Всего новостей: 2577477, выбрано 892 за 0.022 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 декабря 2014 > № 1251115 Владимир Путин

Заявления для прессы по итогам российско-индийских переговоров.

Н.МОДИ (как переведено): Уважаемый господин Президент!

С огромной радостью приветствую господина Путина в Индии. Мы уже дважды встречались на другом конце света – в Бразилии и в Австралии. Для меня честь принимать Президента в Дели на ежегодном саммите. С начала этого столетия он был одним из главных архитекторов нашего партнёрства.

Президент Владимир Путин и Премьер-министр Ваджпаи начали проводить ежегодные встречи в 2000 году. Когда Премьер-министр Ваджпаи участвовал в саммите в Москве в ноябре 2001 года, я присутствовал на подписании соглашения об установлении побратимских отношений между штатом Гуджарат и Астраханью.

Президент Путин – лидер великой страны, с которой нас связывают уникальные отношения, основанные на дружбе, доверии и доброй воле. Наше стратегическое партнёрство беспрецедентно. Народ России поддерживал Индию и помогал нам даже в очень трудные моменты нашей истории. Эта дружба была опорой для развития Индии, её безопасности и международной политики. Индия также оказывала поддержку России в преодолении собственных трудностей.

Характер мировой политики и международных отношений меняется. Тем не менее важность этих отношений и их уникальное место во внешней политике Индии останутся прежними. И в будущем значимость этих отношений для обеих стран будет во многом расти.

Россия на протяжении десятилетий была важнейшим партнёром Индии в области обороны. Во время своего первого визита за пределы Дели в качестве Премьер-министра я посетил новейший авианосец «Викрамадитья». Это настоящий символ нашего сотрудничества в обороне, бороздящий моря за пределами страны.

Хотя сейчас выбор у Индии всё шире, Россия остаётся нашим главным партнёром в области обороны. За последние полгода мы провели совместные учения всех трёх родов войск. Мы с Президентом Путиным обсудили широкий спектр новых оборонных проектов. Мы также обсудили, как привести наши отношения в сфере обороны в соответствие с приоритетами Индии, включая политику «Сделано в Индии».

Я рад тому, что Россия предложила наладить производство одного из своих самых технологически передовых вертолётов в Индии. Проект подразумевает возможность экспорта из Индии. Этот вертолёт можно использовать как в военных, так и в гражданских целях. Мы приступим к осуществлению этих намерений в кратчайшие сроки. Я также предложил России разместить мощности для производства запасных частей и деталей российского военного оборудования в Индии. Господин Путин позитивно воспринял это предложение.

Энергетическая безопасность имеет решающее значение для экономического развития Индии и создания рабочих мест для молодёжи. Россия – наш ключевой партнёр и в этой области. Я рад, что первый реактор АЭС «Куданкулам» запущен в эксплуатацию. Благодаря ему на 20 процентов возросла существующая мощность атомной энергетики Индии. Следующий этап – установка ещё трёх реакторов, каждый мощностью 1000 мегаватт.

Сегодня мы наметили масштабный план по строительству по крайней мере ещё десяти атомных реакторов. Эти объекты будут соответствовать самым высоким стандартам безопасности в мире. Проект также подразумевает производство оборудования и его компонентов в Индии, что отвечает и нашей политике «Сделано в Индии».

Россия является крупнейшим в мире источником нефтегазовых ресурсов, а Индия – один из крупнейших в мире импортёров. Однако, несмотря на нашу тесную дружбу, сотрудничество в этом секторе пока недостаточно развито. Сегодня мы начали новый этап, достигнув нескольких важных договорённостей и поставив серьёзные цели для нефтегазового сотрудничества. Мы приняли несколько решений и подписали несколько соглашений, которые отражают наше общее убеждение, что в современном мире активные экономические связи составляют основу сильного стратегического партнёрства. Важны и более тесные контакты между народами в таких сферах, как образование, культура и туризм.

Благодарю Президента Путина за поддержку установления более тесных отношений между Индией с Евразийским экономическим союзом. Международный транспортный коридор «Север – Юг» свяжет нас в будущем.

Сегодня мы вместе посетим Международную алмазную конференцию, подчеркнув наш новый инновационный подход к укреплению экономических связей.

Президент Путин и я согласны, что мир находится в непростой ситуации. Традиционное партнёрство и пристальное внимание к интересам друг друга всегда будут источником силы для наших двух стран.

Я выражаю глубочайшие соболезнования в связи с террористическим актом в Чечне. Этот инцидент также является отражением наших общих проблем. Среди приоритетов нашего сотрудничества – борьба с терроризмом и экстремизмом, мир и стабильность в Афганистане, совместные усилия, направленные на достижение стабильности, мира и процветания в Азиатско-Тихоокеанском регионе, сотрудничество в целях развития других стран, таких организаций, как БРИКС, «Восточно-Азиатский саммит» и «большая двадцатка», а также расширение сфер сотрудничества.

Для Президента Путина это уже 11-й саммит, а для меня первый. Саммит укрепил мою убеждённость в ценности и крепости нашего партнёрства. Уверен, что двустороннее сотрудничество и международное партнёрство в ближайшие годы перейдут на новый уровень и достигнут новых высот.

Большое спасибо, господин Президент.

В.ПУТИН: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Господин Премьер-министр упомянул о том, что он в 2000 году был в составе делегации Индии в России. Хочу отметить, что как раз с этого времени мы и знакомы с господином Премьер-министром, и мне очень приятно, что есть возможность продолжить наше взаимодействие уже в его новом качестве – в качестве главы индийского Правительства.

Сегодня мы провели весьма содержательные и конструктивные переговоры по всему комплексу российско-индийских связей. И сразу же хочу отметить, что мы в высшей степени удовлетворены тем, как проходит сегодняшний визит, и его результатами.

Мы обменялись мнениями по ключевым проблемам международной и региональной повестки дня. Последовательное углубление сотрудничества с друзьями из Индии для России, безусловно, внешнеполитический приоритет. Наши двусторонние отношения уже вышли на уровень особо привилегированного стратегического партнёрства и продолжают динамично развиваться.

Основными направлениями дальнейшей работы по широкому взаимодействию мы занимались сегодня в течение первой половины дня, и они все отражены в совместном заявлении. Мы намерены углублять политический диалог, укреплять деловые связи и научно-техническую кооперацию, продвигать гуманитарные контакты, которые на протяжении многих-многих десятилетий сложились между нашими народами.

Особое внимание в ходе встречи было уделено актуальным торгово-экономическим вопросам. По итогам 2013 года товарооборот достиг десяти миллиардов долларов, но мы считаем – это совершенно очевидный факт, – что этого совершенно недостаточно. Мы детально обсудили практические меры по диверсификации взаимной торговли и дальнейшему наращиванию инвестиций, условились стимулировать компании наших стран к более тесной взаимной, совместной работе, активнее переходить на использование национальных валют во взаимных расчётах.

Новые перспективы для российско-индийского сотрудничества появятся после начала функционирования с 1 января 2015 года Евразийского экономического союза. Господин Премьер-министр упоминал сейчас о возможности выстраивания особых отношений между Индией и Евразийским экономическим союзом. Мы договорились о том, что продолжим консультации по заключению договора о зоне свободной торговли.

В двустороннем формате договорились энергичнее поддерживать совместные высокотехнологичные, индустриальные и научные проекты. Будем содействовать созданию индийского оператора мобильной связи. С интересом относимся к индийской инициативе строительства промышленного коридора Дели – Мумбаи, предусматривающей сооружение современной инфраструктуры и инновационных предприятий. На проектную мощность вскоре выйдет сборочное производство бульдозерной техники. В 2016 году в штате Гуджарат (а это родной для господина Моди штат) при содействии компании «Сибур холдинг» завершим строительство одного из крупнейших в мире заводов по выпуску бутилкаучука.

В свою очередь намерены поощрять участие индийских компаний в формировании индустриальных парков на территории Российской Федерации, в развитии фармацевтики, в производстве удобрений, угольной промышленности. Предлагаем индийским партнёрам продукцию нашего гражданского авиастроения, в частности самолёты «Сухой Суперджет – 100» и «MС-21».

В области мирного космоса готовы сотрудничать в разработке низкоорбитальных аппаратов, использовании системы спутниковой навигации ГЛОНАСС.

Особо выделю масштабные перспективы взаимодействия в энергетической отрасли. Господин Моди об этом сегодня тоже сказал. С помощью России в плановом режиме возводится атомная электростанция «Куданкулам». Первый энергоблок введён в эксплуатацию. В скором времени планируем приступить к сооружению второй очереди АЭС.

Только что подписан принципиально важный документ – стратегическое видение укрепления российско-индийского сотрудничества в мирном использовании атомной энергии. В нём определены планы по строительству в Индии более 20 атомных энергоблоков, сотрудничеству по сооружению АЭС по российскому дизайну в третьих странах, совместной добыче природного урана, производству ядерного топлива, утилизации отходов. Тем самым закладывается основа для долгосрочного подлинного взаимовыгодного сотрудничества в атомной сфере.

Хочу подчеркнуть, что в этой области мы перешли к другому уровню сотрудничества. Это не просто торговля услугами или товарами или даже технологиями – это создание целой отрасли, новой отрасли для Индии.

В нефтегазовой отрасли «Ростнефть» и «Газпром», наши крупнейшие компании, вместе с индийскими коллегами готовят проекты по освоению российского арктического шельфа, расширению поставок сжиженного природного газа.

Россия и Индия давно и плотно взаимодействуют в сфере военно-технического сотрудничества. Причём речь уже идёт не только о поставках готовой продукции, мы вышли на уровень тесной, производственной кооперации. Реализация ракетной программы «БраМос» – яркий пример такого сотрудничества.

Отмечу также, что проекты совместной разработки многопрофильного, многофункционального истребителя и многоцелевого транспортного самолёта – это ещё один шаг в нашей совместной работе.

Хорошая традиция накоплена нашими странами в области гуманитарных связей, в прошлом году в 11 городах России с успехом прошёл фестиваль индийской культуры, в этом – проводим в Индии фестиваль российской культуры. Условились и в дальнейшем оказывать всестороннюю господдержку общественным, спортивным, туристическим обменам между нашими гражданами.

Важное место на переговорах занимала международная проблематика. Наши подходы к ключевым глобальным и региональным проблемам во многом совпадают или очень близки. Выступаем за совместную работу по урегулированию ситуации в Сирии и Ираке, стабилизации положения в Афганистане, за создание новой архитектуры безопасности и сотрудничества в Азиатском регионе.

Намерены продолжать тесную координацию в ООН, БРИКС, ШОС, других организациях. Активная совместная работа в этих форматах как никогда востребована в нынешних непростых условиях.

Помимо переговоров с господином Моди программа пребывания в Индии включает и другие важные мероприятия: встреча с Президентом Индийской Республики, встреча с руководителем партии «Индийский национальный конгресс». Кроме того, вместе с Премьер-министром Индии мы проведём дискуссию с представителями российских и индийских деловых кругов, примем участие в открытии Всемирной алмазной конференции. Господин Моди уже сказал, что это тоже важное направление сотрудничества, имея в виду, что российская компания «АЛРОСА» сегодня является первой в мире по добыче алмазного сырья, а Индия является первой страной по объёмам обработки алмазов.

Уверен, что столь насыщенный визит позволит придать импульс дальнейшему укреплению многоплановых отношений между нашими странами. И у нас есть, конечно, вещи, проблемы, которыми мы давно занимаемся и которые представляют взаимный интерес с точки зрения обеспечения безопасности наших стран, в том числе имею в виду и борьбу с организованной преступностью, и с терроризмом, и с наркотрафиком.

В заключение я хотел бы подчеркнуть: мы весьма дорожим дружбой, доверием и взаимопониманием с Индией, будем делать всё для развития российско-индийского партнёрства на благо наши двух великих держав.

Признателен господину Премьер-министру, всем индийским коллегам, всем нашим друзьям в Индии за традиционно тёплый приём и по-настоящему дружеское гостеприимство.

Благодарю вас за внимание.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 декабря 2014 > № 1251115 Владимир Путин


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 декабря 2014 > № 1243558 Владимир Путин

Интервью индийскому информационному агентству PTI.

В преддверии официального визита в Индию Владимир Путин дал интервью информационному агентству PTI.

ВОПРОС: Ваш предстоящий визит в Индию – первый со времени прихода к власти правительства во главе с Н.Моди, тем не менее Вы уже встречались несколько раз на полях международных мероприятий. Каких результатов Вы ожидаете от саммита, прежде всего с точки зрения российско-индийских политических и торгово-экономических отношений?

В.ПУТИН: В качестве Президента Российской Федерации я был в Индии 5 раз. Особо вспоминаю визит в октябре 2000 г., когда мы с индийскими партнёрами подписали историческую Декларацию о стратегическом партнёрстве.

Что касается моих контактов с Премьер-министром Индии господином Н.Моди, то, действительно, наше знакомство состоялось на полях саммита БРИКС в Бразилии в июле с.г. Мы также содержательно общались в ноябре в австралийском Брисбене на встрече глав государств и правительств стран – участниц БРИКС и в ходе саммита «Группы двадцати».

С удовлетворением отмечаю настрой индийского руководства на поиск новых перспективных направлений сотрудничества. Убеждён, что общее стремление к дальнейшему развитию двусторонних отношений поможет достичь серьёзных результатов на предстоящем российско-индийском саммите.

Рассчитываем обсудить конкретные шаги по укреплению привилегированного стратегического партнёрства России и Индии. Особое внимание уделим вопросам наращивания торгово-экономических связей, стимулированию взаимных инвестиций. Серьёзная подготовительная работа проведена в ходе прошедших (5 ноября с.г.) в Нью-Дели заседаний Межправительственной комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству и Российско-Индийского форума по торговле и инвестициям. В перечне совместных стратегических проектов – сооружение новых энергоблоков для индийских АЭС, продвижение на индийский рынок российских самолётов «Сухой Суперджет-100» и «МС-21», внедрение системы ГЛОНАСС в отрасли индийской экономики. Среди приоритетов – строительство завода по изготовлению бутилкаучука, производство вертолётов, создание «умного города» по российским технологиям, организация сборки промышленных тракторов.

Придаём особое значение развитию военно-технического сотрудничества, которое является одной из основных составляющих нашего стратегического партнёрства. Обстоятельно обсудим актуальные проекты в этой важнейшей области, связанные не только с поставками готовой техники, но и тесной технологической и промышленной кооперацией.

Кроме того, обменяемся мнениями по актуальным международным и региональным темам, а также вопросам углубления внешнеполитической координации в интересах дальнейшего укрепления безопасности и стабильности в Евразии и в мире в целом.

Разумеется, будем предметно говорить и о том, как придать новый импульс двусторонним связям в гуманитарной сфере, расширить контакты между гражданами наших стран.

ВОПРОС: Индия традиционно рассматривает Россию, а ранее СССР, в качестве своего надёжного друга на все времена. Вместе с тем в Индии в последнее время высказываются опасения относительно некоторой активизации сотрудничества России с Пакистаном в военно-технической области. Правомерно ли в связи с этим, на Ваш взгляд, говорить о том, что российско-индийское военно-техническое сотрудничество может подвергнуться трансформации?

В.ПУТИН: Наши страны сотрудничают в сфере ВТС уже многие десятилетия. При этом хотел бы подчеркнуть, что Индия является надёжным, проверенным временем партнёром.

Если и говорить о какой-то трансформации, то совершенно иного порядка. Как уже отметил, высокий уровень двустороннего взаимодействия и доверия позволяет начать поэтапный переход от традиционной модели «поставщик – потребитель» к совместной разработке и производству современных систем вооружений. Примеры такой эффективной кооперации уже есть. Имею в виду выпуск современных высокоточных ракет «БраМос», а также работу по созданию многофункционального истребителя пятого поколения.

Что же касается Пакистана, то у нас состоялись переговоры о возможном содействии со стороны России в повышении эффективности контртеррористических и антинаркотических операций. Думаю, такого рода сотрудничество отвечает долгосрочным интересам всех стран региона, включая Индию.

ВОПРОС: Россия и Индия успешно взаимодействуют в энергетической сфере. Индия планирует расширять это сотрудничество, в том числе за счёт участия в разработке нефтегазовых месторождений в Восточной Сибири. Какова позиция России по этому вопросу? На что реально может рассчитывать Индия? Каковы, на Ваш взгляд, перспективы поставок российского природного газа по трубопроводу в Индию?

В.ПУТИН: Исторически сложилось, что основной российский экспорт углеводородов идёт в западном направлении. Однако потребление в Европе растёт медленно, а политические, регулятивные и транзитные риски увеличиваются. Всё это происходит на фоне бурного роста экономик стран Азии. Поэтому вполне естественно, что мы заинтересованы в диверсификации поставок энергоносителей.

Рассчитываем закрепить за собой роль надёжного поставщика энергоресурсов на азиатские рынки и одновременно стимулировать экономический рост в Восточно-Сибирском и Дальневосточном регионах России, создавать там новую инфраструктуру.

С учётом масштабов реализуемых сегодня Россией энергетических проектов мы заинтересованы в привлечении новых инвестиций и технологий, в том числе из Индии. Хорошим примером взаимовыгодного сотрудничества с индийскими партнёрами является, в частности, проект «Сахалин-1». В нём участвует государственная нефтегазовая корпорация «ОуЭнДжиСи» (ONGC) через дочернюю компанию «ОуЭнДжиСи видеш Лтд.» (OVL) – крупнейшего индийского инвестора в России. В рамках проекта «Сахалин-1» в Индию поставляется ежегодно более 1 миллиона тонн нефти.

Сегодня активно прорабатывается вопрос участия OVL в освоении углеводородов в Арктике. В мае нынешнего года в ходе Петербургского международного экономического форума «Роснефть» подписала с этой компанией меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству на арктическом шельфе России в рамках международного консорциума. «Газпром нефть» также проявляет интерес к налаживанию взаимодействия с индийскими нефтегазовыми компаниями для реализации арктических проектов.

Что касается организации поставок природного газа из России в Индию, то этот вопрос нужно тщательно проработать. Предварительный анализ показывает, что цена трубопроводной транспортировки может быть значительно выше стоимости поставок сжиженного природного газа. Так что, по большому счёту, это вопрос коммерческой целесообразности.

Пока же наиболее перспективной представляется транспортировка российского сжиженного природного газа. Напомню, что в прошлом году компания «Газпром маркетинг и трейдинг» уже направила в Индию две партии СПГ общим объёмом 0,11 миллиона тонн. В июне с.г. вступил в силу долгосрочный договор о поставках СПГ, подписанный в 2012 году группой «Газпром» и индийской компанией «ГАИЛ», ежегодным объёмом 2,5 миллиона тонн в течение двадцати лет. Первые партии газа начнут поступать в Индию уже с 2017 года, и даже если сроки и будут сдвигаться, то не позднее 2021 года.

Надеемся, что дальнейшее расширение сотрудничества в области энергетики послужит стабильному и поступательному социально-экономическому развитию Индии, позитивно скажется на качестве жизни индийских граждан.

ВОПРОС: Россия является давним партнёром Индии в сфере мирного атома. Какие конкретные договорённости имеется в виду реализовать в ближайшей перспективе? Какие здесь возникают проблемы?

В.ПУТИН: Сотрудничество в области атомной энергетики – одна из основ нашего стратегического партнёрства. В этой сфере у нас заключены два профильных межправсоглашения 2008 и 2010 гг. Реализуется подписанная в 2010 году дорожная карта серийного сооружения в Республике Индии атомных электростанций по российскому проекту.

Работы по двум блокам АЭС «Куданкулам» идут по графику. В октябре 2013 года первый энергоблок АЭС был подключён к энергосети Индии, а в июне текущего – выведен на полную мощность. Готовится к пуску второй энергоблок.

Завершается разработка документации для начала строительства второй очереди станции. В апреле нынешнего года в Мумбаи подписано генеральное рамочное соглашение о возведении третьего и четвёртого блоков.

Особо отмечу, что на сегодняшний день АЭС «Куданкулам» – единственная в мире атомная электростанция, соответствующая всем постфукусимским требованиям безопасности.

Помимо возведения новых энергоблоков АЭС «Куданкулам» ожидаем решения индийского правительства о выделении площадки для строительства новой АЭС по российскому проекту.

Наши возможности позволяют построить в Индии до 25 энергоблоков. Между тем, по оценкам экспертов, даже это количество не удовлетворит потребности динамично развивающейся индийской экономики. Поэтому в ходе предстоящей встречи с Премьер-министром Индии Н.Моди намерены обсудить перспективы дальнейшего развития нашего взаимодействия в атомной энергетике. К подписанию также готовится программный документ «Стратегическое видение укрепления российско-индийского сотрудничества в мирном использовании атомной энергии». Наряду со строительством новых энергоблоков он предусматривает обмен научно-технологическими и инновационными разработками.

ВОПРОС: Россия и Индия планируют увеличивать взаимный товарооборот. Что можно сказать о перспективах установления режима свободной торговли между нашими странами?

В.ПУТИН: Россия и Индия обладают огромным потенциалом двустороннего торгово-экономического сотрудничества. Вместе с тем в последнее время из-за неблагоприятной макроэкономической ситуации в мире наблюдаем некоторое снижение показателей двусторонней торговли. В прошлом году товарооборот составил 10 миллиардов долларов, что на миллиард меньше уровня предыдущего периода. Важно эту тенденцию переломить.

Особый упор следует сделать на развитии высокотехнологичных направлений взаимодействия: атомной энергетики, ВТС, космических исследований, авиа- и автомобилестроения, фармацевтики, химической отрасли, информационных и нанотехнологий.

Возлагаем большие надежды на новые механизмы, учреждённые в рамках ноябрьского заседания МПК, – совместные Рабочие группы по стратегическим вопросам сотрудничества, а также по приоритетным инвестиционным проектам.

Индия выразила заинтересованность в заключении соглашения о свободной торговле с Таможенным союзом России, Белоруссии и Казахстана. Экспертам формируемой совместной группы при Евразийской экономической комиссии предстоит определить, какие шаги целесообразно предпринять, по каким группам товаров мы сможем открыть рынки, а по каким – это было бы преждевременным.

Разумеется, не всё зависит от режима торговли. Есть ряд направлений, требующих усовершенствования – имею в виду логистику, обеспечение благоприятных финансовых условий для осуществления сделок. Весьма актуален и вопрос о возможном переходе на расчёты в национальных валютах.

ВОПРОС: Повлияла ли смена правительства в Индии в мае с.г. на ход развития российско-индийского особо привилегированного стратегического партнёрства?

В.ПУТИН: Отношения России и Индии никогда не были подвержены колебаниям конъюнктуры. Несмотря на смену исторических эпох, политических и государственных лидеров, наши страны оставались надёжными партнёрами в углублении многопланового двустороннего сотрудничества. Например, уже упомянутую Декларацию о стратегическом партнёрстве мы подписали четырнадцать лет назад с премьер-министром А.Б.Ваджпаи, который руководил правительством во главе с Бхаратия Джаната Парти. Огромная заслуга в выводе наших отношений на уровень особо привилегированного стратегического партнёрства принадлежит предыдущему правительству, сформированному Индийским национальным конгрессом.

Убеждён, что с новым правительством мы продолжим плодотворную работу по наращиванию многогранных взаимовыгодных контактов, тем более что Н.Моди ещё в качестве главного министра штата Гуджарат неоднократно посещал Астраханскую область, с которой у этого индийского региона установлены побратимские отношения. И сегодня мы рады видеть, что к руководству дружественной Индии пришёл авторитетный политический деятель, который уже внёс большой личный вклад в укрепление российско-индийского сотрудничества.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 декабря 2014 > № 1243558 Владимир Путин


Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 8 декабря 2014 > № 1243547 Владимир Путин

 Заседание Совета по науке и образованию.

Владимир Путин провёл заседание Совета при Президенте по науке и образованию, посвящённое преобразованиям в академическом секторе фундаментальных научных исследований.

Мероприятие состоялось в здании Государственного Эрмитажа, который в эти дни отмечает 250-летие.

Перед началом заседания глава государства осмотрел экспозиции музея.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Совета при Президенте по науке и образованию

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Заседание Совета по науке и образованию проходит сегодня в одном из лучших, а, наверное, Михаил Борисович [Пиотровский] скажет, что в лучшем, и мы с ним согласимся, музее мира – в Государственном Эрмитаже.

Эрмитажу исполнилось вчера 250 лет, и я от всех нас, Михаил Борисович, от всех членов Совета по науке поздравляю вас, всех сотрудников Эрмитажа, и ещё у меня будет возможность отдельно сказать об этом, но и в этом собрании тоже хочу поздравить с юбилеем. Поблагодарить за то, что Вы нам предоставили возможность в таких замечательных, красивых интерьерах собраться сегодня и поработать.

Что хотел бы отметить. И культура, и, конечно, наука на протяжении столетий являются символом национального успеха, гордости, да и, можно сказать, величия России. И сейчас очень важно не просто сохранять, но и преумножать наши достижения. Сегодня мы поговорим о дальнейшем развитии отечественной академической науки, о тех задачах, которые поставлены перед исследовательскими коллективами в Послании Федеральному Собранию.

Более года назад были начаты преобразования в системе Российской академии наук. Мы прежде всего исходили из того, что России нужна сильная, конкурентоспособная наука, которая может задавать новые направления научной мысли, обеспечивать технологическую независимость и суверенитет страны, работать на повышение качества жизни людей.

Именно поэтому были предприняты меры по укреплению исследовательской инфраструктуры, по созданию для наших учёных, научных коллективов современных, конкурентных условий для работы. Объединены интеллектуальные, кадровые, материальные ресурсы наших ведущих академий – Российской академии наук, медицинской и сельхознаук.

Речь идёт о формировании научно-технической политики, экспертизе государственных программ и проектов, консультировании органов власти. Этими полномочиями, конечно, нужно в полной мере воспользоваться, имею в виду расширенные полномочия президиума Российской академии наук. Созданы более гибкие и удобные механизмы финансирования науки. Новым инструментом грантовой поддержки науки стал Российский научный фонд.

Проведена серьёзная инвентаризация имущества. Не просто ничего не ушло «на сторону», наоборот, некоторые объекты фактически возвращены в собственность академических институтов. Отмечу, что год назад на заседании Совета по науке и образованию по просьбе Российской академии наук был введён мораторий сроком на один год на операции с имуществом академических институтов.

Мы с Владимиром Евгеньевичем [Фортовым] встречались не так давно, и президент Академии считает необходимым этот мораторий сохранить. Я согласен, давайте так и сделаем – сохраним мораторий на вывод научных учреждений из системы Федерального агентства научных организаций ещё на один год. И прошу агентство обеспечить гарантии сохранности имущества, ресурсов, чтобы они остались в распоряжении учёных.

Совершенствуется и система управления наукой, расширяются права научных коллективов, институтов – они смогут выбирать своих руководителей. Созданы условия для прихода на управленческие должности молодых перспективных профессионалов. При этом сохраняется преемственность: авторитетные, опытные учёные могут осуществлять научное руководство институтами. Отмечу, что такая система сегодня действует в наших вузах.

Прошу Федеральное агентство научных организаций совместно с Российской академией наук уделить самое пристальное внимание подготовке кадрового резерва, обеспечить высокий профессиональный и научный уровень кандидатов на должности руководителей. Эта работа должна вестись на постоянной основе.

Уважаемые коллеги! Ситуация, которая сложилась вокруг России, полностью подтверждает правильность наших действий по укреплению потенциала академической науки. Повторю, фундаментальная база, научные заделы – это важнейшие ресурсы развития страны, нужно ими эффективно распоряжаться.

Мы столкнулись с определёнными вызовами, не буду сейчас об этом говорить. Это касается и сотрудничества по различным направлениям, к которым вы имеете прямое отношение, имею в виду ограничения, связанные с передачей нам современных технологий.

Это не очень хорошо, но в чём-то это может быть нам на руку. Потому что если легче было что-то купить, то сейчас нужно будет вложить определённые средства, чтобы создать самим. Понятно, что это процесс непростой, можно сказать, сложный, но тем не менее в существующих обстоятельствах есть и очевидный плюс. Россия получила мощный импульс к научному и технологическому развитию.

Прошу Правительство совместно с академическим, научным сообществом, деловыми объединениями в короткий срок определить критические точки в импортозамещении, как я говорил в Послании, там, где это целесообразно и необходимо. Следует чётко понимать, какие технологии необходимо развивать в первую очередь и как обеспечить их быстрое внедрение в реальное производство (такие заделы уже существуют) и как этим можно воспользоваться.

При этом не нужно слепо копировать существующие зарубежные разработки. Обращаю внимание – отечественные инженеры и конструкторы должны найти собственные, оригинальные, как говорят, «нелинейные» решения задач, стоящих перед экономикой и промышленностью.

Далее. В Послании Федеральному Собранию уже говорил о том, что мы не должны заниматься только текущими проблемами. Надо уже сейчас искать решения задач завтрашнего дня. Здесь вижу особую роль нашей академической науки. Подчеркну: несмотря на текущие сложности, мы не будем сокращать объёмы финансирования науки.

Напомню, что общий объём финансирования Программы фундаментальных научных исследований на период до 2020 года составляет более 834 миллиардов рублей. Это действительно серьёзные средства, и их нужно использовать с максимальной пользой и максимальной отдачей для страны. Считаю, что в эту программу следует внести необходимые дополнения и коррективы с учётом долгосрочных приоритетов научного и технологического развития страны. Просил бы такие приоритеты определить.

Что хотел бы ещё отметить. В любой науке, особенно фундаментальной, многое зависит от конкретного исследователя, от коллектива исследователей. Научный поиск зачастую может приводить к самым невероятным открытиям.

Конечно, вы лучше меня знаете, что в истории науки такое происходило не раз. Вместе с тем следует исходить не только из возможностей и интересов конкретных учёных и конкретных учреждений, институтов. Не только из того, что мы умеем делать сегодня, но и из тех вызовов, с которыми наша страна столкнётся в будущем, в перспективе нескольких десятилетий.

Важнейшим направлением деятельности академических институтов должны стать междисциплинарные исследования, базисные возможности для этого созданы. Теперь нужно провести необходимые структурные изменения среди научных институтов, и главное здесь – не допустить механического слияния.

Принципиально важно сохранить эффективные, дееспособные научные коллективы. Нужно очень бережно относиться к тому, что выстраивалось годами. Необходимо внимательно отнестись к предложениям самих научных организаций, определить единые подходы к преобразованиям, в том числе расширить участие РАН в принятии решений по вопросам научной деятельности институтов. Считаю, что серьёзную роль должен играть и Научно-координационный совет при Федеральном агентстве научных организаций.

Вместе с тем реструктуризация объективно назрела, да она, собственно говоря, и идёт. Поэтому нельзя откладывать назревшие решения на потом. Надо объединять интеллектуальные ресурсы и научную инфраструктуру, укреплять взаимодействие учёных на стыке отдельных дисциплин, где рождаются прорывные разработки и открытия.

Уже сейчас рождаются технологии, которые изменят мир, сам характер экономики, образ жизни миллионов, если не миллиардов людей. Через 3–4–5 лет они выйдут на мировой рынок, а к 2030 году станут повседневностью, как сегодняшние компьютерные технологии. И мы должны быть лидерами в этих процессах. Не потребителями или не только потребителями, а глобальными поставщиками продукции нового технологического уклада.

В Послании Федеральному Собранию было объявлено о запуске Национальной технологической инициативы. Она должна объединить наших учёных, ведущие вузы, научные центры, проектные команды, наших соотечественников, которые работают в высокотехнологичных отраслях за рубежом. Прошу Российскую академию наук, президиум РАН принять самое активное участие в формировании Национальной технологической инициативы, а научные институты – включиться в её реализацию.

Давайте перейдём к работе.

Вначале попросил бы выступить Андрея Александровича Фурсенко. Пожалуйста.

А.ФУРСЕНКО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Осенью прошлого года государством был предпринят целый ряд важных шагов, качественно меняющих организацию фундаментальных исследований в России. И наиболее значимое из этих решений – это принятие закона о Российской академии наук. За минувшее время удалось провести первый и очень важный этап – реформирование академического сектора науки.

Во-первых, обеспечено бесперебойное финансирование с самого начала 2014 года более 1000 организаций, которые перешли из трёх государственных академий в ведение ФАНО. При этом, несмотря на то что год был очень непростой, объём финансирования институтов вырос на 20 процентов.

По-новому организована работа по управлению государственным имуществом упомянутых здесь организаций. Особо стоит отметить, что удалось обнаружить, оформить, поставить на баланс более шести тысяч объектов, которые ранее в реестре федерального имущества были не учтены.

Подготовлена и обеспечена нормативно, а это значит, что завершается изменение законодательства, приняты необходимые правовые акты, регламенты и так далее, организована работа по выборам директоров научных организаций. При этом система стала более демократичной, и последнее слово, что очень важно, остаётся за коллективами институтов. То есть слово, решение коллектива института является окончательным и обжалованию не подлежит.

Проведена большая работа по обеспечению реализации полномочий РАН, связанных с осуществлением научного руководства фундаментальными исследованиями в Российской Федерации и экспертной работы. Правительством Российской Федерации определены требования и порядок направления на экспертизу в РАН научно-технических проектов, отчётов и программ.

Подписано соглашение между ФАНО и РАН о разграничении полномочий, приняты два регламента, ещё шесть согласованы и ждут подписания. Ещё шесть находятся в работе. Но главный регламент, который сегодня крайне важен и актуален, – это регламент о подготовке государственного задания, он согласован Российской академией наук, ФАНО и позволяет в новый год войти с новыми утверждёнными государственными заданиями.

Российская академия наук предложила новую редакцию основополагающего документа – программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период. Сейчас эта программа согласовывается, но когда эта программа будет принята, то у нас возникнет реальный базовый документ для продвижения и обеспечения работы в этой сфере. Причём я упомянул только наиболее важные результаты этого года, более подробно они изложены в розданных материалах, и я думаю, что они будут упомянуты и в выступлениях.

Но есть не только решения, есть и проблемы. Их тоже немало, и возникают они в первую очередь из-за недостаточной скоординированности действий ФАНО и РАН в ряде вопросов, а также зачастую из-за непоследовательности в реализации заложенных законом возможностей и последовавших за этим решений Правительства. То есть очень многие вещи, которые в принципе возможны, на сегодняшний день затягиваются. Я приведу несколько примеров.

Первое. Одной из очень важных проблем закрепления молодёжи в науке является обеспечение их жильём. В своё время были приняты решения, под эти решения были выделены деньги. Были проблемы, однако достаточно большое количество жилья либо построено, либо заканчивается строительство. Сфера имущественных отношений между федеральным органом исполнительной власти и федеральным государственным учреждением полностью законодательно урегулирована, там нет никаких законодательных проблем.

Для ФАНО России и для РАН, не связанных подведомственностью, передача имущества осуществляется не напрямую, а через Росимущество, по установленным Росимуществом процедурам. Это всем известно. Если я не ошибаюсь, примерно полгода идёт подготовка этих документов, до сих пор эти документы в полной мере не оформлены. И это означает, что готовые квартиры не могут быть переданы молодым учёным, которые эти квартиры давно ждут. Надо просто задействовать эти процедуры.

Второй пример. В прошлом году в Послании Президента была поставлена задача корректировки перечня приоритетных направлений науки, технологий, техники и перечня критических технологий в Российской Федерации. Этот вопрос, коллеги, мы неоднократно поднимали, обсуждали на нашем Совете. Сегодня предложен перечень, он пришёл к нам в Администрацию.

Он, с одной стороны, не учитывает в полной мере новые реалии и ориентирует учёных на продолжение тех же работ, которые они ведут все последние годы. Кроме того, в этом перечне перечислены все направления, в которых ведутся или планируются к проведению исследования, то есть практически перечислены все те работы, которые сегодня находятся «на столе».

То же самое относится в значительной степени и к перечню приоритетов фундаментальной науки, предложенному РАН. При этом сложно назвать направления исследований, которые не попали в эти перечни. То, что попало, практически любая работа, которую вы считаете более или менее значимой, она в эти перечни попадает, но тогда эти работы не надо называть приоритетными. Просто надо называть, что есть общая программа работ. Приоритеты – это то очень небольшое количество проектов, на которых государство считает принципиально важно и необходимо сосредоточить особые усилия и сконцентрировать какую-то часть средств.

Третий вопрос. Организация экспертизы, несмотря на провозглашение вневедомственного подхода, такой на настоящий момент в полной мере не стала. Сегодня в рамках реформы академического сектора науки создана правовая основа для осуществления Российской академией наук экспертных функций.

О качестве проведённых фундаментальных исследований в первую очередь должно судить академическое сообщество. И Российская академия наук представляет это академическое сообщество. В этом смысле оценка эффективности научных организаций независимо от их ведомственной принадлежности должна проводиться Российской академией наук. В этой связи я хочу сказать, что вообще требование о том, чтобы Академия занималась экспертизой, повышает требования не только к сотрудникам, аппарату Академии наук, но и к членам Академии наук, на которых экспертиза в значительной степени должна быть возложена. Поэтому звучало предложение, оно в первый раз звучало, когда только начинались реформы, об увеличении стипендий, которые получают члены Академии наук. Этот вопрос поднимался, в своё время он поднимался даже Председателем Правительства. И я считаю, что к этому вопросу мы можем и должны вернуться.

Перечисленные вопросы, решения по экспертизе так же, как и многие другие, не требуют изменений в законодательстве. Достаточно правительственных и ведомственных решений, ну и доброй воли со стороны всех участников, для того, чтобы они заработали.

У нас сегодня началась совместная работа РАН и ФАНО по реструктуризации институтов академического сектора, в первую очередь по реализации одобренных Вами, Владимир Владимирович, четырёх пилотных проектов. Было четыре проекта, которые мы предлагали. Уже всё довольно сильно подготовлено, продвинуто. Я могу сказать, что сегодня совместная работа Академии наук, Агентства позволяет принимать по этим четырём проектам решения.

Мне представляется крайне важным, чтобы этим дело не ограничилось, а чтобы совместно Российская академия наук и ФАНО интенсифицировали работу по реструктуризации сети подведомственных организаций. Тем более, насколько я знаю, имеется порядка 100 инициативных предложений от институтов РАН. При этом, естественно, решение о реструктуризации необходимо принимать с учётом мнения учёных советов институтов и президиума Российской академии наук.

Кроме того, сейчас крайне важно для завершения первого этапа реструктуризации академического сектора доработать ряд нормативно-правовых и регламентных документов, позволяющих выстроить эффективное взаимодействие Академии и Правительства, потому что там тоже не все документы до конца доведены.

Есть ещё одно решение, которое Вы только что упомянули и которое имеет ключевое значение для развития фундаментальных исследований, точнее, для организации их финансирования, – это принятие по Вашей инициативе закона о Российском научном фонде. В этом году Российский научный фонд практически сразу после создания организовал систему экспертизы, объявил линейку из ряда конкурсов. В результате появились новые лаборатории, а академические институты впервые представили на конкурс, и часть из них оказались победителями, свои программы развития.

В этом году академические институты, их сотрудники получили около 5 миллиардов рублей за счёт проектов фонда. Причём в конце года эти деньги не надо лихорадочно тратить, как часто бывает, когда получают деньги из бюджета, они переходят (юридически создана возможность их перехода, в отличие от бюджетных) на следующий календарный год. Это то, о чём много раз говорили научные сотрудники.

Кроме этого в соответствии с поручением по итогам нашего Совета была проведена работа по передаче финансирования фундаментальных и поисковых исследований из федеральных целевых программ в систему научных фондов. Но справедливости ради надо сказать, что это коснулось только программ Министерства образования и науки. Дмитрий Викторович Ливанов, который присутствует здесь, эту работу чётко, в соответствии с поручениями, выполнил.

Что касается остальных ведомств, то они сообщили, что из 26 федеральных целевых программ, финансируемых за счёт выделяемых на гражданскую науку средств бюджета, ни одна не содержит расходы ни на фундаментальные, ни на поисковые исследования. Хотя когда мы смотрим результат этих работ, то они как раз очень похожи, потому что они кончаются отчётами, кончаются статьями, но не каким-то практическим результатом. Аркадий Владимирович [Дворкович] присутствует здесь, просто чтобы он, может быть, ещё раз критически посмотрел, как обстоят там дела. Мне кажется, что разделение инструментов финансирования для разных стадий научной работы (там, где есть фундаментальная работа, там, где есть НИРы, там, где есть ОКРы) очень важно, потому что иначе деньги перебрасываются на другие цели, и, в общем, они расходуются существенно менее эффективно.

В целом я предлагаю поддержать действия Правительства и Российской академии наук (Правительство – я имею в виду в том числе и Агентство), признать необходимым продолжить реализацию всех принятых документов и решений в сфере фундаментальных исследований, интенсифицировав работу в рамках существующих подходов. Это необходимо для завершения переходного периода, настройки новых принципов работы всей системы, с тем чтобы когда этот базовый этап будет завершён, мы могли бы уже, оценив, посмотреть, требуются ли какие-то более существенные изменения.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Владимир Евгеньевич, пожалуйста.

В.ФОРТОВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Прежде всего я хотел бы искренне Вас поблагодарить за то, что в своё время, год назад, Вы приняли энергичные и своевременные действия, остановив первоначальный вариант закона о реформе, и тем самым спасли нашу Академию от полной ликвидации.

Говоря о сделанном за год Академией, я хотел бы подчеркнуть, что начальный, годичный этап реформ прописан в законе достаточно конкретно – со сроками, задачами, этапами. А вот последующий этап, к которому мы сейчас только приступаем, отражён в законе неконкретно, мутно, и поэтому нуждается в дополнительном юридическом обеспечении. Об этом я скажу, если Вы позволите, в конце своего выступления.

На первом этапе мы двигались по понятной траектории и руководствовались базисным принципом о том, что переход институтов от РАН к ФАНО произошёл бы безболезненно, так, чтобы учёные этого перехода не почувствовали. Я согласен с Андреем Александровичем, что этот принцип в целом удалось реализовать на практике. Академией наук был разработан и принят новый, всего 13-й за всю историю Устав Российской академии наук. За Академией сохранялось право заниматься наукой, что, как это ни удивительно, встретило и встречает сейчас активное сопротивление наших оппонентов.

В соответствии с законом было осуществлено объединение Российской академии наук, сельскохозяйственной академии и медицинской в одну академию. А наши коллеги из медицинской и сельскохозяйственной академий стали полноправными членами большой Академии. Синхронно с этим были организованы новые тематические отделения, которые сразу же приступили к работе. Благодаря введённому Вами мораторию институты и кадры были сохранены в целом.

В качестве примера эффективной и дружной работы РАН и ФАНО я бы привёл работу по конкретным научным программам президиума. Они в научном плане формировались и управляются РАН, а финансируются ФАНО. По этой найденной нами оптимальной схеме взаимодействия Академии и ФАНО сегодня эффективно работают 42 научные программы и 30 программ отделений, которые покрывают фактически весь спектр современной науки. В этих работах занято около 10 тысяч учёных из 450 институтов.

Кроме того, в этой связке РАН – ФАНО недавно заработали четыре новые отдельные научные программы, которые были сформированы в соответствии с Вашими недавними приоритетами. Это Арктика, медицинские науки, математическое моделирование и оборонные исследования. Совместную работу по программам мы считаем хорошим примером для дальнейшего. Такого рода совместные проекты, по мнению учёных, надо всячески поддерживать и развивать. Это пример бесконфликтной и эффективной работы. Александр I в своё время говорил: «Когда я вижу в саду пробитую тропу, я говорю садовнику: делай тут дорогу». Это естественный процесс, который сейчас может быть расширен.

Другим показательным примером синхронной работы РАН и ФАНО является работа кадровой комиссии (Андрей Александрович сказал об этом) Совета при Президенте, нашего Совета, который по этой схеме уже рассмотрел около полусотни кандидатов из 22 институтов. Мы наращиваем наши усилия по прогнозам, по экспертизе, по оценке перспектив развития конкретных отраслей экономики.

В качестве живого примера я бы привёл разработку Стратегии развития энергетики до 2030 года, которая была сделана совместно РАН и Минэнерго. Совсем недавно мы закончили вместе с Советом Безопасности документ «Основы государственной политики и регионального развития». Таких примеров у нас всё больше. Четыре инновационных проекта я Вам передал совсем недавно, и они пошли в дело по Вашим указаниям.

Важным элементом в нашей экспертной деятельности является работа по педагогической и научной экспертизе учебников начальной, средней и высшей школ. У нас создан и успешно работает десяток экспертных групп по всем научным направлениям. Это позволило проэкспертировать 1446 учебников от 20 издательств. Эта работа сейчас налажена и идёт довольно устойчиво.

Всего за год по обращениям из Администрации Президента России, Правительства, Совета Безопасности, из различных ведомств РАН участвовала в разработке 700 материалов, на которые мы даём свои заключения и оцениваем их значимость и перспективность. Мы продолжаем считать своей обязанностью усиление работы инновационного прикладного плана. Вместе с ФАНО мы подписали и реализуем более двух десятков масштабных соглашений и проектов с отраслями и регионами.

При этом особое внимание уделяем импортозамещению и приоритетам, о чём Вы говорили в своём вступительном слове, складывающимся в новых политических и экономических условиях. Поэтому мы заметно усилили оборонные исследования. Здесь успешно заработала новая форма сотрудничества путём организации виртуальных, совместных с Минобороны научно-технических центров и лабораторий. Мы также ввели отдельную должность вице-президента в нашей структуре по оборонной тематике.

Перечисленные выше направления по инновациям и обороне, экспертизе и прогнозированию могут естественным образом войти в президентскую технологическую инициативу, провозглашённую в Вашем недавнем Послании стране. И мы уже начали работу в этом направлении. Нам представляется это очень интересным направлением.

Как я Вам недавно докладывал, усиливаем работу по международному сотрудничеству. За год реформ более тысячи наших учёных приняли участие в сотнях зарубежных мероприятий. Было проведено около 20 крупных международных съездов (Каспаров с Вами встречался, президент Каспаров – химическая наука) с участием тысяч иностранных коллег. Многие из них с пониманием относятся к той ситуации, которая сложилась, и не намерены сворачивать научные деловые контакты с нами. Напротив, мы, со своей стороны, только приветствуем расширение научных связей.

Я не могу не упомянуть о том, что нам удалось вернуть десять крымских научных институтов под эгиду РАН. Это, как мы сейчас видим, их поддержало в трудное время и удержало от гибели.

Подводя краткий итог первого этапа, мы видим, что он прошёл под лозунгом: «Сделай так, чтобы учёные не почувствовали перехода от РАН к ФАНО!» Но ведь реформа затевалась не для того, чтобы учёные не почувствовали, а как раз для того, чтобы они почувствовали изменения к лучшему.

Поэтому на втором этапе реформ, первое, следует стремиться к тому, чтобы каждый последующий управленческий шаг имел бы конкретную цель улучшения не на бумаге, не в лозунгах, а в реальной научной работе. Я бы воздержался от шагов, не дающих ясного, видимого, ощутимого положительного эффекта для учёных (именно для учёных, а не для тех, кто сейчас управляет ими), ведь, согласно Курчатову, «в любом деле важно определить приоритеты, иначе второстепенное, хотя и нужное, отнимет все силы и не даст дойти до главного». Только таким образом мы сможем преодолеть возникшее в результате реформ отчуждение работающих учёных от управленцев.

Я считаю отсутствие диалога и контакта с учёными одним из серьёзных просчётов на начальном этапе реформ, ведь, по недавней статистике «Ромир», только 10 процентов учёных страны понимают цель и задачи реформ, понимают, зачем они задуманы и проводятся в таком силовом виде. В результате Президент страны должен был в ручном режиме разруливать возникающие проблемы типа спасения Академии от ликвидации и введения годичного моратория, что, как мы видим, кардинально оздоровило ситуацию. Это спасло институты от растаскивания желающими поживиться. Увы, таких желающих поживиться и поуправлять имуществом Академии становится всё больше. Поэтому мы считаем, что то предложение, которое Андрей Александрович сделал про продление моратория, было бы очень полезно нам.

Второе. Проблема, которая стала притчей во языцех, – это лавинообразное увеличение бюрократии, бумаготворчества и формализма. Мы помним, что одним из базисных лозунгов реформы было: «Освободим учёных от несвойственных для них функций, пусть они занимаются своим прямым делом – наукой, административную нагрузку возьмут на себя управленцы, тем более что в ФАНО собраны квалифицированные менеджеры и руководитель ФАНО является очень активным и понимающим дело специалистом».

Сейчас этот благой тезис на практике явно не срабатывает. В четыре-пять раз возросло количество запросов, инструкций, совещаний в виде научной переписки. Она обрушилась на учёных как лавина, не оставляя времени для творческой работы, убивая инициативу, выталкивая молодёжь из науки и в конечном счёте подрывая нашу конкурентоспособность.

Возможно, это болезнь роста ФАНО. Здесь мы должны работать вместе с ФАНО, убрать бюрократическую нагрузку до минимально возможного уровня. Нам надо всем вместе приступить к реальным действиям по развитию, а не формализации науки. Сейчас, подводя годичный этап реформ, мы видим, что выполнен значительный объём технической работы по передаче имущества. К реальным проблемам мы только приступаем.

А ведь диагноз-то нашей науке хорошо известен: это крайняя, до 80 процентов изношенность научной инфраструктуры, устаревший, часто реликтовый приборный парк, хроническое недофинансирование, запредельный возраст учёных, молодёжь, жильё, пакет социальных проблем и многое другое, о чём говорят учёные страны многие годы. Мы от этих проблем никуда не денемся, и нам с ФАНО нужно сосредоточиться именно на этих задачах. Только в этом случае реформы принесут ощутимую пользу и получат поддержку, станут понятными учёным страны.

И последнее, самое главное. Непростой год трудных, болезненных преобразований показал один врождённый дефект закона о реформе и других сопряжённых с этим законом документов – это отсутствие чёткого законодательного разделения полномочий между Академией и ФАНО. Главной целью реформ является, как мы помним, ясный и короткий тезис о том, что РАН отвечает за науку, а ФАНО – за финансово-хозяйственное обеспечение научной работы.

Этот бесспорный тезис неоднократно озвучивался Президентом, и он приветствуется учёными. С ним, казалось бы, все согласны. И это естественно, каждый должен заниматься своим делом и там, где он компетентен. На практике же граница компетенций между Академией и ФАНО законодательно, увы, не установлена, поэтому сильно размыта и легко деформируется.

В результате у нас в науке сложилась юмористическая ситуация, когда центр компетенции находится в одном месте – в Академии наук, а центр управления – в другом, в ФАНО. Такой дуализм, как следует из теории управления, ведёт к неустойчивости и в результате – к аварии. В нашем случае авария – это когда Академия превратится в клуб учёных, а ФАНО – в ещё одну параллельную академию наук.

Я убеждён, что сейчас крайне необходимо этот сюрреализм ликвидировать. Это, кроме всего прочего, поможет ФАНО выйти из-под критики и достойно справиться с возложенными на Агентство тяжелейшими функциями управления громадным хозяйственно-имущественным комплексом из тысячи организаций.

Показательный пример нестыковки последнего времени, вызванный этим дуализмом, – это начатая ФАНО реструктуризация без участия Российской академии наук. Хотя не только такое участие, но ещё и методическое руководство со стороны Академии прямо предписывается не только логикой, но и духом закона, и прямыми Вашими поручениями.

В результате возникают странные ситуации. Я Вам докладывал о комбинациях, не хочу сейчас их озвучивать, они довольно выразительные. И опять Президенту страны, чтобы избежать кампанейщины, пришлось вручную разруливать такого рода ситуацию и давать поручение проработать вопрос о реструктуризации сначала на четырёх пилотных проектах.

Мы убеждены, что при дальнейшей реструктуризации, там, где она необходима, следует исходить только из научной целесообразности и только после предстоящей нам масштабной смены возрастных директоров и сутевой проверки работы институтов. И только после оценки правильности принятых решений на примере пилотных проектов можно двигаться дальше.

Кроме того, мы должны понимать, что речь идёт не только об объединении институтов, существуют просто противоположные ситуации, когда в крупном институте, пусть даже слабом и недостаточно развитом, существуют сильные научные группы, их надо выделять, каким-то образом с ними работать и проводить анализ этого дела. Делать это можно, по нашему мнению, только тогда, когда мы провели сутевую оценку этих институтов, а потом уже принимать управленческое решение.

В этой ситуации особую тревогу вызывает реструктуризация в регионах. В ходе последних событий региональная наука оказалась под большой угрозой из-за её атомизации, потери управляемости и поспешной, часто идущей мимо региональных научных центров и отделений реструктуризации.

Кроме того, к нам постоянно поступает информация о желании региональных и центральных вузов прибрать к рукам академические организации, с тем чтобы таким образом повысить свой не слишком высокий рейтинг. Да и введение, конечно, моратория в части реструктуризации как минимум делу бы не повредил.

И в заключение. Я убеждён, чтобы двигаться вперёд, необходимо провести чёткое и законодательное разграничение компетенций, полномочий и ответственности между РАН и ФАНО. Это когда решения по важным вопросам на стыке или перекрытии компетенций принимаются только при согласии двух сторон – РАН и ФАНО.

Сейчас речь идёт о принципиальном решении, Владимир Владимирович, которое необходимо принять, так как сегодня мы видим, что паллиативные технические решения типа изготовления многочисленных регламентов по локальным вопросам либо подключение научно-координационного совета лишь усугубят ситуацию и только бюрократизируют её.

Совсем недавно при обсуждении этого вопроса с Вами Вы дали поручение проработать юридическую сторону дела и понять, реально ли это реализовать на практике. Юристы Института государства и права Российской академии наук и Института сравнительного правоведения Правительства показали нам, что юридическая форма разделения хорошо известна и работает, например, в Большом театре, с которым часто сравнивают Академию, имея в виду высокий профессиональный уровень и признанный мировой авторитет этих двух организаций, они звучат очень близко. Даже говорят, что это визитная карточка иногда.

Так вот, в Большом театре учредителем и собственником является Российская Федерация, а функции и полномочия учредителя и собственника осуществляются Российской Федерацией и Министерством культуры в соответствии с уставом театра о разграничении. Такой принцип разграничения полномочий не нов, особенно уместен для творческой организации и сейчас работает для Эрмитажа, где мы заседаем, в Президентской библиотеке, а также в Институте законодательства и сравнительного правоведения и во многих других случаях.

Похожие вещи было бы необходимо ввести в отношении институтов РАН. Я знаю, что не все коллеги из нашего Совета одобряют это предложение и предлагают оставить, по существу, как есть. Но ведь годичный опыт тяжёлых реформ ясно показал нам, что, не решив этого принципиального вопроса, не закрепив законодательно за РАН научную компетенцию, а за ФАНО – административно-хозяйственную, мы просто обречены на пробуксовку и аварию в реформах.

Для нас в Академии важно, что в самом начале реформ Вы, Владимир Владимирович, предвидя возможные дефекты закона и документов о реформе, неоднократно указывали на возможность и даже необходимость корректировки закона путём принятия поправок и указов. Сейчас, я убеждён, наступил как раз этот самый случай. Я просил бы Вас, Владимир Владимирович, внести соответствующий пункт в проект решения и дать указание безотлагательно решить важнейший для нас вопрос о разделении компетенции. Это, безусловно, улучшит и ускорит процесс реформирования.

И совсем последнее. На Академию наук сейчас возложена новая ответственная функция, Андрей Александрович очень подробно и правильно про это говорил. Это тяжёлое и новое для нас дело, хотя по каким-то направлениям, я перечислил, мы уже двигаемся довольно устойчиво. Было бы здорово, конечно, каким-то образом, понимая всё-таки трудности с сегодняшним бюджетом, найти возможность поддержать учёных, поскольку количество новых функций, объём работы и качество работы, которую предстоит сделать, будут очень важны. И конечно, увеличить оплату за звание, которое сегодня находится у академиков на уровне 50 тысяч всего, а у членкоров – 25, было бы очень здорово и к месту.

В.ПУТИН: Спасибо большое, Владимир Евгеньевич.

Вы привели в качестве примера параллель с Большим театром и сказали, что творческим процессом руководят на месте, что называется, в самом театре, а хозяйственные и прочие вещи осуществляются Министерством культуры. Здесь примерно то же самое. У нас ведь ФАНО и выполняет эту функцию, в данном случае квазиминистерскую по управлению имуществом.

В.ФОРТОВ: Я согласен с Вами.

В.ПУТИН: Я что-то не очень понимаю, в чём разница.

В.ФОРТОВ: Разница в том, что надо написать, что за науку отвечает Академия наук, потому что во всех документах, в четырёх местах Положения о ФАНО сказано: с учётом мнения (в том числе с учётом мнения). Понимаете, это не юридическая форма.

В.ПУТИН: Согласен, давайте подумаем.

А сейчас послушаем Михаила Михайловича Котюкова. Что касается материальной части вопроса, то я с Вами согласен, Правительство в целом тоже согласно. Нужно поговорить о параметрах, об объёмах, но в целом мы к такому шагу готовы и это сделаем. Но надо посмотреть, с Минфином согласовать по срокам и, повторяю, по уровню повышения. Но в целом мы все согласны.

В.ФОРТОВ: Спасибо.

В.ПУТИН: Михаил Михайлович, пожалуйста.

М.КОТЮКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета и участники заседания!

За ФАНО России закреплено 1010 организаций, 732 из которых являются научными организациями. В них работают почти 20 процентов всех российских исследователей, треть из которых являются молодыми учёными. Наши организации используют 10 процентов средств федерального бюджета, направляемых на научные исследования на разных стадиях. И за эти 10 процентов бюджета фактически обеспечивается 60 процентов всего публикационного потока Российской Федерации.

За истекший год ФАНО подготовлена нормативно-правовая база, полностью позволяющая реализовать весь функционал учредителей и собственников в отношении подведомственных организаций. Уже на 80 процентов завершена работа по изменению уставов подведомственных организаций, приведению их в соответствие, до конца года мы работу завершим полностью. Во всех уставах научных институтов закреплены полномочия Российской академии наук в части научно-методического руководства деятельностью этих научных организаций. Мы эти тексты полностью с Академией наук согласовали.

Впервые в полном объёме стали выполняться все требования законодательства в отношении работы с подведомственными унитарными предприятиями. Составлены программы их деятельности, начата аттестация руководителей. Кроме этого, полностью регламентирован процесс выборов и назначения директоров в научных институтах. Уже в 11 научных организациях выборы завершены, директора, фактически вновь избранные, назначены. В истекающем году существенно увеличен приём в аспирантуру, что позволит в будущем формировать дополнительно кадровый резерв.

За год мы провели инвентаризацию федерального имущества, планируем до конца этого года в среднем 60 процентов имущества зарегистрировать. Параметрами бюджета в 2015–2016 годах нам предусмотрены средства для завершения в полном объёме этого процесса. В том числе эта работа потребовала существенного бюрократического вала запросов, мы несколько раз выверяли эти достаточно большие объёмные показатели. Рассчитываю, что по этой части объём административной нагрузки существенно сократится.

Весь бюджет, за который отвечает ФАНО России, составляет примерно 93 миллиарда рублей в год. Владимир Владимирович, это деньги, как я говорил, не такие большие в масштабах общероссийского научного бюджета. И конечно, с учётом моратория, если бы он распространялся и на эту строчку, неснижения, то нам было бы, наверное, проще выполнять те задачи, о которых мы говорим.

Ключевые функции в отношении подведомственных организаций закреплены нашим Положением как фактические вопросы, где мы должны вырабатывать с Российской академией наук общую точку, общую повестку: это формирование государственных заданий, программы развития организаций, оценка результативности и эффективности деятельности организаций, развитие кадрового потенциала, совершенствование инфраструктуры научной деятельности и так далее. Для чёткой структуризации работы по всем этим направлениям мы работаем, как мне казалось, очень плотно вместе с Академией наук.

Сформированы рабочие группы и советы, их больше десяти. Подготовлено соглашение о взаимодействии и соответствующие регламенты. Два уже подписаны, шесть находятся у Владимира Евгеньевича на окончательном утверждении, они согласованы рабочей группой, которая составлена у нас на паритетных началах. Вместе подготовлена новая система оплаты труда, система оценки результативности деятельности научных организаций, которая должна заработать с 2015 года уже в полном объёме. Составлена программа информатизация, которая должна как раз существенно снизить объём бумажного документооборота, с которым мы в этом году столкнулись. Сформирован Научно-координационный совет, состоящий из учёных, ведущих исследования на признанном серьёзном уровне, и уже на следующей неделе назначено первое его очное заседание. Он как раз призван дополнительно повысить координацию работы в отношении Академии наук, институтов и Федерального агентства по всем тем вопросам, которые мы должны решать сообща.

По тем поручениям, которые Вы давали в части запуска интеграционных проектов, могу сказать, что всем четырём проектам на сегодняшний день имеются обращения руководителей и поддержка коллективов, мы получили поддержку президиума Российской академии наук. Подготовлены концепции программ развития всех этих организаций. В принципе мы готовы дальше двигаться. Составлены совершено чёткие сетевые планы-графики по каждому из направлений.

Знаю, что на сегодняшний день обращений по продолжению программ преобразований достаточно много, и часть из них находится в президиуме Российской академии наук. Я рассчитываю, что предметная позиция будет сформирована, и мы будем от этой позиции уже дальше отталкиваться в следующих наших задачах.

Владимир Владимирович, какие вопросы сегодня ещё остаются достаточно актуальными сверх того, о чём сказал уже Владимир Евгеньевич? Нам действительно необходимо повысить координацию работы по научным исследованиям. Есть соответствующее поручение Правительства. Думаю, что мы в ближайшие годы должны будем в рамках уточнений программы развития науки и технологий, которая является основной государственной программой для наших организаций, найти ответы на ряд этих вопросов, в том числе это касается и использования научного оборудования, часть которого является действительно уникальной и должна работать как настоящий центр коллективного пользования.

Серьёзный вопрос по обеспечению жильём молодых учёных. Часть средств, выделенных в предыдущие годы, не была в полном объёме использована. И здесь большая просьба продлить участие молодых учёных в реализации Федеральной целевой программы «Жилище» на весь срок действия данной программы. В сегодняшней редакции это заканчивается 2014 годом, но показатели, как я сказал, в полном объёме, к сожалению, выполнены быть не могут.

Также у нас неоправданно затянулся вопрос с разграничением имущества между Российской академией наук и институтами, потому что часть объектов находится на балансе Российской академии наук, а фактически используется институтами. Нам нужно обязательно этот вопрос дорешать. Андрей Александрович сказал, что административных преград нет никаких, нужно просто эту работу оперативно завершить.

Считаю, что мы в ближайшее время сможем завершить подготовку всех необходимых регламентов для чёткого обеспечения нашего функционирования и автоматизировать работу с подведомственными организациями, что должно привести к снижению бумажного документооборота.

В.ПУТИН: Большое спасибо.

Андрей Валерьевич Лисица, пожалуйста, прошу Вас.

А.ЛИСИЦА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

Я хотел бы охарактеризовать ситуацию с точки зрения перспектив научных организаций, которые относились к отраслевым академиям наук, и в первую очередь академической медицинской науки, хотя допускаю, что принцип может также сработать и в сельхознауках.

Надо понимать, что отраслевая наука долгое время решала глобальные практические проблемы. Но я бы не ставил здесь знака равенства между глобальной практической проблемой, как, например, лечить заболевание, каким способом это осуществлять, и фундаментальной постановкой проблемы – например, как защитить большее количество людей от болезни.

Итак, снялись межведомственные барьеры, вынужденно или на добровольной основе произошёл контакт с фундаментальными учёными, которые собственно пациентов и не видели: это физики, химики, информатики, математики. Считаю, что такое взаимопроникновение междисциплинарного характера может привести к кардинальным изменениям, и в итоге мы можем получить медицинскую науку, ориентированную на массовую доступность и обращённую к большему числу населения.

Я имею в виду, что, какой бы ни был клинический центр продвинутых медицинских технологий, его ресурсы будут ограничены тысячами, десятками тысяч пациентов в год, а граждан – 150 миллионов. К каждому врача не приставишь, а здоровых довольно мало, есть недообследованные, как иногда говорят клиницисты – иногда в шутку, иногда всерьёз. И перспективы решения этой фундаментальной проблемы заключаются именно в кооперации фундаментального уровня Российской академии наук и практики учреждений медицинской сферы, которые сейчас вошли в этот пул.

Ну, конкретные примеры. Например, проект «Протеом человека» уже объединил десять научных организаций, чтобы мониторировать состояние здоровья на молекулярном уровне и предвосхищать болезнь.

Далее. Мы слышим о персонализированной медицине, этот вопрос школы академика Ивана Ивановича Дедова постоянно выносится на повестку дня. Но там есть фундаментальнейшая математическая задача, как дать оценку индивидуальному наблюдению исходя из среднестатистической модели. И абсолютно эквивалентная задача стоит в современной физике высоких энергий при обработке, в частности, данных лазеров на свободных электронах.

Биомедицинская наука. Триумф биомедицинской науки – это расшифровка генома «за тысячу долларов». Но интерпретации этому стоит не тысячу и даже не миллион долларов: механизма интерпретации геномов нет. И здесь интеграция с фундаментальными законами управления, анализа, дешифровки информации будет продуктивной.

Таким образом, перечень можно продолжить, в том числе указать на связки с гуманитарными дисциплинами. Я считаю, интеграция глобальных вызовов и их фундаментальные трактовки может дать конкретный задел для конкретных продуктов, которые будут влиять на качество жизни граждан, многих граждан.

Думаю, что интеграция медицинской классики с фундаментальной наукой предоставляет всем нам уникальный шанс. И хочу отметить, что стратегия агентства тут вполне адекватна с точки зрения науки о жизни. Система выведена из стационарного равновесия и по законам биологической адаптации должна оптимизироваться в новой точке сборки, как отвечающая уже современным реалиям.

Каким образом оптимизироваться? Я считаю, это задача в первую очередь учёных и их же ответственность. И отмечу, что задача эта поставлена командой Михаила Михайловича, с одной стороны, жёстко, а с другой стороны – профессионально корректно. Игнорировать её невозможно. Думаю, что это итог преобразования текущего года, которое я в целом оцениваю как положительное.

Спасибо.

В.ПУТИН: Благодарю Вас.

Коллеги, пожалуйста, кто хотел бы ещё сказать? Прошу Вас.

М.КОВАЛЬЧУК: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

Я бы хотел поговорить о том, что, мне кажется, надо понять вообще, почему возник вопрос о реформе науки и зачем он нужен. Хочу обратить внимание на следующее. Мы с вами должны понимать, что мы живём при революционном изменении парадигмы развития науки. До сегодняшнего дня на протяжении 300 лет со времён Ньютона наука пыталась понять, как устроен мир. Во времена Ньютона был учёный одной специальности, он назывался по-английски – «натурфилософ», а по-русски – «естествоиспытатель». Человек посмотрел вокруг себя, не понял и обожествил окружающий мир. И учёный был одной специальности, была одна наука. После этого 300 лет мы, поскольку не поняли целое, разбирали единую неделимую природу на узкие дисциплины и построили сегодня узкоспециализированную систему науки и образования. И на ней построена отраслевая экономика. Фактически три сотни лет мы этим занимались. Когда я поступал в университет, там было 10 факультетов, а сегодня – 40. У вас сотни специальностей. И мы на этой узкой специализации построили уникальную цивилизацию, в которой живём и плодами которой пользуемся.

Но при этом мы пришли в космологический тупик. Приведу только один пример. Мы хорошо знаем, что из возникших 14 миллиардов лет назад во время Большого взрыва энергии и материи мы пользуемся, понимаем и оперируем только 5 процентами, то есть 95 процентов энергии и материи нам непонятны: это тёмная энергия, тёмная материя.

Теперь вопрос в чём? Мы сегодня разбирали природу и шли по пути анализа. Но фактически мы с вами имеем в руках коробку с пазлами. И эти пазлы – это узкие дисциплины, в которых мы достигли глубинного понимания.

Сегодня парадигма науки изменяется, мы можем начать противоположный процесс: из этих отдельных дисциплин складывать единый образ неделимой природы – и фактически перейдём на новый технологический уклад. Но для этого нужна междисциплинарность. Это сегодня стало понятно всем, это изменение парадигмы. Но вопрос заключается в том, кто сможет это сделать. Сегодня вся система организации науки и образования в мире против междисциплинарных исследований.

Возьмём Академию наук. В ней есть физика, химия, математика – вроде есть всё. Но каждое отделение находится за китайской стеной: свои журналы, свои институты, своё финансирование и так далее. Та страна, которая первая это поймёт и перестроит свою систему, выиграет XXI век.

Если мы посмотрим на ландшафт российской научной среды, научно-образовательной, то за последние несколько лет произошли тектонические изменения. Вы посмотрите, у нас на новый уровень подняты два университета – Московский и Петербургский, восемь федеральных университетов и 29 исследовательских. Хочу обратить внимание, что Академии наук Российской Федерации не было, зато академии наук были в каждой республике, которые мы потеряли. Когда Советский Союз распался, мы потеряли всю зону науки вокруг. У нас осталась наука только в крупных городах России, что было просто принципиально опасно, такая концентрация филиалов.

Сегодня создание федеральных университетов завершило построение пояса науки, которого мы лишились во время распада Советского Союза. Ключевой вопрос теперь – перестройка нашего основного потенциала фундаментальной науки. Чем быстрее мы создадим плацдарм для междисциплинарных исследований, тем гарантированней мы будем готовы к новому прорыву на междисциплинарной базе.

Хочу вам сказать ответственно, что, по моему глубокому убеждению, наша страна сегодня в силу определённых негативных вещей: общей слабости и полуразвала – оказалась наиболее подготовлена среди всех развитых стран (у которых жёсткая система) к перестройке, к принципиально новой структуре, нацеленной на междисциплинарный прорыв. Чем быстрее мы завершим реорганизацию тысячи институтов, находящихся под крышей ФАНО, в крупные комплексы, нацеленные на решение конкретных важных вопросов, тем быстрее мы займём подобающее место, которое соответствует нашей стране, которое мы всегда занимали до сегодняшнего дня, реализуя прорывные проекты.

И мне кажется, Владимир Владимирович, я бы сказал так, это нехорошо говорить, но у меня такое ощущение, что у Академии, точнее у президиума, есть некие фантомные боли. Ведь институты на самом деле уже находятся в ФАНО, это очень важно. И Академия сегодня, как штаб науки, должна возглавить научный процесс перестройки, он должен происходить адекватно с точки зрения прогноза, с точки зрения экспертизы, помогая ФАНО совершать организационные действия.

Вот Владимир Евгеньевич бросил фразу, я даже её записал, что мы – центр компетенции. Центр компетенции находится не в президиуме и не только в президиуме – он находится в научных советах институтов, которые принимают эти решения. Вот я знаю конкретно, например, Институт кристаллографии, к которому я имею отношение: целый ряд институтов собрались, договорились, составили внятную программу, и учёные советы этих институтов единогласно проголосовали за необходимость объединения. Какая компетенция может быть выше этой?

Те институты, которые сложили свои предложения, провели через учёный совет (а таких как минимум уже десяток есть), надо ускоренным образом как пилоты, пилотные проекты, запустить. Потому что мы упускаем время и упускаем будущее страны, если будем топтаться и решать формальные проблемы. Мне кажется, что ключевой вопрос – фиксация в нашей стране принципиально новой, самой передовой, ориентированной на будущие прорывы междисциплинарной системы организации науки и образования. Существенные шаги уже сделаны – осталось чуть-чуть.

Е.ПРИМАКОВ: Прежде всего, я не согласен с моим другом Михаилом Валентиновичем, который, по сути, предлагает ликвидировать Академию. Я хотел бы сказать, что сейчас, после того как началась реформа, действительно, в Академии были очень разные настроения. Но благодаря, Владимир Владимирович, Вашему вмешательству и большой работе, которую проводит Администрация Президента, сейчас удалось более или менее стабилизировать обстановку. Она должна, конечно, включать в себя улучшение работы Академии, безусловно, но в то же самое время она должна быть стабильной.

Буду максимально конкретен. Для полной стабилизации обстановки, создания условий для развития науки необходимо разделить собственные функции РАН, ФАНО и общие функции, которыми им нужно заниматься вместе. Считаю, что ФАНО – это управление собственностью (они очень хорошо в этом отношении работают), финансирование институтов. А если говорить о РАН, это научно-организационное руководство институтами и создание, хочу особо подчеркнуть, ситуационных междисциплинарных групп, может быть, при центрах как комплексного пользования для имплементации конкретных проектов. Вот эта сейчас задача, мне кажется, стоит очень остро перед Академией.

Если говорить об общих функциях, то это, конечно, выработка критериев оценки институтов, это объединение или ликвидация институтов, формирование основных направлений развития науки. Но здесь ФАНО выступает как агент Правительства, я думаю, а не в собственном качестве.

Вот все эти вещи нужно решать. Если есть расхождения по всем этим вопросам, то не надо, мне кажется, загружать и так занимающегося с утра до ночи нашего Президента всем этим, а ставить эти вопросы на президиуме нашего Совета. И пускай окончательное мнение будет высказано президиумом нашего Совета. Это в отношении ретроспективных моментов.

Теперь я хотел бы сказать несколько слов о необходимости развития сейчас некоторых направлений в нашей науке. Владимир Владимирович, я обратил большое внимание, и, собственно, не я один, очевидно, на то, что Вы расшифровали импортозамещение и связали импортозамещение с модернизацией экономики. Это чрезвычайно важно, потому что даже тогда, когда мы по импорту всё получали, Вы, наверное, помните хорошо, что тогда принят был закон об обнулении таможенных пошлин на ту продукцию, которая не производится у нас в стране, и плюс снятие НДС.

Я тогда работал в Торгово-промышленной палате, и мы провели исследование статистическое, и оно показало, что только 13 процентов наших промышленников, производителей закупают оборудование сегодняшнего или завтрашнего дня, а остальные все по дешёвке покупают то, что уже ушло. Здесь, мне кажется, очень важно – и не только по этому вопросу – активизировать вот этот центр в Правительстве, о котором Вы говорили в своём Послании Федеральному Собранию. Контроль над этим необходимо установить очень жёсткий.

И второй вопрос. В то же самое время и, судя по публикациям в средствах массовой информации, недостаточное внимание уделили, мне кажется, той части Вашего выступления, где Вы говорите о необходимости диверсификации экономики и необходимости сейчас наряду с сырьевой направленностью, Вы от неё не отказываетесь и правильно делаете, но нужно несырьевые создавать крупные компании, крупные производители несырьевые. И здесь особое значение должна иметь наука, и я думаю, что Правительству стоило бы сейчас всё-таки откорректировать ту федеральную целевую программу, которая была принята по развитию науки и техники 5 лет тому назад, и до 2020 года она определила всё. Но как можно определить до 2020 года, когда мы сейчас сталкиваемся с совершенно новыми проблемами?

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое, Евгений Максимович.

Прошу, пожалуйста.

В.САДОВНИЧИЙ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Хочу сказать, что РАН, безусловно, национальное достояние, Вы об этом сказали. Конечно, надо все сделать, чтобы это достояние работало на нашу страну. Вообще целью всех реформ, любых реформ, должно быть улучшение ситуации. Мне кажется, что главная цель этой реформы, которая была, улучшение ситуации научного работника. Надо стремиться к тому, чтобы он чувствовал себя лучше, работал здесь, не стремился уехать, создавал вокруг себя школы, и тем самым мы бы укрепляли науку нашей страны, а, следовательно, нашу экономику и нашу страну.

Мне кажется, мы на верном пути. Думаю, что на начальном пути какие-то шероховатости, безусловно, решаемые, это не есть принципиальные вопросы. Но я целью своего выступления хотел выбрать одну тему – это РАН и университеты.

Владимир Владимирович, мы провели недавно крупнейшее социологическое исследование настроения коллектива Московского университета. Опрошено было 6 тысяч студентов, 1000 аспирантов, несколько тысяч преподавателей, профессоров. Приведу только цифру, касающуюся темы заседания.

У нас огромная аспирантура, не только в России, не только в МГУ, но и в других университетах, и в Академии. Только 15 процентов аспирантов желают сейчас заниматься наукой, хотя раньше аспирантура была по определению кузницей кадров. Причины они называют разные: мотивация, зарплата, востребованность и так далее. Мне кажется, это есть главное, чтобы молодые люди, которые еще очень многое могут сделать в науке, целью своей ставили заниматься наукой и ее приложениями. Если мы добьемся, что не 15, а 75 процентов аспирантов будут по окончании учебы хотеть работать в науке, это и будет означать, что наша цель достигнута.

Как мы можем улучшить ситуацию? Предлагаю более активную интеграцию университетов и Академии наук. Не МГУ, конечно, жаловаться, у нас работают 300 академиков и членов-корреспондентов всех наук. У нас есть два факультета, сделанных совместно с наукоградами, один факультет в Черноголовке, декан вице-президент Алдошин, второй факультет в Пущино биологический, декан академик Мирошников, то есть у нас есть конкретные факультеты – наукоград и Академия наук.

Но все-таки надо честно признаться, мы не смогли преодолеть барьер. Одни живут по одним законам, другие по другим. Такой полной эффективности нашего сотрудничества, я говорю сейчас откровенно, думаю, что нет. Нам надо добиться большего, чтобы Академия наук и наши университеты, в том числе и университеты в регионах, были более или менее единым целым.

Второе. Я хотел сказать, что, конечно, мы сделали, допустим, сотрудничество, а где практика? Мне кажется, что мы должны заполнить брешь, отраслевая наука, корпорации, фундаментальная наука, то есть создание кластеров. Кластер «Академия» – участвуют институты Академии, университет и крупная промышленная корпорация или несколько промышленных корпораций. Ведь надо решать уже конкретные задачи, в том числе импортозамещение, о котором Вы говорили, высокие технологии, применять наши фундаментальные знания. К сожалению, у нас есть только отдельные примеры этих кластеров.

И третье. Евгений Максимович, Михаил Валентинович сказали о межфакультетской тематике, междисциплинарной тематике. Хочу привести один пример. Три года назад в университете было объявлено, что будут читаться курсы не по данному направлению, а межфакультетские, то есть которые применимы для разных дисциплин. Все преподаватели были против: это будет нагрузка, у нас хватает своих курсов. Я сказал, давайте попросим студентов на сайтах, если они запишутся на эти межфакультетские курсы, мы будем их читать, если нет – не будем. За один день записалось 15 тысяч студентов. Сейчас читается 150 межфакультетских курсов, вот один из авторов – Владимир Алексеевич Соловьев читает «Космос», на который ломятся студенты.

Это означает, что [запрос] на междисциплинарное сотрудничество уже есть, студенты этого хотят, они не хотят уже узко специализироваться, а хотят более широко смотреть на знания, на мир и, следовательно, на свою будущую работу. Думаю, что сотрудничество по межфакультетским тематикам между университетом и Академией наук очень перспективно.

В качестве позитивного примера хочу сказать, Владимир Владимирович, что тогда обсуждалось (при реформе) создание кадровой комиссии, сейчас она создана, я имею честь в нее входить. Комиссия работает по принципам, близким к тому, что есть в университетах, и первые заседания, уже два было, показали, что это правильная работа по подбору кадров на перспективу. Это тоже одно, на мой взгляд, из неплохих решений, связанных с реформой Академии.

А.ДВОРКОВИЧ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

Буквально несколько слов.

Первое. Правительство сможет решить стратегические задачи, которые Вы поставили в Послании, которые у нас содержатся в программных документах, только с помощью академической науки и, конечно же, при участии и университетской науки. Ни о какой ликвидации Академии наук, ни о каком ослаблении ее роли в настоящий момент речи быть не может. Это просто очень странная, мне кажется, мысль и посылы, и мы делаем сейчас все, чтобы выстроить рациональную, разумную систему совместной работы.

Но что реально является препятствием? Об этом только что было сказано, по сути, превалирование формы над содержанием. У нас законы построены на том принципе, о котором сказал Михаил Валентинович. Они построены на отраслевом принципе, на разделении сфер деятельности и влияния. Образование отдельно от науки, фундаментальная наука отдельно от прикладной науки. Это сразу же влияет на организационные механизмы, влияет на механизмы финансирования, не дает возможности нормальным образом без ежедневного ручного управления реализовывать серьезные совместные научные проекты. Это касается не только науки на самом деле, это касается абсолютно всего, но в науке это очень хорошо проявляется.

Вот эту разобщенность в сфере законодательства нужно убрать, исключить, сделать это как можно быстрее и прекратить говорить, что у нас образовательная организация – это образовательная, которая занимается наукой; научная – это научная, которая занимается образованием. Ведущие центры науки и образования – это реально научно-образовательные организации все, все до одного. А те, которые не занимаются одновременно тем и другим, как правило, не являются ведущими центрами.

По содержанию. Какая сейчас есть проблема в связи с бюджетными ограничениями? Поскольку растет только бюджет, связанный с военными разработками, ведущие научные центры, в том числе Академия наук, начинают заниматься на 90 процентов только исследованиями, связанными с программой вооружений. Это, с одной стороны, отвечает приоритетам нынешнего периода, с другой стороны, ведет к деградации гражданских исследований во многих центрах.

Реализовывать приоритетные прорывные проекты можно, только если не просто зафиксировать текущее финансирование, а на именно приоритетные проекты выделить хотя бы минимальные дополнительные средства. Это позволит, во-первых, определить с учетом критических технологий и приоритетов прорывные проекты, во-вторых, реализовывать их на основе совместной деятельности Академии и других научных исследовательских центров. При этом перечень критических технологий и перечень основных направлений науки и техники должен действительно носить междисциплинарный характер.

Проект отчасти такой характер носит, я здесь не совсем согласен с Андреем Александровичем, но действительно отчасти. Там есть вещи, которые являются результатом желаний отдельных ведомств и отделений Академии науки. Все, естественно, захотели внести свое, никто от своего отказываться не хочет и, конечно же, не должен, но мы пока действительно не смогли по некоторым направлениям определить действительно комплексные приоритетные междисциплинарные проекты. Надеюсь, что вместе эту работу завершим в течение ближайших недель.

По дальнейшей организации этой работы – я согласен с принципом двух ключей на самом деле, здесь никакого противоречия нет. Сейчас есть формулировки в уставах, в положениях, в законе, которые действительно предписывают либо Академии, либо ФАНО действовать с учетом мнения партнера. Мы готовы прописать (пока это, мне кажется лучше сделать на уровне постановления Правительства) такие регламенты, при которых будет действовать принцип двух ключей, а при наличии разногласий будем принимать решение либо на уровне руководства Правительства, – я являюсь курирующим вице-премьером, и 90 процентов разногласий имею возможность снимать, – наиболее критические будут оставаться на усмотрение Председателя Правительства, либо Ваше как Президента, определяющего стратегические направления развития страны и науки в том числе. Этот принцип в ближайшее время я считаю нужным действительно зафиксировать, мы о формулировках точно можем договориться.

Наконец, что касается интеграционных проектов. Действительно, четыре проекта уже практически структурированы, в двух головных центрах я уже был недавно, еще два посещу буквально в ближайшие дни. Мне кажется, что по этим четырем проектам нужно двигаться, при этом не останавливать анализ остальных заявок: анализ вести, но принимать решение по остальным заявкам после того, как будут сформулированы четкие «дорожные карты» и начнется реализация четырех проектов, чтобы не допустить организационных ошибок, провалов при реализации отдельных этапов и, таким образом, не дискредитировать саму идею. Но, повторяю, анализ и в президиуме Академии наук, и в ФАНО, и в Правительстве необходимо продолжить.

Хотел бы поблагодарить Академию наук за очень конструктивную работу все последние месяцы. Я недавно только начал заниматься этой темой, считаю, что мы вместе сможем добиться тех результатов, о которых сегодня говорим.

И.ТИХОНОВИЧ: Владимир Владимирович, я тоже представляю здесь академию отраслевую, которая вошла в состав большой Академии. Надо сказать, что это действительно был очень положительный момент. И я целиком согласен с положительными оценками нынешнего этапа реформы, которые здесь высказывались.

В отношении разграничения функций Академии и ФАНО – на мой взгляд, это не такая большая проблема, институты не так уж сильно от этого страдают. Мы действительно получаем поддержку из ФАНО, особенно материальную, административно-хозяйственную, и это надо всячески развивать. Академия наук тоже не чужда нам, и комплексные проекты по развитию, скажем, комплексной оценки плодородия почв или другие, о чем здесь говорилось, – это все совсем новые возможности, которые открылись в результате такого объединения.

Здесь приводили примеры с Большим театром, что вот там хорошо, я приведу другой пример, прошу прощения, если кого-то он покоробит. Я помню, что вот такие функции, о которых сейчас говорит ФАНО, выполнял в свое время обком парии и выполнял очень положительно, отвечая за все, что в институтах происходит, но тем не менее оставляя фундаментальные исследования на усмотрение ученых советов и экспертных советов.

Но хотел бы я сегодня поднять вот какой вопрос. Мне кажется, что в решении проблем, о которых сегодня так заинтересованно говорят коллеги, большую роль могли бы сыграть научные общества. За последнее время активность научных обществ как-то снизилась, это я говорю самокритически, поскольку представляю общество генетиков и селекционеров. А ведь эти общества могли бы играть роль и пропаганды науки, и привлечения молодых кадров, и, скажем, борьбы с антинаучными идеями, да, в конце концов, в идеологическом противостоянии наши общества тоже могли бы быть тоже вполне реальными инструментами. Хотелось бы только получить определенную поддержку. В свое время работа научных обществ очень плотно курировалась Академией, и там была даже финансовая поддержка, но сейчас на этом мы не особенно настаиваем.

В Вашем Послании, Владимир Владимирович, очень обнадеживающе звучали слова о некоммерческих организациях, об их новом статусе. Научные общества тоже требуют для своей работы определенного понимания наших проблем. И мне представляется, что если бы такая поддержка была бы оказана, это принесло бы совместную пользу всем нам.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Пожалуйста, Татьяна Ивановна.

Т.МОИСЕЕНКО: К междисциплинарности. Вот смотрите, получается так, что сейчас четыре пилотных проекта, и около 100 институтов заинтересованы в том, чтобы создать крупные кластеры, объединиться. Но они все объединяются по ведомственной принадлежности. Я знаю ситуацию изнутри. Например, водные ресурсы, готовится кластер, много желающих, геологи тоже объединяются. А где же междисциплинарность в этом случае?

Давайте возьмем биосферу. Здесь физики нужны, математики нужны науке о жизни, причем от клеточного, генетического до молекулярного [уровня]. Эволюционисты нужны. Куда мы сейчас идем, как мы будем развиваться? Ведь это очень важно, сохранить условия.

Здесь, понимаете, наравне с тем, что, бесспорно, нужны и такие кластеры, чтобы усилить, с одной стороны, действия ученых по направлению, например, в геологии, в науках о земле, о жизни, а с другой стороны, необходимы такие, может быть, пилотные проекты, которые свяжут эти направления для решения крупной фундаментальной проблемы. Это первый вопрос. Мое предложение в этом заключается, чтобы все-таки наравне с крупными кластерами формировались и настоящие междисциплинарные исследования, где будут взаимно прорастать ученые.

Второй вопрос. Конечно, взаимодействие ФАНО и РАН. Смотрите, Владимир Владимирович, Вы так чудесно сказали нам, я даже здесь с эмоциями скажу, что ученые должны заниматься наукой, а организационные вопросы пусть решает ФАНО. Это было на одном из первых наших заседаний. Наш институт написал Вам письмо, не знаю, дошло оно или нет, но мы приветствуем это решение.

Но сейчас я понимаю, что ФАНО только становится на ноги. У меня не было в жизни (я 15 лет в руководстве) года тяжелее, чем этот. 8-10 писем, здесь все руководители сидят, приходит в день и ответ надо дать завтра, в крайнем случае, послезавтра. Все сведения, которые запрашивают, разные отделы и в сущности все – всё есть в Интернете, мы всё это вывешиваем, мы открыты.

Михаил Михайлович [Котюков] сказал, что он стремится снять с нас бюрократию, и здесь я поддерживаю Владимира Евгеньевича [Фортова], это действительно у нас был тяжелый год, но будем надеяться, что эта реорганизация пройдет, и мы действительно будем заниматься наукой больше времени. Спасибо за внимание.

Е.КУДРЯШОВА: Я бы хотела несколько тезисов. Первое. Хочу поддержать Михаила Валентиновича в том, что, на мой взгляд, и мы вчера это обсуждали на «круглом столе», который проходил на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, и назывался «Междисциплинарное образование в контексте современной науки», что мы сейчас стоим на пороге новой научной парадигмы, которая требует междисциплинарности, конвергентности, синергии и открытости.

Второй тезис связан с тем, что совсем недавно, по инициативе Федерального агентства научных организаций, при участии членов научного совета программы, которая называется «Поисковые фундаментальные научные исследования в интересах развития Арктической зоны Российской Федерации», это программа Российской Академии наук, и при участии институтов РАН и центров от Дальнего Востока до Северо-Запада России и нашего федерального университета, прошел очень интересный дискуссионный клуб под названием «Арктика, как системообразующий проект социально-экономического развития России».

Коллеги, такие геополитические регионы, как Дальний Восток, Крым, Арктика и другие, действительно являются сегодня системообразующими и требуют комплексных научных исследований и фундаментальных, и прикладных. Если сегодня Арктикой занимается огромное количество министерств и ведомств, такие как Минэкономразвития, Минкультуры, Минтранс, Минприроды, МЧС, Министерство обороны и многие другие, а также вышел указ об определении сухопутных территорий Арктической зоны Российской Федерации, все это требует комплексного подхода, а, значит, нужна открытость, нужна межведомственность.

В этом контексте нам представляется, что, например, что программа научных исследований, связанных с Арктикой, конечно, должна быть расширена, и должно развиваться сетевое сотрудничество институтов Российской академии наук с отраслевыми НИИ, например, такими, как Арктический и антарктический институт Росгидромета и, конечно, с ведущими вузами Российской Федерации. Мы очень одобрительно относимся к инициативе, которая в этом году была в Российском научном фонде, где было поддержано больше 30 проектов, связанных с Арктикой. Но нам кажется, что можно было бы так же, как в других странах – членах Арктического совета и даже странах-наблюдателях Арктического совета, выделить отдельное направление, связанное с междисциплинарными арктическими исследованиями в интересах нашей российской Арктики, нашего государства.

Нам представляется, что можно было бы создать национальный российский научно-образовательный портал, который мог бы стать эффективной площадкой аккумуляции результатов научных исследований и координации научно-образовательной деятельности России в Арктике. Те результаты, которые получаются и будут получены в результате научно-исследовательской деятельности, могли бы стать основой для разработки нового [учебного] курса, мы его условно называем «арктиковедение» - того пула знаний, которыми должны обладать все люди, работающие в Арктике, не зависимо от той базовой специальности, которую они получили или по которой трудятся.

И, наконец, результатом «круглого стола», который проходил под эгидой ФАНО в нашем регионе, было предложение, оно было поддержано всеми, о создании федерального центра комплексных исследований Арктики как некоего оператора или координатора в помощь Правительству Российской Федерации, Федеральному агентству научных организаций. И вот губернатор Архангельской области выступил с инициативой, чтобы такой центр был создан в Архангельске. Восемь учреждений, подведомственных ФАНО, насколько мне известно, подписали соответствующее соглашение на эту тему. Мы, Владимир Владимирович, как федеральный университет четко следуем указанию, которое Вы дали на встрече со студентами нашего университета 9 июня, о том, что обязательно нужно, чтобы наш университет работал на государственную стратегию и на государственную программу развития Арктики.

Спасибо.

Е.ВЕЛИХОВ: Уважаемый Владимир Владимирович, я думаю, что курс на самом деле реформы правильный, но у меня есть одно замечание. Мне кажется, что нам нужно обратить особое внимание на то, чтобы при этой кластеризации, создании кластеров, была правильная оценка [эффективности]. Потому что разная может быть оценка, но сегодня она в значительной степени делается по линии цитирования, по линии количества публикаций и так далее.

Мне кажется, что самое главное - все-таки должны быть такие кластеры, они в этой классификации называются «научные», у которых в конце все-таки есть новая технология, новая промышленность. Ведь, скажем, Курчатовский институт был чем хорош – он создавал новые отрасли промышленности. Сейчас на самом деле настолько быстро развивается наука, что нам нужно обязательно, чтобы при выборе кластеров оценивалось не только по цитированию, и не столько по цитированию, сколько именно по созданию новых промышленностей.

Н.ТЕСТОЕДОВ: Владимир Владимирович, я не знаю, как остальные, я впервые услышал, что наложен мораторий ещё на один год на преобразование Российской академии наук и ФАНО. Я понимаю, что это решение вынужденное.

В.ПУТИН: Это совсем не так, я не сказал, что мы останавливаем какие-то преобразования. Преобразования, наоборот, надо продолжать.

Н.ТЕСТОЕДОВ: Но мораторий остается еще на один год.

В.ПУТИН: Мораторий на отчуждение имущества от Академии. Это не значит, что не нужно институты объединять, создавать кластеры, какие-то другие формы искать. Отчуждение имущества, материального комплекса от Академии на сторону, вот о чем идет речь.

Н.ТЕСТОЕДОВ: Проблемными вопросами сегодняшнего совещания явились два. Один сформулирован в документе, представленном нам, о том, что дальнейшая работа по работе Академии должна приниматься организациями ФАНО, при этом мнение Российской академии только учитывается. Вот правильно было сказано, должен быть принцип двух ключей, и это решает все, потому что не может администратор успешно решать научную задачу.

Если позволите, я сошлюсь на пример, потому что рядом [с этим залом в Эрмитаже] Зал воинской славы. В свое время достаточно продвинутый менеджер и управленец Наполеон Бонапарт ответил Роберту Фултону, изобретателю парохода, предложившему ему план пароходного флота для завоевания Англии, следующим образом: «Вы предлагаете, чтобы корабль плыл против течения и против волн, разведя огонь под палубой? У меня нет времени на эти бредни». После этого Англия осталась, Наполеон пошел на Россию, и история изменилась.

Поэтому здесь очень важно, когда решения принимаются собственно Академией или с ее «вторым ключом».

Второе. Очень небезобидными мне кажутся слова и дискуссия о том, какая должна наука превалировать сегодня, университетская или академическая. У меня такое ощущение, что сегодня под этот принцип пытаются чуть-чуть развалить Академию наук и под университеты, и под государственные научные центры, которые не входят в Российскую академию наук, забрать наиболее мощные направления. Это должна решать сама Академия, об этом заявлял в своей программе Владимир Евгеньевич Фортов два года назад. Надо дать время Академии. Несомненно, участие ФАНО должно быть обязательно, потому что все ресурсные ограничения идут через эту организацию. Считаю, что это совместное мероприятие и должно привести к успеху.

Н.КРОПАЧЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Безусловно, реформа РАН – это не что-то постороннее для Санкт-Петербургского университета не только потому, что в университете тоже много академиков. Мы поменьше Московского университета, почти вдвое, а академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук у нас втрое меньше, но среди них много директоров институтов, руководителей отделов в институтах. Поэтому происходящее в Академии хорошо известно. Но не только поэтому.

Дело в том, что то, что происходило у нас, Владимир Владимирович, после того, как добро было дано на принятие закона о двух университетах, во многом, если не сказать по сути, не повторяет или повторяет сейчас в Академии наук то, что происходило в Санкт-Петербургском университете. В конце 2009 года прозвучала та фраза, которая сегодня уже звучала не раз в стенах Санкт-Петербургского университета, правда, на ученом совете о том, что нужно освободить ученых от несвойственных функций. Что вызвало это в университете? Вызвало бурю непонимания и неприятия деканов факультетов, заведующих кафедрами, многих и многих.

Буря эта была долгой, но вот интересный факт, я даже записал это. Недавно выступая на заседании ученого совета, академик Русанов – один из таких активных академиков, который противодействовал происходящему в университете разделению вот этих полномочий, произнес такие слова: «Какая задача администрации по отношению к ученым, по отношению к научной работе? Главная задача администрации – создать условия для эффективной научной работы, и в этом направлении администрацию даже не в чем упрекнуть. Прошло всего пять лет, но по целому ряду направлений сделано все, что можно было сделать. И мы только сейчас пришли в счастливое состояние, ну никогда за 60 лет жизни университета у нас не было таких условий, как сегодня».

Да, это 5 лет, в течение которых мы проходили тот же самый путь. Первый этап – мы смотрели собственность, оформляли участки земли, здания, банковские счета, возвращали имущество. Дальше создавали правила, которые сейчас так быстро создаются, Михаил Михайлович, Вами и вашей командой. Мне кажется, что не хватает важного: открытости должно быть больше, и упрек со стороны руководства Академии наук здесь, наверное, не случаен. В случае если открытости будет больше, будет и понимание тогда у ученых, что делается, зачем делается, и помощь со стороны ученых, как это делать лучше в их интересах.

Осознание в этом случае важности освобождения ученых от несвойственных им функций, будет и реальная поддержка со стороны ученых.

Что еще открывается? И здесь я хотел бы снова вернуться к той конференции, которая проходила вчера, и словам Михаила Валентиновича. Безусловно, междисциплинарность и научных исследований, и образовательных программ, а здесь министерство не только сейчас, но еще во времена Андрея Александровича [Фурсенко] сделало очень много, ведь мы перешли от факультетского принципа образования к образованию по конкретным образовательным программам. В результате, теперь участие ученых и преподавателей: химиков, физиков, математиков, в одной конкретной образовательной программе становится нормой. В университете не 24 факультета, на которые поступают студенты. Сегодня в Санкт-Петербургском университете 300 образовательных программ, каждая из которых в той или иной мере комплексная.

Мешали ли преграды, которые существовали раньше, развитию университета и его междисциплинарности? Очень мешали. Те преграды, которые сейчас Михаил Михайлович и его коллеги снимают, откроют возможность междисциплинарности двигаться вперед? Безусловно, откроют. Но для этого нужна большая гласность. В заключение я хотел бы процитировать снова академика Русанова, который на этом же ученом совете сказал следующее: «У меня наукометрия снижается год от года! Я эти слова сказал на заседании кафедры и дал слово кафедре, что приму все меры, чтобы исправить ситуацию». В ответ я ему сказал: «Наукометрия – не главное!» Он меня, безусловно, понимает. Уверен, что при тех темпах, которые сейчас есть в ФАНО, при правильности действий, которые совершаются, в ближайшее время кто-то из присутствующих лидеров Академии наук, а я думаю, что это будет не через пять лет, а года через два, произнесет те же слова, которые сказал академик Русанов.

В.ПУТИН: Спасибо.

Сначала замечание, скажем, такое не кардинальное, не существенное и не относящееся к преобразованиям в сфере Академии наук, а относящееся к сегодняшней нашей жизни. Это касается импортозамещения и обнуления таможенных пошлин ввозных и даже отмены НДС на некоторые товары, о которых упомянул Евгений Максимович.

Я хочу сразу оговориться и сказать, что когда я частенько говорю об импортозамещении, то всегда оговариваюсь, «там, где это целесообразно». Вот кто бы и как бы ни хотел выстроить вокруг нас какие-то сложности, в современном мире, особенно в случае, если страна сама открыта миру, все завернуть, закрыть и «хватать и не пущать» невозможно, просто нереально абсолютно. Это значит, что и нам не нужно все импортозамещать. Можем мы бананы выращивать или нет? Можем. А нужно? Нет, потому что они будут дорогими, и уж бананы мы, точно, купим где-нибудь.

Хочу, чтобы вот это понимание было и тогда, когда мы приоритеты определяем. Приоритеты должны определяться не по принципу импортозамещения, а по принципу того, что нам точно нужно, перспективно и необходимо для развития науки и, может быть, там, где мы не сможем ничего получить, если сами не сделаем. Но безусловно, это для нас открывает новые возможности, совершенно очевидно, потому что и в той же оборонной части наука сегодня, конечно, очень сильно выросла – она всегда была, эта составляющая, но сегодня она очень сильно выросла, – эта составляющая двойного назначения. Это всем понятно и ясно.

Ну а что касается обнуления таможенных пошлин, то раньше всегда это мотивировалось тем, что у нас не производится, а нам нужно отрасли практического производства обновлять и обновлять на современной базе, наши предприятия должны быть современными, эффективными и конкурентоспособными. И все, вроде, правильно, но в то же время практика показывает, как только мы обнуляем пошлины на что угодно, ничего внутри по этому направлению не растет, просто все сразу фактически закрывается. Потом возобновить даже слабые ростки какого-то производства становится практически невозможно. Поэтому в этих процессах, связанных с импортозамещением и с ограничениями внешними, действительно, и здесь - никакого преувеличения, есть и минусы, и плюсы, и неизвестно чего больше.

Теперь по поводу дискуссии, что важнее: академическая наука или вузовская? Вы знаете, мне кажется, что это несерьезный спор, его нет, этого спора и быть не может. Это очевидная вещь, что в разных странах по-разному складывалась организация науки, и у нас наука в значительной степени изначально была сосредоточена прежде всего, конечно, в академических институтах и в Академии наук. А вузы всегда занимались подготовкой кадров. Но так же очевидно, что сегодня в мире и образовательные процессы, и научные процессы сближаются так же, как сближается межотраслевое значение всех различных сфер деятельности. Это очевидный процесс.

Нам нужно, как это ни печально, но, может быть, тоже в ручном режиме отыскать эту золотую середину, объединяя, но ничего не разрушая, не дай Бог. Мы еще в одном месте ничего, может быть, как следует не создали, другое уже разрушили, то, что наработано там веками. Ни в коем случае этого делать не будем. Но сближать, взаимно дополнять друг друга не только возможно, а обязательно нужно делать, аккуратно, не разрушая, а только наращивая наши возможности. Надеюсь, что по такому пути мы с вами и пойдем.

Теперь по поводу того, собственно говоря, ради чего мы и собрались, пообсуждать, как дальше будем развивать реформу. Я еще раз хочу вернуться к тому, что было сказано Примаковым Евгением Максимовичем. Мне кажется, что это очень рациональный подход, а именно: четко разделить ответственность, за что ФАНО отвечает, за что Российская академия наук отвечает, и определить общую функцию, общую ответственность. Аркадий Владимирович [Дворкович] говорил, фактически поддержал этот подход двух ключей, то, о чем, собственно говоря, и просит Владимир Евгеньевич. Давайте мы так и сделаем, только давайте мы сначала не на закон выйдем, а выйдем на постановление Правительства. Вместе с Академией наук, вместе с ФАНО, вместе с президиумом нашего Совета определите основные параметры этого постановления, посмотрим, о чем вы договоритесь, пожалуйста, изложите все на бумаге, положите это на бумагу, пускай это начнет работать, а потом посмотрим, как это все функционирует. Если нужно, внесем какие-то изменения, дополнения, а потом выйдем и на принятие соответствующего закона, чтобы нам потом закон не курочить каждый раз, а, исходя из практики, сделать окончательно.

По поводу того, что растут только исследования, связанные с обороной, это не совсем так. Они растут, эти исследования, потому что рост был предусмотрен соответствующей программой вооружений и программами исследований. Но и они тоже, имея в виду бюджетные ограничения, растут не так, как было предусмотрено первоначально, а эти темпы роста сокращаются так же как, собственно, сокращаются некоторые другие темпы роста финансирования по некоторым другим направлениям.

Здесь хотел бы на что обратить внимание. Мы с вами хорошо знаем, как в советские годы развивалась Академия наук: там, наверное, почти на 90 процентов все было связано так или иначе с «оборонкой». Но в современном мире, и я уже об этом сказал, а вы знаете это гораздо лучше, чем я, действительно, составляющая двойного назначения кардинально выросла.

Когда мы говорим о некоторых отраслях производства, которые сейчас насыщаются деньгами гособоронзаказа до 2020 года, то я все время не устаю повторять [следующее]. Вот смотрите, допустим, судостроительные предприятия, какие-то другие сейчас имеют большое количество заказов, но они [заказы] не вечно будут. Вот произойдет обновление Армии и Флота, а мы переразмерим сейчас возможности, нам нужно либо плавнее это делать на предприятиях, либо заранее посмотреть, как это будет использоваться, те мощности, которые будут созданы. То же самое мы должны делать и в научных исследованиях, ровно то же самое. Конечно, это не одно и то же, но принцип должен быть такой. Тогда, может быть, вот эти вещи, связанные с сокращением темпов роста, хочу обратить внимание, у нас не сокращаются абсолютные величины, темпы не такие, как нам бы хотелось и как мы планировали раньше увеличение финансирования, мы и по гражданской науке будем увеличивать финансирование, и по вузовской науке, там, где это целесообразно и дает эффект, тоже будем делать. Причем по разным направлениям: и прямое финансирование, и по линии грантовой поддержки.

В этой связи, конечно, я еще раз хочу сказать, что предложение президента Академии наук по поводу увеличения ежемесячных денежных выплат членам Академии наук, действительным членам и членкорам будет поддержано.

Спасибо большое за внимание. Всего хорошего.

Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 8 декабря 2014 > № 1243547 Владимир Путин


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 8 декабря 2014 > № 1243540 Владимир Путин

Приём по случаю 250-летия Эрмитажа.

Владимир Путин присутствовал на приёме по случаю 250-летия Государственного Эрмитажа.

Глава государства передал в дар музею два экспоната работы Карла Фаберже: часы, изготовленные к 25-летию бракосочетания императора Александра III и императрицы Марии Фёдоровны, и «ротшильдовское» яйцо-часы.

* * *

Выступление на приёме по случаю 250-летия Государственного Эрмитажа

В.ПУТИН: Уважаемые друзья, добрый день!

Вчера, 7 декабря, состоялось, без преувеличения, очень знаменательное, можно сказать – историческое событие: Государственный Эрмитаж отметил 250 лет. Я от всей души поздравляю всех знатоков, ценителей художественной истории, культуры и особые слова адресую, конечно, сотрудникам музея. Это естественно, что эти особые слова особым людям нужно сказать, поскольку во все времена хранители этих невероятных ценностей, которыми может гордиться не только наша страна и наша культура, которыми может гордиться и мировая культура, хранились, изучались, передавались из рук в руки, сохранялись в самые сложные и тяжёлые времена нашей истории теми людьми, которые здесь работали. Здесь трудятся люди целыми династиями, целыми поколениями.

Трудно себе представить, что 250 лет назад музейная коллекция начиналась с 225 картин, которые Екатерина II закупила за границей, и сейчас здесь находится уже более трёх миллионов единиц хранения. Безусловно, Эрмитаж является местом притяжения для миллионов людей из нашей страны и со всего мира. Люди сюда приходят, приезжают, прилетают не только для того, чтобы посмотреть на шедевры мирового искусства, но и для того, чтобы познакомиться с историей создания этих шедевров, познакомиться поближе с их авторами, их жизнью, таинствами их творчества. В этой связи можно сказать, что Эрмитаж является бесценным и поистине безграничным источником знаний.

Эрмитаж организует десятки различных программ, которые можно считать эталонными для современного музейного дела. Особо отмечу и великолепный интернет-сайт музея: это просто замечательная инициатива, которая позволяет миллионам людей во всём мире прикоснуться к шедеврам мирового искусства, не выходя из дома.

Сейчас мы с Михаилом Борисовичем [Пиотровским] говорили о том, чтобы создавать – я назвал: филиальную сеть, но Михаил Борисович предпочитает другую терминологию – спутники. По сути, это небольшие отделения Эрмитажа в других городах Российской Федерации: Екатеринбурге, Омске, Владивостоке.

Планы существуют, так или иначе все планы двигаются. Уверен, абсолютно убеждён, что это будут своеобразные не только региональные, а общенациональные центры притяжения.

Эрмитаж создал реставрационный центр, я сейчас только что посмотрел на фотографиях – просто замечательный центр, в здании Биржи создаётся Музей геральдики – в общем, Эрмитаж развивается.

Ещё раз поздравляю Эрмитаж, всех ценителей искусства с юбилеем и, конечно, желаю вам всего доброго, реализации всех ваших планов. И конечно, как положено в таких случаях, мы с коллегами тоже приехали не с пустыми руками. Хотел бы преподнести в дар Эрмитажу часы работы Карла Фаберже и яйцо-часы, второе произведение работы Карла Фаберже: первое, часы, изготовлены к 25-летней годовщине бракосочетания императора Александра III и императрицы Марии Фёдоровны; второе называется – яйцо-часы Ротшильдов. Надеюсь, что они найдут место в экспозициях Эрмитажа.

Спасибо большое.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 8 декабря 2014 > № 1243540 Владимир Путин


Украина. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 декабря 2014 > № 1243533 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов.

Владимир Путин ответил на вопросы журналистов по завершении встречи с Президентом Французской Республики Франсуа Олландом.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию на Украине?

В.ПУТИН: Ситуация трагическая, до сих пор люди гибнут, но я очень надеюсь, что в ближайшее время всё-таки будет принято окончательное решение, связанное с прекращением огня. Мы сейчас только что с Президентом Франции об этом говорили очень подробно.

Надеюсь, и, разумеется, Россия это поддерживает, и Франция, и все другие страны, которые вовлечены в этот процесс урегулирования, что будут сделаны дополнительные шаги по обмену пленными.

И, конечно, я исхожу из того, что будет восстанавливаться хозяйственная жизнь, и любые элементы какой-либо блокады этого региона будут исключены из практической жизни, поскольку иначе трудно себе представить восстановление территориальной целостности страны. А мы, как известно, вы знаете, Россия территориальную целостность Украины поддерживает.

На мой взгляд, сейчас такая ситуация, которая позволяет надеяться на лучшее, и я думаю, во всяком случае, ожидаю, что это может произойти или произойдёт в самое ближайшее время.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, как Вы оцениваете нынешний этап реализации минских договорённостей?

В.ПУТИН: Россия, как вы знаете, была инициатором встреч в Минске, и при нашем непосредственном участии эти протоколы и были подписаны, так что мы за их полное выполнение.

Вместе с тем мы отмечаем, что и со стороны властей Киева, и со стороны Донецка и Луганска – с обеих сторон – не всё исполняется. Но всё-таки будем надеяться на то, что удастся выйти и Киеву, и Донецку и Луганску на такие взаимоприемлемые развязки, которые удовлетворили бы все стороны и, самое главное, прекратили бы вооружённую часть конфликта на этом этапе.

Там ведь специалисты договорились о нескольких линиях отведения тяжёлой техники. Одна линия – это просто гражданского разъединения, одна линия отвода артиллерии, и ещё одна линия, более дальняя, – отвода систем залпового огня. По поводу линий отвода артиллерии и систем залпового огня – там вообще нет никаких разночтений, с этим все согласны, но надо это сделать как можно быстрее.

Я очень надеюсь, что это и будет сделано в ближайшее время, потому что после того, как это произойдёт, после того, как прекратятся обстрелы и гибель людей, только после этого можно будет говорить об истинном начале политического процесса и восстановлении какого-то общего политического пространства. Но это нужно сделать как можно быстрее.

ВОПРОС: Расскажите об итогах переговоров с Президентом Франции.

В.ПУТИН: Мы обменивались информацией по поводу того, что происходит – в данном случае на Украине, – и как раз о тех аспектах, о которых я сейчас сказал, и шла речь. И Франция, и Россия выступают за немедленное прекращение кровопролития, за то, чтобы были найдены пути к сближению, в том числе и по восстановлению единого политического пространства, как я уже сказал.

И, разумеется, мы говорили о необходимости восстановления хозяйственных связей между юго-востоком Украины и остальной её частью, потому что обе части этой территории нужны друг для друга. Ведь значительная часть энергетики Украины, как вы все знаете, она изначально была построена на восточноукраинских углях.

Надо восстановить в конце концов хозяйственные связи, нужно направлять уголь, получать в ответ электроэнергию, надо восстановить нормальное функционирование финансовых учреждений. Это всё можно сделать и нужно. И как можно быстрее.

ВОПРОС: Вы говорили только про Украину?

В.ПУТИН: Нет. Мы говорили и о двусторонних отношениях, говорили о проблемах урегулирования в Сирии, говорили по процессу вокруг иранской ядерной программы. У нас был разговор на самые разные темы, так что беседа была очень конструктивной и содержательной.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, про «Мистрали» говорили?

В.ПУТИН: Про «Мистрали» не говорили, даже не упоминали. Есть контракт, это юридический документ. Мы исходим из того, что это будет исполняться. Я вопросов не задавал, Президент об этом ничего не говорил.

Но если нет, то у нас претензий особых тоже не будет. Конечно, мы надеемся, что нам возвратят те деньги, которые мы заплатили по этому контракту. А так мы с пониманием будем относиться к любому развитию ситуации по этой теме.

Украина. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 декабря 2014 > № 1243533 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 декабря 2014 > № 1243536 Владимир Путин

Встреча с федеральными и региональными омбудсменами.

Владимир Путин встретился с членами Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека, федеральными и региональными омбудсменами, представляющими все субъекты Российской Федерации.

Обсуждались актуальные вопросы соблюдения прав человека и развития институтов гражданского общества в регионах.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы, по-моему, в таком широком составе ещё не собирались.

Наша встреча проходит в преддверии международного Дня прав человека. И мне очень приятно видеть в этом зале всех коллег, которые занимаются правозащитной деятельностью практически во всех регионах Российской Федерации. Я говорю – практически во всех; сейчас скажу об этом чуть подробнее, потому что всё-таки ещё не в каждом субъекте созданы соответствующие структуры.

Вначале хочу сказать, что мы, конечно же, будем заниматься совершенствованием и принимать участие в работе по совершенствованию норм международного гуманитарного права, но прежде всего, конечно, будем развивать свою собственную нормативную базу и свои собственные, российские правозащитные организации.

Недавно в этом зале прошло очередное заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека. И по его итогам накануне этой встречи мы сформулировали с коллегами из Администрации соответствующие поручения. На сегодняшнем заседании обязательно вернёмся к ряду этих вопросов, и я с удовольствием услышу ваше мнение о том, как нам нужно совершенствовать нашу работу.

Особая роль в защите прав, конечно, принадлежит институту уполномоченных по правам человека. Такие структуры созданы сейчас практически во всех регионах и по тем же направлениям, что и на федеральном уровне. Со времени нашей встречи с региональными уполномоченными летом 2012 года есть определённый прогресс. Однако ещё не во всех, как я сказал, субъектах Федерации эти институты созданы, не везде они учреждены.

Подчеркну, где бы ни проживал гражданин России: от Владивостока до Калининграда, от Мурманска до Севастополя, – у каждого гражданина должна быть возможность защиты своих прав через институт уполномоченных.

Это особая структура, которая независима от органов власти и наделена государством высокой миссией – поддерживать и отстаивать права человека. И зачастую, когда они нарушаются или ущемляются, сюда, к вам, уважаемые коллеги, обращаются как к последней инстанции. И практически всегда люди находят у вас отклик, понимание, стремление восстановить справедливость. Поэтому растёт число обращений в адрес уполномоченных как на федеральном, так и на региональном уровне.

Люди приходят к вам, когда их не услышали, когда власть их не услышала, проигнорировала или осталась равнодушной к их законным требованиям или когда люди сталкиваются с неуважением их законных прав. И, что приятно отметить, очень часто, конечно – не всегда, но очень часто всё-таки вы добиваетесь положительного результата.

Конечно, здесь нужен особый характер, особый душевный настрой на такую работу, потому что исполнительных функций, каких-то властных полномочий у вас нет. Поэтому здесь, конечно, нужна и настойчивость, и профессионализм, и уверенность в своих правах, уверенность в том, что вы делаете правое, нужное дело.

Для регионов авторитетные, влиятельные, уверенные в своей правоте омбудсмены – это большая сила. Именно с мнением таких людей, с их позицией считаются представители органов власти, учитывают их рекомендации, то есть ваши рекомендации, относятся как к равноправным партнёрам, и в результате, конечно, выигрывают люди, должны выигрывать люди.

Такая ситуация, к сожалению, должен об этом сказать, наблюдается не везде, не во всех субъектах Российской Федерации. Известны случаи, конечно, и бюрократического, формального отношения к самому институту уполномоченных по правам человека, назначения на эти должности людей, приближённых к власти, зависящих от власти. Конечно, с таким подходом далеко не уедешь, и ожидаемого результата получить, наверное, не удастся. Я, конечно, прошу своих представителей в федеральных округах тщательно проанализировать, как обеспечивается полноценная и независимая, что очень важно, деятельность региональных уполномоченных.

Мы все должны понимать, насколько важна работа этого сообщества, которое руководствуется исключительно интересами людей и защищает их права, опираясь на свои полномочия, закон и на свою совесть. Нужно ценить их непредвзятые, основанные на постоянных контактах с гражданами устремления к наведению порядка и к справедливости.

В этой связи – несколько слов о развитии законодательства. Недавно на встрече с Эллой Александровной Памфиловой мы обсуждали предложения по совершенствованию закона об уполномоченном по правам человека в России. Он был принят ещё в 1997 году и, наверное, нуждается в актуализации. Речь идёт о повышении статуса и укреплении гарантий работы региональных уполномоченных. На нашей встрече два года назад мы уже касались этих вопросов. Но за это время, конечно, ситуация изменилась и у нас в стране, и вокруг нас. Хотел бы сегодня, конечно, услышать, насколько эффективно работает законодательство, регулирующее вашу деятельность, и, может быть, услышать и ваши предложения по его совершенствованию.

Уважаемые коллеги, институт уполномоченных по правам человека состоялся. Несмотря на то, что есть и определённые вещи, которые нуждаются в доработке, как я уже сказал, тем не менее сам институт, безусловно, состоялся и значительно укрепился в нашей стране. Он нужен, он востребован обществом. Именно здесь люди находят поддержку в защите своих социальных, трудовых, жилищных, экономических и политических прав. Но сегодня есть и другая тенденция. Граждане часто сами намерены защищать свои права, участвовать в реализации этих прав. Может быть, вы слышали, вчера при оглашении Послания Федеральному Собранию я тоже об этом отдельно говорил.

Мы, разумеется, будем поддерживать позитивный, созидательный настрой общества, обеспечивать пространство свободы для самореализации каждого человека. Уверен, что и ваша правозащитная деятельность будет направлена именно на это, и вы будете, как и до сих пор это происходило, вносить весомый вклад в создание равных возможностей для всех.

Вы накопили огромный опыт работы с людьми, знаете, как действуют механизмы общественной поддержки, как объединить граждан для решения многих вопросов и насущных проблем. И конечно, наша сегодняшняя встреча, я надеюсь, пойдёт на пользу – для того, чтобы внести какие-то необходимые коррективы в нашу работу и соответственно наладить государственный механизм на вашу поддержку.

Большое спасибо вам за внимание.

Э.ПАМФИЛОВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня здесь уникальное собрание как государственных правозащитников, независимых, не входящих в ту или иную структуру исполнительной и законодательной власти, так же как государственных правозащитников, входящих в исполнительную структуру, и общественных правозащитников, входящих в состав Совета по правам человека, а также и вольных, не входящих. Это действительно уникальное собрание. Я, Владимир Владимирович, благодарю Вас за то, что эта встреча сегодня происходит. Это невероятно важно именно сейчас.

Вообще наметилась такая хорошая тенденция в последнее время, Вы довольно часто встречаетесь с правозащитниками, и в Администрации Президента регулярно проходят встречи с правозащитниками, и мы решаем те или иные самые острые проблемы.

Что нас всех объединяет? Нас всех объединяет желание адекватно отвечать на те запросы, которые есть у людей, на запросы тех людей, которые обращаются к нам с жалобами, просьбами, требованиями – с требованием восстановить их нарушенные права. Несмотря на абсолютно разный, широчайший разброс: от ЖКХ, здравоохранения, уголовного судопроизводства, нарушений политических, гражданских, экологических или иных прав, – что их всех объединяет? Объединяет одно, самое главное: запрос на честное и уважительное отношение со стороны государства к ним как к личности. Вот это, пожалуй, главное как со стороны государства, так и со стороны правозащитников. То есть это взаимная честность, взаимная ответственность, взаимное, скажем, умение находить общий язык для решения проблем людей.

Конечно, Россия, на мой взгляд, страна неограниченных возможностей, если не только с умом, но и с сердцем задействовать тот огромный, в первую очередь человеческий потенциал, который подчас мается в этой равнодушной административно-бюрократической клетке и никак не может найти выход, выход в гражданских инициативах.

Меня вчера очень задело в Вашем обращении то, что Вы сказали, что многое зависит от каждого из нас. Абсолютно согласна с Вами. Но, наверное, это при условии, если наши люди, если каждый человек чувствует свою причастность к тому, что происходит в стране, если он уверен в том, что его инициатива будет услышана, если он знает, что то, что он делает, будет востребовано. Наиболее активная, наверное, часть общества идёт в волонтёры, в правозащитники.

Вы знаете, проанализировав, как работают мои коллеги в регионах, государственные правозащитники, я вижу действительно огромный пласт проблем. Далеко не всегда местное руководство воспринимает их как независимый институт, как посредника между обществом и государством для решения этих проблем. Иногда, скажем, с недоумением выслушивают их критику, иногда просто перестают обращать внимание, есть такие случаи.

Более чем в десятке регионов до сих пор даже нет независимых, самостоятельных аппаратов уполномоченных, нет транспорта. Я вчера разговаривала со своими коллегами, даже приехать один раз или два раза в год в Москву на наше совещание у них иногда не хватает средств. Но дело даже не в средствах, а в осознании и понимании статуса и предназначения государственного правозащитника. Поэтому я Вам невероятно благодарна за то, что мы на нашей последней встрече обсуждали это подробно.

Мы с Вами действительно глубоко и серьёзно эту тему обсуждали, что Вы поддержали необходимость разработки закона, внесения пакета изменений как в Федеральный конституционный закон об уполномоченном, так и, скажем, в целый ряд законов, которые бы позволили укрепить статус независимости, дать больше возможностей государственным правозащитникам, дать импульс для создания единой государственной системы защиты прав людей. Мы очень хорошо поработали вместе с управлениями Администрации Президента, и, насколько я знаю, полагаю, что к концу года этот пакет будет Вам представлен. И очень надеюсь на то, что именно Вы его внесёте в Думу.

Говоря о том, как сложно, как непросто работать нашим государственным правозащитникам, естественно, я перехожу к тому, что ещё гораздо сложнее работать общественным правозащитным организациям, очень сложно. Это наша опора, это опора и для государственных институтов, и мы должны сделать всё возможное, чтобы снять все ненужные риски и административные барьеры.

Вы ранее сказали ещё более важную вещь, сказали, что нельзя путать борьбу с экстремизмом с борьбой с инакомыслием. Я абсолютно с Вами согласна. У нас сейчас настолько сильный народный иммунитет, настолько мы сейчас все в этих тяжёлых условиях, когда Россию давят со всех сторон, а люди привыкли жить очень благополучно, они избалованы определённой стабильностью, благополучием на протяжении последних почти 15 лет, которого практически не было, может быть, с того самого пресловутого 1913 года. Это мы завтра поймём, насколько мы жили благополучно, в условиях этих санкций. И люди эти понимают, что нам предстоит пережить целый ряд сложностей, и люди готовы пойти и идут на эти ограничения ради того, чтобы сохранить своё национальное, человеческое достоинство, сохранить страну, но при одном условии – и вот это очень важно, – что это будет по-честному, по-честному вместе с властью, что это будет, скажем, на основе взаимного доверия бережного отношения к людям.

Надо снимать эту социальную расслоённость и несправедливость. Люди никогда не поймут, когда у какого-нибудь топ-менеджера большой госкорпорации зарплата в месяц такова, что она может покрыть целую федеральную годовую программу, например, медицинскую по спасению детей или лечению детей от какой-то болезни. То есть, конечно, не надо доходить до абсурда, но всё-таки я полагаю, что этот вопрос в такой ситуации, которую мы сейчас переживаем, требует пристального внимания, больше социальной справедливости. Потому что наши люди в большей степени обращают внимание именно на социальные права. Да, вот мы, правозащитники, у нас всегда более мрачное сознание, мы всегда видим картину в более мрачном свете: всё плохо, всё плохо, всё плохо, – нагнетаем, но такая наша функция.

Это я специально для того, чтобы понимать всё-таки, что в умах и головах происходит. Запустили мы совместное с ФОМом исследование по этому поводу, и картина, конечно, резко отличается от того, что происходит у нас в головах, у правозащитников.

Я хотела бы привести несколько данных очень интересных. Когда мы задали такой вопрос: «В каких случаях вы пойдёте на некоторые ограничения ваших прав и свобод? И, вообще, готовы ли вы идти на эти ограничения?» – 40 процентов сказали: «Нет, ни при каких условиях не готовы». Когда мы посмотрели, что это за группы, это, в основном, малообеспеченные, малообразованные люди, пассивные, которые практически не участвуют ни в каких общественных акциях: ни волонтёрстве, ни благотворительности – никаких. А где-то 39 процентов людей сказали «да». При определённых условиях, если это касается мира и стабильности, – самый высокий показатель, там почти 20 процентов. Если это касается вопросов национальной безопасности – 17 процентов; если это затрагивает права других людей – 15 процентов, и этот пласт наиболее образованных, активных людей, горожан, которые в большей степени участвуют и в волонтёрстве, и в каких-то благотворительных акциях, и защищают свои права. И то же самое это относится, скажем, к отношению с правами человека. По опросам у нас получается, когда задали людям вопрос, улучшилась ли за последние годы или ухудшилась ситуация с правами человека, 46 процентов сказали, что улучшилась; 33 процента – что не изменилась, а 13 – что ухудшилась. Но когда стали разбирать, кто считает, что ухудшилась, то что ухудшилась, считают именно те, кто занимается защитой прав человека, а кто не сталкивался с нарушением прав человека – для них улучшилась ситуация.

Очень важный был вопрос о том, какова ситуация с правами человека в России вообще, на их взгляд: соблюдаются права человека или нет? Половину на половину: 44 процента считают, что не соблюдаются, 46 процентов – соблюдаются. Где-то половина на половину колеблется эта цифра. И тоже, когда начинаешь разбираться, кто в большей степени, эффективнее защищает свои права, кто в большей степени интересуется этой темой, – более образованные, молодые, те, кто занимается волонтёрством, благотворительностью, и так далее. Провели опрос, а важно ли законодательство для людей в нынешней ситуации, законы? И 95 процентов сказали, что мы обязаны знать законы, хотя многие не знают, но они считают, что они должны знать законы. Когда опять спрашиваешь, насколько вам это помогает, вообще вы заинтересованы, то в большей степени это опять более молодые, те, кто занимается волонтёрством, правами человека, скажем – благотворительностью. Это активная часть, и она потенциально готова отстаивать не только свои права, но и права других людей.

Поэтому я полагаю, что надо сейчас посмотреть, наверное, скорректировать закон об иностранных агентах таким образом. Там есть много вопросов ещё нерешённых, которые бы расставили все точки над «и», не оскорбляли бы правозащитников, а дали им возможность, тем, кто нормально работает, работать нормально. Это очень важно.

Очень важно, на мой взгляд, мы же не просто, вы же знаете, извините, я несколько раз встречалась с такой ситуацией, позицией, что вы лезете туда или туда. Некоторые и в регионах, я столкнулась, и на федеральном уровне видят нас как, извините, дублёров собесов. Нет, у нас очень широкий мандат и политические права, это касается избирательного права и того, как выборы проходят, и гражданские права, и этнокультурные права, и то, что связано со свободой религии, и социально-трудовые права, и так далее. Сейчас новые возникнут проблемы.

Борис Юрьевич [Титов, Уполномоченный при Президенте по защите прав предпринимателей] сидит, мы с ним не один год совместно работали. Без ложной скромности скажу, удавалось кое-чем и мне помогать, чтобы защищать права бизнеса. Сейчас возникла новая проблема, одно дело – защищать права социально ориентированного бизнеса, а другое дело – защитить граждан наших от недобросовестного бизнеса. Пошла новая волна, связанная с бандитами-коллекторами, которые просто потрошат граждан, пугают граждан, когда сначала «сажают» их на потребительские кредиты невероятные, а потом пытаются немыслимыми способами выбивать из них деньги. И оказалось, что где-то 21 процент именно тех, у кого задолженность по кредитам, это самые бедные домохозяйства, это самые низкодоходные граждане. Кто их будет защищать? Мы, мы возьмёмся за это, привлечём общественность и общественные организации, которые в этом что-то понимают. И нам придётся объединять усилия с социально ответственным бизнесом для того, чтобы, скажем, избавиться и поставить на место, в том числе, как вы знаете, этих банкиров-стервятников, есть и такие, и прочих недобросовестных представителей не только государства, но и бизнеса, это тоже наша задача.

Заканчивая своё выступление, я хотела бы сказать вот о чём. Я полагаю, что сейчас у нас, у России, огромные возможности для того, чтобы объединить совместные усилия, не оглядываясь ни на кого, не угождая никому, решать те проблемы, которые накопились у людей. Решать именно те проблемы в первую очередь, которые людей наших волнуют, а не то, что нам диктуют откуда-то.

Уважаемый Владимир Владимирович, я Вам очень благодарна за то, что у нас идёт постоянный диалог, что Вы открыты для обсуждения этих тем.

Я хотела бы Вам ещё сказать, обратить внимание на одну проблему. Перед нашей последней встречей я передала Вам целый ряд документов, и я хочу сказать, что, например, по помилованию очень быстро пошла работа, по закону об иностранных агентах очень быстрая реакция, очень быстро стали работать в Администрации Президента, то есть моментально включили и сотрудников Аппарата для совместной работы. Но, простите, я это упустила, далеко не всегда так происходит, и далеко не всегда так происходит не только на нашем с Вами уровне, это уж извините, но уж тем более на региональном уровне. Ещё 3 ноября при нашей встрече я передавала Вам плод наших совместных с правозащитниками бдений – пакет предложений о необходимости реформирования системы ФСИН. Много там проблем накопилось, и мои коллеги об этом скажут, всё-таки и пытки, и издевательское отношение, и много-много всего, не буду в эту тему сейчас углубляться.

Что я получила? Через некоторое время я получила отписку. Меня не привлекали как Уполномоченного, который эти предложения выдвинул. Просто написали, что это не надо, это хорошо, это замечательно, и снять с контроля. Я полагаю, такое отношение недопустимо.

Я сейчас по итогам этой отписки подготовила, ещё раз проконсультировалась со специалистами и со всеми, кто заинтересован в том, чтобы там действительно шли реальные реформы. Нам необходимо, все специалисты в один голос говорят, что надо переписывать УИК, УПК, потому что они внутренне уже противоречат сами по себе. Там более 100 законов внесли за это время с поправками, и там нет никакой логики.

По этому и по целому ряду других поводов – для того, чтобы ещё раз соответствующие службы, министерства и ведомства внимательно отнеслись к тому, что мы наработали, и, когда они будут это рассматривать, привлекли бы меня как уполномоченного специалиста для того, чтобы глаза в глаза мы Вам представили согласованное решение, которое будет честным, профессиональным, будет направлено на то, чтобы решать эти проблемы.

Спасибо.

В.ПУТИН: Если позволите, буквально пару замечаний.

Во-первых, что касается пенитенциарной системы, конечно, там нужно многое менять, совершенствовать нужно и нормативную базу, и практику улучшать. Государство в этом точно заинтересовано, и давайте вместе будем работать, потому что нам никакие конфликты там не нужны. Первое.

Во-вторых, сама система должна быть справедливой. Если человек оступился, совершил преступление, разумеется, он должен быть наказан, и он отбывает наказание, а наказание – там много составляющих кроме воспитательной функции. Хотя, в общем, эта функция должна оставаться, там есть, как специалисты-криминологи пишут, и элемент кары, возмездия. Звучит грубовато, но вот так излагают специалисты. Но всё это должно быть в цивилизованных условиях, в человеческих. И система должна работать на позитив, а не в минус функционировать. Конечно, нужно многое менять, это понятно, так что давайте вернёмся, и с удовольствием я это поддержу.

Теперь по поводу того, что на Россию давят со всех сторон. Ну, это Вы немножко перегибаете, никто на нас не давит – так, пытаются поддавливать, и уж точно совершенно – не со всех сторон. У них и руки коротки, чтобы со всех сторон-то охватить, у тех, кто хочет это делать. Хотя, правда, и Солженицын Александр Исаевич в своё время сказал, точно не воспроизведу цитату, похоже, близко к тексту, он сказал, что пора вступаться за Россию, а то затюкают нас окончательно, примерно так. И мы, конечно, как любой человек, если он считает себя россиянином, патриотом, должен объективно оценивать всё, что происходит вокруг нас, соответствующим образом реагировать, но, во всяком случае, иметь свою собственную позицию, это уж точно.

Теперь по поводу того, что есть люди более активные, они, как правило, более образованные, а есть менее образованные, менее активные. Знаете, конечно, все люди разные. Я только что хотел заметить в этой связи и в этой аудитории: для нас с вами все важны. Это самое главное, чтобы за этой формулировкой не возникло иллюзий того, что есть какие-то люди, которые нам не важны. Что касается здесь присутствующих людей, которые занимаются защитой прав человека, это точно совершенно, каким бы ни был человек, вне зависимости от его статуса: и статуса здоровья, интеллектуального статуса, служебного положения, внутренней позиции, – все важны. И мы должны относиться ко всем, как к равным людям.

И наконец, пресловутый закон об иностранных агентах. Никто изначально не ставил целью кого-то обидеть или унизить. Просто, если вы обратили внимание, вы сейчас сослались на вчерашнее Послание, я там сказал, и я глубоко в этом убеждён, что или Россия останется и будет суверенным государством, или её вообще не будет. Для России это чрезвычайно важная вещь. Для какой-то малой страны, не имеющей даже, может быть, исторических корней, собственной государственности, она как была в подчинённом положении, так и остаётся, только поменяла поляну, и всё. Для России это невозможно. Если мы не будем суверенными, мы растворимся – или по-тихому, либо с какими-то трагедиями. И то и другое недопустимо. Это чрезвычайно важная вещь, об этом всегда нужно помнить.

Когда принимался закон, смысл его был в чём? В том, чтобы из-за границы с помощью финансовых ресурсов никто не вмешивался в нашу политическую жизнь, во внутреннюю политическую жизнь нашего государства, в этом самое главное. Почему? Потому что, когда из-за границы платят за внутриполитические процессы в стране, уверяю вас, чего бы ни говорили, преследуют не наши национальные интересы, а свои собственные. Они, кстати, иногда и совпадают, эти интересы, но чаще нет. И в любом случае мы сами должны решать свою судьбу, сами должны устраивать свою жизнь, сами реагировать на проблемы, которых у нас достаточно, но только сами, внутри страны.

Я тем не менее согласен, мы здесь с вами многократно говорили на этот счёт, и в этом зале тоже, этот закон, конечно, нуждается в совершенствовании, он не идеальный и, наверное, в чём-то не соответствует сегодняшнему дню, и, безусловно, надо его поправлять, потому что некоторые вещи входят в противоречие с первоначальным смыслом того, что предполагалось сделать. Вместе давайте будем дальше над этим думать.

Пожалуйста.

П.АСТАХОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие друзья!

Наш институт Уполномоченного по правам ребёнка, конечно, гораздо моложе, чем институт Уполномоченного по правам человека, создан 5 лет назад, и именно сейчас, осенью 2014 года, мы отмечаем 5-летие. Одновременно с этим мы отмечаем 25-летие Конвенции по правам ребёнка, Конвенции ООН, как раз в развитие которой и создан был сам институт.

Надо сказать, что институт по своей сути получил несколько другое идеологическое наполнение и звучание в практической работе, потому что мы столкнулись с тем, что сегодня и Совет Европы, и Комитет по правам детей ООН немножко другие задачи начали перед нами ставит и хотели видеть нас проводниками, прежде всего идей Совета Европы, Комитета по правам ребёнка ООН. Многие из них, конечно, благие идеи, но не все.

Мы выстраивали свою работу исходя из того, что сегодня, тогда, на момент создания, были абсолютно вопиющие насущные задачи, которые, к сожалению, не решались. И, кстати, это можно проследить даже по посланиям Президента Федеральному Собранию. В 2010 году Послание – оно даже получило своё название: так называемое детское Послание – было посвящено детям пострадавшим, детям потерпевшим, жертвам преступлений, безнадзорным, беспризорным. И вот это задачи, которые действительно были на повестке дня.

Для того чтобы их решать с позиции уполномоченного по правам ребёнка, мы поставили задачу построить быстро, в максимально сжатые сроки эффективную систему взаимодействия. И уже к концу 2012 года во всех регионах Российской Федерации были приняты соответствующие законы или нормативно-правовые акты.

На сегодняшний день, докладываю, Владимир Владимирович, неделю назад был создан Уполномоченный в Севастополе, – 85 уполномоченных по правам ребёнка перед Вами. И мы не ограничились этим, мы объединились ещё в некоммерческую организацию – Ассоциацию уполномоченных по правам ребёнка в Российской Федерации, которая позволяет нам совершать некоторые благотворительные акции, проводить общественно значимые акции. В частности, я могу привести пример, мы собирали деньги для детей Донбасса, мы провели благотворительный концерт, который собрал 21 миллион рублей для детишек больных и передали «Русфонду». Сейчас мы собираем подарки со всей страны для детей Новороссии, и туда поедут ёлки, детские подарки, письма, игрушки, собранные со всей страны, вместе с конвоем МЧС. Эта акция как раз проводимая Ассоциацией уполномоченных по правам ребёнка.

Плюс ко всему у нас во всех регионах имеются в обязательном порядке общественные советы, экспертные советы. Вы вчера привели замечательный пример того, как дети 14 и 16 лет лучше разбираются в некоторых вещах, чем профессора, академики и инженеры, и это действительно так. Поэтому мы с первых дней создали так называемые общественные детские советы. И потрясающе, когда мы даём детям возможность исследовать ситуацию с защитой прав ребёнка, с его положением в школе, на улице, в других местах, и дети предлагают свои решения. Мы это называем «смотреть на мир и проблемы глазами ребёнка, но решать их по-взрослому». Поэтому такие общественные советы у нас существуют.

Надо сказать, к сожалению, у нас не так много возможностей для консолидации наших усилий с нашими соратниками, а их много. Последнее заседание по Стратегии Совета Европы 1619 в Страсбурге – мы победили, потому что мне удалось поговорить с Молдовой, с Арменией, с Азербайджаном, с Казахстаном, с Белоруссией и отстоять наши приоритеты. Вы вчера совершенно чётко назвали наш приоритет: крепкая, здоровая традиционная семья. Всё. Это важнейший приоритет, и мы едины здесь с нашими соратниками, теми, с кем мы долгое время жили на одной геополитической территории.

В этой связи, уважаемый Владимир Владимирович, в процессе этих встреч и визитов мы уже обсуждали с нашими коллегами о необходимости создания координирующего органа. В частности, ведь мы с многими из них объединены в Союз Независимых Государств, есть предложение, создать на базе СНГ Совет по поддержке семей и детей. Я обращаюсь к Вам с таким предложением – если позволите, я передам документ; если Вы сочтёте возможным Вашего Уполномоченного туда предложить в качестве координатора, я с большой честью приму это, потому что мы действительно понимаем, как нам надо вместе бороться, и готовы к этому, даже на Украине готовы, потому что все понимают: угроза есть.

Что касается практической работы. Практическая работа складывается из того, что, конечно, мы рассматриваем, как и Уполномоченный по правам человека, огромное количество обращений, принимаем людей, в среднем где-то от 80 до 100 тысяч обращений в год мы рассматриваем, по каждому из них принимаем решения. У меня в федеральном аппарате Уполномоченного где-то в среднем 20–25 тысяч таких обращений проходит, открываем горячие линии, участвуем в проверках. Первые два года мы потратили на то, чтобы проверить, по возможности, все детские учреждения, прежде всего детские дома, дома ребёнка, интернаты. На сегодняшний день силами только федерального Уполномоченного проверено 3670 таких учреждений. Я лично инспектировал 1192 детских дома, интерната, дома ребёнка. Это нужно было делать для того, чтобы разобраться в том, что происходит. И многие вещи стали решаться.

Я подготовил маленькую короткую справочку из 10 пунктов буквально, что за пять лет изменилось в нашем обществе в сфере защиты детей. Я предлагаю всем ознакомиться с этим. Я хочу несколько цифр назвать, с Вашего позволения. Например, такой показатель неблагополучия, как число детей-сирот в детских домах, детей, оставшихся без попечения родителей: в 2009 году их число было больше 125 тысяч; на сегодняшний день, спустя пять лет, их количество уменьшилось до 78 тысяч.

Если говорить о таком показателе, который способствует возникновению сирот, как лишение родительских прав, – я помню, в 2009 году я представлял первый доклад Президенту, и, когда я посмотрел на количество лишений родительских прав за предыдущие годы, которое стремилось к 100 тысячам, за 90 тысяч зашкаливало, это значит, что 90 тысяч лишений родительских прав, 90 тысяч детей при живых родителях остались в детских домах; в 2013 году, на начало этого года, лишение родительских прав – 40 153. Почти в два раза сокращение произошло за счёт того, что стали делать акцент не на том, чтобы любым путём вырвать ребёнка из семьи, перестраховаться, а на том, чтобы помочь этой семье, поддержать, разобраться, что же происходит с родителями, если они не могут исполнять свои родительские обязанности.

И это смещение акцентов в социальной работе привело к тому, что больше детей стало оставаться в семьях и больше семей получили такую поддержку. Даже если этот год привести, за этот год, за 9 месяцев этого года, 44 тысячи детей было выявлено как сирот, 46 тысяч было передано в семьи.

Но при этом, что важно, впервые у нас появилась большая цифра: 8168 детей были возвращены в родную семью. Просто родителям помогли найти работу, вылечиться от алкоголизма, от наркомании, их поддержали. И это очень важно – именно бороться за родную семью до конца. И, мои уполномоченные подтвердят, с первых дней мы всегда именно об этом и говорим – бороться до конца за родную семью. Лучше, чем родная семья, для ребёнка не может быть среды для жизни, для роста, для его воспитания.

К сожалению, мы видим, что у наших соседей иногда бывает по-другому. И в этой связи есть один феномен, которым я хотел бы поделиться с вами. По мере того как мы стали защищать наших детей, в том числе к нам стали обращаться за защитой наших семей за рубежом, к нам стали обращаться иностранные граждане. Не только из Норвегии, Франции и Финляндии – весной этого года к нам посыпались обращения с Украины. Когда в апреле этого года мы начали вывозить, вывезли 12 российских детишек, которые оказались в зоне вооружённого конфликта, это граждане нашей страны, дети поехали просто отдыхать к бабушкам, дедушкам – и вдруг война. Мы их вывозить начали, тут же пошли обращения: вывезите наших детей. Потом пошёл поток беженцев. Здесь, конечно, без волонтёров, без правозащитников, без таких людей, как Лиза Глинка, как ребята из «Муниципального щита Москвы», которые вывозят и вывозят этих детей, мы бы не справились, не хватило бы наших сил.

В этой связи я хотел сказать, что интересно, как меняется настроение в обществе на фоне всех этих событий. Это горе нас сплотило настолько, что мы стали больше верить в себя. Я хотел бы привести ещё один интересный факт. Когда мы отказывались от американского усыновления в силу понятных причин, не хотел бы сейчас объяснять их ещё раз, нам предрекали, что мы захлебнёмся, мы не справимся, мы не сможем наших детей-инвалидов обеспечить, устроить в семьи и так далее. Так вот за 2013 год, который мы прожили без американского усыновления, у нас число приёмных родителей, точнее людей, которые захотели стать приёмными родителями, выросло на 72 процента. У нас появилась очередь из 20 тысяч семей на начало года, которые стояли и ждали ребёнка. И один очень важный факт: за 2013 год в российские семьи было принято на 34 процента больше детей-инвалидов, это очень важно: именно тех, кто самый несчастный нуждающийся в помощи.

Конечно, много положительных цифр, хотел бы Вам их передать, это очень интересно смотреть в динамике. Даже если взять, например, такую тему, как жильё для детей-сирот, мы всегда говорим, что у нас огромная очередь, мы не выполняем свои обязательства, тянем с этим делом и так далее. Во-первых, мы единственная страна в мире, которая даёт сиротам жильё, и мы выполняем это обязательство, а во-вторых, если посмотреть, в 2009 году квартир дали 12 тысячам детей-сирот, а в 2013 году – 23 125. В два раза больше стали давать ежегодно квартир. И мы решим эту проблему.

Есть вопросы, конечно, которые тяжело решаются, есть очень болезненные участки нашей работы. В частности, я хотел сказать о такой теме, которая долго не решалась: у нас ежегодно в розыске находится и пропадает где-то от 15 до 20 тысяч детей. Слава богу, большинство из них разыскиваются живыми, здоровыми, но мы понимаем, что есть дети и погибшие, и пострадавшие от рук преступников. В этой связи ещё в 2010 году было предложение создать координационный орган – центр поиска и помощи пропавшим детям. Мало того, в Национальной стратегии действий в защиту детей, которую Вы утвердили своим Указом 1 июня 2012 года, такая задача прописана: создание Национального центра поиска и помощи пропавшим, пострадавшим детям. В правительственном плане это стояло на декабрь 2012 года, но, к сожалению, по разным объективным причинам Правительство не выполнило эту задачу.

Мы, обсуждая на последнем Координационном совете при Президенте по реализации этой стратегии, договорились, что надо срочно этот центр создать для того, чтобы координировать усилия, прежде всего, широкого гражданского сообщества, потому что у нас основные, кто участвует в поиске, – это полиция, МЧС и волонтёры. Есть несколько мощных организаций, которые занимаются поиском детей, без которых физически невозможно этих детей разыскивать.

Для того чтобы объединить усилия, мы создали некоммерческую организацию, которая не требует бюджетного финансирования. Учредителями выступили Ассоциация уполномоченных по правам ребёнка, Лига безопасного интернета и ещё ряд организаций, которые доказали свою состоятельность. И в этой связи, поскольку мы учредили этот центр, и нам нужно взаимодействовать с правоохранительными органами, с профильными министерствами, с волонтёрами, мы просим Вашей поддержки, одобрения для того, чтобы, если возможно, дать поручение всем профильным ведомствам войти в попечительский совет и заключить соответствующие соглашения для координации этой деятельности. Я передам Вам документы.

В.ПУТИН: Хорошо.

П.АСТАХОВ: Не могу не сказать в заключение об одном очень важном факте и практическом вкладе уполномоченных по правам ребёнка в реализацию поставленных задач. За пять лет существования института уполномоченных по правам ребёнка у нас, у уполномоченных по правам ребёнка Российской Федерации, в семьях родилось 186 детей.

В.ПУТИН: Поздравляю.

П.АСТАХОВ: Это серьёзный вклад, я считаю.

В.ПУТИН: Спасибо.

Во-первых, конечно, деятельность по этому направлению особую ценность представляет, потому речь идёт о детях. Но то, что я хотел бы сказать, совсем, как ни покажется странным, из другой области. Вы опять упомянули Послание, где я говорил о здоровой традиционной семье и здоровой нации. И действительно это наши приоритеты. Но здесь какой-то намёк, и Вы сейчас об этом сказали и подчеркнули: традиционность семьи – безусловно, наш приоритет. Но это не должно смотреться так, что мы намерены преследовать людей какой-то нетрадиционной ориентации, понимаете? Нам пытались навесить этот ярлык, причём те, которые в уголовном порядке преследуют людей нетрадиционной ориентации. Вот в Штатах, там же в некоторых штатах уголовная ответственность предусмотрена, а этот закон не действует, там, по-моему, Верховный суд приостановил, но отменить – не отменяют. У нас нет никакой уголовной ответственности.

Мы о чём говорили изначально: о защите от пропаганды нетрадиционной ориентации для того, чтобы уберечь детей от этого. И я говорил уже об этом не один раз публично, скажу ещё раз. Общество, которое не может защитить своих детей, не имеет будущего. Хорошие у нас представления, несовременные, может быть, но вот они такие, какие есть, и я считаю, что они правильные.

Но – и вот сейчас обращаюсь к вам, к людям, которые защищают права человека, – хотел бы сказать, что и у людей нетрадиционной ориентации тоже есть свои права. Это не выбор нашего общества, но это люди, не поражённые в правах.

Кто-то помнит, может быть, – в БДТ был очень хороший спектакль, «Холстомер» назывался, и там рефреном идёт такая фраза: «Будешь странным – будешь битым». Мы никого бить не собираемся. У всех людей есть и свои политические права, и социальные, и права в профессии – и никто не должен быть ущемлён. Я хочу и ваше внимание тоже на это обратить, потому что это ваша повседневная работа. Но традиционная, здоровая семья и здоровая нация – это наш стратегический выбор, одно другого не исключает, одно другому не мешает. И думаю, что такой взвешенный подход и является абсолютно правильным.

Что касается Вашего направления работы, Вы сейчас очень коротко об этом сказали, но я знаю, что Вы лично и Ваши коллеги очень много делают, очень активно все себя ведут по направлению защиты прав ребёнка. Я очень рассчитываю, что так и будет в дальнейшем. Всё, что Вы мне передали, конечно, мы проанализируем и постараемся поддержать по всем направлениям, которые вы предложили.

М.ФЕДОТОВ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, уважаемые товарищи по защите прав человека!

Владимир Владимирович, помните, Вы в своё время сказали, сравнили себя с рабом на галерах. Так вот, галера всё-таки плывёт, когда её подгоняют мускулистые гребцы, а правозащитник порой больше похож на Сизифа, который с неимоверными усилиями тащит наверх огромный камень, это вместилище всех человеческих скорбей, чтобы на самом верху получить резолюцию: «Прошу проработать» или «Разберитесь и доложите». После чего камень аккуратно скатывается вниз, в болото неисполненных поручений. Точнее, его туда методично скатывают, чтобы безнаказанно закопать в бумагах. Именно так случилось, например, с нашими предложениями по участию членов Совета в проведении пенитенциарной реформы. Ничего не сделано. И МВД ответило отказом, и ФСИН ответила отказом, ничего, всё вернулось туда, где было ещё больше года назад, и не только с этими предложениями, к сожалению.

Но, к счастью, Владимир Владимирович, так бывает не всегда. Боюсь сглазить, но пока вполне успешно продвигаются наши консультации с Правительством Москвы об установке памятника жертвам политических репрессий. В предварительном порядке уже договорились о месте, это будет пересечение проспекта Академика Сахарова с Садовым кольцом. Кстати, было бы логично на другой стороне кольца всё-таки наконец поставить памятник самому академику Андрею Сахарову – великому правозащитнику и настоящему патриоту нашей страны.

Я прошу прощения за тавтологию, потому что правозащитник и патриот – это синонимы, если это настоящий правозащитник, потому что и тот и другой хотят блага России, и тот и другой руководствуются в своих поступках исключительно заботой о людях, состраданием к их бедам, сопереживанием. Именно такие люди формируют бесценный гражданский капитал нашей страны.

Вот почему действующий закон о некоммерческих организациях совершенно справедливо и вполне логично рассматривает правозащитную деятельность как социально ориентированную. Жаль, что иногда этого не понимают, в том числе и некоторые правозащитники. Например, нижегородскую некоммерческую организацию «Комитет против пыток», которую возглавляет член нашего Совета Игорь Каляпин, он присутствует здесь в зале, уже не первую неделю трясёт местная прокуратура на предмет включения в реестр так называемых иностранных агентов. У меня вопрос: разве не заодно с государством действует эта некоммерческая организация, когда вскрывает случаи пыток в полиции, в СИЗО, в колониях? Она же действует заодно с государством, выполняя государственную задачу. Кто выиграет, если она, по примеру других НКО, закроется? Отвечу: в выигрыше будут преступники, потому что использование пыток – это преступление. А кто останется в проигрыше? Государство, общество, закон, люди, справедливость.

Испытывают прессинг и ряд организаций уже включённых в реестр так называемых иностранных агентов, например ассоциация «ЮРИКС», возглавляемая членом Совета Анитой Соболёвой, она тоже здесь, в зале. Их отдают под суд за то, что они якобы не сдали отчёты в Минюст, хотя отчёты сданы вовремя, и в этом очень легко убедиться, достаточно зайти на сайт Минюста. Я это сделал, я зашёл, там это есть. Спрашивается, зачем ставить суд в неудобное положение, делая его крайним в этой цепочке нарочитой слепоты. Зачем? Зачем поощрять подозрительность и поиск врагов внутри страны, если мы отказываемся от такой практики во внешних делах? Вы вчера об этом очень чётко и ясно сказали. Кстати, наш октябрьский опрос общественного мнения (мы, так же как и Элла Александровна, проводили такой опрос) показал: почти половина опрошенных знакомы с работой правозащитных организаций. Из них больше половины уверены в том, что эти правозащитные НКО искренне озабочены правами человека в нашей стране и пытаются помочь людям, хотя им это не всегда удаётся, это правда, и только один из десяти опрошенных полагает, что правозащитники целенаправленно вредят государству.

Более того, правозащитные НКО наряду с благотворительными и волонтёрскими вошли в первую тройку некоммерческих организаций, к деятельности которых опрошенные хотели бы примкнуть. Это большой процент.

Владимир Владимирович, в своё время один из членов президентской Комиссии по помилованию написал: «Совесть, благородство и достоинство – вот оно святое наше воинство. Протяни ему свою ладонь, за него не страшно и в огонь». Великий русский поэт Булат Окуджава, а он был членом президентской Комиссии по помилованию, был не чужд правозащитной миссии, и мы, в свою очередь, не чужды его веры в совесть, благородство и достоинство, хотя часто добро приходится делать из зла. Почему, думаю, было бы правильно, чтобы Вы инициировали объявление амнистии к 70-летию великой Победы. Пусть она будет не такая масштабная, какой была амнистия к 55-летию великой Победы, когда на свободу вышли более 200 тысяч человек. Но тогда и тюремное население было большим, значительно больше было. Но и не такая, как была амнистия к 65-летию Победы, когда освободились только, Владимир Владимирович, 49 человек, хотя, конечно, каждый человек – это ценность.

Давайте, как сказано в одном стихотворении Булата Шалвовича Окуджавы, «к среднему придём», есть у него такая песня даже. Это будет проявлением не слабости нашего государства, а, наоборот, его силы, его гуманизма, его уверенности в себе. Более того, мы считаем важным поставить процесс объявления амнистии на прочный правовой фундамент, каковым мог бы стать федеральный закон об амнистии. Он должен вобрать в себя общие правила объявления уголовной амнистии, административной амнистии, налоговой, миграционной и так далее. Действующая Конституция этого не возбраняет, Кодекс об административных правонарушениях это допускает. Но ещё не было у нас ни одного случая, чтобы была объявлена административная амнистия. Одновременно следовало бы подготовить и проект закона о помиловании. Вы поручили Совету по итогам нашей октябрьской встречи дать предложения по совершенствованию института помилования. Мы уже начали работать с Советом Федерации по этой теме, и выстраивается идея подготовки федерального закона о помиловании – чтобы это был не указ, а чтобы это был закон. И тем самым мы сможем развязать многие вопросы.

Уважаемый Владимир Владимирович, вчера в своём Послании Федеральному Собранию Вы сформулировали комплексную программу освобождения россиян от излишнего административного бремени и государственного присмотра, чтобы дать им возможность максимально раскрыть себя в экономике, в социальной сфере, в гражданских инициативах. Нельзя не согласиться: чем активнее граждане участвуют в обустройстве своей жизни, в управлении делами государства, тем выше потенциал страны. В этой связи было бы логично те надзорные налоговые каникулы, те преференции, которые Вы вчера объявили для предприятий малого и среднего бизнеса, распространить и на социально ориентированные некоммерческие организации, в том числе правозащитные. Если отношения государства и правозащитного сообщества будут строиться на философии общего дела, на партнёрстве, доверии, равноправном диалоге, то от этого выиграют все: и Россия, и её граждане.

И последнее, что я хотел бы сказать, откликаясь на выступление Эллы Александровны Памфиловой. Элла Александровна говорила о совершенствовании закона об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, а я к этому хотел бы добавить: я бы считал правильным ещё и усилить ответственность за воспрепятствование деятельности Уполномоченного по правам человека. Сейчас такая статья есть в Кодексе об административных правонарушениях.

В.ПУТИН: Какая статья?

М.ФЕДОТОВ: Сейчас такая статья об ответственности за воспрепятствование деятельности Уполномоченного есть только в Кодексе об административных правонарушениях, и ответственность – штраф то ли 500 рублей, то ли 1000. Это не остановит никого, а вот если эту норму перенести в Уголовный кодекс и тогда посмотреть об ответственности, это могло бы быть серьёзно. Потому что институт Уполномоченного по правам человека нужно всячески поддерживать, в том числе вот такими мерами. Хотя, как Вы понимаете, я, как правозащитник, не должен выступать за усиление ответственности, но в данном случае, усиливая ответственность, мы усиливаем ответственность за нарушение прав человека.

Спасибо.

В.ПУТИН: По поводу Федерального закона об амнистии. Я не знаю, в каком состоянии находится рассмотрение этого вопроса, честно скажу, просто не знаю. Но в целом почему нет? Это такая вещь, которая должна быть прозрачной, должны быть понятные процедуры, отработанные представительным органом, обсуждённые с широкой общественностью. Сейчас мы можем это сделать. Ещё есть интернет, у нас есть соответствующие процедуры – я думаю, что это вполне может быть реализовано.

Что касается того, чтобы сейчас к 70-летию Победы объявить широкую амнистию. Понимаете, в чём дело, я за амнистию, но, во-первых, нельзя постоянно частить с этими амнистиями, иначе у нас в местах лишения свободы скоро никого не окажется, но дело не в этом. Может быть, и хорошо, если там никого не будет, дай бог, но дело в том, что мы, думая, – а мы, конечно, должны постоянно думать, и я согласен с вами, я давно уже не был в местах лишения свободы, но бывал там и знаю, что это такое, – мы совершенно точно должны внимательно следить за тем, что там происходит. И люди, которые там оказались в силу целого ряда обстоятельств, не будем сейчас об этом говорить, имеют определённые права, они наши граждане, и мы должны относиться к ним по-человечески – точно совершенно.

Но нельзя забывать и о правах жертв преступлений. Тоже туда нельзя скатиться. Представьте себе ситуацию. Человек совершил преступление, есть пострадавшие, а завтра он смотрит – гражданин уже гуляет по улице. Понимаете, как люди к этому будут относиться и к нашей с вами политике в этой сфере? Всё хорошо в меру. Я – за, но за взвешенный подход.

Ну и, наконец, введём уголовную ответственность за нарушения в области деятельности правозащитных организаций, посадим человека в тюрьму, а завтра – амнистия, он уже, смотришь, на свободе. Поэтому торопиться не надо, надо вернуть обществу полноценного человека, хотя амнистия нужна, согласен.

И, наконец, про сизифов труд. Сизифа, как известно, боги наказали за плохое поведение, вот он камень катил, а потом этот камень опять внизу. А работа правозащитных организаций, правозащитников – это для них, насколько я понимаю, не наказание, это удовольствие, судьба, призвание, миссия. Поэтому с большим уважением отношусь ко всему, что Вы сказали, но вот в этой части позволю себе с Вами подискутировать.

Спасибо большое.

Борис Юрьевич, пожалуйста.

Б.ТИТОВ: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, уполномоченные!

Наш институт – самый молодой из всех институтов по защите прав. Два года нам, чуть больше двух лет, но тем не менее мы уже вполне сформировавшийся институт. У нас 85 региональных уполномоченных, уже во всех регионах нашей страны есть к кому обращаться, если права предпринимателя нарушены. К сожалению, пока в шести регионах ещё на общественных началах, но скоро мы их тоже утвердим, и они будут уже государственными служащими.

К сожалению, пока ещё не всё решено, конечно, по обеспечению деятельности в 20 регионах, как Элла Александровна и говорила, у нас, к сожалению, пока власти не обеспечили аппаратами работу наших уполномоченных. Но нам в этом смысле помогает наша активная работа с общественными организациями, с общественниками. И надо сказать, что у нас только на федеральном уровне работает 32 общественных представителя омбудсмена, это прописано прямо в законе, что есть такая позиция, как общественный представитель омбудсмена, уполномоченного.

И что очень важно, нам помогает экспертное сообщество: это юридические компании, адвокатские бюро. Они отдают бесплатно свои знания, свой профессионализм, своё время на работу с предпринимателями. Уже работают 56 таких организаций на федеральном уровне и более двухсот – на региональном.

Надо сказать, что мы и на местном уровне тоже уже начали двигаться вперёд, и у нас работают 1056 муниципальных, но на общественных началах, муниципальных уполномоченных. И самое главное, у нас есть закон, этот закон был принят в мае прошлого года, это федеральный закон. Сегодня мы узнали, а вчера был принят 81–й региональный закон в Саратовской области, то есть 81 уже региональный закон.

Конечно, я прежде всего хотел бы сегодня, пользуясь этой возможностью, поблагодарить наших общественников, которые сегодня, к сожалению, не здесь, не в зале, но тем не менее несут очень большую работу по помощи нашему институту, для того чтобы справедливость для предпринимателей восторжествовала.

Всем этим коллективом нам удалось за это время обработать, закрыть 7983 обращения. Всего 10 572 обращения к нам поступило, то есть 76 процентов обращений мы уже, в общем, обработали, то есть есть определённая результативность. Хотя 1712 обращений, а вы понимаете, это почти 16 процентов, – это те обращения, которые связаны с уголовным преследованием бизнеса. К сожалению, пока таких результатов мы не достигаем. На сегодняшний день 16 человек нам удалось освободить, потому что все обвинения были сняты или уголовные дела были закрыты, или они были даже отпущены из мест лишения свободы.

Надо сказать, что не всем мы уже нравимся. На нас идут в суд, Владимир Владимирович, и пока ещё таких мало, конечно, случаев, но уже один раз на уполномоченного и два раза на региональных уполномоченных обращались в суд, прежде всего с заявлением об обжаловании бездействия, вернее, действий уполномоченного прежде всего, один раз бездействий, но пока все решения судов в нашу пользу.

Конечно, обращения для нас самая важная работа, но всё-таки нам приходится много заниматься системными вопросами, потому что исходя из обращений, которые к нам поступают, мы делаем выводы о системных проблемах. В этом смысле, конечно, нам тоже что-то удаётся сделать.

Прежде всего мы почти сразу после создания института работали, и благодарим Вас, что Вы подписали в 2012 году так называемый 5–й закон по гуманизации уголовного законодательства в экономической сфере, который касался специальных предпринимательских статей, частно-публичного характера возбуждения уголовных дел по экономическим статьям.

Мы, конечно, с гордостью благодарим Вас за то, что Вы согласились и дали своё согласие на амнистию для предпринимателей. И надо сказать, что она состоялась, 2466 человек было амнистировано. Это, наверное, самое важное, в общем, событие, самое важное достижение, которое было нами реализовано за это время.

Конечно, мы продолжаем работу, и мы сегодня Вам подготовили первый в этом году доклад. В этом докладе было 217 инициатив, и надо сказать, что многие их них уже реализованы. Если в 2010 году Послание можно было назвать Посланием для детей, то это Послание в полной мере, я думаю, можно назвать Посланием экономическим, Посланием для бизнеса. И мы хотим поблагодарить Вас, потому что там столько было решений, которые для нас являются очень важным и сигналом, и инструментом, чтобы развиваться, инвестировать экономику страны, и реально эти многие предложения будут очень полезны для российских инвесторов.

Но и Правительство тоже работает. Вы поручили Правительству работать над нашими предложениями из доклада. Мы провели большую работу, больше 20 межведомственных совещаний в Правительстве было. Вчера подписаны поручения Правительства по всем нашим предложениям, и они сегодня находятся в работе.

Тем не менее предложений пока ещё много нереализованных. Конечно, на первое место я хотел бы поставить вопросы, связанные всё-таки с уголовным преследованием, потому что для нас это серьёзная проблема. Пока ещё не всё решено, хотя было пять пакетов. Стало намного лучше, стало меньше возбуждаемых уголовных дел по экономическим статьям. Отдельная предпринимательская статья – 159.4, по ней возбуждается. В прошлом году по ней было возбуждено 4 тысячи уголовных дел. Но тем не менее ещё пока не все проблемы решены.

Я хочу сказать, что мы провели исследование, которое мы заказали. И по этому исследованию с экспертами, эксперты не только предприниматели или юристы, эксперты из прокуратуры, из правоохранительных органов отвечали на вопросы, пока ещё 56 процентов экспертов считают ведение бизнеса в России делом пока небезопасным. Поэтому мы хотели бы предложить всё-таки, Владимир Владимирович, Вам принять шестой пакет по гуманизации уголовного законодательства в экономической сфере.

В этот пакет мы прежде всего хотели бы предложить внести вопросы, связанные с кратными штрафами для предпринимателей. То есть когда впервые совершается преступление, дать возможность не применять наказание, связанное с лишением свободы, а ограничиться или штрафами, или исправительными работами, тем более что такие нормы сегодня действуют для чиновников.

Мы бы хотели стать полноправными участниками уголовного процесса. Сегодня мы уже 110 раз участвовали в различных судебных заседаниях как уполномоченные. Но, к сожалению, сегодня судьи принимают решения исходя из собственных каких-то мотивов, а мы бы хотели, чтобы это наше право – участие в судах в качестве защитника – было предусмотрено в законе. Это тоже очень важное для нас решение.

Конечно, есть ещё ряд предложений в области экспертизы и участия уполномоченных в этом процессе, потому что экспертизы сегодня не всегда носят равный характер – экспертиза следствия и экспертиза защиты. Ну и вопросы, связанные преюдицией. В общем, если можно было бы, мы подготовили бы этот пакет, Владимир Владимирович, на Ваше рассмотрение, тем более что мы уже опыт такой работы имеем, очень положительный.

Второй вопрос, который Вы вчера поставили первым вопросом в Вашем Послании, – это вопросы проверок, вопросы контрольно-надзорной деятельности. Я должен сказать, что это действительно важнейшая проблема для предпринимателей. Я не хотел бы сейчас останавливаться на описании проблемы, Вы вчера очень подробно об этом говорили и очень ясно, но тем не менее всё-таки на одном – что количество внеплановых проверок, Владимир Владимирович, почти догнало количество плановых проверок.

А ещё есть проверки по заявлению граждан, которые мы не всегда можем найти после того, как уже проверка началась, ещё административные расследования, мониторинг и многие другие виды проверок. Всё это, затраты на контрольно-надзорную деятельность в стране, – Высшая школа экономики дала свою оценку, – составляет чуть более двух процентов от ВВП.

Поэтому, конечно, нам сегодня необходимо было принять решение о том, чтобы сократить количество проверок, Вы назвали это реестром, мы действительно сегодня много работаем над подготовкой этого решения по реестру всех проверок. Действительно, проверки должны осуществляться в публичном плане, тем более что у нас как у уполномоченных тоже по закону есть право участия в проверках, 117 раз мы участвовали уже в проверках. Это решение выносится в Государственную Думу, и единственное, что сейчас обсуждается, два момента.

Реестр должен быть и для плановых проверок, и для внеплановых тоже, потому что там есть мнение о том, что надо только плановые проверки туда вводить. И кроме этого, вводить информацию о проверке проверяющие организации должны или до начала проверки, или сразу после начала, а не после завершения её результатов, потому что сейчас тоже идёт дискуссия в Правительстве по этому вопросу.

Ещё что я хотел бы в этой связи сказать, что у нас, к сожалению, идёт очень большая законодательная инициатива по увеличению видов проверок и штрафов. Только за 2014 год у нас в Государственную Думу было внесено 70 законодательных инициатив, касающихся Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, которые ухудшают положение бизнеса.

Пример одной такой достаточно экзотической законодательной инициативы: предлагается дополнить КоАП Российской Федерации статьёй 5.64, предусматривающей ответственность за невыполнение требований законодательства об обязательности соблюдения требований закона о высоте расположения мест взаимодействия с гражданами. Чтобы объяснить – это прилавок или окошко, то есть должна регламентироваться высота прилавка или окошка для малого бизнеса. Вы знаете, какой штраф предлагают? От 50 до 100 тысяч рублей.

Для того чтобы этого не происходило, очень важно нам иметь своё слово в процессе принятия этих решений. К сожалению, есть система оценки регулирующего воздействия, но многие законы, к сожалению, походят мимо нас как института уполномоченного, хотя экспертиза у нас очень хорошо сегодня построена. Я говорю, что общественных организаций вокруг нас и бизнеса, которые могут сказать своё слово и выразить своё мнение, экспертное мнение, очень много.

Поэтому что мы хотели бы предложить? Если возможно, дать поручение Правительству отсылать все законодательные инициативы, законопроекты, которые ими принимаются, обсуждаются, когда оно рассылается на отзыв в ФОИВы, в министерства и ведомства, рассылать также и нам. По закону у нас есть право давать заключения на правительственные законопроекты, но просто мы должны о них знать. Поэтому если у них будет такое поручение нас включить в рассылку, то у нас будет такая возможность.

Я хотел бы сказать, что ещё, конечно, есть проблемы малого бизнеса. Мои товарищи меня поддержат, наверное, сегодня. Я хотел бы потом передать слово нашим уполномоченным в этой связи. Хотел бы ещё одно всё-таки сделать предложение.

Мы услышали очень много от Вас предложений вчера в Послании. Идёт и текущая очень большая работа по поддержке бизнеса, создаются институты в поддержку бизнеса, АСИ работает по своим дорожным картам, по деловому климату. Но все эти предложения работают достаточно каждый в своём направлении, иногда без определённой координации.

Поэтому нам бы хотелось предложить, чтобы всё-таки мы подумали о программе, в которую бы включили все эти направления, программе развития предпринимательства, бизнеса у нас в стране, которая бы учитывала и координировала все эти направления в рамках этой программы и в которую были бы включены не только эти направления, но и вопросы, связанные с тарифами, с денежно-кредитной политикой страны, вопросами, связанными с налоговой системой, потому что налоги, конечно, очень большие. Спасибо за вчерашнее решение, мы очень ждали этого решения, оно состоялось, тем более не три года, а четыре года, мы просили три в нашем докладе.

Но вместе с тем нужно продумать налоги как стимулы для притока инвестиций, различного легатирования новых технологических производств. Мы не понимаем в макроэкономике, но у бизнеса есть свои возможности, свой профессиональный опыт в создании экономических проектов. Мы могли бы собраться и вместе с Правительством подумать о создании такой программы, которая, мне кажется, сегодня была бы очень необходима.

Тем более что я говорил о том, что у нас было экспертное исследование, очень оптимистичной звучит одна цифра: среди тех предпринимателей, которые подверглись преследованию, в том числе и уголовному преследованию, 67 процентов предпринимателей, которые потеряли свой бизнес, сказали, что они всё равно готовы при решении их проблем продолжать свой бизнес. Представляете, какое есть предпринимательское желание, предпринимательская энергия, которая всё равно будет инвестировать, делать бизнес! Это называется как раз предпринимательская инициатива.

Спасибо большое. И мне бы очень хотелось, чтобы это решение состоялось. Спасибо.

В.ПУТИН: Если позволите, это уже маленькие комментарии.

Во-первых, мне приятно, что Вы вспомнили про амнистию для предпринимателей. Мы помним, как непросто дискуссия развивалась и сколько представители власти выслушивали критических замечаний в свой адрес, и всё-таки мы нашли, – и я в свой адрес тоже наслушался в этой связи немало, – но всё-таки мы нашли взвешенный подход, который оказался сбалансированным. Я думаю, что мы и дальше в таком же ключе, слушая и слыша друг друга, будем решать все проблемы, которых там, конечно, очень много.

Теперь по поводу ряда предложений, которые сейчас прозвучали. Они все здравые, конечно, абсолютно согласен, но, естественно, всё это вещи серьёзные, они требуют проработки на экспертном уровне, на правительственном уровне. Я сейчас не буду вдаваться в детали, вот реестр для плановых, но и внеплановых проверок. Это надо обсудить, в принципе, наверное, это правильно – уж если реестр, так общий реестр, но надо понимать, что происходит в этой проверочной деятельности в целом, и другие вопросы. Конечно, нужно, но мы так и делаем – привлекаем бизнес к подготовке правовых актов, которые влияют на развитие экономики. И, по-моему, с тем объединением, которое Вы раньше возглавляли, – с «Опорой России», «Деловой Россией», – мы и с «Опорой», и с «Деловой Россией» в контакте, с самым крупным нашим предпринимательским объединением, которое Шохин возглавляет. Наверное, встречаются такие вещи, как проект, о котором Вы сейчас упомянули, что высота прилавка должна соответствовать определённому уровню. Может быть, в этом тоже есть какой-то смысл, понимаете, но, конечно, надо исходить из здравого смысла с точки зрения этих штрафных санкций. Всё это, конечно, нужно делать в контакте с предпринимательским сообществом, ну и с Правительством, и с общественностью.

Скажем, я знаю о предложении виноделов, допустим, разрешить продажу вина с неподготовленных площадок. Считай, с грузовиков прямо. Мы так с вами полстраны отравим. Хорошо, у вас ведущее объединение – «Абрау-Дюрсо», рекомендую всем, хорошая продукция, Борис Юрьевич там старается, производит, порадует нас скоро к Новому году, шампанским я имею в виду. Ну а ведь, кроме вас, ещё всякую производят продукцию. Если мы будем по предложению Ваших коллег с грузовиков, с неподготовленных площадок торговать, я же говорю, точно полстраны отравим. У предпринимателей есть свои корпоративные интересы, интересы своего бизнеса, нужно, чтобы они сочетались с интересами общества в целом. Конечно, только совместно обсуждая все эти проблемы, можно их должным образом и решить.

Я в связи со вчерашним Посланием обратил бы внимание на две вещи.

Первая – это тоже амнистия, но амнистия капитала, и надеюсь, что это будет действенной мерой в борьбе с офшорами и в борьбе за деофшоризацию российской экономики. И здесь просто хотел бы и Вам, Борис Юрьевич, сказать, и всем предпринимателям страны: мы, конечно, должны принять будем взвешенный закон по этому поводу, и я лично буду следить за его исполнением, с тем чтобы никто его не нарушал. И будем мгновенно реагировать на возможные нарушения вплоть до принятия кадровых решений, потому что или мы сделаем это грамотно, последовательно, жёстко и проведём эту линию до конца, или ничего не получится. Вот это понимание в Правительстве и в Администрации Президента, и у Председателя Правительства, у меня, у нас у всех есть. И мы намерены подойти к этому самым серьёзным образом.

И, наконец, самое главное, я уверен, что как раз вы на это и обратили внимание, главный месседж Послания в экономической части, – а оно, это Послание, было, конечно, главным образом, посвящено экономике, развитию экономики, – главный сигнал как раз и заключался в том, что мы в современных условиях делаем выбор не в сторону дополнительного и часто неэффективного регулирования, хотя оно, безусловно, нужно, и оно будет оставаться там, где это нужно, но всё-таки главное, на что мы делаем упор, – на свободу предпринимательства. И рассчитываем, что, внедряя этот дух свободы предпринимательства, внедряя соответствующие инструменты, мы сможем сделать существенный шаг в развитии национальной экономики.

Разумеется, то, что Вы сейчас сказали по поводу плана, касающегося перспектив развития, конечно, мы будем поддерживать, я думаю, надо это проработать. Правда, у нас есть предпринимательская инициатива, есть те инструменты, которые предлагает АСИ и предпринимательские структуры, и Правительство предлагает, можно это, конечно, систематизировать в ту стратегию развития, о которой Вы сейчас сказали.

Спасибо.

Уважаемые коллеги, если есть что-то, что вы хотели бы добавить, о чём-то сказать, сформулировать какие-то предложения – пожалуйста, прошу.

Л.АЛЕКСЕЕВА: Прежде чем начать своё выступление, Владимир Владимирович, я хочу Вас поблагодарить за распоряжение поставить памятник жертвам политических репрессий в Москве и за то, что Вы быстро и положительно относитесь к предложениям нашей рабочей группы по этому памятнику. Этот памятник, я верю, ждут миллионы и миллионы наших граждан, его давно бы пора поставить в Москве, а теперь я верю, что 30 октября следующего года такой памятник будет.

А теперь моё выступление.

Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги!

Сегодня 5 декабря. Это для правозащитников очень знаменательный день. 5 декабря 1965 года считается днём рождения правозащитного движения в нашей стране, потому что в этот день впервые в Советском Союзе состоялся митинг в Москве под правозащитными лозунгами с требованием гласности суда и со ставшим всемирно известным нашим лозунгом: «Уважайте советскую Конституцию!»

Уважение Конституции, призыв к её исполнению – это постоянное требование правозащитного движения в нашей стране. Уже нет Советского Союза, мы живём в Российской Федерации, но до сих пор смысл и пафос нашего правозащитного движения в защите Конституции и в требовании её неукоснительного соблюдения.

Сегодня у меня имеется редкая возможность обратиться к Вам по поводу наших наболевших проблем. Считаю самой больной проблемой то, что у нас нет справедливого, квалифицированного суда. По мнению респондентов, которые отвечали этой осенью на вопросы «Левада-центра», в какой степени заслуживает суд наш доверия, 26 процентов ответили «вполне заслуживает», 45 процентов – «не вполне заслуживает», 17 процентов – «совсем не заслуживает», и 12 процентов затруднились с ответом.

Таким образом, 62 процента респондентов имеют претензии к нашему суду, и это очень тревожный сигнал. По мнению знающих людей, не только тех, кто прошёл тюрьмы и лагеря, но и по мнению сотрудников пенитенциарной системы, я на эту тему не раз с ними беседовала, примерно каждый третий среди находящихся в заключении не совершал те преступления, за которые он был осуждён судом.

Владимир Владимирович, поставьте себя на место этих людей. Что они думают не только о суде, но и о власти, при которой возможна такая несправедливость? А через суды у нас проходят ежегодно сотни тысяч людей. И вместе с членами семей, вместе с друзьями это огромная часть нашего народа.

Понимаю, что исправить наш суд в одночасье невозможно, но можно быстро и в полном соответствии с нашей Конституцией вернуть прежние полномочия суду присяжных. Суд присяжных – это участие граждан во власти, в данном случае судебной власти.

Господин Президент, социологические опросы свидетельствуют, что Вас поддерживает абсолютное большинство наших граждан – Вам ли не верить такому народу? Пусть наши граждане в роли присяжных исправят то, что натворили профессиональные судьи, и вернут доверие народа нашему суду. Тем самым они поднимут авторитет власти не только судебной.

До 2009 года в ведении суда присяжных было рассмотрение дел по 47 статьям Уголовного кодекса. Начиная с декабря 2008 года в несколько приёмов из ведения суда присяжных были изъяты дела по 24 статьям, то есть половина всех ранее подсудных этому суду дел, в том числе преступления против правосудия, транспортные преступления, взятки. Права на суд присяжных лишились подростки, женщины, обвиняемые в убийствах и других особо тяжких преступлениях.

Владимир Владимирович, если Вы внесёте это предложение в Думу, я не сомневаюсь, что Дума его примет. Такой суд станет чаще выносить оправдательные приговоры, станет более справедливым и более человечным. И от этого выиграют и граждане, и власть. Пожалуйста, Владимир Владимирович, верните нам суд присяжных в полном объёме.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Людмила Михайловна, мы все относимся к Вам с очень большим уважением, и нет сомнений в том, что всё, что Вы говорите, идёт от сердца и продуманно. Вместе с тем сказать, что наш суд является и непрофессиональным, и несправедливым, мне кажется, это такое правозащитное преувеличение.

Суд наш работает очень ритмично. Это система, которая имеет глубокие корни и не лишена целого ряда проблем так же, как и любая судебная система практически любого государства. Вы сказали, что 17 или 20 процентов граждан опрошенных считают, что суд вполне заслуживает уважения, 47 – не вполне заслуживает. И на этом основании Вы сделали вывод, что 62 процента имеют претензии к суду. Можно сказать и по-другому, что 62 процента считают, что суд заслуживает внимания, но что-то есть в его работе, что вызывает нарекания.

Но я с Вами полностью согласен в том, что мы, безусловно, должны совершенствовать нашу судебную систему, причём совершенствовать её именно как независимую ветвь власти. От этого в значительной степени в будущем будет зависеть устойчивость нашего государства. Чувство справедливости, которое возникает у гражданина после рассмотрения в суде его дела, является чрезвычайно важным для общего самочувствия государства, для его устойчивости.

Суд присяжных у нас есть, но действительно его возможности ограничены, и связано это прежде всего, конечно, с финансовыми ограничениями, потому что суд присяжных – это достаточно дорогой институт. Сейчас он работает по наиболее общественно опасным составам [преступлений]. Хотя думаю, что Вы правы, нам надо расширять возможности суда присяжных, и, конечно, мы будем над этим работать.

Здесь коллега сейчас сказал, что одна из идей заключается в том, чтобы вернуть в судебное заседание народных заседателей. Можно и так, надо вместе подумать, хотя, конечно, самое прямое решение вопроса – это полноценный суд присяжных. Обязательно об этом будем думать, и не только думать, но и будем работать в направлении расширения возможностей суда присяжных. Это точно будем делать, мы понимаем важность этой работы. Надеюсь, что Вы ещё обратите внимание на то, что этот процесс развивается в положительном ключе и в нужном направлении.

Спасибо большое.

Л.РОМАНОВА: Людмила Романова, Владимирская область, Уполномоченный по правам человека.

Уважаемый Владимир Владимирович, коллеги-правозащитники!

Владимир Владимирович, пару лет назад Вы сказали, что каждый рубль, вложенный в социальную сферу, должен производить справедливость. Конечно же, все последующие действия были направлены на достижение этих целей.

Но мы, уполномоченные, не можем пройти мимо тех жгучих проблем, которые сегодня сотрясают наше общество. Особая обеспокоенность уполномоченных, моих региональных коллег: нас беспокоят вопросы сельского здравоохранения, доступности медицины на селе. Люди не понимают обещаний высокотехнологичной помощи в районном центре, если в их посёлке нельзя купить лекарство или получить первую медицинскую помощь.

Вот сейчас Элла Александровна [Памфилова] правильно отметила важность диалога власти и общества. Но, на наш взгляд, этот диалог должен начинаться на этапе намерений. Власти должны объяснять людям цели и задачи ещё только планируемых реформ. Они должны объяснить: как жить в переходный период, каковы социальные последствия тех реформ, которые предполагаются, и тем самым разделить свою ответственность вместе с обществом.

Кроме того, доверие власти и общества, наверное, ещё определяется объёмом тех социальных обязательств, которые взяло государство на себя и обязано выполнять. Я говорю о самой сложной и самой многочисленной социальной группе – это инвалиды, их вопросы мы рассматривали и на форуме действий Народного фронта, и на Международной конференции уполномоченных по правам человека в Калуге, выработали массу предложений.

Действительно, проблем тут масса. Допустим, возьмём службу медико-социальной экспертизы. Вы знаете, как её в народе зовут? «Сталинские тройки» – этим всё сказано. Пора действительно реформировать эту службу, необходимо усовершенствовать законодательство в сфере обеспечения [граждан] средствами реабилитации. Конечно, мы знаем, что сейчас готовится масса нововведений в этом плане, многие мои коллеги, уполномоченные, правозащитники четыре года работали над этим. Но, возвращаясь к необходимости диалога, здесь важно выверить шаги и провести мониторинг, как новые меры будут восприняты, как они реально будут работать на социальную справедливость.

Другой пример. Семьи, воспитывающие детей-инвалидов. Мама, обеспечивающая уход за своим ребёнком-инвалидом, получает пять с половиной тысяч рублей с 2013 года. Спасибо Вам за это, это действительно большая помощь для этих очень небогатых семей. Но что получается? У ребёнка пенсия – двенадцать, у мамы – пять с половиной. Мама что, живёт на иждивении своего больного ребёнка? Почему бы нам не дать ей возможность частичного заработка? Это сохранило бы и её профессиональную квалификацию, вывело бы эту семью из нищеты. На это не нужны дополнительные бюджетные вливания, это, наоборот, сэкономит нам бюджетные средства, потому что, если мама решит сдать ребёнка в интернат, государству это обойдётся не менее 30 тысяч в месяц. Это маленькая социальная справедливость для отдельно взятой семьи.

А если мы проговорим о доступной среде для инвалидов, – замечательная государственная программа, но она не действует в десяти регионах Российской Федерации. Наше мнение, Владимир Владимирович: необходимо распространить действие этой программы на территории всей Российской Федерации. О проблемах инвалидов, которые за колючей проволокой, говорить не приходится, а их 20 тысяч на сегодня, 500 инвалидов первой группы. О доступной среде там приходится действительно просто мечтать, и вопросы оформления инвалидности, обеспечения средствами реабилитации, эти вопросы настолько громоздки, неповоротливы и объёмны, что с ними нужно работать начиная прямо с сегодняшнего дня.

Сегодня практически каждый выступающий, переходя на тему ФСИН, говорил, – каждый со своей стороны, – о необходимости реформы пенитенциарной системы. Это действительно так, проблем очень много. У нас с каждым годом растёт смертность среди заключённых, 90 процентов умирают в основном по болезни, а тем не менее наши суды по-прежнему отказываются освобождать тяжелобольных заключённых. Почему – это вопрос, на который нам всем предстоит дать ответ.

Другая проблема – проблема замалчивания преступлений против личности в учреждениях ФСИН. Нужно этим заниматься всерьёз, и для этого вопросы переаттестации сотрудников ФСИН, введения службы пробации, на наш взгляд, взгляд региональных уполномоченных по правам человека, очень важны и актуальны.

И напоследок, наверное, хотелось отметить, что действительно, несмотря на всю критику ФСИН, в плане гуманизации сделано много, ещё больше предстоит нам всем вместе сделать.

Владимир Владимирович, пользуясь случаем, хотелось бы поблагодарить Вас за своего земляка, владимирца, Дмитрия Максимова, которого Вы помиловали. Элла Александровна, спасибо и Вам. Для нас, жителей Владимирской области, это общая, общественная победа, это сплотило всё наше гражданское общество.

В своём выступлении, Владимир Владимирович, Вы сказали, что хотели бы слышать мнение уполномоченных по правам человека о том, как мы относимся к тем поправкам в Федеральный конституционный закон об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации. Вы знаете, для нас для всех очень важно тесное взаимодействие с федеральными территориальными органами власти. В этом ключе важно, чтобы мы работали в едином правовом поле, которое действовало бы на всей территории Российской Федерации. Уполномоченный по правам человека – это не вертикаль власти, это горизонтальный уровень, и поправки в этот закон усилят наши возможности, помогут нам защищать права человека, спасти его от произвола и вместе строить социальную справедливость.

В.ПУТИН: Вы подняли столько важных вопросов и таких острых. Безусловно, каждый из этих вопросов достоин отдельного рассмотрения, мы просто в рамках сегодняшней беседы, наверное, не сможет подробно разобрать каждый из них. Но, скажем, семьям мы начали платить пять с половиной тысяч, мамам, которые ухаживают за больными детьми, но, конечно, лучше бы платить какую-то заработную плату.

То есть речь идёт просто о повышении выплат из бюджета, и хотелось бы не пять тысяч, а десять или пятнадцать, и так далее. Вы сказали, что это не потребует дополнительных расходов, но это потребует дополнительных расходов. Как бы мы что ни говорили, это прямые выплаты из бюджета.

Мы сделали этот первый шаг, по мере возможности будем делать и второй, и третий. Но когда законодатель принимал вот это решение, видимо, исходил из того, что всё-таки в семье кто-то работает и приносит какую-то заработную плату в семью, родители не являются иждивенцами у больного ребёнка, который 12 тысяч получает. Эти 12 тысяч надо бы увеличить, и по уходу [за ребёнком] надо увеличить.

Конечно, нужно создать безбарьерную среду в местах лишения свободы. К сожалению, мы пока ещё не смогли создать безбарьерную среду в большинстве наших городов, не только в местах лишения, но и там, где просто люди, не совершившие никакого правонарушения, живут. Уже говорил об этом, Правительство приняло такое решение, эти деньги заложены в бюджет. Мы продолжим осуществление программы по безбарьерной среде.

То, что Вы сейчас обратили внимание на то, что необходимо это делать в местах лишения свободы, это правильно, это абсолютно точно наше упущение, что мы об этом никогда не только не говорили, но и не думали. Как минимум при строительстве новых учреждений, конечно, об этом нужно заранее подумать, потому что это не так уж и дорого, а для людей это многого стоит. Поэтому просто хочу Вас поблагодарить за то, что Вы на это внимание обратили. Так что будем трудиться.

Конечно, такие вопросы, как доступность медицинской помощи, особенно на селе... Вы знаете, что когда мы проводили программу улучшения ситуации в первичном звене здравоохранения, то большую часть средств как раз предусмотрели для села. Не везде, не в каждом субъекте это получилось, но тем не менее, безусловно, абсолютно точно это не должно выпадать из поля нашего зрения в будущем и не будет выпадать.

Спасибо.

Л.АБАЗАЛИЕВА: Лариса Хасанбиевна Абазалиева, Уполномоченный по правам ребёнка в Карачаево-Черкесской Республике.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В своём выступлении я хотела рассказать о развитии института уполномоченных по правам ребёнка в Северо-Кавказском регионе.

В мае 2010 года состоялась инспекционная поездка Уполномоченного при Президенте по правам ребёнка Павла Алексеевича Астахова по всем регионам Северо-Кавказского федерального округа. В результате проверки более чем в 50 детских учреждениях были выявлены как общие, так и специфические проблемы, существующие в сфере защиты детства в каждом из наших регионов. Прежде всего это касалось нехватки квалифицированных кадров, отсутствия методической литературы, зачастую низкой правовой грамотности специалистов, которые работают с детьми. Особенное беспокойство вызывал тот факт, что в нашем регионе очень высокий процент детской инвалидности, и при этом отсутствовала инфраструктура, необходимая таким особым детям.

Все эти замечания определили вектор работы уполномоченных по правам ребёнка в субъектах СКФО на последующие годы. Уже в 2010 году в Ставропольском крае уполномоченные по правам ребёнка появились в каждом муниципалитете, а затем и в образовательных учреждениях. Традиционными стали летние университеты, когда уполномоченные по правам ребёнка получают знания о новых технологиях и методиках работы с детьми. Появились уполномоченные по правам ребёнка в образовательных учреждениях Республики Дагестан. На мой взгляд, это особенно важно, учитывая, что значительная часть детей живёт в высокогорных аулах и селениях. В 2014 году уполномоченные по правам ребёнка появились во всех школах в Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республиках.

Что касается нашего института, то он не подменяет другие формы защиты детства, но мы открыты для сотрудничества со всеми. Именно поэтому на наши съезды уполномоченных приглашались специалисты опеки, комиссий по делам несовершеннолетних, других ведомств, которые работают в этой сфере. Этот импульс взаимодействия передаётся в регионы, что очень помогает нам в совместной работе.

Одна из самых главных задач уполномоченного по правам ребёнка, на мой взгляд, – это создание такой информационной среды в регионе, когда в решение проблем детства вовлекаются все. Именно мои коллеги стали первыми проводниками идеи инклюзивного образования в регионах. Это уже даёт свои первые плоды. Например, в моей родной Карачаево-Черкесии в 2014 году, который был объявлен Годом людей с ограниченными возможностями и детей-сирот, не только реализуется пилотный проект «Доступная среда», но и открылись первые инклюзивные классы. Всё это даёт нам такое ощущение оптимизма – проблемы, да, у нас сложные, но они решаются и решаются всеми нами вместе.

Мы жадно впитываем опыт других регионов, но и Северному Кавказу есть чем поделиться, потому что именно Северный Кавказ – тот регион, в котором самый низкий процент социального сиротства и самые высокие показатели устройства детей в семьи.

Несколько примеров. Например, в Чечне и в Ингушетии нет ни одного детского дома, все дети нашли свою семью. В Республике Дагестан сейчас идёт перепрофилирование последнего детского дома в центр сопровождения семьи. В моём регионе остался один детский дом. Благодаря декабрьским указам в моей республике за год в два раза увеличилось количество усыновлений. Это притом, что – я поинтересовалась историей этого вопроса и выяснила, – за 15 лет в нашей республике был единственный случай иностранного усыновления. Таким образом, эти цифры, мне кажется, лучше, чем любые слова, говорят о том, что решение проблемы сиротства, оно здесь, на Родине, а не где-то далеко и за океаном.

Кроме этого, мне кажется, что опыт наших регионов в плане сохранения семьи, профилактики социального сиротства может быть применён во всех регионах нашей страны. Именно поэтому в Грозном была проведена всероссийская конференция «Крепкая семья – основа России», где анализировался опыт всех наших регионов и способы его внедрения по всей нашей большой и многообразной стране.

Ещё четыре года назад каждый из моих коллег слышал о том, что не будет ли институт уполномоченного по правам ребёнка подменять уже существующие формы защиты детства. Существовали страхи, опасения, целесообразно ли существование нашего института. Время, на мой взгляд, доказало, что эти страхи и опасения были напрасны.

В.ПУТИН: Спасибо.

Собственно говоря, мне почти нечего комментировать, кроме одного: я хочу подтвердить, что Северный Кавказ в этом случае и по этой проблематике действительно является примером для подражания для очень многих регионов Российской Федерации. Имею в виду крепкие так называемые традиционные семьи и очень бережное отношение к детям.

Действительно, все дети находят родителей, все дети находят семьи, которые их принимают как родных. Это традиционное отношение к детям, заботливое, семейное. Оно, конечно, очень важно не только для Кавказа, но и для всей страны. Неудивительно, что с Кавказа нет практически никакого иностранного усыновления. Не представляю себе, чтобы дагестанец или чеченец отдали бы за границу ребёнка, если у него есть дядя, тётя или даже более дальние родственники. Никуда не отдадут, только в семью.

И это очень серьёзная вещь, которую можно и нужно тиражировать. А в целом, я уже об этом говорил и когда коллега Астахов выступал, он вспоминал то, что было сказано вчера [в Послании Федеральному Собранию] в связи с конкурсом на рабочие профессии. Это не придумано. Действительно, три группы, на которые были разбиты конкурсанты (я это повторю) одна группа из [сотрудников] ведущих наших предприятий, и там очень большое количество было предприятий оборонного комплекса, то есть там высокие технологии внедряются. Вторая группа – это студенты и аспиранты вузов, причём старших курсов, и третья – старшеклассники, 14–17 лет.

Были задания, например, задания по компоновке космических аппаратов. Эти задания даже не могли дать рабочим из крупных наших предприятий, ни студентам-аспирантам, потому что они явно не справлялись. Дали детям 14–17 лет, они не только справились, но и баллов набрали больше, чем остальные две группы, выполняя не такие сложные задания. Это удивительно.

Вы знаете, в чём дело? Дело в том, что дети 14–17 лет, они ведь почти рождаются с компьютером в руках. А современное оборудование очень напоминает те, казалось бы, игрушки, которыми дети пользуются. Джойстики и прочие приспособления в современном оборудовании очень напоминают все эти игрушки.

Это просто другое поколение. Мы должны учитывать, имея в виду то, как строить воспитательный процесс, как профессионально ориентировать молодых людей, как подходить к процессу образования, воспитания.

Конечно, вопросы, которыми Вы занимаетесь, связаны, как правило, с болевыми какими-то точками, с защитой прав ребёнка, особенно тех детей, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Но конечная-то цель общая одна – вырастить ребёнка, воспитать, сделать его полноценным членом общества, дать ему возможность получить образование, востребованную специальность.

Здесь, конечно, я не жалею о том, что мы в своё время выделили эту работу в отдельное направление из достаточно большой массы проблем по правозащитной тематике, и, конечно, желаю вам успехов.

М.ШЕМИЛИНА: Марина Шемилина, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Приморском крае.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый президиум, коллеги!

Хотела бы ещё раз обратить внимание на то, что малый и средний бизнес, особенно малый бизнес, имеет огромную социальную составляющую. Именно малый бизнес – это самозанятость, это рабочие места, это предпринимательская инициатива, именно малый бизнес обеспечивает население повседневными товарами и услугами. И именно малый бизнес является подушкой безопасности в нестабильное экономическое время.

Владимир Владимирович, мы в этом году, наверное, как никогда ждали Ваше Послание. Не скрою, мы волновались, но надеялись, и большое спасибо, что мы были услышаны. Сегодня для бизнеса как никогда важно понимание стабильности и особенно налогового законодательства.

Сегодня мы вообще считаем, что государство, наверное, уже взяло всё что возможно от малого бизнеса, и любое повышение фискальной нагрузки приводит просто к обратным эффектам. Показательный пример, Вы прекрасно знаете, – 2013 год, когда с повышением страховых взносов у нас более полумиллиона индивидуальных предпринимателей прекратили свою деятельность. Это был самый малый бизнес, это был микробизнес.

Конечно же, вернуть этих людей сейчас в бизнес достаточно сложно, но мы считаем, что возможно. Для этого нужно создать достаточно простые условия вхождения в бизнес. Считаем, что введение патента для самозанятых без права найма работников и сохранение единого налога на вменённый доход для малых предприятий смогли бы решить эту проблему.

Сегодня законопроект о патенте для самозанятых принят в первом чтении Государственной Думой. Но, на наш взгляд, та форма, которая сегодня предлагается, не достигнет желаемого результата, потому что, если мы говорим о патенте для самозанятых, мы должны понимать, что это отдельный гражданин, который работает сам по себе, он не имеет в найме работников.

Введение каких-то дополнительных требований при получении патента, кроме как оплата патента, считается, наверное, ошибочным. Если мы заставляем самозанятого регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, регистрироваться в других фондах, дополнительной строкой вносим оплату страховых взносов, что сразу автоматически влечёт за собой подготовку и сдачу отчётности, то, конечно, привлекательность этого патента нулевая. Самозанятые, конечно, не будут приобретать патент и, извините, вместе с ним головную боль для себя, связанную с этой отчётностью. Поэтому получение патента должно быть максимально простым: пришёл, написал заявление, оплатил, получил патент – иди, спокойно работай. Только в такой форме патент для самозанятых сыграет свою роль.

Сегодня есть обеспокоенность и среди предпринимателей малых предприятий, которые не имеют права применять патентную систему налогообложения – предусмотренная Налоговым кодексом отмена единого налога на вменённый доход с 2018 года. Единый налог на вменённый доход – это очень лёгкая форма для малого бизнеса, она легко прогнозируемая и администрируемая. По сути, сегодня найден компромисс, и этой формой доволен сегодня и бизнес, и муниципальные власти. Конечно, мы считаем, что нужно сохранить эту форму после 2018 года, просто считаем это обязательным для сохранения именно стабильности малых предприятий.

Кроме этого, я ещё хочу сказать, Владимир Владимирович, о том, что на каждой встрече с предпринимателями, буквально в любом муниципалитете предприниматели поднимают вопрос, вернее, проблему высоких административных штрафов. Ситуация сегодня такова, что штраф, по сути, одинаков, например, для «Газпрома» и для маленькой пекарни или для ларька. Конечно, это мы считаем ненормальным.

Наряду с надзорными каникулами, о которых Вы вчера говорили, мы предлагаем уменьшить в два раза размер административных штрафов именно для малого бизнеса. Это как раз, наверное, помогло бы, потому что сегодня размер штрафов такой, что пара штрафов – и малый бизнес может быть просто разорён, а бывает иногда достаточно и одного штрафа.

Ещё вопрос, в решении которого мы хотели бы получить Вашу поддержку. Предприятия, предприниматели, работающие в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют сегодня дополнительную квазиналоговую нагрузку, связанную с обеспечением ими за свой счёт в полной мере государственных, я подчёркиваю, государственных гарантий наёмным работникам по выплате так называемых северных льгот.

Это приводит бизнес таких территорий к неконкурентоспособности. Более того, ситуация осложнилась тем, что с 2015 года предприниматели этих территорий обязаны будут оплачивать наёмным работникам расходы на оплату проезда к месту отпуска и обратно. Наши предприниматели говорят о том, что они просто физически не смогу исполнить эту норму. А это значит, мы либо опять загоним в «тень» предприятия, работающие на этих территориях, либо просто загоним в «тень» существующие сегодня легальные трудовые отношения.

Мы подготовили и направили в Правительство предложения, в которых просили зафиксировать размер оплаты «северных проездных» – мы так их между собой уже прозвали – и изыскать механизмы компенсации работодателям расходов на эти выплаты. Мы получили поддержку от Минэкономразвития и просим Вас, Владимир Владимирович, тоже нас поддержать в этом вопросе, потому что сегодня для предпринимателей, работающих на территории Крайнего Севера и приравненных к нему местностях, вопрос, особенно по «проездным», стоит очень остро.

В.ПУТИН: Спасибо.

Повышение социальных взносов сейчас комментировать не буду, так много мы в своё время об этом говорили, что, наверное, возвращаться к этому бессмысленно. Я думаю, что мы совершили две ошибки.

Первое: может быть, слишком высоко задрали, а потом взяли и отменили, что тоже не надо было, суетиться, а уж можно было довести до конца. Если уж приняли решение, самое главное здесь стабильность, даже такая, хотя она не самая лучшая в данном случае, но лучше было бы, так сказать, заранее объявить, что тогда-то будет то-то. Постоянное движение то туда, то сюда – это самое худшее, что можно придумать. Как вы слышали вчера, и вот сейчас об этом ещё раз упомянули, мы объявляем о четырёхлетних каникулах, особенно для предприятий, которые начинают с нуля, для малого и среднего бизнеса в том числе.

Есть ещё одно нововведение – это обязательные закупки государственными компаниями и компаниями с госучастием у малого и среднего бизнеса услуг и товаров на определённый объём. Важно, чтобы и вот эти, и другие инновации были, конечно, реализованы. Вот это самое главное. Вот если мы сможем администрировать, довести до конца, то я думаю, что эффект, безусловно, будет положительный.

Теперь по поводу так называемых северных льгот различных, в том числе и проезда к месту отдыха работников. Надо подумать, конечно, это дополнительная нагрузка, решить эту проблему с помощью компенсаций – это всё равно что для всех людей, которые живут «на северах», ввести проездные, как для военнослужащих из дальних гарнизонов. Это невозможная нагрузка для бюджета просто, мы бюджет убьём просто, понимаете? Но то, что нужно найти какой-то способ, который облегчал бы ситуацию, особенно для малого и среднего бизнеса, – вот это хочу подчеркнуть, – наверное, это нужно сделать. Вы знаете, это тонкая сфера, лучше мне даже не формулировать своего отношения к этому делу. Я только скажу, что я считаю, что Вы правы в том смысле, что нужно обязательно посмотреть на этот вопрос как на проблему, которая создаёт дополнительные сложности для бизнеса, в том числе для малого и среднего бизнеса.

Подумаем обязательно. Я Вас прошу Ваши предложения сформулировать, через Бориса Юрьевича передать, и как поручение отдельное Правительству это будет направлено для проработки.

Спасибо большое, что обратили на это внимание.

Что касается налога на вменённый доход и патента. И предполагалось, что патент заменит налог на вменённый доход. Но согласен с Вами в том, что патент эффективно будет работать только в том случае, если он будет максимально разбюрокрачен, максимально разбюрокрачен. О самом налоге на вменённый доход ещё подумаем, Правительству я переадресую это предложение, хотя оно известно. Но что касается патента, это точно совершенно, – эффективно будет работать только тогда, когда этот инструмент будет прост, понятен и легкореализуем. Постараемся именно так и сделать.

Спасибо.

С.ЖУКОВА: Светлана Леонидовна Жукова, Уполномоченный по правам ребёнка в Хабаровском крае.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Спасибо Вам огромное за внимание, которое Вы уделяете институту детских правозащитников. Для нас, дальневосточников, это особенно важно, потому что иногда из-за разницы во времени мы просто не можем даже посоветоваться с коллегами. Поэтому та методическая и координационная работа, осуществляемая аппаратом Уполномоченного при Президенте Российской Федерации, для нас имеет огромное значение.

Но и мы сами не отстаём в плане внедрения социальных инноваций. Вот, например, у нас в Хабаровском крае в 2010 году количество желающих получить место в дошкольном образовательном учреждении было более 10 тысяч. Независимость института Уполномоченного позволила привлечь к решению этой проблемы самые разные структуры. Мы впервые собрали вместе представителей образования, экономики, службы занятости, науки, и была принята государственная программа развития муниципального дошкольного образования. Наш губернатор Вам уже докладывал, у нас с трёх до семи лет уже практически нет проблемы с детскими садами. Но самое главное, удалось решить проблему частно-государственного партнёрства. Предприниматели обучаются, получают гранты, и у нас уже более ста бизнесов осуществляют присмотр и уход за двумя тысячами ребятишек, это как минимум 10 новых детских садов. Мы сохранили эти деньги для бюджета, плюс дополнительные рабочие места.

Конечно, у нас по-новому выстроена сейчас психологическая помощь детям – огромная проблема, которую мы решили вместе со следственным управлением Следственного комитета по Хабаровскому краю и с краевым центром психолого-медико-социального сопровождения. У нас сейчас квалифицированные психологи имеют возможность круглосуточно выезжать на место происшествия, работать с детьми, работать с их семьями, оказывать психологическую помощь и таким образом нивелировать негативные последствия для пострадавших от насилия детей. Это очень важная работа, и нам бы хотелось, чтобы этот опыт – он уже есть в Тюменской области и у нас – распространялся в дальнейшем на территорию всей России.

Но, как жители пограничных рубежей, мы очень трепетно относимся к военно-патриотическому воспитанию. Здесь у нас и в Камчатском крае проходит военно-спортивная игра «Победа», куда вовлечены более четырёх с половиной тысяч детей. Развиваются юношеские школы безопасности, на Чукотке юные друзья пограничников участвуют в рейдах по проверке паспортного контроля, лицензий на вылов рыбы. Это тоже нетривиальные способы привлечения детей к любви к своей Родине, к служению Отчизне.

И в этой связи, Владимир Владимирович, очень прошу Вас дать поручение Правительству Российской Федерации как можно скорее подготовить и принять программу воспитания в Российской Федерации, тем более что дети на наших детских общественных советах сами выражают желание, чтобы гражданско-патриотическое воспитание стало обязательным в школе, чтобы проводились слёты патриотических клубов как на межрегиональном, так и на всероссийском уровне.

Мне, как родившейся на Украине, очень больно видеть, как националистические проявления приводят к трагедиям. Поэтому считаю, что патриотическое воспитание детей должно стать первоочередным во всех наших образовательных учреждениях.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: О значении этого направления работы я уже говорил. Что касается воспитательной программы, то, конечно, это направление, я тоже уже об этом как-то упоминал, должно возвращаться в школы, именно воспитательная часть работы.

Нужна ли какая-то отдельная программа, я не знаю, но вам виднее, вы специализируетесь на этом, но то, что должна вестись работа по воспитанию в целом и как часть именно патриотического воспитания или значительная часть, может быть, важнейшая её часть, то это тоже очевидно. Я просто не знаю, можем ли мы такую общенациональную какую-то программу изобрести, это всё-таки применительно к регионам, но какие-то методические, наверное, вещи могут иметь место.

Хотя, повторяю ещё раз, вы знаете моё отношение к патриотическому воспитанию, я думаю, здесь доказывать не нужно, насколько я считаю это важным, но всё-таки это важная, может быть, важнейшая, но одна из частей. Надо не забывать про общегуманитарные вещи. Но в принципе идея, конечно, интересная, на уровне профессионального сообщества её нужно обсудить.

Спасибо.

А.ШИШЛОВ: Александр Владимирович Шишлов, Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хочу вернуться к теме, которую поднимала Элла Александровна, – к необходимости уважительного и честного отношения к человеческой личности со стороны государства.

Вчера, когда Вы выступали с Посланием, Вы подчеркнули необходимость поддержки социально ориентированных НКО и говорили о том, что в таких организациях работают люди, остро чувствующие свой гражданский долг. Организации, которые занимаются конкретными социальными проблемами, фактически защищают фундаментальные конституционные права граждан, а те организации, которые занимаются фундаментальными гражданскими правами, фактически создают системную основу для реализации отдельных конкретных социальных прав, поэтому встречающиеся порой противопоставления противозащитных и социально ориентированных организаций достаточно условны.

Вчера, выступая с Посланием, Владимир Владимирович, Вы снова говорили о необходимости отказаться от бесчисленных проверок, от обвинительного уклона в работе контролирующих органов, в том числе в отношении НКО. Но есть слова Президента – и есть дела, с которыми сталкиваются в реальной жизни некоммерческие организации, и, к сожалению, это реальные дела, это реальная практика правоприменения, в том числе уже упоминавшегося сегодня так называемого закона об иностранных агентах, фактическое применение которого очень часто приводит не к наведению порядка, не к защите суверенности, а к давлению на некоммерческие организации, эффективно работающие, нужные людям, но неудобные отдельным представителям власти.

Способствует этому, кстати, правовая неопределённость термина «политическая деятельность», которая существует сегодня в законодательстве. В Петербурге одна из НКО столкнулась с тем, что ей инкриминировали политическую деятельность, которая выразилась в том, что Уполномоченный по правам человека использовал аналитические материалы этой организации.

Вообще мы, к сожалению, часто видим, что активная гражданская позиция, позиция правозащитников, наталкивается на непонимание и на наклеивание ярлыков нелояльности, оппозиционности: «пятая колонна», «иностранные агенты». С такой практикой этой осенью столкнулись правозащитники, в том числе Уполномоченный по правам человека в Пермском крае, когда они выступали за сохранение музея жертв политических репрессий «Пермь-36». Потребовалось вмешательство на уровне руководства Администрации Президента, чтобы эту ситуацию урегулировать, и мы за это очень благодарны.

А вот другой пример, из Санкт-Петербурга, когда проверки Института региональной прессы были дополнены беспрецедентным по нынешним временам персональным давлением на директора этой организации, который в июне в аэропорту столкнулся с тем, что у неё были изъяты компьютер, флешки, планшеты, она не попала на свой рейс, к ней не был допущен адвокат. И вот прошло полгода, вещи эти не возвращаются, а перемещаются вместе с делом между пятью различными правоохранительными органами. А чем занимается этот Институт региональной прессы? Он занимается повышением профессиональной квалификации журналистов и менеджеров СМИ, прежде всего региональных, провинциальных. Согласитесь, это очень важная работа.

В заключение я хочу сказать именно о свободе средств массовой информации. Мы с Эллой Александровной два месяца назад в Петербурге встречались с группой журналистов, которые обеспокоены очевидным понижением профессиональной планки качества журналистики, с одной стороны, с другой стороны, запретительными тенденциями в регулировании СМИ. Мы решили поддержать эту снизу зарождённую работу, профессиональную активность журналистов, которые болеют за свою профессию, попросили их подготовить профессиональный анализ. Сейчас они это закончили, они подготовили и профессиональный анализ тенденций в законодательстве, регулирующем СМИ, которое принималось в последние годы, и законодательные предложения, направленные на то, чтобы создавались условия для свободной и ответственной работы журналистов. Мы эти предложения, разумеется, передадим в Администрацию, надеемся, что они будут изучены.

В заключение я хочу сказать, что этот призыв, о котором сказала Элла Александровна в самом начале, к честности, к откровенности и к открытости очень важен. Я думаю, что мы все заинтересованы в правде, в честности, в доверии между государством и гражданским обществом.

Вы спрашивали о нашем мнении по законодательным инициативам, которые Вы обсуждали с Эллой Александровной. Очень важно, что Вы поддерживаете укрепление общегосударственной системы правозащиты. Здесь даже речь идёт не столько об уголовной ответственности, как Михаил Александрович сказал, сколько о том, чтобы была создана надёжная правовая база для государственной общефедеральной системы правозащиты.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Скажите, пожалуйста, я прошу прощения, возьмите, пожалуйста, микрофон. У кого там изъяли флешки?

А.ШИШЛОВ: Это Анна Аркадьевна Шароградская, очень известный в Петербурге журналист, она уже немолодая, ей больше 70 лет.

В.ПУТИН: У неё изъяли компьютер и флешки? А куда она летела?

А.ШИШЛОВ: Она летела в Штаты, она читает лекции каждый год, там у неё студенты в университете, но дело не в этом. Видимо, люди, которые изымали флешки, не знали, что информация в XXI веке перемещается другим способом, и вот поэтому теперь это дело – между пятью ведомствами, никто не хочет взять на себя ответственность.

В.ПУТИН: Я думаю, что разберёмся, ерунда какая-то, согласен.

По поводу давления, по поводу противопоставления социально ориентированных НКО с другими направлениями деятельности неправительственных организаций я согласен, я сам это иногда наблюдаю, и это абсолютно несправедливо и вредно. Я свою позицию на этот счёт высказал. Всё, что связано с законом о так называемых иностранных агентах, связано только с желанием государства оградить себя от вмешательства иностранных государств в нашу внутреннюю политическую жизнь.

И если под эту «сурдинку» чиновники различных уровней, начиная от местных и кончая федеральными, стараются оградить себя от критики неправительственных организаций и правозащитников по любой теме, то, конечно, это просто инструмент своей собственной защиты и защиты их деятельности, часто некорректной, если не сказать незаконной. Разумеется, мы будем с этим бороться, мы для этого и собираемся.

Я для этого создал Совет и поддерживаю его работу, для этого мы с вами сегодня встретились. Но это непростая работа, потому что здесь просто чиновничьим способом, чиновничьими инструментами добиваться справедливости по линии правозащитных организаций бессмысленно, здесь нужно поддерживать просто инициативу и сами правозащитные организации. Повторяю ещё раз, собственно говоря, мы этим и занимаемся, в том числе и сегодня.

Теперь по поводу запретительных тенденций в СМИ. Я, конечно, тоже слышу об этом, но я не вижу, что у нас какие-то тенденции есть на самом деле. Смотрите, сами, допустим, западные эксперты говорят о том, что западные СМИ создают параллельную реальность по событиям на Украине. Это что такое? Это заказ властей, и средства массовой информации исполняют этот политический заказ. Наверное, и у нас есть что-то подобное по каким-то отдельным направлениям. Хорошо это или нет? Нет. Пресса, если она хочет, чтобы ей верили, должна быть объективной, освещать полноценно события и явления. Можно, конечно, и комментировать, но тогда должно быть ясно, что это авторское мнение.

Понимаете, нам, конечно, многое нужно сделать. Но для этого, собственно говоря, повторяю, и существуют такие организации, как ваша.

Мне, к сожалению, надо двигаться по своей программе. Я хочу вас в завершение нашей встречи поздравить с приближающимся праздником – Днём защиты прав человека.

Спасибо вам большое за работу.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 декабря 2014 > № 1243536 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 4 декабря 2014 > № 1239175 Владимир Путин

Послание Президента Федеральному Собранию.

Владимир Путин обратился к Федеральному Собранию с ежегодным Посланием. Оглашение послания по традиции состоялось в Георгиевском зале Кремля в присутствии свыше 1000 приглашённых.

На оглашении Послания присутствовали члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства, руководители Конституционного и Верховного судов, губернаторский корпус, председатели законодательных собраний субъектов Федерации, главы традиционных конфессий, общественные деятели, в том числе главы общественных палат регионов, руководители крупнейших средств массовой информации.

* * *

В.ПУТИН: Уважаемые члены Совета Федерации! Депутаты Государственной Думы! Граждане России!

Сегодняшнее Послание будет, разумеется, соответствовать и времени, и условиям, в которых мы живём, тем задачам, которые перед нами стоят. Но прежде всего хочу поблагодарить всех вас за поддержку, за единение и солидарность в судьбоносные моменты, когда решается очень многое для будущего нашей страны.

В этом году мы вместе прошли через испытания, которые по плечу только зрелой, сплочённой нации, по-настоящему суверенному и сильному государству. Россия на деле доказала, что способна защитить соотечественников, с честью отстаивать правду и справедливость.

Наша страна сделала это благодаря вам, граждане России. Благодаря вашему труду и тем результатам, которых мы добились вместе. Благодаря вашему глубокому пониманию смысла и значимости общенациональных интересов. Мы осознали неразрывность, цельность тысячелетнего пути нашего Отечества. И мы верим в себя. В то, что многое можем и всего добьёмся.

Конечно, мы не можем сегодня не сказать о тех исторических событиях, которые произошли в этом году. Как известно, в марте этого года в Крыму состоялся референдум, на котором жители полуострова явно заявили о своём желании присоединиться к России. Затем последовало решение крымского парламента – и подчеркну, абсолютно легитимного, не надо об этом забывать, избранного ещё в 2010 году, – решение крымского парламента о независимости. И, наконец, произошло историческое воссоединение Крыма и Севастополя с Россией.

Для нашей страны, для нашего народа это событие имеет особое значение. Потому, что в Крыму живут наши люди, и сама территория стратегически важна, потому что именно здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства. Ведь именно здесь, в Крыму, в древнем Херсонесе, или, как называли его русские летописцы, Корсуни, принял крещение князь Владимир, а затем и крестил всю Русь.

Наряду с этнической близостью, языком и общими элементами материальной культуры, общей, хотя и не очерченной тогда устойчивыми границами территорией, нарождающейся совместной хозяйственной деятельностью и властью князя христианство явилось мощной духовной объединяющей силой, которая позволила включить в формирование единой русской нации и образование общей государственности самые разные по крови племена и племенные союзы всего обширного восточнославянского мира. И именно на этой духовной почве наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом. И это даёт нам все основания сказать, что для России Крым, древняя Корсунь, Херсонес, Севастополь имеют огромное цивилизационное и сакральное значение. Так же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам или иудаизм. Именно так мы и будем к этому относиться отныне и навсегда.

Уважаемые друзья! Сегодня, конечно, нельзя не сказать и о нашей оценке событий на Украине, нельзя к этому не вернуться, – о том, как мы намерены строить отношения с партнёрами во всём мире.

Хорошо известно, что Россия не только поддержала Украину и другие братские республики бывшего СССР в их стремлении к суверенитету, но и в значительной степени способствовала этому процессу на рубеже 1990-х годов. С тех пор в нашей позиции ничего не изменилось.

Каждый народ имеет неотъемлемое, суверенное право на собственный путь развития, на выбор союзников, формы политической организации общества, построения экономики и обеспечения своей безопасности. Россия всегда относится к этому и будет относиться с уважением. Это в полной мере касается и Украины, братского украинского народа.

Да, мы осудили государственный переворот, силовой захват власти в Киеве в феврале этого года. И то, что мы видим сейчас на Украине, трагедия на юго-востоке полностью подтверждает правильность нашей позиции.

С чего всё началось? Я вынужден напомнить сегодня об этом. Трудно даже поверить, с чего всё началось – казалось бы, с технического решения Президента Януковича перенести подписание договора об ассоциации Украины с Евросоюзом. При этом, подчеркну, речь шла даже не об отказе от этого документа, а только о переносе сроков с целью его доработки. Это было сделано, напомню, в полном соответствии с конституционными полномочиями абсолютно легитимного и международно признанного главы государства.

Как в связи с этим можно поддержать вооружённый захват власти, насилие, убийства? Одни кровавые события в Одессе чего стоят, когда людей сжигали заживо. Как можно поддерживать последовавшие затем попытки с помощью вооружённых сил подавить людей на юго-востоке, несогласных с этим беспределом? Повторю, как можно это поддержать? Причём под лицемерные разговоры о защите международного права и прав человека. Это просто чистый цинизм. Уверен, сам народ Украины ещё даст этим событиям справедливую оценку.

А как изначально складывался наш диалог с американскими и европейскими партнёрами по этой теме? Не случайно упомянул наших американских друзей, так как они впрямую или из-за кулис всегда влияют на наши отношения с соседями. Иногда даже не знаешь, с кем лучше разговаривать: с правительствами некоторых государств или напрямую с их американскими покровителями и спонсорами. В случае с соглашением об ассоциации Украины с ЕС вообще не было никакого диалога, я уже об этом говорил. Нам было сказано, что это, мол, не ваше дело. Если говорить по-простому, по-народному, просто послали подальше. Все доводы по поводу того, что Россия и Украина – члены зоны свободной торговли СНГ, что у нас исторически сложившаяся глубокая кооперация в промышленности и сельском хозяйстве, фактически единая инфраструктура, – эти аргументы никто не хотел не только рассматривать, но даже слушать.

Тогда мы сказали: хорошо, если вы не желаете вести с нами диалог, то мы вынуждены будем защищать наши законные интересы в одностороннем порядке и не будем платить за ошибочную, на наш взгляд, политику.

Результат: договор между Украиной и Евросоюзом подписан, ратифицирован, но применение его торгово-экономического раздела отложено до конца следующего года. Значит, в целом мы были правы?

И спрашивается: ради чего всё это было сделано на Украине? Ради чего совершили государственный переворот? Ради чего стреляли и до сих пор стреляют и убивают людей? По сути, разрушили экономику, финансы, социальную сферу, разорили страну.

Сегодня нужно не политиканствовать, не раздавать громогласные, пустые обещания, а оказать помощь экономике Украины – разумеется, под реформы. Однако что-то не вижу, что наши западные коллеги горят желанием это делать, а нынешние киевские власти – решать проблемы своих граждан.

Кстати говоря, Россия вносит, уже внесла свой огромный вклад в поддержку Украины. Здесь ещё раз скажу, наши уже банки проинвестировали в Украину около 25 миллиардов долларов. Минфин России выдал кредит в прошлом году – ещё три миллиарда. «Газпром» прокредитовал экономику Украины ещё на 5,5 – даже со скидкой, которую никто не обещал, на 4,5 миллиарда долларов. Посчитайте, сколько это всё вместе будет. Это 32,5–33,5 миллиарда долларов только за последнее время.

Конечно, мы вправе задаться вопросом: ради чего вся эта трагедия на Украине случилась? Разве нельзя было уладить вопросы, даже спорные вопросы, в ходе диалога, в рамках правового поля и легитимных процессов?

Однако нас сейчас всеми силами пытаются убедить в том, что это и есть грамотная, взвешенная политика, которой мы должны бездумно и слепо подчиняться.

Этого не будет.

Если для ряда европейских стран национальная гордость – давно забытое понятие, а суверенитет – слишком большая роскошь, то для России реальный государственный суверенитет – абсолютно необходимое условие её существования.

Прежде всего это должно быть очевидно для нас самих. Хочу подчеркнуть: или мы будем суверенными – или растворимся, потеряемся в мире. И это, конечно, должны понять другие державы. Все участники международной жизни должны это понять. И, понимая, укреплять роль и значение международного права, о котором мы так много говорим в последнее время, а не подстраивать его нормы под чьи-то конъюнктурные интересы, вопреки основополагающим его принципам и здравому смыслу, считая всех вокруг малообразованными людьми, которые не умеют читать и писать.

Надо с уважением относиться к законным интересам всех участников международного общения. Только тогда не пушки, ракеты или боевые самолёты, а именно нормы права будут надёжно защищать мир от кровопролитных конфликтов. И тогда не потребуется пугать кого бы то ни было мнимой изоляцией, обманывая самих себя, или санкциями, которые, конечно, вредны, но вредны для всех, в том числе для тех, кто их инициирует.

Кстати, о санкциях. Это не просто нервная реакция США или их союзников на нашу позицию в связи с событиями и госпереворотом на Украине и даже не в связи с так называемой «крымской весной». Уверен, что если бы всего этого не было, – хочу это подчеркнуть, уважаемые коллеги, особенно для вас, для политиков, для тех, кто сегодня сидит в зале, – если бы всего этого не было, то придумали бы какой-нибудь другой повод для того, чтобы сдержать растущие возможности России, повлиять на неё, а ещё лучше – использовать в своих интересах.

Политика сдерживания придумана не вчера. Она проводится в отношении нашей страны многие-многие годы – всегда, можно сказать, десятилетиями, если не столетиями. Словом, всякий раз, когда кто-то считает, что Россия стала слишком сильной, самостоятельной, эти инструменты включаются немедленно.

Однако разговаривать с Россией с позиции силы бессмысленно. Даже тогда, когда она сталкивается с внутренними трудностями, как это было в 1990-х и в начале 2000-х годов.

Мы хорошо помним, кто и как в тот период практически в открытую поддерживал у нас сепаратизм и даже прямой террор, называл убийц, у которых руки были по локоть в крови, не иначе как повстанцами, принимал их на самом высоком уровне. Сейчас эти «повстанцы» опять проявили себя в Чечне. Уверен, местные ребята, местные правоохранительные органы достойно справятся. Именно они сегодня работают по ликвидации очередной вылазки террористов. Поддержим их.

Но ещё раз скажу, мы помним, как на высоком уровне принимали террористов как борцов за свободу и демократию. Уже тогда стало ясно, что чем больше мы отступаем и оправдываемся, тем больше наши оппоненты наглеют и ведут себя всё более цинично и агрессивно.

Несмотря на нашу беспрецедентную открытость тогда, готовность к сотрудничеству по самым, казалось бы, острым вопросам, несмотря на то, что мы рассматривали – и все вы об этом знаете и помните – наших вчерашних противников как близких друзей и почти союзников, поддержка сепаратизма в России «из-за бугра»: и информационная, и политическая, и финансовая, и по линии спецслужб – была абсолютно очевидной и не оставляла сомнений в том, что нас с удовольствием пустили бы по югославскому сценарию распада и расчленения. Со всеми трагическими вытекающими отсюда последствиями для народов России.

Не вышло. Мы не позволили.

Так же как не вышло у Гитлера, который со своими человеконенавистническими идеями собирался уничтожить Россию и отбросить нас за Урал. Надо бы всем помнить, чем это заканчивается.

В следующем году мы будем отмечать 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Наша армия сокрушила врага, освободила Европу. Но и о тяжких поражениях 1941 и 1942 годов нельзя забывать, чтобы не повторять ошибок в будущем.

В связи с этим затрону вопрос из области международной безопасности. Этих вопросов немало. Здесь и борьба с терроризмом, мы до сих пор сталкиваемся с этими проявлениями, и мы, конечно, будем принимать участие в совместной работе по борьбе с терроризмом на международном уровне. Конечно, будем вместе бороться с другими проблемами, такими как распространение инфекционных заболеваний.

Но в данном случае хочу сказать о наиболее чувствительном и серьёзном вопросе – сфере международной безопасности. Начиная с 2002 года, после одностороннего выхода США из Договора по противоракетной обороне, который являлся абсолютно краеугольным камнем международной безопасности, стратегического баланса сил и стабильности, продолжается настойчивая работа по созданию глобальной системы ПРО США, в том числе и в Европе. Это представляет собой не только угрозу безопасности России, но и для всего мира – как раз в силу возможного нарушения этого самого стратегического баланса сил.

Думаю, что это вредно и для самих США, поскольку создаёт опасную иллюзию неуязвимости, усиливает стремление к односторонним, часто, как мы видим, непродуманным решениям и к дополнительным рискам.

Мы много говорили на этот счёт. Не буду сейчас вдаваться в детали. Скажу только одно, может быть – даже повторюсь, мы не намерены втягиваться в дорогостоящую гонку вооружений, но при этом надёжно и гарантированно обеспечим обороноспособность нашей страны в новых условиях. Сомнений в этом нет никаких. Это будет сделано. И возможность, и нестандартные решения у России есть.

Добиться военного превосходства над Россией ни у кого не получится. Наша армия – современная, боеспособная. Как сейчас говорят, вежливая, но грозная. Для защиты нашей свободы у нас хватит и сил, и воли, и мужества.

Мы будем отстаивать многообразие мира. Будем доносить до людей за рубежом правду. Чтобы все видели настоящий, подлинный, а не искажённый, фальшивый образ России. Активно продвигать деловые и гуманитарные контакты, научные, образовательные, культурные связи. И делать это даже в тех условиях, когда правительства некоторых стран пытаются выстроить вокруг России чуть ли не новый железный занавес.

Мы сами никогда не пойдём по пути самоизоляции, ксенофобии, подозрительности, поиска врагов.

Это всё проявления слабости, а мы сильны и уверены в себе.

Наша цель – приобрести как можно больше равноправных партнёров – как на Западе, так и на Востоке. Будем расширять своё присутствие в тех регионах, где сейчас набирают силу интеграционные процессы, где не смешивают политику и экономику, а наоборот, снимают барьеры для торговли, для обмена технологиями и инвестициями, для свободного передвижения людей.

Мы ни при каких обстоятельствах не собираемся сворачивать наши отношения с Европой, с Америкой. При этом будем восстанавливать и расширять традиционные связи с югом Американского континента. Продолжим сотрудничать с Африкой, со странами Ближнего Востока.

Мы видим, как стремительно в последние десятилетия продвигается вперёд Азиатско-Тихоокеанский регион. Россия, как тихоокеанская держава, будет всесторонне использовать этот громадный потенциал.

Хорошо известны и лидеры, локомотивы глобального экономического развития. Среди них немало наших искренних друзей и стратегических партнёров.

С 1 января 2015 года в полном объёме начнёт работать Евразийский экономический союз. В чём его базовые принципы? Напомню. Прежде всего это равноправие, прагматизм и взаимное уважение. Это сохранение национальной самобытности и государственного суверенитета всех стран-участниц. Убеждён, что тесная кооперация станет мощным источником развития для всех участников Евразийского союза.

И в завершение этой части послания ещё раз скажу: здоровая семья и здоровая нация, переданные нам предками традиционные ценности в сочетании с устремлённостью в будущее, стабильность как условие развития и прогресса, уважение к другим народам и государствам при гарантированном обеспечении безопасности России и отстаивание её законных интересов – вот наши приоритеты.

Дорогие друзья!

Чтобы безусловно реализовать все наши планы, выполнить все основные социальные обязательства государства, сформулированные ещё в указах Президента в мае 2012 года, необходимо ответить на вопрос, что мы будем делать в экономике, в финансах, в сфере социального развития и, главное, каким будет наш стратегический курс.

Повторю, Россия будет открыта для мира, для сотрудничества, для привлечения зарубежных инвестиций, для реализации совместных проектов. Но главное, мы должны понять, что наше развитие зависит прежде всего от нас самих.

Мы добьёмся успеха, если сами заработаем своё благополучие и процветание, а не будем уповать на удачное стечение обстоятельств или внешнюю конъюнктуру. Если справимся с неорганизованностью и безответственностью, с привычкой «закапывать в бумагах» исполнение принятых решений. Хочу, чтобы все понимали: в нынешних условиях – это не просто тормоз на пути развития России, это прямая угроза её безопасности.

Впереди время сложное, напряжённое, и многое зависит от каждого из нас на своём рабочем месте. Так называемые санкции и внешние ограничения – это стимул для более эффективного, ускоренного достижения поставленных целей.

Нам многое нужно сделать. Создать новые технологии и конкурентную продукцию. Сформировать дополнительный запас прочности в промышленности, в финансовой системе, в подготовке современных кадров. Для этого у нас есть ёмкий внутренний рынок и природные ресурсы, капиталы и научные заделы. Есть талантливые, умные, трудолюбивые люди, способные быстро учиться новому.

Главное сейчас – дать гражданам возможность раскрыть себя. Свобода для развития в экономике, социальной сфере, в гражданских инициативах – это лучший ответ как на внешние ограничения, так и на наши внутренние проблемы. И чем активнее граждане участвуют в обустройстве своей жизни, чем более они самостоятельны как экономически, так и политически, тем выше потенциал России.

Приведу в этой связи одну цитату: «Кто любит Россию, тот должен желать для неё свободы; прежде всего свободы для самой России, её международной независимости и самостоятельности; свободы для России – как единства русской и всех других национальных культур; и, наконец, – свободы для русских людей, свободы для всех нас; свободы веры, искания правды, творчества, труда и собственности» (Иван Ильин). В этом огромный смысл и хороший наказ всем нам в сегодняшнее время.

Уважаемые коллеги! Добросовестный труд, частная собственность, свобода предпринимательства – это такие же базовые консервативные, подчеркну, ценности, как патриотизм, уважение к истории, традициям, культуре своей страны. Все мы хотим одного – блага России. И отношения бизнеса и государства должны строиться на философии общего дела, на партнёрстве и равноправном диалоге.

Конечно, в деловой среде, как и в других сферах жизни необходима ответственность, соблюдение закона и обязательств. И подавляющее, абсолютное большинство наших предпринимателей работает именно так, дорожат своей деловой и социальной репутацией, как настоящие патриоты – хотят приносить пользу России. На таких людей и нужно ориентироваться, создавать им условия для результативного труда.

Мы не в первый раз говорим о необходимости новых подходов в работе надзорных, контрольных, правоохранительных органов. Но изменения происходят очень медленно. По-прежнему доминирует обвинительный уклон. Вместо того чтобы пресекать отдельные нарушения, закрывают дорогу, создают проблемы тысячам законопослушных, инициативных граждан.

Надо максимально снять ограничения с бизнеса, избавить его от навязчивого надзора и контроля. Я сказал: именно навязчивого надзора и контроля (ещё остановлюсь на этом поподробнее) – и предлагаю следующие меры.

Каждая проверка должна стать публичной. В следующем году для этого запускается специальный реестр – с информацией о том, какой орган и с какой целью инициировал проверку, какие результаты получены. Это позволит отсечь немотивированные и, ещё хуже, «заказные» визиты контролёров. Добавлю, что эта проблема актуальна не только для бизнеса, но и для бюджетных, муниципальных учреждений, социальных НКО.

Надо, наконец, отказаться от самого принципа тотального, бесконечного контроля. Отслеживать ситуацию нужно там, где действительно есть риски или признаки нарушений. Ведь, понимаете, даже когда мы сейчас уже провели определённую работу по ограничениям, и эти ограничения работают вроде бы неплохо, но проверяющих органов так много, что если каждый из них хоть один раз придёт – всё, можно любую фирму закрывать. Правительство в 2015 году должно принять все необходимые решения по переходу к такой системе, системе ограничений, что касается проверок.

Что касается малого бизнеса, предлагаю предусмотреть для него надзорные каникулы. Если предприятие приобрело надёжную репутацию, в течение трёх лет не имело существенных нареканий, то следующие три года плановых проверок в рамках государственного и муниципального контроля вообще не проводить. Конечно, речь не идёт об экстренных случаях, когда возникает угроза здоровью и жизни людей.

Предприниматели справедливо говорят о необходимости стабильного законодательства и предсказуемых правил, включая налоги. Полностью с этим согласен. Предлагаю на ближайшие четыре года зафиксировать действующие налоговые условия и к этому вопросу больше не возвращаться, не менять их.

При этом необходимо реализовать уже принятые решения по облегчению налогового бремени, прежде всего для тех, кто только начинает свою работу. Как и договаривались, для малых предприятий, которые регистрируются впервые, будут предоставлены двухлетние налоговые каникулы. Также льготы получат производства, начинающиеся с нуля.

И ещё. Предлагаю провести полную амнистию капиталов, возвращающихся в Россию, – именно полную.

И конечно, нужно разъяснить для людей, которые должны принять соответствующие решения, что это значит – полная амнистия. Это значит, что, если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твёрдые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе и правоохранительным, трясти его там и тут, не спросят об источниках и способах получения капиталов, что он не столкнётся с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов. Давайте это сделаем сейчас, но один раз. И все должны этим воспользоваться, кто хочет прийти в Россию.

Все мы понимаем, что происхождение денег разное, по-разному они заработаны и получены. Но, убеждён, нам нужно окончательно закрыть, перевернуть офшорную страницу в истории нашей экономики и нашей страны. Это очень важно и нужно сделать.

Рассчитываю, что после известных кипрских событий, нынешней санкционной кампании наш бизнес наконец понял, что за рубежом его интересы ни во что не ставят, а то и вовсе могут ободрать как липку. И что лучшая гарантия – это национальная юрисдикция, даже при всех её проблемах. И мы эти проблемы последовательно продолжим решать. Вместе с бизнесом, конечно.

Россия уже значительно продвинулась в улучшении делового климата. На федеральном уровне в основном сформирована новая законодательная база. Сейчас важно перенести акцент на качество правоприменения, в партнёрстве с бизнесом содействовать распространению так называемых лучших практик в регионах, использовать для этого национальный рейтинг инвестиционного климата. Со следующего года он будет внедрён во всех субъектах Федерации. Обязательно рассмотрим полученные результаты на одном из заседаний Государственного совета.

Для развития бизнеса, для размещения новых производств нужны подготовленные площадки и транспортная инфраструктура. Субъекты Федерации должны вплотную заняться приведением в порядок региональных и местных дорог – для этого вводятся дополнительные источники для региональных дорожных фондов. А в целом по стране мы должны стремиться к удвоению объёмов дорожного строительства.

То, что я сейчас сказал, безусловно, выверено с соответствующими правительственными структурами. И они все подтвердили: «Да, это реализуемая практическая задача». Будем ждать от вас результата, уважаемые коллеги.

С 2015 года также запускается программа компенсации расходов субъектов Федерации на создание индустриальных парков. Рассчитываю, что регионы будут активно использовать эту возможность для развития собственного промышленного потенциала. За счёт дополнительных мер мы должны поддержать экономический и промышленный рост в стратегически важных регионах страны.

Уже принят закон об особой экономической зоне в Крыму: здесь будут созданы благоприятные условия для бизнеса, аграрной и туристической отраслей, промышленности и морского транспорта, включая налогообложение, таможенные и другие процедуры.

Напомню также, что в 2016 году заканчивается срок действия таможенных преференций для Калининградской области. Необходимо реализовать уже подготовленные альтернативные меры поддержки региона, чтобы сохранить здесь комфортный режим предпринимательской деятельности.

Прошу Правительство максимально оперативно провести эту работу. Также прошу депутатов не затягивать с рассмотрением закона о территориях опережающего развития.

Кроме того, предлагаю распространить режим ТОРов на новые проекты в ряде моногородов, в тех моногородах страны, где социально-экономическая ситуация наиболее сложная, и не ждать три года, как это сейчас предусмотрено законопроектом (он уже прошёл, по-моему, первое чтение), а внести в этот законопроект изменения и начать работу уже сейчас по моногородам.

И конечно, ключевую роль ТОРы должны сыграть в подъёме Дальнего Востока. Мы объявили о масштабных планах развития этого региона, и эти планы, конечно, будут реализованы. Прошу Правительство проработать вопрос о докапитализации Фонда развития Дальнего Востока. На эти цели можно направить часть прироста федеральных налогов, который будет получен за счёт открытия новых предприятий в регионе.

Сложный диалог по этому вопросу был и с Минфином, как обычно в таких вопросах. Согласимся, что это можно на первом этапе сделать, за исключением НДС. Ну а дальше посмотреть, как работает эта система.

Предлагаю предоставить Владивостоку также статус свободного порта с привлекательным, облегчённым таможенным режимом. Напомню, что такая возможность предусмотрена в отношении Севастополя и других портов Крыма.

Также нам необходим комплексный проект современного конкурентного развития Северного морского пути. Он должен не только работать как эффективный транзитный маршрут, но и стимулировать деловую активность на российском Тихоокеанском побережье и освоение арктических территорий.

Уважаемые коллеги! Качество, масштаб российской экономики должны соответствовать нашей геополитической и исторической роли. Надо вырваться из ловушки нулевых темпов роста, в течение трёх-четырёх лет выйти на темпы роста выше среднемировых. Только так можно увеличить долю России в глобальной экономике, а значит, укрепить наше влияние и хозяйственную независимость.

При этом эффективность национальной экономики также должна расти. Необходимо ориентироваться на ежегодный рост производительности труда не менее чем на пять процентов. Правительство должно изыскать для этого резервы, продумать, как реализовать их с максимальной для нас отдачей. Одновременно важно сохранить устойчивую макроэкономическую ситуацию, снизив в среднесрочной перспективе инфляцию до четырёх процентов, но, подчеркну, не за счёт подавления деловой активности. Надо наконец научиться гармонично совмещать две цели: сдерживание инфляции и стимулирование роста.

Сегодня мы столкнулись с сокращением валютных поступлений и, как следствие, с ослаблением курса национальной валюты – рубля. Вы знаете, что Банк России перешёл к «плавающему» курсу, но это не значит, что Банк России самоустранился от влияния на курс рубля, что курс рубля может безнаказанно становиться объектом финансовых спекуляций.

Я прошу Банк России и Правительство провести жёсткие скоординированные действия, чтобы отбить охоту у так называемых спекулянтов играть на колебаниях курса российской валюты. И что хотел бы в этой связи сказать? Власти знают, кто эти спекулянты, и инструменты влияния на них есть, пришло время воспользоваться этими инструментами.

Конечно, ослабление рубля усиливает риски краткосрочного всплеска инфляции. Необходимо защитить интересы граждан прежде всего с небольшими доходами, а Правительству и регионам обеспечить контроль за ситуацией на рынках продуктов питания, лекарств, других товаров первой необходимости. Это точно можно сделать и нужно сделать.

Вместе с тем ослабление национальной валюты, конечно, повышает и ценовую конъюнктуру, и конкурентоспособность наших компаний. Нужно использовать этот фактор для проведения политики импортозамещения (во всяком случае, там, где это целесообразно и необходимо), в том числе в течение трёх-пяти лет мы должны обеспечить людей качественными и доступными по цене лекарствами и продуктами питания, в значительной степени, конечно, собственного производства.

В этом году Россия собрала один из самых высоких урожаев зерновых в нашей новейшей истории. Текущий рост производства в целом по АПК – порядка шести процентов. У нас появились эффективные крупные аграрные предприятия, фермерские хозяйства, и мы будем их поддерживать. И давайте поблагодарим тружеников села за результаты их работы в этом году.

Мы также должны снять критическую зависимость от зарубежных технологий и промышленной продукции, в том числе имею в виду станко- и приборостроение, энергетическое машиностроение, оборудование для освоения месторождений и арктического шельфа. И здесь нашим промышленникам могут серьёзно помочь отечественные сырьевые и инфраструктурные компании. При реализации крупных нефтяных, энергетических, транспортных проектов они должны ориентироваться на отечественного производителя, формировать спрос на его продукцию.

Пока зачастую получается ровно наоборот: купили всё за рубежом, а для собственной индустрии, науки результат, как правило, нулевой. Предлагаю создать в рамках Правительства специальный координационный центр, повысить роль Правительства по этому направлению. Задача центра – увязать реализацию крупных проектов с размещением заказов на российских предприятиях, с развитием отечественной производственной и исследовательской базы, с локализацией продукции.

Что касается импорта, то за рубежом должно приобретаться действительно уникальное оборудование и технологии. Добавлю, что на отечественных производителей следует ориентироваться и при обновлении жилищно-коммунального хозяйства, общественного транспорта, сельского хозяйства, других отраслей.

Также поручаю Правительству принять все необходимые решения, расширяющие доступ малых и средних предприятий к закупкам госкомпаний, в том числе чётко определить обязательный годовой объём закупок госкомпаний у малого и среднего бизнеса. Это десятки и сотни миллиардов рублей, которые должны стать источником развития для отечественного предпринимательства.

Естественно, что продукция наших поставщиков должна отвечать жёстким условиям как по качеству, так и по цене. Кроме того, нельзя допускать и внутреннего монополизма. Подчеркну, разумное, именно разумное импортозамещение – это наш долгосрочный приоритет независимо от внешних обстоятельств.

Более того, программы импортозамещения должны работать на создание в России массового слоя производственных компаний, способных быть конкурентными не только внутри страны, но и на международных рынках. В России уже есть такие компании. Они демонстрируют высокую эффективность, имеют экспортный потенциал, причём очень хороший потенциал. Но при этом сталкиваются с нехваткой капитала, технологий, кадров, оборудования. Нужно максимально снять все эти ограничения. Создать для таких компаний настоящий инвестиционный лифт, чтобы они пошли в рост, в разы повысили свою капитализацию и объёмы производства, закрепились на внешних рынках.

Поручаю Агентству стратегических инициатив совместно с ВЭБом, РФПИ, другими институтами развития разработать такую программу и такую систему. И уже в следующем году реализовать первый пилотный проект по поддержке несырьевых компаний России.

Для стимулирования отечественных экспортёров в 2015 году заработает центр кредитно-страховой поддержки экспорта. Его услугами смогут воспользоваться все несырьевые компании, от крупных до небольших.

В ближайшие три года объём капитализации составит примерно 30 миллиардов Росэксимбанка, который должен работать по этому направлению. За три года российский экспорт продукции высокой степени переработки должен увеличиться в полтора раза.

Понятно, что для развития несырьевых и других отраслей экономики потребуются значительные средства. И такими финансовыми ресурсами Россия обладает. У нас большой объём внутренних сбережений, они должны стать эффективными инвестициями.

К 2018 году, несмотря на внешние ограничения, нужно довести годовой уровень инвестиций до 25 процентов от ВВП страны. Что это значит? Просто два слова скажу и расшифрую, о чём идёт речь.

Это значит, сколько мы сберегаем, столько и должны инвестировать. Наши сбережения должны работать на национальную экономику, идти на развитие, а не способствовать вывозу капитала. Для этого необходимо значительно повысить устойчивость банковской системы (впрочем, ЦБ и занимается этим в последнее время достаточно настойчиво), а также снизить зависимость национального финансового рынка от внешних рисков.

За счёт наших резервов, прежде всего Фонда национального благосостояния, предлагаю реализовать программу докапитализации ведущих отечественных банков, причём деньги будут предоставляться под принципиальное условие, направлять их на кредитование наиболее значимых проектов в реальном секторе экономики по доступной процентной ставке. Кроме того, банки должны будут обеспечить внедрение механизмов проектного финансирования.

Что касается бюджетных расходов, то ключевыми требованиями здесь должны стать бережливость и максимальная отдача, правильный выбор приоритетов, учёт текущей экономической ситуации. На ближайшие три года мы должны поставить задачу ежегодно снижать издержки и неэффективные траты бюджета не менее чем на пять процентов от общих расходов в реальном выражении.

Огромный резерв для экономики лежит буквально на поверхности, достаточно посмотреть на стройки за государственный счёт. На недавнем форуме Общероссийского народного фронта приводились примеры, когда деньги вкладываются в помпезные здания или когда стоимость однотипных объектов, хочу это подчеркнуть – именно однотипных, отличается в разы даже в соседних регионах.

Считаю, что необходимо поэтапно создать систему единого технического заказчика, централизовать работу по подготовке типовых проектов, строительной документации, выбору подрядчиков. Это позволит преодолеть сегодняшний разнобой в стоимости строек, даст существенную экономию в расходовании государственных средств на капитальное строительство, как показывает опыт, от 10 до 20 процентов. Такая практика должна быть распространена на все гражданские объекты, которые возводят за счёт средств федерального бюджета. Поручаю Правительству представить соответствующие предложения.

Мы вчера с Председателем Правительства дискутировали на эту тему. Есть здесь, конечно, и подводные камни, их нужно, зная об этом, обойти, предусмотреть, действовать аккуратно, создать несколько пилотных проектов по нескольким регионам, посмотреть, что из этого получится. Но оставлять ситуацию так, как она есть сегодня, тоже нельзя. Я уже сказал, одни и те же объекты одного и того же назначения в соседних регионах в разы отличаются по стоимости. Ну что это такое?

Как прямой удар по национальной безопасности надо рассматривать нецелевое использование или хищение бюджетных ассигнований на государственный оборонный заказ и работать по таким фактам так же серьёзно и строго, как по пресечению финансирования терроризма. Говорю об этом не случайно и думаю, что здесь нечего лакировать и нечего скрывать. Сейчас только мы проводили традиционную встречу в Сочи с руководством Министерства обороны, с командующими родами и видами войск, с ведущими конструкторами оборонных предприятий. По некоторым позициям цены увеличиваются в два, в три, в четыре, а есть случаи, когда цена увеличилась от начала работы в одиннадцать раз. Это уже, понимаете, несопоставимо ни с инфляцией, вообще ни с чем, при том что авансирование производится практически 100-процентное.

Ещё раз хочу подчеркнуть и обращаю внимание на это правоохранительных органов. В этой связи поручаю Минобороны, Росфинмониторингу, другим заинтересованным структурам разработать систему жёсткого, действенного контроля за использованием средств гособоронзаказа. Такая система должна действовать по всей цепочке поставщиков. Также следует усилить ответственность исполнителей гособоронзаказа за целевое расходование каждого бюджетного рубля.

Необходимо навести порядок и в бюджетах госкомпаний. Для этого создать в них единые расчётные центры, что-то вроде казначейства, которое обеспечит прозрачность и оптимизацию денежных потоков, эффективное управление ими. Головные компании также должны чётко видеть, как используются средства в их дочерних структурах.

Во всех компаниях, где государству принадлежит более 50 процентов акций, должны быть внедрены ключевые показатели эффективности, в том числе требование ежегодно снижать операционные издержки не менее чем на 2–3 процента. Отмечу, что оплата труда руководства госкомпаний должна прямо соотноситься с достигнутыми результатами и экономическими реалиями.

Уважаемые коллеги! Убеждён, Россия способна не только провести масштабное обновление своей промышленности, но и стать поставщиком идей, технологий для всего мира, занять лидирующие позиции в производстве товаров и услуг, которые будут формировать глобальную технологическую повестку, чтобы достижения наших компаний служили символом национального успеха, национальной гордости, как в своё время атомный или космический проекты.

Мы уже приняли поправки в законодательство, жёсткие экологические стандарты. Они призваны стимулировать предприятия внедрять так называемые наилучшие доступные технологии, стать инструментом постоянного обновления базовых отраслей.

Однако мы обязаны думать и о том, как будем решать перспективные проблемы. В этой связи предлагаю реализовать национальную технологическую инициативу. На основе долгосрочного прогнозирования необходимо понять, с какими задачами столкнётся Россия через 10–15 лет, какие передовые решения потребуются для того, чтобы обеспечить национальную безопасность, высокое качество жизни людей, развитие отраслей нового технологического уклада.

Нужно объединить усилия проектных, творческих команд и динамично развивающихся компаний, которые готовы впитывать передовые разработки, подключить ведущие университеты, исследовательские центры, Российскую академию наук, крупные деловые объединения страны. И конечно, пригласить наших соотечественников, которые трудятся за рубежом в науке и в высокотехнологичных отраслях, но, разумеется, тех из них, кто действительно может что-то дать.

Предлагаю Правительству с привлечением Агентства стратегических инициатив организовать эту работу. Важно, чтобы сами представители бизнеса, исследователи, разработчики сформулировали, какие барьеры необходимо снять, какая поддержка им нужна дополнительно. Самые передовые технологии могут заработать, если будут люди, способные их развивать и использовать.

К сожалению, мы по-прежнему обучаем значительную часть инженеров в вузах, которые давно оторвались от реальной производственной базы, от передовых исследований и разработок в своих областях. Пора перестать гнаться за количеством и сосредоточиться на качестве подготовки кадров, организовать подготовку инженеров в сильных вузах, имеющих прочные связи с промышленностью, и лучше, конечно, в своих регионах.

Требование качества в полной мере относится и к рабочим кадрам. К 2020 году как минимум в половине колледжей России подготовка по 50 наиболее востребованным и перспективным рабочим профессиям должна вестись в соответствии с лучшими мировыми стандартами и передовыми технологиями. Важным показателем эффективности изменений в профессиональном образовании должны стать результаты конкурсов по рабочим и инженерным профессиям. Такая система профессиональных соревнований уже давно существует в мире. Россия в неё активно включилась. Это не только шаг к повышению престижа инженерных и рабочих профессий, но и хорошая возможность ориентироваться на самые передовые рубежи в подготовке инженеров и рабочих, строить на их основе профессиональные и образовательные стандарты.

Вы знаете, что мы сейчас принимаем участие в различных международных соревнованиях по рабочим профессиям. Сейчас у меня этих данных нет, на память их воспроизведу, они очень интересные. Было создано три команды с ведущих предприятий, потом студенты и совсем школьники от 14 до 17 лет. Они выполняли разные задачи, однотипные. Наиболее сложные задачи с наибольшим эффектом решили школьники от 14 до 17 лет. Это касалось и космической отрасли, где они формировали космические аппараты. Это касалось и чисто рабочих направлений деятельности, хотя и это высококвалифицированные рабочие делали. Они обогнали не только специалистов с ведущих наших предприятий, но и студентов из ведущих вузов, причём обогнали по количеству баллов в разы. Это о чём говорит? Это говорит о том, что, во-первых, у нас есть хорошие заделы, есть молодые люди очень талантливые и перспективные. Но это говорит также и о том, что нам нужно многое сделать по изменению системы подготовки рабочих кадров. То, о чём я говорил. Нужно только подойти к этому неформально. Все всё уже понимают, что надо делать, надо только начать это делать. Начать и никогда не сбавлять темпа по этому направлению, потому что, как известно, как было раньше, так и сейчас, просто качество рабочих специальностей и подготовка рабочих людей изменились, но всё равно самое базовое условие развития экономики – это, конечно, высокоподготовленный и квалифицированный рабочий класс, инженерные кадры. Об этом мы никогда не должны забывать. И нужно, конечно, создать сеть сертификационных центров, где каждый работник смог бы подтвердить свою квалификацию.

Перейду к другой теме, уважаемые коллеги, – к демографии. В начале 2000-х годов эксперты ООН предрекали нам дальнейший демографический спад. По прогнозу ООН, население нашей страны к концу 2013 года должно было сократиться до 136 миллионов человек. На 1 января 2014 года население России составило почти 144 миллиона человек, на 8 миллионов больше прогноза ООН.

Добавлю при этом, что уже два года подряд, и вы об этом тоже знаете, в 2013-м и 2014 году в России отмечается естественный прирост населения. Ожидается, что по итогам 2014 года, с учётом Крыма и Севастополя, численность населения России превысит 146 миллионов человек. Наши демографические программы доказали свою эффективность, и мы продолжим их реализацию, в полном объёме распространим на жителей Крыма и Севастополя эти программы. Семьи крымчан и севастопольцев, в которых, начиная с 2007 года, родился второй или последующий ребёнок, получат в полном объёме материнский капитал.

Хотел бы обратить внимание на ещё один значимый показательный факт. В этом году в глобальном рейтинге здравоохранения Россия впервые признана благополучной страной. Это государства, где средняя продолжительность жизни превышает 70 лет. На данный момент этот показатель в России превысил 71 год. Считаю, что у нас есть все основания уже в ближайшей перспективе увеличить среднюю продолжительность жизни до 74 лет, добиться новой качественной динамики в снижении смертности. В этой связи предлагаю объявить 2015 год Национальным годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые являются основной причиной смертности сегодня, объединив для решения этой проблемы усилия медицинских работников, представителей культуры, образования, средств массовой информации, общественных и спортивных организаций.

Огромную роль в продвижении ценностей здорового образа жизни сыграла, конечно, и победная для нас Олимпиада в Сочи в 2014 году. Ещё раз хочу поздравить наших олимпийцев с этим успехом.

И конечно, самые добрые слова в адрес паралимпийцев. Уважаемые друзья, вы стали настоящими героями России! Во многом благодаря вам отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья стало кардинально меняться. Убеждён, наше общество будет по-настоящему единым, если мы обеспечим равные возможности для всех.

В государственные программы должны быть включены меры по профессиональному обучению и трудоустройству инвалидов, по формированию безбарьерной среды во всех сферах жизни, а что касается программы «Доступная среда», предлагаю продлить её до 2020 года. Нам также надо создать современную отечественную отрасль производства товаров для инвалидов, в том числе средств реабилитации.

Что касается системы здравоохранения, то в течение следующего года здесь необходимо завершить переход к страховым принципам, отладить все механизмы, чтобы не было сбоев. У нас давно об этом говорится, мы давно этим занимаемся, но по-настоящему страховая медицина так и не заработала. Важно, чтобы работа здравоохранения по страховым принципам была понятна и гражданам, и самим медицинским работникам. Мы должны сформировать централизованную систему государственного контроля за качеством работы медицинских организаций с соответствующими полномочиями и рычагами. Прошу Правительство обеспечить внедрение необходимых изменений в законодательство.

Также предлагаю предусмотреть для врачей специальный образовательный сертификат. С его помощью они смогут выбрать оптимальную образовательную программу, чтобы пройти переподготовку, повысить квалификацию. При этом форма и технология обучения должны быть максимально удобными для специалистов, для врачей.

Несмотря на все технические новации в медицине, всегда ценились именно личные качества врача. Это внимание к людям, благородство, выполнение своего профессионального и морального долга. На таких медицинских работниках, на их труде держится наше здравоохранение. И мы должны создать все условия для их достойной работы.

Уважаемые коллеги! Вчера впервые за многие годы в российских школах вновь писали выпускное сочинение. Это ещё один шаг к более объективной оценке знаний, кругозора, общей культуры подрастающего поколения и, что важно, качества работы преподавателей, учителей. Прошу Министерство образования и науки совместно с профессиональным сообществом проанализировать итоги сочинений и результаты ЕГЭ, предложить решения по повышению ответственности учителя за качество своей работы, мотивации детей осваивать новые знания.

Отмечу, что Единый государственный экзамен позволил одарённым ребятам из отдалённых городов и посёлков и семей с небольшим достатком поступить в лучшие вузы страны. Талантливые дети – это достояние нации, и мы должны предусмотреть дополнительные возможности поддержки для тех, кто уже в школе проявил склонность к техническому и гуманитарному творчеству, к изобретательству, добился успеха в национальных и международных интеллектуальных и профессиональных состязаниях, имеет патенты и публикации в научных журналах, а у нас таких детей немало.

Предлагаю для таких ребят, поступивших в вуз, каждый год предоставлять по 5 тысяч президентских грантов. Размер гранта составит 20 тысяч рублей ежемесячно. На весь период обучения в высшем учебном заведении. Естественно, нужно предусмотреть и некоторые условия. Во-первых, студент должен взять на себя обязательство работать определённое время в России, по аналогии с программами целевой подготовки. И, во-вторых, ежегодно в течение всей учёбы подтверждать право на получение гранта результатами своей успеваемости и личными достижениями.

И конечно, каждый ребёнок, подросток должен иметь возможность найти себе занятие по душе. В этой связи недопустимо свёртывание системы внешкольного дополнительного образования. Центры художественного, технического, музыкального творчества – это огромный ресурс гармоничного развития личности.

Прошу Правительство и регионы обратить внимание на эту проблему, предложить финансовые и организационные механизмы её решения. Главное, у ребёнка, у родителей должен быть выбор: получить дополнительное образование на базе школы, или в муниципальном творческом центре, или в негосударственной образовательной организации, чтобы это было доступно и чтобы с детьми работали по-настоящему хорошо подготовленные специалисты.

И ещё один острый вопрос, о котором я уже говорил в Послании прошлого года, – это переполненность школ и классов. Соответствующие расчёты сделаны: нам необходимо дополнительно создать 4,5 миллиона учебных мест.

Из чего складывается эта цифра? Сегодня около двух миллионов школьников учатся во вторую смену. Есть школы и с третьей сменой. А в ближайшие годы за счёт повышения рождаемости (слава богу, будем надеяться, она у нас будет оставаться на этом уровне, тренд сохранится позитивный) – так вот, число школьников с учётом этого фактора возрастёт ещё на 2,5 миллиона человек.

Конечно, и мы вчера тоже говорили с коллегами из Правительства, надо решить и задачу, поставленную в известных указах 2012 года, с дошкольными учреждениями. Конечно, это так. Нужно сопоставить все возможности, но и не забывать об этой проблеме, которая будет нарастать, – проблеме мест в школах. Прошу Правительство совместно с регионами представить комплексный подход к решению этих задач.

Уважаемые коллеги! Образование, здравоохранение, система социальной помощи должны стать подлинным общественным благом, служить всем гражданам страны. Нельзя имитировать внимание к людям. Нельзя имитировать преподавательскую деятельность, медицинскую, социальную помощь. Надо научиться уважать себя и вспомнить такое важное понятие, как репутация, что из репутации конкретных больниц, школ, университетов, социальных учреждений складывается общая репутация страны.

Гражданина не должно заботить, где он получает социальную услугу – в государственной, муниципальной, частной организации. Его право – обратиться к тем, кто будет работать профессионально, с душой, с полной отдачей. Всё остальное, включая решение технических, организационных, юридических вопросов предоставления социальных услуг, – это обязанность государства, обязанность организовать соответствующим образом работу.

Мы будем и дальше поддерживать социально ориентированные некоммерческие организации. В такие НКО, как правило, объединяются люди, остро чувствующие свой гражданский долг, понимающие, как много значат милосердие, внимание, забота, доброта. Надо использовать их предложения и опыт, в том числе при реализации социальных инициатив.

Мы должны исключить дискриминацию негосударственного сектора в социальной сфере, убрать для него все барьеры. Подчеркну, не только законодательные, которые в основном сняты, но и те, что ещё сохраняются, имею в виду организационные, административные. Нужно обеспечить равный доступ негосударственного сектора к финансовым ресурсам.

Конкуренция – это решающий фактор повышения качества услуг социальной сферы. Кроме того, необходимо запустить механизм независимой оценки качества услуг, обеспечить открытость информации о работе учреждений социальной сферы. Прошу Общероссийский народный фронт совместно с общественными объединениями взять на себя сопровождение преобразований в социальной сфере.

По итогам следующего года планирую провести встречу с представителями негосударственного сектора. Мы обсудим, каких изменений удалось достичь в последнее время. И в целом мы должны значительно расширить возможности площадок, на которых идёт диалог государства и общества, в первую очередь Общественной палаты и региональных общественных палат.

Эти структуры и на федеральном, и на региональном уровне должны включиться в комплексную экспертизу законопроектов и государственных решений, в том числе, конечно, и в рамках так называемого нулевого чтения, которое призвано служить эффективным механизмом обратной связи.

Сейчас мы видим, насколько активно и конструктивно проявляют себя граждане. Они не только ставят перед властью вопросы, но и сами участвуют в их решении, в решении проблем. Понимают, что от их личных усилий многое зависит. Воля, поступки и великодушие этих людей формируют бесценный социальный гражданский потенциал страны.

Каждый, кто готов брать на себя ответственность, должен быть вовлечён в реализацию планов развития страны, конкретных регионов и муниципалитетов. Если государство и общество действуют в одной повестке, в атмосфере сотрудничества и доверия, – это гарантия достижения успеха.

И хотел бы обратиться к представителям всех политических партий, общественных сил. Рассчитываю на нашу совместную консолидированную работу. Интересы России требуют от нас именно такого единства, именно такой работы.

Уважаемые друзья! Уважаемые граждане России!

Закончу сегодняшнее Послание тем, с чего и начал. В этом году, как это не раз бывало в судьбоносные моменты истории, наш народ ярко продемонстрировал и национальный подъём, и жизненную стойкость, и патриотизм. А сложности, с которыми мы сталкиваемся, создают для нас и новые возможности. Мы готовы принять любой вызов времени и победить.

Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 4 декабря 2014 > № 1239175 Владимир Путин


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 ноября 2014 > № 1232963 Владимир Путин

Интервью турецкому информационному агентству «Анадолу».

В преддверии государственного визита в Турецкую Республику Владимир Путин дал интервью информационному агентству «Анадолу».

ВОПРОС: Какие конкретные задачи в политической, экономической и культурной областях российско-турецких отношений Вы будете ставить в ходе заседания Совета сотрудничества высшего уровня? В чём причины того, что в целом двусторонние отношения остаются тёплыми, несмотря на политические расхождения по некоторым региональным вопросам?

В.ПУТИН: Предстоящий государственный визит в Турцию и участие в пятом заседании российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня являются важным этапом в продвижении отношений между нашими государствами. Благодаря общим усилиям все последние годы эти отношения развиваются в конструктивном, доверительном ключе, в духе добрососедства, на основе равноправия и взаимного учёта интересов.

С Президентом Турецкой Республики Реджепом Тайипом Эрдоганом планируем обсудить основные вопросы российско-турецкого сотрудничества, включая реализацию совместных стратегических проектов в энергетической сфере, подведём итоги нашего взаимодействия за прошедший год, наметим задачи на перспективу и, конечно, обменяемся мнениями по ключевым международным и региональным проблемам.

Турция была и остаётся значимым внешнеторговым партнёром России. В 2013 году товарооборот между нашими странами составил 32,7 миллиарда долларов США. Общий объём накопленных российских прямых инвестиций в Турции превышает 1,7 миллиарда долларов США, а турецких в России – приближается к миллиарду, и в наших общих интересах закрепить эту положительную тенденцию.

На повестке дня совершенствование структуры товарооборота за счёт высокотехнологичной продукции, развитие производственной кооперации. В этом направлении у нас уже реализуется ряд важных совместных проектов. Так, Магнитогорский металлургический комбинат модернизировал и расширил мощности Искендерунского сталелитейного завода (инвестиции – 2 миллиарда долларов). Российский холдинг «ГАЗ» и турецкая компания «Мерса Отомотив» создали автосборочное предприятие в провинции Сакарья.

Одно из перспективных направлений – взаимодействие наших стран в освоении космоса. 15 февраля этого года состоялся успешный запуск российской ракетой-носителем турецкого телекоммуникационного спутника «Турксат-4А». В следующем году рассчитываем запустить второй спутник – «Турксат-4Б».

Отмечу и то, что в России сейчас работает около 100 турецких строительных компаний, в том числе некоторые из них участвовали в возведении инфраструктуры для Олимпийских игр в Сочи. Рассчитываем, что этот опыт будет успешно применён и в дальнейшем при строительстве объектов для крупных международных спортивных мероприятий, которые пройдут в России в ближайшие годы.

Активно развиваются двусторонние связи в гуманитарной сфере. В феврале этого года в Анкаре заработал Российский центр науки и культуры. В Москве планируется открытие Центра турецкой культуры имени Юнуса Эмре, выдающегося турецкого поэта XIII–XIV веков.

На протяжении последних десятилетий Турция является одной из самых посещаемых российскими туристами стран. Во многом этому способствует безвизовый режим для краткосрочных поездок. За весь 2013 год в Турции побывало около 4,3 миллиона россиян, а в январе–сентябре этого года – уже 4,1 миллиона. Рассчитываем, что проведение в наших странах перекрёстного Года туризма позволит значительно увеличить этот туристический поток, со своей стороны будем всегда рады турецким гостям.

Такие интенсивные многоплановые связи – залог того, что российско-турецкие отношения носят устойчивый характер, не зависят от текущей конъюнктуры, в них сохраняется преемственность. Разумеется, наши позиции по каким-то вопросам могут не во всём совпадать или даже расходиться. Это естественно для государств, проводящих самостоятельную внешнюю политику. Вместе с тем, и это главное, у нас есть понимание значимости партнёрства между нашими странами и народами, общее стремление продолжать взаимовыгодный диалог, который Россия высоко ценит.

ВОПРОС: Турция ведёт подготовку к зимнему периоду в сфере потребления природного газа. Какие у Вас планы относительно увеличения поставляемого в Турцию газа и пересмотра цен на него? Насколько масштабны планы России по развитию сотрудничества с Турцией в целом в энергетике и в сфере мирного атома в частности?

В.ПУТИН: На протяжении последних десятилетий энергетика играет роль локомотива нашего торгово-экономического сотрудничества. Турция – второй по объёмам (после Германии) покупатель российского природного газа, который направляется по «Западному коридору» – транзитом через территорию Украины, Молдавии, Румынии и Болгарии, а также по трубопроводу «Голубой поток». В прошлом году Россия поставила в Турцию 26,6 миллиарда кубических метров, а по итогам текущего – скорее всего, превзойдём прежний показатель.

Хорошо понимаем, как важны российские энергоресурсы для развития экономики и социальной сферы Турции. Поэтому всегда положительно реагируем на обращения по вопросам, касающимся экспорта газа. В октябре достигнута принципиальная договорённость об увеличении с 16 до 19 миллиардов кубических метров в год поставок по газопроводу «Голубой поток» и проведении необходимых для этого работ. Наши эксперты держат этот вопрос под постоянным контролем.

Что касается определения стоимости дополнительных объёмов, то этот вопрос требует тщательной проработки по линии заинтересованных компаний, в том числе с учётом реалий турецкого газового рынка.

В рамках диверсификации экономического партнёрства с Турцией мы намерены вместе определять стратегические направления работы, включая высокотехнологичные области, среди них и ядерная энергетика. В декабре 2010 года подписано межправительственное Соглашение о сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации атомной электростанции на площадке «Аккую» в Турции. Реализация этого масштабного проекта стоимостью около 20 миллиардов долларов США идёт по графику и позволит укрепить энергобезопасность Турции, создать новые рабочие места, в том числе за счёт подключения к выполнению работ турецких компаний.

Фактически в вашей стране создаётся новая перспективная отрасль, для которой мы сейчас помогаем подготовить квалифицированных специалистов. С 2011 года в Россию на обучение уже направлены четыре группы студентов из Турции общей численностью более 250 человек.

ВОПРОС: Какие Россия видит возможности по стимулированию роста торгового оборота между двумя странами, какие показатели могут быть достигнуты?

В.ПУТИН: Высоко ценим самостоятельность решений Турции, в том числе по вопросам экономического сотрудничества с Россией. Турецкие партнёры не стали жертвовать своими интересами ради чьих-то чужих политических амбиций. Считаю, что это по-настоящему продуманный и дальновидный расчёт.

Позиция вашего правительства открывает новые горизонты для наращивания двустороннего товарооборота, прежде всего для заполнения турецкими аграриями освободившихся ниш на масштабном российском продуктовом рынке. Позитивно относимся к их намерениям увеличивать экспорт в Россию мясной, молочной и рыбной продукции, овощей и фруктов.

Рассчитываем, что вместе нам удастся нарастить объём взаимной торговли, вывести на качественно новый уровень инвестиционное сотрудничество на благо народов России и Турции. Мы уже говорили с Реджепом Тайипом Эрдоганом о том, что в перспективе нам под силу довести товарооборот до отметки в 100 миллиардов долларов США (2013 г. – 32,7 миллиарда долларов).

Отмечу, что введённые США, ЕС, Японией, Австралией и рядом других государств односторонние ограничительные меры в отношении нашей страны нелегитимны. Подобное давление наносит не только прямой экономический ущерб, но и угрожает международной стабильности.

Попытки разговаривать с Россией на языке ультиматумов и санкций абсолютно неприемлемы и бесперспективны. При этом наш ответ всегда был и будет сбалансированным и учитывающим права и обязательства России по международным договорам, в том числе в рамках ВТО.

Кстати, руководители ведущих западных компаний, работающих в России, не скрывают озабоченности в связи с санкциями и подтверждают готовность продолжать сотрудничать с российскими партнёрами.

Рассчитываем, что здравый смысл возьмёт верх. Призываем преодолеть порочную логику ограничений и угроз, переключиться на поиск взаимоприемлемых развязок накопившихся проблем.

ВОПРОС: Как Вы оцениваете нынешнее состояние дел в Сирии? Есть ли у России предложения, касающиеся ускорения процесса урегулирования в этой стране?

В.ПУТИН: Ситуация в Сирии по-прежнему вызывает серьёзные опасения. И мы хорошо понимаем, какое тяжёлое бремя ложится на Турцию в условиях продолжающегося у ваших соседей кровопролитного конфликта. Причём главная угроза дальнейшего обострения обстановки и в этой стране, и в других близлежащих государствах связана с деятельностью так называемого Исламского государства и других радикальных группировок, на которые в своё время активно делали ставку некоторые западные страны, заигрывали с ними и поощряли.

Рассматриваем борьбу с террористами и экстремистами в охваченном потрясениями регионе Ближнего Востока и Северной Африки, включая, разумеется, Сирию, как одну из приоритетных задач международного сообщества. Убеждены, что усилия по сдерживанию этой угрозы должны выстраиваться на основе решений Совета Безопасности ООН, строгого соблюдения норм международного права, прежде всего принципов государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств и, что важно, прозрачно и без «скрытой» повестки дня.

Со своей стороны будем и дальше оказывать поддержку правительствам Сирии, Ирака и других государств региона в противостоянии экстремистам. В целом считаем важным подходить к многочисленным проблемам региона комплексно, на основе глубокого анализа угроз на пространстве Ближнего Востока и Северной Африки во всей их совокупности. Ведь очевидно, например, что длительный арабо-израильский конфликт, неурегулированность палестинской проблемы используются экстремистами для того, чтобы привлекать в свои ряды новых сторонников, особенно молодёжь.

С самого начала сирийского кризиса Россия последовательно прилагает усилия для его мирного, политического урегулирования самими сирийцами на основе Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года, то есть путём внутреннего диалога, без предварительных условий и диктата извне.

Считаем, что усиление позиций террористических группировок в Сирии и в регионе Ближнего Востока в целом требует объединения всех здоровых сил сирийского общества – объединения ради будущего Сирии как суверенной, единой, светской и демократической страны, где были бы гарантированы равные права всех этноконфессиональных групп и каждый мог бы жить в мире и безопасности.

Будем продолжать делать всё необходимое, чтобы помочь сирийскому народу скорее преодолеть трагические события и обрести мир и согласие. На это нацелены наши контакты с представителями правительства Сирии, различными группами оппозиции, международными и региональными партнёрами, включая, разумеется, турецких коллег.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 ноября 2014 > № 1232963 Владимир Путин


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 27 ноября 2014 > № 1232964 Владимир Путин

Совещание по вопросам развития оборонно-промышленного комплекса.

Владимир Путин провёл совещание по вопросам развития оборонно-промышленного комплекса России. Обсуждались, в частности, предварительные итоги выполнения государственного оборонного заказа 2014 года, дальнейшее развитие предприятий ОПК.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы с вами сегодня проведём очередное совещание по вопросам развития Вооружённых Сил. В нашей сегодняшней совместной работе принимают участие генеральные директора ведущих оборонных предприятий, как мы и договаривались.

Вместе рассмотрим – так, как мы с вами делали ровно полгода назад здесь, в Сочи, – предварительные итоги реализации гособоронзаказа 2014 года, поговорим о перспективах.

Вначале сразу же скажу, что практически все плановые задания выполнены. По некоторым долгам, которые всё-таки есть, надо об этом прямо говорить, уже приняты организационные и технологические, технические решения. Важно не снижать, а наращивать набранный темп, продолжить работу по развитию производственных, технологических возможностей предприятий ОПК.

Отмечу также, что сформирован типаж вооружения, военной и спецтехники, который будет поступать на оснащение армии и флота в ближайшее десятилетие. Это позволит сократить расходы на содержание и сервис однотипных образцов вооружения разных модификаций, оптимизировать процесс подготовки специалистов по их применению.

На что хотел бы обратить особое внимание. Первое, напомню, что к 2020 году доля современной техники в войсках должна составлять не менее 70 процентов. Эти планы должны быть безусловно реализованы, без всяких ссылок на обстоятельства. Сроки и объёмы поставок необходимо выдержать полностью. Я хочу отметить, и мы с вами это знаем, понимаем, – для этого есть всё необходимое.

Второе, предприятиям ОПК нужно приступить к импортозамещению узлов и компонентов для вооружения и военной техники. И задача заключается не в том, чтобы просто заместить импортную продукцию, хотя и это, конечно, важно, но главное совсем в другом. Главное заключается в том, что мы должны обеспечить высокое качество новых разработок. Многое из того, что мы получали по импорту, давно уже морально и технологически устарело, мы это с вами это хорошо понимаем и знаем. У нас есть, появилась объективная возможность сделать опережающий шаг.

Наша продукция должна быть и по качеству, и по цене лучше, чем у иностранных производителей, а отечественные предприятия должны получить новые компетенции, технологии, в том числе двойного назначения. Кстати говоря, здесь напомню ещё раз, что мы выделили большие средства не только на гособоронзаказ, но и на опережающее переоснащение предприятий оборонно-промышленного комплекса – почти 3 триллиона рублей.

На перевооружение армии и флота, на модернизацию ОПК, как я уже сказал, страна выделила большие ресурсы, и все эти деньги должны быть потрачены максимально эффективно. Нужно снижать издержки, оптимизировать производственный процесс, обеспечить чёткую координацию смежников по срокам и объёмам поставок, чтобы в ОПК не накапливались незавершённые объекты, чтобы не накапливалась «незавершёнка», которая не поступает в войска, а лишь требует дополнительного содержания, обслуживания. И чтобы предприятия ОПК не сталкивались с макроэкономическими проблемами, в том числе с инфляционными процессами, и так далее. И этого действительно не произойдёт, если всё будем делать в срок.

Давайте приступим к работе.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 27 ноября 2014 > № 1232964 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 ноября 2014 > № 1231599 Владимир Путин

Интервью информационному агентству ТАСС.

Владимир Путин ответил на вопросы журналиста российского информационного агентства ТАСС Андрея Ванденко. Запись интервью состоялась в рамках спецпроекта ТАСС «Первые лица» 13 ноября во Владивостоке.

А.ВАНДЕНКО: Как здоровье, Владимир Владимирович?

В.ПУТИН: Не дождётесь!

А.ВАНДЕНКО: Враги клевещут...

В.ПУТИН: Да? Впервые слышу. И что говорят? Выдают желаемое за действительное?

А.ВАНДЕНКО: Ну пересказывать не буду. Собственно, я и пришёл к первоисточнику.

В.ПУТИН: Пускай они так думают. Это будет их расслаблять. Нам с вами это только на пользу.

А.ВАНДЕНКО: Речь не о праздном любопытстве, как вы понимаете. От вашего физического состояния, морального, психического зависит здоровье страны. В известном смысле...

В.ПУТИН: Там подвергается сомнению моё физическое состояние или психическое?

А.ВАНДЕНКО: Разное говорят.

В.ПУТИН: Всё в порядке, всё хорошо... Вот Вы каким видом спорта занимаетесь?

А.ВАНДЕНКО: Давно уже никаким. Телевизионным, если можно так выразиться.

В.ПУТИН: Плохо. Нет, боление у телевизора не спорт... А работа в значительной степени требует и энергии, и сил, и двигательной активности.

А.ВАНДЕНКО: А почему Вы об этом спросили? Потому что сами...

В.ПУТИН: Регулярно занимаюсь спортом.

А.ВАНДЕНКО: В ежедневном режиме?

В.ПУТИН: Именно так. Абсолютно в ежедневном. Правда, в командировках отказался. Когда перелёт длинный и разница во времени значительная, не высыпаешься...

А.ВАНДЕНКО: Кстати, в поездках Вы переключаетесь на местный часовой пояс или живёте по Москве?

В.ПУТИН: Плохо перестраиваюсь. Да и потом только перейдёшь, уже надо возвращаться домой... Поэтому стараюсь жить в основном по московскому времени, хотя в длительных поездках это невозможно, конечно.

А.ВАНДЕНКО: Вернусь к теме, с которой начал. Вячеслав Володин на Валдайском форуме сказал: «Нет Путина ? нет России». Вы, правда, потом заявили, что тезис совершенно неправильный.

В.ПУТИН: Да.

А.ВАНДЕНКО: Но это была формула, имеющая определённый резон. На сегодня по крайней мере. У многих и в нашей стране, и в мире Россия ассоциируется с вами, сведена к одному конкретному человеку.

В.ПУТИН: Думаю, это естественно. Главу государства, первое лицо всегда ассоциируют со страной. Так или иначе. И это касается не только России. Человек избран прямым тайным голосованием, народ делегировал ему определённые права, от имени и по поручению людей он проводит политику, и, конечно, страна ждёт от лидера вполне конкретного поведения. Люди исходят из того, что избрали главу государства, оказали доверие, а тот будет отвечать чаяниям народа, защищать его интересы, бороться за улучшение жизни в экономике, социальной сфере, на международной арене, во внутренней политике, в вопросах безопасности. Задач много. В том, что подобная ассоциация возникает, нет ничего необычного и исключительно российского.

А.ВАНДЕНКО: Однако и рейтингом, как у вас, похвастать могут немногие лидеры.

В.ПУТИН: Ну да, но знаете, если зациклиться на этих цифрах, работать будет невозможно. Самое плохое ? стать заложником постоянных думок о рейтинге. Едва человек начинает так делать, он сразу проигрывает. Вместо того чтобы заниматься реальным делом, идти вперёд, не боясь в чём-то оступиться, перестаёшь что-либо делать в заботах о рейтинге. И он тут же падает. Наоборот: если думать о сути, результатах работы и интересах людей, то даже ошибка не так страшна. Можно сказать о ней прямо, признаться в просчёте. И, знаете, это на рейтинге не особенно скажется, люди прекрасно поймут истинные намерения, откровенность и честность, особенно прямой диалог. Он очень многого стоит и всегда будет оценён людьми.

А.ВАНДЕНКО: И всё же, когда после пятнадцати лет руководства страной уровень поддержки превышает восемьдесят процентов… Такое, знаете ли, очевидное ? невероятное.

В.ПУТИН: Уже говорил, что чувствую себя частью России. Я не просто её люблю. Наверное, каждый может сказать о любви к Родине. Мы все её любим, но я реально ощущаю себя частью народа и не могу представить ни на секунду, как жить вне России.

Получая на протяжении долгого времени поддержку сограждан, нельзя не сделать всё зависящее, чтобы оправдать их доверие. Может, это главное, основа отношений между народом и избранной им властью.

А.ВАНДЕНКО: Однако это ведь палка о двух концах. До определённого момента все успехи связывают с лидером, а потом точно так же могут и все неудачи повесить на него.

В.ПУТИН: Конечно.

А.ВАНДЕНКО: И?

В.ПУТИН: Как у нас говорят, взялся за гуж, не говори, что не дюж. Надо работать.

А.ВАНДЕНКО: Понятно, что «Уралвагонзавод» с вами.

В.ПУТИН: Дело не в конкретных предприятиях.

А.ВАНДЕНКО: Это собирательный образ.

В.ПУТИН: На «Уралвагонзаводе» в какой-то момент появились люди, открыто заявившие свою позицию, взявшие на себя определённую инициативу. Но разве мало предприятий, получивших в ходе кризиса 2008 года поддержку от правительства, которое я тогда возглавлял? И вопрос даже не в том, что мы тогда помогли, выработав и реализовав систему эффективных мер. Российское правительство и ваш покорный слуга никогда не уклонялись от ответственности. В конце 2008 года на одном из мероприятий, по-моему, по линии партии «Единая Россия» я вспомнил кризис 1998-го и публично сказал: «Мы не допустим повторения. Обещаю!». Это было очень рискованное заявление. Напрямую взять такую ответственность, не зная всех составляющих нового кризиса, не управляя всеми инструментами, которые его породили и развивали... Но на тот момент было очень важно, чтобы и члены правительства, и административные команды в регионах, и, главное, люди наши, граждане страны, почувствовали: руководство России понимает и адекватно оценивает ситуацию, знает что делать. В таких случаях это важнее, может, даже, чем конкретные действия. Хотя и наши действия, надо сказать, были вполне адекватны тогдашней ситуации.

* * *

А.ВАНДЕНКО: «Уралвагонзавод» я привёл для примера, имея в виду, что за вами стоит большая группа сторонников. Но есть люди, которые не разделяют ни вашу политику, ни лексику. Как Вы к этому относитесь?

В.ПУТИН: Очень хорошо.

А.ВАНДЕНКО: Ну их в болото, условно говоря?

В.ПУТИН: Знаете, можно как угодно обзывать друг друга. Сталкиваюсь с этим на протяжении длительного времени и считаю, всё зависит от культуры: общей и политической. Можно бороться с оппонентами, но не переходить на личности, не драться, ну и так далее. Это не значит, что нельзя отстаивать свою точку зрения. И можно, и нужно это делать, но ? я всегда об этом говорил ? только в рамках закона. Если преступим эти границы, перейдём к разрушению. Потом будет очень трудно собрать воедино то, чем дорожим.

А.ВАНДЕНКО: Но Вы хотите сделать оппонентов союзниками или... пусть себе живут?

В.ПУТИН: Невозможно всех превратить в союзников, даже стремиться к подобному не надо. Наоборот, хорошо, когда есть сомневающиеся! Но они сами должны предлагать конструктивные решения. Вот если мы имеем дело с такими оппонентами, они очень полезны. Но есть и другие, которым «чем хуже ? тем лучше». Увы, это тоже неизбежно.

Знаете, едва государство ослабевает по ключевым параметрам, сразу возникают центробежные силы, растаскивающие его. Это как в организме: иммунитет чуть упал ? и грипп. Они же сидят внутри, эти бациллы-то, бактерии, они всё время там присутствуют. Но когда организм сильный, Вы своим иммунитетом грипп всегда подавите. Спортом надо заниматься!

А.ВАНДЕНКО: С этим никто не спорит, тем не менее есть люди, которые могут не соглашаться с вами в чём-то другом. Это ведь не означает, что они обязательно «пятая колонна» и враги?

В.ПУТИН: Нет, конечно нет. Однако это не значит, что нет людей, которые обслуживают иностранные интересы в России. Такие тоже есть. Это кто? Они используют во внутриполитической борьбе деньги, полученные от зарубежных государств, не брезгуют брать их.

А.ВАНДЕНКО: Делать это всё сложнее и сложнее благодаря заботе нашей Родины. Достаточно назвать законы, приравнивающие НКО к иностранным агентам, ограничивающие участие граждан других стран во владении российскими СМИ...

В.ПУТИН: Нет. Внешне, наверное, и сложнее, но это по-прежнему возможно. Всегда найдутся обходные пути, как получить и истратить деньги на то, ради чего они даны. Конечно, последние решения ограничивают использование иностранных средств для внутриполитической борьбы в России. Они ставят определённые заслоны, но их обходят, надо внимательно следить, чтобы этого не случалось. Ведь ни одно уважающее себя государство не допускает, чтобы иностранные деньги использовались внутри страны для политической борьбы. Попробуйте сделать это где-нибудь в Штатах ? сразу за решётку сядете. Там госструктуры гораздо жёстче, чем у нас. Внешне всё благообразно, демократично, но едва до дела дойдёт по таким позициям ? шансов никаких!

У нас намного либеральнее. Можно всё! Да, вопросы развития демократии важны для России, как и для любого другого государства. Но мы должны понимать: это не демократия ради демократии. Это для народа, чтобы люди жили лучше, имели реальный доступ к рычагам управления страной. Нельзя создавать условия, чтобы иностранные государства делали нас слабее, подчиняли собственной воле и рассчитывали надавить изнутри, влияя на нашу политику в своих интересах. Надавили ? и мы согласились по Сирии, иранской ядерной программе, ближневосточному урегулированию, свернули программы собственной оборонной политики. Ради подобного и используются эти инструменты и деньги…

А.ВАНДЕНКО: В чей огород камешек?

В.ПУТИН: Ни в какой не в огород и не камешек, это разъяснение моей позиции. Вы спросили, я и объясняю, как думаю. Если люди искренне заинтересованы в улучшении структуры управления, контроля общественности за их деятельностью, доступа граждан к органам власти: правоохранительным, административным ? каким угодно, это абсолютно правильно и должно быть поддержано, я всегда буду «за». Но если вижу, что всё делается исключительно из желания понравиться кому-то за бугром, поплясать под чью-то музыку и нас заставить, конечно, буду подобному противодействовать.

А.ВАНДЕНКО: Это не приводит к повышению градуса ненависти в обществе?

В.ПУТИН: Не вижу этого сегодня. В период предвыборных кампаний такое бывает везде, и у нас было, но, мне кажется, сейчас подобного нет.

А.ВАНДЕНКО: Но посмотрите, как социальные сети бурно реагируют на любое знаковое событие. Будь то новости с Украины или премьера фильма Никиты Михалкова. Люди порой настолько не готовы уважать или хотя бы выслушивать чужую точку зрения, что по самым острым темам даже приходится закрывать для комментариев интернет-страницы и сайты.

В.ПУТИН: Это не связано с нашими действиями по защите внутренней безопасности, по очищению внутренней политики от иностранного влияния.

А.ВАНДЕНКО: Я говорю о состоянии гражданского общества.

В.ПУТИН: И я о нём. Речь об общей культуре. Значит, чего-то пока не хватает людям. А что, в других странах всё хорошо? Тогда там не было бы событий, связанных, допустим, с выступлениями и драками футбольных фанатов. Не было бы недавнего нападения на лагерь эмигрантов в Италии, где люди погибли. Не было бы других негативных событий, которые происходят по миру. И у нас тоже они есть, увы. Надо работать, чтобы люди абсолютно разных взглядов цивилизованно выясняли отношения и вели борьбу мнений.

А.ВАНДЕНКО: Но, знаете, так получается, и я с этого разговор начал, что многое в моральном климате зависит именно от вас.

В.ПУТИН: Это не так.

А.ВАНДЕНКО: Это так, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Нет, это так кажется. Вам и вашим коллегам легче на кого-то всё свалить. На себя посмотрите! Как в средствах массовой информации подаётся информация, как вы влияете на умы миллионов людей, какие программы у нас идут по центральному телевидению? Мы что, страна, где федеральные каналы должны исключительно зарабатывать деньги и думать о стоимости минуты рекламного времени, поэтому с утра до вечера нужно крутить так называемые «дефективы»?

А всё позитивное, воспитывающее, дающее стандарты восприятия мира, ? фундаментально–философского, эстетического характера ? показывать лишь на канале «Культура»? Наверное, ведь нет. Кстати, обращаю ваше внимание, госорганы смотрят на это со стороны. Мы не вмешиваемся в редакционную политику даже государственных каналов. С точки зрения либеральных ценностей, наверное, это очень хорошо. А в результате, к сожалению, видим на экране то, что видим.

А.ВАНДЕНКО: Если судить по новостям и политическим ток-шоу федерального ТВ, мы с вами живём на Украине. Это главная тема последнего года…

В.ПУТИН: Но из этого совсем не следует, будто всё связано со мной. Ошибочное мнение, заблуждение. Это не так. Даже абсолютно не так! Лишь кажется, будто всё зависит от первого лица. Да, есть фундаментальные вещи. Но разные точки зрения сталкиваются постоянно. Часто коллеги приходят и говорят: всё-таки нам нужно окончательное мнение по тому или иному вопросу. Мы встречаемся с Дмитрием Анатольевичем, вырабатываем единую позицию. Без главы государства трудно это сделать. Кроме правительства ведь есть Центробанк, Администрация Президента, парламент... Надо координировать работу. Действительно, приходится вмешиваться. Но сказать, что президент сам решает любые вопросы, всегда и всё от него зависит... Это не так.

А.ВАНДЕНКО: Думаю, если завтра захотите объявить монархию, замешательство будет недолгим.

В.ПУТИН: Во-первых, не уверен, недолгим ли окажется замешательство, одобрят ли это люди.

А.ВАНДЕНКО: Я не призываю, Владимир Владимирович, говорю в порядке эксперимента.

В.ПУТИН: Понимаю, понимаю... Это во-первых. А во-вторых... Вот Вы спрашивали про рейтинги, не знаю, насколько полно смог ответить на ваши вопросы и замечания, но, мне кажется, это связано и с тем, что люди доверяют своим избранникам, вашему покорному слуге в том числе. Значит, люди исходят из того, что как минимум никакой дури сделано не будет. У нас, к счастью или к несчастью, не стану сейчас давать оценок, этот этап пройден, страница монархии перевёрнута в истории страны.

* * *

А.ВАНДЕНКО: Необязательно провозглашать самодержавие. Вам достаточно пальцем пошевелить, и завтра можно возрождать ГУЛАГ. Или, например, культ личности, чтобы в каждом населённом пункте появилась улица Владимира Путина. В Екатеринбурге на днях возникла инициативная группа, решившая переименовать улицу Сакко и Ванцетти, итальянских анархистов, посаженных на электрический стул в Америке. Мол, никакого отношения к Уралу они не имеют. А Владимир Владимирович имеет, он не дал разрушить страну в 90-е годы, остановил бандитский и олигархический беспредел, ну и так далее... Как к этому отнеслись?

В.ПУТИН: Думаю, люди делают это из добрых и хороших побуждений.

А.ВАНДЕНКО: И такие побуждения будут в любом российском городе, если бровью поведёте.

В.ПУТИН: Понятно. Рано памятники ставить друг другу. И себя имею в виду. Надо ещё поработать, а будущие поколения оценят вклад каждого в развитие России.

А.ВАНДЕНКО: Но каково в целом ваше отношение к подобным инициативам?

В.ПУТИН: Я ведь уже сказал: рановато пока ставить памятники...

А.ВАНДЕНКО: А улицы?

В.ПУТИН: И улицы называть, и площади...

А.ВАНДЕНКО: Но одна улица уже есть.

В.ПУТИН: Ну да. Вы про Грозный?

А.ВАНДЕНКО: Про него.

В.ПУТИН: Там, не скрою, моё мнение тоже не спрашивали. Но всё-таки Чечня занимает особое место в нашей новейшей истории. Это связано ещё и с деятельностью первого президента Чеченской Республики Ахмата-хаджи Кадырова. Всё было в мощный клубок переплетено... Ну что сделано, то сделано.

А.ВАНДЕНКО: На Западе вам памятники ставить не предлагают.

В.ПУТИН: Вы же упоминали начало нулевых. Я не забыл, как всё происходило. Тогда оценки моей деятельности на Западе были, пожалуй, даже жёстче, чем сегодня. Я всё это прошёл и всё помню.

Ведь что получается? Едва Россия встаёт на ноги, укрепляется и заявляет о праве защищать свои интересы вовне, отношение и к самому государству, и к его руководителям сразу меняется. Вспомните, что было с Борисом Николаевичем. На первом этапе в мире на всё реагировали хорошо. Что бы Ельцин ни делал, на Западе воспринималось на ура. Как только он поднял голос в защиту Югославии, в глазах западников он мгновенно превратился в алкоголика, в такого-разэтакого человека. Все вдруг узнали, что Борис Николаевич любит выпить. А что, раньше это было секретом? Нет, но это не мешало его контактам с внешним миром. Едва дело дошло до защиты российских интересов на Балканах, о чём Ельцин прямо сказал, он стал чуть ли ни врагом Запада. Это реалии, совсем недавно всё было. И я прекрасно это помню.

Сегодня мы говорим о событиях на Украине, и наши партнёры твердят о необходимости соблюдения территориальной целостности страны. Мол, все, кто борется за свои права и интересы на востоке Украины, пророссийские сепаратисты. А те, кто воевал с нами на Кавказе, в том числе под руководством «Аль-Каиды», за её деньги, с её оружием в руках, да и сами алькаидовцы напрямую принимали участие в боевых действиях, они борцы за демократию. Потрясающе, но факт! Нам тогда говорили о непропорциональном применении силы. Дескать, как же так, вы стреляете из танков, применяете артиллерию, нельзя, нельзя! А на Украине? И авиация, и танки, и тяжёлая артиллерия, и системы залпового огня. Более того, кассетные бомбы и ? с ума сойти можно! ? баллистические ракеты. При этом все молчат о непропорциональном применении силы.

А.ВАНДЕНКО: Поскольку подразумевается, что украинским войскам противостоит Россия.

В.ПУТИН: Подразумевается, что там есть российские интересы, но нам отказывают в праве их защищать. И людей защищать, которые проживают на этих территориях. Вы ведь, по-моему, родом из Харькова, да?

А.ВАНДЕНКО: Из Луганска.

В.ПУТИН: Ну вот, из Луганска. Вы же знаете, даже если у человека из ваших краёв в паспорте написано «украинец», он не отдаёт особенно в этом отчёт. Там все воспринимают себя как часть большого русского мира. Конечно, у украинского народа есть самобытная культура, язык, своеобразие уникальное и, на мой взгляд, имеющее удивительное звучание, очень красивое. Совсем недавно коллега показывал мне документы 1924 года. В паспорте написано «великоросс». А сегодняшние украинцы написали: «малоросс». Там даже различия, по сути, не было! Нам говорят: что вы всё время выкатываете идею русского мира, может, люди не хотят в вашем мире жить? А никто не навязывает. Но это не значит, что его не существует!

Когда разговариваю с людьми из Крыма, допустим, или с того же востока Украины, спрашиваю: а вы кто по национальности? Некоторые говорят: даже разницы не делаем. Но если Россия начинает об этом говорить, защищать людей и свои интересы, сразу становится плохой. Думаете, дело в нашей позиции по востоку Украины или по Крыму? Совершенно нет! Если бы не это, нашли бы другую причину. И так всегда было.

«Закон не положено нарушать никому, в том числе и первым лицам».

Посмотрите на нашу тысячелетнюю историю. Только поднимемся, сразу надо Россию немножко подвинуть, поставить на место, затормозить. Теория сдерживания, сколько лет она существует? Кажется, что возникла в советские времена, хотя ей сотни лет. Но мы не должны нагнетать, драматизировать. Надо понимать: мир так устроен. Это борьба за геополитические интересы, а за ними ? значимость страны, её способность генерировать новую экономику, решать социальные проблемы, улучшать жизненный уровень граждан. У нас совсем неагрессивная позиция. Но вот Соединённые Штаты, наши друзья американские...

А.ВАНДЕНКО: Друзья, Владимир Владимирович?

В.ПУТИН: Конечно. У нас все друзья... Американцы печатают доллары, превратили национальную валюту в глобальную, хотя несколько десятилетий назад и отказались от золотого эквивалента. Но станок у них, и они явно на это работают.

А.ВАНДЕНКО: Молодцы?

В.ПУТИН: Молодцы! Но почему так произошло? США добились определённого положения после Второй мировой войны. К чему это говорю? Борьба за геополитические интересы приводит к тому, что страна либо становится сильнее, эффективнее решая финансовые, оборонные, экономические, а за ними и социальные вопросы, либо сползает в разряд третье-, пятизначимых, теряя возможность отстаивать интересы своего народа.

А.ВАНДЕНКО: А наша попытка тягаться с Западом?

В.ПУТИН: Нам не нужно тягаться.

А.ВАНДЕНКО: Сил-то хватит?

В.ПУТИН: Нам не нужно тягаться. Нам просто не нужно тягаться!

А.ВАНДЕНКО: Что же мы делаем сейчас?

В.ПУТИН: Надо спокойно осуществлять свою повестку дня. Многие говорят, что цены на нефть падают и из-за возможного сговора между традиционными производителями, в том числе Саудовской Аравией и США. Мол, это делается специально, чтобы опустить российскую экономику. Если со специалистами сейчас поговорите ? не с такими, как я, а с настоящими...

А.ВАНДЕНКО: Если не Вы, то кто же?

В.ПУТИН: Минэкономразвития, Минфин, Центробанк ? есть у нас такие специалисты... Они вам что скажут? Некоторые вещи лежат на поверхности. Вот упала цена на нефть. Она, кстати, отчего снизилась? Предложение увеличилось. Ливия больше добывает, как ни странно, Ирак, несмотря на все проблемы... Появилась нелегальная нефть по тридцать долларов за баррель, которую ИГИЛ «в чёрную» продаёт. Саудовская Аравия увеличила добычу. А потребление сократилось из-за периода определённой стагнации или, скажем так, уменьшенного, по сравнению с прогнозами, роста мировой экономики. Есть фундаментальные факторы. Допустим, имеют место и целенаправленные шаги партнёров на мировом энергетическом рынке. Можно это предположить? Ну да. Результат каков? Это ведёт к обесценению рубля, нашей национальной валюты. Один из факторов, не единственный, но один из них. А что это означает для российского бюджета? Мы-то рассчитываем его не в долларах. Упала стоимость рубля, он немножко обесценился...

А.ВАНДЕНКО: На треть.

В.ПУТИН: На тридцать процентов... Но вот смотрите: раньше мы продавали товар, который стоил доллар, и получали за него 32 рубля. А теперь за тот же товар ценой в доллар получим 45 рублей. Доходы бюджета увеличились, а не уменьшились. Да, существуют определённые коридоры и ограничители, связанные с тем, что для отраслей производства и предприятий, ориентированных на закупки за границей на валюту, ситуация ухудшается. Но для бюджета не так, мы уверенно решаем социальные проблемы. Это относится и к задачам оборонной промышленности. У России есть собственная база для импортозамещения. Слава богу, нам немало досталось от прежних поколений, да и за последние полтора десятилетия мы многое сделали для модернизации промышленности. Наносит ли это нам ущерб? Отчасти. Но не фатальный. Если занижение цены на энергоносители происходит специально, оно бьёт и по тем, кто эти ограничения вводит.

Современный мир взаимозависим. Совсем не факт, что санкции, резкое падение цен на нефть, обесценивание национальной валюты приведут к негативным результатам или катастрофическим последствиям исключительно для нас. Подобного не случится! Проблемы возникают, они есть и будут нарастать, ухудшая ситуацию, но не только у России, но и у наших партнёров, в том числе у нефте- и газодобывающих стран. Вот мы говорим о снижении цен на нефть. Это, в частности, происходит из-за того, что в США начали добывать сланцевые нефть и газ. Штаты в значительной степени обеспечивают теперь себя собственным сырьём. Не полностью пока, но значительно. Но какова рентабельность этой добычи? В разных регионах США по-разному. От 65 долларов за баррель до 83-х. Сейчас цена за бочку нефти упала ниже 80 долларов. Добыча сланцевого газа становится нерентабельной. Может, саудиты специально хотят «убить» своих конкурентов...

А.ВАНДЕНКО: Если у соседа лошадь сдохнет, нам от этого лучше станет?

В.ПУТИН: Смотря какой сосед, что у него была за лошадь и в каких целях он её использовал.

* * *

А.ВАНДЕНКО: Forbes второй год подряд ставит вас во главе списка самых влиятельных людей мира...

В.ПУТИН: Знаете, это ещё менее значимо, чем внутренние рейтинги.

А.ВАНДЕНКО: Но приятно, согласитесь.

В.ПУТИН: Нет, не могу сказать, приятно или неприятно. Дело вот в чём. Мировое лидерство определяется экономическими и оборонными возможностями государства.

А.ВАНДЕНКО: По этим показателям мы явно не номер один.

В.ПУТИН: О том и говорю. Если перевести в межличностные оценки, я не знаю, как считали в Forbes, это их дело, может, они специально так делают, чтобы обострить мои отношения с Бараком Обамой, опуская его на второе место. Мы знакомы с президентом Соединённых Штатов, не скажу, будто у нас совсем уж такие близкие отношения, но он умный человек и в состоянии всё оценить. Это могло быть способом внутриполитической борьбы в США, особенно в преддверии выборов в Сенат. Пускай там у себя разбираются…

Всё, что делается в ходе предвыборных кампаний, имеет смысл и значение. Не хочу сейчас давать оценку шагам президента Америки на международной арене, у нас много противоречий, взгляды часто расходятся, тем более не буду оценивать его внутриполитические инициативы, это отдельная тема, но я знаю, что Обама реально оценивает происходящее в его стране. Уверен, он смотрит на эти рейтинги как на элемент борьбы с целью нанести ему ущерб.

А.ВАНДЕНКО: Вот что значит независимая американская пресса: в пику президенту пишет.

В.ПУТИН: Как же независимая, если работает в паре с политическими оппонентами главы Белого дома? Никакой независимости тут нет. Полная зависимость и обслуживание определённых сил. Но это мои предположения...

А.ВАНДЕНКО: У нас и пары-то нет.

В.ПУТИН: Всё у нас есть. Если почитать иные наши издания, а Вы-то уж наверняка это делаете, бросится в глаза, в каких выражениях они характеризуют мою деятельность либо работу российского правительства. Частенько на личности переходят...

А.ВАНДЕНКО: Читаете?

В.ПУТИН: Иногда Песков приносит всякую гадость...

А.ВАНДЕНКО: А Вы в ответ?

В.ПУТИН: Послушайте, те, кто это делает, они и хотят, чтобы я ответил.

А.ВАНДЕНКО: Не дождутся, как Вы уже сказали?

В.ПУТИН: Это тоже способ самораскрутки. Если напал на старшего, а тот ответил, значит, нападавший крут. Все эти приёмчики прекрасно известны! Да и не до того мне, стараюсь делом заниматься, а не пикироваться с кем-то. Если вижу в критике действительно разумное, беру на заметку, чтобы использовать.

А.ВАНДЕНКО: Например?

В.ПУТИН: Трудно ответить навскидку. Есть то, что связано с организацией власти, деятельностью политических партий, контролем общества за работой президентской Администрации. Или речь идёт о создании более благоприятного климата по ведению бизнеса, регистрации предприятий. Обратите внимание, за последние годы мы много сделали в этом направлении. Может, не всё, нужно ещё прибавлять, но многое реализовано.

А.ВАНДЕНКО: Ещё вопрос про рейтинг. По последним данным, по уровню коррупции Россия оказалась на сто тридцать каком-то месте в мире из ста семидесяти. По соседству с Бенином.

В.ПУТИН: Знаете, надо сначала смотреть, кто эти рейтинги рисует.

А.ВАНДЕНКО: Рисуют в основном там, не у нас. Этот составила ассоциация TRACE International.

В.ПУТИН: Ну естественно. Возьмите рейтинги вузов. Кто их пишет и по каким критериям? Мы сами боремся за повышение качества нашего образования, но рейтинги вузов рисуются соответствующими агентствами исходя из объёма эндаумента, накопленного целевого капитала, которым может распорядиться учебное заведение. Но у нас совершенно иная предыстория развития высшего образования! Можно нашим вузам сразу ноль поставить. А в борьбе за рынок образовательных услуг этот рейтинг эффективно используется!

А.ВАНДЕНКО: Вы от вопроса не уходите, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Я к нему подбираюсь... Так и в геополитике. Применяются разные инструменты: и обвинения в недемократичности государства, и в подавлении свободы прессы, и в слабой борьбе с проявлениями терроризма и сепаратизма. Все средства хороши, в том числе и эти...

Но сказанное не означает, что у нас нет коррупции. Мы сами о ней постоянно говорим. Думаю, это одна из очень серьёзных проблем, которая досталась нам из прошлого, когда администрация любого уровня считала, что может делать всё, имея на это право, и никто не волен покушаться на её полномочия и как-то контролировать. Потом добавилось то, что лишь усугубило ситуацию, ? непрозрачная приватизация. Это было ужасно, огромная ошибка! Задним числом мы все умны. Может, те, кто принимал тогда решения, многое сейчас выстроили бы иначе. Кстати, европейцы и в 90-е говорили: не нужно слушать американских экспертов. Но мы пошли по этому пути... Непрозрачная приватизация привела к тому, что люди подумали: ладно, если одним можно украсть у государства миллиарды, почему нам нельзя утащить что-нибудь подешевле? Почему тем можно, а этим нет?!

А.ВАНДЕНКО: Вы говорите про девяностые, а мы-то живём в конце 2014 года.

В.ПУТИН: Но ментально всё осталось, никуда из сознания народа не делось...

И ещё одна составляющая. Когда принимались решения по формированию рыночных механизмов и функционированию демократических институтов общества, мы как-то подзабыли, что демократия и наплевательское отношение к закону ? разные истории. Закон надо соблюдать всем. Между рыночной экономикой и госрегулированием нет непреодолимой пропасти. И, кстати, едва возникают кризисные явления, все вспоминают о государстве... Но дело даже не в принципах строительства экономической жизни, а в том, что при переходе к рынку мы не создали инструментов контроля.

Порой в крупных акционерных обществах приходится наблюдать странные ситуации. Принято считать, что уж хозяин-то у себя тырить не будет. Ещё как! В огромных количествах. Почему? Тем, у кого контрольный пакет, не очень хочется делиться с миноритариями. Вот и создаются сотни схем по выводу ресурсов из компаний. И так во многих сферах!

Предстоит не только ужесточение фискальной политики или правоохранительных санкций. Нужна и воспитательная работа, создание эффективной, современной, конечно, рыночной системы отношений в экономике, которая по факту ограничила бы возможность для появления коррупции. Вот над этим надо работать, смотреть лучшие мировые практики и внедрять. Да, это требует времени, усилий, настойчивости, воли, но иного пути нет.

А.ВАНДЕНКО: И «неприкасаемых» не должно быть.

В.ПУТИН: Абсолютно с вами согласен, это один из компонентов.

А.ВАНДЕНКО: Таковых нет?

В.ПУТИН: Не знаю, мне казалось, нет. Надо к этому стремиться. Если увижу, что возникают подобные персонажи и ситуации, безусловно, будем бороться и реагировать. Для этого, кстати, на площадке Общероссийского народного фронта мы создали общественный контроль. Он весьма эффективно работает.

* * *

А.ВАНДЕНКО: Я вот упоминал «Уралвагонзавод» как собирательный образ... Есть и другое устойчивое выражение ? «друзья Путина».

В.ПУТИН: Да, пожалуйста.

А.ВАНДЕНКО: Это словосочетание не только наша внутренняя оппозиция использует, но и Госдеп.

В.ПУТИН: В какой связи?

А.ВАНДЕНКО: По замыслу США, первый пакет санкций бил именно по президенту Путину.

В.ПУТИН: Понимаю. Американцы сделали очень приятную для меня и системную ошибку.

А.ВАНДЕНКО: Приятную в кавычках?

В.ПУТИН: Нет, в прямом смысле. В чём заключается ошибка? Они исходили из ложной посылки, что у меня есть личные бизнес–интересы из-за отношений с людьми, включёнными в список. Ущемляя их, американцы как бы наносили удары по мне. Это абсолютно не соответствует действительности. Считаю, мы в значительной степени положили конец так называемой олигархии. Ведь что это такое? Деньги, влияющие на власть. В России такой ситуации, могу сказать с уверенностью, нет. Никакие олигархические структуры не подменяют собой власть, не влияют на государственные решения в своих интересах. Это в полной мере относится и к тем людям, которых Вы упоминали. Все они люди богатые, разбогатели давно…

А.ВАНДЕНКО: По-разному.

В.ПУТИН: Согласен, но в основном давно и абсолютно легально. Они ничего не забрали, не приватизировали, как это делалось в 90-е годы.

А.ВАНДЕНКО: Мы говорим о Ротенбергах, Ковальчуках, Тимченко?

В.ПУТИН: Да. Вот что Тимченко получил из государственной собственности? Назовите мне хотя бы один актив. Ни-че-го!

А.ВАНДЕНКО: Я другое назову.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

А.ВАНДЕНКО: Цитирую по информационной ленте. Геннадий Тимченко считает расследование властей США в отношении нефтетрейдера Gunvor и подозрения в отмывании денег желанием нанести удар по Президенту России. Далее дословно: «Уверен на сто процентов, это именно так».

В.ПУТИН: Хорошо, что Вы на Геннадия Николаевича ссылаетесь. Возможно, так и есть. Но я вам сказал, в чём системная ошибка. США полагают, что там сидят какие-то мои финансовые интересы, вот и ковыряются.

А.ВАНДЕНКО: Но метили в вас?

В.ПУТИН: Наверное, да.

А.ВАНДЕНКО: За друзей обидно?

В.ПУТИН: Они граждане России, считают себя патриотами нашей страны, так оно и есть. Кто-то решил, что их нужно за это наказывать. Это лишь усиливает признание такого их качества. Ничего здесь обидного нет. Считаю, это грубое нарушение прав человека. Некоторые из пострадавших, насколько мне известно, подали в суд, но не ради защиты лично себя, а чтобы показать неправомерность принимаемых решений. Ну какое отношение кто-то из них имеет, извините за тавтологию, к принятию мною решений по Крыму? Ровным счётом никакого! Они знать не знали. Ни сном ни духом! Прочли всё в сообщении ТАСС или услышали в выпуске теленовостей. Их начали щучить ни за что... Прямое нарушение прав человека! Вот они с иском и обратились. Если в Штатах и Европе суд по-настоящему независим и объективен, решения будут приняты в их пользу, а если нет... Отличная лакмусовая бумажка!

А.ВАНДЕНКО: У вас, Владимир Владимирович, репутация человека, который «своих» не сдаёт.

В.ПУТИН: Да, стараюсь. Если те ведут себя прилично и ничего не нарушают. Если же действуют в обход закона, они уже не «свои».

А.ВАНДЕНКО: Но если друзей обижают... Я это имел в виду, когда спрашивал: обидно ли вам за них?

В.ПУТИН: Наоборот, отчасти даже радует. Радует, что у меня такие друзья, которых наши оппоненты, назовём их так, считают виновными, что Крым стал частью российской территории. Это делает моим друзьям честь. Они не имеют к случившемуся никакого отношения, но для них это честь.

А.ВАНДЕНКО: Это ли не повод иначе относиться к тем, кто задел близких друзей?

В.ПУТИН: Считаю, это результат очередных ошибочных решений, принимаемых на основе ложной информации, в том числе и внутри России. Что-то подбрасывают, говорят: вот друзья Путина, надо бы их наказать, они восстанут, будет бунт на корабле. Ничего подобного не произойдёт.

А.ВАНДЕНКО: И на вашем общении с лидерами той же «большой семёрки» это не отражается?

В.ПУТИН: Нет, ну что вы! Послушайте, в ходе тяжёлых событий на Кавказе я не такое видел и слышал. Я ведь приводил вам пример, когда мы боролись с международным терроризмом за территориальную целостность, а нам отказывали в этом праве. Чего я только не наслушался! Те, кто это делал, рассчитывали, что Россия всегда будет находиться в уязвлённом состоянии. И на больную точку давили, давили, давили...

Сейчас иная ситуация. У нас консолидированная страна. Несмотря на естественное наличие оппозиции, людей, не принимающих то, что мы делаем, общество консолидировано. Уверяю вас, это очень не нравится на Западе. И попытка наказать моих друзей, от которых не собираюсь отказываться, продиктована желанием внести раскол в элиты, а потом, может, и в общество.

А.ВАНДЕНКО: Я уже не про друзей, а про вас. Когда-то Вы ночевали на ранчо Буша, который заглянул в ваши глаза и что-то там увидел…

В.ПУТИН: Душу.

А.ВАНДЕНКО: Вот! Увидел душу. А сейчас Вы с Обамой беседуете «на ногах».

В.ПУТИН: Ну и что? Знаете, если мы хотим похлопывать друг друга по плечу, называться друзьями, ездить в гости и на G8, а вся ценность неформального общения заключается в разрешении посидеть рядом ? без учёта наших интересов и внимания к позиции России при решении тех или иных ключевых вопросов, тогда зачем это нужно? Я не для того стал Президентом страны, чтобы удовлетворять личные амбиции. Мне это совершенно ни к чему, если интересами России пренебрегают. Значит, тогда не в гости будем ездить, а встречаться на других площадках, в деловой обстановке. Но принципиально, открыто, даже можно сказать, по-партнёрски, если не по-товарищески, обсуждать проблемы и искать решения. Надеюсь, так и будет в практической работе.

А.ВАНДЕНКО: Словом, какого-либо дискомфорта из-за пробежавшего холодка не испытываете?

В.ПУТИН: Нет, не испытываю. Что мне дискомфорт? Мне результат нужен.

А.ВАНДЕНКО: Получается, Вы были правы, когда говорили, что после Ганди и поговорить-то не с кем...

В.ПУТИН: Понимаете, я же сказал это с известной иронией.

А.ВАНДЕНКО: Вы часто говорите с иронией.

В.ПУТИН: Ну да, но ваши коллеги предпочли её не заметить. Тогда, кстати, тоже ссылались на рейтинги ? в каком году это было, уже не помню ? и спрашивали: не чувствуете, что вам не с кем поговорить? Чушь это собачья! Прекрасно отдаю отчёт, что лидеры и западных стран, и развивающихся государств ? это люди, прошедшие сложное горнило внутриполитической борьбы, процесс становления как личности. Это выдающиеся деятели международной политики. Они защищают национальные интересы, как и я стараюсь делать то же ради нашей страны.

* * *

А.ВАНДЕНКО: Если не прав, поправьте, но, мне кажется, человек на таком посту, как ваш, одинок по определению. Это его удел.

В.ПУТИН: Всегда так говорится.

А.ВАНДЕНКО: А по факту?

В.ПУТИН: И по факту ? да. Отчасти... Вот Вы упоминали друзей. Демонстративно не отказываюсь от них, но всё тоже приблизительно. Это не значит, что мы каждый день встречаемся, шампанское или водочку попиваем и «трещим».

А.ВАНДЕНКО: Вы что предпочитаете?

В.ПУТИН: Я предпочитаю чай.

А.ВАНДЕНКО: А что за напиток вам подают, пока беседуем?

В.ПУТИН: Обыкновенный чай. Хотите угощу? Приносят в такой закрытой посуде, чтобы не остывал...

Кроме того, у меня напряжённый рабочий график. Даже дочерей вижу один или два раза в месяц, и то ещё нужно время подгадать.

А.ВАНДЕНКО: Они сейчас в какой стране?

В.ПУТИН: В России, в какой же?

А.ВАНДЕНКО: Здесь?!

В.ПУТИН: Ну конечно. В Москве живут. Дома встречаемся...

Да, у меня добрые отношения с людьми, которых Вы упомянули. Стараюсь поддерживать контакт и с однокурсниками по университету.

А.ВАНДЕНКО: Они не обязательно миллиардеры?

В.ПУТИН: Совсем нет! Обыкновенные люди. В основном работают в правоохранительной сфере, в МВД, прокуратуре, адвокатуре, административных органах.

А.ВАНДЕНКО: Назовём поимённо?

В.ПУТИН: Ну много их, восемьдесят человек! Одним будет приятно, а другим, наоборот, не очень, ведь часть живёт в республиках бывшего Советского Союза, и факт контакта со мной тоже представляет определённую угрозу.

А.ВАНДЕНКО: И на Украине есть?

В.ПУТИН: И там, и в Грузии, и в других республиках...

А.ВАНДЕНКО: Агенты влияния?

В.ПУТИН: Никакие они не агенты и ни на что не влияют! Живут своей жизнью. Обычные граждане своих стран, очень лояльные, любящие. Но исходя из событий у них дома наше знакомство является определённой нагрузкой… Если бизнесменов, о которых Вы сказали, уконтрапупили сразу лишь по факту контакта со мной, наложили санкции, то те, о ком я сказал сейчас, абсолютно рядовые люди. У них нет капиталов, их невозможно обложить санкциями. Но есть иные меры воздействия и очень «нелицеприятные», может, даже опасные. Поэтому лучше об этих людях много не говорить.

А.ВАНДЕНКО: Про одиночество тем не менее...

В.ПУТИН: Я же сказал, загрузка такая, что не позволяет иметь широкий круг друзей.

А.ВАНДЕНКО: Но с учётом того, что Вы можете о любом узнать всё...

В.ПУТИН: Да.

А.ВАНДЕНКО: ...а о каждом можно узнать всякое...

В.ПУТИН: Да.

А.ВАНДЕНКО: ...это тоже, наверное, накладывает отпечаток?

В.ПУТИН: Нет, стараюсь не пользоваться своими возможностями в этом.

А.ВАНДЕНКО: Чтобы окончательно не разочароваться в человечестве?

В.ПУТИН: Нет, просто… Я же почти двадцать лет проработал в КГБ и знаю, как там пишут справки. Далеко не всегда эти отчёты и материалы объективны. Стараюсь опираться на личное восприятие, для меня важен прямой контакт и общение. И часто моё представление расходится с тем, что получаю в виде официальных документов. Я руководствуюсь собственными впечатлениями о человеке, а не бумажками.

А.ВАНДЕНКО: Интуиция?

В.ПУТИН: Даже не интуиция. Только отчасти она. Личное общение важнее. Хотя, конечно, когда речь о принятии решений, особенно кадровых, есть определённые правила. Сначала нужно получить информацию из разных источников. Это естественно. Но в итоге стараюсь делать вывод, исходя из своего мнения о человеке.

А.ВАНДЕНКО: Какое у вас личное пространство, Владимир Владимирович?

В.ПУТИН: Знаете, всё-таки не чувствую себя одиноким. Вот как это ни покажется странным. Общения, контактов у меня, может, и не так много даже с людьми, которые считаются моими друзьями, санкционированными ходят. Это правда. Но одиночество, мне кажется, это другое, это не отсутствие возможности контактировать с другими, а внутреннее состояние души. И у меня такого чувства одиночества в душе нет.

А.ВАНДЕНКО: Окружающие постоянно заглядывают в ваши глаза, чего-то хотят от вас, ждут, просят...

В.ПУТИН: К этому уже давно привык, не считаю, будто это криминально со стороны людей. Те, с кем общаюсь, рассчитывают на какие-то мои решения, действия. Абсолютно нормально! Часто есть желание обсудить что-то, поговорить, но постоянно присутствует и ожидание ответа. Ну да, а как иначе?

А.ВАНДЕНКО: Про вас говорят, что прекрасно умеете слушать. И зачастую даже соглашаетесь с собеседником. Человек уходит в уверенности, что Владимир Путин ? его союзник, но совсем не факт, что это так.

В.ПУТИН: Знаете, я всё же стараюсь с уважением относиться к людям.

А.ВАНДЕНКО: Я спросил о другом.

В.ПУТИН: Нет, это уважение к мнению людей и даже к их просьбам. Никогда не забуду, как в начале 2000 года женщина передала мне бумагу, я посмотрел... Не стану говорить о просьбе, она касалась не лично женщины, а её близких людей. И потом бумага затерялась. До сих пор помню это как недопустимую оплошность с моей стороны. Просьба могла быть не разрешена, но следовало сделать всё, чтобы над ней поработали. Может, мне сказали бы: увы, вопрос не имеет положительного решения. Тогда распорядился бы написать человеку, объяснить, почему помочь не получилось. Но так, чтобы совсем затерять… Знаете, до сих пор обидно, жалко. Чувствую себя неловко…

Повторяю, это не значит, будто все просьбы, когда мне в глаза смотрят и бумаги передают, обязательно должны быть удовлетворены. Некоторое из того, о чём люди просят, и нельзя выполнить, и по закону не положено.

А.ВАНДЕНКО: Слово «нет» долго учились говорить?

В.ПУТИН: В китайском языке существует, по-моему, шестнадцать способов, как сказать «нет». И ни один из них буквально не звучит.

А.ВАНДЕНКО: Вы владеете сколькими?

В.ПУТИН: Вопрос не в форме, а в сути. Невозможно всегда говорить «да», хотя, уверяю вас, зачастую хочется отвечать именно так. Хотя всё равно приходится отказывать...

А.ВАНДЕНКО: А кто может возразить вам и что ему за это будет?

В.ПУТИН: Только я сам и закон. Закон не положено нарушать никому, в том числе и первым лицам.

А.ВАНДЕНКО: Вы о себе, а я спросил о других. Остались смельчаки, которые не смотрят в рот, а спорят?

В.ПУТИН: Есть люди независимые, с собственным мнением. Дорожу ими, они могут сказать: думаю, Вы не правы, Владимир Владимирович.

А.ВАНДЕНКО: Перечислите этих героев?

В.ПУТИН: Не будем их популяризировать, но они есть.

* * *

А.ВАНДЕНКО: В книге «От первого лица» Вы рассказывали про своё пониженное чувство опасности. Для разведчика это недостаток.

В.ПУТИН: Да, так в моей характеристике написал психолог.

А.ВАНДЕНКО: И для Президента это минус?

В.ПУТИН: Наверное, тоже нельзя назвать большим достоинством. Нужно уметь взвешивать все возможные последствия и при принятии решения учитывать любые варианты развития событий, чтобы исключить неблагоприятные.

А.ВАНДЕНКО: Без безбашенных поступков, словом.

В.ПУТИН: Да, безбашенных допускать нельзя. Цена ошибки очень высока.

А.ВАНДЕНКО: У вас на президентском посту таковые были?

В.ПУТИН: Нет.

А.ВАНДЕНКО: И сейчас всё просчитали? Последствия действий по Крыму и дальнейшее?

В.ПУТИН: Да. Это стратегическое решение.

А.ВАНДЕНКО: Хорошо. Если, конечно, закончится хорошо.

В.ПУТИН: Вы правы. Но, думаю, так оно и произойдёт...

Просто мы сильнее.

А.ВАНДЕНКО: Кого?

В.ПУТИН: Всех. Потому что мы правы. Сила ? в правде. Когда русский человек чувствует правоту, он непобедим. Говорю абсолютно искренне, не для красного словца. Вот если бы мы ощущали, что где-то, извините, нагадили, поступили несправедливо, тогда у нас всё висело бы на волоске. Когда нет внутренней убеждённости в правоте, это всегда приводит к каким-то колебаниям, а они опасны. В данном случае у меня сомнений нет.

А.ВАНДЕНКО: Но не бывает людей, которые не совершают ошибок.

В.ПУТИН: Конечно. И у меня случались какие-то шероховатости.

А.ВАНДЕНКО: Например?

В.ПУТИН: Не буду сейчас говорить об этом, в ходе большой, масштабной работы всегда происходит такое, что, может, стоило сделать иначе. Но это не носит, знаете, глобального, стратегического характера. Надеюсь, этого и не произойдёт. У меня определённый, что ли, стиль сложился за многие годы. Никогда не принимаю волюнтаристских решений, таких, последствия которых не вижу. Если этого не происходит, стараюсь пока подождать. Это как на дороге: не уверен ? не обгоняй. Вот ты вылез из ряда, посмотрел: путь свободен. Но этого мало. Знаете, бывает так: вроде всё свободно, а дорога ушла вниз, и ты не заметил, что оттуда идёт машина, да ещё на высокой скорости. Нужно быть абсолютно уверенным, что нет встречного транспорта, что ты действительно контролируешь ситуацию. Тогда обгоняй!

А.ВАНДЕНКО: Мы сейчас не на «встречке»?

В.ПУТИН: Это те, кто пытается с нами соревноваться, на «встречке». Мы в своём ряду и с заданной скоростью... Если всё правильно делать, не придётся суетиться. Как в спорте, которым Вы не хотите заниматься. Некоторые вещи принимаются на основе вроде бы первой сигнальной системы, тем не менее срабатывает предыдущий опыт и понимание, как должна развиваться ситуация. Реакция должна быть быстрой.

А.ВАНДЕНКО: В вас дзюдоист говорит. Философия этой борьбы не предполагает суетность.

В.ПУТИН: В общем, да. Но если без конца раздумывать, тоже мало толку. Ведь результат даёт не только хорошая проработка решения, не рассуждения на заданную тему, а само действие.

А.ВАНДЕНКО: До нашего разговора у меня было ощущение, что этот год наиболее тяжёлый для вас.

В.ПУТИН: Да нет. Ну а когда в России было легко?

А.ВАНДЕНКО: Вспомним тучные годы.

В.ПУТИН: Для кого-то тучные, а у нас шла война на Кавказе. Тучные! Что лёгкого-то? Возьмите новейшую историю, начиная с 2000 года.

А.ВАНДЕНКО: Я про этот период и говорю.

В.ПУТИН: А в прежние времена? Взять любой этап нашей истории: хоть советский, хоть досоветский.

А.ВАНДЕНКО: Царя Гороха вспоминать не будем, о вас разговор, Владимир Владимирович. 1996 год Вы наверняка не забыли...

В.ПУТИН: Ну да, тогда мы проиграли выборы, Собчак потерял пост мэра Петербурга, я без работы остался... Думал, как жить дальше, где работать, чем детей кормить. В прямом смысле, без преувеличения. Конечно, было непросто. Но, знаете, в жизни каждого человека существуют такие моменты. Можно вспомнить и, скажем, 2000-й, когда нужно было понять, как действовать после нападения боевиков на Дагестан. Ведь высказывались идеи построить стену вокруг Чечни. Натуральную! Но это было абсолютно неприемлемо. И для людей, которые нам верили в Чечне, и для России. Контрпродуктивно, опасно, вредно. Затем пошли бы другие стены и разделительные линии. И всё, страны не стало бы...

Вот Вы упомянули тучные годы. А нам нужно было восстановить экономику, элементарно спасать её. Потом была критика, что мы делаем не так. Упрекали, что слишком много дали людям, сильно подняли зарплату. Это уже в мой адрес реплика. Мол, производительность труда в России заметно отстаёт от уровня зарплаты. Мне говорят: не надо было так!

Мог не делать? Хорошо, когда возможности сочетаются с запросами. Но ситуация, в которой страна находилась в 90-е годы и в начале нулевых, требовала показать людям, что мы движемся в правильном направлении и жизнь хоть как-то улучшается. Если бы не сделали этого, может, и не удалось бы консолидировать общество, добиться определённых результатов по восстановлению страны.

Коллеги из рыночно-либерального блока говорили нам: ни в коем случае нельзя принимать программу материнского капитала. Меня лично много раз убеждали: как в чёрную дыру бросить огромные деньги, не просчитать! И результата, говорили, не будет. Программа не повлияет на уровень рождаемости в стране. Приводили примеры некоторых западноевропейских стран, где платят большие пособия за рождение ребёнка, а толку нет. Я выслушал аргументы за и против, а потом пришёл к выводу, что у нас иная ситуация. Надо нашим людям дать другой горизонт планирования семьи. В Европе жизнь качественно отличается. В России одним из ограничителей роста рождаемости тогда являлся очень низкий уровень доходов, семья не могла позволить себе ребёнка, тем более двух. А для нас это важно, особенно в регионах. Были опасения: справится ли бюджет с новыми платежами, не обманем ли людей? Нет, и не обманываем, и справляемся. Наряду с другими мерами поддержки всё сработало! В России не было такой рождаемости в последние десятилетия!

А.ВАНДЕНКО: Но сейчас-то отменяем материнский капитал?

В.ПУТИН: Это другой вопрос. Скажу о нём в послании Федеральному Собранию, не хочу заранее объявлять. Нет, надо быть аккуратным. Программа через год заканчивается, и все должны знать об этом. Но, конечно, нужно думать о механизмах поддержки демографии. У нас и новые перинатальные центры появились, и схемы денежных выплат не только семьям, но и медучреждениям за качество обслуживания женщин. От этой оценки многое зависит... Комплекс мер принёс результат, превзошедший наши ожидания. Демография демонстрирует устойчивую позитивную динамику. Почему так подробно об этом рассказываю? От меня зависело окончательное решение, поскольку голоса были и за, и против.

А.ВАНДЕНКО: Подтверждаете, Владимир Владимирович, то, что я говорил в самом начале: хоть круть, хоть верть, а всё упирается в одного человека.

В.ПУТИН: Нет-нет, не всё!

А.ВАНДЕНКО: Хорошо, многое.

В.ПУТИН: А я утверждаю: не всё. И повторю это. Да, при принятии стратегических решений часто не обходится без моего участия. А зачем иначе нужен первый человек, если он ни фига не делает? Если только сидит на троне и царствует?

А.ВАНДЕНКО: Ещё цитата. Николай Бердяев: «Русский человек любит Россию, но не привык чувствовать себя ответственным перед Россией».

В.ПУТИН: Это гениальный человек, уважаемый.

А.ВАНДЕНКО: Его слова можно адресовать русским чиновникам и бизнесменам.

В.ПУТИН: Не существует такой национальности ? чиновник и бизнесмен, это виды деятельности. А ментальность народа, она, конечно...

А.ВАНДЕНКО: Приедет барин, барин нас рассудит.

В.ПУТИН: Если дадите договорить, узнаете мою позицию... Ведь откуда всё пошло? У русского человека, как правило, и не было ничего, он постоянно работал на барина. Что оставили, то и слава богу. Мужик знал: всё забрать могут. Это ещё от крепостного права движется.

Нельзя сказать, что не было ответственности за страну. Может, не хватало соответствующего отношения к текущим делам, к бизнесу, к собственности. Не сформировалось оно, как в странах с развитой рыночной системой, где человек понимал, что сам должен бороться за благополучие своё и семьи. У нас общинный склад ума и менталитет. И хорошо это, и не очень. Хорошо, что есть чувство общности. А не очень ? из-за отсутствия индивидуальной ответственности. Но сказать, будто русский человек не дорожит... Как точно у Бердяева?

А.ВАНДЕНКО: «Не привык чувствовать себя ответственным перед Россией».

В.ПУТИН: Я вот чувствую себя ответственным. Зависит, какой человек в целом. Чем проще, тем больше у него ответственности за Родину.

А.ВАНДЕНКО: Я о больших начальниках говорю, которые привыкли, знаете...

В.ПУТИН: Бердяев же писал не о начальниках, он говорит о русском человеке.

А.ВАНДЕНКО: Удобнее, когда есть кто-то, который всё решает, а остальные, мол, исполняют.

В.ПУТИН: Может, и так, но Вы привели цитату из Бердяева, и я позволю себе набраться дерзости и поспорить с классиком. Повторю ещё раз: чем человек проще и ближе к земле, тем больше у него ответственности за Родину. Скажу даже почему. У него другой Родины нет, он не сядет в самолёт, в поезд либо на лошадь и не уедет, не отвалит отсюда. Он знает, что останется жить здесь, на этой земле, тут будут его дети, внуки и правнуки. Он должен о них позаботиться. Если сам не сделает, никто не сделает. В этом основа государственности и патриотизма рядового русского человека. Да и человека любой национальности, живущего здесь. Мы же знаем, кто собирал ополчение в 1612 году: этнический татарин созывал людей, все свои деньги отдал, стал спасителем Москвы и России. «В объединении сила!» ? этот внутренний патриотизм рядового российского гражданина очень силён.

А.ВАНДЕНКО: Вы говорите о простом человеке, как бы отделяя элиту...

В.ПУТИН: Нет-нет, я сказал: у рядового человека этого ещё больше, но в принципе речь об общей ментальности русских людей. Да, те, у кого миллиарды, ощущают себя гражданами мира. Особенно им свободно, если деньги размещены в офшорах. Укатили за границу и сидят там, чувствуют себя хорошо...

А.ВАНДЕНКО: Это плохо?

В.ПУТИН: Считаю, да. Конечно, плохо. Оторванный от корней человек в конце концов начинает об этом жалеть. Нет ничего роднее, чем твоя земля, друзья, близкие, культура народа, в которой ты вырос.

А.ВАНДЕНКО: Сейчас мир без границ.

В.ПУТИН: Он всегда оставался таким. А что, во времена Лермонтова или, скажем, Пушкина, мир был другим? Сел да поехал. Путешествовали на воды в Европу, плавали в Америку на кораблях. Сейчас мы вернулись к тому состоянию. Ничего по большому счёту не изменилось. Был лишь относительно небольшой промежуток в истории человечества, когда всё перегородили границами.

А.ВАНДЕНКО: Мы не пытаемся новые заборы строить?

В.ПУТИН: Мы ? нет. И не будем. Понимаем пагубность «железного занавеса» для нас. И в истории других государств были периоды, когда страны пытались отгораживаться от остального мира, очень дорого за это заплатив. Практически деградацией и развалом. Мы ни в коем случае по этому пути не пойдём. И вокруг нас никто стенку не выстроит. Невозможно!

* * *

А.ВАНДЕНКО: Задумываетесь, что будет потом, Владимир Владимирович?

В.ПУТИН: Это когда?

А.ВАНДЕНКО: Когда призовут на небеса и потребуют ответа.

В.ПУТИН: Знаете, если уж там окажешься, есть лишь одно выражение, которое уместно произнести: «Слава Тебе, Господи!». А как иначе?

А.ВАНДЕНКО: А президентское кресло с вами навсегда?

В.ПУТИН: Нет. И для страны неправильно, вредно, и мне не нужно. Есть сроки, отведённые Конституцией России. Считаю важным соблюдать требования, предусмотренные Основным законом. Видно будет, как сложится ситуация, но в любом случае срок моей работы ограничен Конституцией.

А.ВАНДЕНКО: Но она предполагает выдвижение в 2018-м.

В.ПУТИН: Допускает, но это совсем не значит, что я приму такое решение. Буду исходить из общего контекста, внутреннего понимания, своего настроения. Разве об этом сейчас надо думать? 2014-й не закончился, а Вы говорите про 2018-й. Столько времени впереди, сколько ещё воды утечёт...

А.ВАНДЕНКО: И никаких потаённых желаний?

В.ПУТИН: Нет. Понимаете, я в таком состоянии и положении, что ничего затаённого...

А.ВАНДЕНКО: Настолько всё утомило?

В.ПУТИН: Даже не в этом дело. Исхожу из реалий текущего дня, из среднесрочного прогноза. Мне нет смысла...

А.ВАНДЕНКО: Заглядывать за горизонт?

В.ПУТИН: ...за что-то хвататься. Понимаете, уже нет смысла никакого.

А.ВАНДЕНКО: Всё, о чём можно мечтать, есть?

В.ПУТИН: С точки зрения служения Отечеству. Знаю, что искренне служил и служу, делаю всё, чтобы реализовать себя в этом. А, повторяю, цепляться за что-то контрпродуктивно, вредно и совсем неинтересно. Есть Конституция, нужно действовать и жить в её рамках. Да, существует возможность моего нового выдвижения. Будет ли она реализована, пока не знаю...

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 ноября 2014 > № 1231599 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 20 ноября 2014 > № 1231601 Владимир Путин

Заседание Совета Безопасности.

Владимир Путин провёл в Кремле расширенное заседание Совета Безопасности. Рассматривался проект Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года.

Кроме того, обсуждался комплекс вопросов по совершенствованию государственной политики в сфере борьбы с разного рода экстремистскими проявлениями.

* * *

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, добрый день!

В нашей повестке вопрос, актуальность которого не вызывает никаких сомнений. Речь пойдёт о противодействии экстремизму.

В соответствии с одним из моих поручений подготовлен проект соответствующей Стратегии. Этот документ сегодня предлагается вашему вниманию, уважаемые коллеги.

Думаю, никому не надо доказывать, насколько опасна сама природа экстремизма, насколько разрушительна его идеология, идеология нетерпимости, разжигания ненависти, вражды. Во всех своих проявлениях экстремизм имеет агрессивный, подстрекательский, а нередко насильственный характер, связанный с террором.

Он посягает на права и свободу граждан, а подчас прямо на их жизнь, несёт угрозу национальной безопасности, способен кардинально разбалансировать политическую, экономическую и социальную системы. Наиболее опасен и для общества, и для государства такой вид экстремизма, как национализм, религиозная нетерпимость, политический экстремизм. Каждое преступление такой направленности (как правило, резонансное, отвратительное само по себе) может спровоцировать массовые нарушения общественного порядка.

Добавлю, что в современном мире экстремизм используется как инструмент геополитики и передела сферы влияния очень часто. Мы видим, к каким трагическим последствиям привела волна так называемых «цветных революций», какие потрясения испытали и испытывают народы стран, которые прошли через безответственные эксперименты подспудного, а иногда и грубого, как у нас говорят, «ломового» внешнего вмешательства в их жизнь. Для нас это урок и предупреждение, и мы обязаны сделать всё необходимое, чтобы подобное никогда не случилось в России.

Излишне говорить, какие тяжёлые, необратимые последствия может иметь распространение экстремистских идей для нашей многонациональной страны, поэтому мы должны последовательно, глубоко и настойчиво заниматься профилактикой экстремизма, искоренять даже предпосылки для его проявления, своевременно выявлять причины, способные спровоцировать конфликты на национальной, социальной или религиозной почве.

Всё это далеко не ведомственные задачи. Силами только правоохранительных органов, конечно, с решением таких задач не справиться. В этой многоплановой, сложной работе должны активно участвовать и другие заинтересованные министерства, все уровни власти, систем образования, политические партии, структуры гражданского общества, правозащитные организации и представители традиционных религий России.

Участвовать не разрозненно, а, что называется, единым фронтом, действовать на опережение для предупреждения проявлений экстремизма, вместе вести просветительскую работу, в том числе в интернете, создавать условия для укрепления мира и согласия в обществе.

Когда такая координация будет достигнута в каждом регионе, в каждом муниципалитете, тогда появится и общая результативность противодействия экстремизму. Люди будут знать, что на территории, где они живут, есть власть и есть активная, неравнодушная общественность, и вместе они способны эффективно противостоять любым экстремистским проявлениям, обеспечить спокойную, стабильную обстановку.

В условиях такого доверия и поддержки значительно легче формировать атмосферу нетерпимости к пропаганде экстремистских идей, чувство их отторжения и неприятия. При этом понимание гражданами всей полноты опасности экстремизма – это гарантия эффективности мер, которые предпринимаются властью.

Я остановлюсь на некоторых приоритетных, как полагаю, направлениях нашей общей работы. Надо уделять особое, повышенное внимание межнациональным и межрелигиозным отношениям, всемерно поддерживать культуру, обычаи, самобытность народов, которые живут в конкретном регионе, в конкретном городе и селе. Это очень тонкая задача, но если этим не заниматься, то вы сами понимаете, к чему это может привести.

Второе – работа с молодёжью. Именно в молодёжной среде лидеры экстремистских организаций пытаются вербовать своих последователей, вести свою пропаганду, прежде всего через мировую сеть интернета. Идеология экстремизма набирает силу в виртуальном пространстве, причём набирает, буквально выстреливая в реальную жизнь.

Общество обоснованно встревожено такими негативными тенденциями. Очевидно, что и в этих вопросах профилактика выходит на первый план. Стратегия противодействия экстремизму содержит целый комплекс задач, направленных на организацию досуга молодёжи, на воспитание чувств патриотизма, умения противостоять социально опасному поведению.

Третья важная тема – совершенствование миграционной политики. Здесь всё ещё немало проблем, связанных с незаконной, неконтролируемой миграцией. Известно, что это питательная среда для преступности, для возникновения межэтнической напряжённости и проявлений экстремизма. Необходимо усилить контроль за выполнением правил пребывания мигрантов в России, на деле заниматься их социальной и культурной адаптацией, защитой трудовых и других прав.

Все обозначенные мною вопросы, безусловно, взаимосвязаны между собой. И потому для решения проблем в сфере противодействия экстремизму необходимо подходить комплексно. Необходим комплексный подход к этим вопросам и, конечно, хорошее, подробное знание о положении дел в каждом конкретном регионе и федеральном округе.

Нужно в постоянном режиме мониторить и анализировать отношения между различными национальными и социальными группами. Безусловно, привлекать для этого специалистов, экспертов, учёных. Подчеркну, что эта работа входит в сферу личной ответственности руководителей субъектов Федерации и представителей Президента на местах. На федеральном уровне координирующая роль принадлежит межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в Российской Федерации.

И в заключение хотел бы сказать, что противодействие экстремизму не имеет ничего общего с борьбой с инакомыслием. У нас свободная, демократическая страна, и её граждане вправе иметь своё мнение и высказывать это мнение, вправе быть в оппозиции к власти.

Более того, без такого состояния общества власть никогда не будет эффективной. Все люди вправе предлагать свои решения, подходы для решения насущных проблем, вправе объединяться в партии, общественные организации, участвуя в выборах, бороться за власть. Главное, чтобы процесс реализации гражданами своих политических предпочтений, позиций, взглядов проходил цивилизованно и исключительно в рамках закона.

Отстаивая свободу выбора, собраний, шествий, митингов, нельзя забывать об ответственности за свои слова и свои действия. Необходимо знать и понимать, что разжигание конфликтов между людьми разных национальностей и верований, пропаганда националистической идеологии, массовые нарушения общественного порядка на этой почве, тем более призывы к насильственному свержению существующего строя, – это прямое проявление антинародного мышления, это прямые проявления экстремизма.

И о разрушительных последствиях таких действий нужно помнить. Никто не должен об этом забывать. Должны помнить лидеры и руководители общественных движений, знать, что за такие деяния придётся отвечать по всей строгости закона. Подчеркну, наказания за распространение экстремистских идей и за действия экстремистского характера должны быть неотвратимыми.

Уважаемые коллеги! Представленный вам проект Стратегии подготовлен с учётом стоящих перед Россией вызовов. Этот документ рассчитан на длительную перспективу и должен стать базовым для всех ветвей и уровней власти.

Ещё раз подчеркну, что одна из важнейших задач – создание обстановки общественного неприятия, укрепления гражданского иммунитета к распространению экстремистских, радикальных идей. Для достижения этой цели необходимо объединить усилия государства, общества, всех государственных и общественных структур.

Предлагаю сегодня обсудить проект предлагаемой Стратегии. Если нужно, внести в него необходимые добавления, исправления. Это должен быть взвешенный, продуманный документ, которым можно было бы действительно руководствоваться в практической жизни.

У нас и у самих ещё много, к сожалению, в этой сфере проблем. Мы знаем об этом. Я упоминал о том, что в мире происходит. И жизнь преподносит нам всё новые и новые уроки, вроде бы уже и далёкие от наших границ, но мы должны иметь это в виду.

Последнее кровавое преступление в Иерусалиме, где на молящихся людей напали с топором, – это просто уже какая-то запредельная ситуация. Мы, зная обо всём этом, понимая опасность проявлений подобного рода, анализируя причины того, что произошло, должны своевременно принять решения, которые уберегли бы нашу страну от вещей подобного рода.

Давайте основательно поговорим на этот счёт.

Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 20 ноября 2014 > № 1231601 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 ноября 2014 > № 1226600 Владимир Путин

Форум действий Общероссийского народного фронта.

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Форума действий Общероссийского народного фронта.

Форум проходил в одном из павильонов ВДНХ, в его работе приняли участие свыше 1000 человек. Среди собравшихся – сопредседатели и руководители исполкомов ОНФ, доверенные лица главы государства, члены Правительства, представители экспертного и бизнес-сообществ: РСПП, ТПП, «ОПОРА России» и «Деловой России». Основные темы форума – реализация майских указов Президента и развитие российской экономики в условиях санкций.

Перед началом пленарного заседания Владимир Путин посетил выставку «Сделано в России», где представлены российские компании, продукция которых может попасть в разрабатываемые программы по импортозамещению. На выставке, в частности, демонстрируются новейшие разработки в области медицины, лабораторной диагностики, спорта, автомобилестроения.

* * *

Стенографический отчёт о пленарном заседании Форума действий Общероссийского народного фронта

В.ПУТИН: Дорогие друзья, добрый день!

Я очень рад всех приветствовать на очередном Форуме Общероссийского народного фронта. По традиции на нашей встрече присутствуют и доверенные лица Президента.

Напомню, мы договорились, что будем постоянно находиться в диалоге, вместе работать над ключевыми вопросами развития. В прошлом году Форум действий проходил накануне Послания Федеральному Собранию, и многие прозвучавшие тогда идеи, предложения, если вы помните, если обратили внимание на это, вошли в текст, который был предложен стране, а затем эти предложения, во всяком случае, были предприняты такие попытки (мы сегодня поговорим, насколько они были состоятельными, удачными, что удалось, что не удалось сделать), в любом случае эти предложения были транслированы соответствующим образом и в государственные решения. Рассчитываю, что и сегодня у нас состоится предметный разговор по наиболее острым вопросам, которые волнуют всех нас, волнуют всех граждан страны по темам, которые требуют оперативной реакции и оперативного решения.

Хотел бы сказать несколько слов прежде всего о том, что Народный фронт действительно, как мы с вами и планировали, стал хорошим примером гражданской активности. Вы объединили неравнодушных людей вокруг очень сложных задач, решение которых невозможно без совместных усилий государства и всего общества.

Так, полтора года назад мы говорили о необходимости наладить гражданский контроль за государственными и муниципальными закупками. Сфера непростая, да ещё и с серьёзными (прямо надо сказать об этом, да мы, собственно, и говорим об этом прямо) коррупционными рисками. Велик соблазн устроить себе красивую жизнь за счёт государства или за общественный счёт.

Мы серьёзно изменили законодательство в области госзакупок, упорядочили процедуры. Но именно гражданский контроль стал той силой, которая позволила реально заработать нормам закона, заставила многих чиновников всерьёз задуматься о своей репутации, о том, что идти против мнения общества – это опасная вещь. Что расточительство, неумение распорядиться государственными средствами, а то и откровенное мздоимство, воровство не останутся незамеченными.

По результатам проверок активистов ОНФ сегодня работают и Контрольное управление Администрации Президента, и правоохранительные органы. По отдельным лицам, которые допустили соответствующие промахи, ошибки или правонарушения, уже сделаны соответствующие выводы. Я просил бы вас, уважаемые коллеги, и дальше действовать столь же последовательно и принципиально.

Полезным и востребованным оказался и формат тематических форумов Народного фронта. Месяц назад в Пензе, если вы помните, подробно рассматривали состояние дел в системе образования. На мой взгляд, разговор состоялся очень полезный и интересный. Знаю, что звучит много предложений продолжить такую практику, и, конечно, мы это будем делать.

Давайте сегодня тоже подумаем, какие темы нам следует детально обсудить в дальнейшем. Со своей стороны предложил бы в первой половине 2015 года провести тематический форум, посвящённый проблемам отечественного здравоохранения. Так же, как и образование, – одна из важнейших тем, которая волнует каждую нашу семью, каждого нашего гражданина. Конечно, к участию в этом диалоге необходимо будет привлечь и представителей медицинского сообщества.

Такая широкая, открытая дискуссия всегда очень полезна. Она позволяет вести преобразования в ключевых сферах, исходя не из ведомственных интересов и представлений, а опираясь на мнение людей, исходя из интересов граждан страны. И конечно, очень важна работа, которую ведут активисты ОНФ на местах. Это помощь детским домам, школам, больницам, гражданам, которые в силу состояния здоровья, возраста, каких-то других причин не могут отстоять свои права от (иногда или в некоторых местах) встречающегося произвола. Вы собираете вокруг себя участников социальных проектов, волонтёров. Это также укрепляет и авторитет, и возможности Народного фронта.

Хотел бы отдельно поблагодарить Народный фронт за внимание к решению проблем жителей Крыма и Севастополя, а также за искреннюю помощь беженцам с Украины. Наш народ показал пример настоящего гражданского участия, сопереживания, патриотизма, продемонстрировал сплочённость.

Сегодня мы должны использовать общественную энергию, национальный подъём для развития страны, для обновления экономики, для повышения качества сфер, которые крайне важны для каждого гражданина, я имею в виду социальную сферу, прежде всего здравоохранение, образование, социальную поддержку.

Наша программа обозначена в майских указах 2012 года, в посланиях Президента, и мы обязательно будем двигаться по исполнению всех намеченных планов, добиваясь поставленных целей. Конечно же, нужно учитывать все факторы, в том числе и внешнюю конъюнктуру, текущую экономическую конъюнктуру – словом, быть реалистами, прагматиками, не строить замки на песке, – это само собой разумеется. Если этого требуют объективные обстоятельства, нужно искать соответствующие решения исходя из складывающейся обстановки, уточнять приоритеты. Это и оправданно, и возможно, и необходимо.

Недопустимо другое: прикрываться этими проблемами для того, чтобы не решать стоящие перед нами задачи. Ссылаться на объективные обстоятельства, объясняя часто свою неэффективность, неумение, равнодушие к порученному делу и к интересам людей.

И я прошу вас, уважаемые коллеги, всех, кто работает в рамках Народного фронта, решительно выступать против подобных настроений. Чиновники на всех уровнях власти должны работать, а не искать оправданий своей подчас бездеятельности. Важно, чтобы Народный фронт обеспечил именно народный, гражданский контроль, мониторинг исполнения всех наших задач и решений, которые раньше были сформулированы.

И конечно, я очень бы хотел, уважаемые коллеги, чтобы мы с вами опирались на объективную информацию в ходе нашей непосредственной работы на местах и в ходе сегодняшнего разговора. Я уже говорил, что в прошлый раз мы собирались перед Посланием (сказал в самом начале), и сейчас мы собрались в преддверии Послания Президента Федеральному Собранию.

И очень рассчитываю, собственно говоря, просил бы сегодня организаторов вашей деятельности, вашей работы встретиться с вами именно сейчас для того, чтобы в преддверии подготовки к Посланию тоже от вас что-то получить в качестве дополнительных идей, дополнительного анализа того, что происходит в стране, как и что делается. И учесть это в Послании Федеральному Собранию, а затем и в соответствующих законах, либо указах, либо постановлениях Правительства.

И хочу сказать, что если мы с вами будем работать таким образом, как, в принципе, нам до сих пор удавалось, безусловно, эффективность нашей работы по исполнению всех ранее задуманных планов будет на должном уровне. И это, безусловно, нам будет помогать решать те задачи, которые стоят перед страной.

Большое спасибо вам за внимание. Я думаю, что не буду утомлять вас длинными речами, а лучше перейдём непосредственно к дискуссии, к разговору.

С.ГОВОРУХИН: Коллеги, давайте продолжим работу. Сегодня прошёл год после первого Форума действий. Пора подвести итоги, наметить ориентиры.

Сегодня в зале, Вы это, наверное, знаете, Владимир Владимирович, собрался региональный актив ОНФ: Ваши доверенные лица, федеральные министры, эксперты, и хорошо представлено бизнес-сообщество.

Работа вчера велась на пяти тематических площадках. Вели их сидящие на этой сцене люди. Если Вы позволите, я представляю Вам их.

Во-первых, Евгения Юрьевна Уваркина – член Общественной палаты, руководитель крупного агропромышленного комплекса, ко всему прочему мама шестерых детей.

Николай Петрович Николаев – директор Центр мониторинга исполнения указов Президента «Народная экспертиза».

И Роман Владимирович Титков – сопредседатель регионального отделения ОНФ в Приморском крае, генеральный директор «Дальприбора».

И уже именинник справа – Александр Владимирович Бречалов – сопредседатель центрального штаба, секретарь Общественной палаты, вообще супермен. Пожалуйста, начните Вы.

А.БРЕЧАЛОВ: Спасибо, Станислав Сергеевич.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Добрый день!

Владимир Владимирович, год назад на первом Форуме действий Вы поддержали инициативу Общероссийского народного фронта по участию в контроле за ходом исполнения Ваших указов. Основная цель президентских указов – это повышение качества жизни людей, поэтому нас интересует не формальное их исполнение, а то, меняется ли жизнь наших граждан к лучшему.

Для выполнения поставленных задач и организации эффективной работы центральным штабом Общероссийского народного фронта были утверждены пять рабочих групп: «Общество и власть: прямой диалог», «Честная и эффективная экономика», «Образование и культура как основа национальной идентичности», «Социальная справедливость» и «Качество повседневной жизни». Также мы наладили постоянный и конструктивный диалог с Контрольным управлением Администрации Президента в этих вопросах.

Итак, что же нам удалось за прошедший год? Во-первых, и я считаю, что это одно из главных достижений нашей работы, мы вовлекли в работу по мониторингу исполнения указов Президента огромное количество людей. То есть у нас напрямую работают более 10 тысяч экспертов, мы их называем «народные эксперты», в связи с чем понятно, что наши заключения и наши доклады основаны не на некой статистике из документов, а на реальных обращениях и реальных результатах работы наших «народных экспертов».

Люди непосредственно выезжают на объекты, например, сданные дома по программе «Переселение», проверяют качество и докладывают нам о проведённой работе, как и по многим другим форматам – это и дороги, и инфраструктура.

Вы знаете, их работа привела нас к главному выводу: Ваши поручения редко оцениваются по критерию «качество». Например, переселились люди из ветхого жилья в новый дом, но качество этого нового дома в официальных отчётах зачастую не фигурирует. У нас дальше будет отдельный доклад по этому вопросу, мы Вам наглядно покажем конкретные примеры. То есть качество остаётся на совести исполнителя и местных органов власти.

Но перед тем как я перейду к цифрам и статистике, я хотел бы всё-таки сказать о тех положительных примерах и результатах работы по исполнению Ваших поручений. В частности, успешно идёт работа по Указу № 601, в соответствии с которым доля граждан, использующих механизм получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, к 2018 году должна составить не менее 70 процентов. То есть анализ показывает, что есть основания полагать, что работа будет выполнена в срок.

Также по Указу № 596 «Об улучшении инвестиционного климата в Российской Федерации». В большинстве регионов отмечено, что есть позитивные изменения, сокращаются сроки прохождения процедур субъектами предпринимательской деятельности.

Также есть положительная динамика по выдаче ипотечных кредитов. Вплоть до самого последнего времени показатели шли, как говорится, в гору. Опасения сейчас вызывает только возможный рост ставок по ипотеке.

Теперь непосредственно о цифрах. За этот год Общероссийский народный фронт подготовил 131 экспертное заключение на доклады Правительства об исполнении Ваших поручений. Из них только 26 докладов народный экзамен на качество одобрил, и они сняты с контроля. Остальные 105, а это 80 процентов из всех поручений, в которых мы принимали участие и работали, мы рекомендовали не снимать с контроля, поскольку работа по этим поручениям требует ещё более высокого качества.

Я вкратце остановлюсь на причинах, почему Общероссийский народный фронт и, в частности, наши рабочие группы рекомендуют не снимать с контроля поручения. В 40 процентах случаев…

В.ПУТИН: Александр Владимирович, извините. Сколько, 20 процентов исполнено?

А.БРЕЧАЛОВ: Да, из 131 экспертного заключения на доклады Правительства 26 докладов мы согласились снять с контроля и 105 рекомендовали не снимать с контроля.

В.ПУТИН: Вы представляете, если бы вообще не было никакого контроля, сколько было бы исполнено?

Я вас уверяю, несмотря на то, что смотрится как достаточно скромный результат, деятельность наша абсолютно востребована, ваша, вернее, абсолютно востребована.

А.БРЕЧАЛОВ: Владимир Владимирович, Вы совершенно правы, поскольку, как я уже сказал, перед этим мы ввели обязательный критерий оценки качества исполнения поручений, это как раз качество.

Так вот, о причинах, почему мы рекомендуем не снимать с контроля. В 40 процентах случаев поручения были выполнены частично. Это, знаете, такая очень интересная форма, когда вроде бы, допустим, по большей части пунктов поручение выполнено, или же, допустим, практически по всем регионам, или же в поручении какой-то, на первый взгляд, незначительный элемент отсутствует, и его снимают с контроля.

Пример. Такая ситуация с разработкой типовой формы публичной отчётности органов исполнительной власти. Несмотря на то что эта форма разработана и утверждена, её используют, во-первых, далеко не во всех субъектах Федерации, а во-вторых, во многих регионах отсутствуют единые сайты, то, что должно было быть обязательно в поручении.

Далее. В 25 процентах случаев поручения, по оценке Общероссийского народного фронта, не были выполнены. Пример. Правительством не предложены меры по увеличению поддержки региональных и муниципальных СМИ, а в отчёте перечислены меры поддержки, реализуемые «Почтой России» ежегодно и не являющиеся реальными мерами по исполнению Вашего поручения. В 6 процентах случаев поручения выполняются формально.

Пример формального подхода к выполнению поручений по дифференциации уровня налоговой нагрузки на некоммерческие организации в зависимости от целей и сферы их деятельности. В докладе Правительства по данному поручению в качестве достижения приводятся законодательные нормы, которые приняты ровно за год до выхода Вашего поручения.

Ещё один пример на языке цифр в рамках работы группы «Честная и эффективная экономика». Рассмотрено 38 Ваших поручений, причём восемь рассмотрено повторно, и из них только пять выполнено и рекомендовано снять с контроля. Не исполнено 33 поручения, это около 87 процентов.

Теперь хотелось бы остановиться вкратце на том, что мы достигли совместно с Контрольным управлением, с Правительством в этой работе. Благодаря инициативе наших экспертов Правительство утвердило новые облегчённые правила и нормы для организации детских садов в жилых помещениях. Это дало возможность продвинуться в решении задачи по достижению 100 процентов доступности дошкольного образования.

По результатам нашего мониторинга была активизирована работа по расселению аварийного жилья, приняты изменения в Жилищный кодекс, которые дадут возможность развитию некоммерческого найма. 10 апреля мы с Вами говорили об этом. Вы дали поручение, соответствующие изменения в законодательные акты были внесены. То есть, по сути, это заложило основы рынка доступного арендного жилья.

И в заключение, пользуясь тем, что нас смотрят миллионы людей, я хотел бы искренне поблагодарить тех самых «народных экспертов», которые включаются в работу по мониторингу исполнения указов Президента.

Хотел бы также обратить внимание, что выполнение Ваших указов – это не только изменение качества жизни граждан, не только социальная составляющая, медицинское обслуживание, новые дороги и качество домов, это огромный импульс для развития нашей экономики. Именно поэтому исполнение указов Президента было, есть и будет одним из акцентов в работе Общероссийского народного фронта.

Спасибо.

В.ПУТИН: Я уже говорил, хочу ещё раз повторить.

Александр Владимирович говорил про мои, он всё время говорил: «Ваши указы». Это наши с вами указы, потому что, я напомню, они родились после достаточно интенсивной совместной работы в начале 2012 года, когда Общероссийским народным фронтом был проведён такой анализ проблем, перед которыми стоит страна.

Исходя в том числе в значительной степени из нашей тогда совместной работы родились те самые указы, о которых сейчас Александр Владимирович говорил. Поэтому будем считать, что это продолжение нашей совместной работы по исполнению намеченных наших действий.

Во-первых, считаю, что она должна быть, безусловно, продолжена, эта работа, я уже об этом говорил. А во-вторых, надо подумать ещё и над тем, как нам включить в эту работу плотнее тех, кто реально несёт ответственность за достижение соответствующих целей и показателей. Допустим, так, чтобы не только я напротив вас сидел и мы с вами обсуждали, а мы могли бы выбрать какую-то тему. И не для того, чтобы порку устраивать на всю страну, боже упаси, это совсем нам не нужно.

Нам не процесс нужен, мы не троцкисты, нам окончательный результат нужен. Это у Троцкого было: движение – всё, конечная цель – ничто. Нам нужна конечная цель, достижение конечной цели. Поэтому я ещё подумаю сам и с коллегами в Правительстве, предложу им самим подумать, так чтобы работа Народного фронта и соответствующих министерств и ведомств, чтобы эта работа была ещё более эффективной, чем то, что есть сейчас. И чтобы мы могли вместе с коллегами, которые работают по определённым направлениям, вместе с ними проанализировать, что сделано, а что не сделано.

И если не сделано, тоже такое бывает, это нормально, к сожалению, жизнь, она сложнее, чем то, что мы пишем и планируем, – тогда почему не получилось? Что нужно сделать для того, чтобы это получилось? Или как скорректировать то, что мы планировали раньше? Чтобы у нас была такая живая, конкретная работа для достижения конечного результата. Обязательно так скорректируем потом работу на будущее, ладно?

А.БРЕЧАЛОВ: Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается ставок и так далее, мы поговорим об этом ещё чуть позднее, наверняка возникнут эти вопросы. Ставки по ипотеке достаточно высокие, мы немножко их понизили за последние несколько лет, но всё-таки ещё достаточно высоки. Они подросли с сентября, но только на одну десятую процента, в общем, рост такой, небольшой, по-моему, с 12,2 до 12,3 процента. Это так просто, для информации, что называется.

А что касается переселения из аварийного жилья. Огромные ресурсы у нас на эти цели выделяются, свыше 300 миллиардов, по-моему, 318 миллиардов рублей на ближайшие несколько лет, и нужно, конечно, добиться того, чтобы эти деньги тратились эффективно. Это очень важная вещь, потому что финансирование есть, предусмотрено переселение 777 тысяч человек с лишним – это много, и где-то эта работа идёт поактивнее, и результат виден, а где-то пока достаточно скромные результаты.

Мы сейчас вряд ли сможем увеличить финансирование, имея в виду бюджетные ограничения, но можем точно совершенно добиться повышения эффективности и отдачи от каждого вложенного рубля – к этому надо стремиться, это точно. Вопрос чрезвычайно важный, я несколько раз к нему обращался. Страна наша вполне способна решить задачу, как я уже говорил, вытащить людей из трущоб. Это нужно сделать обязательно, нельзя упустить это направление работы. По некоторым другим вопросам мы ещё поговорим, наверное, и вернёмся.

С.ГОВОРУХИН: Позвольте мне предоставить слово Евгении Юрьевне Уваркиной. Тема у Вас была «Поддержка отечественного сельхозпроизводителя». Пожалуйста.

Е.УВАРКИНА: Спасибо, Станислав Сергеевич.

Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Добрый день, участники форума! Коллеги!

Я действительно предприниматель и мама шестерых детей. Это подтверждение тому, что невозможное возможно. У нас семейная компания, мы 17 лет занимаемся бизнесом, из которых 13 занимаемся сельским хозяйством. С маленького предприятия мы выросли до достаточно крупного.

Сегодня у нас 80 тысяч гектаров земли на территории Липецкой области. Мы занимаемся производством зерна, картофеля, производством сахара и молочным животноводством. Именно поэтому мы являемся членами практически всех отраслевых союзов. И в этом году, Владимир Владимирович, благодаря Вам в Общественной палате в пятом созыве создана Комиссия по вопросам АПК, руководителем которой я стала.

Мы много работали над решением существующих проблем, и особенно в последние месяцы над поставленной Вами задачей по импортозамещению продовольствия. Вчера на площадке у нас была очень конструктивная работа. Я думаю, что сейчас нам это максимально необходимо. Поэтому сегодня я буду говорить не только от себя, это мнение отрасли в целом, это мнение людей, реально работающих на земле.

Первое, что хочется сказать: мы понимаем, что мы готовы. За последние 10 лет мы накопили достаточно опыта, компетенций, мы освоили современные технологии, мы научились производить качественную продукцию. Конечно же, для выполнения поставленной Вами задачи нам необходимо решить, на наш взгляд, первостепенные задачи.

Первое. Определиться с приоритетами по импортозамещению.

Второе. Определить правила понятные, чёткие для бизнеса и обеспечить их долгосрочность.

В.ПУТИН: Извините, второе не расслышал.

Е.УВАРКИНА: Обеспечить понятные и чёткие правила работы для бизнеса, для выполнения поставленной задачи, и их долгосрочность. Я чуть дальше прокомментирую, Владимир Владимирович, что я имею в виду.

И третье. В соответствии с заданными ориентирами скорректировать «дорожную карту» по импортозамещению, утверждённую Правительством Российской Федерации как результат работы наших двух задач.

Что такое приоритеты, и почему нам важно определить очень чётко приоритеты по импортозамещению? На двух примерах можно рассмотреть две проблемы. Есть приоритеты внутри каждой отрасли, и есть приоритеты по направлениям. Так, к примеру, сахарная отрасль, птицеводство, которые уже достигли хороших результатов и практически справились с задачей импортозамещения, на сегодня имеют слабое место – эти отрасли практически на 100 процентов зависят от импорта генетики и семян. Соответственно, есть угроза свести результаты на нет. И именно в этих отраслях и является приоритетом отечественная селекция семян и генетики.

Если говорить о приоритетах в направлении, мы, наверное, возьмём ещё один пример – молочное животноводство. Это тема, которая в этом году очень остро звучала, и мы понимаем, что это проблема. Сегодня мы импортируем 10 миллионов тонн молока, и ежегодно, к сожалению, динамика импорта увеличивается. Нам важно определить приоритет – какое количество импортного молока и за какой срок нам надо заместить.

Поэтому для корректности определения приоритетов также нам очень важна объективная оценка положения дел. В общем-то все цифры, все данные у нас есть, у нас есть статистика. Надо понимать, что сельхозпредприятия отчитываются один раз в месяц, крестьянско-фермерские хозяйства сдают отчётность один раз в год, а личные подсобные хозяйства выборочным методом – один раз в три года.

Мы понимаем, конечно же, нам важно смотреть объём произведённой продукции, но целевой показатель, на наш взгляд, всё-таки объём реализованной продукции. Нам важен результат. Именно поэтому мы понимаем, что объективная оценка положения дел в отрасли позволит нам правильно расставить приоритеты.

Что имеется в виду? К примеру, по 2013 году мы произвели 30,5 миллиона тонн молока, из которых только 17 дошло до реализации.

Что такое реализация? Это экономика, это экономика предприятия, это экономика региона и это экономика страны. Нам крайне важно понимать и разбираться в объективной оценке. Поэтому мы видим, что по разным регионам доля реализации от 20 до 80 процентов.

Есть две причины, на наш взгляд, в чём может быть проблема.

Первое. Что это цифры, которые на бумаге, и этих объёмов нет.

Второе. Что, на мой взгляд, ещё хуже, этот объём есть, но нет налогов и зарплаты.

Ни та, ни другая причина нам не позволяют объективно оценивать положение дел в отрасли. Именно поэтому нам крайне важно определить целевой показатель выполнения государственной программы, долю реализованной продукции, которая будет показывать экономику страны и позволит определить правильно приоритеты по импортозамещению.

Вторая задача – это задача определить понятные правила работы для бизнеса и их долгосрочность. Мы понимаем, что перед отраслью поставлена задача импортозамещения. Импортозамещение – это значит инвестиции. К примеру, до 2020 года целевым показателем по приросту инвестиций 36,5 процента мы должны нарастить инвестиции.

Однако за 2008–2013 годы мы не приросли в инвестициях. Почему? Потому что сегодня экономические условия, мягко сказать, турбулентные условия, в которых находится вся страна, к сожалению, в отрасли АПК есть проблема, которая исторически присутствует из-за засухи, много объективных причин тому есть, и мы видим, что рентабельность по 2013 году у нас составила 7 процентов.

А если мы уберём субсидии, дотации, поддержку, то, к сожалению, это убыток, и мы понимаем, что проценты по кредиту сегодня выше, чем рентабельность. Это характеризует финансовую устойчивость, Владимир Владимирович, финансовую устойчивость предприятий. Именно поэтому нам крайне важно обеспечить понятные правила работы для бизнеса, именно поэтому нам важно исключить изменения, которые сегодня происходят. Уверена, что на каждой площадке это была тема номер один – изменения в налоговой политике, изменения в административном регулировании.

Так, к примеру, самый острый вопрос сегодня для всех направлений отрасли АПК, который, к сожалению, поднялся вновь: налог на прибыль, льготы по налогу на прибыль для сельхозтоваропроизводителей. Мы были уверены, что в 2012 году мы поставили точку по этому вопросу, однако в 2014 году вновь этот вопрос поднялся, и есть инициатива отменить льготу по налогу на прибыль для предприятий сельхозотрасли на федеральном уровне и передать полномочия на субъекты. Для нас это угроза, нам сегодня недопустимо ухудшать финансовое положение отрасли, нам нужно выполнить поставленную Вами задачу.

Второй момент, очень важный момент, – конечно, вопросы по административному регулированию, вопросы по изменению налоговой политики. Вчера это была тема номер один. И, если позволит время, Владимир Владимирович, конечно же, у нас есть коллеги, которые готовы задать предметные вопросы и сделать предметные предложения по решению этих вопросов.

Второй вопрос, который нам не позволит раскрыть резервы отрасли, а они у нас действительное есть, – это сегодняшние изменения в государственной программе, это тот стимул, который мы видим, но не понимаем, как его использовать. Да, действительно в 2015 году заложено много хороших идей.

К примеру, новый вид поддержки – дотация на прямые инвестиции по таким сложным инвестиционноёмким проектам, технологический цикл которых достаточно долгий. И именно поэтому сегодня проблемы в молочной отрасли, и именно поэтому эта отрасль до сих пор не дала результата. Мы имеем шикарные результаты в птицеводстве, мы имеем достойные результаты в свиноводстве.

Сегодня мы вместе с Министерством сельского хозяйства проанализировали эту проблему и направили точечно поддержку. Замечательно. Но теперь очень важно совместно с бизнес-сообществом проработать порядки. Мы прожили с вами в непростых условиях, отрасль АПК, когда два года субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам не рассматривалось. И сегодня нам не верят банки.

И сегодня в банке, когда мы приходим с новым проектом, просят нас исключить, так сказать, мягко просят, исключить из наших бизнес-планов дотации и поддержки. Нам необходимо сегодня определить совместно с Министерством сельского хозяйства порядок – как у бизнеса будет гарантия, что данная поддержка будет, и она будет своевременной и качественной. Поэтому мы предлагаем проработать совместно с бизнес-сообществом порядок работы комиссии, регламент работы комиссии, пока он непонятен, и это нам позволит смело включиться в поставленную Вами задачу.

Эти две задачи – определение приоритетов по импортозамещению продовольствия, и вторая задача – обеспечение понятных правил работы бизнеса и, самое главное, долгосрочность. Нам нужна долгосрочность. Отрасль АПК требует окупаемости нескольких лет, минимум четыре-пять лет. А есть отрасли ещё более длительного периода окупаемости. Это позволит корректно скорректировать «дорожную карту» по импортозамещению.

Сегодня я могу сказать о том, что «дорожная карта» не является ориентиром для отрасли.

В.ПУТИН: Не является что?

Е.УВАРКИНА: Ориентиром для отрасли, чётким инструментом, где бы нам было понятно, что нам нужно делать, куда нам нужно включаться.

Мы понимаем, Владимир Владимирович, что отрасль АПК – это та отрасль, развитие которой позволит создать дополнительные рабочие места, которая позволит повысить качественный уровень на селе, которая позволит развить экономику страны по-другому. Мы часто, постоянно слышим это с Ваших слов.

Мы просим приоритетными задачами на ближайшее время, в 2015 году и уже сейчас, в конце 2014 года, определить именно эти три задачи. Приоритеты по импортонаправлению нам нужны очень чёткие и правила, порядок работы для бизнеса, обеспечение долгосрочности. Мы готовы к поставленной задаче, мы способны реализовать шанс и раскрыть экспортный потенциал России.

Спасибо.

В.ПУТИН: Я буквально два слова в этой связи скажу. Вы несколько раз сказали о тех задачах, которые поставлены перед агропромышленным комплексом в связи с необходимостью решения проблемы импортозамещения. Мы же с вами взрослые люди, мы понимаем, что происходит. Мы, по сути, воспользовались некорректным поведением наших партнёров, особенно по тем странам, которые удачно освоили российский рынок сельхозпродукции, но, я считаю, подставились, введя против нас известные санкции.

Это дало нам и моральное, и, я считаю, юридическое право ввести ответные меры, но именно в той отрасли, которая демонстрировала за последние годы очень хорошие темпы роста, и качество этих темпов показала хорошие. Стало ясно, что наше сельское хозяйство в состоянии само справиться практически со всеми задачами, которые перед страной стоят в этой сфере. Если бы мы не чувствовали, я бы не чувствовал, что сельское хозяйство России способно решать эти задачи, мы никогда никаких ответных санкций бы и не вводили, себе дороже, зачем же проблемы создавать.

А так, наоборот, прямо скажем, мы воспользовались некорректным поведением наших партнёров и предоставили нашему сельскому хозяйству, агропромышленному комплексу дополнительные возможности по работе на собственном, достаточно ёмком российском рынке. Разумеется, нужно этим воспользоваться.

Здесь Вы сказали о том, что «дорожная карта», которая была подготовлена Правительством, к сожалению, не является ориентиром. Наверное. Я сейчас не хочу давать оценки этой «дорожной карте», но и достаточно критично готов всегда рассматривать любые шаги, которые Правительство совершает. Но должен сказать, что всё-таки это попытка такие ориентиры обозначить. Если не всё у отраслевого министерства получилось, то как раз это тот случай, когда нужно вместе подумать сейчас и внести соответствующие коррективы.

Вы знаете, что в программе развития АПК до 2020 года предусмотрены огромные деньги, свыше 1 триллиона рублей, по-моему, там 1 триллион 190 с чем-то миллиардов. Дополнительные средства уже в этом году выделяются, а это значительные ресурсы. Нужно тоже, как и в случае решения проблем расселения аварийного жилья, эффективно распорядиться этим.

Что касается приоритетов, то приоритеты прежде всего, конечно, рынок должен определять.

Вот наши коллеги, рыночно ориентированные, сразу отреагировали. Взять и нарисовать в государственной программе, что наш АПК должен производить, а чего не очень, это очень сложно или почти невозможно, для этого усилий одного отраслевого министерства недостаточно. Это нужно, чтобы участники рынка, объединённые в соответствующие структуры, сами бы проводили анализ развития российского рынка и сами бы предлагали, в том числе и Министерству сельского хозяйства, Правительству в целом, какую-то программу различных форм поддержки именно на тех направлениях, которые являются для нас наиболее интересными с точки зрения конкурентоспособности.

Бессмысленно, допустим, организовывать какую-то систему мер поддержки по производству бананов. Можно истратить миллиарды, и результат будет совсем обратный ожидаемому. Чушь собачья, извините. А наши традиционные виды – и зерновые, и на плодоовощную продукцию и так далее, в животноводстве многие вещи, в молочном производстве, – конечно, базовые продукты мы можем все производить и быть гораздо более эффективными, чем сегодня. Надо воспользоваться этой ситуацией, и сделать это уже сейчас, сегодня.

Если Вы считаете, что недостаточно того, что в этой программе написано, а, наверное, недостаточно. Хочу, чтобы было понятно: мы же не вынашивали этих идей – пойти таким путём, мы согласились и с тем, что… выговорили для себя в ходе вступления во Всемирную торговую организацию, и как бы с этим мы готовы были жить. Но, повторю в третий раз, партнёры наши подставились, и это дало нам возможность уйти от некоторых обязательств, имея в виду, что мы попали в экстраординарную ситуацию, форс-мажорные обстоятельства. Но надо этим воспользоваться, конечно.

Давайте посмотрим на эту программу повнимательнее, давайте посмотрим на систему этих субсидий. Вы сказали: «Если б субсидий не было, то мы бы ушли в ноль». Ну, да. А я Вам могу стопроцентно сказать, что если бы субсидий не было в странах, допустим, той же Западной Европы, они бы тоже ушли в ноль. Мы же с вами не собираемся от субсидий в этой связи отказываться.

А с учётом того, что у них субсидии на порядок выше, чем наши, мы должны понять: вот мы сейчас рынок свой освободили для своей собственной продукции, что нам нужно сделать быстро и эффективно для того, чтобы этот рынок занять, и занять его окончательно? Это первое.

А второе, с чем бы хотел согласиться с Вами, и над этим точно надо подумать, и обязательно, во всяком случае, я постараюсь отразить это и в Послании, о котором я сегодня упоминал, – это стабильность налоговой системы, и не только для сельского хозяйства. Это не только для сельского хозяйства, это и для всей экономики чрезвычайно важно. Руководитель РСПП, Александр Николаевич, он наверняка тоже это самым энергичным образом поддержит. Всё предпринимательское сообщество, в какой бы сфере ни работали, говорят нам только об одном: обеспечьте, пожалуйста, стабильность налоговой системы. Это точно.

А что касается, если вернуться к тому, с чего начали, – это по поводу определения приоритетов. Я уже сказал, что рынок должен определить, и вы должны провести соответствующий анализ, вместе с Правительством, конечно. Конечно, они должны помогать, но некоторые вещи, мы должны сориентироваться своевременно в некоторых вещах. У нас, Вы же не случайно упомянули о семенах – явный провал.

Е.УВАРКИНА: Да.

В.ПУТИН: У нас, понимаете, это совершенно очевидная вещь, но это не приоритет сельхозпроизводства, то есть, конечно, в конечном итоге – да, но это приоритет развития отрасли. Но это очевидная вещь. Или, скажем, завоз племенного скота. Но есть и другие современные технологии осеменения, извините, в животноводстве это применяется, и скот не надо завозить племенной. В конечном итоге нам ведь не важно, как это делается, нам результат важен. Как у нас в народе говорят, «не важно, чей бычок, важно, что телёночек наш». Нам не важно, как мы добьёмся результата, но я с Вами согласен, что здесь есть над чем подумать.

Е.УВАРКИНА: Владимир Владимирович, я действительно полностью соглашусь с Вами и хочу сказать, что вчера на площадке у нас такая конструктивная работа получилась с Министерством сельского хозяйства. Мы впервые, наверное, благодаря шансу, который у нас появился, и ответные санкции мы полностью поддерживаем.

В.ПУТИН: Я понимаю.

Е.УВАРКИНА: Мы осознали и свою ответственность в том, что где-то что-то мы упустили и на что нам надо сделать усилие, рывок сейчас. Как мне показалось, мы услышали, что очень важна наша совместная работа. На нас лежит ответственность выполнить эту задачу, поэтому я думаю, что у нас всё получится.

В.ПУТИН: Да. Вы знаете, Вы мне помогли даже сделать последнюю, не последнюю, а очередную ремарку. Вы сказали: «Мы понимаем, что мы должны выполнить эту задачу». Вы рассматриваете это как какое-то поручение. Вы рассматривайте это как шанс, и по-другому работаться будет.

Е.УВАРКИНА: Это действительно шанс.

С.ГОВОРУХИН: Дальше предоставим слово Николаю Петровичу Николаеву. Это тема, волнующая всех, – жильё, условия проживания. Пожалуйста.

Н.НИКОЛАЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы действительно вчера на площадке форума обсуждали качество исполнения майского Указа № 600, говорили прежде всего о том, что сегодня необходимо обеспечить открытость и прозрачность реализации программы «Жильё для российской семьи». Дело в том, что в предстоящие три года эта программа должна не только помочь людям, более 400 тысяч семей, реализовать свои возможности в жилье, решить свои проблемы, но также те 25 миллионов квадратных метров жилья, которые предстоит построить, это огромный гарантированный заказ для российского бизнеса, который оценивается сегодня в более 700 миллиардов рублей.

Но особенно мы говорили и остро обсуждали две темы. Первая – капитальный ремонт. Сегодня миллионы людей уже получают платёжки, где появилась новая строка: «Капитальный ремонт». Они уже платят деньги, но, к сожалению, как этот ремонт будет происходить, когда, в чём он будет заключаться, – такой информации у них нет. И здесь, конечно, необходимо увеличивать информированность людей, потому что они должны понимать, за что они платят.

Одновременно с этим у нас в стране появляется новый, по сути, финансовый институт, это региональные операторы – фонды капитального ремонта. Уже через два года на их счетах будут аккумулированы не десятки, а сотни миллиардов рублей. При этом пока эти организации никем особо не контролируются.

К сожалению, у нас на сегодняшний день нет механизма, который, с одной стороны, гарантировал бы качество этого ремонта для граждан, с другой стороны, обеспечивал сохранность и эффективность использования собранных средств. В этой связи мы предлагаем несколько решений, которые, на наш взгляд, исправят эту ситуацию.

Первое. Мы предлагаем ввести порядок специального финансового контроля над такими организациями и ввести дополнительные квалификационные требования для их руководства.

И, во-вторых, установить единую процедуру осуществления закупок этими организациями, возможно, аналогичную той, которая прописана в Федеральном законе № 44.

Не менее масштабной и острой по обсуждению была тема расселения аварийного жилья. Её сегодня уже немного касались, тем не менее своевременную и точную реализацию этой программы ожидают десятки тысяч людей. Сегодня, к сожалению, она идёт с регулярным отставанием. Более того, сейчас есть регионы, которые говорят о том, что неплохо было бы немножко подправить целевые показатели этой программы. Мы считаем, что это крайне нежелательно, потому что это слишком тонкая и чувствительная тема для людей.

При этом мы столкнулись с проблемой, которая не может, наверное, никого оставить равнодушным, – это качество того жилья, которое покупается и строится для расселения людей из аварийных домов. У нас есть достаточно много случаев, к сожалению, когда условия жизни в новых, только что построенных домах значительно хуже, чем в старых, аварийных. У нас даже термин такой появился – «новое аварийное жильё». Мы вместе с нашими народными экспертами составили реестр такого нового аварийного жилья, и сегодня в нём адреса из 19 регионов. К сожалению, этот реестр только пополняется.

Мы считаем, что ни в коем случае этого нельзя допускать. И чтобы предотвратить эти случаи впредь, у нас также есть несколько предложений.

Во-первых, люди, которые попали в такую ситуацию, они не должны зависеть от долгих судов с застройщиками, с чиновниками. У них часто для этого просто нет времени, потому что у них стены трескаются, потолки протекают. Поэтому мы предлагаем прежде всего усилить ответственность за качество строительства тех, кто сегодня выдаёт допуски строительным организациям для проведения таких работ. Это ответственность саморегулируемых организаций, пусть они принимают участие в контроле за качеством этого строительства и одновременно с этим отвечают своим компенсационным фондом, потому что, по сути, для этого они и созданы.

Второе предложение, которое, на наш взгляд, может исправить ситуацию, – это возврат обязательной экспертизы проектной документации малоэтажных домов, конечно, тех, которые участвуют в реализации госпрограмм. Необходимо также ужесточить порядок приёма этих домов с точки зрения качества.

В целом, конечно, те программы, которые сейчас реализуются, важны не только для миллионов тех людей, которые в них участвуют, но, конечно же, сейчас для всей страны, потому что сфера ЖКХ, сфера жилищного строительства – это те факторы, которые могут подтолкнуть российскую экономику в регионах прежде всего. Но главное, чтобы, конечно, эти программы выполнялись своевременно, качественно и честно, наверное.

В.ПУТИН: Вы знаете, мы уже действительно упоминали об этом, здесь коллега затронул эту тему, она одна из важнейших. Конечно, дело даже не в каких-то планах и отчётностях, дело в том, что страна наша вполне может решить эту задачу. Но в основном то, что во всех странах, даже с очень развитой экономикой и рыночным хозяйством, всегда существует какой-то небольшой сегмент, где люди, к сожалению, живут в очень тяжёлых условиях, практически в аварийных, он почти во всех странах есть. Вопрос объёма. У нас объём недопустимо большой. Можем мы решить проблему? Можем. И здесь, безусловно, нужно все средства, которые на это выделяются, использовать самым эффективным образом.

Начнём с капитального ремонта, Вы об этом упомянули. Действительно, начал формироваться фонд капитального ремонта жилья, в том числе за счёт взносов граждан. Вы знаете, наверное, без этого инструмента решить жилищную проблему, и в том числе проблему, связанную с капитальным ремонтом, в такой огромной стране, как наша, просто невозможно. Но вопрос не в этих пяти или шести рублях, которые люди отчисляют в этот фонд. Он действительно начал измеряться десятками миллиардов, причём сразу со старта. Это огромные ресурсы. И без всяких сомнений, я сам уже об этом думал и хочу Вас поблагодарить за то, что Вы обратили на это внимание, безусловно, здесь нужен очень жёсткий, постоянный, прозрачный и эффективный контроль, в том числе со стороны общественных организаций и государства и общества, общественности. Самым тщательным образом нужно за этим следить. Мне добавить нечего, Вы практически всё сказали. Это касается и сохранения этих средств, так чтобы они не расходились неизвестно по каким малоэффективным финансовым организациям и где-то там растворялись, ни в коем случае этого нельзя допустить, это катастрофа будет просто. И, конечно, нужно добиться того, чтобы эффективно они расходовались.

Вы сказали про качество того жилья, которое предоставляется при выезде из аварийного. Если действительно есть факты, когда люди из аварийного жилья переезжают как бы в новое, а оно хуже, чем аварийное, то, знаете, это не какая-то недоработка, это просто жульничество откровенное. Не может так быть, когда люди из аварийного жилья переезжают, государство тратит деньги, а условия проживания такие же или худшие. Ну просто откровенное жульничество, это уже сфера деятельности правоохранительных органов.

Теперь по поводу сохранности – тоже чрезвычайно важно. При выборе так называемых операторов, которые предусмотрены законом, здесь тоже очень важно соблюсти необходимые процедуры. Они также должны быть предельно открытыми. Законом предусмотрено, что руководители этих структур должны избираться публично и на основе конкурса. Вот обязательно надо добиться того, чтобы это заработало, причём заработало именно самым эффективным образом.

И я уже говорил, что деньги-то огромные выделяются, свыше 300 миллиардов мы выделяем на расселение, и цифры тоже приводил, 777 тысяч человек должно быть расселено в ближайшие годы. Это огромное количество. У нас, правда, и аварийный фонд тоже огромный, там измеряется миллионами квадратных метров, 11 миллионов, что ли, у нас. Нам нужно сделать так, чтобы при расселении имеющегося аварийного жилья объёмы самого аварийного жилья не росли, поэтому обязательно нужно своевременно делать капитальный ремонт. Это абсолютно взаимосвязанные вещи, взаимосвязанные проблемы.

Вы сказали о дополнительных мерах, которые Вы предложили. Они все правильные, я сейчас даже не буду их повторять. Нужно их обязательно только сформулировать должным образом и, если необходимо, внести соответствующие изменения и в действующее законодательство, и, разумеется, в подзаконные акты Правительства и субъектов Российской Федерации. Давайте их, пожалуйста, оформляйте и передавайте нам.

Н.НИКОЛАЕВ: Спасибо.

В.ПУТИН: Извините, я имел в виду и допуск к строительству и так далее. Это всё вместе чрезвычайно важные вещи.

И, конечно, по ЖКХ то же самое. Вот эти управляющие компании. Мы же приняли в последнее время тоже решение. Напомню, что со следующего года – когда там, с августа, что ли, – должен начать действовать порядок лицензирования этих компаний, которые занимаются проблемами ЖКХ. Напомню, что за их деятельностью тоже должны следить соответствующие общественные структуры. Вот это всё обязательно.

Я прошу Народный фронт это всё иметь в виду и принять в этом непосредственное, прямое участие. В создании всех этих общественных структур, в создании всех этих комиссий, комитетов и так далее. Это касается и управляющих компаний, это касается и той части, где общественность должна привлекаться по контролю за использованием средств из этих фондов капитального ремонта. Чрезвычайно важная, масштабная, общегосударственная задача.

Спасибо, что обратили на это внимание.

С.ГОВОРУХИН: Роман Владимирович Титков. Напомню, он сопредседатель регионального штаба ОНФ Приморского края, генеральный директор «Дальприбора». Тема у него на площадке была «Развитие российской экономики в условиях санкций».

Р.ТИТКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

На площадке «Импортозамещение – технологическая модернизация», которая прошла вчера, была активная дискуссия, в ходе которой представителями бизнеса, министрами, естественно, Народным фронтом обсуждались волнующие темы. Особенно жаркие дискуссии прошли вокруг тем налогообложения, законов для бизнеса и, естественно, импортозамещения.

Сам я практик, я руковожу заводом, как было сказано, и каждый день, сталкиваясь с этими проблемами, ищу пути решения, и решение их крайне важно для меня. Сейчас я предлагаю остановиться на некоторых из них.

Первая проблема – это оценка регулирующего воздействия. Владимир Владимирович, Вы знаете, процедура, когда бизнес общается с властью на этапе принятия законов. В результате вырабатываются качественные решения, и всё должно быть обсуждено, и всё должно быть решено. Кстати, ещё в Ваших указах по этому поводу многое сказано, многое сделано, и именно благодаря указам стало больше таких обсуждений.

Но есть проблема: депутаты вносят поправки в законы во втором чтении, не обсуждая их с общественностью, и бывает даже, что без финансово-экономического обоснования. Это создаёт проблемы бизнесу, и порой мы узнаём об этих изменениях из газет, прессы. Изменения, о которых мы не договаривались, и в итоге живём, по сути, как на вулкане, не зная, что будет завтра. Неужели депутаты думают, что у нас какая-то иная цель, чем сделать Россию сильнее, сделать лучше? Мы готовы и хотим профессионально участвовать в этих обсуждениях.

По данной проблеме мы предлагаем Государственной Думе проработать возможность в обязательном порядке проводить процедуру оценки регулирующего воздействия как в первом, так и во втором чтении законов, которые прямо или косвенно влияют на бизнес России.

Вторая проблема – это проблема импортозамещения, она и в промышленности также имеется. Бизнес находится в ситуации, когда имеет острый дефицит рабочих, инженеров, высокие ставки налогообложения, стоимость тепло- и электроэнергии, большие ставки по кредитам и также большую долю импорта. Так, в тяжёлом машиностроении и станкостроении – до 90 процентов, в электронной промышленности – 80–90, в фармацевтической – 70–80.

Я сейчас говорю о том, что сегодня мы имеем действительно исключительные возможности. Мы должны, я считаю, очень должны принять кардинальные решения для промышленного роста и импортозамещения и даже для импортоопережения.

По нашему мнению, необходимо в кратчайшие сроки разработать несколько приоритетных направлений, создать для них максимальные условия развития. И они, подобно локомотиву, разовьют остальные отрасли, а те – свои. Для этого создать программу, вовлечь частный капитал, определить сроки развития. И очень важно ни при каких условиях не сокращать объём финансирования.

По нашему мнению, только на одном импортозамещении можно иметь 5–7 процентов роста ВРП на срок шесть-семь лет. Для этого Народный фронт готов включиться в рабочую группу, например, при Правительстве и в плотном взаимодействии с экспертами выработать предложения по определению этих приоритетных направлений.

Мой третий вопрос – от земли, от станка – о наболевшем. Скорее вопрос о тех, кто уже сейчас готов импортозамещать, кто имеет оборудование, технологию, специалистов. Вопрос заключается в своевременном заключении госконтрактов. «Дальприбор» – единственный в России производитель авиационных средств поиска подводных лодок, разработчик их же, объединяет науку, активно участвует в работе с ДВФУ (Вы там были, нас видели), крупный налогоплательщик. И за 47 лет мы развили мощную кооперацию по всей стране – это смежники, поставщики, заказчики. По сути, нескромно, но полстраны зависит от нас.

Но нужен своевременно оформленный госконтракт, который оформляется накануне рабочего года. Именно в этот период предприятия расставляют свои планы, мощности и запускают технологические циклы. А что сегодня? Вот уже середина ноября, а конкурсов ещё не проводилось. Это значит, что госконтракты заключатся в январе-феврале следующего года. Ну а когда их выполнять?

Ещё также при нынешнем ценообразовании на военную продукцию мы имеем крайне низкую рентабельность – 7–9 процентов по факту. Мы, по сути, выживаем. А ещё при таких задержках госконтрактов мы, по сути, дотируем производство. И промышленность лихорадит от этого. Эта проблема системная, и не только «Дальприбора» касается. Таких предприятий сотни по стране. Поэтому по этим проблема есть предложения.

В целях своевременного исполнения госконтракты должны заключаться накануне планового года и быть сроком не менее трёх лет. Ценообразование на военную продукцию сделать единым государственным документом, а не как сейчас – методика.

В.ПУТИН: Ещё раз – что сделать?

Р.ТИТКОВ: Ценообразование на военную продукцию сделать единым государственным документом. Именно государственным. Потому что сейчас это только методика Минобороны. И в нём разрешить предприятиям иметь рентабельность 25–30 процентов в целях развития технологий, инженеров и импортозамещения.

Владимир Владимирович, огромное Вам спасибо, что Вы лично уделяете такое внимание указанным вопросам, и особенно их решению. Спасибо большое.

В.ПУТИН: Вы подняли очень важный вопрос, они здесь все важные, но это один из серьёзных, таких системных, от решения которых действительно зависит будущее реального сектора производства, в том числе и высокотехнологичного – или это оборонно-промышленный комплекс, или тесно связанные с этим комплексом производства.

Сейчас очень много предприятий оборонно-промышленного комплекса всё больше и больше в объёме выпускаемой продукции выходят на рынок и производят всё больше и больше гражданской продукции. Так и должно быть. Потому что если оборонное предприятие будет исключительно замыкаться на оборонке, то оно будет отставать от развития, от мира будет отставать, и это в конечном итоге нанесёт ущерб и оборонному направлению их деятельности. Мы из этого исходим, из этого будем исходить.

Тем более что, скажем, у нас сейчас есть очень большой заказ в рамках гособоронзаказа до 2020 года, но армия и флот будут перевооружены, и потом, конечно, обновление будет идти, но уже в плановом порядке, а не в таких объёмах, как сейчас. Нам бы и сейчас не хотелось в таких объёмах работать в этом направлении. Просто в предыдущее десятилетие или два-три десятилетия мало что делалось в этом направлении, у нас основные ударные комплексы, Сухопутные войска, авиация и некоторые другие вооружения уже устарели и требуют замены. Просто мы вынуждены сейчас работать в таком интенсивном режиме. Первое.

Второе. Для того чтобы изготавливать перспективные образцы вооружений и оснащать ими армию и флот, мы выделили деньги не только на закупки вооружений, мы выделили ещё 3 триллиона рублей на переоснащение самой отрасли ОПК – оборонно-промышленного комплекса, и эти средства уже используются, но и так же, как в других отраслях (обращаю на это внимание соответствующих ведомств, и Вы наверняка должны об этом знать), нужно, чтобы эти средства использовались, и использовались эффективно. Это большие деньги.

Теперь по поводу рентабельности. 7 процентов, конечно, недостаточно. Не знаю, сможем ли мы выдержать 20–25 процентов, но 16–17 – это вполне реалистично, и этого, в принципе, достаточно для того, чтобы и отрасль в целом, и отдельные предприятия чувствовали себя устойчиво, чувствовали себя уверенно и имели бы потенциал развития, в том числе и прежде всего, конечно, потенциал технологического развития.

Теперь по поводу очень сложного и трудно решаемого, но чрезвычайно важного вопроса – о ценообразовании. Конечно, было бы хорошо, если бы у нас был единый документ о ценообразовании. Я не знаю, как Вас отблагодарить, если Вы проект хотя бы такого документа представите, потому что Министерство экономического развития пока не в состоянии нам представить даже проект этого документа.

И дело доходило до того, что в некоторых вопросах чуть не до скандала доходило, то есть не чуть, а до скандала, когда я приезжал на конкретное предприятие, которое изготавливает очень важную технику для обеспечения обороноспособности страны, приезжал как бы уже с решениями, которые достигнуты между заказчиком и поставщиком, между исполнителем, приезжал, садился за стол, а мне говорят: «Они не договорились». Я говорю: «Я сейчас убью вас. Я зачем прикатил сюда за тысячу километров?» И приходилось сидеть и лично принимать участие в окончательных договорённостях, как выстроить эту работу, потому что, Вы хорошо знаете, одно дело, когда делают первые образцы, потом, когда пошло в серию, это другая цена и так далее. Там очень много подводных камней. Но пока такого единого документа, к сожалению, нет. Хорошо, если бы он был.

Вы знаете, я уж не хочу сейчас о памятниках вам говорить, но это было бы очень здорово, если бы вы смогли это сделать. Не Вы лично, а Ваши коллеги.

И ещё один момент, на который хотел бы обратить внимание. Прошу Вас тоже об этом подумать. Во-первых, я согласен, чем раньше вы получите заказ и чем раньше будут заключены соответствующие контракты, тем лучше. В конце года – это абсолютно нормальное время по деньгам. У нас система ОПК, эта отрасль, сегодня имеет огромную кредиторскую задолженность. Почему? Не потому, что они набрали кредитов избыточное количество, а потому, что Министерство обороны в предыдущие годы шло по известному пути, вы об этом знаете, – 100 процентов авансирования. Нигде такого нет. Хотел бы что сказать и Вам, и всем Вашим коллегам (воспользуюсь тем, что у нас возник такой разговор), нужно очень внимательно смотреть за тем, где эти деньги, как они расходуются, на какие цели используются.

Да, мы когда-то пошли на это, потому что финансовая система и бюджет вроде как не могли своевременно и в полном объёме обеспечить текущее финансирование прямо из бюджета. Поэтому мы деньги практически целиком отдали Минобороны, а Минобороны пошло на такую практику, которая редко где применяется, – почти стопроцентное или стопроцентное финансирование. Деньги на счетах предприятий, продукции пока в полном объёме нет.

Может быть, в чём-то это и оправданно, она и не может быть сразу представлена в полном объёме, но с деньгами нужно очень аккуратно обращаться. И не просто аккуратно, надо не забывать, что они даны для производства конечной продукции, чтобы не случилось так, что пройдёт ещё несколько месяцев, скажут: нам не хватает того, не хватает этого.

Финансовая дисциплина должна быть абсолютно точно гарантирована, обеспечена, и страна, армия, флот должны получить необходимое нам оборудование, вооружение в срок и по обговорённым в контрактах ценам, даже если они пока основаны не на том едином документе, о котором Вы сказали, но всё-таки эти цены в контрактах указаны. Надо исполнять.

С.ГОВОРУХИН: Коллеги, мы работаем час с четвертью, пока вроде в регламенте. Хотелось бы, чтобы у нас получился полноценный диалог с Президентом России.

В.ПУТИН: Извините, опять я Вас перебью.

Вы знаете, что у нас в практику вошло, мы два раза в год с руководством Минобороны, с командующими видами и родами Вооружённых Сил, и теперь я в прошлый раз, весной, подключил к этим встречам ещё и генеральных директоров и генеральных конструкторов основных наших оборонных предприятий, мы собираемся в Сочи на неделю и практически каждый день, что называется, с утра до вечера все эти вопросы прорабатываем. И на этот раз, на следующей неделе, мы этим займёмся, в том числе обсудим и Ваши предложения по ценообразованию. Один из ключевых вопросов абсолютно в отрасли.

С.ГОВОРУХИН: У меня просьба к Александру Владимировичу и к другим модераторам. Всё-таки Вы лучше знаете людей, которые особенно интересно проявили себя на дискуссиях, у кого есть интересные мысли, предложения, инициативы. Хорошо было бы, если бы мы в первую очередь их пригласили к микрофону.

А.БРЕЧАЛОВ: Спасибо, Станислав Сергеевич.

Владимир Владимирович, позвольте, Вы в своём выступлении уже затронули тему госзакупок, и мы традиционно представляем доклад о работе в рамках проекта «За честные закупки». В этот раз я хотел бы предоставить слово одному из наших активистов в регионах, пожалуйста, из Калининградской области. Очередной, с 10 апреля, доклад по проекту «За честные закупки».

А.АСМОЛОВ: Добрый день, Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Руководитель исполкома Общероссийского народного фронта в Калининградской области Асмолов Андрей Вячеславович. У меня небольшой доклад подготовлен по работе проекта «За честные закупки». Я передавал презентацию, пожалуйста, выведите на большой экран.

Проекту «За честные закупки» в сентябре исполнился год. Проект активно развивается в регионах, и уже многие активисты, десятки и сотни активистов дают информацию по вопросам эффективного использования бюджетных средств. В продолжение как раз вопроса об эффективности траты денег несколько примеров.

Одной из озвученных нами тем, которая касается всей страны, стали расходы Пенсионного фонда России на приобретение, строительство и ремонт своих зданий. Вы посмотрите, на данном слайде представлен с левой стороны вид дворца Пенсионного фонда, это здание областного Пенсионного фонда в городе Звенигороде, которое построено за 2,7 миллиарда рублей. Рядом перинатальный центр в Краснодарском крае, который стоит 2,5 миллиарда рублей. Что характерно, здание Пенсионного фонда – это просто коробка с окнами, а перинатальный центр оснащён самой новейшей медицинской техникой, оборудованием и стоит на 200 миллионов дешевле.

В.ПУТИН: А где это? В Краснодарском крае?

А.АСМОЛОВ: Да.

В.ПУТИН: Александр Николаевич молодец какой. Всё время мы его ругаем, ругаем. Надо будет похвалить.

А.АСМОЛОВ: Говоря о строительстве зданий Пенсионного фонда, можно отметить такой элемент, как излишества или роскошества в строительстве этих зданий.

К примеру, на слайде тоже показан город Советск Калининградской области. Строительство здания Пенсионного фонда стоит 141 миллион рублей, из них 4,4 миллиона предложено потратить на витражи особого проекта.

Здание Пенсионного фонда в посёлке Нижний Бестях, это Республика Саха. При численности жителей 3 тысячи человек здание Пенсионного фонда стоит 61 миллион, из них 5,6 миллиона предлагается потратить на стеклянный зеркальный фасад.

Тот же Звенигород. Керамогранит, который выложен вокруг здания Пенсионного фонда, стоит 157 миллионов. Я думаю, наверное, чиновникам Пенсионного фонда удобнее ходить по 157 миллионам рублей.

Если сравнить суммы общих закупок именно при строительстве зданий Пенсионного фонда, то в масштабах страны это 8,4 миллиарда. Если убрать излишества и какие-то роскошества этих зданий, то можно было сэкономить 2,5 миллиарда, а это, по сути дела, новый перинатальный центр в одном из регионов нашей страны.

В.ПУТИН: Знаете, так деньги не перебросить из Пенсионного фонда на перинатальные центры, там другие механизмы существуют, но то, что можно было бы деньги истратить более эффективно на нужды как раз пенсионного обеспечения, это точно совершенно, согласен с Вами полностью.

Несмотря на то что в целом Пенсионный фонд работает весьма эффективно и деньги консолидирует в нужном объёме, в общем и целом надо отдать должное, что по основному виду деятельности работает исправно и весьма эффективно, но эти вещи, согласен с Вами, требуют особого внимания.

Прямо сейчас обещаю, мы обязательно посмотрим, что там происходит по объектам капитального строительства. Поручу прямо сегодня Контрольному управлению Президента, пусть проверку проведут как следует.

А.АСМОЛОВ: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Ещё один вопрос. Будучи Председателем Правительства, Вы поддержали проект создания региональных программ комплексного развития дошкольных учреждений. Регионы, сделавшие ставку на строительство детских садов, были дополнительно профинансированы, им были выделены миллиарды рублей. Что мы видим сегодня?

На данном слайде представлены однотипные детские садики в Московской области. Проектирование детского сада в Ивантеевке стоит 8 миллионов рублей, а проектирование детского сада в Железнодорожном – 1,6 миллиона рублей. Однотипные проекты, только разница составляет 6,4 миллиона рублей.

То же самое связано со строительством. Примерно одинаковые районы взяты и примерно одинаковое количество детей в детских садах – по 185–190 детей. Если в Коломне строительство садика обходится в 170 миллионов рублей, то в Таганроге – 103 миллиона рублей, разница – 67 миллионов рублей. В масштабах страны, по самым минимальным подсчётам, мы посчитали, можно было бы сэкономить 62,5 миллиарда рублей именно на однотипном проектировании и строительстве детских садов. Ранее инициативу по использованию типовых проектов поддержал наш Министр ЖКХ и строительства Михаил Мень.

Особую заботу именно по проекту «За честные закупки» занимает вопрос, связанный с Федеральным законом № 178 «О приватизации государственного и муниципального имущества». На данном слайде (показано с левой стороны) говорится о проданном имуществе Российской Федерации предприятия «Макет-Ф» в городе Москве, в самом центре Москвы, за 39 миллионов рублей. Это комплекс из четырёх зданий. Через некоторое время одно из зданий появляется на одном из порталов: продаётся уже за 75 миллионов рублей. И три оставшихся уже оценены в 77 миллионов рублей. Вероятные бюджетные потери составляют 113 миллионов. Это только один-единственный эпизод. А таких эпизодов уж если не десятки, то сотни в целом.

В.ПУТИН: То есть четыре здания за 152 миллиона они продали?

А.АСМОЛОВ: Ещё не продали, а выставлены на продажу. То есть прогнозируемые бюджетные потери именно такие.

В.ПУТИН: Понятно. Теперь уже, наверное, воздержатся.

А.АСМОЛОВ: 10 апреля 2014 года мы просили Вас поддержать нашу инициативу о централизации торгов имущества на электронных площадках. Увы, реализация данной инициативы не нашла отражения в Ваших поручениях.

Минэкономразвития выступило против избыточной регламентации электронных торгов, а Минюст отметил, что проект изменения Федерального закона № 178, который был предложен Народным фронтом, содержит коррупциогенные факторы. Однако, как видим, проблема актуальна и сегодня. Причём именно в нынешнем виде 178-й закон как раз и потворствует этой коррупции. Ещё раз просим Вам поддержать нас в этом вопросе.

В.ПУТИН: А из Минэкономики никого нет, коллеги, здесь? Нет, не пришли. Ничего. Алексей Валентинович на месте сейчас, я знаю, мы сейчас переговорим, я вернусь на работу.

А.АСМОЛОВ: Важнейшим вопросом, как уже отмечали мои коллеги, остаётся вопрос импортозамещения иностранной продукции отечественными аналогами. На данном слайде представлен один из примеров импортозамещения. По данным Роскомстата, в России 3,5 миллиона людей, больных сахарным диабетом. Для определения уровня сахара в крови используются глюкометры и тест-полоски. Основной вопрос с тест-полосками для этих глюкометров. В основном приобретаются Министерством здравоохранения именно иностранные тест-полоски, которые стоят (посмотрите на слайде) в два раза дороже, чем наши русские аналоги, которые нисколько не хуже и могут использоваться по международным стандартам.

Однако они не подходят к этим импортным глюкометрам. И вроде бы, с одной стороны, это проблема большая, но, с другой – она легко решается, так как отечественные производители готовы совершенно бесплатно распространять эти глюкометры, и они сейчас распространяют их в медучреждениях, домах престарелых, детских домах. И если перейти на эти русские глюкометры, то мы, по сути дела, из той одной трети больных сахарным диабетом, которые сегодня обеспечиваются вот этими тест-полосками, увеличили бы в два раза обеспеченность. То есть практически две трети закрыли бы этими тест-полосками.

В.ПУТИН: Ольга Юрьевна, а что наши-то не покупают?

О.ГОЛОДЕЦ: Министерство здравоохранения не закупает эти тест-полоски. Они обеспечиваются через территориальные программы развития, через территориальные программы здравоохранения. И я думаю, что мы с коллегами разберёмся с этой темой. Конечно, мы всегда пойдём навстречу отечественному товаропроизводителю, и он не может проиграть на честных торгах при таком раскладе. Мы разберёмся, Владимир Владимирович, и Вам доложим.

В.ПУТИН: Спасибо.

А.АСМОЛОВ: Можно ещё сказать. Многие коллеги видели, здесь на выставке представлены наши аналоги замещения импортной продукции. Те же датчики Холтера, которые используются для мониторинга давления, мониторинга сердцебиения. Они в два-три раза дешевле, чем иностранные. Наши готовы их проставлять, наши готовы их отдавать в Министерство здравоохранения. Почему не идут? Потому что говорят: очень долгий процесс, это согласование всех процедур, очень сложно. Владимир Владимирович, в итоге по этим коротким слайдам чего бы мы хотели?

Первое – это вернуться к рассмотрению нашей инициативы о централизации торгов имущества на электронных площадках. Именно совершенствовать нормы Федерального закона № 178 – раз.

И второе – поддержать внедрение типовых проектов строительства социальных учреждений, строительства и проектирования социальных учреждений.

В.ПУТИН: Я не очень понимаю, почему Минэкономразвития возражает против Вашего предложения. Обещаю Вам, обязательно это с коллегами обсудим, там наверняка есть у них какие-то и здравые соображения, надо их выслушать тоже, но то, что происходит сейчас в жизни, на практике, без соответствующей регламентации по электронным торгам, мы видим, это точно совершенно неприемлемая вещь. И абсолютно с Вами согласен, нужно положить этому конец.

А.АСМОЛОВ: Спасибо.

В.ПУТИН: Вам спасибо большое.

А.БРЕЧАЛОВ: Владимир Владимирович, я хотел бы ещё буквально несколько слов добавить по этому проекту, поскольку отвечаю за него в ОНФ. То, что касается взаимодействия с Министерством экономического развития, после 10 апреля мы направили исчерпывающую информацию и наши предложения. Мало того, это всего один эпизод. А по муниципальной приватизации на муниципальном уровне и государственном у нас был такой том ситуаций, но, к сожалению, наша переписка не привела ни к чему и мы получили тот ответ, о котором сейчас коллега говорил, о том, что это будет избыточная зарегулированность и так далее. Это короткая презентация, у нас очень много материала по проекту «За честные закупки». И тогда мы Вам его полностью предоставим.

В.ПУТИН: Обязательно. Буду ждать. Спасибо.

А.БРЕЧАЛОВ: Коллеги, предлагаем переходить к дискуссии. Огромная просьба, я уже вижу многих коллег в зале, тех, кто в течение года очень активно работали на нашей площадке, в наших рабочих группах и вчера задавали вопросы, звучали очень качественные предложения. Поэтому, пожалуйста, давайте спокойно, очень компактно отработаем. Поднимайте руки, и мы будем предоставлять слово. Хорошо?

В.ПУТИН: Да, конечно.

А.БРЕЧАЛОВ: Мы совсем недавно в Пензе провели хороший форум, я вижу коллегу из Пензенской области. Краснов Михаил Викторович, пожалуйста.

М.КРАСНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я сопредседатель штаба ОНФ, руководитель регионального сосудистого центра, врач-нейрохирург.

Сегодня на Форуме действий мы рассматриваем вопросы экономики, и на площадке социальной справедливости эти вопросы очень серьёзно обсуждались. В течение последнего месяца изменение курса национальной валюты для меня как для врача напоминает электрокардиограмму пациента с острым коронарным синдромом, течение болезни которого осложнилось нарушением ритма, фибрилляцией предсердий. Курс растёт, ничего не понятно, и это нас тревожит, потому что сегодня в Пензенской области строится перинатальный центр, а в Российской Федерации в ближайшие годы мы обязательно построим и пустим в эксплуатацию 32 перинатальных центра. А перинатальные центры требуют современного, высококачественного медицинского оборудования, часть которого нельзя импортозаместить, и, соответственно, стоимость этого оборудования увязана с курсом национальной валюты. Это во-первых.

Во-вторых, как руководитель регионального сосудистого центра, а сосудистые центры успешно работают в Российской Федерации во всех регионах, доказали свою высокую эффективность, каждый день я считаю деньги. Вчера для того, чтобы обследовать пациента с инфарктом миокарда или с нарушением мозгового кровообращения, выполнить ему ангиографическое исследование, на диагностические лекарства и расходные материалы мне надо было 13 тысяч рублей, сегодня уже 18 тысяч рублей. Сколько надо будет завтра – не знаю, потому что курс непонятен, я не экономист, это тревожит. Как работать, не совсем понятно.

Третий вопрос. Мы в ответе за всех, кого пролечили. Если сегодня пациенту с острым коронарным синдромом мы оказываем эндоваскулярное пособие, выполняя высокотехнологичную эндоваскулярную операцию, этот пациент должен в течение длительного времени получать жизненно важное лекарственное средство, чтобы этот инфаркт миокарда или инсульт не повторились. К сожалению, здесь тоже ряд лекарственных средств не могут быть замещены отечественными лекарственными препаратами и стоят достаточного количества денег.

В повседневной жизни строим перинатальный центр, работает сосудистый центр. Мы запланировали буквально на эту осень отправить 20 специалистов на стажировку в европейские клиники. Мы обучали специалистов в Израиле, в Германии, в Австрии, это дало хороший эффект. Непонятно, что делать сейчас, где искать дополнительные средства, сокращать количество специалистов.

Считаю, что нужны немедленные действия по защите этих жизненно важных для Российской Федерации проектов. Чтобы перинатальные центры были построены, успешно работали, чтобы те программы, направленные на совершенствование медицинской помощи пациентам с сосудистой патологией, при дорожно-транспортных происшествиях, чтобы они эффективно работали. Вот эти мероприятия нужны немедленно.

В.ПУТИН: По поводу скачков национальной валюты. Курс национальной валюты, конечно, в известной степени регулируется Центральным банком, который должен следить за этим. Но это прежде всего рыночная категория. И чем больше Центральный банк будет предпринимать попыток искусственно его удерживать или регулировать, тем большее количество спекулянтов будет наживаться на наших золотовалютных резервах. Ведь это не является нашей целью.

Механизм этих спекуляций, когда мы говорим о спекуляциях на валютном курсе, на курсе национальной валюты, это не криминальная категория, это экономическая категория. Это не спекуляция, ответственность за которую предусмотрена в соответствующих статьях Уголовного кодекса. Это экономическая категория. Это люди пользуются ситуацией недолжного управления. А ситуация на мировых рынках непростая. И наш курс национальной валюты напрямую связан с нашей экономикой.

Наша экономика, мы об этом много раз говорили, к сожалению, она за многие-многие предыдущие годы, начиная ещё с момента крушения Советского Союза, она и тогда-то была достаточно однобокой, а в последние десятилетия стала ещё более однобокой. Основные усилия участников экономической деятельности были сосредоточены на наиболее прибыльных отраслях и на получении быстрого дохода. А это какие отрасли?

Это прежде всего отраслевые: добыча, производство сырья. Это нефть, газ, отчасти (это потом уже) и химия, отчасти это металлы и так далее. Но нефть и газ у нас в структуре экспорта свыше 70 процентов, химия – 5 процентов, металла – 8 процентов, по-моему, такой расклад. Оборудование высокотехнологичное, о котором коллега говорил, это в нашем экспортном потенциале где-то всего 1 процент с небольшим.

Наша задача в том, чтобы менять эту структуру экономики, это одна из главных задач. Но пока она такая, какая она есть, а изменить это за короткое время не представляется возможным, и даже не потому, что все мы работаем хорошо или плохо, это просто вещи длительного цикла и с необходимостью больших капиталовложений. А когда возникают такие ситуации, которые сложились сейчас, скажем, на рынке сырья, от которого мы получаем основные доходы в бюджет, это сразу же влияет на курс, давит его на понижение.

В этом случае Банк России на первом этапе регулирует. Как он делает? Он скупает, выбрасывает на рынок большее количество свободно конвертируемой валюты, у нас курс зависит от корзины – евро, доллары и так далее, – скупает избыточные рубли и таким образом держит курс. Но как только Банк России объявил о том, какой он будет держать коридор, так называемые спекулянты скупают одну валюту, ждут следующего шага Банка России, потом выходят на рынок дальше, дальше, дальше и как бы толкают курс наверх.

Поэтому Банк России принял единственно правильное решение, это абсолютно объективная вещь, подтверждённая не только тем, что мы думаем по этому поводу, но и подтверждённая лучшими мировыми экспертами, – перешёл к плавающему курсу. То есть исходил из того, и правильно сделал, что рынок сам отрегулирует, а спекулянты не смогут больше на этом паразитировать и выколачивать из Банка России золотовалютные резервы, накопленные нами за предыдущие годы.

Но при этом, имея в виду однобокость развития нашей экономики, всё-таки об этом надо прямо говорить, дальнейшее падение цен на энергоносители давит на курс, и он продолжает дешеветь по отношению к доллару и к евро. Это неизбежная вещь. Другой путь – это путь попыток административного регулирования, нарушает основные экономические законы функционирования экономики и валютной сферы. И поэтому, исходя из Ваших задач, конкретных (извините, но я не мог этого не сказать, потому что ответить на Вашу проблему нельзя без этого вступления), у Вас конкретные проблемы, связанные с отраслью, где нужно осуществлять задачи, они относятся к чрезвычайно важной сфере.

Это сфера здравоохранения и демографии, особенно когда речь идёт о перинатальных центрах. Мы добились очень хороших результатов в области демографии благодаря, конечно, таким специалистам, как Вы, благодаря людям, которые в этой отрасли работают десятилетиями, существенным образом повысили свою квалификацию, мы существенным образом изменили ситуацию с точки зрения оборудования и так далее.

Конечно, часть этого оборудования закупается по импорту. Но, вот здесь коллега выступал только что и говорил, некоторые вещи не хуже, чем закупаемые по импорту, и у нас уже можно их покупать, они производятся. Но некоторые наши ведомства, в том числе работающие в той сфере, которую Вы представляете, предпочитают закупать импортные, подороже, но функционально ничем не лучше.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 ноября 2014 > № 1226600 Владимир Путин


Германия. Украина. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 ноября 2014 > № 1226587 Владимир Путин

Интервью немецкому телеканалу ARD.

Владимир Путин ответил на вопросы представителя немецкого телеканала ARD Хуберта Зайпеля. Запись интервью состоялась 13 ноября во Владивостоке.

Х.ЗАЙПЕЛЬ (как переведено): Уважаемый господин Президент!

Вы до сих пор единственный российский Президент, который выступал в Бундестаге. Это было в 2001 году. Выступление прошло успешно. Вы говорили о германо-российских отношениях, о строительстве Европы вместе с Россией, однако Вы предостерегли. Вы сказали, что необходимо искоренить идеи «холодной войны». Вы также сказали, что мы все живём в общей системе ценностей, однако друг другу не доверяем. Почему Вы уже тогда были немного пессимистичны?

В.ПУТИН: Во-первых, я никого не предупреждал, не предостерегал и не был пессимистичным. Я просто постарался сделать анализ предыдущего периода развития ситуации в Европе и в мире после того, как Советский Союз прекратил своё существование. И позволил себе спрогнозировать ситуацию при различных вариантах её развития.

Поэтому, конечно, это всё было в преломлении, как говорят дипломаты, с нашего угла видения, с российского угла, но всё-таки мне казалось, что это был достаточно объективный анализ.

Повторяю ещё раз: вопрос не в том, что звучал какой-то пессимизм. Нет. Напротив, как раз мне хотелось заложить в своё выступление оптимистическое начало. Я исходил из того, что, зная все проблемы прошлого, мы должны перейти к гораздо более комфортному и взаимовыгодному строительству отношений в будущем.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: На прошлой неделе Германия отмечала 25-летие падения Берлинской стены, и без согласия Советского Союза это было бы невозможно. Это было тогда. А тем временем НАТО проводит учения в акватории Чёрного моря, у российских границ, а российские бомбардировщики проводят учения в европейском международном воздушном пространстве. Министр обороны, кажется, сказал, что они долетают даже до Мексиканского залива. Всё это говорит о переиздании «холодной войны».

Ну и, конечно же, партнёры обмениваются жёсткими заявлениями. Некоторое время назад Президент Обама назвал Россию опасностью наряду с Эболой и экстремистами, исламистскими экстремистами. Вы в своё время Америку назвали нуворишем, который считает себя победителем «холодной войны», и сейчас Америка, мол, пытается сформировать мир согласно своим представлениям о жизни. Всё это очень напоминает «холодную войну».

В.ПУТИН: Вот смотрите, Вы вспомнили 2001 год, и я сказал, что мой взгляд на вещи был скорее оптимистичным.

И после 2001 года было две волны расширения НАТО. В 2004-м, по-моему, году произошло расширение за счёт семи стран. Это Словения, Словакия, Болгария, Румыния, три страны прибалтийские – Эстония, Латвия, Литва, а в 2009-м ещё две страны были приняты в НАТО. Это существенно меняет геополитическое пространство.

Кроме этого количество баз растёт. Разве российские базы раскиданы по всему миру? Нет, это ведь базы НАТО, американские базы разбросаны по всему миру, в том числе и вблизи от наших границ, и их количество увеличивается.

Кроме этого совсем недавно были приняты решения о развёртывании сил специальных операций опять в непосредственной близости от наших границ.

Вы упомянули о различных манёврах и полётах самолётов, движении кораблей и так далее. Есть это или нет? Да, есть.

Но, во-первых, Вы сказали, или это был неточный перевод, о том, что в международном европейском воздушном пространстве. Оно либо международное – нейтральное, либо европейское. Так вот наши учения проходят исключительно в международных водах и в международном воздушном пространстве.

Мы после 1992 года приняли решение прекратить полёты нашей стратегической авиации. И она вся была прикована к аэродромам. В это же время в течение многих лет наши американские партнёры продолжили патрулирование своими ядерными силами, самолётами (об этом говорю), по прежним маршрутам, в том числе вблизи от наших границ. И поэтому несколько лет назад, видя, что ничего не происходит, что шага навстречу никто не делает, мы возобновили полёты нашей стратегической авиации в удалённых районах патрулирования. Вот и всё.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: То есть Вы говорите, что ваши интересы безопасности не были достаточно учтены.

Позвольте мне вернуться к нынешнему кризису и к пусковому крючку нынешнего кризиса. Спусковым крючком нынешнего кризиса стало соглашение с Европейским союзом и Украиной. И название этого соглашения относительно безобидное. Оно называется «Соглашение об ассоциации между Европейским союзом и Украиной». Центральным пунктом этого соглашения является открытие доступа ЕС на Украину и наоборот. В чём опасность для России? Почему Вы были против этого соглашения?

В.ПУТИН: На деле в сфере экономики происходит почти то же самое, что происходит в области безопасности. Мы говорим одно, а делаем другое. Мы говорим о необходимости создания единого пространства, а на самом деле проводим новые разделительные линии.

Ведь что предусмотрено в соглашении об ассоциации? Я уже много раз говорил, но, видимо, мне нужно повторить, обнуляются ввозные таможенные пошлины на европейские товары на территории Украины, ноль ставится. Но Украина уже является членом зоны свободной торговли в рамках СНГ, и между Россией и Украиной нулевые таможенные тарифы. Что это означает? Это значит, все европейские товары напрямую через украинскую территорию будут идти на таможенную территорию Российской Федерации.

Есть много других вещей, которые, может быть, не так понятны людям, которые не посвящены в эту проблематику, но они существуют. Какие? Это техническое регулирование, оно у нас не совпадает с Евросоюзом, у нас другие нормы. Это нормы технического контроля, это фитосанитарные нормы, это определение принципа происхождения товара. Скажем, крупная сборка автомобилей на территории Украины, а по договору об ассоциации считается, что товар, произведённый на территории самой Украины, в рамках зоны свободной торговли между Россией и Украиной идёт на наш рынок. Ваши компании, которые вложили миллиарды евро в предприятия на территории России («Фольксваген», «БМВ», «Пежо», «Ситроен», американская, допустим, «Форд» и так далее), они-то пришли на наш рынок на других условиях, на условиях глубокой локализации продукции. Как же мы можем всё это допустить? И мы изначально сказали: «Слушайте, мы – за, но давайте делать это постепенно, учитывая те реальные проблемы, которые могут возникнуть между нами и Украиной». Что нам ответили? «Это не ваше дело, вы сюда свой нос не суйте».

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Хотел бы обратить наше внимание на прошлое. Когда речь шла о соглашении с Украиной, всё-таки переговоры продолжались на протяжении довольно длительного времени. В Киеве, на Майдане, прошли демонстрации в этой связи. Речь идёт о протестах, когда люди требовали лучшей жизни в Европейском союзе. Но люди протестовали и против системы на Украине. В конце концов всё это вылилось в волну насилия.

Когда в ноябре прошлого года прошлый президент не подписал это соглашение, произошёл всплеск насилия, были мёртвые, убитые на Майдане. Потом немецкий Министр иностранных дел поехал туда и как-то попытался найти компромисс между демонстрантами и правительством, и ему это удалось. Был заключён договор, согласно которому должно было быть создано правительство национального единства. Этот договор действовал примерно 24 часа, и потом он исчез.

Вы внимательно следили за событиями 21 сентября. Вы ещё помните, как говорили с Обамой, с госпожой Меркель?

В.ПУТИН: Да. Действительно 21 февраля не только немецкий Министр иностранных дел, но и министры иностранных дел Польши и Франции приехали на Украину, в Киев, и выступили как гаранты договорённостей между тогдашним президентом Украины Януковичем и оппозицией о том, что процесс должен развиваться исключительно мирным способом. Они подписали как гаранты этот документ, это соглашение между властью и оппозицией. Власти-то рассчитывали на то, что он будет соблюдаться. Действительно у меня был телефонный разговор в этот же день вечером с Президентом Соединённых Штатов, и мы говорили именно в этом ключе. Ну а на следующий день, несмотря на все гарантии, данные западными партнёрами, был совершён госпереворот, захватили и администрацию президента, и здание правительства.

В этой связи я хочу сказать следующее: или министрам иностранных дел европейских стран – Германии, Польши и Франции – не надо было свои подписи ставить в качестве гарантов соблюдения договорённостей между властью и оппозицией, либо, если уже поставили, надо было добиваться их исполнения, а они устранились от этого. Больше того, предпочитают даже не вспоминать теперь об этом договоре, как будто его и не было. Я считаю, что это абсолютно неправильно и, наоборот, контрпродуктивно.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы очень быстро отреагировали. Вы, так сказать, аннексировали Крым и тогда основывали свою позицию на том, что в Крыму проживает 60 процентов населения русских, в Крыму большая российская история и, в конце концов, в Крыму размещён российский флот. Запад посчитал это нарушением международного права.

В.ПУТИН: Что? В чём вопрос?

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы недооценили реакцию Запада и возможные санкции, которые были наложены?

В.ПУТИН: Мы считаем эту реакцию абсолютно неадекватной тому, что произошло.

Когда мы слышим претензии по поводу того, что Россия нарушила международное право, то ничего, кроме удивления, у меня это не вызывает. Международное право – что это такое? Это прежде всего Устав Организации Объединённых Наций, это международная практика и объяснение этой практики соответствующими международными инстанциями.

И потом, у нас есть яркий и свежий прецедент – прецедент Косово.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: То есть Вы имеете в виду решение Международного суда по Косово. Международный суд принял решение, что Косово имело право на самоопределение и косовцы могли голосовать по поводу своего государства?

В.ПУТИН: (По-немецки.) Именно так. (Далее – по-русски.) Но не только это. Там было сказано самое главное, что при решении вопроса о самоопределении народ, проживающий на определённой территории, не должен запрашивать мнение центральных властей своего государства, где они находятся в настоящий момент. Разрешения центральных властей, правительства страны на проведение соответствующих процедур по самоопределению не требуется. Вот что самое главное.

И ничего другого, кроме того, что было сделано в Косово, в Крыму сделано не было.

Я глубоко убеждён, что никаких нарушений международного права Россия не допустила. Да, я не скрываю, конечно, это факт, мы никогда его не скрывали, наши Вооружённые Силы, прямо скажем, блокировали вооружённые силы Украины, расквартированные в Крыму, но не для того, чтобы кого-то заставить идти голосовать, это невозможно сделать, а для того, чтобы не допустить кровопролития, чтобы дать возможность людям выразить своё собственное отношение к тому, как они хотят определить своё будущее и будущее своих детей.

Косово, о котором Вы упомянули, только решением парламента объявило о своей независимости. В Крыму люди не только решение парламента объявили, они вышли на референдум, и он был просто сногсшибательным по результатам.

А что такое демократия? Мы с вами хорошо знаем. Демос – это что? Народ. А демократия – это право народа. В данном случае право на самоопределение.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Сразу видно, что Вы юрист.

Но Вы знаете и аргументацию Запада. Запад говорит, что выборы прошли под диктатом российских военных. Это аргументация Запада.

Но позвольте затронуть следующий пункт. Украина сегодня более или менее расколота. 4 тысячи человек погибли, сотни тысяч беженцев, которые в том числе направились и в Россию. На востоке страны русскоязычные сепаратисты требуют широкой автономии, некоторые хотят присоединиться к России. Согласно Минскому соглашению было перемирие, однако каждый день гибнут люди. Страна – банкрот. В этом конфликте, в принципе, проиграли все. И Украина, наверное, в первую очередь, но Европа и Россия тоже. Как выглядит, по-вашему, будущее для Украины?

В.ПУТИН: Украина – сложная страна, и не только по этническому составу, но и по процессам её формирования в сегодняшнем виде.

Есть ли будущее, и каково оно? Я думаю, конечно, есть. Это большая страна, большой народ, 43–44 миллиона человек населения. Это большая европейская страна с европейской культурой.

Вы знаете, не хватает только одного. Не хватает, мне кажется, понимания того, что чтобы быть успешными, стабильными, процветающими, нужно, чтобы все люди, которые на этой территории проживают, на каком бы языке они ни говорили (венгерском, русском, украинском либо польском), чувствовали, что эта территория – их Родина. Для этого они должны почувствовать, что они могут реализовать себя полноценно здесь не хуже, чем на каких-то других территориях, а может быть, даже в чём-то лучше. Поэтому я не понимаю такого нежелания некоторых политических сил на Украине даже слушать о возможности федерализации.

Мы сейчас слышим о том, что речь может идти не о федерализации, а о децентрализации. Это же всё игра словами. Надо понять, что вкладывается в эти понятия: децентрализация, федерализация, регионализация. Можно напридумывать ещё десяток слов. Нужно, чтобы люди, проживающие на территориях, поняли, что они на что-то имеют права, что они что-то могут решать самостоятельно в своей жизни.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Центральный вопрос на Западе состоит в следующем: останется ли Украина самостоятельным государством? Это центральный вопрос, который сейчас стоит на повестке дня. И второй вопрос: может ли Россия сделать больше? Может быть, у России есть ещё больше возможностей на Украине, чтобы этот процесс, в частности по линии Минских соглашений, был как можно скорее реализован?

В.ПУТИН: Знаете, когда нам говорят, что у нас особые возможности в решении одного кризиса, второго или третьего, меня это всегда напрягает, всегда настораживает. Мы много раз слышали, что в России ключ от решения сирийской проблемы, у нас особые возможности в решении какой-то другой проблемы, третьей проблемы или украинской проблемы. У меня всегда возникает подозрение, что на нас хотят переложить ответственность и хотят, чтобы мы за что-то дополнительно заплатили. Мы этого не хотим. Украина – самостоятельное, независимое, суверенное государство. Я сейчас скажу Вам прямо: мы очень озабочены тем, чтобы там не возникло желание проводить каких-то этнических чисток, мы боимся, чтобы Украина не скатилась в неонацизм. Ну как, если люди со свастикой на рукаве ходят? Или на касках некоторых боевых подразделений, которые воюют сейчас на востоке Украины, мы видим знаки СС? Если это цивилизованное государство, власти-то куда смотрят? Хотя бы сняли эту униформу, заставили бы националистов снять эти знаки. Поэтому у нас есть опасения, как бы туда не скатилось всё. Если это произойдёт, это будет катастрофой для Украины и для украинского народа.

Минские договорённости возникли только потому, что мы, Россия, активно включились в эту работу, провели работу и с ополчением Донбасса, то есть юго-востока Украины, убедили их в том, что они должны пойти на определённые договорённости. Если бы мы этого не делали, этого бы просто не произошло. Есть определённые проблемы в исполнении этих договорённостей, это правда.

В чём они заключаются? Действительно часть населённых пунктов, допустим, которые должны оставить окружённые формирования ополчения, ими не оставляются. Знаете, почему? Я Вам прямо скажу, здесь и секрета нет, потому что люди, которые воюют с армией Украины, говорят: «Это наши деревни, мы родом оттуда. Там живут наши семьи, наши близкие люди. Если мы уйдём, зайдут националистические батальоны, всех убьют. Мы отсюда не уйдём, хоть убейте нас сами». Знаете, это сложный вопрос. Конечно, мы убеждаем, мы разговариваем, но когда говорят такие вещи, знаете, аргументов-то немного.

Но и украинская армия не освобождает некоторые пункты, из которых она должна была уйти. Ополчение – ладно, это люди, которые борются за свои права, за свои интересы. Но если центральные украинские власти хотят определить не линию разграничения, что на сегодняшний день очень важно, чтобы прекратить обстрел и убийства, а хотят сохранить территориальную целостность своей страны, то не важно, конкретная деревня или населённый пункт, важно прекратить немедленно кровопролитие, взаимные обстрелы, создать условия для начала политического диалога. Вот что важно. Вот этого нет – нет политического диалога.

Я прошу прощения за такой длинный монолог, но Вы заставляете меня вернуться к сути проблемы.

В чём она заключается? Переворот произошёл в Киеве. Значительная часть страны поддержала и порадовалась в том числе и потому, что полагали, что в рамках подписанного соглашения, допустим, по ассоциации откроются границы, возможность работать, получать право на трудовую деятельность в Евросоюзе, в том числе в Германии. Думали, так это будет. На самом деле ничего этого, кстати говоря, нет. А другая часть страны, на юго-востоке, не поддержала, сказала: «Мы вас не признаём». И вместо того, чтобы начать диалог, вместо того, чтобы объяснить людям, что ничего плохого центральные власти в Киеве не собираются сделать, а наоборот, будут предлагать различные варианты сосуществования, развития общего государства, готовы предоставить права, вместо этого начали арестовывать их по ночам. Как только пошли аресты по ночам, люди на юго-востоке взялись за оружие. Как только они взялись за оружие, вместо того чтобы остановиться (власти-то должны быть помудрее) и начать этот диалог, послали армию, авиацию, танки, системы залпового огня. И всё зашло в тупик в конце концов. Можно ли из него выйти? Убеждён – можно.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вопрос, который сегодня возник, точнее, это было заявление киевских властей о том, что Россия поддерживает сепаратистов вооружением и направляет туда своих военнослужащих.

В.ПУТИН: Откуда у них и бронетехника, и артиллерийские системы? В современном мире люди, которые ведут борьбу и которые считают эту борьбу справедливой для себя с их точки зрения, всегда найдут вооружение. Это первое.

Но это, я хочу подчеркнуть, это не главное. Главное совсем в другом. Главное в том, что нельзя смотреть на проблему в одностороннем порядке.

Сейчас на востоке Украины происходят боевые действия. Центральные власти Украины послали туда армию, применяют даже баллистические ракеты. Кто-нибудь об этом говорит? Ни слова. Это что значит? Это о чём говорит? Это говорит о том, что вы хотите, чтобы центральные власти Украины всех там уничтожили, всех своих политических противников и оппонентов? Вы этого хотите? Мы не хотим. И не позволим.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Запад после присоединения Крыма к России исключил Россию из «Группы восьми» – этого эксклюзивного клуба промышленных государств. Одновременно США и Британия наложили на Россию санкции. Звучит мнение, что в России роста больше не наблюдается, безработица будет расти, санкции начинают показывать своё действие, рубль достиг антирекордов, цена на нефть достигла антирекордов. Прогноз достижения 2-процентного роста для России довольно утопичен. Так же и для других стран, такая же ситуация складывается. Этот кризис носит контрпродуктивный характер, в том числе и для предстоящего саммита, как Вы считаете?

В.ПУТИН: Вы имеете в виду кризис на Украине?

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Да.

В.ПУТИН: Конечно, кто в этом заинтересован? Вы спрашивали о том, как ситуация развивается и на что мы рассчитываем. Конечно, мы рассчитываем на изменение ситуации к лучшему. Конечно, мы рассчитываем на то, что кризис на Украине прекратится. Конечно, мы хотим нормальных взаимоотношений со всеми нашими партнёрами, в том числе и в Соединённых Штатах, в том числе и в Европе. Конечно, то, что происходит с так называемыми санкциями, вредно для мировой экономики (и для нас вредно, и для мировой экономики вредно), прежде всего для российско-еэсовских отношений вредно.

Правда, есть и плюсы, потому что, допустим, те, ограничения, которые вводятся для некоторых российских предприятий по приобретению определённых товаров на Западе, в Европе, в Штатах, побуждают нас к тому, чтобы производить самим этот товар. Такая комфортная жизнь, когда надо думать только том, чтобы побольше нефти и газа добыть, а всё остальное можно купить, немножко уже в прошлом.

По поводу роста. В этом году у нас скромный рост, но всё-таки рост – где-то 0,5–0,6 процента. В следующем году мы планируем рост 1,2 процента, потом – 2,3 процента и на следующий год – 3 процента роста. В целом это не те показатели, которые бы нам хотелось видеть, но это всё-таки рост, и мы уверены, что добьёмся этих показателей.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Другой темой Брисбена станет вопрос финансовой стабильности. В России ситуация будет так же, наверное, сложно развиваться, поскольку российские банки не могут больше получать рефинансирование на международных рынках. Кроме того, планируется отключить Россию от системы международных расчётов.

В.ПУТИН: Смотрите, наши российские банки в целом на данный момент времени прокредитовали украинскую экономику на 25 миллиардов долларов. Если наши партнёры в Европе, в Штатах хотят помочь Украине, то как они могут подрывать финансовую базу, ограничивая доступ наших финансовых учреждений к международным рынкам капитала? Они хотят что, завалить наши банки? Но тогда они завалят Украину. Они вообще думают, что они делают, или нет? Или политика застилает глаза?

Банк, о котором я упоминал, Газпромбанк, который прокредитовал только в этом году, в этом календарном году, на 1,4 плюс 1,8 миллиарда долларов Украину по энергетике. Сколько получилось? 3,2 миллиарда. Вот он выдал. Он в одном случае прокредитовал НАК [«Нафтогаз»] Украины, это государственная компания, а в другом случае 1,4 выдал частной компании под низкую цену на газ для того, чтобы поддержать химическую отрасль промышленности. И в том, и в другом случае этот банк имеет право сегодня предъявить требования к досрочному погашению, потому что украинские партнёры не выполняют кредитных обязательств. Что касается НАКа…

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вопрос в том, платят они или нет?

В.ПУТИН: (По-немецки.) В настоящее время они платят. (Далее – по-русски.) Они обслуживают кредит. Один из кредитов обслуживается НАКом Украины. Тем не менее есть условия, которые всё равно нарушаются. И у банка есть формальное право предъявить претензии к досрочному погашению.

Но если мы это сделаем, то завалится вся финансовая система Украины. А если мы это не сделаем, то может завалиться наш банк. Что нам делать?

Кроме этого, по кредиту, который мы выдали, – 3 миллиарда долларов, ровно год назад мы его выдали, есть условие, что если общий долг Украины превысит 60 процентов ВВП, то мы, Минфин России, имеем право предъявить требование к досрочному погашению. Если мы это сделаем, вся финансовая система опять завалится. Мы уже приняли решение: мы этого не будем делать. Мы не хотим усугублять ситуацию. Мы хотим, чтобы Украина наконец вставала на ноги.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Вы сделаете новое предложение относительно Украины? Предложение по решению тамошних проблем?

В.ПУТИН: Госпожа Канцлер очень глубоко погружена во все нюансы этого конфликта. Допустим, что касается энергетической проблематики, она многое сделала для решения этих проблем.

Что касается вопросов безопасности, то здесь у нас мнения, скажем, и подходы далеко не всегда совпадают. Но что ясно – это то, что Россия и Федеративная Республика Германия хотят, чтобы ситуация была урегулирована, мы заинтересованы в этом, мы будем стремиться к тому, чтобы Минские договорённости исполнялись. Есть только одно обстоятельство, на которое я всегда обращаю внимание. Нам всё время говорят: пророссийские сепаратисты должны сделать то, должны сделать это, вы повлияйте так и сделайте так. Я всё время спрашиваю: «А вы что сделали, чтобы повлиять на ваших клиентов в Киеве? Что вы-то сделали? Вы что, только поддерживаете какие-то русофобские настроения?» Что, кстати, очень опасно. Катастрофа будет, если кто-то будет исподтишка поддерживать русофобию на Украине. Это просто катастрофа! Или мы будем искать совместное решение? Тогда давайте сближать позиции сторон. Давайте будем добиваться (я сейчас скажу вещи, которые, может быть, и не всем у нас понравятся) какого-то единого политического пространства на этих территориях. Мы готовы двигаться в этом направлении, но только вместе.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Очень сложно исправить ошибки, которые совершаются другими. Наверное, можно только свои ошибки подчас исправить.

Ну а сейчас хотел бы Вас спросить, Вы сами совершали ошибки?

В.ПУТИН: Ошибки всегда совершаются. И в делах, и в личной жизни каждый человек совершает какие-то ошибки. Разве вопрос в этом? Вопрос в том, чтобы своевременно и эффективно реагировать, быстро реагировать на то, что происходит после того, как эти ошибки совершены. Проанализировать их и понять, что это ошибки. Понять, скорректировать и двигаться дальше. Не в тупик, а к решению проблем.

Мне казалось, что за последнее десятилетие в отношениях с Европой в целом и с Федеративной Республикой Германия в частности мы действовали именно таким образом. Посмотрите, какая атмосфера сложилась между Россией и Германией за последние 10–15 лет. Я не знаю, была ли такая атмосфера когда-нибудь раньше? Мне кажется, нет. И мне представляется, что это очень хороший базис, хороший фундамент для развития отношений не только между двумя государствами, но и между Россией и Европой в целом, вообще для гармонизации отношений в мире. Будет очень жалко, если мы это растеряем.

Х.ЗАЙПЕЛЬ: Господин Президент, большое спасибо за это интервью.

Германия. Украина. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 ноября 2014 > № 1226587 Владимир Путин


Австралия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 ноября 2014 > № 1226589 Владимир Путин

Заявление для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам саммита «Группы двадцати»

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги, дамы и господа!

Несколько слов хотел бы сказать о результатах нашей работы. Прежде всего должен поблагодарить наших хозяев. Они действительно создали очень благоприятную атмосферу для работы «двадцатки», доброжелательную и деловую одновременно.

Считаю, что наша работа прошла не только в очень конструктивной обстановке, но и была результативной. Я коротко остановлюсь на тех моментах, которые считаю важными.

Первое: это наше совместное обсуждение так называемых инициатив в области глобальной инфраструктуры. В этой связи хотел бы отметить принятые решения о создании в Сиднее инфраструктурного хаба. Наши финансовые учреждения уже заинтересовались этой создаваемой организацией. По сути, это вопрос, который находится в поле зрения российского Правительства в последнее время постоянно. Ценность этих решений заключается в подготовке и выявлении наилучших практик и обмена информацией по этой важнейшей теме.

Второе: это вопрос, которым мы в России тоже занимаемся постоянно, и не только уделяем внимание этому, но и направляем существенные ресурсы. Имею в виду борьбу с безработицей, решение вопросов занятости.

У нас, напомню, в целом ситуация хорошая. [В России] достаточно низкая безработица, где-то полгода тому назад у нас было пять с небольшим [процентов], сейчас мы выходим на 4,9 процента, а может быть, в конце года будет ещё ниже. Это хорошие, если не сказать очень хорошие показатели по сравнению со многими нашими партнёрами.

Это не значит, что у нас нет своих проблем, они тоже есть. Во-первых, у нас разрыв по уровню безработицы по регионам Российской Федерации. И, во-вторых, есть вопросы с так называемыми уязвимыми категориями граждан, имею в виду людей с ограниченными возможностями по здоровью. Есть вопросы и среди молодёжи, особенно в южных регионах Российской Федерации. Все эти вопросы тоже подробно обсуждались.

Для России не очень актуально, но в целом вопрос важный: необходимость сокращения разрывов занятости между мужчинами и женщинами. Единственное, здесь есть положительный момент, но это и то, над чем надо работать, – имею в виду положительную демографию и обеспечивать молодые семьи дошкольными учреждениями, с тем чтобы женщина как можно быстрее включалась, возвращалась к трудовой деятельности, не теряла квалификации. Вопросы важные, и, мне кажется, дискуссия шла достаточно интересно, предметно и с пользой.

Следующая группа вопросов – это энергетика, обсуждали эти вопросы сегодня. Разговор о начале реформирования международных энергетических институтов – крайне важная вещь. Имею в виду, что география в значительной степени меняется, происходят структурные изменения в мировой энергетике, и, конечно, нужны новые институты, которые регулируют эту важнейшую сферу деятельности. Вопрос обсуждался сегодня очень предметно и заинтересованно.

Считаю весьма полезным и важным, что мы продолжили дискуссию в сфере финансового регулирования и налоговой системы. Должен отметить, что эти вопросы были в центре внимания «двадцатки», которую мы проводили в Петербурге, и мне очень приятно, что австралийское председательство решило продолжить эту тему. Она важна для всех. Сегодня тоже об этом говорили достаточно подробно. Речь идёт об уходе от налогообложения, о сокращении налогооблагаемой базы и борьбе с офшорами. Вы знаете, что мы в России не только на этот счёт разговоры разговариваем, но и действуем, принимаем соответствующие решения. И вот в парламенте обсуждается один из этих законопроектов прямо сейчас.

Не могу не упомянуть о встрече в рамках БРИКС. Такие встречи на полях «двадцатки» превратились в регулярные контакты. Мы согласовываем свои позиции предварительно, перед тем как встречаться с другими коллегами в рамках «Группы двадцати». Это полезный обмен мнениями, который ориентирует нас на взаимные интересы. Так было и в этот раз, и мы эту практику продолжим в будущем. Следующий саммит БРИКС состоится, как Вы знаете, у нас, в России, в Башкортостане, в Уфе, 8–9 июля 2015 года.

Сейчас у коллег за ланчем начнётся дискуссия по проблемам будущих вызовов, угроз. Будет обсуждаться проблема тяжёлых заболеваний, таких как эбола. Хочу вас проинформировать, что мы вчера это обсуждали и на одной из двусторонних встреч с Президентом Франции. Договорились в известной степени помогать друг другу по этому направлению.

Сегодня ночью из Москвы вылетели несколько самолётов с госпиталем на 200 коек и со специальным оборудованием для борьбы с особо тяжёлыми инфекциями. Надеюсь, что и гвинейские власти, и гвинейские специалисты – самолёт направляется в Гвинею – вместе с французскими врачами, которые там уже работают, по достоинству это оценят и будут эффективно использовать предоставляемое оборудование. Кроме всего прочего, мы и необходимые средства выделяем, и наши специалисты работают над вакциной. Причём достаточно активно это делают. Надеюсь, это приведёт к положительному результату.

Вот, собственно говоря, коротко всё, что я хотел сказать о работе в рамках «двадцатки», но не могу не упомянуть и о нашей работе в Пекине, в АТЭС, мы с вами после встречи в Пекине об этом не говорили.

Должен отдать должное нашим китайским друзьям, они проделали огромную работу по подготовке АТЭС и провели его очень достойно, на высочайшем уровне. Имею в виду не только внешнюю атрибутику, что для Китая характерно, они делают это очень достойно, на высоком уровне в полном смысле этого слова, но и по содержанию это было интересно и полезно.

Мы обсуждали проблемы регионального развития, проблемы развития торгово-экономических связей в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Как вы знаете, существует несколько подходов к тому, как мы должны организовать в будущем нашу совместную работу в этом очень перспективном, быстро развивающемся регионе.

Должен сказать, что предложения китайских друзей нам, Россию имею в виду, кажутся очень перспективными. Они исходят из того, что мы должны не просто создавать какие-то новые структуры, но и чтобы они дополняли существующие механизмы, не сепарировали, не разделяли стран-участниц по различными группировкам, а, наоборот, способствовали бы объединению усилий всех стран.

Вот коротко то, что мне хотелось вам сказать, о чём мне хотелось вас проинформировать. Если есть вопросы – пожалуйста.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, в Китае и здесь, в Австралии, наверняка же затрагивалась санкционная тематика? И если да, то в каком формате это было и в каком ключе: на общих заседаниях, может быть, на двусторонках, в коридорах где-то?

В.ПУТИН: Затрагивалась, но так, в общем. На двусторонних встречах много говорили, естественно, про украинские проблемы. Но звучала тема о том, что санкционные меры наносят ущерб всем: и тем, в отношении которых эти санкции пытаются ввести, и тем, кто их вносит. Здесь, по-моему, уже есть общее понимание, что этот тезис не просто имеет право на существование, а что он является единственно верным. Говорили о том, конечно, что нужно сделать, для того чтобы из этой ситуации постепенно выходить.

ВОПРОС: В интервью накануне саммита «большой двадцатки» Вы сказали о том, что у России на случай резкого ухудшения экономической ситуации есть план действий, в том числе на случай, как Вы сказали, катастрофического падения цен на нефть. Не могли бы Вы подробнее рассказать о том, что это за план, в чём он заключается?

И сейчас, в последние дни, довольно бурное обсуждение получила ситуация вокруг компании «Роснефть». Некоторые считают абсурдным идею возможного выделения денег этой компании в нынешней непростой экономической ситуации. А Вы как считаете?

Спасибо.

В.ПУТИН: Абсурдного здесь ничего нет. Я уже говорил в интервью – я не знаю, это было в эфире или нет: ничего абсурдного нет в поддержке наших крупных компаний с госучастием. Вопрос только в том, интерес в получении таких средств вызван исключительно корпоративными соображениями, либо эти вложения, если они будут сделаны, будут положительно влиять на состояние всей российской экономики.

В целом компания «Роснефть» вполне самодостаточна, у неё крупные проекты и хорошее финансовое состояние, у них проблем никаких нет. Речь идёт только о том, чтобы ещё большее количество проектов осуществить. А это вопрос – нужно сейчас эти проекты осуществлять, не нужно, имея в виду и цены на энергоносители. Ведь дополнительная добыча, как мы знаем, не связана с повышением цен на эти энергоносители.

Поэтому нужно ли здесь спешить, не знаю. Это вопрос правительственный, вопрос аналитиков, которые работают в этой сфере. Ничего необычного здесь нет, а что касается того, выделять эти деньги или нет – я и в интервью сказал, и здесь хочу повторить: для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно на экспертном уровне это всё просчитать, подумать, а потом уже решать.

По поводу падения цен на энергоносители: я думаю, что это событие конъюнктурного характера, связанное с увеличением добычи и понижением спроса – вот два фундаментальных фактора. Есть ещё третий фактор, монетарный. Это колебания курса доллара, и – думаю, объяснять не нужно – соответственно, это влияет и на цены на нефть.

На бюджет России, хочу подчеркнуть ещё раз, снижение цен на нефть не влияет, имею в виду решение Центробанка о переходе к плавающему курсу. То, что мы раньше продавали за доллар и получали в ответ 32 или 35 рублей, а теперь продаём за тот же доллар, но получаем – сколько там сегодня курс? – 45, 47 или 48 рублей. Поэтому доходы в бюджет даже увеличились.

Но вопрос не только в этом. Вопрос в финансовом состоянии энергетических компаний, в их вложениях в будущее развитие, в будущую добычу и во всё, что с этим связано. Все мировые производители на основных рынках это прекрасно понимают, уверен, корректировки будут. Может быть, не сегодня, не завтра, но в следующем году мы их увидим точно.

Что касается наших планов, я подробно об этом говорить не буду, просто чтобы не занимать вашего времени. Просто скажу, что мы не собираемся, как я уже сказал, «палить» наши резервы, наши ресурсы: ни резервы Правительства, ни тем более резервы Центрального банка, – они предназначены для других целей. Мы будем корректировать наши расходы, если потребуется, конечно, это хочу подчеркнуть.

В этом году все доходы, связанные с ценой на нефть, будут гарантированы, потому что в начале, в середине года цены были достаточно высокими, мы получили очень хорошие доходы и продолжаем их получать. В конце года цены снизились, но в целом по году цены будут такими, уверен, как мы их закладывали в бюджет. А в следующем году – посмотрим. Но если это будет происходить, мы будем корректировать наши расходы, не касаясь наших социальных обязательств. Достаточно у нас средств, чтобы отрегулировать эти непростые, конечно, вопросы.

Надо будет как-то корректировать расходы, повышать доходы по другим направлениям. Ну и самое главное, знаете, есть ведь и положительные стороны в этом деле. Когда есть сверхдоходы в энергоносителях, тем более в углеводородах, никому не охота вкладывать в другие отрасли. И, наоборот, как только выравнивается доходность различных отраслей, начинаются вложения в другие сферы, в том числе и в высокотехнологичное производство.

ВОПРОС: Вы говорили о периоде турбулентности в мировых делах. Есть ли прогнозы, сколько это может продлиться?

В.ПУТИН: Прогнозы – дело неблагодарное. Это не только от нас зависит. Это зависит и от наших партнёров, в том числе от их философии строительства международных отношений. Если мы будем придерживаться фундаментальных принципов международного права, будем уважать интересы друг друга, то это продлится недолго. А если будут и дальше продолжаться попытки решать все вопросы исключительно в своих интересах, руководствуясь исключительно своими геополитическими интересами, то трудно прогнозировать, как долго это будет продолжаться. Надеюсь, что осознание общей заинтересованности в нормализации ситуации приведёт нас к решению всех вопросов и выведет на генеральный путь развития и повышения роли международного права.

ВОПРОС: Каковы, на Ваш взгляд, итоги этого саммита именно для России, потому что он проходил в довольно сложной внешнеполитической обстановке, в условиях санкций? Довольны ли Вы атмосферой на саммите? Не было ли у Вас ощущения, что на Вас ваши коллеги пытались оказывать давление в связи с ситуацией на Украине?

В.ПУТИН: Мне казалось, что я уже ответил на этот вопрос, но, видимо, Вам хочется, чтобы я именно Вам на него ответил. Пожалуйста, я это сделаю.

Я доволен и результатами, и атмосферой. Более того, я хочу поблагодарить и жителей Брисбена, очень благожелательно нас принимали здесь. Это, думаю, и Вам это видно со стороны. Действительно – я этого не знал, обратил на это внимание, когда приехал, посмотрел на местную прессу, на другие средства массовой информации, – происходило некоторое нагнетание обстановки. Действительность и виртуальная жизнь в средствах массовой информации в данном случае сильно между собой разошлись.

И наш хозяин, господин Премьер-министр, он действительно – я уже об этом сказал, хочу повторить, – создал очень благоприятную атмосферу совместной работы. Да, в чём-то наши взгляды не совпадают, но дискуссия была предметной, благожелательной и содержательной. На мой взгляд, очень полезной.

ВОПРОС: Мне бы хотелось, Владимир Владимирович, чтобы Вы всё-таки вернулись ещё к Украине более подробно.

В.ПУТИН: А я её и не затрагивал.

ВОПРОС: Да-да, тем более. Обсуждалась ли Украина в формате конкретно «двадцатки»? Если да – в каком контексте? Как Вы оцениваете нынешний этап развития ситуации на Украине? Нынешний, на мой взгляд, особенно тревожный.

Спасибо.

В.ПУТИН: В официальных дискуссиях в рамках «двадцатки» вопрос Украины вообще не затрагивался, то есть совсем, даже не упоминался.

Все двусторонние встречи были посвящены фактически исключительно проблемам Украины. Должен сказать, что разговоры эти были очень откровенными, содержательными и, на мой взгляд, полезными.

Мне кажется, что мы с коллегами всё-таки смогли друг друга лучше понять, понять мотивы действий России. И мне думается, что и до меня донесли свои озабоченности те коллеги, с которыми я встречался. Думаю, что это нам поможет. Насколько поможет, как быстро мы сможем решить все сложные проблемы вокруг украинского кризиса – пока не могу ответить. Очень бы хотелось, чтобы мы вместе, конечно, с нашими украинскими партнёрами – без Украины решить украинский кризис невозможно – сделали это как можно быстрее. Во всяком случае, Россия будет к этому стремиться.

Ситуация в целом, на мой взгляд, имеет хорошие перспективы к урегулированию, как это ни покажется странным. Но всё-таки созданы структуры с обеих сторон, которые могли бы с большей ответственностью решать стоящие перед ними задачи, имея в виду прежде всего интересы людей, которые проживают на всей территории Украины и на юго-востоке этой страны. Это самое главное. Для России важно одно: чтобы интересы людей, которые проживают на всей Украине, в том числе и на юго-востоке, как я уже сказал, были соблюдены, чтобы они пользовались равными правами, цивилизованными правами, чтобы их законные требования были реализованы.

Из средств массовой информации я узнал о том, что Президент Украины издал указ, по-моему, фактически об экономической блокаде этих регионов: и Луганска, и Донецка. Мне кажется, что это большая ошибка, потому что они собственной рукой отрезают эти регионы. Зачем – вот этого я не понимаю. Но мы поговорим ещё с Петром Алексеевичем на эту тему. Я только вчера в ходе двусторонних встреч европейским партнёрам говорил о том, что нельзя было бы допустить такого развития событий, и вдруг сегодня утром вижу, что это как раз и произошло. Но это тоже не фатально, я думаю. Мне хочется надеяться, что жизнь, практика внесёт свои коррективы в реалии.

Вспомните наши трагические события на Кавказе. Даже в самые тяжёлые дни, месяцы, да и годы, можно сказать, мы никогда не прекращали финансирование Чеченской Республики, регулярно платили не только пенсии и пособия, но даже субсидии бюджету. Это выглядело даже на первый взгляд глуповато, потому что люди, которые контролировали там ситуацию, не только разворовывали деньги, но и могли использовать их на явно неблагородные цели. Но мы это делали, имея в виду свои моральные обязательства перед людьми. И в конечном итоге это оказалось правильным решением, потому что в конечном итоге люди, в том числе и в Чеченской Республике, смогли оценить по достоинству то, что делала Россия, для того чтобы поддержать рядового человека. В конечном итоге, может быть, это было тоже одним из дополнительных факторов, который способствовал тому, что центральные власти России и люди, которые тогда занимали ключевые позиции в Чечне, смогли договориться друг с другом и выйти на путь окончательного и полного урегулирования и вместе подавили представителей международного терроризма, которые прибыли на эту территорию извне. Это сыграло свою положительную роль.

Зачем сегодняшние киевские власти своей рукой отрезают эти территории, я не понимаю. То есть понять можно: деньги экономят. Но это не тот случай и не то время, когда нужно на этом экономить.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, какое Ваше впечатление от общения с господином Эбботом?

В.ПУТИН: Очень хорошее. Он очень деловой человек, конкретный, очень предметно и профессионально строил дискуссии, дисциплинированно, всех держал в определённом графике, но без всяких обид всем давал возможность высказаться если не на одной сессии, то на другой, ни про кого не забывал. В общем, он очень хороший модератор и профессиональный партнёр.

Чтобы не было здесь никаких спекуляций, что касается того, почему я не пошёл на общий завтрак, – там остался наш Министр финансов, и он сообщит то, что я вам сейчас сказал про наши усилия в направлении борьбы с эболой.

Ну а нам отсюда лететь до Владивостока 9 часов и потом от Владивостока до Москвы – ещё 9 часов. Ещё надо до дома добраться и в понедельник надо на работу выйти. И хотя бы 4–5 часов надо поспать. Я подошёл к Тони, сказал ему об этом, он с пониманием отнёсся, так что здесь никаких других соображений нет, с некоторыми коллегами попрощался. Так что я считаю, что работа наша завершена, и завершена с успехом.

Спасибо большое.

Австралия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 ноября 2014 > № 1226589 Владимир Путин


Австралия. Китай. Африка. РФ > Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 15 ноября 2014 > № 1226577 Владимир Путин

Встреча глав государств и правительств стран БРИКС.

Перед началом саммита «Группы двадцати» состоялась встреча глав государств и правительств стран – участниц БРИКС.

Во встрече приняли участие Президент России Владимир Путин, Президент Бразилии Дилма Роуссефф, Председатель КНР Си Цзиньпин, Премьер-министр Индии Нарендра Моди, Президент ЮАР Джейкоб Зума.

Глава Российского государства пригласил участников встречи на саммит БРИКС, который состоится 8–9 июля в Уфе.

* * *

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, друзья!

Позвольте мне ещё раз вас поприветствовать. Мы только что, недавно были в Китайской Народной Республике, где наши китайские друзья проводили саммит АТЭС. Хочу их поздравить. Мне кажется, он был проведён на самом высоком уровне. Были достаточно откровенные дискуссии. И, по сути, мы здесь продолжим то, о чём говорили недавно в Пекине.

Хотел бы сказать, что наши встречи в рамках «двадцатки» считаю очень полезными и важными, потому что это даёт нам возможность сориентироваться в огромном потоке информации и в наших позициях по поводу мировой торговли, состояния мировых финансов, по поводу того, как мы вместе должны реагировать, чтобы улучшать ситуацию в мировой экономике, имея в виду и интересы активно развивающихся экономик.

В этой связи хотел бы отметить, что успешно выполняются решения по созданию в БРИКС собственных финансовых институтов. Госпожа Президент [Бразилии Дилма Роуссефф] сейчас только что об этом упоминала. Завершается формирование учреждённых на саммите в Форталезе Банка развития и Пула условных валютных резервов. Суммарный объём их капитала довольно внушителен – 200 миллиардов долларов. Таким образом, у нас появятся общие механизмы, способные стабилизировать национальные рынки капитала в случае кризисных ситуаций в глобальной экономике. При этом новые возможности для совместного кредитования позволят расширить торговые и инвестиционные связи.

Важно, что взаимодействие между участниками «пятёрки» укрепляется и по другим направлениям. Более эффективной становится промышленная и технологическая кооперация. Появляются новые совместные проекты в таких областях, как энергетика, добыча и переработка полезных ископаемых, агроиндустрия, высокие технологии. Мы выступаем с общих позиций по вопросам международной информационной безопасности, обмениваемся опытом в решении острых социальных проблем развития здравоохранения, образования и науки.

Уважаемые друзья и коллеги!

С апреля следующего года председательство в БРИКС переходит к России. Наши усилия будут направлены на дальнейшее расширение сотрудничества в рамках нашего объединения. Российская сторона готовит проекты стратегии экономического партнёрства и дорожной карты инвестиционного сотрудничества.

Уважаемые друзья, хочу всех вас пригласить на следующий год 8–9 июля в российский город Уфу для совместной работы. Будем вместе готовиться к этому мероприятию.

Австралия. Китай. Африка. РФ > Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 15 ноября 2014 > № 1226577 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2014 > № 1226564 Владимир Путин

Интервью информационному агентству ТАСС.

Владимир Путин ответил на вопросы журналистов российского информационного агентства ТАСС о предстоящем саммите «Группы двадцати» в Брисбене (Австралия).

ВОПРОС: Вы едете на очередной саммит «Группы двадцати». Насколько формат «двадцатки» до сих пор востребован, актуален и насколько логично, что страны «большой двадцатки», стремясь сотрудничать и развивать глобальную экономику, вводят санкции против одного из членов «двадцатки»?

В.ПУТИН: Этот формат востребован или нет? Я думаю, что востребован. Почему? Потому, что это то место, «двадцатка», или та площадка, где можно встречаться, обсуждать и двусторонние отношения, и глобальные проблемы и хотя бы вырабатывать какое-то общее понимание, в чём проблема заключается и как её решать, показывать путь совместной работы. Вот это самое главное, потому что рассчитывать на то, что всё, о чём там говорится, будет исполнено, абсолютно нереалистично, имея в виду, что и сами-то решения – они не носят обязательного характера. Отчасти и не выполняются. И они не выполняются тогда и там, когда и где это явно не соответствует чьим-то интересам, прежде всего речь идёт об интересах глобальных игроков. Ну, например, на одной из «двадцаток» было принято решение об усилении роли развивающихся экономик в деятельности МВФ, о перераспределении квот. Конгресс США заблокировал это решение, и всё. И переговорщики, наши партнёры, говорят: ну, мы бы рады, мы же подписали, мы приняли это решение, но Конгресс не пропускает. Вот вам и все решения.

Но тем не менее сам факт того, что такое решение было сформулировано и все участники международной жизни в рамках «двадцатки» посчитали, что это правильно, и справедливо, и соответствует сегодняшним реалиям, это уже определённым образом настраивает международное общественное мнение и мозги экспертов, и с этим приходится считаться. И уже тот факт, что Конгресс США отказался принять этот закон, говорит о том, что именно США выбиваются из общего контекста решения стоящих перед мировым сообществом проблем. Об этом только никто не вспоминает. Спекулируя на своей монополии в мировых средствах массовой информации, эту информацию заглушают, её уже вроде нет.

Понимаете, все говорят о каких-то текущих проблемах, в том числе с санкциями, с Россией, а на самом деле в глобальном плане вот в данном случае США не выполняют. Это фундаментальная, кстати говоря, вещь. Но она не выполняется.

Но это совсем не значит, что это бесполезный формат, – я уже сказал почему. Польза от него есть.

ВОПРОС: Может быть, сделать эти решения обязательными?

В.ПУТИН: Это невозможно. Вы знаете, таких примеров в международной практике нет. Ну, кроме решений вопросов Совета Безопасности в сфере самой международной безопасности. Но это вырабатывалось в очень сложных условиях кровопролитной Второй мировой войны. Чтобы представить себе, что сегодня будут вырабатываться такие новые механизмы, которые обеспечили бы исполнение, тем более в сфере экономики, – это просто нереально. Но, повторяю, это всё равно носит морально политико-экономический характер. Это само по себе уже неплохо.

Теперь по поводу того, что некоторые страны «двадцатки» в отношении России со стороны «двадцатки» вводят санкции. Конечно, это противоречит и самому принципу деятельности «двадцатки», но и не только деятельности «двадцатки» и принципам работы «двадцатки», это противоречит и международному праву, потому что санкции могут быть введены в рамках Организации Объединённых Наций и его Совета Безопасности. И, больше того, это даже противоречит принципам ВТО, Генеральному соглашению о тарифах и торговле – так называемому ГАТТ. Соединённые Штаты когда-то создавали эту организацию, теперь сами грубо нарушают эти принципы. Это вредно, и, конечно, нам наносит определённый ущерб, но и для них вредно, потому что это, по сути, подрывает всю систему международных экономических отношений. Я очень надеюсь, исхожу из того, что это в конечном итоге будет понято и останется в прошлом.

ВОПРОС: Вы рассчитываете поднять этот вопрос на саммите или он будет таким фоном: если только пойдёт об этом речь, Вы об этом скажете?

В.ПУТИН: Если об этом речь зайдёт, то, конечно, я об этом скажу, но я сам не собираюсь эти вопросы поднимать для обсуждения – мне кажется, что это бесполезно. Все и так понимают, что они делают, те, кто вводит эти санкции. Чего я буду обращать на это внимание, о чём-то просить? Это бесполезно. Такие решения принимаются у них на блоковом уровне, на национальном уровне, принимаются из того, как наши партнёры понимают свои геополитические интересы. Я считаю, что это ошибка даже с точки зрения их геополитических интересов.

К сожалению, сегодняшний мир живёт в условиях очень ограниченного горизонта планирования, особенно в сфере политики и безопасности. Все живут от выборов до выборов. А это очень маленький горизонт планирования и не даёт возможности посмотреть перспективно в будущее более отдалённое. Это плохо. Но рассчитываю на то, что мы об этом поговорим. И сейчас вот на АТЭС были – практически со всеми, кто там был, мы так или иначе обсуждали все международные и двусторонние проблемы, в том числе и те санкционные, о которых Вы сейчас упомянули.

ВОПРОС: В «двадцатке» сейчас сложился определённый баланс сил: с одной стороны «большая семёрка», с другой стороны ­­­– страны БРИКС и некоторые примкнувшие к ним государства. Исходя из того, что, как Вы сказали, каждый отстаивает собственные интересы, как Вам представляется этот баланс сил: это тот спор, в котором родится истина, или это принципиально новое противостояние двух блоков?

В.ПУТИН: Во-первых, мне кажется, что было бы очень плохо, если бы опять начали создавать какие-то блоки. Это очень неконструктивно, даже вредно для мировой экономики. Мы ведь сейчас об экономике говорим?

ВОПРОС: Экономика, в которую сейчас всё больше вторгается политика.

В.ПУТИН: Это правда. Но всё-таки «двадцатка» – это прежде всего экономический форум. И предлагаю туда сместить центр тяжести нашего с Вами разговора. Вот хотелось бы на что обратить внимание. Я уже упоминал ВТО, которая сформулировала определённые правила игры. Вот создан такой механизм, как МВФ. Идут дискуссии и по совершенствованию международных финансовых механизмов, и по совершенствованию торговых отношений. Вы знаете, что так называемый Дохийский раунд переговоров в рамках ВТО – он, по сути, находится в тупике. Почему? Из-за разницы подходов и разницы интересов между развивающимися экономиками и развитыми экономиками, между тем, что в одном случае возникает дисбаланс в области капитала, а в другом случае возникают дисбалансы в области товарных потоков. Вот в развитых экономиках достаточно много свободного капитала, и вопрос – в размещении, эффективном и надёжном, безопасном размещении этих капиталов в тех регионах и в тех экономиках мира, которые обеспечат стабильность, защитят собственность и генерируют какую-то прибыль, приносящую те или иные доходы развитым экономикам. Поэтому они экспортируют капитал, а развивающиеся страны товарные потоки формируют. Одним нужно быть уверенными в том, что их капиталы будут надёжно размещены, а другие, которые являются реципиентами этих капиталов, – они должны быть уверены в том, что не будут правила игры меняться так, как захочется тем, кто экспортирует капитал, в том числе и по политическим соображениям – в том числе.

Но все должны понять, что все эти мировая экономика и финансы сегодня находятся в исключительной зависимости друг от друга. Ну, вот в нашем случае – допустим, партнёры ограничили доступ наших финансовых учреждений к международным финансовым рынкам. За счёт того, что мы привлекаем капиталы с международных финансовых рынков, наши финансовые учреждения финансируют наши компании, которые закупают готовую продукцию в этих же развитых экономиках и поддерживают там и рабочие места, и социальную сферу, и рост экономики. Мы не будем этого делать – значит, там будут сбои. Это глубинные вещи, которые не лежат, может быть, на первый взгляд, на поверхности.

За счёт нашей совместной работы с ФРГ там обеспечивается 300 тысяч рабочих мест. Ну не будет там заказов – значит, всё. Да, они, наверное, на что-то переориентируются, но ещё надо понять, на что. Это не так просто.

Поэтому нужно решать все эти задачи, которые возникают, сложности (а их много) вместе. А если мы пойдём по другому пути... Вот сейчас те же Штаты говорят о создании двух объединений: одного – Трансатлантического, а другого – Транстихоокеанского. Если это будут какие-то две замкнутые группировки, то в конечном итоге это приведёт не к устранению, а к усилению дисбалансов в мировой экономике. И, конечно, мы за то, чтобы этих дисбалансов не было, чтобы мы вместе работали. Но решить эти вопросы можно только совместно.

Ведь ещё 20– 30– 50 лет назад ситуация была другая. Почему я так уверенно говорю, что только вместе можно эффективно решить? По паритету покупательной способности объединённый ВВП стран БРИКС уже больше, чем такой же показатель у стран «семёрки»: если у БРИКС это, по-моему, 37,4 триллиона долларов, то у стран «семёрки» – 34,5. И вот сейчас взять и сказать: «Нет, мы будем сепаратно делать здесь так и так, а вы там как хотите»? Ничего, кроме дисбаланса дальнейшего, не будет. Хотим решить – надо решать вместе.

ВОПРОС: Сейчас говорят о появлении новой «большой семёрки», как раз страны БРИКС, Индонезия, Турция и Мексика. Вы как считаете, за этим форматом есть будущее?

В.ПУТИН: Я уже сказал: нужно решать вместе, потому что всё взаимосвязано в современном мире, и если создавать какие-то региональные объединения, вот как мы создаём региональное объединение, Евразийский экономический союз, с Белоруссией и Казахстаном, – то только как дополнение к существующим глобальным инструментам, которые должны работать по этим глобальным правилам.

ВОПРОС: Вы сказали о дисбалансах в мировой экономике, об этом говорит и МВФ – и прогнозирует возможное появление новых «мыльных пузырей». Российская экономика готова к тому, чтобы противостоять новой волне кризиса?

В.ПУТИН: Да, готова. Мы думаем обо всех сценариях, в том числе и о так называемом катастрофическом снижении цен на энергоносители, что вполне возможно, мы допускаем это. И Минэкономики, Минфин, и Правительство в целом просчитывают развитие экономики по каждому из этих сценариев.

Понимаете, дело в чём? Вот я говорил о дисбалансах капитала, с одной стороны, и товара – с другой стороны, вот когда они возникают, в том числе по политическим соображениям, эти дисбалансы усиливаются, то странам, особенно с развивающимися экономиками, им очень сложно приходится, они попадают в очень сложное положение. Такой стране, как наша, даже легче. Почему? Мы – нефтегазодобывающая страна, и мы очень бережно относились к нашим резервам: и к золотовалютным резервам, и к резервам Правительства. Они у нас достаточно большие, и это позволяет нам быть уверенными в том, что мы точно совершенно исполним все взятые на себя социальные обязательства и удержим все бюджетные процессы в определённых рамках и всю экономику. А у кого этого нет, вот им-то очень сложно будет, если это будет происходить. Но, повторяю ещё раз, я всё-таки рассчитываю на то, что у нас будет общая дискуссия и общее решение по поводу изменения ситуации по устранению этих дисбалансов к лучшему.

ВОПРОС: Что касается резервов, Вы сейчас о них напомнили: накопленные фонды позволили проскочить кризис 2008– 2009 годов. Сейчас Вы не считаете, что настало время распечатать эти фонды для того, чтобы разогреть, разогнать экономику?

В.ПУТИН: Нет, я так не думаю. Мы, собственно, и так были готовы распечатать – и ещё до наступления всех негативных событий, связанных с колебаниями курса рубля или с падением цен на нефть, мы же говорили о возможности использования, скажем, средств Фонда национального благосостояния. Не вчера же мы об этом сказали? Мы ещё два года назад говорили. Но в таких ситуациях, как та, в которой находится мировая экономика, ну и наша тоже, всегда так происходит. А именно что? Если средства и расходуются, то по нескольким направлениям. Одно из них – это развитие инфраструктуры. Вот именно на это мы и предполагали тратить средства ФНБ. Это дополнительное кольцо вокруг Москвы, это расшивка переездов через железнодорожные пути, это строительство и расширение возможностей движения товаров на восток, имея в виду Транссиб и БАМ, это скоростное железнодорожное сообщение, это развитие портовой, аэропортовой инфраструктуры. Собственно говоря, это и раньше планировали, а в условиях ухудшающейся конъюнктуры мы и будем это делать. Но это совсем не значит, что мы должны просто палить эти резервы бездумно, не ожидая адекватной экономической отдачи, а только для того, чтобы решить текущие дела. Так мы не будем делать.

ВОПРОС: Конечно, речь идёт о структурных реформах, на которые никогда не хватает ни денег, ни времени.

В.ПУТИН: Структурные реформы требуют не таких уж больших денег. Они требуют просто политической воли и принятия определённых административных решений, это касается и экономики, это касается и социалки.

ВОПРОС: Про инфраструктуру я хотел бы ещё поговорить и вернуться к ней, но пока закончим с ФНБ: как Вы относитесь к предложению «Роснефти» выделить им деньги из Фонда?

В.ПУТИН: Я бы был руководителем «Роснефти», я бы тоже требовал денег. А что, кто не требует? Все просят денег и рассчитывают на их получение. Правительство – я знаю, мы разговаривали на этот счёт с Правительством и с руководством «Роснефти», – Правительство будет принимать решение не только исходя из потребностей компании, которой, конечно, мы дорожим и будем ей помогать, безусловно, но исходя из того, как они хозяйствуют, куда они собираются эти средства вкладывать и какова отдача для всей экономики страны в случае этих вложений. Это будет реальная оценка. И я не исключаю, что какие-то ресурсы «Роснефть» может получить, но какие, в каком объёме, в какие сроки, на каких условиях, это требует проработки, и никакой суеты здесь не будет.

ВОПРОС: Судя по тому, что ещё решение не принято, видимо, ещё не убедили?

В.ПУТИН: Вы знаете, вот сейчас, допустим, «Роснефть» в ходе моего визита в Китай – она с китайскими нашими друзьями договаривается о том, чтобы одна из ведущих китайских компаний вошла в Ванкорское месторождение на 10 процентов. При этом китайцы получат там места в совете директоров, но договариваемся также о том, чтобы торговля нефтью с этого месторождения, а там большие объёмы, велась в юанях. В этих условиях наши китайские партнёры готовы будут и прокредитовать, профинансировать многие сделки. А во-вторых, мы уходим от диктата рынка, который все товарные потоки нефтью номинирует в долларах, и расширяем возможности применения национальных валют: и рубля, и юаня. И, в-третьих, это стабилизирует, ещё дополнительно стабилизирует финансовое состояние компании.

Мы проверяли недавно финансовое состояние «Роснефти», там вообще никаких проблем нет, там финансовых проблем просто нет. А если им нужны дополнительные деньги, повторяю ещё раз, они должны доказать, что если они получат эти средства, то они пойдут на конкретные цели, и должны будут показать, какова будет отдача не только для компании, а для всей экономики России.

ВОПРОС: Одно из предложений австралийского председательства «двадцатки» – это создание центра инвестиций в инфраструктуру. Для России, которая и так инфраструктурные проекты сделала приоритетными, это плюс? Или это никак не будет согласовываться с нашей работой, учитывая те же самые санкции?

В.ПУТИН: Здесь ничего не нужно ни согласовывать, ни с кем-то договариваться о чём-то. Это просто показывает, и трудно не согласиться с австралийским председательством в этом, показывает, что мы на правильном пути, что мы действуем абсолютно в мейнстриме, что называется; что международное сообщество, экономическое в данном случае, оно придерживается тех же взглядов на действия правительств в той ситуации, которая складывается в мировой экономике, просто подтверждает нашу правоту. Это всегда приятно и полезно.

ВОПРОС: Для России это будет больше помощь или это будет просто площадкой, где можно поделиться собственным опытом?

В.ПУТИН: Я думаю, что это, скорее всего, просто площадка для обмена опытом. И для подготовки кадров, допустим, что неплохо. А кроме всего прочего, это в известной степени продолжение наших предложений, которые мы сформулировали ещё во время проведения «двадцатки» в России, в Петербурге.

ВОПРОС: В России ряд инфраструктурных проектов, которые Вы перечислили, реализуются, а ряд откладывается: тот же самый мостовой переход через Лену в Якутске, порт Тамань. Вот у этих проектов какое будущее, оно прогнозируемое или пока туман?

В.ПУТИН: Вы знаете, дело ведь не в тумане – дело в целесообразности. В Якутске надо построить мост или нет? Надо. Там дальше что? Якутск – 300 тысяч человек. Ну, конечно, хочется, чтобы у людей был мост и чтобы они могли передвигаться спокойно. И железная дорога подойдёт прямо в город. Хочется? Конечно, хочется. Я лично очень люблю Якутию. Там люди замечательные. И республика архибогатая ресурсами различными. И надо всё развивать. Но, когда мы обсуждаем это с коллегами, они говорят: дело не только в населении 300-тысячного города, а дело в том, что мост нужен для того, чтобы дальше продолжить дорогу к определённым месторождениям, чтобы сделать этот проект сделать не просто социальным, что тоже важно, но сделать ещё и экономически обоснованным и целесообразным. А вот дальше его продвинуть туда, чтобы подальше товары завозить в рамках обеспечения северов и выйти на месторождения определённые. Это надо просчитать всё. Вопрос только в профессиональном глубоком изучении вопроса. Ну а в целом, это движение в правильном направлении.

Что касается Тамани, то же самое: надо смотреть на весь блок проблем, связанных с портовой инфраструктурой, в том числе это касается и частных вложений. Там рядом уже несколько лет строится хороший современный порт частной компанией, в том числе с иностранным участием. И партнёр иностранный вкладывает миллиарды туда. Мы должны внимательно посмотреть. Мы что, создаём конкуренцию там? А объём груза какой? Сегодня объём груза такой, что оба этих порта будут загружены? А железнодорожная инфраструктура – е­ё достаточно для того, чтобы и туда и туда доставлять? И где сейчас, вот именно сегодня, деньги, чтобы развить эту инфраструктуру так, чтобы обеспечить обе эти площадки (с учётом того, что мы ещё должны будем построить мост в Крым)? Это не потому, что кто-то хочет или кто-то не хочет, а потому, что всё должно быть грамотно, своевременно и высшей степени профессионально просчитано.

ВОПРОС: Возвращаясь к «двадцатке». Саммиты, будь то «двадцатка», или АТЭС, или ранее «восьмёрка», – это всегда была для Вас возможность и пообщаться с коллегами ещё и тет-а-тет. Вот сейчас тот саммит, который прошёл в Пекине, – это была Ваша первая зарубежная поездка после речи на Валдайском клубе, большого программного выступления по вопросам глобальной безопасности, миропорядка. Вы какую-то реакцию на это выступление получили от западных партнёров?

В.ПУТИН: Да нет, на Валдайском клубе – это же общение с экспертами, это как бы свободная дискуссия. Даже, может быть, – как всегда на таких площадках должно быть, – она носит и должна носить несколько обострённый характер, чтобы задать тон дискуссии, чтобы даже немножко спровоцировать партнёров по беседе на то, чтобы они сами раскрылись, показали свою точку зрения, чтобы вместе поискать решение проблем на экспертном уровне, когда мы проводим двусторонние встречи уже с коллегами, там больше обсуждаются вопросы прагматического характера.

ВОПРОС: То есть изменения их позиции, вопросов к ним не появилось? Не заметили?

В.ПУТИН: Нет, так быстро ничего не происходит. Если кто-то захотел услышать то, что я говорил, после этого должно пройти определённое время, чтобы всё это было осмыслено в соответствующих административных структурах, в правительственных, в президентских. Сначала на уровне советников, экспертов, пообсуждать, потом провести какие-то дискуссии, без всякого шума, свиста художественного, который обычно сопровождает площадки типа Валдайского клуба, а так, в тишине кабинетов поговорить откровенно друг с другом.

Вот эти дискуссионные площадки хороши тем, что можно откровенно поговорить. А потом на другом уже уровне, как я уже сказал, в тиши рабочих кабинетов спокойно к этому вернуться и обсудить. Это требует времени.

ВОПРОС: На саммите «двадцатки» Вы с кем-то планируете общаться отдельно?

В.ПУТИН: Да, у нас там встречи запланированы – с Канцлером ФРГ, много всяких встреч.

ВОПРОС: Наблюдатели отмечают, что с Ангелой Меркель отношения у Вас стали более натянутыми, менее дружественными в последнее время. Вы не замечали?

В.ПУТИН: Нет, не замечал. Вы знаете, мы же руководствуемся интересами, а не личными симпатиями и антипатиями.

ВОПРОС: Ну, раньше Вы тоже руководствовались этими же интересами?

В.ПУТИН: Не раньше, а всегда. И она тоже всегда интересами своей страны руководствуется. И всякий другой руководитель страны, государства, правительства. Поэтому здесь я ничего такого существенного в характере наших отношений, изменений каких-то существенных, не вижу.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2014 > № 1226564 Владимир Путин


Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение > kremlin.ru, 13 ноября 2014 > № 1223229 Владимир Путин

Совещание по вопросу создания судостроительного комплекса на Дальнем Востоке.

Владимир Путин провёл совещание по вопросу создания судостроительного комплекса на базе ОАО «Дальневосточный завод «Звезда».

Промышленный комплекс создаётся по поручению Президента, данному по итогам совещания «О перспективах развития отечественного гражданского судостроения», состоявшегося 30 августа 2013 года. Судостроительный кластер на Дальнем Востоке должен стать крупным производственным центром, который будет выпускать и обслуживать суда разного класса, прежде всего для внутреннего рынка.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами год назад здесь, чуть больше чем год назад, 30 августа 2013 года, обсуждали задачи гражданского судостроения России, рассмотрели конкретные проекты, призванные существенно укрепить положение этой сложной и высокотехнологичной отрасли. Сегодня предлагаю вернуться к одному из таких проектов, а именно созданию Дальневосточного центра судостроения и судоремонта в Приморском крае.

Хотел бы вновь отметить, что выпуск современных конкурентоспособных судов имеет особое значение для страны. Это не только показатель технологического, производственного, кадрового потенциала судостроительной промышленности, но и серьёзный стимул для роста смежных отраслей и поставщиков – знаем, что это такое: машиностроение, металлургическая промышленность, сектор прикладных научных разработок.

Судостроительный кластер на Дальнем Востоке должен стать крупным производственным центром, который будет выпускать и обслуживать суда разных классов, прежде всего для нашего внутреннего рынка. Такой запрос со стороны отечественных покупателей есть, а значит, новые судостроительные мощности будут востребованы.

В планах ведущих нефтяных и газовых компаний России – дальнейшее освоение шельфовых месторождений Дальнего Востока и Арктики. Год за годом будет расти значение Северного морского пути, мы с вами об этом постоянно говорим в последнее время. И конечно, действующий гражданский флот России также нуждается в обновлении.

Всё это подразумевает большой объём заказов на надёжные современные суда, и принципиально важно, чтобы в борьбе за эти заказы на ведущие роли выходили именно отечественные верфи, чтобы масштабные проекты в сфере ТЭКа, на транспорте загружали мощности российских, а не зарубежных предприятий, чтобы именно у нас росла необходимая компетенция, платились налоги, создавались рабочие места.

При этом наши судостроители, конечно же, должны предложить по-настоящему качественный продукт – лучше, чем предлагают зарубежные их конкуренты, лучше, чем зарубежные аналоги по своим характеристикам, по цене, скорости строительства, по скорости и качеству ремонта судов.

Нужно использовать опыт и наработки российских судостроителей в производстве буровых платформ, геологоразведочных судов и снабженцев, судов ледового класса. Эти конкурентные преимущества необходимо воплотить в реальные, экономически эффективные проекты.

Напомню, что верфь в Большом Камне, о которой мы будем сегодня говорить, строится, по сути, с нуля. Её первую очередь планируется завершить в конце 2016 года. Хочу при этом отметить, что полного цикла создания судов здесь не было раньше, поэтому нужны новые производственные компетенции и обучение кадров.

И это, безусловно, принципиальный вопрос, во всяком случае один из принципиальных, характерный не только для Дальневосточного центра судостроения, но и для всей отрасли. Имею в виду острую нехватку специалистов, причём на всех уровнях: и рабочих, и технологов, и инженеров. К сожалению, отсутствуют современные системы корпоративного и проектного управления.

Здесь нужен системный подход: от воспитания нужных кадров – до создания инжиниринговых центров и решения многих социальных вопросов. Там, где это необходимо, нужно перенимать и зарубежный опыт, разумеется; входить в технологические альянсы с ведущими мировыми производителями.

В завершение хотел бы вновь напомнить: сегодня в российском ТЭКе, на транспорте запускаются масштабные проекты, и наши планы по вводу новых судостроительных мощностей должны быть синхронизированы с инвестиционными программами крупнейших российских компаний-заказчиков. Именно поэтому в развитии Дальневосточного центра судостроения активно участвует «Роснефть» и некоторые другие наши компании. У них есть серьёзные планы по загрузке верфи в части выпуска нефтяных платформ и производства судов снабжения.

Я рассчитываю сегодня услышать мнения и других крупных структур относительно возможных заказов на российских верфях, в том числе и здесь, на Дальнем Востоке.

Давайте начнём работать.

Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение > kremlin.ru, 13 ноября 2014 > № 1223229 Владимир Путин


Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 ноября 2014 > № 1223099 Владимир Путин

Рабочие заседания лидеров экономик форума АТЭС.

Владимир Путин принял участие в рабочем заседании глав государств и правительств форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество». Обсуждались пути углубления региональной экономической интеграции, другие актуальные вопросы.

По завершении первого заседания участники форума приняли участие в совместном фотографировании и символической церемонии закладки Аллеи почётных гостей. По замыслу организаторов, новая аллея из сосен будет напоминать о состоявшемся в год 25-летия АТЭС пекинском саммите.

Кроме того, во время рабочего завтрака участники форума уделили внимание задачам укрепления всесторонней региональной взаимосвязанности и совершенствования инфраструктуры.

На втором заседании, которое состоялось позднее, обсуждалась тема содействия инновационному прогрессу, структурным реформам и росту экономики региона.

По итогам двухдневных дискуссий главы государств и правительств форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» приняли пекинскую декларацию с четырьмя приложениями, а также отдельное заявление по случаю 25-летия АТЭС.

* * *

Выступление на рабочем заседании лидеров экономик форума АТЭС

В.ПУТИН: Добрый день, дамы и господа!

В последние годы расширение торговых связей Азиатско-тихоокеанского региона сопровождалось заметным ростом экономики наших стран. Сегодня на долю АТЭС приходится 37 процентов мировой торговли, значительно улучшились и условия жизни населения. Это тоже факт, который является объективным. Во многом это результат развивающейся в АТР экономической интеграции.

В прошлом году в АТЭС достигнут качественный рубеж: впервые объёмы торговли внутри нашего объединения превысили размеры экспортно-импортных операций с внерегиональными странами. Для сохранения такой позитивной динамики необходимо и дальше углублять торгово-инвестиционное сотрудничество между нашими странами, активнее устранять избыточные административные барьеры, о которых мы постоянно говорим, улучшать доступ на рынке.

В этом контексте хотел бы высоко оценить подготовленную китайским председательством пекинскую дорожную карту по содействию в продвижении к Азиатско-Тихоокеанской зоне свободной торговли. Предусмотренные в ней меры помогут гармонизировать реализуемые на пространстве АТЭС интеграционные инициативы. Тем более что в АТР действует большое количество торговых соглашений, различающихся как по глубине либерализации, так и по количеству участников.

Конечно, это создает и потенциальную опасность разделения общего региона на отдельные конкурирующие между собой объединения. Нам, наоборот, необходимо действовать на основе принципов прозрачности и открытости, о чём здесь коллеги только что тоже говорили, при взаимном учете интересов и возможностей сторон. Исходим также из того, что любые новые договорённости не должны наносить ущерба многосторонней торговой системе ВТО.

В ходе российского председательства в АТЭС в 2012 году мы предложили модельную главу по транспарентности для включения в будущее соглашение о свободной торговле. Наша инициатива была воспринята всеми партнёрами, и теперь важно обеспечить максимально широкое применение этой модельной главы на практике.

Хотел бы также отметить и напомнить, что именно на принципах открытости, транспарентности и в полном соответствии с нормами ВТО Россия вместе с Казахстаном и Белоруссией, присоединяющейся Арменией создает Евразийский экономический союз, и с 1 января 2015 года на территории наших государств начнёт функционировать единый рынок. Значительный объем торговли приходится как раз на зону Азиатско-Тихоокеанского региона, эта доля в нашем торговом обороте в 2013 году превысила 26 процентов.

Мы ведём переговоры по соглашению о зоне свободной торговли с Вьетнамом, открыты для диалога с другими партнёрами, в том числе с существующими и создающимися интеграционными объединениями. Уверен, сопряжение интеграционных процессов в АТР, Евразии будет способствовать всеобъемлющему и устойчивому росту на благо народов наших стран.

Большое спасибо за внимание.

Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 ноября 2014 > № 1223099 Владимир Путин


Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 ноября 2014 > № 1219986 Владимир Путин

Деловой саммит форума АТЭС.

Владимир Путин принял участие в заседании сессии в рамках Делового саммита форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» на тему «Значение АТР для России».

Глава Российского государства, в частности, подчеркнул, что взаимодействие с АТР является стратегическим и приоритетным направлением для России. Кроме того, Президент информировал участников заседания о планах России по расширению сотрудничества со странами АТР, включающих наращивание торговли и льготные условия для инвесторов.

* * *

Стенографический отчёт о заседании сессии в рамках Делового саммита форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество»

В.ПУТИН: Уважаемые дамы и господа!

Деловой саммит АТЭС традиционно считается одной из самых представительных площадок для широких дискуссий по экономическим проблемам. Я рад возможности выступить по важнейшей для нас теме, имеющей для нас важнейшее значение, – по развитию сотрудничества России и Азиатско-Тихоокеанского региона.

XXI век уже называют «Тихоокеанским веком». Россия как часть АТР обязана использовать те конкурентные преимущества, которые предоставляет этот стремительно растущий центр экономики, технологии, инноваций.

В свою очередь, развитие таких регионов России, как Сибирь, Дальний Восток, – это тоже уникальный шанс для стран этого большого региона, возможность эффектно и эффективно использовать открывающиеся здесь перспективы и ещё больше укрепить свой потенциал.

Для России взаимодействие с АТР – стратегическое, приоритетное направление. И очень важно, что для наших отношений с подавляющим большинством стран региона характерен общий позитивный, конструктивный фон. Мы ценим такой настрой и намерены делать всё возможное, чтобы развивать многоплановое двустороннее и многостороннее сотрудничество.

Путь развития многих стран АТР мы рассматриваем как успешный пример достижения конкурентоспособности. Они вышли на передовые позиции в инновационном секторе, обладают значительными финансовыми и инвестиционными ресурсами. И даже в условиях негативных глобальных тенденций последних лет демонстрируют хорошую динамику, лишь немного снизив темпы роста.

Вместе с тем, чтобы не попасть в затяжную полосу такого замедления, странам региона понадобится провести значительные структурные реформы. Неслучайно наши китайские друзья, например, обозначили эту проблематику как один из приоритетов своего председательства в АТЭС.

Россия в данном случае не исключение. Для нас структурные преобразования в экономике имеют первостепенное значение. Сегодня торговля со странами Азиатско-Тихоокеанского региона составляет более четверти всего российского товарооборота. В перспективе мы планируем увеличить эту долю до 40 процентов и предпринимаем конкретные шаги по расширению географии нашего экспорта, повышению доли несырьевых и высокотехнологичных товаров.

На Дальнем Востоке мы планируем создать целую сеть территорий опережающего развития с льготными налоговыми условиями, упрощёнными административными процедурами. Предприятия, которые планируется здесь разместить, будут ориентированы на узкий экспорт несырьевых товаров, прежде всего для зоны АТР.

Пользуясь случаем, хотел бы пригласить вас, уважаемые дамы и господа, воспользоваться открывающимися возможностями для организации производств на Дальнем Востоке Российской Федерации. Повторю, мы готовы создать вам действительно лучшие, конкурентоспособные условия для работы. Кстати, по сравнению с 2009 годом объём прямых инвестиций стран АТР в российскую экономику вырос вдвое. Сейчас они составляют почти девять миллиардов долларов.

Объём российских инвестиций в государства АТР скромнее: по итогам прошедшего года – чуть более одного миллиарда долларов. И конечно, мы намерены активно выправлять этот дисбаланс. В том числе рассчитываем, что создание национального координационного центра по развитию экономических отношений со странами АТР позволит запустить новые проекты с участием нашей страны.

Одним из ключевых партнёров в регионе для нас остаётся Китайская Народная Республика. В рамках сотрудничества с этой страной намерены более активно использовать в расчётах национальные валюты. Уже осуществляются первые сделки за рубли и юани. Хочу отметить, что мы будем готовы расширять такие возможности и за счёт торговли энергоресурсами.

Сейчас такие возможности нашими экспертами изучаются. Работает межправительственная российско-китайская комиссия по инвестиционному сотрудничеству. Её главная задача – продвижение инвестиционных проектов в неэнергетической сфере на принципах взаимовыгодного сотрудничества.

Похожие форматы для развития диалога и практического взаимодействия в инвестиционной сфере планируем создать и с другими нашими партнёрами. Проблематика экономической интеграции уверенно выходит на первый план в повестке АТЭС.

Считаем важнейшим достижением китайского председательства согласование конкретных шагов по созданию будущей азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли. Этот формат должен учитывать интересы её будущих участников, прежде всего предпринимательского сообщества, а также особенности наших экономик, их существенные отличия в условиях развития. И конечно, будущая азиатско-тихоокеанская зона – зона свободной торговли – должна взаимодействовать с другими крупными региональными экономическими объединениями.

В этой связи, уважаемые дамы и господа, напомню, что с 1 января 2015 года заработает Евразийский экономический союз с участием России, Белоруссии, Казахстана и подключающейся к этому объединению Армении. Создаётся новый ёмкий региональный рынок, построенный на принципах ВТО. С унифицированными правилами конкуренции, без барьеров для движения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы, с широкими возможностями для координации, обмена технологиями и инвестициями.

Одна из стратегических целей союза – более активно подключаться к интеграционным процессам в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Уверен, такие перспективы заинтересуют многих наших коллег из Азиатско-Тихоокеанского региона. Наш союз уже ведёт переговоры о соглашении о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Открыты для такого предметного диалога и с другими странами региона.

Уважаемые дамы и господа! Здесь, на деловом саммите, представлены крупнейшие компании региона. Кто-то уже работает в нашей стране, в России, кто-то изучает такую возможность, поэтому подробно остановлюсь на вопросах, которые традиционно волнуют инвесторов.

Подчеркну, что долгосрочные цели развития страны остаются неизменными. Россия сохраняет макроэкономическую стабильность, и мы считаем это одним из наших достижений. Будем этим дорожить и в будущем, будем проводить аккуратную, сбалансированную бюджетную политику.

Наращивания госдолга не будет. Планируем удерживать его на безопасном, контролируемом уровне – менее 15 процентов ВВП.

Мы знаем, что сегодня значительным колебаниям подвержена национальная валюта – рубль. Вместе с тем наши финансовые власти предпринимают необходимые меры. Центральный банк страны продолжает политику таргетирования инфляции и будет делать это дальше.

Добавлю, что российский Центробанк активно занимается расчисткой балансов банковской сферы. Это давно назревший процесс. Полагаю, что инвесторы хорошо понимают необходимость таких шагов оздоровления кредитно-финансовой системы в целом.

Важно, что наши базовые показатели – по золотовалютным резервам, платёжному балансу – остаются на хорошем уровне. Это позволяет нам контролировать ситуацию без дополнительных экстраординарных мер. И вновь повторю: мы не собираемся вводить ограничения на движение капитала.

Большое внимание уделяем формированию благоприятной деловой среды, внедрению лучших практик по работе с инвесторами на региональном и муниципальном уровне. Главное, что позитивные изменения отмечают сами предприниматели и инвесторы, в том числе и наши иностранные друзья. Наши усилия были оценены и международными экспертами. По сравнению с 2010 годом наша страна в два раза улучшила свои позиции в известном рейтинге Doing Business.

Для привлечения инвесторов, снижения рисков, софинансирования проектов намерены использовать институты развития, часть резервов, накопленных в суверенных фондах, речь идёт об использовании части средств федерального ФНБ, других наших ресурсов. Будем совершенствовать доступ к кредитным ресурсам. Завершается разработка механизма проектного финансирования, мы рассчитываем на поддержку крупных, долгосрочных проектов.

В следующем году предбанковское финансирование предприятий будет вести новая структура – Фонд развития промышленности. В сфере инфраструктуры намерены вложить серьёзные ресурсы в модернизацию Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожной магистрали, рассматриваем их как основу трансконтинентального моста «Азия – Европа».

Реконструкция этих магистралей будет увязана с развитием портового комплекса Дальнего Востока, с внедрением системы управления движением поездов на основе новейших технологий ГЛОНАСС – глобальной навигационной системы России, а также с созданием так называемых «сухих портов» – транспортно-логистических центров. Всё это позволит значительно ускорить движение транзитных грузов.

Добавлю, что сейчас мы активно развиваем инфраструктуру Северного морского пути. Он должен стать современным, безопасным и экономически конкурентоспособным транспортным коридором, во многом ориентированным на грузы из стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Также предлагаем нашим партнёрам сотрудничество в области создания энергетической и телекоммуникационной инфраструктуры. Эти направления являются сейчас приоритетными для всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Сложение наших усилий, уважаемые друзья и коллеги, наших возможностей может дать взаимовыгодный эффект.

Кстати, в такой чувствительной сфере, как энергетика, Россия демонстрирует пример инвестиционной открытости. Напомню в этой связи о масштабных сахалинских нефтегазовых проектах (доля японской, например, стороны в проекте «Сахалин-1» составляет 30 процентов, а в проекте «Сахалин-2» – более 22 процентов), а также о наших договорённостях с Китайской Народной Республикой по созданию инфраструктуры для поставок природного газа. Рассматриваем также возможность вхождения китайских партнёров в крупные добычные активы Российской Федерации.

Дамы и господа! Само положение России на евразийском пространстве предполагает её роль как мощного фактора сближения западной и восточной цивилизаций, поэтому мы стремимся укрепить наши отношения со всеми странами АТР, активно участвовать в строительстве свободной системы торговли, в экономическом и инвестиционном сотрудничестве.

Мы открыты как для диалога и дискуссий, так и для практической деятельности, готовы к реализации совместных программ на пространстве АТР и искренне хотим, чтобы предприниматели этого региона приезжали в Россию, добивались успеха. У нас действительно огромные, поистине неисчерпаемые возможности для совместной работы.

И в заключение хотел бы пригласить вас, уважаемые дамы и господа, на очередной Петербургский международный экономический форум. В будущем году он пройдёт 18–20 июня. Рассчитываю, что мы продолжим содержательный диалог по всем вопросам, которые представляют для нас взаимный интерес, и выйдем на новые интересные, масштабные проекты.

Благодарю вас за внимание. Спасибо.

ВОПРОС (как переведено): Господин Президент, Вы упомянули о создании Евразийского экономического союза с 1 января следующего года. Вы могли бы подробнее рассказать о том, какие конкретно возможности откроются в этой связи перед бизнесменами АТЭС и странами АТР?

В.ПУТИН: Мы много раз об этом говорили. Это один из наших основных интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Я уже сказал, что в нём участвует Российская Федерация, Республика Беларусь и Казахстан. Сейчас мы на завершающем этапе присоединения к этому союзу и Армении. Практически оно состоялось – подписан Договор о присоединении Армении.

Для такой страны, как Китай, цифры, которые я приведу, может быть, не являются впечатляющими, но всё-таки, скажем, для европейского региона это рынок 170 миллионов человек. Самое главное, что все эти страны обладают (во всяком случае, Россия и Казахстан) большими, если не сказать, огромными минерально-сырьевыми ресурсами, транспортными возможностями. Это, если иметь в виду Белоруссию, приближение к европейскому рынку. И научный потенциал очень высокий. Но самое главное, что работа и принципы, которые заложены в основу работы этого объединения, построены на базовых требованиях Всемирной торговой организации, полностью и стопроцентно ей отвечают.

Мы перешли, как я уже говорил в своём выступлении, на более высокую стадию взаимодействия, интеграции. Мы полностью убираем таможенное регулирование, практически полностью между странами-участниками этого интеграционного процесса. Мы выходим на свободное движение капиталов, услуг, рабочей силы. Мы синхронизируем наше налоговое, финансовое законодательство и переходим к совместной работе по регулированию финансовых рынков.

Всё это, на мой взгляд, создаёт очень хорошие предпосылки для того, чтобы уверенно и безопасно работать на этом достаточно большом рынке, иметь возможность прогнозировать свою деятельность и получать хорошую прибыль, чувствовать себя защищёнными. Имею в виду (повторяю ещё раз, это очень важное обстоятельство), что принципы полностью соответствуют требованиям Всемирной торговой организации. Очень рассчитываем, что наши партнёры во всех регионах мира, в том числе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, это скоро почувствуют.

ВОПРОС (как переведено): Я хотел бы задать вопрос Владимиру Владимировичу об инвестициях, о совершенствовании российского законодательства.

У нас есть бизнес в России, мы очень хотели бы организовать совместные предприятия в России, но мы изучали российские законы об иностранных инвестициях, то есть об инвестициях иностранных государств в России. Нам кажется, не всё там до конца ясно, особенно в части того, что существуют очень большие полномочия государственных органов в отношении иностранных инвесторов. Я хотел бы узнать, будут ли какие-то улучшения в этой сфере в России?

В.ПУТИН: Я уже говорил в своём выступлении, хотел бы это ещё раз подчеркнуть, мы считаем, во-первых, это одной из наших основных задач, а именно, создание благоприятных условий для инвестирования и вообще для ведения бизнеса в России. У нас существует целая программа действий, которую мы выработали не просто в бюрократических кабинетах, а в постоянном диалоге с нашим предпринимательским сообществом.

Есть так называемая «дорожная карта» по устранению административных барьеров. И, как я уже сказал, в целом ситуация меняется к лучшему. Мы значительно продвинулись и в рейтинге Doing Business. Но дело не только в этих рейтингах. Дело, конечно, в реалиях и в практической жизни.

Речь идёт и об облегчении регистрации предприятий. Речь идёт об облегчении подключения к инфраструктуре, к энергетической прежде всего инфраструктуре. Речь идёт о снижении давления со стороны, прямо скажем, правоохранительной системы. Это всё находится в поле нашего внимания постоянно. А анализ того, что происходит на рынке, обратная связь с предпринимательским сообществом дают нам основание полагать, что процесс движется в правильном направлении.

Наверное, далеко не всё ещё сделано, но мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что надо делать и как надо делать. Речь идёт и о фундаментальных вещах, о которых я тоже упоминал, прежде всего о бюджетной политике, о сохранении макроэкономических показателей и вообще принципов макроэкономической политики. Речь идёт о нашей поддержке экспорта. Здесь мы в начале, к сожалению, этого пути, но понимаем, что нужно делать и в этом направлении.

Речь идёт, повторяю, о поддержке экспорта. Поэтому если вы приходите в Россию, речь идёт не только о работе на российском рынке, но и о возможностях через Россию работать на рынке третьих стран. Это большой комплекс вопросов. Хочу подчеркнуть, каждый из сегментов этого плана находится под постоянным нашим вниманием совместно с предпринимательским сообществом России. Будем и дальше совершенствовать все механизмы.

ВОПРОС (как переведено): Уважаемый господин Президент! Я из Пекинской торгово-промышленной палаты. Нашими членами являются более 200 предприятий, в частности, предприятия, которые занимаются так называемым апстримом, то есть разведкой и добычей нефти. Мы также участвовали в визите китайского Премьера в Россию. И мы также собираемся строить в России цеха, исследовательский центр.

Но есть вопрос. Вы говорили о прямых сделках в рублях и юанях, то есть о возможности обмена. Но вопрос в ликвидности, то есть в будущем можно ли будет проводить такие расчёты более свободно?

В.ПУТИН: Вы затронули очень важный вопрос, который касается и мировых финансов, и мировой энергетики. Я считаю, что расчёты в национальных валютах, во всяком случае, между такими партнёрами, как Китай и Россия, – это очень перспективное направление нашего взаимодействия, которое поможет расширять наши возможности во взаимной торговле и существенно влиять на мировые рынки и финансовые, и энергетические.

Мы сейчас рассматриваем один из проектов вхождения китайских партнёров в одну из наших крупных добычных компаний при расчётах в юанях. Конечно, мы должны понять, как будем использовать немалые ресурсы, которые будут возникать у российского партнёра при получении китайской национальной валюты, но, имея в виду, что китайская экономика генерирует достаточно много востребованных на российском рынке товаров, мы считаем, что такие расчёты вполне возможны. Первое.

Второе. Есть преимущества у российского рубля, которые заключаются в том, что российский рубль является фактически свободно конвертируемой валютой, и я уже сказал о том, что мы не собираемся ограничивать движение капитала. У нас сегодня наблюдаются спекулятивные прыжки курса, но, думаю, это в ближайшее время тоже прекратится, имея в виду те действия, которые Центральный банк предпринимает в ответ на действия спекулянтов.

Должен сказать, что события на валютном рынке, которые мы сейчас видим в России, абсолютно не связаны с фундаментальными экономическими причинами и факторами. Всё это придёт в соответствующее равновесие, это носит конъюнктурный, сегодняшний характер, а в долгосрочной перспективе, конечно, расчёты в рублях и юанях очень перспективны. Это будет означать, если мы перейдём к такой крупномасштабной работе, что влияние доллара, скажем, в мировой энергетике будет объективно снижаться.

На самом деле это не плохо ни для мировой экономики, ни для мировых финансов, ни для мировых энергетических рынков, ни для доллара, потому что чем более разносторонними будут возможности расчётов в этой сфере, тем стабильнее будет и в мировых финансах, и в мировой энергетике. В конечном итоге это благоприятным образом, мне кажется, может отразиться и на самом долларе как на мировой резервной валюте. И он будет участвовать (доллар), разумеется, потом в обменных операциях, это касается и рубля, и юаня. Поэтому мне представляется, что это очень хорошая, вполне реальная перспектива, причём не отдалённая, а в самое ближайшее время мы можем это увидеть и услышать.

ВОПРОС (как переведено): Уважаемый Владимир Владимирович! Меня зовут Яна, я представитель крупнейшего китайского инвестиционного проекта «Бизнес-парк «Гринвуд» в Москве. Мы уже работаем в Москве, в России больше 15 лет. Мой вопрос: как Вы считаете, как можно использовать успешный опыт китайских проектов в России для стимулирования привлечения новых китайских инвесторов?

В.ПУТИН: Если Вы будете на таких форумах рассказывать, как вы успешны в России, это подвигнет и других Ваших партнёров и наших друзей ко входу на российский рынок и организации работы. То, что Вы сейчас сказали, это уже прекрасная реклама работы на российском рынке. Я Вас с удовольствием обнял бы и расцеловал. Спасибо большое.

РЕПЛИКА: Спасибо. И в добавление хотела бы сказать. На данный момент в «Бизнес-парке «Гринвуд» работает больше 370 компаний из 13 стран мира. Мы с удовольствием Вас пригласим с официальным визитом в китайский проект «Бизнес-парк «Гринвуд».

В.ПУТИН: Спасибо. Обязательно заеду к вам в гости.

ВОПРОС (как переведено): Здравствуйте, уважаемый Президент! Я из китайской компании. У меня есть два вопроса для Вас.

Во-первых, инвестиции в Россию. Все китайские предприятия всё ещё несколько беспокоятся, особенно по вопросам закона и безопасности на улицах. Это первый вопрос.

Второй вопрос. Россия – это очень большой производитель древесины. Есть всё-таки большие барьеры в этой сфере. Каким образом китайские предприятия могут зайти на российский рынок древесины?

В.ПУТИН: Первое, что касается безопасности, особенно внешней безопасности, безопасности на улицах. Уверяю вас, что в России на улицах не опаснее, чем в других странах, включая и Китай, включая и Соединённые Штаты или целый ряд европейских государств.

Кстати говоря, сегодня 10-е, да? Сегодня День работников Министерства внутренних дел Российской Федерации. Так что Вы очень кстати спросили. Давайте их все вместе поздравим! Пусть они знают, что даже здесь, на саммите АТЭС, мы думаем о качестве их работы. И надеемся на то, что они будут работать ещё лучше.

Спасибо.

Что касается древесины, которая Вас интересует. Я прекрасно понимаю как бы скрытую часть Вашего вопроса. Но думаю, что и Вы меня поймёте, когда я скажу, что любая страна (и Россия в этом смысле не исключение) хотела бы, чтобы любое сырьё, которое добывается на её территории, обрабатывалось там же. И чтобы экономика страны генерировала большую добавленную стоимость, чтобы на нашей территории создавались дополнительные рабочие места и поступали бы налоговые платежи во все уровни российской налоговой системы.

Поэтому наше законодательство выстраивалось в последнее время со скрипом, я бы сказал, с учётом пожеланий наших партнёров получать кругляк. Но всё-таки выстраивалось в том направлении, что мы должны заниматься переработкой на территории Российской Федерации. И мы будем стремиться к этому дальше.

Отвечая на Ваш вопрос о том, как обеспечить интересы иностранных компаний, в том числе интересы наших китайских друзей, хочу сказать, что ответ самый простой, элементарный – приходить в Россию и инвестировать в создание деревоперерабатывающих предприятий.

ВОПРОС (как переведено): Господин Президент, я возглавляю компанию в Китае. Мы занимаемся электронной коммерцией, помогаем малым, средним предприятиям торговать в интернете, поэтому региональное сотрудничество для нас не пустой звук. Мой вопрос в этой связи. Все мы знаем, что региональное сотрудничество – это центральный элемент работы АТЭС. Как Вы оцениваете нынешнее состояние и перспективы развития этого направления?

Благодарю Вас.

В.ПУТИН: Вы имеете в виду состояние электронной торговли или наше взаимодействие с Китаем? Я не очень понял Ваш вопрос.

РЕПЛИКА: Поскольку мы помогаем малым и средним предприятиям, то нам, конечно, хотелось бы, чтобы региональное сотрудничество развивалось в рамках АТЭС, нам было бы проще работать, потому что за счёт электронной торговли малые и средние предприятия могут выйти на мировые рынки, могут получить финансирование, понимаете?

В.ПУТИН: Да, я понимаю.

Во-первых, что касается взаимодействия на региональном уровне. Считаю, что это одно из ключевых направлений нашего взаимодействия, и более того, что касается регионального сотрудничества между регионами Российской Федерации и соответствующими регионами Китайской Народной Республики, оно развивается вполне успешно. Я сейчас не хотел бы приводить цифр роста торговли на региональном уровне, но они значительные и впечатляющие, они растут ото дня ко дню, от года к году. У нас налажены прямые, очень добрые отношения между руководителями соответствующих регионов Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Это тоже очень хороший фактор сближения и бизнес-структур.

Вот вопрос профессиональный, тот, которым Вы занимаетесь, относящийся к электронной торговле, он тоже важен. Мы считаем, что это очень важный сегмент вообще мировой торговли, в том числе и для развития малого и среднего бизнеса. Но мы исходим из того, что и в России, скажем, уровень налогообложения этого вида деятельности не должен существенным образом отличаться от соответствующих практик, которые применяются в других странах.

Действительно (я понимаю, на что Вы намекаете), сейчас идёт дискуссия о том, какой уровень налогообложения должен иметь место в Российской Федерации применительно к электронной торговле. Объём электронной торговли у нас очень большой, он постоянно растёт. И конечно, государство должно обеспечить свои интересы, фискальная политика должна соответствовать и уровню развития этого сегмента торговли, и требованиям этого бизнеса.

У нас есть один вопрос, который мы должны будем согласовать как раз в рамках Таможенного союза и Евразийского союза, который начинает действовать с 1 января 2015 года, о чём здесь ваши коллеги спрашивали. Вот этот уровень налогообложения торговли должен быть у нас синхронизирован, имея в виду, что если в Казахстане будут одни цифры, в России – другие, а в Белоруссии – третьи, то весь бизнес переедет либо в Казахстан, либо в Россию, либо в Белоруссию.

Мы эту работу сейчас с коллегами проводим, но мы будем это делать сбалансированно, с тем чтобы не наносить неоправданно каких-то сильных ударов по бизнесу, а наоборот, оставлять для него благоприятный уровень работы, но обеспечить фискальные интересы государства. Мы заблаговременно об этом скажем, объявим. Это будет открытая свободная дискуссия, в том числе и на площадке парламентов России, Белоруссии и Казахстана.

Я знаю, что я должен освободить эту площадку для других коллег. Мне с вами было бы интересно говорить ещё побольше и по другим вопросам, знаю, что их много. Но я хочу вас поблагодарить за интерес к беседе в этой части со мной как с представителем Российской Федерации. Всех вас приглашаю в Россию и желаю вам всего самого доброго.

Спасибо большое.

Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 ноября 2014 > № 1219986 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Экология > kremlin.ru, 7 ноября 2014 > № 1220001 Владимир Путин

XV съезд Русского географического общества.

Владимир Путин принял участие в работе XV съезда Русского географического общества.

Владимир Путин, являющийся председателем попечительского совета РГО, вручил награды Общества за вклад в развитие мировой географии, выдающиеся путешествия и исследования.

Золотой медали имени И.П.Бородина удостоена Татьяна Калихман. Награда присуждена за участие в создании федеральных законов об особо охраняемых природных территориях, а также руководство подготовкой серии обоснований для организации заповедников.

Золотая медаль имени Н.Н.Миклухо-Маклая вручена Фёдору Конюхову за осуществление одиночного перехода через Тихий океан на весельной лодке от берегов Чили до побережья Австралии по уникальному маршруту и другие многочисленные выдающиеся путешествия в России и за рубежом.

Виктор Фукс награжден Золотой медалью имени Ф.П.Литке за цикл новых и важных результативных исследований, посвященных крупномасштабным волновым процессам в Мировом океане, опубликованных в виде атласов, монографий и научных статей.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые друзья!

Приветствую в Москве участников XV съезда Русского географического общества. Прежде всего хочу поблагодарить наших коллег, которые были избраны в различные управленческие структуры РГО, за предыдущую их работу и пожелать им успехов. И конечно, в том числе и Сергея Кужугетовича Шойгу, который стоял у истоков воссоздания Русского географического общества и, конечно, очень многое сделал за предыдущие годы. А эти годы, вне всякого сомнения, войдут в историю Русского географического общества как период возрождения, время, когда его славные традиции снова стали востребованы и получили развитие, а деятельность обрела новую динамику и новое содержание.

В 2009 году здесь, в Москве, состоялся внеочередной съезд РГО. Сегодня у общества появилась разветвлённая сеть отделений во всех 85 регионах Российской Федерации. Штаб-квартира в Санкт-Петербурге вернула свой исторический облик. Буквально спасены богатейшие архивы, библиотека, коллекции РГО. Более того, они стали доступны людям. И, что особенно важно, они постоянно пополняются, в том числе и прежде всего благодаря, конечно, многим из здесь присутствующих, за что вам огромное отдельное спасибо.

По сути, второе рождение получили исследовательская и экспедиционная работа. Интенсивность здесь, пожалуй, вполне сопоставима с самым плодотворным периодом жизни РГО – конца XIX – начала XX века. Восстановлены не только ключевые комиссии, этнографическая и природоохранительная, но и созданы новые. Общество возобновило обширную издательскую деятельность, одновременно задействовав все возможности современных информационных ресурсов, которые позволяют ему вести огромную просветительскую работу – прежде всего, она, конечно, адресована подрастающему поколению. В целом обновлённое РГО многое делает для восстановления своих традиций и подготовки достойной смены. Достаточно упомянуть создание молодёжного движения и сотни проектов, реализуемых для детей и, собственно говоря, самими детьми.

Сегодня хотел бы особо поблагодарить тех, кто пять лет назад начал трудный путь возрождения Русского географического общества, кто выстраивал его работу, участвовал в проектах. Особые слова признательности – нашим уважаемым попечителям.

Уважаемые друзья. У всех нас много своих текущих проблем, сложные задачи. Мы сталкиваемся по жизни со многими препятствиями, которые преодолеваем каждый в своей области. Но то, что вы делаете для возрождения Русского географического общества, действительно заслуживает особого внимания и особой благодарности. Как и ваши предшественники, вы и сегодня активно содействуете созидательным инициативам РГО.

Также благодарю членов медиасовета. Они ведут большую информационную работу, помогают людям узнать, чем живёт общество и в значительной степени – чем богата наша страна.

Насколько РГО, его проекты стали популярными, востребованными, ярко показал и прошедший фестиваль [Русского географического общества]. За неделю его посетили десятки тысяч человек, и этот фестиваль оказался интересен и детям, и взрослым. Важно, что многие приходили не просто посмотреть, что само по себе уже неплохо, но и предложить свои идеи, помощь в проектах, что ещё лучше, конечно. Мы всегда открыты для тех, кто намерен подключиться к работе общества, готовы оказать им содействие. Очередной грантовый конкурс РГО уже стартовал, и уверен, что многое из задуманного получится выполнить уже в предстоящем году.

Мне также хотелось бы обратиться к вам с рядом предложений. Мы так или иначе уже о некоторых вещах говорили раньше, но полагаю, что реализация этих обсуждавшихся ранее идей сможет повысить у людей интерес не только к географии, но и к своему Отечеству в самом широком смысле этого слова.

Речь идёт, например, о запуске «Всероссийского географического диктанта» – аналога «Тотального диктанта» по русскому языку, который проводится уже несколько лет и успешно себя зарекомендовал. Такая форма добровольного общенационального тестирования привлекает всё больше участников и, очевидно, должна охватить новые направления. Не сомневаюсь, региональные отделения РГО, учителя географии с готовностью поддержат эту тему и эту идею (собственно говоря, многие из них её и высказывали ранее), так же как и разработку единого географического стандарта с последующим созданием линейки новых учебников географии для средней школы. Знаю, что у учителей есть нарекания к современным пособиям и по подаче материала, и, главное, по содержанию.

География, без всякого сомнения, и мы с вами тоже неоднократно об этом говорили, может и должна стать одним из самых увлекательных школьных предметов. При этом важно сделать особые акценты на изучении природного наследия России, вопросах экологии, рационального природопользования, охране редких видов животных и растений.

Кстати, в части природоохраны замечу, что экологические проекты РГО охватывают, главным образом, Дальний Восток и Арктику, что, собственно говоря, понятно. На этих территориях расположено много уникальных ландшафтных комплексов, которым нет аналогов в мире. Кроме того, в этих регионах есть и масштабные планы хозяйственной деятельности, а приступить к реализации этих планов, об этом мы тоже упоминали неоднократно, можно лишь внимательно просчитав все экологические риски.

Однако не меньшего внимания заслуживает и Центральная Россия. Здесь также важно создавать заповедники и восстанавливать популяции животных, развивать систему общественных акций по очистке лесов и водоёмов, по борьбе с незаконными свалками и вырубками, охране и восстановлению природных, культурных объектов, причём не только признанных национальными символами нашей страны, но и тех, с которыми связаны истории малых городов и посёлков.

Скверы, парки, небольшие лесные массивы – всё это тоже неотъемлемая часть России, наше наследие. Мы обязаны хранить его, приумножать и передавать, разумеется, будущим поколениям. Собственно, этим принципом всегда руководствовалось Русское географическое общество.

Я искренне желаю делегатам и гостям съезда, всем членам нашего общества больших, значимых успехов, интересной работы на благо Отечества.

Спасибо большое.

Россия. Весь мир > Экология > kremlin.ru, 7 ноября 2014 > № 1220001 Владимир Путин


Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 ноября 2014 > № 1219974 Владимир Путин

Интервью ведущим китайским СМИ.

В преддверии визита в Китайскую Народную Республику, где состоится встреча лидеров экономик форума АТЭС, Владимир Путин дал интервью ведущим китайским СМИ.

ВОПРОС: В Пекине вскоре пройдёт очередной саммит АТЭС. Как Россия оценивает роль этого объединения? Чего российская сторона ждёт от предстоящей встречи? Как, по Вашему мнению, Россия и Китай могут укреплять своё сотрудничество в рамках данного форума, содействуя миру, стабильности и процветанию Азиатско-тихоокеанского региона?

В.ПУТИН: Поступательное развитие АТЭС на протяжении уже четверти века является убедительным свидетельством востребованности этого авторитетного объединения, в рамках которого согласовываются общие «правила игры» в торгово-экономической сфере на пространстве АТР.

Важно отметить, что все решения, вырабатываемые в рамках форума, принимаются на принципах взаимного уважения, учёта интересов друг друга, того, что называется «духом АТЭС». В современных условиях, когда некоторые страны предпочитают действовать на международной арене, прибегая к методам политического, экономического, а нередко и силового давления, роль АТЭС в качестве эффективного координирующего механизма в строительстве новой региональной архитектуры отношений просто незаменима.

Россия активно участвует в работе АТЭС. Полномасштабное подключение нашей страны к региональным интеграционным процессам способствует развитию национальной экономики и социальной сферы, содействует решению задач по подъёму регионов Сибири и Дальнего Востока.

Очередная встреча лидеров экономик АТЭС 10–11 ноября в Пекине, безусловно, станет одним из центральных событий в жизни АТР в нынешнем году. Как председатель АТЭС-2014, Китай подготовил солидный пакет инициатив. Так, планируется принять дорожную карту по содействию созданию Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли. Разработан план конкретных шагов по усилению комплексной взаимосвязанности региона, содействию инновационному прогрессу и структурным реформам.

Хотел бы обратить внимание на преемственность сегодняшней повестки дня по отношению к тем вопросам, которые были предложены нами для обсуждения во Владивостоке в 2012 году. Считаю, что это отражает совпадение российских и китайских интересов в совместном развитии региона в целях всеобъемлющего, устойчивого и инновационного роста.

Настроены на традиционно тесное, конструктивное взаимодействие с Председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином в ходе предстоящих дискуссий, а также при реализации решений саммита. Убеждён, что встреча лидеров АТЭС в Пекине внесёт весомый вклад в дальнейшее наращивание равноправного и взаимовыгодного партнёрства в регионе.

ВОПРОС: В настоящее время российско-китайские отношения развиваются особенно динамично. Стороны достигли важного прорыва в сотрудничестве в газовой сфере, успешно проходят мероприятия в рамках Годов молодёжных обменов. Как Вы оцениваете развитие связей между Россией и КНР на данном этапе? Каким образом российская сторона готова углублять отношения всеобъемлющего стратегического партнёрства с Китаем?

В.ПУТИН: Укрепление связей с КНР – внешнеполитический приоритет России. Сегодня наши отношения вышли на новый уровень всеобъемлющего равноправного доверительного партнёрства и стратегического взаимодействия, являются наилучшими за всю свою историю. Хорошо понимаем, что такое сотрудничество крайне важно как для России, так и, уверен, для Китая.

В международных делах нас объединяет близость или совпадение позиций по основным глобальным и региональным вопросам. Наши страны эффективно взаимодействуют на многосторонних площадках, тесно координируют свои действия по урегулированию актуальных международных проблем.

Российско-китайские отношения стали важнейшим фактором обеспечения внешнеполитических интересов двух стран в XXI веке, играют заметную роль в формировании справедливого, гармоничного, безопасного мироустройства. При этом наши двусторонние связи имеют серьёзную перспективу дальнейшего поступательного развития.

Особо отмечу, что перед нашими странами сегодня стоят схожие задачи. Прежде всего, это совершенствование инфраструктуры и стимулирование высокотехнологичных секторов. Во многом совпадают и наши отраслевые приоритеты: энергосбережение и повышение энергоэффективности, разработка новых информационных технологий, транспорт, атомная энергетика, космос, охрана окружающей среды, производство современных лекарственных средств и медицинской техники.

Заметно активизировалась кооперация в энергетической сфере. Построен и действует нефтепровод из России в Китай, заключены соглашения об увеличении поставок нефти. В соответствии с достигнутыми договорённостями растёт экспорт энергоресурсов в КНР, созданы совместные предприятия по разведке и добыче нефти и угля в России. Китайские компании подключились к проектам добычи газа на российском арктическом шельфе. Запущено строительство крупного совместного НПЗ в Китае. Успешно реализуются проекты в области мирного атома.

Безусловный прорыв текущего года – масштабное газовое соглашение. В мае мы договорились о поставках природного газа в Китай по восточному маршруту. Контракт заключён на 30 лет и предполагает поставки 38 миллиардов кубометров газа в год. Это крупнейшая долгосрочная сделка в истории двусторонних отношений и всей мировой торговли. Кроме того, у нас есть принципиальное взаимопонимание по вопросу открытия западного коридора поставок. Многие технические и коммерческие параметры этого проекта уже согласованы, что служит хорошей основой для достижения окончательных договорённостей.

Для России и Китая, стран с богатыми традициями и самобытной культурой, особое значение имеют гуманитарные связи. В ходе уникальных проектов: национальных Годов (в 2006 г. – Год России в Китае, в 2007 г. – Год Китая в России), Годов русского и китайского языков (2009–2010 гг.), Годов туризма России и Китая (2012–2013 гг.) – значительно расширились наши контакты в образовании, науке, культуре, туризме, спорте, здравоохранении.

После успешного проведения национальных Годов мы утвердили перечень наиболее удачных и резонансных мероприятий. Теперь они проводятся на регулярной основе. Речь, в частности, идёт об экономических, политологических и научных форумах, туристических ярмарках, днях культуры и кинофестивалях, форумах ректоров и образовательных выставках российских и китайских вузов, молодёжных слётах, спортивных соревнованиях. Последовательно выполняется и принятый в декабре 2012 года десятилетний План действий по развитию российско-китайского взаимодействия в гуманитарной сфере.

В 2014–2015 годах реализуется новый масштабный межгосударственный проект – Годы дружественных молодёжных обменов между Россией и Китаем. В его программе в целом около 600 мероприятий. В рамках церемонии открытия Годов в марте нынешнего года в Санкт-Петербурге состоялось первое выступление совместного российско-китайского молодёжного симфонического оркестра и студенческого хора под руководством В.А.Гергиева.

ВОПРОС: В будущем году отмечается 70-летний юбилей Победы над фашизмом. Россия и Китай проведут ряд мероприятий, посвящённых данному событию. Какое, по Вашему мнению, имеет значение совместное празднование этой даты двумя странами для поддержания исторической памяти, пресечения попыток отрицания результатов Второй мировой войны и содействия глобальному миру?

В.ПУТИН: 9 мая 2015 года в России будет отмечаться знаменательный юбилей – 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. А 3 сентября 2015 года в Пекине состоятся торжественные мероприятия, приуроченные к 70-летию окончания Второй мировой войны и победы китайского народа, изгнавшего захватчиков со своей земли.

В ходе переговоров в Шанхае в мае текущего года мы с Председателем КНР Си Цзиньпином условились, что будем вместе праздновать эти памятные даты, это зафиксировано в Совместном заявлении.

В годы войны Советский Союз и Китай были союзниками, плечом к плечу боролись против общего врага. Наши страны с честью выдержали суровые испытания, вынесли на себе основную тяжесть сопротивления агрессорам. На заключительном этапе войны десятки тысяч наших соотечественников отдали жизнь за освобождение Северо-Востока Китая. Хотел бы поблагодарить китайских друзей за бережное отношение к памяти героев, к могилам павших, воинским мемориалам.

Скреплённое кровью боевое братство и взаимная помощь народов наших стран заложили прочную основу современных российско-китайских отношений. Сегодня Россия и Китай заинтересованы в укреплении глобальной стабильности и развитии широкого сотрудничества при опоре на международное право и центральную роль ООН. Мы выступаем против возврата к идеологическому противостоянию в мировых делах и решительно осуждаем любые попытки фальсифицировать историю Второй мировой войны.

Уверен, что предстоящее празднование юбилея Победы в России и в Китае ещё более укрепит двустороннее взаимопонимание и сотрудничество.

ВОПРОС: Какие факторы, по Вашему мнению, привели к падению мировых цен на нефть? Сможет ли этот процесс оказать существенное влияние на российскую экономику? Как российская сторона справляется с его негативным воздействием?

В.ПУТИН: Конечно, объективной причиной снижения мировых цен на нефть стало замедление темпов роста экономики, а значит, и энергопотребления в целом ряде стран. Кроме того, как стратегические, так и коммерческие запасы нефти в развитых странах находятся на уровне исторических максимумов. Сказываются и новации в технологии добычи нефти, которые привели к появлению новых объёмов углеводородов на региональных рынках.

При этом политическая составляющая в ценах на нефть также всегда присутствует. Более того, в некоторые кризисные моменты возникает ощущение, что в ценообразовании на энергоресурсы как раз и превалирует политика.

Другим негативным фактором является отсутствие чёткой прямой связи между физическими рынками нефти и финансовыми площадками, на которых ведётся торговля. При этом активно используются производные инструменты, которые многократно усиливают волатильность нефтяных цен. Такое положение вещей, к сожалению, создаёт условия для спекулятивных действий и, как следствие, для манипулирования ценами в зависимости от чьих-либо интересов.

Безусловно, мы не можем игнорировать складывающуюся конъюнктуру на нефтяном рынке, принимая во внимание важную роль поступлений от продукции ТЭК для доходной части бюджета. Предпринимаемые нами шаги носят комплексный и долгосрочный характер. Они предусматривают дальнейшую диверсификацию структуры и источников роста российской экономики, а также снижение чрезмерной зависимости от европейского рынка углеводородов, в том числе за счёт увеличения экспорта нефти и газа в страны АТР. Одновременно намерены оптимизировать бюджетные расходы, кредитно-денежную и налоговую политику.

Очевидно, что риски, связанные с новой ситуацией на мировом нефтяном рынке, затрагивают весьма широкий круг государств и компаний. Поэтому поддерживаем постоянный диалог по данной проблеме с ведущими производителями и потребителями энергетических ресурсов.

ВОПРОС: Недавно было объявлено о значительном прогрессе по созданию Транстихоокеанского партнёрства. Некоторые эксперты полагают, что Вашингтон стремится противопоставить новое объединение АТЭС в свете растущего влияния в регионе России и Китая. Как Вы оцениваете перспективы АТЭС в случае создания ТТП?

В.ПУТИН: Заключение региональных соглашений о свободной торговле различного формата – это одна из общемировых тенденций. Не случайно, что такая практика получила широкое распространение и в АТР, который становится центром глобальной экономической и политической активности. Сегодня здесь действует уже порядка 70 соглашений такого рода, ещё ряд проектов находится в стадии реализации. В их числе упомянутое Транстихоокеанское партнёрство, Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство.

Россия заинтересована в углублении региональной экономической интеграции. При этом исходим из того, что соглашения о свободе торговли должны не фрагментировать, а дополнять многостороннюю торговую систему, способствовать её консолидации и росту взаимосвязанности. Также нельзя противопоставлять, сталкивать между собой региональные объединения. Необходимо выстраивать такие соглашения на основе открытости, равноправия, учёта потребностей каждой экономики. Региональная интеграция должна носить прозрачный характер, обеспечивать обмен информацией между всеми переговорными процессами.

Именно такому подходу мы уделяем особое внимание в ходе работы над приоритетным для нас интеграционным проектом – Евразийским экономическим союзом. Параметры и принципы деятельности этого объединения прозрачны и осуществляются в полном соответствии с нормами и правилами Всемирной торговой организации.

Оценить, что реально достигнуто в рамках Транстихоокеанского партнёрства, пока непросто. Продвижение этой инициативы осуществляется в закрытом режиме даже для бизнеса и общественности самих договаривающихся государств, не говоря уже о других странах. На протяжении последних пяти лет, в течение которых идут переговоры, периодические заявления об успехах затем опровергаются. Последний раз это было перед саммитом АТЭС на Бали в ноябре 2013 года. Судя по сообщениям, речь скорее идёт о договорённостях продолжить переговорный процесс, который уже более года находится в замороженном состоянии. Сроки его возобновления пока не объявлены.

Очевидно, что Транстихоокеанское партнёрство – очередная попытка США построить выгодную для себя архитектуру регионального экономического сотрудничества. В то же время полагаю, что отсутствие в составе его участников таких крупнейших региональных игроков, как Россия и Китай, вряд ли позволит выстроить эффективное торгово-экономическое взаимодействие.

Многосторонняя система хозяйственных связей в АТР может быть прочной только при условии учёта интересов всех государств региона. Такой подход отражён в проекте пекинской дорожной карты по содействию формированию Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли, который будет обсуждаться на предстоящей встрече лидеров АТЭС.

Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 ноября 2014 > № 1219974 Владимир Путин


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 31 октября 2014 > № 1216012 Владимир Путин

Встреча с офицерами, назначенными на высшие командные должности.

В Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца состоялась церемония представления офицеров по случаю их назначения на вышестоящие командные должности и присвоения им высших воинских (специальных) званий.

В.ПУТИН: Уважаемые товарищи!

Рад приветствовать вас в Кремле и поздравить с новыми назначениями, с очередными воинскими и специальными званиями.

Наша встреча проходит накануне Дня народного единства. Этот праздник посвящён событиям 1612 года, когда ополчение под предводительством Минина и Пожарского освободило Москву от интервентов. Он символизирует сплочённость и силу духа нашего народа, которые позволяли преодолевать любые препятствия, любые трудности, побеждать.

Тысячелетняя история России богата такими памятными датами. И всегда наши воины, наши военачальники достойно исполняли свой ратный долг, защищали и оберегали наше Отечество.

Не сомневаюсь, вы будете верны этим традициям. Ваш профессионализм, опыт, достигнутые результаты получили заслуженную оценку. Государство доверило вам решение ещё более важных и ещё более ответственных задач в сфере безопасности и обороны страны.

Определяя их, мы в том числе исходим из динамики развития международной обстановки. Мир ХХI века не стал ни более стабильным, ни более безопасным. Прежние угрозы никуда не исчезли, никуда не делись, а в ряде регионов положение дел обострилось. Так, серьёзный очаг напряжённости по-прежнему сохраняется у наших границ – на юго-востоке Украины.

Не прекращаются попытки нарушить сложившийся стратегический паритет. Арсеналы ведущих стран развиваются и совершенствуются. Как вы знаете, на сентябрьском саммите НАТО, например, его руководство открыто заявило о предстоящем наращивании военных возможностей альянса.

Вместо коллективного, цивилизованного решения международных проблем в ход всё чаще и чаще идут силовые, экономические, информационные рычаги давления.

Хочу подчеркнуть: Россия не намерена втягиваться в конфронтацию, которую нам усиленно пытаются навязать. Мы открыты для равноправного и уважительного диалога по всем проблемам глобальной и региональной повестки.

Наша военная доктрина носит исключительно оборонительный характер. Главная задача её реализации – обеспечить суверенитет страны, мир и спокойствие наших граждан.

Мы будем последовательно и чётко выполнять все планы по совершенствованию Вооружённых Сил, других структур, отвечающих за национальную безопасность. В первую очередь это касается поставок современной техники.

Сегодня доля нового вооружения в стратегических ядерных силах уже составляет около 55 процентов, в ВВС – порядка 35 процентов, в ВМФ – более 50 процентов. В Сухопутных войсках бронетехника, автомобильная техника обновлена почти на 70 процентов. Наша промышленность будет и дальше наращивать интенсивность и качество работы в рамках гособоронзаказа.

Существенно повысилась боевая выучка частей и соединений. Это подтвердили итоги внезапных проверок, которые охватили практически все виды и рода войск Вооружённых Сил России, а также результаты более чем трёх тысяч учений разного уровня, включая стратегические учения «Восток-2014».

Хочу поблагодарить весь личный состав, который участвовал в их проведении и показал современный уровень выучки, высокие моральные и профессиональные качества.

Уважаемые товарищи!

Серьёзные требования предъявляются сегодня к специальным службам и правоохранительным органам. С начала года сотрудниками ФСБ и правоохранительных органов предотвращено 58 преступлений террористической направленности, в том числе 8 терактов.

Надо и впредь работать столь же решительно и профессионально, оперативно пресекать деятельность тех, кто покушается на основы конституционного строя России, призывает к насилию, национальной и религиозной вражде.

Под эгидой Национального антитеррористического комитета важно совершенствовать сложившуюся систему антитеррора, внедрять новые методы борьбы с этой угрозой.

Более эффективной должна стать и повседневная работа органов внутренних дел. Важно повысить уровень раскрываемости преступлений, незамедлительно реагировать на попытки дестабилизации общественного порядка.

Большой комплекс задач традиционно решают сотрудники Службы внешней разведки. Ваша оперативная информация – это реальный вклад в защиту национальных интересов России, в развитие её оборонного, экономического и научно-технического потенциала.

Среди приоритетов работы Следственного комитета отмечу противодействие коррупционным преступлениям. Большинство из них носит латентный, скрытый характер, поэтому доказательная база по этим преступлениям должна быть безупречной.

Предстоит также завершить формирование подразделений СК в новых субъектах Федерации – в Крыму и Севастополе. Наши граждане, живущие здесь, должны быть уверены в надёжной защите их прав и интересов.

С высокой отдачей работают сотрудники МЧС. В период паводка успешно проведены спасательные операции в Алтайском крае, республиках Тыва, Алтай, в Хакасии. Российские спасатели приняли участие в целом ряде важных международных миссий, с риском для жизни доставляли гуманитарные грузы в Ирак, Сирию, Украину.

Особо отмечу чёткие действия МЧС по организации приёма вынужденных переселенцев с Украины. Подготовка к зиме пунктов их временного пребывания получила высокие оценки представителей управления Верховного комиссара ООН, а программы по оказанию помощи в обустройстве были названы новой практикой в подобной деятельности.

Актуальной задачей ФСКН России остаётся решительная борьба с наркоугрозой. Вы должны более эффективно координировать работу ведомств, действующих в этой сфере, вместе с законодателями совершенствовать правовые инструменты пресечения нелегального производства и оборота наркотиков.

Ответственные задачи стоят перед Федеральной службой исполнения наказаний. Важнейшие из них – это более широкое внедрение современных стандартов содержания заключённых, надёжная охрана подведомственных учреждений.

В завершение ещё раз поздравляю вас с новыми назначениями, с новыми воинскими и специальными званиями.

Желаю всем вам здоровья, новых успехов в обеспечении интересов нашей страны. Благодарю вас за службу.

<…>

Уважаемые товарищи!

Каждый из вас прошёл большой путь в развитии своей служебной карьеры. Вы здесь находитесь не случайно, это признание ваших заслуг, ваших достижений. Но это в то же время и известный аванс со стороны государства в надежде на то, что вы используете весь свой опыт, знания, талант, характер для достижения не менее значимых новых результатов, которых ждёт от вас страна. Хочу вам пожелать в этом успехов.

Здоровья вам, всего доброго вам и вашим близким.

Поздравляю вас!

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 31 октября 2014 > № 1216012 Владимир Путин


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 октября 2014 > № 1212128 Владимир Путин

Заседание наблюдательного совета оргкомитета чемпионата мира по футболу 2018 года.

Владимир Путин провёл заседание наблюдательного совета организационного комитета «Россия-2018» по подготовке и проведению чемпионата мира по футболу 2018 года.

В заседании приняли участие главы федеральных министерств, руководство Российского футбольного союза, представители бизнес-сообщества, главы регионов, принимающих чемпионат мира.

Матчи чемпионата пройдут на 12 стадионах в 11 городах России: Москва (стадионы «Лужники» и «Открытие Арена»), Санкт-Петербург, Казань, Нижний Новгород, Саранск, Калининград, Волгоград, Екатеринбург, Самара, Сочи и Ростов-на-Дону.

Перед началом заседания Президент ознакомился с ходом реконструкции главного стадиона первенства – Большой спортивной арены «Лужники», где состоятся матчи открытия, одного полуфинала и финала чемпионата мира.

Позже состоялась встреча Владимира Путина с президентом Международной федерации футбола Йозефом Блаттером.

Стенографический отчёт о заседании наблюдательного совета оргкомитета чемпионата мира по футболу 2018 года

В.ПУТИН: Уважаемый господин президент ФИФА Блаттер! Уважаемые коллеги!

Приветствую всех участников очередного заседания наблюдательного совета, который координирует подготовку к чемпионату мира по футболу 2018 года. Это мероприятие по необходимости совершения с нашей стороны подготовительных работ, по объёму этих подготовительных работ напоминает Олимпийские игры, а по зрительской аудитории практически равно зимним Олимпийским играм.

Как вы знаете, всю последнюю неделю в России работала инспекционная группа ФИФА. Она впервые приехала в нашу страну, и программа была весьма насыщенной. Наши коллеги оценили возможности существующих спортивных арен, познакомились с ходом проектирования и строительства новых стадионов, а также обсудили широкий круг вопросов с представителями городов-организаторов, высказали свои комментарии и предложения.

Мы вместе с господином Блаттером только что побывали в «Лужниках». «Лужники», как известно, должны стать главной ареной чемпионата мира. Масштабный проект реконструкции этой арены реализуется в соответствии с планом.

Важно, чтобы так же динамично велась работа и на других объектах, которым предстоит принять матчи чемпионата и обеспечить всю необходимую инфраструктуру, необходимые условия для тренировок сборных команд.

Напомню, что в программу подготовки и проведения чемпионата входят 298 объектов капитального строительства, из которых 137 – чисто спортивные объекты: 12 стадионов, 113 тренировочных площадок и 12 временных сооружений.

В 2013–2018 годах на реализацию программы запланированы очень приличные деньги – свыше 664 миллиардов рублей. При этом только половина пойдёт из федерального бюджета и главным образом будет направлена на развитие транспортной, энергетической и информационной инфраструктуры, а также на модернизацию объектов здравоохранения. Если быть более точным – 664,1 миллиарда [рублей]: 336,2 – это федеральный бюджет, бюджеты субъектов – 101,6 миллиарда, и внебюджетные источники – 226,3 миллиарда рублей.

Не сомневаюсь, что Россия обеспечит выполнение всех работ в установленные сроки и, конечно, на самом высоком качественном уровне.

У нас уже есть хороший опыт проведения крупнейших спортивных соревнований: это и Олимпиада в Сочи, о которой я уже говорил, и Универсиада в Казани, и целый ряд мировых и континентальных первенств. Все полезные наработки, идеи, лучшие практики нужно в полной мере использовать в ходе подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года. Это касается логистики, привлечения волонтёров, билетных программ, приёма спортсменов и гостей.

И конечно, важно контролировать все этапы подготовительной работы. Для такого мониторинга предлагается создать специальный информационный портал, аналогичный тому, что успешно зарекомендовал себя в олимпийском Сочи.

Кроме того, в апреле текущего года начал работать координационный совет программы подготовки к чемпионату. Недавно был сформирован перечень первоочередных задач. И сегодня хотелось бы, конечно, об этом поговорить подробнее. В том числе по формированию комплекса мер, связанных с обеспечением безопасности. Здесь должно найти своё место полное взаимодействие, координация работы всех служб и ведомств, должна быть обозначена персональная ответственность.

Подчеркну, что меры безопасности должны быть эффективными, но не навязчивыми, не избыточными, не создавать проблем, дискомфорта для спортсменов и болельщиков.

Напомню, что охрана общественного порядка, безопасность в период подготовки и проведения чемпионата мира – это одна из 11 гарантий, которые дала Россия, как страна – хозяйка мирового первенства. Практическая реализация этих гарантий предполагает целый комплекс мероприятий и решений, в том числе законодательных, включая и регулирование таможенной и налоговой сферы, а также обеспечение бесплатного проезда зрителей между городами – организаторами матчей. Я так понимаю, что это не самая простая задача не только с финансовой точки зрения, но и с организационной. Хотел бы сегодня услышать, как продвигается работа по этому и по всем другим направлениям.

По итогам разговора примем необходимые решения по конкретным вопросам, при этом нам, конечно же, очень важно мнение коллег из ФИФА. Поэтому я бы хотел начать нашу сегодняшнюю встречу с того, чтобы попросить президента Блаттера высказать свои соображения.

Пожалуйста.

Й.БЛАТТЕР (как переведено): Спасибо, Президент Владимир Путин!

Дамы и господа!

Для меня большая честь быть приглашённым сегодня на заседание наблюдательного совета по подготовке чемпионата мира по футболу 2018 года Российского организационного комитета. Для меня это большая честь прежде всего благодаря присутствию главы государства – Президента Российской Федерации Владимира Путина, поскольку именно он является архитектором решения провести чемпионат мира по футболу в России.

Это очень важно подчеркнуть, потому что конкуренция в Европе была очень острой на проведение этого чемпионата. Много было европейских кандидатов. Конечно, это прежде всего «большие» европейские страны, но не в политическом отношении, а те страны, которые обладают высоким футбольным стандартом. Поэтому одним из кандидатов была Англия, другим кандидатом была Испания, Португалия и, наконец, Бельгия и Голландия. Тем не менее Россия победила в этом конкурсе.

Кто-то скажет: это вполне нормально. Нет, вы знаете, как европейцы (здесь я говорю о Европейском союзе) стремятся получить все объекты. И если говорить о футболе, то они очень хотели получить этот чемпионат. Могу сказать, что одна из проигравших стран до сих пор очень недовольна и утверждает, что это ошибка ФИФА, ошибка Блаттера, что эта страна не получила чемпионат. Это страна, которая изобрела не только эту прекрасную игру, но и честную игру – fair play. Вы знаете, что такое fair play, что такое честная игра. Это значит, что легко научиться побеждать, но надо уметь и проигрывать, а это не так легко.

Поэтому я очень рад быть здесь, потому что пришло время сказать спасибо вам, спасибо Организационному комитету.

Сейчас Организационный комитет стоит перед большой задачей. Чемпионат проводится по ротации. Последним крупнейшим мероприятием в Москве были Олимпийские игры в 1980 году. Вы знаете, что такое Олимпийские игры. Тогда был бойкот, частичный бойкот этих Олимпийских игр. Сейчас тоже поговаривают о бойкоте футбольного чемпионата, но, знаете, чемпионат мира – это не Олимпиада, чемпионат мира – это футбол. Невозможно бойкотировать футбол вообще и невозможно бойкотировать футбол в России. Поэтому ФИФА твёрдо отстаивает проведение этого чемпионата в России. Это первое.

Кстати, я хочу поприветствовать всех присутствующих. У меня даже создаётся впечатление, что я присутствую на заседании Правительства. Здесь и министры, и мэры, и другие гости, и президент Российского футбольного союза. Я очень рад, что он представляет здесь футболистов.

Я очень рад, что здесь присутствует также генеральный секретарь ФИФА Жером Вальке. Это человек, который ведёт постоянную работу [по подготовке чемпионата мира]. Я не скажу, каждодневную работу, мы – профессионалы, мы не работаем в ежедневном режиме над подготовкой этого мероприятия (смех), но он, как и по бразильскому чемпионату, будет вести большую работу. Его там критиковали, а в конце концов очень хвалили, потому что чемпионат прошёл прекрасно. Так вот это дело его рук.

И это дело рук вашего Министра спорта. Он уже много сделал, и он будет много делать. Это не только Министр спорта, это и мой коллега по исполнительному комитету ФИФА.

Исполнительный комитет – это правительство ФИФА. Что такое ФИФА [в этом случае]? Мы с географической точки зрения не такие большие по сравнению с Россией. Но есть 300 миллионов активных участников футбола, 209 национальных федераций – членов ФИФА, 1,2 миллиарда людей так или иначе связаны с этой игрой – одна шестая населения мира. Вот что такое футбол.

Футбол – это своего рода институт. И на самом высоком уровне. Что такое самый высокий уровень футбола? Это чемпионат мира. Чемпионат мира по футболу – это самое большое шоу в мире.

Извините, господин Президент, я должен здесь немножко уточнить, не исправить то, что Вы сказали, а уточнить. Вы сказали, что чемпионат мира – это как Олимпиада. Нет, дамы и господа, не Олимпиада. Олимпиада – это 27 видов спорта за 16 дней и 8–9 миллиардов просмотров по телевидению. В Бразилии – 31 день и 64 игры, более 50 миллиардов телепросмотров. В четыре раза как минимум больше, чем аудитория Олимпийских игр.

Почему? Я Вам скажу, потому что я и олимпиец тоже, я – член Международного олимпийского комитета. Потому что необходимо обеспечить, чтобы [показаны] все 27 видов спорта были, а у нас один вид спорта, но какой?! Народный вид спорта.

Как добиться успеха? Добиться успеха можно прежде всего благодаря доверию. Доверие – с этого всё начинается. Мы доверяем вам, вы доверяете нам в плане организации. Это не российский чемпионат мира, это чемпионат мира в России, который организует ФИФА, это совместная организация, совместное предприятие не только для народа России, это совместное предприятие для всего мира. Конечно, прежде всего для России, но и для мира, потому что футбол – мировая игра. Нет такого региона в мире, где не играли бы в футбол. В футбол играют повсюду. Если не на улице, то в зале. Я был в Исландии. Там, вы думаете, на льду они играют? Нет, у них есть залы, играют в залах. В футбол играют повсюду.

Так что это совместное предприятие, мы вместе в одной лодке. И мы [ФИФА] хотим результата и ради вас, ради России и ради мира. Мы хотим устроить этот спектакль, это шоу для всего мира.

Говорят, что футбол – это не шоу. Нет, футбол – это представление, это эмоциональное шоу, а миру нужны хорошие эмоции. Футбол объединяет людей, а не разъединяет их. Поэтому, когда некоторые политики говорят, что надо бойкотировать чемпионат в России, я говорю: «Наоборот, приглашать надо всех, потому что мы соединяем людей».

Я вам так скажу, буквально сейчас в Афганистане, в Ираке, в Сирии, в Ливане, в Палестине, в Израиле играют в футбол каждый день. И не было случая, когда футбол приносил вред. Да, были случаи, когда футболисты гибли во время военных действий, но не из-за футбола, а потому что оказались в неправильном месте. Футбол повсюду. Это источник надежды и эмоций. И чемпионат даст надежду не только народу России, но и всему миру.

Сегодня первый «удар по мячу» в этом чемпионате, а именно – представление эмблемы. Представление эмблемы – это то, что характеризует вашу страну. Мне она понравилась, потому что отражает в какой-то мере русскую душу, она праздничная, я бы сказал.

Вы увидите её немножко попозже. Мы будем пользоваться этой эмблемой, ею будет пользоваться Организационный комитет, члены Организационного комитета, вы. И, пользуясь случаем, я хочу поблагодарить господина Сорокина – это человек, который действительно работает, работает, работает каждый день. Вот человек! И вы все сейчас сможете воспользоваться этой эмблемой, это самый лучший посол чемпионата мира и посол страны, которая проводит этот чемпионат. У вас уже есть эмблема, давайте ею пользоваться.

Что ещё добавить? Когда я говорю о футболе, я говорю от всего сердца, потому что футбол – это движение, футбол – это эмоции, а эмоции – это и сострадание, это страсть. В драмах, в трагедиях меньше эмоций. В футболе трагедия только, когда бьют пенальти. Это не совсем даже футбол, это один на один. Футбол – это большая драма. Телевизионные компании подтвердят: число телезрителей возрастает, потому что они хотят видеть эту драму. Мы, конечно, не хотим создавать драму, мы хотим, чтобы была игра – игра, дающая радость людям в этом беспокойном мире, надежду, чтобы была игра, которая людей развлекает и даёт им прекрасные эмоции.

В заключение своего выступления я хотел бы сказать, что сегодня мы стартуем. Как сказал Президент, в течение 10 дней представители ФИФА осматривали различные города. Если будет нужно, наш генеральный секретарь представит дополнительную информацию. На президентском уровне я мог бы сегодня констатировать: то, что вы делаете на стадионе в Лужниках, это великолепно. Вы сохраняете старый стадион, но этот стадион обновляется с сохранением его духа. Я думаю, это прекрасно.

У нас будет предварительная жеребьёвка в будущем году, это следующий шаг – 25 июля. Надеюсь, что все 209 национальных ассоциаций примут участие в этой жеребьёвке и захотят участвовать в этом чемпионате мира. Желаю вам прекрасного путешествия на чемпионат мира 2018 года.

Сегодня делается первый «удар по мячу», и ваша страна может гордиться. В то же время она берёт на себя большую ответственность. У вас большие права и огромная ответственность, и это наша общая ответственность. Я горжусь, что мы смогли с этим чемпионатом прийти в Россию, несмотря на то, что кто-то предсказывал, что этого не произойдёт. Это происходит. И я сегодня очень рад об этом сказать. Мы в какой-то мере являемся сообщниками, футбол – это игра сообщников, где люди перепасовывают мяч один другому. Это было необходимо, и я этому очень рад. Мы работаем на игру, мы работаем для всего мира и для России.

Спасибо.

В.ПУТИН: Президент Блаттер так рассказывает о футболе, что, думаю, даже те, кто далёк от спорта и от футбола, не могут пройти мимо. Это во-первых.

Во-вторых, я придерживаюсь такой же позиции, что спорт, а тем более футбол, такой массовый вид спорта, как футбол, призван объединять людей, объединять страны, и в этом его огромная миссия не только чисто спортивная, оздоровительная, соревновательная, но и гуманитарная. В этом смысле президент Блаттер очень много сделал для развития футбола именно с этой точки зрения. И думаю, что международное сообщество должно обратить внимание на результаты работы ФИФА и президента Блаттера за предыдущие годы развития этого массового вида спорта.

И конечно, мы благодарны и господину Блаттеру, и всем членам исполкома за предоставленную нам честь провести чемпионат мира по футболу в 2018 году именно в нашей стране. Конечно, любители спорта, любители футбола рассчитывают на то, что и результаты будут соответствующими, во всяком случае лучше, чем мы видели это в Бразилии. Хотя спорт есть спорт, и всё можно понять, тем не менее все любители футбола будут ожидать результата. Но надеюсь, что здесь Министерство спорта и организаторы футбола в России всё сделают для того, чтобы это было именно так.

А сегодня у нас самая главная задача – это подготовиться достойным образом к проведению чемпионата мира, и, как президент Блаттер сказал, это мероприятие проходит в России, но это прежде всего международное мероприятие, это мировой футбол. И мы должны выполнить свою главную задачу – достойно подготовиться, выполнить всё, что мы взяли на себя, на свои плечи. Уверен, хочу это ещё раз сказать, что это послужит и делу развития спорта, здорового образа жизни, развитию инфраструктуры, и это самое главное. Важно, что соревнования будут проходить во многих городах России, именно там и будет развиваться эта инфраструктура, не только спортивная, но и транспортная, информационная, объекты здравоохранения будут подтягиваться. В общем, это благотворно скажется на жизни регионов Российской Федерации.

Давайте посмотрим, где мы находимся. Пожалуйста, Виталий Леонтьевич Мутко, Министр спорта.

В.МУТКО: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый президент Блаттер! Прежде всего хотел бы предложить посмотреть короткий, небольшой фильм. Пожалуйста, включите.

(Просмотр фильма.)

Уважаемый Владимир Владимирович, во-первых, я хотел бы отметить, что 13 июля за несколько часов до финального матча произошло историческое событие: в присутствии президентов двух стран, Бразилии и России, президента ФИФА мы получили своеобразную эстафету чемпионата мира, и, в общем, организационные, плановые работы перешли уже непосредственно с кооперативной деятельности к активной фазе подготовки.

Ещё раз хотел бы вернуться к тому, что уже и в фильме показано, что, на наш взгляд, концепция, которая предложена, уникальна, и она поддержана ФИФА. Вы видите, что чемпионат мира пройдёт в 11 городах на 12 стадионах. Необходимо добавить, что в соответствии с Вашим поручением мы включили ещё 20 городов, где будут расположены базы проживания команд. Нам нужно будет принять 32 команды, каждой предложено будет на выбор две базы. Поэтому, по сути дела, можно сегодня с уверенностью сказать, что чемпионат мира в той или иной степени охватывает до 80 процентов европейской территории [России]. Концепция была поддержана исполкомом ФИФА в декабре 2012 года. Она очень компактна. Нет больших перелётов, это будет очень удобно для команд, для болельщиков.

Хотелось бы отметить, что самые главные мероприятия, которые мы планируем провести, и самые значительные мероприятия пройдут в Москве и Санкт-Петербурге. Вы сегодня, Владимир Владимирович, посещали с президентом Блаттером «Лужники». Это главный стадион, здесь пройдут открытие, один полуфинал и финальный матч, в Санкт-Петербурге – второй полуфинал, на стадионе «Зенит Арена». Это, конечно, наши два главных стадиона, которые будут принимать матчи чемпионата мира.

За год до чемпионата мира, в 2017 году, мы должны будем провести тестовый турнир – Кубок конфедераций, где сыграют все чемпионы конфедераций. Естественно, он пройдёт в городах Москва, Санкт-Петербург, Сочи и Казань. Все эти города должны быть в полной готовности в мае 2016 года. У нас нет сомнений, что мы с этой задачей справимся.

В целях реализации такого масштабного проекта и реализации наших обязательств, которые Вы (Председателем Правительства), Владимир Владимирович, подписывали тогда, когда шла заявочная кампания, мы приняли специальный закон. Конечно, аналогию взяли с сочинских игр. Закон принят в 2013 году. Этот закон регламентирует всю деятельность по подготовке к чемпионату мира, закладывает в ней правовые основы подготовки чемпионата мира, даёт некие совершенствования и толкования по ряду вопросов – с упрощением решения ряда вопросов, связанных с организацией строительства, изъятием земель, защитой прав и интересов ФИФА, товарных знаков. Здесь мы попробовали все вопросы решить. Конечно, этот закон будет совершенствоваться, и в ближайшее время в него ряд изменений войдут, потому что с ФИФА мы вместе работаем на эту тему постоянно.

Хотел также доложить, что в целях организации чемпионата мира создана очень чёткая система управления. Господин Блаттер сказал, что правообладателем чемпионата мира является ФИФА, и у нас сложились сейчас очень хорошие взаимоотношения на различных уровнях. ФИФА на последнем исполкоме создало специальный организационный комитет, который возглавил Мишель Платини – вице-президент ФИФА и президент УЕФА. Оргкомитет имеет постоянно действующий управляющий совет и дирекцию, которая работает в форме некоммерческой организации. Её учредителем является Министерство спорта и Российский футбольный союз. Во всех регионах мы создали региональные оргкомитеты, которые, как правило, возглавляют в основном все губернаторы. Дальше, по рекомендации ФИФА создана такая компания «Арена-2018», задача которой как раз заключается в том, чтобы контролировать ход проектирования, строительства стадионов, соответствия их требованиям ФИФА. На наш взгляд, эта структура функционирует. Для более плодотворной работы создан совет ФИФА и оргкомитета. Со стороны ФИФА возглавляет Жером Вальке, генеральный секретарь, с нашей стороны возглавляю я. Он заседает раз в три месяца, два заседания уже прошли, в ноябре будет следующее в Сочи. Здесь как раз инспекционная комиссия докладывает всё, что происходит, все требования. Такой механизм выстроен.

В целях реализации всех обязательств, в соответствии с Вашим указом, который Вы подписали 25 марта 2013 года, Правительство Российской Федерации разработало специальную программу по подготовке проведения чемпионата мира. Это очень серьёзная программа, статус её определён Вашим указом, Правительство работало над ней очень серьёзно совместно с федеральными органами, региональными органами власти. Вы уже отчасти сказали, что исполнителями программы являются соответствующие федеральные органы исполнительной власти. Мы создали специальный координационный совет, который возглавляет в Правительстве Игорь Иванович Шувалов. Раз в три месяца координационный совет заседает; совсем недавно, 7-го числа, мы провели заседание, где рассматривались все вопросы: ход реализации, мониторинг этой программы. Мы снимаем все проблемы, рассматриваем вопросы и финансирования, и организации, утверждаем сроки, разбираемся по каждому такому вопросу. Сегодня ответственными исполнителями этой программы являются министерства, ведомства и региональные органы государственной власти. Поэтому в целом, мне кажется, механизм отстроен, персональная ответственность за исполнение возложена, и я абсолютно уверен, что с такой структурой и организацией подготовки мы с задачей справимся.

Теперь, собственно, несколько слов о программе. Вы немножко уже о ней сказали, я просто хотел бы акцентировать на чём-то внимание. Программа очень серьёзно прорабатывалась. С Игорем Ивановичем мы несколько заседаний проводили, когда готовили программу. Я помню Ваше выступление в Цюрихе: Вы сказали, что мы должны уложиться в определённую сумму – не более 300 миллиардов. Заявок и предложений было очень много от регионов страны, и хотелось, конечно, через этот проект больше сделать для развития регионов. Но, в целом, могу сказать, что все подошли ответственно, и сегодня эта программа включает 298 мероприятий, из них сегодня 137 объектов спорта, 20 объектов транспорта, 28 – коммунальной инфраструктуры, 14 объектов энергоснабжения, 63 гостиницы, 15 объектов здравоохранения, 12 иных мероприятий, связанных с подготовкой.

Необходимо отметить, что в соответствии с поручением Правительства все регионы страны на заседаниях своих правительств приняли собственные программы подготовки, и они гармонизированы. И те мероприятия, которые включены сегодня в программы регионов и наши, в целом уже составляют около 600 инфраструктурных мероприятий. Это уже очень серьёзный объём работы, который нам необходимо будет выполнить. Я просто уверен, реализация их оставит очень серьёзное наследие в регионах нашей страны.

Финансовое обеспечение, Вы об этом уже сказали, Владимир Владимирович. Могу только отметить, что в рамках этих денег только 26 процентов – это спортивная инфраструктура, а остальные – это инфраструктура транспорта, 50 процентов: это метрополитен, дороги, развязки, – я думаю, что сегодня Министр доложит. Это огромное наследие, которое останется в регионах страны. Спортивная инфраструктура, 12 стадионов, 113 тренировочных полей и баз, – это тоже останется в регионах, эти стадионы также останутся в регионах. Конечно, эта программа сегодня запущена, я могу Вам сказать, что финансирование полностью обеспечено. Сейчас, правда, в районе пяти процентов идёт оптимизация, но мы пытаемся сохраниться в этих цифрах. В целом хотел бы сказать, что за это время нам предстоит очень серьёзную работу проделать, вместе с регионами страны реализуя эту программу.

Несколько слов о главных направлениях программы. Конечно, ключевым направлением являются стадионы, 12 стадионов. Ясно, что на момент объявления в 2010 году чемпионата мира у нас не было ни одного стадиона, отвечающего требованиям чемпионата мира. 12 стадионов, которые мы построим, – это будет серьёзное наследие. Мы исходили из того, что сейчас у нас, на сегодняшний день из 12 стадионов три стадиона уже построены. Это стадион «Казань Арена», на этом стадионе сейчас уже играет клуб. Вы знаете, что мы его в следующем году отдаём под чемпионат мира по водным видам и где-то в августе следующего года окончательно поставим на реконструкцию, сделаем футбольное поле, и этот стадион постоянно будет в футболе. Сейчас он используется как футбольный. Далее – это стадион «Спартака», Владимир Владимирович, Вы его посещали. Сейчас там играет футбольный клуб «Спартак», мы уже сыграли там одну игру национальной команды, в целом стадион соответствует всем требованиям. И стадион «Фишт» в Сочи, все решения по нему приняты, он сегодня передан в собственность Краснодарскому краю. Мы нашли источники, и сейчас уже демонтировано всё сценическое оборудование, демонтируется крыша, и мы его к маю 2016 года приведём полностью к требованиям ФИФА, он будет принимать матчи Кубка конфедераций. Там будет, мы приняли решение, 40 тысяч зрителей, с ФИФА это согласовано. Мы не хотим больше там ничего достраивать: 38 тысяч сегодня вместимость, и удастся поставить временные трибуны где-то на две тысячи зрителей. Эта работа будет завершена вовремя.

Ведутся серьёзные работы на стадионе в Санкт-Петербурге, уже 40 процентов крыши смонтировано, чаша практически завершена. Владимир Владимирович, в прошлый раз Игорь Алексеевич докладывал, когда Вы посещали стадион «Спартак». У нас никаких сомнений нет по этому стадиону, срок стоит – май 2016 года, но есть даже опережение графика. В целом мы считаем, что этот стадион, в общем-то, готов. Вот эти четыре стадиона примут Кубок конфедераций, поэтому сегодня и у ФИФА, и у нас сомнений нет, что это всё будет сделано.

Стадион «Лужники» Вы сейчас посещали, Сергей Семёнович Вам докладывал. Могу сказать, что и темпы, и графики [соблюдаются], строители, которые занимаются, ведут реконструкцию стадиона, опытные, подрядчик – «Мосинжпроект». Считаю, что всё сделано будет вовремя, никаких сомнений нет.

Теперь о семи новых стадионах. Хотелось бы отдельно доложить по ним вкратце. По пяти стадионам мы практически получили уже проектно-сметную документацию, заключение госэкспертизы, и на следующей неделе по двум получаем – Ростов-на-Дону и Саранск.

По стадиону в Самаре. Вы были, Владимир Владимирович, на закладке камня, полным ходом идёт строительство. Здесь никаких у нас сомнений нет. График подписан, «ПСО Казань» – подрядчик.

Нижний Новгород. Проектная документация утверждена, постановление Правительства принято, работы на стадионе ведутся, подрядчик – «Стройтрансгаз». Тоже у нас никаких сомнений здесь нет.

По стадиону в Волгограде. Проектно-сметная документация прошла положительное заключение. Сегодня ведутся подготовительные работы, разбирается старый стадион. Мы рассчитываем тоже, что здесь никаких вопросов не будет. Подрядчик – тоже «Стройтрансгаз». И каких-то у нас здесь вопросов нет.

Ростов-на-Дону. Сегодня готовится положительное заключение. Я уже докладывал, на левом берегу Дона, это новое место. Подрядчиком будет ЗАО «Крокус». Сейчас ведутся подготовительные работы, укрепляется соответствующая намывная территория. Здесь тоже никаких проблем нет. Мы рассчитываем на следующей неделе получить положительное заключение экспертизы, вчера последние вопросы мы сняли.

По стадионам в Волгограде, Ростове, Саранске мы планируем в ноябре подписать все государственные контракты. Но ещё раз скажу, что контракты на подготовительные работы на всех стадионах подписаны и работы идут.

По двум стадионам: Калининград и Екатеринбург. ФИФА нас поддержала, возможно снижение вместимости данных двух стадионов до 35 тысяч мест. Мы приняли решение изменить концепцию, и сейчас по Екатеринбургу концепция изменена. 16 октября прошёл градостроительный совет, губернатор его провёл, проект согласован. В рамках существующего контракта без увеличения финансирования на проектирование, с уменьшением финансирования на строительство мы этот стадион реализуем. У нас тревог нет, мы перенесли срок начала активных строительных работ на апрель 2015 года.

По Калининграду то же самое, сейчас мы подбираем новый проект стадиона на 35 тысяч. Единственный вопрос сейчас в стадии обсуждения, мы Вам его докладывали, ещё раз мы вернулись, ещё раз изучаем возможность изменить или не изменить место размещения стадиона. Сейчас мы с Николаем Николаевичем [Цукановым], вместе с коллегами практически решения все уже подготовили. В ближайшее время Игорю Ивановичу [Шувалову] будем докладывать этот вопрос, тоже концепция стадиона меняется, там будет стадион на 35 тысяч мест.

Вот что касается стадионов. Могу сказать, что по всем стадионам мы исходим из того, что срок ввода стадионов не меняется, это май 2017 года по всем новым стадионам.

Мы сейчас на площадке «Лужников» были, конечно, Владимир Владимирович, уже мы и проекты получили, и дополнительные работы. Но если бы ФИФА и господин Блаттер нас устно поддержал, если бы могли посмотреть ещё ряд стадионов, которые не будут принимать матчи одной восьмой финала, а только квалификации, здесь можно было бы на уровне рабочей документации уменьшить стадионы до 35 тысяч – такие как Саранск, допустим, где нет потребности потом в 45-тысячных стадионах. Если такое решение ФИФА поддержит, мы, конечно, могли бы на уровне рабочей документации к этой теме вернуться. Это позволило бы нам сэкономить бюджетные ресурсы, где не будет большого наследия, где не будут проходить матчи одной восьмой финала и одной четвёртой финала. Такие три стадиона мы могли бы ещё предложить, если господин Блаттер нас поддержит в этих вопросах.

В.ПУТИН: Там важно, что потом заполнять будет трудно, после проведения чемпионата.

В.МУТКО: Да, из этого мы исходим, Владимир Владимирович.

Вот то, что касается сегодня стадионов.

Что касается вопросов, связанных с временной инфраструктурой. Хотел бы обратить внимание, Владимир Владимирович, как будет выглядеть реальный стадион с временной инфраструктурой. У каждого стадиона временная инфраструктура должна быть создана. Здесь тоже все вопросы решены. Мы провели конкурс: «Арена-2018» определена заказчиком на проектирование стадиона. Эта работа ведётся совместно с регионами. Мы должны в одинаковом стиле одинаковую временную инфраструктуру создать у всех стадионов. Это павильоны спонсоров, павильоны различных партнёров, зоны гостеприимства. Такая работа также запланирована, активная фаза строительства будет в 2016 и 2017 годах.

В.ПУТИН: Эти временные сооружения в чьей собственности будут?

В.МУТКО: Это будет наша собственность: оргкомитета или регионов. Скорее всего регионов. Мы передадим им субсидии, 70 на 30.

В.ПУТИН: А чего с этим делать потом?

В.МУТКО: Эта временная инфраструктура будет использоваться под различные выставки.

В.ПУТИН: Надо подумать и в зависимости от этого определить собственника заранее, а то потом Татьяна Алексеевна [Голикова] приедет и будет вас ругать.

В.МУТКО: Владимир Владимирович, по наследию что-то будем брать в аренду. Мы думаем на эту тему, конечно.

В.ПУТИН: Надо заранее подумать. В южных регионах можно использовать, там же не будет отопления, ничего?

В.МУТКО: По поручению Правительства мы должны будем в 2015 году, к концу года, подготовить программу наследия, все эти вопросы будут учтены.

В.ПУТИН: Надо подумать заранее, потому что всё-таки это достаточно дорогостоящее мероприятие.

В.МУТКО: Это тоже наше обязательство, мы это должны будем выполнить.

Дальше тренировочные площадки. Мы должны были в каждом городе создать по четыре тренировочные площадки, то есть принимающий город должен иметь две гостиницы для команд, приезжающих на игру, и четыре тренировочные – по две – площадки.

Я хочу тоже, пользуясь случаем, поблагодарить ФИФА, они пошли нам навстречу, и одну площадку мы сегодня исключили. Теперь в каждом городе будет по три площадки, не четыре. Это даёт нам возможность сэкономить, поэтому у нас сейчас несколько уточняется адресный список. Вся работа начата здесь, адресный список тренировочных полей регионами составлен, и мы в 2014 году начали разработку технических заданий, прежде всего регионы. Начало проектных, строительных, монтажных работ – с 2015 года. 2016 год – активное строительство, но газоны мы будем укладывать, конечно, в 2017 году, чтобы они были хорошие, потому что это самое главное на стадионе.

Что это будет такое, Владимир Владимирович? Требования такие: это 1500 посадочных мест каждый стадион, с определённым освещением и с хорошим натуральным покрытием высокого уровня. То есть, по сути, для детских школ, для футбольных школ, для городов, для регионов эти поля останутся как наследие. И мы выбирали все площадки с губернаторами на территории в близости проживания команд, но чтобы они принадлежали детским школам, муниципалитетам. Это серьёзное наследие, которое мы оставим.

В.ПУТИН: Нужно, чтобы это наследие тоже не повисло, а чтобы руководители регионов заранее подумали и в своих бюджетах на 2019 год уже просчитали содержание юношеских спортивных команд, молодёжных спортивных команд, которые будут использовать.

В.МУТКО: Ключевым вопросом подготовки является транспортное обеспечение участников и гостей, Вы об этом уже говорили. В 2013 году была утверждена концепция транспортного обеспечения чемпионата мира в 2018 году. Нам предстоит очень большая работа, я думаю, что Министр сегодня доложит, я не буду на этом останавливаться. Но я могу сказать, что здесь полный контакт и, конечно, хорошее взаимодействие у нас есть.

Коммунальная инфраструктура, энергоснабжение, здравоохранение. Я подробно не буду останавливаться, но могу сказать, что во всех городах предусмотрено обновить объекты коммунальной инфраструктуры, энергоснабжения, модернизировать около 13 больниц скорой помощи. То есть эта программа вся реализована, в основном это региональные объекты. В основном это будет реализовываться или за счёт субсидий, которые мы частично будем передавать субъектам Российской Федерации, или за счёт инвестиционных компаний и сетевых компаний. То есть это тоже наши коллеги знают, министерства и ведомства, эти программы мониторятся и очень серьёзно контролируются.

Самым сложным вопросом, Владимир Владимирович, как ни странно, на сегодняшний день для нас является вопрос размещения. В соответствии с требованиями нам нужно 50 тысяч гостиничных номеров, причём преимущественно в сегменте пяти, четырёх и трёх звёзд. Это, конечно, немало. И лишь Москва, Петербург, Сочи и, пожалуй, Казань сегодня соответствуют предъявленным требованиям. В большинстве городов-организаторов пока наблюдается серьёзный дефицит размещения. Запланировано у нас по программе строительство 64 гостиниц. Ответственный – Ростуризм. Но, конечно, полномочий у него нет. И я здесь очень рассчитываю на серьёзную работу губернаторов, потому что это создание соответствующей среды, льготной среды, возможность вовлечения бизнеса. Мы во всех регионах программы такие имеем. Мы бываем, видим, недавно в Саранске смотрели новые подходы к строительству гостиниц. Но как минимум четыре гостиницы хорошего уровня должны быть в каждом городе. И, конечно, думать нужно о болельщиках. Поэтому этот вопрос пока у нас двигается медленными темпами, здесь хотелось бы обратить внимание.

По информационным технологиям срок концепции – это первый квартал 2015 года, сейчас Министерство связи разработало эту концепцию, мы её вместе с коллегами из ФИФА рассматриваем, эта работа идёт серьёзно. В ближайшее время до конца года такой меморандум о взаимопонимании между ФИФА, Минкомсвязи и оргкомитетом будет подписан, то есть здесь работа идёт. Николай Анатольевич [Никифоров] знает, что на 2018 год ещё и предугадать надо, что там будет, какие технологии, как мы будем снимать, что нужно завести на стадион. И такая работа сейчас в концепции просматривается.

По безопасности. Вы уже об этом сказали, это один из главных вопросов при проведении чемпионата. В соответствии с Вашим указом срок внесения концепции безопасности на утверждение Президенту страны – первый квартал 2015 года. Она уже разработана, она уже направлена. Я думаю, что Александр Васильевич [Бортников] об этом скажет. Мы сейчас вместе с коллегами работаем.

Несколько слов буквально о волонтёрской программе. Вы говорили о наследии Олимпийских игр. Безусловно, мы, готовясь к чемпионату мира, ничего здесь изобретать не намерены. Мы подписали соглашение с Ассоциацией волонтёрских центров. Вы знаете, что к Олимпийским играм мы создали 20 таких центров. Мы планируем подготовить около 25 тысяч волонтёров, которые будут работать на чемпионате мира. Плюс ещё города будут давать своих городских волонтёров, они тоже эту работу ведут. Здесь каких-то сомнений у нас нет, у нас и ресурсы есть, и структура создана, и мы начинаем очень активно эту работу где-то с 2016 года.

Что касается информационной поддержки, Вы знаете, Владимир Владимирович, что до чемпионата мира мы были несколько скованы в этих вопросах, потому что был чемпионат мира в Бразилии, и мы не могли широко продвигать чемпионат. Сейчас запущен логотип, мы планируем к запуску большой информационный портал для болельщиков, это масштабный проект, он будет официальным путеводителем как для страны-организатора, так и для многих наших коллег в мире. Так что будем этим заниматься.

Большая маркетинговая программа. Хотел бы отметить, что впервые в 2013 году при Вашей поддержке и с Вашим участием российская компания «Газпром» стала спонсором и уже с 2015 года в полном объёме может использовать все преимущества партнёра ФИФА и продвигать свой имидж уже и на чемпионате мира, а также на 11 турнирах, которыми обладает ФИФА, и Кубке конфедераций 2017 года.

Сегодня мы запустим логотип, вечером он выйдет. Я могу отметить, что у нас теперь свой логотип, визуальный образ. В 2013 году совместно с ФИФА мы приступили к разработке официального логотипа, эмблемы, графического стиля, слогана. Логотип завершили. Мне кажется, он у нас получился. Посмотрим, сегодня мы Вам ещё покажем. Использовали всё: традиции России, дух России, культуру, историю России.

Не могу не отметить серьёзную работу по фестивалю болельщиков, это неотъемлемая часть проведения чемпионата. В Бразилии до 50 тысяч собирали такие фанзоны. Естественно, нам предстоит такая работа. И я могу Вам сказать, что в тестовом режиме в 2014 году во время чемпионата мира мы в шести городах проверили: Калининграде, Самаре, Нижнем Новгороде, Саранске, Волгограде, Екатеринбурге. Общая вместимость российских фестивалей составила 142 тысячи. Например, в Саранске 25 тысяч собрали, самый массовый был фестиваль.

Это основные итоги. Конечно, всего в докладе не уложить. Я могу только сказать, что сейчас проделана значительная работа. Мы, может быть, где-то с точки зрения по нашему плану-графику по ряду объектов отстаём, но все министерства, ведомства, регионы посвятили этот год наработке проектно-сметной документации. Я убеждён, что в 2015 году начнётся очень активная фаза работы.

В следующем году у нас важным событием является, господин Блаттер говорил, предварительная жеребьёвка. К нам приедут из 209 стран. Это первый такой приезд к нам мирового спортивного сообщества. Жеребьёвку мы предлагаем провести в Константиновском дворце в Петербурге. Хотели бы, чтобы там Первый канал сделал всю церемонию. Хотелось бы, конечно, Владимир Владимирович, Вашего участия в этом мероприятии. Здесь я хотел бы отметить, что событие большое, что, конечно, будем просить поддержки у ФСБ, МВД, МИДа, Минтранса, Минкомсвязи, администрации Санкт-Петербурга. Нам предстоит серьёзный, большой проект, он будет первый. Думаю, будет около трёх тысяч участников, это такой большой-большой фестиваль.

Владимир Владимирович, вкратце я доложил практически по всем программам, коллеги добавят. Могу ещё раз сказать, что сейчас в Правительстве под руководством Игоря Ивановича у нас идёт целенаправленная, спокойная работа. Я просто уверен, что так будем, такими темпами работать, у нас всё получится, и проведём незабываемый чемпионат мира, и, естественно, порадуем наших болельщиков, и откроем Россию для мира. В Бразилию приехало около 700 тысяч туристов. Конечно, мы предполагаем такой же наплыв туристов, и хотелось бы, конечно, провести это всё на высоком уровне.

Спасибо.

В.ПУТИН: Благодарю Вас.

Транспорт, пожалуйста, Министр Соколов Максим Юрьевич.

М.СОКОЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый президент Блаттер!

Как в своём докладе уже упомянул Виталий Леонтьевич, во исполнение поручения Правительства Минтрансом разработана и утверждена была ещё в декабре 2013 года концепция транспортного обеспечения чемпионата мира по футболу. И это является исходным, основополагающим документом для планирования работы всех видов транспорта в период чемпионата. Она была разработана нашим ведущим институтом в области автомобильного транспорта с участием независимых мировых экспертов, которые имеют опыт работы с ФИФА, таких как PTV Group и так далее.

Согласно расчётам, общее количество однонаправленных поездок всех клиентских групп всеми видами внешнего транспорта за время проведения чемпионата будет включать почти 3,5 миллиона поездок в зависимости от различных сценариев хода чемпионата. При этом воздушным транспортом – порядка миллиона 800 тысяч человек, около одного миллиона – железнодорожным транспортом, и примерно 600 тысяч поездок будет совершено автомобильным транспортом.

Воздушным транспортом будет осуществлена перевозка всех клиентских групп ФИФА, 85 процентов от общего количества иностранных зрителей и половина зрителей, приезжающих к нам на чемпионат мира из отдалённых регионов. При этом до 50 процентов авиапассажиров из числа гостей чемпионата будут прибывать в города-организаторы в московский авиаузел и в аэропорт «Пулково» Санкт-Петербурга. Поэтому с учётом ожидаемого количества иностранных гостей Минтранс полагает возможным на период проведения чемпионата разрешить иностранным авиакомпаниям осуществлять чартерные каботажные перевозки по территории России между городами-организаторами и теми городами, где будут располагаться базы проживания гостей и спортсменов.

Второй по значимости вид транспорта – железнодорожный. В зависимости от города-организатора его выберут от трети до 55 процентов российских зрителей, в основном из отдалённых регионов нашей страны. С учётом имеющегося опыта проведения чемпионата мира по футболу будут введены дополнительные ночные поезда, а также в период проведения чемпионата будет увеличена интенсивность междугородных автобусных перевозок в соответствии с расчётным спросом, и также будут введены новые маршруты и направления.

Дополнительную привлекательность для тех, кто будет пользоваться железнодорожным и автобусным транспортом, придаст установленный законом бесплатный проезд в течение 18 часов как до, так и после матча. Кроме этого, для автолюбителей, предпочитающих передвигаться на собственных автомобилях, будут обеспечены условия, которые будут способствовать, чтобы всё-таки зрители, приезжая в город проведения матча, оставляли машину на перехватывающей парковке при въезде и в дальнейшем передвигались на общественном транспорте. Кстати, водный транспорт мы тоже учли, и он будет использоваться, главным образом, по предварительному заказу для доставки организованных групп зрителей и туристов.

Произведённые расчёты этих потребностей легли в основу подпрограммы строительства и реконструкции объектов транспортной инфраструктуры, программу подготовки к чемпионату. Она утверждена постановлением Правительства и включает в себя в области транспорта 29 мероприятий. Финансирование этой программы осуществляется в рамках федеральной адресной инвестиционной программы, ФЦП «Развитие транспортной системы», а также других федеральных целевых программ, например, «Социально-экономическое развитие Калининградской области».

Из 29 мероприятий программы 16 – это мероприятия по строительству и реконструкции аэропортовой инфраструктуры. Из них 15 финансируются из средств федерального бюджета. В настоящее время полностью соответствуют пиковым нагрузкам и готовы к приёму гостей чемпионата аэропорты московского авиаузла, аэропорты городов Сочи и Казань. Ведётся завершающий этап работы в аэропорту «Пулково», и уже в текущем году в аэропорту Самары будет закончено строительство нового терминала. В целях обеспечения достаточной пропускной способности аэропорты Калининграда, Екатеринбурга, Самары к 2018 году будут существенно модернизированы, а в аэропортах Нижнего Новгорода, Саранска и Волгограда помимо мероприятий программы, которая предусматривает строительство и реконструкцию аэродромного оборудования, запланировано также возведение временных терминалов. Кстати, в Ростове-на-Дону уже на этой неделе будет начато строительство, что называется, с нуля нового аэропорта «Южный», который будет учитывать потребности чемпионата в период пиковых прибытий и убытий, и будет введён в эксплуатацию в соответствии с графиком, в декабре 2017 года.

В рамках подпрограммы также запланировано 11 мероприятий по объектам уличной дорожной сети, они все софинансируются из федерального бюджета. В основном это мероприятия по строительству и реконструкции подъездов к аэропортам, направленные преимущественно на обеспечение бессветофорного проезда и связь с ключевыми объектами чемпионата. Помимо этого будет осуществлён ремонт и реконструкция объектов уличной дорожной сети, строительство развязок в отдельных узких местах. И будет также реконструирована дорога между Калининградом и пограничным переходом «Мамоново», который будет обеспечивать дорожную сеть и связь со странами Евросоюза. В целом эти мероприятия позволят существенно улучшить работу транспорта в городах-организаторах не только в период чемпионата, но и станут наследием на будущее.

С учётом того, что в таких городах, как Сочи и Казань, последние два года уже проводились крупные международные соревнования и многое сделано, то существенных мероприятий по развитию транспортной инфраструктуры в этих городах не планируется.

В части городского пассажирского транспорта основная нагрузка ляжет на метрополитен. В Санкт-Петербурге, в Нижнем Новгороде – это видно на слайде – за счёт субсидий из федерального бюджета будут построены новые станции, которые будут располагаться в непосредственной близости от стадионов. Кроме того, ряд регионов справедливо ставит вопрос об обновлении подвижного состава автобусного парка. И с учётом изложенного мы считаем целесообразным при выделении средств федерального бюджета на обновление подвижного состава, в том числе работающего на газомоторном топливе, а такие программы есть и в Минтрансе, и в Минпромторге, в первоочередном порядке и приоритете предусматривать удовлетворение заявок, которые поступают из регионов, принимающих чемпионат мира.

Далее. Для координации работы по подготовке транспортного обеспечения на федеральном уровне в соответствии с распоряжением Правительства в сентябре текущего года была учреждена автономная некоммерческая организация «Транспортная дирекция чемпионата мира по футболу 2018 года», по аналогии с Олимпийскими играми. Здесь хочу отметить, что на содержание транспортной дирекции средства в бюджете были найдены, но в связи с бюджетными решениями нам ещё необходимо будет дополнительно с Минфином этот вопрос доработать. Также это касается и ряда других объектов. При организации работы транспортной дирекции предполагается использовать тот опыт, который наработан в рамках проведения Олимпийских игр, в том числе и имущество, которое было использовано для логистического транспортного центра в Сочи.

Также планируется широкое использование интеллектуальных транспортных систем, в том числе на базе системы ГЛОНАСС, которые позволят накапливать, обрабатывать и передавать информацию о работе и состоянии транспортной системы. В частности, мы предлагаем создать федеральный центр управления перевозками, так как по информации организатора чемпионата в Бразилии это было одним из недостатков – отсутствие такого именно федерального единого транспортного центра. Также на всякий случай нами разработан комплекс мер по использованию резервных возможностей существующей транспортной инфраструктуры.

Исходя из сегодняшних темпов работы, все мероприятия будут, безусловно, реализованы в установленные сроки, и национальная транспортная система не только к 2018 году, но и к проведению Кубка конфедераций в 2017 году будет готова обеспечивать быстрые, комфортные, надёжные и безопасные перевозки для гостей чемпионата.

Спасибо.

В.ПУТИН: А как всё-таки перевозки бесплатные между городами-участниками болельщиков?

М.СОКОЛОВ: Между городами-участниками они будут обеспечиваться железнодорожным транспортом.

В.ПУТИН: Организационно как будет?

М.СОКОЛОВ: По предъявлению билета – такой опыт у нас с железными дорогами есть, например, этот опыт используем при подготовке 65-летия и 70-летия Победы, когда при предъявлении билета осуществляется бесплатная перевозка. Планируется, что это займёт примерно чуть более 400 миллионов рублей на обеспечение перевозок в период Кубка конфедераций и чуть менее двух миллиардов рублей на период проведения чемпионата мира. Система такая, безусловно, создана уже по аналогу и будет функционировать в рамках и чемпионата, и в 2017 году.

В.ПУТИН: То есть технически это отработано в принципе?

М.СОКОЛОВ: Да.

В.ПУТИН: Хорошо.

Теперь по вопросу безопасности, пожалуйста, Бортников Александр Васильевич.

А.БОРТНИКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

При подготовке к проведению чемпионата нами прежде всего учитывается то, что впервые в истории подобных соревнований въезд иностранных болельщиков будет организован на безвизовой основе, что создаёт беспрецедентные по своей открытости условия доступа в страну и в то же время требует от нас особого подхода к обеспечению безопасности.

Планируемые меры, как Вы уже сказали, должны быть, с одной стороны, повышенными, а с другой – незаметными для команд, официальных лиц и простых болельщиков. В соответствии с Вашим решением, Владимир Владимирович, Федеральная служба безопасности определена координирующим органом по вопросам обеспечения безопасности чемпионата. Руководство этой деятельностью в рамках рабочей группы безопасности Совета возложено на моего первого заместителя. Опыт у нас был с Олимпиадой, мы примерно по этому пути и идём. Всего в состав рабочей группы входят представители 20 министерств и ведомств. Сегодня состоялось очередное заседание этой группы, основной темой которой стало обеспечение безопасности предстоящих Кубка конфедераций и чемпионата мира по футболу. По его итогам был принят ряд необходимых решений.

В 2016 году на базе рабочей группы запланировано создание межведомственного оперативного штаба, в функции которого войдут общая координация усилий по обеспечению безопасности чемпионата, а также разработка и реализация дополнительных мер непосредственно в период проведения турниров.

В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации Федеральной службой безопасности во взаимодействии с Министерством внутренних дел и другими заинтересованными органами исполнительной власти разработан проект комплексной программы мер по обеспечению безопасности в период подготовки и проведения Кубка конфедераций в 2017 году и чемпионата мира в 2018 году. В первом квартале 2015 года, как сказал Виталий Леонтьевич, мы эту комплексную программу представим Вам на утверждение. Вместе с ней будут доложены расчёты сил министерств и ведомств, задействованных в обеспечении безопасности чемпионата, а также необходимых на это финансовых средств.

К настоящему моменту в рамках оперативного штаба ФСБ России по обеспечению безопасности важных общественно-политических, спортивных и иных мероприятий международного уровня, а также аналогичных структур других силовых ведомств уже развёрнуты работы по подготовке к предстоящим спортивным мероприятиям. Так, по линии Национального антитеррористического комитета инициировано включение в процесс обеспечения безопасности турниров антитеррористических комиссий и оперативных штабов субъектов Российской Федерации. Прорабатываются возможности использования европейских баз данных, накапливающих информацию об экстремистски настроенных спортивных фанатах. Здесь у нас опыт сотрудничества с партнёрами из различных государств мира есть, поэтому я полагаю, что эту информацию мы получим.

Изучается международный опыт обеспечения безопасности крупных спортивных мероприятий. Несмотря на то что у нас свой опыт накоплен, мы, конечно, будем смотреть то, как, например, чемпионат Европы по футболу проходил в Польше, в том числе будем изучать его некоторые аспекты.

На межведомственном уровне решаются такие задачи, как обеспечение функционирования и актуализации информационных массивов на радикально настроенных болельщиков во взаимодействии со службами безопасности футбольных лиг и клубов. Эта среда нас очень сильно беспокоит, особенно с учётом последних событий, которые имели место буквально недавно в Кёльне, в Германии. Мы видим, как организуются эти структуры, в том числе и противные по своей идеологии, объединяясь воедино, и в то же время начинают громить и противодействовать существующим органам правопорядка.

Разработка в интересах обеспечения безопасности совместно с Минспортом, оргкомитетом и ФИФА процедур идентификации болельщиков в ходе приобретения ими билетов на чемпионат, регламентация их въезда в Российскую Федерацию и прохода на спортивные объекты. Здесь хочу сказать о том, что у нас по проведению Олимпиады в Сочи накоплен очень интересный опыт, есть очень интересные ноу-хау, которые использовались впервые в мировой практике обеспечения безопасности таких крупных международных соревнований. Наши партнёры из спецслужб западных государств проявили очень серьёзный интерес к организации этой работы.

Создание при Минспорте России межведомственных рабочих групп с участием МВД, ФСБ, Российского футбольного союза, Росмолодёжи, спортивных организаций по подготовке и аттестации контролёров-распорядителей, а также по работке с болельщиками, в том числе и волонтёрская среда, также будет в нашем поле зрения находиться с точки зрения организации работы с ними.

Идёт проработка совместно с МВД, ФСО, МЧС мер по обеспечению антитеррористической защиты строящихся объектов чемпионата. Много внимания уделяем в том числе с учётом того же опыта по Казани и, естественно, по Сочи.

В завершение я хотел бы отметить, что за последние годы в России с учётом передового международного опыта были разработаны и реализованы на практике новые стандарты в области безопасности крупных международных мероприятий. Отдельные методики применены, как я сказал уже, в Казани и в Сочи. Но я полагаю, что непосредственно наш накопленный опыт и те возможности, которыми располагают наши партнёры, дадут возможность нам провести на должном уровне чемпионат мира и способствовать тому, чтобы не допустить каких-либо происшествий.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Кто хотел бы что-то добавить?

Г.ПОЛТАВЧЕНКО: Прозвучала тема, связанная с тем, что все тренировочные площадки должны быть у нас натуральными. Но по типовому соглашению ФИФА предусмотрено при наличии письменного согласия ФИФА некоторые площадки оборудовать искусственным покрытием. У нас просто они есть уже, и в принципе для того, чтобы не тратить лишних денег, если они будут соответствовать всем необходимым требованиям, было бы неплохо оставить, как есть.

В.МУТКО: Коллеги, сразу мы должны сказать, и Жером [Вальке] скажет: это исключено. Все требования для газонов – натуральный газон, натуральный газон на игровых полях, натуральный газон на тренировочных площадках, одинакового качества.

Ж.ВАЛЬКЕ (как переведено): Это не столько требование, сколько обязательство в соответствии с требованием Медицинского комитета. Надо иметь возможность тренироваться и играть на поле одного качества. Нельзя тренироваться на искусственном поле и играть на естественном. Поэтому требование к полю одинаковое и на стадионе, и на тренировочной площадке.

На женском чемпионате мира, который будет проходить в Канаде, – искусственное поле, но одинаковое на тренировочном поле и на игровом, потому что возникают медицинские проблемы, если разное качество поля.

В.ПУТИН: Хочу подтвердить, играл когда-то, давно, правда, уже на искусственном. Я редко играю в футбол. Играл на стадионе с искусственным покрытием и сломал себе ключицу. Всю жизнь занимался дзюдо без серьёзных травм, в футбол начал играть, просто споткнулся и воткнулся плечом. Так что есть определённые и, видимо, небезосновательные требования.

Н.ЦУКАНОВ: Прежде всего, Владимир Владимирович, хочу от имени жителей Калининградской области и от себя лично выразить благодарность за принятие решения о проведении чемпионата мира по футболу в Калининграде. Заверяю Вас и господина Блаттера, что Калининградская область не подведёт ни Вас лично, Владимир Владимирович, ни тем более нашу замечательную страну – Россию.

Владимир Владимирович, хотел бы сказать слова благодарности господину Блаттеру за принятие решения о 35 тысячах в проектировании стадиона. Безусловно, это сэкономит государственные деньги на строительство, мы впишемся в бюджет, безусловно. И самое главное, наследие и дальнейшая эксплуатация этого стадиона отразится на затратах регионального бюджета.

Владимир Владимирович, в то же самое время мы разработали очень качественную программу наследия. И в Калининграде, исходя из климатических условий, так же, как и в Санкт-Петербурге, считали бы целесообразным сделать всё-таки стадион с крышей. Это снизит затраты и поможет в дальнейшем правильно использовать этот стадион. Мы спроектировали стадион, но сейчас мы готовы перепроектировать на 35 тысяч мест, и я бы Вас попросил поддержать. Мы впишемся в бюджет, дополнительных денег не нужно.

Благодаря Вашему поручению мы разработали федеральную целевую программу социально-экономического развития Калининградской области, в том числе там часть средств была предусмотрена на остров – место, где будет строиться стадион. Это даст импульс развитию не только экономики города, но и региона в целом. В этой связи мы предусмотрели деньги, они обозначены в этой государственной программе, ни в каких дополнительных средствах нет необходимости. Поэтому, Владимир Владимирович, я прошу доверить нам провести чемпионат мира по футболу именно на этом месте. Мы не подведём, мы построим вовремя и в тех лимитах, которые там выделены сегодня.

В.ПУТИН: Вот именно в тех лимитах, которые выделены. Но предварительные расчёты показывают, что на этом месте в рамках выделенных лимитов построить объект достаточно сложно, если вообще возможно, и тем более с крышей, которая серьёзно удорожает весь объект. Поэтому Вы давайте к Мутко, к Шувалову, который возглавляет координационный совет, и с ними обсуждайте. Только быстрее заканчивайте обсуждение, надо переходить к конкретной работе.

Пожалуйста, прошу Вас.

Е.КУЙВАШЕВ: Владимир Владимирович, я тоже хочу поблагодарить от лица болельщиков Свердловской области, Урала за возможность проведения матчей чемпионата мира по футболу у нас. Мы буквально перед сегодняшним мероприятием встречались с футбольной общественностью, с оргкомитетом, и поступило предложение предложить отлить золотые медали чемпионата мира по футболу 2018 года из золота, которое было добыто у нас, на Урале. Это первый прииск в России, и наши промышленники готовы предложить.

В.ПУТИН: Хорошо, ладно, подумаем. За ваш счёт или как?

Е.КУЙВАШЕВ: Наши коллеги готовы предложить свои услуги.

В.ПУТИН: Нет, я спрашиваю, за чей счёт услуги? Хитрые мужики на Урале, но ладно, хорошо.

Пожалуйста, кто ещё хотел бы? Давайте у МИДа спросим, как настроены на эту работу.

С.ЛАВРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый президент Блаттер!

Мы в сотрудничестве с Минспортом, с Федеральной службой безопасности, с Федеральной миграционной службой готовим все необходимые меры, которые позволят болельщикам максимально комфортно посещать Российскую Федерацию без виз. Учитывая опыт Олимпиады и другие новые технологии, которые были опробованы и вызвали всеобщее удовлетворение в Сочи, мы не ожидаем каких-то сложностей. В подготовительной работе в рамках оргкомитета действуют соответствующие структуры, и, по нашей оценке, мы готовы.

В.ПУТИН: Спасибо.

Алексей Леонидович, Вам есть что добавить?

А.СОРОКИН: Владимир Владимирович, спасибо. Всё в рабочем порядке. Оргкомитет сейчас укомплектовывается кадрами, наша задача – создать абсолютно идентичную структуру структуре ФИФА, чтобы у каждого был свой коллега в оргкомитете. Мы наращиваем кадры и за счёт специалистов, прошедших Универсиаду, специалистов, прошедших Олимпийские игры, достаточно много появляется из оргкомитета Сочи у нас. Поэтому всё в рабочем порядке.

В.ПУТИН: Спасибо.

Антон Германович, Минфин.

А.СИЛУАНОВ: Владимир Владимирович, деньги есть.

В.ПУТИН: Доклад закончен, да?

А.СИЛУАНОВ: Ресурсы на содержание дирекции найдём. Деньги на дирекцию найдём, о чём говорил Министр транспорта.

В.ПУТИН: А как у вас отношения складываются с регионами по поводу их участия и отношения с бизнесом? Я так понимаю, что нужно работать с дирекцией. Но в целом как у Вас ощущение?

А.СИЛУАНОВ: Основную часть финансовых затрат всё-таки несёт федерация. Регионы начинают уже свою подготовку. Мы здесь ведём мониторинг ситуации с субъектами Российской Федерации, при необходимости готовы оказать поддержку.

В.ПУТИН: Спасибо.

Уважаемый господин президент Блаттер! Уважаемые друзья, коллеги!

Мы находимся не в самом начале пути, но всё-таки практически по многим субъектам Федерации работа только начинается. Она будет большой, сложной и, надеюсь, приведёт к положительному результату. Положительным результатом будем считать идеальную подготовку к чемпионату мира по футболу, к тому, чтобы устроить праздник для наших болельщиков, для болельщиков и любителей футбола во всём мире.

Мы должны быть радушными хозяевами, но в то же время рачительными хозяевами. Средства надо экономить, относиться к ним бережно. Да, действительно, ресурсы у нас есть, и, несмотря на все проблемы экономического характера, и мировые, и известные сложности, турбулентные процессы и в нашей экономике, тем не менее у нас всё просчитано, понятно, что и как нам нужно делать, в какие сроки, за счёт чего решать эти задачи.

Повторяю ещё раз: важно, чтобы это было сделано в срок, качественно и рачительно, без разбрасывания деньгами.

И ещё очень важная составляющая, я практически с неё начал, мы, собственно говоря, для этого и попросили предоставить нам такую честь – проведение чемпионата мира по футболу, для того чтобы подтолкнуть ещё раз развитие массового спорта, развитие футбола как именно одного из наиболее массовых среди массовых видов спорта. И наследие должно остаться хорошим, с тем чтобы и команды высокого уровня, и детские, юношеские команды у нас заиграли, чтобы возникали новые, чтобы развивалась транспортная инфраструктура, инфраструктура связи, необходимые особенно для субъектов Российской Федерации сети гостиниц – прежде всего, конечно, гостиницы трёх-, четырёхзвёздочные, – и здравоохранение.

Всё это вместе очень важная составляющая развития страны, страны в целом. Мы с вами имеем, так сказать, очень важные задачи, это большой вызов для всех нас, для команды, которая это всё будет делать. Уверен, что все вы будете работать слаженно и результативно.

Спасибо большое.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 октября 2014 > № 1212128 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 октября 2014 > № 1212131 Владимир Путин

Заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Владимир Путин принял участие в итоговой пленарной сессии XI заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай». Тема заседания – «Мировой порядок: новые правила или игра без правил?».

В этом году в работе клуба участвовали 108 экспертов, историков и политологов из 25 стран мира, включая 62 иностранных участника.

На пленарной сессии подведены итоги трёх дней работы клуба, в ходе которых был проведён анализ факторов эрозии существующей системы институтов и норм международного права.

* * *

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги! Дамы и господа! Дорогие друзья! Рад приветствовать вас на ХI конференции дискуссионного клуба «Валдай».

Здесь уже было сказано, что в этом году у клуба появились новые соорганизаторы. Среди них и российские неправительственные, экспертные структуры, ведущие университеты. Кроме того, была высказана идея добавить к обсуждению собственно российской проблематики и вопросы глобальной политики и экономики.

Рассчитываю, что эти организационные и содержательные изменения будут укреплять позиции клуба как одной из авторитетных дискуссионных и экспертных площадок. При этом рассчитываю, что так называемый дух Валдая удастся сохранить, а это свобода, открытость, возможность высказывать самые разные и при этом всегда откровенные мнения.

В этой связи хочу сказать, что я вас тоже не разочарую, будут говорить прямо, откровенно. Некоторые вещи, может быть, покажутся избыточно жёсткими. Но если не говорить прямо и не говорить честно о том, что мы реально и по-настоящему думаем, то тогда в таком формате нет смысла собираться. Тогда нужно собираться на какие-то дипломатические рауты, где никто ничего толком не говорит, – и, вспоминая слова известного дипломата, можно только указать на то, что язык дан дипломатам для того, чтобы не говорить правду.

Здесь мы собираемся для других целей. Мы собираемся, чтобы поговорить откровенно. Прямота и жёсткость оценок нужны сегодня вовсе не для того, чтобы заниматься взаимной пикировкой, а чтобы попытаться разобраться, что же на самом деле происходит в мире, почему он становится всё менее безопасным и менее предсказуемым, почему повсеместно возрастают риски.

Тема сегодняшней встречи, дискуссий, которые здесь проходили, уже названа: «Новые правила игры или игра без правил?». На мой взгляд, эта тема, эта формулировка очень точно описывает ту историческую развилку, на которой мы находимся, выбор, который придётся делать всем нам.

Тезис о том, что современный мир стремительно меняется, конечно, не нов. И я знаю, что вы об этом в ходе дискуссии говорили. Действительно, трудно не заметить коренных трансформаций в глобальной политике, экономике, общественной жизни, в сфере промышленных, информационных, социальных технологий.

Сразу прошу меня простить, если я буду повторяться вслед за некоторыми участниками дискуссии. Этого невозможно избежать, вы всё-таки говорили подробно, но я буду излагать свою точку зрения, в чём-то она будет совпадать с участниками дискуссии, в чём-то будет расходиться.

Не будем забывать, анализируя сегодняшнее состояние, уроки истории. Во-первых, смена мирового порядка (а явления именно такого масштаба мы наблюдаем сегодня), как правило, сопровождалась если не глобальной войной, не глобальными столкновениями, то цепочкой интенсивных конфликтов локального характера. И, во-вторых, мировая политика – это, прежде всего, экономическое лидерство, вопросы войны и мира, гуманитарной сферы, включая права человека.

В мире накопилось множество противоречий. И нужно откровенно друг друга спросить, есть ли у нас надёжная страховочная сетка. К сожалению, гарантий, уверенности, что существующая система глобальной и региональной безопасности способна уберечь нас от потрясений, нет. Эта система серьёзно ослаблена, раздроблена и деформирована. Непростое время переживают международные и региональные институты политического, экономического, культурного взаимодействия.

Да, многие механизмы обеспечения миропорядка сложились достаточно давно, в том числе по итогам Второй мировой войны – и прежде всего по итогам Второй мировой войны. Прочность этой системы основывалась не только на балансе сил, между прочим, хочу это тоже подчеркнуть, и не только на праве победителей, но и на том, что «отцы-основатели» этой системы безопасности относились с уважением друг к другу, не пытались «отжать всё», а пытались договариваться.

Главное, что эта система развивалась и при всех изъянах помогала если не решать, то хотя бы удерживать в рамках существующие мировые проблемы, регулировать остроту естественной конкуренции государств.

Убеждён, этот механизм сдержек и противовесов, который в предыдущие десятилетия трудно складывался, порой мучительно выстраивался, нельзя было ломать, во всяком случае нельзя было ничего ломать, не создавая ничего взамен, иначе действительно не осталось бы других инструментов, кроме грубой силы. Нужно было провести разумную реконструкцию, адаптировать к новым реалиям систему международных отношений.

Однако Соединённые Штаты, объявившие себя победителями в «холодной войне», самоуверенно, считаю, подумали, что в этом просто нет нужды. И вместо установления нового баланса сил, который является необходимым условием порядка и стабильности, напротив, были предприняты шаги, которые привели к резкому усугублению дисбаланса.

«Холодная война» закончилась. Но она не завершилась заключением «мира», понятными и прозрачными договорённостями о соблюдении имеющихся или о создании новых правил и стандартов. Создалось впечатление, что так называемые победители в «холодной войне» решили дожать ситуацию, перекроить весь мир исключительно под себя, под свои интересы. И если сложившаяся система международных отношений, международного права, система сдержек и противовесов мешала достижению этой цели, то её тут же объявляли никчёмной, устаревшей и подлежащей немедленному сносу.

Так ведут себя, извините, нувориши, на которых вдруг свалилось огромное богатство, в данном случае в виде мирового господства, мирового лидерства. И вместо того, чтобы им, этим богатством, грамотно, аккуратно распорядиться, в том числе и в свою, разумеется, пользу, считаю, что наломали много дров.

Начался период разночтений и умолчаний в мировой политике. Под давлением правового нигилизма шаг за шагом сдавало свои позиции международное право. Объективность и справедливость приносились в жертву политической целесообразности. Юридические нормы подменялись произвольным толкованием и пристрастными оценками. При этом тотальный контроль над глобальными средствами массовой информации позволял при желании белое выдавать за чёрное, а чёрное за белое.

В условиях доминирования одной страны и её союзников, или, по-другому сказать, сателлитов, поиск глобальных решений зачастую превращался в стремление навязать в качестве универсальных собственные рецепты. Амбиции этой группы возросли настолько, что вырабатываемые в её кулуарах подходы стали преподноситься как мнение всего мирового сообщества. Но это не так.

Само понятие «национальный суверенитет» для большинства государств стало относительной величиной. По сути, была предложена формула: чем сильнее лояльность единственному центру влияния в мире, тем выше легитимность того или иного правящего режима.

У нас потом с вами пройдёт свободная дискуссия, я с удовольствием на вопросы поотвечаю и позволю себе воспользоваться правом и вам позадавать вопросы. Но в ходе этой дискуссии попробуйте кто-нибудь опровергнуть тезис, который только что был мною сформулирован.

Меры воздействия на непокорных хорошо известны и многократно опробованы: силовые акции, экономическое и пропагандистское давление, вмешательство во внутренние дела, апелляции к некой «надправовой» легитимности, когда надо оправдать неправовое урегулирование тех или иных конфликтов, устранение неугодных режимов. В последнее время появились свидетельства, что в отношении ряда лидеров используется и откровенный шантаж. Недаром так называемый большой брат тратит миллиарды долларов на слежку по всему миру, в том числе и за своими ближайшими союзниками.

Давайте зададимся вопросом, насколько всем нам комфортно, безопасно, приятно жить в таком мире, насколько он справедлив и рационален. Может быть, у нас нет веских оснований волноваться, спорить, задавать неудобные вопросы? Может быть, исключительность Соединённых Штатов, то, как они реализуют своё лидерство, это действительно благо для всех, а их повсеместное вмешательство во все дела в мире несёт покой, благополучие, прогресс, процветание, демократию – и нужно просто расслабиться и получить удовольствие?

Позволю себе сказать, что это не так. Это абсолютно не так.

Односторонний диктат и навязывание своих собственных шаблонов приносят прямо противоположный результат: вместо урегулирования конфликтов – эскалация; вместо суверенных, устойчивых государств – растущее пространство хаоса; вместо демократии – поддержка весьма сомнительной публики: от откровенных неонацистов до исламистских радикалов.

А почему их поддерживают? Потому что используют на каком-то этапе как инструмент для достижения своих целей, потом обжигаются – и назад. Я не устаю удивляться тому, как наши партнёры раз за разом, как у нас в России говорят, наступают на одни и те же грабли, то есть совершают одни и те же ошибки.

В своё время они спонсировали исламские экстремистские движения для борьбы с Советским Союзом, которые прошли закалку в Афганистане. Из них выросли и «Талибан», и «Аль-Каида». Запад если не поддерживал, то закрывал глаза, а я бы сказал – и поддерживал на самом деле информационно, политически, финансово вторжение международных террористов в Россию, мы этого не забыли, и в страны Центрально-Азиатского региона. Лишь после того, как страшные теракты были совершены на территории самих Соединённых Штатов, пришло понимание общей угрозы терроризма. Напомню, мы тогда первыми поддержали народ Соединённых Штатов Америки, отреагировали, как друзья и партнёры, на эту страшную трагедию 11 сентября.

В ходе бесед с лидерами США, Европы постоянно говорил о необходимости совместной борьбы с терроризмом, как вызовом мирового масштаба. И с этим вызовом невозможно мириться, и невозможно его купировать, используя двойные стандарты. С нами соглашались, но прошло немного времени, и всё опять вернулось на круги своя. Последовало вмешательство и в Ираке, и в Ливии, эта страна, кстати, была поставлена на грань развала. Собственно, почему была поставлена? Она сейчас поставлена на грань развала, стала полигоном для террористов. Лишь воля и мудрость нынешнего руководства Египта позволили избежать хаоса и разгула экстремистов в этой ключевой арабской стране. В Сирии, как в былые времена, Соединённые Штаты и их союзники впрямую начали финансировать и снабжать оружием боевиков, потворствовать пополнению их рядов наёмниками из разных стран. Позвольте спросить, откуда у боевиков деньги, оружие, военные специалисты? Откуда это всё берётся? Как получилось, что этот ИГИЛ так называемый, пресловутый, превратился в мощную, фактически армейскую группировку?

Что касается финансовой подпитки, то сегодня это не только доходы от наркотиков, производство которых, кстати говоря, за период пребывания международных сил в Афганистане увеличилось не на какие-то проценты, а в разы, и вы все об этом знаете, но подпитка финансовая идёт и от продажи нефти, её добыча развёрнута на территориях, подконтрольных террористам. Они её продают по бросовым ценам, добывают, транспортируют. Ведь кто-то её покупает, эту нефть, перепродаёт, зарабатывает на этом, не задумываясь, что тем самым финансирует террористов, которые рано или поздно могут прийти и на их территорию, придут сеять смерть в их страны.

Откуда поступают новые рекруты? В том же Ираке в результате свержения Саддама Хусейна были разрушены государственные институты включая армию. Мы тогда ещё говорили: будьте аккуратными, острожными, куда вы выгнали этих людей? На улицу. Что они будут делать? Не забывайте, справедливо было или несправедливо, но они были в руководстве достаточно большой региональной страны – во что их превращаете?

Что получилось? Десятки тысяч солдат и офицеров, бывших активистов партии «Баас», выброшенных на улицу, сегодня пополнили отряды боевиков. Может быть, здесь кроется, кстати говоря, и дееспособность ИГИЛ? Они действуют очень эффективно с военной точки зрения, реально профессиональные люди.

Россия неоднократно предостерегала об опасности односторонних силовых акций, вмешательства в дела суверенных государств, заигрывания с экстремистами и радикалами, настаивала на внесении группировок, воюющих против центрального сирийского правительства, прежде всего ИГИЛ, в списки террористических организаций. Ну и что, результат какой? Бесполезно.

Порой складывается впечатление, что наши коллеги и друзья постоянно борются с результатами своей собственной политики, бросают свою мощь на устранение рисков, которые сами создают, платят за это всё возрастающую и возрастающую цену.

Уважаемые коллеги! Момент однополярности убедительно продемонстрировал, что наращивание доминирования одного центра силы не приводит к росту управляемости глобальными процессами. Напротив, подобная неустойчивая конструкция доказала свою неспособность эффективно бороться с такими подлинными угрозами, как региональные конфликты, терроризм, наркотрафик, религиозный фанатизм, шовинизм и неонацизм. В то же время она открыла широкую дорогу для проявления национального тщеславия, манипулирования общественным мнением, грубого подавления воли слабого волей сильного. По своей сути однополярный мир – это апология, апологетика диктатуры и над людьми, и над странами. Кстати, однополярный мир оказался некомфортным, неподъёмным и сложно управляемым для самого так называемого самоназначенного лидера, и вот сейчас только об этом тоже было сказано вслух, с этим я полностью согласен. Отсюда сегодняшние попытки уже на новом историческом этапе воссоздать некоторое подобие квазидвуполярного мира, квазидвуполярной системы, как удобную модель воспроизводства в данном случае американского лидерства. И неважно, кто в американской пропаганде займёт место «центра зла», место СССР как главного оппонента: это Иран, как страна, стремящаяся к ядерным технологиям, Китай, как первая экономика мира, или Россия, как ядерная сверхдержава.

Сейчас мы вновь видим попытки раздробить мир, провести разделительные линии, сколотить коалиции по принципу не за, а против кого бы то ни было, вновь сформировать образ врага, как это было в годы «холодной войны», и получить право на такое лидерство, а если хотите, право на диктат. Ведь как трактовалась ситуация в эпоху «холодной войны», мы же все понимаем и знаем. Союзникам Штатов всегда говорили: «У нас есть общий враг, он страшен, это центр зла; мы вас, своих союзников, защищаем от него, и, значит, у нас есть право вами командовать, заставлять жертвовать своими политическими и экономическими интересами, нести расходы на коллективную оборону, но руководить этой обороной будем, конечно, мы». Словом, сегодня очевидно стремление уже в новом, изменившемся мире реализовать привычные схемы глобального управления, и всё в расчёте на то, чтобы обеспечить свою исключительность и получить политические и экономические дивиденды.

Вместе с тем такие попытки не только всё более расходятся с реальностью, вступают в противоречие с многообразием мира. Подобные шаги неизбежно будут порождать противодействие, ответную реакцию и также принесут ровно обратный эффект. Мы же видим, что происходит, когда политика опрометчиво смешивается с экономикой, логика целесообразности уступает место логике противостояния, даже если она вредит собственным экономическим позициям и интересам, в том числе интересам национальных бизнесов.

Совместные экономические проекты, взаимные инвестиции объективно сближают страны, помогают амортизировать текущие проблемы в межгосударственных отношениях. Однако сегодня глобальное деловое сообщество подвергается беспрецедентному нажиму западных правительств. Какой бизнес, какая экономическая целесообразность, прагматизм могут быть, когда брошен лозунг: «Отечество в опасности, свободный мир в опасности, демократия в опасности!»? Нужно мобилизоваться. Вот это и есть мобилизационная политика.

Санкции уже подрывают основы мировой торговли и правила ВТО, принципы незыблемости частной собственности, расшатывают либеральную модель глобализации, основанную на рынке, свободе и конкуренции, – модель, главными бенефициарами которой, замечу, как раз и являются страны Запада. Теперь они рискуют потерять доверие, как лидеры глобализации. Спрашивается, зачем это нужно делать? Ведь благополучие тех же Соединённых Штатов в огромной степени зависит от доверия инвесторов, зарубежных держателей доллара и американских ценных бумаг. Доверие явно подрывается, признаки разочарования в плодах глобализации присутствуют сейчас во многих странах.

Пресловутый кипрский прецедент и политически мотивированные санкции лишь усилили тенденции к экономической и финансовой суверенизации, стремление государств или их региональных объединений тем или иным способом застраховаться от рисков внешнего давления. Так, уже сейчас всё большее число государств предпринимает попытки уйти от долларовой зависимости, создать альтернативные финансовые, расчётные системы, резервные валюты. На мой взгляд, наши американские друзья просто подрывают, режут сук, на котором сами сидят. Нельзя смешивать политику и экономику, но именно это и происходит. Я считал и считаю, что политически мотивированные санкции были ошибкой, которая наносит ущерб всем, но, уверен, мы ещё об этом поговорим.

Мы понимаем, как и под чьим давлением принимались эти решения. При этом Россия не будет, хочу обратить ваше внимание на это, не будет вставать в позу, обижаться на кого-либо, кого-либо о чём-либо просить. Россия – самодостаточная страна. Мы будем работать в тех внешнеэкономических условиях, которые сложились, развивать своё производство и технологии, действовать более решительно в проведении преобразований, а внешнее давление, как это было не раз, только консолидирует наше общество, не даёт расслабиться, я бы сказал, – заставляет концентрироваться на основных направлениях развития.

Санкции, конечно, нам мешают, этими санкциями нам пытаются навредить, блокировать наше развитие, подтолкнуть к самоизоляции в политике, экономике, в культуре, то есть к отсталости подтолкнуть. Но мир, хочу это подчеркнуть, я уже об этом сказал и повторю, мир кардинально изменился. Мы не намерены от него закрываться и выбирать какой-то путь закрытого развития, путь автаркии, всегда готовы к диалогу, в том числе и по нормализации экономических отношений, и политических тоже. Рассчитываем здесь на прагматичный подход и позиции бизнес-кругов ведущих стран мира.

Сегодня звучат утверждения, что Россия якобы отворачивается от Европы, – наверное, и в ходе дискуссий это звучало, – ищет других деловых партнёров, прежде всего в Азии. Хочу сказать, что это абсолютно не так. Наша активная политика в Азиатско-Тихоокеанском регионе началась отнюдь не сегодня и не в связи с санкциями, а уже более чем несколько лет назад. Исходили, так же как и многие другие страны, в том числе западные страны, исходили из того, что Восток занимает всё более значимое место в мире и в экономике, и в политике, этого не учитывать просто нельзя.

Ещё раз хочу подчеркнуть, все это делают, и мы будем делать, тем более у нас значительная часть территории находится в Азии. Чего же нам не пользоваться своими преимуществами подобного рода? Это было бы просто недальновидно.

Наращивание экономических связей с этими государствами, совместные интеграционные проекты – это серьёзный стимул для нашего внутреннего развития. Сегодняшние демографические, экономические, культурные тенденции говорят о том, что зависимость от одной супердержавы, конечно, будет объективно снижаться, да это, собственно, говорят и европейские, американские эксперты, говорят и пишут об этом.

Возможно, в мировой политике нас ждут те же явления, что и в глобальной экономике, а это сильная интенсивная конкуренция в тех или иных конкретных нишах, частая смена лидеров по конкретным направлениям. Это всё возможно.

Несомненно, что в глобальном соревновании вырастет роль гуманитарных факторов: образования, науки, здравоохранения, культуры. Это, в свою очередь, существенно повлияет на международные отношения, в том числе потому, что ресурс так называемой мягкой силы будет в большей степени зависеть от реальных достижений в формировании человеческого капитала, нежели чем от изощрённости пропагандистских приёмов.

Вместе с тем формирование так называемого полицентричного мира, тоже хотел бы обратить на это внимание, уважаемые коллеги, само по себе не укрепляет стабильность, скорее даже напротив. Задача достижения глобального равновесия превращается в достаточно сложную головоломку, в уравнение со многими неизвестными.

Что же нас ждёт, если мы предпочтём жить не по правилам, пусть строгим и неудобным, а вовсе без правил? А именно такой сценарий вполне реален, исключить его нельзя, учитывая накал обстановки в мире. Ряд прогнозов, наблюдая сегодняшние тенденции, уже можно сделать, и, к сожалению, они неоптимистичны. Если мы не создадим внятную систему взаимных обязательств и договорённостей, не выстроим механизмы разрешения кризисных ситуаций, признаки мировой анархии неизбежно будут нарастать.

Уже сегодня резко возросла вероятность целой череды острых конфликтов если не с прямым, то с косвенным участием крупных держав. При этом фактором риска становятся не только традиционные межгосударственные противоречия, но и внутренняя нестабильность отдельных государств, особенно когда речь идёт о странах, расположенных на стыке геополитических интересов крупных государств или на границе культурно-исторических, экономических, цивилизационных «материков».

Украина, о которой наверняка тоже много говорили и поговорим ещё, – один из примеров такого рода конфликтов, имеющих воздействие на общемировую расстановку сил, – и думаю, он далеко не последний. Отсюда – следующая реальная перспектива разрушения действующей системы договоров об ограничениях и контроле над вооружениями. И начало этому опасному, безусловно, процессу положили именно Соединённые Штаты Америки, когда в 2002 году в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО, а затем приступили и сегодня активно осуществляют создание своей глобальной системы противоракетной обороны.

Уважаемые коллеги, друзья! Обращаю ваше внимание, не мы это начали. Мы вновь скатываемся к тем временам, когда не баланс интересов и взаимных гарантий, а страх, баланс взаимоуничтожения удерживает страны от прямого столкновения. За неимением правовых и политических инструментов оружие возвращается в центр глобальной повестки, оно применяется где угодно и как угодно, без всяких санкций Совбеза ООН. А если Совбез отказывается штамповать подобные решения, то он сразу объявляется устаревшим и неэффективным инструментом.

Многие государства не видят других гарантий обеспечения суверенитета, кроме как обзавестись своей собственной бомбой. Это крайне опасно. Мы настаиваем на продолжении переговоров, мы не просто за переговоры – мы настаиваем на продолжении переговоров по сокращению ядерных арсеналов. Чем меньше ядерного оружия в мире, тем лучше. И готовы к самому серьёзному предметному разговору по вопросам ядерного разоружения, но именно к серьёзному – как говорится, без двойных стандартов.

Что имею в виду? Сегодня многие виды высокоточного оружия по своим возможностям уже приблизились к оружию массового поражения, и в случае отказа, полного отказа от ядерного потенциала или критического снижения его объёмов страны, обладающие лидерством в создании и производстве высокоточных систем, получат явное военное преимущество. Будет сломан стратегический паритет, а это чревато дестабилизацией. Возникает соблазн использования так называемого первого глобального обезоруживающего удара. Словом, риски не снижаются, а возрастают.

Следующая очевидная угроза – это дальнейшее разрастание конфликтов на этнической, религиозной, социальной почве. Такие конфликты опасны не только сами по себе, они формируют вокруг себя зоны безвластия, беззакония и хаоса, где уютно чувствуют себя и террористы, и просто рядовые преступники, процветает пиратство, торговля людьми, наркобизнес.

Кстати, наши коллеги в своё время пытались как-то управлять этими процессами, использовать региональные конфликты, конструировать «цветные революции» в своих интересах, но джинн вырвался из бутылки. Что с ним делать, похоже, не понимают и сами авторы теории управляемого хаоса. В их рядах разброд и шатание.

Мы внимательно смотрим за дискуссиями и в правящих элитах, и в экспертном сообществе. Достаточно посмотреть заголовки западной прессы за последний год: одних и тех же людей называют то борцами за демократию, а затем исламистами, сначала пишут о революциях, потом о погромах и переворотах. Результат очевиден: дальнейшее разрастание глобального хаоса.

Уважаемые коллеги! В такой ситуации в мире пора бы начать договариваться по принципиальным вещам. Это чрезвычайно важно и необходимо, это гораздо лучше, чем расходиться по разным углам, тем более что мы все сталкиваемся с общими проблемами, находимся, что называется, в одной лодке. И логичный путь – это кооперация стран, обществ и поиск коллективных ответов на множащиеся вызовы, совместное управление рисками. Правда, некоторые наши партнёры почему-то вспоминают об этом исключительно только тогда, когда это отвечает их интересам.

Практический опыт доказывает, что совместные ответы на вызовы, во-первых, далеко не всегда панацея, конечно, нужно это признать, а во-вторых, в большинстве случаев они труднодостижимы, слишком непросто преодолеть различия национальных интересов, субъективность подходов, особенно когда речь идёт о странах с разной культурно-исторической традицией. И всё же у нас есть примеры, когда руководствуясь общими целями, действуя на базе единых критериев, мы совместно добиваемся реальных успехов.

Напомню и о решении проблемы сирийского химического оружия, и о содержательном диалоге по иранской ядерной программе, да и наша работа на северокорейском треке тоже имеет некоторые позитивные результаты. Почему бы не использовать весь этот опыт и в дальнейшем как при решении локальных, так и глобальных проблем?

Какой может быть правовая, политическая, экономическая основа нового миропорядка, которая обеспечила бы стабильность и безопасность, при этом поощряла бы здоровую конкуренцию, не допускала формирование новых монополий, блокирующих развитие? Вряд ли кто-то может дать сейчас абсолютно исчерпывающие, готовые рецепты. Здесь потребуется длительная работа при участии широкого круга государств, мирового бизнеса, гражданского общества, вот таких экспертных площадок, как наша. Однако очевидно, что успех, реальный результат возможен лишь в том случае, если ключевые участники международной жизни смогут договориться о согласовании базовых интересов, о разумном самоограничении, покажут пример позитивного ответственного лидерства. Надо чётко определить, где пределы односторонних действий и где возникает потребность в многосторонних механизмах, в рамках совершенствования международного права разрешить дилемму между действиями международного сообщества по обеспечению безопасности и прав человека и принципом национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств.

Как раз такие коллизии всё чаще ведут к произвольному иностранному вмешательству в сложные внутренние процессы, раз за разом провоцируют опасные противоречия ведущих мировых игроков. Вопрос о содержании суверенитета становится едва ли не главным для сохранения и упрочения мировой стабильности.

Понятно, что дискуссия о критериях использования силы извне крайне сложна, её практически невозможно отделить от интересов тех или иных стран. Однако гораздо опаснее отсутствие понятных всем договорённостей, чётких условий, при которых вмешательство является необходимым и законным.

Добавлю, что международные отношения должны строиться на международном праве, в основе которого должны быть и моральные принципы, такие как справедливость, равноправие, правда. Пожалуй, главное – это уважение к партнёру и его интересам. Очевидная формула, но простое следование ей способно в корне изменить ситуацию в мире.

Убеждён, при наличии воли мы можем восстановить эффективность системы международных и региональных институтов. Тут даже не надо что-либо строить полностью, с нуля, это не «гринфилд», тем более что созданные после Второй мировой войны институты достаточно универсальны и могут быть наполнены более современным содержанием, адекватным текущей ситуации.

Это касается и совершенствования работы ООН, центральная роль которой незаменима, и ОБСЕ, которая за 40 лет зарекомендовала себя востребованным механизмом в обеспечении безопасности и сотрудничества в Евроатлантике. Надо сказать, что и сейчас при урегулировании кризиса на юго-востоке Украины ОБСЕ играет весьма позитивную роль.

На фоне фундаментальных перемен в международной среде, нарастания неуправляемости и самых разнообразных угроз нам необходим новый глобальный консенсус ответственных сил. Речь не может идти ни о каких-то локальных сделках, ни о разделе сфер влияния в духе классической дипломатии, ни о чьём-то полном доминировании. Думаю, что требуется новое «издание» взаимозависимости. Её не нужно бояться. Наоборот, это хороший инструмент согласования позиций. Это тем более актуально – учитывая укрепление и рост отдельных регионов планеты, – что формирует объективный запрос на институциональное оформление таких полюсов, на создание мощных региональных организаций и выработку правил их взаимодействия. Кооперация этих центров серьёзно добавила бы устойчивости мировой безопасности, политике и экономике. Но, чтобы наладить такой диалог, надо исходить из того, что все региональные центры, формирующиеся вокруг них интеграционные проекты имели бы одинаковые права на развитие, чтобы они дополняли друг друга и чтобы никто их искусственно между собой не сталкивал, не противопоставлял. В результате такой деструктивной линии разрушались бы связи между государствами, да и сами государства подвергались бы тяжёлым испытаниям, вплоть до полного их разрушения.

Хотел бы напомнить о событиях прошлого года. Тогда мы говорили нашим партнёрам, и американским, и европейским партнёрам, что поспешные закулисные решения, допустим, по ассоциации Украины и ЕС чреваты серьёзными рисками – мы даже о политике ничего не говорили, мы говорили только об экономике, – серьёзными рисками в экономике, что подобные явочные шаги затрагивают интересы многих третьих стран, в том числе Россию как основного торгового партнёра Украины, что необходимо широкое обсуждение вопросов. Кстати, напомню в этой связи, что переговоры о вступлении России, например, в ВТО велись 19 лет. Это была очень тяжёлая работа, и был достигнут определённый консенсус.

Почему об этом говорю? Потому что при реализации проекта ассоциации с Украиной к нам как бы через задние ворота заходят наши партнёры со своими товарами и услугами, а мы об этом не договаривались, нас никто об этом не спрашивал. Мы вели дискуссии по всем темам, связанным с ассоциацией Украины с ЕС, настойчиво, но хочу это подчеркнуть, абсолютно цивилизованно, предъявляя очевидные доводы и аргументы, указывали на возможные проблемы. Нас никто не хотел слушать и разговаривать никто не хотел, нам просто сказали: это не ваше дело, вот и всё, вот и вся дискуссия. Вместо сложного, но, подчеркну, цивилизованного диалога дело довели до государственного переворота, ввергли страну в хаос, в развал экономики, социальной сферы, в гражданскую войну с огромными жертвами.

Зачем? Когда я спрашиваю коллег своих, зачем, – ответа нет вообще, никто ничего не отвечает, вот так. Все разводят руками: так получилось. Не надо было поощрять таких действий – не получилось бы, ведь, я уже говорил об этом, прежний президент Украины Янукович всё подписал, со всем согласился. Зачем это надо было делать, смысл какой? Это что, цивилизованный способ решения вопросов? Видимо, те, кто без конца ляпают всё новые и новые «цветные революции», считают себя гениальными художниками и никак остановиться не могут.

Убеждён, что работа интеграционных объединений, взаимодействие региональных структур должны строиться на прозрачной, понятной основе, хорошим примером такой открытости служит процесс формирования Евразийского экономического союза. Государства – участники этого проекта заранее информировали своих партнёров о планах, о параметрах нашего объединения, о принципах его работы, которые согласуются полностью с нормами Всемирной торговой организации. Добавлю, что мы также приветствовали бы начало предметного диалога по линии Евразийского и Европейского союзов. Кстати говоря, в этом нам тоже до сих пор практически постоянно отказывали, тоже непонятно почему, что здесь такого страшного? И, разумеется, при вот такой совместной работе мы считали бы, что нужно вести диалог, а я об этом много раз говорил и слышал согласие многих наших западных партнёров, европейских во всяком случае, о необходимости формирования единого пространства экономического, гуманитарного сотрудничества, простирающегося от Атлантики до Тихого океана.

Уважаемые коллеги! Россия свой выбор сделала, наши приоритеты – дальнейшее совершенствование институтов демократии и открытой экономики, ускоренное внутреннее развитие с учётом всех позитивных современных тенденций в мире и консолидация общества на основе традиционных ценностей и патриотизма. У нас интеграционная, позитивная, мирная повестка дня, мы активно работаем с нашими коллегами по Евразийскому экономическому союзу, Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, с другими партнёрами. Эта повестка направлена на развитие связей между государствами, а не на разъединение. Мы не собираемся сколачивать какие-либо блоки, втягиваться в обмен ударами. Не имеют под собой основания и утверждения, что Россия пытается восстановить какую-то свою империю, покушается на суверенитет своих соседей. Россия не требует себе какого-либо особого, исключительного места в мире, я хочу это подчеркнуть. Уважая интересы других, мы просто хотим, чтобы и наши интересы учитывали, и нашу позицию уважали.

Хорошо понимаем, что мир вступил в эпоху перемен и глубоких трансформаций, когда всем нам нужна особенная степень осторожности, способность избегать необдуманных шагов. За годы после «холодной войны» участники мировой политики несколько утратили эти качества. Теперь нужно вспомнить о них. В противном случае надежды на мирное, стабильное развитие окажутся опасной иллюзией, а сегодняшние потрясения – преддверием краха мирового порядка.

Да, конечно, я уже сказал об этом, строительство более устойчивой системы миропорядка – сложная задача, речь идёт о долгой и по характеру трудной работе. Мы смогли выработать правила взаимодействия после Второй мировой войны, смогли договориться в 1970-е годы в Хельсинки. Наша общая обязанность – решить эту фундаментальную задачу и на новом этапе развития.

Большое спасибо вам за внимание.

Ш.МИЛН: Благодарю, Президент Владимир Путин.

Мы сейчас заслушаем Доминика де Вильпена, который также хочет выступить с речью.

Д.ДЕ ВИЛЬПЕН (как переведено): Господин Президент! Господин канцлер! Дорогие друзья!

Во-первых, позвольте мне отдать дань памяти нашему общему другу Кристофу де Маржери – человеку, который на протяжении всей своей карьеры был приверженцем дружественных и твёрдых отношений между Францией и Россией.

(Минута молчания).

Благодарю.

«Новые правила или игра без правил?» – наш мир становится миром разрывающимся, потому что нарушаются правила. И игра по правилам, спорт по правилам – лучше, чем спорт или игра без правил (я сейчас, конечно, выступаю перед чемпионом по дзюдо). В таком мире вещи становятся более предсказуемыми, более стабильными, более безопасными. Правила необходимы в международных отношениях, и многие правила развивались на протяжении последних веков. Сегодняшние правила закреплены в Уставе ООН и Заключительном акте Хельсинки.

Но правила также должны толковаться, и это проблема сегодняшнего дня, потому что каждая нация толкует их в свете своего видения, нет какого-то общего толкования. Вот что произошло в Косово, когда случилось вмешательство Запада, основанное на самоопределении. То же самое произошло в Ливии во имя ответственности по защите, которая была использована для смены режима. То же самое произошло в Крыму во имя самоопределения. И, в конце концов, нет согласия, как и кто должен обеспечивать исполнение. Это очень печальный опыт – односторонняя операция в Ираке в 2003 году, это урок международной коалиции в Сирии, а также в Ираке в этом году.

Почему эти правила больше не работают? Существует одна причина, одна главная причина – это чувство унижения и двойные стандарты. Это результат двухвекового доминирования Запада, который отступает под натиском экономического роста и уступает место многополярности. Это результат 20 лет односторонности, которые, с другой стороны, создали новые разочарования, ощущение маргинализации Ближнего Востока, так же как и здесь, в России.

Это чувство унижения является результатом хрупкости государств в условиях глобализации. Государства были ослаблены, и в самих нациях чувствовалось ослабление, и появились сомнения в самих нациях. Это создало спираль недоверия. Спираль недоверия перешла в спираль силы и насилия, и в этом контексте многие считали, что сила может быть лёгким путём для разрешения проблем, но таковым она не является, она лишь ослабляет общие правила ещё более до наступления переломного момента.

Каковыми являются риски сегодня? Мы сталкиваемся с тремя главными вызовами, и все они являются транснациональными, они все становятся глобальными вызовами. Во-первых, это распространение варварского терроризма на Ближнем Востоке. Терроризм растёт посредством разочарования и боязни людей на Ближнем Востоке, особенно суннитов и шиитов, которые принуждают друг друга вступать на путь радикализации. Но терроризм также растёт в самих государствах. Каждое государство в регионе имеет свою повестку дня, свои приоритеты, будь то Иран, Саудовская Аравия, или заливные монархии, или Анкара. В конце концов, террористы растут, когда к ним обращаются при помощи силы, исключительно при помощи военной силы, потому что это приводит к ещё более серьёзным ситуациям.

Позвольте мне также сказать, что эта война не может быть выиграна лишь военным путём, как мы это видели в Афганистане, Ираке и Ливии.

Второй вызов – это ситуация в Европе с Украиной. Это слабое государство, разделённое. С проблемой Крыма и ситуацией на Донбассе мы вступили в цикл недоверия и санкций. И никто не может на сегодняшний день представить выход из этой ситуации, даже несмотря на то, что в сентябре было подписано соглашение о прекращении огня, и показалось, что оно упростит ситуацию. Никто не хочет, чтобы Украина стала зоной замороженного конфликта.

Третий вызов – это Иран с вопросом о нераспространении. Соглашение должно быть найдено до 24 ноября, но условия ещё не подтверждаются, потому что накопилось за столом переговоров вот это чувство недоверия.

Мы можем продолжать перечислять эти вызовы, такие как Эбола или перемещённые лица. Но есть только одна возможность выйти из этого аккумулирования кризисов – уважение друг к другу, уважение к международному праву с учётом интересов всех сторон. Необходимо сознавать достоинство каждого человека, каждой страны, и мы должны понимать, что это основа всех правил. Я это говорю как сторонник принципов де Голля, потому что достоинство наций, их память, их идентичность является основой человеческой истории. Уважение правил означает активную прагматическую дипломатию с политической стратегией, что на сегодняшний день отсутствует.

Использование военного вмешательства должно быть ограничено и должно быть решено на основе твёрдых юридических базисов согласно, под контролем ООН. В 2003 году, я помню, мы все вместе выступили: Россия – Президент Путин, Германия – канцлер Шрёдер, Франция – Президент Ширак, – для того, чтобы укрепить ООН и против рисков односторонних действий в Ираке.

Использование правил дипломатии на Ближнем Востоке сегодня привело к следующему: это стратегия более инклюзивных правительств. В Ираке, например, суннитам должно выделяться больше мест в правительстве. В Ираке новое правительство, но есть ли там новая администрация, новая армия? Есть ли новая открытость в обществе?

Второе – стратегия снятия напряжения между шиитами и суннитами, начало лучших отношений между Саудовской Аравией и Ираном, между суннитами и шиитами.

И, третье, нам нужна стратегия для установления мира локального. Конечно, замечательно иметь глобальную стратегию глобального мира, но мы должны быть более прагматичными: каждый раз, когда есть возможность, идти вперёд с новыми предложениями разрешения ситуации, уменьшать количество кризисов. Нам нужно решение для Ближнего Востока, и это означает признание Палестинского государства с новым объединённым правительством ФАТХа и ХАМАСа.

Нам нужно решение для Сирии, для создания инклюзивного переходного правительства для того, чтобы прекратить кровопролитие. Уже 200 тысяч человек погибли. Необходимо организовать борьбу против угрозы, которую представляет ИГИЛ, и избежать дестабилизации Иордании и Ливана.

Мир, основанный на уважении, означает прагматичную кооперацию, и прагматизм является основой, которой мы должны следовать.

Мир нуждается в России. Как мы можем представить себе разрешение ситуации на Ближнем Востоке или достижение соглашения по Ирану без России? Но Россия также сама нуждается в мире, особенно для своего экономического становления и своей промышленной диверсификации.

Я по убеждению европеец, я знаю, что Европа и Россия разделяют одинаковую дорогу и общее будущее. Но сейчас мы должны смотреть на общие возможности для процветания, общие проекты для молодёжи, для культуры, для инноваций, для развития инфраструктуры, чтобы наш континент был единым.

На Европу приходится половина российского экспорта. Нам нужны голоса, которые призывают к диалогу и обмену. Нам необходимо также, чтобы представители гражданского общества, интеллектуалы, артисты, лидеры, бизнесмены говорили об этом видении общего будущего. Мы не найдём решения, сокращая «большую восьмёрку» или закрывая возможности для диалога. Прекращение диалога ставит страны в более жёсткую оппозицию друг к другу, усиливает национализм в странах, это – не решение.

В этом источник многих европейских проблем: нам нужна новая архитектура безопасности. И она должна быть тщательно реформирована. Необходимо развивать новые проекты, обеспечивать адаптацию к современной реальности, если, конечно же, мы хотим повысить нашу эффективность и надёжность.

Прежде всего, вероятно, важно обеспечить уважение и проводить диалог на равных началах. Диалог очень важен. Несколько дней назад я был в Иране, и в июле там было достигнуто предварительное согласие. Ничего не может быть хуже, чем если переговоры завершатся без какого-либо соглашения. Это усугубит напряжённость в регионе и обеспечит большую радикализацию в Иране. По крайней мере, нужно попытаться достичь договорённости на основе диалога и сотрудничества.

Диалог всегда возможен. Диалог возможен и в случае с Украиной, он необходим, но только в том случае, если мы сможем разработать новые механизмы, если мы сможем отказаться от близорукой тактики в долгосрочном планировании политики.

Мы сталкиваемся с внутренней проблемой, которая приобрела региональные масштабы и становится уже глобальным вопросом. Я считаю, нам нужно создать контактную группу с Украиной, Россией, Германией, Великобританией, Францией и США для того, чтобы обеспечить политический рычаг, финансовую подпитку и создать дипломатический стимул для преодоления различных измерений этого кризиса.

«Минская группа» преуспела существенно в этом направлении, однако у неё ограниченный потенциал. Она позволила обеспечить заключение перемирия, но нам нужен новый механизм для того, чтобы разработать новые способы решения этой проблемы и взять на себя ответственность за будущее Украины.

Нужно проработать три вопроса: вопросы безопасности, экономические вопросы и конституционные вопросы – конечно же, если мы заинтересованы в долгосрочном решении проблемы. В рамках ЕС Франция, Германия, Польша (страны «Веймарского треугольника») несут на себе особую ответственность. Дипломатия посредством традиционных каналов в ряде случаев, как, например, в отношении соглашения, достигнутого 21 февраля, или «нормандский формат» являются недостаточными. Прогресс был, но его недостаточно. Мы не можем довольствоваться обычными дипломатическими механизмами, которые реализуются время от времени. Нам нужен механизм, который бы работал на постоянной основе, нам нужна постоянная группа, которая была бы ещё более мощной, чем ОБСЕ.

Украина ослаблена в результате коррупции и неэффективного управления. Ничего не изменилось. Нужно взять на себя инициативу для того, чтобы выйти из этого замкнутого круга. Выборы, которые состоятся в воскресенье в Украине, позволят обеспечить более эффективное управление в Украине и укрепить управление в стране, а это отвечает интересам не только этой страны, но и всех стран.

Уважаемые дамы и господа! Могу сказать, что мир унижения, мир, в котором мы живём, – это игра, которая является проигрышной для всех. В любом кризисе мирового масштаба не будет победителей. Будет только радикализация всех сторон под давлением «перегретого» общественного мнения.

Могу сказать, и это мой главный посыл сегодня, серьёзный диалог возможен, диалог, который основан на уважении различий, на принципах независимости и равенства всех стран. Эта надежда является результатом и наследием взаимоотношений между Францией и Россией, наследием общей борьбы времён полка «Нормандия – Неман». Это является наследием взаимоотношений, которые были углублены после того, как Де Голь посетил Москву в 1966 году.

И всё это должно осуществляться в духе мира, который нужно утвердить сегодня. Для этого нужен выбор, нужны риски, новые решения, и эти риски мы берём на себя сегодня. В международных отношениях всё возможно, мы знаем это из нашего собственного опыта. Франция и Германия конфликтовали в течение многих столетий, однако, когда появилась политическая воля, поддержка людей, мы смогли преодолеть конфликт посредством более долгосрочного примирения.

Благодарю вас.

Ш.МИЛН: Благодарю Вас, Доминик де Вильпен.

Слово предоставляется Вольфгангу Шюсселю, который сейчас и сделает своё заявление.

В.ШЮССЕЛЬ (как переведено): Благодарю вас, уважаемый модератор.

Президент Путин! Доминик де Вильпен!

Благодарю вас за то, что пригласили меня сегодня. И я хотел бы отметить, что Валдайский клуб подготовил прекрасный документ с участием профессора Фёдора Лукьянова, Ивана Крастева, подготовлен документ для обсуждений, которые проходили вчера и на протяжении всех этих дней.

Присоединяюсь к тому, что сказал Президент Путин: во-первых, это должен быть открытый и честный разговор с участием партнёров, интеллектуалов, действующих политиков и политиков в отставке. Важно, чтобы все говорили открыто и откровенно.

Во-вторых, Президент Путин чётко сказал: «Россия не хочет возвращаться к империализму, к прошлому».

В-третьих, Россия заинтересована в диалоге, в укреплении многосторонних институтов и многосторонних правил, это очень важно. Именно поэтому нужно найти правильный ответ на уравнение «отсутствие правил либо новые правила». С отсутствием правил мы сталкивались в прошлом, несколько столетий назад, в средние века и так далее. Тысячу лет назад двести человек из тысячи погибали от рук людей. Сегодня эта цифра намного меньше – один на тысячу.

Сегодня мы сталкиваемся с огромными проблемами, с региональными конфликтами, войнами – 500 войн за последние десять лет. Тем не менее это намного более регулируемая и мирная жизнь, чем сотни лет назад. Поэтому давайте придерживаться правил.

Однако прежде чем мы будем требовать появления новых правил, мы должны укрепить существующие правила. Доминик де Вильпен, как и Президент Путин, уже сказал, что существующие правила, например, в Европе – это Хельсинский акт, заключённый в 75-м году. Этот документ был подписан всеми участниками, а затем к нему присоединились те представители, которые создали свои независимые государства после 75-го года.

Принципы очевидны. Каждое государство-участник должно уважать права, связанные с суверенитетом государства. Границы могут быть изменены, но только в соответствии с нормами международного права, мирным путём и на основе достигнутого согласия, то есть на основе мирных переговоров. Это ключевой принцип – всё возможно, но всё должно реализовываться на мирных началах и путём переговоров. Конечно же, принцип невмешательства в суверенные права, он закреплён в Хельсинском акте в том числе.

Что же касается украинского кризиса, того, что произошло в Крыму, потом в Донецке, Луганске, – впервые с момента окончания Второй мировой войны были изменены границы без какого-либо согласия. Вы правильно сказали, например, о том, что произошло в Косово, и те же самые аргументы используются и сейчас. Существуют правила, важно укреплять многосторонние институты, придерживаться наших обязательств, и тогда всё может быть возможно, возможно при наличии доверия.

Конечно, мир является более сложным и разнообразным сегодня. Сегодня у нас нет какого-то однополярного мира, нет одной лидирующей державы. Даже если американцы думают, что они могут управлять миром, это невозможно. Они не могут обеспечивать урегулирование одного или двух конфликтов одновременно, это невозможно! Взаимозависимость в политических, экономических вопросах является ключевым принципом. Невозможно управлять миром из одной точки.

Мы входим в эпоху многополярного мира, взаимозависимого мира, где каждый находится в одной и той же лодке и каждый сталкивается с результатами того, что происходит в любой точке мира. Крупные страны должны понимать, что то, что происходит в одной стране, приводит к последствиям в других странах. Вольфганг Ишингер, многие его знают, сейчас он проводил конференцию по безопасности в Индии. В Индии пристально следят за тем, что происходит здесь.

Смотрите, в Европе сложилась сеть регуляторов, контактов. Это совсем не как в Азии, в Азии всё происходит совершенно по-другому, ситуация гораздо более сложная. То, что происходит, например, здесь, важно и для других частей мира, поэтому борьба за независимость, суверенитет, за разделение разворачивается не только здесь, но в том числе и в Судане, Палестине, курдский вопрос на Ближнем Востоке. Азия, Китай, Тибет, Гонконг – посмотрите, что сейчас происходит там. Кавказский вопрос, балканский вопрос, даже в центре Европы – Шотландия, Фландрия, баски, Каталония, Южный Тироль – этот вопрос является очень актуальным для всего мира, поэтому важно попытаться выработать способы разрешения этих проблем.

Механизмы у нас есть. Например, у нас в Австрии существует вопрос Южного Тироля, который всегда был частью Австрии, однако в 60–70-х годах прогремели теракты. Италия блокировала нас при вхождении в ЕС, в тот момент Европейское сообщество, в результате этого. Эти проблемы были разрешены. Механизмы есть, и нам нужна площадка для обмена мнениями по этим механизмам, предоставлять эти механизмы тем, кто хочет получить необходимую информацию. Это то, что мы должны делать сообща.

Я уже говорил, что мир сегодня гораздо более сложен, чем раньше. Я не подготовил речь, просто скажу несколько тезисов для последующей дискуссии. Итак, что Россия и Европа должны делать сообща? Мы являемся самыми могущественными игроками на европейском континенте, несомненно. На нас лежит особая ответственность во имя мира, стабильности и процветания. Мы должны сотрудничать, мы должны работать сообща и разделять ответственность.

Доминик де Вильпен и Президент Путин уже затронули вопрос Украины. Я оптимист. Пессимистам сложнее жить. И на самом деле жизнь пессимистов не такая уж радостная. Но самое главное, что оптимисты всегда надеются на то, что мир изменится к лучшему. Я надеюсь, хотел бы донести это Вам, господин Президент, мы должны разработать определённый процесс, поэтапный процесс, выработать подход к тому, как выйти из этого узла недоверия, как вы оба говорили. Первый шаг – это то, что произойдёт в воскресенье. Я оптимист, я уверен, что умеренные люди придут к власти в Украине. В следующую среду, надеюсь, будет достигнуто соглашение по энергопакету между Россией и Украиной при посредничестве Европейской комиссии. И тут будут присутствовать гарантии Европейского союза, это очень важный вопрос. Зимний период труден, и не только для Европы, для стран ЕС, но также и для Украины, для Донбасса и для всех этих регионов. Итак, существует необходимость прийти к этому соглашению.

Наконец, выборы на местах. Этот принцип заложен в минских договорённостях. Это было записано в минских договорённостях, подписанных также представителями Донецка, например. Местные выборы должны проводиться в соответствии с украинским законодательством. Было бы не очень хорошо, если бы они проходили неделей позже парламентских выборов. Я думаю, что все должны подготовиться к этому процессу, провести их в декабре или когда угодно, чтобы были представители, которые бы взаимодействовали с правительством в Киеве и международным сообществом. Им предстоит урегулировать большое количество сложных вопросов: транспортировки угля, как восстановить разрушенную экономику, инфраструктуру, финансовую систему, как переправлять деньги из одного города в другой. То есть необходимы законные голоса, представляющие Донбасс, которые бы взаимодействовали с властями в Киеве. Это очень важно – выборы на местах в соответствии с тем, что согласовано в Минске.

И, наконец, перемирие. Перемирие всё ещё является очень хрупким. Каждый день 10–12 человек умирают, что очень плохо. Мы должны использовать всё наше влияние, вы можете сделать это, и ЕС это может сделать, для того чтобы положить конец столкновению. Нужно понять, что никто не сможет урегулировать ситуацию военным путём. Если военный путь будет использован, то ситуация будет проигрышной для всех. Пограничный контроль, все эти вопросы должны урегулироваться непременно также с участием представителей ОБСЕ. Нужно разработать процесс, который привёл бы нас к лучшему пониманию.

И после этого вопрос санкций тоже должен быть рассмотрен. Санкции – это всегда свидетельство слабости, это свидетельство того, что дипломатические способы оказались неуспешными. Будь то экономические, политические санкции, военные действия – это всё признак несостоятельности. Важно избавиться от этого, но в первую очередь важно прийти к лучшему пониманию и увеличить доверие.

Кристофер Кларк в своей книге «Лунатики» писал о том, что никто не хотел войны. Никто не был готов к [Первой мировой] войне, и за несколько дней до войны все говорили, что ситуация стабильна как никогда. Однако одна искра – и разгорелась война. Так происходило в прошлом и так происходит сегодня. Сегодня ситуация сложна, я не недооцениваю внутренние проблемы, но говорю, что мы должны сконцентрироваться на том, чтобы не создавать проблемы, а разрешать их.

Кристофер Кларк точно сказал, что у России и Европы сложилась эффективная сеть взаимодействия экономики, политики, в культуре. Пусть взаимодействие не всегда является очень лёгким, но сеть взаимодействия существует. В Азии, например, или на Ближнем Востоке отсутствует какой-либо механизм или площадка, как, например, ОБСЕ, отсутствует какая-либо региональная площадка. Поэтому важно укреплять существующие правила, нужно укреплять правила, работать по правилам, и было бы неплохо создавать новые правила в отношении новых кризисов.

Перед нами сейчас новая угроза. Негосударственные игроки, выступающие против государств, подрывающие их. Это новый вызов, совершенно новый вызов. Какие же у нас есть механизмы? Террористы – всегда террористы, но эти террористы – это новые террористы. Кроме того, киберугрозы, такие глобальные вызовы, как вызовы в области здравоохранения, вопросы климатических изменений, финансовый кризис 2008 года и ситуация в последующие годы. Существует необходимость для новых правил, которые могли бы нам ответить на новые вызовы.

У меня к Вам вопрос, господин Президент. Кстати говоря, в 1815-м году был Венский конгресс, после которого последовали 50 лет мира в Европе. 40 лет исполняется Хельсинки. Не было бы целесообразным создать своего рода «хельсинский механизм», который бы помог нам реагировать на новые вызовы, скажем, в Вене? Просто вопрос для размышления.

Благодарю вас за внимание.

Ш.МИЛН: Благодарю Вас, Вольфганг Шюссель.

Интересно, господин Президент, хотите ли Вы сейчас ответить на вопрос, станет ли «хельсинский механизм» последующим шагом, который помог бы реагировать на вызовы, о которых господин Шюссель сейчас говорил?

В.ПУТИН: Прежде всего я хочу сказать, что в целом согласен с тем, что и Вольфганг только что говорил, и Доминик. Полностью подписываюсь под всем, что было сказано.

Некоторые вещи я хотел бы прояснить.

Мне кажется, что всё-таки Доминик назвал украинский кризис как причину ухудшения международных отношений. Естественно, этот кризис является такой причиной, но всё-таки это не первопричина. Сам кризис на Украине – это производная от разбалансировки международных отношений.

Почему это происходит, я уже говорил в своём выступлении, коллеги здесь уже об этом упоминали. Я могу об этом ещё дополнительно сказать, если нужно. Но это прежде всего, конечно, производная от разбалансировки международных отношений.

Что касается некоторых вещей, о которых Вольфганг сказал, мы ещё поговорим об этом: и о выборах, если нужно, поговорим, и об энергетике, о поставках на Украину энергоносителей и в Европу тоже.

Но я бы хотел отреагировать на то, что Вольфганг оптимист и где там пессимисты. Я уже приводил такую старую нашу, с бородой, и несколько грубоватую шутку, не могу не воспроизвести её ещё раз. Есть у нас такой анекдот. Пессимист и оптимист: пессимист выпивает коньяк, морщится и говорит: клопами пахнет. Оптимист ловит клопа на стене, давит его, нюхает и говорит: коньячком попахивает.

Мне бы очень не хотелось, или, так скажем, я бы лучше был пессимистом, который пьёт коньяк, чем оптимистом, который нюхает клопов.

Хотя, конечно, вроде бы оптимистам живётся веселее, но всё-таки, наверное, общая наша задача – не злоупотребляя алкоголем – жить на каком-то приличном уровне. Для этого надо уходить от кризисов, вместе бороться с вызовами и угрозами и конструировать такие условия взаимодействия на международной арене, которые помогали бы нам решать эти задачи.

Я потом готов буду ответить на некоторые другие вещи, которые здесь прозвучали.

Спасибо.

Ш.МИЛН: Благодарю.

Сейчас давайте перейдём к вопросам аудитории, но, однако, я бы хотел задать первый вопрос Вам сам, если позволите.

Господин Президент, у нас был разговор об оптимизме, пессимизме, и Президент изложил свои предпочтения в отношении глобальных правил в новой эпохе глобального управления. Это очень заманчивая перспектива, но в свете последних событий сложно рассматривать оптимистично то, что будет происходить в краткосрочной перспективе. Мы все говорим о нарушении мирового порядка, господин Путин говорил о том, что умножаются и продолжаются многоплановые конфликты.

Два вопроса в одном, которые я хотел бы задать.

Во-первых, считаете ли Вы, господин Президент, что действия России на Украине и в Крыму за последние месяцы являются ответом на то, что разрушены правила, и являются примером государственного управления без правил? И второй вопрос заключается в том, что эти глобальные разрушения правил, – является ли это сигналом, с российской точки зрения, для изменения российской позиции? В последние дни здесь говорилось, что Россия не может лидировать в существующем глобальном устройстве, но на самом деле она проявляет лидерские качества. Каков Ваш ответ на этот вопрос?

В.ПУТИН: Я попросил бы Вас всё-таки ещё раз сформулировать вторую часть Вашего вопроса. Второй вопрос в чём заключается?

Ш.МИЛН: Здесь уже говорилось, что Россия не может стремиться к лидерским позициям в мире, учитывая обстоятельства, случившиеся после распада Советского Союза, но может повлиять на то, кто будет лидером. Возможно ли изменение позиции России, переориентация, как Вы уже отмечали, в отношении Ближнего Востока, в вопросах, связанных с ядерным вооружением Ирана?

В.ПУТИН: Россия своей ориентации не меняла никогда. Мы страна с традиционной ориентацией, это ориентация на сотрудничество, на поиск совместных решений. Первое.

Второе. Мы не претендуем на какое-то глобальное лидерство. Тезис о том, что Россия претендует на какую-то исключительность, совершенно ложный, я об этом в своём выступлении сказал. Мы не требуем какого-то особого места под солнцем, мы просто исходим из того, что все участники международного общения должны уважать интересы друг друга. Мы готовы уважать интересы наших партнёров, но рассчитываем на такое же уважительное отношение к нашим интересам.

Своё отношение к ситуации на Ближнем Востоке, в отношении иранской ядерной программы, в отношении урегулирования северокорейского кризиса, в отношении борьбы с терроризмом, с преступностью в целом, с наркотрафиком мы не меняли. Не меняли никаких приоритетов даже под воздействием недружественных акций со стороны наших западных партнёров, ведомых в данном случае, совершенно очевидно, мы это знаем все, Соединёнными Штатами. Даже в условиях санкций мы ничего не поменяли.

Но здесь тоже ведь всё имеет какие-то свои ограничители. Исхожу из того, что если под воздействием внешних обстоятельств нам придётся пойти на какие-то изменения, то это возможно, но пока таких экстремальных ситуаций не возникает, и мы не собираемся ничего менять. Это первое.

Второе, что касается нашего поведения в Крыму. Я уже об этом много раз говорил, если есть необходимость в этой аудитории повторить, могу повторить ещё раз. Это статья 1, часть 2 Устава Объединённых Наций – право наций на самоопределение. Всё прописано и не просто как право на самоопределение, а как цель Объединённых Наций. Посмотрите внимательно на статью, посмотрите, что там написано.

Я не понимаю, почему люди, проживающие в Крыму, не имеют на это право, так же как люди, проживающие, скажем, в Косово. Здесь тоже сейчас это прозвучало. Почему в одном случае белое считается белым, а во втором то же самое белое объявляется чёрным? Чушь, и мы с этим никогда не согласимся. Это первое.

Второе, и это чрезвычайно важная вещь, об этом никто не говорит, я хочу обратить на это внимание. Что произошло в Крыму? Во-первых, в Киеве произошёл антигосударственный переворот. Кто бы что ни говорил, но, на мой взгляд, это очевидная вещь – [произошёл] вооружённый захват власти.

Люди во многих регионах страны порадовались этому, не понимая, к чему это приведёт, а в некоторых регионах испугались, что к власти приходят люди крайних взглядов, националисты, правых, в том числе неонацистских, убеждений. Испугались за свою будущность, за свои семьи и соответствующим образом начали на это реагировать. В Крыму люди провели референдум.

Я хочу знаете на что обратить внимание? Хочу, чтобы вы всё-таки отфиксировали на этом своё внимание. Ведь не просто так мы в России заявили о том, что там прошёл референдум. Решение о проведении референдума принял абсолютно легитимный представительный орган власти Крыма – парламент Крыма, избранный, кстати говоря, по украинскому закону несколько лет назад, до всех этих тяжёлых событий. Именно этот легитимный орган объявил о проведении референдума, а потом на основе этого референдума, так же как в Косово, принял декларацию о независимости и обратился к Российской Федерации с просьбой принять [Крым] в состав Российского государства.

Вы знаете, кто бы что ни говорил и как бы ни старались наковырять что-то, это очень сложно сделать, имея в виду и то, как было сформулировано решение суда ООН, который ясно заявил, что согласия верховной власти той или иной страны – применительно к косовскому прецеденту – на решение вопроса о самоопределении не требуется.

Знаете, меня всегда очень радует в этом случае, я вспоминаю всё время то, что говорили по этому поводу древние. Помните замечательную фразу: что позволено Юпитеру, не дозволено быку. Мы не можем согласиться с такими формулировками. Может быть, быку не позволено, но хочу вам сказать, что медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет. Вообще, он считается у нас хозяином тайги и не собирается, я знаю это точно, куда-то переезжать в другие климатические зоны, ему там неуютно. Но тайги он своей никому не отдаст. Я думаю, что это должно быть понятно.

В чём заключаются проблемы современного мироустройства? Давайте прямо скажем об этом, здесь же все специалисты сидят. Вот мы говорим-говорим, мы похожи на дипломатов. Что произошло в мире? Была биполярная система. Советский Союз развалился, этой мощной силы в виде Советского Союза не стало.

Все правила международной жизни после Второй мировой войны писались под биполярную систему. Да, Советский Союз называли Верхней Вольтой с ракетами. Может быть, но ракет было завались. И были такие яркие политические деятели, как Никита Хрущёв, который сапогом в ООН стучал. И все в мире, прежде всего в Соединённых Штатах, в НАТО, думали: да ну его на фиг, этого Никиту и иже с ним, возьмут долбанут, ракет у них полно – лучше относиться к ним с уважением.

Советского Союза не стало, возникла какая ситуация и какие искушения – а можно не считаться с Россией, она очень зависимая, прошла трансформацию в ходе развала Советского Союза, будем делать то, что нам хочется, вообще не считаясь ни с какими правилами.

Вот так же ведь на самом деле и происходит. Здесь упоминал Доминик и Ирак, и Ливию, и Афганистан, а до этого Югославию. Это что, всё было в рамках международного права, что ли? Что вы нам сказки-то рассказываете?

Значит, кому-то можно вообще ни с чем не считаться, а нам защищать свои кровные интересы русскоязычного и русского населения в Крыму нельзя? Так не будет.

И я хочу, чтобы вот это понимание пришло ко всем. Нужно избавиться от этого искушения и попыток мир под себя причесать. Надо выстроить сбалансированную систему интересов и отношений, давно прописанную в мире, нужно только с уважением к этому относиться.

Да, я уже сказал, мы прекрасно понимаем, что мир изменился, и мы готовы к этому прислушаться и в соответствии с этим корректировать эту систему, но полного игнорирования наших интересов мы допустить не можем и никогда не допустим.

Претендует Россия на какую-то лидирующую роль? В качестве сверхдержавы – нет, нам это только в нагрузку, зачем нам это нужно? Я уже сказал про тайгу: она бескрайняя, нам только осваивать свои территории и время, и силы нужны, и много ресурсов.

Не нужно нам никуда лезть, ничем командовать, но и к нам не лезьте и не корчите из себя вершителей судеб всего мира. Вот и всё. И если есть в чём-то и будет возможно в чём-то лидерство России – это в отстаивании норм международного права.

Ш.МИЛН: Благодарю.

ВОПРОС (по-русски): Мирный процесс между палестинцами и израильтянами распался полностью. США никогда не давали квартету возможность работать. Одновременно рост израильских поселений, незаконных поселений на оккупированных территориях ликвидирует возможность создания палестинского государства. Мы только что увидели очень жёсткое нападение на сектор Газа. Как Россия относится к такой напряжённой ситуации на Ближнем Востоке? И как Вы смотрите на то, что происходит в Сирии?

(Как переведено.) И ещё одно замечание для господина де Вильпена. Вы говорили об унижении. Что может быть более унизительным, чем оккупация, с которой сталкивается Палестина на протяжении всех этих лет?

В.ПУТИН: Что касается Палестины и израильского конфликта. Мне здесь легко говорить, потому что, во-первых, должен сказать и думаю, что это все видят, в последнее десятилетие произошла серьёзная трансформация наших отношений с Израилем, имея в виду, что в Израиле проживает огромное количество выходцев из бывшего Советского Союза, и нам небезразлична судьба этих людей. В то же время у нас традиционные отношения и с арабским миром, и в особенности с Палестиной. Более того, Советский Союз, Россия – правопреемница бывшего Советского Союза, давно признала государственность Палестины. И мы в этом отношении ничего не меняем.

И, наконец, что касается поселенческой деятельности. Наша позиция солидарна с основными участниками международной жизни. Мы считаем, что это ошибка. Я об этом говорил и нашим израильским партнёрам. Думаю, что это препятствие к нормализации отношений, и очень рассчитываю на то, что и сама практика будет прекращена, и весь процесс мирного урегулирования вернётся в своё правовое договорное русло.

Мы исходим из того, что конфликт на Ближнем Востоке является одной из первопричин всей дестабилизации не только в регионе, но и в мире. И, конечно, унижение любого народа, который проживает в этом регионе, да и вообще где бы то ни было в мире, – это источник опасности, источник дестабилизации, и это должно быть устранено. Конечно, такими мерами и средствами, которые были бы приемлемы для всех участников этого процесса и для всех людей, которые в регионе проживают.

Процесс чрезвычайно сложный, но Россия готова вложить в урегулирование все свои возможности, в том числе и добрые отношения с участниками этого конфликта.

М.ПОГРЕБИНСКИЙ: Владимир Владимирович, я из Украины приехал, она переживает трагические времена впервые за 70 лет. Мой вопрос касается возможности урегулирования. В связи с этим я хотел напомнить историю. Вы говорили пару слов о том, что был момент, когда рассматривался трёхсторонний формат: Россия–Украина–Европа. Европа тогда его не приняла, после чего произошёл целый ряд трагических событий, в том числе утрата Крыма, гибель тысяч людей и так далее.

Не так давно Европа вместе с Украиной и Россией договорились о том, что всё-таки такой формат возможен, даже более того, принято соответствующее решение. В этот момент появилась надежда на то, что Россия сумеет с Европой и Украиной договориться и может стать таким реципиентом восстановления мира на Украине. Что произошло потом? Что произошло между Москвой и Брюсселем, Москвой и Берлином, что сегодня ситуация кажется совершенно невменяемой? Непонятно, к чему это всё может привести. Как Вы это видите, что произошло, что с Европой?

В.ПУТИН: Вы знаете, произошло то, что можно характеризовать тем, что ничего не произошло. Договорённости были, но они с обеих сторон не соблюдаются в полном объёме. Но, может быть, и невозможно соблюдение в полном объёме этих договорённостей с обеих сторон.

Например, военные подразделения Украины должны были оставить отдельные пункты, в которых они дислоцировались до этих договорённостей в Минске, а силы ополчения должны были оставить некоторые населённые пункты, которые они занимали до этих минских договорённостей. Но ни украинские войска не уходят из пунктов, которые они должны оставить, например, из аэропорта в Донецке, ни ополчение полностью не выходит из тех населённых пунктов, которые они должны освободить, ссылаясь на то, я скажу здесь откровенно, ссылаясь на то, что у них там семьи проживают, у ополченцев, они боятся за их безопасность. Их близкие родственники там проживают, дети, жёны и так далее. Это серьёзный гуманитарный фактор. Мы готовы сделать всё для того, чтобы все договорённости, которые были в Минске достигнуты, были исполнены. И хочу воспользоваться Вашим вопросом для того, чтобы подчеркнуть позицию России: мы за полное исполнение минских договорённостей с обеих сторон.

Но в чём проблема? На мой взгляд, ключевая проблема заключается в том, что мы не видим желания у наших партнёров в Киеве, у властей прежде всего, решить проблему взаимоотношений с юго-востоком страны с помощью мирного политического процесса, с помощью переговоров. Всегда мы видим одно и то же в разных проявлениях: подавить силой. Началось с Майдана, сначала решили подавить там Януковича силой, добились успеха, вызвали на поверхность вот эту пену национализма, потом это всё трансформировалось в какие-то батальоны националистические. Потом, когда людям на юго-востоке Украины не понравилось, они начали пытаться избирать свои органы власти и управления, их по ночам начали арестовывать и увозить в тюрьму в Киев. Потом, когда люди это увидели, взялись за оружие, вместо того чтобы остановиться, в конце концов начать мирный диалог – войска послали, танки, самолёты. И, кстати говоря, мировое сообщество как-то помалкивает, закрылось, как будто не видит ничего, как будто вообще нет такого слова «непропорциональное применение силы». Забыли вдруг. Я помню, как орали все, когда у нас ситуация была тяжёлая на Кавказе. Каждый день я выслушивал одно и то же. Сейчас нет таких слов, словосочетания «непропорциональное применение силы». А ведь применяются кассетные бомбы, применяется уже тактическое оружие.

Понимаете, в этих условиях очень сложно нам, в России, так выстроить работу с людьми на юго-востоке Украины, чтобы побудить их к полному исполнению всех договорённостей. Они всё время ссылаются на то, что киевские власти полностью не исполняют своих договорённостей.

Но другого пути нет. Я хочу подчеркнуть, мы: а) за полное исполнение этих договорённостей с обеих сторон; и б) самое важное и самое главное, что я бы хотел сказать, я хотел бы, чтобы это все услышали: если, не дай бог, опять кто-то войдёт в искушение в попытках использовать силу для окончательного решения этой проблемы на юго-востоке Украины, то загонит ситуацию окончательно в тупик.

На мой взгляд, есть ещё шансы договориться. Да вот Вольфганг говорил, я понял, о чём он говорил. Он говорил о выборах в ближайшее время, и на Украине, и на юго-востоке. Мы знаем и об этом дискутируем постоянно. Вот сегодня с утра только я опять с канцлером ФРГ на этот счёт говорил. Действительно, в минских договорённостях прописано, что выборы на юго-востоке должны пройти в координации с украинским законодательством – не по украинскому закону, а в координации. Специально это было даже выбрано, потому что никто на юго-востоке не хочет проводить выборы по украинскому законодательству. Почему? Как это сделать, когда стреляют каждый день, гибнут с обеих сторон люди, а они будут проводить выборы по украинскому закону? Надо прекратить войну в конце концов, войска отвести в конце концов, понимаете? С момента, когда это будет достигнуто, можно будет говорить о каком-то сближении позиций, о каком-то сотрудничестве. Пока этого нет, очень сложно говорить о другом.

Говорили о дате проведения выборов на юго-востоке, но мало кто знает, что договорённости были, что до 3 ноября выборы могут быть проведены на юго-востоке Украины. Потом в последний момент в соответствующий известный закон внесли изменения по дате. Ни с кем же не посоветовались, с юго-востоком не консультировались. Назначили их на 7 декабря, но с ними никто не говорил. Они нам тут же говорят, на юго-востоке: вот видите, нас опять надули, и так всегда будет.

Можно, конечно, оспаривать, спорить как угодно. Самое главное – прекратить войну немедленно, развести. Если Украина хочет сохранить территориальную целостность, а мы тоже этого хотим, нужно понять, что не надо там цепляться за какую-то деревню, это бессмысленно. Ведь смысл в том заключается, чтобы прекратить кровопролитие и начать диалог, и на базе этого диалога выстраивать отношения и восстанавливать какие-то коммуникации, прежде всего в сфере экономики, а за экономикой многое другое пойдёт постепенно. Мне кажется, добиться нужно прежде всего этого и двигаться дальше.

П.ДУТКЕВИЧ: Владимир Владимирович, с Вашего разрешения я хотел бы вернуться на момент крымской проблематики, поскольку она ключевая и для Запада, и для Востока. Я хотел бы Вас попросить, чтобы Вы просто от себя рассказали свою личную картину этих событий, которые к этому привели, особенно почему Вы решились на такое решение. А можно было по-другому? Как Вы это сделали? Там нюансы важные, как Россия это сделала внутри Крыма. И последнее, в конце концов как Вы себе представляете последствия этого решения и для России, и для Украины, для Европы и для нормативного мирового порядка? Я прошу Вас, потому что это важно, я думаю, что миллионы людей хотят услышать Вашу личную реконструкцию этих последних дней, как Вы принимали это решение.

В.ПУТИН: Я не знаю уже, сколько раз я об этом говорил, но скажу ещё раз.

Итак, 21-го числа в Киеве были подписаны известные документы между Президентом Януковичем и оппозицией. Под этими документами была поставлена подпись трёх министров иностранных дел европейских стран как гарантов исполнения этих договорённостей.

21-го числа вечером мне Президент Обама позвонил, мы с ним обсудили эти вопросы, сказали о том, как мы будем способствовать исполнению этих договорённостей. Россия взяла на себя определённые обязательства. Я услышал, что мой американский коллега готов взять на себя определённые обязательства. Это всё было 21-го вечером. В тот же день мне тоже позвонил Президент Янукович, сказал, что он подписал, считает, что ситуация стабилизировалась, и он собирается поехать в Харьков на конференцию. Не скрою, это не секрет, я выразил определённую озабоченность, сказал: возможно ли в такой ситуации покидать столицу? Он ответил, что считает возможным, поскольку есть документ, подписанный с оппозицией, и министры иностранных дел европейских стран выступили гарантами исполнения этой договорённости.

Скажу вам ещё больше, я ему ответил, что я сомневаюсь в том, что всё так будет хорошо, но это его дело. Он же в конце концов Президент, он чувствует ситуацию там, ему виднее, как поступать. Но, во всяком случае, мне кажется, нельзя выводить силы правопорядка из Киева, сказал ему я. Он сказал: да, конечно, это я понимаю. Уехал и дал команду вывести все силы правопорядка из Киева. Красавец тоже.

В Киеве что произошло, мы знаем. На следующий день, несмотря на все наши разговоры телефонные, несмотря на подписи министров иностранных дел, как только Янукович покинул Киев, тут же произошёл захват его администрации и здания правительства вооружённым путём. В этот же день стреляли по кортежу генерального прокурора Украины, ранили одного из сотрудников его охраны.

Янукович позвонил и сказал, что он хотел бы встретиться со мной, переговорить, обсудить ситуацию. Я сказал: пожалуйста. В конечном итоге мы договорились встретиться в Ростове, потому что там ближе, он не хотел далеко отрываться, так он мне сказал. Я готов был вылететь в Ростов. Но выяснилось, что он уже и в Ростов не может выехать. К нему уже начали применять силу, и на него начали наставлять автоматы. И они там уже не очень понимали, куда им деваться. Не буду скрывать, мы помогли ему перебраться в Крым, и он там ещё пребывал в течение нескольких дней, в Крыму. На тот период времени Крым был частью Украины. Но, поскольку события в Киеве развивались очень быстро, бурно, а мы знаем как – вот широкая общественность не знает, а там ведь были и убийства, и людей заживо сжигали, зашли в офис Партии регионов, просто технических работников взяли и убили там, и всё, сожгли заживо в подвале, – в таких условиях ему, конечно, в Киев возвращаться было уже бессмысленно. Все забыли про какие-то договорённости с оппозицией под подписями министров иностранных дел, про наши разговоры по телефону. Да, скажу откровенно, он попросил вывезти его в Россию, что мы и сделали. Вот и всё.

Видя, как разворачиваются события, люди в Крыму почти сразу взялись за оружие и обратились к нам с просьбой помочь им провести те мероприятия, которые они намерены были сделать. Не буду скрывать, мы использовали наши Вооружённые Силы для блокирования украинских воинских подразделений, расквартированных в Крыму, но не для того, чтобы кого-то заставить идти на выборы. Да это и невозможно, вы же все взрослые люди, понимаете. Как? Под автоматом, что ли, людей поведёшь на выборы? Люди шли на выборы там как на праздник, и все это знают, и проголосовали, даже крымскотатарское население. Явка была ниже среди крымских татар, но голосование было выше. Если в целом по Крыму, я уже не помню, сколько там, чуть ли не 96 процентов или 94 проголосовали, то крымские татары пришли в меньшем количестве, но в процентном отношении их там 97 процентов. Почему? Потому что те, кто не хотел голосовать, они просто не пошли, но те, кто пришёл, проголосовали «за».

Я уже говорил о правовой стороне дела. Крымский парламент собрался, проголосовал за референдум. И здесь ведь тоже, понимаете, кто может сказать, что можно было несколько десятков человек притащить за шиворот туда, в парламент, для голосования? Не было этого, да просто и невозможно это, не хотели бы люди голосовать – сели бы на поезд, на машину, на самолёт и улетели, и всё, ищи ветра в поле, и не было бы никого. Все пришли и проголосовали за референдум, а народ Крыма высказался за присоединение к России, вот и всё. А как это будет влиять дальше на развитие международных отношений? Мы видим, как это влияет, но мы считаем, что если мы уйдём от так называемой практики двойных стандартов и признаем за всеми людьми одинаковые права, то никак не должно повлиять. Нужно признать право этих людей на самоопределение.

Н.БАКЛИ (как переведено): Благодарю Вас. Меня зовут Нил Бакли, газета «Файненшл таймс».

Господин Президент, как сообщали, один из Ваших глобальных коллег говорил, что Вы не думаете, что Украина – это реальная страна. Вы считаете, что Украина – это страна, которая состоит из частей других стран. Не могли бы Вы подтвердить это высказывание? Так ли Вы считаете? Считаете ли Вы, что у Украины есть право на существование в качестве суверенного независимого государства и на самом деле Украина является реальным государством? Является ли Новороссия, тот регион, о котором недавно говорили, частью этой страны? Если это так, то почему СМИ, в том числе репортёры моей собственной газеты, говорят о том, что солдаты, которые носят российскую форму, присутствуют в Новороссии сейчас? И хотел бы воспользоваться возможностью, чтобы выразить свою уверенность в достоверности фактов, которые представляет наш репортёр, несмотря на то что он подвергся недостоверной критике со стороны российских властей сегодня днём.

Благодарю Вас.

В.ПУТИН: Первое, что касается моего отношения к Украине как к суверенному государству. Никогда не подвергал сомнению то обстоятельство, что Украина является современным полноценным, суверенным европейским государством.

Другое дело, что история формирования Украины в её сегодняшних границах – это довольно сложный процесс. А вы что, разве об этом не знаете? Вы что, не знаете, что в 1922 году часть земель, которую как раз вы и называете... в общем-то, всегда исторически называли эти земли Новороссией. Почему? Потому что это по существу был один регион с центром в Новороссийске, поэтому назывался Новороссией. Это Харьков, Луганск, Донецк, Николаев, Херсон, Одесская область. Эти земли были в 20-е годы, в 21–22-м годах, при создании Советского Союза переданы от России Украине. Формулировка простая была у коммунистов: для того чтобы поднять процентное соотношение пролетариата на Украине. Ну для того чтобы, видимо, обеспечить себе больше голосов при различных политических процессах, потому что крестьянство считалось мелкобуржуазной, враждебной коммунистам средой. Нужно было поднять процентное соотношение пролетариата. Первое.

И второе. Я так думаю, вторая причина заключалась, видимо, в том, что в ходе Гражданской войны часть националистических сил на Украине пыталась получить эти территории, но не смогла, а большевики уже своим ставленникам на Украине говорили, что вы можете показать это украинскому народу: вот националисты не смогли, а вы получили. Но в рамках единого государства это не считалось чем-то таким, большой потерей для самой России, потому что это было в рамках единого государства.

В 54-м году Хрущёв, который любил постучать сапогом в ООН, почему-то принял решение передать Крым Украине. Сделано это было тогда с нарушением даже советского закона – скажу, в чём было это нарушение. По действовавшим тогда нормативным актам, по законам Советского Союза, для того чтобы одну территорию союзной республики передать другой союзной республике, нужно было решение Верховного Совета одного и второго субъекта, то есть одной республики и второй. Этого не было сделано, а что было сделано? Проштамповали соответствующим решением президиума Верховного Совета РСФСР и Украины, но не самого парламента, а только президиума. Это было грубое, явное нарушение действовавших тогда норм.

В 90-е годы после развала Советского Союза Крым добился и провозгласил автономию, по сути, с большими полномочиями. К сожалению, киевские власти тогда пошли на ликвидацию этих автономных полномочий и свели их к нулю, централизовав все и политические, и экономические, и финансовые процессы. Это что касается юго-востока Украины.

Что касается запада. А Вы что, не знаете, что ли, что после Второй мировой войны часть территорий была прирезана к Украине как результат Второй мировой войны? Часть отрезали от Польши, от Венгрии, по-моему. Львов каким был городом, если не польским? Вы что, не знаете об этом, что ли? Зачем Вы мне такой вопрос задаёте? За это Польше добавили территории, изгнав немцев из ряда восточных областей. Спросите, там есть целые объединения так называемых изгнанных.

Хорошо это было сделано или плохо, я сейчас не могу давать этих оценок, но это было сделано. В этом смысле трудно с этим не согласиться, всё-таки надо признать, что Украина довольно-таки сложносочинённое государственное образование. Так сложилось, и мы исходим из исторической данности. Но это совсем не значит, что если, скажем, народ Крыма в результате государственного переворота при поддержке наших западных партнёров озаботился своим будущим, испугался за себя и за своих детей, воспользовался предусмотренной в международном праве нормой, дающей право на самоопределение... Это не значит, что мы не уважаем в целом суверенитет Украинского государства. Мы это уважаем и намерены с уважением относиться к этому в будущем. Очень рассчитываю – мне кажется, что это неизбежно, – на нормализацию российско-украинских отношений и на их развитие.

ВОПРОС (по-русски): Господин Президент, в течение этого клуба выступил на клубе гость, представляющий российскую власть. Между прочим, сказал: Путин – это Россия, Россия – это Путин. Меня интересует, что Вы думаете о таком лозунге?

Спасибо.

В.ПУТИН: Это известный французский «король-солнце» сказал, что Франция – это я, Людовик ХIV, но это, конечно, совершенно неправильный тезис. То, что для меня Россия – это вся моя жизнь – это совершенно очевидный факт. Я не могу себя представить вне России ни на одну секунду. Я уже говорил об этом, из архива подняли родословные моих родственников: недалеко от Москвы, 120 километров, деревня, где жили мои родственники с XVII века и ходили все эти столетия в одну и ту же церковь. И я чувствую свою связь с русской землей и с русским народом, и жить вне России не смог бы никогда, а Россия, конечно, обойдётся без таких, как я, в России много людей.

Но если уж оказался там, где я сегодня нахожусь, я считаю своим долгом сделать всё для её благополучия, для развития, для защиты её интересов.

Т.ТРИСТЕР ГАТИ (как переведено): Я буду говорить в духе Валдайского форума. Надеюсь, что Вы так и поймёте мой вопрос.

Несколько недель назад господин Обама заявил о трёх вызовах: Эбола, ИГИЛ и Россия, Российская Федерация, из-за событий на Украине.

Российские лидеры были очень возмущены этой формулировкой и расстроены. И я должна Вам сказать сегодня, что я не услышала о трёх вызовах от Вас, а услышала об одной мировой проблеме, которую Вы очертили, и эта проблема – США.

Некоторые в США, конечно же, будут приветствовать то, что Вы сказали, потому что это заявления, наверное, о не «мягкой силе», может быть, и не «холодной войне», а какой-то «горячей войне» в глобальной системе, созданной в США.

Другие, может быть, будут удивлены тем, что Вы сказали, и тоном, который Вы использовали, потому что многие в США не думают, что полное нарушение связей – это хорошая идея, и я одна из таких людей.

Я не думаю, что основу для внешней политики составляет то, что мы не должны учитывать интересы России, но я считаю, что интересы Америки также должны учитываться.

Честно говоря, я не узнаю страну, которую Вы описали в своих заявлениях.

Мой вопрос: кто эти «они», к кому Вы обращались в своей речи? Это Президент Обама, это американская элита, которая устанавливает внешнюю политику, или это американский народ? И что Вы описывали как «генетический код США в послевоенном мире»? Вы говорили, что Вы не можете работать с США вообще или с ближайшими союзниками США?

Ещё вопрос. Видите ли Вы какую-то особую роль, которую играют другие страны, в данном случае я имею в виду в особенности Китай?

И третий вопрос, наиболее важный. Что Вы ожидаете, каким должен быть ответ американцев на Вашу речь?

В.ПУТИН: Первое. Я не говорил, что США представляют для нас угрозу. Президент Обама, как Вы сказали, считает Россию угрозой, я не думаю, что США для нас представляют угрозу. Я думаю, что политика правящих кругов, извините, употреблю такой штамп, является ошибочной. Уверен, что она противоречит и нашим интересам, подрывает доверие к Соединённым Штатам, и в этом смысле наносит и Соединённым Штатам определённый ущерб, подрывает к ним доверие как к одному из глобальных лидеров и в экономике, и в политике.

Можно, конечно, многие вещи замалчивать. Но я же уже говорил об этом, и вот Доминик об этом вспоминал: действия в одностороннем порядке и в последующем поиске союзников, создании коалиции после того, как всё сделано, это ведь не способ договориться, правда? Это односторонние действия, и они применяются постоянно в текущей политике Соединённых Штатов и приводят к кризисам. Я тоже об этом сказал.

Президент Обама упомянул об одной из угроз – это ИГИЛ. А кто помогал вооружать людей, которые в Сирии боролись с Асадом? Кто создавал благоприятный политический информационный климат? Кто подталкивал к поставкам оружия?

Разве вы не понимаете, кто там воюет? Там воюют в основном наёмники. Вы знаете, что там платят деньги? И они воюют там, где платят больше.

Вот они вооружились, им платят определённую сумму – мне даже называли эти суммы, которые им платят, – они там воюют уже с оружием. Всё, у них его уже не отнимешь. Потом выяснилось, что в другом месте чуть-чуть начали побольше платить, они туда перетекут. Вот они захватили нефтяные месторождения, скажем, где-то в Ираке или в Сирии, нефть начали добывать, у них эту нефть покупают, транспортируют, продают.

Почему санкции не накладывают на всех, кто это делает? А что, разве Соединённые Штаты не знают, кто это делает? Это разве не их союзники этим занимаются? У них что, нет сил и возможностей повлиять на своих союзников или они не хотят влиять? Зачем они тогда бомбят ИГИЛ?

Там начали нефть добывать и больше платить, и часть этих боевиков сразу перетекла из так называемой цивилизованной оппозиции в ИГИЛ, там больше платят.

Я считаю, что это абсолютно невыверенная, непрофессиональная политика, без опоры на реалии. Надо поддержать цивилизованную демократическую оппозицию в Сирии. Ну поддержали – дали оружие. А завтра половина боевиков оттуда ушла и перешла в ИГИЛ. Что, нельзя было об этом подумать чуть-чуть пораньше? Мы против такой политики Соединённых Штатов. Считаем, что она ошибочна, наносит ущерб всем, в том числе и вам.

Что касается учёта наших интересов, то нам бы очень хотелось, чтобы такие люди, как Вы, возглавили Государственный департамент. Может быть, тогда удастся как-то изменить ситуацию. Если этого не произойдёт, я бы очень Вас просил довести до наших партнёров – и до Президента Соединённых Штатов, и до Госсекретаря, до других ответственных лиц, – что мы не хотим и не ищем никакой конфронтации.

Вы считаете, что нужно уважать наши интересы, и многие вещи, они отрегулируются. Но это нужно сделать не на словах, а на деле. Уважать интересы других, с уважением относиться – это значит, что, как я уже говорил в своём выступлении, нельзя «дожимать», используя своё исключительное положение в экономике или где-то в военной сфере.

В Ираке воюют – плохо, в Ливии всё довели до того, что вашего посла убили. Мы, что ли, это сделали? Приняли решение в своё время в Совете Безопасности о чём? Бесполётную зону сделать. Для чего? Для того чтобы не могли летать самолёты Каддафи и бомбить боевиков. Тоже, считаю, не самое лучшее решение. Ну ладно. А что на самом деле сделали? Начали сами наносить удары, в том числе и по территории. Явное грубое нарушение резолюции Совета Безопасности ООН, практически агрессия без всякой резолюции. Это мы, что ли, сделали? Это же вы сделали своими руками. А закончилось чем? Убийством вашего посла. Кто виноват? Сами и виноваты. Это хорошо для США, что посла убили? Ужасно. Страшная катастрофа.

Но не нужно искать виноватых, если сами допускаете ошибки. Нужно, наоборот, подняться над желанием бесконечно доминировать и исходить из имперских амбиций. Не нужно отравлять сознание миллионов людей тем, что другой политики в Соединённых Штатах быть не может, кроме имперской.

Мы никогда не забудем того, как помогали Соединённым Штатам в обретении независимости, мы никогда не забудем нашего сотрудничества и союзничества в Первую и во Вторую мировую войны. Я полагаю, что глубинные, стратегические интересы американского народа, российского народа во многом совпадают и нужно опираться на эти взаимные интересы.

ФЭН ШАОЛЕЙ: Уважаемый господин Президент!

Мой вопрос касается процесса модернизации России. Вы уже несколько раз подчеркнули важность одной концепции – консерватизма. Я считаю, что это ключевая, очень важная концепция для модернизации России.

Вы прекрасно знаете, что в Европе, в США, также в Восточной Азии есть такая же концепция консерватизма. Можете ли Вы объяснить мне своеобразие вашей концепции консерватизма? И в чём её отличие от других? Будет ли это доминирующая концепция для модернизации России или временная для некоторого определённого периода?

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Во-первых, концепцию консерватизма не мы придумали. И та концепция консерватизма, о которой я говорю, мало чем отличается от традиционного понимания этого явления или этого порядка вещей.

Это совсем не значит, что консерватизм – это какая-то самоизоляция и нежелание развиваться. Здоровый консерватизм предполагает использование всего лучшего, нового, перспективного для обеспечения поступательного развития.

Вместе с тем прежде чем ломать что-то, на чём достигнут сегодняшний уровень развития, нужно понять, как работают новые механизмы. Это чрезвычайно важная вещь. И поэтому для того, чтобы общество существовало, нужно поддерживать элементарные вещи, которые человечеством выработаны в течение столетий: это бережное отношение к материнству и детству, это бережное отношение к своей собственной истории, к её достижениям, бережное отношение к нашим традициям и традиционным религиям. Россия – страна по закону с четырьмя традиционными религиями. Она очень разнообразна.

Поэтому мы будем делать опору на всё, что нам помогает идентифицировать себя как многонациональную российскую нацию, многонациональное российское сообщество, но совершенно не собираемся закрываться от всего нового и эффективно работающего, что появляется в мире и является факторами роста. Безусловно, мы будем всё это использовать.

Поэтому я бы просил всех коллег не спекулировать на том, что, если мы говорим о консерватизме, это значит, что мы собираемся себя законсервировать. Это ничего общего не имеет с реальной действительностью и с нашими планами.

Р.СКИДЕЛЬСКИ (как переведено): Господин Президент! Я с удовольствием вспоминаю Ваш визит в Лондон. Вы были почётным гостем на ужине во времена, когда отношения между нашими странами были немного проще, чем сейчас.

Я бы хотел также поставить вопрос о модернизации, взглянуть на него с экономической точки зрения. Думаю, мы сойдёмся во мнении, что место России в будущем, её место как великой державы, во многом зависит от развития её экономики. И в духе Вашего предложения говорить открыто могу я предположить, что самой большой неудачей за три Ваших президентских срока с 2001 года либо очень лимитированным успехом в диверсификации российской экономики является то, что Россия осталась очень зависимой от цен на нефть, которые остаются очень волатильными и склонны к снижению?

Я хотел бы спросить, что Вы можете сделать за Ваш третий срок, для того чтобы увеличить диверсификацию, чтобы ваши предпринимательские круги работали лучше, чтобы остановить экспорт российских капиталов, происходящий из-за покупки недвижимости в Лондоне, и, наоборот, побудить инвестировать внутри России? Что Вы можете сделать, для того чтобы убедить других инвестировать в Российскую Федерацию? Другими словами, какие шаги Вы хотели бы предпринять за Ваш, может быть, следующий период правления или в этом, чтобы диверсифицировать экономику, чтобы она играла важную роль в XXI веке?

В.ПУТИН: Первое, что я хочу сказать, это то, что в прошлом году мы были третьими по объёмам привлечения прямых иностранных инвестиций в мире после Соединённых Штатов и Китая.

Наверное, в связи с пресловутыми санкциями, игрой с различными рейтингами, может быть, эта ситуация изменится. Но обращаю внимание на то, что развитие продолжается и остановить его невозможно. Кстати, по-моему, в прошлом году где-то 93 миллиарда долларов мы привлекли, если я не ошибаюсь. Где-то так.

Что мы должны сделать, для того чтобы быть более привлекательными? И что мы будем делать? Как мы будем реагировать на изменения и как на нас повлияют изменения, скажем, цен на энергоносители, которые, действительно, Вы правы, очень волатильны?

Во-первых, у нас разработана целая программа улучшения делового климата. И могу вас проинформировать, мне вчера Министр экономического развития сообщил, что мы серьёзным образом сделали ещё шаг вперёд в оценке условий ведения предпринимательства. И в шкале Doing Business мы поднялись сразу на несколько позиций. Это признание того, что наши усилия не проходят даром.

Мы ведём постоянный диалог с нашим бизнес-сообществом и выработали целый план совместных, хочу подчеркнуть, совместных действий, связанных с дебюрократизацией, с наведением порядка в банковской системе, с облегчением инвестирования, с защитой частных инвестиций. Это целый набор. И в целом нам пока удаётся этот план действий осуществлять.

Мы выработали целую систему взаимодействия с бизнес-сообществом и стараемся постоянно получать ответную реакцию по поводу того, как работают те решения, которые мы применяем.

Кроме этого, мы отдельно выработали систему регионального развития. Это касается и Дальнего Востока, это касается и Восточной Сибири. Мы будем делать упор на льготирование работы бизнеса в этих регионах, имея в виду работу в рамках проектов, которые начинаются с нуля, так называемые гринфилды, имея в виду облегчение деятельности региональных администраций, которые поддерживают эти проекты, имея в виду создание территорий опережающего развития – целый набор мер и действий.

Что же касается цен на энергоносители – да, мы видим, как они волатильны. Вы знаете, что мы посчитали бюджет следующего года из 96 долларов за баррель. Но мы полностью будем исполнять все наши социальные обязательства, это совершенно очевидно. Мы не пойдём ни на какое резкое изменение макроэкономических показателей и макроэкономической политики. Мы будем следить за нашими золотовалютными резервами и за курсом национальной валюты, будем постепенно переходить к плавающему курсу. Не будем «палить» наши резервы бездумно, но будем использовать их для определённой балансировки. Мы, конечно, будем следить за уровнем безработицы, а она сейчас у нас находится на минимальном уровне. Будем, если потребуется, сокращать неэффективные расходы.

Но, повторяю, прежде всего будем делать упор на привлечение инвестиций, в первую очередь частных инвестиций. Уверен, что работа на российском рынке, без всяких сомнений, останется интересной для наших традиционных партнёров.

Я бы хотел сказать, что мы наблюдаем рост и промышленного производства, и сельского хозяйства за текущий период. И просто не сомневаюсь, что эта тенденция будет продолжаться.

И.КРАСТЕВ (как переведено): Здравствуйте! Меня зовут Иван Крастев.

В Болгарии есть определения пессимизма и оптимизма. Пессимист – это человек, который считает, что ситуация уже достигла самого низа, а оптимист считает, что ситуация может быть ещё гораздо хуже. С этой точки зрения я оптимист.

Задам два вопроса. Первый вопрос. Вы очень жёстко относитесь к людям, которые выходят на улицы во всех регионах мира. Но я уверен, что люди будут выходить на улицы и дальше. За последние пять лет произошло большое количество протестов во многих странах. В результате существующих технологий, в результате того, что люди не доверяют своим элитам, они несчастны. Думаете ли Вы, что без революции мы сможем изменить мир? Не думаете ли Вы, что мы должны быть более гибкими в этом смысле?

И второй вопрос касается Европы. Многие считают, что позиция Европы по кризису на Украине может быть объяснена лишь американским давлением. Считаете ли Вы, что позиция Германии может быть объяснена американским давлением?

В.ПУТИН: Что касается протестных выступлений. Вы сказали, что я очень жёстко отношусь ко всем массовым выступлениям в мире. Это не так. Я не жёстко отношусь к массовым выступлениям, я жёстко отношусь и негативно отношусь к нарушению закона. Массовые мероприятия, демонстрации – это вполне легитимный способ выражения своего мнения и борьбы за свои интересы, но всё нужно делать в рамках закона. Революция – плохо. Мы наелись этих революций в XX веке по горло. Эволюция – вот что нам нужно. Уверен, что мы сможем двигаться именно по такому пути.

Что касается санкций, навязаны они или не навязаны, то не мне об этом судить. Лучше вам, наверное, известно, как это всё происходило. Ну вице-президент Соединённых Штатов, например, не так давно сказал, что им потребовалось серьёзно нажать на европейских партнёров, для того чтобы они применили санкции. Это же он сказал, а не я. Значит, всё-таки нажимали.

Нужны эти санкции европейцам или нет? Думаю, что нет. Ведь под давлением санкций никто никогда, даже малые страны, решений не принимает, а уж такая страна, как Россия, точно не будет под давлением ничего делать, чего бы хотелось тем нашим партнёрам, которые пытаются на Россию давить. Это абсолютно контрпродуктивно и не ведёт к решению проблем.

Влияют на нас санкции или нет? Отчасти влияют. Сейчас только коллеге отвечал на вопрос. Могу только добавить, что, несмотря на это, за первые восемь месяцев текущего года рост промышленного производства у нас составил 2,5 процента. В прошлом году за этот же период времени рост промышленного производства был 1,5 процента. Рост сельского хозяйства в прошлом году за восемь месяцев был примерно 2,5, в этом году за тот же период времени – 4,9. Мы сводим наш бюджет с профицитом более чем один триллион рублей. Да, золотовалютные резервы у нас чуть-чуть «подсели», они сейчас находятся где-то в районе 450 миллиардов. Связано это с тем, что Центральный банк использует эти средства для влияния на курс национальной валюты. Но, я тоже об этом уже сказал, всё будет иметь границы, и мы бездумно резервы «палить» не будем. Надо иметь в виду, что у нас ещё резервы Правительства где-то 80 миллиардов – один фонд, где-то 90 или 100 миллиардов – другой фонд. Так что у нас в принципе резервы есть. На какой-то период, для того чтобы пройти сложные времена, мы будем использовать их так, как мы это делали в 2008 году. Но просто на резервах мы жить не будем. Мы будем стараться генерировать позитивную работу самой экономики. Я уже отвечал на предыдущие вопросы и об этом сказал.

Но для того, чтобы всё эффективно работало, революции не нужны. Давайте будем говорить об эволюции.

Да, кстати говоря, по поводу массовых выступлений. Вот Occupy Wall Street. Где это движение-то? Задушили на корню. И никто не говорит, что к ним плохо относятся. Хорошо относятся, но задушили. Так прижали их в объятиях, что там никто пикнуть не успел, и непонятно, куда все растворились. В этом отношении, надо отдать должное, работают хорошо.

Д.СУСЛОВ: Дмитрий Суслов, Высшая школа экономики, Валдайский клуб.

Владимир Владимирович, Вы упомянули о развитии Сибири и Дальнего Востока, это чрезвычайно важное направление. Вы назвали его стратегической задачей на весь XXI век. Это является, наверное, частью ещё более широкой внешнеполитической задачи, которую Вы провозгласили, – это поворот в сторону Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона. Кстати, провозгласили практически одновременно с Президентом Обамой, который провозгласил примерно такую же политику для Соединённых Штатов, тот же самый вектор. И у многих возникает опасение, что в условиях нынешнего обострения отношений России с Западом это азиатское направление российской внешней политики может стать менее приоритетным, может несколько просесть, что неправильно с учётом макротенденций развития мира.

Но мой вопрос даже не об этом. Поскольку одной из главных тихоокеанских стран являются сами Соединённые Штаты, большая часть стран Восточной и Юго-Восточной Азии – это союзники и партнёры Соединённых Штатов, то в условиях нынешнего обострения российско-американских отношений не возникают ли сложности у нас в проведении политики по наращиванию своего и экономического, и политического присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе и, соответственно, создании внешнего импульса для развития Сибири и Дальнего Востока?

В.ПУТИН: Думаю, что не возникнут. Ну а если некоторые страны опять же под давлением Соединённых Штатов и игнорируя свои собственные национальные интересы будут сворачивать сотрудничество с Россией, тогда это их выбор.

Но, Вы знаете, я ведь в своём выступлении сказал: мир изменился. Понимаете, в чём дело, невозможно удержать ни технологии, ни инвестиции, если это выгодно, если это интересно. Ну невозможно. Можно на какое-то время что-то затормозить, но генерально это же не способ развития.

Несмотря на всё, что происходит, несмотря на все санкции, у нас за первое полугодие 2014 года торговый оборот с ЕС составил 260 с лишним миллиардов долларов. Ничего никуда не делось. Может деться или нет? Может, наверное, если, допустим, прекратить полностью наши поставки энергоносителей в страны Евросоюза. Мы хотим этого? Конечно, нет. Зачем нам это делать, когда это исправный клиент, платит.

Можно себе представить, что это произойдёт по воле наших партнёров, скажем, в Европе? Я с трудом себе это представляю. Почему? Потому что альтернатива какая? Ближний Восток с кризисами не меньшими, чем здесь сейчас, а может, с более острыми, гораздо более острыми, с этим ИГИЛом несчастным, ещё бог знает с чем, что там может возникнуть? Допустим, сланцевая нефть, сланцевый газ из Соединённых Штатов. Возможно? Наверное, где-то возможно. Но это сколько будет стоить? Если европейцы на это пойдут, это прямой путь к снижению своей конкурентоспособности, потому что это будет дороже, чем наш трубный газ или нефть по нашим трубопроводам или с «коротким плечом» доставки и логистики с месторождений России. Это просто убить свою конкурентоспособность. Это уж не знаю, какой колонией нужно быть Европе, для того чтобы пойти на это. Думаю, что здравый смысл восторжествует и до этого не дойдёт.

То же самое касается Азии. Кто может заставить крупные азиатские страны в ущерб своим интересам, допустим, прекратить сотрудничество с Россией? Это иллюзии. И не надо этих иллюзий питать. И вообще, это вредно, изначально вредно строить свою политику по таким принципам, так же как вредно в Европе продолжать командовать старыми методами. Я же сказал об этом тоже. Реально такое впечатление, что очень хочется воссоздать двуполярную систему, чтобы дальше командовать.

Что в Европе происходит? Я не буду сейчас страну называть, разговаривал с одним из своих бывших коллег из Восточной Европы. Он мне с гордостью говорит: «Вчера назначил начальника генерального штаба». Я так удивился: «Да? Какое такое достижение?» – «Ну а как же? Мы ни министра обороны, ни начальника генштаба без согласования с послом США не назначаем уже много лет». Я так удивился, говорю: «Ничего себе. А это почему?» – «Вот так сложилось. Говорят, хотите в ЕС – сначала в НАТО. А чтобы в НАТО, у нас такой порядок. Дисциплина должна быть военная». Я его спрашиваю: «Слушай, а за что же вы продали свой суверенитет? Объём инвестиций-то какой в вашу страну?» Не буду называть этот объём, потому что сразу станет понятным, о какой стране идёт речь. Минимальный! Я говорю: «Слушайте, вы с ума сошли? А зачем вы это сделали?» – «Ну вот так получилось».

Но это не может вечно продолжаться. Это все должны понять, в том числе наши американские друзья и партнёры. Невозможно вечно в таком униженном состоянии держать своих партнёров. Это прорывается, я это знаю, уже давно здесь сижу. Можно сейчас «поджать» их, заставить что-то сделать, но это не может вечно продолжаться, а уж тем более в Азии, понимаете, тем более в Азии. Там есть страны, которые действительно – таких стран в мире немного, – реально пользуются своим суверенитетом. Они им дорожат и никого к нему не подпустят.

А.РАР: Владимир Владимирович, вопрос по энергетике. Европа будет мёрзнуть зимой, если Россия не подпишет с Украиной важный для нас договор?

И могли бы Вы аудитории, которая, наверное, не в курсе всего дела, объяснить, в чём загвоздка этих переговоров? Почему не получается за последние два-три месяца, когда постоянно встречаются, договориться с Украиной о цене?

И дополнительный вопрос: как Вы будете отстраивать новую энергетическую стратегию с Европейским союзом, который резко изменил сейчас правила и начал либерализировать свой рынок, в том числе будет предлагать покупать у России газ по одной цене? Ваше отношение.

В.ПУТИН: Я начну с завершающей части Вашего вопроса. Мы давно дискутируем с нашими коллегами из Еврокомиссии по поводу Третьего энергопакета, так что это не вчера родилось. Мы считаем, что это вредное для Европы решение. На первый взгляд это либерализация, это создание рыночных условий. На самом деле ничего подобного, на наш взгляд, не происходит, потому что в области нефти и так давно всё либерализовано, происходят торги на бирже, и цена устанавливается на бирже. Конечно, можно отчасти манипулировать какое-то время и ценой, выбрасывая на рынок больший объём, увеличивая добычу, что тоже вечно не может продолжаться, потому что будет нанесён ущерб и сланцевой нефти, будет нанесён ущерб и традиционным экспортёрам «чёрного золота».

Скажем, в газовой сфере нет ничего более устойчивого, чем долгосрочные контракты, привязанные к рыночной цене на нефть. Это абсолютно справедливая система ценообразования. Что же может быть либеральнее, чем рыночная цена на нефть, которая торгуется на бирже? Есть соответствующие параметры, которые указывают на теплотворность газа, сопоставимую с теплотворностью нефти, и легко специалистами всё просчитывается. И, что важно для наших европейских потребителей, они могут быть уверены, что такой объём совершенно точно, в такие-то сроки, по таким-то правилам определения цены будет поставлен. Это создаёт уверенность в энергобезопасности Европы. И никогда, я хочу это подчеркнуть, вообще ни разу Россия не нарушила своих обязательств.

В 2008 году возник кризис в связи с тем, что Украина практически блокировала транзит. Но не мы это сделали. Что бы кто ни говорил – специалисты это всё прекрасно знают.

Что происходило в 2008 году? Не хотели с нами заключать нового контракта, а старый закончился. И, не заключив новый контракт, начали отбирать зимой из транзитного экспортного газопровода определенные объёмы. Как только мы начали фиксировать – мы сначала просто терпели, просто указывали им на то, что это недопустимо, – терпели-терпели, а потом сказали: мы будем каждый день, каждые сутки на объём незаконно изъятого – украденного, по сути, – сокращать объём подачи. За сутки, условно, утащили миллион кубов, мы на следующие сутки на миллион кубов уменьшили подачу. И так сутки за сутками. Всё в конечном итоге свелось к нулю. Но не мы это сделали. Мы же не можем бесплатно поставлять. Что это такое?

Теперь: какие угрозы существуют и что там происходит. Знаете, что мы в прошлом году, для того чтобы Украина смогла погасить задолженность, которая возникла в 2013 году – начиная с июля прошлого года перестали платить, к ноябрю наросли определённые невыплаченные платежи, – чтобы нормализовать ситуацию, мы сказали, я сейчас вынужден это повторить: мы дадим кредит, первый транш – 3 миллиарда долларов, и в I квартале 2014 года понизим цену ниже нижнего предела; но только в том случае будем держать эту цену во II квартале, если Украина, используя выданные кредитные средства, выплатит нам все долги, которые возникли в 2013 году, и исправно будет платить текущие платежи по самым низким ценам – это 268,5 доллара за тысячу кубов. Результат: долги за прошлый год не выплатили, текущие платежи I квартала не заплатили целиком, поэтому «Газпром» в строгом соответствии с договорённостями перешёл на контрактное ценообразование. Контракт был подписан, как мы помним, в 2009 году. Он действовал все эти годы, не подвергался никакому сомнению ни нашими партнёрами в Европе, ни нами, ни нашими украинскими друзьями. Он же действовал все эти годы, именно этот контракт. Был подписан правительством Тимошенко. Сегодняшние руководители в Киеве, в том числе министр энергетики господин Продан присутствовал при подписании, всё это хорошо знает. Теперь вдруг выясняется, что этот контракт плохой и подлежит замене. Почему? Платить не хотят опять.

Послушайте, я хочу эти цифры – все и так знают – повторить. Итак. В прошлом году выдали кредит 3 миллиарда долларов. По этому году официальная задолженность уже составила 5,6 миллиарда долларов. Но мы готовы её пересчитать задним числом со скидкой 100 долларов. Всё равно получается задолженность прошлого и этого года 4,5 миллиарда. Итак: кредит – 3 миллиарда, и 4,5 – задолженность; семь с половиной.

Кроме этого, «Газпромбанк» выдал своим клиентам на Украине под закупки газа 1 миллиард 400 миллионов, частной компании, для химической промышленности по самой низкой цене в 268 долларов. И тот же «Газпромбанк» выдал ещё 1 миллиард 800 миллионов «Нафтогазу Украины» для текущего баланса.

Долги никто возвращать не хочет. Мы взяли на себя огромную ответственность. Сейчас договорились почти обо всём: и о цене, и о порядке уплаты. Хочу подчеркнуть, что в соответствии с контрактом «Газпром» в рамках действующей договорённости перешёл на предоплату, то есть мы будем поставлять столько газа, сколько нам оплатят вперёд. Обычный расчёт такой: мы сначала поставили, а потом через месяц они заплатили. Но поскольку они не платят, мы уже так больше не можем. Мы сказали, это в соответствии с контрактом: сначала плата – потом поставка. Все с этим тоже согласились. И наши украинские партнёры согласились, и европейцы из Еврокомиссии признали, что это справедливо: надо заплатить нам долги и перейти на предоплату.

Что нам говорят наши украинские друзья, МВФ и Еврокомиссия это подтверждают? На Украине есть сейчас 3,1 миллиарда долларов, для того чтобы заплатить нам долги. Не все 4,5, а 3,1. В принципе мы могли бы встать в позу и сказать: нет, только платите всё. Мне пришлось надавить на «Газпром», я прошу прощения перед акционерами, в том числе и иностранными акционерами, и попросить «Газпром» не настаивать на этих деньгах, сказать: пусть заплатят хотя бы 3,5, а потом будете с ними разбираться и спорить по разнице.

Так вот у них есть 3,5, и нам говорят: либо мы заплатим долги, и то не все, а только 3,5, и тогда мы не сможем работать в режиме предоплаты, или мы будем предоплачивать нужные нам объёмы, но тогда не сможем заплатить долги, и тогда просим растянуть выплату долгов до марта или апреля. Что это означает для нас? Я с полной уверенностью могу сказать: если мы так сделаем, то нам за последний месяц точно не заплатят. И скажут: всё, привет горячий. Мы это много-много раз проходили. Поэтому мы сказали: нет, мы больше так делать не будем.

Что нам предложила – и это публично было сказано господином Эттингером – Еврокомиссия? Чтобы мы за счёт оплаты будущего транзита опять прокредитовали наших украинских партнёров. Опять кредит с нашей стороны. Или давали бы без предоплаты. Это тоже товарный в данном случае кредит. Мы сказали нашим друзьям и на Украине, и в Еврокомиссии: мы так делать больше не будем. Общий объём кредитных ресурсов, которые мы передали Украине, около 11 миллиардов долларов. В январе Украина должна получить очередной транш МВФ – 3 миллиарда. И мы сказали: слушайте, мы знаем, что в январе Украина получит, мы хотим, чтобы они получили, давайте перенесём этот кредит с января на декабрь, и всё. Ответ: нет, это невозможно, потому что у МВФ очень сложная процедура принятия решения. Тогда я сказал: ладно, хорошо, давайте тогда предоставьте бридж-кредит для Украины на месяц, все же знают, что в январе получат. Ответ: мы не можем пока в Евросоюзе, в Еврокомиссии принять такое решение, это сложная процедура выдачи кредитов. Я сказал: «Ладно, хорошо. Тогда дайте нам гарантию первоклассного европейского банка». – «Это сложный процесс. Пока нет».

Вы знаете, у нас – и в России, и на Украине – одна ментальность, а в Европе немножко другая. У нас если мужчина девушку приглашает в ресторан, он, как правило, за неё платит. А у вас всё, как это называется, по гамбургскому счёту – каждый должен платить за себя. Но в данном случае другая ситуация. Евросоюз предложил ассоциацию с Украиной, взял на себя определённую ответственность. Помогите Украине, хотя бы на месяц дайте бридж-кредит. На месяц.

Мы разговариваем очень профессионально, очень доброжелательно с нашими партнёрами и на Украине, и в Еврокомиссии. Мы взяли на себя огромную ответственность и риски, считаем абсолютно справедливым, чтобы эти риски были с нами поделены нашими европейскими или американскими партнёрами. Что они обижают Украину какими-то подачками в 40 миллионов? На что, непонятно. Пусть дадут хотя бы 1,5 миллиарда, на месяц пускай дадут.

Я очень рассчитываю на то, что эта проблема в самое ближайшее время, на следующей неделе, будет окончательно решена. Если это так, то, конечно, никаких угроз нет и быть не может. Если этого не произойдёт, то, конечно, существует угроза опять несанкционированного отбора нашего газа из экспортной трубы, и тогда, конечно, возможны кризисы. Нам бы очень этого не хотелось. Но Россия никогда не будет причиной какого-либо кризиса. Мы аккуратно и в срок в соответствии со всеми контрактными обязательствами будем исполнять все условия поставок.

П.ЛАВЕЛЛЬ (как переведено): Господин Президент, очень рад Вас видеть.

Я хотел бы задать вопрос от СМИ, потому что все вопросы были очень интересными. Мы говорили о многих темах, которые сегодня были затронуты, в течение нескольких дней. Но я бы хотел поговорить об имидже в мире. Я американец, и по акценту это можно понять. Здесь много американцев присутствует.

Вы, может быть, самый демонизированный политик в мире сейчас. Сейчас показывается очень много уровней незнания, невозможности говорить, устанавливать нужные контакты. С другой стороны, если мы посмотрим глобально, Вы, может быть, один из самых популярных людей в современной истории. Я бы даже продолжил, что Вы смотритесь со стороны, из еврозоны, из Америки, на Вас смотрят как на человека-спасителя, как на человека, который сохраняет ситуацию. Что Вы думаете по этому поводу?

В.ПУТИН: Вы знаете, я хочу быть правильно понятым, чтобы, если я провожу какие-то исторические экскурсы, никто не говорил, что я себя с кем-то сравниваю, а то начнут всё передергивать.

Когда-то, когда Бисмарк появился на международной европейской арене, про него сказали: он опасный человек, он говорит то, что думает. Я тоже всегда стараюсь говорить то, что думаю, чтобы разговор был более конкретным и более эффективным всегда. Может быть, это и является вещью привлекательной, во-первых. Во-вторых, это ещё и многим импонирует, потому что немногие могут себе так позволить. Но Россия может.

Н.ЗЛОБИН: Справедливость наступила. Николай Злобин, Центр глобальных интересов, Вашингтон.

В.ПУТИН: Фамилия у Вас недобрая какая-то.

Н.ЗЛОБИН: Вы знаете телевизионного героя Doctor Evil [Доктор Зло]? Меня так жена называет иногда.

В.ПУТИН: Жена-то у Вас какая, молодец.

Н.ЗЛОБИН: В контрастах, Владимир Владимирович, весь интерес. Вы только что об этом сказали.

Вы меня немножко сегодня удивили, потому что, честно говоря, ожидал гораздо более резких оценок от Вас в Вашем выступлении. Вы тоже немножко так дипломатично.

В.ПУТИН: А у меня фамилия в отличие от Вас такая, она будто показывает, что мы двигаемся куда-то, понимаете?

Н.ЗЛОБИН: Как раз куда – я и хочу выяснить.

Кстати говоря, я заметил, как Вы описывали современный мир, я в принципе с этим согласен: несправедливость, монополия на власть, попытки давления, манипуляции, пропаганда. Очень часто в Вашингтоне, где я живу, именно так описывается российская политическая жизнь, примерно такой же картиной. Это просто чтобы Вы понимали противоположную точку зрения. Но вопрос у меня даже не об этом.

11 сентября 2001 года я был в Америке. Я наблюдал, как менялась Америка после этого дня. Она стала другой. Она стала более ожесточённой. Упал уровень толерантности. Резко вырос рейтинг Президента. Все стали огромными патриотами. Америка стала вести себя агрессивно во внешней политике и закрываться от мира.

Скажите мне, я, наверное, не прав, убедите меня, но мне кажется, что Россия сейчас начинает повторять американские ошибки. Ваш рейтинг очень высок, это здорово. Но этот фантастический патриотизм, который сегодня есть в стране, на мой взгляд, начал распадаться на так называемый правильный патриотизм и неправильный патриотизм. Патриотизм правильный – это те, кто Вас поддерживает, и всё, что Вы делаете, поддерживает, а неправильный – это люди, которые имеют наглость Вас критиковать, например, или с чем-то не соглашаться. Некоторый патриотизм стал выражаться, на мой взгляд, в очень опасном национализме, который в России очень резко растёт, на мой взгляд.

И одновременно с одним тезисом Вашего выступления я попробую поспорить. Мне кажется, Россия стала более закрыта для мира в последнее время. И не только потому, что мир закрывает Россию, но и потому, что Россия начала что-то делать, закрываясь от мира. Какие-то обменные образовательные программы были отменены, какие-то НКО были отрезаны от финансирования, хотя они не занимались политикой, поиск иностранных агентов, регистрация двойного гражданства. Много чего я могу здесь вспомнить – вещи, которые, в общем-то, на мой взгляд, свидетельствуют об определённой тенденции. И мне казалось, что чем больше Россия интегрирована в мир, а мир в Россию, тем безопасней. А сейчас мне кажется, что Вы приняли другое решение: чем меньше Россия интегрирована в мир, российское общество, гражданское общество, тем Россия будет чувствовать себя безопаснее.

Америка после 11 сентября на протяжении многих лет доказала мне, я там жил, что в ней стало меньше демократии. У меня сейчас такое впечатление, что в России становится меньше демократии. Если я не прав, покажите мне, в чём я не прав.

Спасибо.

В.ПУТИН: Первое, по поводу того, закрывается Россия или не закрывается. Я уже говорил в выступлении своём и хочу ещё раз повторить: мы сами ни от кого не собираемся закрываться. То, что Россию пытаются закрыть, изолировать, – это же факт. Чего там говорить-то? Всё об этом говорит. Публично же об этом говорят ваши лидеры: что мы Россию накажем, она за это дорого заплатит, что она будет изгоем и так далее. Но как будут с таким изгоем решать глобальные проблемы – непонятно, и сами, видимо, понимают, что это невозможно. Поэтому я хочу подтвердить ещё раз, что мы не собираемся закрываться, нет такой задачи. Более того, я считаю, что это вредно. А тем, кто пытается это сделать, могу сказать, что это бесполезно, невозможно в современном мире. Ещё 40–50 лет назад, наверное, это возможно было, но сейчас невозможно. Такие попытки потерпят, безусловно, неудачу. И чем быстрее наши коллеги это осознают, тем лучше.

Что же касается роста патриотизма, Вы сравнили это с Соединёнными Штатами. Да, конечно, есть это. Ведь почему это в Штатах произошло? Почему это происходит у нас? Причина одна и та же – люди почувствовали опасность, они почувствовали себя в опасности. В США после 11 сентября люди почувствовали, что они не защищены, и это сплотило их вокруг руководства страны. А руководство страны должно было адекватно этому уровню доверия отреагировать. Не думаю, что всё было сделано корректно. Вот сейчас, сколько времени прошло после введения войск в Афганистан, сколько потерь. Сейчас коалиция собирается выходить, а что там дальше будет, непонятно. Понимаете, это сложная вещь. Тем не менее вот так реагировали. Это первое.

Второе, что касается различных НКО и так далее. Это совершенно не закрытие страны. Почему Вы так решили? Это самозащита. Не мы же приняли закон об иностранных агентах. Это в Штатах, где Вы сейчас живёте, такой закон был принят. Да, мне говорят: это было принято тогда, в 30-х годах, для защиты от нацизма и пропаганды. А что же вы не отменили до сих пор? Не отменили же.

Более того – я уже приводил эти примеры – даже некоторых участников политической деятельности вызывают и в рамках этого закона допрашивают в определённых американских структурах. Он функционирует. Мы ведь не закрываем НКО, которые работают, допустим, с Соединёнными Штатами или сидят на их грантах, если речь идёт о гуманитарной сфере, если речь идёт о вопросах образования, здравоохранения. Вы сказали, что были закрыты какие-то образовательные программы. Нет. Вот сейчас только Правительство объявило о реализации одной из таких программ. Я не знаю, может быть, это связано с какими-то бюджетными ограничениями, не более того.

Мы приглашаем к себе преподавателей в наши ведущие вузы, даже на Дальний Восток сколько преподавателей приезжает сейчас. Во всех вузах у нас работают. Мы внедряем систему так называемых мегагрантов, когда ведущие учёные и преподаватели из различных университетов мира, в том числе из Соединённых Штатов, приезжают и работают у нас месяцами, по полгода и больше, формируя здесь научные коллективы, трудятся.

Мы против того, чтобы политическая деятельность внутри России финансировалась из-за рубежа. А разве у вас в США это разрешено? Слушайте, да у вас к избирательным участкам близко наблюдателей не подпускают. Прокурор пугает их тюрьмой, наблюдателей этих. Гоняют их, в том числе представителей ОБСЕ, а вы нам рассказываете про демократию.

Один из лидеров, бывших лидеров Европы, мне сказал: какая демократия в США – там без миллиарда или нескольких миллиардов невозможно даже подумать об участии в выборах! Ну и что это за демократия такая? И потом у вас выборы главы государства происходят через систему выборщиков, а у нас прямая демократия. И более того, я тоже об этом много раз говорил, вы знаете, Конституция так устроена, что количество выборщиков, проголосовавших за кандидата, может быть больше, а стоящее за ним количество избирателей – меньше. Получается, что Президент избран меньшим числом избирателей. Это что, демократия, что ли? Что такое демократия? Это власть народа. Где здесь власть народа? Да нет там ни шиша никакой власти народа. А вы пытаетесь нас убедить в том, что у нас нет.

У нас точно есть изъяны. Они носят системный характер. Они, безусловно, многие достались из прошлого. И мы многое должны изменить в нашей жизни. Мы постепенно это делаем, но не с помощью революций – их достаточно было, я уже сказал, в XX веке, мы ими наелись уже, – а с помощью эволюции.

Я знаю про критику, связанную с системой отбора через местные органы власти и так далее. Но это практика, применяемая в очень многих странах, которые вы не считаете недемократическими. Мы прислушиваемся, стараемся настроить эту систему. У нас нет желания вернуться к тоталитарному прошлому. И не потому, что мы чего-то боимся в этом возврате, а потому, я глубоко убеждён и российское общество, самое главное, глубоко убеждено, что это тупиковый путь развития. Эти инструменты демократии, которые очень разнятся на самом деле, должны соответствовать сегодняшнему уровню развития общества.

Вот провели выборы в Афганистане. Дай бог здоровья этим людям. Ваш Госсекретарь приехал, руководит выборным процессом, говорит, что надо сделать в ходе подсчёта голосов. Чушь какая-то! Слушайте, это что, демократия, что ли?

Я помню, как мне приводили в пример Афганистан как образец демократии, которая там наступила. Это же просто смешно. Или нет, смешно было бы, если бы не было так печально. Поэтому мы готовы вести диалог и готовы вносить изменения.

Вы сказали по НКО, многих «зачехлили», как у нас говорят, которые не занимались политикой. Ошибка. И точно совершенно это надо исправить.

Н.ЗЛОБИН: А про национализм?

В.ПУТИН: Патриотизм может перейти в национализм. Это опасная тенденция, здесь я не могу с Вами не согласиться. В принципе мы должны, конечно, это иметь в виду и сделать всё, чтобы этого не случилось. Это опасно для страны. Самый большой националист в России – это я. Но самый большой, самый правильный национализм – это выстраивание действий и политики таким образом, чтобы это пошло на благо народу. А если под национализмом понимается нетерпимость к другим людям, шовинизм, это будет разрушать нашу страну, которая изначально складывалась как многонациональное и многоконфессиональное государство. Это не только тупиковый путь, это путь к саморазрушению. Россия сделает всё, чтобы этого не случилось.

Ш.МИЛН: Благодарю Вас.

Боюсь, что нам придётся завершить нашу дискуссию. Извиняюсь перед всеми, кто не смог задать вопрос. Президент Путин на самом деле ответил на большое количество вопросов.

Благодарю Вас, господин Президент, благодарю всех представителей в президиуме: Доминика де Вильпена, Вольфганга Шюсселя, Андрея Быстрицкого.

Благодарю вас всех, вы проделали огромную и прекрасную работу. Благодарю вас всех за то, что приняли участие в заключительной сессии Валдайского клуба.

Благодарю вас.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 октября 2014 > № 1212131 Владимир Путин


Италия. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 октября 2014 > № 1202050 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов по итогам визита в Италию.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, добрый день!

Я готов буду ответить на вопросы, связанные с работой здесь в течение полутора дней.

Вначале хочу сказать, что в целом, на мой взгляд, это была полезная поездка. Удалось переговорить со многими коллегами и не только в рамках форума «Европа – Азия», где ваш покорный слуга рассказал о том, как мы видим развитие отношений и в мире, и между различными континентами в борьбе с сегодняшними проблемами, связанными с терроризмом, с инфекционными заболеваниями и прочими проблемами сегодняшнего дня, но и, конечно, наши двусторонние встречи и с представителями азиатских стран – наших партнёров, и из Европы. В общем, эти переговоры были достаточно содержательными, всеобъемлющими и, уверен, пойдут на пользу развитию отношений России со своими партнёрами как в Азии, так и в Европе.

Пожалуйста, если есть вопросы, я попробую на них ответить.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, сегодня Вы провели ряд встреч на полях саммита. Скажите, как Вы оцениваете результаты этих встреч? Обсуждали, как известно, Украину – чего можно ожидать дальше?

И вопрос, связанный с украинским газовым вопросом. Порошенко сказал, что удалось достичь определённых договорённостей, а потом он сказал, что не во всём сейчас это удалось сделать. Не могли бы Вы подробнее рассказать об этих переговорах?

В.ПУТИН: Первое. Действительно, мы очень много говорили по украинской проблеме или по украинским проблемам, их много. Говорили о вопросах безопасности, окончательного прекращения огня, разъединения конфликтующих сторон. Сверили наши позиции чуть ли не на картах. Хотя здесь, конечно, нужно прежде всего полагаться на мнение специалистов и участников переговоров, а Россия, как известно, участником не является, мы можем только помочь конфликтующим сторонам решать проблемы, которые возникли за предыдущее время.

На что бы хотел обратить внимание? Первое, и я согласен с коллегами в том, что ориентиром при урегулировании на Украине, в Украине, как сейчас модно говорить, должны быть, конечно, минские договорённости. Хочу отметить, что эти договорённости, к сожалению, не полностью выполняются как одной, так и другой стороной. То есть ни представителями ополчения Новороссии, ни представителями Украины в полной мере пока эти минские договорённости не выполняются по целому ряду причин. Это и объективные, и субъективные причины. Но исхожу из того, что все стороны будут стремиться к тому, чтобы эти договорённости были полностью выполнены. Первое.

Второе. Линия разграничения должна быть доведена до конца, должна быть исполнена. И это именно то, что даст возможность окончательно прекратить обстрелы и гибель мирных, ни в чём не повинных людей. И это нужно сделать как можно быстрее.

Когда я сказал, что есть объективные, есть субъективные вещи... Например, в некоторых населённых пунктах, которые должны быть оставлены ополченцами, выяснилось, что сами ополченцы из этих населённых пунктов. Они говорят: «Мы не можем оттуда уйти, там живут наши родственники, жёны, дети». Это вещи такие вроде как субъективные, но в то же время серьёзного характера. Поэтому не учитывать это невозможно. Украинская сторона знает эти проблемы. Мы постараемся поспособствовать, попосредничать, порешать, найти приемлемые развязки.

То же самое касается других пунктов, где до сих пор находятся представители вооружённых сил Украины и в соответствии с минскими договорённостями должны были бы уйти оттуда, но пока тоже не уходят. Это первая часть.

Вторая связана с законом, который был недавно подписан Президентом Украины. Я знаю реакцию и оценки, которые были сделаны представителями Новороссии. Наверное, это не идеальный документ, но всё-таки это шаг в правильном направлении. И мы рассчитываем, что и это тоже будет использовано для окончательного решения проблем в сфере безопасности.

Есть вопросы с контролем за линией разграничения. И здесь мы продвинулись, на мой взгляд, очень неплохо, потому что договорились о том, что будем использовать беспилотные летательные аппараты, современную технику, которая позволяет определить места нанесения ударов, если такое происходит.

Что касается беспилотных аппаратов, то выразили желание здесь совместно работать и Италия, и Франция, и Германия, и Россия примет в этом участие. Специалисты должны будут собраться в ближайшее время в Вене на площадке ОБСЕ и порешать технические вопросы. Вот, собственно говоря, приблизительный, примерный набор проблем, о которых мы говорили, в сфере безопасности.

Что касается газовой проблематики, о которой Вы вспомнили. Да, действительно, мы много внимания уделили и этим вопросам, и здесь тоже есть прогресс. В чём он заключается? Он заключается в том, что мы договорились с украинскими партнёрами по условиям возобновления поставок газа на Украину – хотя бы в зимний период, – согласовали все параметры этой договорённости.

Вопрос в кассовом разрыве НАК Украины. Это объективные обстоятельства. Мы, Россия, больше не можем брать на себя дополнительных рисков. Дело в том, что, как вы знаете, мы всё-таки выдали кредит Украине в конце прошлого года в 3 миллиарда долларов. По нашим оценкам, 4,5 миллиарда долларов – задолженность Украины за уже поставленный и неоплаченный газ. «Газпром» перешёл на порядок предоплаты и в соответствии с контрактом не может уже изменить условия поставок.

Мы понимаем и финансовое состояние украинских партнёров, видим, что у них действительно есть проблемы, видим, что есть кассовый разрыв. Мы тоже пошли в определённой степени опять навстречу по условиям и объёмам платежей за уже ранее поставленный газ, то есть по долгам, и рассчитываем, что здесь наши европейские партнёры, Еврокомиссия, тоже могут и, на мой взгляд, даже должны подставить плечо Украине и помочь решить эту проблему с кассовым разрывом. Есть определённые инструменты: или это бридж-кредит, или это перенос очередного транша МВФ, либо гарантии первоклассного европейского банка.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Уточнение по перемирию. В зону конфликта из России поехало очень много добровольцев. Большинство из них идут к ополченцам в Новороссии. Некоторые умудряются даже в Нацгвардию идти. Для деэскалации конфликта – что будет с этими людьми, когда они вернутся, если будет мир? По сути, они же нарушают закон. Это почти как наёмничество. Возможна какая-то амнистия, какие-то гарантии?

В.ПУТИН: Я думаю, что если такие проблемы будут возникать, то их надо будет решать в соответствии с действующим законодательством. Но обращаю ваше внимание, что воюют там, на Украине, не только граждане Российской Федерации. Средства массовой информации европейских стран тоже сообщают нам о том, что есть и люди из Европы, воюющие в зоне конфликта, причём как с одной, так и с другой стороны. Я думаю, что мы с коллегами договоримся, как поступить в будущем, главное – прекратить кровопролитие сейчас.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, хотелось бы понять, как в настоящий момент реально отражаются санкции на российской экономике? Евро укрепляется к доллару, и доллар, и евро укрепляются по отношению к рублю, цена на нефть падает. Каковы дальнейшие перспективы, будут ли, может быть, урезаны какие-то социальные программы? Каков вообще запас прочности?

В.ПУТИН: Вы знаете, что российский бюджет свёрстан из расчёта 96 долларов за баррель. Сейчас это ниже, чем 96 долларов, но я здесь никакой трагедии не вижу. Во-первых, это сейчас, и я думаю, что цена выровняется, скорректируется, тем более что в удержании её на достаточно низкой планке – 80 долларов и ниже либо чуть выше, думаю, что никто из участников рынка, серьёзных участников, не заинтересован.

Если взять «Шелл» – нефть, которая добывается в Штатах, – у них же рентабельность там под 80 долларов. Если мировые цены будут держаться на уровне 80 долларов, то всё производство рухнет. У основных нефтедобывающих стран тоже бюджет посчитан где-то из расчёта 80 с небольшим, под 90 долларов за баррель, тоже никто не заинтересован. Корректировки есть, они связаны с объективными обстоятельствами, прежде всего это связано с падением объёмов роста мировой экономики, потребление просто уменьшается, и запасы в Штатах увеличились.

Но посмотрим, на самом деле прогнозировать очень сложно. В любом случае, я хочу это подчеркнуть, Россия выполнит все свои социальные обязательства, российское Правительство, без сомнений. Запасов прочности у нас достаточно. Может быть, нам придётся что-то скорректировать в бюджете. Может быть. Может быть, даже расходы какие-то сократить. Но это точно совершенно не будет связано с сокращением социальных расходов. Правительство Российской Федерации все социальные расходы выполнит, в состоянии это сделать и без каких-либо особых потерь.

Но мы, конечно, не пойдём по пути ухудшения макроэкономических показателей экономики России. Мы не пойдём по пути какого-то резкого увеличения бюджетного дефицита.

ВОПРОС: Всё-таки я хотел узнать, как Вы оцениваете падение рубля? Вы достаточно спокойно сейчас говорили на эту тему. Вы говорили про нефть и падение мировой экономики. Как Вы считаете, из-за чего это происходит? Чья это заслуга, если можно так сказать? Это санкции? Это нефть? Если это нефть, ходит такая версия, в обращении есть такая теория, что манипулируется цена на нефть Саудовской Аравией, Америкой, такая есть теория, она очень популярная в России. Я хотел бы услышать Ваше мнение по этому поводу.

В.ПУТИН: Что касается курса национальной валюты в России. Конечно, он так или иначе связан с состоянием экономики, а российская экономика так или иначе связана с внешними рынками, с международной мировой, прежде всего торговой конъюнктурой, с ценами на нефть, на энергоносители. Цены «припали», и, соответственно, это отражается на экономике, на доходах бюджета, а значит, и на национальной валюте.

Вместе с тем хочу подчеркнуть, Россия – одна из стран с крупнейшими золотовалютными резервами. Банк России, с одной стороны, будет проводить взвешенную финансовую политику. Это означает, что будет всё-таки использовать элементы плавающего курса и не будет бездумно «палить» все свои резервы. Но резервов достаточно, для того чтобы корректировать уровень национальной валюты. Я не вижу здесь никаких драматических возможных изменений. Уверен, что с корректировкой цен на нефть будет корректироваться и курс национальной валюты, курс рубля.

ВОПРОС: Влияют ли американские санкции?

В.ПУТИН: Нет, санкции здесь… Они, конечно, влияют на общий фон и без того не очень крепкой мировой экономики, но они не являются решающим фактором. Решающий фактор – это всё-таки общее состояние мировой экономики, которая после кризиса 2008–2009 годов, собственно говоря, так и не вышла на тренд устойчивого и эффективного развития. Ведь все эти годы эксперты говорили и продолжают говорить о том, что мировая экономика до сих пор находится в состоянии какой-то стагнации и кризиса. Поэтому ничего нового за последние годы не произошло. Не стало намного лучше. Правда, не стало и намного хуже.

Вспомните экспертные оценки трёх-, четырёхлетней давности. И тогда ещё эксперты говорили, что подъём будет, но он будет очень маленький, спокойный, будет напоминать чем-то даже стагнацию. Так и происходит. Те, кто так говорил, оказались правы. Но всё-таки я больше оптимист, чем пессимист. Я думаю, что постепенно всё выровняется.

Что касается теории заговора... Заговоры всегда возможны. Но они больно бьют в данном случае по заговорщикам, если таковые имеются. Я уже говорил о том, что в основных нефтедобывающих странах сам бюджет верстается тоже исходя из цен на нефть, по-моему, 85–90 долларов за баррель. Первое.

Второе: добыча сланцевой нефти. И понижение цен, игра на понижение цен на мировых рынках нанесёт очень серьёзный удар по этому виду деятельности в тех же Соединённых Штатах. Не думаю, что нефтяная отрасль Штатов в этом заинтересована. Посмотрим, как будут развиваться события. Я думаю, что корректировка наступит, причём в сторону улучшения ситуации.

РЕПЛИКА: А если 41 рубль к доллару…

В.ПУТИН: Я Вам потом скажу. У нас есть поговорочка, грубоватая такая, про бабушку, про дедушку: если бы у бабушки были внешние половые органы дедушки, она была бы дедушкой, а не бабушкой. Поэтому что там говорить… Я не знаю, кто автор. Но, во всяком случае, это пока только всякие разговоры. Были случаи, когда падали цены на нефть и больше, падение было глубже, но будем исходить из этого.

Мы будем тогда использовать наши резервы, у Банка России свыше 400 миллиардов, у Правительства России два резервных фонда под 100 миллиардов долларов каждый. Поэтому в принципе мы чувствуем себя уверенно, всё равно мировая экономика будет расти, а это означает, что так или иначе потребность в энергоресурсах будет увеличиваться.

И, наконец, всё-таки самое главное. Ведь дело в том, что эти санкции, о которых мы говорим, они, конечно, с одной стороны, на нас влияют негативно, имея в виду, что, допустим, рынки закрываются для финансовых учреждений и так далее. А с другой стороны, это заставляет работать. Если что-то крайне нужно в сфере высоких технологий, а купить нельзя, придётся сделать самим, и Россия может это сделать.

Россия может сделать практически всё, но нужно проинвестировать, конечно, нужно развивать соответствующие отрасли фундаментальных знаний, прикладной науки и производства. И я вас уверяю, я наблюдаю, что именно это и происходит, так что это обратная сторона, «положительная сторона» медали, которая называется «санкции».

ВОПРОС: Владимир Владимирович, можно ли сказать, что, когда установился хотя бы какой-то хрупкий мир на Украине, можно ли сказать, что Россия всё-таки не смогла оказать достаточную поддержку Донецку и Луганску? Там погибло достаточно много людей, разрушена инфраструктура. Будет ли Россия участвовать, помогать каким-то образом восстановлению сейчас этой инфраструктуры? Или это дело украинских властей?

С другой стороны, если, как Вы сказали, не удастся сейчас найти эти дополнительные финансовые возможности для поставок газа, а зима может быть холодной, если будут замерзать какие-то города на Украине, готова ли Россия в этой ситуации поставлять в долг газ на Украину?

В.ПУТИН: В долг Россия уже ничего поставлять не будет. И я скажу почему. Во-первых, нужна определённая дисциплина потребителя. Ведь уровень собираемости, скажем, на Украине очень низкий, гораздо ниже, чем в России. Да и стоимость, цена достаточно низкая. Первое.

Второе. Я уже говорил, три миллиарда мы дали кредит в конце прошлого года. Один миллиард четыреста наши партнёры нам должны за последние два месяца прошлого года – за ноябрь и декабрь. Один миллиард четыреста – это бесспорная цифра. По поводу поставок в прошлом году вообще никто ни о чём не спорит, но денег платить никто не хочет.

500 миллионов не доплачено за первый квартал этого года. Тогда, когда мы продавали газ по заниженной, можно сказать, цене – по 268,5 доллара за тысячу кубов, 500 миллионов долларов всё равно не заплатили. За апрель, май, июнь вообще ничего не платили – ноль! Просто прекратили платежи. Это, по нашим подсчётам, в целом как минимум 5,5 миллиарда долларов, если считать, что апрель, май, июнь Украина должна была платить по 485 долларов. Но мы задним числом готовы пересчитать эту цифру со скидкой в 100 долларов. Если исходить из этого – апрель, май, июнь, – то тогда общая сумма задолженности получается 4,5 миллиарда долларов. И это мы идём навстречу как бы.

Кроме этого «Газпромбанк» выдал Украине кредит, не Украине, а «Нафтогаз Украины», 1 миллиард 800 миллионов долларов. И в принципе у него есть право потребовать эти деньги к оплате, имея в виду, что одним из условий нормального состояния являются текущие платежи «Нафтогаза». Он не платит.

Тот же «Газпромбанк» выдал частной коммерческой структуре для химической промышленности кредит ещё в 1 миллиард 400 миллионов долларов. Газ поставлен в объёме 4 или 5 миллиардов долларов и заморожен украинским правительством в газовых хранилищах. Они их не поднимают, эти объёмы, и не направляют в химическую отрасль Украины. Химическая отрасль встаёт. Но это как бы внутренние проблемы Украины. А наша проблема в том, что, посчитайте: четыре с половиной плюс миллиард восемьсот плюс миллиард четыреста – сколько там набегает? Уже под десятку набегает. Но мы больше не можем поставлять в кредит, это невозможно.

И я считаю, что в данной ситуации наши европейские партнёры, как я уже говорил, должны Украине подставить плечо и помочь. Мы помогаем, это очевидный факт, но мы рискуем, мы взяли этот риск на себя. Пусть европейцы тоже хоть чем-то рискнут. Там сумма, не сопоставимая с тем, что мы уже сделали. Вот этот бридж-кредит, который можно дать, либо обеспечить гарантии первоклассного европейского банка, в разы меньше, чем то, о чём я говорю, сделано со стороны России.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, Россия сейчас действительно укрепляет отношения со странами АТЭС, с Китаем, с Японией, с Южной Кореей. Как Вы оцениваете нынешние отношения с Японией? Япония сейчас действительно является участницей санкций против России.

В.ПУТИН: Мы действительно расширяем наши контакты со странами Азии, АТР. И это не политическое решение. Связано это с тем, что мы давно уже действуем именно в этом направлении, имея в виду темпы развития экономики в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Глупо было бы не воспользоваться экономическим ростом Китая либо высокими технологическими возможностями Японии, либо нашими давними и добрыми отношениями с Республикой Корея, имея в виду, что у нас не менее дружеские отношения и с Северной Кореей, и мы могли бы здесь и должны сыграть определённую посредническую роль при разрешении конфликтов между двумя странами Корейского полуострова. Мы в этом заинтересованы, потому что мы соседи Кореи. Поэтому это тренд, уже давно выбранный. И мы по нему двигаемся, повторяю, не по политическим соображениям.

Что касается Японии, за последние годы у нас с Японией отношения развивались поступательно и в экономическом плане, и в политическом процессе, в том числе в поиске решения урегулирования, связанного с мирным договором. Но не по нашей, к сожалению, инициативе японская сторона практически все контакты на политическом уровне заморозила. Это не наш выбор, мы готовы продолжать отношения с нашими японскими друзьями, но шайба, как у нас говорят, на стороне Японии.

Всё, спасибо большое.

Италия. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 октября 2014 > № 1202050 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 октября 2014 > № 1206984 Владимир Путин

СТЕНОГРАММА ИНТЕРВЬЮ ВЛАДИМИРА ПУТИНА СЕРБСКОЙ ГАЗЕТЕ "ПОЛИТИКА"

В преддверии визита в Республику Сербию Владимир Путин дал интервью ведущей сербской газете "Политика".

Вы прибываете в Белград для участия в мероприятиях, приуроченных к 70-летию освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. В чем Вы видите важность на сегодняшний день таких памятных мероприятий?

Владимир Путин: Прежде всего хочу выразить признательность сербскому руководству за приглашение посетить с визитом Республику Сербию и принять участие в торжественных мероприятиях, посвященных 70-летию освобождения Белграда от немецко-фашистских захватчиков.

Мы искренне благодарны сербским друзьям за бережное отношение к памяти о советских воинах, которые вместе с бойцами Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) сражались с гитлеровскими оккупантами. В годы Второй мировой войны на территории бывшей Югославии погибли, были ранены или пропали без вести более 31 тысячи солдат и офицеров Красной Армии. Около 6 тысяч советских граждан сражались с захватчиками в рядах НОАЮ. Их подвиг приблизил нашу общую победу над нацизмом и навсегда останется в памяти народов как пример мужества, несгибаемой силы воли, беззаветного служения Родине.

Значение предстоящих мероприятий трудно переоценить. Семьдесят лет назад наши народы вместе сокрушили преступную идеологию человеконенавистничества, грозившую существованию цивилизации. И сегодня важно, чтобы люди в разных странах, на разных континентах помнили, к каким страшным последствиям могут привести уверенность в собственной исключительности, попытки любыми средствами достичь сомнительных геополитических целей, пренебрежение элементарными нормами права и морали. Необходимо сделать все, чтобы не допустить подобных трагедий в будущем.

К сожалению, "вакцина" от нацистского вируса, выработанная на Нюрнбергском трибунале, в некоторых государствах Европы теряет силу. Наглядное свидетельство - открытые проявления неонацизма, которые стали уже обыденной вещью в Латвии и других странах Прибалтики. Особое беспокойство в этом плане вызывает ситуация на Украине, где в феврале произошел антиконституционный государственный переворот, движущей силой которого стали националисты и другие радикальные группировки.

Сегодня наш общий долг - противодействовать героизации нацизма, твердо противостоять попыткам ревизии итогов Второй мировой войны, последовательно бороться с любыми формами и проявлениями расизма, ксенофобии, агрессивного национализма и шовинизма.

Уверен, что свой вклад в решение этих задач внесут и юбилейные торжества в Белграде, призванные стать еще одним проявлением искренней дружбы наших народов, основанной на чувствах взаимной симпатии и уважения, на духовной близости, братстве по оружию в годы Второй мировой войны.

Рассчитываем, что сохранение исторической памяти будет и впредь помогать нам вместе укреплять мир, стабильность и благополучие общего европейского пространства.

Как Вы смотрите на российско-сербские отношения сегодня? Чего удалось достичь за последние 20 лет и каковы Ваши ожидания дальнейшей динамики взаимодействия двух стран?

- Сербия всегда была и остается одним из ключевых партнеров России на Юго-Востоке Европы. Наши страны и народы объединяют многовековые традиции дружбы и плодотворного сотрудничества. Их развитию способствуют общие интересы в политике, экономике, культуре и многих других сферах.

Сегодня российско-сербские отношения находятся на подъеме. Это позволило нам с Президентом Сербии Т. Николичем подписать в 2013 году межгосударственную Декларацию о стратегическом партнерстве, подтвердившую общий настрой на развитие масштабного взаимодействия во всех ключевых областях.

Мы поддерживаем активные политические контакты, в ходе которых доверительно обсуждаем актуальные двусторонние вопросы и международные проблемы, договариваемся о совместных практических шагах. Наши государства тесно взаимодействуют в ООН, ОБСЕ, Совете Европы и многих других организациях.

Удовлетворены поступательным развитием экономических связей, чему способствует действующий между нашими странами режим свободной торговли. В 2013 г. взаимный товарооборот увеличился на 15% и составил 1,97 миллиарда долларов, а в первом полугодии 2014 г. - еще на 16,5%, до 1,2 миллиарда долларов. Рассчитываем, что по итогам нынешнего года выйдем на показатель 2 миллиарда долларов.

Позитивная динамика сохраняется и в сфере инвестиций. Совокупный объем российских капиталовложений в Сербии превысил 3 миллиарда долларов. Основная часть этих средств направлена в стратегически важную энергетическую отрасль. Наглядным примером нашего успешного сотрудничества служит компания "Нефтяная индустрия Сербии", которая из убыточного предприятия превратилась в основного донора сербского государственного бюджета. Реализация проекта "Южный поток" должна принести Сербии свыше 2 миллиарда евро новых инвестиций, существенно укрепить энергетическую безопасность страны.

При участии ОАО "Российские железные дороги" и нашей кредитной поддержке осуществляются проекты реконструкции и модернизации железнодорожной инфраструктуры Сербии.

Отрадно, что и сербские предприниматели энергично осваивают перспективный российский рынок - например, поставляют качественную аграрную и промышленную продукцию.

Хотел бы отметить еще одну важную сферу двустороннего сотрудничества. Специалисты Российско-сербского гуманитарного центра в городе Ниш на протяжении последних лет неоднократно принимали участие в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на Балканах. В мае текущего года в период масштабного наводнения российские спасатели помогали эвакуировать жителей затопленных районов. Несколькими рейсами самолетов МЧС России в Сербию было переброшено более 140 тонн гуманитарных грузов.

Свидетельством растущего взаимного интереса граждан России и Сербии к истории и культуре наших народов стало развитие гуманитарных контактов. Осенью этого года в Сербии с успехом проходят Дни российской духовной культуры, центральное событие которых - выставка "Россия и Сербия. История духовных связей в XIV-XIX веках". Намерены расширять практику культурных, образовательных, научных, молодежных обменов, стимулировать туристические поездки и спортивные мероприятия.

Уверен, что предстоящий визит в Белград придаст новый серьезный импульс традиционно дружественным российско-сербским отношениям, которые год от года будут расти и укрепляться.

Сейчас много говорят о возможных сокращениях поставок российского газа в Европу из-за задолженности Украины. Ожидает ли все-таки европейских потребителей холодная зима? И каково будущее проекта "Южный поток", в реализации которого Сербия серьезно заинтересована?

- Прежде всего хочу подчеркнуть, что Россия полностью выполняет свои обязательства по поставкам газа европейским потребителям. Настроены на дальнейшее углубление взаимодействия с ЕС в сфере энергетики, где мы являемся естественными партнерами, на прозрачной и прогнозируемой основе.

Начиная с 2000-х годов совместно с европейскими партнерами нам удалось реализовать ряд значимых проектов, включая "Северный поток", которые позволяют минимизировать транзитные риски и обеспечивать бесперебойное газоснабжение европейских стран. В последние месяцы "Газпром" ускоренными темпами наращивает запасы газа в европейских подземных газохранилищах. Эти меры призваны не допустить сбоев в транзите, обеспечить более комфортные условия для преодоления пика потребления в зимний период.

Безусловно, мы учитываем риски, связанные с кризисными явлениями на Украине. Были вынуждены прекратить поставки в эту страну в июне нынешнего года, так как киевские власти отказались платить за уже полученный газ. В конце лета - начале осени этого года прошла серия интенсивных консультаций в трехстороннем формате Россия - ЕС - Украина, в ходе которых обсуждались возможные взаимоприемлемые развязки в вопросах урегулирования украинской задолженности за газ, возобновления поставок топлива в Украину, приостановленных самой украинской стороной, и стабильного транзита углеводородов в Европу. Готовы к продолжению конструктивных переговоров по этим темам.

Если же говорить о дальнейших перспективах экспорта газа из России в Европу, то очевидно, что проблема транзита через украинскую территорию пока сохраняется. Одно из очевидных решений - это диверсификация маршрутов поставок. В этой связи рассчитываем, что Еврокомиссия в ближайшее время урегулирует наконец вопрос об использовании на полную мощность газопровода OPAL.

Кроме того, необходимо разблокировать ситуацию с "Южным потоком". Убеждены, что этот проект внесет ощутимый вклад в комплексную энергетическую безопасность Европы. От этого выиграют все: и Россия, и европейские потребители - включая Сербию.

Что, по Вашему мнению, является окончательной целью экономических санкций ЕС и США против России? Насколько продолжительными они могут быть и насколько они могут навредить России?

- Этот вопрос правильнее было бы задать США и ЕС, логику которых понять трудно. Любому непредвзятому человеку ясно, что отнюдь не Россия способствовала государственному перевороту на Украине, который привел к нынешнему серьезному внутриполитическому кризису и гражданскому расколу. Именно антиконституционный захват власти стал отправной точкой для последующих событий, в том числе в Крыму. Понимая сложность и непредсказуемость развития ситуации, жители Крыма, защищая свои права на родной язык, культуру, историю, решили провести в полном соответствии с Уставом ООН референдум, по итогам которого полуостров воссоединился с Россией.

Наши партнеры должны четко осознавать, что попытки давления на Россию путем односторонних нелегитимных ограничительных шагов не приближают урегулирование, а лишь осложняют диалог. О каком стремлении к деэскалации на Украине может идти речь, если решения о новых пакетах санкций вводятся практически одновременно с достижением договоренностей о продвижении мирного процесса? Если же главное - стремление изолировать нашу страну, то это совершенно абсурдная, иллюзорная цель. Понятно, что реализовать ее невозможно, хотя, конечно, экономическому здоровью Европы, да и всего мира может быть нанесен немалый ущерб.

Что касается продолжительности действия ограничительных мер, то это также зависит от США и Евросоюза. Со своей стороны будем взвешенно подходить к оценке рисков и последствий применения санкций, реагировать на них, исходя из национальных интересов. Очевидно, что снижение взаимного доверия не может не оказать негативного воздействия как на международный деловой климат в целом, так и на деятельность европейских и американских компаний в России, которым будет непросто ликвидировать репутационный урон. Заодно и другие государства хорошенько задумаются, насколько разумно доверять свои средства американской банковской системе и усиливать зависимость от экономической кооперации с США.

Каким Вы видите будущее российско-украинских отношений? И будет ли между США и Россией после всего того, что случилось, снова установлено стратегическое партнерство или отношения будут выстраиваться впредь по-другому?

- Для России отношения с Украиной всегда играли и будут играть очень важную роль. Наши народы неразрывно связаны общими духовными, культурными, цивилизационными корнями. Мы столетиями жили в едином государстве, и этот огромный исторический опыт, взаимопереплетение миллионов судеб невозможно ни перечеркнуть, ни забыть.

Несмотря на нынешний сложный этап в российско-украинских отношениях, мы заинтересованы в поступательном, равноправном и взаимовыгодном сотрудничестве с украинскими партнерами. На практике это будет возможно после достижения устойчивого мира и стабилизации ситуации на Украине. Поэтому надеемся на преодоление затянувшегося глубокого политического и экономического кризиса.

Сегодня появилась реальная возможность прекратить вооруженное противостояние, а фактически гражданскую войну. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Необходимо как можно скорее приступить к реальному внутриукраинскому диалогу с участием представителей всех регионов, всех политических сил. Этот подход зафиксирован в Женевском заявлении от 17 апреля. В рамках такого общенационального диалога следует предметно обсудить конституционное устройство, будущее страны, где было бы комфортно и безопасно жить всем без исключения гражданам Украины.

Что касается перспектив российско-американских связей, то мы всегда стремились к открытым, партнерским отношениям с США, однако взамен получали различные оговорки и попытки вмешиваться в наши внутренние дела.

То, что творится с начала этого года, удручает еще сильнее. Вашингтон активно поддержал майдан, а когда его ставленники в Киеве своим оголтелым национализмом настроили против себя значительную часть Украины и ввергли страну в гражданскую войну, принялся обвинять Россию в провоцировании кризиса.

Теперь Президент Барак Обама с трибуны Генассамблеи ООН включил "российскую агрессию в Европе" в число трех основных угроз для человечества на сегодняшний день, наряду со смертельной лихорадкой Эбола и террористической группировкой "Исламское государство". Вместе с ограничениями, введенными против целых секторов нашей экономики, подобный подход трудно назвать иначе, как враждебным.

В США дошли до громких объявлений о приостановке сотрудничества с нами в освоении космоса, в атомной энергетике, заморозили деятельность созданной в 2009 г. Российско-Американской президентской комиссии, в которую входили 21 рабочая группа, в том числе занимавшиеся вопросами борьбы с терроризмом и нелегальным оборотом наркотиков.

Вместе с тем нынешний спад в отношениях между нашими странами не первый. Надеемся, что партнеры осознают безрассудность попыток шантажировать Россию, вспомнят, чем чреват разлад между крупными ядерными державами для стратегической стабильности. Со своей стороны готовы к развитию конструктивного сотрудничества на принципах равноправия и реального учета интересов друг друга.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 октября 2014 > № 1206984 Владимир Путин


Белоруссия. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 октября 2014 > № 1198217 Владимир Путин

 Встреча глав государств Высшего Евразийского экономического совета.

Владимир Путин принял участие в заседании Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств.

Президенты Белоруссии, Казахстана, России, Армении и Киргизии обсудили актуальные финансово-организационные и технические аспекты, связанные с началом функционирования с 1 января 2015 года Евразийского экономического союза.

* * *

Вступительное слово на встрече глав государств Высшего Евразийского экономического совета.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги!

Россия, Белоруссия и Казахстан уверенно идут по пути углубления евразийской интеграции. Парламенты наших стран к встрече в Минске синхронно ратифицировали Договор о Евразийском экономическом союзе. Как и договаривались, Евразийский экономический союз заработает с 1 января 2015 года.

Мы переходим на новую, более высокую ступень интеграции, что позволит эффективнее решать задачи модернизации экономик наших стран и повышения их конкурентоспособности. Будет проводиться согласованная политика в ключевых отраслях промышленности, энергетики и сельского хозяйства, будут устранены барьеры, ограничивающие свободу передвижения товаров, услуг, капитала, рабочей силы. Создаваемый общий евразийский рынок начнёт функционировать по универсальным, прозрачным и понятным правилам, основанным на нормах и принципах Всемирной торговой организации.

Отмечу, наш интеграционный проект уже приносит практическую отдачу. В рамках Таможенного союза с 1 июля 2011 года товарооборот вырос на 50 процентов, превысив отметку в 64 миллиарда долларов. Улучшилась структура взаимной торговли: продукция с высокой степенью переработки стала постепенно замещать сырьевые товары, [её доля] увеличилась существенным образом, а сырьевых товаров – снизилась с 40 до 28,9 процента.

Весьма важно, что курс на тесную интеграцию пользуется широкой общественной поддержкой в наших странах. По данным социологических опросов, которые проведены Евразийским банком развития, деятельность Таможенного союза положительно оценивается 79 процентами граждан Российской Федерации, 68 процентами граждан Белоруссии и 84 процентами граждан Казахстана. Столь высокий уровень доверия необходимо оправдать достижением ощутимых результатов, а именно дальнейшим повышением качества жизни и благополучия населения наших стран.

Уважаемые коллеги, в ходе нынешнего заседания мы подпишем Договор о присоединении Армении к Евразийскому экономическому союзу. Рассчитываем, что законодатели наших государств также слаженно одобрят его до конца года.

На наш взгляд, Армения готова к работе в Евразийском экономическом союзе на равных с Россией, Белоруссией и Казахстаном. За относительно короткий срок, с осени 2013 года, наши армянские друзья подтянули экономическое регулирование под общие стандарты, привели национальное законодательство в соответствие с нормами нашего интеграционного объединения.

Надеемся, что уже в первые год-два после присоединения Армении мы увидим положительный макроэкономический эффект. Товарооборот «тройки» с Арменией и так рос высокими темпами, прибавляя до 10 процентов ежегодно. После снятия таможенных и административных барьеров такая позитивная тенденция, надеюсь, ещё больше укрепится. Должны улучшиться и другие ключевые индикаторы: валовой продукт, потребительский спрос, реальные доходы населения и занятость.

Сегодня предстоит также утвердить дорожную карту интеграции Киргизии в Единое экономическое пространство. Она позволит дополнить принятый ранее, на майском саммите в Астане, план по адаптации киргизской экономики к стандартам Таможенного союза.

Мы понимаем, что киргизским коллегам необходимо содействие как в совершенствовании внутреннего законодательства, так и в проведении структурных преобразований. Россия такую помощь уже оказывает в рамках двусторонних договорённостей. Рассчитываем, что мы сможем объединить наши усилия с белорусскими и казахстанскими партнёрами.

Помимо Армении и Киргизии интерес к сотрудничеству с Евразийским экономическим союзом проявляют и другие государства и региональные организации. В Евразийскую экономическую комиссию уже поступило несколько десятков предложений об установлении преференциальных режимов торговли.

Этим так называемым внешним досье, как представляется, следует заниматься более активно. В частности, важно как можно скорее завершить переговоры по проекту соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, интенсифицировать экспертные консультации с Израилем, Индией, Египтом, продолжить развивать диалог с Южноамериканским общим рынком (МЕРКОСУР), Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

Отдельно хочу сказать об отношениях с нашим соседом, Украиной, в контексте подписанного ею Соглашения об ассоциации с ЕС.

В августе здесь, в Минске, главы государств «тройки» встретились с украинским Президентом и представителями Евросоюза. И Киев, и Брюссель прислушались к нашим аргументам, приняли решение отсрочить применение экономического блока Соглашения об ассоциации до 31 декабря 2015 года. Теперь появилась возможность откорректировать те положения упомянутого Соглашения, реализация которых могла бы нанести существенный ущерб экономике Таможенного союза и нашим традиционным торговым связям с Украиной. Конечно, переговоры предстоят непростые, и нам необходимо выступать с солидарных позиций, чтобы убедить партнёров отказаться от противопоставления европейской и евразийской интеграции в пользу сопряжения обоих проектов.

Уважаемые коллеги! Хотел бы вновь подчеркнуть, что значение евразийской интеграции в жизни наших государств объективно возрастает. Это требует от всех нас ещё более слаженных и скоординированных действий, важно не снижать набранного темпа работы. До конца года нам необходимо утвердить ещё около пятидесяти документов по некоторым организационным и финансовым вопросам деятельности Евразийского экономического союза.

Предлагаю, уважаемые коллеги, провести следующее наше заседание в декабре в Москве, где мы могли бы завершить весь подготовительный процесс. Мы уже и с Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, и с Президентом Белоруссии Александром Григорьевичем Лукашенко об этом говорили, я хотел бы об этом сказать здесь официально, на нашей встрече. И хочу вас поблагодарить за внимание.

Спасибо большое.

Белоруссия. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 октября 2014 > № 1198217 Владимир Путин


Белоруссия. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 октября 2014 > № 1198198 Владимир Путин

Саммит Содружества Независимых Государств.

В рамках рабочего визита в Республику Беларусь Владимир Путин принял участие в заседании Совета глав государств Содружества Независимых Государств. Обсуждались вопросы развития многостороннего сотрудничества в экономической, гуманитарной и правоохранительной сферах.

В заседании Совета глав государств СНГ в узком составе приняли участие Президент Азербайджана Ильхам Алиев, Президент Армении Серж Саргсян, Президент Белоруссии Александр Лукашенко, Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, Президент Молдовы Николай Тимофти, Президент Таджикистана Эмомали Рахмон, Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, Президент Узбекистана Ислам Каримов, а также Председатель Исполнительного комитета – Исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев.

Позже переговоры продолжились с участием членов делегаций. По итогам заседания подписан пакет совместных документов.

* * *

Выступление на заседании Совета глав государств СНГ в узком составе

В.ПУТИН: Уважаемый Александр Григорьевич! Уважаемые коллеги!

Прежде всего, хотел бы отметить, что белорусские друзья второй год подряд, об этом только что говорили коллеги, успешно выполняют председательские функции в Содружестве. Благодаря их усилиям удалось реализовать значительную часть ранее намеченных инициатив, сформировать насыщенную повестку дня на перспективу.

Особенно признательны белорусскому председательству за обеспечение всесторонней подготовки к предстоящему 70-летию великой Победы в Отечественной войне. Наш общий долг – вместе достойно отметить этот знаменательный юбилей. Пользуясь случаем, хочу подтвердить вам, уважаемые коллеги, приглашение посетить Москву в мае 2015 года для участия в торжественных мероприятиях.

Для России развитие многопланового сотрудничества в рамках СНГ было и остаётся приоритетом. Содружество объединяет наших самых близких партнёров и давно зарекомендовало себя в качестве ключевого инструмента укрепления добрососедских взаимовыгодных связей на постсоветском пространстве.

С каждым годом спектр практической деятельности Организации расширяется. На сегодняшний день совместная работа в рамках СНГ охватывает все значимые сферы межгосударственного общения. Особое внимание уделяется наращиванию взаимодействия в экономической сфере. Совокупный ВВП стран СНГ за январь–июль текущего года подрос на 1,1 процента. По итогам года, как прогнозируют во Всемирном банке, рост экономик государств Содружества составит 2,2 процента. Темпы развития в целом удовлетворительные, но не вполне отвечающие уникальному ресурсному, демографическому и транзитному потенциалу нашего региона.

Отмечаем также определённое снижение объёмов взаимной торговли внутри Содружества. В первом полугодии товарооборот между нашими странами снизился на 9 процентов – до 111 миллиардов долларов. За тот же период 2013 года он составлял 123 миллиарда долларов, объём торговли за весь прошедший год составил 235 миллиардов.

Эти цифры во многом объясняются неблагоприятной внешней конъюнктурой, но не только. Они также являются следствием смены экономических приоритетов некоторых участников Содружества. Здесь молдавский коллега говорил о действиях России в связи с подписанием Молдовой соглашения [об ассоциации] с Евросоюзом. Мы никогда не были противниками сближения с Евросоюзом и сами хотим сближаться. Вопрос – в условиях нашего сотрудничества. И проблемы создаются не в связи с ответными и защитными мерами Российской Федерации, а в связи с тем, что наши партнёры не считают нужным своевременно, открыто, полноформатно, предметно и профессионально обсуждать все риски, которые возникают для российской экономики и для других стран Содружества в связи с действием норм зоны свободной торговли после присоединения наших коллег к другим торгово-экономическим объединениям.

Ведь мы должны думать о том, какое воздействие окажут эти документы, подписанные с нашими коллегами в Европе, на наш собственный рынок. Как будут проникать европейские товары на наши рынки, какой объём товаров под видом местной продукции может оказаться на российском и других рынках зоны свободной торговли СНГ – вот о чём речь. И если бы мы это делали своевременно, то не было бы никаких проблем.

Это касается и Молдавии, это касается и Украины. Осуществить полноценную гармонизацию документов, подписанных нашими коллегами, с правовой базой СНГ, прежде всего с Договором о зоне свободной торговли от 18 октября 2011 года, – непростая задача. Со своей стороны готовы работать над её решением, чтобы не утратить сложившиеся в рамках Содружества партнёрские связи в промышленности, финансах, сельском хозяйстве и транспорте.

Руководствуясь этим подходом, Россия вела интенсивные консультации с Евросоюзом и Украиной. В итоге удалось договориться отложить до 31 декабря 2015 года применение экономической части Соглашения об ассоциации. А где же была Молдова, почему мы с Молдовой не могли выстроить такие отношения? Мы хотели и многократно обращались за этим, но, к сожалению, внятного ответа от наших молдавских друзей так и не получили.

К сроку, о котором я сказал, нужно урегулировать имеющиеся разногласия, найти компромиссные развязки. Считаем, что в этом заинтересованы все без исключения страны – участницы Договора о зоне свободной торговли Содружества.

В целом необходимо более активно использовать накопленный позитивный опыт многостороннего взаимодействия. Так, например, в последние годы свою эффективность доказала практика проведения тематических годов в СНГ.

В текущем году, который объявлен в Содружестве Годом туризма, предприняты шаги по унификации стандартов в туристической отрасли и развитию региональной инфраструктуры, сформированы новые трансграничные маршруты.

В 2015 году в Содружестве пройдёт Год ветеранов. Планируется осуществить ряд дополнительных мер, нацеленных на улучшение социально-экономических условий их жизни, материального положения и медицинского обслуживания.

Думаю, что на нынешнем саммите мы договоримся об объявлении 2016 года Годом образования в СНГ, рассчитываем на поддержку этой российской инициативы. Её реализация призвана способствовать дальнейшему развитию гуманитарных связей, сближению образовательных стандартов, академической мобильности на пространстве СНГ.

Отмечу, что российская система образования становится всё более открытой для партнёров по Содружеству. К примеру, в текущем году в России проходят обучение свыше 130 тысяч студентов из СНГ – на 19 процентов больше, чем в предыдущем, 2013 году. В шести странах Содружества: Киргизии, Узбекистане, Таджикистане, Армении, Казахстане, Туркменистане – открыты центры сдачи Единого государственного экзамена. Их число в будущем планируем увеличить.

По восходящей развивается взаимодействие и в правоохранительной сфере. К сегодняшнему заседанию подготовлен ряд документов, направленных на наращивание сотрудничества по линии погранслужб, органов финансовой разведки. Разработан комплекс коллективных мер в области противодействия незаконной миграции и торговле людьми.

Считаем необходимым усиливать координацию в борьбе с наркоугрозой, особенно в контексте роста производства опиатов в Афганистане. Мы признательны за поддержку российской инициативы принять на нынешнем саммите Заявление о сохранении и укреплении международной системы контроля над наркотиками.

Уважаемые коллеги, наша общая задача – сохранить и приумножить созидательный потенциал СНГ, о котором здесь уже коллеги говорили, обеспечить практическую отдачу от многостороннего сотрудничества для каждого участника Содружества. Убеждён, что следующий председатель, Казахстан, будет работать именно в таком ключе. Мы же со своей стороны, уважаемый Нурсултан Абишевич, намерены оказывать всяческую от нас зависящую поддержку и помощь нашим казахстанским друзьям.

Благодарю вас за внимание.

Белоруссия. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 октября 2014 > № 1198198 Владимир Путин


Россия. СФО > Транспорт > kremlin.ru, 8 октября 2014 > № 1192705 Владимир Путин

 Заседание президиума Госсовета по вопросам совершенствования сети автодорог.

В Новосибирске Владимир Путин провёл заседание президиума Государственного совета по вопросу совершенствования сети автомобильных дорог в целях комплексного освоения и развития территорий страны.

Перед началом заседания Владимир Путин осмотрел выставку достижений и современных технологических решений в области дорожного хозяйства.

Ранее в этот день Президент принял участие в открытии нового мостового перехода через реку Обь – Бугринского моста.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня, как и договаривались на сентябрьском заседании Госсовета, поговорим о развитии и обустройстве автомобильных дорог. Тема вечная, всегда актуальная, везде, а для России тем более. Все мы знаем, насколько это острый и насущный вопрос, скажу больше – жизненно важный. От его решения напрямую зависит рост экономики, конкурентоспособность бизнеса, комплексное развитие регионов, успешная реализация практически всех социальных задач.

В последние годы развитию дорожной отрасли уделяется постоянное внимание на федеральном, региональном, да и на муниципальном уровне. Только в рамках Госсовета эта тема ставилась уже трижды. Мы касались её и при рассмотрении других вопросов: о земле, о лесном хозяйстве, о ЖКХ, о здравоохранении, об образовании, о предпринимательской деятельности. Всё это говорит об огромной значимости автодорог, их комплексном воздействии на развитие других отраслей.

В сфере дорожного хозяйства уже немало сделано. Принят закон об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности, сформирована нормативно-правовая база для привлечения внебюджетных инвестиций в автодорожную отрасль. Созданы федеральный и региональные, муниципальные дорожные фонды, что позволило за неполных четыре года удвоить финансовые ресурсы отрасли, а значит, увеличить объёмы строительства, реконструкции и ремонта дорог всех уровней.

Построены сложнейшие дорожные объекты для Олимпийских игр в Сочи (только некоторые примеры приведу), для саммита АТЭС во Владивостоке, универсиады в Казани и так далее. Завершена программа достройки шестнадцати так называемых внеклассных мостов индивидуального проектирования через крупные реки России. Их сооружение было начато ещё в советский период, потом заморожено, практически брошено – мы к этому вернулись и всё достроили. До конца 2018 года нам предстоит реализовать ещё один сложнейший мостовой переход – переход через Керченский пролив.

Очевидные достижения есть, определённая позитивная динамика имеется, но, повторю, все мы хорошо знаем: дорожная отрасль по-прежнему остаётся трудным, проблемным вопросом. А задача сделать её опережающей, новаторской, прорывной отраслью – ещё впереди в своём решении. Чтобы она, эта отрасль, служила одним из мощных локомотивов развития экономики всей страны, нужно ещё многое сделать. Федеральные, региональные, муниципальные, сельские дороги должны строиться в единой логике, чтобы транспортная инфраструктура была рациональной и удобной, надёжно связывала всю огромную территорию России, наши города, посёлки, общим транспортным каркасом. Повторю, необходимо расширять, наращивать сеть качественных дорог. Поэтому в 2012 году в Послании Федеральному Собранию была поставлена задача – удвоить в предстоящее десятилетие объём строительства и реконструкции дорог. Я прошу Правительство и руководителей регионов ориентироваться на эту цель – и в ходе сегодняшнего обсуждения, и в своей практической ежедневной работе.

Теперь остановлюсь на тех направлениях, которые требуют, на мой взгляд, особого внимания.

Прежде всего, соотношение цены и качества объектов дорожного строительства: эта проблема всегда была болезненной, вызывала много вопросов в обществе, и её острота не меньше и сегодня, она не изжита сегодня. Государство направляет на строительство и реконструкцию дорог значительные финансовые ресурсы, но отдача от этих вложений порой малоэффективна. Даже недавно построенные автодороги нередко не соответствуют требуемым характеристикам, быстро изнашиваются, не выдерживают современных транспортных нагрузок и так далее.

Необходимо принять меры, направленные на повышение достоверности, точности сметной документации дорожных работ. Многие методики здесь явно устарели. В итоге сохраняются так называемые «чёрные дыры», где исчезают выделенные средства. Из года в год ремонтируются одни и те же дороги – вместо того, чтобы поступательно наращивать объёмы качественного дорожного строительства. У рабочей группы есть ряд предложений по этой теме, сегодня мы их тоже рассмотрим.

Отмечу при этом важную роль заказчиков, проектировщиков и государственной экспертизы, которые обязаны нести ответственность за прочность, качество и сроки эксплуатации дорог. Считаю, что Главгосэкспертиза должна также стать активным проводником технического прогресса в дорожном хозяйстве. Внедрение инновационных решений пока упирается в бюрократические стены, что абсолютно не стимулирует проектировщиков и подрядчиков на использование новых, экономически целесообразных, долговечных материалов и строительных технологий.

В частности, очень медленно решается одна из актуальных проблем дорожного строительства – увеличение срока службы так называемых дорожных одежд. По ряду правил в этой области дорожники всё ещё ориентируются на нормы тридцатилетней давности. Но ведь тогда и транспортные нагрузки были совершенно другими, не говоря уже о материалах и технологиях, которые применяются сегодня во всём мире, а у нас пока нет или очень мало распространены к применению. Прошу заинтересованные ведомства проанализировать все эти вопросы и сформировать согласованные решения по продвижению и внедрению инноваций в дорожном хозяйстве. Знаете, сейчас на выставке был, и, действительно, то, что я сказал, многие здесь знают. Это странно даже, просто странно: технологии есть, материалы есть, а по бюрократическим соображениям их до сих пор невозможно использовать. Даже удивительно просто, косность какая-то.

Огромное значение имеет и сохранность автодорог. Большой урон им наносят большегрузные автомобили; очевидно, что необходимо упорядочить их движение по дорогам общего пользования. Это вопрос непростой, но его необходимо решать. Мы уже обсуждали его, и мною были даны соответствующие поручения об уточнении полномочий федеральных органов власти, которые контролируют перевозку тяжеловесных и крупногабаритных грузов. Хотел бы сегодня услышать, что по этому направлению сделано. Также обсудим предложения, подготовленные рабочей группой Госсовета по обеспечению сохранности дорог.

Ещё одна проблема – необоснованный рост цен на так называемые инертные дорожно-строительные материалы, проще говоря – гравий, песок, щебень и так далее. О строительстве или реконструкции дорожного объекта даже ещё порой официально не объявляли, есть только планы, а оказывается, что все ближайшие земли, пригодные для разработки карьеров, уже скуплены, и в период строительства предприниматели диктуют монопольно высокие цены. Надо ещё в каждом конкретном случае проверять, с кем аффилированы эти предприниматели, которые себя ведут таким образом. Правительству следует обратить внимание на эту проблему и разработать соответствующие механизмы.

Для справки могу привести [данные], что рост цен на щебень за последние 5 лет составил 46 процентов, на песок – 79,7 процента. Это что такое, это что, инфляция, что ли, у нас такая, о чём мы говорим вообще? При перевозке в соседний регион цена щебня и гравия возрастает на 20–30 процентов, на песок – до 90 процентов. В общей стоимости стройматериалов щебень составляет от 20 до 40 процентов. Так и напрашивается вопрос о коррупционной составляющей.

Хотел бы услышать мнение рабочей группы и о такой проблеме, как выделение земли под строительство автомобильных дорог, и обоснованности её выкупа – по ценам, конечно. Необходимо принять меры по исключению случаев спекуляции, затягивания передачи участков под строительство.

Важное направление – развитие скоростных автомагистралей. Мы добились здесь определённого прорыва, прогресса благодаря использованию механизма государственно-частного партнёрства, и уже введены первые участки таких трасс. Полагаю, что Правительству нужно подумать о разработке специальной программы развития скоростных магистралей и о механизмах поддержки таких проектов на региональном и муниципальном уровне.

Вы знаете, что начато строительство Центральной кольцевой дороги с использованием на возвратной основе средств Фонда национального благосостояния. Планируется выделить на эти цели из ФНБ 150 миллиардов рублей. Гибкие условия их предоставления и возврата позволили кардинально снизить долю прямого бюджетного финансирования с 70 процентов до 25. Создан прецедент, открывающий большие возможности для тиражирования практики государственно-частного партнёрства в дорожном хозяйстве.

При этом необходимо более настойчиво и энергично развивать конкуренцию в этой сфере, привлекать в отрасль как можно больше предпринимателей, в том числе малый и средний бизнес. Правительству нужно провести комплексный анализ условий выбора подрядчиков и заключения контрактов, выделить лучшие практики проведения конкурсов и рекомендовать их регионам. Прошу руководителей субъектов Федерации тоже активно включиться в эту работу.

Ещё одна тема, требующая нашего особого внимания, – безопасность на дорогах. Смертность при авариях остаётся ещё высокой. Да, есть определённый прогресс, и тем не менее ежегодно около 27 тысяч человек страдает, погибает. Зачастую люди погибают из-за того, что помощь приходит слишком поздно.

Для немедленной передачи сигнала о дорожно-транспортном происшествии создана система «ЭРА-ГЛОНАСС», её промышленный запуск планируется в январе 2015 года. И это не только планируется – это будет сделано. Мы занимались созданием этой системы в течение трёх лет, истратили на это дело 3,5–4 миллиарда рублей, но на 2015–2016 годы на эксплуатацию, содержание этой системы денег пока не выделено. Но я обращаюсь к своим коллегам из Правительства: знаю все бюджетные ограничения, принимал участие с самого начала в вашей работе, тяжёлой и сложной работе по подготовке бюджета на следующий и последующие два года, работа действительно очень сложна, но такие вещи, на которые уже затрачены миллиарды, мы не можем бросить на полпути, это совершенно не по-государственному. Так что я прошу обратить на это внимание и с коллегами из экономического блока проработать этот вопрос.

Для эффективной работы этой системы нужна устойчивая сотовая связь. Недавно на трассе Чита–Хабаровск докладывали, что связь установлена на всём её протяжении, я уже не говорю про другие регионы, где эта связь традиционно работает устойчиво в течение многих лет. Эту работу необходимо продолжать, чтобы все дороги нашей страны были обеспечены бесперебойной мобильной коммуникацией.

Уважаемые коллеги! Я обозначил только ряд проблем, которые нам предстоит решить в ближайшей и среднесрочной перспективе. У вас также есть и свой взгляд на будущее дорожного строительства, и опыт деятельности в этой сфере, продуманные предложения. Давайте по всем этим темам поговорим и выйдем на сбалансированные и нужные всем нам рекомендации, которые соответствующим образом отразим в поручениях.

Пожалуйста, давайте начнём работать.

Минниханов Рустам Нургалиевич, Татарстан. Вы возглавляли рабочую группу. Пожалуйста.

Р.МИННИХАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Развитие и совершенствование сетей автомобильных дорог в целях комплексного освоения и развития территорий постоянно находятся в центре внимания наших граждан и органов власти. Населению и экономике страны нужны хорошие дороги, но их состояние и объёмы строительства нас не удовлетворяют.

На сегодняшний день дорожная сеть общего пользования в России имеет общую протяжённость 1 миллион 400 тысяч километров, из которых 51 тысяча километров – дороги федерального значения, 503 тысячи километров – регионального и 842 тысячи километров – дороги местного значения. Из всей протяжённой сети региональных и местных дорог 29 процентов не имеют твёрдого покрытия. Не отвечают нормативным требованиям 53 процента федеральных дорог и 63 процента региональных.

В ещё худшем состоянии находится муниципальная сеть. Это в основном грунтовые дороги. Кроме того, есть неучтённые и бесхозные дороги. При этом ежегодно парк автомобилей увеличивается на 6 процентов, это около 3 миллионов единиц, а объём вводимых автомобильных дорог остаётся на одном уровне и составляет в среднем 2200 километров.

Благодаря Вашей, Владимир Владимирович, поддержке финансирование федеральных дорог с 2007 года увеличилось в 5 раз и впервые в истории современной России составило 100 процентов от потребности по их содержанию. Доля федеральных дорог, соответствующих нормативным требованиям, выросла с 36 до 47 процентов. В этих условиях выполнение задачи удвоения объёмов строительства и реконструкции федеральных автомобильных дорог не вызывает сомнения. Мы в каждом регионе видим, насколько у нас меняются дороги федерального значения.

Сегодня существует огромный разрыв между федеральными и региональными дорогами, прежде всего в части их финансирования. Так, федеральный норматив на содержание и ремонт дорог четвёртой категории, которых в субъектах более 60 процентов, составляет 1 миллион 300 тысяч рублей за один километр в год. Фактические затраты в регионах не превышают 200 тысяч рублей, это лишь 15 процентов от норматива.

Безусловно, всё это приводит к ухудшению состояния дорог. В этой связи приоритетом в нашей работе должно стать сохранение существующей региональной и муниципальной сети дорог. Это наша главная задача.

В соответствии с Вашим поручением, уважаемый Владимир Владимирович, до 2022 года необходимо удвоить темпы дорожного строительства и довести его объёмы до 42 тысяч километров. По предварительным оценкам, российскими регионами планируется ввести лишь около 30 тысяч километров дорог. Для выполнения поставленной задачи по удвоению объёмов строительства субъектам дополнительно потребуется 100 миллиардов рублей ежегодно. Таких средств в бюджетах регионов на сегодняшний день нет.

Отдельно хочу остановиться на вопросе формирования региональных дорожных фондов. Снижение акцизов на нефтепродукты в рамках существующего налогового манёвра, предусматривающего 100-процентное поступление средств в региональные фонды, приведёт к тому, что субъекты недополучат 91 миллиард рублей. Для компенсации выпадающих доходов предусмотрены Минфином России межбюджетные трансферты. Однако все эти меры лишь сохранят текущий уровень финансирования и не позволят увеличить региональные дорожные фонды. Кроме того, на данный момент поступление акцизов на нефтепродукты по регионам идёт ниже прогнозов. Что касается Татарстана, мы в этом году можем недополучить 2 миллиарда, Самарская область – 1,5, наши коллеги тоже говорят – 2 миллиарда. То есть прогнозы и цифры были взяты завышенные, мы все эти цифры заложили в программу дорожного строительства. Сегодня есть такая проблема.

Какие есть мнения по решению финансовых направлений? Направить в региональные дорожные фонды средства, полученные от взимания платы за проезд по федеральным дорогам транспорта массой свыше 12 тонн. Осенью следующего года уже начинает работать этот закон. И в дальнейшем рассмотреть вопрос взимания платы со всех грузовых транспортных средств.

Также я хотел бы предложить непопулярную меру – всё-таки один рубль на все виды ГСМ или добавить, или, когда будем снижать, оставить, чтобы эти средства пошли на дороги местного значения. В любом случае других источников, мы обсуждали с коллегами, пока не видим.

В.ПУТИН: А как их окрасить, чтобы они на другие цели не ушли?

Р.МИННИХАНОВ: Они окрашиваются, потому что деньги приходят целевым в дорожный фонд, и целевым мы эти деньги направляем в муниципальный дорожный фонд.

Законодательными органами субъектов Российской Федерации ежегодно принимаются дорожные программы исходя из прогнозов показателей региональных бюджетных средств и средств, которые мы согласовываем с федеральным центром. Но я бы просил не усложнять процедуру получения регионами межбюджетных трансфертов.

Согласно закону, в настоящее время мы вынуждены создавать дорожные фонды на уровне каждого поселения, где нет никаких специализированных служб. Для эффективного использования средств предлагаем внести изменения в Бюджетный кодекс Российской Федерации и укрупнить дорожные фонды до уровня муниципальных районов и городских округов. Сегодня на поселенческом уровне, Владимир Владимирович, это невозможно, вот коллеги здесь тоже подтвердят. У нас свыше 900 муниципалитетов – значит, мы должны создать 936 поселенческих дорожных фондов. А ещё есть муниципальные поселения, городские округа, 43 муниципальных района и два городских округа. Эта система нормально работает.

Сегодня остро стоит вопрос оптимизации стоимости строительства и реконструкции дорог. Для этого необходимо внести соответствующие изменения в нормативно-правовые акты. Мы изучили опыт европейских стран, и в республике разработан региональный стандарт проектирования сельских дорог, рассчитанный на дороги с интенсивностью менее 100 автомобилей в сутки. Это ниже пятой технической категории, с облегчённым типом покрытия, с максимальным использованием местных строительных материалов. Изменение ширины проезжей части с шести до 4,5 метра, с разъездными карманами, с использованием двух видов покрытия: облегчённый автобетон или щебень, – позволяет значительно снизить стоимость строительства дорог. Если километр дорог пятой категории стоил 16,5 миллиона рублей, то в первом случае это 9,5 миллиона, а если мы делаем щебёночные дороги – 4,5 миллиона. Если там меньше 100 машин, строить какие-то сложные дороги нет никакой необходимости.

Для решения социальной задачи по соединению сельских населённых пунктов дорогами с твёрдым покрытием считаем целесообразным разработать подобные стандарты в каждом регионе. Данные подходы уже одобрены Минтрансом России и требуют согласования с Госавтоинспекцией. Это в том числе позволит решить проблемы подвоза детей к сельским школам. Сегодня мы без согласования с Госавтоинспекцией не можем использовать эти дороги. Отмечу статистику с 2011 года нашей экспериментальной дороги: на этих дорогах не произошло ни одного дорожно-транспортного происшествия.

Кроме того, необходимо решить задачу перевода существующих грунтовых дорог к категории дорог с твёрдым покрытием. Этому могли бы способствовать разработанные типовые конструкции с учётом особенностей каждого региона. На сегодняшний день данная работа классифицируется как реконструкция и влечёт за собой длительную процедуру согласования. Для экономии средств необходимо разрешить осуществление такого перевода в рамках программы ремонта. Реализация данных мероприятий позволит сэкономить средства на прохождении экспертизы, проектных работах и получить дорогу, удовлетворяющую требованиям населения.

В масштабах нашей страны для соединения 46 тысяч населённых пунктов необходимо построить 235 тысяч километров дорог. Для этого требуется – расчётная цифра: 3900 миллиардов рублей. При использовании щебёночного покрытия данная сумма будет в три раза меньше. Таким образом мы могли бы решить задачу по удвоению объёмов строительства.

Особое внимание необходимо уделить качеству материалов, ключевым из которых является битум. Для увеличения срока службы дорог и повышения эффективности инвестиций необходимо предусмотреть ряд мероприятий, направленных на создание в стране современных битумных производств как за счёт строительства новых заводов, так и модернизации существующих. При этом следует разработать современные стандарты, ужесточив требования к качеству битума.

При строительстве региональных дорог существует ещё одна проблема: государственная экспертиза не принимает проекты, разработанные по местным стандартам. Для её решения необходимо закрепить право выбора экспертизы за заказчиком и застройщиком и разрешить использование местных стандартов для строительства сельских дорог по федеральной целевой программе. Мы не говорим о сложных конструкциях дорог – мы говорим о сельских дорогах.

Важным элементом строительства являются качественные проектные решения. Они напрямую влияют на безопасность, долговечность и стоимость дорог. В этой связи предлагаем внести систему предквалификационного отбора проектировщиков для недопущения на рынок организаций с низкой квалификацией. Они или принимают технические решения, которые удорожают объект, или делают ошибки и применяют не те материалы, которые нужны. Поэтому вопрос проектировщиков очень важен.

Сегодня существуют трудности длительной процедуры изъятия земель под строительство жизненно важных объектов. Предлагаем рассмотреть возможность применения зарубежного опыта, когда при наличии решения правительства о реализации проекта на основе схемы терпланирования, федеральной целевой программы, отдельных решений изъятие осуществляется в безусловном порядке с предварительным уведомлением владельца, а в случае оспаривания цены выкупа в суде строительство не приостанавливается. Такой опыт есть, а мы очень много сил тратим на эти хождения по оформлению земель.

Необходимо внести изменения в Федеральный закон «О недрах» в части предоставления субъектам права при выполнении дорожных работ устанавливать упрощенный порядок разработки участков для грунтовых резервов и притрассовых карьеров для государственных и муниципальных нужд. Кроме того, следует разрешить использование земельных участков на правах аренды, полученной на период работы, без проведения аукционов. Сегодня эта работа усложнена. Владимир Владимирович, Вы совершенно правильно сказали, мы сами у себя покупаем инертные материалы, переплачиваем. То, что у нас есть, мы [за это] кому-то платим.

Важно также обеспечить выдачу техусловий по переносу коммуникаций на срок, сопоставимый с периодом строительства и ограничить владельцев сетей в излишних требованиях по их переустройству. Стоимость переноса коммуникаций при строительстве и реконструкции доходит до 30 процентов от всей стоимости. С целью уменьшения данных затрат необходимо ускорить рассмотрение и принятие Государственной Думой законопроекта о внесении изменений в федеральный закон об автомобильных дорогах.

С 1 февраля будущего года вступают в силу [новые] положения Федерального закона «О концессионных соглашениях». В рамках данного закона с целью повышения привлекательности проектов необходимо предусмотреть субсидии из федерального дорожного фонда в размере 30 процентов от затрат на проекты, которые одобрены Министерством транспорта Российской Федерации. Таким образом, мы сможем привлечь средства инвесторов как на строительство дорог, так и на создание инфраструктуры.

Усилия по строительству новых и поддержанию существующих автомобильных дорог сводятся на нет бесконтрольными перевозками тяжеловесных грузов. Из специализированных перевозок они превратились в массовые случаи намеренного перегруза. Это ведет к разрушению дорог, сокращению межремонтных сроков и создает опасность для искусственных сооружений. По оценке Росавтодора, ежегодный ущерб, наносимый российским дорогам, уже сегодня составляет примерно 2,5 трлн. рублей. Через год, с 15 ноября 2015 года, вступает в силу положение по взиманию платы с транспортных средств, имеющих разрешенную максимальную массу 12 тонн, двигающихся по федеральным дорогам. Необходимо распространить действие данного закона на региональные дороги. Если мы только по федеральным дорогам будем принимать это решение, весь этот транспорт пойдет по региональным дорогам, и это будет катастрофа.

Кроме того, следует ввести лицензирование деятельности, связанной с перевозкой тяжеловесных и крупногабаритных грузов, а также внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях, предусмотрев единую ответственность за эксплуатацию транспортных средств с превышением весовых нагрузок в комплексе «водитель – перевозчик – грузоотправитель», вне зависимости от права владения транспортными средствами. Иначе, когда что-то случается, мы ищем виновного.

Более половины грузоперевозок в нашей стране осуществляется автомобильным транспортом. Наши дороги сегодня перегружены большегрузами, что создает опасность жизни и здоровью людей. Даже строительство новых дорог не позволит увеличить их пропускную способность и решить данную проблему. Необходимо принять действенные меры по перераспределению грузопотоков, прежде всего на железные дороги.

Владимир Владимирович, мы просили бы Вас вопрос по железной дороге, по переброске грузопотоков рассмотреть на заседании президиума. Это очень важный вопрос на самом деле, мы это ощущаем.

Особое внимание следует уделить весовому контролю. Здесь необходимо организовать оптимальную сеть постов с современным оборудованием и площадками для задержания транспортных средств, а также распространить на весовой контроль практику автоматической фиксации нарушений, применяемую Госавтоинспекцией.

Заслуживает внимания опыт работы Госавтоинспекции в Московской области, Оренбургской области и Республики Татарстан, когда вопрос весового контроля рассматривается как один из элементов обеспечения безопасности дорожного движения. Данный подход доказал свою высокую эффективность. Однако, согласно действующему законодательству, функции Госавтоинспекции по осуществлению весового контроля разделены с другими ведомствами. Без Госавтоинспекции обеспечить весовой контроль невозможно. Поэтому я прошу рассмотреть вопрос передачи вот этих полномочий в зону [ответственности] Госавтоинспекции.

Уважаемый Владимир Владимирович, по итогам заседания президиума будут оформлены поручения. Так как данные вопросы требуют отработки на субъектах, просил бы определить пилотные регионы, которые бы реализовали эти положения.

Доклад окончен.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Министр транспорта Соколов Максим Юрьевич, пожалуйста.

М.СОКОЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые члены президиума Госсовета.

В ходе исполнения принятых в последние годы мер в дорожном хозяйстве страны наметились значительные позитивные сдвиги, о них здесь уже говорилось. Это рост объемов и темпов строительства дорог, содержание дорог в соответствии с нормативами, развитие сельских дорог, внедрение механизмов государственно-частного партнерства. Во многом это связано с принятием решений по развитию дорожного хозяйства на самом высшем уровне. Улучшение качества автомобильных дорог за последний год отметили более 40 процентов опрошенных граждан.

При всех положительных изменениях в стране усиливается дисбаланс между ускоренным ростом автомобилизации населения и объемом автомобильных перевозок. За четверть века количество автомобилей в стране выросло более чем в 4 раза, почти до 48 млн. единиц. И сегодня их такое количество, что если они все одновременно выйдут на дороги, то займут половину сети региональных и федеральных дорог, а в крупных городах современники скоро вообще перестанут понимать Гоголя с его тезисом о любви русских к быстрой езде.

Неравномерность развития дорожной сети регионов России сдерживает выравнивание уровней их социально-экономического развития, а плотность дорог с учетом плотности населения в Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральном округах у нас в 3-5 раз ниже, чем в Центральном федеральном округе, и это без учета Москвы, и в 2 раза ниже, чем в Белоруссии. Тут есть к чему стремиться и, в первую очередь, с точки зрения выполнения Вашего, Владимир Владимирович, поручения по удвоению объемов строительства дорог.

Для достижения одной из основных целей Транспортной стратегии по формированию единого транспортного пространства страны усилия Минтранса направлены на обеспечение комплексного развития территорий, укрепление связей между регионами путем устранения диспропорций на транспорте и вовлечения в хозяйственный оборот новых территорий, для чего на первом этапе предполагается обеспечить строительство и реконструкцию основных направлений автомобильных дорог с учетом приоритетов деятельности в части развития дорожного хозяйства на ближайшую перспективу.

Как уже было отмечено, протяженность дорог в стране сейчас почти 1,4 млн. километров. При этом за последние годы, по данным статистики, существенно выросла протяженность именно местных дорог. С 2010 года - в три раза, с 280 почти до 850 тысяч километров в 2013 году, в том числе и по причине приемки в сеть дорог общего пользования так называемых «бесхозяйных» дорог и перевода в категорию дорог объектов улично-дорожной сети населенных пунктов. Тем не менее, как отметил Рустам Нургалиевич, не имеют связи с транспортной сетью страны почти 46 тысяч населенных пунктов.

С учетом многочисленных обращений субъектов Российской Федерации нами были существенно изменены принципы государственной поддержки строительства автомобильных дорог на селе. В соответствии с решениями апрельского президиума Госсовета были подготовлены предложения по изменению федеральной целевой программы Минсельхоза «Устойчивое развитие села», которые позволят наиболее эффективно использовать средства федерального бюджета, федерального Дорожного фонда в целях комплексного развития сельских территорий.

Вместе с тем необходимо отметить также и участившиеся в последнее время природные катаклизмы, те серьезные последствия от наводнения на Дальнем Востоке, в Сибири. По ним, конечно, пострадавшие субъекты в одиночку бы не справились. Для оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации требуются дополнительные значительные средства, ради которых приходится в спешном порядке перекраивать существующие дорожные программы. В связи с этим мы предлагаем проработать вопрос по обеспечению дополнительного стабильного наполнения резервного фонда.

Уже было акцентировано внимание на состоянии сохранности дорог. Хотелось бы подчеркнуть, что приводя, начиная с 2018 года, федеральные дороги к нормативному содержанию, крайне важно подтягивать и региональную сеть. Ведь водителю все равно, по чьей дороге и какого значения он едет. Ему важно, чтобы дорога была ровная, без ям и без ухабов.

Мы решаем эту задачу, в том числе путем совершенствования нормативно-технической базы, с учетом применения инновационных материалов и технологий при строительстве дорог. При этом основной акцент делается на опытно-экспериментальном внедрении инновационных технологий в реальных условиях. Сегодня функционируют уже три опытно-экспериментальных полигона. Минтрансом утверждены отраслевые сметные нормативы, применяемые при проведении работ по содержанию автомобильных дорог федерального значения. Они вступают в силу уже с января 2015 года.

Продолжая данную работу, мы завершаем формирование сборника элементных сметных норм и единичных расценок по ремонту автомобильных дорог общего пользования и искусственных сооружений.

Несмотря на проводимую работу в этом направлении, без финансового обеспечения в целом дорожной отрасли кардинально переломить ситуацию не удастся. Предложение об увеличении ежегодных расходов на эти цели примерно на 100 млрд. рублей позволило бы увеличить объемы ремонтов, и дорог, в первую очередь региональных и местных, и, по оценкам экспертов, к 2023 году выйти на 60 процентов протяженности региональной сети дорог, которая бы соответствовала нормативно-транспортным эксплуатационным показателям, то есть в два раза практически улучшить ее теперешнее состояние.

При этом, учитывая корректность статистической оценки, было бы целесообразным в ближайшие годы субъектам организовать проведение дополнительной инструментальной диагностики всей региональной сети и муниципальной сети дорог.

Сегодня особую обеспокоенность у нас вызывает функционирование именно муниципальных дорожных фондов, которые с этого года введены в обязательном порядке в соответствии с законодательством. Трудностей много, о части из них известно и уже говорилось. Наверное, по первым годам можно будет сделать конкретные выводы по поводу эффекта от их деятельности, но основная проблема, конечно, - это ограниченная финансовая база, поскольку сегодня эти муниципальные дорожные фонды формируются в основном из 10-процентных отчислений от общей суммы, зачисляемой в региональные дорожные фонды. Конечно, нам необходимо добиться направления в муниципальные дорожные фонды всего необходимого объема полагающихся средств.

Еще одна проблема – это управление муниципальными дорогами и дорожными фондами. Мы поддерживаем предложение Рустама Нургалиевича, что для повышения эффективности использования этих средств целесообразно формировать дорожные фонды только в муниципальных районах и городских округах, чтобы эффективнее управлять собранными средствами.

Теперь об исполнении Вашего, Владимир Владимирович, поручения об удвоении в ближайшее десятилетие объемов строительства и реконструкции дорог. В части федеральных дорог у нас была стойкая уверенность в обеспечении в установленные сроки этой задачи, то есть строительство не менее 7,5 тыс. километров дорог, необходимых для выполнения поручения.

В этом году экономика диктует свои условия, при которых сокращаются объемы финансирования дорожного хозяйства. За два предстоящих года сокращение составит почти 36 млрд. рублей, сокращена существенно и государственная программа развития транспортной системы. Пока такое уменьшение не критично, но продолжение снижения темпов финансирования может создать риски для достижения удвоения объемов по федеральным дорогам, а вот по региональным и местным дорогам уже сейчас есть понимание трудностей. Минтранс, проведя совещания во всех федеральных округах, докладывал о складывающейся ситуации. Однако пока мы так и не вышли на решения в части дополнительных финансовых ресурсов.

Безусловно, остроту финансового обеспечения можно снизить за счет улучшения организации исполнения поручений Президента и Правительства по оптимизации стоимостных параметров строящихся дорог. Мы в рамках подготовки и работы рабочей группы [Госсовета] отработали такие предложения и поддерживаем их. Считаем целесообразным в целях оптимизации расходов на строительство и реконструкцию дорог уточнить требования к проектированию, дорогам общего пользования, объектам улично-дорожной сети в зависимости от их функционального назначения, в том числе дифференциации требований к расчетным нагрузкам и геометрическим характеристикам объектов. Все это вошло в доклад и в проект поручений.

В целях повышения достоверности определения сметной стоимости дорожных работ – разработать комплекс мер, который бы предусматривал формирование единой общероссийской систематизированной базы данных объектов, аналогов и стоимости ресурсов. Совместно с Минстроем мы уже начали такую работу, и в этом году разработали и утвердили укрупненные нормативы цены конструктивных решений для автомобильных дорог.

Об изменении принципов формирования дорожных фондов дополнительно говорить не буду, уже Рустам Нургалиевич подробно доложил. Скажу о возможных дополнительных источниках наполнения дорожных фондов.

Сегодня субъекты не очень охотно используют свое право по освобождению от уплаты налога на имущество с автомобильных дорог регионального и местного значения с учетом регионального характера этого налога, он как раз зачисляется в региональные бюджеты. В результате средства из дорожных фондов субъектов плавно перетекают в доходы общего покрытия и направляются на другие, понятно, тоже очень важные цели, но не относящиеся непосредственно к дорожной деятельности.

Казалось бы, объем этого перераспределения не очень велики –чуть больше 7 миллиардов по стране в целом, но, к слову, он сопоставим с годовым объемом сельских субсидий из федерального бюджета. Представляется, что субъектам стоит проанализировать свои возможности и рассмотреть вопрос о предоставлении льгот по уплате налога с автодорог. Впрочем, его можно уплачивать и не из регионального дорожного фонда, а за счет других источников. Это касается также и земельного налога на земли, занятые местными автомобильными дорогами.

Помимо этого, на государственную поддержку дорожной деятельности на региональном и муниципальном уровне, мы считаем, целесообразно направить доходы федерального Дорожного фонда, которые будут получаться с конца следующего года от работы системы взимания платы в счет возмещения ущерба, наносимого федеральным автомобильным дорогам большегрузами массой свыше 12 тонн.

Мы как раз в прошлом месяце подписали соответствующее концессионное соглашение по созданию указанной системы и вводим ее в эксплуатацию с конца 2015 года. Считаем, что доходы от взимания платы можно было бы направить в виде целевых субсидий или иных трансфертов бюджета непосредственно на стимулирование региональных и муниципальных концессий в дорожном хозяйстве, в ремонт и содержание внеклассных и больших мостов и искусственных сооружений, четверть которых сегодня находится в таком предаварийном или неудовлетворительном состоянии, а также на строительство и реконструкцию крупных и важных объектов, снимающих в регионах инфраструктурные ограничения.

Считаем также важным и в дальнейшем, основываясь на мнениях субъектов, распространить действие этой системы взимания платы с 12-тонников на региональную сеть дорог.

При принятии решения о введении этой платы мы также серьезно продвинулись в понимании необходимости компенсации ущерба, который наносится дорогам не только тяжелыми машинами, а как и в Европе, они вводят аналогичную систему для взимания платы с транспортных средств общей массой, начиная от 3,5 тонн. Полагаю, что мы тоже могли проработать этот вопрос.

И ещё один момент. Если мы раньше говорили исключительно о софинансировании из федерального бюджета региональных и местных объектов, то теперь с администрацией Тюменской области достигнута договорённость о финансировании объектов федерального значения, расположенных на территории области, в том числе и за счёт регионального дорожного фонда. Причём перечень таких объектов софинансирования был определён при самом непосредственном участии субъекта. Что очень важно отметить, не факт, что мы реализовывали бы эти объекты в таком же темпе, если бы исходили только из приоритетов развития федеральной дорожной сети и наших возможностей. Мы полагаем, что реализация этого соглашения послужит сигналом и для других регионов. Если они хотят ускорить темпы реконструкции федеральных трасс на своей территории, то мы можем делать это совместными усилиями.

Теперь несколько слов о программе компании автодора, которая в том числе ведёт строительство региональных автомобильных дорог в условиях государственно-частного партнёрства. В 2020 году протяжённость платных участков дорог, находящихся в доверительном управлении госкомпании, достигнет почти 2 тысяч километров, то есть половины всех дорог компании. За счёт сбора платы за проезд будет собираться почти 60 миллиардов рублей, это около половины годового объёма субсидий госкомпании. Не без гордости здесь можно отметить, что дорожная отрасль во многом является пионером и флагманом развития института ГПЧ в нашей стране. Сегодня мы уже имеем первые реальные результаты такого партнёрства, о которых Вы, Владимир Владимирович, тоже сказали в своём выступлении.

Полагаю, что накопленная «Автодором» положительная прецедентная практика должна получить развитие и на региональном уровне, а также в рамках государственной контрактной системы. Сегодня на региональном уровне проекты ГЧП, к сожалению, пока ещё не получили широкого распространения, в том числе в связи с отсутствием финансирования и квалифицированных кадров. Но реально строительство таких объектов осуществляется пока в Республике Татарстан, Удмуртии, Санкт-Петербурге, Рязанской области, а проработка и подготовка проектов ведётся в Москве, Республике Карелия, Башкортостане, Пермском и Хабаровском краях и здесь, в Новосибирске.

Мы считаем, что кадровая проблема может также быть решена путём централизованной подготовки специалистов по государственно-частному партнёрству и концессий на базе наших технических университетов, МАДИ и Сибирского автодорожного института.

Уважаемый Владимир Владимирович, мы достаточно подробно рассмотрели при подготовке президиума все предложения, которые были и от федеральных органов исполнительной власти, и от субъектов. Подготовлены соответствующий проект и предложения, которые Минтрансом поддерживаются. Прошу также поддержать их в рамках заседания президиума Госсовета.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Артамонов Анатолий Дмитриевич, пожалуйста. Калуга.

А.АРТАМОНОВ: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Я не хотел бы терять время на констатацию общеизвестных фактов – может быть, несколько предложений.

Первое – это то, что нас в регионах очень беспокоило сокращение акцизного сбора, которое будет наблюдаться. И здесь спасибо за те меры, которые приняты по компенсациям, мы теперь полностью будем получать их и плюс эти 90 миллиардов. Но, наверное, решение по направлению их в регионы в виде субсидий Федерального дорожного фонда привнесёт очень много ненужной организаторской работы со стороны Министерства. Может быть, их лучше было бы передать прямыми трансфертами из федерального бюджета бюджетам территорий на эти цели, чтобы они были окрашены.

В.ПУТИН: В чём разница-то, я не понял?

А.АРТАМОНОВ: Я не хотел бы сейчас драгоценное время на это терять. Мы обсудили этот вопрос, действительно там проблемы существуют некоторые.

Второе. Хотелось бы ещё об одной очевидной проблеме сказать. Это возможности муниципалитетов по осуществлению своих полномочий по ремонту и содержанию дорог. Они ничтожны, Владимир Владимирович, это совершенно очевидно, и это может сказать каждый практически, за исключением некоторых регионов. И я здесь поддерживаю то предложение, с которым Рустам Нургалиевич выступил: может быть, этот рубль как раз сыграл бы огромную роль с точки зрения социально-экономического эффекта. Это отразилось бы на жизни громадного количества людей, которые сегодня, в общем-то, не ощущают тех перемен, которые происходят на основных дорогах, и здесь действительно работа ведётся громадная, особенно благодаря появлению дорожного фонда. Мы существенно активизировали работу, об этом и цифры говорят, которые сегодня приводились. Это было бы очень здорово. Может быть, тут переживут как-то это дело те, кого это коснётся.

Поддерживаю предложения по проезду большегрузного транспорта, которые уже озвучены. Я считаю, что можно было бы здесь установить и ответственность грузоотправителей, что очень важно. Тогда меньше было бы нужно этой контрольной работы, усилий затрачивать на это. То есть грузоотправитель в установленном законом порядке должен тоже нести ответственность, если он отправляет от себя автомобиль с перегрузом.

И, конечно же, то, что касается наших местных дорог. Действительно, если сейчас нам срочно не принять каких-то решений, и с вступлением этих решений по взиманию платы на федеральных дорогах они сразу же перейдут все к нам (наши прежние дороги рассчитаны на 6 тонн на ось; сегодняшние, которые мы делаем 9 тонн на ось, – у них 15–22) – всё, это катастрофа, мы через год уже ничего не будем иметь!

Здесь же хотелось бы поддержать и те предложения, с которыми выступил Рустам Нургалиевич, о необходимости специального рассмотрения вопроса о системе мер по повышению эффективности работы железнодорожного транспорта, без эффективной работы которого мы никаких дорог не напасёмся, если всё будем тащить только вот этими 60-тонными грузовиками. Там есть много вопросов, решение которых отстаёт по объективным причинам, не полностью зависящих от деятельности руководства ОАО «РЖД». Здесь же, кстати говоря, можно было бы коснуться и проблемы перевозки пассажиров (это тоже важнейшая социальная тема) параллельно. Но то, что касается сегодняшней повестки дня, безусловно, допустим, либо в рамках президиума Госсовета, или, может быть, даже на Госсовете, это очень важный вопрос.

Что касается системы контроля, здесь, наверное, встаёт вопрос о тех полномочиях, которые могли бы быть переданы на местный уровень, даже не региональный, а на муниципальный. Смотрите, как сегодня обстоят дела с контролем за проезд большегрузов. Для того чтобы остановить автомобиль реально для проверки, это может сделать только работник ГИБДД, по существующим сегодня правилам. А для того, чтобы его взвесить, это имеет право сделать только работник нашей службы, которую мы специально создаём, то есть их должно быть двое как минимум. С сокращением работников полиции у нас сегодня в некоторых небольших районах вообще нет ни одного автомобиля ГИБДД. Если есть один, допустим – два человека, экипаж, а там надо на один пост четыре автомобиля, потому что три смены, выходные и праздники. Поэтому это нереально, надо передать эти полномочия в муниципалитеты или транспортным инспекциям, чтобы мы могли быстро начать эту работу, и плюс разрешить её автоматизировать. Сегодня существуют средства компьютерного наблюдения за этими делами, и там никаких людей даже не потребуется.

Может быть, развивая немножко эту же тему: сегодня просто катастрофа в городах – неправильно припаркованные автомобили. Это, наверное, и Вы иногда видите, когда проезжаете. Наши полномочия там ничтожны. Сегодня единое правило существует на всю нашу необъятную страну – что в тундре, что в городе. Может быть, муниципалитеты сами могли бы разбираться в этих вопросах. На одной улице, где действительно или она заужена, или большие потоки, они бы устанавливали одни штрафные санкции, на другой – какие-то послабления давали, и тогда был бы какой-то порядок в этих вещах. Я думаю, от этого полномочия федеральной власти совершенно не пострадали бы – наоборот, больше порядка бы стало.

Хотелось бы также несколько слов сказать о том, где мы могли бы получить реальную экономию средств дорожного фонда. Вы совершенно справедливо об этом сегодня говорили. Вот стоимость инертных материалов. Я считаю, что было бы совершенно справедливо себестоимость этих материалов определять с затратами, которые понесли их заготовители, которые там копают на нашей земле. Как они получают, Владимир Владимирович, это особый вопрос, об этом тоже можно поговорить. Но там не всё в наших руках. Они в начале 1990-х годов просто за бутылку скупали земли у этих владельцев паёв и теперь правдами и неправдами получают права на эти раскопки то для собственных нужд, где мы вообще ничего не можем ограничить, то под прикрытием каких-то других возможностей. В общем, работают. Себестоимость плюс прибыль, всё. А вот то, что ты накопал, это же не тебе принадлежит. Какое отношение этот заготовитель имеет к стоимости того, что природой создано? Сегодня они как мухи на мёд, и, Вы правильно говорите, сразу же ажиотажный этот спрос упал, и мы начали бы планомерную работу в рамках обычной промышленной деятельности.

Оптимизировать расходы позволило бы также и изменение классификации работ по капитальному ремонту, по содержанию. Зачастую мы проводим капитальный ремонт, где в нём пока нет совершенно никакой необходимости. И мы могли бы за эти же самые деньги в три раза больше сделать как минимум, но там надо поменять нормативы, которыми мы сегодня руководствуемся.

К примеру, ещё один вопрос. Есть щебёночная дорога, количество автомобилей, которые перемещаются по ней, небольшое, и не надо там асфальтовую дорогу делать между населёнными пунктами. Но по самому населённому пункту, конечно, надо заасфальтировать хотя бы в один слой, потому что люди задыхаются от пыли. Но как только встаёт этот вопрос, это сразу изменение конструкции дорожной одежды, сразу вопрос о капитальном ремонте. А капитальный ремонт – это всё, пошло-поехало: и тротуары, и освещение, и выемка грунта, замена его, и так далее. И это в десять раз даже удорожает эту работу. Опять же надо внести изменения в наши нормативные документы. В этой связи можно было бы, конечно, это быстро решить, здесь не требуется никаких средств.

В части повышения эффективности бюджетных расходов на строительство автомобильных дорог с низкой эффективностью движения, конечно, совершенно справедливо говорил Рустам Нургалиевич, это европейский опыт, причём не 4,5 метра, там принят норматив в 3,25 метра, и это предостаточно – с устройством разъездных карманов. Но сегодня, построив такую дорогу, мы не имеем права пустить школьный автобус. Совершенно справедливо Владимир Александрович, его службы, руководствуясь существующими документами, нам не дают на это разрешения. Поэтому мы вынуждены строить 7 метров шириной дорогу, где проезжает 10 автомобилей в сутки. Так никаких денег не напасёшься! Это тоже, конечно же, вопрос совершенно очевидный.

Можно было бы также рассмотреть и вопрос классификации городской дорожной сети с учётом образования городских агломераций. Там тоже часто возникает: то ли это дорога общего назначения, то ли это городская, здесь мы это не имеем права, здесь – это. По усмотрению местных властей, им же видно, к какому классу эта дорога должна относиться, и планировать эти расходы.

Существенно удешевить строительство могло бы и применение местных материалов, которые не надо возить издалека. С применением вяжущих материалов можно из того грунта, который есть поблизости, делать неплохие дороги, которые будут совершенно удовлетворять тем нагрузкам, которые есть сегодня на них.

Ну и, конечно же, я хотел бы сказать о своём опыте. 13 лет верхний слой всех дорог, которые мы строим или капитально ремонтируем, мы делаем только с применением щебёночно-мастичного асфальтобетона. За 13 лет ни одна дорога не вышла из строя, ни одной трещины нигде! Я не знаю, сколько они будут стоять, но пока они все стоят. Мы на 30 процентов всего лишь увеличили затраты. Но, если обычным способом мы строим, четыре года гарантийный срок, здесь они уже отстояли 13 лет. Я совершенно с Вами здесь в этом плане согласен.

Нам очень важно создать каркас скоростных дорог, безусловно, в нашей стране. Но, Владимир Владимирович, надо и предусматривать, конечно же, Вы об этом как-то говорили совершенно справедливо, обходы городов. Федеральная дорога проходит по территории города Калуги. От 19 до 22 тысяч автомобилей в сутки по ней передвигается, 5–6 километров пробка утром, и такая же вечером. О каком комфорте жизни можно говорить? Конечно, её надо выносить за пределы города.

И последнее. Я хотел бы сказать о том, что принимаемые сегодня на уровне государства меры уже дают ощутимые результаты в дорожной отрасли. Это самый, наверное, правильный ответ вызовам сегодняшнего времени.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо.

По поводу взвешивания автомобилей всё-таки у вас другой подход? Рустам Нургалиевич предлагает передать эту функцию в ГИБДД.

Р.МИННИХАНОВ: Эта схема есть, когда ГИБДД контролирует этот вопрос, есть республиканские организации, которые отвечают за эти полномочия, но без ГИБДД эта схема не работает.

А.АРТАМОНОВ: ГИБДД, да, я согласен, но тогда надо разрешить при ГИБДД, допустим, за наш счёт, как мы сделали, с видеонаблюдением, видеофиксацией, создавать специализированные организации, которые бы эту работу делали. В ГИБДД её делать некому.

В.ПУТИН: Нет, этот вариант возможен.

Р.МИННИХАНОВ: Без ГИБДД это невозможно, это же большие деньги, в принципе можно содержать дополнительный штат.

В.ПУТИН: Да, это возможный вариант. Вот так нужно, наверное, сегодня отметить это и реализовать.

Р.МИННИХАНОВ: Она в принципе так и работала.

В.ПУТИН: Рустам Нургалиевич, так нормально?

Р.МИННИХАНОВ: Так схема и работает.

В.ПУТИН: Так, как предложил Анатолий Дмитриевич, – вместе с ГИБДД передать эти полномочия на места.

А.АРТАМОНОВ: Создать специализированную организацию.

Р.МИННИХАНОВ: Вместо или вместе?

В.ПУТИН: Вместе.

Р.МИННИХАНОВ: Вместе – да, вместо – не получится.

В.ПУТИН: Вместе, вместе.

А.АРТАМОНОВ: По примеру видеофиксации.

В.ПУТИН: Да, давайте так и запишем. Спасибо.

Пожалуйста, Андреев Алексей Владимирович.

А.АНДРЕЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены президиума Государственного совета! Уважаемые члены Правительства и приглашённые!

Важность вопросов, рассматриваемых на сегодняшнем президиуме, трудно переоценить. Действительно, это давно наболевшие вопросы, связанные с развитием транспортной сети и давно ожидаемые всем дорожным сообществом.

Я очень внимательно изучил доклад Максима Юрьевича в полной его версии и хочу сказать, что это очень взвешенный и очень обоснованный документ, в котором изложено большинство или даже практически всё, даже трудно что-то добавить. Узкие места и те проблемы, которые сегодня стоят перед дорожной отраслью, – это действительно так. Если бы удалось расшить эти места и решить эти проблемы, то я хочу сказать, что был бы придан очень серьёзный импульс для развития транспортной сети Российской Федерации. Но только, действительно, там очень много вопросов, которые действительно требуют очень внимательного и очень серьёзного подхода.

Со своей стороны хотел бы остановиться, может быть, на двух вопросах, очень коротко, время ограничено. В настоящее время при расчёте цены объекта применяется у нас на сегодняшний день базисно-индексный метод. В чём он состоит? Он предусматривает определение стоимости в базисном уровне цен по состоянию на 1 января 2000 года с последующей индексацией его в текущие цены. Причём цены определяются по федеральным единичным расценкам или по территориальным единичным расценкам. И эти расценки на сегодняшний день абсолютно не удовлетворяют тому действительному положению вещей, которое на территории есть. И в основном они, эти расценки, применимы больше для промышленного гражданского строительства – больше сосредоточенных объектов. Всё-таки линейный объект, дорожное строительство – это очень здорово отличающееся от сконцентрированного строительства на местах.

Сейчас только что говорили о щебёночном отечественном асфальтобетоне. Это действительно очень прогрессивная и действительно хорошая технология, она применяется сегодня на объектах «Росавтодора» практически везде. Но дело в том, что определённая стоимость по территориальным либо федеральным единичным расценкам, стоимость этого асфальтобетона составляет где-то 1900 – в то время, когда реальная стоимость выходит за 2800–2900 сегодня, себестоимость.

Поэтому какое есть предложение? Предложение на сегодняшний день таково, что повышение достоверности цены объекта даёт всё-таки ресурсный метод, базирующийся на единой общероссийской систематизированной базе данных стоимости ресурсов, получаемой в региональных центрах по тарифным ценам. То есть в каждом регионе есть региональные центры, которые накапливают эту информацию, и соответственно они не заинтересованы в повышении цены, потому что это государственные структуры.

Я сейчас речь веду не о том, чтобы увеличить стоимость строительства автомобильных дорог – нет, наоборот, правильность, достоверность. Потому что, если у тебя, условно говоря, песчаная насыпь, песок стоит 180 рублей, а он, по сути, у тебя по стоимости до 600 доходит, о чём говорилось, и, естественно, определённая цена по территориальным единичным расценкам, соответственно с индексацией, она говорит о том, что у тебя вообще 160–180, ну, конечно, ты ориентируешься, смотришь другие конструктивные элементы. Там, где есть небольшая дельта, которая более или менее удовлетворяет, начинается перекидка между этими ценами. То есть полностью ты в объект уложишься или не уложишься. Соответственно и у проектных организаций возникает в какой-то степени не то что задача: «Давайте накрутим здесь, потому что здесь всё равно невозможно по-другому порешать».

Переход на ресурсный метод позволит создать и перечень укрупнённых нормативов, конструктивных решений, видов работ. Ресурсный метод определения цены при реализации проекта позволяет более эффективно использовать новые материалы, технологии при строительстве дорог, шире применять инновации.

Теперь немножко об инновациях и другом подходе к реализации проектов. Без инноваций в дорожном строительстве, понятно, не обойтись, но при существующей системе разработки проектов, их рассмотрении экспертизой и реализации применения новых технологий, материалов, конструкций становится либо невозможной, либо проходит с большим трудом и не так скоро, как хотелось бы.

Сегодня ещё применяются устаревшие нормативы и типовые конструкции, а также неизменные задачи экспертизы – максимальное удешевление строительства. То, что касается Главгосэкспертизы: есть сегодня в нормативе – они применяют; нет в нормативе, если это инновации, – значит, это выкидывается. Даже если это оставляется на сегодняшний день в проекте, то при переходе уже в стоимостную оценку берётся типовой аналог, устаревшие нормы. Соответственно реализация этой инновации уже невозможна.

То, что касается бизнеса, как бы он видел свою задачу по внедрению инноваций. Инновации могли бы широко применяться тогда, когда основным критерием проекта станет эффективность проектных решений с учётом определения затрат по приведённым показателям, то есть затрат на период жизненного цикла. Если сегодня у нас оценка ведётся при конкурсах, аукционах – цена стройки, то нас, как людей государственных, интересует, безусловно, полностью цикл, то есть стоимость не только строительства, но и соответственно затрат на эксплуатацию, затрат последующих. То есть бизнес видел бы свою задачу по внедрению инноваций в том, чтобы увеличить продолжительность жизни объекта без ухудшения его эксплуатационных свойств, а также увеличения межремонтных сроков, и за счёт этого – добиваясь экономии затрат в период эксплуатации объектов. То есть это контракты жизненного цикла.

То, о чём я говорил, базисно-индексный и ресурсный методы больше применимы к текущим стройкам, к капитальному ремонту, к небольшим объёмам строительства, но к реализуемым проектам, действительно серьёзным, в рамках госкомпаний это на сегодняшний день ещё реально и возможно. В рамках «Росавтодора», к сожалению, где идут небольшие участки дорог, то есть где-то 10, 15, 5 километров, что на самом деле должно быть уже, естественно, в рамках стратегии, в рамках определённых коридоров, – безусловно, здесь должен быть просто другой подход. И бизнес был бы заинтересован привлекать науку и проектные институты для разработки и внедрения инноваций.

То, что хотелось бы сказать буквально в подтверждение этого. Был недавно в Турции, там огромный проект реализуется – мост через Босфор, и плюс там порядка 160 километров дороги. Облетели и после этого сели уже с той фирмой, которая осуществляет строительство. Они говорят: «Вот смотрите, мост через Босфор: были предложения 1 миллиард 200 миллионов, 1 миллиард 300 миллионов, 950 – мы дали 750».

Вот в чём эффективность проектов – не тогда, когда всё определено и тебе дали конкретную стоимость строительства, от которой возможность, чтобы выиграть, только снизится. Я и не говорю о том, что мы должны, наоборот, повышаться, нет, но эффективность проекта, когда ты предлагаешь проектное решение, которое можно провести через Главгосэкспертизу или через региональную экспертизу, и реализовывать эти проектные решения, тогда это эффективность проекта и плюс жизненный цикл, стоимость жизненного цикла, когда ты отвечаешь не только за цену стройки, но и за те средства, которые пойдут на эксплуатацию.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Кошкин Альберт Александрович, «Сибмост».

Но перед тем как Альберт Александрович будет говорить, я хочу ещё раз поздравить Вас с запуском нового большого объекта здесь, в Новосибирске. Поблагодарить ещё раз и Вас, и всех Ваших сотрудников. Сколько Вы всего мостов-то построили?

А.КОШКИН: Четыре тысячи с лишним.

В.ПУТИН: Это впечатляет.

Пожалуйста, Альберт Александрович.

А.КОШКИН: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Госсовета!

Сегодня в Новосибирске сдан в эксплуатацию мостовой переход через Обь, значение которого для города и региона трудно переоценить. Я хочу от имени всех участников строительства поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за то, что нашли возможность принять участие в церемонии открытия движения по нему.

При строительстве таких крупных объектов обычно апробируются современные материалы, технологии и новые конструктивные решения, которые потом тиражируются на будущие объекты. Сданный мостовой переход – не исключение. Например, сетчатая арка на мосту пролётом в 380 метров сегодня самая большая в мире. Впервые в мировой практике применена технология надвижки элементов арки по криволинейной технологии. Впервые за Уралом на центральном пролёте применена новая технология литого асфальтобетона, позволяющая при проектных колебаниях арки до 14 сантиметров сохранить целостность и эластичность покрытия. Дорожная одежда подъездов к мосту выполнена из цементобетона, который имеет ряд неоспоримых преимуществ по сравнению с традиционными для России асфальтобетонными покрытиями. Главное из них – это прочность и долговечность: срок службы цементобетона до ремонта – 20–25 лет, асфальтобетона – до 10 лет.

Опыт работы с цементобетоном у нашей компании длительный и положительный. Например, бетонные дороги на трассе «Байкал», построенные 25 лет назад, исправно служат без капремонта и находятся в хорошем состоянии.

В мировой практике доля цементобетонных покрытий составляет 40–60 процентов, тогда как в России – не более 5. Основная причина этого состоит в том, что главным критерием отбора проекта является стоимость их реализации без учёта дальнейших эксплуатационных качеств покрытий. Я не призываю отказаться от асфальтобетона, у него свои плюсы, но увеличить долю цементобетона в дорожном строительстве, на наш взгляд, необходимо.

Теперь об одной из проблем, актуальной сегодня для дорожной отрасли в целом. Это выкуп земельных участков у частных владельцев, с чем мы столкнулись при строительстве этого моста. Процедура не только сложная, но и длительная, так как часто возникает конфликт интересов между заказчиком и владельцем из-за цены участка. Судебные тяжбы иногда длятся до полутора лет, и от этого страдает стройка, затягиваются сроки ввода объектов. Хотелось бы, чтобы в законодательном порядке эта процедура была упрощена и сроки изъятия земельных участков сокращены, то есть распро