситуации ведомство в принципе не способно выполнять эффективно свою роль и с каждым новым ограничительным законом начнутся новые скандалы. Возможно, подобное положение дел в чем то так и было задумано. Как говорится, строгость законов в России компенсируется не обязательностью их исполнения. Принимая очередное законодательное ограничение в отношении бизнеса в интернете власть явно не спешит реально вводить его в действие для всех и сразу и возможно поэтому и игнорирует общемировую практику использования платежных систем, поскольку с Visa и Mastercard не получится разделять запрещенный бизнес на «правильный» от «правильных людей» и запрещенный, там либо заблокировать сразу для всех либо не трогать вообще.

В результате в попытке отрегулировать интернет в России силами одного Роскомнадзора сложилась картина, при которой само по себе ведомство оказалось перегружено — посмотрите на статистику блокировок сайтов. Роскомнадзор блокирует доменные имена тысячами в неделю. По сообщениям ТАСС, за пять лет к августу 2017 года Роскомнадзор заблокировал 275 000 сайтов. Такого положения дел нет по определению и не может быть ни в одной стране мира.

Некоторые странные игры с регулятором и представить невозможно. Ну какой смысл блокировать Pornhub и устраивать шоу на весь мир с обменом твит-сообщениями и бесплатными доступами и реверансами? Но наблюдать еще 3 млн порносайтов в Рунете?! Разночтений законодательству много. Например, многие начинаеют утро с абсолютно незаконного ресурса с точки зрения закона о персональных данных — Facebook, но не могут зайти на LinkedIn, потому-что он заблокирован по той же причине.

Законы, которые не соблюдаются, дискредитируют власть. В мире ресурсы могут ускользать от технического регулятора неделю-другую, но затем компании-нарушителю перекрывают переводы через платежные системы и только лишь, если она уйдет в подполье и попробует маскироваться при приеме платежей, то на нее «натравят» силовиков.

В России силовики пришли в Роскомнадзор и собираются отправить в лагеря сотрудников ведомства за махинации с зарплатами. Я считаю, что это действие попытка набрать очки популярности перед выборами. Потому что как ни странно аресты в Роскомнадзоре не вызвали бурных оваций общественности. В российском интернете Роскомнадзор вызывал не вызывал негативных эмоций, потому-что он хотя бы что-то делал или делался вид. В целом же Рунет ввиду тотального игнорирования годами международных практик регулирования был и есть абсолютно беззаконная и бессистемная помойка с тоннами противоправного контента всех видов. Даже анонимный браузер Tor и «даркнет» в России не приживаются за ненадобностью.

Власти создали парадоксальную ситуацию — сначала государство вопреки всей мировой практике создает модель регулирования, которая не способна системно решить поставленные задачи, затем принимает целый ряд малореализуемых законов и отправляет на нары рядовых сотрудников ведомства пытавшихся выполнять за махинации с зарплатами в условиях бюрократизации (похожие примеры есть и в других госведомствах), которые скорее всего были сделаны чтобы нанять адекватный персонал на сложные задачи (айти-специалисты недешевы). Сотрудники Роскомнадзора за годы блокировок по 5000 доменных имен в месяц более-менее разобрались в том, как реально функционирует интернет и бизнес в сети. И если и совершали ошибки, то обычно тут же их исправляли.

В современной России, когда очевидно, что ресурсная экономика вслед за всем миром уходит на второй план, а на первый выходит IT индустрия, «пускать в расход» рядовых сотрудников Роскомнадзора и IT-специалистов глупость . В отрасли и в госаппарате катастрофическая ситуация с IT-кадрами и вообще людей с головой в технологической отрасли.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378680 Павел Врублевский


США > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378678 Владимир Михайлов

Портфель для киномана. Сколько можно заработать на инвестициях в кино и сериалы

Владимир Михайлов

исполнительный директор GL Financial Group

В этом году индустрия видеоразвлечений радует инвесторов: акции ряда поставщиков контента выросли на 30-60%. Но чтобы заработать на кино и сериалах, придется отбросить личные вкусы, забыть о громких именах и присмотреться к наиболее массовым и кассовым продуктам

В середине октября компания Netflix побила очередной рекорд. Она и раньше показывала убедительные результаты — число подписчиков перевалило за 100 млн человек еще в первом полугодии.

Однако теперь один из главных поставщиков кино и сериалов в мире превзошел как ожидания аналитиков, так и свои собственные прогнозы. За третий квартал подписчиков стало на 5,3 млн больше, хотя прирост ожидался на уровне 4,5 млн. Выручка увеличилась на целых 30%, до $2,99 трлн, в то время как эксперты прочили цифру не выше $2,77 трлн.

Когда спал легкий ажиотаж, вызванный порцией позитивной статистики, акции торговались на уровне $200 долларов за бумагу. При этом аналитики дружно повысили целевые ориентиры по бумагам компании. К примеру, банк J.P.Morgan теперь рассчитывает на рост котировок Netflix до уровня $242 вместо $225.

Представители финансового конгломерата возлагают большие надежды на четвертый квартал и оригинальный контент, который собирается представить Netflix. Среди самых ожидаемых продуктов — сериал «Охотник за разумом», который спродюсировал Дэвид Финчер, и фильм «Яркость» с Уиллом Смитом в одной из главных ролей.

Однако ключевой секрет привлекательности кроется не в ярких голливудских именах, а в характере роста базы подписчиков. Увеличение аудитории происходит за счет глобального сегмента, а это означает, что расти Netflix может еще долго и очень уверенно.

В восторженных отзывах о перспективах компании несколько раз прозвучал тезис о том, что она доказала свою неуязвимость перед конкурентами. Такой восторг может оказаться преждевременным. Судя по всему, Netflix еще предстоит жесткая конкурентная схватка.

Короли контента

Собственные развлекательные каналы с потоковым видео собираются продвигать сразу несколько цифровых и технологических гигантов, среди которых Apple и Facebook. Серьезная угроза просматривается и со стороны Amazon.com. Подписка на Amazon Video сегодня стоит $8,99 в месяц.

Netflix предлагает членство по той же цене, но для старых подписчиков, которые пользовались услугами ранее 2014 года, действует льготное предложение за $7, 99 в месяц. Если Amazon задастся целью отобрать часть рынка у конкурента, ему не понадобится сильно демпинговать — достаточно небольшой корректировки, которая способна несколько омрачить радужные перспективы Netflix.

Но как бы дешево ни стоила подписка, ее не купят, если подписчикам нечего будет смотреть. Поэтому битва идет не только и не столько за дешевизну и массовость сервиса, но и за контент. По данным разных источников, Facebook уже рыщет по Голливуду в поисках продуктов для аудитории от 13 до 34 лет — без политики, эротики и грубого слэнга.

Тем временем лидирующий по всем фронтам Netflix может лишиться значимой части своего контента. Студия Disney недавно заявила, что намерена отозвать свои фильмы с Netflix, чтобы к 2019 году начать показывать их на собственном потоковом видео-сервисе.

Сначала его планируется запустить в США, затем компания перейдет к глобальной экспансии. Ради новой платформы Disney готов к «значительным инвестициям» в кино и сериалы.

При этом подход многих крупных студий, в том числе Disney, к созданию контента не так уж и отличается от серийного производства Netflix. Миром кино и ТВ-развлечений уверенно правит франшиза, причем не первый год.

Определяющую часть дохода компаниям приносят разнообразные сиквелы и приквелы к успешным киносагам. Ведь намного безопаснее вложить $200 млн в проверенный продукт, который уже понравился зрителям, и снять вторую-третью часть фильма, чем рисковать и предлагать новую историю и новых героев.

Вслед за премьерой

Предновогодний сезон премьер, в рамках которого студии часто выбрасывают в прокат «все лучшее сразу», покажет, на кого следует сделать ставку. Так, после премьеры третьей части «Кунг-фу Панды» в начале 2016 года акции DreamWorks взлетели более чем на 20%.

Компания наконец-то выбралась из убытков и показала прибыль, а затем благополучно продалась глобальному конгломерату Comcast за $4,1 трлн долларов. Пока рынок обсуждал поглощение, стоимость бумаг на рынке выросла почти вдвое.

На ноябрь 2017 года намечены две громкие франшизные премьеры, обе — по сериям комиксов. Disney выпустит «Тор 3: Рагнарек» по комиксам Marvel, а Time Warner — «Лигу справедливости» на основе продукции DC Comics. Релиз помечен как «Часть 1», но на самом деле это пятый фильм в так называемой «расширенной вселенной DC», где обитают Супермэн, Бэтмэн и Чудо-женщина.

Пока рыночные показатели Time Warner смотрятся эффектнее, чем у «студии Микки-Мауса»: за месяц до премьер акции Warner показывают годовой рост более 27% против диснеевских 7%.

И все же по многим параметрам Disney выглядит интереснее конкурента. Во-первых, нет гарантий, что динамика акций Time Warner сохранится. Бумаги и так недешевы, а у студии нет канала для агрессивной экспансии и увеличения числа аудитории, как у Netflix.

К тому же конкурирующая Disney владеет едва ли не самой громкой и кассовой франшизой в истории — «Звездными войнами». Премьера очередной части запланирована на середину декабря. На игровой «Голливудской бирже», где пользователи пытаются предсказать размер сборов того или иного фильма, прогноз для Star Wars в октябре колебался на уровне $780 млн долларов и рос ежедневно по мере приближения премьеры.

Площадка считается неплохим прогнозным инструментом с тех пор, как в 2007 году местные игроки предсказали 32 из 39 номинантов на «Оскар» и семь из восьми обладателей премии. Однако если для фильмов Time Warner сборы в $700-800 млн — это «потолок», то предыдущая часть принадлежащих Disney «Звездных войн» принесла около $2 млрд.

Также не стоит забывать, что Микки Маус рвется на территорию Netflix. Отбирая контент у чужого видеосервиса и имея в запасе самые прибыльные франшизы мира, Disney создает для собственной видеопотоковой площадки огромные преимущества.

Индексы кинозвезд

Тем не менее уповать на одну студию и один кинопроект — крайне опрометчивое решение для инвестора. Самое яркое тому подтверждение — негативный российский опыт. В 2009 году компания Bazelevs, производитель самых кассовых отечественных фильмов, собиралась создать паевой фонд для съемок фильма «Елки».

Поскольку компания не котируется на бирже, средства решили аккумулировать в закрытом ПИФе на базе «Тройки Диалог». Пока регулятор дал «добро», время для съемок было упущено, пришлось создавать другой фонд — уже для мультфильма «Смешарики». Затраты на продукт с учетом маркетинга оценивались примерно в $10 млн, но в прокате мультфильм собрал на $1,5 млн меньше.

В дальнейшем сборы существенно выросли за счет продажи прав на телетрансляцию и продажи тематических игрушек. Однако провал на первом этапе поубавил энтузиазма в отношении киноинвестиций.

Теперь вкладывать стараются сразу в несколько проектов, но инвестиционные кинофонды по-прежнему остаются редким явлением и, как правило, привлекают ограниченный круг лиц, так или иначе связанных с кинобизнесом.

Рядовому инвестору по-прежнему проще зарабатывать на западном кинорынке. При этом не стоит забывать о российских уроках и грамотно диверсифицировать свой портфель. А главное, не увлекаясь собственными кинопредпочтениями.

Несколько лет назад один из пользователей площадки Stockerblog Фред Фулд предложил свою модель портфеля и назвал ее «Индекс Анджелины Джоли».

Инвестор включил в модель все компании, которые производят, продают и транслируют видеопродукцию с участием актрисы — Sony Viacom, Time Warner, News Corp, General Electric, а также DreamWorks, Disney и Comcast. С января по декабрь 2009 года «Индекс Джоли» вырос на 22%, в то время как всем известный Dow Jones Industrial поднялся всего на 16%.

Такой результат, подогреваемый популярностью актрисы, спровоцировал небольшой бум селебрити-индексов. Начинающие и полупрофессиональные инвесторы составляли портфели в честь самых разных актеров — от Пэрис Хилтон до вечного Гарри Поттера — Дэниэла Рэдклиффа. Но ни один из них не выстрелил и не вошел в нормальную инвестпрактику.

Успех «Индекса Джоли» в первую очередь строился на простом принципе: успешные актеры работают с успешными компаниями. Однако сейчас, когда миром развлечений правят бесконечные франшизы и несчетные сериалы, значимость актеров не то чтобы сходит на нет, но явно снижается.

Новыми культовыми персонами стали режиссеры, к именам которых привязаны громкие релизы. Впрочем, исходя из «режиссерского» принципа портфель особенно не диверсифицируешь: рынок сделал их довольно моногамными в отношениях со студиями. Так, Джордж Лукас давно продал все права на «Звездные войны» тому же Disney.

А Джэймс Кэмерон, который снял суперкассовый «Аватар» (и планирует снимать следующий), работает на базе 20th Century Fox и привлекает к участию только небольшие авторские студии, которые не котируются на рынке.

Таким образом, собирая свой инвестиционный портфель, лучше с самого начала отодвинуть персоналии и личные вкусы на второй план и руководствоваться неумолимой рыночной логикой. Особенно с учетом того, что погоду на рынке сегодня определяет массовый успех проверенных продуктов, которые далеко не всем по нраву.

США > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378678 Владимир Михайлов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378650 Алексей Чекунков

ЦБ как стартапер. Почему в России стоит легализовать криптовалюты и ICO

Алексей Чекунков

генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона

У России появился редкий шанс стать лидером в ключевой технологии, которая изменит мир. Чтобы его использовать, нужно принять риски и действовать как стартап

Только за последние несколько месяцев в мире было выпущено более 1 тыc. новых приложений на блокчейне, в которые анонимные энтузиасты вложили $1,3 млрд. Перспективы захватывают дух и порождают азарт — стоимость родоначальника блокчейна, криптовалюты биткоин, выросла за 5 лет в 400 раз. Последний раз подобный ажиотаж наблюдался двадцать лет назад на бирже NASDAQ — в связи с тем, что человечество осознало перспективы интернета. Революция блокчейн происходит еще быстрее, и принцип «победитель получает все» в ее случае работает на все 100%.

По оценкам Всемирного экономического форума, проекты на блокчейне смогут обеспечить до 10% мирового ВВП уже в 2025 году — это почти $10 трлн. Стандарты и технологии, на основе которых будет построена новая реальность, создаются прямо сейчас. Уникальность этой ситуации для России заключается в том, что многие блокчейн- и криптотехнологии созданы россиянами, либо имеют связь со страной — наиболее известным примером является разработчик Ethereum Виталик Бутерин.

Спустя 60 лет после того, что в США до сих пор называют Sputnik Moment, имея в виду шок американского общества от запуска СССР первого искусственного спутника Земли, у России появился шанс выступить не в роли догоняющих, а в роли лидера в прорывной технологии. Сможет ли страна использовать редкий шанс? Ответ на этот вопрос лежит в плоскости диалога между инноваторами и регуляторами.

Страх регулятора

На последнем витке технологического прогресса, когда мир погружался в интернет, отношения государства и бизнеса в новой сфере в целом складывались ровно. Воровство фильмов и музыки, порнография и новые виды медиа хоть и вызывали раздражение ряда стран (наиболее выразительно в Китае), но не подрывали основ государственности.

Блокчейн, криптовалюты и ICO спровоцировали куда более сильные эмоции. Спецслужбы, центральные банки и финансовые регуляторы мира увидели в новом явлении риски фундаментального характера: отмывания преступных доходов, финансирования терроризма, возникновения финансовых пирамид, эрозии национальной денежно-кредитной политики. Эти опасения не являются пустыми, и их действительно стоит проанализировать.

Однако аргумент, что криптовалюты анонимны и используются в противоправных целях, довольно слаб. Электронные записи создаются на реальных компьютерах, и каждый бит при желании можно отследить. Правильно говорить о том, что криптовалюты более анонимны по сравнению с банковскими счетами. Но наличные бумажные деньги являются гораздо более «грязными». Прогрессивные страны от Кении до Швеции прилагают усилия к увеличению доли электронных платежей, двигаясь к полной отмене банкнот. Отказ от бумажных денег на повестке дня даже в стране, где их изобрели: глава центрального банка Китая заявил, что КНР откажется от наличных к 2026 году.

Бум ICO породил много нечестных проектов, собравших деньги с доверчивых инвесторов. Это утверждение похоже на правду. На заре ICO незнакомцы начали доверять незнакомцам раньше, чем появились умные контракты, призванные защитить одних от других. По оценке Народного банка Китая, 90% совершенных ICO не выполнят свои обещания. Однако не стоит недооценивать человеческий разум и силу рынка. Стоимость первых токенов взлетела из-за того, что криптоденег, на которые их покупали, было на $100 млрд, а самих ICO — единицы.

Сегодня капитализация криптовалют около $180 млрд, при этом готовятся десятки тысяч ICO. На рынок выходят умные серьезные игроки. Покупатели быстро научатся отделять «мух от котлет», глупые проекты перестанут получать поддержку рынка и проблемы роста будут решены.

Однако главная причина жесткого отношения регуляторов к криптовалютам заключается в том, что деньги, по их мнению, не могут быть частными — их должно выпускать государство. В книге «Валютные войны» Джеймса Рикардса есть история о том, как в Пентагоне отыгрывали военную ситуацию, при которой Россия и Китай создали совместный банк, перевели туда свои золотые запасы и этот банк выпустил новые деньги, которые стали единственным расчетным средством за российский и китайский экспорт. Долларовая гегемония рухнула.

Благодаря блокчейну эта игра Пентагона приблизилась к реальности: собственные электронные деньги может выпустить любой студент. Пока что биткоин является медленным, неудобным и волатильным средством платежа. Но отсутствие единого центра эмиссии, анонимность и возможность свободно передавать друг другу (без посредничества банков-корреспондентов) сделали десятки криптовалют популярными у миллионов людей. Можно предположить, что как только появится быстрый «суперкоин» со стабильной стоимостью многие национальные валюты ожидает судьба телефонных будок.

Такое будущее, естественно, не нравится центральным банкам, но оно все же не означает конец эры суверенных государств: развитая Европа уже скоро 20 лет как живет без национальных денег, валюты ряда развивающихся стран привязаны к американскому доллару, курс рубля де-факто сильно зависит от цены на Brent.

Гонка на блокчейне

В современном мире целые нации оказались в положении стартапов и вынуждены принимать решения на лету. Япония — третья крупнейшая экономика мира и технологическая сверхдержава — признала криптовалюты средством платежа и выдала лицензии 11 биржам, ведущим торги криптоактивами. Китай, на который когда-то приходилось до 90% от оборота торгов биткоинами, так же резко дал команду «стоп», опасаясь лавинообразного роста вывода денег из страны в обход валютных ограничений.

Швейцария и Сингапур пошли по пути создания регуляторных «песочниц» — экспериментальных режимов при которых инновационные компании получают возможность вести деятельность в отсутствие регулирования, в то время как государственные органы изучают результаты в динамике и формируют нормативно-правовую базу с учетом практического опыта.

Подход «песочницы» как тестового полигона для обкатки технических и регуляторных подходов подошел бы и России. Пока все активность российских участников рынка криптовалют происходит за пределами страны и с чистым минусом для российской экономики.

Сейчас ежедневный оборот сделок с криптовалютами, которые заключают российские инвесторы на зарубежных площадках, составляет около $40 млн. По нашим оценкам, отток капитала из России на иностранные криптобиржи составляет около $1 млрд в год. Мы можем противопоставить ему кратно больший приток капитала в российскую экономику, если решимся на активную конкуренцию на рынке криптовалют и ICO.

В России регуляторы ищут баланс между потенциалом технологии и мгновенными рисками. Например, существует идея, что стоит заниматься блокчейном, но избегать криптовалют. Но ведь именно криптовалюты являются главным приложением на блокчейне, как когда-то браузер стал главным приложением для технологии интернета. Двадцать лет назад могли запретить браузер — там много нехорошего увидеть можно. Тогда у нас не было бы интернет-магазинов, поисковиков, социальных сетей и даже биткоина. Публика в интернете капризная — и пользователи, и креативные умы, которые создают новую реальность, стремятся туда, где вся энергия и деньги, и вряд ли поверят в выхолощенный стерильный «госблокчейн» в отсутствие главных «игрушек».

Кроме того, уже упомянутая технология «умных контрактов» может снять многие вопросы к рынку ICO. Этот инструмент решает проблему недоверия, устанавливая не условные, а механические правила исполнения сделок. Вкупе с искусственным интеллектом и анализом больших данных блокчейн станет тем самым «большим братом», который сделает возможными сделки между незнакомцами в течение секунд. Регистрация бизнеса будет занимать секунды, оформление кредита — секунды, купля или продажа квартиры — секунды. Взыскать долг с недобросовестного контрагента — тоже секунды, хотя в невероятном новом мире быть недобросовестным станет почти невозможно.

Через считанные годы в мире заработают приложения, которые на одном смартфоне почти бесплатно заменят банк, суд, нотариуса, регистратора, депозитарий и аудитора. В создании этой новой умной инфраструктуры примут участие российские специалисты. От принятых сегодня решений зависит, будут ли эти ребята работать в российских или зарубежных компаниях, станет ли блокчейн, как когда-то атом, космос и балет, нашим товаром на экспорт, или мы будем обменивать доступ к всемирной блокчейн-инфраструктуре на нефть и газ.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378650 Алексей Чекунков


Казахстан. Китай. Корея. РФ > СМИ, ИТ > kapital.kz, 2 ноября 2017 > № 2374736 Арман Сеитмамыт

Арман Сеитмамыт: 18 000 часов новостей за 5 лет

Новости в режиме нон-стоп и якорные проекты круглосуточного телеканала

«Хабар 24» — первый и единственный новостной круглосуточный телеканал в Казахстане. В этом году канал отмечает свое пятилетие. О первых достижениях и будущих планах творческого коллектива корреспондент еженедельника «Капитал.kz» узнал в беседе с директором канала Арманом Сеитмамыт.

— В сентябре этого года «Хабар 24» отметил свое 5-летие. Не могли бы вы рассказать о главных достижениях телеканала.

— Это небольшая, но очень важная для нас дата. За 5 лет мы уже достигли определенных результатов. Сейчас с уверенностью можно сказать, что канал занял достойное место в отечественном медиапространстве. Появление круглосуточного информационного канала, который в режиме нон-стоп в прямом эфире рассказывает о самых главных новостях в стране и мире, является доказательством того, что казахстанский медиарынок растет и развивается. Конечно, в 2012 году, еще на этапе становления, у нас — у тех, кто стоял у истоков канала — были разные мысли и сомнения по поводу заполняемости эфира и количества информационных поводов. Это был естественный вопрос на тот момент, ведь мы были своего рода первопроходцами, никто ранее в Казахстане не выпускал новости 24 часа в сутки. По истечении времени мы поняли, что дефицита информации нет, даже, наоборот, бывали случаи, когда у нас не хватало эфирного времени, чтобы успеть рассказать обо всем.

Всего за 5 лет «Хабар 24» выдал в эфир 18 579 часов новостей и 147 667 информационных материалов. Наши зрители увидели 1819 прямых включений. Столь внушительные цифры показывают, какая была проделана работа за эти годы. Еще одна особенность нашего канала — стопроцентный казахстанский контент.

Самым главным достижением канала является то, что мы полностью обеспечили все наши региональные корреспондентские пункты творческим составом. В техническом плане мы оснастили пункты передвижными мобильными телевизионными станциями, которые позволяют нашим журналистам выходить в прямой эфир из любого региона нашей страны, в любое время суток, в любое время года через спутниковую связь. Хотелось бы особо отметить, что «Хабар 24» — единственный телеканал в стране, который имеет самую обширную региональную и международную корреспондентскую сеть среди казахстанских информационных каналов. В 17 странах мира работают наши представители, у нас 9 собственных корреспондентских пунктов: в Китае, Южной Корее, Турции, Узбекистане, России, Бельгии, Германии, Италии, США. Сейчас новостные каналы всего мира прибегают к услугам фрилансеров, что является очень удобным и экономичным форматом сотрудничества с журналистами. Мы также активно его используем. 8 фрилансеров в Грузии, Кыргызстане, Латвии, Украине, Великобритании, Азербайджане, Израиле и Бразилии готовят для нас свои материалы.

Наш основной продукт — это, конечно же, новости. Круглосуточное вещание в режиме нон-стоп — очень удобный формат работы для новостников. Например, если журналист съездил на съемку с утра, приехал и успел смонтировать материал, то ему не нужно ждать вечера, когда выйдут итоговые выпуски новостей. Это добавляет оперативности нашему каналу. Конечно же, многое зависит от технического оснащения. Использование новых технологий делает работу более комфортной и качественной в прямом эфире. К примеру, для прямых включений в Казахстане мы с 2015 года используем мобильный программно-аппаратный комплект Live U. Это так называемый «рюкзак», который передает видео- и аудиосигналы посредством сотовых сетей 3G и 4G. Подобные технологические решения позволяют осуществлять прямые трансляции из любого места, даже находясь в движении до 60 км/ч, освещать срочные новости в прямом эфире. С начала этого года с помощью такой технологии и благодаря сотрудничеству с информационным агентством APTN (Associated press Television News) мы делаем прямые включения из-за рубежа. Например, теракты в Лондоне и Манчестере в начале этого года. Наши корреспонденты практически сразу начали выходить в прямой эфир с Вестминстерского моста и со стадиона «Манчестер-арена». Также прямые включения были организованы из Южной Кореи во время президентских выборов, из Турции, когда там проходил конституционный референдум, из Китая с финала конкурса «I am a singer» с участием Димаша Кудайбергенова и т. д.

— Какие моменты навсегда останутся в истории канала?

— Самым большим испытанием для молодого на тот момент информационного канала «Хабар 24» стали президентские выборы 2015 года. Вся наша команда тогда работала с раннего утра и до поздней ночи. Все наши эфиры сопровождались прямыми включениями не только из отдаленных уголков страны, но и из-за рубежа. Такие мероприятия вдохновляют всю нашу творческую команду на большие достижения, устанавливают высокую планку для дальнейшей работы. Еще одним важным мероприятием, которое мы достойно осветили, стала международная выставка «Астана ЭКСПО-2017». Все лето телеканал «Хабар 24» очень подробно рассказывал о международной выставке. С момента открытия и до ее завершения было организовано более 200 прямых включений, наши журналисты подготовили более 2 тысяч материалов.

— С самого начала «Хабар 24» позиционировался как первый круглосуточный информационный канал в Казахстане. Появились ли конкуренты и как изменились цели канала?

— С момента создания телеканала «Хабар 24» мы четко понимали, что наши конкуренты — это в первую очередь информационные агентства. Наша цель — оперативно выдать достоверные и качественные новости, благо прямой эфир нам позволяет это делать очень быстро. Но быстро не значит правдиво, поэтому наш главный козырь — это достоверность, мы выдаем в эфир только проверенные новости. На это иногда, к сожалению, уходит больше времени, чем ожидает зритель. Но выдавать непроверенные данные мы считаем неприемлемым. Как только поступает официальное подтверждение, мы тут же выдаем информацию в эфир. Могу с уверенностью сказать, что мы точно так же, как и новостные каналы, лидирующие на мировом рынке, преследуем цель — создать качественный контент.

— В новом сезоне вы немного изменили эфирную сетку и формат новостей, обновили программный контент. С чем связано это решение?

— Вы правы, с нового осеннего сезона мы поменяли эфирную сетку. Если раньше наши новости выходили каждые полчаса, то сейчас — один раз в час. На самом деле это стратегически важное решение, которое позволило нам увеличить хронометраж новостей, сегментировать их по формату — на региональные и международные. Уменьшение количества выпусков новостей не означает, что работы стало меньше. Наоборот, работа стала сложнее, потому что перед журналистами стоит задача глубже изучить материал.

К тому же у нас появилось дополнительное время в часовом блоке, которое мы заполняем информационно-аналитическими программами. Их хронометраж также увеличился. Таким образом, мы смогли еще более улучшить качество контента нашего канала. Многие существующие программы были к осеннему сезону переформатированы. Вечерний прайм-тайм усилен новыми программами, в основном экономического направления, такими как «Экономика», «Финансы», «Деловые новости».

Также мы создали пул так называемых «якорных» отраслевых проектов — «Агросектор», «В деталях», «Бастау керек», «Проект закона», «Интервью недели». Их можно увидеть в линейке вечерних программ с понедельника по пятницу. Надеюсь, что широкий круг зрителей заинтересуют и программы о трендах в других секторах — «Строительство и недвижимость», «Промышленность», «Бiлiм», «PROздоровье». В целом программинг выстроен так, что наши зрители могут получать ежедневно максимальную информацию, которая охватывает практически все сферы развития общества.

Кроме того, в начале этого года мы самыми первыми в СНГ запустили роботизированную новостную студию. У нас сейчас вместо операторов в студии работают камеры на роботизированных платформах, таким образом, процесс выдачи новостей в эфир стал автоматизированным. В творческом плане использование такой техники дает возможность применения сложных планов с динамикой. Все эти изменения внедряются с одной целью — улучшить качество эфира.

— Для любой компании решающую роль играют кадры. Не могли бы вы рассказать о команде телеканала «Хабар 24»?

— Команда телеканала «Хабар 24» очень молодая, средний возраст наших журналистов — 25−30 лет. Но, несмотря на это, команда очень талантливая и амбициозная. Мне доставляет огромное удовольствие ежедневно видеть ребят, у которых горят глаза, которые каждый раз вдохновляются на высокие достижения, всегда открыты к новым знаниям. Тем более агентство делает все возможное, чтобы наши журналисты и вся творческая команда постоянно повышали уровень своей квалификации. Проводятся различные мастер-классы, тренинги с привлечением зарубежных спикеров. Благодаря сотрудничеству агентства «Хабар» с Euronews ежегодно наши сотрудники проходят обучение в Лионе (Франция) в штаб-квартире Euronews. В этом году мы начали сотрудничать с турецким каналом ТРТ, что дает нам возможность обмениваться опытом с коллегами из Турции. Летом четверо наших коллег прошли очень интенсивный и сложный курс обучения по военной журналистике, в результате которого они получили ценные теоретические и практические знания о работе в зоне военных действий. Кроме того, в рамках первой медианедели Astana media week были достигнуты договоренности о сотрудничестве с академией «France 24». Хотелось бы отметить, что наши сотрудники имеют прекрасные возможности пройти обучение за рубежом по президентской программе «Болашак». На данный момент около десяти сотрудников агентства обучаются в ведущих университетах мира.

Помимо профессиональных возможностей, агентство оказывает социальную поддержку сотрудникам. Многие из наших коллег обеспечены служебным жильем. Все эти мероприятия в комплексе благоприятно влияют на повышение компетентности наших сотрудников. Доказательством этого может служить высокая оценка со стороны главы государства. В этом году наш телеканал получил благодарственное письмо лично от президента. Для нас это очень высокая оценка. Также наш собственный корреспондент в Нью-Йорке Майра Кабиева получила грант от главы государства в сумме 3 млн тенге, которые она полностью направила на благотворительность.

— Недавно у вас проходил кастинг ведущих новостей. Каковы главные критерии при отборе?

— Все лето перед началом осеннего сезона мы проводили большой кастинг ведущих новостей. В итоге нам удалось обновить их состав. Конечно же, требования очень высокие, ведь нужно работать в прямом эфире при круглосуточном вещании. Ведущие должны быть стрессоустойчивыми, владеть отличной дикцией, разбираться в самых разных темах, не теряться в прямом эфире. Было очень много претендентов, которые хотели попробовать себя в роли ведущих. Как я уже отметил, у нас очень молодая и талантливая команда, все наши сотрудники могут пробовать свои силы в разных форматах и развивать навыки. Есть случаи, когда журналисты становятся ведущими и наоборот. Если есть желание, мы всегда готовы предоставить возможность нашим ребятам. Здоровые амбиции всегда поощряются. К примеру, Жамбыл Зейнолла работал ведущим новостей и в какой-то момент решил попробовать себя в роли корреспондента. А полевой журналист Молдир Доспаева изъявила желание работать в студии. На равных условиях со всеми претендентами она прошла кастинг и сейчас работает ведущей.

— Недавно по инициативе канала «Хабар 24» был организован большой мастер-класс с участием Алексея Пивоварова и Зафера Кираза. Почему были выбраны именно эти спикеры? Насколько важно это мероприятие для журналистов?

— В сентябре этого года в честь 5-летия канала «Хабар 24» мы организовали большой мастер-класс с привлечением именитых журналистов из России и Турции. В Астану по нашей инициативе были приглашены два спикера, мы специально выбрали две разные школы, чтобы выступления и взгляды на нынешние телевизионные тренды были неоднобокими. Если Алексей Пивоваров представлял российский медиарынок, то Зафер Кираз — ключевая персона в турецкой медиаиндустрии, человек, который работает на телевидении, в том числе в прямом эфире, более 30 лет. Обучающий формат мастер-класса собрал не только студентов и журналистов, работающих в Астане, но и почти всех наших собственных корреспондентов из регионов. Мероприятие прошло на очень высоком уровне, были дискуссии по разным темам и обмен мнениями. Для наших журналистов это был очень актуальный и полезный мастер-класс. Мы продолжим эту работу, потому что телевидение и современные технологии очень быстро развиваются, всегда нужно учиться и шагать в ногу со временем.

— Спасибо за беседу!

Казахстан. Китай. Корея. РФ > СМИ, ИТ > kapital.kz, 2 ноября 2017 > № 2374736 Арман Сеитмамыт


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372561 Ангелина Кречетова

Google и Facebook раскрыли масштаб «вмешательства России» в выборы США

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

По данным Facebook, посты, связанные с интересами России, видели 126 млн пользователей социальной сети

Google, Facebook и Twitter обнародовали информацию о масштабах «вмешательства России» в выборы в США. По информации компаний, в интернете публиковались миллионы постов с фальшивых аккаунтов, которые якобы курировало «Агентство интернет-исследований». Новая информация обнародована накануне слушаний в конгрессе США.

Там компании должны объяснить, почему их платформы не препятствовали распространению такой информации. Выдержки из отчетов приводит Reuters и Associated Press.

Facebook уточнил, что посты, связанные с интересами России, в социальной сети видели 126 млн человек, или около 40% населения страны. В компании Марка Цукерберга уверены, что компания «Агентство интернет-исследований», которая может быть связана с Кремлем, с января 2015 года по август 2017 года опубликовала около 80 000 материалов, которые увидели около 29 млн человек. Соцсеть также рассказала об обнаружении 170 аккаунтов в Instagram, на которых опубликовали около 120 000 материалов, связанных с Россией. Аккаунты, по заявлению компании, были удалены.

Google утверждает, что такой контент продвигался через видеохостинг YouTube. Всего компания нашла 18 каналов, опубликовавших 1100 пророссийских роликов общей продолжительностью 43 часа. С июня 2015 года по ноябрь 2016 года они получили 309 000 просмотров. В то же время, по данным технологического гиганта, у каждого видео с отдельности было очень мало просмотров: лишь 3% всех роликов собрали более 5000 просмотров. Кроме того, нет информации о том, что зрителями этих каналов были американцы.

Twitter, в свою очередь, обнаружил более 36 000 аккаунтов, которые якобы связаны с «российскими спецслужбами». Генеральный юрисконсульт Twitter Шон Эдгетт отмечает, что указанные учетные записи «генерировали автоматизированный контент, связанный с выборами, и имели хотя бы одну из характеристик, которые были использованы, чтобы связать аккаунт с Россией». Об этом сообщил Business Insider со ссылкой на подготовленный текст выступления представителя компании. Всего с подозрительных аккаунтов отправили около 1,4 млн твитов о президентских выборах 2016 года, которые получили около 288 млн «откликов». Эти аккаунты составляли 0,012% всех учетных записей соцсети и 0,74% от всех постов в Twitter, связанных с выборами.

Кого обвиняют в пророссийских публикациях?

По данным компаний, к производству контента причастно «Агентство интернет-исследований». Twitter указывает, что с этой компанией связаны 2700 профилей платформы. Многие сообщения в аккаунтах публиковались автоматически. С 1 сентября 2016 года по 15 ноября 2016 года, по данным сервиса, эти аккаунты опубликовали 1,4 млн сообщений, связанных с Россией.

Главный юрисконсульт Facebook Колин Стретч, слова которого содержатся в подготовленном тексте речи, назвал эти публикации в соцсетях «вероломной попыткой разделить людей». Ранее Facebook уточнял, что идентифицировал более рекламные объявления, оплачиваемые этой компанией на $100 000. Google также подозревает эту компанию в связях с Россией и работе во время американских выборов.

Компания «Агентство интернет-исследований», согласно данным базы «Контур-Фокус», была зарегистрирована в Санкт-Петербурге 26 июля 2013 года, а прекратила свою деятельность 28 декабря 2016 года. В качестве генерального директора и учредителя указан Владимир Константинович Кухтин. РБК называло компанию «одной из юридических ипостасей «фабрики троллей». «Фабрика троллей», петербургская организация, сотрудники которой якобы должны писать в блогах сообщения в защиту власти и пропагандировать патриотические ценности, упоминалась в открытой части доклада спецслужб США о вмешательстве России в выборы президента США, опубликованной в начале января 2017 года.

Ранее американские власти обвинили Россию в поддержке миллиардера Дональда Трампа на выборах президента США через социальные сети и платформы. После этого технологические компании, включая Facebook, Google и Twitter согласились сотрудничать в этом вопросе с комитетами сената и палаты представителей США, которые расследуют «российское вмешательство» в выборы. Российская сторона все обвинения в свой адрес отрицает.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372561 Ангелина Кречетова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter