Всего новостей: 2577477, выбрано 892 за 0.018 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия > Медицина > kremlin.ru, 21 января 2014 > № 989687 Владимир Путин, Вероника Скворцова

Совещание по вопросам здравоохранения.

Владимир Путин провёл совещание, в ходе которого обсуждались актуальные вопросы развития системы здравоохранения, работа по исполнению указов Президента, подписанных в мае 2012 года.

Особое внимание уделено внедрению механизмов снижения неэффективных расходов в здравоохранении, повышению эффективности деятельности медицинских учреждений, вопросам оплаты труда медработников.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Мы в декабре прошлого года на заседании Госсовета уже заслушали информацию Минобрнауки о развитии образования и Минстроя о состоянии рынка жилья. И дальше будем обсуждать исполнение наших планов, в том числе изложенных в майских указах 2012 года, на встречах с членами Правительства. Так мы с вами раньше об этом и договаривались.

Сегодня поговорим о положении дел в здравоохранении. В прошлом году здесь кое-что удалось сделать. И это кое-что уже, можно сказать, весомо звучит по некоторым направлениям, заслуживает положительной оценки. Например, снизилась смертность вообще и от сердечно-сосудистых заболеваний в частности. Почему я так развёл эти две вещи? Потому что за 11 месяцев прошлого года по сравнению с аналогичным периодом 2012 года смертность вообще снизилась на 1,5 процента, а от сердечно-сосудистых заболеваний – на 4 процента. Это, конечно, результат.

В соответствии с заданными ориентирами повышается заработная плата врачей и среднего медицинского персонала. По врачам это 36 процентов плюсом, 136 процентов по стране в целом, в среднем от средней заработной платы по экономике, она у нас за прошлый год, по предварительным подсчётам, 29 тысяч рублей в месяц составила, средняя по экономике среди врачей – 39,5.

Среднего медперсонала повысилась зарплата на 78 процентов, младшего – на 45. Кстати говоря, целевые показатели у нас были по врачам и по среднему медперсоналу скромнее – было 29,7 по врачам и 75,6 по среднему персоналу. Повторяю, мы их чуть-чуть превысили, а по младшему медицинскому составу чуть-чуть недотянули, потому что показатель у нас был ориентировочный 50,1 процента, а мы вышли на 45.

Отмечу также, что в прошлом, 2013 году мы завершили реализацию программ модернизации здравоохранения, которые, по сути, начали ещё в 2010 году, в 2011-м, 2012-м и 2013-м завершили окончательно. Мы существенным образом обновили материально-техническую базу больниц и поликлиник в регионах Российской Федерации, создали условия для внедрения стандартов медицинской помощи. Однако, хотел бы на это обратить особое внимание, в некоторых клиниках не всё ещё оборудование введено в эксплуатацию из-за нехватки специалистов и расходных материалов.

Работа по развитию здравоохранения, безусловно, должна быть продолжена. Это одна из самых чувствительных сфер нашей жизни. Прежде всего нужно продолжить структурные реформы, чтобы избавиться от неэффективных расходов, оптимизировать сеть больниц и поликлиник, за счёт этого обеспечить дальнейший рост зарплат медицинских работников, а главное, повысить качество медицинского обслуживания.

Особо чувствительный вопрос – это оптимизация сети бюджетных медицинских учреждений. Мы знаем, чем оборачиваются здесь поверхностные, формальные, чисто бюрократические подходы. Например, какую реакцию людей вызывало закрытие больниц или роддомов на селе, в небольших городах, где, собственно говоря, кроме этих медучреждений, ничего другого и не было. Такая структуризация сети, конечно, недопустима.Я вновь хочу повторить: нужны выверенные, обоснованные решения, постоянный и откровенный диалог с гражданами, но анализ должен быть, в конце концов, здравый. И конечно, необходим жёсткий контроль со стороны федеральных и региональных властей. Для этого нужно сформировать понятные и эффективные механизмы управления структурными преобразованиями в отрасли.

Мы сегодня об этом поговорим. Я рассказал о проблемах и, как в народе говорят, о возможных «засадах», но без внятных, обоснованных и понятных действий, необходимых действий тоже не обойтись. Мы должны иметь это в виду, и нужны соответствующие планы действий по этому направлению.

Далее. Тщательного анализа требует и практика, связанная с переходом на финансирование здравоохранения через систему ОМС, особенно в части финансирования капитального ремонта и строительства медицинских учреждений. Пока в тариф обязательного медстрахования включены только расходы на текущий ремонт. Затраты на капремонт и строительство там не предусмотрены. Вместе с тем новое качество медицины предполагает дальнейшее укрепление материально-технической базы медицинских учреждений и создание современных больниц и поликлиник.

Очевидно, что простое включение инвестрасходов в тариф ОМС – довольно рискованное, сложное дело. Это приведёт к увеличению нагрузки на бизнес и на граждан. Однако направлять на развитие медицинской инфраструктуры исключительно государственные средства тоже достаточно сложно, неэффективно, затратно, и порой просто это деньги в никуда. Поэтому необходимо искать решения в рамках различных моделей государственно-частного партнёрства, создавать для бизнеса привлекательные условия. Возможные варианты сегодня также предлагаю обсудить. Но сразу хочу подчеркнуть: все потенциальные риски предпринимаемых здесь шагов должны быть детально просчитаны и учтены.Ещё одна важная тема, которую я хотел бы сегодня затронуть, – это «погружение» отдельных видов высокотехнологичной медицины в систему ОМС. Сегодня все 12 центров высоких медтехнологий вошли, что называется, в рабочий ритм. Здесь сформированы хорошие, если не сказать отличные, команды специалистов, собирали их по всей стране, из-за границы возвращали. Только в прошлом году они провели свыше 50 тысяч высокотехнологичных операций. Всего же в целом по стране было сделано свыше 505 тысяч таких операций. Для сравнения: в 2005 году их было почти в 10 раз меньше. Каждый из центров высоких медицинских технологий обслуживает в среднем население 20–25 регионов, в некоторых случаях, например в Тюмени, обслуживает более 50 регионов.

Финансовое обеспечение высокотехнологичных медицинских операций из федерального бюджета выросло с 2006 года, как я уже сказал. Справочно могу сказать: в 2006 году это было 9,9 миллиарда рублей, а в 2013-м – 55,6 миллиарда рублей.Вместе с тем, несмотря на достигнутые результаты, развитие медицины высоких технологий должно продолжаться. В течение ближайших трёх лет нам предстоит не менее чем в 1,5 раза увеличить объёмы высокотехнологичной медицинской помощи по сравнению с прошлым, 2013 годом. С учётом этого должны приниматься все решения по механизмам её дальнейшего финансирования. Это в полной мере касается и передачи федеральных клиник, оказывающих высокотехнологичную и специализированную медицинскую помощь, на уровень субъектов Федерации. Такие вопросы у нас так или иначе возникают, постоянно обсуждаются.

Здесь хотел бы обратить ваше внимание на следующее: федеральные клиники обладают крепкой материально-технической базой, квалифицированными специалистами и научным потенциалом. Создавались они для того, чтобы предоставлять медицинскую помощь всем гражданам страны вне зависимости от места их расположения. Поэтому если и говорить о передаче федеральных медицинских организаций региону, то возможно об этом говорить только в том случае, если регион готов взять на себя расходы по содержанию этой клиники, обеспечить высокое качество работы такого центра, причём как для местных жителей, так и для граждан, приезжающих из других регионов Российской Федерации. Это мы чётко и ясно должны понимать. И губернаторы должны это понимать.

Многие ставят вопрос: отдайте нам. Хорошо, отдадим, но к вам будут приезжать из 25, из 30 или, как в случае с Тюменью, из 50 регионов Российской Федерации. Вы к этому готовы? Готовы обеспечить такой уровень финансирования и содержания этих клиник? И конечно, они точно не должны превратиться в рядовую больницу или поликлинику.

Конечно, и рядовые больницы или поликлиники должны на высоком, качественном уровне функционировать, это само собой разумеется. Высокоспециализированные клиники, клиники, призванные оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь, должны пользоваться особым вниманием. Туда вложены большие средства, привлечены хорошие специалисты, и этот уровень, безусловно, должен быть поддержан. Поэтому давайте внимательнее сегодня отнесёмся ко всем вопросам, которые предложены к обсуждению. Если есть какие-то другие темы, которые вы хотели обсудить, – пожалуйста. Мы обсудим любую, которую вы считаете необходимой для обсуждения на сегодняшней встрече.

Прошу Вас. В.СКВОРЦОВА: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Основные направления и целевые показатели развития здравоохранения и здоровья россиян определены указами Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года. По результатам 11 месяцев 2013 года, ожидаемая продолжительность жизни россиян увеличилась на полгода, с 70,2 до 70,7 года. Причём наметилась тенденция к опережающему нарастанию продолжительности жизни у мужчин, она увеличилась на 1,1 года – до 65,6 года, у женщин на 0,4 – до 76,2 года. Мы надеемся, что по результатам всего 2013 года мы достигнем нашего целевого показателя – 70,8.По результатам 11 месяцев установлено снижение смертности от всех основных причин по отношению к аналогичному периоду 2012 года. Младенческая смертность снизилась на 7 процентов и достигла целевого индикатора 8,2 на тысячу родившихся живыми детей. Смертность от сосудистых [заболеваний], как уже Владимир Владимирович отметил, снизилась на 4 процента. Достигнут, по сути, целевой показатель итогов 2014 года, но мы пересмотрим эти показатели.

В.ПУТИН: То есть здесь с опережением графика исполняется.

В.СКВОРЦОВА: С опережением. Почти на 10 процентов снизилась смертность от туберкулёза. И такая динамика тоже заставляет пересмотреть всю линейку, поскольку мы через несколько лет только должны были достичь этого показателя.

В течение года прослеживалась тенденция к снижению смертности от новообразований. Пока от целевого индикатора мы отстаём на полпроцента, надеемся, что по результатам года мы достигнем этого показателя тоже.

На 4,6 процента снизилась смертность от внешних причин, в том числе от дорожно-транспортных происшествий на 1,4 процента. Несмотря на это снижение, данный целевой показатель пока не достигнут: 14,2 – по сравнению с плановым 12,6 на 100 тысяч населения. При этом медицинская составляющая этого показателя существенно улучшилась. Хотела бы отметить, что в 90 процентах случаев скорая помощь на место происшествия приезжает до 20 минут. У нас одна из самых низких в мире летальностей, то есть частота смертей в профильных травмоцентрах, – 3 процента всего. И у нас снизилась до 18 процентов [смертность] в неспециализированных стационарах.

В этой связи я хотела бы подчеркнуть комплексность этого показателя. Анализ, который мы провели с другими ведомствами, свидетельствует о том, что смертность в ДТП прежде всего определяется количеством самих происшествий, количеством пострадавших и тяжестью соответствующих травм, поскольку 55 процентов смертей случается либо в момент самой аварии, либо непосредственно после неё. Мы продолжаем совместную работу с МВД, с Минтрансом, Министерством образования и науки, с субъектами Российской Федерации для решения этой комплексной проблемы.

Таким образом, всего за 11 месяцев 2013 года умерло на 19 тысяч человек меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Это привело к тому, что, несмотря на уменьшение числа рождений на 919, у нас отмечен естественный прирост населения – и с начала года население страны увеличилось на 22 650 человек.

Минздрав проводил работу с каждым регионом по составлению региональной программы развития здравоохранения и дорожных карт и мониторировал все основные целевые показатели. Оценивались для каждого региона риски недостижения, пути преодоления этих рисков. Вместе с тем результаты 11 месяцев свидетельствуют о неравномерности снижения смертности. Снижение происходит во всех 83 регионах (от 1,2 процента до 15 процентов), и в 73 регионах уже выполнены по результатам 11 месяцев, соответственно, поставленные региональные целевые показатели, но в 10 пока нет, и имеются недостижения. С этими регионами мы просто точечно работаем.

На основе запланированного Минздравом комплекса мер по совершенствованию кадровой политики всеми субъектами Российской Федерации разработаны и приняты региональные кадровые программы, которые предусматривают повышение квалификации кадров, устранение дефицита и дифференцированные меры социальной поддержки.

Впервые за последние десять лет у нас увеличилось количество среднего медицинского персонала на 6500 человек, причём преимущественно на скорой помощи прирост составил за 11 месяцев 13 процентов и в первичном звене – 3,7 процента. Численность врачей увеличилась на 4600 человек. При этом большинство врачей пришли работать в первичное звено, прирост – 2,4 процента. В этом большую роль сыграло увеличение доли целевой контрактной подготовки. В 2013 году мы достигли показателей: для студентов – 38,5 процента, для интернов и ординаторов – 50 процентов, но, кроме того, повышение её эффективности: в 2013 году 84 процента молодых специалистов вернулись на подготовленные для них рабочие места (в предыдущие годы этот показатель был ниже: 70–75 процентов). Кроме того, реализуемая по Вашему поручению программа «Земский доктор» позволила привлечь в первичное звено в сельскую местность более 11,5 тысячи молодых специалистов, молодых врачей, в 2013 году – около 4000 человек. И программа будет продолжена и в 2014 году.

Целевые показатели 2013 года по заработной плате врачей и среднего медицинского персонала были достигнуты уже по результатам первых девяти месяцев, и я не буду повторять, Вы озвучили эти показатели. Вместе с тем повышение средней заработной платы при сохранении её выраженной дифференциации обострило вопрос о необходимости совершенствования функциональных обязанностей медицинских работников и системы нормирования их труда. Совместно с Министерством труда межведомственной рабочей группой Минздрава разработаны 27 отраслевых персональных стандартов. После того как они будут приняты, мы начнём поэтапный перевод работников медицинских организаций на эффективный контракт.

Как я докладывала на президиуме Госсовета 30 июля, до конца августа мы закончили формировать методику по расчётам нормативов труда медицинских работников. И за последующий период провели детальный хронометраж деятельности медицинских работников первичного звена: участковых терапевтов, педиатров, врача общей практики и работающих с ними медицинских сестёр. Это позволило пересмотреть нагрузки на одного специалиста, и выявлены реальные ресурсы для увеличения доли на непосредственную работу с пациентом, уменьшение времени на работу с документами и нормирование вспомогательной деятельности врачей.

В ближайшее время подготовленные нормативные документы выйдут и, соответственно, будут представлены на общественное обсуждение. Таким образом, реализация плана деятельности Министерства здравоохранения позволила приблизиться к достижению целевых показателей, обозначенных в указах. Из запланированных на 2013 год 55 ключевых мероприятий плана деятельности Министерства полностью выполнены 54, частично выполнено одно мероприятие, касающееся утверждения порядка формирования перечня лекарственных препаратов. В связи с необходимостью законодательного закрепления данного полномочия за Минздравом в 2013 году Министерство здравоохранения представило Федеральный закон № 317, который с 1 января 2014 года наделил Министерство здравоохранения соответствующими полномочиями. В связи с этим разработан проект порядка, уже прошёл общественное обсуждение и в ближайшее время будет внесён в соответствии с регламентом в Правительство.

Согласно Вашему поручению, с учётом результатов 2013 года мы актуализировали государственную программу развития здравоохранения и план деятельности министерства, и до 1 февраля также они будут представлены в Правительство Российской Федерации.

Россия > Медицина > kremlin.ru, 21 января 2014 > № 989687 Владимир Путин, Вероника Скворцова


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 января 2014 > № 988620 Владимир Путин

17 января вечером президент России Владимир Путин дал эксклюзивное интервью Центральному телевидению Китая, в ходе которого лидер России высоко оценил отношения между Китаем и Россией, отметив, что Китай и Россия не только друзья, но и стратегические партнеры. К удивлению всех участвующих, дав ответ на вопрос китайского журналиста, он неожиданно протянул левую руку и тепло обнял китайского журналиста.Мало того, во время интервью, лидер России еще и пошутил с тем же китайским журналистом. Когда Путин спрашивал китайского журналиста о вкусе чая, пока корреспондент не успел ответить, президент с юмором добавил «Мы еще подготовили для тебя «Маотай» (известная китайская водка).

Путин также сказал, что во время своего предыдущего дня рождения, вместе с председателем Китая Си Цзиньпином они пили водку и ели сандвичи - весело, как два студента.

Пока не обдумывал участие в президентских выборах в 2018 году

После этого, Путин еще дал интервью другим 6 китайским СМИ. Насчет вопроса о вероятности участия в следующих президентских выборах, лидер России заявил, что выборы будут проходить только в 2018 году, слишком рано обсуждать этот вопрос, в данный момент ему нужно как следует выполнять текущую работу и тогда уже смотреть.

Говоря о сохранении отличного телосложения, Путин сказал, что у него нет никакой «панацеи», нужно только обращать внимание на аппетит. На эту тему, президент России еще сослался на русскую поговорку «Курочка по зернышку клюет». Он еще подчеркнул важность занятий спортом, в частности, он почти каждый день проплывает 1000 метров.

Кроме того, журналист еще передал президенту вопрос китайских Интернет-пользователей о том, каковы его планы после ухода с должности, поскольку китайские поклонники считают Путина очень крепким и красивым, по их мнению, он должен играть героические роли в фильмах.

Не дав утвердительного ответа, Путин сказал, что предпочел бы поиграть в хоккей в составе «Вечерней Ассоциации Хоккея» России, где непрофессиональные игроки старше 40 лет могут играть в хоккей. Он также сказал журналисту, что 2,5 года назад даже стоять на коньках не мог, но сейчас он уже способен «сделать вид» на льду. По словам президента, хоккей приносит ему большую радость, и уйдя в отставку, он обязательно займется тем, что ему нравится».

Газета «Жэньминь жибао» он-лайн

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 января 2014 > № 988620 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 20 января 2014 > № 989684 Владимир Путин

Посещение Конструкторского бюро приборостроения.

В ходе рабочей поездки в Тульскую область Владимир Путин посетил ОАО «Конструкторское бюро приборостроения» (КБП), где провёл совещание о деятельности Фонда перспективных исследований.

Глава государства осмотрел сборочные цеха предприятия, ознакомился с образцами выпускаемой продукции, общался с работниками. В ходе беседы, в частности, были затронуты вопросы предоставления льгот сотрудникам предприятия при получении ипотечных кредитов и нехватка мест в детских дошкольных учреждениях региона.

Позднее состоялась рабочая встреча Владимира Путина с губернатором Тульской области Владимиром Груздевым, в ходе которой обсуждались вопросы социально-экономического развития региона. Особое внимание уделено теме обеспечения области детскими садами.

Вступительное слово на совещании о деятельности Фонда перспективных исследований

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами сегодня обсудим вопросы дальнейшего развития Фонда перспективных исследований.

Напомню, он был сформирован чуть больше года назад. В числе его основных задач – анализ потенциальных вызовов в сфере безопасности, угроз нашим национальным интересам, поиск смелых, нетривиальных идей, опережающих время, поддержка перспективных научных исследований и разработок в области обороны, которые позволят создать по-настоящему прорывные, не имеющие аналогов технологии военного, специального или двойного назначения.

По сути, Фонд должен стать технологическим лифтом для оборонных инноваций, обеспечить их максимально быстрое внедрение и соответствующее производство предлагаемого оборудования, взять на себя финансовые риски, связанные с проведением научных исследований, результат которых не всегда можно изначально спрогнозировать.Создание такой инфраструктуры считаю абсолютно оправданным и закономерным шагом. Наша армия и флот должны быть оснащены техникой действительно завтрашнего дня, иметь системы вооружения, которые отвечают требованиям военных конфликтов будущего и позволяют надёжно защитить безопасность страны в динамично меняющемся мире, в котором не становится меньше рисков и неопределённостей разного рода.

За последние годы мы уже провели серьёзную работу по формированию современного облика Вооружённых Сил Российской Федерации. Войска во всё возрастающих объёмах получают новую военную технику, и, конечно, эта работа должна быть и будет продолжена, причём на качественно ином уровне. И здесь рассчитываем на эффективную, результативную работу самого Фонда.

Фондом уже рассмотрено более одной тысячи научно-технических проектов и предложений, из них отобрано 77 перспективных проектов, по 12 первоочередным – уже началась практическая реализация. Более подробно о них мы сегодня поговорим.Что хотелось бы сразу отметить. Первое. При отборе проектов важно избежать прямого повторения даже перспективных зарубежных разработок: вкладывать ресурсы, чтобы повторить уже пройденный кем-то путь, как правило, неэффективно. Нужны свои нестандартные идеи и предложения. При этом, конечно, не должно быть прожектёрства, научно-технологических иллюзий, пустого фантазёрства, которое ни на чём не основано. Мы не можем тратить деньги на практически неисполнимые или же невостребованные проекты. Хотя понятно, что в такой работе неизбежно что-то идёт в отвал, это очевидный факт. И всё-таки Фонд должен тесно взаимодействовать с ведущими организациями научно-образовательного и промышленного комплексов страны, чтобы этого отвала было поменьше, чтобы всё это сокращалось до минимума.

Добавлю также, что деятельность Фонда не должна дублировать мероприятия Госпрограммы вооружения, и, более того, Фонд обязан работать за горизонтом её планирования, вести дальний поиск технологий, которые в будущем обеспечат нам надёжную обороноспособность и будут прорывными.

Второе. В сферу интересов Фонда должны войти технологии двойного назначения. Они способны придать импульс развитию промышленности и экономики страны. Сегодня, когда знакомились с деятельностью Фонда, мне очень приятно было услышать, что как раз руководство Фонда об этом думает, в том числе и за горизонтом исполнения госпрограммы вооружения, когда наши основные производственные площадки выполнят возложенные на них задачи в этой сфере к 2020 году. И конечно, я очень рассчитываю на то, что это позволит обеспечить России лидирующие позиции по ряду инновационных направлений.

Очевидно, что здесь надо активнее использовать возможности гражданской науки. Вкладываемые в неё ресурсы должны работать и на обеспечение национальной безопасности и обороны. Собственно говоря, так всегда и было, если мы вспомним про то, как создавалась и на что была настроена в предыдущие десятилетия работа Академии наук.

В этой связи важно наладить взаимодействие Фонда перспективных исследований с недавно созданным Российским научным фондом, необходимо привлекать к работе с нашими ведущими университетами и вузами специалистов Фонда, задействовать потенциал центров коллективного пользования научным оборудованием, сеть которых активно развивается в стране.Третье. Масштабные задачи, стоящие перед Фондом, требуют укрепления научно-исследовательской инфраструктуры, а также использования новых форм организации и проведения научных исследований.

Фонд выступил с инициативой создания специализированных, хорошо оснащённых лабораторий в ведущих организациях ОПК и технических университетах, а также в учреждениях Российской академии наук. Для работы в этих лабораториях предлагается задействовать наиболее квалифицированных специалистов, предоставить им все условия для проведения исследований, в том числе передовую техническую базу, специальные материальные стимулы. Это предложение тоже сегодня обсудим.И последнее. В самые короткие сроки необходимо завершить формирование кадрового состава Фонда. Я услышал сегодня, что руководство Фонда не собирается с этим торопиться: предполагается осуществить тщательный, качественный отбор потенциальных претендентов. Это, безусловно, правильно, но и тянуть с этим тоже не нужно. Пока сформирована только одна треть – даже, пожалуй, меньше одной трети намеченного персонала.

На подбор специалистов прошу обратить особое, самое пристальное внимание. Сотрудники Фонда должны быть профессионалами с широким кругозором, которые в том числе хорошо ориентируются в современных мировых тенденциях в сфере разработки перспективных систем вооружений, имеют научно-исследовательский и конструкторский опыт, то есть обладают качествами, которые позволяют отбирать по-настоящему стоящие, многообещающие проекты. От этого напрямую зависит эффективность формирования научно-технологического задела для разработки вооружений будущего.Давайте перейдём непосредственно к обсуждению тем, ради которых мы сегодня с вами и собрались.

Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 20 января 2014 > № 989684 Владимир Путин


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 19 января 2014 > № 990855 Владимир Путин

Интервью российским и иностранным СМИ.

В преддверии Олимпиады-2014 в Сочи Владимир Путин дал интервью корреспондентам телеканалов BBC, ABC News, CCTV, «Россия-1», «Первого канала» и информационного агентства Around the Rings. Запись интервью состоялась 17 января в Сочи.

В.ПУТИН: Мне кажется, что вы всё знаете про Олимпиаду. Я даже не знаю, что я могу вам ещё дополнительно сообщить. Или думаете, что всё знаете, и вряд ли я смогу вас в чём-нибудь переубедить. Но если такой шанс есть, пожалуйста, с удовольствием побеседуем с вами.Э.ХУЛА (как переведено): Восемь лет я уже приезжаю сюда, и я увидел серьёзные перемены: арены, стадионы, все различные трассы, и для биатлона, в горах построен кластер. Много денег вложено в Сочи, в российскую Олимпиаду, в подготовку Игр – 50 миллиардов долларов, по оценкам. Мы не видели пока точную цифру, не знаем её, сколько стоит Олимпиада. Сколько же она стоит, и стоит ли это того? Каков будет «выхлоп» от Олимпиады, какая польза?

В.ПУТИН: Общая цифра подготовки к Олимпиаде известна, это 214 миллиардов рублей. Если разделить по сегодняшнему курсу на 33, то получится искомая цифра в долларовом эквиваленте.

Но ответ на этот вопрос я хотел бы начать с другого, с того, что мы планировали ещё до Олимпиады. В 2006–2007 годах приняли план развития Большого Сочи как курорта. Если посмотрите на карту Российской Федерации, увидите, что это в основном на сегодняшний день страна с северными территориями, более 70 процентов наших территорий отнесены или могут быть отнесены к северным, или даже к Крайнему Северу. На юге у нас небольшая полоска тёплого моря – Чёрного моря, и, в общем-то, не так уж много регионов с благоприятным тёплым климатом.На всей этой огромной территории у нас практически не было ни одного современного курорта, которым могли бы пользоваться российские граждане. Сегодня мы являемся чемпионами по посещению других государств во время отдыха. Наши граждане, например, в Турции занимают, по-моему, первое место по количеству туристов, более трёх миллионов человек в прошлом году туда съездили, а это примерно одна климатическая зона вместе с черноморским побережьем. Поэтому перед нами стояла большая задача по развитию инфраструктуры этого региона Российской Федерации. Повторяю, была принята даже соответствующая программа. Но, как всегда бывает, это и в России так, и в любой другой стране, – не хватает денег на вещи, которые кажутся даже первоочередными. А уж на развитие курорта, а эта проблематика никогда не кажется первоочередной, денег не хватает хронически. Поэтому мы совместили, по сути дела, сразу несколько задач.

Первая, и это самое главное, – развитие юга страны, инфраструктурное развитие прежде всего. Думаю, что здесь мы преуспели, потому что создана абсолютно новая транспортная инфраструктура, энергетическая и экологическая. Если посмотреть на выбросы в атмосферу в 2007 году и сегодня, то после окончания проекта, а он уже практически завершён, выбросы в атмосферу вредных веществ сократились в два раза. Это за счёт того, что мы перевели на более экологичный вид топлива электроэнергетику, провели два газопровода, построили две новые электростанции, восемь или девять подстанций, уничтожили в районе Большого Сочи две постоянно дымивших ранее свалки и построили новую транспортную инфраструктуру. Всё это вместе сократило нагрузку на экологию. Согласитесь, что для курорта это крайне важная вещь.Вторая задача, которую мы перед собой ставили, – восстановить базы подготовки российских спортсменов высокого класса. Ведь после развала Советского Союза в России практически не осталось баз подготовки в среднегорье. Они все оказались за границей: или в Грузии, или в Армении, отчасти в Казахстане, если взять каток «Медео».

Наши конькобежцы вынуждены были, смешно и стыдно сказать, проводить чемпионат Российской Федерации в Берлине, потому что катков просто не было. Мы полностью утратили всё, что связано с трамплинами, с этим видом спорта. Вот сейчас мы построили несколько центров, кстати говоря, не только в Сочи, хотя вот эти два трамплина в Сочи являются абсолютно уникальными с технической точки зрения, но мы и в других регионах в рамках подготовки к Олимпиаде построили самые современные трамплины в мире.

И наконец, третье – мы хотели создать совершенно новый горный туристический кластер для того, чтобы сделать этот регион Российской Федерации круглогодичным курортом – и зимой, и летом. Думаю, что и это нам удалось. Поэтому, если мы будем смотреть исключительно на подготовку к Олимпиаде, это 214 миллиардов, из них всего 15 спортивных объектов, кстати говоря, всё остальное – инфраструктура. Если посчитать какие-то вещи, связанные с развитием прилегающей инфраструктуры, может быть, там будет и больше, но это не имеет никакого прямого отношения к Олимпийским играм.С.БРИЛЁВ: Владимир Владимирович, Вы сейчас только что назвали трамплин уникальным объектом, но ведь он уникален не только со спортивно-технической точки зрения, но и (вряд ли иностранцы в курсе Вашей фразы «Где здесь товарищ Билалов?») Вашего посещения этого трамплина и указаний на то, как, что может работать. Билалов тогда был наказан, и жёстко, на глазах у всей страны. Остальные испугались и выполнили все обещания? Какое у Вас ощущение вообще в отношении этого?В.ПУТИН: Вы знаете, я, во-первых, хочу завершить ответ на вопрос Эда [Хула], который он задал. Из 214 миллиардов около 100 миллиардов – это государственные деньги, всё остальное – это деньги частных компаний. Прежде всего они вложены, конечно, в гостиничную инфраструктуру. Кстати говоря, мы создали более 40, где-то, по-моему, 41–43 тысячи новых, по сути, абсолютно новых гостиничных мест. В рамках развития курорта это чрезвычайно важная вещь. Вот на эти цели были использованы финансовые средства наших компаний, это частные вложения.

А что касается того, что кто-то вовремя что-то не исполнял, вы знаете, мы с вами понимаем, что сочинский олимпийский проект был на протяжении последних нескольких лет самой большой, самой крупной стройкой в мире. Без всякого преувеличения – это самая большая строительная площадка в мире. Конечно, при таком масштабе и, прямо скажем, при отсутствии опыта такого масштабного строительства в нашей стране, в современной России, здесь без сбоев быть не могло, и конечно, приходилось вести нелицеприятные разговоры и по ценам, и по срокам, и по качеству. А как иначе? По-другому невозможно. Знаете, если ходить и только всех хвалить, то результата не будет никогда.Моя работа заключается не в том только, чтобы ордена раздавать, хотя и это тоже входит в мои служебные обязанности, но и, главным образом, надо способствовать тому, чтобы мы достигали определённых результатов. А это такая ежедневная черновая работа.

Где в мире вы видели строителей, которые всё делают в срок, качественно и по минимальной цене? Ну хоть одну страну мне назовите такую. Нет вообще в мире ни одной такой страны, понимаете. Везде мы видим попытки завышения стоимости объектов: и в Европе, и в Северной Америке, и в Азии – везде одно и то же.Но это нормальная борьба между заказчиком, в данном случае государством, либо частным заказчиком, который у нас здесь гостиницы строил, и исполнителями, подрядчиками. Подрядчик всегда хочет побольше заработать, заказчик всегда хочет получить качественный продукт в срок и подешевле. Всегда идёт такая борьба, это нормальная обстановка. Ясно, что есть какая-то граница, за которой уже правонарушения, но за этим должны следить правоохранительные органы, и они самым жёстким образом здесь работали. Мы старались не допустить того, чтобы кто-то переступил эту грань. В целом, мне кажется, нам это удалось.

А что касается вот этого конкретного случая, да, Сбербанк подхватил потом этот проект и довёл его до конца, очень качественно, по-современному. Ни одного такого трамплинного комплекса больше в мире нет.

Дж.СТЕФАНОПУЛОС (как переведено): Говорили, что проблема коррупции действительно серьёзна: 18 миллиардов долларов было расхищено, швейцарец говорил, это правда или нет?

В.ПУТИН: Во-первых, швейцарец этого не говорил. Конечно, нам небезынтересно то, что о нас говорят в мире наши партнёры, тем более по олимпийскому движению. Я посмотрел стенограмму его встречи с журналистами, ваши коллеги пытались его вытянуть на эту тему, и я понимаю журналистов, это их работа – всегда вытаскивать «горячие» темы. Но швейцарский специалист, президент, насколько я понимаю, лыжной федерации [Жан-Франко Каспер] этого не говорил, как мне показалось из стенограммы, это первое.Второе, если у кого-то есть конкретные данные о коррупционных проявлениях в связи с реализацией сочинского олимпийского проекта, мы просим предоставить нам эти объективные данные. Мы будем рады и благодарны и используем эту информацию для того, чтобы наводить порядок в этой сфере.

Что такое коррупционные проявления? Это применительно к данному случаю расхищение государственных средств с использованием государственных чиновников, в руки которых эти средства попадают. Если у кого-то есть такая информация, дайте нам, пожалуйста, эти сведения. Повторяю ещё раз, мы будем благодарны. Но пока, кроме разговоров, никто ничего нам не предоставляет. Мы понимаем и знаем и даже привыкли к этому: всегда есть какие-то силы, которые всегда против всего борются, в том числе и против олимпийского проекта. Я не знаю зачем, но, может, специальность у них такая, может быть, так настроены, по жизни их кто-то сильно обидел. Но если есть объективные данные, дайте нам их, пожалуйста, как можно быстрее. Пока их нет, никто не даёт.Наши правоохранительные органы работают в этой сфере. Были случаи, я уже об этом говорил, где-то несколько лет назад местные чиновники пытались здесь торговать землёй, предназначенной для олимпийских объектов. Проведено следствие, эти люди осуждены российским судом и отбывают наказание. Каких-то крупномасштабных коррупционных проявлений в рамках реализации сочинского проекта мы пока не видим. Есть то, о чём я уже сказал, есть попытки исполнителей, подрядчиков завысить цену. Но это, повторяю ещё раз, во всех странах мира происходит, а наша задача в том, чтобы её понизить, добившись качества исполнения проекта и соблюдения сроков строительства.Понимаете, всегда идёт борьба, и мы об этом публично говорим, и в этом смысле даже несколько подпитываем, что ли, эти слухи о коррупционных проявлениях. Нам что делать – или всегда про это молчать, или не бояться вот таких реакций и работать открыто? Мы выбрали второй путь – работать открыто. Если мы видим, что есть в чём-то какие-то проблемы, мы прямо об этом говорим, публично.

Вот, пожалуй, весь комментарий на этот счёт. Я пока таких серьёзных коррупционных проявлений не вижу, но вопрос, связанный с завышением объёмов строительства, есть.

Знаете, здесь может быть ещё какой комментарий. С чем связано это завышение [объёмов] строительства? Когда идёт борьба на тендерах и на конкурсах, то соискатели права на проведение того или иного проекта, строительство того или иного объекта, часто сознательно занижают стоимость объекта, свои предложения по стоимости, для того чтобы выиграть проект. Как только они выиграли, понимают, что по этим ценам не справляются, и начинается повышение. Это тоже практически почти везде происходит. Мы здесь не являемся каким-то уникальным случаем. Здесь можно говорить о качестве проведения тендеров, наверное. Но вот это повышение цены связано иногда с такими сознательными действиями подрядчика, а иногда и с недостаточно эффективной профессиональной оценкой необходимых вложений, особенно в условиях горного кластера.

Кавказские горы – это молодые горы, и здесь много проблем, связанных с сейсмикой, с оползнями и так далее. Эти вещи иногда действительно не были достаточно квалифицированно и своевременно оценены при определении первичной цены проекта. Но это такие рабочие моменты, это не коррупция.Э.МАРР: Господин Президент, сейчас британцы думают поехать во Францию либо в Швейцарию, чтобы кататься на лыжах, а Вы хотите убедить их поехать кататься на лыжах в Россию. Если они поедут, то насколько сложно будет им получить визу? В одностороннем порядке вы можете что-то без согласования с Евросоюзом, без переговоров с Евросоюзом, предпринять какие-то шаги, чтобы упростить им визовый режим, получение визы и въезд?

В.ПУТИН: Что касается гостей Олимпиады в Сочи, то мы приняли уникальное решение, которое заключается в том, что гости Олимпиады, туристы, которые приезжают на Олимпиаду, могут приехать в Сочи на Олимпийские игры без виз, а только на основе аккредитации. Для того чтобы эту аккредитацию получить, у нас открыты специальные «окна» во всех наших дипломатических представительствах. Но виза не нужна, первое.

Второе, мы считаем, что у нас создан уникальный проект по качеству и по объёму: 150 километров только лыжных трасс сделано здесь за эти годы, я уже сказал, создано 40 с лишним тысяч мест в гостиницах, вы посмотрите. Наверное, нужно ещё по качеству обслуживания многое сделать, но в целом материальная база тут создана очень хорошая для крупномасштабного, мирового класса туристического центра.

Думаю, что многим будет очень интересно посмотреть, даже тем, кто не сможет приехать на Олимпиаду, всё равно людям будет интересно посмотреть: а что же такое Сочи, где была Олимпиада? Это всегда такой интерес в мире к местам проведения Олимпиады существует, поэтому мы будем рады, если любители зимних видов спорта будут приезжать в Сочи, для того чтобы посмотреть, что здесь Россия сделала, как она осуществила этот проект. А если кому-то понравится, может быть, это станет постоянным местом отдыха наших друзей или из Соединённых Штатов, или из Европы, или из азиатских стран, в том числе из Китая, почему нет? Ведь те, кто любит горные виды спорта, они любят знакомиться с разными местами, с удовольствием съездят и в Канаду, и в Соединённые Штаты, потом в Швейцарию либо в Италию, Францию, и в Сочи, надеюсь, приедут.

Теперь по поводу виз. Мы по некоторым туристическим направлениям делаем исключения. Допустим, туристы, которые используют водный вид транспорта, могут без визы заходить в Петербург на определённое количество времени. Есть и другие исключения. Но это всё-таки исключения, а общий режим такой: все вопросы виз или безвизового режима осуществляются на основе взаимности во всём мире. Нам бы очень хотелось, чтобы мы с нашими коллегами в Евросоюзе в конце концов договорились об этом безвизовом режиме. Я уже много раз об этом говорил. Евросоюз имеет безвизовый режим со многими странами Латинской Америки, в которых криминальная обстановка не лучше. В некоторых случаях даже гораздо более остро стоит [вопрос], чем в Российской Федерации. И где Латинская Америка, а где Европа? Если посмотреть на Россию и Европу, это, по-моему, совсем рядом. Правда?

Поэтому, мне кажется, нужно договориться о безвизовом режиме в целом. А о каких-то исключениях, наверное, про какие-то отдельные мероприятия можно будет поговорить.

И.ЗЕЙНАЛОВА: Владимир Владимирович, в начале декабря Вы провели три дня в Сочи, инспектируя готовность олимпийских объектов. Тогда Вы сказали, что сейчас нужно говорить не о том, что сделано, а что ещё не сделано, остались недоделки, нужно навести лоск. Так вот сейчас всё ли сделано, что Вам докладывают? Где труднее всего шли работы, и что ещё остаётся, если ещё что-то остаётся?В.ПУТИН: Уже всё сделано, сейчас нужно навести порядок: наладить работу гостиниц, убрать строительную технику, строительный мусор, то есть подготовиться, как любые хозяева или хозяйки делают в преддверии приёма гостей. Подготовиться к приёму гостей так, чтобы всё было красиво и соответствовало духу самого мероприятия, а объекты все готовы.

Вы же знаете, мы провели на них уже много тестовых соревнований: и этапы Кубка мира, и другие крупные международные старты. Участники соревнований, гости наши, специалисты в целом были довольны и сказали о высокой степени готовности ещё год назад, сейчас все объекты закончены.

Ц.-И.ШУЙ: Господин Президент, есть, прежде чем я задам вопрос, одна деталь, которую я хотел Вам сказать. За 14 лет я уже пятый раз беру у Вас интервью, иногда один на один, иногда совместно с другими коллегами. В Китае Вы очень популярны. До моего приезда я в нашем офисе Центрального телевидения сказал нашим интернет-пользователям, что я сюда приеду и буду брать у Вас интервью. И как только я опубликовал это сообщение, два миллиона пользователей отметили, что им нравится эта публикация, очень много задали вопросов.

Вы только что сказали, что приглашаете туристов из разных стран приехать в Сочи. А как Вы отнеслись бы к тому, чтобы китайские инвесторы после Олимпиады приехали в Сочи для строительства гостиниц? Какие шансы представляет эта ситуация для китайских инвесторов?

В.ПУТИН: Во-первых, я хочу передать самые наилучшие пожелания всем моим друзьям в Китае и через социальные сети, и через другие средства массовой информации. Знаю, что у меня в Китае много друзей. И это не случайно, потому что нас с Китаем связывают особые отношения. И у меня к Китаю особые чувства, Китай – это великая страна, с великой культурой, с очень интересными, трудолюбивыми и талантливыми людьми.

Передайте им большую благодарность за такое отношение. Это взаимное чувство.

Теперь по поводу инвесторов. Мы будем приветствовать инвесторов всех стран мира, в том числе из Китая. А у Китая большой инвестиционный потенциал. Китай – страна с самыми большими золотовалютными резервами. В Китае созданы очень хорошие инструменты для инвестиций, в том числе целая сеть крупнейших фондов. И с частью из этих фондов, с крупнейшими китайскими инвестиционными фондами, работает и Российский фонд инвестиций – РФПИ. У них уже есть совместные проекты.

Как правило, иностранным инвесторам достаточно сложно найти наиболее эффективные сферы применения своих капиталов: и эффективные, и одновременно хорошо защищённые. Часто они это делают вместе с соответствующими национальными структурами. Вот такая структура – я только что о ней сказал – РФПИ, которая работает с китайскими партнёрами, может работать в любых регионах Российской Федерации и в любых отраслях.

Если для китайских партнёров будет интересен туристический кластер на юге страны или, скажем, сельскохозяйственный кластер, а здесь у нас, в Краснодарском крае, в Ставропольском крае – это рядом, соседние регионы, Ростовская область – это наша житница, как мы говорим, это регионы с преимущественным развитием сельскохозяйственного производства, здесь очень хороший климат. Но в некоторых областях, например в Ростовской области, это соседняя область с Краснодарским краем, там и машиностроение развито хорошо, развивается авиационный кластер, а по многим из этих направлений у нас с китайскими друзьями есть перспективные, очень интересные совместные планы. Поэтому мы приглашаем их не только в Сочи и в Краснодарский край, но и для работы на всем юге Российской Федерации.

И.ЗЕЙНАЛОВА: Владимир Владимирович, Олимпийские игры всегда, во все времена во всех странах привлекали экстремистов, которые хотели бы заявить о себе на весь мир. К сожалению, в контексте последних терактов и угроз на юге России приходится обсуждать это и в отношении Сочи.

Несколько ведомств работают по обеспечению безопасности Игр, и им сообщают, что предложена помощь и европейскими, и американскими экспертами. Что Вам сейчас докладывают по поводу того, каков масштаб угроз, чему мы уже противостоим и чему нам придётся противостоять?

В.ПУТИН: Вы правильно сказали, экстремисты всегда пытаются заявить о себе, особенно в преддверии каких-то крупных мероприятий, и не только спортивных, но и политических.

Вы прекрасно знаете, какие меры безопасности предпринимаются во время организации встреч глав государств в рамках «Группы двадцати», либо «восьмёрки», либо других форумов, АТЭС, например, в Азиатско-Тихоокеанском регионе. То же самое касается и крупных спортивных мероприятий.

Очень жаль, я уже высказывался по этому поводу, хочу повторить: люди, настроенные экстремистски, они, как правило, люди ограниченные и не отдают себе отчёт в том, что даже если, как они думают, они ставят перед собой благородные цели, то, совершая террористические акты, они отдаляются, всё дальше и дальше уходят от достижения тех, на первый взгляд даже благородных, может быть, целей (во всяком случае, они это думают), вообще уходят за горизонт. Потому что они перед всем миром предстают не иначе как преступники, причём преступники в самом худшем смысле этого слова, как люди кровожадные, не считающиеся не только со свободами или с правами человека, а ни в грош не ставящие жизнь человека.

Чем бы люди ни руководствовались при совершении таких актов, оправдания им никогда не будет, и в глазах всех здравомыслящих людей мира они всегда останутся преступниками. Таким образом, на цели, которые они перед собой ставят, они сразу же налагают вот эту криминальную тень. Но мир таков, какой он есть, мы хорошо помним трагические события во время Олимпийских игр в Мюнхене, когда почти целиком была уничтожена спортивная делегация Израиля. И, конечно, начиная с этого времени все страны мира без исключения предпринимают особые, экстраординарные усилия по обеспечению безопасности.

Надеюсь, что всё, что мы делаем, с пониманием, с ясным пониманием оперативной обстановки, которая складывается вокруг Сочи и вообще в этом регионе. У нас есть прекрасное понимание того, что это такое, какова эта угроза, как её купировать, как с этим бороться. Надеюсь, что наши правоохранительные органы справятся с этим с честью, достойно, так же, как это было при проведении других крупных мероприятий и спортивных, и политического характера.

И.ЗЕЙНАЛОВА: Как корреспондент я работала на нескольких Олимпийских играх, в том числе и лондонских (самых свежих из Олимпийских игр). Когда мы туда приехали, оказалось, что на крышах жилых домов на севере и востоке Лондона стоят установки Patriot. Это, конечно, сначала вызвало шок, как и военные корабли, которые были пришвартованы в заливе около Гринвича. Но британское правительство объяснило: «Угроза массированная, мы будем ей противостоять, и это необходимость». И так и произошло – стояли установки Patriot. Что-нибудь подобное мы в Сочи увидим?

В.ПУТИН: Надеюсь, что вы ничего не увидите, но всё это будет. А что касается Лондона, то мы помним, что во время проведения одной из «восьмёрок» там состоялась целая серия террористических актов, в том числе и в метро. Помню, как болезненно реагировал на это тогдашний Премьер-министр Великобритании Тони Блэр, и помню, как все мы оказали ему моральную, а если нужно, оказывали и специальную поддержку.

Кстати говоря, и сейчас я хочу поблагодарить всех наших партнёров из Северной Америки, Соединённых Штатов, Европы и из азиатских стран, которые очень активно сотрудничают со своими коллегами из правоохранительных органов Российской Федерации и специальных служб. Такая совместная работа активно ведётся.

Ц.-И.ШУЙ: Господин Президент, за месяц до открытия Олимпиады случились два теракта в Волгограде, и очень у многих людей есть кое-какие опасения по поводу сочинской Олимпиады. Мы уверены, что Россия сможет принять ещё более серьёзные меры безопасности. Но не повлияют ли они на работу спортсменов и других участников?

В.ПУТИН: Мне бы не хотелось, чтобы террористические акты, преступления подобного рода, направленные на подрыв международного сотрудничества как в политической, так и в гуманитарной сфере, в том числе в спортивной сфере, повлияли на эти мероприятия. Потому что если мы позволим себе проявить слабость, показать свой страх, то значит, мы будем способствовать этим террористам в достижении их целей.

Думаю, что международное сообщество, работающее во всех сферах: и в гуманитарной, и в политической, и в экономической – должно объединять свои усилия в борьбе с такими античеловеческими проявлениями, как террористические акты и как убийство ни в чём не повинных людей. Наша задача, конечно, задача организаторов заключается в том, чтобы обеспечить безопасность участников Олимпиады и гостей этого спортивного праздника, и мы всё для этого сделаем.

Э.ХУЛА: Господин Президент, каким образом Вы планируете обеспечить достаточный уровень безопасности на Олимпийских играх и тем не менее сделать это счастливым и радостным событием?В.ПУТИН: Я уже сказал, отвечая на вопрос Ваших коллег, о том, что мы постараемся сделать так, чтобы осуществление мер безопасности не было избыточным, не бросалось в глаза, не давило на участников соревнований и гостей Олимпиады, на журналистов. Но в то же время сделаем всё от нас зависящее, чтобы эти меры были эффективными.

Для обеспечения безопасности будет задействовано около 40 тысяч сотрудников правоохранительных органов и специальных служб. Конечно, мы задействуем, будем использовать весь опыт, который накоплен при проведении подобных мероприятий в других регионах мира и в других странах. Это значит, что мы будем защищать и воздушное пространство, и морскую акваторию, и горный кластер. Надеюсь, что это будет организовано таким образом, что это не будет бросаться в глаза, не будет, как я уже сказал, как бы давить на участников Олимпиады.

Отмечу также, что, начиная с 7 января текущего года, в районе Большого Сочи введён особый режим передвижения людей и грузов. У нас работает круглосуточный штаб по обеспечению безопасности – я хочу подчеркнуть: круглосуточный, – который координирует деятельность различных наших правоохранительных структур и специальных органов и поддерживает контакты со своими коллегами за рубежом.

Дж.СТЕФАНОПУЛОС: Господин Президент, позвольте мне сменить сейчас тему, прошу прощения. Все американцы, которые направляются в Сочи, обеспокоены, и некоторые даже разработали собственные планы по эвакуации в случае чего-то, что может произойти. А Вы не обеспокоены, если что-то подобное произойдёт в других частях России, то эти планы будут использованы?

В.ПУТИН: Россия большая страна, и так же, как в любой другой стране, разные происходят события. Мы организуем работу по обеспечению безопасности в Сочи, привлекая многие силы и средства, но главным образом такие, которые не задействованы при обеспечении безопасности в других регионах Российской Федерации. Нам хватает таких средств и по линии Федеральной службы безопасности, по линии Министерства внутренних дел, армейских подразделений, которые тоже будут задействованы для обеспечения безопасности, как я уже сказал, в морской акватории и воздушного пространства.

Если кто-то считает для себя необходимым разрабатывать какие-то отдельные планы обеспечения своей собственной безопасности, то это тоже неплохо, но это нужно делать, безусловно, в контакте с организаторами Олимпийских игр и в контакте с нашими специальными службами. Как я уже сказал, у нас есть постоянно действующий, круглосуточно действующий штаб, он находится в контакте со своими коллегами соответствующих служб и подразделений зарубежных государств. Кстати говоря, эти коллеги представлены в этом штабе, есть, повторяю, прямое профессиональное взаимодействие. Если потребуется, то все эти инструменты будут задействованы. Надеюсь, что до этого не дойдёт.

Я уже сказал, так же, как мы достаточно эффективно действовали при проведении, скажем, крупных политических событий – это и «двадцатка», и «восьмёрка», при проведении крупных международных соревнований, таких, как недавнее первенство мира в Москве по лёгкой атлетике. При понимании всего многообразия наших проблем в области безопасности у нас большой опыт обеспечения мероприятий подобного рода, и мы его используем.

Э.МАРР: Многие политики Британии и ведущие люди, в том числе Элтон Джон, выражают обеспокоенность в связи с отношением к людям гомосексуальной ориентации в России. Я хотел бы спросить Вас, как Вы полагаете, существуют ли фундаментальные различия в отношении на Западе и в России к людям гомосексуальной ориентации? Считаете ли Вы, что гомосексуалистами рождаются или становятся? И в чём заключается вопрос пропаганды, философский ли он?

В.ПУТИН: Вы знаете, я не берусь ответить на одну из частей вашего вопроса: по поводу того, что люди рождаются или становятся гомосексуалистами. Это не сфера моих профессиональных интересов, и квалифицированного ответа я просто не смогу дать. А если не смогу дать квалифицированного ответа, то предпочту просто вынести это за скобки.

Что касается отношения к людям нетрадиционной сексуальной ориентации, то да, здесь я могу Вам дать достаточно развёрнутый ответ. Обращаю ваше внимание на то, что в России нет уголовной ответственности за нетрадиционную ориентацию, в отличие от более чем одной трети государств мира. В 70 странах мира предусмотрена уголовная ответственность за гомосексуализм, в семи странах мира из этих 70 предусмотрена смертная казнь за гомосексуализм. Это что значит? Значит ли это, что мы вообще должны отменить все крупные международные спортивные соревнования в этих странах? Наверное, нет.

В Советском Союзе была предусмотрена уголовная ответственность за гомосексуализм, в России сегодня такой уголовной ответственности нет. У нас все люди равны абсолютно вне зависимости от религии, пола, этнической принадлежности либо сексуальной ориентации. Все равны. У нас недавно только принят закон, запрещающий пропаганду и не только гомосексуализма, а пропаганду гомосексуализма и сексуальных злоупотреблений в отношении детей. Но это ничего общего не имеет с преследованием самих людей за их сексуальную ориентацию. Это две большие разницы, как у нас говорят. Поэтому никаких опасений для людей вот этой нетрадиционной ориентации, которые собираются приехать в качестве гостей либо участников Олимпиады, не существует.

Э.МАРР: Что касается российской Церкви, она призывает к возврату уголовной статьи за гомосексуализм. Как Вы относитесь к этому?

В.ПУТИН: У нас Церковь по закону отделена от государства, и она имеет право на свою точку зрения. Обращаю Ваше внимание также на то, что практически все традиционные мировые религии занимают солидарную позицию по этой теме. А что, разве позиция римского престола отличается от позиции Русской православной церкви? Разве ислам как-то по-другому относится к людям нетрадиционной ориентации? Наверное, по-другому, но эта другая позиция заключается в гораздо более жёстком подходе.

Те 70 стран, о которых я упомянул, – это в основном страны исламского мира, а те, где предусмотрена смертная казнь, – все страны с государственной религией в качестве ислама. Поэтому здесь ничего необычного в позиции Русской православной церкви по отношению к позиции других традиционных мировых религий нет, здесь нет ничего необычного, но ещё раз повторяю, мнение Церкви – это одно, а мнение государства – это другое. Церковь отделена от государства.

С.БРИЛЁВ: Владимир Владимирович, возможно, дополнение к этому вопросу. Вы знаете, мне в своё время повезло, я встретил самую умную и красивую девушку и давно на ней женат, и, в общем, немножко не той ориентации, может быть, чтобы так свободно рассуждать на эту тему, но вот что получается.

Все знакомые мне россияне нетрадиционной сексуальной ориентации, ну, не все, абсолютное большинство – это люди с великолепными карьерами, которые никогда в жизни не сталкивались ни с какими ограничениями по работе и так далее, но на фоне этого нашего закона о запрете на пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних возникает такой образ страны, что мы здесь чуть ли не самая антигейская страна на планете, хотя в известной степени ровно наоборот.

В.ПУТИН: Не возникает образ, его пытаются создать.

С.БРИЛЁВ: Да, согласен. Я вот что думаю, а не стоит ли вернуться к этому самому закону, вокруг которого сыр-бор происходит, не вполне имеющий отношение, собственно, ни к его названию, ни содержанию, и всё-таки его подкорректировать?

Может быть, на предмет того, чего, кстати, требовали бы многие люди вполне себе гетеросексуальной ориентации, чтобы было вообще поменьше не сексуального образования, необходимого для детей, а вообще поменьше [информации] о сексе, доступной малолетним – гомосексуальный он, гетеросексуальный, не важно. Или, может быть, действительно вглядеться вот в это понятие. Я честно Вам скажу, ни разу не сталкивался с пропагандой гомосексуализма среди несовершеннолетних. В целом [с законом] согласен, но на практике не очень даже представляю, о чём идёт речь.

В.ПУТИН: Ну почему? Вы внимательно прочитайте закон и посмотрите, как он называется. А закон называется: «О запрете пропаганды педофилии и гомосексуализма». Закон о запрете педофилии, пропаганды педофилии и гомосексуализма. В некоторых странах, в том числе в Европе, публично обсуждается, например, сейчас – я только что говорил об этом на встрече с волонтёрами – публично обсуждается возможность легализации педофилии. Публично, в парламентах обсуждают. Пускай они делают что хотят, но у народов Российской Федерации, у русского народа есть свой культурный код, своя традиция. Мы не лезем, не суём нос в их жизнь и просим с таким же уважением относиться к нашим традициям и к нашей культуре. Моя личная позиция заключается в том, что общество должно поберечь своих детей хотя бы для того, чтобы иметь возможность размножаться, и не только за счёт иммигрантов, а на собственной базе. Мы добились того, чего у нас давно не было. В 2002-м, в 2003 году, 2004-м казалось, что нам никогда не преодолеть ту абсолютно страшную ситуацию, в которой мы оказались, с демографическим кризисом. Казалось, что эта демографическая яма будет бездонной и мы будем продолжать в неё вкладывать бесконечно.

И вот тогда мы разработали и приняли программу по поддержке демографии, по поддержке рождаемости в Российской Федерации. Честно вам скажу, у меня у самого была большая тревога: мы направили большие ресурсы, а мне многие специалисты говорили: «Не надо, всё равно это такая тенденция, она во всех европейских странах такая. И мы от этого не уйдём». У нас в этом году впервые количество рождённых в России превысило количество ушедших из жизни. Мы добились конкретного позитивного результата. Если кто-то хочет выбрать для себя основным местом, так сказать, развитие кладбища – пожалуйста. Но у нас другие цели: мы хотим, чтобы русский и другие народы Российской Федерации развивались и имели историческую перспективу. И всё, что нам мешает в этом плане, мы должны «зачистить». Но должны сделать это современными, гуманными способами, никого не обижая и никого не переводя в разряд второстепенных людей.

Мне кажется, что тот закон, который у нас принят, он никого не задевает. Более того, люди с нетрадиционной ориентацией не могут чувствовать у нас себя людьми второго сорта, потому что они никак не дискриминируются: ни по профессиональному признаку, ни по служебному росту, ни по признанию со стороны общества, кстати сказать. И если они добиваются выдающихся заслуг, таких, например, как Элтон Джон добивается, это выдающийся человек, выдающийся музыкант, и миллионы людей у нас любят его искренне, несмотря на его ориентацию, она не имеет никакого значения в отношении к нему, особенно как к выдающемуся музыканту. Думаю, что вот такой вполне демократический подход к людям нетрадиционной сексуальной ориентации, с мерами защиты своих детей и защиты будущего развития демографического, является оптимальным.

Ц.-И.ШУЙ: Я хотел бы также продолжить обсуждение этого вопроса о гомосексуализме.

И.ЗЕЙНАЛОВА: А вот мне как раз хотелось спросить, почему мы собрались говорить про Сочи, а в результате в контексте Сочи это обсуждаем?

Ц.-И.ШУЙ: Но я всё же хочу продолжить. Говорили, что снег в 2014 году в Сочи будет одиноким, потому что многие западные страны распространялись по вопросу гомосексуальности, по поводу притеснений гомосексуалистов в России, и до Китая долетели эти сообщения. Кстати, в 1980 году тоже пытались бойкотировать советскую Олимпиаду в Москве по различным причинам, и при пекинской Олимпиаде тоже был такой случай. Почему, когда страна развивается, например Китай развивается, Россия развивается, появляются одновременно такие голоса? Как Вы думаете, может быть, это проявление «холодной войны»?

В.ПУТИН: Я не думаю, что это проявление «холодной войны», но это проявление конкурентной борьбы. Когда такая мощная страна, потенциально мощная страна, как Китай, начинает демонстрировать быстрые темпы роста, то она становится реальным уже конкурентом в мировой политике и на мировых рынках, и, конечно, включаются инструменты сдерживания этого роста. Вы знаете, наверное, что в своё время Наполеон сказал: «Китай спит, и дай бог, чтобы он спал как можно дольше». Вот это традиционное отношение западной цивилизации к Востоку, и к Китаю в частности. Но Китай проснулся. И я думаю, что правильным вариантом развития отношений с такой большой и потенциально мощной страной и великой, как Китай, является поиск совместных интересов, а не сдерживание. Полагаю, что и в отношении России тоже пока существуют ещё некоторые старые подходы с точки зрения того, что нужно что-то сдерживать.

А если вернуться к той теме, от которой мы никак не можем отойти, то в этой связи я что бы хотел сказать: вот я говорил, что в 70 странах гомосексуализм признаётся уголовным преступлением. В США – тоже. В некоторых штатах Соединённых Штатов, в Техасе, например, ещё где-то, по-моему, в трёх штатах, до сих пор это уголовное преступление. Ну чего, там не будем проводить никаких международных соревнований? Почему-то об этом никто ничего не говорит, а про нас говорят, хотя у нас нет уголовной ответственности за это. Что это, как не попытка к сдерживанию? Это рудимент прежнего, старого мышления, и это плохо.

Но вдвойне это плохо применительно к крупным международным спортивным мероприятиям, особенно к олимпиадам. Я знаю позицию многих очень уважаемых мною и в мире политиков первого эшелона в США. Они считают, что бойкот московской Олимпиады, даже несмотря на то, что предлог был очень весомым – ввод войск Советского Союза в Афганистан, даже в этих условиях был ошибкой. Ведь крупные международные соревнования, а тем более Олимпийские игры, они призваны как раз к тому, чтобы деполитизировать самые острые международные проблемы и создать дополнительные возможности для наведения мостов. И глупо не воспользоваться этой возможностью. Ещё глупее сжигать эти мосты.

Э.ХУЛА: Президент Обама назначил Билли Джин Кинг и других членов делегации из Соединённых Штатов представлять страну в Сочи. Там есть гомосексуалисты атлеты, спортсмены гомосексуалисты. Как Вы считаете, это является каким-то политическим компонентом в Олимпиаде? Какую-то политическую подоплёку привносит в Олимпиаду то, что там есть гомосексуалисты? Вы встретились бы с Билли Джин Кинг в Сочи?

В.ПУТИН: У людей различная сексуальная ориентация. Мы будем приветствовать всех спортсменов и всех гостей Олимпиады. Меня когда-то Президент Обама попросил помочь организовать приезд сюда большой американской делегации, и его просьба заключалась в том, что есть определённые ограничения по количеству участников соответствующих национальных объединённых команд, имея в виду и спортсменов, и представителей различных административных структур. Мы это сделали, насколько было в наших силах, помогли, потому что есть определённые правила Международного олимпийского комитета. Но мы нашли способы решения этой проблемы, имея в виду, что американских представителей традиционно больше на олимпиадах, чем представителей других стран, у них очень большая команда и очень много представителей. Мы пошли навстречу и сделали это. Ну, конечно, я буду рад видеть представителей любых стран, в том числе и Соединённых Штатов, тут даже нет никаких сомнений. Если у них возникнет желание встретиться, о чём-то переговорить – ради бога, я даже не вижу здесь никакой проблемы.

Дж.СТЕФАНОПУЛОС: Президент Обама сказал, что его закон о гей-пропаганде обидел. И он сказал недавно, что если в России не будет атлетов гомосексуалистов и лесбиянок, команда станет слабее. Но если они начнут протестовать, геи и лесбиянки, будут ли их преследовать по этому закону о пропаганде, если они захотят выступить с акциями протеста?

В.ПУТИН: Акции протеста и пропаганда – это всё-таки немножко разные вещи. Близкие, но если мы посмотрим на это с юридической точки зрения, протест против закона – это не пропаганда самого гомосексуализма или злоупотребление детьми в сексуальной сфере. Это первое.

Второе. Я бы хотел попросить наших коллег – моих коллег и друзей, когда они пытаются нас критиковать, решить проблему в своём собственном доме сначала. Но я уже сказал, что это хорошо известно. В некоторых штатах США уголовная ответственность предусмотрена за гомосексуализм. Но как они могут критиковать нас за гораздо более мягкий, либеральный подход к этим проблемам, чем у них у самих дома? Но я знаю, что это непросто сделать, потому что много людей в тех же Штатах, которые разделяют точку зрения о том, что законодательство их штата либо их государства является правильным, обоснованным и отвечает настроениям подавляющего большинства граждан. Но надо вместе обсуждать это на каких-то более приемлемых площадках, вырабатывать какие-то общие подходы. Но мы услышали. И я отвечаю вам, что никаких проблем ни у кого из наших гостей не возникнет.

Мы помним, как некоторые темнокожие граждане Соединённых Штатов протестовали во время Олимпийских игр, крупных международных соревнований против сегрегации. Я сам смотрел своими глазами на экранах телевизоров. Но это в общем и целом такая практика, которая используется для того, чтобы заявить о своих правах.С.БРИЛЁВ: Владимир Владимирович, позвольте к собственно спорту вернуться. Знаете, я помню, когда готовилась Олимпиада в Лондоне, если читать английскую прессу, казалось, что просто ужас наступает в Соединённом Королевстве. Потом получился замечательный праздник спорта. Потом, правда, когда приехал в Лондон кандидат в Президенты США Митт Ромни и повторил ровно то, что писали лондонские газеты, его лондонские же газеты немедленно одёрнули, потому что «не смей, мы сами здесь разберемся, и у нас предстоит праздник спорта». И у нас действительно такой праздник спорта предстоит сейчас. Мне было восемь лет, когда последний раз Олимпиада была в стране, я уверен, что десятки миллионов человек сейчас ждут этого большого события.

ы занимаетесь горными лыжами, хоккеем, на что будете ходить? Просто по-человечески, на что пойдёте посмотреть, каких результатов ждёте от российской сборной?В.ПУТИН: Мне уже этот вопрос тоже задавали, могу сказать, что я смогу позволить себе пойти на соревнования только в те дни, когда буду свободен от текущей работы, и это не всегда будет совпадать с моими спортивными предпочтениями. Но если бы мне удалось побывать там, где я хочу, то я, конечно, сходил бы на хоккей, посмотрел бы горные лыжи, с удовольствием посмотрел бы биатлон и фигурное катание.

С.БРИЛЁВ: Кстати, обратите внимание, что среди критиков Олимпиады были те, кто говорил, что снега в Сочи нет, как по заказу во время нашего с Вами интервью пошёл, поэтому всё по плану.

В.ПУТИН: Снега уже достаточно, и надеюсь, что ещё количество его увеличится. Дело в том, что, вы знаете, здесь по ночам минусовая температура, и пушки активно работают, но необходимый объём снега уже накоплен в принципе.

С.БРИЛЁВ: Но сейчас это явно не Ваши помощники пушки запустили во время интервью. Настоящий снег посыпал.В.ПУТИН: Думаю, что всё будет хорошо.

Дж.СТЕФАНОПУЛОС: Мне просто интересно, Вы с Бараком Обамой ставили пари, кто больше медалей выиграет – США или Россия?

В.ПУТИН: Нет, мы таких пари никогда не заключаем. Барак сам очень любит спорт, я это вижу, он выглядит прекрасно, уделяет этому должное внимание, и не только занятиям спортом, но и развитию спорта. Практически все президенты США, как мы видим, уделяют этому большое внимание и действуют результативно, поэтому команда Штатов традиционно добивается очень солидных, впечатляющих результатов. Мы желаем успеха нашим американским друзьям, американским атлетам. Я знаю, что у нас много людей, миллионы людей любуются американскими атлетами и искренне их любят. Мне бы очень хотелось, чтобы спорт, как я уже сказал, политикой не пачкали. И мне думается, что все мы от этого только выиграем.

Но, разумеется, мы прежде всего будем болеть за наших атлетов. У нас в зимних видах спорта традиционно хорошие результаты. В предыдущие годы в связи со сменой поколений, в связи, прямо скажем, я уже об этом тоже говорил, c утратой баз подготовки у нас был определённый сбой, спад, в том числе не очень яркое выступление в Ванкувере, хотя в целом и там выступили достойно. Мы рассчитываем, что ситуация будет улучшаться и что показатели, в том числе и медальные показатели, будут расти. Хотя это важно, но всё-таки гораздо важнее для нас, для России, создать благоприятную обстановку для проведения Игр, провести их достойно. И очень важно, чтобы наши атлеты проявили себя, проявили характер и мастерство.

Ну а что касается медалей, это тоже существенный элемент любого спортивного соревнования, в том числе и олимпийского. Но для меня важнее даже видеть, что у нас сборная дееспособная, эффективная и имеющая перспективы.Э.МАРР: Господин Президент, перед началом этого праздника спорта было очень много амнистий в России, «Гринпис» в частности. Некоторые критики говорят, что Вы просто «надеваете улыбку».

Это настоящие либеральные усилия в рамках российской политики или просто такой шаг для популярности?

В.ПУТИН: Вы какой хотите от меня ответ услышать?

Э.МАРР: Я хотел бы, чтобы Вы сказали: «Я – настоящий либерал, и я придерживаюсь либеральных взглядов».

В.ПУТИН: Так и есть. И ещё одно. Мы приняли Закон об амнистии не в связи с Олимпиадой, а в связи с 20-летием российской Конституции. Первое.

Второе. В соответствии с нашим Законом решение об амнистии принимает не Президент. Это исключительная прерогатива парламента. Это не я принял решение об амнистии, а парламент. Так что мне можно даже «улыбку не клеить». Это не моя заслуга, а заслуга депутатов Государственной Думы Российской Федерации. Но я, безусловно, поддерживал это начинание и считаю, что оно является правильным. И в этой связи хотел бы отметить, что мы, наверное, являемся рекордсменами по количеству проведённых амнистий. Здесь тоже нужен определённый баланс между теми, кто совершил преступление, и жертвами этих преступлений. Мы очень много говорим о положении дел с осуждёнными либо находящимися под следствием. И правильно, об этом никогда нельзя забывать, тем более что положение в местах лишения свободы и у нас в стране, и за рубежом, кстати, во многих странах, не самое лучшее. Но мы никогда не должны на второй план задвигать людей, которые пострадали от совершённых преступлений. Отношение государства должно быть к этим проблемам сбалансированное.

И.ЗЕЙНАЛОВА: Владимир Владимирович, вот пока мы разговариваем, уже буря такая, что гор не видно, снег сыпет и сыпет. Получается, что у зимних Игр, как и у летних, в общем-то, ещё есть один организатор – погода. Метеопрогнозы последнее время напоминают гадание на кофейной гуще. К сожалению, природные модели не работают. Скажем так, будем ли мы модифицировать погоду во время сочинских Игр или будем надеяться на судьбу? Например, в Турине несколько дней соревнования отменялись именно из-за тумана, из-за снегопада. Будем ли мы что-то делать с погодой, чтобы Игры шли по графику?

В.ПУТИН: Нет, мы ничего делать не будем. К сожалению, мы зависимы от природы и будем зависеть всегда. Сейчас, вы знаете, проходят соревнования по большому теннису в Австралии. Некоторые участники соревнований в обморок падают от жары, там аномальная жара, выше 40 градусов. Здесь пошёл сейчас снег достаточно неожиданно, и если будут погодные условия, которые не соответствуют стандартам проведения соревнований, то представители Международного олимпийского комитета будут принимать соответствующее решение. Но я очень надеюсь на то, что условия будут благоприятными, а об этом говорят и многолетние наблюдения именно в этом регионе за погодой, климатические наблюдения. Вот начиная с первой половины февраля и заканчивая мартом здесь, как правило, очень благоприятная для занятий зимними видами спорта погода. Надеюсь, несмотря на все колебания, так будет и в этот раз.

И.ЗЕЙНАЛОВА: То есть те тысячи тонн снега, которые мы заготовили где-то на ледниках, не понадобятся?

В.ПУТИН: Ну, пока они не нужны, вот по сегодняшней ситуации мы с вами это видим, пока не нужны. Они у нас есть на всякий случай. Мы видели международные крупные соревнования зимние, скажем, лыжные гонки, которые проходили по узкой дорожке, по которой бежали спортсмены, лыжники, а кругом была зелёная трава. Но здесь, слава богу, такого нет, и надеюсь, такого не будет.

Ц.-И.ШУЙ: Господин Президент, я уже говорил о том, что до моего приезда очень много китайских пользователей задавали много вопросов. Я здесь распечатал только маленькую часть этих вопросов, они касаются и Игр, и Вас лично. Китай – это не очень сильная страна в плане зимних видов спорта. Каковы Ваши ожидания от результатов китайской команды на сочинской Олимпиаде? Кроме того, некоторые спрашивают, в каком спорте Вы хуже всего можете себя проявить? И вообще в этом мире есть ли что-то, чего Вы не умеете? Похоже, что Вы умеете всё.

В.ПУТИН: Знаете известное выражение: «Чем больше я знаю, тем больше понимаю, что я ничего не знаю». Думаю, что это относится ко всем людям и ко мне в том числе.

Что касается спорта, то я действительно люблю спорт: и зимние виды спорта, и летние. Но в отношении ожиданий результатов китайской сборной, они всегда очень высокие, вне зависимости даже от того, зима это или лето. Китай выработал очень эффективную систему подготовки и мотивации своих спортсменов, что очень важно, – и подготовка, и мотивация.

Я внимательно следил за тем, как в Китае готовится молодое поколение спортсменов, как они отбираются, как с ними работают, как психологически их настраивают. И здесь есть многое, чему можно поучиться. И вот когда люди так сильно мотивированы внутренне, то они добиваются максимальных результатов.

Да, конечно, в Китае традиционно развиваются летние виды спорта, зимние меньше. Но это зависит просто от настройки механизма. И я думаю, что если такая настройка произошла либо произойдёт в ближайшее время, то Китай будет очень серьёзным, сильным конкурентом тем странам, в которых традиционно развивались и развиваются зимние виды спорта. Мы ждём от китайских спортсменов ярких выступлений. Ждём, что они не только порадуют, но и удивят всех людей в мире, которые любят зимние виды спорта. У китайцев это получается.

Э.ХУЛА: Насколько важно для успеха Олимпийских игр и для Вашего удовлетворения Олимпийскими играми, чтобы российская команда выиграла медаль по хоккею? Насколько это важно для Вас?

В.ПУТИН: Это важно, должен сказать честно. Важно не для меня, не для удовлетворения каких-то амбиций, важно для миллионов наших болельщиков. У нас в стране традиционно очень любят хоккей, он хоть и считается канадским, но не в меньшей степени, думаю, является и российским видом спорта. Мы благодарны канадцам за то, что они когда-то эту игру придумали, благодарны тем, кто принес её в нашу страну. Этой игрой увлекаются миллионы, без всякого преувеличения, играют сотни тысяч, любят смотреть миллионы людей. Конечно, это всегда яркое, запоминающееся зрелище. Здесь, так же как и в другом виде спорта, я хотел бы это подчеркнуть, всё-таки, конечно, мы рассчитываем на успех и на победу, но самое главное всё-таки – проявление мастерства и характера. Если наши болельщики, любители хоккея увидят, что спортсмены проявили до конца характер и продемонстрировали высочайшее мастерство, талант, то вот это будет главным результатом. Тогда всем всё простят, даже если не будет желаемого результата. Если он будет, тогда мы, конечно, будем благодарны нашим атлетам за этот результат. Но, повторяю, предугадывать что-то, давать заранее какие-то оценки – это неблагодарное дело. Мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что в мире хоккей развивается, и нас это очень радует, он развивается и в Европе. Традиционно сильными остаются и финская, и шведская сборные, прогрессируют прямо на глазах Швейцария, Германия, я уже не говорю о Соединённых Штатах и Канаде самой. Мы, понимаете, просто будем рады тому, что вот эти выдающиеся мастера приедут в Россию и продемонстрируют свой талант здесь, на нашей российской земле. Мы очень благодарны всем нашим партнёрам и всем этим выдающимся мастерам. Будем рады их видеть, приветствовать и с удовольствием будем наслаждаться их игрой.

Ц.-И.ШУЙ: Господин Президент, разрешите мне начать новую тему – это Россия и Олимпиада в связке. Я слышал, Вы называли сочинскую Олимпиаду своим ребёнком, своим детищем, также говорят, что Россия получила эту Олимпиаду во многом из-за вклада Президента Путина. Вы также говорили: дайте мне 20 лет, и я вам дам сильную, мощную Россию. Есть ли связь сочинской Олимпиады с Вашей мечтой о сильном Российском государстве? Какие-то СМИ даже говорят, что это связано с Вашей политической карьерой в будущем. Что Вы об этом скажете?

В.ПУТИН: Насколько связана Олимпиада и вообще развитие спорта в стране с успехами в развитии государства в целом? Конечно, связаны. Ведь возможность добиться достижений в спорте – это в значительной степени проявление результатов экономической и социальной политики. Россия пыталась получить Олимпиаду в 1994 году, по-моему, и в начале 2000-х. Но, исходя из экономического состояния, было ясно на самом деле, мне кажется, и для российских организаторов, и для Международного олимпийского комитета, что тогда России было очень сложно провести Олимпиаду по чисто экономическим соображениям.

У нас ВВП страны сейчас вырос практически в два раза, доходы населения выросли в два раза, у нас золотовалютные резервы не такие, как в Китае, но всё-таки третьи по объёму в мире – свыше 500 миллиардов долларов. У нас два резервных фонда Правительства. Мы практически за последние годы верстали наш бюджет с профицитом. В предыдущем году у нас был только минус 0,5 дефицит, ничтожный, практически его нет. Мы расплатились со всеми нашими внешними долгами. У нас 196 миллиардов профицит торгового баланса примерно, я могу ошибиться в какой-то мелочи. То есть экономическое развитие, рост потенциала экономики даёт нам возможность осуществлять такие проекты. Мы по объёму, не на душу населения, а по объёму экономики, по паритету покупательной способности стали пятой экономикой мира. И это результат. У нас есть свои проблемы, и их немало, так же, как и во всех других экономиках мира, но результаты тоже есть. Всё это даёт нам возможность решать социальные задачи, в том числе по демографии, о которой мы здесь уже говорили. И я хочу напомнить, что у нас впервые за 20 лет родилось больше людей, чем умерло. Это даёт нам возможность повышать заработные платы в социальной сфере – в сфере образования, здравоохранения. И всё это вместе – база для развития спорта, хотя и спорт влияет на ту же демографию.

И мы и спорт-то развиваем в том числе и, может быть, даже прежде всего для того, чтобы создать хорошие условия для решения демографических проблем и улучшения здоровья нации. Проведение таких крупных соревнований, как первенство мира, Европы, Олимпийских игр, побуждает людей, особенно молодых людей, к занятиям спортом в самом широком смысле этого слова, развивает массовый спорт, а это, безусловно, отражается на здоровье людей, на здоровье нации, прививает вкус, интерес и моду создаёт на занятие спортом. Я считаю, что это чрезвычайно важно, и это не мои личные амбиции, это прямой интерес, концентрированный интерес государства и нашего народа. Но, разумеется, когда это вижу и когда мы делаем это, то, конечно, для меня это приятно, но это, повторяю, не для удовлетворения каких-то амбиций.

Есть ещё и какой-то моральный аспект, я вам скажу тоже об этом прямо, здесь не нужно кривляться или стесняться чего-то. После развала СССР, после достаточно тяжёлых и, прямо скажем, кровавых событий на Кавказе всё-таки общее состояние общества было удручающим и пессимистическим. Нам нужно встряхнуться, нужно понять и почувствовать, что мы можем осуществлять крупные, масштабные проекты, делать это в срок и качественно, и не только в области совершенствования наших оборонных инструментов, но и в гуманитарной сфере, в том числе и такой, как спорт высоких достижений. Всё это вместе, мне кажется, безусловно, движение в правильном направлении, укрепляет и духовное состояние нации, укрепляет социальную сферу, здоровье, создаёт условия для развития на будущее.

Ц.-И.ШУЙ: Как Вы думаете, сочинская Олимпиада какой образ России может показать миру, какую историю России она может рассказать?

В.ПУТИН: Мне бы очень хотелось, чтобы в ходе Олимпиады и участники, и гости, журналисты и те, кто будут смотреть за Олимпиадой по телевизору, будут знакомиться через средства массовой информации, чтобы люди увидели новую Россию, увидели её лицо, её возможности, посмотрели на неё непредвзятым, свежим взглядом. И я уверен, что это произойдёт, должно произвести положительный, хороший результат и будет способствовать выстраиванию отношений России со своими партнёрами по всему миру.

Э.МАРР: Вы очень уверенно звучите, и Вас назвали третьим человеком в мире по влиянию, Вы даже обошли Папу Римского. А как Вы думаете, есть ли возможность у Вас вновь пойти на выборы, и зреет ли у Вас в голове эта мысль? Или, может быть, наскучило?

В.ПУТИН: Я считаю, нужно просто не обращать внимания на эти рейтинги. И уж тем более ни одно светское лицо не может обойти Папу Римского. Это абсолютно неравноценное сравнение. Папа Римский возглавляет самое большое государство в мире. Оно неформальный характер носит, это государство. Но это, скажем современным языком, чтобы не ошибиться, это такое сетевое государство. Понимаете? Но не виртуальное, а реальное, потому что последователей католицизма в мире очень много, это уже миллиард человек. И потом, это духовное влияние, а оно важнее, чем политическое.

У нас есть свои религиозные лидеры в православии. Прежде всего для нас это Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Я отношусь к нему с огромным уважением. Он очень много делает для духовного укрепления нашего народа, и не только православных, но сотрудничает с другими представителями традиционных российских религий для укрепления межконфессионального и межэтнического мира. Вообще Русская православная церковь в этом отношении проводит огромную позитивную работу.Что же касается рейтингов, повторяю, я не считаю, что это важно. Это же всё сегодня так, завтра по-другому. Нельзя на это никогда ориентироваться. Нужно всегда в любом виде деятельности чувствовать себя профессионалом и повышать свой профессиональный уровень и качество своей работы.А что касается амбиций, то об этом рано ещё говорить. Понимаете, сейчас 2014 год, выборы в 2018-м. Работать надо, там видно будет, посмотрим. Самое плохое и самое опасное, что может быть для человека, который занимается политикой, вцепиться в свое кресло руками и зубами и думать только об этом. В этом случае провал неизбежен, потому что всегда будешь бояться совершить какой-то неверный шаг. Не об этом надо думать, нужно думать о результатах своей работы. Там будет видно.

С.БРИЛЁВ: Владимир Владимирович, позвольте мне заглянуть и в прошлое, и в будущее. Мне очень повезло, я был в Гватемале, когда Россия победила в заявке. В общем-то, тогда, пожалуй, впервые вот так явственно явили себя на общественной площадке наши паралимпийцы.

В.ПУТИН: Да.

С.БРИЛЁВ: Будущее после Олимпиады – это ещё и Паралимпийские игры.

В.ПУТИН: Точно.

С.БРИЛЁВ: Я не знаю, было это у Вас в плане или нет, но в принципе сейчас Сочи, причём не только олимпийский – образцовый и показательный, но и остальной Сочи, где бывает меньше иностранцев, где бывает больше россиян, и другие города, начинают разворачиваться в сторону наших не только паралимпийцев, но и инвалидов. Это внешне заметно. Много вещей обидных для наших инвалидов происходит, но прогресс начался. Имели ли Вы это в виду, когда в том числе паралимпийцев тогда в хорошем смысле мобилизовали?

В.ПУТИН: Имел в виду. Больше того, я Вам скажу, у нас есть программа, федеральная программа по так называемой безбарьерной среде. К сожалению, должен сказать, что мы здесь по созданию этой безбарьерной среды очень отстали от многих стран мира. Говорю об этом с сожалением, ну традиционно так сложилось с советских времён. И мне очень приятно, что мы отходим от этой явно негативной традиции. Мы приняли эту программу о безбарьерной среде. В разных регионах она развивается по-разному, это требует, конечно, дополнительных денег. Но мне бы очень хотелось, и изначально я так и задумал это, чтобы Сочи стал примером решения проблем безбарьерной среды. И здесь это осуществлено, что называется, с нуля по самому высокому современному уровню. И я очень хотел, повторяю, изначально, чтобы вот эта программа безбарьерной среды в Сочи была хорошим примером для других регионов Российской Федерации.

А что касается паралимпийцев, то они у нас все выдающиеся атлеты. Я не могу не сказать об этом с благодарностью, потому что они и, что называется, в медальном зачёте выше, чем олимпийская сборная, это первое, и это очень важно. И второе, что, собственно говоря, тоже лежит на поверхности, они подают пример и людям без всяких ограничений, и особенно людям с ограничениями по здоровью, пример того, как можно и нужно собраться духом для того, чтобы идти вперёд и не чувствовать себя ограниченным в жизни.

К сожалению, государство ещё далеко не в полном объёме отвечает всем требованиям, которые сегодняшний мир предъявляет к решению проблем людей с ограниченными возможностями. Но когда паралимпийцы наши добиваются выдающихся результатов, они и государство подталкивают для решения этих вопросов. Я им очень благодарен за это и, безусловно, рассчитываю на их блестящее выступление на этих Паралимпийских играх. Кстати говоря, многие средства массовой информации уделяют этому внимание, кто-то побольше, кто-то поменьше, но в целом недостаточно. Вот есть такая небольшая, по моему, телекомпания РБК. Те постоянно ведут рубрику о паралимпийцах, но на федеральных каналах что-то я не вижу.

С.БРИЛЁВ: Я Вас услышал, Владимир Владимирович.

Дж.СТЕФАНОПУЛОС: Вы с 2007 года столько вложили в Олимпиаду. А как Вы определяете успех в Сочи? Это будет как-то влиять на Вашу репутацию и будет ли для Вас вопросом чести?

В.ПУТИН: Понимаете, я хочу, чтобы это было успехом страны. Первое для нас, я уже сказал, мы – хозяева Олимпиады, и первая задача для нас на государственном уровне, не на спортивном, а на государственном – создать благоприятные условия для спортсменов, для гостей и журналистов, для туристов. Чтобы люди приехали на праздник, на спортивный международный праздник, на главный зимний старт международный этого сезона и почувствовали себя в обстановке этого праздника, чтобы миллионы любителей спорта в мире почувствовали этот праздник даже за тысячи и сотни километров от Сочи. В этом наша главная задача. И, конечно, чтобы граждане нашей страны увидели, что Россия такие мероприятия проводит, и тоже почувствовали себя частью этого праздника, первое.

Второе, чтобы это повлияло на развитие массового спорта в стране – чрезвычайно важная вещь, одна из ключевых. Конечно, мы ждём результатов от наших спортсменов. И если вот эти все составляющие, а я называл не исчерпывающий список, а только то, что на поверхности лежит, самое главное, но если все они вместе состыкуются, это будет считаться успехом. Отчасти это и мой успех тоже, успех Правительства Российской Федерации, успех региональных властей, успех всех, кто готовился и проводил эту работу, строителей, причём начиная от конструкторов и инженеров до рядовых строителей. Конечно, это будет их успех, и, конечно, я за них порадуюсь, если всё это состоится должным образом. Уверен, что и для них это будет приятно. Поэтому это будет не мой лично, это будет успех страны, и надеюсь, что он состоится.

И.ЗЕЙНАЛОВА: Когда Вы выиграли президентские выборы, Вы вышли на площадь, и мы все видели, насколько Вы переполнены чувствами. Но Олимпиада – это задача значительно более сложная, значительно более растянутая по времени, подготовка Олимпиады, чем предвыборная гонка. Вы когда-нибудь думали о том, каким будет 18 марта, вот этот итог выполнения этой суперсложной задачи?

В.ПУТИН: Нет. Я просто думал о том, как должен быть составлен график подготовки к этому мероприятию, а потом думал о том, как решить один этап, второй, третий, насколько решён предыдущий, как нам добиваться следующего. То есть такое, я бы сказал, общее, но в том числе поэтапное решение проблем. А как это будет смотреться со стороны, я как-то не очень задумывался.

И.ЗЕЙНАЛОВА: 18 марта уезжают все, Вы проводили гостей и – Ваш Новый год запоздалый, как у всех, кто долго занимается Сочи. Вы что-нибудь уже придумали на Новый год?

В.ПУТИН: Нет, я думаю о том, что будут другие задачи, которые нужно будет решать.

Дж.СТЕФАНОПУЛОС: Вы говорили о том, что надо продвигать фитнес, спорт. Мы видели, что Вы дзюдо занимаетесь и в хоккей играете. А вот как Вы поддерживаете себя в форме и важно ли для Вас это?

В.ПУТИН: Как контролировать вес? Не переедать. А как быть в форме? Заниматься спортом. Здесь нет никаких волшебных таблеток. Я занимаюсь каждый день понемножку. Вчера до половины второго ночи здесь катался на лыжах, сегодня с утра занимался в джиме, плаваю каждый день практически по тысяче метров. Ничего особенного, но системно. Знаете, в народе говорят: курочка по зернышку клюёт, тук-тук.

Ц.-И.ШУЙ: У меня есть вопрос, тоже личный вопрос, но это всё просьба китайских пользователей интернета. Вы думали о том, что Вы будете делать после того, как уйдёте на пенсию? Китайские пользователи считают, что Вы очень красивый, мужественный. Может быть, Вы будете играть в кино сильных парней?

В.ПУТИН: Это вряд ли. Может быть, в хоккей буду играть. Вы знаете, мы создали недавно нашу, российскую НХЛ. Но она называется не Национальная хоккейная лига, а Ночная хоккейная лига, где могут играть непрофессионалы начиная с 40 и более лет. Я так порадовался, когда увидел, что эта инициатива получила развитие по всей территории Российской Федерации. В каждом регионе теперь у нас создаются команды, проводят между собой соревнования, а потом мы финал организуем либо в Москве, либо в прошлом году организовали в Сочи. Сто с лишним команд приехало со всех регионов Российской Федерации. Я два с половиной года назад вообще не мог стоять на коньках. Сегодня уже, может быть, Вы видели, пытаюсь что-то изображать там. Вот это то, что мне нравится. Если и когда я выйду на пенсию, я постараюсь заниматься тем, чем мне нравится.

Ц.-И.ШУЙ: Спасибо.

После завершения совместного интервью Владимир Путин отдельно ответил на вопросы представителей СМИ.Ответы на вопросы корреспондента ВВС

ВОПРОС: Вы много говорили о правах гомосексуалистов, но я по-прежнему не совсем понимаю Ваше личное отношение к этому. Если бы здесь сейчас был наш великий актёр сэр Иен Маккеллен, тут рядом с Вами, и он бы спросил: «У Вас лично есть проблема с гомосексуалистами? Вы согласны работать рядом с ними? Считаете ли Вы, что в России существует дискриминация гомосексуалистов?» – что бы Вы ему сказали?

В.ПУТИН: Вы знаете, если Вы спрашиваете про моё личное отношение [к этому], то мне всё равно, на самом деле, какой сексуальной ориентации придерживается человек. Я знаю и поддерживаю отношения с некоторыми из них, абсолютно нормальные, я бы даже сказал, товарищеские.

Мне абсолютно всё равно, каких религиозных убеждений придерживается человек. Я с уважением отношусь к представителям любой религии.

ВОПРОС: Если бы Элтон Джон или [Иэн] Маккеллен приехали, Вы готовы были бы с ними разговаривать, общаться?

В.ПУТИН: Конечно, ведь я же с нашими встречаюсь, разговариваю. И, повторю, некоторых даже награждаю государственными наградами за их результаты в работе, а не за сексуальную ориентацию.

ВОПРОС: Хорошо, я скажу им об этом.

Этот регион мне чем-то иногда напоминает Шотландию. Нам в Соединённом Королевстве предстоит в этом году референдум, в котором шотландцы должны решить, выходить ли им из состава Королевства. Сейчас во всём мире сильно движение по выходу исторически старых стран из состава других стран, этакое сепаратистское настроение. Интересно, что бы Вы могли сказать Дэвиду Кэмерону в этот важный для Великобритании год?В.ПУТИН: Это не наше дело, это внутренняя проблема Великобритании. Я думаю, что любой народ имеет право на самоопределение, а в Европе сегодняшнего дня такое размывание государственного суверенитета в рамках единой Европы носит упрощённый характер. Но всё-таки пребывание в рамках единого, сильного государства имеет определённые преимущества, и про это в принципе не следует забывать.

Про это не стоит забывать, но, повторяю ещё раз, это выбор каждого народа в определённой, конкретной исторической ситуации.

ВОПРОС: А может, вы их пригласите в Таможенный союз вступить, шотландцев?

В.ПУТИН: Да, я не исключаю такую возможность.

Ответы на вопросы корреспондента АВС News

ВОПРОС: В ходе интервью Вы говорили добрые слова в адрес американских спортсменов, однако последняя пара лет была непростой в российско-американских отношениях. Что Вы можете сказать американцам, которые относятся к России и к Вам не только как к конкуренту, но и как к враждебно настроенному противнику?

В.ПУТИН: Вы знаете, между крупными странами всегда есть какие-то точки соприкосновения и несоприкосновения, есть различные подходы к решению тех или иных проблем. Это вполне естественно между суверенными государствами, я ещё раз подчеркну, между суверенными. И обращаю ваше внимание, что на крутых поворотах мировой истории Россия и США были вместе, имея в виду и Первую, и Вторую мировую войну. То есть мы могли спорить и продолжаем спорить по каким-то вопросам, но когда ситуация становилась экстраординарной, мы всегда объединяли свои усилия.

Сегодня у нас есть и противоречия, но есть и площадки, где мы работаем вместе, и работаем достаточно эффективно. Я имею в виду и борьбу с распространением оружия массового уничтожения, борьбу с терроризмом, нашу совместную работу на сирийском направлении, на иранском.

Что касается спортсменов, то я бы им посоветовал не думать о тех политических разногласиях, которые возникают между нашими странами в текущей работе. Политика не должна влиять на спорт, а спорт может и должен влиять на политику, потому что спорт сближает людей и создаёт условия для решения даже сложных вопросов. В Америке очень много талантливых атлетов. И уверяю вас, в России многих из них знают, любят и следят за их успехами. И те американские атлеты, которые приедут в Сочи, безусловно, встретят здесь самый радушный приём: у них здесь есть свой болельщик.

ВОПРОС: Самый знаменитый американец в России сейчас – это Эдвард Сноуден. Его пригласили в Сочи на Олимпиаду?

В.ПУТИН: Самый известный американец в России – это Барак Обама. Все имеют приглашения, но что касается господина Сноудена, то он пользуется режимом временного убежища в России, имеет право свободного передвижения по стране и не нуждается в особом приглашении, может купить билет и приехать.

ВОПРОС: И оставаться здесь столько, сколько захочет?

В.ПУТИН: Да, разумеется.

Ответы на вопросы корреспондента «России-1»

ВОПРОС: Владимир Владимирович, меня перед началом интервью очень ругали операторы, говорят: «Что же ты так встал, что сейчас олимпийских колец видно не будет, снег пошёл». Это Вы приказали, чтобы он пошёл?

В.ПУТИН: Нет, я не могу таких вещей приказывать. (Смех.)

РЕПЛИКА: Сколько разговоров было, что его не будет, а его вон сколько.

В.ПУТИН: Слава богу, достаточно.

ВОПРОС: Вы очень вежливо обходите тему, сколько всё-таки медалей заработает российская сборная. Не хотите никого обидеть или боитесь превзойти собственные ожидания?

В.ПУТИН: Сглазить боюсь. Да и ни к чему это.

Спорт – это всегда элемент неожиданности. Всегда есть какой-то элемент везения или невезения. Поэтому говорить заранее очень сложно, если вообще возможно. Но я вот об этом говорил и хочу повторить – самое главное, если говорить о результатах, чтобы наши спортсмены выглядели убедительно, боролись до конца и проявили мастерство, порадовали своих болельщиков.

ВОПРОС: А я со своей стороны добавлю, чтобы в качестве примера для подражания [они] видели паралимпийцев, которые действительно по [медальному] зачёту выше, и наших юниоров, которые очень неплохо выступают. И, может быть, нашим «взрослым» и продлить эту тенденцию?

В.ПУТИН: Сказать «неплохо» – это даже ничего не сказать. По результатам прошлогоднего сезона, если скомпоновать такую виртуальную сборную, молодёжную сборную России, то она превзошла всех своих сверстников по всем показателям. Ближайшие преследователи – норвежская юниорская сборная – по всем зимним видам спорта отстают от нас в два раза.

РЕПЛИКА: То есть Сочи – репетиция будущих олимпиад, где мы ещё …В.ПУТИН: Это не только репетиция, это толчок к развитию массового спорта, в том числе и детского, юношеского, молодёжного спорта. Что касается массового спорта вообще, то с момента начала подготовки к зимней Олимпиаде в Сочи у нас количество занимающихся спортом в стране увеличилось в два раза.

ВОПРОС: Это уже состоялось?

В.ПУТИН: Состоялось. А среди женщин – в три раза.

ВОПРОС: Позвольтенемногодиссидентства в разговоре с Президентом. Вы на горных лыжах катаетесь, я пытаюсь каждое утро (обычно – получается) начинать с беговых, я научился играть в кёрлинг. А для Вас есть какие-то таинства олимпийские, которые Вы хотите постичь за время Игр?

В.ПУТИН: Нет. Для того чтобы постичь какие-то таинства, нужно так же, как мы с Вами, заниматься, а не просто смотреть со стороны, хотя и смотреть со стороны тоже очень интересно. Я уже называл эти предпочтения, мне будет очень любопытно последить за тем, как идут соревнования по биатлону как раз здесь, на этих трассах. Очень любопытно посмотреть будет на новые дисциплины, например, в санях там есть три эстафеты, или, например, в фигурном катании командные выступления есть.

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, не пугайте. Это же означает, что через пару лет Вы сами на санях или в фигурном катании… (Смех.)

В.ПУТИН: Нет, это уже вряд ли. Это просто означает, что для меня, как и для многих любителей спорта, интересно посмотреть: а как это будет выглядеть?

Так что с удовольствием посмотрю на эту новизну в олимпийской программе.

ВОПРОС: Последнее (я всё-таки по политике).

Мы обратили внимание, что в этот понедельник Вы впервые после долгой паузы собрали у себя совещание с членами Правительства. Это что-то предолимпийское или это такое переформатирование работы?

В.ПУТИН: Нет, ничего здесь, конечно, предолимпийского нет. Это связано с исполнением наших планов, которые были сформулированы в ходе предвыборной кампании. Мы договорились с председателем Правительства о том, что мы будем концентрировать усилия на некоторых направлениях, которые я считаю принципиальными и наиболее важными. С тем чтобы объединить усилия, а это можно сделать подчас только на уровне или с уровня Президента, объединить усилия и Правительства, и Администрации Президента, и региональных властей на решение ключевых задач развития и в экономике, и в социальной сфере.

Чтобы точно и своевременно давать сигналы экономике, в том числе и совместно с Центральным банком. Вместе решать наиболее приоритетные социальные, социально-экономические задачи. Такие, например, как жилищное строительство, образование, медицина. Вот эти некоторые вещи можно эффективно сделать, эффективно организовать работу действительно только с президентского уровня.

ВОПРОС: Означает ли этоВаше в известной степени недовольство Правительством, желание переложить центр принятия решений на эту экономическую комиссию при Президенте?

В.ПУТИН: Нет, это не так, но нам действительно нужно придавать определённые импульсы, как я сказал, по важнейшим, ключевым направлениям.

Уровень Правительства – это очень высокий уровень, это главный исполнительный орган страны. Но для того, чтобы эффективно работать, объединить усилия, как я уже сказал, и региональных властей, и Центробанка, и Правительства, и Администрации, требуются согласованные действия всех этих уровней власти. Это можно эффективно сделать, пожалуй, только с президентского уровня.

Ответы на вопросы корреспондента CCTV

ВОПРОС: До сочинской Олимпиады осталось всего 20 дней. Готова ли Россия, господин Президент?

Именно Вы наиболее подходящий человек, который может ответить на этот вопрос. Только что Вы говорили в ходе совместного интервью нескольким СМИ о том, насколько хороши отношения между Россией и Китаем, о том, насколько крепка дружба между ними. Как Вы считаете, как можно сейчас охарактеризовать состояние российско-китайских отношений со стратегической точки зрения?

В.ПУТИН: Они носят абсолютно стратегический, дружеский характер. Мы сотрудничаем во всех направлениях, во всех сферах: в политике, в экономике, в гуманитарной области, в сфере безопасности, что очень важно (имеется в виду и военно-техническое сотрудничество, и чисто военное). Но гуманитарное измерение имеет всё более и более важное значение. Мы, например, договорились с Председателем Си Цзиньпином о проведении годов молодёжных обменов. Думаю, что в этой связи сотрудничество, в том числе в области спорта, имеет очень важное значение.

Очень надеюсь на то, что и приграничное сотрудничество давать будет нам дополнительные импульсы для развития отношений на общегосударственном уровне. Мы удовлетворены тем, как развиваются российско-китайские отношения.

ВОПРОС: Китай и Россия – это страны-победители во Второй мировой войне. Сейчас в мире есть некоторые страны и отдельные силы, которые пытаются отрицать итоги Второй мировой войны, не признать итоги Второй мировой войны и тот миропорядок, который на них основан. Что Вы можете сказать по этому поводу?

В.ПУТИН: Хочу сказать, что итоги Второй мировой войны являются незыблемыми, они закреплены в международно-правовых документах. Мы будем последовательно проводить курс на исполнение этих договорённостей. Но при этом мы, конечно, будем стремиться к тому, чтобы у нас развивались добрососедские отношения со всеми странами мира, будем вместе работать над укреплением международной безопасности. Надеюсь, что подавляющее большинство участников международного общения это понимают и готовы к такой совместной работе.

ВОПРОС: Как Вам биатлонная трасса?

В.ПУТИН: Мне очень нравится. Это один из лучших биатлонных комплексов в мире на сегодняшний день.

Но китайцы посмотрят и сделают, наверное, лучше. (Смех.)

Ответы на вопросы корреспондента «Первого канала»

ВОПРОС: Владимир Владимирович, Вы так говорите об Олимпиаде, с настоящей олимпийской страстью. Вам когда-нибудь в голову приходила такая сладкая или страшная мысль, что ни мы, ни Сочи не выиграли?

В.ПУТИН: Что мы не выиграем или не проведём?

РЕПЛИКА: То, что у нас нет этих Олимпийских игр.

В.ПУТИН: Да, конечно. Ведь я уже сказал, что мы с 2006–2007 года планировали развивать Большой Сочи и вообще весь юг страны. В целом мы просто использовали олимпийский проект для реализации этих, без всякого преувеличения, общегосударственных задач.

Поэтому то, что нам Олимпиада досталась, то, что нам МОК доверил проведение Олимпиады, – это только создало дополнительные возможности для концентрации финансовых и административных ресурсов для развития региона, и это на самом деле была главная задача – развитие региона инфраструктурное, природоохранное, транспортное, спортивное. И мы это сделали, вот это самое главное.

ВОПРОС: Ведь до сих пор же муссируется – субтропики и Олимпиада, какая зимняя Олимпиада в субтропиках? Ведь столько лет прошло, мы вроде бы всё уже объяснили, и всё равно постоянные напоминания об этом.

В.ПУТИН: Значит, мы ещё не всё объяснили. Правда заключается в том, что все зимние олимпиады, кроме Лиллехаммера, по-моему, в 1994 году, проводились либо на этой широте, где находится Сочи, либо даже южнее. Традиция проведения зимних олимпиад заключается не в том, чтобы проводить их в Арктике или в Антарктике, где минус 50, у нас такие места тоже есть, пожалуйста, сейчас у нас в Якутии минус 47–50. Но там невозможно ни кататься на лыжах, ни бегать, ни проводить соревнования по некоторым другим видам спорта зимним. Везде выбираются места с мягким зимним климатом. Сочи – одно из таких мест.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, Сочи – это всероссийский проект, всероссийская стройка, главная репутационная стройка страны. Мы объявили, что мы хотим сделать эти Игры лучшими, и мы делаем всё для этого. Брошены абсолютно все силы. Но тем не менее постоянно кто-то где-то пытается искать брёвна, соринки.

В Ванкувер приехали 12 глав государств, к нам (уже подтвердили) приезжают более 40. Но тем не менее каждое заявление обсуждается, обсуждается, почему.

Вас лично не задевает такое отношение к тому, что, как бы, это главный проект страны за эти годы?

В.ПУТИН: Первое – мы не бросили на это все силы. У нас ещё сил достаточно и для других проектов, и для реализации других задач. Но силы действительно немалые и финансовые, и административные, как я уже говорил.

Второе. Олимпиада – это не соревнования политиков. Это соревнования спортсменов. Мы как раз для этого всё и делаем.

Ещё раз хочу подчеркнуть: мы стараемся организовать праздник для всех любителей спорта в мире, а не только для себя. Хотя, конечно, ваш покорный слуга прежде всего думает о том, чтобы сделать такой праздник для граждан Российской Федерации. Но в целом мы думаем о всех любителях спорта в мире и для них хотим это сделать.

Политические амбиции, связанные с тем, сколько и куда приехало, они абсолютно неуместны. Я, например, ездил на открытие Олимпиады в Лондоне. Но для меня было интересно посмотреть соревнования по дзюдо. Я приехал именно на соревнования по дзюдо и благодарен Премьер-министру Кэмерону, который сам предложил сопровождать меня на эти соревнования. Мы посмотрели блестящие выступления и английских, и российских атлетов. У некоторых глав государств и правительств вообще нет традиции ездить на открытие. Кто-то делает это в соответствии со своим рабочим графиком либо не делает это. На мой взгляд, это, конечно, хороший повод и причина пообщаться, что-то пообсуждать, но мне бы очень не хотелось смешивать спорт и политику.

ВОПРОС: В Лондоне Вы сидели на трибуне во время соревнований по дзюдо, и тогда это принесло России «золото» – говорили спортсмены. Да, тогда Россия завоевала «золото». Сейчас Вы говорите, что будете наблюдать за играми, появляться на трибунах в зависимости от графика своей занятости. А вдруг выпадет кёрлинг? Вы вообще разобрались, что эти люди делают на льду? Ведь для нас с Вами это шанс стать олимпийскими чемпионами, если разберёмся.

В.ПУТИН: Сейчас в олимпийской программе появляется всё больше и больше новых видов спорта, и это хорошо, потому что это расширяет кругозор любителей спорта, способствует новым впечатлениям. Меня привлекают такие новые виды спорта, как могул или прыжки на лыжах, – это впечатляет, и такой новый вид спорта, для нас, во всяком случае, как кёрлинг, – он тоже интересен. Я однажды, только один раз попробовал себя в этом виде спорта, почти сразу кое-что получилось, меня это очень порадовало.

Мне кажется, что это так же, как любой вид спорта, очень интересный спорт, и, кроме всего прочего, мы можем констатировать, что у нас есть прогресс, и очень хороший прогресс в этом новом виде спорта, что меня лично очень радует, и я желаю успеха нашим спортсменам в этом виде. Но если удастся прийти посмотреть, то с удовольствием это сделаю, так же как и соревнования по другому виду спорта.

Вообще в олимпийской программе нет неинтересных видов спорта, любой вид спорта на Олимпиаде связан с особым накалом страстей и с демонстрацией высочайшей техники и таланта тех, кто это делает, то есть атлетов, спортсменов. Уверен, что на любом старте каждый человек, который приедет сюда, получит удовольствие.

ВОПРОС: 18 марта начинаются Ваши отложенные новогодние каникулы. Вы уже их спланировали?

В.ПУТИН: Нет, не планировал, это будет обычный трудовой рабочий график.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 19 января 2014 > № 990855 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 17 января 2014 > № 990854 Владимир Путин

Встреча с волонтёрами Олимпиады-2014.

Владимир Путин встретился с волонтёрами, участвующими в подготовке и проведении XXII Олимпийских и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года.

В дни проведения Игр на различных объектах в Сочи будут работать около 25 тысяч волонтёров, представляющих все регионы России и 60 зарубежных стран.

В.ПУТИН: Здравствуйте, ребята!Я надеюсь, что наша встреча будет короткой и содержательной. Короткой – потому что, на самом деле, есть только один повод для встречи, и весь он сводится к тому, что я хочу пожелать вам успехов при работе на Олимпиаде.

Знаю, что вы люди уже подготовленные. Во-первых, отбор был очень серьёзным: из 200 тысяч выбрали 25 тысяч, получается 8–9 человек на место, отбор был серьёзным. После этого вы прошли подготовку, у нас 26 центров создано в различных вузах Российской Федерации. Многие уже поработали и в Лондоне на Олимпиаде, и в Казани на студенческих играх, и в Москве на чемпионате мира по лёгкой атлетике – в общем, опыт накопился.

Но, конечно, главный старт мировой, главный старт сезона – это Олимпийские игры у нас в России, в Сочи. И мы очень на вас надеемся, рассчитываем.Я сказал: 25 тысяч. Это много, это большой отряд. 25 тысяч – это более трети всего персонала Игр. И, конечно, я сейчас скажу, наверное, вещи банальные, о которых вы много раз слышали и о которых вам уже говорили ваши наставники, преподаватели, а именно – что волонтёры создают атмосферу Игр в значительной степени. От того, насколько вы сможете создать эту атмосферу, будет зависеть настроение и гостей Олимпиады, и участников соревнований. И, безусловно, это важная составляющая всей нашей олимпийской программы. Я желаю вам успеха.

Хочу вам пожелать успеха. Надеюсь, что у вас хватит выдержки, профессионализма. Выдержка нужна, потому что соревнования – это праздник, конечно, но в то же время соревнования всегда связаны с эмоциями, всегда связаны с какими-то внутренними проблемами и участников, и гостей, и журналистов. Так или иначе, это отражается на персонале, в том числе на вас, на волонтёрах. И вам нужно, понимая это, обладать известным чувством юмора, балансировать это на себе, в своей душе, и не показывать внешне никаких эмоций, кроме положительных. Это не всегда просто, а если честно сказать, это всегда сложно. И я желаю вам этого терпения и профессионализма, душевной стойкости. И ещё раз хочу подчеркнуть, что, конечно, мы на вас очень рассчитываем, потому что от вас очень многое будет зависеть.

Знаю, что у нас отбор прошёл практически по всем регионам Российской Федерации, и почти 60 стран мира ещё прислали своих волонтёров. Это большой международный отряд хорошо подготовленных и любящих это дело людей. Я в третий раз желаю вам успехов.

Если у вас есть какие-то вопросы, пожалуйста, давайте побеседуем.ВОПРОС: Я хотела несколько слов сказать, если возможно. Марина Починок, вице-президент Оргкомитета по персоналу.

Вы, наверное, хорошо помните, когда в 2010 году вручали сертификаты 26 учебным заведениям, которые стали победителями всероссийского конкурса на право стать волонтёрским центром. Тогда, согласно статистике, в стране было вовлечено в волонтёрское движение только 3 процента населения, и задача привлечения 25 тысяч волонтёров на Игры была действительно серьёзным вызовом. И мы успешно справились не только с задачей отбора и подготовки волонтёров, но за это время мы создали мощный и реально работающий институт волонтёрства.

Эти волонтёрские центры – это действительно ресурсные центры регионов, они реализуют тысячи проектов на региональном и муниципальном уровне для своих местных сообществ, а согласно World Giving Index Россия заняла восьмое место в мире по количеству волонтёров в 2012 году. И конечно, волонтёрская программа Игр стала очень большим катализатором этого движения. И здорово, что здесь первая тысяча отобранных волонтёров уже работает.

Хочу сказать, что впервые в истории олимпийского движения мы предоставляем волонтёрам жильё бесплатное, трёхразовое питание, расширенный комплект униформы, учитывая и горные условия, и погодные условия в прибрежном кластере. И, как Вы видите, организаторы и волонтёры носят одинаковую форму, то есть мы одна команда – «Команда-2014», как мы себя называем, и к Играм мы готовы.

Действительно, я могу много говорить о том, какие у нас замечательные волонтёры, лучше они сами о себе немного расскажут.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день, Владимир Владимирович. Ирина Григоренко, город Волгоград, волонтёрский центр «Прорыв».

У меня к Вам вопрос: какие Ваши любимые зимние виды спорта? И какие соревнования Вы посетите в качестве болельщика?

В.ПУТИН: В качестве болельщика я смогу посещать соревнования в свободное от работы время, и, в зависимости от этого, буду смотреть на календарь.

Конечно, я хотел бы посмотреть хоккей. У нас все любят в стране фигурное катание, я тоже. Мне нравятся гонки лыжные, биатлон особенно нравится, горные лыжи. Это то, что я знаю, и то, что я люблю. А на какие из этих соревнований удастся попасть – я пока даже не знаю.

ВОПРОС: Добрый день, Владимир Владимирович.Хочется, наверное, от всех волонтёров, во-первых, сказать Вам большое спасибо за эти Игры, потому что в Ваш второй президентский срок мы получили право проводить эти Игры, а на третьем Вы присутствуете как Президент. И мы проводим наконец-то эти Игры, которые, я надеюсь, станут действительно лучшими в истории.

У меня к Вам вопрос и одна просьба, если это можно. Одним из наследий Игр «Сочи-2014» является безбарьерная среда, которая уже внедряется непосредственно в городе Сочи, в Краснодарском крае. Существует ли какая-то программа внедрения [безбарьерной среды] в другие регионы и есть ли она до какого-то периода, потому что, к сожалению, не так активно это идёт в других городах?

В.ПУТИН: У нас есть общая национальная программа – безбарьерная среда. Мы присоединились к соответствующим международным документам в этой сфере. Но, как мы понимаем, это требует дополнительных финансовых ресурсов. И эти средства и на региональном, и на федеральном уровне будут выделяться. В отдельных регионах это продвигается быстрее, где-то, к сожалению, медленнее, чем хотелось бы.

Но что особенно приятно, и Вы сейчас сами об этом сказали, – это то, что в рамках проекта сочинской Олимпиады, сочинской программы развития мы, начав этот проект с нуля, уделили должное, если не сказать первостепенное, внимание как раз решению этого вопроса безбарьерной среды. И сам проект сочинской Олимпиады подал очень хороший пример того, как и что нужно в этом плане делать. Ведь когда я сказал сейчас «как и что нужно делать» – это тоже не праздный вопрос. Потому что – что такое безбарьерная среда? Мы с вами знаем: это для людей с ограниченными возможностями создать условия для свободного передвижения, для использования различных сооружений. Даже технологически можно один и тот же вопрос решить за миллион или за 10 тысяч рублей, можно сделать пандус примитивный, но достаточно эффективный и удобный, а можно нагородить бог знает чего и истратить огромное количество денег, а людям пользоваться будет неудобно.

Это всё, даже эти элементарные технологии, наработанные здесь, в Сочи, надеюсь, будут использованы и при осуществлении общенациональной программы.

РЕПЛИКА: Я взволновался, не представился. Меня зовут Иван, из Волгограда тоже, поэтому хотел бы представиться.

Я до сих пор не верю, что я встречаюсь с Вами, присутствую на встрече. Я честно Вам скажу, у меня несколько лет подряд была мечта встретиться с Вами, и многие друзья мои, которые вечером увидят «Новости», не поверят мне.

В.ПУТИН: Решат, что это клон.

РЕПЛИКА: Нет, я верю, что Вы настоящий, Владимир Владимирович.

У меня была такая мечта. Все говорят: Путин разный, Президент разный. У меня была мечта на протяжении нескольких лет – провести рабочий день с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным.

В.ПУТИН: Вы хотите, чтобы я был волонтёром или Вы были Президентом?

РЕПЛИКА: Хотел бы посмотреть на Ваш рабочий день. Возможно ли это?

В.ПУТИН: А кроме волонтёрства Вы чем ещё занимаетесь?

РЕПЛИКА: Я работаю в высшем учебном заведении, специалист отдела воспитательной работы.

В.ПУТИН: Конечно, возможно, почему нет. Мы придумаем с Вами что-нибудь совместно.

ВОПРОС: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Алина Галиева, я волонтёр функции «Медицина», город Уфа. Участвовала в различных проектах в роли волонтёра-медика.

Я так думаю, следующий вопрос будет волновать многих студентов медицинских университетов. Будет ли учитываться при трудоустройстве волонтёрский стаж? Если будет учитываться, то каким образом? Будет ли это как-то закреплено законодательством?

В.ПУТИН: Честно говоря, я не думал о том, чтобы закрепить это в законодательстве, но уверен, что практика работы, так скажем, в прямом смысле слова почти в боевых условиях, она крайне важна и при трудоустройстве, конечно, будет учитываться. Но одно дело – иметь отношения со специалистом, который только закончил вуз, но имеет какие-то навыки, предусмотренные учебным процессом, практические навыки, а другое дело – иметь дело с человеком, который непосредственно работал с людьми, оказывал помощь в достаточно экстремальной ситуации, связанной с проведением крупных международных соревнований, таких, какими являются Олимпийские игры.Я думаю, что такой стаж, конечно, будет востребован и всегда будет учитываться при принятии на работу со стороны работодателя. Тем более если это связано с определёнными направлениями деятельности – кардиология, травматология и так далее. Я думаю, что здесь востребованы такие вещи, прежде всего связанные с нагрузками большими, к сожалению, спорт связан с травматизмом, с травмами. Это, безусловно, очевидный факт.

Но стоит ли, можно ли это закрепить в законодательстве – я пока не знаю. Это нужно как следует обдумать, потому что закон – это вещь, которая должна регулировать определённые общественные отношения. Если это тот самый случай, если у нас волонтёрство приобретает такие широкие масштабы и ваше направление деятельности в рамках волонтёрского движения будет иметь тоже достаточно большой масштаб, то тогда, конечно, можно подумать и об укреплении нормативно-правовой базы в этом направлении.

ВОПРОС: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Ганзориг Жаргалмаа, я из Монголии, учусь в Кубанском государственном университете, 4 курс, политолог. В связи с этим у меня вопрос, мне бы очень интересно услышать Ваше мнение, как Вы считаете – три самые сильные стороны политического деятеля, по Вашему мнению?

В.ПУТИН: Честность, профессионализм и, Вы знаете, может быть, это больше к медикам применимо, но чувство сострадания и чувство сопричастности с жизнью рядового гражданина – чрезвычайно важная вещь.

ВОПРОС: Уважаемый Владимир Владимирович! Меня зовут Дина, Москва, функция «МОК/МПК».

У меня вопрос о ближайших будущих спортивных проектах, в спортивной индустрии. Разработана программа развития физической культуры и спорта в Российской Федерации вплоть до 2020 года, цель этой программы – создать условия для граждан, которые бы им помогали, ориентировали на ведение здорового образа жизни. Собственно, какие крупные проекты планируется реализовать после Олимпиады, в течение года-двух? Основные какие-нибудь.

В.ПУТИН: Они известны. Самый масштабный из них – это чемпионат мира по футболу 2018 года, если говорить о спорте, мы же остаёмся на этой, спортивной площадке?

РЕПЛИКА: А в течение этого года, поближе? Может быть, не только крупные спортивные события?

В.ПУТИН: У нас ведь предусмотрено большое количество. Я сейчас на память не воспроизведу, но Россия является местом проведения большого количества крупных спортивных мероприятий. Мы будем заниматься их подготовкой, и надеюсь, подготовка будет не менее успешной, чем к олимпийским стартам.

Но кроме чисто спортивных вещей у нас есть и другая повестка дня, в том числе и политическая. Знаете, что здесь, в Сочи, на этих объектах будет проходить и встреча глав государств и правительств стран «большой восьмёрки», и это уже в этом году. Так что мы эти объекты, сооружения стараемся максимально задействовать.

И кроме всего прочего, тоже вы наверняка слышали об этом, мы подписали соответствующие документы и стали участниками другой крупной программы – в области автомобильного спорта, это «Формула-1». И в Имеретинской долине будут проходить впервые эти соревнования у нас.

ВОПРОС: Здравствуйте. Меня зовут Евгения, Уфа – Москва, функция «МОК/МПК».

В.ПУТИН: Уфа?

РЕПЛИКА: Уфа. Я родилась в Уфе, но живу в Москве. Понаехала.В.ПУТИН: Молодец.

РЕПЛИКА: У меня два вопроса, но они короткие. Первый вопрос: какие города рассматриваются в качестве претендентов на проведение Олимпийских игр в будущем? Будет ли это Москва, Питер или какие-то периферийные города, чтобы их в будущем развивать, и так далее?

В.ПУТИН: Петербург давно ставит вопрос о проведении у себя крупных международных соревнований, в том числе и Олимпийских игр. Посмотрим, ведь многое зависит от готовности объектов, от нашего желания развивать и другие регионы Российской Федерации, кроме столичных, поэтому, собственно говоря, мы и Сочи избрали. Это неслучайный же выбор был. Во-первых, нам нужно было восстановить компетенцию по многим зимним видам спорта, нужно было создать новые площадки, новые тренировочные базы, которые мы утратили после развала Советского Союза, и просто развивать курорт.Я думаю, что мы постараемся делать так, чтобы при проведении крупных международных и политических, и спортивных мероприятий расширять географию. Вы помните, мы совсем недавно проводили саммит АТЭС во Владивостоке. В принципе, могли провести это и в Москве, в Петербурге, но я остановился именно на Владивостоке, исходя из того, чтобы в ходе подготовки мы могли развить инфраструктуру этого города. Он был закрытым военным городом, дальневосточники, наверное, знают, в каком состоянии город находился. Сейчас ситуация принципиально изменилась. То же самое и с Сочи произошло, то же самое произошло с Казанью во время подготовки к Универсиаде. Это всегда очень хороший повод сконцентрировать финансовые, административные ресурсы на развитии региона. Уфа, я надеюсь, тоже у нас будет центром проведения…

РЕПЛИКА: Пожалуйста, нам очень нужно развивать инфраструктуру.

В.ПУТИН: Уфа претендует на некоторые мероприятия крупные, и мы, конечно, Уфу будем поддерживать в этом направлении. Так что посмотрим, где и что проводить.

Кстати говоря, когда мы решали вопрос о заявке для проведения чемпионата мира по футболу, не только хотели организовать праздник для любителей этого вида спорта – одного из самых популярных в мире и в нашей стране. Но исходили ещё из того, что по правилам международной организации по футболу – ФИФА – нужно проводить мероприятия как минимум в десяти-двенадцати-тринадцати городах, что давало возможность и подталкивало нас, и сейчас будет подталкивать, уже подталкивает к необходимости развития как раз этих городов, инфраструктуры прилегающей и спортивной инфраструктуры, транспортной и так далее. Так что мы будем, ещё раз говорю, географию расширять.

РЕПЛИКА: У меня есть второй вопрос. Его просили задать волонтёры-иностранцы. Он немножко легкомысленный, может быть, даже хулиганский, но я рискну.

Как так получилось, что у нас есть закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма, а форма волонтёров, цветовая гамма – радужная?

В.ПУТИН: Если Вы думаете, что я эту форму создавал, то Вы глубоко заблуждаетесь. Это во-первых.

Во-вторых, у нас нет запрета на нетрадиционные формы сексуального взаимодействия между людьми, у нас есть запрет на пропаганду гомосексуализма и педофилии, я хочу это подчеркнуть, на пропаганду среди несовершеннолетних. Это разные вещи абсолютно. Абсолютно разные вещи – запрет на определённые отношения либо на пропаганду этих отношений.

У меня ещё встреча с журналистами сегодня, наверняка будут эти вопросы. Мы ничего не запрещаем, никого не хватаем, у нас нет никакой ответственности за такие отношения в отличие от многих других стран мира, я хочу это подчеркнуть – в отличие от многих других стран мира, в том числе и в США в некоторых штатах предусмотрена уголовная ответственность за нетрадиционную сексуальную ориентацию. У нас ничего подобного нет, поэтому можно себя чувствовать свободно, непринуждённо, но оставьте детей в покое, пожалуйста.

В некоторых странах мира, кстати говоря, уже ставят вопрос о легализации педофилии. Да-да. Уже обсуждают на практическом уровне в законодательных органах.

РЕПЛИКА: А какие это страны?

В.ПУТИН: Не будем их задевать всуе.

РЕПЛИКА: Секрет?

В.ПУТИН: Нет, ничего секретного нет, посмотрите в интернете – вы сразу найдёте. Но партии ставят вопрос в некоторых парламентах. И что, мы должны за ними, как бобики, шлёпать в сторону неизвестных последствий?

У нас свои традиции, своя культура, мы с уважением относимся к любым нашим партнёрам и просим, чтобы так же с уважением относились к нашим традициям и к нашей культуре.

ВОПРОС: Владимир Владимирович! Андрей Майкапар из города Воронежа.

Осчастливьте нас, волонтёров, и распорядитесь, чтобы свободные трибуны были бы доступны нам. Это было бы здорово.

В.ПУТИН: В свободное от работы время.

РЕПЛИКА: В свободное время и притом так, чтобы это было бы честью – пойти и болеть за кого-то.

В.ПУТИН: Это хорошая идея. Я понимаю, что билеты по ценам могут кусаться, что называется, а есть и выходные дни у волонтёров, поэтому нужно над этим подумать. Я знаю, мы только что, перед тем как я в зал вошёл, с коллегами говорили, – у Оргкомитета есть своя программа по работе с волонтёрами. Я думаю, что это нормальное абсолютно предложение. Чем пустовать будут места, лучше они будут заняты, и заняты теми людьми, которые любят спорт. Мы подумаем над этим.

РЕПЛИКА: Это было бы здорово, супер.

ВОПРОС: Здравствуйте. Меня зовут Таня, я представляю функцию взаимодействия с МОК/МПК, учусь в СПбГУ.

У меня такой вопрос. У нас сейчас есть 26 центров. Это, конечно, очень здорово, спасибо им за помощь при подготовке к Сочи. И у меня такой вопрос: а будет ли какая-то помощь при подготовке, есть какие-то, может быть, программы для подготовки в принципе к Играм – в Рио, в Пхёнчхане и так далее? Помимо этого в мире достаточно много спортивных событий происходит, те же самые чемпионаты мира – лёгкая атлетика, фигурное катание, художественная гимнастика и прочее, прочее. На них попасть не так уж просто, потому что если набирают волонтёров, то, как правило, местных. Вот как-то будут этому способствовать, чтобы мы могли расширить, скажем так, свою область деятельности?

В.ПУТИН: Мы постараемся это делать, мы-то ведь пригласили волонтёров из 60 стран.

Поскольку наши волонтёры действительно высокопрофессионально, я считаю, подготовлены, прошли хороший отбор уже и имеют большой опыт, а сейчас получат ещё более солидный опыт в ходе работы на сочинской Олимпиаде, то, конечно, нам даже как элемент поддержки волонтёрского движения нужно способствовать тому, чтобы наши люди работали и за рубежом. Мы постараемся, подумаем над этим.

РЕПЛИКА: В частности, какая-то языковая поддержка будет? Потому что, например, в Корею ехать, зная только английский, достаточно сложно – английский, французский, европейские языки.

В.ПУТИН: Вы корейский хотите выучить?

РЕПЛИКА: В частности корейский.

Я думаю, что Игры потом будут когда-то ещё в Токио...

В.ПУТИН: Я думаю, что если это делать – это нужно делать только на базе как раз тех центров подготовки волонтёров, о которых Вы сказали. Я сейчас не готов на это ответить, но подумать над этим, конечно, можно. Это требует тоже дополнительного финансирования, но не думаю, что большого, и это вполне можно осуществить.

ВОПРОС: Что будет с волонтёрскими центрами после Игр, и как будет развиваться волонтёрское движение потом?

В.ПУТИН: Я не знаю, сколько мы их оставим, но какая-то сеть должна остаться, для того чтобы поддерживать саму эту тему, само это движение и поддерживать уровень профессионализма. Мы в ближайшее время определимся с этим. Но, повторяю, какая-то сеть должна будет остаться.ВОПРОС: Добрый день! Меня зовут Ван Цзы Вэй, и я приехала из Пекина.

Только что мой коллега уже сказал, что он не верит, что всё это уже случилось, но я более не верю, потому что у меня специальность – перевод, и когда я была в университете, у нас было очень много упражнений с Вашими выступлениями, и мы так много делали. А Вы сейчас прямо здесь, но я просто не верю, это как во сне.

В.ПУТИН: Я Вас ущипну потом.

РЕПЛИКА: Я думаю, что мне очень-очень повезло.

У меня есть такой вопрос, и мне очень интересно: Вы только что сказали, что Вы интересуетесь очень многими видами спорта, и мне очень интересно, если бы у Вас был шанс участвовать в одном виде спорта, в каком виде спорта Вы бы больше были успешны? Спасибо.

В.ПУТИН: Трудно сказать, в каком был бы более успешен, но есть один вид спорта, которым я занимаюсь практически всю свою сознательную жизнь, это, в принципе, хорошо известно – это борьба дзюдо. Я таких высот в своей спортивной карьере не добивался в силу разных обстоятельств и причин, но, конечно, если бы у меня была такая возможность, если бы я дошёл до такого уровня, то я бы с удовольствием выступал именно в программе борьбы дзюдо. Хотя есть и другие виды единоборств, в том числе ушу китайская. На мой взгляд, эта борьба, этот вид единоборств, этот вид борьбы является родоначальником всех других восточных единоборств. Это очень интересный вид спорта с большими традициями, очень зрелищный. Но, к сожалению, я не могу похвастаться тем, что преуспел в этом виде, хотя мне было бы очень интересно и посмотреть, и поучаствовать.

ВОПРОС: Здравствуйте. Юлия Ногайцева, город Воронеж, функция «Работа прессы».

Волонтёрское движение очень молодо в России, и у него очень яркий старт – Олимпийские игры. Мой вопрос заключается в следующем: планируется ли поддержка волонтёрского движения, и какая именно? Особенно мне интересно, планируется ли поддержка волонтёрского движения в регионах?

В.ПУТИН: Мы уже начали, собственно говоря, говорить на этот счёт. Я, во-первых, уже сказал, что считаю целесообразным какую-то сеть подготовки волонтёров оставить. В зависимости от потребности её можно будет или расширять, либо немножко сокращать.

Например, у нас – мы уже тоже об этом говорили – в 2018 году будет чемпионат мира по футболу. Это же огромное по масштабам спортивное мероприятие, сопоставимое с Олимпийскими играми. А поскольку Вы человек, который занимается прессой, наверняка знаете, что телевизионная аудитория чемпионата мира по футболу не меньше, а может быть, даже больше, чем телевизионная аудитория зимних Олимпийских игр. Её смотрят не миллионы – сотни миллионов, может, миллиарды людей. И поскольку чемпионат мира будет проводиться в более чем 10 городах Российской Федерации, то, конечно, и волонтёры должны готовиться, главным образом, на месте, в регионах Российской Федерации. Поэтому подготовка волонтёров по регионам – она практически востребована. Будем это делать, конечно.

РЕПЛИКА: А как насчёт волонтёров не только в спортивной сфере, а в социальной в том числе?

В.ПУТИН: Очень важно! Очень важно, и мы, конечно, будем способствовать развитию волонтёрского движения по всем направлениям. Оно носит несколько другой характер, как мы с Вами понимаем, но всё-таки это как раз абсолютно востребованный сегмент деятельности неправительственных организаций и, безусловно, заслуживает поддержки со стороны государства и на федеральном, и на региональном уровне.

Думаю, нам надо потихонечку заканчивать.

РЕПЛИКА: Действительно, хотелось бы сказать огромное спасибо за эту вдохновляющую, искреннюю встречу. Я руковожу одним из волонтёрских центров и хотела бы поблагодарить Вас за эту установку на успех. Мы Вас не подведём, мы не подведём нашу страну, не подведём наши Игры. И действительно, очень хотелось бы, по просьбе всех волонтёров, сфотографироваться.

В.ПУТИН: Мы сейчас так и сделаем.

Ребята, я искренне, от всей души хочу пожелать вам успехов и сил, потому что это не так уж и мало по времени – и Олимпийские, и Паралимпийские игры – и потребует от вас действительно большой отдачи, надо быть к этому готовыми. Не к празднику, хотя это само по себе праздник, но это праздник для участников Олимпиады и для гостей, а для вас это всё-таки работа прежде всего. Я вас хочу настроить именно на такой, на рабочий лад.

Вам спасибо большое за то, что вы вовлечены в эту работу, делаете её с душой, с отдачей. И таким людям всегда способствует успех и всегда успех сопровождает.

Я желаю вам удачи ещё раз.

Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 17 января 2014 > № 990854 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 декабря 2013 > № 976184 Владимир Путин

Новогоднее обращение к гражданам России

Владимир Путин встретил Новый год в Хабаровске с жителями Дальнего Востока, пострадавшими от наводнения. Из Хабаровска Президент обратился к гражданам России с новогодним поздравлением.

В.ПУТИН: Дорогие друзья!

Мы с вами на пороге нового, 2014 года. Через несколько минут мы шагнём из настоящего в будущее.

Отмечать этот замечательный праздник – одна из наших самых тёплых, сердечных традиций. Она передаётся из поколения в поколение, объединяя всех нас.

В минувшем году нам пришлось столкнуться с проблемами и принять вызов серьёзных испытаний. В том числе таких, как бесчеловечные террористические акты в Волгограде и беспрецедентные по масштабу стихийные бедствия на Дальнем Востоке. В дни испытаний Россия всегда становилась единой и сплочённой.

В этом году, дорогие друзья, я обращаюсь к вам с новогодним посланием не как обычно, из Московского Кремля, а с Дальнего Востока, куда приехал, чтобы встретить Новый год с теми, кто с честью и достоинством прошёл испытание стихией, но не может пока отметить праздник в собственном доме, и вместе с ними поздравить всю страну, поднять бокал за наш народ, за здоровье всех, кто самоотверженно боролся с наводнением, кто проявил милосердие и бескорыстную щедрость.

Дорогие друзья! Мы склоняем голову перед жертвами жестоких терактов. Уверенно, жёстко и последовательно продолжим борьбу с террористами до полного их уничтожения. Мы поддержим всех пострадавших, сделаем всё, что было запланировано, восстановим и построим всё, что намечено восстановить и построить.

В то же время мы многого добились в уходящем году: наша страна в чём-то стала лучше, богаче, удобнее, настойчиво отстаивает свои интересы в международных делах. И поэтому сегодня мы, несмотря ни на что, искренне радуемся наступлению нового года, встречаем его с надеждой и мечтами о будущем.

Где бы мы ни были в эти минуты, атмосфера удивительной новогодней ночи согревает наши сердца. Мы с оптимизмом смотрим в будущее, искренне верим в лучшее, в удачу и успех. И каждый из нас понимает, что благополучие не приходит само по себе: оно достигается в результате напряжённого труда и личных свершений, в стремлении обязательно реализовать намеченное. Из этих достижений складывается судьба нашей Родины, а забота о своей семье, о детях, родителях неразрывно связана с ответственностью за Россию – за страну, где мы живём, которую любим и которую хотим видеть успешной и процветающей.

Эти чувства и устремления скрепляют наше единство. И только вместе мы сможем быть сильными, обеспечить движение России вперёд, добиться исполнения наших общих планов и замыслов.

Дорогие друзья! В наступающем году нам многое предстоит сделать: в экономике, в улучшении жизни людей, для обеспечения их безопасности, на самом высоком уровне провести Олимпийские и Паралимпийские игры, до которых осталось чуть больше месяца.

Новогодняя ночь – это время, когда мы по-особенному осознаём, как мы все близки. И давайте поблагодарим друг друга за понимание и помощь, за любовь и заботу. В суете будней мы редко это делаем. Но ведь именно поддержка близких и надёжность друзей всегда придают нам уверенность в себе, стремление отдать им больше, чем получили.

Желаю вам здоровья и счастья! Пусть в каждом доме будет много радости, в каждой семье царит согласие и благополучие!

С новым, 2014 годом, Россия!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 декабря 2013 > № 976184 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 декабря 2013 > № 969363 Владимир Путин

В Кремле под председательством Владимира Путина состоялось совместное заседание Государственного совета и Комиссии при Президенте по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития России.

Основная тема совещания – практическая реализация мер по исполнению президентских указов о социально-экономическом развитии страны. Обсуждались, в частности, вопросы развития образования, модернизации жилищно-коммунального хозяйства и повышения производительности труда.

Стенографический отчёт о совместном заседании Государственного совета и Комиссии при Президенте по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития

В.ПУТИН: Уважаемые члены Государственного совета! Дорогие друзья, уважаемые коллеги!

Мы проводим заключительное заседание Госсовета в текущем году и, как водится, будем говорить об итогах. И прежде всего, конечно, о наиболее существенных отраслях, имея в виду такие, как образование, жилищно-коммунальный сектор, а также обновление и повышение эффективности национальной экономики. И ещё одну важную тему – ситуацию в здравоохранении – я предлагаю вывести за рамки сегодняшнего обсуждения. Этот вопрос мы обсудим отдельно, на отдельном совещании уже на этой неделе.

Отмечу, что в целом и федеральные, и региональные власти справляются с выполнением соответствующих поручений. Говорил об этом и в ходе недавнего Послания Федеральному Собранию.

Вместе с тем сама жизнь, и мы это с вами хорошо знаем, пока мало меняется или медленно меняется к лучшему. Представители общественности регулярно указывают на это в ходе наших встреч. Нужно детально разобраться, в чём дело, в чём проблемы, что нужно сделать для того, чтобы ситуация менялась быстрее.

На одну системную и, к сожалению, хроническую проблему хотел бы обратить внимание сразу же и ведомств, и Правительства в целом, и региональных властей. По-прежнему повторяется ситуация, когда опорный закон или документ принят, а подзаконные, ведомственные акты, инструкции, описывающие конкретный механизм работы, «зависают». В результате дело стоит. Я прошу все эти нормативные долги закрыть в самое короткое время, в кратчайшие сроки.

Далее. Не все регионы активно включились в работу над выполнением указов 2012 года. Где-то виной этому объективные причины, а где-то налицо явные упущения и промахи. Прошу коллег на местах внимательно отнестись к тому, что только что сказал. Ещё раз подчеркну, по каждому из направлений, обозначенных в указах, необходима ответственная, слаженная работа всех уровней власти: федерального, регионального, муниципального.

Прошу в докладах министерств и руководителей субъектов Федерации сосредоточиться на проблемных точках, на тех позициях, где пока нет заметных результатов, в том числе из-за отсутствия должного взаимодействия, где усилия Федерации и субъектов пока плохо стыкуются и слабо дополняют друг друга.

Наконец, у нас всё ещё не выстроен должный общественный контроль за работой органов. Мы много говорим на эту тему, но движение очень и очень медленное. Это значит, что и Правительству, и ведомствам, и регионам нужно вести грамотную информационную работу, разъяснять суть принимаемых решений, открыто обсуждать их с общественностью, привлекать общественность к работе на начальном этапе при выработке решений.

Давайте теперь пройдёмся по конкретным темам. Начну с ситуации в жилищно-коммунальной сфере и с решения жилищных проблем – самая острая, самая больная и, можно сказать, тоже хроническая проблема у нас в стране.

Сегодня хотел бы несколько слов сказать о расселении жилья, непригодного для проживания. Напомню, что по указам расселению подлежит так называемый аварийный фонд, признанный таковым на 1 января 2012 года. Срок поставлен до 1 сентября 2017 года. И когда мы формулировали эту задачу, исходили из того, что она в такие сроки реализуема.

Что на самом деле получается? Ситуация в этой сфере пока самая плохая. План на 2013 год выполнен только на 4 процента, переселены чуть более полутора тысяч человек из запланированных 42 тысяч. Уважаемые коллеги, это просто недопустимо, это несерьёзная работа. Понимаете, это очень важная, чувствительная тема для людей. Что такое проживать в аварийном фонде? Мы просто по закону обязаны аварийный фонд расселять. Я знаю масштаб, знаю, что и цифры бывают разные, но, по сути, вы знаете, что там происходит. Это недопустимая ситуация: люди живут в каких-то бараках и приспособленных помещениях десятилетиями. Мы с вами отдельно обсуждали эту тему на совещании в Элисте, договорились создать оборотный фонд жилья, запустить систему некоммерческого найма, а даже правовая база по этому вопросу до сих пор не создана.

Хочу услышать и от регионов, и от Правительства, что мешает нормально наладить работу по расселению аварийного жилья, какие решения нужно оперативно принять. Мы же договорились и о средствах, которые должны быть дополнительно выделены. И вообще, я уже сто раз об этом сказал: нужно уметь концентрироваться на наиболее важных вопросах, концентрировать и финансовые, и административные ресурсы.

Ещё один вопрос касается улучшения жилищных условий многодетных семей, в том числе за счёт выделения земельных участков под строительство. Ещё Дмитрий Анатольевич в своё время эту идею предложил. Что происходит у нас на практике? На местах по-разному подходят к предоставлению земельных участков, где-то такой механизм активно и грамотно используется, даёт результат, а где-то откровенно с решениями тянут, или предложения такие, что они бессмысленные. Для многодетных семей получить землю где-то на выселках, без всякой инфраструктуры – просто бессмысленно. Её даже продать невозможно. При этом зачастую многодетные семьи просто не имеют средств на строительство своего дома. В итоге их жилищная ситуация вообще никак не исправляется. Этим летом было дано поручение проработать альтернативные механизмы решения проблем с жильём для многодетных семей. Рассчитываю услышать, что сделано в этом направлении.

Теперь по ситуации в образовании. Я прошу сегодня доложить, как выполняются целевые показатели по уровню заработных плат во всех звеньях образовательной системы. Движение есть, это правда. Если посмотреть на общее образование, средняя заработная плата (27 тысяч 556 рублей) – это 95 процентов средней зарплаты по экономике в соответствующем регионе. Можно сказать, что почти выполнено.

Что касается дополнительного образования – поскромнее, но тоже движение определённое есть. В дошкольном образовании чуть получше, чем в дополнительном: 93 процента от средней заработной платы, тоже неплохо. В высшей школе, по высшему образованию, 35 тысяч 879 рублей – это 124 процента средней заработной платы по экономике.

При этом вновь, тем не менее, хочу подчеркнуть: рост заработной платы и рост бюджетных расходов на образование должны сопровождаться структурными изменениями бюджетной сети. Много раз уже об этом сказали, все понимают, все кивают головой – да, нужно делать. Делается, но абсолютно недопустимо мало. Нам необходимо реальное повышение профессионального уровня педагогов и укрепление материальной базы учебных заведений.

Особое внимание нужно уделить повышению доступности мест в детских садах. Важно точно понимать текущую и перспективную потребность в развитии сети дошкольных учреждений. Напомню, с 1 января 2014 года должна заработать электронная система записи в детские сады, а с 1 апреля будущего года все муниципальные образования должны перейти на единую информационную систему – с 1 апреля 2014 года.

Вместе с тем нам нужно смотреть дальше на ситуацию с местами в школах. В ближайшие пять-шесть лет, как я уже в Послании говорил, число школьников в стране возрастёт на миллион. При этом уже сегодня почти половина городских школ работает в две смены. Необходимо оценить масштаб этой задачи и проблемы, предложить эффективные решения.

Нужно максимально настроить профессиональное образование на потребности экономики, на решение задач развития как отдельных регионов, так и страны в целом. Бизнес и образовательные учреждения должны наконец иметь широкий набор механизмов сотрудничества, чтобы и будущие специалисты могли получить необходимые навыки непосредственно на предприятиях, и тот, кто уже трудится, мог повысить свою квалификацию, сменить профессию, если нужно – и сферу деятельности.

Кроме того, считаю необходимым подумать, как нам возродить институт наставничества. Многие из тех, кто сегодня успешно трудится на производстве, уже проходили эту школу, и сегодня нам нужны современные формы передачи опыта на предприятиях. Конечно, никакого формализма здесь не должно быть. Эффективная система мотивации для наставников должна быть создана, и это должно быть эффективное современное наставничество, передача опыта, конкретных навыков. Подчеркну: подготовка высококвалифицированных рабочих, инженерных кадров для реальной экономики – это не чья-то корпоративная, частная задача, это общенациональная необходимость, одно из главных условий существенного повышения производительности труда, а это, как вы знаете, мы много раз тоже об этом говорили, одна из ключевых задач развития.

Мы с вами много и в разных форматах говорили и о том, что российская экономика должна быть конкурентоспособна. Что это означает на самом деле в жизни? Наряду с высокой профессиональной подготовкой это улучшение условий труда, замещение вредных производств, широкое использование новых технологий, как итог – изменение структуры экономики, повышение её эффективности, рост качественной занятости и на этой базе – увеличение оплаты труда, то есть это то, что на экономическом языке называется интенсивным путём развития. Напомню, уже к 2015 году объём инвестиций в российской экономике должен составить не менее 25 процентов ВВП, к 2020 году в стране должно быть создано или модернизировано 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест. Текущие данные показывают, что пока эти планы реализуются не так, как нам бы хотелось.

Да, есть рост: по оценке Росстата, за январь–ноябрь есть рост инвестиций в основной капитал. В целом это вроде бы смотрится и неплохо: 17,8 процента ВВП, но всё-таки это меньше на 0,8, чем в прошлом году. Правда, у нас ещё декабрь не посчитан, но явно существенного увеличения в этом году не будет, а может быть, даже небольшой спад будет – небольшой, но всё-таки спад.

Главное, все эти приоритетные направления работы слабо отражены в программах, реализуемых на каждом уровне власти, в инвестиционных планах компаний с госучастием. Мы говорим о приоритетах, но потом эти приоритеты часто не отражаются в программах министерств и ведомств, регионов и в госкомпаниях, как я уже сказал. Одно не должно быть разорвано с другим, иначе результата не будет. Явно не хватает чёткости, определённости и конкретики, пошаговых дорожных карт по увеличению производительности труда в российской экономике. Имею в виду эффективные стимулы для бизнеса к обновлению и модернизации производств, меры господдержки патентования и сертификации новой продукции, конкретные механизмы увеличения занятости в малом бизнесе, особенно в моногородах.

Считаю, такой перечень мер необходимо утвердить отдельным актом Правительства и оценивать ход его выполнения не реже одного раза в полгода.

Кроме того, рассчитываю на активное применение мер, о которых говорил в недавнем Послании, имею в виду льготы по созданию инфраструктуры индустриальных и технопарков, и бизнес-инкубаторов. Уважаемые коллеги, я прошу это не заболтать. Это конкретная мера, мы её с вами обсуждали, и она может эффективно сработать, только это нужно делать.

Предлагаю активно подключиться к созданию территорий опережающего развития на Дальнем Востоке и в Восточном Сибири с особыми условиями для организации несырьевых производств. Считаю это важнейшим приоритетом для поддержки деловой активности и создания новых рабочих мест.

Давайте перейдём к докладам. Предлагаю выступить Дмитрию Викторовичу Ливанову, Министру образования и науки. Пожалуйста, Дмитрий Викторович.

Д.ЛИВАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

Основные целевые показатели, определённые Президентом России для системы образования, относятся как к материально-технической базе отрасли, так и к материальным стимулам для развития её кадрового потенциала, обусловили по всем уровням образования ряд серьёзных системных изменений. Прежде всего это касается развития человеческого капитала системы образования, повышения доступности и качества образования для наших граждан, развития системы профессионального образования и обучения.

В 2012 году указами Президента задан системный подход к повышению заработных плат педагогических работников всех уровней образования. По итогам девяти месяцев этого года заработная плата педагогов существенно выросла в дошкольном, общем и дополнительном образовании на 47, 45 и 43 процента соответственно по сравнению с аналогичным периодом 2012 года.

В профессиональном образовании приросты также значительные, но несколько ниже, например, 34 процента в среднем профессиональном образовании и 22 процента – в высшем образовании. Это объясняется тем, что заработная плата в прошлом году для этих категорий работников была выше, чем по другим.

Действия при повышении заработных плат педагогам осуществляются нами через инструмент «дорожных карт», структурных изменений в системе образования, которые взаимосогласованы на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. По итогам года, по нашим оценкам, заработная плата педагогических работников дошкольного и общего образования в целом по стране составит около 24 и 30 тысяч рублей соответственно, педагогов дополнительного образования – более 21 тысячи рублей, в среднем профессиональном образовании – около 25 тысяч рублей, в вузах – более 37 тысяч рублей.

Я хочу особенно подчеркнуть, что с задачей достижения целевых показателей по заработным платам успешно справляются не только регионы с высокой бюджетной обеспеченностью, что понятно, но и целый ряд регионов с низкой бюджетной обеспеченностью. Поэтому всё зависит не только от активности в наполнении бюджета, но и от применения новых методов и более эффективных подходов к управлению.

Например, Республика Тыва, Северная Осетия, Адыгея, Ингушетия испытывают трудности, и здесь необходимо скрупулёзно анализировать ситуацию и искать решения. А, например, такие области, как Новгородская, Ростовская, Воронежская, целый ряд других регионов, имеющих низкий уровень бюджетной обеспеченности, успешно справляются с теми показателями, которые установлены.

Вызывают у нас опасения по части достижения целевых показателей по заработной плате по итогам года и такие регионы, как Дагестан, Забайкальский край, Республика Саха, Брянская область. Меры, которые были реализованы в 2012 и 2013 годах в части повышения заработных плат педагогическим работникам, уже дают позитивные результаты.

В школах и вузах отмечается серьёзное увеличение численности молодых учителей и преподавателей. Происходит также опережающий рост среднего балла единого государственного экзамена абитуриентов, которые принимаются в вузы на специальности педагогических направлений.

При повышении заработных плат мы ориентируемся на принцип эффективного контракта, предполагающий наличие стимулирующих выплат педагогам, закрепляющих возможность поощрять тех работников, чей вклад особенно значим. Требования к квалификации педагогов и качеству их работы будут опираться на соответствующий профессиональный стандарт и федеральные государственные образовательные стандарты.

В новом профессиональном стандарте учителя и воспитателя, который был недавно принят, закреплены современные представления о преподавании, обеспечивающем продуктивную учебную деятельность школьников. На его основе будет выстроена система оценки эффективности учителей – аттестация, с ним будет увязана система подготовки и повышения квалификации, то есть профессионального развития педагогов.

Предстоит создать современную систему методической поддержки учителей и распространения лучших практик, отвечающих идеологии новых образовательных стандартов. Введение профессионального стандарта в практику не должно стать шагом к наращиванию внешнего давления контроля и отчётности, а будет прежде всего опираться на активность и внутреннюю мотивацию самих учителей.

Повышение и удержание достойного уровня заработной платы находится постоянно под самым пристальным вниманием руководителей всех уровней. И здесь не может быть компромиссов и исключений. Иногда мы, к сожалению, сталкиваемся с ситуациями, когда это повышение происходит за счёт повышения учебной нагрузки.

Такое повышение зарплаты не только профанация указов, но и работает, по существу, во вред настроениям учителей и качеству образования. Нельзя рассчитывать, что рост заработной платы автоматически приведёт к росту качества образования.

Выстраивается новая целостная система трудовых отношений, которая должна стимулировать качество преподавания и непрерывный профессиональный рост педагогов. Рост заработных плат, безусловно, должен сопровождаться повышением эффективности системы образования. У нас в ближайшие годы произойдёт увеличение количества воспитателей в детских садах и учителей в школах просто потому, что увеличивается количество детей.

Поэтому основная задача состоит в том, чтобы модернизировать образовательные программы и выстроить образовательный процесс без увеличения нагрузки на педагогических работников. Программа повышения квалификации, обучение педагогов новым образовательным технологиям, уверен, позволит решить нам эту задачу.

Ресурс для оптимизации расходов и направление средств на повышение заработной платы есть в сфере профессионального образования, одним из инструментов которого является мониторинг эффективности вузов, который мы проводим начиная с 2012 года. На прошлой неделе мы зафиксировали результат этого года: признаны неэффективными 382 вуза и филиала, предстоит провести их реорганизацию. Считаю важным, чтобы и регионы оценили эффективность сети федеральных и региональных организаций профессионального образования на своей территории, вместе с нами подумали над конкретными решениями.

Прирост рождаемости за последние пять лет поставил на повестку дня проблему доступности дошкольного образования. В 2013 году для решения проблемы дефицита мест в детских садах осуществлена беспрецедентная мобилизация ресурсов системы образования. Она позволила обеспечить доведение 59 миллиардов рублей из федерального бюджета до реальных объектов и ввода мест в дошкольных организациях.

Регионы в свою очередь вложили в проект модернизации региональных систем дошкольного образования порядка 40 миллиардов рублей из региональных бюджетов. В 2013 году будет создано по всей России свыше 370 тысяч новых дополнительных мест в детских садах, будет построено свыше 580 новых зданий детских садов.

Таких темпов строительства зданий детских садов не было в нашей стране уже очень давно. В целом по году лидерами по вводу мест в дошкольном образовании являются Ленинградская, Псковская, Самарская, Калужская, Тульская области, республики Карачаево-Черкесия и Хакасия.

Для более чёткого планирования комплекса мер по решению проблем очерёдности на получение дошкольного образования будет запущена электронная очередь, на основании которой будет производиться зачисление детей в детские сады. С 1 января она заработает, а с 1 апреля, как уже сказал Владимир Владимирович, она будет наполнена персональными данными каждого ребёнка и будет действовать как мощный управленческий ресурс.

Сегодня нами определены регионы с наиболее острой проблемой очерёдности в детские сады, где численность детей, стоящих в очереди в дошкольные образовательные организации, превышает 10 процентов от их общего числа. Это Московская область, Республика Саха, Ханты-Мансийский автономный округ, Астраханская область, Красноярский край, целый ряд республик Северо-Кавказского федерального округа.

В следующем году мы планируем продолжение этой программы. На эти цели в федеральном бюджете уже предусмотрено 10 миллиардов рублей. При распределении субсидий будут учитываться и потребность в дополнительных местах, и результаты реализации программы в 2013 году.

Хотел бы обратить внимание, что регионам важно не только строить новые садики, но и развивать иные формы дошкольного образования, в том числе негосударственные детские сады. Этому будет способствовать механизм, который заработает со следующего года, позволяющий предпринимателям, получившим лицензию, получать бюджетное финансирование на программы дошкольного образования.

Новая редакция санитарно-эпидемиологических правил и нормативов снимает многие ограничения для развития частных детских садов. Исключены ограничения, например, на многофункциональное использование различных помещений и территорий дошкольных организаций. В начале следующего года вступит в силу нормативный акт, утверждающий санитарно-эпидемиологические требования к организации режима работы семейных групп, размещённых в жилых помещениях.

Для обеспечения качества услуг дошкольного образования, в том числе в частных детских садах, утверждён федеральный государственный стандарт дошкольного образования. Этот стандарт включает в себя целый комплекс требований, которые должны быть использованы в различных дошкольных образовательных программах в целях повышения качества образования, воспитания и развития детей, а также в программах подготовки и переподготовки педагогических кадров.

Хотел бы отметить, что сегодняшние масштабные проекты в сфере дошкольного образования направлены на работу с возросшим контингентом детей дошкольного возраста. Но, по нашей оценке и на основании демографического прогноза, к 2020 году численность школьников увеличится более чем на два миллиона человек. Поэтому требуется разработка комплекса мер по развитию и укреплению материально-технической базы школ. Мы представим проект соответствующей программы уже ближайшей весной.

В регионах ведётся работа, направленная на более эффективное использование имеющихся площадей не только в детских садах, но и в школах. Речь идёт об использовании проектов двойного назначения: школа–детский сад. В этой связи важно использовать оптимальные типовые проекты детских садов, в которых можно вести обучение школьников начальных классов. Мы именно такие требования ставим при распределении федеральной субсидии.

Одна из стратегических целей образования – обеспечение регионов квалифицированными кадрами – требует сегодня выхода за рамки ведомственных решений при модернизации материальной базы, кадрового состава организации профессионального образования и реализуемых ими программ. Образовательные программы должны отвечать задачам экономического развития. В этой связи возрастает роль прикладного компонента профессионального образования в привязке к актуальной и перспективной экономической карте каждого конкретного региона.

Модернизация системы начального и среднего профессионального образования стартовала в 2007 году в рамках реализации приоритетного национального проекта «Образование» и была нацелена на развитие отдельных учреждений, учреждений-лидеров и их партнёрские отношения с работодателями.

За прошедшие семь лет удалось апробировать модели государственно-общественного управления такими организациями. На основе прогнозирования потребностей регионального рынка труда созданы межрегиональные отраслевые ресурсные центры, удалось привлечь заметные инвестиции в развитие системы профессионального образования: это и средства федерального бюджета, средства региональных бюджетов, работодателей, самих образовательных организаций. Дальнейшие векторы развития этой системы связаны с построением современной системы подготовки рабочих кадров и формированием прикладных квалификаций.

Мы планируем развивать следующие подходы к модернизации профессионального образования. В части реализации основных программ профессионального образования будут внедрены механизмы, обеспечивающие продуктивное взаимодействие регионов и Министерства образования и науки при определении контрольных цифр приёма в федеральные вузы на программы обучения, необходимые экономике соответствующего региона.

В части сближения программ подготовки с реальными потребностями работодателей будем развивать программы прикладного бакалавриата – это практика, ориентированная на программы высшего образования. В 2013 году было установлено больше 3600 бюджетных мест для обучения по таким программам, а в ближайшем году число контрольных цифр приёма на эти программы будет увеличено в пять раз – до 20 тысяч бюджетных мест.

В уходящем году мы провели конкурс на проекты по подготовке высококвалифицированных кадров для предприятий и организаций регионов, так называемый конкурс «Кадры для регионов». Участниками стали вузы, ориентированные на подготовку кадров по приоритетным направлениям в развитии экономики соответствующих субъектов Российской Федерации, на которых они расположены.

По итогам конкурса отобраны для дополнительного финансирования образовательные учреждения, расположенные во всех восьми федеральных округах. Вузами-победителями заявлено более 250 образовательных программ, реализация которых будет способствовать созданию базовых кафедр на предприятиях-партнёрах, будет способствовать более успешной карьере выпускников.

Для того чтобы система профобразования соответствовала техническому и технологическому уровню современного производства, в регионах создаются многофункциональные центры прикладных квалификаций. Эти центры реализуют в том числе краткосрочные программы дополнительного профессионального образования для взрослых.

В регионах также развиваются профильные ресурсные центры профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации по востребованным на региональном рынке труда профессиям и специальностям. В ряде регионов делается акцент на так называемую дуальную или кооперационную форму подготовки квалифицированных кадров. Могу отметить Приморский край, Калужскую и Челябинскую области.

В таких программах учащиеся большую часть учебного времени проводят в условиях производства под руководством наставников. Теоретические знания, первичные практические навыки, ключевые компетенции они получают в колледжах, то есть в учреждениях среднего профессионального образования. Для поддержки этих инициатив мы в наступающем году начнём новый масштабный проект, который будет направлен на выявление, поддержку, развитие точек роста современной системы среднего профессионального образования, прежде всего в части повышения эффективности образовательных технологий, развития модульного подхода построения образовательных программ, повышения эффективности управления системой среднего профессионального образования.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Владимир Владимирович Миклушевский.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я в своём выступлении, дабы не повторять те цифры, которые прозвучали в докладе Министра, остановился бы на практической стороне реализации регионами указов 2012 года, отметил бы положительные практики, выявил проблемы, мешающие исполнению указов, и, конечно же, дал бы предложения по решению этих проблем.

Сегодня во всех регионах идёт процесс доведения размера средней заработной платы педагогических работников до уровня средней по экономике. Наш анализ показывает, что в системе общего и профессионального образования этот процесс в целом трудностей не вызывает. В ряде регионов имеются определённые проблемы с повышением заработной платы в системе дошкольного и дополнительного образования детей, хотя, я согласен с Министром, помимо прямых бюджетных ассигнований, которые должны быть предусмотрены в соответствующих бюджетах, необходимо также смотреть на реорганизацию неэффективных организаций, экономию средств, в том числе за счёт повышения энергоэффективности. И здесь есть положительные примеры.

Так, например, в Ханты-Мансийском автономном округе реорганизация 28 школ в форме присоединения к базовым школам позволила в 2013 году выделить более 1 миллиарда рублей на увеличение фонда оплаты труда, а за счёт повышения энергетической эффективности достичь более 7 процентов экономии. И все эти средства, конечно, также направляются, или часть этих средств, на повышение оплаты труда преподавателей и учителей.

За счёт привлечения иных источников финансирования, в том числе за счёт внебюджетных источников. Например, во Владимирской области школы предоставляют платные услуги населению микрорайона, то есть взрослые люди приходят вечером и занимаются.

За 10 месяцев 2013 года учреждения профессионального образования Приморского края за счёт внебюджетной деятельности получили доходы в размере более 20 процентов от объёма средств, выделяемых из краевого бюджета, и порядка 40 процентов этих средств было направлено на повышение заработной платы преподавателям, мастерам производственного обучения.

Несколько слов о ликвидации очередей в дошкольные образовательные учреждения. Помимо традиционных мероприятий, о которых уже много говорилось, – это строительство новых детских садов, реконструкция, возврат зданий бывших дошкольных учреждений, – в ряде регионов идёт работа, направленная на более эффективное использование имеющихся площадей, не только в детских садах, но и в школах.

Сегодня, Владимир Владимирович, Вы в своем вступительном слове об этом говорили. Речь идёт о реализации проектов двойного назначения «школа–сад». Такая форма работы позволяет своевременно реагировать на изменение демографической ситуации. Я, конечно, думаю, выражу мнение всего губернаторского корпуса и хочу поблагодарить федеральное Правительство, Вас, Владимир Владимирович, за то, что в 2013 году нам была оказана дополнительная поддержка из федерального бюджета на строительство детских садов. И, конечно, поддерживаю предложение Министра, чтобы в 2014 году те средства, которые уже в бюджете предусмотрены, направлять на реализацию этой формы – «школа–сад», чтобы можно было при изменении демографической ситуации гибко на неё реагировать.

Теперь позволю высказать несколько предложений по усилению эффективности реализации указов. Например, в действующем Федеральном законе 115-ФЗ о концессионных соглашениях было бы разумно предусмотреть норму, которая позволяла бы концессионеру, строящему детские сады или школы, получать в последующем возмещение своих затрат не только от коммерческой эксплуатации детских садов и школ, потому что часто это невозможно сделать, так как повышает плату родителей, например, а за счёт платы концедента. Такой нормы сейчас нет, и я предлагаю эту норму в закон ввести.

Министр Дмитрий Викторович Ливанов уже сказал, что Федеральный закон об образовании предусматривает меры поддержки частных предпринимателей, оказывающих образовательные услуги, но услуги по присмотру и уходу за детьми, например, оказываются за рамками мер государственной поддержки. Я предлагаю внести такого рода изменение в закон, которое позволило бы снизить плату родителей за присмотр и уход за детьми в частных детских учреждениях, где они могут оставлять своих детей.

Другим фактором, тормозящим процесс обеспечения доступности дошкольного образования, является отсутствие специальных требований к жилым помещениям. Министр уже сказал, что в следующем году это будет устранено, потому что тогда мы сможем, конечно, более эффективно использовать такие формы, как семейные детские сады.

И ещё одна проблема, Владимир Владимирович, которую хотел бы обозначить, – это отсутствие возможности направления средств материнского капитала на получение образовательных услуг по программам дошкольного образования, ухода и присмотра за детьми в соответствующих организациях с частой формой обучения и государственной.

Уважаемые коллеги! К 2020 году должна быть решена задача по организации 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест, которые в свою очередь должны быть обеспечены кадрами соответствующей квалификации. И, конечно, один из главных путей решения этой проблемы – это организация обучения проживающих на территории граждан новым компетенциям, то есть переподготовка кадров на месте.

Формирование на региональном уровне соответствующей системы дополнительного профессионального образования создаст условия для реальной профессиональной мобильности трудовых ресурсов, предполагающей готовность работника при необходимости освоить новую для себя трудовую деятельность, что, соответственно, обеспечит максимальное соответствие кадровых ресурсов требованиям современной экономики.

Мы у себя в регионе такую работу уже начали. Я приведу один пример. Это создание образовательного кластера судостроения в городе Большой Камень Приморского края. Стратегическим партнёром кластера является Дальневосточный центр судостроения и судоремонта – дочернее предприятие государственного холдинга «Объединённая судостроительная корпорация».

Но кроме этого в состав кластера входят Дальневосточный судостроительный колледж, филиал Дальневосточного федерального университета, многофункциональный центр прикладных квалификаций и учебный центр, собственно, на базе предприятия, оснащённый соответствующим учебным производственным оборудованием.

Обучение программам высшего профессионального образования в кластере осуществляется в филиале университета по типу завода-втуза. Эта дуальная форма подготовки для производства прекрасно себя зарекомендовала ещё в советские времена, о чём свидетельствует ценный опыт Московского государственного индустриального университета, бывшего завода-втуза при ЗИЛе, Пензенского государственного технологического университета, бывшего пензенского завода-втуза. Мне кажется, что это достаточно перспективная форма.

В ряде других регионов такая форма тоже реализуется на двух площадках: учебного заведения и на предприятии. Например, на площадке Томского техникума прикладных строительных квалификаций в сотрудничестве со строительными компаниями «Герц Арматурен», «Кнауф» и «Бош». Представленные положительные примеры демонстрируют наличие хорошего потенциала для продуктивного реформирования профессионального образования, причём, хочу подчеркнуть, именно дополнительного профессионального образования по коротким образовательным программам, по программам, которые будут востребованы взрослым населением.

Однако пока эти примеры всё же являются единичными, скорее несистемными, чем системными, а проблемы в этой области носят как раз системный характер. Суть этих проблем известна. На сегодняшний день реальный сектор экономики не всегда получает достаточное количество кадров нужной квалификации, поэтому зачастую бизнес-сообщества, не удовлетворённые результатами традиционной подготовки специалистов, организуют альтернативные формы подготовки кадров, создают собственные корпоративные образовательные университеты, пытаясь самостоятельно решить целый ряд связанных с этим проблем.

Между тем государственные образовательные учреждения имеют достаточное количество преподавателей, оборудования, площадей, очень часто эти площади простаивают, например, в вечернее время, когда они могли быть использованы взрослыми людьми. Вот всё, что необходимо для реализации таких краткосрочных программ дополнительного профессионального образования.

И, на мой взгляд, необходимо проработать вопрос о разных формах мотивации, в том числе налоговых, предприятий участвовать в такой образовательной деятельности.

Кстати, Владимир Владимирович, Вы хорошо знаете, что у нас такой пример есть в области мотивации предприятий в области науки и инноваций: это 218?е постановление Правительства. Оно достаточно хорошо себя зарекомендовало, и мы имеем довольно неплохие результаты. Поэтому я считаю, что для обеспечения подготовки квалифицированных кадров для 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест необходима разработка государственной системы мер, направленных на поддержку дополнительного профессионального образования в рамках образовательных кластеров, подчеркну, которые должны включать в себя все уровни профессионального образования: и среднее, начальное – сейчас нет в законе, и высшее, и обязательно базового работодателя. Именно в таком составе этот кластер максимально эффективен.

Особое место в функциональной структуре образовательных кластеров должны занимать краткосрочные программы дополнительного профессионального образования, которые в отличие от основных образовательных программ среднего и высшего профессионального образования пока не получали должной поддержки со стороны Министерства образования и науки. Между тем именно такие краткосрочные программы способны обеспечить профессиональную мобильность кадров на рынке труда, постоянное повышение их квалификации.

И, конечно, Владимир Владимирович, абсолютно согласен с тем, что Вы сказали во вступительном слове. Для успешной реализации модели дуального обучения необходимо возрождение института наставничества. Нужно определить конкретные формы наставнической деятельности на предприятии, конечно же, разработать систему и мотивации, рассмотреть возможность производить оплату труда наставнику как за счёт средств образовательных учреждений, что сейчас не происходит, так и предприятий.

Убеждён, что реализация предполагаемого комплекса мер создаст необходимые условия для внедрения новых профессиональных стандартов и в целом обеспечит перенастройку системы профессионального образования, необходимость которой подчёркивалась в Вашем Послании Федеральному Собранию.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Владимир Владимирович, пара уточняющих вопросов.

Вы говорили о налоговой мотивации для предприятий. Налоговая мотивация в связи с чем – в связи с подготовкой кадров?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Нет, Владимир Владимирович.

Сейчас предприятия для подготовки своих работников имеют соответствующие налоговые стимулы. Но это только для тех работников, которые работают на предприятии либо планируют прийти работать. В то же время, если предприятие работает по дуальной системе подготовки, и в группе получится 25 человек, понятно, что работать придут не все 25, скорее всего, на это предприятие.

Так вот предприятие никак не мотивировано создавать, например, учебные классы для обучения всех 25 человек. Это как некий пример. Поэтому эта проблема сейчас известным образом обходится. Как правило, вузы или техникумы получают по договору безвозмездного пользования оборудование, которое покупает предприятие. Но это частные примеры, они не являются системными.

В.ПУТИН: Подумать на этот счёт можно, конечно.

А теперь по поводу материнского капитала. Расширение его использования на что? На оплату дошкольного образования?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Да.

В.ПУТИН: В садах?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Да.

В.ПУТИН: У нас же субсидируются детские сады. А вы распространите просто это субсидирование на частные дошкольные учреждения, вот и всё.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Да, я об этом тоже говорил.

В.ПУТИН: Вот это и нужно сделать.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Согласен.

В.ПУТИН: А дополнительных каналов не нужно создавать для того, чтобы у женщины эти деньги утащили из семьи. Мы так много-много насоздаём всяких вариантов, сразу появятся какие-нибудь схемы, по которым у людей будут вытаскивать деньги. Это первое.

И второе. Мы здесь обсуждали эту тему втроём: сразу и ставки поднимутся в детских садах, тут же вырастут, как только поймут, что дополнительные средства большие туда могут быть направлены – сразу раз, и поднимут цены. Как всегда! Поэтому здесь нужно быть очень аккуратными.

Пожалуйста, Михаил Александрович Мень.

М.МЕНЬ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

Одной из основных задач созданного Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства является улучшение жилищных условий граждан, повышение доступности жилья и качественных коммунальных услуг. Реализация данных задач осуществляется в рамках выполнения 600?го указа Президента Российской Федерации. Сегодня работа Министерства охватывает несколько стратегических направлений, позволяющих решить поставленные задачи.

В сфере развития жилищного строительства. По данным субъектов Российской Федерации, за 11 месяцев 2013 года в Российской Федерации введено 52 миллиона квадратных метров жилья, что на 11 процентов больше, чем в аналогичный период 2012 года, в том числе 37 процентов – жильё экономического класса и 49 процентов – индивидуальное жильё. Средняя цена одного квадратного метра жилья по стране составила 47,4 тысячи рублей.

Во исполнение Вашего, Владимир Владимирович, Послания Федеральному Собранию с целью снижения стоимости и повышения доступности жилья Минстрой разрабатывает программу «Жильё для российской семьи». В рамках реализации данной программы до конца 2017 года планируется ввести в эксплуатацию 25 миллионов квадратных метров жилья дополнительно к запланированным объёмам, при этом не менее половины этого жилья будет предоставляться гражданам, имеющим право на приобретение такого жилья, по цене не более 80 процентов от рыночных и не выше 30 тысяч рублей за 1 квадратный метр.

В целях снижения административных барьеров в сфере строительства в Государственную Думу внесён проект федерального закона, предусматривающий наделение Правительства правом установления исчерпывающего перечня административных процедур в строительстве. Сегодня Минстроем совместно с АСИ ведётся подготовка соответствующего подзаконного акта.

В сфере развития ипотечного кредитования по состоянию на 1 ноября 2013 года выдано 639 тысяч ипотечных кредитов более чем на 1 триллион рублей. Средняя ставка по ипотечным кредитам, выданным за девять месяцев текущего года, составляет 12,6 процента. Напомню, что в самом начале развития ипотеки, в 2004 году, ставка по ипотечным кредитам составляла 15–16 процентов, а объём ипотечного кредитования – 20 миллиардов рублей в год. Во всех регионах действуют программы льготного ипотечного кредитования с пониженной процентной ставкой, такие как «Молодые учителя», «Материнский капитал».

По данным Пенсионного фонда, более 90 процентов средств материнского капитала направляется на улучшение жилищных условий, в том числе на оплату ипотечных кредитов.

Правительством утверждён комплекс мер по улучшению жилищных условий семей, имеющих трёх и более детей. Установлено первоочередное право многодетных семей на получение социальной выплаты на улучшение жилищных условий, а также обязанность субъектов часть средств, выделяемых им в рамках подпрограммы «Стимулирование жилищного строительства», направлять на обеспечение инженерной инфраструктуры земельных участков, в том числе для многодетных семей. Законопроект по альтернативным мерам поддержки на сегодняшний день подготовлен и внесён в Государственную Думу.

В сфере формирования рынка арендного жилья. Правительством внесён в Государственную Думу проект закона, направленный на формирование рынка доступного арендного жилья и развития некоммерческого жилищного фонда для граждан, имеющих невысокий уровень доходов. В настоящее время данный законопроект готовится к принятию во втором чтении.

Теперь что касается сферы ликвидации аварийного жилья. До конца 2017 года при участии Фонда содействия реформированию ЖКХ будет расселено 10,7 миллиона квадратных метров жилья, признанного аварийным по состоянию на январь 2012 года. То, что касается планов Фонда ЖКХ погодно, то в 2014 году планируется расселить порядка 2 миллионов квадратных метров, в 2015?м и 2016?м – по 2,5 миллиона квадратных метров и в 2017?м – 3 миллиона квадратных метров.

Задача крайне серьёзная, и в настоящее время мы видим, что у целого ряда регионов имеются трудности в реализации данного комплекса мер. В связи с этим Минстроем организован постоянный контроль за ходом его исполнения и принимаются меры по выполнению намеченных планов.

Я хотел бы обратиться к руководителям регионов. Мы будем всячески помогать, но у нас, к сожалению, есть регионы, которые не просто пробуксовывают, а даже в текущем году не взяли средства из Фонда на реализацию этой задачи. В данном случае Министерству, в общем, нечем даже помогать. Я прошу руководителей регионов обратить на это внимание, потому что задачи по времени очень сжатые и серьёзные.

Для выполнения поставленных задач по расселению аварийного жилья мы планируем обеспечить, первое, запуск принципиально новой системы контроля за реализацией региональных программ расселения аварийного жилья, в которых будем видеть не только введённые квадратные метры, но и факт заселения человека в новое жильё и степень его удовлетворённости решением это проблемы.

И, второе, синхронизацию программ расселения и строительства жилья экономического класса в рамках реализации программы «Жильё для российской семьи» и проектов, реализуемых в настоящее время. Это обеспечит необходимый синергетический эффект, в том числе снизит затраты на подготовку инженерной инфраструктуры.

В сфере повышения качества жилищно-коммунальных услуг. Сегодняшнее состояние отрасли с её износом, большими потерями, низким качеством и высоким потреблением услуг как раз и определяет необходимость обеспечить запуск инновационных инструментов для развития. Сегодня инвестиции в развитие коммунальной инфраструктуры крайне скудны.

По мнению экспертов, ежегодно в «коммуналку» необходимо вкладывать почти 600 миллиардов рублей, сокращая издержки и повышая надёжность работы системы жизнеобеспечения. Также, по оценкам экспертов, потенциал повышения эффективности отрасли достигает 40 процентов. В рамках текущего объёма платежей населения за коммунальные услуги ёмкость рынка для проектов, окупаемых только за счёт повышения энергоэффективности, около 360 миллиардов рублей в год.

Одной из ключевых задач Минстроя является привлечение в отрасль профессионального бизнеса, обладающего необходимыми ресурсами и готового работать на перспективу. Для этого мы завершаем работу по созданию новых правил игры в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Основным препятствием для инвестирования в коммуналку является непредсказуемое тарифное регулирование.

По инициативе Правительства приняты законодательные решения, обеспечивающие переход на долгосрочные тарифы, при этом обязательным становится применение стандартов качества и надёжности услуг. Приход бизнеса в эту сферу будет обеспечен также благодаря скорректированному закону о концессионных соглашениях. Законопроект предусматривает необходимый уровень гарантий инвестору, заключающему соглашение с фиксацией показателей качества работы.

Напомню руководителям региона, что в соответствии с Вашим, Владимир Владимирович, поручением до 2016 года в концессию через публичные конкурсы должны быть переданы все неэффективные МОПы, работающие в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Важнейшим решением для потребителей регионов и бизнеса является переход к долгосрочному регулированию совокупного платежа граждан за коммунальные услуги на уровне Правительства. Соответствующий закон сегодня утром был принят в окончательном чтении на заседании Государственной Думы.

Для того чтобы обеспечить приток частных инвестиций и квалифицированных кадров в жилищно-коммунальное хозяйство, в ближайшее время планируется решить три задачи. Первая: завершить формирование нормативной базы, приняв необходимые акты, их более десяти. Мы эту работу завершим уже в начале будущего года.

Второе: обеспечить в регионах внедрение механизмов привлечения инвестиций, предусмотренных новым законодательством, путём реализации в каждом регионе комплекса мер по развитию жилищно-коммунального хозяйства.

Третье: запустить на федеральном уровне дополнительные механизмы привлечения кредитных средств, модернизацию инфраструктуры, включая инструмент для финансирования кредитов, успешно зарекомендовавший себя в ипотеке.

Помимо усиления государственного регулирования в сфере жилищно-коммунального хозяйства развивается и общественный контроль. В Госдуме рассматривается специальный закон о наделении дополнительными правами объединений потребителей в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Кроме того, сформирована сеть региональных центров общественного контроля, которые не только помогают контролировать качество услуг, но и обучают жителей всем тонкостям законодательства в сфере ЖКХ.

Анализируя обращения граждан, поступающие в Министерство, и учитывая опыт работы в субъекте, могу сказать, что значительное количество жалоб граждан связано с неудовлетворительной работой управляющих компаний. С целью исправления данной ситуации и усиления контроля в данной сфере подготовлен законопроект, предусматривающий введение лицензирования данной деятельности. В настоящее время проект закона проходит процедуру согласования.

Также для повышения прозрачности сферы жилищно-коммунального хозяйства Минстроем совместно с Минкомсвязи активизирована работа по внедрению системы ГИС ЖКХ. Запуск первых пилотных проектов планируется осуществить в первой половине следующего года, а с 16?го года система должна заработать на полную мощность.

Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Мы понимаем сложность и глобальность задач в сфере строительства и жилищно-коммунального хозяйства, в том числе по исполнению майских указов. Но в целом в Министерстве сегодня есть понимание механизмов, с помощью которых можно их реализовывать во взаимодействии с региональными властями. Мы также примем все возможные меры по выполнению первостепенных задач.

Спасибо.

В.ПУТИН: Михаил Александрович, Вы Министром назначены недавно, и поэтому, естественно, ожидания большие. И за то, что что-то не сделано, к Вам и претензии нельзя предъявить. Но если в этой сфере мы будем наблюдать то, что происходит сейчас, то эти претензии быстро появятся.

Я хочу, чтобы у Вас был ясный, понятный, реалистичный план решения этой проблемы, я имею в виду в данном случае расселение аварийного жилья, чтобы было пошагово понятно, кто, почему что-то недовыполняет, для того чтобы нам сразу же настраивать эту систему быстро, оперативно и чтобы все наши коллеги, которые в этом зале присутствуют, руководители регионов, это имели в виду, тоже были встроены в общую систему и понимали, что это не просто так – поболтали языком и разошлись, что к этому будет приковано внимание, что этим надо заниматься, заниматься в ежедневном режиме, лично уделять этому внимание. Вот это первое.

И я прошу Администрацию, руководство Правительства иметь в виду, что, во-первых, на Правительстве, чтобы вы отчитывались регулярно, как решается вопрос, и время от времени чтобы я тоже мог ознакомиться с ходом этих работ. Это первая часть.

А вторая часть такая. Вы сказали о том, что нужно расселить 10,7 миллиона квадратных метров аварийного жилья, а на самом деле его больше – три с лишним. Куда делось 2,4 миллиона?

М.МЕНЬ: Уважаемый Владимир Владимирович, мы отталкиваемся от той цифры, которая была озвучена на 1 января 2012 года. По тем документам, которые у нас сегодня имеются, оставшиеся квадратные метры планируется расселить за счёт региональных программ.

В.ПУТИН: Понимаете, мы в своё время, в начале 90-х, взяли и скинули на регионы и муниципалитеты, скажем, первичное звено здравоохранения, то же самое и в образовании многое произошло, и сделали вид, что это нас не касается, я имею в виду федеральную власть. А потом вынуждены были проводить одну программу за другой, исходя из того, что очень много оказалось, мягко говоря, в неблагоприятной ситуации.

Здесь то же самое, абсолютно то же самое. Мы ясно и с полным пониманием проблемы должны относиться к этому вопросу. 2,4 миллиона сделают регионы, и делайте как хотите. Если вы считаете, что они могут это сделать, тогда покажите им, за счёт чего. Нужно, чтобы было понятно.

Я сейчас никого ни в чём не обвиняю, но некоторые руководители регионов могут считать, что есть другие вопросы, более приоритетные, и туда нужно деньги переложить. Да у них не так уж и много свободных денег. Поэтому тогда вместе с ними нужно всё обсуждать, понимать, что там происходит, и соответствующим образом регулировать.

Я Вас прошу к этому отнестись самым серьёзным образом, не просто так: большая проблема, острая, будем решать как-то. А вот эта часть, почти одна пятая, вот это они сделают. Как они сделают? Может быть, они и могут сделать, я вообще не исключаю, но тогда каждый из них должен знать, за счёт чего, как, в какие сроки. Вот чтобы не было здесь каких-то «серых зон» и непонятных для кого-то! Всё должно быть ясно.

И, конечно, ни в коем случае, уважаемые коллеги, прошу вас, не манипулировать цифрами – чуть больше, чуть меньше, потом чтобы выбить деньги из федерального бюджета, резко увеличить наличие аварийного жилья. Давайте отнесёмся к этому самым серьёзным образом.

Михаил Александрович, пожалуйста, садитесь. Спасибо.

Юрченко Василий Алексеевич, Новосибирская область.

В.ЮРЧЕНКО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

В своём выступлении я хотел бы акцентировать ваше внимание на следующих моментах. Во-первых, и меры, заложенные в указе Президента, и показатели, отмеченные в Послании Федеральному Собранию, направлены на создание комфортной среды проживания для наших граждан. Решение этой задачи сегодня является условием не только социальной стабильности, но и экономического развития, условием повышения конкурентоспособности нашей страны в борьбе за человеческий капитал.

И здесь хочу выделить такой нюанс. В обществе у населения, причём без различия в имущественном положении, сложилась стойкая убеждённость в том, что жилое помещение должно быть исключительно в частной собственности, хотя современный мировой опыт даёт другой пример: в структуре жилищного фонда многих стран арендное жильё занимает в среднем 60–70 процентов, и им пользуются вполне обеспеченные люди.

И в нашей стране аренда жилья должна не только выполнять социальную функцию обеспечения жильём малоимущих слоёв населения, но и обеспечивать трудовую мобильность людей, способствовать реализации важнейших инвестиционных проектов. И не случайно пилотный проект арендного жилья в Новосибирской области был адресован именно для специалистов созданного нового технопарка. Более ста квартир арендного жилья было построено, и сегодня там проживают молодые учёные и новаторы.

Сегодня частный бизнес готов входить в этот сектор, но нам предстоит простимулировать формирование нового вида предпринимательской деятельности: уже в самое ближайшее время обеспечить приход на этот рынок частных инвесторов, профессионально управляющих такими активами с целью получения доходов. Это требует принятия и специальных нормативно-правовых актов.

Считаю, нормативно-правовые акты должны не только регламентировать все аспекты деятельности этого бизнеса, права и обязанности сторон, но и содержать меры государственной поддержки на период его становления. Целесообразно, в частности, целевое выделение земельных участков для строительства жилья коммерческого найма, предоставление налоговых льгот.

Сегодня, конечно же, очень важная тема, на которой, Владимир Владимирович, Вы акцентировали внимание, – это переселение из аварийного жилья. Эту проблему нужно решать не только за счёт бюджетных средств из разных уровней бюджета: из Фонда реформирования ЖКХ, из региональных, из местных, – но сегодня при изменении законодательства, в частности, возможно привлечь очень серьёзные частные инвестиции.

Наверное, настало время изменить норму земельного законодательства, когда строить новое современное энергоэффективное жильё на застроенных территориях можно не когда полностью будет расселён квартал, а когда будет поэтапно подготовлено два-три дома. Тем самым сократить сроки расселения и заинтересовать застройщиков во вложении частных средств в эту проблему.

Развитие строительства во многом упирается в высокую стоимость квадратного метра. Эта проблема решается развитием строительной индустрии, созданием инженерной инфраструктуры, прозрачным выделением земельных участков. Об этом мы много раз говорили, принимали соответствующие программы.

Обозначу ещё один аспект. Высокая стоимость жилья во многом поддерживается спросом на недвижимость со стороны тех игроков рынка, которые покупают новые квартиры, чтобы защитить свои средства, чтобы перепродать и получить доход. Предлагаю рассмотреть возможность обложения такого дохода специальным налогом, как это делается в некоторых странах, в частности, в Австрии, где при перепродаже недвижимости в первые десять лет после её покупки доход от продажи облагается подоходным налогом в размере 34 процентов.

Думаю, всем понятно, почему сегодня такой масштаб приобрела проблема предоставления качественных жилищно-коммунальных услуг. Это отсутствие на протяжении многих лет, а правильнее было бы сказать, десятилетий, да ещё и достались со времён Советского Союза недоремонт, недофинансирование этой жизнеобеспечивающей отрасли.

Считаю, в стране наработан достаточный опыт консолидации средств бюджетов разных уровней, привлечение частого капитала в реализацию проектов модернизации коммунальной инфраструктуры, но необходимо увеличивать масштаб этих средств.

И здесь не обойтись, наверное, без новых, я бы сказал, инвестиционных ресурсов, которые должны быть использованы для реформирования жилищно-коммунального комплекса. Примеры существуют во многих странах Европы, в частности, в Германии, в Норвегии, в Швеции, в Нидерландах, когда функционирование этого финансового инструмента предусматривает возвратность средств.

И, самое главное, низкая стоимость процентной ставки и длительные сроки предоставления органам или государственной власти, или муниципальной через этот финансовый инструмент. Такие практики, я считаю, необходимо рассмотреть. В Министерстве строительства мы с Министром рассматривали это в рамках рабочей группы, думаю, что необходимо рассмотреть возможность применения у нас в стране. Это позволит, Владимир Владимирович, привлечь в разы больше частных средств в реформирование жилищно-коммунального комплекса.

Качество работы управляющих компаний – эта тема стала уже притчей во языцех, а между тем многие конфликты даже не возникли бы, если бы эта деятельность подлежала лицензированию. И то, что Вы недавно говорили, что лицензирование необходимо ввести, и здесь саморегулируемая организация не спасёт, опыт у нас в стране доказывает, что не удалось это сделать.

Сегодня Министр доложил – вносится документ о лицензировании этого вида деятельности, это абсолютно правильно. Постоянный мониторинг при помощи чётких критериев оценки работы позволил бы профилактировать нарушения и недостатки в сфере ЖКХ, не допускать недобросовестных игроков на этот очень важный, социально чувствительный сектор.

Сегодня плохо прописаны в законодательстве процедуры смены организаций, занимающихся управлением многоквартирного дома. Касается это и товариществ собственников жилья, и жилищных кооперативов, и управляющих компаний. Граждане зачастую лишаются права даже заключить с ресурсоснабжающей организацией прямые договоры, и только после вмешательства органов власти, работы с такими управляющими компаниями удаётся защитить права граждан.

Чтобы снять конфликтность, исключить злоупотребление при передаче многоквартирного дома в управление от одной управляющей организации к другой, может быть, посмотреть и включить в этот процесс государственные жилищные инспекции, органы местного самоуправления, когда из лицензированных организаций были бы реестры и защищали граждан при смене. На сегодня некоторые управляющие компании всё делают для того, чтобы гражданам, изъявившим свою волю и решение по смене управляющей компании, затянуть этот вопрос.

Очень важное значение имеет широкомасштабная информационная кампания по разъяснению всех нюансов и аспектов необходимых изменений в жилищно-коммунальном комплексе. И здесь необходимо всем уровням власти: от муниципалитета до федеральной – выстроить, мне представляется, системную работу по пропаганде, разъяснению тех изменений, которые приведут к улучшению жилищно-коммунальных услуг, защите прав граждан.

И самое главное, не спекулировать на жизненно важных темах некоторым так называемым защитникам, которые сегодня иногда призывают к неадекватным действиям, к торможению, к тому, чтобы те изменения, которые востребованы, не проводить.

Сегодня необходима более активная просветительская, разъяснительная работа в сфере изменений в законодательстве, регулирующем накопления средств граждан на капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов.

Население сегодня сомневается в подконтрольности собранных средств и прозрачности механизмов их использования. Поэтому от взаимодействия с общественными советами, которые созданы практически во всех субъектах Российской Федерации, очень и очень многое зависит, а также информационное обеспечение этой работы.

Потому представляется необходимым выстроить системную масштабную разъяснительную информационную работу по всем вопросам, касающимся жилищно-коммунального комплекса.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

По поводу обложения налогом операций с недвижимостью в течение десяти лет после приобретения или строительства. У нас есть определённые ограничения, инструменты налоговой политики используются в течение трёх лет. Можно, конечно, увеличить до десяти лет. Но есть и очевидные вещи, которые будут способствовать тому, что движение на рынке недвижимости будет замедлено, то есть и положительные вещи, наверное, но есть и вещи, о которых мы должны подумать. Поэтому повнимательнее нужно к этому подойти.

Что касается смены управляющих компаний и механизмов смены, это абсолютно точно, я полностью присоединяюсь.

И ещё хотел бы обратить внимание правоохранительных органов. Объём нарушений, которые происходят в этой сфере, не только управляющими компаниями, но в том числе и ими, и реакция правоохранительных органов совершенно не соответствуют одно другому. Я бы хотел видеть более профессиональную и более масштабную работу на этом направлении от правоохранительных органов всех уровней.

Пожалуйста, Улюкаев Алексей Валентинович, Министр экономического развития.

А.УЛЮКАЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотя за последние полтора десятилетия Россия была одним из мировых лидеров в росте производительности труда, отставание от развитых экономик всё ещё велико: почти двукратное отставание в среднем от Организации экономического сотрудничества и развития, в 2,5 раза – от Соединённых Штатов. Между тем мы находимся в ситуации, когда повышение производительности труда становится практически безальтернативным источником экономического роста и повышения национальной конкурентоспособности.

В этой связи Правительство приняло план по увеличению производительности труда. Там четыре основных блока, в том числе создание стимулов и мотиваций к новым высокопроизводительным рабочим местам, развитие кадрового потенциала, повышение эффективности работы государственных компаний по инновационному развитию, корректировка отраслевых и государственных программ.

Однако мы понимаем, что принятых мер недостаточно. Необходимо конкретизировать как базовые макроэкономические меры стимулирования экономического роста, так и конкретные отраслевые, корпоративные меры и практики повышения производительности труда.

В нашей экономике сложилась ситуация, когда интенсивное сокращение занятости в промышленности и сельском хозяйстве и высокий рост производительности труда в этих сферах сопровождаются перетоком рабочей силы в иные сферы: сферу услуг и бюджетный сектор, – где производительность труда существенно ниже. Поэтому мы стоим перед задачей не только подтягивания производительности труда в базовых секторах экономики до мирового уровня, но и в значительном повышении эффективности в бюджетной сфере.

Из 68 миллионов рабочих мест в Российской Федерации 46 миллионов – это организованный сектор. По данным Росстата, только 15 миллионов из них сейчас уже можно отнести к высокопроизводительным.

Сейчас Росстат подготовил соответствующую методику. К ней есть некоторые претензии. Придётся её, может быть, дорабатывать, но сейчас мы можем ей руководствоваться и должны разворачивать на этой основе работу по стимулированию роста, модернизации существующих и созданию новых рабочих мест.

Решение этой задачи имеет несколько уровней. Первый – это базовый, макроэкономический. Для этого ведётся работа по повышению доступности финансовых ресурсов для предприятий и компаний, улучшению инвестиционного предпринимательского климата, реализации соответствующих дорожных карт национальной предпринимательской инициативы, формированию институтов государственно-частного партнёрства, концессий и иных его форм, механизмов гарантийной поддержки кредитов для организаций малого и среднего предпринимательства.

Необходимо сократить долю неконкурентного сектора экономики и при этом добиться повышения эффективности управления в крупнейших компаниях, сохраняющихся в государственной собственности.

Важнейшим стимулом повышения производительности труда является конкуренция компаний. Поэтому критически важным является повышение прозрачности закупок для государственных и муниципальных нужд и для нужд крупных компаний с государственным участием в рамках 44-го Федерального закона, который будет реализовываться с января следующего года. Особое внимание должно быть уделено формированию новых институтов поддержки экспорта, в том числе экспорта предприятий среднего бизнеса, которые уже имеют соответствующую практику выхода на внешние рынки.

Мы сейчас работаем над новой редакцией дорожной карты: поддержка доступа на внешние рынки и поддержка экспорта, которые направлены прежде всего на упрощение и ускорение административных процедур, таможенного оформления для экспортной деятельности, создание стандартных финансовых продуктов, доступных для всех категорий экспортёров, развитие инфраструктуры поддержки экспорта.

Нам нужно достроить систему активной координации мер, включающих организацию поддержки первых контактов бизнеса с иностранными партнёрами через систему торгпредств. Мы сейчас завершаем работу по формированию так называемого нового облика торгпредств, развитие страхования экспорта через агентство ЭКСАР [Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций] и финансовой поддержки его через «Внешэкономбанк».

Последовательная реализация таких мер, масштабных, комплексных мер, может привести к высвобождению занятости, что является определённым вызовом для всех государственных структур. Надо быть готовым к этому. Сейчас уровень безработицы невысок – 5,5 процента занятого населения, но могут быть тенденции к некоторому увеличению. Необходимо создать гибкую систему повышения квалификации и переобучения работников, в том числе заинтересовать бизнес к тому, чтобы принимать эту новую рабочую силу, обеспечить большую мобильность трудовых кадров – как производственную мобильность, так и территориальную мобильность.

Для этого нужна и система поощрения инвестиций, особенно малого и среднего предпринимательства, которое создаёт в большом количестве новые рабочие места. Особое значение это имеет в регионах высокого риска, прежде всего в моногородах. Здесь важно в полной мере реализовать планы по созданию федерального фонда гарантирования инвестиций малого и среднего предпринимательства (нормативная работа завершена, и в бюджете соответствующие средства на 2014–2015 годы предусмотрены), а также обеспечить выделение средств на поддержку проектов в моногородах по созданию новых рабочих мест.

Мы в прошлом году запустили механизм поддержки за счёт целевых субсидий субъектам Федерации по программам развития инновационных территориальных кластеров и индустриальных парков, Вы обратили на это внимание в своём вступительном слове. К сожалению, я должен сказать, что пока развитие эта программа не получила в силу, вероятно, известных острых бюджетных проблем: мы не смогли обеспечить выделение необходимых средств в бюджете 2014–2016 годов на развитие этой программы. Считаю, что мы должны будем всё-таки вернуться в следующем бюджетном цикле к этому вопросу и обеспечить выделение соответствующих средств.

В государственных программах развития промышленности в целом и ведущих технологических секторов предусмотрены мероприятия, целевые ориентиры по повышению производительности труда. Однако необходимо их уточнить с учётом имеющихся бюджетных ограничений, того потенциала оптимизации, который есть, и эффекта по созданию высокопроизводительных рабочих мест.

Необходимо скорректировать сложившийся механизм отраслевых субсидий таким образом, чтобы их предоставление было обусловлено повышением производительности и качества труда. Такая работа уже ведётся, Минпром провёл уже корректировку субсидий. Необходимо распространить её на программы развития транспортного комплекса и программы развития сельского хозяйства, дополнить необходимыми целевыми показателями повышения производительности труда. Необходимо также скорректировать региональный аспект с учётом проработки на федеральном уровне методических рекомендаций, свои региональные программы, направленные на увеличение производительности труда и создание высокопроизводительных рабочих мест.

На федеральном уровне нужно поддержать развитие финансовых механизмов поддержки региональных проектов, включая предоставление налогового кредита, возмещение части региональных затрат, направленных на увеличение производительности труда и внедрение современных технологий.

В этой связи позиция о том, чтобы разработать новую модель строительства инфраструктурных объектов на территориях с учётом расчёта с инвесторами через учёт средств, которые будут получены после ввода объектов в бюджетной сфере через налогообложение, взята нами в оперативную проработку, и мы уже готовы в ближайшее время внести проекты соответствующих нормативно-правовых актов.

Особое внимание должно быть сконцентрировано на отраслях, которые обеспечивают энергетическую и транспортную инфраструктуру. Принятый Правительством план повышения эффективности компаний инфраструктурного сектора, прежде всего естественных монополий, на 2015–2016 годы, который предполагает серьёзное снижение издержек и рост производительности труда, должен быть дополнен средними и долгосрочными программами развития этих компаний, которые включают мероприятия по росту производительности труда, обновлению технологий, инвестиционным планам и оптимизации операционных и капитальных затрат.

Вопрос производительности труда в конечном счёте решается на микроуровне – на уровне предприятий. Необходимо проработать стимулы для оптимизации компаниями, особенно компаниями с государственным участием, производственных возможностей, внедрения современных форм и методов организации производства и инновационной культуры.

У нас есть очень хорошие примеры. Так называемые производственные программы «Сбербанка», Росатома являются, я считаю, одними из лучших в мировой практике. Нам необходимо добиться тиражирования такого рода подходов и распространения их в других компаниях с государственным участием, да и в частном бизнесе. Распространению лучших практик будет способствовать как конкуренция, так и поддержка развития рынка консультативных услуг инжиниринговых компаний.

Государственные программы должны быть состыкованы не только с федеральными и местными бюджетами, но и со стратегиями инновационного развития на корпоративном уровне. Здесь важна не только согласованность мероприятий и целевых индикаторов, но и увязка системы вознаграждений руководства компаний, особенно компаний с госучастием, с достижением целевых показателей создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест. Вес инновационных параметров в системе вознаграждения менеджмента, коэффициент оценки их участия должен быть существенно повышен.

Увеличить производительность труда по всей российской экономике в полтора раза до 2018 года – крайне сложная задача. Между тем в ряде ведущих секторов и компаний у нас есть потенциал для того, чтобы не только достигнуть таких позиций, но и даже их существенно превысить. Для того чтобы в практическом плане обеспечить координацию работ и утверждение лучших, наиболее передовых корпоративных практик, создана подкомиссия правительственной комиссии по обеспечению устойчивого развития интеграции экономики во главе с вице-премьером Аркадием Дворковичем. Мы считаем, что координация работ всех уровней исполнительной власти, мониторинг и корректировка соответствующих отраслевых и региональных программ, общественный контроль за этой работой обеспечат необходимые условия достижения намеченных целей социально-экономического развития.

Спасибо.

В.ПУТИН: Алексей Валентинович, вопрос есть. Сейчас Вы упомянули об этом вскользь – по сути, о принятом решении заморозить тарифы инфраструктурных монополий на следующий год и потом индексировать их в последующие годы по уровню инфляции. Хорошее решение, много об этом говорили. Сейчас я слышу о предложениях всё-таки для «РЖД» сделать исключение: повысить тариф для «нефтянки». Понимаете, что это такое? Вы таким образом можете на «нефтянку» переложить вообще всю нагрузку по всей экономике. Первое.

Второе – как только на «нефтянку» повышается тариф у «РЖД» – она работает, как печка, как сами нефтяники говорят, – сразу и другие составляющие их производственных расходов будут повышаться по очень многим показателям.

Как Вы можете это прокомментировать?

А.УЛЮКАЕВ: Владимир Владимирович, первое. Мы никогда не предлагали такую меру, как повышение тарифа для «нефтянки», но такие предложения были. И в ходе обсуждения наша позиция была следующей: компания «Российские железные дороги» с нынешней нормативно-правовой базой имеет право скорректировать тарифы как в сторону понижения, так и в сторону повышения для отдельных направлений, отдельных категорий грузов.

Наша позиция следующая: если компания пойдёт на то, чтобы повысить тариф для этой категории грузов, она обязана будет одновременно принять меры по снижению тарифов для других категорий грузов, чтобы в целом обеспечить нулевое решение по тарифам. В целом это никогда не было нашим предложением – делать какое-то исключение для нефтяной отрасли.

В.ПУТИН: Да, но мы же понимаем, к чему это может привести. Мы, что, за счёт «нефтянки» всю остальную экономику будем держать? На одну отрасль всё перегрузим, так получается?

А.УЛЮКАЕВ: Мы не предлагаем перегрузить на одну отрасль, но должен сказать для справки, что эта отрасль является отраслью, которая более всего выигрывает от нашего замораживания тарифов. Она является самым главным бенефициаром.

В.ПУТИН: Правильно, мы все это знаем.

А.ДВОРКОВИЧ: Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, сейчас «РЖД» предложила повысить тарифы для нефтяных грузов при перевозках по железной дороге. Это предложение обсуждается, оно вынесено на формальное обсуждение, но решение такое не принято пока что. Это первое.

Второе. Когда мы считали налоговый манёвр, я просто напомню: мы снижаем экспортные пошлины на нефтепродукты и одновременно повысили акцизы на нефтепродукты, – мы считали, что тарифы по «РЖД» будут заморожены, а тарифы «Транснефти» будут проиндексированы, и все расчёты делались исходя из этого. У нас получалось, что в общем и целом нефтяная отрасль в 2014 году немножко выиграет – не проиграет, а выиграет. Потом было принято решение тарифы «Транснефти» тоже заморозить, соответственно нефтяная отрасль выиграла ещё больше, и поэтому у «РЖД» возникла с их точки зрения разумная идея – несколько проиндексировать тарифы для «нефтянки».

Хочу подчеркнуть, что по балансу в целом нефтяная отрасль всё равно выигрывает, тем не менее это решение не принято, оно будет обсуждаться. В любом случае важно, какова будет динамика на три года вперёд, а не только в течение одного года. Мы в рамках этого трёхлетнего баланса обсудим, как лучше это всё сделать, чтобы никто не проиграл.

В.ПУТИН: Друзья мои, уважаемые коллеги! Сегодня уже последние дни уходящего года. Все компании считают свою экономику, планируют своё будущее на ближайший год как минимум и последующие годы. Я к чему вас призываю: к тому, чтобы своевременно такие вещи считали. «Мы, – как вы сказали, – сначала подумали так, потом посчитали так, потом решили всё-таки заморозить [тарифы для] “Транснефти”».

Надо заранее считать. Уже на следующий год, на 2015-й, надо считать сейчас, чтобы не было таких сигналов для рынка. Они носят негативный характер, отражаются на экономике, сбивают с рабочего ритма важнейший сектор нашей экономики.

Чтобы было понятно, это не «Роснефть» жалуется – не нужно накатывать, она ни при чём совершенно. Это все нефтяные компании, я с ними недавно встречался, практически все. Они, конечно, замерли в ожидании. Нельзя этого допускать. Надо чтобы было прозрачно, понятно и своевременно, взвешенно. Вот я к чему призываю. Профессиональнее работать нужно.

А.УЛЮКАЕВ: Владимир Владимирович, если можно?

Сейчас право повышать тарифы по отдельным направлениям, категориям грузов закреплено за самой компанией «Российские железные дороги». Есть предложение о том, чтобы вернуться к системе, когда Федеральная служба по тарифам непосредственно располагает такими возможностями – и изъять его из права компаний. Может быть, это тоже нужно будет сейчас дообсудить и принять соответствующее решение.

В.ПУТИН: Вы знаете, есть представители государства в этой компании. Не нужно здесь рака за камень заводить. Всё это можно регулировать, но только нужно делать своевременно и просчитывать надо до конца, все последствия просчитать и для самой компании «РЖД», которая является одной из важнейших составляющих всей нашей экономики, её инвестиционного пакета, нужно посмотреть для других отраслей экономики. Вовремя только делать надо и всё посчитать.

Артамонов Анатолий Дмитриевич, пожалуйста.

А.АРТАМОНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета! Участники заседания!

Показатель производительности труда является зеркалом развития не только экономики, но и общества в целом. Не умаляя значимости повышения производительности труда в отраслях социальной сферы, наша рабочая группа всё-таки посчитала, что наиболее важным является решение этой задачи в базовых отраслях экономики.

Этот вывод подтверждают и данные различных исследований, в том числе Евразийского института конкурентоспособности, согласно которым, 40 процентов нашего отставания по уровню производительности труда приходится на машиностроение и ещё 40 процентов дают другие отрасли промышленности и сельское хозяйство.

Согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития, текущий уровень производительности труда в нашей стране оценивается не более чем в 39 процентов от уровня США. Для сокращения этого разрыва нам предстоит практически удвоить рост производительности труда, доведя его до 5–6 процентов в год. Но мы, кстати, уже имели такие темпы роста в предыдущие годы. Можно, конечно, устроить сейчас соревнование регионов, отраслей экономики за достижение наивысших показателей производительности труда. Но на взгляд участников нашей рабочей группы, это мало что даст, разве что загрузит интересной аналитической работой большое количество талантливых людей. Гораздо важнее собирать урожай в виде реального повышения производительности труда от тех усилий, которые мы предпримем по модернизации экономики и созданию новых высокоэффективных производств.

Одним из важнейших факторов роста является, конечно же, сокращение доли государства в экономике. Вместе с тем нам надо на законодательном уровне повысить ответственность участников бизнеса за выполнение тех обязательств, которые они на себя принимают по условиям контрактов, тем более когда это касается таких чувствительных сфер деятельности, как жилищно-коммунальное хозяйство, например. Повышение прозрачности деятельности госкорпораций и естественных монополий также могло бы дать существенный прирост повышения производительности труда не только для них самих, но и в стране в целом.

Второй важной мотивацией для модернизации существующих производств является создание условий, при которых им стало бы выгодно реинвестировать свою прибыль на цели модернизации, а не направлять её на проедание, на выплату бонусов и дивидендов. Вместе с тем этого резерва, конечно же, недостаточно. В мировой практике нет таких примеров, чтобы коренная перестройка экономики, особенно обрабатывающих производств, была осуществлена без привлечения заёмных средств. Однако бизнес-расчёты показывают, что для того, чтобы вернуть кредиты банкам на нынешних условиях, надо иметь рентабельность не менее 30 процентов. В обрабатывающих отраслях, например, это в принципе невозможно. И плюс к этому сверхтяжёлые условия оформления кредитов именно как раз для предприятий обрабатывающих отраслей экономики.

Важным резервом модернизации промышленности, а значит, и повышения производительности труда, могут являться дополнительные меры по поддержке экспортно-ориентированных несырьевых отраслей, ибо сам по себе факт завоевания зарубежных рынков уже является доказательством высоких качеств и инновационности этой продукции и осуществлённых её производителями усилий по модернизации своих производств. И это, конечно же, должно поощряться, в том числе и государством.

Вновь создаваемые производства всегда основаны на создании высокопроизводительных рабочих мест, а значит, мы должны ещё больше внимания уделять повышению инвестиционной привлекательности как отдельно взятых регионов, так и страны в целом. На сегодняшний день у нас в стране уже накоплен достаточный опыт в работе по привлечению инвестиций. Успехи Татарстана, Белгородской, Ульяновской и других областей в развитии экономики всем известны, мы охотно изучаем опыт наших коллег и перенимаем его. Определённые наработки есть и в Калужской области, мы также ими охотно делимся.

В стране очень многое делается сегодня по снятию административных барьеров, устранению коррупционных проявлений, предоставлению налоговых преференций. Приняты многие законодательные и нормативные акты, которые направлены на повышение инвестиционной привлекательности России. Свою лепту здесь внесли АСИ, Торгово-промышленная палата, РСПП, «Деловая Россия», «ОПОРА России» и, конечно же, созданные институты развития, прежде всего «Внешэкономбанк». Однако надо признать, что и в случае с модернизацией существующих производств по тем же самым причинам привлечение заёмных средств на реализацию инвестиционных проектов в нашей стране также пока остаётся проблематичным.

Кроме того, у нас очень слабо развит институт проектного финансирования. Как бы ни было тяжело это осознавать, но у нас нет другого выбора, кроме как привести свою кредитно-денежную политику в соответствие с требования экономики, нацеленной на развитие. Наша рабочая группа предлагает включить вопрос о повышении доступности кредитов, в особенности для обрабатывающих производств, в перечень поручений по итогам заседания Государственного совета.

Государство должно посылать бизнесу сигналы о своей заинтересованности в привлечении инвестиций – и прежде всего через солидарную ответственность. Вложение средств в инфраструктуру как раз и является проявлением такой взаимной заинтересованности.

Однако надо признать, что мы крайне мало пока ещё в сравнении с существующими потребностями строим современных высокоскоростных автомобильных дорог. На железнодорожном транспорте производительность труда также остаётся очень низкой, да и тарифы порой для многих участников экономической деятельности неподъёмные.

И, что особенно печально, мы практически потеряли речной флот, соревноваться с которым по производительности и экономичности не мог ни один вид транспорта. И по этой причине, кстати, существенно увеличили нагрузку на наши автомобильные дороги, не рассчитанные на продвижение по ним такого большегрузного транспорта, который перевозит сыпучие строительные материалы, например.

Третьим важным резервом повышения нашей инвестиционной привлекательности является всё-таки тарифная политика, и те решения, которые были приняты Вами, Владимир Владимирович, руководством страны по сдерживанию роста тарифов естественных монополий, несомненно, благотворно скажутся на развитии экономики.

Что особенно важно, это продолжение политики государства, направленной на развитие малого и среднего бизнеса. Но в этом направлении, конечно же, сейчас имеются успехи, они замечаются в том числе и самим малым бизнесом, но надо всё же смещать центр этой работы в развитии малого и среднего бизнеса именно в реальный сектор экономики и подкреплять её дополнительными преференциями.

Развитие новой экономики неизбежно тянет за собой задачу по подготовке кадров новой формации, изучение лучших практик организации бережливого производства и развитие лидерских качеств руководителей. Нам приходится признавать, что существующая система профессионального образования пока не соответствует требованиям новой экономики.

Мы, например, вынуждены были у себя в срочном порядке вложить более миллиарда рублей в создание специального центра, который занимается подготовкой кадров для автомобильной промышленности, и за прошедшие четыре года таких специалистов уже подготовлено более 9 тысяч. Сейчас по этой же схеме начали подготовку кадров для фармацевтического кластера. В филиале технического университета имени Баумана внедрили совмещённую, или, как теперь говорят, дуальную, систему образования.

Было бы важным, уважаемый Владимир Владимирович, если бы Вы поручили разработать специальную программу, в соответствии с которой не только Министерство образования России, но и отраслевые министерства в рамках, может быть, своих программ, НИОКР, приняли бы участие в решении важнейшей задачи подготовки кадров для новой экономики на паритетных началах с регионами.

Россия на сегодняшний день пока ещё крайне недоиндустриализированная страна с точки зрения производства потребительских товаров. Отсюда и превалирующий импорт на потребительском рынке. И чем больше мы будем создавать новых современных производств, тем больше нам потребуется рабочих рук. Это к вопросу о безработице, которая якобы нам грозит в связи с модернизацией производства. Я с этим абсолютно не согласен.

Исключение могут в какой-то мере составить, может быть, временные моногорода. И в добавление к ним ещё города, оказывающиеся в роли безработных по причине предумышленного банкротства ранее успешных предприятий новыми нерадивыми собственниками. Кстати, давно назрел вопрос об ответственности в этих случаях не только наёмных менеджеров, но и самих собственников предприятий этого бизнеса.

Сегодня назрела необходимость в актуальном расселении высвобождаемого трудоспособного населения, например, через строительство жилья для военнослужащих, увольняемых в запас. Сегодня оно в большей степени строится в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных центрах. Или оказание поддержки тем, кто переезжает на новое место жительства в случае, если этот регион действительно нуждается в дополнительных трудовых ресурсах. Очень хорошим подспорьем в этом является развитие рынка арендного жилья. Определённый опыт в этом направлении имеется в Калужской области.

В завершение я хотел бы сказать ещё об одном существенном, на мой взгляд, резерве, который, если его в полной мере задействовать, мог бы, пожалуй, в самой большей степени помочь решить задачу быстрого роста экономики и производительности труда. Надо сделать заинтересованными участниками этого процесса все регионы, каждый муниципалитет. Чего греха таить, пока это далеко не всегда так.

В своём Послании Федеральному Собранию Вы, Владимир Владимирович, объявили об очень важном решении, которое позволит регионам компенсировать подтверждённые затраты на создание инфраструктуры индустриальных парков. Это обязательно даст мощный мультипликативный эффект в привлечении инвестиций. Но чтобы ещё в большей мере задействовать инициативу регионов, на наш взгляд, было бы правильным рассмотреть возможность введения хотя бы временного моратория на применение тех правил, которыми сегодня руководствуется Министерство финансов при определении объёмов финансовой помощи регионам и софинансировании совместных проектов и программ.

Сегодня оно осуществляется в зависимости от бюджетной обеспеченности, что в значительной мере снижает желание регионов повышать эту самую обеспеченность и порождает иждивенческие настроения. Возможно, в поручениях по итогам сегодняшнего заседания Госсовета эта проблема также могла бы быть разрешена. Это обязательно вызовет дополнительный интерес у регионов к развитию экономики и повышению производительности труда, что, собственно говоря, и требуется.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Это хорошее предложение. Только тогда общий объём средств, которые Министерство финансов может направлять на выравнивание бюджетной обеспеченности, сократится, и, прямо скажем по-народному, бедные регионы будут ещё беднее. Мы это с вами понимаем или нет?

А.АРТАМОНОВ: Владимир Владимирович, есть схемы, по которым не пострадают бедные регионы.

В.ПУТИН: Скажите тогда, прямо сейчас назовите эти схемы. Я о них пока ничего не знаю, но если Вы откроете мне глаза, то буду Вам очень благодарен.

А.АРТАМОНОВ: Например, я согласен, может быть, бог с ним, с этим трансфертом, который в данном случае имеется в виду, пусть он идёт тем регионам, которые ещё не достигли достаточного уровня своего развития. Например, та же самая программа ветхого и аварийного жилья.

Мы на сегодняшний день 72 процента должны софинансировать из своего бюджета, хотя если взять пять лет назад, софинансирование у нас было 30 процентов. Таким образом, резервов для погашения тех кредитов, которые мы взяли под развитие, практически не остаётся.

В.ПУТИН: Да, это сложнее, но у некоторых субъектов Федерации, у которых не такая бюджетная обеспеченность, как у вас, у них этого не будет просто. Они не смогут делать то, что у вас происходит. Тем более имейте в виду, есть регионы, удалённые от центров экономической деятельности. Калуга-то рядом с Москвой находится, удобно как бы там ни было, есть определённые конкурентные преимущества. У нас территория большая, а чуть подальше – всё, будет другая ситуация.

Давайте мы сейчас попросим Министра финансов прокомментировать. Пожалуйста, Антон Германович.

А.СИЛУАНОВ: О чём Анатолий Дмитриевич говорит? Он говорит о следующем: о том, что сегодня есть субсидии, которые предоставляются регионам на выполнение их полномочий. И доля участия региона в этих субсидиях варьируется в зависимости от бюджетных возможностей региона.

Сильные регионы – больше доля, слабые регионы – меньше доля. В принципе это справедливый подход. И сильные регионы, конечно, могут больше участвовать в софинансированных мероприятиях. Но в нынешних условиях, когда все силы регионов сосредоточены на выполнении указов Президента, которые тоже должны быть обеспечены в полном объёме, безусловно, считаю, что в целом требования к софинансируемым обязательствам региона могут быть понижены в целом.

Если мы, предположим, год назад могли требовать участие в целом по региону 50 на 50, то сейчас можно было бы сделать 30 на 70: 30 – регион, 70 – Федерация, при условии, что это должно касаться непервоочередных софинансированных мероприятий, потому что есть субсидии, которые не связаны с реализацией указов Президента. Вот по этим мероприятиям, по инвестициям, может быть, даже какие-то мероприятия мы можем отложить таким образом на более длительный срок, ничего в этом страшного нет, если это не указное мероприятие.

Поэтому в целом считаю, что требование к регионам по софинансированию должно быть понижено по непервоочередным софинансированным мероприятиям.

В.ПУТИН: А то, о чём мы договаривались на совещании, связанном с реализацией планов по расселению аварийного жилья, помните?

А.СИЛУАНОВ: Да.

В.ПУТИН: Где мы говорили о необходимости всё-таки повысить федеральное участие. Какие решения окончательно приняты?

А.СИЛУАНОВ: Владимир Владимирович, в соответствии с Вашими поручениями было сокращено требование к участию регионов. Было 70 на 30: 70 – регион, 30 – Федерация. Сейчас стало 50 на 50, по некоторым регионам – 60 на 40. Требования к регионам понижены. Это с одной стороны.

С другой стороны, мы добавили дополнительно в 2016–2017 годах, если мне память не изменяет, по 10 миллиардов рублей для реализации этой цели. Специально законом о бюджете внесена такая дополнительная поправка.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

А предложение Анатолия Дмитриевича, мы с вами тоже многократно это обсуждали на различных площадках, по поводу доступности кредитов?

А.СИЛУАНОВ: Речь может идти только, конечно, о субсидировании процентных ставок по кредиту. Естественно, мы не можем коммерческим банкам в административном порядке навязывать те или иные ставки. Субсидирование процентных ставок – это уже бюджетные решения региона, возможно, при участии Федерации.

В.ПУТИН: Нет, не только субсидирование, есть и другие инструменты, например, госгарантии.

Он-то почему об этом говорит? У него много новых производств, много предприятий, он работал над развитием инфраструктуры и закредитовался очень серьёзно, насколько я вижу по документам, так?

А.АРТАМОНОВ: Мы снижаем эту кредитную задолженность, Владимир Владимирович. Мы уже в два раза её понизили, тем не менее она в определённый период времени превышала 80 процентов. Сейчас осталось 50.

В.ПУТИН: Поэтому губернатор так беспокоится и говорит об этой доступности.

Пожалуйста.

А.СИЛУАНОВ: У нас предусмотрены, Владимир Владимирович, в бюджете меры поддержки в виде госгарантий. При этом перечень объектов отбирается, соответственно, созданной в рамках действия Правительства комиссией.

Если объекты, которые попадут в рамках этих приоритетных объектов от регионов – это региональные объекты, – будут поддержаны комиссией, на это будут предоставлены гарантии. Но хочу сказать, что, конечно, банкам нужно поработать, имея в виду, что при предоставлении гарантий кредиты банков снижаются в лучшем случае на процент.

На процент – это не так много. Поэтому, конечно, нужно ещё и банкам в этом плане принять меры по большей действенности этих мер, потому что действительно всё, по сути дела, обеспечение за счёт государства-то есть, поэтому у банков меньше рисков и меньше маржу можно…

В.ПУТИН: На что в принципе частный сектор банковский ориентируется – на поведение Сбербанка, ВТБ, ВЭБ, Газпромбанка? Там везде мощное государственное участие: либо правительственное, либо наших, по сути, госкомпаний, либо Центрального банка. Я думаю, что вполне могли бы поработать с этим сообществом повнимательнее.

Ведь когда наши банки предоставляют регионам Российской Федерации кредиты под такую же процентную ставку, как просто рядовым участникам экономической деятельности, наверное, это не очень справедливо. И мы об этом много раз говорили, движения только мало в этом направлении. Прошу Вас к этому вернуться.

А.АРТАМОНОВ: Владимир Владимирович, извините, может быть, это не совсем понравится, но тем не менее сегодня приняты определённые решения, допустим, в Соединённых Штатах Америки на развитие обрабатывающих производств малого и среднего бизнеса и поддержку со стороны государства. Может быть, есть смысл посмотреть, вдруг нам что-то там будет полезно?

Спасибо.

В.ПУТИН: Нет смысла, и это не будет полезно, потому что у нас другая экономика и другая валюта.

А.АРТАМОНОВ: Согласен.

В.ПУТИН: Если мы просто «качнём» денег бездумно и непонятно куда, то это может закончиться только переводом из рублей в доллары либо в евро и выводом из нашей экономики. Это не так просто, как кажется на первый взгляд.

А.АРТАМОНОВ: Конечно, я согласен.

В.ПУТИН: Спасибо.

Татьяна Алексеевна Голикова, пожалуйста.

Т.ГОЛИКОВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

Я бы хотела с учётом состоявшегося обсуждения остановиться на 12 проблемных вопросах, вытекающих из реализации обсуждаемых сегодня указов Президента, исходя из контрольных мероприятий, которые проводились Счётной палатой в 2012?м и прошедшем периоде 2013 года.

Первая тема – это образование. Но проблема, о которой я бы хотела сказать, касается не только образования, а и повышения заработной платы в целом в социальных отраслях, вытекающих из указов Президента. Я бы хотела отметить следующее, что при анализе уровней заработных плат и тенденциях, которые складываются по их повышению, необходимо фиксировать неоднородность ситуации, которая складывается в регионах Российской Федерации.

Анализируя ситуацию к сегодняшнему заседанию, мы пришли к следующему выводу. Нам кажется, что всё-таки необходимо провести работу по чёткой выверке оценок средств, которые необходимы на повышение уровня заработной платы в треугольнике: Министерство финансов – субъект Российской Федерации – соответствующее отраслевое министерство, которое мониторит повышение уровня заработной платы в соответствующем регионе и, как правило, базируется на оценках по повышению уровня заработной платы, которые представляют субъекты Российской Федерации, в отличие от Министерства финансов, которое, формируя и выделяя средства на сбалансированность бюджетов субъектов Российской Федерации, базируется на нормах указов Президента, которые касаются следующего.

Повышение уровня заработной платы должно базироваться не только на простом, прямом увеличении заработных плат, но и на 30-процентной экономии в связи с необходимостью реструктуризации соответствующих отраслей. В результате этого у нас возникают нестыковки при оценке повышения уровня заработной платы между субъектом, отраслевым министерством и Министерством финансов.

Это очень чётко вырисовывается, когда тема выделения средств на сбалансированность обсуждается при прохождении бюджета в Государственной Думе и потом при исполнении бюджета в течение соответствующего финансового года. И нам представляется, что такая работа по выверке должна быть осуществлена уже в I квартале 2014 года, иначе мы всё время будем возвращаться к этой теме в контексте сбалансированности бюджетов и невозможности исполнить заданные показатели.

Вторая тема – по образованию, на которую я хотела бы обратить внимание, касается того, что 80 процентов всего бюджета государственной программы «Развитие образования» составляют средства бюджетов субъектов Российской Федерации. Но механизмы, позволяющие влиять на выделение регионами необходимого объёма средств и реализацию установленных указом задач, не созданы. И нам представляется, что сейчас в рамках работы по уточнению государственных программ до 1 февраля 2014 года Министерство образования должно обратить на это соответствующее внимание.

Третье. Наиболее проблемная ситуация складывается с реализацией положений Указа о достижении к 2016 году стопроцентной доступности дошкольного образования для детей в возрасте от трёх до семи лет. В целом по стране дошкольное образование в различных формах получают свыше 5,5 миллиона детей в возрасте от трёх до семи лет, что составляет 84,3 процента от общей численности данной возрастной категории. При этом на 1 ноября 2013 года в очереди состояли более 449 тысяч детей. Наиболее остро проблема обеспечения доступности дошкольного образования для детей в возрасте от трёх до семи лет остаётся в 17 субъектах Российской Федерации. Самый высокий показатель в Республике Тыва – 28,8 процента.

Учитывая, что на начало 2013 года 2,4 миллиона детей нуждались в устройстве в дошкольные образовательные учреждения, а количество новых мест, которое планируется создать в 2013 году, удовлетворяет данную потребность на 15 процентов, существует риск недостижения к 2016 году стопроцентной доступности дошкольного образования для детей в возрасте от трёх до семи лет.

Прирост численности детей в возрасте от трёх до семи лет для обеспечения их местами в дошкольных учреждениях составит на 1 января 2016 года 1,2 миллиона человек. При этом решение данной проблемы предлагается осуществлять за счёт возможностей негосударственного сектора дошкольного образования и развития вариативных форм дошкольного образования, что в настоящее время в регионах Российской Федерации развито очень слабо.

Так, например, образование в семейных группах или у индивидуальных предпринимателей получают только 12,2 тысячи детей, это всего 0,2 процента от общей численности охваченных дошкольным образованием. Мне представляется, что требуются дополнительные усилия для решения этой задачи и выработка дополнительных механизмов для её решения.

Самым проблематичным, с нашей точки зрения, является реализация так называемого «жилищного указа» № 600. Я остановлюсь на шести пунктах, которые вытекают из контрольно-проверочных мероприятий Счётной палаты. Причём базируются они на данных за 2012 год, как я уже сказала, и прошедшем периоде 2013 года.

Первое. По результатам экспертно-аналитических мероприятий и контрольных мероприятий установлено следующее. Из десяти значений целевых индикаторов и показателей, установленных на 2012 год ФЦП «Жилище», являющейся составной частью госпрограммы обеспечения доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами граждан Российской Федерации, по шести показателям значения не определены ввиду отсутствия данных у Росстата, по трём – плановые значения не достигнуты. Средства федерального бюджета на реализацию ФЦП «Жилище» используются неэффективно.

По состоянию на 1 января 2013 года неиспользованный остаток средств федерального бюджета на счетах бюджетов субъектов Федерации составил 13,4 миллиарда рублей, или почти четверть предусмотренного годового объёма. Такая ситуация связана с крайне низкой организацией подготовительной работы в регионах. До утверждённой программы не была проведена работа по разработке градостроительной документации, оформлению имущественно-земельных отношений, отсутствовала опережающая разработка проектной документации, а также среднесрочное планирование консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации – на срок три года.

Второе. В рамках программы модернизации объектов коммунальной инфраструктуры, например, в Ставропольском крае средства федерального бюджета в сумме 69,5 миллиона рублей не использовались более года. Причина – предварительная проработка заявок на софинансирование не проводится в системном режиме, в результате чего вместо запланированных к вводу 11 объектов в 2012 году фактически введено только два.

Так, на территории Приморского края под жилищное строительство предоставлено 1353 участка, при этом инфраструктурой они обеспечены на низком уровне. Линиями электропередачи – 25 процентов участков, транспортной инфраструктурой – 60, системой водоснабжения – менее 15 процентов участков.

Третье. В рамках подпрограммы «Стимулирование программ развития жилищного строительства субъектов Российской Федерации» 12 из 26 субъектов не обеспечили финансирование мероприятий подпрограммы на сумму 980,4 миллиона рублей. Более года в 13 субъектах Российской Федерации не использовались средства федерального бюджета в сумме 274,8 миллиона рублей, при этом из запланированных к вводу в целом по Российской Федерации 29 объектов капстроительства социальной и транспортной инфраструктуры обеспечен ввод в эксплуатацию лишь 11?ти.

Анализ сложившейся ситуации показывает, что основной причиной срыва выполнения мероприятий по данной подпрограмме явилось отсутствие должной подготовки заявок на софинансирование, их формальное рассмотрение без учёта фактического состояния дел в регионах, без проверки реальной готовности к реализации проектов.

В результате соглашения с Минрегионом заключались со значительным нарушением сроков. Соответственно, имело место позднее перечисление средств федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, их зависание на счетах. И это сделало невозможным проведение процедур торгов, поскольку проведение торгов требует достаточно длительный период.

Четвёртое. Не обеспечено завершение мероприятий по нормативно-правовому обеспечению отрасли в целях решения задач по её демонополизации, ликвидации избыточных административных барьеров, упрощению процедур предоставления земельных участков и увеличению объёмов внебюджетных инвестиций в развитии инженерной инфраструктуры. Такая работа должна быть в кратчайшие сроки проведена. В противном случае мы будем иметь те же недостатки, которые имели в предыдущие годы.

Пятое. Контрольные мероприятия по анализу и реализации программ переселения населения из ветхого и аварийного жилья в Орловской области, Республике Бурятия показывают, что при капитальном ремонте и строительстве практически не применяются современные энергоэффективные экологичные материалы и технологии, а также современные технологии производства строительных материалов, позволяющие снизить стоимость строительства. Эта ситуация связана в первую очередь с отсутствием должного технического регулирования отрасли, устаревшими нормами и правилами строительства, необязательностью применения современных «зелёных» стандартов и технологий.

Кроме того, в Градостроительном кодексе указано, что обязательными являются требования технических регламентов. В настоящее время утверждён только один технический регламент по безопасности зданий и сооружений.

В этой связи полагаем целесообразным обеспечить внесение изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты, направленные на обеспечение обязательности требований строительных норм и правил; системы ценового нормирования в дополнение к требованиям технических регламентов при осуществлении строительной деятельности, а также повышение ответственности за их нарушение; разработки и утверждения в установленном порядке технического регламента по энергоэффективности, экологичности зданий и сооружений в Российской Федерации; создания и функционирования единой системы ценового нормирования строительной отрасли с учётом территориальных особенностей ценообразования и возможности её постоянной актуализации, а также разработать механизмы привлечения инвестиций для обеспечения финансирования опережающей инженерной подготовки территорий для организации жилищного строительства.

И, наконец, шестое. Контрольные мероприятия, проведённые Счётной палатой по анализу реализации программ переселения из ветхого и аварийного жилья в различных субъектах, показывают, что в регионах отсутствует достоверная информация о реальных объёмах аварийного жилья, а также о фактическом состоянии инженерных систем. Субъектами Российской Федерации совместно с Фондом содействия реформированию ЖКХ до настоящего времени не сформированы объективные программы полной ликвидации ветхого и аварийного жилищного фонда до 1 сентября 2017 года.

Ещё раз хочу привлечь ваше внимание к тем цифрам, которые сегодня уже звучали. Прогнозный план по ликвидации аварийного жилья, разработанный Фондом содействия реформированию ЖКХ и включающий 10,7 миллиона квадратных метров, не соответствует сведениям официальной статистической отчётности по форме № 22-ЖКХ, где этот показатель составляет не мерее 13,4 миллиона квадратных метров. Прогнозный план также не учитывает объёма нерасселённого жилья в зоне БАМа, притом что утверждённая программа фактически выполнена только на 32 процента.

Более того, заявки, которые сформированы регионами по состоянию на 1 октября 2013 года, включают порядка 9,5 тысячи аварийных домов, что составляет менее 20 процентов аварийного жилищного фонда. И это очевидно. Регионы занижают показатели исходя из бюджетных возможностей. При таком подходе завершение данной программы в установленные сроки до 1 сентября 2017 года представляется проблематичным. По нашему мнению, ограниченные сроки программы переселения граждан из аварийного жилья требуют незамедлительного завершения мероприятий по его инвентаризации во всех муниципальных образованиях и развёртывания работы по его ликвидации.

Кроме того – сейчас эта тема звучала – представляется целесообразным проработать вопрос об изменении механизма софинансирования программ именно по этой теме. И делать это не в зависимости от бюджетной обеспеченности, а, возможно, в индивидуальном порядке по понятным критериям. И для каждого региона определять соотношение привлекаемых средств регионального бюджета и средств Фонда содействия реформирования ЖКХ путём повышения доли софинансирования из федерального бюджета для тех регионов, где это объективно необходимо, через субсидии, возможно, даже на сбалансированность региональных бюджетов.

Я об этом говорю, потому что каждый из субъектов Российской Федерации получил разное наследство, а учитывая объём этой темы и с точки зрения физических объёмов, и с точки зрения затрат, которые на это надо направить, думаю, что это целесообразно.

И, наконец, о производительности труда. Буквально три пункта. В соответствии с указом о долгосрочной государственной экономической политике к 2018 году показатель производительности труда должен возрасти в полтора раза относительно уровня 2011 года. Основой для этого является рост инвестиций, технологическое обновление промышленности, развитие конкуренции, поддержка развития науки и технологий, повышение квалификации занятых граждан и так далее.

Динамика производительности труда по ВВП характеризует ситуацию по экономике в целом. В отраслевом разрезе картина неполная. В базовом секторе отраслей динамика производительности труда рассчитывается как динамика добавленной стоимости или выпуск, делённый на динамику затрат труда. Эти отрасли относятся к группе отраслей, реализующих продукцию преимущественно по рыночным ценам.

При этом показатель динамики производительности труда не рассчитывается для отраслей бюджетного сектора, таких как медицина, образование, государственное управление, коммунальные услуги. Кроме того, учитывая информационные ограничения, динамика производительности труда не рассчитывается для вида деятельности «финансовая деятельность».

В видах экономической деятельности, по которым Росстат не рассчитывает производительность труда: государственное управление, образование, здравоохранение, финансовая деятельность, предоставление прочих услуг, – в 2012 году добавленная стоимость составила 10,4 триллиона рублей, или 16,6 процента ВВП. Занятых было 17,8 миллиона человек, или 26,2 процента от общей численности занятого населения. Всё это свидетельствует о том, что мы приходим к необходимости изменения методологии расчёта производительности труда, о которой уже говорил Министр экономики.

Второе. Несколько слов о показателях производительности труда в государственных программах. Анализ показывает, что в перечень целевых индикаторов и показателей отдельных государственных программ показатель «рост производительности труда» не включён. Это относится к государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынка сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы, космической деятельности России.

Госпрограммой развития промышленности и повышения её конкурентоспособности предусматривается повышение производительности труда в промышленности к 2018 году в 1,42 раза, что ниже целевого ориентира. Хотя эта программа, по логике, должна была бы быть интегральной с точки зрения достижения показателя производительности труда.

В то же время по госпрограмме развития электронной и радиоэлектронной промышленности к 2018 году запланирован рост производительности труда в 2,5 раза. По госпрограмме развития авиационной промышленности к 2015 году – в 2,2 раза. По фармацевтической и медицинской промышленности к 2018 году – в 3,43 раза, и так далее.

В этой связи нам представляется, что необходимо при корректировке программ к 1 февраля учесть все эти нестыковки и всё-таки избрать какую-либо программу, которая бы содержала в себе интегрированный показатель по повышению производительности труда и могла бы свидетельствовать о тех мерах, которые принимаются в соответствующих отраслях.

И, наконец, третье. В последнее время из федерального бюджета выделяются значительные средства на модернизацию различных отраслей экономики. В большинстве случаев инвестиции осуществляются в форме взноса в уставный капитал открытых акционерных обществ. При этом никем не производится оценка влияния инвестиций на рост производительности труда. Проверки Счётной палаты показывают, что зачастую полученные инвестиции, особенно в первые годы, направляются не на модернизацию производства и высокопроизводительных рабочих мест, а используются на другие цели, в том числе на текущие расходы и для размещения на депозитных счетах.

Представляется целесообразным изменить подходы к порядку выделения бюджетных средств на осуществление инвестиций. И одним из основных условий выделения средств должны быть программы по росту производительности труда в соответствующих акционерных обществах.

Спасибо.

В.ПУТИН: Секундочку, Татьяна Алексеевна. Вы сказали о том, что 25 процентов годовых назначений федерального бюджета не используется на цели жилищного строительства.

Т.ГОЛИКОВА: Это была программа «Жилище» по данным на 1 января 2013 года. Но мы думаем, что мы не получим серьёзных позитивных изменений. Сейчас рано пока ещё говорить о 1 января 2014 года, отчёт будет ещё только в феврале скорее всего.

В.ПУТИН: Что касается субсидирования отраслей экономики, мы обсуждали это неоднократно на последних совещаниях, просто напоминаю участникам этих совещаний о тех предложениях и договорённостях, которые были сформулированы.

Спасибо, Татьяна Алексеевна.

Уважаемые коллеги, кто хотел бы выступить?

Пожалуйста.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Уважаемый Владимир Владимирович, очень коротко по теме. Насчёт поднятия производительности труда. Может быть, всё-таки нам работать всем 31 декабря до 18 часов и выйти на работу 2 января, а дополнительный отпуск все бы могли взять две недели индивидуально?

Вторая сторона – использование оборудования. У нас же очень много закуплено, пусть пока ещё импортного, но очень эффективного оборудования, иной раз даже больше, чем, допустим, в Лондоне или в каком-нибудь другом городе Европы. Но используется в одну смену. Может быть, перейти на двусменное использование оборудования? Потому что оно стоит, оно дорогое, оно нужное. Но там, где особенно касается граждан, они становятся в очередь, потому что в одну смену работает.

По образованию. Мы перешли на бакалавров и магистров вместо специалистов. Магистратура в основном платная. Может быть, не всё хорошо посчитали, как повлияют бакалавры, которые учатся всего четыре года, на развитие промышленности, сельского хозяйства, финансовой сферы?

Может быть, можно было сделать так: оставить бакалавр-специалист – пять лет учёбы, а магистр – один-два года учёбы. Платная магистратура, после этого трудно кого-то сагитировать идти в платную аспирантуру. Может быть, в перспективе посмотреть, что-то скорректировать, если специалисты так решат, я просто говорю.

Государственная монополия в сфере ЖКХ превращается в монополию частную. Нет конкурентов в поставках электроэнергии, газа, воды, тепла. Присосались частники-барыги, обложили данью всё население страны. Например, ОАО «Российские коммунальные системы», прибыль очень хорошая, а принадлежит компания двум фирмочкам на Кипре. И в целом ведь никакого бюджета не хватит на дотации ЖКХ.

Не будет там всё своевременно ремонтироваться, если не будет настоящей конкуренции между государственными и частными компаниями. Москва уже пошла по этому пути. Поэтому при чётком управлении и контроле, при нормальной мотивации управленцев и работников ЖКХ региональные руководители способны обезопасить население от коммунальных барыг и аварий.

Чтобы росла производительность труда, надо, чтобы люди работали на современном оборудовании, но оно дорогое, и нужны доступные кредиты на его закупку. Пока кредиты 15–20 процентов годовых – это выше рентабельности в обрабатывающей промышленности, и рост труда будет слабый.

Своё машиностроение слабовато ещё у нас. В быстрорастущих масштабах завозим импортное оборудование, машины, приборы. А как ремонтировать? Запчасти обновлять через пять-семь лет. Надо избежать технологической ловушки. Друзья-партнёры нередко в нашей истории становились врагами. Как они рвут сейчас Украину, показывает их истинное лицо. Это ведь умопомрачительные двойные стандарты.

Что происходит на Украине? Там советуют и полиции, и армии ни в коем случае не применять силу – цветочки, фонарики, пирожки. А на днях полиция Гамбурга использовала весь арсенал средств всей немецкой полиции и силой разогнала демонстрантов, десятки тысяч в Гамбурге, сотни раненых и арестованных. И все молчат! Никаких санкций! Какие санкции? Всё хорошо. Получается, Украина – второго сорта. Славяне должны молчать, пусть захватывают государственную власть, но ни в коем случае нельзя применять силу.

И последнее. Мы видим, как Министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле гуляет по Майдану. А спрашивается, где наш Министр иностранных дел Сергей Викторович Лавров? Может быть, пора выйти из кабинетов и идти туда, на тот же Майдан, и защищать там национальные интересы нашей страны? Я бы предложил иногда министрам выходить на полевые работы.

Вот кратко хотел доложить по этой теме.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Пожалуйста, садитесь.

Что касается Министра иностранных дел, он у нас человек интеллигентный. Мы не вмешиваемся во внутренние дела других стран: ни Федеративной Республики Германии, ни Украины.

А если говорить по сегодняшней теме, то не могу не согласиться с Владимиром Вольфовичем по поводу того, что госмонополия в сфере ЖКХ у нас постепенно превращается в частную монополию. Мы об этом неоднократно уже говорили. Это очень тревожный сигнал, очень тревожный, обращаю на это внимание.

Пожалуйста.

Г.ЗЮГАНОВ: Уважаемые коллеги!

За последнее время Президент сформулировал, по сути дела, новый курс как во внешней, так и во внутренней политике. Во внешней политике он уже даёт довольно эффективные результаты. Укрепление наших позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе позволит более эффективно решать социальные проблемы Сибири и Дальнего Востока. Наша принципиальная позиция по Сирии и Ирану улучшает инвестиционный климат и поворачивает в нашу сторону ещё недавних оппонентов.

Что касается ситуации в родной нам всем Украине, то принципиальное решение принято, которое позволит укрепить нам не только дружеские связи, но и восстановить многие порванные экономические отношения.

Я считаю, что и во внутренней политике предпринят целый ряд шагов, который обнадёживает, глядя в новый год.

Владимир Владимирович, Ваши майские указы во многом изменили социальный климат. Но вся проблема в том, каким образом их выполнить. Доклад Голиковой свидетельствует о том, что здесь много проблем.

Ваши Послание и выступление на Валдае заставляют нас опираться на толщу всей тысячелетней истории наших традиций и культуры, что принципиально важно в многонациональной стране на фоне обострившихся национальных отношений.

Что касается сегодняшнего Госсовета, мне кажется, он даст толчок более эффективному решению проблем, которые Вы сформулировали в последнем Послании, особенно связанных с производительностью труда и деофшоризацией экономики. В целом сформулированы приоритеты, принято решение о стратегическом планировании, что позволяет скоординировать усилия как законодателей, так и исполнителей.

По проблемам модернизации подготовлен закон о промышленной политике, его следует принять, мы с Вами его обстоятельно обсуждали, в том числе всё, что связано с авиационно-космической отраслью, и здесь можно сделать серьёзный рывок.

Задача сформировать 25 миллионов современных рабочих мест – это очень принципиальная и сложная задача, и она должна находиться в центре внимания. В целом, для того чтобы реализовать эти задачи, действительно надо поднять производительность труда, но возникает целый ряд проблем, о которых мы должны сегодня на Госсовете честно и откровенно сказать.

Чтобы реализовать проблему, связанную с высокими технологиями, с нашей безопасностью, надо иметь минимум 20 триллионов рублей. Эта задача поставлена. Чтобы выполнить майские указы, надо минимум 5–6 триллионов, но чтобы выполнить в целом эту программу, темпы роста ВВП должны быть не менее 5 процентов. Если посмотреть прогноз наших экономистов трёхлетней давности, они заявляли, что в этом году будет около 8 процентов темпы роста ВВП, мы скатились к меньше полутора, и особых перспектив в следующем году не видно.

Если посмотреть, как работают сегодня мировые экономики: Китай – 7,5 даст в этом году, США – 2,4. В целом средний рост экономики в мире составит 3 процента, в следующем примерно прогнозируют 4 процента.

То есть для того, чтобы реализовать новый курс, в целом нужна новая политика в финансово-экономической области. И здесь у нас с вами немало проблем. Для этого нужны гигантские средства. Который раз повторяю, мы не можем откладывать проблему решения ЖКХ, и Ваша озабоченность сегодня очевидна. Надо помнить, 600 миллиардов, о которых говорил Министр, для решения этой проблемы крайне мало. Эта цифра вырастет в несколько раз, если решать комплексно в ближайшие десять лет.

Мы энергетику не можем отодвигать на задний план. У нас есть целые районы, где за эти годы не меняли ни одного провода и ни одного столба.

Что касается образования, здравоохранения и науки, то в бюджете, который уже принят, эти отрасли сократились на 300 миллиардов рублей. И несмотря на попытки и очень интересные предложения в области здравоохранения, в том числе и образования, тем не менее если взять и посмотреть объём ВВП этих двух ведущих направлений, то они в ближайшие три года не растут, а сокращаются.

И перед нами, Владимир Владимирович, возникает две дилеммы: или меры жёсткой экономики, они продемонстрированы в Европе на примере Греции, Италии, Португалии, Испании (в Испании каждый второй молодой человек безработный), или новый экономический курс, которого придерживаются многие страны, в том числе Обама во многом копирует курс Рузвельта.

Что касается Китая, они у себя нашли разумное решение. Вы изучали эти проблемы и хорошо их знаете, но предлагают переложить на регионы. Туда нечего перекладывать. Они сидят в долгах, 1,8 триллиона составляют долги регионов, и две трети уже закредитованы. Это значит, экономический курс требует серьёзной корректировки.

Что касается граждан, посмотрите, их долги банкирам составили почти 10 триллионов рублей. Здесь особо не возьмём.

Но ресурсы есть в стране. Хочу напомнить, что в этом году продадим сырья опять почти на 16 триллионов рублей. В казну попадает около шести. 10 триллионов – та дань, которую платим своей олигархии, и иностранным покровителям – примерно миллиард долларов.

Вы поставили задачу деофшоризации. Очень правильно, но надо будет проявлять всем характер и волю. В противном случае и дальше будут растаскивать.

У нас 7,5 триллиона заморожены. Их можно пустить в оборот. Сейчас с Украиной ситуация потребовала – принято волевое, своевременное и очень правильное решение. Но у нас, если посмотреть на бюджет, как повышать производительность, когда машиностроение, электроника, приборостроение, робототехника почти «голые», там ничего не выделяется? Откуда возьмётся эта производительность?

Это касается и налогов. Сколько мы будем терпеть, что олигарх платит с доходов 9 процентов – меньше, чем бедный врач и учитель?

Кстати, Владимир Владимирович, вчера Ходорковский проводил в Германии пресс-конференцию. Он сказал в конце довольно любопытные слова, хочу, чтобы все прислушались: «Я по-прежнему уверен в том, что частный бизнес эффективнее государства». Но, вы уж меня извините, бизнес, не ощущающий социальной ответственности, вообще не имеет права на существование. Ходорковскому хватило 10 лет, для того чтобы дойти до этой идеи. А у нас немало бизнесменов, которые никакой социальной ответственности ни перед коллективом, ни перед моногородами, ни перед республиками не испытывают.

И последнее. В следующем году исполняется 85 лет индустриализации. Я Вам оставлял записку, каким образом наша полумертвая страна, которая не летала, не ездила, в общем, в 1929 году, к 1941 году вышла с лучшей техникой, построив 6 тысяч лучших предприятий. Причём строили те же, кто, собственно говоря, выступал каждый день против советской власти. И у нас впереди 70 лет Великой Победы. Мы могли бы объединить усилия и подготовиться к этим юбилейным датам более технологично оснащённые, решив многие внутренние проблемы.

В заключение хочу всех поздравить с наступающим Новым годом.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Хотел бы только поправить некоторые вещи.

Конечно, драйверами развития остаются страны БРИКС, но здесь есть определённые проблемы. И вопросы не в абсолютных величинах, вопросы в том, что прогнозировавшиеся ранее темпы роста меньше, чем хотелось бы их видеть. Причём хотелось бы видеть не только странам БРИКС, в том числе Китайской Народной Республике, Индии, нам и Бразилии, хотелось бы видеть по-другому это всей мировой экономике, имея в виду, что они, как локомотив, вытаскивали эту всю экономику.

Ситуация изменилась, и прогнозы тоже изменились: то, что планировалось раньше, к сожалению, достигнуто не будет. В странах с развитой рыночной экономикой ситуация поменялась, поменялась немножко к лучшему, несколько лучше стала, но не такая, как бы хотелось. Европейский банк реконструкции и развития существенно занизил рост мировой экономики. Я могу ошибиться в каких-то мелочах, но где-то, по-моему, с 3,5 процента до полутора. На мой взгляд, по результатам всего года будет меньше, мне так кажется, где-то будет 1,4, не больше.

Поэтому существенное снижение по всей мировой экономике. В некоторых странах еврозоны до сих пор сохраняется рецессия, то есть минус будет вообще. В целом по еврозоне больше процента не будет вообще, где-то, наверное, 0,5–0,6 максимум. Посмотрим по результатам года, но примерно вот такие показатели.

На этом фоне Россия мало чем отличается от мировой экономики. Те же самые абсолютно тенденции, даже получше, чем во многих европейских странах, где-то, как мы говорили, 1,4–1,5, может быть, будет. Тоже посмотрим по результатам года. Но это, конечно, не значит, что мы только должны на это ссылаться и спокойно на это смотреть, здесь я с Вами абсолютно согласен.

Более того, и в Послании об этом говорил, мы должны иметь в виду внутренние проблемы и необходимость их преодоления. Некоторые из них здесь звучали, и губернаторы говорили, – это доступность кредитов, это развитие инфраструктуры и это улучшение делового климата.

Что касается наших резервов, то, разумеется, мы можем их использовать, и об этом мы тоже говорили, но очень аккуратно нужно это делать, имея в виду, что это наша «подушка безопасности», которой мы должны дорожить. Решение уже принято на развитие именно инфраструктуры, причём не просто инфраструктуры вообще, а именно на те инфраструктурные проекты, которые будут давать зримую, понятную, обеспеченную отдачу. Такие проекты отобраны, и они будут реализовываться.

Пожалуйста, Михаил Викторович.

М.ШМАКОВ: Разрешите с места короткое замечание?

В.ПУТИН: Прошу Вас.

М.ШМАКОВ: Я буду говорить не об Украине и не о Китае, я хочу сказать о производительности труда.

Уважаемый Владимир Владимирович, в отчётах на сегодняшний день не существует общепризнанной или общеутверждённой российской методики производительности труда, и во многом эти вещи счётные. И в зависимости от того, что закладываешь в параметры, какие подходы применяются, то получаются разные цифры.

Поэтому в отчёте, который есть у нас, и в материалах есть, например, подсчёты отраслевой производительности труда автомобильной промышленности, авиационной, которые сравниваются с иностранными аналогами. Но эти предприятия или эти фирмы не являются аналогами, поскольку другая структура производства и структура предприятий.

Точно так же, как на 63?й странице есть таблица, – данные о производительности труда и расходах на оплату труда по странам. И здесь Россия – достаточно низкие показатели. Но на самом деле они ещё ниже, потому что если пересчитать показатель оплаты труда – часовую, то получается, что средняя заработная плата в целом по экономике должна быть 50 тысяч рублей в месяц.

На самом деле у нас официальные статистические данные – около 30 тысяч рублей в месяц, а медианная заработная плата всего 20 тысяч рублей в месяц. Поэтому здесь показатели ещё ниже. Если пересчитать по заработной плате производительность труда, то она будет в 3–3,5 раза выше, чем у других развитых стран, у которых производительность труда выше.

Безусловно, правильно говорилось и в докладе, и в выступлениях, что производительность труда зависит прежде всего от технологий и организации производства. Понятно, что надо менять технологии, покупать высокопроизводительное оборудование. Тем не менее появляются некорректные выводы и некорректные таблицы.

Поэтому я думаю, что стоило бы дать какое-то предложение или решение о том, чтобы в достаточно короткое время создать общепризнанную национальную методику подсчёта производительности труда, для того чтобы все говорили на одном языке. А то каждый вытаскивает только тот аргумент, который в данном случае иллюстрирует именно ту идею, которую пытается преподнести.

Спасибо.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, мы будем заканчивать. Я вот что хотел бы сказать в завершение.

Нас в этом зале собралось очень много. Но это естественно, потому что это завершающая, итоговая встреча, обсуждение итогов года, подведение итогов, анализ того, что сделано по важнейшим направлениям нашей работы.

Но, несмотря на то что нас много в зале, для страны это почти ничего, несколько человек, если иметь в виду, что у нас почти 145 миллионов человек, 143. Но от этих людей, которые здесь сейчас находятся, зависит очень и очень многое в жизни нашего государства и в жизни нашего народа.

Мы обсуждали с вами важнейшие направления работы. Хочу ещё раз сказать: я бы очень хотел, чтобы это не было какой-то дежурной встречей – поговорили, покивали головой, подумали и разошлись.

Во-первых, я прошу и аппарат Правительства, и аппарат Администрации совместно подготовить итоговый документ сегодняшнего нашего совещания.

И второе. Мы в течение следующего года будем возвращаться к отдельным аспектам, но на один я хотел бы обратить особое внимание – это жилищная программа. И прошу, после того как будут сформулированы сегодняшние предложения, изложены пути решения тех задач, перед которыми мы стоим, которые мы сформулировали, к маю собраться ещё раз в таком или чуть более узком составе, поговорить о том, что сделано по исполнению наших сегодняшних предложений.

В мае будет первая встреча по этому вопросу, в ноябре – следующая. Это будет 2014 год. Если я увижу, что в некоторых местах происходит то, что мы сегодня фиксировали, как: 25 процентов федеральных средств, выделенных на программу жилья, не реализовано… Что это такое? Это значит, как мы работаем? А сплошь и рядом слышим разговор о том, что денег не хватает, там мало, здесь недостаточно.

Эти средства поступят в федеральный бюджет назад, не будут реализованы, будут перераспределены дальше, а программа останется там, где она была. А между тем это одна из самых острых проблем нашей страны. Так вот мы посмотрим, что и как сделано в мае, а потом второй раз вернёмся к этой позиции в ноябре следующего года.

И я хочу вам сказать, как в таких случаях говорится, здесь нет ничего личного. Вы посмотрите, в Ставрополе почти ничего не сделано. Понятно, пришёл новый человек на место губернатора, и со здоровьем ещё у него возникли проблемы, он значительное количество времени ещё и не работал. Но в других-то местах что? В других-то регионах как?

Без всякой суеты мы посмотрим, что сделано в мае, а потом спокойно вернёмся к этому в ноябре и проанализируем, кто и как работал индивидуально.

И ещё раз хочу сказать: ничего личного! Просто мне нужно, чтобы работа была, чтобы выполнялись задачи, которые поставлены и сформулированы. Это касается и федеральных органов власти, это касается и региональных. И в конце ноября будем принимать определённые решения, в том числе административного характера, там, где это окажется необходимым. Я прошу вас просто иметь это в виду.

Спасибо. Всего доброго!

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 декабря 2013 > № 969363 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 20 декабря 2013 > № 969368 Владимир Путин

Владимир Путин провёл заседание Совета при Президенте по науке и образованию, на котором обсуждались шаги по дальнейшему развитию фундаментальных научных исследований в России, вопросы реформирования академического сектора науки.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые друзья!Сегодня обсудим наши дальнейшие шаги по развитию фундаментальной российской науки.

За последние годы мы на порядок увеличили бюджетное финансирование научных исследований. По объёму государственных средств, выделяемых на науку, Россия находится в первом десятке ведущих стран мира. За счёт таких вложений серьёзно обновлена исследовательская база. Сегодня более половины научного оборудования в стране – не старше 5 лет. В распоряжении учёных находятся 390 центров коллективного пользования, в том числе с уникальными, даже по мировым меркам, стендами и установками.

Всё это создаёт для российских учёных дополнительные возможности для творческой реализации. Позволяет ставить новые, более амбициозные цели, делать открытия и добиваться признания не только в России, но и в мире.

В этом плане показателен рост доли молодых учёных в отечественной науке. Это очень важная тенденция, которую, конечно, мы должны закрепить. С 2000 по 2012 год доля учёных в возрасте до 29 лет в академическом секторе выросла с 10,9 процента до 13,2, а в науке в целом – с 10,6 процента до 20,3 процента.

Вместе с тем мы должны видеть, конечно, и проблемы, которых достаточно. Задел фундаментальных знаний, которым мы располагаем, в основном был создан ещё несколько десятилетий назад, в советское время. Невозможно бесконечно его эксплуатировать. Собственно говоря, и в других отраслях, во многих происходит у нас, к сожалению, то же самое.

Конечно, нужно идти дальше. Поэтому в текущем году была запущена долгосрочная программа фундаментальных научных исследований в России. До 2020 года на её реализацию будет выделено 834 миллиарда рублей.

Что при этом хотел бы сказать. И наш собственный опыт, и мировая практика показывают, что мощный импульс фундаментальной науке дают именно масштабные проекты с длительным горизонтом реализации. Так было и с советским атомным проектом, и с программой освоения космоса. Правда, мы с вами прекрасно понимаем, что и то, и другое было связано прежде всего с необходимостью обеспечения обороноспособности страны. Уверен тем не менее, что и сегодня пришло время задуматься о подобных инициативах, не обязательно связанных с «оборонкой». Но в современном мире – вы это знаете лучше, чем я, – так или иначе очень многие проблемы на сегодняшний день фундаментального характера очень и очень быстро выходят и в гражданский сектор, и в оборонный.

Понятно тем не менее, что ни одна страна мира не может одинаково успешно действовать по всему спектру научной работы. И особенно это касается фундаментальных изысканий, итог которых, как правило, далеко не очевиден. Поэтому необходимо чётко определить приоритеты, на которых будет сконцентрирована основная часть государственных средств. Приоритеты, одобренные и принятые как в научных кругах, так и в обществе в целом.

Нам нужны объективные принципы отбора ключевых направлений фундаментальных исследований. Здесь нужно отталкиваться и от тех конкурентных преимуществ, которые у нас уже есть в той или иной научной области. И, конечно, необходимо учитывать перспективные задачи социально-экономического развития страны, а также, как я уже об этом только что сказал, интересы обеспечения национальной безопасности.

Повторю, такой выбор приоритетов должен быть проведён на основе широкого, открытого обсуждения с участием как самих учёных, так и представителей бизнеса и общественности. И считаю, Президентский совет по науке должен скоординировать эту работу. При этом подчеркну: расставленные приоритеты не должны превратиться в догму. Современный мир динамично меняется, меняется быстро, нам нужно своевременно реагировать на любые изменения.

Далее. Необходимо усовершенствовать систему финансирования фундаментальных исследований. Подходы, прописанные в федеральной целевой программе и заточенные на проведение прикладных работ, на эту роль не годятся. Здесь нужна своя, небюджетная логика, переход от сметы к формированию стратегических программ развития и грантовому выделению средств. Причём на первом плане при распределении грантов должен быть профессиональный, творческий, креативный уровень руководителя исследовательской группы, его научного коллектива, их потенциал и история успеха.

Считаю, необходимо активнее внедрять грантовый механизм и при финансировании поисковых исследований, когда учёный в ходе работы над выбранной темой сам определяет перспективные направления дальнейших изысканий. Здесь хочу сразу подчеркнуть, что никакого командования (вы это много раз слышали) в ходе известных преобразований в Академии наук – никакого командования научными исследованиями, даже при выборе этих приоритетов, быть не может, не должно и не будет. Разумеется, хочу это подчеркнуть, прежде всего мы будем основываться на вашем мнении, на мнении не только Совета, что, конечно, важно, но прежде всего на мнении Академии наук самой. Здесь не может быть никаких сомнений.

И ещё. Крайне важно, чтобы линейка этих грантов, о которых я только что упомянул, отвечала всем запросам научного сообщества, от молодых учёных и аспирантов до маститых ученых, сформировавших научные группы уже. И конечно, необходимо постепенно увеличивать размеры грантов и объём этого вида финансирования до мирового уровня.

Рассчитываю, кстати, что недавно созданный Российский научный фонд активно проявит себя в этой работе вместе с Правительством Российской Федерации, вместе с Министерством [образования и науки]. Только в ближайшие три года через фонд будет направлено почти 48 миллиардов рублей на развитие фундаментальной российской науки.

Кроме того, серьёзная прибавка ожидает и Российский фонд фундаментальных исследований, и Российский гуманитарный научный фонд. К 2020 году их финансовое обеспечение должно увеличиться втрое.

Что касается расходов на науку в рамках федеральных целевых программ, то вновь подчеркну: они должны сосредоточиться на поддержке прикладных исследований, на создании конкретных научных разработок.

Я предлагаю перейти к обсуждению и хочу передать слово Андрею Александровичу Фурсенко.

Пожалуйста, Андрей Александрович.

А.ФУРСЕНКО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В 2002 году на совместном заседании Совета по науке, образованию и технологиям и Совета Безопасности был принят документ «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу», который фактически определил всё развитие научно-технической сферы России на последующее десятилетие. Этот документ, кстати, принимался с очень активным участием Академии наук. Принятие законов, нормативно-правовых актов и административных решений было подкреплено ростом бюджетных ассигнований.

На сегодня Россия, как уже было сказано, среди других стран входит в десятку и по общему объёму бюджетного финансирования занимает девятое место, по бюджетному финансированию фундаментальных исследований – седьмое место. У вас есть слайды, коллеги, и там приведены некие цифры, поэтому я не буду на них сосредотачиваться.

Суммируя то, что сделано за эти годы для развития научно-технической сферы и фундаментальных исследований в частности, можно сказать, что произошла серьёзная реорганизация. Помимо академических институтов, которые были и остаются ключевым звеном фундаментальных исследований, возникла и получила серьёзную поддержку сеть ведущих университетов. Создан первый Национально-исследовательский центр – «Курчатовский институт», десятки центров коллективного пользования, которые заработали по-новому, как действительно центры коллективного пользования не только для своих лабораторий, но и для других организаций. На системной основе оказана поддержка сотням научных коллективов, работающих под руководством ведущих российских и иностранных учёных и молодых талантливых исследователей. Только благодаря этому в российскую фундаментальную науку удалось привлечь тысячи молодых людей.

Однако если конкретные задачи, поставленные на основе политики, решались в целом успешно, то главную цель – переход к инновационной экономике на основе выбранных приоритетов – мы так и не достигли. Можно назвать ещё целый ряд негативных факторов, преодолеть которые не удалось. Так, сохраняющийся разрыв между наукой и экономикой обусловил слабое влияние научно-технических разработок на социально-экономическое развитие страны, что привело к падению интереса к науке со стороны бизнеса и общества в целом. Роль внебюджетного финансирования уменьшилась, и фактически произошло замещение внебюджетных средств на бюджетное финансирование, причём не только в поисковых исследованиях, но и в разработках. При этом превалировало бюджетирование текущей деятельности существующих научных организаций в ущерб программному и проектному методу.

К сожалению, и оценки результативности научной деятельности, как формальной наукометрической, так и экспертной, говорят о том, что отдачи неадекватны потраченным усилиям и ресурсам. Это означает, что дальнейшее использование модели управления, реализации научно-технической политики, сформированной в Основах, контрпродуктивно.

Необходимо найти новый подход к формированию и реализации научно-технической политики, определить новые рамочные условия функционирования научного сектора и уделить особое, отдельное внимание фундаментальной науке, так как именно фундаментальные исследования лежат в основе всей научно-технической политики, а значит и стратегии социально-экономического развития страны.

Для ускоренного развития фундаментальной науки необходимо решить три основные задачи: правильно выбрать приоритеты, создать адекватную систему их ресурсного обеспечения и привлечь к исследованиям лучшие кадры.

Говоря о приоритетах, следует помнить, что для фундаментальной науки они определяются не только, а зачастую не столько запросами экономики, социальной сферы, но логикой развития науки и необходимостью получения новых знаний. Справедливости ради надо сказать, что рано или поздно результаты фундаментальных исследований начинают определять ход развития общества.

Владимир Владимирович упомянул атомный проект. Я хочу напомнить, что по меркам науки за очень короткий период из чисто фундаментальных исследований он перерос в фактор, определяющий геополитическое состояние мира. В 1939 году были опубликованы две статьи Зельдовича и Харитона, которые носили исключительно фундаментальный характер – деление ядер урана, а в 1945-м была взорвана первая бомба.

В связи с этим предлагается, с одной стороны, обеспечить поддержку исследований и исследователей, отобранных научным сообществом, с целью сохранения и развития среды генерации новых зданий. А с другой стороны, государство совместно с учёными должно определить ограниченное количество направлений, которые в соответствии со сформированными во вступительном слове принципами можно условно разбить на три группы. Это приоритеты, учитывающие наши конкурентные преимущества и имеющиеся заделы. Например, работы в области атомной энергетики, космоса, физики плазмы, лазерных технологий, можно перечислить ещё целый ряд направлений. Это исследования, играющие ключевую роль для развития экономики, в том числе для создания новой, конкурентоспособной продукции, исследования, связанные с улучшением качества жизни наших граждан: это новое качество медицины, строительство коммуникаций, создание здоровых продуктов питания и сохранение состояния окружающей среды. И, наконец, это разработки в интересах национальной безопасности.

Ещё одним фактором, который необходимо учитывать при определении приоритетных направлений, является необходимость территориальной диверсификации нашей экономики, а значит, и науки, использование возможностей различных регионов России, освоение Сибири и Дальнего Востока. Нельзя допустить, чтобы вся наука, даже фундаментальная, была сосредоточена в одном-двух мегаполисах. Это, кроме всего прочего, ещё и опасно.

Представляется, что при определении приоритетов мы должны прежде всего отвечать на вопрос, насколько они соответствуют приведённым выше требованиям. Важнейшую роль при выборе тех направлений, которые должны быть поддержаны государством, в проведении экспертизы предложенных проектов, мониторинге их выполнения в соответствии с принятым недавно законом играет Российская академия наук. При этом для экспертизы работ и в области среды генерации знаний, и при определении приоритетов могут и должны привлекаться и наши соотечественники, работающие за рубежом, и ведущие учёные из других стран. Но, на мой взгляд, их роль не может быть определяющей, так как фундаментальные исследования, так же как и прикладные, должны в первую очередь обеспечивать национальные интересы.

Правительством утверждён механизм выбора приоритетов фундаментальных исследований. На сегодняшний день он ещё не запущен в действие. Представляется крайне важным форсировать эту работу, так как в Послании Федеральному Собранию нам с вами поручено скорректировать приоритеты научно-технического развития, что, безусловно, будет не до конца результативным без понимания логики развития фундаментальных исследований. Поэтому предлагаю поручить Правительству в короткие сроки доработать механизмы отбора приоритетов, предусмотренные программой фундаментальных исследований в Российской Федерации, дополнив эти механизмы координирующей функцией нашего Совета.

Следование приоритетам ни в коем случае не должно привести к отказу от одного из конкурентных преимуществ в российской науке – это функционирование больших многопрофильных академических (причём академических не по административной принадлежности, а по сути) научно-образовательных центров, которые обеспечивают, как уже было сказано, среду для новых разработок.

Уважаемые коллеги, говоря о ресурсном обеспечении исследований, необходимо учитывать, что государство вкладывает в науку значительные средства, причём как в гражданскую науку в целом, так и в фундаментальные исследования в частности, о чём уже говорилось ранее. Но чтобы увеличить отдачу от этих вложений, необходимо пересмотреть сами принципы финансирования. Об этом тоже было сказано во вступительном слове.

Одним из факторов, осложняющих проведение фундаментальных исследований, является бюрократическая нагрузка, сопровождающая выделение бюджетных средств. Предлагается решать этот вопрос через совершенствование управления, улучшение системы оценки качества работы экспертизы, увеличение открытости всех конкурсных процедур при отборе исполнителей и информирование о полученных результатах. И в этом вопросе, может быть, определяющую роль может сыграть переход от контрактного финансирования к грантам для фундаментальных и поисковых исследований, а также упрощение системы формирования госзадания в научной сфере с одновременным ростом доли конкурсного финансирования. Одновременно обеспечение свободы выбора направлений исследований институтами, лабораториями, коллективами, достигшими значимых результатов, может реализовываться, например, через создание фондов целевого капитала или поддержку программ развития, то есть выделение субсидий для целей развития вышеупомянутых институтов, которые уже зарекомендовали себя как лидеры в области науки.

Этому вопросу было посвящено заседание Совета в октябре прошлого года. И на сегодняшний день в рамках выполнения поручения, данного по итогам работы Совета, создан Российский научный фонд. Однако системно вопрос грантов и основ поисковых исследований, переориентации федеральных целевых программ на прикладные исследования, поддержку НИОКРов, технологических платформ, инновационных проектов, дающих практические результаты, до сих пор в полной мере не решён и требует более активных действий Правительства. Поэтому я предлагаю внести изменения в постановление о разработке и реализации федеральных целевых программ, исключив из них поддержку фундаментальных и поисковых исследований в пользу прикладных.

Наконец, третье. Определяющую роль в успехе научных исследований играют те люди, которые их проводят. Ни в одной стране мира фундаментальная наука не являлась и не является самой высокооплачиваемой сферой деятельности. Вообще люди идут туда работать, потому что это очень интересно, это очень привлекательно. Вместе с тем оплата труда исследователя должна быть достойной, она должна позволять ему работать, не подрабатывая на стороне. Необходимо, чтобы учёный имел условия для реализации всех своих идей и потенциал роста, то есть возможность развития исследования в случае успеха. Особенно это важно для молодых талантливых людей.

Предлагается увеличить адресную поддержку молодых талантливых учёных, исследовательских групп, лабораторий, институтов за счёт специальных грантов; создать условия для обеспечения возможностей карьерного роста перспективных исследователей и материального стимулирования наиболее результативных учёных как через введение для них так называемых постоянных ставок с уровнем оплаты, сопоставимым с принятым в наиболее развитых странах, так и за счёт изменения порядка замещения административных должностей в научных организациях с введением в них позиций научного руководителя.

Уважаемые коллеги, мы пошли на это, как вы помните, в высшей школе, в университетах, когда достаточно жёстко ограничили возраст ректоров, но при этом ввели понятие президентов университетов, которые играли серьёзную, может быть, определяющую роль в формировании программ для университетов. Наверное, по этому же пути можно было бы пойти в научных организациях, поскольку, если вы увидите на слайде 11, средний возраст директоров научных институтов достаточно велик. Это нельзя менять в одночасье, но постепенно по этому направлению надо идти, потому что на сегодняшний день из-за отсутствия возрастных ограничений на административные, руководящие должности в научных организациях карьерный рост в них весьма и весьма затруднён.

Уважаемые коллеги! При решении всех трёх задач ключевую роль играет экспертиза предлагаемых решений, мониторинг их реализации и оценка результативности предложенных мер. В предложенной вам справке, на слайдах представлен ряд предложений по совершенствованию соответствующих процедур. Например, при оценке организаций, так же как при отборе лучших исполнителей, целесообразно использовать принцип, когда число победителей не может превышать одной трети от общего числа участников, по ряду направлений эта доля должна быть существенно меньше. У нас сегодня, по оценкам деятельности научных организаций, в первую категорию, то есть в категорию институтов, которые превышают мировой уровень, в ряде случаев попадало более двух третей, что не соответствует общей, я бы сказал так, не самой удовлетворительной ситуации в российской науке.

Принцип одной трети, принцип более жёсткого отбора, должен работать при оценке всех организаций: академических, отраслевых институтов, вузов, о которых сейчас много говорили, отдельных коллективов – и постепенно приводить к усилению лидеров и сокращению через организационные процедуры числа аутсайдеров, к перераспределению в пользу лидеров финансовых потоков.

Есть и целый ряд других предложений по перечню количественных показателей деятельности научных организаций, лабораторий, коллективов, их значимости для суммарной оценки. Но никакие наукометрические показатели не могут заменить мнение специалиста, и ключевым [показателем] остаётся личная ответственность эксперта, зависимость его репутации – я подчёркиваю, именно репутации эксперта – от объективности данной им оценки.

На приоритете экспертной оценки по сравнению с любым формальным показателем всегда настаивала Академия наук. И экспертная функция Академии предусмотрена принятым в октябре этого года законом о РАН, она существенным образом усилена. Поэтому я предлагаю поручить Правительству совместно с Российской академией наук разработать и утвердить в ближайшее время план работ по экспертному научному обеспечению всех значимых программ и проектов не только в области фундаментальных исследований, но и по другим видам деятельности, определяющим социально-экономическое развитие России, что позволит в полной мере реализовать потенциал нового закона о Российской академии наук.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Макаров Александр Александрович, прошу Вас.

А.МАКАРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Тема приоритетов очень важна, и я прекрасно помню, как Вы, Владимир Владимирович, обсуждали её на майском общем собрании Академии наук три года тому назад. Я надеюсь, что она вскоре получит своё логическое решение и мы действительно начнём работать по утверждённым приоритетам, которые смогут соответствовать тем приоритетам, которые уже имеются в мире.

Хочу отметить, что наука, как и спорт, является высокой конкурентной областью. Науку и движет эта конкуренция, и мы не можем быть в стороне от той конкуренции, которая реализуется в мировом научном пространстве, основанном на очень жёстких принципах лидерства и достижении приоритетных результатов. Созданный сейчас Российский научный фонд, мне кажется, является «чистым листом», на котором можно было бы попробовать создать систему этих приоритетов, которые, наверное, потом распространить уже на все другие программы и все другие фонды, действующие в нашей стране.

В частности, приоритетом может быть не только научная область, но и территориальный признак. Я бы предложил рассматривать Дальний Восток как приоритет в научной области, поскольку там сконцентрированы очень сильные научные институты, работающие с биологическими продуктами шельфа, морским сырьём и производящие целый ряд принципиально важных, приходящих к нам из природы лекарственных соединений, которые действуют значительно мягче, чем синтетические лекарственные соединения. Это уже показано.

А что касается приоритетов в научных областях, я бы хотел сказать несколько слов о науках о жизни, о биомедицине (которая, как мне кажется, в нашей стране пока ещё не заняла соответствующего ей места, которое в мире давно уже известно). Достаточно сказать, что в Европе финансирование этой области достигает 40–50 процентов от общего финансирования фундаментальных наук. А цифры в США ещё более крутые: в 2012 году 61 процент всего финансирования получили национальные институты здоровья, по бюджету эта область в США уже сравнялась с расходами на оборонные технологии. И поэтому сейчас уже существует определение не только военно-промышленного комплекса, но и медицинско-промышленного комплекса.

В мировом потоке журналов издания по наукам о жизни занимают 70 процентов, в то время как у нас в стране 80 процентов занимают журналы так называемой hard science, то есть «крепкой науки», это физика, химия, математика. И в результате они существенно меньше цитируются. В результате наша наука на мировом уровне не получает адекватного отражения, то есть мы проигрываем и в числе публикаций, и в их цитировании. Потому что если такое большое число журналов посвящено одной науке, то здесь, естественно, будет кумулятивный эффект. Число журналов будет увеличиваться, соответственно, будет увеличиваться и число статей и ссылок на них. Кроме этого из 50 журналов наиболее известных, с наиболее важными так называемыми импакт-факторами, характеризующими частоту цитирования статей в этих журналах, только три не принадлежат наукам о жизни. Только три, вдумайтесь в эти цифры.

Ещё важной библиометрической характеристикой публикационной активности учёных являются так называемые высокоцитируемые статьи, процент которых отсекается всего лишь по одному проценту к каждому конкретному году и к каждой конкретной области науки. И здесь только физика и науки о жизни находятся на мировом уровне. Если на мировом уровне одна статья из 100 попадает в этот высокоцитируемый раздел, по физике у нас – одна из 120, по наукам о жизни – одна из 150. К сожалению, все остальные науки имеют существенно меньшую частоту цитирования.

В науках о жизни у нас сложились коллективы, имеющие, я без преувеличения могу сказать, мировое значение, мировое лидерство. И целый ряд разделов в науках о жизни активно развивается в нашей стране. В эти коллективы идёт молодёжь, эти коллективы активно сотрудничают с международными научными коллективами. Примерно от трети до половины всех статей в нашей области – в науках о жизни – в нашей стране делаются с международными научными коллективами.

Часто во время вручения Нобелевских премий благодарят наших учёных за вклад в премии. Вот сидит прямо передо мной Сергей Анатольевич Лукьянов. В 2008 году трое учёных – двое американцев и один японец – получали Нобелевскую премию, и тёплые слова благодарности были сказаны в его адрес. Но вообще говоря, пора уже переходить от того, что нас благодарят, к получению непосредственно премий. И для этого у нас есть все предпосылки.

Вкратце остановлюсь на некоторых приоритетных, как мне кажется, направлениях в науках о жизни. Прежде всего это исследования работы мозга, где наши коллективы активно участвуют в принятых в этом году двух важных европейских программах. Первая программа – рассматривающая мозг как сеть. Она рассчитана на 10 лет, предполагается реконструировать нервную сеть мозга и создать его суперкомпьютерную модель, в которой будет 100 миллиардов нервных клеток. А вторая программа, которая буквально на прошлой неделе была принята в Лондоне «восьмёркой» ведущих стран мира, по борьбе с деменцией, то есть со старческим слабоумием. Она тоже рассчитана на 10 лет, и предполагается к 2023 году этот недуг победить.

Дело в том, что расходы в Европе на поддержание больных превышают расходы на онко-, кардио- и диабет вместе взятые. Достаточно отметить, что ведущая роль в локализации, в определении генов, ответственных за очень распространённую болезнь Альцгеймера, была сделана нашим отечественным учёным Евгением Рогаевым, и эта статья в журнале «Нейчер» является лидером цитирования в области нейробиологии.

Два слова хочу сказать о стволовых клетках. Само понятие «стволовые клетки» было введено нашим учёным [Александром] Максимовым в 1909 году. А другой наш учёный уже в советское время, Александр Фриденштейн, обнаружил мезенхимальные стволовые клетки. Но он, к сожалению, рано скончался, иначе он был бы, конечно, возможным кандидатом на Нобелевскую премию. Вы хорошо знаете, что стволовые клетки – из них всё происходит, и регенерационная медицина основана на этих клетках. Это означает персонифицированный подход к лечению человека, поскольку у человека берут собственные клетки, наращивают их, перепрограммируют и таким образом могут возместить недостающий орган.

Два слова могу сказать о тех международных проектах, в которых участвуют наши учёные. Прежде всего это протеом человека, в котором нам досталась 18-я хромосома, ответственная за колоректальный рак и нейродегенеративные заболевания.

Но тут дело даже не в том, что мы получили какую-то определённую часть этого проекта, а с этой частью мы получили доступ и ко всем остальным информационным частям этого большого проекта. Многопараметрические системы диагностики, так называемые биочипы, применяются уже целый ряд лет в ряде противотуберкулёзных заведений нашей страны, в том числе и в больницах Федеральной системы исполнения наказаний, оценивают риск возникновения детского лейкоза в Центре имени Димы Рогачёва в Москве и целом ряде других применений.

Новые науки, которые сейчас называют «омиками» – геномика, протеомика, метаболомика, пептидомика, – тоже активно развиваются в нашей стране и имеют определённые шансы на мировое лидерство. То есть это науки, которые перешли от рассмотрения одного гена к сотням и тысячам, так называемые big data.

Я мог бы долго ещё перечислять. Может быть, последнее, что я хотел бы сказать, это успехи Новосибирского академгородка (Института цитологии и генетики) в создании специализированных линий животных (генетически модифицированные животные), в которых мы убиваем какой-то ген и смотрим, что происходит с организмом. На этих животных мы можем моделировать болезни человека и тем самым разрабатывать и определять какие-либо лекарства.

Последнее, что я должен обязательно сказать, это успехи в структурной биологии и белковой кристаллографии. [Это произошло] благодаря тому, что в Курчатовском институте в своё время был создан синхротронный источник излучения, [возник] целый ряд сопутствующих этому областей, например белковая фабрика, в которой поточным образом кристаллизуются и делаются структуры важнейших ферментов и белков, уже исчисляемые десятками, если не сотнями образцов.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Владимир Евгеньевич, прошу Вас.

В.ФОРТОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я в своём выступлении хотел бы очень коротко остановиться на тех практических проблемах, которые возникают при реализации академической реформы, которая является самой радикальной и масштабной за всю нашу 300-летнюю историю.

Но сначала я хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за введённый мораторий по структурным, организационным, кадровым и прочим изменениям в процессе реформы. Этот мораторий сильно затормозил, но, к сожалению, не прекратил полностью тот бурный поток желающих поуправлять имуществом, брать на себя те функции, которые, по-моему, этим людям не свойственны. В противном случае я просил бы и считаю полезным подкрепить Ваше устное мнение поручением Правительству о практической реализации моратория. Предложил бы внести это в проект решения нашего Совета. Если это возможно, это здорово помогло бы.

Второе. Убеждён, что заявленные цели проводимых преобразований РАН могут быть [достигнуты] только при чётком понимании всеми участниками процесса основной идеи реформы, состоящей в том, что за Академией наук закрепляется научно-организационное руководство научными исследованиями и институтами, а за Агентством – хозяйственно-административные и финансовые компетенции. Это прямо написано в законе. Без этого ясного понимания духа и буквы закона мы обречены на перманентные конфликты, взаимное перетягивание одеяла, нестыковки, от которых уже сейчас начинают страдать наши учёные и тормозится реализация этих реформ. Мы с Михаилом Михайловичем это чувствуем каждый день, у нас возникают проблемы, связанные просто с отсутствием тут чёткости.

К сожалению, не все администраторы понимают эту не раз высказанную Вами и ясно зафиксированную в законе аксиому. Многие начальники прямо заявляют, что теперь Академия – это только дискуссионный клуб, а институты подчиняются целиком и полностью Агентству. Здесь нужна ясность и здесь нужны чёткие записи. Хорошо бы это сделать тоже в процессе решения.

В качестве примера, когда административные структуры берут на себя несвойственные функции, я бы привёл последние движения, связанные с оценкой эффективности. Законом о реформе и положением о ФАНО установлено, что именно РАН осуществляет мониторинг и оценку эффективности деятельности научных организаций независимо от их ведомственной принадлежности. Вместе с тем недавно принятое постановление Правительства «Функции по оценке эффективности» возложено на Минобрнауку России, а программа там даже не упоминается, Владимир Владимирович. Такой вышел документ.

Парадокс заключается в том, что только летом этого года было принято положение о министерстве, в котором функции мониторинга и оценки эффективности не предусмотрены в принципе. Это один из очень многих примеров.

Третье – о грустном. Я хочу сказать немножко о деньгах. Это не очень модная тема. Тем не менее её обойти трудно.

В.ПУТИН: Это как раз, по-моему, самая модная тема.

В.ФОРТОВ: Значит, мы эту проблему, я чувствую по Вашему настрою, решим.

В докладе Андрея Александровича справедливо подчёркивается ведущая роль РАН в научном ландшафте России. И высокая эффективность именно этого сектора науки. В РАН работают всего 18 процентов исследователей страны, которые дают 57 процентов рейтинговых публикаций, а по удельным затратам на одну публикацию Академия в разы оказывается эффективнее американцев.

Социологические рейтинги показывают, что РАН, несмотря на оголтелую критику последних месяцев, сохраняет максимальный в стране рейтинг доверия – это 67 процентов, слегка даже обгоняя Православную церковь. К сожалению, эта высокая эффективность и репутация нашей Академии не была в должной мере финансово поддержана. Выделяемые РАН в последние годы ресурсы оставались на постоянном уровне или даже падали с учётом инфляции на фоне кратного роста вложений в вузовскую науку и проекты типа «Сколково» и «Нанотех».

Я хочу Вам, Владимир Владимирович, показать эту картинку, Вы, наверное, помните её. Здесь изображена очень веская зависимость финансирования от времени, стагнация полная и даже лёгкое падение именно академического сектора. Вот такую финансовую стагнацию можно было бы объяснить в прошлом необходимостью стимулирования реформ. Сегодня же, с началом реформ, мне кажется, было бы справедливо обеспечить как минимум синхронный рост финансирования Академии вместе с другими секторами науки.

Для реализации майских указов и тех целей, которые, Владимир Владимирович, Вы поставили в своём Послании, нам неизбежно придётся уходить от сегодняшнего стагнационного сценария финансирования науки и ставить, как Вы только что сказали при открытии нашего заседания, амбициозные задачи. Ну, например, так, как добивался успеха в своё время Сальвадор Дали, который говорил в своей автобиографии, что «в четыре года я хотел быть кучером, в шесть лет – Наполеоном, а дальше мои амбиции только росли».

Одним из таких амбициозных проектов мог бы стать мегапроект, и с Михаилом Валентиновичем мы на эту тему говорили, по созданию петаваттного лазера. Буквально два дня назад у нас было такое обширное заседание президиума Академии наук, где этот проект был очень высоко оценен. Мы имеем шанс здесь вырваться [вперёд] как следует. Это междисциплинарный проект, сегодня у нас есть очень хорошая база для этого дела. Поэтому я просил бы, если, Владимир Владимирович, это Вы сочтёте возможным, обратите внимание на этот проект, он не очень дорогой.

Четвёртое, что я хотел бы отметить. Мы ясно видим, что в последнее время, и про это было сказано Андреем Александровичем, делается немало попыток ввести новые формы организации научных исследований: усиление фондовой компоненты, что, безусловно, правильно, масштабная поддержка науки в вузах, реформа РАН, организация федеральных научных центров и многое, многое другое.

Эти меры, однако, сфокусированы главным образом на фундаментальную науку страны, в то время как важнейшие для нас прикладной, оборонный и корпоративный сектора фактически выпали сегодня из внимания государства. Наука, однако, единый, взаимосвязанный организм, где важны все звенья. Ведь нельзя выиграть хоккейный матч, если играет только один вратарь.

Я и многие коллеги в Академии, мы убеждены, что в сложившейся ситуации необходимы новые пассионарные организационные меры. В качестве одной из них могло бы быть создание новой структуры, похожей на Министерство науки и технологий. Этот шаг позволит сформировать более адекватный канал управления научно-технической политикой, наладить эффективный диалог между наукой, государственными, частными корпорациями, бизнесом при опоре на экспертные возможности Российской академии наук и ведущих университетов, разумеется. Это позволит сконцентрироваться на разработке эффективных механизмов, введении в хозяйственный оборот интеллектуальной собственности (с этим у нас не всё слава богу), ускорить решение ключевых проблем ввода экономики на новый технологический уклад. Начинать эту работу, как сказано в недавнем Послании Президента, следует с определения государственных приоритетов, привлекая для этого и нашу Академию, и высшую школу, как я уже сказал.

И последнее. Несколько слов о ставшей уже вечнозелёной теме бюрократии в науке. Бюрократизм, волокита, бумаготворчество, а на самом деле безответственность, мелочная опека и диктат махрового чиновника превратились сегодня у нас в тяжелейшую, всеми признанную проблему, от этого страдают буквально все. Бюрократия кардинально снижает эффективность нашей работы, почти не оставляя времени для реальных исследований, убивает научную инициативу, творчество и губительным образом сказывается на конкурентной способности науки нашей страны. Это тяжёлое наследство прошлого, можно так считать, которое нам досталось и с которым следует наконец расстаться, а не порождать новые бюрократические механизмы и структуры.

Вот что писал академик Пётр Леонидович Капица в письме к Нильсу Бору аж в 1936 году. Он писал так: «То, что в Англии решается телефонным звонком, здесь требует сотни бумаг. Тебе на слово никто, ничему не верит, верят только бумаге <…>. Бюрократия душит всех». Написано, как сегодня.

Мы уже привыкли, что разнообразные конкурсы проводятся месяцами, а деньги для научной работы поступают поздней осенью, когда уже самое время писать отчёты за год.

Свежий пример: совсем недавно в недрах научного ведомства вместе с американской аудиторской компанией PricewaterhouseCoopers за 90 миллионов рублей, Владимир Владимирович, была создана «карта российской науки», которая ляжет в основу оценки деятельности институтов с последующим возможным их переформатированием. Появление этого документа вызвало взрывную реакцию учёных, так как там содержатся вопиющие, грубые ошибки и откровенные, в общем, неточности, так сказать, враньё.

Например, согласно этой карте знаменитый Физический институт занимается гинекологией, педиатрией, юриспруденцией, овощеводством и огородничеством. Московский математический институт имени Стеклова ведёт работы по литературе…

В.ПУТИН: Из того, что Вы перечислили, всё важно.

В.ФОРТОВ: Но я там записан как специалист тоже по гинекологии. Я даже не знаю, как комментировать.

На этом основании, понимаете, мы очень боимся, что будут приниматься решения такого типа. В науке постоянно усиливается диктат малокомпетентных чиновников, слабо либо вообще не представляющих, что такое настоящая наука, поэтому вводящих новый и малоосмысленный критерий, требующий от учёных горы бумаг.

Передо мной, Владимир Владимирович, две стопки бумаг. Вот это отчёт Института Макса Планка – 5 страниц. Я потратил на него 20 минут времени, взял ручку и написал. Это раз. А вот это – то, что надо на такую же сумму, только в рублях, представить мне как директору института. 2,2 миллиона рублей и 2,2 миллиона евро – чувствуете разницу, да?

Нам кажется, что в этой ситуации у нас необходимо ввести экспертные критерии оценки научной работы – об этом Андрей Александрович говорил, и Вы говорили в начале, – которые были бы разработаны самими учёными, а высвобождающиеся десятки миллионов рублей направить на реальную науку, а не на пустое бумаготворчество.

Я заканчиваю. Я хочу привести в этой связи один исторический пример, когда немцы добились радикальных успехов в борьбе с бюрократией, правда, с помощью британских ВВС. В своих мемуарах рейхсминистр вооружений Альберт Шпеер пишет, что в мае 1944 года британские ВВС разбомбили его министерство, сгорели все бумаги, инструкции, переписки, отчёты, регламенты и прочая бюрократическая белиберда. Этим англичане радикально устранили бюрократические барьеры в Германии тех времён. Шпеер пишет, что он был поражён, как резко повысилась эффективность работы, как упростилось и ускорилось принятие решений. Как результат – производство вооружений в Германии почти удвоилось и достигло к февралю 1945 года абсолютного максимума за годы войны, в ситуации, когда Германия лежала в развалинах и были жесточайшие бомбардировки, многие заводы были просто потеряны.

Я, конечно, не призываю так действовать и в нашем случае, но согласитесь, что-то в этом есть.

Спасибо.

В.ПУТИН: Известно, как закончила нацистская Германия, несмотря на все их успехи и борьбу с бюрократией. Кроме того, по количеству танков, самолётов, артиллерийских систем даже Советский Союз (почему «даже» – потому что он понёс очень большие потери в начале войны), он по выпуску всей этой продукции превосходил Германию, причём намного. Скажем, такая страна, как Соединённые Штаты, превосходила Германию в разы, просто в разы. У них не было никаких шансов просто, несмотря на то, что они избавились от такой бюрократии.

Спасибо большое, Владимир Евгеньевич. Вы правы, безусловно: бюрократия душит не только науку, но и многие другие секторы нашей жизни, экономику, это точно совершенно.

(Обращаясь к Е.Примакову.) Евгений Максимович, мы все поздравляем Вас с праздником как бывшего руководителя российской разведки. И я хочу предоставить Вам слово.

Е.ПРИМАКОВ: Спасибо огромное.

Хотел бы остановиться на некоторых административно-организационных методах совершенствования фундаментальных исследований в России.

Первое. Важнейшей проблемой является определение приоритетов, о чём Вы говорили, Владимир Владимирович, и о чём говорил Андрей Александрович. Но, конечно, надо добавить – с обязательной в установленные сроки корректировкой этих направлений, так, как делается это в Соединённых Штатах, например, где эти направления определяются критическими технологиями.

Недавно принятые законы о Российской академии наук, Федеральном агентстве научных организаций, Российском научном фонде в той или иной степени наделяют эти организации функцией определения основных направлений фундаментальных исследований. К этому следует добавить, что и Минобрнауки претендует на руководящую роль в этом процессе.

С учётом всего этого, очевидно, необходимо создать структуру во главе, я считаю, с Российской академией наук (это определяется законом) в составе группы учёных, хочу подчеркнуть, конструкторов, представителей общественности, которая будет представлять Президенту и Правительству предложения по основным направлениям фундаментальных исследований в Российской Федерации.

Второе. На основе этих направлений должны формироваться государственные задания. Кому поручить их формулирование – вопрос чрезвычайной важности. Это не должно происходить на базе даже высококвалифицированных чиновников, работающих в правительственных структурах. Представляется, что функцию формирования (я хочу подчеркнуть – не формирования, а в приказном порядке уже вынесения этого вопроса) государственных заданий по фундаментальным исследованиям нужно возложить на президиум Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию. Мне кажется, это будет правильно.

Третье. Оценка работы коллективов, осуществляющих фундаментальные исследования, несомненно, необходима, но должна учитывать особенности работ по развитию фундаментальных наук. При государственном финансировании того или иного фундаментального исследования представляется, что следовало бы больше опираться на личности учёных и уже осуществлённые ими работы, а не на цитировании. Цитирование – это ещё очень большой вопрос, отражает ли это уровень развития науки, потому что некоторые вопросы не цитируются. Что касается молодых исследователей, предлагающих свои идеи, то к ним применима процедура финансирования в виде грантов.

Четвёртое. Организация конкретного фундаментального исследования не может замыкаться в рамках одной организации. При необходимости следует создавать группы из однопрофильных учёных или на междисциплинарной основе, что сейчас очень важно. С этой целью следовало бы рассмотреть, как мне представляется, также и вопрос об организационном задействовании центров коллективного пользования. Сегодня центры коллективного пользования задействованы различными организациями, которые решают свои собственные вопросы. Но если речь идёт о междисциплинарном исследовании или об исследованиях, к которым необходимо привлечь многих учёных со стороны, то как раз в организационном плане могли бы сыграть эти центры очень большую роль.

Пятое. Серьёзным недостатком является разрыв между фундаментальными исследованиями и научно-техническими прикладными разработками. Как известно, фундаментальные исследования, как правило, осуществляются в течение достаточно длительного времени. Однако промежуточные результаты часто представляют собой несомненную ценность для экономики. Хочу сказать, что очевидно, например, создание структуры в исполнительной власти, которая обеспечит также «переливы» научно-технических достижений между оборонно-промышленным комплексом и гражданскими отраслями. В советский период эти задачи решал, как вы знаете, ГКНТ.

И ещё один вопрос. Владимир Владимирович, это не формальная благодарность, а благодарность Вам за то, что Вы сохранили Академию, что Вы не дали её ликвидировать, как было в первом проекте закона. Но здесь ещё возникает один вопрос. В ведение ФАНО передаются все организации РАН, Академии медицинских наук и Академии сельскохозяйственных наук, то есть все институты РАН, клиники Медицинской академии наук. Вопрос передачи в управление имущества трёх академий агентству – здесь картина ясна. Нужно, мне кажется, в этом направлении действовать. Но Вы говорили, и хотелось бы, чтобы Вы авторитетно это повторили, что, в общем-то, передача этих институтов организации не должна приводить к тому, что агентство руководит их научной деятельностью. Научная деятельность остаётся, руководство, я бы даже сказал, научно-организационное, потому что Академия наук обладает целым рядом отделений, остаётся за Академией наук. Вот это очень важно, мне кажется. Это очень хорошо было бы оценено научной общественностью, которая сейчас беспокоится, главным образом, по этому поводу. Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо.

Но, собственно говоря, мы как раз об этом и договорились. Мы продумаем, как это всё организационно оформить, если там чего-то не хватает. И другие Ваши предложения мы сформулируем в окончательном сегодняшнем документе.

Спасибо большое.

Пожалуйста, Адрианов Андрей Владимирович.

А.АДРИАНОВ: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

Безусловно, задача повышения эффективности научных исследований очень актуальна, и важнейшую роль здесь может сыграть корректировка механизма финансирования фундаментальной науки. Сейчас действуют три основных механизма: это госзадание госучреждений, ФЦП и гранты РФФИ, РГНФ, создаётся Российский научный фонд.

В отношении финансирования по госзаданиям. Мы уже говорили в рамках Совета, что могут быть выделены группы лидирующих институтов, и это задача экспертного сообщества, задача РАН. И для этих институтов может быть дополнительное финансирование, пусть даже на конкурсной основе, через дополнительное госзадание. В этом случае дополнительное финансирование институтов-лидеров пойдёт именно на развитие, на усиление самых перспективных научных направлений, нуждающихся в дополнительных материальных ресурсах.

Но и спрос за эту дополнительную составляющую госзадания должен быть в виде дополнительной научной продукции. Должен быть явный рост индикаторов по сравнению с тем, что определено в основном, базовом госзадании. И, безусловно, эти развиваемые научные направления должны соответствовать приоритетам развития фундаментальной науки в России.

Я уже приводил здесь, на Совете, пример, как в институтах-лидерах, так называемой первой категории из трёх, у наших ближайших соседей, получают такое дополнительное финансирование. Как это тратится на развитие институтов? Прежде всего это средства для развития самой современной научной инфраструктуры. Конечно, у нас свою роль в развитии инфраструктуры научных исследований должна сыграть конкурсная поддержка ведущих ЦКП, но одного этого механизма явно недостаточно. Правда, в этой связи, речь идёт о госзаданиях, хотелось бы избежать движений из одной крайности в другую, от равномерного подушного и «квадратнометражного» финансирования к другой крайности – закреплению в базовом бюджете института фиксированного усиленного финансирования отдельных лабораторий, к чему, например, призывают некоторые мои коллеги, что есть сильная лаборатория, есть более слабая, давайте из базового госзадания больше денег дадим на сильные лаборатории. Все лаборатории и лидеры опираются на обеспечиваемую консолидированным бюджетом научную инфраструктуру, и такая инфраструктура создаётся в современной реальности в работающих институтах под научных лидеров.

То есть если мы говорим о дополнительных средствах в рамках дополнительных госзаданий, то они должны идти институту на создание инфраструктуры для коллективов-лидеров, но, и это важно подчеркнуть, не непосредственно в эти лаборатории. А вот для адресной финансовой поддержки отдельных учёных-лидеров и лабораторий-лидеров есть два других, более эффективных, на мой взгляд, механизма.

Первый: в Академии наук – это программа фундаментальных исследований РАН, это дополнительное бюджетное финансирование, которое на конкурсной основе выделяется именно научным коллективам, выполняющим отдельные проекты, тематические встроенные в конкретные программы РАН, причём при выполнении этих проектов мы стараемся привлекать и талантливых молодых исследователей из университетов.

Второй механизм поддержки учёных-лидеров и лабораторий-лидеров, причём, на мой взгляд, более эффективный, – это развитие грантовой системы, об этом как раз здесь уже говорилось. Блестяще, на мой взгляд, себя зарекомендовали РФФИ, РГНФ, и хорошо, что сейчас создаётся Российский научный фонд. Здесь и профессиональная экспертиза в условиях жёсткой конкуренции, и высокие требования к качеству отчётной научной продукции. Здесь западные стандарты. В условиях грантовой системы очень сложно схалтурить, здесь работа на результат. Есть и страх имиджевых потерь, если не смог достойно отчитаться.

На фоне общего увлечения наукометрической статистикой количество грантов у институтов, у отдельных лабораторий, у учёных-лидеров – это как раз один из объективных, на мой взгляд, критериев успешности коллектива. В условиях чёткой организации и эффективности грантовых систем совершенно оправданно предоставление учёным свободы в оперативной трате грантовых средств без длительных обязательных конкурсных процедур, что, например, уже сейчас реализуется в рамках РФФИ. Также важно, что работа в рамках совместных грантов – это один из эффективных интеграционных механизмов между Академией наук и университетами. Есть положительный опыт таких взаимодействий. Но, как уже подчёркивалось, грантовые средства малы для поддержки работы даже небольшой лаборатории, они сейчас явно недостаточны. Учитывая, что есть мнение, оно уже прозвучало, вывода поисковых исследований из конкретных ФЦП, представляется целесообразным переместить предусмотренные для поисковых фундаментальных исследований средства из ФЦП в научные фонды: в РФФИ, РГНФ и Российский научный фонд.

У ФЦП другие задачи. При всём уважении к этому институту финансирования, по крайней мере, в сегменте фундаментальных исследований, здесь, к сожалению, довлела идеология освоения средств, иногда в лихорадочном режиме, над идеологией достижения конкретного научного результата. При конкурсном отборе иногда и цена играла решающую роль, а то и скорость исполнения задания. У ФЦП другие задачи. А с финансированием фундаментальных поисковых исследований, Вы совершенно правы, лучше справятся грантовые фонды: РФФИ, например, – для краткосрочных и среднесрочных проектов, Российский научный фонд – для исследований с долгосрочной перспективой. При достойном увеличении размера грантов и расширении их ассортимента это и будет, на мой взгляд, самым действенным механизмом адресной поддержки ведущих учёных и ведущих научных коллективов. Именно эти коллективы наиболее успешны в условиях реальной грантовой конкуренции.

Ещё одна особенность грантовых коллективов – они могут включать и академических учёных, и сотрудников университетов или вообще могут быть интернациональными.

Немаловажно, что в грантовой системе поддержки науки имеет место высокий уровень доверия со стороны научного сообщества. Такая система понятна и для наших зарубежных коллег. Мы видим, что РФФИ успешно справляется с привлечением зарубежного сообщества к исследованиям, представляющим интересы для наших учёных. Это система совместных грантов РФФИ с научными фондами других стран. Если коллегам прозрачен и понятен механизм такого финансирования, они идут на софинансирование проектов.

В этой связи в случае Вашей поддержки могли бы быть конкретные решения для Правительства.

Первое. Расширить практику госзаданий на конкурсной основе, то есть практику дополнительных госзаданий на конкурсной основе. Это дополнительные средства, которые идут в институты-лидеры.

И второе. Изменить структуру динамики роста расходов на фундаментальные исследования путём перемещения части средств из ФЦП на грантовую поддержку через научные фонды – РФФИ, Российский научный фонд, а это уже средства для учёных-лидеров, для лабораторий-лидеров, то есть предусмотреть опережающий рост грантового финансирования фундаментальных научных исследований.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо за Ваши предложения.

Андрей Владимирович, заканчиваете стройки свои там? В каком состоянии?

А.АДРИАНОВ: Нельзя сказать, что заканчиваем, Владимир Владимирович. Ведём, движемся к результату.

В.ПУТИН: Когда примерно закончите?

А.АДРИАНОВ: Осень следующего года, как и поставлена задача.

В.ПУТИН: Ладно.

Рудской Андрей Иванович, пожалуйста.

А.РУДСКОЙ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

В своём кратком выступлении я затрону вопросы кадрового обеспечения в области фундаментальных научных исследований. Как известно, многие годы существовала такая пословица: кадры решают всё. Однако XXI век другое диктует: всё решают компетентные кадры. И здесь принципиально важно понимать, что для развития фундаментальных исследований необходимо эффективное взаимодействие нескольких поколений учёных. Следовательно, когда мы говорим о кадровом обеспечении, нужно говорить обо всём спектре возрастных категорий – от старшего поколения до молодого.

В этой связи хотелось бы вспомнить уже более чем 30-летнее замечательное высказывание Константина Ивановича Скрябина, известного, великого академика: «Если институт состоит из стариков – это трагедия, а если только из молодёжи – то это комедия». И вот здесь нужна золотая середина.

Глядя и анализируя тот фактический материал, который представил Андрей Александрович, особенно в возрастном обеспечении кадрами, хотелось бы в связи с этим, говоря о понятиях и прозрачных кадровых перспективах для научных работников, так называемом кадровом лифте, и учитывая хорошо нам знакомый, чрезвычайно напряжённый режим работы руководителей научных организаций, считаю целесообразным рассмотреть вопрос о законодательном введении возрастных ограничений для замещения должности руководителя государственной научной организации, как это, кстати, сделано для занятия должности ректора университета.

Я сам, будучи в этой должности, понимаю, и мы уже оценили позитивный опыт, потому что только за последние годы внедрение этой системы в управление вузами нашего государства способствовало динамичному развитию ведущих университетов, особенно по достижению амбициозных целей в рамках реализации программы повышения международной конкурентоспособности российских вузов. Это программа «5-100-2020».

В целом политика по ограничению срока занятия руководящих должностей должна обеспечить перспективу кадрового роста для значительного числа научных работников. Однако подчеркну: следует аккуратно и бережно относиться к руководителям с богатейшим жизненным, административным и научным опытом, предоставляя им возможность занимать должности научных руководителей и советников, чётко зафиксировав их функциональные права и обязанности. И самое главное, для них необходимо сохранить на достойном уровне социальную обеспеченность, включая и заработную плату.

Считаю целесообразным введение в государственных научных организациях постоянных высокооплачиваемых позиций научных работников для наиболее результативных учёных. Эти позиции необходимо подтверждать каждые пять лет путём прохождения научной аттестации, в рамках которой следует обращать особое внимание на финансовое обеспечение сотрудников научной группы за счёт госбюджетных средств, а также за счёт заказов на выполнение НИР от промышленности.

К сожалению, следует признать, что в России произошёл разрыв преемственности поколений, разрыв научной цепочки, выпало два поколения учёных. Это уже критический показатель для развития научно-педагогических школ, где передача знаний происходит из поколения в поколение. Более того, те, кто должен был прийти и не пришёл в науку в 90-х, а это люди, которым сейчас 30–45 лет, и вот опять же из материала, что Андрей Александрович показал, по эффективности этой возрастной группы деятельности учёных это самый активный учёный возраст. Очевидно, что последствия низкого притока молодёжи в науку в 90-е годы будут сказываться ещё не одно десятилетие в целом на такой преемственности и развитии науки.

Преемственность научно-педагогических школ и стабильность воспроизводства научных кадров обеспечивается тем, что большинство исследователей, будучи сотрудниками как академических учреждений, так и университетов, вовлечены в преподавание или в научное руководство, а студенты, аспиранты имеют возможность работать совместно с ведущими учёными. И здесь хотелось бы отметить богатый опыт и глубокую юридическую проработку этого направления деятельности двумя нашими ведущими университетами как моего друга и коллеги из Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, так и глубокоуважаемого, Виктор Антонович, Вашего учебного заведения – Московского университета.

Согласно сложившимся возрастным параметрам воспроизводства научных кадров высшей квалификации, за 20 лет должно сменяться в среднем около 70 процентов кандидатов наук и, Вы не поверите, 90 процентов докторов, занятых в науке и в сфере высшего образования. И от того, как и с кем осуществляется такое замещение, зависит изменение качественных показателей научного сообщества, структура, уровень исследовательской деятельности и, соответственно, качество обучения в вузах.

Отмечу, что за последние пять лет число исследователей в возрасте до 40 лет увеличилось с 14 почти до 20 процентов. Наметилась явная тенденция притока в науку молодёжи до 30 лет. И для сохранения наращивания этой положительной тенденции необходимо обеспечить научным сотрудникам такие условия занятия наукой, чтобы сделать её конкурентоспособной сферой внутри страны. Заниматься наукой должно быть интересно, престижно, выгодно и с финансовой точки зрения, имеется в виду зарплата, и с репутационной. Это и гранты, это и признание, причём не только за рубежом, а прежде всего у нас в России.

И для того, чтобы понять, где в российской науке созданы условия для развития, необходимо провести анализ существующей структуры затрат каждой из государственных научных организаций, оценив их результативность, и скорректировать на базе этого государственное задание. Целесообразно значительную часть средств на исследовательскую деятельность в рамках госзадания распределять на конкурсной основе. Кроме того, считаю чрезвычайно важным обеспечение адресного характера распределения финансирования. Для этого нужно осуществить переход от управления научными исследованиями с уровня организаций, который сегодня у нас существует, на уровень научных групп и отдельных учёных, но с мировым именем.

Опыт в ХХ веке показал, что в силу высокой конкуренции в сфере фундаментальной науки её основой являются небольшие проблемные или проектные научные группы, а наиболее эффективной формой поддержки – грантовое финансирование, о чём не раз сегодня уже говорилось, именно финансирование таких групп при функционировании современной, прозрачной системы экспертизы проектов авторитетными представителями научного сообщества. Эта экспертиза должна проводиться как независимыми научными фондами, так и корпусом экспертов из Академии наук, конечно же, формирование которого – ещё одна из важных задач, насущных задач у нас сегодня.

Грантовая система финансирования должна формироваться с учётом всего кадрового спектра науки и, конечно, отвечать мировому уровню как по размерам грантов, так и по уровню организации конкурсных процедур. Необходимо развивать систему специализированных стипендий, которая должна быть нацелена на поддержку учёного на всех этапах его карьеры, помимо существующих ныне грантов и стипендий Президента Российской Федерации. Прежде всего я говорю о грантах мэтрам науки за методологическую, наставническую работу, о проектах грантов научным группам, наконец, о грантах для молодых учёных и аспирантов для участия в международных конференциях, написания публикаций, для научных стажировок.

Кроме того, чрезвычайно важной и эффективной организацией научной группы, команды, центра является схема, когда в команде представлены все три поколения специалистов, а драйвером развития выступают заказы от наукоёмкой и высокотехнологичной промышленности. Далее формируются и выполняются проблемно ориентированные фундаментальные и прикладные исследования, и одновременно адаптивно модернизируется учебный процесс с учётом современных достижений науки и технологий. Чрезвычайно важно, чтобы на каждом этапе существовала конкурентная среда, которая бы усиливалась по мере карьерного роста, и тем самым чтобы в итоге в науке оставались наиболее перспективные исследования.

Я предлагаю поручить президиуму президентского Совета проработать эти вопросы и представить в Правительство уже в более или менее сформированном виде, для того чтобы были приняты соответствующие акты.

Уважаемые члены президентского Совета! У нас действительно есть шанс в ближайшие годы вывести фундаментальную науку России на высокий уровень конкурентоспособности на основе той большой работы и президиума, и Совета, которая выразилась в докладе Андрея Александровича Фурсенко и уважаемых членов Совета, детально проработанных в различных программах. И конечно, тем самым обеспечить преемственность поколений, воспроизводство научных кадров. Причём кадры эти должны обладать, конечно же, мировыми компетенциями. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое, Андрей Иванович. Вы перепрофилировали, правда, наш Петербургский университет в политехнический. Вам волю дай, Вы всё в политехнический университет перепрофилируете.

А.РУДСКОЙ: Нет, мы будем дружить.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Ковальчук Михаил Валентинович, пожалуйста.

М.КОВАЛЬЧУК: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотел бы заострить ваше внимание на проблемах оценки эффективности научных учреждений и науки в целом, о чём мы здесь много говорили.

Вы знаете, во-первых, у нас есть сегодня увлечение наукометрическими показателями, индексом цитирования, индексом Хирша и многими другими наукометрическими вещами. Я хотел бы сделать несколько утверждений.

Во-первых, сама по себе наука и научная сфера неоднородна, и её части, из которых она состоит, существенно отличаются по целям, задачам и по методам, а значит, требуют иного финансирования и иного типа оценки. Бегло, не вдаваясь в детали, можно легко выделить часть институтов, которые связаны с крупными дорогостоящими установками, то, что в международной классификации называется megascience. Они создают, используют, эксплуатируют эти большие установки. Это один тип деятельности.

Второй тип деятельности – это фундаментальные исследования, которые ведут, скажем, в области естественных наук широким фронтом, это вторая часть институтов, наиболее многочисленная.

Наконец, третья часть – это часть институтов, которые делают прикладные разработки, превращают результаты научных исследований в конечный продукт. Это прикладные институты. Кроме того, можно выделить ещё гуманитарную деятельность как отдельный блок деятельности, экспертно-прогнозную, социоэкономическую и преподавательскую. Например, сегодня есть тенденция существенно оценивать вузы, например с точки зрения их научного вклада, но при этом надо помнить, что главная задача университета – это всё-таки ведение педагогической деятельности.

Я хочу сказать, что это неоднородно. В Германии такая система существует. Например, у вас есть институт Макса Планка – это фундаментальные исследования, общество Фраунгофера – это прикладные исследования, общество Гельмгольца – это меганаука, и так далее. Так вот, когда мы оцениваем научное сообщество, надо чётко понимать, что нам надо выделять референтные группы и точно не сравнивать одно с несопоставимым другим.

Теперь вернёмся к наукометрии. И в этом смысле наукометрия вообще не является абсолютным показателем. При этом что очень важно? Надо чётко понимать, что вот сегодня, когда мы обсуждаем наукометрические данные, мы должны помнить, что в какой-то мере наукометрия – это коммерческий продукт. Я издаю журналы и хочу, чтобы эти журналы хорошо издавались и прочее. Я ввожу рейтинг и дальше говорю: «Вот если Вы печатаетесь в этом журнале, то Вы хороший учёный, а если в этом, то похуже, а если в этом, то совсем плохой». И в этом смысле надо чётко помнить, что наукометрия, во-первых, – коммерческий продукт, имеющий чёткий коммерческий смысл и интерес, и второе – это проект не нашей с вами страны. И при всей интернациональности науки надо понимать, что наука – база национальной безопасности и технологической независимости. И в этом смысле её оценка не может отдаваться в руки коммерческому проекту, причём не национальному. Вот это одна вещь.

Но есть ещё другая сторона этого. Вот представьте себе простую вещь. Сегодня мы хорошо знаем, у нас на слуху журнал Nature, Sience, Phys.Rev. и много других в разных областях. Теперь, если мы переходим усиленно к наукометрической оценке, мы о чём говорим? Значит, если Вы печатаетесь в Nature – хорошо, Вы очень хороший учёный, если в Phys.Rev. – тоже очень хороший. В результате это приводит к вымыванию важных статей из русскоязычной научной прессы – раз, и фактически приводит к уничтожению русскоязычных научных журналов, я могу это ответственно сказать. Каждому нашему учёному, который получает грант, в частности, до последнего времени, зарубежному, говорят так: «Вы получаете у нас деньги. Хотите получить следующий грант. Значит, печатайтесь вот в этих журналах. Тогда Вы будете хороший учёный, получите грант. Если нет – то нет». И это привело фактически к ослаблению позиций наших журналов.

Но если мы сегодня часто говорим, например, про русский мир, и мы создаём специальную структуру, государство тратит средства на продвижение русского языка, то я могу вам сказать, что наиболее очевидный для меня проект продвижения русского мира – это укрепление русскоязычных научных журналов. И я поясню это простым примером. Я хорошо помню, я работал в Америке в Аргоннской лаборатории, в то время, в советское, наши все существенные журналы, академические, которые сегодня издаются в интерпериодике в виде коммерческого проекта, все автоматически переводились на английский язык и издавались бесплатно, мы ещё от этого получали деньги, американским физическим институтом. Это первое. Потому что был интерес к советской науке, и её мониторили, это происходило автоматически.

Вторая вещь. Когда я был в Аргоннской лаборатории, на столах у людей, которые создавали системы охлаждения для монохроматоров на синхротронном излучении, на столе лежали советские журналы на русском языке. Например, краткие сообщения по физике, ФИАН издавал, такая тетрадочка простая. Так вот, они сидели и со словарём переводили статьи, где было описано, как охлаждаются, скажем, зеркала мощных лазеров.

Знаете, я русский выучил бы только за то, что им разговаривал Ленин. Так вот, мы можем усилить значение русского языка тем, что печатать статьи свои важные на своём национальном языке. И причём мне кажется, что это сделать, поднять роль наших журналов, достаточно несложно. Я главный редактор одного из академических журналов, который уже 50 с лишним лет издаётся одновременно на русском и на английском языке. Это нормальный журнал, общепризнанный международным сообществом. И всё было очень плохо там, и индекс падал, и импакт-фактор. Я, практически не прибегая ни к каким особым ухищрениям, довольно легко сделал так, чтобы это изменилось, увидел – влияет или нет. Я восстановил простые вещи, какими мы пользовались в советское время.

Во-первых, обновив слегка редколлегию, мы ввели, например, обзоры, за которые надо платить, как было раньше, заказные обзоры. Во-вторых, мы усилили роль экспертов. В-третьих, мы начали привлекать для экспертизы и для участия в редколлегии иностранных учёных. И просто я своих учёных в каком-то смысле адаптировал посылать статьи в первую очередь в этот журнал. И мгновенно, в течение года, показатели изменились.

Заканчивая своё выступление, я хотел бы обобщить всё, что я, может быть, путано говорил. Первое. Надо понимать, что наукометрия есть дополнительный показатель гамбургского счёта к глубоким экспертным оценкам. Это первая вещь.

Второе. Не всё может оцениваться наукометрически, потому что надо понимать, что в первую очередь это касается фундаментальных исследований, и некая наукометрия обязательно должна быть, чтобы мы оценивали, но ту сферу научной деятельности, которая не производит, скажем, опытных образцов, конечных продуктов НИОКР. Поэтому надо понимать, что оценка должна быть, во-первых, по референтным группам, и это очень важно. И второе. Фундаментальная наука должна оцениваться наукометрически, но надо задуматься о создании некоего, может быть, национального или интернационального индекса, который бы, по крайней мере я бы сказал так, должен быть скоординирован с существующей мировой картиной, но при этом учитывать наши национальные интересы, в первую очередь наши базовые журналы, которые хорошо известны, и внимательно посмотреть на журналы с точки зрения расширения их сферы, вовлечения в эту обойму. Может быть, с какими-то ключевыми странами договориться об этом, не знаю. Например, смотрите, Китай же взял, ввёл шанхайский индекс. У них ничего не было, а теперь они его ввели, оценивают, он фигурирует так же, как мы говорим про NASDAQ, то же самое они сделали здесь, и это есть. В этом смысле мы тоже вполне имеем возможность это сделать.

Вот, собственно говоря, я всё сказал, что хотел. И заканчивая, хочу подчеркнуть, мне кажется, что если мы в таком широком смысле говорим о русском мире, то существенная часть русского мира – это наши научные достижения, которые всегда составляли часть научного мира, который знали и уважали во всём мире. И нам надо не утратить эти ещё не потерянные позиции.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Благодарю Вас.

Коллеги, кто хотел бы добавить?

Пожалуйста, Виктор Антонович.

В.САДОВНИЧИЙ: Я одну реплику хотел сделать, поддержать Михаила Валентиновича в том, что он сказал о широком понятии «русский мир». Здесь прежде всего «мягкая сила», борьба идёт по линии образования. Конечно, я хотел бы тоже присоединиться, что и рейтинги, и журналы, и дистанционное образование сильно распространяются из других стран. Мы должны собраться и понять, что мы очень сильны, у нас есть сильная фундаментальная наука, у нас есть хорошее образование. Конечно, надо конкурировать, но учитывать, что мы должны работать для нашей страны и делать нашу страну богатой.

Реплика, которую я хотел сказать, следующая. Почти все выступающие говорили, что будущее зависит от молодых, и вот меня беспокоит один вопрос. Согласно новому Закону об образовании, который принят с сентября, аспирантура стала третьим уровнем образования. Исторически аспирантура в нашей стране, в Советском Союзе, – это был уровень подготовки научных исследователей. И вообще аспирант во всём мире – это главная движущая сила в науке. Конечно, в американских университетах аспиранты и преподают. Но они преподают, исключительно сочетая научную работу на кафедре с преподаванием в своем университете.

Теперь наша аспирантура относится к третьему уровню образования. В госстандарте записано, что необязательно заканчивать аспирантуру, представляя диссертацию. Можно закончить аспирантуру, представив так называемую аттестационную работу, фактически получить такую справку, что закончил аспирантуру, а диссертацию, если получилось, то её можно представить.

Что меня волнует? Очень часто, как всегда у нас бывает, это может быть принято как сигнал, что теперь аспирантура – это ещё три года пребывания в общежитии, ну и армия, я получу, конечно, эту справку, сдам аттестационную работу. А поскольку это не входит уже ни в какие требования и показатели, что я должен представить кандидатскую диссертацию, то я и расслаблюсь. Мои учителя-академики – Тихонов, Самарский – говорили, что аспирант должен быть нагружен. Это единственное время, когда он может из себя сделать учёного. Он должен иметь цель, цель стать учёным.

Мне кажется, что, мы с Дмитрием Викторовичем это обсуждали, пока ещё этот вопрос недорешён. Здесь надо дать явный сигнал, что такое аспирантура. Потому что закон уже принят, и он действует. Вузы обсуждают и не знают, как быть. Но я бы думал, обращаясь, может быть, Андрей Александрович, к Вам, чтобы вопрос аспирантуры был в центре внимания нашего Совета. И, может быть, на одном из заседаний, на президиуме, этот стратегический вопрос заслушать.

Спасибо.

Е.КАБЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я хотел бы, пользуясь случаем, поздравить Вас с праздником.

По сути сегодняшнего выступления – я поддерживаю все основные положения, но хотел бы внести несколько предложений.

Первое: необходимо законодательно закрепить понятия «научная организация» и «государственный сектор науки». Такие законопроекты подготовлены совместным взаимодействием комитета Государственной Думы и Совета Федерации. Эти законопроекты находятся в Государственной Думе, и планируется, что в весеннюю сессию эти законопроекты будут приняты. Очень важно, чтобы мы понимали, что такое научные организации и что можно относить в государственный сектор науки с учётом того, что мы планируем проводить оценку результативности.

Второе предложение. Необходимо сохранить и укрепить взаимодействие в инновационной цепочке, которая характерна для нашей страны, – это академии наук, научные центры, исследовательские центры, государственные научные центры, исследовательские университеты. Тем более Вы предложили механизмы, как эту цепочку или взаимодействие усилить.

В ноябре 2007 года на заседании Совета в Академии наук Вы предложили разработать единую программу фундаментальных исследований, которая объединяла бы не только институты Академии наук, но и КБ, научные центры. Такая программа создана, и мы успешно реализуем в рамках той программы, которую в 2009 году Вы поддержали, по материалам.

Я хотел бы Вас пригласить и показать, как работают эти производства, малотоннажные производства. Вот 19 производств, 210 наименований, они все инновационные. Таких материалов для того, чтобы делать для понятных целей, нет.

Второй механизм, который Вами же тоже был инициирован, – это Фонд перспективных исследований. На самом деле он позволяет объединить исследования многих институтов, академий, научных центров и КБ, для того чтобы достичь нужных результатов.

Сегодня прозвучало, и это очень приятно, что необходимо создавать крупные проекты, объединить учёных различных сфер деятельности. Но при этом очень правильно и обоснованно верно надо выбрать базовую организацию, поставить человека, который персонально будет отвечать за реализацию такого крупного проекта, имеющего государственное значение, с учётом выбранных приоритетов, о чём абсолютно правильно и вы говорили, Евгений Максимович.

Таким примером может быть не только атомный проект. Вы знаете, в этом году мы отмечали 25 лет полёта многоразовой космической системы «Энергия» – «Буран». Была проблема создания материалов, для того чтобы этот объект запустить, он же фактически двигался, как Челябинский метеорит, он спускался с орбиты со скоростью 30 тысяч километров в час, а садился со скоростью 360 километров в час. Нужно было создать весь комплекс материалов, способный работать от минус 130 до плюс 1600 [градусов].

Эта задача была решена, теплозащита была сделана – не облицованный подход, потому что если просто, то не обеспечишь стабильности поверхности и геометрические характеристики, аэродинамика будет ухудшаться. Была сделана теплозащита, которая сохранила геометрию, поверхность не изменилась. Это был большой успех, и то, что советские учёные сделали, никто в мире [не повторил]. У американцев больше плиток отошло, чем у нас, а там 38 тысяч плиток.

И последнее. Я согласен с Михаилом Валентиновичем по поводу биометрических показателей. Считаю, что они необходимы, но увлекаться ими тоже не так важно, особенно важно, я думаю, именно когда гранты определять. Потому что результат в первую очередь играет ключевую роль.

Хотел бы предложить, чтобы не только мы оценивали биометрические показатели на основании зарубежных организаций, Web of Science, но и должна быть наша национальная система индекса цитирования. Потому что напомню, что впервые в мире национальная реферативная база данных была создана в СССР в 1952 году, американцы это сделали только в 1960 году.

Из уважения к советскому институту они назвали свой институт – Институт технической информации. Это позволило, создание этой системы, очень активно обмениваться информацией. Поэтому просьба поддержать идею.

В своё время по инициативе Андрея Александровича был создан российский индекс научного цитирования, он активно работает. Но если нужно создать какую-то новую организацию, давайте мы создадим её на государственной основе. Это важно и нужно, для того чтобы люди могли получать информацию.

Владимир Владимирович, разрешите, я Вам вручу книгу про «Буран». Здесь история тех людей, кто создавал этот уникальный проект.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Дмитрий Викторович, пожалуйста.

Д.ЛИВАНОВ: Я бы хотел начать с вопроса об аспирантуре, поскольку он действительно крайне важен для выстраивания системы воспроизводства научных кадров в России.

Виктор Антонович правильно отметил, что аспирантура стала действительно уровнем высшего образования, но это никак не отменяет тот факт, что аспирантура всегда была первым этапом становления молодого учёного. Сейчас у нас действует переходный период, в течение которого никаких изменений в работу аспирантур не внесено, и разрабатываются новые федеральные государственные стандарты аспирантуры. Вот в этих стандартах, безусловно, диссертация будет рассматриваться как основной результат работы аспиранта, и аспирантура будет считаться выполненной, законченной только по представлению диссертации и принятию её диссертационным советом в соответствующей организации. Поэтому тут мы полностью сохраним, с одной стороны, преемственность с теми традициями аспирантуры, которые были у нас всегда в Советском Союзе, с другой стороны, приведём нашу систему, сделаем её сопоставимой с тем, что существует на европейском научно-образовательном пространстве.

Безусловно, надо согласиться с предложениями по повышению качества наших научных журналов. Естественно, они будут переводиться на иностранные языки только в случае, когда там будут публиковаться качественные научные работы высокого уровня, вызывающие интерес у учёных из других стран. Поэтому повышение качества работы редакционных коллегий этих журналов, улучшение инфраструктуры научных журналов – это очень важная задача. Мы будем всячески помогать тем редакциям российских научных журналов, которые планируют усилить свою работу и выйти на новый уровень.

Нельзя не сказать несколько слов о предложениях Владимира Евгеньевича Фортова по поводу оценки эффективности научных организаций. Здесь я полностью согласен, что эта система должна максимально опираться прежде всего на экспертные оценки. Эти экспертные оценки должны осуществляться по референтным группам организаций. Но очень важно, чтобы эта экспертиза была независимой, именно из этого мы исходим, потому что мы знаем опыт проведения оценки научных организаций самой Академии наук, когда в неё ещё входили научные организации, 80 процентов организаций были отнесены к тем, которые работают на мировом уровне.

Мы знаем прекрасно, что даже исходя из таких самых предварительных оценок и наблюдений со стороны, что это далеко не так. Поэтому эксперты, безусловно, должны быть независимы по отношению к той организации, которую они оценивают. И только в этом случае такая экспертиза даст ожидаемый результат. Поэтому экспертное сообщество для оценки научных организаций будет обязательно формироваться с привлечением ведущих российских учёных, активно работающих в той или иной области науки.

То же самое можно сказать про замечания Владимира Евгеньевича в части бюрократии. Действительно, бюрократическая нагрузка на российскую науку чрезмерна. Собственно, реформа изменений в Российской академии наук в том числе преследует и цель снижения этой бюрократической нагрузки. Достаточно сказать, что в системе управления самой Российской академии наук работало больше двух тысяч человек. Сейчас мы переходим к гораздо более компактной системе управления, в Федеральном агентстве по научным организациям гораздо меньше будет людей. Собственно говоря, это снизит бюрократическую нагрузку на сами научные организации и на учёных.

Схема финансирования, безусловно, меняется. Уже активно вводятся новые инструменты, в том числе и Российский научный фонд. Мы, кстати, уже свою федеральную целевую программу «Научные и научно-педагогические кадры» в полном объёме передали в Российский научный фонд. Очень важно, чтобы другие федеральные целевые программы, которые реализуются самыми разными ведомствами, были проанализированы с точки зрения наличия там ресурсов, предназначенных на финансирование фундаментальных исследований. И если там такие ресурсы есть, то, конечно, целесообразно их перераспределить и использовать фонды, для того чтобы эти ресурсы распределять по научным организациям.

Безусловно, нужно согласиться с Андреем Владимировичем Адриановым по поводу того, что госзадание должно, конечно, распределяться на конкурсной основе в гораздо большей степени. В результате этого конкурса, конечно, средства будут перераспределяться в пользу ведущих научных институтов, работающих на более высоком уровне, а внутри самих этих институтов – в пользу тех научных групп и отдельных учёных, которые работают на высоком уровне. Именно такая схема работы и будет реализована в рамках Федерального агентства по научным организациям, опять-таки, естественно, с ключевой ролью в экспертизе этих проектов сообщества ведущих российских учёных.

По кадровым вопросам я поддерживаю предложение Андрея Ивановича Рудского, мы, собственно, в этом направлении работаем. Необходимы, конечно, кадровые ограничения на замещение административных должностей в научных организациях. Мы также поддерживаем идею о создании постоянных позиций для ведущих российских учёных и преподавателей вузов. Их можно по-разному называть, используется терминология «федеральные профессора» или «федеральные исследователи». Мы обязательно уже в 2014 году такие национальные конкурсы на замещение таких позиций будем проводить.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Михаил Михайлович, пожалуйста, расскажите нам, как идёт работа по формированию агентства, как складываются отношения с коллегами, какие видите проблемы и как предполагаете их решать.

М.КОТЮКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы в настоящее время находимся в достаточно тесном взаимодействии как со структурами Российской академии наук, и основной кадровый потенциал черпаем именно там на сегодняшний день, так и приступили уже к непосредственному общению с научными институтами пока в рамках подготовки к началу 2014 финансового года. Мы уже провели встречи с институтами, подведомственными Академии медицинских наук, Академии сельскохозяйственных наук, и на следующей неделе намечены встречи с институтами академий наук Российской Федерации.

В завершающей стадии процесс подготовки к утверждению государственных заданий, которые в этом году были подготовлены в соответствии с решением Правительства Российской академией наук. В этом смысле всё, о чём говорили выступающие сегодня, а именно обеспечении научных приоритетов и научных задач перед организациями, эти вопросы сегодня решены на уровне подготовки заданий в структурах академий наук. В этом смысле мы сейчас как сотрудники агентства обеспечиваем, чтобы все документы, которые должны быть утверждены, соответствовали принятым законам и постановлениям Правительства для этих документов, которые применяются, без вмешательства в сутевую, содержательную, часть научной тематики и проблематики. Соответствующим образом, думаю, что будут найдены и в будущем механизмы эффективного взаимодействия по этим ключевым направлениям.

Владимир Владимирович, спасибо большое.

В.ПУТИН: Вы ключевые вещи сказали: без вмешательства в научную деятельность и в руководство ею. Первое.

Второе. Я присоединяюсь к тому, что было сказано Владимиром Евгеньевичем. Мы с вами тоже это обсуждали. Мы договорились о моратории в распоряжении имуществом. Нужно всё оценить, всё взвесить. Мы с вами говорили на этот счёт: раздать, распихать по нуждающимся – это самое простое дело.

Вы знаете, я уже говорил и хочу повторить: даже если что-то сегодня не нужно оперативно для науки, всё равно не спешите с этим расставаться. Потому что потом в интересах науки будет не получить [это], когда возникнет необходимость. Вот в чём дело.

Конечно, наверное, вместе с Академией вы подумаете и прикинете, что-то, наверное, можно передать, что-то реализовать, но очень аккуратно, потому что в современном мире мы знаем, что сколько стоит, особенно в столичных городах, в Москве. Я имею в виду землю, недвижимость. Очень легко её куда-то передать, а потом будет почти невозможно получить.

Поэтому я вас призываю быть в высшей степени аккуратными и с коллегами из Академии, с президиумом Академии, самым внимательным образом к этому отнестись.

Пожалуйста, Евгений Павлович.

Е.ВЕЛИХОВ: Вы знаете, у нас создаётся такое впечатление, что научно-технический прогресс осуществляется двумя фигурами: учёный и менеджер. На самом деле это неправильно, потому что между ними находится инженер – инженер, который создаёт новую реальность. А у нас мы вообще не говорим об инженере. И это очень опасно, потому что это сигнал и для молодёжи. Инженерная профессия становится непопулярной, если они видят, что всё решают наука и менеджмент. Но на самом деле новую реальность создаёт инженер, и поэтому мне кажется, что нам нужно тщательно продумать этот непростой вопрос. Понимаете, мы можем так идеологически, как в религиозных вопросах, затолкать общество совсем не туда.

В.ПУТИН: Есть предложение: в связи с замечаниями Евгения Павловича следующий Совет наш посвятить как раз этой проблеме.

Хочу вас поблагодарить за всё, что было сделано в порядке подготовки к сегодняшней встрече, потому что эти выступления – они продуманы, направлены на совершенствование нашей совместной работы по организации российской науки. Из всего, что звучало, не было ничего лишнего, не было ничего такого, что будет забыто.

Мы обязательно всё, что коллеги сегодня высказали, сформулировали, всё это учтём в итоговом документе, сформулируем должным образом (административным и, к сожалению, бюрократическим языком, но это придётся сделать), обязательно учтём в работе.

Мне бы очень хотелось, чтобы наше собрание, наш Совет превратился в реальный фактор управления процессом. Мы с Владимиром Евгеньевичем [Фортовым], когда обсуждали будущие компетенции Совета, исходили как раз из этого.

Ещё раз всех вас благодарю за совместную работу. Хочу выразить надежду, что она будет продолжена так же конструктивно, как и сегодня, и поздравляю вас с наступающим Новым годом. Спасибо большое.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 20 декабря 2013 > № 969368 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 декабря 2013 > № 969364 Владимир Путин

В Центре международной торговли на Краснопресненской набережной состоялась пресс-конференция Президента России. На пресс-конференцию аккредитовано свыше 1300 российских и иностранных журналистов.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые дамы и господа, коллеги!Такое впечатление, что мы с вами не расставались. Мы же здесь в прошлом году как раз с вами работали и даже не успели глазом моргнуть, как пробежал год.

Год был трудовой, рабочий. И конечно, вы знаете все основные параметры, прежде всего, конечно, экономическую составляющую нашей жизни, но тем не менее я самые последние данные позволю себе привести. А потом мы с вами перейдём, как это заведено в наших встречах, к свободному обмену мнениями и к прямой дискуссии. Так будет, наверное, интереснее.

Так вот, последние данные изменения реального ВВП в процентах к прошлому году: 1,4 процента – 1,5 будет, наверное. Инфляция – 6,1 процента. Это чуть меньше, чем в прошлом году (в прошлом году было 6,6). В целом, неплохо.

Индекс производства сельского хозяйства – 6,8 процента. Надо отметить, что сельское хозяйство, труженики села, конечно, серьёзно помогли в целом экономике, потому что в прошлом году, как вы знаете, был минус, почти 5 процентов, в этом году – плюс 6,8. На фоне известных сложностей в промышленном секторе сельское хозяйство, конечно, общий ВВП вытаскивает.

Изменения в жилищном строительстве – 12,1 процента плюс. В прошлом году было 5,6, в позапрошлом – 6,6. Тоже хорошо.

Изменение реальной заработной платы в процентах – плюс 5,5 процента, реальной заработной платы, не номинальной, а реальной, за вычетом инфляции.

Изменение реальных располагаемых денежных доходов населения: в позапрошлом году было 0,5 процента, в прошлом – 4,6, в этом – 3,6. Считаю, хороший показатель.

Размер трудовой пенсии по старости: в прошлом году (на 1 января 2013 года, точнее) было 9790, сейчас – 10742.

У нас торговля с профицитом будет в этом году со значительным сальдо торгового баланса – 146,8 миллиарда долларов.

Это в общих чертах, общие цифры.

Давайте приступим к работе, дадим возможность поработать Дмитрию Сергеевичу Пескову для начала. Он распределит вопросы, а потом, как это обычно делаем, перейдём к совершенно свободному общению.

Дмитрий Сергеевич, давайте, прошу Вас.

Д.ПЕСКОВ: Добрый день ещё раз всем!

Мы начинаем. Естественно, я сначала всё-таки журналистам кремлёвского пула предоставлю слово. Они в течение всего года сопровождали главу государства во всех поездках, на всех мероприятиях, поэтому давайте вопросы. Пожалуйста.

В.ПУТИН: Как не порадеть родному человечку.

ВОПРОС: Александр Чудодеев, журнал «Итоги».

Владимир Владимирович, Вы раньше не раз говорили о том, что «хватит субсидировать экономику Украины». Так чем можно объяснить такую щедрость в отношении Украины сейчас?

И ещё. Рассчитываете ли Вы на отдачу со стороны Украины, то есть под какие экономические гарантии, может быть – политические, Россия оказывает столь солидную финансовую помощь? И входит ли в их число присоединение Украины к Таможенному союзу? Спасибо.

В.ПУТИН: Я видел здесь табличку, кто-то поднимал, было написано «Украина». Кто это? Сразу же задайте и Ваш вопрос, видимо, он будет в таком же русле сформулирован. Я постараюсь ответить и на то, и на другое.

ВОПРОС: Цимбалюк Роман, украинское агентство УНИАН. Спасибо, что Вы начали с Украины.

В.ПУТИН: Я не начинал с Украины. Я, честно говоря, рассчитывал, что эти вопросы будут, но думал, что где-то в середине.

Р.ЦИМБАЛЮК: Но Ваш всё-таки пул начал эту тему.

Я всё-таки хотел у Вас уточнить в продолжение по скидке на газ. Как так получилось: вы три года душили Украину ценами на газ и тут неожиданно цену снизили – значит ли это, что до этого цена была «братская» – несправедливая и завышенная для Украины? Вы говорили, что даже это – временные договорённости, и надо идти дальше. О чём, собственно, речь?

И, если можно, уточните, эти 15 миллиардов – это отказ Украины от ассоциации с Европейским союзом? Сколько вы готовы ещё заплатить, чтобы…

В.ПУТИН: Ну вот, уже разговор пошёл серьёзный. А сколько вам надо?

Р.ЦИМБАЛЮК: Секундочку. Чтобы окончательно отвадить официальный Киев смотреть в сторону Европы.

Спасибо большое. Украинское агентство УНИАН.

В.ПУТИН: Ладно, Вы меня порадовали своим вопросом.

Я начну всё-таки с коллеги, который начал формулировать эту тему. В целом, как я и предполагал, это практически одно и то же.

Почему мы приняли такое решение по кредитованию и по ценам на газ? Я сейчас это прокомментирую. Вы знаете, совершенно серьёзно вам скажу, без всякой иронии, мы часто употребляем словосочетания «братская страна», «братский народ». Сегодня мы видим, что Украина находится в сложном положении: и экономическом, и социальном, и политическом. Ситуация возникла по ряду обстоятельств и причин, но эта ситуация объективная. И если мы действительно говорим, что это братский народ и братская страна, то мы и должны поступить, как близкие родственники, и поддержать украинский народ в этой сложной ситуации.

Уверяю вас, что это самая главная причина, по которой мы приняли эти решения. Обращаю ваше внимание на то, что мы так же активно работали с прежним правительством Украины, которое возглавляла Тимошенко, работали очень напряжённо по всем направлениям.

Кстати говоря, именно её правительство подписало тогда газовый контракт. И я считал и считаю, что этот контракт абсолютно экономически обоснован и находится в полном соответствии с нашей практикой работы с другими инопартнёрами. Формула цены точно такая же, как для всех наших потребителей в Европе. И не нужно здесь ничего придумывать.

И никто никого не душил. С самого начала говорили, в том числе и на Украине, и, в общем-то, справедливо говорили: «Если мы хотим быть независимыми, надо за это заплатить, вести себя как независимая страна и действовать по общепринятым в европейской практике и в мировой практике нормам». Именно на этих нормах и основан контракт, который был подписан в своё время.

Почему сегодня мы пошли на изменения в контракте? Почему мы сегодня предоставляем им кредиты? Ведь мы говорили о том, что если кто-то хочет субсидировать украинскую экономику, то пусть это делает, но не за наш счёт.

Мы говорили это, когда спорили как раз по энергетическим проблемам. Я и сейчас так считаю. Нечего к нам обращаться, особенно третьим странам, с предложением снизить цены или ещё что-то сделать. Если кто-то хочет это сделать, пусть делает.

Повторяю ещё раз, мы пошли сегодня на те решения, о которых вы знаете, в силу сложной ситуации в украинской экономике. Она сложилась из-за ряда причин, как я сказал.

Я сейчас не буду анализировать внутренние причины, они тоже есть, так же как у нас, и я об этом говорил в Послании. У нас тоже есть внутренние причины известных экономических сложностей, на Украине есть свои, но есть и внешние, они носят объективный характер.

В чём заключаются эти внешние сложности. В конъюнктуре рынка по основным товарным группам Украины. Украина примерно равное количество товаров продаёт как в Россию, так и в страны Евросоюза, примерно, я сейчас могу ошибиться, но где-то по 17 миллиардов долларов. Но структура этих товарных потоков разная. Если из 17 миллиардов продаваемых на российский рынок товаров украинского производства семь, а может быть, и больше приходится на машины и оборудование и только около 2 миллиардов – на машины и оборудование в Европу, то при продаже в Европу пять с лишним миллиардов – это товары сельхозгруппы, продовольствие. Понимаете, в чём дело? Здесь я Вам как спортсмен-любитель могу сказать: нам нужно немножко пошевелить мускулами, и всё станет ясно.

А что станет ясно? Станет ясно, что если... Сейчас говорили про ассоциацию. Мы разве против ассоциации? Мы вообще не против ассоциации, мы просто говорим, что вынуждены будем защищать свою экономику, потому что распахнутые ворота в рамках зоны свободной торговли с Украиной сегодня мы не можем оставить в таком состоянии, если Украина распахнёт свои ворота в сторону Евросоюза. И мы вынуждены будем это прикрыть. Что это означает, если сопоставить с товарными потоками? Это означает, что продукция машиностроения и дальше будет припадать, потому что она в основном реализуется на российском рынке, а товары сельхозгруппы, продовольствие, вряд ли будут расти в европейском направлении, потому что там очень много ограничений нетарифного свойства, связанных с фитосанитарными ограничениями. Они научились это делать. А в документах, которые предлагались к подписанию, нет никаких преференций для украинских товаров. Или попробуйте объясните фермерам во Франции, в той же Германии, в Испании, в Греции, в Португалии, в странах юга Европы, что нужно им немножко прижаться в интересах Украины. Я посмотрю на их реакцию. Но только не каких-то функционеров, а работяг, которые на земле работают. Кроме того, денег никаких нет.

В этих условиях мы приняли, с одной стороны, решение, связанное с нашими особыми отношениями с Украиной. И, повторяю ещё раз, не в интересах какого-то действующего даже руководства, а в интересах именно украинского народа.

Во-вторых, исходя из прагматичных соображений. Ведь это не первое решение подобного рода. Вы как-то мимо ушей пропускаете некоторые вещи. Ведь «Газпром» дважды подписывал дополнения к действующему контракту о переносе платежей сначала на октябрь, потом на ноябрь. Сейчас ещё раз перенесли платежи. Мы реально понимаем, что есть сложности с платёжеспособностью. Так зачем же добивать своего основного партнёра? Поэтому это прагматичное решение. Действительно, оно носит временный характер, это дополнение.

Мы рассчитываем на то, что нам удастся найти какие-то решения долгосрочного характера, которые позволят сохранить эту цену и позволят нам совместно работать более глубоко друг с другом. Ведь мы ещё много лет назад при президенте Кучме предлагали совместное использование, скажем, ГТС Украины. Причём не собирались покупать, не собирались её забирать в собственность, она оставалась бы собственностью украинского государства. Предлагали создать консорциум из российских, европейских и украинских предприятий, взять его в управление, содержать и так далее. Все сказали: «Да». И всё потом завалили. К чему привело? Привело к тому, что мы сейчас построили «Северный поток» и приступили к «Южному». Стоимость самой ГТС Украины уже приближается к минимальным отметкам. Понимаете?

То же самое происходит в сфере промышленности. Вы, наверное, знаете, а кто не знает, я скажу: вертолётные двигатели мы почти на 100 процентов закупали до сих пор на Украине для наших Вооружённых Сил. Почти на 100 процентов. Мы много раз предлагали различные варианты кооперации. Договориться не удалось. К чему это привело? Мы сейчас под Петербургом начали строить второй завод по производству авиационных двигателей. Первый уже работает, продукция выпускается, причём это же двигатели следующего поколения. Куда украинский производитель пойдёт с тем, что они производят у себя? В Европу будет продавать? Я очень сомневаюсь. Наверное, это возможно, но очень сложно.

Далее. Я не случайно сказал вам про структуру товарных потоков на Украине. Из 17 миллиардов к нам 7 – машины и оборудование, в Европу 5 – это сельское хозяйство. Но если Украина примет технические стандарты ЕС, они к нам вообще ничего не смогут продавать. Понимаете? Значит, Украина станет сразу – это по определению просто, даже думать особо не нужно, нужно почитать только бумажки – так называемым «сельхозпридатком». Но и придатки бывают разные: бывают здоровые, бывают не очень. Ведь чтобы пробраться с украинским товаром на европейский рынок, надо ещё поработать. Где преференции? Никаких преференций ведь нет в этих бумагах.

Я думаю, что именно это беспокоит украинское руководство сегодня. Ведь легко сказать: да, давайте мы «подзакроем» там предприятие, ничего страшного, зато потом всё будет, как Европе. Но до этого дожить нужно. А многие предприятия просто закроются, они не доживут. В этом же всё дело. А можно ли переходить, скажем, на эти стандарты, на торговые нормы? Можно и нужно, они хорошие. Но это требует времени и капиталовложений. Деньги нужны. И не 15 миллиардов. Сотнями миллиардов измеряется объём средств, которые нужны для модернизации предприятий. 15 миллиардов – это на поддержку бюджета, чтобы можно было заплатить зарплаты, пенсии, социальные пособия.

Мы считаем, что эта часть тоже достаточно прагматичная. Почему? Потому что да, это поддержка украинской экономики и украинского народа, без всяких сомнений, но это средства ФНБ, как вы знаете, наших резервных фондов. У нас в резервах Правительства на сегодняшний день 175 миллиардов долларов, и ещё 515 миллиардов долларов – золотовалютные резервы Центрального банка. Эти средства – 15 миллиардов – мы даём из резервов Правительства, из ФНБ, на коммерческих условиях, 5 процентов с купона. По требованию украинской стороны эти украинские бумаги будут размещены на ирландской бирже, и по предложению украинской стороны менеджером этой сделки будет «ВТБ Капитал». Это не наше предложение, мы готовы были на любого менеджера. Вот в этом суть наших предложений и договорённостей. Это никак не связано ни с «майданом», никак не связано с европереговорами Украины. Мы просто видим, что Украина в сложном положении, и её нужно поддержать. У нас есть такая возможность, и мы её используем. Повторяю ещё раз, имея в виду наши особые отношения с Украиной и желая сохранить кооперацию, в которой мы тоже заинтересованы.

Кстати говоря, эти товарные потоки машиностроительной продукции, которые идут к нам с Украины, – это же всё наследие кооперации, которая ещё досталась из Советского Союза. Там много архаичного, но в целом это огромные наши конкурентные совместные преимущества, которые нужно грамотно использовать и развивать. И мы можем это сделать на благо как украинской, так и российской экономики.

В конечном итоге, я уже много раз говорил, сами украинские политики, экономисты, эксперты должны посчитать и принять прагматичное решение, что выгоднее – так поступить или иначе. Мы не настаиваем ни на чём. Но вот эти 15 миллиардов, о которых я сказал, – это возвратные деньги. Ещё раз хочу напомнить, 5 процентов с купона, размещены на Ирландской бирже, – по-моему, по английскому праву, поэтому они защищены. Я здесь не вижу никакого расточительства с нашей стороны. Но, конечно, это явная поддержка наших украинских друзей.

А что касается газа, то это одновременное решение. Оно может продляться по договорённости между партнёрами. Очень рассчитываю на то, что в конечном итоге мы договоримся о какой-то долгосрочной совместной работе. Полагаю, что это вполне возможно.

Спасибо.

ВОПРОС: Агентство «Интерфакс».

Вопрос из финансовой внутрироссийской сферы. Мы в последнее время наблюдали ряд отзывов лицензий Центральным банком у достаточно крупных банков. И каждый раз это было связано с систематическими нарушениями закона со стороны банков. Хотелось бы узнать, почему вдруг произошла такая одномоментная чистка – что, раньше Центральный банк хуже надзирал за банками?

Нет ли такого ощущения, что был какой-то административный ресурс, может быть, у этих банков? Почему они раньше систематически нарушали эти законы, а потом это выявилось? И в связи с этим, не получится ли так, что в течение какого-то периода Центральный банк просто не сможет отозвать лицензию у банков, если выявит нарушения закона, в связи с тем, что АСВ [Агентство по страхованию вкладов] просто не сможет производить выплаты по страхованию вкладов?

В.ПУТИН: Вы уже почти ответили.

Во-первых, и раньше отзывались лицензии у несостоятельных финансовых учреждений. Сейчас, правда, была целая серия таких решений, они сложные и для Центрального банка, и для финансовых учреждений. Направлены они на оздоровление российской финансовой системы. И я думаю, что здесь даже не нужно ничего особенно комментировать.

Понятно, что несостоятельные финансовые учреждения, которые не могут гарантировать сохранность денег своим вкладчикам, не могут эффективно работать с имеющимися у них ресурсами и подвергают риску весь сектор, чрезвычайно важный сектор нашей экономики, – они должны с рынка уходить, это естественное дело. Но при этом Центральный банк должен действовать предельно аккуратно, прежде всего для того, чтобы обеспечить интересы вкладчиков.

Вы уже упомянули о структуре, которая гарантирует вклады. Напомню, что в соответствии с законом у нас гарантийная сумма, которая покрывается этим фондом, составляет 700 тысяч рублей. Все остальные тоже должны получить возмещение, но в порядке очерёдности в ходе санации банка или окончательной ликвидации. Держатели вот этих сумм, 700 тысяч рублей, как вы знаете, это основные вкладчики, примерно 85–95 (в некоторых банках доходит) процентов вкладчиков, не больше 700 тысяч имеют на своих счетах.

Вы упомянули об этом агентстве, которое гарантирует вклады. Обращаю ваше внимание вот на что: я могу ошибиться в каких-то деталях, но где-то у него сегодня 250–270 миллиардов рублей, а выплачено за прошлое время где-то 108–110 миллиардов. Это о чём говорит? О том, что и раньше принимались такие решения, выплаты вкладчикам идут и будут продолжены, разумеется, дальше.

Все люди, которые по закону имеют право получить эти страховые суммы, все получат. Но Центральный банк должен быть очень аккуратным, чтобы обеспечить интересы вкладчиков, именно исходя из возможностей Агентства по страхованию вкладов. 100 миллиардов с лишним уже выплатили, сейчас Агентство располагает денежными средствами в 250–270 миллиардов, его возможности не безграничны, поэтому нужно быть очень аккуратными, чтобы не оказалось так, что нечем платить.

Правда, недавно принято решение, согласно которому Агентство по страхованию вкладов имеет возможность и право брать соответствующие суммы, кредиты в Банке России сроком на пять лет, что в целом эту систему страхования делает более прочной, устойчивой и надёжной.

ВОПРОС: Александр Колесниченко, «Аргументы и факты».

Господин Президент, до недавнего времени зарплаты российских топ-чиновников были привязаны к зарплате Президента и премьера. В недавнее время вы [их] отвязали. Интересно, почему не повысили себе, но значительно, в разы повысили тем же министрам и депутатам? Они со следующего года минимум будут получать 450 тысяч рублей в месяц. Не слишком ли это много, учитывая средний размер тех же зарплат и пенсий, о которых Вы говорили во вступительном слове?

Последуют ли за таким резким повышением какие-то новые антикоррупционные требования – требования к открытости, к эффективности, к скромности в конце концов, если речь идёт о госзакупках, о приобретаемых в рамках госзакупок машинах и так далее?

Спасибо.

В.ПУТИН: Мне сегодня приятно с вами работать. Вы задаёте вопрос – и сразу на него отвечаете. Я имею в виду не только Вас, но и предыдущего коллегу.

Ведь о чём идёт речь? Я приводил цифры, результаты работы. Есть цифры явно проблемные. Но в целом я считаю работу Правительства удовлетворительной, потому что это сложный год для мировой экономики. Когда европейская экономика, а у нас с Европой более 50 процентов товарооборота, уже припала, находилась, по сути, в стагнации во многих европейских странах, мы держали достаточно высокую планку. И вот до нас тоже немного докатилось. Но в целом, я считаю, работа Правительства была достаточно профессионально выстроена.

Я к чему это говорю? Потому что на таком высоком правительственном уровне, да и в ключевых комитетах Государственной Думы должны работать профессионалы самого высокого класса. И с рынка труда забрать таких людей очень сложно. Если они получают достаточно высокие заработные платы, скажем, в той же банковской системе, в энергетическом секторе, переманить их сюда – это непростое дело в современных условиях, палкой никого не загонишь и не заставишь здесь сидеть.

Но вместе с тем (и вот на вторую часть вопроса Вы практически сами ответили) вы же знаете, какие меры мы принимаем в борьбе с коррупцией, как раз прежде всего в сфере госуправления. Здесь и обязательное декларирование доходов, обязательная информация о приобретениях, запрет на счета и недвижимость за границей – целый набор средств, я сейчас даже не буду их повторять, вы все об этом знаете. Конечно, мы будем и дальше ужесточать это направление. Но если мы не будем платить серьёзные деньги для того, чтобы получить хороших специалистов, экспертов самого высочайшего мирового класса, а нам нужны в органах управления именно такие люди, то у нас не будет результатов в работе. Если здесь будут сбои, то от этого пострадают и люди, которые работают на производстве, и люди, которые получают социальные пособия, и пенсионеры, потому что от качества работы людей такого уровня зависит успех экономики страны в целом.

Что касается меня и Председателя Правительства, нам хватает. Есть, конечно, проблемы, связанные с тем, что зарплаты большой группы чиновников привязаны к нашим, но с этим как-нибудь разберёмся, это не самое главное.

Спасибо.

ВОПРОС: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Вопрос об «Искандерах».

Сейчас в Европе очень много шума вокруг «Искандеров», которые размещаются в Калининграде. Несмотря на то что Министр обороны Шойгу заявил о том, что это российская территория и мы там размещаем что хотим, истерия, в общем, нарастает. Американцы даже заявили довольно странное, что готовы защитить своих европейских союзников. Ситуация похожа немножко на фарс.

На Ваш взгляд, кому это нужно? Зачем нужно обвинять Россию в игре мускулами, в то время как, скажем, в Европе, например, сейчас находится около 200 единиц ядерного оружия, которое европейцы даже не контролируют?

В.ПУТИН: Хороший у нас день сегодня. Всё сказал. Даже не знаю, что добавить.

Действительно, американское тактическое ядерное оружие находится в Европе, из европейцев его никто не контролирует. Появляется другой очень важный сегмент американских стратегических вооружений, выдвинутых на европейскую периферию. Это ПРО.

Мы много раз говорили о том, что ПРО создает для нас угрозу – угрозу нашему ядерному потенциалу, и мы так или иначе должны будем на это реагировать. По-моему, ещё мой предшественник говорил о том, что в качестве одного из вариантов реагирования мы имеем в виду размещение комплексов «Искандер» в Калининградской области. Здесь ничего нового нет.

Но хочу обратить ваше внимание на то, что, во?первых, мы пока такого решения не приняли. Пусть успокоятся.

Во-вторых, защищать никого не нужно. Не нужно только никого провоцировать на ответные действия.

Но «Искандер» – это не единственный способ нашей защиты и реакции на те угрозы, которые мы видим вокруг нас. «Искандер» – это только один из элементов возможного ответа, далеко не самый эффективный, хотя в своем сегменте это самое эффективное оружие в мире.

ВОПРОС: Добрый день, Владимир Владимирович!

Хабаровск, телекомпания «Губерния». Меня зовут Даниил Зайцев.

Владимир Владимирович, Дальний Восток, три региона – Хабаровский край, Амурская область, Еврейская автономия – в этом году пережили разрушительный паводок. Вы у нас были.

Мы так посчитали, что уже прошло больше ста дней с момента того, когда вода начала отходить, но до сих пор непонятно, что это было: природная аномалия или всё-таки кто-то не вовремя открыл задвижки на гидроэлектростанциях?

В связи с этим второй вопрос. Планируется ли дополнительное строительство на Амуре, на его притоках гидроэлектростанций? Ведь электроэнергия, по всей видимости, Дальнему Востоку скоро будет очень нужна, приоритет XXI века как-никак.

Спасибо.

В.ПУТИН: То, что это была природная аномалия, здесь нет никаких сомнений. Можно говорить о качестве работы гидроэнергетиков – вовремя, не вовремя, но на сегодняшний день ни у одного эксперта, который проверял, нет серьёзных претензий к гидроэнергетикам, а у нас проверки шли и по линии прокуратуры, Следственного комитета, на экспертном уровне.

Всегда можно поспорить. Как вы знаете, я приезжал на Дальний Восток, мы говорили об этом. Некоторые считают, и небезосновательно, что если бы они произвели какие-то действия, от которых как бы было лучше, наоборот, было бы ещё хуже. Поэтому в целом они действовали вполне профессионально.

Без всяких сомнений, это необычное явление природы. Но что точно совершенно, это то, что мы будем развивать энергетику, в том числе гидроэнергетику на Дальнем Востоке.

Должен обратить ваше внимание, что сейчас и с «Богучанкой» обстановка хорошая. Значительная часть электроэнергии может продаваться на экспорт, имею в виду, что внутреннего потребителя пока нет. Нам нужно синхронизировать внутреннее потребление энергии и рост генерации вместе с сетями. Это сложная и многоплановая работа. Просто построить дополнительные гидросооружения, которые вполне могут быть востребованы и будут востребованы, недостаточно. Повторяю ещё раз: нужны сети и потребители. Это мы всё вместе и будем делать, имея в виду (я очень надеюсь на это), что последние решения, которые были приняты по льготированию особенно гринфилдов, новых производств на Дальнем Востоке, прежде всего льготам по налогам на прибыль, на землю, решениям, которые в ближайшее время после Послания должны быть приняты, надеюсь, касаются уже всей страны, по зонам опережающего развития, а там предусматриваются не только те льготы, о которых я сказал, но и дополнительные льготы, связанные с отчислениями в социальные фонды. Всё это вместе должно создать условия для опережающего развития. И энергетика вообще, и гидроэнергетика в частности, конечно, один из приоритетов.

ВОПРОС: Александр Гамов, «Комсомольская правда».

У нас есть такая рубрика – «Вопрос на засыпку». Поэтому я ответы в отличие от коллег не буду Вам подсказывать, Владимир Владимирович, если позволите.

Вы у нас в стране политик номер один. А кого, на Ваш взгляд, можно назвать политиком номер два по степени влияния? И есть ли у Вас уже преемник?

Спасибо.

В.ПУТИН: Вы действительно ставите меня в трудное положение.

Вы знаете, у нас много политиков, и причём людей очень опытных уже, я их перечислю, вы все имена и фамилии хорошо знаете.

Лидер коммунистов Зюганов Геннадий Андреевич. (Аплодисменты.) И ничего смешного здесь нет. За коммунистов голосуют миллионы людей. Он известный политик. У него свои взгляды на вещи. Со многими из них я не согласен, не разделяю их. Многие мне кажутся вполне реалистичными, особенно в международных делах, да и в некоторых социальных вопросах тоже.

Хорошо известен Жириновский Владимир Вольфович. Да, он эпатирующий и талантливый человек. Но я могу сказать, что очень много здравых предложений звучит от него. Здравых вполне.

В своё время я пригласил в Москву Миронова Сергея Михайловича. Я думаю, многие со мной согласятся, что он стал действительно независимым и серьёзным политиком федерального масштаба.

Послушайте, у нас есть ведущая политическая сила, ведущая партия, которую возглавляет Дмитрий Анатольевич Медведев. У него огромный опыт государственной работы. Сейчас он погружается в хозяйственную работу.

Знаете, я, конечно, знаком со всякими рейтингами и так далее. Но что я могу сказать? Эти рейтинги рисуют достаточно грамотные люди, специалисты, но реальная жизнь сложнее, чем рисование этих рейтингов. Поэтому я бы не стал так, знаете, спокойно к этому относиться. Появляются совсем новые люди, оппозиционно настроенные, либо не оппозиционно настроенные к власти. Те, кто оппозиционно настроен, стараются, конечно, добраться, куснуть главного, потому что это всегда поднимает собственный рейтинг. Это общее правило поведения всех оппозиционных партий в мире, поэтому это известный, тривиальный приём, но, в принципе, вполне правильный для людей, которые хотят о себе заявить, но выпрыгивают из штанов и ругаются. Правда, надо аккуратнее это делать, потому что, как у нас в деревне говорят иногда, без порток можно остаться. Но хорошо, если есть на что посмотреть, а если особенно нечем похвастаться, конфуз может быть, конец карьере.

В целом что я хочу сказать? В целом это правильный и очень хороший процесс, что у нас появляется всё больше и больше людей, которые не только считают себя политиками, но часто считают себя первыми, поэтому Вы так осторожно высказывайтесь. Кто первый – ещё не известно. Может, они как раз первые и есть.

Насчёт преемника не сказал, потому что нечего говорить.

ВОПРОС: «Российская газета», Кира Латухина.

Я хотела бы вернуться к экономике. Эксперты дают не самые весёлые прогнозы о состоянии нашей экономики, говорят и о стагнации, и о том, что возможно сползание в кризис и что сырьевая экономика себя изживает, а инновационную мы ещё всё никак не построим. Что можно было бы сделать для выхода из этого тупика, по-вашему?

И о Фонде национального благосостояния. Какова будет его роль в случае затяжных негативных явлений, если такие, конечно, будут? Сейчас его решено было вскрыть и инвестировать в долгосрочные инфраструктурные проекты, и с учётом Украины тоже, конечно, в ценные бумаги.

В.ПУТИН: Что с учётом Украины?

К.ЛАТУХИНА: Что было решено потратить деньги на ценные бумаги.

В.ПУТИН: Неправильно.

К.ЛАТУХИНА: Вложить.

В.ПУТИН: Не потратить, а разместить.

Понимаете, в чём дело. Я понимаю, что сегодня украинская тема интересная, «вкусная», как говорят иногда, с учётом нашего решения. Ведь действительно мы средства наших резервных фондов до сих пор вкладывали в высоколиквидные бумаги. А ликвидность – это какие? Бумаги американского правительства, некоторые другие активы. Но, во-первых, и там не всё в порядке, если посмотреть на состояние американской экономики. Она поднимается, и это здорово, нас это реально радует, говорю без всякой иронии, но и там много проблем. Посмотреть только на проблему долга, одна эта проблема чего стоит. Как поведёт себя ведущая резервная валюта мира, мы не знаем. Поэтому и там есть риски.

Что касается Украины, то рейтинг Украины, конечно, сегодня невысок, но мы верим в фундаментальные, базовые, положительные конкурентные преимущества, имеющиеся, безусловно, на Украине. Мы верим в них. И здесь дело не в том, что это братский народ и братская страна, а в том, что у нас очень большой уровень кооперации. И мы понимаем, насколько часть нашей промышленности связана и зависит от благополучия в Украине их предприятий-смежников. Поэтому для нас это и политическое, и прагматическое, и экономическое решение. Если кто-то захочет зайти ещё с какой-то стороны, я постараюсь побольше разъяснить нашу позицию.

Теперь по поводу вложения наших средств ФНБ внутри страны. Знаете, к чему я бы хотел Вас вернуть? Я Вам, во-первых, благодарен за этот вопрос, потому что он носит абсолютно фундаментальный характер. Дело в том, что одна из ключевых тем обсуждения, если не вообще ключевая тема обсуждения на «двадцатке», заключалась в том, как мировая экономика может выйти из явно затянувшегося кризиса. И здесь два направления.

Первое – это англо-американское, точнее сказать – прежде всего, американское, связанное с мягким финансовым регулированием, с дешёвыми или, так скажем, бесплатными деньгами для экономики. Сколько у них ставка? 0,25, по-моему, или 0,50, уже не помню, – дешёвые деньги, практически бесплатно. Так делают и в Великобритании, и в США.

Или пойти по другому пути, который предлагается в Евросоюзе, в Еврокомиссии и продвигается Федеративной Республикой Германии, и она заключается, эта позиция, в необходимости – для того чтобы выйти из кризиса – бюджетной консолидации, сокращения неэффективных расходов (читай – социальных), выравнивания макроэкономических показателей.

Для нас было непростым делом как-то совместить эти две позиции в ходе «двадцатки» в Петербурге. Мы нашли определённую формулу, где и овцы целы, и волки сыты. Это относится и к тому, о чём Вы сейчас спросили.

Что такое использование средств ФНБ внутри страны: это, по сути, смягчение денежной политики. Это почти то же самое, что эмиссия. Почему? Потому что это деньги, не заработанные страной. Ведь мы, когда ввели бюджетное правило, продолжили политику изъятия излишних денег из экономики, связанных с благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой. Нефтегазовые доходы – мы их как бы не заработали. Может быть 95 долларов за баррель, а может 107, как сейчас. Всё лишнее мы изымаем. И это – вброс в экономику вот этих денег незаработанных. В целом по сути своей это напоминает эмиссию.

Но это, во-первых, даёт нам возможность действовать аккуратнее с социальной точки зрения, чем в некоторых странах Евросоюза. Нам нет необходимости резко сокращать социальные расходы, мы имеем возможность и пенсии повышать, социальные пособия за счёт этих доходов. У нас ненефтегазовый дефицит, к сожалению, пока ещё очень большой – 10 процентов, но в целом инфляция нормальная. И дефицита практически нет. У нас в этом году будет где-то 0,5, наверное. В прошлом году практически по нулям было, тоже что-то 0,5.

В Европе другая ситуация. И они вынуждены, особенно в проблемных странах, резко сокращать социальные расходы. У нас нет такого. Мы за счёт «подушки безопасности», которую накопили в предыдущие годы, можем себе позволить в социальной сфере вести себя аккуратно, но часть денег ещё использовать и на развитие.

Когда мы изымаем из оборота эти нефтегазовые доходы, мы идём по европейскому пути: занимаемся консолидацией бюджетных средств, укрепляем макроэкономические показатели. А когда изымаем их и пускаем просто в экономику, мы как бы немножко это нарушаем и больше напоминаем действия американских финансовых властей. Но разница только в том, что мы их не просто пускаем в экономику вообще, а на конкретные вещи, на конкретные проекты, прежде всего речь идёт об инфраструктурных проектах, неразвитие которых является ограничением для роста экономики.

Обратите внимание, куда мы ФНБ направляем, планируем: БАМ, Транссиб и третье кольцо вокруг Москвы. Мы уже посчитали, мы собирались с бизнесом несколько раз в Огарёво, считали. Они нам прямо сказали: если будут дополнительные пути в Транссибе, мы повезём столько-то. А для того, чтобы им повезти столько-то, такой-то объём, увеличить объём, им нужно сначала деньги вложить в разработку минеральных ресурсов. Понимаете, сразу наступает мультипликативный эффект: идут частные инвестиции в разработку, потом тут же начинают катить поезда и отбиваются сразу эти средства.

Поэтому наличие этой «подушки безопасности» даёт нам возможность проводить достаточно тонкую и взвешенную экономическую политику. Надеюсь, что она даст соответствующий эффект.

ВОПРОС: Джилл Дагерти, «Си-эн-эн».

Владимир Владимирович, я здесь работала в конце 1990-х и в начале 2000-х. И, вернувшись сюда, я заметила, что большое внимание сейчас уделяется религии и нравственным ценностям. Я такого не помню. Хотела бы узнать, почему Вам это стало так важно? И почему Вам так важна критика западных ценностей?

Спасибо.

В.ПУТИН: Начнём с последнего. Для меня важна не критика западных ценностей – для меня важно защитить наше население от некоторых квазиценностей, которые очень сложно воспринимаются нашими гражданами, нашим населением.

Вопрос не в том, чтобы критиковать кого-то, а вопрос – оградить нас от достаточно агрессивного поведения некоторых социальных групп, которые, на мой взгляд, не просто живут, как им хочется, а достаточно агрессивно навязывают свою точку зрению другим людям и в других странах. Вот только этим объясняется моя позиция по некоторым вопросам, на которые Вы намекнули.

Что же касается традиционных наших ценностей, то я действительно считаю, что мы должны обратить на это больше внимания в силу простых обстоятельств.

Известно, что в Советском Союзе доминировала одна идеология. И как бы мы к ней ни относились, но там были и достаточно понятные, по сути квазирелигиозные, ценности. Кодекс строителя коммунизма, если почитаете, это жалкая копия с Библии: не убей, не укради, не пожелай жены ближнего своего. В кодексе строителя коммунизма всё есть, только изложено примитивным языком и сокращено до безобразия.

Этот кодекс уже почил в бозе, его не существует. Новое поколение граждан России, молодые люди вообще не знают, что это такое. А ему на смену могут прийти только те самые традиционные ценности, о которых Вы сказали. Без этих ценностей общество деградирует. Безусловно, мы должны к ним вернуться, понять их ценность и на базе этих ценностей двигаться вперёд.

Ещё раз хочу сказать то, о чём говорил в Послании. Это, конечно, консервативный подход, но напомню ещё раз слова Бердяева, что консерватизм – это не то, что мешает движению вперёд и вверх, а то, что препятствует движению назад и вниз. Вот это, на мой взгляд, очень верная формула. Эту формулу я и предлагаю, по сути. Ничего здесь необычного для нас нет. Россия – страна с очень древней глубокой культурой. Не только ориентируясь на будущее, но и опираясь на эту традицию, на эту культуру, мы можем чувствовать себя уверенно, уверенно идти вперёд и развиваться.

ВОПРОС: Павел Зарубин, телеканал «Россия».

Просили коротко, и я буду краток. А Вы лично встречались со Сноуденом? И если такая встреча была, то о чём говорили? Если встречи такой не было, возможна ли она в принципе? О чём поговорите – может быть, в деталях хотите его о чём-то расспросить?

Спасибо.

В.ПУТИН: Нет, я не знаком лично с господином Сноуденом, никогда с ним не встречался. У меня много текущих дел. У него свои представления о жизни, о том, что и как надо делать, как надо жить.

Не скрою, этот человек для меня небезынтересен. Я думаю, что благодаря господину Сноудену многое в головах миллионов людей как-то повернулось, в том числе и у крупных политических деятелей современности (как говорили в советские времена, когда вспоминали Леонида Ильича Брежнева), у моих коллег многое изменилось, и это, безусловно, его заслуга, это правда.

Для меня всегда (не всегда, но когда я столкнулся с этим) было любопытно, как он на это решился, потому что достаточно молодой человек. Что у него есть? Ничего у него нет. Как он собирается жить? Где он собирается жить? Ему 30 лет с небольшим, по-моему. Но вот он сделал такой выбор для себя. Благородно, но сложно. Он любопытный человек, интересный, но у него свои дела, у меня свои.

Мы дали ему возможность у нас жить, мы, как я уже и говорил, исходим из того, что, находясь на территории Российской Федерации, он не будет заниматься какой-то антиамериканской пропагандой. Всё, что выбрасывается где-то, это выбрасывается то, что им оставлено где-то по всему миру. Мы не знаем, где, что у него оставлено.

Я уже говорил, скажу вам почти профессиональным языком: в оперативном плане мы с ним не работаем и никогда не работали, не пристаём к нему со всякими вопросами в отношении того, что и как делалось на российском направлении его службой, где он работал.

Он остался на нашей территории в силу известных обстоятельств. Я уже всё объяснял по этому поводу, говорил. Он сам должен определить свою жизнь на будущее, мы ему не помогаем в этом и не мешаем. Мы просто дали ему убежище.

ВОПРОС: Наталья Сельдемирова, «Авторадио».

«50 дней осталось» у меня на табличке. Я думаю, что многие уже догадались, что речь идёт об Олимпийских играх: 50 дней до их старта.

Поскольку событие грандиозное ждёт всю нашу страну, мы все, естественно, надеемся на успех. Кстати, в самой гуще событий будет работать студия «Авторадио» – в Олимпийском парке. Мы Вас тоже приглашаем поддержать наших спортсменов.

Вопрос следующий. Как Вы оцениваете, на какой результат вообще наша страна может рассчитывать по итогам Олимпийских игр? И какие сейчас средства использует государство, чтобы мотивировать наших спортсменов? Достаточно ли мотивирует?

Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, задавая этот вопрос, Вы уже занимаетесь мотивацией, потому что любой человек, спортсмен, особенно спортсмен высокого класса, прекрасно понимает, что, когда он будет выступать на Олимпийских играх вообще, на него смотрит вся страна. А если уж это «домашняя» Олимпиада, то, конечно, будет выступать в особых условиях, и внимание будет особым.

Мне бы хотелось обратить внимание на два обстоятельства. Первое. Это обстоятельство заключается в том, что мы принимающая страна. И для нас всё-таки основным является хорошая организация этих соревнований, создание условий, равных условий для всех спортсменов, с тем чтобы каждый из них, из этих спортсменов, какую бы страну он ни представлял, мог проявить свои лучшие качества, порадовать наших болельщиков, порадовать своих собственных болельщиков, внести заметный вклад в развитие олимпизма, олимпийского движения. Вот в этом, на мой взгляд, заключается наша миссия номер один. Надеюсь, вы со мной согласитесь – это важная миссия.

Второе. Конечно, мы все ждём побед от наших спортсменов. Но я бы воздержался от того, чтобы называть какое-то конкретное количество медалей, считать секунды и очки. Самое главное, чего я ожидаю от наших спортсменов, чтобы они проявили мастерство и характер, чтобы мы порадовались за них и за их выступления.

Ведь спорт – это, конечно, не «угадайка», но всё-таки это нечто такое, что связано и со случаем. И поэтому предугадать на сто процентов выступления даже самых именитых, ведущих спортсменов достаточно сложно. Всё бывает: ногу подвернул, споткнулся, поскользнулся – всё бывает в жизни.

Я думаю, что наши болельщики всё это поймут. И если какие-то будут сбои, всегда простят. Самое главное – это, повторяю, проявить мастерство и характер. А победит сильнейший, конечно. И мы порадуемся за этих сильнейших.

ВОПРОС: Здравствуйте!

«Четвёртый канал», Екатеринбург.

Владимир Владимирович, Вы в своём Послании Федеральному Собранию заявили о необходимости реформирования муниципальной реформы, но не дали никаких инструкций. И сейчас различные фонды, организации говорят и предлагают различные варианты, вплоть до отмены выборов мэров. Хочу спросить у Вас: всё-таки мэров назначать или выбирать, или вообще отменять?

В.ПУТИН: Мэров, конечно, только выбирать.

Мы члены Европейской хартии. Но дело даже не только в этом. Дело в том, что муниципальный уровень – это самый близкий уровень власти к людям, к народу. И поэтому, конечно, это должны быть такие люди, руководители муниципалитетов должны быть такими людьми, которых граждане знают лично и могут к ним прийти, поговорить, обсудить, высказать свою позицию по развитию своего посёлка или города. И иметь возможность добиваться реализации этой позиции. Кстати, совсем необязательно на улицы выходить. Но нужно прямое общение граждан с руководителями муниципалитетов. Это чрезвычайно важно.

То, что у нас двухуровневая система, она, конечно, громоздкая, малоэффективная. Город, допустим, полтора миллиона человек. Рядовой гражданин разве может добраться до начальства? Но это уже квазигосударственный уровень управления, квазимуниципальный. Первое.

Второе. Последние решения, я тоже об этом говорил только что, связаны с тем, что с муниципального уровня изъяли образование, медицину, в значительной степени выхолостили. Не от хорошей жизни, а оттого, что там просто источников денег нет для реализации задач, которые на их плечах находились.

В этой связи, конечно, нужно разобраться: или финансовые источники добавить и вернуть туда, либо уже согласиться и смириться с тем, что это на муниципальном уровне делать невозможно. Там целый клубок вопросов. Я призывал к тому, чтобы ещё раз вернуться и решить эти проблемы окончательно.

Но я специально не стал предлагать каких-то решений, наоборот, я обратился как раз к муниципальным объединениям, с тем чтобы они сами в диалоге с руководителями регионов предложили эти решения, конечно, и вместе с Правительством Российской Федерации, и с Государственной Думой. Затягивать их просто уже некуда. Вот почему я обратил на это внимание.

Я и сейчас не хочу высказывать своё мнение, потому что опасаюсь, что тогда оно будет считаться окончательным и помешает свободной дискуссии. Я хотел бы, чтобы люди поговорили об этом открыто и высказали свои аргументы за или против определённых решений.

Но что очень важно, это то, что (я совсем недавно встречался с руководителями муниципальных образований страны) там очень хорошие кадры. Я знаю, что их ругают больше всех. И правильно, потому что, вы знаете, это самый передовой край борьбы за лучшее будущее. Им труднее всех приходится. Это очень сложное, тяжёлое, опасное горнило власти. Если люди через него проходят, то это, как правило, очень хорошие профессионалы.

Мне бы очень хотелось, чтобы муниципальный уровень власти был кузницей кадров, как в таких случаях говорят, чтобы люди оттуда уже дальше переходили и на региональный уровень управления, и на федеральный. Всё это нужно вместе совместить. Проблемы есть, но не хочется забегать вперёд.

ВОПРОС: Екатерина Котрикадзе, телекомпания RTVi, Нью-Йорк, США.

Владимир Владимирович, уже прозвучало имя Эдварда Сноудена, но я хотела бы продолжить эту тему и спросить по поводу российско-американских отношений.

Известно, что после разоблачений Сноудена испортились у США, по крайней мере, сильно напряглись отношения со стратегическими партнёрами, такими как Германия. Знаем о том, что Ангела Меркель испытала шок, узнав о том, что её телефон прослушивался.

В.ПУТИН: Но она себя хорошо чувствует, не беспокойтесь, всё в порядке.

Е.КОТРИКАДЗЕ: По сообщениям западных, собственно, СМИ, в том числе немецких, было сказано, что шок. Но как бы то ни было, отношения испортились.

Российско-американские отношения никогда не были особенно тёплыми, тем не менее от них очень многое зависит в мире. Хотелось бы сейчас понять, Ваши личные отношения с Бараком Обамой как сейчас складываются? И как Вы относитесь к нему, общаетесь ли вы? И вообще, перспективы американо-российских отношений по итогам этих разоблачений – какими они могут быть?

В.ПУТИН: Как я отношусь к Обаме после разоблачений Сноудена?

Е.КОТРИКАДЗЕ: В том числе.

В.ПУТИН: Я ему завидую. Завидую, потому что он может это сделать, и ему за это ничего не будет.

Но особенно радоваться, конечно, нечему, с другой стороны, и расстраиваться тоже нет большого повода. Во-первых, это всегда было. Шпионаж – одна из древнейших профессий наряду с некоторыми другими, не будем их перечислять, их не так много, древнейших профессий.

А потом, знаете, такой объём прочитать же невозможно всё равно, а выдержки читать бесполезно. Аналитические записки спецслужб читать бесполезно, потому что это уже не факты, это мнение аналитиков. Я сам этим занимался, я знаю, что говорю. Это всегда такая тонкая очень вещь.

Или надо быть абсолютно уверенным в этих аналитиках и знать их лично, кто пишет, знать его мнение, его взгляды. Я сам писал. Я серьёзно говорю, это серьёзная вещь. Или надо читать тогда подлинники документов. Но подлинники этих перехватов в миллиардных экземплярах невозможно прочитать, это очевидно.

Поэтому, как бы там ни ругали наших американских друзей, всё-таки изначально, думаю, что и сегодня вся эта работа проводится главным образом в борьбе с терроризмом. Конечно, это имеет свои какие-то негативные составляющие, и здесь нужно с политического уровня вовремя, конечно, ограничить аппетиты спецслужб, вводить какие-то правила. Но в целом, понимаете, это необходимость.

Ведь почему такое большое количество? Потому что нужно отследить не просто конкретного подозреваемого в терроризме, а всю систему его связей. Имея в виду современные средства коммуникации, это практически невозможно сделать, если просто слежку осуществлять только за одним подозреваемым.

Повторяю ещё раз, я не собираюсь совсем никого оправдывать, боже упаси. Но справедливости ради надо сказать, что всё-таки это делается прежде всего в борьбе с террором. Это антитеррористические мероприятия. Но при этом должны быть более или менее понятные правила и определённые договорённости, в том числе и морального характера.

ВОПРОС: Наталья Галимова, «Газета.Ru».

Владимир Владимирович, недавно Владимир Рыжков передал Вам результаты общественного расследования событий на Болотной площади 6 мая 2012 года.

Согласно результатам расследования, в ходе которых были опрошены более 600 свидетелей происшедшего, никаких массовых беспорядков на Болотной не было, а имело место, если в двух словах, незаконное применение насилия полицейскими и самозащита со стороны отдельных митингующих. То есть фактически сейчас людей привлекают к ответственности за то, чего они не совершали.

Тем не менее в том проекте амнистии, который Вы внесли в Государственную Думу и который Дума вчера приняла, Вы предлагали распространить амнистию лишь на незначительную часть фигурантов «болотного дела». Почему? Вы не доверяете результатам общественного расследования?

Спасибо.

В.ПУТИН: Знаете, мне в университете преподавали логику, был такой предмет. Сейчас он, наверное, тоже есть. И в качестве одной из логических ошибок приводили такой пример. Идёт поезд Москва–Ленинград, тогда ещё, останавливается, скажем, на станции Бологое. Там едет американец, он выходит, чтобы купить, скажем, сигареты. А в это время из другого вагона этого же поезда вышел другой американец, темнокожий, чтобы приобрести водичку. А из третьего ещё один американец, тоже темнокожий. Первый американец посмотрел на двух других и сделал вывод, что в Бологом живут люди с тёмным цветом кожи. Вот это один из примеров нарушения логической цепочки, которая приводит к неправильным выводам.

Вы с чего начали? Что господин Рыжков считает, что было неправильное применение силы правоохранительными органами, а митингующие ничего плохого не сделали. И из этого делается вывод о том, что у нас предлагаются очень ограниченные меры, связанные с амнистией. Если мы будем исходить из того, что каждый может оценивать, как хочет, и это признаётся за истину в последней инстанции, то мы тогда совсем всё запутаем.

Признавать, есть нарушения или нет нарушений, с какой стороны они были сделаны, кем конкретно, может только суд. Я прошу Вас обратить на это самое серьёзное внимание. Если суд считает, что кто-то совершил правонарушение, связанное с организацией массовых беспорядков, а кто-то нанёс побои или предпринял другие насильственные действия в отношении представителей власти, прежде всего сотрудников правоохранительных органов, то тогда мы исходим именно из этой данности. Исходя из этого принимаем решение, в том числе и по амнистии.

Теперь по сути. Я уже много раз говорил, если есть необходимость, повторю ещё раз. Дело совершенно не в том, что кто-то сорвал погон с сотрудника милиции или ударил его, что само по себе недопустимо и плохо.

Для нашего общества опасность заключается в том, что если мы позволим кому бы то ни было так обращаться с сотрудниками правоохранительных органов, то тогда – а сейчас об этом в основном говорят представители так называемого либерального спектра нашего общества – несложно представить ситуацию, когда выйдут на улицу представители других политических групп, скажем, националисты, и начнут молотить вот эту либеральную интеллигенцию.

Тогда она скажет нам и полиции: «Караул! Врятуйте, громадяни!» Так, правильно по-украински? Значит, спасайте. А полиция скажет: «Нет, теперь вы сами себя спасайте, потому что закон нас не защищает». И начнётся полный хаос. Ответственность власти, если у неё эта ответственность есть, должна состоять в том, чтобы никому не было позволено вот так грубо нарушать закон.

Именно поэтому и принято такое решение в рамках амнистии: не амнистировать тех людей, правонарушения которых связаны с насильственными действиями в отношении представителей власти, прежде всего правоохранительных органов, и тех, которые совершили тяжёлые правонарушения, опасные для общества, – организация массовых беспорядков.

Кстати говоря, в других странах, не будем их всуе упоминать, стоит только поднять руку на полицейского, сразу пулю в лоб. Там даже не успевают иногда руку на полицейского поднять, уже стреляют, причём и в женщин, и в детей.

ВОПРОС: Здравствуйте! Иван Захарченко, интернет-портал «Реальная школа», Москва. Владимир Владимирович, будет два вопроса.

Первый. Как Вы считаете, стоило ли вызывать такую большую шумиху вокруг дела «Гринпис»? Ведь представителей этой общественной организации зачастую начали называть пиратами. Однако их выпускают сейчас под залог. И зачем надо было поднимать такой большой скандал, в который были вовлечены очень многие известные люди со всего мира? И стоит ли в этом случае подумать о смягчении законодательства, так как и в дальнейшем за любые молодёжные флэшмобы могут посадить? И какое Ваше личное отношение к этой организации?

В.ПУТИН: У меня положительное отношение ко всем, кто занимается защитой природы. Ко всем, без исключения. Я считаю неприемлемым, когда люди делают из этого инструмент собственного пиара и источник обогащения.

Не хочу здесь некоторых примеров приводить, чтобы не быть голословным, а факты назвать не смогу не потому, что у меня их нет. Часто, к сожалению, и экологическая деятельность используется в этих неблагородных целях, а именно шантажа, выкачивания денег из компаний и так далее.

Что касается шумихи, её никто не поднимал. Органы власти не делали это. Это Ваши коллеги делали и поднимали эту шумиху. С чьей подачи? С подачи тех людей, которые соответствующим образом нарушили закон. Делается это для чего? Либо нажать на компанию и получить с них вспомоществование, либо по чьему-то заказу помешать, в данном случае Российской Федерации разрабатывать шельф.

Для нас это серьёзное дело, и ничего мы здесь смягчать не собираемся. Наоборот, мы будем только усиливать. И хочу, чтобы было всем понятно и ясно: мы готовы к дискуссии и открыты. Более того, если нужно и если мы слышим серьёзные, веские аргументы, мы готовы вносить даже коррективы в свою работу, несмотря на финансовые затраты.

Мы сейчас упоминали, в самом начале говорили о нашем олимпийском проекте. Мы на один из объектов истратили уже, по-моему, 30 миллионов рублей в своё время. Потом экологи пришли, наши и международные эксперты, и предъявили нам претензии по поводу близости этих объектов к охраняемым природным зонам. Но мы им сказали: «А где же вы раньше были? Вот так получилось». Но мы с ними согласились и, несмотря на истраченные деньги, перенесли, сдвинули эти объекты, пошли на расходы.

То же самое мы сделали, как вы знаете, во время работы над прокладкой трубопроводной нефтяной системы из Западной Сибири к Тихому океану, когда встал вопрос, и Валентин Распутин особенно по этому поводу энергично выступал, говорил о необходимости переноса трассы с целью отодвинуть её от водозаборной зоны Байкала.

Мы истратили дополнительно 400 миллионов долларов, отодвинули это в сторону. Понимаете, мы идём на это, и мы готовы всегда слушать. Но ведь в этом случае была совсем другая ситуация. Корабль вошёл в нашу исключительную экономическую зону, выключил все опознавательные сигналы, ни на какие сигналы с нашей стороны, со стороны наших пограничников не отвечал, такой корабль-призрак.

Мало того, что пытались высадиться на платформу, но когда предприняли попытку им помешать, то вторая их лодка начала таранить наших пограничников. Что это такое? Это что, нормальная дискуссия по поводу защиты природы?

Это просто собственный пиар или, повторяю ещё раз, попытка шантажа, вымогательства денег, или чей-то заказ на предмет помешать нашим разработкам углеводородного сырья на шельфе. Всё это очень плохо. Мы надеемся, что это не повторится.

А что касается того, что они сейчас могут попасть под амнистию, а я так понимаю, что они под неё попадают, мы не для них это делаем. Но если они туда попадают, значит, хорошо. Я думаю, что и то, что произошло, тоже должно быть уроком, и должно нас вместе, надеюсь, и организацию «Гринпис», настроить на совместную позитивную работу.

Не для того, чтобы шум поднимать, а для того, чтобы минимизировать экологические риски, если такие возникают. Мы к такой совместной работе готовы, в том числе и с организацией «Гринпис».

ВОПРОС: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Иван Прытыка. Газета «Кубанские новости», Краснодарский край.

Владимир Владимирович, у меня вопрос, связанный с казачеством. У нас в крае очень активно развивается казачество, и общественный порядок защищают в том числе при помощи казачьих дружин.

Вопрос такой: как Вы относитесь к такой инициативе и вообще к казачеству в целом? Это архаика, по Вашему мнению, или реальная сила?

Спасибо.

В.ПУТИН: Это часть нашей культуры, российской культуры, причём не просто часть культуры, а очень яркая часть нашей культуры. Я имею в виду сейчас даже не только песни и танцы казаков, а я имею в виду в том числе и их хорошо известный традиционный патриотизм.

И он как раз не носит архаического характера. Патриотизм сегодняшний очень важен для продвижения идей государственности в сознание нашего народа вообще. В этом смысле казаки играют уникальную и весьма позитивную роль.

Что касается самоорганизации казаков, то мы её поддерживаем. Вы знаете, есть соответствующая нормативная база, в том числе и указы Президента. Мы и дальше это будем делать. Конечно, так же, как и в любом деле, есть и свои издержки, и какие-то нарушения, злоупотребления. Просто с этим нужно бороться, нужно на это реагировать. Я знаю, что казаки сами это делают.

Что же касается дружин, то здесь новизны-то особой ведь, правда, нет. А что, в советское время у нас не было народных дружин? Они, кстати говоря, появляются, эти народные дружины, и в других регионах Российской Федерации. А то, что это казаки делают, это, на мой взгляд, вполне естественно.

Главное только, чтобы вся эта работа проводилась в рамках действующего закона, в тесном контакте с правоохранительными органами. Но, на мой взгляд, казаки иногда действуют и гораздо более эффективно, чем правоохранительные органы. И связано это с тем, что они представляют подавляющее большинство людей, которые живут на тех территориях, где они работают.

Вот это чрезвычайно важно – доверие людей. Они действуют как бы не от себя лично, а от граждан, которые их туда делегируют, на эту функцию. Повторяю: важно только, чтобы всё оставалось в рамках действующего закона и здравого смысла. И хочу пожелать им успехов.

ВОПРОС: Брилёв, телеканал «Россия-1».

Владимир Владимирович, я хотел оттолкнуться от амнистии, но немножко пошире поставить вопрос.

Смотрите, когда это обсуждалось, внедумская оппозиция обращается к Вам, потом Дума ждёт президентский законопроект. Иногда возникает ощущение, что в канун 20-летия Вы как глава государства являетесь не только главным её гарантом, но и чтецом Конституции, потому что очень многие своими широчайшими полномочиями, которые там прописаны – парламент, Правительство, – не очень пользуются.

Пример – Ваше Послание. Вы поставили год назад вопрос о деофшоризации. Прошёл год, рецепты по деофшоризации – в президентском Послании. Где были остальные? Сочинения школьные и так далее. Эта ситуация, когда всё выходит на Вас, она Вам в большей степени льстит или она в большей степени Вас тревожит?

В.ПУТИН: Вы ошибаетесь. Ошибаетесь в том, что в большей степени вопросы управления выходят на главу государства. Выходят вопросы, которые находятся так или иначе в поле зрения общественности. И складывается впечатление, что всё, что у нас происходит, происходит исключительно в ручном управлении. Это не так.

Я четыре года работал Председателем Правительства. Вы даже не представляете, какой колоссальный объём работы выполняет Правительство Российской Федерации. Даже Председатель Правительства не всё знает, что делается в министерствах. Это просто невозможно.

Самая гнусная работа, которая у нас есть, – это работа Председателя Правительства. Это тяжелейший ежедневный труд, как будто находишься под водопадом, просто катится постоянно, не переставая. И контролировать всё, что происходит, невозможно, нужно создавать машину, которая бы работала. Она и есть, она и работает.

Но есть вопросы, которые выскакивают в общественном сознании в качестве ключевых. И очень часто приходится, конечно, это решать или на уровне Председателя Правительства, или на уровне Президента. Создаётся впечатление, что всё происходит в ручном управлении. Это не так.

Что касается амнистии. Я сам предложил депутатам Госдумы, когда с ними встречался, можно сделать напрямую, чтобы сами депутаты внесли. Было их предложение, чтобы это сделал я. Их предложение. Так легче проводить дискуссию в рамках самого парламента.

Мне кажется, что это тоже вполне естественно. Не будем забывать, что всё-таки «Единую Россию» создавал ваш покорный слуга, и до недавнего времени я её возглавлял фактически и практически. Она остаётся ведущей политической силой в парламенте, поэтому это естественный процесс. Первое.

И второе. Нам всё-таки нужно наладить, она налажена, не разрушать ни в коем случае деловую атмосферу нашего сотрудничества, ведь законы-то я подписываю в конечном итоге. Поэтому даже в этом случае, даже в случае, когда решается вопрос постановлением парламента, всё-таки у нас должно быть согласие и понимание друг друга. Мне кажется, что это на самом деле хороший признак.

ВОПРОС: Добрый день! «Рустави-2», Тамара Нуцубидзе.

Владимир Владимирович, вчера Министр иностранных дел Лавров сделал заявление, что Россия не готова к безвизовому режиму с Грузией.

Заявление в свою очередь сделал новый премьер [Грузии]: «Правительство Грузии сделало всё для нормализации отношений с Россией. Изменилась риторика. Активно начали восстанавливать экономические и культурные связи. Мы сделали всё, чтобы снять то напряжение, которое было в отношениях. И мы, по-моему, смогли этого достичь. Однако вызывают сожаление те действия со стороны России, которые имеют место у оккупированной линии. Наше правительство не только словами, но и своими действиями показывает, что мы хотим нормализовать наши отношения с соседом – с Россией». Это слова, которые вчера сказал новый премьер.

Всё понятно с экономическими отношениями и с культурными, это очень хорошо. Но всё-таки на какие политические шаги готова идти Россия, чтобы нормализовать отношения с Грузией? И лично у Вас изменилась ли позиция после того, как изменилась власть в Грузии?

Спасибо.

В.ПУТИН: У Вас такой всеобъемлющий вопрос. Не знаю, смогу ли я так же на него ответить.

Но скажу главное. У меня лично изменилось отношение к действующему грузинскому руководству.

К грузинскому народу не изменилось. Оно как было добрым и самым благожелательным, так и осталось. Даже в самое сложное время, когда на Кавказе шли боевые действия в связи с известными вам событиями, не буду повторять всуе таких вещей, но и тогда отношение к грузинскому народу было самое доброе.

Надо сказать, что, знаете, оно подтверждалось даже в эти трудные дни и часы, подтверждалось отношением самих грузин к России. Не помню, говорил я когда-то публично или нет, в одном из городов дед подошёл к нашим военным, говорит: «Чего здесь ходите? Вы чего здесь нашли, чего ищете? Идите вон туда, в Тбилиси идите, Мишку забирайте. Чего вы здесь ходите, на меня смотрите?»

У нас, как вы знаете, были потери среди военнослужащих. Был сбит самолёт однажды, и лётчик приземлился где-то на территории, катапультировался. Бабушка подошла грузинская, сказала: «Иди сюда, сынок». Забрала его, накормила. Потом отправили в сторону российских военных.

Я когда говорю, что у меня самое доброе отношение к грузинскому народу, я не шучу и не иронизирую. У нас глубочайшие отношения и культурные, и духовные, имею в виду религиозную нашу близость. Есть проблемы, которые возникли не по нашей вине, не мы начали эти боевые действия. Мы их не начинали. И сейчас это совершенно очевидно, все это давно признали. Произошло то, что произошло. Мы тысячу раз говорили: ни в коем случае не делайте этого, не допускайте кровопролития, не доводите до этого. Нет, всё равно довели. Теперь сложилась определённая реальность. Мы не можем с этим не считаться. Но мы тем не менее видим сигналы, которые подаёт новое грузинское руководство.

Я не знаю, что имел в виду наш Министр иностранных дел, могут быть какие-то формальные вещи, связанные с работой Министерства иностранных дел, наверное, могут быть. Но, понимая ситуацию так, как мы её видим, развитие ситуации в Грузии, я думаю, что мы вполне могли бы пойти на возврат к безвизовому режиму. Надо на экспертном уровне как следует продумать.

Думаю, что это было бы очень хорошим шагом в нормализации отношений между странами, имея в виду, что это помогло бы людям общаться друг с другом, помогло бы работать грузинским предприятиям на российском рынке и вообще создало бы условия для фундаментальной окончательной нормализации наших отношений.

ВОПРОС: Здравствуйте!

Я представляю Рязанскую область, телекомпания «Край Рязанский», меня зовут Наталья Смольянинова.

Пользуясь случаем, перед своим вопросом я хочу Вам сказать спасибо. Дело в том, что в этом году в нашей области открылся северный обход. Это дорога, которую мы ждали больше 10 лет. Её открыли в этом году, она связала отдалённые районы города и облегчила жизнь автолюбителям, то есть транзитные потоки перестали ходить через центр. За это спасибо, потому что, если бы не Ваша помощь, Владимир Владимирович, дорогу, мне кажется, мы бы ещё долго не увидели.

А теперь сам вопрос. В прошлом году страна вступила в ВТО. Сейчас заработали все правила, связанные с этим. И можно ли говорить: вступление в ВТО нашей стране пошло на пользу, или нет? И что делать тем отраслям сельхозпредприятий, которые не справляются с этой задачей?

Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается ВТО, то никто не рассчитывал на то, что это прямо с сегодня на завтра, после подписания соответствующих документов даст какие-то дивиденды. Дело совсем в другом. Дело в том, что вступление в ВТО, в этот международный экономический клуб, даёт ряд преимуществ по защите своих рынков, в частности, по защите рынков металлопродукции, химической продукции. Мы ещё не начали целиком и полностью использовать все эти возможности, но мы намерены это сделать.

Скажем, для примера, что касается рынка химической продукции, рынка удобрений. Наши европейские партнёры до сих пор, несмотря на наше присоединение к ВТО в полноформатном варианте, ограничивают доступ наших товаров химической промышленности, удобрений на свои рынки под различными предлогами. В том числе под предлогом того, что внутри России якобы нерыночным образом складываются цены на газ, а это основное сырьё для производства химических удобрений. И в силу того, что нерыночным образом на газ складываются цены внутри страны, наши производители химической продукции якобы имеют неоправданные конкурентные преимущества при поставках наших товаров на внешние рынки.

Мы убеждены, что это не так, что это чистая отговорка. Но при вступлении в ВТО мы имеем возможность и право оспорить эти решения в соответствующих инстанциях Всемирной торговой организации, чего у нас раньше не было. Я, правда, не знаю, чем ещё закончится это разбирательство, мы его ещё не начали, но в целом такие шансы появляются.

То же самое касается поставок нашей металлургической промышленности на мировые рынки, включая Соединённые Штаты и так далее. Это всё даёт нам определённые права и возможности.

Но самое главное в другом – что при вступлении в ВТО повышается доверие к российской экономике. Мы начинаем работать по общемировым правилам. Это накладывает определённые обязательства на нас, но и создаёт уверенность у наших партнёров, которые работали раньше и намерены работать в будущем. Это долгосрочные и долгоиграющие факторы развития экономики.

А что касается негативных последствий, то да, мы их видим, они возможны, но они не существенны.

В области сельского хозяйства это касается в основном только свинины, но здесь мы имеем право и даже возможности, обговорённые в ходе присоединения к ВТО, по защите этого рынка и по преференциям. Скажем, сельхозмашиностроение в непростой ситуации находится. Но не только из-за того, что мы присоединились к ВТО, и даже, может быть, не из-за этого. Оно и не было в идеальном состоянии. Там много других внутренних наших факторов, мы сами во многом виноваты, что не можем создать такие же равные условия для производителей сельхозпродукции, для работы внутри страны, как это делают другие страны. И это, кстати, нас должно подталкивать, Правительство должно подталкивать к тому, чтобы эти условия создавать.

Неблагоприятные или сложные условия для работы сельхозмашиностроения заключаются и в том, что мы перешли на субсидирование сельского хозяйства погектарно. Это даёт возможность нашим сельхозпроизводителям делать выбор в приобретении лучшей техники по лучшим ценам. Это усугубляет конкуренцию. В этом есть и минусы, конечно, есть и определённые плюсы, потому что это должно подталкивать к модернизации. Но мы должны думать и о поддержке таких отраслей.

Такие инструменты у нас есть даже в рамках присоединения к ВТО. Скажем, машиностроение. Был целый набор мер защиты, неудобно говорить сейчас, но был, есть, и мы продолжаем его использовать, будем использовать, не нарушая правил ВТО. В целом я считаю, что ожидаемых негативных последствий нет, а возможное позитивное влияние на развитие экономики в целом сохраняется.

ВОПРОС: Александр Юнашев, «Лайф ньюс».

Владимир Владимирович, здравствуйте!

Отвечая на один из вопросов, Вы сказали, что в целом оцениваете деятельность Правительства удовлетворительно, то есть на «троечку». И также рассказали, что и зарплату чиновникам повышаете…

В.ПУТИН: У нас есть «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». У нас нет пяти-, семи-, десятибалльной системы, есть «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». Я оцениваю как «удовлетворительно».

А.ЮНАШЕВ: Но заметили, что и зарплату чиновникам повышаете, для того чтобы профессионалов с рынка можно было брать.

Любая критика в сторону министров сразу же порождает слухи об отставке Правительства. Министрам что, пора уже собирать вещи? Или кто-то ещё может остаться поработать?

И раз уж Вы не ответили на вопрос Гамова о преемнике, у Медведева вообще шансов нет тогда, простите?

В.ПУТИН: У Вас какое издание? «Лайф ньюс»?

А.ЮНАШЕВ: Да.

В.ПУТИН: Вы мне задаёте провокационный вопрос, в стиле Вашего издания.

Я же сказал, что оцениваю работу Правительства как удовлетворительную. И вообще полагаю, что самое плохое, что может быть, это кадровая чехарда. Разумеется, в рамках этой работы есть какие-то вещи, которые можно и нужно было бы, на мой взгляд, делать энергичнее, более эффективно, своевременно. Некоторые вещи затягиваются. Но я же дал характеристику того, что такое работать в Правительстве. Это сложная работа. И потенциал действующего Правительства далеко ещё не реализован.

ВОПРОС: Илона Руднева, РИА «Новости».

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, в последнее время российские предложения по ряду мировых проблем востребованы. Речь идёт, в частности, о сирийском химическом оружии и иранской ядерной проблематике. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, в 2014 году положительная тенденция продолжится? Может быть, у России есть ещё какие-нибудь интересные инициативы? Если есть, то какие?

Спасибо.

В.ПУТИН: Мы действительно, считаю, внесли существенный вклад в решение острых и многолетних проблем, связанных с Сирией, с иранской ядерной программой. Но мы и далеко не единственные, в результате работы которых международное сообщество продвинулось в решении этих задач. Без нашей совместной работы с американцами, с европейцами, с нашими китайскими друзьями добиться этих результатов было бы невозможно.

Конечно, мы с вами находимся в России, мы с вами российские граждане и можем гордиться тем, что и как мы делаем на международной арене. Я считаю, что мы вполне можем гордиться нашей принципиальной позицией по всем этим вопросам. Мы не дёргались, что называется, не прыгали из стороны в сторону, у нас принципиальный подход к этим проблемам, основанный на базовых принципах международного права. Но, повторяю ещё раз, без совместной работы с нашими партнёрами этих результатов добиться бы не удалось.

Поэтому мы благодарны нашим коллегам из Госдепартамента США, из Еврокомиссии, как я сказал, из Министерства иностранных дел Китайской Народной Республики и благодарны их политическому руководству за совместную работу. Понимаете, если по-честному, где-то мы предлагали нечто такое, что легло в основу этих решений, что-то предлагали американцы, китайцы, европейцы. Это всё результат совместной работы, и по-другому к этому нельзя относиться.

Но мы будем и дальше вместе с нашими партнёрами работать так же, надеюсь, напряжённо. Как вы знаете, в следующем году мы принимаем «восьмёрку». Наша работа в «восьмёрке» будет строиться на основе преемственности предыдущей страны, принимавшей этот форум, и повестка дня будет вырабатываться совместно. Это традиция, которая сложилась в работе «восьмёрки», да и «двадцатки». На экспертном уровне шерпы совместно ищут наиболее важные и острые темы и вместе вырабатывают приемлемые для всех стран формулировки.

Именно так, имея в виду ключевую роль Организации Объединённых Наций, авторитет которой, на мой взгляд, в результате совместной работы и выхода на состоявшееся решение самым серьёзным образом возрос, мы и будем строить свою работу в 2014 году.

В.ПУТИН: Телеканал «Дождь».

ВОПРОС: Владимир Владимирович, здравствуйте. Антон Желнов, телеканал «Дождь». Про Украину.

Если многонедельный и несанкционированный, что важно подчеркнуть, «майдан» случится на Соборной площади в Москве или на Красной, как Вы будете реагировать? Какое политическое решение будете в связи с этим принимать?

И потом второе уточнение.

В.ПУТИН: Я не буду принимать никаких политических решений, буду действовать в соответствии с законодательством Российской Федерации. Каждый гражданин либо политическая партия, объединение имеют право выражать своё мнение в отношении тех или иных принимаемых в стране решений, в том числе и с помощью массовых уличных мероприятий, но любые действия подобного рода должны оставаться в рамках закона. Если кто-либо выходит за эти рамки, то государство обязано – я хочу это подчеркнуть, это не какая-то воля политическая, а обязательство органов власти – наводить порядок, потому что иначе такое развитие событий может привести к хаосу, что самым негативным образом отразится на экономике, на социальной сфере и на политическом состоянии всего государства.

А.ЖЕЛНОВ: И ещё одно уточнение. Вы много говорили, понятно, про братский народ. Но если сейчас поехать в Киев, то в адрес России, особенно среди молодых людей, которые собираются на том же Майдане, довольно много негативных слов и нелюбви к нашей с Вами стране. Как Вы относитесь к эмоциональной стороне того, что происходит там?

Спасибо.

В.ПУТИН: Я думаю, что вопрос в информированности. Есть, конечно, наверное, есть и у нас люди, настроенные националистически, и таких, если по головам посчитать, тоже покажется немало, которые могут вполне бойко излагать свою точку зрения по отношению к Украине, но подавляющее большинство российских граждан относится к Украине позитивно. Это стопроцентно, к бабке ходить не нужно, спрашивать.

То же самое, я думаю, и на Украине. Но всегда среди 45-миллионного населения можно найти людей, которые изначально, по определению просто относятся плохо. Это их право. Но думаю, что вопрос в значительной степени связан с недостаточной информированностью, в том числе касающейся европроцесса на Украине.

Кто-то говорит, что у украинского народа украли «европейскую мечту». Во-первых, мы к этому не имеем никакого отношения. Это выбор самого украинского народа и легитимных властей – вступать в какой-то союз или не вступать, подписывать какие-то документы или не подписывать, я об этом говорил много раз. И это наша принципиальная позиция. Мы не имеем к этому никакого отношения.

Второе. Когда я говорю о недостаточной информированности, имею в виду, что нужно почитать документы. Ведь почему оппозиция, которая борется с действующей властью, постоянно обращается к евротематике? Очень легко спекулировать на этих вопросах. «Хотите жить как в Париже?» – «Хотим!» – «Давайте подписывать!» А кто бы сказал: «Давайте почитаем!»?

Вы читали, что там написано? Нет. А здесь вот коллеги, женщина или мужчина, поднимали плакат «Украина», я хочу спросить: вы читали эту бумагу? Нет. Никто же ни фига не читает! Вы читать умеете? Посмотрите, что там написано: рынки открыть, денег нет, нормы торговые и технические регламенты ввести европейские. Значит, промышленность надо закрыть, сельское хозяйство развиваться не будет. Я уже сказал, это абсолютно явный крен туда – становиться сельхозпридатком еврозоны, но это выбор кого-то. Хорошо, пожалуйста, их выбор.

Но у нас ведь, смотрите, что происходит. Ведь мы Украину никуда не тащим, у нас с Украиной есть зона свободной торговли. Мы же не говорим о том, что будем дискриминировать украинские товары. Наоборот, мы говорим, что если Украина подпишет этот документ, то мы вынуждены будем сделать только что? – преференции снять. Мы для себя не можем их сохранить, это подорвёт нашу собственную экономику. Но украинские товары будут, и я уже об этом говорил, пользоваться режимом страны наибольшего благоприятствования. Льгот только не будет. Кто нас может заставить льготы предоставлять? Это совсем уже запредельные требования. Если всё это посчитать, взвесить, то тогда и молодые люди вполне могут разобраться в этом и сказать: «Да, мы хотим европейских стандартов, но давайте это сделаем таким образом, чтобы машиностроительные предприятия завтра не закрылись, чтобы судостроение осталось на плаву, чтобы авиация не померла, чтобы космическая отрасль не сдохла, машиностроение в целом осталось живым». Все эти рынки и кооперация – в России.

Я привёл пример с вертолётной техникой, с двигателями. Не смогли добиться. Мы второй завод уже заложили в Петербурге. А у нас там ещё много чего есть, где мы можем совместно поработать. КБ «Антонов» в хорошем состоянии, и мы можем дальше кооперацию развивать. В судостроении можем многое наладить, в космической и ракетной технике многое можно совместно сделать, в атомной промышленности.

Взяли, загрузили в своё время американское топливо в атомные электростанции на Украине. Там же все стержни «пошли». Вы понимаете, в чём дело? Это же серьёзные вещи. И потом нашим специалистам пришлось вернуться и решать сложные технические задачи, вытаскивать это всё и загружать опять российское топливо. Под российское топливо было сделано изначально.

И у меня ещё такой вопрос возникает. Вы сказали, что плохо относятся некоторые к России. Но подумать надо вот о чём. Ведь те, кто сегодня активно продвигает идеи, связанные с подписанием документов с Евросоюзом, – это в основном те люди, которые у власти были совсем недавно. Господин Яценюк, по-моему, был чуть ли не министром иностранных дел, Раду возглавлял. Тимошенко была главой правительства. Ющенко тоже придерживается таких же взглядов, был Президентом. Почему же они не подписали тогда, когда были у власти, документов, связанных с присоединением к Евросоюзу? Почему же они этого не сделали тогда? У власти были, никто не мешал, взяли бы, подписали все бумаги, и вопросов бы не было сегодня. Почему этого не сделали? У меня возникает законное подозрение, что связано это дело совсем не с присоединением к Евросоюзу. Это внутриполитическая борьба, поводом для обострения является линия подписания этого документа с Евросоюзом, но только поводом. Мы исходим из того, что кто бы ни победил в этой политической борьбе, как бы дальше ещё ни сложилось, мы будем с Украиной работать, сотрудничать в том формате и в том объёме, который будет наиболее интересен, приемлем для самого украинского народа.

ВОПРОС: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Николай Зусик, «12-й канал», Омск.

Я очень внимательно смотрел Ваше Послание Федеральному Собранию, Вы говорили о неких зонах в Сибири, которые будут усиленно развиваться. Я точную формулировку не помню, но был назван Красноярск.

В.ПУТИН: Зоны опережающего развития.

Н.ЗУСИК: Зоны опережающего развития, спасибо. Вы говорите про Красноярский край, про Дальний Восток, про Хакасию, если мне память не изменяет, но Сибирь-то – она большая, а про Западную Сибирь ничего не сказали. Я думаю, может быть, невнимательно слушал, либо Вы не сказали просто об этом, либо у Вас на Западную Сибирь какие-то другие планы.

Пользуясь случаем, хотел бы Вас пригласить на празднование 300-летия города Омска, хотя ещё три года до этого.

В.ПУТИН: Надо готовиться, конечно.

Н.ЗУСИК: Да, Вы, пожалуйста, пометьте себе. В прошлом году нам пообещали метро, у нас очень большие проблемы с транспортом.

В.ПУТИН: А кто обещал?

Н.ЗУСИК: Сегодня мы говорили, помните, про рейтинг чиновников. Он был среди них. Пообещали, что надо давать. В итоге всё-таки дела у нас не очень хорошо с этим двигаются. На этом месте, видимо, я должен денег попросить, но я не буду. То есть власть областная это делает. Собственно говоря, приезжайте к нам – посмотрим.

В.ПУТИН: А денег нет.

Н.ЗУСИК: А денег нет, да. Приезжайте к нам. Я думаю, будет прекрасное празднование. И заодно пообщаемся на многие другие темы.

Д.ПЕСКОВ: Коллеги, если можно, давайте уважать друг друга и формулировать вопросы чётко.

Н.ЗУСИК: Про Сибирь меня интересует вопрос.

В.ПУТИН: Вы знаете, почему я не говорил про Западную Сибирь? Западная Сибирь – технологически достаточно высокоразвитый регион и инфраструктурно развитый. То есть, конечно, нет предела совершенству, и там ещё очень много чего нужно сделать, в том числе и по городам-миллионникам. В таком шикарном, я считаю, очень хорошем сибирском городе, как Омск, конечно, надо подумать над развитием инфраструктуры, не только подумать, но и поработать как следует.

Что касается того, почему я сказал именно о Дальнем Востоке, о Красноярске, вот почему: потому что мы приняли ряд решений о льготировании работы, экономической деятельности на Дальнем Востоке и не распространили это льготирование, прежде всего это касается налога на прибыль, на землю, на ряд регионов Восточной Сибири, в том числе Красноярск и Республику Хакассия.

Не сделали это по настоянию некоторых правительственных ведомств, исходя из того, что, скажем, Красноярский край сам является достаточно развитым и в бюджетном отношении устойчивым. Но когда я сказал «развитым», прежде всего я имел в виду вторую составляющую: в бюджетном смысле это достаточно устойчивый регион. Вместе с тем это: а) очень большой регион, и б) значительная часть его благополучия основана буквально на нескольких предприятиях, которые можно перечислить, загибая пальцы одной руки: это «Норильский никель», это алюминиевые предприятия и некоторые другие. Но для такого огромного края этого совершенно недостаточно. В том числе и Хакасия должна развиваться более высокими темпами.

Именно поэтому мы приняли решение распространить эти льготы, которые предусмотрели ранее для Дальнего Востока, и на всю Восточную Сибирь включая Красноярский край и Хакасию. Вот в чём была новация. Собственно говоря, вот и всё.

Но это совсем не значит, что мы забыли про Западную Сибирь. Повторяю ещё раз, вопрос только в том, что по сравнению с Восточной она, конечно, в более выигрышном положении находится. Она, во-первых, ближе к Европейской части совсем, и инфраструктурно легче там работать, и стоимость перевозок там совсем другая.

Поэтому, конечно, и Западная Сибирь будет развиваться. Но в числе наших приоритетов, имея в виду сложности экономического характера на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, мы поэтому и обратили на это наибольшее внимание. Когда я говорю «мы», имею в виду не себя, «Мы, Николай Второй», а имею в виду команду и правительственную, и команду Администрации [Президента], с которой мы вместе формулировали все предложения, изложенные в Послании.

Что касается Восточной Сибири и Дальнего Востока, то по Дальнему Востоку, как вы знаете, у нас есть специальная программа. Я уже не помню, сколько – по-моему, 300 с лишним миллиардов живых денег предусмотрено на ближайшее время.

Но Западная Сибирь – на неё вполне могут и должны быть распространены другие предложения, изложенные в этом же Послании, а именно предложения, касающиеся создания территорий опережающего развития, создания индустриальных парков, свободных зон.

И новация заключается в том, что мы предлагаем вернуть деньги, которые регионы будут тратить на создание инфраструктуры этих зон, из федерального бюджета в виде трансфертов назад в регионы Российской Федерации, которые уделяют развитию производства такое приоритетное внимание. И я уверен, что мы это сделаем. Безусловно, это отразится и на Западной Сибири.

В.ПУТИН: Извините, пожалуйста, там девушка с мишкой. Это что такое? Мишка больно интересный.

РЕПЛИКА: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Это не мишка, это снежный человек, йети, туристический талисман Кузбасса. У нас очень хорошо сейчас развивается туризм. Я просто, если позволите, хотела его вручить Вам.

В.ПУТИН: Мне? Спасибо большое.

РЕПЛИКА: Да. Но пока он посидит у меня, я потом отдам представителям вашей Администрации.

В.ПУТИН: Правильно.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, мой вопрос связан с основной отраслью нашей экономики региона, он связан с угольной промышленностью.

Вы неоднократно приезжали в наш регион и проводили поистине исторические совещания, которые давали новый импульс развитию этой отрасли. В этом году мы добудем 203 миллиона тонн угля. Но сейчас сложилась такая ситуация, которая не зависит от нас, такая проблема, которая требует Вашего личного вмешательства.

На складах угольных предприятий Кузбасса лежит 16 миллионов тонн угля. Это тройной норматив. Во-первых, это очень опасно: он самовозгорается. Во-вторых, он теряет свои качества, он выветривается. И самое главное, что это негативно психологически влияет на горняков, которые работают в тяжелейших условиях и которые видят, что их труд никому не нужен.

Причина в том, что у «РЖД» нет возможности вывозить весь уголь, есть проблемы с пропускной способностью, и порой эти угольные составы, для того чтобы пробиться к портам, стоят брошенные на Забайкальской дороге Транссиба. То есть проблема в восточном направлении.

Подскажите, как Вы видите сейчас решение этой проблемы? Дело в том, что сейчас цены на уголь упали на 40 процентов, и даже по таким бросовым ценам мы его не можем продать, потому что он стоит на подходах в портах.

Спасибо. Ольга Фролова, ГТРК.

В.ПУТИН: Мы практически в первой части нашей встречи сегодня говорили, я не помню, кто-то из коллег задавал вопрос по ФНБ. И я тогда рассказывал о том, что один из приоритетов средств, которые мы собираемся направить из Фонда национального благосостояния и Резервного фонда Правительства, из ФНБ точнее, – как раз на расшивку возможностей Транссиба и БАМа, в восточном, прежде всего, направлении. И без этого мы, конечно, не можем рассчитывать на подъём восточных регионов страны, именно поэтому туда направляем средства. С этим и связано: с недостаточностью инфраструктуры, которая является естественным ограничителем экономического роста.

Вторая проблема, Вы сами тоже её назвали, – это рынки припали, есть проблемы с реализацией, потому что в значительной части производимый нашими горняками продукт продаётся на внешних рынках. И как только спрос сокращается, это сразу отражается на производстве.

Что же касается возможных технических проблем, конечно, я обращу на это внимание Минтранса и «РЖД». Есть много своих внутренних вопросов, в том числе это связано с тем, что очень медленно принимаются решения об обновлении вагонного парка. И старые вагоны, хоть формально их и ремонтируют, но всё-таки они забивают пути, создают определённые технологические проблемы. Наверное, есть и другие. Я Вам обещаю, что мы обязательно это пообсуждаем – саму проблему, связанную с перевозкой.

Что касается продаж, в том числе на внешнем рынке, как понимаете, это объективный фактор, и на это даже с правительственного российского уровня повлиять практически невозможно. Но сделаем всё для того, чтобы горнякам помочь.

Горняки – это особая каста, но не закрытая каста, и люди, конечно, открытые, а каста в том смысле, что это люди с особым характером – я, действительно, там много очень бывал, неоднократно, – заслуживающие всяческого уважения и поддержки. Подумаем, что можно сделать дополнительно в этой ситуации.

ВОПРОС: Телекомпания «РЕН ТВ», Александр Жестков.

Я бы хотел обратиться к теме прошедших выборов мэра Москвы. У меня в руках интервью Сергея Собянина, в котором он признал то, что советовался с Вами по поводу участия в этих выборах Алексея Навального. И Ваша реакция была положительной.

Если это действительно так, дело ли Президента решать, кому участвовать в выборах, а кому не участвовать? Вообще, почему проводились такие консультации, например, по Навальному? Он представляет угрозу для власти?

В.ПУТИН: Если бы представлял угрозу, на выборы не пустили бы. И не пустили бы не каким-то административным способом, а законным и политическим. И дело совершенно не в конкретных фамилиях. Он по конкретным фамилиям, я не знаю, как в интервью написано, со мной не советовался.

То, что мэр столицы обсуждает политические вопросы с Президентом, мне кажется, это абсолютно нормальная вещь, ничего здесь экстренного нет. Но я действительно исходил из того, что все, кто имеют хоть какие-то шансы реально побороться за пост мэра, должны это сделать, и им нужно помочь.

Конечно, людям, которые малоизвестны на муниципальном уровне, пройти этот фильтр непросто. И связано это совершенно не с тем, что там власть критикуют или не критикуют, а просто муниципалы, здесь мы разговаривали о муниципальном уровне власти, ближе всего к народу. Они понимают, что человек может сделать, а что не может, чего он в состоянии добиться реально, а чего нет. И когда оценивают, тогда они свой вердикт выносят – поддержать такого человека или не поддержать.

Но я исходил из того, что если у кого-то есть хоть какие-то реальные шансы, то надо помочь этим людям себя проявить, себя заявить. Может быть, это будет способствовать решению нескольких задач.

Во-первых, люди, когда выходят на такой серьёзный уровень, начинают понимать всё-таки реалии нашей жизни, где мы живём и куда нужно идти, чего конкретно надо добиваться – не просто так: «Караул, держи вора!» Как правило, так кричат те, кто сами чего-то спёрли, извините. Понятно, да? Но почувствовать требования, реальные требования людей, реальные задачи, перед которыми стоит тот или иной субъект Федерации, либо в данном случае Москва.

И в целом, на мой взгляд, это полезно для самих этих людей, полезно, чтобы они становились более серьёзными, основательными, это с одной стороны. А с другой – чтобы и люди тоже посмотрели, а что же, собственно, кандидат предлагает реально, кроме того что ругается на действующую власть, а что он сам реально предлагает и как он хочет добиться того, что предлагает, – это вообще серьёзное предложение или нет?

Так что и для кандидатов, и для избирателей, на мой взгляд, это процесс положительный. Но когда мы говорим «фильтр муниципальный» – да, фильтр, согласен, но всё-таки это не пустой инструмент отсечки неугодных властям, с этим я никогда не соглашусь. Это такой фильтр, который заставляет кандидата подумать о реальных потребностях того населённого пункта или страны, где он собирается баллотироваться. На мой взгляд, это правильная вещь, во всяком случае сегодня.

(Обращаясь к журналистке в зале.) «Вова и Маша». Я помню нашу дискуссию. Меня мама так только называла в своё время, мне было очень приятно это услышать.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день, Владимир Владимирович!

Екатерина Выскребенцева, «ТВ-Центр».

Россия в этом году вошла в «топ-100», рейтинг стран по ведению бизнеса. Одна из Ваших задач, целей, которые Вы поставили, – чтобы к 2018 году Россия оказалась в двадцатке этого рейтинга. В общем, на бумаге кажется, что всё гладко, в частности, недавно Агентство стратегических инициатив отчитывалось, что, по-моему, около половины всех мероприятий из «дорожных карт» уже реализованы. Но когда я и мои коллеги приезжаем в регионы и беседуем с предпринимателями, то там говорят, что не то что какие-то «дорожные карты», а, что называется, «бездорожье» полное.

Как Вы считаете, какие меры нужно принять, чтобы эти инициативы не остались на бумаге, а были реализованы в жизни?

В.ПУТИН: Во-первых, хочу вам сказать, что мы все всегда чем-то недовольны. И я всегда чем-то недоволен из того, что я сам делаю и что делают мои коллеги. Думаю, что вполне естественно, что и предпринимательское сообщество чем-то остаётся недовольным, потому что хочется всё и сразу. Это вещи долгосрочного, долгоиграющего действия. И резко очень сложно что-то сделать. Можно, но эффект иногда бывает отрицательным. Хотя мне тоже очень хочется, чтобы все эти процессы проходили быстрее, чтобы конкурентоспособность наша росла быстрее, чтобы производительность труда росла быстрее. Я уже говорил, мы в несколько раз, в два-три раза, отстаём от ведущих экономик по производительности труда, а это связано напрямую с производительностью труда.

Вместе с тем хочу обратить ваше внимание, что те «карты» по улучшению предпринимательского климата, о которых Вы сказали, сделаны-то самим предпринимательским сообществом, это же не мы придумали, мы только их поддержали. Агентство стратегических инициатив, которое собирало предложения из бизнес-сообщества по этой тематике, их только обобщило и предложило Правительству, а Правительство с этим практически целиком согласилось.

Нельзя сказать, что совсем ничего не происходило. Всё-таки происходит, и происходят положительные изменения. Когда я говорил, что считаю работу Правительства удовлетворительной, я имел в виду как раз и эти изменения. И дело не только в рейтингах, что на самом деле важно, но не является принципиальным и важнейшим показателем.

Вот этот «Doing Business» – в принципе серьёзный рейтинг, но нам нужно создавать свои собственные. Именно поэтому в 81 субъекте Федерации мы сейчас это будем делать, в том числе и в вашем, с приглашением предпринимательского сообщества из вашего региона, чтобы они на месте прямо смотрели, что нужно. Но, понимаете, ещё важна другая часть – что возможно.

Когда люди начинают серьёзно подходить, когда они видят, что, условно говоря, здесь сто лет не было дороги, сказать: «Давайте построим завтра дорогу!» – можно сказать, конечно. У нас, вы знаете, не было, вообще никогда не было дороги, которая связывает Дальний Восток и европейскую часть, не было такой дороги вообще у Российской Федерации никогда. Начали её строить в 1962 году, потом бросили, потом возобновили и опять бросили. Мы взялись и за три-четыре года построили. Также и у Вас, и в любом другом субъекте. Надо всегда сопоставлять то, что нужно, и то, что возможно. И в ходе совместной работы административных структур и бизнеса вырабатываются естественным образом сформулированные требования, исполнимые. Я надеюсь, что так будет и в Вашем случае.

Спасибо.

Вот здесь мишка. Говорят, что я там ошибся, а здесь мишка точно. Уж не ошибешься – точно мишка. Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день, Владимир Владимирович!

Газета «Собеседник», Елена Мильчановска.

«Собеседник» – общероссийская еженедельная газета, цветная газета Советского Союза, первый номер которой, к сожалению, вышел чёрно-белым, потому что в этот день умер Андропов – так сложилось.

Я Вас прежде всего поздравляю с наступающим Новым годом, желаю Вам счастья, здоровья, исполнения всех Ваших желаний и чтобы мы Олимпиаду и Паралимпиаду в Сочи провели так, чтобы поразить весь мир с хорошей стороны, чтобы у нас всё получилось в этом плане. И мишка тоже присоединяется к поздравлениям.

У меня вопрос новогодний. Вы в начале декабря сказали, что скидываться было бы неплохо работникам бюджетных организаций на корпоративы. И очень многих это напугало, даже как-то люди стали отменять корпоративы. К сожалению, сейчас отмена корпоратива, если уже заказаны ресторан, артисты дорогие, зачастую стоит столько же, сколько проведение. И вообще людям трудно найти деньги. Вы сказали, что в КГБ…

В.ПУТИН: В добрый час.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: Можно проводить, да?

В.ПУТИН: Не злоупотребляйте только.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: Спасибо.

И ещё такой вопрос.

К сожалению, газетам и журналам, хотя это коммерческие организации в основном, очень трудно найти деньги на корпоративы. (Смех в зале.)

В.ПУТИН: Сколько надо?

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: Владимир Владимирович, приходите к нам просто на юбилей. «Собеседнику» в следующем году 30 лет. Это, кстати, я с Вами на обложке здесь. Помните нашу майскую встречу?

В.ПУТИН: Конечно.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: У меня после неё наладилась личная жизнь, вышла замуж наконец-то.

В.ПУТИН: Давайте поподробнее, объясните всем, что происходит.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: Но не за Вас, за своего мужа, не поймите неправильно. Я Вас люблю платонически.

Владимир Владимирович, раз уж Вы так сами заговорили, приглашаю Вас на корпоратив «Собеседника» 6 марта в «Президент-отеле» – так случайно выбрали.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: И, смотрите, нас, нашу печатную отрасль, заботит вопрос, что глава государства уделяет внимание телевидению, даёт интервью ежегодно, есть такая традиция, а печатным СМИ... Вы, кстати, мне пообещали интервью дать на досуге, я всё жду, надеюсь, что у Вас найдётся время, может быть, как раз к 30-летию, которое будет в феврале-марте. Не могли бы Вы больше внимания уделять печатным СМИ даже не в плане интервью, а в том плане, что очень трудно найти деньги на печатное распространение, киоски не хотят брать газеты распространять, а Россия – всё ещё традиционная страна, и многие любят именно печатное слово, бабушки и дедушки привыкли читать. Кстати, это и показывает «Собеседник»: наш тираж вырос за последние пять лет на 20 процентов. То есть газеты хотят читать люди, но, к сожалению, очень трудно выжить в связи с конкурентной борьбой интернета, телевидения. Может быть, глава государства как-то нам в этом поможет.

Спасибо огромное.

В.ПУТИН: Вы знаете, что касается печатных СМИ, то здесь есть проблемы действительно, я согласен. Они связаны не только с развитием электронных СМИ, интернета и так далее. Некоторые мировые издания с вековой и более традицией и историей своей собственной переходят исключительно в электронный формат, вы знаете об этом. Связано это с тем, что люди всё больше и больше именно там черпают информацию. Но Вы правы в том, что у нас есть определённая традиция, и, конечно, хотелось бы её сохранить. В этой связи, и вы тоже об этом должны знать, государство приняло ряд решений, связанных с льготными ставками налогообложения. Это и есть, собственно говоря, поддержка печатных СМИ.

Есть и другая проблема очень острая – проблема распространения. Сеть киосков – это тоже бизнес, но бизнес своеобразный. Мы, к сожалению, вообще сократили поддержку государственных СМИ в 2014 году, связано это с бюджетными ограничениями СМИ с государственным участием. И все наши основные каналы, в том числе ВГТРК, как-то к этому отнеслись без восторга, но это вынужденная мера, повторяю, связанная с бюджетными ограничениями.

Что касается печатных, то давайте подумаем ещё. Действительно, надо реально подумать и дополнительные меры поддержки изыскать.

А Вас лично я поздравляю с бракосочетанием. У Вас дети есть уже? А по материнскому капиталу вопросов нет пока? Опаздывать нельзя. Я желаю Вам успеха, без всяких шуток, действительно желаю Вам успеха. И интервью дам. Обязательно.

ВОПРОС: ИТАР-ТАСС, Вероника Романенкова.

Поскольку дети у меня уже есть, и в большом количестве, меня волнует…

В.ПУТИН: Сколько у Вас детей?

В.РОМАНЕНКОВА: Трое.

В.ПУТИН: Молодец.

В.РОМАНЕНКОВА: Меня волнует наше образование.

Очень долго в России пытались найти консенсусную позицию по ЕГЭ, так и не нашли. Школы, университеты, родители, сами дети, губернаторы, министры имеют свои позиции, каждый свою, и у каждого есть свои претензии к этому экзамену. И при этом ЕГЭ не стал объединяющим фактором в обществе, не решил проблему коррупции и социальных лифтов. Но мы стали к нему привыкать в последнее время. А Ваше предложение ввести сочинение по литературе добавило какой-то неясности.

Вы настаиваете на том, что сочинение надо будет писать уже в нынешнем учебном году? И это Ваше предложение можно назвать какой-то «чёрной меткой» для ЕГЭ? Не идёт ли дело к его отмене? Или это будет косметическая мера?

В.ПУТИН: Вы знаете, это и не то, и не другое. Вообще мне кажется, что это не очень хорошая вещь – какие-то «чёрные метки» рассылать. И это не косметика. Если Вы относитесь к критикам ЕГЭ, я думаю, Вы со мной согласитесь в том, что живая работа, творческая работа молодого человека при написании сочинения – это серьёзная вещь, которая призвана обогатить и сам учебный процесс, и абитуриента.

Можно ли это сделать в этом году? Мне бы очень хотелось, но я, честно говоря, в технологию доведения этого решения до его окончательной реализации вмешиваться бы не хотел. Надо посмотреть, есть свои определённые требования. Если детей готовили к тому, чтобы они уже в этом году вышли на то, чтобы писать сочинение, это одно дело. А если ещё школьники не готовы, то лучше подготовиться как раз и начать эту работу со следующего года. Это Министерство образования вместе с коллегами в регионах должно решить.

Суета здесь совершенно ни к чему. Чего спешить? Но если это можно сделать уже сейчас, было бы лучше, конечно, сейчас сделать. А в целом есть и плюсы, и минусы всё-таки. Минусы очевидные.

По поводу того, является ли это социальным лифтом или нет, я не соглашусь с Вами в том, что это совсем не является социальным лифтом, если иметь в виду возможность поступления в ведущие вузы страны абитуриентов из регионов Российской Федерации.

Если мы посмотрим на статистику после введения ЕГЭ, количество людей, поступающих в ведущие вузы России из регионов Российской Федерации, существенно возросло. Поэтому всё-таки это является социальным лифтом.

Возникает другая проблема – проблема общежитий. Это правда. Но правда также и то (я с Вами здесь тоже согласен), что эта система, безусловно, нуждается в модернизации и в совершенствовании. И, может быть, только одних зачёркиваний, крестиков, ноликов недостаточно для того, чтобы определить полноту знаний. Это первое.

И второе – нацелить, самое главное, на получение этих знаний.

Будем дальше думать над этим.

ВОПРОС: Добрый день! Марина Захарова, федеральное информационное агентство REGNUM.

Я бы хотела задать вопрос по теме, которая несколько ушла на второй план. Это социальные нормы, нормы социального потребления. Решение уже апробировано в экспериментальных регионах, и практика показала, что люди в принципе не согласны, выходят на митинги.

Решение по соцнормам регионы будут принимать самостоятельно, и это приведёт к тому, что уже сейчас в экспериментальных регионах эти соцнормы различаются, причём различаются в разы. Не приведёт ли это к проседанию уровня жизни в России? Тем более стоит отметить, что россияне потребляют того же электричества, уровень потребления электричества меньше по сравнению с домохозяйствами Европы и США. А впереди ещё также соцнорма на воду и на тепло.

Спасибо.

В.ПУТИН: Вопрос очень важный и очень чувствительный для людей. Согласен с этим полностью.

Как Вы знаете, Правительство приняло решение о нормах и нормативах только на электричество и только в некоторых регионах в качестве эксперимента. И то, что мы сейчас видим, а Вы совершенно справедливо обратили внимание на некоторые перекосы, это сигнал к тому, что нужно внимательнее подойти к реализации этих решений в будущем, если они будут реализовываться.

Нормы должны быть нацелены на совершенствование всех механизмов, на модернизацию отрасли, на энерго- и теплосбережение, но они не должны вести к повышению оплаты. И если это происходит, то тогда региональные власти и соответствующие правительственные структуры должны на это отреагировать.

Но хочу ещё раз подчеркнуть то, с чего начал ответ на Ваш вопрос. Пока не принято решение о введении каких-то норм ни по теплу, ни по другим компонентам. Пока это только электричество, и то, для того чтобы оценить, что реально на практике возникает.

Это то же самое, как с ростом тарифов на ЖКХ. Вы правы здесь, мне добавить нечего, когда говорим о том, что нужно очень аккуратно к этому подходить и своевременно, на небольшую величину, но своевременно повышать тарифы. Если этого не делается вовремя, то потом начинаются всплески, понимаете? Этого нельзя допустить.

Должны быть выработаны методические как минимум указания с правительственного уровня, которые не позволили бы этим перекосам, о которых Вы сейчас упомянули, негативным образом отражаться на материальной стороне жизни наших граждан. Полностью согласен. Посмотрим на это повнимательнее, конечно.

Маша, пожалуйста.

ВОПРОС: Мария Соловьенко, Владивосток, газета «Народное вече».

Слово материально, поэтому я к Вам обращаюсь: гражданин пожизненный Президент Российской Федерации, прошу не обижаться, я сейчас объясню почему. Поскольку Ваш удивительный синеглазый пресс-секретарь в прошлый раз практически у меня вырвал микрофон, я буду краткой, мой вопрос будет один, но из трёх частей.

В.ПУТИН: Это по-нашему.

М.СОЛОВЬЕНКО: Коллеги, я прошу вас не смеяться, потому что я очень волнуюсь, и серьёзные будут вопросы. Не смейтесь, пожалуйста.

В.ПУТИН: Прошу Вас.

М.СОЛОВЬЕНКО: С последней части [начну], Вам не нужно отвечать. Девушка с мишкой поздравила Вас с наступающим годом, а я хочу всех коллег, Россию и весь мир – вы здесь делегированы странами. Я хочу напомнить любимого писателя – повесть «Чук и Гек», в 1934 году он [её] написал, почти 80 лет назад. Я думаю, эти строки – каждый желает счастья, желаю всем счастья, вот что он написал, это важно помнить, о России: «Что такое счастье – это каждый понимал по-своему, но все вместе люди понимали и знали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовётся советской страной». Добавлю: а сейчас зовётся Россией, чтобы за советскую страну меня не ругали, как Газманова.

Теперь я выступлю в роли чеченского журналиста, который всегда у вас что-то просит. Про коррупцию не буду, смущать не буду. У нас замечательный центр во Владивостоке (вот про АТЭС Вы спрашивали) построили медицинский. Он начал работать, начались операции. Стоит огромный ПЭТ, Вы знаете, что это такое, ядерный такой томограф, который онкологию упреждает. У нас тяжёлая ситуация в Приморье по онкологии. У нас взрыв был атомный, Чажма, атомные реакторы у нас там остались от лодок, у нас Фукусима рядом, собираются хоронить отходы, не спросив нас. Очень многие люди болеют, помощь очень слабая. Так надеялись на этот ПЭТ, но забыли, он 70 миллионов стоит, забыли 20 миллионов. Нужен маленький реактор, который будет эти капсулы делать – изотопы.

Я Вас попрошу, Владимир Владимирович, даже не надо из бюджета, Вам стоит только плечом повести, и все эти абрамовичи, прохоровы, жена Шувалова, они к нам часто все приезжают, они богатые люди. 20 миллионов надо. Не надо из бюджета. Эту шайку Минобороны тряханите – по 2–3 миллиона. Извините, я так говорю (не надо хлопать, коллеги, это очень больно). У нас маленькие дети болеют, едут в Сингапур, родители квартиры продают, чтобы их спасти. Ну сделайте до нового года нам этот подарок.

Вот, я как попрошайка сегодня. Всё, Вы решите этот вопрос, я думаю. Хотите ответьте, хотите – нет.

В.ПУТИН: Нет, но 20 миллионов…

М.СОЛОВЬЕНКО: И последний. Нет, Вы ответьте, а тот последний, короткий, можете не отвечать, но он очень серьёзный будет.

В.ПУТИН: Кто руководит пресс-конференцией, Вы или я?

М.СОЛОВЬЕНКО: А как хотите – главное, чтобы польза была.

В.ПУТИН: Я хочу, чтобы Вы закончили свой вопрос.

М.СОЛОВЬЕНКО: Хорошо, я больше Вас перебивать не буду.

Последний вопрос, Вы можете на него не отвечать, но от этого вопроса зависит судьба России, это правда. Вот сейчас всякие исследования: пять-семь лет нашей стране осталось. Очень больно это слушать. Знаете, о чём речь.

В.ПУТИН: Нет.

М.СОЛОВЬЕНКО: Нет? Такие общественные мнения, институты, в интернете, что стране пять-семь лет – мы развалимся к чёртовой матери. И когда появились вот эти ракеты, да, я за державу, я за империю, но, может, это и неправильно. Я не боюсь этого сказать, а я рада. У меня отец на Украине, мальчишкой его в Германию угнали, он воевал, офицер, умер давно. Пусть будет наша Украина, это родина моя, вместе мы должны быть. И правильно, что снизили эти газ и нефть им.

Так вот, Владимир Владимирович, для Вас этот вопрос будет очень тяжёлый. Прошу на него не отвечать, это правда. Подождите. Следующий год – год лошади, мой год. У Вас будет год, чтобы принять стратегическое решение, не смейтесь.

Все знают, идёт реклама по телевидению: «Газпром» – национальное достояние. Добавим кучке олигархов, правда? Так случилось, я Вас очень прошу, не отвечайте сейчас, по Конституции недра принадлежат народу: и нефть, и газ, и все ископаемые. Давайте сделаем так, не сразу у Вас это получится, может быть, Вам страшно будет, давайте вернём, всё-таки национализируем это всё, и тогда не будет этой прослойки, не будут сдирать шкуру с налогоплательщика.

Если Вы боитесь, а Вы не бойтесь, Вас тогда каждый даже самый маленький Мальчиш-Кибальчиш защитит за это, и тогда у нас проблем не будет: и на ПЭТ нам хватит, и на пенсии хватит – без всяких «прокладок» вот этих олигархических. Это трудно. Можете не отвечать. Но я Вас очень прошу – думаю, вся страна тогда Вас полюбит и скажет: «Будьте Вы пожизненным, Владимир Владимирович».

Спасибо.

В.ПУТИН: У нас есть Конституция Российской Федерации. И в рамках этой Конституции формируются органы власти. И в этом смысле мы ничего менять не будем. Я думаю, что это нецелесообразно и опасно именно для стабильности Российского государства, во всяком случае с точки зрения формирования органов власти.

Что касается сути проблемы: во-первых, 20 миллионов, конечно, это… У нас часто так, к сожалению, бывает, здесь я с Вами согласен, когда деньги истратят большие, а потом чуть-чуть – и всё оборудование лежит, не работает. Это обидно и не по-государственному. Поэтому я хочу Вас для начала заверить, что эти 20 миллионов, если это действительно 20 миллионов, точно совершенно мы изыщем и оборудование запустим в работу. Это стопроцентно. Это даже не обсуждается. Первое.

Второе, по поводу недр: по Конституции, по закону недра принадлежат народу – вопрос в том, как эффективнее использовать эти недра на благо народа, нашего народа.

По поводу «Газпрома» и национального достояния, что это принадлежит кучке олигархов, – это не так: «Газпром» – это государственная компания с контрольным пакетом у российского государства.

Действительно, был момент, это было лет семь назад или восемь, когда контрольный пакет «Газпрома» из рук государства уплыл, и вот тогда была реальная угроза утраты контроля над системообразующей нашей компанией.

В целом и здесь можно двигаться в сторону приватизации когда-то, но только тогда, когда у нас будут выравнены определённые условия, связанные с потреблением первичного энергоресурса, экономические условия прежде всего.

Я могу немножко ошибиться, но, по-моему, в этом году мы произведём где-то 620 миллиардов кубических метров газа. Из них 200 примерно, около 200, где-то в районе, – на экспорт; всё остальное, основная масса произведённого продукта потребляется внутри российской экономики. Мы держим достаточно низкий уровень тарифа на газ внутри страны.

Я уже отвечал на вопрос вашей коллеги, это касается нашего вступления в ВТО. Евросоюз даже предъявляет к нам претензии по поводу того, что у нас слишком низкие, как они считают, нерыночные цены на газ внутри страны, и это создаёт конкурентные преимущества нашим товарам второго уровня передела или третьего, имея в виду химические продукты, на внешних рынках. Я вас уверяю, что это целенаправленная, осмысленная и весьма эффективная политика в энергетической сфере.

Наша задача не в том, чтобы обязательно всё отобрать у частных владельцев, имея в виду в том числе, скажем, и «Газпром», где частично акции «Газпрома» [у частных владельцев], но контрольный пакет – в руках государства.

Это даёт нам возможность проводить такую политику, о которой я сейчас сказал, в том числе льготирование внутреннего потребителя и бытового потребителя, промышленного потребителя нашего газа внутри страны, даёт такое право и возможность, потому что контрольный пакет, вопросы управления – в руках государства.

В то же время, если мы дали возможность нашим иностранным, скажем, и внутренним частным акционерам приобретать и продавать акции «Газпрома», это повышает его ликвидность, это повышает возможность его работать на рынках, привлекать необходимые ресурсы для своих инвестиционных проектов и развиваться.

Как только – я хочу, чтобы, Мария, Вы поняли и Ваши читатели, – мы схлопнем эти возможности, у такой компании, как «Газпром», не будет реальных ресурсов для развития, потому что она не получит должного количества кредитов с мировых финансовых рынков – и не получит их по тем благоприятным на сегодняшний день ставкам, по которым получает сегодня, так как мировой финансовый рынок отреагирует на это, как на повышение непрозрачности компании. И мы сразу ухудшим экономическое состояние нашей ведущей топливно-энергетической компании, тут же, в эту же секунду ухудшим. Для людей, которые экономикой занимаются, для них это понятно и очевидно. Уверен, здесь тоже есть специалисты, которые специализируются на этих вопросах, они полностью со мной согласятся.

Что касается других чисто частных компаний, а у нас таких тоже много: скажем, «Сургутнефтегаз», это частная абсолютно сибирская компания, это «ЛУКОЙЛ» и так далее, – наша государственная задача заключается в том, чтобы обеспечить государственные интересы, заключается не в том, чтобы их национализировать и отобрать. А там, кстати сказать, большое количество акций принадлежит трудовым коллективам, во всяком случае в «Сургутнефтегазе» точно, да и в «ЛУКОЙЛе». Наша задача заключается в том, чтобы обеспечить такие условия их функционирования, чтобы они работали; работая, получали прибыль в России; платили полным рублём здесь налоги; чтобы они уходили, как я говорил в Послании, из оффшоров, – и, используя эти средства, развивать и экономику, и социальную сферу.

Здесь я с Вами соглашусь, я не уверен в том, что у нас здесь полный порядок. Это нам нужно обеспечить, причём мы это можем сделать в рамках рыночной экономики, совсем не обязательно лишать акционеров их собственности. Более того, это будет очень плохим сигналом для всей российской экономики.

Я понимаю, что Вы имеете в виду. Вы имеете в виду повысить отдачу от этих компаний в федеральные, в региональные бюджеты, увеличить их вклад в развитие страны и решение социальных вопросов. В этом Вы правы, но инструментов для этого у нас гораздо больше, чем просто у них забрать собственность. Но то, что нужно думать о повышении их отдачи, здесь Вы абсолютно правы, мы будем в этом отношении и дальше работать. Вот, пожалуй, и всё.

ВОПРОС: Добрый день, агентство Reuters, Алексей Анищук.

Владимир Владимирович, у меня два коротких вопроса, они по одной теме, но я их, с Вашего позволения, разделю. Это тема прав человека. В ближайшие дни, как ожидается, по амнистии освободятся две участницы группы Pussy Riot, которые, по Вашему меткому выражению, «схлопотали двушечку» некоторое время назад. Сейчас государство их выпускает, не дожидаясь, когда истечёт та самая «двушечка». Значит ли это, что государство в Вашем лице считает, что наказание было, может быть, чрезмерным за тот поступок, который они сделали?

И вопрос такой общий: Вам лично никогда не было этих двух молодых девушек жалко – например, как отцу двух дочерей сходного с ними возраста?

В.ПУТИН: Мне их жалко не за то, что они оказались в местах лишения свободы, хотя ничего хорошего в этом нет. Мне жалко было, что они дошли до такого состояния, что начали такой эпатаж – на мой взгляд, унижающий достоинство женщин. Для того чтобы выделиться и как-то пропиарить себя, они перешли всякие границы. Но суд принял решение об их наказании не за это, а за другие действия. И это не пересмотр решения суда – это общее решение, связанное с амнистией, под которую они попадают.

Это не связано ни с «Гринпис», ни с этой группой. Это, как я уже говорил, во-первых, не моё решение, а решение Государственной Думы, всё-таки не будем об этом забывать. А во-вторых, это решение, связанное с гуманизацией нашей уголовной политики и в связи с 20-летием Конституции.

А.ТУМАНОВ: Владимир Владимирович, мне грех жаловаться на невнимание Президента. Это уже седьмой раз, когда мы с Вами беседуем. А проблема-то одна, и проблема достаточно плёвая. После последней пресс-конференции мы добились поручения Президента, даже подпись есть настоящая. Я с этим поручением бегал по министерствам, по ведомствам, а все министры, замы говорят: «Да нам это поручение в принципе не указ, мы его исполнять не будем».

В.ПУТИН: Кто конкретно так сказал?

А.ТУМАНОВ: Все министры, кроме Министра МЧС. Министр МЧС сказал: «Я с удовольствием, я готов подключиться в любой момент».

В.ПУТИН: Тем более что не имею к этому никакого отношения.

А.ТУМАНОВ: Нет, пожарная безопасность на дачах. Это очень-очень страшно.

В.ПУТИН: Кто конкретно сказал, что не будет исполнять поручение?

А.ТУМАНОВ: Минрегионразвития.

В.ПУТИН: То есть тот министр, которого уже нет, да?

А.ТУМАНОВ: Я Вам могу перечислить отдельно всех министров поимённо.

В.ПУТИН: Зачем отдельно, сейчас говорите.

А.ТУМАНОВ: Я, кстати, предупреждал.

В.ПУТИН: Пусть дурь каждого видна будет перед всем миром.

А.ТУМАНОВ: Так вот, Владимир Владимирович, Вам не обидно, когда Ваши поручения не исполняются? Причём, смотрите, уже не первый раз мы об этом говорим за столько лет. В принципе, ещё раз, вопрос плёвый. Если мы на дачах не наведём порядок, мы сельское хозяйство не поднимем, там всё гораздо сложнее.

В.ПУТИН: Мы их дожмём с Вами, дожмём.

А.ТУМАНОВ: Как?

В.ПУТИН: С помощью трёх методов. Я Вам потом скажу, что это за методы.

А.ТУМАНОВ: Потом лично скажете?

В.ПУТИН: Лично.

А.ТУМАНОВ: Тогда меня запишите на приём.

В.ПУТИН: Запишем.

А.ТУМАНОВ: Пользуясь случаем, хотел ещё сказать, что поднимался вопрос по средствам массовой информации. Я думаю, если так дальше дело пойдёт, на следующий год здесь будет половина печатных СМИ, к сожалению. Остальные закроются.

Спасибо.

В.ПУТИН: Будем помогать.

ВОПРОС: Здравствуйте, меня зовут Елена Колебакина, деловая электронная газета Татарстана «Бизнес online».

Владимир Владимирович, какие выводы были сделаны после авиакатастрофы в Казани? Скажется ли этот случай как-то на развитии отечественного авиапрома?

Дмитрий Медведев, выступая по телевидению, в интервью телеканалу заявил, что это какой-то странный случай, упомянул некий доклад вскользь. Ваше мнение с ним совпадает? И что это может быть за доклад? Вы его читали?

В.ПУТИН: Нет, я пока не читал этих докладов. Случай ужасный, катастрофа ужасная, столько людей погибло. И конечно, нужно принимать дополнительные решения, обеспечивающие безопасность пассажиров. Эти решения приняты.

Может быть, не всё ещё, это касается в том числе и подготовки лётного состава, допуска на наш рынок иностранных специалистов. Всё это, конечно, нужно делать очень аккуратно, не подрывая рынок труда в этом важнейшем сегменте. Я знаю позицию профсоюзов по этому вопросу. Но и они вынуждены, мне кажется, будут согласиться с тем, что мы вынуждены некоторые решения принимать, это связано с подготовкой кадров, это связано с обновлением парка.

Кстати, в данном случае парк здесь ни при чём. Но нам нужно развивать, расширять парк собственных воздушных судов в наших компаниях-перевозчиках. И конечно, нужно наводить просто элементарный порядок в частных авиационных компаниях, связанный с отдыхом пилотов, с их проверками на профессиональную пригодность, с проверкой воздушных судов. Здесь некоторые вещи просто носят элементарный характер. Эта региональная компания в целом работала нормально, были, правда, претензии, но на них вовремя не обращали внимания. Я очень рассчитываю на то, что авиационные власти и правительственные структуры, в том числе Минтранс, сделают очень серьёзные выводы после этой катастрофы.

Пожалуйста, прошу Вас. «Порт Ванино» у Вас было написано.

ВОПРОС: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Седых Татьяна, редактор газеты «Моё побережье», посёлок Ванино, Хабаровский край.

Давно очень хотела принять участие в пресс-конференции, но слишком дорогой проезд сюда. Чтобы сюда приехать, заплатила две свои пенсии, но хочу помочь своим землякам.

Вы знаете, сейчас много говорили и о БАМе, и о Дальнем Востоке. Порт Ванино – это Дальний Восток, как раз то место, куда везут уголь, о котором сейчас тоже говорили. Правда, при этом не спросили, нужен ли уголь в таком количестве жителям Ванинского района. Экология, конечно, оставляет желать лучшего.

Хочу задать вопрос. Порт Ванино, вернее, акционерное общество «Ванинский морской торговый порт», недавно поменял собственника. К сожалению, после этого сотни людей оказались за воротами, произошло сокращение.

В.ПУТИН: А кто приобрёл?

Т.СЕДЫХ: «Мечел».

В.ПУТИН: Тоже энергетическая компания.

Т.СЕДЫХ: Да. Люди лишились работы, а у нас посёлок, небольшой район.

Сейчас в очень тяжёлом положении находится предприятие «Аркаим». Прежде оно занималось просто лесозаготовкой, а где-то года три занимается лесообработкой, построили завод. В настоящее время Вам, в Ваш адрес в интернете, в адрес губернатора Хабаровского края отправлено письмо от сотрудников «Аркаима». Люди выходили на митинги, они голодают, голодают их дети. В обращении к Вам сказано о многомесячной невыплате заработной платы, и фактически предприятие на грани остановки.

Много говорится о том, что люди с Дальнего Востока уезжают, но есть и те, кто там остаётся, работает и хочет работать, но их лишают возможности заработать, возможности растить и воспитывать детей.

Как Вы смотрите на это? Может ли таким предприятиям, которые пытаются что-то развить, сделать, дать рабочие места, помочь государство?

В.ПУТИН: А в чём у них проблема? Чем занимается это предприятие?

Т.СЕДЫХ: Они раньше просто заготавливали лес и отправляли сырьё за рубеж. Потом пытались внедрить такую программу, чтобы лес оставался в стране, заниматься лесообработкой. Руководитель предприятия построил завод, но, к сожалению, видимо, оказалось, что это нерентабельно. Когда я сюда ехала, я ехала в вагоне, как раз выезжала очередная вахта с этого предприятия. Ехали ребята с вахты, и они рассказали, что когда построили завод, сразу завод как ярмо потянул их на дно, сразу же у них не оказалось оборотных средств, что-то в этом духе. Есть ли возможность у государства поддержать этих людей, потому что без работы могут оказаться почти 3 тысячи человек.

У меня ещё один вопрос.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Т.СЕДЫХ: Вопрос касается того, как работает правоохранительная система у нас как раз в Хабаровском крае, в частности в Ванинском районе.

Вы знаете, о том, в каких условиях мне приходится выпускать газету, как-то написала «Комсомольская правда». И после этого мне стали поступать письма со всей России. Один человек прислал письмо. Я даже взяла конверт, чтобы Вам показать без передачи, потому что Ваша служба безопасности очень зорко за этим смотрит, сказали: «Ни в коем случае не посылать». Кстати, забрали у меня костыли. Без костылей мне сложно, поэтому я сидя Вам задаю вопрос. Костыли забрали, сказали, что костылём можно ударить.

Сейчас я подняла на костыле надпись «Порт Ванино», мне намекнули, что я могу лишиться, вообще больше не получу аккредитацию. Вот в таком духе.

И вот на конверте написано: «Станица Кущёвская, порт Ванино, Хабаровский край. Получить Седых Татьяне». Как ни странно, письмо дошло. Понимаете?

В.ПУТИН: Вы откройте его, конверт.

Т.СЕДЫХ: Вот конверт.

В.ПУТИН: Открывайте его.

Т.СЕДЫХ: Зачем? Это письмо адресовано было мне, оно личное.

В.ПУТИН: А Вы хотели мне его передать?

Т.СЕДЫХ: Нет. Я хотела сказать, что вот такой адрес: «Станица Кущёвская, порт Ванино». И письмо дошло. Письмо о том, как у нас работают правоохранители, как люди относятся, вообще понимают работу правоохранительной системы, доверяют ли они.

В.ПУТИН: Я не понимаю вопрос.

Т.СЕДЫХ: Я сейчас Вам объясню. Получается так, что длительное время почему-то посты, например, начальника Ванинского линейного отдела на транспорте, транспортной прокуратуры занимают люди, наверное, десятками лет одни и те же. До такой степени доходит, что в редакцию обращаются сами полицейские или сотрудники наркоконтроля, которые говорят, что у них фактически между транспортными полицейскими и наркоконтролем идёт скрытая война. То есть они борются за территорию надзора, где проверяют пассажиров на наркотики, кто кого вперёд отгонит, кто кого допустит на эту территорию или не допустит. Мало того, что даже руководитель Ванинского линейного отдела полиции полковник Гасанов может разборку учинить прямо на вокзале, на железнодорожном вокзале, с сотрудником наркоконтроля. И ничего, всё сходит с рук. У нас получается так, что эти люди – как цари, для них их служба становится вотчиной, они не для людей стараются, а работают уже для себя.

Извините, я волнуюсь, но это всё наболело, и ещё попытки Вашей службы безопасности помешать мне задать вопрос. Я думаю, раз нас сюда допустили, то, наверное, нам должны доверять, а не пытаться что-то доказать и прятать те же костыли, чтобы я не могла встать.

Знаете, у нас небольшой бюджет в посёлке Ванино, даже, например, не могут построить игровой центр за счёт бюджета для детей. Но у нас произошёл такой случай, что по распоряжению главы района были закуплены для поселковых котельных дизели. В результате спустя время оказалось, что эти дизели – фактически металлолом, которому 20–30 лет. Договор был подписан, а на следующий день деньги полностью были уже перечислены. После того как бывший глава района проиграл выборы, это всё вскрылось. Сейчас, спустя годы, мы не можем добиться, хотя неоднократно посылали и в Ваш адрес, но, видимо, Вы наши письма не читаете, и в адрес Генеральной прокуратуры, и в полицию обращались, никто почему-то никак не может решить этот вопрос, чтобы деньги были возвращены. Даже не могут найти того поставщика, который эти дизели поставил. А прокуратура, которая не может этот вопрос решить, требует от главы района и посёлка, чтобы купили новый дизель, за который надо заплатить уже 13 миллионов. Без этого резервного дизеля не может работать центральная котельная.

Как я могла, объяснила. Спасибо, чтобы выслушали. Может быть, эти вопросы услышат такие руководители, как Колокольцев и Бастрыкин, и что-то решат.

А насчёт того, оставаться людям на Дальнем Востоке или нет – наверное, нужно подумать, чтобы создавать им человеческие условия для жизни.

Спасибо.

В.ПУТИН: Да, это правильно. Это очень серьёзный набор вопросов.

Первое. Прошу Вас не обижаться на службу безопасности, она исходит из многолетней и международной практики. Есть определённые правила, которые соблюдаются во всех странах мира, в том числе и у нас, но нам это не мешает с Вами коммуницировать. И я очень благодарен Вам за те вопросы, которые Вы задали, и за то, что Вы приехали.

Есть проблемы, именно поэтому я сосредоточил внимание на развитии Дальнего Востока и Восточной Сибири в последнем Послании. Как Вы знаете, у нас существует программа развития Дальнего Востока, там, по-моему, я уже упоминал эту цифру, находится 345 миллиардов денег. И важно, чтобы их эффективно использовали.

Что касается закупок. Надеюсь, Вы слышали, что у нас с 1 января следующего года должен вступить в силу новый закон, который регулирует закупки подобного рода, в том числе на государственном уровне. Очень рассчитываю на то, что он будет работать более эффективно, чем прежний известный 94-й закон, когда возможность демпинговать на конкурсах давала право компаниям, неспособным справиться с теми или иными задачами, просто получать заказ, а потом самим торговать этим заказом. Может быть, в данном случае тоже такая же ситуация, я просто деталей не знаю, поэтому мне трудно сказать.

Во всяком случае, нам нужно, безусловно, требовать от всех уровней власти, в том числе от муниципального уровня власти, исполнения своих обязательств. Вы говорите, что прокурор требует, чтобы были поставлены новые дизели. А что прокурор должен? Он обязан это делать, он обязан требовать от властей. Да, это новый руководитель. Значит, он должен предпринять все необходимые действия для того, чтобы задачи, решения которых ждёт население, были исполнены.

Никто не может ссылаться на то, что «до меня что-то было плохо, поэтому плевать я хотел, теперь делать ничего не буду». В известное время я тоже стал главой государства, я не мог сказать: «Знаете, армия развалилась, я ничего делать не буду». Нет, я не имею права так поступать.

Т.СЕДЫХ: Не в этом дело.

В.ПУТИН: Нет, в этом. Пусть возвращает деньги, пусть идёт в суд, пусть найдёт тогда, почему они были потрачены не должным образом, пусть найдут этих подрядчиков. Куда они, в воздухе, что ли, растворились? Нет. Пусть ищут. Это их обязанность.

Я исхожу из того, что это добросовестные, добропорядочные руководители сегодня. Да, допустим, они в сложном положении находятся, но нужно тем не менее решать эти вопросы. Нужно тогда к губернатору обращаться, сказать: «Без этого оборудования мы зиму пройти не можем, давайте помогайте». Я уверен, что губернатор – там губернатор, кстати говоря, грамотный человек, хороший, как у нас в таких случаях говорят, хозяйственник – понимает реалии происходящих событий. Не думаю, что он отвернётся от этой проблемы, и уверен, что он нас услышит и отреагирует.

Что касается взаимоотношений между различными правоохранительными органами, я согласен с Вами. Здесь много проблем. Но я же не могу так, с голоса прямо сказать, кто из них прав, кто виноват, представители транспортной милиции, полиции или представители наркоконтроля. Вот так, с голоса ведь невозможно разобраться. Но что я Вам могу точно пообещать – дам указание Министру внутренних дел и руководителю наркоконтроля, чтобы провели внутренние проверки того, что происходит в этих организациях прямо на месте. Это можете не сомневаться. Посмотрим, к чему это приведёт, конечно, но то, что обратим на это внимание, это точно.

И теперь по существу. Во-первых, что касается этого предприятия, которое занималось заготовкой леса и, как Вы сами сказали, направляло всё это за границу. Мы ведь не случайно приняли решение о том, что нам нужно переходить к работе в этой сфере, не просто переходить от того, чем занималась вся страна или в значительной степени занималась эта отрасль, а именно заготовкой «кругляка» и без всякой переработки отправкой его за границу. Ведь это самое простое, что можно сделать. Я думаю, что большинство наших граждан придерживаются другой точки зрения. Нам нужно не просто рубить лес и отправлять за границу, в Китай в данном случае отправляют, а нужно хотя бы на второй передел выйти.

Если возникают проблемы, связанные с тем, что построили завод, проинвестировали, а он должным образом работать не будет, то, конечно, это очень острый сигнал. Надо разобраться, почему, в чём проблема того, что люди проинвестировали, вложили деньги как раз в переработку этого «кругляка», а у них возникают экономические проблемы. И я пометил, мы обязательно с ним поразбираемся, прямо сегодня соответствующее ведомство Правительства этим займётся. Сегодня уже, ещё три часа, успеют начать эту работу. Но то, что нужно от «кругляка» в лесной сфере переходить к производству товаров из этого «кругляка», хотя бы доску напилить, извините, а лучше, конечно, мебель делать или ещё какие-то товары – поддоны, европоддоны и так далее, – то это само собой разумеющаяся вещь.

На что хотел бы обратить внимание, тоже сегодня об этом ещё поговорим с коллегами. Думаю, что Вы очень важную тему затронули, которая касается не только порта Ванино. Что я имею в виду. Пришёл новый собственник. «Мечел», кстати, неплохая компания, которая рассчитывает увеличить… Почему они туда вошли? Наверняка потому, что хотят увеличить перевалку своего продукта. В целом это ведь дело хорошее, потому что они специализируются на поставках того же самого угля на внешние рынки и им нужна перевалка. И то, что они туда пришли, это хорошо, но плохо то, что они не думают о трудоустройстве людей, если высвобождается какая-то рабочая сила.

Ведь в чём смысл и региональных, и местных властей, и бизнеса? В том, что нужно, конечно, заниматься модернизацией производства, в данном случае порта, но при этом, безусловно, нужно решать социальные вопросы. Если ясно, что высвобождаются какие-то рабочие руки, нужно заранее было вместе с представителями властей подумать о том, как эти люди будут жить, где они будут работать, получать заработную плату и кормить свои семьи. И если происходит именно то, о чём Вы сказали, то это плохо, это значит, что это слишком прямолинейная работа. Обязательно и с губернатором поговорю, и с представителями отрасли.

Не сердитесь, пожалуйста, на службу безопасности, не обижайтесь.

Д.ПЕСКОВ: Владимир Владимирович, уже три часа продолжается пресс-конференция.

В.ПУТИН: Да, но мы с вами, наверное, не будем ставить рекордов, а то мы так с вами дойдём знаете до чего – некоторые не успеют на Рождество. Поэтому надо потихонечку завязывать с этим.

Пожалуйста.

Н.ИВАНОВА: Редакция газеты «Голос читателя», Всеволожск Ленинградской области, Наталья Иванова.

Я пыталась помочь, даже направляла письмо по электронке губернатору Шпорту, куда-то там его спускали. А дело вот в чём. Она [Т.Седых] действительно настоящий журналист, очень смелая. И за её статьи ей восемь лет назад сожгли дом, сожгли машину. В машине был отпечатанный тираж газеты, сожгли и газету.

Как бы у нас есть закон: погорельцам в первую очередь дать жильё. Вот восемь лет, девять почти, кто-то ей из подруг дал комнатку, ей до сих пор не предоставили никакого жилья. И на неё зуб имеют из того поселения, где она жила.

В общем, возьмите её, пожалуйста, под свою защиту, потому что от Шпорта ответа не было, а были ответы, что вот туда-то спустили, туда-то. Ну и в итоге человек с больным позвоночником ходит на костылях, но такая хорошая голова, она так много для посёлка делает. Мне кажется, ей уже дом должны были построить за это время. Помогите ей, пожалуйста. Под защиту возьмите.

В.ПУТИН: То, что Вы действительно так смело поставили вопрос и по правоохранительным органам, и по другим проблемам, безусловно, делает Вам честь.

Я сейчас ничего не буду комментировать из того, что Ваша коллега сказала, но мы после нашего разговора с Вами не расстанемся и продолжим наши взаимоотношения.

То, что Вы сказали про письма. Понимаете, объём писем таков, что реально прочитать их просто невозможно. Если я буду заниматься только чтением писем, больше другой работы у меня не будет, но и то я всё не успею прочитать. Здесь мы должны выстроить работу как-то по-другому.

Кстати говоря, и сегодняшняя наша встреча как раз направлена на то… Я ведь почему это делаю? Для того чтобы послушать таких людей, как Вы, и услышать такие болевые точки, на которые власть должна обратить внимание. Мы на всё это постараемся отреагировать. Хорошо.

Н.ИВАНОВА: Это такой случай, может быть, единственный.

В.ПУТИН: Я услышал.

Н.ИВАНОВА: И мой вопрос. Глава нашего города, очень хороший, Гармаш Сергей Алексеевич очень внимательно слушал Ваше Послание Федеральному Собранию, он просил объяснить. Вы сказали, что районная власть выхолощена. Он просил объяснить, что Вы имели в виду. Что это значит?

В.ПУТИН: Я уже говорил: это значит, что у них забрали из сферы их компетенции здравоохранение, забрали образование, некоторые другие вопросы, за которые они раньше отвечали. Вот что имеется в виду.

Н.ИВАНОВА: А осталась одна земля, да?

В.ПУТИН: Там не одна земля, есть и другие вопросы, но очень важные сферы изъяты на региональный уровень.

Н.ИВАНОВА: Значит, районный глава должен руководить одной землёй. А наш криминальный район Всеволожский – земли там уже нет: всё продано. И даже на военном полигоне в Сертолово Министерства обороны при Сердюкове ещё два больших садоводства построено, а вокруг них едут танки на учения. Даже вот так продали. И у нас, например, я не знаю, какой землёй будет руководить районный глава, которого, кстати, во вторник «закрыли»…

В.ПУТИН: Что значит «закрыли»?

Н.ИВАНОВА: Но не за землю.

В.ПУТИН: Что значит «закрыли»? Мы с Вами на феню перешли, что ли? Что, арестовали его?

Н.ИВАНОВА: В апреле этого года семь человек посетителей пришли к нему по поводу своего поселения. Он троих… Руку приложил к ним.

В.ПУТИН: Деятельный глава муниципального образования.

Н.ИВАНОВА: Он получил за это отстранение на три года от такой должности и условно…

В.ПУТИН: Сейчас амнистия будет, он попадёт, наверное, под неё.

Н.ИВАНОВА: А потом он организовал на себя как бы покушение. В общем, вот такой глава.

В.ПУТИН: «Санта-Барбара» у вас там.

Н.ИВАНОВА: Да.

В.ПУТИН: Это Всеволожский район?

Н.ИВАНОВА: Да.

В.ПУТИН: А Вы говорите, нечем заниматься. Работы хватает.

Н.ИВАНОВА: У главы осталась земля, которую он продал.

В.ПУТИН: А, это он всё продал? Разбойник!

Н.ИВАНОВА: Два совхоза и несколько маленьких фермерских хозяйств.

В.ПУТИН: Хорошо. Я в первой части Вас услышал, а во второй – пускай с ним разбираются. Попадет под амнистию – значит, ему повезло.

Н.ИВАНОВА: Нет, он не попадёт. Его для этого и «закрыли».

Так я хочу для главы нашего уточнить…

В.ПУТИН: Если его «закрыли», как же Вы с ним общаетесь, Вы ему передачи носите, что ли?

Н.ИВАНОВА: У нас глава района есть и глава города.

В.ПУТИН: Вы меня совсем запутали.

Н.ИВАНОВА: Если там одна земля осталась, так зачем глава района?то?

В.ПУТИН: Кстати говоря, Всеволожский район – один из лучших районов Ленинградской области с точки зрения красоты природы, там леса шикарные, озера, просто замечательное место.

Пожалуйста, девушка, прошу Вас.

Е.ВИНОКУРОВА: Спасибо.

Владимир Владимирович, Екатерина Винокурова, издание «Знак.соm».

Я бы хотела, как Вы сами сказали, продолжить разговор, который начался год назад, ещё на прошлой пресс-конференции, когда Вам задали вопрос о том, что сейчас у нас так получилось, что абсолютно репрессивная система правосудия, потому что сейчас оправдательных приговоров выносится около 1 процента – это меньше, чем при Сталине.

На что Вы тогда в свою очередь ответили, что, значит, хорошо работает следствие. Владимир Владимирович, это не так. Потому что если, например, Вы внимательно посмотрите такие дела, как то же самое «болотное дело», дело Аксаны Пановой, дело Даниила Константинова, можно увидеть, что свидетели путаются в показаниях, что всё обвинение основано нередко на словах одного человека против десяти свидетелей защиты.

Но при нашем правосудии, которое почему-то не возвращает эти дела обратно следователю, и при таком развитии оправдательных приговоров приговоры скорее всего будут, во-первых, обвинительные, а во-вторых, суровые. Скажите, пожалуйста, считаете ли Вы, что что-то в этой системе надо менять?

И второй вопрос меня Вам попросили задать как мужчине. Владимир Владимирович, если на Ваших глазах омоновец бьёт девушку, что Вы как мужчина, если рядом нет Дмитрия Сергеевича [Пескова], ФСО, стали бы делать?

В.ПУТИН: Я себе этого представить не могу.

Е.ВИНОКУРОВА: Тем не менее давайте попробуем представить. Интересно, что бы Вы как мужчина сделали?

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Я не верю, что омоновец вот так бьёт девушку. Просто не могу себе этого представить. Я знаю ОМОН, я с ними встречался неоднократно и в боевых условиях. Это люди, которые регулярно идут под пули и рискуют жизнью. У них есть свои семьи, свои дети, свои жёны, сестры и матери.

И уверяю Вас, всё бывает в любом коллективе, и там, наверное, бывают всякие люди, но в целом они такие здоровые ребята, им бить девушку совершенно незачем. Не могу даже себе такого представить. Но если какая-то девушка говорит, что она хочет выколоть глаз омоновцу, то он хотя бы вот так должен сделать.

Поэтому давайте мы всё-таки перенесём обсуждение этой темы из эмоциональной сферы, из эмоционально-политической на юридическую площадку. При этом, безусловно, согласен с Вами в том, что нам нужно добиваться чистоты в решении судов, приговоров. Нужно добиваться улучшения качества работы предварительного следствия, судебного следствия. Всё это нужно делать.

Но я хочу Вас заверить в том, что на самом деле это проблема не только нашей страны. Везде есть и судебные ошибки, есть какие-то небрежности в работе и следственных аппаратов, и дознания, и судебных органов. Но вместе нужно над этим работать, в том числе благодаря прессе. Я тоже об этом говорю совершенно серьёзно, без всякой иронии, без всяких шуток.

К сожалению, мы подчас сталкиваемся и с недобросовестностью, и с какой-то предвзятостью, и просто с некачественной работой. Такое бывает. Конечно, мы должны на это реагировать и постараемся это делать.

Но хочу обратить ваше внимание на то, что как раз решение по амнистии связано с тем, чтобы закрыть эту тему, перевернуть её и сделать возможным движение вперёд, причём вместе, совместно и с представителями гражданского общества, с судебной, правоохранительной системой и с государственными властями другого направления в том числе.

Вот девушка сидит, CCTV, пожалуйста. Это китайская телевизионная компания, как мы знаем.

ВОПРОС: Центральное телевидение Китая, CCTV.

Уважаемый Владимир Владимирович, в прошлом году в ответе на вопрос о развитии китайско-российских отношений Вы говорили про необходимость укрепления сотрудничества в инвестиционной, финансовой сфере и в области высоких технологий.

А сейчас, какой прогресс был достигнут в этих областях за прошедший год? По Вашему мнению, есть ли новые моменты, которые помогли бы поддержать, по Вашим словам, беспрецедентный уровень доверия и сотрудничества между нашими странами?

Спасибо.

В.ПУТИН: Новый момент, конечно, есть – я свой День рождения вместе с вашим Председателем отмечал. Впервые в жизни такое было у меня, чтобы я вместе с другим главой государства отметил свой день рождения. Надо же так случиться, чтобы это был именно Председатель Китайской Народной Республики. Думаю, что здесь ничего случайного не происходит.

А если говорить по сути того, что у нас есть, то этот уровень сохраняется, мы продолжаем наше взаимодействие как раз в этих высокотехнологичных областях. Мне очень приятно отметить, что китайское руководство предпринимает необходимые шаги для того, чтобы увеличить наш торговый оборот именно в этом сегменте – в сегменте машиностроения, электроники, совместной работы по освоению космоса.

Кстати говоря, я сердечно поздравляю китайский народ и китайских специалистов с успешным экспериментом, который сейчас проводится Китайской Народной Республикой, с успешной посадкой на Луну первого китайского лунохода, и мы ждём результатов этой работы. Когда я говорю «мы», имею в виду всё международное сообщество и Россию. Это свидетельство очень серьёзного развития науки и техники в Китае. Разумеется, мы с обеих сторон будем эту тенденцию поддерживать дальше.

«Иран», пожалуйста.

ВОПРОС: Спасибо большое за возможность задать Вам вопрос. Юлия Любова, телеканал «Press TV».

Владимир Владимирович, сегодня продолжаются переговоры между «шестёркой» и Ираном на уровне экспертов, где будет вырабатываться «дорожная карта», основанная на взаимных обязательствах. Но, несмотря на проходящие переговоры, США недавно внесли дополнительно в чёрный список иранские компании за уклонение от санкций. Как Вы думаете, насколько серьёзно относятся США к переговорам по иранской ядерной программе? И если Конгресс США внесёт дополнительные санкции, как это отразится на переговорах?

Спасибо.

В.ПУТИН: Пожалуйста, Ваш коллега тоже поднимал эту бумажку.

ВОПРОС: Уважаемый Владимир Владимирович! Раджаб Сафаров, главный редактор российского журнала «Деловой Иран». Похоже, что 2013 год стал самым блестящим годом для внешней политики России. Виртуозная сирийская партия, принцип поэтапности и взаимности, безукоризненные диалоги с Анкарой, Эр-Риядом и, собственно говоря, Каиром. Это всё позволило снова вернуться России на её подобающее место на Ближнем Востоке. Но в последнее время Соединённые Штаты на самом деле стали уходить, уклоняться от Женевских соглашений. Слова Обамы о том, что нужно вести с Ираном переговоры, как в своё время Рейган вёл с Советским Союзом, на самом деле полный откат назад, это возвращение к временам «холодной войны», это на самом деле призыв к гонке, новой гонке вооружений.

И в этой связи я бы хотел сказать, что построение новой системы ПРО на Ближнем Востоке, так называемой ПерсоПРО, которая является составной частью глобальной системы противоракетной обороны США, куда входит ЕвроПРО и куда входит новая система «Железный купол» Израиля, на самом деле только является новым витком региональной гонки вооружений, но это серьёзным образом ударит и по интересам России.

Поэтому в связи с этим у меня вопрос к Вам. Насколько Россия готова к этим вызовам?

И второй вопрос. Совершенно очевидно, что на фоне происходящего, на фоне возвращения России на Ближний Восток, на фоне всё новых позиций на самом деле отношения с Ираном принимают особый характер, системообразующий характер. И в этой связи не думаете ли Вы, что пора подписать с Ираном большой комплексный договор наподобие российско-индийского, российско-китайского договора?

И самое последнее, что я могу сказать сегодня. Вы давно обещали посетить Иран с официальным визитом. Какова перспектива этого долгожданного визита всё-таки? И если этот визит состоится, он на самом деле будет историческим визитом, поскольку со времён Тегеранской конференции 1943 года ни один советский лидер и ни один российский лидер с официальным визитом не посещал Тегеран.

В.ПУТИН: Я был, как Вы знаете, в Тегеране в рамках работы Каспийского региона, на встрече лидеров стран Каспийского региона. Иран для нас является одним из приоритетных партнёров в регионе, это наш сосед. Мы настроены развивать отношения с Ираном по всем направлениям. Это наш принципиальный выбор.

Что касается одной и второй части вопроса. Полагаю, что прогресс, который был достигнут на иранском направлении, связан не только с нашей позицией, но и в значительной степени с прагматичной позицией американской Администрации. Без этого прогресса бы просто не было, это невозможно было бы сделать. Да, конечно, мы последовательно защищали ту позицию, которая была принята, это правда, но без соответствующего настроя наших партнёров окончательной договорённости было бы достичь невозможно.

Я не думаю, что последние заявления Президента США связаны с отходом американцев от линии, которая нами совместно выработана. Давайте не будем забывать, что Администрация находится под давлением различных сил в американском истеблишменте, в том числе под давлением значительной части Конгресса, который, в свою очередь, ориентируется на позицию Израиля. В этой связи, думаю, нам нужно вместе озаботиться всем тем, что мешает выстраивать нормальные ирано-израильские отношения. Полагаю, что нужно всё, что мешает нормализации отношений между Ираном и Израилем, не просто иметь в виду – нужно проанализировать все эти составляющие и минимизировать негативную сторону этого процесса. В этом заинтересован и Иран, думаю, что в этом заинтересован и Израиль, и всё международное сообщество.

Когда я совсем недавно в Послании говорил о том, что мы достигли значительного прогресса на иранском направлении, если Вы обратили внимание, я сказал о том, что при этом нужно обеспечить безопасность всех стран региона, включая Израиль. Это важная составляющая, без этого трудно будет двигаться вперёд или практически невозможно.

Что же касается санкций, то убеждён, что это является контрпродуктивным решением. Ни к чему хорошему с точки зрения договорённостей окончательного характера по урегулированию проблемы это не даст, ни к чему хорошему не приведёт. Надеюсь, что эти заявления, движение, что ли, в этом направлении не помешает всем нам двигаться дальше по пути решения иранской проблемы.

При этом хочу отметить, ещё раз подчеркнуть нашу принципиальную позицию – иранскому народу, иранскому государству должна быть обеспечена возможность развивать свои высокие технологии, в том числе в ядерной сфере, мирного характера, и международное сообщество не имеет права требовать от него каких-то ограничений дискриминационного характера.

Р.САФАРОВ: А про визит?

В.ПУТИН: Про визит мы на уровне МИДов пообсуждаем. Я имею приглашение от главы государства Ирана и с удовольствием им воспользуюсь.

Р.САФАРОВ: По поводу договора?

В.ПУТИН: А договор – конечно, нужно подумать о его наполнении. В целом мы очень положительно относимся к этой совместной работе.

Давайте мы вернёмся всё-таки к российским регионам. Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день! Меня зовут Аревик Сафарян, газета «Информ Полис», Бурятия, город Улан-Удэ.

Я не знаю, в курсе Вы или нет, но в нашем регионе сейчас сложилась ситуация, аналогичная Пикалёво. Помните, два года назад Вы вмешались?

В.ПУТИН: Конечно.

А.САФАРЯН: У нас Селенгинский ЦКК, который принадлежит Дерипаске, уже месяц не работает. Люди не получают зарплату, но это полбеды. Местная ТЭЦ принадлежит комбинату. И сегодня мне сообщил главный редактор, что угля осталось буквально на три дня. В Бурятии сейчас минус 30 и даже ниже. Люди в отчаянии, они готовы перекрыть федеральные трассы, готовы вообще уже пойти громить административное здание ЦКК. Примерно недели две назад они отправляли Вам письмо. Я не знаю, дошло ли оно, в курсе ли Вы.

В.ПУТИН: Если что-то разгромить, лучше там не будет. Правда?

А.САФАРЯН: Я совершенно согласна. Но как долго местным властям удастся сдерживать людей?

В.ПУТИН: Населённый пункт как называется?

А.САФАРЯН: Селенгинск. Население – 15 тысяч человек. На комбинате работали более 2 тысяч. То есть предприятие градообразующее. Помимо этого это и крупнейший поставщик сырья в разные регионы России и за рубеж.

В.ПУТИН: Проблемы, как правило, заключаются, прямо скажем, в низкой рентабельности, наверное, этого предприятия и в оборудовании, которое там есть. Я не знаю в деталях, конечно, не то что в деталях, а вообще не знаю об этой проблеме, но узнаю, конечно, обязательно поработаем. И совершенно очевидно, что в зимний период особенно и вообще, в целом никто, ни собственники предприятия, ни местные власти не имеют права бросать людей без соответствующей поддержки. Я сейчас не берусь сказать, какие там решения возможны, но точно совершенно поставлю такую задачу перед Правительством, перед губернатором, чтобы немедленно с этим разбирались. Немедленно.

ВОПРОС: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Надежда Ефремовцева. Я представляю небольшой дотационный регион – Курганскую область. Извините, я волнуюсь немножко.

В.ПУТИН: Пожалуйста, я слушаю.

Н.ЕФРЕМОВЦЕВА: Владимир Владимирович! Первый вопрос. Несколько лет назад глава нашего региона вносил предложение на федеральный уровень придать нашему региону статус приграничной особой экономической зоны. Этот вопрос актуален на сегодня или он уже закрыт?

И следом ещё один вопрос. У нас сейчас остро стоит проблема диспропорции зарплат в нашем регионе и в соседних. У наших добрых соседей гораздо выше зарплаты: это Тюмень, Екатеринбург, Челябинск.

Я приведу пример только одной сферы. Высококвалифицированные врачи у нас уезжают на тюменский Север, чтобы получать более высокие зарплаты. Естественно, Вы знаете, что зарплаты в регионах соотносятся со средней зарплатой по региональной экономике, а у нас она, к сожалению, невелика. Соответственно, мы теряем высококвалифицированные кадры не только в медицине, но и во всех сферах деятельности. Это правильно, на Ваш взгляд, или нет?

Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается того, что люди уезжают, как Вы сказали, в северные регионы Тюменской области, то обращаю Ваше внимание на то, что там и условия жизни суровые. Всё-таки это Север. И жизнь там дороже, поэтому и зарплаты выше. И конечно, люди туда едут, чтобы подзаработать, несмотря на суровые условия пребывания в этих регионах.

Но то, что у нас разнятся доходы граждан слишком сильно от региона к региону, это, конечно, неправильно. Для того, чтобы это не было так, и для того, чтобы не было хуже, как раз мы и занимаемся выравниванием бюджетной достаточности между регионами Российской Федерации.

Как вы знаете, у нас регионов-доноров из 83 всего 10. И значительная часть объёмов финансовых средств, которые поступают в федеральный бюджет, затем перераспределяется в пользу остальных субъектов Российской Федерации именно с целью выравнивания их бюджетных возможностей. Но вопрос в том, насколько это выравнивание достаточно для отдельных регионов, в том числе и для Кургана. Это, конечно, вопрос, связанный с политикой самого Министерства финансов. Надо на это ещё раз внимательно посмотреть.

Хочу обратить ваше внимание также на то, что у руководителя региона сейчас появляется всё больше и больше инструментов для развития экономики соответствующего региона. И последнее предложение как раз на это и направлено. Если хотите, чтобы развивалась экономика, пожалуйста, вкладывайте деньги регионального бюджета. Надеюсь, что в ближайшее время будет принято решение Правительства о том, чтобы компенсировать в виде дотаций всё вложенное в развитие инфраструктуры соответствующих территорий, вернуть все эти вложенные регионом средства назад в виде межбюджетных региональных трансфертов. Это не единственный механизм, но он тоже, на мой взгляд, может быть достаточно эффективным.

А что касается бюджетной сферы, то вы знаете наши решения, принятые ещё несколько лет назад по поводу повышения уровня заработной платы в бюджетной сфере. Это касается и медицинских работников, это касается преподавателей школ. Мы дальше будем это делать, будем дальше продолжать эту политику.

ВОПРОС: Диана Хачатрян, «Новая газета».

Владимир Владимирович, в последнее время ряд официальных лиц силовых структур заявили, что готовится так называемое третье дело «ЮКОСа»: якобы на деньги компании ряд известных экспертов готовили обоснование либерализации уголовного законодательства. Правда, они это делали по поручению тогдашнего президента Дмитрия Медведева. Как известно, один из экспертов вынужден был остаться во Франции из-за угрозы уголовных преследований.

Вопрос в том, что Вы думаете по поводу «третьего дела «ЮКОСа»? И не кажется ли Вам, что складывающаяся обстановка в стране: угроза уголовного преследования, реформа РАН и другие проблемы – приводит к тому, что выталкивают ярких, талантливых и патриотически настроенных людей за границу?

В.ПУТИН: Я так не думаю. Вы всё в одну кучу свалили: и дело «ЮКОСа», и реформу РАН. При чём здесь реформа РАН и дело «ЮКОСа»? Совершенно между собой не связанные вещи.

Что касается «третьего дела», то я не хочу вникать в детали. Откровенно говоря, я как человек, который со стороны на это смотрит, не погружаясь туда, особых перспектив в этом смысле не вижу и вообще не очень понимаю, где это дело. Я слышал, что об этом говорят, но пока никаких угроз я ни для кого не вижу. А прокуратура обязана, это её работа, отслеживать все эти телодвижения. Она может видеть, или, как она считает, она видит какие-то нарушения закона. Но уверяю вас, ведь кроме прокуратуры есть ещё и Следственный комитет, который ведёт дело или не ведёт, есть суд. Поэтому особых угроз я там ни для кого не вижу. Это первое.

И второе. Если люди остаются, то они остаются не из-за этого, а из-за того, что там нашли работу какую-то, семья там живёт и хочется воссоединиться с семьёй. Я думаю, что дело в основном в этом. Угроза преследования здесь просто ни при чём.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Ваш постоянный спарринг-партнёр или партнёрша Маша Соловьенко просила национализировать недра – я этого делать не буду по двум причинам. Во-первых, у нас в Мордовии недр нет, а я представляю региональные СМИ Мордовии: Тамара Терёшина, заместитель главного редактора «Известия Мордовии».

И вторая причина – это то, что одними недрами, что называется, сыт не будешь, это такая категория, которая всё равно имеет конец через 100, через 200 лет. И Вы в своём Послании говорили очень много о тех дополнительных стимулах по развитию экономики, по восстановлению экономического подъёма, который у нас существовал в России. Вы даже сказали очень приятную вещь для губернаторов тех регионов, которые вкладывают свои средства, собственные средства регионов в развитие технопарков, индустриальных парков. Наша Мордовия как раз в число таких регионов входит. И конечно же, наш технопарк, Владимир Владимирович, как Вы понимаете, в таком небольшом регионе не мог бы быть создан без государственной поддержки, очень мощной поддержки. В частности, создание нашего технопарка было включено в федеральную программу, а такая программа существовала, она реализована, в том числе по Вашему личному распоряжению.

Я хочу сказать о том, что эта программа на самом деле дала эффект. На базе нашего технопарка создаются новые предприятия, инновационные предприятия. Вот только что южнокорейская фирма создала совместное предприятие «Непес Рус», оно уже даёт продукцию, инжиниринговый центр в области волоконной оптики и оптоэлектроники и так далее. (Шум в зале.) Владимир Владимирович, ну что за дискриминация регионов? Как регионы – так сразу… Всё, я задаю вопрос.

Владимир Владимирович, конечно, инфраструктура уже создана, база уже создана, и Вы уже те меры, которые и применяются, и будут применяться, озвучили.

Наших людей, занимающихся этим, а у нас привлечена и наука, и научные центры со всей России, и иностранные корпорации, очень большие фирмы зарубежные, интересует такой вопрос: будет ли Правительство разрабатывать какие-то дополнительные меры для того, чтобы ещё больше стимулировать развитие технологических производств, инновационных производств? Те же самые майские указы и то же самое повышение зарплат и медикам, и врачам невозможно без создания прочной экономической базы в таких регионах, как наш.

В.ПУТИН: Конечно, но, собственно говоря, я изложил эти предложения. Надо, чтобы они были реализованы для начала. То, что сделано, имеет позитивный эффект в том числе и для Вашей территории, на которой нет ни нефти, ни газа, ни других минеральных ресурсов. Всё, что происходит в Мордовии, происходит исключительно благодаря хорошей организации и улучшению институтов руководства, это правда. Но я уже сказал об этом, будем создавать эти технопарки дополнительно, будем компенсировать затраты региональных властей на создание инфраструктуры, будем и дальше поддерживать малый и средний бизнес в регионах. Прежде всего, это касается, конечно, малого и среднего производственного и социально направленного бизнеса. Льготы, которые предлагаются, изложены. Ну и, разумеется, будем вместе работать (здесь коллега поднимала вопросы с бизнес-сообществом) над улучшением условий бизнеса. Надеюсь, что это даст соответствующий результат.

Пожалуйста, Лос-Анджелес.

ВОПРОС: Сергей Лойко, «Лос-Анджелес таймс».

Шановний пане Президент, дозвольте, будь ласка, Вам задати...

В.ПУТИН: Прошу.

С.ЛОЙКО: Только что вернулся из Киева, ещё воздух свободы не выветрился.

В.ПУТИН: Отлично, давайте. Вы в первой части выступили хорошо, заготовленная речь у Вас удалась. Теперь переходите ко второй.

С.ЛОЙКО: В 2008 году в августе состоялась всем известная военная операция в Грузии, в результате которой сейчас в Абхазии и в Южной Осетии находятся российские военные базы. Западные обозреватели и политики (многие из них) продолжают утверждать, что таким образом было закреплено отторжение существенных территорий от суверенного государства.

Вопрос мой про Украину. Как известно, к Вам поступили призывы не от какого-то деревенского или городского сумасшедшего, а от людей, наделённых властью, депутатов, ввести войска в Крым. Они прозвучали во время самых крупных антиправительственных митингов, проевропейских митингов в Киеве.

Накануне конфликта в Грузии российские дипломатические ведомства раздавали тысячи российских паспортов жителям, не гражданам, а жителям Южной Осетии и Абхазии. И потом, когда этот конфликт случился, Россия заявила, что она защищает, она вынуждена защищать интересы российских граждан.

У меня вопрос. Возможна ли, даже гипотетически, ситуация, в которой вы также будете защищать интересы русскоязычных жителей Крыма, скажем, или российских граждан того же Крыма, или военную морскую базу в Севастополе в случае ухудшения ситуации? Возможен ли вообще в природе ввод российских войск в Украину или нет? Надо получить точный ответ. И при каких условиях?

Спасибо Вам большое.

В.ПУТИН: Вы сравнили ситуацию в Южной Осетии и Абхазии с ситуацией в Крыму. Считаю, что это некорректное сравнение. Ничего с Крымом не происходит подобного тому, что происходило с Южной Осетией и с Абхазией. Потому что эти территории в своё время объявили о своей независимости, и там был, к сожалению, крупномасштабный, если говорить в региональном разрезе, кровавый межэтнический конфликт. Это не первый конфликт подобного рода, если иметь в виду 1919 и 1921 годы, когда проводились карательные операции в связи с тем, что после распада Российской империи эти территории заявили, что хотели бы остаться в составе России, а не в составе независимой Грузии. Поэтому здесь нет ничего нового.

Кроме того, для того чтобы остановить кровопролитие, как вы знаете, на этих территориях находились миротворческие силы, имевшие международный статус и состоявшие главным образом из российских военнослужащих, хотя там были и грузинские военнослужащие, были и представители этих территорий непризнанных тогда республик. Наша реакция была связана в том числе не с защитой российских граждан, хотя это тоже имеет значение, и немаленькое, но связана была с нападением на наших миротворцев и убийством наших военнослужащих. Вот в чём дело, вот в чём была суть этих событий.

В Крыму, слава Богу, ничего подобного нет и, надеюсь, никогда не будет. У нас есть договор о пребывании там российского флота, он продлён, как вы знаете, – продлён, я думаю, в интересах обоих государств, обеих стран. И наличие российского флота в Севастополе, в Крыму, является серьёзным стабилизирующим, на мой взгляд, фактором и международной, и региональной политики – международной в широком смысле, в Черноморском регионе, и в региональной политике.

Нам небезразлично положение наших соотечественников. И, кстати говоря, мы постоянно поднимаем эти вопросы применительно к ситуации с нашими соотечественниками в некоторых странах Евросоюза, в частности в прибалтийских государствах, где до сих пор существует такое абсолютно нецивилизованное понятие, как «негражданин». То есть это и неграждан, и не иностранец, и не апатрид – вообще неизвестно, что это такое, лишённый политических прав и свобод. И это наши уважаемые коллеги из Евросоюза терпят почему-то, считают, что это нормально. Мы считаем, это ненормально и будем дальше продолжать бороться за равенство прав. Это относится ко всем государствам. Но это совсем не значит, что мы собираемся махать шашкой и вводить войска. Это полная ерунда, ничего подобного нет и быть не может.

ВОПРОС: Здравствуйте!

Новосибирск, журнал «Стиль. Интеллектуальный глянец», Ольга Зонова.

У меня вопрос такой. Охарактеризуйте, пожалуйста, в трёх понятиях свой стиль управления страной и Ваше видение государства к 2018 году в каких-то важных параметрах внешних и внутренних.

Спасибо.

В.ПУТИН: А почему именно в трёх? Почему не в двух, не в пяти?

О.ЗОНОВА: Может быть, в нескольких.

В.ПУТИН: Собственно, не знаю, стиль это, не стиль, но, во всяком случае, я считаю, что человек, на каком бы уровне управления он ни находился, самое главное, он никогда не должен уклоняться от ответственности за осуществление своих полномочий.

Это принципиально самый главный вопрос. Как только первое лицо или государства, или региона, или муниципального образования начинает уклоняться от ответственности – всё, пиши пропало, всё начинает сразу рассыпаться. И вот это принципиальный вопрос. Первое.

Второе. Нельзя принимать волюнтаристских решений никогда, нужно обязательно слушать людей с разными точками зрения на решение того или другого вопроса. Но если, как часто у нас говорят на совещаниях, есть развилки, то нужно иметь смелость брать ответственность за принятие окончательного решения.

И ещё одно обстоятельство, на которое хотел бы обратить внимание. Люди, которые в силу определённых обстоятельств оказываются на таком высоком уровне, которые облечены доверием своих граждан, никогда не должны отрываться от жизни самого рядового гражданина своей страны.

Нужно всегда чувствовать, чем живут люди, с какими проблемами они сталкиваются, и всё время думать, днём и ночью, о том, как решить эти вопросы, иначе нет смысла работать.

Давайте Сочи. Поднимитесь, пожалуйста, с майкой, написано «Сочи». СМИ? Ладно, хорошо.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, ни одного вопроса про сельское хозяйство.

Я представляю аграрную область. Мы являемся аграрной областью и в то же время являемся…

В.ПУТИН: Какая?

ВОПРОС: Курганская. В то же самое время мы являемся зоной рискованного земледелия. Это означает, что нам очень тяжело получить хороший урожай.

Между тем на сегодняшний день цена пшеницы третьего класса у нас семь рублей, а цена килограмма дизтоплива почти в пять раз больше. Такой дисбаланс.

И у наших аграриев такое мнение, что им не нужна господдержка, дайте цену на хлеб. Какое Ваше мнение?

В.ПУТИН: Но это и есть господдержка, если дать фиксированную цену на хлеб. Хотя государство накопило ряд инструментов с целью поддержания сельхозпроизводителей.

Я уже говорил во вступительном слове, что в этом году сельхозпроизводители внесли существенный вклад в развитие российской экономики и помогли тому небольшому, скромному, но всё-таки росту экономики в целом.

ВВП страны в значительной степени вырос благодаря успехам работы тех, кто трудится на селе. Цены на хлеб, конечно, формируются рыночным способом, но государство всегда поддерживало сельхозпроизводителей.

Я сейчас готов перечислить весь набор этой поддержки. Это связано и с льготными кредитами. Это связано с льготными ставками в агролизинге. Это связано с продлением кредитных и других полученных ранее ресурсов в связи с неблагоприятными природными явлениями, прежде всего для вашего региона – засухами или наводнениями.

И вся эта политика будет продолжаться. Сейчас мы перешли, как вы знаете, к субсидированию на гектар. Можно говорить о том, много это или мало, наверное, производители скажут, что маловато, надо добавить, но это всё инструменты поддержки.

То же самое касается влияния и на поддержание определённых цен. Государство ведь изначально формирует, как бы даёт определенные индикативы по формированию этой цены. И здесь есть, конечно, определённые ограничители, связанные с тем, что государство может влиять, но не может определять конечную цену. Но, безусловно, Правительство должно следить за этим.

Кстати говоря, это касается и поддержки для получения удобрений, для получения ГСМ. Раньше мы немножко по-другому поступали. Немножко «душили», так прямо скажем, производителей топлива, договаривались, так скажем, с ними о том, что они будут продавать, особенно в условиях уборки урожая либо весенне-полевых работ, топливо по более низким ценам. Сейчас в Правительстве несколько по другому пути пошли, как раз речь идёт о субсидировании.

Но, конечно, нужно очень внимательно следить за тем, что происходит в реальной жизни, и реагировать на это. Мы подробно за последнее время не говорили с Правительством на эту тему, но обязательно поговорим, потому что есть некоторые проблемы, связанные, например, с ритмичностью оказания этой поддержки, в том числе с ритмичностью поступления финансовых ресурсов в рамках этой поддержки, и связанные с субсидированием. Обязательно этому будем постоянно уделять необходимое внимание, обязательно.

Ну вот Владимир Александрович Колокольцев сообщает, что в Ванино направлена группа центрального аппарата МВД. И Дмитрий Сергеевич говорит, что нужно заканчивать.

Давайте всё-таки Урал – это очень важный для нас регион. «Урал» написано.

А.КОЛЕСОВА: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

«Урал» – это потому что у меня всё-таки главное агентство, главный офис находится на Урале, в Екатеринбурге, я сама из Москвы. Информационное российское агентство «Накануне.RU».

В.ПУТИН: То есть Вы меня надули?

А.КОЛЕСОВА: Немножечко, совсем капельку.

Анастасия Колесова.

Вопрос немного странный. Сегодня сообщили о том, что в Москве собираются восстановить памятники всем лидерам СССР. Хотелось бы знать, какому лидеру СССР Вы бы хотели восстановить памятник? И вообще считаете ли Вы, что нужно это сделать? Соответственно, как Вы относитесь к мнению, что надо восстановить памятники Сталину и Дзержинскому на Лубянке?

В.ПУТИН: Знаете, во-первых, это прерогатива московских органов власти, в том числе и депутатов Московской городской думы. Первое.

Второе. Чем особенно так отличается Кромвель от Сталина? Можете мне сказать? Да ничем. С точки зрения наших либеральных представителей, либерального спектра нашего политического истэблишмента, он такой же кровавый диктатор. И очень коварный был мужик, надо сказать, в истории Великобритании сыграл неоднозначную роль. Его памятник стоит, никто его не сносит.

Понимаете, дело ведь не в этих символах. Дело в том, что мы должны с уважением относиться к каждому периоду своей истории. Я уже говорил об этом, когда памятник Дзержинскому «содрали», откалывали куски, даже такой человек демократических убеждений, а он был истинным демократом, как бывший мэр Петербурга Собчак Анатолий Александрович, сказал: «Да, революция – хорошо. А памятники?то зачем ломать?». Правда, у нас это всё ещё… Кромвель когда ещё жил, а у нас это всё ещё очень остро.

Поэтому надо относиться бережно к каждому периоду нашей истории. Но лучше, конечно, ничего не будоражить и не взрывать наш мозг какими-то преждевременными действиями, которые бы раскалывали общество. Я надеюсь, что городские власти, в данном случае московские, будут это учитывать. Но это их право, их право решать, кому, где и когда ставить памятники.

Поднимали бумажку – «Эстония».

ВОПРОС: Добрый день! «Радио Палдиски», Таллинн, Эстония. Олег Тесла.

Вопрос касается не только Эстонии… Вопрос касается 30 миллионов этнических русских, которые оказались после 1992 года за границей. Это примерно каждый четвёртый этнический русский на планете.

Уже несколько лет работает госпрограмма по переселению соотечественников, проживающих за рубежом, в Россию. Я посчитал, исходя из самых успешных регионов, сколько они давали цифры за прошедшие годы, сколько переселилось туда. И получается, что потребуется где-то около 100 лет этой программы, чтобы переселить хотя бы половину тех людей, что оказались за рубежом.

Хотелось бы спросить, какие усилия будут прилагаться со стороны Правительства России в отношении того, чтобы сделать эту программу более эффективной? Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, я как-то сказал однажды, что развал Советского Союза – это трагедия XX века. Начали шуметь по этому вопросу всякие коллеги, обвинять меня в каком-то гегемонизме, в желании восстановить империю. Чушь это всё!

Я имел в виду прежде всего гуманитарную составляющую этого процесса. И Вы правильно сейчас сказали: люди жили в рамках одной страны, разницы вообще не делали никакой между той же Украиной, Россией, Белоруссией, Казахстаном – да какая разница, все были одинаковые. Так и было.

И в этом было огромное, кстати говоря, преимущество такого сожительства в едином большом, огромном государстве. В этом есть определённые плюсы, конкурентные преимущества большие.

Но так случилось, люди проснулись как-то однажды, их ведь никто не спросил, а страны нет. И вдруг они осознали, что они за границей оказались. И начались всякие процессы, в том числе межэтнического характера. Они оказались в довольно сложном положении, часто без работы, без перспектив.

У нас много проблем с миграционной политикой, но уж если кого и вернуть в Россию, так это русских, конечно, и вообще людей, которые хотят жить в нашей стране и чувствовать себя частью русской, российской культуры, даже в независимости от своего этнического происхождения.

Таких много людей на постсоветском пространстве, даже нерусских по этническому составу своей крови. И конечно, прежде всего, мне кажется, нужно ориентироваться на тех, которые хотят и являются естественной частью нашего культурного пространства, языкового пространства.

Всё, что Вы говорите, проблемы, о которых Вы сказали, известны. Они связаны только с одним – с ограничениями по рынку труда, с бюджетными ограничениями нашей финансовой системы. Была бы возможность, расширили бы и ещё больше дали денег. Это связано вот с этим, исключительно.

Но есть и другие вещи, которые мне кажутся неурегулированными и требующими особого внимания. Я сказал сейчас о категории людей, которых мы, безусловно, должны привлекать в Российскую Федерацию. Это касается и культурно-этнической составляющей, это касается и профессиональных навыков, и возраста, и здоровья. Нам, конечно, нужно привлекать молодых людей, которые будут здесь жить, иметь детей, создавать семьи и иметь возможность работать в нужном для нашей экономики направлении.

У нас очень много ограничений чисто бюрократического характера, запретительных норм, которые работают не избирательно и не эффективно, по сути, наносят ущерб нашей стране. Но при этом ни в коем случае нельзя забывать о местных гражданах, которые живут на тех или иных территориях и интересы которых мы обязаны обеспечить.

«Реформа ГИБДД». Что Вас беспокоит?

ВОПРОС: Александр Жихарев, журнал «АвтоМир».

Господин Президент, все современные люди непосредственно связаны с автомобилем, и у Вас тоже «Волга» есть. Естественно, все водители периодически общаются с Госавтоинспекцией.

Жизнь меняется, и функции ГАИ тоже меняются. ГАИ уже не занимается техническим осмотром, судя по всему, вопросы экзаменации, регистрации, передача этих функций тоже вопрос только времени.

Остаётся ДПС. Но статистика показывает, что сейчас более половины правонарушений в области дорожного движения фиксируют не инспекторы, а камеры.

Во многих государствах не существует отдельных структур дорожной полиции. То есть современный полицейский может эффективно бороться как с правонарушениями в области дорожного движения, так и иными.

Как Вы считаете, насколько целесообразно сейчас в структуре МВД иметь отдельную службу Госавтоинспекции? Насколько оправдано, что сейчас в мегаполисе параллельно несут службу как патрульно-постовая служба, так и дорожно-патрульная служба?

В.ПУТИН: Мне, как Вы сказали, тоже автолюбителю, очень хорошо известны все изъяны работы ГАИ, ГИБДД. Их достаточно. Вы сказали, что в некоторых странах таких специальных служб не существует. В некоторых странах и пенсионной системы не существует. И что, нам свою, что ли, ликвидировать?

Поэтому мне кажется, что не нужно идти по пути чисто технического, технологического копирования того, что происходит в других странах. Нужно знать, что происходит в других странах. Нужно знать, что происходит в других странах, анализировать ситуацию, выявлять самые лучшие практики и внедрять их у нас.

Но просто так взять и ликвидировать специальную службу, которая занимается наведением порядка на дорогах в условиях, когда у нас ежегодно по 30 тысяч человек на дороге гибнут, мне кажется, было бы нецелесообразно.

Ямал, пожалуйста.

ВОПРОС: Станислав Тропилло, Первый арктический телеканал «Ямал-Регион».

Владимир Владимирович, буквально неделю назад Ямал и Минтранс подписали протокол о сотрудничестве. В частности, речь идёт о развитии такого достаточно интересного проекта, как «Северный широтный ход» с выходом к морскому порту Сабетта. Очень много говорят, проект достаточно резонансный. Это альтернатива Транссибу. Это новые рабочие места.

С другой стороны, есть и противники, которые говорят: «Ну что вы, ребята, сегодня всё не так, и давайте на время заморозим такие гигантские проекты, учитывая нынешнюю экономическую конъюнктуру».

Как Вам представляется как лицу номер один в государстве, насколько Вы поддерживаете политику региональных властей по продвижению таких проектов, учитывая опять же не очень благоприятную на сегодняшний день экономическую конъюнктуру?

Спасибо.

В.ПУТИН: Если ничего не делать, она и не изменится к лучшему, эта конъюнктура. Развитие транспортной инфраструктуры – один из безусловных наших приоритетов. Те, кто не хочет этого делать, либо не догоняют чего-то, как у нас в народе говорят иногда в таких случаях, либо просто страх их перед большими проектами парализует.

Нам нужны большие крупные проекты, тем более инфраструктурного характера. Государство вкладывает значительные ресурсы на строительство порта Сабетта, главным образом связанные с подходными каналами, ресурсы измеряются миллиардами рублей. И это тот хороший случай, когда государственные ресурсы идут в ногу с вложениями частных компаний.

Более того, частные компании даже опережают свои инвестиции по сравнению с государственными. И это очень хороший сигнал к тому, что проект в конечном итоге может быть эффективным. Наверняка, уверен, будет эффективным.

Порт Сабетта расположен в таком месте, откуда легко поставлять товар как в Америку, как в Европу, так и в Азию, имею в виду открытие Северного морского пути. Это, безусловно, будет разгружать те транспортные артерии, о которых мы сегодня уже говорили, – БАМ и Транссиб, даст возможность выхода нашему товару на мировые рынки новым маршрутом. Это очень перспективное направление, будем всячески его поддерживать.

Что это такое – «Долги, укрупнения»? Это что такое? Это вопрос явно из сферы экономики? Давайте попробуем. Укрупнение долгов – что имеется в виду?

ВОПРОС: Господин Президент!

Сергей Васильев, Псковское агентство информации.

Вопрос немножко не совсем из сферы экономики. Сейчас многие регионы, как известно, являются дотационными, последний год, статистика показывает, наращивают свои долги, в том числе перед федеральным бюджетом. Во многом это вызвано необходимостью реализовывать майские указы. И в регионах, особенно маленьких, небольших, с невысокой экономикой, есть естественные опасения, что их будут укрупнять. Что Вы можете на это сказать?

В.ПУТИН: Да нет, одно с другим, во-первых, никак не связано. Проблема самодостаточности, экономической самодостаточности, а значит, возможности решать социальные проблемы людей, которые живут на этих территориях, конечно, существует. Ведь у нас просто после развала Советского Союза формально, юридически сложились эти субъекты Федерации, а в советское время в народнохозяйственном плане действовали совсем иначе.

Я ведь приводил много раз этот пример, который для меня очень близок. Ленинградский обком партии в себя включал что: и Ленинградскую область, и город Ленинград. Это был единый народнохозяйственный комплекс, потом – раз, Советский Союз распался, формально появилось два субъекта: Ленинградская область и Ленинград, но они связаны между собой тысячью нитей, а, по сути, разделились. А в некоторых местах, допустим, на Камчатке, ещё хуже произошло, и люди сами поняли, что это ошибка, нужно объединять территории. В некоторых других территориях это сделали, но это исключительно прерогатива региональных властей и людей, проживающих на этих территориях. Первое.

Второе, что касается отсутствия ресурсов или недостаточности ресурсов на выполнение майских указов прошлого года. Я уже говорил в Послании и хочу ещё раз это повторить: конечно, реализовывать эти указы, особенно в условиях, когда экономика присела и когда не 5 процентов роста сегодня, а полтора, реализовывать их так называемым экстенсивным способом невозможно, нужно действовать по-другому. Нужно сокращать неэффективные расходы, нужно структурировать социальную сеть, социальную сферу и экономику, добиваться большей отдачи, и тогда появятся ресурсы для реализации всех наших планов. Вот в этом я нисколько не сомневаюсь. Но действовать по-старинке – это значит действительно вести дело к тому, что либо не будут исполнены те задачи, которые были поставлены в указах, либо требовать дополнительных денег. Но эти деньги часто используются и до сих пор использовались неэффективно. Может быть, даже и хорошо, у нас есть определённый плюс в том, что экономика «подсела». Это должно заставить и хозяйственных руководителей, и региональных действовать более эффективными, более современными методами. Надеюсь, что это будет сделано. Об этом и говорил в Послании.

Всё, ребята, пора заканчивать. Давайте последний, завершающий вопрос по офшорам.

ВОПРОС: Илья Архипов, агентство «Блумберг».

У Вас в Послании было много новых инициатив по деофшоризации. Я хотел спросить конкретно по некоторым компаниям. Просто посмотрел, ведь там основная прибыль образуется не в центральных офисах, которые будут перерегистрированы в России, а, например, «Русал» – это толлинговая схема по алюминию. Вы её будете отменять? Или, например, у «Евраза», он не в офшоре зарегистрирован, а в Лондоне, все его рельсы покупает «РЖД». Абрамович должен будет переводить его и регистрировать в России? Или ещё пример: у «Металлоинвеста», у Усманова, основная прибыль и большой оборот образуются за счёт трейдинговых компаний. Ему трейдинг свой переводить в Россию?

И, Владимир Владимирович, позвольте второй вопрос. Просто очень много сегодня звучало в вопросах коллег связанного с Украиной, коротко. Проблема имиджа России – коллега из «Дождя» говорил о том, что на Украине не любят, – в какой-то степени связана с теми решениями, которые принимаются здесь, в том числе по продуцированию информационной политики России. В том числе человек, который возглавил недавно новое пропагандистское агентство, которое будет заниматься пропагандой, в Киеве вызывает довольно сильную аллергию именно конкретикой того, что они воспринимают как некую враждебную информационную кампанию со стороны России по отношению к Украине. Это как будто в Северной Корее показывают новости про Америку.

И вот такой момент, тоже для имиджа не очень понятный. Некоторые законы, которые были приняты в последнее время, в том числе «закон Димы Яковлева», за этот год мои коллеги так писали, что некоторые дети, которые могли бы быть усыновлены даже теми американцами, которые были на усыновлении до принятия закона, умерли за истекший год. Когда происходят такие события, это не вредит имиджу России?

Спасибо.

В.ПУТИН: А Вы не забыли, что некоторые дети, которые были усыновлены в США, тоже умерли?

И.АРХИПОВ: Нет, конечно, нет.

В.ПУТИН: Об этом Вам тоже надо помнить.

Хочу Вам сказать, что государственные информационные ресурсы должны возглавляться патриотично настроенными людьми, защищающими интересы Российской Федерации. Это государственные ресурсы. Именно так и будет.

Что касается частных, нормально. Их у нас много, кстати говоря, частных средств массовой информации. И они имеют право и должны отстаивать ту точку зрения, на которую ориентируется их электорат, говоря условно, языком предвыборных кампаний. Это абсолютно нормально. Это даёт нам возможность и право сравнить разные позиции и при выработке окончательных решений ориентироваться и иметь в виду в том числе и точку зрения наших оппонентов. Мы же так делаем и так намерены делать в будущем.

Теперь что касается главного вопроса, связанного с офшорами. Понимаете, я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что очень много различных уловок. Мы значительное время уделили деофшоризации с коллегами на «двадцатке» и на предыдущей «восьмёрке». Уверяю вас, я уже об этом говорил, все страны мира, все без исключения поддерживают процесс деофшоризации, потому что налоги должны уплачиваться там, где зарабатывается прибыль. Вы используете ресурсы страны пребывания от своих основных активов, вы используете льготы, которые предоставляет государство при организации этого производства, вы используете наши трудовые ресурсы, но, будьте добры, платите здесь деньги, для того чтобы люди, которые на вас работают, могли получать соответствующую отдачу в виде налогов и последующего их использования на повышение заработных плат, пенсий, денежного содержания военнослужащих, повышения обороноспособности или правоохранительной сферы.

А как же иначе? Нельзя зарабатывать деньги и пользоваться всем, а прибыль складировать где-то в другом месте, более благоприятном. Это не значит, что мы не должны создавать более благоприятные условия для развития бизнеса в России. Это правда. У нас есть ещё много проблем. Поэтому мы вместе с бизнесом напрямую, в прямом диалоге вырабатываем вот эти «дорожные карты», которые заслуженно, наверное, ещё подвергаются критике, но всё-таки мы двигаемся в этом направлении и дальше будем так делать. Уловок для ухода от налогообложения много, и мы все их видим.

Есть и проблемы, связанные с тем, что некоторые страны не предоставляют пока в полном объёме нам нужной информации. Но именно для этого мы присоединяемся к соответствующим международным соглашениям в этой сфере, именно для этого мы провели у нас первую на территории нашей страны встречу – по-моему, весной или летом этого года – всех налоговых служб мира. Именно для этого мы согласились открывать собственные информационные ресурсы, связанные с налогообложением, для других стран, если они в ответ делают то же самое. Мы и дальше будем самым серьёзным образом к этому относиться.

У нас подписано много соглашений с прямыми или квазиофшорными территориями по защите от двойного налогообложения. И если мы увидим, что эти страны уклоняются от передачи нам в рамках наших договорённостей нужной информации, то я задаюсь вопросом: а зачем нам такие соглашения? Мы будем делать соответствующие выводы. Но, надеюсь, до этого не дойдёт. Я просто уверен, что на межгосударственном уровне мы сможем эти вопросы отрегулировать. И в работе с нашими компаниями постепенно, без всяких рывков, не нанося ущерба экономической деятельности, будем добиваться того, чтобы центры прибыли формировались в России.

Я поздравляю всех вас с наступающим Новым годом!

Спасибо.

* * *

ВОПРОС: Владимир Владимирович, у нас за год было уже две амнистии. А что будет с Ходорковским: он так и останется сидеть?

В.ПУТИН: За последнее время у нас был десяток амнистий. Что касается Ходорковского, то вы знаете, я уже об этом говорил, Михаил Борисович должен был в соответствии с законом написать соответствующую бумагу – ходатайство о помиловании. Он этого не делал.

Но совсем недавно он написал такую бумагу и обратился ко мне с прошением о помиловании. Он уже провёл в местах лишения свободы более 10 лет, это серьёзное наказание. Он ссылается на обстоятельства гуманитарного характера: у него больна мать. Я считаю, что, имея в виду все эти обстоятельства, можно принять соответствующее решение, и в ближайшее время будет подписан указ о его помиловании.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 декабря 2013 > № 969364 Владимир Путин


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 декабря 2013 > № 969356 Владимир Путин, Виктор Янукович

Заявления для прессы по окончании заседания Российско-Украинской межгосударственной комиссии

В.ПУТИН: Уважаемый Виктор Фёдорович! Уважаемые дамы и господа!

Российско-украинские переговоры прошли в деловом, конструктивном ключе. Мы обсудили состояние двусторонних отношений и перспективы их развития. Подробно говорили об этом сначала отдельно с Виктором Фёдоровичем, а затем в рамках заседания межгоскомиссии с участием руководителей ключевых министерств и ведомств.Россия и Украина – стратегические партнёры, связанные традициями дружбы и тесного взаимовыгодного сотрудничества в самых разных областях. Важно, что обе стороны проявили настрой на дальнейшее расширение всесторонних контактов, прежде всего, конечно, в экономической сфере, для чего есть все необходимые объективные предпосылки.

Не лишним будет напомнить, что многие предприятия наших стран образуют, по сути, единый хозяйственный комплекс. Российские и украинские компании поддерживают плотную промышленную кооперацию, активно работают на рынках друг друга.

Россия уверенно удерживает первое место в торговом балансе Украины, наша доля достигает 30 процентов. В свою очередь Украина на шестом – пока, надеюсь, на шестом – месте в российском товарообороте: 4,6 процента. Из стран СНГ Украина пока уступает Белоруссии.

Вместе с тем реальный потенциал торгового сотрудничества, конечно, используется не в полной мере. Наметилась даже тенденция к сокращению встречных товарных потоков. Мы обсудили причины этого спада, договорились о ряде конкретных мер по восстановлению объёма товарооборота, одобрили план действий по урегулированию торговых ограничений, нацеленный на упрощение защиты и антидемпинговых процедур.

Убеждён, его реализация позволит в разы увеличить поставки украинской продукции в Россию и другие страны Таможенного союза. Существенно возрастёт загрузка промышленных предприятий на Украине, будут обеспечены дополнительные рабочие места.

Отмечу значительное число граждан Украины, которые трудятся в России: по официальным данным, это почти полтора миллиона человека, по неофициальным – практически пять миллионов. Ежегодно эти граждане Украины, работающие в России, перечисляют своим семьям на поддержку где-то 2,3 миллиарда долларов США, это и существенный вклад в саму украинскую экономику.

Растут российские капиталовложения на Украине, их объём достигает полутора миллиардов долларов. Тысячи наших компаний, хочу это сказать – именно тысячи российских компаний представлены в металлургической, обрабатывающей, химической и других отраслях украинской экономики.

Особое внимание на переговорах было уделено взаимодействию в энергетике – и прежде всего, конечно, как это у нас традиционно бывает, в газовой сфере. Для Украины продолжают действовать скидки на российский газ, что позволило украинцам сэкономить за последние годы более 10 миллиардов долларов.

Вместе с тем, понимая определённые сложности, которые складываются на сегодняшний день на украинском рынке, имею в виду, что это в значительной степени является последствием мирового экономического кризиса, как вы видели, «Газпром» и «Нафтогаз Украины» подписали дополнение, которое даёт возможность «Газпрому» – что он и намерен делать – продавать на Украину газ по цене 268,5 доллара за тысячу кубов.

Сейчас эта цена около 400 долларов была, можно сказать. Но во всяком случае мы считаем, что это тоже временное решение, имею в виду, что долгосрочные, долговременные договорённости должны и будут достигнуты. Это касается и поставок газа на Украину, это касается и обеспечения бесперебойного транзита нашим российским потребителям в Европе.

Россия готова и дальше идти навстречу нашим партнёрам, но перед нами стоит задача выработать действительно эффективную и долгосрочную схему взаимодействия, перейти от постоянных дискуссий о цене к прагматичной кооперации, как я уже сказал, как по поставкам газа на Украину, так и по надёжному транзиту.

Значимый потенциал имеется и в авиапромышленности. Достигнута договорённость о возобновлении совместного серийного производства самолётов «Ан-124». Правительства России и Украины заключили соглашение о господдержке этой инициативы. Будем и дальше поощрять инфраструктурные проекты.

Подписан, как вы видели, документ о строительстве транспортного перехода через Керченский пролив. Это, как вы знаете, была изначально инициатива Президента Украины. В целом облегчение взаимных поездок граждан тоже наш приоритет, продолжается работа по упрощению условий пересечения российско-украинской границы. На этот счёт заключены соответствующие соглашения.

Не обошли стороной и международную проблематику. Условились теснее координировать внешнеполитические шаги, прежде всего по вопросам стратегической стабильности и безопасности в Европе, противодействия новым глобальным вызовам, среди них – наркоугроза. ФСКН России и Госслужба Украины по контролю за наркотиками договорились о плотной совместной работе и подписали на ваших глазах сейчас тоже соответствующий документ.

Традиционно особое внимание уделили культурному сотрудничеству. Подписан план мероприятий по празднованию в будущем году 200-летия со дня рождения Тараса Григорьевича Шевченко. В 2014 году также вместе отметим 70-летие освобождения Севастополя и в 2015-м – юбилей Победы в Великой Отечественной войне и 1000-летие преставления великого князя Владимира, 28 июля.

Уважаемые коллеги! Имея в виду те проблемы в украинской экономике, о которых я только что сказал, связанные, как я считаю, в значительной степени с мировым финансовым кризисом, экономическим кризисом, с целью поддержки бюджета Украины Правительство Российской Федерации приняло решение разместить в ценных бумагах украинского правительства часть своих резервов из Фонда национального благосостояния объёмом 15 миллиардов долларов США.

Хочу обратить ваше внимание на то, что это не связано с какими-то условиями, не связано ни с повышением, ни с понижением, ни с замораживанием социальных стандартов, пенсий, пособий или зарплат. И хочу всех успокоить: сегодня мы вообще не обсуждали вопрос о присоединении Украины к Таможенному союзу.

Пожалуйста.

В.ЯНУКОВИЧ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, друзья!

Мы только что услышали выступление Президента России Путина Владимира Владимировича, которое, можно сказать, было завершающим этапом наших достаточно продолжительных переговоров и подготовки к этой межгосударственной комиссии.

Я хочу поблагодарить коллег из российского Правительства, которые возглавляли подкомиссии, и, конечно, Правительство Украины. Это совместная работа. Я буду говорить так, как есть, я знаю, что этой бы работы не было на такой оптимальной скорости, если бы не политическая воля Президента России Владимира Владимировича Путина. Я об этом говорил в широком формате и хочу сейчас сказать.

Я не скажу, что у нас переговоры были простыми, потому что у нас много было вопросов, над которыми нужно было работать. Я думаю, что мы совместно подвели итоги тех недостатков, которые были в предыдущей работе, в результате которых мы получили и снижение товарооборота, и целый ряд проектов был заторможен – если даже не заморожен, нам из этого нужно будет, как говорят, извлечь уроки на будущее и не повторять таких ошибок.

Поэтому тот разговор, который сегодня у нас состоялся, завершающий, он был абсолютно конструктивный, предметный, и в широком кругу мы сделали выводы, подчеркнули, что первоочередное внимание нам всегда нужно будет уделять практической составляющей нашей работы, углублению торгово-экономического сотрудничества и реализации совместных проектов во всех сферах, представляющих наш взаимный интерес.

А фундамент нашей совместной работы строился десятилетиями и столетиями и нашими народами, и нашими специалистами, которых мы очень хорошо знаем с двух сторон, их возможностями и способностями. И конечно, наши производственно-промышленные базы, структуру наших экономик, всё то, что нас объединяет, мы не имеем права использовать по-другому, мы должны только эффективно использовать. И здесь нет этому альтернативы.

Поэтому, конечно, вся та работа, которая была проделана, нацелена на возобновление позитивной динамики взаимного товарооборота, на конкретный перечень различных проектов и подчёркивает действительно наши стратегические отношения, потому что такой товарооборот, который есть у Украины с Россией, не позволяет нам по-другому к этому относиться.

Мы должны этим и дорожить, и приумножать. Поэтому урегулирование торговых ограничений на двустороннем уровне и та дорожная карта, которая была подготовлена, План наших совместных действий, они все направлены на доступ товаров на наши взаимные рынки и значительному увеличению товарооборота.

От эффективной реализации задач, закреплённых в этом плане, напрямую зависят перспективы нашего дальнейшего развития наших стран и, конечно, благосостояние граждан наших стран. Сегодняшняя встреча подтвердила, что взаимодействие между Украиной и Россией имеет мощную базу и хорошие перспективы для дальнейшего развития.

По результатам переговоров мы подписали очень большой пакет, широкий пакет договорённостей. И я хотел бы сказать, что на 2014 год мы создаём условия не только для поставок товаров, но и, конечно, для производственной кооперации наших предприятий, которые должны осуществлять взаимовыгодные поставки сырья, материалов, выпуск комплектующих, технологически взаимосвязанных, необходимых для совместного изготовления и конечной конкурентоспособной продукции не только на рынке наших стран, но и на рынке третьих стран.

Мы с Владимиром Владимировичем определили ряд задач, которые в дальнейшем, на наш взгляд, помогут ускорить реализацию инфраструктурных высокотехнологичных проектов. Прежде всего, это относится к сферам авиа-, судостроения, атомной энергетики, ракетно-космическому комплексу.

Речь идёт, в частности, о завершении испытаний самолёта «Ан-70» и принятии по их итогам решения о совместном серийном производстве, а также о согласовании действий по организации и финансированию строительства транспортного перехода через Керченский пролив.

Мы, действительно, об этом с Владимиром Владимировичем впервые заговорили где-то лет, наверное, восемь назад, если не больше. Поэтому сейчас от слов уже мы, я думаю, переходим к делу и будем стремиться этот проект, конкретный этот шаг практически реализовать.

В ходе переговоров мы, конечно, затронули наш больной вопрос в топливно-энергетической сфере. Я абсолютно согласен с тем, что здесь идёт вопрос не только о ценообразовании. Ценообразование – это продукт нашей совместной работы. И, если говорить о перспективе, конечно, мы должны думать, как нам выстроить совместную работу, которая бы создавала мотивации для двух сторон. Я имею в виду создание условий прозрачности работы украинской газотранспортной системы, не только в газовой, но и в нефтегазовой сфере организовать сотрудничество. У нас большие перспективы, и мы имеем совместные проекты, которые можем реализовывать.

Конечно, мы обсудили актуальные вопросы сотрудничества в транспортной сфере, которую можно разделить на сферу транспорта и транспортного машиностроения. Транспортное машиностроение имеет большую перспективу нашего совместного развития. Кредитно-инвестиционная сфера, обеспечение защиты прав инвесторов – это будущее, которое мы, я думаю, в самое ближайшее время начнём реализовывать на взаимовыгодных условиях.

Я не могу не сказать о межрегиональных отношениях и приграничных связях, что напрямую связано с интересами наших граждан, которые веками жили рядом и испытывают огромные неудобства. Я думаю, что наша совместная задача – снять те проблемы, которые есть при пересечении наших границ в пунктах перехода. И тот договор, который подписан между нашими приграничными службами, на это направлен.

Особое внимание было уделено празднованию в следующем году 200-летию со дня рождения Тараса Григорьевича Шевченко. Нами подписан соответствующий план совместных мероприятий, посвящённых этому знаменательному событию.

В ходе сегодняшних переговоров мы также обсудили вопросы взаимодействия на международной арене и в рамках ключевых многосторонних структур. Мы договорились, и это зафиксировано в итоговом протоколе комиссии, провести следующее, седьмое заседание в 2014 году в Украине.

Благодарю за внимание.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 декабря 2013 > № 969356 Владимир Путин, Виктор Янукович


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 декабря 2013 > № 969353 Владимир Путин, Виктор Янукович

Встреча с Президентом Украины Виктором Януковичем

Владимир Путин принял в Кремле Президента Украины Виктора Януковича. Встреча глав государств состоялась перед началом заседания Российско-Украинской межгосударственной комиссии.

В.ПУТИН: Уважаемый Виктор Фёдорович!

Позвольте Вас сердечно поприветствовать в Москве. Это наша плановая встреча, связанная с межправительственными консультациями, и я очень рассчитываю на то, что мы сможем продвинуться в решении наиболее чувствительных для нас вопросов.

Украина, без всяких сомнений, в полном смысле этого слова наш стратегический партнёр и союзник. К сожалению, и мы с Вами говорили об этом на недавней встрече в Сочи, мы наблюдаем за два последних года определённое снижение товарооборота: в прошлом году – на 11 процентов, в этом году ещё на 14,5. И конечно, настало время предпринять энергичные действия для того, чтобы не только вернуться на уровень прежних лет, но и создать условия для движения вперёд.

За последнее время наши коллеги из правительств: и руководители правительств, и министры – очень хорошо поработали на чувствительных направлениях: это энергетика, машиностроение, космос, авиация, судостроение. Вам, я знаю, они тоже докладывали о результатах своей работы. У нас сегодня есть все шансы укрепить нашу договорно-правовую базу в этом отношении, создать все необходимые условия для того, чтобы торгово-экономические связи между Россией и Украиной продвинулись вперёд.

Я очень рад Вас видеть. Добро пожаловать!

В.ЯНУКОВИЧ: Спасибо.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Я хочу также подчеркнуть, что на уровне правительств были достаточно глубоко отработаны те вопросы, которые являются для нас очень чувствительными в экономике. Вы совершенно справедливо отметили, что то падение объёмов взаимной торговли, которое у нас произошло за последние два года, мы об этом с Вами говорили в Минске очень много, потом в Сочи, требует сегодня экстренного вмешательства.

Я думаю, что эту работу мы с вами в ближайшей перспективе должны будем скоординировать не только между нашими государствами, Россией и Украиной, но и с другими странами СНГ, чтобы у нас всё-таки в полной мере заработала зона свободной торговли.

Мы знаем, что тот глубокий уровень кооперации, который есть между Украиной и Россией, конечно, также привлекает и другие страны СНГ. И Украина, как председательствующая страна в 2014 году, сделает всё, чтобы скоординировать эту работу. У нас была возможность исправить ситуацию, потому что предприятия, которые начали терять объёмы торговли, конечно, находятся в сложном экономическом состоянии.

И технологически невозможно там, где технологический непрерывный цикл, выпускать низкие объёмы продукции, невыгодно. Поэтому это наша общая задача. И я знаю, что Вы знакомы с той работой, которую проделали наши правительства. Те соглашения, которые подготовлены, и меры, которые мы будем принимать в самое ближайшее время, позволят нам в значительной степени улучшить ситуацию в самое ближайшее время.

В отдельных отраслях нам, конечно, нужно принимать кардинальные решения. И мы можем целый ряд продукции, уже новой продукции, нового качества, выпускать совместно. Это нам выгодно на взаимовыгодной основе.

Я не могу не коснуться нашего традиционного вопроса – газового вопроса. Надеюсь, что та программа, которую предложил «Газпром» Украине, и «Нефтегаз» со своей стороны также видит свои возможности, то есть я думаю, что мы с вами не будем препятствовать их договорённостям. И мы отрегулируем эти вопросы тоже на принципах взаимной выгоды. Этого ждут украинские товаропроизводители с большим нетерпением.

Я хотел бы коснуться, конечно, таких очень чувствительных вопросов, как энергетическое машиностроение, транспортное машиностроение, судостроение, авиастроение и космос. Все эти программы или доработаны, или осталось совершенно немного времени, чтобы закончить, я думаю, в этом году. Если мы что-то не подпишем с Вами сегодня, то в ближайшее время мы должны подписать и работать дальше. То есть наша сегодняшняя встреча, конечно, в определённой степени, учитывая объём тех решений, которые подготовлены, особенно в вопросах двухсторонней торговли, является в определённой степени стратегической.

Поэтому мы не должны останавливаться на этом и должны дальше развивать наше стратегическое партнёрство. Конечно, здесь речь идёт и о приграничной торговле, речь идёт и о межрегиональном сотрудничестве. Нам в обязательном порядке нужно развивать эти направления, которые создают для людей удобства и при пересечении границ, и при пересечении товаров.

Это те вопросы, которым, я думаю, нам нужно уделить достаточно внимания, и проводя совместные бизнес-форумы. Регионы многое могут делать, очень важно им, как говорят, создавать условия, а ещё правильнее будет сказано – если не мешать. Они всегда быстро договорятся, особенно приграничные регионы. И я думаю, что эта задача должна быть постоянно в поле зрения нашей работы.

Я не могу не сказать о праздновании 200-летия Тараса Григорьевича Шевченко. У нас есть программа, которую, как мне сказали, Вы её рассмотрели и одобрили, и 2014 год – год юбилейный, посвящённый 200-летию. Это тот поэт, который объединяет наши народы во многом. Это такой провидец, который многое-многое видел и завещал.

Спасибо, Владимир Владимирович, за проделанную работу. Я думаю, итоги этой работы лягут в основу уже наших дальнейших действий.

В.ПУТИН: Вы упомянули о гуманитарной составляющей, о 200-летии Тараса Григорьевича Шевченко. Наши коллеги в этой сфере тоже поработали, есть конкретные предложения по развитию гуманитарного сотрудничества. Оно очень важно для людей, которые не просто родственников имеют, а у нас таких семей в России и на Украине очень-очень много, но это важно и для тех, кто работает сегодня в России.

Только по официальным данным у нас около полутора миллионов человек работает с Украины, а так, по разным подсчётам, до пяти миллионов человек. Это большое количество людей, которым, конечно, нужно создавать благоприятные условия для того, чтобы они могли здесь свободно жить, работать, перемещаться через границу и помогать своим семьям, которые ждут поддержки дома. Мы обо всём этом сегодня поговорим.

<…>

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 декабря 2013 > № 969353 Владимир Путин, Виктор Янукович


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 декабря 2013 > № 969352 Владимир Путин

Послание Президента Федеральному Собранию

Владимир Путин огласил ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию.

На церемонии, состоявшейся в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца, присутствовали члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства, руководители Конституционного, Верховного и Арбитражного судов, губернаторский корпус, председатели законодательных собраний субъектов Федерации, главы традиционных конфессий, общественные деятели, в том числе главы общественных палат регионов, руководители крупнейших средств массовой информации.

В этом году Послание оглашено в день двадцатилетия Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 года всенародным голосованием.

* * *

В.ПУТИН: Уважаемые граждане России! Уважаемые члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы!

Обращение Президента страны с ежегодным Посланием Федеральному Собранию – это требование Конституции России, Конституции, которой сегодня ровно 20 лет. Поздравляю вас с этой значимой для нашего государства и общества датой. И конечно, с 20-летием Федерального Собрания – парламента России, сформированного в соответствии с Основным законом страны.

Конституция соединила два базовых приоритета – высочайший статус прав, свобод граждан и сильное государство, – подчеркнув их взаимную обязанность – уважать и защищать друг друга. Убеждён, конституционный каркас должен быть стабильным, и прежде всего это касается второй главы Конституции, которая определяет права и свободы человека и гражданина. Эти положения Основного закона незыблемы.

При этом жизнь не стоит на месте, и конституционный процесс нельзя рассматривать как окончательно завершённый, мёртвый. Точечные коррективы других глав Основного закона, идущие от правоприменительной практики, от самой жизни, конечно, возможны, а порой – необходимы.

Так, вы знаете, предлагается внести поправки в Конституцию, на основании которых объединяются Верховный и Высший Арбитражный суды. Сегодня в трактовке многих законов эти суды часто расходятся, иногда весьма существенно, выносят разные решения по схожим делам, а то и по одним и тем же. В итоге возникает правовая неопределённость, а порой и несправедливость, которая отражается на людях.

Полагаю, что объединение судов направит судебную практику в единое русло, а значит, будет укреплять гарантии реализации важнейшего конституционного принципа – равенства всех перед законом.

Уважаемые коллеги! В Конституции сформулированы ключевые национальные объединительные идеи.

Смысл конституционной нормы о социальном государстве – именно во взаимной ответственности государства, общества, бизнеса, каждого гражданина. Мы должны поддержать растущее стремление граждан, представителей общественных и профессиональных объединений, политических партий, предпринимательского класса участвовать в жизни страны.

В том числе мы должны поддержать гражданскую активность на местах, в муниципалитетах, чтобы у людей была реальная возможность принимать участие в управлении своим посёлком или городом, в решении повседневных вопросов, которые на самом деле определяют качество жизни.

Сегодня в системе местного самоуправления накопилось немало проблем. Объём ответственности и ресурсы муниципалитетов, к сожалению, и вы это хорошо знаете, не сбалансированы. Отсюда часто неразбериха с полномочиями. Они не только размыты, но и постоянно перекидываются с одного уровня власти на другой: из района в регион, с поселения на район и обратно. Органы местного самоуправления то и дело сотрясают и коррупционные скандалы.

Районный уровень фактически выхолощен. Его полномочия в сфере образования, здравоохранения, социальной защиты переданы в регионы.

Кроме того, местная власть должна быть устроена так – а ведь это самая близкая власть к людям, – чтобы любой гражданин, образно говоря, мог дотянуться до неё рукой. В этой связи обращаюсь к Всероссийскому совету местного самоуправления, Конгрессу муниципальных образований, к губернаторам, членам Федерального Собрания, Правительству Российской Федерации. Давайте посмотрим на эти проблемы ещё раз со всех сторон, чтобы наконец привести ситуацию в соответствие со здравым смыслом, с требованием времени.

Повторю, считаю важнейшей задачей уточнение общих принципов организации местного самоуправления, развитие сильной, независимой, финансово состоятельной власти на местах. И такую работу мы должны начать и в основном законодательно обеспечить уже в следующем, 2014 году – в год 150-летия знаменитой Земской реформы.

Кстати, именно развитие земств, местного самоуправления в своё время позволило России совершить рывок, найти грамотные кадры для проведения крупных прогрессивных преобразований. В том числе для аграрной реформы Столыпина и переустройства промышленности в годы Первой мировой войны.

Уверен, и сейчас сильное местное самоуправление способно стать мощным ресурсом для пополнения и обновления кадрового потенциала страны. И конечно, мы все заинтересованы в том, чтобы через механизмы выборов во власть приходили подготовленные, целеустремлённые, профессиональные люди, готовые ответственно исполнять свои обязанности. Потому будем и дальше работать над развитием политической конкуренции, совершенствовать политические институты, создавать условия для их открытости и эффективности.

Прошедшие недавно выборы показали, что в политической жизни стало меньше официоза, заорганизованности, заранее прогнозируемых результатов. Считаю важным, что всерьёз заявили о себе многие новые партии. Завоевав места в муниципальных и региональных органах власти, они заложили хорошую базу для участия в будущих федеральных избирательных кампаниях и, уверен, составят достойную конкуренцию политическим старожилам.

Современной России необходима широкая общественная дискуссия, причём с практическими результатами, когда общественные инициативы становятся частью государственной политики и общество контролирует их исполнение.

Считаю, что все законопроекты, ключевые государственные решения, стратегические планы должны проходить гражданское, так называемое «нулевое», чтение с участием НКО, других институтов гражданского общества.

Как при федеральных, так и при региональных органах исполнительной власти необходимо создавать общественные советы. Конечно, во многих органах власти они уже есть, но не везде. И самое главное, они не должны быть формальным придатком и декоративной структурой, а призваны выступать в роли экспертов, а порой и конструктивных оппонентов ведомств, быть активными участниками системы противодействия коррупции.

Чтобы сформировать правовую базу для такого гражданского участия, прошу Общественную палату, Совет по правам человека, другие общественные и правозащитные организации активно включиться в подготовку проекта закона «Об общественном контроле».

Одним из приоритетов в совместной работе государства и общества должна стать поддержка правозащитного движения. Рассчитываем, что в деятельности таких организаций не будет политической ангажированности, что она будет максимально приближена к интересам и проблемам конкретного гражданина, конкретного человека.

В этой связи возрастает и роль Общественной палаты. Она должна стать площадкой для выражения интересов различных профессиональных и социальных групп, ассоциаций и союзов. Там должно быть побольше профессионалов. Считаю, что представители этих союзов должны составлять не менее половины членов Общественной палаты, предлагаемых Президентом. Такой подход будет обеспечивать баланс интересов разных социальных и профессиональных групп, полнее учитывать волнующие их проблемы.

Важнейшая тема, которая требует откровенного разговора в обществе, – это межэтнические отношения. Здесь фокусируются многие наши проблемы, многие трудности социально-экономического и территориального развития, и коррупция, и изъяны в работе государственных институтов, и, конечно же, провалы в образовательной и культурной политике, что зачастую приводит к искажённому пониманию истинных причин межэтнического напряжения.

Его провоцируют не представители каких-то народов, а люди, лишённые культуры, уважения к традициям, как своим, так и чужим. Это своего рода аморальный интернационал, в который входят и распоясавшиеся, обнаглевшие выходцы из некоторых южных регионов России, и продажные сотрудники правоохранительных органов, которые «крышуют» этническую мафию, и так называемые «русские националисты», разного рода сепаратисты, готовые любую бытовую трагедию сделать поводом для вандализма и кровавой бузы.

Мы вместе должны справиться с этим вызовом, должны защитить межнациональный мир, а значит единство нашего общества, единство и целостность Российского государства.

Уважаемые коллеги! В майских указах 2012 года были обозначены конкретные меры, призванные обеспечить динамичное развитие страны во всех сферах. По сути, указы составили единую программу действий, аккумулировав волю миллионов людей, стремление народа России к лучшей жизни. Порой приходится слышать, что на реализацию всех заявленных планов и целей не хватает средств, что нужно снизить планку, упростить задачи.

Уважаемые коллеги, я перехожу к очень важной и ответственной теме. Считаю, что нельзя строить политику по формальному принципу. Да, конечно, мы с вами хорошо знаем, экономическая конъюнктура может меняться, она и меняется. Но это не повод говорить о ревизии целей. Нужно заниматься делом и искать решения, чётко расставлять бюджетные и другие приоритеты. Прошу актуализировать все государственные программы.

Уже в течение ближайших двух лет на программный принцип должны перейти бюджеты всех уровней. Это не означает механического переписывания всего. Это значит закрепление персональной ответственности каждого управленца за достижение результата. Нацелить ресурсы на содержательные изменения в конкретных секторах – вот что нужно.

Так, мы повышаем зарплаты в образовании и здравоохранении, чтобы работа учителя, преподавателя, врача вновь стала престижной, привлекла сильных выпускников вузов. Но достойная оплата труда, как мы и договаривались, должна обеспечиваться не только исключительно за счёт бюджетных вливаний, а благодаря реформам, которые призваны повысить эффективность расходов, а главное – качество услуг в социальной сфере, чтобы люди видели, как меняется к лучшему работа наших школ, университетов, поликлиник и больниц.

Поэтому наряду с повышением зарплат, что, разумеется, нужно делать, и мы это будем делать, всё-таки нужно реализовать целый комплекс других мер, чтобы все задачи были выполнены. Это что за меры? Это переход на эффективный контракт и проведение аттестации специалистов, это внедрение подушевого финансирования, когда преимущества получают те учреждения (причём как государственные, так и негосударственные, что очень важно), которые предоставляют услуги наилучшего качества. Это развитие реальной конкуренции, открытие бюджетной сферы для НКО и социально ориентированного бизнеса. И, безусловно, это оптимизация бюджетной сети за счёт сокращения неэффективных расходов и звеньев, снятие барьеров для самостоятельности бюджетных учреждений.

Где все эти меры? С издания указов прошло полтора года. Вы знаете, что я отмечаю? То ли делается так, что это вызывает негативную реакцию в обществе, то ли вообще ничего не делается. Конечно, при такой работе мы не достигнем поставленных целей.

Проведение преобразований затянулось, и затянулось недопустимо. В результате люди, потребители услуг, кардинальных изменений не чувствуют. Мы выделяем огромные ресурсы, но если не проводить реформы, вместо качества будут расти только неэффективные расходы, раздуваться управленческий аппарат, что и происходит часто на практике. Обращаю на это внимание и федеральных органов власти, и руководителей регионов Российской Федерации.

Важнейшая задача – создание системы независимой оценки качества социальных учреждений. Этот механизм позволит увязать их финансирование с результатами работы, а значит провести эффективную оптимизацию бюджетной сети.

Считаю, что нужны законодательные нормы прямого действия, которые определят единые подходы, стандарты и критерии, а также обязательства всех уровней власти по созданию системы независимой оценки качества работы организаций социальной сферы. И прошу принять соответствующий закон уже в ходе ближайшей весенней сессии. Обращаюсь с настоятельной просьбой к вам, уважаемые коллеги.

В последние годы нам многое удалось сделать для развития здравоохранения. Выросла продолжительность жизни. Снижается смертность от сердечно-сосудистых и ряда других заболеваний. Но мы по-прежнему далеки от нужных показателей.

Базовый вопрос – это реальный переход к страховому принципу в здравоохранении. Сегодня функция ОМС, по сути, сводится к «прокачке денег» до получателя, но только не через бюджет, как раньше, а через внебюджетный фонд. Задача – совершенно другая. Задача заключается в том, чтобы работал именно страховой принцип, чтобы возросла ответственность человека за своё здоровье, появились финансовые стимулы к здоровому образу жизни, а страховые компании были заинтересованы в том, чтобы медицинские учреждения предоставляли качественные услуги, следили за этим и давали финансовую оценку их работе, чтобы у пациента была, наконец, возможность выбрать то медицинское учреждение, которое, по его мнению, работает лучше.

Система ОМС должна в полной мере финансово обеспечить государственные гарантии оказания бесплатной медицинской помощи. Это касается и общего объёма средств, и их доведения до конкретной больницы или поликлиники. При этом пациент должен точно знать, какую помощь ему обязаны предоставить бесплатно, а врач – понимать, по каким принципам оплачивается его работа.

Особый акцент необходимо сделать на развитии системы профилактики. Уже начиная с 2015 года все дети и подростки должны ежегодно проходить обязательную бесплатную диспансеризацию, а взрослые – один раз в три года.

Понятно, что в ходе регулярных медицинских осмотров возрастёт и число выявляемых заболеваний, возрастёт и потребность в высокотехнологичной медицинской помощи. За последние годы мы создали целую сеть федеральных центров, поддерживали те, которые находятся в столичных городах, но и создали новую федеральную сеть таких центров, способных оказывать медицинскую помощь на самом передовом уровне. Нам нужно сохранять и развивать их потенциал. При этом услуги таких центров должны быть доступны не только для жителей городов, где они расположены, но и для граждан из других регионов. Необходимые для этого финансовые источники должны быть предусмотрены.

В целом в течение трёх лет нам надо сформировать условия, чтобы делать в полтора раза больше высокотехнологичных операций, чем сейчас. Вполне достижимая задача. При этом нельзя отставать и от мировых тенденций. Ведущие страны уже стоят на пороге внедрения лечебных технологий, построенных на био- и генной инженерии, на расшифровке генома человека. Это будет действительно революция в медицине. Считаю, что Минздрав и Российская академия наук должны сделать приоритетными фундаментальные и прикладные исследования в сфере медицины.

Нужно серьёзно усилить роль профессионального сообщества в управлении системой здравоохранения. Знаю, что идеи на этот счёт уже сформулированы и заслуживают поддержки. Прошу Минздрав вместе с ведущими объединениями медицинских работников внести конкретные предложения.

Нам нужно возрождать и традиции милосердия. Предлагаю организовать в России широкое движение добровольцев, готовых работать в системе здравоохранения, оказывать посильную помощь. При этом убеждён: волонтёры, на деле проработавшие несколько лет в учреждениях здравоохранения, должны иметь преимущества при поступлении в медицинские вузы.

Уважаемые коллеги! Наступающий 2014 год объявлен в России Годом культуры. Он призван стать годом истинного просветительства, обращения к нашим культурным корням, к вопросам патриотизма, нравственности и морали.

Мы знаем всеохватывающую, объединяющую роль культуры, истории, русского языка для нашего многонационального народа и с учётом этого должны выстраивать государственную политику, в том числе в сфере образования.

Нам нужны школы, которые не просто учат, что чрезвычайно важно, это самое главное, но и школы, которые воспитывают личность. Граждан страны – впитавших её ценности, историю и традиции. Людей с широким кругозором, обладающих высокой внутренней культурой, способных творчески и самостоятельно мыслить.

Уже дано поручение начиная со следующего учебного года предусмотреть в выпускном классе итоговое сочинение. Естественно, что его результаты должны наряду с ЕГЭ учитываться при поступлении в вузы и другие учебные заведения.

Решающее значение для будущего российской школы приобретает профессиональный рост учителя. Он должен быть готов использовать в обучении современные технологии, уметь работать с детьми с ограниченными возможностями по здоровью. Прошу подготовить комплексную программу обновления кадров для школ. Знаю, что Министерство образования этим уже занимается, включая развитие системы непрерывной подготовки и повышения квалификации учителей. Нужно завершать эту работу по подготовке этой программы.

Есть ещё одна проблема, которую нужно решать безотлагательно. Уже сейчас занятия идут во многих школах в две смены: почти четверть российских школ, а в городах почти половина работает по такой системе. А в ближайшие 5–6 лет благодаря позитивной демографической динамике число школьников возрастёт на миллион.

Обращаюсь к Правительству, Федеральному Собранию, региональным властям – нам нужно оценить масштаб этой проблемы. Предусмотреть эффективные решения, в том числе надо так строить детские сады, чтобы в перспективе их можно было использовать под начальную школу.

Это не должно привести к удорожанию проектов детских садов. И как вариант можно рассмотреть возможность строительства школы и детского сада под одной крышей, в едином комплексе.

Конечно, оговорюсь, понимаю прекрасно, что это не федеральный уровень ответственности, а региональный и даже местный, но нам нужно понять масштаб проблемы. Нельзя отмахиваться. Если это имеет огромное значение для страны и приобретает такие формы, то, думаю, что без федеральной поддержки здесь не обойтись.

И конечно, мы должны продолжить развитие инфраструктуры массового детско-юношеского спорта. Делать всё, чтобы повышался престиж активного образа жизни. Собственно, в этом главная идея успешно прошедшей Универсиады в Казани и Олимпийских игр в Сочи, которые откроются уже совсем скоро. Уверен, на высоком уровне мы организуем и Олимпиаду в Сочи, и чемпионат мира по футболу, и зимнюю Универсиаду в Красноярске.

Уважаемые коллеги! По последним данным статистики за январь–октябрь текущего года, в России зафиксирован естественный прирост населения. Такие результаты мы имеем впервые с 1991 года. Это очень хороший показатель.

Рождаемость превысила смертность почти в половине субъектов Российской Федерации. Причём во всех регионах Урала и Сибири, в большинстве регионов Поволжья и Дальнего Востока она опережает среднероссийские показатели.

Но нужно понимать и другое. Сейчас свои семьи начинает создавать поколение 90-х годов, когда спад рождаемости был не просто глубоким, он был катастрофическим. И потому необходимы особые усилия для того, чтобы позитивный демографический поворот в России был необратим.

Хочу напомнить, что один из лучших показателей рождаемости в нашей стране фиксирован в конце 80-х годов. И тогда же был достигнут пик жилищного строительства. Сегодня жилищная политика вновь должна стать одним из решающих факторов демографического развития.

Правительство уже определило подходы к реализации программы строительства доступного жилья. В её рамках до конца 2017 года планируется дополнительно построить не менее 25 миллионов квадратных метров жилья со всей социальной инфраструктурой, чтобы семьи со средним достатком могли улучшить свои жилищные условия. Я предлагаю назвать эту программу «Жильё для российской семьи», чтобы концентрировать внимание на этой проблеме.

В целом по стране к 2016 году нужно преодолеть отметку в 75 миллионов квадратных метров жилья, что выше рекордного показателя 1987 года. Тогда было построено 72,8 миллиона квадратных метров. Современные технологии позволяют строить много, недорого относительно и качественно. Но при этом нужно решить несколько задач.Прежде всего принять наконец все изменения в законодательство, которые разблокируют наконец процесс предоставления земельных участков под застройку; сделать это в течение ближайших месяцев. Мы постоянно обсуждаем эту тему, за последние несколько недель многократно возвращались к этой теме.

Органы местного самоуправления будут обязаны выставлять все свободные участки под застройку на торги по прозрачным и ясным процедурам. Одновременно должна возрасти ответственность застройщика: получил решение, но не начал вовремя строить – верни землю.

Следующий барьер, который сдерживает стройку, – это дефицит средств на обеспечение земельных участков инженерной инфраструктурой. Нужно создать специальные инструменты для решения этой проблемы, определиться с финансовыми источниками и организационной формой.

Знаю, что по инициативе фискальных органов Правительство готовит предложения по упорядочению интернет-торговли. Это тоже могло бы стать одним из источников средств для развития инженерной инфраструктуры. Я прошу сделать предложения на этот счёт.

И, наконец, нужно навести порядок с разрешительными процедурами. Они до сих пор не унифицированы. Прошу установить единый исчерпывающий перечень разрешительных документов на строительство, предельно сократить сроки необходимых процедур и сделать это уже до конца марта 2014 года.

Коллеги прекрасно понимают, почему так происходит, почему до сих пор не решается. Очень коррумпированная сфера потому что. В этом вся проблема.

Уважаемые коллеги! Мы понимаем, что базовое условие для решения задач социального развития – это возобновление устойчивого экономического роста. По сути, я перехожу к сердцевине всей нашей работы.

Да, конечно, мы испытываем последствия глобального кризиса. Но нужно прямо сказать, основные причины замедления носят не внешний, а внутренний характер.

По объёмам ВВП Россия – это, конечно, хорошо – вошла в пятёрку крупнейших экономик мира. Однако по такому ключевому показателю, как производительность труда, мы отстаём от ведущих стран в два-три раза. Необходимо форсированно преодолеть этот разрыв.

Для этого в полную силу задействовать новые факторы развития. Какие факторы? Они тоже хорошо всем известны. Это высокое качество профессионального образования и гибкий рынок труда, благоприятный инвестиционный климат и современные технологии.

Поручаю Правительству совместно с Российской академией наук провести корректировку перспективных направлений развития науки и техники. В соответствии с этими приоритетами должен строить свою работу и недавно созданный Российский научный фонд. Он призван сосредоточиться на финансировании фундаментальных исследований и программ с длительным горизонтом реализации. Рассматриваю эту работу как общенациональную задачу.

Совсем недавно, уважаемые коллеги, руководители всех фракций, представленных в парламенте, на встречах в ходе подготовки к сегодняшнему Посланию высказывали свои предложения по участию в инновационном развитии страны. Вы все проголосовали за закон, которым создан был Российский научный фонд. Предлагаю всем фракциям парламента направить своих представителей в Попечительский совет Российского научного фонда.

Что касается прикладных исследований, то эта работа должна быть сосредоточена на базе технологических платформ. Предлагаю переориентировать на поддержку таких исследований средства соответствующих целевых программ, в первую очередь такой программы, как «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса». При этом важно, чтобы работал принцип софинансирования проектов и со стороны государства, и со стороны бизнеса.

Сегодня у нас в среднем из 265 полученных научных результатов только один – только один – становится объектом правовой охраны. Вклад добавленной стоимости, которая образуется от оборота интеллектуальной собственности, в ВВП России – менее одного процента. Это не просто мало, это очень мало. В США этот показатель – 12 процентов, в Германии – 7–8, а у наших соседей в Финляндии – 20. Поэтому техплатформы должны быть нацелены на конкретный результат, на получение патентов и лицензий, на практическое внедрение разработок.

Нам необходимо формировать внутренний спрос на высокие технологии. Это чрезвычайно важное обстоятельство – внутренний спрос нужен на эти технологии. Использовать для этих целей необходимо систему государственных закупок, инвестиционные программы госкомпаний. Это огромные деньги, триллионы рублей.

Также надо провести серьёзную инвентаризацию институтов развития. В последнее время их деятельность рассыпалась на множество разрозненных проектов, порой напрямую не связанных с инновациями. Мы не для этого создавали эти институты развития. Проекты, может быть, и хорошие. Но создавались эти институты для поддержки именно инновационного развития экономики. Нужно восстановить в их работе стратегический вектор на технологический прорыв.

Чтобы очистить экономику от устаревших, неэффективных, вредных технологий, необходимо наконец отстроить современную систему технического и экологического регулирования. Очень сложный, очень чувствительный для экономики вопрос. Рассчитываю, что Правительство совместно с бизнесом, с нашими коллегами по Таможенному союзу энергично проведёт эту работу.

Кроме того, предлагаю создать систему статистической оценки уровня технологического состояния отраслей экономики, чтобы иметь объективную картину нашей конкурентоспособности. В советский период такая система работала. Ликвидирована, ничего на этой базе не создано. Нужно её воссоздать.

Следующая задача – поддержка несырьевого экспорта. Такая система в полном объёме так и не заработала. Сохраняется много административных барьеров. Получение разрешения на экспорт занимает более двадцати дней. Для сравнения тоже скажу, что в Штатах это шесть дней, в Канаде и, скажем, в Южной Корее – восемь. Все эти вопросы надо учесть в новой «дорожной карте» по поддержке экспорта. Прошу Правительство совместно с Агентством стратегических инициатив разработать её к 1 марта 2014 года.

Уважаемые коллеги! Принципиальная роль в качественном развитии экономики принадлежит новым профессиональным стандартам. Они должны задать требования к квалификации каждого специалиста. Но они сработают только в том случае, если будут востребованы самим бизнесом. Поэтому их подготовка должна идти с участием самих профессиональных сообществ. Я предлагаю создать Национальный совет профессиональных квалификаций. И не при каком-то ведомстве, а как действительно независимый орган. В его работе должны принять участие ведущие деловые объединения и профессиональные ассоциации. За два года Совет должен утвердить весь пакет новых профессиональных стандартов.

Прошу наших коллег из бизнеса, из упомянутых мною объединений не уклоняться от этой работы. Это, в конце концов, в ваших интересах.

Под требования стандартов следует перенастроить всю систему профессионального образования. Очень многое можно заимствовать из собственного опыта, естественно, на новом уровне. Имею в виду что? Это и возрождение школьной профориентации, работа высших технических учебных заведений – втузов, которые создавались на базе крупных промышленных предприятий. Главный принцип – обучение на реальном производстве, когда теория подкрепляет практические навыки.

Отдельно хотел бы сказать и о высшей школе. Большинство юношей и девушек стремятся получить высшее образование. Качество университетов и вузов должно соответствовать этому запросу. Только тогда «образовательный драйв» молодёжи станет мощным стимулом развития страны. Однако сегодня как в столицах, так и в регионах много вузов, которые не отвечают современным требованиям.

Считаю, что для обновления всей системы высшего образования нужно использовать потенциал лучших вузов, делегировав им право и полномочия по оценке качества образования, в том числе с их помощью добиться того, чтобы выпускники были востребованы на рынке труда, а экономика и общество получили реальную отдачу.

Ни в коем случае нельзя создавать барьеры для образовательной мобильности наших граждан. Это касается и платы, кстати говоря, за студенческие общежития. Цены здесь не должны браться «с потолка», а должны прямо зависеть от условий проживания и объёма предоставляемых услуг. Прошу Минобрнауки и органы студенческого самоуправления жёстко контролировать эту ситуацию. Невозможно до небес задирать цены на общежития для студентов.

Хочу обратить внимание ректоров университетов. Скоро дело придёт знаете к чему? Минфин будет учитывать ваши доходы и будет занижать соответствующие нормативы. Вы дождётесь этого. Пострадают образование, студенты и сами вузы.

Мы также должны значительно нарастить экспорт качественных образовательных услуг, создать условия для получения образования в российских вузах для иностранных граждан и наших соотечественников, прежде всего из государств СНГ. Это очень серьёзный инструмент укрепления культурного, интеллектуального влияния России в мире.

В ближайшее время нужно обеспечить взаимное признание документов о школьном образовании со всеми странами Содружества, а также проработать вопрос (это как предложение) о создании пунктов проведения ЕГЭ по российским стандартам, например, в странах СНГ на базе центров русского языка. Такие экзамены должны проводиться в одно время со сдачей ЕГЭ в наших школах. Всё это должно дать возможность талантливым молодым людям из стран Содружества поступать в наши высшие учебные заведения.

И, наконец, следует ускорить принятие правовых актов, которые позволят российским вузам активно развивать массовое дистанционное образование, также ориентированное прежде всего на наших соотечественников и граждан СНГ.

Совершенствуя профессиональное образование, надо помнить, что рынок труда становится более гибким. И граждане в случае необходимости должны иметь возможность пройти переподготовку, взять новый профессиональный старт. Надо создать условия и для тех, кто готов переехать на другое место работы, в другой город, в другой регион. Естественно, делать это с учётом задач территориального развития, привлекая бизнес.

Нужно оказать людям информационную поддержку, включая создание общефедеральной базы вакансий, чтобы каждый человек мог увидеть, в каком регионе он может найти хорошую работу. Здесь необходим целый комплекс решений. Прошу его разработать. Имею в виду и арендное жильё, и так далее. Вы сами знаете, что это такое. Список большой. Его можно и нужно сделать как можно быстрее.

Важная задача – повысить привлекательность сельских территорий для жизни и работы. Мы уже вложили очень серьёзные средства в развитие АПК. Отрасль демонстрирует очень хорошую динамику. В результате мы по многим позициям полностью обеспечили себя отечественными товарами. Большое спасибо селянам за эту работу и за её результаты.

Теперь на первый план выходит задача закрепления людей на селе, формирования современной, комфортной инфраструктуры в сельских территориях. Прошу обратить на это особое внимание при внесении изменений в государственную программу развития АПК.

Отдельно хотел бы сказать о ситуации в моногородах. Это непростое наследие, которое досталось нам ещё из советской экономики. Здесь проживает более 15 миллионов человек. Да, немало моногородов и посёлков находится в сложном положении. Но здесь есть база: социальная инфраструктура, жильё, профессиональные кадры. Нужно посмотреть, чего не хватает бизнесу, какие преференции ему нужно создать и создать какие условия, чтобы инвестор шёл в эти моногорода не из-под палки, а видел реальную выгоду. Поверьте, лучше нам это сделать таким образом, чем вкладывать потом десятки миллиардов в трудоустройство напрямую из бюджета. А придётся это делать при известном развитии ситуации.

Также прошу представить предложения по комплексному развитию моногородов, по реализации здесь инвестиционных проектов с предложениями по источникам финансирования, по снятию напряжения на рынке труда и адресному содействию малому и среднему бизнесу.

В этой связи хочу обратиться к руководителям всех субъектов Российской Федерации. Мы, конечно, знаем о состоянии региональных бюджетов. Но нельзя жить только текущими заботами.Уже неоднократно звучала идея, которую я, разумеется, поддерживаю: все регионы страны могут предоставлять двухлетние налоговые каникулы для новых малых предприятий, работающих в производственной, социальной, научной сферах. (Аплодисменты.) Наверное, не все губернаторы аплодируют, но хочу вам сказать, что завтра это окупится дополнительными поступлениями в казну регионов и муниципалитетов. Это же новые предприятия, их просто ведь пока нет, а значит, нет и не будет выпадающих доходов бюджета. И наоборот: создадим условия для таких предприятий – такие доходы появятся.

Кроме того, надо предусмотреть для малых предприятий и индивидуальных предпринимателей возможность платить налоги и страховые взносы по принципу «одного окна». Это разные платежи. Нужно просто свести их в одно место, и чтобы в одно время можно было платить.

И ещё одна сложная проблема, связанная с состоянием рынка труда. Это иностранная трудовая миграция. Отсутствие должного порядка не только деформирует структуру занятости, но и вызывает дисбалансы в социальной сфере, провоцирует национальные конфликты, обостряет криминогенную обстановку.

Нужно упорядочить приём на работу иностранных граждан, прибывающих в Россию в безвизовом порядке, усилить ответственность работодателей за использование труда иностранных работников. И конечно, если они живут и работают в России, пользуются системами образования и здравоохранения, они должны нести соответствующие обязательства, платить налоги и другие платежи.

У нас здесь непростая задача. Мы не можем порвать наши особые связи с бывшими республиками Советского Союза, но и порядок нужно наводить. В этой связи следует изменить действующую патентную систему. Сейчас иностранный работник должен приобретать патент, если он работает у физического лица. Предлагаю, чтобы юридические лица и индивидуальные предприниматели также имели возможность нанимать иностранного работника на основе патента.

Стоимость патента будет определять сам субъект Федерации в зависимости от ситуации на региональном рынке труда и от среднего уровня дохода населения на этой территории. Система патентов должна быть дифференцированной и стимулировать приток в Россию прежде всего профессиональных, образованных специалистов, знающих русский язык, близких к нашей культуре. Подчеркну, патент должен действовать только в том регионе, где он приобретён.

Рассчитываю на то, что если грамотно организовать эту работу, то это будет экономический инструмент регулирования миграционных потоков. Понимаете? Экономический инструмент – имею в виду стоимость этого патента в разных регионах Российской Федерации.

И, наконец, нужно усилить контроль за целями въезда иностранных граждан. Так делают все цивилизованные страны. Государство должно знать, зачем и на какой срок приезжает иностранец в Россию. При этом надо решить вопрос с иностранцами, которые въехали в страну в безвизовом порядке и длительное время находятся в России без определённой цели. Якобы без определённой, у них, наверное, какая-то цель есть, но государство об этом ничего не знает. Срок их пребывания в стране должен быть ограничен, а для тех, кто нарушает правила пребывания, въезд в Россию будет запрещён. В зависимости от тяжести нарушения на срок от 3 до 10 лет.

Эти меры поставят дополнительный барьер для иностранных граждан, которые, если говорить прямо, занимаются теневой, а то и криминальной деятельностью или работают нелегально, зачастую в нечеловеческих условиях, и сами, к сожалению, становятся жертвами преступников.

Уважаемые коллеги! Два года назад вместе с бизнес-сообществом мы начали системную работу по улучшению делового климата в России. Результаты, прямо скажу, есть и хорошие. Может быть, даже мало кто ожидал, что состоятся эти результаты, но они есть, повторяю. Нужно идти дальше. К 2015 году должна быть в основном сформирована нормативно-правовая база для благоприятного ведения бизнеса.

Поэтому уже со следующего года мы запустим национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в регионах России. По сути, он станет механизмом оценки реализации национальной предпринимательской инициативы в каждом субъекте Федерации.

Одновременно мы должны создать стимулы для тех регионов, которые развивают свою экономическую базу, для тех, кто сделал смыслом своей работы поддержку деловой инициативы и создание новых производств и рабочих мест.

Сейчас скажу очень приятную новость для руководителей регионов Российской Федерации. Считаю, что если регион вкладывает свои средства в создание индустриальных и технопарков, бизнес-инкубаторов, то дополнительные федеральные налоги, которые в течение трёх лет поступят от размещённых там предприятий, должны возвращаться в субъект Федерации в форме межбюджетных трансфертов. Внимание – в пределах затрат региона на создание инфраструктуры таких площадок.

Ничего смешного. Предложение хорошее. Оно выстрадано в изнурительной дискуссии с Министерством финансов. И я прошу Министра финансов не размывать эти договорённости. Самым внимательным образом прошу к этому отнестись и исполнить.

По-прежнему чувствительная тема для предпринимателей – это избыточное внимание со стороны разного рода контролёров. Контрольная работа нужна, но работа по изменению принципов деятельности контрольно-надзорных структур должна быть продолжена.

Она ведётся и должна быть продолжена, а чтобы дополнительно повысить открытость в этой сфере, предлагаю создать единый федеральный портал, на котором каждая проверка будет иметь индивидуальный номер. И сразу будет видно, кто её инициировал, в отношении кого она проводилась, какие мотивы были у проверяющего органа и, самое главное, какие результаты получены в ходе этой проверки.

Хотел бы обратить внимание ещё на одну проблему – механизмы разрешения хозяйственных споров по-прежнему далеки от лучших мировых практик, в том числе нам нужно серьёзно повысить авторитет третейских судов.

Прошу Правительство совместно с РСПП и Торгово-промышленной палатой в короткие сроки разработать и внести в Госдуму законопроект о кардинальном совершенствовании третейского судопроизводства.

В прошлом году в Послании я говорил о задачах по деофшоризации экономики. Ещё одна тема, на которую я хотел бы обратить ваше внимание и к которой считаю необходимым вернуться и сегодня.

Почему? Прямо скажу, результаты пока мало заметны. Напомню о масштабной сделке текущего года с объёмом более 50 миллиардов долларов. Продажа долей в компании ТНК–BP прошла вне российской юрисдикции, хотя продавцы известны – это российские граждане, и покупатель хорошо известен – одна из крупнейших российских компаний.

По оценкам экспертов, в прошлом году через офшоры или полуофшоры прошли российские товары общей стоимостью 111 миллиардов долларов – это пятая часть всего нашего экспорта. Половина из 50 миллиардов долларов российских инвестиций в другие страны также пришлась на офшоры. За этими цифрами – выводы капиталов, которые должны работать в России, прямые потери бюджета страны.

Поскольку ничего как следует в этой сфере не сделано за год, у меня есть предложения. Вот они.

Доходы компаний, которые зарегистрированы в офшорной юрисдикции и принадлежат российскому собственнику, конечному бенефициару, должны облагаться по нашим налоговым правилам, а налоговые платежи должны быть уплачены в российский бюджет. И нужно продумать систему, как эти деньги изъять.

Они есть, кстати говоря, такие способы, здесь ничего такого, знаете, необычного нет. В некоторых странах уже вводится такая схема: хотите в офшорах – пожалуйста, но деньги сюда. Вводится в странах с развитой рыночной экономикой. И работает такая схема.

Далее. Компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами государственной поддержки, включая кредиты ВЭБа и госгарантии. Им, этим компаниям, также должен быть закрыт доступ к исполнению государственных контрактов и контрактов структур с госучастием.

Другими словами: хочешь пользоваться льготами, господдержкой и получать прибыль, работая в России, регистрируйся в российской юрисдикции.

Следует повышать прозрачность экономики. За предоставление заведомо недостоверных, неполных сведений о реальном положении банков, страховых компаний, пенсионных фондов, других финансовых организаций необходимо ввести уголовную ответственность в отношении их руководства.

Нужно продолжить принципиальную и твёрдую линию по избавлению нашей кредитно-финансовой системы от разного рода «отмывочных контор», или, как ещё говорят, «прачечных». При этом интересы добросовестных клиентов и вкладчиков проблемных банков должны быть надёжно защищены.

Борьба с размыванием налоговой базы, с разного рода офшорными схемами – сегодня мировая тенденция. Эти темы широко обсуждаются в формате и «восьмёрки», и «двадцатки». И Россия будет проводить такую политику как на международном, так и на национальном уровне.

Требования ответственности в полной мере касаются не только частного бизнеса, но и руководителей находящихся под контролем государства компаний и институтов развития. Предлагаю Правительству кардинально изменить принципы их работы, здесь не должно быть зон «управленческого уюта». Они получают очень хорошие деньги. Мы не добьёмся большого эффекта для экономики, если у них там всё поотрезаем, кадры не получим там нужные. Но контроль за их работой должен быть налажен, и налажен должным образом.

Все такие структуры должны разработать свои долгосрочные стратегии, в них обозначить чёткие цели и показатели персональной ответственности руководства. В трудовых договорах менеджмента необходимо предусмотреть ответственность за невыполнение поставленных задач, в том числе и материальную ответственность.

Программы компаний, включённых в список стратегических предприятий, должны утверждаться Правительством Российской Федерации, а их реализация – проходить внешний аудит. Я посмотрел вчера: это несколько десятков компаний. У нас несколько списков, но список стратегических – это несколько десятков всего. Конечно, это дополнительная нагрузка, но Правительство, конечно, справится с этой задачей.

Вновь подчеркну: ресурсы и государства, и частного бизнеса должны идти на развитие, на достижение стратегических целей. Например, таких, как подъём Сибири и Дальнего Востока. Это наш национальный приоритет на весь XXI век. Задачи, которые предстоит решить, беспрецедентны по масштабу, а значит, и наши шаги должны быть нестандартными.

Мы уже приняли решение по льготной ставке налога на прибыль и ряду других налогов для новых инвестпроектов на Дальнем Востоке. Считаю целесообразным распространить этот режим на всю Восточную Сибирь, включая Красноярский край и Республику Хакасия.

Кроме того, на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири предлагаю создать сеть специальных территорий опережающего экономического развития с особыми условиями для организации несырьевых производств, ориентированных в том числе и на экспорт. Для новых предприятий, размещённых в таких зонах, в таких территориях, должны быть предусмотрены – и дальше то, что, собственно, предлагается, – должны быть предусмотрены пятилетние каникулы по налогу на прибыль, НДПИ (за исключением нефти и газа, это доходная отрасль), налогу на землю, имущество, а также, что очень важно для высокотехнологичных производств, – льготная ставка страховых взносов.

И, что так же важно, здесь будут созданы условия ведения бизнеса, конкурентные с ключевыми деловыми центрами АТР, должны быть созданы такие условия, включая процедуры разрешения на строительство, подключения к электросетям, прохождения таможни. А чтобы решить вопрос с инфраструктурой в таких территориях, активно задействуем возможности Фонда развития Дальнего Востока.

До 1 июля 2014 года следует определить, где конкретно будут организованы такие территории, а также выпустить все правовые нормативные акты, необходимые для их работы. Имея в виду важность и масштабность этой задачи, прошу Председателя Правительства взять эту работу под личный контроль. В дальнейшем, с учётом опыта и практики деятельности таких территорий, полученного эффекта, примем решение об их будущем развитии.

Мы продолжим и те проекты, которые сегодня уже реализуются. Так, на острове Русский, как вы знаете, построен новый университет. Он должен наладить глубокую научную экспертизу программ развития Дальнего Востока, обеспечить потребность региона в кадрах, прежде всего по таким направлениям, как космос, биотехнологии, робототехника, дизайн, инжиниринг, океанология и использование морских ресурсов.

Уверен, что разворот России к Тихому океану, динамичное развитие всех наших восточных территорий не только откроет нам новые возможности в экономике, новые горизонты, но и даст дополнительные инструменты для проведения активной внешней политики.

Уважаемые коллеги! Мировое развитие становится всё более противоречивым и более динамичным. В этих условиях возрастает историческая ответственность России. И не только как одного из ключевых гарантов глобальной и региональной стабильности, а как государства, которое последовательно отстаивает свои ценностные подходы. В том числе в международных отношениях.

Накал военно-политической, экономической, информационной конкуренции в мире не снижается, а только усиливается. И другие центры влияния внимательно следят за усилением России.

Мы всегда гордились своей страной. Но мы не претендуем на звание какой-то сверхдержавы, понимаемое как претензии на мировую или региональную гегемонию, не покушаемся ни на чьи интересы, никому не навязываем своё покровительство, никого не пытаемся учить жить. Но мы будем стремиться быть лидерами, защищая международное право, добиваясь уважения к национальному суверенитету, самостоятельности и самобытности народов. И это абсолютно объективно и объяснимо для такого государства, как Россия, с её великой историей и культурой, с многовековым опытом не так называемой толерантности, бесполой и бесплодной, а именно совместной, органичной жизни разных народов в рамках одного единого государства.

Сегодня во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности, стираются национальные традиции и различия наций и культур. От общества теперь требуют не только здравого признания права каждого на свободу совести, политических взглядов и частной жизни, но и обязательного признания равноценности, как это не покажется странным, добра и зла, противоположных по смыслу понятий. Подобное разрушение традиционных ценностей «сверху» не только ведёт за собой негативные последствия для обществ, но и в корне антидемократично, поскольку проводится в жизнь исходя из абстрактных, отвлечённых идей, вопреки воле народного большинства, которое не принимает происходящей перемены и предлагаемой ревизии.

И мы знаем, что в мире всё больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей, которые тысячелетиями составляли духовную, нравственную основу цивилизации, каждого народа: ценностей традиционной семьи, подлинной человеческой жизни, в том числе и жизни религиозной, жизни не только материальной, но и духовной, ценностей гуманизма и разнообразия мира.

Конечно, это консервативная позиция. Но, говоря словами Николая Бердяева, смысл консерватизма не в том, что он препятствует движению вперёд и вверх, а в том, что он препятствует движению назад и вниз, к хаотической тьме, возврату к первобытному состоянию.

В последние годы мы видели, как попытки навязать другим странам якобы более прогрессивную модель развития на деле оборачивались регрессом, варварством, большой кровью. Так было в целом ряде стран Ближнего Востока, Северной Африки. Такая драматическая ситуация складывалась и вокруг Сирии.

На сирийском направлении международному сообществу совместно пришлось делать судьбоносный выбор: либо скатываться к дальнейшему размыванию основ миропорядка, к торжеству права силы, к кулачному праву, к умножению хаоса, либо коллективно принимать ответственные решения.

Считаю нашим общим успехом, что выбор был сделан именно на основе фундаментальных принципов международного права, здравого смысла и логики мира. Удалось избежать, во всяком случае на сегодняшний день, внешнего военного вмешательства в сирийские дела и распространения волн конфликта далеко за пределы региона.

Россия внесла в этот процесс весьма существенный вклад. Мы действовали твёрдо, продуманно и взвешенно. Ни разу не поставили под угрозу ни свои собственные интересы и безопасность, ни глобальную стабильность. На мой взгляд, так и должна действовать зрелая и ответственная держава.

В результате вместе с партнёрами нам сообща удалось развернуть ход событий от войны к налаживанию общесирийского политического процесса и достижения гражданского согласия. Под международный контроль поставлены химические арсеналы Сирии. Их ликвидация – важный шаг в укреплении режимов нераспространения оружия массового уничтожения. Сирийский прецедент подтвердил центральную роль ООН в мировой политике.

Как показала ситуация вокруг Сирии, а теперь уже и вокруг Ирана, любая международная проблема может и должна решаться исключительно политическими средствами, не прибегая к силовым акциям, которые не имеют перспективы и вызывают отторжение у большинства стран мира.

По иранской ядерной программе в этом году сделан прорывной, но лишь первый шаг. Необходимо и далее вести терпеливый поиск более широкого решения, гарантирующего неотъемлемые права Ирана на развитие мирной ядерной энергетики и безопасность, хочу это подчеркнуть, всех стран региона, включая Израиль.

Кстати, именно иранская ядерная программа в своё время служила, пожалуй, главным аргументом развёртывания систем противоракетной обороны (это так, между прочим, скажу). Теперь что получается? Иранская ядерная проблема уходит, а система ПРО остаётся. И не просто остаётся, а получает своё дальнейшее развитие. Но об этом скажу чуть позже.

Ещё раз хочу подчеркнуть: Россия готова к совместной работе со всеми партнёрами в интересах обеспечения общей, равной и неделимой безопасности.

На решение острых мировых проблем, укрепление режимов нераспространения, противодействие международному терроризму и борьбу с наркоугрозой будет направлено наше председательство в «восьмёрке» в наступающем году. Так же мы будем действовать и намерены этими же принципами руководствоваться при подготовке саммитов БРИКС и ШОС, которые Россия примет в 2015 году.

Сейчас мы входим в решающую стадию подготовки Договора о Евразийском экономическом союзе. Рассчитываем, что к 1 мая 2014 года согласование текста Договора будет завершено, и он поступит в парламенты России, Белоруссии и Казахстана. Прошу вас, уважаемые коллеги, рассмотреть и поддержать этот документ в приоритетном порядке.

Добавлю, что уже сейчас действуют рабочие группы, которые готовят «дорожные карты» по присоединению к Таможенному Союзу Киргизии и Армении. Уверен, реальные достижения евразийской интеграции только повысят интерес к ней со стороны других наших соседей, в том числе и со стороны украинских партнёров.

Ещё до всех этих событий, которые сейчас мы видим в Киеве, а я очень рассчитываю, что всем политическим силам страны в интересах украинского народа удастся договориться и решить все накопившиеся проблемы, но ещё до всех этих проблем, начиная с мая текущего года Украина изъявила желание и присутствует на всех встречах «тройки» в качестве наблюдателя, участвует в дискуссиях и неоднократно заявляла ранее о своей заинтересованности в присоединении к отдельным соглашениям Таможенного союза.

Мы ничего никому не навязываем. Но если у наших друзей есть желание совместно работать, мы готовы к продолжению этой работы на экспертном уровне.

Наш интеграционный проект основан на равноправии, на реальных экономических интересах. Будем последовательно продвигать евразийский процесс, не противопоставляя его другим интеграционным проектам, в том числе, разумеется, и такому зрелому интеграционному проекту, как европейский, будем исходить из нашей взаимодополняемости и, конечно, будем продолжать работу с нашими европейскими друзьями по подготовке нового базового соглашения.

Уважаемые коллеги! Несколько слов о наших действиях по дальнейшему укреплению Вооружённых Сил.

Уже упоминал только что о проблеме противоракетной обороны, и вот что хотелось бы в этой связи сказать. Мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что система противоракетной обороны только по названию является оборонительной, а на самом деле это существенная часть стратегического наступательного потенциала. Вызывает озабоченность и разработка новых систем вооружений, таких как ядерные взрывные устройства малой мощности, стратегические ракеты в неядерном исполнении, гиперзвуковые неядерные высокоточные системы, предназначенные для нанесения ударов в короткий промежуток времени и на большую дальность.

Мы внимательно следим за развитием так называемой концепции «обезоруживающего мгновенного глобального удара», есть такая концепция и активно развивается в некоторых странах. Реализация всех этих планов может иметь крайне негативные последствия для региональной и глобальной стабильности.

Увеличение зарубежными странами потенциала стратегических высокоточных систем в неядерном исполнении в сочетании с наращиванием возможностей систем ПРО может свести на нет все ранее достигнутые договорённости в области ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений, привести к нарушению так называемого стратегического баланса сил.

Мы это прекрасно понимаем. И знаем в этой связи, что нам нужно делать. Ни у кого не должно быть иллюзий относительно возможности добиться военного превосходства над Россией. Мы этого никогда не допустим. Россия ответит на все эти вызовы: и политические, и технологические. Весь необходимый потенциал у нас для этого есть.

Наша военная доктрина и перспективные образцы вооружения, которые поступают и будут поступать в войска, позволяют нам, безусловно, обеспечить безопасность Российского государства.

Нам ещё многое нужно сделать по развитию современных высокоточных боевых комплексов. В то же время уже сейчас по ряду качественных параметров современных стратегических ядерных сил сдерживания мы успешно и по плану выходим на новые рубежи, и нашим партнёрам некоторым нас ещё догонять придётся.

Для дальнейшего усиления нашей ядерной триады ведётся разработка новых ракетных систем стратегического назначения наземного, морского и воздушного базирования. Продолжим укрепление РВСН, строительство атомного подводного флота. Начинаем работу и над перспективным комплексом дальней авиации.

На очереди формирование глобальной системы разведки. Чрезвычайно важная вещь – формирование глобальной системы разведки и целеуказания, которая будет работать в едином информационном пространстве и реальном масштабе времени в интересах Вооружённых Сил Российской Федерации. Это связано и с укреплением нашей космической группировки.

Мы продолжим развитие сил общего назначения: авиации, флота, Сухопутных войск. В текущем году в соответствии с планами до 220 тысяч человек возросло число рядовых и сержантов-контрактников. При этом мы должны думать, как создать подготовленный мобилизационный резерв.

И в этой связи тоже есть предложение: не отказываясь от отсрочек для студентов, изменить саму систему военной подготовки в вузах; дать возможность всем студентам пройти в ходе учёбы и последующего военного сбора воинскую подготовку и получить военную специальность.

Данный механизм позволит готовить нужное количество резервистов по наиболее востребованным, прежде всего техническим воинским специальностям, при этом не призывая их в Вооружённые Силы. Я прошу Правительство и Совет Безопасности представить конкретные предложения по организации такой системы.

Далее. Средства, которые мы выделяем на перевооружение армии и флота, на модернизацию оборонно-промышленного комплекса, как вы знаете, беспрецедентны. Они достигают цифры 23 триллиона вместе, 23 триллиона рублей.

В ближайшее десятилетие предприятия ОПК страны будут полностью загружены заказами. Смогут обновить свою производственную базу, создать качественные рабочие места. Напомню, что в отраслях ОПК у нас трудятся порядка двух миллионов человек. Вместе с членами семьи это почти семь миллионов человек. И у специалистов этой отрасли будет стабильная, высокооплачиваемая работа, а значит, и достаток в семьях.

Уже сейчас мы должны думать, как будут загружены предприятия ОПК после выполнения гособоронзаказа, после 2020 года. Нельзя допустить, чтобы эти предприятия оказались переразмеренными и невостребованными.

Нужно укреплять наши позиции на мировом рынке. И прошу Военно-промышленную комиссию представить предложения на этот счёт, чтобы наши предприятия могли своевременно переключиться на выпуск востребованной на нашем и на внешнем рынке продукции гражданского назначения.

Ещё один момент хотел бы особо отметить. Мы говорили, что все военнослужащие Минобороны, вставшие на очередь до 1 января 2012 года, будут до конца текущего года обеспечены постоянным жильём. В ближайшее время эта задача должна быть полностью решена. Так и будет. Обращаю на это внимание Министра обороны и прошу разбираться с каждым конкретным случаем, помогая людям выбрать наиболее удобный вариант.

Уважаемые коллеги! Впервые за всю историю страны мы закрываем вопрос с постоянным жильём для военнослужащих армии и флота России. И теперь можем сконцентрироваться на завершении создания современного фонда служебного жилья и комфортных военных городков.

Уважаемые коллеги! Чувство ответственности за страну – это лейтмотив, это нерв и стержень Конституции России, это призыв к каждому из нас.

Стратегическая повестка развития страны известна, в Послании конкретизированы основные направления работы, пути и методы достижения поставленных целей.

Всё, что заявлено, должно исполняться без всяких оговорок, ссылок и ведомственных толкований. В этом главная, самая весомая задача власти.

Наш долг – укреплять доверие людей. Только в этом случае будет расти активность граждан, появится стремление внести свой вклад в развитие страны.

Повторю, если решение принято, оно должно быть реализовано. Считаю такой подход концентрированным выражением ответственности и предлагаю сделать его девизом наступающего года, девизом для всех: для власти, для общества, для граждан.

Я абсолютно убеждён в том, что, опираясь на лучшие традиции нашего народа, используя самые современные идеи и эффективные способы развития, мы решим все стоящие перед нами задачи и обязательно добьёмся успеха.

Спасибо за внимание.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 12 декабря 2013 > № 969352 Владимир Путин


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 10 декабря 2013 > № 969347 Владимир Путин

Расширенное заседание коллегии Минобороны

Владимир Путин выступил на расширенном заседании коллегии Министерства обороны, посвящённом ходу военной реформы и деятельности Вооружённых Сил в 2013 году.

В работе коллегии приняли участие главнокомандующие видами и командующие родами войск, руководители центральных органов военного управления, командный состав военных округов, флотов, объединений и отдельных соединений Вооружённых Сил, а также представители Администрации Президента, Правительства, Федерального Собрания, ряда других федеральных органов государственной власти, ветеранских и общественных организаций.По традиции расширенная коллегия состоялась в здании Военной академии Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации в Москве.

Президент также вручил государственные награды ряду военнослужащих.

* * *

Выступление на расширенном заседании коллегии Министерства обороны

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые товарищи!

Сегодня в рамках расширенной коллегии обсудим, какие изменения произошли в Вооружённых Силах за текущий год, какие планы предстоит реализовать в ближайшей и долгосрочной перспективе.

Россия последовательно выступает за решение всех международных и региональных проблем исключительно мирными, дипломатическими средствами. Но надо прямо сказать, что фактор военного сдерживания по-прежнему играет весьма весомую роль.

Мы видим, как непросто складывается ситуация в некоторых регионах мира. Продолжается вооружённое противостояние в некоторых странах Ближнего Востока. В предстоящем 2014 году вывод международных сил из Афганистана может не только осложнить положение дел в этой стране, но и создать значительное поле нестабильности в соседних государствах Центральной Азии, что непосредственно затрагивает национальные интересы Российской Федерации и нашу безопасность.

Мы также знаем и то, что большинство ведущих стран активно модернизируют свои военные арсеналы, вкладывают огромные средства в разработки перспективных систем вооружений, построенных в том числе на технологиях нового поколения, на новых принципах. Не прекращаются попытки нарушить, размыть стратегический баланс, прежде всего они связаны, конечно, с планами строительства противоракетной обороны США, в том числе и в европейском сегменте.

Мы обязаны учитывать все эти потенциальные вызовы и угрозы безопасности нашей страны и соответственно строить нашу работу по дальнейшему укреплению Вооружённых Сил.

Сразу скажу, за прошедший год в этом направлении было многое сделано.

Серьёзным экзаменом для Вооружённых Сил стали 6 внезапных комплексных проверок боеготовности. Они впервые охватили подразделения практически всех видов и родов войск по всей территории страны, причём в отдельных случаях проверялось взаимодействие армии с федеральными и региональными органами исполнительной власти.

Конечно, не всё здесь ладно, не всё так, как нам бы хотелось, но для этого проверки и проводятся – чтобы выявить слабые места. Они выявлены, выводы сделаны. Очень надеюсь на то и исхожу из того, что всё это будет учитываться в дальнейшей практической работе. Но в целом проверки показали положительную динамику в войсках, позволили реально оценить их способность решать не заранее известные, а внезапно возникающие задачи.

Отмечу хорошую организацию командно-штабных учений по применению стратегических ядерных сил. В современной истории России оно прошло второй раз. Наземные, морские и воздушные комплексы успешно провели пуски ракет, подтвердили надёжность ядерного щита России.

Возросли боевые возможности войск Воздушно-космической обороны, прежде всего – системы предупреждения о ракетном нападении. На сегодняшний день зона её покрытия охватывает все основные ракетоопасные направления. Специалисты прекрасно знают проблемы в этой сфере, мы их очень подробно обсуждали совсем недавно на совещаниях с представителями промышленности. Всё решаемо и будет решаться.

Возобновлено постоянное присутствие ВМФ в акватории Средиземного моря. За год интенсивность походов всех наших четырёх флотов в Мировом океане выросла почти в 3 раза, увеличилось и число регулярных полётов дальней авиации.

Для более эффективной борьбы с международным терроризмом и выполнения отдельных задач за пределами России создаются Силы специальных операций.

Хороший уровень взаимодействия с союзниками был показан в ходе российско-белорусского стратегического учения «Запад-2013», а также на тренировках и учениях с участием подразделений ряда стран ОДКБ и СНГ. Вместе с союзниками мы можем гораздо более эффективно реагировать на потенциальные вызовы и угрозы безопасности, и нужно постоянно оттачивать механизмы такой координации.

Качественные изменения произошли и с поставками новой техники в войска. Сейчас сохраняются лишь некоторые задержки по поставкам техники в Сухопутные войска. Рассчитываю, что и здесь все долги в ближайшее время будут закрыты. Тем более что предприятия ОПК сейчас не только обновляют свою базу, но и вошли в хороший ритм работы, накопили опыт крупносерийного производства продукции, чего раньше не было, давно уже не было.

Благодаря конструктивному диалогу руководства Минобороны и представителей ОПК удалось снять многие проблемы, наладить хороший контакт между заказчиками и промышленностью. Конечно, и здесь ещё многое предстоит сделать. Прежде всего нужно работать по ценам и снижению издержек, по повышению качества и надёжности специального оборудования. Всё это будем делать в ходе текущей практической работы.

Напомню, что уже через год доля новой, современной техники в войсках должна составлять 30 процентов. В 2014 году в Вооружённые Силы должны поступить более 40 самых современных межконтинентальных баллистических ракет, более 210 самолётов и вертолётов, свыше 200 единиц бронетехники. На боевую вахту заступят атомные ракетоносцы «Александр Невский» и «Владимир Мономах», а состав орбитальной группировки пополнится 6 новыми спутниками.

При этом Минобороны должно обеспечить всю необходимую инфраструктуру для эксплуатации поступающей техники. То есть мы с вами понимаем: эксплуатировать можно и без инфраструктуры, как это частенько бывало раньше, но это дорого и расточительно. Нужно делать всё по-современному, с тем чтобы эта техника служила как можно дольше и служила бы народу, на обеспечение безопасности страны.

Нужно создавать эффективную базу для подготовки специалистов. В целом нужно и дальше совершенствовать содержание боевой учёбы, в том числе – продолжить практику проведения комплексных внезапных проверок частей и соединений, они должны пройти во всех видах и родах войск, во всех военных округах. Итогом боевой подготовки должно стать стратегическое учение «Восток-2014», в ходе которого предстоит отработать вопросы обеспечения военной безопасности в восточной части России.

Также в наступающем году нам надо завершить работу по комплектованию Вооружённых Сил личным составом, выйти здесь на уровень 95–100 процентов.

Предстоит продолжить набор рядовых и сержантов-контрактников. В этом году их число превысило уже 200 тысяч человек – 205,1. Как показывают итоги тренировок и учений, растущее число профессионалов заметно повышает боеспособность войск. Это нам и понятно. Чем сложнее техника, тем лучше должны быть подготовлены специалисты, которые на ней работают.

Кроме того, в будущем году надо закончить формирование новых соединений и воинских частей, входящих в перспективный боевой состав Вооружённых Сил. При этом особое внимание прошу уделить развёртыванию инфраструктуры и воинских частей на арктическом направлении. Об этом сейчас несколько слов скажу поподробнее.

Россия всё активнее осваивает этот перспективный регион, возвращается в него и должна располагать здесь всеми рычагами для защиты своей безопасности и национальных интересов.

Пользуясь сегодняшней возможностью, хочу поблагодарить личный состав и специалистов, которые в текущем году решали сложные задачи: восстанавливали нашу военную базу на Новосибирских островах, которые имеют ключевое значение для контроля над ситуацией во всём Арктическом регионе. Напомню, в этом году в разной стадии, но тем не менее уже начато восстановление северных аэродромов, а также аэродромов в Арктической зоне: Темп, Тикси, Нарьян-Мар, Алыкель, Анадырь, Рогачёво, Нагурская. До конца года планируется – и я рассчитываю на то, что это будет сделано, – заключить госконтракты на разработку проектно-сметной документации на развитие, а по сути – на возрождение аэродрома Тикси и на выполнение строительно-монтажных работ на аэродроме Североморск-1.

Уважаемые товарищи!

Отдельно остановлюсь на вопросах укрепления социальных гарантий военнослужащих, и прежде всего, конечно, речь о жилищных проблемах.

За последние пять лет новые квартиры получили свыше 162 тысяч семей военнослужащих Министерства обороны. Конечно, знаю о проблемах, которые возникали в ходе этой работы, их много, но и работа большая. Но ещё раз хочу подчеркнуть, и вы об этом хорошо знаете, никогда в прежние времена государство не выделяло таких денег на решение жилищных проблем военнослужащих, никогда.

Сейчас завершается формирование постоянного жилья для тех, кто встал на очередь до 1 января 2012 года. Напомню, что на начало текущего года их оставалось порядка 33 тысяч человек. За год очередь сократилась почти вдвое. В самое ближайшее время всем оставшимся военнослужащим этой категории, а это примерно 15,5 тысячи человек, должны быть предложены квартиры. Таким образом, вопрос с долгами по постоянному жилью мы закрываем. И хочу обратить на это внимание Министерства обороны и Контрольного управления Президента: нужно держать это под контролем. Я сказал: «закрываем». Мы должны быть уверены в том, что проблема действительно закрыта.

С 2014 года Минобороны должно перейти на плановый порядок обеспечения жильём. Кроме того, надо активнее задействовать ресурсы накопительно-ипотечной системы. За 11 месяцев этого года военнослужащими Минобороны приобретено почти 12 тысяч квартир, а всего с момента запуска системы в 2005 году – более 31 тысячи.На очереди – формирование фонда служебного жилья. Эта проблема, конечно, непростая, и она должна решаться в полном объёме с учётом штатной численности Вооружённых Сил, а также мест дислокации войск.

Нужно и дальше расшивать застарелые проблемы, приводить в порядок военные городки, передавать высвобождаемое избыточное имущество субъектам Федерации и муниципалитетам, в целом продолжать работу в соответствии с Планом обустройства военных городков на 2013–2014 годы и на перспективу до 2017 года. Я прошу руководство Министерства держать эту работу под постоянным контролем.

Уважаемые участники коллегии!

В этом году ряд районов Дальнего Востока и Сибири пострадали от масштабного наводнения, мы с вами очень хорошо об этом знаем. И, как всегда, на помощь людям пришла армия. Более 5,5 тысячи военнослужащих достойно выполнили свою миссию – помогли ликвидировать последствия стихии. Армия призвана защищать народ, конечно, в ходе вооружённой борьбы, но когда возникают такие масштабные трагедии, такие масштабные стихийные события, – конечно, без армии не обойтись и здесь. Я очень хорошо помню, видел, как военнослужащие со знаменем части ночью по грудь в воде держали разваливающуюся дамбу. Большое вам за это, ребята, спасибо.

В завершение ещё раз подчеркну: мы будем и дальше делать всё необходимое, чтобы Вооружённые Силы России отвечали всем современным требованиям, были надёжным гарантом обеспечения безопасности Российского государства.

Спасибо большое за внимание.

<…>

В.ПУТИН: Я, перед тем как мы перейдём к награждению, вот что хотел бы сказать. Действительно среди награждённых – в основном высший командный состав, руководство Министерства обороны. Здесь и лётчики, и моряки, и ракетчики, и представители Сухопутных войск, десантники.

В войска поступает новая техника, мы с вами об этом знаем и стремимся к переоснащению армии и флота. И многое действительно сделано, иначе бы и награждённых сегодня не было. Я хочу награждённых не только поздравить, но и поблагодарить за их работу – есть за что.

Вот что хотел бы сказать в этой связи. Формы вооружённой борьбы становятся всё более и более совершенными. Эффективность этой вооружённой борьбы и победы – они всегда за теми, у кого и дух крепче, и оружие не такое же, как у противника, а лучше, и умение им управлять у личного состава лучше, чем у потенциального противника. Поэтому вам многое нужно будет всем вместе – от младшего лейтенанта до генерала армии – многое нужно будет сделать и с точки зрения совершенствования вооружения (вы не промышленность, тем не менее за вами тоже очень много задач в этом плане), и в плане управления войсками, и в плане подготовки личного состава.

Мне бы очень хотелось, чтобы, понимая все сложности и все перспективы развития новых видов вооружений и способов ведения вооружённой борьбы, каждый на своём месте не просто исполнял бы свою работу, а творчески к ней подходил, всегда думал бы на тему о том, как сделать дополнительный шаг к совершенствованию нашей большой военной машины.

Большое значение, как всегда, конечно, в этом смысле принадлежит различного уровня штабам, в том числе и, конечно, прежде всего Генеральному штабу. Это не просто люди, которые бумажки считают, перекладывают и подшивают в дела, это аналитические центры должны быть. Как никогда это важно сегодня, как никогда важно.

В стилистике, в терминологии военного дела мы можем не только мириться, мы можем и подшутить над архаизмами типа «организация помывки личного состава» и так далее. Я думаю, что они сами моются, военнослужащие, чего их мыть. Но так сложилось. И с этой архаичной стилистикой, конечно, можно смириться и пошутить над этим. Но в сознании нашем, в головах наших не должно быть никакой архаики. Нужно мыслить по-современному, нужно на опережение всегда работать.

Я сказал, что в числе награждённых представители разных видов и родов Вооружённых Сил, но особо хотел бы отметить одного человека. Это адмирал флота в отставке Чернавин Владимир Николаевич, который не только многое сделал для развития военно-морских сил, но и всей вооружённой составляющей нашего государства. Если мы будем ориентироваться на самых лучших представителей старшего поколения, наших ветеранов, у нас всё получится.

Поздравляю вас с приближающимся Новым годом. Желаю вам всего самого доброго – вам, вашим семьям. Будьте счастливы.

Спасибо большое.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 10 декабря 2013 > № 969347 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 декабря 2013 > № 969343 Владимир Путин

Совещание по вопросу разработки профстандартов

Владимир Путин провёл совещание по вопросу разработки профессиональных стандартов.

Принятие Национального плана развития профессиональных стандартов определено майскими указами Президента, цель которых – создание прочной экономической базы социального развития общества.

* * *

Вступительное слово на совещании по вопросу разработки профессиональных стандартов

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня обсудим вроде бы скучный, сухой вопрос, а именно работу над профессиональными стандартами. Но на самом деле это очень важный вопрос для развития экономики, для рынка труда и практически для каждого работника.

Профстандарты должны задать чёткие и ясные требования к компетенции специалистов, служить ориентиром для людей, какими знаниями, навыками они должны обладать, чтобы быть востребованными на современном рынке труда.

В руках государства система профессиональных стандартов призвана стать одним из главных инструментов модернизации экономики, обеспечения высокого качества жизни людей через достойно оплачиваемый, высокопродуктивный производительный труд.

Отмечу, что многие существующие требования к профессиям безнадёжно устарели. Некоторые из них были сформированы 20 и даже 30 лет назад. Перечень того, что должен знать и что должен уметь делать конкретный специалист, занимает всего несколько предложений. Понятно, что современную экономику, рынок труда с такими поверхностными, прямо скажем, требованиями к профессиям не построить. Потому в известных указах мая прошлого года были отдельно поставлены задачи по разработке новых профстандартов.

Определённая работа Правительством проведена. Так, в Трудовой кодекс введены понятия профессионального стандарта и квалификации работника. Минтруд организовал разработку профстандартов.

Вместе с тем уже сейчас очевидны проблемы, которые впоследствии могут обесценить конечные результаты всей этой работы. Главное – профессиональные сообщества недостаточно встроены в эту работу, не всегда удовлетворены качеством создаваемого продукта. А это, как мы понимаем с вами, важнейший элемент всей этой совместной деятельности. Может получиться так, что текущая работа будет проведена, а закончится она тем, что всё это будет отправлено в корзину и будет где-то просто лежать на полках.

На что хотел бы прежде всего обратить ваше внимание, уважаемые коллеги. Первое. Не надо гнаться за количеством. Хотя, конечно, есть определённые параметры, о которых мы договорились, и хотелось бы, чтобы всё это было исполнено. Настаиваю на том, чтобы это было исполнено, но, конечно, не в ущерб качеству. Главное – обеспечить это качество и востребованность разрабатываемых стандартов. И ключевое условие здесь – независимая приёмка конечного продукта профессиональными сообществами и, конечно, профсоюзами. Экспертиза должна быть вневедомственной и, безусловно, компетентной.

Второе. Многие компании, как частные, так и государственные, формируют стандарты для внутреннего потребления, но пока со всеми остальными коллегами по цеху, да и по экономике в целом делиться не спешат. В целом, бизнес недостаточно мотивирован к участию в создании профстандартов, думает, что его усилия не будут востребованы.

Государство должно дать ясный сигнал, что стандарты будут внедрены на практике. Поэтому предлагаю начать, что называется, с себя. Профстандарты, в первую очередь, должны стать обязательными для государственных организаций и компаний с государственным участием, для бюджетных учреждений.

Третье. Необходимо разработать национальный классификатор профессиональной деятельности, который будет отражать не вчерашние, а перспективные потребности экономики, отвечать вызовам будущего. Именно на его основе нужно проводить разработку профессиональных стандартов. И начать следует с наиболее востребованных профессий.

Что хотелось бы отметить особо. Профстандарты только тогда будут работать на создание качественной экономики, если станут составной частью целостной системы национальных квалификаций. Она должна включать несколько ключевых элементов: это собственно профессиональные стандарты и отраслевые квалификационные требования, а также образовательные стандарты.

Профстандарты должны стать подлинным ориентиром для системы профессионального образования, обязательным – и хочу это подчеркнуть – при разработке образовательных программ наших вузов, лицеев и колледжей. Эту задачу нужно решать уже сейчас, иначе профстандарты попросту не будут работать. Естественно, понятно, как они будут работать, если они не будут готовиться в образовательной сфере.

Далее. Неотъемлемой частью создаваемой системы должен стать механизм подтверждения квалификации работников через профессиональный экзамен. Для этого необходимо выстроить целую сеть независимых сертификационных центров. Они должны подтверждать профессиональный уровень специалистов.

Такая оценка призвана служить своего рода паспортом профессиональной состоятельности человека при приёме на работу. Необходимо продумать механизм аккредитации таких центров. В целом, считаю, что следует разработать комплекс мер по созданию такой национальной системы квалификаций.

Прошу Правительство это сделать совместно с Агентством стратегических инициатив. При этом считаю принципиально важным увязать усилия и существующие наработки ведомств, ведущих профессиональных сообществ и работодателей вместе.

Вы знаете, когда-то эти профессиональные стандарты – хорошо это или плохо, но мы это из истории хорошо знаем, – они вывешивались на улице, ещё во времена Петра I: сапоги вешали на улице напротив мастерских, в которых работали сапожники, другие предметы – вот профессиональный стандарт условно. Сейчас другие времена, другие требования. Поэтому нужно подойти к этому самым серьёзным и в высшей степени профессиональным образом.

Давайте поговорим на эту тему подробнее.

<…>

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 декабря 2013 > № 969343 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 декабря 2013 > № 969339 Владимир Путин

Конференция Общероссийского народного фронта

Владимир Путин принял участие в конференции Общероссийского народного фронта «Форум действий». Обсуждались ключевые вопросы реализации основных направлений политики Президента в области здравоохранения, экономики, жилищно-коммунального хозяйства, образования и культуры.

В.ПУТИН: Добрый день, дорогие друзья! Рад приветствовать вас на конференции народного фронта.Мне сейчас только подробно рассказывали, как шли дискуссии на отдельных площадках и по экономике в целом, и по социальной сфере, по здравоохранению, по пенсионной реформе. Знаю, что эти дискуссии были достаточно энергичными, жёсткими, содержательными, предложений много.

Я считал очень важным, чтобы мероприятия, подобные сегодняшнему и вчерашнему, прошли именно в это время, поскольку, вы знаете, готовится Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, и очень важно было услышать то, на что вы обращаете внимание, что беспокоит народный фронт и тех, кто работает на этих площадках, и какие звучат предложения.

Собственно, одна из базовых идей народного фронта заключалась как раз в создании условий для непосредственного участия граждан, различных социальных и профессиональных групп в формировании общенациональной повестки дня, чтобы у людей была возможность ставить задачи перед властью, добиваться их исполнения.

Что хотелось бы отметить в начале нашего разговора. Полгода назад на учредительном съезде мы сформировали широкое общественное движение – народный фронт «За Россию». Это движение готово брать на себя ответственность за решение самых острых проблем – и, собственно говоря, дискуссии, о которых я упомянул, как раз об этом и говорят, – за реализацию нашей общей программы через механизмы прямого народовластия, через участие в жизни страны самих граждан. Я признателен вам, уважаемые друзья и коллеги, что вы без раскачки принялись за эту работу. Такая позиция, безусловно, вызывает положительную реакцию у граждан.

Также хотел бы поблагодарить и моих доверенных лиц, которые присутствуют в этом зале. Знаю, что многие из вас участвуют в становлении федеральных и региональных структур народного фронта, кто-то просто взаимодействует с движением на отдельных площадках.

Главное – это не формальный статус, а чтобы и фронт, и доверенные лица и дальше действовали как одна команда, потому что цели у нас, безусловно, у всех общие. Добавлю, что инициативы участников ОНФ, их требовательность и настойчивость заставляют власть на всех уровнях двигаться, шевелиться, что называется, быстрее и эффективнее функционировать. Не делать вид, а на практике учитывать мнение общества. Чрезвычайно важная вещь, и я вас уверяю, что это чувствуется в так называемых коридорах власти.

В этом плане показательно, что процесс принятия управленческих, экономических решений стал более открытым. И здесь большую роль сыграло публичное обсуждение многих важных вопросов, которое было инициировано и организовано народным фронтом.

Отмечу работу наших представителей на площадке Государственной Думы. Депутаты от ОНФ уже добились [принятия] поправок в законодательство, важных для миллионов наших граждан, причём порой приходилось спорить с ведомствами, я знаю об этом очень хорошо, с коллегами не только из оппозиционных партий, но и из фракции большинства. Если есть убеждённость в своей правоте, нужно, как и до сих пор это происходит, решительно отстаивать свои позиции.

В активе ОНФ и ряд резонансных общественных инициатив, в том числе интернет-проект «За честные закупки», который стал не популистским, а реально работающим механизмом общественного контроля в сфере госзакупок и борьбы с коррупцией.Знаю, что вы планируете наладить эффективный общественный контроль и в такой сфере, как ремонт дорог. Чрезвычайно важная вещь! Собственно говоря, инициаторы этого движения пришли в народный фронт, когда у них уже был накоплен определённый практический опыт работы по этому направлению.

Что хотел бы ещё подчеркнуть. Для такого широкого общественного движения, как ОНФ, не может быть второстепенных проблем. Потому что за каждым, казалось бы, даже частным вопросом, за каждым из этих вопросов – жизнь человека, судьба целых регионов и ситуация в конкретном городе или посёлке. И конечно, равнодушие здесь абсолютно недопустимо.

Поэтому народный фронт должен и дальше использовать все возможности и инструменты для восстановления справедливости, если она где-то нарушена, для защиты интересов и прав людей. Вы должны показывать всему обществу пример настоящего гражданского участия в жизни нашего государства.

Уважаемые друзья! Уверен, что народный фронт будет развиваться, и всё больше наших представителей будет активно заявлять о себе не только в общественной деятельности, но и в органах государственной власти. Отмечу, что наша политическая система становится всё более открытой, конкурентной, расширяются возможности для прихода в политику новых ярких людей, повышается требовательность к самим кандидатам на участие во власти на всех уровнях.

Растёт и значение выборов по одномандатным округам. Здесь люди видят, кто честно голосует, кто высказывает свою позицию открыто, кто добивается того, что прокламирует в ходе избирательной компании. И надо в непосредственном общении с гражданами доказывать своё право представлять их интересы.

Надо быть с людьми, жить их интересами – и, безусловно, через инструменты народного фронта это можно сделать. Уверен, что все, у кого есть содержательные идеи, кто нацелен на решение проблем посёлков, городов, регионов, да и страны в целом, смогут достойно проявить себя в ходе таких избирательных кампаний, станут настоящими народными депутатами.

Ещё раз призываю вас как можно больше общаться с гражданами, получать так называемую обратную связь о том, как выполняются наши планы, что мешает их реализации, прежде всего, на местах.

Именно здесь большое пространство для инициативы самих граждан, для их участия в жизни своих городов и посёлков. И надо эту инициативу развивать и поддерживать. Речь идёт о реализации социальных добровольческих проектов, других формах гражданского участия. И конечно, нужно обязательно вовлекать в нашу общую работу талантливых, профессионально подготовленных людей, активистов, зарекомендовавших себя на уровне местного самоуправления.

Очень важно, чтобы расширялся кадровый потенциал страны, чтобы как можно больше ярких, деятельных людей участвовали в развитии своих территорий и страны в целом, как я уже сказал, в реализации нашей общей программы, которая выражает интересы и надежды большинства граждан нашей страны.

Большое вам спасибо за внимание.

Мы можем обсудить эти темы, ради которых собрались, которые вы вчера, я знаю, уже самым активным образом с представителями различных уровней власти, прежде всего с Правительством, обсуждали.

Спасибо.

С.ГОВОРУХИН: Коллеги, продолжаем работу нашего форума.

Прошло полгода со дня учредительного съезда народного фронта. Мы за это время должны были организоваться, структурироваться, создать региональные отделения. Эта работа выполнена. Но, конечно, фронт занимался не только этим.

Проведена внушительная работа сообразно майским указам Президента Российской Федерации, принятым поручением нашего лидера фронту. О её результатах доложат наши модераторы чуть позже, но вчера состоялись пять дискуссионных площадок. Я лично побывал на всех и везде видел очень интересный, конструктивный разговор. Все по делу, с интересными предложениями, интересными инициативами.

Наши ведущие этих площадок, наши модераторы за истекшие сутки проанализировали это. Кое-что в виде инициатив народного фронта мы сегодня доложим участникам нашего форума и нашему лидеру – Президенту Российской Федерации.

Я хотел бы вот что сказать. Вот здесь сидят люди всех профессий: и доктора, и учёные, и учителя, и рабочие, и труженики сельского хозяйства, и инженеры. Эти люди приехали со всех концов нашей страны, из всех областей, краёв, республик нашей необъятной Родины, и это сама Россия. И все инициативы, которые вы сегодня услышите, исходят отсюда – из глубинной России. Вот в этом суть, мне кажется, нового движения. Наметился тот важный и давно ожидаемый процесс – снизу вверх. Не так, как раньше: из Администрации Президента, из Правительства, а вот так, как должно быть, – снизу, от насущнейших проблем, наверх.

Сбывается как бы мечта Александра Исаевича Солженицына, которого я считаю своим духовным учителем, о том, что Россия, если она начнёт возрождаться, то это возрождение обязательно должно начаться с провинции. К сожалению, мы забыли это красивое и нежное слово, предпочли грубое – «регионы», но суть от этого не меняется.

Поэтому, если Вы разрешите, Владимир Владимирович, я предоставлю слово Ольге Тимофеевой, которая вела дискуссионную площадку под названием «Власть и общество», по-моему, или «Общество и власть».

О.ТИМОФЕЕВА: Мы переименовали накануне площадку. Я говорю сейчас от имени всех сотен людей, присутствовавших на моей площадке. Не «Общество и власть: прямой диалог», а решили её назвать «Власть общества». И чиновники, которые присутствовали вчера на нашей площадке, отвечали на крайне неудобные вопросы.

Если говорить об эмоциональном накале, он был, наверное, на пределе критичен и на пределе эмоционален. Потому что, действительно, те темы, которые мы поднимали, и то отношение к нам как к гражданам России, абсолютно разных регионов, которые приехали, оно иногда возмущает.

Указы сняты с контроля, всё выполнено, и, по сути, огромные такие, толстые папки о том, что у нас всё замечательно. По факту есть много направлений, в которых мы не увидели улучшения нашей жизни.

И хочу сказать, что мы начали разговор с миграционной политики и с национальной политики. Конечно, это касается сегодня всех регионов Российской Федерации. Говорили о том, что нам нужен консультативно-экспертный совет, нужен анализ и мониторинг ситуации, что проблема эта сложилась за десятилетия.

Но сегодня мы чётко понимаем: эта проблема есть, она важна, она важна для фронта. И мы будем вместе с вами заниматься, помогать и, возможно, предлагать какие-то свои конструктивные предложения.

Общественная палата и общественные советы – это как раз то участие общественности, которое есть, это один из важных посылов, который звучал. Сегодня Общественная палата – эффективный орган, который представляет людей известных, популярных, уважаемых. Но, к сожалению, не всегда за этими людьми стоит большое количество людей, не всегда стоит среда. И мы бы хотели, с условием того, что Общественная палата сегодня формируется в новых условиях, по новым признакам и правилам, добавить не просто регионы, которые сегодня будут слышны, а добавить людей профессий: врачей, учителей, строителей. Чтобы, когда Общественная палата бралась за какое-то направление, за изменение в законодательстве, мы видели, что за инициативой конкретного человека в Общественной палате стоят десятки, сотни, если не миллионы людей, потому что он – представитель интересов.

Что такое общественные советы при ведомствах? Наверное, федеральные органы власти нам показали, мягко говоря, примеры. У нас есть общественные советы, которые возглавляют сами чиновники, которые публично хотят рассуждать сами с собой, видимо, как живут и чем занимаются. У нас есть общественные советы, которые возглавляют подчинённые чиновников. Есть общественные советы, в которых один человек возглавляет несколько общественных советов различных ведомств.

Но есть у нас и конкретный пример, хочу его прямо привести, потому что мы промониторили с Общественной палатой: Федеральное агентство по управлению государственным имуществом категорически отказывается создавать общественный совет. Хочется выяснить, что за тайны от нас скрывают чиновники, распоряжаясь нашим государственным имуществом.

Ещё один крайне важный посыл, который вчера звучал лейтмотивом, я думаю, что касается это сейчас всех людей, которые приехали со всех территорий страны, – 131-й закон, местное самоуправление. Местное самоуправление сегодня сложилось, но меняется время, меняются полномочия, полномочия наполняются разными финансовыми потоками. Сегодня с уровня местного самоуправления мы убрали образование, здравоохранение, а мы по-прежнему выбираем своих представителей, которые, к сожалению, не всегда эффективны, у них нет на это денег, а они должны что-то делать.

Сегодня никто не говорит о том, что нужно полностью изменить закон, но мы говорим о том, что мы бы хотели, возможно, чтобы Вы, Владимир Владимирович, проконсультировались с экспертами, поскольку это посылы не только людей, но и людей, которые сегодня работают в местном самоуправлении, и, возможно, подумали об изменениях в законодательстве, которое сегодня существует.

Главный лейтмотив, который звучал, – давайте местному самоуправлению дадим ровно столько, что означает местное самоуправление. Потому что иной раз ряд наших чиновников подзаигрались в политику, забывая, наверное, что прямая задача выбранных людей – исполнять полномочия, ремонтировать дороги, убирать их, когда снег, и тому подобные вещи.

Или, к примеру, города-миллионники, в которых по пять-шесть районов и когда, конечно, управление не всегда эффективно. Может быть, местное самоуправление, опять же, мы бы хотели услышать мнение экспертов, опустить на уровень районов, потому что оно должно быть реально приближено к людям.

Один из важных посылов – некоммерческий сектор. Огромное количество общественных организаций, объединений: 230 тысяч, звучала вчера такая цифра. И большинство из них крайне эффективно работают в абсолютно разных направлениях.

Знаете, что удивительно? Вчера не вставали и не говорили: «Нам не дают помещения, нам не дают денег, мы не можем выиграть гранты». Это тоже говорили, но вставали и говорили: «Мы – представители региона, где мы не требуем денег, где мы не просим от власти ничего».

Был очень явный пример: «Мы собрались с бизнесом и построили детские сады для работников и сотрудников бизнеса, который туда вложился, и от власти нам было не нужно ничего, кроме земельного участка».

Это маленькие примеры, как работают наши общественные организации, которые сегодня мы бы хотели, возможно, тиражировать, потому что есть инициативы, о которых просто власти нужно кивнуть и сказать: «Конечно, мы вам поможем во всём».

Но некоммерческому сектору, наверное, тоже общий посыл, нужно помогать, потому что возможны механизмы финансовых льгот для социально ориентированных организаций, которые не играют в общественность, а реально переживают за абсолютно разные направления нашей жизни.

И, наверное, самый главный и важный посыл, который вчера звучал, – все площадки обсуждали исполнение указов. Исполнение указов разное, оно по разным направлениям. Мы можем говорить, что явного улучшения, конечно, сразу не произошло. И есть примеры действительно возмущения, когда уже не обсуждается, а ничего не поменялось. Когда власть нас не всегда слышит, закрывает глаза, может быть, не реагирует на критику в СМИ, на критику выбранных людей, на критику общественных организаций.

Вчерашний главный лейтмотив, который звучал: мы есть та сила, с которой должны считаться в первую очередь люди, которые не просто сегодня цари, боги в своих регионах, а которые действительно сегодня наняты на работу для организации нашей с вами жизни. А кто мы?

Можно говорить, что все нехорошие, все не справились, это всё такие посылы по отношению к власти. Но мы здесь, и в этом зале в первую очередь, – те люди, которые не ждут, а действуют. Мы готовы предлагать конкретные предложения, они у нас есть везде, мы готовы участвовать. Наш форум называется «Форум действий».

Возможно, наши посылы, которые Вы услышали здесь и услышите дальше, мы хотели бы услышать, возможно, в Послании Президента, возможно – в поручении Правительству, возможно – в обращении к губернаторам. И в первую очередь мы – ваш актив, мы – люди, которые живут в стране и которые хотят улучшить и изменить её ситуацию.

Мы не играем в политику, мы на самом деле просто хотим изменить жизнь в нашей стране. Поэтому мы просим обратить на нас внимание и для всех показать, что Вы слышите; чтобы это было примером для всех чиновников, которые сейчас нас слышат.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо Вам.

С.ГОВОРУХИН: У меня вопрос к залу. Хорошо было слышно то, что говорила Ольга Викторовна?

РЕПЛИКА: Нет, нет.

С.ГОВОРУХИН: Потому что она говорила вот так, а вот это микрофон.

О.ТИМОФЕЕВА: Хорошо. Я буду учиться, Станислав Сергеевич.

С.ГОВОРУХИН: Пожалуйста.

В.ПУТИН: Теперь снова ещё раз. Шучу.

Но у меня какая просьба. Ольга Викторовна говорила о том, что эксперты хотели бы высказать свою точку зрения по ряду очень чувствительных вопросов. Может быть, мы работу построим таким образом: после каждого модератора будет выступать эксперт. Я бы послушал, что вы имеете в виду, и высказал сразу свою позицию. Так, может быть, была бы у нас более активная работа.

О.ТИМОФЕЕВА: Владимир Владимирович, у нас есть предложение от депутатов. В зале находится Михаил Старшинов, у нас такое коллегиальное предложение, которое он хотел озвучить.

М.СТАРШИНОВ: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые собравшиеся!

Михаил Старшинов, член центрального штаба Фронта, депутат Государственной Думы от Карачаево-Черкесской Республики.

Вчера как раз на этой секции, на этой площадке я был, принимал участие в её работе, – «Власть и общество». Два предложения, которые я постараюсь сформулировать по итогам своего короткого выступления.

Первое. У нас были несколько высокопоставленных чиновников, в том числе был представитель Правительства – Министр «Открытого правительства». Нам, к сожалению, до этого не доводилось работать в этом органе или каким-то другим образом участвовать. Поэтому вчера определённые надежды возлагали.

Сложилось впечатление, что мы, как две параллельные прямые, идём и практически никогда не пересекаемся. Какие-то небольшие, может быть, комментарии.

Бирюлёво – возмущение: «Почему не приехали? Довели!» Не буду всё это повторять. От Министра комментарий: «Вы знаете, да там хороший парень руководит этой управой». Сегодня, кстати, как раз получил ответ из прокуратуры, что, оказывается, и «хороший парень», и его начальство, и милиционеры, и миграционные службы будут привлечены, и так далее.

Время – говорим, что действительно обращений очень много: «Что вы думаете по поводу возврата времени?» и так далее.

В.ПУТИН: По-моему, мэр Москвы освободил от занимаемых должностей «хороших ребят».

М.СТАРШИНОВ: Да. Может быть, не знал просто Министр.

Со временем – тоже дискуссия, обсуждается, 50 на 50 и так далее. В зале не нашлось, кстати говоря, никого, кто в тех пятидесяти, других. Опять никакого ответа. Ну, хорошо. Перерыв прошёл – к сожалению, уехал: видимо, занятость высокая и так далее не позволила ему дальше с нами вести беседу.

К чему я это говорю? К тому, что, конечно, наверное, не готовы; конечно, неприятные вопросы. В общем, надо какие-то вещи откровенно говорить, а не заниматься формализмом. Я думаю, что было бы здорово, если бы такие встречи с чиновниками Правительства, органов исполнительной власти, главами субъектов были регулярными, на которых можно было бы наиболее острые вопросы, темы, которые беспокоят подавляющее большинство наших граждан, обсуждать, вырабатывать общие подходы, во всяком случае чтобы они не жили, совсем оторвавшись от нас. Хотя, конечно, такие чиновники далеко не все.

И второй вопрос – вернее, предложение. Я папку взял сегодня. Здесь примерно страниц пять, наверное, указов, всё остальное – это доклад об их исполнении. Откровенно говоря, конечно, хочется ходатайствовать или, может быть, как-то премировать, наградить наиболее достойных. Вчера по итогам беседы другое мнение сложилось, что это формализм, что на бумаге – одно, в жизни – другое.

Что было бы хорошо? Чтобы те указы, которые планируется снять с контроля, сначала обсуждались с профильными чиновниками на площадке Общероссийского народного фронта, после этого мы приходили бы к какому-нибудь общему знаменателю, а не расходились каждый при своём мнении, информировали бы общественность.

И тогда со спокойной совестью говорили не только министры, но и мы о том, что действительно эти задачи решены, вопросы, поставленные в указах, закрыты, ответы на них даны. Это, я думаю, было бы здорово.

Вот два таких предложения. Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Начнём с очень существенной, с очень важной субстанции – это указы прошлого года и их исполнение. Указы – это не просто какие-то бумажки, которые были подготовлены в ходе предвыборной кампании. Указы – это то, что давно назрело к решению. Это документ, который является ориентиром и задачей для всех исполнительных органов власти, причём как на федеральном уровне, так и на региональном.

Мы знаем, что задачи там поставлены практически по всем направлениям очень серьёзные. Достичь их даже в условиях бурно развивающейся экономики и высоких темпов экономического роста сложно.

Сегодня мы, к сожалению, столкнулись с тем, что на нас в значительной степени, на нашей экономике, отражается то, что происходит уже несколько лет в мировой и, что самое для нас плохое, в европейской экономике, поскольку европейский рынок для нас является основным. У нас больше 50 процентов торгового оборота со странами Евросоюза.

Поэтому рецессия, которая там в течение нескольких лет уже сложилась и продолжается, до нас тоже в известной степени докатилась. У нас рост по сравнению со многими странами Евросоюза, но рост недостаточный и темпы роста недостаточные для исполнения всех наших задач.

О чём это говорит? Это не говорит о том, что мы должны сейчас, сославшись на это, отложить в сторону те указы, о которых мы сейчас говорим, прошлого года, 2012 года, и сказать, что мы не можем их исполнить. Я убеждён, что мы их можем исполнить и должны это сделать.

Вопрос в источниках реализации этих задач. И если в прежние годы этим источником главным образом были нефтегазовые доходы, то сегодня, завтра и в среднесрочной перспективе этим источником должна быть реструктуризация нашей экономики, социальной сферы, качественное повышение её отдачи и конкурентоспособности.

Можем мы это сделать? Конечно, можем. Кстати говоря, вне зависимости от уровня нефтегазовых доходов всё равно будущее только за этим. И в известной степени, в известном смысле то, что сейчас происходит в мировой и европейской экономике, и то, что на нас отражается неблагоприятным образом, должно нас мобилизовать, не должно воздействовать на нас как снотворное, а, наоборот, должно воздействовать на нас как какой-то стимулятор к активной деятельности. Но мы все должны понимать, что это непростой путь.

Когда я говорю о реструктуризации экономики, социальной сферы, это что значит? Это значит, что мы должны избавиться от всего того, что работало до сих пор и сейчас работает ещё неэффективно, что затратно и не приносит должного результата ни для граждан, ни для государства в целом.

Но, выбирая этот путь, в том числе с участием вот таких площадок, которые становятся чрезвычайно важными, мы должны добиваться общенационального консенсуса и понимания, что такое является неэффективным и что нужно сделать для того, чтобы повысить конкурентоспособность отдельных отраслей и всей экономики в целом. И что нужно сделать, чтобы в ходе этой реструктуризации минимизировать возможные социальные последствия, свести их к нулю, как сконцентрировать ресурсы государства на то, чтобы выйти на новые технологические уровни нашей экономики и гарантировать социалку. Вот о чём мы должны подумать.

Ведь когда мы говорим о реструктуризации, это что такое? У нас в сфере образования, я уже видел ректора Московского университета, он подтвердит, сколько преподавателей на одного студента, – десять. А должно быть сколько по нормам? Не помню, семь или пять. Что изменилось за это время? Вряд ли что-то серьёзно изменилось по системе в целом. А что это значит? Значит ли это, что преподаватели должны быть выброшены на улицу? Нет. А что это такое, что должно последовать? Мы должны подумать, чем займутся эти люди, как они будут работать.

В сфере здравоохранения, допустим: преподаватели медицинских вузов не могут полноценно работать как лечащие врачи. Значит, что нужно сделать? Деньги нужны? Нет, надо просто принять решение, дающее им это право, которое, кстати, и на пенсии будет отражаться, на том, на этом. Понимаете, вот в чём всё дело.

Вот об этом надо подумать заранее и целенаправленно работать. И тогда мы достигнем не только тех целей, которые изложены в моих указах прошлого года, а мы достигнем главной цели: мы сделаем нашу экономику и социалку более эффективными, современными, выстроенными в будущее.

И это позволит на совершенно новой основе повысить качество жизни наших людей, добиться той цели, о которой я говорил, – 25 миллионов рабочих мест и так далее. Это только цифры – за ними сущностные должны последовать изменения.

И наконец, нужно ли нам работать над вопросом контроля за исполнением? Обязательно нужно! И обязательно нужно, чтобы этот контроль был общественным. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы по поводу указов мая прошлого года мы встречались только с отписками. Поэтому я целиком и полностью разделяю Вашу позицию. Перед тем, как что-то снять с контроля, обязательно нужно рассмотреть это на широкой общественной площадке, как Общероссийский народный фронт.

Здесь я бы только не искал врагов. Это очень сложная работа, о которой я сейчас сказал. И она часто вызывает определённую реакцию, если вовремя и правильно не разъяснять, что делается и что будет. Это сложная работа. Но надо, чтобы коллеги в исполнительных органах власти понимали, что придётся этот путь пройти именно под контролем общественности. Там нет ничего такого совершенно секретного, что нужно было бы скрывать от нашего народа, нет.

Я полностью разделяю Вашу позицию и обязательно даже дам прямое поручение Контрольному управлению не снимать с контроля до тех пор, пока не будет проведена такая работа.

Теперь по поводу «Открытого правительства». Видимо, пока ещё коллеги наши не привыкли работать так открыто, как об этом говорится. Будем считать, что это тоже проблема роста. Конечно, они должны будут это сделать. Просто заниматься вопросами международной деятельности в сфере «Открытого правительства», обсуждать вопросы, присоединяться либо не присоединяться к каким-то международно-правовым документам в этой сфере абсолютно недостаточно. Нам не это нужно.

Если уж мы говорим об открытости исполнительных органов власти, то она должна быть реализована на деле, на практике, в жизни. Поэтому, я вас уверяю, постепенно постараемся это сделать в достаточно короткие, сжатые сроки, но этого точно добьёмся, особенно если будем реализовывать первое Ваше предложение по поводу контроля за исполнением указов.

Пожалуйста.

РЕПЛИКА: Я полностью согласен с тем, что Вы сказали. Я свою задачу как Вашего доверенного лица, как члена народного фронта вижу как раз в том, чтобы контролировать исполнение законов, прежде всего 131-го, 184-го Ваших указов и Ваших поручений. Но есть одно маленькое «но». Мы в Общественной палате разработали проект закона об общественном контроле. Он ходит по кругу по Думе, по Общественной палате, по Администрации Президента и никак не может выйти на финишную прямую, чтобы его принять.

Я думаю, что в свете того, что Вы сказали, принятие закона об общественном контроле очень важно, потому что мы как Ваши доверенные лица участники народного фронта сможем его взять как инструмент и, оперевшись на него, контролировать в том числе исполнение 131-го, 184-го федеральных законов, действие либо бездействие органов власти, которые саботируют, либо не выполняют, либо извращают Ваши указы.

Спасибо.

В.ПУТИН: Хорошо. Вернёмся обязательно к этому и подтолкнём его. Согласен полностью.

С.ГОВОРУХИН: Коллеги, Владимир Владимирович предложил несколько иную схему нашей работы, мы к ней готовы. Но хотелось бы, чтобы пока выступающие не выскакивали, а все присутствующие поняли объём работы, который произвёл фронт, и какие появились новые идеи. Поэтому я сейчас предоставляю слово Валерию Александровичу Фадееву, который вёл площадку под названием «Качество повседневной жизни».

Пожалуйста.

В.ФАДЕЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники форума!

Мы сконцентрировались в понятии широкой и повседневной жизни, мы сконцентрировались на проблемах ЖКХ и организации современной комфортной городской среды. По ЖКХ есть несколько острых, очень актуальных проблем с характером введения фактически новых институтов.

Это тема капитального ремонта, и очень скоро граждане должны будут платить деньги на будущий капитальный ремонт. Вводится новый институт – региональные фонды капитального ремонта. Это качество функционирования управляющих компаний. К ним очень много нареканий.

И тема, которая пока находится в стадии эксперимента, – это социальные нормы потребления электричества. Причём говорят, что, возможно, нормы будут распространяться и на тепло, и на воду, на другие используемые ресурсы в жилье.

Мы обсуждали, какие следует внести коррективы в уже принятые решения, чтобы указы были безусловно выполнены. Это главная задача.

По социальной норме. Безусловно, если тарифы растут и наименее обеспеченные слои отстают по своим доходам от роста тарифов – конечно, надо что-то делать. И платят за услуги ЖКХ наименее обеспеченные граждане страны уже 17 процентов от своего семейного бюджета. В среднем 10–11 процентов наше население платит. В Европе только в Польше и Словакии показатель выше. 10 процентов – это на самом деле уже очень много. В большинстве стран доля расходов в бюджете на эти услуги ниже.

Сейчас в Правительстве обсуждается такая формула в связи с социальными нормами – 70 на 30 или даже 80 на 20. Что имеется в виду? Социальные нормы должны быть подстроены так, чтобы 70 процентов населения не платило больше, по более высокой тарифной ставке, или даже чуть меньше, речь идёт о 3 процентах снижения тарифа. Остальное население, остальные 30 процентов будут платить существенно больше, и речь уже идёт о 40 процентах роста тарифов.

Важно заметить, что эти 30 процентов – это же не богатые люди, у нас в стране не так много богатых людей, это просто чуть более обеспеченные люди, чем те, которые входят в 70 процентов. Это такой низ российского среднего класса. И предполагаемые 40 процентов, на наш взгляд, это довольно много, это ощутимый рост тарифов.

Говорят, что при этом жители будут серьёзно экономить ресурсы, в данном случае электричество, а в будущем и другие ресурсы. Это важный ключевой вопрос. Вообще-то внутри жилья сэкономить можно очень немного. Основной потенциал экономии находится за пределами жилья, и он огромный.

В системе «котельная – теплотрасса – жилой дом» у нас может теряться до 60 процентов тепла. Анализ и Министерства строительства, и ЖКХ, и наш анализ показывают, что по теплу порядка 40 процентов потери, по горячей воде – 30 процентов потери, по электричеству – на 20 процентов можно сэкономить. Вот такой порядок величин.

У нас есть потенциал экономии. И нам кажется, что это должно быть вектором развития, вектором работы в области ЖКХ. В стране есть реальные проекты, их немного – если бы их было много, другая картина была бы в ЖКХ, но это реальные проекты.

Вот обсуждали проект: небольшой посёлок в Алтайском крае – Акташ, три с половиной тысячи жителей, трубы все проржавели. Это было два года назад. Выкопали старые трубы, естественно. Там Толпыга – такой очень толковый руководитель муниципалитета, полностью модернизировали систему теплоснабжения, современные трубы пластиковые, самые высокие технологии. Я с ним разговаривал.

За зимний сезон сэкономили 40 процентов топлива и 25 процентов электроэнергии на насосы, которые качают, – 40 процентов топлива! «Почему, – говорю, – не распространяете этот проект по Алтайскому краю?» Все завидуют. Денег бюджетных, естественно, нет. Можно было бы это делать на коммерческой основе – 35 процентов годовых просят банки. 35 процентов годовых!

Другой пример – Калуга. Микрорайон, модернизировали котельную, поставили туда парогазовый генератор, теперь котельная даёт и пар, и электричество. Сегодня тариф – 2,40, будет тариф рубль 90 копеек для населения этого микрорайона. Окупаемость два года. «Банк Москвы» это дело кредитует.

Говорят, нужно на модернизацию 9 триллионов рублей или даже 16, я слышал цифру. Это абсолютно неправильная постановка, абсолютно. Большинство проектов может быть реализовано на коммерческой основе, большинство. И конечно, источником финансирования должен быть не бюджет: это коммерческие кредиты, это иногда, может быть, частно-государственное партнёрство, это концессия, это целевые облигации региональные или муниципальные.

И анализ показывает, что это абсолютно возможно сделать прямо сейчас, потому что люди уже делают даже в посёлке Акташ. Тогда зачем давить на потребителей? Тогда зачем сейчас пытаться быстро поднять цены? Нам представляется, что надо вместе это делать, надо пытаться, надо запустить масштабный процесс модернизации, когда количество потребляемых ресурсов будет снижаться. И при необходимости медленно повышать тарифы так, чтобы доля расходов семьи на жилищно-коммунальные услуги не росла, чтобы семья не чувствовала этого пресса. Граждане не должны расплачиваться своими расходами за неэффективные системы, поскольку граждане точно знают, что есть потенциал экономии.

Народный фронт будет мониторить ситуацию, в том числе по тому эксперименту, который проводился в семи регионах. Пока эксперимент не дал каких-то осмысленных результатов. Где-то сэкономили деньги, какие-то регионы вообще отказались от проведения эксперимента, где-то сэкономленные деньги ушли «Россетям», а куда же ещё они могли уйти? Потому что непонятно, как деньги вернутся к населению.

Мы договорились с Министром Михаилом Александровичем Менем, что будем создавать рабочую группу и пытаться мониторить скорее технологическую модернизацию ЖКХ. Мы будем составлять большой кадастр всех имеющихся технологий, всех примеров успешных проектов и способов финансирования – самых внебюджетных способов финансирования.

Это же источник экономического роста, это же то, о чём Вы сейчас говорили. Это сектор, сравнимый по потенциалу с нефтегазовым сектором. Если его правильно запустить, это инновационный сектор, это сектор, где будут работать сотни и тысячи российских компаний, это почва для взаимодействия с лучшими западными компаниями в части технологий, это возможность размещать производства здесь и так далее. Это вообще лакомый кусок, если правильно наладить.

Что касается капремонта, затрону два аспекта.

Один аспект – это гарантии сохранности денег. Не доработан, на наш взгляд, закон, и граждане напряжённо относятся к тем деньгам, которые они будут сдавать. А что с ними будет дальше? А не будет ли это какая-то пирамида? Надо доработать в части гарантий гражданам сохранности этих денег. Сегодня в законе написано, что региональный бюджет берёт на себя гарантии. Разве в региональных бюджетах заложена эта самая гарантия? Нет. Вот здесь надо немножко поработать.

И второй аспект – капремонт сегодня не предусматривает модернизации дома. Он должен вернуть дом в исходное состояние, в то, в котором он был до того, как испортился. Мне кажется, что надо заложить обязательную модернизацию дома, что ещё дополнительно подтолкнёт развитие этого сектора. Да, потребуется больше денег, но, как я сказал, за счёт экономии надо инвестировать в подобные вещи.

И последний вопрос – управляющие компании. Один аспект я затрону. У нас вообще в стране очень любят офшоры. И уже есть сигналы о том, что управляющие компании оказываются офшорными, и довольно много компаний, поставляющих ресурсы, тоже как-то оказываются вне российской юрисдикции. Здесь зона-то рискованная, зона, связанная с жизнью людей. Мне кажется, что надо резко ограничить возможности компаний, работающих на этом рынке с населением, уходить в офшоры.

Спасибо.

В.ФАДЕЕВ: По поводу городской среды, если возможно, Александр Аркадьевич Высоковский.

Пожалуйста.

А.ВЫСОКОВСКИЙ: Спасибо, Валерий Александрович.

Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы вчера действительно довольно активно обсуждали проблему российских городов, городской среды. Мы понимаем, что городская среда – это как раз то, что связывает жителей, людей с городами, со зданиями, инфраструктурами, дорогами, с тем, что принято называть «физическим окружением». Мы как-то сейчас уже привыкли, что жильё – это очень важно, сосредоточено на этом много ресурсов, внимания.

И мы теперь уже знаем, что жильё нельзя просто построить, жилой дом, – надо обязательно построить и детский сад, и школу, и подвести коммуникации, дороги и так далее. Но, если честно говорить, этого крайне недостаточно для того, чтобы создать комфортную среду повседневной жизни. Повседневная жизнь в городе предполагает ещё много чего другого.

Прежде всего, особое внимание хотелось бы обратить на территории общего пользования, общедоступные городские места: улицы, площади, скверы, парки. Мне кажется, и вчера это в обсуждении было всеми поддержано, что уровень внимания государственной власти, местной власти, местного самоуправления именно к этому вопросу – содержанию, развитию, современным подходам к общественным местам города – совершенно недостаточен.

Тем не менее городская среда и общественные публичные места – прежде всего, это не только затратное дело, это не только то, что требует вкладывания денег. Это, конечно, дорого, об этом нужно заботиться, но это сейчас далеко не так. Современный взгляд на вещи показывает, что именно качественная городская среда является главным условием для развития малого и среднего бизнеса. Именно правильно устроенная среда позволяет создать помещения на первых этажах, где люди могут арендовать эти помещения, развивать, создавать услуги, необходимые для людей, развиваться сами и создавать комфортную среду.

Это правильные пешеходные и хорошо организованные пути, тротуары, это городская мебель, то, что называется светильники, урны, скамеечки и так далее. Это очень важно и способствует основному, я бы сказал, экономическому развитию низового уровня, где создаются рабочие места в сфере малого бизнеса.

Но и не только это. Сегодня качественная городская среда, уже очевидно, стала для всех и очень важным ресурсом конкурентности, конкурентоспособности городов в борьбе за такую известную группу части инвестиций. Вот то, что касается инвестиций, связанных с размещением современной, новой экономики, в общем-то, крупные фирмы смотрят, куда они садятся, и они не хотят садиться в города и в те места, где городская среда, где качество жизни являются недостаточно подготовленными, не престижными для них. Это сейчас мощный экономический фактор привлекательности современной экономики.

В общем, наше вчерашнее обсуждение показало, что есть несколько предложений, которые сводятся к двум основным вещам – инициировать, всё-таки активизировать государственное управление – и муниципальное, конечно, но прежде всего государственное управление по этому направлению.

Есть возможность дополнить законодательство. В Градостроительный кодекс необходимо ввести (сейчас там есть такое понятие – «общедоступные места, общегородские, общего пользования») стандарты этих мест с тем, чтобы задать уровень качества городской среды, который уже воспроизводился бы обязательно в системе управления.

Сейчас единственным инструментом государственного управления в отношении городов, таким программным, является программа «Жилище». Там нет такого сейчас раздела. И наше предложение – ввести в программу «Жилище» подраздел или часть, которая бы, надо подумать, каким образом более эффективно стимулировала бы эту работу, но тем не менее направила бы и ресурсы на благоустройство.

И, наконец, ещё одна важная вещь – это участие населения. Вы об этом уже говорили, и говорили другие специалисты. Участие населения в создании качественной городской среды – один из самых решающих моментов. Если люди не будут принимать в этом участие на низовом уровне, не будут вкладываться своими интересами и если чиновники, управленцы, особенно низового звена, их не будут слышать, у нас не получится качественной организации.

Спасибо.

В.ПУТИН: Я прокомментирую хотя бы пару ключевых вещей.

Чрезвычайно важная сфера, мне об этом говорить не нужно, все и так это понимают, – это то, как мы живём и где мы живём, каждый из нас, представьте себе – даже я. У меня тоже иногда ржавая вода из труб идёт – смешно, но факт. Стыдно даже сказать об этом, понимаете, хотя это государственное имущество. Может быть, поэтому? Не знаю. Вопрос абсолютно исключительный, потому что он касается практически каждого жителя страны.

Во-первых, то, что сейчас проводится по нормам, мы с вами знаем, что это социальное нормирование проводится сегодня в виде эксперимента и только в одном чрезвычайно важном, но всё-таки в одном только сегменте – в сегменте электрообеспечения. И в нескольких регионах.

И то, что вы сейчас этим занимаетесь, то, что вы это анализируете, чрезвычайно важно, потому что именно по результатам этого эксперимента должны быть приняты решения о том, что в этой сфере делать дальше и по другим направлениям, по теплу и так далее. Пока мы не будем с этим спешить, потому что есть известные социальные риски, о которых вы сказали. Изначально идея как раз не заключалась в том, чтобы увеличивать эти тарифы. Идея заключалась в том, чтобы рационально использовать имеющийся у нас ресурс, создавать условия для повышения качества.

Конечно, это требует самого тщательного, глубокого экспертного анализа. И, наверное, я с Вами согласен, нужно вносить в ходе этого эксперимента, понимая, что происходит, изменения и в нормативно-правовую базу, которая обеспечивает работу в этой чрезвычайно сложной сфере. Без всякого сомнения, с точки зрения бизнеса это чрезвычайно привлекательная сфера, если она правильно организована, если она вычищена от коррупции и кумовства на местном уровне, когда там одна только управляющая компания работает и обслуживает всё, что можно и чего нельзя. Далеко не надо ходить, чтобы посмотреть, как она связана с местной администрацией. Это, к сожалению, продолжается до сих пор. И в этом смысле общественный контроль имеет чрезвычайное значение, чрезвычайно важно значение.

В этом же контексте, безусловно, и вопросы ухода в офшор управляющих компаний. Абсолютно недопустимая вещь. Я ещё в прошлом Послании говорил о том, что нужно заниматься деофшоризацией. Я хочу подчеркнуть, что это сейчас становится общим трендом во всех развитых экономиках – борьба с офшоризацией и со снижением базы налогообложения.

Все сейчас об этом говорят, даже те государства, которые изначально всегда поддерживали офшорные зоны: это Великобритания и США. Они очень часто и громче всех сегодня говорят об этом, но у них больше всего офшоров. Слава Богу, хоть они уже говорят об этом в открытую и ставят перед собой, так же как и другие экономики, задачу борьбы с этими офшорами.

Но вот что касается сфер ЖКХ, то уж, конечно, точно. Поэтому у меня к вам прямое предложение и просьба. Я в своём вступительном слове об этом говорил, и вы, наверняка, тоже говорили вчера на площадках различных форумов по поводу того, как Общероссийский народный фронт должен принимать участие в жизни страны конкретно. Вот конкретная вещь. Что я хочу вам предложить и попросить: давайте проект закона. Я вам обещаю, мы его доработаем вместе с вами, вместе с экспертным сообществом и обязательно проведём через парламент, через Государственную Думу. Вот это будет прямое участие Общероссийского народного фронта в жизни страны, причём по самому важному, по самому чувствительному сегменту нашей жизни. Давайте такой проект закона.

РЕПЛИКА: Мы подготовим, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Давайте, и как можно быстрее.

Теперь по некоторым вопросам, которые относятся к этой сфере. Вы знаете, что мы со следующего года практически заморозили тарифы на услуги так называемых естественных или, лучше сказать, инфраструктурных монополий: это и РАО «РЖД», и «Газпром», и электрические сетевые компании. По нулевой ставке они будут повышать свои тарифы, то есть не будут. И вот эта составляющая из тарифов ЖКХ исчезает.

Но это не значит, что сами тарифы ЖКХ должны быть нулевыми, иначе у нас коллапс наступит, потому что есть другие составляющие в тарифе. А в последующие годы договорились, что рост тарифов естественных монополий в 2015–2016 годах не будет выше инфляции. Уверяю вас, это очень жёсткий подход к деятельности инфраструктурных монополий, который действительно, это нужно признать, сокращает их инвестиционные возможности.

Правда, и вчера на Экономическом совете я говорил, это не значит, что они должны под этим предлогом прекратить инвестиционную деятельность. Они так же, как и в других сферах нашей экономической деятельности, должны обеспечить свои инвествозможности за счёт других источников, а именно за счёт снижения издержек. Это совершенно точно можно сделать. Это касается и закупок, и работы с кадрами, и инфраструктурных издержек – много всего низкопроизводительного. Надо бороться за реструктуризацию и в этих отраслях. В этом, я уже сказал и буду повторять многократно, будущее нашего развития. Надо выходить на более высококачественные, эффективные, современные способы управления самим производством.

Если вернуться к ЖКХ, эта составляющая минимизируется. Надо искать, где другие необоснованные источники роста этих тарифов. Давайте обязательно на это посмотрим. Здесь много, сейчас не буду вдаваться в подробности, составляющих. И уж совершенно точно недопустим никакой быстрый, опережающий рост этих тарифов. Мы уже говорили об этом и в прошлом году, и в текущем году пришлось несколько раз одёргивать наших коллег, работающих в регионах, которые задрали этот рост. Кстати говоря, в целом по стране всё-таки удалось удержаться от чрезмерного роста тарифов. В отдельных регионах тарифы скакнули, но и там мы всё-таки поправили.

Почему происходит такой рост тарифов? Потому что вовремя не делаются шаги, необходимые для структурной перестройки. Не делается то, собственно говоря, что вы предлагаете сделать, а делать нужно – и своевременно.

И теперь по поводу того, о чём говорил коллега из зала. Да, я согласен, нужно вносить эти поправки и в Градостроительные кодекс, наверное – можно внести поправки и в программу «Жилище». Обращаюсь к вам с просьбой и с предложением: давайте нам эти поправки. Конечно, нужно проработать на правительственном уровне; безусловно, эксперты Правительства должны проработать вместе с депутатами Госдумы. То есть с участием даже представителей народного фронта, которые там представлены, при поддержке «Единой России», конечно, мы проведём эти предложения. Я даже не сомневаюсь, это правильные предложения.

Что ещё считаю важным и нужным поддержать? Безусловно, в той части, когда коллега говорил об участии граждан и об участии населения. Как Вы сказали? Без участи граждан, прямой поддержки, в том числе финансовой, невозможно решать некоторые проблемы и задачи. Это совсем не значит, я хочу обратить ваше внимание, что нужно перекладывать на граждан создание благоприятной среды. Но нужно иметь в виду всё то, что у нас эффективно раньше использовалось, и всё, что эффективно используется в других странах.

Например, спортивные инфраструктуры на местах, дворовые спортивные инфраструктуры, районные и так далее. В некоторых европейских странах, о которых я очень хорошо знаю, об их жизни, об устройстве их экономики, социальной сферы, там, допустим, федеральные органы власти вообще никак не занимаются массовым спортом. А кто занимается? На местном уровне. А как занимаются? А так, как в Советском Союзе когда-то мы делали, ДОСААФ помните? И все приносили свои 30 копеечек в этот ДОСААФ, имея книжечку досаафовскую; со студентов – 15 копеечек. То есть, понимаете, граждане вносят свой вклад, он абсолютно незначительный для них, но в целом, в масштабах страны, в масштабах региона и в масштабах конкретного муниципалитета, значимые суммы получаются. И люди, имеющие эту членскую книжку, уплачивая элементарные, совершенно необременительные взносы, имеют право доступа к спортивной инфраструктуре муниципалитета, района, своего собственного двора.

Можно, конечно, сделать просто бесплатно, кто-то построил, или муниципалитет построил, но такая форма соучастия граждан вполне возможна. Абсолютно необременительная, но она создаёт базу, базу на десятилетия вперёд. Кстати говоря, в некоторых европейских странах это очень развито, пользуются, эффективно развивается, люди этим дорожат.

В Советском Союзе это не очень эффективно работало, потому что отдал – и забыли про это. Вот то, что я сейчас говорю о европейских странах, там по-другому, там люди чувствуют прямое участие. Они заплатили денежку свою, 1, 5 или 10 евро, я не знаю сколько, неважно, всё зависит от уровня доходов населения. Применительно к нашей стране это могут быть другие цифры. Но они знают, что они заплатили, они имеют право, они с этой книжечкой пришли – и детей пустили на площадку, они следят за тем, чтобы там было всё благоприятно и убрано.

В то же время даже в этой системе, в рыночной системе, есть свои льготники, есть те, которые бесплатно пользуются этими катками и элементарными спортивными сооружениями. Есть, которые пользуются льготными ставками, платят вообще, как у нас студенты платили в ДОСААФ. Просто, повторяю, в Советском Союзе был разрыв между уплатой и использованием, потому что фактически всё реально финансировалось из федерального бюджета, потому что мы знаем, как фонды выбивали, многие знают. Практически всё из федерального бюджета платилось туда, вниз, вплоть до района. Но принцип может быть сохранён, модернизирован с учётом нашей современной жизни и может быть более эффективным. Об этом, конечно же, тоже надо подумать. Это хорошее предложение.

Спасибо большое.

С.ГОВОРУХИН: Продолжим, коллеги.

Следующая тема «Образование и культура» – Любовь Николаевна Духанина.

Л.ДУХАНИНА: Наша площадка носила название «Образование и культура как основа национальной идентичности». Мы впервые собрались вместе, представители образования и культуры. Почему? Потому что, конечно, одной из главных задач сегодня нашего общества является задача формирования нашей идентичности, привитие молодому поколению любви к нашему Отечеству. Сделать это в рамках только образования невозможно, поэтому мы работали вместе с представителями культуры.

Конечно, мы обсуждали и отраслевые проблемы: и зарплату, и инфраструктуру, и платность образования, и репертуары театров, и отсутствие современной хорошей литературы для подростков, и многое другое. Но главное, на чём мы сосредоточились, – это необходимость работать вместе, чтобы достигать ту главную цель, которую мы вынесли в название нашей площадки.

Главной темой обсуждения фактически встал вопрос русского языка, и не только потому, что русский язык – это язык, на котором говорят все граждане нашей страны вне зависимости от национальности, вероисповедания, а потому, что русский язык является одной из духовных скреп нашего общества. Нас беспокоит состояние русского языка. С раннего возраста ребёнок находится в языковой среде, чуждой родному языку. Рекламы, вывески формируют ассоциацию у ребёнка, что самое современное связано с иностранным языком. Многие об этом говорят.

Совершенно недавно была прекрасная Международная ярмарка интеллектуальной литературы в ЦДХ, но название у неё было «Нон-фикшн». Почему? С огромной душой наши зрители восприняли такую программу, как шоу «Голос». Но именно у наших граждан появились вопросы, почему песенный репертуар в основном на английском языке. Мы прекрасно понимаем, что это не только вопрос к исполнителям и организаторам этой передачи, этот вопрос можно отнести и к нашим представителям культуры, это вопрос песенного современного репертуара нашей эстрады.

Нас беспокоит наличие большого количества ненормативной лексики в литературе для детей, для подростков, вообще в современной литературе.

Много слов-заимствований приходит одновременно с процессами модернизации. Так, сейчас нам предлагают всех мастеров производственного обучения назвать тьюторами. Это что означает? Мастер производственного обучения уже не должен научать наших юношей и девушек каким-то практическим навыкам, которые дают основу профессии, а только сопровождать с помощью консультаций личностный рост этих людей? У нас иное сложившееся понимание мастера производственного обучения в нашем языке. Вообще в языке слово «мастер» имеет очень многослойное, многофункциональное значение. Это один из кодов, из которых складывается матрица нашей идентичности. И, когда мы начинаем выбирать, убирать, менять какой-то из кодов, может рушиться эта матрица.

Уважаемый Владимир Владимирович! Всё педагогическое сообщество с огромной радостью восприняло Ваше предложение восстановить статус сочинения в школьном образовании. Уже две недели идут активные обсуждения, каким должно быть это сочинение, узколитературным либо сочинением на свободную тему; как нам включить в действующую систему аттестации сочинение, но сделав это очень органично; когда его писать – в 10-м или 11-м классе. Важно, чтобы, прежде чем ввести, мы смогли обсудить эти детали, чтобы не умалить тот замысел, который был в этом предложении.

Нам, конечно, нужна программа поддержки русского языка внутри страны. У нас есть программа поддержки русского языка за рубежом. И члены Народного фронта, а в нашем составе очень много преподавателей, директоров школ, готовы работать над этой программой. А начать бы мы всё-таки могли с темы вывесок, такой простой и очень понятной. Все граждане хотят читать вывески всё-таки на русском языке.

Хорошим примером совместной работы образования и культуры стало бы использование колоссального культурного наследия в целях образования нашего поколения. Ученик учится не только в рамках и в стенах класса, в рамках и стенах школы. У нас колоссальное количество интереснейших исторических, литературных, естественных музеев. Они могли бы стать хорошими учебными пособиями для наших детей.

Именно в стенах музея ребёнок может принять историю страны, её культуру как часть своей жизни, как гордость за свою страну. Находясь в помещениях военно-исторических музеев, размышления о гражданском долге, о любви к Отечеству, о чести дети воспринимают как нормальную нравственную ценность достойного гражданина. Нам нужно, чтобы наши дети чаще посещали музеи, чтобы наши учителя имели право сами проводить уроки в музеях, чтобы наши музейные работники создали те образовательные программы, которые мы могли бы включать внутрь образовательных программ конкретного предмета и засчитывать это как пройденный материал.

И несколько слов о барьерах. Сегодня, прежде чем учитель идёт со своим классом в музей, предварительно заказав экскурсию, он должен собрать письменные согласия от каждого родителя на посещение конкретного музея в конкретное время в сопровождении конкретного учителя. Затем издаётся приказ по школе. Может, всё-таки эта норма излишне? Вне зависимости от наличия или отсутствия этих документов учитель отвечает за жизнь ребёнка. Это одна из прекрасных традиций российского образования.

Когда мы переходим с вами улицу, мы полагаемся не на хорошо написанные правила дорожного движения или на прекрасную работу ГИБДД, мы на самом деле полагаемся на ответственность тысяч водителей, которые сидят за рулём машин. Я предлагаю доверять учителю и отменить лишние документы. Прошу, Владимир Владимирович, дать соответствующее поручение Министерству образования и Министерству культуры, мы вместе с ними эту ситуацию сможем решить.

Мы обсуждали много вопросов в связи с Годом культуры. Нас беспокоит, что наши дети не знают нашу страну, наши регионы, несмотря на то, что они живут в них. Чаще российские дети уже знают другие зарубежные страны. Заходя в книжные магазины, мы можем совершенно спокойно купить путеводители, в которых рассказывается о том, что можно посмотреть в Лондоне, Париже, но очень сложно купить подробную информацию, что мы можем посмотреть в наших регионах.

Народный фронт вместе с Министерством культуры мог бы реализовать такой проект, как «Культурная карта регионов». Регионы создали бы вместе с нами свои карты, в которых бы описали все свои историко-культурные памятники, музеи, театры – всё то, куда может пойти наш родитель, ребёнок, учитель. Конечно, это можно сделать и в печатном виде, и в виде электронных ресурсов, и в виде мобильных приложений.

Мы обсуждали много вопросов. И педагоги, и представители культуры, и общественные деятели очень переживают за ситуацию, складывающуюся в образовании. Не всем понятны цели модернизации. Есть переживания о том, как будет реализован закон об образовании, несмотря на то, что это действительно современный эффективный закон. Мы просим Вас в следующем году в рамках народного фронта провести отдельную встречу с Вашим участием по вопросам образования.

Я понимаю, что моё время истекает, и я хотела бы предоставить слово Клокову Александру Юрьевичу, краеведческое общество, город Липецк.

А.КЛОКОВ: Дело в том, что мы очень много говорим о развитии патриотизма и привитии любви к Родине. Но любить – это, прежде всего, знать. Откуда ребёнок будет знать что-то, если у нас в школьной программе нет такого предмета даже, как краеведение. И более того, сейчас стал недоступен образовательный туризм. Аналогичная ситуация в школе, вот сейчас говорилось.

Чтобы вывезти ребёнка на экскурсию и в туристическую поездку, надо собрать невероятное количество разрешений, согласований, документов, до полусотни, чтобы вывезти в столицу. Понятно, дети – это святое, но разумный какой-то предел должен быть ведь в этих документах. То есть вот этот вопрос надо пересмотреть.

И, если говорить о нашем культурном наследии, конечно, очень хорошо всё это детям показывать. Но в каком виде мы это показываем: разруха сплошная по всем памятникам, по всем регионам. И сейчас очень хорошо выделяются на развитие туризма какие-то средства, но в основном это средства на развитие инфраструктуры, но не на памятники. Вот как-то и этот вопрос надо решить.

Всё. Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, я вообще предлагаю: вот эксперт выступил, который участвовал в круглом столе, я отреагирую сейчас на это, потом выступят остальные коллеги, которые вместе со мной представляют эти круглые столы, а потом мы в свободном режиме поговорим со всем залом по всем вопросам сразу. Нам нужно просто каждую тему застолбить.

Кстати, я хочу всё-таки вернуться к предыдущему выступавшему – по поводу вашего предложения о соучастии граждан в развитии той же самой спортивной инфраструктуры. Давайте тоже проект, проекты, связанные с совершенствованием нормативно-правовой базы, или отдельный закон, или дополнение в действующее законодательство. Ещё раз повторяю, это будут конкретные вещи народного фронта, прямо в самую сердцевину того, чего ждут от вас и от нас люди.

Теперь по поводу того, что сейчас было сказано в связи с образованием, русским языком. Давайте проведём отдельную встречу по образованию. Я не против – наоборот, за. Важнейшая сфера нашей жизни, может быть – одна из самых важных. Если, действительно, есть что-то, что ещё непонятно, требует дополнительного разъяснения, а может быть, и корректировки, это нормальное дело, надо обсудить и вовремя это сделать. Запланируем такую встречу и поговорим на площадке фронта.

Теперь по поводу использования музеев. Конечно, и в прежние времена это очень широко использовалось, использовались возможности наших музеев в образовательном процессе. Я-то это очень хорошо знаю, я в Ленинграде жил, в Питере, поэтому мы регулярно ходили и в Эрмитаж, и в Русский музей, и в этнографический. Я это хорошо помню. Я знаю по себе, это реально было очень полезно, это стало частью моего общего образования, так же как и других ребят, с которыми я учился в школе, а затем и в университете. Чрезвычайно важная вещь.

Но нужно, конечно, чтобы и музейное, и преподавательское сообщество двигались навстречу друг другу и помогли друг другу. Дети что могут сделать? Это от вас всё зависит. Если есть какие-то моменты, которые являются препятствием на этом пути, излишняя формализация, допустим, то, разумеется, это всё нужно вычистить при одном безусловном обстоятельстве – при обеспечении безопасности детей. Вы сказали о том, что Вы полагаетесь на тех, кто находится за рулём. Это очень хорошо. Но родители полагаются прежде всего на вас.

Л.ДУХАНИНА: На учителей.

В.ПУТИН: Как на преподавателей, а уж потом на дисциплину наших водителей. А дисциплинированность водителей связана, хорошо это или плохо, с общей культурой, это отражение общей культуры. Как человек ведёт себя на дороге, так он ведёт себя в жизни. Это отражение общего уровня культуры. Всё у нас с этим хорошо или нет? Наверное, когда вы обсуждали на площадке, которую Вы представляете, на круглом столе, – всё-таки есть у нас проблемы. А безопасность детей должна быть обеспечена безусловно, без скидок на всякие вещи, которые ещё предстоит решить.

Развитие внутреннего туризма, абсолютно с Вами согласен, чрезвычайно важная вещь, особенно для удалённых районов страны. Скажем, в Калининграде, уже поколение, наверное, скоро вырастет, много подростков, молодых людей, которые уже многократно побывали в Польше либо Германии и ни разу не были на других территориях Российской Федерации, кроме Калининградской области. Безусловно, об этом нужно подумать, нужно это сделать и в интерактивном формате, и в живом, а для этого нужно использовать нашу федеральную программу по развитию местного туризма, внутреннего туризма.

Правда, я с Вами согласен, в основном средства оттуда направляются на развитие инфраструктуры. Тоже важно, но, думаю, если там ещё не всё израсходовано, надо добавить именно на те цели, которые Вы сформулировали. Чрезвычайно важная вещь, полностью с Вами согласен.

С.ГОВОРУХИН: Продолжаем работу. Я очень прошу – не тяните пока руку, дайте нарисовать общую картину. Участники конференции и наш лидер должны понять всё-таки, что такое народный фронт, чем он собирается заниматься и что он сделал. Пока не выступят все модераторы, и не просите.

Сейчас у нас «Честная и эффективная экономика».

В.ПУТИН: Демократия называется.

С.ГОВОРУХИН: Я не такой мягкий, как Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Мы знаем это по Вашим фильмам.

С.ГОВОРУХИН: Александр Владимирович Бречалов.

А.БРЕЧАЛОВ: Спасибо, Станислав Сергеевич.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Добрый день!

Перед тем как подвести итог дискуссионной площадки «Честная и эффективная экономика», я бы хотел рассказать о той работе, которую Общероссийский народный фронт провёл в рамках проекта «За честные закупки». Напомню, это было Ваше прямое поручение, Владимир Владимирович.

Итак, проекту три месяца. За это время тысячи постоянных посетителей сайта, более 40 организаций-партнёров, более 250 заявок о сомнительных закупках на сумму более 50 миллиардов рублей. Закупки на сумму более 5 миллиардов рублей сняты с конкурсов. И мы можем смело заявить, что почти 5 миллиардов рублей проект сэкономил бюджету.

Сразу хочу обратить внимание прессы в связи с той информацией, которая у нас на сайте, и той информацией, которую мы вам даём, у нас нет никаких ограничений, у нас нет запретов: об этом субъекте Российской Федерации писать, а об этом – нет. Вы задаёте вопросы, почему так много примеров по закупкам по Сахалинской области? А потому, что граждане, предприниматели Сахалинской области заходят на сайт и размещают те самые закупки, которые мы проверяем. После этого они попадают в наш рейтинг расточительности, который мы буквально недавно создали, и это неудивительно.

Давайте обратим внимание на конкретные цифры. Начиная с муниципалитетов некоторые муниципальные образования, поселения Сахалинской области, 3–5 тысяч населения, позволяют себе выставить закупку на автомобиль почти в 4 миллиона рублей, администрация Сахалинской области – закупка автомобиля на 8 миллионов рублей, строительство гаража на 250 миллионов рублей, и хит рейтинга – это, извините, статья на улучшение имиджа губернатора на 680 миллионов рублей.

Все эти закупки выставлены в соответствии с законом, безусловно, но, на наш взгляд, этическая сторона вопроса тоже должна присутствовать. И если граждане, если предприниматели задают такие вопросы, то мы должны это публично представлять. Проект максимально публичный и максимально открытый, нет никаких фильтров и никакой премодерации. Любой, кто зашёл и зарегистрировался, может подать соответствующую заявку, и она будет обработана.

Ещё несколько слов о рейтинге расточительности. Повторюсь, мы обращаем внимание не только на те ситуации, когда нарушается закон, но и на суммы, на цифры. В преддверии Нового года у нас много заявок от граждан на сайт о так называемых корпоративах. Вы знаете, сложно оценить, нормально это или нет, но, когда мы видим заявку – закупку РЖД на почти 53 миллиона рублей в Новый год, речь не идёт о празднике для детей или подарках для детей, это именно корпоратив, – наверное, у наших граждан возникает объективный вопрос. Суммы 10, 15, 20 миллионов рублей на проведение праздников в госкомпаниях – это уже нормально. «Алмаз-Антей» выставил недавно закупку тоже на 15 миллионов рублей.

Почему мы сделали этот рейтинг расточительности? Вы знаете, кстати, насколько острая тема, что пресса даже не хочет всю эту информацию публиковать. Вот критиковать – это в первую очередь и Вас, и нас, а такие цифры, такую информацию всё-таки они остерегаются, потому что, понятно, свои отношения с такими крупными потенциальными заказчиками.

Мы считаем, что вопрос этики должен стоять в повестке, поскольку речь идёт не о частных компаниях, не о бизнесе, а о госкомпаниях. «Форум действий», на наш взгляд, как нельзя правильное название, потому что проект «За честные закупки» – это как раз тот побудительный мотив для граждан, для предпринимателей, для народного фронта действовать. Мы доказали этим ресурсом, что любой, повторюсь, может прийти на этот ресурс, его заявка будет размещена, он внесёт свою долю в борьбу с коррупцией, о которой мы так много говорим. Это вкратце о проекте «За честные закупки».

Теперь что касается итога дискуссионной площадки «Честная и эффективная экономика» – жаркие дискуссии. Я хотел бы поблагодарить отдельно представителей органов исполнительной власти: в нашем случае никто не ушёл, и получился очень хороший разговор. Конечно же, проблем и вопросов очень много: от сельского хозяйства и ВТО до микробизнеса. Мы договорились с коллегами, что это только начало нашей работы. Мы с некоторыми министрами договорились, что по вопросам сельского хозяйства, по вопросам промышленности будем проводить видеоконференции с вовлечением актива народного фронта по всей стране.

А я хотел бы коротко остановиться на двух вопросах, двух блоках вопросов, которые мы вынесли на обсуждение. Начну опять же с Вашего поручения. Кричащая ситуация с закредитованностью граждан. Уже не секрет, что закредитованность растёт большими темпами, чем доходы граждан. Вчера как резюме наших обсуждений, Владимир Владимирович: мы предлагаем тот закон, который уже больше года в Государственной Думе, закон о банкротстве физических лиц, всё-таки ускорить его принятие.

Конечно же, мы понимаем, что не всем это понравится, некоторым банкам прежде всего, но мы провели соответствующие консультации. Вы знаете, что получается? Те банки, которые ведут разумную, разумно-консервативную политику по отношению к кредитованию физических лиц, их это не смущает и не пугает. Это, конечно же, напрягает в первую очередь те банки, которые ведут агрессивную политику. Мы знаем ситуации, у нас есть рекорды: на гражданине 20 кредитов, банк ему предлагает ещё один кредит. Для того чтобы этот процесс как-то взять под контроль, закон, о котором я сказал, закон о банкротстве физических лиц, надо ускорить его принятие.

И второй момент – конечно же, сделать более цивилизованным процесс взыскания с физических лиц. Возможно, это в качестве отдельного закона, закона о коллекторских так называемых организациях либо о поправках в другие нормативные акты. Но те организации, которые занимаются возвратом кредитов, в основном это коллекторские организации, они должны быть на учёте, они должны каким-то образом регулироваться.

Я сказал в самом начале о том, что звучала очень горячо тема – сельское хозяйство. Если позволите, у нас есть представитель народного фронта в Липецкой области, короткое предложение от него. Михаил Анучнян.

М.АНУЧНЯН: Михаил Анучнян, штаб регионального отделения Липецкой области.

Уважаемый Владимир Владимирович, позвольте поблагодарить Вас в первую очередь за то внимание, которое Вы уделяете селу и сельскому хозяйству. На селе сегодня проживает треть населения страны, и я предлагаю, чтобы тема сельского хозяйства стала одной из основных тем народного фронта. На сегодня мы подготовили пакет предложений по итогам круглого стола, которые представим Вам. Очень интересная и интенсивная была дискуссия. Я хотел бы акцентировать Ваше внимание на трёх вопросах.

Первое. У нас есть нехватка ресурсов для субсидирования процентной ставки по кредитам в размере 34,6 миллиарда рублей на сегодня. Из-за того, что Минфин из-за системного сбоя не принимает эти обязательства, есть риск того, что уже начато закрытие этой проблемы и планируется дальнейшее закрытие за счёт перераспределения, а это означает равнозначное сокращение уже предусмотренных других статей господдержки, на которые бизнес точно так же ориентирован. Бизнес поверил в эти субсидии, взял кредиты, и важно это доверие сохранить. Мы обращаемся к Вам с просьбой содействовать решению этого вопроса за счёт дополнительного финансирования.

Второе – это вопрос развития отрасли в целом. Благодаря Вашей поддержке многие отрасли очень интенсивно росли: свиноводство, птицеводство, растениеводство, производство сахара, – достигли очень хороших результатов. Но есть отрасли отстающие, в частности особая ситуация в молочной отрасли. Понимая бюджетную ограниченность, мы предлагаем рассмотреть возможность создания точек роста в таких отраслях через финансирование крупных инвестиционных проектов за счёт институтов развития, как Внешэкономбанк, например.

И третий вопрос. Вы уже давали неоднократно поручения по нему. Это вопрос обложения НДС при приобретении у предприятий, применяющих единый сельхозналог. К сожалению, с Министерством прийти к компромиссному решению не удалось до сих пор. Просим этот вопрос вынести на более высокий уровень для его окончательного решения.

Ещё раз благодарю за ту поддержку, которую Вы оказывали и оказываете сельскому хозяйству.

С.ГОВОРУХИН: Спасибо.

А.БРЕЧАЛОВ: Владимир Владимирович, ещё одно предложение и просьба в заключение.

У нас 20 миллионов трудоспособного населения наших граждан находятся вне правового поля. Большая часть из них, естественно, занимается предпринимательством, то есть такой бизнес в тени. И у нас есть предложение о разработке патента для самозанятых. Возможно, без их регистрации в качестве индивидуального предпринимателя либо с регистрацией, но по окончании срока действия патента, чтобы он снялся с учёта как индивидуальный предприниматель.

И для тех индивидуальных предпринимателей, которые используют в налоговой системе специальные режимы, сделать режим: один платёж – одно окно. На наш взгляд, это сделает более гибкой налоговую фискальную систему для самозанятых и для индивидуальных предпринимателей.

Спасибо.

В.ПУТИН: Позвольте, я несколько слов скажу в порядке комментария.

Вы говорили о чрезвычайно важных вещах, связанных с тем, с чего я начал сегодня нашу встречу, – с эффективностью работы нашей экономики и с обеспечением высоких темпов роста. И без этих проблем, которые Вы перечислили, без их решения, мы, конечно, эффективно решить эту проблему не сможем, но начнём с этих рейтингов расточительности и прочего, с контроля над закупками.

Конечно, эту работу надо продолжить, я просто убеждён. Знаю точно, что сам факт вашей работы в этой сфере уже имеет значение, уже оказывает практическое воздействие на эту сферу деятельности наших чиновников и компаний с государственным участием. Но то, что на улучшение имиджа губернатора 600 миллионов запланировано, – это, конечно, самый большой удар по его рейтингу, мне кажется. Ничего глупее придумать невозможно. Хоть бы по другой статье провели какой-то. Я не понимаю.

Может быть, на самом деле в качестве мероприятий какие-то не такие уж дурные вещи запланированы, вполне может быть, надо туда погрузиться, посмотреть. Знаете, за формулировками иногда не видно того, что реально планируется, какие мероприятия планируются на эти деньги. Может быть, там вполне здравые вещи, но формулировка дурацкая, конечно. Давайте попросим его, чтобы он эти 600 миллионов направил, скажем, на строительство детских садов – вот это будет самый лучший способ повышения рейтинга. Либо на решение каких-то других острых социальных проблем Сахалина.

По поводу корпоративов. Вообще, это странная тема какая-то – много истрачено на корпоративы, мало. Да сколько хотят, столько пускай и тратят. Только нужно сброситься из своего кармана и пойти на корпоратив, как всегда это было в прежние годы. Я с трудом себе могу представить, чтобы в тех организациях, где я раньше работал, ещё в советское время, из бюджета КГБ СССР выделили деньги на корпоратив – чушь собачья! Мы тоже встречались в военных коллективах, сбрасывались с зарплаты и встречались. И по рюмке выпьешь, и всё, праздник есть праздник. Мы же русские люди, российские во всяком случае. Мы не пьянствуем, но отмечаем иногда праздник, как же без этого? Но чтобы деньги выделять из бюджета компании – это дичь какая-то, я не знаю.

По поводу того, что средства массовой информации не обращают на это внимание; по Вашим словам, они якобы боятся ссориться с крупными компаниями. Ничего они не боятся, никаких компаний они не боятся. Просто действует тот принцип, который в народе называется «Ворон ворону глаз не выклюет». Они сами этим занимаются просто, вот и всё, и не хотят туда лезть.

Теперь по поводу другой очень важной темы – закредитованности российских граждан. Да, действительно, – Эльвира Сахипзадовна здесь, она, наверное, подтвердит – по-моему, в течение этого года общий кредитный портфель наших финансовых учреждений и ссуд, выданных гражданам, увеличился.

Э.НАБИУЛЛИНА: На 30 процентов.

В.ПУТИН: На 30 процентов. Общий объём, если мне память не изменяет, – если я не прав, Эльвира Сахипзадовна меня поправит, – сейчас свыше 9 триллионов рублей, девять с лишним, это примерно 14 процентов ВВП. Это много.

Но при этом хочу тоже вас и всех наших граждан успокоить, там, где это возможно, обоснованно и необходимо, финансовые учреждения пролонгируют эти ссуды, эти кредиты. Пока этот уровень не является критическим для нашей финансовой системы, но обратить на это внимание, безусловно, нужно. Это фактор очень серьёзный для всей экономики в целом: и для граждан, и для финансовых учреждений, и для экономики в целом.

Кстати говоря, это хорошо уже всем известно, но хочу ещё раз повторить для всех граждан страны: чем выше ставка, которую вам предоставляет финансовое учреждений, тем больше у него проблем. Понимаете, по долгосрочным вкладам они вас завлекают – это значит, что там не всё в порядке, и Центральный банк начинает за ними самым внимательным образом следить. У нас есть закон, который гарантирует вклады подавляющего большинства граждан страны. По-моему, этот закон гарантирует 90 с лишним процентов вкладчикам 700 тысяч, да? Да,700 тысяч.

Всё, что касается вот этого уровня – 700 тысяч, государство обязуется выплачивать в случае несостоятельности финансового учреждения, где вы держите деньги. И об этом люди должны знать. Но, когда финансовое учреждение вас завлекает большими ставками по долгосрочным вкладам, это такой сигнальчик: надо подумать, это уже рискованная, значит, вещь. Мы должны работать и дальше, и будем это делать, будем дальше работать над укреплением нашей финансовой системы, банковской системы. Чрезвычайно важная отрасль для всей российской экономики.

А что касается проекта закона о банкротстве физических лиц, конечно, его надо двигать. Почему? Потому что это будет дисциплинировать всех, в том числе и финансовые учреждения, которые не должны разбрасываться ссудами и ни в коем случае не должны поставить нашу финансовую систему в то состояние, в котором оказалась финансовая система Соединённых Штатов Америки в 2008 году: потребительских, ипотечных кредитов нараздавали огромное количество без всякого обеспечения и даже без предварительной оценки платёжеспособности клиента, а потом столкнулись с проблемой и начали сыпаться.

Правда, они выстояли, но не забудем, ещё и потому, что печатный станок мировой резервной валюты, доллара, находится в их руках. Поэтому им в этом смысле гораздо легче, чем нам. Но ситуация, которую мы сегодня имеем, заставляет нас задуматься над этим, очень спокойно, в рабочем режиме обратить на это внимание и действовать в направлении укрепления финансовой системы России. Мы так и будем делать. В этой связи проект закона о банкротстве физических лиц является важным элементом, который будет дисциплинировать всех участников экономической деятельности в этой сфере. И будем его, конечно, продвигать, в том числе с вашим участием.

Теперь по поводу сельского хозяйства. В этом году на поддержку сельского хозяйства у нас направлено, дай Бог памяти, по-моему, где-то 200 миллиардов рублей. Это очень большая сумма. Допускаю, что и этого маловато. Хотя вы знаете, что приняты решения, связанные с пролонгацией выданных кредитов, со снижением ставок и платежей по агролизингу. И конечно, вы знаете о решении субсидирования на один гектар площади обрабатываемых земель. Всё это достаточно большие, масштабные элементы поддержки.

Мы, конечно, не бросим наших сельхозпроизводителей, которые в сложной ситуации оказались в связи с засухами и наводнениями на Дальнем Востоке, в связи, надо прямо сказать, и со вступлением России во Всемирную торговую организацию, что ставит некоторые отрасли сельского хозяйства в достаточно сложное положение, повышающее конкурентную борьбу на нашем собственном рынке. Объём импорта увеличился.

Несмотря на то, что мы сделали много, скажем, в сфере птицеводства, но и там ещё не все проблемы решены, я тоже об этом знаю, там тоже есть проблемы, в птицеводстве. Мы лет семь назад завозили 1 миллион 400 тысяч тонн мяса птицы – почти к нулю всё свели. Было 600 тысяч, потом 200, 150. Но всё равно и в птицеводстве есть проблемы. Правда, надо сказать, что по линии ВТО у нас есть защитные механизмы.

Я уже об этом говорил, наверняка вы об этом знаете, кто подзабыл, напомню: мы до 2013 года, то есть до этого включительно, имеем право субсидировать нашу экономику в объёме 9 миллиардов долларов. Потом 4, 5, и постепенно должны это снижать. Но это очень хороший, большой объём в виде подушки безопасности. Но всё равно проблемы есть, в сельхозмашиностроении есть проблемы. Конечно, мы будем об этом думать. Сколько нужно дополнительно, конечно, это Правительство должно посчитать, Минсельхоз должен посчитать – 34,6, или больше, или меньше. Но такой сигнал, я вам обещаю, я Правительству обязательно пошлю. Наверное, вы об этом говорили.

Молочка, да, молочка в сложном положении: там не только зависит от сезонных колебаний цен, есть проблемы. И на неё Правительство должно обратить особое внимание.

Что касается суммы субсидий и поддержки, важно, чтобы это ритмично шло. Я отмечаю, что есть некоторые проблемы, и мне губернаторы, во всяком случае, так говорят из регионов, мне говорят об этом представители крупного сельхозбизнеса, что есть проблемы с ритмичностью поступления средств финансовой поддержки. Но это всё не носит критичного характера, и вы это тоже знаете. Будем над этим очень серьёзно работать, такой сигнал Правительству я обязательно пошлю.

Что касается последней темы – самозанятые и перевод их на патентную систему уплаты всех фискальных сборов. Согласен, это хорошая идея, правильная, в принципе вполне реализуемая, расщеплять доходы можно в различные уровни налоговой системы. Конечно, нужно выходить на работу в рамках одного окна. Это, безусловно, будет улучшать администрирование, и в сфере налогов это будет разгружать людей, которые занимаются видом бизнеса как самозанятые, но и будет гарантировать их социальные права, в том числе и в пенсионной сфере. Согласен, давайте обязательно над этим подумаем и будем двигать это предложение.

А.БРЕЧАЛОВ: Спасибо.

С.ГОВОРУХИН: «Социальная справедливость», Людмила Ивановна Швецова.

Л.ШВЕЦОВА: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович, наша секция обсуждала проблемы социальной справедливости. И, как Вы понимаете, было очень бурно, активно, проблем и вопросов очень много. Социальная справедливость – это та линия борьбы, которая проходит через жизнь конкретных людей, конкретной семьи. Мы, кстати, вспоминали Вашу фразу о том, что каждый рубль, вложенный в социальную сферу, – это должна быть инвестиция в справедливость.

Было жарко, не скрою, было очень критично; может быть, мы кому-то испортили настроение, но не хотели, не со зла, как говорится, а во имя поиска истины и поиска правильных решений, чтобы все те законы, все те решения и программы, которые принимаются, были действительно для людей и приносили им пользу.

Очень много мы говорили о здравоохранении и о вопросах доступности здравоохранения, о вопросах, связанных с тем, чтобы люди были уверены, что бесплатное гарантированное здравоохранение – это не рассуждения в наших кабинетах, это их реальная жизнь.

Сейчас, действительно, вводится достаточно много платных услуг. И это, наверное, нормально, но регулирование процесса получения гарантированных бесплатных медицинских услуг и внедрение новых процессов должно проходить, конечно, под очень большим вниманием организаторов здравоохранения. И представители Общероссийского народного фронта тоже говорили о том, что они на это обращают самое внимательное внимание.

Конечно, мы говорили о результатах модернизации. Все, безусловно, благодарны за то, что такие большие средства и возможности вложены в наше российское здравоохранение. Но, к сожалению, некоторые чиновники слишком рано стали рапортовать о том, что модернизация завершилась. Ещё не работает многое из оборудования, которое было приобретено, а то, что поставлено и смонтировано, особенно из числа, как говорится, сложного оборудования: компьютерных томографов, ядерно-магнитных резонаторов, – нет специалистов, которые будут работать на этом оборудовании. К сожалению, не заложены были эти программы подготовки, переподготовки, переобучения, и кое-где оборудование просто простаивает оттого, что им не могут воспользоваться.

Очень серьёзные проблемы поднимали, особенно наши коллеги с мест, из регионов Севера, Дальнего Востока, по поводу кадрового обеспечения отрасли. Сегодня не хватает в отрасли 40 тысяч врачей. Если говорить о медицинском персонале среднего звена, то это под 200 тысяч у нас заходит. К сожалению, эти вопросы особенно откликаются в сельской местности, потому что там часто просто некем заменить заболевшего или уехавшего в отпуск врача или медицинского работника.

Сейчас принимается ряд системных мер по решению кадровой проблемы в отрасли. Но нам кажется, что надо обратить внимание не только на долгосрочные программы, но и принимать какие-то быстрые решения, потому что лечить надо сегодня и сейчас.

У нас звучало предложение – оно, кстати, звучало и на ростовской конференции – о том, что надо более активно использовать поступление на контрактной основе в медицинские институты студентов, с тем чтобы они потом шли работать туда, куда их пошлют, куда их направят. Конечно, многие говорят: нерыночная схема и так далее. Но давайте мы как временную меру это примем, потому что такая нехватка персонала, конечно, сказывается на жизни и здоровье людей.

И ещё одно мы предложили. Если мы будем даже вводить сейчас эту контрактную систему, результат мы получим через шесть лет. А что делать сейчас? Закон «Об образовании», кстати, даёт возможность работодателям – а во многих случаях работодателями являются наши региональные руководители – заключать целевые соглашения со студентами даже за три месяца до окончания вуза, пожалуйста, на третьем, четвёртом курсе и так далее. Единственное, что при заключении такого соглашения, безусловно, работодатель должен предложить социальный пакет. Наверное, в каждом регионе могут подумать в зависимости от потребности кадров, какие социальные пакеты они могли бы предложить.

Кстати, очень благодарили наши коллеги за миллион, дающийся врачу, который едет в сельскую местность, но в то же время сказали, что миллион, скажем, в Тамбовской области и миллион в Ямало-Ненецком округе по-разному немножко звучит. Может быть, со временем надо немножечко эту тему подкорректировать.

Конечно, наиболее остро – Владимир Владимирович, я не могу Вам не передать этой тональности разговора – ставились проблемы, связанные с оказанием высокотехнологичной медицинской помощи. Причём эта помощь, как правило, оказывается в федеральных лечебных учреждениях, их у нас 265. За год там пролечивается примерно два миллиона человек.

И мы можем гордиться тем, что за последние годы мы действительно продвинулись в том, что наши высокие технологии конкурентоспособны с тем, чтобы люди ехали на Запад куда-то лечиться, и мы имеем хорошие результаты. Но сейчас есть определённая опасность в том, что мы не будем поступательно продвигаться вперёд, а можем либо затормозиться, либо даже уйти назад.

Во-первых, сокращено финансирование федеральных медицинских учреждений. Возмещение из ОМС непонятно и пока не воспринимается медсообществом как гарантия того, что они смогут нормально и перспективно работать. Существующий тариф затрат не покрывает. И риски потерять набранные хорошие результаты усиливаются пока разговорами, а не решениями, но разговоры эти ведутся, понятно, не на кухне, а в кабинетах Правительства, о том, что нам надо подумать, чтобы передать федеральные учреждения на региональный уровень.

Это очень опасная вещь, потому что неодинаково работают, конечно, федеральные медицинские учреждения. Одни – на подъёме, другие, может быть, не очень активно сейчас развиваются. Но во многом это не их вина, а вина того, что мы давно не вкладывали средства в развитие и материальной базы, в выделение средств на ведение научной деятельности, а без этого такие учреждения существовать не могут.

И мы считаем, что надо поручить Правительству внести предложения по развитию высоких медицинских технологий и повышению качества работы научно-исследовательских институтов, имея в виду и их научную деятельность, и методическую, и организацию лечебной работы.

Конечно, не надо нам сейчас уповать на такие формально юридические переводы на уровень регионов, а просто рекомендовать нашим научно-исследовательским институтам, чтобы они работали более активно по региональным программам и взаимодействовали с региональными властями. Это такая наша настороженность, о которой мы не можем Вам сейчас не доложить, Вы должны об этом знать. И, наверное, мы хотели бы получить положительный результат, связанный с мнением нашего медицинского сообщества.

Кстати, Владимир Владимирович, думаю, Вам будет интересно, что среди нашего руководства фронтов, в штабах и даже сопредседателей очень много врачей. Ни в одной общественной организации, коалиции так много медиков нет. Кто как это комментирует, но я думаю, что это хорошо, потому что они действительно включаются в активную общественную жизнь.

И ещё об одном я хотела бы сказать. Общественная жизнь медиков происходит и в их медицинских сообществах. Мы много говорили о том, как нам нужно развивать социальное партнёрство и взаимодействие между общественными организациями, министерством и государственной системой управления этими организациями. Леонид Михайлович Рошаль вносил предложение об общественно-государственном взаимодействии в форме управления медициной. Мы это широко обсуждали и будем обсуждать, видимо, дальше, потому что это тема, которая требует ещё и детального обсуждения.

Ещё одна тема в назывном порядке, Владимир Владимирович, – материнский капитал. Во-первых, Вам просили мои коллеги передать благодарность за то, что это Ваш авторский проект, он оказался одним из самых эффективных социальных проектов, что называется, здесь попали в десятку.

Я не буду приводить много всякой статистики, Вы её лучше меня знаете, но всё-таки хочу сказать для всех, что когда мы начинали программу, то 33 процента у нас вторых и последующих детей рожали, а 2012 год – это уже 52 процента. Всего несколько лет работы программы – и такой хороший, замечательный результат. А если к этому добавить благосостояние семей, хорошее настроение в семьях, возможности решить жилищные проблемы – 90 с лишним процентов именно на это потратили свои деньги.

Вы понимаете, о чём я буду просить. Мы хотим, чтобы именно здесь, может быть, на собрании фронта Вы дали поручение продлить программу материнского капитала – она у нас в 2016 году заканчивается – до 2025 года.

Сейчас много в обществе разговоров о том, куда бы ещё можно было потратить материнский капитал. Честно говоря, наши коллеги не очень предлагали здесь широко расходиться, есть концепция, и ей, наверное, нужно следовать. Тем не менее всё-таки можно усовершенствовать механизмы реализации материнского капитала. И, конечно, защита участников этой программы от мошенничества. Нашлись уже проходимцы, которые и здесь устроились, и решают свои неблаговидные задачи.

Пенсионная реформа. Очень бурно мы её обсуждали. Хочу сказать, что звучало очень много различных, вернее, обычно всё-таки одних и тех же суждений с разными комментариями и с разными аргументами, что торопимся, что не было достаточного обсуждения. И хотя Министерство приводило нам цифры, сколько было опубликовано статей в региональных газетах и передач по телевидению, всё-таки народ плохо понимает, куда поведёт эта пенсионная реформа население. И предложения, которые звучали у нас, их было очень много, мы решили не оставить без внимания.

Владимир Владимирович, хочу Вам доложить, что мы создали рабочую группу, которая обобщит это всё, сформулирует предложения. И через депутатов, которые представляют фронт в Государственной Думе, мы внедрим все эти предложения в межфракционную рабочую группу, которая создана на площадке Думы, для того чтобы все эти предложения были использованы при доработке данного документа.

И самое последнее. Хочу действительно вынести это на совет и получить, надеюсь, Вашу поддержку. Сейчас готовится к принятию во втором чтении закон о социальном обслуживании. Он не проходит такого, может быть, публично-активного обсуждения, но касается 34 миллионов людей в нашей стране. И от того, каким будет этот закон, зависит их каждодневное самочувствие.

В основном 400 поправок было к правительственному закону, в основном мы находим понимание, работаем, Ольга Юрьевна Голодец будет проводить ещё одно совещание по обсуждению ряда вопросов. Но я хотела бы заострить Ваше внимание на одном: давайте мы в рамках подготовки к 70-летию Победы, понимая, что мы принимаем такой закон о социальном обслуживании, введём в число тех, кто бесплатно будет получать социальные услуги на базе наших учреждений, участников и ветеранов Великой Отечественной войны, блокадников и людей, которые к ним приравнены.

Понимаете, этим людям сейчас важны, конечно, пенсии, доплаты и так далее, но возраст у них такой, что услуга, что помощь социального работника, их приход в центр социального обслуживания – это и борьба с болезнью, это и борьба с одиночеством, это и борьба за жизнь, если хотите, за её продолжение. И мне кажется, что там не такие большие деньги, тем более что у нас таких людей сейчас – участников войны – осталось всего 311 тысяч в стране, это совсем небольшая цифра. Если добавить к ним ещё тружеников тыла и блокадников, получается где-то два с лишним миллиона человек. Ветераны, кстати, не так уж об этом просят, они люди скромные, а вот мы, их дети, понимаем, что именно это им сейчас нужно. И мы просили бы Вас нас в этом поддержать.

С.ГОВОРУХИН: Спасибо.

Прошу, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Кто-то выскажется по этой теме?

Л.ШВЕЦОВА: Я много сказала, наверное.

С.ГОВОРУХИН: Пожалуйста.

В.ПУТИН: Я несколько слов скажу, а потом мы напрямую с залом поговорим по всем этим проблемам.

Модернизация здравоохранения, программа модернизации. Да, финансирование в рамках этой программы, которая называлась «программа модернизации», закончилось. Сколько у нас было, 460 миллиардов на два года?

Л.ШВЕЦОВА: Да.

В.ПУТИН: Это финансирование завершено, но это совсем не значит, что вся программа модернизации закончена. Конечно, нет. Это была только часть программы модернизации, рассчитанная на то, что мы с федерального уровня сделаем то, что невозможно или очень сложно сделать с регионального или тем более с муниципального уровня, приподнимет технологическую базу здравоохранения на местах, с тем чтобы регионы могли подхватить то, что входит в прямую сферу их ответственности.

Но и на федеральном, и на региональном уровне программа модернизации здравоохранения рассчитана на десятилетия вперёд, и она не отменяется в связи с окончанием финансирования в рамках этих мероприятий из 460 миллиардов. Конечно, нет! Дополнительные деньги должны выделяться и на региональном, и на федеральном уровне. И за этим нужно самым внимательным образом наблюдать.

Если кто-то считает, как вам показалось, что деньги в этой программе закончились и закончилась вся программа модернизации, тем более что даже после выделения этих средств на приобретение оборудования, как Вы сказали, а насколько мы известно, и я полагаю, Вы это подтвердите, оно действительно пришло, расставлено либо расставляется, ещё не закончено обучение, наладка в некоторых местах. Надо, чтобы это всё эффективно использовалось. И, безусловно, Вы правы, за этим не просто нужно следить, нужно обеспечить эффективное использование тех средств, которые были истрачены.

Теперь по поводу миллиона, который даётся в качестве подъёмных врачам, которые едут на работу в сельскую местность. Конечно, в Ямало-Ненецком округе и в Тамбовской области разный уровень жизни, поэтому стоимость этого миллиона разная. Но всё-таки давайте согласимся, что Ямало-Ненецкий округ побогаче, чем Тамбовская область.

Мы рассчитываем на то, что регионы Российской Федерации включатся в эту совместную работу. Это на самом деле тоже их сфера ответственности прямая. Поэтому там, где такие возможности есть, бюджетная обеспеченность высокая, они должны подключаться. Но мне кажется, что здесь нужно подумать о том, чтобы эту программу продолжить в целом, вот о чём надо подумать. Не такие уж большие, как Вы несколько раз сказали, применительно к другим темам, обсуждаемым сейчас, деньги, но достаточно эффективно работает. И, думаю, Правительство должно задуматься над тем, чтобы продолжить эту программу.

А вот финансирование из ФМС, как Вы сказали, затрат всех не покрывает. Здесь, конечно, требуется самый внимательный, профессиональный, экспертный счёт и на площадке Общероссийского народного фронта, и на правительственной площадке, и в Государственной Думе. Переход на страховые принципы в медицине чрезвычайно важен. Важно, конечно, чтобы это было обеспечено полным рублём, и важно, чтобы новые принципы функционировали именно как новые, а не как квазибюджетное финансирование. Но я хочу обратить ваше внимание на то, что эта программа рассчитана на несколько лет, она не должна как обухом по голове сразу обрушиться на всех граждан страны и на медицинские учреждения.

То же самое касается и передачи с федерального на региональный уровень некоторых федеральных медицинских центров. Где-то это, может быть, и обоснованно, где-то, обращаю ваше внимание на это, может быть, эти учреждения даже более эффективно начнут работать, потому что в некоторых регионах Российской Федерации больше возможностей обеспечить нормальное функционирование этих учреждений, чем при федеральном финансировании.

Если в Москве, то здесь всё понятно, здесь всё рядом. А некоторые есть, которые в регионах находятся. И так же, как с памятниками культуры, регионы нам иногда говорят: «Отдайте нам памятник культуры, мы его сохраним. У нас хоть будет возможность его финансировать». Надо просто очень внимательно к этому подойти, не отказываться, но ни в коем случае не сбрасывать в регионы то, что они содержать не могут, имея в виду, что это там через год-полтора-два умрёт. Конечно, делать этого нельзя.

Я в этой связи обращаю ваше внимание ещё вот на что. Ведь мы с целью перенести высокотехнологичную медицинскую помощь, о которой вы тоже говорили, именно в регионы Российской Федерации, целую сеть построили по стране высокотехнологичных медицинских и перинатальных центров. Сейчас думаем и будем продолжать программу строительства этих перинатальных центров. Они, кстати говоря, наряду с программой материнского капитала, о чём я сейчас тоже скажу, играют очень существенную роль в снижении детской и материнской смертности. В некоторых регионах вообще к нулю материнская смертность свелась, где работают эти высокотехнологичные медицинские перинатальные центры. Это, безусловно, должно быть продолжено.

Теперь что касается медицинской общественности в рамках Национальной медицинской палаты. Конечно, недавно мы встречались и с Леонидом Михайловичем Рошалем, и с Министром здравоохранения, они излагали, по сути, совместную программу работы. И вот этими общественными организациями по мере их взросления, по мере их возмужания и возможности перенять некоторые функции государственных органов, это должно быть сделано, но тоже постепенно и очень аккуратно.

Это касается и сертификации, это касается работы в рамках профессиональной квалификации и целого ряда других вопросов. Это касается и принципов предоставления медицинской помощи. То есть много вопросов, которые общественные медицинские объединения могли бы взять на себя. И можно было бы переключить на них то, чем сегодня занимается министерство. Но, повторяю ещё раз, делать это нужно очень аккуратно и постепенно. В целом этот тренд абсолютно правильный.

Теперь материнский капитал. Я уже говорил об этом, нам нужно посчитать. Понимаете, возникают огромные финансовые обязательства перед гражданами страны, просто очень большие. И Правительство должно понять: в соответствии с имеющимися темпами роста нашей экономики мы унесём эти обязательства, не обманем? Понимаете, ведь самое главное, чтобы государство всегда исполняло свои обязательства.

Мы не можем допустить, чтобы мы сказали: программа будет продолжена. А потом придёт какой-то год – она же рассчитана на многие годы вперёд – подойдёт 2020 год, скажем: а у нас денег нет, все свободны. Мы не можем такого допустить. Государство должно себя вести ответственно, а это требует самого внимательного экспертного счёта.

Поэтому, во-первых, я считаю и хочу ещё раз сказать то, что говорил уже неоднократно, знаю, что это без восторга встречается, но хочу сказать об этом честно: тот, кто планирует семью, особенно молодые люди, должны иметь в виду, что в 2016 году эта программа в целом заканчивается, поэтому лучше не откладывать в долгий ящик. Сейчас зима, тем более у нас с переменой времени тёмное время суток большое, есть чем заняться, думать нужно о материнском капитале. Конечно, очень хочется продлить эту программу, если уж по-серьёзному, действительно, она эффективной оказалась. И это для людей подспорье, особенно в регионах, реальное подспорье.

Не знаю, нужно ли расширять способы использования этих денег, трат. И так жуликов хватает, которые норовят женщин и семьи обмануть, обналичивая эти деньги. Чем больше вариантов использования, тем больше возможности для всякого рода проходимцев надуть людей, утащить у них эти деньги либо часть этих денег. Поэтому лучше аккуратнее с этим расширением перечня возможностей использования материнского капитала.

Но если мы будем это делать, если будем продлять, а мы к этому стремимся, и Правительство имеет такое поручение, уже на правительственной площадке звучала эта тема, Правительство думает на тему о том, как обеспечить продление, уже закладывает определённый ресурс, совершенно очевидно, что эта программа должна быть модернизирована в направлении повышения адресности этой помощи. Какие здесь должны быть параметры, какая это должная быть адресность? Давайте тоже вместе будем это обсуждать, в том числе и на площадке Общероссийского народного фронта.

Теперь по поводу пенсионных дел. Чрезвычайно важный вопрос и в социальном плане, и с точки зрения экономики. Это с точки зрения экономики один из важнейших, фундаментальных вопросов нашего развития. У нас 30 с лишним, 34 миллиона пенсионеров, значительная часть из них, треть, если не больше, выходит на пенсию досрочно. И это связано с определённой нагрузкой на бюджет, на Пенсионный фонд.

Пенсионный фонд у нас пока дефицитный. И мы гасим дефицит Пенсионного фонда из бюджета или из Фонда национального благосостояния, который формируется за счёт нефтегазовых доходов. Хочу, чтобы это было ясно. Я уже говорил об этом много раз. И когда мы слышим: «У нас нефть и газ дорогие, а как это влияет на граждан?». Мы именно из нефтегазовых доходов, которые направляем в Резервный фонд, гасим дефицит пенсионной системы.

Но перспектива должна быть такой, что дефицита никакого в пенсионной системе быть не должно. И мы с вами уже говорили многократно, считаем, что сегодня нецелесообразно повышать пенсионный возраст, что сделано во всех европейских странах и у наших соседей. Кстати говоря, на Украине тоже пенсионный возраст поднят. Мы этого с вами не делаем.

Но нам нужно обеспечить устойчивость пенсионной системы, обеспечить, чтобы она была эффективной частью всей российской экономики, обеспечить её социальную справедливость, обеспечить, чтобы доходы пенсионеров были сопоставимы со средней заработной платой последних лет. То есть нам нужно гарантировать так называемый коэффициент замещения, то есть соотношение между пенсией и заработной платой. Причём, конечно, нужно стремиться к тому, чтобы это соответствовало уровню развитых рыночных экономик мировых.

Возможно это сделать? Возможно! И мы в принципе, сейчас немножко разница изменилась, но в 2009–2010 годах мы практически достигли европейского уровня. Правда! Я уже тоже об этом говорил.

Произошло это в связи с тем, что уровень заработной платы сократился. Теперь уровень заработной платы подрос, и у нас коэффициент замещения немножко «припал», но нам нужно его держать, нужно поднимать. Для всего этого и проводится пенсионная система. Если там есть ещё вопросы, а мы вчера только с Председателем Правительства это обсуждали, сам Дмитрий Анатольевич скажет об этом публично и подробнее расскажет, что это такое.

Конечно, я с вами согласен, это чрезвычайно важная вещь для каждого гражданина Российской Федерации. На межфракционной площадке в Госдуме с участием Общероссийского народного фронта самым подробным образом должно быть это обсуждено, безусловно, при активной позиции самого Правительства Российской Федерации. Здесь не должно быть никаких непоняток, ничего неясного не должно остаться. Что это за баллы? Как они начисляются? Есть ли угроза того, что большинство граждан будут пересажены на социальную пенсию, а не на страховую? А разница между социальной и страховой нам понятна. В чём здесь угроза? Как избежать этих угроз? Какова цена каждого балла? За что он будет даваться? Что будет с досрочным выходом на пенсию, причём по отдельным важнейшим категориям граждан? Скажем, для горняков. Там что, условия труда изменились к лучшему? Наверное.

Я уже говорил об этом. И в таких сферах можно, наверное, когда-то уходить от досрочного выхода на пенсию, но только это должно сопровождаться улучшением условий труда, повышением безопасности, улучшением технологического состояния шахт и так далее. А сразу, с кондачка, это сделать нельзя, неправильно, не соответствует принципам социальной справедливости. Нельзя этого допустить. Пенсионная система должна быть сбалансированной. Это чрезвычайно важный вопрос, и, безусловно, это одна из тех проблем, которая с участием представителей Народного фронта должна найти широкое обсуждение в общественности. Если принимать это решение, то оно должно быть принято, что называется, на ясном глазу, с пониманием всех проблем, которые, возможно, сразу не будут решены, но с пониманием преимуществ и перспектив.

С.ГОВОРУХИН: Спасибо.

Видите, предложения Народного фронта вылились в несколько федеральных законов, над которыми мы начнём работать. Я надеюсь, эхо этого собрания мы услышим и в ежегодном Послании Президента Федеральному Собранию. А сейчас я прошу вас всех быть очень краткими, давайте так: вопрос – 30 секунд, речь – 3 минуты.

Можно я предоставлю слово по старшинству народному художнику СССР Илье Сергеевичу Глазунову.

И.ГЛАЗУНОВ: С глубоким уважением, Владимир Владимирович, к Вам, к очень любимому мною, чтимому президиуму, мне бы хотелось сказать одно.

О культуре было мало сказано, но мне кажется, что культура – это самое важное, это общеизвестно. Уходят народы, гаснут цивилизации, а мы будем жить в культуре. Какая у нас будет культура, так о нас и будут судить, по прекрасным фильмам Говорухина, которые я очень люблю, и по многим другим.

Мне бы хотелось сказать одно. Во-первых, мы все собрались, чтобы выразить любовь к Вам, Владимир Владимирович.

Я сидел и думал с присущим мне монархизмом, какая старая национальная идея? Православие, самодержавие, народность. Какая сегодня национальная идея? Путин, православие и другие концессии, все народности. Россия многонациональная, но прежде всего, как Вы говорите часто, Владимир Владимирович, основополагающий народ – русский народ, который сейчас находится в самом плохом положении, с моей точки зрения.

Что касается свободы. Вы были в Академии, видели прекрасные работы художников. Мы действуем. Замечательные работы! Достаточно сказать дорогим друзьям, что Вы, наверное, видели памятник Столыпину и памятник Гермогену. Это сделано нашими студентами, это лучшие памятники за 70 лет советской власти. Столыпину и патриарху Гермогену. Вот так.

Владимир Владимирович, я ещё одну секундочку займу. Вы знаете, я помню, когда мы собирались первый раз и говорили о выборах, я сказал: «Ну как же? Что же, сегодня государственным искусством становится «Чёрный квадрат» Малевича, все эти безобразия, как и в театре?» И Вы справедливо сказали: «Но мы же не можем запрещать».

Я должен доложить присутствующим, что 500 студентов, один талантливее другого. Мы сохраняем ту школу, которая потеряна в Европе, которая рассыпается в Суриковском институте, и даже в моем любимом Петербурге. Они хотели сделать выставку согласно договорённости в Малом манеже и в Большом, если можно. Им отказали, и на место их реалистических, чудесных работ и по истории, и портретов, и пейзажей выставили какую-то вульгарную левую срамоту, так же как театр. До каких пор?

С.ГОВОРУХИН: Илья Сергеевич, Вы уже исчерпали регламент.

И.ГЛАЗУНОВ: Одну секундочку. Петербург, там было 160 человек, все ждут школы. Приходят плачущие родители. Мы предлагаем создать при Академии школу для детей. И мы бы хотели, чтобы нас поддержали. Как и до сих пор не строят обещанный небольшой двухэтажный выставочный зал для художников, где когда-то была выставка передвижников. Я только хотел это сказать.

С.ГОВОРУХИН: Спасибо.

И.ГЛАЗУНОВ: Спасибо за внимание. Я надеюсь, что искусство не будет забыто. А Вам, Владимир Владимирович, спасибо за всё. Я Вас очень люблю лично.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Что касается «Чёрного квадрата», то он был, как известно, посвящён Малевичем Ленину Владимиру Ильичу. Но это не единственная его работа, у него есть и другие, и там есть, на что посмотреть, уверяю вас. Я не хочу никаких оценок давать, тем не менее, конечно, реализм мне лично ближе, я думаю, большинству наших граждан ближе. И мы будем делать всё для того, чтобы вас поддержать. По этим конкретным проектам ещё вернёмся.

Пожалуйста, коллега шумел больше всех, теперь сел и сидит.

В.ХОМЕРИКИ: Я не шумел, я просто хотел, чтобы Вы услышали и новых людей, Ваших доверенных лиц. У нас на форуме одни и те же лица постоянно рвутся, ничего нового, сказать трудно.

В.ПУТИН: Вы сейчас скажете.

В.ХОМЕРИКИ: Я не к этому. Я не просил слова, Владимир Владимирович, но, конечно, я скажу.

Я скажу от межнационального сообщества. Как раз хочу поддержать те проекты, которые у нас были, и Ваши указы, которые были в области национальной политики, в области миграционной политики. Мы активно этим занимаемся.

Я профессор Хомерики Владимир Кириллович, Конгресс национальных объединений России, возглавляю Координационный совет мигрантских организаций.

В народе это воспринялось очень хорошо. В отличие от того, что есть некоторые катаклизмы, и многие пытаются эту тему поднимать и шуметь, в этом плане ведётся очень достойная работа. Очень хорошие указы, и они наполняются. Ежегодно они совершенствуются.

То, что некоторые недоработки на местах, это абсолютно не говорит о том, что работа у нас в этом плане обстоит плохо. Мы стараемся и поддерживаем полностью все Ваши инициативы в этом плане. Я просто хочу ещё напомнить, что межнациональное согласие и миграционные вопросы сегодня одни из важнейших. Мы вчера об этом говорили и говорим. Это, конечно, и безопасность России, потому что многие пытаются разыгрывать межнациональную карту для России, чтобы дестабилизировать здесь ситуацию.

Мы, во-первых, Вам очень благодарны за то, что Вы оказали нам высочайшее доверие, Владимир Владимирович, взяли на себя ответственность – 550 доверенных лиц. Это наша большая гражданская ответственность, ибо каждый неверный шаг с нашей стороны – это пятно на нашего доверителя. Это очень важно, Владимир Владимирович.

Мы вчера ещё говорили о том, многие Ваши доверенные лица говорили о том, что действительно статус на этой карточке кончился по сроку, и мы вроде бы оказались бесхозными, реально не можем представлять себя как Ваши доверенные лица. Но в течение этого года, полугода Народный фронт провёл большую работу. И вчера нам предложили площадку, где мы можем иметь коммуникации и влиться в ряды Народного фронта, отстаивать свои позиции и вместе с ними выражать консолидированное мнение российского народа, доносить до Вас, в том числе Ваши идеи до сообщества.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Спасибо.

Буквально два слова. Межнациональные отношения – чрезвычайно чувствительная, важнейшая сфера нашей жизни. У нас свыше 80 процентов населения – это русские. И это, безусловно, государствообразующий народ – и в культурном смысле, и с точки зрения просто народонаселения.

Но Россия сильна тем, что она многонациональна и многоконфессиональна. Если мы её хотим сохранить, то мы должны уделять этому самое пристальное внимание. И есть единственно правильный подход: все граждане Российской Федерации вне зависимости от вероисповедания и национальности равны. Это значит, что все должны и соблюдать наши законы при одинаковом подходе. И все должны нести одинаковую ответственность за нарушение этих законов тоже вне зависимости от национальной, этнической и религиозной принадлежности. И никто не должен прикрываться своей исключительностью и требовать для себя каких-то особых прав. Вот в этом самое главное.

И, конечно, борьба с коррупцией, безусловно, особенно в правоохранительной сфере, борьба с этнической преступностью – это всё чрезвычайно важно, очень важно своевременно на это реагировать. Поэтому ещё раз обращусь ко всем участникам и членам Общероссийского народного фронта. Бывает, что сложно самим даже на местах этому противостоять, тогда давайте, выносите это на более высокий уровень Народного фронта, это будет доходить быстрее до органов исполнительной власти, поможет нам всем вместе быстрее и острее реагировать на эти проблемы. Не будем упускать это из виду.

Пожалуйста.

В.АЛЛАХВЕРДОВ: Я приветствую Владимира Владимировича, Станислава Сергеевича и всё высокое собрание.

Я хочу принести немножко пользы, дорогие мои. Здесь сидят представители культуры и образования. Говорилось о взаимодействии культуры и образования. Я хочу рассказать, что у нас происходит, это Ставрополь, как у нас взаимодействует культура и образование. У нас придумали, послушайте, может быть, вы возьмёте это на вооружение.

ИЗ ЗАЛА: Вопрос.

В.АЛЛАХВЕРДОВ: Нет вопроса у меня. Я хочу, чтобы вы взяли это на вооружение, может, кому-то это принесёт пользу. Мы говорим о том, что культура и образование – это очень смежные сферы, которые делают одно дело, и задачи у них одни – воспитать высокообразованного, высоконравственного человека, патриота.

У нас придумали такую систему – школьный абонемент. Что это такое? В школах продаются билеты по очень дешёвым ценам, но сразу на три спектакля. Залы наши полны. И школьники смотрят в театре то, что они должны проходить в школе, школьную программу, потому что у нас есть и Грибоедов, и Гоголь, и Чехов, и Фонвизин. И всё это они смотрят, не читая, не любят они читать, все говорили об этом, зато смотрят. Они привыкли, они ходят в театр. Залы у нас полны, аншлаги. Русские сказки идут для более младшего возраста.

Это взаимодействие? Правильно. Но патриотизм начинается с детского сада, вот откуда. А вот театра кукол у нас в городе так и нет. Есть прекрасный коллектив, у которого нет здания на протяжении 30 лет. Я бьюсь, находясь на посту председателя Союза театральных деятелей края, 20 лет с лишним я бьюсь за то, чтобы театр кукол наконец-то сделали.

С.ГОВОРУХИН: Так, внимание!

В.АЛЛАХВЕРДОВ: Вот моя просьба.

С.ГОВОРУХИН: Спасибо. Всё поняли. Сядьте, пожалуйста.

В.ПУТИН: Хорошо.

С.ГОВОРУХИН: Товарищи, я прошу вашей помощи. Так нельзя. Нельзя выступать тем, кто перекричит всех. Давайте оставим дифирамбы, будем говорить в стиле нашей конференции, вы же вчера были на дискуссионных площадках, без криков, по-деловому, вопрос должен быть сформулирован коротко, выступление должно быть кратким, ёмким и предлагающим что-то.

В.ПУТИН: Извините, одна реплика только по поводу Ставропольского края. Там не всё так хорошо, как кажется на первый взгляд. Там есть проблемы, связанные и с образованием, и отношение между различными этническими группами требует особого внимания, и с культурой тоже. Что я имею в виду?

Скажем, в сфере образования и межэтнических отношений есть конкретная проблема, связанная с тем, что значительное количество людей там якобы учится и использует это как право пребывания на территории, а на самом деле учебные заведения не посещает, имею в виду и филиалы московских высших учебных заведений. И внимательно нужно с этим разобраться.

Что касается учреждений культуры, постоянно идут попытки отобрать у сферы культуры те или иные здания и учреждения. Не знаю, уж куда собираются их передавать, в том числе имею в виду филармонию. Люди пишут мне постоянно. Сказал один раз: нет. Опять возвращаются, чтобы утащить куда-нибудь. Я уже сказал, если утащат хоть одно учреждение культуры, потом никогда не вернут, никогда не будет на это денег.

Нужно не тащить из культуры имеющиеся уже объекты, а приводить их в порядок. Не ссылаться на то, что денег нет, мы сейчас продадим что-то, а завтра эти деньги направим в сферу культуры. Если сейчас утащат оттуда, никогда больше не вернут. Поэтому, конечно, нужно подумать о том, чтобы создать театр кукол, но нужно внимательно следить за тем, чтобы не растащили то, что имеется.

Пожалуйста.

С.РАЗВОРОТНЕВА: Я хочу вернуться в сферу ЖКХ, если позволите, Владимир Владимирович.

Светлана Разворотнева, председатель Комиссии по жилищно-коммунальной политике Общественной палаты.

Тема взаимоотношений граждан с управляющими компаниями – действительно сейчас одна из самых острых. Валерий Александрович коснулся её вскользь, а мы её вчера обсуждали очень остро. Все понимают, что тезис, что рынок всё урегулирует, не работает, что необходимы стандарты деятельности управляющих компаний.

Но главный вопрос: кто их будет разрабатывать и кто их будет контролировать? Возьмёт ли на себя государство в какой-то мере ответственность за деятельность этих компаний, будет ли введено лицензирование? Или второй вариант, который, так сказать, нам предлагается, это саморегулирование.

Мы обсуждали также и другие меры государственного контроля за этой сферой. Мы устанавливаем предельные нормативы по коммунальным тарифам на федеральном уровне. В жилищной сфере таких нормативов нет, и поэтому здесь расценки гуляют – где-то гражданам выставляют огромные суммы, а где-то те средства, которые собираются, не позволяют дом содержать в надлежащем состоянии, и он просто разрушается.

И последнее. Конечно, как бы ни вводили государственный контроль в этой сфере, мы не можем поставить контролёра к каждому дому, поэтому активность граждан – это принципиальный момент.

Вы в указе № 600 ставили задачу – создание сети общественного контроля. Мы её выращивали в течение этого года, и вообще уже есть первые результаты. Завтра у нас на площадке Общественной палаты собираются около 200 некоммерческих организаций, которые работают в сфере жилищного просвещения, защиты прав граждан. Они не ходят на митинги, они не занимаются политической демагогией, но они ведут огромную работу в сфере жилищного просвещения, формирования рейтингов управляющих компаний, создания общественных инспекторов при жилищных инспекциях.

Мне бы вообще очень хотелось, чтобы Вы как-нибудь с ними встретились, потому что они знают правду жизни Жилищного кодекса, и оттуда, снизу, все выглядит немножко по-другому, чем из кабинетов Государственной Думы или министерских. Но безумно сложно, Владимир Владимирович, потому что указ тоже закончил действие в июне. Мы всё время региональной власти напоминаем, что вообще-то задача была создать, а дальше надо поддерживать. Но хочется, чтобы какой-то импульс в том числе в Послании и на эту тему прозвучал.

Спасибо.

В.ПУТИН: Я отвечу очень коротко, но думаю, что самое главное.

Первое. Общественный контроль, конечно, должен быть. Ведь на встрече с доверенными лицами мы об этом говорили, и кто-то из коллег предложил развивать эту систему. Полностью согласен.

И, наконец, один из ключевых вопросов – передать это регулирование на уровень саморегулируемых организаций либо лицензировать? На первом этапе точно нужно лицензировать.

С.ГОВОРУХИН: Арина Шарапова.

А.ШАРАПОВА: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Кроме своей основной профессиональной тележурналистской деятельности я сейчас занимаюсь темой дополнительного образования. И совместно с Московским государственным университетом мы создали творческий проект «Школа искусств и медиатехнологий».

Университет в этом смысле – один из самых мощных и мудрых институтов нашей страны, потому что они думают о детях школьного возраста и дают возможность дополнительного образования в своей замечательной программе, на мой взгляд, «Университет – школьникам».

Но очень много моих коллег, которые тоже открывают подобного рода системы дополнительного образования и, знаете, натыкаются на такое количество проблем! Это люди, которые имеют отличный профессиональный опыт, они много знают и могут поделиться со школьниками, тем более что сама тема дополнительного образования, на мой взгляд, несёт невероятно важную воспитательную роль, и не только в области образования: дети заняты после школы, они не болтаются на улицах.

Но нам, к сожалению, даже, кстати говоря, вопреки Вашим майским указам – не выполняются они, да простит меня Министерство образования, как-то по системе дополнительного образования тоже не идут навстречу. Я уже не говорю об отсутствии строки в бюджете на дополнительное образование в принципе.

Но раз уж так трудно это на сегодняшний день сделать через государство, у меня есть следующее предложение. Есть хорошо известная вам организация – Агентство стратегических инициатив, с которым я тоже периодически сотрудничаю. У них есть замечательные проекты по дополнительному образованию. Может быть, если не сложно, Вы дадите распоряжение, чтобы эти проекты рассмотрелись, во всяком случае, с помощью АСИ и общества и были внедрены в систему дополнительного образования. Было бы значительно легче.

Спасибо.

В.ПУТИН: Во-первых, что касается деятельности АСИ, я приятно удивлён их работой. Многое делается. Мы вчера по некоторым вопросам дискутировали, многое не делается, к сожалению, из того, что на их площадке рождается, но многое делается и приносит реальный, положительный результат. Там молодые, очень интересно думающие, по-современному люди собрались. Они предлагают очень хорошие решения. Эти решения реализуются, и результат есть.

Всё, что сделано, например, в сфере улучшения условий для бизнеса, имеет практический выход. Мы со 120?го места в мировых рейтингах, я отношусь к ним тоже в известной степени со скептицизмом, тем не менее со 120?го места поднялись на 92?е, движение вперёд и дальше по другим направлениям.

Есть и проблемы, о которых мы говорили, – стройка, таможня. Там ещё больше нужно сделать, чем сделано, и вообще по всему комплексу того, чем они занимаются, нужно ещё много поработать, но вот это направление там тоже присутствует. Я обязательно с коллегами поговорю на этот счёт.

А.ШАРАПОВА: Спасибо огромное.

В.ПУТИН: Что касается вообще анализа того, что происходит в сфере исполнения указов. Нельзя сказать, что ничего не делается, это тоже было бы избыточным таким наездом на Правительство, но есть и проблемы, их немало. Было бы очень здорово, я бы вам был очень благодарен, если бы все ваши предложения, оценки, анализ к нам пришли в Администрацию, и мы могли бы, допустим, с теми людьми, которые координируют работу фронта, сначала это получить и проанализировать. Это было бы для меня очень хорошим подспорьем в дискуссии с Правительством, которая состоится по этой теме в ближайшее время.

Е.БЕЛОЦЕРКОВСКАЯ: Добрый день!

Екатерина Белоцерковская – Ваше доверенное лицо.

У меня вопрос от пенсионеров, многие пенсионеры обращаются. Какая ситуация? В своё время предприятия становились банкротами, и часть страховой пенсии до сих пор не выплачена. Что делать и куда обращаться?

В.ПУТИН: Есть судебные процедуры. Если они неэффективно работают, здесь такой случай, когда если не работает действующее законодательство, нужно обращать внимание и, к сожалению, возвращаться к регулированию таких вопросов даже в ручном режиме.

Давайте нам эти проблемные предприятия, проблемные сферы, проблемные отрасли, и я дам поручение по каждому случаю разобраться отдельно и руководителям регионов, и Правительству. Не всегда это достаточно легко сделать. Потому что с учётом того, как эти проблемы отрегулированы в законодательстве, к сожалению, не всегда удаётся решить эффективно. Но практически почти всегда и почти каждую ситуацию можно отрегулировать в интересах людей, если этим заниматься. Так давайте займёмся!

Е.БЕЛОЦЕРКОВСКАЯ: И ещё один вопрос учительский.

В классах 25 человек – первый класс. Иногда бывает от 7 до 10 человек нерусскоговорящие дети-мигранты. Что делать?

В.ПУТИН: Учить языку. Я понимаю, что это сложно. И понимаю, что в данном случае на учителей... Вы знаете, между прочим, чрезвычайно важную вещь коллега подняла. Внутри страны нашей появляются дети, которые на русском не говорят.

Е.БЕЛОЦЕРКОВСКАЯ: И их родители тоже.

В.ПУТИН: Значит, это очень тяжёлый сигнал. Это значит, что своевременно надо включать государственные ресурсы на решение проблемы, о которой здесь коллега говорила, на интерес и уровень качества преподавания русского языка. С детского сада нужно это делать. А если так получилось, что какие-то дети оказались вне этой системы, нужно создавать дополнительные условия.

Кстати говоря, вот, может быть, даже нужно… Не может быть, а точно нужно обратить внимание региональных властей на эту проблему с тем, чтобы какой-то особый был подход к таким детям, и нужно, безусловно, выработать меры поддержки для учителей, которые сталкиваются с такими проблемами. Давайте это не забудем, обязательно пометим.

Да, пожалуйста, прошу вас.

Н.ГОРБАЧЁВА: Горбачёва Наталья Борисовна, доверенное лицо Президента, член центрального штаба и руководитель дошкольного образовательного учреждения, город Москва.

Я ставлю только один вопрос – это оплата родителей за детский сад. Все готовы родители, что должна повыситься оплата, но один вопрос, мы должны определить законодательно наивысшую сумму, за предел которой мы не должны выходить. Пожалуйста, мы Вас просим, Владимир Владимирович, рассмотреть, и чтобы это законодательно было прописано. И параллельно – это меры социальной защиты семей с низким уровнем дохода.

Спасибо.

В.ПУТИН: Мы с вами знаем, что происходило в этой сфере, как она трансформировалась. Связано это прежде всего, конечно, с недостатком мест в детских дошкольных учреждениях. У нас действовала норма, согласно которой, если расходы семьи на детский сад превышали 20 процентов, то, соответственно, включались известные инструменты регионального уровня, были приняты другие решения, которые поставили вопросы социальной справедливости на первый план.

Я с Вами согласен, мы обязательно должны к этому вернуться. Просто так сделать вид, что этой проблемы не существует, это неверно. И нужно обязательно этим озаботиться. И давайте на вашей площадке, тем более Вы перечислили все свои должности, Вы такой большой начальник, Вы пользуйтесь, пожалуйста, теми возможностями, которые у Вас есть. И Правительству я обязательно поручу этим заняться и в ближайшее время представить свои предложения.

Пожалуйста.

Л.РЮМИНА: Уважаемый Владимир Владимирович!

Рюмина Людмила Георгиевна, народная артистка, руководитель фольклорного центра.

Я хочу сказать такую вещь. Во-первых, я благодарна. В прошлый раз на форуме я выступала по поводу детей, мне их никак не узаконивали, 170 человек, теперь это произошло. В нашем коллективе занимаются дети разных национальностей, и в том числе те, которые не говорят по-русски, зато поют русские песни, танцуют и уже приобщаются к нашей культуре, и всё замечательно.

Но у меня огромный вопрос и проблема, которую я не могу шесть лет решить. Сзади нашего театра пристройка – пивнушка. С этой стороны у нас вход для детей в студию, служебный вход. Я писала в разные инстанции для того, чтобы это прикрыли. Ничего не происходило. Но в итоге всё-таки Правительство Москвы дало поручение разобраться и решить этот вопрос. В итоге закрыли на ремонт.

Теперь открывается эта пивнушка, что это лучшая в районе пивнушка. Вот я хочу передать эту фотографию. Департамент по имуществу и Департамент по торговле говорят о том, что это отдельно стоящее здание и они имеют право делать там, что хотят. А я со своим коллективом не имею права никаких претензий им предъявлять.

Вот передайте, покажите, что это отдельно стоящее или не отдельно стоящее. Это всё видно. Я сфотографировала. Я просто хочу сказать: что у нас важнее – пивнушка или 170 детей, которые приходят и которым нашу национальную народную культуру прививает наш коллектив и молодые педагоги?

Спасибо Вам огромное за внимание. Спасибо всем.

С.ГОВОРУХИН: Послушайте, Вы уже второй раз рождаете такую бурю недовольства в зале. Давайте вместе работать. Тоже помогайте. Нельзя так длинно, так неубедительно. Попробуйте сформулировать вопрос коротко. Пожалуйста.

В.ПУТИН: Я Вас попробую защитить.

С.ГОВОРУХИН: Нет, не надо – уже второй раз. Спасибо.

В.ПУТИН: Надо прямо сказать, что, скорее всего, у предприятия, которое занимает это здание, есть, наверное, договор аренды. И есть ситуация, которая в правовом плане их защищает. И если мы хотим оставаться в рамках правового поля, то городские власти, видимо…

Л.РЮМИНА: Может быть, перепрофилировать это?

В.ПУТИН: Понимаете, у них же права. Они, видимо, вложили какие-то деньги. Вы знаете, в чём дело? Дело в том, что это как раз тот случай, когда вроде все правы, но, безусловно, городская администрация понимает эту ситуацию…

Л.РЮМИНА: Я не разберусь с этим, может ли?

В.ПУТИН: Может наверняка и должна урегулировать как-то этот вопрос с собственниками либо с арендаторами этого помещения, предоставив им равноценный или даже компенсировав какие-то расходы, если они их понесли в ходе своей деятельности. Наверняка это решаемый вопрос. Обязательно поговорю об этом с Сергеем Семёновичем.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, в канун 70-летия полного освобождения Ленинграда советскими войсками от фашистской блокады мы просим Вас, только Ваше решение может сохранить «Дорогу жизни». Потому что в государстве Белоруссия Брестская крепость, в Волгограде – монумент. Брестская крепость месяц держалась и была сдана, Волгоград (Сталинград) был сдан, а ленинградцы вместе с фронтом держали оборону Ленинграда. Поэтому «Дорога жизни» должна быть федерального подчинения. Только Ваше решение.

Спасибо.

В.ПУТИН: Хорошо. Я обязательно к этому вернусь, я Вам обещаю.

Пожалуйста.

Т.СОЛОМАТИНА: Уважаемые коллеги! Владимир Владимирович, здравствуйте.

Я приехала из Сибири, из города Томска, Томскую область представляю. Меня зовут Татьяна Соломатина.

Уважаемые коллеги, я очень прошу вас, мы всё-таки собрались здесь решать почти государственные вопросы, давайте мы нашего Президента не будет нагружать тем, что должны решать совершенно другие люди.

Я приехала сюда с позывом и с просьбой… В общем, Ваши майские указы, спасибо Вам за них, начали работать, и очень многие вопросы мы решаем в регионе на местах. Всё хорошо, у нас врачи стали возвращаться на свои рабочие места, 15 лет не работая, потому что зарплаты повысились.

Вопрос вот в чём. Очень хороший Ваш указ, вернее, материнский капитал, конечно, сделал своё дело. Вот вопросы детских садов мы решим в ближайшее время в нашем регионе. Но вопрос встанет сейчас о строительстве школ. Ваши майские указы говорят о том, что дети должны учиться в одну смену.

Когда мы посчитали в нашем регионе, что нам не хватит 28 хороших школ. И когда я задала вопрос нашей исполнительной власти, сколько же денег вы посчитали на строительство этих школ, сказали: «42 миллиарда рублей». Таких денег в регионе нет.

Поэтому я убедительно Вас прошу от лица всего нашего сообщества и представителей Общероссийского народного фронта на нашей территории обратить внимание на то, что без федеральной программы, я думаю, эти вопросы сегодня не решаются ни в Томской области, ни в других регионах. Поэтому поддержите, пожалуйста, этот проект.

Спасибо.

В.ПУТИН: Действительно, эта проблема есть. Конечно, было бы хорошо её резко решить с федерального уровня. Я прямо скажу, надо прямо говорить о проблемах, у нас есть, безусловно, определённые бюджетные ограничения, связанные с обязательствами федерального бюджета при исполнении федеральных полномочий.

У нас значительные деньги предусмотрены на выравнивание бюджетной обеспеченности. То есть федеральный бюджет ежегодно в огромных количествах передаёт федеральные деньги в регионы Российской Федерации для решения текущих проблем.

Вот Вы говорите, давайте сделаем ещё дополнительно программу, то есть дополнительно нагрузим федеральные бюджеты. Тоже можно подумать о принципах софинансирования, но всё переложить на федеральный бюджет – это неправильно, но подумать надо. Вы правы, я знаю, потому что в некоторых регионах дети учатся уже даже не в две, а в три смены – недопустимая вещь абсолютно. Вы попали в одну из болевых точек.

На что ещё хотелось обратить внимание? В связи с тем, что сейчас у нас рождаемость лучшая за последние даже больше чем 20 лет, и это связано не только с материнским капиталом, хотя и с ним тоже, безусловно. Это связано с целой системой мер, которые в последние лет семь-восемь принимает государство. И самое главное, что у людей горизонт планирования увеличился, чувство стабильности возросло. Вот это, наверное, самое главное, когда можно планировать семью и не страшно заводить детей, плюс ещё поддержка такая, как материнский капитал и другие формы поддержки.

Да, а в 90-е годы был резкий спад рождаемости, самый большой спад был ещё со времён войны, наверное. Даже, по-моему, хуже был, чем во время войны. Понимаете, вообще катастрофа какая-то в 90-е годы у нас была. Это о чём говорит? О том, что сейчас будут в трудовую деятельность и в репродуктивный возраст вступать вот эти поколения, которые начала 90-х. Их мало, ну, относительно, конечно, но мало. И у нас опять пойдёт там сбой.

Поэтому и когда мы планируем строительство таких социальных учреждений, нужно знать об этом. И в регионе что нужно делать? Нужно совмещать строительство детских садов и школ. Почему? Потому что когда будет достаточное количество детских садов, можно будет использовать это и для школьных целей. Мы с коллегами это обсуждаем в регионах, они об этом знают.

Давайте так, товарищ стоит там. Пожалуйста, вот стоит коллега.

ВОПРОС: Добрый вечер!

Владимир Владимирович, 25 апреля я вступился за Вас и сказал, что мне Вас жалко, когда женщина задала вопрос, что у них в микрорайоне нет песочницы. Я тогда сказал, что не работают губернаторы и мэры городов.

Сегодня к Вам вынужден обратиться потому, что в городе Нижнем Тагиле министр здравоохранения области закрывает детскую больницу, куда обращается полторы тысячи ребятишек. Люди вышли на площадь, 200 человек подписей, ко мне обратились за помощью как к депутату Государственной Думы. Председатель городской Думы прислал тоже с просьбой обратиться за помощью. Обратился к премьер-министру области, Денис Владимирович Паслер. Вы знаете, что он мне ответил? Что это глава города занимается этим вопросом. Иду к главе города, Носов, знаете такого, Сергей Константинович. Он, конечно, сразу говорит, это же здравоохранение, сделал запрос губернатору.

Пусть меня простит Евгений Владимирович, губернатор, он просто, возможно, не успел ответить на мой запрос, потому что связано с выставкой, в Париж он ездил. Хочу пожаловаться.

В.ПУТИН: Кто один раз побывал в Париже, тот уже наполовину француз…

ВОПРОС: О выставке «Экспо» он решал вопрос, ездил. Это необходимый вопрос был.

Почему сейчас к Вам обращаюсь? Время не терпит уже. Могут закрыть больницу. Полторы тысячи ребятишек. Кто-то Вам скажет, что не закрывают поликлинику, их хотят перевести в другое место, значит – на пять километров переносят в другое помещение, там нет пешеходной дорожки, два железнодорожных переезда. И вот эти проблемы, и так вот отговариваются.

Дальше. Пригласили на круглый стол 29-го министра здравоохранения области товарища Белявского, он оказался в отпуске, хотя заранее его предупреждали, что будет круглый стол. Конец года, конечно, это его дело, но уехал министр здравоохранения, оставил нерешённые вопросы. Помогите!

В.ПУТИН: Эта больница чья – городская?

РЕПЛИКА: Сейчас здравоохранение к области всё относится.

В.ПУТИН: Нет, не всё. Может быть, это федеральные какие-то учреждения, я же не знаю.

РЕПЛИКА: Областная.

В.ПУТИН: Областная или городская?

РЕПЛИКА: Областная.

В.ПУТИН: Я поговорю, конечно, с губернатором. Кстати говоря, та программа, небольшая, но всё-таки, надеюсь, заметная по облагораживанию самого Нижнего Тагила, она сработала? Там что-то изменилось внешне?

РЕПЛИКА: Таким городам, как Челябинск, Нижний Тагил, Омск, этим городам надо так помогать, потому что если ещё эти города «упадут», то вся промышленность…

В.ПУТИН: Но то, что делается, в том числе из федерального бюджета, это заметно?

РЕПЛИКА: Очень!

В.ПУТИН: Слава богу! Я посмотрю ещё.

Е.ИСИНБАЕВА: Добрый вечер!

Наконец-то до меня дошёл микрофон. Дело в том, что все спортсмены на самом деле очень скромные. Особенно мне очень неудобно перебивать таких уважаемых людей здесь, которые собрались, но всё-таки мне досталось слово.

Владимир Владимирович, я бы хотела Вам сказать следующее и попросить Вас. В Волгограде, насколько Вы знаете, и многие люди знают, у нас очень много олимпийских чемпионов. И не только в современное время, но и также очень много и с давних пор. Но парадокс в том, что у нас, у олимпийских чемпионов, в частности, у меня нет стадиона. Мы тренируемся на стадионе Волгоградской государственной академии физической культуры.

Наш ректор Шамардин нам его предоставляет, но мы его арендуем. Кому сказать – все смеются, потому что у нас нет дома, у нас нет условий для тренировок в городе. У нас есть только разрушенный футбольный стадион, на котором «Ротор» тренируется, и то его сейчас будут переделывать к чемпионату мира по футболу.

У меня такая просьба, я не знаю, насколько это возможно, возможно ли попросить, либо наших олигархов, у нас их в России много, чтобы построили, ну, я не знаю, чтобы построили для нас, для легкоатлетов отдельный стадион, который принадлежал бы именно нам, где мы бы спокойно тренировались в любое удобное для нас время, проводили бы соревнования международного уровня – чемпионаты Европы, чемпионаты мира.

Потому что всем известно, что лёгкая атлетика – это основа, это королева всего спорта. И мы были бы Вам безумно признательны, если бы наша просьба была услышана и реализована. Потому что сегодня в городе, к сожалению, у нас нет качественных спортивных сооружений, в частности, легкоатлетического стадиона.

В.ПУТИН: Хорошо. Вы знаете о программе, которая осуществляется Минспортом, особенно по подготовке таких хороших, крупных, современных спортивных объектов, где могли бы тренироваться и показывать результаты наши спортсмены высоких достижений. Этот проект, наверное, может быть реализован совместными усилиями и области, и Минспорта. Я обязательно дам такое поручение Виталию Леонтьевичу Мутко, он с губернатором подумает.

Е.ИСИНБАЕВА: Виталий Леонтьевич, Вы знаете, он очень внимательный, он всегда решает те вопросы, которые мы ему задаём.

В.ПУТИН: Да, но он говорит: «Дайте указание Минфину, чтобы они мне дали дополнительные деньги». Я знаю эту песню уже давно.

Е.ИСИНБАЕВА: Владимир Владимирович, ещё вопрос, может быть, даже совсем не по теме. Мы, к сожалению, видимся очень редко – раз в четыре года и только после Олимпийских игр, а сегодня такое исключение. Вы не могли бы мне уделить буквально пять минут своего времени для обсуждения очень личного вопроса?

В.ПУТИН: Вы меня смущаете. Ну конечно.

Дайте, пожалуйста, микрофон сюда, пожалуйста.

Н.ГОРОХОВ: Владимир Владимирович, я сопредседатель, доверенное лицо, Николай Горохов – народный артист России Владимирской области.

Мне кажется, сегодня не озвучен чрезвычайно важный вопрос, который меня волнует, потому что я ещё и в образовании, занимаюсь со студентами. Это так называемая европейская культурная политика. Что я имею в виду? Это либеральная политика, она сегодня внедрена и в нашу Российскую Федерацию благодаря СМИ, благодаря так называемому телевидению, благодаря так называемым экспертам, которые получают деньги, наши деньги и занимаются, и пропагандируют эту культуру.

И что мы имеем в результате? Мы имеем то в результате, что сегодня даже многие уважаемые театральные коллективы, приезжая в провинцию, привозят именно эту культуру, считая людей в провинции не очень сведущими и так далее, не понимающими этой высокой планки. Мне кажется, это чрезвычайно важный вопрос.

Мне понравилось, как сказала Нарочницкая в одном из телеинтервью, что сегодня культура, к сожалению, импотентна, потому что утрачен самый главный нравственный нерв. И вы знаете, вспоминаю одну очень интересную формулу: какие продукты положите, такие животные к ним и придут. Если это распространить на всю Россию, это большая и большая беда.

И второй вопрос – 131-й закон. Мы говорим о патриотизме. В маленьком городе Александрове 20 лет существует муниципальный театр. Возглавляет этот театр Чернобай – ученик легендарного режиссёра Фоменко. Вы понимаете, в маленьком городе есть театр, туда потянулись люди. Приходит новый мэр, на протестном голосовании… Ему 75 лет сейчас.

Ну, не нравится ему театр, у него есть другие дыры, которые нужно залатать, и театр закрыли. Он пять месяцев не работает, люди не получают зарплаты. Я должен сказать Вам о том, что это молодые люди. Понимаете, у них появилась надежда, в городе тоже появилась надежда. Я глубоко убеждён, в том городе, где есть театр, даже, может быть, плохонький, публика там на два этажа выше. Вот это надо учитывать.

Спасибо.

В.ПУТИН: Это какой город?

Н.ГОРОХОВ: Город Александров.

В.ПУТИН: Область какая?

Н.ГОРОХОВ: Владимирская.

Сегодня у нас появился замечательный губернатор – Орлова. Мы с ней эти вопросы решаем, но, оказывается, 131-й Закон не даёт такой возможности – даже губернатор не может поменять это пространство. Она влияет, пытается влиять на это, но вот такой… Ему 75 лет, ему ничего не страшно.

В.ПУТИН: Пускай не прибедняется, она женщина крепкая. Она нас услышит наверняка. Она с Вами встретится отдельно. Если у неё не хватит каких-то силёнок, хотя я в этом сомневаюсь, у неё как раз хватит. Это как раз из той категории, что и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдёт. Поэтому она с Вами встретится, я её попрошу об этом.

Н.ГОРОХОВ: Нет, она помогает, я уже с ней встречался.

В.ПУТИН: Там есть все возможности на региональном уровне такой театр поддержать.

Что касается так называемой либеральной европейской культуры, то, в принципе, мы должны относиться с уважением ко всем. Но чего мы точно не можем принять – это агрессивное поведение ярких представителей этого вида культуры. Вот мы на это должны обратить самое пристальное внимание, вот это правда.

Коми, пожалуйста.

ВОПРОС: Уважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Огромная честь задать вопрос главе государства, но ещё более – ответственность. Я задавал вопрос о Череповце, если Вы помните, о чемпионате мира по футболу. Спасибо, Силуанов тогда позвонил, вопрос закрылся.

Сегодня очень многие люди, выступая здесь, говорят с большим надрывом. Это говорит только лишь об одном – на местах их не слышат. Что Владимир говорил, что другие регионы говорят: губернатор не встречается, губернатор не слышит, мэры не слышат. Я буду ставить вопросы сегодня федерального значения.

Первый вопрос: огромная проблема с «РЖД» по России. «РЖД» в одностороннем порядке, раздербанив свою структуру на «дочки», «племянницы» и «внучки», работает сегодня в формате «что хочу, то и ворочу». Сокращаются поезда, пассажирские поезда переходят в разряд фирменных поездов, ценники растут, пригородное сообщение вообще ликвидируется. Это проблема не только нашей республики, это проблема сегодня всей России.

Второй немаловажный вопрос. В ежегодном Послании Вы ставили задачу к 2020 году создать 25 миллионов рабочих мест. Наша территория Российской Федерации находится в уникальном расположении – между Востоком и Западом. И от Находки до Луги идут каждый день поезда, перевозящие грузы из Юго-Восточной Азии в Европу.

Но есть одна проблема – это невозможность большой пропускной способности. Завис давно проект Белкомура, о котором мы говорим, соединяющий Урал через территорию Пермского края и проход на Архангельск, на незамерзающий порт. Это десятки тысяч рабочих мест, которые позволили бы вот в эту программу увязаться к 2020 году. И действительно, это бы развязало и принесло в бюджет России огромные деньги.

И третий вопрос. У нас огромное количество рек. Россия является самой богатой по запасам пресной воды страной. Но федеральные структуры не дают муниципальным образованиям использовать потенциал этих рек в полном объёме. Я приведу пример. Печора в этом году у нас полностью пересохла, судоходство встало.

Раньше было 24 земснаряда, работающих на очистке русла, сегодня 2. И попробуй взять хотя бы горсть песка из русла реки для отсыпки дорог, поправки своего бюджетного какого-то хозяйства. Нельзя, федералы запрещают.

А что касается железной дороги, в завершение скажу, у нас в республике появилась шутка: меняю одного футболиста из «Локомотива» на 2 поезда.

Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается развития транспортной инфраструктуры и работы железной дороги. Там действительно есть проблемы, и они тоже связаны с бюджетным финансированием, в том числе и для поддержки РАО «РЖД». Нам действительно непросто, но чрезвычайно важно и нужно это сохранить в поддержку «РЖД», особенно в части, касающейся пассажироперевозок. И прежде всего, конечно, речь идёт о пригородном сообщении для того, чтобы финансово поддержать регионы, для которых это пригородное сообщение является чрезвычайно важным.

Вот вы про проблемы Коми говорили, но, скажем, в Московском регионе это не менее, а может быть, даже более важно, потому что миллионы людей перемещаются для работы, проживают в Московской области, а перемещаются практически в центр Москвы и обратно. Каждый день – туда и обратно. Так же в других крупных городах-миллионниках.

Но Правительство занимается этим. И, несмотря на все бюджетные ограничения, решение принято о поддержке. И думаю, что внимание к этому не будет снижаться. Хотя проблемы есть, они, безусловно, должны решаться.

Я сейчас не буду вдаваться, это чрезвычайно важная и очень сложная сфера. И то, что Вы обратили на это ещё один раз внимание, это очень правильно, и большое Вам за это спасибо.

Вы сказали, что Россия находится между Востоком и Западом. Это Восток и Запад находятся слева и справа от России. Но транзитный потенциал нужно, безусловно, использовать гораздо более эффективнее, чем мы делаем это до сих пор.

Кстати говоря, здесь идёт достаточно большая конкуренция на международном уровне. Здесь различные пытаются организовать проекты и в обход нашей территории. Но должен вам сказать, что РАО «РЖД» здесь работает достаточно активно. Наверняка вы слышали о проекте соединения Транскорейской и Транссибирской магистралей.

РАО «РЖД», несмотря на все политические сложности и риски, отремонтировало 54 километра в сложных достаточно условиях, это не дешёвый проект, дорог на территории Корейской Народно-Демократической Республики. Я недавно был в Южной Корее. Договорились о том, что они соединятся, и тогда потоки через нашу территорию значительно увеличатся из промышленно развитых регионов Южной Кореи.

Есть много других проектов, чисто национального характера, связанных с развитием Сибири и Уральского региона, особенно к тем объектам, которые связаны с перспективными добычами минеральных ресурсов. Это «Урал Полярный», вы знаете, слышали про такой проект.

Часть этих проектов связана и с Коми, потому что для нас очень важно сохранить этот потенциал. Часть этих проектов связана с выходом к северным морям, к строительству новых портовых сооружений и на юге страны, я имею в виду вот этот кластер портовых сооружений в Черноморском бассейне и на Азовском море, Кавказ и другие порты, и на севере, имею в виду Соббету и развитие Мурманского транспортного узла. У нас огромные здесь проекты, они совершенно точно будут реализованы. Я надеюсь, что и Республика Коми тоже почувствует эту совместную работу.

Не сердитесь, давайте дальше пойдём, потому что здесь коллеги Вас потом скушают без соуса. Пожалуйста.

С.БОГНЕНКО: Богненко Сергей Фёдорович – ректор Первого Санкт-Петербургского медицинского университета, член центрального штаба и Ваше доверенное лицо.

Я хочу к Вам обратиться ещё раз, просто сакцентировать внимание, то, о чём сказала Людмила Ивановна относительно федеральных медицинских учреждений. Это 250, все наши медицинские университеты, все наши федеральные научные центры, все наши высокотехнологичные центры медицинской помощи, которые построены благодаря той программе, которая позволяет сейчас на порядок увеличить виды этой помощи, имеется в виду стентирование, эндопротезирование, трансплантация костного мозга. То есть это всё то, за чем наши люди уезжали всегда в другие страны, прежде всего Германия и Израиль. И сейчас вопрос стоит о следующем. Конечно, Вы абсолютно правы в том, что мы наполнили систему ОМС и постепенно туда надо смещать объёмы.

В прошлом году мы перемещали из бюджета в ОМС скорую медицинскую помощь, и мы помним, сколько было в интернете у нас напряжения, пройдёт ли это гладко, потому что это очень чувствительно. Вот сейчас то же самое мы производим с финансированием клиник федеральных учреждений.

Для того чтобы было спокойно, что мы в прошлом году сделали? Мы источник сменили, а механизм оплаты пока всё ещё сохранили для того, чтобы ничего не разрушить. Вот здесь надо сделать то же самое. Но только сейчас полномочий Минздрава не хватит, надо постановление Правительства.

Потому что Закон об обязательном медицинском страховании позволяет часть нормированного страхового запаса передать в Минздрав для покрытия федеральных нужд, но постановление Правительства, которое детализирует механизм этого, не издано, а остаётся месяц.

А у нас от 40 до 50 процентов сокращение будет финансирования всех федеральных клиник. И если это постановление не издать, то мы к нему вернёмся либо весной, либо летом, но в условиях уже социального напряжения. Поэтому огромная просьба это сделать сейчас.

Спасибо.

В.ПУТИН: Здесь нет Министра здравоохранения, Вероники Игоревны? Она нас услышит. Я обязательно это транслирую.

Что касается темы, которую Вы затронули, она уже звучала, но Вы её так ещё заострили. Она, безусловно, очень важна. Конечная цель – перейти на так называемое одноканальное финансирование. Вы абсолютно правы, нужно делать это без потрясений и аккуратно, аккуратно и постепенно.

Эта программа вообще рассчитана на несколько лет. Если действительно нужно издать постановление Правительства для того, чтобы это всё заработало в таком ключе, то это должно быть сделано. Обязательно такой сигнал пошлём в Правительство Российской Федерации.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, у нас есть поручение от региона. Я представляю Тамбовскую область, доверенное лицо, сопредседатель Общероссийского народного фронта.

Вопрос по сохранению исторического и культурного наследия. В центре Тамбова стоит уникальное здание с прилегающим парком – дворец Асеева. Это здание принадлежит Росимуществу. В настоящее время ведутся реставрационные работы усилиями регионального бюджета и при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Работы восстановительные планируется завершить в 2014 году, к Году культуры. Да, и разместить там музейно-выставочный комплекс «Петергоф».

Уже есть определённые договорённости руководства области с Петергофом, с Министерством культуры. Но в настоящее время Росимущество приняло решение об обустройстве в этом месте ресторана. Такой красивый дворец с уникальными деревьями в этом парке, с красивым фонтаном…

В.ПУТИН: Кто принял решение?

ВОПРОС: Росимущество, территориальное управление. Народный фронт инициировал пикетную акцию, в которой приняло участие 7 тысяч человек, собрано 50 тысяч подписей. И мы все понимаем и убеждены, что это народное достояние, и судьбу этого дома должны решать горожане. И все с очень большой просьбой просили передать Вам нашу просьбу, что люди хотят, чтобы нам было не стыдно перед будущим поколением наших горожан, и как бы дань уважения нашим предкам.

В.ПУТИН: Это памятник?

РЕПЛИКА: Это памятник культуры федерального значения. В него долгое время не вкладывали федеральные деньги. Много приложило усилий Министерство образования, региональный бюджет…

В.ПУТИН: Это какой город?

РЕПЛИКА: Тамбов.

В.ПУТИН: В Тамбове? Там не так много памятников…

РЕПЛИКА: И губернатор замечательный, который помогает культуре…

В.ПУТИН: Хорошо. Ладно.

Да, пожалуйста.

Ю.КАРА: Уважаемый Владимир Владимирович! Кинорежиссёр Юрий Кара.

Во всём мире происходят огромные столкновения. Украина, не имевшая никогда государственности, ищет свой путь. В Египте происходят столкновения. И у нас, Вы правильно говорили о том, что невозможно, не нужно нам повторения столетней истории 2017 года.

В Испании есть такой храм, после кровопролитной гражданской войны они воздвигли купол, в котором соединены четыре силы, которые воевали, то есть «на небе хотя бы мы соединимся». Нам тоже уже пора создать такой храм национального примирения или храм в культуре, который действительно должен проповедоваться Министерством культуры.

Но наше кино до сих пор не имеет возможности полноценно выходить к зрителю. Имеющиеся кинотеатры имеют политику американского кино, поэтому, имея в виду нынешние современные технологии и то, что многие помещения были оборудованы веб-камерами к выборам, можно, используя и космическую технологию, сейчас создать сеть кинотеатров. Национальную именно прокатную компанию, которая бы доносила наше кино, поскольку сейчас ещё 90 процентов наших фильмов не доходят до нашего зрителя.

И плюс ко всему можно было бы обеспечить кинопоказом всю территорию России, то есть возможен там показ единовременно 10 тысяч экранов на миноносцах, авианосцах, буровых и так далее. В принципе, предложения все эти есть. Фонд кино их поддерживает, но Минсвязи тормозит их производство.

Я снимал фильм о Королёве, ещё Сергей Павлович год бегал за тем министром – запускать или не запускать первый спутник связи, говорит: «Ты будешь с Владивостоком говорить».

Год он не хотел. То же самое и ныне, Минсвязи не хочет рассмотреть очень инновационный проект, который бы связал всю Россию. Тем более можно показывать не только фильмы, на западе и концерты показывать, и даже наше сегодняшнее собрание для сторонников народного фронта по всей России тоже могло бы транслироваться именно по такой внутренней киносети.

И в этой связи очень просим, может быть, или на заседании Совета по кино, или помочь Фонду кино именно продвинуть этот проект, который помог бы действительно связать всю Россию и был бы единственным пунктом, который бы прокатывал наше российское кино, поскольку нынешние кинотеатры показывают практически все американское кино.

И, пользуясь случаем, хочу сказать. Вот у нас классик один, режиссёр, сказал, что нельзя сказать, что человек не может быть режиссёром – надо дать ему попробовать, потому что болтать могут многие, а снять кино – не все. То же самое, очевидно, касается и Президента.

И когда, так сказать, на первом Вашем сроке кто-то присматривался, но Вы доказали, что Вы можете снимать своё кино. И то, что Вы сегодня подкашливаете, но тем не менее не взяли больничный, как бы взял какой-нибудь другой президент на месяц, а пришли, всё-таки слушаете наши боли и предложения, огромное Вам спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Что касается кинопрокатной сети, это не только вопрос культуры, это вопрос и бизнеса. Вы знаете, насколько это сложно. Вот Фёдор Бондарчук пытается реализовать свой проект и постоянно наталкивается на определённые финансовые ограничения. Но то, что нужно в этом направлении двигаться, это совершенно очевидно.

Многие населённые пункты вообще остались без кино – это ужасно. И если у вас есть дополнительные предложения, давайте их обязательно обсудим, и я обязательно подтолкну Минсвязи. Там Министр – самый молодой, по-моему, у нас Министр в Правительстве, когда он стал Министром, ему 29 лет было. Сейчас постарше стал уже, может быть, забурел уже, не хочет прислушиваться к интересным и новаторским предложениям. Я с ним обязательно поговорю. И посмотрим, что можно сделать.

А что касается храма – да, это хорошая идея. Но это должно быть, знаете, изнутри должно идти. Можно эту идею попробовать реализовать как народную идею, она хорошая.

Давайте на эту сторону перейдём.

ВОПРОС: Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день, уважаемые спикеры, Владимир Владимирович!

Мне хотелось бы вас поздравить с праздником – сегодня Международный день волонтёров. И ребята, которые сегодня помогают в организации этого форума, мне кажется, достойны аплодисментов. И в связи с этим очень хотелось бы, чтобы законотворческие инициативы в области закона о добровольчестве и молодёжной политике стали либо основным из направлений молодёжной деятельности Общероссийского народного фронта и получили всё-таки какое-то своё логическое завершение, и законы были приняты.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Волонтёрское движение является чрезвычайно важной сферой нашей общественной жизни. Я сейчас уже не говорю о крупных мероприятиях в спорте – Олимпиада, чемпионат мира, который за ней последует, но волонтёрское движение очень важно и в социальных сферах, непосредственно связанных с помощью конкретным людям. Безусловно, будем дальше эту тему поддерживать и развивать всячески на всех уровнях – и на федеральном, и на региональном.

Пожалуйста, вот микрофон дайте.

А.ВОЛОВИК: Ваше доверенное лицо, вице-президент Российской академии естественных наук Воловик Александр Михайлович.

Какая насущная беда России? Это, Вы уже сказали, – чванство чиновников, знаете, высокомерное отношение к людям вообще. Это каста неприкасаемых. Мы посылаем письма как доверенные лица, к нам обращаются люди, и мы получаем вату в ответ: ваше письмо за номером получено. Это что за издевательство? Это относится даже к Администрации Президента, то же самое – ваше письмо на имя Президента получено.

Ведь мы поднимаем проблемы как доверенные лица. Я хочу сказать о тех ветеранских организациях, где состоят министры, бывшие директора научно-исследовательских институтов, люди, которые глубочайшим образом знают те проблемы, которые стоят и перед металлургией, и перед газовой промышленностью, и перед нефтяной.

Сегодня даже не хотят их видеть консультантами. Сегодня, скажем, голос общественный, а ведь это структуры международные, нас слушают в Лондоне, нас слушают в Нью-Йорке, все нам аплодируют, а в России мы не слышны – чиновники не хотят нас слышать, мы им мешаем жить спокойно. И Вы посмотрите, сколько проблем, которые поднимают сейчас Ваши доверенные лица, фронтовики, только об одном – чиновники не хотят слышать.

Спасибо.

В.ПУТИН: Конечно, у нас…

А.ВОЛОВИК: Я извиняюсь, Владимир Владимирович, по евразийскому сотрудничеству. Мы очень этим занимаемся, серьёзно работаем с Казахстаном, Белоруссией, Арменией, особенно, кстати, в Армении с Русско-армянским университетом, и наводим вот эти вот народные мосты.

И не только, будем говорить, народные, но и, естественно, научные, академические. Это очень важно. Большущую работу делает наш Ломоносовский, это нет вопросов, Плешка наша родная. То есть мы работаем максимум на отдачу учёных. И поэтому большая просьба, чтобы чин не заложил уши. Вот это вот проблема.

В.ПУТИН: Понятно.

Такое бывает. Я хочу выразить надежду на то, что не все чиновники у нас так себя ведут, есть и очень отзывчивые люди, очень профессиональные. Конечно, такое чванство, о котором мы сейчас вспомнили, равнодушие и формализм, к сожалению, присутствует в административных аппаратах, кстати говоря, всего мира. И мы тоже не исключение.

И знаете, за что хотел бы Вам сказать спасибо? За то, что Вас это не останавливает. Вы всё равно приходите сюда, выступаете, работаете, боретесь по своей профессиональной линии. Я всех призываю занять именно такую позицию. Только так мы сможем вот это чванство преодолеть. Это во-первых.

Во-вторых, что касается евразийского направления. Чрезвычайно важная сфера деятельности. Мы должны из нашего прошлого выбрать всё самое лучшее и эффективное для того, чтобы повышать нашу общую конкурентоспособность. Мы в состоянии это сделать.

У нас в отличие от интеграционных процессов на европейском континенте очень много преимуществ. Первое и главное из них – это язык общенационального общения – русский. Кстати говоря, то, что Вы делаете по линии Славянского так называемого университета в Армении – крайне важно, чтобы не появлялось проблем у преподавателей школ, когда они сталкиваются с детьми или вынуждены заниматься с детьми, которые русским языком даже не владеют, приходя в российскую школу.

Очень важно, и желаю Вам успехов!

А.ФЁДОРОВ: Уважаемые друзья!

Владивосток далёк, но он нашенский. Вопрос такого порядка. Прорабатывается ли закон о введении дальневосточного коэффициента? И если да, то когда он будет введён?

Спасибо.

В.ПУТИН: Я считаю, что этот вопрос очень важный. Нам нужно обеспечить такой уровень жизни на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, кстати говоря, для того, чтобы жизнь в этих регионах была привлекательна. Это может быть достигнуто разными способами.

Это может быть достигнуто субсидированием по энергетике. А мы с вами знаем, и вы знаете это хорошо, к сожалению, до сих пор люди, которые там проживают, вынуждены даже больше платить, чем те, которые проживают в европейской части.

Это может быть достигнуто путём решения транспортной проблемы. Кстати говоря, здесь мы ввели этот способ передвижения людей молодых и старшего поколения, вы знаете об этом, до 23 и свыше 60 лет, эту практику нужно расширять.

Нужно создавать там условия опережающего развития экономики. И эта работа должна быть организована таким образом, чтобы доходы граждан, если прямо сказать, были выше, чем в других регионах Российской Федерации, чтобы выгодно было там работать и жить, чтобы было привлекательно с экономической точки зрения.

Можно решать и надбавками, это такой старый проверенный способ. Но способов сделать жизнь там более привлекательной много. Вот над всем комплексом нужно подумать. Но думать совершенно точно нужно, иначе у нас будут очень большие проблемы в этих территориях. Я хочу вас заверить, что мы – и я, и Правительство – думаем над этим, и будем обязательно внедрять все эти инструменты.

Пожалуйста. Нам нужно заканчивать.

А.РАБИНОВИЧ: Владимир Владимирович, спасибо большое. Я оправдаю Ваше доверие своими вопросами.

Как гендиректор Национальной пенсионной ассоциации я хотел Вас спросить, и как папа ребёнка с синдромом Дауна. Как гендиректор Национальной пенсионной ассоциации хотел бы уточнить. Вчера, Людмила Ивановна это подтвердит, наш круглый стол, наша секция высказала просьбу к Вам продлить обсуждение законопроекта о страховых пенсиях, касающегося формулы. То есть чтобы обсуждение было не в течение этой недели декабря, а в течение первого полугодия 2014 года, и принятие соответствующего решения по формуле пенсионной до конца следующего года. Чтобы было время всему сообществу пообсуждать, о чём Вы уже говорили.

Второй момент связан с тем, что Вы сказали о заинтересованности граждан самим в том числе хоть по чуть-чуть, но накапливать в данном случае себе будущую пенсию. Мы считаем, как пенсионная ассоциация, что то изъятие пенсионных накоплений за 2014 год, которое состоялось, некоторые называют это другими терминами, не буду это уточнять, мы считаем, что было бы правильно Вам поручить подумать крупнейшим независимым юристам страны, как застраховать, как обеспечить конституционное право застрахованного лица на свои собственные пенсионные накопления. В настоящее время пенсионные накопления являются собственностью Российской Федерации. К сожалению, это даёт возможность разным чиновникам в итоге переводить в любой момент эти деньги из кармана граждан в карман государства.

Третий очень важный момент в пенсионной части, он последний. Он касается той самой заинтересованности граждан. Я благодарен «ОПОРЕ России», что она предложила от имени народного фронта тот самый патент для самозанятых, для тех, кто работает, скажем так, в «серой» экономике, но было бы правильно стимулировать ещё и граждан, которые непосредственно работают и в бюджетной сфере, и в бизнесе, но сами не вкладывают эти деньги, не откладывают, за них это делает работодатель. Если бы, как Вы сказали про ДОСААФ, по чуть-чуть откладывал бы каждый, 25 миллионов граждан, которые сейчас в накопительной части, они бы знали о своих программах, а ещё бы воспитывали своих детей и своих родственников.

И что касается пенсионной темы, по коэффициенту. Очень важный вопрос – по пенсионному калькулятору. Поверьте, народ посчитал, прослезился, иногда не поверил, кто-то обрадовался, но на наш взгляд, как профессиональной ассоциации, этот калькулятор неточный.

Что мы предлагаем? Чтобы не оказалось, что это обязательство государства, потому что это на сайте Пенсионного фонда висит, а дайте этот калькулятор нашей ассоциации или любым общественным организациям, которые бы информировали граждан, образовывали граждан, и тогда это не было бы обязательством, как считают люди, государству заплатить то, что насчитает калькулятор.

А теперь как папа ребёнка с синдромом Дауна. Мы это тоже обсуждали, это очень важная вещь. В марте в Ростове-на-Дону были Ваши поручения, и наши секции это Вам говорили, когда выступали в Ростове-на-Дону, что ребята с синдромом Дауна и с другими генетическими отклонениями в настоящее время не получают инвалидность. Маме приходится отказываться от этих детей, папы уходят из семьи, государство не помогает.

Мы сформулировали с Министерством труда и социальной защиты, с Максимом Анатольевичем Топилиным, предложения, как это можно было бы сформулировать в Вашем поручении, чтобы многие генетические заболевания могли бы получать помощь.

Сейчас ребёнок с синдромом Дауна, если у него нет слабоумия, эту помощь не получает. Но мой ребёнок не имеет слабоумия, он имеет генетическое отклонение – синдром Дауна, и ходит в садик, надеюсь, будет ходить в школу и в институт.

Второй момент, касающийся и с этим связан, – это ранняя помощь. Вы давали свои поручения по ранней помощи детям. Чиновники, к сожалению, этот вопрос замотали.

Что мы предлагаем? В настоящее время никто в Российской Федерации, даже среди общественных организаций, буду объективен, не знает, что такое ранняя помощь и какая концепция в Российской Федерации должна быть ранней помощью. Если бы Вы дали поручение Минздраву, Минтруду, другим ведомствам, обязательно Минобразования, разработать концепцию ранней помощи в Российской Федерации с учётом международного опыта, это бы позволило не только помочь мамам, но и позволило бы разгрузить детские дома, дома ребёнка с детьми-инвалидами.

И два последних момента. Это честно безумно важно. Это по уполномоченному по правам инвалидов в Российской Федерации. Вы давали поручение продумать. К сожалению, оказалось, что очень уважаемые мной Владимир Петрович Лукин, как Уполномоченный по правам человека, и Павел Алексеевич Астахов – Уполномоченный по правам детей – стали делить между собой инвалидов. А нас и наших детей – 17 миллионов человек. Нам требуется отдельный уполномоченный по нашей тематике, иначе нам тяжеловато.

И касаясь Олимпиады, это очень важный момент с учётом того, что в марте Паралимпийские игры. Наши дети с ментальной инвалидностью хоть и являются членами Международного паралимпийского комитета, но проходят по программе Специальных Олимпийских игр и не участвуют в Паралимпийских играх. А программа Специальных Олимпийских игр поддержку, как Паралимпийские, не имеет.

Большая просьба: к марту, с одной стороны, пригласить и наших ребят с синдромом Дауна и другими отклонениями и поддержать Специальные Олимпийские игры в Российской Федерации.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Начну с последнего. У вас очень большой блок, и коротко на это не ответить. Но я постараюсь сделать как можно короче.

Последний вопрос, последняя часть вашего вопроса или даже выступления. Конечно, Специальные Олимпийские игры можно организовать в России, у нас для этого всё есть. И мы с коллегами, которые занимаются этим на международном уровне, это обсудим. Это вполне справедливо, это будет очень хорошим знаком, знаком того, как мы относимся к людям с проблемами по здоровью, о которых Вы сейчас сказали.

Что касается адресной помощи. Я думаю, Вы правы. Но это нужно всё сформулировать. Вы, как человек, который занимается этим профессионально, понимаете, что каждый из этих шагов связан с определёнными бюджетными расходами. Нужно просто всё посчитать и посмотреть, даже, может быть, это действительно не такие уж большие расходы, нужно просто выверить эту нормативно-правовую базу. Здесь я полностью с Вами согласен.

Теперь что касается вопросов пенсионного обеспечения и реформы пенсионной. Я уверен, вы тоже согласны с тем, что нужно двигаться вперёд по этому направлению. Как вы знаете, Правительство уже полтора года работает над этими предложениями. В принципе, эти предложения не только должны были бы быть сформулированы, но и должны были бы внедряться уже с начала этого года, текущего. Я своим решением, по сути, перенёс это на 2014 год. Понимаете, о чём я говорю? А до этого мы ещё в прежнем составе Правительства обсуждали все эти вопросы.

Я просто боюсь, не получилось бы так, что мы с 2013-го перенесли на 2014-й, а потом с 2014-го перенесём на 2015-й, и так бесконечно. Это совсем не значит, что лучше действовать по принципу: лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Это не тот случай. Вы правы в том, что всё должно быть проработано до деталей, обсуждено публично, и с открытым забралом должно быть принято на ясном глазу.

И повторяю ещё раз, мы вчера с Председателем Правительства об этом говорили. Это их ответственность, они должны самым тщательным образом во всём разобраться, и на межфракционной площадке Госдумы с вашим прямым участием выявить все болевые точки, я сейчас их уже не буду повторять, и Вы об этом сказали, и я перед этим об этом говорил. Всё опубличить, проанализировать и принять решение. Но нужно это переносить или нет, здесь есть и другие точки зрения.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, очень коротко. Конечно, полтора года мы это обсуждаем. Мы приняли закон о принципах реформирования в прошлом году, ровно год назад, о принципах реформирования пенсионной системы. Целый год сейчас это обсуждаем.

У нас тоже много претензий к тем предложениям, которые сегодня сформулированы в письменном виде. Но для этого работает межфракционная группа в Государственной Думе с участием всех заинтересованных сторон, в том числе и негосударственных пенсионных фондов, которые, конечно, хотят сохранить за собой получение бесплатных денег для запуска их в коммерческий оборот от своего имени.

Поэтому надо всё учитывать и надо продолжать эту дискуссию, надо поправлять то, что сейчас туда представлено, но нельзя затягивать на год, на два и вообще это не принимать. Это надо принимать. Другое дело – без спешки, так, как Вы сказали.

В.ПУТИН: Согласен. Я внимательно посмотрю за тем, как будет идти работа на площадке этой межфракционной группы.

Одно хотел бы ещё добавить, что здесь, собственно, прозвучало и на что я не отреагировал. Никто не отменяет накопительной пенсионной системы в России. Я ведь о чём сказал, когда попросил Правительство сделать паузу на 2014 год? Я сказал о том, что они должны принять решения, которые гарантировали бы безусловную сохранность этих вкладов. Вот о чём идёт речь. И, честно говоря, Правительство здесь упустило определённое время. Такие решения принимаются, но полного пакета, который безусловно гарантировал бы пенсионные вклады населения, пока нет.

Вот у нас есть в рамках действующей банковской системы, система достаточно эффективно работает, – 700 тысяч вклада гарантируется даже в случае банкротства финансового учреждения. Вот сейчас Эльвира Сахипзадовна, которая возглавляет Центральный банк, вместе с коммерческими банками будут компенсировать потери вкладчикам, которые возникают в связи с банкротством и несостоятельностью финансовых учреждений.

У меня нет уверенности, что вот так же сработает пенсионная система, если возникнут какие-то ситуации, связанные со сбоями в её работе. И я не хочу, чтобы у нас появились квазиобманутые вкладчики, но уже в пенсионной системе. Представляете, это какой масштаб? Как остро люди реагируют, обманутые вкладчики, на действия конкретных коммерческих структур, когда они теряют свои вклады при строительстве жилья?

Но пенсионная система касается миллионов наших людей. Мы не можем допустить, чтобы она работала неэффективно и в таком ключе давала сбои. Поэтому, да, я понимаю, здесь как бы на год изымаются эти средства, но это стимул должен быть для Правительства и для тех людей в профессиональном сообществе, которые считают, что мы не должны зарубить на корню систему накопительных вкладов. И я так считаю. Давайте быстрее примем весь пакет безусловно гарантирующих сохранность этих пенсионных накоплений. Как говорил персонаж известной книжки и фильма, «это должна быть окончательная бумага, броня».

Давайте будем заканчивать.

Д.ОРЛОВ: Добрый день, Владимир Владимирович!

Дмитрий Орлов – член Общественной палаты, политолог, Ваше доверенное лицо.

Я в отличие от коллеги имею другой опыт взаимодействия с чиновниками, которых он ругал год назад, когда был поднят вопрос об общественном контроле в сфере ЖКХ и энергопотребления. Вы дали поручение Председателю Правительства Российской Федерации, Первому заместителю Руководителя Администрации Президента и, надо сказать, процесс пошёл.

И та сеть в сфере ЖКХ, контролирующих общественных организаций, которые созданы с того времени, о ней говорила сегодня коллега Разворотнева, она создана в значительной степени благодаря Вашему поручению, которое принято по вопросу, который задало доверенное лицо. Это один пример.

Второй пример. Несколько месяцев назад я поднял вопрос о патентных сборах для мелких предпринимателей, для самозанятых. Я думаю, лоббистского и профессионального потенциала «ОПОРЫ России» и господина Бречалова хватит для того, чтобы этот вопрос пробить.

Мой вопрос. Принимается Закон об общественном контроле, у которого сфера применения более широкая, чем ЖКХ и энергопотребление, естественно, и две проблемы фундаментальных, на мой взгляд, требуют разрешения.

Первая – субъектами общественного контроля могут быть сами граждане. Это большая проблема, Владимир Владимирович. Один человек, три человека, собравшись по любому поводу, могут заблокировать действие органа государственной власти и так далее.

Я сам не имею отношения к чиновничеству, уверяю Вас, но я считаю, что это проблема. Я говорил об этом в Общественной палате, говорил в Правительстве и считаю нужным сказать об этом сейчас. Это первое.

И второе. На мой взгляд, там должны быть созданы более жёсткие, более реально сдерживающие механизмы аффилирования, точнее так, поставлена граница влияния министерств и ведомств на структуры общественного контроля. Сейчас, на мой взгляд, такая граница очень размыта. Там необходимы дополнительные гарантии.

Спасибо.

В.ПУТИН: Безусловно, Вы правы, опасения могут быть, потому что в условиях рыночной экономики, в условиях конкурентной политической борьбы эти инструменты могут быть использованы как раз в этих целях – целях конкурентной борьбы, групповых либо личных интересов. Такая опасность существует. Но мы, зная об этом, должны всё сделать для того, чтобы этого не случилось.

Но, без всяких сомнений, мы должны улучшать и расширять возможности общественного контроля за деятельностью всех уровней власти в Российской Федерации, начиная от федерального и кончая муниципальным. Только в этом случае мы можем добиться эффективности работы всей государственной системы, всей государственной машины.

Знаете, что меня радует? То, что наша дискуссия носит очень живой, абсолютно предметный характер. И я знаю, что и вчера на круглых столах шёл такой же прямой разговор с представителями Правительства Российской Федерации и региональных властей. И должен вам сказать, что именно это вселяет в меня уверенность в том, что Общероссийский народный фронт станет тем инструментом, который будет реально связывать общество с органами власти и управления и поможет сделать всю нашу государственную машину эффективной, более стабильно работающей. И эта наша совместная работа будет приносить реальную пользу гражданам Российской Федерации.

Спасибо вам большое. Пожалуйста, не сердитесь на меня за то, что мы должны закончить. Вопросов много. Я хочу вас поблагодарить и пожелать всем нам успехов. Благодарю вас!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 декабря 2013 > № 969339 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 декабря 2013 > № 969338 Владимир Путин

Заседание Экономического совета

Владимир Путин провёл заседание Экономического совета при Президенте Российской Федерации.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Напомню, что два года назад на съезде «Деловой России» мы дали старт Национальной предпринимательской инициативе. Мы поставили тогда перед собой цель – сформировать конкурентные условия для ведения бизнеса в регионах, да и в стране в целом.

Уже есть очевидные результаты. Вы знаете, они отражаются в международных рейтингах. Но дело, конечно, не в этих рейтингах. Принципиально важно, что процедуры ведения бизнеса действительно становятся удобнее.

Приведу конкретные примеры. Все мы помним, сколько жалоб и нареканий высказывал бизнес по поводу запутанных процедур и заоблачной стоимости подключения к энергосетям. И такая ситуация тянулась годами без особых изменений. Нельзя сказать, что и сейчас ситуация стала идеальной, но всё-таки в результате согласованных действий и предпринимателей, и экспертов, и Минэнерго удалось наконец «расшить» многие узкие места. Сегодня обсудим дальнейшие шаги, необходимые для того, чтобы улучшить ситуацию в этой сфере.

Другой пример. За счёт широкого использования современных информационных технологий отменены лишние административные процедуры и удалось вдвое снизить сроки и стоимость предоставления госуслуг в сфере кадастрового учёта и госрегистрации прав на недвижимое имущество. По такому показателю делового климата, как «регистрация собственности», мы уже находимся в «двадцатке» лучших стран мира.

Значительная работа проведена и по совершенствованию таможенного администрирования. В рамках Национальной предпринимательской инициативы было введено предварительное информирование при прохождении таможенных процедур, а также электронные способы оплаты таможенных платежей.

При этом подчеркну: надо и дальше двигаться вперёд, чтобы бизнес ощутил реальное сокращение сроков и стоимости таможенных процедур. Сегодня об этом также поподробнее поговорим.

Отмечу, что сама технология разработки «дорожных карт» и оценки их результатов стала во многом новаторской, показала эффективность современных подходов к управлению и реализации проектов. Общество, предприниматели самостоятельно определяли, какие конкретные шаги нужны, чтобы значительно улучшить качество делового климата, сократить число всевозможных процедур и разрешений, кратно снизить административные издержки для бизнеса.

Более 14 тысяч человек из разных регионов страны представили порядка 10 тысяч предложений, и каждое было рассмотрено специальными рабочими группами из предпринимателей, экспертов, представителей министерств и ведомств Правительства Российской Федерации. При этом сами предприниматели, созданный при их участии так называемый «Клуб лидеров» осуществляют контроль за реализацией «дорожных карт».

Знаю, что этот диалог идёт не всегда легко, это естественно. Порой предпринимательскому сообществу приходится спорить с государственными ведомствами. Но тем не менее все «дорожные карты» удалось нацелить именно на содержательные изменения, практические изменения.

Сегодня хотел бы поблагодарить и руководителей, и членов рабочих групп, Агентство стратегических инициатив, на площадке которого формировались эти предложения, эти «дорожные карты», всех, кто представил свои предложения – за вашу настойчивость, за стремление принести пользу экономике страны.

Куда проще окунуться в беспросветный пессимизм, начать критиковать всё и вся. Это мы горазды. Гораздо сложнее – взять на себя ответственность за реальные изменения в стране, не работать на публику, а заниматься практическим делом. Поэтому выбор, позиция всех участников национальной предпринимательской инициативы, безусловно, заслуживает самого искреннего уважения и поддержки.

И в целом работа по улучшению делового климата показала, что в России активно формируется зрелый предпринимательский класс. В своём большинстве он состоит из людей, которые не участвовали в приватизации 90-х годов, с нуля создавали своё дело, прошли через все бюрократические преграды, через испытание кризисами, достойно выдерживают конкуренцию с иностранными компаниями, у которых подчас и опыта побольше, и шире доступ к недорогим кредитам.

Эти люди доказали свою состоятельность. Они инвестируют в Россию, восстанавливают её экономику, открывают новые рабочие места. И что особенно важно, они нацелены на активное гражданское участие в делах страны. Убеждён, мы должны опираться именно на таких людей. Именно поэтому последовательно будем работать вместе с предпринимателями не только над улучшением инвестиционного климата, но и над другими преобразованиями в рамках общенациональной повестки дня.

Уважаемые коллеги! «Дорожные карты» послужили своеобразным тестом на эффективность всех уровней власти, на их способность добиваться результата, не «закрывать поручения», а решать проблемы по существу, как я уже говорил, исходя из потребностей и интересов граждан, предпринимателей.

Особенностью национальной предпринимательской инициативы стал отказ от привычной бюрократической логики. Каждая «дорожная карта», по сути, является отдельным проектом с целями и сроками их достижения. И эти цели измеряются в понятных показателях. При этом напротив каждого показателя в «дорожных картах» стоит конкретное ответственное за её реализацию министерство или ведомство.

Надо откровенно признать, что далеко не все государственные органы смогли выработать эффективный подход к совместной работе, грамотно и своевременно выполнить поставленные задачи.

Какова ситуация на данный момент времени, на сегодняшний день. Треть мероприятий по принятым «дорожным картам», к сожалению, в срок не исполнено. Целый ряд предложений бизнеса застрял, к сожалению, в межведомственных согласованиях. Порой ведомства предлагают ограничиться чисто косметическими мерами.

Я скажу об этом поподробнее. Но уже ясно, что здесь у нас наибольшие проблемы в строительстве пока, к сожалению, сохраняются. Здесь больше всего сложностей. Надо прямо сказать, здесь динамика изменений практически не меняется, к сожалению. В том числе так и не сформированы прозрачные механизмы выделения земли под застройку; не утверждён исчерпывающий перечень разрешительных документов на строительство. Зачастую предложения предпринимателей проходят через рабочую группу, одобряются, а затем в недрах ведомств изменяются до неузнаваемости. В результате по качеству административных процедур в сфере строительства мы всё ещё находимся в хвосте мирового рейтинга. Но повторю ещё раз: дело совсем не в рейтингах, а в том, что из-за отсутствия внятных решений мы недополучаем миллионы квадратных метров жилья, а бизнес по-прежнему месяцами, а то и годами добивается разрешений на строительство новых предприятий, новых объектов.

Хочу также подчеркнуть: в такой сфере, как строительство, очень многое зависит от содержательной, заинтересованной работы на местах – в регионах и муниципалитетах. Так, серьёзные шаги по сокращению административных процедур сделаны Правительством Москвы. В Свердловской области законодательно установлены перечни случаев, когда получение разрешения на строительство вообще не требуется.

Есть подвижки и в других регионах Российской Федерации, например в Ростовской области. Нужно сделать так, чтобы лучшие практики – а они у нас, повторяю ещё раз, есть – внедрялись повсеместно, чтобы из нормативно-правовой базы были убраны все преграды, мешающие застройщикам нормально работать. Я прошу новое министерство, Министерство строительства, другие ведомства, депутатов Государственной Думы уже в течение первого полугодия 2014 года принять все необходимые меры, а предпринимательское сообщество – обеспечить надёжный контроль за их исполнением.

Мы договорились, уважаемые коллеги, что все принятые «дорожные карты» должны быть реализованы в течение двух ближайших лет. Никаких отсрочек и переносов допускать нельзя. Это значит не просто принять закон, но и добиться его качественного применения, исполнения как на федеральном, так и на региональном уровне.

Сейчас ведущие деловые объединения страны разрабатывают национальный рейтинг инвестиционного климата. Он должен дать объективную картину по каждому региону, как идёт работа по всем направлениям национальной предпринимательской инициативы. В его основу будет положена оценка самого бизнеса. Создание открытого, публичного национального рейтинга должно мотивировать регионы совершенствовать свою работу, использовать лучшие, как я уже говорил, практики поддержки инвесторов. Добавлю, что многие механизмы предстоит отработать в рамках пилотных проектов. Доступ к участию в них предпринимательского сообщества, предпринимателей должен быть максимально прозрачным.

Давайте с этого и продолжим дальше. И как раз хочу предоставить слово Александру Николаевичу Шохину, который возглавляет наше крупнейшее предпринимательское объединение.

Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.ШОХИН: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В условиях рецессии и постоянного ухудшения прогноза и по 2013 году, и даже до 2030 года улучшение инвестиционного предпринимательского климата становится одним из немногих по-настоящему эффективных механизмов запуска экономического роста и поддержания устойчивого экономического роста.

Сложная ситуация на внешних рынках усугубляется базовыми проблемами российской экономики, о которых мы не один раз говорили. Это и преимущественно сырьевой характер экономики, недостаточный для решения модернизационных, инновационных задач, объём инвестиций в основной капитал, низкая производительность труда. И очевидно также, что невозможно выполнить социальную часть майских указов Президента прошлого года, не реализуя экономическую повестку дня.

Безусловно, по целому ряду направлений за последнее время достигнуты серьёзные результаты, о них Вы, Владимир Владимирович, сказали. Безусловно, важно то, что радикально изменилась ситуация в налоговом администрировании, заметны улучшения в таможенном администрировании. Сформирована система участия бизнеса в экспертизе проектов нормативно-правовых актов и в оценке действующих документов и их корректировке и даже отмене. Меняется и схема взаимодействия бизнеса и власти, предприниматели участвуют не только в экспертизе нормативно-правовых актов, но и в разработке стратегических документов.

И, безусловно, самым новаторским здесь, как Вы подчеркнули, механизмом является разработка «дорожных карт» национально-предпринимательской инициативы.

Одним из ярких примеров здесь является, безусловно, повышение прозрачности и эффективности системы регистрации прав собственности. Но всё это не означает, что ситуация с деловым климатом идеальна, и кроме того, надо иметь в виду, что принятие «дорожных карт» и их реализация в ближайшие два года, она не покрывает, наверное, всех проблем и не может покрыть. Кроме того, нам важно трансформировать «дорожные карты» в постоянно действующие механизмы, в том числе механизмы участия бизнеса в выработке стратегических и текущих решений.

Я хотел бы выделить три блока проблем, которые с точки зрения бизнеса надо решать в ближайшее время.

Во-первых, это повышение предсказуемости социально-экономической политики. Пока мы не можем сказать о том, что высокая степень предсказуемости существует, правила игры меняются достаточно часто. Классический пример – это основные направления налоговой политики, принятые в мае, в которых предлагалось ввести налог на недвижимое имущество юридических лиц с 2018 года, а в сентябре уже был принят в первом чтении закон, предполагавший введение этого налога с 1 января 2014 года. Нашими совместными усилиями удалось скорректировать его и придать ему приемлемую форму. Но тем не менее здесь мы видим, что стратегические документы практически сразу после утверждения не оказываются базой для принятия текущих решений.

Аналогичная ситуация со многими решениями по пенсионной реформе, по тарифам естественных монополий. Я не говорю о том, хороши или плохи финальные решения. Я говорю лишь о том, что в последний момент, буквально перед принятием решения Правительством или внесением законопроекта в Государственную Думу, они принципиально меняются и бизнес не успевает, что называется, поучаствовать в обсуждении.

Кроме того, многие законодательные инициативы не просчитаны даже на уровне определения потенциальных рисков. Классический пример – это страховые взносы для самозанятых. Сначала повысили, потом, когда увидели, что до 500 тысяч самозанятых исчезли из экономики и ушли либо в тень, либо вообще ушли из бизнеса, то поменяли решение, только чтобы подписали соответствующий закон. Безусловно, очень важно действительно оценивать риски и последствия принимаемых решений, и не только для бюджета.

Какие предложения. Во-первых, мы предлагаем ввести в реальную практику такую всеобъемлющую «дедушкину» оговорку: любые решения, ухудшающие условия деятельности компаний, должны приниматься с отлагательным сроком не менее одного года. У нас есть здесь и блестящие примеры, например, по закону о трансфертном ценообразовании переходные периоды – два и более лет, но тем не менее стандартный период введения в действие тех или иных норм – это где-то максимум 3–6 месяцев после принятия соответствующего закона, что не всегда достаточно даже для принятия подзаконных нормативных актов, без которых закон не действует. Многие законы принимаются в последние дни года, особенно в декабре, не только в последние дни сессии, а вступают в силу они иногда, что называется, «в ночь под Рождество».

Мы предлагаем, чтобы налоговые законы принимались до конца весенней сессии, это позволит формировать проект федерального бюджета уже на основе согласованных решений. И, соответственно, основные направления налоговой политики на очередную трёхлетку должны утверждаться в феврале-марте. Мы уже практически согласовали с Минфином и с Госдумой, чтобы в следующем году в феврале начать публичные обсуждения предложений по налоговой политике. Неплохо было бы реализовать эту устную договорённость.

Конечно, нужно решиться всё-таки на то, чтобы проводить оценку регулирующего воздействия по законопроектам, которые устанавливают величину налоговых ставок и ставок страховых взносов. Это единственное сейчас исключение из всего многообразия решений, по которым бизнес имеет возможность участвовать в оценке регулирующего воздействия. Хотя по факту нам приходится обсуждать, и Правительство приглашает нас к обсуждению, но уже в режиме доброй воли.

В принципе, нам кажется, что стоит вернуться к идеологии стабильности фискальной нагрузки и ограничению практики, когда для решения конкретной проблемы изыскиваются резервы в виде введения новых сборов и платежей либо в виде предложений повысить те или иные ставки для решения той или иной конкретной проблемы. Всё-таки налоговая система должна быть более, скажем, универсальной, и здесь, как минимум периоды 3–5 лет, как в случае со страховыми платежами по самозанятым, можно было бы фиксировать фискальную нагрузку.

Безусловно, важно ещё раз обсудить стратегию развития пенсионной системы. И нас, бизнес-сообщество, конечно, в первую очередь интересует судьба накопительной компоненты и судьба негосударственных пенсионных фондов. Нам не хотелось бы, чтобы временные решения по 2014 году оказались, как говорится, постоянными и продлевались за пределы 2014 года. Поэтому здесь нужно договориться о фиксации политики на среднесрочную и даже долгосрочную перспективу. В равной степени это касается, кстати, и тарифов естественных монополий. На 2014 год решение есть, а на 2015–2016 есть, как говорится, общая идея их фиксации на уровне инфляции. Но вообще-то пятилетний период – долгосрочная тарифная политика – был бы более приемлем для бизнеса, поскольку позволял бы выстраивать долгосрочную политику в компаниях.

Стоит уточнить, видимо, требования и к таким элементам обоснования решений в социально-экономической области, как пояснительная записка и финансово-экономическое обоснование к законопроектам. Надо предусмотреть в них обоснование введения дополнительных обязанностей и требований в отношении бизнеса, оценку рисков, пути их минимизации, а также оценку финансовых последствий не только для бюджета, но и для граждан и предпринимателей. Но, на наш взгляд, по сути дела, эти документы должны строиться по принципу оценки регулирующего воздействия. То есть инициаторы соответствующих законопроектов должны выстраивать именно эту логику.

Второй блок задач – это радикальное решение проблемы избыточных административных барьеров и противодействие коррупции. К сожалению, регулирование всё больше движется в сторону запретов, а не стимулов. Фактически действует принцип презумпции виновности бизнеса, отсюда и недоверие и государства к бизнесу, и бизнеса к государству, и населения к бизнесу, и так далее. Безусловно, большую роль в снятии этой напряжённости сыграли «дорожные карты». Они снимают многие барьеры во многих секторах, мы сегодня об этом, видимо, будем говорить. Но одновременно федеральными органами исполнительной власти создаются новые барьеры. Переход на более продвинутые формы надзора и контроля, например, то же страхование ответственности, не означает, что ФОИВы отказываются от старых форм контроля, проверок и других, ещё советских, технологий.

Кстати сказать, о советских технологиях: до сих пор действуют нормативно-технические документы Советского Союза, СССР и РСФСР, которые наши органы исполнительной власти ещё не переутвердили и которые сложно найти в открытом доступе, поэтому непонятно, как регулирование осуществляется. Хорошо было бы установить дедлайн, и если федеральные органы исполнительной власти не переутвердят эти документы с учётом новых реалий, видимо, их нужно просто считать недействительными.

Какие предложения у нас в этой области. Во-первых, надо ускорить принятие концепции повышения эффективности контроля надзорной деятельности до 2018 года, но эту концепцию хорошо бы доработать на финальном этапе с участием предпринимательского сообщества. И, в частности, сделать это можно, видимо, разрабатывая «дорожную карту», направленную на реализацию этой концепции, с максимально жёсткими сроками. Есть смежная «дорожная карта», это повышение качества регуляторной среды для бизнеса, но она не все проблемы, связанные с административными и надзорными функциями и деятельностью федерального правительства, реализует.

Сокращению уровня коррупционных расходов, по всей видимости, должен и будет, наверное, способствовать готовый к принятию во втором чтении закон о государственно-частном партнёрстве, поскольку в нём много продвинутых механизмов ГЧП, причём и регионы, и компании могут выбирать из большого разнообразия, в том числе такие продвинутые механизмы, как контракты жизненного цикла, например. Мы считаем, что здесь возможности для коррупции резко снижаются, поэтому хорошо было бы принять этот закон уже до конца года и, самое главное, в максимально жёсткие сроки подготовить проекты всех необходимых подзаконных актов и методических рекомендаций.

Третий блок проблем, на котором я хотел бы остановиться, – это реальная защита прав собственности. Безусловно, это одно из главных условий повышения привлекательности российской юрисдикции и возврата в российскую юрисдикцию капиталов. И здесь у нас вот такие цифры по опросам: 80 процентов опрошенных нами компаний считают, что обращение в суд является эффективным способом защиты прав собственности, защиты контрактов. В то же время уровень защищённости прав собственности все оценивают как недостаточный. Такой реальный конфликт, надеюсь, что не в мозгах, но реальное противоречие.

Если говорить о коррупции, мы понимаем, что от бизнеса здесь многое зависит, и год назад все четыре бизнес-объединения подписали Антикоррупционную хартию российского бизнеса. Мы должны, наверное, сделать всё, чтобы количество компаний, присоединившихся к этой хартии, было максимально большим, и чтобы был какой-то кодекс поведения в этой области.

Есть ещё и следующие предложения, касающиеся защиты прав собственности. Во-первых, учитывая, что сейчас обсуждается закон по слиянию судов, хотелось бы, чтобы арбитражные суды сохранились в этой единой системе как суды, в которых рассматриваются экономические споры. При этом, конечно, не хотелось бы, чтобы появилась ещё дополнительная четвёртая инстанция для окончательного принятия судебных решений. То есть максимум того, что удалось накопить позитивного за последние 10–15 лет, на наш взгляд, можно было бы сохранить. В том числе важно обеспечить преемственность судебной практики на основе постановлений Пленума и Президиума Высшего арбитражного суда. Они должны, как говорится, продолжить своё действие. Не могу сказать, что все они нравятся бизнесу, но тем не менее это толкование, в том числе и по белым пятнам, и противоречиям в законодательстве, формирует современную правоприменительную практику.

Достигнуты компромиссы по большинству вопросов регулирования деятельности третейских судов. Мы считаем, что многие споры, корпоративные, могут быть перенесены из государственной системы в систему третейских судов. Мы практически согласовали подходы всех бизнес-объединений, Минюста, Минэкономразвития. Здесь очень важно не затягивать принятие соответствующих решений, потому что нынешняя ситуация, когда третейские суды чуть ли не в каждом подъезде создаются, подрывает репутацию этого института.

Необходимо повысить защиту прав собственников и кредитора при неплатёжеспособности компаний, это и сокращение сроков проведения соответствующих процедур в делах о банкротстве. Самое главное, нужно усилить реабилитационную направленность в урегулировании дел о несостоятельности. Это касается в равной степени и банковского сектора, где тоже, на наш взгляд, должны процедуры оздоровления и реабилитации занимать ведущую роль.

Стоит, видимо, вернуться к обсуждению темы о предварительном согласовании с прокурором оперативно-розыскных мероприятий, естественно, за исключением тех случаев, когда они не терпят отлагательств.

Ещё два соображения по поводу инструментария.

Во-первых, по прогнозу социально-экономического развития. На наш взгляд, он должен строиться в большей степени на конкретных решениях в части именно предпринимательского климата, и необходимо даже их фиксировать. Например, должен фиксироваться и уровень фискальной нагрузки, оценка должна даваться изменениям государственного регулирования и влияния его на инвестиционную активность. И, безусловно, пора уже отходить от параметра цен на нефть как основного исходного параметра при формировании прогноза и бюджета.

И ещё один инструмент – это мониторинг реализации «дорожных карт» и оценки климата в целом. И мы действительно придаём большое значение тому инструменту, о котором Вы, Владимир Владимирович, сказали, это рейтинг – национальный рейтинг реализации предпринимательской инициативы по улучшению инвестиционного климата. Мы с помощью этого рейтинга не ставим задачу расставить все субъекты Федерации в некую линейку по шкале. Тут речь идёт о том, чтобы выявить лучшие практики и их тиражировать, с одной стороны. А с другой стороны, важно выделить типовые проблемы правоприменения, которые необходимо будет урегулировать на федеральном уровне. Все бизнес-объединения готовы включиться в эту работу, и это, видимо, будет и дальнейшим импульсом для принятия конкретных решений по улучшению предпринимательского климата в стране. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо, Александр Николаевич.

Пожалуйста, Беляков Сергей Юрьевич – замминистра экономического развития.

С.БЕЛЯКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Экономического совета!

Для нас вопрос улучшения инвестиционной среды, улучшения бизнес-климата является приоритетным, и не потому, что он продекларирован, а просто потому, что без качественного улучшения среды нам не добиться устойчивого экономического развития. Мы с этим столкнулись относительно недавно, когда оказались в ситуации финансово-экономического кризиса. До этого, к сожалению, цифры, характеризующие инвестиционную активность как внутри страны, так и иностранных компаний, нас радовали, но природа этих цифр оказалась достаточно зыбкой. Как только ситуация ухудшилась, мы получили очень негативный эффект. И причиной потери интереса инвесторов и российских, и иностранных к экономике – притом что экономика демонстрировала спрос и способна была обеспечить спрос на эти инвестиции – оказались высокие риски, связанные с неблагоприятным инвестиционным климатом. Именно поэтому для нас Национальная предпринимательская инициатива очень важна как инструмент улучшения качества бизнес-среды.

Мы действительно много и в последнее время часто сами себя критикуем. Отчасти это такая не очень хорошая, наверное, наша особенность, но в какой-то степени это реакция на те проблемы, которые были, и очень высокая мотивация что-то изменить в этом направлении. Но реализация Национальной предпринимательской инициативы как раз показывает то, что мы можем быть результативны, если правильно определим приоритеты и организуем работу по достижению тех эффектов, которые вместе с бизнес-сообществом мы запланировали.

Приоритеты и «дорожные карты», которые были разработаны, они были определены исходя из того запроса, который бизнес перед нами поставил, определив наиболее чувствительные для себя направления деятельности, где нам необходимо получить серьёзное и качественное улучшение условий для предпринимателей.

Меры, которые являются содержанием «дорожных карт», точно так же были разработаны вместе с бизнес-сообществом исходя из того, какого результата мы собираемся достичь и как мы собираемся достигать этого результата. Это своего рода карта перехода из точки «А», где мы находились до недавнего времени, к точке «Б» – к тому состоянию, где мы должны находиться, имея в виду конкуренцию за капитал, и глобальную конкуренцию, и конкуренцию внутри страны.

Особенно тяжело сейчас говорить об этой конкуренции, потому что мы не только с другими юрисдикциями конкурируем. Мы должны стимулировать бизнес инвестировать в ситуации, когда бизнес чаще принимает решения не инвестировать, а сберегать. Нам надо заставить его вкладывать деньги, получая доходность. Нам нужно заставить, вернее, сформировать условия, когда эта доходность материализовалась бы для бизнеса. Мне кажется, мы можем позитивно оценить результаты реализации Национальной предпринимательской инициативы по тем «дорожным картам», которые реализуются, даже несмотря на то, что треть мероприятий не выполнена, как это ни странно, потому что это тот самый случай, когда отрицательный результат – для нас тоже результат.

Что происходит, когда мы получаем негативную оценку бизнеса в части качества нормативно-правового документа, проекта нормативно-правового документа, который подготовлен ведомством? Я тут не делю ведомства на хорошие или плохие и все претензии отношу и к Министерству экономического развития, потому что мы координируем эту работу. Мы вынуждены пересматривать содержание и садиться вместе с бизнесом, перерабатывать документ исходя из того, способен он обеспечивать эффект на практике или нет. Это ключевой эффект реализации Национальной предпринимательской инициативы – оценка самих себя не по процессу, результат не в виде количества внесённых документов, не в виде сроков исполнения поручений, которые мы сами себе определили «дорожными картами», а по тому, насколько эти документы обеспечивают достижение эффекта на практике, насколько реальные условия для бизнеса соответствуют писаному праву.

Законодательство, кстати, по мнению большинства независимых экспертов, которых не упрекнёшь в какой-то ангажированности или большой любви к нам, достаточно конкурентно. Но проблема не только в качестве законодательства, а в колоссальном разрыве между практикой и писаным правом. И Национальная предпринимательская инициатива, «дорожная карта» – это как раз инструмент сближения практики, приведения практики в соответствие с нормами закона, который мы тоже совершенствуем. Поэтому, когда мы видим не очень благоприятный для нас ход исполнения мероприятий «дорожной карты», мы садимся и, как мне кажется, достаточно быстро дорабатываем документ исходя из того запроса, который бизнес формирует. Это первый эффект – переоценка самих себя по результату.

А второй эффект – это гораздо более существенный, мне кажется, системный эффект, ведь многие направления не охватываются и не могут быть охвачены «дорожными картами». Но это скорее вопрос к бизнесу, я надеюсь, что он так же оценивает ситуацию, как и я. Мне кажется, проходят изменения менталитета чиновника на разном уровне – и на уровне федерального правительства, и на уровне региональных властей, – когда мы не принимаем решение пустить или не пустить бизнес на рынок, разрешить или не разрешить, а строим свою деятельность исходя из того, как создать комфортные условия для бизнеса. Я знаю уже много случаев, когда компании, обращаясь непосредственно в ведомство, которое ответственно за определённую сферу регулирования, очень оперативно получали решение своих проблем, – раз. А два – ведомства принимали нормативные документы или не нормативные документы, описывающие деятельность внутри службы, таким образом, чтобы в будущем подобных проблем у других компаний не возникало. И вот этот эффект мне кажется гораздо более важным, он гораздо более системный характер носит.Я бы хотел чуть больше времени посвятить не тому, что мы сделали, а тому, что мы собираемся сделать. Вы дали поручение закончить реализацию «дорожных карт» до 1 декабря 2015 года, и мы сейчас такую работу вместе с рабочими группами Агентства стратегических инициатив, бизнес-сообществом, ведомствами, которые являются исполнителями по «дорожным картам», ведём. Это тяжёлая работа, потому что сначала многие мероприятия планировались исходя из другого графика, но мы выполним это поручение, безусловно. Там очень важен для нас второй этап: не только сформировать и улучшить комфортную законодательную среду для бизнеса, обеспечивающую достижение каких-то результатов на практике, очень легко просчитываемых результатов, а обеспечить адекватное правоприменение. Для того чтобы это было сделано, сформирована трёхуровневая система мониторинга «дорожных карт», контроль «дорожных карт»: сначала контролирует сроки, качество подготовки документа, а потом контролирует, насколько он достигает эффекта на практике и что необходимо сделать, в случае если эффект не достигается. Здесь я бы хотел поблагодарить бизнес-сообщество, потому что они для нас являются важным источником информации, они оценивают результативность или нерезультативность. И я думаю, что мы сейчас именно на этом направлении сконцентрируемся, оперативно приняв все необходимые документы, предусмотренные «дорожными картами», сконцентрируемся на практике реализации этих документов – новой, по сути, нормативно-правовой базы, – что называется, на земле.

У нас есть, уже создан институт омбудсменов по Вашему поручению, который также помогает нам в этой части – оценивать результативность или нерезультативность региональных и федеральных властей, имея в виду проблемы, возникающие в бизнесе. Это касается нормативно-правовых актов в рамках Национальной предпринимательской инициативы.

Другие направления. Упоминавшийся закон о государственно-частном партнёрстве: закон готовится Государственной Думой ко второму чтению. Я думаю, что Государственная Дума сумеет принять его во втором и в третьем чтении в осеннюю сессию, я надеюсь, по крайней мере, на это. Почему он для нас очень важен? Потому что он создаёт условия для привлечения частного капитала в капиталоёмкие проекты, где потребность финансирования высока, а бюджетных источников финансирования уже недостаточно. Притом что и публичная сторона, в первую очередь это муниципалитеты, и частные инвесторы, частный капитал готовы реализовывать эти проекты, у них есть финансовый интерес в реализации этих проектов. В этом смысле отсутствие законодательства является серьёзным тормозом для того, чтобы эти интересы объединить, для того, чтобы профинансировать те обязательства, которые закреплены за публичной стороной.

Это достаточно тяжёлая тема для нас, потому что предполагается внесение изменений в законодательство, не характерных для нашей правовой системы. Но мне кажется, основную работу, связанную с подготовкой таких содержательных позиций, мы прошли вместе с коллегами внутри Правительства и с депутатами её обсудили. Надеюсь, что никаких сложностей сейчас, на этом этапе, не будет, а принятие закона позволит привлечь частный капитал в такого рода проекты. И ещё почему это важно – потому что, как правило, это долгие проекты, которые формируют спрос как раз на комфортную бизнес-среду, на устойчивую, на прогнозируемую бизнес-среду. И в этом смысле для нас это хороший и очень полезный инструмент.

Защита прав инвесторов. Я отчасти повторяюсь в части направлений, о которых Александр Николаевич [Шохин] говорил, но это свидетельство того, что мы проблему видим примерно одинаково, и думаю, что примерно одинаково видим и механизмы решения этих проблем. Про судебную систему я повторяться не буду, скажу только, что для нас очень важно совершенствование корпоративного законодательства, которое обеспечивало бы защиту капитала и акционеров на российском рынке. Сейчас это, к сожалению, является серьёзным фактором, по которому капитал в российский рынок не идёт.

Другое направление нашей деятельности, уже вне рамок Национальной предпринимательской инициативы, – это поддержка малого и среднего предпринимательства. В общем-то, именно малый и средний бизнес были основными потребителями эффектов, которые закладывались «дорожными картами», потому что у крупного бизнеса российского и иностранного, честно говоря, достаточно было инструментов для решения проблем, в случае если такие проблемы возникали. Но, во-первых, это недопустимая ситуация, когда каждую проблему нужно решать в каком-то ручном, пожарном режиме. Во-вторых, некрупный бизнес должен быть драйвером экономики. А для малого и среднего бизнеса ситуация достаточно некомфортная была. Поэтому среда, комфортная, привлекательная среда, – это в первую очередь среда, формируемая для малого и среднего бизнеса. Если происходят какие-то изменения, они должны быть предсказуемы, эти изменения должны обсуждаться бизнес-сообществом. Именно так сейчас система и построена.

Поддержка экспорта. Мы столкнулись с неблагоприятной тенденцией, связанной с уменьшением объёмов экономических эффектов от традиционных продуктов экспорта российской экономики. Поэтому для нас сейчас очень важно построить эффективную систему для поддержки несырьевого экспорта. Это касается и финансовых инструментов поддержки, и инфраструктурной поддержки такого экспорта. Помимо созданного Агентства по поддержке экспорта мы переориентируем наши торговые представительства на работу с компаниями, заинтересованными в выходе на международные рынки. У нас уже есть перечень проектов заинтересованных компаний, на которые мы ориентируемся в организации работы торговых представительств по-новому, что называется.

И в завершение я бы хотел подвести некоторые итоги реализации Национальной предпринимательской инициативы. Решения, которые позволили достичь эффектов, о которых и Вы сказали, о которых и бизнес сказал, – большинство из них реализовали. Эти быстрые победы, которых мы ожидали, которые позволили продвинуться в рейтинге и бизнесу оценить результативность российского Правительства, реализовали. Сейчас будет более тяжёлый этап реализации Национальной предпринимательской инициативы, уже требующий каких-то более системных решений, которые таких быстрых эффектов, позволяющих серьёзно изменить условия ведения бизнеса, не дадут. Это кропотливая, ежедневная работа. Поэтому как мы себе видим задачу в этой части? Не снижать те темпы, которые мы взяли, быть не менее результативными, не останавливаться и сконцентрироваться на обеспечении эффектов на практике, на правоприменении. Но и, кроме того, не ограничиваться только Национальной предпринимательской инициативой в части направления по стимулированию экономического роста и по созданию благоприятной инвестиционной среды, используя инструментарий «дорожных карт», когда мы нацелены на результат. Потому что именно этот подход показал свою результативность и когда мы достигаем эффекта, и тогда, когда бизнес не чувствует эффекта, имея в виду быстро вносить изменения в план наших действий, отвечая на запросы бизнеса.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.Пожалуйста, Сурвилло Виталий Юрьевич – по таможне.

В.СУРВИЛЛО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Экономического совета!

Прошло полтора года со дня утверждения Наблюдательным советом АСИ казавшейся тогда абсолютно непроходной «дорожной карты» совершенствования таможенного администрирования. Сложности разработки и реализации были связаны с тем, что, по сути, за перемещение товаров через границу отвечает не только Федеральная таможенная служба, но и ещё много других контролирующих органов, масса других органов исполнительной власти. Сложности были связаны с наднациональным характером части таможенного администрирования и, наконец, с тем обстоятельством, что речь шла о реформировании сферы, которая обеспечивает фактически более половины дохода федерального бюджета.

Отношения между Федеральной таможенной службой и бизнесом на тот период характеризовались крайней степенью недоверия. Бизнес был отстранён от процесса выработки норм таможенного администрирования, а сама таможня чаще, чем кто?либо, подвергалась жёсткой критике со стороны предпринимательского сообщества. Работа по «дорожной карте» разворачивалась с большим трудом, но надо сказать, что она почти никогда не прерывалась, и огромная заслуга в этом принадлежит Агентству стратегических инициатив. Создана Агентством и Клубом лидеров и основными общественными объединениями бизнеса система мониторинга выполнения «дорожной карты».

В течение всего 2013 года, по сути, создавался задел для качественного улучшения работы таможни в будущем, потому что основные ключевые мероприятия «дорожной карты» приходятся на 2014 год, главным образом, на его первые месяцы. Так, введённое в отчётном периоде обязательное предварительное информирование по товарам и транспортным средствам, пересекающим границу в пунктах автомобильного пропуска, позволяет рассчитывать не только на ускорение таможенных процедур, но и на настройку системы управления рисков на работу с упреждением, когда степень рисков по тому или иному грузу формируется компьютером ещё до его прибытия в пункт пропуска. Уже сейчас можно говорить о том, что время таможенных операций в пункте пропуска сократилось. По оценкам того же Всемирного банка, совокупное время импортных процедур сократилось с 36 до 21 дня. Стоит отметить в этой связи значение начавшейся работы по автоматизации учёта временных затрат участников ВЭД: начиная от момента подачи предварительной информации и до выпуска товаров.

Ещё больше надежд бизнес связывает с развитием электронного документооборота. Уже сейчас участнику ВЭД не надо представлять таможенным органам паспорт сделки, а уполномоченным банкам – копии декларации на товар, не надо представлять доверенность на декларанта, готовить распоряжение об отказе от предъявления в бумажном виде сертификатов соответствия. В январе следующего года ожидается издание приказа, который исключит дублирование электронных документов бумажными.

Чрезвычайно важное направление начавшейся работы в этом году – это категорирование участников внешнеэкономической деятельности, создание максимально упрощённых условий для наиболее добросовестных из них, развитие субъектноориентированного и отраслевого подхода в рамках системы управления рисков. Мы надеемся, что на основании всего уже сделанного в январе 2014 года будет внедрена система категорирования с чёткими критериями оценки участников внешнеэкономической деятельности.

Из таких результатов, тоже довольно важных, как мы понимаем, у Вас на подписи находится закон, усиливающий эффективность работы таможенных представителей, а также закон, принятый, правда, с годовым опозданием, который запрещает подведомственным Федеральной таможенной службе организациям заниматься предпринимательской деятельностью в таможенной сфере.

При этом при всех хороших показателях выполняемости «дорожной карты» не стоит, наверное, предаваться эйфории, потому что всё?таки надо понимать, что вначале многие пункты «дорожной карты» закрывались формально бумагой, не решавшей сути вопроса. И в этом плане было крайне своевременным решение Правительства о переформатировании «дорожных карт» с подробным изложением ожидаемого результата.

Потенциал некоторых мероприятий, очень важных мероприятий, таких как предварительное информирование и электронный документооборот, существенно нивелируется отсутствием достаточного финансирования на выполнение пунктов о модернизации пунктов пропуска или разработки системы межведомственного электронного взаимодействия. Очень хотелось бы, чтобы в новом бюджетном цикле эти вопросы не забылись и не растворились.

Нам кажется, что государство могло бы также задействовать механизмы государственно-частного партнёрства в вопросах оснащения пунктов пропуска. И, конечно, мы уверены в необходимости более тщательного контроля за выполнением планов по системе межведомственного электронного взаимодействия. Здесь больше вопросов не к самой таможне, а к другим органам исполнительной власти. Но мы абсолютно уверены, что без СМЭВ невозможно выстроить передовую и ресурсосберегающую технологию таможенного администрирования.

Несмотря на наладившееся взаимодействие с Минтрансом, так мы и не укладываемся в сроки по разработке плана мероприятий по улучшению ситуации морских портов. Мы не сможем перевести на себя международные транзитные потоки, мы не сумеем обеспечить развитие Дальневосточного региона без кардинальных изменений существующего порядка обработки грузов в портах.

К огорчению бизнеса, чувствуется неготовность таможенных органов даже в пилотном проекте, в качестве эксперимента опробовать одобренную Вами в мае 2012 года схему переноса расчёта и уплаты таможенных платежей на этап после выпуска при наличии приемлемого для таможни финансового обеспечения.

И всё же, несмотря на сохраняющееся конкретно в этом вопросе недоверие или на какие?то возникающие болевые ситуации в таможенном администрировании, всё равно надо сказать, что главным итогом прошедших полутора лет для нас стал регулярный и конструктивный диалог Федеральной таможенной службы с бизнесом, а также с другими государственными контролирующими органами. А участников ВЭД сейчас слушают, их мнение учитывается, им доверяют. В этом большая заслуга Агентства стратегических инициатив как уникальной площадки, на которой встречаются и находят общий язык представители государства и бизнеса. В этом заслуга и партнёров АСИ в органах исполнительной власти. Прежде всего хотелось поблагодарить Министерство экономического развития и Федеральную таможенную службу.

Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.Леонид Александрович Казинец, пожалуйста.

Л.КАЗИНЕЦ: Владимир Владимирович! Коллеги!

По снятию админбарьеров в строительстве. Есть очень оцифрованные результаты и по количеству, и уменьшению количества процедур, по количеству дней, по стоимости ВВП в расчёте на душу населения. Они такие вполне за это время результативные, за что большое спасибо коллегам хотел сказать из АСИ, из Администрации Президента, из Минэка, которые нас в этом поддерживали.

Но строительный цикл имеет длительный период. Это не одна транзакция, это два, три, иногда четыре года. Поэтому мы в этом году оцифровано видим не очень хорошее улучшение позиции страны в целом по этому рейтингу. Но реальные вещи видны будут через год, через два, поскольку трёх-четырёхлетний цикл подразумевает, что окончание объектов будет видно немножко позже, чем мы процедуры улучшили.

У нас есть, безусловно, успехи. Из очень хороших, лучших практик хотел сказать огромное спасибо мэру Москвы Сергею Семёновичу Собянину. Он создал целую рабочую группу, пригласил нас работать совместно. Спасибо за это большое. И очень хорошие результаты были сокращены по большому количеству процедур согласования, приведены в соответствие с законодательством. Многие были убраны, восемь государственных услуг получили жёсткий регламент – ни шага вправо, ни шага влево. Там были такие интересные, беспрецедентные решения, например, о том, что если экспертиза имеет излишнее согласование, её не принимают к рассмотрению. То есть лишние штампы просто не могут быть поставлены на лицевой стороне. Такая очень жёсткая блокировка. Переведены в электронный вид услуги согласования при строительстве. Кабинет заказчика, застройщика сделан, и сделан телефон «горячей линии» в мэрии, куда можно позвонить и сказать о нарушениях Градостроительного кодекса и законов на местах. Это очень хорошая практика, и за это большое спасибо Москве. Это показывает, что нужно делать в регионах, как эту ситуацию продвигать.

Из хороших практик мы видим, как Фонд РЖС, проводя свои мероприятия по подготовке участков, сталкивается с теми же проблемами, с которыми сталкиваются застройщики на местах. У них есть предложения по федеральному стандарту, которые мы тоже поддерживаем, и потом я расскажу в предложениях, как это можно ещё использовать.

Из хороших вещей, что совместно с Министерством мы добились, что в 93 процентах субъектов Российской Федерации приняты Правила землепользования и застройки, они исполняются. Это значит, что больше нет волюнтаризма в принятии решений, где, кому и что можно строить. То есть утверждение ПЗЗ очень чётко описывает на территории зонирования, использования земли назначения, объёмы и так далее. Это очень хорошо ещё для инвестиций, когда отечественный или зарубежный инвестор, выбирая земельный участок, сразу видит в открытом доступе, что ему там разрешат. Это не зависит от его разговоров с кем?то и о чём?то.

И отдельное спасибо, это не наша заслуга, это просто наша благодарность лично Вам, за создание министерства, которое наконец для нашей отрасли будет регулятором. Мне кажется, что строительство ЖКХ – это то, что заслужило отдельное министерство и отдельный министр. Спасибо Вам за это большое-пребольшое и от строителей, и от всех работников ЖКХ.

И ещё одна вещь, о которой говорили наши коллеги, что «дорожные карты» будут исполнены, но на этом предпринимательская инициатива не закончится. Застройщики жилья в России объединились во Всероссийское единое общество застройщиков жилья, и мы ставим своей задачей вывести Россию в область мировых лидеров по строительству жилья в разных сегментах: как престижного, так и доступного.

Я как президент общества готов лично взять на себя ответственность и перед Президентом, и перед Правительством о том, что мы это будем делать, и мы этого добьёмся. Сколько займёт это времени, пока тяжело сказать: год, два, три, пять, десять... Но у нас нет другого выхода, это наша профессиональная деятельность, наша профессиональная гордость, мы должны в этом двигаться, но при этом, конечно, мы рассчитываем на то, что мы будем поддержаны.

И если Вам будет в какой?то момент интересно то, что происходит у застройщиков не только очень крупных, но и средних, небольших во всех остальных регионах, у нас есть постоянно действующий орган, аналитика, через Ваших подчинённых или напрямую мы можем Вам просто рассказать, что в любом из регионов России происходит у застройщиков жилья и где у них есть ситуация позитивная, а где реально тяжело людям. Это из хорошего.

Но есть и три ключевых вопроса, к которым мы всё время возвращаемся в который раз, несмотря на некоторое продвижение. Это земля, процедуры и деньги на инженерную социальную инфраструктуру.

Проблема. Поправки в Земельный кодекс, там три позиции: по предоставлению земли муниципальной, по проведению аукционов, по необходимости, по заявлению участника, выводить процедуры. И там же ещё у нас предложение, с которым мы тоже согласны совместно с Правительством, что земля – стратегический ресурс, что не нужно передавать не только под жильё, но и в целом под любые другие задачи на непубличных процедурах. То есть должны быть аукционы под любую задачу: жильё, не жильё – пожалуйста, публичная процедура. Всё это находится в поправках в Земельный кодекс. Поправки Земельного кодекса, которые уже, по?моему, год с добавлением находятся известно где: между Правительством и Государственной Думой, плюс там дополнительно возникло ещё несколько сюжетов, которые тоже туда же добавляются. Но просьба: дайте какое?то очень жёсткое указание принять то, что на сегодняшний момент разработано, вот в этой сессии. А все эти добрые намерения, которыми вымощена дорога известно куда… Мы следующий блок поправок внесём, потому что, если до бесконечности это будет всё ревизироваться, добавляться и поправляться – мы вообще ничего не приняли и даже категорирование земель так и не отменили. Слишком много в этот закон пытаются все с добрыми намерениями внести и поправить, но он не принимается. Это наша просьба по земле.

По процедурам. По процедурам в ближайшее время, к сожалению, с некоторым опозданием, будет выполнен пункт 8 «дорожной карты», Правительство получит полномочия составлять исчерпывающий перечень процедур согласования при строительстве. Это будет с федерального уровня, с уровня министерства регулироваться. И в развитие этого мы хотели бы ещё внести инициативу, чтобы электронный документооборот исключил общение заявителя с согласующими госслужащими. Если это будет понятная программа, в которой заполняется полный пакет документов, электронно контролируется, что он полный, потому что компьютер нельзя обмануть, нельзя чего?то не доложить, не заполнить, и документ ушёл, то мы видим в этой программе: выполнен, не выполнен и срок. Просто не сделать нельзя, программа показывает красный флажок. Если приходит ответ, то он в электронном виде понятно какой. И в этом у нас будет вся статистика всех процедур согласования на новое строительство как на промышленное, так и на жилое на территории России, если эта услуга будет переведена в единый стандарт программы под контролем регулятора – Министерства строительства и ЖКХ. Это вторая вещь.

И дальше разговор о том, что кому?то что?то не согласовали, будет исключён, потому что иногда застройщики сами не представляют комплектную документацию, куда?то её сдают, а потом начинают орать о том, что им чего?то не выдали. Но это зачастую и их непрофессионализм. В этом смысле компьютерная программа не позволит сдать некомплектные документы.

И третья проблема – это, конечно, обеспечение инженерной и социальной инфраструктуры, потому что мы не можем просить больше денег у бюджета, мы понимаем почему, и мы не можем поднять цены на жильё, потому что тогда мы выйдем за цены Минрегиона, за цены Минстроя теперь как регулятора, и просто не будут покупать. То есть нельзя из кармана потребителей, нельзя из государственного бюджета. Весь вопрос: откуда взять деньги на инфраструктуру, чтобы строить больше? В этом смысле мы подготовили ряд предложений.Первое. Как ни странно, в законодательстве не урегулировано понятие, что такое доступное жильё. Под доступное жильё, можно сегодня сказать, вот такая квартира или такая квартира, или такой дом. Мы подготовили проект закона, Национальное объединение застройщиков жилья, и все наши предложения согласованы с новым министерством. Министр всё посмотрел, в общем, одобрил. И если Вы сочтёте наши предложения, которые я сейчас представлю, возможными, мы готовы в кратчайшие сроки предложить проработанные проекты федеральных законов.

Первое – о строительстве доступного жилья в России, в котором есть стандарт доступного жилья, есть понимание предельных затрат на социальную инженерную инфраструктуру, есть требования качества среды эксплуатации социалки и обязательные требования продажи 50 процентов гражданам Российской Федерации по государственно регулируемым ценам. Там есть одна тонкость, что застройщик, если он свой проект под этот закон подставляет, то это значит, что, первое, он продаёт по этим ценам этот объём. А второе – у муниципалитета возникает обязанность построенные им социальные объекты выкупить себе на баланс. Это очень похоже на ту схему, когда при организации предприятие ведомственной социальной структуры переходило муниципалитету бесплатно, тогда это была передача от государства государству. Сейчас застройщик строит на свои деньги по ценам, не выше согласованных. В этом есть плюс, что, значит, уже нельзя стоимость детского сада или школы сделать такой, которую кто?то там где?то согласовал, а вот есть на одного жителя, допустим, на метр тысячу рублей, не более того. Вот по этим предельным ценам всю социалку строит застройщик на этой территории сам, а муниципалитет за десять лет у него, допустим, выкупает.

Первое – объекты появляются сразу, это обязанность застройщика. Второе – муниципалитет не имеет возможности злоупотребления по стоимости этих объектов, он становится зажатым этим законом. Третье – муниципалитет не просит сегодня деньги на эти объекты, он всего лишь обязан принять, но более чем трёхлетние обязательства. В этом есть некоторая сложность с муниципальными бюджетами. Поддержаны, скажем, субъектовыми, всё равно у него эти деньги на детские сады и школы идут каким?то потоком, пусть за десять лет выкупит. Сегодня застройщики зачастую за свои деньги такие объекты построили, муниципалитеты у них не то что не выкупают, не принимают даже к себе, и просто они зависают между застройщиком и муниципалитетом. Этот закон даст возможность эту ситуацию расшить.

Сегодня есть проблема по земле в том, что муниципалитеты получили всю неразграниченную землю. Им передали очень много земли, у них нет ни организационных, ни финансовых ресурсов вводить её в оборот надлежащего качества, соответствующим образом подготовленную и быстро. Нет возможностей, иногда нет желания.

Мы просили бы, поскольку губернаторы несут личную ответственность перед Президентом и Правительством за объём жилья, которое они строят на территории, дать им и возможность неиспользуемую землю в соответствии с теми ПЗЗ, которые уже приняты… Эта земля муниципалитета сегодня в соответствии с планом землепользования и застройки будет жилой. Они не вводят, а тем и хорошо: губернатор её забирает в фонд, аналогичный фонду РЖС, но только субъектовый, по аналогичным процедурам продаёт, а с муниципалитетом делится или деньгами, или метрами, которые в результате этих аукционов появились. То есть это будет некая для губернатора невозможность сказать, что у него нет ресурса по этой земле, муниципалитет не сможет сидеть, как собака на сене до бесконечности. И дальше мы очень хорошо увидим, какие руководители субъектов возьмут эту землю и начнут с ней работать, а какие будут недожимать. По крайней мере, это хороший инструмент, при личной ответственности губернатора за объём вводимого жилья у него в субъекте есть дополнительный инструмент.

И сделать аналогичный Дорожному фонду инфраструктурный фонд, немножко расширив список подакцизных товаров некаждодневного потребления на минимальную сумму. Мы говорим о различных сладких газированных напитках, может быть, связанных с различными другими некаждодневными потреблениями. Это не приведёт ни в какой степени к увеличению инфляции. Это не приведёт к тому, что продукты, которые потребляет население ежедневно, будут обложены. Мы, конечно, понимаем, что это должно быть согласовано с Таможенным союзом. Мы, конечно, готовы очень тщательно посмотреть все плюсы и минусы экономического дальнейшего движения. Но тем не менее предложение, что, если бы такой фонд был создан, именно федеральное Министерство строительства очень легко могло бы регулировать те пилотные проекты, в которых сегодня нет денег на инфраструктуру совсем или очень мало. И давать туда небольшие дотации, к этим пилотным проектам доступного жилья. Тогда при расходе примерно 10 тысяч рублей на метр площади это дало бы дополнительно до 10 миллионов квадратных метров подготовленных площадок. Это было бы большое подспорье к жилью.

Собственно, все эти проекты подготовлены, и при Вашем одобрении и дальнейшей проработке мы готовы их соответствующим образом подготовить и внести.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Сергей Николаевич Мироносецкий, по поводу энергетической инфраструктуры.

С.МИРОНОСЕЦКИЙ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Когда наша группа по повышению доступности энергетической инфраструктуры приступила к работе, ситуация, как уже было отмечено, была непростой. По оценкам предпринимательского сообщества, процесс присоединения к электрическим сетям состоял из девяти процедур, занимал 251 день, и его стоимость составляла порядка 5 миллионов 700 тысяч рублей.

Перед рабочей группой, которая была создана почти два года назад на площадке Агентства стратегических инициатив, встала задача – найти эффективные и быстрые способы по сокращению сроков и стоимости, а самое главное, сделать процедуру подключения к сети более простой, быстрой, прозрачной и менее затратной. В результате работы группы родилась «карта», которая чуть меньше, наверное, полутора лет назад была принята, была утверждена.

За это время по исполнению рабочей «карты» что удалось? Удалось ввести рассрочку платежа на три года при оплате услуг по подключению. Начинает пользоваться спросом эта услуга и достаточно хороший эффект приносит. Спасибо Минэкономразвития здесь, сильно с ними продвинулись.

Второе – удалось установить уведомительный порядок допуска в эксплуатацию объектов для потребителя, когда не надо предварительных согласований, просто уведомляют, что они это делают, Минэнерго России; отменить обязанность потребителя по согласованию проектной документации сетевой организации – поскольку есть несколько этапов согласования, так же как в строительстве: одно из согласований убрали из этого списка; сократить срок выдачи сетевой организации договора до 15 дней. Это чисто административное решение, здесь большая роль «Россетей», Министерства энергетики, но административно им удалось более чем в два раза сократить этот срок. Соответственно, сократили срок присоединения, когда не требуется развития сети. И одна из важных вещей: ввели возможность временного подключения, когда на этапе строительства или на этапе начала функционирования объекта не нужно большого объёма электроэнергии, не нужно полного объёма, достаточно временного подключения. За это время и объект развивается и строится, и инфраструктура, сетевая организация способна построить необходимые сети. И ввели новый порядок расчёта платы за присоединение к энергосети по стандартизированным ставкам – спасибо Федеральной службе по тарифам.

В результате процесс присоединения на текущий момент стал короче на четыре процедуры и 116 дней, а стоимость подключения снизилась почти в 13 раз, что было подтверждено экспертами Всемирного банка, когда они проводили процедуру оценки. Результат этот оказался значительно лучше даже наших смелых первоначальных прогнозов. Здесь надо отметить, что добились этого результата министерства благодаря слаженной работе и Министерства энергетики, Министерства экономического развития, Федеральной службы по тарифам, нашей рабочей группы, то есть экспертов, которых мы привлекали, и потребителей. Здесь действительно слаженная работа.

Но что дальше? На втором этапе нам потребуется решение ряда уже более сложных, системных задач, которые должны позволить опережающими темпами развивать инфраструктуру, для того чтобы ещё резко сократить сроки по подключению.

На чём мы сосредоточим внимание в ближайшее время? Это улучшение качества планирования развития территорий и повышение ответственности за это планирование региональных властей, синхронизация различных документов на уровне муниципалитетов, областей, краёв. Второй вопрос – это сокращение сроков выделения земель и упрощение получения строительно-разрешительной документации на строительство линий электропередачи. Это больной вопрос для всей инфраструктуры. К сожалению, сейчас и процедура непрозрачная, долгая, и явно для строительства инфраструктуры не подходит тот способ, который Леонид [Казинец] описывал в предыдущем докладе, – чтобы выставлять на аукционы. С кем торговать? И, к сожалению, сейчас во многих регионах получается, что к моменту, когда нужно строить инфраструктуру, почему?то половина земли оказывается частной, её нужно выкупать, хотя на момент, когда принималось решение, вся была ещё муниципальной собственностью. Вот здесь есть целый ряд вопросов, с которыми необходимо поработать.

Решение вопросов тарифного регулирования. Возникают выпадающие расходы. Сейчас есть оценка: от 5 до 7 миллиардов рублей у сетевых организаций выпадающих расходов в связи с разными льготами по подключению к электросетям. И особенно трудно найти источник их покрытия в условиях заморозки тарифов. Эту тему необходимо очень аккуратно пройти.

Четвёртый вопрос – это повышение ответственности потребителей. Пока была игра в одни ворота. Мы говорили о том, что сетевые компании должны, обязаны. Что они должны построить, они должны подключить. Несмотря на то что пока у нас не до конца проработан вопрос возмещения, но улучшения видны со стороны сетевых компаний. Не всё сделали, есть над чем работать, но видны.

Сейчас встал второй вопрос – ответственности потребителей за заявленные объёмы мощности, чтобы не получалось: подключился по льготным условиям, после этого не использует. Деньги потрачены, льгота есть, а ничего для развития экономики региона не сделал. И здесь же вопрос неэффективного использования мощностей потребителем. У многих потребителей большой объём мощности заявлен, он есть, под него стоят резервы, никого больше не подключают. Что делать? У нас есть предложения, они указаны, они даже уже есть в «дорожной карте», сейчас нужно просто планомерно их исполнять.

В качестве приоритетных направлений деятельности мы видим сокращение на один этап всего процесса присоединения за счёт проверки исполнения технических условий заявителем. Второе – это качественная проработка вопросов со сроками выделения земель. Это наш приоритетный вопрос. Уже есть пилотный проект в Ростовской области, который начался и идёт. Он показывает, что можно сократить объём, всю процедуру утрамбовать в сто дней, и это реально. Сейчас этот проект в Ростовской области должен дойти до фактической реализации. Я думаю, что на его примере можно будет сделать потом решения о распространении этого опыта на страну. С 2017 года – полное исключение из платы за присоединение затрат на строительство сетевого объекта, электросетевого хозяйства.

И важный вопрос, на чём мы хотим тоже сосредоточиться с помощью АСИ и с помощью «Клуба лидеров», – это повышение информированности участников проекта об открывающихся возможностях, что очень важно. Потому что сейчас наши опросы, которые делает в том числе и «Клуб лидеров», говорят о том, что участники часто не знают. Это редкая процедура, ты не подключаешься каждый день, это процедура, которую делает компания раз в жизни, два максимум. И в этом плане, конечно, необходима программа по повышению информированности о тех возможностях, которые предоставлены и законодательством, и самими сетевыми компаниями.

Поэтому главный индикатор эффективности работы для нас – это мнение предпринимателей. Мы так и планировали и с этим настроем начинали свою работу в Агентстве стратегических инициатив. И наше мнение не изменилось. Действительно, и опросы сейчас показывают: да, ситуация меняется к лучшему в сетях, это видят предприниматели. И при этом опросы же говорят, что есть ещё чем заниматься, есть что улучшать.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Коллеги, кто хотел бы высказаться?

Прошу Вас.

А.АВЕТИСЯН: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Не буду долго занимать ваше время, много уже было сказано. Я хочу сказать, что уже упоминалось. Сегодня «Клуб лидеров» по Вашему поручению проводит мониторинг «дорожных карт». И хочу особо подчеркнуть, что члены клуба – это предприниматели, только владельцы и совладельцы бизнеса занимаются оценкой реальных эффектов от «дорожных карт». Я почему делаю акцент на слове «реальных»? Потому что бывает так, что не всегда результат, изложенный на бумаге, соответствует тому, что происходит на практике или в жизни.

Вот один пример. В «карте» по энергетике реализован такой пункт, как отмена проверки счётчика сбытовой компании. Если говорить формально, по сути, отменен один этап технологического присоединения к сети, то есть упрощение всей процедуры на одну очень важную процедуру. Вместе с тем опросы, которые провёл «Клуб лидеров» в 12 регионах, наглядно показывают, что 42 процента опрошенных всё ещё согласовывают со сбытовой компанией введение приборов учёта в эксплуатацию. В Москве эта цифра ещё более внушительная – 71 процент.

Как же это происходит на практике? На самом деле очень просто. Эти компании заключают концессионные договоры с потребителями. И, собственно, в эту услугу входит договор по проверке счётчика. И, собственно, берут за это просто деньги. На самом деле, может быть, сумма не такая большая, в районе 7–10 тысяч рублей, но, как вы сами понимаете, это навязывание платной услуги и, по сути, завуалирование того этапа присоединения, который формально был отменён.

Но только одними опросами мы не ограничиваемся. Наши предприниматели – люди творческие, изобретательные. И вот мы начали такое исследование проводить, которое называется «контрольная закупка, или метод тайного покупателя». Наши предприниматели уже стали регистрировать предприятия, это тоже одна из «карт». И что выясняется? Существует такой метод подачи на регистрацию в электронной форме. Он вроде бы есть, и всё должно быть просто. Но, оказывается, есть одно маленькое «но»: для того чтобы это сделать, нужно получить цифровую подпись. Я не буду занимать ваше время, перечисляя все подробности этого действа. Могу сказать, что дело это кропотливое, хлопотное, непростое и, безусловно, небесплатное. И часто предприниматели обращаются к посредникам.

Для чего я всё это говорю? Я просто хочу сказать, что такого рода механизмы мониторинга действительно реально показывают все проблемные места, все узкие места. Пользуясь случаем, хочу пригласить все деловые объединения принять участие в этой работе.

Владимир Владимирович, если Вы не возражаете, то «Клуб лидеров» вместе с «Опорой России», РСПП, другими общественными деловыми организациями проведёт целую серию таких контрольных закупок, и мы представим Вам отчёт с конкретными примерами.

Спасибо.

В.ПУТИН: Сделайте это, пожалуйста.

Пожалуйста, Андрей Юрьевич. Вы же руку поднимали?

А.БЕЛЬЯНИНОВ: Владимир Владимирович, нет. Готов дать комментарий.

В.ПУТИН: Поскольку я Вас назвал, всё равно выступайте. Вам есть что сказать.

А.БЕЛЬЯНИНОВ: Владимир Владимирович!

Я хочу поблагодарить Агентство стратегических инициатив, хотя сначала, безусловно, был скепсис во взаимодействии с этим нарождающимся тогда объединением. Они действительно подтолкнули нас к технологическим решениям в условиях формирующего Таможенного союза. Я думаю, что мы вышли на серьёзные передовые позиции по технологиям. Что касается предварительного информирования, электронного декларирования – это, наверное, уже навязший в зубах термин.

Владимир Владимирович, на нас сваливается такое количество сейчас задач без передачи штатной численности и бюджета... Я боюсь, что мы не справимся. Может, это звучит несколько по?детски, но это всё складывается в те проблемы, которые сегодня мы обсуждаем. Увеличивается количество мест оформления почтовых отправлений, увеличивается количество международных аэропортов, увеличивается потребность в таможенниках в морских портах. У нас только на Дальнем Востоке 32 порта, и требуется, чтобы практических все они работали круглосуточно.

Нам сейчас передают функционал по уничтожению и реализации конфискованного, задержанного контрафактного имущества. Всё это не сопровождается ни бюджетным финансированием, ни увеличением штатной численности.

В.ПУТИН: А что его реализовывать? Его уничтожать надо. Как начинаете реализовывать – там одно сплошное жульничество. Надо уничтожать.

А.БЕЛЬЯНИНОВ: Это и наша была инициатива. Мы получаем этот функционал, опасения такие тоже есть. Но наши смежники получают штатную численность, мы – нет. Пограничники получают и так далее. Вот сейчас в «Пулково» крупнейший терминал ввели. Мы на первых порах справляемся со штатом. В дальнейшем будем испытывать, безусловно, определённую проблематику в связи с тем, что мы действительно на 20 процентов сокращение провели. Извините, вот такая реплика, может быть, с просьбой о помощи.

Спасибо.

В.ПУТИН: Что?то вы ничего не сказали по поводу, как будете улучшать свою работу, только просите увеличения штатов. Деньги, штаты попросить – это святое дело.

А.БЕЛЬЯНИНОВ: Стыдно даже просить.

В.ПУТИН: Нет, не стыдно, почему? Это всё должно быть обосновано, к Председателю заходите с обоснованием. Мы сейчас говорим о каких?то более фундаментальных вещах, связанных с технологиями работы, с фундаментальными изменениями процедур – вот о чём речь.А.БЕЛЬЯНИНОВ: Я не хотел отнимать хлеб, потому что Сурвилло Виталий Юрьевич всё сказал, в общем?то, это плод совместных наших усилий.

В.ПУТИН: Ладно, хорошо.

Михаил Александрович, пожалуйста.

М.МЕНЬ: Уважаемый Владимир Владимирович!

За прошедший месяц новым министерством систематизированы все наработки в рамках реализации «дорожной карты» и предприняты первые шаги. Так, неделю назад был подготовлен, представлен Правительством и внесён в Государственную Думу проект федерального закона, который будет наделять Правительство Российской Федерации полномочиями по утверждению исчерпывающего перечня административных процедур, который будет включать и продолжительность, и предельное допустимое количество этих процедур. Думаю, что это серьёзно изменит ситуацию. Самое важное, что здесь будут систематизированы все имеющиеся процедуры, и это будет исключать возможность и регионам, и муниципалитетам вводить какие?то дополнительные процедуры, и нагружать процесс дополнительными согласованиями.

Мы плотно работаем с бизнесом, с экспертным сообществом, в том числе и с рабочей группой, руководитель которой выступал сегодня в части этого перечня, который будет потом утверждаться после принятия этого закона.

Что касается опыта регионов, мы, конечно, здесь будем использовать в первую очередь опыт Москвы, о котором Вы уже говорили сегодня, и опыт ещё целого ряда регионов. Я думаю, что это ситуацию серьёзно изменит.

Что касается перехода на электронный формат документооборота, то здесь также звучала эта тема. Мы стараемся решить вопрос так, чтобы до конца 2015 года у бизнеса по этим согласованиям было минимизировано взаимодействие с чиновниками. И тоже, я думаю, это позитивно повлияет на этот процесс. Также то, что касается глав Госэкспертизы, здесь мы берём сроки поменьше. Я думаю, что в будущем году мы уже переведём Главгосэкспертизу на электронный документооборот.

Также принят в первом чтении и уже подготовлен к поправке, ко второму чтению, надеемся, в ближайшее время будет принят, закон по так называемым голландским аукционам, по аукционам на понижение. Тоже бизнес ждёт этого закона. Сейчас голландские аукционы применяются только на землях фонда РЖС. И мы рассчитываем, что после принятия этого закона эта практика может применяться повсеместно. И это, конечно, приведёт к удешевлению цены на квадратный метр, с учётом, что будет удешевление земли. Также здесь говорилось о поправках в Земельный кодекс. Это вносилось Минэкономразвитием. Но мы отслеживаем, они тоже в первом чтении приняты, в ближайшее время будут приняты во втором чтении. Бизнес тоже этот закон ждёт.

И ещё важный момент. В одном из последних выступлений прозвучала проблема выкупа земель под инфраструктурные проекты, под линейные объекты. Мы готовим законодательную инициативу по выкупу земли под линейные объекты по кадастровой стоимости, либо тогда бизнесу предложим другой вариант: рассчитать на 10 лет по коммерческой стоимости, заплатить налоги за прошедшие 10 лет. Это проблема, с которой все в регионах сталкиваются постоянно. Я думаю, что мы в течение будущего года тоже эту законодательную инициативу реализуем.

Что касается предложения рабочей группы по новому акцизу, то мы обсуждали, долго дискутировали на эту тему. В конечном итоге мы сказали бизнесу, что рассчитывать сегодня на дополнительные средства федерального бюджета на оснащение больших земельных участков под комплексную застройку инфраструктуры на сегодняшний день вряд ли нам удастся. Ищите другие варианты.

Подобного рода ва