Всего новостей: 2359232, выбрано 3557 за 0.123 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 19 января 2018 > № 2462088 Евсей Гурвич

Россия угодила в ловушку: как будем выбираться

Евсей Гурвич объяснил, почему стабильность опаснее неопределенности

Рустем Фаляхов

Советские люди прославились на весь мир своим оптимизмом — жили ради «светлого будущего». А современная Россия попала в «ловушку пессимизма». Почему это произошло и как оттуда выбраться «Газете.Ru» объяснил Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы, член Экономического совета при президенте РФ.

Когда отваливается спрос

— Что значит, пессимизм, с точки зрения экономиста? Почему это именно ловушка?

— Ловушка – это значит, попасть туда легко, а выйти из нее трудно. Что я имею в виду? Сейчас у всех участников экономики, у инвесторов, у предпринимателей, у иностранных инвесторов довольно низкие ожидания роста в российской экономике. Если не ожидается бурного роста, как это было в середине 2000-х годов, то нет и смысла, нет стимулов инвестировать. Инвестировать нужно для удовлетворения будущего дополнительного спроса. Если его нет, то зачем тогда инвестировать? Если нет инвестиций, то нет будущего роста. Соответственно, круг замыкается.

Это то, что экономисты называют самосбывающиеся ожидания, предположения.

Сейчас в мире появилось сразу несколько работ достаточно известных, авторитетных экономистов, которые количественно эконометрически показали, что пессимистические ожидания и низкие прогнозные показатели роста приводят к низкому развитию. Такая вот ловушка.

Еще один аспект состоит в том, что мы видели в прошлом году: несколько крушений банков и компаний, которые действовали на основе оптимистических ожиданий. Это «Бинбанк», «Вим-авиа», до этого — «Трансаэро». Все они проводили агрессивную политику. Одни арендовали все новые самолеты, скупали компании, выдавали кредиты, в расчете на то, что экономика скоро опять начнет расти. Если бы она, действительно, начала активно расти, их расчеты оправдались бы, и они отбили бы свои инвестиции. Но…

— Быстрого отскока не произошло…

— Быстрого отскока цен на нефть не произошло. Поэтому не произошло быстрого восстановления роста экономики. И поэтому, соответственно, все они потерпели неудачу.

А это сигнал для остальных компаний и банков о том, что основывать свою бизнес-стратегию на оптимистических ожиданиях сегодня опасно, это не работает. Соответственно, бизнес сейчас пересматривают свои стратегии, в сторону более осторожной, аккуратной тактики.

И результатом этого стало то, что с середины 2017 года практически прекратился рост инвестиций. Затем, соответственно, прекратился рост производства. То есть, уже с середины 2017-го экономика перешла в состояние стагнации.

— Вы хорошо обрисовали ситуацию в корпоративном, финансовом секторе, с точки зрения пессимизма-оптимизма. А потребители, граждане тоже в этой ловушке оказались сейчас?

— Граждане пока не полностью адаптировались к новым реалиям. Но они завершают адаптацию. Граждане испытывали оптимизм. Но они в основном тратят на текущее потребление, а не на инвестиции. Поэтому для граждан не так существенно, их ожидания оптимистические или пессимистические.

— Вернемся к бизнесу. В чем конкретно проявляется пессимизм? Кроме пересмотра стратегий?

— Бизнес сейчас очень неохотно обращается за кредитами к банкам. Поскольку не видит перспективных проектов, в которые имело бы смысл инвестировать. Соответственно, банки не могут развивать свой бизнес. Строительство и торговля были локомотивами роста, самыми динамично развивающимися секторами в предыдущий период. Сейчас, если нет спроса на инвестиции, а у граждан гораздо меньше возможностей для покупки жилья, сокращается спрос.

Кроме того, когда растет динамично экономика или какой-то сектор, например, сектор жилья, то возникает инвестиционный спрос, то есть, жилье покупают на перепродажу, под будущий рост цен. Если таких ожиданий нет, эта часть спроса отваливается. Соответственно, стагнация закрепляется, усиливается.

— Что делать?

— Осваивать новую модель роста. Вместо той, которая обеспечивала быстрый рост в 2000-е годы и была основана на динамичном расширении спроса. В то время не так актуальна была задача повышения эффективности, производительности. Рост расширяется, нужно просто больше выпустить продукции, можно при тех же, можно даже при больших затратах, поскольку рынок все это «съедал».

Сейчас, когда нет расширения спроса, нужно инвестировать в снижение издержек, в повышение качества, в освоение новой продукции. То есть, рост должен стать интенсивным, а не экстенсивным.

— Выполнимая задача? Доходы потребителей падают, а качество продукции должно вырасти. Но качественная продукция не может стоить дешево. Кто ее будет покупать-то вообще?

— Нужно либо такую же продукцию производить дешевле, либо более сложную и качественную продукцию, с такими же издержками, как сейчас у нынешней продукции. Иначе невозможно угнаться за остальными странами. Успешные страны так и развиваются.

За «железным занавесом» расцвело село

— Есть отрасли, которые не попали в ловушку пессимизма?

— Самая успешная отрасль сейчас – это сельское хозяйство. Она выиграла, во-первых, от девальвации рубля, из-за падения цен на нефть. Во-вторых, от контрсакций она получила двойной выигрыш.

— Выиграла благодаря заградительным мерам со стороны России?

— Сельское хозяйство и без этого развивалось бы. Еще химическое производство получило выигрыш в конкурентоспособности на внешних рынках. Но не так уж и много успешных отраслей сейчас. Именно поэтому в целом, рост ВВП, не такой высокий, как хотелось бы.

— Эксперты приходят к мнению, что санкции и контрсанкции – этот фактор уже фактически отыгран российской экономикой. Согласны?

— От санкций и контрсанкций, вообще, кроме сельского хозяйства, никто не выиграл. Мы, наоборот, проиграли от этого всего. С точки зрения производителей, выиграло сельское хозяйство, а потребители проиграли. Можно говорить о некотором выигрыше от падения цен на нефть, то есть, ослабился рубль, в основном, из-за падения цен на нефть, а не из-за санкций. Но действительно, это, скорее, разовый эффект. Поэтому я и говорю, что нам нужно все-таки новую модель роста осваивать, а не рассчитывать просто на дешевый рубль.

— А что значит, «потребитель проиграл»? В качестве товаров?

— Да, и в ассортименте.

Трясти будет долго, до 2030 года

— Долго ли нас будет трясти? Что будет в перспективе, скажем, ближайших шести лет, связанных с очередным президентским сроком?

— Сейчас, если и есть факторы нестабильности, то они связаны с внешней средой. Ну, например, скоро могут объявить новый раунд санкций со стороны США. Возможно, там и не будет ничего такого уж очень существенного. А может быть, будет. Неопределенность возникает.

Зато цены на нефть относительно стабильны будут. То есть, по прогнозу Всемирного Банка, к 2030 году они будут, если отвлечься от инфляции доллара, примерно такие же, как сейчас. Могут быть, конечно, отклонения, но, в целом, стабильность предсказывает Всемирный банк. И внутри тоже всё стабильно.

Мне кажется, что у нас проблема не в том, что нас слишком трясет, а в том, что, наоборот, мы слишком статичны.

Нет, не видно каких-то драйверов, двигателя, который нас куда-то может везти. Нам, скорее, угрожает то, что мы за шесть лет никуда не сдвинемся.

— Всемирный Банк, другие международные финансовые институты… Их прогнозы достаточно точны?

— Не всегда. Прежде всего, потому, что никто не умеет хорошо предсказывать цены на нефть. А Россия и раньше, и сейчас очень сильно зависит от цен на нефть. Того взлета цен на нефть, который был в 2000-е годы, никто не ожидал. У нас в среднем за 90-е годы цена на нефть составляла $17 за баррель, а в 2011-2013 годах это было больше $110. Рост почти в семь раз.

Кто знал, что будет быстрый рост экономики, быстрый рост доходов. Этого никто не предсказывал. Но сейчас, когда не ожидается рост цен на нефть, сложился почти полный консенсус и внутренних, и внешних экспертов. Все предсказывают нам рост, на уровне 1-2% ВВП, если не будет каких-то сверхактивных реформ.

— Ваш прогноз по ВВП…

— В этом году мы ожидаем, что рост будет примерно как в 2017-м, между 1,5-2%. И инфляцию мы ожидаем чуть повыше, чем в прошлом году, но ниже, чем целевой показатель ЦБ, то есть, примерно 3,7%.

В последующие годы как будет развиваться экономика – будет зависеть от того, какую политику будет проводить новое правительство, какую программу экономическую объявит победитель президентских выборов.

Все независмы, но все ограничены

— От правительства в России разве многое зависит, они у нас все техническими были в последние годы…?

— Не совсем так. Я думаю, что и правительство, и ЦБ имеют очень большие возможности для обеспечения макроэкономической стабильности. Была сессия на Гайдаровском форуме, где мы обсуждали денежно-кредитную политику. И я высказал мнение, что наш ЦБ стал по-настоящему независимым. А это считается одним из главных критериев, предпосылок эффективности Центрального банка.

— Вообще-то, в соответсттвии с законом о Банке России, ЦБ и должен быть независимым от исполнительной власти...

— По закону да, во всем мире они независимы. Но реально бывает по-разному. И у нас ЦБ тоже всегда был независимый. Но степень этой независимости бывала иногда ограничена. Иногда сам Центральный банк проявлял готовность с кем-то координировать свою политику.

— Сейчас эта степень независимости выше, в последние годы?

— Думаю, что она выше, чем до сих пор была в России.

— С чего это вдруг?

— Отчасти потому, что это приоритет для нынешнего руководства ЦБ. Я думаю, отчасти потому, что мы испытали шок, когда упали цены на нефть. Был всплеск инфляции, была дестабилизация на валютном рынке. И более сложные, чем в предыдущие годы, задачи встали перед Центральным банком. Соответственно, под решение более сложных задач нужны большие полномочия.

Я думаю, что ЦБ получил карт-бланш на проведение той политики, которую считает нужной. И мы видим результат, они очень быстро стабилизировали цены, снизили инфляцию до 2,5%, до беспрецедентного уровня. Сейчас достаточно стабилен и валютный рынок, снизился отток капитала.

Но ЦБ не все может сделать из того, что хотел бы. Наверное, ЦБ хотел бы уменьшить, скажем, регулирование бизнеса, повысить защищенность собственности, снизить долю госсектора в экономике.

— Придут ли в правительство в мае новые люди, о которых мы, может быть, мало что знаем?

— Нет, не думаю, что появятся какие-то новые люди.

Но в правительстве могут быть перестановки известных нам людей.

Россия между Северной и Южной Кореями

— Гайдаровский форум в этом году детально исследовал такую тему: на экономику очень сильно стали в последнее время влиять не совсем экономические факторы. Конечно, сохраняется традиционное влияние денежно-кредитной политики, инвестиции, качество бизнес-среды…Но общечеловеческие ценности начинают сильнее влиять на стимулирование экономического роста. Вы разделяете такую точку зрения?

— Конечно, это было всегда. Гуманитарные ценности определяют, в конечном счете, почему одни общества способны быстро провести модернизацию, а другие веками ее откладывают, и так и не проводят.

Хотя в пределах одних и тех же общечеловеческих ценностей можно получать совершенно разные экономические результаты. Я думаю, что изначально у Северной Кореи и у Южной Кореи были одни и те же ценности, поскольку это один народ. Но, в рамках одних и тех же ценностей, они получили диаметрально противоположный результат. В силу того, что там были разные политические и экономические системы.

Я думаю, что нам в России нужно думать, как в рамках имеющихся ценностей, их использовать, чтобы больше быть похожим на Южную Корею, чем на Северную.

— Россия попала в ловушку пессимизма, а поводы для оптимизма, для амбициозных планов возможны сейчас?

— Выборы президентское и новое правительство – это всегда окно возможностей.

— Возможность для оптимистов?

— Это окно возможностей для всех. Возможность для того, чтобы начать активные реформы, ускорить рост. А этой возможностью мы можем не воспользоваться.

Если будем считать, что главное – это сохранять стабильность, тогда мы сами себя обречем на застой, который будет продолжаться не один год.

— Встретимся в конце года и посмотрим, ваш прогноз сбудется или нет.

— Моя оценка, что мы частично воспользуемся окном возможностей. Но меньше, чем нужно для того, чтобы действительно достичь уровня мирового ВВП в 3,5%. Сейчас наш потенциал роста, я считаю, где-то 1,5%. Если ничего не делать, по инерции развиваться, то он будет снижаться до 1%.

Я думаю, что мы проведем некоторые реформы и повысим свой рост, если повезет, до 2,5%. Будем проводить относительные безболезненные реформы. Или те реформы, без которых уже совсем невозможно дальше жить, то есть, минимальные. Ну, вот, как в квартире, если где-то уже может стена обвалиться, то мы ее укрепим, евроремонт косметический сделаем. Но не думаю, что мы решимся на серьезные, радикальные реформы, к сожалению.

— То есть, половинчатость будет? Пессимизм-оптимизм, 50 на 50?

— В жизни так обычно и бывает.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 19 января 2018 > № 2462088 Евсей Гурвич


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 18 января 2018 > № 2462073 Анатолий Чубайс

«Два процента роста - это запрограммированное отставание от мира»

Анатолий Чубайс рассказал о том, что будет с Россией в ближайшее время

Петр Орехин

В России закончился кризис, и экономика вышла на темпы роста в полтора-два процента. О том, почему такая динамика неприемлема для страны, надо ли переламывать культурные особенности российского общества, что должны осознать отечественные либералы, а также о главных рисках и возможных сценариях развития в ближайшие шесть лет, «Газете.Ru» рассказал глава «Роснано» Анатолий Чубайс.

— Анатолий Борисович, на Гайдаровском форуме была дискуссия по поводу исторической инерции, и ее влияния на экономический рост. У нас наблюдается тот самый «эффект колеи», о котором говорили участники дискуссии? Может быть, в нашем прошлом есть вещи, которые стоит взять, опереться на них и, уже оттолкнувшись, идти дальше, развиваться, расти?

— Вы знаете, это очень большой и очень серьезный разговор, не совсем для этого формата, но я попробую ответить. Тем более, что дискуссия была крайне интересной, для участников, для меня лично. И такие люди, как Александр Аузан или Виктор Полтерович, фактически основоположники российского либерального институционализма, были очень интересны и важны.

Если коротко, ответ на ваш вопрос вот какой. Мы все понимаем, и все больше понимаем, что экономику невозможно изменить одной экономикой. Ну, вот есть там полтора-два процента роста, и в этом году, и, скорее всего, в следующем. Притом, что бюджетная политика очень профессиональна и очень грамотная. И фискальная политика и в целом макроэкономика очень профессиональна и очень грамотная.

Но больше экономика не дает. Почему? А потому, что есть вещи поважнее, чем экономика.

Собственно говоря, институционализм, российский либеральный институционализм – это ровно про эти вещи. Про то, что есть за пределами экономики такого, что может помочь поднять экономику.

Суть того, что сегодня высказывалось, состоит в том, что, собственно, российские либералы, которые всегда и были создателями всей экономической политики в стране, а) должны осознать этот факт. Чистой ставкой подоходного налога или корректировкой статуса внебюджетных фондов картинка не переламывается. Хотя и то, и другое можно обсуждать. Но ты не переломишь эту картинку. б) В этом русле, в этом направлении нужно сформировать базовые предпосылки, в которых следует двигаться. И они примерно понятны.

Культуру вообще, а российскую в особенности, надо не преодолевать, а на нее опираться. К большому сожалению, в значительной части наших собственных ходов мы ее преодолевали, так сложилась история. И мы, в общем, за эти ошибки отвечаем.

Так вот, сегодня все больше приходит понимание того, что нужно пытаться опираться, а не преодолевать. Это вот два важнейших совета, две важнейших рамки, которые есть, как продукт сегодняшней дискуссии, или, если хотите, продукт российского исторического, точнее либерального институционализма.

Ну, и последний вывод, который сегодня прозвучал. Всем понятно, что нужно двигаться в стране в сторону свободной конкуренции, защиты прав частной собственности, прав человека, демократии, и так далее. Все это очевидно.

Но вопрос не в том, туда двигаться или не туда двигаться, а вопрос в том, как двигаться, вопрос в том, какие риски, в том числе, культурные риски, на этом пути есть. Как их избежать, как преодолеть, и как, с учетом российской специфики, все-таки вылезти из той колеи, которая нас зажимает в двух процентах роста.

А два процента, как мы с вами понимаем, по сути дела, это запрограммированное отставание страны от мира. Это неприемлемо, в долгосрочном плане.

— Сейчас идет еще активная дискуссия о том, на что опираться, какие приоритеты ставить, какие стимулы придумывать для России в ближайшие шесть лет. На ваш взгляд, какие это могут быть приоритеты?

— Ответы на год отличаются от ответов на шесть лет. А ответы на шесть лет отличаются от ответов на 30 лет.

— Давайте на шесть лет.

— Если вы меня спрашиваете на шесть лет, то, в моем понимании, рассчитывать на какие-то радикальные глубинные преобразования шансов не очень много.

Хотя, вообще говоря, потенциал для этого существует, но, по целому ряду причин, я скептически отношусь к вероятности его использования. Что возможно? Возможно несколько типов сценариев. Ну, давайте два-три перечислю, перечислю желательные и перечислю нежелательные.

Желательный сценарий. Совершенно очевидно, что есть одна вещь, которая признают все – это приоритет человеческого капитала. В переводе на русский язык, это инвестиции в здравоохранение, инвестиции в образование, инвестиции в человека. Даже больше, чем в инфраструктуру.

Это важнейшая задача, которая абсолютно разрешима, в рамках действующей политической системы, в рамках действующей экономической системы. Она не вызывает никаких сверхъестественных рисков, и ее вполне можно решить.

Или другой вид сценария, в котором выбираются какие-то крупномасштабные инфраструктурные проекты, значимые для сотен тысяч и для миллионов людей, и на них концентрируются усилия государства. Такое тоже возможно. Это абсолютно реалистично, при нашей макроэкономической ситуации, при нашей политической ситуации, и внешнеполитической ситуации.

Но есть и самый плохой сценарий. Который, мне кажется, к сожалению, не исключен. Сценарий, который называется «делать ничего». Собственно, все у нас, в общем, не так ужасно. А что, какая у нас катастрофа? У нас, кризис? Нет.

— Кризис закончился.

— Кризис закончился. У нас падения экономики нет. У нас рост полтора процента. А может быть, даже 1,6%. Ну, и чего тогда нам во все это ввязываться? Давайте-ка лучше мы пока тихо посидим и подождем. Вот это, в моем понимании, самый плохой вариант из возможных.

— Одно уточнение тогда. На ваш взгляд, по вашим ощущениям, какой сценарий наиболее вероятен, из того списка, что вы перечислили?

— Я не отвечу на ваш вопрос. Потому что я знаю ответ.

— Это интрига, но мы подождем, увидим. И, в общем-то, осталось ждать немного.

— Конечно, жизнь покажет.

— Многие эксперты, например, Алексей Кудрин, Герман Греф, с которым у вас была в свое время интересная дискуссия по поводу солнца и ветра, говорят о том, что нарастает технологическое отставание России, и это одна из главных угроз и один из главных рисков для страны. Вы согласны с этим? Эту тенденцию можно переломить каким-то образом в обозримой перспективе?

— Мы говорим про год, шесть лет или 30 лет?

— А в какой перспективе эту тенденцию можно переломить?

— Во-первых, является ли это настоящим риском для страны? Ну, конечно же, да, никаких сомнений на этот счет нет. Во-вторых, можно ли всерьез переломить эту картину в диапазоне год? Нет. Можно ли всерьез переломить эту картину в диапазоне шесть лет? В значительной степени – да, но не полностью.

Для того, чтобы эту картину переломить в диапазоне шесть лет, далеко недостаточно тех сценариев, которые я описал. Концентрация бюджетных ресурсов на образование и здравоохранение вещь правильная, разумная, нужная, интересная, полезная, но недостаточная. Она не решает той задачи, о которой вы спрашиваете.

В этом смысле, для этой задачи нужны гораздо более масштабные преобразования. А масштабное — знак равно — рискованное. Поэтому отнесите эту опцию к числу также возможных. Но поставьте вероятность ее реализации ниже, чем вероятность реализации бюджетного маневра, о котором я говорил.

— На ваш взгляд, какой риск для страны наиболее опасен? То, о чем вы говорили, ничегонеделание, успокоенность, удовлетворенность текущей ситуацией или какой-то другой?

— Смотрите, практически мы все признаем, от оппозиции до президента, я тут не единственный, уж точно. Двухпроцентный рост – это то, на что мы, похоже, устойчиво вышли. И это последовательное необратимое стратегическое увеличение отставания России от мира. И это в долгую неприемлемо, просто неприемлемо.

Неприемлемо не только потому, что это унизительно для страны, но и потому, что это прямо бьет по оборонному потенциалу страны, по ее геополитическому положению, по ее военно-политическим ресурсам, и я уже не говорю о человеческом капитале, о конкуренции за него, оттоке людей и многих других вещах. Это просто неприемлемо.

Повторю еще раз, это то, что признают все, собственно, об этом президент говорил.

Дальше, чтобы это изменить, как мне кажется, без серьезных масштабных преобразований, уйти с этой колеи, сценария полутора-двух процентов, не удастся.

Такие преобразования а) вполне возможны. Политического ресурса у действующей политической системы достаточно, чтобы запустить. б) они высоко рискованны. Не бывает реформ без риска. А произойдут они или нет, ну, посмотрим, ближайшее будущее нам покажет.

— Наверное, последний вопрос я вам задам. Как вы считаете, для того, чтобы провести эти реформы, о которых вы говорите, большие, масштабные, и с большой долей риска, и, видимо, с наличием некоего негативного момента для большого количества людей, надо ли убеждать народ, население, можно по-разному называть, граждан страны, в том, что эти реформы нужны? Они должны их принять? Или это должны быть классические реформы «сверху», навязанные и осуществленные властью, доведенные до каждого человека, невзирая на последствия?

— Ответ состоит из двух пунктов. Реформа «сверху», как вы сказали, в том понимании, которое вы этому сейчас придали, это всегда вещь на порядок более болезненная, и порядково более сложная, чем поддержанная «снизу». И, в этом смысле, сложность преобразований, которые, на мой взгляд, стране необходимы, такова, что без серьезнейшей опоры на электорат, на народ, как хотите, называйте, их просто сделать невозможно.

Надо иначе вопрос поставить: а можно ли, в существующих условиях российских реалий, такую опору для реформ создать.

— Можно?

— Ответ – да. Ну, конечно же, да. При той мощи, которой обладает современная российская политическая система, при той мощи всех видов ресурсов, включая информационный ресурс, который у нее в руках, о котором мы даже мечтать не могли в отдаленные 90-е, ну, конечно, задача разрешима. Но она все равно связана с рисками.

— Вы оптимистично смотрите на перспективу шести лет и дальше вперед, к 30 годам?

— Нет.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 18 января 2018 > № 2462073 Анатолий Чубайс


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460378 Владислав Иноземцев

Ощущение кризиса. Анализ мировых фондовых рынков предвещает приближение коррекции

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Самым важным сегодня является вопрос о степени вероятности нового глобального кризиса. Экономист Владислав Иноземцев оценивает ее как очень высокую

Последние несколько лет отечественные чиновники и эксперты соревновались в поиске того «дна», от которого, по их мнению, вот-вот должна была оттолкнуться российская экономика или на которое на худой конец она могла бы залечь. Это «дно» было нащупано в ушедшем году, но оно оказалось каким-то илистым: за год ВВП вырос всего на 2%, однако и располагаемые доходы населения, и частные инвестиции не увеличились, а число банкротств вплотную приблизилось к рекордным показателям 2009 года. Хотя цены на нефть резко повысились, бюджет сбалансировать не удалось; инфляция снизилась до невиданных величин, однако сложно сказать, что стало тому причиной — жесткая монетарная политика или банальная стагнация спроса, не позволявшая производителям повышать цены. Иначе говоря, итоги 2017 года позволяют говорить не столько о хороших стартовых позициях для роста (как это было в 1999 или в 2009 году), сколько о том, что экономика замерла в раздумье, что ей делать дальше.

Чтобы ситуация изменилась, должны произойти значимые события либо внутри страны, либо во внешнем мире — или позитивные, или несущие отрицательный заряд.

Проблема, на мой взгляд, в том, что в самой России ничего оптимистического ждать не приходится. Переизбрание президента Путина в марте будет обеспечено его личной харизмой и не потребует никакой внятной программы действий, следовательно, стоит рассчитывать только на дальнейшее ужесточение контроля силовиков над экономикой. Предвыборные траты, чемпионат мира по футболу, запуск новых проектов типа моста на Сахалин или иных инфраструктурных строек приведут к бессмысленным тратам, не подталкивающим экономику к росту. Режим экономии по большей части других бюджетных статей сохранит стагнацию доходов, а излишняя закредитованность домохозяйств удержит спрос на сегодняшних уровнях. При этом выживание многих компаний потребует повышения цен, инфляция снова приблизится к 5%, а Банк России не снизит сколь-либо серьезно учетную ставку. Цены на нефть, которые выросли по сравнению со средними значениями 2016 года почти на 30%, вряд ли продолжат рост и не смогут обеспечить дополнительного оптимизма.

Между тем во внешнем мире накапливаются сигналы, которые дают основания для беспокойства. В отличие от России, где последние годы были потрачены на реализацию «майских указов» и борьбу с выдуманными угрозами, большинство развитых экономик использовало уникальную комбинацию низких цен на основные виды сырья и сверхнизких процентных ставок для быстрого роста. Российская экономика с 2008 года смогла вырасти лишь на 5,2% (если принять рост в 2017 году за 2%), а американская показала рост на 12,7%, европейская — на 8,8%. Характерно, что данный рост дополнялся стремительным повышением биржевых котировок и восстановлением цен на недвижимость, уже превысивших в США и в ЕС уровни 2008 года (про Азию я и не говорю).

Вот несколько примеров. Если сравнить сегодняшние уровни — нет, не с низшими точками падения образца 2009 года, а с докризисными максимумами 2008-го, — многое видится в новом свете. Основной фондовый индекс Германии DAX-30 сегодня превышает показатель весны 2008 года более чем на 2/3; в США с максимумов 2007 года индекс DJIA поднялся на 67,3%, S&P — на 68,3%, а NASDAQ — в 2,87 раза, и темпы роста в последние месяцы увеличиваются. Всего за 12 месяцев капитализация фондового рынка США повысилась на $4,65 трлн, или ровно на три размера российского ВВП, исчисленного с применением текущего курса доллара к рублю. С момента состоявшихся год назад президентских выборов индекс DJIA установил уже более 75 рекордов — больше, чем за любые 12 месяцев своей истории. Рост по индексу DJIA за 2017 год превысил 20%, притом что среднегодовые темпы прироста за предшествующие 15 лет составляли скромные 5,7%. Американские корпорации дорожают такими темпами, что по итогам 2016 года все 10 наиболее высоко оцениваемых рынком компаний мира были американскими, чего не наблюдалось со времен Рональда Рейгана.

На другом конце мира, в Азии, колоссальные прибыли, получаемые местными индустриальными компаниями, инвестируются в расширение производства, государства вкладываются в инфраструктуру, а частные лица — в недвижимость. На фондовых рынках здесь пузырей нет: в Японии Nikkei составляет всего 57,9% от своего пикового значения, достигнутого 29 декабря 1989 (!) года, а индексы в Гонконге (Hang Seng) и Шанхае (Shanghai Composite) торгуются на уровнях на 10,5% и 42,2% ниже максимумов 2007/2008 годов соответственно. Однако с предшествующего пика 2008 года средняя цена жилья в Гонконге поднялась в 2,3 раза, в Пекине — в 3,6 раза, в Шанхае и Гуанчжоу — в 5–7 раз. По самым скромным оценкам, стоимость китайской недвижимости выросла на $3,5–4,0 трлн менее чем за 10 лет. Только в прошлом году в Гонконге было зафиксировано два мировых рекорда — покупка земельного участка под строительство высотного здания за $3,1 млрд и части уже действующего офисного комплекса за $5,2 млрд. Как и вложения в американские акции, приобретение подобных объектов экономически оправданно только при ожидании дальнейшего роста цены, так как аренда не позволяет отбить инвестиции так же, как и дивиденды по акциям.

«Пузырятся» не только рынки активов, но и все другие точки приложения спекулятивного капитала. Самая дорогая покупка предмета искусства в 2008-м («Триптих» Фрэнсиса Бэкона) обошлась Роману Абрамовичу в $85,9 млн, самая дорогая сделка уходящего года («Powerful» Жан-Мишеля Баския) была оценена в $110,5 млн. Самый дорогой трансферт в мировом футболе в 2008 году (переход Робиньо из мадридского «Реала» в «Манчестер Сити») стоил Є43,1 млн, а в 2017-м Неймар из «Барселоны» был куплен PSG уже за Є222 млн. Я уже не говорю о появившемся в 2009–2010 годах (как раз на выходе из предшествующего кризиса) рынке криптовалют, который по-настоящему ожил именно в прошлом году, когда его капитализация выросла более чем в 10 раз.

Россия на этом фоне выглядит совершенно особо. Если учитывать, что в глобальном мире инвесторы ориентируются на доходность и показатели развития экономики, выраженные в долларах и евро, окажется, что и размер российской экономики, и стоимость российских акций, и цена недвижимости в крупных городах — все эти показатели сократились на 45–50% за прошедшие 10 лет. Россия почти отсоединилась от мировых рынков капитала, оборот ее внешней торговли в 2017 году (по данным за три квартала) сократился по сравнению с аналогичным периодом 2008 года на 41,8%. В отличие от Запада российская экономика в 2014–2016 годы пережила еще один кризис, даже более серьезный и системный, чем предшествующий. И у нее сейчас нет резервов, чтобы противостоять кризису, если он, как и прежде, придет извне (а ведь России не удавалось оставаться «островком стабильности» ни в 1997–1998 годах, ни в 2008-м).

Поэтому самым важным сегодня является вопрос о степени вероятности нового глобального кризиса. Я оцениваю ее как очень высокую, если рассматривать период с лета 2018-го по весну 2020 года. Если, например, взглянуть на динамику индекса DJIA, можно видеть сначала плавный подъем, относительную остановку, потом резкий взлет, потом резкий спад. Взлеты — на 25,2% в 1999 году, на 22,6% в 2006–2007 годах — сопровождались падением, относительно растянутым на 2000–2002 годы (на 30,1%) и стремительным в 2008-м (на 33,7%). В 2005-м, за три года до краха, индекс демонстрировал незначительный спад (на 0,6%). Сегодня картина почти повторяется: рост по итогам года превысит 20%, а в 2015-м фиксировалось такое же осторожное падение, как и в 2005-м (на 2,2%). Конечно, политика ведущих мировых центробанков обеспечила невиданную накачку экономик деньгами, но мы не знаем, как эти экономики будут вести себя при сокращении вливаний, а именно это входит в планы ФРС и ЕЦБ на 2018 год. Так что я бы определил вероятность серьезной коррекции на фондовых рынках в 25–30% на 2018 год и в 45–60% на 2019-й. Конечно, ведущие экономические институты сегодня более оптимистичны — достаточно ознакомиться с апрельским докладом МВФ, который настраивает инвесторов на то, что в наступившем году мировая экономика будет расти быстрее, чем в прошлом, однако не стоит забывать, сколь уверен был, например, Всемирный банк в устойчивости экономического роста в Азии в 1993 году.

Если кризис случится, последствия для валютных и товарных рынков окажутся самыми драматичными — и самыми неблагоприятными для России (нефть устремится к $40 за баррель, доллар — к паритету с евро). В отличие от кризисов 2008–2009 и 2014 годов новые потрясения произойдут на фоне практически исчерпанных резервов, пяти лет бюджетного дефицита и — что самое важное — глубокой усталости как предпринимателей, так и населения от нескончаемой стагнации и минимального внимания, которое власти страны проявляют к проблемам экономического развития. По сути, это будет похоже на вступление свежей и хорошо вооруженной армии на «островок», обороняемый выдохшимися защитниками почти без оружия и боеприпасов.

Конечно, очень хочется верить, что наступивший год станет для нашей экономики хотя бы столь же благополучным, каким был ушедший. Однако циклический характер развития мирового хозяйства никто не отменял, а опасность, грозящая если и не в 2018 году, то в относительно близкой перспективе, сегодня усугубляется еще и тем, что отечественные политики стремятся оценивать прежде всего персонифицированные политические и личностные вызовы (от военных угроз до персональных санкций), а не относительно обезличенные экономические тренды, несмотря на то что Россия остается более тесно связана с миром экономически, чем политически и социально. И не дай Бог в очередной раз убедиться, как прочна и неизбывна эта связь.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460378 Владислав Иноземцев


Китай > Госбюджет, налоги, цены > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458348

Китайские госпредприятия центрального подчинения выполнили цели по сокращению производственных мощностей в 2017 году

Государственные предприятия центрального подчинения Китая достигли годовых целей по сокращению производственных мощностей в сталелитейной и угольной промышленности в 2017 году. Об этом сообщил в среду Комитет по контролю и управлению государственным имуществом КНР.

По словам главного бухгалтера комитета Шэнь Ин, в прошлом году центральные госпредприятия Китая ликвидировали 5,95 млн тонн избыточных сталелитейных производственных мощностей и 27,03 млн тонн избыточных производственных мощностей в угольной индустрии.

В 2017 году перед госпредприятиями стояла цель сократить сталелитейные мощности на 5,95 млн тонн, мощности по производству угля - на 24,73 млн тонн.

В наступившем году госпредприятия намерены уменьшить мощности по производству угля на более 10 млн тонн, а также в приоритетном порядке реструктуризировать угольную индустрию, отметила Шэнь Ин.

"Для модернизации традиционной сталелитейной промышленности будут использоваться современные технологии, избыточные мощности будут активно ликвидироваться в судостроении, цветной металлургии и производстве стройматериалов", - пояснила она.

В Китае на настоящий момент насчитывается 98 центральных госпредприятий, которым принадлежит значительная часть активов страны.

Осознавая важность госпредприятий для достижения устойчивого роста экономики страны, Китай запустил ряд реформ, включая сокращение избыточных производственных мощностей, ликвидацию "зомби-предприятий", упразднение ненужных инстанций и внедрение инноваций.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > Russian.News.Cn, 17 января 2018 > № 2458348


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 января 2018 > № 2462029 Татьяна Голикова

«Мы никогда не допустим дефолта регионов»

Интервью с главой Счетной палаты Татьяной Голиковой

Петр Нетреба

Реформирование исполнительной системы управления может начаться с объединения ПФР, ФОМС и ФСС и окончательной ликвидации агентств, созданных в 2004 году. О том, зачем это нужно, а также почему власти не допустят дефолта закредитованных регионов, в интервью «Газете.Ru» рассказала глава Счетной палаты Татьяна Голикова.

— Татьяна Алексеевна, вы сегодня сделали несколько революционных предложений по изменению исполнительной системы управления. Вы предлагаете объединить Пенсионный Фонд, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд социального страхования в одну структуру. К чему такие изменения могут привести и зачем это нужно делать именно в 2018 году?

— Я не сказала, что это нужно делать в 2018 году. Я сказала, что, если мы каким-то образом относимся к реформированию системы госуправления, я имею в виду существующую сегодня трехуровневую систему «министерство — службы — агентства», то нельзя оставлять нереформированной систему государственных внебюджетных фондов. Люди вроде бы привыкли — государственные внебюджетные фонды. Что это такое? Это некоммерческие учреждения. Являясь некоммерческими учреждениями, они создают свои собственные учреждения, они выполняют часть властных функций. Но это не регулируется никаким законом. Попытки в свое время сделать закон о государственных внебюджетных фондах ни к чему не привели. А сейчас, как я понимаю, они просто оставлены, и этой темой никто не занимается.

Но, в конечном итоге, статус этих институтов должен быть определен. Мы приняли серьезное решение, которое было связано с тем, что с 1 января 2017 года администрирование страховых взносов передано ФНС. Таким образом, мы фактически разделили компетенцию государственных внебюджетных фондов в части их доходной и расходной частей.

В отличие от обычного бюджета, где расходные статьи на все отрасли, на все полномочия, государственные внебюджетные фонды, как правило, выполняют одно функциональное назначение. Пенсионный — это выплаты пенсий, Фонд социального страхования — это больничные листы, материнство, уход за ребенком и несчастные случаи, и, наконец, Фонд обязательного медицинского страхования — это просто финансирование здравоохранения через систему территориальных фондов медицинского страхования и страховых медицинских организаций. По-крупному, это три функционала, которые обеспечиваются за счет одного доходного источника, который теперь администрирует налоговая служба.

Сервисы, которые сегодня созданы и создаются налоговой службой, позволяют не только администрировать страховые взносы, они еще и позволяют вести персонифицированный учет. Если задаться целью и предложить налоговой службе наложить уплату страховых взносов на переучет, то эта работа будет сделана. Сегодня все для этого есть. Пока эта часть, соединение того, что уплачено за работника, находится в Пенсионном фонде. Соцстрах эту работу не ведет, медстрах эту работу не ведет. И это порождает в том числе и неэффективные расходы, и недооценку того, для кого вообще это делается и кому должны помогать, а кому реально помогать не должны.

Это экспертное предложение, если коллеги сочтут нужным и важным его обсуждать, то мы готовы представить соответствующие более углубленные предложения. Но такое разделение, о котором я сказала, доходов и расходов позволяет говорить о следующем.

Мы можем создать другую управленческую структуру, единую, которая была бы, с одной стороны, с единым расходным бюджетом, с другой стороны, с бюджетом, внутри разделенным на части, которые связаны с обеспечением социального страхования, обеспечением пенсионным и обеспечением здравоохранения.

Например, больничными листами сегодня занимается ФСС. Но медицинским страхованием занимается ФОМС. Сегодня ФОМС не знает, что происходит с больничными листами. Этот учет отделен. Казалось бы, логично, что это должно быть в одном фонде. Но исторически система сложилась так, что в ФСС существует зачетная система. Работодатели сами используют средства на уплату больничных листов, и это сальдо по платежам они потом передают в ФСС, если оно положительное. Безусловно, там очень много нюансов. Безусловно, это чувствительные вопросы. Но сегодня уже назрела ситуация, при которой мы должны задуматься над существующей системой социального страхования в Российской Федерации. Поэтому мы и предлагаем новую публичную форму организации этой управленческой структуры. Единый государственный внебюджетный фонд, в котором, скажем, в Наблюдательном совете были бы и представители профсоюзов, и работодателей, и государства. Тогда бы принимались взвешенные решения по порядку администрирования таких расходов. Была бы единая информационная система, которая чрезвычайно важна. Потому что сегодня они создают каждый свою, каждый тратит на это достаточно приличные финансовые ресурсы. Но при этом эти информационные системы не совмещены. А они совмещены в налоговой службе.

И у нас очень много такого, что требует этого упорядочения. Но не для того, чтобы подсократить расходы, а для того, чтобы сделать понятной и прозрачной систему социального страхования для граждан. Потому что система социального страхования — она работает, в первую очередь, для населения. Если мы сегодня спросим любого гражданина, что ему положено из системы социального страхования, вряд ли он нам ответит на этот вопрос.

— Я туда стараюсь не ходить. Татьяна Алексеевна, но ведь следующий этап вашего предложения означает объединение фондов с ФНС?

— Нет. ФНС — это госорган, он администрирует доходы. И нет никакой необходимости их объединять с государственными внебюджетными. У них разный функционал.

— Вы имеете многолетний опыт наблюдения и за бюджетными расходами, и за исполнительной системой. Если говорить в целом об исполнительной власти, какие требуются изменения, может быть, объединения или упразднения?

— В принципе, система участия государства в экономике достаточно серьезно переразмерена. И мы ее мало контролируем. В 2004 году, как вы помните, была принята очень серьезная реформа государственного управления, с раскреплением властных функций за министерствами, службами, агентствами. Прошло много времени, все смешалось. Теперь все все делают. Но прозрачности от этого не появляется. И уже сейчас можно сказать, что многие институты лишние в этой системе управления.

Я имею в виду, в первую очередь, агентства. Потому что мы видим, как они работают. В большинстве ведомственных вертикалей агентства ликвидированы. Где-то они сохранились. Но самое главное, что, будучи сохраненными, они все равно создают казенные учреждения, которым делегируют государственные функции. Это можно сегодня по закону. Тогда возникает вопрос: а для чего сохранять агентство? Эту функцию может выполнять департамент министерства, который будет выстраивать отношения с казенными учреждениями, которым можно делегировать полномочия по управлению имуществом. Настройка системы государственного аппарата — обсуждаемые темы.

Чувствительным, на мой взгляд, является и тема, которая всегда звучит на всех площадках — контрольно-надзорная деятельность. У нас много проверок. Предполагалось, что когда выйдет закон, при котором проверки нужно согласовывать с прокуратурой, он решит эту проблему и количество проверок сократится. Это не решило проблему до конца. Потому что есть внеплановые проверки, когда контрольные органы выходят по обращениям граждан, группы граждан, массовому обращению. Главное то, что таких проверок где-то под миллион в год.

Мы задались целью оценить, сколько административных штрафов было наложено надзорными службами, которые находятся в ведении правительства за 2016 год. Количество аккумулированных денег в бюджете почти 37 миллиардов рублей. Это очень приличная сумма. Абсолютными лидерами по проверкам являются Роспотребнадзор, Роструд, Ростехнадзор. Но характерно и другое. Характерно то, что из общего массива проверок только чуть больше 2% – это проверки, которые действительно связаны с ущербом здоровью и т.п., когда действительно установлен соответствующий вред. Сейчас правительство подготовило проект закона по изменению подходов к контрольно-надзорной деятельности, где в качестве основного декларируется риск-ориентированный подход. Но при этом оно не предложило в этом законопроекте определить, что относить к риску, какая методика расчета. То есть у нас опять может получиться субъективное отношение к тем действиям, которые осуществляют контрольно-надзорные органы.

Уровень взаимодействия между контрольно-надзорным ведомством и министерством, в ведении которого находится это контрольно-надзорное ведомство, очень слабое. С одной стороны, министерство может погрозить пальчиком контрольно-надзорному ведомству, если то видит какое-то прямое нарушение законодательства или какой-то пробел. С другой стороны, во многом отсутствие надлежащего взаимодействия и возможность контрольно-надзорной службы достучаться до своего министерства, чтобы были устранены пробелы в действующем законодательстве, — это тоже проблема. Законопроект, который внесен, вообще никак на этот вопрос не отвечает. И поэтому и мы говорим, и сегодня я услышала это от Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики, что контрольно-надзорные ведомства не должны находиться в ведении министерств. Они все-таки должны быть независимыми и должны находиться под правительством.

Я не озвучивала идею укрупнения контрольно-надзорных ведомств. Но Ярослав Иванович эту идею озвучил. Она имеет право на существование.

Но есть классические контрольно-надзорные ведомства, типа Роспотребнадзора, а есть надзорные ведомства типа налоговой службы, где мы далеки от того, что нужно их лишать статуса или как-то уменьшать их полномочия, потому что они выполняют совершенно другой функционал, который не связан с жизнью и здоровьем, а связан с соблюдением налогового законодательства. Поэтому тема сложная. Но это тема, по которой тоже назрели изменения. И они должны быть абсолютно понятны для бизнеса. Потому что бизнес в основном ставит этот вопрос о том, что замучили проверками, замучили тенденциозными действиями.

В то же время заявленные показатели, скажем, по развитию предпринимательства ведомствами практически не выполняются.

— Уже несколько раз в нашем разговоре возникла ФНС как отдельная структура с эксклюзивными функциями. Несколько месяцев тому назад, если помните, Игорь Шувалов предложил подумать об объединении ФНС и Таможенной службы. Вы, кажется, тоже участвовали в том обсуждении.

— Да, это была Коллегия Налоговой службы.

— Не знаете, чем закончилось обсуждение?

— Пока ничем.

— А по-вашему, как надо поступить?

— В данном случае, Игорь Иванович, я думаю, представил свою позицию как первого вице-премьера, который в том числе курирует финансово-экономический блок. Но у меня в этой части сдержанная позиция. Потому что Налоговая служба с 1 января 2017 года наделена достаточно существенным дополнительным функционалом. Еще раз повторюсь, это страховые взносы, их администрирование и выстраивание взаимодействия пока с тремя государственными внебюджетными фондами.

Затем, создание единой системы записи актов гражданского состояния. Мы как-то умалчиваем об этом, но это грандиозная, серьезная и чрезвычайно важная работа. Именно в таких терминах — которую невозможно сорвать. Вот мы сегодня обсуждали в том числе тему делегирования полномочий регионам. Я просто напомню, что мы делегировали полномочия по записи актов гражданского состояния регионам страны. Каждый из регионов видит эту работу по-своему. Единых стандартов организации этой работы у нас нет. И, собственно, что делает сейчас Налоговая служба: она осуществляет создание информационного ресурса по единой записи актов гражданского состояния. Что при соединении в последующем с уплатой налогов даст, в общем, достаточно серьезный управленческий ресурс. Можно это назвать цифровизацией экономики, можно информатизацией, можно как угодно. И если сегодня мы еще дополним Налоговую службу компетенцией Таможенной службы....

Главное, чтобы коллеги не надорвались.

Мне кажется, что здесь важно идти поступательно, и, может быть, не надо торопиться. Важно интегрировать информационные системы и иметь обмен данными, поскольку и те, и другие отвечают за уплату налогов. Также важно обратить внимание на то, что и те, и другие находятся в юрисдикции Минфина. И здесь нет каких-то таких проблемных вещей, которые бы помешали бы им консолидировано и эффективно работать.

— Татьяна Алексеевна, коллеги заметили, что все изменения, о которых вы накануне говорите, сбываются буквально через пару недель, а то и месяцев. Например, о передаче страховых взносов под администрирование ФНС вы сказали за неделю до их передачи....

— Нет, я сказала немножко раньше. Тогда была праздничная коллегия Налоговой службы, и я очень хорошо это помню. Когда я сказала, что нужно уметь признавать свои ошибки. Реформирование единого социального налога происходило при мне, когда я была министром здравоохранения и социального развития. Но идеология реформирования ЕСН и превращения в страховые взносы тогда была иная. Мы предполагали, что объединение позволит объединить информационные системы по сбору и назначению, существенно сократит период назначения пенсий, сократит количество перерасчетов при назначении пенсий. Потому что при ЕСН у нас всегда было полуторагодовалое опоздание по получению информации, для того чтобы корректно назначить пенсию выходящему на нее пенсионеру. И для этого должны были быть созданы соответствующие сервисы, и эта задача должна была быть решена. Но, к сожалению, этого не произошло. И Налоговая служба – с точки зрения создания таких сервисов, она семимильными шагами ушла вперед. И мы вынуждены признать, что она сработала более эффективно и сейчас у нее есть потенциал для того, чтобы эту работу организовать на более высоком качественном уровне. Мы не имеем окончательных данных 2017 года. Но мы сейчас уже можем сказать, что по сбору страховых взносов Налоговая служба сработала более эффективно. Я не говорю о тех дополнительных доходах, которые получили все бюджеты фондов в связи с ростом в целом фонда оплаты труда. Я говорю исключительно по поводу мобилизации задолженности.

Скажем, Пенсионный фонд планировал, что в 2017 году, если бы он администрировал страховые взносы, то он смог бы мобилизовать порядка 58 млрд руб. сложившейся задолженности по страховым взносам.

Налоговая мобилизовала более 100 млрд рублей. Кроме того, мы реально понимаем, сколько «мертвой» задолженности, сколько задолженности, которая может быть взыскана, в том числе не только силами Налоговой, но и через суды. И мы понимаем, где у нас есть ограничения, которые связаны с тем, сколько мы должны трансферты передать в бюджет Пенсионного фонда.

Только эта более успешная работа Налоговой службы позволила сократить трансферт в конце года бюджету Пенсионного фонда на 27 млрд руб. Согласитесь, что это достаточно приличная сумма.

За 27 миллиардов рублей можно решить очень многие проблемы в федеральном бюджете.

— А вы уже считали эффективность вновь предложенных мер по объединению фондов?

— Потенциально это можно оценить. Пока это просто предложение, идея нашего ведомства. Это не значит, что она завтра будет принята. Всегда находятся оппоненты. Это всегда профессиональный спор. Я к этому отношусь очень положительно и считаю, что если в процессе профессионального спора рождается выверенное компромиссное предложение, особенно по таким чувствительным вопросам, как социальные, это всегда плюс в первую очередь для наших граждан. И детально, конечно, мы этого не обсчитывали, и задачи такой не стояло. Но предположить, а сколько это может быть, вполне реально. Просто все зависит от того, как распределить функционал. Если переучет отдать в Налоговую — это одна экономия, если переучет оставить в фондах — это другая экономия. Но я только приведу один пример.

По 2016 году — это почти 163 тысяч человек, работающих в системе государственных внебюджетных фондов, и почти 144 миллиарда рублей, которые они тратят на свое содержание. Уже только это можно оптимизировать с точки зрения единого управленца. Это как пример.

— На сколько?

— Я думаю, что это поэтапно должно идти. Нельзя в один год все урезать.

— Что делать с идеологией пенсионной системы: возвращаться в бюджетную модель или модифицировать страховую модель?

— Это сложный вопрос. Мы даже его поставили сегодня на интерактивное голосование.

— Да, и выиграла страховая.

— Вы знаете, для меня это было достаточно удивительно. Я считала, что выиграет бюджетная. Потому что все привыкли, что бюджетная — это надежней. Так у нас как-то исторически, ментально сложилось. Есть же сторонники перехода от страховых взносов к единому социальному налогу. Налог — это безвозмездный платеж. Соответственно, это бюджетная модель. А страховой взнос — это возмездный платеж, значит, это страховая модель.

Все привыкли к тому, что у нас есть пенсионные законы, закон об обязательном медицинском страховании и законы, которые регулируют социальное страхование. Но мало кто обращается к закону, действующему в Российской Федерации, об основах системы социального страхования, где заложены основные принципы организации социального страхования. Без изменения концептуальных подходов к системе социального страхования сказать, что сегодня мы переходим на налог и бюджетную модель, практически невозможно. Когда говорят: пожалуй, Пенсионный фонд — это страховая модель, а Фонд социального страхования тоже страховая модель. Удобная, на самом деле, для работодателей зачетная система.

Медицинское страхование. Здоровый платит за больного. Это немножко другая система, но она все равно страховая. И сегодня просто так вот отказаться от нее, наверное, очень серьезное решение.

Но мы не можем сказать ей «да» или сказать ей «нет». Мы должны обсудить плюсы страховой и ее минусы, плюсы бюджетной и ее минусы. И я вас уверяю, что будет неоднозначное обсуждение.

Потому что нельзя тему социального страхования обсуждать, скажем, применительно к налогу или повышению пенсионного возраста. Это всего лишь элементы настройки. Концептуально надо обсуждать принципы. И здесь беспокоит, что этого обсуждения нет.

— Сколько времени потребуется на такое обсуждение?

— Было бы желание эту реформу сделать. Обсудить, выработать основные концептуальные вещи, я думаю, что вполне возможно за полгода.

— Длительная, повторяющаяся заморозка накопительной части пенсионной системы…

— Это тоже вопрос реформирования пенсионной системы.

— Так заморозка убила страховые принципы. Есть возможность восстановить накопительную систему?

— Не убила. Это демпфировало так называемые страховые принципы. Но что касается восстановить… Либо трансферты увеличить из федерального бюджета в Пенсионный фонд за счет того, что часть будет уходить на накопление, либо повысить страховые взносы на фонд оплаты труда. Но, наверное, на это же никто не пойдет. Мы должны это понимать.

— То есть, фактически, мы накопительную часть больше не увидим?

— Я думаю, что в таком виде, в каком она существовала до заморозки, нет.

— Татьяна Алексеевна, там, где возникают вопросы финансирования человеческого капитала, вопросы социальных платежей, тут же возникает вопрос, кто платит. Существует проблема между федеральным центром и регионами. Считается, что финансовый кризис региональных бюджетов 2016 года спровоцировали майские указы 2012 года. Прежде всего, касающиеся повышения зарплат бюджетникам.

— Спорно.

— С другой стороны, мы видим повторение простых и понятных избирателю решений — введение пособия при рождении первого ребенка, по продлению материнского капитала и повышению МРОТ до уровня прожиточного минимума. Нагрузка по финансированию опять будет переложена на регионы? И мы получим повторение кризиса?

— Начну с последнего. Мы всячески уходили от бюджетного кризиса в регионах. И я думаю, что бюджетный кризис в регионах невозможен по определению. Потому что регионы – это такая же ветвь государственной власти, как и федерации. Мы все несем консолидированную ответственность за то, что происходит, как бы и кто бы что ни говорил относительно бюджетного федерализма.

Конечно, никогда мы не допустим дефолта регионов, это понятно.

И меры по реструктуризации задолженности регионов перед федеральным бюджетом, которые сейчас приняты, я считаю, что они достаточно беспрецедентны и они должны дать свой результат при умелом пользовании этими мерами. Именно в такой постановке вопроса и в отсутствие последующего накопления долгов очень хочется надеяться, что, в том числе вновь пришедшие, губернаторы ответственно будут относиться к тем решениям и к реализации тех решений, которые приняты на уровне президента.

Что касается закредитованности или высокого уровня госдолга, то он начал формироваться не от обязательств, которые возникли из майских указов президента. Эта задолженность начала формироваться раньше. Просто на нее тогда никто не обращал внимания. И я считаю, что во многом это было связано в том числе с безответственной политикой в отношении формирований и исполнений бюджетов регионов, на именно региональном уровне, не на федеральном. Результат мы получили. Но очевидно, что, с учетом экономических процессов снижения темпов экономического роста, внешних санкций, снижения цены на нефть, возможности бюджетов, не только федерального, но и субъектов, сократились. И, естественно, расходные обязательства сокращать сложнее, чем недопоступление доходов, потому что оно происходит по факту. И это тоже, в свою очередь, привело к увеличению долга.

Что касается новых инициатив, то практически все пособия, и на первого ребенка, материнский семейный капитал – это все средства федерального бюджета.

Увеличение МРОТа — оно затронет, конечно, и бюджеты субъектов. Но оно не окажется какого-то драматичного влияния на их сбалансированность при умелом подходе к формированию бюджетов. Но, безусловно, внесет свой вклад в снижение бедности.

— Вам не жалко распрощаться с Резервным фондом и остаться только с одним ФНБ? Кстати, В 2017 году Минфин начал покупать валюту на рынке. Было куплено на сумму более 800 млрд руб. В 2018 году, по новому Бюджетному правилу, объемы закупок оцениваются в сумму 2-2,3 трлн руб. В прошлом году правительство решило аккумулировать эти средства на спецсчете в федеральном казначействе и только в октябре 2018 года переведет их в ФНБ. С точки зрения Счетной палаты, такая схема нормальна?

— Ничего плохого мы в этом не видим. Вы знаете, я была свидетелем разных периодов финансовой системы и суверенных фондов. Ведь Стабилизационный фонд появился тогда, когда мы несколько лет подряд с профицитом исполняли бюджеты и минимизировали заимствования на рынке. А потом стало очевидным, что политику нужно менять, был образован Стабилизационный фонд, куда зачислялись все остатки, без какой-либо формулы, просто остатки. А потом мы приняли решение, что целесообразно все-таки накапливать по определенным правилам. И считали, на самом деле, очень длинные временные ряды. До 2050 года. Это было темой серьезных обсуждений всегда в Министерстве финансов. Алексей Леонидович Кудрин придавал этому самое серьезное значение, потому что он считал, и я здесь разделяю его позицию, что это серьезнейшая структурная мера для обеспечения стабильности финансовой системы в будущем.

Но идеология была тогда принята таковой, что один из фондов — он обеспечивает сбалансированность федерального бюджета, это Резервный фонд, в периоды падения цены на нефть, а Фонд национального благосостояния в том числе предназначен для долгосрочной сбалансированности пенсионной системы.

Резервный фонд свою службу сослужил.

В драматичные периоды, может быть, еще не такие драматичные, но тем не менее, падения цен на нефть. Сейчас фактически остался Фонд национального благосостояния, который теперь призван балансировать и федеральный бюджет, и пенсионную систему. С точки зрения денег ничего не изменилось. С точки зрения того, когда зачислять деньги в ФНБ, как раньше было, 1-го февраля, или 1-го октября — особо каких-то принципиальных моментов это в себе не содержит.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 января 2018 > № 2462029 Татьяна Голикова


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 16 января 2018 > № 2461561 Борис Титов

Уход в тень

Борис Титов

Почему «гаражный бизнес» выгоден в России абсолютно всем и что с этим делать

Главный миф о малом бизнесе в России звучит так: предпринимателей в России меньше, чем в других странах. Это неправда. Правда в том, что в предлагаемых обстоятельствах бизнесу выгодно быть в тени. Сейчас половина всего мелкого предпринимательства — это «гаражный бизнес». К сожалению, ситуация выгодна всем. Если такой бизнес будет работать вбелую с существующей налоговой нагрузкой — неподъемным социальным налогом в 30 процентов, ценами на газ и ставками по кредитам, — его просто не станет. Бюрократической системе это тоже выгодно: можно любого прижать к ногтю и сделать их ручными. В каждом городе есть конкретные чиновники, которые зорко смотрят по сторонам, чем бы поживиться.

Защититься от проверок нельзя, выполнить все требования — тоже. Простой пример. Сейчас мы делаем квазипроверки: приходим в столовую при администрации региона и предъявляем все требования по чек-листу Роспотребнадзора. «Омлет должен быть полтора сантиметра», а «окна выходить на северо-западную сторону», и так далее. Ни одна государственная столовка не может их пройти. Что уж говорить об остальных.

Почему так получилось

Есть такая мантра: «Малый бизнес нужен России». Ведь мы рыночники, демократы, капиталисты. На деле выходит иначе: пирожки-то, конечно, нужны, но массовое развитие — не нужно.

Все эти годы наше государство живет за счет нефти. Это повлияло на очень многие вещи: на экономику, за счет которой росли внутренние доходы населения, на социальную структуру общества. В такой экономике нужны лишь крупные нефтяные компании, организации и чиновники.

И чиновникам, и мелким бизнесменам, как я уже говорил, нынешняя ситуация выгодна. Еще есть элита, и есть люди в регионах, которые получают по десять тысяч рублей. Первые не заинтересованы в переменах, а вторые в силу невысокой образованности и того, что им хватает собственных проблем, просто не понимают, зачем эти перемены нужны.

Как с этим быть

Бороться с гаражной экономикой бессмысленно и глупо. Единственный выход — перевести ее в легальное поле. Для этого нужно сделать три простых вещи. Первая — снизить административное давление. Нужна простота регистрации и снятия с учета, минимальная отчетность, легкость покупки патента по 46 видам деятельности, а не по 4, как сейчас, и низкие налоги — десять тысяч и ни рублем больше.

Вторая. Основная проблема гаражной экономики — дорогие деньги. Гаражные предприниматели не могут брать кредиты, предназначенные для бизнеса — по причине того, что, находясь в тени, они по закону не являются предпринимателями. В этой ситуации им доступны только потребительские кредиты, ставки по которым намного выше. Разумеется, легализация должна решить эту проблему.

И третья. Нужно снять ответственность за прошлое. Провести своего рода заочную амнистию — если ты зарегистрировался, к тебе не могут прийти с твоими грехами из прошлого, не будут шить уголовные дела. И тогда все будет работать.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 16 января 2018 > № 2461561 Борис Титов


Китай > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 16 января 2018 > № 2457248

Индустрия искусственного интеллекта станет новой точкой экономического роста Пекина

Индустрия искусственного интеллекта /ИИ/ будет углубленно интегрироваться в реальные секторы экономики, что станет новой точкой экономического роста Пекина. Об этом говорится в документе о развитии индустрии ИИ, опубликованном на днях властями китайской столицы.

В настоящее время, искусственный интеллект и его производные технологии проникли в жизнь общества. Например, технология распознавания лиц используется в части пекинских вузов и становится их "волшебным инструментом" для управления общежитиями и ходом занятий.

Кроме того, новейшая технология звукового распознавания, разработанная Кэдасюньфэй /IFLYTEK/, китайской компанией по изучению ИИ и связанной с ним продукции, способна четко перевести звуковые сообщения в текстовые.

Сообщается, что Пекин занимает лидирующую позицию по индустриальной основе технологии ИИ. Здесь собраны свыше половины ведущих научно-исследовательских учреждений страны по изучению ИИ и более десяти государственных ведущих лабораторий. По состоянию на сентябрь 2017 года, в столице Китая работали около 400 отраслевых предприятий, по этому показателю город занимает первое место в стране.

Стоит отметить, что в документе сказано, что необходимо ускорять процесс интегрированного применения технологии ИИ и способствовать углубленной интеграции ИИ в реальные секторы экономики, а также проводить показательное использование данной технологии в таких важнейших областях, как обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, логистика, финансы и др.

В документе также отмечается, что необходимо делать жизнь населения более удобной и повышать уровень общественного управления со стороны правительства и общественных услуг, используя результаты развития технологии искусственного интеллекта.

Китай > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > Russian.News.Cn, 16 января 2018 > № 2457248


Иран > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 января 2018 > № 2458803 Николай Кожанов

Интриги иранского двора. Почему протесты 2018 года не превратились в революцию

Николай Кожанов

Долговечность иранского режима обеспечивает не только значительный карательный аппарат, но и готовность к работе над ошибками. Подавив протестное Зеленое движение после выборов 2009 года, власти Ирана постарались постепенно убрать раздражающие факторы, которые привели к всплеску недовольства (включая бывшего президента Ахмадинежада), и также пошли на определенные социально-экономические послабления. Чего-то подобного следует ожидать и в этот раз

Массовые протесты, которые шли в Иране в последние несколько недель, наглядно показали, что главная угроза для стабильности иранского режима исходит не извне, а изнутри страны – от проблем в экономике и внутриполитических интриг.

Сразу отбросим в сторону версии, что волнения были спровоцированы из-за рубежа. Классики революционных движений начала ХХ века учат нас, что ни одного эффективного и полнокровного выступления против власти не получится, если оно не созрело внутри общества. Внешние силы не могут инспирировать многотысячные митинги, если в стране нет для этого нужных условий, внешние силы могут их только использовать.

С другой стороны, необходимо определить, что все же подразумевается под «внешним вмешательством». Одно дело – материальная и организационная поддержка протестующих, обучение их (не)насильственным методам борьбы. Другое – информационные вбросы и высказывания иностранных политиков и иранских эмигрантов в поддержку протестующих. Первое явно способно нанести значительный ущерб правящему режиму. Эффективность второго под большим вопросом, равно как и способность простых высказываний вывести людей на улицы без соответствующей ситуации.

В любом случае в нынешней волне иранских протестов не было признаков явного иностранного участия. Элементы внешней поддержки стали проявляться позже, то есть «враги Ирана» начало выступлений попросту проспали. Более того, внешняя поддержка была ограничена заявлениями Трампа и нескольких западных политиков да ангажированной подачей материалов некоторыми СМИ.

На практике главными причинами, спровоцировавшими протесты, стали экономика и внутриэлитные интриги. Социально-экономическая ситуация в Иране на конец 2017 года была непростой. Хотя второй год кряду ВВП Ирана растет, эти успехи мало отражаются на социальной сфере. Сократившаяся в 2016 году безработица в 2017-м вновь подросла и достигла только по официальным данным 12,5%. Постепенно обесценивается иранский риал, снижается покупательная способность населения, а также растут цены на потребительские товары (на продукты питания – до 20% в год). Сохраняется значительный разрыв между доходами богатых и бедных слоев населения, причем к малоимущим относятся, по разным оценкам, от 40% до 60% иранцев. Особенно уязвима иранская молодежь, уровень безработицы среди которой, по разным оценкам, колеблется от 20% до 40%.

Но самих по себе социально-экономических трудностей было бы недостаточно, чтобы вызвать протесты. В прошлые годы Иран уже сталкивался с нехваткой или подорожанием риса, кур, ростом цен на овощи и фрукты, но это не выливалось в массовые протесты. Как не вели к протестам и негативные социально-экономические показатели: высокий уровень безработицы и социальное расслоение остаются главными характеристиками иранской экономики в последние несколько десятков лет.

Более того, при правительстве Рухани они не были настолько уж плохими. Для сравнения: в 2009 году, накануне массовых выступлений Зеленого движения, только по официальным данным иранского Центробанка инфляция составила 23,6% (против 9–12% в 2017 году), а рост потребительских цен – 15% в год (против 12–13% в 2017 году). Это раздражало, но не было главным фактором, выводившим людей на улицы. В 2009 году, чтобы начались беспорядки, потребовались подозрения в подтасовке итогов президентских выборов.

Более того, экономические показатели Ирана на фоне региона не так уж и плохи. По данным Всемирного банка, безработица в стране близка к среднему уровню в странах Ближнего Востока: в Турции 11% безработицы в 2016 году жить правительству не сильно мешают.

Интриги и надежды

В случае Ирана свою роль в начале протестов сыграли внутриполитические интриги и неоправдавшиеся надежды. Руководство Ирана очень долго обещало населению благоденствие, ссылаясь на то, что снятие санкций, введенных в 2006–2012 годах, наконец-то приведет к процветанию страны. Таким образом, власти отказывались признать, что в бедах экономики Ирана виновата в первую очередь сама ее структура.

К 2017 году иранская система экономического управления давала сбои, которые были связаны не с санкциями, а с наличием у государства безграничных прав на вмешательство в дела бизнеса, с доминированием госсектора в экономике страны, с низкой эффективностью производства, живущего в тепличных условиях жесткого протекционизма. Иранский бюджет сильно зависит от поступления нефтедолларов и перегружен раздутыми социальными программами, а экономическому развитию страны мешают высокий уровень коррупции, значительные административные издержки, а также элементы так называемой исламской экономики. Отсутствие благоприятных условий для развития частного сектора и плохой менеджмент только дополняли картину.

Улучшить ситуацию могли бы полноценные структурные реформы, пойти на которые не решалась ни одна иранская администрация. Вместо этого последние десять лет руководители страны повторяли, что во всех бедах виноваты санкции. В 2015–2016 годах, после заключения ядерной сделки, санкции были частично сняты, но мгновенного улучшения жизни населения – по понятным причинам – не последовало, это обмануло ожидания обывателей, поверивших обещаниям.

Разочарование уловила политическая элита страны и попыталась использовать его в своей внутренней борьбе, которая сейчас идет по нескольким направлениям. Сторонники президента Рухани активно пытаются подорвать позиции религиозных фондов и Корпуса стражей исламской революции в экономической и политической жизни Ирана. В начале декабря 2017 года они вновь обрушились на эти структуры с критикой, публично указывая на то, что силовики, несмотря на экономический кризис, стремятся увиличить объем выделяемых им средств в бюджете на 2018 год.

В ответ консерваторы попытались вызвать массовые протесты против Рухани, чтобы напомнить ему, что он не так уж популярен в народе, как думает. Для этого они обвинили Рухани в провале экономической политики и обнищании населения. Первые выступления в Мешеде были спровоцированы, по одной из версий, речами аятоллы Аламольхода, консервативного клирика, связанного с верховным лидером страны Хаменеи, и родственника руководителя одного из крупнейших религиозных фондов «Астан-е Кодс-е Разави» Раиси.

Спровоцировав выступления, консерваторы быстро потеряли над ними контроль. По всему Ирану на улицы начали выходить тысячи протестующих с самыми разнообразными требованиями. Январские демонстрации стали новым явлением в богатой истории иранских протестов. В отличие от 2009 года, когда спор шел вокруг итогов президентских выборов, сейчас протестующие выдвинули властям весь набор претензий: от экономических требований до призывов к смене строя.

Также расширилась социальная база недовольных: если в 2009 году протестовали средний класс, интеллигенция и студенчество, то теперь к ним прибавились рабочие и выходцы из низов – традиционной опоры правящего режима. Выросла активность всевозможных союзов и профессиональных объединений. Шире была и география протеста: примерно 70–80 населенных пунктов, включая не только крупные города, но и ранее спокойные малые поселения и деревни, также считавшиеся прорежимными.

Самороспуск протеста

Однако некоторые качественные изменения все же не привели к возникновению полнокровного протестного движения. По официальным данным, на улицы вышло не более 42 тысяч человек. Скорее всего, их было больше, но даже если верить разумным неофициальным оценкам, для 80-миллионной страны получилось мало. Хотя январские протесты и были крупнейшими с 2009 года, это был лишь протест десятков тысяч, а не сотен, как девять лет назад. И организованной силы эти люди не представляли. В причинах, которые способствовали аморфности и неорганизованности протестующих, еще предстоит разобраться, но думается, что свою роль сыграли сразу несколько факторов.

Во-первых, изначальным толчком к протестам была провокация, а не естественный взрыв, то есть ситуация в стране для серьезного протеста (революции) еще не дозрела. Во-вторых, у иранской оппозиции нет лидера или кого-нибудь, кто мог бы претендовать на его место. Нет харизматичных фигур и среди иранских реформаторов: после смерти Хашеми Рафсанджани в январе 2017 года это место остается вакантным. Попытки сделать новым лидером реформаторского лагеря Рухани провалились, да нынешний президент и сам явно не желает столь близко ассоциироваться с покойным политиком – на фоне протестов он активно избегал участия в мероприятиях, посвященных памяти Хашеми Рафсанджани.

В-третьих, иранским властям помогает ситуация на Ближнем Востоке в целом. Сами иранцы признаются, что пример Сирии, Египта и Ливии, где попытка потребовать перемен у режима ни к чему хорошему не привела, охладил многие горячие головы в Иране. Наконец, власти полны решимости бороться с выступлениями. С 2009 года они проделали обширную и весьма эффективную работу по разгрому Зеленого движения. Учтен прошлый опыт: уличные протесты 2018 года подавляли быстро и жестко (тем более что протесты простых людей в провинции всегда меньше на виду, а значит, меньше и издержки подавления).

И все же январские демонстрации не были напрасны. Они послали руководству страны серьезный сигнал, что проблемы в государстве есть, осознаются народом и их надо решать. Стабильность иранского режима всегда держалась на готовности высшего руководства при необходимости применить силу против тех, кто представляет угрозу существующему строю, и провести чистки собственных рядов. Для этого в Иране был создан значительный карательный аппарат, включающий армию, полицию, Корпус стражей и политическую разведку.

Однако в ходе все тех же волнений 2009 года иранский режим продемонстрировал и еще один принцип, обеспечивающий его долговечность, а именно готовность к компромиссу с оппонентами, а также к работе над ошибками. Подавив Зеленое движение и избавившись от тех, кто осмелился поднять вопрос о целесообразности существования исламского строя, власти Ирана постарались со временем убрать раздражающие факторы, которые привели к всплеску протестного движения (включая бывшего президента Ахмадинежада), а также пошли на определенные социально-экономические послабления. Чего-то подобного следует ожидать и в этот раз.

Иран > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 января 2018 > № 2458803 Николай Кожанов


Иран > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 января 2018 > № 2458727 Марьям Хамеди

Санкции и надежды. Что привело к массовым протестам в Иране

Энергия протеста долго накапливалась, пока не совпали несколько факторов, резко обострившие ситуацию. Мощное землетрясение, череда банкротств финансовых пирамид и публикация нового бюджета наложились на разочарование от атомной сделки и противостояние внутри иранского руководства. В результате на улицы вышли десятки тысяч человек с самыми разными требованиями к правительству

С конца декабря из Ирана впервые за последние восемь лет начали приходить сообщения о массовых протестах. Демонстрации затронули не менее 60 крупных городов (а в целом более тысячи населенных пунктов) и затихли только к 10–12 января. Размах протеста побудил многих заговорить об угрозе свержения иранского режима и сравнить нынешние митинги с выступлениями после президентских выборов 2009 года. Но похожи ли нынешние события на тот давний протест и справедливо ли называть его «иранским майданом»? И неужели все началось с такой мелочи, как цены на куриные яйца?

Экономика важнее политики

На самом деле протесты безработных, не получавших выплаты пенсионеров, стачки оставшихся без зарплаты рабочих и демонстрации обманутых вкладчиков в иранской провинции уже давно стали обычным делом. Хотя экономика Ирана в последнее время растет (4,1% в 2017 году), цены растут еще быстрее (инфляция в прошлом году достигла 10%). Даже по консервативным правительственным оценкам безработица составляет более 12%, но еще есть частичная занятость, скрывающая ту же безработицу. За последние два года доходы иранских домохозяйств в среднем сократились почти на 15% – и коснулось это прежде всего не богатой столицы, а провинциальных городов и селений.

Иранская экономика испытывает трудности уже много лет, но сейчас важной причиной массовых протестов стал негласный договор между относительно либеральным президентом Хасаном Рухани и иранским обществом. Иранцы ждали очень многого от атомного соглашения между Ираном и «шестеркой». Надеялись, что санкции будут сняты, внешняя торговля нормализуется, а значит, повысится и уровень жизни населения. Иранцы дали Рухани карт-бланш: мы потерпим внутренние проблемы, пока президент решает проблемы внешние.

Теперь Рухани вроде бы решил внешние проблемы, но пока результаты атомной сделки остаются намного скромнее, чем рассчитывали в Иране. Санкции сняли только частично, прорыва в экономике не произошло, доходы простых иранцев продолжали снижаться. Иранское общество почувствовало себя обманутым в своих надеждах.

По официальным данным, в 2015 году в Иране было зафиксировано около 1200 протестных акций, в 2016-м – около 1300, с марта 2017 года – около 900. Но все эти митинги были не особенно многочисленными и происходили в основном в провинции, поэтому какой-то внятной реакции иранского правительства на народное недовольство не было. Людям из местечек вроде Доруда, Кучана или Сабзевара трудно достучаться до центральной власти.

Энергия протеста долго накапливалась, пока не совпали несколько факторов, резко обострившие ситуацию, причем только один из них был политическим.

Сначала 12 ноября на границе Ирана и Ирака произошло разрушительное землетрясение (7,3 балла), в результате которого погибло более 600 человек. Все случилось в провинции Керманшах, особенно пострадали города Сарполь-Захаб и Касре-Ширин – прямо скажем, не самые богатые. В этой части Ирана землетрясений такой силы не видели с 1960-х годов.

Не так давно по госпрограмме там было построено дешевое социальное жилье: многоэтажки, рассчитанные на сотни семей. Хотя остов зданий выстоял, большую их часть после землетрясения признали непригодной для жилья. Без крова остались тысячи человек, и это в горном регионе с холодными зимами. Несмотря на первоначальную помощь, к январю ситуация с жильем по-прежнему не нормализовалась. Перед глазами пострадавших был пример жителей разрушенного еще в 2003 году землетрясением города Бам на юго-востоке страны. Там многие до сих пор вынуждены жить во временных вагончиках, превратившихся в постоянное жилье.

Через месяц после землетрясения, 12 декабря, возникла следующая причина для общественного недовольства – опубликован бюджет на следующий год. В принципе бюджет в Иране публикуется в открытых источниках уже давно и ежегодно. Но в этот раз из-за все большего распространения соцсетей (особенно Telegram) публикация привлекла гораздо больше внимания. Если несколько лет назад смартфон с интернетом был в иранской провинции предметом роскоши, то сегодня возможность подключиться к соцсетям есть в самых отдаленных деревнях.

Подключившись, иранцы обнаружили, что социальная часть бюджета будет сравнительно невысокой – не более $10 млрд, зато миллионы долларов планируется выделять различным религиозным организациям под эгидой высокопоставленных теологов. Например, фонд под руководством аятоллы Макарема Ширази за год получит около $87 млн. И таких статей бюджета десятки, не считая роста расходов на Корпус стражей исламской революции и военные нужды в целом.

С точки зрения среднего иранца, муллы (хотя их организации и обязаны отчитываться за бюджетные деньги) от нехватки средств никогда не страдали, и уж тем более денег хватает у Корпуса стражей. При этом предполагается постепенно урезать социальные субсидии для определенных слоев населения (сейчас на них имеют право около 95% иранцев, тяжелая нагрузка для любого бюджета).

Наконец, третьим фактором общественного недовольства стала череда банкротств финансовых пирамид. Новые банки (часто работавшие без лицензии) заманивали вкладчиков высокими (40% годовых) ставками по вкладам (в Иране действует исламский банкинг – то есть с начислением процентов не все так прямолинейно, как в России, но в сухом остатке получается примерно такая цифра). Их предложения активно рекламировало телевидение, которому в Иране привыкли доверять, ведь обычно туда не допускают ничего без массы лицензий и разрешений. Многие также вкладывались в строительство жилья, которое затем было заморожено.

Через некоторое время иранские власти начали закрывать нелегальные банковские организации. Вкладчики теряли деньги и требовали, чтобы их вернуло государство. В некоторых случаях так и было сделано, но размеры афер оказались слишком велики. Расследования против организаторов пирамид затянулись. Власти стали раздраженно реагировать на протесты обманутых вкладчиков. Например, президент Рухани неосторожно заметил, что они, мол, сами виноваты – нечего было жадничать и нести деньги неизвестно кому. Дальше соцсети разнесли его высказывания в самые отдаленные уголки страны.

И вот на этом напряженном фоне 28 декабря в Мешхеде прошли массовые митинги. Казалось бы, Мешхед – город экономически благополучный, один из религиозных центров страны, ему не место в первых рядах протеста. По всей видимости, мешхедские акции были организованы целенаправленно – местные консерваторы, в том числе пятничный имам Мешхеда Ахмад Аламольход (зять Ибрахима Раиси, соперника Рухани на последних выборах), хотели таким образом продемонстрировать недовольство народа политикой нынешнего правительства.

А потом загнать джинна обратно в бутылку уже не получилось. Протесты в Мешхеде, наконец-то, привлекли высокое государственное внимание. И тогда остальные принялись протестовать кто во что горазд: присоединились Кум, Ахваз, Хамедан, Захедан, Казвин, Исфахан, Керманшах, Решт, Тебриз, Керман. И конечно, Тегеран, но протестующих там было в разы меньше, чем в 2009 году. Что неудивительно: тогда людей вывели на улицу результаты президентских выборов, а сейчас речь шла о банальных экономических нуждах.

Правда или провокация?

Люди выходили на улицы с разными требованиями, без внятного плана. У протестного движения не было ни лидеров, ни четкой идеологии. Лозунги против подорожания куриных яиц выглядели забавно, но отражали суть ситуации: яйца традиционно считают пищей людей небогатых, которую в принципе всякий может себе позволить. И если уж они растут в цене, что говорить об остальном?

Впрочем, вопрос с яйцами, дефицит которых возник из-за резкого падения популяции птиц из-за куриного гриппа, иранские власти решили довольно быстро с помощью дешевого импорта. Но вот улучшить экономическое положение страны в целом, как того требовали протестующие, правительство оказалось не готово.

Это не означает, что власти никак не реагировали на происходящее. Тридцать первого декабря президент Рухани выступил с речью, в которой подчеркнул, что иранские граждане имеют право на мирный протест и выражение своих требований, но любые нарушения порядка и насильственные действия будут строго пресекаться. Верховный лидер страны аятолла Али Хаменеи высказался радикальнее: мол, за беспорядками прослеживаются действия врагов Ирана, США и Израиля, мечтающих посеять в стране смуту, а потому всех нарушителей спокойствия ждет самое суровое наказание.

Насколько обоснованны такие подозрения? Ведь заклинание об иностранцах, которые жаждут устроить в стране очередную цветную революцию, произносится иранскими властями постоянно, вне зависимости от реальных причин событий.

У иранцев и без подстрекательства внешних противников имелось немало причин для озабоченности. Однако, учитывая повышенное внимание к Ирану (особенно в связи с его успехами в Сирии), нельзя исключать и вмешательства провокаторов. Было бы странно, если бы оппозиционные группы или иностранные противники Ирана не воспользовались такой возможностью. Изначально было очевидно, что протесты, пусть и многочисленные, недостаточно сильны, чтобы раскачать страну. Но если бы полиция и Корпус стражей исламской революции пустили в ход силу, все могло бы повернуться по-иному. Однако по сравнению с 2009 годом иранское правительство действовало крайне осторожно. Хотя без жертв все равно не обошлось: официальные цифры на сегодня – 24 погибших, включая потери среди полицейских. Большая часть смертельных случаев пришлась на открытые нападения на объекты защищенной городской инфраструктуры (включая штабы Корпуса стражей, у охраны которых есть право сразу стрелять на поражение).

Едва ли не активнее реальных протестов и столкновений была информационная война – как в Иране, так и за его пределами. В какой-то момент правительство даже заблокировало Telegram как соцсеть, координирующую действия протестующих. На деле в этот раз интернет не столько координировал людей, не объединенных ничем, кроме недовольства своей бедностью, сколько старался их замотивировать на более активные и агрессивные действия.

И вот тут действительно вовсю развернулись и живущие за границей иранцы, и иностранные СМИ, увидевшие любимый архетипический сюжет про восстание народа против диктатуры. Например, движение «Рестарт» бывшего телеведущего Мохаммада Хоссейни, интернет-канал которого рассказывал, как поджигать мечети, полицейские участки и другие ключевые объекты в Иране, чтоб заполыхало сильнее. Сам Хоссейни заявлял, что по его инструкциям уже выполнены десятки поджогов. Параллельно по соцсетям ходили разнообразные фейки: стотысячные митинги в других странах выдавались за «иранский майдан», постановочные кадры – за настоящие, цифры перевирались во все мыслимые стороны – как преуменьшения, так и гигантских преувеличений.

После начала демонстраций к ним стали присоединяться сторонники разного рода оппозиционных сил внутри Ирана: монархисты, боевики «Моджахеддин-е-Хальк», национальные сепаратисты. Но лидерство они не захватили, и похоже, что новогодние протесты стали для них не меньшим сюрпризом, чем для правительства Ирана. Из закромов достали уже подзабытый слоган «Не за Газу, не за Ливан, умру только за Иран!». Были и поновее: «Оставьте Сирию в покое, лучше подумайте о нас!» Многие иранцы убеждены, что нынешние экономические трудности вызваны тем, что иранское правительство закачивает огромные деньги в войну в Сирии. Но радикальные политические заявления вроде «Смерть диктатору!», «Долой Рухани!» или «Долой Исламскую Республику!» скандировались неизмеримо реже, чем в 2009 году. Куда чаще слышалось: «Хлеб, работа, свобода!» – недвусмысленный намек властям на необходимость новой экономической политики.

Через несколько дней непрекращающихся митингов правительство Ирана воспользовалось излюбленным рецептом: стало собирать своих сторонников в противовес на демонстрации в поддержку Исламской Республики. В этот раз было решено отказаться от огромных колонн демонстрантов в крупных городах. Ведь нынешняя волна протестов затронула в основном провинцию. К тому же собрать проправительственную демонстрацию в маленьком городе легче, чем в крупном. Здесь не требуются тысячи сторонников, уже несколько сотен произведут должное впечатление. Таких шествий удалось организовать немало. И, судя по тому, что волна протестов сейчас практически стихла, нужного эффекта государство добилось. Надолго ли? Уже ясно, что иранцы устали пассивно дожидаться светлого будущего и все меньше готовы мириться с экономическими трудностями. Поэтому если иранским властям в ближайшее время не удастся улучшить ситуацию в экономике страны, то простесты могут повториться по самым неожиданным поводам.

Иран > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 января 2018 > № 2458727 Марьям Хамеди


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2456982 Валентин Моисеев

Списание долгов и амнистия капиталов. Чего ждать налогоплательщикам в 2018 году

Валентин Моисеев

Руководитель практики «Налоги» адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры»

Автоматический обмен налоговой информацией, новые правила валютного резидентства и другие изменения в законодательстве, на которые следует обратить внимание

Налоговое законодательство претерпело ряд значимых изменений, которые вступают в силу в 2018 году: автоматический обмен налоговой информацией, новые правила валютного резидентства, амнистия для физических лиц по налоговым недоимкам. Еще одним значимым событием можно назвать анонсирование президентом планов на продление амнистии капиталов.

Обмен налоговой информацией

Одним из самых значимых событий конца 2017 года в сфере налогового администрирования стало появление в реестре ОЭСР списка стран, подтвердивших готовность обмениваться с Россией налоговой информацией в автоматическом режиме. Список включает популярные у российских предпринимателей Кипр, Швейцарию, Великобританию, а также считающиеся «классическими» офшорами Каймановы острова, Британские Виргинские острова, Гернси и Джернси. С рядом этих юрисдикций, в том числе с Лихтенштейном и Великобританией, обмен начнется уже в 2018 году, при этом будет предоставлена информация за 2017 год. Швейцария планирует начать обмен в 2019 году, и вопрос о том, будет ли предоставлена информация за 2017 год, остается открытым.

Обмен налоговой информацией со многими из этих стран осуществлялся и ранее, но производился по запросу российских властей, для которого необходимы подозрения в отношении конкретного российского резидента. С введением же автоматического обмена полученная информация сама может становиться основанием для расследований. В рамках обмена будут раскрываться данные о счетах, принадлежащих физическим лицам — налоговым резидентам России, а также о «пассивных» компаниях (т.е. получающих основной доход в виде дивидендов, процентов и тому подобных платежей), если их контролируют российские резиденты. В свою очередь, информацию о том, резидентом какой страны является владелец счета как физическое, так и юридическое лицо, банки обязаны собирать в рамках процедур KYC (идентификации клиента).

Полученная в ходе обмена информация позволит российским налоговым органам привлекать к ответственности налогоплательщиков, уклонившихся от обязанности представить сведения о своих контролируемых компаниях, а также может стать основанием для санкций в отношении граждан России, нарушавших требования валютного регулирования.

Уход от проблемы «одного дня»

Поправки в закон «О валютном регулировании и валютном контроле» призваны решить так называемую проблему «одного дня»: в силу нечеткости формулировок предыдущей редакции закона налоговые органы считают валютным резидентом гражданина России, постоянно проживающего за рубежом, но вернувшегося в Россию хотя бы на один день. Это приводит к возложению на такого гражданина всех обязанностей и ограничений, установленных для валютного резидента, включая обязанность подавать ежегодные отчеты о движении средств по счетам и запрет на совершение ряда валютных операций.

Новая редакция закона признает валютными резидентами всех граждан России, но отменяет обязанности и ограничения для тех из них, кто проводит более 183 дней в календарном году за пределами России. Новые положения закона существенно облегчают жизнь большинству граждан, проживающих за пределами России, но несут в себе определенную ловушку: если такой гражданин в начале года совершает запрещенную валютную операцию — например, получает дивиденды на свой зарубежный счет, рассчитывая, что проведет большую часть времени за рубежом, а затем по какой-либо причине «набирает» более 183 дней по итогам года, то он невольно оказывается правонарушителем. Штраф за такую «ошибку» составит до 100% валютной операции, и маловероятно, что отсутствие умысла позволит избежать ответственности.

С барского плеча

В 2018 году вступает в силу закон N 436-ФЗ, предусматривающий, в том числе, обширное списание недоимок с физических лиц по ряду налогов:

- транспортный, земельный налоги и налог на имущество, начисленные на 1 января 2015 года, и пени на эти недоимки;

- НДФЛ, который налоговый агент не удержал, но подал сведения в налоговый орган. По этому основанию списанию подлежит очень ограниченный перечень доходов, таких как списанная физическому лицу задолженность и ряд других «условных» доходов;

- Недоимки индивидуальных предпринимателей (кроме НДПИ, акцизов и «таможенных» налогов), накопленные к 1 января 2015 года, и пени на эти недоимки;

- Некоторые недоимки по страховым взносам индивидуальных предпринимателей и других самозанятых лиц во внебюджетные фонды, накопленные на 1 января 2017 года, в том числе числящиеся за теми, кто перестал заниматься частной практикой и сдавать отчетность.

«Амнистия капиталов» — последний шанс?

В конце 2017 года президентом объявлено о необходимости продлить срок амнистии капитала. Напомню, масштабная кампания по добровольному декларированию зарубежных активов продолжалась до середины 2016 года и предусматривала, что декларанты будут освобождены от налоговой, административной и уголовной ответственности за правонарушения, связанные с неуплатой налогов и нарушением валютного законодательства, совершенные с использованием контролируемых иностранных компаний (КИК) или зарубежных счетов. В развитие этих правил в Налоговый кодекс России были внесены нормы о «безналоговой ликвидации», которые предусматривают, что передача российскому бенефициару любых активов, кроме денег, при ликвидации КИК до конца 2017 года (с возможностью продления в некоторых случаях) не облагается налогом.

По ряду причин воспользоваться этими возможностями пожелали относительно немногие; некоторые из воспользовавшихся преференциями «безналоговой ликвидации» элементарно не успели завершить ликвидацию своевременно. Представляется, что в свете ужесточения западных санкций в отношении российских граждан многие с удовольствием воспользовались бы возможностью безопасно вернуть активы в Россию, учитывая позитивный опыт «первопроходцев».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2456982 Валентин Моисеев


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > banki.ru, 15 января 2018 > № 2455290

Заплатить за всё!

Как правильно пользоваться финансовыми возможностями Единого портала госуслуг

К вашим госуслугам!

Недавно на Едином портале госуслуг появилась новая функциональность «Мультиоплата». Как это работает и как правильно воспользоваться новыми возможностями?

Больше пользователей, больше платежей

Согласно указу президента России, в 2018 году не менее 70% граждан должны использовать электронные государственные и муниципальные услуги. За реализацию этой задачи отвечает Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, которое является оператором Единого портала госуслуг (gosuslugi.ru), Системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ), Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) и иных систем, входящих в инфраструктуру электронного правительства.

Число граждан, использующих электронные сервисы государства, непрерывно растет. На конец 2017 года численность пользователей портала госуслуг составляла порядка 65 млн человек. Для сравнения: на конец 2016 года их было около 40 млн человек, в конце 2015-го — 22 млн, а в конце 2014 года — 13 млн.

Рост числа пользователей и повсеместное развитие интернет-коммерции предъявляют новые требования к ЕПГУ: платежные сервисы портала должны быть удобными и обеспечивать проведение множества платежей граждан в пользу государства.

Сумма платежей через портал госуслуг за 2017 год составила порядка 30 млрд рублей. В 2016 году этот показатель был равен 8,1 млрд, в 2015-м — 2,9 млрд рублей.

Наибольшую сумму граждане заплатили по налогам, на второй позиции госпошлины, далее — штрафы, по которым пользователи совершили наибольшее количество платежей.

Такой активный рост платежей обусловлен не столько ростом количества пользователей, сколько переходом населения на электронные способы взаимодействия с государством. Законодатель стимулирует это установлением 30-процентной скидки на госпошлину в случае подачи заявления и оплаты через портал госуслуг и скидки на оплату многих штрафов за нарушение ПДД в течение 20 дней после их вынесения. Кроме того, именно в 2017 году МВД России, оказывающее наибольшее число государственных услуг населению, реализовало возможность оплаты госпошлин на портале госуслуг. Теперь с учетом скидки в 30% получить загранпаспорт можно за 2 450 рублей вместо 3 500.

Число граждан, использующих электронные сервисы государства, непрерывно растет. На конец 2017 года численность пользователей портала госуслуг составляла порядка 65 млн человек. Для сравнения: на конец 2016 года их было около 40 млн человек, в конце 2015-го — 22 млн, а в конце 2014 года — 13 млн.

В рамках развития платежной функциональности портала госуслуг Минкомсвязь России заложила следующие требования:

— отображение расширенных данных о статусах платежей, выполненных через портал госуслуг;

— возможность частичной оплаты некоторых начислений;

— переработка формы автоштрафов: добавление фотографий нарушения, дополнительный поиск штрафов по паспорту, расширение перечня показываемых региональных штрафов;

— возможность оплаты нескольких начислений одной операцией (мультиоплата).

Что такое мультиоплата?

Многие из нас оплачивают штрафы ГИБДД, судебные и налоговые начисления через Единый портал госуслуг (ЕПГУ). Ранее оплату каждой задолженности приходилось проводить в рамках отдельной платежной операции — вводить реквизиты банковской карты и подтверждать платеж. Теперь же на ЕПГУ реализована новая функциональность «Мультиоплата», которая позволяет оплачивать сразу несколько начислений в пользу одного ведомства с помощью одной операции по банковской карте.

Что можно оплатить на ЕПГУ с помощью мультиоплаты?

Сейчас сервис мультиоплаты доступен в пилотном режиме только для налоговых начислений. В ближайшее время через сервис можно будет оплатить:

— штрафы ГИБДД;

— штрафы за нарушения правил парковки, накладываемые региональными ведомствами (например, в Москве — МАДИ, ГКУ АМПП);

— судебные задолженности (задолженности, переданные для взыскания в Федеральную службу судебных приставов).

На Едином портале госуслуг отображаются только налоговые задолженности, то есть налоги, не оплаченные до 1 декабря соответствующего года, и пени по ним. Налоговые начисления являются налоговой тайной. И, согласно позиции Федеральной налоговой службы России, не могут передаваться на ЕПГУ. Но тем не менее вы можете воспользоваться сервисом мультиоплаты для погашения налоговых начислений.

Последовательность выполнения операции по мультиоплате на примере погашения налоговой задолженности

Для выполнения операции по мультиоплате прежде всего необходимо авторизоваться на ЕПГУ. На главной странице портала отображается информер начислений по налоговой задолженности.

При клике на информер мы видим список начислений. С помощью чекбоксов выбираем те из них, которые собираемся оплатить.

После нажатия кнопки «Оплатить» отображается страница выбора способа оплаты. При наличии ранее сохраненных карт можно выбрать ту, с которой и будет производиться платеж.

В этом случае достаточно указать код CVC/CVV2 — комбинацию из трех цифр на обратной стороне карты.

Если сохраненных карт нет, то на этом этапе операции нужно ввести все реквизиты банковской карты: ее номер, срок действия и код CVC/CVV2.

Далее отображается информация о банке, через который будет выполнена операция, а также размер комиссии. При оплате начислений в пользу государственных ведомств комиссия за платеж не взимается.

Затем потребуется подтвердить операцию мультиоплаты с помощью 3DS-аутентификации, если эта процедура предусмотрена банком, выпустившим карту.

После успешной авторизации операции в ленте уведомлений в личном кабинете отображаются проведенные платежи. Каждый из платежей, входящих в мультиоплату, направляется в Федеральное казначейство и обрабатывается со стороны ведомств индивидуально. Поэтому в личном кабинете пользователя они отображаются по отдельности с возможностью распечатки чека-подтверждения каждого платежа.

Почему в рамках одной операции нельзя оплатить начисления, поступившие от разных ведомств?

При проведении оплаты банковской картой каждой операции присваивается MCC-код (англ. Merchant Category Code — «код категории продавца»), который применяется при взаиморасчетах банка-эмитента, банка-эквайера и международной или российской платежной системы. В соответствии с Налоговым кодексом при проведении оплаты налогов в бюджет комиссия с операции не взимается. В связи с этим оплата налогов и налоговых задолженностей выполняется по различным MCC-кодам в соответствии с классификацией платежных систем.

В чем отличие мультиоплаты на ЕПГУ от оплаты нескольких товаров в интернет-магазине?

В интернет-магазине получателем денежных средств выступает сам магазин, поэтому операция упрощенно представляет собой перевод денег со счета банковской карты покупателя на счет магазина при участии других участников платежной операции.

При оплате через Единый портал госуслуг у каждой задолженности есть конкретный получатель — территориальное подразделение соответствующего органа власти. Кроме того, в соответствии с требованиями федерального закона № 210-ФЗ от 27.07.2010 года, банк обязан передать в Государственную информационную систему государственных и муниципальных платежей (ГИС ГМП) информацию об оплате задолженностей. Поэтому банку-эквайеру необходима информация по каждому начислению, входящему в мультиоплату, чтобы передать факт оплаты в ГИС ГМП и отправить платежное поручение в Центробанк.

При оплате через Единый портал госуслуг у каждой задолженности есть конкретный получатель — территориальное подразделение соответствующего органа власти.

Еще одна примечательная особенность — при проведении операции мультиоплаты происходит выбор банка-эквайера по следующим критериям:

— операция будет проведена через банк, который готов взять наименьшую комиссию за операцию;

— если несколько банков готовы провести операцию с одинаковой минимальной комиссией, выполняется случайный равновероятный выбор;

— если к ЕПГУ подключен банк — эмитент карты, то именно он выполняет эквайринг.

Как происходит мультиоплата на ЕПГУ?

Проведение операции оплаты на ЕПГУ состоит из следующих шагов:

— выбор начислений для оплаты;

— выбор способа оплаты;

— авторизация операции платежа;

— отправка распоряжения на оплату в банк-эквайер;

— осуществление сверки с банком-эквайером.

Прежде всего пользователь выбирает начисления для мультиоплаты. Данные о штрафах, налоговых, судебных задолженностях от информационных систем ГИБДД, ФНС, ФССП поступают на ЕПГУ по каналам Системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ).

Далее необходимо ввести реквизиты банковской карты. При этом для оплаты можно использовать ранее сохраненную карту.

После инициирования операции оплаты в платежной инфраструктуре ЕПГУ создается платеж в начальном статусе, а пользователь перенаправляется на страницу ввода реквизитов банковской карты.

Платеж обрабатывается в предпроцессинговом центре, защищенном согласно стандартам безопасности данных индустрии платежных карт PCI DSS. Для каждого банка-эквайера, подключенного к платежной инфраструктуре ЕПГУ, в предпроцессинговом центре создаются терминалы (отдельные терминалы под каждый MCC-код).

Авторизация операции выполняется в два шага:

1. После ввода реквизитов банковской карты предпроцессинговый центр отправляет запрос к платежной инфраструктуре ЕПГУ, где выполняется определение банка-эквайера (правила определения эквайера перечислены в п. 6). Поскольку при выборе банка-эквайера необходимо проверить, есть ли среди подключенных к ЕПГУ банков эмитент карты, в составе запроса от предпроцессинга к платежной инфраструктуре отправляется БИН карты (девятизначный код, который идентифицирует кредитное учреждение, выпустившее карту). Полученная информация о банке-эквайере отображается пользователю.

2. После того как пользователь нажимает «Оплатить», на странице с информацией о банке-эквайере предпроцессинговый центр осуществляет информационный обмен с банком-эквайером по авторизационному каналу. Протокол обмена зависит от авторизационной системы на стороне банка-эквайера.

В случае выполнения оплаты по ранее сохраненной карте шаг с определением банка-эквайера выполняется еще на этапе отображения страницы выбора способов оплаты (так как БИН карты заранее известен), поэтому авторизация операции выполняется в один шаг. При переходе на страницу ввода реквизитов карты ЕПГУ передает сведения о выбранном банке-эквайере, а пользователю остается ввести код CVC/CVV2.

После получения от банка-эквайера подтверждения авторизации операции предпроцессинговый центр уведомляет платежную инфраструктуру ЕПГУ, которая, в свою очередь, переходит к этапу отправки распоряжений на оплату в банк-эквайер. Распоряжения на оплату отправляются для каждого начисления, входящего в мультиоплату. Отправка распоряжения на оплату в банк выполняется по унифицированному формату по каналам СМЭВ.

Распоряжение содержит полный набор реквизитов, необходимых для формирования платежного поручения согласно приказу Минфина России от 12.11.2013 № 107н. Форматы взаимодействия платежной инфраструктуры ЕПГУ и банков-эквайеров реализованы таким образом, что оплата одного начисления является частным случаем мультиоплаты — в банк-эквайер при оплате единственного начисления уйдет только одно распоряжение на оплату.

Банк-эквайер при получении распоряжений на оплату должен выполнить передачу сведений о фактах платежей по каждому начислению в ГИС ГМП (по каналам СМЭВ), а также осуществить отправку платежных поручений согласно форматам Центробанка. Для того чтобы банк-эквайер мог сопоставить распоряжения на оплату начислений, входящих в мультиоплату, и данные по авторизации операции по карте, все распоряжения на оплату содержат единый номер трансакции по банковской карте.

После передачи данных по платежным поручениям (на следующие сутки) банк-эквайер отправляет в платежную инфраструктуру ЕПГУ информацию о статусе исполнения распоряжений на оплату для осуществления сверки.

Как организована обработка ситуаций, требующих возврата денежных средств

Сервис предусматривает возможность возврата денежных средств по платежу в случае неверно указанных ведомством реквизитов для оплаты начисления. При возникновении такой ситуации из Банка России в банк-эквайер поступит информация о невозможности исполнения платежного поручения, после чего инициируется возврат денежных средств на карту плательщика. Если данное начисление было оплачено в составе мультиплатежа, осуществляется операция возврата части суммы, соответствующей неисполненному распоряжению. Платежная инфраструктура ЕПГУ получает информацию о невозможности исполнить распоряжение на оплату в составе сверки от банка-эквайера.

Сегодня Единый портал госуслуг — это единое окно доступа более чем к 27 тыс. федеральных, региональных и муниципальных услуг в электронном виде.

Как оплатить одной операцией налоги до того, как они превратились в задолженности

И в завершение расскажем, как выполнить оплату налоговых начислений через ЕПГУ до того, как они превратятся в задолженности. Для начала вам необходимо войти в личный кабинет налогоплательщика на сайте ФНС. Вход можно выполнить с помощью подтвержденной учетной записи Единого портала госуслуг или с использованием пароля, выдаваемого в отделении ФНС. В разделе «Начислено» вам предложат выбрать начисления к оплате. Далее необходимо нажать «Онлайн-оплата».

На следующем шаге выберите способ оплаты — «Госуслуги». После чего вы окажетесь в уже знакомом интерфейсе мультиоплаты ЕПГУ.

...Сегодня Единый портал госуслуг — это единое окно доступа более чем к 27 тыс. федеральных, региональных и муниципальных услуг в электронном виде, которыми пользуются порядка 65 млн россиян. Дружественный интерфейс ЕПГУ предлагает удобный поиск услуг в каталоге, личный кабинет с сохранением истории операций и обращений, интерактивные информеры по штрафам и задолженностям.

На Едином портале госуслуг можно оплатить госпошлины и штрафы ГИБДД со скидками 30% и 50% соответственно с помощью банковских карт, со счета мобильного телефона и через сервисы WebMoney и «Яндекс.Деньги».

Для получения госуслуг в электронном виде необходимо зарегистрироваться в Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА), заполнив анкету и подтвердив свою личность в любом центре обслуживания пользователей.

Госуслуги — это проще, чем кажется!

Дмитрий ЧУРКИН, руководитель дирекции федеральных проектов АО «РТ Лабс», для Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > banki.ru, 15 января 2018 > № 2455290


Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 13 января 2018 > № 2458814 Бахтиер Эргашев

Открытие Узбекистана. Итоги первого года президентства Шавката Мирзиёева

Узбекистан и Центральная Азия оценивают результаты первого года президентства Шавката Мирзиёева, который вступил на высший пост 14 декабря 2016 г. Все больше признаков указывает на то, что Ташкент решил перейти от экономической модели импортозамещения к модели экспортоориентированного развития страны. Это означает глубочайшие изменения для всего региона, привыкшего к своеобразному изоляционизму Узбекистана в экономике. Сейчас Узбекистан стремительно наращивает сотрудничество с соседями в регионе, Россией и Беларусью. Но как он при этом видит свою новую роль в Центральной Азии? На эти вопросы корреспонденту «Евразия.Эксперт» ответил заместитель директора по геокультуре и геоэкономике Средней и Центральной Азии Центра традиционных культур Бахтиёр Эргашев.

- Бахтиёр Исмаилович, какие основные итоги первого года президентства Шавката Мирзиёева в Узбекистане Вы бы отметили?

- Можно уверенно говорить о том, что в истории независимого Узбекистана 2017 год стал одним из самых динамичных за все годы постсоветского развития. Программа реформ, предложенная командой нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева затронула почти все сферы общественной и экономической жизни. При этом данная программа – это не революционный этап в развитии страны, а эволюционный переход от одной модели развития страны к другой.

Существующие методы «ручного» управления и директивного планирования были необходимы и во многом эффективны на переходном этапе, когда закладывались основы новой модели. Но их эффективность сильно падает в условиях, когда есть быстрорастущий частный сектор в экономике страны. Частный сектор нельзя регулировать старыми методами. Это вызов, и на него нужен был поиск ответа.

Вторым вызовом является то, что развитие предпринимательства и подъем правовой культуры населения приводят к тому, что граждане и бизнес хотят активно участвовать в процессе принятия решений. Есть рост запросов общества на более эффективное оказание государственных услуг и открытость всей системы госуправления. Исходя из этих двух вызовов, строилась деятельность президента и его команды в последний год.

Важнейшим результатом в системе госуправления, на мой взгляд, является то, что президент предложил политику большей открытости государства.

Несмотря на сомнения это сработало, и, на мой взгляд, важнейшее достижение правительства и лично президента Шавката Мирзиёева – это система прямой связи между обществом и государством. Не привыкшие к формату прямого открытого общения с населением чиновники были вынуждены начать осваивать новые формы отчетности перед населением и иногда отвечать на неудобные вопросы.

- Какие новые каналы для связи государства и общества появились?

- Помимо виртуальных приемных, куда поступают телефонные и электронные запросы граждан, впервые на телевидении Узбекистана начал внедряться формат ток-шоу в прямом эфире с участием государственных служащих. Появился новый круглосуточный новостной телеканал «Узбекистан 24». СМИ начинают формировать площадку для диалога между государством и обществом.

Вторым важным результатом стало то, что в стране создана единая национальная информационная система проектного управления. Это позволит повысить эффективность и транспарентность механизмов управления государственными региональными программами и инвестиционными проектами. Это решение было закреплено созданием Национального агентства проектного управления при Президенте Республики Узбекистан, которое может стать центральным органом управления, отвечающим за разработку и реализацию региональных и государственных программ.

Вместо системы ежегодно утверждаемых государственных инвестиционных программ планируется введение государственных программ развития стратегической направленности, рассчитанных на перспективу до 10-15 лет. В Узбекистане все эти годы ограничивались отраслевыми программами на 5-6 лет. В рамках серьезной работы по электронизации всей системы государственного управления создано Министерство инновационного развития.

Переработка и экспорт хлопковолокна являются важнейшей частью промышленности Узбекистана несмотря на то, что в целом происходит снижение роли сельского хозяйства в экономике страны. В этом направлении президенту удалось сделать несколько вещей.

Во-первых, удалось прекратить практику привлечения учащихся к сбору хлопка. Этот шаг снял претензии международных организаций к узбекскому хлопковолокну. Параллельно с этим реализуется программа по постепенному увеличению производства хлопкоуборочных комбайнов, что должно резко снизить объем ручного труда при сборе хлопка. Только в 2017 г. произведено около 600 единиц хлопкоуборочных комбайнов.

Я думаю, что постепенно будет демонтироваться система, когда отечественные предприятия текстильной промышленности были вынуждены приобретать хлопковолокно по экспортным ценам у монопольного поставщика хлопка. Это отрицательно сказывается на рентабельности производства и конкурентоспособности продукции.

Есть новая схема с фьючерсами, когда текстильные компании будут иметь право авансировать не менее 60% стоимости контракта с фермером или фермерским хозяйством. После этого он получает хлопок, перерабатывает его на заводе и использует только для производства текстильной продукции в Узбекистане. Он не может его перепродать, а должен довести ее до швейного производства, трикотажа.

Объявлена программа развития хлопкоперерабатывающей, текстильной и швейно-трикотажной промышленности. По ней к 2020 г. мощности узбекских местных предприятий должны обеспечить полную переработку всего производимого в Узбекистане хлопковолокна и реализовать более 150 новых проектов в сфере легкой промышленности. Их стоимость превысит $2 млрд. Только в 2017 г. намечено довести внутреннюю переработку до 70%.

Реализация этой программы сделает Узбекистан важным игроком на рынке готовой текстильной продукции и приведет к тому, что он уйдет из списка экспортеров хлопковолокна. При этом появятся десятки, а может и сотни тысяч новых рабочих мест.

Также Узбекистан резко увеличил экспорт плодоовощной продукции и собирается сокращать площади под хлопок и зерно, чтобы на этих площадях высеивать плодоовощную продукцию, а потом ее экспортировать и продавать внутри страны. Как минимум 200 тыс. га площадей начиная с 2017 г. будет отдано под сады, масличные, кормовые и овощные культуры, картофель.

Серьезные изменения знаменует собой строительство почти 1000 многоквартирных домов в рамках программы по строительству и реконструкции доступных многоквартирных домов на 2017-2020 гг. в Ташкенте и других городах. Молодые семьи получат возможность улучшить жилищные условия с помощью выгодной ипотеки на 15 лет, что даст высокий социальный эффект.

Также это даст экономический эффект, так как строительный сектор и отрасль строительных материалов получают возможность для роста. Я думаю, что эти отрасли имеют возможность стать локомотивом экономического роста в среднесрочной перспективе. Узбекистан был одним из лидеров по строительству сельского индивидуального жилья в СНГ. Теперь началась реализация программ строительства городского многоквартирного жилья. Это является показателем того, что правительство начинает заниматься вопросами урбанизации. Нельзя говорить об индустриализации, не занимаясь вопросами урбанизации.

И последнее – это совершенствование системы учреждений религиозного образования. В Узбекистане 94% населения исповедует ислам суннитского толка, и важнейшим вопросом остается задействование потенциала традиций просвещенного ислама.

В своем выступлении на Генеральной ассамблее ООН Шавкат Мирзиёев говорил о том, что на фоне усиления религиозного экстремизма необходима пропаганда гуманистической сути ислама. Я полностью с ним согласен в том, что нельзя ставить знак равенства между религией ислама и кровопролитием.

В начале лета вышло постановление о создании Центра исламской цивилизации в Ташкенте. Тогда же было создано еще одно исламское научное учреждение – Международный исследовательский центр имени Имама Бухари в Самарканде. Также одно из самых престижных духовных образовательных учреждений и знаменитое на весь мусульманский мир медресе Мири Араб получило статус высшего медресе, где студенты будут получать высшее теологическое образование.

В декабре 2017 г. создана Исламская академия Узбекистана, которая формирует стройную систему религиозных образовательных учреждений в Узбекистане. Академия будет готовить преподавателей для высших и средних специальных религиозных учреждений страны. Эта система религиозного образования поможет реализовать гуманистический потенциал просвещенного ислама.

- Среди результатов Вы не отметили введение свободной покупки и продажи иностранной валюты. Можно ли по итогам четырех месяцев отметить какие-то результаты этого нововведения для экономики?

- Подчеркну, что идет системная работа по переводу экономики страны с модели импортозамещения на модель экспортоориентированного развития.

С этим связан целый ряд реформ, в том числе либерализация валютного рынка. Конечно, за этим последовала девальвация узбекского сума в два раза. Но при этом ослабление сума сработало на поддержку экспорта и экспортеров, и в Узбекистане это заметно – есть рост экспорта.

Но доступ к свободной конвертации получили только юридические лица, которые что-то экспортируют. Физические лица имеют доступ к частичной конвертации: они могут продать доллары, но брать наличный доллар они не могут.

Постепенная конвертация, когда юридическим лицам можно больше, чем физическим – это правильный эволюционный путь. Мы придем к полной конвертации, но это будет не сразу. При этом было ожидаемо, что унификация курса приведет к обесцениванию сума, и доходы населения в долларовом исчислении уменьшатся. Несомненно, это сильно ударило по импортерам, есть инфляция и рост цен, но при этом катастрофического сценария удалось избежать.

Для стабилизации нужно увеличивать объем валюты, который будет заходить в страну, то есть увеличивать объем экспорта. Я уверен, что в следующем году инфляция будет ниже, чем в этом.

- Как происходит переход к экспортоориентированному развитию?

- Нынешний этап реформ в Узбекистане исходит из понимания пределов роста в рамках импортозамещающей модели развития и необходимости перехода к новой модели – экспортоориентированному развитию. Это делается эволюционно, и, на мой взгляд, за последний год наиболее системной является именно та часть работы, которая касается вопросов ускорения экспортоориентированного развития страны.

Начиная с прошлогодних октябрьских указов, тогда еще исполняющий обязанности президента Узбекистана сделал первые шаги в сторону отказа от системы обязательной продажи части экспортной валютной выручки для предприятий-экспортеров. Сначала снизили с 50% до 25%, а в 2017 г. вообще отказались от данной системы. Эти меры работают на стимулирование экспорта и деятельности предприятий-экспортеров.

Мера была заточена под интересы именно узбекских экспортеров. Мы еще много будем говорить о том, что 2017 год в институциональном смысле стал основой для экспортоориентированной модели развития Узбекистана. Через пять-десять лет об этом будут защищать диссертации.

Последний указ от 15 декабря 2017 г. отменил лицензирование экспорта товаров, за исключением небольшого числа специфических товаров, что облегчит экспортные операции для узбекских экспортеров-производителей.

В рамках визита нового президента Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова была анонсирована реализация проекта по организации предэкспортного финансирования со стороны банков Узбекистана на сумму $100 млн. Для узбекско-киргизского товарооборота, который составляет чуть больше $100 млн, новые $100 млн – это серьезно. Узбекские банки дают киргизским импортерам деньги для того, чтобы те покупали узбекскую продукцию. Раньше таких инструментов предэкспортного финансирования Узбекистан никогда не использовал.

Это логичный шаг в рамках активизации экспортоориентированного развития Узбекистана. А если эту идею продолжить, то, на мой взгляд, следующий логичный шаг – это создание экспортно-импортного банка Узбекистана – Эксимбанка Узбекистана. Я думаю, что без него обеспечить устойчивый рост экспорта товаров именно с высокой добавленной стоимостью будет трудно. В любой стране, которая ориентируется на развитие экспорта, есть такой банк – о китайском Эксимбанке знают все. Несколько лет назад с большим трудом в России создали экспортно-импортный Банк России «Росэксимбанк». Узбекистан тоже должен создавать свой банк.

Узбекистан накопил опыт использования свободных экономических зон с 2007 г., когда мы создали первую свободную экономическую зону в городе Навои. Спустя 10 лет команда президента решила перенести опыт на новые регионы. За год было создано 4 новых СЭЗ – теперь у нас 7 свободных экономических зон. Они будут привлекать иностранные инвестиции и технологии и станут точками роста на региональном уровне.

Также еще в 2015 г. была заложена идея создания малых промышленных зон в регионах на базе неиспользуемых производственных площадей. Реализация шла медленно, но в этом году идея получила развитие. На месте заброшенных производственных площадей и земельных участков создано свыше 40 малых производств и промышленных зон. Недвижимое государственное имущество, находящееся на их территории, будет предоставляться предпринимателям в долгосрочную аренду на 10 лет, при этом процентная ставка будет нулевая. Если инвестор выполнит инвестиционные обязательства, то право собственности через 10 лет перейдет ему.

Также был создан инновационный центр по поддержке, разработке и внедрению информационных технологий. Это нечто вроде технопарка для наших программистов, но главная его особенность заключается в том, что он создается на принципе экстерриториальности в пределах всей страны. Резидентом может быть житель Андижана, Нукуса, Хорезма – ему необязательно находиться в Ташкенте, если он регистрируется в качестве резидента этого технопарка. Резиденты освобождены почти от всех видов налогов до 2028 г.

В целом, пока нет цифр за 2017 г., но по итогам 9 месяцев в Узбекистане экспорт растет. Продукцию начали экспортировать 360 предприятий, которые прежде этим не занимались, освоен экспорт свыше 120 новых видов товаров в Узбекистане. Я думаю, что за год будут еще более высокие цифры.

- Какие итоги торговли Узбекистана с Россией в 2017 г.? Какова динамика?

- В 2017 г. двусторонние отношения между Узбекистаном и Россией, прежде всего в экономической сфере, получили серьезный позитивный импульс. Мы ожидаем (пока нет цифр), что двусторонняя торговля между Узбекистаном и Россией в 2017 г. вырастет по сравнению с прошлым годом как минимум на 20% (а может и больше) и достигнет $3,5 млрд. За 8 месяцев 2017 г. экспорт российских товаров в Узбекистан вырос на 15,9%, а экспорт узбекистанских товаров увеличился на 30%.

Узбекистан может стать четвертым по величине торговым партнером России среди стран СНГ после стран, которые входят в ЕАЭС. Узбекистан не входит [в ЕАЭС], но при этом серьезно двигается во внешней торговле с Россией, наращивая ее объемы. Россия по итогам 2017 г. может снова стать крупнейшим внешнеторговым партнером Узбекистана, как это было до 2015 г., когда в первый раз Китай обошел Россию.

- За счет чего в 2017 г. шел рост?

- Рост взаимной торговли между двумя странами в основном обеспечивается благодаря продукции сельского хозяйства. Это давно ожидаемый рост пищевой промышленности, рост торговли промышленными товарами, прежде всего, из России в Узбекистан, но и из Узбекистана в Россию тоже.

За последние два года был сильнейший спад, а в этом году начинается подъем продажи узбекских автомобилей в России. И, конечно, важнейшая сфера – это военно-техническое сотрудничество. Узбекистан закупает в больших объемах российской военную продукцию – авиацию, самолеты и вертолеты, идет модернизация танков.

При этом инвестиционное сотрудничество между Россией и Узбекистаном развивается не только за счет нефтегазового сектора, который всегда был лидирующим в общем объеме российских инвестиций в Узбекистан. Например, в ноябре 2017 г. подписано Соглашение о создании совместного производства по сборке автомашин КамАЗ в Узбекистане.

То есть теперь КамАЗ будут собирать в Узбекистане: часть – для продажи в стране, часть – в третьи страны.

Рост идет, потому что в ходе государственного визита в начале апреля 2017 г. президента Узбекистана в Россию были подтверждены и далее доработаны соглашения, например, по упрощенному таможенному режиму для сельхозпродукции из Узбекистана в Россию, которое предусматривает сокращение фитосанитарных и других ограничений.

Также есть активизация российских производителей на рынке Узбекистана, начиная от производства водоочистных сооружений или оборудования для водоочистных станций и заканчивая строительством и модернизацией агрегатов на малых и средних ГЭС.

- Узбекистан и Беларусь заявили о намерении активизировать торгово-экономическое сотрудничество. Каков сейчас его уровень и по каким направлениям можно будет наращивать взаимодействие?

- Интенсификация контактов на правительственном уровне между Узбекистаном и Беларусью за последний год – это реальный факт. Но когда внешнеторговый оборот между двумя странами, у которых есть серьезный экономический потенциал, составляет всего около $100 млн в год, это смешно. Президент Беларуси Александр Лукашенко в октябре 2016 г. на встрече с Шавкатом Мирзиёевым употребил выражение «смешной товарооборот». Это действительно так для двух стран, у которых по $60-70 млрд ВВП.

В 2010 г. товарооборот между Узбекистаном и Беларусью достиг $153 млн, и это был максимум. С 2010 г. ежегодно шло снижение товарооборота, который в 2015 г. достиг исторического минимума – $65 млн. Структура экспорта из Беларуси в Узбекистан состоит в основном из нефтехимии: полиэфиры, смолы, лекарства, нефтепродукты, тракторы, сельхозмашины и механизмы, бытовая техника – традиционная продукция.

Экспорт из Узбекистана также традиционный: хлопчатобумажная пряжа, хлопковое волокно, свежая и сушеная плодоовощная продукция, виноград, трикотаж, одежда, полимеры. Когда наступил кризис, резко упал товарооборот. По поводу уровня политических связей можно сказать, что до сих пор в Минске не было посла Узбекистана в Беларуси.

Но есть условия для сотрудничества двух стран. Были встречи президентов в 2017 г., и была активизирована работа межправкомиссии, создана «дорожная карта» сотрудничества. Есть много похожих вещей, прежде всего, и Узбекистан, и Беларусь реализуют во многом схожие модели экономических и политических реформ. В обеих странах не пошли по пути радикальных реформ по рецептам либерал-монетаристов. Сформированы смешанные многоукладные экономики, где присутствует и частный сектор, и отрасли с преобладанием государственной собственности.

Узбекистан и Беларусь показали самые низкие цифры спада ВВП в 1990-е гг., когда шли реформы во всех постсоветских странах.

Для развития плодотворного сотрудничества возможно формирование совместных предприятий в текстильной сфере. При этом они могут располагаться как в Узбекистане, так и в Беларуси. Фармацевтика – еще один перспективный сектор. Уже сейчас планируется создание совместного узбекско-белорусского предприятия по производству фармпрепаратов для лечения гепатита и онкологии. При этом они собираются работать не только на рынке Узбекистана, который сам по себе довольно объемный – более 30 млн человек, но и на рынках сопредельных стран.

Предусмотрены поставки карьерной техники. Навоийский горно-металлургический комбинат собирается модернизировать свой парк крупных автомобилей, карьерной техники, самосвалов и экскаваторов за счет самосвалов БелАЗ. Намечена сборка тракторов BELARUS в Узбекистане на базе Ташкентского завода сельскохозяйственной техники.

Есть перспективные проекты в кожевенно-обувной и кондитерской отраслях. Беларусь может стать серьезным партнером для узбекских предприятий при реализации программ модернизации и технического переоснащения отраслей промышленности. Инвестиции превысят $30 млрд на ближайшие 10 лет.

- Как Узбекистан видит свою роль в Центральной Азии и в целом в Евразии в 2018 г. и в будущем?

- В стратегии развития Узбекистана по пяти приоритетным направлениям пятое направление – это внешняя политика. Там сказано, что важнейший приоритет внешней политики Узбекистана – это Центральная Азия. При этом отмечается, что Узбекистан заинтересован в налаживании прагматичного и взаимовыгодного сотрудничества и создании пояса добрососедства.

Произошел определенный прорыв в узбекско-киргизских отношениях, закреплены положительные тенденции во взаимоотношениях между Узбекистаном и Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном. Я думаю, что в 2018 г. состоится визит президента в Таджикистан. Там тоже есть целый ряд вопросов, которые ждут своего прорыва. Пока это единственная страна в регионе, с которой не было встреч.

Что касается угроз региональной безопасности Центральной Азии, то это, в первую очередь, угроза терроризма и экстремизма, растущая угроза наркотрафика. Я думаю, что произойдет усиление угроз афганского направления, усиление потенциала вооруженного противостояния религиозных группировок в Афганистане. Все остальные угрозы, на мой взгляд, решаемы.

- Какие возможности для региона в 2018 г. Вы бы отметили?

- Год мы заканчиваем с тем, что наконец-то урегулирован казахско-киргизский пограничный спор. Это дает надежду на то, что страны региона все больше овладевают искусством нахождения консенсуса в отношениях друг с другом.

Этот шаг дает всем странам региона пример того, что они вполне договороспособны. Субъективные факторы начинают играть меньшую роль, а большую – объективные факторы, работающие на сближение и кооперацию.

У меня хорошие ожидания от 2018 г. по вопросам усиления процессов внутрирегиональной межгосударственной кооперации. Страны готовы сотрудничать, в них созданы условия, и, я думаю, что регион будет идти вперед на уровне кооперационных проектов в отдельных отраслях, между предприятиями.

Беседовала Юлия Рулёва

Источник – Евразия.Эксперт

Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 13 января 2018 > № 2458814 Бахтиер Эргашев


Казахстан. Киргизия. Белоруссия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 13 января 2018 > № 2453267

Взаимная торговля со странами ЕАЭС выросла почти на треть

Более 90% внешнеторгового оборота приходится на Россию

В январе-ноябре 2017 года взаимная торговля Казахстана со странами ЕАЭС составила 15 599,2 млн долларов. Это на 28% больше, чем в январе-ноябре 2016 года. Экспорт составил 4600,3 млн долларов (рост на 31,3%), импорт — 10 998,9 млн долларов (рост на 26,7%). Об этом сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz со ссылкой на предварительные данные Комитета по статистике.

В общем объеме внешнеторгового оборота Казахстана со странами ЕАЭС приходится на Россию — 92,3%. На Кыргызстан пришлось — 4,2%, Беларусь — 3,5%.

Отметим, в целом внешнеторговый оборот Казахстана в январе-ноябре 2017 года составил 69 450,1 млн долларов и по сравнению с январем-ноябрем 2016 года увеличился на 25,1%, в том числе экспорт — 43 065,2 млн долларов (на 31,6% больше), импорт 26 384,9 млн долларов (на 15,8% больше).

Казахстан. Киргизия. Белоруссия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 13 января 2018 > № 2453267


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 января 2018 > № 2457706 Александр Беглов

Встреча с полпредом Президента в СЗФО Александром Бегловым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с полномочным представителем Президента в Северо-Западном федеральном округе Александром Бегловым. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

В.Путин: Александр Дмитриевич, что касается Северо-Запада, Петербурга, Вам ничего здесь рассказывать не нужно. Вы сами родом из Петербурга фактически, петербуржец.

Ситуацию в регионе знаете очень хорошо, человек Вы опытный: и в Питере работали, и в Центральном федеральном округе работали, и в Правительстве, и в Администрации Президента.

Но хотел бы, тем не менее, услышать Ваши оценки того, как, Вы считаете, складывается ситуация на Северо-Западе России, в крупнейшем центре страны, в городе Санкт-Петербурге. Что Вы видите в качестве важнейших задач на ближайшее время для региональных команд, для федерального центра, для того, чтобы Северо-Запад и Питер, в частности, поддержать?

А.Беглов: Владимир Владимирович, прежде всего хотел бы поблагодарить за доверие. Для меня большая честь работать именно на Северо-Западе.

Действительно, работал долгое время в Санкт-Петербурге и на Северо-Западе был первым заместителем полпреда, поэтому обстановку хорошо знаю.

Но прежде всего хотел доложить о том, что новогодние праздники прошли в штатном режиме, у нас не было каких-то чрезвычайных ситуаций. Были определённые отключения электроэнергии в Карелии и ряде других регионов, но дежурные команды работали, поэтому всё восстанавливалось в срок. Хотя проблемы в этом отношении есть, и над этой темой мы будем работать, будем докладывать.

Хотел доложить о том, что мы сделали инвентаризацию в том, что касается майских указов, инициатив Президента. Это, прежде всего, заработная плата учителям, врачам и задолженность заработной платы у коммерческих организаций.

Что касается госструктур и местного самоуправления, военных, то зарплата выплачивается день в день, здесь нарушений нет. Коммерческие структуры на сегодняшний день имеют задолженности. Поэтому совместно с прокуратурой по Вашему поручению мы держим этот вопрос на контроле. Есть определённые подвижки, но над этим вопросом будем ещё работать, я Вам буду докладывать.

Второй вопрос – это обеспечение в детских садах [мест] для наших детишек. По Северо-Западу в целом Ваши указы от трёх до семи лет практически выполнены. Есть небольшие отставания, мы над ними работаем, думаю, что в течение первого полугодия этот вопрос будет полностью закрыт.

Что касается школ, второй смены. Думаю, что в течение 2018 года мы постараемся полностью эту проблему закрыть.

В.Путин: Где она наиболее остра?

А.Беглов: У нас в Карелии вопрос очень непростой, сложный. Ряд вопросов есть в Архангельской области, есть в Мурманской области. Но они двигаются, эти вопросы, и думаю, что есть все возможности, чтобы эти проблемы полностью были закрыты своевременно и в срок.

Следующий вопрос, который Вы поручали, мы смотрим, – это перинатальные центры. Четыре перинатальных центра на Северо-Западе. Там есть отставания, есть определённые нарушения сроков. Я взял этот вопрос в соответствии с Вашим поручением на личный контроль.

Следующий вопрос – это переселение из аварийного фонда. Здесь работы очень много, Владимир Владимирович, и здесь тоже есть определённые отставания. Надо ускорять, усиливать, создавать условия, чтобы исполнительная власть и муниципалы решали этот вопрос.

Будем над этим работать. Я в ближайшее время проведу совещание с каждым губернатором по программе расселения из аварийного фонда. Эта проблема остро сегодня стоит на Северо-Западе.

В целом по майским указам работа идёт. Хочу сказать, что очень много сделано.

В.Путин: Главное, чтобы все региональные команды, как я уже говорил, работали эффективно над решением вопросов, о которых Вы сказали. Их на самом деле больше, но я очень рассчитываю на то, что Вы критически будете подходить к реалиям, с которыми люди сталкиваются на местах, и будете нацеливать соответствующие структуры власти – муниципальные, региональные – на решение этих вопросов.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 января 2018 > № 2457706 Александр Беглов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 12 января 2018 > № 2453377

Объем промышленного производства в Казахстане в 2017 году вырос на 7,1%

В Казахстане объем промышленного производства в Казахстане в январе-декабре 2017 года по сравнению с 2016 годом увеличился на 7,1%, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на Комитет по статистике Министерства национальной экономики РК.

В отчетном периоде производство в горнодобывающей промышленности и разработке карьеров увеличилось на 9,3%, в обрабатывающей промышленности - на 5,1%, в электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании - на 4,9%. В водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов показатель снизился на 0,2%.

В 2017 году по сравнению с 2016 годом увеличилась добыча сырой нефти, природного газа, металлических руд и угля. Возросло производство продуктов питания, нефтепереработки, продукции фармацевтической, металлургической промышленности и машиностроения. При этом снизилось производство табачных изделий, резиновых и пластмассовых изделий, компьютеров, электронной и оптической продукции.

В частности, объем добычи нефти, включая газовый конденсат, составил 86,2 млн тонн (увеличился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 10,5%), медных руд - 95,3 млн тонн (+21,5%). Объем выпуска бензина составил 3,1 млн тонн (+4,2%), газойля - 4,4 млн тонн (-5,2%). Объем производства плоского проката достигло 3 млн тонн (-0,1%), рафинированной меди - 0,4 млн тонн (+4,2%), портландцемента - 9,4 млн тонн (+2,5%), электроэнергии - 103,1 млрд кВтч (+9%), муки - 4,1 млн тонн (+3,7%).

Увеличение объемов производства промышленной продукции наблюдалось в 14 регионах республики. В Восточно-Казахстанской области объем производства соответствует уровню прошлого года.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 12 января 2018 > № 2453377


Казахстан > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 12 января 2018 > № 2453372

Передвижение служебных авто смогут отслеживать в Атырауской области

Передвижение служебных авто смогут отслеживать атыраусцы, сообщая о фактах использования машин госслужащими, сообщает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на РСК.

«Аппарат акима Атырауской области инициировал акцию по расклейке отличительных знаков на служебные автомобили. Отличительные знаки наклеены на автомобили как городского, так и областного акиматов. Благодаря наклейкам можно будет выявить факты использования транспорта водителями и госслужащими в личных целях, а также в нерабочее время. Акция была организована совместно с Первым антикоррупционным медиацентром и станет традиционной», - рассказал заместитель руководителя аппарата акима Атырауской области Даурен Бектурганов.

На наклейках изображен герб Атырау, а также телефон горячей линии, по которому можно сообщать о фактах использования служебных машин акимата в нерабочее время. По указанному номеру на WhatsApp можно переслать и фотодоказательства или видео.

Казахстан > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 12 января 2018 > № 2453372


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 12 января 2018 > № 2453047

В Астане открыли цифровой и миграционный ЦОНы

Какие услуги будут оказывать в центрах, рассказали в «Правительстве для граждан»

Цифровой и миграционный ЦОНы официально открыли в Астане заместитель премьер-министра Аскар Жумагалиев, министр информации и коммуникаций Даурен Абаев, председатель комитета миграционной службы Мурат Кабденов и начальник ДВД Астаны Марат Кожаев. Об этом центру деловой информации Kapital.kz сообщили в пресс-службе госкорпорации «Правительство для граждан».

Отметим, что Астанинский цифровой ЦОН в тестовом режиме работает с декабря прошлого года. В DigitalЦОН получение госуслуг полностью автоматизировано: на каждом компьютере установлен интеллектуальный помощник, который выполняет роль ИТ-консультанта при самостоятельном получении госуслуг гражданами.

«Это новый формат предоставления госуслуг, в котором граждане самостоятельно подают электронные заявки с помощью пунктов общественного доступа, секторов самообслуживания Connection point и планшетов в специальных стенд-павильонах», — пояснили в госкорпорации.

Кроме того, с 20 декабря для повышения цифровой грамотности граждан работает класс обучения. Работники фронт-офиса проводят обучение бесплатно каждый час согласно графику с 9.00 до 20.00.

В столичном центре миграционных услуг, запущенном в пилотном режиме в декабре 2017 года, госуслуги иностранным гражданам оказывают операторы «Правительства для граждан» вместе с сотрудниками миграционной полиции.

«Миграционный ЦОН находится на улице Иманова, 31 и принимает услугополучателей с 9 утра до 18.30 вечера, без перерыва на обед. Здесь можно сразу пройти медицинский осмотр, дактилоскопию, оформить страховой полис, а также получить ИИН. Теперь вместо 5 рабочих дней получить разрешение для работы в Астане иностранцы могут за час», — отметили в «Правительстве для граждан»

К слову, за 2017 год по Казахстану государственной услугой «Выдача и продление разрешений трудовым иммигрантам» воспользовались более 446 тыс. иностранных граждан.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 12 января 2018 > № 2453047


Казахстан > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 12 января 2018 > № 2452896

Впервые в Казахстане запущены миграционный и цифровой ЦОНы нового формата для приема иностранцев и для обучения граждан работе с порталом "электронного правительства", передает МИА «DKNews» со ссылкой на Tengrinews.kz.

"В целом на сегодня через портал "электронного правительства" и другие источники можно получить более 700 услуг. Самые популярные - это адресные справки, справки о недвижимости, справки о юридических лицах, а также справки о пенсионных начислениях. По Казахстану этих справок ежегодно выдается свыше 20 миллионов. Наша задача - обучать население получать данные услуги самостоятельно", - рассказал председатель "Правительства для граждан" Аблайхан Оспанов на презентации цифрового ЦОНа, который находится по адресу: улица Саурана, 7, в Астане.

Научившись получать простые справки в новом ЦОНе, граждане, по его словам, поймут простоту операции и начнут более активно пользоваться сайтом "электронного правительства" у себя дома.

"Мы хотели бы, чтобы в цифровом ЦОНе полностью отсутствовал физический контакт. Изначально хотели просто оставить пару человек на ресепшене, чтобы посетители могли привязать свой номер телефона, подтвердить ЭЦП и получать все справки самостоятельно. Но на первых порах мы все-таки оставили консультантов, которые просто подскажут, как вам быть, что вам делать", - отметил Оспанов.

Также по улице Иманова, 31, в столице открылся новый миграционный ЦОН для регистрации иностранцев.

"Миграционный ЦОН - это первая ласточка. Хочу привести один пример: раньше иностранцу для того, чтобы получить разрешение на работу и другие необходимые документы, требовалось пять дней. Сначала нужно было получить ИИН, налоговое разрешение, затем проходить семь учреждений, нужна была страховка и так далее. Все время он упирался в различные барьеры. Впервые мы здесь сделали безбарьерный миграционный ЦОН. Все необходимые для иностранца услуги он может получить в одном месте. Надеемся, сегодня он затратит на это час или два в одном месте", - сообщил, открывая новый ЦОН, министр информации и коммуникаций Даурен Абаев.

По его словам, сложность прохождения миграционных процедур могла быть препятствием для прихода инвесторов и зарубежных бизнесменов. Сейчас система упрощена и налажена.

Абаев сообщил, что всего за 2017 год в Центрах обслуживания населения было оказано порядка 37 миллионов государственных услуг.

Казахстан > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 12 января 2018 > № 2452896


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 12 января 2018 > № 2452797 Сергей Беляков

Пенсии попали в вечную мерзлоту

Сергей Беляков о том, что потеряют граждане от продления моратория на пенсионные накопления

Мораторий на пенсионные накопления продлен до 2020 года, соответствующий закон подписан в конце декабря. Поступлений в накопительную часть в итоге, как это принято говорить, «заморожены» на семь лет. Впервые к этой мере правительство прибегло в 2014 году.

Сразу хочу оговориться, что столь образный и яркий термин «заморозка», хотя и плотно вошел в обиход в силу своей выразительности, увы, некорректен. По одной простой причине – заморозка предполагает, что рано или поздно средства будут разморожены и возвращены в систему.

Мораторий предполагает, что средства эти изымаются из накопительной системы и тратятся на текущие нужды бюджета, в частности, на выплаты нынешним пенсионерам. То есть, это уже из области вечной мерзлоты.

Для пенсионеров будущих эти средства перестают существовать в виде накоплений, они уходят в страховую часть с дальнейшей трансформацией в загадочные баллы. Более того, новая пенсионная формула, которая действует с 2015 года, до сих пор не утверждена правительством. То есть фактически пенсии рассчитываются на основании алгоритма, который легитимным не является.

К пенсионной формуле я еще вернусь. Теперь – о последствиях моратория, от которого, на мой взгляд, теряют все – экономика, бизнес и граждане. Первые, поскольку накопления направляются не на инвестиции, не вкладываются в инфраструктурные проекты, а примитивно проедаются.

Экономика теряет «длинные» деньги, которые были бы чрезвычайно полезны для развития, особенно в условиях снижения финансового потока с внешних рынков. Мы уже приводили расчеты аналитической службы АНПФ, потери экономики можно оценить в более 6 трлн рублей до 2020 года. Если мораторий продлится, например, до 2027 года, то сумма вырастет до более чем 19 трлн рублей. Колоссальные средства, которые могли бы работать.

Теперь о гражданах. Наши аналитики также оценили (и эти данные мы приводим впервые), какую накопительную пенсию (отмечу, что именно только накопительную) мог бы получать мужчина 1967 года рождения, если бы в 2027 году ушел на заслуженный отдых. По крайней мере, текущие параметры пенсионного возраста предполагают именно такую возможность.

Предполагаемый гражданин – среднестатистический москвич. Он получает зарплату в два раза выше средней по стране (2002 год – 8721 рубля, 2018 – 85 043 рубля и далее в соответствии с аналогично увеличенными прогнозами Минэкономразвития до 2021 года), а далее с темпом роста на 10% ежегодно). Взносы в накопительную часть работодатель выплачивал с 2002 года в соответствии с действовавшими тогда правилами. При этом среднегодовая доходность от инвестирования — 6,7% (это достаточно скромно, но аналитики ориентировались на консервативный прогноз).

Итак, предположим, что мораториев не было. В этом случае накопительная пенсия составила бы около 8000 рублей. Конечно, история сослагательного наклонения не имеет, однако, на мой взгляд, для людей было бы интересно узнать, что они могли иметь и что имеют.

Есть опасения, что мораторий продлится и до 2027 года, когда наш герой выйдет на пенсию. В этом случае накопления принесут ему «прибавку» в 1800 рублей. Впечатляет, не так ли?

Если посмотреть на то, как это отразится на общем размере пенсии, то исходя из показателей последнего долгосрочного социально-экономического прогноза до 2030 года, разница между выплатами при условии наличия моратория до 2027 года и его полного отсутствия будет составлять более 20% в пользу последнего варианта.

Сколько бы ни убеждали представители соцблока, что граждане от моратория ничего не теряют, поскольку средства поступают в страховую часть, но это как в поговорке — сколько не говори «халва», во рту слаще не станет. Почему? При условии поступлений в накопительную часть средства растут по двум причинам. Первая – собственно, поступления взносов. Вторая – капитализация в ходе инвестирования.

В случае, когда средства учитываются на персональных счетах, они преобразуются в баллы, которые в лучшем случае индексируются на уровень инфляции. При этом сама по себе пенсионная формула имеет поправочные коэффициент на доходы Пенсионного фонда. Любые проблемы с бюджетом будут негативно отражаться на величине выплат.

Скажу еще проще – взносы в страховую часть фактически подвергаются двойной конвертации. Сначала деньги преобразуются в баллы, а потом из них конвертируются в рубли для выплаты пенсии. Любой, даже далекий от финансовой сферы, человек знает, что любая двойная конвертация чревата серьезными потерями.

Стоит ли доверять системе, которая вместо простых и понятных гражданам правил начинает городить огород из сложных формул?

И последнее, что хотелось бы сказать: помимо материальных потерь вся эта эквилибристика с пенсионными накоплениями, пенсионными формулами чревата еще и потерями моральными. Естественно, что люди, которым сначала что-то дают, а потом это «что-то» отнимают, неизбежно приводит к фрустрации. У населения вырабатывается стойкая идиосинкразия к любым пенсионным реформам, которые, как уже убедились граждане, во благо им не идут.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 12 января 2018 > № 2452797 Сергей Беляков


Казахстан. Евросоюз. Китай. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 11 января 2018 > № 2453401

Рост ВВП Казахстана в 2017 году составил 4% - Тимур Сулейменов

По предварительным данным рост ВВП в 2017 году составил 4%, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на министра национальной экономики РК Тимура Сулейменова.

«Главным итогом 2017 года для казахстанской экономики стала активизация восстановительных процессов с поступательным переходом экономики страны на более высокие темпы роста. По предварительным итогам 2017 года рост ВВП составил 4,0%. Экономический рост был сбалансированным с синхронным улучшением практически во всех сегментах экономической деятельности», - отметил Тимур Сулейменов на заседании Правительства РК.

По его словам, основными катализаторами роста стали расширение производства в торгуемых секторах, повышение инвестиционной активности и постепенное восстановление внутреннего спроса. Внешняя среда также положительно повлияла на внутриэкономическую активность. К факторам позитивных внешних условий министр отнес более высокую ценовую конъюнктуру на нефть и металлы, а также улучшение экономической ситуации в основных торговых партнеров - ЕС, России и Китая.

«Вследствие чего зафиксированы положительные сдвиги по внешней торговле.

По итогам 11 месяцев экспорт в Россию вырос на 33%, в ЕС - 31% и Китай - 34,9%», - пояснил он.

Министр отметил, что ключевую роль в активизации восстановительных процессов сыграл ценовой фактор. Инфляционный фон по сравнению с 2016 годом понизился на 1,4 процентных пункта, составив 7,1%.

«Наряду с этим, в течение 2017 года показатели рынка труда оставались стабильными, уровень безработицы составил 5%», - добавил он.

Вместе с тем, на 1 декабря 2017 года активы Национального фонда составили 57,6 млрд долларов США даже с учетом значительного привлечения средств на поддержку финансового сектора страны. Между тем, отметил он, реализация мер по оздоровлению банковского сектора и улучшение общей экономической ситуации сформировали предпосылки для начала восстановительной фазы кредитного цикла.

«В целом, позитивная динамика роста экономики, улучшение состояния платежного баланса и наращивание производственных мощностей обеспечили в 2017 году подтверждение уровня инвестиционной надежности Казахстана международными рейтинговыми агентствами и позволили улучшить прогноз с «Негативного» на «Стабильный», - заключил он.

Казахстан. Евросоюз. Китай. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 11 января 2018 > № 2453401


Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены > podrobno.uz, 11 января 2018 > № 2453318

Показатель теневой экономики в Узбекистане превышает 50%, заявил первый заместитель министра экономики страны Мубин Мирзаев.

«По оценкам экспертов, доля теневой экономики в Узбекистане по отношению к ВВП превышает 50%. Это создает определенные барьеры для экономического развития страны. Возникает естественный вопрос, как можно с этим бороться. Стоит сказать, что первый шаг уже сделан – начата либерализация валютного рынка. Остальные моменты уже зависят от налоговой системы», – сказал Мирзаев журналистам на заседании международного пресс-клуба.

По его словам, теневая экономика – «самый больной вопрос для Узбекистана». В настоящее время профильные министерства изучают, какие факторы влияет на ее рост.

При этом Мирзаев подчеркнул, что за один год страна не сможет избавиться от этого явления. «Президентом дано поручение до 1 июля проработать конкретный план мер для того, чтобы бизнес работал честно и платил налоги. Для этого разрабатывается дорожная карта по реформированию налоговой и таможенной систем», – добавил замминистра.

В частности, до 1 июля 2018 года будет пересмотрена вся налоговая система Узбекистана. Также начата разработка налогового кодекса в новой редакции.

Данные меры, по предварительным прогнозам минэкономики, позволят увеличить уровень легализации доходов бизнеса и населения примерно на 5-10%.

«В первую очередь должна быть создана конкурентная среда, необходимо создать равные условия для всех. Прорабатываются конкретные предложения, и я думаю, что если из года в год нам удастся сократить теневую экономику, то это позволит создать стабильную базу для формирования бюджета», – отметил Мирзаев.

Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены > podrobno.uz, 11 января 2018 > № 2453318


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 11 января 2018 > № 2453181

Более 40 социальных объектов инвесторы ввели в столице в 2017 году

Их общая площадь превысила 250 тысяч «квадратов».

Более 40 объектов социальной инфраструктуры построено в 2017 году на внебюджетные средства, сообщил глава Москомстройинвеста Константин Тимофеев.

По его словам, за год за счет инвесторов в столице ввели 41 социальный объект, в том числе девять детских садов на 1080 мест, пять школ, семь спортивно-рекреационных объектов.

Школы построили по адресам: улица Мосфильмовская, дом 88/5 — на 592 места; улица Народного Ополчения, дом 9а — на 336 мест; поселение Десеновское, вблизи деревни Десны, участок № 50/10 — на 1375 мест; улица Новаторов, дом 22а — на 1000 мест. Реконструировано здание средней общеобразовательной школы в поселении Воскресенском (дом 36а). К нему пристроили корпус на 250 мест, и теперь здесь могут учиться 1000 ребят. Всего благодаря инвесторам в городе появилось 3553 новых школьных места.

Современные детсады открыты по адресам: улица Лобачевского, владение 118; поселок Коммунарка поселения Сосенского, улица Берзарина, владение 28; улица Сергея Макеева, владение 9; улица Мосфильмовская, дом 88, корпус 1; Кожевнический проезд, владение 4; Внутренний проезд, владение 8; Нахимовский проспект, владение 73; Варшавское шоссе, дом 141, корпус 14.

В городе появились и спортивно-рекреационные объекты, в том числе центр мини-гольфа в деревне Лужки поселения Михайлово-Ярцевского и два физкультурно-оздоровительных комплекса по адресам: Жуков проезд, владение 15, улица Митинская, дом 18. Открылись футбольная тренировочная база с шестью футбольными полями и автостоянкой (Волоколамское шоссе, владение 67), фитнес-центр с бассейном (улица Сергея Макеева, владение 9), ледовый дворец в Южном Бутове (зона общественного центра «Щербинка», Проектируемый проезд № 6418, участок № 4) и фитнес-клуб (Ленинградский проспект, владение 31).

Общая площадь всех введенных инвесторами социальных объектов превышает 250 тысяч квадратных метров.

Всего в 2017 году в Москве построили 13 школ, 14 детских садов, восемь медицинских зданий, 22 спортивных объекта и пять объектов культуры. Из них силами инвесторов построено 38 процентов школ, 64 процента детских садов, 50 процентов медицинских учреждений, 32 процента спортивных и 60 процентов культурных объектов.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 11 января 2018 > № 2453181


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kt.kz, 11 января 2018 > № 2453019

В Казахстане предприниматели не будут платить соцналог при отсутствии доходов, передает Kazakhstan Today.

"Согласно внесенным изменениям в налоговое законодательство с 2018 года индивидуальные предприниматели и лица, занимающиеся частной практикой (нотариусы, адвокаты и так далее), не уплачивают социальный налог, в размере 2 МРП, при отсутствии дохода", - сообщили в Департаменте государственных доходов по Алматы.

Напомним, ранее вышеуказанные лица были обязаны ежемесячно, независимо от наличия.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kt.kz, 11 января 2018 > № 2453019


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 11 января 2018 > № 2450975

Есть ли хоть какая-то польза от Кодекса этики госслужащего?

Кодекс чести государственных служащих должен был стать шприцем с толстой иглой, посредствам которого наши чиновники наконец-то получили бы прививку от хамства и привычки путать свой карман с государственным. Но заставить столоначальников жить по законам совести, а не по понятиям, пока не удается.

Чуть ли не каждый день новый скандал. Чиновники то надают друг другу оплеух, то пьяными сядут за руль, а то и вовсе запустят свои ручонки в государственную мошну. И конца и края этим «подвигам» не видно. Согласно данным Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции, только за девять месяцев прошлого года выявлены свыше 11 тысяч нарушений законодательства о государственной службе и норм служебной этики (и это лишь те факты, которые были установлены благодаря проверкам). К дисциплинарной ответственности привлечены 547 госслужащих, из них трое уволены, один понижен в должности, 36 предупреждены о неполном служебном соответствии, еще 39 получили строгие выговоры, 327 чиновникам объявлены замечания.

Возможно, эти цифры мало кому о чем-то говорят. Но если преломить их через отдельные ведомства, то будет уже другой коленкор. Возьмем, к примеру, Генеральную прокуратуру. Как сообщила ее пресс-служба, за прошлый год 93 прокурора были привлечены к различным видам ответственности. Из них 12 уволены по отрицательным мотивам, шестеро освобождены от занимаемых должностей, 15 предупреждены о неполном служебном соответствии. Уголовные дела возбуждены в отношении десяти сотрудников надзорного органа, из которых семеро занимали руководящие должности. Двое уже осуждены, три дела находятся в суде, еще пять расследуются. Кроме того, привлечены к ответственности 40 прокуроров, нарушивших различные нормы Кодекса чести.

Вот и возникает вопрос: а есть ли хоть какая-то польза от этого кодекса? Нужен ли он в его нынешнем виде? Или же для придания ему действенности необходимо внести изменения в его содержание и в механизм контроля за поголовьем чиновников, четко прописав наказания за конкретные проступки? Нагрубил кому-то – иди мести улицу, забыл застегнуть ширинку – прощай премия, допустил в своей вотчине финансовые нарушения – не рассчитывай на то, что отделаешься банальным выговором, а будь готов компенсировать «издержки» своим должностным окладом. Или, может, наоборот, следует отказаться от Кодекса чести в пользу более жесткой альтернативы, чтобы каждый прокол каждого конкретного чиновника стал реальным и суровым уроком для всех остальных, а не превратился всего лишь в статистический факт?

Чтобы расставить точи над i в этом вопросе, мы обратились к экспертам с просьбой вынести свой «вердикт».

Султанбек Султангалиев, политолог:

«Нам нужно не прикрываться фиговым листком этического кодекса, а ужесточать уголовный»

- Собственно, к самому этическому кодексу госслужащего лично у меня никаких претензий нет. Как, впрочем, нет претензий и к Нагорной проповеди Христа или же к моральному кодексу строителя коммунизма. Видите ли, подобного рода документ - всего лишь декларация благих намерений, за которой ничего существенного не стоит. Из казахстанской практики мы знаем сотни примеров нарушения чиновниками всех пунктов этического кодекса и лишь единичные случаи наказания за такие проступки. Да и то только тогда, когда инцидент получал широкую общественную огласку посредством социальных сетей, в частности, «Фейсбука», и затем в средствах массовой информации. Полагаться на этический кодекс в борьбе с коррупцией - это значит уподобляться Дон Кихоту в сражении с ветряными мельницами.

Стоит ли вносить поправки в Кодекс чести? Какой толк вносить изменения в декларативный документ, который не работает, а предназначен лишь для того, чтобы просто висеть в коридорах и кабинетах государственных органов в качестве элемента бюрократического дизайна? Эффективность нововведений будет такой же, как от таблетки пургена для слона, - то есть нулевой.

Согласно Указу президента страны от 29 декабря 2015 года, наряду с этическим кодексом было утверждено положение об уполномоченном по этике. Это госслужащий, осуществляющий деятельность по обеспечению соблюдения норм служебной этики, профилактике нарушений законодательства о государственной службе и противодействию коррупции, а также «консультирующий в пределах своих функций государственных служащих и граждан». Видел ли кто-то из нас этих уполномоченных, у которых, согласно положению, имеются 16 служебных функций? А ведь они должны быть во всех государственных структурах, за исключением силовых ведомств, где для подобных целей существует внутренняя служба безопасности. Или эта должность превращена в синекуру для небогатых родственников и лиц предпенсионного возраста?

От чего мы должны отказаться - так это от дисциплинарных советов, которые превратились в публичное место для похлопывания ладошкой по жирной попке нерадивого и, грубо говоря, охамевшего от собственной вседозволенности казахстанского бюрократа. Коррупционное правонарушение должно наказываться именно как преступление, а не как халатный проступок. Иначе никаких реальных сдвигов в борьбе с коррупцией мы не увидим. Полагаю, что нам следует не прикрываться фиговым листком этического кодекса, а ужесточать уголовный.

Любой кодекс действенен только тогда, когда он соблюдается, а нарушение его норм жестко карается.

А еще нужно повысить ответственность руководителей за действия своих подчиненных. Например, в случае выявления коррупционных преступлений в том или ином ведомстве его руководитель обязан подать в отставку или быть освобожден от занимаемой должности распоряжением вышестоящего начальства. И подобное нововведение необходимо записать не только в этический кодекс, но и в законодательные акты , регулирующие государственную службу. Только таким образом можно повысить уровень ответственности нашей бюрократической касты.

Наталья Малярчук, бизнес-консультант, в прошлом председатель попечительского совета ОФ «Трансперенси Казахстан»:

«В обществе каннибалов каннибализм вполне этичен и нравственен»

- Для начала давайте попробуем разобраться, что мы понимаем под кодексом этики? Это, прежде всего, система этических/моральных правил и принципов, принимаемая в определенном сообществе. Члены такого сообщества на основе доброй воли соглашаются придерживаться этих принципов в своей деятельности и поведении. Такое сообщество отвергает нарушителей. И к праву или законности это не имеет никакого отношения. Этика и мораль - это не про преступление и наказание.

Одной из основных целей кодекса этики как инструмента является создание среды, где работают и общаются профессионалы, для которых обман, нарушение закона, непрофессиональное поведение - неприемлемы. И даже не потому, что они высокоморальны. Такое поведение неэффективно и всегда разрушительно как для личности, так и для сообщества.

Нужен ли этический кодекс в его нынешнем виде? А нужны ли нам качественное здравоохранение, образование, государство, в конце концов? Некачественно оказанные услуги – это нарушение закона, а тот факт, что человек, называющий себя специалистом, позволил себе оказывать некачественные услуги (и здесь неважны его мотивация и весь тот список причин, которые мы любим приводить в оправдание своей халатности) – это уже вопрос чести конкретного специалиста и того сообщества, которое допускает подобное.

Проблема всех этих документов о чести и совести не в том, что они плохо или как-то не так написаны. Нарушен принцип их принятия, предполагающий добрую волю сообщества, которое должно быть целевой группой этого кодекса. Надо признать, что пока доброй воли быть честными в нашем обществе не наблюдается ни с какой стороны. Есть некий запрос, есть декларация о намерениях, но степень готовности следовать принципам чести, совести, морали пока крайне низка.

Вне всяких сомнений, кодекс этики является эффективным антикоррупционным инструментом. Но, если перефразировать Сэмюэла Батлера, в обществе каннибалов каннибализм вполне этичен и нравственен.

Мы любим все ужесточать, усиливать, контролировать. Можно, конечно, издать закон «О честности» и назначить наказание за нечестность. Но, как показывает практика, смысла и пользы от этого никакого. Возвращаясь к вышесказанному, хочу сказать: честь, совесть, мораль – это выбор общества. Сегодня этот выбор такой, какой есть. И в данном случае надо говорить не про отдельные группы общества (госслужащие, бизнесмены, рядовые граждане), а про нас всех.

Казбек Бейсебаев, политолог:

«Нам нужен ревизор»

- Конечно, госслужащий должен вести себя так, как требует того служебная этика - как-никак он представляет государство. Однако для граждан на первом месте стоит то, как чиновник выполняет свои функциональные обязанности, а не то, как он ведет себя где-то на отдыхе, как разговаривает, как одет и т.д.

Вся проблема с нашими чиновниками заключается в том, что они имеют прямое отношение к распределению бюджетных средств. Причем надо признать, что это дело слабо контролируется, и весь контроль в основном строится на отчетах нижестоящих инстанций перед вышестоящими. Это объективным образом привело к тому, что у тех, кто распределяет бюджетные средства, и у тех, кто их получает, интересы совпадают - и, скажем так, в пользу своих карманов. О примерах такого «сотрудничества» мы регулярно узнаем из СМИ, когда сообщают об очередном аресте очередного государственного служащего за коррупционные деяния.

Мы действительно хотим, чтобы чиновники не поддавались искушению распорядиться казенными деньгами так, как им выгодно, и выполняли свои обязанности сугубо в интересах народа? В таком случае нужно сделать все их действия по распределению бюджетных средств максимально прозрачными, усилить контроль за их использованием, добиться того, чтобы чиновники отчитывались за каждый израсходованный тиын. А это означает выстраивание системы сдержек и противовесов, реальное перераспределение властных полномочий, реформу местного самоуправления. Но у нас после прошлогоднего внесения поправок в Конституцию считается, что необходимые меры по реформированию политической системы уже проведены…

Марат Толибаев, блогер:

«Любой скандал должен вести к отставке госслужащего»

- Считаю, что Кодекс чести госслужащего - это полезная вещь. Дело в том, что поведение чиновников невозможно регулировать только законами. Есть сферы их жизни, которые не подпадают под действие уголовного или административного кодексов, но, тем не менее, находятся под пристальным взглядом граждан. Я говорю об этике, морали, порядочности и т.д. Например, появление нетрезвым в общественном месте отнюдь не красит государственного мужа. Или хождения по девицам легкого поведения. Или невозвращение долга. Да даже сморкание на улице. Когда такие грешки совершает рядовой гражданин, это можно простить или хотя бы понять. Но в случаях с госслужащими такие факты должны быть достаточным основанием для скандала. К сожалению, Кодекс чести не имеет достаточной силы в нашем обществе.

В идеале скандал, в центре которого оказался чиновник, должен неминуемо вести к его отставке. В таком случае кодекс стал бы реально действующим инструментом поддержания госслужащих в хорошей моральной форме.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 11 января 2018 > № 2450975


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 10 января 2018 > № 2453056

Президент: Кто больше работал, тот будет получать большую пенсию

Нурсултан Назарбаев рекомендовал казахстанцам легализовать свою трудовую деятельность

Казахстанцам необходимо легализовать свою трудовую деятельность, об этом заявил президент Нурсултан Назарбаев, обращаясь с ежегодным Посланием народу Казахстана, сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

«Социальная политика будет осуществляться через вовлечение граждан в полноценную экономическую жизнь. Пенсионная система теперь полностью привязана к трудовому стажу. Кто больше работал, тот будет получать большую пенсию. В связи с этим всем казахстанцам нужно серьезно подойти к легализации своей трудовой деятельности», — написал президент.

Кроме того, будет усилена взаимосвязь между трудовым стажем и размерами выплат в системе социального страхования.

«С 2018 года мы перешли на новый порядок оказания адресной социальной помощи малообеспеченным слоям населения. Повышен порог ее оказания с 40 до 50% от прожиточного минимума. Для трудоспособных малообеспеченных граждан денежная помощь будет доступна при условии их участия в мерах содействия занятости. Для нетрудоспособных граждан меры господдержки будут усилены», — говорится в Послании.

Как подчеркнул президент Казахстана, все свои социальные обязательства государство исполнит в полном объеме.

«Хочу напомнить, в 2016—2017 годах были трижды повышены пенсии и пособия. Базовая пенсия выросла в общей сложности на 29%, солидарная — на 32%, пособия на рождение ребенка — на 37%, а по инвалидности и потере кормильца — каждое на 43%. Заработная плата работников здравоохранения увеличилась до 28%, образования — до 29%, социальной защиты — до 40%, госслужащих корпуса „Б“ — на 30%, стипендии — на 25%. Время кризисное. И немногие страны в мире смогли также повысить социальные расходы», — уточнил глава государства.

При этом в 2018 году расходы республиканского бюджета на социальную сферу увеличены на 12% и превысили 4,1 трлн тенге. С 1 июля 2018 года будут введены дополнительные госпособия для родителей, осуществляющих уход за совершеннолетними инвалидами I группы с детства. В 2018 году на эти цели потребуется до 3 млрд тенге.

«Для повышения престижа профессии учителя поручаю с 1 января 2018 года должностной оклад учителей, которые переходят на обновленное содержание учебного материала, увеличить на 30%. Кроме того, поручаю ввести в 2018 году новую сетку категорий для учителей, учитывающую уровень квалификации с увеличением разрывов между категориями. Категории необходимо присваивать через национальный квалификационный тест», — сообщил глава государства.

В результате в зависимости от подтвержденной квалификации в целом заработная плата учителей вырастет от 30 до 50%. Для этого в текущем году потребуется дополнительно выделить 67 млрд тенге.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 10 января 2018 > № 2453056


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kt.kz, 10 января 2018 > № 2453038

В Казахстане введут новое госпособие для родителей, ухаживающих за совершеннолетними детьми-инвалидами, передает Kazakhstan Today.

"Поручаю с 1 июля 2018 года дополнительно ввести госпособия для родителей, осуществляющих уход за совершеннолетними инвалидами I группы с детства. Ежемесячно такие пособия в размере не ниже одного прожиточного минимума получат порядка 14 тыс. семей. На эти цели потребуется до 3 млрд тенге в 2018 году", - сообщил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в опубликованном сегодня послании.

Глава государства подчеркнул, что все свои социальные обязательства государство исполнит в полном объеме.

Он напомнил, что в 2016-2017 годах были трижды повышены пенсии и пособия. Базовая пенсия выросла в общей сложности на 29%, солидарная - на 32%, пособия на рождение ребенка - на 37%, а по инвалидности и потере кормильца - каждое на 43%.

Заработная плата работников здравоохранения увеличилась до 28%, образования - до 29%, социальной защиты - до 40%, госслужащих корпуса "Б" - на 30%, стипендии - на 25%.

Расходы республиканского бюджета на социальную сферу в 2018 году увеличены на 12% и превысили 4,1 трлн тенге.

По словам президента, повышение социальных выплат, в том числе пенсий, увеличит доходы более 3 млн казахстанцев.

С 1 января 2018 года солидарные пенсии выросли на 8%. Повышение пособий для инвалидов, семьям, потерявшим кормильца, воспитывающим детей-инвалидов, составило до 16%. С 1 июля 2018 года базовая пенсия увеличится в среднем в 1,8 раза в зависимости от трудового стажа.

Назарбаев также поручил с 1 января 2018 года повысить на 30% должностной оклад учителей, которые переходят на обновленное содержание учебного материала, то есть на современные учебные программы, соответствующие международным стандартам и прошедшие адаптацию в Назарбаев Интеллектуальных школах.

Кроме этого, в послании поручено ввести в 2018 году новую сетку категорий для учителей, учитывающую уровень квалификации с увеличением разрывов между категориями.

"Категории необходимо присваивать через национальный квалификационный тест, как это делается во всем мире. Это будет стимулировать педагогов к постоянному совершенствованию. В результате в зависимости от подтвержденной квалификации в целом заработная плата учителей вырастет от 30 до 50%. Для этого в текущем году необходимо дополнительно выделить 67 миллиардов тенге", - отметил президент.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kt.kz, 10 января 2018 > № 2453038


Казахстан > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > kt.kz, 10 января 2018 > № 2453021

Сегодня на сайте Акорды опубликовано традиционное послание президента РК Нурсултана Назарбаева "Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции". Одной из задач, поставленных в документе, является повышение обеспеченности жильем до 30 квадратных метров на человека к 2030 году, передает Kazakhstan Today.

"Благодаря реализуемым программам объемы ввода жилья в Казахстане превысили 10 млн квадратных метров в год. Эффективно работает система жилищных сбережений, сделавшая жилье доступным для широких слоев населения. Обеспеченность жильем на одного жителя выросла в последние 10 лет на 30% и составляет сегодня 21,6 квадратных метра. Необходимо довести этот показатель в 2030 году до 30 квадратных метров", - поручил глава государства.

Он отметил, что при выполнении этой задачи важно применять новые методы строительства, современные материалы, принципиально иные подходы в проектировании зданий и планировании городской застройки.

"Нужно установить повышенные требования к качеству, экологичности и энергоэффективности зданий. Строящиеся и уже имеющиеся дома и объекты инфраструктуры необходимо оснащать системами интеллектуального управления. Это повысит комфортность для населения, сократит потребление электроэнергии, тепла, воды, будет стимулировать естественных монополистов к повышению своей эффективности. Важно внести соответствующие изменения в законодательство, в том числе регулирующее сферу естественных монополий", - пояснил президент.

По его мнению, акимам нужно более активно решать вопросы модернизации жилищно-коммунальной инфраструктуры на основе государственно-частного партнерства.

Президент также поручил правительству ежегодно предусматривать не менее 100 млрд тенге из всех источников для решения вопроса обеспечения сельских населенных пунктов качественной питьевой водой.

Казахстан > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > kt.kz, 10 января 2018 > № 2453021


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inform.kz, 10 января 2018 > № 2452950

Около 900 новорожденных казахстанцев зарегистрировали через SMS

Уже около 900 казахстанок воспользовались проактивными услугами по рождению ребенка, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на директора департамента по связям с общественностью Госкорпорации «Правительство для граждан» Мурата Жуманбая.

«На сегодняшний день более 5 тысяч женщин получили SMS-рассылку с поздравлением и предложением зарегистрировать рождение ребенка с помощью телефона, из них около 900 казахстанок согласились получить услуги в проактивном формате», - сообщил М. Жуманбай на своей странице в Facebook.

Он напомнил, что данная услуга запущена 29 декабря прошлого года. После того, как ребенок родился, его матери автоматически направляется запрос для предоставления имени ребенка. Все необходимые сведения берутся из соответствующих информационных систем, а недостающие - запрашиваются у услугополучателя через SMS-сообщения. Отправить по телефону можно и номер счета для оформления пособий по рождению и данные для постановки на очередь в детский сад. Заявителю остается только забрать готовое свидетельство о рождении или заказать его доставку на дом. 

Для того чтобы получать услуги через SMS-сообщения нужно привязать номер мобильного телефона к ИИН на портале электронного правительства или в секторе самообслуживания Connection point в ЦОНе, обратившись за консультацией к оператору.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inform.kz, 10 января 2018 > № 2452950


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 10 января 2018 > № 2451049

Является ли Казахстан социальным государством, как это записано в Конституции?

Должно ли государство заботиться о социальном благополучии своих граждан? Если да, то до каких пределов? О чем говорит в этом смысле мировой опыт? Как он соотносится с нашей практикой? В статье 1 Конституции РК записано: «Казахстан утверждает себя… социальным государством». Исходя из этого, мы решили задать отечественным экспертам несколько вопросов:

1. Можно ли назвать современный Казахстан социальным государством?

2. Что означает понятие «социальное государство»? О каких его обязательствах перед гражданами, о каких функциях должна идти речь?

3. Какие государства прошлого и настоящего можно назвать социальными?

4. Что должно произойти и что нужно сделать, чтобы эта конституционная норма стала реальностью в Казахстане?

Бедное государство социальным быть не может

Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт Казахстан»:

1. Можно, если не вдаваться в подробности и избрать самую общую формулировку понятия «социальное государство» - как государства, где существует распределение материальных благ по принципу социальной справедливости. Но такому определению отвечает большинство современных государств, где есть налоговая и социальная системы. Вопрос в том, что мы сами понимаем под этим и на каком уровне находится наше социальное государство.

В Конституции РК зафиксировано, что Казахстан утверждает себя социальным государством, однако не указано, что именно под этим подразумевается (в отличие, например, от основного закона РФ, где в ст.7 такое определение дается). Однако в ней есть статьи, согласно которым государство обязуется обеспечить защиту от безработицы, выплату пенсий, бесплатное среднее образование, гарантированный объем медицинской помощи и так далее. Отсутствие четкой формулировки –– это хорошо для государства, которое не ограничивает себя в рамках какой-то одной социальной политики.

2. Определений «социального государства» или «государства благосостояния» (англ. — Welfare State, нем. –– Sozialstaat) достаточно в исторической, политологической, социологической и юридической литературе как на русском, так и на других языках. Поэтому полагаю, что давать собственное определение здесь неуместно, как и говорить о том, что входит в пакет услуг социального государства. Тем более что во всех случаях он структурирован по-разному – в зависимости от уровня благосостояния и институционального бэкграунда государства.

Однако стоит обратить внимание на следующее обстоятельство: во всех случаях предполагается, что это такая функция государства, которая достигается на достаточно высоком уровне экономического развития путем перераспределения материальных благ за счет эффективно действующей налоговой системы и системы соцобеспечения.

И именно на этом, а не на линейке социальных благ и относительном их размере (хотя это тоже крайне важно), хотелось бы сделать акцент. Устойчивый экономический рост и эффективные государственные институты — это фундамент социального государства. И уже исходя из этих факторов, следует делать вывод, о каких инструментах можно говорить в том или ином случае: о достойном уровне пенсий и пособий по безработице или о так называемом «безусловном базовом доходе». Понятно, что в нашем случае (а мы растем темпами ниже среднемировых) надо работать над тем чтобы, например, повысить пособия по безработице. Но даже такой, казалось бы, маленький шаг сделать крайне непросто.

3. Классический пример Welfare State — это Великобритания середины XX века, где начали внедрять стандарты социальной поддержки, призванные обеспечить благосостояние британца, как тогда выражались, «от колыбели до могилы». Были закреплены пособия сиротам, вдовам, на детей, пенсии по старости, пособия по безработице, утере трудоспособности, инвалидности, жилищные пособия. Государство решило облагодетельствовать всех, опираясь, помимо прочего, на представление о том, что здоровое и справедливое общество будет обходиться государству дешевле в будущем. Платой за все это стали увеличение налогов и госрасходов, разрастание государственного аппарата и количества госуслуг. Комики «Монти Пайтона» в 1970-е частенько высмеивали обилие пособий и госорганов в скетчах о министерстве глупых походок и службе озадачивания котов. Британские власти до сих пор ищут способы оптимизировать количество и размеры различных социальных пособий и выплат.

Но вывод из этой истории заключается не в том, что социальное государство себя дискредитировало, а в том, что нужно искать более эффективные инструменты и создавать более эффективные институты (поскольку пока только государство способно легитимно и централизованно перераспределять доходы), а также видеть социально-экономическую картину полностью, фиксировать риски.

Сейчас страны градируют по уровню социальных расходов к ВВП, и согласно данным ОЭСР (2016 г.), во Франции, Германии, Швеции и Финляндии этот уровень превышает 25%, а, например, в США и Канаде он ниже — 17-19%. Относительный объем соцрасходов отличается двукратно. Средний по ОЭСР уровень — 21%. Для сравнения: в Казахстане по итогам 2016 года он составил около 10%.

4. Найдется масса доводов «за» и «против» того, что Казахстан –– социальное государство. Сторонники заявят, что у нас формально гарантирован неплохой социальный стандарт. Кроме того, государство часто закрывает риски граждан, которые оно формально не обязано закрывать: например, потери дольщиков. Противники скажут, что на наши пенсии по возрасту прожить тяжело, а на пособия по безработице – вообще невозможно.

Но еще раз заострю внимание на двух важных моментах: «социальное государство» — это государство, где центральная роль (роль «распределяющего по справедливости») отводится госорганам. Поэтому исходить надо из того, что социальное государство должно быть, прежде всего, эффективным. Это касается, в первую очередь, налогообложения, бюджетирования и результативности освоения средств. Но дело не только в государственных органах. Чтобы позволить себе больше тратить на социальную сферу, нужно больше зарабатывать, а для этого нужно наращивать производительность труда во всех сегментах экономики. Государства с бедными и низкоэффективными экономиками не могут позволить себе быть социальными.

Социальное государство – это справедливое государство

Бахыт Туменова, руководитель общественного фонда «Аман-саулык»:

1. Идеал социального государства для нас не нов. Казахский Коркыт-ата мечтал и искал землю обетованную Жеруюк. В русских народных сказках описываются страны, где текут молочные реки с кисельными берегами. Популярный коммунистический лозунг времен СССР гласил: «от каждого – по способностям, каждому – по потребностям». Наше государство позиционирует себя как социальное. Однако существующие реалии, а именно размеры месячного прожиточного минимума (28 284 тенге), ежемесячного пособия на детей до 18 лет из малообеспеченных семей (2 525 тенге на каждого) и т.д. свидетельствует о другом. Мы говорим, что бедных у нас мало, но черта бедности в Казахстане установлена на уровне 40% от прожиточного минимума, или чуть больше десяти тысяч тенге в месяц. Насколько это честно? А громкие коррупционные скандалы? А расслоение общества на супербогатых и супербедных? А кинутые дольщики? А трудовые конфликты? А земельный вопрос? И как индикатор происходящего - массовый отток молодежи из страны. В этом и кроется ответ. Слишком часто у нас нарушается принцип справедливости, который должен лежать в основе социального государства.

2. Социальное государство – это характеристика, относящаяся к его конституционно-правовому статусу, предполагающая закрепленные в основном законе гарантии экономических и социальных прав и свобод гражданина и соответствующие обязанности государства. Такое государство обеспечивает высокий уровень социальной защищенности всех граждан посредством своей активной деятельности по регулированию различных сфер жизнедеятельности общества.

Мне думается, синонимом словосочетания «социальное государство» является «справедливое государство». Именно справедливость лежит в основе нашей оценки того, является конкретно взятое государство социальным или нет. Социальная политика – это обязанность государства создавать своим гражданам условия для реализации тех прав, защиту которых оно продекларировало в своей конституции. И здесь, наверное, самое сложное – это гармонизация его возможностей с потребностями общества ради того, чтобы обеспечить каждому гражданину достойное человека существование. Государство должно гарантировать достаточный прожиточный минимум, помогать социально уязвимым слоям населения, брать на себя ответственность за обеспечение каждому гражданину доступа к таким жизненно важным благам, как жилье, питание, образование, трудоустройство, охрана труда и здоровья, поддержка семьи, материнства, детства, отцовства, помощь в случае болезни и т.д.

3. Первая страна, которая приходит на ум, когда заводят речь о «социальном государстве», - это СССР. Наверное, одной из самых эффективных является шведская модель. В качестве других положительных примеров можно назвать Швейцарию, Финляндию, Нидерланды, Канаду, Германию, Францию, Австрию, Австралию, Японию.

Возьмем, например, Австралию. Это единственная страна, где любой человек, независимо от своего положения, может бесплатно получить квартиру или дом. Не в собственность, но жить в нем можно хоть всю жизнь. Причем площадь будет соответствовать европейским стандартам жилья комфорт-класса. Понятий «бездомный» и «тесная квартирка» там просто не существует.

В Великобритании к пособию по безработице (250 фунтов) добавляются оплата аренды двухкомнатной квартиры, бесплатный проезд в общественном транспорте и льготы на оплату коммунальных услуг. В некоторых странах в прожиточный минимум включены такие опции, как выделение средств на сотовую связь и даже на приобретение корма для домашних животных.

В Канаде программа мер социальной поддержки включает 234 пункта. Если канадец с ребенком имеет доход меньше 5500 долларов в месяц, то он может претендовать на пособие. Детские сады платные, но более 70% семей пользуются государственными субсидиями на их оплату. Школы бесплатные. Студенты вузов получают из бюджета деньги на обучение плюс стипендию (около 600 долларов).

4. Нужно просто на деле выполнять то, что прописано в главном законе страны. За годы независимости в Казахстане было принято большое количество государственных программ. В них содержалось много интересных и прогрессивных идей, но они остались на уровне деклараций. А мы как граждане страны, как налогоплательщики несем ответственность за то, что не требуем отчетов о выполнении этих программ со стороны госорганов, никак не контролируем этот процесс. И до тех пор, пока эта ситуация не изменится, мы будем существовать в параллельных мирах: государство – там, вверху, а мы, граждане, – здесь, внизу.

Нужны новые критерии и стандарты социальности

Мадина Нургалиева, политолог:

1. В настоящее время большинство государств мира в большей или меньшей степени являются социальными. Казахстан – не исключение. Антисоциального или несоциального государства не бывает. Другой вопрос, что приверженность принципам социальной справедливости и направленность государственной политики на сглаживание социальных различий не всегда могут быть закреплены в Конституции.

Применительно к Казахстану можно вспомнить множество различных социальных программ, шагов, которые призваны подтвердить стремление нашего государства стать социальным в полном смысле этого слова. Это подтверждается также наличием таких параметров, как социальные выплаты, социальные гарантии, а также ратификацией соответствующих международных документов – например, Конвенции о правах инвалидов. В частности, в Алматы повсеместно создаются даже отдельные парковочные места для людей с ограниченными возможностями.

Но есть и другая сторона медали. Зачастую мы сталкиваемся с фактами, которые мешают воспринимать Казахстан как социальное государство. Это касается, например, устанавливаемых правительством размеров гарантированных выплат и базовых ставок. Так, с января 2018 года они выглядят следующим образом:

- минимальный размер заработной платы – 28 284 тенге;

- минимальный размер государственной базовой пенсионной выплаты – 15 274 тенге;

- минимальный размер пенсии – 33 745 тенге;

- месячный расчётный показатель для исчисления пособий и иных социальных выплат – 2 405 тенге;

- величина прожиточного минимума для исчисления размеров базовых социальных выплат – 28 284 тенге.

2. Это ключевой вопрос. В западных странах чаще употребляется понятие «государство всеобщего благоденствия/благосостояния». Различные варианты толкования исходят из степени государственного вмешательства в систему распределения благ и допустимого предела расслоения социальных групп.

Традиционное восприятие «социального государства» у нас в Казахстане, на мой взгляд, закрепилось еще с советских времен. По сути, оно заключается в том, что государство должно взять на себя ответственность за социально уязвимые категории граждан и оказывать им постоянную поддержку. При этом под поддержкой чаще всего понимается материально-финансовая сторона. Поэтому вся социальная политика в странах СНГ обычно направлена на обеспечение минимального стандарта жизни (показатели приведены выше). Мы ориентируемся на минимум. Следствием таких подходов являются иждивенческие настроения, дисбалансы в госбюджете, патернализм и т.д.

Сегодня условия жизни совершенно иные, нежели в СССР, поэтому принципиально важно менять саму парадигму восприятия социального государства и соответственно социальной политики, ставить перед собой более глобальную задачу – развитие человеческого капитала. Тем более что в Казахстане сейчас наблюдается рост социальной и гражданской активности. Государство можно считать состоявшимся тогда, когда его граждане готовы быть одним целым, помогать друг другу. Сегодня в нашей стране уже начинают работать внутренние механизмы социальной поддержки без участия государства. Скажем, запускаются краудфандинговые платформы, и люди добровольно финансируют какие-либо социальные проекты – например, издание книг.

3. Какие государства прошлого и настоящего можно назвать социальными? Ответ на этот вопрос зависит от того, какие критерии берутся за основу. Общепринято измерять «социальность» государства в зависимости от доли его расходов на социальную сферу в общем объеме госбюджета. В Казахстане в 2017 году расходы на социальную защиту и социальное обеспечение, здравоохранение, образование, культуру составили 51,6% бюджетных затрат.

4. Важно отойти от старых клише, переосмыслить понятие «социальное государство». Ориентироваться нужно на достойную социализацию для всех граждан, вне зависимости от их социального статуса. Сейчас важно сформировать конкретные критерии и стандарты социальности. Государство должно создавать условия для формирования качественного человеческого капитала.

У Казахстана свой путь развития в русле рыночной экономики, когда происходит сегментация и дифференциация общества. Вместе с тем, помимо государственных институтов, появляются и другие, занимающиеся социальными вопросами. В этот процесс вовлечены различные НПО, религиозные структуры, «включаются» элементы гражданского общества, есть кейсы и на индивидуальном уровне. Кроме государственных социальных программ, уже есть частные социальные инициативы, которые реализуют крупные корпорации и субъекты МСБ. И есть много положительных примеров. Так, совсем недавно сотрудники ТРК «Казахстан» отказались от новогоднего корпоратива и организовали праздник с подарками для детей. Именно такое государство, в котором сами граждане готовы подключаться к социальным проектам и делать это на регулярной основе, можно считать успешным.

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 10 января 2018 > № 2451049


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2451014

Президент Казахстан раскритиковал министерство труда и соцзащиты за работу с самозанятым населением.

"Резервом экономического роста являются самозанятые и безработные. Я не раз требовал разобраться по вопросу самозанятых. Министерство труда и социальной защиты населения проявило безответственность и поверхностность в этом деле", — говорится в послании президента народу Казахстана.

Президент считает необходимым предоставить больше возможностей для вовлечения людей в продуктивную занятость — открыть собственное дело или получить новую профессию и устроиться на работу.

"Важно обеспечить эффективность рынка труда, создать условия, чтобы каждый мог реализовать свой потенциал", — отмечается в документе.

Президент поручил разработать современные стандарты по всем основным профессиям. "В этих стандартах работодатели и бизнесмены четко закрепят, какие знания, навыки и компетенции должны быть у работников", — пояснил он.

Кроме того, по мнению главы государства, нужно, исходя из требований профстандартов, разработать новые или обновить действующие образовательные программы.

По оценке президента, заслуживает поддержки работа НПП "Атамекен" по обучению бизнесу.

Важно расширить охват этих категорий населения программой развития продуктивной занятости и массового предпринимательства, усилив ее инструменты, а процесс регистрации самозанятых нужно максимально упростить, создать условия, при которых будет выгодно добросовестно исполнять свои обязательства перед государством.

"Казахстанцы должны иметь возможность сравнительно быстро найти новую работу, в том числе и в других населенных пунктах страны", — отмечается в послании.

Глава государства считает необходимым полномасштабное внедрение единой электронной биржи труда, где должна консолидироваться вся информация о вакансиях и лицах, ищущих работу.

"Не выходя из дома, человек сможет пройти тесты профориентации, узнать про учебные курсы, меры господдержки и найти интересную работу", — пояснил он.

Кроме того, трудовые книжки тоже следует перевести в электронный формат, а закон по электронной бирже труда необходимо принять до 1 апреля 2018 года.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2451014


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2451013

Пенсионная система Казахстана теперь полностью привязана к трудовому стажу: кто больше работал, тот будет получать большую пенсию, говорится в послании президента страны народу.

"Всем казахстанцам нужно серьезно подойти к легализации своей трудовой деятельности. В системе социального страхования также будет усилена взаимосвязь между трудовым стажем и размерами выплат", — говорится в документе.

Глава государства напомнил, что с 2018 года республика перешла на новый порядок оказания адресной социальной помощи малообеспеченным слоям населения: повышен порог ее оказания с 40 до 50% от прожиточного минимума.

Для трудоспособных малообеспеченных граждан денежная помощь будет доступна при условии их участия в мерах содействия занятости.

Для нетрудоспособных граждан меры господдержки будут усилены.

Социальная политика будет осуществляться через вовлечение граждан в полноценную экономическую жизнь, отмечается в послании.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2451013


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2450999

В местные бюджеты будут переданы доходы от уплаты корпоративного подоходного налога представителей малого и среднего бизнеса, говорится в опубликованном в среду послании президента народу Казахстана.

"В целом фокус региональной политики следует перенести с выравнивания расходов на стимулирование роста собственных доходов регионов. В частности, одним из перспективных источников для любого региона является развитие въездного и внутреннего туризма, создающего сегодня каждое десятое рабочее место в мире", — считает президент Казахстана.

При этом, по его мнению, правительству, в свою очередь, надо принять комплекс мер по упрощению визовых процедур, развитию инфраструктуры и снятию барьеров в отрасли туризма.

"В рамках фискальной децентрализации необходимо решить вопрос передачи в региональные бюджеты корпоративного подоходного налога от малого и среднего бизнеса", — добавил президент.

Он напомнил, что с 1 января 2018 года в городах районного значения, селах и сельских округах с численностью населения свыше двух тысяч человек законодательно предусмотрено внедрение самостоятельного бюджета и коммунальной собственности местного самоуправления. С 2020 же года эти нормы будут действовать во всех населенных пунктах.

В бюджет села передано семь видов налоговых и других неналоговых поступлений, а также 19 направлений расходов, что, по его мнению, позволит вовлечь население в решение вопросов местного значения.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newskaz.ru, 10 января 2018 > № 2450999


Казахстан > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 10 января 2018 > № 2449473

В Алматы объявили прием заявлений на получение квартир по программе "Нұрлы жер", сообщает газета "Вечерний Алматы".

С 10 по 16 января 2018 года через веб-портал электронного правительства www.e-gov.kz в рамках программы жилищного строительства "Нұрлы жер" по направлению "Жилье АО "Ипотечная организация "Казахстанская ипотечная компания" будет производиться прием заявлений и документов от очередников, состоящих на учете нуждающихся в жилище из государственного жилищного фонда в управлении жилья и жилищной инспекции Алматы.

Отмечается, что для сдачи документов через веб-портал необходимо получить электронную цифровую подпись (ЭЦП) в центрах обслуживания населения (ЦОН).

"КИК" планируется реализация 954 квартир в микрорайоне Жас-Канат города Алматы (однокомнатных - 454, двухкомнатных - 234, трехкомнатных - 266).

Стоимость аренды жилья с выкупом за один квадратный метр недвижимости ориентировочно будет составлять 786 тенге при сроке аренды 20 лет.

Документы и заявления будут приниматься от очередников, состоящих на учете нуждающихся в жилище из государственного жилищного фонда или в жилище, арендованном местным исполнительным органом, относящихся к I группе, указанных в пункте 1 статьи 67 закона "О жилищных отношениях", а именно:

- многодетные семьи;

- неполные семьи;

- семьи, имеющие или воспитывающие детей-инвалидов;

- дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей;

- оралманы;

- государственные служащие, военнослужащие, сотрудники специальных государственных органов, работники бюджетных организаций;

- инвалиды I и II групп.

Формирование участников данного направления будет определяться по подгруппам и следующим критериям:

подгруппа 1 - очередники местного исполнительного органа указанных категорий, состоящие в браке не менее трех лет, имеющие детей (ребенка), и возраст обоих супругов не достиг 35 лет (на момент подачи заявления на участие в программе), а также неполные семьи, в которых детей (ребенка) воспитывает один из родителей, не достигший возраста 35 лет, в том числе разведенный, вдовый;

подгруппа 2 - очередники местного исполнительного органа указанных категорий, не входящие в подгруппу 1.

Основные требования, предъявляемые к участникам программы:

1. Подтверждение возможности исполнения обязательств соответствующими доходами по условиям реализации жилья, указанным в пункте 1 подраздела 3 программы.

2. Отсутствие у претендента программы и членов его семьи жилья на праве собственности (общей совместной собственности, доли в долевой собственности, составляющей общую совместную (долевую) собственность других членов семьи, указанных в настоящем пункте как единицу жилья) или арендного жилья, полученного по линии государственных программ на территории Республики Казахстан.

3. Отсутствие фактов преднамеренного ухудшения жилищных условий претендента и членов его семьи в течение последних пяти лет по Республике Казахстан.

Участники, соответствующие основным требованиям программы, подают заявления на определенный тип квартиры и следующие документы:

1) свидетельство о заключении брака (если брак заключен до 2008 года), свидетельство о расторжении брака, о смерти супруга/супруги, заявление о том, что заявитель в браке не состоит;

2) свидетельства о рождении детей (рожденных до 2008 года), свидетельство об установлении отцовства (форма № 4, форма № 15);

3) справка с места работы заявителя;

4) справка, подтверждающая наличие инвалидности или тяжелых форм некоторых хронических заболеваний члена семьи;

5) справка, подтверждающая получение заявителем доходов.

В рамках программы допускается приобретение в собственность жилья или аренда с выкупом не более одной единицы по всем направлениям программы и по всем регионам Казахстана.

Отбор участников программы будет производиться соответственно количеству реализуемых квартир по дате постановки в очередь.

В случае неподтверждения заявителями соответствующих доходов производится отбор из последующих заявителей предварительных списков соответствующего направления программы.

Участники, получившие арендное жилье с выкупом в рамках направления программы, исключаются из учета нуждающихся в жилище.

Казахстан > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 10 января 2018 > № 2449473


Россия. Арктика. СФО. ДФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 9 января 2018 > № 2456978 Николай Похиленко

Задачи и сверхзадачи СО РАН

Заместитель председателя Сибирского отделения РАН и научный руководитель Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН академик Николай Петрович Похиленко — о приоритетах в научном обеспечении экономического развития Якутии.

— Недавно в Мирном состоялось совещание ведущих специалистов России по алмазным месторождениям, на котором были запланированы межведомственные экспедиции на сравнительно мало обследованных территориях. Эти шаги как-то сопряжены с проведением в Якутии, согласно поручению Президента России, комплексной научной экспедиции?

— Честно говоря, сегодняшняя версия программы Второй комплексной экспедиции в РС (Я) является суммой обычных планов работы исследовательских учреждений на территории республики. Ничего принципиально нового там нет, кроме некоторого дополнительного финансирования. Я считаю, что эта работа необходима и полезна, но она должна стать базисом для новых крупных проектов, привязанных к перспективам развития экономики региона. И здесь нужно быть реалистами, вести речь прежде всего о горно-добывающей и обрабатывающей промышленности. Климат Якутии, особенно центральных и северных территорий, таков, что сельское хозяйство, как его ни совершенствуй, будет способно лишь частично обеспечить потребность населения республики в продовольствии — фрукты и овощи там можно, в принципе, выращивать, но в ограниченных объемах, а главное — это намного дороже, чем доставка. Для открытия высокотехнологичных производств критичной является кадровая проблема: чтобы построить в Якутии, к примеру, авиационный или хотя бы автомобильный завод, необходимо будет завозить извне не только оборудование, но и почти весь персонал.

— Но сможет ли огромная территория как-то развиваться без собственных индустриальных производств?

— Республика богата полезными ископаемыми — и не только алмазами, золотом, редкими и редкоземельными металлами. Не так давно там было открыто месторождение марганцевых руд — по существу, единственное такого типа в России, поскольку мелитопольский марганец стал недоступен. И реальную перспективу развития экономики РС (Я) составляет разработка новых месторождений и переделы полезных ископаемых. Например, выпуск изделий из промышленных алмазов и огранка ювелирных — в республике почему-то эти производства не получили должного размаха. Кстати, о перспективах гранильно-ювелирной подотрасли высказывался зампред Совета Федерации, сенатор от Якутии и бывший глава «АЛРОСЫ» Вячеслав Штыров.

— Речь идет о развитии промышленности «ровным слоем» или о крупных территориальных проектах?

— На северо-западе Якутии может быть создан новый промышленный кластер, аналогичный норильскому — проработка всех аспектов такого проекта и может стать сверхзадачей научных организаций. Так, Институт физико-технических проблем Севера им. В.П. Ларионова СО РАН способен предоставить новые «арктические» материалы для машин и конструкций с заданными свойствами, Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН — досконально исследовать устойчивость грунтов, вести мониторинг климатической и почвенной ситуации. Такой подход обеспечивает постановку задач для ученых-медиков, биологов и экологов, геологов и геофизиков различного профиля. И, разумеется, экономистов — стратегические решения по развитию экономики Якутии должны быть обоснованы и просчитаны. Это относится и к инфраструктуре: нужно понять, насколько следует увеличить мощности арктического порта Тикси, требуется ли строить еще один, Урун-Хая в устье Анабара. Для прогнозируемого кластера именно он, предположительно, может стать основным.

В РС(Я) фактически нет отраслевой науки (за исключением узконаправленного исследовательского сектора «АЛРОСЫ»). Но академические институты Якутии и Сибири в целом могут взять на себя весь спектр и объем работ по научному обоснованию и сопровождению новых индустриальных и инфраструктурных проектов. Это и стало бы, по существу, выполнением поручения Президента РФ о Второй комплексной экспедиции.+

Беседовал Андрей Соболевский, Наука в Сибири

Россия. Арктика. СФО. ДФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 9 января 2018 > № 2456978 Николай Похиленко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 9 января 2018 > № 2452763 Анатолий Вишневский

Маткапитал не спасет: почему России нужны мигранты

Эксперт объяснил, почему Россия не сможет обойтись без мигрантов

Рустем Фаляхов

Материальное стимулирование рождаемости не эффективно, и естественная убыль населения будет нарастать. Пока ее перекрывает миграционный приток, но ресурсы соседних стран ограничены. О том, можно ли выбраться из демографической ямы, и может ли Россия обойтись без мигрантов, директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский рассказал в интервью «Газете.Ru».

— Вы ввели это понятие «русский крест» в 90-е годы прошлого века. Тогда кривая рождаемости падала, а смертности росла. Ситуация возвращается?

— Она уже вернулась. В 2016 году естественный прирост был отрицательный, то же будет и в 2017-м. Если население России растет – а последние 8 лет (2009-2016) оно растет, — то почти исключительно за счет миграции. Естественный прирост, появившийся в 2013 году, имел символическое значение, и предпосылок для его сохранения нет.

Пока естественная убыль еще невелика, миграция ее с лихвой перекрывает. Но обольщаться не следует, естественная убыль будет увеличиваться. Напомню, что после 1993 года население России 14 лет сокращалось, даже несмотря на масштабную миграцию, тогда она смогла компенсировать лишь 60% естественной убыли.

— Почему все так плохо?

— Страна входит в период очень неблагоприятных изменений возрастной структуры населения, которые неизбежно приведут к снижению числа рождений, росту числа смертей и нарастанию естественной убыли.

Одно из проявлений изменений возрастного состава – небывалое сокращение числа потенциальных матерей. В ближайшие 15 лет сокращение будет непрерывным, к началу 2030-х годов число женщин в наиболее важных материнских возрастах от 20 до 40 лет, по сравнению с пиком 2010-2012 годов, сократится на 7-8 млн, то есть, примерно, на треть.

Маткапитал нужен, но бесполезен

— Как добиться повышения рождаемости? Хотя бы до уровня простого воспроизводства?

— Никак, мировой опыт говорит о том, что это очень непростая задача, ее решение пока нигде не найдено. Низкая рождаемость глубоко укоренена в современном образе жизни и отчасти оправдана низким уровнем смертности, а потому характерна для всех стран такого уровня развития, как Россия.

— А «материнский капитал» способствовал росту рождаемости?

— Сколько-нибудь существенного влияния на рождаемость мер демографической политики обнаружить не удается.

Если не считать 2007 года, первого года действия материнского капитала, то динамика приростов числа родившихся либо не отличается от того, что было до этого, либо отличается в худшую сторону.

— А большинство ваших коллег, экспертов по демографии, одобряют недавние решения властей. Маткапитал, говорят они, дал эффект. Разве нет?

— Разные точки зрения – это всегда хорошо. А кто прав – покажет время. Я думаю, что серьезного, долговременного эффекта нет. Какой-то эффект проявился в смещении календаря рождения. То есть, люди, которые родили бы позже, родили раньше. В первые пару лет, когда стали выдавать маткапитал, родилось больше младенцев. А в последующие годы эффект сошел на нет.

Важно, сколько женщина за всю жизнь родила. Из того, что она родит раньше первого ребенка, не следует, что она родит троих или четверых.

Эйфория по поводу эффективности «материнского капитала» и других мер пронаталистской политики в России может сослужить недобрую службу.

— Сколько детей по минимуму должно быть в каждой российской семье? Чтобы остановить убыль хотя бы?

— При нынешнем уровне смертности, надо, чтобы на каждую женщину, в среднем, конечно, рождалось 2,1 ребенка. А на благополучную супружескую пару надо несколько больше, учитывая, что есть незамужние женщины, есть бесплодные и т.п. Но это — только чтобы род человеческий не угасал. Это не предполагает роста населения.

— В России этот коэффициент – 1,8. Значит, сокращение населения продолжится? И маткапиталом, деньгами этот тренд не переломить?

— Только деньгами точно нет. В мире немало стран побогаче, чем Россия, и уровень жизни там повыше. А вожделенных 2,1 ребенка на женщину нет нигде – я имею в виду, конечно, развитые страны. Возьмите Германию. Там уровень жизни намного выше, чем в России. А рождаемость ниже. Деньги – вещь нужная, но люди ориентируются не только на баланс доходов и расходов, но и на баланс времени, возможности труда, досуга, самореализации.

— В неправильном направлении идем?

— Материальную помощь семьям с детьми, как меру социальной политики я, конечно, приветствую. Но рассчитывать, что с помощью денег можно повысить рождаемость, – это утопия. Если бы правительство могло добавить за рождение ребенка три часа к обычным суткам, тогда, может быть, что-нибудь и получилось бы.

Столетний кризис

— Может, просто фемины российские безответственные? Не задумываются о том, как бы поднять Россию с колен? Им правительство денег дает. Нужно троих детей в каждую семью!

— Нужно? Забудьте об этом «нужно». Семья каждая знает, сколько ей родить. Могут демографы говорить, сколько нужно, могут политики говорить, журналисты могут шутить. Это все пустые хлопоты. Мы же видим, что происходит в Европе.

— Что делать тогда?

— Смириться с тем, что рост населения, масштабный рост, в развитых странах прекратился.

— Жириновский предлагал выход: в инкубаторах детей разводить. Годится?

— Если бы можно было в инкубаторах еще и воспитывать…

Проблема для любой семьи не в том, чтобы родить, а в том, чтобы вырастить, воспитать. Потому семьи и не гонятся за количеством, трезво взвешивая свои возможности.

— Все-таки население России длительное время росло. Почему же теперь этот рост должен прекратиться?

— В сознании отложилось, что население всегда должно расти. Так думать привыкли и власти, и рядовые граждане. А когда в 90-х население перестало расти, и даже стало сокращаться, все проблемы стали валить на «лихие 90-е»…

— Но похоже на правду же: один общественный строй развалился, другой не образовался, резкое обнищание, неуверенность в завтрашнем дне… В таких условиях детей заводить не хочется…

— Продолжение рода, семья, дети – все это важнее политических неурядиц. В истории многое бывало, но чтобы люди перестали рожать, такого не было. Россия в ХХ веке прошла через потрясения, не сравнимые с 90-ми годами, и это не могло не сказаться на рождаемости.

По сути, ни одно женское поколение, родившееся после 1910 года и вступавшее в материнский возраст, начиная с конца 1920-х годов, себя не воспроизводило. Но это не сразу стало заметно.

Еще продолжали рожать те поколения, которые раньше входили в детородный возраст. Потом была Вторая мировая война, после которой никогда уже не восстановился тот уровень рождаемости, который был в дореволюционной России и удерживался до конца 20-х годов.

Именно тогда Россия стала страной с низкой рождаемостью, и не случайно, что она оказалась одной из первых, где рождаемость – еще в середине 60-х – опустилась ниже уровня замещения поколений. Тогда и была запрограммирована будущая естественная убыль населения. Еще Центральное статистическое управление СССР рассчитало, что в России это произойдет после 2000 года. На 10 лет примерно ошиблись. Но тут действительно могли сказаться кризисные 90-е.

— А сейчас уже поздно влиять на рождаемость, тренд оформился?

— Да, это так. Благополучная Швеция по уровню рождаемости сегодня мало отличается от России, а в Норвегии или Нидерландах рождаемость сейчас даже ниже, чем у нас.

Короткая жизнь россиян

— А если активнее бороться со смертностью, повышать продолжительность жизни?

— Положение со смертностью в России хуже, чем с рождаемостью. На протяжении многих десятилетий Россия демонстрирует отставание по уровню продолжительности жизни, в 90-е годы оно еще усугубилось. Правда, с 2004 года продолжительность жизни растет, но большую часть времени мы потратили на то, чтобы выкарабкаться из ямы. Только в 2009 году мы превысили наш предыдущий максимум продолжительности жизни для женщин, в 2013 году – для мужчин.

Тем не менее отставание от других стран очень велико. Наши достижения по итогам 2016 года (итогов 2017 еще нет) – продолжительность жизни мужчин 66,5 года, женщин — 77,1. А во Франции, например, в том же 2016 году, соответственно, 79,4 и 85,4 года.

— Какие причины смерти наиболее критичны?

— Главные вызовы системе здравоохранения, да и нам всем — неинфекционные причины смерти, то есть, хронические заболевания и «внешние причины». Эта тенденция оформилась к началу 1960-х. Многие страны сумели ответить на этот вызов, что принесло значительное приращение продолжительности жизни. В России же за полвека (между 1960 и 2010 годами) продолжительность жизни женщин в России выросла незначительно, а у мужчин даже несколько сократилась. Только за последние годы, как я сказал, наметился некоторый рост, но до настоящего успеха еще далеко.

У нас продолжает снижаться младенческая смертность. Но, в отличие от многих стран, в России низка и почти не меняется ожидаемая продолжительность жизни пожилых людей, то есть среднее число лет, которое человеку предстоит прожить после выхода на пенсию. Уже давно обсуждается вопрос о повышении возраста выхода на пенсию до 65 лет.

При нынешнем уровне смертности в России мужчине, достигшему этого возраста, предстоит прожить, в среднем, еще 13,1 года – столько же, сколько было более полувека назад – в 1960 году.

Если взять для сравнения Испанию, с которой мы тогда были, примерно, на одном уровне, то там среднее число лет, которое предстоит прожить мужчине, достигшему 65 лет, выросло с тех пор более, чем на 6 лет. У женщин соответствующий показатель у нас в 1960 году был даже немного выше, чем в Испании, но с тех пор в России он увеличился чуть более, чем на год, а в Испании – на 8 лет.

— Сколько пенсионеров сейчас «кормит» один работник?

— У нас 85 миллионов человек в возрасте от 20 до 60 лет и 30 миллионов – старше 60. Получается 36 пожилых на 100 человек в трудоспособном возрасте, что немало, особенно если учесть, что сравнительно недавно – до середины 1960-х годов – этот показатель никогда не достигал 20. Однако до последнего времени нам везло, если, конечно, это можно назвать везеньем.

В середине прошлого десятилетия процесс старения в России приостановился – на радость пенсионному фонду, хотя в основе этой радости лежала давняя беда. Начиная с 2001 года 60-летний рубеж стали переходить поколения, родившиеся в 1941-1945 годах – они по понятным причинам были малочисленными. К 2006 году число пожилых (60 лет и старше) сократилось на 2,6 млн.

Но потом стали прибывать относительно многочисленные послевоенные поколения, число претендентов на пенсии снова стало увеличиваться, в 2013 году их было уже больше, чем в 2001. Начальство переполошилось, стало требовать объяснений. Его успокоили, сказали, что все хорошо, не надо волноваться, стариков стало больше, потому что у нас увеличилась продолжительность жизни.

Начальство поверило и успокоилось, не хочется его огорчать.

Но только уже к середине следующего десятилетия нынешние 36 пожилых на 100 трудоспособных превратятся в 45. Готова ли к этому наша экономика? Готовится ли она к этому?

Миграция — основной ресурс

— Рождаемость низкая, смертность высокая – получается, что для России остается только одна возможность прирастать населением – за счет мигрантов?

— Во всяком случае, опыт последних 25 лет показывает, что иммиграция стала серьезным демографическим ресурсом для нашей страны. Если население России сейчас растет, то почти исключительно за счет иммиграции. И даже когда население убывало, иммиграция на 60% компенсировала его естественную убыль.

Население России за годы убыли (1993-2008) сократилось на 5,2 млн человек, но если бы не было иммиграции, то сокращение составило бы 13,2 млн.

Всего же за 1992-2016 гг. миграционный прирост населения России составил более 9 млн человек. Долгое время это была, по большей части, возвратная миграция, т.е. в Россию возвращались люди, которые когда-то выехали из нее, или их дети и внуки. Но постепенно этот ресурс исчерпывался, в миграционном потоке становилось все больше представителей коренных народов сопредельных стран, в основном среднеазиатских.

Роль иммиграции как основного источника роста населения России сохранится и в будущем.

Только чтобы перекрыть неизбежную естественную убыль населения и избежать сокращения населения России, может понадобиться принимать 500 тыс. мигрантов в год, а то и более.

— Да уж куда больше-то?

— Тогда придется смириться с сокращением численности населения России. У нас нет четко артикулированного отношения к миграции, имеются только не очень внятные и постоянно меняющиеся тактические соображения.

— Отношение граждан России к мигрантам, по-моему, очень четко выражается. А вот у власти…

— Мне кажется, что отношение граждан во многом формируется самой властью. А ее отношение к мигрантам чаще всего привязано к сегодняшней или завтрашней ситуации на рынке труда, которая может диктовать больший или меньший спрос на гастарбайтеров или другие категории экономических мигрантов.

— А как надо?

— Главный стратегический демографический вопрос, на который надо ответить: нужны ли России люди – сверх тех, которые в ней уже живут? Ответы на этот вопрос могут быть разными, но именно они – и только они – могут дать основания для выработки миграционной стратегии.

— А вас, похоже, не беспокоит качество нынешней миграции? Преступность, например...

— Я не выступаю ни за, ни против миграции. Накоплен большой мировой опыт, который говорит, что беспроблемной миграции не бывает. Значит ли это, что нужно стремиться минимизировать приток мигрантов, а то и вовсе отказаться от него? Ответ зависит от баланса плюсов и минусов, которые влечет за собой то или иное решение.

— Какие страны сейчас составляют основу миграционного потока в Россию?

— Узбекистан, Таджикистан переживают сейчас демографический взрыв, как и все развивающиеся страны. У них избыток трудовых ресурсов большой. Но для России их ресурсов может быть недостаточно.

Цвет кожи — не главное

— Значит, Евразия исчерпана. В какую сторону смотреть тогда? На Китай?

— На Китай я бы ни в коем случае не стал смотреть. Принять большое количество китайцев – равносильно тому, что через какое-то время отдать им территорию.

— Пусть приезжают, работают, платят налоги, поднимают Дальний Восток, Сибирь. Не обязательно же давать мигрантам гражданство. Когда правительство объявило о программе дальневосточного гектара, я в шутку предложил создать класс новых русских помещиков, латифундистов. Русская семья берет бесплатно 10 га, закладывает землю под кредит в банке, нанимает работников из КНР, и они обрабатывают землю. Выращивают овощи, зерновые культуры, развивают тепличное хозяйство. Все сыты-довольны. В чем проблема-то?

— В том, кто кого наймет в конечном счете. А если серьезно, то дело в том, что нам нужны не просто рабочие руки, не просто трудовые ресурсы. Это само собой. Но нам нужно население.

У России маленькое население для такой гигантской территории. А китайцы как часть населения России, когда рядом — полуторамиллиардный Китай, – это опасно.

Небольшой процент китайцев вполне может быть среди мигрантов, почему нет? Но в принципе нужен баланс по национальностям. Из разных стран понемногу. Американцы, например, квотируют, следят за тем, кто из каких стран приезжает.

— А за счет внутренней миграции, без внешней, нельзя как-то перегруппироваться и подстегнуть экономический рост – в той же Сибири, на Дальнем Востоке?

— Декларативные попытки развернуть направления миграционных потоков «в нужных направлениях» и повысить общий уровень пространственной мобильности населения пока что не приводят к значимым результатам. Во многих геополитически важных регионах не хватает людей, внутренние мигранты движутся не туда, а оттуда.

— Вопрос на засыпку. Через сколько лет Китай поглотит Россию?

— Сейчас пока им не нужно никого поглощать. Они заняты своими проблемами. Но Россия слабеет и становится легкой добычей. Потому нам и надо заселять Сибирь и Дальний Восток.

— Если масштабная миграция из Китая нежелательна, а ресурсы Средней Азии ограничены, откуда нам брать мигрантов? Не из Африки же…

— Почему во Францию могут ехать из Африки, в Германию могут, а к нам нет?

— Смогут ли африканцы приспособиться к нашей жизни? И как их будут воспринимать россияне?

— Если ориентироваться на прием мигрантов, особенно культурно далеких, то нужно в это вкладываться. С первым поколением мигрантов всегда непросто, даже если они просто переезжают из деревни в большой город своей собственной страны.

Надо смотреть на несколько поколений вперед. Первое поколение мигрантов будет работать подсобными рабочими, охранниками, нянечками, продавцами, и все они будут не очень хорошо говорить по-русски. Зато их дети уже вырастут и выучатся здесь, для них русский будет родным языком, они будут образованы. Они будут отличаться цветом кожи, но разве это – главное?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 9 января 2018 > № 2452763 Анатолий Вишневский


Россия. Армения. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 9 января 2018 > № 2450544

Демографическая ситуация в странах ЕАЭС и России

Артак Маркосян, 168 жам, Армения

Введение

Одной из основных причин того, что Армения третьего сентября 2013 года объявила о вступлении в ЕАЭС, помимо вопросов безопасности, было наличие большого рынка и прогнозируемые экономические выгоды, и исходящий из этого рост ВВП Армении, большие таможенные притоки и так далее. Под большим рынком подразумеваются Россия, Белоруссия, Казахстан и Киргизия, население которых, по данным от октября 2017 года, соответственно 146 миллионов 490 тысяч, 18 миллионов 100 тысяч, 9 миллионов 500 тысяч, 6 миллионов 200 тысяч, а в целом — 180 миллионов 700 тысяч человек.

Это было одним из важнейших объяснений решения о вступлении в ЕАЭС. Хотя, если смотреть с экономической точки зрения, нужно учитывать, что страны ЕАЭС по уровню валового дохода на душу населения отнюдь не лидируют в мире, но более благополучны, чем Армения. В России, по данным на 2017 год, этот показатель на душу населения составляет 8 тысяч 664 доллара (72-ое место в мире), в Казахстане — 7 тысяч 148 долларов (79), Белоруссии — 5 тысяч 237 долларов (95), а в Киргизии — 1 тысяча 42 доллара (157). Армения по этому показателю в ЕАЭС опережает только Киргизию с 3 тысячами 728 долларами и занимает 117-ое место в мировом рейтинге.

Однако, по данным за 2014 год, показатель ВВП на душу населения в России составлял 14 тысяч 467 долларов, Казахстане — 12 тысяч 806 долларов, Белоруссии — 8 тысяч 318 долларов и в Киргизии — 1 тысяча 279 долларов. Основными виновниками такого резкого спада являются падение мировых цен на нефть и газ, а в случае России также санкции, введенные за аннексию Крыма.

Однако самым важным достижением России после этой аннексии можно считать не территорию стратегического значения, а увеличение населения России сразу на 2 миллиона 500 тысяч человек, плюс сотни тысяч беженцев из Украины, которые из-за военных действий в Донбассе и Луганске и по экономическим причинам поселились в России. Для такого пополнения населения России потребовались бы десятки лет.

Ожидающиеся в следующем десятилетии неблагоприятные демографические процессы в странах ЕАЭС, в частности в России и Белоруссии, могут существенным образом повлиять, как на экономические процессы ЕАЭС, так и на политические. Считающаяся основной движущей силой ЕАЭС Россия столкнется с острым демографическим кризисом, который может ощутимо ударить как по политическим, так и по экономическим основам Союза.

1. Демографическая ситуация в странах ЕАЭС и проводимая в этом направлении политика

С 1991 года важнейшей составляющей для сохранения демографической ситуации в России остается увеличение количества населения за счет миграции, потому что в течение 26 лет естественный рост населения достиг положительного баланса только в 2013, 2014 и 2015 годы, и то, с минимальным положительным показателем. А этот минимальный рост был обеспечен благодаря десяткам миллиардов долларов, которые правительство РФ с 2007 года выделяет на улучшение демографической ситуации. «Материнским капиталом», действующим с тех пор и составляющим сейчас 453 миллиона рублей, уже воспользовалось 7 миллионов 200 тысяч семей при рождении или усыновлении второго ребенка.

По экономическим причинам, существующим с 2016 года, с 31 декабря 2018 года предусматривалось прекратить выплаты по «материнскому капиталу». В ноябре 2017 года правительство России, исходя из ухудшающейся демографической ситуации, приняло решение продолжить программу до 2022 года.

Помимо этого, с 2018 года по предложению президента РФ Владимира Путина правительство будет поощрять рождение первенцев в семьях. По этой программе предусматривается в 2018 году выплачивать ежемесячно 10 тысяч 523 рубля, в 2019 — 10 тысяч 836 рублей, а в 2020 году — 11 тысяч 143 рубля семьям с доходами, близкими к минимальной продовольственной корзине или ниже нее, до того, как ребенку исполнится 1,5 года. Для осуществления этой программы в предстоящие три года предусматривается выделить 150 миллиардов рублей.

В добавок к этому, предусматривается выделить 50 миллиардов рублей на строительство детских поликлиник, и поставлена задача обеспечить все населенные пункты пред школьными заведениями. Правительство РФ собирается с помощью низкопроцентных ипотек, предусмотренных для решения квартирного вопроса, поощрять те семьи, в которых будут рождаться вторые и третьи дети. При рождении второго ребенка эти семьи на три года смогут пользоваться шестипроцентным ипотечным кредитом, а при рождении третьего льготы продляться еще на пять лет. Осуществляются также программы в направлении решения вопросов здравоохранения населения и снижения количества преждевременных смертей. Одновременно, уже с 2018 года, предусматривается потратить 50 миллиардов рублей для поддерживания многодетных семей, 20 миллиардов из которого выделят местные, а 30 — федеральные власти.

Повод подумать об улучшении демографической ситуации есть также у Белоруссии. После провозглашения независимости в 1991 году в Белоруссии регистрируется только сокращение населения, что в основном связано с высоким уровнем смертности и низкой рождаемостью. В 1991-2017 годы население Белоруссии сократилось приблизительно на 650 тысяч и ныне составляет 9 миллионов 508 тысяч.

Для остановки снижения населения и поощрения рождаемости в 2006 году в Белоруссии была принята государственная программа «Улучшения демографической ситуации», которая разными путями поощряет много детство, а также выделяются деньги на повышение качества медицинской сферы. В частности, с целью повысить уровень рождаемости, правительство Белоруссии после рождения в семье третьего ребенка берет на себя обслуживание ипотечных кредитов, а в случае рождения пятого ребенка полностью закрывает их ипотечный кредит. Вместе с этим, правительство до исполнения двух лет ребенка обеспечивает продовольственные и коммунальные нужды необеспеченных семей. Действует также широкая система ежемесячных выплат и пособий, с помощью которых власти пытаются поощрять семью иметь детей.

Ситуация определенно отличается в другой ЕАЭС — Казахстане. Сейчас эта страна находится в довольно благоприятной демографической ситуации и, согласно установленным критериям ООН, по уровню рождаемости занимает 100-ое место из 195 стран. Россия в этом списке занимает 145-ое место. Если до 2002 года количество населения Казахстана регистрировало снижение, то после 2003 года по сей день население неуклонно растет, и вместо 14 миллионов 900 тысяч в 2003 году, сейчас составляет 18 миллионов100 тысяч. Рост обеспечивается в основном за счет природного роста.

Проблем с рождаемостью не имеет также Киргизия, хотя там социально-экономическая ситуация не столь благоприятна, как в Казахстане.

2. Демографические проблемы Российской Федерации

С 1991 года Россия находится в демографическом кризисе, под которым подразумевается резкое сокращение количества населения. В последние десятилетия Россия ежегодно теряет от 500 тысяч до 1 миллиона человек, а это худший показатель среди развитых стран мира. На 100 тысяч жителей количество смертей в России в два раза выше, чем в США и европейских странах. В 90-ые годы прошлого столетия и в первое десятилетие 21-ого века Россия занимала первое место в мире по показателю сокращения количества населения, что указывало не только на глубокий демографический кризис, но и на ту чрезвычайную ситуацию, которая могла иметь неотвратимые последствия на страны с огромной территорией.

А в чем причина этого? России, в первую очередь, свойственен высокий показатель смертности среди мужчин трудоспособного возраста, который составляет более 30 процентов смертности. Сердечно-сосудистые заболевания, которые составляют причину 55 процентов смертей, в среднем в России в 3-4 раза больше, чем в европейских странах. На смертность людей трудоспособного возраста влияют также высокие внешние показатели смертности — отравления, самоубийства, убийства, дорожно-транспортные происшествия. По статистическим данным 2016 года в последствие ДТП в России умерло 37 тысяч 200 человек, от алкогольного и иных видов отравления — 17 тысяч, самоубийства — 22 тысячи 800, утоплений — 6 тысяч 400.

По сравнению с 90-ыми годами прошлого века и началом 2000-ых в России наблюдается некоторое улучшение естественного роста населения РФ. В результате политики, направленной на улучшение демографической ситуации, в последние годы ситуация в некотором смысле стабилизовалась, однако это пока не говорит о выходе из кризиса. С 1991 года только в 2013 году в России улучшились показатели рождаемости и смертности, и был зарегистрирован положительный естественный рост. В 2014-15 годах этот показатель снова был положительным, хотя и рост был очень маленьким, однако, это было не сопоставимо, например, с сокращением в 958 тысяч в 2000 году.

На улучшение ситуации, связанной с рождаемостью существенно повлияли рассчитанные на много миллиардов долларов проекты, которые осуществляются с 2007 года для продвижения рождаемости и сокращения показателя смертности.

Однако, нужно отметить, что в 2016 году положительные показатели снова изменились, и в разрезе первых 9 месяцев 2017 года в России естественный рост населения зарегистрировал негативный показатель, и по мнению специалистов, эта тенденция сохранится на протяжении ближайших 15 лет. Специалисты также отмечают, что ситуация может улучшитсья только в том случае, если в России женщины будут иметь в среднем 3,5 детей, однако это может так и остаться хорошим пожеланием, потому что сейчас, по данным ООН, самый высокий показатель рождаемость на одну женщину зарегистрирован в африканских странах и составляет 2,4 ребенка.

При этом показатель рождаемости очень сильно отличается по регионам России. Так, в северо-кавказских республиках, где количество русского населения по республикам колеблется от 0,7 до 30 процентов, рождаемость очень высокая.

Получается, что демографический кризис в России имеет также этническую основу. Продолжается снижение количества русского населения и растет количество других этносов. В регионах, населенных в основном русскими, продолжается снижение количества русского населения. А положительными темпами природного роста преобладают национальные республики, где количество русского населения маленькое.

По сравнению с данными переписи населения России в 2002 году, согласно данным переписи 2010 года количество русского населения снизилось на 8 миллионов и составило 111 миллионов человек. Таблица этнических групп, проживающих в России и имеющих население больше 1 миллиона, выглядит следующим образом.

***

После русских первым этническим меньшинством в России по количеству считаются татары, и примечательно, что армяне являются шестым этническим меньшинством в России по количеству, а в последние годы это количество существенно увеличилось. Количество наших соседей азербайджанцев, согласно данным переписи населения 2010 года, составило 603 тысячи 70 человек, а грузин — 157 тысяч 803 человека.

В предстоящие 15-20 лет негативные демографические процессы в РФ станут еще более заметными, потому что рождаемость существенно сократится. В брачный возраст вступит поколение, рожденное в 90-ые годы прошлого века, количество которых меньше, чем поколение 80-ых.

Вторым негативным фактором является то, что увеличится уровень смертности, потому что в пенсионный возраст вступает послевоенное многочисленное поколение 50-ых. И последствием этих двух фактором может быть то, что негативный рост население РФ в разрезе предстоящих 15 лет может достичь 400 тысяч, а согласно пессимистическим прогнозам, до 800 тысяч.

Для России остается проблемой средняя продолжительность жизни населения. По данным 2016 года, этот показатель — 66 года, и это 129-ый показатель в рейтинге стран мира. Этим Россия уступает всем бывшим советским республикам, что является важнейшим вызовом для уменьшающегося населения РФ.

Для России остается проблематичным также быстрое старение населения. Согласно данным агентства населения ООН, в числе 228 стран мира Россия по индексу старости (соотношение людей за 60 и детей, ниже 15 лет) находится в 30 месте.

Хотя по отношению к 2007 году в 2017 году зафиксирован рост количества детей до 15 лет, в то же время на 19 процентов увеличилось число людей, старше трудоспособного возраста. А вот количество людей трудового возраста в России в 2017 году, по сравнению с 2007 годом, уменьшилось на 8 процентов. То есть, рост рождаемости в последние годы не смог компенсировать процесс старения населения и сокращения трудовых ресурсов. Уже сегодня количество взрослых людей превышает 15 процентов, а в 2025 году оно уже перейдет барьер 20 процентов.

С 1991 года в России демографическая ситуация и сокращение населения в некотором смысле смягчили то обстоятельство, что, в частности, из других советских республик наблюдался большой приток. Именно благодаря им России по сей день удается компенсировать отрицательный рост и обеспечить увеличение роста населения. В настоящее время основным «поставщиком» мигрантов в Россию является Украина, из которой за первые 9 месяцев 2017 года прибыло на 50 тысяч больше людей, чем отправилось из России. В последние годы увеличились миграционные потоки из Сирии, Афганистана и Вьетнама. Активны также мигранты из Туркменистана, Киргизии и Таджикистана.

Вклад в улучшение демографической ситуации РФ имеют также мигранты из Армении. Нужно отметить факт, что хотя после аннексии Крыма в 2014 году, экономическая ситуация в России ухудшилась, но параллельно этому увеличились миграционные притоки, особенно из стран СНГ. Это говорит о том, что работающие долгие годы в России трудовые мигранты, исходя из экономических соображений, отвозят туда также свои семьи, становясь постоянными жителями.

***

После 2013 года показатели миграции выросли в 2015 — 16 годах, хотя в течение 2017 года наблюдается сокращение объемов притока, однако, согласно экспертным прогнозам, Россия еще на долгое время останется предпочитаемым местом работы и жизни для граждан стран СНГ. Параллельно с ухудшением демографических процессов в России, власти РФ попытаются вовлечь еще больше мигрантов из стран СНГ, хотя и это будет удаваться все труднее.

Это может коснуться также Армении, откуда поток отправляющихся на постоянное жительство в Россию в последние годы довольно возрос. Согласно данным главного управления по вопросам миграции Министерства внутренних дел РФ, в 2011 году российское гражданство получили 7 тысяч 848 граждан Армении, в 2012 году — 13 тысяч 176, в 2013 — 16 тысяч 500, в 2014 — 11 тысяч 223, в 2015 — 8 тысяч 368 и в 2016 — 22 тысячи 264. В дополнение к этому, число граждан Армении в России, получивших вид на жительство, в 2016 году составило 19 тысяч человек.

Параллельно с ростом объемов миграции в Россию, выросли также объемы эмиграции. Если в кризисном 2009 году, согласно опросам, из России готовы были эмигрировать 13 процентов опрошенных, то в 2017 году этот показатель вырос на 1,7 раза. В последние годы из России эмигрирует ежегодно 200 — 220 тысяч человек, при этом, специалисты с высшим образованием и высокой квалификацией, по большей части, русские. Это не только сокращает количество русского населения, но и наносит вред рынку качественного труда. Большинство мигрантов в России являются специалистами с более низкой квалификацией, и они не способны заменить сегмент с большей квалификацией на рынке труда.

Одной из особенностей миграции в Россию является то, что меняется этническая картина Российской Федерации, и постепенно растет, в частности, количество населения, исповедующее ислам.

Во всяком случае, согласно демографическим прогнозам на 2030 год, в худшем случае население России составит 147 миллионов 934 тысячи человек, а в оптимистичном случае — 151 миллион 807 тысяч.

На тот же период по средним прогнозам население Белоруссии составит 9 миллионов 163 тысячи, а Казахстан и Киргизия зарегистрируют рост населения и к 2030 году населения этих стран составит соответственно 20 миллионов 301 тысяча и 6 миллионов 997 тысяч.

Эпилог

Демократические процессы в странах ЕАЭС разнообразны и требуют разных путей решения проблем. Перед серьезными проблемами встанут Российская Федерация и Белоруссия.

В частности, Россия будет вынуждена столкнуться с демографической загруженностью, в результате чего снижение количества людей репродуктивного возраста негативно скажется на уровне рождаемости и количестве браков. Если учитывать также то, что Белоруссия и Россия лидируют по количеству разводов, которые составляют до 60 процентов от количества людей, вступающих в брак, то это еще больше углубит демографический кризис. Эти две страны в ближайшем будущем будут остро нуждаться в рабочей силе, и если не смогут удовлетворить этот спрос, то могут оказаться в остром экономическом кризисе. Это одновременно сузит экономические возможности внутреннего потребительского рынка и будет препятствовать экономическому росту.

Это может также нанести ущерб экспорту из Армении в Россию, что более существенно, потому что Россия является основным торговым партнером Армении в рамках ЕАЭС. Одновременно, пытаясь пополнить свои трудовые ресурсы, а также количество населения, Россия может еще больше упростить условия миграции и получения вида на жительство в РФ, что может вызвать рост количества отправляющихся из Армении в РФ людей на постоянное проживание.

Для России проблематичным является также сокращение русского населения в национальных республиках, которое вместе с эмиграцией русских, угрожает ее национальной безопасности.

Армянский институт международных вопросов и безопасности

Проект «Демократия, безопасность и внешняя политика» (NED)

Россия. Армения. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 9 января 2018 > № 2450544


Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449169

Строительство 67 медпунктов планируют начать в Южно-Казахстанской области

В Южно-Казахстанской области в текущем году начнется строительство 67-ми медицинских пунктов. Об этом на расширенном заседании областного акимата сообщил руководитель областного управления здравоохранения Мукан Егизбаев, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу акима ЮКО.

При полной реализации проекта потребность области в медицинских пунктах будет полностью обеспечена.

По словам руководителя управления, в прошлом году в регионе велось строительство 33 объектов здравоохранения. В 2018 планируется строительство еще 9 медицинских объектов, в том числе, 6 поликлиник, одной сельской поликлиники и 2 врачебных амбулаторий. Кроме того, в этом году в городе Шымкенте в рамках государственно-частного партнерства начнется строительство 3 поликлиник.

В ходе заседания с докладом об исполнении бюджета на 2017 год выступил руководитель областного управления финансов Абдрахман Тасыбаев. По итогам 2017 года план доходов государственного бюджета выполнен на 102,1%, тем самым в бюджет внепланово поступило 6,5 млрд тенге дополнительных доходов. В том числе, республиканский бюджет выполнен на 101,3 процента, наблюдаются бюджетные излишки в размере 2,5 млрд тенге. Наряду с этим план доходов местного бюджета выполнен на 103,4 процента, поступления увеличились на 4 млрд тенге.

«По сравнению с итогами 2016 года поступления увеличились на 18,4 млрд тенге», - сказал руководитель областного управления финансов А. Тасыбаев.

Докладывая о ходе проведения приватизации Абдрахман Тасыбаев отметил, что на сегодняшний день10 из 21 объектов, подлежащих приватизации в 2017 году, проданы на общую сумму 557, 63 млн тенге. В целом, в 2017 году от продажи имущества, находящегося в областной коммунальной собственности, в областной бюджет поступило 129, 9 млн тенге.

С предложением строго соблюдать существующие требования бюджетного законодательства при формировании или уточнении областного бюджета на плановый период выступил руководитель областного управления экономики и бюджетного планирования Арман Сабитов.

Подводя итоги заседания, глава региона Жансеит Туймебаев поручил уделить особое внимание исполнению бюджета, проведению комплексного плана приватизации в установленные сроки и недопущение сокращения республиканских средств, а также реализовать перспективный план по охране здоровья в соответствии с Государственной программой «Денсаулық».

«Необходимо максимально использовать механизмы государственно-частного партнерства в развитии инфраструктуры системы здравоохранения. В связи с этим, поручаю систематизировать работы, которые будут выполнены в этом году и утвердить конкретный план действий», - сказал Ж. Туймебаев.

Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449169


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449165

Базовая пенсия увеличится в 1,8 раза

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил об увеличении расходов бюджета на социальную сферу в 2018 году, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«В текущем году расходы бюджета на социальную сферу увеличены на 12% и превысят 4 триллиона тенге. Базовая пенсия увеличится в среднем в 1,8 раза с учётом стажа работы. Должностные оклады учителей, перешедших на обучение в рамках обновленного содержания учебных программ, вырастут от 30 до 50%, в зависимости от подтвержденной квалификации», - сообщил Президент в эфире казахстанских телеканалов, представляя 10 основных задач, отмеченных в новом Послании, которое будет опубликовано завтра.

Президент акцентировал, что все уровни системы образования должны отвечать современным реалиям и потребностям экономики. При этом нужно повысить престиж профессии учителя, отметил Лидер нации. Нурсултан Назарбаев также подчеркнул, что в здравоохранении применение новых технологий должно существенно улучшить профилактику и лечение болезней, повысить качество медицинского обслуживания.

«В 2016-2017 годах государство трижды повышало социальные выплаты. В том числе базовые пенсии на 29%, солидарные - на 32%, зарплаты работников здравоохранения увеличились до 28%, образования - до 29%, госслужащих -на 30%. Это очень хорошее было увеличение доходов в прошлом году. Тенденция будет продолжена», - отметил Глава государства.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 9 января 2018 > № 2449165


Туркмения. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 января 2018 > № 2448053 Максат Сапармурадов

США могут использовать Туркменистан против Ирана и России

Социально-экономическая ситуация очень тяжелая. Население уже не выдерживает того деспотизма, который устроили в стране власти…

Туркмения провожает 2017 год с очевидными надеждами на то, что новый год сложится для нее лучше. В стране ужесточился финансовый кризис, признаки которого проявились еще год назад, ожидания на приток иностранных инвестиций не оправдываются, обстановка на границе с Афганистаном остается сложной. О проблемах Туркменистана и причинах их EADaily рассказал председатель правления Общества русско-туркменской дружбы «Соотечественник» Максат Сапармурадов.

— Туркменистан остается, пожалуй, самой закрытой страной постсоветского пространства. Поэтому правда о нем порой соседствует с дезинформацией. Действительно ли уходящий год оказался настолько тяжелым?

— Год для Туркменистана начался с подтверждения президентских полномочий Гурбангулы Бердымухамедова на выборах 12 февраля. В течение года президент презентовал свои книги и песни. Происходило это на фоне снижения доходов от западных нефтяных компаний, которые разрабатывают месторождения на шельфе Каспия. Страна столкнулась с финансовым кризисом. Усугубило ситуацию проведение в стране крупных спортивных соревнований — V Азиатских игр. Строительство спортивных сооружений, гостиниц и других объектов потребовало значительных затрат. Самостоятельно республика не справлялась, пришлось обратиться к внешним заимствованиям. В бюджете образовалась дыра. В стране нет наличности. Нет также возможности обналичить деньги с банковских карт. Есть признаки продовольственного дефицита. Все это позволяет говорить об экономическом кризисе в Туркменистане.

— В течение года с афгано-туркменской границы поступала тревожная информация. Что там сегодня?

— Столкновения. Там гибнут люди. Армии, в привычном понимании, в Туркменистане уже нет. Офицеры предпочитают службе на границе увольнение. Как можно приказывать армии, когда… У меня племянник служит в городе Мары. Его командир отпускает в увольнение покушать. Кормить солдат нечем.

На параде, в честь Дня Независимости Туркменистана, который отмечался 27 октября, президент Бердымухамедов продемонстрировал военную мощь страны. В числе прочего колонной проехала боевая техника. В ней были машины, приобретенные в США. Это машины открытого типа с высокой проходимостью. Как сказал один из туркменских чиновников, они предназначены для ташаузского направления. Ташауз — это граница с Узбекистаном, где тихо и спокойно. Это была просто отговорка. По информации из определенных кругов, эти машины уже в ближайшее время будут проданы в Афганистан, причем с ведома США, поскольку закупались в Америке. И продавать их будут не правительственной армии, а частным лицам. Есть вероятность, что эти машины попадут к радикалам, ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России и других странах), которые потом на этих машинах будут прорываться через государственную границу Туркменистана.

— Продавать военные машины радикалам, которые потом нанесут удар по твоей же стране?

— Там хозяевами себя чувствуют американцы — как скажут, так и будет. А Ашхабаду деньги нужны.

— В чем причина такого кризиса?

— Все ждут следующего года, когда можно будет получить очередной китайский кредит. Бизнесмены ожидают, что откроется конвертация и можно будет возобновить покупку товаров в других странах. В стране назревает голод. Продукты питания дорогие и продолжают дорожать. Из Туркменистана люди бегут. Сейчас многие туркмены стараются уехать в США, страны ЕС, русскоязычные стараются получить статус переселенца в России. Работы нет. Вероятно, скоро начнется большая распродажа. Те же военные машины, они давно были заказаны и оплачены США, но пришли в республику недавно. То есть, если в стране вдруг начнутся беспорядки, то армия может и не озаботиться безопасностью власти.

— Насколько велика вероятность беспорядков?

— Они могут начаться. Народ готов к переменам, он просто ждет. Только внутри страны нет политической силы. Социальный взрыв назревает. Народ надеется на Россию. Однако во внутренние дела Туркменистана Россия вмешиваться не будет. Может вмешаться Иран, но только в том случае, если американцы предпримут какие-то действия в Туркменистане и возникнет угроза Тегерану.

Но и с Тегераном не все так просто. В новом году исполняется 400 лет со дня продажи Ираном царской России Фирюзы — это курортное, красивейшее место отдыха в Туркменистане. В Иране громогласно говорят о том, что хотят вернуть свои земли.

Социально-экономическая ситуация очень тяжелая. Население уже не выдерживает того деспотизма, который устроили в стране власти. Еще немного и гнев начнет выплескиваться.

— Куда делись деньги? Неужели все ушло на Азиаду?

— Да, и более того Туркменистан еще остался должен за нее ряду стран, прежде всего Китаю. А Китай усиливает свое присутствие в Туркменистане. Уходить он не собирается. А потому крепнут подозрения в том, что в счет погашения долгов Пекин может затребовать газоносное месторождение Галкыныш. Помимо интереса к газовым месторождениям, которые он разрабатывает и при этом забирает весь газ в счет долга, у Китая в Туркменистане долгосрочные геополитические интересы. Рядом Афганистан, Иран, с которым у Китая много совместных проектов. Плюс Каспийское море.

После того, как будет подписан договор по статусу Каспия, у Туркменистана появится возможность построить Транскаспийский трубопровод и поставлять свой газ в Европу…

В энергетических проектах у Туркменистана складывается все не очень хорошо. Прекращены поставки газа в Россию и Иран. На мечте продавать газ в Европу и Индию можно поставить крест.

— Почему?

— Начнем с того, что в уходящим году Россия, Иран и Азербайджан договорились по ряду вопросов. В частности, Россия будет поставлять свой газ на север Ирана через Азербайджан. Не исключено, что в будущем российским газам будут дополнять Трансанатолийский трубопровод — TANAP. Дело в том, что газа с месторождения Шах-Дениз для наполнения этой трубы будет недостаточно. Первоначально планировалось, что это будет туркменский газ. Но после того, как главы РФ, Ирана и Азербайджана договорились по вопросу газообеспечения северного Ирана, то очевидно, что они смогут договориться и наполнять российским газом TANAP. Кроме этого, Россия и Иран подписали меморандум об участии «Газпрома» в проекте строительства газопровода по дну Персидского залива, а также об участии российской компании в разработке газовых месторождений в Иране. Протяженность газопровода составит 1200 км.

— Но причем тут Туркменистан?

— Дело в том, что Иран будет поставлять газ в Индию. Если сделка состоится, то в ней примет участие и Россия. Причем участвовать будет, используя своповые поставки газа из Ирана. Экономика таких обменных поставок гораздо привлекательнее в сравнении с прямым экспортом газа из России. Не исключено, что договоренность по поставкам российского газа на север Ирана может стать своповым элементом в экспорте иранского газа в Индию по новому трубопроводу. Туркмения в этом случае остается в стороне. В Китай туркменский газ поступает в счет погашения кредитов, в Россию и Иран он не идет вовсе. Газопровода ТАПИ (Турменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) не будет. Забудьте об этом проекте.

— Как забыть, если Туркменистан на своей территории строит этот трубопровод?

— Это исламские деньги (Исламского банка Развития — прим. EADaily ), которые разворовываются в том числе и Туркменистаном. В Туркменистане еще и железную дорогу пытаются строить в Афганистан. Но это все игра американцев. США пытаются использовать Туркменистан как новый плацдарм против Ирана и России. Американцы сейчас очень активны в Туркменистане.

http://www.gundogar.org

Туркмения. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 января 2018 > № 2448053 Максат Сапармурадов


США > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 января 2018 > № 2447915 Павел Хлебников

Магистрали Эйзенхауэра. Как сеть автотрасс изменила экономику США

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

В честь 100-летия журнала мы публикуем лучшие статьи из архивов российского Forbes. Этот материал был впервые опубликован в июле 2004 года. Президент-генерал знал толк в логистике. Построенная им сеть автотрасс изменила лицо Америки

За последние сто лет ничто не оказало такого влияния на американский образ жизни, как Федеральная система скоростных автомагистралей (Interstate Highway System), строительство которой было начато в 1956 году. США и до этого были, конечно, богатой страной, но их богатство концентрировалось в нескольких крупных городах вроде Нью-Йорка, Чикаго и Сан-Франциско. Большая же часть страны представляла собой захолустье. Это были либо сельские районы, которые, казалось, только-только входили в XX век, либо старые промышленные центры, медленно умиравшие после того, как закрылись «градообразующие» заводы.

Автомагистрали Interstate изменили Америку. Она стала такой, какой мы знаем ее сегодня: процветающие города и предместья с обилием магазинов, ресторанов, кинотеатров. Поезжай в американскую глубинку, в Цинциннати или Омаху, — и везде найдешь одинаковые торговые центры, сверкающие отели и офисные здания, джипы и минивэны, одинаковый уровень комфорта в домах. Удобства, к которым уже привыкли американцы, были бы невозможны без дорог Interstate.

Проект дал США самую широкую и плотную сеть высокоскоростных магистралей в мире. Размер стройки был внушительным. Залили столько бетона, что его хватило бы, чтобы проложить тротуар до Луны. Но куда внушительнее оказался экономический толчок, который дала стране новая дорожная сеть.

Вдохновение автобанов

Оснастить страну высокоскоростными автотрассами собирались уже давно. За такой проект ратовали и американские военные, и президент Франклин Рузвельт, который искал возможности уменьшить безработицу в годы Великой депрессии. Но только после избрания в президенты генерала Дуайта Эйзенхауэра проект двинулся вперед.

Образцом для Эйзенхауэра послужила сеть автобанов, построенная Гитлером в 30-е годы. В бытность главнокомандующим англо-американскими войсками в Европе Эйзенхауэр мог на собственном опыте оценить, как отличные немецкие автобаны помогали вермахту сражаться на нескольких фронтах одновременно.

Конечно, отставной генерал заботился не только о военных задачах: отсутствие современных дорог наносило огромный ущерб экономике. Эйзенхауэр знал о десятках тысяч автомобильных аварий со смертельным исходом, издержках в миллиарды долларов в результате автомобильных пробок, неэффективности транспортировки товаров.

Итак, в июле 1954 года, после окончания Корейской войны, Эйзенхауэр провозгласил свой Великий проект: «Если мы хотим решить проблему загруженности дорог, то вся федеральная система хайвеев должна быть утверждена как единый проект с конкретной датой завершения. Тогда можно будет провести необходимое планирование и инженерную подготовку».

Разработать проект Эйзенхауэр попросил группу промышленников и отставных генералов, своих боевых товарищей. Они подготовили план: 66 000 км высокоскоростных дорог стоимостью $27 млрд за 13 лет. Сеть магистралей была рассчитана на автомобильный поток, который ожидался через 20–лет. Все дороги должны были жестко соответствовать утвержденному стандарту. Даже в пустынных районах строились дороги как минимум в четыре полосы. Каждая полоса — шириной почти 4 метра плюс разделительная полоса не менее полутора метров. Система Interstate была предназначена для безопасного движения при скорости 125 км/час и спроектирована таким образом, что страну можно было проехать от края до края, ни разу не остановившись.

Вопрос финансирования

Первая попытка провести проект через Конгресс провалилась: консерваторы не хотели увеличивать государственную задолженность. Эйзенхауэр согласился финансировать проект за счет текущих доходов: «Не нужно возлагать все финансирование на налогоплательщиков — за дороги должны платить те, кто будет ими пользоваться».

Строительство автомагистралей поддержало мощное лобби автомобилестроителей, грузоперевозчиков, нефтяных компаний, производителей шин, фермеров и т.д. Им же пришлось заплатить за осуществление мечты — специальным налогом на бензин, шины и грузовики.

90% финансирования распределяло федеральное правительство, остаток — правительства штатов. Среди прочего Великий проект Эйзенхауэра изменил политический баланс между федеральными и местными властями — угрожая задержать выделение средств для строительства местных участков магистральной сети, федеральные власти не раз заставляли губернаторов исполнять свои пожелания по другим вопросам.

К 1973 году проект был завершен на 98%, при этом конечные расходы составили $129 млрд — впятеро больше первоначальной оценки. Дело в том, что магистрали были доведены до центров городов, чего изначально не предполагалось, а на таких участках стоимость увеличивалась в разы: здесь и земля дороже, и дороги шире, и требуется гораздо больше туннелей, мостов и развязок. Сыграли свою роль и растраты, мошенничество, коррупция.

Экономический эффект

И все же строительство федеральной дорожной системы обернулось потрясающим успехом. Хотя сегодня сеть Interstate — это лишь 1% длины всех американских скоростных автотрасс, на ней сосредоточено 23% всего автомобильного движения страны. Строительство сети тут же сказалось на экономике, поскольку были созданы сотни тысяч новых рабочих мест, возникли десятки тысяч точек обслуживания автомобилистов — рестораны, мотели, автозаправки, магазинчики и т.д.

В своих воспоминаниях Эйзенхауэр писал: «Этот государственный проект изменил лицо Америки больше, чем любой иной… Его влияние на американскую экономику столь велико, что не поддается исчислению».

Однако к 40-летней годовщине начала проекта несколько федеральных экономических комиссий попытались этот эффект подсчитать. Сильнее всего он проявился через несколько лет после ввода дорог в строй.

Во-первых, новые автотрассы резко снизили издержки товаропроизводителей. По оценкам министерства транспорта США, перевозка груза по системе Interstate обходится на 17% дешевле, чем по другим дорогам, — на счет новых магистралей можно отнести четверть роста производительности труда в американской экономике. Во-вторых, система Interstate сделала население более мобильным, облегчила покупателям поиск выгодных предложений, а это усилило конкуренцию в розничной торговле и снизило цены. Вблизи автотрассы Interstate товары дешевле на 23%.

И самое главное: дорожная система Interstate создала в раздробленной прежде Америке сплоченный общенациональный рынок. У производителей появились огромные возможности. Теперь производитель мороженого близ канадской границы мог легко поставлять свою продукцию в Техас, фермеры из Флориды — за сутки доставить свои апельсины в Нью-Йорк, производитель велосипедов с Западного побережья — без труда продать их в магазинах Массачусетса. Недаром именно в–этот период возникли наиболее мощные ресторанные и розничные сети вроде McDonald’s или Wal-Mart, которые присутствуют сегодня повсеместно.

С подключением к системе Interstate вымирающие сельские районы и полузаброшенные промышленные города получили новый шанс. Бурный рост таких городов, как Лос-Анджелес, Атланта, Даллас, Сан-Хосе, Денвер, Финикс, Лас-Вегас, за последние сорок лет был бы немыслим без этих хайвеев. Достаточно проехать по дорогам Америки, чтобы убедиться: высокоскоростная магистраль, как гигантский шланг, вливает новую экономическую мощь в отсталый район.

Дороги Interstate открыли американцам новые возможности развлечений и отдыха. В 150 км от каждого большого города появились загородные дома «средних» американцев. Горожане таким образом несут деньги в прежнее захолустье: на периферии растет спрос на стройматериалы, услуги, продукты питания и т.д. Летом дороги заполняют джипы и мини-вэны — это американские семьи отправляются в далекий «Диснейленд», или в национальный парк «Йелоустон», или в одно из тысяч менее известных мест отдыха.

Резко сократилось число аварий на дорогах. Если в 1956 году на каждый миллион миль пути приходилось 6,28 смертей от ДТП, то к 1974-му их было уже 3,57. А в системе Interstate их еще меньше — 1,55. Безопасность Interstate обеспечивает экономию в $17 млрд в год — такой ущерб нанесли бы аварии, которых удается избежать благодаря высокому качеству федеральных дорог.

Выводы «юбилейных» комиссий таковы: сеть Interstate дала стране более $2,1 трлн выгоды за счет повышения эффективности производства, снижения розничных цен и уменьшения аварийности. Другими словами, магистрали Эйзенхауэра окупили инвестиции в $129 млрд более чем в 16 раз.

Разбогатевшая провинция

Сегодня уже невозможно представить, каким был бы американский образ жизни без высокоскоростных автомагистралей. Экономическая мощь США основывается не на нескольких крупнейших мегаполисах типа Нью-Йорка или Хьюстона, а на сотне процветающих городов среднего размера вроде Пало-Альто (Калифорния), Роли (Северная Каролина) или Миннеаполиса (Миннесота).

Спроси рядового американца, что он знает о президенте Эйзенхауэре, и он вряд ли сможет ответить. За исключением одного: «Он построил Федеральную систему скоростных автодорог».

США > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 января 2018 > № 2447915 Павел Хлебников


Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 7 января 2018 > № 2449319

За прошедший год Москва заработала на туристах 600 млрд рублей

За прошедший год Москву посетили более 21 миллиона туристов. За этот период город заработал в сфере туризма порядка 60 миллиардов рублей. И, по прогнозам местных властей, в ближайшие годы это число будет расти.

Об этом сообщает Лента.ру со ссылкой на заммэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Наталью Сергунину.

По словам мэра столицы Сергея Собянина, доходы города уличных фестивалей составили 60 миллиардов рублей. Он отметил, что именно фестивали создают поток туристов, который измеряется десятками миллионов человек.

Ранее стало известно, что Москва потратила порядка миллиарда рублей на проведение мероприятий, посвящённых празднованию Нового 2018 года.

Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 7 января 2018 > № 2449319


Россия. ЦФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 6 января 2018 > № 2451630 Александр Галушка

Галушка: Россия без Дальнего Востока немыслима, здесь люди реализуют себя через подвиг

О популяризации среди россиян восточного форпоста страны и о многом другом в интервью с главой министерства по развитию Дальнего Востока

Значение "Дней Дальнего Востока в Москве", историческая преемственность в деле освоения восточных земель, особенности характера дальневосточника и о самой большой стройке на ДВ – лишь некоторые из тем, которые затронул министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка в интервью. Отдельной темой беседы стало экономическое и инфраструктурное развитие региона – инвестиции, рабочие места, авиасообщение, пункты пропуска на государственной границе и международные транспортные коридоры, сообщает корр. ИА AmurMedia в Москве Сергей Михайлин.

– Здравствуйте, Александр Сергеевич. Мы находимся в Москве, где уже в течение недели проходит выставка под названием "Дни Дальнего Востока в Москве". Скажите, для чего была создана эта программа и как, по Вашему мнению, жители центральной части России отнеслись к этой выставке?

– Мы очень хотим сделать Дальний Восток ближе к Москве, а Москву к Дальнему Востоку. Вообще хотим, чтобы он не "дальний" был, а свой, родной, знакомый, близкий. И для того, чтобы москвичи могли познакомиться с тем, что происходит на Дальнем Востоке, с тем, что происходит в каждом дальневосточном регионе: как они развиваются, какие проекты реализуются, как гектары предоставляются, что на гектарах этих делается, какие новые возможности открываются, – вот ровно для этого мы организовали и проводим это мероприятие в Москве.

– Я сам с Дальнего Востока, родился и прожил там большую часть жизни. Мне всегда говорят, что мы, дальневосточники – открытые, добрые, интересные. Вот скажите, занимаясь вопросами самой большой территории РФ, всё-таки это 36% нашей страны, как Вы можете охарактеризовать людей? Какие они по Вашему мнению?

– В любом уголке России есть те или иные отличия. Это замечательно, что у нас такая большая, разнообразная и вместе с тем единая, общая страна. На Дальнем Востоке, конечно, чувствуется дух того, что Дальний Восток – это подвиг. Это люди, которые реализовывали себя через подвиг. Это здесь чувствуется. На Дальнем Востоке происходит соприкосновение цивилизаций, когда европейская цивилизация сталкивается с азиатской. Когда такое соприкосновение происходит, обостряется чувство идентичности. Ты понимаешь своё отличие – другая ментальность, структура мышления. Ещё чувство идентичности связанно с тем, что Дальний Восток – это форпост страны. И все это вместе с прекраснейшей природой, с ощущением стихии Тихого океана, свободы, пространства складывается в особую характеристику жителей Дальнего Востока.

– Почему сегодня государство решило уделить столь огромное внимание Дальнему Востоку? Я знаю, что существовал ещё давний план, в советское время, и там была описана большая стратегия развития и, насколько я знаю, Вы уделили много времени анализу этого документа, и там действительно важные вещи написаны, но они не были реализованы. А сейчас мы вернулись к истории.

– На мой взгляд, в 90-е годы мы пережили кризис государственного мышления и в условиях этого кризиса даже звучали такие голоса – "А зачем нам Дальний Восток вообще?". Сегодня, когда исторически ответственное мышление возрождается, то становится ясно, что Россия без Дальнего Востока немыслима. Это наша территория, освоенная подвигом предыдущих поколений. Мы обязаны развить её. Сделать успешной, процветающей, благоприятной, желанной для людей, для жизни и самореализации. Мы привыкли основательно подходить ко всему, и, конечно, историю вопроса, "волны" освоения Дальнего Востока мы изучили. Посмотрите, мы реализуем по духу те идеи, которые применялись, например, в эпоху порто-франко (итал. porto franco — свободный порт ), который во Владивостоке существовал до 1907 года. Но мы не буквально воспроизводим, то, что было в начале 20-го века, а делаем это сообразно сегодняшним реалиям. Мы анализируем — а что сегодня происходит, как "свободные порты" в мире организованы, какие лучшие практики существуют? И вот на этом синтезе – с одной стороны своя история, с другой стороны лучшая мировая практика – родился закон о Свободном порте Владивосток. И у нас, как некоторые сказали, порто-франко вернулся во Владивосток.

Что касается советской программы 1987 года, которую Вы упомянули, мы показали её инвесторам, и реакция сегодняшнего бизнеса на ту программу развития Дальнего Востока, знаете, какая была? Они сказали, что это "бизнес-навигатор". У нас теперь механизмы только другие, мы ставку делаем на частный бизнес и на частные инвестиции. В этом разница.

– Я слушал Ваше выступление перед Советом Федерации с отчетным докладом, меня поразила цифра, что 3,7 триллиона рублей инвестиций привлечено на Дальний Восток.

– Эти суммы привлечены на Дальний Восток благодаря ТОРам, благодаря Свободному порту Владивосток. Уже вложено почти 120 миллиардам рублей по итогам 2017 года, 86 новых предприятий запущено, 7 тысяч новых рабочих мест создано. Такой объем инвестиций, как 3,7 триллиона рублей не может быть реализован одномоментно, это проекты, которые реализуются шаг за шагом. Они воплощаются в новые предприятия, инфраструктуру, фабрики и бизнес. Массив инвестиций, который привлечен, это уже 1009 проектов, это резиденты ТОРов и Свободного порта Владивосток.

– Предлагаю посмотреть вот этот интересный стенд. Это Амурская область, проект современнейшего газоперерабатывающего завода. По Вашим оценкам, примерно, сколько этот проект стоит?

– Не просто примерно, а этот проект стоит 950 миллиардов рублей, это крупнейшая стройка страны, ничего более масштабного сегодня в стране не строится. И это происходит на Дальнем Востоке. По газопроводу "Сила Сибири" мы отправляем газ, и мы строим вот такой огромный газоперерабатывающий завод на границе с Китаем. И в Китай уже не просто газ поставляем, а перерабатываем его у себя на территории, оставляем у себя добавочную стоимость, новые рабочие места и налоги, а в Китай уже продаем продукты передела. Более того, в орбите таких крупных производств вырастает мощный кластер малого и среднего бизнеса. Потому что здесь нужны новые сервисы, услуги, поставщики. Всем выгодно здесь локализоваться, и мы потенциал такой локализации оценили – это порядка 100 проектов в среднем по 5 миллиардов рублей.

Это модельная ситуация, у нас же в Приморье тоже очень большой проект – создается восточный нефтехимический комбинат. В декабре стройка начинается в Находке, это 10 млн. долларов США — очень крупный проект. И то же самое, мы нефтепереработкой занимаемся у себя на территории.

Глобальная экономика стимулирует форсированное развитие Дальнего Востока. Мир уже стал азиатско-тихоокеанским, центр развития мира сместился. И, конечно, мы должны использовать эти возможности, чтобы развивать Дальний Восток и Россию. В конечном итоге все стройки, предприятия, проекты набирают критическую массу, и сейчас количество должно перейти в качество. Мы уже видим, что в 2017 году объем инвестиций возрос на 10%, строительства — на 11%.

– Проекты, о которых Вы говорите – это же несколько десятков тысяч рабочих мест. Начиная с 90-х, много жителей мигрировало с Дальнего Востока в центральную Россию, но в советское время было наоборот – за благами люди ехали на Дальний Восток. Как вы считаете, какие ещё дополнительные шаги должно сделать государство для улучшения жизни людей на Дальнем Востоке?

– Сегодня наша задача – создать новые возможности для людей, возможности для самореализации. У ТОРов, и у Свободного порта Владивосток, у инвестиционных проектов, которые реализуются, есть понятное человеческое измерение — новые современные рабочие места. Более того, когда возникает такая плотность проектов на территории, плотность новых предприятий, то возникает спрос на людей. Конечно, все сопутствующие вопросы — жилье, инфраструктура, социальные условия, культура, транспортная доступность – тоже важны. Хочу отметить, что мы, сфокусировавшись в начальной точке на новых рабочих местах, понимали все это прекрасно и готовили предложения, чтобы перейти ко второму этапу развития ДВ. И президент ключевую цель поставил – KPI. Уровень и качество жизни на Дальнем Востоке должны быть не средними, а выше среднего российского. Работа государства разложена по корзинам — здравоохранение, социальная сфера, жилье, образование, ЖКХ и другие. Эти корзины называются государственными программами, и в них по указанию Президента должны выделяться разделы по развитию Дальнего Востока. Сегодня такая фундаментальная работа ведется по поручению председателя правительства РФ, сроки ее определены, и весь процесс идет по согласованию с министерством развития Дальнего Востока.

– Как Вы считаете, какая средняя заработная плата должна быть на территории Дальнего Востока, чтобы люди чувствовали себя комфортно?

Я бы всё-таки говорил о качестве жизни. Если мы при существующей заработной плате решаем проблемы дороговизны и наполняем услугами и товарами ту зарплату, которая есть, то это хорошо. А второй вопрос – какого качества услуги мы получаем? Мы сейчас завершили разработку индекса развития человеческого капитала на ДВ. В ближайшее время он будет презентован, и там главное – именно качество жизни. Когда и безопасность, и социальные условия, и инфраструктура, и дороговизна вместе собраны и оптимально оцениваются. Мы действительно хотим на новом этапе развития ДВ предложить это в качестве ключевой вещи.

– Поговорим о Владивостоке. Это наши пограничные территории, порты, транспортные коридоры "Приморье-1" и "Приморье-2". Какие задачи вы ставите перед бизнесом в этом регионе? Какие планы на ближайшие несколько лет?

– Дальнему Востоку, его южной части, нужны порты и логистическая инфраструктура нового качества и уровня. Движущей силой такого развития, конечно, является развитие проектов транспортных коридоров (МТК) – "Приморье-1" и "Приморье-2". Грузовую базу мы можем получить благодаря этим проектам мощнейшую. И под это нам нужны порты и инфраструктура. Уходящий год, на мой взгляд, стал переломным. Председатель КНР заявил, что Китай поддерживает развитие МТК-1 и МТК-2. Я могу сказать, что работа после этого пошла по-другому. Готовится межправительственное соглашение, чтобы для транзитных грузов фактически "бесшовный режим" сделать. Наша оценка – минимум 45 миллионов тонн грузов мы можем получить благодаря МТК-1. Таким образом, мы зарабатываем на грузовой базе, а они зарабатывают на том, что у них меньше "логистическое плечо". Очень хороший взаимовыгодный проект.

– Недавно председатель правительства РФ Дмитрий Медведев негативно отозвался о логистической внутренней инфраструктуре Дальнего Востока, в том числе об инфраструктуре аэропортов. Что Вы думает по этому поводу?

– Речь шла о 15 пунктах пропуска, которые касаются границы с Китаем. Это те пункты пропуска, где у нас самые узкие места есть в развитии торгово-экономического сотрудничества. Это как раз на границе, они по югу идут. Также Дмитрий Анатольевич Медведев высказался о 40 аэропортах, которые не были построены. Юрию Петровичу Трутневу дана задача разобраться в этой ситуации. Но главное – другое. Нам пункты пропуска нужны, аэропорты нам нужны, нам транспортная связанность Дальнего Востока нужна. Мы сегодня, не дожидаясь никаких решений, отрабатываем концессионные модели, задача которых – найти решение, как эти пункты пропуска можно быстрее построить, модернизировать. Конечно, это очень важная задача, и это было наше предложение на уровне премьера её рассмотреть, дать трезвую оценку положению дел, для того, чтобы дальше этим можно было заниматься.

– Сейчас мы коснулись темы аэропортов. У Приморского края есть результаты внутреннего проекта, когда стоимость перелёта на внутренних линиях равна стоимости проезда на автобусе. Что сегодня мы скажем дальневосточникам, о развитии внутреннего авиасообщения в их регионах? Например, Якутии, где Мирный, Нерюнгри и Якутск находятся на расстоянии друг от друга порядка тысячи километров.

– Да, есть практика Приморского края, это лучший пример, когда за счет правильной и разумной модели организации авиамаршрутов восстановили всю сеть авиаперевозок, которая существовала еще в советское время, и расширяют ее. Очень разумно, когда используют самолеты малой авиации, и мы не вбухиваем деньги в содержание огромных взлетно-посадочных полос, получаем экономию и покупаем новые самолеты. Даже деньги остаются, чтобы просубсидировать людям авиаперелет. Сегодня поставлена задача – распространить разработанную в Приморье модель на другие районы Дальнего Востока

– А сколько времени понадобится, чтобы на 80-90% выполнить эту задачу?

– Это пятилетняя программа, опыт Приморья показывает, что необходимо 3-4 года целенаправленной работы.

– Сегодня все говорят о суперджетах. Как Вы думаете, какое будущее ждёт завод в Комсомольске-на-Амуре, где такие самолёты производят?

– Действительно, современная и высокотехнологичная продукция выпускается в Комсомольске-на-Амуре. Президент страны специально уделил внимание в послании Федеральному собранию Комсомольску-на-Амуре. План специальный принят, который последовательно реализуется, и шаг за шагом новые позитивные изменения происходят в Комсомольске-на-Амуре. Создан ТОР под локализацию поставщиков, чтобы они могли своё производство размещать, и от этого масштаб экономики Комсомольска-на-Амуре вырос.

– Люди в большинстве своём далеки от экономики, долгосрочных перспектив развития, инвестиций. Существует ли простой язык, с помощью которого можно рассказать о том, что реально создаётся сегодня на Дальнем Востоке?

– Вот для этого и проходят "Дни Дальнего Востока" в Москве, для этого мы с вами ходим здесь и все это показываем. У нас идея – и в других регионах устроить такую выставку, чтобы продвигать среди граждан России Дальний Восток, чтобы все увидели перспективы, которые там открываются. В дополнение к Восточному экономическому форуму мы решили организовать Дни Дальнего Востока в столице, потому что ведь не все москвичи могут приехать на ВЭФ. Но ВЭФ – это мероприятие в основном для инвесторов, бизнеса, а здесь — для всех граждан. В Москве мы даже и в метро поезд Дальнего Востока запустили, чтобы наш регион стал ближе к людям и понятнее.

– Как Вы считаете, готовы ли простые люди, которые живут на этих территориях многими поколениями, действовать, совершенствовать себя и свое государство?

– Человеку вся жизнь дана для развития и совершенствования. По факту, посмотрите насколько предприимчивые, активные, деловые люди живут у нас в Приморье. И конечно же, мы рассчитываем на то, что во всех тех новых возможностях, которые открываются, себя найдут жители Приморского края и других регионов Дальнего Востока. У нас даже по статистике в два раза выше уровень желания заниматься предпринимательством, чем в среднем по стране. Это очень хорошая основа, культурная, ценностная и ментальная.

Россия. ЦФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 6 января 2018 > № 2451630 Александр Галушка


США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 января 2018 > № 2447924 Игорь Клюшнев

Подарок от Трампа. Как заработать на американском рынке в 2018 году

Игорь Клюшнев

начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс»

Торговые сети, телеком-операторы и банки станут главными бенефициарами налоговой реформы, утвержденной Дональдом Трампом

В 2017 году американская экономика показала уверенный рост, укрепив веру инвесторов в то, что кризис миновал. Позитивную динамику можно проследить не только по статистике с рынка труда (безработица на исторических минимумах, зарплаты повышаются), но и по действиям Федрезерва.

В прошлом году ФРС, которая планомерно повышала процентную ставку на фоне ускорившейся инфляции, запустила программу по сокращению своего баланса в размере $4,5 трлн на $10 млрд в месяц. После февраля 2018 года ежемесячная сумма уменьшения активов будет увеличена до $50 млрд.

Сохранение такой монетарной политики вкупе с реализацией налоговой реформы Дональда Трампа увеличит прибыльность корпораций на 5-20% в зависимости от отрасли, которую они представляют. Ретейлеры, финансовые компании и телекомы генерируют основную выручку в США, поэтому мы считаем эти секторы наиболее перспективными для инвестиций в следующем году.

Ретейл

Такие гиганты розничной торговли, как Macy’s (M), Target (TGT) и Nordstrom (JWN) зарабатывают исключительно в США. Благодаря изменениям в системе налогообложения (ставка будет снижена с 37% до 20-23%) их прибыль в среднем вырастет на 45%.

Акции этих компаний стоит включить в портфель уже сейчас, поскольку идеи, связанные с налоговой реформой, с высокой вероятностью будут отыграны за первые два квартала этого года. Частично этот фактор уже учтен в котировках. Об этом свидетельствует рост котировок Target (TGT) и Nordstrom (JWN) в среднем на 17% за последние два месяца, а также подорожание бумаг Macy’s на 46% за это же время.

Традиционные ретейлеры по-прежнему уступают Amazon (AMZN) по темпам роста бизнеса, поэтому говорить об их долгосрочных перспективах сложно.

Наиболее перспективным в этом секторе выглядит Walmart (WMT) — благодаря развитию интернет-направления ему вполне под силу потягаться с Amazon. Около 75% своей выручки Walmart получает в США, поэтому три четверти его доналоговой прибыли увеличатся на 45%. В этой связи мы прогнозируем выручку торговой сети в 2018 году в размере $512 млрд, а доналоговую прибыль — на уровне $21,22 млрд.

При таком раскладе ретейлер сэкономит на налогах $2,5 млрд, что позволит ему увеличить капитальные затраты на развитие онлайн-торговли до $7-7,5 млрд. Именно продвижение интернет-платформы позволит компании стимулировать рост выручки, который мы наблюдали в прошлом году.

Пока онлайн-продажи формируют незначительную часть оборота всей корпорации, но трансформация бизнеса Walmart потенциально позволяет рассчитывать на то, что это направление со временем может стать ведущим. Целевая цена по акциям Walmart до конца 2018 года — $121 за бумагу.

Телекоммуникации

Основные игроки на американском рынке AT&T (T) и Verizon (VZ) имеют схожую структуру продаж: корпорации генерируют в США 94% и 100% своей выручки соответственно. Более перспективной идеей выглядит покупка акций AT&T – компания опережает своего главного конкурента по обороту на 28%. Это означает, что ее чистая прибыль может вырасти сильнее. Однако это не единственный плюс компании. Еще одно преимущество она получит за счет стратегического слияния с Time Warner (TWX).

Это позволит AT&T пойти по пути Netflix — компании, которая выгодно отличается от других создателей развлекательного контента, поскольку у нее есть прямой доступ к зрителям через собственный потоковый сервис. Это позволяет Netflix собирать и анализировать огромные объемы информации, чтобы предлагать зрителям только интересный им продукт.

Синергия между AT&T и Time Warner заключается именно в анализе big data, что даст возможность AT&T конкурировать не только с Netflix, но и с Disney за долю на развлекательном медиарынке. Пока регуляторы настроены в отношении этой сделки негативно, но в случае ее успешного заключения отдача будет колоссальной, даже несмотря на риски. Целевая цена по AT&T — $50 за акцию до конца 2018 года.

Финансовые компании

У финансового сектора есть большие шансы стать лидером роста в 2018 году и обогнать по этому показателю сектор технологий. Рывок финансовой индустрии поможет совершить благоприятная конъюнктура рынка. После принятия налоговой реформы у американских банков появится больше свободных денег, что положительно повлияет на их кредитоспособность.

Получив больше прибыли, компании захотят реинвестировать часть средств и привлечь больше кредитных ресурсов для развития и расширения своего бизнеса. Объем выдачи корпоративных кредитов увеличится, поднимутся и ставки по ним. Мы ожидаем, что в 2018 году ФРС повысит ставку три раза – до уровня 2,25%. Это позволит финансовым корпорациям увеличить оборот на $110 млрд.

Кроме того, с приходом Джерома Пауэлла на пост главы ФРС ожидается дерегуляция финансового сектора, благодаря чему капитал банков увеличится. Закон о минимальном капитале не требует утверждения в Конгрессе США, поэтому процесс его принятия может начаться сразу после смены главы регулятора. В результате EPS банков сможет увеличиться на 5-10%.

Также в январе 2018 года вступят в силу изменения при подсчетах банковской долговой нагрузки (advance approach). Новая методика расчета будет учитывать такие безопасные активы, как казначейские облигации США и депозиты ФРС. Однако реальный эффект можно будет увидеть только после первого квартала. Скорее всего, он выразится в повышении прибыли банков на акцию до 10%. Таким образом, весь финансовый сектор станет удачной инвестицией. Таргет по отраслевому биржевому фонду Financial Select Sector SPDR Fund (XLF) — $35, что означает потенциальную доходность почти 30% от текущих уровней.

США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 января 2018 > № 2447924 Игорь Клюшнев


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Агропром > kapital.kz, 5 января 2018 > № 2452964

Бердыбек Сапарбаев призвал развивать ГЧП в селах

Инвестпроекты в Актюбинской области оцениваются в 42,6 млрд.тенге

Вопросы реализации проектов государственно-частного партнерства были обсуждены на селекторном совещании в акимате Актюбинской области, передает «Казинформ».

Глава региона Бердыбек Сапарбаев отметил хорошие темпы развития ГЧП, призвав активнее работать с предпринимателями в данном направлении, особенно в районах области. По данным руководителя регионального центра ГЧП Раисы Кельмуханбетовой, на сегодняшний день в области ведется работа по разработке и реализации 151 проекта на общую сумму инвестиций в 42,6 млрд тенге. В том числе в сфере образования реализуется 79 проектов, в здравоохранении — 52, транспорта и автодорог — 5, спорта — 5 и так далее. В Актобе уже были введены в эксплуатацию офтальмологический центр и интернат для одаренных детей при школе «Сымбат», ведется строительство станции скорой медицинской помощи, детской стоматологии, ледового дворца, в районах построены 20 медицинских учреждений по ГЧП.

«Глава государства уделяет большое внимание развитию государственно-частного партнерства. Данный механизм позволит в долгосрочной перспективе не только снизить нагрузку на областной бюджет, но и улучшить социальное обеспечение населения», — подчеркнул Бердыбек Сапарбаев.

По мнению акима области, развитию сотрудничества государства и частного сектора будет способствовать определение четких критериев для проектов ГЧП, конкретных сроков сбора документов, разработки документации и реализации проектов.

«Главный критерий государственно-частного партнерства — это экономия бюджетных средств. Поэтому минимальный срок проектов государственно-частного партнерства должен быть семь лет. После этого объекты могут передаваться в коммунальную собственность. Только тогда будет экономия средств», — сказал аким области.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Агропром > kapital.kz, 5 января 2018 > № 2452964


Австрия. Китай. ПФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 5 января 2018 > № 2452769 Рустэм Хамитов

Башкирия ждет китайских мегаинвесторов

Интервью с главой Башкирии Рустэмом Хамитовым

Петр Нетреба

Между «Роснефтью» и «Газпромом»: глава республики Башкирия Рустэм Хамитов, чья республика в 2017 году привлекла более 300 млрд руб. инвестиций, в интервью «Газете.Ru» рассказал о текущих и потенциальных инвесторах, модернизации и строительстве новых промышленных объектов, профицитном бюджете, взаимоотношениях с федеральным центром и том, почему в контактах с госкорпорациями требуется специализированное ведомство по привлечению инвестиций.

– Экономика Башкирии так или иначе зависит от двух «китов» — «Газпрома» и «Роснефти». А другие крупные инвесторы к вам приходят?

– Конечно, есть и другие крупные структуры. Например, в республике работает «Сибур». Не гигантское, но значимое предприятие химиков – полиэфирный комплекс – расположено у нас. Будет наращивание мощностей с приличными финансовыми потоками.

У нас работает Уральская горно-металлургическая компания. Вся медная, цинковая тема у этой корпорации – строятся новые шахты, рудники, обогатительные мощности.

У нас есть и активно развивающийся лесопромышленный комплекс. Австрийская компания Kronospan разместила в республике предприятие. Первую очередь лесоперерабатывающих мощностей построили за €200 млн. Сейчас строится вторая, тоже за €200 млн. Будет и третья, примерно за такую же цену. Возник спрос на низкосортную древесину, и тут же возникли новые лесозаготовительные компании, появилось около 3 тыс. новых рабочих мест.

В последние годы, после саммитов ШОС и БРИКС, активизировался Китай. Уезжая с саммита, лидер Китая Си Цзиньпин, произнёс: «В Уфе мы открыли золотую жилу дружбы между китайским и башкирским народами». После этого китайский бизнес начал активно смотреть в нашу сторону. Сейчас на последней стадии проектирования находится цементное предприятие. Суммарно инвестиции оцениваются в $150-180 млн. Подготовлена документация на сборку китайских тракторов на одном из предприятий республики. Начались поставки башкирского мёда в Поднебесную. Хороший спрос именно на наш знаменитый башкирский мёд.

Кроме того, австрийская компания Lasselsberger начинает строить завод сухих строительных смесей и белого цемента, который используется в медицинской промышленности. Суммарные инвестиции в это предприятие оцениваются в €220 млн.

Активно работает у нас «Интер РАО», крупнейшая энергокомпания страны. В Уфимском районе завершается стройка крупной ТЭЦ с объёмом инвестиций более 20 млрд руб.

Большие проекты реализуются на Уфимском моторостроительном производственном объединении, флагмане российского авиадвигателестроения. Десятки миллиардов руб. направлены на модернизацию производств, испытательных станций, внедрение новейших технологий литья, сварки, мехобработки.

Так что у нас работают не только «Газпром» и «Роснефть». Но эти компании, конечно, самые большие и, кстати, продолжают модернизацию своих промышленных гигантов. «Газпром» и «Газпром нефтехим Салават» вложили более 100 млрд руб. в свои проекты. Появились новые производства и объекты энергетики.

«Башнефть» ввела в эксплуатацию современные очистные сооружения для группы нефтеперерабатывающих заводов. Стоимость объекта – более 12 млрд руб.

– Масштаб инвестиций в $1 млрд и выше для вас пока недостижим?

– Есть предпосылки и для реализации мегапроектов. Речь идёт о строительстве производства по переработке газа для производства полиэтиленов.

Дело в том, что через Башкирию проходит значительное количество газопроводов суммарной пропускной способностью 100-110 млрд куб. м газа в год. Это четвёртая часть того, что добывается в стране. Когда-то вся промышленность и энергетика Башкортостана потребляли 20 млрд куб. м газа в год. Сегодня эта цифра – около 15 млрд куб. м. Таким образом, есть газ, который можно перерабатывать. Раньше, 10-15 лет назад, не было таких технологий, но сейчас они появились. Из природного газа в конечном итоге можно получать пластики. Такие предприятия уже работают в Китае и США.

Мы вышли с предложением перерабатывать 2-3 млрд куб. м газа и получать около 1 млн тонн сырья для химической промышленности. Этим глобальным проектом уже заинтересовалось руководство «Газпрома». Началась проработка ТЭО, проводятся расчёты. Пока всё движется в нужном направлении. Если удастся выйти на такой проект, то, конечно, это будет очень мощно. Стоимость его будет значительно превышать $2 млрд. И республика очень заинтересована, чтобы такого рода производство появилось.

– Это будет самостоятельный проект «Газпрома» или речь идёт о привлечении иностранных инвесторов?

– Есть несколько вариантов. Например, «Газпром» в компании с китайской стороной. Есть вариант, когда инвестором окажется только китайская компания.

– О ком идёт речь?

– Пока это коммерческая тайна.

– Вы так активно модернизируете производства. В декабре на «Газпром нефтехим Салават» было запущено акриловое производство. Но рынка сбыта для этой продукции на территории России нет. К чему все эти усилия?

– Да, рынков сбыта сейчас в стране пока нет, вся продукция идет на экспорт. Предприятие уже сегодня на этом неплохо зарабатывает. Но предполагается строительство ряда производств-спутников, где будут получать конечную продукцию. Речь идёт о влагопоглощающих материалах, акриловых красках и т.д. То есть в течение трёх-пяти лет эти производства должны появиться.

Приведу вам пример из другой области. У нас есть Ишимбайский специализированный химический завод катализаторов. Производит катализаторы для каталитического крекинга. Объём производства – порядка 10 тыс. тонн в год. Когда я возглавил республику в 2010 году, они продавали 500, может быть, 1000 тонн в год. А все крупные предприятия страны покупали в основном американские катализаторы. Пришлось ходить по очень многим кабинетам, в том числе самым высоким, и доказывать, что есть конкурентоспособное российское производство. Доказали, да и санкции помогли – сегодня все 10 тыс. тонн катализаторов берут наши российские заводы. Предприятие загружено полностью.

Примерно то же самое должно быть и с другими производствами, которые сейчас модернизируются, на которых возводятся новые мощности. В идеале вокруг каждого крупного нефтехимического, химического предприятия, как пчелы вокруг улья, должен работать малый бизнес, но не торговый, а производственный.

Сырьё есть, а выпуска готовой малотоннажной продукции нет. Это глобальная тема, общероссийская. Между небольшими предприятиями, которые могли бы выпускать готовую продукцию, находятся различные торгово-сбытовые компании, перекупщики. Их, «малышей», отправляют в конец цепочки перекупщиков. Но с надбавкой в 20-30% на сырьё бизнес у маленьких предприятий не получается. Повторю, это глобальная тема, которую мы пока не можем решить.

– Как вы относитесь к стремлению «Роснефти» усилить позиции «Башнефти» в регионе?

– Позитивно. «Роснефть», став собственником «Башнефти», сейчас активно изучает, что можно и нужно модернизировать на заводах и промыслах, какие новые производства необходимы. Оценка происходит в рамках всей компании, потому что нефтеперерабатывающих заводов у «Роснефти» в стране много. Есть понимание того, что башкирскую группу заводов надо ориентировать на нефтехимию. Опять же с выходом на производство химической продукции – этилена и его производных.

Только «Уфаоргсинтез», который входит в уфимскую группу заводов, на сегодняшний день требует от 80 до 100 млрд руб. инвестиций на модернизацию и создание новых производств. И это без нефтеперерабатывающих заводов. По ним мы пока не знаем, какие будут цифры финансирования. Но планы и у «Роснефти», и у республики – самые серьёзные.

Мы сейчас спокойно и плодотворно работаем с компанией, находимся в постоянном в контакте с руководством. Проводим рабочие консультации по многим вопросам. Кроме того, приход «Роснефти» в республику благоприятно сказался на загрузке машиностроительных заводов, которые выпускают продукцию для «нефтянки». И здесь польза очевидна.

– Но акционерного соглашения с «Роснефтью» Башкирия не стала заключать?

– Мы заключили соглашение о совместной деятельности, которое является аналогом акционерного, но более «мягкое» и не такое, может быть, обязывающее.

– Мировое соглашение между АФК «Система» и «Роснефтью» по поводу реорганизации «Башнефти» повлияет на инвестиционный климат республики?

– Безусловно, позитивно. 25% этой суммы должны вернуться в республику через дивиденды или инвестиции. Конкретные механизмы будут определяться после новогодних праздников.

– Когда вы говорите с инвестором, какой основной довод для убеждения?

– Не хочется теоретизировать, тем не менее скажу. Что такое инвестиция? Это размещение капитала с целью получения прибыли. Реально эта прибыль может возникнуть, только если есть сбыт. И хорошо, если в регионе – это самое простое.

Башкортостан – старопромышленный регион, в котором уже есть вся необходимая для производства инфраструктура нефтяного, химического, машиностроительного, строительного комплекса. У нас много вузов, много специалистов, есть рабочая сила. У нас хорошее географическое расположение и транспортная доступность. Есть и сбыт, республика большая, население более 4 млн человек. Всё это делает нас конкурентоспособными в работе с инвесторами.

Но в целом российским регионам с поиском инвесторов тяжело, так как он, инвестор, выбирает территории, где, действительно, издержки поменьше, где география, рынки сбыта, коммуникации, инфраструктура и прочее, как говорится, выстраиваются оптимальным образом. И таких регионов в стране немного.

В своё время на заседании правительства мною поднимался вопрос, что работу по привлечению инвесторов в субъекты нужно координировать в федеральном центре. Необходимо, если хотите, стратегическое планирование в этом вопросе. Не все субъекты сильны в выходе на крупные западные компании. Там другой мир, другие отношения, совершенно другое мировосприятие. Поэтому федеральный центр должен иметь структуру, которая, работая с иностранными фирмами, рекомендовала бы потенциальным инвесторам регионы, в которых можно было бы вести дела, где есть те или иные компетенции. Сегодня, к сожалению, поиск инвесторов регионами порой происходит спонтанно, без системы.

У регионов есть специализация. Республика Башкортостан – это нефть, нефтепереработка, нефтехимия, машиностроение, горнорудная промышленность, лес, электронная промышленность. Это то, в чём мы сильны. Конечно, нам хотелось бы иметь инвесторов именно в таких отраслях.

– То есть нынешняя модель, когда внешние бизнес-контакты обеспечиваются через торгпредства, вас не устраивает?

– Торгпредства? Мы с ними практически не работаем. Да и сил не хватает со всеми общаться.

– А Российский фонд прямых инвестиций?

– С ними мы дружны. Но РФПИ – не орган исполнительной власти, у них немного другие задачи. В федеральном центре нужна постоянная, ежедневная работа по поиску инвесторов и их стыковки с регионами. Нужны выстраивание и гармонизация отношений инвесторов с субъектами Федерации. Такой работы на федеральном уровне всё-таки не хватает.

Например, в части внедрения моделей упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестпривлекательности субъектов Российской Федерации наша республика на начало декабря 2017 года – абсолютный лидер в стране. А по объёму привлечённых инвестиций – пока нет, мы только 10-12-е. Хотя, конечно, мы готовы принять желающих прирастить свои капиталы за счёт строительства у нас новых производств. Ищем инвесторов, работаем, многое получается, но нужно больше.

– У вас есть самостоятельные возможности организовать инвестору преференции?

– Мы можем снизить налог на прибыль. Можем уменьшить имущественные налоги. Можем помочь в строительстве инфраструктуры. Это уже немало.

– В декабре прошла встреча президента с бизнесменами, на которой глава РСПП Александр Шохин возмущался тем, что льготы по налогу на движимое имущество переданы в субъекты, а пользоваться ими собираются только пара регионов. Вы входите в их число?

– Мы дали льготу в размере 1,1%, то есть 50% от возможного. Суммарно это составит около 2 млрд руб.

Хочу сказать и другое. Эти льготы для инвестора порой не играют главную роль. Льготы по всей стране примерно такие же. Да и институты развития во всех субъектах уже есть. В работе с инвестором личный фактор зачастую важнее. Когда мы встречаемся с крупными предпринимателями, я стараюсь доказать, что нет территории лучше Башкортостана для размещения производства. Потому что мы будем сопровождать проект в ручном режиме, что не будет никаких дополнительных обременений, что все формальности мы поможем пройти. Только приходите и работайте! Часто это срабатывает. Но и другие субъекты активно агитируют. Боремся за инвестора постоянно.

– Устраивает ли Вас налоговая политика, которую проводит Минфин в последнее время? Нет ощущения, что у вас отбирают значительную часть заработанного?

– Около половины налогов и доходов, которые генерируются на нашей территории, остаётся в республике. Я, кстати говоря, не сторонник того, чтобы резко менять эту пропорцию. Надо уметь обращаться с деньгами.

Мы второй год – профицитный регион. И цифра у нас не маленькая – около 10 млрд руб. Это говорит о том, что даже с имеющимся денежным потоком мы ещё справляемся порой не так, как нужно бы. Конечно, используем эти ресурсы в 2018 году, но сегодня – профицит.

Деньги надо уметь правильно распределить и использовать. Речь не идёт о банальном освоении средств, бесшабашной раздаче денег, эмоциональных решениях. Расхожее мнение: дайте нам больше денег, мы будем жить лучше, сделаем жизнь счастливой. Нет, это неправильно.

У республики бюджет сегодня ровно такой, сколько мы можем оптимально, без разбазаривания, с хорошим качеством использовать. Исходим из возможностей строительного комплекса, наличия проектов и экспертиз, правильного оформления всех стадий сложного инвестиционного процесса. Мы довольны в целом сегодняшней финансовой ситуацией.

Более того, хочу сказать, что нам очень хорошо помогают дивиденды от «Башнефти». Это серьезный довесок в районе 10 млрд руб.

– Продавать этот пакет вы не собираетесь?

– Продавать не собираемся. Нас сегодня все устраивает.

– Кредитный кризис регионов в 2016 году вас затронул?

– Нет. Относительно нашего бюджета – 165 млрд руб. – у нас мало долгов: 13 млрд руб. – бюджетные кредиты и 5 млрд руб. – госзаймы в виде ценных бумаг. Кредитов в коммерческих банках нет вообще, ни одного рубля. Мы в десятке регионов России, которые не чувствуют тему закредитованности. У нас сбалансированный бюджет. Мы и у Минфина ходим в «отличниках», к нам вообще в этой части нет вопросов. Поэтому, кстати говоря, и федералы отзывчивы на наши просьбы. Знают, что регион сильный, и если берёт в долг, то обязательно вернёт.

– Вам удаётся своими силами обеспечить инвестиционную программу региона? Или приходится обращаться за помощью в центр?

– От помощи центра не отказываемся. Это программы по строительству школ, безопасных дорог, комфортной городской среды, сноса аварийного и ветхого жилья. В основном здесь паритетное финансирование – 50/50. Крупные производственные компании самостоятельно решают вопросы привлечения ресурсов. Но республика даёт льготы.

Например, «Газпром нефтехим Салават» получил от нас льгот на 13,5 млрд руб. при общем объёме инвестиций за последние пять лет в 134 млрд руб. Это ровно 10%. «Башнефть», и другие компании тоже будут получать такого же рода преференции при строительстве новых крупных производств. Эти 10% льгот от многомиллиардных сумм – немало даже для гигантских корпораций. Как говорится, такие деньги на дороге не валяются.

Региональную инвестиционную программу во всем, что касается промышленности, строек, мы выполняем сами. Доля федеральной поддержки также имеется в проектах по развитию села и сельского хозяйства.

– В Москве считается, что одна из главных причин слабого экономического роста – в демографии. Отсутствует достаточное количество рабочих рук. Вы тоже испытываете трудности от дефицита трудовых ресурсов?

– У нас нет недостатка рабочих рук. Около 100-150 тыс. человек работает, как раньше говорили, на «отхожих промыслах». Более 100 тыс. ездят в Сибирь на нефте- и газодобычу. Так сложилось исторически. Ведь во многом стараниями башкирских нефтяников осваивались первые месторождения в Западной Сибири. Еще около 20-30 тыс. человек подряжаются на разного рода работу, в том числе в Москве, Московской области. В основном работают на стройках или в сфере услуг.

— В последние годы федеральный центр буквально заливал деньгами сельское хозяйство. А для Башкирии с её нефтеперерабатывающим комплексом сельское хозяйство имеет значение?

– Для нас сельское хозяйство – очень важная отрасль и важная тема. Около 38% населения проживает в сельской местности. Мы в десятке крупнейших сельхозпроизводителей. На сегодняшний день это седьмое место в Российской Федерации.

Идёт интенсификация сельскохозяйственного производства, растёт производительность. Там, где раньше было 20 доярок, сегодня две. Где было 10 маленьких сеялок – теперь один большой посевной агрегат. И так далее. Высвобождаются рабочие руки. А значит нужны новые агропроизводства, новые стройки и, следовательно, инвестиции. Сегодня у нас идёт строительство более 20 крупных объектов на селе с общим объёмом финансирования около 40 млрд руб.

Кроме того, мы должны научить сельчан кооперироваться. У нас много личных подсобных хозяйств, почти 600 тыс. По производству молока в ЛПХ мы на первом месте в стране. А вот кооперироваться, чтобы один смотрел за стадом, второй доил, третий вырабатывал готовую продукцию, а четвёртый реализовывал, частники не умеют.

Мы разработали и уже внедряем значимую программу в этом направлении. По сравнению с промышленными проектами она недорогая. Вопросы кооперации в сельской местности сегодня для нас являются приоритетными. Люди работают на себя, а не на «на дядю». Появляется личный интерес, возможность самостоятельно распоряжаться добавленной стоимостью. Это уже совершенно другое представление о том, как устроена экономика.

Кооперативное движение растёт и ширится и в Европе, и в Азии, и в Америке – везде. И только у нас до недавнего времени была тишина. Мы с рядом губернаторов несколько раз выступали на заседании Правительства. Сейчас началось движение. Через Федеральную корпорацию по развитию малого и среднего предпринимательства уже идёт работа по кооперации.

Эту тему обязательно надо продвигать. Судите сами: как простому человеку, индивидуальному предпринимателю в одиночку выйти на рынок? Ведь ты один на один со всей этой огромной махиной, сложной экономической действительностью. Но когда ты в кооперации, и вас 5-10 человек, уже психологически легче. Многое можно сделать. И работаете вы на себя, это важно.

– На заседании последнего Госсовета президент Владимир Путин отметил, что объём инвестиций за последние три года сократился на 7,9%. Почему так происходит?

– Пока результаты 2017 года в этой части просматриваются как неоднозначные. В тех регионах, где реализуются общероссийские проекты, крупные масштабные стройки, прирост инвестиций серьёзный. Но в части регионов всё-таки будет снижение.

В Башкортостане, скорее всего, получится минус 5-10%. Это следствие «высокой базы» 2016 года, когда активно работал «Газпром нефтехим Салават». Ну и есть спад инвестиционной активности.

Мы видим, что у предприятий есть деньги, но они не спешат вкладываться в новые стройки. Может быть, ждут результатов выборов, и дальше будут разворачиваться. Может быть, поймут, что санкции надолго, и тоже активизируются. Надеемся, что будет принята предложенная Президентом амнистия по возврату капиталов из-за рубежа, и эти деньги начнут работать. Конечно, республика это так или иначе почувствует.

Башкортостан – очень интересная, привлекательная со всех точек зрения территория для инвестиций. У нас есть соответствующая программа, мы крупный и мощный субъект. Сегодня нам нужна даже не столько финансовая поддержка, сколько совершенствование организационных мер.

При этом очевидно, что основную роль играют прежде всего внутренние инвестиции. Суммарно в 2017 году инвестпоток в республике составит более 300 млрд руб. Из них только 10% – иностранные капиталы. А 90% – наши, российские. Работу по модернизации, строительству новых объектов мы можем выполнить только сами. Это неоспоримый факт.

Австрия. Китай. ПФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 5 января 2018 > № 2452769 Рустэм Хамитов


Россия. СЗФО > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 5 января 2018 > № 2449346

"Точно хочешь на моё место?" Питерские инвалиды ополчились против автохамов

Неожиданные и немного пугающие послания нашли сегодня водители Петербурга, которые приловчились занимать на парковках места для инвалидов. "Точно хотите оказаться на месте инвалида?" вопрошают листовки, оставленные под дворниками их машин.

Рейд, организованный ГИБДД и Уполномоченным по правам человека, прошёл в Красносельском районе города. Проверять, как соблюдается право инвалидов на парковку, отправилась основатель движения "Колясочники Питера", вице-президент общества инвалидов "На коляске без барьеров" Светлана Быстрова.

Стартовал рейд у дома №55, корпус 1 на Ленинском проспекте. Там находится МФЦ. На его парковке предусмотрено три места для парковки инвалидов. На них проверяющие нашли два автомобиля без знака "Инвалид" на стекле. Обоим нарушителям оставили "черные метки" - листовки с пиктограммой человека в инвалидном кресле и вопросом, точно ли водитель хочет на это место.

."Трудно делать это зимой. Мы можем посмотреть только наличие вертикальных знаков и автомобили,которые под ним стоят. Выпал снег, поэтому нам пришлось собственными руками его сгребать, чтобы посмотреть, а есть ли на автомобилях знаки "Инвалид"", - рассказала "Мойке 78" Светлана Быстрова и предложила проводить такие рейды не ко Дню инвалида, а к 5 мая - Дню защиты прав инвалидов.

Вторым пунктом проверки стала администрация Красносельского района. Там оказались отдельные парковочные места в галерее, с необходимой разметкой и знаками. И стоял автомобиль автомобиль с наклейкой "Инвалид". Нарушителей не было. Участники рейда осмотрели также парковки у торговых центров "Окей" и "Леруа Мерлен".

Несмотря на полупустую парковку, там нашли сразу пять автомобилей без знаков, положенных для парковки на местах для инвалидов.

"Им мы оставили только листовки. Применить к ним какие-то меры, например, освобождения парковочного места, мы не могли, потому что при составлении протокола представитель ГИБДД должен зафиксировать, что все знаки на месте: есть вертикальный знак парковки и разметка на асфальте, а ее сейчас просто не видно под снегом", - отметила Светлана Быстрова.

Но безнаказанными водители, позарившиеся на места для инвалидов. не останутся. Инспекторы ГИБДД сфотографировали номера машин, оставили предупреждения. "Мы не ставили своей задачей применять драконовские меры - это была больше просветительская акция", - подчеркнула вице-президент общества инвалидов "На коляске без барьеров". Она отметила, что инвалиды не хотят противопоставлять себя автомобилистам. Многие водители считают, что их права ущемляют, когда создают привилегии в той же парковке для инвалидов.

"Эти преференции очень обоснованы. Человеку, который передвигается в коляске, надо подъехать поближе к выходу, а потом достать коляску, сесть в нее, проехать иногда и в непогоду, это не пробежишь, обе руки заняты - зонтик над собой не подержишь", - объяснила необходимость парковок для инвалидов Светлана Быстрова. Нарушители есть, но массово их не выявили, резюмировала участница рейда.

Такие проверки будут проводиться до 10 декабря. В их рамках будут искать не только тех, кто паркуется на местах для инвалидов, но и те организации, которые такие места на своих парковках не предусмотрел вообще.

"Есть адресный перечень. С нашей стороны сотрудники аппарата готовят адресный перечень по объектам социальной инфраструктуры: МФЦ, отделения пенсионного фонда, поликлиники. Сотрудники ГИБДД по своим каналам тоже отслеживают, общественные инспекторы обращают внимания на те объекты, куда они чаще всего ездят и тоже мониторят со своей стороны", - рассказала ранее "Мойке 78" пресс-секретарь уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге Юлия Волкова.

Участники акции составляют перечень мест, где так и не появились парковки для людей с ограниченными возможностями, а также оставляют памятки занявшим чужие места водителям.

Россия. СЗФО > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 5 января 2018 > № 2449346


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 5 января 2018 > № 2447927 Максим Артемьев

Итоги блокады Донбасса. Украинская экономика усиливает связи с Россией

Максим Артемьев

Историк, журналист

Вступление Украины в Евросоюз обозримом будущем вряд ли возможно, а оказывать ей необходимую помощь он не способен

2017-й год начался для Украины с объявления блокады Донбасса. Инициативу проявили оппозиционные общественники во главе с Семеном Семенченко — бывшим командиром батальона «Донбасс», а ныне депутатом Верховной Рады. Украинское правительство поначалу восприняло это крайне негативно, как говорил тогда его глава Владимир Гройсман: «Речь идет о том, что, по предварительным расчетам, 75 тысяч [человек] могут потерять работу. Мы потеряем $3,5 млрд — это валютные поступления, что негативно повлияет на курс гривны».

Но напор общественности был так силен, что 15 марта Кабмин принял решение ввести блокаду на экономическое сообщение с неподконтрольным Юго-Востоком Украины. Каковы же итоги принятого решения? Ситуацию необходимо рассматривать шире — в свете российско-украинского конфликта.

Начиная с 2014 года, на положение украинской экономики напрямую влияют два новых фактора — переход Крыма в состав России и война на Донбассе и его раскол. На стороне ДНР-ЛНР оказались основные населенные пункты — Донецкая агломерация с самим Донецком, Макеевкой, Енакиево и Горловкой, то есть с тремя из пяти крупнейших городов Донецкой области, а также Луганск и агломерация Алчевск-Стаханов с примыкающим к ним городами. Но при этом под контролем Украины остались Мариуполь (главный металлургический центр страны), Краматорск, Славянск и Константиновка в Донецкой области, и Лисичанск, Рубежное, Северодонецк (химический и нефтеперерабатывающий кластер) в Луганской. Также основные электростанции региона находятся на украинской стороне.

Ситуация характеризуется разрывом «по живому» давно устоявшихся коммуникаций. Угольная, металлургическая, коксохимическая отрасли Донбасса, равно как электроэнергетика и железные дороги действовали в едином комплексе. Теперь они разобщены.

Более того, невозможно инвестировать в модернизацию металлургических заводов Мариуполя — «Азовстали» и ММК, поскольку они фактически находятся на линии фронта с неопределенным будущим. То же самое касается Углегорской и Луганской ТЭС.

Таким образом, Донбасс, будучи старопромышленным районом с избыточным населением и ветхой инфраструктурой, и оттого находившийся в кризисе все время после распада СССР, получил еще шоковые удары. Блокада стала лишь последним из них. Прямой ущерб от нее составил, по оценке Нацбанка Украина, $1,8 млрд в 2017 году и $500 млн в 2018. Премьер-министр Украины Владимир Гройсман, подводя итоги года, сказал 27 декабря о сокращении ВВП Украины на 1% как результате блокирования неконтролируемых территорий.

Однако каковы же общие итоги года для экономики Украины? А они достаточно любопытны, если рассматривать их через призму российско-украинских отношений. Ведь Киев сделал ставку на минимизацию экономического сотрудничества между двумя странами. При этом надо учитывать, что с 2015 года действует запрет на прямое авиасообщение между Россией и Украиной, уменьшилось количество поездов, из Киева регулярно звучать призывы вообще запретить железнодорожное сообщение.

В 2016 году товарооборот России с Украиной сократился на 31,64% по сравнению с 2015 годом, а в течение 2017 наблюдался его резкий рост: в I квартале — на 38,17%, во II квартале — на 28,59%, в III квартале — на 14,72%. Таковы парадоксальные итоги.

В чем-то путь Украины повторяет путь государств Прибалтики, которые также резко оборвали в начале 90-х экономические связи с Россией, переориентировавшись на Евросоюз и другие страны Запада. Но есть и важные отличия. Во-первых, деиндустриализация Прибалтике далась довольно легко. На заводах работали в основном представители русскоязычных, и сокращения не приводили к значимым социальным конфликтам. Во-вторых, в силу малой численности населения этим странам было возможно принять модель посреднической экономики, обслуживая транспортные потоки между Россией и Западом. В-третьих, Евросоюз оказывал им с самых первых шагов значительную финансовую и иную помощь и они сравнительно быстро стали его членами.

Этих факторов на Украине нет. Деиндустрилизация приводит к серьезным трудовым конфликтам, как, например, в самом конце декабря на судостроительном заводе в Николаеве, в который был вынужден вмешиваться премьер Гройсман. Большинство украинских заводов, особенно в ВПК, предназначались для работы в тесной кооперации с предприятиями на территории России, и разрыв отношений приводит к тому, что, например, самый крупный завод Украины — «Южмаш», все время лихорадит.

От посреднической модели, которая позволяла как-то существовать в 90-е — начале 2000-х, получая по очень сниженным ценам российский газ, Украина также отказалась. Роль транзитера ее не устраивает, равно как и Россию, которая не хочет продолжения логистической зависимости от Украины.

Что касается Евросоюза, то вступление в обозримом будущем в его члены Украине не грозит, а в силу ее размеров оказывать ей необходимую помощь он не способен.

Кроме того, Украина — де-факто воюющее государство. Рост расходов на оборону происходит опережающими темпами, и она уже входит в пятерку первых государств на планете по проценту от ВВП, направляемого на нужды военных. Это резко сужает «горизонт» бюджетных маневров. Поэтому в экономике происходят совершенно естественные восстановительные процессы — а именно усиление экономических связей с Россией, которые резко «просели» в 2014-2016 годах. Усиление экономических связей с Россией происходит в рамках восстановления экономики вообще: экспорт по итогам десяти месяцев вырос на 20% и примерно так же выросла заработная плата.

Что бы не говорили политики, а человеческие и иные связи в одночасье не оборвать, как не оборвались они с той же Прибалтикой, которая стала важным центром туристического притяжения для россиян. Недаром в 2017 году только за девять месяцев Россию посетило больше граждан Украины (5,7 млн) чем за весь 2016 — 4,1 млн. Переводы от гастарбайтеров, в том числе из России, продолжают оставаться важнейшим средством пополнения валюты и поддержания курса гривны.

Но при этом надо понимать, что российско-украинские экономические отношения стабилизируются на уровне, значительно ниже предыдущего. Если в 2013 году Украина занимала 4,7% во внешнеторговом обороте России, то теперь только 2,2%.

Можно сделать следующие выводы. Несмотря на политические сложности и призывы, между Украиной и Россией останется весьма значительный спектр экономических связей, который будет основываться как на исторической преемственности, так и втекать из географии и гуманитарных связей.

Этот объем, достигнув своего восстановительного максимума на рубеже 2017-2018 годов, будет оставаться в ближайшие годы неизменным, если только не произойдет каких-либо чрезвычайных политических происшествий.

Ситуация на Донбассе может влиять больше на украинский ВВП, чем на внешнеторговый оборот между двумя странами. Регион, по сути, «выключается» из большой экономики в силу своего неопределенного статуса, и закрытия большинства предприятий на своей территории. Соответственно, продолжение блокады в перспективе мало воздействует на Россию или, даже, на Украину.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 5 января 2018 > № 2447927 Максим Артемьев


Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 января 2018 > № 2455828 Олег Мистюк

Глава Киевского инвестагентства: В 2018 запланировано подписание соглашений объемом около $4 млрд на 3-5 лет

Эксклюзивное интервью генерального директора Киевского инвестиционного агентства Олега Мистюка агентству "Интерфакс-Украина"

- На прошлой неделе мы наблюдали борьбу Киева за возможность списания госдолга. Изначально было предложение списать 1 млрд грн в счет стоимости строительства Подольско-Воскресенского моста и 2,6 млрд грн - в счет строительства метро на Виноградарь. Минфин эти 2,6 млрд грн убрал из проекта госбюджета, но депутаты в бюджетном комитете их вернули и даже добавили 300 млн грн на замену освещения в городе.

- Мост нужен. Без него Трам-Трейн (месяцем ранее подписан Меморандум с МФК) останется не в полном формате, соединяя полупетлей Троещину с деловым центром города - через Дарницу и Батыеву Гору до Караваевых дач. С мостом Трам-Трейн стал бы полноценной кольцевой наземной веткой метро, а пассажиропоток вырос бы с 290 тыс. почти до миллиона в день. Это порядком бы разгрузило переполненные существующие ветки метрополитена, не говоря уже о дополнительном комфорте для автомобилистов, пересекающих реку. Но достраивать мост еще 10 лет скоростью $40 млн в год - непозволительная роскошь. Поэтому Кабмину, конечно, спасибо за возможность возобновить строительство моста против списания долга муниципалитета перед Минфином, но с нас никто не снимал задачи найти более быстрое решение вопроса завершения строительства. Особенно с учетом того, что к концу весны уже будет полноценное ТЭО Трам-Трейна, с которым уже можно обращаться к "Укрзализныци" за согласием на использование ее железнодорожных путей в Киеве, а затем - к кредитному комитету IFC за $160-200 млн (большая часть средств пойдет на закупку подвижного состава), проектировать и, наконец, начать реализовывать проект "в железе", хотя бы в виде (пока мост не построен полностью) полукольца.

Возвращаясь к достройке моста, на которую необходимо до $400 млн… Мэр Киева прилагает серьезные усилия, для того чтобы вовлечь Германию и немецких инвесторов в этот проект. Киевское инвестиционное агентство (КИА) тоже не спит. В 2016 году отрабатывали варианты совместить длительную рассрочку от турецких подрядчиков с возможным кредитом от ЕИБ. Но это требует дополнительной госгарантии, что является вопросом приоритетности проекта на уровне государства и МВФ. Там политика ориентирована на поддержку самоокупающихся проектов, коим мост сам по себе не является, если не вводить плату за проезд.

Поэтому КИА пришло к другой идее: совместить потребность достройки моста с другим проектом, одобренным распоряжением КГГА - строительством ультрасовременной энергостанции на основе CFB-технологии с химической очисткой, по самым жестким экологическим стандартам ЕС. С момента строительства ТЭЦ-5 и ТЭЦ-6 в 80-х Киев вырос в разы, многократно увеличилось потребление энергии, особенно в центре города, а инфраструктура изношена и неэффективна. Цель проекта - модернизировать ТЭЦ-6 на Троещине, добавить два блока мощностью 600 МВт, подвести тепло и электричество в центр города, соединить его с энергокольцом вокруг Киева. И все это можно сделать без копейки из городского бюджета, только за счет инвестора, который будет оператором этой новой современной инфраструктуры. Следующая задача - удержать, а по возможности снизить тариф на отопление, улучшить экологическую ситуацию за счет использования лучших мировых технологий теплогенерации. И вместе с тем завершить процесс деиндустриализации Подола, избавившись от ржавых корпусов и труб Станции теплоснабжения-2 в районе Рыбальского острова - сооружения постройки 30-х годов прошлого века - трижды исчерпавшей свой проектный ресурс. Кстати, в Лондоне из подобной энергофабрики получился очень популярный музей современного искусства!

Теперь, чтобы завести тепло от этой новой станции в центр через Днепр, нужны три трубы метрового диаметра, проходящие под мостом, например, Подольско-Воскресенским. То есть мост может быть предусловием. Финансовое моделирование объединенной сделки подтверждает: при тарифе 1200 грн за гигакалорию (на ТЭЦ5/6 сейчас порядка 1400 грн), на инвестора в энергостанцию можно возложить затраты по самостоятельной достройке моста в размере $300 млн за первые два года реализации проекта. Даже при этом инвестору остается вполне ощутимая норма доходности по всей сделке.

Единственный вопрос - кто даст на проект в Украине $1,5 млрд? Над этим сейчас и работаем, ведь системных игроков, способных осуществлять такие масштабные инфраструктурные проекты без госгарантии, вкладывая свои собственные средства, не так уж и много. Будем объединять усилия с офисом Национального инвестиционного совета при президенте Украины.

Как показывает опыт других стран, для появления инвесторов такого масштаба, притока средств в реальный сектор экономики и создания рабочих мест требуются консолидированные усилия всех ключевых лиц государства. В конце концов, давайте дадим себе ответ на вопрос: мы действительно хотим, чтобы в Украину пришли серьезные крупные зарубежные инвесторы?

- Какова позиция "Киевэнерго" как нынешнего оператора энергосистемы Киева? Им нужен приход такого конкурента - ведь эта новая станция будет частная?

- Договор "Киевэнерго" на управление городскими тепловыми сетями истекает 26 апреля 2018 года. После этого ТЭЦ5/6, теплосети с котельными и завод "Энергия" должны вернуться в управление города.

- Это означает, что Киев будет сам заниматься теплохозяйством или будет все же привлечена какая-то частная компания?

- Два года назад я говорил, что прежде чем приглашать инвесторов, нам необходимо убедить их, что Киев долгосрочно может быть надежным партнером. Это упирается в банальные вещи, на которые мы наткнулись еще в 2014 году, работая над этим вопросом с международными консультантами. Сначала вместе с ними, а уже с прошлого года за счет города мы профинансировали годовой отчет муниципалитета, сделанный по международным стандартам. Это еще пока не полноценный аудит, но уже консолидированный отчет, необходимый банкирам и инвесторам для понимания того, как ведет себя город. Без этого невозможно привлечь сотни миллионов долларов, которые требуется вложить в модернизацию теплового хозяйства Киева.

Публичная статистика говорит, что у Киева, наконец-то, с финансами все хорошо, позитивный остаток на казначейском счете, бюджет Киева - профицитный второй год подряд. И теперь международные финансовые организации (МФО) приходят к нам с предложением кредитовать городские проекты.

Но если речь идет о долгосрочных сделках - на 25 лет и более, какой является реновация теплоэнергетики Киева с инвестициями $200-300 млн и выше, то финансирующим банкам необходима полная уверенность в том, что все последующие решения по управлению инвестициями будет принимать квалифицированная команда, понятная этим банкирам. Поэтому изначальная модель, которую мы отрабатывали вместе с IFC и USAID в соответствии с подписанными меморандумом 2015 года, и по итогам всех due diligence и анализа различных сценариев в отношении активов "Киевэнерго", заканчивалась концессионным конкурсом. Предполагалось, что Нацкомиссия регулирования рынка электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) к концу 2017 года должна была одобрить RAB-методологию для теплоснабжения, которая к тому времени была бы испробована на энергодистрибуции. Но вы сами знаете, в каком сейчас состоянии пребывает НКРЭКУ: со стимулирующим RAB-регулированием пока все осталось на уровне презентаций.

В результате RAB у нас нет, а соответственно, нет понимания прибыльности бизнеса теплоснабжения и теплогенерации для инвестора, что делает рассмотрение вопроса о рациональности инвестирования бессмысленным. Надеюсь, RAB-методология появится через год-полтора, если верить международным донорам - спонсорам проекта по ее разработке, и мы проведем концессионный конкурс через полтора-два года. Но их нужно как-то прожить, так как договор с "Киевэнерго" завершается 27 апреля текущего года.

Поэтому одно из решений, которое мы нащупали и хотим закрепить дополнением к меморандуму с международными партнерами, это сценарий, при котором город 27 апреля забирает на себя активы в теплохозяйстве, которыми сейчас управляет "Киевэнерго", или даже все "Киевэнерго" как компанию-лицензиата. Но забирает с четким с пониманием, что сразу же или в ближайшем будущем будет проведен конкурс по привлечению так называемого management contractor (MC) - операционной команды, которая управляет этим хозяйством на аутсорсе. Отбор этот будет вестись среди именитых европейских, а, может быть, еще азиатских или американских профильных компаний, которые обладают компетенцией в этой сфере. Фактически, это те же самые компании, которых мы активно звали в планируемую концессионную сделку, которую мы сейчас провести не можем не по своей вине. Так что объявим конкурс на MC, выберем лучшего, кто даст больше ноу-хау, сможет эффективно управлять этим хозяйством и получать за это плату.

Одним из критериев эффективности (KPI) будет не возрастание результирующего тарифа. RAB-методология означает некоторое поднятие тарифов за счет включения инвестнадбавки, которая позволит привлекать инвестиции и затем возвращать их за счет тарифа. Это не означает кардинального повышения, как в случае с "Роттердам+". По нашим с IFC расчетам, в случае вложения $300 млн в теплоснабжение Киева тариф мог бы вырасти всего лишь на 7%, что по сравнению с предыдущими подъемами тарифа на 40-60% не столь существенно. Это не такая большая плата за новые трубопроводы и кардинальное сокращение количество аварий.

С другой стороны, эти 7% -- пока виртуальное увеличение тарифа и могут быть компенсированы таким же 7%-ным уменьшением объемов потребляемого газа на ТЭЦ5/6 и сотнях районных котельных за счет этой модернизации. То есть де-факто нетто-эффект может быть нулевым, если эти $300 млн, которые МФО может профинансировать, будут рационально вложены квалифицированной командой. Поэтому и у нас, и у банкиров есть требование, чтобы управлением активов "Киевэнерго" занималась квалифицированная команда.

Повторюсь, банки готовы при условии "белой", проверенной в боях компании-управленца финансировать модернизацию, направленную на повышение энергоэффективности системы централизованного теплоснабжения Киева (между прочим, третьей по величине в мире!). Консультанты определили ее стоимость в $300 млн, "Киевэнерго" - до $600 млн, а в самых ярких инженерных мечтах - до $1 млрд. Стоимость упирается в повышение тарифа: при $300 млн мы вышли на 7%.

- А какова позиция ДТЭК: готовы они отдавать все или только часть? "Киевэнерго" ведь уже объявило о делении на две компании.

- Нынешнее деление - это выполнение требования Третьего энергопакета, и они должны были приступить к этому давно. До 27 апреля, наверное, успеют. Часть электродистрибуции, для которой будет применяться RAB-методология, находится в собственности ДТЭК, и город не имеет к ней отношения.

Электродистрибуции у нас нет, за исключением небольшой части, которую мы планируем продать через инвестконкурс, с привлечением правильных оценщиков, о чем мы начали переговоры с Фондом государственного имущества Украины.

Но отсутствие у города собственной электродистрибуции не несет большой угрозы, так как мы можем брать электричество из кольца, которое идет вокруг города, если сможем сделать проект новой CFB станции. Первая часть проекта - это провести 18 км кабеля на 330 кВ в центр города и поставить в районе Петровки подстанцию, таким образом, обеспечив канал подключения Киева к "кольцу". То есть, появится альтернатива сетям ДТЭКа. К тому же частная элеткродистрибуционная сетка является монополией и четко регулируется НКРЭКУ в части тарифов.

Что касается теплоснабжения, то от решения этой проблемы город так абстрагироваться не может. Эта часть была и есть городской, вернется обратно к нам, и нам нужно принимать решение в ближайшее время. Но при этом, честно говоря, самостоятельно вложить в модернизацию 2-3 млрд грн в следующем году из городского бюджета, без поддержки международных финансовых институтов, мы вряд ли сможем. Таких свободных денег у города просто нет. Поэтому с учетом наличия возможного длинного долгосрочного инфраструктурного финансирования со стороны МФО (которое может прийти вместе с существенной донорской невозвратной помощью из экологических фондов Евросоюза, одним из распорядителей которых выступает ЕБРР, или соответствующих американских и других глобальных фондов охраны окружающей среды), мы создадим максимально либеральные, лояльные и выгодные для города условия прихода такого финансирования.

- Концессионный конкурс будет уже после выборов мэра - в 2019-2020 году?

- В микросценарии хотя бы НКРЭКУ должно заработать. Пока именно это тормозит работу над концессионным тендером. Без этого нам нечего будет предложить участникам конкурса.

- Эксперты и консалтинговые компании утверждают, что инфраструктурные объекты могут стать драйверами развития коммерческой недвижимости в Украине в ближайшие годы. Какую работу ведет КИА по освоению транспортных узлов в качестве площадок для строительства торговых объектов?

- В декабре мы вынесли на инвесткомиссию разработку предпроектных предложений с конкретными локациями и техническими просчетами для коммерческой недвижимости, которая может находиться в пределах или рядом с будущими тремя-четырьмя станциями метро на Виноградарь. "Киевское инвестиционное агентство" занималось тем, чтобы часть бюджета на эти станции возложить на плечи будущего инвестора. Каждая из четырех планируемых станций анализировалась метрополитеном, но при этом мы синхронизировали, каким образом частники не будут мешать, а будут помогать в этом проекте и возьмут на себя часть затрат. Это же касается Львовской Брамы - пытаемся развязать проблему с предыдущим инвестором, который не выполнил своих обязательств, но какие-то деньги в бюджет уплатил. Видя возобновление интереса к транспортно-коммерческим проектам, разогреваем интерес среди институциональных инвесторов, в основном из стран ЕС.

- Какие перспективы строительства четвертой ветки метро в ближайшие годы?

- Если мы говорим о проекте, в котором есть частный инвестор, то есть государственно-частное партнерство, или концессия, то один проект может готовиться 1,5 года. К тому же покупательная способность населения пока еще не настолько высокая и добраться до уровня стоимости билета, как, к примеру, в Варшаве - $1, мы не можем. Поэтому с точки зрения инвестиционной привлекательности к четвертой ветке пока есть вопросы.

- Почему тогда ведутся переговоры с китайцами о финансировании новой линии метро?

- Смотрите, Трам-Трейн - это, по сути, кольцевая ветка, которая подбирает пассажиров, выезжая на трамвайные пути дальних районов Троещины. Кольцо не может заменить радиальную отдельную ветку метро полностью, верно? В данном случае, мы говорим о радиалке от Жулян до Троещины. С точки зрения урбанистики Киев фактически везде по периферии ограничен смежными поселками и, по разным причинам, расширяться не хочет или не будет. Поэтому одно из немногих направлений, где возможно расширение, - это Троещина. Но у нее транспортная проблема. В Киеве достаточно большой приток населения и нагрузка на инфраструктуру, в том числе транспортную, серьезная. Поэтому город пытается балансировать между скоростью и ростом жилой застройки и ремонтом хотя бы существующей инфраструктуры. Мы понимаем, что нужно дать хотя бы два новых вида транспорта, но они должны быть самоокупаемыми. Даже если предположим, что стоимость проезда будет 10 грн, то умножив на потенциальных 300 тыс. пассажиров на новой ветке метро за 20 лет получим выручку (без учета затрат) меньшей, чем минимальные затраты на строительство этой ветки. С точки зрения экономики проект будет убыточный.

- То есть, в проекте с китайцами платить будет только город Киев?

- Если он состоится, да. Частично это ляжет на плечи горожан, которые будут пользоваться этим видом транспорта. Но надо посмотреть, а потянет ли бюджет, или может госбюджет присоединится к этому инфраструктурному проекту, который даст приток инвестиций в экономику почти $2 млрд? Украине нужно разогнаться на пару-тройку миллиардов желательно самоокупающихся проектов, чтобы увидеть эффект на всеукраинском ВВП. В настоящее время это могут сделать немногие учреждения - госбанки, муниципалитеты, крупнейшие госкомпании.

- В таком случае будет смысл в строительстве индустриального парка "Киевская бизнес-гавань"?

- Именно. Мы проконсультировались не только с голландцами, не только с корейцами, но даже с гаитянами. В Гаити за средства инвесторов построен один из самых инновационных технопарков стоимостью $2 млрд. Когда они узнали, что мы на Троещине на 270 га хотим строить, они выразили огромную заинтересованность. Они нам посоветовали разместить индустриальную зону максимально близко к теплостанции, которая вырабатывает пар. Большое количество новых индустрий, легкая промышленность, производство пластика и обуви используют не электричество, а именно пар. Поэтому я сейчас пытаюсь максимально отработать с корейским "Эксимбанком" возможность совместно с ЕБРР профинансировать участие в этом проекте одного из потенциальных инвесторов - Posco Daewoo. Одновременно повторно просим корейское правительство профинансировать наш бизнес-план.

- Какие перспективы увидеть в ближайшее время в столице качественную трансформацию промышленных зон, к примеру, какова судьба Телички?

- Если город в стране с развитой экономикой видит спрос от глобального инвестора, способного оперировать суммами по $1 млрд в год, он должен оперативно найти ресурсы для того, чтобы за 1-3 года выкупить и вернуть в коммунальную собственность земельный участок, изучить, как объект вписывается в урбанистику, провести коммуникации, и тогда предложить сделку такому инвестору. На Теличке находится 14 арендаторов, собрать их в одну сделку достаточно тяжело.

По украинскому законодательству вся процедура по принудительному выкупу территории занимает три года. Тем не менее, за 2017 год два инвестора обозначенного масштаба проявили интерес к тому, чтобы сделать новый район в Киеве, и намерены заняться этим в 2018 году. На Теличке есть замороженная станция метро и практически каждый с 14 арендаторов земли нашел, куда переехать, включая даже "Ковальскую". Они уже готовы к переезду, но де-факто он еще не произошел.

- Вы уже говорили, что в Киеве наметился дефицит офисной недвижимости. Как вы видите восстановление этого сектора рынка?

- Город владеет большими площадями: у нас 10,5 млн кв. м недвижимости, половина из которых - больницы, школы и садики, которые никуда не денутся - но примерно 1-2 млн кв. м - потенциально освобождаемые площади.

В прошлом месяце на голосование Киевсовета планировалось вынести одобрение проекта "Єдиної будівлі": сделки по приобретению здания бизнес-центра "Виктори Тауэрс" на Воздухофлотском проспекте (27 этажей, две башни). Сейчас владельцем является выходец из "КДД Групп", проект полностью закредитован государственным Укрэксимбанком. Переезд в это здание позволит консолидировать муниципалитет и освободить центральную часть города от бюрократов с возможным перепрофилированием коммунальных помещений в офисы, в том числе для стартапов, айтишников, малого и среднего бизнеса. Мы вышли на финальную точку в переговорах с собственником и банком по коммерческим условиям относительно финансирования достройки здания. Нам не хватает только решения Киевсовета, которое позволит подписать контракт на $370 млн. В результате этого будет осуществлен вывод 26 департаментов КГГА из центра города, чтобы продать, реконструировать или просто сдать в аренду порядка 160 тыс. кв. м муниципальной недвижимости в условиях растущего спроса на офисную недвижимость в центре Киева. Мы получили предварительное согласие Минфина, что он будет закладывать в бюджет министерств соответствующую статью, позволяющую им арендовать офисы там, где они сочтут нужным. Мы, со своей стороны, сделаем дисконт в нашем новом здании. Уже есть предварительная коммуникация с несколькими министерствами, что они предпочли бы сидеть в бизнес-центре класса А и эффективно взаимодействовать между собой. Общая площадь нового здания составляет 260 тыс. кв. м, арендная - 179 тыс. кв. м. Муниципалитету хватает 40 тыс. кв. м. Город является одним из лучших заемщиков, Укрэксимбанк очень заинтересован в таком сценарии решения проблемы недостроя. Ведь город не только подберет под себя объект, но и решит вопрос с наполняемостью.

- Какова судьба ТРЦ "Республика" в Киеве?

- Как мне сказали в Фонде гарантирования вкладов, есть большие шансы, что сделку по продаже ТРЦ "Республика" подпишут в начале этого года. Фонд в два или три раза снизил начальную цену - до $67-70 млн, что уже достаточно привлекательно для инвестора, готового выкупить за эти деньги, а после вложить еще сотню миллионов долларов в достройку, согласно проекту.

- Какие еще есть интересные проекты, за которые вы готовы взяться?

- Любое ТЭО по индустриальному или инфраструктурному проекту должно иметь мультисценарный анализ. Даже в случае "Єдиної будівлі" мы анализировали три варианта: свежая постройка, репрофайл Телички и здания "Нафтогаза" на Левом берегу.

Мы, кстати, пытаемся работать с "Нафтогазом" по продаже этого непрофильного актива. Не уверен, что у "Нафтогаза" достройка этого здания может быть стратегической задачей в нынешних условиях. Ищем инвестора, который осилит проект: пусть там будет гостиница или что-то другое.

- Видите ли вы заинтересованность со стороны инвесторов в рекреационных проектах Киева?

- В июле 2017 года мы заключили сделку с компанией "А Скай" на $17 млн по строительству мультифункциональной спортивной арены напротив ТРЦ Sky Mall. Функционал здания четко прописан для проведения спортивных соревнований, оно также может использоваться как недостающий Киеву концертный зал.

Планируем презентовать инвестконкурс по строительству канатной дороги с Почтовой площади через Днепр на Труханов остров, стоимостью $21-22 млн. И затем - проект на семь пересадочных станций через Березняки на Русановку. Это позволит горожанам быстро доехать с Русановки или Березняков до Европейской площади. Я подключил к анализу этой сделки один из украинских госбанков, а также мы собираемся попросить IFC рассмотреть, насколько востребован этот проект как транспортной инструмент.

- Расскажите, как обстоит ситуация со строительством сети WiFi компанией Mosquito Mobile в киевском метрополитене? Говорят, собственник компании Александр Адарич прекратил финансирование проекта.

- Да, сделка должна быть пересмотрена и, возможно, даже расторгнута. За последний год Mosquito перестал заниматься расширением из-за финансовых проблем. Александр Адарич рефинансировал за счет своих собственных денег все задолженности проектной компании Mosquito Mobile перед Фидобанком, полностью очистил компанию от банковских долгов, но $5 млн для завершения проекта у него не было. Эту сделку просмотрели с четырьмя инвесторами из Швейцарии, Украины и США, но перепродать ее было непросто.

- А нужен ли WiFi, если уже есть 3G, а скоро будет и 4G-интернет?

- Мы консультировались с операторами на начальных стадиях проекта. По их неформальному утверждению, 3G в закрытых помещениях не работает. 4G может иметь такую же ширину канала, как у WiFi, но посмотрим, чем закончатся аукционы на 4G частоты, которые запланировала НКРСИ на этот год.

Я надеюсь, что на следующую инвесткомиссию придет Mosquito Mobile с подписанным обязывающим соглашением с тем из четырех инвесторов, кто вышел в финал. Стимулирую его завершить проект как можно скорее, но у города, честно говоря, за год терпение уже исчерпано и есть желание самостоятельно закончить проект. Это желание связана с растущей необходимостью развития проекта "Смарт-сити". Если говорить о станциях метрополитена, то это камеры наблюдения. Можно критиковать наш "Смарт-сити", но статистика показывает, что там, где есть камеры, краж немного меньше. У нас в рамках проекта WiFi в метрополитене было условие для инвестора, чтобы он поставил камеры с распознаванием лица. Город постепенно своими камерами приближается к метрополитену, которые инвестор должен был поставить за свой счет.

- На какую общую сумму сделок вы планируете выйти по результатам 2017 года?

- Мы фиксируем более 700 млн грн подписанных сделок, в которых частный инвестор заменил бюджетное ассигнование. Но реально объем инвестиций выше. К примеру, мы заложили уровень инвестиций в строительство больницы 170 млн грн, а де-факто инвестор вложит 1 млрд грн, потому что оборудование стоит гораздо дороже. Поэтому наши сухие формальные 700 млн грн - это далеко за 1,5 млрд грн, которые придут в новые объекты инфраструктуры.

- Каковы планы по инвестициям на следующий год?

- В 2018 году запланировано подписание нескольких десятков соглашений как в сфере недвижимости, так и по системным инфраструктурным проектам, общий объем финансирования которых составит около $4 млрд. Проекты рассчитаны на 3-5 лет.

- Говорят, в КГГА изучается возможность внедрения системы "деньги ходят за ребенком". Может ли она стимулировать приток инвестиций в строительство детских образовательных учреждений?

- Перспективное направление, в котором были сделки в 2017 году, -- это образование: на рынке есть около 50 инвесторов, обозначивших свой интерес в проектах образования в Киеве.

Мы рассматриваем возможность внедрения системы ваучеров. Дело в том, что сейчас только в центральных районах Киева существует спрос, позволяющий инвесторам создать частную школу, тогда как в других районах найти инвестора на строительство школ очень сложно. Школы нужно субсидировать. Мы подсчитали, что затраты на одного ученика составляют около 12 тыс. грн в год. Если частники построят за свои деньги большую школу на 1000 детей, а муниципалитет следующие 15-10 лет будет выделять по 12 млн грн субсидий на бесплатное их обучение, то это существенно расширит круг потенциальных инвесторов. Если у нас будет ваучер, когда "деньги ходят за детьми", мы это сделаем. В городе осталось не так уже много площадок для строительства школ, мы параллельно ищем частных инвесторов и строим школы своими силами.

- Какие достижения КИА за последние три года, которые могут ощутить киевляне?

- За три последних года мы заключили 26 инвестиционных соглашений, в подавляющем большинстве которых частный инвестор взял на себя бюджетные расходы по инфраструктурным объектам столицы. Например, в результате привлеченных инвестиций на строительство нового медицинского центра на безе городской больницы №14 киевляне получат не только современную больницу, - медцентр также обеспечит работой более 450 специалистов, а на лечение будут приезжать даже иностранцы.

- Этот и следующий год прогнозируются достаточно сложными для Украины как в геополитическом измерении, так и с учетом будущих выборов. Как может повлиять политическая конъюнктура на деятельность КИА?

- Местное самоуправление должно быть отделено от политических процессов и ориентироваться исключительно на те достижения, которые полезны для территориальной общины, для горожан.

В последние три года "Киевское инвестиционное агентство" не ориентировалось на политическую конъюнктуру. Мы смогли выстроить системную коммуникацию со всеми без исключения фракциями, представленными в Киевсовете, потому что аргументировали не политической целесообразностью, а мотивировали исключительно экономическими фактами и целесообразностью реализации проектов, которые стоят над политикой и настоящими вызовами, и несут стратегический и необходимый для города характер.

Такая равноудаленность от всех фракций послужила залогом того, что мы продолжаем успешно работать, ведь мы знаем, что инвестиционным банкирам перестают доверять, как только они начинают поддерживать хоть какую-то из политических сил. Поэтому банкиры должны находиться вне политики. Собственно, такое понимание было у мэра Виталия Кличко, когда он пригласил меня возглавить "Киевское инвестиционное агентство".

Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 января 2018 > № 2455828 Олег Мистюк


Казахстан > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 4 января 2018 > № 2452971

В РК изменились правила регистрации автомобилей

Этому поспособствовал новый Налоговый кодекс

В Казахстане кардинально изменились правила государственной регистрации транспортных средств. Об этом центру деловой информации Kapital.kz сообщил официальный представитель Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции (АДГСПК) Нурлан Жахин.

Так, агентством был проведен анализ государственных услуг по регистрации и перерегистрации и учету транспортных средств.

«Как показывает практика, граждане при снятии с учета автомашины, повторно присваивая эти же госномера на новую регистрируемую автомашину, заново платили госпошлину в размере 2,8 МРП, в том числе когда транспорт находился на хранении в СпецЦОНах или регистрационно-экзаменационных подразделениях МВД», — пояснил он.

За год, по данным АДГСПК, в среднем на хранение государственных регистрационных номерных знаков подают заявление около 11 тыс. граждан, эквивалентно оплате государственных пошлин за их присвоение на автомашины на сумму более 63 млн тенге.

«В целях исключения необходимости повторной оплаты госпошлины (с 2018 года в размере 6734 тенге с учетом ежегодного увеличения размера МРП) при повторном присвоении госномеров до 30 рабочих дней, на основании рекомендаций агентства внесены изменения и дополнения в Налоговый кодекс. Нововведение начало действовать с этого года», — рассказал Нурлан Жахин.

Наряду с этим при утере или непригодности одной единицы автомобильного номера гражданам приходилось в обязательном порядке оплачивать государственную пошлину за весь комплект (2 единицы) или перерегистрировать автомашину.

«К примеру, за год в среднем на изготовление дубликата государственных регистрационных номерных знаков подают заявления порядка 1,9 тыс. граждан на сумму более 11 млн тенге. В целях исключения дополнительных затрат со стороны автовладельцев также согласно новому Налоговому кодексу представляется возможность подачи заявления на изготовление 1 единицы автомобильного номера на сумму 3367 тенге вместо 6734 тенге», — пояснил представитель агентства.

Как отметил при этом Нурлан Жахин, упрощение процедур, устранения административных барьеров и коррупционных рисков является приоритетом работы АДГСПК.

Казахстан > Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 4 января 2018 > № 2452971


Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > gazeta.uz, 4 января 2018 > № 2449144

Работающие пенсионеры, имеющие почетные звания «Народный …», «Заслуженный деятель …» и «Заслуженный …», отныне будут получать пенсию в полном объеме. Это предусмотрено указом Президента Узбекистана от 28 декабря «О дополнительных мерах по созданию благоприятных условий отдельным категориям пенсионеров, осуществляющих трудовую деятельность».

Пенсионеры, получающие доходы исключительно в виде авторского вознаграждения (гонорары) за создание и использование произведений науки, литературы и искусства, при условии, что они не осуществляют трудовую деятельность на основе трудового договора, также будут получать пенсию в полном объеме.

Указом также списаны остатки излишне выплаченных пенсий и пособий, выявленные по результатам проверок правильности их начисления, с граждан, достигших возраста 65 лет и более, а также по пенсиям и пособиям, назначенным за период до 2010 года.

Документом введен порядок, по которому в случае несогласия пенсионера с решением отдела Пенсионного фонда об удержании излишне выплаченных сумм пенсий выявленная задолженность взыскивается в судебном порядке, но не более чем за три года с даты выявления.

Территориальные подразделения Пенсионного фонда будут оказывать гражданам содействие в подготовке исков в суды для подтверждения стажа работы при наличии оснований, предусмотренных законодательством.

Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > gazeta.uz, 4 января 2018 > № 2449144


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter