Всего новостей: 2527512, выбрано 2412 за 0.144 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ирак. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 20 июня 2018 > № 2648468 Марианна Беленькая

Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана

Марианна Беленькая

На этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, и кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе стране грозит гражданская война

В Ираке прошли первые после победы над «Исламским государством» (запрещено в РФ) парламентские выборы и главный вопрос на них, будет ли Тегеран и дальше играть определяющую роль в жизни страны. В ситуации, когда США, Израиль и ряд арабских стран пытаются потеснить Иран на Ближнем Востоке, в первую очередь выдавив его из Сирии, Ирак остается стратегически важной базой иранского влияния в регионе.

Выборы в Ираке состоялись еще в середине мая, но результаты оказались настолько сложными, что новое правительство до сих пор не сформировано. При самой низкой за всю историю послесаддамовского Ирака явке (44,5%) вперед вышли новые партии, которые еще не были у власти и теперь готовы вступать в невероятные коалиционные союзы.

Новые лидеры

На 329 мест в парламенте Ирака претендовало около двухсот партий и независимых кандидатов, распределенных по нескольким десяткам избирательных списков. Основная конкуренция на выборах разгорелась между шиитскими партиями, традиционно связанными с Ираном и представляющими большинство населения Ирака. Именно выходец из шиитской общины, как правило, избирается на пост премьер-министра. После подсчета голосов выяснилось, что ни один из политических списков не сможет самостоятельно составить парламентское большинство (165 мест) и сформировать правительство.

Согласно объявленным на сегодня итогам выборов, парламент должен обновиться на 70%. Победителями стали новые партийные списки. «Ас-Сайирун» («Идущие вперед»), куда вошли сторонники одного из самых молодых религиозных лидеров шиитской общины Муктады ас-Садра и коммунистов, получила 54 места. «Аль-Фатх» («Победа»), представляющая отряды народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», – 47 мест.

Партийные списки, возглавляемые нынешним и предыдущим премьерами Хайдером аль-Абади и Нури аль-Малики, оказались отодвинутыми на вторые роли и получили соответственно 42 и 25 мест. Результаты, как и низкая явка, продемонстрировали разочарование иракцев в действующих политических лидерах. Однако внешний мир волновал вопрос не кто победитель внутри Ирака, а проиграл или выиграл на иракских парламентских выборах Иран.

Формально у Тегерана есть все основания для недовольства. Считалось, что Иран сделал ставку на коалицию списков бывшего премьера аль-Малики «Государство закона» и список шиитских ополченцев «Аль-Фатх». А вот занявший первое места ас-Садр Иран не устраивал. Еще в феврале Али Акбар Велаяти – советник по международным вопросам верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – во время визита в Ирак заявил, что Тегеран не допустит ас-Садра и его сторонников к рулю в Багдаде. «Мы не позволим либералам и коммунистам управлять в Ираке», – сказал он во время пресс-конференции.

В свою очередь ас-Садр неоднократно выступал против любого иностранного вмешательства в дела Ирака, имея в виду в том числе и Тегеран. Кроме того, он установил контакты с Саудовской Аравией и ОАЭ – главными региональными врагами Ирана. Поэтому его победа на выборах рассматривалась как удар по региональным интересам Тегерана. Аналитики уже составляли список партий, которые могут сформировать в Багдаде новое, антииранское правительство.

Однако ас-Садр оправдал свою репутацию одного из самых непредсказуемых иракских лидеров: через месяц после выборов он объявил о союзе с лидером партии шиитских ополченцев «Аль-Фатх», бывшим министром транспорта Ирака Хади аль-Амири. Парадокс тут в том, что в последнее время ас-Садр активно выступал за то, что после победы над «Исламским государством» ополчение нужно распустить, и вообще считался непримиримым оппонентом «Аль-Фатх». Тем не менее союз заключен, хотя это и шокировало многих, включая коммунистов – союзников ас-Садра по предвыборному альянсу.

Иранская рука

Среди внешнеполитических противоречий нового союза – отношение к Тегерану. Если ас-Садр считается борцом с иранским влиянием, то лидер партии ополченцев аль-Амири, наоборот, близок к иранскому генерал-майору Касему Сулеймани, командующему спецподразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса стражей исламской революции. Иранский генерал даже занимает пост официального военного советника ополчения «Аль-Хашд». Возглавляемая аль-Амири бригада «Бадр» вообще была сформирована в Тегеране в начале 1980-х годов для борьбы с режимом Саддама Хусейна. Сейчас один из представителей этой бригады занимает пост министра внутренних дел Ирака.

Примечательно также и то, что объявление о союзе двух фаворитов иракских выборов произошло сразу после очередного визита генерала Сулеймани в Ирак. Одновременно в арабскую газету «Аль-Хаят» попал якобы план Сулеймани, как провести коалиционные переговоры в Ираке. Согласно газете, Сулеймани предлагал всем шиитским партиям (всего их пять) договориться о кандидатуре на пост премьер-министра, выбрав такого политика, который был бы наиболее приемлем для курдов и суннитов. Очевидно, что голоса последних в случае споров между шиитскими партиями будут решающими. Союз ас-Садра и «Аль-Фатх» и их предварительные договоренности с двумя ведущими курдскими партиями, а также с блоками «Аль-Ватания» вице-президента Айяда Алауи, который поддерживают многие сунниты, и «Хикма», еще одного влиятельного лидера шиитов Аммара аль-Хакима, получился очень похожим на опубликованный план Сулеймани.

Хотя появление нового союза объясняют и другими причинами, не связанными с иранским вмешательством. Например, один из ведущих иракских политологов Абдель Муним аль-Аасам уверяет, что такой союз возник по рекомендации духовного лидера иракских шиитов аятоллы Али ас-Систани, а отнюдь не Ирана. По его мнению, ас-Садру удалось перетянуть ополченцев на свою сторону, а дальше к ним присоединились курды, которых к этому подталкивали США, и все это совсем не нравится Тегерану.

В любом случае, если договоренности останутся в силе, то парламентская коалиция с запасом наберет парламентское большинство для формирования правительства. И кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден, как и нынешний глава правительства аль-Абади, выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе Ираку грозит гражданская война.

Показательно, что на этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, но пока сложно сказать, чего можно ожидать от главного победителя прошедших выборов – ас-Садра, на которого простые иракцы возлагают большие надежды, особенно в борьбе с коррупцией. Ас-Садр явно претендует на то, чтобы стать популярным общенациональным лидером, поэтому в политике ведет себя осторожно. Он не выставлял свою кандидатуру на выборах, предпочтя позицию духовного лидера, а не действующего политика. И это оставляет ему возможности для маневра – и между Ираном и Саудовской Аравией, и между коммунистами и аятоллами, и между властью и улицей.

Преодолеть пересчет

Сейчас главным препятствием на пути союза ас-Садра и шиитских ополченцев к власти остается то, что результаты выборов признали далеко не все. Протесты против итогов голосования разгорелись в Киркуке, одном из самых богатых нефтью районов Ирака, где за власть борются курды, туркоманы и арабы. На выборах большинство мест в парламенте от провинции Киркук (6) получила партия Патриотический союз Курдистана (ПСК), возглавляемая сыновьями покойного экс-президента Ирака Джаляля Талабани, тогда как Арабский (по сути суннитский) альянс Киркука и Туркоманский фронт выиграли только по три места.

Казалось бы, курдов в этом районе большинство, и результат не должен удивлять. Однако многие курды отказались идти на выборы, разочарованные политикой ПСК. Осенью эта партия фактически передала власть в Киркуке от регионального правительства Иракского Курдистана центральным властям в Багдаде. Операция была осуществлена при поддержке и давлении Тегерана и лично вездесущего генерала Касема Сулеймани.

Киркук значит для иракских курдов примерно то же, что Иерусалим для евреев и палестинцев, и многие курды тогда назвали ПСК предателями. Кроме того, на прошедших выборах удивительным было то, что ПСК победил в тех районах, где раньше не пользовался популярностью. В итоге в Киркуке начались акции протестов среди туркоманов и суннитов.

Вслед за Киркуком протесты перекинулись и на другие районы страны. Против результатов выборов начали выступать проигравшие депутаты, включая спикера парламента Салима аль-Джабури. Последний призывает не просто к пересчету, но к новым выборам. Президент Ирака Фуад Масум и премьер-министр Хейдар аль-Абади долго сопротивлялись, опасаясь, что в Ираке пересчет голосов может перейти в гражданскую войну – именно этим грозил председатель Высшей независимой избирательной комиссии Ирака Рияд аль-Бадран. После объявления решения парламента о пересчете о гражданской войне заговорил и ас-Садр. И первой ласточкой такой перспективы стал пожар на складе, где хранились избирательные бюллетени.

Тем не менее глава правительства был вынужден признать, что на выборах имели место «беспрецедентные нарушения» и «широкомасштабные манипуляции». Аль-Абади оказался в сложной ситуации, когда игнорировать многочисленные жалобы стало невозможно. Также невозможно было заниматься формированием нового правительства на основе результатов, которые значительная часть иракского общества считает нелегитимными, особенно с учетом низкой явки. Это бы сразу подорвало стабильность нового правительства.

Теперь осталось дождаться, какие результаты принесет пересчет – в ситуации, когда коалиция строится буквально из лоскутков, каждый голос на счету. Союз двух фаворитов выборов и их договоренности с другими партиями несколько стабилизировал ситуацию. Но любая коррекция итоговых результатов может стать основанием для торга во время формирования правительства и изменить расклад сил внутри складывающейся коалиции. Также может быть, что результат пересчета сделает неизбежным новые выборы, хотя сейчас основные политические силы выступают против такого развития событий. Решение об этом должен принимать суд. Но вопрос – как к новым результатам отнесутся ведущие политические силы страны и стоящие за ними внешние силы?

За последний месяц иракскую политику кидает из крайности в крайность: от радости «от победы демократии» до скандалов с махинациями, от угрозы гражданской войны к невероятным политическим союзам, от заявлений «об ударе по интересам Тегерана» до оплакивания напрасных надежд соперников Ирана. Все может измениться снова. Истинный победитель избирательной кампании станет понятен только после того, как стихнут все страсти, в новом парламенте окончательно утвердится коалиция большинства, а новые министры займут свои кресла.

Ирак. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 20 июня 2018 > № 2648468 Марианна Беленькая


Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 июня 2018 > № 2648199 Даля Грибаускайте

«Молодое поколение готово защищать нашу страну»

Аннетте Лангер (Annette Langer), Der Spiegel, Германия

В Литве близость к России вызывает страхи. «Опасность вторжения велика, если мы не будем способны обороняться», — говорит президент Даля Грибаускайте и предупреждает Европу о грозящей ей опасности попасть в зависимость от русского газа.

С 2009 года Даля Грибаускайте — президент Литвы, она — первая женщина на этом посту. Ученый-экономист по профессии, Грибаускайте сначала была министром финансов, затем комиссаром ЕС по бюджету и финансовому планированию. В Брюсселе у нее остались прочные связи.

Ее неизменно отрицательное отношение к российскому правительству причинило Грибаускайте много неприятностей. Она сравнивала агрессивную политику президента Путина с политикой Сталина и Гитлера и неустанно предупреждала Европу об экспансионистских устремлениях ее соседа. Только после аннексии Крыма Москвой в 2014 году стратеги в Брюсселе стали к ней прислушиваться.

Только что в Прибалтике прошли натовские маневры «Удар сабли» и «Балтопс». Насколько велика опасность российского вторжения в Литву? Ведут ли себя европейские государства наивно по отношению к России?

Грибаускайте считает Путина непредсказуемым и предупреждает Европу об опасности.

«Шпигель»: Из 193 глав государств только восемь — женщины. Какими качествами должна обладать женщина, чтобы стать президентом?

Даля Грибаускайте: Трудно сказать. Есть женщины, еще детьми мечтающие занять высокие посты в политике. У меня такого не было. Я взялась за эту работу из чувства долга. Это было в 2009 году, во время финансового кризиса. Я была тогда комиссаром ЕС по бюджету и финансовому планированию и хотела помочь нашему правительства преодолеть кризис.

— Вы встретили сопротивление, будучи женщиной?

— Я встретила сопротивление, но не из-за пола, а из-за необычной манеры вести политику. Я не принадлежала ни к одной партии, экономическая ситуация была тогда настолько тяжелой, что я призвала к сотрудничеству все политические силы. Это потребовало определенного мужества. Я попыталась показать положительный пример и на три года отказалась от половины заработной платы.

— Вы также попытались снизить коррупцию. Согласно индексу «Трансперенси Интернешнл» (Transparency International) Литве удалось с 2009 года улучшить свое положение в индексе на 14 позиций, и сейчас страна в этом отношении находится в середине списка по Европе. Однако развитие Литвы вот уже три года как находится в застое.

— Это продлилось дольше, чем я ожидала. С момента вступления в должность я внесла проекты 29 антикоррупционных законов, все они были приняты парламентом и воплощены в жизнь. С тех пор у нас состояния, полученные криминальным путем, могут быть конфискованы. Кроме того, мы ратифицировали конвенцию Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) против подкупа иностранных должностных лиц, что я рассматривала для себя как одну из важнейших задач.

— Недавний скандал с литовским смешанным концерном «МГ Балтик» (MG Baltic) показал, что этих механизмов контроля недостаточно.

— Верно. Мы говорим: убьешь одного дракона, на его месте появляется другой. Но мы во всяком случае приблизились к дракону.

— Утверждают, что «МГ Балтик» подкупила бывшего главу партии «Либеральное движение» Элигиюса Масюлиса. В этой связи были опубликованы электронные сообщения, которыми вы между 2014 и 2016 годами обменивались с Масюлисом. В них вы якобы попытались добиться позитивного изображения вашего кандидата на пост генерального прокурора в подконтрольных «МГ Балтик» средствах массовой информации. Последовали требования об отставке.

— Дело «МГ Балтик» сейчас рассматривается в суде — это самый крупный случай политической коррупции в истории Литвы. Он показал, что предприниматели попытаются влиять не только на отдельных политиков, но и на политическую систему в целом. Не стало сюрпризом и то, что обвиняемые в суде используют любые средства, чтобы отвести ответственность от себя, в том числе пытаясь политизировать дело. Но суды и правоохранительные органы в Литве работают профессионально, независимо и способны противостоять подобному давлению.

Мы увидим, чем закончится процесс. Но что касается прозрачности и имиджевых потерь, то он уже сейчас стал серьезным предупреждением для политиков и предпринимателей. Независимо от того, каковы будут приговоры в будущих процессах, мы послали сигнал. Мы работаем сейчас над расширением существующего антикоррупционного законодательства. Планируется облегчить процесс конфискации нелегально приобретенных состояний по примеру Великобритании.

— Теперь о другой опасности: во время проведенных США учений «Удар сабли» отрабатывались методы отражения атак российских вооруженных сил. Как прошли учения?

— Некоторые процессы в НАТО следует оптимизировать. Нас 28 стран-членов с различными системами субординации и процессами принятия решений. Мы постоянно работаем над тем, чтобы улучшить сотрудничество и унифицировать эти процессы. В случае угрозы нападения у нас в НАТО есть 30 дней для формального принятия решения — это очень долго, ведь в случае опасности нам нужно будет реагировать в течение нескольких часов.

— В военном отношении вы чувствуете себя защищенными в достаточной степени?

— Я прежде всего уверена в нашем народе. Молодое поколение готово защищать страну. Мы совершили огромную ошибку, не поступив так в 1940 году, когда Красная Армия вошла в Литву и оккупировала ее. Это окончилось геноцидом. Мы потеряли тогда почти 15% населения, большинство этих людей были депортированы в советские лагеря. Нам нужно было бороться. Еще раз мы такой ошибки не совершим.

— Президент США Трамп покритиковал Германию за якобы слишком маленькие военные расходы. Как с этим обстоят дела в Литве?

— Мы инвестируем 2% ВВП в оборону и постоянно модернизируем нашу армию. Мы покупаем вооружение в Германии, бронированные машины пехоты и гаубицы, а также в США и Израиле. Но особенно важны для нас совместные военные учения. Я была на одном из кораблей в открытом море во время мультинациональных балтийских маневров «Балтопс» в начале июня. Они проводятся ежегодно с 1971 года. В этот раз в них приняли участие 22 страны, а также Финляндия и Швеция, не являющиеся членами НАТО. Это означает, что все балтийские государства поняли угрозу.

— Как вы оцениваете опасность вторжения России в Литву?

— Опасность велика, если мы не будет постоянно заботиться о своей обороноспособности. Если мы покажем, что можем и хотим обороняться, тогда на нас никто не нападет. Мы должны быть готовы — ментально, политически, технологически, душой и сердцем. Российские войска на границах прибалтийский стран и Польши в десятки раз превосходят по численности войска НАТО. Но дело не только в численности. Важны долг и воля к обороне. Если наш народ и наши партнеры будут к этому готовы, то не будет причин нас оккупировать.

— Что предпринимает Литва против невоенных угроз — манипуляций на выборах, кибератак и пропаганды?

— Наше население оказалось весьма невосприимчивым к манипуляциям извне. У нас, например, есть группа очень активных блоггеров, занимающихся исключительно разоблачением фейковых новостей. Гражданское общество и власти успешно сотрудничают, когда требуется разоблачать фальшивые сообщения. Внутри ЕС мы работаем над созданием совместной группы быстрого реагирования, которая должна будет обнаруживать кибератаки и координированно их обезвреживать.

— Не ведут ли себя западные страны наивно по отношению к России?

— Да, и это происходит до сих пор. Только если на них самих нападают, если они замечают, что в их дела вмешиваются, за ними шпионят или осуществляют манипуляции на их выборах, они настораживаются. После аннексии Крыма мы узнали, что России доверять нельзя. Путин говорит одно, а делает другое.

— Тем не менее после Германии и Финляндии теперь и Швеция дала зеленый свет строительству вызвавшего столько споров балтийского трубопровода «Северный поток — 2».

— Мы все должны сотрудничать в экономическом отношении и продолжать диалог с другими странами. Но те, кто попадает в зависимость от поставок энергоносителей из одной страны, становится и в политическом отношении уязвимым. Литва была на 100% зависима от поставок русского газа. Тогда мы платили на 30% больше, чем Германия, потому что в политике ориентировались на Европу. В 2015 году мы построили терминал для сжиженного газа, чтобы избавиться от этой зависимости. Русские тут же снизили цену на газ. Энергия и политика всегда неразделимы. Если Европа попадет после введения в эксплуатацию «Северного потока — 2» в зависимость от России, то Путин получит эффективный инструмент для коррумпирования европейской политики.

— Вы считаете, что поставки полученного методом фреккинга сжиженного газа из США менее проблематичны?

— Европейский союз должен обеспечить диверсификацию энергоснабжения. Импорт сжиженного газа из США поможет достичь этой цели.

— Насколько надежны США вообще как партнер по бизнесу во время грозящей нам торговой войны?

— Время покажет, превратятся ли риторические войны действительно в войны торговые.

Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 июня 2018 > № 2648199 Даля Грибаускайте


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647425 Игорь Романенко

Путин поставил задачу выходить с Донбасса, но у него есть условие

Апостроф, Украина

Кремль ищет пути выхода с Донбасса с сохранением влияния в регионе.

В районе Горловки боевики так называемой ДНР снова стали использовать коварную тактику, которую они время от времени применяют на Донбассе: обстреливают силы Операции объединенных сил из жилых массивов, пытаясь спровоцировать ответный огонь украинских войск. Экс-замглавы Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант Игорь Романенко объяснил «Апострофу», зачем боевики снова используют эту тактику, почему Владимир Путин решил искать варианты выхода из ОРДЛО и при каком условии он хочет это сделать.

Здесь, в этой тактике, как минимум два обстоятельства. Во-первых, наши не смогут отвечать по жилым районам, то есть действия боевиков останутся безнаказанными. Во-вторых, даже если наши будут обстреливать их, когда они только заходят на эти позиции или выходят оттуда, то они это снимают и используют в пропагандистских целях, чтобы показать, какие в Вооруженных силах Украины «бандеровцы», «фашисты», каким образом они «уничтожают мирное население».

Боевики давно проводят подобные «операции». Напомню, что Путин еще во время аннексии Крыма говорил: «Мы поставим впереди женщин и детей». Мол, посмотрим, как «бандеровцы» будут стрелять. Поэтому боевики используют тактический прием во время этой войны, который многократно реализован как во время аннексии Крыма, так и на Донбассе.

Есть еще третий момент. Показать во время чемпионата мира, какие «звери» на Украине. Мало того, что подразделения Вооруженных сил Украины (согласно фейкам российской пропаганды, — «Апостроф») обстреливают жилые кварталы. Так боевики еще должны себя оправдывать, поскольку получают деньги и средства, которые разворовываются верхушками этих псевдореспублик.

Тот же главарь ДНР Александр Захарченко уже сколько раз говорил, что со стороны Украины готовится масштабное наступление. Сейчас они говорят, что во время ЧМ-2018 Украина хочет начать такие действия.

То есть они пытаются привязать свои действия к каким-то моментам: политическим, общественным, социальным, под которые устраивают военные провокации.

Да, силы ООС сейчас очищают от боевиков те территории, которые по Минским договоренностям отходят Украине. Конечно, боевики не могут это оставить без агрессии и пытаются вернуть эти территории. К тому же таким образом они себя оправдывают в глазах своих российских покровителей. Поэтому сейчас в районе Горловки ведется борьба на уровне тактических действий.

Почему Путин оставил Суркова (куратором боевиков ОРДЛО, — «Апостроф»)? Я думаю, что Путин поставил задачу искать варианты выхода с Донбасса. То есть выйти с оккупированных территорий военным образом, а политически там остаться. А Сурков — достаточно разумный человек. Вопрос лишь в том, куда его разум направлен и как используется.

Для Путина сейчас важно найти решение по Донбассу, потому что для него это очень большие траты. Нынешнее состояние его не устраивает. Он ведь хочет реализовать на Донбассе такую же политику, как Россия реализовала в Чечне: чтобы Украина платила деньги Донбассу, а управлять всем этим будет Россия. Он же Кадырову проплачивает, которого это устраивает. А у нас ситуация другая: нас это не устроит и мы на это не пойдем.

Конечно, на Донбассе есть еще вариант урегулирования с введением миротворческих сил, но для этого надо додавить Путина. А пока это не получается ни у американцев, ни у нас, ни у европейцев.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647425 Игорь Романенко


Папуа-Новая Гвинея. Весь мир. ЦФО > Армия, полиция. Образование, наука > redstar.ru, 18 июня 2018 > № 2645424 Сергей Каракаев

Главный элемент ядерной триады продемонстрирует его неуязвимость

В конце августа в подмосковной Кубинке РВСН выставят многое напоказ.

Об экспозиции Ракетных войск стратегического назначения на Международном военно-техническом форуме «Армия-2018», возможностях МВТФ как площадки, где организовано непосредственное взаимодействие производителей вооружения и военной техники с заказчиками ВВТ, в том числе и в рамках научно-деловой программы, «Красной звезде» рассказывает командующий РВСН генерал-полковник Сергей КАРАКАЕВ.

– В 2018 году Минобороны России проведёт IV Международный военно-технический форум «Армия-2018». Сергей Викторович, что Ракетные вой­ска стратегического назначения планируют показать широкой общественности на этом форуме?

– В августе 2018 года Конгрессно-выставочный центр «Патриот» в очередной раз распахнёт свои двери, чтобы показать мировой общественности возможности и достижения как отечественного, так и зарубежного оборонно-промышленного комплекса.

Ракетные войска стратегического назначения, несомненно, примут активное участие в демонстрации современной военной техники и представят отдельные агрегаты подвижного грунтового комплекса «Тополь», в том числе и автономную пусковую установку. Также будет экспонироваться техника, обеспечивающая безопасность ПГРК как на марше, так и в районе дислокации: боевая противодиверсионная машина «Тайфун-М», машина инженерного обеспечения и маскировки.

Новинками этого форума станут машина дистанционного разминирования «Листва», а также современный транспортный агрегат со специальным полуприцепом, предназначенный для перевозки крупногабаритных элементов ракетной техники.

Кроме того, в павильонах выставки можно будет ознакомиться с инновационными разработками учёных Военной академии РВСН им. Петра Великого и её филиала и 4-го Центрального научно-исследовательского института.

– Смогут ли посетители, не посвящённые в тонкости военного дела, после посещения форума составить общее представление о роли и значении РВСН?

– Многочисленные экспонаты, представленные на форуме, позволят каждому посетителю получить общее представление о том или ином виде или роде войск, и РВСН – не исключение.

Широкая линейка военной техники различных поколений поможет каждому составить собственную картину того, как развивалось и видоизменялось отечественное вооружение. Посещение форума не только даст возможность расширить кругозор, соприкоснувшись с новинками в оборонной сфере, но и заглянуть в недалекое будущее оте­чественного боевого ракетостроения.

Каждый должен понимать, что Вооружённые Силы Российской Федерации, в том числе и Ракетные войска стратегического назначения, – это гарант безопасности нашего государства.

РВСН как высокотехнологичный род войск Вооружённых Сил России имеют богатый опыт участия в выставках изобретений и инновационных технологий, в том числе и международного уровня. Однако именно этот форум позволит оценить, какой инновационный прорыв произошёл в современной армии за последние несколько лет, и составить своё представление о роли и значении Ракетных войск стратегического назначения.

– Присматриваются ли ваши подчинённые к техническим новинкам, которые возможно внедрить в РВСН?

– На форуме мы изучаем самые перспективные технические новинки, знакомимся с предложениями промышленности, которые в последующем могут быть использованы при выполнении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, направленных на развитие Ракетных войск стратегического назначения.

Именно здесь в неформальной обстановке удаётся собрать широкий круг специалистов различного профиля, в том числе представителей Министерства обороны РФ, предприятий оборонно-промышленного комплекса России, научно-исследовательских организаций и высших учебных заведений, Российской академии наук. Такой открытый, лишённый формализма диалог, безусловно, способствует объективному и многогранному обсуждению вопросов развития РВСН. Чрезвычайно важно, чтобы самые интересные и передовые проекты не только находили своё воплощение в «железе», предназначенном для народного хозяйства, но и в Ракетных войсках стратегического назначения.

Прямое взаимодействие разработчиков и производителей вооружения и военной техники с их потенциальными потребителями значительно повышает оперативность создания новых образцов

Если раньше с помощью форума мы стремились заглянуть в будущее, намечая векторы развития войск, то уже сегодня это будущее претворяется в конкретных образцах вооружения и военной техники, поступающих в войска. Этот инновационный прорыв приобретает стратегический масштаб. Многое из того, что ещё совсем недавно казалось невозможным и воспринималось с определённой долей скепсиса, уже сегодня экспонируется на форуме. И при этом мы не останавливаемся на достигнутом. Специалисты РВСН осуществляют постоянный поиск новых технических решений.

Благодаря этому в три раза увеличилось количество обращений предприятий промышленности и научных организаций о привлечении специалистов Военной академии РВСН им. Петра Великого и 4-го ЦНИИ Минобороны России к выполнению их научных исследований и научно-технических работ.

– Что удалось реализовать в РВСН в соответствии с теми решениями и договорённостями, которые были достигнуты на площадках форума в предыдущие годы?

– Говоря о конкретных результатах прошлогоднего форума, приведу один пример. Нами организовано взаимодействие с ЗАО «Научно-исследовательский институт «Центрпрограммсистем» в части разработки учебно-тренировочных средств, включающих имитационно-моделирующие комплексы, электронные тренажёры и имитаторы для обучения и тренировок личного состава. Использование подобных тренажёров позволит значительно снизить выработку ресурсов систем и агрегатов вооружения. Кроме того, появляется возможность объективного контроля действий обучаемых номеров расчётов и многократного повторения различных задач и нормативов, доводя до автоматизма действия обучаемых, не используя при этом ресурс боевой техники.

– Какое значение для РВСН имеет участие в предстоящем Международном военно-техническом форуме «Армия-2018»?

– Форум имеет большое значение для Вооружённых Сил Российской Федерации, для каждого вида и рода войск, в том числе и для РВСН.

В рамках форума, выйдя за традиционные рамки технических заданий и проектов, а также учитывая достаточно закрытую деятельность Ракетных войск стратегического назначения, можно более широко обсудить с предприятиями – разработчиками современного вооружения накопившиеся вопросы, наметить перспективы дальнейшего сотрудничества.

– Смогут ли посетители испытать новейшие учебно-тренировочные средства для РВСН?

– Многие, наверное, помнят, какие очереди в прошлые годы выстраивались возле тренажёра по обучению механиков-водителей пусковых установок. Он вызвал небывалый ажиотаж посетителей выставки, отбоя от желающих почувствовать себя в качестве «капитана» ракетоносца «Ярс» не было…

– А сколько тренажёров поступит в РВСН в этом году?

– Всего в 2018 году в соединения и воинские части РВСН планируется поставить более 100 новейших тренажёров различного назначения. При этом в РВСН полностью завершено создание учебно-тренировочных средств для ракетного комплекса «Ярс». Программное обеспечение и состав информации новейших тренажёров идентичны тем, которыми оснащены реальные боевые агрегаты.

– Какие уникальные экспонаты РВСН покажет в этом году?

– В этом году экспозиция Ракетных войск стратегического назначения будет не менее интригующей, чем раньше.

Мы впервые представим мишенную установку для огневой подготовки личного состава с использованием тепловизионных прицельных приспособлений. Она предназначена для обучения и тренировки военнослужащих подразделений охраны и разведки. Установка позволяет отрабатывать навыки и тренировать скорость реакции при обнаружении целей и ведении огня из стрелкового оружия в ночное время с применением специальных приборов прицеливания. Не сомневаюсь, что внимание специалистов привлечёт система непрерывного поддержания готовности к пуску ходовых двигателей агрегатов ПГРК в условиях низких температур, которая обеспечивает эффективное адаптивное поддержание заданного теплового режима двигателя и его систем, АКБ в суровых климатических условиях.

Александр ТИХОНОВ, «Красная звезда»

Дмитрий АНДРЕЕВ

Папуа-Новая Гвинея. Весь мир. ЦФО > Армия, полиция. Образование, наука > redstar.ru, 18 июня 2018 > № 2645424 Сергей Каракаев


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644593 Дмитрий Головин

В Одессе уровень террористической угрозы постоянно «желтый», не забывайте об этом

Татьяна Святенко, 112.ua, Украина

Глава полиции Одесской области Дмитрий Головин рассказал 112.ua о трех новых спецподразделениях, созданных в области, особенностях криминального мира Одессы и о том, какие виды преступлений полиции удалось сократить, а какой вид растет.

— Каковы особенности Одесского региона и как это влияет на работу полиции?

— Прежде всего, это географическое положение: протяженность границ, водного пространства, границы с непризнанной Приднестровской Молдавской Республикой. Также туристический сезон. В этот период времени сюда приезжает огромное количество людей и отдыхать, и работать. И, естественно, преступный элемент тоже этим пользуется и сюда приезжает.

В «спокойный период» у нас 7,5-8 тыс. регистраций (начатых уголовных производств, — ред.) в неделю. В неделю перед сезоном их было уже 10,5 тыс. А в июне-июле у нас 15-16 тыс. регистраций в неделю. И это все надо обработать. К сожалению, сейчас нам не дают приданных сил на туристический сезон (раньше на туристический сезон давали приданные силы, они помогали в охране общественного порядка) в выполнении определенных специфических задач. Это не жалоба, просто констатация факта.

— Какие в основном преступления совершаются?

— Если говорить о турсезоне — это в первую очередь уличная преступность. Главный акцент мы делаем на борьбу с уличной преступностью: уличные грабежи, кражи, угоны, уличные разбои и, естественно, квартирные кражи. Основной вал мы сбили, но тем не менее… Если в прошлом году было до 30 грабежей, в прошлом году мы сбили до 10-12, то в этом году — в среднем 4-5 грабежа в день. Бывают, конечно, в дни, как правило, субботу-воскресенье, спиртные напитки, жаркое солнце, синее море дает надбавку — до 7.

Квартирных краж в прошлом мае было 553, в мае этого года — 370. Грабежей в прошлом году за 29 дней мая было зафиксировано 989, в этом — 507. То есть фактически более 30% снижения. Такие преступления, как разбои, характеризуются дерзостью и использованием оружия. В прошлом году их было 96, в этом году — 104. Это реальные цифры.

Странно, но в текущем году у нас начался рост тяжких телесных повреждений. Рост очень большой, более 50%. Это связанно с тем, что, во-первых, категорически перестали скрывать — есть регистрация, она вносится, она расследуется. Во-вторых, наверно, наше общество не готово к цивилизованным нормам поведения, в обществе высокий уровень агрессии. Поэтому есть такая проблема.

Также одесский регион характеризуется тем, что тут жгут машины, имущество. В прошлом году зафиксированы 107 фактов, в этом — 74. Это не в том плане, что стали меньше совершать, это показатели нашей работы. Во-первых, все их регистрируем, во-вторых, направлены на раскрытие. И профилактика. Группы ГРПП (группы реагирования патрульной полиции), видеофиксация, усиленное патрулирование, в том числе, в ночное время, в том числе в сельских регионах. И введение Нацгвардии нам в помощь.

— В Одессе есть такое явление, как бандитизм?

— Куда ж Одесса и без бандитизма? Обижаете! (Смеется) В прошлом году мы выявили 6 ОПГ, и в этом году по окончанию 5 месяцев будет 5 ОПГ. Есть материалы по бандитской группе, есть преступная группа, связанная с игорным бизнесом. Занимаются в основном разбойными вооруженными нападениями, квартирными кражами, похищением людей, вымогательством, угонами.

— А воров в законе много? Откуда они приезжают?

— В основном, как мы их называем криминальные туристы, едут из ближнего зарубежья. Выходцы из кавказского региона. Они приезжают сюда, пытаются взять под свой контроль либо перераспределить денежные потоки, в том числе от уличных грабежей, от барсеточников, квартирных воров. И, естественно, сбыт наркотиков.

Это воры в законе, а также лица, которые приравнивают себя к криминальным авторитетам, так называемые смотрящие.

Одесса — город с криминальным прошлым, поэтому есть районы, в которых процветают мелкие воришки. Многим лавры Мишки Япончика не дают покоя.

— Расскажите, как обстоят дела с уличной наркоманией.

— Проблема сложилась исторически. Есть такие районы, как Палермо, Нерубайское, Усатово, с поселениями отдельных национальностей. У них это как бизнес, естественно, с этим борются, но если в советское время их не победили, то сейчас с либеральным уголовным кодексом это сделать несколько сложно.

Есть проблема наркомании. Проблема для Одессы — это закладки, наркотики продают через интернет-мессенджеры, адреса которых пишут на фасадах домов. Взаимодействуем с киберполицией, но это не всегда успешно, поэтому патрульный или участковый берет банку с краской и закрашивает все эти надписи. Это как один из методов превентивной борьбы.

Мы не делаем акцент на больных людях — наркоманах, которым надо уколоться, мы делаем акцент (и мной поставлена задача) на борьбе с наркосбытчиками, теми, кто занимается криминальным промыслом, сбытчиками, содержателями притонов, лабораторий. Их щемим жестко. А больные люди-наркоманы — это горе в семье, и если мы наркомана сейчас в тюрьму посадим, где у нас сейчас дома отдыха и повышения квалификации для преступников, то какое может быть исправление.

В прошлом году были задержаны 54 сбытчика, в этом — 93. И это за 5 месяцев. В прошлом году задержали 532 наркомана, в этом — 390. Делаем акцент.

— Как с дорожной обстановкой? Аварий много?

— ДТП — это проблема. Когда не было дорог, их было мало. Сейчас начали дороги делать, в результате пошел рост количества ДТП, пострадавших и трупов. Дорожная полиция обслуживает трассы только вокруг Одессы и киевскую трассу, но этого категорически мало. Где есть плюс, хорошие дороги, там есть и минус. Минус у нас — количество ДТП.

— Гонять стали по дорогам?

— Да, стали быстрее ездить. Там, где не было дорог 20 лет, сейчас сделали европейскую дорогу. Выходят на нее на евробляхах, 200 км/час, и первый столб «здравствуйте». Плюс употребление спиртных напитков за рулем. Если раньше были определенная система, ГАИ, стационарные посты, то сейчас только начали восстанавливать стационарные посты. Сейчас в Одесской области их 5, реальное количество должно быть хотя бы 10. И, естественно, наряды, которые обслуживают трассы, 8 патрульных машин. Этого не хватает для Одесской области, 836 км протяженности дорог. Плюс на дорожной полиции лежит оформление ДТП.

— Как ситуация в зоне АТО влияет на вид и количество преступлений в области?

— Оружия много сейчас не только в Одесской области. У нас и стреляют, и взрывают, к сожалению. Зона АТО — это зона АТО, но работают военная контрразведка, военная прокуратура. Кстати, есть позитивный опыт: с военной прокуратурой мы в очень хороших рабочих отношениях. Опять же нельзя забывать о большом сегменте Приднестровской границы. Пограничники все время кого-то задерживают, недавно, несколько недель назад, даже предотвратили срабатывание взрывных устройств, уже готовых, на таймере. Но тем не менее оружие идет не только из зоны АТО, но и от наших соседей. Есть контрабанда оружия. Завозится нелегально турецкое, дешевое, потом переделывается и из стартового превращается в травматическое либо огнестрельное.

— Что из контрабанды чаще всего пытаются провезти?

— Прежде всего, это предметы и товары, которые запрещены к обороту или имеют ограниченный доступ: сигареты, элитный алкоголь, спирт. Необходимо отметить еще одну позицию — рыбу, в том числе краснокнижную. Браконьеры добывают осетрину, камбалу, ту рыбу, которая в Красной книге и охраняется законом. Эта рыба уходит заграницу, в Румынию, в Молдавию и на внутренний рынок. Поэтому нам и открыли водную полицию. Выделили катера, людей. Мы совместно с пограничниками и экологами боремся с браконьерами. Уже задерживали и браконьеров, и лодки, и сети, их считают на километры, а рыбу — тоннами. И штрафы там миллионные. Каждую неделю задержания, притом что катер один на такую водную гладь. Самая большая водная гладь в Украине, наверно, у нас. С морским побережьем, с внутренними водоемами и с реками: Днестром, Дунаем.

— Катер только один?!

— Катера будут еще. Есть специфика водоемов. Нужен катер, который будет по морю передвигаться и по внутренним водоемам. И нужен такой, который будет передвигаться по лиманам и плавням. Катер — это не только борьба с браконьерами, в плавнях у нас выращивают большое количество марихуаны, там целые плантации. Там будут работать другие катера и наш так называемый водный спецназ, который мы создаем на базе спецбатальона. Это подготовленные сертифицированные бойцы, которые прошли водную подготовку, ныряльщики. Это не бойцы ВСУ, это наши, которые будут выполнять полицейские функции на воде, в том числе, при задержании особо опасных преступников. При заходе на сушу, при задержании преступников, которые на кораблях, на яхтах, на другом водном транспорте. И, естественно, они будут бороться с пьяными на воде. У нас ведь проблема не только пьяных на дорогах, у нас проблема пьяных за рулем на воде.

Есть еще одно подразделение, которое работает в катакомбах. Одесский регион специфичен и подземными катакомбами протяженностью 2,5 тыс. км. Исследованы порядка 500-800 км, остальные — это черные места. Поэтому было решено при поддержке руководства Нацполиции и МВД создать подразделение, которое не будет привязано к другим силовым структурам, а будет выполнять полицейские функции и специфические задачи: фильтрационные, поисковые функции, составление карт.

По катакомбам работаем также совместно с СБУ. Есть основания подозревать, что в катакомбах есть определенные моменты, связанные с сепаратизмом, с хранением оружия. Поэтому совместно с СБУ еженедельно отрабатываем. Это вопрос национальной безопасности.

— В катакомбах, наверно, еще и преступники прячутся?

— Там преступники прячутся с 1726 года! А если серьезно, не только преступники, там и диггеры, и контрабандисты. Поэтому новое боевое подразделение — это не дань моде или красивая картинка, это одесская рутина. Раньше такого не было, чтобы в катакомбы могли зайти подготовленные специалисты и провести там квалифицированно розыскные мероприятия. Они проходили специальную подготовку, в том числе психологическую. День без света — уже с ума сходишь, а через три дня они выходят в прострации. У них есть специальное оборудование, там есть места, где без кислородной маски, без водонепроницаемой одежды очень тяжело находиться. И, конечно, специальное оружие и оснащение, в том числе тепловизоры и приборы ночного видения.

Запустили туристическую полицию — аналог подразделения, который есть в европейских странах. Это ребята, которые в туристический сезон оказывают поддержку туристам. Они несут информационно-консультационную функцию. Это велопатрули, пешие патрули, полицейский сервис, а также повышение имиджа города туристической области.

— Какой же у вас штат?

— Штат очень маленький. Сейчас 6 тысяч, раньше было 12 тысяч. Но успеваем все охватывать. Конечно, нас критикуют, что по 102 нас ждут от 20 минут и больше. Да, не всегда успеваем. Для Одессы в туристический сезон штат должен быть, в первую очередь патрульной полиции, расширен. И также подразделения, которые непосредственно работают в городе и в местах массового скопления людей. И не надо забывать, что уровень террористической угрозы у нас постоянно «желтый», то есть в любое время может что-то взорваться. Не так давно гостиницу взорвали, гости из Приднестровья. Это тоже нужно учитывать. Плюс традиционно 10 апреля, 2 мая, у нас ситуация не совсем спокойная в плане обеспечения общественного порядка.

— Проблемы с ромами, попрошайками в городе и области есть?

— Есть проблемы, но не более, чем во Львове или Днепре. Был чуть ли не ромский погром в Лощиновке, когда могло закончиться кроваво. А так, город курортный, люди приезжают сюда, мы проводим профилактику, рейды осуществляем. Полиция диалога участвует, ювенальная превенция. Был случай, когда по три раза задерживали двух девочек 13-14 лет ромской национальности. Но это не украинские ромы, они не понимали русский или украинский, совершали кражи. И, конечно, это не давало покоя диванным правозащитникам, которые заявляли, что мы нарушаем конституционные права, разные конвенции по защите прав человека.

— Акты вандализма у вас норма?

— У нас город многонациональный. Да, отчасти город еврейский, но тут не только антисемитизм. Есть еще болгарская, молдавская диаспоры. Основные удары негодяи наносят для расшатывания ситуации. Например, с Болгарией, когда обливают краской памятники болгарской культуры. Либо на кладбищах что-то произойдет. У нас более 100 национальностей. Поэтому да, инциденты вандализма есть. Такие правонарушения в большинстве случаев раскрываются по горячим следам.

— Проблема сепаратизма остро стоит?

— Тут говорят, что Одесса — это украинский город-герой. Не надо говорить, что тут проживают «вата» и поклонники Путина. Нет! Выйдите на пляж или на Привоз и поговорите — хотят ли люди, чтобы тут была война или кто-то зашел сюда. Этого нет. Тут нормальные украинские города и села, которые «за» Украину. Но, конечно, есть определенный процент недовольных, но не надо путать протестные настроения и недовольство с проявлениями сепаратизма.

— Больше, чем везде?

— В этом вопросе немало спекуляций, отдельные политики или целые политические силы используют социальную напряженность для достижения собственных амбиций и культивируют такое мнение.

Но фактически поклонников «русского мира» практически не осталось, всем уже стало очевидно на четвертом году войны истинное лицо этого мира.

Кроме этого, ведется работа с населением, с органами местного самоуправления, особенно юго-запада области, где раньше не было даже украинского телевидения, чтоб вы понимали. Ситуация кардинально поменялась в последние годы, зато остались штампы и ярлыки.

— Спасибо за интересную беседу!

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644593 Дмитрий Головин


Россия. СЗФО. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 15 июня 2018 > № 2643872 Владимир Королев

Развитие системы военно-морского образования закладывает фундамент великого будущего ВМФ России

Море всегда привлекало мужчин возможностью помериться характерами, убеждён главнокомандующий ВМФ адмирал Владимир Королёв.

Система военно-морских образовательных учреждений, как и сама служба на флоте, не только сохраняет свою привлекательность, но и обретает всё большую престижность. Дело и в романтике, которая присуща флотской службе, и в том, что флотская профессия является, по сути, самой мужской. С разговора на эту тему и началась беседа корреспондента «Красной звезды» с главнокомандующим ВМФ России адмиралом Владимиром Королёвым.

– Товарищ главнокомандующий, каким станет 2018 год для системы военно-морских образовательных учреждений?

– Начну с довузовских учебных заведений. У нас сложилась уникальная система: это Кронштадтский морской кадетский корпус, это Нахимовское военно-морское училище и его филиалы в Мурманске, Севастополе, Владивостоке. Все они оснащены самыми новыми средствами обучения. Но самое главное, нахимовцы и кадеты имеют прекрасную возможность видеть перед собой военно-морскую службу, так как находятся там, где дислоцируется флот. Перед командованием Нахимовского военно-морского училища и Кадетского морского корпуса стоит задача – в этом году активизировать участие воспитанников во всех процессах жизни ВМФ. Я имею в виду их участие в таких событиях, как закладки и спуски на воду кораблей, в мероприятиях, проводимых в соединениях флотов в пунктах базирования. Будет ещё больше времени уделяться морской практике на боевых кораблях и судах, тренировкам и занятиям на базе высших военно-морских учебных заведений. Это станет серьёзным мотивирующим фактором для дальнейшего поступления и обучения в высших военных образовательных учреждениях.

Что касается учебных заведений в системе Военного учебно-научного центра ВМФ, то здесь также реализуется ряд новых подходов. Отмечу, что в этом году курсанты Военно-морского института, Военно-морского политехнического института, Тихоокеанского высшего военно-морского училища принимают участие на различных этапах первого в истории дальнего похода учебного корабля «Перекоп» по маршруту Кронштадт – Севастополь – Владивосток – Североморск. Корабль впервые пройдёт Северным морским путём.

Сейчас «Перекоп» во Владивостоке. Он готовится к плаванию в северных широтах. На его борту будут курсанты Тихоокеанского военно-морского училища имени С.О. Макарова. В августе корабль продолжит движение. Все курсанты получат уникальную возможность в полной мере почувствовать флотскую службу и применить полученные знания на практике.

В целом перед глазами курсантов, нахимовцев, морских кадет происходят уникальные события в жизни флота, его переоснащение, экспедиции… Например, океанографическое исследовательское судно «Адмирал Владимирский» совершило экспедицию в Индийский океан, впервые за 20 лет посетило Бангладеш, приняло участие в мероприятиях, связанных с 110-летием со дня спасения русскими моряками жителей сицилийского города Мессина, пострадавшего от землетрясения. Совсем недавно в базу вернулось океанографическое судно «Янтарь», выполнившее задачи 11-месячного дальнего похода. Оно прошло свыше 50 000 миль. И всё это позволяет им гордиться своей принадлежностью к службе под Андреевским флагом. И главное – эти события питают и укрепляют их любовь к морю.

– Владимир Иванович, учитывая возрастание роли довузовского военного образования, главное командование ВМФ поставило новые задачи перед всеми своими довузовскими образовательными учреждениями. В чём их суть?

– Нахимовское военно-морское училище и его филиалы призваны быть в авангарде довузовского образования. Подготовка квалифицированных военных кадров и развитие системы образования флота являются приоритетными задачами главного командования ВМФ.

Напомню: в соответствии с поручением Верховного Главнокомандующего, решениями министра обороны РФ проведены мероприятия по формированию в 2016 году филиалов Нахимовского военно-морского училища во Владивостоке и Севастополе, а в прошлом году первых воспитанников принял филиал Нахимовского военно-морского училища в Мурманске. Объединение четырёх довузовских военно-морских учебных заведений и формирование на Черноморском, Северном и Тихоокеанском флотах филиалов Нахимовского военно-морского училища позволило создать единую систему обучения и воспитания нахимовцев, цель которой – привлечение в военное образование наиболее способной молодёжи и её ранняя профориентация на выбор профессии офицера.

Повседневная деятельность училища и его филиалов выстраивается по единому распорядку дня с учётом ритуалов и традиций ВМФ, включая поднятие Андреевского флага. Каждому учебному заведению вручено знамя, которое имеет военно-морскую символику. Для всех нахимовцев училища и филиалов введена единая форма одежды. Программы обучения включают в себя основы военно-морской подготовки, морскую практику, а также подготовку к параду.

Дальнейшее развитие системы довузовского военно-морского образования связано с повышением качества подготовки воспитанников и совершенствованием методики учебно-воспитательного процесса. Приоритетное направление – целенаправленная подготовка учащихся к поступлению в военные образовательные организации высшего образования, и прежде всего в вузы ВМФ.

В этих целях в старших классах Нахимовского училища предусматриваются только физико-математический профиль обучения, существенное повышение физической подготовленности воспитанников, обязательное изучение «Основ военно-морской подготовки», углублённое изучение английского языка. А в рамках предпрофильной подготовки, то есть в 8–9-х классах, – введение элективных курсов (курсов по выбору. – Ред.), способствующих подготовке к профильному обучению.

Занимаясь по физико-математическому профилю, каждый нахимовец получает до четырёх дополнительных часов в неделю по физике и математике – и это только в рамках основного расписания из-за приоритетного распределения учебного времени. За счёт факультативов и дополнительных занятий по подготовке к Единому государственному экзамену он сможет всё своё внимание уделять профильным для вузов ВМФ предметам: математике и физике. Такой акцент в учёбе даёт возможность изучать профильные предметы, занимаясь в компании мотивированных ребят, готовиться к участию в профильных олимпиадах. Учёба в таком классе увеличивает шансы на хорошую сдачу ЕГЭ и поступление в выбранное военно-морское училище.

– «Красная звезда» не раз рассказывала и о развитии морской составляющей воспитания и обучения…

– В целях реализации единых подходов авторский коллектив Нахимовского военно-морского училища разработал учебно-методические пособия по военно-морской подготовке и иностранному языку, которые в необходимом количестве должны быть изготовлены в каждом филиале до конца года. Проводится модернизация базы для морской подготовки, которая будет включать тренажёр по судовождению, тренажёры по флажному семафору, освоению световых сигналов и азбуки Морзе. В дальнейшем планируется оборудование сигнального мостика, поставка автопрокладчиков и другого штурманского оборудования. В новом здании головного училища будет размещён планетарий.

По окончании второго полугодия в течение 2–3 недель с воспитанниками предусмотрено проведение морской практики. Старшеклассники принимают участие в дальних морских походах на учебных кораблях. В период участия в дальних походах нахимовцы и кадеты не только получают практику несения дежурно-вахтенной службы на корабле с исполнением обязанностей дублёров младших специалистов, но и погружаются в романтику морской службы. Каждый нахимовец должен знать, что, поступив в дальнейшем в высшее военно-морское училище, он получает возможность ещё лучше узнать море и стать ещё ближе к профессии военно-морского офицера, так как география морских походов значительно расширяется.

Я порекомендовал всем начальникам довузовских военно-морских училищ организовать посещение судостроительных заводов и верфей и познакомить ребят с этапами и современными технологиями судостроения. Закладка новых кораблей, спуск на воду корабля, поднятие Андреевского флага на кораблях, принимаемых в состав флота, не должны проходить без участия нахимовцев и кадет.

– А как обстоят дела с совершенствованием учебного процесса?

– В целом, как и ранее, руководство методическим обеспечением образовательной деятельности и координация довузовской военно-морской подготовки остаётся за Нахимовским военно-морским училищем в Санкт-Петербурге. При этом значительный объём совместных мероприятий в рамках методической и воспитательной работы, таких как семинары, мастер-классы, педагогические советы и заседания предметно-методических комиссий, может планироваться в режиме видео-конференц-связи с участием филиалов НВМУ.

В целях формирования у воспитанников необходимых профессиональных качеств, осознанного выбора ими профессии офицера ВМФ определено кураторство над каждым довузовским учебным заведением со стороны высших военно-морских учебных заведений. Оно будет включать совместные мероприятия, проводимые с привлечением личного состава флотов и курсантов вузов ВМФ, посещение на регулярной основе кораблей и частей, военно-исторических музеев, учреждений культуры, участие воспитанников в воинских ритуалах, встречах с представителями ветеранских организаций и офицерами флота – участниками боевых действий сил ВМФ.

Есть ещё одно важное направление. Должен быть сделан акцент и на научно-методическом руководстве проектно-исследовательской деятельностью и научно-техническим творчеством воспитанников довузовских учебных заведений. В этих целях целесообразно и необходимо привлечение воспитанников к научно-техническому творчеству в области подводной робототехники. У обучающихся в области инновационных технологий, механики и программирования следует формировать новые знания, умения и компетенции. В ближайшее время будут разработаны предложения по проведению конкурса морской робототехники среди обучающихся в довузовских общеобразовательных учреждениях флота.

Главный упор в этом направлении следует делать на роботизированные системы морского назначения, которые являются одним из ключевых направлений развития средств вооружённой борьбы на море. В Мурманском филиале Нахимовского училища уже имеется лаборатория морской робототехники. Кабинеты судомоделирования, оснащённые конструкторами и наборами, приспособленными для создания моделей, двигающихся под водой и над водой, есть в Санкт-Петербурге и Севастополе, а также в Кронштадтском морском кадетском корпусе.

– Товарищ адмирал, вы упомянули дальние походы кораблей ВМФ, расширение их географии. А какое содержание вы вкладываете в понятие «военно-морское присутствие»?

– За этой формулировкой стоит главный смысл предназначения российского ВМФ. Флот может быть настоящим, если его корабли и подводные лодки не стоят у причалов, а выполняют свои функции в море. От 70 до 100 кораблей ВМФ России находятся в различных районах Мирового океана, решая задачи в составе группировок и отрядов. Наш флот является всеширотным и океанским. Россия всегда, с петровских времён, стремилась к обладанию именно таким ВМФ.

О том времени напомнил недавний спуск на воду в Санкт-Петербурге точной копии первого линейного корабля Петровской эпохи «Полтавы». А показателем, каким сегодня является и каким будет завтра ВМФ, станет главный военно-морской парад, в котором примут участие более 40 кораблей, подводных лодок, судов обеспечения. На Неве и в Кронштадте десятки тысяч людей, уверен, снова испытают гордость за нашу морскую державу.

– Пользуясь возможностью, не могу не задать вопрос о перспективах пополнения корабельного состава флота.

– ВМФ сегодня на этапе активного обновления. Это строящиеся серии ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта «Борей», многоцелевых подводных лодок «Ясень», новых дизельных подводных лодок проекта 636.3, фрегатов, корветов, ракетных кораблей, оснащённых лучшим в мире высокоточным оружием.

Новый учебный период для нас начался с события, которое как нельзя лучше иллюстрирует высокий уровень внимания к развитию и оснащению флота. Был поднят флаг на новейшем корабле, отвечающем самым современным требованиям. Это малый ракетный корабль «Вышний Волочёк».

Незадолго до этого в Санкт-Петербурге были спущены на воду новейший корабль противоминной обороны «Иван Антонов», малый ракетный корабль «Шквал» в серии из 6 единиц, строящихся для Балтийского флота. В августе-сентябре в Севастополь прибудет новый фрегат «Адмирал Макаров».

В ближайшее время будет осуществляться пополнение ВМФ кораблями принципиально нового класса. Это патрульные корабли 22160 типа «Василий Быков». Целенаправленно для Черноморского флота продолжается строительство серии малых ракетных кораблей проекта 21631, оснащённых высокоточным оружием. До конца этого месяца в состав ВМФ будет принят головной большой десантный корабль «Иван Грен», который пополнит десантную составляющую надводных сил ВМФ. Это лишь отдельные иллюстрации процесса обновления флота.

– Владимир Иванович, мы беседуем с вами в Адмиралтействе. Это ведь весьма символично?

– Это напоминание о 322-летней истории по-настоящему великого флота, созданного Петром Великим. В этих стенах рождались самые смелые планы. Здесь начиналось строительство первых кораблей. Здесь, где сейчас мы ведём разговор, находится на хранении великая святыня – Морской Устав Петра Первого в рукописном варианте. Это не просто раритет, а основополагающий документ, сохранивший во многом свою актуальность. В библиотеке Адмиралтейства находятся фундаментальные труды флотских историков, основоположников военно-морского искусства, летописцев морских сражений, кругосветных экспедиций. Каждая мельчайшая деталь исторических помещений и зданий Адмиралтейства сохранена, восстановлена в точном соответствии со своим первоначальным обликом. Эти стены буквально дышат историей, которую мы свято храним.

Но время не стоит на месте. Значит, мы обязаны видеть перспективу, идти вперёд… Главная цель миссии российского ВМФ, подчеркну, надёжно обеспечивать безопасность страны на морских и океанских направлениях.

Андрей ГАВРИЛЕНКО, «Красная звезда»

Россия. СЗФО. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 15 июня 2018 > № 2643872 Владимир Королев


США. КНДР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 июня 2018 > № 2648022 Андрей Ланьков

Третий участник. Какую роль играет Китай в переговорах Кима и Трампа

Андрей Ланьков

Сейчас Китай является единственной страной в мире, которая может оказывать эффективное давление и на США, и на КНДР. Для этого в распоряжении у Китая есть весомый инструмент – санкции. Монопольный контроль над внешней торговлей КНДР означает, что Китай фактически определяет, насколько жестко они будут реализовываться. Если КНДР заупрямится, то Китай всегда может усилить санкционное давление на Пхеньян. Если вдруг несговорчивость и нежелание идти на компромисс станут проявлять США, Китай может ослабить санкции, дав Пхеньяну, напротив, шанс уйти от давления

Двенадцатого июня 2018 года в Сингапуре состоялась первая в истории встреча на высшем уровне между руководителями США и КНДР. Встреча, которую с самого начала объявили «исторической», была коротка – длилась она менее шести часов, причем разговор Дональда Трампа и Ким Чен Ына наедине продолжался 45 минут, а встреча делегаций – полтора часа. По результатам саммита было опубликовано краткое заявление, фактически – декларация о намерениях сторон, которая поразила всех своей изумительной неконкретностью.

Эта неконкретность и расплывчатость кажется особенно странной, если вспомнить, как развивались события в последние месяцы. С конца прошлого года северокорейское руководство не только активно добивалось переговоров с США, Южной Кореей и Китаем, но и делало многочисленные односторонние уступки, временами – весьма серьезные. Более того, когда в мае Дональд Трамп, раздосадованный некоторыми заявлениями северокорейских дипломатов, внезапно объявил об отмене встречи в Сингапуре, северокорейская сторона сразу же отступила. Не прошло и суток после заявления об отмене, как из Пхеньяна в Вашингтон было доставлено письмо, в котором северокорейский заместитель министра иностранных дел заверял США, в том, что северокорейская сторона горит желанием провести саммит в Сингапуре.

В этой обстановке едва ли не всем наблюдателям казалось, что на первом американо-северокорейском саммите будет достигнута договоренность о конкретных шагах, направленных на ядерное разоружение КНДР – или скорее на заметное сокращение северокорейского ядерного потенциала. Однако эти предположения не подтвердились – к немалому и всеобщему удивлению.

В декларации, принятой по итогам сингапурского саммита, содержались лишь самые общие фразы о готовности КНДР со временем отказаться от ядерного оружия в обмен на американские гарантии безопасности, равно как и заверения в готовности сторон работать над новыми соглашениями. Вдобавок на пресс-конференции президент Трамп неожиданно заявил о приостановке совместных американо-южнокорейских военных учений, которые проводятся ежегодно уже много десятилетий. Это заявление стало единственной заметной уступкой, которая была предъявлена на саммите, и показательно, что уступку эту сделали Соединенные Штаты, а не Северная Корея. Впрочем, северокорейская сторона заявила о готовности через несколько месяцев закрыть полигон, на котором испытывались ракетные двигатели.

Честно говоря, непонятно, что именно произошло в Сингапуре и почему Трамп неожиданно занял столь мягкую позицию. В беседе с журналистами по итогам встречи Дональд Трамп заявил, что Вашингтон не отказывается от своих былых требований к КНДР, включая «полный, проверяемый и необратимый отказ от ядерного оружия», но считает, что ядерное разоружение должно продвигаться постепенно, так что для достижения заветной цели потребуется еще немало встреч.

Несмотря на странную уступчивость, проявленную американской стороной, большинство наблюдателей скорее довольны результатами переговоров. Как известно, плохой мир лучше хорошей ссоры, а на протяжении всего 2017 года казалось, что дело идет именно к хорошей ссоре, то есть к военному конфликту на полуострове. По крайней мере обе стороны постоянно угрожали друг другу войной, а США начали сосредотачивать поблизости от Корейского полуострова значительные военные силы.

Происходящее в Корее весьма напрягало ее соседей – в первую очередь Китай, и именно Китай, пожалуй, больше всех выиграл от сингапурского саммита и его, скажем прямо, несколько мутных итогов.

Показательно, что верховный руководитель КНДР маршал Ким Чен Ын прибыл в Сингапур на переговоры с президентом США на борту китайского самолета. Его доставил в Сингапур один из тех «Боингов-747», которыми временами пользуются китайские руководители для поездок за границу (в остальное время машина используется как обычный рейсовый авиалайнер).

Решение использовать китайский самолет кажется странным, если учесть, что северокорейские ИЛ-62 из правительственного авиаотряда вполне в состоянии добраться из Пхеньяна до Сингапура без промежуточных посадок. Собственно говоря, перед саммитом в Сингапуре приземлился и правительственный северокорейский борт ИЛ-62, на котором туда прибыла Ким Ё Чжон – сестра и ближайший советник Ким Чен Ына.

Решение Ким Чен Ына добираться до места переговоров на китайском самолете было неожиданным и, скорее всего, неслучайным. Таким необычным образом Ким Чен Ын, видимо, хотел продемонстрировать, что ситуация в регионе изменилась, так что в случае провала переговоров с американцами у КНДР есть альтернативы. Будет лишь небольшим преувеличением сказать, что Пекин был третьим, виртуальным участником американо-северокорейских переговоров в Сингапуре.

Часто приходится сталкиваться с заявлениями, что в последнее время Китай «обеспокоен» интенсивными северокорейско-американскими контактами и опасается, что его отстранят от участия в северокорейском урегулировании. Как показывает информация из Пекина, такое беспокойство там действительно присутствует. Однако реальная картина сложнее, так как в целом в Пекине приветствуют начавшиеся американо-северокорейские переговоры, ведь альтернативой этим переговорам, по большому счету, является острый кризис, а возможно, и военный конфликт на Корейском полуострове.

Такой поворот событий Пекин категорически не устраивает, и дело тут вовсе не в миролюбии Пекина, а в объективной ситуации, при которой любые мыслимые резкие перемены в Корее не соответствуют долгосрочным интересам Китая.

Интересы эти можно в первом приближении свести к трем основным пунктам: в идеале Китай хотел бы видеть стабильный, разделенный и безъядерный Корейский полуостров. Именно в таком порядке: стабильность для Пекина важнее сохранения раздела Кореи, а сохранение раздела – важнее ядерного разоружения КНДР.

Однако в последние полтора года именно стабильность ситуации на полуострове находилась под серьезной угрозой. После того как Дональд Трамп стал президентом США, а северокорейские инженеры успешно испытали первые образцы межконтинентальных ракет, способных нанести удар по континентальной территории США, ситуация в Корее стала быстро обостряться. Открытым остается вопрос, блефовал ли Дональд Трамп, когда часто говорил о возможном применении против КНДР военной силы, однако большинство наблюдателей были готовы принимать такие президентские заявления всерьез.

Такой поворот событий не устраивал Китай, и с лета 2017 года позиция Пекина по корейскому вопросу стала беспрецедентно жесткой. Китайские дипломаты в ООН не возражали против введения новых санкций в отношении КНДР, а местные власти контролировали тщательное их исполнение. Если учесть, что на Китай приходится примерно 85–90% всей северокорейской внешней торговли, то легко понять, что пересмотр Пекином своих позиций стал для Пхеньяна ощутимым ударом.

Ужесточение позиций Китая было вызвано в первую очередь опасениями по поводу последствий возможной американской военной операции. Проявив солидарность с США, Китай рассчитывал на то, что ему удастся, во-первых, оттянуть сроки американской военной операции, а во-вторых, усадить Северную Корею за стол переговоров.

Во многом китайская тактика сработала – хотя не столько сама по себе, сколько в сочетании с трамповским то ли блефом, то ли шантажом. Неожиданно столкнувшись с единым американо-китайским фронтом и поняв, чем этот фронт грозит северокорейской экономике, Пхеньян в конце прошлого года решил ввести мораторий на ядерные и ракетные испытания и заявил о своей готовности вести переговоры с США.

Первым заграничным визитом Ким Чен Ына, который до этого вел жизнь отшельническую и с иностранными руководителями за все шесть лет правления ни разу не встречался, стала его полусекретная поездка в Китай в конце марта. За этим визитом последовал второй – в начале мая Ким внезапно приехал в Далянь, где опять встретился с Си Цзиньпином. Цель этих визитов была очевидна – Ким Чен Ын и его советники старались разбить неожиданно возникший американо-китайский единый фронт.

Надо сказать, что действия Дональда Трампа во многом упростили задачу северокорейским дипломатам: начатая Белым домом торгово-тарифная война с Китаем заставила многих в Пекине задуматься о том, следует ли и далее помогать США на северокорейском направлении. Скорее всего, в Пекине и Даляне Ким Чен Ыну обещали некоторую поддержку, но только если он тоже пойдет на уступки американской стороне и не будет нагнетать напряженность.

Показательно, что сразу после мартовского визита Ким Чен Ына резко изменился тон сообщений о Китае в северокорейской печати: до этого на протяжении нескольких лет о Китае там писали мало и не слишком доброжелательно, а иногда и просто враждебно. Однако после поездки Ким Чен Ына в Пекин официальные СМИ стали описывать Китай в самых восторженных выражениях, а о самом Си Цзиньпине некоторое время писали, используя такие подчеркнуто вежливые грамматические формы, которые обычно могут применяться в официальных публикациях только к членам правящей семьи Ким.

Позиция Китая понятна: ему не нужен кризис и не нужна война, поэтому он будет подталкивать обе стороны к компромиссу. Сейчас Китай единственная страна в мире, которая может оказывать эффективное давление и на США, и на КНДР. Для этого в распоряжении у Китая есть весомый инструмент – санкции. Монопольный контроль над внешней торговлей КНДР означает, что Китай фактически определяет, насколько жестко они будут реализовываться. Если КНДР заупрямится, то Китай всегда может усилить санкционное давление на Пхеньян. Если вдруг несговорчивость и нежелание идти на компромисс станут проявлять США, то Китай может ослабить санкции, дав Пхеньяну, напротив, шанс уйти от давления.

Достигнутое в Сингапуре соглашение, при всей его неконкретности, вполне соответствует интересам Китая. Хотя в Пекине не слишком довольны ядерными амбициями КНДР, совсем уж прямого беспокойства ядерная программа там не вызывает, поэтому в Пекине едва ли будут опечалены тем, что саммит в Сингапуре не привел к ощутимым сдвигам в сторону ядерного разоружения (в возможность ядерного разоружения в Пекине не верят).

Зато саммит показал, что ситуация сейчас находится под контролем, что до войны в ближайшее время дело не дойдет и что стороны выдвигают не слишком радикальные требования друг к другу. Для Китая это хорошая новость: то, что между США и КНДР идут переговоры, означает, что резких изменений в ситуации на Корейском полуострове не будет. Скорее всего, Пекин и дальше будет подталкивать Пхеньян к переговорам, не загоняя его при этом в угол и не ставя под прямую угрозу сохранение нынешнего режима. Будет ли действовать Пекин совместно с США – вопрос сложный, но пока кажется, что времена координации их действий прошли.

США. КНДР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 13 июня 2018 > № 2648022 Андрей Ланьков


Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645913 Леонид Исаев

Россия не разрешает конфликты, она замалчивает их

Действия Кремля на Ближнем Востоке усилили вес и престиж Москвы, однако она не хочет устранять напряженность, лежащую в основе конфликтов.

Ибрагим Фрайхат (IBRAHIM FRAIHAT), Леонид Исаев, Foreign Policy, США

С 1917 до конца 1980-х годов Москва, вмешиваясь в конфликты по всему миру, руководствовалась стремлением продвигать коммунистическую идеологию. После распада Советского Союза Кремль так и не смог ясно объяснить, какую пользу российское вмешательство приносит международному сообществу.

Если Запад оправдывает свое основанное на интересах вмешательство на Ближнем Востоке действиями по продвижению демократии, то Россия, отстаивая собственные интересы в регионе, пытается показать, что она решает проблемы. Ей удалось снизить напряженность в Сирии, однако посреднические действия России в зонах конфликтов имеют тенденцию замораживать их, но не урегулировать.

Действия России в Сирии являются лучшим примером того, как она пытается предстать в образе решателя проблем на Ближнем Востоке. После начала военной операции в Сирии в 2015 году Москва заметно активизировала свое участие в переговорном процессе. Действия Москвы привели к созданию влиятельного тройственного альянса в составе России, Ирана и Турции, который стал основой для переговорного процесса в Астане, а также для конгресса сирийского народа в Сочи. В 2017 году Москва начала поиск альтернативных площадок для проведения содержательного диалога с оппозиционными группировками Сирии в Каире (а именно, с организациями «Джейш аль-Ислам» и «Джейш ат-Таухид») и в Женеве («Файлак ар-Рахман»), а также для начала переговоров с США и Иорданией в Аммане.

Россия также предпринимает посреднические действия в Ливии, где конфликт между двумя правительствами зашел в тупик. Россия трижды принимала у себя полевого командира с востока страны Халифу Хафтара (Khalifa Haftar) и даже напечатала деньги для его параллельного центробанка, расположенного в Эль-Байде. Одновременно она принимает его соперников из Триполи, надеясь сыграть посредническую роль и навести мосты между Хафтаром и Фаизом Сараджем (Fayez al-Serraj), возглавляющим международно признанное правительство национального согласия. Кроме того, Россия позиционирует себя в качестве посредника во внутриливийских конфликтах. В частности, она начала диалог между правительством национального согласия и племенами, контролирующими юго-западный город Убари.

В условиях, когда дипломатический кризис и блокада раскололи страны Персидского залива, российский министр иностранных дел Сергей Лавров несколько раз посещал Саудовскую Аравию и Катар, и объявил, что Москва в полной мере поддерживает посреднические усилия Кувейта и урегулирование кризиса путем переговоров. Благодаря такой мягкой интервенции король Саудовской Аравии нанес первый в истории визит в Россию, подав важный сигнал о том, что две страны преодолели давние противоречия в своих непростых отношениях, возникшие еще в 1979 году из-за советского вторжения в Афганистан.

Москва занимается даже израильско-палестинской дипломатией. Сразу после того, как американский президент Дональд Трамп решил перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, палестинский лидер Махмуд Аббас разорвал отношения с Белым Домом и нанес государственный визит в Москву. Принимая Аббаса в Москве, Путин призвал Трампа предпринять усилия для достижения мира и предложил помощь со стороны России. Далее, во время саммита Лиги арабских государств, отвергшего перенос американского посольства, Путин направил письмо арабским лидерам, в котором заявил, что Россия готова «любыми возможными способами развивать сотрудничество с Лигой арабских государств ради обеспечения региональной безопасности».

Теоретически посреднические усилия России должны содействовать урегулированию ближневосточных конфликтов. Российское участие способно положить конец монополии США с их односторонними посредническими действиями, которые обычно не приводят к разрешению региональных споров, таких как израильско-палестинский конфликт, а лишь усугубляют их. Однако российский подход к разрешению конфликтов помогает лишь заморозить их, а не урегулировать. Это стало очевидно в нескольких конфликтах, которые попыталась разрешить Россия, а именно, в Крыму, на Украине, в Грузии и Чечне. Применяя силу, Москва сумела в одностороннем порядке навязать решение проблем, но не устранила их основополагающие причины. Но если не устранить первопричины конфликта, достигнутый в результате такого подхода мир будет хрупким. Социолог Йохан Галтунг (Johan Galtung) называет его «негативным миром». Фактически Россия своей военной интервенцией изменила структуру данных конфликтов, создав мощных дисбаланс сил между сторонами, что, в свою очередь, не оставило места урегулированию.

То же самое Россия сделала в Сирии, дав режиму Асада возможность одержать решающую победу в битве под Алеппо. Тем самым, она не оставила правительству никаких стимулов вести переговоры и лишила оппозицию надежды на выполнение какой-то части ее требований в ходе переговорного процесса. Неудивительно, что большая часть сирийской оппозиции отказалась участвовать в мирных переговорах в Сочи при посредничестве России. Урегулирование, достигнутое при наличии мощного дисбаланса сил, особенно в результате применения огромной военной мощи, очень трудно сохранить. Конфликт можно на какое-то время подавить, но вполне вероятно, что он вспыхнет с новой силой, как только расстановка сил изменится.

С начала своего военного присутствия в Сирии Москва сумела уменьшить масштабы конфликта. Тем не менее, своим присутствием она не улучшила жизнь сирийцев, чтобы они смогли стать партнерами в достижении урегулирования в этой долгой гражданской войне. Напротив, Москва мешает им провести национальный диалог и найти какую-то форму примирения.

Оказав Башару Асаду содействие в ликвидации почти всей оппозиции сирийскому режиму, Россия устранила возможности для установления в Сирии правосудия переходного периода, которое является ключевым фактором в разрешении любого конфликта. На сегодня Асад стал абсолютным победителем в этой войне, и его не сдерживают никакие обязательства перед разгромленной оппозицией — ни внутренние, ни международные.

Россия навязывает свои решения в централизованном порядке по нисходящей в партнерстве с укоренившимися режимами и жестокими диктатурами, но без сотрудничества с силами на местах, которые хотят изменить существующее положение вещей. Москва удержала от краха безжалостный режим Асада, поддержала режим Абделя Фаттаха ас-Сиси в Египте и Хафтара в Ливии. Россия своим военным и дипломатическим участием обычно вознаграждает диктаторов, которые служат ее интересам, но не поддерживает призывы граждан к свободе и справедливости. Тем самым она усугубляет напряженность, ведущую к революциям.

С тех пор как в 2011 и 2012 годах на Болотной площади в Москве прошли массовые протесты, российский политический истэблишмент активно продвигает идею о том, что стабильность должна стать ключевым мерилом эффективности любого политического режима. События Арабской весны как будто подтверждают этот тезис. Диктатура Асада отразила удары «Исламского государства» (запрещено в России — прим. перев.); военный режим Сиси отстранил от власти «Братьев-мусульман» (запрещено в России — прим. ред.); действительность в Ливии и Йемене после событий Арабской весны в равной степени мрачная. Владимир Путин использует все это в качестве доказательства того, что стабильность важнее справедливости.

Для прочного урегулирования конфликтов требуются серьезные финансовые вложения, что России не по силам. Россия не может профинансировать процесс восстановления в Сирии или предложить ей свой план Маршалла. Но замалчивая конфликты, Россия распределяет свои ставки, обеспечивает собственные интересы (скажем, сохраняет военную базу в Тартусе), и одновременно взаимодействует с различными воюющими сторонами. У России нет четкой и долгосрочной стратегии на Ближнем Востоке. У нее есть временные интересы, обусловленные ситуацией, а также стремление воспользоваться текущим политическим моментом. Но у нее отсутствует последовательная и долговременная концепция нового регионального порядка.

В отличие от коммунистических времен, сегодняшняя внешняя политика России страдает от идеологического вакуума. Отсутствие руководящих и направляющих принципов привело к крайне реакционному подходу. Россия пока не сформулировала собственную четкую повестку, и поэтому ее действия в основном являются реакцией на политику Запада. Самый важный сигнал из числа тех, что российская внешняя политика подает Ближнему Востоку и миру, состоит в ее готовности заполнить любой вакуум, возникающий в результате неудач и провалов Запада, даже если своими действиями Кремль лишь подавляет конфликты, а не разрешает их.

Ибрагим Фрайхат — адъюнкт-профессор института последипломного образования в Дохе. Он автор книги " Незавершенные революции. Йемен, Ливия и Тунис после Арабской весны" (Unfinished Revolutions: Yemen, Libya, and Tunisia after the Arab Spring).

Леонид Исаев — старший преподаватель московской Высшей школы экономики.

Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645913 Леонид Исаев


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645897 Андрей Парубий

Андрей Парубий: «В Восточной Украине продолжается агрессия России»

Интервью Андрея Парубия, председателя Верховной рады Украины

Оливье Таллес (Olivier Tallès), La Croix, Франция

Андрей Парубий — один из бывших основателей Украинской национал-социалистической партии, которая позже превратится в радикально-националистическую политическую партию «Свобода». Позднее он присоединялся к различным партиям и был избран депутатом в 2014 году от Народного фронта, партии бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

Во время своего визита во Францию он был принят 11 июня председателем Национального собрания Франции Франсуа де Рюжи (François de Rugy).

«Ла Круа»: 11 июня 2018 года состоялась встреча в «нормандском формате» министров иностранных дел Украины, Франции, Германии и России, чтобы попытаться возродить Минский мирный процесс. Чего стоит ожидать от этого девятого саммита?

Андрей Парубий: Ключевым пунктом Минских соглашений остается установление режима долгосрочного прекращения огня. Однако этот пункт по-прежнему не соблюдается. Агрессия со стороны России продолжается в новых формах, а обстрелы происходят вдоль всей разделительной линии.

Последний месяц стал самым тяжелым за последний год с точки зрения количества погибших солдат и украинских гражданских лиц. Тем не менее мы остаемся приверженными формату этих четырехсторонних встреч, которые позволяют вести переговоры об освобождении украинских заложников на оккупированной территории Украины и в России.

— ОБСЕ в своих ежедневных докладах отмечает, что обе стороны нарушают режим прекращения огня. Между тем за последний месяц украинские силы были сильно оттеснены. Будет ли украинская армия стремится силой занять сепаратистские территории?

— После подписания Минских соглашений Россия начала наступление и заняла территорию, намного превышающую ту, о которой говорилось в тексте, подписанном 11 февраля 2015 года в столице Белоруссии (город Дебальцево «добровольно» попадал в руки сепаратистов и российских танкистов 18 февраля 2015 года). В ответ на нарушения режима прекращения огня украинские солдаты иногда контратакуют, а затем распределяют гуманитарную помощь в городах, контролируемых государством, согласно Минским соглашением. Наши войска никогда не пересекали линию фронта, обозначенную в Минске.

Украина, которая уже потеряла более 10 тысяч человек в этом конфликте, хочет мирного урегулирования. Но наша армия сильно изменилась: теперь она в состоянии защищаться. Укрепление нашего военного потенциала в сочетании с международными санкциями в конечном итоге заставит Владимира Путина вывести своих солдат с оккупированных территорий.

— Киевские власти сейчас занялись реформой институтов. После почти двух лет дебатов парламент проголосовал за создание антикоррупционного суда. Однако в тот же самый день парламент Украины уволил министра финансов Александра Данилюка, одного из главных переговорщиков Киева с МВФ, который находился в конфликте с главой правительства. Не затормозит ли это запуск реформ в Украине?

— Я лично участвовал в создании антикоррупционного суда, обратившись в Венецианскую комиссию. Мы достигли консенсуса с более чем двумя третями голосов. Это очень важный шаг для нашей страны после создания НАБУ, антикоррупционной прокуратуры и закона о прозрачности доходов государственных служащих. Говоря о замедлении процесса реформ, я хочу вам напомнить, что за последние девять месяцев мы приняли закон о пенсиях, о судах и об образовании. Отстранение от должности министра финансов входит в компетенцию правительства.

— Олигархическая система окончательно сдала свои позиции?

— Она отступила, но продолжает защищать свои интересы. Например, мы покончили с энергетическими монополиями, включая газ и электроэнергию, хотя некоторые из них по-прежнему сохраняют свои позиции. Она также сохраняет свое влияние в СМИ благодаря финансовому потенциалу и капиталу, накопленному при президенте Викторе Януковиче. Несмотря на то, что они продвигаются не так быстро, как хотелось бы, антикоррупционные реформы потихоньку ослабляют роль олигархов.

— Правозащитные организации обеспокоены пассивностью властей перед лицом продолжающихся нападений крайне правых организаций и ополченцев. Когда Украина начнет судить виновных в этих нападениях?

— На Украине действует только одна полиция, которая претерпела серьезные реформы. Если организации нарушают закон, они отвечают по закону. Российская пропаганда продолжает искажать факты в европейских странах. Я поздравляю Францию с принятием закона по борьбе с фейковыми новостями.

— Существует пропаганда, но есть и реальные факты, такие как нападение на цыганский лагерь крайне правой организацией «Азов»…

— По этому факту мы открыли уголовное дело. По нему будет дано заключение и вынесен приговор.

— Европа все больше склоняется к тому, чтобы положить конец санкциям против России. Почему европейцы должны сохранять эти санкции?

— Россия не выполнила ни один из пунктов Минских соглашений. Она продолжает кибератаки, поддерживает еврофобные партии и осуществила химическую атаку в Великобритании. Это глобальная угроза. Однако Путин, который уважает только силу, расценил бы смягчение санкций как проявление слабости.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645897 Андрей Парубий


Россия. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644267 Игорь Шумейко

«Великий и ужасный» Отто Скорцени

Брэнд лучших спецопераций

Игорь Шумейко

Не слишком углубляясь в вопрос: «От кого/чего освободили страну народные депутаты «Декларацией о государственном суверенитете РСФСР» (12.06.1990)? - остановимся на самом простом, всё объясняющем, извиняющем ответе. Тогда начинался знаменитый «Парад суверенитетов», и нардепы РСФСР просто боялись на него опоздать.

Говоря о «боязни», о массовом поветрии, моде (чтоб не сказать «истерии»), общей погоней за каким-то призраком (или бегством от него)… можно вспомнить о ещё одной дате, даже юбилее.

12 июня 1908 г. родился «великий и ужасный» Отто Скорцени, давший старт интересных исторических «трендов»: вера во всемогущество тайных операций, списание всего и вся на Большой Страх пред ними.

Высадившись, в июне 1944 г. в Нормандии, англосаксы вступили в бой с этим Страхом. В биографии Эйзенхауэра (книга Р.Иванова) приводится случай:

«В американском тылу остановился джип с несколькими солдатами, водитель попросил залить бак «петрола». Но в обиходе американцы никогда не называют бензин – петролом. Подозрительных задержали, оказалось: немецкие диверсанты… Среди солдат и офицеров поползли слухи один невероятнее другого. Что помимо диверсий, распространения паники диверсантам приказано выкрасть, убить главнокомандующего Эйзенхауэра»…

За все время ловли была обнаружена только одна группа, именно та, с «петролом», но сама случайность поимки, фольклорно-жаргонная причина раскрытия – пугала американцев более всего… Военные патрули (умножившиеся многократно) стали хватать всех подозрительных. Но как выявить диверсанта, когда «великий и ужасный Скорцени» может в совершенстве подделать форму, документы, язык, акцент?!

Его знаменитый фокус с десантом на планерах, вызволением Муссолини был на слуху. В массовом сознании Скорцени потеснил, наверно, даже Гудини (самый знаменитый иллюзионист).

И тогда: «… американские патрули стали задавать вопросы, на которые должен ответить всякий американец. Кто такой Микки Маус, какое прозвище носит та или иная бейсбольная звезда».

Тут уже некая изящная закольцовка интриги: с фольклорным страшилищем Скорцени стали бороться с помощью фольклора же…

НО случай с генералом Брэдли - еще более красивый поворот сюжета. В самый разгар «охоты на диверсантов» на дороге был арестован командующий группой армий генерал Брэдли. Сдав положенный экзамен по Микки Маусу, Дональд Даку, генерал засыпался, когда ему приказали назвать столицу штата Иллинойс. Точнее генерал-то назвал правильно: «Спрингфильд», но проверяющий сержант слыхал только о крупнейшем городе Иллинойса, и был уверен, что: «Правильный ответ: Чикаго»…

И генерал Брэдли был арестован, увезен на допрос в штаб американской армии! Добавим, в той военно-нервозной обстановке генерал с большой вероятностью был бы просто застрелен, произведи он хоть какое-либо резкое движение, диктуемое естественной обидой военачальника и знатока американской географии...

Мораль: знания, выделяющие индивида из круга, в котором вершится действо, (пускай и походящее на средневековую «Охоту на единорогов») - излишни и опасны.

Историки спецслужб спорят: где именно в тот момент 1944 года находился Скорцени, насколько основательны были американские Страхи? Но на того работал именно «брэнд», бегущая впереди слава. В 1938 г. во время аншлюса Австрии именно он арестовал канцлера Шушнига. Но… операция «Длинный прыжок» (покушение на участников конференции Тегеран-1943) провалилась благодаря советским разведчикам Николаю Кузнецову и Геворку Вартаняну? И операция «Ход конём» (весна 1944, попытка захвата Тито на западе Боснии) – тоже неудача? Но Скорцени отрицает свое участие в них. А вот операция «Фаустпатрон» (похищение сына венгерского диктатора Хорти и принуждение того к передаче власти прогерманскому правительству Ференца Салаши) – удалась. И здесь Скорцени - «при делах».

Работал над своим «портфолио» как опытный маркетолог, что и обеспечило ему в 1948 г. «контракт» с американцами: готовил их диверсантов.

Потом работал на Египет, потом на «Моссад» (свидетельствует завербовавший его Рафи Эйтан). Причем успех работы на Израиль был обеспечен как раз работой на Египет: знал и сдал своих предыдущих нанимателей. Вроде бы Скорцени работал и на организацию «ODESSA» (спасение ветеранов СС), но его новый начальник Эйтан отрицает (выгораживает?): «Скорцени не работал, да и «ODESSA» - более виртуальная структура, чем реальная. Многое придумали журналисты».

В общем, как и положено в истории спецслужб: всё возможно, ничего не достоверно. Вглядимся в лицо «человека со шрамом». Известно, что немецкие бурши (студенты) хвастаясь якобы участием в сабельных дуэлях, тайком сами наносили себе шрамы. (Еще одна «мания» в набор сегодняшней колонки). Скорцени, разумеется, настоящий смельчак, его дуэль была настоящей. Но характерно, что на фото он всегда обращен к зрителю левой, «героической» щекой. Еще элемент «портфолио».

Раскрывая в книгах темы массовых страхов, блефов, маний я анализировал Скорцени, как «брэнд». Задумывался: почему все голливудские военные фильмы посвящены спецоперациям? Выдумывается/вымучивается какой-нибудь артефакт, который захватишь – и война выиграна. Какая-то сверхсекретная «водокачка» в тылу врага: взорвешь – и «Гитлер капут». Настоящие «Окопы» показаны один раз, и то в связи с необходимостью вытащить оттуда рядового Райана.

Думаю и та «война» с ловлей Скорцени, «экзаменами на Микки Мауса» имела место потому, что 4-5 лет назад на этих же полях проходила «Странная война» (Phoney War - фальшивая, ненастоящая война). Иная мера народности, героизма, подлинности, привела к тому, что и кампания 1944 г. порой сводилась к «Промо-акции»:

«Успей сдаться англо-скасам и получить скидку по военным преступлениям на Восточном фронте!»

«Количество мест (в лагерях пленных) ограничено! Предложение действительно по май 1945 года!»

Россия. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644267 Игорь Шумейко


США. КНДР. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 12 июня 2018 > № 2648023 Александр Габуев

Много выгод из ничего. Что получили от встречи в Сингапуре Ким, Трамп, Пекин и Москва

Александр Габуев

Драматичный саммит Дональда Трампа и Ким Чен Ына оказался скуп на конкретику и не приблизил стороны к пониманию, как на практике решать самые важные для них проблемы: ядерное разоружение КНДР для Вашингтона и получение надежных гарантий выживания режима для Пхеньяна. Однако в короткой перспективе, которая при хорошем раскладе может продлиться до ноябрьских выборов в США, от красочного шоу в Сингапуре выигрывают оба главных героя, да и многие другие стороны. Ради этого все и затевалось

Планка ожиданий от сингапурского саммита Дональда Трампа и Ким Чен Ына была установлена настолько низко, что взять ее оба лидера смогли без особых усилий. Еще осенью прошлого года Трамп и Ким заочно обменивались смачными оскорблениями, американский президент грозил КНДР «огнем и яростью», а его тогдашний советник по национальной безопасности Герберт Макмастер всерьез рекомендовал «разбить нос» северокорейцам, чтобы поостыли, – например, нанести точечный ракетный удар по одному из ядерных объектов или потопить подлодку КНДР, не сливая это в СМИ.

До сих пор непонятно, всерьез ли Трамп рассматривал эти возможности, или это был блеф, но в любом случае повод поволноваться был. Риск просчетов и эмоциональных решений в таких ситуациях повышается кратно, а через несколько витков эскалации Корейский полуостров мог оказаться на пороге военного конфликта между двумя ядерными державами.

На этом фоне сингапурский саммит, где Трамп долго трясет руку Киму, – действительно большой вклад в дело мира во всем мире. Это признают даже некоторые оппоненты Трампа внутри США (по крайней мере те, кто еще способен к трезвому анализу): самая плохая мирная встреча, на которой самая могущественная демократия мира идет на небывалые символические уступки чудовищному режиму, лучше войны с возможным применением ядерного оружия.

Однако с практической точки зрения итоги саммита обсуждать крайне сложно: помимо того отрадного факта, что он состоялся и Трамп с Кимом расплывчато пообещали вместе бороться за все хорошее против всего плохого, на встрече было мало конкретики. В принципе это неудивительно для саммита, готовившегося впопыхах и, прежде всего, ради картинки в СМИ.

Заявление, которое Трамп и Ким торжественно подписали в отеле Cappella, нельзя назвать даже промежуточным итогом в процессе урегулирования корейского кризиса. Это минимально возможный на сегодняшний день компромисс, и любое уточнение формулировок сразу высветило бы непримиримые разногласия между сторонами. Получившийся короткий текст даже менее конкретен, чем многие прошлые документы, которые США и КНДР подписывали на куда более низком уровне, а северокорейские обещания расплывчаты, как никогда.

При этом многие из заявленных на саммите вещей, вроде готовности Трампа свернуть военные учения США и Южной Кореи, на бумагу не положены и могут быть пересмотрены в любой момент. Хотя, как показывает история с заявлением G7, даже запись на бумаге не является надежной защитой от переменчивости настроения Трампа или его понимания, что может понравиться его ядерному электорату.

Но скучные, хоть и принципиальные вопросы еще станут предметом мучительных и трудных переговоров. А пока никакой конкретики в переговорах нет, победу могут праздновать и в Вашингтоне, и в Пхеньяне, и в ряде других мировых столиц.

Ким начинает и выигрывает

Самый крупный выигрыш, безусловно, сорвал Ким Чен Ын. Еще несколько месяцев назад он возглавлял страну-изгоя, которая была обложена международными санкциями и против которой были настроены все соседи, не говоря уже о самой мощной державе современности. Теперь же его торжественно принимают за границей как нормального мирового лидера, сингапурские министры катают его по ночному городу и делают с ним селфи, а затем он на равных встречается с действующим президентом США – то, чего не удавалось добиться ни его великому деду, ни его отцу.

Мелкие детали протокола подчеркивают статус Северной Кореи как нормальной державы: установленные через один флаги США и КНДР, обращение «уважаемый председатель», сам тон Трампа, обещание пригласить в Белый дом, подписание документов. Даже CNN стал называть Кима «лидером», а не «кровавым диктатором».

Неслучайно именно эти детали больше всего бесят американских чиновников прежних администраций, бушующих сейчас в твиттере. Именно символическая легитимизация режима – главный итог саммита для Ким Чен Ына. Можно не сомневаться, что весь отснятый материал будет умело использован северокорейской пропагандой для укрепления авторитета «молодого маршала».

При этом пока Киму не пришлось жертвовать ничем существенным. Он на время отказался от проведения ядерных и ракетных испытаний и приказал устроить взрыв на ядерном полигоне. Но сейчас у КНДР и так нет острой технологической необходимости проводить новые испытания, полигон уже не так нужен, да и мощность взрыва, судя по некоторым данным, была недостаточной, чтобы окончательно вывести его из строя. Зато режим пока не взял на себя никаких четких обязательств, которые приближали бы США к их главной цели – полному, проверяемому и необратимому ядерному разоружению КНДР.

В подписанном документе говорится лишь о «движении в направлении» безъядерного статуса, причем всего Корейского полуострова, а не только КНДР – никаких сроков, никаких обязательств в одностороннем порядке разоружиться. Все эти уступки, если до них вообще дойдет, можно будет расторговать потом, получив за это куда более серьезные призы. И тут события вчерашнего дня могут подстегивать аппетиты – Трамп на итоговой пресс-конференции говорил и о готовности свернуть военные учения с Южной Кореей, и о потенциальной возможности сократить или вообще свернуть американское военное присутствие на полуострове.

Помимо доставшихся почти даром символических уступок, крайне важный для Кима итог саммита и всего процесса то, что военный удар по КНДР сейчас выглядит как малореальный сценарий. Между тем еще в конце прошлого года это было не так, и в Пхеньяне, похоже, куда больше опасались не экономических санкций, а решимости Трампа разбить им нос. Именно из-за риска военной операции Ким смягчил тон в своем новогоднем обращении.

Этот риск заметно снизился за последние месяцы, а благодаря встрече в Сингапуре уверенно стремится к нулю (по крайней мере, так видится сейчас). Для режима это крайне важно – убрав со стола переговоров американский военный удар, вести свою игру становится проще.

Наконец, подготовка к саммиту с Трампом позволила Ким Чен Ыну решить еще одну важную задачу – выйти из дипломатической изоляции. Напуганный перспективой войны, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин развил бурную дипломатическую активность и выступил посредником между КНДР и США, а заодно уже дважды встретился с Кимом. Улучшение отношений с Сеулом и инвестиции в отношения с Муном – важное достижение для Кима, который может обернуть это в конкретные экономические выгоды, а также попытаться дискредитировать установки южнокорейской правой оппозиции, которая всегда была настроена по отношению к Пхеньяну куда жестче, чем правящие сейчас левые.

Прорыв произошел и на другом дипломатическом фронте – в отношениях с Китаем. Отношения Пхеньяна и Пекина стабильно портились на протяжении последних лет: северокорейцам не нравилась растущая зависимость от Китая, а китайцев бесило то, что КНДР ведет свою игру, а не следует мудрым указаниям старших товарищей, в результате чего у США появляется предлог активнее давить на Китай и разворачивать элементы противоракетной обороны в Южной Корее.

После почти синхронного прихода к власти Ким Чен Ына и Си Цзиньпина эти отношения стали еще сложнее – Ким зачистил северокорейскую элиту, устранив многих представителей китайского лобби, и вообще для столь молодого лидера вел себя крайне самоуверенно, что никак не могло нравиться товарищу Си с его собственными лидерскими амбициями.

Отношения достигли низшей точки после убийства в феврале прошлого года в Куала-Лумпуре Ким Чен Нама, сводного брата северокорейского лидера. Однако в условиях приближающегося саммита с Трампом Ким Чен Ын остро нуждался в демонстрации того, что Пхеньян не находится в полной изоляции и у него есть старшие партнеры, а значит, дополнительные карты на руках. Для Китая остаться совсем в стороне от готовящегося саммита также было непозволительно – оказавшись один на один с США в сложной ситуации, Ким мог бы пойти на неприемлемые для Пекина уступки.

В итоге в конце марта Ким успешно съездил в Пекин и познакомился с Си Цзиньпином, а в начале мая они вновь встретились в Даляне. Протокол был соблюден – северокорейский лидер почтительно приехал к старшему брату в гости, как и полагается младшему партнеру, но тут же был милостиво обласкан. Нормализация отношений с Китаем и лично с Си – важный побочный итог саммита с Трампом. Если бы не Сингапур, неизвестно, как и на каких условиях это бы произошло.

Наконец, вслед за Южной Кореей, Китаем и США устанавливать более тесные отношения с КНДР и ее лидером заспешили и другие страны, хоть и менее важные, но тоже нужные и полезные как для прекращения изоляции режима, так и для практической помощи в свете возможного смягчения санкций. Самая главная из этих стран «второго ряда», безусловно, Россия. Глава МИД РФ Сергей Лавров был в Пхеньяне и встречался с Кимом 31 мая. Не исключено, что теперь визиты высокопоставленных иностранных гостей в КНДР станут регулярными.

Безусловно, самое сложное у Кима впереди. Планка ожиданий внутри самой КНДР от быстрых успехов может оказаться задрана высоко, а простых для режима решений по основному вопросу о ядерном разоружении, на который завязан дальнейший выход страны из изоляции, не существует. Но сейчас Ким Чен Ын может заслуженно радоваться блестяще отыгранному дебюту долгой партии.

Искусство сделки

Если следить за дискуссией американских экспертов по Корее и Восточной Азии, которая идет в твиттере, выступление Дональда Трампа выглядит как крупный проигрыш. Единственное, что сквозь зубы ставят президенту в заслугу, – это то, что саммит лучше ядерной войны, но тут же справедливо замечают, что перспективу войны сделал реальной исключительно сам Трамп. В остальном же американский президент выступил «слабо»: улыбался и шутил с кровавым диктатором, отдал КНДР символическое равенство с США попросту даром, не добился никаких конкретных обещаний и уступок по ключевому вопросу, да еще сказал о возможности отменить военные учения и чуть ли не вообще вывести американский контингент из Южной Кореи.

Впрочем, сложно ожидать, что американское экспертное сообщество могло сказать о Трампе что-то другое – для этого президенту пришлось бы сделать что-то совершенно невероятное, добившись от КНДР безоговорочного разоружения (и даже в этом случае его бы раскритиковали, например, за то, что он не решил проблему с правами человека в КНДР).

Зато для своего ядерного электората Дональд Трамп выглядит героем. Еще недавно мир балансировал на грани ядерной катастрофы, потому что северокорейский диктатор угрожал Америке и ее союзникам своими ракетами, которые появились у него, разумеется, исключительно благодаря слабости предшественников Трампа в Белом доме, особенно Барака Обамы. Но Дональд Трамп проявил невероятную твердость и мудрость – и вот уже вчерашний враг готов встать на путь исправления, мир спасен, и все благодаря такому крутому американскому парню, как Трамп.

Не стоит переоценивать влияние внешней политики на симпатии американских избирателей, но предотвращенная угроза ядерной войны и беспрецедентный шаг по нормализации отношений со вчерашним врагом – это то, что запомнится большинству трамповских избирателей, которые уж точно не будут лезть в тонкости корейской ядерной проблемы. Это может понравиться и обычным избирателям, которые не относятся к жестким противникам президента – кто станет возражать против мира?

До ноябрьских выборов пока далеко, но запущенный мирный процесс с КНДР явно растянется на многие месяцы, так что какие-то ударные и красивые встречи можно будет провести и поближе к дню голосования. Наконец, подготовка к саммиту в Сингапуре принесла и вполне конкретный, понятный для американцев результат – освобождение граждан США, которых удерживали в КНДР, и это президент тоже записал себе в актив.

При этом, если не считать великодержавного символизма, который волнует в основном экспертное сообщество и небольшую часть избирателей, и без того ненавидящих Трампа, никаких серьезных и к чему-то обязывающих уступок президент США пока не сделал. Приостановить учения он лишь пообещал на пресс-конференции, и это обещание выглядит как экспромт (командование сил США в Республике Корея уже заявило, что никаких инструкций не получало).

Санкции ООН по-прежнему действуют и постепенно разрушают северокорейскую экономику. Пока цены на рис и курс доллара на пхеньянских рынках довольно стабильны, но по мере истощения притока валюты в КНДР внутренние проблемы будут медленно, но неизбежно нарастать. Конечно, КНДР жила и даже развивалась в условиях крайне жестких санкций, но принятые осенью меры в среднесрочной перспективе и правда могут сильно повредить режиму – особенно после многочисленных фотографий любимого руководителя в сияющем ночными огнями Сингапуре на первых страницах северокорейских газет.

Выигрывают все

Помимо главных героев сингапурского шоу, польза от саммита будет и другим сторонам. Прежде всего, южнокорейскому президенту Мун Чжэ Ину. Именно он рискнул пойти на сближение с КНДР, начал переговоры, принял статусную делегацию из Северной Кореи во время Олимпиады и потом встретился с Кимом в Пханмунджоме (текст декларации той встречи во многом стал основной для заявления Трампа и Кима).

Риски были велики, учитывая печальную историю переговоров с КНДР, непредсказуемый характер Дональда Трампа, а также волатильность американской команды переговорщиков (например, Белый дом отозвал кандидатуру посла в Южной Корее Виктора Ча, уже получившего агреман Сеула). Но теперь действия Муна выглядят как крайне успешные. Шанс капитализировать этот символический выигрыш у президента появится уже 13 июня, когда в Южной Корее пройдут местные выборы (на кону все 17 губернаторских постов и все места в региональных и муниципальных заксобраниях).

Еще одним бенефициаром саммита стал Китай. КНДР вряд ли удалось бы склонить к переговорам, если бы Пекин не поддержал более жесткие санкции и не начал бы их исполнять – по крайней мере, об этом на пресс-конференции в Сингапуре сказал сам Дональд Трамп. Поддержка Китая оказалась нужна как Америке, так и Северной Корее, и мартовский визит Ким Чен Ына в Пекин продемонстрировал, что без учета интересов Китая эта дипломатическая головоломка не складывается.

Уже сейчас Пекин начал нормализацию отношений с КНДР на своих условиях. Статус старшего партнера виден уже в том, что в Сингапур из Пхеньяна Ким Чен Ын летел специальным бортом государственной авиакомпании Китая Air China. Развязки по основным вопросам ядерного кризиса будут искать переговорщики КНДР и США, но можно быть уверенным, что китайские пожелания и интересы примут во внимание.

Для отношений Си с Трампом сингапурский саммит тоже хорошее достижение. Переоценивать его прагматичные китайцы не будут, но наверняка попробуют задействовать как еще один козырь в сложных переговорах с Вашингтоном. В Пекине не опасаются, что КНДР ринется в объятия США и быстро станет американским протекторатом – китайские аналитики слишком хорошо знают обе страны, чтобы рассматривать этот вариант всерьез.

Наконец, в небольшом плюсе оказывается даже Россия, хотя ее роль в сингапурском саммите была минимальна. Встреча Трампа и Кима и весь дипломатический процесс вокруг нее позволили снизить риск войны у российских границ.

Россия также может утверждать, что отношения США и КНДР развиваются в логике предложенного Москвой и Пекином плана из трех пунктов, финальной точкой в котором были прямые переговоры между американцами и северокорейцами. На практике в Пхеньяне или в Вашингтоне вряд ли руководствовались российско-китайской дорожной картой, но хвастаться этим российским дипломатам никто помешать не может.

Визит Сергея Лаврова в Пхеньян и его встреча с Кимом выводят отношения с КНДР на новый уровень, и следующим логичным шагом может стать саммит с Кимом уже президента Владимира Путина – тем более в сентябре он будет во Владивостоке на Восточном экономическом форуме. Учитывая, что Трамп заговорил о КНДР как о точке приложения инвестиций (американский президент, разумеется, говорил об отелях и кондоминиумах), Москва может вспомнить о проектах железной дороги, выводящей южнокорейские грузы на Транссиб, а также газопровода и электрического кабеля, которые шли бы из России в Южную Корею через КНДР, давая Пхеньяну доходы от транзита и делая режим миролюбивее.

Рычагов для воздействия на ситуацию и будущие переговоры между США и КНДР у Москвы, в отличие от Китая, немного, но они все же есть: ведь любые договоренности, если они будут достигнуты, должны закрепляться резолюцией Совбеза ООН, где у России право вето.

Единственным проигравшим пока что выглядит японский премьер Синдзо Абэ, оказавшийся на обочине дипломатического процесса. Еще недавно Абэ, а вслед за ним и японские чиновники любили рассказывать, что японский премьер имеет на Трампа огромное влияние, что американский президент прислушивается к нему по всем вопросам, касающимся Восточной Азии и особенно отношений с КНДР.

На деле Токио оказался единственной столицей, чьи пожелания при подготовке к саммиту вообще не были учтены – Абэ и его команда считают, что говорить с Пхеньяном надо с позиции силы, а также настаивают на том, чтобы на переговорах обсуждалась и судьба японских граждан, похищенных северокорейцами в XX веке. Так что прошедшая встреча может быть воспринята в Японии как личное поражение Абэ, который и так испытывает большие трудности из-за коррупционных скандалов. Но пока ни проблемы японского премьера, ни проступающие на горизонте практические трудности дальнейших переговоров не могут омрачить радости сторон от проведения столь удачного и почти ничего не стоившего им саммита.

США. КНДР. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 12 июня 2018 > № 2648023 Александр Габуев


Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 11 июня 2018 > № 2642677 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ по итогам заседания СМИД ОДКБ, Алма-Ата, 11 июня 2018 года

Вопрос: Каково содержание принятого по российской инициативе заявления ОДКБ по Договору о РСМД?

С.В.Лавров: Действительно, было принято заявление стран-членов ОДКБ на уровне министров иностранных дел в том, что касается ситуации вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В нём выражаются поддержка этому документу и одновременно озабоченность в связи с тем, что в последнее время возникают некоторые ситуации, которые позволяют предположить, что он находится под угрозой. Это ни в чьих интересах: ни России или США как основных его участников, ни мирового сообщества, в том числе стран-членов ОДКБ.

В заявлении содержится призыв к тому, чтобы США решали возникающие у них вопросы в рамках консультаций, которые предусмотрены самим Договором. Считаю, что это очень своевременный документ. Надеюсь, он возымеет действие.

Вопрос: Обсуждалась ли тема Афганистана?

С.В.Лавров: Все министры говорили о необходимости стабилизировать ситуацию в Афганистане, выражали озабоченность тем, что в эту страну проникают игиловцы, в том числе из Сирии и Ирака. Особую озабоченность вызывает то, что террористы начинают создавать себе плацдарм в северных провинциях Афганистана, то есть в непосредственной близости к зоне ответственности ОДКБ. Это нас беспокоит. Мы видим, как миссия НАТО не всегда действует транспарентно. Было несколько случаев, когда губернаторы провинций делали заявления о неких вертолётах без опознавательных знаков, которые направлялись в район дислоцирования террористов. Учитывая, что НАТО и США контролируют всё воздушное пространство над Афганистаном, как минимум они не могли не знать об этом.

Поэтому страны-члены ОДКБ будут продолжать координацию своих действий, включая оказание содействия Таджикистану в укреплении его границы. Будут продолжаться все те мероприятия, которые предусмотрены по линии министерств обороны, специальных служб, министерств внутренних дел, пограничных войск, в том числе операция по пресечению наркотрафика, которая называется «Канал». У нас остаются в силе соответствующие договорённости, сегодня все это чётко подтвердили.

Одновременно с нормализацией военной обстановки в Афганистане мы все поддержали призыв, который был выдвинут на ташкентской конференции в марте этого года Президентом Афганистана А.Гани, к прямому диалогу с талибами. Россия давно выступает за такой диалог. Талибы – это часть афганского общества. Они должны быть непосредственными участниками политического процесса, конечно, при том понимании, что они отложат в сторону военные методы отстаивания своих интересов. Пока со стороны талибов подтверждения готовности к такому диалогу нет, но мы будем продолжать работу, в том числе с опорой на сегодняшние договорённости министров иностранных дел ОДКБ.

Вопрос: Что Вы можете сказать по поводу внешнеполитической координации государств-членов ОДКБ? Складывается впечатление, что её не хватает.

С.В.Лавров: Лучше судить всё-таки не по ощущениям, а по фактам. У нас действует коллективное указание постоянным представителям стран ОДКБ при международных организациях, на основе которых ежегодно согласовывается перечень совместных документов. В прошлом году их было принято 15. На текущий год запланировано примерно столько же. Ряд из них уже принят, остальные будут разработаны и внесены в соответствующих международных структурах до конца этого года.

Да, у нас есть нюансы при голосовании по различным резолюциям между отдельными членами ОДКБ. Но я считаю это не смертельным. Мы работаем над тем, чтобы устранять такие зазоры. Для нас важно, что по принципиальным вопросам наши союзники голосуют с нами очень твёрдо. Имею в виду наше солидарное голосование против резолюций по т.н. проблемам с правами человека в Крыму. Такая же солидарность была проявлена странами ОДКБ в рамках ОЗХО, когда мы все в связи со спекуляциями по так называемому «делу Скрипалей» стали соавторами совместного заявления с участием ещё многих государств о необходимости решать подобного рода вопросы исключительно на основе процедур, закреплённых в Конвенции о запрещении химического оружия.

Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 11 июня 2018 > № 2642677 Сергей Лавров


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639945 Василий Грицак

Василий Грицак: Мы сможем доказать вину России

Пауль Ронцхаймер (Paul Ronzheimer), Юлиан Райхельт (Julian Reichelt), Bild, Германия

Мир все еще продолжает обсуждать инсценированное украинскими спецслужбами убийство российского журналиста Аркадия Бабченко. Корреспондент газеты «Бильд» побеседовал с главой СБУ Василием Грицаком.

«Бильд»: Зачем вы устроили инсценировку убийства этого журналиста?

Василий Грицак: Мы не видели другой возможности защитить жизнь этого журналиста и одновременно получить информацию о заказчике. Поскольку заказчик полагал, что Бабченко на самом деле мертв, появилась возможность установить контакты и каналы коммуникации, которые имели для нас решающее значение при проведении расследования. Таким образом мы смогли составить список из 47 человек, которых тоже планировали убить.

— Но украинские спецслужбы теперь критикуют по всему миру. Стоило ли это делать?

— Да, конечно, стоило, ведь мы смогли защитить жизнь многих людей. Это была спецоперация, которая оказалось весьма успешной. Мы никого не хотели вводить в заблуждение, и я извиняюсь перед всеми представителями прессы, которым мы сначала не могли сказать правду. Но теперь нас даже упрекают в том, что касается семьи Бабченко, но это абсурд. Его жена с самого начала была в курсе этой тайной операции.

— Вы обвиняете Россию. А какие у вас есть доказательства?

— Мы продолжаем расследование, но я уже сегодня могу сказать, что информационной носитель с упомянутым списком будет иметь решающее значение. С помощью исследования полученных данных мы имеем возможность выйти на первоначальные источники и затем установить всю цепочку. Я уверен: в конечном итоге мы сможем доказать, что за этой акцией стоят российские спецслужбы.

— А в чем могут быть заинтересованы российские спецслужбы?

— Российские спецслужбы не признают никаких правил, 26 сотрудников украинских спецслужб были убиты с начала войны. Что касается России, то для нее речь идет о том, чтобы продолжать дестабилизировать ситуацию на Украине. Если бы Бабченко убили, и, возможно, были бы совершены другие убийства, это привело бы к беспорядкам в нашей стране, и нас бы обвинили в том, что мы не можем защитить людей.

— Вы ожидаете, что Россия будет использовать Чемпионат мира по футболу для проведения спецопераций?

— Я не удивлюсь, если Россия попытается дестабилизировать ситуацию внутри страны, чтобы затем обвинить в этом Украину. Они на все способны, даже на инсценировку насильственных акций в собственной стране, чтобы затем возложить вину на нас.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639945 Василий Грицак


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639851 Леонид Бершидский

Украина делает маленький шаг на пути к обузданию коррупции

Новый суд будет уязвим для политического давления, но это только начало

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Украина в четверг сделала ключевой шаг к созданию антикоррупционной системы правосудия, которая будет действовать отдельно от судов страны, общеизвестных своей продажностью. Голосование парламента о создании данного института, вероятно, проложило путь к выдаче новых кредитов Международного валютного фонда. Будет ли работать новый орган — вопрос открытый.

Коррупция может стать даже большим препятствием на пути Украины в Европу, чем хищническая политика России. В рейтинге восприятия коррупции «Трансперенси Интернейшнал» (Transparency International) бывшая советская республика занимает 130-е место из 180 по соседству с Сьерра-Леоне, Ираном, Мьянмой и Гамбией. Взяточничество является большой проблемой для международных доноров и кредиторов, которые поддержали страну после Революции достоинства 2014 года.

В 2015 году Украина создала Национальное антикоррупционное бюро, или НАБУ, следственное агентство, специально предназначенное для расследования дел о взяточничестве, а также антикоррупционную прокуратуру для судебного преследования по этим делам. Новые органы столкнулись с проблемами в основном нереформированных и, возможно, нереформируемых украинских судах. До сих пор старые суды вынесли решения лишь по четверти из более чем 100 дел, возбужденных НАБУ. К концу 2017 года в тюрьму был отправлен только один человек — посредник в подкупе судьи. Согласно публичному отчету НАБУ, было вынесено еще 18 обвинительных приговоров, но все они стали результатом сделок о признании вины со стороны мелких соучастников коррупционных схем. Агентство не добилось ни одного громкого обвинительного приговора, и оно открыто обвиняет судебную систему в преднамеренном затягивании работы.

В докладе говорится следующее:

«Отсутствие судебных решений позволяет избежать уголовной ответственности коррумпированным высшим должностным лицам, справедливого наказания которых по праву ожидает общество. Это также делает невозможным возврат в государственный бюджет средств, замороженных в ходе следствия».

Одним из способов устранить это бутылочное горлышко в старых судах было создание специального суда, в который НАБУ могла бы направлять свои дела. Западные партнеры Украины, включая МВФ и США, выделили эту реформу как ключевую. МВФ, который утвердил программу кредитования Украины на 17,5 миллиардов долларов вскоре после революции 2014 года, выплатил к апрелю 2017 года девять миллиардов, и с тех пор Украина пока не получила ни одного транша. В значительной степени потому, что слишком медленно двигалась вопросе создания антикоррупционного суда.

Президент Украины Петр Порошенко никогда не был поклонником параллельной судебной системы, якобы потому, что это можно рассматривать как унижение для страны. Ни одна европейская нация не имеет подобной системы. К тому же иностранные партнеры Украины потребовали себе право вето на назначение судей. Это означало потерю суверенитета, чего Порошенко принимать не хотел. Тем не менее, под давлением США и Европы, в декабре он, наконец, представил законопроект о данном суде в парламент. Западноукраинские наблюдатели усмотрели в нем жульничество, и МВФ незамедлительно объявил, что документ нужно будет изменить, чтобы удовлетворить его требования.

Принятый в четверг законопроект является результатом многомесячных переговоров с МВФ и среди украинских политиков, не все из которых хотят, чтобы суд был эффективным. Инициативой предусмотрено наличие сложной процедуры назначения судей и ветирования этих назначений. В процесс будут вовлечены Высшая судебная квалификационная комиссия судей Украины, которая в настоящее время занимается назначением судей, а также специальный совет из шести иностранных экспертов, которые будут назначены международными организациями. Чтобы наложить вето на назначение, против него должны возражать большинство из 16 членов квалификационной комиссии и трое иностранных экспертов.

Некоторые из украинских законодателей и активистов, которые годами боролись за суд, в том числе депутат Мустафа Найем и антикоррупционный активист Виталий Шабунин, приветствовали данное решение, несмотря на очевидные недостатки, например, то, что влияние международных экспертов оказалось размыто, так как они не получили права окончательного решения в выборе судей. По мнению активистов, это важный шаг вперед после многих лет застоя; Шабунин, в частности, который поддержал закон о НАБУ, был разочарован неспособностью агентства добиться обвинительных приговоров в существующей судебной системе.

МВФ заявил в четверг, что ему все еще необходимо пересмотреть окончательный вариант законопроекта. И, в любом случае, для фактического создания суда необходим отдельный закон. Вероятно, однако, что партнеры Украины в конечном итоге пойдут на компромисс, хотя бы потому, что длительное замораживание программы МВФ начинает создавать видимость серьезного раскола между Украиной и ее западными покровителями. Это не та картинка, которую хотят продемонстрировать США и Европейский Союз, несмотря на их опасения по поводу украинской коррупции. Кивок в сторону Порошенко назрел.

Вопрос о том, действительно ли параллельная система правосудия сделает многое для искоренения взяточничества, является сложным. На Украине даже самый совершенный институциональный дизайн гораздо менее важен, нежели личности, которым поручено его воплощать. НАБУ очень популярно на Украине благодаря целеустремленности своего руководителя Артема Сытника. Антикоррупционному суду понадобятся столь же энергичные и стойкие к давлению судьи. Учитывая масштабы коррупции, работу суда будут стремиться политизировать различные мощные силы.

Администрация Порошенко недовольна деятельностью Сытника и оказала на него давление. В четверг парламент проголосовал за назначение 81-летнего дипломата одним из трех аудиторов НАБУ, в обход бывшего прокурора США. Говорят, что дипломат Владимир Василенко состоит в хороших отношениях с Порошенко. Два других аудитора назначаются непосредственно президентом и правительством. Ясно, что Порошенко хочет установить политический контроль над антикоррупционной системой, поскольку он идет на выборы 2019 года без особой народной поддержки (последние опросы ставят его позади экс-премьера Юлии Тимошенко, которая выступает с популистских позиций).

Западным партнерам Украины трудно оказать необходимое давление на Порошенко, чтобы удержать Украину от сползания в привычную для нее постсоветскую трясину коррупции. В случае антикоррупционного суда западные страны снова будут испытывать соблазн избежать применения слишком сильного прессинга. В результате еще одно потенциально полезное учреждение будет иметь встроенные «задние двери», которые позволят лидерам вроде Порошенко подчинить его своим целям. Однако это все же лучше, чем ничего: если Украина когда-нибудь будет иметь менее корыстное правительство, «задние двери» выйдут из употребления, и система будет использоваться по назначению.

Эта колонка не обязательно отражает мнение редакции или «Блумберг ЛП» и ее владельцев.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639851 Леонид Бершидский


Украина. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634779 Джереми Шапиро

«“Война по доверенности” на Украине станет катастрофой»

Джереми Шапиро – директор по исследованиям Европейского совета по международным делам (ECFR), ранее работал в Институте Брукингса и Государственном департаменте США, признанный специалист по трансатлантическим отношениям и стратегическим вопросам.

Резюме На Украине происходит фундаментальное столкновение интересов России и Запада. Не доверяя друг другу, подозревая противоположную сторону в намерении использовать Украину против оппонента, они просто не могут найти взаимоприемлемых договоренностей, полагает Джереми Шапиро.

– В Национальной стратегии безопасности, опубликованной в конце 2017 г., США объявили, что, с одной стороны, будут защищаться от угроз Америке (в том числе и «сдерживая» Россию), а с другой – по-прежнему способствовать «развитию демократии и свободы в мире». Украину в этом контексте можно рассматривать (что Вашингтон, похоже, и делает) как страну, которая борется за свободу против (или по крайней мере от) России. Означает ли это, что США будут однозначно и последовательно поддерживать Украину против России?

– Продвижение политических свобод – не новая цель для США. Это основа американской политики, по крайней мере в плане риторики и в контексте национальных стратегий безопасности. Практическое воплощение ее можно обсуждать, но в плане деклараций это постоянный элемент. Думаю, Соединенные Штаты действительно считают, что Украина борется за свободу – и это касается как внутренних событий в стране, так и ее противостояния с Россией. Значит, продолжат поддерживать Украину в ее борьбе. Но это не говорит о том, как именно. Смысл американских деклараций в том, что США будут последовательно поддерживать стремление Украины к укреплению ее демократии, законности и порядка, суверенитета. Но это не обязательно должно быть направлено, как предполагает ваш вопрос, против России.

Не говорят эти заявления что-то конкретное о мере и форме, в которой будет выражаться американская поддержка Украины; грубо говоря – сколько денег, какие усилия будут на это направлены, на какие риски готова пойти американская администрация, подразумевает ли эта поддержка вхождение Украины в НАТО или прямую военную помощь. Американское продвижение демократии в мире может включать и такие вещи, как, скажем, вторжение в Ирак, и такие, как чисто риторические упражнения.

– Но нам же известны конкретные примеры активного участия США во внутренних процессах – например, история 2016 г. о смене генерального прокурора Украины. Это вполне можно посчитать прямым вмешательством во внутренние дела суверенного государства…

– Русские любят рассуждать о подобных вещах так, как будто существует четкая разграничительная линия между вмешательством во внутренние дела и, скажем, поддержкой. Честно говоря, такое утверждение представляется абсурдным – и для российской внешней политики, и для американской. И США, и Россия, и любая другая мощная держава всегда вмешивались, вмешиваются и будут вмешиваться во внутренние дела других государств – особенно так, как вы упомянули. Россия делает это в Сирии, в Белоруссии. Соединенные Штаты делают это в десятке стран по всему миру.

Мы живем в глобальном мире – все так или иначе вмешиваются во внутренние дела друг друга. Честно говоря, вопрос в том, возможно ли этого не делать. Какого рода последствия вызывает такое «вмешательство» – а я бы сказал даже «вовлечение» или «участие», мне эти термины нравятся больше – какие отношения формируются вследствие этого.

С точки зрения США, Америка помогает Украине укрепить демократию и правопорядок. А это означает, что они имеют право на свое мнение о том, как развивается ситуация в этих сферах. А поскольку они тратят деньги налогоплательщиков и идут на геополитические риски, не высказаться по этому поводу, не выразить своего отношения было бы по меньшей мере безответственно. Опять же, обозначить условия, на которых оказывается поддержка – совершенно нормально. И так, похоже, поступают все страны.

Сама идея о «вмешательстве во внутренние дела» не представляется мне полезной. Конечно, некоторые виды… вовлечения во внутреннюю политику… незаконны или плохи с точки зрения развития отношений между странами. Это происходит сплошь и рядом – США и Россию часто можно обвинить в этом не без оснований. Но просто заклеймив какое-то действие «вмешательством во внутренние дела», вы вряд ли сделаете его ipso facto незаконным или дурным.

– Давайте тогда вернемся к г-ну Трампу. Как вы считаете, переизберут ли его на второй срок?

– Не рискну дать однозначное предсказание, но у него неплохие шансы. Для действующего президента переизбрание – норма. Конечно, положение Трампа не настолько хорошо, как у большинства действовавших – и переизбранных – его коллег в плане рейтингов и проблем внутри страны. Он в уязвимом положении, но… я бы сказал, что шансы переизбраться больше, чем 50 на 50. Хотя не удивлюсь и обратному исходу.

– Оценки американской политики (внешней прежде всего) двойственны. Одни считают, что Трамп – своего рода аберрация, и после его ухода все вернется на круги своя, к парадигме глобального лидерства США. Другие же полагают, что Трамп – это окарикатуренная, гиперболизированная версия неизбежной смены приоритетов, перехода Америки к более «интровертной» политике.

– Вы точно определили одну из самых важных тем, вокруг которой ведутся самые горячие дебаты. Мне больше нравится вторая версия (мне нравится и то, как вы ее определили). Трамп вполне отдает себе в этом отчет, и в этом можно увидеть даже определенную преемственность от Обамы к Трампу. И тот и другой по-своему признают, что американская публика не вполне довольна текущим уровнем участия США в мировой политике, этот уровень кажется им чрезмерным, и его надо снизить в долгосрочной перспективе. Такую политику можно, конечно, назвать «интровертной», но это не говорит об изоляционизме. Речь идет о сокращении внешних обязательств в контексте глобализованного мира и интернационализированной политики. Америка всегда останется интернационализированной державой, она всегда будет международным «экстравертом», в отношениях с любой другой страной.

Да, Соединенные Штаты не будут вести войны одновременно, скажем, с восемью странами. Возможно, будет меньше зарубежных поездок, чем сейчас. США не придется дислоцировать войска, например, на Корейском полуострове. Барак Обама пытался сократить международные обязательства Америки так, чтобы это не дестабилизировало обстановку, постепенно, эволюционным путем. У него возникало множество проблем с исполнением этой затеи. Трамп критиковал Обаму за нерешительность и недостаточную жесткость, но и он начинает понимать достоинства эволюционного пути. При этом на фоне гиперболизированной риторики Трампу за первый год удалось добиться меньшего, чем в свое время Обаме.

Однако независимо от фактического прогресса в международной политике все кандидаты в президенты обнаружили, что в стране постепенно складывается ощущение: Америке нужно уменьшить объем международных обязательств. И эти настроения будут оказывать влияние на то, как будет формироваться внешняя политика в течение ближайших 10–15 лет.

– Дональд Трамп, как известно, не слишком доверяет институтам, предпочитая двусторонние договоренности – «сделки», как он сам их называет. Как в этом контексте выглядят перспективы дальнейшего расширения НАТО на восток и вступления Украины в НАТО? Стратегическая цель? Некоторая вероятность, возможная в результате цепочки неожиданных совпадений и влияния непредвиденных факторов, геополитических «черных лебедей»?

– Конечно, расширение НАТО на восток само по себе остается стратегической целью – как указано в документах Бухарестского саммита Альянса. Там же говорилось и о перспективах присоединения Украины к НАТО как о стратегическом решении.

В то же время практически на каждой стадии своего существования НАТО заявляла: мы, мол, будем очень осторожны, мы не собираемся расширяться, но на каждой стадии расширялась как бы сама по себе, а причины этого никто толком не понимал. Яркий пример этого – судьба программы «Партнерство во имя мира», созданной как альтернатива расширению. Она же так и не заработала, и большинство стран, пожелавших присоединиться к НАТО, в конце концов присоединились.

Сейчас в Вашингтоне и в Европе преобладает мнение о том, что присоединение Украины к НАТО – не слишком богатая идея. И такое мнение сохранится долго по нескольким причинам. Прежде всего потому, что Украина в силу своего политэкономического положения просто не готова вступить в НАТО; во-вторых, из-за войны на востоке Украины. На Западе не любят говорить об этом как о причине, но она есть. Конечно, не единственная. Как бы то ни было, присоединение Украины к НАТО – долгосрочная цель, и делаются конкретные шаги с тем, чтобы ее приблизить. Хотя в США достоинства этой идеи все еще серьезно оспариваются. Но вряд ли от нее откажутся в ближайшее время как от стратегической задачи. И пока она таковой остается, ваше предположение о цепочке случайностей будет весьма обоснованным. И такую цепочку несложно, в общем, представить. Конечно, эти события – а это должны быть очень серьезные события – маловероятны, но как «черные лебеди»… все возможно.

– А возможно ли формирование двухстороннего альянса вне НАТО? Может ли Украина стать «восточноевропейским Пакистаном»?

– Боже упаси! Пакистан – это кошмар. Было бы наихудшим исходом для всех. Но, если взглянуть на проблему с другой стороны – а я так понимаю, вы именно для этого задаете этот вопрос, – в каком-то смысле это уже происходит. Может, и не на столько формальном уровне, как с Пакистаном, но правительства США и Украины уже имеют достаточно близкие геополитические и геостратегические отношения – к добру ли то или к худу.

То, что Украина не входит в НАТО, означает, что ее отношения с Америкой (и с Западом в целом) более уязвимы в долгосрочной перспективе, что они могут измениться в ближайшие 10 лет, как они менялись, например, за прошедшее десятилетие. То есть является ли Украина членом альянса или нет – важно. Но Соединенные Штаты выстраивают союзнические отношения на самых разных уровнях. Технически союзник – это страна, с которой у вас подписан соответствующий договор. Но на самом деле термин гораздо шире. Это страна, с которой вы можете продуктивно взаимодействовать по ряду вопросов. Думаю, что Украина входит в эту категорию. И опыт подсказывает, что все восточноевропейские страны, входившие в эту категорию, рано или поздно становились членами НАТО.

В контексте Восточной Европы сильный союзник вне НАТО – не слишком устойчивая конструкция. Конечно, в случае, допустим, Швеции или Финляндии она стабильна. Но для большинства стран Восточной Европы – нет, поскольку союзник такого типа всегда будет хотеть больше – больше помощи и участия, повышенных обязательств со стороны патрона. А вступление в НАТО и есть форма таких обязательств, особенно с учетом возможностей США и представлений внешнеполитической элиты таких стран о том, что расширение НАТО является механизмом стабилизации и демократизации. Так что они всегда будут поддерживать эту идею. В случае с Украиной я не ожидаю этого в ближайшем будущем, но если существующие тенденции сохранятся, она будет стремиться к этому.

– Наиболее последовательным союзником США из всех восточноевропейских стран всегда представлялась Польша. Могут ли США как-то использовать опыт польско-американского сотрудничества в отношениях с Украиной?

– «Модельный» подход к странам Восточной Европы уже сложился, и частично с учетом опыта взаимодействия с Польшей. В контексте расширения Евросоюза и НАТО. И в каком-то смысле он влияет на то, как США выстраивают отношения с Украиной. Польша, в свою очередь, активно «лоббирует» Украину, что также влияет на политику США в этом вопросе. Но между Польшей и Украиной есть важные различия, и даже если подход к Украине кажется похожим – или слишком похожим, – это на значит, что он эти различия не учитывает. Это и внутренняя ситуация на Украине, которая гораздо хуже даже той, что была в Польше после роспуска Варшавского договора. И позиция России – восприятие Москвой политики Запада в отношении Польши и Украины. Эти различия уже спровоцировали войну на востоке Украины и аннексию Крыма. То есть российская агрессия в данном случае – это прямой ответ на действия, предпринимаемые Западом в отношении Украины.

Конечно, американские политики очень любят заявлять во всеуслышание, что, дескать, российская агрессия на Украине не повлияет на то, как мы пытаемся интегрировать Украину в Запад. Но это абсурд. Войну нельзя игнорировать – это невероятно важный фактор.

– Если США примут решение поддержать Украину в военном отношении (а, как мы знаем, они уже это делают с «Джавелинами»), то как? Поставка летальных вооружений, посылка инструкторов, размещение воинского контингента, прямое участие в военных действиях, наконец?

– Вы спрашиваете о том, что Америка может сделать, или о том, что она должна сделать?

– И о том и о другом, если вы не против.

– США уже поставляют на Украину летальное оружие. Но даже поставка нелетального оружия (хотя это, конечно, несколько иной коленкор) означает прямую военную поддержку. Так что Вашингтон давно такую поддержку оказывает. И американские инструкторы там есть, я уверен. Конечно, Соединенные Штаты не размещают там войска, и я не думаю, что до этого дойдет. Правда, инструкторы – такая категория, которая в глазах неопытного наблюдателя имеет тенденцию масштабироваться драматически и выглядеть уже не совсем корпусом советников… Но я не думаю, что у США есть желание выходить далеко за пределы поставки обычных вооружений и командирования конкретных специалистов.

Решение о направлении войск на Украину стало бы очень… ну очень непопулярным в Америке. В российско-американских отношениях больше всего разочаровывает то, насколько легко стороны вернулись к мышлению холодной войны. Обе стороны искренне считают, что модели и практики того времени лучше всего подходят для решения сегодняшних проблем. На Украине происходит ровно это – противоборствующие державы, не вступая в прямое соприкосновение, поддерживают опосредованный конфликт. Но в такой ситуации, когда одна сторона – Россия – непосредственно в этот конфликт вовлечена с военной точки зрения, у ее оппонента возникает благоприятная возможность, не прикладывая особенных усилий, очень осложнить ей жизнь – теми же поставками оружия, отправкой инструкторов и так далее.

Во время холодной войны обе стороны занимались этим с безрассудным пренебрежением ко всем остальным, что наносило огромный урон странам, «попадавшим под раздачу». Если США все же решат увеличить уровень своего непосредственного вовлечения в войну на Украине, там начнется полноценная «война по доверенности» в так хорошо знакомом нам духе второй половины ХХ века. Это станет катастрофой для России. Катастрофой для Соединенных Штатов. Но больше всего катастрофой для Украины, которая станет полем боя для решения вопросов, относящихся в большей степени ко взаимоотношениям России и Америки, чем к самой Украине.

– Каково стратегическое значение Украины для США?

– С точки зрения чисто геополитической Украина, пожалуй, значит совсем немного. Она слишком далеко, у Соединенных Штатов и Украины нет истории взаимоотношений, нет существенного экономического интереса, украинская тема не слишком важна для внутренней политики США.

Но, очевидно, есть гораздо более широкий политический контекст – американский проект по стабилизации и развитию демократии в Европе. Соединенные Штаты считают это своей исторической миссией с 1941 года. И есть, конечно, российский фактор. Во времена холодной войны интереса одной стороны к какой-то стране было достаточно, чтобы другая также начинала испытывать к ней интерес. И это никогда не было особенно благоприятным ни для кого.

Точка зрения США на Украину во многом формируется в рамках дискурса о России: мы, дескать, не можем позволить России нанести урон суверенитету Украины, вести агрессию безнаказанно и извлекать из нее выгоды. Российский фактор остается важнейшим элементом американо-украинских отношений. С другой стороны, эти отношения за последние 20 лет складывались так, что в американском профессиональном сообществе, занимающемся международной политикой, сложилось твердое убеждение: успех Украины важен для США, не совсем понятно почему, но факт остается фактом. Это устойчивое мнение.

– Одним из ключевых вопросов государственного и национального строительства на Украине является вопрос децентрализации – и внутренний конфликт вокруг этого вопроса. Как, по вашему мнению, к этой проблеме относятся американцы?

– С идеологической точки зрения американцы не видят проблемы в децентрализации. Сами Соединенные Штаты – изрядно децентрализованная страна, а федерализм – правильный подход к госуправлению. Он создает хороший баланс. Так что в каком-то смысле США будут приветствовать идею. Но не в их интересах (и это не их задача, в общем-то) определять внутреннее конституционное устройство Украины. В американских интересах – чтобы на Украине наконец нашли такую – неважно какую – модель, которая устроила бы всех. Проблема с децентрализацией на Украине состоит в том, что эта децентрализация на деле – не то, что под этим подразумевается. И то, что в таком виде она может представлять угрозу украинскому суверенитету.

Любая децентрализация несет риски целостности государства, а в нашем случае очевидно намерение России добиться такого соглашения, которое позволяло бы использовать децентрализацию для влияния на Киев. Причем таким способом, что действительно возникает вопрос – является ли оно вмешательством во внутренние дела страны или нет. Но такой уровень вмешательства может по понятным причинам показаться неприемлемым людям в Киеве. Если, допустим, в восточной части Украины возникает региональное правительство, которое на деле является марионеткой Москвы, и оно получает право вето или иную возможность напрямую влиять на политику центральной власти Украины, для последней это становится серьезнейшей проблемой. В Киеве очень боятся децентрализации, и частично этот страх обусловлен простым нежеланием делиться властью с регионами, подобное наблюдается во многих странах. Но частично это и опасения, что Россия злоупотребит такой децентрализацией. США, вероятно, будут солидаризироваться с позицией Киева по этому вопросу. И не будут пытаться навязать децентрализацию, которая, по их мнению, могла бы нанести ущерб суверенитету Украины.

– Могут ли США или Европа принять серьезное, непосредственное участие в затяжном процессе государственного и национального строительства на Украине, чтобы трансформировать его в безупречную историю успеха в европейском стиле? Инициировать смену элит, например? Каков предел такого участия и связанных с этим обязательств?

– Европейцы (и до некоторой степени американцы) уже довольно активно участвуют в проекте. Не думаю, что это означает, что они готовы непосредственно менять правящие элиты. Скорее, цель в том, чтобы сделать систему власти на Украине настолько открытой, что элиты менялись бы сами, если у населения будет такое желание. И по приходе к власти элиты не использовали бы ее для личного обогащения и не плодили бы коррупцию. В процессе гос- и нацстроительства на Украине Европа и Америка, по сути, участвуют уже четверть века. Конечно, нельзя сказать, что этот проект удался… все это время, говоря об Украине, повторяют одно и то же – раньше все было плохо, но теперь мы нащупали необходимую формулу внутренних реформ. Это говорили и 20 лет назад, и 15, и 10. После 2014 г. Украина добилась некоторого прогресса, но все согласятся, что впереди еще долгий путь, успехи проекта национального строительства на Украине по меньшей мере сомнительны. Конечно, здесь есть влияние и российского фактора… Но нацстроительство – очень тонкий и хрупкий процесс; уничтожить или глубоко дестабилизировать нацию гораздо проще, чем построить. И если США и Европа пытаются реализовать свой проект национального и государственного строительства на Украине, а Россия пытается его разрушить – это неравный бой, поскольку дестабилизировать Украину гораздо проще, чем стабилизировать ее. Я смотрю на перспективы без оптимизма.

Что же до степени участия или объема обязательств – со стороны США этот уровень уже гораздо выше, чем можно было себе представить. Я не думаю, что такое участие может преодолеть серьезное противодействие, но участие эластично, оно легко восстанавливает утраченные в результате такого противодействия позиции. Уровень вовлечения Европы отличается от американского, конечно, поскольку Украина – в Европе, и Европа не может «вернуться домой», как могли бы американцы. Один из постулатов политики ЕС в том, что каждый новый член Евросоюза хотел бы иметь своими соседями других членов Евросоюза. Конечно, такой подход не лишен своих ограничений, но страны, соседствующие с Украиной, по понятным причинам хотели бы, чтобы Украина была стабильной и демократичной. И чтобы она была членом ЕС. И мне такая политика представляется достаточно мудрой. Она сложна для исполнения, конечно, но в этом и состоит гений Евросоюза, стимулирующего каждую страну способствовать стабильности и развитию демократии в соседских странах.

В случае с Украиной противодействие со стороны России затрудняет этот процесс, который с самого начала был очень непростым. И я не уверен в конечном успехе этого предприятия, но уверен в том, что Европа будет в него вовлечена очень серьезно.

– Возможна ли ситуация win-win для всех участников этого процесса?

– Безусловно. Ее нетрудно обозначить – независимая, стабильная Украина, имеющая эффективные взаимоотношения с обеими сторонами, не входящая в союзы, которые каждая из сторон считает угрожающими для себя. Это известная схема, и описать ее просто. Но совсем непросто реализовать на практике. Поскольку для этого каждая сторона должна быть уверена, что Украину не используют против нее. Москва уверена, что если Киев станет чем-то вроде западного форпоста, это поставит под угрозу способность России проводить свою политику и в ближайшем международном окружении, и внутри страны.

Таким образом, создать образ действительно независимой и стабильной Украины, который удовлетворил бы Россию, чрезвычайно сложно. К сожалению, практически то же самое можно сказать и о другой стороне. Мы видели реакцию Запада на действия считавшегося более или менее пророссийским киевского режима до событий на Майдане 2014 года. Менее параноидальную, чем российская, но, по совести, лишь немногим менее.

Это большая трагедия. На Украине происходит фундаментальное столкновение интересов России и Запада. Не доверяя друг другу, подозревая противоположную сторону в намерении использовать Украину против оппонента, они просто не могут найти таких договоренностей, которые устроили бы обе стороны в равной степени. Особенно печально это для Украины, на которой противостояние сказывается крайне неблагоприятно. Вместо того чтобы стать источником и средой построения доверия между Россией и Западом, Украина превратилась в источник и среду конфликта. И все те проблемы, которые мы обсудили, способны лишь обострить конфликт, взаимное недоверие и страхи.

При этом мы с парадоксальным спокойствием и даже комфортом воспринимаем подобный уровень противостояния держав – мы жили (и выжили) в таких условиях во время холодной войны, мы до некоторой степени мифологизировали память о ней. Но на деле это же был кошмар. И то, что США и СССР не закончили ядерной войной – результат и политической прозорливости, и глубокого понимания роли ядерного оружия. Но в какой-то мере это случилось и благодаря чистому везению. Не хотелось бы повторять такой эксперимент. Но мы неотвратимо стремимся к этому. И это очень печально.

Беседовал Александр Соловьев

Украина. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634779 Джереми Шапиро


Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634777

«Магический кристалл»: робкий взгляд в военно-политическое будущее

Резюме В условиях геополитического и внутреннего конфликта, каждый из которых является и острым, и хроническим, заглядывать даже на 12-15 лет вперед – гиблое дело. Все же пытаемся, задав ведущим экспертам разных стран вопрос, каким могло бы быть военно-политическое положение Украины в Европе, например, в 2030 году.

В условиях связанных с Украиной геополитического и внутреннего конфликтов, каждый из которых является и острым, и хроническим, заглядывать на 12–15 лет вперед – гиблое дело. Все же попытаемся, задав ведущим экспертам из разных стран вопрос, каким могло бы быть военно-политическое положение Украины в Европе, например, в 2030 году.

Жан-Мари Геенно, заместитель Генерального секретаря ООН по миротворческим операциям (2000–2008), президент неправительственной организации «Международная кризисная группа» (2014–2017):

Слово «Украина» означает «пограничная земля». В этом и заключается проблема. Ее будущее невозможно отделить от широкой геостратегической перспективы. Будут ли Россия и Западная Европа к 2030 г. по-прежнему находиться в состоянии конфронтации или наладят сотрудничество? Украина имеет обоснованную необходимость в защите своего суверенитета и для этого могла бы присоединиться к европейским и евроатлантическим институтам, таким как НАТО и/или ЕС. Члены Североатлантического альянса и Европейского союза разделяют заинтересованность Украины в сохранении суверенитета и территориальной целостности всех европейских стран, но вместе с тем у них есть законное право не брать на себя дополнительных обязательств. Кроме того, им следует позаботиться и о том, чтобы оставить пространство для сотрудничества с Россией и не допустить усугубления разрыва с ней.

Что это означает для Украины? Нейтральный статус наподобие того, которым обладает Австрия, противоречил бы чаяниям всех европейских государств о суверенитете, если только он не отражал бы однозначное и независимое требование украинской стороны. Подобный запрос может поступить только в контексте сотрудничества с Россией. Если бы таким отношениям суждено было развиться, необходимость вступать в НАТО стала бы менее актуальной, но и у России осталось бы против этого меньше возражений. В такой ситуации допустимым решением для Украины было бы не стремиться к членству в НАТО, а для России – приветствовать участие или тесное взаимодействие Украины с Европейским союзом. Если конфронтация в отношениях между Западной Европой и Россией сохранится, Украина останется полем битвы. Маловероятно, что США захотят взять на себя дополнительные обязательства в области безопасности в Европе и одобрят вхождение Украины в НАТО, но Евросоюз будет по-прежнему заинтересован в демократической и процветающей Украине. Если этого удастся достичь, появится более надежная основа для долгосрочного подлинного партнерства между Россией и Европейским союзом. Параллельное расширение ЕС и НАТО после холодной войны было серьезной ошибкой. Разделение этих процессов, которое будет зависеть от позиции России, сможет заложить фундамент для новой эпохи сотрудничества.

Томас Кляйне-Брокхофф, руководитель берлинского отделения Германского фонда Маршалла (США). В 2013–2017 гг. возглавлял службу политического планирования и секретариат президента Германии (Йоахим Гаук):

К 2030 г. Европа будет охвачена разноскоростными и разнонаправленными процессами. Страны не просто станут следовать одним курсом неодинаковыми темпами. Европа превратится в подобие Солнечной системы. Государства вращаются вокруг центра, но с разной скоростью и на разном расстоянии.

Отправной точкой данного процесса можно считать Маастрихтский договор 1992 г., заложивший основы валютного союза. Странам, объединенным общей валютой, необходима дальнейшая интеграция, чтобы сохранить или упрочить стабильность. Несмотря на негативное отношение остальных членов Евросоюза, валютный союз, объединяющий сегодня 19 стран, – ядро и оперативный центр Европы. Другие члены ЕС могут выбирать: присоединиться к валютному союзу, оставаться вне его или продолжать дистанцироваться.

Последний вариант наглядно продемонстрировал британский референдум 2016 года. Великобритания по-прежнему ощущает притяжение европейского центра, но она стала первой крупной западноевропейской державой, ступившей на путь, пролегающий за пределами Европейского и валютного союзов.

Вот тут можно говорить об Украине. Договор о выходе Великобритании из Евросоюза, вероятно, поможет определить условия торговли с группой стран на периферии европейского континента. В эту группу может войти и Турция. Этот внешний круг может (а может быть, и нет) трансформироваться в аналог Европейской ассоциации свободной торговли (EFTA). Экономические плюсы такого объединения почувствуют и другие страны, например Россия.

Безопасность – другой, но связанный с первым вопрос. Пока Россия придерживается ревизионистской позиции и вмешивается в дела других стран, НАТО останется относительно единой структурой. В то же время маловероятно, что альянс захочет (и сможет) взять на себя обязательства подобного масштаба. Поэтому в сфере безопасности возможно появление альтернативных вариантов по аналогии с Солнечной системой. В этом случае Украина получит возможность выбирать союзников и укреплять собственную безопасность, не требуя гарантий по статье 5 устава НАТО. Москве придется принять такие варианты.

Иными словами, европейский порядок к 2030 г. будет «изготовленным на заказ», а не шаблонным.

Томас Грэм, управляющий директор Kissinger Associates, старший директор по России и Евразии в администрации президента США (Джордж Буш) в 2001–2007 гг.:

Есть вопросы, на которые сложно ответить, особенно в период постоянных изменений в Европе и Евразии. Каким будет регион в 2030 году? Продолжат ли НАТО и Евросоюз существовать в своей нынешней форме? В каком состоянии будут пребывать продвигаемые Россией интеграционные проекты в Евразии? Насколько значимым экономическим и геополитическим игроком в Европе окажется Китай? Как станут развиваться отношения России с США и с Западом в целом? Все эти вопросы повлияют на положение Украины в европейском геостратегическом ландшафте.

Еще одним важным фактором станет развитие самой Украины, на которую, безусловно, будут оказывать влияние Россия, США, ведущие европейские государства и некоторые другие игроки, в частности Китай. Если Украина консолидируется как демократическое государство, ей удастся реализовать себя на европейской траектории, участие в ЕС и НАТО станут реальными перспективами (до 2030 г. членство в блоках маловероятно, как бы ни развивалась ситуация), а влияние России продолжит постепенно снижаться. Если укрепится националистический популистский режим, Украина превратится в дестабилизирующую силу в Черноморском регионе и Восточной Европе в целом (вероятность такого развития событий возрастет, если подобные режимы установятся в других странах региона, например, в Турции или Польше). Если Украина останется в нынешнем состоянии или региональные силы подорвут власть центрального правительства, страна по-прежнему будет представлять собой объект геополитической борьбы или буферную зону между Россией и Западом.

Последний вариант наиболее вероятен. Отсюда вопрос: как Россия и Запад будут вести борьбу и каким образом различные акторы внутри Украины станут использовать противостояние внешних сил? Признание Россией и Западом нейтрального статуса Украины могло бы снизить накал соперничества, но не прекратило бы его полностью, тем не менее ситуация успокоилась бы до нового витка противостояния между Россией и Западом.

Для России Украина представляет жизненно важный интерес с точки зрения истории, безопасности и психологии. Трудно представить себе сценарий, при котором Россия могла бы отказаться от своих интересов на Украине в ближайшие 15 лет. В Европе ситуация другая. Там уже ощущается усталость от Украины. Чем медленнее реформы на Украине, тем быстрее усталость станет нарастать, и в какой-то момент Европа окажется готова отдать Украину России. Для Соединенных Штатов Украина была ключевым фактором ухудшения отношений с Россией, но сегодня американский интерес превратился в функцию, обусловленную общим состоянием отношений с Москвой. Если отношения улучшатся, Украина утратит значимость для США.

Госсекретарь Тиллерсон заявил, что разрешение украинского кризиса имеет ключевое значение для улучшения российско-американских отношений. Сейчас это действительно так, но в ближайшие 15 лет какое-то другое событие – например, серьезная террористическая угроза для США и России – вполне может привести к сближению двух стран, даже если украинский кризис останется неразрешенным. В этом случае Украина станет для Вашингтона менее существенным вопросом в контексте российско-американских отношений.

Если отношения и дальше будут ухудшаться, интерес США к Украине сохранится, но вряд ли Киев станет ключевым американским союзником за пределами НАТО, несмотря на заявления об обязательствах по его защите, которые можно воспринимать как неверные сигналы. Трудно представить себе сценарий, при котором Соединенные Штаты направят собственные войска для защиты Украины, кроме крупного военного конфликта с Россией (в котором не заинтересована ни одна из сторон).

Александр Чалый, чрезвычайный и полномочный посол Украины, бывший первый заместитель министра иностранных дел Украины, бывший советник по международным вопросам президента Украины (В.А. Ющенко):

К 2030 г. Украина будет существовать как независимое суверенное центральноевропейское государство, не входящее ни в НАТО, ни в ОДКБ. Практически все европейские государства и государства – члены ООН будут признавать ее границы на момент провозглашения независимости в 1991 году.

В системе европейской безопасности Украина останется ключевым элементом и будет играть одну из трех возможных ролей:

поле прямой нерегулируемой конфронтации («игры без правил») между «коллективным Западом» (НАТО) и Россией – негативный сценарий;

ключевой соединительный элемент евроатлантического пространства кооперативной безопасности от Лиссабона до Владивостока – позитивный сценарий;

де-факто разделенная страна с замороженным конфликтом, поле регулируемой конфронтации («игры по правилам») между НАТО и Россией – базовый сценарий.

Первый сценарий («ни войны, ни мира»), по существу, продолжает нынешнюю ситуацию и наименее желателен с точки зрения как украинских национальных интересов, так и интересов европейской безопасности. Он представляется наименее вероятным – не более 15%. В его рамках восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 г. невозможно.

Второй сценарий («холодный мир») возможен, если в сфере европейской безопасности «новая разрядка» возьмет верх над господствующей ныне конфронтацией. Это предполагает подтверждение в той или иной форме на общеевропейском уровне принципов Парижской хартии-1990 и международно-правовое признание нейтрального статуса Украины в пакете с договоренностями по восстановлению территориальной целостности. Этот сценарий представляется наиболее желательным для создания устойчивой системы европейской безопасности, его вероятность около 35%.

Третий сценарий («холодная война» или «мирное сосуществование») предполагает глубокую заморозку конфликта с помощью миротворческих сил ООН/ОБСЕ и возведение «новой берлинской стены» по линии разграничения между материковой Украиной, незаконно аннексированным Крымом и оккупированной частью Донбасса. Это возможно, если Запад и Россия подчинят конфронтацию «правилам игры», частично или полностью подтвердив принципы Хельсинкского Заключительного акта. В рамках данного сценария восстановление территориальной целостности Украины в границах 1991 г. также невозможно. Поэтому он менее желателен, чем второй сценарий, но представляется наиболее вероятным (50%) на следующее десятилетие.

В целом возможность реализации каждого из сценариев будет определяться общеевропейским мейнстримом в сфере европейской безопасности и внутриполитическими тенденциями Украины. Очевидно одно – украинский кризис привел к полной дезинтеграции европейской системы безопасности. Соответственно без четко определенного и приемлемого для Украины международно-правового статуса страны создание новой устойчивой системы европейской безопасности к 2030 г. невозможно.

Тимофей Бордачёв, глава Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики», директор евразийской программы МДК «Валдай»:

Через 15 лет Украина как часть европейского политического и экономического ландшафта будет представлять собой активно деградирующую классическую «серую зону» между Россией и Европой, сочетающую сотрудничество и враждебность. Эта деградация связана как с внутриукраинскими причинами – природой украинской государственности в принципе, так и с невозможностью России и Запада договориться по Украине или «отпустить» ее. При этом формального развала страны не произойдет – через 15 лет у националистов сохранится способность к контролю столицы, армии и государственной безопасности. Одновременно из страны будут вымываться лучшие человеческие ресурсы.

Украина начала 2030-х гг. – это возвращение в середину XVII века, «дикое поле», то есть территория с поступательно угасающей промышленностью, частично милитаризованным сознанием, относительно массовой люмпенизацией и отсутствием эффективной управляемости.

Видимо, такой сценарий неизбежен и оптимален с точки зрения перспективы воссоединения большей части страны с Россией на правах автономии уже к середине века и откола от нее западных областей с образованием маргинального сельского государства на задворках все более гетерогенной Европы. Украина, вероятнее всего, навсегда утеряла шанс стать государством – субъектом, а не объектом европейской политики. Необходимо помочь стране и ее населению с минимальными потерями пройти этот тяжкий путь к очищению. Для России важно держать двери открытыми для жителей Украины, в первую очередь – в области образования.

Майкл Кофман, ведущий научный сотрудник Центра Вильсона (США):

Украина, учитывая ее размер, численность населения и географическое положение, останется одним из ключевых государств Восточной Европы. Эти характеристики предполагают потенциал, но не всегда обуславливают стратегическую значимость. Детерминанты власти XX века – территория и население – сегодня играют второстепенную роль в определении положения страны на международной арене. Украина может стать экономически более успешной, опираясь на сотрудничество с ЕС в торговле, но не вступая в официальные альянсы. Такую позицию сегодня занимает ряд стран, например Финляндия. Однако Украина не демонстрирует способности преодолеть слабость государственной власти и справиться с циклическими кризисами, которые отчасти обусловлены олигархической политикой. Поэтому на мировой арене статус Киева скорее всего будет выше, чем в первые десятилетия после независимости, но по-прежнему ниже потенциала страны.

Вопрос о долгосрочных перспективах для Украины нельзя рассматривать в отрыве от политики ведущих стратегических игроков, независимо от того, являются они противниками или союзниками. Евросоюз стал постмодернистским объединением, он не занимается геополитикой и не может вести эффективную внешнюю политику как единая структура. Украина имеет стратегическое значение для таких стран, как Польша и бывшие советские республики, которые считают ее буфером от будущих агрессий России, но большинство европейцев не разделяет такую точку зрения. Немногие сегодня мыслят категориями XX столетия. Минские переговоры, инициированные европейцами, продемонстрировали неспособность континента решать подобные проблемы, поэтому у отношений Украины и Европы есть определенный потолок. Европейцы не заинтересованы в Украине как в инструменте, который можно использовать против России, а у украинской элиты недостаточно мотивации, чтобы проводить реформы, необходимые для дальнейшей интеграции страны с европейским сообществом.

По иронии судьбы Украина остается стратегически важным приоритетом для единственной европейской державы, которая мыслит в терминах Realpolitik, – для России. Ситуация между Россией и Украиной останется нестабильной не только из-за конфликта в Донбассе, но и из-за реалий российской и украинской политики. Под давлением стороны в конце концов могут прийти к стабилизации отношений, но склонность к саморазрушительному поведению преодолеть не удастся. Великие державы часто являются главными врагами для самих себя. Существуют модели неразрешенных конфликтов, где периодически вспыхивают войны: Армения и Азербайджан из-за Нагорного Карабаха, Индия и Пакистан из-за Кашмира.

Вероятность экспансии НАТО на Украину чрезвычайно мала. После распада Советского Союза альянс расширялся как политическая организация. Сегодня НАТО пытается вновь трансформироваться в военную структуру. Следующий этап расширения альянса скорее всего затронет Балканы, а не Украину и Грузию. Сдерживание и подтверждение обязательств на Балтике оттянут на себя основное внимание НАТО, в то время как перед южными членами блока стоят другие стратегические задачи, связанные прежде всего с неразрешенным миграционным кризисом.

Возможно, открытые двери официально и не будут закрыты, но проем станет таким узким, что Украина и Грузия просто не смогут протиснуться. Киеву придется искать новые возможности регионального сотрудничества с сочувствующими ему соседями, а не с крупными структурами континента. НАТО может столкнуться с типичной организационной дилеммой, поскольку расширение блока ведет к постепенному снижению эффективности. Со временем региональные соглашения и альянсы будут давать участникам более ощутимые преимущества, особенно если к договоренностям присоединятся США.

Пока стратегическим приоритетом для Соединенных Штатов является Китай, поскольку в Вашингтоне не убеждены, что Россия представляет угрозу в долгосрочном плане. Такая точка зрения обусловлена слабыми демографическими и экономическими перспективами России. Если ситуация не изменится, США станут медленно увеличивать военную помощь Киеву, но глубина партнерства зависит от восприятия угроз в Вашингтоне. Процесс будет проходить по инерции, а не в соответствии с конкретной американской стратегией. Стратегическая функция Украины сегодня и в ближайшем будущем – быть инструментом против России. Однако дальнейшее развитие российско-американских отношений определит, понадобится ли этот инструмент. Все зависит от воли Соединенных Штатов и от того, какой выбор сделает Вашингтон в соперничестве великих держав. Россия и США вряд ли придут к modus vivendi, различия между ними являются структурными, тем не менее для Вашингтона на первом месте соперничество с Китаем, а не с Россией. Конфронтация еще не достигла дна, но в 2020-е гг. ситуация, скорее всего, стабилизируется, установятся новые правила игры. Поскольку соперничество с КНР занимает все большее внимание Вашингтона, к 2030 г. Украине, как и Европе в целом, придется доказывать свою стратегическую значимость.

Рейнхард Крумм, руководитель Регионального отделения по миру и сотрудничеству в Европе Фонда Фридриха Эберта (Берлин–Вена):

Роль Украины на международной арене к 2030 г. в значительной степени будет зависеть от процессов внутри страны. Именно они определят один из четырех вариантов:

лидер (высокая эффективность госвласти, высокая социальная сплоченность);

активист (низкая эффективность госвласти, высокая социальная сплоченность);

администратор (высокая эффективность госвласти, низкая социальная сплоченность);

враг (низкая эффективность госвласти, низкая социальная сплоченность).

Если исключить два экстремальных варианта – «лидер» и «враг» (себе и соседям), Украине нужно выбирать между статусом «администратора», т.е. государства с сильными институтами власти, или «активиста», т.е. государства со сплоченным обществом. Иными словами, к 2030 г. Украина будет находиться на пути к статусу нейтрального государства с гарантиями безопасности от ведущих держав, поскольку вариант «администратора» предполагает прагматичные шаги по экономической трансформации и сближению с ЕС, но дистанцированию от НАТО. Либо Украина будет стремиться к интеграции в Евросоюз, одновременно надеясь вступить в Североатлантический альянс.

Различные группы интересов внутри общества будут вести жаркие дебаты о том, как укрепить безопасность страны. Нейтралитет – это слабый вариант, учитывая провал Будапештского меморандума. Большинство (в государстве-«активисте») поддержит идею Украины как части Запада, поскольку это обеспечит необходимую модернизацию.

Украина сама несет ответственность за собственное будущее, но независимо от выбранного сценария к 2030 г. она по-прежнему будет находиться под влиянием ведущих держав. Задача «администратора» – сбалансировать влияние, чтобы обеспечить экономическую трансформацию. Китай и его инициатива «Один пояс, один путь» может использоваться как противовес попыткам России вмешиваться в развитие других стран. Россия, в свою очередь, по-прежнему будет обладать достаточным весом в Донецке и Луганске, которые юридически являются частью Украины, но фактически ориентированы на Россию. Соединенные Штаты продолжат рассматривать Украину как инструмент сдерживания внешнеполитических амбиций Москвы. В этой ситуации ЕС будет трудно добиться прогресса в реализации соглашений «Минска-2».

Вариант «активиста» предполагает, что Украине в равной степени тяжело противостоять влиянию всех вовлеченных держав. Китай и Россия воспринимаются как недружественные страны, все внимание сфокусировано на Западе, то есть ЕС и США. Хотя Евросоюз совершенствует военные возможности, в вопросах безопасности Украина больше надеется на Америку. При таком сценарии Вашингтон продолжает оказывать поддержку Киеву, а двери в НАТО для него по-прежнему открыты.

Эндрю Уилсон, ведущий научный сотрудник Европейского совета по международным делам (Великобритания):

Прогнозировать, какой будет Украина в 2030 г., – интересно с интеллектуальной точки зрения, но абсолютно бессмысленно. За 10 с лишним лет изменятся все релевантные параметры и ключевые игроки. В России скорее всего закончится эпоха Путина. Прогнозы о будущем ЕС меняются каждый месяц. Трамп превратил волатильность в стиль руководства. Технологические и социальные изменения в мире идут ускоренными темпами, опережающими политические перемены, международная система обречена постоянно догонять происходящие изменения, находясь на грани распада. Аномалии превратились в норму и уже никого не удивляют.

Да и сама Украина – нестабильная переменная. Украина, разделенная пополам по территориально-языковому принципу, – клише, которое умерло в 2014 году. Новые клише строятся на очень непрочном фундаменте. Украина стала более сплоченной после потери территории и под влиянием войны, но стабильного долгосрочного общественного договора с новым Юго-Востоком нет. Киев передал там власть местной элите, чтобы сдержать новый виток сепаратизма. Обретенный патриотизм на Украине можно назвать узконаправленным: есть гордость за армию и гражданское общество, однако политиков вполне обоснованно презирают, немногие сохранили приверженность общему благу. Все меньше людей готовы пойти на «временные жертвы» ради экономического благополучия в отдаленной перспективе (даже на традиционно более националистически настроенном Западе в 2016 г. 41% говорил «да», 43% ответили «нет»). В целом по стране 77% граждан не чувствуют себя «хозяином в доме», имея в виду Украину.

Другие факторы можно считать константой, поскольку их определяет логика ситуации. Быть националистом на Украине означает быть проевропейцем. Польский или венгерский вариант не получил распространения (пока). Факторы, способствующие радикальному европейскому популизму, не работают. На Украине есть свои вынужденные переселенцы, и она отправляет мигрантов в соседние страны, а не наоборот. К так называемому «исламскому фактору» можно отнести только крымских татар, которые заняли «правильную сторону» в нынешнем конфликте. Таким образом, в современной украинской политике мы видим слабый популизм в исполнении Юлии Тимошенко, Олега Ляшко и Вадима Рабиновича – под его прикрытием «старая гвардия» пытается остаться во власти, не меняя привычек. «Система» способна воспроизводить и защищать себя, пока будущие реформаторы стараются придумать новую парадигму, которая позволит бросить вызов действующей власти, но не приведет к хаосу «третьего майдана».

Изменить схемы торговли и переориентировать украинское лобби на Запад будет непросто. До 2013 г. торговый оборот Украины делился на три части: треть приходилась на Россию, треть – на ЕС и треть – на остальной мир. Сегодня объем торговли с Россией не превышает 10%, торговля с Евросоюзом растет в процентном выражении, но Украина останется слабо интегрированной, если ей не удастся подняться выше в производственно-сбытовой цепочке. Евросоюз продолжит пребывать в состоянии то кризиса, то кажущегося восстановления, но долгосрочный тренд – это неустойчивая интеграция. К сожалению, «внешнее кольцо» не может представлять зону укрепления суверенитета, как хотели бы такие страны, как Польша, скорее это зона провала, как показал пример Великобритании. Поэтому Украине вряд ли удастся присоединиться к какой-либо внешней зоне.

Экономическая ситуация улучшится, но Украина по-прежнему будет отставать от соседей. Поэтому ей не удастся достичь желаемого уровня интеграции с ЕС. Украине имеет смысл сбалансированно делать ставки на Китай и США. Отношения с НАТО останутся ситуативными. Любая стратегическая авантюра, связанная с Украиной, может нарушить обязательства по статье 5, которые альянс сегодня пытается сделать более надежными. Украина хочет использовать свое географическое положение, чтобы помочь преодолеть раскол между членами НАТО и его партнерами, но тут ей придется соперничать с польской инициативой «трех морей».

Сближение с Россией возможно, но Москва не должна делать ставку на «свою» Украину, т.е. пророссийские регионы или возвращение к власти пророссийских политиков; такой вариант приведет к дальнейшему распаду. Как можно дольше поддерживать Украину в нефункционирующем состоянии – также неверный вариант для России. Противоположный сценарий – эскалация напряженности, обусловленная ощущением «незавершенных дел» на Украине, – разрушит перспективы сближения на десятилетия.

Заставить Украину вновь взглянуть на проект ЕАЭС будет невероятно трудно. Россия сама подорвала привлекательность проекта, используя его как механизм реализации глобальной геополитической повестки и постоянно политизируя вопросы торговли как инструмент «мягкой силы», что мешает получать макроэкономические выгоды.

Алексей Фененко, доцент факультета мировой политики МГУ им. Ломоносова:

В ближайшие 15 лет ситуация вокруг Украины будет определяться четырьмя долгосрочными процессами.

Первый. Завершение консолидации украинской государственности на антироссийской основе. Этот процесс начался еще в 1960-е гг., кода в рамках УССР началась политика ускоренной языковой «украинизации» и оформилось полуоппозиционное националистическое движение. После создания независимой Украины в 1991 г. движение постепенно становилось основой украинской идентичности. «Евромайдан»-2014 и конфликт в Донбассе завершил формирование нынешней Украины как антироссийского государства.

Второй. Сохранение украинской государственности в прежнем качестве. Потеря Крыма и половины Донбасса оказалась для Украины некритичной и не привела к ее распаду. В украинских регионах отсутствует сколь-либо серьезное движение за автономию, не говоря уже о независимости. Украина сохраняет хотя и очень ослабленный, но в целом значимый военно-промышленный потенциал, унаследованный от СССР. Это порождает надежды украинской элиты и общества вернуть контроль над Донбассом, а, возможно, и Крымом.

Третий. Сохранение за Украиной статуса внеблокового государства. Территориальный конфликт в Донбассе и непризнание Украиной потери Крыма делает технически невозможным ее принятие в НАТО. Речь может быть только об особых формах военно-политического партнерства Киева со странами Запада.

Четвертый. Восприятие Западом Украины как важного компонента в политике сдерживания России. Для политических элит США и во многом стран ЕС (независимо от имен конкретных политиков) сохранение Украины в нынешнем виде – гарантия невозможности восстановления СССР в каком-либо качестве. Украина дает прямой коридор от Балтийского до Черного моря непосредственно вблизи российских западных границ. Поэтому страны Запада (прежде всего Соединенные Штаты) будут всемерно поддерживать Украину в ее противостоянии с Россией.

России пока не удалось сыграть на расколе Запада. Вопреки надеждам лета 2014 г. евроатлантические элиты континентальной Европы (прежде всего Германии и Франции) не стали посредниками между Москвой и Вашингтоном. Напротив, Германия полностью поддержала подход США, фактически отстаивая их интересы в рамках «Нормандского формата». В среднесрочной перспективе России придется сталкиваться с консолидированной позицией Запада по украинскому вопросу.

Эти процессы позволяют смоделировать два варианта развития событий.

Первый вариант – вооруженный конфликт России с Украиной. В настоящее время на Украине идет идеологическая подготовка к подобному конфликту. В Киеве делают ставку на «блицкриг» против ДНР и ЛНР, а при благоприятном стечении обстоятельств, возможно, и Крыма. В украинской элите распространены представления о том, что страны Запада с помощью угрозы полномасштабных экономических санкций удержат Россию от вмешательства в конфликт. Критический момент может наступить через 5–7 лет, когда в активную жизнь вступит поколение, воспитанное в логике войны с Россией и предельной русофобии. Результатом может стать российское вмешательство в военные действия по образцу грузинской операции 2008 года.

России следует учитывать возможность эскалации. Украина в отличие от Грузии обладает намного большим мобилизационным ресурсом и военно-промышленным комплексом. Страны Запада с высокой долей вероятности поддержат Украину финансами и оружием. Россия может быть втянута в вооруженный конфликт высокой степени интенсивности на Юго-Востоке Украины. Для успешного ведения военных действий России следует заранее выработать эффективные контрмеры в ответ на угрозу западных санкций в виде назначения США неприемлемой цены (например, удара по контролю над вооружениями или режиму нераспространения ЯО).

Второй вариант – преобладание логики «замороженного конфликта». В этом случае ситуация будет напоминать дипломатические усилия вокруг Нагорного Карабаха и Приднестровья. Вялотекущий переговорный процесс ведет к поляризации политических сил на Украине. Там будут выделяться радикалы (требующие военного решения проблемы) и умеренные (сторонники воздействия на Россию с помощью активизации отношений с НАТО). Такая ситуация может привести к новым политическим потрясениям на Украине.

В этом случае возникнет опасение фрагментации страны. Ослабление центральной власти приведет к усугублению автономных устремлений украинских регионов. Подобные региональные объединения станут создавать собственные органы власти и даже вооруженные формирования. Дезинтеграция Украины чревата опасностью серии мелких вооруженных конфликтов.

Страны НАТО будут стремиться к реализации первого варианта. Поэтому для России возрастет угроза непрямого вооруженного конфликта с участием НАТО на территории Восточной и Южной Украины.

Аркадий Мошес, директор исследовательской программы по Восточному соседству ЕС и по России Финского Института международных отношений:

К 2030 г. Украина, вероятно, создаст собственную, специфическую модель встраивания в западные механизмы обеспечения безопасности. Не будучи членом НАТО и не имея формальных юридических гарантий безопасности от США и тем более от европейских стран, Украина наладит с ними тесное военное и военно-политическое сотрудничество с элементами интеграции и будет получать от Запада существенную помощь. Особый характер отношениям придаст значительный по региональным масштабам военный потенциал самой Украины, вооруженные силы сдерживания, способные до определенных пределов самостоятельно решать задачи обороны территории, и абсолютный объем ресурсов, которые страна в состоянии выделять на соответствующие нужды.

При этом цели украинской и западной политики могут совпадать далеко не полностью, поскольку для Украины задача военного сдерживания России (даже в случае разрешения конфликта в Донбассе на условиях, приемлемых для Киева, и некоторой нормализации экономических отношений с Россией) останется гораздо более важной и акцентированной, чем для Запада.

Помешать становлению этой модели может отказ Украины от реформ и сохранение высокого уровня коррупции, за чем неизбежно последует новый период ослабления государства, снижение уровня национальной мобилизации и эрозия военного потенциала. Соответственно, в этом случае Запад утратит стимулы к тесному сотрудничеству с Украиной и инвестированию в ее безопасность.

Самуэль Чарап, старший научный сотрудник некоммерческой организации RAND Corporation:

Роль, которую Украина будет играть в европейской геополитике в ближайшие 15 лет, станет отражением двух факторов – внутреннего развития страны и амбиций внешних игроков. В плане внутреннего развития траектория не очень хорошая. Несмотря на некоторые реформы, начатые после Майдана, украинские политические институты чрезвычайно слабы, процветает коррупция, страна занимает второе место в Европе по уровню бедности. Можно предположить, что внутренняя нестабильность останется ключевым фактором, определяющим и одновременно ограничивающим роль Украины в будущем. России и Западу придется реагировать на вызовы, обусловленные ее внутренней нестабильностью.

В международном плане многие акцентируют внимание на праве Украины присоединиться к НАТО. Однако страна вряд ли получит приглашение от альянса в ближайшие 15 лет. Чтобы соответствовать стандартам НАТО, нужно провести масштабные реформы в сфере безопасности, урегулировать территориальные споры с Россией (Донбасс и Крым) и добиться консенсуса внутри альянса, а это будет очень трудно (если не сказать невозможно), учитывая позицию России. Право выбора, которым обладает Украина, не в состоянии перевесить нежелание НАТО предоставить ей этот выбор.

Помимо членства в НАТО, Украина может стремиться к заключению двусторонних альянсов безопасности с ведущими западными державами. Соединенные Штаты вряд ли предоставят Украине необходимые гарантии, учитывая ситуацию с Крымом и Донбассом. Вашингтон не предлагает подобных гарантий и другим европейским странам, не входящим в НАТО. Учитывая низкую вероятность официального союза, главный вопрос заключается в том, какие отношения Украина сможет строить вне его рамок. Если нынешний тренд сохранится, страна продолжит находиться на передовой новой холодной войны. Но если России, Западу и Украине удастся договориться о новом региональном порядке, у Киева появится шанс на более стабильное, не омраченное конфликтами будущее. Сегодня такие перспективы кажутся призрачными, но возможно, что в какой-то момент – в ближайшие 15 лет – стороны устанут от тупиковой ситуации и сядут за стол переговоров.

Натали Точчи, директор итальянского Института международных отношений (Рим):

В настоящее время Запад не рассматривает всерьез членство Украины в НАТО. Перспективы заложены более 10 лет назад на саммите в Бухаресте, но так и не реализованы. Вряд ли это произойдет в ближайшем будущем. Официально вопрос о членстве отложен, поскольку Украина не считается эффективно функционирующей демократией. Но в ближайшие 15 лет она вполне может стать таковой. Однако конфликт между Россией и Западом по поводу стран «Восточного партнерства» – и в первую очередь Украины – вряд ли разрешится, поэтому вступление Украины в альянс останется неприемлемым для многих нынешних членов НАТО. Ощущение незащищенности в связи с присоединением Украины к альянсу вопреки воле России будет настолько острым, что многие продолжат выступать против независимо от демократических стандартов.

Отдельно следует рассматривать вопрос о нейтралитете Украины. Принимать решение о ее членстве в НАТО будет сам альянс, а нейтралитет – решение страны. Ни НАТО, ни США, ни ЕС, ни даже Россия не должны считать, что могут договориться о статусе Украины между собой, через голову украинцев. Де-факто отрицание дееспособности Украины привело к нынешней ситуации. Украинцы должны сами прийти к консенсусу по поводу нейтрального статуса и жестких гарантий безопасности. НАТО, Соединенные Штаты, Евросоюз и Россия могут лишь содействовать этому процессу.

С точки зрения европейских перспектив, Украине нужно консолидироваться и трансформироваться в безопасное процветающее демократическое государство. Конечная цель ясна. Евросоюз пока не смог разработать эффективной внешнеполитической стратегии из-за отсутствия консенсуса по вопросам дальнейшего расширения и членства Украины и поэтому не может способствовать достижению этой цели.

Леонид Кожара, министр иностранных дел Украины (2012–2014), действующий председатель ОБСЕ (2013):

Главными факторами, определяющими положение Украины на стратегическую перспективу, будут:

Первый. Геополитическая роль как важнейшей транзитной страны, через территорию которой проходят три из десяти панъевропейских транспортных коридора, а к 2030 г. они соединятся с наземными маршрутами «Шелкового пути».

Второй. Потенциальная возможность интеграции украинской экономики с основными экономическими системами Европы и Азии (ЕС, Евразийский экономический союз, Китай) на базе уже существующих инструментов свободной торговли и ВТО, как минимум адаптация к сотрудничеству с ними.

Для максимально эффективного использования указанных факторов Украине необходимо коренным образом изменить нынешний курс на членство в ЕС и НАТО. Вследствие этого появится возможность осуществлять «равноудаленную» политику в отношении основных военно-политических союзов (НАТО, ОДКБ и других потенциальных образований) на основе международных гарантий внеблокового статуса. Киев должен стать главным модератором нового договора о европейской безопасности и превращения ОБСЕ в полноценную организацию безопасности и евроатлантического сотрудничества «от Ванкувера до Владивостока».

В то же время Украине нужно выстроить «равноприближенную» экономическую политику по отношению к основным материковым рынкам, адаптировать их стандарты и институционально закрепить их в национальном законодательстве. Позитивная геоэкономическая роль Украины реализуется только если она выступит своеобразным мостом, а не пропастью между Западом и Востоком Евразийского материка.

Иван Сафранчук, доцент МГИМО МИД России:

Украинские амбиции быть «мостом между Россией и Европой» потерпели крах. Ни Европе, ни России такой мост не нужен. Когда ее стали перетягивать и поставили перед выбором между региональными экономическими проектами, Украина, по сути, раскололась, хотя формально победили люди с лозунгами интеграции в Европу. Но для воплощения в жизнь этих лозунгов требуются реформы, причем очень глубокие, со сломом сложившихся схем – политических, экономических и социальных. Сопротивление этому огромное. Кроме этого, укрепление украинской государственности идет с большим националистическим уклоном, что тоже не способствует «европеизации».

На Украине пока нет внутренних сил для разрешения этих противоречий. Введение же тотального внешнего управления вряд ли возможно. К тому же готовность самой Европы принять Украину вызывает сомнения. В результате страна сползает к промежуточному варианту, что-то вроде «Белоруссии с другим геополитическим знаком».

Появится свой «батька». Он станет военно-политическим союзником США и НАТО, а также экономическим партнером ЕС, но неизбежны постоянные трения примерно такого же характера, как у Москвы и Минска. С Россией у украинского «батьки» возникают постоянные противоречия, вводятся взаимные санкции, ограничения и т.д. Примерно так же, как между Белоруссией и Евросоюзом. Но стену возвести не получится. Сквозь все эти противоречия будет прорастать жизнь – экономическая и социальная. На Украине у значимой части общества всегда останется тяга к России, и она в том или ином виде проявится.

Дмитрий Ефременко, заместитель директора ИНИОН РАН:

Желательный вариант. Украина в 2030 г. – внеблоковое децентрализованное государство, сумевшее восстановить контроль над территориями на Востоке страны на основе политического компромисса, достигнутого при активном содействии России, ЕС и США. Часть нынешних представителей ЛДНР интегрированы в украинский политический процесс, благодаря чему (а также общему возрастанию роли регионов) внутренняя политика страны отходит от крайностей радикального национализма, а внешняя становится более сбалансированной. Киев по-прежнему не признает российской юрисдикции над Крымом, но из прагматических соображений не слишком активно акцентирует эту тему. Никакой существенной военной инфраструктуры третьих стран на украинской территории не создается.

Украина по-прежнему далека от вступления в Евросоюз, но ассоциация с ЕС приносит экономические плоды. При этом постепенно восстанавливаются экономические отношения Украины с Россией и другими странами Евразийского экономического союза. Украинская ГТС используется для транзита российского газа, но уже как второстепенный маршрут. Основные поставки идут по «Северным потокам» и «Турецкому потоку». Страны Евросоюза снимают санкции с России, за исключением символического «крымского пакета». При всей желательности данный вариант представляется не слишком вероятным, поскольку даже объединенного давления России, Европейского союза и Соединенных Штатов окажется недостаточно, чтобы заставить нынешний украинский политикум реализовать основные положения Минска-2. В то же время отдельные украинские группы влияния через западное общественное мнение, СМИ и политическую оппозицию смогут успешно блокировать попытки лидеров Запада достичь взаимопонимания с Москвой по украинскому вопросу.

Реалистичный вариант. Конфликт на Востоке Украины заморожен, но Минск-2 фактически похоронен, шансы Киева на восстановление контроля над территориями ЛДНР по сути сведены к нулю. Украинская государственность и национальная идентичность консолидируются на антироссийской основе, но внутренней стабильности достичь так и не удается. За двенадцать лет происходит смена президентов и коалиций в Верховной раде, однако коррупция и общая неэффективность продолжают разъедать страну. Всплески социального протеста (новые майданы) только усиливают впечатление политического калейдоскопа. Разочарованное население осваивает более или менее эффективные стратегии выживания, автономные от политических пертурбаций в Киеве.

Происходит восстановительный экономический рост, отдельные инвесторы вкладываются в изначально рискованные проекты, которые из-за дешевизны рабочей силы оказываются вполне удачными. Полноценного членства в ЕС Украина не получает, но сотрудничество с Евросоюзом приводит к локальным институциональным улучшениям. Украинская ГТС приходит в упадок; через четыре-пять лет использование ее в транзитных целях практически прекращается.

Украина не входит в НАТО, но для России это в чем-то даже хуже, поскольку Украина остается военно-стратегической «серой зоной» с очень серьезным, хотя и не всегда афишируемым, присутствием США. Поставка натовских летальных вооружений и меры по повышению боеспособности украинской армии все больше беспокоят Москву. Готовность Украины идти в авангарде любых антироссийских проектов становится константой европейской политики. Режим антироссийских санкций со стороны Европейского союза подвергается определенной эрозии, но в целом Украина остается непреодолимой преградой для российско-европейского сближения. США охотно используют Украину как рычаг постоянного давления на Москву.

Луганск и Донецк делают все, чтобы показать, что «украинская страница» их истории перевернута окончательно; Россия, в свою очередь, заявляя о приверженности минским договоренностям, фактически переходит к полупризнанию неподконтрольных Киеву территорий Донбасса. Основной итог: крупного военного конфликта из-за Донбасса удается избежать, но устойчивое сближение России и ЕС невозможно, а украинская государственность и государственность российская все чаще видятся как несовместимые.

Не рассматривая кризисный вариант возобновления в Донбассе полномасштабных боевых действий (хотя его вероятность существенно выше нуля), стоит сказать о путях движения к желательному варианту. Внешние игроки в конце концов ничего решить за Украину и ее народ не смогут. Корень проблемы – внутри.

Но если основные действующие лица – Россия, ЕС, США – хотят добиться позитивного результата, им нужно сначала понять, что считать таким результатом. В случае договоренности об этом потребуется многолетняя совместная работа, направленная на то, чтобы убедить украинское общество и основные политические силы принять именно такой вариант будущего, осуществить необходимые для этого преобразования и шаги, направленные на внутреннее примирение. Это отнюдь не ситуативный компромисс, который может сложиться, например, по вопросу ввода в Донбасс миротворческого контингента ООН. Скорее, речь идет о консилиуме у постели «Sick Man of Europe-XXI».

Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634777


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641396 Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: Российские войска могут за несколько дней занять Украину

Die Welt, Германия

Бывший руководитель НАТО ответил на вопросы наших читателей в режиме онлайн.

Можно ли покончить с кризисом на востоке Украины? И насколько этот вопрос затрагивает НАТО? Андерс Фог Расмуссен — один из тех, кто может ответить на такие вопросы. С 2009 год по 2014 годы он был генеральным с секретарем НАТО, а с 2001 года по 2009 год — премьер-министром Дании. В среду в течение часа 65-летний Расмуссен в помещении службы новостей газеты «Вельт» в Берлине отвечал на вопросы наших читателей. Вот выдержки из беседы.

Вопрос: Г-н Расмуссен, сможет ли запланированная объединенная армия Евросоюза с центральным командованием в Брюсселе на самом деле способствовать более успешному разрешению международных кризисов? Может, осмотрительное и ориентированное на оборону развитие НАТО было бы более подходящей альтернативой?

Андерс Фог Расмуссен: Я согласен с вами, усиленное военное взаимодействие членов Евросоюза в обозримом будущем не является реалистичной альтернативой НАТО. Разумеется, мы должны все сделать для того, чтобы постоянно укреплять обороноспособность альянса, но вместе с тем мы должны осознать, что НАТО — надежная составляющая европейской безопасности в настоящее время, так будет и впредь.

Саша В. (Sascha W.): Готова ли НАТО противостоять масштабному танковому наступлению России, и в достаточной ли мере она вооружена на этот случай?

— В области обороны НАТО готова к тому, чтобы отразить любое нападение на любую страну — члена Альянса. Но чтобы такая ситуация сохранилась, мы должны постоянно поддерживать уровень инвестиций в современные технологии и наши возможности. Лучший способ сохранить мир состоит в том, чтобы убедительные оборонительные способности НАТО не позволяли потенциальному противнику даже подумать о наступлении.

Вальтер Д. (Walter D.): Сколько времени потребуется российским войскам для того, чтобы — при условии невмешательства НАТО — оккупировать Украину?

— Если бы Россия захотела, ее войска могли бы оккупировать Украину за несколько дней, хотя Украина за последние два-три года значительно укрепила свою армию из-за нападения на свою территорию. Однако президент Путин может вообще не прибегать к таким средствам; он надеется остановить дальнейшее продвижение Украины в сторону евроатлантического сообщества за счет дестабилизации обстановки на востоке Украины, начавшейся в результате его агрессии.

Док Цет (Doc Z): Как вы оцениваете перспективы членства Турции в НАТО?

— Я с большой тревогой слежу за некоторыми внутриполитическими событиями в Турции. Тем не менее важно, чтобы Турция и дальше оставалась членом НАТО, поскольку существует большая потребность в критическом и честном диалоге с Анкарой.

Док Цет (Doc Z): Почему Европа поддерживает ядерную сделку с Ираном, хотя эта страна параллельно разрабатывает (военную) ядерную программу и по-прежнему стремится к обладанию атомной бомбой?

— Я разделяю вашу озабоченность и откровенно признаю, что нынешнюю «иранскую сделку» ни в коем случае нельзя считать совершенной. Однако альтернативный вариант, то есть отсутствие какой-либо сделки, я считаю весьма плохим, поскольку тогда мы полностью отказываемся от контроля за ядерной программой Ирана, при том, что такая возможность появилась в результате сложных переговоров.

Хартмут Олфферс (Hartmut Olffers): Как вы оцениваете стремление Соединенных Штатов подвергать резкой критике Россию в связи с трубопроводом «Северный поток — 2»?

— На мой взгляд, «Северный поток — 2» нельзя назвать простым экономическим проектом, поскольку в значительной мере он представляет собой геостратегически мотивированную попытку расширить зависимость Европы от поставок российского природного газа. В интересах Европы сократить зависимость от одного поставщика энергоносителей за счет диверсификации поставок. Мне совершенно непонятен несбалансированный подход сторонников этого проекта.

Вопрос: Возможно ли в отдаленном будущем вступление России в НАТО?

— В принципе, Россия в любой момент может стать членом НАТО — при условии выполнения ей предусмотренных критериев. Пока в НАТО нет соответствующей заявки со стороны Москвы, и, если быть честным, то я не считаю вероятным, что ситуация изменится в ближайшем будущем.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641396 Андерс Фог Расмуссен


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641368 Дейв Маджумдар

Скоро в российской армии появятся еще шесть тысяч танков

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Еще один из вариантов представляет собой использование этого избыточного количества боевых машин для вооружения недорогостоящими системами государств-партнеров. У России много партнеров, которые не могут позволить себе совершенно новое вооружение, такое как Т-90СМ. «Это также имеет смысл, поскольку представляет собой дешевый способ вооружить негосударственные формирования или более бедных союзников, таких как Сирия», — сказал Кофман. Как бы то ни было, в ближайшие годы российские войска будут иметь в своем распоряжении еще шесть тысяч танков. Вопрос в том, что будут делать русские с этим пополнением.

Россия резко сокращает количество танков советской эпохи, которые планируется утилизировать. В предыдущие годы Москва намеревалась отправить на свалку около 10 тысяч старых моделей танков, теперь эта цифра может быть уменьшена до четырех тысяч.

«Изначально при формировании программы планировалось утилизировать около 10 тысяч единиц бронетанкового вооружения и техники советского производства, накопленного на базах хранения», — заявил начальник Главного автобронетанкового управления Минобороны России генерал-лейтенант Александр Шевченко, слова которого приводит информагентство ТАСС.

«В настоящее время объем промышленной утилизации бронетанкового вооружения и техники в соответствии с программой до 2020 года составит около четырех тысяч единиц».

Шевченко сослался на изменения в обстановке в плане безопасности, повлиявшие на изменение данного решения. Вместо отправки на утилизацию старые танки будут модернизированы.

«В связи с изменением международной обстановки, увеличением боевой подготовки Вооруженных сил РФ, возросшей степенью патриотизма граждан РФ, а также с появлением новых технических и технологических решений по глубокой модернизации устаревшей техники и превращении ее в современные образцы пришлось пересмотреть планы по утилизации бронетанкового вооружения и техники», — сказал Шевченко.

Однако в реальности все может быть несколько иначе.

Тот факт, что Россия планирует сохранять старые танки, предполагает, что бюджетное давление заставляет Москву модернизировать эти боевые машины, а не строить новые.

«Это говорит о том, что с учетом бюджетных ограничений они будут оставлять больше оружия для модернизации, либо для передачи его Национальной гвардии», — рассказал «Нэйшнл Интерест» научный сотрудник Центра Военно-Морского анализа (the Center for Naval Analyses) Майкл Кофман (Michael Kofman), в чью специализацию входят военные вопросы, связанные с Россией.

Однако это необязательно означает, что имеют место задержки в закупке новых танков, таких как Т-90М или грозный, но дорогой основной боевой танк Т-14 «Армата». Шевченко не дает достаточно информации, чтобы сделать вывод о принятии такого решения, хотя очевидно, что Россия несколько сокращает свои расходы на оборону.

Еще один из вариантов представляет собой использование этого избыточного количества боевых машин для вооружения недорогостоящими системами государств-партнеров. У России много партнеров, которые не могут позволить себе совершенно новое вооружение, такое как Т-90СМ. «Это также имеет смысл, поскольку представляет собой дешевый способ вооружить негосударственные формирования или более бедных союзников, таких как Сирия», — сказал Кофман.

Как бы то ни было, в ближайшие годы российские войска будут иметь в своем распоряжении еще шесть тысяч танков. Вопрос в том, что будут делать русские с этим пополнением.

Дейв Маджумдар — редактор «Нейшнл Интерест» по оборонной тематике.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 июня 2018 > № 2641368 Дейв Маджумдар


США > Армия, полиция. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634525 Владимир Овчинский

Искусственный интеллект на службе Пентагона и разведки США

кто станет "властелином мира"

Владимир Овчинский

Когда в прошлом году в День знаний Президент России Владимир Путин заявил:«Искусственный интеллект – это будущее не только России, это будущее всего человечества. Здесь колоссальные возможности и трудно прогнозируемые сегодня угрозы. Тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира», многие СМИ, особенно из числа оппозиционных, отнеслись к этим словам весьма скептически. А некоторые поспешили объявить это предвыборной риторикой. На самом деле, этот скепсис – от незнания реального положения дел, особенно в вопросах использования искусственного интеллекта (ИИ) в военных и разведывательных целях.

Не по воле России наша страна во всех стратегических документах Белого дома, Пентагона и американского разведывательного сообщества в период правления Трампа возведена в ранг основных противников США. Ознакомление с последними (2018 года) докладами различных исследовательских центров Конгрессу США по вопросам обеспечения национальной безопасности свидетельствует о том, достижение военного превосходства над Россией в Соединенных Штатах будет осуществляться именно с помощью интенсивного развития научно – технологических разработок в области ИИ.

В 2016 г. американские технологические компании инвестировали в ИИ более 20 млрд долларов, а в 2017г. – уже почти 30 млрд. По оценкам Американского научного фонда, инвестиции американского бизнеса и университетов в ИИ к 2025 г. возрастут как минимум до 130-150 млрд долларов.

ИИ имеет ряд уникальных характеристик, которые превращают этот технологический пакет в ключевой элемент системы национальной безопасности.

Во-первых, ИИ – это многоцелевая технология. Она может быть интегрирована практически во все другие технологии.

Во-вторых, многие, а по сути, почти все приложения ИИ являются технологиями двойного назначения и имеют как военное, так и гражданское применение. Например, алгоритм распознавания образов можно одинаково быстро обучить распознаванию кошек в видеороликах и террористов в видеопотоках, передаваемых дронами.

В-третьих, ИИ является, в конечном счете, программно-аппаратным комплексом, внешне мало отличимым от других подобных систем. Соответственно интеграция ИИ в продукт внешне не распознаваема. Уже сейчас понятно, что в подавляющем большинстве случаев одно и то же изделие может функционировать как автономно, так и подключенным к ИИ. В результате, одно и то же изделие будет обладать принципиально различным уровнем эффективности, возможности и полезности в зависимости от подключенности к ИИ или ее отсутствии.

Пентагон и ЦРУ изучают множество разнообразных направлений использования ИИ. Эта работа ведется в основном в рамках DARPA (Управление перспективных исследовательских проектов Минобороны США) и IARPA ( Агентство передовых исследований в сфере разведки США).

Организация работы с ИИ в Пентагоне

В Пентагоне разработкой стратегии использования ИИ в сфере национальной безопасности и координации исследований занимается Канцелярия помощника Министра обороны по исследованиям и инженерии, а сам помощник несет личную ответственность перед Министром обороны, Администрацией Президента и Конгрессом за максимально эффективное использование ИИ в интересах национальной безопасности.

В апреле 2017 г. под руководством заместителя Министра обороны по разведке создана и начала активно работать междисциплинарная и многофункциональная команда по разработке стратегии и тактики алгоритмических войн, а также их программно-аппаратному обеспечению со стороны ИИ. Работа этой команды известна как проект Maven. Главная цель проекта Maven состоит в максимально быстром внедрении ИИ в оборонительные и наступательные системы в сфере военного, финансово-экономического и поведенческого противоборства. Проект призван продемонстрировать огромный потенциал технологий ИИ. В рамках проекта на период до 2020 г. поквартально расписаны цели и ресурсы. Информация по проекту Maven доступна только комитетам Сената и палаты Представителей по разведке, т.к. относится к засекреченной сфере.

Недавно Директор проекта Maven заявил: «Maven предназначен для того, чтобы быть пилотным проектом. Он призван продемонстрировать неисчерпаемый потенциал ИИ в сфере алгоритмических войн, а конкретно кибер, финансово-экономических и поведенческих конфликтов и противоборств, а также в сфере управления и прогнозирования конфликтов на пяти полях боя: на земле, в воздухе, в космосе, под водой и в киберсреде.

Разведка, наблюдение и прогнозирование

Ожидается, что на горизонте одного-трех лет ИИ даст максимальный эффект в разведке для обработки и анализа больших, в том числе неструктурированных, зашумленных и неполных. Одним из результатов проекта Maven стало создание системы опережающего мониторинга и прогнозирования на основе разнообразных данных действий противника – ИГИЛ. Система Cointer-ISIL-Maven начала эксплуатироваться с июля 2017 г. и показала высокую эффективность в борьбе с ИГИЛ. Эта система включает в себя сложный программно-аппаратный комплекс, состоящих как из периферийных систем, так и центрального ИИ. В качестве периферийных систем используются автоматизированные дроны, оснащенные системами компьютерного оптического зрения. Среди принципиально новых модулей центрального ИИ, созданного в рамках проекта, необходимо отметить гибкие модифицированные блоки нейронных сетей с машинным обучением, позволяющих распознавать нечеткую оптическую информацию на уровне более высоком, чем наблюдатели-люди.

Помимо засекреченных, у разведывательного сообщества есть несколько публично рекламируемых исследовательских проектов в области ИИ. В настоящее время только в интересах ЦРУ осуществляется 137 публично финансируемых проектов, связанных с ИИ. В основном эти проекты направлены на решение таких задач, как анализ разнородной структурированной и неструктурированной разноформатной, зашумленной и неполной информации. Более 25 проектов связаны с использованием ИИ, в том числе в составе симбиотического (гибридного – человек + ИИ) интеллекта, совместно с группами экспертов для прогнозирования будущих событий, таких как террористические атаки, гражданские беспорядки, финансово-экономические, политические и военные кризисы и т.п.

IARPA в настоящее время финансирует крупнейший в истории Америки проект по созданию человеко-машинной платформы симбиотического интеллекта для распознавания слабых сигналов в информационном шуме и прогнозирования маловероятных событий. Также ИИ активно используется для разработки алгоритмов одновременного многоязычного распознавания речи и перевода акустической речи в тексты с уровнем, превосходящим применяющиеся в настоящее время системы машинного перевода.

Логистика

В разработках ИИ в Соединенных Штатах много внимания военной логистике. Например, ВВС США работают над использованием ИИ для составления графиков обслуживания летательных средств, включая графики дозаправки в воздухе и проведения ремонта. Вместо того, чтобы осуществлять дорогостоящий ремонт, когда самолет или вертолет выходит из строя из-за поломок, ИИ разработал модели, позволяющие проводить предупредительное техническое обслуживание воздушных судов. Это повышает надежность их эксплуатации при более низких затратах. Данная система, созданная в 2017 г. включает в себя встраиваемые в воздушные суда датчики, передающие шифрованные сигналы центральному интеллекту, в котором они становятся базой для работы алгоритма прогнозирования.

В настоящее время подобные системы оснащены не только тяжелые транспортные самолеты ВВС США, но и многие самолёты Boеing, используемые авиакомпаниями страны.

В сентябре 2017 г. Управление материально-технического снабжения сухопутных войск США подписало второй контракт с IBM на сумму 135 млн долларов для создания персонального электронного помощника бойца штурмового отряда на базе ИИ. Этот проект стал продолжением первого проекта, начатого в 2014 и завершенного в 2016 г. В рамках первого проекта электронный индивидуальный помощник-эксперт был создан для работников полевых штабов дивизий быстрого развертывания на базе IBM Watson.

ВМС США заказали в 2017 г. версию Watson, предназначенную для разработки планов оптимального материально-технического снабжения военно-морских группировок и отдельных судов, находящихся в мировом океане, и контроля над их выполнением. Командование сухопутной армии полагает, что использование логистического Watson в армии обеспечит ежегодную экономию 100 млн. долларов за счет оптимального распределения логистических потоков и планов материально-технического обеспечения вооруженных сил.

Киберпространство

Наиболее активно ИИ вероятно будет использоваться в киберпространстве. В настоящее время Киберкомандование США разместило через DARPA заказы по использованию ИИ для мгновенного обнаружения аномалий и дыр в киберзащите. Представляется, что именно ИИ с его быстродействием позволит наиболее эффективно управлять боевыми киберплатформами на самой деликатной стадии киберпротивоборств - фазе проникновения в сети противника.

DARPA недавно продемонстрировала потенциальную мощь, синергию кибервооружений и ИИ. Был проведен конкурс, в рамках которого задачу проникновения в хорошо защищенную критическую сеть решали команды хакеров из нескольких стран, известные высоким уровнем своей квалификации, и команда военных хакеров, вооруженных ИИ, распознающим уязвимости. Команда военных хакеров смогла обнаружить уязвимости в критической сети за 0,7 секунды и незаметно проникнуть за 1,4 секунды. Лучшая команда хакеров решила эти задачи соответственно за 4 минуты и 1,5 часа.

Командование и контроль

Вооруженные силы США стремятся максимально использовать ИИ в области управления и контроля. Наиболее продвинутая система создана в настоящее время в ВВС Соединенных Штатов. Она в настоящее время доведена до уровня штабных работников командования ВВС. В период до 2019 г. система охватит уровень авиационных полков и дивизий.

Как известно, одной из наиболее сложных в практическом плане задач является сохранение управляемости и поддержание взаимодействия командования и боевых единиц в ходе реальных военных действий, когда противник наносит удары не только на поле боя, но и по центрам командования. Речь идет о создании системы регенерации командования и контроля в жёстких конфликтах. Регенеративная система должна быть организована таким образом, чтобы после выхода из строя тех или иных узлов и уровней командования, система перестраивалась и в новой конфигурации сохраняла высокий уровень управления и координации. В настоящее время командование ВВС совместно с корпорацией Lockheed Martin и корпорацией Alphabet приступили к созданию такой системе на основе симбиотического интеллекта, используя традиционные командные центры и защищенный ИИ.

Автоматизированные боевые средства и ИИ

Все рода войск США в последние годы имплантируют ИИ в различные типы автономных транспортных средств. По сути, вооруженные силы ведут работу параллельно с бизнес-сектором по созданию транспортных средств с полным самообслуживанием. Военные подрядчики вооруженных сил, начиная с 2017 г. ежегодно представляют такого рода автономные транспортные средства с использованием ИИ. С 2019 г. Министерство обороны запускает проект стоимостью в 430 млн долларов по созданию систем, включающих центральный ИИ и роевые или стайные автономные транспортные средства, оснащенные датчиками и интерфейсами, позволяющими перейти от индивидуального к коллективному машинному обучению.

Исследовательская лаборатория ВВС завершила вторую фазу испытаний по программе «Недоверчивый Уигман». В рамках программы впервые создан и проходит испытания полноценный беспилотный истребитель пятого поколения. В 2017 г. тестовый вариант, реализованный на более дешевом истребителе F16, прошел испытание. В их ходе машина, оснащенная ИИ, автономно реагировала на события, которые не были включены в программу полетов и представляли собой непредвиденные препятствия и сложности для выполнения заданий. Из 17 испытательных заданий в 16, не считая самого первого, платформа справилась со всеми сложностями. Уже сегодня очевидно, что ИИ позволяет создавать полностью функциональные боевые истребители и самолеты-штурмовики, не уступающие, а по ряду параметров превосходящие такие же самолеты, пилотируемые людьми.

По сути это представляет собой следующий шаг после массового внедрения в военную практику дронов – робототехнических летательных комплексов с ограниченными огневыми возможностями. Кроме того, по заданию ВВС в настоящее время завершается отработка комплексных авиационных звеньев, которые предусматривают патрулирование и ведение боевых действий группой самолетов, один из которых пилотируется человеком, а несколько – системами с ИИ. В этом случае человек может в определенных случаях изменить команды ИИ. Данная система разрабатывается ВВС, поскольку командование авиацией, по крайней мере, в настоящее время и в ближайшем будущем не готово доверить решение о применении тактического ядерного оружия, которым оснащены многоцелевые истребители-бомбардировщики, роботам.

Сухопутные войска и Корпус морской пехоты испытали прототипы автономных транспортных средств, а том числе оснащенных средствами огневого поражения. В ходе действий Сил специального назначения США в Ираке, Афганистане и Сирии в 2017 г. сухопутные войска уже активно применяли в боевых условиях роботизированные автономные эвакуационные машины. Они продемонстрировали высокую эффективность на поле боя и помогли спасти жизни нескольких сот американских солдат.

Корпус морской пехоты в 2018 г. начнет принимать на вооружение многофункциональный универсальный роботизированный тактический транспорт. Роботизированное с элементами ИИ транспортное средство грузоподъемностью от одной до трех тонн будет следовать за ротами и взводами морских пехотинцев по местности с любым рельефом и любой сложности. Средства предназначены для транспортировки любых грузов – от запасных патронов и снарядов до пищи и одеял. Несколько аналогичных средств в настоящее время разрабатываются и для сухопутных вооруженных сил.

Режим распространения и использования ИИ

Начиная со времен Холодной войны большинство основных технологий, связанных с обороной, были впервые разработаны в рамках правительственных программ, а затем нашли применение в сфере бизнеса и гражданского общества. Это относится не только к ядерным технологиям, но и к интернету. Однако в настоящее время все перевернулось с ног на голову. С середины десятых годов разработкой ИИ в основном занимаются университеты и бизнес-структуры. Пентагон и ЦРУ в значительной части выступают не заказчиками и финансирующей стороной, а лишь адаптирует уже имеющиеся решения под нужды национальной безопасности. В прошлом вопросы нераспространения и засекречивания высоких технологий решались просто. Они включались в условия конкурсов, а также договоров подряда, заключаемых с Министерством обороны или офисом Директора национальной разведки. Сегодня проблему таким образом не решить, поскольку исследования в области ИИ ведутся на частные деньги, а соответственно являются частной собственностью.

ИИ – это одна из многих технологий двойного назначения. Однако у нее есть некоторые особенности, связанные с уникальным характером ИИ. По сути ИИ все больше выступает не как отдельная технология, а как платформа интеграции и усилитель возможностей для других технологий новой производственной революции, включая робототехнику, синтетическую биологию, биотехнологии, экономику внимания и поведения, и т.п.

В 2017 г. по заказу IARPA Чикагский университет, Северо-Западный университет, университет штата Айова и MTI провели исследование относительно защищенности важнейших функций и компонентов ИИ в отношении овладения ими государствами - противниками, террористическими группировками и организованной преступностью. В рамках комплексной работы, в которой участвовало более 100 лучших экспертов и практиков по созданию ИИ, из всей совокупности технологий, решений и компонентов разнообразных систем ИИ, было выделено 43 критических технологических решения. Лишь 15 решений созданы в рамках закрытых программ, финансируемых правительством США в рамках DARPA, IARPA и инвестиционных фондов с участием государства. Еще 21 решение является коммерческой собственностью юридических лиц – резидентов Соединенных Штатов. Остальные критические решения либо принадлежат компаниям за пределами Соединенных Штатов, либо вообще относятся к категории программного обеспечения с открытым кодом.

Несколько иная ситуация сложилась в области аппаратного обеспечения ИИ, особенно в сфере таких прорывных направлений, как мемристоры, графеновые и алмазные процессоры, оптические платы и т.п. Было выделено 17 ключевых технологий. Из них 9 технологий разрабатываются за счет средств тех или иных структур федерального правительства США. Остальные 8 разрабатываются либо за счет средств американских инвесторов, либо компаниями-резидентами Соединенных Штатов.

Учитывая, что, по крайней мере, несколько стран по уровню технологической зрелости, качеству разработчиков и выделяемым финансовым ресурсам способны в ближайшее время осуществить прорывы в области ИИ , в Белом доме рассматривают вопрос о более активном участии федерального правительства США в финансировании ИИ. Для этого, вероятно, будут использованы не привычные формы подряда и бюрократических процедур, характерных для размещения заказов Министерства обороны, а формы, опробованные разведкой США – типа инвестиционного фонда In-Q-Tel.

Примером эффективной организации работы в области ИИ является уже упомянутый проект Mаven. Группа организована в апреле 2017 г. В июне 2017 г. Конгресс выделил финансирование, а уже в июле, в том числе за счет собственных средств университетов и коммерческих структур, в последующем покрытых государственными ресурсами, команда выдала первые работающие системы ИИ. Ни одна другая команда не обеспечила такой быстроты и эффективности в решении задачи. Данный единичный факт позволяет сделать более широкомасштабный вывод. Гонка за ИИ ведется в условиях все более ускоряющегося времени. В этих условиях привычные структуры комитетов, комиссий, процедур размещения заказов и т.п. не работают. Администрации США не остается ничего другого, как перенимать опыт венчурной индустрии. Такого рода задачи должны решать специально создаваемые структуры, имеющие минимальное количество связей с уже действующими встроенными в систему административного аппарата органами, министерствами и агентствами.

Следует также иметь в виду и ее одно обстоятельство. Коммерческий сектор заботится о репутации и не во всех случаях хочет напрямую работать с государством в качестве подрядчика. Например, в 2017 г. Google отказался от заключения с Министерством обороны двух крупных контрактов, продал две крупнейших компании – производителей робототехники для Пентагона, и запретил будущую работу с правительством компании DeepMind, которая занимается квантовыми компьютерами. Проблема состоит в том, что такие компании как Google, хотя и являются американскими резидентами, ведут деятельность по всему миру. Соответственно излишне тесная увязка их имиджа с правительством США вредит их бизнесу, особенно в условиях обострения отношений США не только с традиционными врагами, но и странами ЕС и Китаем. В связи с эти Белый дом, Пентагон и ЦРУ широко использовать для работы по ИИ различного рода инвестиционные фонды, венчурные компании и т.п., юридически не связанные с правительством США.

В исследованиях, представленных Конгрессу США, отмечено, что определенные трудности в использовании ИИ создает сложившиеся отношения и культура взаимодействий внутри самого сектора национальной безопасности. В настоящее время сектор национальной безопасности относится к числу наиболее забюрократизированных структур. Понятно, что там, где речь идет о больших деньгах, необходимы стандартные процедуры, четкие правила, прозрачность и строгость функциональных ролей. Заместитель директора по развитию технологий ЦРУ Д.Майрикс сказал по этому поводу: «Если разработчики ИИ будут выполнять все инструкции, то Америка будет плестись в хвосте прогресса. А если не будет выполнять инструкции, то разработчики предстанут перед судом. Выход только в том, чтобы некоторые технологические темы вывести за пределы традиционных процедур, создать для них собственный правовой режим. Никто не сокрушается по поводу игры без правил в сфере блокчейн-технологий. Так может быть нам надо взять это на вооружение для разработки ИИ для национальной безопасности».

Международная конкуренция

По мере того, как растет понимание значения ИИ для национальной безопасности, в Конгрессе, оборонном и разведывательном сообществах все больше нарастает обеспокоенность международной конкуренцией. Сенатор Тед Круз во вступительном слове на слушании перспективы ИИ перед подкомитетом Сената по космосу, науке и конкурентоспособности сказал: «Форсирование разработки ИИ в Китае, усилия России догнать уходящий поезд, активность других иностранных правительств не только создают риски для Соединенных Штатов утратить лидерство, но и могут привести к самым серьезным последствияя для национальной безопасности в XXI веке».

ИИ также обсуждался в течение последних двух лет на ежегодных сенатских слушаниях по теме «Оценка всемирных угроз». В своих письменных показаниях на слушаниях в 2017 г. Директор национальной разведки Даниэль Коутс утверждал: «Возможности наших противников использовать ИИ потенциально нарастают». В докладе Директора национальной разведки за 2017 г. Д.Коутса указано, что «важнейшей задачей, решение которой определяет национальную безопасность США, является осуществление комплекса мероприятий, исключающих попадание прорывных технологий в области ИИ в руки врагов Америки – злонамеренных государств (куда нынешние руководители США относят и Россию), террористических группировок и организованной преступности».

ФБР в 2017 г. приняло решение создать специальный центр по исследованию угроз использования ИИ террористическими группировками, организованной преступностью, агентурой злонамеренных государств и радикальными формированиями.

На прошедших осенью 2017 г. слушаниях в сенатском комитете по разведке было высказано мнение, что в ближайшие год-два в сфере развития ИИ может произойти нечто похожее на «момент Спутника» (имеется ввиду запуск первого спутника Советским Союзом, что стало шоком для руководства США того времени) события, которое вызовет неконтролируемую глобальную гонку вооружений ИИ. В этой связи Конгресс США рассматривает в настоящее время условия, регламент и полномочия по созданию и работе межкомитетской, совместной для Сената и Палаты Представителей постоянно действующей комиссии по ИИ. Такого рода структура, если будет создана, станет первой в истории Конгресса США. В число ее задач помимо прочего войдет оценка состояния развития ИИ у стран-конкурентов.

***

В таких условиях России приходится решать сложнейшие вопросы развития научных разработок ИИ в мирных и военных целях.

США > Армия, полиция. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634525 Владимир Овчинский


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634522 Сергей Прудников

Прифронтовой почтальон

О работе на линии огня

Сергей Прудников

Месяц назад в посёлке Александровка, что под Донецком, после четырёхлетнего перерыва открылось отделение почты. Александровка находится на "линии соприкосновения": с окраинных улиц её прекрасно видны сараи на соседних холмах, которые принадлежат Украине. С понедельника по субботу, независимо от положения дел на фронте, газеты, письма и пенсию местным жителям разносит Юлия Лобко.

Отделение почты — небольшой закуток при центральном магазине: внутри умещается с десяток посетителей. В 9 утра Юля и её напарница Надя получают корреспонденцию и разъезжаются на велосипедах по разным концам посёлка.

"Двадцать шесть адресов у меня в списке, — говорит улыбчивая молодая женщина, беря за руль старенький вело марки "Ретро". — Обычно я быстро управляюсь, до часу. Но сегодня мы пешком ведь".

Юлю нельзя отнести к "образцово-показательным" почтальонам, которые отдали любимой работе десять или двадцать лет и которых знает каждая кошка. Служебную сумку через плечо она "примерила" только в апреле. До этого трудилась пекарем, социальным работником, продавцом в магазине (который располагался как раз на соседнем холме). Юля родом даже не с Украины — чистая россиянка: в конце 80-х родители перебрались из Краснодарского края в более благополучный Донбасс.

"В советское время тут лучше было, чем на Кубани, — рассказывает собеседница, когда мы начинаем свой путь вдоль покусанных снарядами домов. — И белый хлеб, и одежда, и вообще любые товары. Богатый, развивающийся край".

Основные адресаты сегодня — дети Великой Отечественной, старики 80—90 лет. Единовременная социальная выплата к 9 мая, которую разносит почтальон, — 1500 рублей. На вопрос: "Много это или мало?" — Юля отвечает: "Судите сами: минимальная пенсия у нас 2900. И то подняли, зимой ещё 2600 была".

Первое "дитё войны" (как называет их Юлия) — Бронислава Альбертовна. Встречает нас её младшая сестра Наталья, проводит в сенцы и на чистом украинском сообщает, что бабушка плоха, лежит и лежит, из комнаты почти не выходит на белый свет. Вспоминает, что в 1941-м "мамка плакала: идуть немцы и идуть на восток, гонять и гонять наших". Что когда бои на Саур-Могиле шли спустя два года, то зарево стояло до неба. Сама сестра, Бронислава, после войны работала в шахте вагонетчицей. И всю жизнь боялась грозы, а тут на старости лет — постоянные обстрелы.

Следующий получатель — 92-летняя Лидия Егоровна. Живёт одна, дети-внуки — кто где.

Глядя на то, как ветхая старушка мелкими шажками выходит нам навстречу, опираясь на палку и стенку, не могу удержаться:

— Как управляетесь-то?

— Помаленьку, — улыбается хозяйка. — Цибулю и морковку вот посадила. Дэвочка за мной прикреплена: два раза в неделю скупляется в магазине. А так роблю сама, не жалуюсь.

И добавляет:

— А та немецкая война лучше была, чем эта. Потому что недолго шла. И не дюже стреляли. И хаты не горели так сильно. Горели. Но не так сильно!

Третий адрес мы ищем долго. Номерные таблички — редкость. Прохожих, что подскажут, не дождёшься. Сама Юля ориентируется в переулках и тупиках пока слабо. Обращаю внимание, что нет в ней и той хозяйской уверенности, что присуща бывалым почтальонам. Прежде чем толкнуть калитку, опасливо заглядывает: нет ли собаки? Стучит в окно и долго прислушивается: у себя? В одной из молчаливых "безадресных" хат я предлагаю открыть входную дверь, но Юля останавливает: "Не надо. Скажут — лазят тут!"

Не знаю, дело ли в моей спутнице, но, кажется, эта "неуверенность" и осторожность — влияние именно последних четырёх лет.

Проходя мимо одного дома, Юлия кивает: "А тут глава посёлка нашего живёт, Викторович, — и расплывается, как героиня Федосеевой-Шукшиной в “Калине красной”. — Он хороший у нас!"

— Чем хороший? — скептично интересуюсь: тема "хороших" чиновников меня мало воодушевляет.

— Если у человека беда, или помощь какая нужна: машина, стройматериалы — все к нему. Обязательно поможет.

И объясняет, что на почту она устроилась благодаря Викторовичу. Последние два года, работая при сельсовете социальным работником, вот так же, как сейчас, разносила помощь ветеранам, многодетным и одиноким, составляла списки нуждающимся по углю. Всё бы ничего, но зарплата — 2800 рублей. Юля одна воспитывает сына.

Прежнее почтовое отделение заколотили во время боёв в 2014 году, штат распустили. Когда узнала, что восстанавливают, обратилась к главе: "Я хочу. Возьмите". Взяли. Зарплата, правда, тоже невеликая. Но, главное — устроилась. Повезло! Считай, лотерейный билет вытянула.

…Среди детей войны всё больше бабушки. Одна из них — 86-летняя Любовь Ивановна. Двор у хозяйки чистый, прибранный. И много цветов.

"Всё хорошо у меня, — кажется, вполне искренне говорит о своём житье-бытье старушка. — На дальних улицах дюже стреляют, а до нас не долетает. И вчора палили, и ночью. А всё лучше, чем было вначале. Не так страшно. Сама хоть и болею, но не хочу сейчас умирать. Жить хочу".

О прошлой войне вспоминает, что "семья дюже здорова была — девять детей"… Что когда немец, отступая, пришёл их хату палить, то батька-инвалид вывел всех девятерых на улицу… "И немец побачил-побачил на маленьких детишэчек и не стал палить". После школы Любовь Ивановна работала в колхозе, на молокозаводе, в больнице. А ещё цветы всегда выращивала и на базарчике продавала.

"Раньше при советской власти хорошо цветы брали, — делится хозяйка. — И на праздники, и так. А потом, при Украине, перестали брать. И сейчас не берут. Если только на кладбище.

Прощаясь, бабушка приносит нам букетик тюльпанов: " Возьмите! Я так всем раздаю". Юля смеётся: "Куда я по деревне с букетом? Мне ходить ещё и ходить".

В двух кварталах нас встречают совсем другие настроения. Несколько женщин стоят на перекрёстке. Узнав, что с почтальоном пришёл журналист, они выплёскивают всё, что накопилось (и что друг другу не выскажешь — рутина): жалобы на бесконечную усталость от войны, на унизительное отсутствие денег, на безнадёжность.

"Ночуем с соседкой вместе, тоже пенсионеркой, поодиночке страшно", — говорит жительница улицы Горького, Лида.

"Мама у меня — ветеран войны. Каждый раз спускаем её, инвалида, на верёвках в подвал. Чем она такое заслужила?" — не сдерживает крика Евгения по фамилии Герой. И вспоминает, что до войны на любой праздник все выносили на улицу столы, смеялись, плясали, "песни спевали". А теперь не с кем поздороваться.

Ещё одна женщина обращается, должно быть, ко всем жителям мирных районов Донецка, в том числе соседнего Петровского, где, в отличие от Александровки, ещё можно жить:

— Жируете на Петровке? А я сына 34 годов похоронила. Потому что врачи у нас бестолковые, людей не могут лечить! Я поехала, повезла детину в Донецк, 57 тысяч за операцию заплатила. И они загнали его в гроб — не сробили операцию двенадцатиперстной кишки. Потому что бараны, полные бараны! Долги надо вертать, а я от безысходности дома сижу. Хочу работать, да негде!..

…На окраине посёлка открываются те самые холмы, где уже Украина и до которых через минные поля не больше двухсот метров. Там стоит деревня Марьинка — родная "сестра" Александровки.

По словам Юлии, с возвышенности солдаты ВСУ могут видеть нас, идущих сейчас по пыльной улице Горького, и поворачивающих на Ленина. Ходить тут опасно, и она, Юля, всегда быстро минует открытые пространства. В самой Марьинке не была четыре года. В 2014-м села на свой велосипед и поехала кружным путём по тропинке оформить документы по алиментам.

— Не доехала, снайпер стрелять начал. Пугать, баловаться. Пустит пулю, я остановлюсь, он ждёт. Снова еду — опять стреляет. Посидела-посидела и повернула. Больше не ездила.

— Так и не оформили алименты?

— Нет.

Проходя мимо изрешечённых заборов, целлофановых окон и заколоченных домов, обращаю внимание, что в глаза в первую очередь бросается всё-таки не война, а весна, а с ней — мир. Клумбы скороспелых тюльпанов у каждой третьей калитки. Яблони, вишни и абрикосы в цвету. Само яркое солнце над головой…

Возле ограды с одним из таких цветущих садов нас настигает первый разрыв. Приседаем, оглушённые. Ударило совсем рядом, но не ясно — что, откуда, где?

"Всё нормально", — откликается первой Юля. А я с трудом вытаскиваю застрявшие в горле слова, стараясь подбодрить спутницу: "Это не по нам. Может быть, на минном поле что-то…"

Второй разрыв будет позже, и спокойная и улыбчивая Юля не выдержит, зазвенев голосом: "Ох, и задрали ребята!" И пойдёт дальше.

Улица Ленина перегорожена блокпостом надвое, и часть домов находится в "серой" зоне. В этой "полосе отчуждения" живёт Вера Петровна, ровесница Победы. Родилась в апреле 1945-го в Германии, куда угнали из Украины её мать и отца. Вера Петровна получает положенные ей 1500 рублей и газету "Домовой" — донецкий журнал для садоводов.

"Нейтральный" участок Ленина располагается в низине; с одной стороны — блокпост ДНР, с другой — позиции армии ВСУ, практически впритык друг к другу. Пока стоишь, хочется вжать голову в плечи и стать меньше: до того неуютно. Впрочем, сама Вера Петровна и вышедший муж её, да и все предыдущие адресаты, и Юля, напротив, выпрямлены и как будто подчёркнуто спокойны. Ни сгорбленности, ни суетности. Снова списываю это на влияние войны: по-другому в таких условиях невозможно?

Прощаемся с моим почтальоном мы спустя час. У неё впереди ещё несколько человек — пешком долго, до вечера проходишь.

Напоследок Юля делится своим ощущением от войны: "Когда только начиналось, мы не воспринимали всё всерьёз. Жили мирно, и вдруг обстрелы — ну разве такое бывает? Не верили, пока над головой не засвистело. Хотя, если честно, я и до сих пор не верю. Все свои, всё своё! Как будто шутка какая-то…"

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634522 Сергей Прудников


Украина > Армия, полиция > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634516 Алексей Анпилогов

Дым без огня

кроме мифического списка из 47 "будущих покойников" у Службы безопасности Украины нет ровно ничего

Организованная киевскими властями провокация с мнимым убийством и последующим "воскресением" оппозиционного российского журналиста Аркадия Бабченко продемонстрировала всему миру, что из разряда faled states (несостоявшихся государств) Украина перешла в статус fake territory (территория ненастоящего).

На Украине продолжаются поиски очередных "жертв кремлёвского режима". Теперь внимание граждан страны пытаются переключить с уже никому не интересного Аркадия Бабченко на целый список из 47 "будущих покойников", в число которых СБУ записала украинских журналистов, политиков и даже одного "экс–офи­цера спецслужбы РФ". Масштабы украинской истерии по этом поводу просто поразительны. Так, о включении в список уже заявили журналисты Матвей Ганапольский, Евгений Киселёв и Осман Пашаев, телеведущая Татьяна Даниленко, редактор издания "Левый берег" Соня Кошкина.

Особенную же пикантность этой ситуации придаёт тот незамысловатый факт, что пока что в качестве "организатора серии террористических актов и заказных убийств" общественности был представлен некто Борис Герман, который на суде тут же заявил… что он вот уже полгода как работал на СБУ в качестве агента и вообще является убеждённым патриотом страны. Кстати, особых сомнений в этом нет и у нас: Герман является директором украинско-немецкого СП "Шмайсер", которое производит военную продукцию для нужд украинской армии и, кроме этого, активно занимался волонтёрской деятельностью в зоне АТО.

При этом, если исходить из заявлений самой СБУ, ведением данного дела спецслужба занималась уже целых полгода, да и на провокацию с Аркадием Бабченко пошла исключительно по своей воле, дабы раскрыть уже выявленную и находящуюся "под колпаком" пророссийскую подпольную сеть. И вот — результат. На скамье подсудимых находится агент СБУ, переговоры об "убийстве Бабченко" с ним вёл второй агент СБУ, инсценировкой убийства и раскручиванием скандала занималось тоже СБУ. Где Кремль? Где Путин? Ах да, подозреваемый Герман заявил, что инструкции по терактам и заказным убийствам он получал из "частного фонда Путина" в Москве. Хорошо, что не из Мавзолея, тоже ведь широко известная точка в Первопрестольной. Ну, конечно, не настолько известная, как "частный фонд Путина", согласен.

Таким образом, можно сказать, что кроме мифического списка из 47 фамилий, который в итоге нам предъявляют в качестве основного "доказательства" по делу, у Службы безопасности Украины нет ровно ничего. Ни инструкций, ни документов, ни данных наружного наблюдения, ни записей телефонных разговоров, ни просто каких-либо фамилий тех, с кем подсудимый Герман и его мифическая "террористическая сеть" могли бы контактировать в Москве. Всё, что нам сейчас предъявляют — это некие 47 фамилий (которые вначале были 30 фамилиями) известных и не очень людей, которых СБУ посчитала достойными для включения в "список жертв длинной руки Москвы".

Учитывая такой разнобой даже в количестве фамилий в нём, можно представить, что отбор персоналий для списка шёл в соответствии со старым анекдотом: "Товарищ Ганапольский? Вы участвуете в групповом сексе: вы, я и ваша жена?" — "Нет!" — "Тогда я вас вычёркиваю!". Отсюда и накладка: сначала думали, что на "групповой секс" с СБУ согласятся 30 человек, но по ходу дела оказалось, что можно набрать и 47 полезных идиотов. Ведь каждый отобранных в такой список не преминет рассказать о том, как его ненавидит Кремль и лично Путин, разнося пропаганду украинской спецслужбы через доступные ему медиаресурсы.

"Общество спектакля", участниками которого внезапно оказались все мы, живёт именно по таким законам. Массам неинтересны доказательства или же логические построения, "длинные" аналитические материалы читают единицы. Современные СМИ живут мимолётными эмоциями. "Бабченко убили!" Скорбим! Ненавидим! "Бабченко живой!" Радуемся! Любим!

При этом само событие, вызвавшее сенсацию, тут же "замыливается" и попадает в тень. Важны медиапоследствия, а не достоверное следствие или даже спецоперация. Никто уже не скажет, что единственными жертвами "Новичка" стали кот Скрипалей и их морские свинки, которых убили английские полицейские. Все будут говорить о "террористическом акте русских на территории Соединённого Королевства".

Нынешний мир заставил нас жить в этом феномене — перевёрнутом мире "пост­правды", парадоксального состояния, в котором масштаб соответствия высказывания реальной действительности определяется исключительно мегатоннами того медиашлака, который вываливается на читателя или телезрителя. Если буквально из "каждого утюга и тапка" ему будут рассказывать о "длинной руке Кремля", то большая часть населения в итоге в такую ложь вполне сможет поверить.

Ну и, конечно же, последний факт. Для создания информационного "дыма" в костёр таких провокаций надо время от времени кидать настоящие "дрова". Так что всем "дубовым поленьям", которым внезапно поступили "звонки счастья" из СБУ, стоит уже напрячься. Вдруг в будущий костёр решат кинуть именно их. Причём могут ведь и посчитать, что фейковой свиной крови, как в случае Бабченко, недостаточно, — и заменят её настоящей, правдивой, человеческой.

Алексей Анпилогов

Украина > Армия, полиция > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634516 Алексей Анпилогов


Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июня 2018 > № 2633189 Павел Фельгенгауэр

В Кремле боятся ударов по Москве и Петербургу: с чего может начаться большая война в Европе

НАТО переходит к реальному сдерживанию России: чем ответят в Кремле.

Павел Фельгенгауэр, Апостроф, Украина

3 июня в странах Балтии и Польше начались военные учения НАТО «Сэйбр страйк» (Sabre Strike) с участием более чем 18 тысяч военнослужащих из 19 стран. При этом Польша уже заявила, что рассматривает предложение о размещении постоянного контингента американских войск. Как обостряются отношения Запада и России, с чего может начаться большая европейская война, какое место в нынешнем противостоянии занимает Украина и почему в Кремле всерьез боятся ударов по Москве и Санкт-Петербургу, «Апострофу» рассказал российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

— Поляки хотят, чтобы у них была размещена целая американская дивизия на постоянной основе. Но еще совершенно не ясно, согласятся ли на это американцы. И пока нет никаких оснований для этого. Почему? Если база будет создана, то нарушается основополагающая хартия Россия — НАТО, где написано, что серьезные силы альянса не будут размещаться на новых территориях.

Да, после 2014 года (и вторжения РФ на Украину, — «Апостроф») какие-то силы размещаются там. Но формально они находятся на ротационной основе, то есть временно. Постоянного размещения нет, чтобы формально не нарушать хартию с Россией. Да и контингенты довольно небольшие (до 1000 человек). То есть там идет речь о каких-то тактических усиленных батальонных группах или американской бригаде, которая размазана по фронту на тысячи километров.

Позиция Вашингтона в ответ на предложение Польши пока совершенно не ясна, потому что Трамп по определению является изоляционистом и опирается на изоляционистские силы. Он уже и про Сирию говорил, что американские солдаты должны отправиться домой. Так что все разговоры о том, что в Польше появится американская база… Да, в Москве об этом тоже много говорят, поскольку для партии войны выгодно, чтобы там появились западные силы, чтобы можно было говорить, мол, сейчас американская танковая дивизия пойдет на Москву. А американская танковая дивизия — это серьезная сила.

Надо понимать, что со времен холодной войны в Европе уже не осталось таких американских соединений, которые должны были вступить в страшную битву с советскими войсками, которые будут прорываться к Рейну и Ла-Маншу. Они ушли из Германии еще до падения СССР: в 1990 году ушли воевать с Ираком и уже не вернулись туда.

Теперь же в Европе осталась только одна американская бригада из состава боевых танковых частей. Плюс есть небольшие силы на ротационной основе, совместные батальоны из натовских стран. Но это пока небольшие силы.

Вместе с тем американцы строят планы для резкого усиления в случае ухудшения ситуации: например, перебросить группы до 30 тысяч солдат. Но это вовсе не означает, что появится база в Польше, потому что это идет вразрез с политической идеологией нынешней американской администрации: европейцы должны сами разбираться со своими проблемами, а американцам там делать нечего.

В Москве же будут дико рады появлению американской базы в Польше. Ведь сейчас военные говорят, что готовится группировка для вторжения в Россию, а такого нет и близко. Поэтому военачальникам приходится раздувать серьезную угрозу. Ведь если будут дополнительные основания, то тогда можно будет требовать от [главы счетной палаты России Алексея] Кудрина и [министра финансов РФ Антона] Силуанова больше денег.

Политика сдерживания

На саммите министров обороны стран НАТО (в июне) окончательно согласуют планы, а в июле их официально примут на саммите НАТО в Брюсселе. То есть НАТО переходит к реальному сдерживанию России: готовятся планы по усилению американских группировок в Польше, странах Балтии в случае обострения — а это новые штабы, потому что надо везти войска из Техаса, Оклахомы. Возникнет масса вопросов — готовить инфраструктуру (чинить мосты, туннели и так далее), разрабатывать детальные планы переброски войск. В общем, много организационной работы, чтобы обеспечить сравнительно быструю переброску сил. Смысл сдерживания таков — если Россия пойдет на обострение, то начнется переброска для того, чтобы нарастить группировки.

А размещение сил на постоянной основе не рассматривается, поскольку Запад пока не готов официально денонсировать основополагающий акт с Россией. Вообще общеевропейская война серьезно рассматривается странами Запада, идет реальное планирование. Причем участвовать будут не только страны НАТО, потому что в случае войны в странах Балтии та же Швеция наверняка будет воевать на стороне НАТО. Возможно, что и Финляндия будет воевать.

Запад готовится к войне в том смысле, что если Россия будет знать, что НАТО реально готовится к войне, то в Кремле многократно подумают, стоит ли начинать боевые действия. Например, в Литве уже сейчас усиливают мехбригаду, которая называется «Железный Волк», в Швеции восстановили призыв, который был отменен. Те же страны Балтии и Польша должны усиливать свои вооруженные силы, чтобы помогать сопротивляться в случае российского наступления.

При этом Россия значительно быстрее может собрать более мощную группировку, поскольку стратегическая мобильность и переброска больших масс отрабатываются на больших учениях типа «Кавказ», «Запад». К войне готовятся все. Другой вопрос — будут ли развернуты постоянные базы США, как было во времена холодной войны.

Что дальше?

На саммите НАТО в июле будет официально принята новая стратегия сдерживания, то есть планы массированного развертывания войск на случай региональной войны на восточном фронте. Конечно, еще есть планы и для Румынии, но сейчас более опасным направлением являются Польша и страны Балтии. Если говорить о Румынии, то сначала надо пройти через Украину.

Если говорить об общеевропейской войне, то в ближайший год она, скорее всего, не начнется. Но нельзя сказать, что вероятность равна нулю. Все может начаться с какого-либо инцидента. Скажем, в небе над балтийскими странами столкнутся российский и американский самолеты. Они же там постоянно летают рядом. И может начаться кризис. И тогда начнется выполнение планов развертывания и переброски сил. В какой-то момент в Москве военные начнут доказывать Путину, что надо срочно оккупировать страны Балтии: когда туда приедут дивизии из Техаса, они создадут такой мощный плацдарм, что «мы ничего не сможем сделать». Мол, надо упредить американцев, иначе они могут захватить Калининград, будут иметь возможность нападать на Санкт-Петербург и Москву. С этого нарастающего кризиса и может начаться общеевропейская война.

Например, обе стороны перебрасывают силы, причем Россия делает это быстрее по географическим признакам. Но Запад потенциально сильнее России: по численности населения, по ВВП, по военному потенциалу (НАТО и союзники), по экономике, финансам и ресурсам вообще. Все это создает потенциально неустойчивую ситуацию, которая может привести к войне.

Однако есть и другая сторона медали. В Европе никто не хочет воевать. Угрожать друг другу — другое дело. Но поскольку стороны будут балансировать на грани войны, то есть вариант, что кто-то оступится. В холодную войну этого не случилось на европейском театре, но из этого не следует, что такое не случится в этот раз. При этом будут нарастать так называемые прокси-войны, когда на главном фронте не воюют напрямую, а идут боевые действия на различных флангах. Сейчас это война в Сирии, конфликт на Донбассе. В Кремле их рассматривают как прокси-конфликты с Америкой. Такие же вещи были и во времена холодной войны: Вьетнам, Афганистан, Ближний Восток, Ангола и так далее.

Можно надеяться, что в конечном итоге все рассосется без большой общеевропейской войны. Но в России официально рассматривают угрозу большой войны, о чем не раз говорил начальник Генштаба. И такая война может начаться хоть завтра.

И надо не забывать, что после окончания холодной войны наступил распад СССР. Такое же возможно и с Россией. И об этом говорят не только публицисты. Силуанов, который является не только министром финансов РФ, но и первым вице-премьером, еще в октябре говорил, что слишком много средств расходуется на оборону, что в прошлый раз это закончилось гибелью СССР, и как бы Россия не пошла по той же дорожке. Вполне возможно, что Россия испытает очень серьезный кризис.

Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 июня 2018 > № 2633189 Павел Фельгенгауэр


Украина. Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 5 июня 2018 > № 2633130 Аркадий Бабченко

Зачем я согласился подделать собственную смерть

Новость об убийстве российского журналиста Аркадия Бабченко прогремела на весь мир, но еще и суток не прошло, как выяснилось, что все было инсценировано украинской службой безопасности. В эксклюзивной статье для «Экспрессен Культур» Аркадий Бабченко отвечает своим критикам.

Аркадий Бабченко, Expressen, Швеция

И вот ты возвращаешься из морга, от тебя воняет кровью, шлейф запаха бойни длиной в километр. Ты не спал сутки, ты пережил собственное убийство, ты месяц ходил с мишенью на лбу в ожидании выстрела, жил со знанием, что твоя смерть уже кем-то оплачена — твоя смерть оплачена! Эта мысль тебя парализует. Но, само собой, ты обнимаешь свою жену, которая уже даже не в истерике — стадия истерики закончилась несколько дней назад — сейчас она просто совершенно пуста, бесчувственна, как мертвая, истощена и лишена эмоций.

Вот так ты живешь несколько дней, как пустая оболочка, внутри лишь пустота, ничего больше. Твоя жизнь в очередной раз сломана, и в очередной раз ты должен начинать сначала, не зная где, не имея понятия как. Ты не знаешь, сколько еще тебе удастся пожить, не знаешь, сколько месяцев, лет тебе придется ходить везде с телохранителями, не знаешь, когда сможешь жить с незадернутыми шторами и подходить к окну, когда твоя дочь сможет играть на улице вместе с другими детьми. Все, что было раньше, осталось за чертой, отрезано, ничто больше не важно, не имеет значения. Нерецептурные успокоительные на тебя больше не действуют, и ты поглощаешь их горстями, а аптека за углом наверняка сделала на тебе годовую выручку.

Убийство и мораль

А затем начинает отпускать. Чувства возвращаются, и руки дрожат так, что было бы очень удобно работать отбойным молотком. Но затем проходит и это, и тебя впервые за много дней не тошнит, и ты даже можешь затолкать в себя немного еды, и жена тоже теперь в состоянии поесть, и вот вы сидите и чисто механически поглощаете какую-то ерунду, какие-то крошки.

А затем проходит и это, и, наконец, ты можешь улыбаться, почти живой, открываешь Фейсбук и читаешь, как Сережа, Саша или Маша грозят пальцем, надувают щеки и читают тебе мораль, и это кажется им очень важным. И ты читаешь, читаешь и улыбаешься — милые вы мои, хорошие, я просто обожаю ваши суперумные беседы в фейсе. В фейсе вы можете меня даже и убить, пожалуйста, но пусть это убийство останется здесь, пусть оно не повторится в действительности, потому что вы не имеете ни малейшего представления о том, через какой ад я и мои близкие прошли. И не дай бог вы сможете это представить или переживете это. Так что пишите себе, пишите. А ты только что вернулся из такой тьмы, выполз из такой пропасти, ты читаешь и улыбаешься, и обнимаешь свою дочь, и открываешь бутылку пива, и зажигаешь сигарету. И чувствуешь себя прекрасно. И небо, и солнце, и птицы, и тебе все равно, ты улыбаешься и улыбаешься.

Меня упрекают в том, что я нарушил журналистскую этику и мораль. Мне говорят, что журналист не должен участвовать в операциях спецслужб. Давайте я вам кое-что объясню. Вот к вам приходят оперативники. Говорят — есть список людей, которых планируется убить. Ты в нем идешь первым пунктом. На тебя уже есть заказ. Уже проплачен. Но ты — «мелкая сошка» — это дословно — тебя хотят убить так, для шума. Для проверки. А основные цели, убийство которых должно нанести максимальный урон, будут озвучены потом. Мы их не знаем. Помоги нам. Помоги вскрыть эту цепь.

Удивлен такими убеждениями

Страшно? Да. Боишься ли провокаций? Еще как. Думаешь о том, что это подстава, и тебя просто вывезут куда-то в лес и прихлопнут? В первую очередь. Хочется ли схватить семью под мышку и уехать черт знает куда — в Америку, в Антарктиду, на Северный полюс, на Эверест, к черту на кулички, чтобы только тебя не достали, чтобы только не видеть и не слышать всего этого? Да только этого и хочется!

Но я в принципе не представляю, что на это можно ответить, кроме как:

«Да, пацаны, конечно. Работаем. Давайте накроем уродов». А вы что бы сделали в такой ситуации? Вы бы встали на табуретку с возвышенным лицом и сказали: «Нет. Журналист не имеет права участвовать в операциях спецслужб. Охраняйте меня. Это ваша обязанность».

«Да тебя-то мы защитим, без проблем, но это понижает шансы на то, что сеть будет вскрыта, что будут выявлены остальные исполнители, мы не знаем, сколько их, не знаем, были ли уже отданы деньги на убийство других людей в списке, сейчас мы одного возьмем, а остальные уйдут — и это сильно понизит шансы. Могут быть убиты другие люди. Помоги нам».

«Нет. Журналистская этика! Мораль! Мои читатели будут расстроены! Коллеги меня осудят!»

Вы бы так сделали?

Я удивлен. Удивлен, как много людей убеждены, что главная задача службы безопасности в охваченной войной стране — в стране, где Россия убивает российских беженцев, — это в чем-то убедить ее величество публику. Выложить им все доказательства. Плевать на тайну следствия, плевать на суд, плевать, что могут сорваться выстраиваемые цепочки, что могут уйти заказчики, другие потенциальные исполнители, что, в конце концов, адвокаты на суде будут цепляться за каждый прокол, плевать, что операция продолжается, что еще не все известно, что данные промежуточные, что озвучивают их, естественно, далеко не в полном объеме — плевать.

Покажите нам все, что у вас есть! Мы должны поверить! Кто-то в Фейсбуке сомневается! Удивляешься, сколько, оказывается, людей уверены, что вот прямо заказчик так взял и пришел к организатору с письменным приказом убить Бабченко и с печатью Путина на нем. И со списком следующих жертв.

Не только жизнь Бабченко

Неважно, что информация собиралась по крупицам, что сначала были названы только две фамилии, потом начали звучать другие фамилии, потом подозреваемый обмолвился о тридцати потенциальных жертвах. Что вначале все это были лишь разговоры, непонятно было, треп это или серьезно, и только потом стало известно все полностью, стало понятно, что да, серьезно, стали известны имена.

Неважно, что все это делалось в том числе именно для того, чтобы этот список стал известен. Неважно, что список стал известен именно потому, что была проведена эта операция. Что вот это все — список, фамилии в нем, подозреваемый заказчик, вся цепь — стало известно только потому, что люди два месяца жестко пахали, готовили всю операцию, добыли эти фамилии, эти схемы — и пашут до сих пор, потому что ничего еще не закончилось и до конца еще ничего не понятно.

Все это неважно, потому что журналистское сообщество это осуждает.

Удивительно, что столько людей не понимают, что нужно «дождаться полной информации и уж тогда решать» — и это нормальная элементарная реакция в такой ситуации.

Удивительно, что так много людей не понимают, что спасена не только жизнь Бабченко, но и жизни многих других людей. Что благодаря этой операции было спасено несколько из этих совершенно конкретных 47 жизней. Как много? Еще одна? Пять? Все 47? Никто не знает. Но пока что никто больше не убит. Пока что убийства остановлены.

Но это все неважно. Потому что пострадала журналистская этика!

Шерлок Холмс

Удивительно, как много тех, для кого стал в новинку такой банальный способ вести расследование, как имитация преступления. Можно же погуглить. Шерлока Холмса, наверное, сегодня бы с потрохами съели за инсценировку собственной смерти у Рейхенбахского водопада с целью разоблачить преступную сеть профессора Мориарти.

Удивительно, как много тех, кто рассказывает мне, что они сами бы сделали, окажись на моем месте. Упаси бог, чтобы вы оказались на моем месте. Но если это случится, хорошо, тогда вы сможете сказать: «Нет-нет, я не могу пойти против журналистской этики, пусть меня лучше убьют, я приму смерть с высоко поднятой головой! У меня две тысячи читателей, они будут разочарованы!»

Читаешь все это и улыбаешься. Боже, какое счастье не быть мишенью. Знать, что в этот раз все позади. Конец. Тебя не застрелили. Пару дней они будут в шоке, пару недель станут адом для тех, чья операция провалилась, бог даст, кого-то уволят, и тогда у тебя будет много времени. Но даже если никого не уволят, все равно им понадобится несколько месяцев, чтобы составить новый план, найти новых исполнителей, оружие, деньги, организовать прочие технические моменты.

Это значит, что у тебя есть пара месяцев, прежде чем снова начнется паранойя: начали они уже снова охотиться на тебя или нет?

Я думаю, это будут лучшие месяцы за последние несколько лет.

Я гуляю. Улыбаюсь. У меня все хорошо. Я доволен.

Что произошло

В прошлый вторник появилась информация, что российский журналист Аркадий Бабченко был убит в Киеве. Но в среду он внезапно появился живой и невредимый на пресс-конференции украинской службы безопасности. Служба безопасности рассказала, что они фальсифицировали убийство, чтобы предотвратить покушение, запланированное российской стороной, и узнать, кто именно его планировал. Как утверждают украинские власти, у них есть доказательства, что Россия планировала ряд убийств и что в результате операции были предотвращены 30 покушений. Однако на них обрушились потоки критики за опасную игру с правдой. Один человек задержан.

Украина. Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 5 июня 2018 > № 2633130 Аркадий Бабченко


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 июня 2018 > № 2633126 Виталий Портников

Путин не меняет подходов

Виталий Портников, Еспресо, Украина

Интервью Владимира Путина австрийскому телеканалу ORF продемонстрировало, что и спустя четыре года после нападения России на Украину и оккупации Крыма и Донбасса российский правитель не собирается отказываться от своих подходов по отношению к Украине.

Путин повторяет то, что говорил в самом начале украинского кризиса. Я бы даже сказал — то, что российские шовинисты всегда требовали от Киева. Если Украина хочет выжить, если ее граждане хотят прекращения войны, они должны согласиться с превращением страны в российский сателлит. С тем, чтобы внешняя — да и внутренняя политика страны — контролировалась Кремлём.

Именно об этом говорит Путин, когда напоминает о «федерализации» Украины. Для него федерализация — это возможность влияния на украинскую власть через регионы Востока, на возможность купирования любых решений, которые не нравятся Москве, с помощью местных властей этих регионов.

В понимании Кремля восточные регионы Украины должны стать вечными агентами российского влияния, которые не допустят превращения нашей страны в самостоятельный субъект политики, накрепко «привяжут» ее к российскому соседу, закрепят колониальный статус под угрозой войны и распада государства.

И да, конечно, такое государство должно оставаться русскоязычным — чтобы находиться под влиянием лживой кремлевской пропаганды и имперского цивилизационного пространства. Оно должно оставаться нейтральным, не вступать в НАТО — чтобы ему никто никогда не мог помочь и оно оставалось беспомощным перед своим русским «хозяином». И оно должно признать отторжение Крыма — потому что так хочется Путину и его поданным.

Крым Украине не отдадут — и потому, что столетиями насилуемый россиянами полуостров является частью имперского мифа, и потому, что его отторжение должно остаться предупреждением Украине — что будет с другими ее регионами, если украинцы откажутся быть рабами россиян.

Такова политическая программа Путина. Такова — если посмотреть шире — политическая программа российского общества. Другой программы нет, потому что вся цивилизационная состоятельность России сегодня может быть доказана только с помощью силы и войны. Никакой технологической, культурной, научной инициативы — даже Крымский мост строится с помощью украденных технологий, а талантливых режиссёров превращают в уголовных преступников. Как доказать самим себе, что есть еще что-то, кроме нефти?

Поэтому у нас с вами не должно быть иллюзий. Украина должна либо сопротивляться и быть в состоянии перманентного конфликта с соседней страной — либо сдаться, согласиться на роль сателлита, стать управляемой из Кремля русскоязычной федерацией. Быть страной свободных людей или страной рабов Кремля. Другого выбора у украинского народа нет и в ближайшие десятилетия не будет.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 июня 2018 > № 2633126 Виталий Портников


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > redstar.ru, 4 июня 2018 > № 2645409 Иван Бувальцев

Курсом от интенсивности – к результативности

1 июня в Вооружённых Силах начинается летний период обучения.

Редакцию газеты «Красная звезда» посетил начальник Главного управления боевой подготовки Вооружённых Сил Российской Федерации генерал-лейтенант Иван БУВАЛЬЦЕВ. Он рассказал о готовности учебно-материальной базы к летнему периоду обучения, использовании в подготовке войск приобретённого в Сирии боевого опыта, роли центров боевой подготовки в повышении индивидуального мастерства военнослужащих и слаживании подразделений тактического звена, а также об особенностях предстоящих Армейских международных игр – 2018.

– Иван Александрович, прежде чем говорить о задачах и планах на лето, хотелось бы получить ваш комментарий по итогам завершившегося зимнего периода обучения.

– В зимнем периоде обучения проведено более 2 тысяч мероприятий разного масштаба. Основные из них – тактические учения, более половины из которых двусторонние. Это позволило за этот период подготовить около 300 лётных экипажей, около 40 тактических групп ВМФ и около 100 батальонных тактических групп Сухопутных войск.

Мероприятия боевой подготовки планировались и проводились с учётом опыта боевых действий, полученного в Сирийской Арабской Республике.

Результаты проведённых учений, контрольных занятий и внезапных проверок говорят о том, что в Вооружённых Силах наблюдается положительная тенденция повышения уровня полевой, воздушной и морской выучки.

Примечательно то, что постепенно, в каждом последующем учебном периоде увеличивается количество соединений и частей, которые оцениваются на хорошо. К примеру, за минувший зимний период обучения из 400 проверенных соединений и частей более 35 процентов получили оценку «хорошо».

На сегодня у нас есть и такие воинские коллективы, которые получили лишь оценку «удовлетворительно». И перед ними стоит задача добиться улучшения результатов в начинающемся летнем периоде.

Подводя итог, хочу сказать, что основные мероприятия боевой подготовки в зимнем периоде выполнены в полном объёме. Это позволяет говорить о готовности Вооружённых Сил к выполнению последующих задач.

– Какие мероприятия по подготовке учебно-материальной базы вообще и полигонной в частности выполнены перед новым периодом обучения?

– Подготовка к летнему периоду обучения 2018 учебного года завершена. Рабочие группы Министерства обороны, главкоматов, командований уже выехали в войска, чтобы на местах помочь в развёртывании боевой учёбы.

Что сделано в подготовительный период в течение мая? Было чётко определено, что именно необходимо сделать на полигонах и других объектах, составлены жёсткие планы-графики, и войска выполнили эти мероприятия по подготовке учебно-материальной базы. Так, проведена очистка от взрывоопасных предметов более 105 тысяч гектаров земель полигонов. При выполнении этой важной и сложной задачи было обнаружено и уничтожено около 10 тысяч неразорвавшихся взрывоопасных предметов. Отремонтированы внутриполигонные дороги, пункты управления, поля для создания мишенной обстановки.

Важнейшей составляющей подготовительного периода стали сборы, которые позволили подготовить штабы, офицеров, прапорщиков, сержантов к выполнению ими задач по обучению подчинённых в летнем периоде. В мае со всеми категориями должностных лиц проведено около 1000 инструкторско-методических занятий, около 2000 сборов. Кроме того, мы осуществили выпуск из учебной сети Вооружённых Сил курсантов, которые сейчас поступают в войска. И я надеюсь, что это позволит обеспечить качественное выполнение всех планов боевой подготовки.

– Какой вклад в повышение профессионального мастерства личного состава и слаженности под­разделений тактического звена вносят цент­ры боевой подготовки, подобные 333-му ЦБП в Мулине? В 2017 году у нас таких центров было 16. Сколько их сейчас?

– Количество центров боевой подготовки в Вооружённых Силах не изменилось, их у нас и сейчас 16. Ежегодно совершенствование учебно-материальной базы в таких центрах позволяет нам повысить количество всесторонне подготовленных войск, которые проходят в них обучение. Хочу напомнить, что эти центры у нас разной направленности: подготовки специалистов, то есть военнослужащих, которые впервые заключили контракт или меняют военно-учётную специальность, а также военнослужащих, которые поступают на службу по призыву. В зимнем периоде обучения в этих центрах прошли подготовку более 6,5 тысячи военнослужащих, что на 15 процентов больше, чем в аналогичном периоде 2017 года. За 6 месяцев в центрах подготовки Воздушно-космических сил подготовлено более 700 экипажей лётно-подъёмного состава и 400 экипажей к полётам в сложных метеорологических условиях ночью с общим налётом свыше 13 тысяч часов, в центрах подготовки ВМФ – 10 экипажей подводных лодок различного класса и 4 экипажа для кораблей нового класса.

Хотел бы особо отметить возрастающие с каждым годом возможности нашего 5-го центра (учебной, военно-спортивной подготовки) Центрального военного округа «Ергаки», где проходят подготовку военнослужащие разведывательных, горных подразделений и спецназа, а также курсанты Дальневосточного и Новосибирского командных училищ. В зимнем периоде в «Ергаки» подготовлено более 300 военнослужащих.

В 333-м центре в Мулине за минувший период обучения про­шли подготовку подразделения ВДВ и двух воинских частей ЗВО.

Если в предыдущие годы мы говорили о повышении количества мероприятий боевой подготовки и их интенсивности, то сегодня переходим к приоритету качественных показателей

В летнем периоде в центрах боевой подготовки – с учётом накопленного преподавательским составом центров опыта – мы планируем подготовить до 7 тысяч военно­служащих.

Если говорить о вкладе этих центров в общую систему подготовки войск, то можно с полной уверенностью утверждать, что комплексный подход к боевой учёбе в таких центрах существенно повышает бое­способность обучающихся в них соединений и частей за более короткий промежуток времени.

Техническая составляющая такого комплексного подхода обеспечивается поставкой в центры боевой подготовки передовой учебно-материальной базы. В 2017–2018 годах в них по плану гособоронзаказа поступило более 20 новых учебно-технических средств для современных образцов вооружения и техники, таких как самолёты Су-27, Су-34, Су-30СМ, вертолёты Ка-52 и Ми-28Н, а для Военно-морского флота – специальные тренажёры, которые позволяют отрабатывать борьбу за живучесть корабля.

– С учётом результатов зимнего периода обучения и, возможно, каких-то замечаний в адрес некоторых воинских формирований какой станет направленность полевой, воздушной и морской выучки в летнем периоде?

– Как я уже говорил, комиссия Минобороны, главные командования видов и командования родов войск Вооружённых Сил детально проанализировали результаты подготовки войск и сил в зимнем периоде обучения и сделали выводы.

В результате от той направленности боевой подготовки, которая была определена организационными указаниями Генерального штаба на учебный год, мы не отходим. При этом, конечно, учитываем те недоработки и проблемные вопросы, которые выявляются в процессе боевой учёбы.

С целью дальнейшего совершенствования подготовки войск в летнем периоде будет продолжена работа по повышению результативности проводимых мероприятий. Если ранее, в предыдущие годы, мы говорили о повышении количества мероприятий боевой подготовки и интенсивности, то сегодня переходим к приоритету качественных показателей.

Кроме того, подготовка личного состава подразделений будет проходить в хорошо зарекомендовавших себя формах состязательности. Это и различные конкурсы среди офицерского состава (недавно у нас завершились конкурсы полевой выучки офицеров Сухопутных войск), и ставшие популярными конкурсы в рамках Армейских международных игр (сейчас продолжается их всеармейский этап).

Венцом боевой учёбы в 2018 году станут манёвры «Восток-2018», при подготовке к которым будут последовательно усложняться учебные задачи привлекаемых войск и сил. В рамках подготовки к манёврам запланированы специальные учения в видах и родах войск, специальных войсках. И в сентябре кульминацией манёвров станет розыгрыш практических действий.

– На заседаниях Коллегии Мин­обороны, совещаниях с участием руководящего состава военного ведомства неоднократно подчёркивалась необходимость использования полученного в Сирии боевого опыта при подготовке войск. «Красная звезда» уже сообщала, что Главное управление боевой подготовки Вооружённых Сил разработало более 10 соответствующих методических пособий. Иван Александрович, как они используются?

– Учёт боевого опыта очень важен, поскольку способствует успешному освоению военнослужащими, подразделениями и воинскими частями новейших форм и способов ведения боевых действий. Хотел бы подчеркнуть, что эту задачу решает не только Главное управление боевой подготовки Вооружённых Сил. В конце 2017 года, в зимнем периоде обучения проведено очень много мероприятий в округах, объединениях и соединениях по изучению этого опыта. В качестве примера напомню о научно-практической конференции в Академии Генштаба. Все понимают ценность боевого опыта, и поэтому его изучению уделяется столь пристальное внимание в деятельности органов военного управления.

Скажу больше: наши коллеги из военных ведомств государств – участников СНГ также заинтересованы в ознакомлении с нашим опытом его изучения.

Среди офицеров органов боевой подготовки Вооружённых Сил более половины имеют боевой опыт. И за сравнительно короткий период Главным управлением бое­вой подготовки Вооружённых Сил действительно разработано больше 10 различных учебных пособий, в которых учитывается опыт и специальной операции в Сирийской Арабской Республике, и других вооружённых конфликтов с участием иностранных армий. Мы, кстати, внимательно изучаем тактику действий зарубежных армий и вносим коррективы в учебный процесс.

В целом органы военного управления разработали более 150 учебных пособий, учебников, рекомендаций, которые доведены до войск. Изменения в эти пособия будут вноситься постоянно, потому что тактика и оперативное искусство развиваются. И те, кто остановится в этом процессе, обречены на поражение.

– Как вы уже сказали, проведение в конце июля – начале августа заключительного этапа Армейских международных игр привнесёт в боевую учёбу элемент состязательности. Каковы отличия АрМИ-2018 от предыдущих игр?

– На протяжении своей небольшой истории – а в следующем году Армейским международным играм исполнится пять лет – проведение состязаний совершенствуется из года в год. Мы вместе с нашими зарубежными коллегами, которые приезжают к нам и принимают активное участие в играх, нарабатываем бесценный опыт.

Что касается АрМИ-2018, то отборочные этапы конкурсов начались ещё в декабре 2017 года. Напомню, что таких этапов было четыре: дивизионный (бригадный), армейский, окружной и всеармейский. При этом мы чётко выполняем требования министра обороны об охвате максимального количества военнослужащих. Как сказал Сергей Кужугетович Шойгу, мы не готовим спортсменов-профессионалов – мы обязаны подготовить профессиональную армию. Поэтому победители прошлых состязаний в этом году на старт международных конкурсов уже не выходят. Мы постоянно понуждаем командиров, экипажи, расчёты предъявлять к себе повышенные требования при борьбе за победу на отборочных состязаниях, чтобы затем на международном этапе достойно защищать честь Вооружённых Сил РФ и России в целом.

Четвёртый, всеармейский этап ещё продолжается. На сегодня мы завершили конкурсы «Десантный взвод», «Танковый биатлон», «Суворовский натиск» и «Мастера автобронетанковой техники». В результате отобрано 25 экипажей и расчётов, которые примут участие в международном этапе.

Особенностью 2018 года стало то, что от индивидуальных состязаний мы перешли к состязаниям в составе экипажей, расчётов и взводов. Яркий пример: в этом году на базе Дальневосточного высшего общевойскового командного училища в конкурсах «Танковый биатлон» и «Суворовский натиск» соревновались команды от военных округов, ВДВ, ДВОКУ в составе взводов. В ходе конкурсов взводы решали огневые и тактические задачи, состязались в маршевой подготовке. Так что к высочайшему напряжению добавилась сложность выполнения заданий, когда результат зависит и от умения командира управлять подразделением, и от практических действий каждого его подчинённого. Великолепно справились с этой задачей экипажи Восточного военного округа. Высокие результаты показали и десантники.

Однако на международном этапе зрители увидят доработанную программу некоторых конкурсов, участниками которых станут военнослужащие, а также расчёты и экипажи, но не подразделения, решающие в ходе конкурсов тактические задачи. Это обусловлено сложностями перевода при управлении экипажами всоставе взводов.

– Сколько стран примут участие в АрМИ-2018, каким ожидается общее количество участников?

– На сегодня 28 оборонных ведомств намерены отправить к нам свои команды, их уже на 39 больше, чем в прошлом году. Цифры, скорее всего, неокончательные – заявки ещё принимаются, и ежедневно мы получаем две-три ноты из министерств обороны тех государств, которые хотят участвовать в играх.

География проведения игр также расширилась. Кроме России, где пройдёт 16 конкурсов, участников АрМИ-2018 примут ещё шесть стран: Азербайджан, Армения, Белоруссия, Иран, Казахстан и Китай. При этом Азербайджан и Иран принимают у себя конкурсы Армейских международных игр впервые. Число участников, по предварительным расчётам, превысит 5000 военнослужащих.

Александр ТИХОНОВ, «Красная звезда»

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > redstar.ru, 4 июня 2018 > № 2645409 Иван Бувальцев


Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 4 июня 2018 > № 2634891 Асемгуль Койшина

Активность вербовщиков с соцсетей сместилась в мессенджеры – эксперт

Методика вербовщиков международных террористических организаций постоянно совершенствуется. Несмотря на систематическую работу спецслужб по нейтрализации вербовки в социальных сетях и мессенджерах, работа эмиссаров будет продолжаться, ибо от новых адептов и слепых исполнителей терактов международные террористические организации никогда не откажутся, заявила в интервью Zakon.kz культуролог, независимый эксперт по вопросам информационной безопасности Асемгуль Койшина.

- Асемгуль, каким образом идет поиск сочувствующих и вербовка?

- Сейчас пропаганда деструктивной идеологии нетрадиционных течений и экстремистских организаций активно ведется посредством социальных сетей и мессенджеров. Не секрет, что все существующие международные террористические организации широко представлены на площадках социальных сетей и популярных мессенджеров, где они отчитываются о своей текущей деятельности, ведут пропаганду радикальной идеологии и рекрутируют в свои ряды новых последователей.

В большей степени вербовка ведется среди людей, интересующихся религиозными основами, а также среди верующего контингента. Цель одна, методики разные. Можно сказать, вербовщики это люди, которые знают тонкости психологии человека. Как правило, в начале вербовки они говорят на самые обычные темы. Например, узнать, как у него дела, все ли в порядке, не нуждается ли он в какой-либо помощи, особенно материальной.

Такая своего рода забота со стороны незнакомого или малознакомого человека начинает вызывать симпатию, после чего вербовщик подбирает ключ к сознанию личности и, оказывается, что у человека с вербовщиком достаточно много общих интересов, увлечений и самое главное, взгляды на жизнь. Такой подход помогает добиться доверия и раскрытия человека, чтоб в него дальше можно было закладывать основы ложных ценностей.

Далее вербовщик говорит, что в мире существует несправедливость, хотя все люди в жизни сталкиваются с несправедливостью и находят обоюдное решение проблем. Но тут вербовщик преподносит это в иной форме, что они должны с этим бороться и что это их долг, что это принесет пользу для братства. А если человек не уверен в себе, легко раним, то начинает мотивировать его более глубоко, внушая ему, что он не отбросок общества и что именно его действия могут спасти многих незащищенных людей. Внушая таким образом уверенность, приглашают на собрания, где он находит подобных себе друзей, где все делятся своими знаниями, говорят о том, что является дозволенным, а что нет, узнают, где найти интересующую их литературу и чьи проповеди нужно слушать. Такой процесс коммуникации может проходить достаточно долго, до готовности сделать что-либо на деле.

- Как именно происходит радикализация верующей молодежи, можете описать этот процесс более подробно?

- Большинство молодых людей подвергаются идеологии деструктивных религиозных течений в интернете поэтапно. Многие из числа верующего контингента, интересуясь религией, ходят за знаниями не в библиотеку, а начинают читать все в интернете, благо, там сейчас можно найти всё, причем в любое время суток. В случае необходимости свои вопросы они могут задать в различных группах и сообществах в соцсетях и получить ответ быстрее, чем сидеть в библиотеке. Однако насколько правдивый и верный ответ можно получить в интернете, ведь человек, сидящий за монитором, может интерпретировать любую информацию, связав со своим жизненным опытом, взглядами.

В последующем они получают ссылки на пропагандистские видео и слушают проповеди разных идеологов. Так, одними из популярных проповедников среди верующей молодежи стали мединские студенты, чьи проповеди являются в основном поучительными и тем самым завораживают слушателя, но у них в некоторых лекциях имеются также экстремистские призывы. Именно такие лекции способствуют радикализации взглядов молодых и амбициозных людей.

Таким образом, посредством дозированного увеличения доступа к материалам сомнительного религиозного характера и умелых действий вербовщиков, человек постепенно становится на путь радикала, готового по первому же зову исполнить пожелание своего наставника или «шейха».

Подобного совершенства достигла пропагандистская машина ИГИЛ (запрещена в Казахстане решением суда), которым из международных террористических организаций удалось организовать высокую пропаганду в сети. Они используют призывающие к действию высококачественные видеоматериалы, инфографику, глянцевые журналы, нашиды, газеты и новостные агентства, а также ведут переписку через мессенджеры и социальные сети.

Ввиду окончательного разгрома сил боевиков в Сирии и Ираке, подобная информационно-пропагандистская работа ИГИЛ в Интернете только увеличится.

- Каковы идеологические установки и месседжи вербовщиков?

- Необходимо понимать, методика вербовщиков совершенствуется так же, как и сама тематика пропаганды. Подобные изменения идеологических установок наглядно фиксируются на примере деятельности террористической организации ИГИЛ. Допустим, на ранней стадии ИГИЛ пропагандировали идею участия в «священной войне», «идею мести против неверных», «участие в строительстве Халифата», которые, по сути, были не новы и повторяли установки международной террористической организации «Аль-Каиды».

Однако эмиссары ИГИЛ пошли дальше. Они предложили сочувствующим идею комфортного проживания на территории Сирии и Ирака, освещая мирную жизнь в своих пропагандистских роликах по законам шариата вместе с семьей, и наличие условий для карьерного роста в рядах боевиков, которые, по мнению экспертов, оказали большее психологическое воздействие на пользователей Интернета в разных странах.

Для этого эмиссары активно распространяли видео и фотографии пустующих коттеджей, используемых рядовыми боевиками предметов роскоши, элитных автомашин и наличия ежемесячной оплаты денег, выделяемых на проживание семей. Именно последние месседжи ИГИЛ, по мнению экспертов, привели к массовому оттоку колеблющихся и сочувствующих сторонников с семьями на подконтрольную ИГИЛ территорию Сирии и Ирака. Эти данные подтверждаются информацией правоохранительных органов и спецслужб. В последующем успешная идеологическая установка ИГИЛ получила название среди экспертного сообщества как призыв «на пятизвездочный джихад», «джихад с семьей».

Пугает не только количество выехавших граждан, откликнувшихся на призыв ИГИЛ, но и массовая слепая вера в непреложность лозунгов вербовщиков, что, по сути, еще раз подтверждает высокий профессиональный уровень вербовщиков международных террористических организаций.

По заявлению Антитеррористического центра СНГ, эффективная работа органов безопасности и специальных служб заставила вербовщиков снизить активность в социальных сетях. Но это не говорит о том, что они отказались от преступной деятельности. Нет, теперь их активность сместилась в различные мессенджеры и, прежде всего, Instagram, Telegram, WhatsApp, Viber и другие. Как пояснил экс-руководитель Антитеррористического центра государств-участников СНГ Андрей Новиков, этот тренд заметен при анализе содержания компьютерных экспертиз в ходе расследования конкретных уголовных дел.

- Сейчас любой сайт можно заблокировать без проблем, может ли это ослабить деятельность эмиссаров?

- Несмотря на постоянную работу спецслужб по нейтрализации вербовки в социальных сетях и мессенджерах, работа эмиссаров будет продолжаться, ибо от новых адептов и слепых исполнителей терактов международные террористические организации никогда не откажутся. Поэтому молодежи нужно быть крайне осторожными при поиске материалов в Интернете и всегда полагаться только на проверенные источники и избегать нежелательных контактов с незнакомыми людьми, в особенности тех, кто пытается дать вам новые знания.

- Асемгуль, давайте сказанное подтвердим статистикой.

- Пожалуйста. Что касается статистики по религиозным убеждениям казахстанской молодежи, то по данным научно-исследовательского центра «Молодежь» за 2016, 80% опрошенных в нашей стране молодых людей назвали себя верующими. 76,1% из них – мусульмане. Наиболее религиозно активны подростки в возрасте от 14 до 18 лет.

А вот статистика по участию казахстанцев в сирийско-иракском конфликте. По информации Комитета национальной безопасности, за четыре года предотвращен выезд в зоны террористической активности 440 рекрутов-казахстанцев (в 2014 году — 136, 2015 — 151, 2016 — 91, 2017– 62).

Также с 2014 по 2017 год на стадии подготовки были предотвращены 30 терактов (в 2014 — 3, 2015 — 4, 2016 —12, 2017 – 11).

Согласно информации КНБ, в декабре 2017 года в сирийско-иракской зоне находились 390 детей в возрасте до 16 лет — 214 мальчиков и 176 девочек.

В Казахстан из лагерей террористов в 2017 году вернулись 125 человек, принимавших участие в боевых действиях за рубежом.

Торгын Нурсеитова

Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 4 июня 2018 > № 2634891 Асемгуль Койшина


Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 4 июня 2018 > № 2633507 Алексей Ковалев

Самоподрыв доверия. Как мировые СМИ отреагировали на фальшивую смерть Бабченко

Алексей Ковалев

Сначала известие об убийстве, а потом, на следующий день, новость о чудесном воскрешении российского журналиста Аркадия Бабченко, жившего в эмиграции в Киеве, вызвали мгновенную негативную реакцию именно у тех, чьей симпатии так долго добивалась Украина. Почти все мировые наблюдатели едины во мнении, что бороться с Россией ее же средствами лжи и манипуляции недопустимо. Доверие к Украине безнадежно подорвано, особенно у ее соседей

За прошлую неделю Аркадий Бабченко прославился в мировых новостях дважды: во вторник, 29 мая – как очередная жертва путинского режима, а на следующий день, в среду – как воскресший символ новой реальности, в которой верить нельзя никому, даже тем, за кого ты по каким-то внешним или внутренним причинам болеешь. Реакция мировой прессы на «операцию Бабченко», за крайне редким исключением, была мгновенной и единогласной. С резким осуждением и вопросами к Службе безопасности Украины (СБУ) выступили крупные международные организации типа Комитета защиты журналистов (CPJ) и политики.

«Операция Бабченко», кажется, мгновенно исчерпала беспроцентный кредит доверия, выданный западным миром Украине в 2014 году. До этого в газетных колонках, докладах экспертных центров и речах политиков Украина описывалась исключительно в торжественных и хвалебных терминах, а Россия представала таким манихейским злом, от которого может исходить только «кремлевская дезинформация» и моральный релятивизм в оправдание своих преступлений. На борьбе с этой дезинформацией была построена не одна карьера и освоен не один бюджет, как вдруг при помощи российского же гражданина Бабченко выяснилось, что «ложь во спасение» не чужда и условному «добру», то есть Украине.

И те же самые издания, и даже те же самые авторы, которые три-четыре года назад описывали войну на востоке Украины как цивилизационный конфликт, в котором все порядочные люди и страны должны занять одну сторону (а противоположную, казалось, могут занимать только законченные маргиналы, подыгрывающие всеобщему врагу исключительно из корысти или детского бунтарства), сегодня приходят практически к полному консенсусу: нет, врать нам нельзя, даже если ты условно «наш».

Самый яркий пример такого разворота – колонка в Washington Post Энн Эпплбаум, пулитцеровского лауреата за книгу о ГУЛАГе и одного из самых громких голосов ястребиного крыла публицистов, пишущих о России. Она этот тезис формулирует прямо, хотя и буквально записывает Украину в «западные демократии», которые, согласно Эпплбаум, «до недавнего времени избегали публичного троллинга и откровенных издевательств, к которым регулярно прибегает российская сторона». А «западные журналисты потоку дезинформации противопоставили усиленную приверженность фактам» – более чем сомнительное утверждение, если вспомнить, каким конспирологическим паникерством в американских медиа сопровождалось освещение российского вмешательства во внутреннюю политику США.

Эпплбаум приводит аргумент, который во всех последующих публикациях сводится к тезису: это плохая спецоперация, потому что она играет на руку Путину. То есть полярность не поменялась, Россия все еще экзистенциальный враг, но бороться с ней ее же средствами аморально. При этом она отмечает, что подобные трюки оттолкнут от Украины не только западных лидеров и дипломатов, которых тоже выставили дураками с их соболезнованиями (одним из первых, например, выступил британский министр иностранных дел Борис Джонсон), но и уничтожит и без того «микроскопический уровень доверия» украинского общества к украинским же властям и СМИ.

Этот аргумент переворачивает буквально с ног на голову другой колумнист в той же Washington Post Максим Эристави, один из создателей международного вещания «Громадского ТВ» и научный сотрудник Атлантического совета: мол, это украинцы теряют веру в Запад, а не наоборот. Эристави упрекает западных журналистов в привилегированном снобизме: в Восточной Европе постоянно убивают ваших коллег, а раз хоть одного удалось спасти, цель оправдывает средства.

Однако с такой точкой зрения Эристави на Западе остался в убедительном меньшинстве. Московский корреспондент Christian Science Monitor Фред Уир в своем репортаже о давлении на украинские СМИ со стороны властей страны намекает, что Украину нужно мерить той же мерой, что и Россию, то есть называть цензуру цензурой, даже если она проводится якобы в благих целях «противодействия российской дезинформации». Мэри Дежевски из Independent пишет, что друзьям и союзникам Украины будет простительно пересмотреть заявления украинской стороны о природе конфликта с Россией или как минимум относиться к ним с большим скепсисом в будущем. А у России, говорит Дежевски, появился дополнительный аргумент в пользу того, что Украина – отсталая, провинциальная страна, которой не место в высшей лиге.

Вопрос институционального доверия публики к журналистам и журналистов к властям, которое было подорвано фокусом с воскрешением Аркадия Бабченко, поднимается в любом материале на эту тему. Ведь перед нами идеальное этическое упражнение. Можно ли не просто соврать во имя какого-то блага или посрамления врага, а еще и демонстративно манипулировать искренними чувствами всех, включая своих союзников? И ответ почти везде одинаков: нет, нельзя. Юлия Иоффе в New York Times пишет, что все идеалы, за которые независимые российские журналисты подвергались преследованиям со стороны государства, Бабченко буквально испепелил своим киношным сговором с украинскими спецслужбами. И кто им теперь после этого будет верить?

Интересно, что в интервью Брайану Стелтеру на CNN Иоффе применила к СБУ определение «наследница КГБ» (successor to the KGB) – формула, ранее настолько избыточная, манипулятивная и заезженная в материалах о России применительно к ФСБ, что среди читателей сайта ИноСМИ она стала мемом еще десять лет назад. Теперь дословно та же формулировка будет встречаться в материалах про СБУ, и это автоматически означает, что доверие к украинским спецслужбам теперь такое же, как к российским. «С такими друзьями Украине враги не нужны», – констатирует в своей передовице The Economist, в которой заодно подвергает критике возможное увольнение министра финансов Александра Данилюка и торможение реформ украинскими силовиками. В Guardian в прошлом году вышла колонка самого Аркадия Бабченко с рассказом о том, как ему пришлось покинуть Россию; в прошлую среду она обрела вторую жизнь и стала хитом, а твит бывшего московского корреспондента газеты Шона Уокера со ссылкой на нее и комментарием «Нет слов» набрал две с половиной тысячи ретвитов. После чего Уокер извинился перед читателями, сказав, что в следующий раз будет осмотрительнее и не станет на слово верить украинским властям. После этого в той же Guardian вышло аж четыре критических материала про фейковую смерть Бабченко, примерно с теми же аргументами, что и везде (это играет на руку Кремлю и подрывает доверие к Украине), а известный исследователь фейковых новостей и пропаганды Питер Померанцев уходит в философские рассуждения о природе истины в современном мире вообще и предупреждает об опасности крайнего информационного нигилизма, когда в целях самосохранения читатель перестает верить вообще во что бы то ни было. Спасение Померанцев видит в поддержке тех, кто остается верен истине, несмотря ни на что, – в пример он приводит журналистов, которые немедленно после новости об убийстве Бабченко побежали снимать записи с камер наружного наблюдения у его дома в Киеве и опрашивать возможных свидетелей, потому что интуитивно знали, что властям доверять нельзя.

Точка зрения, что Украина с историей о фейковой смерти Бабченко, как говорится, выстрелила себе в ногу, мгновенно стала мейнстримом не только в американских и британских медиа, но и среди ближайших соседей Украины. Польская Rzeczpospolita пишет, что в странах Запада полно влиятельных политиков, мечтающих поскорее вернуться к нормальным отношениям с Россией, чему Украина всячески способствует своим непредсказуемым поведением. А доверие к Украине, говорит обозреватель Ежи Хащиньский, от которого зависит и безопасность Польши, сейчас целиком держится на том, удастся ли доказать, что смерть и воскрешение Бабченко были единственным возможным сценарием. Чешский журнал Reflex напоминает, что «верить украинцам – большая ошибка», ведь они тоже ведут непримиримую войну с Москвой, и любая их информация может быть очередной игрой спецслужб.

Чем бы ни руководствовалась Служба безопасности Украины и какими бы убедительными ни были ее последующие доказательства «руки Кремля», одно не вызывает никаких сомнений. Спецоперация с фальшивым убийством Аркадия Бабченко и его чудесным воскрешением обернулась провалом международного масштаба, который будут вспоминать еще долго, и вполне возможно, что не одно будущее поколение журналистов и политиков будут изучать фейковые новости и журналистскую этику на примере именно этого украинского кейса.

Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 4 июня 2018 > № 2633507 Алексей Ковалев


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 июня 2018 > № 2630521 Дейв Маджумдар

В случае начала войны Россия уничтожит американские А-10, но их место могут занять F-35В

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

ВВС США недавно опубликовали тактико-техническое задание в рамках программы ATTACK по модернизации почтенного самолета непосредственной авиационной поддержки А-10, которая предусматривает создание для него новых крыльев.

Когда ВВС выберут разработчика, он получит подряд и твердый заказ на пять лет, а в качестве возможного варианта — еще два года производства. Военно-воздушные силы намерены подписать контракт на неопределенное количество. Максимально может быть заказано 112 комплектов крыльев. Первые комплекты победитель конкурса должен будет поставить только в 2029 году.

Их будет достаточно для того, чтобы переоборудовать все А-10 с «тонким крылом», но времени и объема заказа хватит для того, чтобы А-10 летали в составе шести крупных эскадрилий еще и в 2040-е годы. Это значит, что из 280 штурмовиков А-10, состоящих в данный момент на вооружении, около 80 со временем будут списаны. Но ВВС сохраняют «Бородавочник» в своем составе только из-за давления со стороны американского конгресса, который отказывается снимать его с вооружения. Вместо него под пресс, скорее всего, пойдет F-15С «Игл» компании «Боинг».

Оставив А-10 в своем составе, ВВС сохранят обретенные с большим трудом навыки и опыт непосредственной авиационной поддержки. Однако А-10 способен выжить только при низком или среднем уровне угроз, и поэтому наиболее ценен он при проведении противопартизанских и противоповстанческих действий. Такие войны будут идти еще много лет, поскольку при нынешней политике Соединенные Штаты останутся в Афганистане как минимум на одно поколение. А-10 станет важным дополнением для самолета, создаваемого в рамках программы OA-X (программа по созданию легкого штурмовика — прим. перев.), но лишь в том случае, если начнутся закупки новой машины.

Тем не менее, А-10 не очень подходит для ведения современного боя против равного по силам противника, такого как Россия или Китай. В случае военной конфронтации с Кремлем на европейском театре А-10 даже близко не сможет подобраться к российской мотострелковой бригаде, которая является самой распространенной механизированной частью в составе сухопутных войск. Все дело в том, что у нее имеются мощные силы и средства ПВО. По сути дела, такие мотострелковые бригады создают мобильные зоны воспрещения доступа.

В российской мотострелковой бригаде примерно 4 500 человек личного состава. Каждая бригада состоит из трех мотострелковых батальонов численностью 510 человек и имеет 43 бронетранспортера МТ-ЛБВ, боевых машин пехоты БМП-2 или БМП-3, а также восемь 120-мм буксируемых минометов 2С12. В ее составе также имеется танковый батальон из 41 танка и два дивизиона самоходной артиллерии, каждый из которых включает 18 самоходных орудий типа 2С19 «Мста-С». Бригада также имеет серьезные средства ПВО в виде дивизиона «Тор-М2», «Бук-М2» или «Бук-М3», и еще один дивизион объектовой ПВО, оснащенный зенитным ракетно-пушечным комплексом «Тунгуска-М1». Еще там есть подразделения поддержки и обеспечения, обладающие мощными средствами радиоэлектронной борьбы, имеющие реактивные системы залпового огня БМ-21, а также еще один дивизион буксируемой артиллерии. По сути дела, каждая МСБ является самодостаточной боевой группой, способной действовать самостоятельно без авиационной поддержки.

При столкновении с российской мотострелковой или танковой бригадой главную угрозу для обычных самолетов (без характеристик малозаметности) будут представлять мобильные зенитно-ракетные комплексы «Бук-М2» и «Бук-М3». Новый «Бук-М3», имеющий дальность стрельбы более 70 километров, может поражать цели на высоте от 15 до 35 тысяч метров. Более того, русские утверждают, что у этого ЗРК вероятность поражения цели составляет свыше 0,95. Конечно, «Бук-М3» вступит в бой лишь тогда, когда самолеты противника преодолеют ПВО района, которую обеспечивают комплексы С-300В4, имеющие дальность поражения 400 км и прикрывающие эти подразделения с расстояния. Освещающий военные вопросы редактор российской газеты «Известия» Алексей Рамм говорит, что «Бук-М3» (и предположительно С-300В4) способны вести борьбу даже с самолетами-невидимками, такими как F-22 и F-35. Однако к таким утверждениям надо относиться с изрядной долей скептицизма.

Но факт остается фактом: если обычные самолеты типа А-10 приблизятся к российской мотострелковой бригаде сухопутных войск, они наверняка понесут очень большие потери. Более того, поскольку у России появились высокоточные ударные средства большой дальности, такие как крылатые ракеты морского базирования «Калибр» и крылатые ракеты воздушного базирования Х-101, Кремль сможет вести стрельбу по тем базам, с которых будут взлетать самолеты А-10. Таким образом, использовать обычные военные аэродромы НАТО во время полномасштабного конфликта будет невозможно.

Возможным решением проблемы может стать вариант единого ударного истребителя F-35В укороченного взлета и вертикальной посадки, который в настоящее время состоит на вооружении корпуса морской пехоты. ВВС США могут вернуться к идее закупки нескольких крыльев F-35В, приспособленных под особые задачи, и они в этом случае заменят некоторые эскадрильи А-10, обеспечивая непосредственную авиационную поддержку в боях на европейском театре. F-35В укороченного взлета и вертикальной посадки может взлетать с частично разрушенных ВПП (взлетно-посадочная полоса) и даже с автомагистралей, превращенных в летные полосы, что НАТО намеревалась делать на завершающем этапе холодной войны в середине 1980-х годов. Далее, F-35В может преодолевать мобильные зоны воспрещения доступа, создаваемые комплексами «Бук-М3» (и С-300В4), что не под силу А-10.

Базируясь на небольшом расстоянии от линии фронта на рассредоточенных импровизированных базах (как во время операций морской пехоты), F-35B смогут быстро совершать боевые вылеты со 100-килограммовыми малогабаритными корректируемыми бомбами, нанося удары по наступающим механизированным колоннам русских. За один вылет четыре F-35B с восемью бомбами каждый (по расчетам, такое будет возможно к 2022 году) смогут уничтожить 32 бронированных цели противника. Один из главных целевых показателей для F-35B — это способность совершать четыре боевых вылета в день. Таким образом, если исходить из того, что F-35B сумеет преодолеть российскую ПВО, четыре самолета за четыре вылета в день смогут нанести сокрушительный удар по российской танковой бригаде. Если же количество самолетов увеличить до восьми, то эффект усилится кратно. Таким образом, с учетом российской угрозы ВВС США должны задуматься о том, чтобы разместить на европейском театре несколько крыльев F-35B.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 июня 2018 > № 2630521 Дейв Маджумдар


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 июня 2018 > № 2629393 Виталий Портников

У Путина три варианта на Донбассе, а по Крыму есть лишь один выход — Виталий Портников

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Украинский журналист и публицист Виталий Портников в интервью «Апострофу» рассказал о единственной возможности вернуть Крым, а том, какие три варианта есть у Кремля для Донбасса и сколько нужно времени, чтобы украинское общество стало по-настоящему европейским.

— Какова природа эскалации на Донбассе сейчас?

— Я думаю, что речь идет о более сильной позиции. Мол, если речь идет о возобновлении «нормандского формата», то это не то, что мы должны идти на какие-то уступки и миротворцев, а попросите нас, чтобы мы хотя бы не стреляли.

— Во время визита в Киев президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что нужно активизировать «нормандский формат». Как это сделать?

— Думаю, что никак, потому что я не вижу у Путина желания что-то конструктивно делать в рамках «нормандского формата». И, опять-таки, он повышает ставки. Я не думаю, что после этого повышения ставок будет ввод таких миротворцев, которых хотели бы Украина и Запад.

— Хочу вернуться к дискуссии вокруг крымского моста и сценариев того, можно ли после этого возвращать и реинтегрировать Крым, особенно после заявления Мустафы Джемилева о том, что на полуостров массово переселяют россиян. Будет ли готова Украина к этому?

— Нужно решать проблемы по мере поступления. Во-первых, пока что никто не ведет с нами консультаций по реинтеграции Крыма. Я знаю, что у нас есть люди, которые считают, что украинские войска просто перейдут через Перекоп, но так не будет. Реинтеграция Крыма, как и реинтеграция Донбасса — это очень сложный политический процесс, который может растянуться на годы, если не на десятилетия.

С реинтеграцией Крыма вообще очень сложно. Я всегда говорил, что это самая большая ловушка, которая сейчас существует не только в наших отношениях с Россией, но и в международном праве. Впервые после Второй мировой войны одна страна аннексировала часть другой страны без ее согласия. И вопрос даже не в том, высказывалось население или нет. Бывают сепаратистские тенденции. Если бы население Крыма, даже при поддержке России, высказалось за свою независимость и там было бы создано государство типа Абхазии или Южной Осетии, можно было бы себе представить, как в каких-то перспективах эта проблема решается. Было бы несколько путей: или реинтеграция территории, или какая-то совместная конференция, которая дает возможность этому государству стать действительно независимым. Это трудно себе представить, но, так или иначе, есть примеры, когда так проблемы решались. А когда произошла аннексия, я даже не знаю, какие есть пути решения в международном праве. Их просто не существует.

Я всегда привожу пример Восточного Тимора, который был аннексирован Индонезией. Но там была очень сложная ситуация, потому что Тимор был колонией Португалии, которой она собиралась предоставить независимость. И он стал частью Индонезии, потому что она просто ввела туда войска. Но большинство населения Тимора было против этого. И в принципе Индонезия не возвращала территорию Португалии, а согласилась на независимость этой территории.

— И сейчас существует такое государство.

— Да. Была, скажем, другая история, когда Португалия свою отдельную колонию Кабинду признала неотъемлемой частью республики Ангола. Хотя Кабинда не имеет никаких общих границ с Анголой и даже была членом Организации африканского единства. Однако признали, что это — неотъемлемая часть Анголы, предоставили возможность ангольским вооруженным силам бороться там с «сепаратистами». Хотя если бы Кабинда стала независимым государством, никто бы даже не заметил, что это Ангола, потому что это невозможно заметить — эта территория со всех сторон окружена территориями других государств. Для того, чтобы иметь территориальную целостность и доступ к собственной территории, Анголе нужно еще, простите, политически контролировать Республику Конго. Как только отношения между Анголой и Республикой Конго ухудшаются, Ангола сразу теряет доступ к Кабинде, где находятся нефтяные месторождения. Это история, о которой мы мало знаем, но очень хороший показатель всей ситуации. А у нас что-то совершенно другое.

— Если с Крымом все сложно, то как насчет Донбасса?

— В случае с Донбассом не такая сложная ситуация, потому что Россия признает территориальную целостность Украины, включая Донбасс, и считает, что это просто вопрос политических договоренностей. Даже в случае с Абхазией и Южной Осетией не такая сложная ситуация, потому что Россия признает исключительно независимость этих образований. Если эти образования завтра решат создать с Грузией общее государство, условно говоря, Россия не может выступать против этого, потому что это их суверенное право. Право каждого государства — объединиться с другим: они могут захотеть объединиться с Россией, а могут — с Грузией, и тогда восстановится ее территориальная целостность. А вот как решить вопрос Крыма? Что нужно сделать? Нужно, чтобы Российская Федерация признала, что ее действия по «присоединению» Крыма противоречат ее собственной Конституции.

— Надо признать свои ошибки…

— Не просто ошибки. Надо, чтобы Конституционный суд России признал эту ситуацию недействительной. Это примерно то же самое, как в свое время государственный совет СССР признал оккупацию Латвии, Литвы и Эстонии Советским Союзом и признал их независимость с 1940 года. То есть весь правовой статус, который длился с 1940 по 1991 год, был объявлен недействительным. Это дало, кстати, старт не только возможности принятия Конституции 1940 года и предоставления гражданства только лицам, которые его имели до начала оккупации и их потомкам, но и запустило реституционные процессы. Фактически все вопросы собственности, которые решались во время оккупации, оказались недействительными.

Вот мы себе можем представить, что Российская Федерация другая.

— Трудно.

— Трудно, да. И вот она признает все свои действия, начиная с 2014 года, со дня «присоединения» Крыма, недействительными.

— Это произойдет точно не в этот срок Владимира Путина.

— Но другого выхода не существует. Все разговоры российских оппозиционеров о том, что Крым — не бутерброд, что надо провести там новый референдум — это не то. Я рассказываю вам реальный правовой выход: Конституционный суд РФ по ходатайству президента РФ, Государственной думы РФ рассматривает вопрос о том, не были ли нарушены законы РФ, и выносит соответствующий вердикт. И с этого дня все эти решения выглядят недействительными.

Но еще одна огромная проблема — население. Например, в Тиморе большинство людей хотели независимости, как и в Латвии, Литве и Эстонии. В Кабинде большинство тоже хотели независимости от Анголы, это уже привело к кризису, и огромное количество людей покинули эту территорию и до сих пор живут как беженцы в других странах. В Крыму огромная часть людей настроена пророссийски, и количество таких людей будет расти, ведь будут действовать образование и пропаганда, на которых вырастет целое поколение. Единственное, на что можно рассчитывать, — это позиция крымских татар, которые являются меньшинством населения. Если бы их было, скажем, 60% или хотя бы 40-50%, ситуация была бы другой.

А в принципе, [в случае такого решения суда] все российские решения объявляются недействительными, но Украина на следующий день получает территорию, где большинство населения не считает себя гражданами Украины, которые не являются этническими украинцами, которые не близки Украине политически. Это будет очень тяжелый момент, потому что такого не было.

Сравнить это можно вот с чем. Когда Республика Косово провозгласила свою независимость, вдруг оказалось, что там есть 10% косовских сербов, которые не считают ее республикой и хотят жить по законам Сербии. Это серьезная кризисная ситуация для Республики Косово, ведь вроде бы она добилась независимости, но что делать с этим населением — непонятно. А в Крыму такого населения, условных косовских сербов, крымских русских, на момент этой реинтеграции может быть 70%.

Надо понимать, что все это будет происходить в условиях демократии: демократическая Россия (другая Россия на это не пойдет), демократическая Украина и демократический ЕС. И все у нас будут спрашивать: и что? Мы будем говорить, что хотим создать возможности для национально-государственного развития крымскотатарского народа. Нас поприветствуют и спросят, а что же делать с этими людьми, которые считают себя гражданами России и которые хотят быть с Россией? Сейчас предлагается целый ряд законов о прощении этих людей, о деоккупации. Это обсуждается, но, опять же, эти законы могут быть актуальны сегодня, но если эта реинтеграция произойдет через 10-15 лет?..

Конечно, я понимаю, что те, кто нас смотрит или читает, скажут, что можно просто их выгнать — и все.

— Нельзя.

— В том-то и дело. Во-первых, это 21 век, а, во-вторых, мы видели эту ситуацию в Хорватии, когда хорватские сербы действительно уезжали, во время военных операций они покидали эти территории, но имущественные права у них оставались. В наше время невозможно отменить имущественные права. Даже если представить, что все они после 2014 года будут отменены, имущественные права большинства людей до 2014 года останутся. Так или иначе, этот полуостров останется в их руках. И это целая история. О ней надо думать уже сегодня, потому что нам кажется, что все очень просто, но Россия каждым годом своей оккупации Крыма создает нам новые и новые сложности на будущее. Это правда.

— В вопросе оккупации Донбасса: можно сказать, что этот срок Владимира Путина пройдет под знаком попыток каким-то образом «подарить» нам оккупированные территории, скажем так, перевязать георгиевской ленточкой и положить посреди дороги?

— Нет. Я думаю, что Путину гораздо выгоднее держать Донбасс таким, какой он есть. Зачем его нам отдавать?

— Хотя бы потому, что это очень сложно экономически.

— Это правда, но отдать территорию — значит показать своим избирателям, что он предает «русских людей», которые хотят быть с Россией. Я думаю, что если бы Осетию или Абхазию присоединить к Грузии, то для последней это тоже было бы экономически сложно, но он не присоединил. Выбор здесь заключается не в том, отдать или не отдать, а в том, стрелять или не стрелять на Донбассе, только такой. Или эскалация, как сейчас, или вялотекущий военный конфликт, или чтобы была тишина. Это выбор, скажем так, между Донбассом, Карабахом и Приднестровьем. Вот Донбасс — это сегодняшний вариант, это постоянная серьезная война на линии соприкосновения. Карабах — это то, что происходит между Арменией и Азербайджаном последние 23 года. Это постоянные военные конфликты на линии соприкосновения — гибель солдат, проблемы у мирного населения. Это не заканчивается, то есть это постоянная нестабильность и невозможность выйти из этой ситуации. Третий вариант — это Приднестровье. То есть это, с одной стороны, независимая от Молдовы территория, которую контролирует Москва, а с другой — она имплементирована в молдавское экономическое пространство и даже в определенной степени в политическое. Это своеобразный симбиоз, но при этом никто не отдает Молдове Приднестровье. Вот между этими тремя вариантами Путин и будет колебаться. Мы видим, что сейчас он выбрал Донбасс.

— А что было бы самым выгодным вариантом для Украины, учитывая состояние институтов, политическую турбулентность и экономическую ситуацию?

— Если сказать правду, то, думаю, самый выгодный вариант — Карабах. Но это смерти людей, постоянные трагедии для населения, разрушения время от времени. То есть это не нормальная жизнь. Но это позволяет держать государство в тонусе и напоминать, кто его враг.

А самый опасный вариант — Приднестровье, потому что эта проблема не решается, но успокаивается. Все говорят, что нужен мир, не стреляют, люди ездят, провели местные выборы, как-то живут. И, конечно, вариант Приднестровья — это дорога к триумфу пророссийских сил в самой Украине. Даже если люди, которые живут на Донбассе, не будут принимать участия в парламентских и президентских выборах. А почему вы удивляетесь, кто президент республики Молдова? Игорь Додон, пророссийский кандидат. Его же не выбирали только жители Приднестровья. Они тоже добавились, конечно, но у нас тоже могут добавляться люди с Донбасса, потому что в такой ситуации мы можем специально открывать избирательные участки где-то на свободной территории, чтобы они приезжали голосовать, это же наши граждане. Здесь могут быть разные варианты. А могут избрать такого Додона в Украине и без них.

То есть для Путина наиболее выгодным вариантом является Приднестровье, но он выберет или Донбасс, или Карабах. Он не будет выбирать симбиоз, потому что он посчитает, что ему лучше дестабилизировать Украину.

— Замечаете ли вы, что все чаще в Украине повторяется тезис о том, что враг не в Кремле, а в Киеве?

— Это еще с 2014 года продолжается. Нас все время убеждали, что во всем виновата Украина. Если бы мы не скакали на Майдане, сказал мне недавно один уважаемый украинский историк, то Россия на нас бы не напала. Вы не знаете этого тезиса?

— Меня удивляет то, насколько люди легче его воспринимают.

— А это стокгольмский синдром. Так гораздо легче. Если они ничего не могут сделать с Путиным, то, возможно, они могут что-то сделать с собственной властью. Они же бессильны относительно реальной проблемы. Это как тяжелобольной человек. Допустим, человек ничего не может поделать с болезнью, тогда он срывается на врачах или на домашних. Если те ему говорят, что надо пить лекарство, он считает, что эти люди хотят лишь свести его в могилу. Это абсолютно нормальный синдром.

А еще представьте себе, если эти врачи одновременно крадут у вас серебряные ложечки. Это же тоже происходит, правда? То есть они вам дают лекарство, болезнь серьезная, но вы видите, что врач приходил, а ложечки пропали. Вам трудно доверять врачу в этой ситуации. Он говорит вам: «Ну что эти ложечки? Они мне тоже нужны, потому что я тоже пью чай, но я вас в конце концов вылечу, вы выздоровеете и купите себе новые». «Но это мои были ложечки, отдай!» Фактически такая у нас дискуссия. Если бы наши врачи не воровали ложечки у наших больных, то больные, возможно, были бы более адекватны в отношении врачей. Нельзя сказать, что только больной виноват, потому что у нас совершенно особые бригады скорой помощи, я бы сказал, своеобразные.

— Приближается предвыборная кампания, каких тенденций вы ожидаете в обществе и в политической жизни?

— Негативных, потому что совершенно очевидно, что в условиях такого дезорганизованного и анархического общества, как наше, популистские тенденции будут только расти. Каждый пообещает создать здесь счастливые времена, быстрое решение всех проблем — войны, кризиса. Такие кампании, как, например, у Арсения Яценюка, когда он ничего не обещал людям, кроме болезненных изменений, уже вряд ли кто-то сможет себе позволить. Люди не проголосуют за правительство камикадзе и просто за изменения без быстрого улучшения жизни. А быстрого улучшения не будет, поэтому такая ситуация. Тогда был особый момент — момент восстания, можно было говорить людям правду. Сейчас это слишком горькая пилюля, чтобы можно было согласиться ее проглотить.

— Во всей непростой ситуации вы оптимист или пессимист?

— Я оптимист со стратегической точки зрения, потому что я понимаю временной промежуток. Недавно я разговаривал с академиком Эллой Либановой, одним из лучших украинских демографов, и спросил, сколько времени нужно для изменения ментальности. Я всегда говорю, что нужно 25 лет для изменений. Она уверяет, что экономические изменения могут произойти даже быстрее. Будем считать, чтобы построить эффективное государство, которое лучше будет чувствовать себя экономически, нужно от 10 до 20 лет. Для изменения ментальности, по ее мнению, нужно до 100 лет. То есть должны уйти из жизни поколение с советской моралью и воспитанные им поколения.

Жить в новых экономических и моральных условиях, которые еще только создаются, смогут дети людей, которые сейчас приходят в жизнь в новых экономических условиях (то есть дети тех, кому сейчас 23-30 лет). Они могут учиться в новой школе, смотреть другое телевидение, читать другие сайты, иначе путешествовать по миру, чем их родители, и это их очень изменит. И это для меня абсолютно очевидно.

Недавно я сидел в аэропорту Варшавы, и напротив меня сидела пожилая еврейская пара из Нью-Джерси, которая эмигрировала из Латвии примерно тогда, когда я родился, а рядом со мной сидел украинец, который давно живет в Чикаго. Мы разговаривали, и у нас не было разногласий в оценке ситуации в мире. Мы были единомышленниками, потому что мы реалисты. У них могут быть различные национальные или культурные интересы, но общий ценностный ряд совпадает с моим. Мне с ними намного легче, чем со здешними ровесниками и порой молодыми людьми, с которыми у меня 20-30 лет разницы в возрасте. Я понимаю, что люди, с которыми я смогу свободно разговаривать на основе общего ценностного ряда, только подрастают и сейчас ходят в школу. Когда мне будет 70 лет, это будут мои современники, которых я ждал всю жизнь. Для меня это нормально, потому что так эта ментальность станет цивилизованной.

Конечно, я оптимист! Потому что я собираюсь увидеть этих людей, «здравствуй, племя младое, незнакомое». Я уверен, что они будут похожими на меня, а не на своих родителей, дедушек и так далее. Я уверен, что люди, которые придут в Украину и будут в будущем, будут портниковыми, и их будут миллионы, миллионы одних только портниковых. И поэтому я оптимист! Не потому, что я такой выдающийся, наоборот — потому, что я такой стандартный. Я обычный человек, который воспитывал себя и которого воспитывали в мире человеческих и западных ценностей. Я не являюсь исключением, можно сказать, что я обычный западный обыватель, но не украинский. И поэтому я оптимист, потому что знаю, что буду жить в стране западных обывателей — толерантных, умных, тех, которые осознают свои обязанности перед государством Украина.

Но повторяю: для того, чтобы добиться экономических успехов в этой стране, действительно нужно 20-25 лет. Чтобы все изменилось ментально, нужно почти столетие. Столетия я не увижу, буду считать только, что оно приблизится, ведь в определенной степени это будет результатом тех экономических изменений, которые произойдут в государстве. И это экономическое основание подготовит в свою очередь моральные изменения.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 июня 2018 > № 2629393 Виталий Портников


Германия. США. Польша. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2018 > № 2627201 Леонид Бершидский

США должны перевести свои войска из Германии в Польшу

Линия фронта в противостоянии с Россией передвигается на восток. Американским военным имеет смысл двинуться в том же направлении.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Польша готова потратить от 1,5 до 2 миллиардов долларов, пытаясь таким образом склонить Соединенные Штаты к созданию на своей территории постоянной военной базы. Подобное предложение содержится в заявлении Министерства обороны Польши. Этот план содержит значительные стимулы для того, чтобы Соединенные Штаты рассмотрели вопрос о перемещении на восток, по крайней мере некоторого количества своих военнослужащих из Германии, в том числе потому, что нынешнее их размещение в военном отношении имеет мало смысла.

Размещение американских военных баз в Германии после окончания Второй мировой войны стало ответом на необходимость сдерживания советского наступления и предотвращения того, чтобы Германия вновь стала представлять собой военную угрозу. Вторая цель, похоже, сегодня утратила свой смысл. Более значительные военные расходы сегодня не являются популярными в Германии, а правительство страны не хочет увеличить свой военный бюджет до 2% от общего объема экономики, как того и требует Организация Североатлантического договора. Предлагаемый объем расходов на военные нужны в следующем году составляет 1,3%.

Кроме того, теоретическая линия фронта в конфликте между Россией и НАТО больше не проходит через Германию, которая сегодня отделена от России целым рядом государств, в том числе странами Балтии и Польшей. Немцы чувствуют себя в безопасности, и они меньше всего склонны защищать какого-либо союзника по НАТО в случае российской атаки.

В своем опубликованном в 2016 году анализе возможного российского наступления сотрудники корпорации РЭНД (Rand Corporation) Дэвид Шлапак (David Shlapak) и Майкл Джонсон (Michael Johnson) отметили, что новая линия фронта имеет почти такую же длину, как и граница Западной Германии в эпоху холодной войны, однако теперь она защищается только вооруженными силами прибалтийских стран и Польши, а также небольшим количеством временно размещенных американских военнослужащих.

Если Кремль решит захватить Прибалтику и поставить НАТО перед свершившимся фактом, то, судя по всему, он сможет это сделать еще до того, как, к примеру, американское тяжелое вооружение будет доставлено, скажем, из города Графенвера, расположенного недалеко от границы Германии и Чешской Республики.

Количество американских солдат в Германии в прошлом году сократилось до 35 тысяч, тогда как в 1985 году оно составляло 250 тысяч, и тем не менее сохранение даже такого присутствия дорого обходится Берлину. С 2008 года на эти цели Германия вынуждена была потратить 521 миллион евро (607 миллионов долларов) в виде прямых бюджетных расходов. Но это лишь небольшая часть общих затрат.

Так, например, в 2009 году прямые расходы немецкого бюджета, связанные с американскими военными базами, составили всего 41,3 миллиона евро, однако эксперты корпорации РЭНД подсчитали общие расходы — включая расходы на строительство, аренду и выплату содержания бывшим сотрудникам этих баз, — и, по их мнению, они составили 598 миллионов евро. Частично эта сумма компенсируется экономической выгодой для расположенных вблизи американских военных баз территорий, однако сегодня Германия сталкивается с серьезным дефицитом жилья, и поэтому нынешние военные базы можно будет превратить в жилые районы.

Размещение американских войск в Польше послужило бы одной стратегической цели. Министерство обороны считает, что это поможет НАТО защитить Сувалкский коридор — узкую и крайне уязвимую полосу земли, расположенную между российским эксклавом Калининградом и границей Белоруссии в том месте, где Польша и Литва примыкают друг к другу.

Американские военные базы в этих странах сегодня не особенно полезны — в случае любого крупного конфликта в Европе или на Ближнем Востоке все равно потребует переброска войск из Соединенных Штатов, и это будет сделано почти так же быстро, как и транспортировка с немецких баз. Однако некоторые союзники Вашингтона, включая Польшу и страны Балтии, действительно, хотят видеть у себя американское присутствие для укрепления чувства собственной безопасности. Эти страны были бы рады пойти на дополнительные расходы: Польша и Эстония уже расходуют на оборону больше 2% от общего объема экономики, а Латвия и Литва расположены ближе к России, чем к Германии.

Ни одна из этих стран, судя по всему, ничего не будет делать для того, чтобы для Соединенных Штатов возникла угроза военного столкновения. Они, несомненно, не будут нападать первыми на Россию и не будут даже провоцировать ее, поскольку и при участии Соединенных Штатов, и без их участия подобный конфликт станет для них катастрофой.

Есть аргументы и против такого шага. Россия ничего не приобретет в случае вторжения в страны Балтии или в Польшу. Любая мыслимая выгода, связанная с попыткой захватить не обладающие значительными природными ресурсами государства с преимущественно враждебно настроенным населением, бледнеет по сравнению с риском полномасштабного конфликта с НАТО — даже в том случае, если непосредственное участие альянса не гарантировано на 100%. Кремль будет громко протестовать против перемещения американских баз из Германии в Польшу, называя это еще одним нарушением обещания Запада не приближать НАТО к границам России.

Однако Россия ничего не сможет предпринять в ответ. Она уже согласилась с временным размещением сил НАТО в странах Балтии и в Польше. Поэтому Соединенным Штатам ничего не грозит в том случае, если они примут щедрое предложение Польши и постепенно перебросят туда свои войска из Германии. Подобного рода шаг будет соответствовать объявленным целям Соединенных Штатов, в том числе сдерживанию России. Это также позволит Вашингтону поддержать союзника, стремящегося к установлению более тесных военных связей.

Возможно, это также заставит Германию еще раз проанализировать свою позицию. Будет ли она чувствовать себя защищенной в условиях сокращенного американского присутствия? Будет ли она в таком случае мотивирована к тому, чтобы укрепить свою собственную оборону? Или она по-прежнему будет чувствовать себя в безопасности, основываясь на убежденности в том, что никто не заинтересован в нападении на нее?

Соединенные Штаты должны предложить защиту тем странам, который больше всего этого хотят, и сократить свое присутствие в тех странах, которые получили выгоду в середине XX столетия. Американское военное присутствие должно быть связано с чувством опасности у союзников. Этот страх усиливается по мере приближения к российской границе. Игнорирование этого обстоятельства имеет мало военного или политического смысла.

Этот комментарий не обязательно отражает мнение редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.

Германия. США. Польша. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2018 > № 2627201 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627157 Леонид Бершидский

Инсценированное убийство подрывает доверие к Украине

Леонид Бершидский | Bloomberg

Новость о том, что смерть Аркадия Бабченко была сфабрикована, поднимает вопрос: что позволительно, а что нет в современной гибридной войне? - пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

СБУ объявила, что уловка была призвана предотвратить убийство писателя-диссидента. Потенциальный киллер, нанятый российской разведкой украинец, по-видимому, сотрудничал с СБУ и позволил снять на видео передачу аванса. Совершить убийство он не пытался, передает Бершидский.

Бабченко рассказал журналисту в чате в Facebook Messenger: "Это было на сто процентов реалистично, так чтобы организатор ничего не заподозрил, не ушел в тень и не нанял потом нового киллера - на этот раз кого-то, кто неизвестен властям. Тогда бы меня точно замочили".

Эта версия не совсем логична, считает автор статьи. Он пишет: "Во-первых, если украинская контрразведка уже следила за организатором, нанявшим киллера, то непонятно, какие доказательства она должна была получить, инсценируя убийство. Почему украинским властям нужно было лгать СМИ? Не могли они арестовать подозреваемого и без сложного плана?"

Бабченко дал такое объяснение: "Они хотели, чтобы преступление было совершено и доказательства были стопроцентные. И хотели шума, конечно. Это им на руку, как я понимаю".

"Версия о "совершенном преступлении" не выдерживает критики, потому что на самом деле никакого преступления не было. Версия о "шуме" более убедительна, но выдает некоторую наивность со стороны СБУ", - комментирует Бершидский.

Западные журналисты не обрадовались тому, что их разыграли, отмечается в статье. Шон Уолкер из The Guardian написал в Twitter: "В будущем буду осторожнее. Я уже научился не доверять информации украинских властей о войне в Донбассе, но полагал, что что-то вроде такого официального подтверждения - это надежно".

Проправительственные украинские комментаторы сделали вид, что не понимают последствий. По их логике, страна, подвергающаяся "гибридной атаке", вправе отвечать тем же, говорится в статье. Однако в результате жертва нападения оказывается на том же нравственном уровне, что и нападающий, подчеркивает Бершидский.

Зрелищное возвращение Бабченко с того света подорвет веру мировых СМИ в любые предоставленные Украиной доказательства того, что убийство заказали российские силы, считает журналист. На вопрос, думал ли Бабченко о вопросе доверия и понимал ли, как режим Путина может использовать историю с его "воскрешением", тот ответил: "Я не спрашивал СБУ, что и почему они хотят сделать. И мне *** [наплевать], как этим можно воспользоваться. Я хотел жить, и я жив. Для меня этого достаточно".

Участие в операции СБУ не подрывает репутацию Бабченко, полагает Бершидский. "Но украинское правительство и его дилетантские правоохранительные органы оказали себе медвежью услугу в большей степени, чем они осознают. Этот инцидент - еще один шаг к изменению образа Украины в глазах мировой общественности от идеалистической проевропейской демократии к типичному постсоветскому бардаку", - полагает журналист.

Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 1 июня 2018 > № 2627157 Леонид Бершидский


Папуа-Новая Гвинея. Бангладеш. Китай. СЗФО. ДФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 30 мая 2018 > № 2645422 Владимир Королев

Главное командование ВМФ наращивает усилия по улучшению качественных показателей боевой подготовки.

Ракетный крейсер стратегического назначения «Александр Невский».

Об итогах деятельности Главного командования ВМФ в зимнем периоде обучения и основных задачах на летний период боевой учёбы «Красной звезде» рассказал главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал Владимир КОРОЛЁВ.

Он отметил, что в зимнем периоде обучения ВМФ успешно решал поставленные министром обороны РФ задачи, поддерживая на должном уровне военно-морское присутствие в мировом океане.

По словам адмирала Владимира Королёва, надводными кораблями различных классов осуществлено 13 дальних походов. Наплаванность подводных лодок в зимнем периоде обучения составила более 1000 суток, надводных кораблей – свыше 4000 суток. Налёт морской авиации – около 13 000 часов. Береговыми войсками ВМФ выполнено 2300 мероприятий боевой подготовки.

– Океанографическим исследовательским судном «Адмирал Владимирский» проведены масштабные исследовательские работы с целью корректуры навигационных карт по маршруту перехода в Балтийском, Северном, Средиземном, Красном морях, а также в Индийском океане по плану Международной экспедиции под эгидой ЮНЕСКО, – сказал главком ВМФ. – Судно впервые за более чем 20 лет совершило заход в Бангладеш, приняло участие в мероприятиях, посвящённых 110-летию оказания помощи эскадрой российского флота жителям сицилийского города Мессины во время разрушительного землетрясения.

Он также сообщил, что в соответствии с планом Главного командования ВМФ в настоящее время учебный корабль «Перекоп» с курсантами Военно-морского института (Морского корпуса Петра Великого) осуществляет уникальный по своим возможностям учебный поход. Корабль успешно совершил переход в Индийский океан, где принял участие в международном военно-морском учении «Комодо-2018», впервые в истории независимого государства Папуа – Новая Гвинея посетил Порт-Морсби с деловым заходом. После захода 3 июня во Владивосток учебный корабль «Перекоп» с курсантами Тихоокеанского высшего военно-морского училища на борту впервые в истории ВМФ осуществит переход Северным морским путём и прибудет к месту постоянного базирования в Кронштадт.

В летнем периоде боевой учёбы, как заявил адмирал Королёв, Главное командование ВМФ продолжит работу по улучшению качественных показателей боевой подготовки, совершенствованию профессионализма моряков, морских лётчиков и морских пехотинцев. Запланированы учения на тактическом, оперативно-тактическом и межвидовом уровне на различных морских театрах.

– В зимнем периоде обучения активно строились новые корабли, подводные лодки и вспомогательные суда для ВМФ, – отметил главком. – Только за последние несколько дней спущены на воду корабль противоминной обороны «Иван Антонов», малый ракетный корабль проекта 22800 «Шквал», большой десантный корабль проекта 11711 «Пётр Моргунов», два больших гидрографических катера проекта 23040Г «Георгий Зима» и «Александр Евланов», ещё два больших гидрографических катера этого же проекта «Владимир Козицкий» и «Борис Слободник» заложены.

Стержневым мероприятием лета станет Главный военно-морской парад в Кронштадте и Санкт-Петербурге, в котором примут участие более 40 боевых кораблей и подводных лодок различных классов

По словам адмирала Королёва, в соответствии с графиком идёт строительство серии из шести малых ракетных кораблей (МРК) проекта 22800, оснащённых высокоточным оружием и предназначенных для обновления корабельного состава Балтийского флота. В мае начались испытания головного корабля этого проекта МРК «Ураган». Планируется развёртывание строительства малых ракетных кораблей проекта 22800 на предприятиях Дальнего Востока (целенаправленно для Тихоокеанского флота). Черноморский флот в августе-сентябре получит в свой состав третий по счёту фрегат проекта 11356 «Адмирал Макаров».

– Сохраняется положительная динамика в поддержании высокой технической готовности корабельного состава, боевой техники и вооружения ВМФ, – заявил главком. – Отмечу, что новые корабли, подводные лодки, современные виды вооружения и военной техники не смогут решить задачу обеспечения обороноспособности государства без подготовленного личного состава, его профессионализма и решимости к выполнению боевых задач. Поэтому существенно переработаны программы подготовки экипажей кораблей и подводных лодок новых поколений в учебных центрах ВУНЦ ВМФ и Объединённом учебном центре ВМФ.

Корвет проекта 20380 «Стойкий».

– В летнем периоде обучения Главное командование ВМФ будет уделять постоянное внимание ходу выполнения ремонта и сервисного обслуживания кораблей и судов, а также состоянию правопорядка и воинской дисциплины, – сказал он.

Под контролем Главного командования ВМФ не прекращается работа по созданию атомных подводных лодок 5-го поколения и строительство подводных лодок 4-го поколения. Продолжится строительство серии дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3 для Тихоокеанского флота и новейших патрульных кораблей для Черноморского флота.

– В зимнем периоде обучения в поле зрения Главного командования ВМФ находился сегмент деятельности, направленный на развитие военной и фундаментальной науки, совершенствование довузовского образования, – сообщил главком. – Так, в феврале 2018 года завершено строительство нового здания Центральной военно-морской библиотеки на Кожевенной линии Васильевского острова Санкт-Петербурга и осуществлено перемещение уникальных книг на новые фонды. В ближайшее время завершится строительство учебно-жилого корпуса нахимовского военно-морского училища в Санкт-Петербурге. Наряду с вновь сформированными Севастопольским, Владивостокским и Мурманским нахимовскими училищами головное учреждение, а именно Санкт-Петербургское нахимовское военно-морское училище, по праву станет методическим, педагогическим и образовательным центром всей системы довузовского образования в ВМФ.

Адмирал Королёв указал на то, что в зимнем периоде обучения Главное командование ВМФ приступило к реализации целого ряда мер с целью повышения престижа флотской службы, воспитания у российских граждан чувств патриотизма, гордости за наши Вооружённые Силы. Проведены масштабные мероприятия, посвящённые 60-летию создания атомного подводного флота, 100-летию образования Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота. Важную роль здесь также играют военно-морские конкурсы, проводимые на общефлотском и международном уровне в рамках Армейских международных игр – 2018.

– Безусловно, стержневым мероприятием лета станет Главный военно-морской парад в Кронштадте и Санкт-Петербурге, в котором примут участие боле 40 боевых кораблей и подводных лодок различных классов, – отметил главнокомандующий. – Подготовка к параду находится в активной фазе.

Огромную роль для укрепления престижа ВМФ России сыграет традиционное российско-китайское военно-морское учение «Морское взаимодействие – 2018», в ходе которого отрабатывается оперативная совместимость действий флотов двух стран по единому плану.

– Море по-прежнему любит сильных, – подчеркнул адмирал Королёв. – В зимнем периоде обучения возрождена традиция ежегодного проведения чемпионатов Вооружённых Сил по хоккею. Так, в марте в Североморске прошли соревнования под руководством министра обороны РФ, а в мае, в канун 235-й годовщины создания Черноморского флота, в Севастополе состоялся чемпионат на кубок Адмирала Ушакова. Команды продемонстрировали высокое спортивное мастерство и хорошую физическую форму.

Главком ВМФ добавил, что в летнем периоде обучения будет уделено внимание и подготовке к следующей зиме. С учётом итогов завершившегося отопительного периода Главное командование ВМФ в своей деятельности поставит акцент в этой важной области на проблематику, связанную с подготовкой к зиме объектов инфраструктуры флотов, завозом топлива, готовностью ремонтных и аварийных подразделений к решению задач по обеспечению бесперебойной работы котельных.

Виктор ХУДОЛЕЕВ, «Красная звезда»

Папуа-Новая Гвинея. Бангладеш. Китай. СЗФО. ДФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение. Образование, наука > redstar.ru, 30 мая 2018 > № 2645422 Владимир Королев


США. Евросоюз. Китай. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > lgz.ru, 30 мая 2018 > № 2632046 Глазьев Сергей

«Мы слишком долго отступали…»

Глазьев Сергей

Академик РАН Сергей Глазьев о странностях современной гибридной войны, её возможных последствиях и альтернативах

В последнее время не только в обществе, в печати, но и на верхних этажах власти всё больше разговоров о важности сосредоточиться на решении внутренних проблем страны, развитии экономики, науки, образования, необходимости ликвидировать технологическое отставание. Гораздо меньше говорится о валютно-финансовой сфере, как будто она не является частью той самой гибридной войны, которую Запад ведёт против своих противников. И тут мы пока явно проигрываем. Что же делать? Об этом разговор с видным отечественным экономистом С. Глазьевым.

– Сергей Юрьевич, два года назад вышла ваша книга «Последняя мировая война. США начинают и проигрывают». Вы, по сути, предсказали нарастание антироссийских санкций. Каким видится развитие событий?

– В книге старался дать объяснение объективных и субъективных причин агрессивности США. Исхожу из того, что мировое экономическое развитие и политические изменения идут путём периодической смены мирохозяйственных укладов. Каждый из них – это система взаимосвязанных международных и национальных институтов, которые обес­печивают расширенное воспроизводство экономики и определяют механизм глобальных экономических отношений. Любой мирохозяйственный уклад имеет пределы роста, что объясняется неизбежным, как выяснилось, накоплением внутренних противоречий. Их обострение происходит до момента дестабилизации системы международных экономических и политических отношений. При этом прежде, до настоящего времени, клубок противоречий распутывался, увы, мировыми войнами. Тогда случалась резкая дестабилизация системы международных отношений, начиналось разрушение старого и формирование нового миропорядка. Страны-лидеры сталкивались с непреодолимыми трудностями в поддержании темпов экономического роста. Перенакопление капитала в устаревающих производственно-технологических комплексах ввергало экономику в депрессию, а сложившаяся система институтов затрудняла формирование новых технологических цепочек. Но они «завязываются» и вместе с новыми институтами организации производства пробивают себе дорогу в других странах, прорывающихся в лидеры экономического развития.

– Но при чём здесь война?

– Прежние лидеры стремятся удержать доминирование на мировом рынке, усиливая контроль над геоэкономической периферией, в том числе военно-политическим принуждением. Это влечёт крупные военные конфликты, в которых стареющий лидер растрачивает ресурсы, не добиваясь эффекта. Находящийся к этому времени на волне подъёма потенциальный новый лидер занимает выжидательную позицию, чтобы сохранить свои производительные силы и привлечь спасающиеся от войны умы, капиталы и богатства воюющих стран. Наращивая возможности, новый лидер выходит на авансцену, когда воюющие противники ослабевают, чтобы присвоить плоды победы.

– Именно так вели себя США в Первой и Второй мировых войнах. Похоже, и сейчас стремятся, раздувая войны на периферии, выйти затем из-за кулис и присвоить себе те самые плоды.

– Как глобальный лидер, они не могут «выйти из-за кулис», так как уже на сцене. Они не могут и «отсидеться в кустах», поскольку взяли на себя бремя лидерства. В основе сегодняшнего глобального доминирования США лежит сочетание технологического, экономического, финансового, военного, информационного и политического превосходства. Технологическое лидерство позволяет американским корпорациям присваивать интеллектуальную ренту, финансируя за счёт этого научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки для опережения конкурентов. Удерживая монополию на использование передовых технологий, компании США обеспечивают себе преимущество на мировых рынках как по эффективности производства, так и по предложению новых товаров. Экономическое превосходство создаёт основу для господства американской валюты, что защищается военно-политическими методами. А за счёт присвоения глобального сеньоража (дохода, получаемого от эмиссии мировой валюты) США финансируют дефицит своего госбюджета, который складывается из-за раздутых военных расходов.

Однако ныне гегемония США подрывается неразрешимыми в рамках существующей системы институтов воспроизводства капитала внутренними противоречиями. США и вся «семёрка» исчерпали возможности вытягивания ресурсов из постсоциалистических стран, где уже сложились свои корпоративные структуры, приватизировавшие остатки национального производственного потенциала. Исчерпывает себя и война финансовая, которую Вашингтон ведёт с незащищёнными национальными финансовыми системами, пристёгивая их к доллару через навязывание монетаристской макроэкономической политики. Тут Штатам в помощь были зависимые от них МВФ, рейтинговые агентства, агенты влияния и т.д. Но искусственно стимулируемого таким образом притока капиталов в американскую экономику уже явно не хватает для обслуживания лавинообразно нарастающих долговых обязательств – расходы на них приближаются к трети ВВП США. Воспроизводство финансовой системы США вышло на так называемый режим с обострением, приближая её к саморазрушению.

– О чём всё это говорит?

– О том, что американская агрессия будет продолжаться и усиливаться.

– Не рассосётся, как полагают иные аналитики?

– Нет. Американская элита будет биться за глобальную гегемонию до последнего «международного» террориста. А спецслужбы продолжат выращивать радикальные исламистские и нацистские организации, как инструмент мировой гибридной войны. А она, повторюсь, идёт, как это случалось и ранее при смене мирохозяйственных укладов, за контроль над экономической периферией.

– В том числе на Украине?

– Организованный американскими спецслужбами неонацистский госпереворот на Украине – ключевая часть агрессии США для удержания глобального лидерства. Конфликты в Северной Африке, Ираке, Сирии и на Украине – это череда взаимосвязанных конфликтов, инициируемых США и их союзниками. Это называется теперь стратегией «управляемого хаоса», но по сути ничем не отличается от того, как они действовали в Первой и Второй мировых войнах, называя их «хорошими».

История ясно говорит: войны в Европе были важнейшим источником экономического подъёма и политического могущества США. Они-то и стали сверхдержавой вследствие двух мировых войн, которые повлекли гигантский отток капиталов и умов из воюющих между собой стран-европейцев. Третья мировая война, оставшись холодной, завершилась распадом мировой социалистической системы. Вдумайтесь: это дало США приток более триллиона долларов, сотен тысяч специалистов, миллиардов тонн природных ресурсов и множества уникальных технологий. Не только холодная, а и предыдущие войны были спровоцированы активным участием американской пятой колонны в лице контролируемых, финансируемых и поддерживаемых американскими спецслужбами шпионов, олигархов, дипломатов, чиновников, бизнесменов, экспертов и общественных деятелей. Сталкиваясь с экономическими трудностями, США пытаются ныне развязать в Европе очередную войну против России для присвоения всех возможных ресурсов.

Ещё одна причина нарастающей американской агрессивности – подъём КНР, других стран Юго-Восточной Азии, сформировавших новый центр мировой экономики на принципах нового, интегрального мирохозяйственного уклада, сочетающего социалистическую идеологию с рыночной экономикой. Субъективно политическая верхушка США по традиции витает в фантасмагорических образах англосаксонской геополитической мысли, противопоставляющей народы моря и суши, помешавшись на ключевом значении «хартлэнда» (занятого Россией) для господства над миром.

При этом агрессивность, как обычно, принимает антироссийский характер. Каждая война Запада за глобальную гегемонию, начиная с Великой смуты четыре столетия назад, всегда направляется против России. С точки зрения здравого смысла не объяснишь маниакальное стремление западноевропейских вождей захватить нашу страну. Каждый, от Карла XII до Гитлера, вроде бы имел возможность почивать на лаврах низложения Европы. Но лез в Россию и находил там погибель. И сейчас государства Евросоюза вместо того, чтобы заниматься своим экономическим развитием, под руководством США руками выращенных ими неонацистов оккупировали Мало- и Новороссию, втянулись в очередной «Дранг нах Остен».

– Выходит, над Россией нависла смертельная угроза? У американских санкций цель не сдерживание, а уничтожение России?

– Нет сомнений, что американская, точнее, очередная западная агрессия против России неслучайна. Её объективная причина, как я уже сказал, – стремление американской элиты сохранить глобальную гегемонию, которую они утратили в торгово-производственной области, уступив лидерство КНР, и в военно-политической, столкнувшись с мощным противодействием России в Сирии. Субъективно элита США ориентирована на привычную логику разжигания войны против России как самой крупной неподконтрольной ей страны. В предыдущую эпоху Запад руками Гитлера стремился к уничтожению русского народа. Сегодня США делают то же самое руками украинских нацистов, по сути, преемников гитлеровских коллаборационистов и союзников исламских экстремистов, разжигающих глобальный джихад. Не надо обманываться – нас пытаются не сдержать, а именно уничтожить. Пока мы экономически слабы, управители США и западного мира надеются это сделать методами гибридной войны, главный фронт которой проходит в валютно-финансовой и информационно-коммуникационной сферах.

– Вы называете это войной? А где танки, пушки, авиация, столкновения армий и флотов?

– Как известно, генералы всегда готовятся к прошлой войне. Ваш вопрос это подтверждает. Но каждая мировая война, опосредующая смену мирохозяйственных укладов, имеет особенности. Сегодня военную силу, скорее всего, будут применять в карательных целях для показательной расправы над руководством противника, уже поверженного экономическими и информационными технологиями. Но это именно война – на уничтожение, а не на сдерживание, как полагают наши либеральные мечтатели.

– Выходит, достижение компромисса и мира с США невозможно?

– Полагаю, компромисс будет достигнут, а мир заключён. Вопрос лишь в положении и месте России. Властвующая элита США стремится к уничтожению русской идентичности и превращению России в колониально подконтрольную территорию. На уже оккупированных американскими спецслужбами частях территории Русского мира руками украинских нацистов проводится геноцид русских людей – беспрецедентный в истории эксперимент нациостроительства путём разделения единого народа на враждующие нации. Насаждаемая американцами в Мало-, Ново- и Карпатороссии русофобия – основа формирования самосознания никогда ранее не существовавшей украинской нации. То же самое пытаются делать во всех постсоветских государствах и национальных республиках РФ. Используются разно­образные социальные технологии. Поэтому эта война называется гибридной. Недооценивать вытекающие угрозы – смерти подобно. Мир можно обеспечить только победой в этой войне.

– Как этого добиться?

– Исход войны определяется, как я уже сказал, на валютно-финансовом и информационно-психологическом фронтах. Боевые действия ведутся путём применения экономических санкций и информтехнологий. Не надо обольщаться нашим превосходством в ядерной составляющей и ряде обычных видов вооружения – неприступные крепости обычно падали из-за предательства и малодушия представителей элиты. Наша офшорная олигархия готова к капитуляции ради сохранения вывезенных из России капиталов. Наши денежные власти слепо выполняют рекомендации вашингтонских финансовых организаций, многократно усиливая действие антироссийских санкций сжатием внутреннего кредита. Согласно расчётам, 90 процентов из 20 трлн. рублей потерь валового продукта по отношению к ранее сложившемуся тренду экономического роста начиная с 2014 года являются следствием денежно-кредитной политики Банка России и лишь 10 процентов – из-за антироссийских санкций. Наше информационное пространство захвачено программными и содержательными продуктами из США. Половина наших промышленных предприятий принадлежит нерезидентам. Положение я бы сравнил с ситуацией ноября 1941 года, когда враг захватил большую часть экономического потенциала и уничтожил наши основные силы. Москву удержали с Божьей помощью невиданным героизмом народа и новой военной техникой, переломив ход войны. Сегодня мы всё ещё отдаём стратегическую инициативу противнику, хотя имеем сравнимое со знаменитыми катюшами оружие. Мы могли бы сокрушить финансовую и информационную мощь США путём сбрасывания долларов и отключения от американских источников своего информационного пространства…

– Что вы имеете в виду?

– Опять скажу: американская военно-политическая мощь основана на присвоении США сеньоража от эмиссии мировой валюты. Объём их военных расходов примерно равен дефициту госбюджета, который покрывается эмиссией долларов. Половина этих долларов растекается по миру. И в той мере, в какой мы их используем, мы финансируем американские военные расходы. Сейчас объём нашей фактической финансовой помощи США превышает сто миллиардов долларов, что больше наших оборонных расходов. Это только государственные кредиты правительства и Банка России в форме валютных резервов и стабилизационных фондов. С учётом долларизации сбережений и офшоризации российской экономики эта величина увеличивается десятикратно. Наши финансисты как бы смирились с тем, что Америка – первая, first. Парадокс, но наряду с Китаем, против которого США тоже ведут гибридную войну, мы – главные спонсоры американской агрессии против нас же. Очевидно, что самой эффективной и дешёвой ответной мерой на санкции могло бы стать сбрасывание долларовых инструментов из валютных резервов, деофшоризация и дедолларизация экономики. Необходимые меры нами давно предлагались…

– Почему же они не реализу­ются?

– Знаете, когда фашисты напали на СССР, наши поезда ещё несколько дней продолжали везти в Германию ценное сырье в оплату кредитов на импорт машин и оборудования. Сталин не сразу поверил в начало войны и осознал масштаб катастрофы. Как ни странно, наши денежные власти ведут себя схожим образом. Противник уже приступил к конфискации российских активов, нанёс удар по нашему финансовому сектору и промышленности, оккупировал Украину, захватывает и провокационно судит граждан РФ, а Банк и Минфин России продолжают его кредитовать и попустительствовать его субсидированию за счёт вывоза капитала и неэквивалентного внешнеэкономического обмена на сумму до 120 млрд. долларов в год. Можете себе это представить?

Через долларизацию и офшоризацию российской экономики продолжается её эксплуатация в чуждых нам интересах. Можно сказать, что США оккупировали валютно-финансовое пространство России, удерживая его под контролем и сковывая наши возможности сопротивления. Своеобразный символ оккупации – отсутствие котировки рубля. В отличие от многих других стран, наши денежные власти объявляют не курс рубля, а курс доллара в рублях, как бы и не помышляя уже о финансовом суверенитете. Эмиссия рублей долго велась и продолжает вестись, главным образом, под приобретение долларов и евро в валютный резерв. Это означает, что для расширения финансирования какого-либо вида хозяйственной деятельности требуется продавать её продукцию на экспорт, или брать за рубежом кредиты, или привлекать зарубежные инвестиции. Неудивительно, что наша экономика стала сырьевой – кроме природных ресурсов западному миру от нас ничего не нужно. И происходит это потому, что рубль по сути механизма своего создания остаётся суррогатом – финансирование прироста российской экономики допускается лишь в той мере, в которой увеличивается её вклад в обеспечение США и ЕС сырьём и активами. Наши денежные власти продолжают ориентироваться на указания вашингтонских финансовых организаций в ущерб интересам страны. В этом можно убедиться, сравнив центробанковские Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики с рекомендациями миссий МВФ в России.

– Что вы предлагаете?

– Обуздать агрессивность США можно только путём перехода к новому мирохозяйственному укладу с перестройкой основных институтов функционирования глобальной финансовой и информационной систем, а также созданием механизмов ответственности за соблюдение норм международного права. Антивоенная международная коалиция за переход к новому мирохозяйственному укладу могла бы включить страны ЕАЭС и ОДКБ, тесно связанные исторической судьбой и национальными интересами с Россией, страны ШОС, хорошо понимающие опасность западной агрессии, страны БРИКС, экономический подъём которых может быть торпедирован организованной США вой­ной. К коалиции могли бы присоединиться страны Индокитая, которые не заинтересованы в ухудшении отношений с Россией, некоторые сохраняющие суверенитет страны Ближнего и Среднего Востока, для которых мировая война – это эскалация собственных региональных конфликтов. Не исключаю, что могут присоединиться многие европейские страны, элиты которых готовы действовать ради своих национальных интересов и для которых война неприемлема.

Действия антивоенной коалиции должны быть направлены не только на разоблачение и разрушение политического доминирования США, но и прежде всего на подрыв американской военно-политической мощи, которая основана на эмиссии доллара как мировой валюты.

При продолжении курса США на разжигание мировой войны членам коалиции надо решительно отказаться от использования доллара во взаимной торговле и от долларовых инструментов для размещения своих золотовалютных активов. Коалиция должна выработать привлекательную программу устройства мировой финансово-экономической архитектуры на принципах взаимной выгоды, справедливости и уважения национального суверенитета. Страны-эмитенты мировых резервных валют должны гарантировать их устойчивость путём соблюдения определённых ограничений по величине госдолга и дефицита платёжного и торгового балансов. Кроме того, все должны соблюдать установленные соответствующим образом требования по прозрачности используемых ими механизмов обеспечения эмиссии своих валют, предоставлению возможности их беспрепятственного обмена на все торгуемые на их территории активы.

– Очень непростая задача!

– Конечно. Осуществление столь масштабных реформ потребует продуманного правового и институционального обеспечения. Это может быть сделано путём придания решениям коалиции статуса международных обязательств заинтересованных стран, а также с опорой на институты ООН и уполномоченные международные организации.

– Сергей Юрьевич, у поэта Алексея Суркова есть стихотворение, написанное в 1942 году. А там такие строчки:

Мы слишком долго отступали

Сквозь этот чёрный, страшный год.

И кровь друзей, что в битвах пали,

Сердца стыдом и болью жжёт.

Называется стихотворение – «Пора!». Так вот, судя по всему, – давно пора!

– Согласен.

Беседу вёл Сергей Володин

США. Евросоюз. Китай. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > lgz.ru, 30 мая 2018 > № 2632046 Глазьев Сергей


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628974 Борис Земцов

Платить по балканскому счёту!

Русским добровольцам, воевавшим на сербских фронтах, нужен статус

Отшумели торжества по поводу Дня Победы, и чувства после оставили самые разные. Заметна среди них и пронзительная грусть от осознания, что поколение победителей, людей лично приближавших эту Победу, стремительно уходит. С грустью соседствует тревога: кто придёт на смену ветеранам Великой Отечественной, кто будет рассказывать молодым, что такое героизм, самопожертвование, любовь к Родине? И не просто рассказывать, но и иллюстрировать эти святые понятия моментами собственной биографии?

Самое время вспомнить, что эстафету героев Великой Отечественной приняли и с честью несут участники многих (известных и не очень, признанных и старательно замалчиваемых) прочих войн. Участвовали в них наши соотечественники: когда по служебному долгу, а когда — и по зову сердца. Но в любом случае они делали общее важное дело: отстаивали наши национальные интересы, умножали ратную славу предков. Некоторые из этих войн у всех на слуху, а про некоторые и говорить как-то не очень принято. К числу последних и война в Югославии 1991—1995 гг. относится. Официально Россия в этой войне не участвовала, а неофициально… Более тысячи граждан РФ на свой страх и риск отправились тогда помогать братьям-сербам отстаивать право иметь свою религию, историю и культуру. Никто им за это не платил, никто не обещал орденов и прочих почестей. Люди ехали воевать, рискуя жизнью, исключительно ради идеи справедливости и во имя славянского братства.

Между прочим, именно в этом году, совсем недавно, 12 апреля исполнилось 25 лет сражению на высоте Заглавак в окрестностях города Вышеграда, что расположен на территории Республики Сербской. Напомню, что в этот день в 1993 году горстка русских добровольцев, воевавших на стороне сербов, выдержала шестичасовой бой против многократно превышавших по численности мусульман. В составе наступавших были моджахеды из Афганистана и других стран Востока и Средней Азии. Мусульман поддерживала артиллерия и тяжёлые миномёты. В распоряжении русских добровольцев были только автоматы и единственный пулемёт. Тем не менее все атаки были отбиты. В сражении за высоту Заглавак погибли трое русских добровольцев, трое получили тяжёлые ранения. Куда более серьёзные потери понесли наступавшие. По признанию сараевского телевидения, в этом бою погибло девяносто мусульман, столько же было ранено. Был у этого сражения и куда более важный итог: русские добровольцы фактически спасли сербский город Вышеград от нападения мусульман, была предотвращена очередная этническая чистка.

Надо отдать должное — в Республике Сербской помнят русских героев: могилы наших добровольцев на кладбище Вышеграда украшают добротные надгробия, здесь всегда идеальный порядок, живые цветы. Несколько лет назад 12 апреля — день сражения на высоте Заглавак — был признан Днём русского добровольца и теперь ежегодно отмечается в Республике Сербской как государственный праздник. На торжественных мероприятиях, проводимых в этот день, всегда рады гостям из России. В прошлом году в окрестностях Вышеграда в торжественной обстановке был открыт установленный накануне величественный крест-памятник, посвящённый нашим соотечественникам, помогавшим сербам отстоять право иметь свою веру, свою культуру, свою историю.

Получается, что в непризнанном государстве боснийских сербов, не смотря на предельно скромные возможности, чтут русских добровольцев. Спасибо президенту Республики Сербской Милораду Додику! Спасибо активистам ветеранских организаций! Спасибо братьям-сербам!

А как относятся к русским добровольцам, воевавшим в Сербии, на их Родине — в России? Увы, никак! Чиновники, а в их лице — всё государство, просто не желают вспоминать, что в 1992—1995 гг. более тысячи наших соотечественников на свой страх и риск отправилось помогать православным братьям в их противостоянии Новому мировому порядку, и что почти сорок из них сложили свои головы на сербских фронтах. До сего дня у русских добровольцев, воевавших в Сербии, нет ничего похожего на статус "участник боевых действий". Получившие ранения и контузии на югославской войне по-прежнему не получают российских пенсий и квалифицированной медицинской помощи. Стоит ли удивляться на подобном фоне, что даже для погибших, не говоря уже о доживших до наших дней, у государства не нашлось наград?

Похоже, у "нежелания" Российского государства вспоминать о русских добровольцах давние и очень прочные корни.

Вспомним, что когда Новый мировой порядок, спекулируя на религиозных и национальных противоречиях, начал уничтожать Югославию, тогдашнее ельцинско-демократическое руководство России стыдливо не заметило этого международного свинства. Если называть вещи своими именами, тогда оно просто предало своих братьев, бросило их в беде. И это несмотря на то, что было ясно: на югославской территории отрабатывается дьявольский сценарий геноцида и развала, который, того гляди, будет применён на земле нашего Отечества. На таком фоне сам факт участия русских добровольцев в боевых действиях на территории Хорватии и Боснии — лишнее свидетельство трусости и подлости тогдашней российской власти. Выходило, что отдельные российские граждане, бросив работу и семьи, рискуя жизнью, помогали братьям-славянам вместо продажных политиков, трусливых дипломатов, лживых журналистов. Получалось, немногие русские добровольцы "отдувались" за всё "приболевшее" на тот момент российское руководство. Разве такое прощается? Потому и вполне естественно, что на самых первых добровольцев, вернувшихся с югославских фронтов, либерально-ельцинская власть попыталась налепить ярлык "наёмников", что в тогдашней прессе то и дело раздавались призывы отправить всех добровольцев за решётку. Кстати, далеко не всегда подобные призывы оставались пустым звуком. Было дело, получали русские добровольцы по сфабрикованным делам и надуманным поводам реальные сроки, прибавляли к своему фронтовому опыту опыт тюремный и лагерный. И тут, как говорится, ни прибавить, ни убавить.

С тех пор прошло больше двадцати лет.

Кажется, на российских политических просторах дуют совсем другие ветры. Кажется, штурвал государства держат совсем другие, на этот раз, трезвые руки. Вот только отношение к русским добровольцам, помогавшим некогда сербам сохранить свою веру и культуру, остаётся прежним. В лучшем случае, их просто не замечают. Возможно, потому что в министерствах, ведомствах и прочих государственных структурах ещё дорабатывают ученики ельцинско-козыревской школы, для которых понятия "патриотизм" и "подвиг" — пустые звуки. Тогда, исходя из подобной логики, понятно, что все материалы в патриотических СМИ (газета "Русский вестник", радиостанция "Победа" и др.) с призывами дать русским добровольцам, воевавшим в Югославии, статус "участников боевых действий", распространить на них хотя бы часть льгот, решить вопросы их лечения и т. д., — остались пустым звуком.

Таким же пустым звуком остаётся пока для российских чиновников и письмо русского добровольца, участника легендарного сражения на горе Заглавак Владимира Сидорова, отправленное в администрацию президента. В этом письме поднимались уже упомянутые вопросы. Письмо было отправлено ещё в декабре прошлого года. Ничего в жизни русских добровольцев с тех пор не изменилось.

То ли по совпадению, то ли по злой иронии нынешний год объявлен в нашем государстве Годом добровольца и волонтёра. Набрался терпения, просмотрел официальные документы по этому поводу, материалы в ведущих российских СМИ. Про русских добровольцев, воевавших на сербских фронтах, — нигде ни слова. Всё больше — про волонтёров: про тех, кто старикам помогает, кто горшки из-под тяжелобольных вытаскивает… Не спорю, и это важно. Только как бы не произошла здесь подмена понятий. Как бы не потерялось русское слово "доброволец" среди чужеземных терминов типа "волонтёр" и т.д. Как бы вместе со словом и смысл его не потерялся. Ведь волонтёр — это помощник и не более того, а доброволец — тот, кто собой жертвует. Это тот, кто эстафету русского подвига у героев Великой Отечественной принял. А вот это — уже серьёзно. Потому и о русских добровольцах, что на сербских фронтах воевали, давно пора вспомнить. И соответствующим, вполне заслуженным, статусом их наделить.

Борис Земцов

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628974 Борис Земцов


США. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628942 Александр Маслов

Куда конь с копытом, а куда рак с клешнёй?

Трамп — не Санта-Клаус, он никому не раздаёт подарки из своего мешка, а, напротив, — складывает в него дань со всего мира

Александр Маслов

25 мая президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос заявил о том, что эта латиноамериканская страна вступит в НАТО на правах "глобального партнёра". В тот же день правительство Польши сообщило о готовности выделить до 2 млрд. долл. для создания постоянной военной базы США на своей территории.

Два этих одновременных, но вроде бы не связанных между собой события в государствах, находящихся буквально на разных концах земного шара, наглядно демонстрируют всю глубину перемен, происходящих сегодня в мировой политике.

Никогда за всю историю существования Североатлантического альянса ни одна латиноамериканская страна не была в него принята даже на правах "глобального партнёра". Так что нынешний колумбийский прецедент более чем показателен.

Во-первых, он свидетельствует о том, что НАТО продолжает расширяться, и теперь в его структуру могут входить страны из других регионов, в том числе — из Центральной и Южной Америки, которую ранее американцы считали своим собственным "задним двором", где "правила игры" устанавливаются исключительно из Вашингтона.

Почему так? Ответ понятен и прост: Венесуэла, с её грандиозными, крупнейшими в мире нефтяными запасами (около 300 млрд. баррелей "черного золота"). Вот уже 16 лет, с момента первого избрания команданте Уго Чавеса президентом этой страны, Соединённые Штаты ничего не могут с ней сделать, не могут добиться "свободы" эксплуатации этих богатств своими энергетическими корпорациями. Ни мытьём, ни катаньем — даже после гибели Уго Чавеса, место которого занял Николас Мадуро. Единственным выходом теперь остаётся только "сирийский вариант", для которого нужна, прежде всего, надёжная операционная база — такая, какой были Турция и Ирак для противников Башара Асада. И здесь единственный вариант — как раз Колумбия, где американским "спецам" в конце 2016 года удалось добиться окончательной победы над партизанами из FARC. При этом, почти как всегда в американской политической практике последних лет, операция против Венесуэлы должна быть не "чисто американской", а в коалиции со странами НАТО, что должно иметь дисциплинирующий эффект внутри альянса, "повязав венесуэльской кровью и нефтью" все входящие в него государства.

Но тем самым США признали, что уже не в состоянии удерживать своих недавних вассалов в бесправном состоянии абсолютного повиновения и начинают банально подкупать их. В результате они оказываются внутри хорошо известной исторической "матрицы", в рамках которой всё более паразитирующая "имперская метрополия", теряя собственные силы, начинает во всё большей мере вести свои военные действия руками союзников и подкупленных "варваров",— с хорошо известным и неизбежным финалом в виде очередного "падения Рима". Именно это мы и наблюдаем в случае со вступлением в НАТО Колумбии.

А вот Польша, в отличие от Колумбии, уже давно, с 1999 года, является полноправным членом Североатлантического альянса. И тоже все эти годы как-то обходилась без американских военных баз на своей территории. А теперь такая база официальной Варшаве зачем-то понадобилась — причём до такой степени, что обычно прижимистые поляки заявили о своей готовности потратить до 2 млрд. долл. на её обустройство.

Официально подобный демарш объясняется, само собой, необходимостью "сдерживать растущую военную угрозу со стороны России", но на самом деле речь идёт о том, что растущая напряжённость между ЕС и США не только перевела в плоскость реальной политики проект создания "европейской армии", но и девальвирует военные гарантии НАТО. То есть польское государство снова оказывается "зажато" между Россией и Германией, отношения с которыми, к тому же, за последние годы испорчены напрочь, и перспектив для их улучшения в будущем практически нет. Вдобавок, произраильское лобби при содействии "команды Трампа" уже продавило через американский Конгресс закон об ответственности поляков за Холокост, выписав им предварительный счёт на 300 млрд. долл. Если сопоставить две эти цифры, легко понять, что одна из них в 150 раз меньше, чем другая. И Польша, получившая за годы пребывания в Евросоюзе суммарно около 150 млрд. долл. дотаций (по 11 млрд. долл. ежегодно за период 2014-2020 гг.), таким образом, видимо, решила "одним выстрелом убить двух зайцев": не только минимизировать неизбежные "репарации" в адрес транснационального капитала, но и получить от США за "0,666% цены" необходимый ей хотя бы символический "зонтик" военно-политической безопасности в виде военной базы. Правда, до "рождественских распродаж" здесь далеко, и Трамп, к тому же, — скорее, не Санта-Клаус, а его антипод, поскольку никому не раздаёт подарки из своего мешка, а, напротив, — складывает в него дань со всего мира. Так что вряд ли "хитрый" польский маневр имеет какие-либо шансы на успех. Точно так же попытки хотя бы на время "замазать" фундаментальные трещины в здании "коллективного Запада" колумбийским или польским "цементом" не могут отменить того факта, что оно рассыпается на части.

США. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628942 Александр Маслов


Россия. Малайзия. Украина > Транспорт. Армия, полиция > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628940 Виктор Баранец

ДНИЩЕ

Запад обвиняет РФ в гибели MH-17; министры на ПМЭФ клянутся Западу в верности

Днище - увелич. дно; испод у судов, дно, настилка и обшивка; затонувшее судно, над коим ставится веха, если оно на мелком месте, чтобы не наткнуться другому. В угольных куренях: место, где ставились кучи, брошенный угольный ток, угольное пепелище. Дно бочки.

В. И. Даль. Толковый словарь живаго великорусского языка.

24 мая международная следственная группа JIT, занимающаяся делом о гибели Боинга МН-17 в небе над Донбассом, конкретно обвинила в причастности к катастрофе российские вооружённые силы. Цитата из заявления главы департамента расследований национальной полиции Нидерландов Паулиссена (такого же, видимо, любителя России и русских, как его предшественник на этом поприще господин Паулюс): «Следственная группа исследовала все доступные изображения и установила, что ЗРК «Бук» имеет ряд уникальных особенностей. Установлено, что ЗРК, который сбил Боинг, происходил из 53-й зенитной бригады из Курска, Российская Федерация». Тут особенно восхищает, что изображения, которые исследовала следственная группа, взяты из социальных сетей, а цена им в то время, когда существует программа Photoshop, нулевая, потому что можно сделать так, что на «доступном изображении» непосредственно Паулиссен будет стрелять по Боингу из «Бука», приписанного к 53-й зенитной бригаде. Также можно посадить его за один стол со Скрипалями, и он будет держать в руках подозрительную пробирочку.

Но наших западных «партнёров» правда не интересует совершенно. Война Запада с Россией пока информационная, главное в ней — информационный повод, и им воспользовались по полной. Из новостей 25 мая. Заявление Госдепа США: «США полностью доверяют заявлениям следственной группы. Вашингтон заявляет, что пришло время для России прояснить ее роль в этом выстреле». Нидерланды утверждают, что «Россия ответственна за поставку ЗРК «Бук», который использовался для того, чтобы сбить МН-17» — об этом говорится в заявлении, опубликованном на сайте голландского правительства. Такое же заявление сделала и Австралия, а глава МИД Австралии Джулия Бишоп вообще высказалась о том, что «не исключает окончания дипломатических отношений с российской стороной».

Экспертные оценки

Виктор Баранец

Прежде всего хотел бы сказать, что шарашкина контора, которая устроила новый анализ трагедии с Боингом, со своими выводами не имеет никакого юридического значения, кроме того, что это банальный, говоря языком современной молодежи, «наброс дерьма на вентилятор». Это посмешище, которого даже не стесняются члены этой группы, заявляя о том, что основная масса «фактов» взята из соцсетей. Это аналитическая пошлость. Я хотел бы, чтобы вы обратили внимание на один факт, который мгновенно вырубает ту брехню, которой любезно предоставили страницы нынешние так называемые «оппозиционные» газеты России. На снимке обломка ракеты (они этим очень оперируют — смотрите, пожалуйста) представлен «вещдок». Там голландцы читают сумму цифр, и в конце стоит цифра «86». Голландцы просто писают от удовольствия, утверждая, что вот эта ракета «Бук» была сделана в 1986 году. Мало-мальски знающие суть зенитно-ракетных дел понимают, что эта брехня разоблачается левым мизинцем правой ноги. У каждой ракеты «Бук», как и у каждой другой ракеты, есть гарантийный срок. Уже после 12-ти, максимум 15-ти лет ракета заменяется на новую, иначе она становится опасной для своих же вооружённых сил. Существуют официальные данные, и американцы это прекрасно знают, что мы заменили все старые советские ракеты к 2001 году — крайний срок.

Но теперь слюнявим палец, заглядываем в различные материалы, документы (открытые причём) Министерства обороны Украины. Слушаем заявления офицеров, командиров, которые служат в зенитно-ракетных войсках Украины. Они чистосердечно признавались ещё до 2014 года, что, «к великому сожалению, у нас на комплексах «Бук» стоят старые советские ракеты, — внимание! — ещё 85-86-го года производства». Вот вам одно лишь простое доказательство голландской лжи.

Мне даже противно участвовать в размазывании того дерьма, которое вывалили так называемые «следователи». Есть простая логика, дорогие друзья — даже человека, которого обвиняют в убийстве, приглашают в суд и просят от него дать показания. Без этого объективность суда невозможна. То есть даже такой человек имеет полное цивилизованное право во всех странах мира встать перед судом и выдвинуть свои аргументы — они же у него всё равно есть. Он должен указать — «вот здесь не так, вот здесь неправда, вот здесь не та цифра, это не тот инструмент убийства». Была ли такая возможность у России? Её не было изначально. Когда ещё в 2014 в Англии собиралась международная шарашка, задача которой была в том, чтобы разобраться, кто сбил Боинг, я к ужасу своему увидел, что англичане не пригласили ни одного российского эксперта.

Теперь я хочу сказать, что на нас было сброшено несколько «боингов». Был «боинг» в 2014 году, ещё был «боинг» с химоружием в Сирии, ну и ещё один «боинг» — это Скрипали. Естественно, в этой ситуации следует ожидать ещё не раз, что выпадет какой-то очередной брехливый информационный «боинг». Естественно, это требует от нас глобального осмысления: что происходит и как на это реагировать?

Первые ответы вроде бы лежат на поверхности. Россия в начале XXI века отказала Америке в праве быть владычицей мира и стала выходить на позиции, которые угрожают глобальным интересам США. Что надо что было делать американцам? Надо было валить Россию любыми способами — принизить, унизить, оклеветать. Короче говоря, сдвинуть с тех контуров, на которые Россия вдруг вышла после ублюдочных 90-х годов, когда мы только лишь не вылизывали анальное отверстие Белого дома языком Ельцина, и сказала — «господа пиндосы, извините, но тут ещё есть Россия, и на всякий случай подвиньтесь, мы вам не разрешим вращать земной шарик с такой скоростью, с какой вы хотите, и менять правительства как перчатки, когда вы хотите». И вспыхнула глобальная злоба, ненависть к тому, что Россия стала выдвигаться на передовые рубежи и стала играть действительно важную роль в мировой политике. А Макрончик что вчера сказал на Питерском форуме? Он потупил очи долу и сквозь зубы был вынужден признать (ему пиндюлей, кстати, достанется от Трампа за то, что он так возвысил Россию): «Россия играет всё большую роль в мировой политике». Спасибо, господин француз, мы об этом как-то и сами знали.

Но стратегически все эти информационные «боинги», конечно, направлены на удар по России. Я попутно замечу, что, конечно, стреляли по Боингу украинские бандиты, я в этом не сомневаюсь, и, конечно, целились не в малазийцев с голландцами, а в Путина, в Кремль, в Россию.

Давайте поставим раз и навсегда точку — пока российские специалисты не будут приглашены на это позорное судилище, пока перед ними не выложат на стол все «высокопрофессиональные» козыри, доказательства, фактологию, какие-то вещевые доказательства, мы не можем и не должны обращать внимания на обвинения. Это всего лишь некий информационно-политический международный шантаж. Он всегда нарастает тем больше, чем сильнее становится Россия.

Что нам с этим делать? Вести себя спокойно и идти той дорогой, которую мы наметили. Мы сегодня не сможем заткнуть вонючие рты западных брехунов, хором которых руководит рыжий президент, у него в руках дирижёрская палочка. И они будут гавкать на нас тем больше, чем сильнее мы становимся. Это не закон Баранца, это объективный закон развития событий. И не надо поддаваться панике. Сегодня мне звонила корреспондентка известного канала: «Виктор Николаевич, как-то тревожно, все на нас нападают». Я ответил: девочка моя, сколько существует Россия, столько на неё нападали те, кому она не нравится или кому она переходит дорогу в каких-то глобальных вопросах. Пока будет Россия, пока она будет сильной — всё равно она будет кому-то не нравиться, всё равно нас будут со всех сторон шпынять. Слава Богу, что пока только словами. Не дай Бог, дойдёт до того, что на нас соберутся напасть. Тут, конечно, будет совершенно другой разговор с «партнёрами» и будут совершенно другие итоги такого безобразного отношения к нам.

Мы уже чуть затронули тему встречи Путина с Макроном на Петербургском экономическом форуме. Продолжим. Макрон на итоговой пресс-конференции всё-таки умудрился немножко нагадить нам: он отметил, что «Франция считает расследование крушения самолёта объективным». То есть, находясь в гостях у Путина и даже говоря какие-то комплименты своему визави, всё равно по этому конкретному поводу очищенный Трампом от перхоти вундеркинд считает, видите ли, расследование крушения объективным. Таким образом мы видим, что даже не самый, казалось бы, наш лютый враг примкнул здесь и к Нидерландам, и к болонке-Австралии, и к Госдепу США. Это колоссальное давление, а при таком давлении страна просто обязана предпринять шаги по мобилизации. А что мы видим? На том же экономическом форуме Силуанов, Набиуллина, Орешкин и, конечно же, Кудрин посадили в центр между собой Кристин Лагард и отчитывались перед ней. А Лагард, соответственно, кивала благосклонно — «да, господин Кудрин, вот это разумно, а здесь стоит ещё поработать, да, господин Силуанов, это вы верно делаете, а здесь, может быть, шаги не совсем уместны». Что это такое? В условиях тяжёлой, неостановимой атаки коллективного Запада на Россию наши ведущие министры угодничают перед тем же самым Западом. Как объяснить эту ситуацию, как будто явившуюся из бредового сна?

Позиция Макрона понятна — он в международных делах не выпускает, извините, член Трампа изо рта и упорно его облизывает. Он сказал то, что от него потребовали сказать в Вашингтоне. Главное — не выпадать из этой волчьей своры, и, не располагая никакими фактами, просто объявить миру, что он согласен с теми выводами Нидерландской комиссии, которых он не видел. Ему надо гавкать, чтобы получить аплодисменты Белого дома.

Ну, а теперь перехожу к тому, как отчитывались на ПМЭФ наши правительственные чиновники перед западными функционерами. Смотря телевизор, я закрыл глаза и подумал: что-то мне это напоминает — низкое, ублюдочное, невежественное . И я понял, что мы возвращаемся в 90-е годы, когда Ельцин был готов на коленях стоять перед сильными мира сего, лишь бы западники относились к нему с хотя бы минимальным благоволением. Петербургский экономический форум совершенно ясно показал, что наше либеральное чиновничество стоит перед Западом на коленях — «дайте нам хотя бы пряник, давайте дружить, мы пойдём на любые условия, лишь бы вам понравиться».

И я понимаю, почему так получается. Дело в том, что внешняя политика Путина — пророссийская политика, жёсткая политика. Она совершенно не совпадает с экономическими подходами либеральной шайки, которая пытается получить выгоды не в интересах России, а в интересах собственного кармана. Вы прекрасно понимаете, что все санкции Запада и наши контрсанкции Западу до глубокой печали доводят этих людей, которые (многие из них) получали жирные бонусы от Запада, потому что подписывали контракты, которые выгодны не России-матушке, а, прежде всего, Западу. И это всё и порождает ублюдочность. Наши правительственные чиновники готовы опять встать перед Западом на колени, лишь бы хоть как-то на их участках наметилось какое-то сотрудничество. Если бы Запад сегодня привёз веники и раздал Кудрину, Орешкину, Силуанову — были бы сегодня половецкие радостные пляски.

Петербургский экономический форум ещё раз открыл нерусское лицо нашей экономической элиты. Мне было стыдно смотреть на людей, которые должны были, как защитники Брестской крепости, отстаивать свои национальные экономические интересы. У нас же были эти трусливые ручонки, эти губки, которые во все места готовы целовать Запад, который с величественными, царственными повадками говорил — «да, Лёшка, это сойдёт, Максимка — это не сойдёт».

И последнее, о чём я не могу не сказать. Петербургский экономический форум, вокруг которого раздувается ореол многозначительности, на самом деле — большой мировой пшик. Приехали, погомонили, натрындели свои точки зрения, попили в ресторанчике хорошенького винца, коньячка и виски — и разъехались к хренам собачьим. Такие форумы абсолютно ничего не решают, кроме одного — они укрепляют связи нашего либерального чиновничества с западными ростовщиками. Если Кремль не обратит сейчас же на это внимание, то это может превратиться в очень опасный фактор не только внутренней, но и международной политики России. Потому что такой унизительный подход к разговору с «партнёрами» сверлит очень большую дыру в днище нашего корабля. Я вижу, что эти парни плюс Набиуллина, которые таким мерзопакостным образом выслуживались перед Западом, в общем-то, ведут себя как предатели, которые готовы кинуть и Путина. За спиной президента проводятся так называемые «либеральные реформы», которые больше идут в угоду Западу, нежели родному российскому народу. У нас возникла опасность, пожалуй, несущая ещё большую угрозу, нежели тявкающая на Россию гнойная вонючая пятая колонна, которая гнездится в чреве России.

Россия. Малайзия. Украина > Транспорт. Армия, полиция > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628940 Виктор Баранец


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 25 мая 2018 > № 2640346

Флоту предложили испытанные в Сирии ударопоглощающие кресла для катеров.

Петербургский разработчик ударопоглощающих кресел для катеров Kompan Marine Seats (KMS) готов обеспечить скоростные лодки и другие суда малого флота ВМФ России своими изделиями. Как рассказали в KMS журналисту Mil.Press FlotProm, такие кресла дешевле иностранных аналогов, в частности сидений от шведской Ullman Dynamics, а их функционал тот же или лучше.

Kompan Marine Seats поставила более 300 ударопоглощающих кресел на катера Федеральной службы охраны и сил спецопераций, рассказал изданию информированный флотский источник. Он добавил, что ряд судов с креслами KMS, в частности штурмовые катера БК-10, задействовали в ходе антитеррористической операции в Сирии. При этом отечественные сиденья показали себя хорошо.

Как рассказал Mil.Press FlotProm другой источник, знакомый с "сирийским" опытом использования малого флота, катера используются не только для работы в акватории порта Тартус, их также задействуют при проведении различных спецопераций у побережья арабской республики. В отличие от обычных, ударопоглощающие сиденья снижают утомляемость экипажа и пассажиров (бойцов) при движении на большой скорости, и люди прибывают к месту высадки в хорошей форме. И первый, и второй тип кресел относится к категории амортизируемых сидений. Однако ударопоглощающие кресла лучше виброзащитных в части компенсации воздействия на позвоночник при сильном волнении и высокой скорости, поскольку являются по сути ортопедическими.

По информации шведской компании Ullman Dynamics, ударопоглощающие кресла позволяют рулевому или пассажирам максимально задействовать руки и ноги для амортизации толчков. Таким образом подобные сиденья помогают справляться с воздействием вертикальных и горизонтальных нагрузок, ударов и толчков, возникающих при движении.

Российские кресла KMS также позволяют защитить пилотов и пассажиров маломерных судов. Их ортопедическая конструкция резко снижает утомляемость и предотвращает травмы позвоночника на больших скоростях и при развитом волнении, обеспечивая комфорт даже при продолжительном плавании. Угол наклона кресла способствует правильной посадке, при которой позвоночник принимает S-образную форму, что помогает безопасно выдерживают ударные нагрузки. Последние равномерно распределяются между всеми конечностями, одновременно поддерживается спина и шея, а также приводятся в тонус нужные группы мышц.

Система амортизации создана российскими инженерами на основе как отечественных, так и зарубежных разработок. Особенность кресел KMS, по словам создателей, – в максимальных ударопоглощающих свойствах и реакции на удары судна о волну. "Механизм быстро и мягко гасит толчок, плавно приводя кресло в исходное положение. Не проваливаясь, он выдерживает длительные серии быстрых и сильных ударов". Для достижения данного эффекта провели множество испытаний, по результатам которых на Санкт-Петербургском амортизаторном заводе "ПЛАЗА" был разработан специальный амортизатор подвеса с заданными характеристиками на сжатие и отбой, – отметили в Kompan Marine Seats.

Российские силовики, в частности Военно-морской флот и МЧС, покупают иностранные ударопоглощающие и виброзащитные кресла при наличии отечественных. Так, шведские сиденья установили в частности на штурмовые катера БК-10 и БК-16, построенные для ВМФ России на "Рыбинской верфи" (входит в концерн "Калашников"), а также на катера типа "Раптор". Об этом Mil.Press Flotprom сообщили два независимых друг от друга отраслевых источника. Изданию не удалось узнать, по какому принципу организованы закупки таких кресел, проектантам катера направлен соответствующий запрос.

"Поскольку проект БК-16 примерно соответствует шведскому катеру Combat Boat 90, на котором установлены сиденья Ullman, российская сторона выбрала кресла из Скандинавии", – рассказал журналисту Mil.Press FlotProm иностранный отраслевой источник. Тем более что шведская компания поставляет свои сиденья ВМС целого ряда стран НАТО, в частности США, Великобритании, ФРГ, а также других стран мира – например, Индии, Австралии и Финляндии".

В то же время сиденья от KMS – полностью отечественные и успешно экспортируются, в том числе в саму Швецию, на родину компании Ullman. Об этом изданию сообщил гендиректор Kompan Marine Александр Тараненко.

По его словам, на Западе существуют различные методики испытаний ударопоглощающих и виброзащитных кресел. Они позволяют выбрать лучшее сиденье для того или иного типа катера. Тараненко также отметил, что они выбрали рекомендации HSC для своих кресел и доработали характеристики по результатам длительных скоростных переходов (например, 26-часовой переход из Петербурга в Калининград). Сиденья KMS можно установить на любые типы жесткопалубных катеров и лодок. Они легко прикрепляются с помощью отработанных способов, при этом специальные навыки не требуются.

Справка Mil.Press FlotProm

Виброзащитные кресла компенсируют вибрационные нагрузки за счет своей конструкции и использования амортизаторов. Такие сидения предотвращают профессиональные заболевания опорно-двигательного аппарата и позвоночника.

Ударопоглощающие кресла предотвращают травмы позвоночника на высоких скоростях и развитом волнении радикально снижая величину вертикальных ускорений для пассажира. Также они обеспечивают комфорт при продолжительном плавании.

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 25 мая 2018 > № 2640346


Украина. Россия > Судостроение, машиностроение. Авиапром, автопром. Армия, полиция > flotprom.ru, 24 мая 2018 > № 2640349

Вице-премьер Юрий Борисов: Россия заместила украинские двигатели для авиации и флота.

Вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу РФ Юрий Борисов заявил, что вопрос импортозамещения в области авиационного и военно-морского двигателестроения решен. При этом зависимость России от поставок элементов электронно-компонентной базы из-за рубежа сохраняется.

"Могу констатировать, что зависимости от украинской продукции уже нет. Ситуация с западными поставками кардинальным образом меняется. Мы решили проблему с авиадвигателями, ВК-2500 заменил ТВ3-117 в армейской авиации. Мы решили проблему с двигательными установками для ВМФ", - сказал Юрий Борисов на лекции для слушателей Академии Генерального штаба ВС РФ.

Ранее в Объединенной двигателестроительной корпорации сообщили, что первые серийные образцы морских газотурбинных двигателей со сроками поставки в 2019 году уже находятся в производстве. Опытно-конструкторские работы по ним велись на рыбинском "Сатурне" с 2014 года. Новыми силовыми установками оснастят, в частности, фрегаты проектов 11356 и 22350.

Турбовальные авиадвигатели ВК-2500 начали серийно производить из российских комплектующих в 2016 году. Пятилетний объем заказа на вертолетные ВК-2500 и ТВ7-117В профинансирован в объеме 75 млрд рублей.

Юрий Борисов занял должность вице-премьера по оборонно-промышленному комплексу России в мае 2018 года. Ранее он был заместителем министра обороны Сергея Шойгу. На новой должности Борисов сменил Дмитрия Рогозина, который возглавил "Роскосмос".

Украина. Россия > Судостроение, машиностроение. Авиапром, автопром. Армия, полиция > flotprom.ru, 24 мая 2018 > № 2640349


Россия. ЦФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 мая 2018 > № 2640352

Флот получит первые серийные российские газотурбинные двигатели в 2019 году.

Первые серийные образцы морских газотурбинных двигателей со сроками поставки в 2019 году уже находятся в производстве – в соответствии с утвержденными графиками. Об этом Mil.Press FlotProm сообщили в пресс-службе ОДК-Сатурн.

"В 2017 году завершены опытно-конструкторские работы и одновременно запущено новое бизнес-направление по производству корабельных энергетических установок", – рассказали журналисту издания на предприятии.

Таким образом первые серийные газотурбинные двигатели для ВМФ России поставят в 2019 году.

В декабре 2017 года рыбинское НПО "Сатурн" успешно завершило три опытно-конструкторские работы по двигателям М90ФР, "Агрегат-ДКВП" и М70ФРУ-Р, которые предприятие вело с 2014 года.

Новыми двигателями российского производства оснастят фрегаты проектов 22350 и 11356, малый десантный корабль на воздушной подушке "Зубр", а также другие корабли и суда ВМФ России.

По мнению главного редактора журнала "Двигателестроение" Льва Новикова, газотурбинный двигатель разработки "Сатурна", якобы полностью готовый к серийному производству, демонстрировали еще на Международном военно-морском салоне 2011 года. Позднее о готовности к серийному производству отечественных морских ГТД сообщали в 2014 году, но наладить его так и не удалось. Поэтому следует критически воспринимать подобные заявления и дождаться реальных результатов, ведь объемы производства пока не афишируются.

Справка Mil.Press FlotProm

25 апреля 2017 года на рыбинском НПО "Сатурн" (входит в ОДК) ввели в эксплуатацию первый в России сборочно-испытательный комплекс для морских газотурбинных двигателей и агрегатов. Серийное производство морских ГТД начнется в 2018 году. Ранее Объединенная двигателестроительная корпорация (входит в ГК "Ростех") не изготавливала морские ГТД массовыми сериями.

Россия. ЦФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 мая 2018 > № 2640352


Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 21 мая 2018 > № 2630794 Сергей Демедюк

Эксклюзивное интервью начальника департамента киберполиции Национальной полиции Украины Сергея Демедюка агентству "Интерфакс-Украина" (II часть)

- Поговорим о раскрываемости киберпреступлений в нашей стране. Как изменилась статистика за последние три года? В чем основная сложность борьбы? Процент успешных дел?

- Здесь нужно четко разделять, что относится к киберпреступлениям, а что - к другим преступлениям, предусмотренным УК Украины. Нужно четко все разграничить. Например, что такое кибермошенничество, а что относится к обычному уголовному преступлению. Так, телефонные звонки – это не кибермошенничество, интернет-сообщения о том, что вы выиграли автомобиль и должны оплатить первоначальный взнос для оформления документов, также не кибермошенничество. Звонки с просьбой сообщить ваш PIN-код от банковской карты – также не кибермошенничество. Это обычные уголовные преступления, но мы все равно помогаем их расследовать, потому что зачастую там используются определенные технические информресурсы, такие как IP-телефония, определители номера и т. д.

А вот фишинговые сайты, всяческие клоны сайтов крупных компаний – это уже наша юрисдикция. В этом направлении у нас уже очень много позитивной практики, мы научились намного быстрее определять источники подобных угроз, чем два года назад, когда только начинали работу. Если говорить в процентном соотношении: сегодня у нас около 80% раскрываемости таких преступлений.

Но здесь также очень важно учитывать, что мошенничество – это преступление частного обвинения и мы расследуем только случаи, по которым к нам обратились. К сожалению, очень многие из-за малого ущерба, нанесенного киберпреступниками или из-за недоверия к киберполиции, не обращаются к нам с заявлениями. Проблема в том, что кибермошенничество как раз и нацелено на малые суммы, но разрабатывается так, чтобы охватить как можно больше пользователей. Именно масштабность таких преступлений и пассивность наших пользователей приводят к тому, что преступники в Украине зарабатывают баснословные деньги.

- Назовите ТОП-3 киберпреступлений, раскрытых за последний год?

- Недавно мы задержали одного из участников международной хакерской группировки "Cobalt". К сожалению, им оказался гражданин Украины, к тому же занимавший далеко не последнее место в самой структуре этой хакерской группировки. В это же время в Испании был задержан организатор этой группировки, поэтому сейчас мы пытаемся объединить два этих дела на базе Европола.

Еще одним весьма интересным случаем можно назвать задержание хакера, который вмешивался в работу государственного предприятия "СЕТАМ". Он вносил изменения в торги конфискованного имущества и фактически за бесценок давал возможность купить его тому, кому он считал нужным.

Также недавно совместно с работниками подразделения "Talos" компании Cisco мы провели совместное расследование одной из самых масштабных фишинговых кампаний, направленных на пользователей криптовалюты (операция "Coinhoarder"). При анализе было найдено большое количество доменов, названия которых были очень похожи на оригинальный ресурс онлайн-сервиса виртуальных Bitcoin-кошельков: blockchain.info.

Могу также добавить, что сейчас мы научились очень быстро выявлять так называемых "начинающих" хакеров, которые уже овладели определенными знаниями по специальности, но не смогли найти себе работу. А зачастую они занимаются мелким мошенничеством или же написанием вирусов под Android или IOS.

- Как насчет пиратства? Вы им все-таки занимаетесь?

- Да, пиратством занимаемся очень пристально. Проблема в том, что пиратство – это преступление частного обвинения. Так что и здесь мы занимаемся им только в случае, если к нам обращаются.

- Много таких обращений?

- К сожалению, нет. В СМИ многие компании заявляют о том, что их права нарушаются пиратами. Но если поднять заявления, которые попадают к нам, – их единицы. В основном к нам обращаются украинские медиакомпании, которые сами производят свой продукт и переживают за его судьбу. Также по вопросам зарубежных фильмов обращается "Антипиратское агентство", но уже не так интенсивно, как раньше. В связи с чем это произошло – мы не знаем. Когда они к нам обращались, мы работали по их запросам. Вы помните, мы прикрыли сайт "FS", фактически убрали с пиратского рынка сайт "ex.ua".

За этот год сотрудники подразделений киберполиции выявили 92 криминальных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена ст. 176 УК Украины. Но этого мало. Очень мало. А чтобы был виден эффект борьбы с пиратством, этим нужно заниматься не на уровне киберполиции, а на уровне государства. Для этого нужно постоянное тесное взаимодействие между правоохранительными органами и правообладателями. Только используя все эти инструменты, мы сможем эффективно противодействовать правонарушениям в сфере авторского права.

- Недавно в Украине запущена и активно развивается технология РayРass. Как по-вашему, насколько серьезной проблемой могут стать бесконтактные считыватели информации с банковских карт? Стоит ли украинцам опасаться за свои сбережения?

- Скажу так... Эти устройства будут нести тот же ущерб, как и скимминг (установка считывающих устройств на банкоматы). Мы видим, что в Европе такие преступления уже стали массовыми, но в Украине сейчас нет ни одного заявления по подобной проблеме. Но мы уже готовы к этому. В принципе, для того, чтобы обезопасить себя от подобных устройств, достаточно активизировать PIN-код. В принципе, в Украине подобные карточки изначально идут с активированным PIN-кодом, так что если его не отключать – вы в любом случае застрахованы от подобных краж. Но в то же время в Украине сейчас активно тестируются приспособления, получающие с пользовательских карт не деньги, а данные. Это информация о транзакциях, остатке денежных средств, о том, на кого зарегистрирована карточка, о ее номере. Сегодня в мире все еще существуют ресурсы, на которых этой информации достаточно, чтобы провернуть ту или иную операцию за счет так сказать "жертвы".

Кроме того, на территории Украины существует так называемые "малые группировки", занимающиеся тем, что тестируют здесь всевозможные устройства, а затем едут за границу и совершают преступления там. Здесь они, по сути, "кристально чисты", но стоит им выехать за кордон – и понеслось. Вполне возможно, что это связано с тем, что по сравнению с европейцами украинцы достаточно бедный народ. А денежные накопления жителей европейских стран гораздо больше.

- Еще один вопрос по защите персональных данных. Занимаетесь ли вы вопросом кражи персональных данных, насколько в принципе эта тема распространена в Украине?

- Кража персональных данных имеет глобальное распространение и, по сути, в Украине подобными действиями занимаются все кому не лень. Кроме того, это еще и востребовано. Да, государство сейчас открывает доступ к большим базам данных, но этого зачастую мало как для предпринимателей, так и для рекламного бизнеса. В основном, здесь проблема в том, что единоразово вы можете получить данные только по одному пользователю. Но ценность подобных баз данных в основном в их количественных показателях, по которым можно создать модель поведения.

Но все же больше всего в интернете процветает мошенничество. Мошенник прекрасно знает, что тот, кто хотел купить у него незаконную базу данных, не пойдет в полицию с заявлением о том, что его обманули. Таким образом, они предлагают на проверку небольшой кусочек реальной базы данных, а когда клиент выплачивает стоимость всей базы, получает "кота в мешке". Но есть и те, кто занимается продажей баз данных профессионально. Недавно в Запорожье мы раскрыли целый офис: были наняты сотрудники, которые занимались спам-рекламой о том, что они продают базы данных. И действительно продавали такие базы.

Откуда в нашей стране столько доступной информации? Этому способствует халатность тех, кто собирает эти базы данных. Потому что законом "Об электронной коммерции" четко определено: частный сектор, который собирает информацию о платежах или других персональных данных, должен зарегистрировать эту базу как базу данных, согласно закону о персональных данных, и защитить ее, согласно закону о защите информации.

Но этого никто не делает. Потому что наше законодательство в данном случае не идеально. И, по сути, они могут найти лазейки и не выполнять этот пункт. Да и какой-либо ответственности за несоблюдение этих норм не существует. Так что мы можем преследовать только тех, кто незаконно распространяет зарегистрированные базы данных. В то же время преследовать тех, кто занимается незаконным сбором и распространением данных, законодательством не предусмотрено.

- Очень хочется узнать о судьбе онлайн-лотерей. Занимаетесь ли вы этим бизнесом и можно ли в принципе сделать что-нибудь с нашими "компьютерными лото", которые плодятся, словно грибы после дождя?

- На сегодняшний день игорный бизнес в нашей стране запрещен. Все, что касается онлайн-лотерей, – это наша компетенция. Мы ищем не физические представительства и "комнаты с компьютерами", а тех, кто предоставляет этот софт. Наша сфера деятельности, по сути, более глобальна. Если мы выявляем разработчика подобного программного обеспечения и прекращаем его деятельность, то одновременно прекращают работу и все подобные "комнатки с компьютерами".

Так, в апреле этого года сотрудники нашего подразделения направили в суд материалы уголовного производства, возбужденного по ч. 1 ст. 203-2 УК Украины (занятие игорным бизнесом). Кратко о сути дела: была задокументирована преступная деятельность группы лиц - бывших граждан Российской Федерации, осуществляющих организацию и проведение азартных игр в виртуальном (электронном) казино. Деятельность по предоставлению услуг в сфере игорного бизнеса осуществлялась через несколько специально созданных веб-ресурсов. Их основными потребителями были граждане из стран СНГ и Восточной Европы. Что интересно, схемы ввода-вывода денежных средств во время игры в онлайн-казино были построены только с использованием российских банковских учреждений, таких как, например, Сбербанк России, Альфа Банк, а также российских платежных систем "Киви", "Яндекс деньги" и т. п.

Без нашего внимания не остаются и преступления, связанные с бинарными опционами и деятельностью "финансовых пирамид". Так, по бинарным опционам сейчас в нашей разработке находится несколько группировок, работающих на территории Украины. Относительно же расследований по "финансовым пирамидам" с начала года уже зарегистрировано 36 фактов, по которым проводится досудебное расследование.

Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 21 мая 2018 > № 2630794 Сергей Демедюк


Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 18 мая 2018 > № 2630801 Андрей Крищенко

Крищенко: Не думаю, что кто-то из болельщиков захочет испортить такой праздник как финал Лиги чемпионов, но мы готовы это предотвратить

Начальник Главного управления Национальной полиции в Киеве Андрей Крищенко интервью агентству "Интерфакс-Украина" рассказал о подготовке столичных правоохранителей к проведению финала Лиги чемпионов УЕФА 26 мая.

- Сколько болельщиков и гостей вы ожидаете на финал ЛЧ 26 мая?

- Уже известно, что НСК "Олимпийский" будет полностью заполнен. Это не менее 60 тыс. человек. Наверное, еще 10-15 тысяч будут без билетов на сам матч, но они тоже приедут поучаствовать в этом футбольном празднике. Также будут и украинцы, в том числе, из других городов.

Естественно, иностранных болельщиков будет больше всего из Англии и Испании, поскольку на них выделялась отдельная квота билетов (по 17 тыс.).

У нас есть информация, что со стороны мадридского "Реала" будут организованы чартеры для своих болельщиков.

Англичане привозят какую-то часть болельщиков чартерами. Остальные будут прибывать сами самолетами и есть информация, что большое количество будет следовать из Великобритании автобусами, машинами и поездами.

По болельщикам из других стран у нас информации пока нет, но будем официально проверять. Во взаимодействии с пограничниками у нас есть возможность при пересечении границы понимать, кто едет на футбол в Киев.

Есть списки официальных делегаций, есть списки на авиарейсы, пограничники их заранее получают, имеют возможность обработать на предмет нежелательных лиц, тех, кому, возможно, ранее был запрещен въезд на территорию Украины.

- Сколько правоохранителей будет задействовано для обеспечения безопасности?

- Сотрудников МВД будет не менее 10 тысяч, включая ГСЧС, Нацгвардию, Нацполицию и пограничников, которые усиливаются в аэропортах и дополнительно открывают коридоры для пропуска. Вся полиция Киева с 21 мая будет работать в усиленном режиме. Мы будем привлекать сотрудников и из других регионов.

Естественно, мы готовимся к тому, что после матча одни болельщики будут на эмоциях от победы своей команды, другие – от поражения, и это учитываем.

- Основные точки, на которых будет сосредоточено ваше внимание?

- Всего у нас есть несколько этапов: приезд всех гостей, их пребывание в центре города до матча, непосредственно сам матч, пребывание в Киеве после матча и отъезд.

Все мероприятия у нас начинаются с момента прибытия команд, официальных делегаций. Ожидаются и делегации первых лиц других государств.

Непосредственно охрану команд обеспечивает служба безопасности УЕФА, они будут проживать в отелях, но мы со своей стороны будем ставить наряды для реагирования в районе отелей.

Работаем с аэропортами, проводили на днях учения в "Борисполе", обсуждали все планы, в том числе, относительно пропускного режима. В аэропорту "Жуляны" будет меньше наших сотрудников, но и там они будут.

Полиция будет сопровождать автобусы с болельщиками, которые будут отвозить их из аэропорта в центр города. Будем сопровождать болельщиков из мест их сбора: "Ливерпуля" – в Парке Шевченко и "Реала" – возле Дворца "Украина".

При проходе на территорию фан-зоны "Фестиваля чемпионов" на Крещатике люди будут проходить через рамки с металлодетекторами.

Для обеспечения безопасности в фан-зонах мы будем привлекать и муниципальную стражу. Это новое подразделение. Они с нами работали 9 мая, хорошо себя зарекомендовали, это участники АТО.

У нас есть опыт проведения международных матчей, мы знаем места, где собираются болельщики, где они пьют пиво, общаются, где их будет много. Там мы будем выставлять наши наряды, чтобы контролировать ситуацию.

Будет активно задействована система "Безопасная столица". В Киеве работает 6 тыс. камер видеонаблюдения. Для данного масштабного мероприятия будет оборудовано больше камер на подходах к "Олимпийскому" и вокруг стадиона. Возле парка Шевченко уже размещены эти камеры, вокруг "Олимпийского" и возле Дворца "Украина" планируется установить не менее 122 камер видеонаблюдения.

Естественно, мы должны учитывать террористическую угрозу, которая сейчас, к сожалению, является частью нашей жизни. Мы будем задействовать усиленные патрули, патрули Нацгвардии, СБУ будет задействовать свои патрули из Антитеррористического центра. Будут патрулироваться вокзал, аэропорты, парковые зоны.

Также мы понимаем, что при таких массовых мероприятиях активизируются карманники, грабители, мошенники, поэтому будет работать много сотрудников наших оперативных служб, чтобы оградить наших гостей от подобных проявлений.

- Какова ваша роль при обеспечении безопасности вокруг НСК "Олимпийский" и на стадионе?

- Стадион уже полностью передан в ведение УЕФА, и они берут на себя дальнейшее обеспечение безопасности. Есть стюарды, они нанимают свою охранную структуру. Оговорено, что полиция будет присутствовать на стадионе в превентивных целях, иметь аккредитацию, и если что-то вдруг произойдет, то только после соответствующего протокольного обращения мы можем вмешиваться в события в чаше стадиона.

Там будут дежурить и наши оперативные группы, взрывотехники, кинологи. Но вся работа строится на нормах и требованиях УЕФА.

- Достаточно ли у вас сотрудников со знанием иностранных языков для общения с болельщиками?

- Кроме работников отдела международного полицейского сотрудничества привлекаем преподавателей и курсантов Национальной академии внутренних дел в количестве 115 человек, которые свободно владеют английским языком. Они будут находиться в усиленных нарядах полиции на улицах Киева, в фан-зонах, возле стадиона, а также в ситуационном центре и дежурной части. Проблем с общением не будет.

Есть у нас и 10 сотрудников со знанием испанского языка, они будут задействованы в первую очередь в дежурной части.

Также будет работать полиция диалога, которая уже хорошо себя зарекомендовала.

- Вы как-то взаимодействуете со своими зарубежными коллегами при подготовке к финалу? Будут ли они присутствовать в Киеве в эти дни?

- Из Англии и Испании приедут с делегациями по 6 полицейских из каждой страны, и с ними мы будем сотрудничать. Они будут здесь в роли советников и людей, которые хорошо понимают своих болельщиков, могут на них влиять, проконсультировать их.

Мы закрепим за каждой командой, делегацией по два офицера из отдела международного полицейского сотрудничества. С их помощью будем держать связь с зарубежными гостями, и координировать свои действия.

При нарушении законов и правопорядка будут действовать исключительно наши полицейские.

- Готовы ли вы к возможным проявлениям агрессии со стороны болельщиков?

- В целом, у нас по этому поводу нет каких-то сигналов. Я знаю, что у британских полицейских есть практика не выпускать из страны "буйных" и проблемных болельщиков.

Я скажу так: если даже будут какие-то стычки между болельщиками, то у полиции есть четкие возможности это предотвращать и наказывать виновных.

Что касается наших украинских болельщиков, то не думаю, что кто-то из них будет портить такой праздник в стране.

- Но если все-таки иностранный болельщик стал объектом какой-то агрессии, куда ему обращаться?

- К ближайшему полицейскому. В центральной части города их будет много. И они будут сопровождать фанатов во время их перемещения колоннами, и во всех местах, где они будут массово собираться.

Я уверен, что и английские, и испанские болельщики знают, что при возникновении какой-то проблемы стоит обратиться к полицейскому.

Этот матч – большая честь для страны. Возможность в очередной раз показать страну, ее лицо. Нам доверили такое событие, и необходимо его провести надлежащим образом.

Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 18 мая 2018 > № 2630801 Андрей Крищенко


Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 18 мая 2018 > № 2630795 Сергей Демедюк

Демедюк: Штрафовать простых людей за VPN мы не собираемся

Начальник департамента киберполиции Национальной полиции Украины Сергей Демедюк в интервью агентству "Интерфакс-Украина" рассказал о том, зачем Украине законодательные нормы о блокировке информации в сети на примере Британии и стран-членов Евросоюза, а также о том, как имплементация норм международной Конвенции о киберпреступности (Будапешт, 23 ноября 2001 года) повлияет на жизнь простых украинцев.

- Давайте все же разберемся: чем конкретно занимается киберполиция?

- Мы раскрываем преступления, совершающиеся в киберпространстве. Любые. От обычных уголовных, таких как мошенничество с использованием интернета, до крупномасштабных – к примеру, кражи данных международной корпорации.

- А, например, кибератака на государственные электросети - это тоже к вам? Или все-таки к СБУ?

- В конечном итоге этот вопрос будем расследовать мы. Если будет заявитель. СБУ же занимается внешней безопасностью страны. Их задачи более глобальны.

- Прокомментируйте, пожалуйста, закон «Об основных принципах обеспечения кибербезопасности Украины», который вступил в силу в мае. Насколько он полноценен по части кибербезопасности? Могут ли появиться существенные проблемы с его реализацией?

- Принятие этого закона очень своевременно и я уверен, что он станет правовой и организационной основой для обеспечения защиты объектов в киберпространстве. Он регламентирует направления и обозначения субъектов кибербезопасности. Это первый закон в Украине, который конкретно разграничил функции - кто чем занимается. На его основе должны развиваться все последующие законодательные акты, такие как закон о кибербезопасности, закон о киберпреступности и другие, которые все это полностью конкретизируют.

- Новые глобальные законодательные инициативы привычно вызывают опасения. Операторы бояться, что их заставят закупать дорогостоящее оборудование, граждане - что за ними начнут следить и запретят те или иные действия в интернете. Насколько эти опасения обоснованы?

- У отдельных владельцев крупных интернет-ресурсов, занимающихся не вполне честной деятельностью, есть возможность распространять в интернете и СМИ неправдивую информацию о нашей законодательной инициативе с одной целью – не дать создать в нашей стране четкие и понятные правила поведения в интернете.

Чтобы четко разграничить права и обязанности игроков на этом рынке и не позволить использовать киберпространство в неблаговидных целях, а главное защитить конституционные права граждан, Верховная Рада законодательно устанавливает эти нормы.

Сегодня в нашем законодательном поле по борьбе с киберпреступностью не существует даже терминов, которыми пользуются во всем мире. А без этого - никак. На мой взгляд, если бы Украина сегодня впервые создавала правила дорожного движения, их бы тоже не приняли. Потому, что каждый может сказать: "Зачем ставить дорожный знак "Остановка запрещена"? Ведь кто захочет, тот остановится". Но без четких правил на дорогах был бы хаос. Точно так же и в интернете. Здесь идет активное влияние на людей, которые недостаточно информированы обо всех технологиях и не до конца понимают, как и что работает.

Закон - это свод правил, которые Рада принимает для защиты конституционных прав своих граждан в той ли иной сфере. Поэтому, защищая права своих граждан, государство предпринимает законодательные меры против распространения в интернете информации о детской порнографии, о войне, об угрозе территориальной целостности страны, о продаже наркотических веществ или оружия, о предотвращении других правонарушений, а также создает механизмы обеспечения соблюдения этих правил и определяет наказание для тех, кто их нарушает.

- Давайте уточним: что такое киберпреступление, насколько четкими должны быть рамки этого понятия и видите ли вы необходимость ужесточать наказания за подобные преступления?

- Уголовный кодекс Украины определяет, какие общественно опасные деяния являются преступлениями и какие наказания применяются к лицам, их совершившим. Сегодня ст.361-363 раздела 16 "Преступления в сфере использования электронно-вычислительных машин (компьютеров), систем и компьютерных сетей" Уголовного кодекса регламентируют основные киберпреступления. В основном, это статьи средней тяжести, то есть, ответственность за них незначительная, и максимум, который грозит преступникам - лишение свободы сроком до пяти лет, или же внесение соответствующего штрафа. Зачастую киберпреступники отделываются штрафом, даже если человек совершил что-то действительно впечатляющее.

На сегодня в парламенте зарегистрирован законопроект №8304, который должен усилить ответственность за киберпреступления в виде лишения свободы от шести до восьми лет, а также увеличить размер штрафа за создание и распространения вредоносного программного обеспечения.

Если брать в целом киберпреступления, то они имеют в основном латентный характер - то есть, с момента задержания преступника мы еще не можем оценить ущерб, который он нанес тому или иному субъекту, в том числе государству. Поэтому мы не всегда можем предвидеть, какие вредоносные программы он уже запустил в работу, и к каким результатам приведут его действия в сети в последующий период. Зачастую результаты киберпреступления имеют отложенное действие: программы начинают полноценно работать только тогда, когда пользователи уже заразят ими свои компьютеры и начнут взаимодействовать с незаконным ПО - либо распространять вирус дальше, либо предоставлять с его помощью свои данные тем, кто его разработал.

На практике, киберпреступники наносят колоссальный ущерб любому государству. Речь идет о миллиардных ущербах. А потому условный срок до пяти лет и какой-то штраф за такие действия – абсолютно несопоставимое наказание.

Да, мы должны оставить какие-то небольшие штрафы и сроки для тех, кто совершает незначительные правонарушения – к примеру, для студентов, которые попросту балуются своими программами. Но для хакеров-рецидивистов наказание должно быть сопоставимо с тем ущербом, который они наносят своими действиями в сети. Чтобы видеть масштаб проблемы, скажу одно: у нас в Украине до сих пор фактически не осужден ни один хакер.

- С хакерами и шпионскими программами вроде разобрались. Но есть такой вопрос: в чью сферу ответственности будет входить информационная война в сети? Кто будет нести ответственность за размещение запрещенной к распространению информации? Кто будет следить за этим?

- У нас сейчас не существует ответственности за подобные действия, как и правил, которые бы их регламентировали. У нас более-менее регламентирована ответственность за распространение детской порнографии. В этом случае собственник ресурса обязан мониторить свой сайт, чтобы подобная информация не размещалась на его страницах. Но ответственность в любом случае несет тот, кто ее разместил. Впрочем, если мы знаем о том, что собственник ресурса был в курсе размещенной информации и ничего не сделал, чтобы ее удалить, он также будет нести ответственность - в этом случае, как пособник преступления. Но это работает только в случае размещения и распространения детской порнографии.

В целом подобных правил не существует. А потому мы можем привлечь к ответственности либо того, кто размещает запрещенную информацию, либо того, кто создает «преступное» программное обеспечение. Все остальные – операторы, провайдеры, хостеры, владельцы ресурсов – стоящие между создателем «проблемы» и конечным пользователем, никакой ответственности не несут. Поэтому в украинском киберпространстве сейчас и происходит такой хаос.

- И что вы предлагаете?

- Мы хотим полноценно имплементировать в украинское законодательство все нормы конвенции о киберпреступности. В частности, обязанности и правила, предназначенные для поставщиков контента. Они предусматривают хранение и логирование действий, которые происходят в интернете.

Кто это должен делать? Согласно европейской конвенции, это должны делать операторы и провайдеры телекоммуникаций на срок от 60 дней и более. Мы же в своем законопроекте предлагаем срок в 90 дней. Это не всегда и не на всю информацию, а только по нашему запросу и в случае правонарушения. Если подобная информация не будет сохраняться, если операторы и провайдеры телекоммуникаций не будут логировать действия пользователей – украинский интернет-сегмент превратиться в эдакую ТОР-сеть, где будут процветать преступники и царить анархия под вывеской "У нас свобода слова и нам все можно".

- А с другой стороны, многие боятся тотального контроля по примеру нашего восточного соседа... Коснуться ли предлагаемые вами изменения обыкновенных пользователей интернета – простых граждан нашей страны?

- Я вам так скажу: когда идет отсылка к Российской Федерации, это, по сути, перекручивание информации и заведомо неправдивые сведения, которые так или иначе пытаются вбить в головы наших сограждан. По сути, это информационная атака, направленная на то, чтобы мы не смогли принять определенные законодательные акты, направленные на установление законности и порядка в украинском сегменте интернета. Еще до введения повальной блокировки сайтов в Российской Федерации подобная система блокировки существовала и эффективно работала в странах Европы (Германия, Великобритания, Италия, Швейцария и т.д.) и США.

Как пример, блокировка сайтов в Федеративной Республике Германия опирается на довольно широкую нормативную базу. Суд вполне имеет право потребовать удалить с сайта контент, который признают оскорбляющим истца. Однако эти вопросы решаются на уровне полиции и судов федеральной земли, а не центральных регулирующих органов, то есть контроль интернета децентрализован.

Блокирование сайтов в Великобритании – широко распространенная практика, являющаяся неотъемлемой частью интернет-цензуры. Закрывать сайты имеют право государственные органы – в первую очередь регулятор Ofcom, неправительственные организации (InternetWatchFoundation) и частные компании, занимающиеся контролем контента.

В Италии ограничительные меры применяются более чем к 10 тыс. сайтов в сети интернет на основании требований компетентных органов (суды, полиция, таможенная служба, орган по надзору в сфере телекоммуникаций). Но об этом почему-то никто не говорит. Все говорят, что мы хотим построить очередной "Роскомнадзор", но это не так. Мы абсолютно не приемлем тотального контроля, а просто хотим привести уже существующее украинское законодательство в соответствие с европейской конвенцией о кибербезопасности.

Нормы России для нас неприемлемы, так как она пошла по самому простому пути – если на ресурсе размещена запрещенная информация, там запрещают сразу весь ресурс. В итоге страдает множество абсолютно законопослушных компаний и ресурсов. Мы же планируем закрывать доступ к конкретно взятой информации, так сказать, делая “точечный выстрел”, а не стреляя “из пушки по воробьям”. В изменениях к закону о телекоммуникациях мы как раз и указываем, что мы определим, каким образом нужно будет это сделать. Поможем операторам с тем, чтобы блокировать информацию на основании того оборудования, которое у них уже существует. Мы не хотим заставлять их покупать какое-либо дополнительное сверхсложное оборудование.

Сама процедура блокировки – как временной или частичной, так и постоянной – должна существовать. Я не думаю, что кто-то будет против запрета на распространение детской порнографии, призывов к войне, терроризму, экстремизму и других подобных вещей. Причем это будет вполне конкретный перечень преступлений, предусмотренных в европейской конвенции - не более. Таким образом, это исключит все возможные коррупционные риски.

Тут сразу же возникает много вопросов от собственников контента – почему бы тогда автоматически не блокировать все сайты, распространяющие пиратский контент? Но мы не включаем эту категорию информации в перечень обязательной для блокировки. Потому что ее нет в соответствующих положениях европейской конвенции, и потому, что закон о противодействии пиратству в Украине уже принят отдельным документом.

Но в то же время мы считаем, что информацию, входящую в этот конкретный перечень, мы должны не просто "замораживать", как это предусматривается в конвенции, а полноценно блокировать. Потому что "заморозка" информации предусматривает невозможность вносить в нее какие-либо коррективы. Но в то же время, эта информация остается доступной для пользователей, а это неправильно. Ведь основная задача подобной блокировки – не допустить распространение запрещенной информации в сети.

Самое интересное здесь то, что большинство крупных операторов согласны с необходимостью существования подобной процедуры блокировки. Потому что если ресурс находится на территории Украины, заблокировать какую-либо информацию на нем в принципе не проблема. Но в случае, если подобные ресурсы находятся на территории других стран, это может вылиться в многомесячную дискуссию профильных регуляторов, бумажную волокиту и судебные процессы, что абсолютно недопустимо.

С тезисом о том, что блокировка полностью какой-либо информации невозможна, я частично соглашусь. Но государство должно четко показать, что оно планирует действовать исключительно в правовом поле. Что все субъекты, которые работают на территории Украины, должны придерживаться определенных и четко установленных правил. Вопрос в том, будут ли их соблюдать – это уже другой вопрос. Но правила должны существовать. Возьмем, к примеру "ВКонтакте" и другие ресурсы, запрещенные в нашей стране. Да, граждане продолжают ими пользоваться, но государство четко показало свою позицию, показало то, что оно негативно относится к информации, которая распространяется на этих ресурсах, что это информация является вредоносной и нежелательной для нашей страны и что государство пытается уберечь своих граждан от вражеской пропаганды.

- Тут вопрос, скорее, в том, планируется ли в принципе штрафовать простых граждан за использование тех или иных запрещенных ресурсов?

- Мы не планируем штрафовать простых пользователей. Ни в каких правилах нет норм о том, что за "сидение Вконтакте" или использование VPN будут штрафовать. Хочет человек "сидеть" в запрещенных соцсетях – пусть сидит. Главное, чтобы вреда не наносил. А вот если он сам начнет распространять "вредную" информацию – это уже другое дело.

- Хорошо. А как вы оцениваете объемы информации, которая будет подлежать блокировке, по отношению к общему количеству контента, проходящему по сетям каждого из провайдеров телекоммуникаций?

- Это будет настолько малое количество контента, что его сложно описать даже в процентном соотношении – доли и доли тысячных, возможно. Но и такие ресурсы существуют, и доступ к ним необходимо ограничивать. К примеру, сейчас существует около сотни пророссийских ресурсов, которые пропагандируют идеи сепаратизма, разжигание межнациональной вражды и военные конфликты. 100 - это очень мало, но даже такого количества достаточно для того, чтобы информация, взятая из этих ресурсов, дальше расходилась по всем сайтам, форумам, соцсетям и другим новостным источникам.

- Не приведут ли такие меры к полному ограничению информации, исходящей из России? Ведь там практически по всем каналам, по всем СМИ распространяются новости, негативные для всей Украины в целом, идеи сепаратизма, подстрекание к войне...

- Давайте в этом случае обратимся к практике, которая уже существует: к блокировке телевизионных каналов. Блокируют же не все телеканалы, хотя негативно окрашенная информация присутствует на всех.

- А что насчет объемов вашей работы? Вырастут ли они после принятия нового закона?

- Не вырастут. Мы и сейчас следим за всеми нарушениями, происходящими в киберпространстве Украины, либо влияющими на него извне. Просто сейчас не существует никакого закона о блокировке, и мы никак не можем повлиять на эту информацию в рамках законодательного поля.

К нам сейчас возникает очень много вопросов от волонтеров от Гражданского сообщества от той же "Киберсотни" и подобных организаций: "почему они могут ограничить доступ к определенному количеству пророссийских сайтов, а мы ничего не делаем?" Проблема в том, что эти организации сами по себе действуют вне закона, организовывая по сути ddos-атаки, или действуя другими подобными методами, которые мы не можем использовать, будучи государственной структурой. Если мы ратуем за закон и порядок – мы сами в первую очередь должны их соблюдать. Без каких-либо исключений.

Естественно, мы работаем по своим каналам. Списываемся с хостерами, что-то они отключают по нашей просьбе, с чем-то другим приходится работать в рамках международного правового поручения, а это значит, мы должны возбудить ряд уголовных дел по отношению к этому ресурсу. То есть, по сути, найти того, кто размещает неправомерную информацию. Это может длиться от недели до нескольких месяцев, после чего хостер отключает ресурс, и уже буквально через несколько минут правонарушители поднимают его "зеркало" на другом хосте в другой стране. И вся процедура повторяется сначала. Таким образом, мы тратим гораздо больше сил, ресурсов и времени на то, чтобы заблокировать один конкретный сайт, клонов которого могут быть тысячи, чем если бы мы могли блокировать его по определенным внутренним процедурам уже "на территории" нашей страны.

Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 18 мая 2018 > № 2630795 Сергей Демедюк


США > СМИ, ИТ. Армия, полиция > americaru.com, 8 мая 2018 > № 2638677

Компания Google пообещала не использовать свой мощный искусственный интеллект для вооружений, однако компания заявила, что будет продолжать работать с военными в других областях, предоставляя облачному бизнесу возможность заключать будущие выгодные правительственные сделки.

Сундар Пичаи (Sundar Pichai), главный исполнительный директор Google Alphabet Inc., опубликовал ряд принципов в четверг после протестов тысяч сотрудников интернет-гиганта. Устав устанавливает «конкретные стандарты» для Google, которая будет разрабатывать свои исследования ИИ, внедрять свои программные средства и избегать определенной проектов.

«То, как и с какими целями ИИ разрабатывается и используется, окажет значительное влияние на наше общество в будущем, - заявил Пичай. - Являясь лидером в области ИИ, мы чувствуем особую ответственность за это».

Некоторые сотрудники Google и сторонние критики осторожно приветствовали принципы, хотя они озвучивали оговорки, в частности, о языке, который дает компании достаточную свободу действий в будущих решениях.

Семь принципов были разработаны для того, чтобы подавить озабоченность работой Google над проектом Maven, инициативой Министерства обороны, с тем, чтобы применить инструменты AI для обработки видео беспилотников. Протесты персонала заставили Google отступить от контракта на прошлой неделе . В четверг компания заявила, что если бы принципы существовали ранее, у Google не было бы ставки на Project Maven.

США > СМИ, ИТ. Армия, полиция > americaru.com, 8 мая 2018 > № 2638677


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587413 Павел Фельгенгауэр

Дело дошло до крайности: в России возможен военный переворот

Павел Фельгенгауэр, Апостроф, Украина

По некоторым сведениям, Россия может перебросить на Донбасс два новых подразделения воздушно-десантных войск, чтобы попробовать спровоцировать украинскую армию на наступление, затем нанести ей максимальный урон и улучшить свои боевые позиции в Луганской области. Действительно ли России нужна сейчас подобная авантюра, «Апострофу» рассказал российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

Сама по себе возможность более серьезных боевых действий на Донбассе, конечно, есть. Но в том, что это прямо сейчас там начнется, я несколько сомневаюсь. Во-первых, вряд ли о подобных действиях, если они все-таки начнутся, можно будет заранее прочитать в интернете. Так что, скорее, сейчас ничего такого не будет. А мелкое улучшение боевых позиций — вещь не принципиальная и не особо нужная.

Ну а вообще, конечно, в будущем возможны некоторые проблемы. Может быть, и сейчас тоже. Это все не исключено.

Действия России в первую очередь обусловлены внутриполитической борьбой. Дело совсем дошло до крайности, внутриполитическое напряжение в России достигло максимума за последние годы. Такого обострения не было, наверное, с 2012 года. Это в первую очередь отражается, конечно, на внешней политике — и в Сирии, и на Украине, и на общем ухудшении отношений с Западом, и даже отношении к кризису в Армении. Все это может привести и приводит к обострениям по всему периметру внешней политики.

Но это отражение внутриполитической борьбы. Я не исключаю даже военного переворота в России. Это, может быть, крайне маловероятный сценарий, но исключить его полностью нельзя.

Через две недели в России будет новое правительство, и, очевидно, возможна совершенно новая политика. [Российский политик Алексей] Кудрин дает победоносные интервью, что он теперь будет рулить. Естественно, что для российской «партии войны» это настолько серьезная угроза, что ради этого можно хоть войну с Украиной затевать, чтобы этого избежать.

То, что в России «все поддерживают Путина по всем вопросам», что выборы прошли — не играет никакой роли. Потому что у нас не демократия и народ не решает ничего. А внутри правящей элиты острейший кризис: люди не знают, куда бежать, где прятаться и что будет.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587413 Павел Фельгенгауэр


Украина > Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 27 апреля 2018 > № 2585044 Альгирдас Шемета

Количество жалоб на правоохранительные органы постоянно растет - бизнес-омбудсмен

Эксклюзивное интервью бизнес-омбудсмена Альгирдаса Шеметы агентству “Интерфакс-Украина”

Недавно состоялось первое заседание межведомственной комиссии по вопросам соблюдения правоохранительными органами прав бизнеса. Каковы ее результаты?

Вместе с принятием закона "маски-шоу – стоп" были приняты изменения в законодательство, предусматривающие создание такой комиссии. Ее задача – мониторить выполнение этого закона, однако полномочия ее шире. Она может охватывать и другие нарушения правоохранительных органов. Мы ее видим как дополнительный инструмент, который позволит добиться лучших результатов для наших жалобщиков.

На учредительном заседании мы утвердили регламент, согласно которому поступающие на комиссию жалобы будут передаваться нам для дальнейшего их рассмотрения. Результаты будем представлять на комиссии. Ее возглавляет премьер-министр, и это также можно расценивать как превентивный эффект. Постараемся использовать эту комиссию для привлечения к ответственности конкретных правоохранителей. Часто сталкиваемся с такой ситуацией, что после нашего вмешательства сама проблема решается – возвращается имущество, снимают аресты со счетов, закрывают уголовные производства, однако конкретные сотрудники, принявшие то или иное неправомерное решение, не несут за это ответственности. На первом заседании комиссии я обратил на это внимание. Более того, министр юстиции Павел Петренко сообщил, что в дальнейшем Минюст будет разрабатывать законодательные изменения для установления такой ответственности правоохранителей. Потому я прогнозирую пользу от этой комиссии, а как будет на практике – увидим.

Как вы оцениваете эффект закона "маски шоу – стоп" в контексте недавних нашумевших обысков в нескольких больших компаниях?

Сам закон вносит положительную лепту во взаимоотношениях с государственными органами, очень дисциплинирует правоохранителей в регионах, на местах. Но он ориентирован на самые грубые нарушения: если в офис врываются правоохранители в "балаклавах" с автоматами и кладут всех на пол, изымают технику… Грубейшие нарушения этот закон действительно устраняет, но, конечно же, не служит панацеей от всех проблем, возникающих во взаимоотношениях бизнеса и правоохранительных органов. Например, он не решает проблему непропорциональных арестов многомиллионных счетов, когда проблема – на один, а также невозвращение имущества, необоснованного открытия уголовных производств. Эти проблемы не регулируются данным законом. Но с точки зрения решения вопроса несанкционированных обысков первые впечатления таковы: ситуация улучшилась. Даже сама "Новая почта" нам подчеркнула, что с точки зрения закона "маски-шоу – стоп" они не видели нарушений. Хотя мы здесь пока разбираемся, поскольку только получили от них жалобу. За время действия закона (с 7 декабря 2017 года – ИФ) относительно его нарушения к нам поступила только одна жалоба. Сейчас по ней разбираемся совместно с прокуратурой.

Как оцениваете законопроект о Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ) – решит ли предлагаемый орган такие проблемы?

Давно агитируем за создание такой службы, которая бы взяла на себя расследования экономических преступлений, забрав эту роль у других правоохранительных органов. Так что мы приветствуем идею создания такого органа, однако есть ряд замечаний в отношении самого законопроекта.

Мы проработали совместную позицию с бизнес-ассоциациями. То есть мы думаем, что, доработав законопроект с учетом ряда замечаний, можно получить положительный результат. Особенное внимание обращаем на регулирование отбора кадров и руководства будущего органа. Очень важно, чтобы службу наполнили добропорядочные люди. Это, с нашей точки зрения, - первый критерий, второй – профессионализм. Дальше мы видим важность урегулирования переходных положений. По законопроекту не совсем понятно, сколько времени будет длиться рассмотрение уголовных производств ныне ответственными правоохранительными органами. Предлагаем ввести четкий срок, в течение которого дело должно или закрыться, или быть передано в суд. Есть несколько других замечаний, связанные с запросами, которые НБФБ может сделать предприятиям, с защитой персональных данных, введением новой статьи в Уголовный кодекс по мошенничеству с налогом на добавленную стоимость. Тот же момент с использованием силовых подразделений – закон должен четко регламентировать, что это возможно только при наличии угрозы жизни для правоохранителей… Мы пытаемся конструктивно подойти к этому вопросу. Считаем, что нужно как можно быстрее прийти к компромиссу по этому законопроекту. Чтобы закон устроил все группы интересов, это можно бесконечно дискутировать. Однако такие длительные дискуссии не совсем полезны, потому что в это время ничего не меняется.

Для вас непринципиально, кому подотчетен будет новый орган?

В мире по-разному решается вопрос подотчетности такого органа. Самое важное – создать независимый орган. Чтобы никто не мог влиять на его работу. Чтобы руководство принимало решения самостоятельно, а не по указанию, кого нужно "потрясти".

Как достичь того, чтобы в такой орган попали, как вы выразились, добропорядочные сотрудники?

Мы внесли конкретные предложения. Важно привлечь международных экспертов в комиссию по отбору руководителей. Успех такой службы в значительной мере зависит от того, кто будет во главе ее. Предлагаем также увеличить значение общественного мнения при отборе. Возможно, общественность не так разбирается в профессионализме, но вот в отношении добропорядочности, у общественности будет что сказать, если претендент будет иметь проблемы с добропорядочностью.

У вас есть понимание, что произошло с "Новой почтой"?

Детали не могу комментировать, так как у нас сейчас проходит расследование. Мы получили официальную жалобу от "Новой почты", где они указали возможные нарушения как законодательных, так и подзаконных актов, связанных с деятельностью правоохранительных органов. Мы на стадии проверки этих фактов. Ждем ответа от другой стороны, тогда уже будем принимать решения, что дальше делать с этим кейсом.

Какова динамика таких жалоб от других компаний, менее известных и попросту меньших?

Это один из главных вопросов, которым занимается наш офис. Второй, после налоговых. Количество жалоб на правоохранительные органы постоянно растет. Из положительного можно отметить, только сокращение темпов этого роста.

Если в четвертом квартале 2017 года количество таких жалоб выросло на 30%, то в первом квартале этого года – на 13%. При рассмотрении жалоб мы видим частые нарушения со стороны правоохранителей. Однако украинская экономика отличается большой долей теневой экономики – 35-40% находится в тени. Нас волнует, что по поступающим к нам жалобам мы видим больше внимания к честному бизнесу, которые работает в правовом поле и платит налоги, много иностранного бизнеса под это попадает. В то время как остается не совсем понятным, достаточно ли внимания уделяется тому, что происходит в тени. Тут важно сместить акценты, чтобы правоохранители сконцентрировались на тех, кто увиливает от уплаты налогов, нарушает права интеллектуальной собственности, нелегально торгует акцизными товарами. Это поле, которое следует всеми усилиями сокращать.

Какова ситуация с жалобами на блокировку налоговых накладных, учитывая, что новая система заработала несколько недель назад и представители Офиса принимали участие в рабочей группе по разработке критериев блокировки?

Выводы делать слишком рано, однако есть повод предполагать, что система начала работать более таргетировано. По первым откликам, не видим наплыва жалоб по блокировке налоговых накладных, тогда как в начале июля прошлого года, когда они были введены, таких была масса.

Однако нас волнуют другие налоговые вопросы – особенно в части проверок. Здесь нет роста жалоб, но, к сожалению, по налоговым проверкам Государственная фискальная служба довольно часто не прислушивается к нашим аргументам и оставляет решение без изменений.

Апелляция в ГФС – это последний этап, где мы можем подключиться, дальше – суд. Но мы мониторим, как проходит судебное разбирательство по тем вопросам, которые мы рассматривали. Чаще всего суды поддерживают нашу позицию, принимают решения в пользу жалобщика. Поэтому есть смысл ГФС прислушиваться к нашим аргументам. Подчеркиваю, мы не защищаем каждого жалобщика: если видим неподтвержденные факты, закрываем расследование или отклоняем жалобу. В фискальную службу выносим те жалобы, которые, по-нашему, заслуживают пересмотра. Надеемся, что ситуация с налоговыми проверками улучшится, так как речь идет о крупных суммах и значительном вреде бизнесу. Поэтому ожидаем сотрудничества в этом вопросе от ГФС. Хотя в целом процент выполнения рекомендаций ГФС довольно высок.

Как оцениваете предложения ГФС внести изменения и сократить количество отсекающих этапов?

Ведется дискуссия по этому вопросу. Важно, чтобы ГФС концентрировалась на вопросах, где действительно есть риск серьезных потерь для бюджета, ведь эти отсекающие критерии отбрасывают мелкие накладные. ГФС аргументирует, что "скрутчики" подстраиваются под эти критерии и размельчают свои операции, чтобы быть отсеченными. Можно дискутировать, как калибрировать эти критерии, но, с другой стороны, общая система оценки рисков позволяет при наличии рисковых факторов провести налоговую проверку и оценить ситуацию "на месте". Если все подпадет под фильтр, система сама захлебнется информацией, а крупные рыбы сумеют каким-то образом проскользнуть. Думаю, следует дать время системе поработать, а потом проанализировать недостатки. Не стоит вводить новшества, эффект которых сомнителен.

Изменилась ли картина за последнее время относительно того, какие органы больше, какие меньше прислушиваются к вашим рекомендациям?

По сравнению с первыми годами нашей работы, выполнение рекомендаций улучшили все государственные органы. Та же Нацполиция подняла этот показатель с 58-60% до 88-90%. А общий процент вырос до 93% выполнения рекомендаций. То есть, когда мы вмешиваемся, ситуация разрешается. Другое дело, что мы бы хотели, чтобы причин вмешиваться было меньше.

При этом мы продолжаем получать такие жалобы, которых можно было бы избежать при нормальном администрировании: не придерживаются сроков, не собирается комиссия, которая принимает решение. Государственные регуляторы остаются среди лидеров по поступлению жалоб наряду с налоговыми, таможенными вопросами и жалобами на правоохранителей. В первом квартале значительно меньше жалоб получили на органы местной власти. По остальным – практически ситуация не изменилась.

Законопроект об институте бизнес-омбудсмена (№4591) "завис" между первым и вторым чтением. Как это влияет на вашу работу?

В мае исполнится два года, как этот проект подготовлен ко второму чтению. Он множество раз включался в повестку дня, но был далеко не первым и не доходил до парламентских дебатов. Конечно же, его принятие увеличило бы эффективность нашей работы. Самое элементарное – доступ к служебной информации. Нам жалуются на Министерство обороны или другие органы, работающие с грифом "секретно", а мы не можем получить информацию для оценки ситуации. Законопроект устанавливает обязательное сотрудничество представителей госорганов с институтом бизнес-омбудсмена и предусматривает санкции в случае отказа. Предлагает обязать госорганы отвечать на запрос с указанием мотивации. Предусматривает усложненную процедуру привлечения к уголовной ответственности представителей института. Ведь мы же рассматриваем жалобы, в том числе, и на правоохранительные органы. Чем быстрее проект закона будет принят, тем эффективнее мы сможем помогать бизнесу защищать свои законные права.

Но он определен премьер-министром в числе 35 законопроектов, которые должны улучшить бизнес-климат…

Да, но пока, по предварительным оценкам, не набирается достаточное количество голосов. Есть группы в парламенте, которые считают, что некоторое, даже несущественное, усиление полномочий института бизнес-омбудсмена может негативно повлиять на эффективность работы. Считают, что представители разных групп интересов могут начать оказывать давление на нас. С нашей точки зрения, это странная позиция. В разработке законопроекта мы руководствовались лучшими мировыми практиками и не придумывали ничего нового. Однако я надеюсь, что усилиями комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства, правительства, международных институций, которые на каждой встрече напоминают о необходимости принятия этого законопроекта, он пройдет в парламенте.

Всеукраинская сеть добропорядочности и комплаенса (UNIC) насчитывала полгода назад 42 компании – каковы сейчас тенденции? "Новая почта" заявила, что важно быть членом UNIC…

"Новая почта" только вступает в сеть UNIC – проходит соответствующие проверки. Они были инициаторами самого проекта, однако потом не выполнили все процедуры для членства в сети, как другие компании. Однако я рад, что они все же сделали этот шаг. В целом у нас 55 членов организаций, которые объединяют более 62 тыс. работников в 42 городах Украины. Сеть развивается. Но требования к претендентам довольно высоки, потому эта цифра не очень стремительно увеличивается. Другой важный момент – мы завершаем процедуру отбора компаний, которые смогут сертифицировать членов UNIC. То есть они смогут использовать логотип организации для маркетинга, это одно из преимуществ участия в сети. Сеть разработала целый ряд инструментов: типичный отчет для оценки рисков, завершили работу над Кодексом поведения компаний-членов. В середине мая мы запланировали неделю, посвященную вопросам добропорядочности в сфере бизнеса. Активно распространяем эту идею среди украинского бизнеса.

Кабмин включил вас как бизнес-омбудсмена в номинационный комитет по отбору кандидатов в члены наблюдательных советов госкомпаний. Каковы ваши прогнозы относительно эффективности новой процедуры?

Работа номинационного комитета зависит от того, как ему предоставляют материал для рассмотрения. Утверждение критериев двух компаний. На их основе объявлен отбор кандидатов в набсоветы этих компаний. Сам механизм, что отбирать кандидатов будут международные рекрутинговые компании, оцениваю положительно. Надеюсь, удастся сдвинуть этот процесс с мертвой точки, так как длительное время даже заседания номинационного комитета вообще не проводились. Однако четко прогнозировать что-то сложно. Возможно, в течение месяца или двух уже появятся кандидатуры.

Как приближение выборов отражается на бизнес-климате в Украине?

Сложно сказать. И сейчас принимаются решения, направленные на улучшение бизнес-климата. Часть из оглашенных правительством приоритетных 35-ти законопроектов уже принята. Хотелось бы, чтобы вопросы, связанные с бизнес-климатом, продолжали решаться и в ходе предвыборного периода. Не должно быть противоречий, когда речь идет об улучшении бизнес-климата в Украине.

Украина > Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 27 апреля 2018 > № 2585044 Альгирдас Шемета


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко

Интервью с Александрой Клименко: "Нужно переходить к экономическому детерминизму в торговле оружием".

Реалии оборонного бизнеса XXI века – борьба за международные контракты с использованием технологий конкурентной разведки и аналитики Big Data. О военно-техническом сотрудничестве с Индией, роли женщин в ВПК и выходе российских предприятий на IPO главный редактор Mil.Press поговорил с замначальника отдела рекламно-выставочной деятельности "Гранит-Электрона" Александрой Клименко. Мнение спикера может не совпадать с официальной позицией концерна.

Александра, здравствуйте. В "Гранит-Электроне" вы работаете уже более шести лет. Какие ключевые достижения вы можете вспомнить на этой должности и какие вызовы перед вами стоят в перспективе?

Да, в концерне - более 6 лет, в ВПК - почти 10 лет. За этот срок проведены более 100 мероприятий, в том числе международные выставки, форумы, индийско-российские межправительственные комиссии по военно-техническому сотрудничеству, приемо-сдаточные испытания в России и за рубежом.

Вызов №1

Во времена министра обороны Сердюкова, когда действовала программа закупки вертолетоносцев "Мистраль", я участвовала в российско-французском проекте в области радиолокации. Это была работа с глобальным брендом Thales (Франция), компания выступала исполнителем контракта от французской стороны. В этом проекте стало понятным, что такое абсолютная конкурентоспособность, агрессивный маркетинг, западное ценообразование, где до 70% стоимости изделия составляют нематериальные активы - бренд и интеллектуальная собственность.

В российских реалиях руководство среднего звена в ВПК (операционный/финансовый, а не стратегический менеджмент) инертно к понятиям брендинг, интеллектуальный, инновационно-инвестиционный актив, технологический маркетинг и PR. Больше времени уходит не на реализацию проекта, а на просвещение руководства среднего звена, доказательства, борьбу с системой, тогда как это очевидные в XXI веке задачи.

Вызов №2

Имея профессиональную подготовку в области международных отношений, глубоко изучая влияние научно-технической революции, перспективных образцов военной техники на внешнеполитический курс России и западных стран, я старалась придать новый вектор коммуникационной стратегии концерна. Каждое мероприятие и каждый месседж концерна на этих мероприятиях должны быть в контексте современных теорий войн, военных стратегий, теории международных отношений, где главным понятием является "баланс сил".

В своих таргетированных пресс-релизах, докладах, концепциях я старалась сделать так, чтобы реклама вооружения, продукции двойного и гражданского назначения отражала динамику научной революции, смену научных парадигм (сетецентризм, "умное оружие", искусственный интеллект, цифровизация, промышленная революция 4.0). Этот подход работает в GR, так как научные парадигмы лежат в основе государственных военных стратегий и государственной идеологии. На них есть запрос государства. Именно это важно в сегменте B2G, а не цветистые пресс-релизы с голословными "лучше - выше - сильнее". Посмотрите на пресс-релизы предприятий - это универсальные бюрократические шаблоны. Замените наименование предприятия и дату основания на любую другую - вас не обвинят в плагиате.

Вызов №3

Сейчас я координатор-руководитель проекта на поставку изделий для Индии. Это тендер, о котором мы впервые услышали, когда уже успешно прошел первый этап. Выиграла датская компания Therma. Она же - наш прямой конкурент по другим проектам, который выигрывает один тендер за другим на ошеломительные суммы и объемы поставок.

Мы ничего не знали о предстоящих тендерах, о требованиях и пожеланиях индийской стороны, о длительном переговорном процессе сторон, к которому ни нас, ни "Рособоронэкспорт" не привлекали. У нас прекрасно работает контрразведка, но отсутствует один из главных бизнес-активов - конкурентная разведка, глубокая аналитика. Невозможно сформулировать уникальное торговое предложение, не зная конкурентов. Мы не оцениваем конкурентов всех весовых категорий, ограничиваясь общими знаниями об американских и европейских монополистах (Northrop Grumman, Raytheon, Thales).

Если я не ошибаюсь, вы – единственная российская женщина за последние семь лет, принимавшая участие в боевых испытаниях индийских кораблей. Расскажите об этом опыте.

В Индии я была 12 раз, работала в подгруппах индийско-российской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству, участвовала в технических переговорах, международных выставках. Одна из самых интересных задач - приемо-сдаточные испытания на индийских кораблях.

Корабли и системы на них проходят 3 вида испытаний: заводские, швартовные, ходовые с применением оружия. Я проходила все виды. Отношение ко мне было великолепное. У Индии корабль женского рода, поэтому женщине, которой выпала честь взойти на борт, даже военные отдают официальное приветствие. У них раздельные каюты: женские и мужские. Создавалось впечатление, что это не корабль, а яхта, нашпигованная вооружением.

Продолжая тему роли женщин в оборонной промышленности. Я навскидку не могу припомнить ни одной женщины-руководителя предприятия в нашей отрасли. Как вы считаете, почему так происходит?

В Минобороны есть женщины – заместители министра. Если говорить о наших контрагентах, малых предприятиях, то там встречаются женщины-руководители. Петровским электромеханическим заводом "Молот", который входит в состав концерна "Гранит-Электрон" и производит составные части для систем вооружения, руководит Ирина Зайцева. В НПП "Техпласт" (металлообрабатывающее производство) - Татьяна Гарусова. Каждый карьерный случай - индивидуален. Однако в крупных концернах, таких как "Гранит-Электрон", "Калашников" (ранее Военное.РФ опубликовало интервью с директором по внешним коммуникациям концерна Софией Ивановой – ред.), занимая руководящую должность, приходится ломать стереотипы и демонстрировать незаурядные способности.

Менее чем за пять лет я прошла все ступени развития – от студентки-специалиста второй категории до руководящей должности с безупречной репутацией. У военных, инженеров и гениев-конструкторов значение имеют пол и компетентность.

Как раз эти мужчины научили меня грамотному технико-экономическому обоснованию своих проектов. Они говорят только по факту: обоснуй, докажи, покажи эффект своего проекта!

Амбициозные специалисты поняли: интересные для себя задачи сверху не спустят, необходимо генерировать идеи снизу и грамотно их обосновывать для первых лиц компании. Сегодня мы предлагаем амбициозные проекты на российском и международном рынках, позволяющие позиционировать наши предприятия в новом информационном пространстве.

Знаете еще почему все меняется? Сейчас, в XXI веке, многие военные предприятия перешли столетний рубеж. Они создавались до русско-японской войны, поэтому мы наблюдаем каскад юбилеев в Санкт-Петербурге и Москве. Руководителям нужно оставить исторический след в виде, например, монографий. А какие у нас сейчас книги? Это литература, которая воздает почести ветеранам. Это в лучшем случае справочник по направлениям деятельности предприятия, чаще - воспоминания сослуживцев, дорогие для родственников ветеранов.

Если вы хотите отметить роль выдающихся людей, благодаря которым компания конкурентоспособна сегодня - нужно рассказывать историю успеха. Книга должна вдохновлять ученых, молодых специалистов и будущих лидеров. Такая литература имеет колоссальный потенциал как инструмент лояльности.

То есть, чтобы писали как про Илона Маска, например?

Да, сейчас это востребовано рынком. Практические советы, руководства, мотивация, вдохновение. А не простое изложение фактов. Вспомните историю успеха крупнейшего в России издательства деловой литературы "Манн, Иванов и Фербер". Они издают максимально полезные книги. "Книги, меняющие жизнь" - их слоган.

Руководство оборонными предприятиями – вопрос дискуссионный. Я ощущаю в отрасли переломный момент, когда технарей постепенно сменяют профессиональные менеджеры. Долгое время по инерции мы жили в условиях планового ВПК, где руководителю приходилось думать только об одном – о повышении обороноспособности страны. Задачи выживать в условиях конкурентного рынка не стояло. И обычно генеральный директор одновременно был и главным конструктором. А сейчас мы видим, как во главе заводов встают люди с экономическим образованием или степенью MBA. Как вы относитесь к этому процессу?

Я принадлежу к числу людей, которые считают, что руководитель оборонного высокотехнологичного предприятия должен владеть техникой, научной интуицией. Хорошо, если это конструктор или визионер. Менеджер преследует краткосрочные цели, а здесь необходимо стратегическое планирование, потому что конструкторские решения, облик военной техники влияют на тактику боя, военную стратегию, которая актуальна, как правило, в течение 5-25 лет, то есть на период жизненного цикла изделия.

Далее, вопрос авторитета в военных компаниях стоит остро, так как большая часть сотрудников - это 60+ и офицеры в отставке. Это внутрикорпоративная армия.

Феномен успеха Илона Маска, который является менеджером и которого многие обвиняли в некомпетентности, состоит в трех факторах, по моему мнению. Во-первых, он визионер, и только потом менеджер. Во-вторых, абсолютное большинство сотрудников в Space X - это молодые специалисты, свободные от армейских уставных отношений и бюрократии. И, наконец, Илон Маск разработал сложнейшую технику за рекордные сроки, продемонстрировав реальные результаты.

Давайте плавно перейдем к теме маркетинга продукции военного назначения. На мой взгляд, есть две причины, почему это направление в России относительно наших зарубежных конкурентов находится в зачаточном состоянии. Первая – большое количество монополистов, исторически не имевших конкурентов на внутреннем рынке. Вторая – минимум вышедших на IPO предприятий. Когда акции компании начинают торговаться на бирже, это подстегивает и стимулирует работу над имиджем и продвижением продукции. Насколько вы согласны с этими утверждениями?

Согласна со вторым утверждением. Мы видим феномен "Ростеха", который планировал к 2018 году выйти на IPO. Они вкладывались в развитие бренда, под руководством Тины Канделаки провели ребрендинг.

По первому тезису не совсем согласна. В СССР создавались дублирующие друг друга предприятия - вспомните конкурентную борьбу Челомея и Королева, Туполева, Мясищева и Микояна. Далее, после распада СССР была создана организация "Росвооружение", которая со временем преобразовалась в "Рособоронэкспорт" - единственного государственного посредника в вопросах экспорта российского военной техники за рубеж. Одна из главных целей создания этой организации - недопущение конкуренции среди российских предприятий на международном рынке.

Но есть еще одна причина того, что маркетинг находится в зачаточном состоянии – юридические ограничения. Статья 26 ФЗ №38 от 13.03.2006 запрещает рекламу продукции военного назначения, за исключением рекламы такой продукции в целях осуществления военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами. В федеральном законе от 1998 года (Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами") говорится, что "приоритетной целью России на международном рынке вооружений является укрепление военно-политических позиций России в различных регионах мира".

Таким образом, на законодательном уровне закреплен главный признак российской системы военно-технического сотрудничества - это военно-политический детерминизм. Фактически, переговорная позиция России состоит в том, чтобы партнеры по ВТС проявили готовность присоединиться к военно-политической коалиции с участием России. В условиях многополярного мира такое партнерство сопряжено с высокими политическими, экономическими и имиджевыми рисками,в том числе для Китая, Индии. Никто не желает открытой конфронтации с США.

Нужно менять эту парадигму, этот закон, отходить от политического детерминизма в торговле оружием. И переходить к экономическому детерминизму.

В 1995 году издана директива Администрации президента США Клинтона, которая определяла приоритетной целью ВТС обеспечение экономических интересов США в международной торговле оружием. К 2000 году американская модель ВТС эволюционировала от приоритета национальной безопасности в направлении экспансии военного экспорта. После теракта 11 сентября 2001 года в США принят закон "О патриотизме", статья 215 расширила полномочия АНБ. Американские и европейские военные компании - производители систем радиоэлектронной разведки и IT-платформ - получили колоссальную административную и финансовую поддержку руководства для их встраивания в глобальные научно-технические, политические, военные связи. К середине 2000-х годов капитализация этих компаний была сопоставима с ВНП отдельных стран. Капитализация IBM в 2015 составила около 140 млрд долларов США.

Какие еще есть принципиальные отличия между российским и западным подходами к экспорту продукции военного назначения?

Еще одно отличие - это новые методы продвижения. На современном этапе финансово-экономической глобализации сетевые субъекты играют беспрецедентную роль в продвижении продукции и в процессе принятия решений. Решения принимаются не в министерстве обороны.

Имеете ввиду политиков или бизнесменов?

Это представители инвестиционно-финансовых холдингов, которые имеют максимально диверсифицированный портфель инвестиций.

То есть это связано с практикой заключения офсетных сделок?

Офсетные сделки с Индией заключаются с традиционными участниками рынка, то есть заводами-изготовителями, в том же сегменте экономики. Например, офсетные условия при поставке СУ-30МКИ - это лицензионное производство техники в Индии с правом реэкспорта в другие страны. Офсетные требования также предусматривают послепродажное обслуживание, трансфер технологий, - все что сейчас актуально в рамках объявленной Нарендрой Моди инициативы "Сделай в Индии". Нарендра Моди максимально либерализовал режим привлечения прямых иностранных инвестиций в традиционно закрытые секторы экономики (оборона, IT, железнодорожная инфраструктура). Появился новый игрок - инвестор. И одним из влиятельнейших инвесторов на рынке вооружений Индии является компания Reliance.

С 1996 до 2012 года в портфеле инвестиций компании Reliance отсутствовали активы в секторе ВПК. Интересы компании были сосредоточены в нефтегазовом секторе, энергетике, химическом производстве. И в 2012 году создается дочерняя компания Reliance Aerospace Technologies во главе с Vivek Lall - экс-сотрудником НАСА, Raytheon, Boeing. В 2013 году индийская компания Reliance подписывает меморандум о взаимопонимании с Boeing на поставку самолетов ДРЛО P8I "Посейдон" для ВМС Индии. С этого момента Reliance становится стратегическим партнером США на индийском рынке вооружений.

Есть же еще фактор того, что сам рынок диктует условия поставок. Существует курс на диверсификацию закупок вооружений.

Кстати, международная выставка Defexpo-2018 в Ченнаи продемонстрировала новый вектор программы "Сделай в Индии". О диверсификации закупок вооружений никто не говорил. Выставка проходила под слоганом "India is emerging defence manufacturing hub". Индия желает стать экспортером вооружений, составив конкуренцию Китаю, России. Требование министерства обороны Индии при сотрудничестве с иностранными партнерами - поставщиками военной техники: приобретать только ту продукцию и только те технологии, которые имеют высокий экспортный потенциал для Индии.

Инициатива премьер-министра Индии "Make in India" имеет несколько измерений, которые корректируются в зависимости от рыночной и политической конъюнктуры.

Диверсификация закупок вооружений - это в большей степени идеология и риторика, то есть упаковка для конъюнктурных соображений. Эти соображения у стран БРИКС практически идентичны. Обратите внимание: в Индии объявлена программа "Сделай в Индии", в России - национальная технологическая инициатива. Цель этих инициатив - либерализация режима привлечения прямых иностранных инвестиций. Это сейчас актуально и для Бразилии, и ЮАР, и Аргентины. Это приход частного капитала в традиционно закрытые и чувствительные отрасли экономики. Государство уступает частным инвесторам. В сущности, это приватизация. Именно это объясняет логику выхода ГК "Ростех" на IPO.

Пока этот процесс больше похож на возрождение министерства оборонной промышленности.

Вам кажется, что это похоже на национализацию и консолидацию. Но нет. Следующий этап – вторая волна приватизации высокотехнологичного сектора. Задача "Ростеха" – повысить собственную капитализацию перед выходом на IPO. Капитализация увеличивается за счет активного брендинга, выпуска технологичной продукции двойного и гражданского назначения, продукции с высоким экспортным потенциалом. "Ростех" позиционирует себя не как оборонная компания, а как высокотехнологичная.

Когда, на ваш взгляд, произойдет IPO "Ростеха"?

График сдвигается вправо. Я думаю, пять лет еще нужно.

До нашей сегодняшней встречи вы упоминали, что международный рынок вооружений – это рынок с асимметричной информацией. Что вы вкладываете в это понятие?

Участники рынка вооружений не владеют достаточной информацией, необходимой для глубокой аналитики и принятия решений.

Данные об оружейных сделках, конечном пользователе, дилерах, комплектации и параметрах систем - это секретная информация. Любая попытка получения такой информации пресекается разведслужбами.

Далее, сегодня я сталкиваюсь с проблемой цифрового неравенства. У меня отсутствует доступ к информации, которая размещается на официальных сайтах компаний-конкурентов из Израиля, Индии (в частности, IAI, Alpha Design). Эти компании устанавливают селективные вирусные программы, атакующие наши ПК, и наши системы защиты автоматически блокируют сайты конкурентов.

Рынок вооружений крайне политизирован и непрозрачен. Торговля оружием - это политика, геополитика, где решающее значение имеют совсекретные сведения, инсайдерская информация. Оперативный количественный и качественный анализ системы ВТС затруднен или невозможен. Это рынок с асимметричной информацией.

В этих случаях возрастает роль экспертных систем поддержки принятия решений, систем анализа больших данных (Big Data).

Как в идеале должно выстраиваться взаимоотношение между оборонными предприятиями и органами госбезопасности, аналитическими агентствами, чтобы это играло на руку нашему экспорту вооружений?

Сегодня есть ФСВТС, которая за серьезные деньги предлагает подключиться к новостной RSS-ленте, чтобы мы знали, какие пресс-релизы публикуют наши контрагенты и конкуренты. Зачем нам это? Необходима упреждающая проактивная маркетинговая политика, основание которой - глубокая аналитика. Помогите организовать сильный аналитический отдел, который даст информацию, кто в каких тендерах участвует, какие группы интересов инициируют тендерные процедуры.

На сайте ФСВТС есть раздел "информация о зарубежных тендерах", но она закрыта, к ней имеют доступ только субъекты внешнеэкономической деятельности. Процедура получения субъекта в нашем случае длилась более четырех лет. В течение этого переходного периода мы не имели доступ к информации о зарубежных тендерах. Мы проиграли в двух тендерах стоимостью сотни миллионов долларов, потому что не были проинформированы о них. Где реальные рабочие инструменты - глубокая аналитика, оперативное информирование, конкурентная разведка? В этих вопросах издание Jane’s демонстрирует большую продуктивность, чем федералы. Будущее – за цифровой аналитикой и "гибридным" сотрудничеством СМИ, аналитическими отделами компаний, которые используют программы анализа больших данных и экспертные системы поддержки принятия решений.

Асимметричная информация присутствует только на рынке военной продукции или в принципе высокотехнологичной?

Я слежу за экономическими документами США. С 1990-х годов произошла переориентация разведки с политических задач на экономические цели, в частности, на сохранение американских компаний-монополий. Во многом это обусловлено тем, что в 1980-х годах Япония ликвидировала монополию США на мировом рынке интегральных микросхем. Благодаря экономическому и промышленному шпионажу Япония получила порядка 70% секретной информации, технической документации, ноу-хау технологических процессов изготовления интегральных схем.

Затраты на проведения НИОКР в самых перспективных отраслях науки (космос, кибер-физические системы, микроэлектроника, материаловедение, биохимия) так велики, что экономически целесообразным является промышленный и экономический шпионаж.

Стоимость инноваций и интеллектуальной собственности США составляет около 45% ВНП, поэтому США – главный объект международного экономического и промышленного шпионажа. Государственные отчеты США содержат следующие цифры: 30% случаев шпионажа связаны с военно-политической повесткой дня, 70% - это попытки получить сведения по перспективным научным разработкам в различных сегментах экономики.

Как ведут конкурентную разведку в США, странах Европы?

Это целая инфраструктура, изучению которых посвящены монографии. У США, Франции, Швеции, Японии практики конкурентной разведки отличаются. Для обеспечения конкурентных преимуществ в тендерных закупках США любят коррупционные скандалы вокруг сделки.

Европа и Азия для обеспечения конкурентных преимуществ сообщают об утечке данных, что свидетельствует об уязвимостях в системах безопасности конкурентов.

Универсальное правило действует для всех – в бизнес-поездках в гостиничных номерах не обсуждать деловые и научно-технические вопросы.

Вы пошли по другому пути и использовали методы Big Data для получения информации о структурах, которые принимают решения по закупкам вооружений. Расскажите об этом подробнее.

Я использовала швейцарскую базу данных с информацией о 25 млн организаций, из них 4 млн – исполнители военных контрактов на международном рынке. Компьютерный анализ взаимодействий выявил устойчивые связи между компаниями.

Индийский, американский и европейский рынки взаимосвязаны через узлы, проводящие военные сделки. При описании патента на эту технологию я дала конкретные рекомендации: обращайтесь к этим узлам, проводите через них сделки и они с 90% вероятностью пройдут, потому что есть прецеденты.

Метод позволяет указывать на компании или конкретных лиц?

На компании и конкретных лиц. В Индии это Мукеш Амбани (председатель совета директоров Reliance Industries Limited – ред.). Вы можете обратиться к нему, защитив свой инвестиционный проект.

Речь идет о создании производств на территории Индии?

Да. Вы описываете, сколько средств нужно для входа на рынок, когда планируете их окупить, какая у вас команда. Как правило, это проекты на 5-10 лет, высокорентабельные производства.

Правильно ли я понимаю, что все узлы вашей сетевой структуры – крупные инвестиционные фонды?

Это многопрофильные холдинги, которые ранее могли даже не держать в своем портфеле военных активов.

В России таким узлом окажется "Ростех"?

Я думаю, АФК "Система". Через "Ростех" можно инициировать сделку. Но, полагаю, сократить цикл продаж позволит АФК "Система".

Помогла ли эта методика продать какие-либо вооружения?

В открытом доступе размещена информация о том, что концерн "Алмаз-Антей" и Reliance Defense Ltd. подписали соглашение стоимостью 6 млрд долларов США.

Вы участвуете в российско-индийском проекте "БраМос". Расскажите, как организуется маркетинг проектов, в которых участвуют несколько государств.

В российских публикациях, на брифингах, в печатной продукции сообщается о совместном индийско-российском предприятии BrahMos Aerospace как беспрецедентном примере стратегического партнерства и успешного трансфера технологий. Мы рекламируем отношения и широту русской души, научно-технологическую щедрость.

В индийских публикациях, пресс-релизах, информационных материалах, продемонстрированных на выставке Defexpo-2018, отсутствует информация о российском участии в проекте. Рекламируются исключительные характеристики лучшей в мире ракеты, произведенной в Индии.

Работая в концерне, я рекламирую BrahMos как бизнес-кейс, а именно: как сотрудничество с Россией и АО "Концерн "Гранит-Электрон" поможет вашей компании стать глобальным брендом с продуктовой линейкой, не имеющей аналогов в мире.

Интересно, потому что нам, как средству массовой информации, представители "БраМоса" кажутся очень открытыми в общении. Не боятся разговаривать с прессой, в отличие от многих российских оборонщиков.

Доброжелательность и кооперационная модель отношений со СМИ – это то, что характеризует глобальные бренды.

Правильно ли я понимаю, что зарубежные заказчики предпочитают закупать продукцию, обкатанную в вооруженных силах страны-экспортера?

Когда мы участвуем в переговорах, одно из главных пожеланий потенциального заказчика – получить подтверждение успешного применения систем в реальных боевых условиях и/или приемки на вооружение в России. Это условие становится актуальным и для продукции двойного и гражданского назначения. Требуются сертификаты о поставках, наработке на отказ и отзывы от paramilitary-служб – непосредственных эксплуатантов этих систем.

В этом плане проект 11356 – уникальный и исключительный, заслуживающий целой монографии (фрегаты проекта "Тальвар" поставлялись ВМС Индии раньше, чем началось строительство аналогичных кораблей для ВМФ России - ред.).

Еще одной преградой экспорту продукции военного назначения российские оборонщики называют долгий цикл согласований для вывоза техники на сравнительные испытания за рубеж. Сталкивались ли вы с подобными проблемами?

У наших потенциальных конкурентов в этом отношении есть преимущество: они имеют представительства во многих странах мира, даже если бизнес там не развит. У них больше военных баз. В 1980-е и 1990-е годы они обращали больше внимания на послепродажное обслуживание и логистику. Мы этим не занимались, поэтому сейчас испытываем проблемы.

Как влияют санкции на маркетинг продукции военного назначения?

Негативно. Стало обязательным согласование контент-плана, пресс-релизов по любому поводу с ФСВТС. Все это занимает время и, как правило, такой информационный продукт не отвечает маркетинговым задачам, не несет пользы. В информационном сообщении, как правило, запрещено указывать тему переговоров, достигнутые договоренности, и все чаще иностранного партнера. Отношения с Россией – это имиджевые и политические риски для потенциальных партнеров.

Сравнивать продукцию конкурентов – возбраняется. Это неэтично. Говорить о подозрительном характере сделки с откровенно слабой и коррумпированной компанией-конкурентом – неэтично и скандально.

При этом альтернативные рабочие инструменты продвижения не предлагаются. Предлагается на переговорах упоминать недобросовестных поставщиков – Францию, которая не поставила России "Мистраль", и США – которые в любой момент могут применить санкции. Только этот инструмент не работает.

Индия находилась под санкциями США с 1998 до 2011 года (из-за испытаний собственного ядерного оружия). В 2011 году США сняли санкции с индийской госкомпании DRDO и ее лабораторий. В этом же году Эштон Картер заявил, что Индия может принять участие в программе разработки перспективного истребителя-бомбардировщика пятого поколения Lockheed Martin F-35 Lightning II. На этот истребитель планировалось устанавливать изделие Block 4. Данное изделие позволяет применять управляемые ядерные бомбы B61-12.

В 2012 году Индия произвела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Agni-V. Масса ядерного боезаряда составила почти 1 тонну. Испытав МБР Agni-V, Индия вошла в элитный клуб держав, обладающих ядерной триадой стратегических вооружений, наряду с США, Россией и Китаем. Разработчиком МБР Agni-V является DRDO.

При этом до сих пор актуальна резолюция СБ ООН № SR/1172 (1998), которая призывает "все государства не допускать экспорта оборудования, материалов или технологий, которые могут каким-либо образом помочь Индии или Пакистану в их программах разработки ядерного оружия".

Упоминая санкции США в отношении Индии, нам легко могут парировать – США помогли нам стать ядерной державой.

Давайте поговорим про санкции в отношении поставщика вооружений. Если Россия сейчас открыто начнет работать с какой-то коммерческой структурой за рубежом, то последняя рискует также попасть под санкции.

Поставка C-400 в Индию под угрозой из-за санкций. Санкции, безусловно, носят экономический характер. Их задача – избавиться от конкурента на прибыльном рынке вооружений.

С-400 – это тип вооружений, который меняет геополитическую расстановку сил в регионе, поэтому поставка и санкции в этом контексте – это вопрос военно-политический, который необходимо решать с субрегиональными державами, приграничными государствами. Это многоуровневый переговорный процесс с множеством заинтересованных лиц, группировками и лобби. Это не маркетинг.

Как вы оцениваете сотрудничество с "Рособоронэкспортом" по продвижению вашей продукции на внешние рынки?

В нашей отрасли не внедрена система KPI. "Рособоронэкспорт" решает операционные задачи по заключенным контрактам: парафирование и подписание контрактов, разрешительная документация и лицензии, отгрузочная документация, страхование. Из-за высокой загруженности операционкой "Рособоронэкспорт" делегировал часть этих функций нам, субъектам внешнеэкономической деятельности, но только в части ЗИП и послепродажного обслуживания.

Самым эффективным продвижением техники занимается президент в ручном режиме и армия, которая демонстрирует системы в боевых условиях.

Возвращая нашу беседу на внутренний рынок, я хотел бы обсудить наиболее дискуссионный вопрос маркетинговой политики крупных концернов. В каких пределах дочерние предприятия могут проявлять автономность в продвижении продукции?

Наш концерн объединяет в себе очень сильные предприятия, которые, что важно, производят конечный продукт. Например, компания "Равенство", которая входит в ТОП-5 мировых производителей роботизированных медицинских комплексов для лечения онкологических заболеваний. "Равенство" создает новый сегмент рынка в России – кибермедицину. Но политика интегрированных структур такова, что все должно быть под общим брендом "Гранит-Электрон".

А если говорить о более локальных вопросах, которые "болят" у предприятий, но которыми никому не интересно заниматься в концернах и корпорациях?

Отсутствует правильная и справедливая система мотивации персонала. В коммерческих компаниях, если PR-специалист опубликовал статью в Forbes, активно продвигает продукцию, он получает процент с заказа. Процент с заказа оговаривается сразу. Специалистам в виде премий выдают акции. В нашей отрасли этого нет.

Давайте вернемся к теме военных выставок. Зачем нашим предприятиям, которые не владеют навыками конкурентной разведки, участвовать в них?

Участвовать в конференциях, активно формировать повестку дня. Выступать в качестве спикеров с визионерскими докладами для обучения и формирования спроса у министерства обороны, разработчиков на "правильную" продукцию.

То есть создаем не продукцию, а ценность?

Верно, социально значимую ценность в контексте научно-технического прогресса, а не просто обороноспособности страны.

Получается переупаковка смысла.

Да.

Это как раз то, о чем мы говорили во время интервью с Софией Ивановой из концерна "Калашников". По выставкам есть еще один вопрос. На таких мероприятиях организаторы обычно выпускают свой журнал, который раздают при входе. Был ли у вас опыт публикации в такой прессе и какой отмечали эффект?

Я борюсь с этим на предприятии. Это нужно для скучающих людей, которые всю выставку сидят на стенде, ничего не делают и просто листают этот журнал. Бессмысленная трата денег.

Это касается только российской практики или за рубежом то же самое?

Одинаково. Я не видела ни одного лица, принимающего решения, который бы это читал.

А какие журналы эффективны? Если российское предприятие обратится в тот же Jane’s, они опубликуют рекламу?

Я знаю, что Jane’s у нас собирал информацию для своего справочника. У них качественная информация, но она необходима скорее для конструкторов, которые при проектировании своей техники смотрят на типичные проекты. Энциклопедия хороша для статуса. Но публиковаться нужно в таких СМИ, которые представлены в цифровой среде, имеют несколько информационных каналов продвижения для целевой аудитории на разных языках, имеют высокие рейтинги цитирования. Это те СМИ, которые формируют общественную повестку дня. СМИ, которые повышают информированность. Реклама должна быть грамотно вплетена в качественный информационный продукт – аналитическую статью, рейтинги, сравнительный анализ с конкурентами и так далее.

Давайте приведем примеры таких изданий в России.

Мне нравится Mil.Press, я этого не скрываю. Также это "Новый оборонный заказ", Forbes, РБК, "Российская газета".

А за рубежом?

Bloomberg.

Российским оборонным предприятиям реально попасть на страницы Bloomberg?

Не оборонные предприятия попадают за счет качественного контента.

Часть из того, что вы назвали выше – это хорошая деловая пресса. То есть мы можем говорить, что ее читают не только гражданские бизнесмены, но и представители оборонной отрасли?

Везде есть категории "Технологии", "Будущее", "Космос". У Bloomberg хорошая цитируемость, поэтому можно через них попасть в другие информационные издательства.

Как вы считаете, станут ли в оборонной отрасли востребованы современные digital-форматы продвижения? К примеру, мы предлагаем предприятиям съемки 3D-туров, благодаря которым можно удаленно показать заказчикам свое производство или пригласить виртуально заглянуть в кабину самолета. Пока наши партнеры относятся к этому жанру с осторожностью.

Может прозвучит странно, но наш министр культуры Мединский совершил огромный прорыв в области потребления искусства. Искусство стало массовым. Быть интеллектуальным стало модным. Благодаря 3D-турам, шоу, блокбастерам в области искусства в музеи стоят очереди. Нам нужно ориентироваться на сложные проекты в fashion-, арт-, lux-auto-индустрии, Необходимо внедрять их опыт в оборонку и делать ее искусством. Тот же фильм "Крым" или "Агент 007" можно критиковать по разным причинам, но посмотрите, как они рекламируют технику! Минобороны и наши компании должны вписываться в арт-проекты, чтобы делать шоу при участии СМИ. Успех форума "Армия" состоит в том, что это шоу.

Если говорить о высокотехнологичных и IT-компаниях, то там много элементов продвижения завязано на личный бренд руководителя. Тот же Илон Маск, Олег Тиньков в России. Нужно ли оборонному предприятию развивать не только корпоративный, но и личный бренд?

Все строится на личном бренде. Я считаю, что пиар организации невозможен без PR ее экспертов.

Беседовал Сергей Сочеванов

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко


Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон

Послы Германии и Франции: Антикоррупционный суд должен стать ключевым элементом системы борьбы с коррупцией в Украине

Эксклюзивное интервью послов Германии и Франции в Украине Эрнста Райхеля и Изабель Дюмон агентству "Интерфакс-Украина"

Каких результатов стороны хотели бы достичь в рамках "нормандской четверки" до выборов президента Украины?

Изабель Дюмон: По нашему мнению, очень важно достичь соблюдения режима прекращения огня как базового пункта Минских соглашений, так же, как и отведения тяжелого вооружения. Эти процессы должны начаться. У нас уже есть важные достижения в рамках "нормандской четверки", и я хочу отметить, в частности, обмен пленными в декабре 2017 года. Это один из конкретных результатов переговоров "нормандского формата", но работа должна продолжаться, поскольку мы видим, что соглашения о прекращении огня не соблюдаются. А это первое условие, которое должно быть выполнено. Мы точно знаем из примеров прошлых лет, что это возможно и, конечно, должно быть выполнено.

Эрнст Райхель: Я не верю в то, что иногда говорят: когда мы входим в горячую фазу избирательной кампании, ничто не может быть достигнуто политически. Я не думаю, что это правильно, в общем смысле. Я считаю, что мы должны продолжать пытаться достичь как можно более полной имплементации Минских соглашений. Это означает, в первую очередь, как уже говорила Изабель, первый важный шаг по соблюдению режима прекращения огня и отведения тяжелого вооружения от линии соприкосновения, которое уже согласовывалось так много раз. Это не высшая математика. Это не что-то невозможное, нужна лишь политическая воля сделать это.

Что касается Минских соглашений. Согласован ли вопрос "дорожной карты" имплементации этих договоренностей с российской стороной? Как продвигается этот процесс?

Э.Райхель: В "нормандском формате" было достигнуто соглашение работать по вопросу "дорожной карты". "Дорожная карта" являлась средством, чтобы сфокусироваться на том, что разделяет две стороны в подходе к имплементации Минских соглашений. Им было что обсудить, а не только обменяться позициями. Однако, как и следовало, пожалуй, ожидать, дискуссии по проекту "дорожной карты" показали, что есть базовые разногласия, в частности, относительно последовательности действий. У нас есть Украина, и Франция, и Германия, которые говорят: сначала прекращение огня и отведение тяжелого вооружения. Россия же настаивает на политических аспектах, заложенных в Минских договоренностях. Обсуждаем ли мы их в рамках проекта "дорожной карты" или нет - оказалось, что противоречия остаются, поэтому согласованного текста "дорожной карты" нет.

И.Дюмон: Я бы хотела добавить, что "дорожная карта" имела под собой намерение достичь конкретных результатов для населения. Это не просто философская дискуссия, это для людей.

Как переговорный процесс по вопросу "дорожной карты" соотносится с форматом переговоров Россия - США?

И.Дюмон: Каждый раз, когда спецпредставитель США по Украине Курт Волкер ведет переговоры по вопросу Украины, имеют место консультации с французскими и немецкими официальными представителями. У нас очень тесное сотрудничество между США, Францией и Германией. Мы двигаемся в одном направлении, нет существенных различий в видении цели, которой является имплементация Минских договоренностей, прекращение огня и т.д. Хочу сказать, что наши столицы находятся в постоянной связи друг с другом.

Как в таком случае вы оцениваете возможность расширения переговорного процесса в "нормандском формате" за счет привлечения других участников?

Э.Райхель: Правило, вынесенное из опыта, заключается в том, что чем больше участников вовлечены в переговоры, тем более сложными они становятся. Поэтому, я думаю, хорошо иметь такой формат, какой есть. По факту не было предложений, к примеру, от США примкнуть к формату. Также учитывайте, что главным уровнем переговоров являются переговоры на уровне глав государств и правительств. Поэтому, если вы хотите больше участников, то вы должны убедиться, что это государство отправит главу государства или правительства на переговоры. Я считаю, что с практической точки зрения вопрос заключается в том, есть ли выигрыш, который должен быть достигнут от включения других стран, а тот факт, что мы не достигли прогресса, по моему мнению, не имеет никакого отношения к тому, как формируется формат. Как мы уже говорили, между Россией и Украиной существуют принципиальные разногласия.

И.Дюмон: Я абсолютно согласна. Другими словами, формат – это не цель, а средство. Мы должны помнить об этом. А цель ясна – это мир, а до тех пор, пока цель является проблемой, как и сказал мой немецкий коллега, смена инструмента не поможет. Напротив, сейчас этот инструмент работает, люди знают друг друга и встречи имеют место. Лучшим выходом будет максимальное использование этого формата.

Можно ли говорить о прогрессе в процессе согласования позиций по миротворческой миссии ООН на Донбассе?

И.Дюмон: Миротворческая миссия ООН также является одним из потенциальных средств. Но для того, чтобы она существовала, по определению нужен мир, чтобы с чего-то начать. Сейчас это не так. Затем необходимо определить параметры этой миссии. Вы должны избежать ситуации, когда ООН будет способствовать замораживанию конфликта. Это то, с чем мы должны быть особенно осторожны. Вот почему сейчас проводится важная работа по сути вопроса: какой вид миротворческой миссии? с какими параметрами? И речь не только о ее численности. Сегодня нет согласия между Украиной и Россией относительно этих параметров. Вопрос не сводится к цифрам и национальностям, а имеет более фундаментальную постановку о том, что должна представлять собой миссия. Это то, над чем мы тесно работаем с США в рамках Совбеза ООН.

Э.Райхель: Мы убеждены, что миссия ООН может быть важным инструментом в имплементации Минских договоренностей, но по этому вопросу также есть фундаментальные разногласия. И каждый раз, когда на переговорах обсуждаются разные вопросы, возникают те же фундаментальные разногласия. Тем не менее, такой тип дискуссии необходим и полезен, поскольку мы должны быть терпеливы и выждать момент, когда позиции сторон конфликта изменятся и появится реальный шанс. Мы должны не переставать пробовать, чтобы увидеть момент, когда случай подвернется. Вот почему наши переговоры по миротворческой миссии, которые были проведены и ведутся, полезны. Пока наши попытки не показали никаких изменений, но мы продолжаем. К примеру, после президентских выборов в РФ некоторые говорят, что появилось окно возможностей. Что ж, посмотрим.

Если часть Минских соглашений будет реализована, но другие части не смогут быть осуществлены, будет ли конфликт заморожен?

И.Дюмон: Поскольку наши две страны являются участниками "нормандского формата" с самого начала, могу сказать вам чётко, что нашей целью является избежать замораживания конфликта. Минские соглашения были созданы изначально для того, чтобы остановить эскалацию и избежать возникновения еще одного замороженного конфликта. Все меры, которые были приняты за четыре года и принимаются каждый день нашими столицами, направлены как раз на это.

Я понимаю, что у некоторых есть ощущение, что ничего не происходит. Поверьте, наши усилия совсем не уменьшились. Постоянно проходят переговоры, обсуждения в формате встреч, телефонных контактов. Эти процессы не очень видимы, но они постоянны. Все направлено на то, чтобы избежать замороженного конфликта. "Дорожная карта", которую упоминал Эрнст Райхель, также преследует эту цель.

Э.Райхель: Тут, очевидно, есть опасность замораживания конфликта, но реальная ситуация говорит о том, что никакого замороженного конфликта нет, потому что режим прекращения огня нарушается. Поэтому нужно задать вопрос о том, является ли интересом, в частности, России, в данном конкретном случае замораживание конфликта, ведь если бы они хотели, они бы этого уже добились. Мы с нашей стороны, и это включает Украину, настаиваем на том, что после установления режима прекращения огня политический процесс должен продолжаться. И вся программа Минских соглашений, начиная с прекращения огня до восстановления полного суверенитета Украины над территориями, должна быть пройдена, как и сказала Изабель.

По вашему мнению, необходимо ли и когда нужно ввести международную переходную администрацию на Донбассе? Каковы должны быть ее функции?

Э.Райхель: Это немного гипотетический вопрос, поскольку Минскими соглашениями не предусмотрена администрация ООН и он не обсуждался в существующих форматах. Мы все согласны с тем, что для начала необходим режим прекращения огня. Мы сейчас не можем заняться этим вопросом, но нам стоит его рассмотреть. Есть много прецедентов с различными миротворческими операциями ООН, прежде всего на Балканах, но в данный момент вопрос, который из этих прецедентов действительно подходит и приемлем для всех вовлеченных сторон, остается открытым.

Повлияют ли на развитие конфликта поставки вооружений, например, из США в Украину?

И.Дюмон: Желание украинских властей получить оружие для обороны является абсолютно понятным в такой сложной ситуации. С другой стороны, в любом конфликте предоставление большего количества вооружения не помогает в его разрешении. Чем больше у вас оружия, тем выше риск, что оно будет использовано. Из этих соображений мы, со своей стороны, не поставляем оружие. Оборона – это одно, и Украина, очевидно, должна иметь возможность защитить свой суверенитет.

Э.Райхель: Нужно принять во внимание, что упомянутое оружие из США – это вооружение, которое не имеет прямого отношения к боевым действиям на Донбассе. Наиболее упоминаемое – это противотанковые ракетные комплексы "Javelin", но на Донбассе нет танковых боев. Соответственно, поставка этого вооружения является символичной и мерой предосторожности на случай возможной более массивной атаки. Это не является вкладом в непосредственное разрешение конфликта на Донбассе. Что касается Германии, то у нас десятилетия назад сложилась политика, и это дело принципа, не предоставления вооружения в зоны нестабильности, поскольку мы бы не хотели, чтобы наше оружие использовалось в зонах конфликтов, где гибнут люди.

И.Дюмон: Подытоживая, могу сказать, что решение ситуации на Донбассе может быть только политическим. Все, о чем мы говорим, – это наличие политической воли, чтобы положить конец конфликту.

Мы видим политическую конфронтацию в мире, например, в Сирии и в Солсбери. Как эти ситуации влияют на конфликт на Донбассе?

Э.Райхель: В практическом плане, конечно, эти события не могут быть четко отделены друг от друга. С другой стороны, я не вижу ни одного реального доказательства влияния сирийского вопроса или атаки в Солсбери на работу в "нормандском формате". Это не так, что "нормандский формат" перестал быть дееспособным из-за этого.

И.Дюмон: Понятно, что сейчас не лучшая атмосфера с Россией, это не секрет ни для кого, но мы продолжаем говорить с ними, поскольку это важно, как для сирийского конфликта, так и для войны на Донбассе, отдельно друг от друга. Диалог сложный, но он у нас есть по этим и другим необходимым вопросам.

По вашему мнению, учитывая ситуацию на Закарпатье, необходимо ли там постоянное присутствие миссии ОБСЕ?

И.Дюмон: Мандат миссии ОБСЕ распространяется на всю территорию Украины. В силу этого, миссия ОБСЕ уже присутствует на Закарпатье. Поэтому тут нет проблемы – существует мандат, включающий Закарпатье.

Как вы считаете, партнеры Украины могли бы вмешаться в ситуацию, сложившуюся между Украиной и Венгрией, для ее разрешения?

Э.Райхель: Я думаю, что это вопрос украинского законодательства, которое вызвало дипломатические сложности между Украиной и Венгрией. И это дело Украины, какие законы она принимает. Украинское государство также получило рекомендации Венецианской комиссии, которые пообещало выполнить. Я думаю, что это поможет немного снизить градус этого вопроса. И я не уверен, что если бы была дипломатическая инициатива от Франции и Германии быть посредниками между Венгрией и Украиной, это бы помогло снизить напряженность в данном вопросе. Есть другие способы взять под контроль эту ситуацию, чем с помощью нас.

Как, по вашему мнению, ситуация с руководителем САП Назаром Холодницким отразится на борьбе с коррупцией?

И.Дюмон: Очевидно, это не очень хорошо для борьбы с коррупцией. Институции, которые были созданы для борьбы с коррупцией, очень важны. Это было одним из главных требований протестов на Майдане - изменить ситуацию с коррупцией в стране. Конечно, нехорошо, когда антикоррупционные органы воюют друг с другом. Мы следим за этой ситуацией с озабоченностью. Но что, на наш взгляд, более всего необходимо, так это помощь институциям, которые борются с коррупцией.

Оправдали ли ожидания международных партнеров антикоррупционные органы в Украине?

Э.Райхель: Да, я думаю, в целом, да. Вы должны учитывать, что они должны были быть учреждены с нуля. И они проделали важную работу. Мы должны принимать во внимание то, что архитектура специализированных антикоррупционных институций не завершена, поскольку Антикоррупционный суд, с созданием которого можно надеяться на существенный рост эффективности всех антикоррупционных органов, еще не создан. Вот почему мы, международное сообщество, так сильно настаиваем на том, чтобы закон об Антикоррупционном суде был принят в редакции, соответствующей рекомендациям Венецианской комиссии.

Бытует мнение, что в Украине слишком много структур по борьбе с коррупцией, что, собственно, и приводит к тому, то они воюют друг с другом. Возможно, Украине нужна более простая структура?

И.Дюмон: Нам тоже приходится слышать, что такие структуры не существуют в западных странах, что частично правда, а частично - нет. Суть в том, что Украина находится в особой ситуации. Вы знаете лучше меня, сами украинцы говорят о том, что коррупция есть на всех уровнях. Поэтому сравнения не всегда уместны. Эта особая ситуация, в которой, к сожалению, находится Украина, требует особых подходов. Мы снова говорим о политической воле: все эти органы должны усиливать друг друга, чтобы дать достойный бой коррупции.

Я бы также хотела поддержать то, что уже сказал мой коллега об Антикоррупционном суде, который совершенно необходим, по нашему мнению. У вас могут быть все агентства, но если система правосудия не будет делать свою работу, то все будет впустую. Все усилия, которые были вложены в расследования, должны найти свое завершение в судах.

Э.Райхель: Вся антикоррупционная система похожа на нефтепровод. Вы начинаете с расследования, затем обвинения, в конце – суд, но если последний кусок такого нефтепровода отсутствует, тогда нефть разливается повсюду.

И.Дюмон: Это чрезвычайно болезненный вопрос, в первую очередь для украинского общества. Я постоянно думаю о тех молодых людях, которые вышли на Майдан, о Небесной Сотне, которая погибла, во многом, именно за это. Давайте не забывать о людях, погибших за новую Украину, включая и этот аспект. Это очень важно для украинского общества, но также и для нас – доноров, для Франции и Германии, для стран G7. Мы активно помогаем этой стране, в широком смысле – и финансово, и технически. И очень важно видеть результаты в данной сфере.

Э.Райхель: О вопросе борьбы с коррупцией можно говорить долго, но я бы хотел сделать одно замечание. Коррупция в Украине – это не только брать или давать взятки, это высокопоставленные лица в бизнесе и политике, которые используют институциональное устройство для манипуляций в свою собственную пользу. Существует много случаев, касающихся не только взяток. И нужно избегать культуры безнаказанности, потому что она уже послужила причиной широко распространенного цинизма в вопросе коррупции. Следовательно, нужны новые незапятнанные институции, которые бы работали с этим аспектом украинского развития. Это наше убеждение.

Правильно ли я понимаю, что вы говорите о необходимости разделения бизнеса и политики?

И.Дюмон: Во Франции это называют "конфликтом интересов", думаю, как и в Германии. Это не означает, что политик не может иметь бизнес, но это значит, что использование своего политического веса для ведения бизнеса должно быть невозможным. Иногда это представляет проблему в Украине.

Э.Райхель: По-другому отвечая на ваш вопрос, конечно, в наших странах бизнес имеет влияние на политику и наоборот, но есть границы допустимого. К сожалению, в течение десятилетий в Украине не было ограничений в этом.

Допускаете ли вы, что после президентских выборов в Украине может произойти откат назад в процессе реформ?

И.Дюмон: Всегда есть риск, даже очевидно, что такой риск существует. Вопрос в том, действительно ли такой риск может стать реальностью. По сути, ваш вопрос о точке невозврата. И это вопрос, которым мы все задаемся в течение последних лет: была ли уже пройдена точка невозврата? Думаю, к сожалению, пока нет.

Э.Райхель: Украина как паровоз, который поднимается в гору. Он получил сильный толчок от Майдана в 2014 году и поднимается. Вопрос в том, сможет ли он, перевалив вершину горы, начать движение самостоятельно, например, посредством новых институций. Или же он остановится, не достигнув вершины, и начнет медленное движение вниз. Есть люди, которые подбрасывают уголь в топку, а есть те, кто создает препятствия на пути этого паровоза.

Что касается выборов, скажу, что нам стоит подождать результатов, мы бы не хотели заниматься домыслами. Нам придется подождать и посмотреть, и постараться добиться лучшего из того, что будет.

Сейчас население не удовлетворено реформами, поскольку стандарты жизни снизились. Что следует сделать властям для решения этого вопроса?

И.Дюмон: Скажу две вещи. Первое: я понимаю, о чем вы говорите, но так - во всех странах, также и в наших странах это занимает время, прежде чем результаты становятся видны и ощутимы для населения. Мы знали об этом с самого начала. Людям нужно видеть результаты. Второе: украинцы очень умны. Они знают и понимают. Они интересуются политикой, и им понятно то, о чем мы говорим. Они видят, что Украина еще не прошла точку невозврата. И это пугает. Они не видят улучшений в повседневной жизни, но знают, что ситуация может и ухудшиться. Вот почему эти последние реформы так важны, особенно Антикоррупционный суд, чтобы показать: да, мы действительно достигнем этого.

Э.Райхель: Третье: мы просто должны сказать, что каждый человек в Украине, за исключением нескольких людей, понес финансовые потери, во-первых, из-за конфликта с Россией, поскольку когда она прекратила торговлю с Украиной, экономика начала падение, во-вторых, из-за более ранних ошибок украинских лидеров. Вспомните время лет 10 назад, когда у всех были валютные кредиты, и люди потеряли много денег из-за этого. Фундаментальные ошибки руководителей, совершенные тогда, имеют большой эффект до сегодня. Сейчас же мы в ситуации, когда люди должны понимать и понимают, что нужно пройти через сложную фазу, чтобы ситуация улучшилась в будущем. Если вы переходите реку, то нужно пройти на другой берег, нельзя останавливаться посреди реки. И те, кто предлагает простые решения, переходя реку, не оказывают услугу будущему страны.

Если говорить о реформах энергетического сектора, возможно ли участие европейских компаний в управлении ГТС Украины?

И.Дюмон: В принципе, все возможно. Определяющим для них в принятии решения будет доверие по отношению к украинским институциям, условиям бизнес-климата, прозрачность и понятность предложений по приватизации. Будет учитываться множество показателей. Это касается любого процесса приватизации. В нефтегазовом секторе многого удалось добиться с реформой "Нафтогаза". Это один из главных позитивных шагов за последние годы в Украине. Мы не можем говорить за наши компании, именно они будут принимать решение. Но, говоря о французских компаниях, я постоянно слышу от них, что для значительных инвестиций им необходимы понятные и прозрачные условия работы и благоприятный бизнес-климат.

Э.Райхель: Конкретно о ГТС, мы верим, что участие и инвестиции международных компаний могли бы сыграть большую и позитивную роль в повышении конкурентоспособности ГТС. Мы вступаем в фазу, где вероятность большей конкуренции за украинскую ГТС возрастает, поэтому газотранспортная система Украины нуждается в инициативах, чтобы сделать ее более жизнеспособной и рентабельной. Международные инвестиции и участие в управлении могут сыграть важную роль. Еврокомиссия также вносит свои предложения по этому поводу.

По вашему мнению, возможно ли сделать проект "Северный поток-2" выигрышным и для Украины?

Э.Райхель: Исходя из предположения, что "Северный поток–2" будет завершен, то практической целью должно стать достижение эффекта, который "Северный поток–2" может иметь для Украины, не такого, которого опасаются его противники. Возражения, которые, в частности, есть у Украины, касаются того, что он может сделать ненужным транзит через ее территорию. Так что, если мы сможем избежать этого последствия, это может сделать будущее Украины лучше. Это то, к чему мы стремимся. И инвестиции иностранных компаний в украинскую ГТС являются частью этого. Но, как и сказала канцлер Меркель (федеральный канцлер Германии Ангела Меркель – ИФ), нам нужна ясность и со стороны России, что они будут продолжать использовать украинскую ГТС. Дискуссия по этому поводу, как вы можете представить, продолжается. Канцлер Меркель сообщила президенту Порошенко (президент Украины Петр Порошенко – ИФ) во время его визита в Берлин 10 апреля, что у нее были разговоры с Путиным (президентом РФ Владимиром Путиным – ИФ) по этому вопросу. Нужно подождать, что из этого последует, какую реакцию мы получим от России.

Разве проблема не в отсутствии доверия между Европой и Россией?

Э.Райхель: Да, вы правы в своем тезисе об отсутствии доверия. Это должно учитываться в дискуссии с Россией. И термин, который канцлер Меркель использовала в своем недавнем заявлении, - "ясность". Должны быть гарантии, на которые можно положиться. В какой форме это будет сделано, нужно будет посмотреть.

Допускаете ли вы возможность санкций со стороны США в контексте строительства проекта?

Э.Райхель: Думаю, то, о чем мы говорим, - это санкции не против стран, а против компаний, которые принимают участие в проекте. Потому что это компании принимают участие в проекте "Северный поток-2", а не страны. Германия как страна не принимает участие в проекте "Северный поток-2" - это общее неправильное понимание. Именно фирмы из разных европейских стран финансируют "Северный поток-2" в определенной степени: в частности, две немецкие компании, французская компания, британско-голландская компания, Shell и австрийская компания.

Разумеется, это было бы очень необычно для друзей и союзников, если бы санкции были введены США против компаний, которые занимаются бизнесом за пределами США и которые базируются в странах-союзниках, например, во Франции и Германии. Пока не будет доказано обратное, я бы исходил из того, что эта возможность, предусмотренная законодательством США, не будет использована администрацией США. Я по-прежнему уверен, что этого не произойдет в конечном счете, и мы придем к решению, которое уважает легитимные интересы Украины по продолжению транзита газа и, возможно, сделает дискуссию более рациональной, чем это было в прошлом.

Было объявлено о том, что главы МИД Германии и Франции совместно посетят Украину…

И.Дюмон: Мой министр объявил об этом, когда приезжал с визитом 22-23 марта 2018 года. Он сказал, что вернется со своим немецким коллегой. У нас еще нет даты. Наши столицы обсуждают это между собой, но они бы хотели приехать вместе.

Э.Райхель: Это намерение не исключает того, что мой новый министр также приедет с визитом в Украину самостоятельно. Он посещает разные столицы, самые важные из них, в начале его пребывания в должности. И поэтому понятно, что он также захочет приехать в Киев. Это не исключает возможности совместного визита.

Будут ли министры иностранных дел Германии и Франции посещать Донбасс?

Э.Райхель: Посещение Донбасса имеет большое значение. Поэтому, если вы вспомните предыдущие визиты, оно всегда было частью программы.

Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов

Турчинов: Страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создала феномен российского народа

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов написал в своем эссе, как классики литературы помогают понять русскую душу и сущность самого российского государства, чтобы в конечном итоге одержать победу над ним.

Александр Турчинов, Гордон, Украина

Представители российского политического и интеллектуального бомонда очень нервно и неоднозначно смогли пережить «непатриотический» выпад русского классика Михаила Юрьевича Лермонтова. «Прощай, немытая Россия…» — особо часто цитируемая в Украине строчка очень больно ударила по самолюбию российского народа, взрощенного на лучших традициях мировой литературы. Попытки объяснить, что все-таки имел в виду Лермонтов, даже с привлечением «особо тонко чувствующего его бунтарскую натуру» дальнего родственника, не позволили имперским пропагандистам убедительно «отмыть» отечество на фоне построения целостной картины величия и вселенского мессианства российского народа.

Общепризнанного классика трудно обвинить в предательстве и русофобии. Михаила Юрьевича сложно даже с большой натяжкой назвать националистом, фашистом или хотя бы бандеровцем…

Буду неоригинален, но ничто так не раскрывает суть русской души, как русская классическая литература. Сложно спорить о сути российской ментальности, к примеру, с такой глыбой, как Лев Николаевич Толстой. Отрывок из его «Хаджи-Мурата» и сегодня звучит как приговор.

«…Садо, у которого останавливался Хаджи-Мурат, уходил с семьей в горы, когда русские подходили к аулу. Вернувшись в свой аул, Садо нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена, и дверь и столбы галерейки сожжены, и внутренность огажена. Сын же его, тот красивый, с блестящими глазами мальчик, который восторженно смотрел на Хаджи-Мурата, был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину. Благообразная женщина, служившая во время его посещения Хаджи-Мурату, теперь в разорванной на груди рубахе, открывавшей ее старые, обвисшие груди, с распущенными волосами, стояла над сыном и царапала себе в кровь лицо и не переставая выла. Садо с киркой и лопатой ушел с родными копать могилу сыну. Старик дед сидел у стены разваленной сакли и, строгая палочку, тупо смотрел перед собой. Он только что вернулся с своего пчельника. Бывшие там два стожка сена были сожжены; были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, главное, сожжены все ульи с пчелами. Вой женщин слышался во всех домах и на площадях, куда были привезены еще два тела. Малые дети ревели вместе с матерями. Ревела и голодная скотина, которой нечего было дать. Взрослые дети не играли, а испуганными глазами смотрели на старших. Фонтан был загажен, очевидно нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Так же была загажена и мечеть, и мулла с муталимами очищал ее. Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения…»

Л. Н. Толстой «Хаджи-Мурат», гл. ХVII

Эта страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создали феномен российского народа. Он опасен и разрушителен, склонен к агрессии (бессмысленной и беспощадной). Тоталитарная форма государственности для него является необходимой системой сдерживания и укрощения. Война стала для русских формой самореализации, когда не сдерживают, когда можно проявить свое нутро.

Оккупация Кавказа, Западной Украины, Восточной Европы, Крыма, Донбасса… Все эти события похожи как по форме, так и по содержанию.

Чтобы победить врага, нужно знать его сущность. И в этом русские классики оказывают нам неоценимую услугу.

У каждого народа во все времена есть свои классики. Их отличает от сотен тысяч современников не просто талант. Этого мало. Есть огромное количество талантливых конъюнктурщиков, умеющих высокопрофессионально облизывать сильных мира сего или наотмашь бить их по лицу, если за спиной стоят еще более сильные «грантодатели».

Классик не льстит толпе и власти. Для него правда важнее признания. Его могут бросить за решетку, убить, отлучить от церкви, ему могут плевать в лицо, но он не разменяет свои убеждения, свой талант, свою правду на гонорары и аплодисменты. Он — классик, он творец для вечности.

Как же нам сегодня не хватает классиков в литературе, в журналистике, в политике и в жизни.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583446 Стивен Коэн

Забытые истины: о необходимости сотрудничества с Россией

Для американской национальной безопасности сотрудничество с Москвой остается жизненно важным, но обвинения по делу «Рашагейт», систематизированные в иске Национального Комитета Демократической партии США, превращают десятилетние стремления в преступление.

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Стивен Коэн, почетный профессор российских исследований в Нью-Йоркском и Принстонском университетах, и Джон Бэтчелор продолжают обсуждение новой американо-российской холодной войны.

Коэн отмечает, что в течение более десяти лет Россия — государство и его руководство — подвергается все большей демонизации, а, следовательно, и делегитимизации со стороны американского политико-медийного истеблишмента. Все началось с очернения лично президента России Владимира Путина, а затем переросло в общее русофобское обвинение всей страны в целом и любого из ее граждан. Из не стихающих на протяжении практически двух лет обвинений по делу «Рашагейт», которые все еще остаются недоказанными, следует, что «контакты» с кем-либо, «связанным» с российскими правящими кругами, будь то прямо или косвенно, по природе своей как минимум подозрительны, а то и расцениваются как предательство. (Обратите, например, внимание на заявления Джона Бреннана и Джеймса Клэппера.) По словам бывшего вице-президента (и потенциального президента) Джозефа Байдена, современная Россия, которая «беспардонно покушается на самые основы западной демократии по всему миру», представляет, по-видимому, не менее гнусную угрозу, чем коммунистическая советская Россия.

Совсем недавно приписываемые Кремлю «преступления» в Великобритании и Сирии (также еще не доказанные) вывели масштаб порицания за пределы привычных обвинений против СССР. Таким образом, министр иностранных дел Великобритании, вторя Вашингтону, обвиняет сегодняшнюю Россию в ее «злонамеренном поведении во всех его проявлениях… будь то кибервойна, дезинформация или попытки покушения». 20 апреля Национальный Комитет Демократической партии США пошел еще дальше, подав в суд на российское правительство за сговор с предвыборным штабом Трампа с целью лишения Хиллари Клинтон ее законной победы на президентских выборах 2016 года. Центральные фигуры этого «акта беспрецедентного предательства» — лишь немногие иные деяния могут считаться более тяжкими преступлениями — считаются связанными с Россией.

Из этого, конечно, следует, что такая преступная Россия — часто ее называют «мафиозным государством», что тоже неправильно — не может иметь никаких законных национальных интересов нигде, даже на собственных границах, а, возможно, даже внутри собственной страны. С таким государством не пристало иметь никаких гражданских отношений, в том числе дипломатических, только военные. В этих широко распространенных рассуждениях забывается или не учитывается то, почему в течение 40 лет эпохи холодной войны Россию считали столь существенным для национальной безопасности США фактором, что результатом стали бесчисленные формы сотрудничества и даже официальные эпизоды разрядки, которые не дали опасному конфликту перерасти в нечто гораздо более страшное. Причины относятся также и к современной России. Изложим их кратко:

— Наиболее экзистенциальную причину наверняка знают даже школьники. Россия, подобно Соединенным Штатам, обладает огромными арсеналами оружия массового уничтожения, в том числе ядерного. Война между этими странами с применением обычных вооружений — на грани которой обе стороны балансируют в Сирии и которая вскоре может начаться на Украине или в Балтийском регионе — может легко скатиться к ядерной войне. В этой связи на недавнем заседании авторитетного вашингтонского Центра национальных интересов несколько осведомленных экспертов сочли, что на сегодняшний день по шкале от одного до десяти шансы на войну с Россией оцениваются в 5-7. Единственной гарантией является, конечно, наивысшая форма сотрудничества: дипломатия. Более того, нынешняя холодная война несет в себе новую экзистенциальную опасность в виде международных террористов, гонящихся за радиоактивными материалами с целью совершения неизмеримо более разрушительных нападений и их долговечных последствий. (Представьте, например, что 11 сентября на борту самолетов находились бы радиоактивные материалы.) Полномасштабное антитеррористическое сотрудничество с Россией, которая пережила множество террористических атак и создала особую разновидность разведки, является важной мерой предупреждения против такого рода бедствий.

— Не менее важной является причина, которую обычно называют «геополитической». Даже после распада Советского Союза Россия остается крупнейшей страной мира и обладает непропорционально большой долей природных ресурсов планеты: от энергии, железной руды, никеля, древесины, алмазов и золота до пресной воды. Также она является одним из ведущих мировых экспортеров оружия и к тому же находится непосредственно между двумя конфликтующими цивилизациями Востока и Запада, являясь при этом частью обеих. Много месяцев назад Коэн поднял вопрос о возможности того, что Россия может «покинуть Запад», движимая новой холодной войной или собственным выбором. Такая возможность, по словам одного из ведущих кремлевских советников и идеологов, неизбежна. В этом заключается еще одна ошибка, постоянно повторяемая американскими СМИ: находящаяся под санкциями Россия «изолирована от международного сообщества». Но это лишь англо-американо-европейские фантазии. Многоплановые отношения между «путинской Россией» и незападными странами вроде Китая, Ирана, Индии и других стран БРИК, процветают. А ведь именно там располагается бóльшая часть мировых территорий, людей, ресурсов и развивающихся рынков. Говоря простым языком, если бы Россия покинула Запад, разговоры о «глобальном лидерстве» Америки стали бы еще более пустыми. Какой стала бы «глобализация» без России и ее партнеров?

— Учитывая все ведущиеся в американском политико-медийном истеблишменте разговоры о войне, необходимо помнить также об обновленном военном потенциале России или, как любят говорить стратеги, ее «способности демонстрировать свою мощь». Нет никаких оснований сомневаться в том, что 1-го марта Путин провел опись новых систем вооружения. Односторонняя отмена США договора по противоракетной обороне в 2002 году спровоцировала новую гонку ядерных вооружений, и Москва, скорее всего, вышла из нее победителем. Даже если это не так, Россия продемонстрировала более чем равные военные возможности, лишив ИГИЛ (запрещена на территории РФ) контроля над Сирией после вмешательства в сентябре 2015 года, хотя многие американские и другие эксперты ошибочно утверждают, что это было американским достижением. В условиях военного паритета между Вашингтоном и Москвой, как было во время предыдущей холодной войны и как происходит сейчас, наступает время сотрудничать. В противном случае, как любил говорить решивший пойти навстречу Кремлю президент Рональд Рейган, победителей не будет вообще.

— С положительной стороны, однако, находятся возможности Москвы по урегулированию конфликтов, включая (но не только это) ее голос в рамках Совета Безопасности ООН, где должно иметь место абсолютное дипломатическое сотрудничество. Примеры можно приводить самые разнообразные, но помните о существенной роли России в соглашении по ядерному оружию с Ираном; ее сегодняшней закулисной роли в попытках разрешить конфликт с Северной Кореей; ее потенциале как ключевого партнера в установлении мира в Сирии; и той роли, которую она, вероятно, сыграет, когда Соединенные Штаты решат, наконец, покинуть Афганистан. При наличии возможности Россия может стать жизненно важным миротворцем, и есть все основания полагать, что Кремль к этому готов, если Вашингтон снова пойдет ему навстречу.

Во время первой холодной войны, когда Коэн впервые развил «отношения» и «связи» с российским обществом и даже с кремлевскими чиновниками, он часто говорил, что «дорога к американской национальной безопасности проходит через Москву». Данное утверждение не потеряло своей актуальности и сегодня. По часто обсуждаемым им причинам новая холодная война опаснее своей предшественницы. Между тем, американо-российское сотрудничество кажется более чем маловероятным, особенно на фоне столь безжалостного отношения к России со стороны американской политико-медийных элиты. С другой стороны, 24 апреля посол президента Трампа в России Джон Хантсман публично заявил следующее: «Мой президент неоднократно говорил, что стремится к тому, чтобы между нашими странами были более эффективные отношения. Он хочет лично взаимодействовать с Владимиром Путиным… Можете называть это стремлением к разрядке». Если это так, то инициативу президента поддержать необходимо, пусть даже только эту.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583446 Стивен Коэн


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583444 Владимир Огрызко

Новый аргумент против РФ

Коррупционный скандал в ПАСЕ будет иметь продолжение. И последствия для России.

Владимир Огрызко, Новое время страны, Украина

Задача ПАСЕ заключается в том, чтобы фиксировать ту или иную правовую ситуацию и давать ей политическую оценку. С этой точки зрения, принятие резолюции о «фактическом управлении» РФ на оккупированной территории Донбасса на самом деле имеет довольно большое значение.

Для нас это очередной аргумент в международных судах, где со временем будут рассматривать наши иски к России. Мол, вот посмотрите, господа судьи: такая уважаемая в области прав человека организация, как ПАСЕ, четко и ясно зафиксировала, что Россия несет ответственность за все, что происходит на оккупированных территориях.

При беспристрастности международных судов (а мы надеемся именно на это), такой аргумент будет невозможно проигнорировать.

Поэтому, на мой взгляд, принятие резолюции свидетельствует о положительном результате работы нашей дипломатии.

Другой вопрос, что было бы правильно и целесообразно поставить следующим — исключать ли Россию из Совета Европы? Все то, что в последнее время делает эта страна, противоречит ее обязательствам в этом органе.

Если говорить о правовой стороне дела, то Россия нарушает статус Совета Европы уже потому, что как минимум не платит взносы. И это уже основание для рассмотрения вопроса об исключении.

С другой стороны, может даже более важной с точки зрения соблюдения устава — Россия грубо нарушает права человека как в собственной стране, так и на оккупированных частях Донбасса и в Крыму.

Дальнейшее влияние на развитие этой ситуации будет иметь скандальная история с подкупом депутатов ПАСЕ. Так, сейчас она взорвалась проблемой для Азербайджана. Но, если копнуть глубже, то, безусловно, вылезет и Россия.

Потянули за одну ниточку. А значит очень скоро всплывут и другие факты. Я не думаю, что те методы и способы коррупционных действий, к которым прибегли в Азербайджане, слишком серьезно отличаются от российских.

Скорее всего, именно у русских азербайджанцы их и скопировали. Поэтому можно с определенной долей предсказуемости сказать, что этот коррупционный скандал будет иметь продолжение. И, при условии дальнейшей беспристрастной работы международных институтов, очень быстро будет иметь последствия для России.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583444 Владимир Огрызко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter