Всего новостей: 2577477, выбрано 892 за 0.028 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 августа 2013 > № 886404 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов

ВОПРОС: Владимир Владимирович, Вы совершаете рабочую поездку уже практически неделю – Сибирь и Дальний Восток. Это вызвано непростыми погодными условиями и их последствиями или чем-то ещё?В.ПУТИН: Это вызвано прежде всего большой значимостью Сибири и Дальнего Востока для России.

Это в целом была плановая поездка, но, разумеется, после того, как начались известные тяжёлые события, связанные с паводками, с наводнениями, пришлось конфигурацию этой поездки несколько изменить и больше времени уделить именно этим проблемам.

И я считаю, что, разумеется, мы сделали правильно. Большое количество министров Правительства Российской Федерации сюда приехало. И когда люди прямо на местах своими глазами видят, что происходит, с какими трудностями люди сталкиваются, то тогда и необходимые решения принимаются легче и более взвешенно.

Я уверен, что те решения, которые мы сегодня в результате трёхдневной работы здесь почти всего Правительства наметили, являются оптимальными. И Вы слышали об этих цифрах, они, в общем, должны закрыть основные проблемы граждан.

Самое главное заключается в том, чтобы всё это было реализовано вовремя, в срок и качественно.

ВОПРОС: Вы говорите о поездке на Дальний Восток, но Сирия сейчас тоже весьма актуальна. Всё дело в том, что накануне британский парламент принял решение и проголосовал против военного вмешательства, и некоторые страны, в том числе ФРГ и даже альянс НАТО, выражали негативное отношение по поводу военного вмешательства в Сирии. Для Вас, вообще, это ожидаемо было – само решение британского парламента? И что Вы думаете по этому поводу?

В.ПУТИН: Скажу откровенно, для меня это полная неожиданность. Я думаю, что вы все и я в том числе, мы за последние годы привыкли к тому, что в западном сообществе всё принимается без особых дискуссий – во всяком случае, внешне так всегда выглядит – и в соответствии с пожеланиями и позицией главного партнёра, то есть Соединённых Штатов Америки.

Если на этот раз какой-то сбой произошёл, то, повторяю, для меня это неожиданно, и более того, я даже удивлён этой позицией.

С другой стороны, это всё-таки говорит, видимо, о том, что и в Великобритании, хотя это главный, основной геополитический союзник Соединённых Штатов вообще в мире, я думаю, и в Европе тем более, – что даже там есть люди, которые руководствуются национальными интересами, здравым смыслом, дорожат своим суверенитетом.

Но и, кроме всего прочего, ведь это ещё и результат анализа того, что произошло за последние, предыдущие годы. Я имею в виду те трагические события, которые произошли в регионе Ближнего Востока, в других странах.

И несмотря на заявленные цели, всё-таки достижение этих целей ещё очень проблематично: я имею в виду и Афганистан, и тем более Ирак, Ливию и другие страны. А что касается Египта, мы знаем, что там происходит. Поэтому я думаю, не думаю – уверен, что люди анализируют происходящие события, делают выводы и соответствующим образом реагируют.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, Вы лично как считаете, кто применил химическое оружие в Сирии? И расскажите о Вашей оценке ситуации, которая сложилась в связи с этим в этой стране.

В.ПУТИН: Мы давно ведём дискуссию с нашими американскими партнёрами по этому вопросу. Вы знаете нашу позицию.

Что касается возможного применения оружия массового уничтожения, любого оружия массового уничтожения, включая и химическое оружие, то наша позиция является последовательной. Мы категорические противники, мы осуждаем и, соответственно, если это будет доказано, примем консолидированное участие в разработке мер противодействия подобным проявлениям.

Что касается данного случая. Как известно, и раньше сирийское правительство обращалось к международному сообществу с просьбой проинспектировать, как они считали, применение боевиками химических средств поражения людей. Но это, к сожалению, не было сделано. Реакция последовала только после 21-го числа, после того, как были в очередной раз применены эти средства.

Какая моя оценка? Здравый смысл говорит сам за себя. Сирийские правительственные войска наступают. В некоторых регионах они окружили повстанцев. В этих условиях давать козырь тем, кто постоянно призывает к внешнему военному вмешательству, – просто дурь несусветная. Это не соответствует вообще никакой логике, да ещё в день приезда наблюдателей ООН.

Поэтому я убеждён, что это не более чем провокация тех, кто хочет втянуть другие страны в сирийский конфликт, кто хочет добиться поддержки со стороны могущественных участников международной деятельности, прежде всего, конечно, Соединённых Штатов. У меня в этом сомнений нет.

Что касается позиции наших американских коллег, друзей, которые утверждают, что правительственные войска применили оружие массового уничтожения, в данном случае химическое оружие, и говорят, что у них есть такие доказательства, пусть они тогда их предъявят инспекторам ООН и в Совет Безопасности. Ссылки на то, что у них такие доказательства есть, но они секретные, они никому не могут их представить, не выдерживают никакой критики.

Это просто неуважение к своим партнёрам и к участникам международной деятельности. Если есть доказательства, они должны быть предъявлены. Если они не предъявлены, значит, их нет. Ссылка на то, что это какие-то очередные перехваты каких-то переговоров, которые ничего не доказывают, не могут быть положены в основу принятия таких фундаментальных решений, как применение силы в отношении суверенного государства.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, у Вас за последнее время было много важных телефонных переговоров с Премьером Великобритании, с Канцлером ФРГ, с Президентом Ирана. А были у Вас переговоры по Сирии с американским Президентом Бараком Обамой? И если были, то о чём договорились, а если нет, может быть, прямо сейчас хотите ему что-нибудь передать?

В.ПУТИН: Спасибо Вам за посреднические услуги, за предложение посреднических услуг.

Действительно, у меня были переговоры и с Канцлером ФРГ, с Премьер-министром Великобритании, с Премьером Турции, с Президентом Ирана. Мы с Президентом Соединённых Штатов на «восьмёрке» эту проблему, конечно, тоже обсуждали. И, кстати, тогда договорились о том, что вместе будем способствовать проведению мирных переговоров в Женеве, это так называемая «Женева-2».

И американцы брали на себя обязанность привезти на эти переговоры вооружённую оппозицию. Но это сложный процесс, я понимаю, и, судя по всему, им это не удаётся. Но за последнее время, особенно после новых обвинений правительства Сирии в применении химического оружия, таких переговоров у меня с Президентом Соединённых Штатов не было.

Что касается нашей позиции – она известна. Что бы я сказал? Даже не знаю. Знаете, я бы прежде всего обратился к нему не как к своему коллеге, не как к Президенту США и главе государства, а как к лауреату Нобелевской премии мира. Нам нужно вспомнить, что происходило за последнее десятилетие, сколько раз Соединённые Штаты были инициаторами вооружённых конфликтов в разных регионах мира. И разве это решило хоть одну проблему?

Афганистан, я уже говорил, Ирак... Ведь нет ни успокоения, нет там демократии никакой, к чему якобы стремились наши партнёры. Нет элементарного гражданского мира и равновесия. На всё это нужно посмотреть прежде, чем принять решение о нанесении ракетно-бомбовых ударов, за которыми, безусловно, последуют жертвы, в том числе среди мирного населения. Разве нельзя и не нужно об этом подумать? Конечно, убеждён, что нужно.

А как своему коллеге сказал бы, что в ближайшее время у нас предстоит встреча в Санкт-Петербурге. Надеюсь, что Президент Соединённых Штатов будет там среди участников, и у нас, безусловно, будет возможность в таком широком составе поговорить в том числе и в отношении сирийской проблемы ещё раз.

Конечно, «двадцатка» – это не формализованный юридический орган, это такая площадка, которая не может подменить собой Совет Безопасности Организации Объединённых Наций, только он может принять решение о применении силы. Но это хорошая площадка для обсуждения проблемы. Почему этим не воспользоваться?

Кстати говоря, что касается интересов Соединённых Штатов. Ведь и в самих США, обратите внимание на прессу американскую, обратите внимание на высказывания политиков, экспертов, там по-разному оценивается та или другая военная акция. Большинство аналитиков сейчас склоняется к тому, что, например, акция в отношении Ирака была ошибочной. Но если мы исходим из того, что в прошлом были ошибки, почему сейчас это безошибочным считается?

Все это должно нас заставить задуматься о том, чтобы без спешки принимать такие решения. И разве в интересах Соединённых Штатов лишний раз разрушать международную систему безопасности, фундаментальные основы международного права? Разве это будет укреплять международный престиж Соединённых Штатов Америки? Вряд ли.

Мы призываем как следует подумать, прежде чем принимать такие решения, которые явно идут вразрез с мнением международного сообщества и разрушают всю систему безопасности и, безусловно, наносят ущерб конкретным людям. То, что что-то делать нужно, это очевидно. Но спешка в таких вещах может привести к результатам, совершенно обратным ожидаемым.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, а как Вы считаете, вероятность нанесения удара американцами насколько всё-таки высока? И что Россия будет делать, если такой удар будет нанесён?

В.ПУТИН: Знаете что, откуда я знаю? Это Вы у них спросите. Я могу вам сказать, почему это происходит, почему это обсуждается.

Понимаете, это элементарная вещь для людей, которые вовлечены в ход событий. Сирийская правительственная армия наступает. Так называемые повстанцы в сложном положении. У них нет такого вооружения, которое есть у правительственных войск: нет ни авиации, ни ракетной техники, нет современных ракетных и артиллерийских систем.

Что нужно сделать тем, кто является спонсором этих так называемых повстанцев, и тем, которые стоят за спиной этих спонсоров? Помочь им в военном отношении. Как? Заполнить вот эту недостающую нишу их возможностей. Нельзя же им поставить самолёты и ракетные системы – научить их невозможно. Выход только один – самим наносить удары. Если это произойдёт, это было бы крайне печально.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 августа 2013 > № 886404 Владимир Путин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 августа 2013 > № 886403 Владимир Путин

Совещание по вопросам социально-экономического развития Приморья

Владимир Путин провёл совещание по вопросам социально-экономического развития Приморского края.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Вы знаете, что в регионе находится большая группа министров российского Правительства, руководители различных ведомств, крупнейших российских компаний. Поэтому считаю правильным воспользоваться этой ситуацией – такое скопление крупных должностных лиц и представителей крупнейших компаний России случается нечасто. Давайте используем это для того, чтобы поговорить о развитии Приморского края, о его конкурентных преимуществах, о проблемах, которые здесь до сих пор существуют.

Хорошо известно, что в связи с подготовкой саммита АТЭС в Приморье было инвестировано значительное количество федеральных средств на развитие инфраструктуры, прежде всего транспортной инфраструктуры, на развитие образовательной составляющей. И в этой связи хотел бы отметить, что стабильно растёт и валовой региональный продукт.

В целом Приморье демонстрирует положительные темпы. Это касается и крупнейших предприятий, таких как «Прогресс», «Соллерс», новое предприятие «Хёндай», и в целом объёмы производства растут. Растёт и приток иностранных инвестиций: по сравнению с 2011 годом он вырос в пять раз и составил 420 миллионов долларов.

В то же время в регионе – и это вам, наверное, лучше известно, чем мне, – много нерешённых проблем. Одна из острейших – это демографическая. Я сейчас не буду говорить о продолжающемся оттоке населения – больная тема, мы много раз об этом говорим и возвращаемся к этому неоднократно. Но что особенно печально, это то, что в крае наблюдается высокий уровень младенческой смертности. В январе–июле текущего года он превышал среднероссийский в 1,5 раза.

Сейчас во Владивостоке открывается медцентр Дальневосточного федерального университета с самым современным оборудованием, строится новый краевой медицинский центр, приоритетным направлением которого будет защита материнства и детства. Хотел бы, разумеется, услышать и от вас, уважаемые коллеги, от губернатора, как идёт реализация этого социально важного проекта.

Серьёзным подспорьем в решении другой острейшей проблемы, которая связана, безусловно, с закреплением кадров, – это жилищная проблема – является работа Фонда РЖС [Фонда содействия развитию жилищного строительства]. При его содействии в Приморье уже построено свыше 81 тысячи квадратных метров жилья, образовано семь жилищно-строительных кооперативов, которым Фонд предоставил землю под застройку бесплатно. Региональным властям нужно и дальше продолжать взаимодействие с Фондом.

Очевидно, что социальные проблемы края не решить без создания новых качественных рабочих мест, без повышения темпов экономического роста. Это залог успеха в целом, в том числе и в решении социальных задач.

Я знаю, что в крае реализуется целый ряд перспективных проектов. Так, например, формируется дальневосточный нефтегазохимический кластер, ядром которого станет восточный нефтехимический комплекс.

Ключевая задача – развитие транспортного комплекса. Речь идёт о формировании международных транспортных коридоров, модернизации автодорог, портов и припортовой инфраструктуры. И, конечно, нужно не забывать про такие перспективные отрасли, как судостроение. Мы вчера об этом говорили, в том числе и применительно к Приморскому краю.

Всё это позволит более оперативно обслуживать транспортные и экспортные грузопотоки из АТР в Европу, повысить конкурентоспособность Приморья да и всей России в мировой экономической системе.

Мощный импульс дальнейшему прорыву развития края должны придать и новые инвестиции, формирование условий для запуска новых производств, в том числе малых и средних. Причём здесь, конечно, очень важна деловая среда, важны инструменты и качество защиты интересов предпринимательского сообщества.

Я очень надеюсь на то, что участники нашей сегодняшней встречи – и те, кто занимается непосредственно бизнесом, и те, кто взял на себя дополнительные обязанности, связанные с защитой интересов и прав предпринимателей, – выскажутся по всем этим вопросам и проблемам.

Рассчитываю, что в своём докладе и губернатор Владимир Владимирович Миклушевский обозначит другие проблемы и другие актуальные задачи, которые стоят перед краем.

Давайте начнём наше обсуждение. Пожалуйста, Владимир Владимирович.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Спасибо большое.

Прежде всего разрешите поблагодарить за те решения, которые были приняты лично Вами относительно тех инвестиций, о которых Вы сказали во вступительном слове – это 680 миллиардов рублей. Конечно, сейчас уже никто не сомневается, насколько они были важны для Владивостока. Владивосток изменился, это сегодня другой город. Это видят и жители города, и его гости, и, конечно, те потенциальные инвесторы, которые к нам приезжают благодаря многочисленным форумам, конференциям.

В.ПУТИН: Говорили, что не будет загружен аэропорт, что пассажиропоток будет настолько низким, что все наши вложения неизвестно когда окупятся. Что с загрузкой сейчас происходит?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Уже в этом году, Владимир Владимирович, мы ожидаем 1 миллион 800 тысяч пассажиров, то есть это значительно больше, чем говорили, когда его строили. Я сейчас чуть позже ещё скажу о загрузке аэропорта, как мы это планируем.

Конечно, Вы уже назвали некоторые цифры, действительно, экономика Приморья росла в 2012 году – в полтора раза выше, чем в среднем по России. Это однозначно результат тех вложений, тех инвестиций, которые были произведены в рамках подготовки к саммиту АТЭС. Индекс промышленного производства был почти в четыре раза выше, чем в среднем по России.

И в этом году мы неплохо развиваемся. У нас индекс промышленного производства за полгода – 110 процентов. Благодаря тем решениям, которые были приняты Вами и крупными компаниями, Владимир Владимирович, это и строительство завода по сжижению природного газа «Газпрома», и газохимического кластера, который будет здесь развиваться, упомянутого Вами нефтехимического кластера, и «Соллерс». Собственно говоря, «Соллерс» и дал нам в этом полугодии такой серьёзный прирост.

Мы, безусловно, понимаем, что те бюджетные инвестиции, которые были сделаны при подготовке к саммиту АТЭС, должны теперь работать на привлечение частных инвестиций, в том числе, а может быть, и во многом зарубежных инвестиций. Вы назвали цифру – в пять раз. Это действительно так, 420 миллионов долларов было привлечено в 2012 году иностранных инвестиций. Это удвоение, то есть у нас было 400 накопленных инвестиций, стало 800.

Буквально перед Вашим визитом к нам пришла хорошая новость, это вообще результат достаточно напряжённой и длительной работы: компания Melko объявила об инвестициях в игорную зону, это интегрированный курорт вблизи Артёма, 700 миллионов долларов в несколько этапов.

В.ПУТИН: Нашёл чем похвастаться. Это придут, играть будут, будут и китайцы ездить, и из других стран. Нам производство нужно развивать.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Безусловно, Владимир Владимирович, но туризм тоже очень важен, я чуть позже об этом скажу.

Для того чтобы это делать, мы в первую очередь создали инструмент – агентство по привлечению инвестиций. Это структура, которая должна стать интерфейсом между бизнесом и чиновниками, потому что известно, что чиновники не всегда эффективно работают в сфере привлечения инвестиций.

Мы наметили создание нескольких индустриальных парков по типу Калужской области, где такая практика показала интерес, имея в виду, что там за счёт регионов будет создана соответствующая инженерная инфраструктура. Поэтому когда инвесторы приходят, они имеют гораздо меньше необходимости вкладывать, то есть меньший объём инвестиций на эту сумму, и, конечно, меньше рисков.

В соответствии с Вашим поручением, данным на президиуме Государственного совета, принят в первом чтении закон о налоговых льготах для инвесторов, для гринфилдов, которые будут создавать новые высокопроизводительные производства. Мы выбрали как раз то, о чём Вы сейчас только что сказали, Владимир Владимирович. Только высокая производительность труда может серьёзным образом вывести экономику Приморья на высокий уровень, потому что население всё?таки не очень большое, рядом конкурентные китайцы с дешёвым трудом. Значит, мы должны, таким образом, компенсировать только высокой производительностью труда.

Слава богу, такие примеры у нас есть. Например, упомянутый и Вами, и мной «Соллерс». Производительность труда по 2012 году на «Соллерсе» в 16 раз выше, чем в среднем по экономике Приморья. То есть это как раз тот пример, которому надо следовать и подражать.

Кроме этого, мы приняли решение в сфере малого бизнеса. Мы сферой малого бизнеса очень серьёзно занимаемся, у нас есть важное конкурентное преимущество. Количество людей, способных заниматься малым и средним бизнесом в Приморье, по социологическим опросам, в два раза больше, чем в среднем по России. Но я не буду отнимать хлеб у моих коллег, они потом об этом более подробно расскажут.

Скажу лишь только, что было принято решение, меня много критиковали, было много скептиков, тем не менее мы его приняли, – с 1 января 2014 года снижаем на 10 процентов тарифы на электрическую энергию для малого бизнеса. Непростое решение, но, думаю, оно тем не менее даст какой?то эффект. Посмотрим, Владимир Владимирович, и дальше Вам доложим.

Мы очень серьёзно используем те преимущества, которые дало нам создание Дальневосточного федерального университета, я имею в виду консолидацию научной и педагогической базы наших краевых учреждений среднего профессионального образования, общего образования с точки зрения создания мощных кластеров именно для поддержки тех проектов, о которых я уже сказал.

Мы, например, с ДЦСС, Дальневосточный центр судостроения и судоремонта, о чём мы вчера, Владимир Владимирович, говорили, как раз создали такой кластер. У нас есть серьёзный судостроительный техникум во Владивостоке, в Большом Камне есть филиал Дальневосточного федерального университета, то есть на базе этого мы создаём весь кластер, потому что на верфь нужно примерно 8 тысяч человек, из них 6 тысяч – среднего профессионального образования, то есть их нужно подготовить.

Но эта подготовка начинается ещё в школе. Мы оснастили 40 базовых школ комплектами естественнонаучного оборудования для изучения химии, физики, биологии, для того чтобы дети хорошо знали эти предметы и потом могли идти учиться на инженерные специальности, а не боялись сдавать ЕГЭ.

Конечно, безусловно, те темпы роста экономики, которые были озвучены, позволяют нам реализовать те указы, которые Вы подписали год назад, майские указы, потому что они содержат очень важные социальные задачи. Безусловно, ни один инвестор не придёт в регион, если в нём нет эффективных, нацеленных на достижение результатов людей. А для того чтобы такие люди в регионе были, нужно для них создавать нормальные условия. Это, в общем, вроде бы достаточно банально, тем не менее это сложная задача, мы ею постоянно занимаемся.

Теперь немножко о медицине. Действительно, с медициной у нас не очень хорошо. Мы прилагаем достаточно большие усилия, для того чтобы поднять уровень медицинского обслуживания. Вы упомянули клинику Дальневосточного федерального университета. Просто потрясающая клиника, оборудована по последнему слову техники. Конечно, нам нужно сейчас приложить много усилий.

Во-первых, она должна быть полностью встроена в региональную систему здравоохранения, потому что эта клиника работает на людей, на регион и вообще на весь Дальний Восток. Упомянутый Вами перинатальный центр должен снизить детскую смертность серьёзным образом.

И первичная медицинская помощь. Мы за два года обновили парк «скорой помощи» практически полностью, мы купили 200 новых машин, потому что парк был совершенно убитый, практически «скорая помощь» не работала. А всего у нас 250 машин в крае, поэтому в следующем году закупим ещё 50 и полностью его обновим.

В прошлом году купили 30 фельдшерско-акушерских пунктов и в этом году сто, потому что 20 лет в крае фельдшерско-акушерских пунктов никто не покупал и не строил. Но это лишь малая толика. На самом деле существует очень большая программа по модернизации медицинской помощи.

Но я хочу сейчас, Владимир Владимирович, немножко о других ещё вещах поговорить, может быть, более подробно, потому что одним из важнейших преимуществ Приморья является его уникальное географическое положение, имея в виду прохождение транспортных коридоров, идущих в Китай, о которых Вы сказали во вступительном слове. Надо сказать, что доля транспорта в ВРП, валовом региональном продукте, довольно высокая, самая высокая – 18 процентов. И поэтому, конечно, нам надо всё делать, для того чтобы эту долю повышать.

Кроме этого, регион может играть очень серьёзную роль с точки зрения изменения логистики поставок товаров на Дальний Восток. У нас сегодня логистика так устроена, собственно, из?за этого многие товары дорогие, что они завозятся через Европу и через тех поставщиков, которые расположены в европейской части России.

Здесь ничего удивительного нет, потому что в европейской части России живёт порядка 100 миллионов человек, и, конечно, логистические центры, расположенные там, ориентированы на это количество людей. Тем не менее считаю несправедливым по отношению к владивосточникам, если мы не будем то же самое делать на Дальнем Востоке, тем самым серьёзным образом снижая стоимость товаров и, конечно, продуктов питания, завозя их через порты Приморья.

В чём здесь основные проблемы? Я их очень коротко перечислю. Мы серьёзно сейчас работаем с Минтрансом относительно транспортного коридора «Приморье?1», это порт Восточный – Владивосток, Уссурийск и госграница. Выделены суммы, федеральные деньги, мы сейчас работаем с Фондом развития Дальнего Востока относительно заключения концессионного соглашения, с тем чтобы максимально быстро эту дорогу построить.

Аналогичным образом собираемся делать и МТК «Приморье?2». Единственное, просим Министерство транспорта немножко нам помочь «финансовым плечом», что ли, федеральных денег, именно для того, чтобы потом привлекать концедента. И важная вещь – это, конечно, конечные пункты, Владимир Владимирович. Имеется, если говорить про «Приморье?1», порт Восточный и госграница.

Совсем недавно Игорь Иванович Шувалов проводил совещание по этому вопросу, по прохождению грузов. Сроки такие: сегодня в порту Восточный груз оформляется в течение 12 дней, проходит всю таможенную очистку и выходит из порта. В Пусане, например, наш ближайший сосед – Южная Корея, этот срок занимает 1 день.

Мы, конечно, никогда не сможем быть конкурентоспособными, если не сделаем такие же приемлемые сроки, то есть 1–2 дня, потому что сегодня та «дорожная карта», которая сделана и выполняется, предусматривает срок 7 дней. Но это не может нас удовлетворить, потому что в семь раз хуже – это значит, что мы не будем конкурентоспособны.

Что можно сделать, какие есть предложения? Мы это обсуждали на совещании у Игоря Ивановича. Серьёзным образом изменить всю логистику прохождения грузов в порту, имея в виду поручение максимального количества контроля, может быть, кроме пограничного, Федеральной таможенной службы. Должно быть два, по сути, контрагента – это ФТС, Федеральная таможенная служба, и пограничники. Все остальные должны быть вспомогательными и привлекаться – и фитосанитарный контроль, и Россельхознадзор – только при необходимости.

Второе ограничение, Владимир Владимирович, и Вы о нём прекрасно знаете, это пункты пропуска. Имеются в виду уже теперь и сухопутные пункты пропуска, потому что, конечно, скорость их развития не может нас удовлетворить. Их у нас вообще всего 17 в крае, из них пять автомобильных, три железнодорожных, один воздушный, это аэропорт Кневичи, он работает, кстати говоря, очень хорошо, и восемь морских. Среди морских в том числе и порт Восточный.

Что можно было бы здесь предложить? Максимально использовать элементы государственно-частного партнёрства. У нас есть, например, один частный пропускной пункт, его Росграница арендует у частника. Почему?то они с этим частником как?то борются, хотя, на мой взгляд, надо радоваться, что пришёл бизнесмен, построил этот пункт, сдал в аренду, потому что понятно, что правила на этом пункте должны регулировать полностью государственные службы, я имею в виду и пограничники, и таможенники.

Частник только должен арендную плату получать, то есть получать свою выгоду. Это же касается и обустройства этих пунктов в части удобств людей, потому что там нет ни нормальных туалетов, ни ресторанов, ни кафе, а люди стоят подолгу в очереди. Конечно, надо стараться, чтобы очередей не было, тем не менее, если люди уж всё равно находятся на пункте, наверное, это можно было бы сделать. И не надо никакие государственные деньги на это тратить. Надо просто на пункт пустить частника, дать ему, соответственно, построить этот ресторанчик или кафе, он это всё сделает и будет деньги зарабатывать, и всем будет хорошо.

Ещё один вопрос – это дорога М?60, трасса «Уссури», которая связывает нас с Хабаровском, дальше идёт на Читу и так далее. Сейчас в программе есть 81 миллиард на то, чтобы она была построена. Этого недостаточно, нужно больше 300 миллиардов, для того чтобы её привести в тот вид, какой мы хотим. Но тоже, Владимир Владимирович, выгодоприобретатель будет не только прямой, выгодоприобретателем будет весь Дальний Восток, потому что по этой дороге мы можем возить грузы, о которых я уже сказал только что.

Совершенно точно, если будет нормальная дорога, мы сможем изменить логистику поставок с помощью бизнеса, конечно, потому что бизнес должен быть заинтересован в изменении этой логистики. И здесь как предложение я бы рассматривал возможность Министерству транспорта использовать концессионные схемы по тем же правилам, о которых я сказал, как мы используем Владивосток–Находка. Смелее привлекать концессионеров, имея в виду тот же фонд. Мне кажется, это вполне нормально и могло бы достаточно быстро решить эту проблематику.

Ещё одна болевая точка, Владимир Владимирович, это уссурийская ТЭЦ, которую мы хотим построить в городе Уссурийске. Мы сейчас очень активно меняем топливный баланс в регионе. У нас в основном был мазут. Это очень дорого и сказывается, естественно, на тарифах для населения. Сейчас мы переходим на газ благодаря тому решению, которое Вы приняли относительно газопровода, и на уголь.

Вы недавно проводили совещание по углю, у нас, слава богу, есть свой бурый уголь. Он не экспортоспособный, то есть его на экспорт отправлять нельзя, он низкокалорийный, в нём большая зольность, но он точно совершенно может использоваться на наших местных станциях. И уже используется.

Более того, те угольные предприятия, которые сегодня у нас работают, они за счёт перевода, например, ТЭЦ?2 во Владивостоке снизили свою добычу, и сразу возникла некая социальная напряжённость. Поэтому строительство уссурийской ТЭЦ, а я считаю, что она должна строиться в основном всё?таки на частные деньги, то есть должен быть частный инвестор, могло бы серьёзным образом решить эту проблему.

В чём суть? Строительство включено в госпрограмму развития Дальнего Востока и Забайкалья. В какой части на это денег нет? В части перекладки сетей, потому что сейчас в Уссурийске много маленьких котельных, и для того чтобы поменять на большую, нужно, соответственно, поменять сети.

Ещё одна вещь – это туризм. Я об этом сказал вначале. Дело в том, что мы всё?таки ожидаем от туристической зоны, которую мы активно развиваем, большого потока туристов, потому что, как известно, туризм – большой мультипликатор развития всей экономики. Он развивает и сельское хозяйство, потому что люди хотят есть, и транспорт, и так далее.

Мы просили бы Вас поддержать предоставление безвизового режима 72 часов, сейчас такой законопроект в Правительстве рассматривается. Но там есть одно ограничение – это только для транзитных пассажиров. Это означает, что человек вылетел или выехал из одной точки, приехал во Владивосток и должен поехать в третью точку. Естественно, это для большинства людей будет неудобно, я имею в виду с сопредельных государств, особенно если они едут в этот интегрированный курорт.

И наконец, последнее, Владимир Владимирович, может быть, по порядку, но точно не по значению, – это вопрос жилищного строительства. Совершенно справедливо Вы отметили, действительно, пока баланс по миграции отрицательный, он не очень большой – минус 2 тысячи у нас всего, тем не менее мы не хотим иметь отрицание, мы хотим иметь приток.

Благодаря поддержанному Вами решению о передаче земли Министерства обороны, а сейчас мы как раз в активном процессе находимся, они нам передают, мы очень конструктивно работаем, я выступил с инициативой, и уже наше Законодательное собрание эту инициативу в первом чтении поддержало – выдавать семьям, которые имеют двух детей, потому что у нас в федеральном законодательстве есть норма на трёх детей, и семьям, где супруги младше 35 лет, бесплатно землю – 10 соток. Пока мы так вот решили.

Там посмотрим, может быть, потом чего?то побольше будем выдавать, но пока такая у нас инициатива, такое предложение. Это предложение, мы проводили опросы, только во Владивостоке поддержало более 100 тысяч человек, то есть люди хотят это. Это индивидуальное жильё, это малоэтажное строительство. Ещё раз повторю, с учётом той земли, которую передаёт Минобороны, возможности такие у нас есть. Я считаю, что надо максимально людям такие возможности давать и личную инициативу проявлять. Конечно, вопрос возникнет в стоимости последующего жилья.

Что касается проектов и строительных материалов, мы активно работаем как раз с Фондом РЖС по поводу создания строительной базы. Но я бы просил Вас, Владимир Владимирович, определить наш регион как пилотный и подключить Фонд РЖС в части решения проблем инженерной инфраструктуры. Потому что тот законопроект, о котором я сказал, он предполагает, что люди будут платить за инженерную инфраструктуру и за жильё будут платить. Вопрос только в стоимости.

Фонд РЖС у нас на сегодня накопил довольно приличный позитивный опыт именно строительства таких инженерных сетей и, собственно говоря, жилья. Поэтому как некий базовый системный институт он мог бы здесь, на мой взгляд, помочь нам решить эти вопросы.

Собственно говоря, Владимир Владимирович, на этом хотел бы закончить своё выступление.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Мы с Вами вчера разговаривали. Вы многое из того, что сейчас сказали, говорили и вчера. Оформите это в качестве письменных предложений, сделайте.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Спасибо.

В.ПУТИН: Только непонятно, почему 10 соток? Почему жмотитесь так? В Советском Союзе и то давали по 15 соток.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Владимир Владимирович, у нас ещё второе чтение будет. Поэтому мы можем поменять закон.

В.ПУТИН: Это вы сами смотрите, вам виднее. Просто 10 соток – это что такое? Сами решите. Мне кажется, что мало, это во?первых.

Во?вторых, Вы говорили вначале об усилиях по привлечению иностранного капитала. Иностранный капитал нужен так же, как любой капитал, но он нужен в привязке к технологиям прежде всего. В целом я думаю, что для нас вообще, для любых территорий и для Приморского края важны любые капиталы, в том числе и российские. Чем российские?то хуже? Они ничем не хуже. Вон Швецов сидит, он сколько сюда уже проинвестировал! И проинвестирует, наверное, ещё больше.

В.ШВЕЦОВ: 20 миллиардов.

В.ПУТИН: Вот, 20 миллиардов проинвестировал. И других можно привлекать. Нужно над этим думать. Надо условия создавать.

А вот о том, какие здесь условия, Марина Анатольевна Шемилина нам и расскажет. Она уполномоченный по защите прав предпринимателей в Приморском крае. Пожалуйста.

М.ШЕМИЛИНА: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Я была назначена на должность уполномоченного по защите прав предпринимателей в декабре прошлого года губернатором Приморского края по представлению предпринимательского сообщества и согласованию с федеральным омбудсменом. До этого я 17 лет занималась собственным бизнесом и 10 лет занималась активной общественной работой, возглавляла одно из предпринимательских объединений Приморского края.

В.ПУТИН: Какой у Вас был собственный бизнес?

М.ШЕМИЛИНА: Розничная торговля, общепит и консалтинг.

Я полностью с Вами согласна в том, что для того, чтобы бизнес работал и развивался, необходимо создавать условия, необходимо работать над улучшением предпринимательского климата. Действительно, если в крае будут созданы нормальные, благоприятные условия и, самое главное, реально будет обеспечена защита прав предпринимателей и инвесторов, то я думаю, что не только приморский предприниматель никуда отсюда не будет уезжать, но и, что называется, со всех волостей к нам потянутся. Предприниматель ищет и работает там, где ему выгодно и безопасно.

Я часто общаюсь с бизнесом, Владимир Владимирович, и хочу сказать, что предприниматели прекрасно понимают, что за счёт реализации федеральных проектов, за счёт проведения саммита мы получили базисную инфраструктуру. И сейчас бизнес совместно с властью в крае работает уже по формированию именно оптимальной нормативной базы, как раз по созданию тех условий, чтобы был комфортный бизнес-климат, чтобы был благоприятный инвестиционный климат.

В крае сейчас, в общем?то, нормально работает система поддержки предпринимательства. Я думаю, то, что Приморский край начал формирование института регионального уполномоченного первым среди субъектов Дальневосточного федерального округа, тоже об этом говорит.

Если позволите, я немного скажу о своей работе, что меня сейчас беспокоит и волнует. За время работы региональным уполномоченным в мой адрес поступило 131 обращение. Из них пять было о незаконном возбуждении уголовных дел, семь – это были жалобы на действия территориальных управлений федеральных структур, и 30 процентов всех обращений – это жалобы на действие и бездействие органов местного самоуправления. Анализ обращений, которые поступили даже за столь короткий, непродолжительный период, уже позволяет сделать вывод о наличии системных проблем, которые приводят к нарушению предпринимательства.

Одна из них, на мой взгляд, очень злободневная, которая приводит не только к нарушению прав предпринимателей, но и, на мой взгляд, подрывает авторитет власти и доверия к ней – это отсутствие персональной ответственности должностных лиц органов власти и органов местного самоуправления за принятие незаконных решений или бездействие.

Так, например, если предприниматель нарушил законодательство, то при обнаружении он обязательно будет привлечён к ответственности. А если должностное лицо вынесло по отношению к предпринимателю решение, которое затем суд отменил как несоответствующее действующему законодательству, то такое должностное лицо не понесёт никакой ответственности. И более того, ещё из бюджета будет удержана и госпошлина. Сейчас предприниматели всё чаще и чаще стали уже предъявлять судебные издержки. У меня очень много примеров именно по этому поводу.

Приведу один из них. У нас один глава пришёл – выдал земельный участок, второй глава пришёл – отменил это решение о выдаче земельного участка. Есть даже случаи, когда предприниматель через суд добивается выделения разрешения на строительство, суд обязывает, муниципалитет выдаёт, но через два месяца он его опять отменяет. Предприниматель опять вынужден идти в суд.

В.ПУТИН: Что Вы предлагаете – не наказывать за нарушения предпринимателей? Или наказывать чиновников?

М.ШЕМИЛИНА: Нет. Я говорю о том, что предприниматели сегодня наказываются, а чиновник, принявший незаконное решение, не наказывается. И когда суд отменяет решение должностного лица как не соответствующее действующему законодательству, на мой взгляд, такое должностное лицо должно, наверное, тоже нести какую?то ответственность.

Почему работающий человек, специалист, профессионал выносит решение, не соответствующее действительности? Почему сегодня мы выделяем земельный участок, он же проходит все стадии согласования, его выделили на законных основаниях, а через год почему?то получается, что этот участок выделили незаконно, и отменяется? То есть либо его выделили не совсем законно, тогда этот человек должен понести наказание…

В.ПУТИН: Марина Анатольевна, я далёк от того, чтобы защищать каких?то нерадивых людей, которые работают в различного уровня аппаратах, совершенно далёк. Я думаю, что Вы мне верите, да? Я, наоборот, хочу, чтобы там работали кристально чистые люди, тогда общий результат нашей работы, в том числе и моей, был бы качественнее, выше, и люди бы это отметили.

Но всё?таки у предпринимателя и сотрудника какого?то органа власти разное положение. Если мы всё время будем наказывать чиновника за ошибки – а такое тоже возможно ведь, правильно? – я сейчас не говорю про недобросовестных людей, это отдельная тема, – если чиновник что?то отменил, что не должен был отменять, если он делает это целенаправленно, специально, явно с этого хочет что?то получить. Вот за это его надо ловить.

Но бывают и добросовестные ошибки, то есть человек не потому нарушил, что хотел что?то с этого получить, а потому что ошибся просто. Если мы всё время, каждый раз за эти ошибки будем сотрудников аппаратов любых уровней наказывать, мы можем парализовать вообще деятельность любого аппарата. То есть я понимаю вашу озабоченность и понимаю, что нужно обязательно сделать работу аппаратов любого уровня стабильной.

У людей, которые занимаются бизнесом, должно быть это ощущение стабильности. Решение принято – всё, они должны быть защищены, особенно после выделения, скажем, земельных участков, если после этого последовали какие?то действия по инвестициям, по вложениям в эту территорию, люди начали что?то строить, вкладывать туда деньги, а у них потом начали отнимать. Вот это недопустимо. Здесь надо подумать, может быть, над совершенствованием и федерального, и регионального законодательства.

М.ШЕМИЛИНА: Да, я совершенно с Вами согласна, Владимир Владимирович. Поэтому говорю о том, что, может быть, необходимо подумать и ввести норму проведения служебных расследований по решениям в случаях, когда суд отменяет решение должного органа в отношении субъекта предпринимательской деятельности именно как несоответствующее действующему законодательству.

В.ПУТИН: То есть всё?таки Вы склоняетесь не к тому, чтобы наказывать, а к тому, чтобы выяснить причины этого события?

М.ШЕМИЛИНА: Совершенно верно.

В.ПУТИН: Это правильно, да.

М.ШЕМИЛИНА: Вы знаете, иной раз предприниматель приходит, приносит заявление и говорит: «Я понимаю, что по существу уже проиграл. Но я потерял столько времени. Неужели мне первоначально нельзя было дать какое?то нормальное обоснование?». Он потерял очень много времени, а для предпринимателя самое главное – это время. Его футболили-футболили, и никто за это не понёс ответственности.

В.ПУТИН: Вот насчёт ответственности очень правильно. Даже, может быть, не административная, не какая?то уголовная тем более…

М.ШЕМИЛИНА: Дисциплинарная.

В.ПУТИН: ...А финансовая. Если орган власти ведёт себя так непоследовательно, он наносит какой?то ущерб бизнесу. Надо нести за это хотя бы финансово-экономическую, хозяйственную ответственность. Вот над этим, конечно, можно подумать. И нужно подумать.

А где Улюкаев? Вот Министр экономического развития. Я думаю, что эта проблема не только Приморского края, а общая проблема. Вы согласны с этим?

А.УЛЮКАЕВ: Да, безусловно, количество такого рода жалоб очень большое. Оно фиксируется всеми предпринимательскими объединениями, потому что на самом деле запускается разрешительный процесс, а потом оказывается, что он отменяется. И так бывает по нескольку раз за время деятельности одного и того же бизнеса. Это высокие трансконцессионные издержки и большие потери для бизнеса.

В.ПУТИН: Будем считать, что Министерство экономического развития получило уже такое поручение. Коллеги подумают.

М.ШЕМИЛИНА: Спасибо.

И ещё, Владимир Владимирович, я хотела бы обратить Ваше внимание, что меня сегодня беспокоит: некоторые должностные лица продолжают свои «футбольные игры» и в отношении работы с уполномоченными. Допустим, я по 12 своим обращениям уже получила ответы с признаками нарушения законодательства в части порядка работы с обращениями. Иногда получаю просто элементарные отписки.

Такого не должно быть в работе с уполномоченными. Такого не должно быть вообще, и в работе с уполномоченными тем более. Очень большие опасения, чтобы работа уполномоченных не превратилась в очередную борьбу с ветряными мельницами. Мне кажется, что необходимо ввести в административное законодательство норму об ответственности должностных лиц за воспрепятствование деятельности уполномоченного и при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, и региональных уполномоченных.

В.ПУТИН: Вы как?то связаны? Вот уполномоченный по защите прав предпринимателей при Президенте, он при Президенте, а Вы сами по себе или Вы при этом уполномоченном? У Вас какая?то связь с региональной администрацией есть?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Да, сейчас есть. Марина Анатольевна входит в структуру администрации. Но мы делаем закон, и дальше она будет независимой всё же, потому что мы хотим, чтобы это был независимый орган…

В.ПУТИН: Он независимый, но так, чтобы у неё были какие?то инструменты влияния на чиновничий аппарат.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Совершенно верно.

В.ПУТИН: Андрей Рэмович, пожалуйста.

А.БЕЛОУСОВ: Мы совсем недавно, буквально две недели назад, вместе с федеральным уполномоченным Борисом Юрьевичем Титовым собирали уполномоченных из регионов. И по итогам этого совещания пришли к выводу о том, что сейчас, в осеннюю сессию, нужно будет в закон о федеральном уполномоченном внести изменения, поправки, которые, собственно, составляют две опции.

Либо на уровне субъекта Федерации принимается закон, который определяет права и возможности регионального омбудсмена, либо этот региональный омбудсмен будет назначаться сверху федеральным уполномоченным.

В.ПУТИН: Вот. Так что я думаю, что Ваши соображения в этой части мы постараемся не только учесть, но и реализовать.

М.ШЕМИЛИНА: Спасибо, Владимир Владимирович.

Ещё я хотела бы остановиться на одном наболевшем вопросе о страховых взносах. Если с индивидуальными предпринимателями вопрос решён, то малый бизнес в социальной и производственной сфере находится сейчас в таком взбудораженном состоянии, потому что в этом году у них заканчивается период льготной ставки по страховым взносам 20 процентов, со следующего года у них 30 процентов.

Поэтому очень хочется, чтобы не получилось, как с индивидуальными предпринимателями, и количество малых предприятий у нас не уменьшилось, потому что ставка всё?таки будет повышена на 50 процентов. Очень просим всё?таки продлить льготный период для этой категории бизнеса.

И последний вопрос, который меня также просили озвучить предприниматели, – рассмотреть возможность о передаче Федеральной налоговой службе функций по администрированию страховых взносов. Это, во?первых, значительно упростит жизнь налогоплательщикам, сократит отчётность, а значит, и сократит число проверяющих органов.

В целом у меня всё. Я думаю, что решение озвученных проблем положительно скажется на развитии малого бизнеса. И если по уполномоченным будут приняты решения, особенно в части ответственности должностных лиц, то это будет реальный инструмент для защиты прав предпринимателей.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Что касается льгот и их отмены, то странно, что люди находятся во взбудораженном состоянии. Понятно, что это дополнительная нагрузка, и здесь мало приятного. Правительство сейчас думает над этим. Но во взбудораженном состоянии не нужно находиться, потому что это было давно известно. Во взбудораженном – это когда неожиданно приходит, вот как наводнение пришло – кошмар, ужас, катастрофа, а здесь всё давно известно. То, что это будет дополнительная нагрузка на бизнес, это очевидно. Правительство сейчас думает над этим вопросом.

А вот поручить ФНС собирать страховые взносы – да, многие предприниматели ставят этот вопрос. Я знаю об этом, и в Правительстве тоже это активно сейчас дискутируется.

Спасибо большое.

Игорь Иванович Сечин.

И.СЕЧИН: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Компания «Роснефть» работает в Дальневосточном федеральном округе во всех сегментах нефтяного сектора: это и добыча, и переработка, и сбыт. Среди новых проектов, которые мы прорабатываем, это добычные, Владимир Владимирович, мы Вам по шельфу докладывали на Сахалине. Вчера обсуждали возможность участия в строительстве центра производства морской техники в регионе. Речь идёт и о будущем строительстве завода по производству СПГ на Сахалине. Особое место занимает проект строительства Восточного нефтехимического комплекса, о котором Вы сказали, в Приморском крае. Позвольте я несколько слов об этом проекте скажу.

В соответствии с Вашим поручением, касающимся обеспечения нефтепродуктами регионов Дальнего Востока, компанией был проработан вариант увеличения мощности проекта до 30 миллионов тонн в год по углеводородному сырью. Это масштабный комплексный проект, создающий новые перспективы для всего Дальнего Востока и для российской экономики в целом.

«ВНХК?30» учитывает не только текущие потребности региона в нефтепродуктах и продуктах нефтехимии, в частности, сегодня мы с Вадимом Аркадьевичем Швецовым говорили о будущем потребителе этой продукции, они в настоящее время импортируют этот продукт, но и закроет текущий дефицит потребления, обеспечит прогнозируемый рост потребления. Этот проект отвечает спросу экспортных рынков Азиатско-Тихоокеанского региона. Он позволит максимально эффективно использовать конъюнктуру рынка, экспортировать конечную продукцию с высоким уровнем добавленной стоимости.

Благодаря тиражированию проекта Туапсинского НПЗ, который мы в ближайшее время будем вводить, Владимир Владимирович, по Вашему поручению, помимо заметной экономии капитальных затрат и времени на реализацию проекта нам удастся получить следующие преимущества. Это гибкость технологий, которые позволят перерабатывать нефть различного качества с содержанием серы от 0,8 до 1,8 процента с различных месторождений компании, а также при необходимости обеспечить реверс через Москву и терминал с поставкой нефти, если это будет экономически целесообразно. Гибкость производства даст возможность производить столько качественного автобензина для внутреннего рынка ДВФО, сколько необходимо, в периоды пикового спроса «ВНХК» сможет производить свыше 100 тысяч тонн автобензина в месяц. Поэтапная реализация проекта позволит обеспечить ввод мощностей по мере роста спроса на рынке.

Перед вами, уважаемые участники совещания, есть презентация компании, так что можно посмотреть ряд данных, которые там отражаются. Слайд № 3 – это ресурсная база и логистика поставок. Компания обладает значительной ресурсной базой, логистика для которой позволяет транспортировку нефтяного сырья в восточном направлении. Разведанные запасы огромные, составляют 4,6 миллиарда тонн, которые позволят обеспечить долгосрочные поставки нефти в восточном направлении.

Пропускная способность транспортной системы «ВСТО», расширение которой предполагается до 80 миллионов тонн в год до Сковородино, и 50 – до Козьмино, должна обеспечить все потребности строящегося комплекса в сырье. Наряду с обеспечением текущих обязательств это поставки на существующие НПЗ в Комсомольск и Хабаровск, а также обязательства Российской Федерации по межправительственным соглашениям по поставкам нефти в Азиатско-Тихоокеанский регион, в частности в Китай.

Слайд № 4. Запуск в 2016–2019 годах ряда крупных месторождений на Ямале и в Восточной Сибири – это Сузун, Тагул, Мессояхская группа, Лодочное месторождение, Русское, Юрубчено-Тохомское, Куюмбинское, Среднеботуобинское и других, а также проектов, в настоящее время находящихся в стадии геологоразведки, позволит обеспечить не только выполнение всех текущих обязательств, но и загрузку планируемого к строительству «ВНХК». В соответствии с прогнозным планом добычи нефти компания способна гарантировать абсолютно полную загрузку «ВНХК» с 2020 года на 12 миллионов тонн, это первая очередь завода, и довести до 24 миллионов тонн в перспективе.

Общий объём рынка моторных топлив в регионе составил в 2012 году 6,2 миллиона тонн. Этот объём включает следующие продукты: автобензин – 1,5 миллиона, дизельное топливо, включая судовое, и печное топливо – 4,7 миллиона. Текущий спрос в ДФО в нефтепродуктах не обеспечивается в полной мере поставками комсомольского и хабаровского заводов в сумме, не превышающей в настоящий момент 3 миллионов тонн по моторным топливам.

Оставшийся объём продуктов поставляется с НПЗ прежде всего Сибирского федерального округа, в частности, сама «Роснефть» поставила из Сибири 1,6 миллиона тонн, или 26 процентов от общего потребления. При этом дополнительные транспортные затраты при перевозке продукции с сибирских НПЗ до Дальнего Востока составляют от 3 тысяч рублей за тонну и выше. Конечно, это существенно влияет на параметры рынка здесь. На заправке это уж 2 рубля на литр бензина.

Слайд № 6 показывает, что к 2020 году спрос на моторные топлива в ДФО составит свыше 8 миллионов тонн в год. При этом дефицит моторных топлив увеличится до 3,5 миллиона тонн.

Несмотря на масштабную модернизацию комсомольского и хабаровского заводов, к 2028 году спрос на моторные топлива в ДФО увеличится до 10 миллионов тонн, и дефицит составит около 5 миллионов. Ключевым дефицитным продуктом будет оставаться дизельное топливо. Это 75 процентов спроса. Программа модернизации, осуществляемая на комсомольском и хабаровском заводах, позволит заместить текущие поставки контрафактной продукции качественными моторными топливами, но далеко не позволит закрыть существующий дефицит.

В то же время потенциал по увеличению выхода дизельного топлива, являющегося ключевым дефицитным моторным топливом в регионе, после выполнения программы модернизации НПЗ отсутствует. Покрыть дефицит в ДФО даст возможность первая очередь проекта «ВНХК» с учётом роста спроса к 2020 году. В результате можно прогнозировать и снижение цен, потому что с уничтожением дефицита по переработке, безусловно, референтные цены будут снижаться.

В случае реализации оптимистического сценария роста спроса в ДФО к 2028 году возможностей первой очереди может уже не хватить, что потребует реализации второй очереди.

Важно отметить, что растущий дефицит нефтепродуктов в АТР также создаёт уникальную возможность для экспорта российской конечной продукции и позволит снизить долю экспорта сырья. В 2012–2025 годах из?за роста автомобилизации таких стран, как Китай, Индонезия, Малайзия и Вьетнам, спрос на бензин и дизельное топливо вырастет почти на 47 процентов. При этом рост производства автомобильного топлива увеличится только на 25 процентов по инвестпрограммам компаний, которые работают в этих регионах. В этой связи мы не видим проблем с экспортом избыточных моторных топлив в период, когда он будет возникать.

Дополнительные доходы бюджета от мультипликативных эффектов складываются из двух составляющих: в период реализации проекта доходы бюджета от сопряжённых с программой отраслей – строительной, металлургической, транспортной, исходя из сложившейся в регионе доли импортного оборудования, минимально могли бы составить 267,8 миллиарда рублей. В случае стопроцентного использования отечественного оборудования эта цифра вырастет до 547 миллиардов рублей. По мере увеличения объёмов производства от проекта доходы бюджета, благодаря мультипликативному эффекту в смежных отраслях, это производство изделий из пластика, пластмассы, обслуживающих «ВНХК» производств и так далее, конечно, будут мультиплицироваться.

На слайде № 9, уважаемый Владимир Владимирович, перечислены основные предложения по обеспечению государственной поддержки проекта по линии Правительства. В основном речь идёт о стабилизации проекта и проработке льгот, которые предоставляются на Дальнем Востоке.

Спасибо большое за внимание.

В зале находится руководитель инвестиционного банка «Ренессанс Капитал», которого мы привлекли как финансового консультанта по просьбе Белоусова Андрея Рэмовича. Если Вы разрешите, он скажет несколько слов об оценке проекта.

Большое спасибо.

В.ПУТИН: Пожалуйста, прошу вас.

И.ВАЙНШЕЛЬБОЙМ: Благодарю Вас.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я хотел бы сказать несколько слов, во многом они будут вторить тому, что было сказано Игорем Ивановичем Сечиным, поскольку та независимая экспертиза, которую мы провели, подтверждает концепцию о необходимости создания дополнительных производств по переработке углеводородного сырья на территории Дальневосточного федерального округа. Почему?

Во?первых, это устраняет тот дисбаланс, который сложился сегодня по производству внутри округа, и позволит округу быть самодостаточным с точки зрения производимых нефтепродуктов. Таким образом, мы снижаем экономическую волатильность, которая может присутствовать в силу того, что доставка моторного топлива может иметь перебои. Она, конечно же, более высокая с точки зрения ценообразования в силу того, что доставляется из других регионов России. Производимый здесь продукт позволит экономике Приморского края быть намного более конкурентоспособной.

Конечно же, это имеет большое значение и с точки зрения социальной. На предприятии, предполагается, что после сдачи всех этапов будет работать 4,5 тысячи человек. Казалось бы, не настолько много, но мультипликативный эффект просто грандиозный, эта цифра может быть увеличена в 10 раз в силу того, что начинают работать смежные отрасли. И кластер, который появляется, не только нефтепереработки, но и нефтехимии, он создаёт дополнительные возможности для секторов.

Мы изучили внешнюю конъюнктуру и можем ответственно сказать, что на ближайшие 20 лет зависимость их от Азиатского и Тихоокеанского регионов очень велика по нефтепереработке и ещё больше по нефтехимии. Поэтому наличие такого сильного игрока позволяет, во?первых, представлять Россию несколько по?иному в этом масштабе и позволяет больше интегрироваться в экономические процессы региона.

Очень большое влияние оказывает этот проект на внутренний региональный продукт. И мы считаем, что после введения первой и второй фазы внутренний региональный продукт Приморского края может увеличиться в полтора раза. Это очень существенная цифра.

Мы сходимся в наших предположениях и вычислениях в том, что поступления в бюджет всех уровней до 2030 года могут превысить 1 триллион рублей.

Мы согласны с тем, что анализ мировой практики определяет важнейшую роль государства в таких проектах как основного инвестора в создании инфраструктуры. И мы главным образом говорим о нефте- и газопроводах, железнодорожной подъездной инфраструктуре, портах, объектах сетевого и распределительного энергохозяйства.

Здесь очень важно соблюсти гарантии стабильно действующей таможенно-налоговой системы. Это залог этого проекта в значительной степени. Очень важно также соблюсти стабильность цен на услуги естественных монополий, поскольку это тоже очень большая составляющая в этом проекте.

Мы считаем, что могут быть также рассмотрены и дополнительные стимулирующие меры. Это распространение льготного налогового режима по налогу на прибыль и имущество, предусмотренного для инвестиционных проектов, реализуемых в Дальневосточном федеральном округе.

Мы считаем, что представление квалифицированным участникам проекта участков нераспределённого фонда в районе трубопровода Восточная Сибирь – Тихий океан позволит расширить ресурсную базу, что тоже является очень важным фактором.

Наверное, в заключение хотел бы сказать, что это та ситуация, когда одним ударом и одним выстрелом можно убить нескольких зайцев. Во?первых, мы решаем социально-экономическую проблему данного региона. Во?вторых, мы создаём очень мощного индустриального игрока в регионе, которых на сегодняшний день всё?таки в регионе не так много, индустриальных крупных игроков. В?третьих, мы позволяем компании, в данном случае компании «Роснефть», стать настолько влиятельным и важным игроком в регионе, который будет представлять не только нашу нефтяную, нефтеперерабатывающую, нефтехимическую индустрию, но и страну с точки зрения интеграции в Азиатско-Тихоокеанский регион.

И, наверное, немаловажный фактор, о чём Вы говорили ранее, – это демографический вопрос, вопрос с миграцией, потому что это создание рабочих мест, высококвалифицированных рабочих мест, высокооплачиваемых рабочих мест. Это позволит, конечно же, удерживать здесь рабочую силу и даже привлекать дополнительную рабочую силу.

Поэтому мы, как инвестиционный банк «Ренессанс Капитал», готовы поддержать этот проект, поддержать с точки зрения нахождения партнёров, привлечения партнёров к этому проекту и организации финансирования, которое потребуется.

Спасибо.

В.ПУТИН: А сколько потребуется финансирования? Объём инвестиций какой?

И.ВАЙНШЕЛЬБОЙМ: Объём инвестиций трёх очередей составит 1,3 триллиона рублей. Первая фаза – 380 миллиардов рублей, 310 и 630.

В.ПУТИН: Солидная инвестиция.

И.ВАЙНШЕЛЬБОЙМ: Именно поэтому рассматривается поэтапность этого проекта, для того чтобы инвестиции не делались безотносительно спроса. По мере того, как формирование спроса будет определяться, делаются последующие инвестиции.

В.ПУТИН: И очень важно при реализации проектов подобного рода создавать вокруг таких крупных центров семью обслуживающих предприятий малого и среднего бизнеса, как это в развитых экономиках. Не вешать всё на само предприятие.

И.ВАЙНШЕЛЬБОЙМ: Мультипликативный эффект.

В.ПУТИН: Я имею в виду, допустим, транспортное обслуживание. Там много всего, что связано с жизнедеятельностью крупного предприятия. Об этом просто заранее нужно подумать, найти или создать таких партнёров на месте.

И.СЕЧИН: Владимир Владимирович, безусловно, мы это будем делать. Сам проект является комплексным. В его состав будет входить и энергетика, и терминалы – и реверсные, и экспортные терминалы. Конечно, будет возможность для привлечения малого и среднего.

В.ПУТИН: Хорошо. Я посмотрел перечень предложений по поддержке проекта, мы проработаем это. И я попрошу Андрея Рэмовича, что нужно, ключевые вещи заложить в проект сегодняшнего решения.

Спасибо.

Пожалуйста, Гуменюк Виталий Васильевич, член президиума Общероссийской общественной организации «Опора России». Пожалуйста.

В.ГУМЕНЮК: Уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте! Разрешите поприветствовать всех участников совещания.

В первую очередь хочу сказать большое спасибо от лица жителей Владивостока и Приморского края за проведённый саммит АТЭС в городе Владивостоке, в результате чего мы получили современную инфраструктуру, Федеральный дальневосточный университет, дороги, мосты, которые уже стали визитной карточкой нашего города. И всё это в целом, конечно, повлияло на инвестиционный климат и привлекательность нашего региона.

В первой части своего выступления хотел обратить ваше внимание, скажем, на проблемы более земные, которые очень актуальны сейчас для нас в регионе, и попросить Вас вмешаться в проблему реконструкции и строительства трассы М?60 федерального значения, которая много лет ремонтируется.

В части объездных путей она абсолютно непригодна к эксплуатации. Это единственная транспортная автодорожная артерия, связывающая нас с остальными регионам. Сегодня она в народе получила название «дорога страданий». Хочу отметить, что ремонт ведётся уже много лет, и мы пока не понимаем, когда он закончится. По темпам строительства мы не видим.

В.ПУТИН: На Хабаровск?

В.ГУМЕНЮК: М?60, Владивосток–Хабаровск. Отдельные её участки.

Также хотелось бы отметить, здесь много говорится про участников ВЭД, о привлечении инвестиций. В этой связи хотелось бы, конечно, заострить внимание, что на сегодня приморский бизнес сталкивается с большим количеством проблем в области таможенных правоотношений. Это такой орган, который абсолютно зарегламентирован и имеет очень большое количество писем, внутренних инструкций открытого и закрытого типа. И участников ВЭД очень беспокоит, возможно ли упорядочить это море не всегда корректных решений, приказов и инструкций на законодательном уровне и с учётом международной практики, в данном случае речь идёт о Киотской международной конвенции.

Если нужно, я могу привести пример. Сейчас остро стоит проблема в отношении бункеровочных компаний. Таможня прекратила оформление судовых припасов, выставила ряд требований. Нам известно, что параллельно они обратились к Правительству за тем, чтобы поручить им действовать правильно в этой ситуации. Хотелось бы этот процесс ускорить, потому что сейчас бизнес, особенно бункеровочный, завис в непонятном состоянии. Таможня выдвигает ряд требований, причём на разных постах всегда по?разному, в том числе что бункеровка более тысячи тонн предусматривается у причала. Не говорится, когда, где и как. Я думаю, что объём транзитных пароходов, которые заходят в порт Владивосток, сократится.

Учитывая нашу близость к Азиатско-Тихоокеанскому региону, я уже слышал выступление нашего губернатора, обратная связь у нас существует с региональной властью, хотелось бы попросить Вас рассмотреть возможность упрощения порядка визового режима для иностранных граждан, въезжающих с деловой целью во Владивосток на 72 часа и более. На наш взгляд, это ускорит развитие региона, позволит приглашать участникам ВЭД своих партнёров, потому что на сегодня 90 процентов внешнеэкономических контрактов заключаются за пределами России.

И в заключение хочу сказать, что «Опора России» на различных площадках и вместе с Агентством стратегических инициатив вовлекает огромное количество предпринимателей в обсуждение темы вопросов, направленных на развитие предпринимательского климата на местах. И мы готовы всегда быть проводником между всеми ветвями власти и бизнеса.

Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается последнего тезиса, это упрощение визового режима для иностранцев, такие решения принимаются в мире, как правило, на взаимной основе. Обычно государство предоставляет такие льготы гражданам того государства, которое предоставляет такие же льготы нашему государству.

В.ГУМЕНЮК: Позволите?

В.ПУТИН: Да, пожалуйста.

В.ГУМЕНЮК: На сегодня, по?моему, с 1 января посещение гражданами России Южной Кореи вообще будет безвизовое, но в обратном порядке не всегда это комфортно и быстро проходит.

В.ПУТИН: Если Республика Корея предоставит нашим гражданам безвизовый режим, то это будет делаться наверняка в рамках межправсоглашений. Я обязательно об этом поговорю с Министерством иностранных дел. Если корейцы это сделали в отношении России, мы, безусловно, можем пойти на такой же шаг в отношении корейцев.

Отдельная тема – это туристические маршруты. Мы на северо-западе для Петербурга пошли на такие исключения именно для того, чтобы поднять туристическую сферу.

Что касается этого туристического кластера, игорной зоны и так далее – это общемировая практика, – для них отдельно можно что?то сделать. А в общем порядке кому?то давать льготы, гражданам таких стран, которые нам такие льготы не предоставляют, Российская Федерация, да и Советский Союз тем более, никогда не делали в своей практике. Потому что если мы всё время будем сдавать какие?то позиции, то в конечном итоге мы начнём проигрывать. Надо добиваться того, если это взаимно выгодно, чтобы наши партнёры шли на такие компромиссные решения с обеих сторон. Тем не менее над этим всё равно надо работать, Вы правы.

Что касается проблем с таможней, у нас присутствует заместитель руководителя таможни – Руслан Валентинович.

И по дороге М?60 – Министр транспорта. Там есть планы реконструкции. Наверное, они пока очень скромные. Я помню, мы договаривались о том, что сделаем дорогу Чита–Хабаровск, а потом приступим к дальнейшей реконструкции всей трассы от Хабаровска до Владивостока. Такие планы есть, и я сейчас попрошу Министра сказать, какие это планы, в какие сроки, какие объёмы финансирования предусмотрены.

Пожалуйста, Руслан Валентинович.

Р.ДАВЫДОВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, позволил бы себе всё?таки не согласиться с тезисом о том, что таможенное законодательство Таможенного союза не соответствует Киотской конвенции. Это признано международными экспертами, и здесь как бы не наша оценка, это международные договоры.

Что касается конкретно бункеровки. Проблема эта существует уже на протяжении нескольких лет. Действительно, суда заходят. Для Дальнего Востока это одна из острых проблем, которые находятся в зоне нашей ответственности. Когда заходит судно, условно говоря, позиционирует себя как транспортное средство международной перевозки, скидывает два?три контейнера и заполняет полный бункер, для того чтобы пойти, например, в Канаду. То есть вопросы соответствия… Беспошлинное топливо закачивается в огромных количествах, когда пошлина и может составлять до миллиона долларов.

В.ПУТИН: Секундочку. На самом деле в Канаду не идёт?

Р.ДАВЫДОВ: Оно идёт в ближайший корейский порт обратно…

В.ПУТИН: И там разгружается.

Р.ДАВЫДОВ: Да.

В.ПУТИН: Скачивает топливо.

Р.ДАВЫДОВ: Поэтому, когда мы говорим о привлекательности бункеровки российских портов, нужно сравнивать в целом эту проблему, смотреть, потому что экспортная пошлина пока, так сказать, существует, безусловно, будет привлекательность нашей бункеровки, если это действительно бункеровка ради транспортной перевозки.

В.ПУТИН: Мы попросим тогда Виталия Васильевича отреагировать сейчас на это.

В.ГУМЕНЮК: Вы знаете, я не соглашусь в части Киотской конвенции, потому что пункт 15, раздел G, говорит о том, что все суда, которые заходят транзитом либо в порт, они не подлежат никакому пошлинному обложению.

Во?вторых, вы должны знать, что предусмотренные технологические помещения для бункеровки пароходов не превышают по условиям безопасности какого?то объёма. Если по?простому привести пример – это всё равно что брать с туристов на автомобили пошлину за то топливо, которое залито в бак. И я не знаю таких примеров, когда два?три контейнера судовладелец возит ради того, чтобы заправить пароход. Наверное, не соглашусь.

В.ПУТИН: Но Вы согласны с тем, что, если такой подход есть, это нарушение, это неправильно, это лазейка?

В.ГУМЕНЮК: Это нарушение, конечно.

В.ПУТИН: Я к чему? К тому, что для всех очевидно, что если замруководителя таможни в этой части прав, и если такие случаи имеют место, то мы должны исключить.

В.ГУМЕНЮК: Безусловно, конечно.

В.ПУТИН: В то же время мы должны исключить и те трудности, которые создаются в деятельности законопослушных предприятий.

Давайте вместе подумаем над этим с участием Правительства. Игорь Иванович здесь. Подумайте, кому это в Правительстве поручить, и сделайте.

Мы сегодня это тоже зафиксируем в протоколе как поручение.

В.ГУМЕНЮК: Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо Вам.

Р.ДАВЫДОВ: Владимир Владимирович, разрешите буквально два слова?

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Р.ДАВЫДОВ: Безусловно, эта проблема нас волнует. Мы в Минтранс уже направили на самом деле предложения для определения критериев разумной достаточности бункеровки, то есть это и частота судозаходов, и заявляемый маршрут следования, чтобы в рамках системы управления рейсами…

В.ПУТИН: Давайте-давайте. Мы сейчас не будем это обсуждать. Давайте в рабочем порядке.

Ясно, что, и Виталий Васильевич согласен, если судно, привезя два контейнера, занимается тем, что курсирует между Владивостоком и Пусаном и туда только топливо возит в своих баках, то ясно, что это другой вид деятельности совершенно и обход действующих правил.

Справедливые правила, несправедливые – это отдельная тема, нужно над этим подумать. Но если это обход, то он должен быть прикрыт. В то же время всё должно функционировать так, чтобы было удобно для предпринимателей.

Пожалуйста, Игорь Иванович.

И.СЕЧИН: Спасибо большое.

По этому же вопросу. Мы тоже занимаемся бункеровкой, наша компания. Аналогичная ситуация происходит и в Новороссийске, не только на Дальнем Востоке. Руководитель Центральной энергетической таможни разослал соответствующую телеграмму в территориальные подразделения. Мы считаем, что это незаконные действия. Я разговаривал вчера с Андреем Юрьевичем Бельяниновым по этому вопросу, звонил ему, просил его вмешаться, рассмотреть этот вопрос более предметно. Но у этой проблемы есть ещё один аспект.

В.ПУТИН: Незаконность в чём заключается?

И.СЕЧИН: Владимир Владимирович, это превышение полномочий. Они не могут давать такие указания.

В.ПУТИН: Какие?

И.СЕЧИН: Руководитель Центральной энергетической таможни, по сути, запретил реализацию бизнес-проектов. Даже со слов Руслана Валентиновича…

В.ПУТИН: Я не понимаю – как запретил? Что он такого сделал?

И.СЕЧИН: Он разослал телеграммы и сказал: «Прекратить бункеровку».

В.ПУТИН: Какой же это бизнес-проект? Это просто заправка топливом. Какой бизнес-проект? Я не понимаю!

И.СЕЧИН: Да, но у нас же инвестиции, мы же создаём нефтебазы, обеспечиваем заправку.

В.ПУТИН: Они говорят: «Пожалуйста, заправляйтесь, только пошлину платите».

И.СЕЧИН: По долгосрочным контрактам – да, но это, Владимир Владимирович, оценочная ситуация, о которой сказал Руслан Валентинович.

В.ПУТИН: Я уже понял. Они не предполагают, а, как они говорят, исходят из практики, с которой они якобы сталкиваются, что приходят, сбрасывают контейнер пустой, ничего не значащий, заполняют полные баки и идут в ближайший иностранный порт, сбрасывают там топливо, фактически организуя беспошлинную торговлю топливом.

Что касается автомобильного транспорта, в приграничных областях так тоже происходит, надо сказать. Частники приезжают, заправляют все баки, заправляют канистры, так на российско-польской, по?моему, границе происходило, на украинской, в других приграничных областях.

Это есть на самом деле, просто это пресечь труднее, потому что он залил пять канистр, переехал пять километров, всё слил, опять приехал. Вот так челноками и работают постоянно. Но когда судно приходит и заполоняет свои баки, это уже другая история. Там уже совсем другие объёмы.

Поэтому давайте разберёмся так, чтобы никто ничего не нарушал, но чтобы не было и ограничения для предпринимательской деятельности. Услышали?

И.СЕЧИН: Всё из?за конкуренции, кому?то разрешают.

В.ПУТИН: А?а, это другое дело. Это называется уже злоупотребление служебным положением. Вот с этим со всём нужно разобраться.

Спасибо.

Так, пожалуйста, Максим Анатольевич, М?60.

М.СОКОЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

По планам реконструкции М?60 губернатор Миклушевский уже говорил, что в федеральном бюджете запланировано порядка 80 миллиардов рублей на ближайший год и до 2020 года. Это достаточный объём бюджетных инвестиций, сравнимый, например, даже чуть больше чем по проекту Центральной кольцевой дороги, там 74 миллиарда.

Мы, конечно, понимаем, что хотелось бы в короткие сроки реконструировать на всём протяжении трассу М?60, но в данном случае реконструкция будет идти примерно по 20 участкам. Они в открытом режиме есть на сайте нашего Федерального дорожного агентства. Я Виталию Васильевичу передам их, у меня с собой конкретные пикеты, километражи – всё это имеется.

Владимир Владимирович, я имею в виду Миклушевский, поставил вопрос о том, чтобы реализовать это на концессионной основе. Но в отличие от проекта ЦКАД мы не можем эту дорогу сделать платной, она не имеет альтернативы. Поэтому её можно, конечно, реализовать на принципах контракта жизненного цикла. Мы такой проект, например, реализуем при строительстве моста через реку Лена в Якутске.

Но надо понимать, что это будет существенно дороже для бюджета Федерального дорожного фонда в последующие периоды, когда эти инвестиции начнут инвестору возмещаться, потому что нет источника возврата этих инвестиций. Они будут учитывать и процентные платежи, и прибыль инвесторов. Конечно, это надо всё считать, но мы обязательно в открытом режиме с губернатором эти вопросы пообсуждаем.

Виталий Васильевич затронул вопрос о проблемных участках, которые касаются объезда. Очевидно, речь идёт о двух участках рядом с Уссурийском. Мы, безусловно, знаем, контракты были разыграны в 2011?м – начале 2012 года и длительностью до 2014–2015 годов в соответствии с проектом. Мы по предложению администрации Приморского края специально консолидировали финансы.

И на проблемном участке – один 11 километров, другой семь, по?моему, – том участке, который 11 километров, самый тяжёлый, уже к 15 сентября завершим реконструкцию искусственных сооружений, таким образом ликвидируем объезды и пустим по основному полотну, а 5 ноября откроем его на полное развитие, то есть на два года раньше намеченных планов государственного контракта.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы что?то дополнить, сказать или сформулировать какие?то предложения? Ольга Сергеевна?

О.КУРИЛОВА: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Уже Вас поблагодарили, но ещё бы хотелось отдельное спасибо сказать за дороги, за мосты, за федеральный университет. Огромное спасибо.

В.ПУТИН: А салют? Салют хороший был?

О.КУРИЛОВА: Салют хороший был. Всё было хорошо.

В.ПУТИН: Я, к сожалению, не посмотрел, не смог.

О.КУРИЛОВА: Да, салют был очень хороший. Мы теперь гордимся тем, что у нас такой город, он преобразовался.

И мне бы хотелось перейти к работе. Представительство Агентства стратегических инициатив в федеральном округе работает с декабря 2012 года. За это время нам удалось выявить существенные административные барьеры, с которыми сталкиваются предприниматели не только Приморского края, но и всего Дальнего Востока. И для нас крайне важно знать, что происходит на практике.

В последнее время Агентство активно занимается мониторингом исполнения принятых «дорожных карт». Хотелось поблагодарить отдельно Игоря Ивановича Шувалова, он постоянно проводит совещания с предпринимателями. В порту Восточном было принято решение, что он будет пилотным портом для прохождения грузов и ускорения процедур. Мы безмерно благодарны.

Но, к сожалению, есть пункты «дорожной карты» для предпринимателя, которые остаются для нас очень важными. И в ходе последнего мониторинга мы выяснили, что по?прежнему не решён вопрос со сроками выпуска товаров. Сроки достаточно непредсказуемыми остаются. Для тех, кто завозит товары морем, эта проблема особенно болезненна, потому что необходимо заказать железнодорожные вагоны, необходимо заказать грузовой транспорт. И силами предпринимателей зачастую невозможно скоординировать действия «РЖД» и ФТС. Соответственно, бизнес несёт убытки. Это одна из основных проблем. Мы надеемся, что в скором времени «дорожная карта» заработает.

А второе, существенное, – это постоянно необоснованное применение ФТС инкассовых решений о корректировке таможенной стоимости товаров. Почти сто процентов таких решений успешно обжалуются в суде, обжалование занимает для предпринимателя от трёх до шести месяцев. Только в Арбитражном Суде Приморского края рассматривается более 6 тысяч таких дел ежеквартально. Вследствие этого арбитражные суды перегружены. Предприниматель практически всегда возвращает свои деньги через суд. Соответственно, это является существенным обременением для предпринимателя.

Мы, конечно, обращаем внимание на необходимость выполнения «дорожной карты» по совершенствованию таможенного администрирования, особенно в пункте упрощения механизма контроля таможенной стоимости идентичных товаров, ввозимых более чем одна партия в рамках одного контракта.

Мы знаем, что этот пункт должен будет уже заработать в январе 2014 года, знаем, что ещё будут и пилотные регионы, где это будет до января 2014 года внедряться. Нам бы хотелось, может быть, чтобы порт Владивосток стал таким пилотным регионом.

Это что касается таможни.

В.ПУТИН: А мы сейчас спросим: не помните, какие планы?

Р.ДАВЫДОВ: Срок совершенно верно назван по однократному применению корректировки в рамках одного контракта – это январь 2014 года. Нами разослано программное средство, создано самостоятельно и разослано в таможенные органы. С сентября, действительно, мы уже приступаем к опытной эксплуатации, а не к пилотному проекту в ряде регионов, что позволит нам существенно сократить сроки процедур, направленных на контроль таможенной стоимости, и максимально автоматизировать действия инспектора, с тем чтобы как можно меньше было возможности проявить фантазии у человека.

Я так понимаю, что вопрос по корректировкам, таможенной стоимости, сформулирован в целом как запрос предпринимателей края. Действительно, положение с негативной судебной практикой не в пользу таможенных органов на Дальнем Востоке не может нас не беспокоить. Это тоже одна из острейших проблем.

На цифрах, Владимир Владимирович, порядка 85 процентов всех судебных споров по корректировкам таможенной стоимости, которые проиграны в целом ФТС, проигрываются на Дальнем Востоке. Притом что объём декларирования по импорту, а это по импорту происходит, когда люди считают, что цена их товара, который они завозят, гораздо ниже, чем то, что корректирует таможня, всего лишь 8 процентов.

Например, Центральное таможенное управление, по которому у нас наибольший объём декларирования, больше миллиона деклараций по импорту в год, там всего на сегодняшний день 130 судебных решений вообще было, а здесь 12 тысяч.

Помимо того что мы выполняем функцию, всё?таки пока это не отменено, хотя звучат такие голоса, – всё?таки пополнение федерального бюджета. Помимо этой функции ещё защита рынка от недобросовестной конкуренции. Здесь сегодня много раз звучал пример «Соллерса». «Соллерс» вынужден был из?за недобросовестной конкуренции именно в рамках занижения таможенной стоимости по ввозимым автомобилям снять вообще с производства одну из моделей SsangYong. С февраля этого года «Соллерс» начал выпускать «Ленд Крузер Прадо», машина престижная. Мы уже имеем негативную практику по «Ленд Крузерам Прадо», которые новые завозятся по цене 15–18 тысяч долларов, ввозная стоимость.

В.ПУТИН: Извините. Я исхожу из того, что Вы понимаете последствия, да? Люди, которые везли, они заработали, а «Соллерс» прекратил производство одного вида машин, сократились сразу рабочие места. И десятки, может быть, сотни людей остались без работы и без заработной платы, соответственно, край остался без части налоговой базы, значит, не может финансировать ни больницы, ни детские сады и другие социальные учреждения.

В этом смысле мы все должны проявлять социальную ответственность, понимать, что собственный заработок должен достигаться честным, законным образом. Правда, повторяю ещё раз, как и в случае, который описал Виталий Васильевич, это должно быть необременительно и эффективно. Но, повторяю ещё раз, не в ущерб собственному народу и экономике края.

Тем не менее, если какие?то есть нестыковки, надо всё равно подумать над этим, а они наверняка присутствуют. Таможня – сложная структура. Надо подумать над этим всё равно.

О.КУРИЛОВА: Мы же говорим как раз о добросовестных предпринимателях.

Ещё бы хотелось внимание обратить на прохождение процедуры получения разрешений на строительство. Мы пошли по такому же пути, как и правительство Москвы, – создали региональную группу предпринимателей, губернатор поддержал. И мы в рамках региональной предпринимательской инициативы начали двигаться касательно Всемирного банка, рейтинга Doing Business.

Нам понадобилось, чтобы получить разрешение на строительство, 218 дней, чтобы получить именно по рейтингу Doing Business. Сейчас Владивосток находится на 22?м месте среди 30 городов. Москва, кстати, на 30?м, но они уже сдвинулись по рабочей группе вперёд.

Мы столкнулись с тем, что в Градостроительном кодексе, например, сроки градостроительного плана, земельные участки выдаются до 30 дней или в течение 30 дней, и чиновник, как правило, сдаёт на 29?й или на 30?й день. А тогда мы задаём вопрос: «Почему так?». Соответственно, колоссальные потери времени. Любой чиновник ссылается на законодательство, он берёт последнюю цифру – до 30 или в течение 30 дней. А также добавляет: если мы выдадим раньше, то нас заподозрят в коррупции.

В.ПУТИН (обращаясь к В.Миклушевскому): Владимир Владимирович, Вы кого заподозрите в коррупции?

О.КУРИЛОВА: Не Владимир Владимирович, это федеральные…

В.ПУТИН: Федеральные органы?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Конечно.

В.ПУТИН: Какие?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Владимир Владимирович, мы, например, по Росреестру достигли договорённости, там тоже 30 дней, но мы сделали десять. Это как бы в пределах того законодательства, которое есть. Кто?то идёт на это, а кто?то нет.

В.ПУТИН: Ольга Сергеевна, то, о чём Вы сейчас говорите, особенно в этой части, части регистрации, Вы просто с конкретными примерами нам изложите, пожалуйста. Вы просто подготовьте и передайте.

О.КУРИЛОВА: Хорошо, спасибо. Мы просто руководствуемся тем, что по «дорожной карте» к 2018 году мы должны 56 дней… Поэтому мы пытаемся регионом инициативу проявить.

В.ПУТИН: Абсолютно точно. Правильно.

О.КУРИЛОВА: Мы, конечно, понимаем, что относиться можно к Doing Business по?разному, но за этими сроками, за теми днями, а иногда годами ожидания инвесторов получить разрешение на строительство как бы вскрываются…

В.ПУТИН: Это она из самых слабых и плохих наших позиций. Полностью согласен.

О.КУРИЛОВА: Мы, регион, мы готовы. Может быть, вносить изменения на федеральном уровне, может быть, уточнения, может быть, какие?то акты, что не до 30 дней…

В.ПУТИН: Давайте предложения.

О.КУРИЛОВА: Хорошо. Спасибо большое.

Я бы хотела ещё сказать, что мы как Агентство стратегических инициатив проводим ряд мероприятий, вовлекаем предпринимателей в мониторинг «дорожных карт». Это является обратной связью для предпринимателей. Мы в ближайшее время проведём ещё в 20 субъектах встречи с предпринимателями. От имени руководства Агентства хотели пригласить Владимира Владимировича и коллег-министров почаще участвовать с нами в таком диалоге, для того чтобы нам к 2018 году достичь всё?таки сроков в «дорожных картах», которые поставлены.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Я посмотрел по справкам. У Виктора Васильевича какой?то интерес на этом предприятии.

Пожалуйста.

В.МАРЧЕНКО: Спасибо.

«Опора России», группа компаний «Зелёные листья», Марченко Виктор Васильевич.

Несмотря на то что у Приморского края и его сельскохозяйственных земель есть конкурентное преимущество: это и хороший климат, и близость к рынкам сбыта готовой продукции, – однако сегодня у нас молоко самое дорогое в Российской Федерации.

Мой бизнес заключается в том, что я перерабатываю сельскохозяйственную продукцию и продукты питания, в том числе переработка молока. В связи с этим мы, конечно, несколько лет назад инициировали такой инновационный сельскохозяйственный комплекс, где применили принцип замкнутого цикла, где создали собственные инновации, которые увязали в этом.

Комплекс получается неплохой, и сегодня мы уже на этапе подготовки к строительству, наш бизнес-план рассматривается и во Внешэкономбанке, и в Фонде развития Дальнего Востока. И всё, казалось бы, неплохо, но, однако, уже в ходе подготовки возникло несколько проблем, которые я хотел бы сейчас озвучить.

Одна проблема. Замкнутый цикл предполагает полную переработку отходов животноводства, зернопереработки. По нашему комплексу это порядка 200, больше 200 тонн в сутки круглогодично. Конечно, это технология переработки отходов производства достаточно масштабная, мы рассчитываем применить и биогазовое брожение, и пиролизные установки, которые сегодня, к сожалению, имеют ещё статус таких рискованных, неотработанных. Но когда?то же надо начинать, тем более что мы отобрали лучшие технологии, которые сегодня уже человечество наработало.

Однако и здесь возникнет проблема чуть-чуть позже. Как только мы создадим такой комплекс, у нас возникнет проблема подключения к сетям, потому что это альтернативный источник генерации электрической энергии из возобновляемых источников. Сегодня никак не проработан вопрос облегчения доступа подключения к сетям на сброс лишней энергии, которая всё равно круглосуточно не нужна в том объёме, на котором работают эти установки.

Я знаю, что АСИ сегодня прорабатывает «дорожную карту» по облегчению доступа к сетям потребителей. Может быть, было бы правильно добавить в эту карту блок, касающийся генераторов электрической энергии из возобновляемых источников, по облегчению доступа к сетям и, возможно, по субсидированию затрат на обеспечение этого доступа. Это один вопрос.

Второй вопрос, Владимир Владимирович, Вы уже затронули его, он на самом деле очень болезненный для Дальнего Востока, – это кадровый вопрос. Сегодня мои два молокозавода находятся в сельской местности, и я вынужден практиковать такой круговорот кадров, когда устраиваю на работу работника, которого год назад уволил как нерадивого за серьёзные проступки. Я вынужден его принимать, потому что просто нет людей. И сейчас мы точечно, конечно, позволяем себе привлекать работников из других регионов или внутри нашего региона…

В.ПУТИН: Может быть, он исправился просто, работник? Был нерадивый, а стал хороший?

В.МАРЧЕНКО: Конечно, мы проводим воспитательную работу, но статистика говорит, что это не совсем так.

Любое привлечение работников со стороны, а тем более из другой части России, тем более зарубежных соотечественников, связано с переселением, связано с необходимостью предоставления жилья. И это не всегда по плечу работодателю. Я понимаю, что эта проблема не имеет однозначного решения, поэтому, наверное, эту проблему можно решать как?то комплексно.

Что бы мы предложили? Мы бы предложили предоставить больше полномочий и немножко помощи работодателю, который инициирует, скажем, строительство микрорайона или посёлка по принципу сначала служебного жилья с последующим медленным выкупом в пользу работника при наличии контракта между работником и работодателем.

Работодателю было бы интересно закрепить работника на предприятии на 10–15 лет, а работнику иметь гарантированное рабочее место и выкупать жильё уже готовое, уже построенное работодателем заблаговременно «под ключ». И в этой части хотелось бы такую помощь, как возможное субсидирование процентной ставки работодателю при строительстве такого служебного посёлка, микрорайона – с одной стороны.

А с другой стороны, может быть, для переселяющихся на Дальний Восток обеспечить более серьёзные подъёмные. С этого года предусмотрены уже неплохие подъёмные для соотечественников из?за рубежа. Нужно для российских работников, которые могли бы сюда приехать не только по категории безработных, которые уже предпенсионного возраста, не только молодых специалистов, которые ещё не имеют квалификацию, а всё?таки средних людей с достаточно большой компетенцией.

Как их заманить сюда? Было бы здорово заманить их сюда, например, жильём и гарантированной работой. Здесь можно помочь работодателю как субсидированием процентной ставки, так и более гибким использованием инструментов, например, проектного финансирования.

В.ПУТИН: Такая практика есть в некоторых регионах и у некоторых компаний, правда, крупных компаний. Они договариваются с банками, со Сбербанком, с другими финансовыми структурами, которые работают в ипотечной сфере, получают на достаточно хороших условиях кредит, имея в виду, что есть гарантия возврата. Конечно, можно расширять такую практику, на Урале, в частности, и внедрять здесь. Было бы крайне целесообразно.

В.МАРЧЕНКО: Вот АСИ и разрабатывает подобную систему компетенции и квалификации работников. И в этой системе уже предусматриваются определённые дополнительные инициативы и возможности для работодателей, в частности, для жилищно-строительных кооперативов, комплексов.

Можно расширить этот блок и вспомнить в период Советского Союза МЖК, я имею в виду молодёжный жилой комплекс, у которого хорошая мотивация работников за жильё, она тогда работала и сегодня актуальна. И соответственно, больше возможности придать инициативе работодателям.

В.ПУТИН: Спасибо. Правильные идеи. Мы, во всяком случае, совершенно точно подумаем и постараемся это применить к Дальнему Востоку.

Пожалуйста, Вадим Аркадьевич.

В.ШВЕЦОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

С Вашей поддержки проекту «Соллерс–Дальний Восток» три года, можно подвести какие?то итоги.

В этом году мы произведём 70 тысяч автомобилей на наших предприятиях, это почти на 92 процента больше, чем по прошлому году. Количество персонала у нас тоже увеличится на 90 процентов. Сейчас работает только на основном производстве 1 миллион 600 человек. И конечно, многие спорили о бюджетном эффекте.

В этом году мы заплатим 2 миллиарда 902 миллиона налогов. То есть это 206 процентов роста по сравнению с прошлым годом. То есть в принципе это факт. Об этом можно спорить, говорить. Наши планы такие, что мы сейчас расширяем мощности основного производства полного цикла на 125 тысяч, как Вы знаете, у нас уже три бренда, мы сейчас думаем о четвёртом бренде.

Но мы всё?таки решили проект заморозить, потому что в принципе ситуация с субсидированием всё?таки остаётся. Поэтому её расширять, я понимаю, для бюджета крайне нежелательно. В принципе мы будем сначала, как первую фазу, морозить 125 тысяч основного производства и под это делать уже следующую фазу – компонентный парк поставщиков. На нём, собственно говоря, и предлагаем сосредоточиться.

С точки зрения бюджетной эффективности федеральный бюджет имеет индекс бюджетной эффективности – 15, краевой бюджет – 8,9, то есть мы считаем, что при инвестициях в инфраструктуру около 4 миллиардов инвестиции резидентов – 19 миллиардов, при этом создаётся более 5 тысяч рабочих мест, это проект инвестиционно выгодный.

Но, Владимир Владимирович, самая главная проблема, с которой мы сталкиваемся сейчас, – в принципе мы три года работаем, хорошо знаем всю ситуацию – это то, что экономические факторы инвестирования в крае достаточно тяжёлые. Прежде всего стоимость строительства на 20 процентов превышается, чем в других регионах.

Мы строим везде: и в Татарстане, и в других регионах. И конечно, нам это понятно, но очень непонятно для иностранных инвесторов, которые привыкли работать в особых экономических зонах в Китае, Корее, Таиланде и так далее. Им очень сложно объяснить, почему они должны пойти на неэффективность при бизнес-планировании.

Поэтому мы с Министерством экономического развития нашли хороший способ. Администрация края будет подавать заявку о создании особой экономической зоны производственного типа, которая позволит нам в данном случае разделить инвестиции. Но инвестиции государства будут возвратные, конечно, потому что все резиденты обязаны через арендную плату вернуть инвестиции, которые РосОЭЗ потратит.

В данном случае мы на старте бизнес-плана дадим ход проекту. Потому что очевидно, что мы рассчитываем на то, что амортизация через арендную плату будет немножко подлиннее от государства, чем это применяется, шесть–семь лет, в тех бизнес-проектах, которые обычно имеют в виду. Поэтому на такую поддержку рассчитываем. Мы говорим о производстве автокомпонентов и считаем, что автокомпонентный бизнес очень интересен.

Мы столкнулись ещё с такой проблемой, что никто сюда бегом не бежит, то есть это очень кропотливая работа по объяснению, по презентациям. Здесь возможна только работа на ручном управлении, создавая технологические цепочки.

Мы сегодня с Игорем Ивановичем Сечиным говорили о том, что 30 процентов автомобиля – это пластики. Если здесь будет сырьё в виде автомобильного пластика, то в принципе можно подключить и малый бизнес, и средний бизнес, потому что термопластаппараты – это небольшие инвестиции, это всё инвестиции до миллиона долларов США. Но здесь можно создать конкурентоспособную экспортно ориентированную индустрию. Поэтому сейчас Япония и Корея тащат пластики, например, из Таиланда. Я думаю, что мы поближе и, может быть, поконкурентоспособнее.

Поэтому в принципе, я думаю, что при наборе таких технологических цепочек возможно, что мы и сможем в рамках особых экономических зон… Почему особые экономические зоны? Они просто привыкли к этому. Они привыкли так работать в Таиланде. Они думают, что это более защищённая конструкция, чем просто работать вне зоны. Это, может быть, больше психологическая проблема, чем экономическая.

В.ПУТИН: Всё равно они будут считать эти преимущества или их отсутствие.

В.ШВЕЦОВ: Очевидно! Для них основная тема – это чтобы государство поддержало инфраструктуру и строительство, потому что они готовы с технологией прийти, готовы прийти с заказами, но не готовы прийти для того, чтобы покупать землю, покупать здания и сооружения. Они считают, что это пока рискованно.

Поэтому мы в данной ситуации предлагаем поддержать данную инициативу. Край заявку такую в сентябре подаст. И мы просим тоже Вашей поддержки, чтобы Министерство экономического развития рассмотрело положительно наши предложения. Тем более в Татарстане, в Елабуге, и в Липецке такое уже есть, то есть они создаются, это никакой не прецедент. На деньги РосОЭЗа технопарки уже создаются. Мы не просим ничего такого эксклюзивного в рамках особой экономической зоны на Дальнем Востоке.

Другой фактор, который сейчас для нас тоже важен. У нас достаточно большое строительство, мы будем строить достаточно большой завод и не укладываемся по срокам. Есть практика решения через постановление или распоряжение Правительства, когда первоначальные строительные работы начинаются до получения госэкспертизы. Это было в рамках АТЭС и так далее.

Если мы сейчас будем ждать, мы будем, по сути, полгода ждать решения госэкспертизы, а так мы могли бы вовсю начинать, у нас есть финансирование, у нас есть решение, мы могли бы полгода не ждать. Если такое распоряжение Правительства было бы для нашего проекта выпущено, мы могли бы работать и инвестировать. Сейчас спад по рынку, надо сейчас строить, потому что надо чем?то заниматься, строить – самое лучшее в данной ситуации.

Поэтому две инициативы, которые мы сейчас имеем, – это вопрос создания особой экономической зоны и поддержка инфраструктурной и строительной части. И плюс вопрос, связанный с разрешением на начало строительство.

В.ПУТИН: Госэкспертиза. Скажите, пожалуйста.

И.ШУВАЛОВ: Вадим Аркадьевич прав, Владимир Владимирович, по поводу того, что как раз при сокращающихся темпах роста нужно как можно больше существующие инвестиции поддержать. Я боюсь, что у нас правовых оснований не будет.

Владимир Владимирович, если позволите, мы отработаем. Если правовые основания будут давать такое разрешение, мы тогда выпустим. Но в принципе до госэкспертизы никогда у нас…

В.ПУТИН: Вы знаете что? Госэкспертизу нужно проводить, но просто нужно организовать её так, чтобы они провели её в короткие сроки. Вот и всё.

И.ШУВАЛОВ: Понятно.

В.ПУТИН: Только чтобы это было не формально, не так, что сказали: «Вы проведите». Они: «Хорошо, проведём». И завтра забыли. Надо это отследить.

В.ШВЕЦОВ: Владимир Владимирович, я подготовил два письма. Если позволите, я Вам их передам.

В.ПУТИН: А мы запишем сегодняшним поручением. Но письма всё равно давайте, пригодятся.

И.ШУВАЛОВ: И по свободной экономической зоне, Владимир Владимирович, это предложение тоже надо поддержать, оно давно уже звучит, Вадим Аркадьевич не первый раз ставит. Уже существует здесь свободная экономическая зона рекреационного типа на острове Русский, и Правительство по этому поводу принимало решение. По производственному типу тоже надо решение принимать.

В.ШВЕЦОВ: Спасибо большое.

В.ПУТИН: Алексей Валентинович!

А.УЛЮКАЕВ: Мы в предварительном плане обсуждали эту идею и с Вадимом Аркадьевичем, и с коллегами. У нас концептуально не вызывает возражений, мы готовы к этому, но этот вопрос очень счётный.

Коллега упомянул, что в Татарстане создано. Мы приняли на себя обязательства, которые ещё пока не исполнили. Цена обязательств – 15 миллиардов рублей. Поэтому мы посчитаем всё тщательно, чтобы не оказаться в неудобном положении, создавая риски неисполнения того, что мы замышляем. Но в целом идея концептуально правильная.

И второй момент. Очень важно то, что и Игорь Иванович говорил, и Вадим Аркадьевич, что возможно участие малого и среднего бизнеса при производстве компонентов для автомобилей. Я хочу напомнить, что у нас с января следующего года Федеральный закон № 44 будет действовать, по которому не менее 15 процентов заказов компаний, в том числе с государственным участием, должны размещаться в этой сфере. Это хорошая возможность начать с качественного выполнения федерального закона.

В.ШВЕЦОВ: Владимир Владимирович, я извиняюсь, конечно. Очень важный момент такой, потому что получается большой разрыв между сырьём и готовым автомобилем. У нас ещё есть так называемый УС, сборщик узла, нам нужно этих УСов затянуть в особую экономическую зону, сборщиков так называемых, владельцев ноу-хау этих узлов, а потом уже пойдут термопластаппараты, то есть это поставщики второго и третьего уровня. То есть там нужно развернуть всю ситуацию, и поэтому зона даёт как раз понятный билет для этих крупных корпораций: «Дэлфай», «Бош», «Сименс». То есть они глобальные, они глобально приходят и как бы глобально разворачиваются.

Очень важно, чтобы они пришли. У них достаточно много заказов, у них колоссальный мультипликационный эффект. Если есть сырьё ещё тем более, они будут тянуть, потому что они тянут это в Китае. То есть у них уже есть технологическая цепочка, они работают по всему миру и так. Нам нужно их затянуть, а для этого нужно создать хотя бы нормальные инвестиционные условия. Но по поводу арендной платы мы готовы на 10, на 15 лет зафиксировать свои обязательства. То есть в принципе это значит, что мы готовы на длинные контракты по аренде. То есть мы вернём деньги.

В.ПУТИН: Вы знаете, если мы сделали это в Татарстане, в других европейских регионах страны, здесь надо сделать это обязательно.

А.УЛЮКАЕВ: Да, с содержательностью мы согласны.

В.ПУТИН: В Татарстане нет таких проблем, которые есть здесь. И нам нужно купировать эти проблемы принятием соответствующих решений, которые развивали бы производство, развивали бы экономику региона.

А.УЛЮКАЕВ: Концепцию поддерживаем. Относительно сроков возврата мы обсудим с коллегами и найдём приемлемую формулу.

В.ПУТИН: Но сделать нужно по?любому, вопрос только в том, чтобы это всё было корректно.

Игорь Николаевич, что хотели сказать?

И.СЛЮНЯЕВ: Владимир Владимирович, промышленно опасные, технически сложные объекты и объекты с госучастием требуют участия госэкспертизы. Срок установлен законом – 60 дней. Более 60 дней экспертиза не рассматривает проектные документы.

В.ПУТИН: Он говорит не о 60 днях, он говорит о полугодии и так далее.

И.СЛЮНЯЕВ: Не бывает такого!

В.ПУТИН: Бывает.

В.ШВЕЦОВ: В сентябре я сдаю проект.

И.СЛЮНЯЕВ: Два месяца ровно.

В.ШВЕЦОВ: Просто я буду стоять сейчас. Ведь вы знаете, климат очень плохой здесь, пока летние месяцы, я мог бы выполнить много очень земельных работ.

И.СЛЮНЯЕВ: Мы готовы сопровождать в ручном режиме, но два месяца – срок, установленный законом.

В.ШВЕЦОВ: Я год пропущу.

В.ПУТИН: Что Вы на меня так смотрите? Я больше склонен поддержать Вадима Аркадьевича. Год пропустит!

И.СЛЮНЯЕВ: Сопроводим.

В.ПУТИН: А как вы сопроводите?

И.СЛЮНЯЕВ: Дело в том, что бывают ситуации, когда недостаточно проработанные проектные решения вынуждают экспертов выносить отрицательное заключение по представленному инженерному проекту. Но мы, как правило, по сложным и важным проектам дорабатываем все замечания на площадке Главгосэкспертизы.

В.ШВЕЦОВ: У меня лучшая компания, которая разрабатывала весь кластер в Петербурге, самая дорогая компания работала.

В.ПУТИН: Послушайте, государство должно быть гарантировано от каких?то промашек. Тогда возьмите, мы тогда прямо Вам запишем, чтобы вы это сопроводили, именно такое административное и ручное сопровождение сделали.

Извините, пожалуйста, Сергей Владимирович руку поднимал.

С.СЛЕПЧЕНКО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Я руководитель компании «Акватехнологии», представляю рыбопромышленное предприятие Приморского края, прибрежное рыболовство. Компания имеет 17 судов различного класса, 3 структурных подразделения, рыбозавод, очень много инвестируем именно в глубокую переработку.

Суммарная мощность производства порядка 150 тонн в сутки готовой продукции, свыше 40 наименований выпускаем. В последнее время развиваем именно собственную сеть, для того чтобы спрямить доставку собственной продукции конечному потребителю.

Хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за внимание к рыбной отрасли. Последние Ваши поручения, мартовские, августовские поручения, принятый закон об аквакультуре, где в том числе учтены вопросы прибрежного рыболовства, конечно же, дали огромный стимул для развития всего рыбоперерабатывающего комплекса.

Для Приморья очень важное было принято решение о создании здесь рыбоперерабатывающего кластера. Комиссия Правительства Российской Федерации по вопросам агропромышленного и рыбохозяйственного комплекса решила включить этот проект в Государственную программу социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

Но на сегодняшний момент не предусмотрено финансирование этого проекта, поэтому просим дать поручение Правительству, чтобы включить проект создания рыбоперерабатывающего кластера на территории Приморского края в приоритетные проекты и предусмотреть средства на его финансирование начиная с 2014 года на условиях софинансирования федерального бюджета, краевого бюджета и средств частного бизнеса.

И хотел бы затронуть два вопроса, которые волнуют рыбацкую общественность Приморья. Первое – приватизация рыбацкой науки. Планируется приватизировать рыбохозяйственные научно-исследовательские институты. Позиция рыбацкой общественности, что этого допускать нельзя. Дело в том, что водные объекты морей, рыба в частности, это трансграничные объекты, которые используются совместными государствами.

И, естественно, что отстаивать интересы России в вопросах определения и регулирования запасов должна структура, которая имеет статус государственной, потому что при подписании международных соглашений при определении запаса, регулировки частный институт не будет воспринят должным образом. Поэтому мы просим исключить научно-исследовательские институты из плана приватизации федерального имущества на 2014–2016 годы либо сделать их акционирование, но обязательно с контрольным пакетом государства.

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, решение уже есть этого вопроса, подготовлено распоряжение Правительства, что они ГУПы сегодня, де?юре, мы их переводим в федеральные бюджетные научные учреждения, все наши институты. Дело в том, что подготовленное распоряжение буквально вчера ушло по ведомствам…

В.ПУТИН: Вы не знали об этом? Вас такое решение устроит?

С.СЛЕПЧЕНКО: Конечно.

В.ПУТИН: Всё, вопросов нет.

Коллеги дорогие, нам нужно заканчивать. Вопросов, безусловно, может быть много. И мы можем обсуждать их, не сердитесь, очень предметно и очень долго. Но когда?то нужно закончить.

Я что хотел бы сказать в завершение. Мы будем возвращаться к проблемам региона и будем делать это регулярно, на регулярной основе. Но, повторяю ещё раз, я хотел воспользоваться тем, что здесь, во Владивостоке, сейчас находится половина Правительства Российской Федерации.

И мне хотелось бы, чтобы коллеги мои вас послушали, чтобы вы их послушали, чтобы подняли вопросы, которые мы можем не только обсудить, но сформулировать, положить на бумагу и оформить это в качестве поручения отдельным ведомствам и Правительству в целом. Это, Андрей Алексеевич, тоже касается и того вопроса, который Вы хотели поднять. Давайте его тоже мы будем иметь в виду и тоже проработаем.

Я в завершение хочу сказать о кадровом решении. Вот координатором работы, это, наверное, в СМИ было уже, по Дальнему Востоку будет вновь назначенный вице-премьер и он же полпред – это Трутнев Юрий Петрович. Он был министром, вы знаете, и в Администрации проработал год.

Мы специально подняли его статус не только для того, чтобы он сейчас мог координировать работу по борьбе с паводками и преодолению их последствий, но и для того, чтобы на перспективу был человек не на уровне даже министра, а на уровне вице-премьера, который мог бы эффективно работать со всеми коллегами, которых он очень хорошо знает, и пользуется авторитетом в Правительстве, и в Администрации тоже. Будем работать с ним напрямую и я, и Дмитрий Анатольевич.

Всё, что мы сегодня обсуждали, всё, что мы сегодня с вами положим на бумагу в виде соответствующих поручений, тоже так или иначе будет находиться под его контролем.

Вам большое спасибо. Хочу пожелать вам успехов. Благодарю вас.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 августа 2013 > № 886403 Владимир Путин


Россия. ДФО > Экология > kremlin.ru, 31 августа 2013 > № 886399 Владимир Путин

Совещание по ликвидации последствий паводка на Дальнем Востоке

Владимир Путин продолжил серию совещаний по вопросу ликвидации последствий паводковой ситуации на Дальнем Востоке.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Мы в последние несколько дней поработали в регионе, который столкнулся с паводками. Ситуация тяжёлая, в некоторых регионах она не улучшается, к сожалению. Где-то вода сходит, а где-то ситуация даже продолжает обостряться.

Я просил вас выехать позавчера в регионы, и вчера вы работали в регионах паводка. Давайте посмотрим, что вы дополнительно для себя выяснили, какие проблемы и вопросы считаете наиболее острыми. И потом завершим нашу работу тем, что сформулируем основные положения указа Президента, которые лягут в основу оказания помощи людям и экономике этого региона.Давайте начнём работать. Я прошу только коротко, по существу. Начнём с Министра здравоохранения Скворцовой Вероники Игоревны. Пожалуйста.

В.СКВОРЦОВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

На сегодняшний день эпидемиологическая ситуация во всех регионах Дальнего Востока стабильная и держится под контролем, инфекционная заболеваемость не превышает контрольный эпидпорог и ниже уровня прошлого года.

Проводятся несколько направлений работы. В 38 пунктах временного размещения в настоящее время находится 2012 человек, 796 детей. В каждом ПВР дежурят врач и медсестра, обходы проводятся утром и вечером, обеспечивается контроль безопасности питьевой воды и пищи. Детским бесплатным питанием обеспечены все дети до года.

В отношении лекарственных препаратов мы поддерживали всё последнее время десятидневный обновляемый запас. Со вчерашнего дня в связи с похолоданием в Еврейской автономной области возникла потребность в дополнительном количестве антивирусных препаратов. Препараты направлены из Хабаровского края, и в понедельник из Москвы вылетит борт тоже с большим количеством антивирусных препаратов.

Работают более ста психологов, в том числе и детские.

Идёт широкомасштабная вакцинация. Вакцинируется население из групп риска – это эвакуированные из зон подтопления, размещённые в ПВР, ликвидаторы – служащие армии и МЧС, сотрудники пищеблоков, ЖКХ и другие группы.

Исходно планировалось привить 90 тысяч человек, уже сейчас сделана вакцинация более 170 тысячам, в том числе 26 тысячам военнослужащих.

Пересчитана потребность с учётом момента: потребность составляет около 210 тысяч вакцинаций. И мы надеемся, что до конца начинающейся недели вакцинация будет полностью закончена.

В связи с тем, что в подтопленных домах остаются люди, было организовано силами волонтёров 150 отрядов – 450 человек. Проведено 85 тысяч подворовых обходов, осмотрено 103 тысячи населения, в том числе 46,5 тысячи детей. Население в подтопленных домах вакцинировалось и фагировалось на месте, в лодках.

Для оказания медицинской помощи развёрнуто четыре мобильных госпиталя. С учётом изменяющейся ситуации они были перебазированы. Один госпиталь остаётся в Еврейской автономной области (село Бабстово) и три расположены в Хабаровском крае вдоль Амура – Хабаровский район, Нанайский район и Ульчский район.

Наряду с этим развёрнуто два медицинских отряда спецназначения Миноброны, все мобильные силы работают вместе. Обратились за помощью более 37 тысяч человек, 10065 детей, госпитализировано более 3 тысяч человек, в том числе 631 ребёнок. Состояние ни у кого не внушает опасений. Это обострение хронических заболеваний, нетяжёлые травмы и результаты стрессовых реакций.

Важнейшим направлением нашей работы является контроль за питьевой водой. Наряду со стационарными лабораториями Роспотребнадзора развёрнуты полевые лаборатории Минобороны, а также введены две мобильные экспертные лаборатории ФМБА: одна в Еврейской области и одна в Нанайском районе Хабаровского края.

На прошлой неделе удалось предотвратить три вспышки кишечных инфекций. Был своевременно зафиксирован занос инфекции в питьевую воду, и приняты срочные меры.

Проводится гиперхлорирование воды из централизованных источников и обеспечено опечатывание более 620 колодцев, которые в настоящее время подлежат дезинфекции, что будет сделано в ближайшие дни.

В отношении скотомогильников. Подтоплено 15 скотомогильников, из них два неблагополучных по сибирской язве. На территорию Амурской области введены сотрудники Иркутского противочумного института, которые работают сейчас на базе лабораторий Хабаровской противочумной станции. Взяты 60 исследований почвы. Ни в одной пробе не выявлено возбудителей сибирской язвы. Ситуацию тоже держим под контролем.

Фактически начат этап заключительной дезинфекции. Все регионы обеспечены достаточным количеством дезинфектанта. Начато всё с Амурской области, где идёт активный спад воды, уже почти на 2 метра, и в день территория освобождается на 50–60 сантиметров.

С Министерством обороны договорились о том, что в наиболее рисковых зонах работают подразделения химзащиты Минобороны, а в северных районах Амурской области – МЧС, ЖКХ и волонтёры из медицинских вузов.

Ведётся работа по выдаче полисов ОМС взамен утраченных. Выдано уже 2567 полисов. С учётом начала учебного года составлен план дополнительных противоэпидемиологических мероприятий в школах и детских садах.

И в заключение хотелось бы отметить, что всего за период паводков пострадало 46 медицинских учреждений. Экономический ущерб в связи с этим составил более 212 миллионов рублей. Стоимость затрат на вакцинальные препараты и дезинфектанты превысила на сегодняшний день 350 миллионов рублей.

В целом вся ситуация держится под контролем, постоянно находятся на месте сотрудники и Минздрава, и Роспотребнадзора, и ФМБА. Продолжаем работать.

В.ПУТИН: Что касается могильников, конечно, Вы понимаете, особое внимание этому должно быть. Мониторинг должен быть постоянный.

В.СКВОРЦОВА: Да.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Ливанов Дмитрий Викторович.

Д.ЛИВАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

На сегодняшний день ущерб, нанесённый образовательным учреждениям, оценивается в 409 миллионов рублей; 21 образовательное учреждение не сможет приступить к работе с 1 сентября, из них 13 школ: три – в Хабаровском крае, восемь – в Еврейской автономной области и две школы в Амурской области.

Для 3914 учеников этих школ учебный процесс будет обеспечен либо в соседних школах в неподтопленных районах, либо в детских оздоровительных лагерях. 997 детей уже размещены и начнут обучение и оздоровление в лагере «Океан» в Приморском крае, 310 детей – в лагере «Орлёнок» на Чёрном море. Остальные дети будут размещены в лагерях в Хабаровском крае, в Приморском крае и в Сахалинской области.

Завтра везде пройдёт День знаний, а 2 сентября начнутся занятия. Дети обеспечены учебниками, подготовлены педагоги. Подвозятся тёплые вещи там, где это необходимо, потому что ряд детей приехали без тёплых вещей.

У нас есть резерв мест, которые можно использовать в случае необходимости: 3,5 тысячи мест в детских лагерях в Приморском крае, из них 500 мест для детей дошкольного возраста с родителями и более 5 тысяч мест для размещения людей в общежитиях вузов в районе.

Доклад закончен.

В.ПУТИН: Спасибо.

Новак Александр Валентинович, пожалуйста.

А.НОВАК: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

За период нахождения здесь по Вашему поручению проанализировано…

В.ПУТИН: Извините.

Дмитрий Викторович, есть случаи, они неординарные, но в целом носят массовый характер, Вы об этом знаете: школа в нормальном состоянии, а семьи в дома вернуться не могут, значит, дети не могут там пойти в школу.

Поэтому это нужно иметь в виду, вместе с местными властями всё это нужно продумать. А есть такие, где дома нормально сохранились, а школа повреждена. Таких меньше, но всё равно есть.

Извините. Пожалуйста, Александр Валентинович.

А.НОВАК: Спасибо.

Проанализировано состояние и необходимые меры по восстановлению энергетической инфраструктуры на территориях, которые попали в паводок.

По теплоэнергетике. Все ТЭЦ работают в штатном режиме. По одной только ТЭЦ у нас есть особо острая ситуация, она продолжается в связи с подъёмом воды в Хабаровске. Организованы две линии защитных дамб, это хабаровская ТЭЦ-2, способные выдержать повышение отметки до 8,3 метра. В настоящее время отметка 7,8 метра.

Оборудование перемонтировано на более высокую отметку, к началу отопительного сезона станция будет введена в работу, она работает только в отопительный сезон на тепло. Запасы угля и мазута на всех других станциях превышают нормативные на 50–60 процентов, здесь проблем нет. И рисков с теплоснабжением в Хабаровске не будет.

По объектам электросетевого хозяйства. Больших повреждений линий электропередачи и подтопления подстанций не наблюдается. На сегодня количество отключённого населения 4764 человека в 2276 домах, это 35 населённых пунктов. Общая тенденция направлена на снижение количества подтопленных линий электропередачи, оборудования.

По каждому обесточенному населённому пункту работают бригады, оснащённые необходимыми средствами, механизацией, оборудованием. Всего задействованы 243 бригады, 366 единиц техники, и обеспечен необходимый аварийный запас.

Аварийно-восстановительные работы энергетической инфраструктуры в подтопленных населённых пунктах начинаются сразу после снижения уровня паводковых вод. Уже началось восстановление электроснабжения в Амурской области и отдельных районах Еврейской автономной области.

За последние дни было восстановлено электроснабжение в пяти населённых пунктах Амурской области – это Заречное, Мазаново, Калинино, Гродеково и Коврижка. И в шести населённых пунктах ещё идут работы по восстановлению энергоснабжения. В целом в Амурской области на пике отключения население составляет 3146 человек. В настоящее время уже подключено 1667 человек.

Уважаемый Владимир Владимирович! По Вашему поручению сделан предварительный анализ ущерба, который нанесён электросетевому хозяйству, он составляет на сегодня от 250 до 300 миллионов рублей, по предварительной оценке. Но окончательный будет, конечно же, после того, как вода сойдёт в Хабаровском крае, в Еврейском автономном округе. Несколько может измениться, но несильно, поскольку мы уже примерно понимаем на примере Амурской области этот ущерб.

Что необходимо сделать в первую очередь сегодня? Организация, как я уже сказал, скорейшего подключения. Для этого организована работа по информированию населения о порядке включения в сеть домовладений. Также информация доведена путём распространения памяток. И в каждом населённом пункте с отключённым потребителем находится представитель ДРСК.

Второе. Обращаются губернаторы, и на прошлом совещании, по оказанию помощи по обеспечению запасами топлива, особенно для нужд жилищно-коммунального хозяйства. С этой целью через администрации и штабы налажена работа, ежедневный мониторинг и согласуются дополнительные объёмы по поставкам из других регионов угля. Мы провели работу с поставщиками. В основном это Красноярский край и Республика Саха (Якутия). Достигнуты договорённости о поставках без предоплаты, уже первые партии угля отгружены.

И третья оперативная задача – подготовка объектов электроэнергетики к осенне-зимнему периоду. Мы тоже работаем, сроки не сдвигаем. К 15 ноября объекты электроэнергетики будут подготовлены и восстановлены.

И несколько слов относительно перспектив строительства новых регулирующих гидроэлектростанций, также вопрос поднимался, в целях защиты от наводнений в бассейне реки Амур. В прошлые годы выполнялись соответствующие проработки этого вопроса. Анализ показывает, что для защиты от наводнений потребуется строительство от пяти до шести гидроузлов мощностью от 120 до 400 мегаватт каждый на основных притоках реки Амур.

Это даст возможность примерно около 2 тысяч мегаватт получить дополнительной мощности и 8 миллиардов киловатт-часов, которые могут быть использованы как для развития экономики субъектов Российской Федерации Дальневосточного федерального округа, так и для экспорта.

Прорабатываем вопрос с Министерством финансов о возможных источниках финансирования.

Доклад окончен. Спасибо.

В.ПУТИН: Я хочу обратить внимание и Ваше, и всех остальных коллег: мы обсуждаем сегодня проблему ликвидации последствий стихийного бедствия. Строительство гидросооружений – это важная вещь для предотвращения подобных явлений в будущем. Но это масштабная, если не сказать колоссальная, работа, которая требует тщательной профессиональной проработки, исходя из всех аспектов решения задач подобного рода, в том числе и экологических последствий. Это не антикризисные мероприятия. Это должна быть плановая, системная работа. Поэтому, пожалуйста, исходите из этого и в сфере энергетики, и по другим отраслям.

Что касается угля, то вы сами слышали, вы сами присутствовали на встречах с главами муниципальных образований: для людей, особенно на селе, в небольших муниципальных районах, тем более в населённых пунктах, раскиданных по большим территориям, это чрезвычайно важный вопрос. Нужно обеспечить заключение соответствующих контрактов и доставку угля. Что касается доставки, мы ещё поговорим, как это сделать.

Есть ещё одна проблема, которая отчасти тоже вас касается, – это тарифы на электроэнергию. Надо не допустить хотя бы роста этих тарифов. В целом люди просят как-то их снизить, я не знаю, насколько это возможно – снизить тарифы, но надо, во всяком случае, не допустить их роста. Обращаю Ваше внимание, и займитесь этим делом с другими нашими коллегами.

Слюняев Игорь Николаевич, пожалуйста.

И.СЛЮНЯЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

В результате паводка на территории субъектов Дальневосточного федерального округа оказались подтопленными 12235 жилых домов. Данные сегодня уточняются. Также оказались подтопленными объекты жизнеобеспечения, в том числе 80 котельных, 90 километров теплотрасс, 54 километра водопроводных сетей и 227 водозаборных колонок. При этом мы оцениваем, что от 30 до 38 процентов жилого фонда восстановлению не подлежит, это так называемое аварийное жильё.

Общая сумма, предварительные итоги ущерба, нанесённого жилищно-коммунальному комплексу, по регионам Дальневосточного округа превышает 14 миллиардов рублей. Там, где вода уже сошла, комиссии начали работу по оценке ущерба и первые мероприятия по восстановлению жилого фонда и социальной инфраструктуры.

Примерно 12 тысяч повреждённых домов подлежат капитальному ремонту. Мы постараемся в максимально короткие сроки произвести рассмотрение документов и обеспечить перечисление средств в регионы, после того как будут приняты параметры финансовой поддержки и помощи пострадавшим от паводка.

По аналогии с Крымском будем перечислять средства через органы социальной защиты, а органам местного самоуправления и субъектам Федерации рекомендуем подрядчиков, а также фиксированные цены. Для этих целей разрабатываем типовую форму контракта и определим меры поддержки, помощи одиноким и пенсионерам.

Главная задача сегодняшнего дня – это, конечно же, подготовка к зиме и обеспечение расселения граждан, которые утратили в результате паводка своё жильё. Какими механизмами предполагаем решить эту проблему? Приобретать квартиры, достраивать квартиры с высокой степенью готовности – 70 процентов и выше, а также временное размещение людей, не исключаем на зимний период.

В.ПУТИН: Достраивать – и что дальше?

И.СЛЮНЯЕВ: И предоставлять это жильё гражданам.

В.ПУТИН: Это самое главное, да. То есть использовать имеющееся жильё высокой степени готовности для того, чтобы купить его и предоставить гражданам?

И.СЛЮНЯЕВ: В очень короткие сроки.

В.ПУТИН: Да.

И.СЛЮНЯЕВ: В качестве примера. В Амурской области есть 273 свободные квартиры, которые мы предполагаем задействовать в рамках этой схемы, а также военные городки Орлиный и Черемхово. В Еврейской автономной области, в Биробиджане, 160 квартир, возможных к заселению при условии их быстрой застройки, а также есть пункты, где возможно временное размещение людей на зимний период. Это посёлок Кульдур, в котором сегодня действуют пять санаториев. Есть квартиры в Хабаровском крае, в городе Хабаровск, а также военный санаторий «Богдановка», который позволяет временно разместить людей на зиму.

Субъекты начали готовить предложения по предоставлению земельных участков под жилищное строительство. В частности, в Амурской области в шести муниципальных образованиях уже сегодня мы отфиксировали 224 гектара земли, возможных под комплексную жилищную застройку, причём четыре муниципальных образования предоставили земельные участки, которые обеспечены необходимой инженерной инфраструктурой. В Хабаровском крае таких земель 143 гектара, и общая оценка по возможным объёмам строительства превышает 200 тысяч квадратных метров жилья.

Некоторые населённые пункты могут быть перемещены или переселены полностью. Например, есть такая деревня Ивановка в Амурской губернии, которая регулярно подвергается подтоплению, и люди страдают от наводнений.

На особом контроле находится подготовка регионов к отопительному периоду, к зиме. Ситуация сложная. В качестве примера: из 50 котельных в Амурской губернии только три нуждаются в капитальном ремонте. У остальных оборудование было заранее демонтировано, и после схождения воды оно будет просушено и возвращено на место.

Восстановительные работы сегодня ведутся на 226 объектах жизнеобеспечения. Сегодня совместно с субъектами Федерации и органами местного самоуправления мы актуализируем графики подготовки к зиме жилого фонда, объектов социальной инфраструктуры, а также договорились, что нам будут помогать в этом силы МЧС и Минобороны. По предварительным оценкам, на восстановление объектов коммунальной инфраструктуры потребуется порядка 1,3 миллиарда рублей.

В соответствии с Вашим поручением, Владимир Владимирович, вчера отработали в трёх из десяти пунктов временного размещения граждан на территории Еврейской автономной области. Выявили проблемы. Нашли пути решения таких проблем. Выработали механизмы совместно с Министром по чрезвычайным ситуациям Пучковым Владимиром Андреевичем, а также с губернатором Еврейской автономной области. Более подробно об этом доложит мой коллега Максим Анатольевич Топилин. Но есть понимание, какие проблемы и каким образом их решать.

Спасибо за внимание. Доклад закончен.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Соколов Максим Юрьевич.

М.СОКОЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

По транспортным объектам – с первых чисел августа введён режим чрезвычайной ситуации. Образованы оперативные штабы в агентствах по соответствующим отраслям транспорта. В самом Министерстве создана оперативная группа, обеспечивающая взаимодействие как с подведомственными организациями, так и с Министерством чрезвычайных ситуаций.

Ведём непрерывный мониторинг состояния объектов. Также направлены соответствующие специалисты и руководители агентств в зону чрезвычайных ситуаций. Подготовлен запас материальных ресурсов и технических ресурсов на федеральных объектах.

На железнодорожном транспорте. На сегодняшний день дальневосточная железная дорога в условиях паводка работает без сбоев в графике движения поездов. Для предупреждения нарушения безопасности движения созданы противоразмывные поезда на 63 железнодорожных станциях, состоящие в целом из 305 вагонов. На 40 железнодорожных мостах ведётся непрерывный и круглосуточный контроль за уровнем рек.

На воздушном транспорте. В целом аэропорты и гражданские аэродромы в регионе работают в штатном режиме. По аэропорту Зырянка в Республике Саха (Якутия) введено ограничение, он переведён ввиду намокания ВПП в режим посадочной площадки. Также были проблемы в Комсомольске-на-Амуре, аэропорт Хурба, где произошло затопление территории аэропорта, на котором расположена приводная радиостанция. Мы переключили радиосообщение на Хабаровск.

В части Амурского водного бассейна. Бассейновые администрации сформированы из плавсостава аварийной бригады. Обесточены места, попадающие под затопление. Материальные ценности подняты на максимально высокий уровень. Информация о затоплении, уборке, а также утрате навигационных знаков, в том числе и с китайской стороны, по взаимодействию с нашими китайскими коллегами на пограничных участках, ежедневно передаётся в установленном порядке по соответствующим каналам связи.

На внутренних водных путях у нас работает 14 обстановочных судов сегодня, 5 судов сняты для усиления противопаводковых мероприятий и работы в акваториях Благовещенска, Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре.

Особое внимание уделено дорожному хозяйству. На сети федеральных автомобильных дорог в регионе на сегодняшний день движение осуществляется без ограничений. Правда, сегодня мы ввели ограничение по автобусному сообщению между Хабаровском и Комсомольском-на-Амуре, там есть определённые затруднения на 130–140-километровом участке. Также напряжённая ситуация складывается на выходе дороги Хабаровск–Чита, на выходе из Хабаровска, на 13-м километре. Но мы пока держим ситуацию под контролем.

Сформирована группировка техники из более 500 единиц, создан запас инертных материалов. На восстановительных работах задействовано 22 дорожные организации.

Всего на территории Дальневосточного федерального округа остаются подтопленными на сегодняшний день 97 участков дорожного полотна автодорог местного и регионального значения и 75 автомобильных мостов. У меня есть справка по каждому субъекту в отдельности, но я её в данном докладе приводить не буду.

Всего на сегодняшний день необходимый объём финансирования на восстановление региональных и местных дорог и искусственных сооружений составляет порядка 5 миллиардов 900 миллионов рублей.

Что касается федеральных объектов, то на восстановление федеральных дорог до наступления зимнего периода может потребоваться порядка 1 миллиарда рублей. Но при этом речь о дополнительном выделении средств бюджета не идёт, мы решим эти вопросы за счёт внутренних резервов. Так же как и в весенний период, потребуются дополнительные укрепляющие мероприятия по федеральным дорогам, мы тоже запланируем эти средства в бюджете 2014 года.

Ещё раз хочу отметить, что Министерством принимаются все необходимые меры для контроля за ситуацией и бесперебойного функционирования объектов федерального транспорта.

В.ПУТИН: Вместе с коллегами из Минфина, из других ведомств нужно решить вопрос с железнодорожными тарифами. Или их нужно субсидировать, или частично, может быть, «РЖД» возьмёт какие-то объёмы перевозок на себя. Нужно, чтобы ситуация была нормальной здесь и чтобы люди могли завезти необходимые продукты питания, угли и другие необходимые товары.

Вы знаете, получается, что тариф в два раза дороже, чем сама стоимость товара. Поэтому нужно либо просубсидировать эти перевозки, либо какими-то другими средствами решить, но решить эту проблему обязательно нужно. Это первое.

Второе. Мы с вами вчера, по-моему, говорили ещё, что количество людей, которые здесь оценивают ущерб, нанесённый прежде всего муниципальной инфраструктуре и региональной, совершенно недостаточное. Нужно, чтобы здесь больше людей было и чтобы они на месте в сапогах болотных пошастали, на лодках поездили и посмотрели, где и чего не хватает. Реально не хватает.

Хочу Вам сказать и всем остальным коллегам: все мероприятия, которые связаны и которые мы будем проводить в связи с необходимостью ликвидации последствий, должны быть направлены именно на ликвидацию последствий стихийного бедствия, а не на решение под этим предлогом всех других проблем на десятилетие вперёд. Если мы пойдём по этому пути, то мы никогда ничего не решим, мы «утонем», просто денег не хватит. Но то, что мы будем восстанавливать, нужно, конечно, восстанавливать на современной базе, и по-современному надо это делать. Это тоже требует денег.

Я на что хочу обратить внимание? Вы, по-моему, были вчера на встрече, я не знаю, на первой или на второй, с руководителями муниципалитетов. О чём они говорят? Что, если не будут восстановлены хотя бы элементарно те дороги, которые у них были, и те мосты, которыми они раньше пользовались, не довезти будет до населённых пунктов продукты. Военные уйдут, они же не могут здесь вечно сидеть со своими временными мостами, и всё – не будет ни техники для перевоза людей и товаров, ни сообщения между населёнными пунктами.

Поэтому на это нужно обратить немедленно самое пристальное внимание. Для этого тоже нужны деньги. Придётся, я обращаю на это внимание и Ваше, и всех других коллег, придётся перераспределить имеющиеся у вас ресурсы и сманеврировать ими. Где-то, значит, придётся снять, но ничего не поделаешь, здесь бедствие, люди в беде оказались, надо им помочь. Где-то нужно будет снять, с каких-то объектов, а сюда перебросить. И просто отсубсидировать субъекты – субъектам дать соответствующие деньги на восстановление муниципальной и субъектовой дорожно-транспортной инфраструктуры. Незамедлительно нужно провести эти расчёты и представить предложения.

М.СОКОЛОВ: Есть, Владимир Владимирович. Задачи понятны.

Хотел бы обратить внимание руководителей субъектов на то, что в их распоряжении имеются средства региональных дорожных фондов. И мы тогда консолидируем вместе усилия.

В.ПУТИН: Да, Вы всё это посмотрите. Можно, наверное, и в рамках субъектов что-то консолидировать и перераспределить, но этого будет недостаточно. Я думаю, то есть не думаю, уверен, что и вам нужно будет что-то перераспределить, понять, сколько нужно на восстановление муниципальной инфраструктуры, и дать туда именно это количество денег – не больше, но и не меньше. Но, повторяю ещё раз, если мост строить, то это должен быть современный мост, въездную дорогу вы делаете, то современная дорога должна быть, а не просто гравий насыпать.

Нужно определить этот объём средств. Но брать их нужно, не выколачивая из Минфина дополнительные ресурсы, может быть, что-то можно добавить, а перераспределить внутри ведомства и внутри регионов, насколько это возможно. Договорились?

М.СОКОЛОВ: Да. Задача понятна. Есть.

В.ПУТИН: Спасибо.

Топилин Максим Анатольевич, пожалуйста.

М.ТОПИЛИН: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Министерство труда работало по следующим направлениям.

Первое – это своевременное обеспечение всех выплат, прежде всего пенсий, различных пособий по линии Пенсионного фонда и Фонда социального страхования. При этом задача таким образом ставилась перед отделениями Пенсионного фонда, с тем чтобы пенсии доставлялись своевременно и даже раньше установленных сроков в связи с тем, что люди переехали в пункты временного размещения и по местам их нового проживания, если они проживают у родственников.

Такая задача сейчас решается, и сбоев с выплатами пенсий и различных видов пособий не наблюдается. При этом, учитывая возможности, которые у нас есть в рамках программ адресной поддержки пенсионеров, мы сейчас ведём работу по подготовке соответствующих списков, с тем чтобы можно было за счёт Пенсионного фонда оказать дополнительную помощь именно неработающим пенсионерам. Такая возможность есть, как раз путём перераспределения ресурсов мы сможем это сделать. Сейчас пока выявлены, посчитаны около 11 тысяч таких пенсионеров. В перспективе мы можем выйти на цифру около 50 тысяч. Сейчас эти списки готовятся.

Кроме этого, велись работы и продолжаются работы по восстановлению документов. По всем данным, в отличие от Крымска, здесь всё-таки осуществлялся плановый вывоз людей, и с документами, в основном то, что связано с пенсионными удостоверениями, различными документами по установлению инвалидности, вроде бы всё пока нормально. Есть только единичные случаи их утери, так же как и утеря, допустим, технических средств реабилитации и других реабилитационных средств.

Также была настроена работа медико-социальной экспертизы, Владимир Владимирович, с тем чтобы тех, кто пострадал, инвалидов, мы могли либо заочно освидетельствовать, либо выезжать к ним, чтобы было удобно для людей. Такая работа также продолжает осуществляться.

Также по линии органов инспекции по труду мы пытаемся выявить те предприятия и тех работников, которые, соответственно, не могут добраться до своей работы: либо предприятие оказалось в зоне затопления, либо работники просто не могут добраться до предприятия. Пока таких, по нашим оценкам, предприятий, с учётом малых предприятий, более 250.

И сейчас мы тоже ведём работу по разъяснению и работодателям, и работникам, как вести себя в этой ситуации, как должны оформляться документы по возможности и как эта работа будет продолжаться дальше, с тем чтобы не было необоснованных увольнений – с одной стороны, с другой стороны – каких-то социальных споров в этой связи.

Мы понимаем, что в связи с тем, что ряд предприятий, в основном, конечно, это некрупные предприятия, оказались в зоне наводнения, возможно, регионы – мы сейчас прорабатываем с коллегами – будут испытывать некий рост, подъём уровня безработицы на первый период.

И у нас есть резерв порядка миллиарда рублей. Сейчас мы подсчитываем с субъектами, сколько потребуется денег для выплаты соответствующих пособий и на активные программы. Эта работа будет завершена в ближайшее время.

Также предполагаем с учётом того, что всё-таки будут вестись и восстановительные работы, и работы по очистке территорий, предусмотреть средства на временные работы, возможно, оказание поддержки малому бизнесу, самозанятым также в рамках средств, которые у нас есть сейчас в федеральном бюджете. Такой проект решения сейчас мы начали готовить с субъектами Российской Федерации.

Что касается учреждений социальной защиты, то в принципе есть небольшие подтопления около 19 учреждений, в основном это Амурская область, но это незначительные потери. Сейчас подсчитывается ущерб. Предварительная оценка составляет около 40 миллионов рублей. Из двух учреждений Амурской области и Хабаровского края была произведена эвакуация, были осуществлены соответствующие размещения.

Мы видим свою работу в том числе и по линии служб занятости в перспективе, сегодня эту тему тоже обсуждали. В связи с тем, что люди будут получать другое жильё, возможно и в других городах, какое-то расстояние от прежнего жилья, с тем чтобы синхронизировать работу служб занятости с подбором работы на новом месте проживания, если это возможно, необходима организация каких-то транспортных маршрутов. Эта работа будет вестись.

Разрешите доложить об исполнении Вашего вчерашнего поручения по поводу посещения двух пунктов временного размещения – это село Ленинское, так называемый укрепрайон. И два пункта временного размещения в Бабстово. Это достаточно большие пункты. В одном находится порядка 300 человек, это укрепрайон, там старые брошенные казармы.

И в Бабстово – это территория сельскохозяйственного техникума, сам техникум и общежитие, различные постройки к нему. В Бабстово находится порядка 800 человек. Много проблем, которые возникают в связи с организацией работы ПВР, обусловлены тем, что это крупные ПВР. Других таких практически нет и в других регионах тоже.

Мы с Игорем Николаевичем посмотрели все условия. На что жалуются прежде всего люди? Это очень скудное питание, потому что норматив расчёта по чрезвычайной ситуации на человека – это 100 рублей в день.

Соответственно, под это были составлены рационы, рацион очень скудный: это макароны, крупа различных видов, а где-то и почти одинаковая. Взяли, посмотрели меню во всех ПВР. Но люди прежде всего говорят, что это очень мало.

В.ПУТИН: То есть всё правильно: то, что люди написали, так оно и есть.

М.ТОПИЛИН: Я бы не сказал, что это совсем невозможно есть, мы попробовали, но, во-первых, это мало. И главная проблема, этим же кормят и детей…

В.ПУТИН: О чём я и сказал на совещании в Биробиджане.

М.ТОПИЛИН: Есть другие проблемы, связанные с лекарственным обеспечением. Вероника Игоревна сказала о том, что противовирусные препараты будут поставляться в связи с тем, что становится прохладнее, и, соответственно, возникают эти риски.

Какие решения уже приняты? Мы буквально перед совещанием разговаривали с Александром Ароновичем, вчера всё объезжали, естественно, с его представителями. Во-первых, администрация Еврейской области увеличит в два раза нормативы обеспечения в пунктах временного размещения, это уже совершенно другой рацион.

Плюс по линии МЧС, Владимир Владимирович, мы договорились о том, что будет поставлена дополнительная помощь с учётом того, что это будет всё-таки более разнообразная пища. Самое главное – санэпидограничения, военные кухни, и очень проблематично дать возможность использовать овощи или что-то ещё.

В.ПУТИН: Послушайте меня. У нас большая страна и, слава богу, небедная, есть и ресурсы, и средства, и деньги, и продукты питания. Я хочу, чтобы Вы это услышали, и Александр Аронович сейчас услышал в Биробиджане.

Если эти пункты не пригодные для того, чтобы люди в таком количестве и в таких условиях там содержались, значит, нужно их оттуда переместить в другие места. Что, у нас страна маленькая, что ли? Не можем перевезти людей, 800 человек? Первое.

Второе. Это, конечно, нелепо, что людей кормят на 100 рублей в день. Ну что, нельзя выделить деньги для того, чтобы нормальный рацион людям организовать? Вы вместе с руководством Еврейской автономной области решите, оставлять там людей на зиму или нет.

Разве можно оставлять людей там на зиму? Мне вчера руководство автономной области сказало, что там будут жить всю зиму. В таких условиях там будут жить люди, Александр Аронович?

А.ВИННИКОВ: Там же основная часть людей отселится, то есть они уйдут в своё жильё. А те, кто останется, будут жить только исключительно семьями в комнатах. Общежитие приспособлено для проживания: есть кухни свои, соответственно, они смогут готовить пищу.

В.ПУТИН: Послушайте меня, Александр Аронович, дорогой Вы мой человек! Куда они отселятся? Куда? В какое жильё уйдут? Мы же с Вами пролетали вчера над этим посёлком. Там даже если полностью дом не снесён, нужно делать капитальный ремонт. Это тоже потребует времени, просушки дома. Считайте, они за ближайшие полтора месяца вряд ли с этим справятся. Куда они уйдут?

Кто-то, может быть, да, но основная масса скорее всего останется. Нужно, чтобы они жили в нормальных условиях. Если в Еврейской автономной области нет таких условий, надо переместить людей в соседние регионы. Что, в Хабаровск нельзя, что ли, временно отправить?

В Хабаровске мне вчера полпред рассказывал, сколько общежитий настроено у различных предприятий и до сих пор должным образом, может, не используются. Привести их быстрее в порядок, переместить труда людей, организовать на месте ремонт домов либо строительство нового жилья. И потом людей из нормальных условий перевести в ещё более человеческие – в собственное жильё.

Вместе с Александром Ароновичем всё это продумайте как следует. Только немедленно. Нельзя людей там держать дальше в таком состоянии.

М.ТОПИЛИН: Можно?

В.ПУТИН: Пожалуйста.

М.ТОПИЛИН: Мы договорились о том, что из казарм, которые в Ленинском, эти люди будут уведены сначала в первую точку, в Бабстово. А семьи с детьми, потому что там достаточно сложно наладить питание в таких условиях для детей, переведут в Биробиджан. Сейчас как раз администрация готовит такие решения, чтобы в общежитиях в Биробиджане можно было разместить семьи с детьми.

В.ПУТИН: Хорошо. Помогите тогда Биробиджану, чтобы они могли создать необходимые условия для проживания людей. И если у них нет денег, что меня удивляет, но такое может быть, это дотационный регион, нужно выделить Биробиджану дополнительные средства на то, чтобы люди находились в нормальных условиях. Это небольшие деньги-то, это вообще копейки для федерального бюджета. Ничего не стоит. Это только внимание к людям.

М.ТОПИЛИН: Хорошо.

Что касается организации пребывания, в том числе и детей, мы договорились о том, что при необходимости, если люди захотят, будут организованы соответствующие комнаты, там уже это есть, просто этого было недостаточно, комнаты для детей, потому что детский садик загружен теми детьми, которые проживают постоянно.

И в том числе требуется решение вопросов с тёплой одеждой и так далее. Эти вопросы тоже мы организовали, с тем чтобы персонально людям, особенно семьям с детьми, это всё выдавалось на месте. Сейчас эта схема вся отрабатывается. Я попросил в том числе, как Вы сказали, Хабаровский край, туда выехать представителя Министерства соцзащиты сегодня с нашим сотрудником, с тем чтобы эту работу доорганизовать.

В.ПУТИН: Если это можно сделать в Биробиджане, недалеко от мест постоянного проживания людей, сделайте там, но только сделайте это быстро. Я понимаю, что можно было в эти казармы людей перебросить в экстренном порядке. Но если речь идёт о том, чтобы они жили там несколько месяцев, тогда либо нужно создать нормальные условия, либо, может быть, действительно легче перевезти их в Биробиджан и в другие населённые пункты, где и стихия не так свирепствовала, и условия можно создать нормальные. Только сделать это нужно быстро. Максим Анатольевич, слышали?

М.ТОПИЛИН: Так точно.

В.ПУТИН: Александр Аронович, слышите меня?

А.ВИННИКОВ: Слышу, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Вот давайте работайте.

А.ВИННИКОВ: В течение двух суток мы перевезём все семьи с детьми в Биробиджан. Сегодня мы вплотную занимаемся, после обеда уже пять автобусов пошло, первых людей мы начнём перевозить. А дальше мы планировали их выселить из этих казарм, казармы отремонтировать, сделать соответствующие секции для проживания семей, и после этого туда людей уже переселять, из Бабстово в том числе. Сейчас, конечно, эти люди все были экстренно отселены. По 2,5 тысячи мы переселяли за одну ночь, за один день. Поэтому есть, конечно, проблемы, но я считаю, что мы совместно их решим.

В.ПУТИН: Быстрее только, не мучайте там людей, у нас все возможности для этого есть. Вопрос только в вашей оперативности при решении этих вопросов.

По поводу дополнительных средств именно для Биробиджана на содержание этих ПВР, где большое количество людей сосредоточено, если нужно, помогите им.

М.ТОПИЛИН: Владимир Владимирович, это деньги не Минтруда.

В.ПУТИН: Я понимаю, но Минтруд должен сформулировать эти потребности. Вот я о чём. Это ваша задача. Вы должны знать, сколько людей, где находятся и в каком они состоянии. Иначе нужно вторую часть из названия вашего ведомства убрать и передать куда-то в другое место.

Донской Сергей Ефимович, пожалуйста.

С.ДОНСКОЙ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Коротко о текущем значении и прогнозе уровня воды. В Амурской области, как уже было сказано, на реке Зея и на всём протяжении среднего Амура в пределах Амурской области и Еврейской автономной области наблюдается интенсивный спад. Здесь пик основного паводка пройден. Самым проблемным остаётся участок Амура ниже впадения рек Сунгари и Уссури от Хабаровска до Комсомольска-на-Амуре.

По состоянию на сегодня на 10 утра гребень амурского паводка отходит к Хабаровску, где прогнозируется достижение отметок в 800 сантиметров, у Комсомольска-на-Амуре к концу следующей недели достижение отметок в 840–890 сантиметров, движение идёт.

По оценкам Росгидромета, в течение первой декады сентября, то есть мы прогнозируем, что будет происходить дальше, в западных районах Приамурья осадки ослабеют, и во второй половине декады сентября ожидаются заморозки, соответственно, ситуация будет развиваться именно с учётом этих аспектов.

Теперь по поводу сбросных расходов Зейского и Бурейского водохранилищ. Они в первую очередь направлены, конечно, на минимизацию влияния паводковых вод, стабилизацию и снижение уровневых отметок рек Зея, Бурея и среднего Амура, формирование условий для аварийно-восстановительных работ.

Учитывая особенности гидрологического цикла, необходимость обеспечения условий безопасной эксплуатации, собственно, ГТС, и обеспечение условий безаварийного прохождения осенне-зимнего периода 2013–2014 года, было проведено совещание с Ростехнадзором, проектировщиками ГТС, Росводресурсами, Росгидрометом по подготовке графика работ гидроузлов на осенне-зимний период. 4 сентября всё должно быть подготовлено.

В отношении реконструкции, строительства и ремонта объектов инженерной защиты населённых пунктов, по предварительным оценкам, подготовленным Росводресурсами на базе материалов пострадавших субъектов, ориентировочная стоимость строительства на предстоящие три года – 24,9 миллиарда рублей.

При этом 2014 год – около 3 миллиардов рублей, и в дальнейшем суммы по 11 миллиардов рублей. Это в целом по всем пострадавшим регионам. Оценка продолжается, будет уточняться по мере определения новых гидрологических режимов и установления новых требований безопасности территорий и гидросооружений.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Николай Васильевич Фёдоров, сельское хозяйство.

Н.ФЁДОРОВ: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

На сегодня общая площадь гибели сельхозкультур на Дальнем Востоке за эти дни, пока мы здесь работаем, увеличилась не намного, правда, на 1,5 тысячи гектаров и составила 592400 гектаров. Из них более 512 тысяч – это Амурская область. А для Амурской области это более 60 процентов от посевных площадей.

Предварительный ущерб с учётом упущенной выгоды для аграриев порядка 10,5 миллиарда рублей. Потери по прямым затратам для сельхозтоваропроизводителей составляют без малого 4 миллиарда рублей. Гибели сельхозживотных непосредственно от наводнения практически не было. Но есть так называемый вынужденный убой из-за ящура, пришедшего, как говорят специалисты, из Китая в Амурскую область. Это порядка полутора тысяч голов, в основном крупного рогатого скота.

В.ПУТИН: Как не было? Когда люди пишут, что в некоторых населённых пунктах скот не вывозили, и он пропал. Как не было?

Н.ФЁДОРОВ: Порядка полутора тысяч голов зафиксировано.

В.ПУТИН: Значит, всё-таки было.

Н.ФЁДОРОВ: Вынужденный убой называется.

В.ПУТИН: Нет, не вынужденный убой. Погибла скотина, не вывезли, она пропала…

Н.ФЁДОРОВ: Это пока данные органов управления регионов. Мы продолжим исследование этого вопроса.

В.ПУТИН: Продолжите…

Н.ФЁДОРОВ: На 4 сентября мы договорились с китайской стороной из-за ящура в основном, из-за эпизоотической ситуации провести совместное заседание рабочей группы по эпизоотической безопасности здесь, во Владивостоке. И надеюсь, выработаем актуализированный план действий, для того чтобы нейтрализовать эти риски.

На сегодня вместе с пострадавшими регионами подготовлены прогнозные балансы по обеспечению дефицитных объёмов картофеля, овощей, а также кормов для сельхозживотных с учётом Вашего поручения по поводу создания более льготных условий для перевозки. Надеюсь, цены будут приемлемыми на эти актуальные продукты питания для пострадавших регионов.

Выработаны механизмы дополнительной финансовой поддержки пострадавших сельхозпроизводителей по краткосрочным инвестиционным кредитам, а также по лизинговым платежам, потому что, если не будет помощи в этой сфере, мы с коллегами переговорили, есть реальная угроза банкротства многих сельхозтоваропроизводителей в этом регионе. Есть полное понимание со стороны коллег по Правительству.

Регионы просят также о необходимости увеличения размеров так называемой погектарной поддержки. Здесь тоже есть необходимость откликнуться, с нашей точки зрения, уважаемый Владимир Владимирович, потому что эти деньги пойдут и на восстановление плодородия почв, и на удобрение, и на семена, потому что институт погектарной поддержки – это как раз универсальная формула реагирования на такого рода ситуации.

И погектарная поддержка должна быть увеличена, по нашим оценкам, заметно, в разы. На сегодня это примерно 400 рублей на гектар (400–500 в зависимости от региона). Есть целесообразность увеличения в разы этой суммы для регионов, для территорий, где пострадали поля посевные.

С Минфином и Минэком мы практически договорились, есть полное понимание в необходимости увеличить сроки освоения грантов для крестьянских и фермерских хозяйств, и семейных животноводческих ферм. На сегодня они должны в течение года освоить. Понятно, что на этих территориях не смогут федеральные деньги освоить в силу наводнения.

Также по программе социального развития села. Это несложно, это в компетенции Правительства. И есть у меня полная надежда, что в Правительстве мы в скором времени примем соответствующие решения, и люди, то есть представители малого бизнеса в данном случае, и муниципалитеты не потеряют эти деньги, и дополнительных денег не нужно, просто надо сохранить эти деньги за регионами.

И последний сюжет, это по программе мелиорации. Всё-таки поскольку в феврале распоряжением Правительства утверждена концепция мелиорации, и до 2020 года это вроде такая далёкая перспектива, но на самом деле при формировании трёхлетнего бюджета на 2014–2016 годы было мнение, что нужно сократить объёмы финансирования на ремонт, реконструкцию опасных, особо опасных и аварийных гидротехнических сооружений, их несколько десятков в этом регионе, и на противопаводковые мероприятия.

В первом случае это было минус 3 миллиарда рублей, на противопаводковые – минус 1,8 миллиарда рублей. Они были согласованы в Правительстве ещё в феврале. Потом возникли сложности. В данной ситуации для Дальнего Востока, мне кажется, эту тему нам нужно 3 сентября на заседании Правительства, где будет представляться проект ФЦП, как-то по-особому рассмотреть. Я бы просил понимания и поддержки.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Мантуров Денис Валентинович.

Д.МАНТУРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Ни на одном из промышленных объектов не было чрезвычайных ситуаций, опасных для жизни людей. Но все меры безопасности максимально усилены. На сегодня пока рано подводить итоги по ущербу, нанесённому объектам промышленности, поскольку пик паводков ещё не прошёл.

В то же время уже сегодня очевидно, что основные риски связаны с логистикой поставки на предприятия где-то комплектующих, где-то сырья. Наибольшие материальные убытки сейчас несёт лесоперерабатывающая промышленность. Хотя затопленных предприятий на сегодня нет, работа некоторых предприятий прервана из-за размытия дорог, мостов непосредственно в лесах, поэтому лесозаготовка прервана. В итоге без работы осталось более полутора тысяч человек.

Суммарный ущерб, по информации самих компаний, составляет около 500 миллионов рублей. Мы, естественно, будем эту сумму ещё проверять. И для поддержки дальневосточных предприятий леспрома прорабатываем вопрос адресной поддержки, используя нераспределённые остатки субсидий, которые у нас есть, по субсидированию кредитов на создание межсезонных запасов древесины. Если не будет достаточно, то перебросим с других субсидий до конца года.

Среди крупных промышленных предприятий в значительной степени пострадали судостроительные предприятия: это Амурский судостроительный и Хабаровский завод. На предприятии затоплены пирсы и часть территории производственных площадок. Имущество из цехов эвакуировано, производится отсыпка защитных дамб. И, соответственно, ущерб на сегодняшний день не определён, но предприятие не прервало свою работу.

Для авиационного завода в Комсомольске-на-Амуре уровень воды критичен, свыше 8,5 метра, с учётом того, что сегодня это 7,62, тем не менее на 5, 7, 8 сентября ожидается повышение уровня до 8–8,5 метра. Поэтому проведена подготовка по временному выводу из эксплуатации части цехов.

Мы совместно с Минздравом также отслеживаем ситуацию по обеспечению регионов вакцинами и медикаментами. Предприятия отрасли готовы удовлетворить дополнительный запрос от учреждений здравоохранения.

По итогам мониторинга розничной торговли повышение цен на основные товары пока не отмечено. Мы проводим работу с торговыми предприятиями, чтобы исключить такую возможность, несмотря на ситуации с доставкой.

Ассоциация компаний розничной торговли проявила инициативу передать в пострадавшие районы единовременную продовольственную помощь в объёме не менее 100 тонн. И мы сейчас с министерством Дальнего Востока, с Министерством по чрезвычайным ситуациям отработаем логистику по поставке этой единовременной помощи. Сейчас оперативный штаб Министерства дважды в день готовит анализ ситуации по всем мероприятиям для оперативного реагирования.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пак Олег Борисович, пожалуйста.

О.ПАК: Уважаемый Владимир Владимирович!

В соответствии с Вашим поручением во всех подтопленных населённых пунктах услуги связи для жителей сохранены, связь везде есть. Для тех людей, которые пользуются услугами сотовых операторов, включена услуга аварийного межсетевого роуминга, ею ежедневно пользуются 6 тысяч человек. Дополнительно одним из операторов связи введена услуга звонков при наличии задолженности. Только за вчерашний день ею воспользовалось 9 тысяч человек, она вчера заработала, это оператор «Мегафон».

Для абонентов фиксированной связи введён запрет на их отключение в случае задолженности по оплате. Все таксофоны, которые работают на территории населённых пунктов, работают в режиме бесплатных звонков, можно позвонить как внутри региона, так и по России. Также во всех пунктах временного размещения установлены бесплатные телефоны, проверено – везде есть покрытие сотовой связью. То есть все пункты временного размещения также связью обеспечены.

При этом фиксированная связь за последнее время восстановлена в 64 населённых пунктах, в которых проживает порядка 360 тысяч жителей. Восстановительные бригады, их 44, свою работу продолжают. Как только вода уходит, в течение суток связь в населённом пункте восстанавливается.

И несколько слов о работе почты в режиме ЧС. Как я Вам докладывал в Хабаровске, почта со вчерашнего дня принимает пожертвования в фонд помощи пострадавшим во всех отделениях почты без комиссии. Также принято решение, что любые дополнительные социальные выплаты, которые будут направляться пострадавшим, также будут доставляться почтой без комиссии.

Спасибо. Доклад закончен.

В.ПУТИН: Руководители муниципалитетов, да и граждане в своих письмах обращают внимание на определённые сложности с обеспечением связью тех населённых пунктов, которые расположены вдоль государственной границы. Вы знаете об этом что-нибудь?

О.ПАК: Да, такая проблема есть. Очень часто там работает сразу несколько операторов: и российских операторов, и китайских операторов. Эти населённые пункты, как правило, самые удалённые.

В каждом регионе есть соответствующий план по проникновению сети, то есть постепенно все населённые пункты по плану обеспечиваются базовыми станциями операторов, и качество связи там улучшается. Поэтому в штатном режиме эта работа идёт.

В.ПУТИН: Хорошо. Согласен. Пускай в штатном режиме, но не забывайте про это. Это в штатном режиме, но должно быть решено в конечном итоге. Для себя просто определённые планы выстройте и работу с операторами тоже.

О.ПАК: Принято. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Бахин Аркадий Викторович – Минобороны.

А.БАХИН: Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Докладываю. Войска и подразделения Министерства обороны продолжают выполнять ранее поставленные задачи, сосредоточивая основные усилия на трёх основных субъектах: это Амурская область, Еврейская автономная область и Хабаровский край, которые были наиболее подвержены паводку.

Мы создали на этих трёх операционных направлениях самодостаточные группировки сил, которые позволяют выполнить следующие основные задачи. Это прежде всего эвакуация людей – женщин, детей, стариков – из районов подтопления силами инженерных войск, авиации, в том числе привлечение морской авиации. Всего вывезено 7,5 тысячи людей. И сейчас мы сосредотачиваем основные усилия с учётом прогноза обстановки в районе Комсомольска-на-Амуре по этой задаче.

Далее – вторая задача, не менее важная. Было осуществлено восстановление дорог, естественно, это грунтовые дороги, наведение мостовых переправ и за счёт тяжёлых механизированных мостов восстановление определённых участков. На сегодняшний день работа будет продолжаться на всех направлениях.

Наиболее важное – мы вчера сумели создать и навести тяжёлый понтонный мост весом до 40 тонн, позволяющий одновременно – он приступил к работе, работает – по 40 машин легковых и до 15 грузовых автомобилей перебрасывать на 143-м участке дороги Хабаровск–Комсомольск-на-Амуре.

Следующая основная задача – это развёртывание временных лагерей, соответственно, палаточные лагеря из них составили 1,5 тысячи. Сейчас мы развернули в самом Комсомольске-на-Амуре палаточный городок на стадионе ёмкостью 400 человек. И за счёт стационарных объектов, предоставляемых региональной властью, мы развернули порядка 360 койко-мест.

Что они из себя представляют? Это постельное бельё, соответствующие принадлежности, обеспечение питания личного состава, где это необходимо, банно-прачечное обеспечение и помывка личного состава. Это было организовано в каждом районе. Работа реально идёт.

Я должен отметить справедливое замечание, конечно, по поводу 100 рублей. Честно говоря, я сам занимался не единожды, с Александром Ароновичем мы были в Бабстово: удивляет сумма – она позволяет иметь 60 грамм мяса. Я предлагаю: давайте мы дадим сухие пайки, мы, МЧС, неоднократно предлагали, там и калорийность совершенно другая, и, честно говоря, мы можем это готовить, у нас такие возможности есть. Это резко усилит и качество, и калорийность питания. Тем более мы можем загружать эти продукты питания в котлы и на этой базе готовить горячую пищу. Это как предложение.

В.ПУТИН: Спасибо Вам большое. Хочется вспомнить, что армия и народ – едины. Вам большая благодарность от жителей пострадавших районов за помощь, но это не решает проблему. Консервами маленьких детей кормить не будешь. У нас есть возможности для решения этих проблем современным цивилизованным образом, надо только озаботиться этим и предложить эти решения. Для бюджета это вообще капля в море, не о чем даже говорить! Вопрос в отношении к людям. То, что можно было бы с самого начала как-то сделать более цивилизованно, это правильно, конечно. Согласен.

А.БАХИН: Есть.

И следующие две задачи, не менее важные, мы в непосредственном контакте работаем с Вероникой Игоревной, – это медицинское и санитарное обеспечение.

Мы перебросили буквально в течение суток два мобильных госпиталя. На сегодняшний день госпитали, как было сказано ранее, принимают участие в вакцинации, в общей сложности всеми совместными усилиями 25 тысяч военнослужащих и порядка 6 тысяч человек гражданского населения было вакцинировано.

Обращения на сегодняшний день в эти госпитали, самое главное, – это диагностика людей, видимо, «изголодались» в населённых пунктах такими вопросами, как УЗИ, флюорография, стоматология. Этим мы и занимаемся в порядке оказания медицинской помощи нашими медицинскими отрядами – свыше 1,5 тысячи человек.

Серьёзных хирургических операций не было на сегодняшний момент, хотя основное предназначение этих медицинских отрядов специального назначения – это полевая хирургия. Но, к счастью, такого нет. Тем не менее пошли с учётом обстановки, прохладно довольно в ночное время, ОРЗ. Это мы отмечаем, соответственно, мы эту информацию доводим.

И кроме этого мы сразу сосредотачиваем основные усилия с учётом группировок на последующее выполнение задач. Сегодня достигнуто полное понимание с главами субъектов, с каждым из губернаторов, непосредственно МЧС России о последующих работах. И мы предусматриваем: соответственно, основная работа будет направлена, помимо восстановления дорог, прохода и высвобождения населённых пунктов, на очистку и дезинфекцию.

Для этого мы делаем перегруппировки, убираем силы и средства, которые меньше сейчас понадобятся нам. Это катера и ПТС, там, где они нужны, в районе Комсомольска они будут задействованы. Переводим группировку, усиливаем за счёт РХБЗ для дезинфекции. Поэтому растворы, что просят непосредственно главы и федеральные министры по переброске из Москвы, мы вчера доставили 16 тонн соответствующих дезрастворов. Мы эту работу будем проводить. Понимание у нас полное, тесно взаимодействуем и работаем с главами субъектов, федеральными министрами, МЧС России, МВД России.

И последнее, товарищ Верховный Главнокомандующий. Вчера Вы справедливо сделали замечание по передаче городков. Действительно, но у нас и армия сократилась в разы, у нас 489 городков здесь, в трёх субъектах, о которых говорили, даже четырёх – Приморский край. Мы уже передали 330. У нас сейчас на выдаче, я Министру вчера докладывал по результатам, 128. Ускорим в течение буквально трёх-четырёх дней, соответственно, передачу, то есть согласование есть, нужен был приказ Министра обороны, мы подпишем это всё.

У нас есть в запасе именно по Еврейской автономной области, в Хабаровском крае особенно, в Амурской области порядка тысячи [мест] в освобождённых городках. Не скажу, что в идеальном состоянии, они требуют какого-то текущего ремонта, но жить можно. Одна только котельная у нас проблемная есть в Хабаровском крае. Её требуется немножко подремонтировать. Во всяком случае, это хотя бы повод уйти под крышу, потому что палатка – это временное явление, это ненадолго. Это временное жильё. Сутки, двое, трое там можно жить.

Доклад закончен.

В.ПУТИН: Спасибо.

Улюкаев Алексей Валентинович, пожалуйста.

А.УЛЮКАЕВ: Спасибо.

Владимир Владимирович, коротко буквально по трём позициям.

Первое. Эффективное использование средств государственного резерва. За этот период было поставлено товаров примерно 6 тысяч тонн на сумму 520 миллионов рублей. Каждый день цифра растёт. Это продукты питания, нефтепродукты, средства жизнеобеспечения, гигиенические бытовые средства. Причём у нас есть большие возможности.

Здесь упоминалась проблема с углём. На комбинатах этого региона 240 тысяч тонн, около 5 тысяч тонн топочного мазута. Они локализованы в этих местах и могут быть очень эффективно и быстро использованы. Схемы понятные, операционные. Это заимствование временное, до года, или предоставление субъектам Федерации с последующей компенсацией из средств бюджета или за счёт, при необходимости, может быть, временного изменения норм содержания этих средств.

Второе. Упоминалась проблема регулирования продовольственного рынка, что, возможно, будет возникать дисбаланс между спросом и предложением, кто-то захочет воспользоваться этим для повышения цен. Мы всё равно в начале следующего года должны проводить освежение запасов, и средства в бюджете для этого предусматриваются. Возможно, сдвинуть немного вперёд эту операцию, которую мы всё равно будем проводить, и, таким образом, уже сейчас проблему надёжного регулирования продовольственного рынка решить.

Кроме того, у нас есть дополнительные возможности в части детского питания, о чём здесь шла речь. Наверное, тоже оперативно какие-то тут дисбалансы можно отрегулировать.

Вторая позиция – это малое и среднее предпринимательство. Предварительный объём ущерба – это порядка 530 миллионов рублей, в основном это крестьянские и фермерские хозяйства, в меньших объёмах есть и предпринимательство в иных отраслях. Предполагается субсидирование потерь малого и среднего бизнеса. Но думаю, что этого недостаточно, потому что сейчас возникает ситуация возможного дисбаланса между картой нового расселения людей и картой рабочих мест. И малый бизнес – это быстрая, эффективная возможность эти дисбалансы закрывать в течение месяцев, чтобы у нас не возникало большой проблемы незанятости.

И третье. Нам необходимо будет, видимо, уточнять наши целевые программы. Здесь уже упоминалось, Николай Васильевич упоминал программу «Мелиорация», которая внесена буквально вчера в Правительство. Наверное, он справедливо говорит о цифрах, к которым нужно вернуться.

Кроме того, это наша базовая программа развития Дальнего Востока и Забайкалья в двух позициях. Первая – это локализация, некоторый маневр в пользу тех объектов, в том числе пусковых объектов, которые в этом территориальном ареале находятся. Такие возможности есть, можно перебросить с каких-то других объектов. И вторая – это снятие рисков для предприятий ЖКХ и производственной инфраструктуры, гидрологических рисков в будущие периоды. По этому поводу мы тоже готовы будем дать предложения.

В.ПУТИН: Это очень хорошее предложение. Нужно оперативно использовать Росрезерв. Здесь использовать, а потом те средства, которые будут предусмотрены в бюджете, направить на освежение, вот и всё. Настолько, насколько это возможно, конечно, и целесообразно.

А.УЛЮКАЕВ: Мы подготовили проект постановления Правительства на этот счёт, готовы очень оперативно это делать. Коллективы готовы, отмобилизованы. Справимся.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо.

Колокольцев Владимир Александрович, пожалуйста.

В.КОЛОКОЛЬЦЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

В качестве первоочередной задачи МВД рассматривает реализацию следующего комплекса мер: это охрана правопорядка в местах проведения спасательных, восстановительных работ; обеспечение безопасности дорожного движения, особенно на участках автодорог, которые подверглись разрушению в результате подтопления; проведение мероприятий по доставке воды, продовольствия жителям пострадавших районов. При этом нами предусмотрено по мере необходимости задействование автотранспортной техники территориальных органов внутренних дел и задействование авиации внутренних войск.

В связи с началом нового учебного года внесены в расчёты наших сил и средств возможности по выставлению дополнительных нарядов возле образовательных учреждений. Учитывая, что значительная территория пока находится в зоне подтопления, на базе Дальневосточного института МВД России подготовило для размещения 150 мест для учащихся, 30 мест для преподавателей, созданы практически все условия для проживания, питания и обучения этого количества учащихся и преподавателей.

Важной задачей мы для себя считаем участие в подготовке и проведении дня голосования. Готовы к возможности переноса мест голосования в пункты временного размещения, работаем в тесном контакте с органами местной власти и избирательными комиссиями.

Учитывая опыт работы прошлого года в Крымске, органам внутренних дел дано поручение регистрировать практически все обращения, включая те, которые не входят в компетенцию органов внутренних дел, на случай того, что по мере дальнейшего обращения в судебные органы с исками по страховым возмещениям, каким-то вопросам, у нас это было заранее зарегистрировано, чтобы каких-то спорных вопросов во время обращений в судебные инстанции не возникало.

Что касается первоочередных мер в части ликвидации последствий паводка в отношении личного состава и объектов внутренних дел. Всего пострадало 43 объекта органов внутренних дел. Потребность в денежных средствах, необходимых для восстановления, составляет около 95 миллионов рублей. Но на фоне общих масштабов последствий стихийного бедствия для населения и инфраструктуры ущерб, который причинён объектам органов внутренних дел, мы считаем незначительным и планируем провести ремонтно-восстановительные работы за счёт перераспределения бюджетных средств, имеющихся у нас в Министерстве.

Для ресурсного обеспечения неотложных работ, связанных с ликвидацией последствий паводка, Министерство выделило целевым назначением управлениям МВД пострадавших регионов 50 миллионов рублей. Возмещение ущерба сотрудникам органам внутренних дел, чьё имущество пострадало от затопления, будет осуществляться на общих основаниях. Кроме того, для оказания им помощи зарезервировано 100 миллионов рублей, предусмотрены также выплаты пенсионерам МВД по 30 тысяч рублей на человека.

С целью реализации всех перечисленных задач для территориальных органов внутренних дел создан резерв необходимых материально-технических средств. В целом вся ситуация по проведению этих мероприятий находится на постоянном личном контроле у руководства министерства.

В.ПУТИН: Спасибо.

Виктор Иванович, есть что добавить?

В.ИШАЕВ: Я должен сказать, что, действительно, сейчас Амурская область немножко освобождается от одного рода действий, а в Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре прибывает вода больше того, что мы планировали. Вот эти планы подрастают, и подрастают значительно.

Конечно, работа проведена колоссальная. Люди понимают и ощущают, что помощь есть: и Правительство занимается, и министры занимаются, и Ваш приезд, Владимир Владимирович, сюда. Я думаю, что всё-таки ещё нужно буквально неделю, и ситуация коренным образом изменится.

Спасибо за помощь.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пучков Владимир Андреевич, пожалуйста.

В.ПУЧКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

С учётом прогноза развития ситуации на территории Дальнего Востока осуществляется крупномасштабная спасательная операция. Приоритет нашей работы – это Еврейская автономная область, Амурская область и Хабаровский край.

Основной оперативный штаб МЧС России перемещён в город Комсомольск-на-Амуре. Мы дополнительно перебросили технику, снаряжение и силы для перекрытия реки Амур вплоть до города Николаевск-на-Амуре.

Кроме того, с учётом прогноза развития обстановки и увеличения уровня воды мы в течение ближайших трёх суток планируем провести дополнительные эвакуационные мероприятия людей и размещение их в пунктах временного размещения.

В соответствии с Вашими указаниями вчера в Еврейскую автономную область было доставлено 50 тонн продовольствия, которое сегодня уже довозится до пунктов временного размещения. Кроме того, мы сформировали комплексные бригады и усилили контроль как за содержанием людей в пунктах временного размещения, так и за организацией питания. При этом, конечно, приоритет нашей работы – это оказание помощи детям.

Кроме того, компания «РусГидро» дополнительно предоставила 20 тонн продуктов питания, которые не предусмотрены вновь действующими нормативными документами, они уже направлены в пункты временного размещения. Это касается и конфет, и печенья, и соков, и другого необходимого для жизнедеятельности людей.

В зонах, где уходит вода, сформированы и энергично работают комплексные аварийно-восстановительные бригады. Мы работаем в тесном взаимодействии с субъектами Российской Федерации. Владимир Владимирович, сейчас уже очевидно, что на затопленных территориях, где ушла вода, значительный объём работ.

Пожарно-спасательные подразделения выполняют задачу по откачке воды, санитарной очистке территорий, восстановлению домовладений. По просьбе регионов мы все пожарно-спасательные подразделения оставили на местах для выполнения мероприятий до плановой замены их строительными и другими профессиональными бригадами.

По материальной помощи. На сегодняшний день выплачена уже более 35 тысячам человек материальная помощь. Начаты выплаты компенсации за утрату имущества. Кроме того, совместно с регионами мы проговорили дополнительные вопросы и упрощаем процедуры как подготовки всех списков, так и оформления документов на получение материальной помощи и компенсации. Кроме того, подготовлены предложения об увеличении финансовых средств из Резервного фонда по предупреждению и ликвидации ЧС на поддержку людей.

Снят режим чрезвычайной ситуации на территории Магаданской области. Сегодня решением рабочей группы правительственной комиссии мы сняли режим чрезвычайной ситуации в Республике Саха (Якутия) и Приморском крае, но аварийно-восстановительные работы в этих регионах продолжаются. Жизнь людей возвращается в нормальное русло.

Уважаемый Владимир Владимирович! В целях выполнения всех мероприятий по безопасности жизнедеятельности населения на Дальнем Востоке МЧС России оставляет всю технику, снаряжение, экипировку здесь, в регионе. Также я принял решение: мы усилим пожарно-спасательные и другие подразделения, а также подразделения, которые работают на воде. И уже начинаем плановую подготовку к паводку 2014 года, который будет достаточно сложным.

Кроме того, совместно с регионами мы сейчас готовим в ускоренном порядке проект: всю систему инженерных сооружений, инженерной защиты мы стабилизируем и продолжаем её наращивать уже с учётом новых социально-экономических задач в регионе.

Мы осуществляем перегруппировку сил и средств для восстановительных работ. Проведение спасательной операции продолжается, продолжается и по линии аварийно-восстановительных работ. Ситуация находится под контролем.

Доклад закончен.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо.

Что хотел бы сказать в завершение, обобщая нашу работу здесь, в регионе, за эти дни?

Все мы понимаем, что здесь достаточно быстро наступят холода. Климат очень суровый, и зима длинная, большая и рано наступает, поэтому действовать нужно предельно быстро, максимально быстро, учитывая приближение холодов, о которых я сказал.

Итак, в срок до 5 сентября должны быть сформированы региональные комиссии во главе с высшими должностными лицами субъектов Российской Федерации. Основные приоритеты предстоящей работы будут отражены в указе Президента о мерах по ликвидации последствий паводка, который будет подписан сразу же после окончания нашего с вами совещания. Доработан с учётом ваших замечаний и предложений и, повторяю ещё раз, подписан.

На что хотел бы обратить особое внимание?

Первое. Прошу Правительство Российской Федерации до 10 сентября текущего года принять решение о выплате из средств федерального бюджета материальной помощи пострадавшим. Люди задаются вопросом: какая это будет помощь? К сожалению, до сих пор ясности нет. Но, наверное, её и не могло быть до выхода сегодняшнего указа.

Мы с вами примем такое решение: из федерального бюджета граждане, которые признаны пострадавшими в результате паводка и постоянно проживают в подтопленных пострадавших регионах, получат 110 тысяч рублей на каждого члена семьи: 10 тысяч рублей – на оперативные расходы и ещё 100 тысяч рублей – за утрату имущества.

Итак, на каждого члена семьи – по 110 тысяч. Соответственно, если человек проживает один, он получит 110 тысяч; если два члена семьи, на двоих – 220 тысяч; если три члена семьи – 330; четыре – 440 и так далее.

Второе. Нужно оперативно решить все вопросы с жильём. Это и капитальные ремонты, и переселение в новое жильё, приобретение с рынка, где это возможно и где есть, а такие регионы есть, либо строительство нового. Условия временного размещения должны быть достойными. Обращаю на это особое внимание не только федеральных, но и прежде всего региональных властей.

До 30 сентября нужно предусмотреть выделение средств, как я уже говорил, на капитальный ремонт пострадавшего жилья из расчёта 5 тысяч рублей на 1 квадратный метр. А до 15 октября нужно определиться с выделением средств на строительство нового жилья для тех граждан, которые признаны пострадавшими и проживают в пострадавших районах, но дома которых не подлежат ремонту и восстановлению.

Напомню, что в других регионах Российской Федерации, в частности в Краснодарском крае, мы исходили из того, что на семью, примерно на семью из трёх человек, мы выделяли в среднем где-то 2 миллиона рублей на новое строительство. Нужно и здесь ориентироваться примерно на эти цифры. Да, здесь цены чуть побольше, но, имея в виду, что это будет массовое строительство, строительные компании должны будут исходить из тех средств, которые выделяются бюджетом.

Третье. Помимо прямых выплат гражданам и восстановления жилого фонда нам нужно решить ещё целый комплекс задач: восстановить инфраструктуру, нормальную экономическую жизнь в регионе, дать людям возможность нормально работать, а детям, разумеется, учиться. В этой связи жду от Правительства Российской Федерации, от органов власти субъектов Федерации безусловного обеспечения и решения всех вопросов, связанных с обучением и отдыхом детей, проживающих в районах наводнения. Необходимо также реализовать мероприятия, направленные на содействие занятости населения. Об этом тоже сегодня говорилось.

Мы знаем, что пострадавшие регионы в значительной степени являются сельскохозяйственными регионами. Пострадали большие площади земель сельхозназначения, была утрачена значительная часть урожая. Прошу Правительство Российской Федерации до 15 октября предоставить пострадавшим регионам субсидии на возмещение затрат сельхозпроизводителям по уплате процентов по кредитам и лизинговым платежам, а также предусмотреть дополнительную поддержку на восстановление затопленных посевных площадей. Речь идёт о семенах, ГСМ, удобрениях. Нужно решить эти вопросы и помочь людям всё это получить.

Что касается кредитов и лизинговых платежей, то речь, конечно, идёт о рассрочке платежей, выплат по процентам и выплатам самого тела долга. Разумеется, это должно быть сделано таким образом, чтобы не загонять в тупик и не уничтожать соответствующие финансовые учреждения. Значит, нужно провести с ними соответствующую работу, понять, где и сколько нужно выделить средств, для того чтобы у самих финансовых учреждений не возникло проблем. Речь тоже идёт, разумеется, о каких-то субсидиях, о какой-то поддержке. Министерство финансов знает об этом, должно посчитать и решения эти принять.

Мы говорили также о необходимости решения вопросов, связанных с возмещением тарифов на железнодорожные перевозки в пострадавшие районы, прежде всего таких товаров, как уголь, товары первой необходимости вообще, картофель, плодоовощная продукция, корма для животных, а также строительные материалы. Необходимо, как я уже говорил сегодня, удержать и тарифы на электроэнергию.

Кроме того, прошу федеральные и региональные власти сформировать достаточные запасы материальных и технических ресурсов, горюче-смазочных материалов, строительной и дорожной техники. При необходимости привлечь для этого возможности государственного резерва, что было предложено Улюкаевым Алексеем Валентиновичем.

На встречах с руководителями муниципальных образований они обратились с просьбой помочь им приобрести муниципальную технику, потому что после ухода спасателей и военных им не справиться даже с остатками тех проблем, которые будут немалыми. Мы проводили подобные мероприятия как антикризисные меры в период 2008–2010 годов, и тогда эти меры были направлены на поддержку соответствующих производств в сфере машиностроения и, соответственно, муниципалитетов.

Сделаем то же самое и здесь, в районах, пострадавших от наводнения. Средства эти небольшие, но их нужно предусмотреть. Для этого руководители субъектов Российской Федерации, пострадавших от наводнения, должны собрать соответствующие заявки.

Только ещё раз хочу предупредить, и в этом случае не нужно пытаться решать все проблемы регионов и муниципалитетов на сто лет вперёд. Нужно исходить из необходимости, связанной с ликвидацией последствий стихийного бедствия.

Учитывая приближение холодов, особые усилия нужно сосредоточить на наведении порядка в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Объекты энергетики и жилищно-коммунального хозяйства, попавшие в зону паводка, должны быть восстановлены в самое ближайшее время, разумеется, сразу же после ухода большой воды.

В кратчайшие сроки должна быть восстановлена и транспортная инфраструктура. При необходимости прошу Правительство предусмотреть субсидии регионам Российской Федерации на проведение ремонтов автомобильных дорог, мостов и так далее. Уже говорил, и хочу повторить ещё раз, прежде всего нужно это делать за счёт перемещения имеющихся ресурсов в рамках соответствующих ведомств, в данном случае – Министерства транспорта. Придётся где-то ужаться и направить деньги в регионы, которые пострадали. Нужно помочь людям, попавшим в беду.

Сегодня перед нами стоит задача не только по ликвидации последствий масштабного паводка, но и, что особенно важно, по предотвращению подобных чрезвычайных ситуаций в будущем. Конечно, нужно провести работу, разработать планы инженерной защиты территорий, предназначенных для жилой и промышленной застройки, для размещения транспортной и социальной инфраструктуры.

И, наконец, с привлечением потенциала Российской академии наук в срок до 1 января 2015 года прошу провести научные исследования в бассейнах рек Амур, Зея, Бурея, Уссури, да и на некоторых других реках. Вопрос в том, об этом говорят руководители регионов Российской Федерации, что такие работы если и проводились, то в ограниченном количестве, на основных водных артериях, а бассейны рек здесь очень большие. Малые притоки, малые на первый взгляд, по европейским понятиям, реки на самом деле являются не такими уж и малыми, и результаты их разливов сказываются на бассейнах крупнейших рек.

На этой основе выработать новые требования к безопасности территорий и гидротехнических сооружений. Нужно рекомендовать региональным и местным властям запретить дальнейшее жилищное строительство в паводкоопасных территориях, а, разумеется, новое строительство осуществлять только на безопасных участках. О ходе всех этих поручений прошу Правительство докладывать ежеквартально.

И последнее. Для того чтобы эта работа была соответствующим образом организована, будет создана правительственная комиссия, мы об этом с Председателем Правительства договорились. Эту комиссию возглавит Трутнев Юрий Петрович, который будет назначен на должность Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации и одновременно полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе. На этом посту он заменит действующего сегодня полпреда Виктора Ивановича Ишаева. Должен сказать, что это не связано непосредственно с ситуацией с наводнением. Это плановая замена. Виктор Иванович об этом знает.

Хочу, Виктор Иванович, Вас поблагодарить за всё, что Вы сделали для региона, для Хабаровска прежде всего, где Вы долгое время работали, с начала 90-х годов. Виктор Иванович начинал работу на судостроительном предприятии, потом долго работал в сфере строительных материалов. У него огромный опыт, он очень много сделал для развития Дальневосточного региона в целом.

Виктор Иванович, мы с ним разговаривали на этот счёт, будет задействован на других участках работы. Большое Вам спасибо за всё, что Вы сделали для страны и для Дальневосточного региона.

Юрий Петрович, от Вас жду эффективной, напряжённой и целенаправленной работы по ликвидации последствий, а затем по решению других проблем региона. Нужно наладить, думаю, что для Вас это будет нетрудно, деловые отношения с руководителями соответствующих ведомств федерального Правительства и с руководителями регионов Российской Федерации, в данном случае пострадавших от этого паводка, от этого наводнения.

Всем большое спасибо. Давайте будем работать дальше.

Россия. ДФО > Экология > kremlin.ru, 31 августа 2013 > № 886399 Владимир Путин


Россия > Судостроение, машиностроение > kremlin.ru, 30 августа 2013 > № 886398 Владимир Путин

Совещание о перспективах развития отечественного гражданского судостроения

В ходе рабочей поездки в Приморский край Владимир Путин провёл совещание о перспективах развития гражданского судостроения в России.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Многие здесь присутствующие в последние несколько суток активно занимались проблемами паводка в регионе: в Амурской области, Хабаровском крае, Еврейской автономной области. Но кроме этих проблем, связанных со стихийными бедствиями, у нас есть текущие вопросы, причём вопросы очень важные для всей экономики нашей страны.

Один из таких вопросов – это вопрос развития судостроительной отрасли. Вот сегодня мы как раз и поговорим по проблемам развития гражданского судостроения и о перспективах развития Объединённой судостроительной корпорации.

Развитие судостроения, а это, как я уже сказал, сложная, высокотехнологичная отрасль, имеет для нас принципиальное значение: это база для решения оборонных и социально-экономических задач, это спрос на квалифицированные кадры и научные разработки, это дополнительные заказы для российской металлургической промышленности, машиностроения, других секторов промышленности, это мощный ресурс для развития целых регионов Российской Федерации, в том числе и для Приморского края, где мы с вами сегодня находимся.

Благодаря возросшему оборонному заказу наши военные кораблестроители чувствуют себя достаточно уверенно, заводские мощности загружены. А вот гражданское судостроение по-прежнему не может набрать устойчивой динамики развития, проигрывает – надо прямо сказать, проигрывает в конкурентной борьбе.

Заказчики, которые приходят на отечественные заводы, не могут получить чётких гарантий по срокам, по стоимости, по качеству продукции. Естественно, что компании не хотят нести такие риски и делают выбор в пользу иностранной продукции: судов, заказанных в Китае, Корее и в других странах.

Контрактные условия у этих производителей зафиксированы, выполняются, и никто при этом не ссылается на так называемые объективные трудности и обстоятельства: ни цены не ползут, ни тарифами никто не играет, никто не жалуется на поставки стали или комплектующего оборудования.

Такую практику, строгую контрактную технологическую дисциплину, безусловно, нужно внедрять и на наших предприятиях. Работать с российскими верфями должно быть удобно и выгодно. Потенциальный внутренний рынок между тем у нас очень большой, я сейчас об этом скажу.

Сегодня крупнейшие российские компании «Роснефть», «Газпром», «Совкомфлот» формируют солидный перспективный портфель заказов, рассчитанный до 2030 года. Речь идёт о судах, которые потребуются при освоении шельфовых месторождений, при активном использовании Северного морского пути. По предварительным оценкам, этот портфель заказов выглядит так: до 2030 года нам может потребоваться 512 судов, их общая стоимость – 6,5 триллиона рублей. Чтобы побороться за эти заказы, воплотить их в реальные контракты, нашим судостроителям нужно приложить максимум усилий. И, прежде всего, ОСК необходимо определить генеральный путь своего развития, ту номенклатуру гражданских судов, где будут использованы накопленный опыт и эффективные наработки, где можно реализовать свои конкурентные преимущества.

Отмечу, что российское судостроение традиционно имеет устойчивые позиции в сегменте ледового класса, класса «река–море». Отечественная продукция успешно соперничает с иностранными производителями в таких нишах, как производство буровых платформ, геолого-разведочные суда, суда, связанные со снабжением. Это признают и заказчики, и зарубежные конкуренты.

Вместе с тем необходимо расширять линейку продукции, осваивать новые типы судов, прежде всего такие, как контейнеровозы и газовозы, которые потребуются в ближайшее время. Нужно перенимать зарубежный опыт, создавать технологические альянсы с ведущими мировыми производителями.

Примером такого сотрудничества должно стать строительство здесь, на Дальнем Востоке, современной верфи крупнотоннажных судов «Звезда»; она должна быть построена к 2018 году. Рассчитываю сегодня услышать, как продвигается этот проект, какие есть проблемы и сложности.

Подчеркну, нужно вывести на качественно новый уровень работу по всем гражданским судам, по всему гражданскому сегменту ОСК. Одним из базовых, ключевых ориентиров деятельности корпорации должно стать снижение издержек и повышение собственной эффективности, сокращение разрыва в трудозатратах на российских и на зарубежных верфях, которые у нас порой в три, в четыре раза выше, чем у мировых лидеров.

Необходимо предъявить более высокие требования к менеджменту корпораций, внедрить современную систему корпоративного и проектного управления. В основе всех этих мероприятий должно лежать решение острейшего принципиального вопроса, имею в виду сложившийся в отрасли острый дефицит высококвалифицированных, нужных для отрасли кадров.

Нам нужно создать привлекательные конкурентные условия труда в судостроении, обеспечить достойные заработки и возможности повышения квалификации, переподготовки, запустить жилищные программы с поддержкой государства и самих предприятий.

Как уже я уже сказал, наша крупнейшая компания сейчас формирует долгосрочные планы по заказу судов. Реализовывать эти планы в том числе будут те, кто сегодня ещё только выбирает будущую специальность. Поэтому особенно важно обеспечить постоянный приток новых кадров в российское судостроение, чтобы уже со студенческой скамьи вести будущих специалистов до заводов и верфей.

Подчеркну, эти программы должны охватывать всю линейку кадров: от начального и среднего профессионального образования до подготовки инженерно-технических работников и управленцев. Только так, комплексно решая кадровую проблему отрасли, мы сможем добиться заметного прогресса.

Далее. Необходимо по-новому выстроить бизнес-процессы в гражданском судостроении, вот это чрезвычайно важная вещь. Нужно поставить на строго предсказуемую основу отношения с поставщиками и смежниками, активно привлекать конструкторские центры для создания современных судов под заданную стоимость.

Вместе с тем нужно широко внедрять серийные производства судов, что позволит сократить как сроки, так и стоимость производства. И, конечно, необходимо повысить качество послепродажной работы, ввести в строй оборудованные ремонтные доки, способные быстро и качественно производить ремонт и сервисное обслуживание сложной техники. Рассчитываю сегодня выслушать соображения руководства ОСК по этим вопросам.

И последняя, отдельная тема – это поддержка продаж отечественных гражданских судов включая экспорт. Здесь нам нужны по-настоящему эффективные инструменты, которые могли бы стимулировать сбыт российской продукции, удобные лизинговые схемы.

Давайте по всем этим вопросам подробно поговорим. Я хотел бы сказать сразу, что вижу, что далеко не всё, о чём мы договаривались в прежнее время, исполняется. Тоже хотел бы выяснить причины и поговорить по этому, только откровенно и прямо.

И ещё одно. Я говорил о том, что наше судостроение должно предоставлять качественную и, разумеется, конкурентоспособную продукцию, но и российские заказчики должны иметь в виду, что при всех равных составляющих заказывать надо на отечественных верфях, а не обеспечивать рабочие места и налогооблагаемую базу за границей. Не забывайте, где вы работаете.

Давайте начнём.

Д.МАНТУРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Гражданское судостроение в нашей стране не менее развитый сектор, чем военное кораблестроение, и общий объем этого сектора составляет в отрасли одну пятую. В отличие от ОПК, который сегодня обеспечен достаточно стабильными заказами, гражданское судостроение развивается, к сожалению, очень дискретно и зависит от многих макроэкономических показателей в экономике.

Основные механизмы развития гражданского судостроения были запущены у нас в стране в 2008 году через формирование стратегии развития отрасли, через созданную и начавшую реализовываться с 2009 года ФЦП «Развитие гражданской морской техники» и, конечно же, за счет формирования Объединенной судостроительной корпорации. И в совокупности – с элементами господдержки через субсидирование процентных ставок по кредитам и лизинговым платежам.

Сегодня гражданское судостроение стоит на пороге нового этапа развития. Это обусловлено значительным ростом спроса со стороны государственных заказчиков и, конечно же, со стороны наших газовых и нефтяных компаний, которые формируют заказы на ближайшую перспективу. В первую очередь это связано с принятыми в конце прошлого года решениями по освоению шельфовых месторождений и развитию Северного морского пути, а также освоению Арктики, о чем Вы неоднократно говорили.

К настоящему моменту общая потребность основных заказчиков по всем сегментам гражданского судостроения до 2030 года составляет до 2200 единиц. Причем эта цифра подсчитана, соответственно, из тех заявок, которые заказчики дали непосредственно в рамках единого консолидированного заказа. В этой связи необходимо обеспечить всестороннее и сбалансированное развитие отрасли. На внутреннем рынке нужно обеспечить максимально возможное удовлетворение потребностей корпоративных и государственных заказчиков по всем четырем основным сегментам.

На глобальном рынке в соответствии с приоритетами, которые мы обозначили в утвержденной государственной программе, необходимо закрепить лидирующие позиции в наиболее привлекательных нишах. И речь в первую очередь идет о наукоемких судах, морской технике ледового класса, где наши компетенции наиболее сильны. Чтобы достичь этих целей, нам необходимо решить несколько задач.

В первую очередь сформировать необходимый научно-технический задел в рамках выполнения и реализации федеральной целевой программы «Развитие гражданской морской техники». За период с 2009-го по 20012 годы индикаторы ФЦП были перевыполнены; к настоящему моменту создано 640 производственных технологий мирового уровня и свыше 50 готовых к реализации проектов судов и морской техники. Полученные результаты затрагивают все сегменты гражданского судостроения и решают задачи, предусмотренные в четырех долгосрочных стратегиях – это энергетическая, транспортная, водная и стратегия развития рыбохозяйственного комплекса.

Сегодня благодаря этим разработкам уже выпущено 31 судно и находятся в производстве еще 45, суммарная стоимость которых составляет более 200 миллиардов рублей. Это стало возможным благодаря реализации целого комплекса мер, стимулирующих заказчика строить суда на отечественных верфях. За счет субсидирования процентной ставки по кредитам и по договорам лизинга было построены 45 судов различного назначения. Это основной способ сегодня привлечения судовладельцев и мотивация для заказов на российских верфях.

Считаем необходимым продлить правила предоставления субсидий до 2018 года. Мы сейчас находимся на этапе согласования этого механизма с Минфином и Минэкономразвития. Думаю, они нас поддержат, поскольку эта мера уже показала свою эффективность.

Также в госпрограмме развития судостроения, которая была принята в конце прошлого года, предусмотрена мера по формированию утилизационных фондов по разным группам судов. В первую очередь это малые суда, рыбопромысловые, пассажирские и суда внутреннего плавания. Они вступают в действия по утвержденной госпрограмме с 2021 года, но я думаю, если мы почувствуем такую необходимость при готовности наших заказчиков делать размещение заказов на российских верфях, мы договоримся о смещении влево этой меры господдержки.

Для дальнейшего внедрение в производство имеющихся новейших разработок необходимы условия для развития инжениринга. По сути, он у нас в России сегодня отсутствует. Это крайне важно для успешного выполнения сложных и наукоемких проектов, за которые мы беремся. Здесь затраты на инжениринг существенно снижают риски при выполнении контракта, особенно в части сроков. Считаем необходимым переход конструкторских бюро, которые находятся сегодня в составе Объединенной судостроительной корпорации, на современные принципы проектирования с учетом жизненного цикла.

В целом сектор инжиниринговых услуг наращивается благодаря созданной в рамках федеральной целевой программы, о которой я упомянул, масштабной проектно-экспериментальной базы. И на ЦНИИ Крылова уже введено в эксплуатацию 28 объектов инжиниринговой инфраструктуры, из них только в 2013 году будет запущено 11, в работе еще 31 объект до 2016 года.

В процессе выполнения ФЦП были также усилены уникальные компетенции в области ледовых технологий, которыми обладает ЦНИИ Крылова. И мы в конце года – Владимир Владимирович, будет возможность посетить – открываем ледовый бассейн, который, по сути, единственный такого масштаба в мире.

В.ПУТИН: А где?

Д.МАНТУРОВ: В ЦНИИ Крылова в Санкт-Петербурге.

В.ПУТИН: А где, на базе этого бассейна, или вы отдельное здание построили?

Д.МАНТУРОВ: Отдельное.

А.ДУТОВ: Отдельно стоящее здание, была старая экспериментальная база, ее разобрали и на базе старого фундамента крупнейший в мире и самый современный ледовый бассейн в ноябре мы запускаем.

Д.МАНТУРОВ: Причем уже заказы получаем не только от российский заказчиков, но уже от иностранных, поэтому это будет окупаться.

В.ПУТИН: А действовавший бассейн остался, работает? Все нормально?

А.ДУТОВ: Действовавший бассейн остался. Обычно поступают таким образом: есть испытания, связанные с разливом нефти, вот как раз эти испытания мы планируем провести, после этого бассейн перестает существовать, его надо утилизировать. Это очень важно для Арктики, потому что такие исследования очень редко можно провести, просто очень редко.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо.

Д.МАНТУРОВ: Причем направления, связанные с развитием инжиниринга, они не только для гражданского судостроения, но это двойные технологии, в том числе на кораблестроении.

Еще одна важная задача, которая стоит перед нами, – это развитие и локализация комплектующего оборудования. Здесь есть значительные резервы по части снижения стоимости продукции, так как оборудование составляет свыше 60 процентов в составе судна. Минпромторгом разработана стратегия локализации производства оборудования и развития нефтегазового сектора для шельфовых месторождений.

В рамках ее выполнения планируется к 2020 году локализовать до 70 процентов судового оборудования непосредственно на нашей территории. И мы сейчас приступили к разработке аналогичной, уже общеотраслевой стратегии, которая будет распространяться не только под нефтегазовый сектор, но и под другие виды судового оборудования.

Другое направление решения этой задачи – организация производства зарубежных комплектующих в особых экономичных судостроительных зонах. Был принят закон о судоходстве и судостроении. Сейчас формируются две пилотные зоны в Астраханской и Нижегородской областях и, конечно же, в Приморском крае. Мы используем такую возможность, просто этот закон дает льготы для резидентов, это выгодно обеим сторонам.

Что касается основных судостроительных мощностей, их нынешний объем позволяет закрыть из того объема заказов, который я обозначил, около 25 процентов на сегодняшний день. Поэтому нам необходимо наращивать мощности, в том числе за счет запуска «Звезды», здесь мы выполним основные объемы.

Одновременно с этим рассматривается вопрос о развитии заводов на Северо-Западе, в частности, завод «Янтарь», будет модернизироваться Северная верфь, Выборгский завод и подлежат реструктуризации Балтийский завод и Адмиралтейские верфи, Владимир Иванович более подробно доложит.

В части наращивания производственных мощностей по каждому судостроительному заводу нами подготовлены планы модернизации, но чтобы их уточнить и выйти на проектную документацию, нам необходимо максимально точно определить потребности заказчиков в части технических параметров судов, чтобы нам не повторить практику и путь, по которому прошел Китай, когда создано огромное количество мощностей, сейчас более половины из них просто простаивают. Для дополнительной поддержки процесса модернизации, используя налоговые льготы, как я сказал, будут создаваться особые экономические зоны.

Результатом всех вышеупомянутых действий должно стать увеличение доли российского судостроения на мировом рынке к 2030 году. По гражданскому сегменту мы должны достичь двух процентов по водоизмещению и до 10 процентов в стоимостном выражении. Такой разброс обусловлен намерением активно развивать более дорогостоящую наукоемкую технику, о которой я упомянул.

На внутреннем рынке необходимо добиться как минимум 50-процентного обеспечения заказов наших внутренних потребностей и полностью, 100 процентов закрыть тему с обеспечением инжиниринга. Уверен, что нам вполне по силам обеспечить необходимый качественный и количественный рост, если мы будем работать слаженно и своевременно.

Владимир Владимирович, если Вы не возражаете, мы хотели осуществить прямое включение с заводом «Звезда», где сейчас коллеги хотели бы доложить о том, как реализовывается проект строительства.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Д.МАНТУРОВ: Спасибо.

В.ПУТИН: Добрый вечер, коллеги!

Прошу вас, пожалуйста.

В.ЦЫБИН: Товарищ Президент Российской Федерации!

Исполняющий обязанности директора Дальневосточного центра судостроения и судоремонта Цыбин Владимир Николаевич.

Товарищ Президент, строительство верфи осуществляется по трём этапам. На сегодняшний день мы находимся на первом этапе, который включает в себя строительство блока корпуса обрабатывающих производств, строительство окрасочных камер и тяжёлого достроечного стапеля. После введения в действие первой очереди мы предполагаем строительство на тяжёлом стапеле, сборка объёмных секций для судов весом до 145 тысяч тонн. Строительство первой очереди верфи предполагается завершить в конце 2015 года с введением в действие в первом квартале 2016 года. Вторая очередь предполагает строительство сухого дока и цехов насыщения объёмных секций, для того чтобы производить строительство крупнотоннажных судов водоизмещением до 300 тысяч тонн. И третья очередь строительства верфи – это строительство в посёлке Мысовом сухого дока и цехов насыщения для строительства офшорной продукции, офшорных добывающих платформ.

На сегодняшний день существуют проблемы, которые требуют упорядочить ведение этого строительства и, самое главное, обеспечить безусловное введение в указанные сроки. При этом предполагается, что вторая и третья очереди будут строиться параллельно, и строительство будет завершено в 2018 году. Все эти сроки согласованы, точнее, синхронизированы с планами основных заказчиков, о которых Вы говорили, это и «Газпром», и «Роснефть», и «Новатэк», и «Совкомфлот», таким образом, чтобы обеспечить строительство порядка 115 судов, предназначенных в основном для обслуживания шельфовых месторождений, а также транспортировки, соответственно, газа и нефти.

На сегодняшний день существуют проблемы, связанные прежде всего с тем, что созданный концепт строительства верфи нуждается в одобрении Правительством Российской Федерации. Необходимо одобрить директивный план-график строительства верфи и, самое главное, определить финансовую модель, которая предположит ритмичное строительство, предполагающее сдачу всех мощностей, которые мы строим, в указанные сроки. Только это позволит обеспечить работу всех заинтересованных в этом организаций и, самое главное, обеспечит ритмичную работу по строительству.

Мы представили документы, касающиеся финансовой модели. Они рассмотрены Минпромторгом и направлены Минэкономразвития.

Доклад закончил.

В.ПУТИН: Вы сказали «проблемы», но назвали только одну. Есть ещё другие проблемы?

В.ЦЫБИН: Нет, я имел в виду три проблемы: это именно утверждение концепта строительства верфи; второе – это утверждение директивного графика строительства; и решение финансовой модели, утверждение финансовой модели финансирования строительства.

В.ПУТИН: Владимир Николаевич, а что такое «утверждение концепта»? Кто должен утвердить этот концепт?

В.ЦЫБИН: Дело в том, что концепт разработан немецкой фирмой IMG, которая совместно с ДЦСС и с «Союзпроектверфью» подготовила план, по которому мы предполагаем использовать наработки, которые произведены фирмой IMG.

В.ПУТИН: Секунду, Владимир Николаевич. Вы сказали, что его надо утвердить. А кто его должен утверждать, этот план?

В.ЦЫБИН: Хотелось бы, чтобы это утверждение произошло в Правительстве Российской Федерации, с тем чтобы этот проект концепта строительства верфи стал законом для, в общем?то говоря, всех участвующих в строительстве сторон.

В.ПУТИН: Понятно.

Денис Валентинович, что, концепт развития верфи должен утверждаться Правительством Российской Федерации?

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, это будет прецедент. Правительство, конечно, не утверждает, но Владимир Николаевич просто хочет понять уровень принятия данного решения. Конечно же, он утверждается советом директоров Объединённой судостроительной корпорации, которой Правительство даёт директивы. Поэтому с точки зрения процедур Правительство даёт только директиву, согласовывает, совету директоров принять такое решение. А принимается решение советом директоров ОСК.

В.ПУТИН: Понятно. А есть какие?то проблемы с точки зрения формулирования этой директивы?

Д.МАНТУРОВ: Нет, я считаю, никаких проблем нет.

В.ПУТИН: Надо делать тогда, как заведено, а Вы должны контролировать, что происходит. Хорошо.

Владимир Николаевич, какие ещё есть проблемы? По срокам, что происходит по срокам? Вы сейчас работаете в рамках установленных ранее сроков или всё?таки есть какие?то сдвижки?

В.ЦЫБИН: Нет, сдвижки определённые присутствуют, из?за того что за прошедший год финансирование практически отсутствовало, в результате мы потеряли достаточно много времени. С учётом того, что технология производства оборудования, в частности кранового оборудования, предполагает порядка 14 месяцев на изготовление, конечно, мы немножечко здесь запаздываем.

Но за счёт того, что в настоящее время произведена некая перегруппировка в этапах и мы объединили ранее существовавшие первый и второй этапы, мы сможем несколько наверстать упущенное. Если предполагалось ранее, что завершение строительства по третьей очереди будет в 2021 году, мы вышли на 2018 год. Поэтому хотелось бы обеспечить безусловную реализацию, и, самое главное – Вы правильно говорили, чтобы у заказчиков была полная уверенность в том, что мы выполним свои работы в указанный срок и за указанные, скажем так, средства, – мы, конечно, должны иметь абсолютно понятное и, самое главное, чёткое рефинансирование.

В.ПУТИН: Спасибо, Владимир Николаевич.

У меня вопрос к Денису Валентиновичу. А что, предполагалось бюджетное финансирование?

Д.МАНТУРОВ: Бюджетное финансирование не предполагалось. Этот проект в чистом виде внебюджетный, и принималось решение в своё время о привлечении инвесторов из Кореи. Но, к сожалению, корейцы не подтвердили свою часть, поэтому ОСК остались один на один с данным проектом. Собственно, вся задержка, о которой Владимир Николаевич говорит, возникла именно из?за этого.

В.ПУТИН: Чем больше вы будете размещать заказов в Корее, тем меньше у них будет желания участвовать в развитии наших собственных производственных мощностей. Это разве не понятно?

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, но мы не размещаем заказы.

В.ПУТИН: Да?да. Нет, я сейчас обращаюсь к присутствующим российским заказчикам. Вы понимаете, что это такое или нет? Но дело не заказчиков, а дело Правительства и, между прочим, Вашего Министерства наладить работу таким образом, чтобы скоординировать работу и наших заказчиков, и возможных иностранных партнёров при том понимании, что у них не будет заказов, если они не будут с нами кооперироваться и не будут вкладывать средства в развитие производства на российской территории. Мне кажется, что вы это делаете недостаточно эффективно и настойчиво, вот в чём всё дело.

Д.МАНТУРОВ: Можно я доложу?

В.ПУТИН: Можно, конечно. Мы для этого и собрались.

Д.МАНТУРОВ: Что касается финансирования, то прервано было финансирование в начале только этого года с учётом, как я сказал, отказа южнокорейского партнёра.

Что касается использования бюджетных средств, мы согласовали с коллегами: и с Минэкономразвития, и с Министерством финансов, – что мы поставим им деньги начиная с 2016 года в госпрограмму, которая будет предусматривать компенсацию тех затрат, которые будет ОСК брать в виде кредитов до 2016 года, а с 2016 года мы будем компенсировать из бюджета. Поэтому такое решение было принято.

В.ПУТИН: Нужно, чтобы Правительство обеспечило финансирование там, где Правительство должно это сделать или должно будет сделать, во что бы то ни стало. И всем возможным нашим партнёрам и производителям техники должно быть понятно, что с какого?то времени мы у них закупать не будем, если они не будут с нами кооперироваться. Вот и всё.

Мы всё это проходили в рамках работы по автопрому. Всё это сделано уже давно, этот путь пройден, он был непростым, тяжёлым, переговорный процесс был нелёгким, особенно в рамках нашего вступления в ВТО. Это было сделано, и до сих пор продолжаются определённые дискуссии, но в целом это же сделано. Почему здесь нельзя сделать? Да, здесь другой производственный цикл, это не автомобилестроение, но очень много общего и похожего, но надо только делать это, вот и всё.

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, поэтому мы, я считаю, достаточно оперативно приняли такое решение с коллегами из других ведомств, после того как получили окончательное подтверждение от ОСК, что партнёров у них никаких нет.

В.ПУТИН: Владимир Николаевич, спасибо Вам большое. Очень рассчитываю на то, что и Вы, и весь коллектив ваш управленческий будете работать на совесть и с должным эффектом. Спасибо.

В.ЦЫБИН: Владимир Владимирович, люди настроены на это, и постараемся сделать.

В.ПУТИН: Хорошо. Успехов вам.

Пожалуйста, Шмаков Владимир Иванович.

В.ШМАКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

После проведения 21 мая в Сочи совещания о развитии отечественного судостроения Вами, Владимир Владимирович, были даны поручения в отношении деятельности Объединённой судостроительной корпорации. Все поручения со сроком до 1 сентября выполнены.

Сейчас я хочу представить Вашему вниманию концепцию развития корпорации на период до 2030 года, на основании которой будет разработана стратегия развития с привлечением специалистов Минпромторга, Крыловского научного центра и специалистов Объединённой судостроительной корпорации. Особо хочу отметить, что концепция задаёт лишь основные вектора развития Объединённой судостроительной корпорации, определяет перспективы создания центра компетенции как военного кораблестроения, так и гражданского судостроения, переход на дивизиональную структуру управления и развития инжиниринга.

Сейчас корпорацией подводятся итоги проводимого финансового и корпоративного аудита деятельности холдинга. На основе предварительных результатов этой работы сформулированы ключевые направления концепции стратегии. Они учитывают новые вызовы, ставшие перед нашими корабелами. Это резкое увеличение объёма государственного оборонного заказа, быстрый рост темпов развития нефтегазового сектора в связи с началом практического освоения шельфовых участков и активизация судоходства по Северному морскому пути.

На слайде номер один изображены ключевые направления развития Объединённой судостроительной корпорации. Первое – это производство. Мы планируем развивать производственные проекты Объединённой судостроительной корпорации как на северо-западе, так на юге и на Дальнем Востоке. Я об этом несколько позже скажу подробнее. Предстоит модернизация как существующих мощностей, так и строительство новых.

Второе направление. Нам необходима существенная оптимизация проектно-конструкторских активов, в том числе гражданского инжиниринга.

Третье. Главное для нас в сфере управления – это переход на дивизиональную структуру управления Объединённой судостроительной корпорацией, то есть уход от территориального уровня управления на продуктовый принцип. В основе этой системы должно лежать проектное управление жизненным циклом продукции.

Третье направление – кооперация, где мы собираемся выстраивать новые кооперационные связи с поставщиками и партнёрами. И целостная и ответственная кадровая политика должна способствовать выполнению вышеперечисленных задач.

На слайде два представлен проект Объединённой судостроительной корпорации на северо-западе. Они включают в себя поэтапную реконструкцию Адмиралтейских верфей и Балтийского завода, не наносящую ущерба выполнению производственной программы. Мы планируем её завершить к началу 20?х годов. Дальнейшее инвестирование средств в эти старейшие предприятия не даёт серьёзного эффекта, а существующие логистические проблемы, связанные с расположением этих производств в черте Санкт-Петербурга, вносят дополнительные трудности. Однако мы планируем на базе существующих мощностей провести модернизацию и техническое перевооружение, которое позволит использовать существующие мощности на новом технологическом уровне.

На «Янтаре», который находится в Калининграде, помимо строительства боевых надводных кораблей всех трёх зон у нас есть производственные возможности, и мы планируем использовать их для строительства специализированных судов и судов для рыбопромыслового флота, именно «Янтарь» использовать в этом плане как центр компетенции для данного направления.

Предстоит модернизировать Выборгский завод как один из центров ледокольного флота и техники для шельфа в кооперации, в том числе, возможно, с киевскими партнёрами.

«Красное Сормово» мы планируем усилить как центр компетенции по судам, обслуживающим исключительно внутренние водные пути.

Мы планируем на базе Новороссийского судоремонтного завода, которым мы владеем более чем на 30 процентов и, возможно, ещё увеличим свою долю в этом заводе, предполагается создание комплексной базы обслуживания для всех типов кораблей Черноморского флота России.

Астраханский судоремонтный завод, мы считаем, должен стать основной базой по ремонту Каспийской флотилии, то есть Каспийская флотилия – это Астрахань, и Новороссийский судоремонтный завод – это Черноморский флот России. Эти вопросы были обсуждены детально на совещании у Дмитрия Олеговича Рогозина 18 января и 13 апреля этого года. Выпущены по ним определённые указания, которые на сегодняшний момент отрабатываются.

Также на юге мы планируем и ведём работу по созданию на базе судостроительного завода «Лотос» первой в России судостроительной особой экономической зоны, которая позволит в рамках государственно-частного партнёрства привлечь ключевых поставщиков судового оборудования и материалов, а также обеспечить диверсификацию основного производства. То есть мы считаем, что именно на базе «Лотоса» можно создавать компетенции по строительству, вернее, по подготовке к производству отдельных частей техники морской и, соответственно, использовать её не в судостроении, а именно как производителя комплектующих морской техники.

Дальнейшее развитие компетенции компаний группы «Росшельф», которая у нас есть на Каспии, в качестве генерального подрядчика по благоустройству росшельфовских месторождений, шельфовых месторождений Каспия, будет зависеть от продолжения и от нашего плодотворного сотрудничества с «Лукойлом» и другими потенциальными заказчиками. Мы с «Лукойлом» имеем уже положительный опыт реализации двух платформ.

Что касается темы Тихого океана, строительства судостроительного комплекса «Звезда», – о чём сейчас говорил Цыбин? Цыбин сейчас говорил, что у нас существовало на самом деле в процессе реализации этого проекта несколько этапов. Сейчас мы уже пришли к пониманию, что этапы нужно усилить и объединить – раз. Второе – мы уже пришли к пониманию, что нужно создать идеологически целостный проект, который состоит из трёх очередей. И сегодня уже осуществляется такая проектная проработка, которую он и просит утвердить, потому что это будет на самом деле единый комплексный проект, то есть уже не какие?то отдельные очереди, а именно как комплексный проект, который будет учитывать просто этапность введения производственных мощностей. Безусловно, развитие такого концептуального проекта и полностью его наличие как целостного проекта, с нашей сточки зрения, позволит нам оптимизировать и затраты на строительство. Потому что мы считаем, что его можно ещё кое?где уменьшить, то есть те цифры, которые называют, 111 миллиардов. Есть понимание того, что на самом деле эту цифру можно немножко оптимизировать. И это, безусловно, позволит заниматься этим проектом комплексно, потому что будет полное его понимание, всех трёх его очередей, и как все эти очереди будут зависеть друг от друга.

В.ПУТИН: Владимир Иванович, здесь мы планировали две новые верфи, по сути, создать практически заново на базе существующих предприятий: «Звезда»… а вторая верфь?

РЕПЛИКА: Вторая – это по производству платформ в бухте Пяти Охотников. Она вообще не начиналась даже.

В.ПУТИН: А где она? Что она, совсем выпала у вас, что ли?

В.ШМАКОВ: Нет?нет, я просто про неё не сказал. Это в принципе ещё один этап общего проекта, это третий этап.

В.ПУТИН: Какой третий этап? Мы туда ездили, смотрели. Это рядом с объектом Минобороны. Как называется это место?

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, Минобороны отказалось тогда отдавать эту территорию, поэтому заменили уже площадку после этого, но на новой площадке тоже ничего не было сделано.

В.ПУТИН: Вы знаете, как «нежно» я отношусь к Минобороны. Мы сегодня пролетали в Еврейской автономной области над одним из бывших объектов Министерства обороны, паводки смотрели. Пролетаем, я смотрю, там заросшая взлётно-посадочная полоса. Я говорю: «Здесь была взлётка?» Губернатор говорит: «Да, была взлётка, и вообще здесь был крупный очень городок, крупная часть стояла. Сначала авиационная часть, самолёты, а потом вертолёты. И мы, когда начали военные уходить, слёзно просили: отдайте. Ничего не осталось, всё разграблено, всё уничтожено». Теперь говорят: «Возьмите». Он говорит: «Нам уже не надо».

Несмотря на смену руководства Министерства обороны, я сейчас не Шойгу имею в виду, а в принципе, из поколения в поколение, от одного министра к другому, в этом смысле ничего не происходит, нет рачительного отношения к государственному добру. До последней секунды держат-держат, а потом бросят, и всё разваливается.

Я с Сергеем Кужугетовичем поговорю. Он там пытается сейчас кое?что изменить, и вроде получается по некоторым направлениям. Но в целом за предыдущие годы практика негативная. Ну ладно, бог с ними.

Игорь Иванович, на меня смотрите, со мной разговаривайте сейчас, не между собой. По этому?то предприятию что, о котором мы только что говорили?

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, можно я помогу здесь в ситуации? Я стоял у истоков процесса. Действительно, у нас не было возможности получить от Министерства обороны в то время участка, и ОСК приобретали рыбколхоз в бухте Пяти Охотников. Приобретя, получали два года разрешение на техническое присоединение сетей. Здесь, кстати, бывший директор ДЦСС сидит, он может прокомментировать более подробно.

И.БОРБОТ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Действительно, я занимался последние два с половиной года развитием Дальневосточного центра, в том числе созданием верфи судостроения. На момент моего прихода были озвучены два проекта. Первый как раз модернизация завода «Звезда» и создание судостроительного комплекса «Звезда», он назывался «Звезда DSME». Это совместно с корейской компанией DSME. Второй назывался «Восток-Раффлс». Действительно, первоначально то место, где закладывалась капсула и планировалась верфь, была бухта Чажма. Впоследствии из?за сложностей с Министерством обороны было принято решение, что нужно искать новую точку. Совместно с нашим партнёром Брайаном Чангом мы исследовали все возможные места.

В.ПУТИН: Это сингапурская компания, но с китайским капиталом.

И.БОРБОТ: Она позже стала с китайским капиталом, и позже владелец вышел из компании. Он присутствует здесь, во Владивостоке, он до сих пор активно очень лоббирует этот проект, но сейчас уже пытаясь пробиться через «Роснефть», чтобы там свои наработки давать.

Так вот на самом деле получилось так, что процесс перевода верфи с одной точки в другую занял действительно порядка полутора лет. Была создана новая концепция развития верфи совместно с немецкими, корейскими и сингапурскими партнёрами, мы создали верфь по укрупнённой сборке офшорных конструкций и полупогружных платформ. Параллельно разрабатывался проект «Звезды». Так вот в процессе консультаций уже с крупными именно судостроительными компаниями Кореи и Германии возникло достаточно большое количество дублирующих производств. И было решено развивать его. И на самом деле пошёл недостаток средств, потому что не финансировался ни один объект, ни второй объект. Поэтому было понятно, что целесообразно развивать «Звезду», понимая, что деньги использовались в основном самого предприятия «Звезды», это ДЦСС и кредитные деньги. И мы создали единую технологическую концепцию, три этапа, и «Восток-Раффлс» стал одним из технологических этапов, собственно говоря, можно реализовывать их параллельно со вторым этапом.

Поэтому на сегодняшний момент концепт готов, всё объединено в единую технологическую конструкцию. Год мы потеряли на самом деле, наверное, не столько из?за того, что мы там пытались что?то перепроектировать или доказать, на самом деле мы банально потеряли из?за неутверждения. ДЦСС является дочерней компанией МСК. И последний год ни одно решение совета директоров ДЦСС просто не было принято. То есть мы отправляли документы на утверждение совета директоров, они не принимались по разным причинам. За счёт этого были сорваны вопросы, связанные с покупкой технологического оборудования, часть мы купили, оно пришло, стояло девять месяцев в порту, потому что не были решены вопросы финансирования. Банки кредиты открыли, но не выдавали деньги, потому что не было решения совета директоров.

В.ПУТИН: А решения совета директоров не было, потому что?..

И.БОРБОТ: Наверное, из?за череды смены руководства. Не знаю, не принимались. Мы по шесть раз направляли документы.

В.ПУТИН: Совет директоров чего, ОСК?

И.БОРБОТ: Да. После ухода Троценко на самом деле всё как обрубило. После этого решения перестали приниматься в принципе. На последних решениях, которые Роман Викторович принял, мы прожили по инерции год, после этого, естественно, монотонно мы остановились. В октябре прошлого года мы практически встали.

В.ПУТИН: Ушёл Троценко, и всё встало, что ли?

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, я просто не хочу сейчас вдаваться в подробности. Собственно, поэтому Вы и поменяли директора, то есть человек просто занимался совершенно другими вещами. Он на Дальнем Востоке не бывал.

В.ПУТИН: Короче, умирает всё. И здесь всё умирает, и у вас всё умирает, и здесь сорвали проект огромный. Во всяком случае, внесли свой существенный вклад в срыв этого проекта. Молодцы, очень по?нашему.

Ладно, продолжайте, Владимир Иванович.

В.ШМАКОВ: Что касается структуры управления, мы предлагаем всё?таки перейти с дивизионального принципа управления корпорацией. Исторически получалось так, что были созданы региональные и территориальные центры, и именно они являлись посредниками управления между ОСК и предприятиями. Сейчас мы понимаем, что эта модель не является экономически целесообразной, потому что нужно перейти именно на дивизиональный принцип. Под дивизионом мы понимаем совокупность проектно-конструкторских, судостроительных, судоремонтных и вспомогательных предприятий, объединённых по принципу единого продуктового ряда, обеспечивающих полный жизненный цикл продукции. Такую работу мы сейчас проводим.

При этом мы предполагаем, что, перейдя на дивизиональную структуру, нужно упразднить посредников управления, то есть Южный, Западный и Северный центры судостроения. При этом мы считаем, что Дальневосточный центр с учётом особенно проекта, связанного со «Звездой», с учётом того, что он территориально достаточно отдалён, пока его оставить. Вот такая наша идея по переорганизации структуры управления. При этом все остальные подразделения, которые связаны с обеспечением единой нормальной работы, они должны быть для ОСК все едиными, то есть это будет матричная структура.

На сегодняшний момент мы всё прекрасно понимаем, что у нас избыточное количество проектно-конструкторских бюро. Отсюда есть многотипие боевых кораблей. Как следствие – отсутствие координации проектно-конструкторских бюро не позволяет в полной мере унифицировать проекты и создавать кооперационные схемы. Поэтому мы предлагаем в этом вопросе наши усилия сосредоточить на объединении по КБ в рамках продуктовой группы по дивизиональному принципу и перейти на управление жизненным циклом. Это позволит нам оптимизировать кооперационные связи производства и эксплуатации на этапе проектирования. Единое программное обеспечение позволит координировать работу между проектантами, верфями и судоремонтом, и, соответственно, параллельно мы будем ещё планировать развитие гражданского инжиниринга. То есть в любом случае, для того чтобы сейчас решать тему многотипия боевых кораблей, нам на самом деле нужно объединить наши проектно-конструкторские бюро по дивизиональному принципу, именно в рамках дивизиона управлять уже этим процессом.

Ну и следующий вопрос – это вопрос по кадрам. Понятно, что решить задачу повышения производительности труда возможно только с привлечением квалифицированных кадров. В этой сфере мы будем применять следующие вещи. В июне сего года мы приняли корпоративную жилищную программу и считаем её ключом к решению кадровой проблемы, потому что только одними деньгами сегодня невозможно решить проблему закрепления людей, обязательно нужно решить ещё и проблему жилья. При поддержке агентства по ипотечному жилищному кредитованию и региональных властей, с которым мы уже подписали соглашение о сотрудничестве, мы в Северодвинске и Санкт-Петербурге начинаем массовое строительство комфортного и доступного жилья для работников наших предприятий, именно на базе ипотечного кредитования.

В.ПУТИН: А здесь, на Дальнем Востоке, что с жильём? В Северодвинске – и где? В Петербурге?

В.ШМАКОВ: Да.

В.ПУТИН: Ну в Петербурге можно и не строить, там и так люди с удовольствием живут и будут жить дальше. А вот здесь, на Дальнем Востоке? В Северодвинске, правда, условия тяжёлые, во всяком случае, суровые, северные, но тоже это развитый довольно регион, тем не менее там, наверное, нужно помочь. А здесь, на Дальнем Востоке, почему Вы об этом не упомянули ничего?

В.ШМАКОВ: Владимир Владимирович, виноват, Вы абсолютно правы. Безусловно, те наработанные компетенции, которые мы сейчас получили по ипотеке и по этой теме на севере, мы, безусловно, должны принести сюда и на самом деле, уже используя этот опыт, делать здесь то же самое. Тем более что здесь есть полностью возможности и на самом деле хорошая «поляна» для этой работы

В.ПУТИН: И нам нужно здесь людей закреплять, кадры надо закреплять здесь, обязательно надо.

В.ШМАКОВ: Мы обязательно это в своей программе выделим отдельным направлением, в ФЦП жилищного и ипотечного кредитования.

В.ПУТИН: Хорошо, Владимир Иванович.

В.ШМАКОВ: Просто мы начинали и начинали осваивать эти компетенции именно с севера, так получилось исторически.

В.ПУТИН: Ладно.

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, у нас здесь на самом деле тоже есть уже реализованные проекты, губернатор в курсе. Это завод «Прогресс» в Арсеньеве. Мы создали жилищный кооператив вместе с фондом жилищного строительства, и уже тысяча человек записалась из работников предприятия как участники этого жилищного кооператива. Это завод, который производит сегодня и военные вертолёты, и сейчас запускаем К?60, гражданский.

В.ПУТИН: Изначально это всё?таки военное производство.

Д.МАНТУРОВ: Изначально военное, да. Вот мы по этому же пути будем тиражировать сейчас по другим предприятиям достаточно эффективно.

В.ПУТИН: Ладно, не забудьте про это, обязательно здесь нужно развивать такую же систему.

В.ШМАКОВ: Осуществление подобных мероприятий, которые у нас будут описаны в стратегии, позволят нам выйти на те ключевые показатели нашей работы, которые мы видим на слайде номер двенадцать, то есть рост выработки на одного рабочего – в пять раз по отношению к уровню 2011 года; рост фондоотдачи – 2,1 раза к уровню 2011 года; увеличение доли высококвалифицированных рабочих мест – до 28 процентов от общего количества, и снижение среднего возраста работников в группе ОСК с 55 до 43 лет. Эти все цифры у нас утверждены в программе развития судостроения, и эти ключевые цифры мы пересчитали на предприятия ОСК, и их сейчас закладываем для себя как целевые показатели эффективности. Соответственно, условия мотивации менеджеров и управляющего состава Объединённой судостроительной корпорации будет зависеть от выполнения этих ключевых показателей.

В.ПУТИН: Только вы знаете что, Владимир Иванович и Денис Валентинович, это всё правильно. Это производство длительного цикла, и считать, может быть, нужно до 2030 года, это долгосрочные программы. Вы разделите?ка это всё на понятные величины: что будет через пять лет, что будет ещё через пять лет, а до 2030 года либо эмир помрёт, либо ишак сдохнет, и не будет понятно, как развивается ситуация.

Пожалуйста.

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, у нас есть срез по каждому году.

В.ПУТИН: Давайте, чтобы я их видел, покажите мне в десятилетнем размере: на ближайшие пять лет и на следующие пять лет.

Д.МАНТУРОВ: Хорошо. У нас это действительно сделано.

В.ПУТИН: Может быть, и сделано, здесь я этого не вижу. Я хочу, чтобы я это видел. Понятно?

Д.МАНТУРОВ: Это в стратегии будет обязательно.

В.ПУТИН: Давайте.

Д.МАНТУРОВ: Конечно.

В.ШМАКОВ: Поэтому, Владимир Владимирович, основные положения мы заложили в разработку стратегии, и мы просим их одобрить.

В.ПУТИН: Хорошо. Мы так и сделаем с учётом того, что я сказал. Договорились?

В.ШМАКОВ: Да.

В.ПУТИН: По пять лет разбейте всю эту работу.

Д.МАНТУРОВ: По каждому году, если можно.

В.ПУТИН: Прекрасно, пускай будет по каждому году, но в пятилетнем разрезе, чтобы я видел.

В.ШМАКОВ: Это в госпрограмме записано.

В.ПУТИН: Владимир Иванович, спасибо. Вы недавно начали работать, я очень рассчитываю на то, что вы войдёте уже не в курс дела, я думаю, что в курс дела Вы уже вошли, а вот в ритм. Должна быть ритмичная профессиональная работа. Мы будем встречаться с Вами и обсуждать эти проблемы.

Игорь Иванович, пожалуйста.

И.СЕЧИН: Уважаемые коллеги! Уважаемый Владимир Владимирович!

Если можно, тут перед вами презентация компании, находятся некоторые слайды, на которые я буду ссылаться. Компания реализует на шельфе арктических морей, Дальнего Востока и на юге нашей страны масштабную программу по геологоразведке и добыче углеводородов на 44 лицензионных участках. Проекты на российском шельфе имеют стратегическое значение для нашей отечественной нефтегазовой промышленности и экономики страны в целом. Только для этапа шельфовой геологоразведки объём планируемых морских буровых работ в соответствии с существующими лицензионными обязательствами, – Владимир Владимирович, я подчёркиваю, что это наши обязательства, которые мы, безусловно, должны выполнить, иначе мы будем находиться в рисках отъёма лицензий, – составляет 97 поисково-разведочных скважин. Это только по разведке.

Слайд номер два, пожалуйста. Вот здесь, Владимир Владимирович, я привёл пример, из 44 хотя бы один блок берём – Карское море, вот это 30 структур, на которых должно находиться от трёх до пяти платформ на каждой. Всего на Карском море 106 платформ, а для освоения потребуется более 500 единиц техники, вспомогательной техники, разведочных платформ, и это конкретные вещи, по которым мы уже сейчас, к сожалению, опаздываем. Первая поисковая скважина на арктическом лицензионном участке в данном регионе будет пробурена в августе следующего года силами арендованной иностранной техники. Стоимость аренды – 600 тысяч долларов в сутки, вот это уже пропущенный заказ для наших судостроителей.

Сегодня мы обсуждаем перспективы развития судостроения в России в увязке с потребностями нефтегазового сектора и развития проектов на шельфе.

Хотел бы обратить внимание на масштабность предстоящих задач. Как я сказал, на лицензионных участках только Карского моря более 30 перспективных структур. Для разведки и разработки из расчёта на одну структуру по одной-две буровые установки, до шести добывающих платформ. Все платформы должны сопровождаться судами обеспечения. Одно должно постоянно дежурить рядом с платформой, до четырёх судов снабжения, а также танкер высокого ледового класса.

Третий слайд, пожалуйста. Реализация проектов компании на шельфе Российской Федерации требует своевременного обеспечения современной морской техникой, а также высокотехнологичными и надёжными морскими нефтегазовыми платформами. Потребуется, кроме того, значительное количество подводного и внутрискважинного оборудования для бурения морских поисковых и разведочных скважин. Это такое оборудование, как манифольды, превенторы, сепараторы, производство которых также должно быть локализовано. Без формирования отечественного специализированного инжинирингового и промышленного кластера по строительству морской техники и оборудования для шельфовых проектов реализация программы освоения Арктики находится под рисками.

Кроме того, не исключена вероятность блокирования поставок иностранными производителями такого оборудования при размещении заказов за рубежом. Это легко делается и используется регулярно в конкурентной борьбе, когда речь идёт о вводе того или иного месторождения, – легко через недопоставку, через сдвижку графика создать дополнительные конкурентные преимущества для того или иного участника рынка.

Я хотел бы напомнить, что уже в первом квартале 2018 года мы должны отгрузить первую партию СПГ с Сахалинского завода после получения соответствующих разрешений. Срыв контрактов в условиях жесточайшей конкуренции приведёт к потере рынков сбыта, а страна не получит необходимый социально-экономический эффект. По оценке экспертов, как известно, мультипликативный эффект инвестиций в шельфовые проекты от смежных отраслей составляет 1 к 7, даже 7,7.

Действующие производственные мощности ОСК – это 80 процентов судостроительной промышленности России, в основном специализируются на обеспечении гособоронзаказа и полностью загружены. По итогам проведённой с ОСК работы стало очевидно, что свободных производственных мощностей для обеспечения программы шельфовых проектов ОСК не имеет. Владимир Владимирович, Вы сегодня имели возможность получить доклад Цыбина Владимира Николаевича о том, что при оптимистическом сценарии ввод «Звезды» при условии выполнения всех требований, финансирования возможен не раньше 2018 года.

Владимир Владимирович, вот у меня письмо, которое ОСК направило в «Ямал?СПГ» по поводу возможного участия в поставке газовозов в 2016–2018 годах. Они благодарят за приглашение их в тендер на поставку газовозов в 2016–2018 годах, когда верфей ещё не будет. И надо сказать, и Вы сегодня тоже слышали, концепция «Звезды» не утверждена, графики завершения строительства отсутствуют, и модели финансирования также нет. Да и, собственно, сам совет директоров ОСК сформирован несколько дней назад. Это объективная картина, на которую мы просим обратить внимание коллег. Я уже не говорю о том, что на фоне отсутствия этих свободных мощностей, по сути, происходит перераспределение полученных от российских заказчиков контрактов на иностранные верфи за небольшую комиссию. Вот такая картина.

Замечу также, что даже исполнение тех небольших заказов, которые мы размещаем на верфях, также идёт с существенным отставанием. «Роснефть» совместно с партнёрами имеет вместе с тем успешный опыт самостоятельной реализации крупных инфраструктурных проектов. Это такие, как «Сахалин?1», Арктун-Даги, мы Вам докладывали. Хочу отметить, что строительство и установка основания морской буровой платформы массой 150 тысяч тонн прошло с опережением графика, доля российского участия составила более 70 процентов. Аналогов такой платформы, предназначенной для бурения и эксплуатации одновременно 46 скважин, в мире нет.

В рамках исполнения Ваших поручений 19 августа проведён осмотр площадки строящегося судостроительного комплекса «Звезда». Дмитрий Олегович Рогозин проводил совещание, мы на этом совещании высказали предложение – и просим Вас о его поддержке – о передаче консорциуму заказчиков и финансовых партнёров, а также технологических партнёров, ответственности за реализацию проекта строительства такого центра по подготовке шельфовых проектов. Соответственно, просим дать поручение.

Мы предлагаем для завершения строительства этого центра... По сути, речь идёт не просто о «Звезде», а речь идёт о центре по производству морской техники и оборудования для реализации шельфовых проектов. Как Цыбин сказал, у них нет ещё концепции. Наши предложения по производству не только судовой техники и платформ, а по производству всего комплекса необходимого подводного оборудования в концепции не учтены. Это те же сепараторы, манифольды, это энергетические установки придонные, которые, собственно, обеспечивают саму добычу на дне – а платформа обслуживает эти комплексы. Без дополнения этого центра такой компетенцией нам не справиться, всё равно это оборудование надо делать.

В.ПУТИН: Справиться?то справятся, просто вы будете заказывать за рубежом.

И.СЕЧИН: Это оборудование будет тогда поставляться и монтироваться здесь, а мы хотим, чтобы оно производилось здесь. И такие договорённости есть, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: В этой связи у Вас предложение, ещё раз его сформулируйте.

И.СЕЧИН: Наше предложение состоит в том, чтобы структурировать этот консорциум с помощью Газпромбанка, включить в него, кроме «Роснефти» как якорного заказчика, технологических партнёров. Это могут быть General Electric, Parker Drilling, корейские компании. Корейцы вышли из проекта только потому, что график строительства не был выдержан, и они спокойно реализовали у себя строительство ряда заказанных судов без участия «Звезды», и всё, Вы абсолютно правы были.

В.ПУТИН: То есть вы хотите, собственно, преобразовать эту концепцию развития «Звезды»?

И.СЕЧИН: Да. С привлечением частного консорциума, который возьмёт на себя ответственность за развитие.

В.ПУТИН: Это потенциальные заказчики?

И.СЕЧИН: Да, и мы сформируем заказ, будем контролировать его прохождение, будем понимать сроки, синхронизировать.

В.ПУТИН: Сейчас это стопроцентная государственная собственность?

И.СЕЧИН: Да.

Д.МАНТУРОВ: Да, это стопроцентно дочка ДЦСС, Дальневосточного центра судостроения, который является стопроцентно дочкой ОСК.

В.ПУТИН: То есть это ОСК, по сути дела?

Д.МАНТУРОВ: Да, это ОСК.

И.СЕЧИН: Наше предложение как раз состоит в том, чтобы передать ответственность за развитие этого комплекса группе частных инвесторов, консорциуму. У Газпромбанка опыт работы с промышленными активами очень большой – Объединённый машиностроительный завод, Уралмашзавод.

В.ПУТИН: Передать полностью?

И.СЕЧИН: Я считаю, что можно рассматривать вопрос о полной передаче, о продаже, о полной продаже. Есть разные варианты – при сохранении золотой акции с подписанием опциона на обратный выкуп, пожалуйста, если это потребуется, при принятии консорциумом гарантий по исполнению гособоронзаказа. Это всё можно реализовать спокойно, выделив определённые участки для этих работ, – так весь мир делает. Те же корейцы во Франции, я сам видел, в Сен-Назере строят корабли для военно-морского флота Франции, ничего в этом такого нет.

В.ПУТИН: Нет, мы любим корейцев, но строительство военных кораблей мы оставим у нас. Спасибо за предложение…

И.СЕЧИН: Я сейчас о другом говорю: мы готовы прогарантировать. Я говорю, что эта практика существует, но мы готовы прогарантировать выделение…

В.ПУТИН: Мало ли, какая практика существует, мы должны основываться на своих реалиях. Но в целом предложение не лишено смысла.

Денис Валентинович, Вы как к этому относитесь?

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, мы достаточно подробно беседовали с коллегами. Более того, не просто беседовали, а изучали и материалы, и предложения. Положительно относимся в целом к вхождению туда этого консорциума, особенно с учётом того, что от них же будут поступать заказы, – это раз.

Второе условие, которое мы поставили при обсуждении, это включение туда амурского судостроительного предприятия и хабаровского, чтобы это было комплексно. То есть как у нас есть ДЦСС, вот оно комплексно готово привлечь туда партнёров.

В.ПУТИН: А там что сейчас производится?

Д.МАНТУРОВ: На Хабаровском судостроительном заводе сейчас, к сожалению, всего два судна стоит.

В.ПУТИН: А на втором?

Д.МАНТУРОВ: На Амурском находится три корвета…

В.ПУТИН: И подводная лодка с 85?го года. Послушайте, если мы хотим сделать эффективную современную верфь по производству гражданской продукции, не нужно утяжелять ничем. Мы можем ведь так наутяжелять это, что это плавать не будет совсем. Надо из реалий исходить; если мы хотим сделать современную, качественную, конкурентоспособную верфь, то нужно на этом сосредоточиться. И если этот консорциум складывается из потенциальных заказчиков и финансового учреждения, то нужно сделать это максимально эффективно, чтобы у нас на Дальнем Востоке появился какой?то реально функционирующий, современного мирового уровня и класса центр судостроения.

Вот то, о чём Вы сказали, это отдельная тема и это отдельная забота государства в рамках гособоронзаказа, других наших программ. Но мы сейчас обсуждаем гражданское судостроение. Если есть такой шанс, а он у нас явно есть с учётом вот этого огромного заказа намечающегося, о котором я сказал, в 6,5 триллиона, это нужно реализовать.

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, я разделяю Ваше мнение на этот счёт…

В.ПУТИН: Очень приятно.

Д.МАНТУРОВ: …но дело в том, что ответственность за эти предприятия ляжет тогда в отдельности на ОСК. Если сегодня это является комплексом…

В.ПУТИН: А сейчас она на ком?

Д.МАНТУРОВ: И сегодня на ОСК.

В.ПУТИН: Ну так в чём всё дело? Как в этом смысле это завязано на «Звезду», о которой мы говорим? Сейчас на ОСК лежит и строительство «Звезды» – создание современного комплекса, и сохранение тех предприятий, о которых Вы сказали, и загрузка их.

А если мы это отстёгиваем, то у ОСК будет просто больше возможностей для поддержания двух оставшихся заводов из тех, о которых Вы сказали. У ОСК будет просто больше средств для этого, и больше внимания сможет этому уделить.

Д.МАНТУРОВ: Я поясню. Владимир Владимирович, мы исходили просто из того, что и Амурский и Хабаровский завод будут загружены локализованным производством судового оборудования, поскольку, во?первых, сами предприятия, я как?то Вам уже докладывал, отдалены и находятся на расстоянии почти 800 с лишним километров по внутренним водным путям, они замерзают зимой.

В.ПУТИН: Да, и что?

Д.МАНТУРОВ: Поэтому мы рассматривали это как завод для комплектующих изделий.

В.ПУТИН: Одно другому не мешает. Группа заказчиков, группа будущих возможных акционеров, они могут строить, развивать эту «Звезду» и изначально, в рамках контрактных и договорных обязательств, обеспечить определённую загрузку и работу тем предприятиям, о которых Вы сказали: и в Комсомольске, и в Хабаровске.

Д.МАНТУРОВ: Можно пойти по любому механизму.

В.ПУТИН: Нет, по любому нельзя. То есть можно пойти по любому, но нам выбрать нужно наиболее эффективный с точки зрения экономики.

У Вас есть что добавить, Денис Валентинович?

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, я сказал, но при этом мы готовы отрабатывать то решение, которое будет принято.

В.ПУТИН: Да. Но мы сейчас обсуждаем. Мы собрались для того, чтобы обсудить наиболее эффективные пути развития. Понимаете, ведь можно эту группу инвесторов, о которых сейчас идёт речь, так загрузить, повесить на них корпуса подводных атомных ракетоносцев, которые стоят на некоторых предприятиях с 85?го года… И всё. И что с ними будет? Они умрут сразу. Это неподъёмные вещи, это просто бессмысленное дело. Это – забота государства, мы должны, Минобороны должно решить, что с этим делать. Нельзя на них перевешивать, это невозможно. Я, пожалуй, с этим не могу согласиться.

Ладно, спасибо.

Пожалуйста, Игорь Иванович.

И.СЕЧИН: Вы абсолютно правы, эти предприятия, с учётом логистики, 800 километров, опять же об этом сейчас сказал и Денис Валентинович, замерзает река, они оторваны на восемь месяцев от возможной кооперации даже. Это отяготит проект. Они не являются профильными для этого центра. Ну а по загрузке, конечно, можно думать, и мы будем какие?то усилия предпринимать.

В.ПУТИН: Об этом нужно думать изначально, потому что если вы этого не сделаете в регионе, на наших судостроительных заводах, то вам придётся это делать в кооперации с иностранцами, что тоже целесообразно, для того чтобы поддерживать уровень компетенции и уровень технологий. Но то, что можно размещать у нас, надо у нас делать. Если это возможно сделать в Хабаровске или в Комсомольске, надо сделать.

И.СЕЧИН: Владимир Владимирович, мы предложения такие сделаем.

В.ПУТИН: Продумайте.

И.СЕЧИН: Мы сделаем такие предложения, они у нас будут.

В.ПУТИН: Есть ещё что?то?

И.СЕЧИН: И крайний вопрос. Я прошу Вас всё?таки дать поручение завершить проработку вопроса передачи 82?го завода в Мурманске.

В.ПУТИН: С Минобороны договорились?

И.СЕЧИН: Мы договариваемся вовсю.

В.ПУТИН: Что там с 82?м заводом?

В.ЧИРКОВ: Товарищ Главнокомандующий!

Мы принципиально все вопросы согласовали, и остался один вопрос, по переносу дока, – это самый сложный вопрос по времени и срокам. Там на перенос дока нужно несколько месяцев, при этом док должен быть в постоянной готовности принять лодки.

В.ПУТИН: Понимаете, нам нужно по?хозяйски к этому подойти. Если нужно, нужно для Минобороны, Минобороны у нас всегда приоритет номер один, но если просто так, как собака на сене, как по другим объектам, тогда не надо этого делать, понимаете? Я уже и Сергею Кужугетовичу об этом сказал и Вам хочу сказать. Разумеется, нужды и потребности Минобороны – это приоритет номер один, это безопасность государства, но по?хозяйски только нужно смотреть на это. А потом когда мне говорят, что да, мы согласны, и ОСК согласна куда?то подвинуться, но дайте нам триллион или какую?то другую запредельную сумму, – зачем это, если потом всё развалится и никому не будет нужно? Не лучше ли сейчас договориться, принять какое?то государственное решение, договориться о каких?то компромиссах, приемлемых для всех? Чтобы Вы поняли, это не указание, это не приказ. Если бы я был в чём?то окончательно уверен на сто процентов, я бы сейчас сказал: Виктор Викторович, сделайте так. Я так не говорю, я просто призываю Вас внимательно посмотреть на это и подойти по?хозяйски.

В.ЧИРКОВ: Ясно.

В.ПУТИН: Если это кем?то там используется, что тоже вполне возможно, с чем я неоднократно сталкивался, используют возможности Минобороны для коммерческой деятельности, такое тоже бывает, – это тогда совсем другая история. Тогда Вы должны принять командирское решение. Выгнать, даже несмотря на то что кому?то очень приятно там что?то на халяву использовать. Не надо этого делать, надо исходить из государственных интересов. Ладно?

В.ЧИРКОВ: Ясно.

В.ПУТИН: Ещё внимательно посмотрите на это и потом доложите на этот раз уже Министру обороны, а он мне скажет.

Дмитрий Олегович, пожалуйста, Вы хотели что?то сказать?

Д.РОГОЗИН: Да, я хотел добавить, Владимир Владимирович, по этому поводу. Мы 19 августа, действительно, здесь, на «Звезде», рассматривали данный вопрос, связанный с созданием консорциума, с требованием ускорения работ по вводу производственного потенциала «Звезды». Поэтому не хочется возвращаться к тому, что мы уже обсуждали. Мы уже обсуждали этот вопрос, и мы решили, договорились тогда ещё о том, что Амурский и Хабаровский судостроительные заводы не нужно втягивать в эту историю. Они заполнены оборонным заказом, они исключительно у нас военные предприятия, поэтому, что называется, котлеты отдельно, мухи отдельно. Это первое.

Второе. Там возникает вопрос, он и раньше возникал, мы Вам докладывали, Владимир Владимирович, – по ЗАТО. Но мы договорились о том, что Владимир Владимирович Миклушевский, губернатор, и «Росатом» создают рабочую группу по изменению периметра ЗАТО. То есть ЗАТО скорее всего останется в «Звезде», поскольку там остаются военные заказы, но просто периметр будет изменён. Этот вопрос решается, поэтому мы не видим никаких проблем, связанных с возможностью создания подобного рода консорциума, и поддерживаем его.

В.ПУТИН: Денис Валентинович и Владимир Иванович, если у вас есть принципиальные какие?то возражения, соображения, опасения в чём?то, скажите прямо сейчас. Говори прямо, Денис, говори прямо.

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, я просто очень хорошо знаю, как у нас всё реализуется.

В.ПУТИН: Если бы знали, уже бы сделали завод.

Д.МАНТУРОВ: Я согласен, у меня нет аргументов. Я озвучил свою позицию. Нам поступило предложение... Если открыть слайд ОСК, то там в структуре Дальневосточного центра есть судоремонтные заводы. И, соответственно, если отдаётся всё, за исключением двух предприятий, включая судоремонт и военных лодок… То есть предлагалось отдать всё, и мы с этим согласились. Поэтому я сказал: если отдаём всё, то зачем тогда оставлять два завода?

В.ПУТИН: А что всё? Речь идёт о «Звезде». Что ещё? Что – всё?

Д.МАНТУРОВ: На «Звезде» сегодня есть и достраивающаяся набережная по ремонту подводных лодок, в том числе в Комсомольске-на-Амуре…

В.ПУТИН: Секундочку. Дмитрий Олегович сказал, что можно военную часть спокойно выделить из этого.

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, Вы дали мне поручение. Было письмо Игоря Ивановича, и мы по Вашему поручению ровно отрабатывали эту идеологию. Я с коллегами, замом Игоря Ивановича, обсуждал, их предложение – передать всё, и мы не возражаем, даже если они будут выполнять гособоронзаказ. Тут ничего страшного нет, потому что у нас есть примеры с «Северной верфью», которая принадлежала частникам, и мы получили «Северную верфь» только в конце года по сути. И ряд других предприятий, например Балтзавод, которые выполняют гособоронзаказ.

В.ПУТИН: Про Балтзавод лучше не говорите, это плохой пример. Завод хороший, а пример плохой.

Д.МАНТУРОВ: Хорошо. «Северная верфь», Рыбинский завод, Ярославский завод – много предприятий…

В.ПУТИН: Согласен.

Д.МАНТУРОВ: …которые не имеют отношения к ОСК и не являются государственными, но при этом выполняют гособоронзаказ. Поэтому если Вы говорите: как ты относишься к предложению, которое было оформлено, – я сказал: положительно, с учётом того, что только в позапрошлую пятницу мы с коллегами в Санкт-Петербурге обсуждали подробно эти механизмы.

В.ПУТИН: Хорошо. Если все «за», то мы так и будем делать. Вопрос только в том, чтобы не перегружать возможный будущий консорциум сложными элементами, которые утопят всю конструкцию, но в то же время чтобы создать у них определённые обязательства по сотрудничеству и загрузке тех предприятий, о которых Вы сказали. Надо подумать о механизме.

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, ровно об этом мы с Игорем Ивановичем говорили, ему гораздо проще будет и выгодней загрузить эти предприятия и локализовать продукцию судового оборудования и нефтегазового оборудования с его партнёрами, которые есть, – мы об этом и говорили.

В.ПУТИН: Для этого необязательно передавать предприятия, для этого достаточно контрактных обязательств.

Д.МАНТУРОВ: Можно контрактные. Я отрабатывал ровно то, что было предложено.

В.ПУТИН: Договорились.

Андрей Игоревич, Вы хотели что?то сказать?

А.АКИМОВ: Хочу честно пообещать, что мы обстоятельно и пристально посмотрим все возможности, и Денис Валентинович знает наш опыт, и мы с ним сотрудничаем очень успешно, мы найдём компромисс. И мне очень понравилась Ваша логика, блестяще просто разложили.

В.ПУТИН: Спасибо большое, что меня похвалили. Мне очень приятно. Спасибо.

Возможные другие участники этого предприятия какие, кроме «Роснефти»?

И.СЕЧИН: Владимир Владимирович, «Роснефть» формирует заказ, Газпромбанк организует в целом работу консорциума, сопровождает финансированием, и будут технологические партнёры, которые должны компетенцию передавать. Это General Electric, Parker Drilling, это корейские верфи, DSME и STX, Kvaerner, TECHNIP, с которым сейчас «Ростехнологии» работают.

В.ПУТИН: А другие заказчики не проявляют интереса к участию?

И.СЕЧИН: Владимир Владимирович, в принципе мы будем всем предлагать.

В.ПУТИН: Вот они здесь все сидят, многие. Сергей Оттович?

С.ФРАНК: С большим удовольствием.

Владимир Владимирович, я докладываю Вам, что за последние пять лет мы отстроили в Российской Федерации флот без малого 700 тысяч дедвейта и инвестировали в это без малого 800 миллионов долларов. Предельно ясно, что нужно строить, чего нельзя строить. Стратегия до 2018 года ясно рисует нам пять типов судов, из них два типа судов требуют совершенно другого характера построечных мест. То есть это газовозы и танкеры типа афрамакс, возможно, с движением на LNG [сжиженный природный газ], для которых нужен док 330–350 метров, ширина 100 метров. В сегодняшних условиях это «Звезда». Мы сегодня подтверждаем свой интерес. Если всё пойдёт здесь хорошо, конечно, работать с ними максимально...

Что тревожит? Мы работаем в интересах наших конечных заказчиков – это «Газпром», «Новатэк» и так далее. Они видят свои проекты, они требуют от нас определиться, где будем строить, и рубеж принятия решений по многим этим вещам – это первый квартал, первая половина 2017 года. Поэтому с этой точки зрения, чем быстрее решение будет принято... И мы считаем, что вот такая форма управления, которую здесь докладывает и «Роснефть», и Газпромбанк, у неё больше шансов быстрее адаптироваться к этой программе. Так что заказы мы с удовольствием здесь разместим.

В.ПУТИН: «Газпрому» интересно принять участие в этом проекте?

В.ГОЛУБЕВ: Я думаю, чтомы будем работать через «Совкомфлот» касательно всех заказов, которые могут строиться на «Звезде». Это в первую очередь будет касаться танкеров-газовозов мощностью 170 тысяч тонн, я об этом чуть попозже скажу.

В.ПУТИН: Когда ещё попозже? Давайте сейчас и говорите.

В.ГОЛУБЕВ: Я бы хотел сказать обо всех проблемах.

В.ПУТИН: Говорите.

В.ГОЛУБЕВ: Тогда, если позволите, очень коротко о нашей работе, а дальше о проблемах.

В.ПУТИН: О какой вашей работе? О работе «Газпрома»?

В.ГОЛУБЕВ: О работе «Газпрома» в части судостроения.

В.ПУТИН: А, да, давайте.

В.ГОЛУБЕВ: Сегодня у «Газпрома» достаточно внушительная группировка судов, работающих на шельфе. У нас шесть платформ, причём две платформы построены «под ключ» на Выборгском судостроительном заводе, одна – на «Звёздочке», одна – на Севмаше. Причём, когда мы строили морскую ледостойкую платформу на Севмаше, не было военных заказов, и мы, по сути дела, нашим заказом спасли этот завод.

Но дальше мы столкнулись с теми проблемами, когда уже началось финансирование наших оборонных заказов, и, естественно, Севмаш основные свои силы направил на свою профильную продукцию, на выполнение оборонных крейсеров. Нам пришлось буквально командировать квалифицированных сварщиков со строительства магистрального газопровода, чтобы они достроили нашу ледостойкую платформу «Приразломная». В конце концов она была достроена, но пошла на точку своего базирования в Карском море с большим опозданием, и у нас возникли уже проблемы с лицензированием, с освоением лицензионных участков. Ещё порядка 15 судов вспомогательного флота, которые мы сегодня имеем, собственных судов, это не арендованные, даже не находящиеся в аренде. Это касается наших производственных мощностей.

Что касается маркетингового флота, то мы работаем в основном через Gazprom Marketing & Trading, у них в аренде сегодня во фрахте шесть танкеров, причём два нефтевоза построено благодаря координации с Сергеем Оттовичем на «Адмиралтейских верфях» именно для Приразломного месторождения.

Вы знаете, Игорь Иванович подробно рассказывал сегодня о задачах по освоению шельфовых месторождений, примерно такая же программа у нас и такая же, естественно, потребность в специализированных судах. Программа освоения углеводородов на шельфе Российской Федерации от 2030 года даёт нам полную картину, что нам требуется. Причём в этом плане мы имеем 23 заказа, так называемого твёрдого заказа. Это контракты, которые либо уже оформлены, либо находятся в стадии оформления конкурсных процедур. Причём по нашему заказу Балтсудопроект, это подразделение Крыловского центра, разработал 11 типоразмеров вспомогательных судов, на которые мы и делаем ставку. Весь ряд судов таким образом имеет российскую начинку и российскую адаптацию под российские технологии. Два из них сегодня строятся на Амурском судостроительном заводе, в следующем году они уже спускаются на воду.

Проблема, с которой мы сталкиваемся, состоит в следующем. Практически все судостроительные верфи сегодня по ходу строительства либо говорят о необходимости переноса сроков, либо об удорожании проекта. Это достаточно сложно, потому что существующий в «Газпроме» проект, система, предусматривает очень жёсткое контрактование с окончательной ценой. И возникает ситуация, когда нет источников, для того чтобы доплачивать дополнительно, когда контракт уже заключён. Это одна проблема.

Наиболее существенная проблема состоит в том, что нам действительно сегодня для освоения имеющихся у нас или предполагаемого в ближайшее время получения лицензионных участков в шельфе Ледовитого океана потребуется до 2024 года 10 новых буровых установок. Причём мы должны будем бурить примерно по 10 скважин в год, для того чтобы выполнить лицензионные условия. Это большая программа. Вы говорили в своём докладе, что действительно мы эту ситуацию знаем. Сегодня большие оборонные заказы, и основные наши работоспособные заводы просто не способны наши заказы принять. Мы вынуждены будем, для того чтобы обеспечить лицензионные условия, смотреть по сторонам, посмотреть в сторону Кореи, Китая – куда угодно, чего бы очень не хотелось. Мы Вам продемонстрировали, что мы действительно стараемся размещать заказы на российских предприятиях. Мы поставили задачу перед Алексеем Борисовичем Миллером, и он строго её старается выполнить, тем не менее проблема существует.

На период с 2018 по 2021 год для наших проектов по распространению сжиженного природного газа нам потребуется 13 танкеров. Это то, что сегодня мы вместе с «Совкомфлотом», по сути дела, уже освоили, это достаточно серьёзные суда мощностью 170 тысяч тонн, длина их 300 метров. Но их экологические, экономические характеристики превосходят всё, что существует сегодня в мировом флоте. Специально корейские фирмы разработали под наш заказ, специально под наши требования, причём это суда высокого ледового класса, они способны ходить Северным морским путём практически круглогодично.

Мы говорим о 2018 годе, не раньше, у нас есть 5–7 лет, когда мы могли бы действительно обеспечить все необходимые мощности, о которых говорил Игорь Иванович, например на «Звёздочке». Кооперация «Звёздочки» с корейскими заводами нам представляется наиболее правильной, наиболее удобной: во?первых, близость кооперации, во?вторых, всё складывается к тому, чтобы удобнее всего здесь сделать. Причём работа проделана достаточно конкретная и весьма немаленькая, подписано пока предварительное соглашение между ОСК и корейскими заводами. Мы готовы были в сентябре уже подписывать конкретное соглашение о передаче технологий с поэтапным размещением, с поэтапным строительством каких?то отдельных блоков на 6,5 тысячи тонн на «Звёздочке», с тем чтобы постепенно передавались технологии на «Звёздочку». И где?то уже к 2020 году, по нашим прикидкам, «Звёздочка», если бы выполнила свою инвестиционную программу, сама могла бы строить подобного рода крупнотоннажные серийные танкеры для потребностей не только «Газпрома», но и «Роснефти» и других производителей.

Задача выполнения инвестиционной программы развития «Звёздочки» и программы передачи технологий сегодня на «Звёздочку» – это задача, наверное, очень весомая. Поэтому те предложения, которые прозвучали от Игоря Ивановича, нам представляются очень интересными, заслуживающими чрезвычайного внимания.

Но наша концепция, к сожалению, такая, что мы всё-таки к части маркетингового флота, я не говорю о буровых платформах и вспомогательном фонде, что касается наших технологических судов – это наша собственность, а что касается маркетинга, то, что связано – плавает по морю и торгует, – это всё-таки будет фрахт судов.

Причём мы готовы полностью фрахтовать всё на конкурсной основе, но тем не менее, понятно, с судовладельцем, при условии, что этот судовладелец будет размещать эти заказы на наших заводах.Могут быть разные судовладельцы, но суда строятся на наших заводах, по нашей программе, по нашей технологии. И, кстати, этот проект одобрен нашим Морским регистром.

Энергия и наступательность Игоря Ивановича всем хорошо известна, поэтому надеюсь, что действительно ему удастся до 2018 года сподвигнуть «Звёздочку» к серийному созданию по крайней мере газовозов. Это нужно сегодня всем: и нам, и «Роснефти», и «Новатэку». Может появиться много других пользователей подобного рода продукции, может быть, даже в мире будут желающие купить передовые суда. Почему бы нет? Почему мы должны покупать за рубежом? У нас пускай покупают. Наши танкеры будут не хуже.

В.ПУТИН: Хорошо. Вот такая философия правильная. Это непрофильная деятельность для «Газпрома», согласились. Их вполне устраивает, что они будут фрахтовать, фрахтовать у нас, а вы в свою очередь должны заказывать только на наших верфях, на нашей территории.

В.ГОЛУБЕВ: Да, это, безусловно, синхронно.

В.ПУТИН: А участие группы «Газпром» в возможном консорциуме будет через Газпромбанк. Это тоже вполне приемлемо.

И.СЕЧИН: Госпрограмму освоения шельфа отменили. Была госпрограмма по развитию шельфовой добычи. Её месяц назад отменили, закрыли.

В.ПУТИН: А куда она делась?то?

И.СЕЧИН: Правительство просто закрыло, и всё.

В.ПУТИН: Это другая тема, но мы вернёмся к этому.

И.СЕЧИН: Это как раз тема координации, тема загрузки предприятий промышленности и подготовки инфраструктуры.

В.ПУТИН: Хорошо, я к этому вернусь.

Иван Михайлович, пожалуйста.

И.КАМЕНСКИХ: Уважаемый Владимир Владимирович!

У меня два пункта. Первый – это то, что в обременении для ОСК есть ещё утилизация атомных подводных лодок на Камчатке, здесь, в Приамурье, и на северо-западе. И здесь достаточно большой объём работы по утилизации, на Камчатке около семи судов будет, и их надо будет сюда все перегонять на хранение. А для этого надо либо сохранить инфраструктуру, она была создана за иностранные инвестиции, либо поднять на ноги 30?й завод, потому что никак уже нам самим не освоить эту технологию, поскольку деньги уже потрачены. Это один момент.

Второй момент по ЗАТО. То, что иностранные инвестиции надо привлекать сюда, сомнений нет, это надо делать, но ЗАТО Фокино и Большой Камень, где находится «Звезда», выпадают из общей концепции ЗАТО, они не соответствуют требованиям федерального закона о ЗАТО. Здесь нет охраны, здесь просто свободный въезд в силу того, что в своё время войска ушли, они же охраняли, и сейчас им надо придать особый статус. Если Вы позволите, то мы подготовим особый статус, чтобы не делать охрану всего ЗАТО, как принято по закону о ЗАТО, а делать локальные зоны.

В.ПУТИН: Это то, о чём Дмитрий Олегович говорил. Да, я согласен, пожалуйста.

И.КАМЕНСКИХ: Нужно закон менять.

В.ПУТИН: Ради бога. Подготовьте предложения и сделайте. Дмитрий Олегович в курсе, он знает.

И.КАМЕНСКИХ: И второй момент – это строительство атомных ледоколов. В соответствии с Вашим поручением был разработан проект – 60?мегаваттный ледокол, и выделены деньги на начало строительства головного атомного ледокола. Но, к сожалению, на 2016?й и последующие годы денег нет в бюджете, Минфин не выделяет, равно как, несмотря на постановление Правительства о строительстве двух последующих серийных ледоколов, что всё за бюджетные средства, Минфин не предусматривает их финансирование, а мы к 2020 году останемся без ледоколов, поскольку старые ледоколы выйдут из эксплуатации, а новых не будет.

В.ПУТИН: Эта тема известна, она не должна выпасть из нашего общего поля зрения, Правительства и судостроителей. Здесь Иван Михайлович прав. Многие вещи, связанные с освоением и шельфа, и с работой по Северному морскому пути, будут невозможны, просто невозможны. И все наши геополитические преимущества на северах будут утеряны. Это один из очевидных приоритетов.

В.ИШАЕВ: Я хотел бы вернуться всё?таки к объединению мощностей, которые есть на Дальнем Востоке. И если мы говорим на сегодня о кооперации, то судостроение, кооперация, транспортные схемы, в общем?то, не увязаны. Заводы находятся не только в рамках какой?то досягаемости водным путём – любым путём. В этом направлении можно работать смело.

Второе. «Звезда» будет заниматься основным производством, а мы говорим с вами о вспомогательном флоте. Заказы всё равно идут на эти заводы. Это было бы крайне, очень выгодно, и находилось бы под единой системой управления.

То, что сегодня так много типоразмеров... Если кто?то занимался судостроением, то нужно понимать: каждый новых проект – это головной проект, и он становится «золотым». Здесь нужно как раз, чтобы сделали унификацию и создали линейки в строительстве кораблей. Вот за счёт этого можно удешевить все эти вопросы.

Следующий вопрос. Заводы могут работать на самостоятельном балансе на приведённой смете, и они никак не утяжелят. Всё равно система управления может быть различной с точки зрения экономической модели.

И следующий вопрос, наверное, самый главный, Владимир Владимирович. Если мы сегодня загрузим эти заводы гражданской продукцией, – то, о чём Вы ставите задачу, – они будут готовы в более короткие сроки изготавливать и выполнять оборонные заказы, они будут боеспособны. Почему они сегодня небоеспособны? Потому что они не работают. Всегда было два потока на любом заводе: и гражданское судостроение, и военное судостроение. Конечно, утяжелить не хотелось бы, хотелось бы начать, потом что?то добавить, но на это может не хватить времени.

В общем?то, я Дениса Валентиновича поддерживаю в этом вопросе. Как проработать эти вопросы, чтобы исключить какие?то издержки, получить только плюсы, – это второй вопрос. Он, конечно, непростой, но я считаю, что тот опыт судостроения, который существовал в Советском Союзе, позволяет такие модели создавать достаточно легко.

Спасибо.

В.ПУТИН: Если никто не возражает против самой идеи создания консорциума для развития «Звезды», давайте так и решим – первое. Второе или, вернее, это второе, а первое – мы утвердим концепцию развития ОСК, которая была представлена Владимиром Ивановичем. Я так понимаю, что там требуется определённая доработка какая?то – сделайте как можно быстрее.

Второе, по «Звезде»: определитесь с участниками консорциума. На мой взгляд, ОСК должна там оставаться. В каком качестве, в каком объёме, «золотая» акция либо, скажем, блокирующий пакет – надо подумать, это вы сами решите в диалоге с возможными консорционерами, с банком, с «Роснефтью», с «Совкомфлотом».

И характер взаимоотношений с другими предприятиями региона, судостроительными, – это тоже нужно продумать. Надо продумать так, чтобы хотя бы на первом этапе не было утяжеления, но изначально чтобы было ясно, что эти предприятия будут в производственной кооперации, будут работать, и по мере того, как будут уходить военные заказы, они будут больше и больше насыщаться заказами другого характера, а именно гражданского производства.

Всё это вместе нужно проработать в самое ближайшее время. Сколько потребуется времени, для того чтобы и концепцию доработать, и решить вопрос по дальневосточному судостроительному кластеру?

Д.МАНТУРОВ: Владимир Владимирович, что касается концепции, то максимум до конца сентября в рамках Вашего поручения мы и так должны доработать и утвердить советом директоров ОСК. Поэтому срок остаётся прежний, то есть в течение сентября будет реализован. А что касается кооперации с консорциумом, что касается нас, нам максимум месяц нужен на доработку, то есть в течение сентября, чтобы мы согласовали все параметры.

В.ПУТИН: Нет, мне нужны документы, я хочу видеть документы подписанные. В течение месяца?

И.СЕЧИН: Владимир Владимирович, мы в течение трёх дней готовы всё это сделать.

В.ПУТИН: Хорошо, сделайте в течение трёх дней, но если в течение трёх дней не получится, то до конца месяца я должен видеть это на столе.

И.СЕЧИН: Нам достаточно, чтобы Газпромбанк приступил к работе.

В.ПУТИН: Да, я понимаю, у них есть опыт, они это проработают. Думаю, достаточно.

И.СЕЧИН: Нужно решение ОСК о продаже, об оценке, иначе мы опять уйдём за пределы.

В.ПУТИН: Да, понятно. Давайте, сделайте это как можно быстрее. Я думаю, что в течение трёх дней это не получится, но до конца месяца это должно быть сделано, я должен увидеть это на бумаге. Договорились?

Д.МАНТУРОВ: Есть.

В.ПУТИН: Дмитрий Олегович, Вы это проконтролируйте и мне доложите.

Россия > Судостроение, машиностроение > kremlin.ru, 30 августа 2013 > № 886398 Владимир Путин


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 августа 2013 > № 886392 Владимир Путин

Обращение Владимира Путина по случаю предстоящего саммита «Группы двадцати» в Санкт-Петербурге

В.ПУТИН: В этом году «Группа двадцати» отмечает свой 5-летний юбилей. На пике глобального кризиса входящие в неё страны договорились о согласованных мерах поддержки мировой экономики. Мы взяли на себя обязательства по ограничению торгового протекционизма, выработали новые принципы финансового регулирования, определили задачи координации экономической политики и реформирования финансовых структур.Предпринятые тогда меры позволили остановить кризис, стабилизировать мировые рынки, повысить качество надзора за системно значимыми финансовыми институтами. Страны – участницы «Группы двадцати» начали преобразование международной экономической архитектуры, чтобы сделать её более справедливой и устойчивой, приступили к формированию механизмов, укрепляющих взаимное доверие.

Глобальная экономика всё ещё находится в зоне риска. Она восстанавливается, но её рост пока недостаточен для выравнивания дисбалансов мирового развития. Поэтому нашей общей стратегической целью остаётся обеспечение уверенного, устойчивого, сбалансированного и инклюзивного роста для всех государств.

С самого начала председательства России в «Группе двадцати» мы определили своей главной задачей стимулирование экономического роста и создание рабочих мест, прежде всего за счёт поощрения инвестиций, эффективного регулирования, повышения доверия и транспарентности на рынках. Эти приоритеты позволили обеспечить преемственность в работе «двадцатки» и за прошедшие девять месяцев добиться заметного продвижения по таким ключевым направлениям, как реализация Рамочного соглашения по обеспечению уверенного и сбалансированного роста, реформирование финансовой архитектуры, содействие международному развитию, расширение занятости, укрепление многосторонней торговли.Сейчас председательство России в «Группе двадцати» стоит на пороге своего главного этапа – саммита глав государств и правительств, который пройдёт в Санкт-Петербурге 5–6 сентября. Мы серьёзно и ответственно отнеслись к каждому вопросу обозначенной повестки и подошли к саммиту с солидным багажом договорённостей.

Перечислю лишь основные из них. Так, «Группа двадцати» достигла консенсуса в том, что надо сочетать политику поддержания должных темпов экономического роста и принятие среднесрочных страновых стратегий фискальной консолидации. Очевидно, что только в условиях понятной и прозрачной политики правительств по управлению бюджетным дефицитом и государственным долгом можно обеспечить необходимый уровень доверия со стороны инвесторов.

В нашем общем активе – работа по реформированию налогового регулирования, согласованные шаги по борьбе с уклонением от уплаты налогов. Разработанный «двадцаткой» при поддержке ОЭСР совместный план действий в этой сфере можно смело назвать самым масштабным шагом в совершенствовании и координации налоговой политики наших стран за последние сто лет.

Важные решения будут приняты в сфере стимулирования инвестиций. Сформирована дорожная карта по финансированию долгосрочных инвестиций, которая будет реализовываться в год австралийского председательства, согласованы принципы для институциональных инвесторов.

Новацией российского председательства стала совместная встреча министров финансов и министров труда «двадцатки». Она впервые позволила увязать вопросы макроэкономической и финансовой политики с задачами создания качественных рабочих мест и социальной защиты, обсудить меры по содействию занятости молодёжи и уязвимых категорий населения.

В сфере развития впервые подготовлен отчёт о выполнении обязательств. Разработана Санкт-Петербургская программа развития, отражающая приоритеты «Группы двадцати» по оказанию содействия странам с низким уровнем доходов для обеспечения продовольственной безопасности, повышения доступа к финансовым услугам и финансовой грамотности, развития инфраструктуры и человеческого капитала, мобилизации внутренних ресурсов развивающихся стран.

Мы рассчитываем выйти на совместные решения в области развития рынков капитала, регулирования финансового сектора и его инфраструктуры как в глобальном, так и в национальном масштабе, укрепления многосторонней торговли, повышения устойчивости энергетических рынков, борьбы с коррупцией.

Важную роль в повышении прозрачности и результативности нашей работы сыграл интенсивный диалог российского председательства со всеми заинтересованными сторонами: не входящими в «двадцатку» странами, региональными объединениями и международными организациями, бизнесом, профсоюзами, гражданским обществом, молодёжью, экспертными центрами. Мы старались максимально учесть все интересные и полезные рекомендации и предложения наших аутрич-партнёров.

Уверен, что предстоящий саммит в Санкт-Петербурге подтвердит роль «Группы двадцати» как эффективного механизма по согласованию общих подходов ведущих стран мира в сфере глобальной экономики и финансов; позволит консолидировать наши усилия для решения актуальных проблем и ещё больше продвинуться в направлении сильного, сбалансированного и инклюзивного экономического роста и устойчивого развития; будет содействовать достижению главной цели – повышению качества жизни людей.

Мы ждём наших партнёров в Санкт-Петербурге и готовы к содержательной работе и конструктивной дискуссии.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 августа 2013 > № 886392 Владимир Путин


Россия. СФО > Электроэнергетика > kremlin.ru, 27 августа 2013 > № 881229 Владимир Путин

Совещание по развитию электроэнергетики Сибири и Дальнего Востока

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Мы с вами собрались для того, чтобы обсудить вопросы развития энергетики Сибири и Дальнего Востока. Поэтому повестка дня у нас серьёзная, большая, но начать, разумеется, нужно с самого актуального вопроса, самой актуальной темы.

Если уж говорим о развитии электроэнергетики Сибири и Дальнего Востока, то начать нужно с ситуации, которая сложилась именно на Дальнем Востоке в связи с небывалым паводком, посмотреть, проанализировать. Хотел бы услышать от руководителей соответствующих ведомств оценку ситуации в энергетике, в электроэнергетике, разумеется, прежде всего в гидроэнергетике.

Нужно сделать всё для того, чтобы как можно быстрее восстановить разрушенные объекты. Слава богу, серьёзных разрушений нет. Тем не менее повреждения есть, они требуют нашего дополнительного внимания, требуют усилий со стороны различных ведомств и компаний. Нужно сделать всё для того, чтобы энергоснабжение было восстановлено, чтобы люди как можно быстрее могли вернуться к нормальной жизни.

Пострадавшие объекты энергетики – повторяю, такие всё-таки есть – нужно восстановить в кратчайшие сроки. Обращаю на это внимание всех присутствующих. Главное внимание нужно уделить обеспечению надёжной, безаварийной работе гидротехнических сооружений – мы с вами на предыдущих совещаниях уже об этом неоднократно говорили, – на гидротехнических сооружениях, расположенных, разумеется, в районах со сложной паводковой ситуацией, особенно наиболее крупных из них – Зейской и Бурейской ГЭС. Сегодня хотел бы услышать подробные сообщения о том, как на данный момент времени там складывается ситуация.

При этом хочу обратить внимание: за ущерб, нанесённый объектам, построенным с нарушением градостроительных норм, в зонах, подверженных рискам затопления, ответственность должны нести соответствующие органы, принимавшие такие решения. И конечно, сами застройщики понимали, где они осуществляют свои работы, и тоже от ответственности не уходили.

Уже сейчас понятно, что требуется разработка и осуществление комплекса системных мер и системных решений, предусматривающих в том числе создание новой системы регулирования водных ресурсов всего региона, при необходимости строительство новых гидростанций с возможностью аккумулирования больших объёмов воды, проведение комплекса защитных мероприятий, ликвидацию последствий аварий, оказание помощи пострадавшим.

Нужно подумать, и прошу Правительство сделать свои предложения, по возможному созданию правительственной комиссии в сфере координации деятельности по контролю водохозяйственной обстановки на объектах Дальнего Востока, а также по предупреждению и ликвидации последствий паводков и наводнений в данном регионе. Конкретные предложения прошу представить на предстоящем совещании в Хабаровске.

Уважаемые коллеги!

Сегодня мы обсудим положение дел в электроэнергетическом комплексе Сибири, как я сказал, и Дальнего Востока. Посмотрим, какие здесь есть специфические проблемы, какие задачи предстоит решить на перспективу и в самое ближайшее время. Сразу отмечу, что за последние годы в электрогенерации востока нашей страны удалось сформировать хороший запас прочности. За счёт ввода новых объектов и модернизации действующих установленная мощность объединённой энергосистемы Сибири и энергозоны Дальнего Востока выросла до 62,5 гигаватт. В прошлом году на электростанциях региона были выработаны рекордные 247 миллиардов киловатт-часов.

Что хотел бы особо отметить. Уверенно развивается такое направление, как гидроэнергетика. Мы с вами присутствуем на Саяно-Шушенской ГЭС. После аварии станция не просто была восстановлена, а фактически получила вторую жизнь. По плану идёт замена всех гидроагрегатов.

В целом по энергосистеме Сибири и Дальнего Востока темп набран очень хороший. В то же время начали проявляться и некоторые дисбалансы в её работе. Ситуация сегодня такова, что в восточных регионах страны имеется резерв генерации для перспективного экономического роста и развития социальной сферы Сибири и Дальнего Востока. При этом отдельные регионы остаются изолированными от единой системы энергоснабжения, а потому не могут полноценно развивать свою промышленную базу и социальную сферу. В этой связи требует тщательной проработки вопрос интеграции дальневосточных сетей с Сибирью.

Ещё один масштабный проект – проработка создания энергомоста, линий постоянного тока между регионами с избыточной генерацией и крупными промышленными центрами. Конечно, нужно находить новые возможности для сбыта электроэнергии, в том числе развивать перспективные экспортные направления, в целом гарантировать загрузку вводимых и строящихся электростанций.

Выделю ещё одну, крайне актуальную для региона проблему, проблему так называемых удалённых потребителей. Подчас, чтобы обеспечить только один такой объект, приходится тянуть и обслуживать многокилометровые участки электросетей. Отсюда и высокие неэффективные затраты, и технологические риски, учитывая, что надёжных резервных источников питания в таких территориях часто просто нет. Поэтому необходимо сегодня обсудить и перспективы развития локальной генерации в восточных регионах страны с учётом оценки эффективности различных вариантов строительства локальной генерации или реализации сетевых решений, которые, по сути, являются вынужденными.

Ещё один вопрос, который считаю нужным затронуть, касается состояния сетевой инфраструктуры. Вынужден отметить, что кардинальных изменений к лучшему в сетевом комплексе Сибири и Дальнего Востока пока нет. Я хорошо помню период аномальных холодов здесь, когда в аварийном режиме коллеги предпринимали активные усилия для того, чтобы обеспечить энергоснабжение региона. Тогда всё удалось сделать, слава богу, и вы отработали неплохо. Но мы тогда уже договаривались о том, что нужно многократно повысить надёжность всей системы. Для этого нужно обеспечить определённые мероприятия. Достаточно сказать, что только у РАО «Энергосистемы востока» износ электрических и тепловых сетей превышает 70 процентов. Напомню, что поручения, как я уже сказал, я сейчас упомянул об одном из них, давались трижды. Хотелось бы услышать сегодня, что делается в этом направлении.

Ещё раз вернусь к Саяно-Шушенской ГЭС. Здесь четыре года назад было принято решение о создании правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии. Давайте с этого начнём. Прошу председателя комиссии, а им до сих пор остаётся Сечин Игорь Иванович, доложить о проделанной за истекший период работе.

Пожалуйста, начнём работу.

Россия. СФО > Электроэнергетика > kremlin.ru, 27 августа 2013 > № 881229 Владимир Путин


Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 26 августа 2013 > № 881228 Владимир Путин

Встреча с шахтёрами Кемеровской области

В ходе рабочей поездки в Сибирский федеральный округ Владимир Путин провёл неформальную встречу с шахтёрами Кемеровской области и родственниками горняков, погибших в результате взрывов на шахте «Распадская» в 2010 году.

Встреча состоялась по окончании заседания Комиссии при Президенте по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с шахтёрами Кемеровской области

В.ПУТИН: Добрый день!

Я прошу нас простить, у нас совещание было, такое отчасти бурное и продолжительное.

Мы собрались здесь, в Кузбассе, для обсуждения проблем отрасли. Некоторое время назад приняли программу развития, и сегодня собрались для того, чтобы посмотреть, как она реализуется, как и что сделано, что нужно сделать дополнительно, для того чтобы отрасль развивалась, особенно в современных условиях. Вы о проблемах тоже знаете наверняка, знаете о том, что цены на мировых рынках упали. Но мировая конъюнктура меняется, значительный объём того, что сейчас добывается отраслью, реализуется на внешнем рынке.

Говорили сегодня о необходимости развития внутреннего рынка, говорили о проблемах обеспечения безопасности, говорили о социальных вопросах, о пенсионном обеспечении, о медицине и так далее. То есть практически по всем основным вопросам, с которыми так или иначе отрасль связана, мы разговаривали с коллегами, подключали несколько регионов: из Якутии, из Тувы, из Бурятии, прямо с мест коллеги рассказывали, как у них там идут дела.

Но, разумеется, приехать в Кузбасс и не поговорить с людьми, которые здесь работают, можно сказать, в столице отрасли, было бы тоже неправильно. Поэтому я попросил губернатора организовать эту встречу, и приглашение было соответствующее от Владимира Ивановича. Поэтому, надеюсь, у нас будет несколько минут с вами поговорить, обсудить живые вопросы, с которыми вы сталкиваетесь в своей текущей, повседневной, ежедневной работе. Так что давайте в простой, открытой и непринуждённой атмосфере и начнём нашу встречу.

ВОПРОС: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы рады приветствовать Вас на кузбасской земле. Как Вы уже говорили, обещали приехать в Кузбасс 1 мая на церемонию награждения, мы ждали Вашего приезда. Считаем, что Вы поможете решить Кузбассу накопившиеся проблемы, которые есть в отрасли. Но у нас, у рабочих Кузбасса, есть такие ещё вопросы…

Вот меня рабочие просили задать вопрос: некоторое время назад мы работали по 8 часов, у нас сейчас 30-часовая рабочая неделя, 6-часовая смена. И предприятия удалены от города, много километров нужно ехать, и мало шахтёры проводят времени с семьями. Мы просили, чтобы законодательство в этом плане пошло нам навстречу и разрешило работать по 8 часов, но не увеличивать рабочую неделю, оставить 30 часов. Получаются дополнительные выходные, и шахтёры больше проводят времени с семьями. Иван Иванович говорил, что законодательство уже есть, принято в Думе. Что-то медленно двигается, мне кажется, хотим попросить Вас, чтобы Вы посодействовали. А главное, чтобы все льготы, которые уже есть у шахтёров, сохранились, чтобы это законодательство осталось на том же уровне. Только увеличить рабочую смену.

В.ПУТИН: Мы обсуждали этот вопрос, неоднократно к нему возвращались, и Иван Иванович ставил этот вопрос. Знаете, у меня изначально были опасения, что увеличение этих часов работы – как бы оно не было обязательным и не пошло бы во вред людям. Но, поскольку профсоюзы сами на этом настаивают, по сути, и работающие в отрасли люди этого хотят, пожалуйста, я не возражаю.

Действительно, такой законопроект есть, и он предусматривает возможность увеличения рабочего дня, но, разумеется, это нужно будет делать так, как Вы сказали, таким образом, чтобы общее количество рабочих часов в неделю как для тех, кто работает под землёй, так и для тех, кто работает на открытых участках и площадках, а там разное количество часов, вы знаете, чтобы оно было в этих нормах. Это можно сделать. То есть не просто можно сделать, эти изменения подготовлены и в ближайшее время будут приняты.

ВОПРОС: Уважаемый Владимир Владимирович!

Ни для кого не секрет, что в данный момент вся угольная отрасль Кузбасса и в целом, наверное, России, 70 процентов своего угля мы просто вынуждены отправлять на экспорт и очень сильно зависим от мировых цен. Нельзя ли сделать так или внести такие проекты, чтобы уголь, добываемый в России, начинал работать у нас, в России: открывать какие-то теплоэлектростанции, как это было, допустим, те же заводы, те же электростанции? Мы шахтёры, у нас лозунг – «Тепло и свет в наши дома!». А получается, что тепло и свет мы несём в чужие дома. Уголь проходит мимо России.

Мы понимаем, что добываемый газ – это хорошо. Но надо как-то сопоставлять газовую промышленность и угольную промышленность, и приоритет не разделять так, чтобы газификация и уголь. Уголь это есть уголь. То есть, если сейчас мировые цены ещё немножко нас подкосят, то мы не сможем конкурировать с ними, то есть мы, будем говорить, понесём колоссальные убытки как угольная промышленность.

Но в этот же момент мы видим, что газовая промышленность у нас развивается полным ходом, потому что там какие-то фиксированные цены, ещё что-то. Я просто говорю как человек, живущий в России. Хотелось бы, чтобы то, что мы производим, то и использовали хотя бы процентов бы на 40–50.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Я уже сказал, когда беседа началась, что это вопрос расширения внутреннего рынка. Сегодня мы как раз и обсуждали этот вопрос. И, безусловно, он является одним из ключевых для сохранения и развития угольной сферы в целом. Но мы ради чистоты эксперимента должны будем с вами отметить, что рост производства за последние годы, а он имел место, и значительный, он был связан в основном с ростом экспорта, а не с внутренним потреблением. То есть производство было расширено за счёт экспортной продукции.

Действительно, такая зависимость от экспортной составляющей для отрасли является плохой. Вопрос, конечно, в конкурентоспособности на внутреннем рынке – это первый вопрос. И эта конкурентоспособность может быть и должна быть достигнута не сразу, а постепенно с учётом нескольких составляющих. Первое – это стоимость, удобство и так далее.

Вы сказали про то, что мы держим газ относительно дешёвый для комбыта так называемого, для населения и жилищно-коммунальной сферы. Мы держим это за счёт того, что в компании «Газпром», а она у нас основной поставщик на внутренний рынок, а если она даже не поставляет на внутренний рынок, она предоставляет свой трубопроводный транспорт для других так называемых независимых производителей.

Так вот мы просто не даём им возможности увеличивать цену за счёт того, что у нас там 51 процент у государства, и мы там имеем решающее слово. Вот как им продиктовали, они так и сделали на самом деле. Но такого решающего слова в угольных предприятиях государство не имеет, это частные компании.

И поэтому мы им продиктовать стоимость производимой вами продукции не можем, государство не может. Но, чтобы быть до конца честными, надо признать, что они и не могут бесконечно понижать уровень своего или вашего продукта, потому что добыча угля всё-таки сегодня затратнее, чем добыча газа, вот в чём проблема – проблема себестоимости. Здесь для того, чтобы сокращать себестоимость, нужно сразу по нескольким путям двигаться.

Первое – нужно улучшать отношения с транспортными организациями, прежде всего с РАО «РЖД», нужно развивать собственную сеть. Безусловно, нужно делать так, чтобы особенно местные угли, там, где они добываются, использовались местной промышленностью, прежде всего энергетическими генерирующими организациями, электростанциями, короче говоря. Вот над всем этим нужно работать.

Там ещё много всяких составляющих, в том числе и, конечно, поддержка со стороны государства отрасли в целом. Мы сегодня это обсуждали. К сожалению, это не так просто сделать, как пожелать, но то, что это нужно делать, это совершенно точно, это одна из важнейших составляющих развития и будущего всей отрасли.

О.КУКУШКИН: Кукушкин Олег Васильевич, бригадир очистной бригады шахты имени Рубана.

Владимир Владимирович, Вы хорошо знаете, что от всего объёма добытого угля в стране 70 процентов – это кузбасский уголь. И сейчас сложилась такая сложная ситуация с его перевозкой. На складах скопилось более трёх с половиной миллионов высококачественной, хорошей продукции, готовой. Плохо перевозится.

И в то же время «Российские железные дороги» заявляют, что объёмы перевозок у них падают. Владимир Владимирович, у меня такой вопрос: как Вы считаете, начатая реформа железной дороги может данную ситуацию изменить?

Спасибо.

В.ПУТИН: Это было сегодня тоже одним из таких серьёзных вопросов, который вызвал и споры, и проявились конфликты интересов. У нас на совещании был и руководитель нашей компании «Российские железные дороги». В чём-то он прав, в чём-то с ним, безусловно, нельзя согласиться. Но я думаю, что всем понятно, что решать проблемы угольной отрасли исключительно за счёт перевозчика, а «Российские железные дороги» – это одна из составных частей фундамента всей российской экономики, тоже было бы неправильно.

Загнать «железку» за бугор, а потом она развалится, и что с этим делать, вообще некому будет везти. Поэтому надо всё делать сбалансированно. Но что совершенно очевидно, это то, что в самой железнодорожной отрасли, конечно, тоже есть резервы. Хоть они и говорят, что они почти себе в убыток везут ваш уголёк, но это ещё надо как следует посчитать. Для этого есть соответствующая правительственная комиссия. Пока они делают так, как им государство в значительной степени скажет, влияя на тарифную составляющую, но здесь должна быть дорога с двусторонним движением.

Повторяю ещё раз: мы сегодня это достаточно подробно обсуждали. То, что на складах скапливается большое количество угля, связано не только с тем, что дорога не везёт, хотя, скажем, при портах скапливается подчас до 100 составов или даже, может быть, 200 составов где-то скопилось некоторое время назад. Связано это ещё с тем, что цены упали, в целом упали где-то на 20–30 процентов, и просто, может быть, производитель ждёт, пока цены повысятся, ещё и везти не очень хочет. Понимаете, есть в этом тоже, может быть, какой-то экономический смысл – придержать. Но с железной дорогой будем и дальше работать, Вы даже не сомневайтесь. Будем делать аккуратно, но будем делать обязательно.

О.КУКУШКИН: Спасибо.

В.ПУТИН: Прошу Вас.

В.БЕРЕЗОВСКИЙ: Шахта Талдинская-Западная.

Уважаемый Владимир Владимирович!

У нас в Кузбассе собственники угольных предприятий – региональные власти. Властью очень многое делается для возрождения престижа шахтёрской профессии. Вами лично в этом вопросе сделано тоже немало – одно то, что было возрождено звание Героя Труда России. И один из первых пяти награждённых этим званием шахтёр из Кузбасса, наш коллега Владимир Иванович Мельник.

Но всё-таки молодёжь неохотно идёт на угольные предприятия – тяжеловато. Может быть, и здесь нужно решать и со стороны федеральной власти вопросы модернизации среднего профессионально-технического образования с учётом обучения на той технике, на которой работают наши угольные предприятия? И вот я хотел бы спросить, Владимир Владимирович, какие решения есть в этих направлениях?

В.ПУТИН: Угольная отрасль становится всё более и более высокотехнологичной, новое оборудование поступает и по добыче угля, и по обеспечению безопасности. Конечно, нужны высококлассные специалисты, это совершенно очевидно. Мы сейчас с Аманом Гумировичем [Тулеевым], с губернатором, обсуждали, он уделяет этому немало внимания. Но все мы должны, видимо, ещё больше на этом сосредоточиться.

Составляющих много. Самая главная из них – это уровень заработной платы, давайте прямо скажем. Будет уровень заработной платы – и молодёжь пойдёт, потому что от этого зависит благосостояние семей, будущее любого человека. Уровень заработной платы, безопасность, престиж – крайне важно. То, что вы так достойно проводите, скажем, свои праздники, и вчера был в том числе очередной, я вас с этим сердечно ещё раз поздравляю, средства массовой информации должны больше внимания обращать. Это такая многоплановая работа.

Но, разумеется, вопрос подготовки кадров является одним из ключевых. Но здесь на что бы хотел обратить внимание? Мы постоянно работаем с акционерами, с предприятиями, с собственниками и с профсоюзами обсуждаем. Нужно, чтобы учебные заведения, причём те, которые готовят и высококвалифицированных рабочих, и те, которые готовят средний персонал и инженерный персонал, были кровно связаны с самим производством.

В некоторых отраслях если не в полном объёме, но всё-таки нам удаётся добиваться, когда сами предприятия напрямую связаны с учебными заведениями и участвуют, по сути дела, в подготовке кадров, обеспечивают стипендии на каком-то этапе, потом приглашают людей на стажировки, заинтересовывают их, показывают им положительные стороны того или другого вида деятельности, в том числе и шахтёрского труда. Вот это, к сожалению, не та задача, которая решается одним щелчком, но, конечно, нужно над этим думать, и мы думаем, и вместе с регионами, с бизнесом и с государством будем двигаться по этому пути.

В.БЕРЕЗОВСКИЙ: Спасибо, Владимир Владимирович.

А.ЗАВЬЯЛОВ: Здравствуйте! Завьялов Александр Николаевич, шахта «Полысаевская», горнорабочий очистного забоя.

Вопрос такой. У нас ситуация в Кузбассе с автодорогами стала намного лучше, в данный момент строится скоростная магистраль, буквально на днях сдали второй участок автодороги.

В.ПУТИН: Вопрос, когда дороги будут?

А.ЗАВЬЯЛОВ: Нет, не в этом дело.

В.ПУТИН: Стройки – хорошо, нужны дороги.

А.ЗАВЬЯЛОВ: Говорят, что в бюджете не осталось денег на строительство оставшегося участка – 25 километров.

В.ПУТИН: Это какая дорога? Скажите ещё раз, пожалуйста, Александр Николаевич.

А.ЗАВЬЯЛОВ: Кемерово – Ленинск-Кузнецкий.

В.ПУТИН: Этого, честно говоря, прямо сходу я Вам сказать не могу, но обязательно выясню. Это федеральная трасса?

РЕПЛИКА: Федеральная…

А.ЗАВЬЯЛОВ: Не уступающая европейским стандартам.

В.ПУТИН: Министерство транспорта финансирует?

Вот говорят, что это дорога субъекта Федерации.

А.ТУЛЕЕВ: Субъектовая трасса… два миллиарда… Мы обсуждали эту тему, с Максимом Соколовым я как раз вчера обсуждал. Мы найдём решение…

В.ПУТИН: Давайте посмотрим, мы вернёмся к этому вопросу, посмотрим. Два миллиарда – это, конечно, немаленькие деньги, но посмотрим... 25 километров… Вернёмся к этому.

А.ЗАВЬЯЛОВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Пожалуйста, прошу Вас.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, у нас, в Кузбассе, недавно было землетрясение, Беловский район, пострадало много домов.

В.ПУТИН: Пять баллов почти что, да?

ВОПРОС: Да, около 6 баллов, 5,8. Пострадало много домов, особенно частный сектор пострадал. Они до этого были, эти дома, не в лучшем состоянии, а тут ещё тряхануло. Многие из этих домов находятся на подработанных шахтами землях. Какую-то помощь, чтобы переселить людей…

В.ПУТИН: Понятно. Давайте мы сделаем так: МЧС и Минрегиону будет поручено совместно с губернатором провести эти оценки. Мы в Правительстве это проанализируем, посмотрим и в соответствии с действующим законодательством, и в соответствии с вашей ситуацией отреагируем.

Что касается вот этих отработанных, или, как они у вас называются…

РЕПЛИКА: Подработанных.

В.ПУТИН: ...Подработанных территорий, то это непростой вопрос. Почему? Потому что, конечно, людям надо помогать, это очевидный факт. Мы деньги выделяем на расселение аварийного и ветхого жилья, но, конечно, регионы прежде всего, хочу обратить на это внимание, Аман Гумирович [Тулеев] пускай не сердится, но регионы сами принимают решение о том, чтобы в первую очередь расселять многоквартирные дома, естественно, потому что там людей много.

Правда, в самом законе не предусмотрена возможность финансирования из этого источника отдельно домостроения. Но мы сегодня разговаривали, губернатор ставил этот вопрос, мы внесём изменение в закон. Мы сделаем так, чтобы закон позволял это делать, но тогда губернатор, в данном случае Аман Гумирович, либо другой руководитель региона, должен будет сам решать, куда в первую очередь он будет направлять эти ресурсы, имея в виду, что они будут ограниченными. То есть мы вряд ли сможем в условиях сегодняшнего дня расширить…

Мы, честно вам скажу, предприняли большие усилия, чтобы сохранить эту программу, я на этом настаивал, и в принципе коллеги с этим согласились, программу расселения ветхого и аварийного жилья. Раньше же её практически не было, это мы в последние только лет шесть-семь начали серьёзные деньги туда вкладывать. Мы её сохранили и продолжили. Но сейчас примем решение, чтобы эти деньги, которые мы выделяем в рамках этой программы, разрешено было тратить и на те цели, о которых Вы сейчас сказали. И плюс дополнительно, я думаю, потому что всё-таки землетрясение – это стихийное бедствие, надо обязательно будет посмотреть на выделение дополнительных средств, связанных именно со стихийным бедствием, с ликвидацией последствий стихийного бедствия. Это мы поработаем с вами.

ВОПРОС: Добрый вечер!

Здесь у нас вопрос такой. Отпуск у шахтёра 66 дней. Здесь люди по-разному отдыхают, отпуск делится на две части: 28 дней – основной и вторая часть отпуска. Вторую часть отпуска люди, молодые парни хотят поработать, заработать деньги на шахте, на этом предприятии, за эту часть отпуска компенсацию взять. Сейчас не разрешают: отдыхайте 66 дней. Решить вопрос можно?

В.ПУТИН: Как относятся к этому профсоюзы?

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, правильно говорят, что молодые здоровые ребята хотят действительно поработать, а законом нельзя.

В.ПУТИН: Да, я понимаю.

Вопрос в том, когда законодатель принимал это решение, исходил из интересов работника, исходил из того, что нужно восстанавливать силы, что это тяжёлая работа, вредная, нужно отдохнуть.

А.ТУЛЕЕВ: Мы договорились, что этот вопрос будет решаться в каждом конкретном случае через коллективный договор на условиях, определяемых тарифным соглашением. Конечно, если взять шахты Прокопьевска либо Ростова маломощные, мы на это никогда не согласимся.

Но когда мощные пласты и современная техника, действительно работает техника за счёт ума людей и умения, то почему не разрешить, тем более в силу того, что шахтёр два-три часа едет до шахты, плюс до рабочего места час, плюс там шесть часов, плюс назад, у него получается в среднем где-то 12–14 часов в день.

Знаете, как шахтёры говорят: койка-мойка, мойка-койка. Поэтому правильно говорят, что для семьи не остаётся времени. А компенсация за этот отпуск, который даётся, молодые здоровые ребята, которые женились, хотят обзавестись... В принципе они физически здоровы, в этих условиях могут работать. Мы не возражаем, если это сделать через коллективный договор.

В.ПУТИН: Есть уже проработки, связанные с возможностью внести изменения в действующее законодательство, и разрешить компенсацию.

РЕПЛИКА: Не надо в обязанность только превращать.

В.ПУТИН: Ну вот. Поэтому давайте подумаем, как сделать так, чтобы защитить интересы человека, дать ему дополнительные возможности, а не загнать его в какую-то кабалу. В целом я не против. Пожалуйста, если вы сами хотите, если профсоюзы поддерживают. Но нужно прописать так, чтобы это негативно не отразилось на людях, понимаете?

А.ТУЛЕЕВ: Владимир Владимирович, Минтруд согласен, готов нас поддержать.

А.ТУЛЕЕВ: Я считаю, как и по вопросу, связанному с восемью часами, мы очень долго согласовывали это с профсоюзами, года два, наверное, и вопрос в том числе и о возможной компенсации части только отпуска. Речь идёт... там отпуск вообще 68–69 дней. Это всего 24 дня из этих дополнительных. Поэтому два законопроекта мы дали, депутаты подготовили. Правительство 18 июля подготовило положительное заключение как раз с теми оговорками, о которых Иван Иванович говорит.

И там ещё надо будет внести при втором чтении поправки, что будет роль колдоговора достаточно серьёзная и отраслевого соглашения. И тогда в принципе у нас, я думаю, это до конца года возможно принять. В первом чтении ни тот, ни другой законопроект ещё не принимались. Тогда будем просто просить Думу, чтобы они это сделали пораньше.

В.ПУТИН: Вы доработайте с учётом того, что я сказал. Я с депутатами переговорю, давайте его примем в осеннюю сессию, я его подпишу.

А.ТУЛЕЕВ: Там два разных закона.

В.ПУТИН: Да, хорошо, я их подпишу.

Н.СЫРОВ: Сыров Николай Анатольевич, шахта «Распадская».

Владимир Владимирович, во-первых, рад Вас приветствовать в очередной раз на нашей кузбасской земле.

В.ПУТИН: Спасибо.

Н.СЫРОВ: У меня не вопрос. Я бы несколько слов хотел сказать о состоянии дел у нас на шахте. Вопреки многим прогнозам шахта живёт, работает. Проделана колоссальнейшая работа по восстановлению шахты, практически шахта восстановлена заново. Я хочу должное отдать собственникам: всё-таки огромные средства были вложены на восстановление.

В.ПУТИН: Да, они не пожадничали, это правда.

Н.СЫРОВ: И, что очень важно, какие бы трудные времена ни были, на данный момент не свёрнута ни одна социальная программа. Я глубоко убеждён, что шахта «Распадская» достигнет свой былой славы и будет в первых рядах угольных предприятий Кузбасса.

В.ПУТИН: А я хочу вас, не только собственников, конечно, я с ними иногда встречаюсь и в целом знаю, что там происходит, но хочу вас прежде всего поблагодарить, всех, кто там работает. «Распадская» – это в известной степени бренд самого Кузбасса, как сейчас модно говорить. Работа проделана значительная, и я рад, что она восстанавливается, рад, что она в строю, работает. Хочу пожелать вам успехов. Спасибо вам за то, что вы сделали.

Н.СЫРОВ: Спасибо.

В.ПУТИН: Надеюсь, что семьи пострадавших получили всю компенсацию, о которой мы договаривались. Я смотрю, здесь и женщины тоже присутствуют. Если кто-то есть из пострадавших семей, пожалуйста.

Т.СКОРОВА: Здравствуйте!

Скорова Татьяна Николаевна.

Уважаемый Владимирович! Аман Гумирович!

Я от имени вдов и матерей шахты «Распадская» хочу поблагодарить вас за ту моральную и финансовую поддержку, которую вы оказываете на протяжении уже многих лет. Благодаря этой поддержке на сегодняшний день я имею возможность заниматься только воспитанием и образованием своих детей, слава богу, они у меня успешно учатся в школе, получают дополнительное образование.

Но, я думаю, для любой матери важно здоровье её ребёнка. И пользуясь случаем, я хочу поблагодарить нашего губернатора, уважаемого Амана Гумировича, за то, что он нас не забывает, за то, что предоставляет возможность нашим детям отдыхать в лучших здравницах Кузбасса, ездить на море, они даже за границу ездят.

Вы знаете, со временем боль и горечь утраты как-то притупляется, и, как говорят, сердце плачет, а вера успокаивает. У нас в Междуреченске воздвигнута часовня святой Варвары, покровительницы всех горняков. И мы там встречаемся со вдовами, общаемся и находим силы для того, чтобы жить дальше, воспитывать детей. И мы верим, что во всех испытаниях мы не одиноки.

Огромное Вам спасибо!

В.ПУТИН: Вам спасибо за мужество, за ваше долготерпение, за готовность посвящать себя детям. Это, конечно, лучшая память о ваших близких, которые ушли из жизни. Работа шахтёра, судя по тому, что происходит в отрасли, происходило, всегда происходило, сейчас у нас небольшое снижение есть в целом по травматизму, но Иван Иванович сказал, что, к сожалению, в этом году почему-то определённый рост травматизма замечен, и трагические случаи, к сожалению, полностью не изжиты.

В этом смысле шахтёрская работа у нас сродни какой-то военной службе, честное слово, как будто вы там по минам ходите. И в этой связи, конечно, внимание к пострадавшим, внимание особенно к семьям, где есть невосполнимые утраты, оно крайне важно. В моральном смысле это просто трудно переоценить, в таких случаях говорят.

Я знаю, что много было неординарных вопросов, и жизнь сложнее, чем бумажки, и даже законы, которые мы принимаем, допустим, семьи не оформлены официально, дети, квартиры, пенсионные обязательства. Мы договорились с самого начала о том, что мы ни в коем случае не будем упираться в какие-то формальности, а сделаем всё для того, чтобы неформально помочь всем, кто пострадал и кто нуждается у помощи.

Самое главное, конечно, это помочь. Квартирный и прочие вопросы – это, конечно, важное, текущее, но самое главное – это будущее детей, их образование. Насколько я знаю, эти проблемы все решены. Если что-то ещё не сделано, если знаете, скажите мне, мы дорешаем.

С.КОЗЛОВА: Владимир Владимирович!

Светлана Козлова, шахта «Зыряновская», трагедия 1997 года.

Я тоже хочу присоединить с благодарностью к правительству и Аману Гумировичу, что нас поддерживают материально, морально. Уже прошло практически 16 лет, нас не забывают. Угольная компания доплатила мне: старшему – высшее образование, младшего поддержали по здоровью, пришлось обратиться. Но особенная благодарность у меня к Аману Гумировичу Тулееву, с тем что воздвигли храм, собор Рождества Христова.

В.ПУТИН: Красивый.

С.КОЗЛОВА: У нас была инициатива в 1997 году сразу после трагедии – мы, вдовы и матери, обратились просто к нему с инициативой. Он поддержал нашу идею, и в прошлом году произошло открытие храма, а вчера, как вы все знаете, было его освящение патриархом.

Огромное спасибо всем, кто принял в этом участие, особенно Аману Гумировичу, который поддерживал нас всегда и никогда нам ни в чём практически не отказывал, просьбы удовлетворялись все, прислушивались. Спасибо большое всем. Не оставляют нас, слава богу.

Н.ЮДИНА: Огромное спасибо и нашему правительству, и нашей администрации Кемеровской области, губернатору лично, угольной компании за то, что все эти годы нас поддерживают. Трудно представить, как остаются женщины один на один со своим горем, с проблемами, с детьми, я, например, с сыновьями. До сих пор эта помощь осуществляется, и чувствуется моральная поддержка и материальная помощь. В частности, мне бы хотелось сказать, что вдовы, я в том числе, по инициативе Амана Гумировича, спасибо огромное, мы съездили, совершили поездку паломническую на Святую землю Иерусалима. Всех вам благ, спасибо вам за помощь, внимание и заботу.

В.ПУТИН: Спасибо Вам за добрые слова.

Кроме нашей сегодняшней встречи у меня много контактов с людьми и в другой обстановке, не в такой академической, как эта. И я знаю, что ситуации бывают разные, и, к сожалению, далеко не всегда власть, властные структуры, должностные лица доходят до каждого человека и вникают во все тонкости его проблемы. Я очень рассчитываю на то, что в такой отрасли, где работали ваши мужья и работают мужчины, которые здесь сидят, формального отношения к людям никогда не будет.

Пожалуйста, прошу Вас.

С.МУСОХРАНОВ: Мусохранов Сергей Дмитриевич, компания «СУЭК», шахта «Талдинская-Западная».

У меня такой вопрос. Сейчас очень много говорится о пенсионной реформе, в том числе что, возможно, будет повышаться общий пенсионный возраст. И хотелось бы услышать, как это, и в том числе, на предприятиях, которые опасные. Как эта реформа отразится на шахтёрах, допустим? В том числе, не будет ли так, что многие люди, которые сидят здесь, многие пошли в шахтёры, что шахтёр мог идти в 50 лет на пенсию. Я думаю, престиж тоже в этом тоже был, и также размер этой пенсии.

Спасибо.

В.ПУТИН: Понятно. Вопрос, как мы понимаем, один из самых чувствительных и очень острых не только для шахтёров, но и для многих людей, которые пользуются льготами, да и вообще для всех граждан, имея в виду пенсионную реформу в целом.

Почему говорят о пенсионной реформе? Ответ очень простой: количество работающих у нас постоянно снижается по отношению к общему числу населения. То есть тех, кто зарабатывает, их становится всё меньше и меньше по сравнению с общим количеством населения Российской Федерации. Вот в том числе и с этим связано то, что наша пенсионная система, наш Пенсионный фонд в последние годы верстается с дефицитом, и мы из федерального бюджета постоянно дотируем Пенсионный фонд, для того чтобы он имел возможность гарантированно выплачивать заданные уровни пенсий и ещё, как мы обещаем, индексировать их в сторону повышения.

У нас соотношение между пенсией и заработной платой за последние несколько лет в целом достигает уже почти европейского уровня. Правда, в связи с ростом заработной платы это соотношение между заработной платой последних лет и пенсией немножко снизилось, но в целом тенденция к повышению. Задача пенсионной системы и реформы пенсионной системы в том заключается, чтобы обеспечить собственные доходы пенсионной системы, собственные доходы и чтобы соотношение между заработной платой за несколько последних лет и самой пенсией было достойным на общемировом уровне. В этом цель.

Сейчас рассматривается вопрос о внесении изменений в действующее законодательство, связанное с чем? И ещё один момент. Он заключается в том, что на работодателей на предприятии, которые связаны с вредным и опасным производством, на них возложена обязанность дополнительных платежей в социальные фонды, в том числе в Пенсионный фонд. То есть работодатель обеспечивает будущие пенсии тем, кто работает на вредных и на опасных производствах, и таким образом гарантирует досрочный выход на пенсию.

С 1 января 2014 года ряд предприятий перестают платить эти платежи. Возникает вопрос: а как с вредными и опасными производствами, к которым, безусловно, относится и работа угольной отрасли? Очень бы хотелось, чтобы мы когда-нибудь дожили до ситуации, когда работа шахтёров не будет ни вредной, ни опасной. Надеюсь, что это произойдёт, и тогда, когда это произойдёт, нужно будет отменять эти льготы. А пока ситуация в отрасли такая, что это производство является и вредным, и опасным, отменять льготы, связанные с досрочным выходом на пенсию, нецелесообразно. Так что этого не будет.

Я хочу поблагодарить вас за эту встречу и хочу пожелать вам всего самого доброго. Ещё раз поздравляю вас со вчерашним профессиональным праздником.

Спасибо большое. До свидания!

Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 26 августа 2013 > № 881228 Владимир Путин


Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 26 августа 2013 > № 881227 Владимир Путин

Заседание Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экобезопасности

Владимир Путин провёл заседание Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности.

Обсуждались вопросы реструктуризации угольной промышленности России, развития внутреннего рынка угля, модернизации необходимой транспортной инфраструктуры.

В режиме видеоконференции глава государства также общался с работниками нескольких угледобывающих предприятий страны.

Выдержки из стенографического отчёта о заседании Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы проводим первое выездное заседание Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса. И то, что собрались именно в Кемерово, не случайно: нам предстоит обсудить ситуацию в угольной промышленности.

Кузбасс, как известно, исторически является её центром и флагманом. Полтора года назад здесь же, в Кемерово, – по-моему, как раз в этом зале – состоялось совещание, где мы подробно говорили о многих проблемах угольщиков. По его итогам была утверждена долгосрочная программа развития отрасли на период до 2030 года. Сегодня мы проанализируем, как исполняются принятые тогда решения.

Хочу, кстати, отметить, что в составе нашей Комиссии нет ни одного представителя угольной отрасли, и, безусловно, этот вопрос нужно решить. Вот Иван Иванович кивает головой, это правильно: что же у нас Комиссия по ТЭКу, угольная отрасль является одной из ключевых в энергетике – и ни одного представителя от угольщиков нет? Можно было бы посмотреть Бокарева, Зюзина, Рашевского, Байсарова. Давайте подумаем, и предложения, пожалуйста, внесите.

Начну с важнейшей темы – с процесса реструктуризации угольной промышленности. Только на реализацию социальных мероприятий начиная с 2008 года потребовалось более 33 миллиардов рублей федеральных средств, и они были выделены. Свыше 7 миллиардов было направлено на проведение рекультивации земель и на экологическое оздоровление территорий.

Я хотел бы подчеркнуть, средства будут выделяться и дальше. Важно усилить контроль за их целевым эффективным использованием. Приоритет здесь – переселение шахтёров из ветхого и аварийного жилья и из районов Крайнего Севера.

Хотел бы сразу обратить ваше внимание и на решение задач безопасности шахтёрского труда. Мы принимали специальные меры по созданию современных отечественных средств индивидуальной защиты и систем жизнеобеспечения людей, работающих под землёй. Хотелось бы услышать, что сделано. Вот мы сейчас с Аркадием Владимировичем обсуждали, да и с Игорем Ивановичем, пока сюда двигались; по-моему, там мало что сделано. Деньги-то выделены – миллиард, между прочим.

Теперь в целом о ситуации в отрасли. Отмечу хорошие показатели по итогам 2012 года. Выросли объёмы добычи, переработки, экспорта продукции. Вводятся новые производственные мощности. Объём экспорта вырос на 17 процентов. Это позволило увеличить добычу угля в целом.

Однако внутренний рынок при его огромном потенциале по-прежнему не развивается, хотя полтора года назад мы принимали решение о стимулировании наращивания внутреннего потребления угля и планировали сделать это за счёт развития угольной генерации в энергетике и в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Кстати говоря, когда внешний рынок припадает, конечно, развитие внутреннего рынка сыграло бы свою исключительно положительную роль. И то, что, повторяю, он не развивается, стоит на месте, даже, более того, имеет, к сожалению, негативную динамику: вот у нас, смотрите, объём потребления угля на внутреннем рынке за последние пять лет на 7 процентов снизился, и, по предварительным оценкам, в 2013 году тенденция эта сохранится, а при нестабильности внешних рынков ситуация становится если не критической, то тревожной как минимум.

Конечно, нужно учитывать межтопливную конъюнктуру и межтопливную конкуренцию, но подходить к этим вопросам, безусловно, нужно очень прагматично. Для целого ряда регионов уголь является самым эффективным локальным видом топлива. Нужно ускорить строительство угольных энергогенерирующих мощностей на Дальнем Востоке. Кстати говоря, по этому вопросу тоже были соответствующие решения. Пока, к сожалению, серьёзного продвижения я не вижу.

Подчеркну также стратегическую важность создания электростанции в Калининградской области, она должна иметь перспективу манёвра мощностями. Именно угольная генерация может обеспечить снабжение этого региона собственной надёжной энергией.

Мы подробно, очень подробно с коллегами из Правительства на этот счёт говорили и уже не раз. Здесь возможны самые разные решения, самые разные: и сжиженный газ, и другие генерирующие мощности. Но угольную генерацию тоже не нужно сбрасывать со счетов, нужно обязательно это проработать, проработать все «за» и все «против», подойти к этому самым серьёзным образом, особенно на фоне обсуждения в ЕС возможного ограничения энергетического сотрудничества Европейского союза с Россией. Во всяком случае мы знаем о планах вывода Прибалтики из нашего энергетического кольца, а это соответствующим образом ставит в непростое положение Калининградскую область. Заранее нужно предпринимать необходимые действия.

Прошу Правительство, не откладывая, рассмотреть возможность строительства новых генерирующих мощностей, в том числе, может быть, и на угольных электростанциях. Нужно в вопросе этом поставить точку. Аркадий Владимирович, прошу не позднее чем в трёхмесячный срок вопрос окончательно доработать.

Мы имеем возможность поставлять уголь в Калининград через морской терминал. Создание такой замкнутой автономной системы в этом регионе значительно снизит геополитические риски в сфере энергетики, которые могут возникнуть в любое время. И, повторяю ещё раз, может быть, будет правильно, если мы диверсифицируем энергетическую отрасль этого региона, она не будет зависеть только от одного первичного источника. Во всяком случае нужно как следует всё это продумать.

Сегодня одно из самых слабых мест в технологической цепочке отрасли – переработка угля и его обогащение. Так, из более 272 миллионов тонн энергетического угля, добытого в прошлом году, переработано лишь 26 процентов.

Отдельное направление – это углехимия. Над её развитием нужно совместно поработать Минэнерго, Минпрому и, конечно, Академии наук Российской Федерации. И повторю, Правительству, заинтересованным ведомствам, угольным компаниям и регионам нужно обстоятельно заниматься формированием внутреннего рынка. Прошу вас сегодня в ходе нашей встречи ещё раз вернуться к этому вопросу.

Что касается экспорта угля, здесь надо крепко стоять на завоёванных позициях, несмотря на трудности, о которых вы знаете лучше, чем я, вызванные падением цен на мировых рынках. Если мы здесь дадим слабину, что-то утратим, потом вернуться на завоёванные площадки будет очень трудно, если вообще возможно. Необходимо в полной мере использовать все наши конкурентные преимущества. Обращаю внимание, что цены в среднем на внешних рынках упали где-то на 20 процентов.

Кузбасские угли, если говорить о преимуществах, намного превосходят другие по своим экологическим характеристикам, но их транспортировка по-прежнему является огромной проблемой. Для её решения необходимо развивать отечественное производство вагонов повышенной грузоподъёмности. И нужно, конечно, стимулировать этот рынок, рынок этой продукции, сделать его привлекательным для потенциальных потребителей и, конечно, уделять главное внимание модернизации транспортной инфраструктуры как железнодорожной, так и портовой. Мы уже наметили планы увеличения пропускной способности Транссиба и БАМа. Давайте посмотрим, какие ещё железнодорожные участки и подходы к портам требуют развития. Часть из них уже работают с превышением своих мощностей.

Отмечу также, что средняя скорость движения по нашим железным дорогам для промышленных грузов чрезвычайно низкая, наблюдается стабильный рост доли транспортных затрат в цене на угольную продукцию. Действующая система железнодорожных тарифов требует совершенствования, она должна быть предсказуемой, давать возможность потребителям прогнозировать свои транспортные расходы.

Кстати, железная дорога, которая сама является потребителем энергии – и значительным потребителем, могла бы за счёт угольной генерации снижать тарифы. Я не знаю, это, конечно, требует проработки, но во всяком случае можно подумать, хотя бы подумать, я прошу коллег это сделать. Вот доставка угля, скажем, генерирующим станциям, которые работают на углях, а потом сама же дорога потребляет эту энергию – давайте подумаем над этими тарифами.

Для компаний, которые сами строят участки, это следующая тема, сами строят участки железных дорог общего пользования, необходимо проработать модели гибких тарифных договорённостей. Если есть инвестор, который построил участок железной дороги, а потом он должен платить как все, – где стимул для инвестиций? Надо над этим серьёзно подумать. Здесь нет ничего запредельного, ничего антирыночного.

Кстати говоря, это в равной мере относится и к другим структурным нашим монополиям: это касается не только железной дороги, это касается и трубопроводного транспорта, и электросетей. В целом необходимо переходить к долгосрочному тарифному регулированию в области грузовых железнодорожных перевозок. Подчеркну, что мы должны поддерживать угольные компании, которые вкладывают немалые средства в развитие железнодорожной и портовой инфраструктуры.

Хочу также обратить ваше внимание на следующее. Поскольку ресурсная база наших угольных компаний находится в России, то и центры формирования прибыли, а следовательно, налогообложения должны находиться именно в России, а не где-то за границей и в офшорах. Я хочу обратить ваше внимание на то, что не только российское руководство или российское Правительство ставят вопрос подобным образом, – во всём мире, я хочу это подчеркнуть, во всех промышленно развитых странах вопрос ставится именно таким образом – и никак по-другому. В мире уже сформирован цивилизованный и прагматичный подход, налоги платятся на месте фактического ведения бизнеса. Я предлагаю придерживаться именно такого правила, тем более если это связано с недрами, с нашим национальным богатством. И управление этими активами, и акционерная собственность должны находиться в нашей, в российской юрисдикции.

Далее. Предприятия угольной отрасли развиваются за счёт собственных средств, и перед ними стоят задачи модернизации производства, создания новых добывающих и перерабатывающих мощностей. Сейчас необходимы дополнительные стимулы, которые бы помогли компаниям наращивать инвестиции, снижать свои издержки.

Поддержка угольного бизнеса должна способствовать созданию новых рабочих мест, увеличению налоговых поступлений в бюджет, большей открытости компаний. В течение пяти лет обсуждается вопрос об освобождении от уплаты налога на добычу полезных ископаемых для предприятий, осваивающих угольные низкорентабельные месторождения в труднодоступных районах с неразвитой инфраструктурой. Я прошу Правительство обеспечить принятие стимулирующей меры для компаний, разрабатывающих такие новые месторождения, хотя бы новые.

Мы много раз говорим о таких крайне необходимых наших действиях применительно к разным отраслям, и угольная промышленность здесь не исключение. Это, по сути, предприятия, которые в зелёном поле начинают работать. Не было никогда у нас всех налогов – если не будет стимулов для начала деятельности, то и не будет. Поэтому я прошу экономический блок Правительства и Минфин соответствующим образом оценить эту ситуацию и найти общий системный подход к проблемам подобного рода.

Нужно, конечно, освобождать такие предприятия, которые начинают свою деятельность с нуля, на какое-то время, здесь есть разные предложения: и пять, и даже десять лет. Это всё требует расчётов. Но их нужно сделать, и нужно принять решение. Практика показывает, что пройдут годы, прежде чем компании смогут воспользоваться такой преференцией, не менее двух лет, – вот на сегодняшний день, к сожалению, им приходится собирать различные справки.

И в этой связи хотел бы ещё раз обратить на это внимание, нужно вот с этим избыточным бюрократизмом заканчивать, иначе мы надолго завязнем в реализации проектов освоения новых месторождений на территориях Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и крупных месторождений, скажем, в Тыве. Считаю, что Минприроды нужно максимально расширить содержание лицензий, чтобы предприятия не теряли времени на сбор необходимых документов, нужно сделать оптимальной эту работу.

Обозначенные проблемы говорят о необходимости ещё раз проанализировать, уже сейчас откорректировать положения долгосрочной программы развития отрасли. Нужно посмотреть, насколько актуальны и реализуемы закреплённые в ней показатели и целевые индикаторы, и привести их, эти корректировки, в соответствие с тенденциями на внутреннем и на глобальном рынках, а также синхронизировать реализацию программы с мероприятиями, предусмотренными Генеральной схемой развития объектов электроэнергетики, проектами транспортной стратегии и стратегии развития портовой инфраструктуры. У нас есть вице-премьер, который за весь этот комплекс отвечает, – Аркадий Владимирович, обращаю на это Ваше внимание. Это большая, конечно, просто огромная работа, но Ваша задача заключается в том, чтобы скоординировать все эти направления. Нужно это делать.

Нам также необходимо подробно обсудить, как идёт процесс ценообразования в угольной отрасти и какие факторы влияют на подчас неоправданное завышение цен для конечных потребителей. В соответствии с принятыми решениями сейчас все сделки по реализации угольной продукции регистрируются на бирже. Но это только первый шаг. Регистрация сделок – это хорошо, но недостаточно. Теперь важно расширить использование самих биржевых механизмов, нужно начать наконец реальные торги на бирже.

Необходимо также создать условия для исключения необоснованных посредников при поставках угольной продукции, особенно при поставках для государственных нужд и компаний с государственным участием. В рыночной экономике посредники – это естественное дело, но также естественно возникают подчас эти посредники там, где они совсем не нужны.

В заключение предлагаю вернуться к вопросу, который мы уже частично затрагивали на нашей Комиссии в октябре прошлого года. Речь об обеспечении угольной промышленности профессионалами высокого или высшего класса. Прошу представить предложения о перспективах создания крупных региональных учебно-научных центров на базе действующих вузов горно-геологической и топливно-энергетической сфер.

Кроме того, в нашей повестке сегодня, уважаемые коллеги, ставший уже традиционным вопрос исполнения решений, принятых Комиссией на предыдущих заседаниях.

Давайте начнём работать.

<…>

В.ПУТИН: Что касается пенсионной реформы, то это, конечно, очень чувствительный вопрос, и здесь мы его до нюансов вряд ли сможем обсудить.

Мы исходим с вами из того, а здесь я согласен с горняками, с шахтёрами, что касается вредных и тем более опасных производств, то нам придётся сохранять досрочный выход на пенсию, во всяком случае до тех счастливых дней, до которых, я надеюсь, мы когда-то доживём, и условия работы в шахтах не будут вредными и опасными.

Но это не завтра и не сегодня произойдёт, к несчастью, – это длительный процесс, и, когда это будет, мы пока не знаем. Но пока эти производства являются вредными и тем более опасными, мы должны эту систему сохранить.

Тогда возникает вопрос о том, как её финансировать. Ясно, что все эти вопросы должны быть сбалансированы и распределены эти нагрузки. Вы сейчас сказали, что Вы в дискуссии находитесь с Правительством – я Вас прошу это продолжить.

По кадрам тоже большая отдельная, очень важная тема, я с Вами полностью согласен.

Пайковый уголь: да, я знаю, сколько там получают, сколько получается от предприятий, сколько – от государства. Прежде всего, это те работники, которые были освобождены в результате реструктуризации отрасли и работавшие в советское время. Те, кто не работали, те, кто были потом уволены, работая уже на частных предприятиях, – те не получают; таких примерно 17 тысяч. Но если кто-то вообще не желает этим заниматься, то, конечно, с этими предприятиями – тем более не занимаются вопросами охраны труда – надо разбираться с ними отдельно.

Также это касается и тех, кто не желает заключать соответствующие отраслевые соглашения. Вы знаете, что закон не позволяет Правительству сейчас предпринять какие-то экстраординарные меры, заставить предприятия подписать эти соглашения, но вместе можно подумать, и Правительство точно может провести консультации между работодателями и профсоюзами, и я прошу Правительство это сделать.

Что касается центра горноспасателей, мобильного центра, то, насколько мне известно, заявка так и не была сформулирована МЧС, вот в чём дело, хотя, естественно, Минфин, допустим, наверное, и рад тому, что она не была сформулирована. Но нужно, чтобы МЧС это сделало вместе с вами. Я понимаю так и исхожу из того, что вы в этом заинтересованы.

А вот индивидуальные средства защиты, которые действительно были прописаны в одном из наших предыдущих решений, они профинансированы только частично, а деньги были выделены. Причём, насколько я себе представляю, это мы сейчас попросим Министра рассказать, 300 миллионов как раз было профинансировано, но не из этого миллиарда, который был выделен на эти цели. Где остальные деньги и почему вы дальше не хотите продолжать эту работу, мне непонятно – Ивану Ивановичу [Мохначуку] непонятно, и мне непонятно. И люди ждут этих аппаратов.

Да, можно, наверное, что-то купить, но лучше ли будет, если мы будем покупать? Тем более что разработки у нас есть отечественные – и не хуже.

И, наконец, что касается медцентра…

РЕПЛИКА: В Ленинске-Кузнецком.

В.ПУТИН: В Ленинске-Кузнецком. [Медцентр] провёл за счёт средств, выделенных в рамках программы модернизации здравоохранения, – провёл, насколько мне известно, и капитальный ремонт, получил оборудование. Всё это исчисляется, не помню точно, конечно, сейчас на память не вспомню, но где-то миллиардов под сорок, наверное, они получили по различным направлениям: и на капитальный ремонт, и на закупку оборудования.

В принципе это региональное учреждение. Давайте подумаем, что можно сделать дополнительно. Я боюсь ошибиться в цифрах…

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, там решён вопрос, там нет проблем, по Ленинску-Кузнецкому, Вы правильно всё сказали.

В.ПУТИН: Тем более.

Я должен переговорить со своим британским коллегой. Прошу сейчас Министра выступить с соответствующей информацией, а потом Аркадия Владимировича [Дворковича] и Игоря Ивановича [Сечина] тоже – начать дискуссию, если кто-то хочет высказаться.

<…>

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги! Я думаю, что вопрос, который мы сегодня обсуждали, не нуждается в дополнительной рекламе. Эта отрасль – важнейшая, и не только потому, что здесь работают тысячи и тысячи людей; она важнейшая для энергетики в целом.

Владимир Иванович [Якунин] вступил в спор с угольщиками, но как бы там что ни говорили, а объём загрузки железнодорожного транспорта за счёт угольной отрасли играет существенную роль и в жизни самой железной дороги.

Поэтому эта отрасль не только традиционная для нашей страны, она и перспективная, важная для экономики Российской Федерации, и она будет долгие годы сохраняться, мы должны думать о том, как её развивать, как обеспечить рабочие места, как сделать её более прибыльной и более конкурентоспособной.

Многие страны, причём промышленно развитые страны, пытаются сейчас вновь наладить производство угля. Вы знаете такую экономику, как экономика Федеративной Республики [Германия], они отказываются от атомной энергетики и сейчас задумались о том, как использовать угольную генерацию.

Мы имеем все возможности посмотреть на то, как развивается ситуация у наших соседей, всё проанализировать, взвесить и принять своевременные и правильные решения.

Я уверен, что работая так, как сегодня, работая консолидированно, иногда можно и поспорить, разумеется, но задача у нас одна с вами – найти эти решения и их реализовать.

Спасибо вам большое.

<...>

Из видеоконференции с работниками угледобывающих предприятий

В.ПУТИН: Вы упомянули о Дне шахтёра, он как раз вчера был, и я от души поздравляю всех шахтёров, горняков с профессиональным праздником. Желаю успехов, счастья и новых достижений, а они у нас есть в отрасли, Министр об этом сказал, и факты об этом говорят.

Действительно, у нас объём добычи, это правда, самый большой за весь новейший период, да, наверное, и в советское время; по уровню производительности мы уже продвинулись достаточно далеко по сравнению даже с советским временем.

Идёт обновление производства, и кадры новые приходят. Мы, конечно, будем обсуждать и дальше все эти вопросы и проблемные точки, их ещё очень много в отрасли. Но праздник есть праздник, я всех поздравляю, желаю успехов.

Это очень важная, нужная для страны работа, и, без всякого преувеличения, она не только связана с большими трудовыми затратами – связана ещё и с большим риском, к сожалению. И люди, которые в эту отрасль приходят и посвящают ей свою жизнь, заслуживают особого внимания и особого уважения.

С праздником! Желаю вам всего самого доброго.

Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 26 августа 2013 > № 881227 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Транспорт > kremlin.ru, 20 августа 2013 > № 877197 Владимир Путин

Совещание о развитии портов Азово-Черноморского бассейна

Обсуждались планы по наращиванию возможностей портовой инфраструктуры в Азово-Черноморском бассейне.

Глава государства планирует провести серию встреч и совещаний для обсуждения перспектив развития портов в ключевых российских акваториях.

Начало совещания по вопросу «О развитии портов Азово-Черноморского бассейна»

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги!Мы в последние годы достаточно часто обращались к проблемам портовой инфраструктуры. И это понятно, потому что после печальных событий, связанных с распадом Советского Союза, Россия утратила огромные, в том числе самые современные по тем временам, портовые мощности по перевалке различных грузов и несла серьёзные в этой связи убытки – если не убытки, то недополученную выгоду, она была очень большой.

За счёт целого ряда проектов, которые порой приходилось реализовывать буквально с нуля, такую ситуацию нам удалось в целом переломить. Новые портовые комплексы и терминалы были созданы на Балтике, на Севере, на Чёрном море, на Дальнем Востоке. В результате только за прошлый год через российские порты перевезено более 565 миллионов тонн грузов. Это на четверть больше, чем в пик таких перевозок за советское время в 1984 году.

Вместе с тем очевидно, что нам нужно двигаться дальше, нужно двигаться вперёд, наращивать наши возможности с учётом роста потребностей и регионов, и всей национальной экономики, а также роста экспортных и транзитных перевозок, в том числе и в рамках интеграционных объединений. Имею в виду прежде всего, конечно, Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Нужны чёткие ориентиры на перспективу, увязанные с планами отечественного бизнеса, наших крупных компаний и, конечно, с развитием других видов транспорта: трубопроводного, железнодорожного, автомобильного.

В этой связи предлагаю провести целую серию встреч, совещаний, на которых поговорим о перспективах развития портов в наших ключевых морских акваториях. И сегодня обсудим планы по наращиванию возможностей портовой инфраструктуры в Азово-Черноморском бассейне. Расположенные здесь российские порты занимают второе место после Балтики по объёму грузооборота, причём с каждым годом нагрузка на них возрастает. Так, по оценкам экспертов, к 2030 году потребность в перевалке только сухих грузов в портах Южного федерального округа достигнет 150 миллионов тонн, это более чем в два раза превышает сегодняшние возможности.

Уже сейчас терминалы работают, что называется, на пределе. Такие инфраструктурные ограничения сдерживают увеличение объёмов международной торговли и транзитных грузоперевозок на южном направлении. По сути, то, о чём мы говорим, – это инфраструктурные ограничения роста в самой экономике. Компаниям приходится использовать зарубежные порты, а значит, нести дополнительные издержки. Для России это прямая упущенная выгода.

При этом потенциал дальнейшего масштабного наращивания мощностей крупнейших портов в этом регионе России, я имею в виду прежде всего Туапсе, Новороссийск, ограничен из-за целого ряда объективных факторов. И, по оценкам специалистов, развитие, модернизация только двух этих портов не может в полной мере компенсировать серьёзный спрос на грузоперевозки в этом регионе Российской Федерации.

Наша задача не просто снять имеющиеся инфраструктурные ограничения, но и создать достаточный резерв портовых мощностей. Это позволит сгладить пики сезонных нагрузок и минимизировать простои грузов, выстроить эффективные, конкурентные логистические схемы. Уже сейчас, мы с коллегами обсуждали, при подходе к этим портам, к действующим портам, у нас уже скапливаются железнодорожные составы. Сейчас их чуть ли не 200 составов там стоит и на Туапсе, и на Новороссийск.

Если мы говорим о создании новых портовых мощностей, то мы должны прежде всего подумать о развязке этих инфраструктурных ограничений. Сделать всё это нужно синхронизированно, как я сказал, продуманно, в том числе с использованием современных моделей государственно-частного партнёрства.

Бизнес уже активно вкладывает средства в порты. Вместе с тем нужно создавать условия, чтобы таких частных инвестиций было больше, гораздо больше. И, разумеется, Правительство должно взять на себя заботу о том, чтобы различные бизнесы между собой чувствовали уверенность при поддержке со стороны государства, чтобы они гармонизировали свои отношения при поддержке государства. Без этой поддержки вряд ли между собой удастся договориться и добиться гармонизации отношений.

Речь идёт о предсказуемых, понятных правилах, необходимых для прихода инвесторов, о минимизации административных и коммерческих рисков, об эффективных инструментах софинансирования. В том числе надо чётко обозначить, строительство какой инфраструктуры и в каких объёмах будет финансироваться государством, а какой – частным бизнесом, на каких условиях, а также заранее определиться с условиями самой эксплуатации.

Ещё одна важная задача – обеспечение конкурентоспособных, привлекательных тарифов на услуги портов и повышение уровня логистического сервиса. Это одна из критических компонент при работе портов сегодня в России. Часто наши грузоотправители обращаются к иностранным услугам именно в силу неразвитости логистики, именно в силу завышенных тарифов и так далее. Нужно самым внимательным образом на это ещё раз посмотреть.

Давайте сегодня обсудим, что нужно сделать для решения этих проблем, а также проанализируем, как продвигаются проекты по развитию портовой инфраструктуры на Таманском полуострове. Ясно, для меня во всяком случае ясно, что мы должны будем поддержать и частных инвесторов, должны будем реализовать наши планы, государственные планы по созданию там крупного современного порта. Давайте обсудим, по какому пути мы пойдём, какие проекты поддержим и что должно быть сделано в самое ближайшее время.

Пожалуйста.

М.СОКОЛОВ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Грузооборот наших российских портов в прошлом году действительно составил 565 миллионов тонн, и это на четверть больше, за последние четыре года он увеличился.

Однако при этом совокупный объём перевалки российских экспортных грузов в прошлом году составил 660 миллионов тонн. И в портах сопредельных государств Балтии, мы сегодня видим это, обрабатывается порядка 100 миллионов тонн российских грузов. И это при том что за последнее десятилетие эта доля практически в два раза сократилась.

При этом потенциал дальнейшего масштабного наращивания мощностей крупнейших портов в этом регионе России, я имею в виду прежде всего Туапсе, Новороссийск, ограничен из-за целого ряда объективных факторов. И, по оценкам специалистов, развитие, модернизация только двух этих портов не может в полной мере компенсировать серьёзный спрос на грузоперевозки в этом регионе Российской Федерации.

Наша задача не просто снять имеющиеся инфраструктурные ограничения, но и создать достаточный резерв портовых мощностей. Это позволит сгладить пики сезонных нагрузок и минимизировать простои грузов, выстроить эффективные, конкурентные логистические схемы. Уже сейчас, мы с коллегами обсуждали, при подходе к этим портам, к действующим портам, у нас уже скапливаются железнодорожные составы. Сейчас их чуть ли не 200 составов там стоит и на Туапсе, и на Новороссийск.

Если мы говорим о создании новых портовых мощностей, то мы должны прежде всего подумать о развязке этих инфраструктурных ограничений. Сделать всё это нужно синхронизированно, как я сказал, продуманно, в том числе с использованием современных моделей государственно-частного партнёрства.

Бизнес уже активно вкладывает средства в порты. Вместе с тем нужно создавать условия, чтобы таких частных инвестиций было больше, гораздо больше. И, разумеется, Правительство должно взять на себя заботу о том, чтобы различные бизнесы между собой чувствовали уверенность при поддержке со стороны государства, чтобы они гармонизировали свои отношения при поддержке государства. Без этой поддержки вряд ли между собой удастся договориться и добиться гармонизации отношений.

Речь идёт о предсказуемых, понятных правилах, необходимых для прихода инвесторов, о минимизации административных и коммерческих рисков, об эффективных инструментах софинансирования. В том числе надо чётко обозначить, строительство какой инфраструктуры и в каких объёмах будет финансироваться государством, а какой – частным бизнесом, на каких условиях, а также заранее определиться с условиями самой эксплуатации.

Ещё одна важная задача – обеспечение конкурентоспособных, привлекательных тарифов на услуги портов и повышение уровня логистического сервиса. Это одна из критических компонент при работе портов сегодня в России. Часто наши грузоотправители обращаются к иностранным услугам именно в силу неразвитости логистики, именно в силу завышенных тарифов и так далее. Нужно самым внимательным образом на это ещё раз посмотреть.

Давайте сегодня обсудим, что нужно сделать для решения этих проблем, а также проанализируем, как продвигаются проекты по развитию портовой инфраструктуры на Таманском полуострове. Ясно, для меня во всяком случае ясно, что мы должны будем поддержать и частных инвесторов, должны будем реализовать наши планы, государственные планы по созданию там крупного современного порта. Давайте обсудим, по какому пути мы пойдём, какие проекты поддержим и что должно быть сделано в самое ближайшее время.

Пожалуйста.

М.СОКОЛОВ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Грузооборот наших российских портов в прошлом году действительно составил 565 миллионов тонн, и это на четверть больше, за последние четыре года он увеличился.

Однако при этом совокупный объём перевалки российских экспортных грузов в прошлом году составил 660 миллионов тонн. И в портах сопредельных государств Балтии, мы сегодня видим это, обрабатывается порядка 100 миллионов тонн российских грузов. И это при том что за последнее десятилетие эта доля практически в два раза сократилась.

По заказу Минтранса к 2012 году консорциумом ведущих российских и голландских проектных компаний была разработана проектная документация, и на сегодняшний момент получены все необходимые согласования, в том числе пройдена экологическая экспертиза, и проект находится в Главгосэкспертизе для подтверждения своих параметров.

Проектное решение позволит осуществлять круглогодичные операции. И это очень важно, потому что мы всегда должны иметь в виду фактор Чёрного моря, где штормовая нагрузка может достигать до 60 дней в год. И опыт обработки грузов в портах Сочи, да и в других портах Чёрного моря говорит о том, что это действительно реальный фактор, на который стоит обращать серьёзное внимание.

И, таким образом отказавшись от рейдовой перегрузки, мы в сухогрузном порте Тамань готовы будем принимать суда дедвейтом до 180 тысяч тонн. Это примерный максимальный объём, который смогут пропустить на входе через проливы Босфор и Дарданеллы.

Существенной характеристикой порта также является его некая комплементарность по отношению к проектам других портов при условии покрытия дефицита той пропускной способности внешних подъездных путей. Порт Тамань не конкурирует с другими проектами, а, наоборот, существенно дополняет их.

И хотел бы обратить внимание на то, что этот проект ориентирован в первую очередь на перевалку именно российских экспортных грузов. В соответствии с обоснованием инвестиций мы видим определённую грузовую базу. И в 2011 году на Сочинском форуме Минтрансом России были подписаны соглашения совместно с администрацией Краснодарского края и потенциальными инвесторами на строительство терминальных мощностей в грузовом порте Тамань.

Инвесторы подтвердили свою заинтересованность и в формировании грузовой базы, и в строительстве терминалов в этом порту. Поскольку уже сейчас объём заявок на строительство терминалов в целом превышает практически на 20 процентов его проектную мощность, то отбор инвесторов будет производиться на конкурсной основе.

В соответствии с проектной документацией предполагается строительство 10 морских терминалов для обработки различных грузов, контейнерных грузов, перевалки железорудного сырья, два угольных терминала, терминал для перевалки металлов, а также для перевалки серы и зерна.

Стоимость строительства порта с учётом объектов частной собственности, планов инвесторов в целом оценивается в 228 миллиардов рублей. При этом объекты федеральной собственности в соответствии с проектной документацией, которая сегодня уже проходит экспертизу, составляют 115 миллиардов рублей в ценах 2013 года.

Объём средств федерального бюджета, предусмотренный ФЦП «Развитие транспортной системы», составляет 76 миллиардов. Оставшийся дефицит объёма, порядка 40 миллиардов, будет привлекаться по модели государственно-частного партнёрства, смешанного финансирования за счёт внебюджетных источников.

Таким образом, мы предполагаем, что развитие этого порта также будет основано на принципах государственно-частного партнёрства. Соответственно инвестиции частных инвесторов уже в полном объёме будут направлены в том числе на создание их мощностей по перегрузке терминальных комплексов, это 112 миллиардов рублей.

В целом реализация проекта в соответствии с оценкой экспертизы даёт положительный бюджетный эффект в размере 114 миллиардов рублей в период до 2030 года. И в результате строительства порта будет создано более 8 тысяч новых рабочих мест. И сейчас совместно с администрацией Краснодарского края решаются вопросы о размещении и строительстве новых жилых, скажем так, селитебных зон для того, чтобы эта рабочая сила могла там комфортно быть размещена.

В ряду реализуемых Минтрансом проектов создания морских портов данный проект имеет, наверное, лучшие показатели эффективности по вложению средств на единицу создаваемых мощностей. Так, если сравнить с другими портами, например Новороссийским, то здесь на одну добавленную тонну груза планируется общих вложений 7250 рублей, а в проекте «Тамань» – 2400; в порту Усть-Луга этот показатель – 3185, Сабетте – 4500.Если говорить непосредственно о бюджетных инвестициях на добавленную тонну груза, то в Тамани это 810 рублей государственных инвестиций, в Новороссийске – 2800, в Усть-Луге показатель даже чуть меньше – 720 рублей, Сабетте – почти 3 тысячи рублей на добавленную тонну груза.

Теперь по внешней инфраструктуре. Мы понимаем, что основным ограничителем для развития всех портов Азово-Черноморского бассейна и реализации всех новых проектов является именно железная дорога. В соответствии с планами развития подходных путей, расшивкой краснодарского железнодорожного узла до 2020 года планируются (и это скорреспондировано с инвестиционной программой РЖД и федеральной целевой программой) средства в размере 163 миллиардов рублей, при этом из средств федерального бюджета – 88 миллиардов рублей; это даст увеличение пропускной способности к 2020 году, причём в том числе на дальних подъездах начиная от Саратова – в объёме примерно 65 миллионов тонн.

И эти планы, таким образом, скорреспондированы не только с планами развития портов Тамань, Новороссийск, но и с планами строительства другого порта, так называемого Таманского терминала навалочных грузов, который планирует к строительству частный инвестор примерно в том же районе, в районе порта Тамань.

И в соответствии с этими планами расширение этих портовых мощностей планируется на 30 миллионов тонн начиная с 2018 года. Правда, эта грузовая база в соответствии с инвестиционной декларацией, поданной инвестором, в основном рассчитана на грузы, поступающие к нам транзитом из Казахстана. И наши угольные производители в этой доле 30 миллионов имеют лишь 8 миллионов тонн, остальная грузовая база формируется как по углю, так и по сере и железорудному сырью непосредственно в Казахстане.

Заявленная стоимость этого проекта составляет 23 миллиарда рублей, но при этом инвестором уже реализована первая часть, первый проект нефтеналивного терминала мощностью 20 миллионов тонн. Правда, средства, которые были потрачены на этот проект, существенно превышают заявленный объём и составляют порядка 45 миллиардов рублей.

Исходя из того что и этот проект в том числе планирует своё основное развитие уже за пределами 2020 года, то можно сказать, что те планы, которые у нас есть по расшивке провозных способностей железной дороги на 65 миллионов тонн, и планы строительства портов Тамани, Новороссийска и Таманского терминала навалочных грузов до 2020 года полностью скорреспондированы. И этого объёма как финансирования, так и провозной способности хватит для реализации всех этих проектов на полуострове Тамань.

Что касается дальнейшего периода, то, конечно, в рамках бюджетного планирования за пределами 2020 года нам придётся предусматривать средства на развитие в первую очередь железнодорожных подходов в целом к Краснодарскому краю. И это будет касаться всех трёх проектов.

Так обстоят дела в Азово-Черноморском бассейне. Та мощность портов, которая была названа, порядка 150 миллионов тонн, полностью соответствует ожидаемым экспертным оценкам по увеличению дополнительной грузовой базы российских экспортёров.

В.ПУТИН: Владимир Иванович, несколько слов, пожалуйста, о планах компании по развитию железнодорожной инфраструктуры на подходах к портам Юга России.

В.ЯКУНИН: Владимир Владимирович, мы ведём эту работу, естественно, в соответствии с планами Правительства и Минтранса. Когда разрабатывалась проектно-сметная документация на этот новый порт, мы давали свои технические условия. Максим Юрьевич уже частично остановился на этом вопросе – если позволите, несколько дополнительных слов информации.

Мы в 2012 году в направлении азово-черноморских портов перевезли 62,4 миллиона тонн грузов; рост к предыдущему периоду на 11 процентов. То есть тенденция увеличения грузопотока, безусловно, присутствует. Хотя мы здесь всегда придерживаемся правила перепроверки, и, скажем, у нас более консервативное представление о возможном объёме роста именно в сторону Тамани, но всё равно это, безусловно, цифры, которые намного превосходят существующие возможности инфраструктуры.

Мы предполагаем, что к 2020 году в этом направлении произойдёт увеличение объёма грузов минимум в два раза, плюс 69,9 миллиона тонн. При этом общий объём грузов, перевозимых в направлении порта Тамань, достигнет 65 миллионов тонн. С этой цифрой мы согласны, и эта цифра является согласованной с Минтрансом цифрой.

В любом случае, и это опять-таки наша согласованная позиция, мы исходим из того, что для развития портовой инфраструктуры в этом регионе абсолютно необходима синхронизация развития инфраструктуры. Речь идёт прежде всего о необходимости модернизации и строительства двухпутных участков – от Котельниково до Тихорецкой с обходом Краснодара, потому что через Краснодар мы не провезём даже и более скромный объём грузов. Такие проработки у нас существуют.

Мы исходим из того, что для того, чтобы повысить эффективность работы порта Новороссийск, здесь в большей степени может оказать содействие строительство специального сухого порта на 9-м разъезде, на так называемом 9-м километре. Это позволит улучшить логистическую схему снабжения порта.

Мы, безусловно, поддерживаем мнение Министра о том, что развитие Новороссийска ограничено. И, честно говоря, может быть, здесь в большей степени стоит сосредоточиться на развитии как раз таманской морской инфраструктуры.

Для того чтобы провести заявленные грузы, нам необходимо в общей сложности инвестировать 166 миллиардов рублей, причём это расчёты до 2020 года, опять-таки эта цифра согласованная. Из них 72 с небольшим миллиарда рублей присутствует сегодня в инвестиционной программе, долгосрочной инвестиционной программе ОАО «РЖД», а вот 88 миллиардов – это те деньги, которые должны прийти из ФЦП. Всё зависит от синхронизации направления средств, потому что это тот самый случай, когда начать, потом приостановиться за счёт того, что что-то быстрее будет развиваться, это просто-напросто может оказаться нереалистичным.

Наиболее сложным объектом здесь, безусловно, является электрификация железнодорожной инфраструктуры на Таманском полуострове, мы сами уже ведём переговоры с нашей сетевой компанией, Федеральной сетевой компанией. Вроде бы они подтверждают, что у них есть планы по созданию мощностей, которые обеспечат эту электрификацию. Я уже сказал об обходе Краснодара, комплексной реконструкции со строительством вторых путей на участке Трубная – Баскунчак – Аксарайская и развитии припортовых станций и ряда локальных проектов, которые обеспечат убирание так называемых барьерных мест.

В целом полагаем, что оценка грузовой базы, оценка перспектив развития позволяет делать вывод о необходимости развития дополнительной морской береговой инфраструктуры на Тамани. И, поскольку вы знаете, что у нас есть определённый опыт по Усть-Луге, мы видим, что в принципе, наверное, по похожей схеме всё будет происходить.

Россия. ЮФО > Транспорт > kremlin.ru, 20 августа 2013 > № 877197 Владимир Путин


Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 5 августа 2013 > № 868087 Владимир Путин, Герман Греф

Встреча с президентом, председателем правления Сбербанка России Германом Грефом

Глава Сбербанка информировал Президента о текущей деятельности банка, а также о предварительных итогах реализации стратегии развития Сбербанка в 2008–2013 годах.

В.ПУТИН: Герман Оскарович, какие успехи по снижению ставок? Мы в последнее время много говорим об этом.

Г.ГРЕФ: Владимир Владимирович, во-первых, несколько слов о текущей ситуации на рынке и с нашими ставками. За последние месяцы ситуация с ликвидностью стабилизировалась, и мы видим тенденцию по снижению ставок на рынке.

В.ПУТИН: Ну, у вас-то не было особых проблем с ликвидностью, по-моему.

Г.ГРЕФ: В конце прошлого года был очень большой дефицит ликвидности, в связи с этим все поднимали ставки по депозитам, и начало этого года было очень сложным.

В.ПУТИН: Так уже сколько времени прошло.

Г.ГРЕФ: Да, начиная примерно со II квартала ставки по депозитам пошли вниз, и мы дважды начиная с марта снизили ставки по кредитам физическим лицам и по кредитам юридическим лицам.

В.ПУТИН: Сейчас какая средневзвешенная ставка?

Г.ГРЕФ: Владимир Владимирович, по средневзвешенной ставке, наверное, говорить тяжело.

В.ПУТИН: Я всё понимаю, но всё-таки. Я понимаю, что по разным кредиторам разные ставки, но тем не менее.

Г.ГРЕФ: Если говорить о ставках для физических лиц, допустим, по ипотеке, у нас сегодня средневзвешенная ставка по ипотеке 12 процентов.

В.ПУТИН: Кстати, объём ипотечных кредитов растёт?

Г.ГРЕФ: Владимир Владимирович, в этом году очень большой рост ипотечных кредитов, значительно больше, чем в прошлом году. У нас объём ипотечного портфеля достиг цифры 1 триллион 70 миллиардов рублей, и мы выдаём практически каждый второй ипотечный кредит в стране. Наша доля на рынке сейчас составляет уже 49 процентов, что, в общем, многовато. В этом году за полгода мы выдали примерно в 1,5 раза больше ипотеки, чем в прошлом году.

Мы приняли две программы, в частности программу ипотеки для молодых семей, первоначальный взнос там 10 процентов; средняя ставка – 10,5 процента; если в семье два ребёнка и более, тогда ставка ещё на половину процентного пункта снижается.

Мы видим в этом году очень большое оживление спроса на ипотечные кредиты. Если в прошлом году примерно 25–30 процентов жилья продавалось с помощью ипотеки, то в этом году уже эта цифра превышает 45 процентов, то есть почти каждая вторая квартира в стране продаётся с помощью ипотеки. Поэтому, конечно, если инфляция ещё снизится и ситуация с ликвидностью будет нормальной, то мы надеемся, что, может быть, удастся ещё до конца года несколько снизить ипотечные ставки, в первую очередь для таких категорий, как молодые семьи.

По регионам мы подписали примерно с 60 процентами глав субъектов Федерации соглашения, по которым учителя, врачи, молодые специалисты отдельно субсидируются субъектами Федерации, и мы максимально снижаем ставки для них. Это тоже очень серьёзное направление, по которому ипотека, особенно в сельской местности, растёт.

В.ПУТИН: То есть фактически вы работаете на основе договорённостей с субъектами Федерации? Как бы совместная работа получается.

Г.ГРЕФ: Абсолютно так. В кризис этот процесс начался, и мы подписали первое соглашение в Удмуртии, затем в Татарстане, а сегодня уже большая часть субъектов Федерации имеет такие соглашения, и это очень хорошо развивается.

В.ПУТИН: По каким критериям вы оцениваете платёжеспособность кредиторов – надёжность?

Г.ГРЕФ: У нас есть формальные и неформальные методы оценки. Формальные методы оценки – это, конечно, справка о доходах физического лица по форме 2. И есть ещё, конечно, самозанятые. Там есть целый набор методов, как оценить финансовое состояние и доходы семьи. Мы применяем в том числе аннуитетные платежи, то есть платежи, которые меняются со временем в зависимости от того, как растёт доход людей. Для молодых людей это вначале ставка пониже, через 2–3 года ставка подрастает. Мы надеемся, что у них будет расти доход, естественно. И сегодня средний срок ипотеки составляет 15 лет, но средний срок погашения – примерно 7,5 года, то есть люди в два раза быстрее гасят ипотеку (конечно, в том числе из-за высоких ставок).

В.ПУТИН: Герман Оскарович, мы на одной из последних встреч говорили о том, что финансовые учреждения должны предоставлять свои продукты – особенно гражданам – таким образом, чтобы для получателей кредитов было изначально всё понятно, чтобы там не было каких-то закопанных вещей, которые люди изначально не видят: где-то в конце мелким шрифтом что-то написано, – а потом сталкиваются с реальными проблемами, к которым не готовы. Это и для людей плохо, и для финансовых учреждений.

Г.ГРЕФ: Владимир Владимирович, Вы абсолютно правы. На финансовом рынке есть понятие «асимметрия информации». Единственные ставки на рынке, которые регулируются на развитых рынках, это ставки для физических лиц, в частности по потребкредитам. Там устанавливаются потолки ставок, и рынок очень жёстко регулируется.

Два года назад мы приняли решение об отмене всех комиссий для кредитов физическим лицам. Раньше существовало до десяти всевозможных комиссий. И сегодня наш банк, а следом за этим уже, я думаю, порядка двух десятков банков пошли по пути опрозрачнивания ставок. Мы не берём никаких комиссий при кредите физическому лицу. Там только одна ставка кредита, она является окончательной. И мы, с одной стороны, потеряли в доходе, с другой стороны – часть этой комиссии мы, конечно, переложили в ставку, но зато нет никаких претензий со стороны людей.

Сейчас совместно с Центральным банком мы пытаемся разработать специальный закон, который регулировал бы этот рынок, потому что действительно огромное количество комиссий зашивается в непрозрачные договоры. Иногда ставка по различного рода комиссиям достигает размера ещё одной ставки по кредиту. И эту ситуацию нужно менять, особенно с учётом того, что, по нашим оценкам, сегодня закредитованность наших граждан уже достаточно велика, особенно по потребительским кредитам. И мы видим, что нужно начинать процесс рефинансирования, в частности, в так называемых банках, которые продают в пунктах продаж, кредиты предоставляют, где ставки достигают до 90 процентов годовых. Мы с этой осени начинаем акцию по рефинансированию таких кредитов. Мы не участвуем – у нас есть специальный банк совместно с «БНП Париба», который начал кредитование в пунктах продаж. Но если человек дойдёт до нашего отделения, то ставка у него будет максимум 17,5 процента годовых. Поэтому стоит прийти с этим кредитом в отделение и рефинансировать его по значительно более низкой ставке, чтобы резко снизить обслуживание этого кредита. Сегодня 20 процентов доходов домохозяйств тратится на обслуживание кредитов, это уже достаточно большая нагрузка на доходы населения.

Сегодня потребительские расходы и потребительское кредитование являются основным драйвером роста ВВП. И конечно, хотелось бы, чтобы этот драйвер не исчезал. Поэтому сейчас хочется сделать такой манёвр, чтобы ставки по невыгодным кредитам несколько снижались и люди могли продолжать покупать какие-то необходимые вещи.

В.ПУТИН: К этому надо стремиться.

Г.ГРЕФ: Владимир Владимирович, мы сейчас большую акцию готовим, думаю, что с осени начнём, и другие крупные банки готовятся к тому, чтобы такое рефинансирование предоставлять на рынке.

В.ПУТИН: Хорошо.

Г.ГРЕФ: Владимир Владимирович, осенью заканчивается пятилетняя стратегия развития Сбербанка. Мы в октябре выходим на наблюдательный совет с новой пятилетней стратегией и готовы отчитаться о том, как мы выполнили нашу пятилетнюю стратегию.

Хотел назвать только несколько цифр. За пять лет активы банка выросли более чем в три раза: на начало 2008 года активы банка составляли 4,9 триллиона рублей, на конец этого года мы ожидаем цифру порядка около 17 триллионов рублей. И соответственно объём нашей прибыли вырос в 3,5 раза, и объём наших инвестиций в новые технологии вырос примерно тоже в 3 раза.

За пять лет мы существенно преобразовали всё технологическое ядро банка, инвестировали огромное количество денег в новые технологии, в переформатирование наших отделений. Но мы видим, что нам катастрофически не хватает ни времени, ни денег, чтобы успевать за нашими конкурентами и самыми современными банками, которые работают на западных рынках.

Мы выполнили практически на год раньше все финансовые параметры стратегии. И мы сегодня занимаем 10 процентов наших активов на международных рынках. И в первом полугодии этого года мы заработали уже на международных рынках 14,5 миллиарда рублей, до конца этого года мы заработаем, надеемся, порядка 900 миллионов долларов чистой прибыли – уже на зарубежных рынках. Это достаточно большие средства, и в общем направление нашей политики, которое было пять лет назад поставлено как ключевое, потому что мы слишком большой банк, – чтобы мы потихонечку выходили на внешние рынки и поддерживали наши компании на тех рынках, на которых они традиционно присутствуют. Сегодня мы присутствуем в 20 странах, и вот я сказал о первых результатах нашей деятельности за рубежом. Этот год является первым, когда мы получаем отдачу от наших инвестиций за рубеж.

В.ПУТИН: Хорошо, поздравляю вас.

Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 5 августа 2013 > № 868087 Владимир Путин, Герман Греф


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 августа 2013 > № 868080 Владимир Путин, Эмомали Рахмон

Заявления для прессы по итогам российско-таджикистанских переговоров

По окончании переговоров Владимир Путин и Президент Таджикистана Эмомали Рахмон сделали заявления для прессы.Мультимедиа

Заявления для прессы по итогам российско-таджикистанских переговоров 1 августа 2013 года Московская область, Ново-Огарёво

В.ПУТИН: Уважаемый Эмомали Шарипович! Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Только что завершились переговоры с Президентом Республики Таджикистан. Они прошли в традиционно конструктивном и деловом ключе.

Россию и Таджикистан связывают проверенные временем отношения союзничества и стратегического партнёрства. Развивающееся на такой надёжной основе сотрудничество является важным фактором стабильности и безопасности во всей Центральной Азии.

Мы детально обсудили реализацию договорённостей, достигнутых в октябре прошлого года в Душанбе. Особое внимание уделили вступлению в силу Соглашения о продлении срока пребывания российской военной базы на территории Таджикистана. Хочу обратить внимание, что это самое крупное сухопутное военное формирование российских Вооружённых Сил за пределами нашей государственной границы.

В России все необходимые процедуры в этой связи выполнены, в Таджикистане – близки к завершению. Имеется общее понимание, что в ближайшее время можно будет приступить к практической реализации этого важнейшего документа.

Состоялся обмен мнениями и по другим ключевым аспектам двусторонних отношений. Россия является основным торгово-экономическим партнёром Республики Таджикистан. Наша доля в торговом балансе республики достигает 21 процента. Правда, мы об этом тоже говорили с Президентом, в январе–мае текущего года объём несколько сократился, но мы исходим из того, что это временное явление, и будем делать всё для того, чтобы эту ситуацию исправить. Собственно говоря, это и было одной из причин наших встреч в ходе сегодняшнего визита. Условились проработать меры по выправлению этой ситуации. У нас с Таджикистаном есть реальные возможности не только восстановить, но и превысить прежний уровень торгового оборота.

Отмечу, что значительную роль в деле поддержания и развития экономики Таджикистана имеют денежные переводы таджикских граждан, которые находятся в России и работают на нашей территории. В этой связи обсудили с Эмомали Шариповичем взаимодействие в миграционной сфере. Договорились совместными усилиями оперативно решать возникающие в этой сфере проблемы.

Россия занимает первое место по объёму накопленных Таджикистаном иностранных инвестиций – 1,2 миллиарда долларов. Российские сотовые операторы «Мегафон» и «Билайн» вложили в совместные предприятия в Таджикистане около 200 миллионов долларов и уже предоставляют в республике услуги мобильной связи четвёртого поколения с использованием новой широкополосной технологии.

Реализуются крупные проекты в сфере энергетики. «Газпром» поставляет 40 процентов потребляемых в Таджикистане нефтепродуктов. В настоящее время компания ведёт геологоразведку на перспективной структуре. Объём финансирования этого проекта в 2013 году составит 15 миллионов долларов.

Настроены активно задействовать потенциал межрегионального сотрудничества. Свыше 60 субъектов Российской Федерации поддерживают отношения со своими партнёрами в Таджикистане. Примерно 130 предприятий осуществляют партнёрские связи с Таджикистаном, в том числе на уровне малого и среднего бизнеса.

Имеется общее понимание по дальнейшему развитию контактов в области образования и науки. В вузах России обучается более 4,7 тысячи таджикских граждан. В 2012–2013 учебном году в рамках региональных образовательных программ для Таджикистана было выделено 1 063 бюджетных места.

К уже действующим в Душанбе филиалам Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и Московского института стали и сплавов в этом году прибавится отделение Московского энергетического института. Успешно функционирует Российско-Таджикский (славянский) университет. Там обучаются более 4,5 тысячи студентов, работают около трёхсот штатных преподавателей.

Правда, Президент говорит, что всего этого недостаточно и мы должны на этом направлении работать активнее. Я с этим согласен. Будут сформулированы соответствующие поручения нашим профильным ведомствам с тем, чтобы они эту работу расширили, в том числе и по подготовке преподавателей русского языка как здесь, на территории Российской Федерации, так и на территории Таджикистана.

Состоялся полезный обмен мнениями по актуальным вопросам международной повестки дня. Хотел бы, в частности, отметить совпадение наших подходов к ситуации в Афганистане, в том числе в связи с предстоящим выводом коалиционных войск из Афганистана в 2014 году.

Договорились активизировать усилия по противодействию терроризму, наркоугрозе и трансграничной преступности. Для достижения этих и других задач ключевую роль играет координация наших стран по линии ОДКБ, СНГ и Шанхайской организации сотрудничества. И Россия, и Таджикистан придают участию в этих организациях большое значение.

В завершение хотел бы поблагодарить Эмомали Шариповича и всех наших таджикских партнёров, друзей за полезный и деловой разговор. Спасибо, что нашли время для этого визита, благодарю Вас.

Э.РАХМОН: Большое спасибо.

Уважаемые представители средств массовой информации! Дамы и господа!

Прежде всего хотел бы сказать слова признательности в адрес уважаемого Владимир Владимировича Путина за инициативу по проведению сегодняшней встречи. Главный результат конструктивных переговоров мы видим в закреплении положительных тенденций всего комплекса таджикско-российского взаимодействия.

В деловой, доверительной атмосфере мы обменялись мнениями по актуальным вопросам таджикско-российских взаимоотношений, обсудили перспективы нашего стратегического партнёрства и наметили наилучшие, устраивающие обе стороны пути решения.

Одним из важнейших вопросов в нашем военно-политическом сотрудничестве с Россией является сейчас ратификация подписанного в прошлом году Соглашения о статусе и условиях пребывания российской военной базы в Таджикистане. Хочу сказать, что наше отношение к этому вопросу самое серьёзное, и мы решительно настроены выполнить взятые на себя обязательства. Поэтому теперь с решением ряда взаимосвязанных с вопросом базы проблем и с возвращением с каникул парламента страны этот вопрос найдёт своё решение осенью текущего года.

В русле постоянных политических контактов мы рассмотрели ряд вопросов регионального и международного характера, в том числе ситуацию в регионе и Афганистане. В центре нашего внимания были вопросы обеспечения глобальной и региональной безопасности. В контексте этого было подчёркнуто значение военного и военно-технического сотрудничества двух стран как фактора сохранения региональной стабильности и безопасности. Значение этого фактора возрастает с учётом вывода войск международной коалиции из Афганистана в 2014 году с перспективой многовариантного развития событий.

Таджикистан и Россия, как члены ОДКБ, естественно, предпринимают шаги по укреплению границы с Афганистаном. Кроме того, Таджикистан имеет конструктивное и эффективное сотрудничество с силовыми структурами Афганистана, что также немаловажно в свете предстоящих событий.

Вместе с тем мы сошлись во мнении об ускоренной реализации договорённостей, достигнутых в ходе визита Президента Российской Федерации в Республику Таджикистан в октябре 2012 года. Обе стороны примут для этого необходимые и зависящие от них меры.

С удовлетворением была отмечена общая положительная динамика развития таджикско-российского торгово-экономического сотрудничества. Предметом обсуждения был анализ причин некоторого снижения показателей этого оборота между двумя странами. Объём взаимного товарооборота между Таджикистаном и Российской Федерацией в первое полугодие 2013 года составил сумму чуть более 400 миллионов долларов США. Это по сравнению с показателями того же периода 2013 года ниже на более чем 7,5 процента.

Таджикская сторона подчеркнула заинтересованность во всемерном расширении и укреплении экономического сотрудничества между Россией и Таджикистаном наряду с нашим военно-политическим взаимодействием, что не только создаст крепкий фундамент для всего комплекса наших взаимоотношений, но и, позволяя создавать новые рабочие места, будет содействовать решению целого ряда социальных проблем.

Если говорить о нынешней ситуации, то у нас действует более 110 совместных предприятий. И среди них присутствуют такие крупные компании, как «Газпром», «Мегафон», «Билайн», «Интер РАО ЕЭС» и другие. Такого рода практику мы будем только приветствовать.

Сектор энергетики наряду с другими традиционными областями таджикско-российского экономического взаимодействия был обозначен как приоритетное направление сотрудничества. Мы с удовлетворением отметили обнадёживающие результаты работы Газпрома по изучению и освоению месторождений природного газа в Таджикистане. В условиях, когда Таджикистан испытывает острую потребность в дополнительных энергетических ресурсах, активная реализация проектов, которые осуществляются «Газпромом», имеет для нас решающее значение.

Была подтверждена наша заинтересованность в строительстве Россией четырёх новых ГЭС средней мощности. Также были затронуты вопросы, связанные с некоторыми финансовыми областями ГЭС «Сангтуда-1», из-за образовавшихся задолженностей таджикской энергетической компании «Барки Таджик» перед ней. Я проинформировал коллегу, уважаемого Владимира Владимировича Путина, о принимаемых нами мерах по улучшению ситуации в этом направлении.

Особое внимание на нашей встрече было уделено такой чувствительной сфере, как трудовая миграция. Постоянное совершенствование договорно-правовой базы, связанных с этим вопросов, улучшение условий работы и жизни этой категории наших граждан является для нас неизменным приоритетом, и поэтому в повестке дня нашей встречи эта проблематика присутствовала в качестве одного из важнейших вопросов.

Мы указали на важность дальнейшего совершенствования работы межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, которая является основным механизмом урегулирования и продвижения нашего многопланового торгово-экономического партнёрства.

Соответствующее внимание было уделено вопросам углубления культурно-гуманитарного сотрудничества. Мы высказались за дальнейшее расширение отношений наших стран в областях науки и образования, культуры, информации и искусства и договорились поддержать динамику позитивного расширения наших связей в этой области новыми практическими шагами. Эти шаги за последние годы выразились в открытии в Душанбе филиалов двух крупнейших вузов – Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и Московского института стали и сплавов. На очереди открытие ещё одного филиала – Московского энергетического института. Был основан целый ряд отделений Фонда «Русский мир». Сделано немало и в других областях культурно-гуманитарного характера.

В целом мы удовлетворены итогами состоявшихся переговоров. Они ещё раз продемонстрировали полное совпадение или близость взглядов сторон по абсолютному большинству региональных и глобальных проблем, а также по актуальным вопросам двустороннего сотрудничества.

Спасибо за внимание.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 августа 2013 > № 868080 Владимир Путин, Эмомали Рахмон


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 июля 2013 > № 852906 Владимир Путин

Выступление на совещании о комплексном социально-экономическом развитии Сахалинской области.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Сегодня мы рассмотрим вопрос социально-экономического развития Сахалинской области. Здесь собрались люди, от которых в значительной степени и зависит решение этих задач. Обсудим проблемы, которые волнуют его жителей, наших граждан, которые здесь проживают.

Должен сразу отметить, что уверенный рост дальневосточных регионов, эффективное использование их конкурентных преимуществ – это один из приоритетов развития всей нашей страны, условие сбалансированного роста российской экономики и социальной сферы в целом. С этой целью мы запускаем комплексные программы развития Дальнего Востока, закладываем инфраструктурные основы будущего роста территорий, стимулируем многообещающие деловые инициативы, которые имеют большое значение для всего региона.

За последние годы Сахалинская область стала признанной площадкой для реализации крупных, знаковых проектов, прежде всего в топливно-энергетическом комплексе. Здесь сформирован солидный даже по мировым меркам центр нефте- и газодобычи, который сегодня задаёт тон всей экономике региона.

За 10 лет валовой региональный продукт области вырос более чем в два раза, а по его объёму на душу населения регион в три раза превышает средние показатели по Дальневосточному округу и в целом по России занимает четвёртое место.

Темпы набраны хорошие, при этом отмечу, что область обладает приличным потенциалом в обрабатывающих отраслях, в агропромышленном комплексе, прежде всего в рыбном хозяйстве, и в целом демонстрирует неплохие темпы. Правда, в последнее время несколько показатели припали практически по всем направлениям. Рост сохраняется в сельском хозяйстве, но чуть-чуть меньше даже, чем в целом по стране.

Наша задача – реализовать потенциал, который имеется в регионе, поддержать проекты, нацеленные на диверсификацию экономики региона, создание новых рабочих мест, укрепление социальной инфраструктуры, сделать так, чтобы качество жизни людей неуклонно росло.

Конечно, наши планы во многом опираются на нефтегазовый комплекс. Географическое положение Сахалина и налаженные связи со странами АТР, успешный опыт сотрудничества с ведущими компаниями создают хорошую, прочную базу для формирования здесь энергетического центра, без преувеличения сказать, мирового уровня.

Убеждён, дальнейшее развитие такого центра, рост добычи углеводородов должны сопровождаться вводом в строй новых перерабатывающих мощностей, созданием, в том числе здесь, на Сахалине, современных предприятий нефтегазовой и газохимической индустрии, предприятий, которые будут работать не только на внешний, но и прежде всего на внутренний рынок страны.

Ресурсная база области должна в полной мере служить потребностям самого региона, обеспечивать стабильную, эффективную работу местных предприятий, учреждений, муниципальной и коммунальной сферы. В этой связи особое внимание необходимо уделить расширению сети газоснабжения городов и посёлков Сахалинской области. Углеводороды добываются, а газификация Сахалинской области составляет всего 10,1 процента. Правда, добыча в таком масштабе, в котором она ведётся, начата не так давно, но тем не менее нужно двигаться в этом направлении – в газификации самой Сахалинской области. Обращаю внимание, что в целом по стране свыше 60 процентов у нас сегодня, а на Сахалине 10 с небольшим.

Какие задачи здесь надо решить, с какими сложностями сталкиваются проекты в этой сфере – это всё давайте сегодня обсудим.

Уважаемые коллеги, инфраструктурные ограничения, которые копились годами, сегодня во многом сдерживают развитие Сахалина. Не хватает качественных дорог, систем энергоснабжения, коммуникаций, достаточно проблем и в работе воздушного и морского транспорта, сильно изношен флот, регулярное сообщение внутри региона и с Большой землёй затруднено.

Предлагаю сегодня отдельно остановиться на этой теме, поговорить о том, как обеспечить бесперебойные и безопасные перевозки между Сахалином, Курилами и Камчаткой.

Для Курильских островов вопрос надёжного транспортного сообщения имеет вообще принципиальное значение. Обновление транспортной инфраструктуры заложено в федеральной целевой программе развития Курил наряду с объектами коммунального хозяйства и строительством детских садов, школ и больниц. Всё вместе должно обеспечить задел для дальнейшего развития территории, существенно изменить к лучшему жизнь людей, которые здесь проживают, поправить демографическую ситуацию в области, которая до сих пор остаётся достаточно сложной.

Что хотелось бы здесь отметить? Программа рассчитана до 2015 года, наверняка губернатор будет об этом говорить. Я прошу обеспечить ритмичное выполнение намеченных планов, хотя многое уже сделано. Имеется в виду и строительство взлётно-посадочной полосы, причальных стенок, социальной инфраструктуры, но время ещё есть, и сделать предстоит немало. Установленные сроки ввода объектов должны строго соблюдаться. О текущих итогах программы развития Курильских островов тоже сегодня поговорим подробнее.

В то же время понятно, что задачи, которые стоят сегодня перед Курилами и всей Сахалинской областью, не исчерпываются мероприятиями той программы, о которой я только что сказал. Ещё многое предстоит сделать для укрепления региональной системы здравоохранения и образования, развития жилищно-коммунальной сферы. Есть предложения по продлению этой программы, давайте это сегодня тоже обсудим. Предлагаю обсудить и возможность принятия такого решения, обсудить все минусы и плюсы. Минусы здесь какие – денег, как всегда, не хватает. Всё остальное в плюсе.

<...>

В.ПУТИН: Коллеги, вот что хотел сказать в завершение.

Вы знаете, что Мировой банк сделал вывод о том, что Россия стала, если считать по паритету покупательной способности, пятой экономикой мира. И по этому показателю мы обогнали Федеративную Республику Германия. Это хорошо.

Но у нас достаточно много регионов, которые нуждаются в особом внимании и в которых темпы роста, несмотря на внешнюю привлекательность этих регионов, пока являются слабыми, да и показатели по другим направлениям, не только темпам роста, пока нас удовлетворить не могут. И это не очень хорошо.

Мы говорим о том, что у нас улучшается демография. Это действительно так и есть. Показатели в этом смысле хорошие. И тем не менее естественный прирост населения здесь, на Сахалине, за январь–март – минус 1,6 процента. Отток населения продолжается, депопуляция продолжается на всём Дальнем Востоке, и здесь тоже. И это несмотря на то, что Сахалин по сравнению с другими дальневосточными территориями сделал существенный рывок в своём развитии.

Мы сейчас говорили о тех очевидных успехах, которые сделал Сахалин. Но проблем остаётся слишком много. Они копились десятилетиями, если не сказать сто лет. Но, как бы они ни копились, кто бы ни был в этом виноват, сегодня на нас лежит ответственность за то, чтобы ситуацию коренным образом изменить, переломить её.

Я смотрю, Первый заместитель Председателя Правительства Шувалов Игорь Иванович читает поручения, которые были сформулированы на президиуме Госсовета ещё 27 декабря 2012 года. А вот здесь у меня анализ того, что сделано. У нас здесь с вами огромные проблемы в области транспорта, и мы сейчас об этом говорили, в энергетике. Производится много, и всё больше и больше, и планы хорошие, но внутри регионов большие проблемы с точки зрения энергетической обеспеченности.

У нас своя проблема с точки зрения привлекательности для бизнеса, в том числе и для основной отрасли – рыбной, и для других. Я уже говорил о том, что есть хорошие перспективы для обрабатывающей промышленности, но они не реализуются должным образом.

Почему обратил внимание на этот перечень поручений от 27 декабря прошлого года? Мы сейчас подготовим ещё один перечень поручений, но из того, что было на 27 декабря – это ведь согласовывалось предварительно, со всеми согласовывалось, – примерно 80 процентов не выполнено.

Я хочу обратиться к вам, дорогие друзья: вы работать будете или нет? Это что такое? Мы уже встречались в некоторых регионах и обсуждали то, как мы работаем, каков стиль. Подавляющее большинство этих поручений перенесено на осень. Хорошо, давайте посмотрим и на то, что будет сделано осенью, и на то, что будет сделано по перечню, который мы подготовили.

Я вас прошу самым внимательным образом к этому отнестись, просмотреть всё как следует. Если кто-то с чем-то не согласен – сделайте замечания, предложения, давайте мы поправим. Но если мы поправили и пришли к общему выводу, что это исполнимо, – это надо делать в конце концов.

Вы понимаете, это важнейший регион страны. Я сейчас не буду говорить, насколько он важен для государства на историческую перспективу. Я понимаю, что это непросто. Но если мы о чём-то договариваемся – это надо исполнять.

Говорили о создании корпорации. Говорили-говорили, целый год говорили – создали. Теперь выясняется, что там работать сложно или по некоторым направлениям практически нереально. В том числе в перечне поручений стоял вопрос о том, чтобы совершенствовать систему управления на Дальнем Востоке, о том, насколько она эффективна. Мы сейчас с Игорем Ивановичем [Сечиным] обсуждали, перед тем как встретиться, думаю, что он прав: не так уж и эффективно всё работает у нас. Я обращаю на это ваше внимание.

Хотел бы в заключение сказать, что нам нужно мобилизовать свои усилия по работе на этом направлении. Прошу вас доработать перечень поручений, о котором мы с вами говорили и, исходя из тех проблем, которые перед нами стоят в регионе Дальнего Востока и здесь, на Сахалине, и после его принятия сосредоточиться на исполнении, несмотря на то что сейчас наступает период летних отпусков. Если мы хотим даже поправленный список исполнить к октябрю – здесь всё в основном на октябрь перенесено, – работать надо сейчас.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 июля 2013 > № 852906 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 1 июля 2013 > № 848264 Владимир Путин

Выступление на рабочем заседании глав государств и правительств стран – участниц Форума стран – экспортёров газа.

В.ПУТИН: Уважаемые главы государств и правительств! Уважаемые члены делегаций! Дамы и господа!

Искренне рад приветствовать вас на Втором саммите глав государств и правительств Форума стран – экспортёров газа.

Без малого пять лет назад в Москве представители одиннадцати стран подписали Устав и Соглашение о создании Форума. Затем в рамках Первого саммита Форума была принята Дохийская декларация, в которой сформулированы и закреплены базовые приоритеты развития международных газовых рынков. Считаю, что таким образом мы заложили прочную основу для нашего долгосрочного партнёрства.

И действительно, за прошедшие годы Форум достаточно быстро вырос из неформальной дискуссионной площадки в полноценную международную организацию, объединяющую глобальных лидеров добычи и экспорта природного газа.Вместе с тем убеждён: сейчас нам надо двигаться дальше, к более тесному взаимодействию, консолидировать наши усилия для эффективной защиты интересов стран – экспортёров газа для улучшения конкурентных позиций этого перспективного и экологически чистого вида топлива.

Полагаю, что ключевой задачей Форума должна стать выработка солидарной позиции по вопросам ценообразования, создания условий для снижения избыточной волатильности цен, повышения транспарентности всей отрасли, что в целом будет способствовать развитию газотранспортной инфраструктуры и повышению надёжности поставок. Безусловно, необходимо развивать сотрудничество в области сбора и анализа данных об отрасли, поддерживать научные исследования мирового газового рынка.

Сейчас спрос в мире на природный газ растёт опережающими темпами по сравнению с нефтью и общим энергопотреблением. По прогнозам Международного энергетического агентства, в период до 2018 года ежегодный спрос на «голубое топливо» в мире увеличится более чем на 16 процентов и достигнет 4 триллионов кубометров.

Это и большие возможности для производителей газа, и серьёзная ответственность для всех нас, особенно сейчас, в условиях достаточно сложной мировой экономической конъюнктуры. Ведь именно в наших странах сосредоточено две трети (65 процентов) доказанных мировых запасов. Мы обеспечиваем почти половину глобального экспорта газа. Поэтому наша приоритетная задача – обеспечить стабильность поставок на мировой рынок в долгосрочной перспективе.

В последние годы мы наблюдаем быстрое технологическое развитие газовой отрасли. Совершенствуются способы производства и транспортировки газа, увеличивая его доступность для потребителей. Расширяется промышленная разработка запасов, так называемого нетрадиционного газа (сланцевый газ, трудноизвлекаемые запасы и газ, добываемый на глубоководном шельфе, газ угольных пластов, газогидраты). В результате позиции этого ресурса на глобальном рынке укрепляются. Однако при этом возрастает и давление на страны-экспортёры. Вижу в этом серьёзный вызов для всех нас.И прежде всего речь идёт о попытках продиктовать экономически неприемлемые для производителей условия поставок трубопроводного газа, о желании изменить принципы поставок газа на основе долгосрочных контрактов, «отвязать» контрактные цены от стоимости нефти и нефтепродуктов как рыночного ценового индикатора, снизить уровень обязательных к отбору объёмов газа.

К сожалению, проводники такой политики зачастую не понимают, что отказ от базовых принципов долгосрочных контрактов не только нанесёт удар по производителям газа, обернётся серьёзными издержками, но, в конечном счёте, подорвёт энергетическую безопасность самих стран-покупателей.

Не надо забывать, что использование газа также является ответом на другой глобальный вызов. Увеличение доли газа в энергобалансе позволит значительно снизить воздействие на окружающую среду, улучшить экологическую ситуацию. А за энергетическую и экологическую безопасность, безусловно, всем приходится платить, что справедливо и полностью отвечает духу рыночных отношений без всякой примеси политизации этого вопроса.

Безусловно, новые технологии добычи и транспортировки углеводородов повышают эластичность предложения на газовом рынке, появляются новые ценовые ориентиры, в том числе и спотовые. Однако это не повод отказаться от проверенных временем и эффективных на практике инструментов, в том числе от долгосрочных контрактов и принципа «бери или плати».

В совокупности эти два слагаемых энергетической безопасности обеспечивают окупаемость капиталоёмких газовых отраслей с длинными инвестиционными циклами, а значит устойчивое, опережающее развитие энергетической базы глобальной экономики на перспективу. Убеждён, необходимо сохранить справедливое распределение рисков между экспортёрами и импортёрами.

Не могу не сказать и о введённых в последние годы рядом стран-потребителей дискриминационных ограничениях в отношении поставщиков природного газа. Имею в виду прежде всего изменения регулятóрного энергетического законодательства в Евросоюзе, так называемый «третий энергопакет». Введение в действие соответствующей «газовой директивы» серьёзно ограничивает деятельность традиционных поставщиков газа на рынок Евросоюза, поставщиков, которые десятилетиями инвестировали свои средства в развитие европейской газовой отрасли.

В этих условиях ключевое значение приобретает солидарность стран – экспортёров газа. Противостоять неправомерному давлению, отстаивать интересы производителей и поставщиков газа на внешние рынки эффективнее, безусловно, вместе. Мы хотим, чтобы наши интересы справедливо учитывались, именно справедливо.

Отмечу также, что выработка общих позиций государств – участников нашего Форума по главным вопросам взаимодействия со странами-покупателями важна ещё и в контексте усиливающейся в мире так называемой межтопливной конкуренции. Эффективность, надёжность, экологичность газа – это объективные факторы. Но это не значит, что мы должны почивать на лаврах, иначе можно проиграть в соревновании с другими видами ресурсов.

Ещё одним важным направлением сотрудничества считаю развитие новых направлений использования природного газа, поддержку научных исследований, направленных на расширение сфер его применения. Например, более активное использование газа в качестве моторного топлива позволит в разы сократить выбросы вредных веществ в атмосферу.

Уважаемые коллеги! Несмотря на все сложности современной экономической конъюнктуры, Форум стран – экспортёров газа имеет, на мой взгляд, хорошие перспективы. Уверен, нам вполне по силам сформировать эффективно работающие механизмы обеспечения законных интересов газодобывающих стран.

Россия готова к такому партнёрству и надеется на то, что мы с вами будем работать вместе эффективно и надёжно, поддерживая друг друга, поддерживая мировую экономику и темпы её развития.

Благодарю вас за внимание. Хочу вас поблагодарить за то, что вы сочли возможным приехать на этот Форум именно в столицу Российской Федерации. Надеюсь, у вас будет возможность не только пообщаться между собой, поговорить о вопросах двусторонних отношений, о развитии газовой отрасли, но и познакомиться со столицей нашей страны.

Благодарю вас за внимание.

<...>

Уважаемые друзья! Здесь собрались люди, которые не только являются экспертами в области международной и мировой энергетики, но и те, которые понимают значимость того дела, которым мы занимаемся и для наших стран, для наших народов, и для всей мировой экономики.

Я хочу вас всех поблагодарить за ваше участие в работе, выразить надежду на то, что мы и дальше будем координировать наши усилия, будем развивать нашу организацию, которая уже стала таковой и нарабатывает опыт, становится всё более авторитетной в мире.

По вашему поручению я выступлю сейчас перед прессой и расскажу о результатах нашей работы. А через пару часов у нас будет возможность встретиться с вами ещё раз: не только полюбоваться на лошадей, на прекрасных животных и на искусство жокеев, но и в неформальной обстановке поговорить по всем проблемам, которые представляют для нас общий интерес.

Благодарю вас за совместную работу.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 1 июля 2013 > № 848264 Владимир Путин


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 июня 2013 > № 848501 Владимир Путин

Пресс-конференция по итогам встречи глав государств и правительств «Группы восьми».

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые дамы и господа!

Позвольте несколько слов сказать о нашей работе, о её результатах. Британское председательство провело обстоятельную работу и на хорошем уровне организовало нашу совместную деятельность в рамках «большой восьмёрки». Встречи здесь, в Лох-Эрне, подтвердили востребованность «восьмёрки» как важного механизма согласования позиций ведущих индустриальных стран по вопросам мировой политики и социально-экономического развития.

Откровенные, неформальные дискуссии лидеров позволяют затронуть самые острые и самые сложные проблемы, выдвинуть новые идеи, договориться о коллективных действиях. И на этот раз мы с коллегами по «восьмёрке» обсудили, как стимулировать глобальный экономический рост, занятость, как устранять дисбалансы, приведшие к мировым финансовым и долговым неурядицам. Условились принять совместные меры для активизации международной торговли, снижать протекционистские барьеры и не создавать препятствий для встречных потоков инвестиций. Подтвердили, что центральную роль в выработке универсальных международных экономических правил должна, как и прежде, играть Всемирная торговая организация. При этом договорились параллельно продвигать и процессы региональной интеграции, способствуя появлению новых ёмких рынков, расширению промышленной кооперации, созданию новых рабочих мест.

Обсуждены вопросы взаимодействия стран «восьмёрки» в борьбе с уклонением от уплаты налогов и налоговыми преступлениями. Координация в фискальном секторе и повышение прозрачности офшоров помогут наполнить национальные бюджеты и снизить долговую нагрузку в развитых экономиках, ускорят оздоровление глобальных финансов в целом. Мы договорились продолжить обсуждение всех этих тем в более широком формате – на «двадцатке», в сентябре текущего года в Санкт-Петербурге в России.

Участники саммита поддержали инициативу британского председательства по повышению транспарентности деятельности государств и бизнеса. Условились улучшать транспарентность в добывающих отраслях, что особенно важно для развивающихся государств. Открытость правительств – непременное условие доверия граждан к власти. Саммит одобрил Хартию открытых данных, фиксирующую чёткие принципы обнародования решений государственных органов.

Мы в России уделяем этому особое внимание. Мы вышли на 27-е место в рейтинге ООН по уровню развития электронного правительства в списке из 191 государства и в первую десятку из 77 стран в международном рейтинге открытых бюджетов.

Состоялся полезный обмен мнениями по основным приоритетам содействия международному развитию. По традиции провели встречу в формате «аутрич» – с главами государств и правительств приглашённых стран и руководителями ключевых международных организаций.

В ходе обсуждения актуальных международных тем, разумеется, особое внимание уделили Сирии. Мы призвали партнёров по «восьмёрке» к целенаправленной работе по созыву международной конференции в Женеве – так называемой «Женевы-2», прекращению кровопролития в этой стране. И договорились о том, что это может быть достигнуто только политико-дипломатическими средствами. На наш взгляд, любые решения о поставках вооружений оппозиции, основанные на неподтверждённых обвинениях Дамаска в применении химического оружия, лишь дополнительно дестабилизируют ситуацию.

«Восьмёрка» будет и впредь уделять самое пристальное внимание взаимодействию в борьбе с терроризмом и террористическими угрозами, в том числе на Ближнем Востоке, в Западной и Северной Африке.

В связи с предстоящим выводом международных коалиционных сил из Афганистана решили наращивать усилия по противодействию незаконному обороту наркотиков.

Договорено продолжать поиск политико-дипломатических развязок в связи с ситуацией на Корейском полуострове. Обеспечить устойчивый характер переговорного процесса по иранской ядерной проблеме.

Согласованные «Группой восьми» подходы по большинству обсуждавшихся вопросов отражены в Коммюнике саммита.

С 1 января 2014 года эстафета в «восьмёрке» переходит к России. При подготовке содержательного наполнения нашего председательства мы, безусловно, учтём наработки британских коллег, а также итоги встречи на высшем уровне «двадцатки» в Санкт-Петербурге.

Саммит «Группы восьми», на который я пригласил своих коллег, состоится 4–5 июня 2014 года в Сочи.

Большое спасибо.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, в ходе этой «восьмёрки» большое внимание прессы было уделено общению с Президентом США Бараком Обамой. Вчера мы довольно долго ждали этого события.

Скажите, после обмена посланиями поднимался ли вопрос о ПРО и, может быть, удалось достичь каких-то подвижек в этом направлении?

В.ПУТИН: Да, мы вчера долго говорили на эту тему, вообще говорили по разоруженческой проблематике, по системе ПРО, о нашем возможном взаимодействии на этом треке. Должен сказать, что разногласия у нас ещё остаются, но в целом я согласен с Президентом Обамой в том, что главное, что мы должны сделать, и то, что мы, безусловно, можем сделать по этому направлению, – это повысить нашу открытость, транспарентность всех наших действий. Я так понял Президента Соединённых Штатов, что он готов рамки транспарентности расширить. Мы продолжим эту дискуссию во время его визита в Россию перед встречей «большой двадцатки». Договорились о том, что эта встреча пройдёт в Москве, а затем мы вместе переедем в Петербург уже для встречи с коллегами в рамках «большой двадцатки». Но на эту тему, повторяю, говорили много, и определённые позитивные элементы во вчерашней дискуссии, безусловно, были.ВОПРОС: Владимир Владимирович, о чём Вы договорились с Обамой по Сирии, принимая во внимание тот факт, что США обвиняют Асада в применении химического оружия? И ещё в тексте итоговой резолюции сказано, что провести мирную конференцию нужно как можно скорее. А может ли такая формулировка стать поводом вообще её не проводить?

В.ПУТИН: Что касается Сирии, то мы вчера тоже достаточно долго дискутировали на этот счёт. Но всё-таки основной площадкой для дискуссии была не двухсторонняя встреча с Президентом Соединённых Штатов, насколько бы важной она ни была, а дискуссия в более широком формате со всеми нашими коллегами в рамках «большой восьмёрки». Разумеется, сегодня на России и Соединённых Штатах лежит особая ответственность, имея в виду, что наши коллеги согласились с тем, что именно Министр иностранных дел Российской Федерации и госсекретарь Соединённых Штатов возьмут на себя основную роль и основной груз ответственности за подготовку принципов разрешения этого кризиса.

Но самое главное, о чём мы договорились все вместе, заключается в том, что мы считаем, что кровопролитие должно быть закончено как можно быстрее. Договорились о том, что мир и согласие должны наступить благодаря политическим действиям с обеих сторон. Договорились о том, что в рамках этой работы, безусловно, должны быть обеспечены права всех этнических и религиозных групп в Сирии.

Что же касается возможного применения кем бы то ни было химического оружия, то мы все сходимся в одном: мы осуждаем применение оружия массового уничтожения, в том числе и химического, откуда бы эта угроза ни исходила и от кого бы эта угроза ни исходила. Но полагаем – не полагаем, а уверены в том, что окончательные выводы можно будет сделать только на основе тщательной проверки всех имеющихся фактов применения этого оружия. У нас фактов применения сирийским правительством такого оружия нет. Я вас уверяю, что далеко не все члены «восьмёрки» считают, что оно было применено армией Сирии. Некоторые соглашаются и с нашим мнением, что таких данных нет.

Более того, в своё время правительство Сирии само обратилось в Организацию Объединённых Наций с просьбой расследовать применение, как они считали, химического оружия оппозицией. Мы знаем о фактах задержания на территории Турции деятеля оппозиции с самодельным химическим оружием. Знаем об информации, которая поступала из Ирака о том, что там обнаружена лаборатория по производству химического оружия оппозицией.

Все эти факты, всю эту информацию следует самым серьёзным образом изучить. Мы договорились о том, что результаты этого исследования будут представлены в Совет Безопасности Организации Объединённых Наций, где, как известно, Россия является постоянным членом Совета Безопасности. И мы, конечно, тоже примем активное участие в окончательных оценках результатов этой работы. Нас это вполне устраивает.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, во время саммита мы слушали заявления некоторых политиков, читали местные СМИ. И складывалось полное ощущение, что Вы один против семи, то ли «семь плюс один», но никак не «восьмёрка» – по крайней мере по сирийскому вопросу. Это так, Вы чувствовали себя одиноким?

В.ПУТИН: Нет, конечно. Это абсолютно не так. Кому-то, видимо, очень хотелось, чтобы это было так. Должен вам сказать – я хочу и сделаю это с полной ответственностью; уверен, что мои коллеги это подтвердят: дискуссия была общей. Кто-то с кем-то соглашался, кто-то по каким-то вопросам спорил. Но ни разу не было так, что Россия в одиночку отстаивала свои подходы к решению сирийской проблемы. Всегда есть сомневающиеся, всегда есть коллеги, которые хотят поглубже разобраться в том или другом вопросе. В общем, уверяю вас, что это была общая дискуссия, очень заинтересованная, дискуссия людей, которые хотят найти единые, общие и эффективные подходы к решению сирийской проблемы.ВОПРОС: Владимир Владимирович, кипрская ситуация обнажила проблему офшоров. И здесь на повестке дня вроде бы стояли вопросы борьбы с офшорами, Вы поднимали неоднократно эту проблему, в том числе в президентском Послании. Как, по Вашим ощущениям, существует прогресс в решении этого вопроса?

В.ПУТИН: Что меня очень порадовало – оказалось, что деофшоризация, борьба с офшорами – это не только наша проблема, но и проблема всей мировой экономики. Собственно говоря, мы и так это себе представляли, но то, что британское председательство возьмёт как бы эстафетную палочку в свои руки и пойдёт впереди, даже вести будет за собой всех остальных участников дискуссии, это меня очень порадовало. Тем более что мы знаем, что под британской юрисдикцией находится большинство сегодняшних офшоров. Позиция самого Премьер-министра господина Кэмерона заключается в том, что нужно с этими офшорами бороться и раскрывать всю имеющуюся там информацию.

Я считаю, что избыточная офшоризация российской экономики наносит нам существенный вред, потому что мы, как правило, не знаем конечного бенефициара. Наши потенциальные инвесторы опасаются приходить в этой связи к нам в экономику зачастую с серьёзными инвестициями, потому что не понимают, с кем имеют дело, и так далее. Это общая серьёзная проблема.

Должен отметить, что Россия ещё не прошла тот путь, который прошли многие другие страны по борьбе с офшорами. Мы только сейчас принимаем закон по раскрытию конечного бенефициара. Этот закон прошёл Государственную Думу, сейчас находится в Совете Федерации. Как только пройдёт этот законопроект Совет Федерации, я, безусловно, его подпишу. И после этого мы, так же как и другие страны – члены «восьмёрки», предложим национальный план борьбы с офшорами. Естественно, всё в рамках разумного и не нарушая действующие принципы и правовые нормы.

И вторая новация, которая нами уже сделана, – это изменение в налоговое законодательство, в соответствии с которым мы взяли на себя обязательства предоставлять необходимую информацию своим коллегам из налоговых служб других стран, разумеется, на основе взаимности.

ВОПРОС: В продолжение экономической темы, Владимир Владимирович, интересно было бы услышать Ваш комментарий о том, что, как, наверное, Вы знаете, сегодня было объявлено о запуске переговоров между США и Европейским союзом о зоне свободной торговли. Как Вы оцениваете перспективы, какое влияние – позитивное или негативное – это окажет на Россию?

Спасибо.

В.ПУТИН: Современная экономика – это как сообщающиеся сосуды: если в одном месте что-то убывает, то и в другом чувствуется.

Понимаете, объёмы торговли сократились, и российская экономика сразу на себе это почувствовала, темпы роста экономики у нас тоже сократились. У нас и темпы роста торговли сократились с нашими основными партнёрами. По некоторым странам в основном растут – вот, скажем, с Японией у нас рост наблюдается, несмотря ни на что. С Европой – снижение уже второй год подряд. И это отражается на нашей экономике. Мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы снять все препятствия для развития мировой торговли. Если эти договорённости между США и Европой будут снимать эти препятствия, будут создавать новые возможности для мировой торговли, то надеюсь, что и у нас появятся новые перспективы. Поэтому мы «за», так же как и за то, чтобы дальше развивать интеграцию на постсоветском пространстве, в том числе в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства.

Мне особенно приятно отметить, что в заключительное коммюнике вошло положение, согласно которому наши коллеги по «восьмёрке» одобряют интеграционные процессы на постсоветском пространстве, включая создание Таможенного союза. Для нас это чрезвычайно важно.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, Вы уже сказали, что саммит пройдёт в Сочи 3–4 июля…

В.ПУТИН: Июня. А то Вы ещё в июле приедете, когда всё закончится.

ВОПРОС: Пик сезона.

Это будет новая площадка или уже имеющаяся, которая уже есть для Олимпиады? Или же это будет что-то новое? Это первое.

Второе. Вы уже тоже сказали, что от британского председательства вы некоторые темы в Сочи используете. А какие темы ещё будут российские? Какие британские, какие российские?

В.ПУТИН: На второй вопрос я, пожалуй, не смогу сейчас ответить, потому что повестку дня «восьмёрки» мы начнём согласовывать только после того, как закончится председательство Великобритании. Мы примем эстафетную палочку наших британских коллег и друзей только с 1 января 2014 года. Мы сейчас являемся председателями в «двадцатке», с 1 января становимся председателями в «восьмёрке». И только тогда можем начать формальную работу по согласованию повестки дня.

Естественно, и я сегодня об этом нашим коллегам сказал, будет очевидная преемственность нашей работы, связанная с обеспечением безопасности личности, бизнеса, граждан и государств. Будут и другие темы, но, мне кажется, пока об этом преждевременно говорить, потому что это должно возникнуть в ходе согласования с нашими партнёрами и коллегами.

Мы не собираемся выносить на дискуссию такие темы, которые являются для кого-то неприемлемыми и по которым мы никогда не сможем договориться. Таких тем, честно говоря, становится всё меньше и меньше. Но всё-таки будем идти по пути согласования, разумеется. По-другому невозможно работать в рамках «восьмёрки». Это первое. Вернее, второе.

Что касается первой части Вашего вопроса, то мы не намерены тратить каких-то денег на подготовку к «восьмёрке». Именно поэтому саммит пройдёт в Сочи на готовой инфраструктуре через три месяца после завершения Олимпийских игр.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, Россия регулярно осуждает Запад за планы поставок оружия вооружённой сирийской оппозиции, которая, как Вы сказали уже в Лондоне, отличается иногда особенной жестокостью. Тем не менее Россия сама поставляет оружие правительству Асада, которое по факту является одной из воюющих сторон в гражданской войне, где, по оценкам ООН, гибнут тысячи мирных людей. В этой связи вопрос: вы планируете продолжать эти поставки и дальше? Идут ли они сейчас, каких конкретно вооружений и возможны ли новые контракты? Спасибо.

В.ПУТИН: Сразу хочу отметить и главное хочу сказать. Самое главное заключается в том, что поставки поставкам рознь. Мы поставляем оружие по легальным контрактам легальному правительству. Это правительство Президента Асада. И если такие контракты мы будем заключать, то будем и поставлять.

Что касается оппозиции, то совсем недавно, кстати говоря, по британской инициативе на площадке ООН в Нью-Йорке открылся для подписания договор, в преамбуле которого значится, что поставлять оружие неправительственным формированиям запрещено. Это первое.

Второе, что касается европейских партнёров. В 90?е годы у них был принят документ, согласно которому Евросоюз заявляет о невозможности поставки оружия негосударственным неправительственным формированиям, особенно в зоны конфликта.

Мы считаем, что наша позиция является и с моральной точки зрения, и с юридической абсолютно безупречной.

Теперь по поводу возможных поставок, их ещё нет, но по поводу возможных поставок нашими европейскими партнёрами оружия вооружённой оппозиции. Мы находимся с вами в Великобритании. Совсем недавно британский народ пережил ужасную трагедию, и мы вместе с ним тоже, когда прямо на улицах Лондона, практически рядом со своим домом, рядом со своей казармой был зверски убит британский военнослужащий. Так вот хочу отметить, что в рядах оппозиции очень много, не все, конечно, там такие люди, но очень много таких преступников, которые совершили это зверское убийство в Лондоне.

Европейцы хотят поставлять оружие этим людям? И что будет потом с этим оружием? Кто проконтролирует, в какие руки оно попадёт и где потом окажется, может быть, в той же самой Европе? Поэтому мы призываем всех наших партнёров ещё раз как следует подумать, прежде чем сделать этот очень опасный шаг.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, недавно в Иране прошли выборы, как раз перед саммитом это было. Вы обсуждали, наверное, и иранскую ядерную проблематику на саммите. Вы не могли бы прокомментировать, как может измениться позиция Ирана на международной арене в связи с избранием нового президента?

В.ПУТИН: Нет, не мог бы. Это зависит от самого иранского руководства, от вновь избранного президента. Он человек очень опытный, это один из переговорщиков по иранской ядерной проблематике. Он считается сторонником линии на модернизацию страны, но всё будет зависеть от конкретных действий, от конкретных шагов руководства Ирана.

Напомню, что нас с Ираном связывает многовековая совместная традиция отношений, Иран является прикаспийским государством, и у нас много треков сотрудничества с Ираном. Надеюсь, что в ближайшее время удастся продолжить все дискуссии с иранским руководством. Я думаю, что и уходящий Президент Ирана может быть совсем скоро в Москве на международном газовом саммите. Мы и с ним, конечно, подискутируем на эту тему. А что будет в будущем, зависит от вновь избранного иранского руководства.

Спасибо большое.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 июня 2013 > № 848501 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 июня 2013 > № 848489 Владимир Путин

Интервью информационному агентству «РИА Новости».

В преддверии саммита «Группы восьми» в Великобритании и Петербургского международного экономического форума Владимир Путин ответил на вопросы информационного агентства «РИА Новости».ВОПРОС: Вы едете на саммит «восьмёрки» не только как глава одного из государств-членов, но и как руководитель страны, председательствующей в этом году в «двадцатке». На Ваш взгляд, насколько формат «восьмёрки» ещё жизнеспособен? Не хотели бы Вы предложить коллегам разграничить вопросы между «двадцаткой» и «восьмёркой», сконцентрировав первую на экономических вопросах, а вторую – на политических? Не могли бы Вы уже сейчас обозначить общий вектор повестки дня, которую Россия предложит в ходе своего председательствования в «восьмёрке» в следующем году?

В.ПУТИН: Вы правы, на саммите в Лох-Эрне Россия выступает в особом качестве: не только как действующий председатель «Группы двадцати», но и как будущий председатель «Группы восьми». Это накладывает на нас и особую ответственность – нам предстоит скоординировать действия этих двух форумов в текущем году, а в 2014 году продолжить на том же высоком уровне работу, начатую британскими коллегами.

На мой взгляд – и его разделяют наши партнёры, – «восьмёрка» вполне жизнеспособна. Россия активно участвует в этом клубе, именно благодаря нам слышен голос не только развитых западных государств, но и быстрорастущих стран, которые играют всё более заметную роль в мировой политике и экономике.

Дискуссии, которые ведутся в рамках «восьмёрки», отличает глубина и доверительность, что позволяет конструктивно решать многие, даже самые острые политические вопросы. Так, в Лох-Эрне планируем поговорить о ситуации в Сирии, на Ближнем Востоке и Северной Африке, в Афганистане и так далее. Рассчитываем, что итоги этого обсуждения будут полезными.

Ещё одной характерной особенностью «восьмёрки» является то, что она традиционно много внимания уделяет содействию международному развитию, прежде всего в Африке, оказывает помощь слаборазвитым странам. Кстати, концепция такой помощи сегодня претерпевает серьёзные изменения. В прямом диалоге и взаимодействии с этими государствами «восьмёрка» ведёт поиск узловых проблем, разрабатывает программы совместных действий по их решению.

На саммите этого года по предложению британского председателя мы поговорим о совершенствовании систем налогообложения и повышения эффективности государственного управления, а также об устранении препятствий в международной и региональной торговле. Объединяет все эти направления принцип максимального задействования неиспользуемых или скрытых внутренних ресурсов развивающихся стран. Полагаем, что это повысит наполняемость национальных бюджетов, улучшит качество государственных институтов.

Теперь что касается разграничения вопросов по экономической и политической тематике между «двадцаткой» и «восьмёркой». Считаю, что каждый из этих форматов имеет свою «добавленную стоимость» и проводить искусственное разделение между ними по политическим или экономическим вопросам было бы неправильно и некорректно. Попробуем доказать это в 2014 году, когда будем принимать у себя в Сочи саммит «Группы восьми».

Конкретная повестка нашего председательства ещё разрабатывается. Сейчас могу сказать, что речь пойдёт о поиске ответов на новые угрозы безопасности – вплоть до глобального уровня.

ВОПРОС: И на заседаниях «восьмёрки», и на заседаниях «двадцатки» уже несколько лет обсуждается вопрос реформы МВФ. Однако дискуссии о реформировании разбиваются о нежелание «отцов-основателей» фонда делиться властью и влиянием. На Ваш взгляд, не пришло ли время каких-то более радикальных шагов, например, распустить МВФ и создать с нуля новую организацию с учётом современных финансовых и политических реалий?

В.ПУТИН: МВФ нуждается в серьёзном реформировании. Это мнение разделяют все акционеры Фонда. Проблема в том, что зачастую в МВФ не успевают за быстро меняющейся обстановкой в мировых финансах – прежде всего при принятии действенных своевременных решений. Также «хромает» их реализация. Яркий пример – глобальный финансовый кризис, который система МВФ не смогла предотвратить.

Считаю ошибочным подход, что создание новых советов, фондов и других международных органов станет панацеей для всех проблем. Важно, опираясь на уникальный опыт сотрудничества в рамках МВФ, работать над его дальнейшим совершенствованием. Необходимо ставить вопрос о комплексной перестройке Фонда, приведении его в соответствие с актуальными экономическими реалиями. И прежде всего важно перестроить систему распределения квот и голосов в МВФ. Повысить роль развивающихся стран, в том числе наших партнёров по БРИКС.

На этих направлениях переговоры действительно идут непросто. Можно сказать, что они фактически застопорились с 2010 года. Приложим максимум усилий, чтобы убедить партнёров найти компромиссы и выйти на взаимоприемлемые развязки к санкт-петербургскому саммиту «двадцатки».

Хотел бы подчеркнуть, что изменения в МВФ – только часть реформы мировой финансовой архитектуры. Другими её приоритетными направлениями являются политика в сфере заимствований и управления госдолгом, а также укрепление взаимодействия региональных финансовых механизмов с МВФ.

ВОПРОС: Повышение прозрачности мировой экономики и отказ от активного использования офшоров был объявлен Великобританией в качестве одного из приоритетов её председательства в «восьмёрке». Какие инструменты деофшоризации мировой экономики предложит Россия? И предложит ли Россия на саммите в этой связи попристальнее посмотреть на проблему Британских Виргинских островов, находящихся под юрисдикцией той же Великобритании?

В.ПУТИН: Деофшоризация является важным условием для устранения структурных дисбалансов мировой экономики. Ни для кого не секрет, что именно в офшорах скапливаются внушительные суммы спекулятивного, а порой и откровенно криминального капитала. А те страны и территории, в которых он «прописан», зачастую имеют очень слабое представление о собственниках и происхождении данных денег. Резкие вбросы, неконтролируемое движение этих средств крайне негативно сказываются на мировой финансовой системе.

Переток капиталов в офшоры уменьшает налоговую базу, снижает налоговые поступления, грозит потерей налогового суверенитета стран. На таком фоне сложно говорить о построении справедливой системы налогообложения. Мы все видели, как не так давно глава компании Apple отвечал на неприятные вопросы сенаторов о том, что его компания держит десятки миллиардов долларов выручки, которая была заработана в США, за пределами американских налоговых границ.

Борьба с уходом от налогов через офшоры является очень сложной и трудоёмкой задачей. Для этого важно использовать не только национальные, но и международные инструменты регулирования.

В качестве одной из мер деофшоризации Россия предлагает заключать двусторонние соглашения с офшорными и низконалоговыми юрисдикциями. Такие документы должны быть нацелены на противодействие «серым» схемам минимизации налогообложения, обмен налоговой информацией и реализацию универсальных рекомендаций, разрабатываемых в рамках ОЭСР.

Укрепление международного сотрудничества в налоговых вопросах стало приоритетным для «Группы двадцати» после наступления мирового финансового кризиса. Активную и полезную работу ведёт Глобальный форум ОЭСР по транспарентности и обмену информацией в налоговых целях. Он проводит оценку законодательства государств-членов этого форума на предмет соответствия международным стандартам по раскрытию информации.

Что касается ситуации с офшорами на территориях, находящихся под юрисдикцией Великобритании, то на эту проблему обратил внимание сам хозяин саммита G8 Д.Кэмерон. Британский премьер последовательно работает над повышением транспарентности в налогообложении (включая вопросы ухода от налогов и агрессивной оптимизации) не только в мире, но и у себя на родине. Надеюсь, что его призыв наращивать взаимодействие по обмену налоговой информацией и упрощению доступа контролирующих органов к данным о конечных бенефициарах будет услышан.

ВОПРОС: Ещё одним приоритетом Великобритании во время её председательства объявлена активизация международной торговли. Насколько, на Ваш взгляд, проблема торговых барьеров актуальна? Насколько оправданны усилия государств с принципиально различными экономическими средами подвести свои страны под единый знаменатель для активизации международной торговли?

В.ПУТИН: Развитие международной торговли – среди основных источников экономического роста. Поэтому нас не может не беспокоить негативная тенденция падения темпов роста мировой торговли до 2 процентов в 2012 году. Прогноз на этот год (рост на 3,3 процента) особого оптимизма также не внушает.

Это означает, что даже в условиях кризиса мы должны сосредоточить коллективные усилия на развитии торговли, а не на введении протекционистских мер. А о том, что такая угроза сохраняется, говорит активизировавшееся внутреннее протекционистское лобби в некоторых странах.

Мы исходили именно из логики совместных действий, когда предложили партнёрам по «двадцатке» продлить мораторий на принятие протекционистских мер в торговле и продолжить мониторинг введения таких мер.

В этой связи хотел бы подчеркнуть, что мы рассматриваем ВТО как фундамент, на котором основывается вся система правил мировой торговли. К сожалению, мы видим, что в ВТО сейчас есть определённый застой. Но это, опять же, не повод ломать эту структуру. Необходимо работать над её укреплением и развитием. Активно убеждаем партнёров как можно скорее завершить Дохийский раунд переговоров, который идёт вот уже 12 лет. Надеемся на прогресс в этом вопросе в ходе министерской встречи Организации, запланированной на декабрь сего года.

Теперь что касается различий экономических сред в тех или иных странах. Именно поэтому и существует необходимость создания общих, понятных для всех рыночных «правил игры» в торговле, которые позволяли бы избегать предвзятых подходов, протекционистских барьеров. ВТО как раз и создаёт единое правовое поле и предоставляет эффективные рычаги воздействия на нарушителей. Всё это делает мировую торговлю предсказуемой и стабильной, обеспечивает её более интенсивное развитие.

Вместе с тем важно смотреть на проблематику либерализации торговли и инвестиций шире. В мире всё большую роль приобретают интеграционные объединения, формируются зоны свободной торговли. Мы активно продвигаем проект Евразийского экономического союза с участием Казахстана и Белоруссии. Это хороший пример реального снятия барьеров и активизации торговли. Важно, чтобы интеграционные соглашения соответствовали требованиям и нормам ВТО. И в нашем Таможенном союзе мы это обеспечиваем, несмотря на то, что Казахстан и Беларусь пока ещё в Организацию не вступили.

ВОПРОС: Россия уже год является членом ВТО. Одним из аргументов в пользу вступления в эту организацию было наше намерение ввести для России такие же «правила игры», как и для остальных стран мира. Как Вам кажется, эта цель реализована?

В.ПУТИН: В прошлом году мы завершили присоединение к ВТО. В ходе непростого и длительного переговорного процесса мы согласовали и привели в соответствие с правилами ВТО сотни наших тарифных позиций, отечественное законодательство. Речь не идёт о том, что после вступления России в ВТО всё резко изменится и появятся новые «правила игры». Мы уже достаточно долгое время фактически использовали нормы и стандарты ВТО. А тот факт, что все члены ВТО одобрили подключение России к Организации, является признанием полной готовности российской экономики к новым условиям.

Вступление в ВТО позволяет России полноценно участвовать в выработке и совершенствовании норм международной торговли. Нам предстоит ещё научиться в полной мере использовать наши возможности по применению допустимых инструментов поддержки отечественных производителей, разрешения торговых споров, защиты российских товаров на внешних рынках.

В России действует один из самых высоких среди участников ВТО стандартов транспарентности законодательства, детально проработаны практические аспекты регулирования внешней торговли. Конечно, есть отдельные претензии к России по поводу выполнения обязательств ВТО. Здесь подчеркну – такие же вопросы мы можем задать и нашим партнёрам. Мы считаем, что ряд стран необоснованно закрывает доступ для российских товаров на внутренние рынки минеральных удобрений, химии, нефтехимии, автомобильного топлива, трубной и металлургической промышленности. Но это рабочая ситуация: разбирательства по торговым спорам ведут между собой США, Китай, Индия, ЕС и другие страны.

Ещё раз хотел бы сказать, что мы должны по максимуму использовать инструменты ВТО для защиты своих торгово-экономических интересов, не позволять нашим партнёрам применять недобросовестные способы конкурентной борьбы.

ВОПРОС: Один из вопросов, который будет обсуждаться на ближайшем ПМЭФ, может ли социальное государство быть экономически конкурентоспособным в современном мире. Как Вы считаете, есть ли будущее у европейской модели социального государства? И не опасаетесь ли Вы того, что Россия повторит судьбу Европы, страдающей от экономической неэффективности?

В.ПУТИН: На мой взгляд, такая постановка вопроса некорректна. Разве можно увязывать вопрос об экономической эффективности государства, его конкурентоспособности с отказом от всех взятых на себя социальных обязательств? Ведь забота о населении, его социальная защита – одна из важнейших функций государства. И возможный отказ от неё поставит под угрозу само существование института государства как такового.

Проблема совсем в другом. И кризис в ряде европейских стран наглядно это продемонстрировал. Ключевое слово здесь – неэффективность. Не социальная политика, а жизнь не по средствам, потеря контроля за общим состоянием экономики, структурные перекосы – вот что приводит к тем последствиям, с которыми Европа столкнулась сегодня. К тому же во многих европейских странах пышным цветом расцвело иждивенчество, где зачастую не работать гораздо выгоднее, чем работать. Оно угрожает не только экономике, но и нравственным основам общества. Ведь не секрет, что многие граждане менее развитых государств приезжают в Европу специально для того, чтобы «сесть» на социальное пособие, как это называют в Германии.

Для России такой подход неприемлем. Социально ориентированное государство – это не прихоть, а необходимость, потому что долгие годы не выполнялись и до сих пор не до конца выполняются обязательства перед самыми незащищёнными слоями населения. Мы работаем над тем, чтобы выработать баланс между достойной оплатой в бюджетной сфере, нормальной системой пенсионного обеспечения, качественными государственными услугами, в том числе в области образования и здравоохранения, и разумной бюджетной политикой, мерами по стимулированию экономики. В противном случае люди просто не смогут быть уверены в завтрашнем дне, не будут доверять государству, а без этого не приходится говорить о каком-либо устойчивом экономическом росте.

Мы свой выбор сделали давно. Отказываться от социальных обязательств не будем. Сегодня именно рост доходов населения, потребительских расходов, банковского кредитования являются основными факторами, которые стимулируют экономику нашей страны. Большие государственные средства направляются на повышение занятости, создание новых рабочих мест и реализацию программ по трудоустройству. При этом реальная заработная плата неуклонно растёт. Своевременно производится индексация пенсий и социальных пособий, модернизируется пенсионная система в целом. В результате уровень безработицы в России за первые четыре месяца 2013 года оставался достаточно низким – 5,7%.

Самое серьёзное внимание мы уделяем вопросам улучшения демографической ситуации, развития здравоохранения. Реализуем соответствующие национальные проекты.

Что касается Европы, то, насколько мы видим, ведущие европейские страны проводят структурные реформы, чтобы повысить конкурентоспособность своих экономик, борются с безработицей. При этом за счёт усиления координации бюджетной и экономической политики подход к бюджетной дисциплине становится более гибким. А свои обязательства прописали в Стратегии социально-экономического развития ЕС до 2020 года. Так что хоронить европейскую социальную модель пока рано.

ВОПРОС: В этом году ПМЭФ традиционно предлагает сконцентрироваться на вопросах устойчивого экономического роста и роли России в глобальной повестке. Какие новые источники роста глобальной экономики видит Россия, какие катализаторы изменений будут использоваться самой Россией?

В.ПУТИН: Сегодня важно внимательно оценить внутренние резервы каждой страны и в них искать новые источники роста. Речь прежде всего идёт о повышении качества госуправления, о развитии человеческого капитала, конкуренции. А также о наращивании инвестиций – в социальную сферу, в образование, в науку, в инфраструктуру. Таковы ключевые условия роста экономики, создания инновационных технологий, появления новых рабочих мест.

Поэтому тематика финансирования долгосрочных инвестиций вынесена в качестве приоритетной в программе российского председательства в «Группе двадцати» в этом году. К саммиту в Санкт-Петербурге мы рассчитываем предложить конкретные меры, направленные на создание условий для повышения инвестиционной активности в реальном секторе экономики и увеличение арсенала эффективных инструментов софинансирования инвестиционных проектов.

Другой значимый источник роста – это развитие мировой торговли. Современная ситуация наглядно показывает, что отдельные государства или группы государств – какими бы крупными они ни были – достигли предела своих возможностей в регулировании процессов, идущих в экономике и финансах. Сама жизнь диктует нам объединительную повестку дня. Эффективно противодействовать глобальным вызовам и угрозам можно только солидарными усилиями всех государств.

Путь к дальнейшему поступательному и устойчивому экономическому росту, как представляется, лежит через согласование экономической политики в общемировом масштабе, через реформирование мировой валютно-финансовой системы и системы финансового регулирования и надзора, стимулирование инвестиций, через укрепление доверия, транспарентности и предсказуемости рынков, в том числе энергетических.

Работа в этом направлении уже началась. Важно довести её до конца и дополнить сделанные шаги полноценными универсальными договорённостями. Россия, председательствующая в текущем году в «двадцатке», намерена активно продвигать такую повестку дня на предстоящем саммите в Санкт-Петербурге.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 июня 2013 > № 848489 Владимир Путин


Россия > Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 31 мая 2013 > № 825178 Владимир Путин

Владимир Путин провёл заседание Государственного совета Российской Федерации «О мерах по повышению качества предоставления жилищно-коммунальных услуг».

На заседании, в частности, обсуждались предложения рабочей группы Госсовета по решению основных проблем отрасли, связанных с низкими темпами модернизации коммунальной инфраструктуры и недостаточной инвестиционной привлекательностью. Кроме того, рассматривались предложения по решению проблемы неплатежей в ЖКХ и меры по ликвидации кадрового дефицита в отрасли.

Перед началом заседания глава государства осмотрел экспозицию, рассказывающую о новой государственной информационной системе для внедрения в ЖКХ.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Государственного совета «О мерах по повышению качества предоставления жилищно-коммунальных услуг»

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, добрый день!

Сегодня мы обсудим вопросы улучшения качества жилищно-коммунальных услуг.

Что хотел бы сразу сказать? Количество совещаний, конференций, парламентских слушаний, круглых столов на данную тему большое, вы это знаете. Принят и большой массив документов, в том числе и законодательных. Сейчас только перед входом в зал посмотрел (надеюсь, и вы тоже видели) гору материалов – различных нормативных актов на этот счёт. Разговоров и решений, как мы знаем, много.

Реализуются и пилотные проекты, и в целом удачно. Есть и позитивные, безусловно, тенденции. В этом году (только что Дмитрий Николаевич Козак мне об этом ещё раз напомнил) в более чем 40 субъектах Российской Федерации рост тарифов не превышает 7 процентов, а в некоторых случаях он и ниже.

И всё-таки, я хочу об этом сказать, уважаемые коллеги, кардинальных, именно кардинальных изменений пока не наступило. Острота проблемы остаётся большой. Людей очень часто не устраивает низкое качество этих услуг, недобросовестное управление и постоянный рост тарифов. Все эти претензии они, безусловно, направляют к властям, причём к властям самого разного уровня – начиная от муниципалитетов и заканчивая федеральной властью.

Реализация реформы пока идёт недостаточно высокими темпами. Нам нужно выделить приоритетные, системные проблемы, наметить точные сроки и механизмы их решения, определить роль государства и обеспечить согласованность действий на всех уровнях власти. Главнейшая задача – это модернизация отрасли. От её результатов напрямую зависит качество услуг жилищно-коммунального хозяйства.

О степени изношенности фондов уже сказано немало. Только на их первичное восстановление, по оценке экспертов, сегодня потребуется свыше 9 триллионов рублей. Если не изменить ситуацию в целом, по сути, то эта цифра будет только расти. Вкладывать сюда бюджетные средства – или только бюджетные средства – неэффективно и недостаточно. Собственно говоря, они никогда не будут достаточными. Объёмы же частных инвестиций сейчас минимальные – 8 процентов от годового оборота предприятий коммунального комплекса.

При этом ЖКХ – это мощный рынок, огромный, его оборот равен 4,2 триллиона рублей в год, но он неинтересен для долгосрочного серьёзного инвестора. Зато здесь раздолье, и мы знаем об этом хорошо, для тех, кто привык стричь купоны, не вкладывая при этом денег, ни копейки не вкладывая. Причины известны: непрозрачность финансовых процедур, коррупция, кумовство в этой сфере. Всё это хорошо известно.

Есть ещё один фактор, который сдерживает активность инвесторов, – это политика регулирования тарифов. Подчеркну, мы не имеем права забывать, что ЖКХ – социально ориентированная отрасль, и государство должно держать под контролем уровень тарифов. Нельзя допустить резкого неоправданного увеличения платежей за жилищно-коммунальные услуги.

Предлагается обсудить сегодня, нужно ли устанавливать на федеральном уровне порядок долгосрочного регулирования роста таких платежей. При этом очевидно, что политика госрегулирования тарифов должна быть понятной и прозрачной, чтобы инвестор понимал, когда и с какой доходностью он сможет вернуть вложенный капитал, иначе мы тоже не добьёмся необходимого, нужного результата.

Инвестиции в ЖКХ должны быть выгодными, и это справедливый, оправданный подход, никакого другого пути эффективной модернизации отрасли нет и быть не может при таких обстоятельствах.

Далее. С 1 января следующего года в полном объёме вступит в силу закон, создающий правовые возможности для широкого применения концессионных соглашений в коммунальном хозяйстве. Это перспективная модель и для бизнеса, и для государства. Переход на концессионные соглашения, частные инвестиции – это реальная конкуренция.

Всё это должно оздоровить сферу ЖКХ, в том числе нужно объективно оценить эффективность работы муниципальных предприятий в этой области. Многие из них уже успели, к сожалению, и мы тоже об этом знаем, срастись с местной властью. Надо быть готовыми к тому, что часть муниципалитетов не будет заинтересована в новых формах работы.

Поэтому Правительству в сотрудничестве с регионами необходимо обеспечить методическое руководство и координацию передачи в концессию, где это необходимо и обоснованно, объектов коммунальной инфраструктуры и жёстко контролировать этот процесс по качеству и срокам исполнения.

Уважаемые коллеги! Уже говорил сегодня, законодательство в сфере ЖКХ идёт семимильными шагами: за последние годы принято 100 различных правовых нормативных актов – и много готовится. Между тем, думаю, все согласятся с тем, что в этой сфере, особенно в этой сфере, для нормальной работы необходимо компактное, понятное законодательство, правила и нормы.

Ещё одна задача – внедрение стандартов оказания коммунальных услуг. Необходимо обеспечить чёткий контроль за тем, чтобы они соблюдались на всей территории нашей страны.

Предприниматели должны быть готовы не только вкладывать свои средства, но и качественно выполнять стоящие перед ними задачи, свои обязательства перед потребителями услуг, иметь штат квалифицированных кадров. Между тем дефицит специалистов в сфере жилищно-коммунального хозяйства приближается к 70 процентам. Необходимо обеспечить подготовку и переподготовку кадров, чтобы сюда приходили профессионалы, способные создавать современный цивилизованный рынок коммунальных услуг.

Я повторю ещё раз, важнейшей задачей государства остаётся обеспечение защиты прав граждан – включая повышение прозрачности счетов на оплату коммунальных услуг. Мы также обязаны поддержать граждан с низкими доходами. Надо создавать информационную систему, благодаря которой люди могли бы беспрепятственно вести мониторинг потребления коммунальных услуг и порядка начисления платы за них. Сегодня эти сведения так запутаны, что даже финансово образованному человеку невозможно в них разобраться. Люди понимают, что с ними происходит, только когда платить надо.

Хочу также привлечь внимание Правительства к поступающим от субъектов Федерации обращениям по созданию новой системы финансирования капитального ремонта многоквартирных домов. Эта задача только начинает решаться во многих регионах, и эти регионы не должны оставаться один на один с этой проблемой. Мы совсем недавно на одном из выездных заседаний об этом говорили подробно.

Подчеркну, что нужно привлекать инициативных, неравнодушных людей к участию в процессах реформирования ЖКХ, создавать системы общественного контроля. Люди сами предлагают свои услуги, сами готовы работать, и нужно их поддержать. Представителям местной власти не следует закрываться от граждан в своих кабинетах. Необходимо быть доступными, чаще работать напрямую с людьми, встречаться с ними, достигать с ними взаимопонимания. Добиваться успеха в улучшении качества коммунальных услуг мы сможем только при поддержке людей, при условии их доверия к власти вообще и к действиям власти.

Давайте перейдём к обсуждению подготовленного рабочей группой Госсовета доклада. С докладом выступит Георгий Сергеевич Полтавченко, губернатор Санкт-Петербурга.

Пожалуйста, Георгий Сергеевич.

Г.ПОЛТАВЧЕНКО: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Государственного совета! Уважаемые коллеги!

Почти четыре столетия назад царь Алексей Михайлович издал наказ «О градском благочинии». По сути, с этого законодательного акта и берёт начало правовое регулирование российской жилищно-коммунальной системы.

Сегодня жилищно-коммунальный комплекс является базовой отраслью в экономике. Он обеспечивает население жизненно важными услугами, а промышленность – необходимой инфраструктурой. Его оборот составляет где-то порядка 7 процентов валового внутреннего продукта России. Только население платит в год более 1 триллиона 300 миллиардов рублей.

Качество и стоимость этих услуг – первое, на что обращают внимание граждане, когда дают оценку работе власти. Судя по опросам общественного мнения, даже до твёрдой «четвёрки» нам ещё очень и очень далеко.

В феврале 2013 года ситуацию в ЖКХ назвали наиболее важной проблемой 60 процентов россиян, тогда как три года назад аналогичный ответ давали 40 процентов опрошенных. Люди видят, как растут суммы в квартирных квитанциях, но пока не чувствуют качественных изменений в этой очень важной сфере.

Проводимые сегодня преобразования закладывают основу развития отрасли на долгосрочную перспективу и не дают быстрой отдачи. Это подтверждают и результаты мониторинга, проведённого Минрегионразвития в рамках исполнения Ваших, Владимир Владимирович, поручений по итогам февральского совещания по вопросам улучшения качества услуг ЖКХ.

Рабочая группа видит главную причину такого положения дел в разрыве, который образовался между вводимыми нормативно-правовыми актами, регулирующими отрасль, и принимаемыми на местах управленческими решениями.

Начатый переход от латания дыр к выстраиванию той самой системы благочиния, добронравия и порядка, о которой вели речь наши предки, стопорится из-за традиционного для России препятствия – органов местного самоуправления. Да и субъекты Российской Федерации продолжают часто обеими руками держаться за старые, более привычные схемы.

Регулирующие отрасль новые нормативные и правовые акты применяются неполно, а следовательно, и неэффективно. Поэтому важнейшим условием реформирования жилищно-коммунального хозяйства остаётся последовательное и точное выполнение планов, намеченных руководством страны, включая практическую реализацию органами власти субъектов и органами местного самоуправления подходов и механизмов, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Мы по-прежнему стоим перед необходимостью создания эффективной системы управления жилищно-коммунальным хозяйством, которая должна быть основана на строгом учёте ресурсов и услуг, на государственном правовом и тарифном регулировании рынков коммунальных ресурсов, на стимулировании инвестиций. По данным Минрегионразвития, в апреле этого года общедомовые приборы учёта коммунальных ресурсов имели 60 процентов домов. Однако в отдельных регионах доля многоквартирных домов с приборами учёта не превышает и 20 процентов.

Рабочая группа считает необходимым детально проанализировать 261-й Федеральный закон и скорректировать заложенные в нём подходы, которые не дали запланированных результатов, а также принять ряд дополнительных шагов.

Во-первых, учитывать расходы ресурсоснабжающих организаций по установке приборов учёта при расчёте тарифов. Сегодня такого рода зачёт противоречит букве закона, к сожалению.

Во-вторых, реализовать принятые решения по усилению ответственности за потребление коммунальных ресурсов без приборов учёта.

И, в-третьих, как можно скорее законодательно регламентировать вопросы коммерческого учёта коммунальных ресурсов при их поставках промышленным потребителям.

Чтобы в дальнейшем не наступать на одни и те же грабли, имеет смысл установить повышенные требования по энергоэффективности к жилым домам и другим объектам, строительство которых осуществляется по государственному или муниципальному заказу или с использованием бюджетных средств.

Кстати, Петербург в прошлом году один из первых в России приступил к реализации собственной программы в области энергосбережения и повышения энергоэффективности. Мы разработали и утвердили соответствующие региональные нормативы для строительства и жилых домов, и общественных зданий.

Сегодня колоссальное количество потерь в жилищно-коммунальном хозяйстве связано с тем, что основные фонды отрасли устарели и морально, и физически. Коэффициент полезного использования топлива на российских тепловых электростанциях снизился за последние 20 лет с 57 до 53 процентов, в то время как на теплоэлектростанциях Дании и Финляндии он вырос с 52 до 80 процентов.

Перерасход топлива в стране, по экспертным оценкам, по отношению к 1992 году составляет сегодня 37 миллионов тонн условного топлива, или более 100 миллиардов рублей. То есть, по существу, мы иногда топим улицу, а не дома. Во многих централизованных системах теплоснабжения уровень цен по отдельным генераторам или в целом по системе уже превысил стоимость так называемой альтернативной котельной, а это напрямую сказывается на платежах населениях, так как потери в основном пытаются покрыть именно ростом тарифов.

Существующая ныне тарифная политика формировалась в то время, когда стояла задача перехода к 100-процентной оплате услуг населением. Наверное, эта политика себя уже исчерпала, и, согласно законодательству, с 2016 года планируется отказ от установления предельных тарифов и переход к установлению долгосрочных тарифов. Одновременно Правительству Российской Федерации следует возобновить контроль роста совокупного платежа граждан за коммунальные услуги.

Для защиты людей необходимо ввести новый ограничитель – предельный индекс роста совокупного платежа граждан за коммунальные услуги. На наш взгляд, он сделает долгосрочные тарифы более гибкими и позволит учитывать потребности и платёжеспособность населения, а также инвестиционные возможности ресурсоснабжающих предприятий.

На сегодняшний день дебиторская задолженность организаций в сфере ЖКХ составляет 700 миллиардов рублей, кредиторская – 600 миллиардов. Она формируется в основном у населения, где уровень, кстати, оплаты составляет 95 процентов, и в управляющих организациях. Суммарная задолженность населения и управляющих организаций составляет сегодня более половины всей задолженности в отрасли.

Важную роль в решении этой проблемы должно сыграть ужесточение финансовой ответственности управляющих организаций за нарушение требований закона по распределению платежей, а в случаях, когда управляющая организация накапливает значительную задолженность, надо предоставить ресурсоснабжающим предприятиям возможность заключать прямые договоры на поставку коммунальных услуг с потребителями – естественно, с обязательством обслуживать внутридомовые сети. На мой взгляд, собственники жилья также должны иметь возможность принять решение о передаче внутридомовых сетей на обслуживание ресурсоснабжающим организациям. Таким образом возможно избавиться от недобросовестных посредников.

Потребитель тогда по-настоящему защищён, когда знает все свои права и обязанности. Если у него возникают претензии к управляющим и ресурсоснабжающим организациям, надо, на мой взгляд, на региональном и местном уровнях максимально помочь ему отстоять свои права, оказать квалифицированную юридическую помощь, развивать сеть общественных организаций по контролю качества услуг ЖКХ. А для начала взять, упростить и регламентировать те процедуры, по которым потребитель может доказать факт предоставления некачественной услуги.

Права и интересы граждан нередко нарушаются из-за злоупотреблений в сфере управления многоквартирными домами. Зачастую за дело берётся организация, у которой нет ни материальных, ни людских ресурсов и которая существует только на бумаге. Рыночные механизмы в этой ситуации, к сожалению, не работают.

Ужесточить требования к управляющим организациям, на мой взгляд, можно путём лицензирования соответствующих видов деятельности и отзыва лицензий у недобросовестных предприятий либо обязательного страхования качества услуг.

Жилищно-коммунальному комплексу России сегодня остро не хватает квалифицированных кадров. Вы об этом уже говорили, Владимир Владимирович. Рабочая группа предлагает развивать собственные научные школы, профессиональные учебные заведения, вести работу с молодёжью.

Кроме того, нужно разработать профессиональные стандарты отрасли, федеральные государственные образовательные стандарты в сфере ЖКХ, оказать полноценную, отвечающую духу времени и потребности отрасли поддержку высшим учебным заведениям для создания необходимых образовательных программ, в том числе, как я уже говорил, и в высшей школе, и в средних учебных заведениях.

Требуется также срочное введение нового образовательного направления в сфере эксплуатации жилищно-коммунальных объектов и в управлении многоквартирными домами. Объём инвестиций в жилищно-коммунальное хозяйство в минувшем году составил 291 миллиард рублей, тогда как потребность на восстановление инфраструктуры составляет более 9 триллионов рублей.

В течение 2013–2020 годов федеральный бюджет по госпрограммам модернизации коммунальной инфраструктуры предусматривает выделение средств в размере более 24 миллиардов рублей. Ещё 15 миллиардов рублей составит финансирование программ Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства.

Как уже говорилось в Вашем выступлении, Владимир Владимирович, без обеспечения притока частных инвестиций и повышения эффективности государственных расходов на модернизацию коммунальной инфраструктуры невозможно решить те задачи, которые ставятся. Поэтому рабочая группа в дополнение к перечисленным выше мерам предлагает также обеспечить проведение открытых конкурсов на передачу коммунальной инфраструктуры частным операторам, используя в качестве приоритетной формы отношений именно концессионные соглашения, а также рассмотреть возможность упрощения правил предоставления гарантий субъектами Российской Федерации по возврату инвестиций путём их обеспечения собственностью на объекты централизованных систем коммунальной инфраструктуры и формирования источников для их возвратов в составе тарифов на коммунальные ресурсы.

Мы предлагаем также обеспечить софинансирование со стороны бюджета Российской Федерации расходов на капитальные вложения и модернизацию коммунальной инфраструктуры в малых городах и населённых пунктах.

На наш взгляд, предложенные меры позволят оздоровить ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве и повысить качество предоставления услуг.

Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Я предлагаю выступить всем нашим коллегам, которые подготовились к этому, а потом в свободном режиме обсудить те вопросы, которые вы посчитаете наиболее острыми и необходимыми для этого обсуждения.

Слюняев Игорь Николаевич, Министр регионального развития. Пожалуйста.

И.СЛЮНЯЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В своей вступительной речи Президент России обозначил практически все болевые точки жилищно-коммунального хозяйства, которые так или иначе влияют на качество предоставления услуг и настроение граждан.

Перед нами стоит задача создать условия для модернизации жилищно-коммунального хозяйства, инфраструктуры, сохранив при этом доступный уровень платежа граждан за жилищно-коммунальные услуги.

За последние годы Правительство Российской Федерации совместно с субъектами Федерации, законодателями провело большую работу по совершенствованию нормативно-правовой базы ЖКХ. Такая база в основном сформирована. С 1992 года на федеральном уровне принято 158 законов и 3 тысячи 124 подзаконных акта, регулирующих сферу ЖКХ.

Однако нормативно-технической базой, видами работ, классификацией работ, регулированием норм и правил в области содержания, текущего ремонта, капитального ремонта, ценообразования мы занимались факультативно.

Майские указы Президента России определили основные направления реформирования ЖКХ и конкретный алгоритм действий для органов власти. В ноябре 2012 года Правительством России утверждена госпрограмма обеспечения доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами граждан Российской Федерации со сроком реализации до 2020 года.

Ряд важнейших решений принят на законодательном уровне в течение последнего года: это и переход к долгосрочному тарифному регулированию, создание условий для снижения затрат при подключении к инженерным сетям, установление чётких требований к программам комплексного развития коммунальной инфраструктуры, в том числе к разработке схем теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения.

Закон о капитальном ремонте жилого фонда: 7 мая 2013 года Вами, уважаемый Владимир Владимирович, подписан Федеральный закон, который устанавливает обязательные требования к собственникам, концессионерам и арендаторам объектов коммунального сектора в части объёмов и направлений инвестиций, целевых показателей надёжности и сроков их достижения.

В поле зрения федеральных и региональных органов власти постоянно находятся вопросы повышения качества работы управляющих организаций. Для этих целей Правительством России утверждён минимальный перечень услуг и работ, необходимых для обеспечения надлежащего содержания общедомового имущества в многоквартирном доме (это 290-е постановление), утверждены стандарты и правила деятельности по управлению многоквартирными домами (461-е постановление).

Во исполнение Ваших поручений, Владимир Владимирович, проводится работа по формированию сети общественных организаций в ЖКХ. В каждом субъекте Российской Федерации сегодня создаются центры общественного контроля, которые оказывают практическую помощь потребителям коммунальных услуг – гражданам Российской Федерации. Реализуются мероприятия по обучению собственников жилья, и в этом направлении законодательство также совершенствуется.

Вместе с тем сегодня необходимо честно признать, что наши многолетние усилия по повышению эффективности жилищно-коммунального хозяйства пока не дали значительного результата, и практическая реформа ЖКХ ещё в самом начале своего пути. Более того, наблюдается колоссальный разрыв между состоянием нормативно-правовой базы, регулирующей отрасль, и принимаемыми управленческими решениями на местах.

Следствием этого остаётся высокий уровень износа основных фондов, дефицит инвестиций, нарастающее количество аварий и технологических сбоев, в конечном итоге – низкое качество жилищно-коммунальных услуг и раздражение людей. Большинство инвестиционных механизмов не заработали на полную мощность.

Приведу примеры. Соглашения по концессиям заключены только в четырёх субъектах Российской Федерации, гарантии предприятиям ЖКХ под привлечение кредитов на региональном и местном уровне практически не применяются как инструмент привлечения инвестиций, механизмы государственно-частного партнёрства не запущены.

В конце прошлого года мы приняли решение о наделении Фонда содействия реформированию ЖКХ новыми полномочиями по финансированию региональных программ модернизации коммунальной инфраструктуры. Из федерального бюджета на эти цели в виде имущественного взноса было направлено 15 миллиардов рублей.

Правительство России предложило субсидировать процентные ставки на модернизацию коммунальной инфраструктуры в городах с населением менее 250 тысяч человек. К настоящему времени от субъектов Российской Федерации не поступило ни одной заявки по этой программе. В итоге 15 миллиардов рублей лежат невостребованными в Фонде содействия реформированию ЖКХ.

Не лучше ситуация и с программами комплексного развития коммунальной инфраструктуры, которые должны представлять собой планы конкретных мероприятий с учётом анализа текущего состояния основных фондов и предложений по развитию систем теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения.

По данным нашего мониторинга, такие программы утверждены только в 10 тысячах муниципальных образований, а схем теплоснабжения мы утвердили всего 644. Зачастую эта работа выполняется формально и с существенным отставанием от сроков. Большинство органов местного самоуправления не понимает значимости программ комплексного развития и не рассматривает их как реальный инструмент управления системами жизнеобеспечения.

Что в результате? Отсутствие разумного распределения инвестиционных потоков на модернизацию коммунальной инфраструктуры, отсутствие экономически обоснованных тарифов, в том числе тарифов на подключение новых объектов, нерешённость проблем с оформлением прав на бесхозные объекты коммунального хозяйства и земельные участки под ними. Как итог – существенные инвестиции в сферу ЖКХ так и не пришли.

Точечные проекты, которые мы реализуем в рамках госпрограмм «Жилище» и «Чистая вода», также не оказывают значительного влияния на обновление основных фондов отрасли. В рамках реализации федеральной целевой программы «Чистая вода» в 2011–2012 годах в эксплуатацию введено 46 водохозяйственных объектов при потребности более 20 тысяч.

Сокращаются инвестиционные возможности и самих предприятий коммунального комплекса. 50 процентов затрат в структуре их расходов приходится на энергоресурсы, на инвестиции направляется 8 процентов от общего объёма расходов, сегодня уже звучала эта цифра. В денежном выражении: 291 миллиард рублей было направлено предприятиями ЖКХ в качестве инвестиций – при потребности, превышающей 9 триллионов рублей.

Инвестиционная политика предприятий ЖКХ находится в стадии формировании. При этом не стоит забывать, что инвестиционная составляющая приведёт к потреблению и к увеличению совокупного платежа.

У Правительства Российской Федерации нет иллюзий, что приход инвестора решит все вопросы управления и модернизации отрасли. Нам необходимы совместные усилия бизнеса, власти, институтов развития и потребителей коммунальных услуг. Одна из ключевых задач – сформировать единый вектор и единое видение развития отрасли.

Считаю, что ключевое направление реформирования жилищно-коммунального комплекса следует зафиксировать в Стратегии модернизации ЖКХ. Она должна упорядочить и направить отраслевое законодательство, государственные программы и программы комплексного развития. Базой для такой Стратегии должно стать обследование всех объектов ЖКХ на понимание текущего состояния.

Для этого, во-первых, необходимо обеспечить объективность данных по объёмам потребления коммунальных ресурсов. Не просто обеспечить установку приборов учёта, а создать систему учёта коммунальных ресурсов на всех стадиях от производства до потребления.

Вторая задача – это инвентаризация, диагностика, а затем и государственная регистрация прав на объекты энергетики, коммунальные сфера и на земельные участки под ними. Без этих шагов в сфере ЖКХ не возникнет достоверной оценки потребности в инвестициях.

Уважаемый Владимир Владимирович! Средства, требуемые на модернизацию, сопоставимы со стоимостью основных фондов коммунального комплекса. Граждане, субъекты Федерации, органы местного самоуправления в одиночку такие расходы не потянут. Необходима существенная бюджетная поддержка отрасли на федеральном уровне.

Расходы федерального бюджета в рамках текущих расходных полномочий на коммунальное хозяйство составляют столько же, сколько расходы на систему ГЛОНАСС. Не умаляя значимости высоких технологий – решение проблем ЖКХ не менее важно для дальнейшего развития страны.

Одним из ключевых инструментов привлечения инвестиций в ЖКХ должна стать федеральная целевая программа модернизации реформирования жилищно-коммунального хозяйства. Прошу Вас, уважаемый Владимир Владимирович, поддержать разработку такой программы. В рамках ФЦП мы предлагаем применить дифференцированные модели привлечения инвестиций в отрасль, в том числе бюджетное финансирование, частное финансирование, выпуск инфраструктурных облигаций, субсидирование процентных ставок, софинансирование социально значимых и трудно окупаемых проектов. Необходимо отказаться от финансирования отдельно взятых объектов в пользу финансирования проектов комплексной модернизации на основе современных технических решений.

Основным критерием эффективности инвестиций должны выступать надёжность и качество коммунальных услуг и ресурсоснабжение. Мы должны чётко увязать между собой тарифы на коммунальные услуги, нормативы потребления, совокупный платёж, а там, где необходимо, меры социальной поддержки граждан. Сделать прозрачными объёмы потребления: каждый собственник должен понимать, сколько и за что он заплатил. На переходный период необходимо регулировать не только тарифы, ограничивая их уровень решениями Правительства Российской Федерации, но и темпы роста совокупного платежа.

Внедрение понятия «критерий социальной доступности тарифов» поможет учесть домашние хозяйства с низкими доходами, направлять адресные целевые субсидии и повысить собираемость платежей. И, что, собственно, важно, позволит гибко регулировать размер совокупного платежа, избежать негативных социальных последствий в процессе модернизации отрасли.

Государственная информационная система ЖКХ, которую в настоящее время мы разрабатываем в соответствии с Вашим поручением, уважаемый Владимир Владимирович, позволит осуществлять оперативный мониторинг качества и объёмов коммунальных услуг, поможет гражданам и органам власти разобраться с начисленными платежами, систематизировать все наши бюджетно-тарифные решения.

В последние годы Правительству России удалось существенно продвинуться в решении проблемы недоремонта многоквартирных домов. С 2008 года при участии Фонда содействия реформированию ЖКХ отремонтировано 136 тысяч домов общей площадью 410 миллионов квадратных метров. Свои жилищные условия улучшили 17,7 миллиона человек.

Важнейшая задача сегодняшнего дня – запустить в полном объёме с 1 января 2014 года региональные системы капитальных ремонтов многоквартирных жилых домов. Основные документы уже разработаны, в том числе и базовый Федеральный закон (270-ФЗ), модельные акты регионального и муниципального уровня, методические рекомендации по созданию региональных операторов.

Важно, что сами собственники квартир вовлечены в эту работу. Главный стимул для граждан – улучшение условий проживания и ожидаемая экономия по оплате жилищно-коммунальных услуг. Нам важно синхронизировать программы капитального ремонта с комплексной модернизацией коммунальной инфраструктуры.

Ещё одна тема – подготовка кадров. На ней достаточно подробно остановился и Президент Российской Федерации, и Георгий Сергеевич Полтавченко. К сожалению, приходится говорить о катастрофическом дефиците кадров. Кадровый голод ощущается не только среди работников коммунального комплекса, но и среди управляющих: специалистов по планированию, привлечению инвестиций, управлению качеством.

Нами начата работа по подготовке профессиональных стандартов работников отрасли ЖКХ. Через формирование специальных образовательных программ, подготовку и переподготовку кадров будем обучать работников коммунального комплекса, руководителей регионального и муниципального уровня, ответственных за ЖКХ.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Жилищный комплекс и коммунальное хозяйство – это единый организм, где все процессы взаимосвязаны, а любые решения так или иначе влияют на качество жизни людей и на расходы домашних хозяйств. Перед нами стоит сложная, но вполне выполнимая задача: с одной стороны, провести реформы в жилищно-коммунальном комплексе; с другой стороны – обеспечить предоставление гражданам доступных по цене и высоких по качеству коммунальных услуг.

Эффект от реализации этой задачи колоссальный. Модернизация коммунальной инфраструктуры – основное условие развития городов, посёлков, освоения новых территорий, строительства нового жилья, а значит, и развития экономики страны.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо. Игорь Николаевич, Вы где работаете?

И.СЛЮНЯЕВ: В Правительстве Российской Федерации.

В.ПУТИН: Ваше предложение создать федеральную целевую программу по реконструкции сферы ЖКХ – это консолидированная позиция Правительства Российской Федерации? Вы же Министр.

И.СЛЮНЯЕВ: Правительство Российской Федерации по вопросу разработки и принятия федеральной целевой программы модернизации жилищно-коммунального хозяйства не определилось пока.

В.ПУТИН: А Вы просите меня поддержать Ваше предложение? Вы хотите таким образом повлиять на решение Правительства? Не кажется Вам, что сначала в Правительстве надо рассмотреть, а потом Вы как Министр, как член кабинета Правительства должны выступить с консолидированным мнением и предложить нам те решения, которые должны быть сбалансированными и реализуемыми? Или Вы хотите всех граждан, включая меня, включить во внутреннюю работу самого Правительства Российской Федерации?

И.СЛЮНЯЕВ: Владимир Владимирович, предложенный Вами подход более правильный и рациональный.

В.ПУТИН: Хорошо, садитесь.

Пожалуйста, Орлова Светлана Юрьевна, Владимирская область.

С.ОРЛОВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, члены Госсовета!

«Коммунальный рай» Владимирской области живёт вне конкуренции: ни инвестиций, ни инноваций, ни энергоэффективности. Всего пять предприятий занимают более 70 процентов рынка коммунальных услуг. Это «Владимирские коммунальные системы», «Газпром межрегионгаз Владимир», «Владимиртеплогаз», «Владимир-газэнергосеть». Одно из них является монополистом, семейный бизнес. Это управляющая компания «МРГ-инвест».

Из 98 организаций, оказывающих услуги по теплоснабжению, 60 получили в прошлом году отрицательный финансовый результат, 28 находятся в стадии банкротства. Просроченная задолженность организаций коммунального комплекса за газ – около 1,5 миллиарда рублей. Так, «Александровским коммунальным системам» принадлежит 15 процентов от всей задолженности области. И это при собираемости платежей граждан более 96 процентов.

Вы абсолютно правильно сказали, Владимир Владимирович, как правило, это фирмы-однодневки, взявшие имущество в аренду на год, являются хроническими неплательщиками, а по сути, и я им это сказала в глаза на первом большом совещании, просто бесстыдно воруют. Поэтому нам очень важно сделать всё для того, чтобы для добросовестных предпринимателей были созданы все условия.

Мы этот вопрос активно обсуждали на совещании, когда приезжал Виктор Алексеевич Зубков. Необходимо ввести ограничения по доступу на рынок теплоснабжающих организаций, имеющих уставной капитал менее одной шестой годового оборота, а также ввести ответственность собственников имущества своим имуществом при заключении договора поставки.

На этом совещании мы также обсудили вопрос по переводу транспорта, в том числе коммунальной техники, на газомоторное топливо. В этом направлении мы планируем провести большую работу в регионе.

Конечно, Владимир Владимирович, коллеги, есть ряд объективных трудностей, о них сказал и Георгий Сергеевич, и Министр регионального развития. Это высокий износ коммунальной инфраструктуры, отсутствие условий для долгосрочных инвестиций, без которых невозможно провести модернизацию отрасли.

К примеру, у нас на решение проблем коммунального комплекса во Владимирской области необходимо 34 миллиарда рублей. Деньги огромные. Обеспечить их тарифами нельзя. Выход один – привлекать инвестиции, что мы и начали делать, и, конечно, ввести заключение концессионных соглашений. Сейчас мы пытаемся это делать по водоснабжению. Сделали «дорожную карту» и 15 числа со всеми организациями эту «дорожную карту» будем обсуждать.

Также предлагаем рассмотреть возможность финансирования за счёт средств фонда ЖКХ самих объектов коммунальной инфраструктуры, а не процентной ставки по долгосрочным кредитам. При этом привлекать средства инвесторов в размере 50 процентов от стоимости строительства и реконструкции объектов, увеличив критерий по численности населения до 350 человек.

Если говорить о тарифной политике, честно скажу, Владимир Владимирович, я не поверила. Одно дело – писать законы и обсуждать, другое дело – конкретно работать.

У нас 820 тарифов. Экономически обоснованных тарифов в сфере теплоснабжения на горячую воду – 584, на холодную и водоотведение, утилизацию бытовых отходов. Однако разница в тарифах, причём в пределах одного района (вот Судогодский район) просто колоссальная.

Самый высокий на водоснабжение у организации «Техноавтоматика» – 57 рублей за кубометр, самый низкий у колхоза «Рассвет России» – 6,9. Но когда разбирались, то получается: там старая скважина, старые сети, 100 человек живёт. Там, где колхоз «Рассвет», живёт 322, и списывается на литр молока.

Ясно, что тарифы устанавливаются произвольно. Сейчас мы попросили ФСТ и Минрегион России провести совместную работу по определению экономически обоснованного тарифа и планируем ограничить с 1 июля 2013 года рост платежей граждан за коммунальные услуги. Сами, конечно, будем привлекать средства из бюджета на адресную помощь. У нас получается где-то в этом году 298 миллионов.

Конечно, все говорили об энергосбережении и энергоэффективности. Все сказали о счётчиках. Это очень важно. Но знаете что, мои дорогие коллеги, чтобы не получилось так, что мы сейчас всех заставим ставить счётчики, но у нас есть население, которое не сможет поставить, а мы хотим в наших документах с 2015 года сделать повышающий коэффициент, – чтобы это не получилось таким образом, Владимир Владимирович, что опять наши управляющие компании получат деньги, но никто энергоэффективностью заниматься не будет.

Мне кажется, нам очень важно посмотреть, каким образом это будем делать. Они все рисуют инвестиционные планы, Владимир Владимирович, и все с планами приходят, а на деле получается: они через год банкротятся, Арбитражный суд им ещё в этом помогает. Я честно скажу, я сказала Председателю Арбитражного суда: «Я Вас возьму под ручку, пойдёте и будете рассказывать людям, как Вы это делаете». По четыре-пять лет они ведут дела. Договор с ними практически невозможно расторгнуть, они ещё требуют деньги заплатить. Какие деньги?!

Председатель нашего Законодательного Собрания Вам рассказывал: мы приняли закон об управляющих компаниях, а они информацию не раскрывают. А как мы обоснованный тариф посчитаем, если они не раскрывают информацию? Мы их вывесили на билбордах, в районных газетах. Они убегают, по 10 лет их люди не видят. Когда приезжаешь, тогда они приходят. А если бы я не приезжала, они бы не приходили? Поэтому в этом плане нам кажется, что ещё нужно серьёзно отработать.

Конечно, есть и хорошие моменты. Вместе с Фондом реформирования ЖКХ мы вели несколько энергоэффективных домов. Действительно, люди начинают понимать, что это очень важно, потому что оплата стала на 40 процентов дешевле.

Мы начинаем серьёзно в области работать над местным видом топлива. У нас большой объём торфа, практически 9 миллионов тонн. Сейчас у нас только 10 котельных, но когда стали внедрять, то это тоже непросто, потому что многие районы и города не хотят этого, они протоптали дорожку по углю, и их больше ничего не интересует. Но это наша задача, мы будем работать над этим, и здесь я никаких позиций не ставлю.

Конечно, нужно на федеральном уровне рассмотреть варианты поддержки предприятий, которые инвестируют капитал для повышения энергоэффективности экономики регионов, в том числе жилищно-коммунального сектора.

Мы всегда говорим о нормативно-правовых актах, но несколько слов о запаздывающих подзаконных федеральных актах и нормативах. Так, отсутствуют методические рекомендации о реализации в регионах новых положений Жилищного кодекса. В итоге работа стоит.

Мы также не имеем закона о порядке механизма смены управляющих компаний, наших законов всё равно недостаточно. У нас их в области 163, и, когда начинаешь с ними вести работу, что сюда зайдёт другая компания, просто военные действия начинаются: старые не уходят с этого проворовавшегося рынка, а новые завести очень сложно.

И последнее, Владимир Владимирович. Конечно, информация, конечно, мониторинг, но мы за последние годы столько отправили денег на создание информационной системы, а качество эффективности не везде высокое. У нас в Центральном федеральном округе 250 расчётных центров.

Мы проводили различные работы. Если платёжки провести через расчётные центры, тогда можно видеть расщепление. А если опять создавать новую информационную систему, мне кажется, лучше надо посмотреть по единым расчётным центрам, а эти деньги направить бы на продолжение программы «Чистая вода», потому что эта программа пришла в маленькие отдалённые населённые пункты. Конечно, она в перспективе должна быть в программе «Жилище», которую будет делать Правительство Российской Федерации.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Я со всем абсолютно согласен: и ответственность необходимо повысить управляющих компаний, и менять их, должен быть механизм смены рациональный, обоснованный, прозрачный и эффективный. Нужно, безусловно, повышать раскрываемость информации и информационную систему совершенствовать. Всё правильно абсолютно, надеюсь, это найдёт отражение в сегодняшних решениях.

Но с Вашим замечанием: «Одно дело – писать законы, а другое – конкретно работать», с этим никак не могу согласиться не только потому, что хочу взять под защиту депутатский корпус, а потому, что Вы сейчас столкнулись с законами, которые сами и написали, когда были членом Совета Федерации. Потому что как раз законотворчество – это одна из самых главных и самых важных работ. И чем более квалифицированно она исполняется, тем легче работать исполнительной власти.

Мы, собственно говоря, ради этого и собрались, чтобы поговорить по всем этим проблемам и проанализировать их.

Спасибо большое.

С.ОРЛОВА: Спасибо, Владимир Владимирович. Я согласна с Вами.

В.ПУТИН: Пожалуйста, Шанцев Валерий Павлинович, Нижегородская губерния.

В.ШАНЦЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, крайне актуальны, поскольку жилищно-коммунальная сфера во многом определяет качество жизни наших граждан. В Нижегородской области работа в данном направлении ведётся при тесном сотрудничестве с федеральным правительством, с Фондом реформирования ЖКХ, созданным, как известно, исключительно благодаря Вашей, Владимир Владимирович, инициативе.

С 2008 года общий объём финансирования отраслевых региональных программ ЖКХ составил 6 миллиардов 677 миллионов. Из ветхого аварийного фонда расселено почти 800 аварийных многоквартирных домов. При этом общее количество переселённых жителей составило около 10 тысяч человек.

Кроме того, капитально отремонтировано 6 тысяч 854 многоквартирных домов. Целенаправленно все эти годы мы также работали над развитием коммунальной инфраструктуры, приводили в порядок котельные, строили новые и капитально ремонтировали действующие инженерные сети. Можно твёрдо сказать, что такого движения в сторону улучшения положения дел в ЖКХ не было последние 20–25 лет.

Однако состояние основных фондов этой важнейшей для жизни людей отрасли, постоянные и длительные недоремонты, ветхость, аварийность требуют даже не продолжения такой активной работы, а существенного увеличения темпов по модернизации ЖКХ, а это в первую очередь зависит от возможностей привлечения сюда более мощных финансовых ресурсов.

И здесь, безусловно, важно обеспечить привлечение внебюджетных частных инвестиций. Сфера ЖКХ, на наш взгляд, Вы об этом совершенно справедливо говорили, должна быть очень привлекательной для частных инвесторов и бизнеса в целом. Это, прежде всего, связано с наличием постоянного и развивающегося потребления.

Могу привести ряд примеров позитивного начала в этом направлении. В Нижегородской области мы создали открытое акционерное общество «Нижегородская теплоснабжающая компания»: 51 процент акций здесь правительства, 49 процентов – частный инвестор.

За период с октября 2010 года по настоящий момент на инвестиционную программу направлены частные средства в размере более 729 миллионов рублей, было построено 13 и реконструировано шесть котельных общей мощностью порядка 100 мегаватт, построено около 20 километров новых тепловых сетей.

Открытое акционерное общество «Теплоэнерго» в городе Нижнем Новгороде по энергосервисному контракту привлекло для модернизации 16 котельных более миллиарда рублей.

«Нижегородский водоканал» заканчивает оформление концессионного соглашения по реформированию своего хозяйства. За пять лет предполагается привлечь более 6 миллиардов рублей внебюджетных инвестиций.

Но откровенно надо сказать, что массового прихода инвестиций и частного бизнеса в ЖКХ ещё не происходит. И мы не имеем в этой отрасли преимущества работы в рыночных условиях: роста конкуренции, повышения за счёт этого качества обслуживания одновременно со снижением цены.

Что же нам мешает? Прежде всего, мы считаем, это отсутствие долгосрочной и понятной тарифной политики. Ведь для частного инвестора должно быть ясно, каким образом и в какие сроки он вернёт вложенные средства и получит нормальную прибыль. Все наши законы регламентируют тарифное регулирование, предусматривающее экономически обоснованные тарифы.

Должны быть учтены все реальные затраты на обеспечение качественного обслуживания населения. Работа это непростая; Светлана Юрьевна говорила, сколько тарифов, и у каждого свои условия. И надо каждому дать реальные обоснованные тарифы.

Но после таких расчётов у нас ежегодно проходит мучительная процедура ограничения роста тарифов, уменьшая их экономическую обоснованность и снижая возможности качественной работы энергоресурсных организаций. А в этом году мы вошли ещё и в процедуру ограничения совокупного платежа потребителей, что существенно ухудшает экономику предприятий.

На самом деле мы что делаем? Мы уменьшаем объёмы ремонта, мы снижаем плановую заработную плату. Вот мы повышаем учителям зарплату, доводим её до средней в области, а у нас сейчас закладывается 16 тысяч в снабжающие организации – при зарплате 24 тысячи в среднем по области.

Мы говорим о кадрах, что привлекать надо. А как мы привлечём на такую зарплату? И думаю, что на следующий год, если всех спросить, мы даже не знаем, какая ситуация будет с точки зрения ограничения и уменьшения тарифов.

В этих условиях, конечно, привлечение частных инвестиций крайне затруднительно. На наш взгляд, необходимо строго контролировать на федеральном, региональном уровне установление действительно экономически обоснованных тарифов. Обслуживающие предприятия должны получить за качественную работу нормальную оплату.

Одновременно государство должно обеспечить адресную защиту населения с низкими доходами и снизить нагрузку на их семейные бюджеты. Мы в области, например, для этого приняли закон об ограничении коммунальных платежей не выше 18 процентов их совокупного дохода, что на четыре пункта меньше нормы федерального закона.

В 2012 году такие субсидии получили 120 тысяч семей. Из бюджета области на эти цели направлено 1,8 миллиарда рублей, средняя субсидия на семью составила 1 тысячу 240 рублей в месяц. Кроме того, около 300 тысяч человек у нас имеют льготы по оплате коммунальных услуг. Только в 2013 году это возмещение оценивается более чем в 7 миллиардов рублей.

Необходимо также отметить, что законы, действующие в сфере тепло- и водоснабжения, предусматривают принятие нормативно-правовых актов, устанавливающих правила деятельности в отрасли, однако срок их принятия очень длительный. И эта неопределённость также сдерживает инвестиционную активность бизнеса.

В связи с этим предлагаем ускорить принятие на федеральном уровне документов, необходимых для реализации законов о теплоснабжении и водоснабжении, о водоотведении. Прежде всего нужно утвердить порядок (как называют сейчас, «дорожную карту») разработки схем теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения.

Безусловно, невозможно обеспечить качественные услуги и привлечь инвесторов в жилищно-коммунальное хозяйство, имея большое количество ветхого фонда и жилых домов, давно не проходивших капитального ремонта.

В региональную адресную программу на 2013–2015 годы включены многоквартирные дома, которые официально признаны аварийными на 1 января 2012 года, общей площадью 285 тысяч квадратных метров. Однако на 1 января 2013 года площадь ветхого фонда (это фонд, который имеет критический износ выше 70 процентов) в регионе составляет 1 миллион 379 тысяч квадратных метров. Переселение из этих домов требует привлечения по нынешним ценам 42 миллиардов рублей, а по программе Правительства Российской Федерации региону выделено всего 3,2 миллиарда рублей.

Конечно, оставшаяся сумма для областного бюджета неподъёмна. В связи с этим необходимо, на наш взгляд, установить софинансирование расселения за счёт средств Фонда на уровне не менее 50 процентов и продлить работу Фонда не до 2015 года, а до полного выполнения задач по расселению ветхого фонда.

Не менее остро в Нижегородской области, да, я думаю, и во всех других областях стоит проблема проведения капитального ремонта жилья. На сегодняшний день на территории региона находится 35 тысяч многоквартирных домов общей площадью почти 52 миллиона квадратных метров, из которых в проведении капитального ремонта нуждаются 20 тысяч домов общей площадью 32 миллиона квадратных метров.

Программа, которая утверждена Правительством Российской Федерации, рассчитана на восемь лет, предполагает провести эту работу в основном за счёт создания региональных фондов, где аккумулируются средства населения. При этом размер платежа должен установить регион, а минимальный платёж рекомендуется в районе 6 рублей за 1 квадратный метр в месяц. Замечу, что это сегодня в три раза больше, чем платят в настоящее время: у нас – около 2 рублей.

Но даже в этом случае простые расчёты показывают, что нужно ремонтировать по 4 миллиона квадратных метров в год. Для этого нам потребуется при сложившейся стоимости ремонта за 1 квадратный метр – 2 тысячи 400 рублей – ежегодно тратить 9,6 миллиарда.

Даже если у нас исправно будет платить по 6 рублей всё население, мы получим в год 3,6 миллиарда рублей. Следовательно, для выполнения целей программы необходимо либо ещё в три раза повысить плату за капитальный ремонт, либо обеспечить дополнительное софинансирование государством, так как в большинстве случаев жилые дома передавались жителям для приватизации с большими недоремонтами.

И ещё одна проблема. Существует напряжённость во всей системе ЖКХ, когда домоуправляющие компании используют в своих целях средства, собранные с населения, в оплату коммунальных услуг. С целью решения проблемы предлагаем предоставить собственникам возможность заключать прямые договора на предоставление оплаты коммунального ресурса непосредственно с ресурсоснабжающими организациями, независимо от выбранного способа управления многоквартирным домом. Ответственность за обеспечение качества поступившего потребителям ресурса остаётся за управляющей компанией.

Помимо этого, с целью оптимизации деятельности и установления единых стандартов, методов и форм работы домоуправляющих компаний, предлагаем ввести их обязательное лицензирование. Это всё дисциплинирует и позволит нам управлять этим процессом.

Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Секундочку, с последнего. Прямые контракты, которые Вы предлагаете разрешить заключать собственникам жилья со снабжающими организациями, а кто их будет заключать – ТСЖ?

В.ШАНЦЕВ: Собственник. Если это ТСЖ, то ТСЖ.

В.ПУТИН: Но не каждый же отдельный гражданин?

В.ШАНЦЕВ: Но каждый житель будет рассчитываться через расчётно-кассовый центр. Сейчас Жилищный кодекс говорит: только через управляющую компанию.

В.ПУТИН: У Вас какое мнение по этому вопросу? Это очень важный вопрос просто, поэтому я его и достал оттуда.

Д.КОЗАК: Сегодня такая система расчётов есть при непосредственном управлении жилыми домами; в случае если управляющая компания, то через управляющую компанию.

На самом деле ключевая задача – конечно, навести порядок в управляющих компаниях, потому что мы не сможем обеспечить комплексное управление таким сложным организмом, как многоквартирный дом, когда каждая ресурсоснабжающая организация имеет свой договор. Это требует дополнительной и серьёзной проработки. Такие предложения есть. В настоящее время подготовлены поправки в Жилищный кодекс: по решению собственников квартир в многоквартирном доме…

В.ПУТИН: Предоставить им такое право.

Д.КОЗАК: Им предоставить такое право. Но возникает, я ещё раз повторяю, сложная проблема, связанная с управлением всеми сетями в доме в целом. Поэтому это не такой однозначный вопрос.

В.ПУТИН: Я просто хочу понять Вашу позицию: Вы поддерживаете это предложение? Вопрос сложный, вообще весь вопрос сложный. Вы это конкретное предложение поддерживаете?

Д.КОЗАК: Через решение общего собрания собственников жилья в многоквартирном доме. Да, такое предложение подготовлено, и в таком виде мы поддерживаем.

В.ПУТИН: Поддерживаете, понятно.

И ещё. Значит, софинансирование ремонта аварийного жилья, ветхого: об аварийном, прежде всего, речь идёт – сейчас я по ветхому скажу. Мы уже обсуждали, и я уже упоминал об этом на нашем выездном совещании, и тогда уже договорились о том, что мы изменим объёмы софинансирования со стороны федерального бюджета, но применительно к каждому региону конкретно. В какой стадии находится проработка этого вопроса? Я к Министру финансов обращаюсь – Антон Германович, к Вам.

А.СИЛУАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, принято решение о том, что мы продлеваем срок действия Фонда ЖКХ и снижаем требования к участию субъектов Российской Федерации, поскольку если бы такого решения не было, то субъектам Российской Федерации в среднем пришлось бы из общей суммы средств, необходимых на ликвидацию аварийного жилья, платить примерно 64 процента.

Мы сейчас предлагаем, и решение это принято, продлить срок работы Фонда ЖКХ, и уровень участия субъекта снижается где-то до 38 – максимум 40 процентов. Сейчас в настоящее время подготовлены соответствующие законодательные решения, и в ближайшее время они будут внесены в Государственную Думу.

В.ПУТИН: В ближайшее время – это когда? Когда это пройдёт через Правительство?

К.ЦИЦИН: До сентября.

Владимир Владимирович, наши предложения уже подготовлены, находятся на голосовании в соответствующих органах федеральной власти. Но есть одна поправка, абсолютно правильно Антон Германович сказал. Единственное, что вот это решение потребует дополнительного взноса в размере 57,4 миллиарда рублей.

В.ПУТИН: Какого взноса?

К.ЦИЦИН: В Фонд дополнительно, чтобы снизить...

В.ПУТИН: Я понимаю, поэтому и обратился к Министру финансов.

К.ЦИЦИН: Здесь у нас принципиальное различие с Министерством финансов: они против дополнительного взноса.

В.ПУТИН: Да, но как мы будем изменять софинансирование без дополнительных денег в систему этого Фонда?

А.СИЛУАНОВ: Сегодня у нас предусматривалась работа Фонда до 2015 года. Предусматривался объём средств федерального участия в этом Фонде – соответственно, и участие субъектов Российской Федерации. Наша логика была какая: о том, что, не изменяя объём федерального финансирования, мы растягиваем участие субъектов Российской Федерации ещё на два года.

Да, действительно, мы готовы рассматривать вопросы и увеличения взносов в Фонд ЖКХ, но это уже будет 2016–2017 годы, это будет уже очередной бюджетный цикл, мы в рамках подготовки бюджета эти вопросы будем также рассматривать в ходе бюджетного процесса.

В.ПУТИН: Кроме Вас сейчас никто не понял, что Вы сказали, и я всё-таки Вас попрошу конкретизировать. Губернаторы и на нашем выездном совещании, и сейчас ставят вопрос о чём? О том, чтобы изменить порядок софинансирования ремонта аварийного жилья, не 20 на 80, а – нижегородский губернатор предложил – 50 на 50.

В целом мы с Вами в ходе этого совещания пресловутого об этом тоже договорились, и Вы признали, что это соотношение должно быть изменено, потому что, по Вашей собственной оценке, возможности региональных бюджетов не позволяют им финансировать эту программу 80 на 20. Я хочу понять, когда это произойдёт?

А.СИЛУАНОВ: Соответствующий законопроект, как я уже доложил, подготовлен. Я думаю, что мы в весеннюю сессию его внесём, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Но для того, чтобы он был внесён в Госдуму, сначала он должен пройти через Правительство Российской Федерации. Когда?

А.СИЛУАНОВ: Я думаю, что в течение месяца мы этот вопрос в Правительстве рассмотрим.

Д.КОЗАК: Владимир Владимирович, поскольку я этим занимаюсь, я думаю, что в течение недели он будет в Правительстве. Речь идёт – дискуссия, насколько я знаю, до Правительства ещё не доходила – о том, чтобы сохранить тот же уровень софинансирования, это позиция Минфина, но растянуть его не на три года, а почти на пять лет.

Позиция Минрегиона и Фонда ЖКХ о том, чтобы растянуть на пять лет, но и увеличить финансирование. В этом суть дискуссии. Закон о продлении деятельности Фонда ЖКХ не может быть принят без принятия сегодня решения об объёмах софинансирования в течение этих пяти лет. Поэтом в ближайшее время – 10 дней – решение будет принято, и законопроект будет внесён.

В.ПУТИН: Можно сдвигать немножко вправо, имея в виду наши возможности, это вполне допустимо. Надо только понять, что если мы не примем это решение сейчас, то тогда программа встанет вообще.

Д.КОЗАК: Да, конечно.

В.ПУТИН: Игорь Иванович, когда вы проведёте это через Правительство?

И.ШУВАЛОВ: Владимир Владимирович, сам законопроект мы можем провести в течение двух недель, если он в течение недели будет подготовлен. Но Бюджетная комиссия будет заседать 24 июня. Поэтому, чтобы обеспечить законопроект соответствующим финансированием, в целом этот вопрос будет решён к 15 июля.

В.ПУТИН: Один говорит – две недели, второй говорит – нужно два месяца, третий говорит… Дмитрий Анатольевич сегодня в Минске, он с коллегами встречается. Вы Первый заместитель Председателя Правительства, ещё раз назовите эту дату.

И.ШУВАЛОВ: После определения основных параметров федерального бюджета 24 июня и принятия законопроекта, если мы его внесём через две недели, тогда мы берём обязательство к 15 июля этот вопрос решить.

В.ПУТИН: Провести через Правительство?

И.ШУВАЛОВ: Через Правительство…

В.ПУТИН: А Дума когда это рассмотрит?

И.ШУВАЛОВ: А Дума работает как раз до 6 или 7 июля. Значит, если сегодня у нас 31-е, то… Владимир Владимирович, понимаете, я должен сказать, что принятие закона без определения средств – это будет вопрос не до конца решённый.

В.ПУТИН: А кто сказал, что без определения средств? Надо определить эти источники и средства.

И.ШУВАЛОВ: Владимир Владимирович, разрешите, я тогда скажу? У нас сейчас дополнительных запросов…

В.ПУТИН: Нет, вот это не надо. Это я знаю. Мы этот вопрос будем решать или не будем? Мы договорились, что будем.

И.ШУВАЛОВ: Будем решать.

В.ПУТИН: Не надо говорить, как вам тяжело. Я знаю. Я знаю, что вам тяжело. Это правда, это тяжёлая работа – сбалансировать бюджет. Но мы решили, что это один из важных вопрос и его нужно решать, и Минфин это признал. Я хочу понять, когда это будет сделано.

И.ШУВАЛОВ: Хорошо. Владимир Владимирович, тогда всё-таки позвольте так, что мы законопроект проведём через Государственную Думу, по вопросам финансирования и предельных объёмов финансирования мы доложим до 15 июля. Закон примем до конца работы сессии.

Этот вопрос до конца не будет принятием закона урегулирован, а после принятия предельных лимитов бюджета и доведения потом лимитов до исполнителей мы сможем Вам отчитаться о том, какие средства будут направлены на поддержку Фонда.

В.ПУТИН: Хорошо. Договорились. Нужно только, чтобы Министерство регионального развития, курирующий вице-премьер и Минфин проработали вопрос по каждому региону, где эта программа реализуется. Нам нужно понять с вами конкретные параметры, на что может претендовать каждый конкретный регион, имея в виду своё финансовое состояние.

Мы именно об этом и договаривались: должны общие рамки быть, от 30 или от 40 [процентов] нашего участия до 50. Может быть, даже больше по некоторым регионам, но это нужно понять по каждому региону отдельно, это отдельная работа, и я надеюсь, что вы ею занимаетесь сейчас. И когда Вы мне доложите?

И.ШУВАЛОВ: 15 июля.

В.ПУТИН: Договорились.

Теперь, вы послушали, вы и без меня хорошо всё это знаете. Не надо здесь вешать проблемы, которые сейчас решить трудно, не надо путать аварийное жильё с ветхим. Ладно? Я обращаюсь ко всем губернаторам. И не надо грузить то, что лошадь не вывезет. Нам нужно решать первоочередные задачи, самые острые, нужно закрыть проблему с аварийным жильём, из трущоб людей вытащить – вот что нужно сделать, хотя аварийное подчас мало чем отличается от ветхого, тем не менее нужно действовать поэтапно, а не сваливать всё на одну телегу. Договорились?

Теперь по «дорожным картам», по обеспечению водо- и теплоснабжением. У нас кто этим занимается? У нас работа по этим «дорожным картам» есть или что это такое?

Д.КОЗАК: Я не до конца понял Валерия Павлиновича по поводу «дорожных карт» – о каких «дорожных картах» идёт речь?

В.ШАНЦЕВ: Объясняю. В соответствии с законами о теплоснабжении, о водоснабжении должны быть разработаны схемы теплоснабжения и схемы водоснабжения и водоотведения. Должно быть понятно, кто разрабатывает, кто утверждает, кто согласовывает.

Вот по теплоснабжению…

В.ПУТИН: Да, понятно. Это Слюняев должен делать, Игорь Николаевич?

И.СЛЮНЯЕВ: Я прошу прощения, соответствующие законы и подзаконные акты уже приняты Российской Федерацией, включая типовые договоры. Мы сейчас разрабатываем проект постановления по мониторингу разработки таких схем субъектами Федерации. Вся необходимая нормативно-правовая база, уважаемый Валерий Павлинович, есть в Вашем распоряжении.

В.ШАНЦЕВ: Я ещё раз объясняю. Вот Вы говорите: есть. Минэнерго отвечает за схемы теплоснабжения. Мы разработали такую схему, отдали, потому что города свыше 5 тысяч они согласовывают. Полгода уже лежит, и мы не можем получить. Где эта «дорожная карта», как она работает? А схему водоснабжения, порядок, должен Минрегион разработать. Его нет, нет порядка.

В.ПУТИН: Знаете что? Я не случайно зацепил то, что сказал Валерий Павлинович, потому что в этой части, как видите, наш разговор принял абсолютно конкретное содержание. И эти вещи я хочу, чтобы наши коллеги в Правительстве тоже услышали, потому что одно дело, как Орлова сказала, здесь, в Москве, сидеть, и другое дело – там кочерёжкой у печки ковырять. Понимаете, это разные вещи совершенно. И если им не хватает этих вещей, этой нормативной базы подзаконной, нужно это сделать и сделать как можно быстрее. Это чисто бюрократические проволочки.

Теперь я бы хотел понять по поводу того, что Вы сказали об уровне заработной платы учителей и уровне заработной платы в жилищно-коммунальной сфере.

В.ШАНЦЕВ: Я говорил о том, что мы сейчас правильное совершенно решение приняли, его реализуем, о повышении зарплаты учителей до средней зарплаты в экономике области. Но когда мы сейчас занимаемся тарифным регулированием, мы делаем экономически обоснованный тариф, мы тоже должны ориентироваться и в этой отрасли на среднюю зарплату. А ограничение тарифа нас заставляет уже в плановом порядке снижать эту зарплату, чтобы попасть в тот процент ограничений. Вот и всё. Она получается 16 тысяч. Вроде мы не отвечаем за это, а на самом деле отвечаем.

В.ПУТИН: Валерий Павлинович, я понял. Я благодарен Вам за то, что Вы повторили свой тезис и свою мысль.

Уважаемые коллеги, это очень существенная и значимая вещь. Что бы я хотел в этой связи сказать? Когда мы говорим о средней заработной плате по региону в системе среднего образования, то исходим ведь из чего? Из того, что мы, таким образом, признаём значимость этого среднего образования для страны, для наших детей, для будущего Российской Федерации. И отдавая не на словах, а на деле дань значимости этой сфере нашей деятельности, мы стараемся поднять её на более высокий уровень, привлечь в эту сферу большее количество дееспособных талантливых людей. И надо сказать, что эти усилия дают определённые результаты: и количество абитуриентов в педагогических вузах резко увеличилось, мужчин там появляется всё больше и больше. В процессе школьного образования наличие мужского фактора тоже достаточно важно, сами педагоги это признают.

И вот что я хочу сказать. У нас много важных сфер деятельности. Я неоднократно слышал: как же так, в регионе не может же педагог получать столько же, сколько металлург или шахтёр! Вы знаете, с каким огромным уважением я отношусь, скажем, к труду шахтёров. Это вообще героическая профессия. Но, во-первых, шахтёры всё равно получают больше, так же как металлурги. Мы же говорим для педагогов о средней по экономике. А заработная плата людей, которые в шахте работают или у мартеновских печей стоят, или работают в современных металлургических комплексах, она другая, она гораздо выше. Мы же говорим о средней, а средняя вычисляется исходя из самой высокой и самой низкой. Это первое.

Второе. У металлурга и у шахтёра тоже есть дети, как правило, и они хотят, чтобы у этих детей было будущее. Они хотят, чтобы они получили хорошее качественное образование. Это система государственных приоритетов. И если мы признаём, что образование является одним из таких приоритетов, нужно действовать без оглядок на эти сравнения. Они неуместны, Валерий Павлинович! Эти сравнения неуместны в данном случае, уверяю Вас.

В.ШАНЦЕВ: Владимир Владимирович, я Вам говорю, что мы это сделали…

В.ПУТИН: Я Вас прошу, я Вас слушал внимательно и попрошу Вас меня больше никогда не перебивать, пожалуйста. У нас не получится дискуссии. Вы будете говорить одно, я другое.

Я прошу всех собравшихся в этом зале иметь в виду это обстоятельство. Если мы признаём с вами, что образование является одной из важнейших сфер деятельности, определяющих будущее нашей страны, мы к этому так и должны относиться. И не нужно этого стесняться. И мы не можем заниматься уравниловкой. Это не является нашей целью. Даже в системе образования одни должны получать меньше, другие больше. Нужно, чтобы люди стремились к повышению своей квалификации. Здесь нет ничего необычного. В каждой отрасли уровень заработной платы должен быть обоснован и социальной значимостью, и государственной значимостью, и экономической значимостью, и вкладом в общее дело развития государства.

Конечно, та сфера, которой мы сегодня занимаемся – ЖКХ, тоже крайне важна, но не нужно проводить таких параллелей, так же как Министр регионального развития привёл абсолютно некорректное сравнение с ГЛОНАСС. На ЖКХ нам нужно столько же денег, сколько на ГЛОНАСС. Ну и что? Зачем Вы сделали такое сравнение? Что нам, не развивать ГЛОНАСС? Абсолютно некорректные вещи, понимаете? Не нужно этого делать, пожалуйста. Садитесь.

Хорошавин Александр Вадимович – Сахалинская область.

А.ХОРОШАВИН: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые участники совещания!

В продолжение начатого разговора хотел бы поделиться некоторым опытом Сахалинской области в сфере жилищно-коммунального хозяйства, рассказать не только об опыте, рассказать о тех проблемах, с которыми мы сталкиваемся. Мне так представляется, что эти проблемы актуальны, если не для всех регионов Российской Федерации, то для многих из них.

Среди задач, над которыми работает правительство Сахалинской области, – безусловно, повышение качества коммунальных услуг, создание условий для увеличения объёмов и удешевления жилищного строительства, привлечение в сферу коммунального хозяйства частных инвестиций.

На территории Сахалинской области завершена работа по формированию градостроительной основы муниципальных образований, разработаны генпланы городских округов, поселений. И вот на базе этих документов мы приступили к разработке схем ресурсоснабжения населённых пунктов, о чём шла сейчас такая живая дискуссия.

На Сахалине пионером в этом направлении стал город Южно-Сахалинск. В 2011 году Всероссийским теплотехническим институтом, который является ведущей экспертной организацией в этой сфере, разработана перспективная схема теплоснабжения города Южно-Сахалинска. В её основе лежит детальное математическое моделирование гидравлических и температурных режимов, которое предполагает проработку нескольких альтернативных вариантов, альтернативных сценариев дальнейшего развития системы теплоснабжения. Документ этот адекватно отвечает на современные вызовы, среди которых важнейшее значение имеет фактор роста жилищного и делового строительства.

По объёмам ввода нового жилья в Южно-Сахалинске мы выходим на уровень 1 квадратный метр на человека в год, это достижение 2011 года. В 2012 году мы несколько снизили, но теперь по итогам 2013 года закрепимся на этой планке и дальше будем наращивать. А всего в период до 2027 года площадь отапливаемых помещений в городе должна вырасти более чем в два раза.

Реализация этих мероприятий позволит в течение 15 лет ежегодно обеспечивать подключение всех предусмотренных генпланом нагрузок с соблюдением нормативных параметров качества теплоснабжения потребителей. Исполнение мероприятий по итогам 2012 года уже позволило нам практически в четыре раза, даже несколько более чем в четыре раза сократить количество жалоб со стороны людей на некачественное теплоснабжение.

Общий объём финансирования всех инвестиционных проектов, предусмотренных перспективной схемой теплоснабжения Южно-Сахалинска, на период 2012–2027 годы составляет более 16 миллиардов рублей. Хотел бы особо отметить, что здесь акцент направлен на привлечение долгосрочных средств от специализированных институтов развития.

Нами достигнута договорённость с Европейским банком реконструкции и развития о займе в размере около 500 миллионов рублей на срок до десяти лет, соответствующее решение уже принято. Сейчас мы ведём переговоры с ВЭБом о предоставлении кредита в размере 2,1 миллиарда рублей на срок до 15 лет.

В течение последующих пяти лет программа развития системы теплоснабжения Южно-Сахалинска будет более чем на 56 процентов профинансирована из внебюджетных источников в соответствии с Вашим указом №600, Владимир Владимирович.

Комбинированные источники инвестиций, по предварительным расчётам, позволят сохранить динамику тарифа на тепловую энергию в пределах, не превышающих прогнозируемый темп инфляции.

В результате реализация перспективной схемы теплоснабжения Южно-Сахалинска позволит существенно улучшить надёжность и эффективность схемы теплоснабжения города. Коэффициент использования топлива вырастет с нынешних 49 процентов до 87 процентов, сетевые потери тепловой энергии снизятся с нынешних 24 до 13 процентов полезного отпуска тепла, количество повреждений тепловых сетей сократится более чем в пять раз.

Говоря о мерах по повышению качества предоставления жилищно-коммунальных услуг, хотел бы затронуть ряд проблемных вопросов, которые требуют решения на федеральном уровне. Об этих проблемных вопросах уже много было сказано. Я, если позволите, повторяться не буду, хотя у нас есть вопросы и по ремонту аварийного фонда, и по выводу аварийного жилья. Я буду говорить о несколько других направлениях. Учитывая сложную, особую во всех отношениях специфику Дальнего Востока, предлагаем при отборе регионов на получение федеральных субсидий, на программы энергосбережения выделять конкретный лимит средств из годового объёма финансирования непосредственно для дальневосточных субъектов Российской Федерации.

Следующее предложение направлено на предотвращение причин банкротства предприятий жилищно-коммунального хозяйства. Это проблема, с которой мы сталкиваемся очень плотно, думаю, что она специфична не только для нас. Проблема в несвоевременном погашении долгов по НДС. Ситуацию можно изменить, если налоговая база для предприятий ЖКХ будет определяться по мере и факту поступления денежных средств за предоставленные услуги, а не на момент отпуска услуг потребителям, как это существует сейчас. Для этого необходимо внести определённые изменения – изменения в 167?ю статью Налогового кодекса Российской Федерации.

С целью качественной и своевременной подготовки к отопительному периоду 2013 –2014 годов предлагаем ускорить передачу объектов Министерства обороны Российской Федерации: жилфонд, объекты коммунальной инфраструктуры – давно мы об этом говорим и постоянно об этом говорим, – земельные участки под этими объектами – в муниципальную собственность. Мы готовы к этой работе. В связи с тем, что достаточно сложно организовать процедуру расторжения договоров с недобросовестными управляющими компаниями, предлагаем внести дополнения в Жилищный кодекс Российской Федерации, предусматривающие возможность передавать дома под неэффективным управлением другим организациям на основе конкурсов, проводимых органами местного самоуправления, на определённый период, например, на один год. А по истечении этого срока жители имеют право, если их устраивает эта управляющая организация, пролонгировать договор с ней либо на основании общего собрания выбрать иную организацию.

Возможны и другие формы, которые предлагались и Министром регионального развития, и звучали в выступлениях коллег.

На этом я хотел бы завершить. И полагаю, Владимир Владимирович, что в случае поддержки наших предложений регионы, в том числе и Сахалинская область, получат дополнительные возможности для успешного выполнения задач, которые изложены в майских указах, и, соответственно, для решения проблем по повышению качества жилищно-коммунальных услуг.

Спасибо.

В.ПУТИН: Я согласен почти со всем, о чём Вы сказали. Но Ваше предложение по поводу исчисления налоговой базы только после перечисления соответствующих средств от потребителя услуг требует отдельного внимательного рассмотрения со стороны Минфина.

Пожалуйста.

А.СИЛУАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня существует общий порядок начисления НДС в момент оказания услуги, а не по факту поступления средств. Это связано с тем, что бывает так, что услуга оказана, а денежные средства могут поступать в течение какого-то времени, а могут и вообще не поступить. Или поступить на другой счёт, условно говоря, на другую компанию.

Поэтому это общий порядок и общее правило. Мы вопрос этот рассматривали. И, честно говоря, Министерство финансов не поддержало исключение из этого общего правила.

В.ПУТИН: Почему? В чём угроза? Объясните.

А.СИЛУАНОВ: Угроза в том, что, когда оказывается услуга, происходит начисление НДС. А в момент расчёта, оно может просто, я ещё раз говорю, не произойти, а может произойти позже, а может вообще не осуществиться, может, будет кредиторская задолженность. Тогда уплата налога не будет происходить. В этом у нас и было сомнение.

В.ПУТИН: Короче, есть угроза недобросовестного сговора, по сути, между тем, кто оказывает услуги, и тем, кто должен расплатиться. Вот и всё.

А.ХОРОШАВИН: Владимир Владимирович, можно с этим согласиться, а можно не соглашаться. Сегодня начислили объём средств за предоставленные услуги, сразу начисляется НДС. Мы предполагаем, что там жульнические какие-то будут сговоры, банкротства какие-то, уйдут деньги в другие компании. Нет, единственный источник погашения денег – это надо собрать их с населения. Это требует, конечно, времени, но НДС надо заплатить сразу и сейчас. Когда потом деньги соберутся, уже предъявляется претензия…

В.ПУТИН: Угроза в том, насколько я понимаю Минфин, что мы демотивируем тех, кто должен собирать эти деньги просто, и всё.

А.ХОРОШАВИН: А какая такая большая мотивация, если он деньги сейчас собирает, а потом всё равно их надо перечислить в федеральный бюджет? Как они мотивируют?

В.ПУТИН: Тогда, может, вообще не собирать.

А.ХОРОШАВИН: Нет, так не будет уже.

В.ПУТИН: Должен сказать просто с голоса, без экспертной оценки Минфина, я пока не могу с этим согласиться. Давайте, подумайте вместе, посмотрите.

А.ХОРОШАВИН: Я согласен, что нужно проработать.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

А.ХОРОШАВИН: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы что-то сказать или добавить?

Прошу Вас.

Г.ЗЮГАНОВ: Владимир Владимирович, Вы на заседании Государственного совета поставили на сегодня важнейший, главный вопрос. Если опросить общественное мнение, то его сегодня волнуют практически в первую очередь две проблемы: состояние ЖКХ и нашествие мигрантов.

Как-то слушал Ваши комментарии к оценке работы в этой сфере руководителей Правительства, Вы сказали: «Хватит бубнить. Дайте решение». Сегодня чувствуется, и докладчики, и выступающие ищут это решение, ибо почти 40 процентов жилья – это жильё хрущёвской эпохи. И если его не реконструировать и не сносить, оно завтра начнёт разваливаться. Почти 50 миллионов граждан России живут в аварийном и ветхом жилье. Вы абсолютно правильно ставите вопрос – прежде всего надо решить проблему аварийного жилья, ибо ветхое и аварийное жильё в обслуживании в два-три раза дороже, чем любое остальное. Но мне думается, в области традиционных подходов нет решения тех задач, которые Вы ставите, нам всем придётся их искать.

Я очень внимательно прочитал доклад и выслушал выступления докладчиков. Должен сказать, там много интересного, полезного и довольно честная оценка состояния этой отрасли.

Если взять 164 города, в которых население более 100 тысяч, чтобы довести до норматива, надо в среднем тратить на город выше 7 миллиардов рублей, в сумме это составит 3,3 триллиона рублей. Если в целом отремонтировать жильё и привести в порядок – ещё 5 триллионов на решение этой проблемы. В докладе сказано о том, что почти 9 триллионов, это огромные средства в условиях кризиса, изыскать будет нелегко.

Если брать население, то восемь из десяти живёт в среднем на 10–15–17 тысяч, и те коммунальные расходы, которые несёт население, становятся для многих неподъёмными. Хочу напомнить, что каждый десятый уже не платит за жильё и каждый третий задерживает платежи.

Если посмотреть на регионы, они страдают прежде всего от безденежья. Немало толковых, инициативных руководителей, но на 1 января долг по бюджету не сходился на 1 триллион 400 миллиардов, и в связи со спадом производства, в связи с кризисом мы ещё потеряли за эти месяцы примерно 500 миллиардов.

Что касается частных инвестиций, тут точно отметили: рваться в эту сферу не будут. Если кто и построил тепловой пункт, как только глянет на состояние сетей – на 100 километров теплотрассы приходится примерно до 200 прорывов, потери огромные, а чтобы отбить эти средства на сетях, надо 10–20 лет. Крайне невыгодно. Сейчас снова предлагают взвинчивать тарифы. Рост тарифов за последние десять лет – в 10–15 раз, можно перечислить по категориям, сейчас вводят социальную норму на электричество, вчера критиковали карточки, – это карточка на электричество 70–100 киловатт-часов. Перевожу на русский язык: это один холодильник, который нельзя отключить в течение месяца, значит, ни на лампочку, ни на плитку, ни на утюг – ни на что не остаётся, а дальше растут тарифы, которые и так платить невозможно. Попытались это ввести в Приморье – население вышло на улицу. Тот, кто предлагает этот вариант, по сути дела, предлагает дестабилизировать обстановку, а мы ею все крайне дорожим.

Если взять собственников и управляющие компании, то каждый второй похож на жулика, даже внешне, если на них посмотреть. Они вообще-то многие пришли для того, чтобы урвать куш побольше, и это мы видим повсеместно. С другой стороны, толковые профессиональные люди, когда посчитают, в каком состоянии коммуналка и что их впереди ждёт, в эту сферу не рвутся.

Я посмотрел, как планируется следующий бюджет, урезаются многие программы, выбрасывается на распродажу стратегическая собственность, что в условиях кризиса весьма невыгодно.

Поэтому Ваши требования и во вступительном слове, на мой взгляд, весьма обоснованны и объективны, но без восстановления управления и контроля в этой сфере решить данную проблему, похоже, невозможно.

Можно сколько угодно критиковать советский опыт, но там было мощное Министерство жилищно-коммунального хозяйства, которое решило многие проблемы. И тот опыт, и письма, которые я Вам приносил, и Вы дали распоряжение, на мой взгляд, должны быть востребованы. Я бы очень хотел, чтобы к нему присмотрелись губернаторы и руководители. Много было весьма полезного.

Что касается тарифов, мне представляется, даже Счётная палата высказала предложение, – заморозить тарифы, ибо дальнейший рост тарифов окончательно обескровит экономику. Наши тарифы уже разорили практически промышленность, во многом убили сельское хозяйство и сегодня добираются до граждан. Тарифы эти абсолютны необоснованны. Себестоимость киловатт-часа электроэнергии, по-моему, от 30 до 70 копеек максимум. Продают от 3,5 до 8 рублей, в восемь–десять раз больше, чем себестоимость. Кто наживается? Наживается та же олигархия, которая захапала всё это и не желает даже платить нормальные налоги. Если и дальше мы будем взвинчивать тарифы, кроме разорения в этой сфере, нас ничего не ждёт.

Хочу вам напомнить один любопытный сюжет, когда после дефолта здесь, в этом зале, уговаривали Примакова, Маслюкова и Геращенко вытаскивать страну. Тогда баррель нефти стоил 12–15 долларов, золотовалютных резервов было 6–7 миллиардов, нечем было платить пенсии, зарплаты в сентябре. Тут же пришли к Примакову, Маслюкову руководители естественных монополий предлагать взвинчивать тарифы. Они сказали: «Мы согласны, но вы принесёте нам полный расчёт, как складывается себестоимость на все эти услуги». Они ушли и больше к Примакову, Маслюкову не приходили. Если сейчас попытаться посмотреть, как складывается, вы увидите, сколько там дыр, но все эти дыры в пользу тех, кто владеет этим имуществом.

Нам представляется, что надо максимально сконцентрировать ресурсы. Для того чтобы отремонтировать, правильно сказали, надо минимум 450–500 миллиардов вкладывать. Вот ту сумму, которую назвали, это 3 процента от реальной стоимости, надо растянуть на 30 лет. Многие объекты жилищно-коммунального хозяйства не выдержат этот цикл, его придётся сжимать. Но чтобы сжимать, надо иметь такого рода ресурсы. Мне представляется, что без национализации минерально-сырьевой базы и некоторых стратегических отраслей, без жёсткого государственного регулирования и улучшения управления этой сферой это невозможно сделать.

Не знаю, как вы считаете, но мне представляется, что это тема, которую нельзя откладывать ни на один час, ибо коммуналка работает круглые сутки. Поэтому один из вице-премьеров, ключевой вице-премьер, должен заниматься только этой отраслью, восстановить систему территориального управления, ибо без вертикали, которая бы очень эффективно координировала эту работу, справиться с ней при том разнообразии ситуаций, какие есть в стране, невозможно.

Что касается кадровой техники, есть соответствующие предложения. Мы готовы внести в том числе и программу. Наша фракция и ряд специалистов, которые этим занимались и в регионах, подготовили её.

И по жилью. Жильё остаётся крайне дорогим. Земли много, но если посмотреть, как с ней обходятся, то иногда просто диву даёшься. Наглядный пример, если взять Московский регион, трасса «Рига», которая ведёт в Москву. Её сейчас расширяют. На трассе сегодня будет пробка в 15 километров, хотя машины идут в шесть потоков. Этот отрезок дороги до полтинника выдержал бы в лучшем случае 20 посёлков. Там уже построили сотню и примерно 20 – в заделе. Если таким образом координировать работу и в области коммуналки, то пробка будет повсеместно.

Поэтому по жилью надо прежде всего пойти навстречу тем, кто собирается строить, с землёй, и не обирать их. Оформление – 150 подписей. Много говорим об «одном окне». Идите попробуйте оформить документы на 60-квартирный дом, будете 1,5 года бегать, и везде будут просить «на лапу». И 20 процентов съедают посредники. Вполне назрел этот вопрос, и он решаем.

Ну и последнее. Наверное, нам всем надо понять, что нефтегазовое благополучие в основном закончилось. Мировой кризис и ситуация подтверждают это. А аварийность коммунального хозяйства может дестабилизировать любую обстановку. Всем нам придётся этим плотно заниматься, и мы готовы максимально помогать в том числе исполнительной власти решать эту проблему.

В.ПУТИН: Спасибо.

Что касается нефтегазовых доходов, то Вы абсолютно правы. Правительство исходит из того, что их доля в совокупных доходах бюджета будет неуклонно сокращаться. Это тренд, который Правительством учитывается.

По поводу национализации ресурсодобывающих компаний – мы с Вами уже дискутировали на этот счёт. Я уже говорил, и это хорошо известно, какие у нас крупнейшие ресурсодобывающие компании? «Роснефть» – самая крупная по добыче сырой нефти компания в мире. Контрольный пакет у государства. «Газпром» – самая крупная по добыче и по продажам на экспорт и на внутренний рынок компания по газу в мире. Контрольный пакет у государства. «Транснефть» – основная транспортная компания по нефти. Контрольный пакет у государства. Трубопроводный транспорт по газу принадлежит «Газпрому». Контрольный пакет у государства. Что мы будем национализировать? Какой смысл нам выкупать у наших миноритарных акционеров их пакеты, даже если не один-два, а 5, 10, 15, 20 процентов, уводить эти компании с мирового рынка, понизить их привлекательность, которая позволяет им привлекать ресурсы для инвестиций в своей отрасли, повысить для них уровень банковских ставок по кредитам и так далее? Вот какой будет результат. Я думаю, что это так называемые контрпродуктивные действия.

Но что касается сдерживания, если не замораживания, то кардинального сдерживания тарифов естественных монополий, инфраструктурных монополий, и не только ресурсосберегающих, то это предложение, на мой взгляд, требует самого внимательного рассмотрения на правительственном уровне, и мы это уже обсуждали, не скрою. Надеюсь, что такие решения будут приняты в ближайшее время.

Спасибо большое.

Пожалуйста, прошу Вас.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Конкуренция, в том числе в сфере ЖКХ, должна быть естественной. Вот как я сейчас захотел обязательно выступить, потому что Геннадий Андреевич выступил. Если бы он не выступил, я бы, может быть, и просидел, а так автоматически есть желание то же самое. Хотя есть что сказать, я ни одного слова не произнесу, чтобы повториться. Я против этого категорически.

Но не прозвучала причина, всё-таки почему такая у нас проблема с ЖКХ? Потому что самый маленький частный сектор в этой сфере. В собственном доме никаких проблем нет. Ипотека есть, но доступность очень низкая, всё-таки только 10 процентов молодых семей могут взять ипотеку. Тогда почему нам не восстановить жилищно-строительные кооперативы? Плюс в том, что они больше будут делать сами, не будет никаких обманутых дольщиков, дешёвые проекты они покупают, бесплатный отвод земли и платят по факту. Котлован вырыли – заплатили, первый этаж, и так – до упора. И дальнейшая эксплуатация. Я сам был председателем ЖСК в Москве. Трещина появилась, я знаю, что весь дом знает, и весь дом знает, что я председатель ЖСК. И что я должен, как в глаза людям смотреть? В подвале вода – я этим занимаюсь, что-то там с электрикой… Но почему я занимался? У меня не было цели что-то украсть у кооператива, потому что всё видно, кто сколько вносит и что сколько стоит. Но у меня была цель переехать с низшего этажа на высший, я вкалывал три-четыре года, пока не образовал цепочку для переселения. Поэтому правление ЖСК – как родная часть коллектива жильцов, а когда управляющая компания – даже не знают, кто её избрал, когда было собрание. Они удивляются, они выходят на улицу. В ЖСК никто не выходит, мы все знаем, в какой квартире – в 145?й или в этом подъезде, и ему неудобно, он же входит в подъезд каждый день, и правление заседает здесь же, в подъезде. То есть надо приблизить то, что сегодня называют «управляющая компания», у нас называлось «правление ЖСК»…

Или проблема малоэтажного строительства. Откуда появились многоэтажные дома во всём мире? Стоимость земли и урбанизация. У нас полно земли, но всё равно мы идём по пути урбанизации: поднимают стоэтажные дома. Сколько машин будет в этом доме? Ни одна подземная стоянка их не обеспечит. Разве будет демография решаться? Как ребёнка на детскую площадку проводить, 100 этажей спускаться? Это няню нужно приглашать. И где эту площадку делать, когда стоит несколько башен стоэтажных? Поэтому малоэтажное, человека опустить на землю. Я знаю, что это медленная реализация, но нужно это дело начинать. При советской власти давали землю, моему дяде предложили квартиру или землю, он взял землю и построил – пять-семь лет мучился, землю бесплатно дали, по-моему, ссуду на стройматериалы. Всё остальное сам. Но дом-то стоит его, небольшой дом, одноэтажный, но никакой проблемы с ЖКХ нет. И сад около дома. И проблема демографическая – трое детей уже, потому что есть где погулять, никакого лифта, ничего нет. Поэтому малоэтажное строительство нужно всячески продвигать, и, может быть, ветхое жильё будет решаться. Предложить людям строиться, не ждать, когда им дадут. Аварийное – обязано государство, а ветхое – показать им, дать возможность решения. Или молодые семьи, сказать: 10 лет жди в очереди или давай за два года построишь сам.

Естественно, надо резко удешевить подвод коммуникаций. У меня конкретный знакомый в Московской области. Подключение к электроэнергии, заплатили и чего-то там забыли они. И компания забыла. Деньги лежат – 3 миллиона, а никто ничего не делает. Они не знали, все ждали, и компания ждёт. Чего ждёт? Тебе же деньги дали. Чего они ждут? Они не хотят работать, им нужно ещё заплатить, чтобы они стали работать за то, что им уже дали деньги. Вернули деньги. Потом идут снова подключаться. Последний говорит: 5 миллионов. Идут официально, говорят: 10 миллионов. Потом реально всё подсчитали: 3 миллиона. Ушло лет пять-шесть на то, чтобы легализовать – не подключить. Их подключили «леваки» в своё время, когда построили. Но они хотят честно платить по счётчику. Для того чтобы легализовать, нужно столько пройти этих ступеней, а «леваков» подсылают государственные организации или эти управляющие компании. Сперва «левак» сделает, а потом управляющая говорит: неправильно, давайте снова работы будем производить. То есть я говорю, всё от земли, как происходит. Вот здесь, Московская область при старом губернаторе, как и Москва, весь мой опыт при старых губернаторах.

Рынок арендного жилья – тоже развивать его. У нас много стоит свободных квартир, и люди могли бы жить там уже, может быть, арендная плата была бы ниже. Наверное, боятся резко заставить платить за пустые квартиры. Мы хотим добиться платить за сдаваемые в аренду, они сдают, а ведь есть те, которые не хотят сдавать.

У меня куча знакомых – две квартиры: родители умерли или ещё каким-то путём. Стоят пустые квартиры в Москве. В других городах, может быть, этого нет, там меньше обеспеченность жильём. Но как-то надо добиться, чтобы всё было сдано в аренду гражданам.

Люди где-то скитаются, а рядом в домах стоят квартиры. Наверное, можно определить их по тёмным окнам. Участковый пускай этим займётся, сколько окон не горит вечером в нашей стране, и мы определим, где пустые квартиры.

Кстати, этим же занимаются и жулики. Они смотрят долго, что свет не загорается где-то в квартире, и потом идут воровать туда. Надо гражданам объяснить, что если вы в квартире не живёте, то вы хотя бы там периодически включайте свет, чтобы это тоже могло быть.

При строительстве жилья надо сразу решать проблему занятости населения. Если малоэтажное строительство пойдёт, там же где-то, видимо, нужно строить какие-то мелкие предприятия: швейные, консервы, колбасу производят, сыр, творог из местных сельхозпродуктов. Сразу решаем проблему реализации сельхозпродуктов и занятость людей в этом микрорайоне, в этом жилом массиве.

Смотрите, что делают мигранты? Они именно это и делают, но спускаются в подвалы, в грязь. Они кондитерские изделия производят. Я сам видел, как они на полу делают, месят грязными руками, а потом продают эти пирожные рядом у соседней станции метро. Делают другую пищу, шьют что-то. Может быть, нам дешевле здесь у них забрать эту «швейку»? Они же в подвалах домов живут. А что мы и сами не используем эти подвалы для наших же граждан? И дома многие стоят в таком виде. Я понимаю, что это не напрямую ЖКХ, но это же все равно использование жилого фонда и создание условий для наших граждан.

И ещё такой момент, о чём я говорил, чтобы установить доступные цены на энергоносители. Мы самая энергообеспеченная страна. Но почему у нас сегодня стало самое дорогое электричество, бензин, газ? Всё то, что требуется для жилья. Кто нам мешает или как-то снизить эти цены, или найти какой-то вариант одновременного повышения доходов населения, чтобы обеспечить именно здесь нашу конкурентоспособность?

Мы всё имеем: свой газ, электричество, уголь, торф – всё наше, всё должно стоить копейки, а это главный инструмент для экономики, но и главный инструмент для удешевления жилья. Но у нас вперёд идёт стоимость всех услуг. И, естественно, граждане боятся строить, потому что подвести дорогу – бешеные деньги, электричество. Всё подводить – этот домик становится очень дорогим. Поэтому здесь можно найти рычаг. Нам же не надо закупать за рубежом, у нас все свои энергоносители. Поэтому такое комплексное развитие проблем, их анализ.

И последнее. Мы тоже это выдвигали уже. Если нет желания создавать новое ведомство, давайте тогда переименуем Минрегионразвития в Министерство жилищно-коммунального хозяйства. Многие не понимают: что это за министерство? Какого регионального развития? Если главное направление – жильё, то пускай оно так и называется. У нас же есть День работников жилищно-коммунального хозяйства, есть вузы, даже Академия жилищно-коммунального хозяйства.

После войны мы все знали: домоуправление и домоуправ, потом – ЖЭК, жилищно-эксплуатационная контора, начальник ЖЭКа, потом ДЕЗ. Сейчас мы не знаем кто. Сейчас – управляющая компания, мы её ищем, и чаще всего хроника такая, что там больше проблем. Домоуправа все знают, он домоуправ, нормальное русское название, но не понравилось, давайте ЖЭК, потом ДЕЗ, уже пошло дирекция – название, а теперь – управляющая компания. И где она? Надо опустить вниз, чтобы все знали.

Мы электрика знали своего, мы ему говорили: лампочка перегорела. Мы, мальчишки, подходили к нему и говорили, и он шёл, чего там заявку давать. Мы ему подсказали, он пришёл, вкрутил лампочку. То же самое слесари, мы их в лицо всех знали, им было неудобно, может быть, перед нами, перед жильцами. Немножко приблизить к жителям, но самое главное, как вывод, я заканчиваю, давайте создадим условия, чтобы граждане сами жили в своих домах.

Это только в нашей стране проблема ЖКХ, потому что всё государственное, всё ничьё, и все ждут, когда потрескаются стены, когда они обвалятся, когда балкон обвалится – в общем, ждут, кто-то отремонтирует. В собственном доме никто не ждёт. У нас поцарапанные троллейбусы, вы видели, чтобы сам владелец машины чего-нибудь царапал? Стоят, как конфетки, собственные машины, и он с балкона смотрит, кто бы там чего-нибудь не нацарапал. Так и дом.

Всё будет отлично, если будет больше частных домов, и демография здесь же. В собственном доме будет больше детей. И рабочих мест, может быть, больше будет. То есть в этом плане, мне кажется, всё-таки это остаток от советской власти, когда только государственное жильё, но оно было индивидуальное. Но сейчас, как тогда можно было построиться, сейчас стало сложнее.

Я закончил. Надеюсь, и комментариев не будет. Я не старался говорить о том, что может вызвать смятение в умах.

Спасибо.

В.ПУТИН: Будут комментарии.

Первый комментарий такой. Вы сказали, что у нас самое дорогое электричество, газ, уголь и так далее. Это не так. У нас сопоставимые цены, ниже, чем в Европе, сопоставимые со Штатами, правда, уровень доходов в Штатах другой, но там и уровень расходов граждан другой, там на что-то больше тратят, на что-то меньше, и уровень расходов в Штатах, в том числе и налоговых расходов, выше, чем у нас в целом. Это первое.

Второе – по поводу того, чтобы цены на все эти первичные носители были совсем низкими. Конечно, хотелось бы, чтобы они были как можно ниже, и мы должны к этому стремиться. Но если мы загоним их ниже рыночных, то целые отрасли, развитием которых мы сегодня гордимся, быстро будут деградировать и будут только усугублять проблемы жилищно-коммунального хозяйства.

Нам нужно искать современные способы решения проблем. Это, правда, не значит, что мы не можем и не должны сдерживать тарифы, особенно если они являются совершенно необоснованными. Но об этом мы уже говорили.

Но с чем я абсолютно согласен и что, я думаю, все мы должны поддержать, это развитие рынка арендного жилья, совершенно точно. И не только в нашей стране, но и в других странах он развивается… К сожалению, наоборот, в нашей стране он не развивается так быстро, как развивается в других странах, и на это нужно обратить внимание.

Пожалуйста.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я, Владимир Владимирович, пока идёт Сергей Михайлович…

Виноваты-то наши аналитики, экономисты и журналисты. Это они навязывают нам идеи, что у нас всё дороже стало, и дороже, чем за рубежом, и бензин дороже, то есть виновата пропаганда. Я с Вами согласен, просто нас дезинформируют все товарищи, которые пишут статьи в газетах или где-то там печатаются.

В.ПУТИН: Нужно посмотреть, сколько стоит, допустим, наш 92?й бензин, чуть получше качеством, более высокого октанового числа, посмотреть, сколько он стоит в ведущих европейских странах. У нас дешевле. Сопоставим со Штатами примерно, это правда, но уровень расходов граждан там по другим статьям где-то больше, где-то ниже, жизнь в Штатах дороже, чем у нас в целом. Но там и доходы больше. Это довольно некорректное сравнение, когда прямой счёт устраивают по сравнению.

Пожалуйста.

С.МИРОНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Несколько тезисов по обсуждаемой теме. В части капитального ремонта домов. Очевидно, что до 1 января 2016 года проблема недофинансирования регионами капитального ремонта домов сама собой не разрешится, а накопленных за столь короткий период времени средств граждан, конечно же, будет недостаточно.

В этой связи, безусловно, поддерживаем и считаем крайне важным продлить существующий порядок с финансированием Фондом содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства программ капитального ремонта.

В части же организации региональных систем капитального ремонта многоквартирных домов при принятии законов субъектов Российской Федерации мы предлагаем следующее.

Устанавливать максимально низкий размер взноса на капитальный ремонт.

В.ПУТИН: Какого взноса?

С.МИРОНОВ: Взноса, который будут платить граждане за капитальный ремонт.

В обязательном порядке устанавливать минимальный размер фонда капитального ремонта, так как в отсутствие данного размера собственники будут вынуждены уплачивать взносы постоянно.

В первоочередном порядке включать в программу капитального ремонта многоквартирные дома, в которых требовалось проведение капитального ремонта на момент приватизации жилого помещения, независимо от того, на момент приватизации какого по счёту жилого помещения требовался капитальный ремонт.

Устанавливать для собственников максимально возможные сроки для принятия тех или иных решений по вопросу организации и проведения капитального ремонта.

В целях исключения финансовых злоупотреблений со стороны региональных операторов ввести процедуру только конкурсного отбора при привлечении региональным операторам подрядчиков на проведение работ по капитальному ремонту. И в любом случае при принятии соответствующих региональных законов необходимо руководствоваться прежде всего, конечно же, интересами граждан. Нельзя допустить, чтобы установление размера взноса на капитальный ремонт повлекло существенное увеличение размера оплаты граждан за жилое помещение.

В части совершенствования системы управления многоквартирными домами мы предлагаем, и наша фракция настаивает, фракция «Справедливая Россия» настаивает на этом, отказаться от принятия проекта федерального закона о внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации, предполагающего введение обязательного саморегулирования в сфере управления многоквартирными домами.

С нашей точки зрения, очевидно, что эффективному управлению такими домами в настоящее время мешает не отсутствие обязательного членства в саморегулирующей организации, а отсутствие реальной конкуренции между управляющими организациями и бесконтрольность в этой сфере.

Большинство управляющих организаций созданы на основе бывших государственных и муниципальных предприятий, не умеющих и не желающих конкурировать на рынке. Введение института обязательного саморегулирования в таких условиях приведёт к созданию ещё большего монополизма и разделу рынка, вытеснит с него малые предприятия и индивидуальных предпринимателей.

И совершенно очевидно, что все финансовые обязательства будущих членов саморегулируемых организаций в виде вступительных, членских и целевых взносов в конечном счёте лягут на плечи наших же граждан.

В целом, выбирая между обязательным саморегулированием в жилищной сфере и государственным регулированием, предпочтительным, на наш взгляд, является государственное регулирование.

В части совершенствования порядка обращения с твёрдыми бытовыми отходами мы предлагаем реализовать порядок, предусматривающий включение платы за их сбор и вывоз в структуру платы за коммунальные услуги, исходя из количества проживающих, а не площади жилого помещения. Это многочисленные обращения граждан, я думаю, что все на местах: и губернаторы, и законодательная власть – получают такие письма.

В свете того, что происходит у нас по оценке граждан в системе ЖКХ, об этом уже много говорилось. Речь, конечно, идёт о том, что имеет место самое элементарное воровство. Если раньше наши граждане расшифровывали аббревиатуру ЖКХ как «живите, как хотите», то сейчас они уже пишут: «Похоже, это нужно расшифровывать «жульничают, как хотят»». И это, увы, правда.

Причём сегодня жулики от ЖКХ, понимая, что скоро, похоже, всё-таки будет наведён порядок, в том числе после Вашего, Владимир Владимирович, реального окрика по поводу того беспредела, который там творится, они чувствуют, что кормушка скоро закроется, пустились во все тяжкие.

Многие коммунальщики сегодня стараются работать как можно непрозрачнее, чтобы жильцам было неясно, куда уходят деньги. Зачастую собственники жилья не знают о решениях управляющих компаний, а собрания нередко проходят без их участия. Сегодня на местах реально, и нужно об этом говорить правдиво, произошло на уровне муниципалитетов сращение чиновников и бизнеса.

Платежи граждан они сегодня воспринимают как оброк в свой собственный карман, а речь об ограничении роста тарифов, о введении ответственности за это воспринимают как покушение на собственные доходы. Под их «крышей», в данном случае я говорю о многих муниципалитетах, частные управляющие организации годами безнаказанно собирают с людей деньги в виде необоснованных платежей, и вот конкретный пример.

Взимают с населения за тепло по нормативу, а платят по общедомовому счётчику, разницу не возвращают гражданам, а кладут себе в карман. И такие схемы вскрыло наше общественное движение на Урале «За справедливость ЖКХ». Вам, уважаемый Владимир Владимирович, в Сочи об этом как раз рассказывал наш депутат от Свердловской области Александр Бурков.

И ещё одна тема. Вы, уважаемый Владимир Владимирович, поставили чёткую задачу удержать рост тарифов за коммунальные услуги в пределах 6 процентов в год. Однако проблема формирования высоких тарифов во многом кроется в монополизме ресурсоснабжающих компаний, которые практически не контролируются региональными властями.

Резко растут тарифы естественных монополий, и когда управляющая организация вынуждена платить за электроэнергию, газ больше на 10–15 процентов соответственно, а платежи граждан можно повысить лишь на 6 процентов, то сфера становится коммерчески неинтересной или даже убыточной, в противном случае необходимо субсидирование из бюджета.

Наша фракция неоднократно вносила законопроект об ограничении роста тарифов естественных монополий уровнем инфляции, который сегодня составляет около 6 процентов. Однако, к сожалению, парламентское большинство эту инициативу постоянно отклоняло.

Увеличение тарифов за коммунальные услуги, как правило, провоцируется растущими ценами на газ. По оценкам наших специалистов, при индексации цен на газ на 15 процентов тепло – самый дорогой коммунальный ресурс – сразу же дорожает на 40–50 процентов. Если «голубое топливо» будет дорожать прежними темпами, то говорить даже о сдерживании платежей будет очень сложно. Мы считаем, что у государства есть все необходимые рычаги управления, и оно вполне способно разрешить эту ситуацию.

И в завершение. Правительство через Федеральное агентство по строительству и ЖКХ, используя финансовые рычаги воздействия, добивается повсеместной установки приборов учёта. Теоретически трудно с этим не согласиться, это абсолютно правильно.

Но когда видишь на практике – а мы имеем огромную почту с мест именно об этом, – то видно, что приобретение и установка счётчиков в квартире, а тем более в доме стоит немалых денег. Для малообеспеченных граждан, прежде всего пенсионеров, это очень и очень накладно.

Почему хотя бы часть расходов на эти цели для определённых категорий граждан, например, получающих социальную помощь по оплате за жилищно-коммунальные услуги, не взять на себя бюджетам различных уровней, а тем из них, кто уже установил приборы учёта за свой счёт, компенсировать расходы путём перерасчёта платежей?

В целом, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, проект доклада, подготовленный рабочей группой Госсовета по теме заседания, и намеченные в нём подходы к решению проблем ЖКХ, конечно же, заслуживают поддержки.

Вместе с тем абсолютно уверен, нужно очень осторожно подходить к реализации мер, которые напрямую отразятся на материальном положении наших граждан, например, увеличение размера пени, и могут в конечном итоге вызвать рост социальной напряжённости.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

По поводу сдерживания тарифов мы уже говорили.

Сергей Михайлович упомянул о саморегулируемых организациях. Мы обсуждали этот вопрос. Надо быть очень аккуратным, прежде чем наращивать их компетенцию, как бы это не обернулось какими-то проблемами, но двигаться в эту сторону, конечно, тоже можно.

У нас был ещё один вопрос. Я думаю, что мы его на следующий раз перенесём и дадим возможность Правительству подумать об исполнении ранее принятых решений.

Завершая вопрос по этой большой теме, хотел бы знаете что сказать и вспомнить кое-что? Мы в своё время, недавно, приняли решение о формировании Совета Федерации в прежней итерации. Когда решали о том, как быть с Советом Федерации, где раньше присутствовали руководители всех регионов Российской Федерации, у нас много было дискуссий на этот счёт с коллегами из регионов России.

И очень хорошо помню, как один из губернаторов сказал мне: «Вот я был членом Совета Федерации, занимался вопросами международных договоров, часто приезжал в Москву. Вы меня этого лишаете. Я чего, теперь должен заниматься трубами всякими, дорогами, крышами?» На что я ему сказал: «Да, надо заниматься трубами, дорогами, крышами. Именно для этого люди нашего с вами уровня приходят на те места, на которых мы сегодня работаем».

Люди ждут от нас не каких-то красивых внешних действий, они ждут конкретной работы, от которой зависит их жизнь, их благосостояние, их будущее. И система ЖКХ – это одна из этих сфер, очень сложная, очень запутанная. Не буду перечислять все её недостатки, мы о них, слава богу, неплохо сегодня знаем. Но от того, насколько консолидированно и ответственно будем работать, будет зависеть уровень благосостояния граждан Российской Федерации.

Я всех вас призываю самым серьёзным образом отнестись к тому, о чём мы сегодня говорили, доработать с учётом предложений наших коллег документ, который подготовлен сегодня в качестве основного ориентира нашей совместной работы.

Большое вам спасибо.

Россия > Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 31 мая 2013 > № 825178 Владимир Путин


Россия > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 23 мая 2013 > № 820633 Владимир Путин

Встреча с российскими предпринимателями

В ходе рабочей поездки в Воронеж Владимир Путин встретился с представителями российского бизнес-сообщества. Обсуждались вопросы развития отечественного предпринимательства и совершенствования законодательной базы в этой области.

Встреча, в которой приняли участие более 90 представителей бизнеса, состоялась в преддверии Дня российского предпринимательства, отмечаемого 26 мая.

Перед началом беседы с предпринимателями Президент ознакомился с работой завода «Воронежсинтезкаучук», входящего в холдинг СИБУР. На предприятии введена в строй линия по производству современных полимерных материалов для дорожного покрытия – термоэластопластов, использование которых способствует значительному увеличению срока службы дорожного полотна. Глава государства осмотрел центральный пункт управления предприятием и цех выпуска готовой продукции.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с представителями российского бизнес-сообщества

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

Мы с вами встречаемся в привычном для вас интерьере и накануне праздника – накануне Дня предпринимателя, который был введён несколько лет назад, по-моему в 2007 году.

Разумеется, несмотря на такое предпраздничное настроение, говорить, конечно, будем о текущих производственных проблемах, будем говорить о перспективах нашего развития, о том, что сделано и что дополнительно всем нам нужно сделать для того, чтобы реализовывать те задачи, которые, по сути, мы вместе с вами и формулировали в недавнем прошлом.

Одна из таких задач, кстати говоря, сформулированная предпринимательским сообществом (эту задачу сформулировала одна из предпринимательских организаций – «Деловая Россия», Борис Юрьевич [Титов] её изложил пару лет назад), – это создание 25 миллионов новых рабочих мест.

Её реализация уже находится на марше. И мы с вами – не только те люди, которые занимаются реальной экономикой, но и экспертное сообщество – изначально оценили её как избыточно-завышенную, как слишком амбициозную, трудновыполнимую. Я взял с собой несколько цифр, я сейчас о них скажу.

Конечно, эта задача сложная. Но сразу же хочу отметить, что речь идёт не просто о количественных показателях – речь идёт о создании 25 миллионов новых, высокотехнологичных рабочих мест, то есть о модернизации уже существующих и о создании новых. И там, где создаются новые рабочие места, наблюдается так называемый синергетический эффект по всем направлениям: по эффективности, по повышению производительности труда, по решению социальных задач, включая уровень заработной платы и улучшение условий труда.

Вот смотрите, Белгородская область: за 10 лет, с 2002-го по 2012 год, ВРП увеличился в 9 раз, одновременно увеличилась численность занятых в 1,2 раза. За этот же период более чем в 6 раз вырос валовый региональный продукт в Ленинградской области и Краснодарском крае, более чем в 5 раз – в Республике Татарстан, с одновременным ростом численности занятых в экономике.

Объём производства в расчёте на одного занятого в 2012 году составил в Республике Татарстан 716,9 тысячи рублей, в Белгородской области – 681,4 тысячи, в Калининградской – 726,1 тысячи, в Калужской области – 867,6 тысячи, в Ленинградской области – 710,3 тысячи.

В Калужской области в 2012 году по сравнению с 2005 годом ВРП увеличился более чем в 3,5 раза. За этот период было создано 16 тысяч рабочих мест. Всего по заключённым за этот период инвестиционным соглашениям должно быть создано свыше 30 тысяч рабочих мест.

Я думаю, что эти цифры очень ярко и убедительно говорят о том, что если так в каждом регионе была бы поставлена работа, то мы уже подходили бы к решению задачи по созданию в ближайшее время миллиона новых рабочих мест. И какой эффект от этого получается?

Вот смотрите, обследование промышленных предприятий в одной из этих областей в 2012 году показало, что на предприятиях так называемой новой экономики выработка на одного работающего почти в 10 раз больше, чем на старых, так называемых традиционных производствах. Прибыль на одного работающего выше в 8,6 раза, объём налоговых платежей выше почти в 5 раз.

Это тот самый синергетический эффект по всем направлениям, о котором я только что сказал. Вопрос, конечно, в том, как добиваться таких результатов; вопрос в том, что мешает добиваться подобных результатов.

На первый взгляд, многое сделано, но я прекрасно понимаю, даю себе отчёт в этом и часто от вас это слышу: всё-таки ещё сохраняется много барьеров: и административных, и финансовых, и правовых, и юридических – для того, чтобы везде можно было добиваться таких результатов, как (мною сейчас было сказано) по некоторым регионам Российской Федерации.

Уважаемые друзья и коллеги! Мы с вами сегодня в очередной раз для того и собрались, чтобы обо всех этих проблемах поговорить. Я и мои коллеги в Администрации, в Правительстве – мы с удовольствием всё это проанализируем, посмотрим, вы уже и так много сделали.

По сути, ведь в значительной степени и указы прошлого года, и предпринимательская инициатива, которая разработана и которая поэтапно внедряется в нашу практическую жизнь, – всё это делалось с вашим прямым участием либо с прямой вашей подачи.

Я предлагаю этот позитивный диалог продолжить и использовать нашу сегодняшнюю встречу в преддверии праздника в деловом ключе. Пожалуйста, давайте начнём.

Борис Юрьевич, прошу Вас.

Б.ТИТОВ: Спасибо большое за поздравление, Владимир Владимирович.

Действительно, ещё 25 лет тому назад не было ни одного предпринимателя. Но, наверное, долгие годы советской власти нас всех убедили, что без частной инициативы эффективного экономического развития быть не может, и поэтому уже сегодня мы видим, что предпринимательское сообщество – это целая социальная группа с очень большими задачами, главная из которых – создание рабочих мест. И хорошо, если высокопроизводительных рабочих мест.

Я думаю, что действительно невозможно развитие страны без того, чтобы... Страна живёт, пока работают заводы, фабрики, рестораны и птицефабрики, и только тогда будет эффективно развиваться наша экономика.

Кстати, не зря мы собрались здесь, в Воронежской области, потому что Воронежскую область из всех названных, Вы её не назвали, но она абсолютный рекордсмен в прошлом году по росту промышленного производства. Она показала 129,6 процента, это рекорд прошлого года, 2012 года, среди всех регионов Российской Федерации.

В.ПУТИН: И в этом году темпы поддерживаются очень высокие. Губернатор где? Алексей, сколько у Вас сейчас?

А.ГОРДЕЕВ: 105,3.

В.ПУТИН: 105,3. Здорово.

Б.ТИТОВ: Но не везде так, поэтому, конечно, проблем по-прежнему ещё остаётся много. И вообще для того, чтобы бизнес развивался эффективно, если обобщая говорить, ему нужно, чтобы ему было удобно, безопасно и выгодно.

Если мы говорим о «безопасно», то уже шаги вперёд сделаны, и очень серьёзные шаги. Мы приняли четыре пакета гуманизации уголовного законодательства в экономической сфере, сегодня совершенно другое законодательство в этой области. И сегодня мы идём по пути к тому, чтобы действительно за экономические правонарушения были экономические наказания.

Институт уполномоченного создан, за что тоже хотели Вас поблагодарить. Надеюсь, что он будет эффективным, по крайней мере, мы сегодня делаем всё возможное для этого.

Но кроме этого мы сегодня приняли целый пакет «дорожных карт» АСИ – Агентства стратегических инициатив – и по таможне, и по подключению к сетям, и по другим вопросам, и там постепенно (сейчас надо, конечно, активизировать эту работу) мы движемся вперёд и с точки зрения удобства, комфортности бизнеса.

К сожалению, по выгодности мы пока ещё отстаём. Мы и в налоговой сфере, и в тарифной, и в процентах по кредитам наши предприятия пока не имеют тех условий, которые имеют наши конкуренты.

И в этой связи, конечно, хотелось бы сегодня поговорить об этих всех направлениях. Действительно, издержки у нас в стране выросли за последние годы, и становится всё менее и менее выгодно делать бизнес. Знаете, как говорят: «Издержки («косты» по-нашему, по-бизнесовому) стали высокими, и на грани эффективности балансируют уже многие предприятия». Поэтому мы хотели поговорить сегодня именно об этом.

И, если можно, с Вашего разрешения хотел бы попросить Александра Галушку рассказать о выгодности бизнеса, как сделать бизнес выгодным в стране.

А.ГАЛУШКА: Добрый день, Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Спасибо Вам большое за добрую традицию в преддверии Дня предпринимателя встречаться с предпринимательским сообществом.

Наш взгляд, взгляд «Деловой России» – это взгляд тех, кто строит заводы, тех, кто создаёт рабочие места. Мы даже сделали такой справочник – «Заводы Деловой России». И это всё реальные заводы, работающие предприятия, построенные в основном в последние где-то 10–15 лет, именно в этот период, которые эффективные, состоятельные, конкурентоспособные. И если можно, я хотел его Вам, Владимир Владимирович, подарить.

В.ПУТИН: Спасибо.

А.ГАЛУШКА: Этот справочник показывает, что всё это растёт. И, можно сказать, глазами строительства таких заводов мы и смотрим на тему бизнес-климата, на тему того, как сделать так, чтобы у нас экономика развивалась, предпринимательство развивалось.

Я два слова хотел сказать о главных резервах экономического роста. Сейчас дискуссия идёт у нас и в экспертном сообществе, и в предпринимательском, мы все проблему видим, понимаем. Всё-таки, нам кажется, немножечко один момент не замечен, не учтён.

Мы знаем, что российская экономика отстаёт по производительности труда от развитых экономик мира, где-то 36 процентов от уровня ОЭСР [Организация экономического сотрудничества и развития] у нас производительность. Это проблема, и её нужно решать, безусловно.

Но эта проблема является огромной, колоссальной возможностью нашего развития. Перезанять население, вместо плохих рабочих мест дать хорошие высокопроизводительные рабочие места – это и есть главный, основополагающий источник экономического роста.

И когда мы, Владимир Владимирович, предлагали эту идею на форуме «Деловой России» два года назад, ровно из этого исходили, что 25 миллионов новых рабочих мест – это и есть новый несырьевой качественный экономический рост.

Вы цифры уже назвали по регионам. Я позволю себе лишь одну дополнить, которую Вы назвали, по Калужской области. В пересчёте на одного человека на новых современных предприятиях всё выше – выручка, прибыль, налоги, всё выше, а ещё и заработная плата выше в два раза. Ещё и каждый человек понимает, что ему даёт это новое рабочее место. Вместо 28 тысяч рублей он получает 56 тысяч рублей каждый месяц, и это уже хорошая, весомая заработная плата.

И эта идея, что ключевое – это создавать рабочие места. Нет пророка в своём Отечестве. Когда мы это предлагали, действительно и скептики были. Вы знаете, что интересно. Вышел глобальный доклад Всемирного банка за прошлый год, в феврале опубликован, называется Jobs – рабочие места.

Он полностью посвящён теме создания рабочих мест, как главной теме, экономический мейнстрим, экономическая мысль в этом направлении развивается. И ключевая идея этого доклада – то, что мы предлагали два года назад, что нужно таргетировать создание новых рабочих мест, что создание новых высокопроизводительных рабочих мест – это не следствие, а причина экономического роста.

То есть каждый человек, который от старой работы в новую пришёл, – это прирост ВРП, это прирост налогов, прирост заработной платы, каждый человек. И за каждого такого человека и стоит бороться и стоит это таргетировать.

Действительно, Борис Юрьевич сказал, что есть три ключевые вещи – выгодно, удобно, безопасно. Кстати, про «безопасно» тоже я, пользуясь случаем, хотел Вас поблагодарить за Ваш президентский законопроект, который был вчера принят в первом чтении, об административном судопроизводстве. Тоже очень важная вещь для решения проблем безопасности. Вы его внесли, вчера в первом чтении он был принят.

Но ключевая вещь сегодня – это выгодно. Действительно выгодно, и фактически речь идёт об издержках, и здесь три главные вещи – тарифы, налоги, кредиты. Три главные вещи, которые являются главными носителями, формирующими издержки у инвестиционных проектов, у бизнеса. И, говоря о них, первое, на что я хотел обратить внимание, что они связаны между собой.

Мы в прошлом году имели уникальную вещь. В начале года не были проиндексированы тарифы естественных монополий, и мы в течение полугода, 2012 года, в годовом исчислении имели очень низкую инфляцию – всего 3,5 процента годовых. Это уровень инфляции как в Великобритании.

Очень редко в экономике можно сделать эксперимент, мы получили экспериментальное, близкое к математически точному доказательство вклада немонетарных монопольных факторов в общий уровень инфляции. В середине года тарифы проиндексировали, по году мы получили почти 7-процентную инфляцию вновь.

И что у нас возникает? У нас возникает ситуация, когда индексируем тарифы, потому что инфляция высокая, сами тарифы разгоняют инфляцию, инфляция – это повод вновь индексировать тарифы, и при этом высокая инфляция ещё и дорогое финансирование определяет, ещё и кредиты из-за этого дорогие. А из-за того, что дорогие кредиты, нельзя их привлечь, чтобы профинансировать инвестиционные проекты тех же инфраструктурных монополий. Такой замкнутый круг возникает.

И в этом замкнутом круге ключевая вещь – это тарифы, ключевая вещь. И если мы в этой точке, узловой точке проблему решаем, мы по цепочке получаем общий позитивный эффект и по инфляции, и по стоимости кредитов, по стоимости финансирования для бизнеса и инвестиционных проектов. И здесь, конечно, главное, мои коллеги будут об этом говорить позже, но главная вещь – это, конечно, не инфляция-минус, когда мы к тарифам подходим, именно эта модель. Но подробнее об этом скажут коллеги.

Я хотел о налогах несколько слов сказать. И общая ситуация в налогах такова, что, если мы смотрим на налоги как на издержки, а именно так смотрит любой инвестор, не с позиции бюджета, не макроэкономически, а как на издержки, то мы по такой методике 152-е место в мире занимаем из 185 стран.

У нас 54,1 процента от коммерческой прибыли предприятий уходит на уплату налогов в несырьевом секторе. Здесь же проблема достаточно серьёзная теневой экономики: 42 процента от ВВП, по оценке Всемирного банка, – это объём теневой экономики в России. По оценке Правительства, более 20 миллионов человек вне сферы нормальной, легальной предпринимательской деятельности либо занятости. Это десятки миллионов. И здесь, конечно, без стимулов, одними запретительными мерами такой глобальной проблемы, к сожалению, не удастся решить.

И когда мы говорим об общем уровне налоговой нагрузки, об объёме теневой экономики, ключевая вещь – разные налоги по-разному влияют на предпринимательскую активность и экономический рост. И прежде всего подавляют предпринимательскую активность зарплатные налоги, и прежде всего в тень толкают именно зарплатные налоги. На втором месте фискальная нагрузка на добавленную стоимость. На третьем месте фискальная нагрузка на прибыль. И при этом есть налоги, по отношению к которым и предпринимательская активность, и экономический рост не так чувствительны, не так отзывчивы к ним.

И идея, которую, Владимир Владимирович, Вы предлагали на съезде «Деловой России» 21 декабря 2011 года, – налоговый маневр, на наш взгляд, состоит в том, что особенно в новых условиях, когда нам нужен новый экономический рост, внимательно посмотреть на структуру налоговой нагрузки. И именно с точки зрения того, что можно не механически снижать налоги, об этом не идёт речь, но можно снизить одни, повысить другие и получить более оптимальную, лучшую структуру налогов, которая и экономический рост стимулирует, и позволяет социальные обязательства исполнять.

Кроме того, хочу отметить, что на самом деле после Ваших слов о налоговом маневре сделан шаг первый в этом направлении – в области имущественных налогов. У нас отменён имущественный налог в части оборудования и остался в пассивной части основных фондов.

В.ПУТИН: Нового оборудования?

А.ГАЛУШКА: Нового оборудования, в отношении зданий, строений и сооружения. Это частный элемент налогового маневра. Нам казалось, эта тема очень актуальна, Вы её поднимали, и продолжать её дальше.

Кроме того, второй важнейший момент в налогах – это тема новых инвестиций и стартапов. Мы видим, что в мире практически все страны, все без исключения страны для новых инвестиций, для стартапов предлагают свой специальный временный налоговый режим – налоговые льготы и налоговые каникулы для новых стартующих предприятий, для новых инвестиций.

И логика этих налоговых льгот состоит в том, что у нас не выпадающие доходы имеют место, а мы таким налоговым стимулированием фактически осуществляем бюджетную инвестицию в расширение налоговой базы. То есть если эти каникулы, если льготы эти не предоставить, инвестор не придёт, а предоставили – и потом он налоги платит.

Да, на какой-то период – 5–7 лет, есть примеры и дольше, в США и до 20 лет некоторые доходят налоговые каникулы, но именно на период. Почему это очень важно? Потому что как только мы смотрим на налоги как на издержки в этом начальном периоде, когда инвестор только вкладывается и ещё ничего не получает, – это очень чувствительная позиция по налогу на имущество, по налогу на землю и по налогу на прибыль, чтобы быстрее окупить свою инвестицию.

Очень важный шаг вперёд сделан по Дальнему Востоку. Уже Правительство предложило такие налоговые стимулы. Наверное, было бы очень разумно распространить те принципы, которые в основе этих налоговых льгот лежат, на основе этих налоговых стимулов посмотреть на территорию всей России.

Например, в Турции мы видим, пример очень показательный, там такая матрица составлена: регионы, отрасли, и в зависимости от региона, чем более депрессивный, чем хуже регион, тем больше налоговых льгот дают. Не дают только в столице, а так по всем регионам дают, но дифференцированно.

Почему такой диффенцированный механизм, механизм тонкой настройки мы себе можем позволить сегодня? Потому что, конечно, и это нельзя не отметить, в деле налогового администрирования сделан большой прогресс. Качество налогового администрирования сегодня стало на порядок выше.

И это новое качество налогового администрирования позволяет ставить вопрос о тонкой настройке налоговых льгот, тонкой настройке, в основе которой понятная вещь – глобальная конкурентоспособность. Чтобы мы так смогли сформулировать этот пакет стимулов, чтобы наша российская юрисдикция, наша страна была конкурентоспособной и не проигрывала тем странам, с которыми России приходится состязаться за инвестиции.

И последнее, что я хотел сказать, Владимир Владимирович. В части налогового администрирования его качество значительно улучшилось. Это и международные эксперты отмечают, сами предприниматели, российские эксперты тоже об этом говорят. У нас есть возможность и дальше большой шаг вперёд сделать.

Подготовлена «дорожная карта» по улучшению налогового администрирования. Если Вы помните, на съезде «Деловой России» мы говорили об отмене параллельного налогового учёта. После этого Вы проводили совещание специально по этому поводу. Мы пришли к выводу, что так просто это не сделать, что действительно нужно провести серьёзную кропотливую работу.

Мы её провели вместе с Минфином и с ФНС, соответствующая «дорожная карта» подготовлена, и она позволяет нам отменить параллельный налоговый учёт. Это будет очень большой шаг вперёд в снижении бремени на предпринимателей, которое связано с налоговым администрированием. Мы очень рассчитываем, что на одном из ближайших наблюдательных советов Агентства стратегических инициатив мы это сможем рассмотреть.

Таким образом, Владимир Владимирович, резюмируя: новая структура налогов, конкурентоспособные налоговые льготы для новых инвестиций и стартапов и новое налоговое администрирование – это те ключевые решения, которые кардинально снижают издержки для бизнеса в этой части и стимулируют инвестиции и развитие предпринимательства, рост экономики.

Большое спасибо.

В.ПУТИН: Секундочку.

Извините, что касается налогового маневра, я здесь дополнительно ничего говорить не буду, Правительство этим занимается, мы с вами понимаем, что в одном месте убавил, в другом – добавил, и целая цепочка последствий за этим следует. И мы намерены это делать.

Это вопрос тонкого расчёта, как Вы сказали, и здесь мы не должны, думая об одном секторе, об одном направлении, убивать или ставить в сложное положение другой. Но в целом всё равно нам нужно этим дальше заниматься, и мы этим занимаемся.

Теперь по поводу налогового администрирования. Здесь тоже согласен, и мы будем продолжать это делать, в том числе и вносить изменения в нормативную базу, имея в виду более широкое применение расчётов в электронной форме и так далее.

Сейчас соответствующие ведомства, Правительство этим занимаются. У меня вопрос, я не очень понял, что Вы предлагаете по Дальнему Востоку, что Вы предлагаете на него распространить такого, что в одних регионах есть, а на Дальнем Востоке нет.

А.ГАЛУШКА: Извините, Владимир Владимирович, значит я недостаточно ясно донёс, извините, что придётся повториться. Для Дальнего Востока уже предложен пакет льгот для новых инвестиций, он предложен. Нам кажется, что этот принцип, который в основе такого подхода лежит, было бы целесообразно распространить не только на Дальний Восток, а на территорию России.

И ведь много территорий не только дальневосточных, которые в этой поддержке нуждаются. И тот пример, который я приводил с Турцией, он, собственно, в этом и заключается, что такой дифференцированный, тонко настроенный подход использован.

В.ПУТИН: Мы почему это придумывали для Дальнего Востока (здесь авторы сидят этой идеи), как раз для того, чтобы толкнуть развитие именно этого региона, где у нас наблюдается, к сожалению, до сих пор депопуляция, отток населения, трудно развиваются производственные мощности, там слишком дорогая энергия и так далее, там много всего, что мешает развитию.

Исходили из того, что нужно там создать какой-то эксклюзив для того, чтобы туда пошли инвестиции. А если мы это всё распространим на другие регионы, то тогда преимуществ у Дальнего Востока не будет, они растворятся.

А.ГАЛУШКА: Владимир Владимирович, абсолютно точно, не механически распространить те льготы, которые для Дальнего Востока, – тогда смысл какой? А подумать над льготами, но в иных параметрах, меньших, чем для Дальнего Востока, для остальных территорий страны.

В.ПУТИН: Видите, по ходу нашей дискуссии Ваш подход меняется. Это приятно слышать.

А.ГАЛУШКА: И знаете, Владимир Владимирович, вот это табличка такая простая: Китай, Латвия, Бразилия, Турция, Россия, и виды налогов – на имущество, на прибыль, НДС, социальный налог. И мы видим, что в этих странах везде новым инвестициям специальный режим дают, специальные дают льготы.

И только у нас в России нет единых правил, только для Дальнего Востока мы эти единые правила сделали. Есть инициативы регионов, которые в инициативном порядке, не в рамках единых правил готовы какие-то такие вещи предоставлять.

Мы бы хотели направить и Вам, и в Правительство эти предложения, этот обзор.

В.ПУТИН: Я согласен, Александр Сергеевич, в том, что стартапы, проекты Greenfield, они должны пользоваться каким-то особым режимом. Давайте подумаем, но при этом всё-таки создавать для таких регионов, как Дальний Восток, наиболее благоприятные условия для развития мы должны.

А.ГАЛУШКА: Я – за, Владимир Владимирович. Если я не смог это ясно донести, извините, пожалуйста.

В.ПУТИН: Нет, я теперь понял, спасибо большое.

А.ГАЛУШКА: И знаете, последний пример – завод «Континенталь», строят сейчас абсолютно одинаковые заводы: один в Калуге, второй в Китае и третий в США, это к вопросу о налоговых стимулах и о поддержке инвестиций и стартапов.

Абсолютно одинаковые заводы с одинаковой мощностью, и мы берём эти одинаковые заводы, помещаем в Россию, в Китай и в США, и что мы видим? Налоговые льготы дают везде: в Калуге это регион сделал по своим налогам, по налогу на прибыль и по налогу на имущество, региональным налогам.

Но в США дают 40 миллионов долларов субсидию на начало проекта, а в Китае коробку строят за государственный счёт. Почему? Потому что это бюджетные инвестиции в расширение налоговой базы, эти инвестиции окупятся будущими налогами. И этот пример – показатель, потому что одинаковые заводы в трёх странах строятся. И, может быть, нам в эту сторону именно с точки зрения конкурентоспособности нашей юрисдикции подумать. Спасибо.

В.ПУТИН: Да, мы с вами понимаем, что такие прямые аналогии не всегда бывают корректными, потому что они строят коробку, но у них других составляющих, отягощающих проектов может быть много.

Там дают субсидию, но другие составляющие, которые немножко утяжеляют проекты. Это нужно смотреть комплексно, тем не менее смотреть всё равно нужно, здесь я полностью с Вами согласен.

А.ГАЛУШКА: Спасибо большое.

Б.ТИТОВ: Владимир Владимирович, но в основе всё равно не налоги.

В.ПУТИН: Я прошу прощения, Александр Сергеевич, но эти Ваши предложения, как обычно, Вы нам передавайте.

А.ГАЛУШКА: Спасибо большое.

Б.ТИТОВ: Тарифы. Действительно, по расчётам до двух третей суммы инфляции составляет рост тарифов естественных монополий, и они ещё и влияют через инфляцию на процентные ставки по кредитам и для нас, которые тоже очень высоки для бизнеса. Поэтому я хотел предоставить слово Олегу Владимировичу Дерипаске.

О.ДЕРИПАСКА: Мои коллеги уже говорили, диаграмма примерно такая: мы повышаем тарифы, тарифы разгоняют инфляцию, инфляция опять влияет на тарифы, влияет на процентные ставки, компании естественных монополий идут в банки, занимают под эти процентные ставки и перекладывают на нас.

В целом, если возвращаться к самому нашему успешному году, с точки зрения предпринимателей, к 2007 году, он на самом деле был самым успешным, хотелось бы обратить внимание на следующее. Тарифы на железнодорожные перевозки выросли в 1,9 раза – это самое низкое, и, на мой взгляд, там у них самая лучшая динамика. Тарифы на электроэнергию для промышленных потребителей – в 2,1 раза, это в среднем. Допустим, для заводов «Русала» – это 3,3 раза.

Я, допустим, все время гордился, что мы в Советском Союзе производили 2,2 миллиона тонн, сейчас у нас мощности на 4,6, но в этом году мы в первый раз за всю историю вынуждены сокращать объемы производства. Тариф на природный газ – 2,6 раза. И, может быть, мы могли бы с этим смириться, понятно, какие-то были изначальные предпосылки. Но что происходит дальше? Мы увидели в этом году социально-экономический прогноз и мы видим дальнейшую эскалацию тарифов. Причем эскалация практически по всем отраслям. За исключением РЖД, практически по всем.

На мой взгляд, нужно пересмотреть эту парадигму. Ведь что мы имеем? Мы конкурируем со всем миром, открытость границ в рамках ВТО позволяет им импортировать сюда товары по совершенно другой стоимости. Да, есть разные ингредиенты, но в целом я хочу сказать, что повышение очень серьезное по всем фактически отраслям. И на сегодняшний день, допустим, есть разные тенденции. В Америке, вы знаете, все-таки выяснилось, что есть сланцевый газ, и тариф с 2008 года с 341 доллара снизился до 122 в среднем. Бразилия, посмотрев, что «перекормила» естественную монополию, в этом году снизила тарифы для промышленных потребителей с начала года почти на 30 процентов.

Это тяжелый труд. Допустим, мы за последние восемь лет смогли создать 16 тысяч рабочих мест в разных отраслях, где-то с Вашей помощью помогли не разорить автомобильную промышленность, допустим, сибирский кластер – там помогли обеспечить присоединение Богучанской станции.

В.ПУТИН: Словосочетание мне не очень понравилось «помогли не разорить». Помогли поддержать, поддержали. И если уж сказать по-честному, без Ваших личных усилий, без усилий других Ваших коллег, которые здесь присутствуют, тех, которые занимаются этой отраслью экономики, это было бы невозможно. Так что это наш небольшой, но общий успех.

О.ДЕРИПАСКА: Я хочу сказать, что Вы тогда сломали парадигму. Вы знаете, мы все время смотрим западные каналы, они говорят, нужно кончать с «жирными котами», нет запретных тем, давайте банкротить все. Так и здесь. Понимаете, ведь кто-то продвинул нам идею, что мы должны обеспечить равнодоходность: доходность в Европе при экспорте и доходность у нас. Кто-то продвинул идею: «Давайте повысим тарифы до такого уровня, что они начнут потреблять меньше». На мой взгляд, это уже не работает, всем понятно. Итоги первого квартала очевидны, здесь Андрей Рэмович выступал, много раз говорил об этом.

Мы бы хотели попросить о простых вещах. Понятно, не в этом зале решить это, но мне кажется, пришло время, когда нужно делать эскалацию тарифов инфляция минус от предыдущего года, и это должен быть потолок. Понимать этот тариф как предельный, и обеспечить снижение. Потому что на сегодняшний день, если мы добиваемся снижения тарифов, приходит налоговая инспекция и прокуратура и говорят: «Смотрите, тариф установлен. Пожалуйста, обеспечьте реализацию по этому тарифу». Даже если мы говорим: «Мы будем производить больше, будем потреблять, соответственно, больше». Важный, на мой взгляд, концептуальный момент – прекратить эскалацию тарифа выше инфляции, потому что это разгоняет все: и внутренние цены, и кредитные ставки. И, на мой взгляд, мы на сегодняшний день имеем такую доходность в этих отраслях естественных монополий. Мало того, они же еще поглотили массу ресурсов. Это самый лучший заем для банков. Понимаете, получается так, что они убирают ресурсы с рынка там, где, на мой взгляд, может быть, уже не нужно.

Простой пример. Договоры на поставку гарантированной мощности – коэффициент использования – всего лишь 40 процентов. Сетевые решения, которые были построены (системный оператор по-разному объяснял): у нас сейчас резервирование по генерации – 30 процентов, а где-то – 60 процентов по сетевым составляющим. То есть у нас созданы колоссальные заделы, которые нужно сейчас использовать, вовлекать. Но мы видим прогноз: опять дальнейшая эскалация тарифов.

Еще в чем проблема? Маленькое предприятие – вот мы проанализировали, допустим, предприятие строительных материалов в Краснодарском крае. Подключить к линии электропередач, к сети – 180 миллионов рублей, к железной дороге – 62 миллиона рублей, к газу – чуть поменьше, потому что там рядом подстанция. Эта стоимость, она изначально ухудшает условия. На мой взгляд, нужно не разово принимать решения в силу каких-то причин – нашел губернатор деньги или мэр, а системно обеспечить. Любые новые производства должны бесплатно иметь доступ ко всей инфраструктуре: электричество, газ, железная дорога.

Еще один вопрос, который тоже нас очень волнует, это общественный контроль. Мы наблюдаем за общественным контролем в Правительстве, но мне кажется, очень важен общественный контроль за программами естественных монополий. Вот, например, деньги вложены не туда. А если бы были советы потребителей, которые бы могли проводить экспертизу, если бы не какие-то «воздушные» письма о том, что требуется такая-то мощность, создается такое-то предприятие, которое потом выясняется по факту, исходя из малого варианта, из малых мощностей использования, видимо, не произошло. Если бы участвовали потребители, этих бы инвестиционных программ никто не согласовал. Это, мне кажется, очень важно.

Три основных вопроса.

Первый – прекратить эскалацию тарифов выше инфляции. Да, существуют различные зоны, еще что-то, но это должно быть исключением, должно решаться не за счет потребителя, потому что у нас нет возможности.

Второй – обеспечить бесплатный доступ к инфраструктуре естественных монополий, независимо от того, существует она или нет. На мой взгляд, мы создаем потребителя, и это окупится в дальнейшем за счет именно снижения постоянных издержек.

И третий вопрос – это участие потребителей во всех уровнях инвестиционных программ, которые утверждаются естественными монополиями. В свое время был такой лозунг: перейти в кратчайшие сроки к рыночному ценообразованию. На мой взгляд, практически во всех отраслях сложилась такая ситуация. Если Вы дадите поручение Правительству, чтобы они к концу 2015 года до 80 процентов услуг определяли на рыночные условия, они в состоянии это сделать. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

По каждому из этих пунктов я постараюсь пройтись, прокомментировать.

Обеспечить бесплатный доступ к инфраструктуре монополий – подумать нужно. Но если мы совсем-совсем сделаем бесплатный, то сразу возникнет дефицит этих мощностей. Ну, как? Мне кажется, так и будет.

О.ДЕРИПАСКА: У нас 30 процентов - резерв.

В.ПУТИН: И все равно, тоже будет дефицит.

О.ДЕРИПАСКА: Здесь все, спросите у всех, давайте опросим всех…

В.ПУТИН: А здесь есть представители так называемых монополий?

О.ДЕРИПАСКА: Их бессмысленно спрашивать, они же и сформировали этот прогноз, он просто ужасен, вот тот, который объявлен.

В.ПУТИН: Во всяком случае, Вы знаете мою позицию. Она заключается в том, что нужно обеспечить беспрепятственный доступ к этой инфраструктуре. Должен он быть совсем бесплатным либо экономически обоснованным – это другой вопрос. Но мы должны, совершенно очевидно, обеспечить не административный доступ, а рыночный. Вот это совершенно очевидно. Это первое.

Второе – это общественный контроль за инвестпрограммами. Я сейчас не готов сказать, в какой форме, но, по сути, полностью разделяю эту позицию. Прошу Правительство об этом подумать. Мы уже говорили о том, что все наши крупные компании должны эти инвестпроекты сделать прозрачными. И не только предпринимательское сообщество, вообще в принципе любой гражданин имеет право знать, куда вкладывает и на каких условиях вкладывает средства та или иная наша инфраструктурная монополия. Это абсолютно естественное дело, это не разработка новых систем оружия, совершенно точно и правильно. Повторяю еще раз, о форме надо подумать, но сама идея абсолютно правильная.

И, наконец, ключевой вопрос - это тарифы. Собственно говоря, и Борис Юрьевич с этого начал, и Сергей Александрович продолжил, и Вы сейчас об этом сказали.

Не открою большой тайны, мы как раз этим сейчас предметно и занимаемся. Совсем недавно, где-то недели две-три назад, мы собирались на этот счет, дискутировали с коллегами из Правительства. В ближайшее время намечена вторая такая встреча, и мы примем соответствующее решение. Оно будет очень близко к тому, что Вы предлагаете. Сейчас я не готов окончательно сформулировать, потому что мне нужно послушать руководителей правительственных ведомств, министерств, но в целом мы как раз думаем именно в этом направлении.

Разумеется, при принятии решений будем руководствоваться и соображениями инвестиционной активности самих наших инфраструктурных монополий, потому что многие, в том числе, из сидящих здесь, в зале, зависят от их заказов. Это серьезная вещь. Мы должны принять сбалансированное решение. Будем думать на этот счет.

Пожалуйста, прошу вас. Дайте, пожалуйста, микрофон.

А.ОСИПОВ: Владимир Владимирович, я хотел прокомментировать по поводу подключения к монополиям, к тарифам. Во-первых, вот эта обеспеченность…

В.ПУТИН: Нет-нет, секундочку. Подключение к монополиям, к тарифам? Не понял.

А.ОСИПОВ: По тарифам при присоединении к монополиям и обеспечению практически бесплатного присоединения. То, о чем сейчас говорилось, о возможностях.

Конкурентным преимуществом России является высокая обеспеченность энергоресурсами, всеми, что бы мы с вами не взяли: гидроресурсы для выработки дешевой электроэнергии, в общем, всё.

На сегодняшний день это конкурентное преимущество использовать можно. Ведь что происходит? Большинство стран предоставляет в силу клиентоориентированности дешевое присоединение. Каким образом это осуществляется? Монополии или инфраструктурные компании видят в этом расширение своего отпуска, они привлекают дешевые кредиты. Как правило, это инфраструктурные облигации, 2, 3, 4 процента, берут их на 20, 30, 40 лет, таким образом, строят мощности и рады присоединить потребителей. Эта модель может работать у нас.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо. Это простое, известное, наработанное решение, обязательно коллеги над этим подумают.

Б.ТИТОВ: В процентах по кредитам у нас будет, если можно, коалиция.

В.ПУТИН: Вопрос к Эльвире Сахипзадовне.

Б.ТИТОВ: Нет, руководители всех банкиров страны говорят о том, что им выгоднее работать на объемах, а не на больших ставках.

В.ПУТИН: А что делают на практике?

Б.ТИТОВ: Давайте спросим.

Гарегин Ашотович Тосунян.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Г.ТОСУНЯН: Спасибо.

Владимир Владимирович, я сразу оговорюсь, что я не буду говорить с позиции интересов банков, я все-таки построю свои рассуждения именно с точки зрения интересов бизнеса и развития экономики: что нужно, какие условия могут способствовать банкам двигаться к большим объемам с меньшей маржой, а не, наоборот, в какой ситуации мы сегодня.

В.ПУТИН: То есть Вы понимаете, что Вы начали с очень опасного тезиса, Вы сейчас отделили бизнес и банки.

Г.ТОСУНЯН: Нет, я хочу сказать, что противоречие есть между всеми отраслями, поэтому здесь нас часто упрекают. Я постараюсь обосновать, какие меры нужны для снижения кредитных ставок.

Во-первых, я хотел бы обратить внимание, что у нас очень низкий уровень монетизации нашей экономики. Мы сегодня по монетизации, на уровне (М2 к ВВП) 45 процентов, тогда как Канада – 127, Великобритания – 166, Китай – 183 процента. Как следствие, в определенной степени и ситуация с кредитообеспечением, то есть у нас недостаточная насыщенность экономики кредитными ресурсами. Опять же, если сравнивать, то корпоративные кредиты к ВВП в нашей стране – это 33 процента, если брать, к примеру, Испанию, Нидерланды, Италию и другие страны, они выше 50, 60, 70 процентов. То есть мы явно и по монетизации, и по кредитообеспечению находимся на очень низком уровне.

В.ПУТИН: То есть Вы считаете, что это следствие того, что у нас очень маленькая денежная база?

Г.ТОСУНЯН: Да, денежная база, она дефицитная, а в условиях дефицита всегда товар бывает очень дорогим, поэтому это не вредность и жадность банкиров, а это та ситуация, которая на рынке складывается. И поэтому перед нашей экономикой, перед страной реально стоит опасность входа в фазу рецессии по причине именно замедления кредитования и производства, и населения, а вот эти факторы были главным двигателем развития последних лет.

Надо понять, за счет чего эти процентные ставки могут быть снижены. Потому что просто желать их снижения, не показывая, за счет чего их можно потянуть вниз, наверное, неэффективно. Так вот задача «длинных» дешевых денег для бизнеса линейно зависит от того, как формируются банковские пассивы, то есть чем дороже пассивы, тем все равно кредиты будут дороже. Чем дешевле они, тем кредиты будут дешевле. В конкурентной среде, правда, если не монополия.

Здесь нужно сразу избавиться от иллюзий. Очень часто эксперты говорят, что основные средства должны черпать из страховых, из пенсионных фондов, а они у нас мизерные – 6 процентов составляют от ВВП. Поэтому из этих источников черпать нам нечего в принципе. Есть другой источник, но он тоже для нас в некотором смысле если не иллюзорный, то не эффективный для снижения процентной ставки, это источник депозитов населения. 30 процентов пассивов банков – депозиты населения. Но, во-первых, депозиты населения сегодня у нас практически краткосрочные, в любой момент могут быть изъяты.

Я надеюсь, что мы в ближайшее обозримое время примем поправки к 837-й статье ГК и решим эту проблему долгосрочности. Но даже если бы они стали долгосрочными, по депозитам ставка не может пойти вниз, если дефицит фондирования сохраняется, потому что по депозитам банки друг с другом конкурируют за вкладчика. И, естественно, эта конкуренция приводит к тому, что взвинчивается, увеличивается цена. Поэтому главным источником и мотором перетягивания вниз, именно основным драйвером снижения процентной ставки и фондирования, соответственно, длинных пассивов может быть – и я скажу непопулярную вещь, которую государственные финансисты всегда оппонируют – только государство.

В наших условиях это реально только за счет государства, за счет Центрального банка, за счет Минфина. Причем России необходим именно аналог тех мер количественного смягчения, который реализует после 2007 года (после кризиса) и Соединенные Штаты, и европейские страны.

Там сегодня ЕЦБ, например, на 36 месяцев предоставляет кредиты. Причем, Вы знаете, что ставки там низкие, чуть ли не близкие к нулю. И когда нас пугают, что в том случае, если мы пойдем по этому пути фондирования, дешевого, произойдет инфляция, то это неверно, потому что инфляция у нас не носит монитарный характер и наша инфляция чувствительна к тарифам, наша инфляция – очень чувствительная.

И наша инфляция, если посмотреть последние годы, как раз, соответственно, к процентам, к монетизации, она не чувствительна. Поэтому здесь бояться того, что этот путь приведет к инфляционным последствиям, неправильно. Мы предлагаем, в общем, считаем, что для того, чтобы эту ситуацию кардинально изменить, нужно все-таки сделать этот шаг (это опять же изменение некоторой парадигмы), чтобы Банк России и Минфин стали предоставлять ресурсы в экономику до года, двух и до трех.

Причем здесь тоже должна быть формула «инфляция минус». Государство не должно работать в режиме «инфляция плюс», это бизнес работает в режиме «инфляция плюс», а если мы хотим действительно макроэкономического эффекта достичь, снизить процентную ставку, мы должны понимать, что если мы хотим 9-процентных кредитов, значит, ставка рефинансирования должна быть 6 процентов. Причем речь идет о том, что рефинансирование должно быть не на две-три недели, как у нас по сделкам РЕПО Центральный банк и под 5 процентов дает, а речь идет о долгосрочных кредитах рефинансирования. И причем не узкому кругу банков и не под очень ограниченный круг обеспеченных бумаг, а широкий доступ. Чтобы была бы еще и конкуренция, которая будет стимулировать снижение процентной ставки. В этом случае тогда, если хотим 9 процентов - рефинансируем под 6, хотим, чтобы под 6 был кредитный рынок, - рефинансируем под 3 и так далее. То есть линейная счетная задача. Правда, это не сразу делается, конечно, это делается очень плавно, аккуратно, и я в этом смысле сдержанность Центрального банка вполне понимаю. Но поэтому нужно планомерно увеличивать и объемы, и сокращать ставки по рефинансированию.

Принять поправки к 837-й статье Гражданского кодекса, чтобы депозиты населения стали бы реально долгосрочными. То есть это один из вариантов. Это не означает, что все депозиты, но как дополнительная возможность для вкладчиков и для банков.

И очень важно еще использовать активно механизм госгарантий, потому что при наличии госгарантий тоже на 1-2 процента могут снизиться процентные ставки. Типичный, яркий пример – это пример Канады, 50-60-е годы, когда решался вопрос об обеспечении малоимущих слоев населения, которые первый раз берут ипотеку под жилье. Они дали 100-процентные госгарантии, банки выстроились в очередь, и резко пошла ставка вниз, потому что им было выгодно кредитовать малоимущих. Это и социальная, и экономическая задача.

И последнее. Нужно отказаться от искусственного сдерживания темпов роста банковской системы и отдельных кредитных организаций. Причем это происходит так, что принимаются ограничительные меры, меры принуждения к формированию избыточных резервов. Причем и здесь я политику Центрального банка понимаю, потому что для них сегодня вопросы экономического роста – это вторые вопросы. Они стабильность хотят обеспечить, так спокойнее. Но я предлагаю, чтобы уйти от входа в рецессию, неизбежного входа, если мы такой политикой будем руководствоваться, нужно отказаться от парадигмы «стабильность в ущерб развитию». Нужно принять парадигму «приоритет развития при должном уровне стабильности». Я даже в качестве эпиграфа к своим двум страницам текста написал, что цель – это развитие, а стабильность – всего-навсего инструмент его обеспечения. Стабильность не есть сама какая-то высокая цель, это всего-навсего инструмент. А цель – это развитие и экономики, и общества.

Вот, собственно, все, что я хотел сказать.

В.ПУТИН: Спасибо Вам большое.

Тоже несколько ремарок, если позволите.

Вы сказали, что инфляция у нас не носит монетарного характера. Да, похоже, что так и есть. Но, может быть, она не носит монетарного характера именно потому, что ЦБ проводит сдержанную и взвешенную монетарную политику и сдерживает необоснованное расширение этой денежной массы. И поэтому это и не влияет на инфляцию.

Г.ТОСУНЯН: Безусловно, на протяжении длительного периода была осуществлена такая политика, которая сегодня привела к тому, что мы на самом деле, если брать 90-е годы или начала нулевых годов, конечно, там были риски роста инфляции. Сегодня мы смотрим, как за последнее время реагирует инфляция на, соответственно, рефинансирование. Вот сегодня мы фиксируем, - это можно просто показать по факту, - она слабо реагирует на инфляцию, на, соответственно, рефинансирование.

В.ПУТИН: Гарегин Ашотович, в 90-е годы были не риски инфляции, а была инфляция запредельная – 30 и более процентов, а иногда у нас выскакивали там вообще катастрофические цифры. Поэтому в 90-е годы другая вообще ситуация была, но если мы перестараемся в этом отношении, тогда мы будем говорить о том, что у нас есть монетарные риски инфляции. Сегодня их нет, потому ЦБ и Правительство проводят взвешенную кредитно-денежную политику. Как только мы перейдем определенную черту, они могут появиться.

Г.ТОСУНЯН: Маятниковый эффект. Мы в другой крайности. Вот я Вам покажу по странам, где находится Россия по реагированию на рефинансирование. Слабое реагирование. И, наоборот, очень сильное на чувствительность инфляции как раз к тарифной политике.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо.

Андрей Рэмович нам уже такие схемы показывал. Он в значительной степени, не во всем, но в значительной степени разделяет Вашу позицию. Мы недавно спорили по этому вопросу, когда Министерство экономического развития доказывало, что в результате того, что мы перешли к плавающему курсу рубля, приняли ряд других системных мер, у нас необоснованно снизилась денежная масса, и это является определенным ограничителем для экономического роста. Это правда, мы это тоже знаем и обсуждаем все эти проблемы и нюансы, и постараемся на них соответствующим образом реагировать.

Я просто хочу предупредить против того, чтобы нам не кинуться в другую крайность, понимаете, нам надо быть крайне аккуратными. Это же отразится на вашем бизнесе, если мы позволим себе неаккуратно в этой сфере действовать. Опять инфляция вернется в 90-е годы, и что мы будем с этим делать?

Г.ТОСУНЯН: Абсолютно согласен, финансовый рынок никаких крайностей не терпит, но плавное движение в другое направление очень важно.

В.ПУТИН: Видимо, какая-то корректировка нужна.

Что касается насыщения дешевыми деньгами, дешевыми кредитами со стороны Центрального банка коммерческих банков, то тоже как-то аккуратно можно действовать в этом отношении, Центральный банк должен подумать над этим прежде всего. Но это ведь может привести не к расширению финансирования, а просто к повышению доходности самих коммерческих банков, к получению сверхприбыли.

Г.ТОСУНЯН: Конкуренция для этого должна быть, вот для этого и должен быть широкий доступ, а не узкой группе под узкий, соответственно, обеспечивающий материал, это должна быть широкая конкуренция. Конкуренция всегда вниз тянет, вот канадский пример, я еще раз повторю, по ипотеке.

В.ПУТИН: Да, если этот механизм будет работать, если мы сможем его запустить должным образом, то он будет работать именно в том направлении, о котором Вы говорите, это правда.

РЕПЛИКА: Другого источника нет просто, нет других источников.

В.ПУТИН: Другие источники есть. Пожалуйста.

Д.ХОТИМСКИЙ: Я представляю Совкомбанк. У меня есть две конкретные меры как снизить банковскую ставку.

Первая мера – ввести операции льготного РЕПО на ипотеку на дешевое жилье в регионах. Эта мера приведет к резкому росту строительства, увеличению «народного счастья», росту ВВП на несколько процентов в год и росту доходов бюджета.

Вторая мера – ввести уголовную ответственность за вывод активов из компаний. На сегодня бизнесмен, получив банковское либо торговое финансирование, может безнаказанно вывести деньги в оффшор или потратить их на фиктивные услуги. В такой ситуации банковская ставка держится на предельно высоком уровне и экономика нормально функционировать не может.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Вы сейчас говорите, во второй части Вы говорите о больших рисках. Сейчас это только один из рисков, который Вы упомянули, – это недобросовестное поведение участников экономической деятельности, вывод ресурсов в оффшоры, еще куда-то там, просто в другие бизнесы, за границу. Да, такой риск существует, не один, их много. Но я думаю, что сегодня коммерческие банки явно преувеличивают те риски, которые у нас в экономике существуют, ведь в некоторых странах, скажем еврозоны, риски не меньше, а больше, чем у нас, понимаете, и там на риски никто не ссылается. Но это отдельная тема, я думаю, что и риски завышены у коммерческих банков сегодня, во всяком случае, те деньги, которые они берут за эти риски, завышены, и их собственные непроизводственные расходы неэффективные никто не считает.

Я просто хочу обратить внимание Гарегина Ашотовича и всех наших коллег из этого сектора экономики на то, что они так же, как и их коллеги из других секторов, должны внимательно смотреть за теми вещами, о которых я только что сказал. Мы, безусловно, еще я вас попрошу поговорить с коллегами, соберемся отдельно и обязательно поговорим с действующим руководством, с будущим руководством Центрального банка, с нашими основными общенациональными и крупнейшими региональными банками. Мне кажется, нам такая встреча нужна, она уже назрела.

РЕПЛИКА: 7 лет назад…

В.ПУТИН: Да, давайте мы это сделаем, поговорим по-серьезному.

Теперь что касается еще одного вопроса, который Вы затронули, – это госгарантии. Здесь я согласен, мы очень робко применяем этот инструмент, а он может быть применен шире, и, я думаю, что даст действительно положительный эффект. Не нужно только чрезмерно забюрокрачивать механизм его применения. Мы в условиях кризиса даже пытались его внедрить, и он где-то на конечной стадии уже начал более или менее работать, а в начале просто провалился как инструмент антикризисной политики. А он может быть эффективным, здесь я с Вами абсолютно согласен.

Ну и что касается сдерживания или не сдерживания развития банковского сектора, то есть, по сути дела, нарождения новых банковских учреждений, развития средних в большие, и так далее. Конечно, сдерживать ничего нельзя искусственно, но контроль за качеством банковской системы, за ее надежностью должен быть, безусловно, обеспечен.

Во всяком случае, что касается этих РЕПО под ипотеку, надо подумать. Почему нет?

Э.НАБИУЛЛИНА: Надо посмотреть, чтобы, как в Америке, не получилось.

В.ПУТИН: Да, это понятно. Но я думаю, что наши банки вряд ли будут раздавать ипотеку так, как это было в Штатах. И вряд ли мы опять здесь, в России, столкнемся с Fannie Mae.

Д.ХОТИМСКИЙ: Владимир Владимирович, я хотел Вам подарить свою книжку, она называется «Наживемся на кризисе капитализма», так мы догоним и, наконец-таки, перегоним благодаря Вам Америку.

В.ПУТИН: Спасибо большое. Благодарю.

Но я думаю, что мы не должны ставить перед собой такие задачи, потому что лучше знаете, как? Я скажу вам, почему? Я люблю все виды спорта. Но, знаете, когда в легкой атлетике лидер бежит-бежит-бежит, а потом выдохся, а тот, кто нависал, он, как правило, выигрывает. Поэтому здесь нужно быть очень аккуратным, смотреть за тем, что происходит в мире, вокруг нас, брать наилучшие практики и применять их у себя.

И у нас есть такая счастливая возможность, здесь коллеги уже об этом говорили. Но действовать, конечно, нужно эффективнее, энергичнее, наступательнее.

Да, пожалуйста, Борис Юрьевич.

Б.ТИТОВ: Ещё одна тема, очень важная для развития экономики, если не самая важная, – это развитие малого бизнеса. И всё-таки у нас сегодня парадигма в том, что малый бизнес тоже является фискальным источником для бюджета. Кажется, что у малого бизнеса значительно больше обязанностей в нашей экономике, и не только в экономике, но и в обществе. У него обязанность – выполнять. Главная его функция – это социальная функция: создавать рабочие места, создавать сервисы, базовые сервисы.

Только что, буквально два дня тому назад, пришло обращение 156 малых предпринимателей всего лишь из одного района, Мостовского района Краснодарского края: «Мы не от хорошей жизни вышли на рынок, рынок – наш единственный шанс обеспечить наши семьи и детей. Мы не просим у государства милостыню, мы работаем и оплачиваем налоги и платежи. Неужели государству выгодней иметь безработных, состоящих на учёте в центре занятости, получающих обязательные платежи от государства, нежели самозанятых, платёжеспособных граждан? И неправду говорят, что ушли из регистрации те, которые «спящие» ИП. Действительно, среди них было много живых, настоящих предпринимателей с мест».

Я хотел бы передать слово Бречалову Александру – президенту «Опоры России».

А.БРЕЧАЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги, добрый день!

29 марта в Ростове-на-Дону на конференции Общероссийского народного фронта, Владимир Владимирович, Вы сломали ещё одну парадигму. Начиная с 2010 года впервые появился термин «дифференцированный подход» в отношении малого бизнеса, это касалось страховых взносов для индивидуальных предпринимателей. Очень хотелось бы надеяться, что в весеннюю сессию всё-таки этот вопрос будет решен, пока у нас нет такой точной уверенности, хотя законопроект внесён в Государственную Думу.

Эта конференция стала некой точкой отсчёта для «Опоры России» в разработке программы «Территория бизнеса – территория жизни», которая призвана стимулировать развитие предпринимательства в малых территориях. Конечно же, 25 миллионов рабочих мест – это амбициозная и очень правильная задача. Но хотелось бы, чтобы рабочие места создавались не только в крупных городах, но и в малых городах, и особенно в деревнях и сёлах.

Оценивая роль предпринимательства в малых территориях, мы убеждены, что только за счёт стимулирования предпринимательства, возникновения новых бизнесов на таких территориях эти территории могут выживать. Поэтому согласен с Борисом Юрьевичем Титовым, мы убеждены, что малый бизнес – это не единица экономики, а больше единица социальной политики. Вы знаете, тот подход, который сейчас в государстве есть по отношению к личным подсобным хозяйствам, крестьянско-фермерским хозяйствам, он должен быть распространён на все малые предприятия, которые открываются на территории.

В связи с этим просьба поддержать в своих поручениях.

Первое – для индивидуальных предпринимателей и самозанятого населения, конечно же, необходимо максимально упростить фискальную модель. Я говорю, именно фискальную модель, а не отдельно налоги и отдельно страховые платежи. Все эти платежи должны быть, что называется, зашиты в один платёж. Учитывая опыт Федеральной налоговой службы, я думаю, этой службе нужно передать администрирование. Именно эта мера, на наш взгляд, позволит мотивировать те 20 миллионов трудоспособных граждан, которые сейчас находятся вне правового поля, – они и не наёмные работники и не предприниматели, – войти в это правовое поле. Потому что, по сути, большая часть из них, конечно же, занимается предпринимательством.

Второе – налоговые каникулы для любого стартующего бизнеса, малого бизнеса, особенно если это касается малых территорий, естественно, опять же с дифференцированным подходом. Если это касается производства – пекарня, мельница и подобные проекты, – как минимум на два года нужны преференции, чтобы предприниматель встал на ноги.

И ещё одна конкретная просьба. В настоящий момент для отдельной категории налогоплательщиков-предпринимателей, это предприниматели, использующие упрощённую систему налогообложения, занятые в сфере производства, в социальной сфере, а также в IT-сфере, действует в настоящий момент ставка страховых взносов в 20 процентов. С 1 января 2014 года эта льгота прекращает свое действие, ставка будет составлять 30 процентов, а с 2015 года – 34 процента. Огромная просьба поддержать нашу инициативу и оставить эту льготу как минимум на 2014 и 2015 годы. Ведь речь идёт о тех самых рабочих местах в производственном и социальном секторе.

В.ПУТИН: Ещё раз, какая льгота?

А.БРЕЧАЛОВ: Сейчас страховой взнос 20 процентов для предпринимателей, использующих упрощённую систему налогообложения, задействованных в сфере производства, в социальной сфере и в IT-сфере.

В.ПУТИН: Но не просто производства, там мы, по-моему, делали для высокотехнологичного производства.

А.ШОХИН: Это не для всех, это не касается торговли.

А.БРЕЧАЛОВ: Нет, торговли это не касается.

В.ПУТИН: Да, это касается прежде всего высокотехнологичного производства и социальной сферы.

А.БРЕЧАЛОВ: И ключевая цифра, это как некий ответ на контраргументы со стороны финансового блока о выпадающих доходах. Если мы говорим о преференциях для малого бизнеса, так вот доля предпринимателей, использующих специальные режимы налогообложения в совокупном бюджете Российской Федерации, сейчас менее трёх процентов. Я думаю, что говорить о каких-то серьёзных выпадающих доходах тем более не приходится, здесь мы считаем, что риски минимальные.

Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, что касается продления льготы для малого производственного бизнеса и социального бизнеса, не уходить с 20 процентов на более высокую ставку – наверное, об этом можно подумать. Но вот сейчас наверняка Минфин уже считал эти доходы на трёхлетку ближайшую. Считали?

С.ШАТАЛОВ: Разумеется, считали, и в Правительстве рассматриваются эти варианты. Совсем недавно, на прошлой неделе, в частности, обсуждался вопрос о том, что делать со страховыми взносами, будут ли они повышаться выше 30 процентов. Здесь прозвучали опасения, что будут 34 процента. Думаю, что не будут, Правительство, в общем-то, сходится к тому, чтобы выдержать эти 30 процентов и сохранить дифференцированные ставки для самозанятых предпринимателей.

А.БРЕЧАЛОВ: Сейчас ставка – 20 процентов, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Давайте мы в этой части, вот Сергей Дмитриевич сказал, подумаем ещё. Никому не хочется. Вы думаете, нам хочется повышать налоги? Вопрос в балансе, бюджет должен быть сбалансированным. И, конечно, давайте мы ещё раз к этому вернёмся, подумаем, насколько мы можем удержать вот эту льготную ставку. Нам очень хочется это сделать, поверьте. Ведь мы когда приняли решение о повышении, мы не случайно же свернули эту ставку для производственного и социального бизнеса до 20 процентов. Нам действительно, реально очень хочется это сделать, так что мы подумаем ещё раз. Здесь вот замминистра финансов присутствует. Я вас прошу при обсуждении в ближайшее время этой темы вернуться к этому. И в целом это, конечно, было бы предпочтительным решением. Вот мы будем из этого исходить. Это первое.

Второе – по поводу того, чтобы обеспечить налоговые каникулы на два года для малых предприятий, которые начинают свою работу. Эта мера была бы, наверное, эффективной, я просто не очень понимаю, как её можно администрировать. Я боюсь, что у нас все малые предприятия будут создаваться на два года, и потом длинная череда будет ближайших и дальних родственников, на которых будут создаваться всё новые и новые предприятия.

А.БРЕЧАЛОВ: Владимир Владимирович, у нас в настоящий момент ситуация, что более 40 процентов у нас теневой бизнес и больше 20 миллионов работоспособных граждан, которые, я ещё раз повторюсь, по сути, занимаются предпринимательством, но они вне правового поля.

В.ПУТИН: То есть Вы предлагаете их вообще освободить от налоговых пошлин?

А.БРЕЧАЛОВ: Наоборот, нет. Мы предлагаем, ещё раз, удобную фискальную модель того, чтобы мотивировать этих людей заниматься предпринимательством официально.

В.ПУТИН: Так и нам этого хочется. Я просто хочу понять, как мы с вами при этом уйдём от такого неблагоприятного квазикриминального развития событий в экономике, когда все предприятия, рассчитывая на налоговые каникулы, будут создаваться на два года, а потом будет новый бизнес на родственника: на второго, на третьего, на четвёртого и так далее.

А.БРЕЧАЛОВ: Вы знаете, есть яркий пример. До 2010 года, когда произошла замена ЕСН на страховые взносы, я говорю это ответственно, потому что я предприниматель, малый бизнес выходил из тени и платил зарплаты «в белую». Почему? Потому что были разумные налоги на зарплату.

В.ПУТИН: Послушайте, но это ведь не проблема налоговых каникул, это проблема уровня налогообложения.

А.БРЕЧАЛОВ: Нет, я говорю об ответственности и о позиционировании самого человека, самого предпринимателя.

В.ПУТИН: Я согласен. Но как нам внедрить то предложение по поводу двухлетних налоговых каникул, о которых Вы сказали?

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, если закроется, то должен вернуть всю сумму налогов.

В.ПУТИН: Нет, здесь предложение такое, совсем запредельное, энкавэдэшное какое-то: если закроется – должен вернуть всю сумму налогов. А если он просто разорился?

А.БРЕЧАЛОВ: Владимир Владимирович, когда мы говорим об индивидуальном предпринимателе, у него навсегда ИНН, и свою пекарню, свою химчистку на кого-то перерегистрировать он, по сути, не может.

В.ПУТИН: Давайте мы так: идея сама по себе не лишена смысла, она привлекательна. Вот сейчас Сергей Дмитриевич скажет, что вообще это невозможно сделать.

С.ШАТАЛОВ: Владимир Владимирович, на самом деле такой эксперимент в России был поставлен в 90?е годы. 10 лет действовало правило, в соответствии с которым новый малый бизнес имел налоговые каникулы. И было ровно то, о чём Вы говорили: как только налоговые каникулы кончались, эта оболочка бросалась, создавалось новое предприятие, и эта практика была, в общем-то, достаточно скверной.

Я не хочу на негативе заканчивать, я хочу всё-таки и позитивный момент отметить. У малого бизнеса по существу есть возможность фактически реализовать себе налоговые каникулы, если он переходит на упрощённую систему налогообложения, которая у него есть, и в качестве базы налогообложения берёт доходы минус расходы. В этом случае у него в первые годы или до тех пор, пока он не начнёт получать реальную прибыль, никаких налогов нет вообще.

А.БРЕЧАЛОВ: Владимир Владимирович, мы представим нашу позицию детально с подробными расчётами. Но, Сергей Дмитриевич, Вы знаете, я уверен, с 90-х годов уровень сознательности нашего среднестатистического предпринимателя стал гораздо выше.

В.ПУТИН: Уровень сознательности, безусловно, вырос, но вырос и уровень мастерства и изобретательности.

А.БРЕЧАЛОВ: Это взаимная такая работа.

В.ПУТИН: Ещё несколько моментов мне показались интересными.

Малый бизнес не единица экономики. Да, малый бизнес выполняет огромную социальную роль, это правда, но это всё-таки часть нашей экономики, и я надеюсь, что он будет ещё большей частью, чем сегодня.

Все платежи передать в один орган – налоговую инспекцию. Принципиально это можно сделать, но социальные платежи носят страховой характер.

А.ШОХИН: Пока ещё не носят.

В.ПУТИН: Носят, в соответствии с законом это страховые выплаты, а не налогообложение. Но если мы не будем стремиться к тому, чтобы по сути это было именно страховыми платежами, то тогда никогда этого и не достигнем. Вот это мы должны иметь в виду.

А.БРЕЧАЛОВ: Владимир Владимирович, мы возложили на индивидуального предпринимателя в принципе функцию администрирования. И Вы, я уверен, и мы видели этих людей. Вот я был недавно в Алтайском крае, вот он сидит у себя в горах, точит камешек, делает поделку. Для него два платежа и, соответственно, администрирование, хотя оно достаточно сейчас простое, – это очень сложная тема. И режим «одного окна» и «одного платежа» – ведь это, по сути, было уже.

В.ПУТИН: Ну давайте подумаем. Я понимаю, и с точки зрения здравого смысла Вы абсолютно правы.

А.БРЕЧАЛОВ: Это те самые 20 миллионов, которые сейчас вне правового поля.

В.ПУТИН: С точки зрения здравого смысла Вы правы абсолютно, давайте подумаем, как это администрировать, насколько это возможно.

Прошу вас.

М.КОЗЛОВ: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Коллеги! Приветствую вас!

На самом деле имеются и позитивные тенденции. Дело в том, что мы представляем объединение собственников бизнеса. Это около 400 человек. К нам очень часто обращается молодёжь до 25 лет – будущие предприниматели. Они пытаются что-то начинать. Но мы не имеем статистики на этот момент, сколько в принципе их всего. Провели некоторую работу и готовы вкладывать даже собственные средства в развитие этих молодых людей. И даже сейчас мы разработали хлопковую программу, они принимали в ней непосредственное участие.

В.ПУТИН: Вы знаете, у нас, к сожалению, желающих заняться собственным делом в разы меньше, чем в других странах. Это показатель того, что у нас не всё благополучно в этой сфере, к сожалению.

М.КОЗЛОВ: Согласен. Но, как показывает наша аналитика, даже в таком сложном регионе, как Тверская область, очень много желающих начать бизнес, очень много интересных идей, которые действительно заслуживают внимания.

Мы как-то на совещании Клуба лидеров подумали о том, что если действительно попробовать в Росстате взять данные или, может быть, каким-то образом дать им поручение, чтобы они выдали данные, сколько всё-таки молодых людей до 25 лет организуют бизнес, и совместно с Росмолодёжью, Клубом лидеров и Минэкономразвития, с которыми мы тесно сотрудничаем, попробовать разработать ряд методик и условий, для того чтобы данным предпринимателям будущим, молодым, было бы легче.

В.ПУТИН: А давайте мы попросим АСИ этим заняться – Агентство стратегических инициатив. Минэкономики вам поможет. Это хорошее предложение.

М.КОЗЛОВ: Мы очень хотели бы поучаствовать в данной работе. Кроме того, у нас есть уже ряд наработок в разных регионах. Думаю, что треть всех регионов мы уже охватили.

Кроме того, так как я возглавляю очень сложное текстильное предприятие, мы в этом году, буквально недавно, засеяли первые 50 гектаров хлопка, совместно с учёными…

В.ПУТИН: Где?

М.КОЗЛОВ: В Астраханской области. При очень активной поддержке губернатора. Недавно мы ездили в Грецию по обмену опытом, получили хороший результат в прошлом году. И в 2016 году, если будет поддержка с Вашей стороны непосредственно, мы сможем дать уже полный объём, это 120 тысяч тонн, и обеспечить нуждающиеся предприятия хлопком. Мы знаем о том, что есть поручение, огромное Вам за это спасибо. Совместно с Министерством экономического развития мы думаем, у нас рабочая группа имеется, всё-таки каким образом и откуда можно получить эти средства. То есть в данный момент проблема в том, что фактически хлопок, который поступает из-за рубежа, имеет посредственное качество, а мы дали четвёртый и третий тип в Астрахани. Такого хлопка не было в принципе за последние годы.

В.ПУТИН: Будут продавать за границу.

М.КОЗЛОВ: Нет, ни в коем случае. И поэтому, если есть возможность, какую-то, может быть, для нас дополнительную помощь оказать и поддержку и Министерству экономического развития по данному вопросу.

Спасибо.

В.ПУТИН: Сформулируйте, пожалуйста. Не сейчас, а просто сформулируйте, Борису Юрьевичу отдайте, мы обязательно подумаем, потому что текстильная промышленность нуждается в такой поддержке, конечно.

Б.ТИТОВ: У нас ещё есть несколько тем, которые очень важны для всех, а не только для отдельных компаний, – тема безопасности бизнеса и защиты предпринимателей.

Мы действительно прошли большой путь, приняли четыре [законодательных] пакета, и сегодня уже значительно меньше сажают на стадии предварительного следствия, сегодня уже по-другому открываются дела: частно-публичный порядок открытия дел. Но завершить этот процесс можно было бы очень важным решением. Те, которые сегодня нарушают, к ним другое отношение, закон другой, а те, которые в прошлом нарушили закон, они по-прежнему отбывают сроки наказания, вернее, у них приговоры по старым правилам. Поэтому мы предложили вариант амнистии для предпринимателей по экономическим статьям, но только для предпринимателей.

Андрей Геннадьевич Назаров, он представитель уполномоченного по защите бизнеса от преследований по уголовному праву.

В.ПУТИН: Позвольте мне сначала одну реплику только. На предварительном следствии не сажают, на предварительном следствии задерживают и арестовывают. Суд только может посадить.

Б.ТИТОВ: Пока терминологией, слава богу, ещё не владеем до конца.

А.НАЗАРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

На самом деле хотелось отметить одну из важнейших сторон для развития бизнеса – это безопасность ведения бизнеса в нашей стране. У предпринимателя, как и у любого человека, есть достаточно много проблем с безопасностью. Сегодня, наверное, есть смысл коснуться именно той стороны, когда у человека возникают дополнительные риски, потому что он становится предпринимателем. Много рисков, связанных и с криминалом, который на него начинает обращать внимание, и бюрократы, и прочее. Но главное даже не в этом, а в том, что Борис Юрьевич сейчас проанонсировал. У предпринимателя ещё возникает опасность быть необоснованно привлечённым к уголовной ответственности или привлечённым обоснованно, но наказание может быть получено несоразмерно жестокое. Дело в том, что, не секрет, это нам досталось с советских времен, когда в 1996 году принимали Уголовный кодекс, над ним работали специалисты той школы, вышедшие из той системы, когда частная собственность и экономические преступления были особо тяжкими в стране.

Конечно, с тех пор многое в стране изменилось, приоритеты государства, и особенно в последнее время, вот эти четыре этапа, которые позволяют сегодня говорить уже о новом уголовном законодательстве. Особые слова благодарности, Владимир Владимирович, за то, что четвёртый пакет, который в конце года Вы подписали, теперь не даёт возможности привлекать по ряду экономических статей предпринимателей без заявления потерпевшего, что раньше было сплошь и рядом, что и приводило к необоснованному привлечению и прочим проблемам. Теперь это изменилось на самом деле.

В.ПУТИН: Создаётся некоторая проблема для следствия. Иногда очевидные вещи: нужно бы заявлять по поводу того, что что-то украли, а сидят, не заявляют.

А.НАЗАРОВ: Да, но на самом деле, когда говорят, что тебя обманули, а ты считаешь, что тебя не обманывали, сложно быть потом потерпевшей стороной. Но в законе сделаны исключения, что, если это касается государственных или муниципальных денег, такого заявления потерпевшего не нужно, и это позволяет всё-таки как-то подстраховаться.

В.ПУТИН: Муниципальные – это как бы на поверхности лежит, но есть ещё госкомпании, там тоже квазигосударственные деньги.

А.НАЗАРОВ: Согласен, поэтому вот эти оговорки нужны на самом деле, но дело в том, что сегодня уже новое законодательство в стране. А получилось так, что за эти годы, за последние пять лет, почти 250 тысяч людей всё-таки осудили по экономическим статьям, и на 1 января 13 600 находятся в местах лишения свободы.

В.ПУТИН: Сколько?

А.НАЗАРОВ: 13 600 человек на 1 января. Это были данные ФСИН, а 240 тысяч – это всего, которые были осуждены и к лишению свободы, и к условным наказаниям, к штрафам и прочее. Всего вместе за пять лет.

Дело в том, что если бы сегодня этих людей привлекали к уголовной ответственности по новому уже законодательству, то, Владимир Владимирович, часть людей вообще бы не привлекли, потому что эти деяния декриминализированы. Они бы по новому законодательству не совершали преступление или они бы получили наказание гораздо меньшее. Но так как они получили тогда, то отбывают срок по тому приговору и по тому законодательству. Мы на основании Конституции вроде как должны пересмотреть и на основании нового закона применять теперь уже наказание к ним. Но это очень долгий процесс, они должны в надзор обращаться и так далее. Мы посчитали, это, наверное, лет на десять может растянуться. И опять же из-за перегрузки судов, может быть и формальное отношение, которое не позволит, в общем-то, пересмотреть эти приговоры большинству предпринимателей.

В этой связи мы предлагаем всё-таки провести амнистию по преступлениям в экономической сфере, причём только для лиц, которые совершили преступления в экономической сфере при занятии предпринимательской деятельностью. Не всех подряд, не все 13 600. По нашим оценкам, примерно две трети из тех людей – это всё-таки предприниматели, и из 240 тысяч тоже около половины именно предприниматели.

Мы не предлагаем освобождать мошенников, которые строили пирамиды или на вокзалах кого-то обманывали, мы предлагаем амнистировать именно предпринимателей. Потому что всё-таки сегодня законодательство другое. Давайте дадим им возможность попробовать ещё раз на законных основаниях делать благое для страны дело.

И плюсом не только в амнистии предусмотреть, что это касаться будет только тех лиц, которые в сфере предпринимательской деятельности совершили преступления, но и вообще в Уголовный кодекс этот термин внести, его сегодня нет. Это создаёт проблемы и для правоприменения, и возможности для злоупотреблений. Поэтому какой-то особой проблемы нет разработать такое примечание и внести в законодательство.

В.ПУТИН: Ещё раз, что внести?

А.НАЗАРОВ: Определение, что такое преступление в предпринимательской сфере, именно расшифровать, что является предпринимательской деятельностью, чтобы в последующем опять не наполнить тюрьмы и через несколько лет не прийти к ситуации, чтобы опять амнистировать предпринимателей.

Предлагаем всё-таки вот этот тезис: «за экономические преступления – экономические наказания» сделать реальностью, ввести вместо лишения свободы по экономическим статьям кратные штрафы. Они позволили бы, с одной стороны, государству также превентивно наказывать и доказывать, чтобы другим неповадно было, каждый будет наказан за преступление. А с другой стороны, мотивировать этих людей погасить ущерб, заплатить штраф, и государство вместо расходов на них получит даже доход. Конечно, на этом смешно как бы наживаться, но тем не менее такова будет ситуация.

Эти люди, предприниматели, не будут проходить тюремные университеты и не будут, в общем-то, находиться в одних и тех же местах с матёрыми рецидивистами и убийцами. Тогда это нам позволит как бы вообще вывести ситуацию на уровень европейских стран, которые уже несколько десятков лет назад изменили законодательство, существенно снизили сроки по экономическим преступлениям, по большинству ввели штрафы. Это позволяет и нам, соответственно, быть цивилизованной страной в этом плане, и безопасность наших предпринимателей улучшить и снять эту проблему. Поэтому – амнистия по преступлениям в экономической сфере, расшифровать предпринимательскую деятельность и кратные штрафы.

В.ПУТИН: Вы уже сами упомянули о том, и мне не нужно, видимо, повторять, что сделано за последнее время, за последние годы в сфере либерализации нашего уголовного права: придание ему более современного, отвечающего сегодняшним реалиям вида. По сути, мы его поменяли в значительной степени. Наверное, ещё немало придётся сделать. И я с Вами согласен, что в этом отношении нам вместе нужно подумать.

Вместе с тем есть и проблемы, на которые сами предприниматели обращают внимание и, по сути, предлагают усилить ответственность. Один из коллег, который здесь выступал и книжку мне подарил – спасибо Вам большое за книжку, – сказал, что нужно ввести уголовную ответственность за вывод денег, полученных из наших финансовых учреждений, в офшоры на деятельность, не связанную с целями получения кредита. Я сейчас не говорю, что нужно так поступить, я на самом деле не сторонник в данном случае такого способа решения проблемы, хотя она существует, и подумать о её решении следует. Но совершенно очевидно, что мы в некоторых вещах перебарщиваем с ответственностью, а в некоторых не замечаем проблем, и эта ответственность вообще отсутствует.

Давайте договоримся о том, что мы внимательно посмотрим на Ваше предложение. Я думаю, что Вы согласны со мной или согласитесь со мной в том, что пока оно носит достаточно сырой характер, непроработанный, даже потому, что в число 240 тысяч и даже 13 600 попадают совсем разные категории осуждённых. Я имею в виду, что там находятся и так называемые фальшивомонетчики, там находятся и люди, которые были осуждены за криминальный экспорт материалов двойного применения, которые могут быть использованы в производстве оружия и даже оружия массового уничтожения. Там есть и другие категории граждан, которые осуждены формально по экономическим преступлениям, но степень их общественной опасности выходит далеко за рамки сути той проблемы, о которой Вы говорите.

Я предлагаю это всё внимательно проанализировать вместе с вами, вместе с экспертами в этой сфере, вместе с Генеральной прокуратурой посмотреть, сделать выводы и потом принять взвешенное решение.

Пожалуйста, прошу Вас.

А.МАМАЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Вы сегодня затронули тему спорта и рассказали про атлета, который может не добежать до финиша. Мы стремимся создать условия, чтобы атлет всё-таки до финиша добежал. Наша компания управляет инвестиционным фондом «Спортивная инфраструктура». Фонд инвестирует средства в приобретение, строительство и эксплуатацию объектов спортивной инфраструктуры, пока что в Петербурге, сформирован за счёт средств частных инвесторов. В 2009 году Правительством России была утверждена Стратегия развития физкультуры и спорта до 2020 года, Вы её подписали. В рамках этой Стратегии есть очень важный, на наш взгляд, раздел, который называется «Развитие малого предпринимательства и государственно-частного партнёрства в области физической культуры и спорта».

Вот простейший пример. Многие говорят: в Петербурге нет земли, негде строить. Но мы часто встречаемся с администрациями районов, и очень много совершенно брошенных спортивных площадок ещё с советского периода: это и хоккейные коробки, и футбольные поля. Но там в хоккей уже давно никто не играет – там выгуливают собак и вечером молодёжь распивает пиво. Администрация обращается к нам: проинвестируйте, помогите здесь что-то создать. Но, к сожалению, статус земли, на которой эти площадки находятся, не позволяет частным инвесторам инвестировать средства.

В.ПУТИН: А какой это статус?

А.МАМАЕВ: Они закреплены на праве постоянного и бессрочного пользования за определённым учреждением, государственным учреждением данного района, и этот статус очень жёстко сформулирован, и там нет никаких прав. Но это один из примеров, на самом деле таких вопросов очень много. Поэтому мы обращаемся к Вам с пожеланием поручить профильным министерствам, возможно, Министерству экономического развития и Министерству спорта совместно с Клубом лидеров разработать программу развития малого предпринимательства и государственно-частного партнёрства в области физической культуры и спорта.

В.ПУТИН: Давайте попробуем, хорошая идея. Я думаю, что Вы правы, кроме тех трудностей, о которых Вы сейчас упомянули с земельными участками, с правами на них, там наверняка и других проблем много.

А.МАМАЕВ: Очень много.

В.ПУТИН: Правильно, своевременная и непростая задача, и, конечно, мы должны подставить плечо. Вопрос только, в каком качестве, потому что это прежде всего, конечно, муниципальные и региональные задачи, но если мы в состоянии что-то сделать с федерального уровня, давайте.

А.МАМАЕВ: У нас есть конкретные предложения по этим вопросам, мы готовы их представить.

В.ПУТИН: Борису Юрьевичу передайте, пожалуйста, ладно?

А.МАМАЕВ: Хорошо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Б.ТИТОВ: Коллеги, очень мало времени, оно бежит очень быстро, поэтому очень коротко, если можно.

Ещё одна тема, которая важна для нашей страны, – это промышленная политика. Сегодня, слава богу, мы можем говорить «промышленная политика», потому что раньше считалось, что это вообще неэкономический термин. Мы год тому назад, чуть больше, подписали соглашение с Министерством экономического развития и начали путь по совместной работе бизнеса и власти по созданию территориально-отраслевых комплексов. Эти комплексы очень удобно создавать именно на территориально-отраслевом принципе, и здесь мы как бизнес вкладываем свои технологии, свои технологии менеджмента, которые позволяют быстрее и эффективнее эти комплексы развивать. Вот всего лишь полтора года назад мы говорили о Ярославском фармацевтическом комплексе, вот сегодня он есть, и сегодня там большое количество резидентов разных компаний.

Я хотел Репику Алексею предоставить слово.

А.РЕПИК: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Вы знаете, наряду с традиционными отраслями экономики существенный вклад в создание новых рабочих мест, о которых мы встретились говорить в первую очередь, могут внести новые высокотехнологичные отрасли. На самом деле мировая экономика это уже признала. Например, капитализация фармацевтической и биотехнологической отрасли вполне сопоставима со всем нефтегазовым сектором и демонстрирует даже ещё более высокие темпы роста. Причём это естественно, потому что, например, за последние 20 лет объём производства новых биотехнологических лекарств в мире вырос с нуля до 130 миллиардов долларов, так называемая красная биотехнология. К сожалению, почти 96 процентов приходится на Северную Америку, Японию и Евросоюз.

Да, собственно, и наш фармацевтический рынок, российский, достиг внушительных 25 миллиардов, где тоже львиная доля всё ещё импорт. Но первые успехи у нас уже есть. Борис Юрьевич сказал, что получилось запустить новый, самый современный в Европе на сегодняшний момент фармацевтический завод в Ярославле. Что характерно, 400 рабочих мест уже создано, и они обеспечивают работой 2,5 тысячи сотрудников компании. К 2015 году будет запущена вторая очередь ещё с 650 новыми рабочими местами, учебный центр и комплекс по производству биотехнологических субстанций.

Что важно? На самом деле российские компании в этих новых отраслях особо никто не ждёт.

В.ПУТИН: А где ждут?

А.РЕПИК: Да нигде, наверное, не ждут.

В.ПУТИН: Вот именно.

А.РЕПИК: И это правда, транснациональные конкуренты не очень рады успехам российских проектов, и велик соблазн попробовать заблокировать их через демпинг на внутреннем рынке, через ограничение доступа к внешним рынкам, через отсечение от технологий источника сырья, источника базовых компонентов.

В.ПУТИН: Ну от источника сырья нас трудно, по-моему...

А.РЕПИК: У нас другое сырьё. Здесь хорошо пахнет краской и химией, нефтепереработка, естественно, большая и важная составляющая база фармацевтической промышленности.

Тем не менее есть много вещей, которые мы пока сами делать не можем. Вы вчера очень правильно сказали на встрече с Южным федеральным университетом, что совершенно нехороший вариант, когда мы находимся в постоянной зависимости от поставщиков, зарубежных поставщиков субстанций для лекарственных средств.

В.ПУТИН: Мы почти на 100 процентов закупаем.

А.РЕПИК: К сожалению. Это Китай – в области химических субстанций, США, Швейцария, Германия – в области биотеха. И можно создавать серьёзные стимулы, для того чтобы такие предприятия по производству субстанций появлялись у нас. Это «длинные» и «дешёвые» деньги, о которых сегодня говорили. Но это ещё и создание дополнительных преференций при государственных закупках лекарственных средств, произведённых из российских субстанций.

Ещё один момент. Министерство промышленности и торговли, для того чтобы улучшить ситуацию и помочь российским компаниям, попробовало предложить комплекс мер по ограничению участия товаров иностранного производства в государственных закупках при условии предложения идентичных товаров российского производства. Уже есть даже проект постановления Правительства.

Я могу сказать, Владимир Владимирович, если Вы это решение поддержите, мы создадим сильные компании, готовые к глобальной конкуренции. Если Вы нам дадите набраться сил в таком тёплом аквариуме внутреннего рынка, мы будем рвать зарубежных «акул» на завтрак, обед и ужин, можете не сомневаться.

Последнее, если разрешите. В рамках ВТО самые большие рынки, и большие страны давно уже научились находить варианты блокирования и защиты своих рынков через режимы техрегулирования, лицензирования, сертификации, регистрации. Для фармотрасли это вообще наиболее очевидно. Давайте будем требовать от наших партнёров, чтобы они свои рынки для нас либо открывали, либо симметрично пользоваться теми же технологиями, для того чтобы защитить свой рынок. И тогда за новыми рабочими местами на самом деле дело не встанет. Мы нависнем, как Вы говорите, мобилизуем внутренние резервы, вспомним, точнее, забудем слово «невозможно» и сделаем нашу страну лидером в этой новой интересной отрасли.

Вот, собственно, всё.

Спасибо, Борис Юрьевич, за возможность.

В.ПУТИН: Вы знаете, что касается того непростого вопроса, который Вы упомянули вторым: либо договориться с нашими партнёрами, чтобы они открыли для нас свои рынки и не пользовались различными технологиями в рамках ВТО, для того чтобы закрывать нам свои рынки, либо вводить такие же правила, как они. Я думаю, что второй путь, он более реалистичен, потому что мы их хорошо знаем, они очень интеллигентные люди все, благообразные, хорошо образованные и умеющие красиво говорить и правильно излагать свою позицию, а она всегда звучит очень убедительно, либерально, по-рыночному. Но договориться с ними, чтобы они подвинулись хотя бы на миллиметр, невозможно, или в ответ нужно будет на этот миллиметр уступить как минимум полметра наших интересов.

Договариваться тем не менее надо, и мы будем стараться это делать, будем стремиться к этому, наберёмся терпения и будем вести переговоры по каждой позиции. При этом нужно параллельно в рамках действующих правил, не нарушая правил ВТО, использовать всё, что используют наши друзья, партнёры, конкуренты в рамках Всемирной торговой организации. Нужно просто проанализировать все инструменты, которые ими применяются, и применять их у себя. Это первое.

И в этой связи по поводу ограничения каких-то поступлений по импорту. Мы сейчас с коллегами из Таможенного союза: и с белорусами, и с казахами – как раз думаем о том, как принять соответствующие решения в рамках Таможенного союза, но так, чтобы эти решения не противоречили принципам Всемирной торговой организации. Такие варианты возможны.

Ну и, наконец, весьма важный инструмент поддержки отечественного бизнеса – это госзакупки. Госзакупки мы можем целиком переложить в сферу своего отечественного производства, и это не нарушает правил Всемирной торговой организации. В условиях борьбы с кризисом мы использовали это как антикризисную меру, более того, пошли даже на то, что отечественные предприятия могут предлагать нашим поставщикам, нашим госзаказчикам свои товары и услуги даже чуть по более высокой цене, чем предлагают ваши иностранные конкуренты.

Это, правда, всегда должно иметь определённые ограничения, во-первых: всё-таки конкурентная среда должна сохраняться. А во-вторых, нужно обеспечить качество, безусловно. Но это качество, вообще, без конкуренции обеспечить будет сложно либо практически невозможно. Особенно это важно в той чрезвычайно чувствительной сфере, которой вы занимаетесь. Вы сейчас говорили о фармацевтике. Здесь, знаете, обеспечить качество – важнейшая задача, мы обязаны предоставить нашим гражданам товар, особенно в этой сфере, не хуже, чем его предоставляют ваши конкуренты, работающие за рубежом. А я частенько в разговорах с медицинскими работниками сталкиваюсь с тем, что по формуле, по компонентам всё вроде так, как у западных производителей, а качество всё-таки страдает. Правда, в значительной степени это связано как раз с теми субстанциями, которые у нас поступают в больших объёмах из Китая, из Индии. И здесь очень важно создать для вас условия, чтобы вы у себя здесь, у нас в стране, могли производить вот эти субстанции по качеству ничем не хуже, чем у ваших западных конкурентов.

Здесь много и других проблем. Давайте вместе подумаем, как обеспечить безусловное развитие этой области.

А.РЕПИК: Большое спасибо.

И я хочу сказать, что мы тоже очень интеллигентные, просто нам очень нужен результат. И поэтому мы, конечно, будем бороться за права нашей экономики и нашего российского несырьевого сектора, в частности, по поддержке экспорта и экспансии на внешние рынки.

С точки зрения качества нам очень повезло, что мы начали позже других. Заводы, которые мы сейчас строим в области биотехнологии и которые нам стоят 100–150 миллиона евро, ещё 10–15 лет назад стоили 2–3 миллиарда. Продуктивность растёт, качество повышается.

В.ПУТИН: Это вот как раз то, о чём я говорил, когда один спортсмен нависает сзади и потом на финише перегоняет того, кто считал себя всегда лидером.

А.РЕПИК: Приезжайте в Ярославль, посмотрите и будете уверены в качестве такого эксперимента.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо.

У вас чрезвычайно сложная задача, потому что если другие секторы, они хоть там и в советское время, и в 90-е годы отставали или сильно отстали, то этой отрасли у нас почти не было, мы всё закупали в основном в странах Варшавского договора или…

РЕПЛИКА: СЭВ.

В.ПУТИН: Поэтому у вас чрезвычайно сложная задача. Это практически всё гринфилд, но это зато очень интересно и крайне нужно, и рынок колоссальный такой у нас, просто огромный. Но, правда, и норма прибыли у вас большая, даже больше, чем в нефтянке.

А.РЕПИК: А Вы знаете, норма прибыли – это вопрос внутренней ответственности и внутреннего решения каждого конкретного человека. Вот если ты веришь в своё будущее, в перспективы отрасли, компании, ты будешь её реинвестировать, реинвестировать и реинвестировать. Не надо целиться только на наш рынок, это большая ошибка многих предпринимателей. У нас есть хорошие перспективы быть глобально конкурентоспособными.

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Вы знаете, я думаю, что, Борис Юрьевич, нам нужно потихонечку завершать. Я понимаю, что вопросов может быть очень много, их не «может быть», их очень много.

Б.ТИТОВ: О сельском хозяйстве ничего не говорили.

В.ПУТИН: Давайте, хорошо.

Б.ТИТОВ: Михаил Орлов, кроме того, что он наследник старинных традиций России, он граф Орлов, сегодня получает урожаи в Калужской, кстати, области.

В.ПУТИН: Серьёзно? Орловских рысаков это Ваши предки выводили? Правда, что ли? Серьёзно? То есть это не шутка? Здорово.

Б.ТИТОВ: Так он сейчас получает в Калужской области 60–70 центнеров с гектара, занимается семеноводством. Кроме этого, он получил ещё очень интересный приз, потому что ни одна компания вне Евросоюза его раньше не получала, – за лучший сельский проект. Впервые вручён вне ЕС и вручён в России.

В.ПУТИН: Пожалуйста, ваше сиятельство, прошу.

М.ОРЛОВ: Владимир Владимирович, спасибо за возможность говорить о секторе, который очень важен, потому что когда-то мы были абсолютно лидерами в этом секторе. Сегодня почему-то стало модно говорить о том, что плохо, там нет перспектив, нет прибыльности. Меня это бесит, и это очень грустно, потому что у нас колоссальная и очень богатая страна.

Наша средняя урожайность по России сегодня, она низкая, и это влияет на доходы населения, это влияет на конкурентоспособность наших сельхозпродуктов и растениеводческих, и животноводческих, и это в том числе влияет на инвестиционную привлекательность этого сектора, который из всей цепочки переработки, производства продовольствия на самом деле самый капиталоёмкий.

Начало всего этого процесса – это генетика, это семена. В истории мы тоже были лидерами. По всему миру вы находите следы или вообще сорта наши, российские. В регионах Кейптауна, в ЮАР, самый популярный сорт подсолнечника называется на их языке «Русский». Его купили у нас 35–40 лет тому назад. Но, как ни парадоксально, продающееся большинство семян подсолнечника, которые сеются сегодня в России, иностранного происхождения. Это меня очень пугает, потому что происходит полный развал селекционной, семеноводческой индустрии, которая была у нас уже давно богатой. Но просто она уже вымирает.

Что это значит? Две опасности. Мы теряем свой суверенитет над генетикой, которая является очень важным элементом нашей национальной продовольственной безопасности. И если у нас не будет хороших семян, мы не сможем тогда стать конкурентоспособными, особенно в рамках ВТО. Очень модно говорить, что всё иностранное – хорошее, всё, что наше, – плохое. Это не так. Как Борис Юрьевич сказал, я на калужской нечернозёмной земле, на своём семеноводческом предприятии получаю до 60–70 и даже больше центнеров с гектара пшеницы наших российских сортов. Но проблема в том, что надо над ними работать.

Владимир Владимирович, Вы очень много сделали для нашего сектора. Вы помогаете, вот деньги, вот субсидии, и уже есть первый результат. Мы стали третьим экспортёром в мире по объёму.

В.ПУТИН: Вторым.

М.ОРЛОВ: Извините.

В.ПУТИН: Уже вторым. В прошлом году Австралию обогнали.

М.ОРЛОВ: Тогда тем более спасибо.

Но остаётся вопрос конкурентоспособности на открытом рынке. Колоссальные деньги зарабатывают переработчики, а не те, кто работает на земле. Поэтому на самом деле, кроме «спасибо» за то, что уже было сделано, я всё-таки очень надеюсь, что мы станем лидерами, а не будем продолжать работу в статусе выживания и постоянно бегать к Вам и говорить: пожалуйста, Владимир Владимирович, дайте ещё денег, потому что у нас здесь проблемы, и так далее.

Есть четыре столба, где надо переформатировать этот сектор, чтобы именно достичь этой цели. Один из них – у меня предложение рассмотреть – создание всероссийского института по селекции и семеноводству. По примеру бразильского – я не говорю, что мы должны повторять, но всё-таки вдохновение получать – с филиалами, естественно, в каждом регионе, потому что это очень важно по вопросам районирования и другим вопросам. Чтобы действительно мы опять восстановили этот сектор, чтобы мы продолжали работать с иностранными сортами, но уже с позиции силы и не от безысходности. И я глубоко уверен, что это будет иметь фундаментальное влияние на нашу конкурентоспособность вообще в целом.

Естественно, с учётом того, что мало времени, я просто хочу назвать словами, без объяснений, второй момент. Через принцип кластера всё-таки возвращаться к тому, что переработка работает на сельхозника, а не сельхозник работает на переработку. Это абсолютно возможно путём кооперативов и так далее.

Есть вопросы по финансированию: никакой сельхозпроект не окупится за 5–8 лет.

И вопрос агротехнологии. Мы сейчас в процессе создания базы для транспорта агротехнологии.

Владимир Владимирович, спасибо за всё, что Вы делаете, но я хочу выразить свою готовность служить, работать, помогать, потому что я глубоко верю, что те, кто говорит о том, что сельское хозяйство в России – это неинтересно, я фундаментально не согласен с ними.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Разделяю этот подход. Конечно, сельское хозяйство становится всё более и более привлекательным с экономической точки зрения сектором экономики. Мне трудно согласиться, что никакой сельхозпроект не окупится за пять-восемь лет, окупаемость бывает и быстрее, и есть очень высокодоходные отрасли производства. Посмотрите, что происходит в сфере птицеводства. Вот берут кредит, скажем, на производство мяса индейки, он окупается, по-моему, быстрее, чем за восемь лет, надо поговорить с теми, кто занимается этим производством. Ну скоро, по-моему, весь арабский мир будет есть нашу индейку. Я преувеличиваю, но в целом экспорт очень большой. Есть и другие сферы достаточно привлекательные.

Что касается семеноводства, то, во-первых, мы уже принимали решения, связанные с тем, чтобы поддержать семеноводство, особенно элитное семеноводство. Они уже, такие решения, приняты. Я должен буду вернуться, посмотреть на это повнимательнее. Может быть, эти решения следовало бы и модернизировать применительно к тем проблемам, о которых Вы сейчас говорите, чтобы они решались быстрее.

А что касается создания специального института, у нас есть Академия сельхознаук, я с руководством обязательно переговорю. Если Вы чувствуете, что нужно это направление усилить, они и так этим занимаются, но если нужно что-то усилить, я обязательно переговорю с руководством Академии, как это можно было бы структурировать более эффективно и что нужно бы сделать на уровне Правительства и Президента, для того чтобы им помочь по этому направлению.

Знаете, что я хотел бы сказать в завершение? Всё-таки мы в преддверии праздника находимся, и возвращаясь к тому, с чего мы начали, с поздравления, я бы хотел отметить одну весьма примечательную и, на мой взгляд, очень важную вещь. Последние опросы общественного мнения показывают, что отношение большинства граждан Российской Федерации к предпринимательскому сообществу меняется в лучшую сторону, и это очень хороший показатель, потому что создаёт очень благоприятную моральную атмосферу в обществе для развития предпринимательства и экономики в целом.

Чем больше мы с вами будем делать в направлении создания тех самых новых высокооплачиваемых рабочих мест, чем больше мы с вами будем делать для того, чтобы привносить на территорию Российской Федерации новые и новые высокоэффективные технологии, чем больший вклад предпринимательского сообщества будет в развитие нашей страны, в укрепление экономики, социальной сферы, её обороноспособности, тем авторитет предпринимательского сообщества будет больше и больше расти. И это будет таким эффектом, а от этого ещё будет больше пользы для развития самой России. И в её развитии вам, ну не только тем, кто здесь, разумеется, находится, а тем, кто занимается предпринимательской деятельностью, отведена очень большая роль, и от вас очень многое зависит. Я хочу пожелать вам успехов.

Спасибо вам большое за сегодняшнюю встречу.

Россия > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 23 мая 2013 > № 820633 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 апреля 2013 > № 807092 Владимир Путин

В прямом эфире «Первого канала», телеканалов «Россия 1» и «Россия 24», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» вышла специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».

В рамках программы Президент ответил на более чем 85 вопросов россиян по самым актуальным общественно-политическим темам.Общая продолжительность программы составила 4 часа 47 минут.

* * *

К.КЛЕЙМЁНОВ: Добрый день!

В прямом эфире Президент Владимир Путин.

(Аплодисменты.)

М.СИТТЕЛЬ: В студию, Владимир Владимирович, мы сегодня пригласили людей, которые хорошо известны всей России, часть из них – это Ваши доверенные лица. Другие, может быть, не так хорошо знакомы всем, но это тоже настоящие герои дня, это люди, которым мы посвящали свои телерепортажи. Это не министры и артисты, это инженеры, врачи, фельдшеры – все, кто является, так сказать, настоящим героем дня, и те, кто живёт в России.

К.КЛЕЙМЁНОВ: По традиции в прямом эфире нашей программы сегодня города и сёла. В этом году мы побываем в посёлке Новошахтинский (это Приморский край), будем в легендарной Прохоровке (Белгородская область), в Липецке, в Сочи, в Новосибирске и в Санкт-Петербурге.

Готовясь к программе, мы приглашали на площадки, где развёрнуты передвижные спутниковые станции, людей, которые составляют своего рода целевые группы, чтобы обсудить с ними самые актуальные, самые злободневные вопросы нашей жизни: от роста цен, коррупции, проблем в ЖКХ до ситуации в образовании, медицине, науке.

М.СИТТЕЛЬ: И другие темы, их будут формировать именно наши телезрители. Поэтому звоните, посылайте вопросы с помощью СМС-сообщений, оставляйте вопросы на интернет-портале, а мы, пожалуй, будем начинать.

В.ПУТИН: Позвольте я тоже поприветствую всех, кто собрался в студии, и всех наших граждан, которые проявили такой живой интерес к сегодняшней встрече.

Это формат уже известный. Конечно, в чём-то, может быть, формальный, но всё-таки очень полезный. Это совершенно точно и очевидно. Такие прямые контакты с гражданами дают очень верный срез того, что на данный момент времени волнует и интересует общество. Поэтому такой прямой обмен мнениями, прямая информация, получение обратной связи из регионов – чрезвычайно важно и в высшей степени полезно.

М.СИТТЕЛЬ: Итак, Владимир Владимирович, год назад Вы вновь вступили в должность Президента Российской Федерации. Тогда же Вы подписали свои указы. Они в народе получили название «майские указы». В них те цели, которых должна достичь страна в течение пятилетнего срока.В какой степени Вы довольны графиком исполнения этих указов? Если можно, какой процент из поставленных задач в первый год Вашего президентства реализован Вашими подчинёнными?

В.ПУТИН: Я бы не стал сейчас говорить в процентном отношении, это достаточно сложная вещь. Но сразу же могу сказать, что задачи, которые были поставлены сразу же после вступления в должность Президента, они, безусловно, являются чрезвычайно сложными для исполнения. И сделал я это сознательно. Сознательно завысил планку, признаюсь, несколько завысил планку того результата, который должен быть достигнут исполнительной властью, и не только в центре, но и в регионах Российской Федерации. Потому что, если мы не будем работать напряжённо, результаты будут гораздо более скромными.

Чего удалось сделать, чего не удалось сделать, и удовлетворён ли я этим? В целом удовлетворён. Считаю, что работа идёт удовлетворительно. Есть и сбои, я сейчас о них тоже скажу. Наверняка сегодня в ходе нашей встречи будет много вопросов проблемного характера, а это значит, есть сбои. Но что сделано? Прежде всего я бы обратил внимание на повышение уровня доходов граждан. У нас растут заработные платы, и вот недавно мы собирались в Сочи не только с членами Правительства, но и с экспертами. Многие эксперты, и, в общем, с теоретической точки зрения справедливо обращают внимание на то, что зарплата растёт опережающими темпами, быстрее, чем уровень производительности труда. Это с точки зрения экономики далеко не самый лучший показатель, но с точки зрения социальной справедливости, конечно, мы двигаемся в правильном направлении, и эта зарплата и доходы граждан выросли не только благодаря повышению денежного довольствия военнослужащих и военных пенсионеров, но и в экономике в целом. Вот это первое.

Мы дважды проиндексировали пенсии – в феврале и в апреле. И пенсия по старости впервые перешагнула рубеж в 10 тысяч рублей. Мы, как и договаривались, сразу же после мая прошлого года вышли на очень важное решение с точки зрения поддержки темпов демографии, а именно: наряду с материнским капиталом мы ввели ещё оплату за рождение третьего ребёнка в демографически сложных регионах. И такие выплаты начались. Она, эта выплата, находится на уровне прожиточного минимума ребёнка. В разных регионах это по-разному, но в среднем по стране – в среднем, хочу подчеркнуть – это около 7 тысяч рублей. Для семей, имеющих детей, это реальная поддержка.

В целом демографическая ситуация улучшается. У нас рекордные показатели по рождаемости. Несколько ухудшилась ситуация по снижению смертности, это я бы отметил, с этим нужно разбираться. Но в целом демографическая ситуация развивается позитивно.

У нас повышены стипендии студентам, как мы и договаривались, сделан ещё ряд положительных шагов в социальной сфере.

Одно из важнейших направлений – улучшение условий ведения бизнеса. Здесь тоже есть положительные тенденции, и международные организации в том числе это отмечают. В так называемых рейтингах, хотя я им не очень-то доверяю, в целом всё-таки и бизнес-сообщество отмечает, что есть движение вперёд с точки зрения улучшения условий бизнеса. Здесь и регистрация собственного дела, и подключение к инфраструктуре, хотя с точки зрения подключения, скажем, к электроэнергетике ещё очень и очень много проблем. Это в целом.

Развивается, конечно, и всё, что связано с масштабной программой по переоснащению армии и флота современным оружием.

Ещё раз хочу сказать: полагаю неправильным сейчас в процентах что-то измерять, но в целом ситуация удовлетворительная.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, тогда, если позволите, давайте по пунктам. Вы заговорили в самом начале о зарплатах. У нас есть фельдшер. Пожалуйста, давайте выслушаем вопрос от представителя медицинской общественности.

В.КОРАБЛЁВА: Я хотела двумя словами рассказать о том, кто такая Наталья. Наталья Осипова – рядом со мной – фельдшер из Кузбасса, она совершила настоящий подвиг, она прошла до села пешком три километра в буран, потому что машина застряла на нечищеной дороге, и в итоге она спасла от гибели целую семью.

Н.ОСИПОВА: Вот Вы говорите, что зарплата поднимается, но как медработник я на себе не почувствовала поднятие зарплаты, особенно работников «скорой помощи». Мне кажется, вообще она не поднимается.

Поэтому у меня такой вопрос. Работая фельдшером, работая в экстремальных условиях, отвечая за каждую человеческую жизнь, федеральные ежемесячные выплаты мы получаем 3,5 тысячи, а медсестра, которая работает с врачом и не отвечает за жизни, получает 5 тысяч. Почему у фельдшеров снизили ниже уровня медсестер? Такой вопрос.

В.ПУТИН: В целом зарплата повышается – это очевидный факт.

Что касается медработников, то средняя зарплата медицинских работников в стране чуть выше, чем, скажем, педагогических работников.

Вы сейчас обозначили проблему, которая, судя по всему, действительно существует. Я сейчас попробую для себя и для Вас поговорить вслух об этом и понять, в чём дело.

На мой взгляд, это заключается в следующем. Как вы помните, в своё время мною были назначены доплаты из федерального бюджета: 10 тысяч плюс 5 тысяч для врачей общей практики, плюс 5 тысяч для среднего персонала; и три плюс шесть – для врачей – медиков «скорой помощи»: три – для фельдшеров и шесть – для врачей «скорой помощи».

С 1 января текущего года Правительство передало эти полномочия вместе с деньгами на региональный уровень. Объём средств примерно 40 миллиардов рублей. Все они перечислены в систему ОМС, медицинского страхования, и доведены до регионов Российской Федерации. Полагаю, что здесь проблема не денежная, а управленческая. Меня частенько ругают за то, что многие вещи мне приходится – и приходилось, и сейчас приходится – делать в так называемом ручном режиме, в режиме ручного управления. Полагаю, что в данном случае имеет место сбой как раз в системе управления. Увеличение даже произошло в ОМС – 61 процент, потому что эти деньги переданы из федерального бюджета в систему ОМС и доведены до регионов. Повторяю, в абсолютных величинах – 40 миллиардов рублей. Эти деньги регионы должны были выплатить медицинским работникам, потому что средства были, по сути, «окрашены» и переведены именно для этих целей.

Что произошло и почему эти деньги не выплачены, с этим нужно разбираться. На мой взгляд, на первую вскидку, Правительство недоработало, министерство соответствующее. В данном случае Министерство здравоохранения должно было, к сожалению, тоже в ручном режиме отследить, заложены ли эти деньги в выплаты регионов на эти цели, для которых они переведены, и доводятся ли они до получателей, то есть до таких работников, как Вы. Очевидно, этого не было сделано. Это первое.

Второе. Регионы, когда эти деньги получили, – я своим коллегам в Правительстве говорил об этом, – у них много задач и проблем, и не факт, что они в автоматическом порядке, в автоматическом режиме всё это доведут до медицинских работников, а могут направить и на другие цели. И на это тоже надо посмотреть, куда ушли эти деньги, если они ушли, они должны быть возвращены и выплачены и Вам, и всем Вашим коллегам. Этим займёмся отдельно. Так, скажу аккуратно, есть основания полагать, что все причитающиеся медицинским работникам деньги будут вами получены.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, Владимир Владимирович, потому что заняться этим отдельно стоит постольку, поскольку у нас огромный массив вопросов, связанных именно с заработной платой врачам, огромный массив. И для меня лично не очень понятно, как так можно было Правительству, региональным властям просто попросту упустить эту ситуацию, деньги, как всегда, у нас перечислены, но они не дошли.

В.ПУТИН: Не всегда перечисляются, в данном случае они точно перечислены, я даже называл суммы…

М.СИТТЕЛЬ: И где-то на депозитах.

В.ПУТИН: …И «окрашены» именно на эти цели, до людей не доведены, не выплачены в значительном количестве регионов. Допускаю, что где-то и выплачены на самом деле.

М.СИТТЕЛЬ: Государство рискует не выполнять свои социальные обязательства – это называется именно так.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Может быть, просто наказывать руководителей регионов, где люди должны жить на 5 тысяч рублей, кормить семьи месяц, для ускорения процесса?

В.ПУТИН: Да, абсолютно точно. Надо посмотреть, особенно если они зависли на счетах, и региональные власти ждут, что будет, – это одно, а если они ещё и истрачены на другие цели – это другое, это административное нарушение.

М.СИТТЕЛЬ: Вы уже упомянули о том беспрецедентном совещании по экономике, которое Вы провели в Сочи. Что это было? Это было похоже и на «совещание отчаяния» ввиду экономического кризиса, и на «совещание надежды», поскольку всё-таки там искались какие-то точки роста, точки надежды, пути какого-то решения, выхода – что это было, на Ваш взгляд? И насколько лично Ваши оценки экономической ситуации совпадают с оценками Правительства?

В.ПУТИН: Это не отчаяние никакое и не надежда. Это просто рабочая встреча руководителей соответствующих министерств, ведомств, руководителя Центрального банка и представителей экспертного сообщества. Мы не ограничились только чиновниками высокого уровня.

Мы говорили о проблемах, которые имеются в мировой экономике, говорили о том, как это отражается на нашей. Но, конечно, поводом послужили тревожные сигналы, связанные с замедлением темпов экономического роста в нашей стране. Ничего необычного и неожиданного здесь нет. Эксперты уже давно, да и мы сами понимали (мы уже сами стали давно экспертами), – мы все прекрасно понимали, что тот спад в мировой экономике, который наблюдается, особенно в еврозоне, на нас особенно отражается серьёзно, потому что это наш основной торгово-экономический партнёр.

У нас свыше 50 процентов товарооборота с Европой. Но если там из года в год уже в течение нескольких лет во многих странах просто рецессия, падение, то это не может на нас не отражаться. В конце концов нас это затронуло напрямую. И мы собрались для того, чтобы ещё раз оценить эту ситуацию, послушать друг друга, послушать разные точки зрения, понять, есть ли в этом спаде наша собственная доля (я говорю «наша» условно, обобщая, имея в виду все уровни власти: и Правительство, и регионы, и президентские структуры), внесли ли мы в этот спад своей политикой какой-то негативной вклад или нет.

Должен сразу сказать, никакого секрета здесь нет: часть членов Правительства считает, что наш вклад здесь есть, и он заметный. Часть членов Правительства считает, что никакого нашего вклада здесь нет, это результат негативного развития мировой экономики, и нам нужно просто внимательно смотреть за тем, что там происходит, и иметь на всякий случай инструменты реагирования, если кризис будет разрастаться. Это спор не между Администрацией Президента и Правительством, это спор внутри общего сообщества по управлению страной.

Среди экспертов мнения тоже разделились. У нас нет водораздела между Правительством и Президентом, Администрацией и Правительством. Водораздел проходит по сущностным вопросам, по сути, как относиться к тем событиям, которые происходят.

Но я вам скажу (здесь не надо быть большим специалистом), в чём, собственно, суть проблемы, в чём суть спора, не спора даже, дискуссии. Некоторые коллеги считают, что сложились несколько факторов.

Во-первых, мировой экономический кризис, который продолжается, в том числе в еврозоне. И на нас он тоже влияет.

Второе, уже такая рукотворная вещь, – это слишком жёсткая кредитно-денежная политика внутри самой Российской Федерации. Она в значительной степени обоснованная, потому что направлена на таргетирование инфляции, на подавление инфляции, то есть на борьбу с ростом цен, по сути. Это в интересах граждан проводится и в интересах экономики.

Но некоторые считают, что это слишком зажало денежную массу, что Центральный банк перешёл к плавающему курсу, перестал выходить с закупками валюты на внутренний рынок; значит, объём денежной массы уменьшился. Считают, что мы ввели так называемое бюджетное правило и начали в большем объёме изымать с рынка так называемые нефтедоллары. Объём денежной массы в конечном итоге тоже уменьшился.

Затем банки наши, несмотря на снижение инфляции, продолжают под высокий процент кредитовать и физических лиц, и юридических лиц – всех участников экономической деятельности, у нас 14–15 процентов, а между тем инфляция сократилась, сейчас она семь с небольшим, к концу года ожидается около шести – 5,9 процента. И некоторые коллеги говорят: нет, нужно внести определённые коррективы. Собственно говоря, здесь водораздел споров.

Наверное, коррективы нужны, но я хочу подчеркнуть и хочу обратить ваше внимание: фундаментальные основы нашей экономической политики останутся без изменения. Мы будем и дальше уделять внимание прежде всего макроэкономическим показателям и ориентировать реальную экономику на удовлетворение социальных потребностей населения.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, но если коротко, Вы довольны тем, какие меры предпринимает Правительство, чтобы противостоять возможному кризису?

В.ПУТИН: Но пока особых мер-то и не было.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Дело в том, что про Правительство у нас очень много вопросов, которые мы получаем и сейчас, и в последние дни, когда была открыта «прямая линия». Позволю себе процитировать один из вопросов, который мы получили через интернет: «Владимир Владимирович, не считаете ли Вы, – спрашивает Павел Захарченко из Белгорода, – что кабинет министров в данном составе не способен выполнять свои обязанности в полном объёме? А следовательно, не пора ли заменить некоторых из этих министров?»

Ну и, естественно, достаётся тут и Министру образования Ливанову, которого сейчас активно критикуют, Дума потребовала отправить его в отставку. Хочется из Ваших уст всё-таки услышать.

В.ПУТИН: Как зовут этого человека?

К.КЛЕЙМЁНОВ: Павел Захарченко, Белгород.

В.ПУТИН: Молодец, Павел Захарченко.

Надо, чтобы все руководители любого ранга: и в президентских структурах, и в Правительстве – чувствовали и понимали, что рядовые граждане внимательно следят за результатами нашей работы и дают свои оценки. Ориентироваться нужно именно на мнение граждан.

Что касается непосредственно отдельных членов Правительства либо Правительства в целом, я уже, конечно, многократно слышал различные призывы то одного министра уволить, то другого, то Правительство целиком отправить в отставку.

Уважаемые друзья и коллеги, разделяю вашу точку зрения по поводу того, что спрос со всех уровней власти должен быть жёстким. Вместе с тем обращаю ваше внимание на то, что Правительство не работает ещё и года, года не прошло. Даже инаугурация Президента… вот Маша сказала, что год прошёл, а года не прошло ещё – 7 мая была инаугурация, а Правительство сформировано после этого. Люди года не проработали. Конечно, претензий наверняка и за это время накопилось немало, но нужно дать людям реализовать себя или понять, что кто-то не в состоянии этого делать, но за год это невозможно. Это колоссальный объём ответственности и работы.

Повторяю, претензий может быть много, но нужна ли такая кадровая чехарда, не знаю. Скорее это принесёт больше вреда, чем пользы.

М.СИТТЕЛЬ: Про отставки наверняка сегодня ещё поговорим, потому как тоже очень много вопросов у телезрителей.

Возвращаясь к экономическому кризису… Владимир Владимирович, мы пригласили в нашу студию Алексея Кудрина, давайте дадим ему возможность высказать свою экспертную точку зрения.

М.МОРГУН: Позвольте напомнить, что Алексей Кудрин в течение 11 лет отвечал за финансовый сектор России, с 2000 года возглавлял Министерство финансов.

Алексей Леонидович, пожалуйста.

В.ПУТИН: Знаете, я бы даже не об этом сказал сейчас. Он возглавлять-то возглавлял, но он дважды международным экспертным сообществом признавался лучшим министром финансов в мире.

А.КУДРИН: Спасибо, Владимир Владимирович. Спасибо, что пригласили сюда.

Я бы продолжил Ваши слова о том, что повлияло в прошедшем году на то, что у нас экономический рост стал снижаться, а в I квартале этого года составил всего 1,1 процента. И вот в этом соотношении внешних факторов, которые на нас, конечно, очень сильно влияют, и внутренних – в этом году всё-таки главными факторами такого снижения остались внутренние. Потому что внешние мы в первую очередь чувствуем через высокую цену на нефть. Она сохранилась, и получилось, что при высокой цене на нефть мы имеем такие низкие темпы роста. Таких не было в среднем в предыдущие годы, до кризиса, например.

И вот что, мне кажется, главным в работе Правительства тогда должно было бы быть? Это разворот нашей экономики от нефтяной зависимости, от добычи природных ресурсов, от её влияния на все стороны нашей жизни. Такого поворота по-настоящему, мне кажется, всё-таки не происходит. Принимаются некоторые меры, но эти факторы остаются серьёзными в нашей экономике.

Второе. Правительство всё-таки должно быть более понятным и давать чёткие ориентиры бизнесу. Сегодня мы даже не знаем, какие будут очередные страховые взносы для бизнеса. Вы знаете, что в прошлом году малый бизнес пострадал от страховых взносов. Сегодня нужно принимать какое-то решение, чтобы спасать эту ситуацию.

Третье. Были обещания, что будут больше поддерживать регионы. Вот я поддерживаю. Многие считают, что мы способствовали в прошлом Правительстве централизации расходов. С этим можно согласиться. Мы очень много стали увеличивать расходы на федеральном уровне, включая военные, дефицит пенсионной системы. Здесь нужны другие меры. Часть расходов и доходов нужно передать регионам, чтобы они себя свободнее чувствовали, и рост пойдёт зачастую из регионов.

Я, конечно, сейчас не могу говорить обо всех факторах, но очень важный, Владимир Владимирович, фактор – это понимание той части активного общества, которая как раз создаёт рабочие места, инвестирует, того, какие у нас будут общественные отношения, какая будет политическая система. Сегодня этот новый фактор доверия, который в нашей стране как в стране вполне зрелой, способной находить консенсус по ключевым вопросам, пока беспокоит общество, тех, кто готов сегодня работать и инвестировать, создавать новые рабочие места.

И, может быть, пополемизирую, Владимир Владимирович, с Вами ещё по одному вопросу. Действительно, эксперты отмечали, что заработная плата у нас растёт быстрее производительности труда. Нам, конечно, приятно, когда зарплата растёт. Наверное, многие здесь скажут, это правильно. Но мы должны понимать, что у такого роста заработной платы есть абсолютно объективные ограничения. Мы меньше тогда будем инвестировать, и впоследствии экономический рост даже будет ещё и снижаться. Поэтому всё-таки модель должна быть: более высокий темп роста производительности труда, а за ним высокий темп роста зарплат. Всё-таки в таком порядке должно происходить это.

И то совещание, которое у Вас прошло, поставило некоторые точки над «i» по некоторым проблемам, вот по ним надо было это сделать год назад.

Спасибо.

В.ПУТИН: Мы с Алексеем Леонидовичем знакомы давно и полемизируем с ним постоянно, но поскольку он в двух правительствах был министром финансов, вы понимаете, что я всегда с большим уважением относился к его мнению. Я уже сказал, что он был признан дважды международным экспертным сообществом лучшим министром финансов в мире, это действительно я подтверждаю. Уверен, что так оно и было, но хочу сказать: лучшим министром финансов, а не министром по социальным вопросам.

Мы с ним много полемизируем и часто. Я, безусловно, согласен с последним выводом по поводу того, что темпы производительности труда должны расти более высокими темпами, чем уровень заработной платы. В некоторых отраслях это имеет место быть, например, на железнодорожном транспорте – там им как-то удаётся сохранить вот этот тренд положительный. Не знаю, за последнее время, но вот в прошлом году это было так.

Конечно, важнейшая задача – перевод нашей экономики на инновационный путь развития. Непросто это делать при высоких ценах на энергоносители, когда легче добиваться положительного результата. Перевести туда основные денежные потоки достаточно сложно, для этого нужно создавать наиболее благоприятные условия для развития перерабатывающих отраслей производства. То есть как? Нужно льготировать, по сути дела, перестраивать налоговую систему. В этом направлении Министерство финансов, в том числе и тогда, когда Алексей Леонидович его возглавлял, всегда проявляло крайнюю аккуратность и осторожность, потому что это – потеря федерального бюджета, а на нём висят и «оборонка», и социальные обязательства, и пенсии, и так далее. Это первое.

Второе. Децентрализация финансов, перевод источников получения этих ресурсов в регионы. Министерство финансов всегда очень консервативно к этому подходит и подходило раньше, но в целом это правильный тренд. И нам, безусловно, нужно идти по этому пути. Надеюсь, что преемники Алексея Леонидовича при его профессиональном сопровождении будут в эту сторону двигаться постепенно. Я с этим абсолютно согласен.

Что касается того, что у нас исчерпываются возможности того экстенсивного роста в связи с высокими ценами на энергоносители, – это тоже правда. Правда, Алексей Леонидович сейчас про это не сказал, хотя он постоянно об этом мне говорит, когда мы с ним встречаемся и в приватном порядке. Я с этим тоже согласен. Вот только на одно хочу обратить внимание. Дело не только в высоких ценах на нефть. Благоприятные внешние условия или неблагоприятные – зависит ещё от состояния наших партнёров. Скажем, цены на нефть высокие, а на металлы упали, потому что сократилась потребность в металлах на мировом рынке. И это очень существенный фактор, который целую цепочку за собой тянет. Меньше потребность в углях и так далее. Меньше перевозят, транспорт начинает страдать, целая цепочка возникает. Поэтому внешние экономические факторы пока остаются удовлетворительными, но сказать, что они уж совсем благоприятные, видимо, тоже нельзя. Но в целом мы в контакте и с Алексеем Леонидовичем, с его коллегами, командами. Он занимается сегодня преподавательской работой, насколько я понимаю, достаточно эффективно. Надеюсь, что такое экспертное сопровождение того, что делает ваше ведомство, то, которому Вы отдали много лет своей жизни (я знаю, Вы так живо переживаете за это, в контакте находитесь с коллегами), сохранится.

А по поводу доверия общества – это тоже правда, потому что от того, насколько общество доверяет действиям власти, конечно, зависит наша общая эффективность и конкурентоспособность.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, Вы дважды за последние несколько минут упомянули о ценных качествах Алексея Кудрина. Когда Вы его вернёте во властные структуры?

В.ПУТИН: Он не хочет.

К.КЛЕЙМЁНОВ: То есть предложение всё-таки было сделано?

В.ПУТИН: Было.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Отказался?

В.ПУТИН: Отказался.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Что ж, я полагаю, что гости в нашей студии готовы вслед за Алексеем Кудриным активно включиться в дискуссию.

Валерия, пожалуйста.

В.КОРАБЛЁВА: Когда мы готовились к эфиру…

В.ПУТИН: «Сачок», работать не хочет. Чувствует, что тяжело, он раз – сразу «на крыло».

В.КОРАБЛЁВА: Системная проблема многих.

А.КУДРИН: Разрешите, Владимир Владимирович?

Знаете, я долго работал вице-премьером и отвечал за экономику, но система полумер и полуреформ сегодня не сработает, Россия не развернётся тогда от нефтяной зависимости.

Я не говорю, что моё мнение самое важное или истинное, но должна быть эта программа. Сегодня мы не имеем программы разворота страны от нефтяной зависимости, где бы мы чётко отдали каждой мере: и деньгам, и институциональным реформам, и структурным, и роли регионов должное место. Вот в чём проблема, Владимир Владимирович. Выполнять другие, инерционные процессы и ручное управление, всё-таки я этим не готов заниматься, а заниматься – реальными делами.

В.ПУТИН: Я не знаю, насколько гражданам это интересно, такая дискуссия, но она имеет большой смысл. Это не пикировка наша с Алексеем Леонидовичем, которого я очень ценю.

Я не случайно сказал, что он был признан лучшим министром финансов, но не министром социального развития. В этом большой смысл. Понимаете, правильно он сказал или неправильно по поводу вредоносности опережающего роста заработных плат по сравнению с производительностью труда? Правильно! Нам что, надо было сдержать это, если некоторые вещи уже запредельными были? Скажем, у нас уровень пенсий военных пенсионеров стал ниже, чем на гражданке. Нужно было их поднять, а их невозможно поднять просто так. И уже пора было поднимать и уровень денежного довольствия военнослужащих. Я знаю позицию Алексея Леонидовича, она взвешенная по этому вопросу.

В своё время именно Алексей Леонидович и ещё некоторые коллеги, которые сейчас большими деньжищами ворочают в банках, были инициаторами перевода льгот на деньги. И мы тогда долго спорили, я говорю: «Алексей, вы не сделаете это корректно, не получится». – «Нет, мы сделаем». К чему привело это, мы знаем. Пришлось потом деньгами засыпать эти проблемы и нести большие социально-политические издержки. Я, откровенно говоря, и думал, что так и будет на самом деле. Но, действительно, если там совсем ничего не делать, транспорт бы, наверное, остановился в некоторых регионах, потому что количество людей, которые пользовались льготами, было уже в некоторых регионах гораздо больше, чем тех, которые ездили за полную цену. И транспорт просто начал бы разваливаться. Но я к чему это говорю? К тому, что эти жёсткие действия в сфере экономики без оглядки на то, каковы последствия в социальной сфере, они не всегда оправданны, особенно в нашей стране, где доходы наших граждан пока остаются очень скромными.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, спасибо.Я хотел бы всё-таки дать слово Валерии Кораблёвой. Пожалуйста.

В.КОРАБЛЁВА: Пока мы готовились к нашему эфиру и общались с гостями, выяснили, что сегодня, пожалуй, одна из самых обсуждаемых тем – это коррупция. Десятки тысяч звонивших в центр обработки информации интересовала именно эта тема. У нас в студии известный военный эксперт – полковник в отставке Виктор Николаевич Баранец.

В.БАРАНЕЦ: Доверенное лицо Президента России.

Владимир Владимирович, я знаю, что Вы иногда прислушиваетесь и к моему мнению, потому я буду говорить ровно столько, сколько говорил Кудрин.

Владимир Владимирович, уже на протяжении полугода Россия и её армия с разинутым ртом наблюдают за тем, как разворачивается расследование той кучи уголовных дел, которое постигло «Оборонсервис» и маячившую над ним фигуру бывшего министра обороны Сердюкова. Занимаясь расследованием этого дела, Владимир Владимирович, я столкнулся с парадоксальной проблемой: с одной стороны, десятки и сотни высочайших профессионалов добыли факты, доказательства, свидетельства, документы, которые неопровержимо доказывают вину этих мошенников, пригревшихся в структурах Министерства обороны. С другой стороны, мы слышим, что никакой фактологической базы, для того чтобы привлечь их к ответственности, нет, а некоторые фигуранты до сих пор ходят в статусе свидетеля. Это одна сторона вопроса.

Другая сторона вопроса для меня, как эксперта, как журналиста, как Вашего доверенного лица, совершенно непонятна. Почему у нас двойные стандарты существуют в правосудии? Многие из фигурантов уголовных дел уже лежат в Бутырке на нарах, некоторые уже успели выйти, а другие находятся в каком-то элитном состоянии, находятся дома, и более того, они там, как в насмешку над нами, ещё пишут стихи. Хотя вообще-то стихи лучше всего пишутся «во глубине сибирских руд» и в мордовских лесах. (Аплодисменты.)

Владимир Владимирович, у меня к Вам два небольших вопроса. Въедливый российский народ просил меня задать их Вам. Народ говорит, что какая-то сильная, могучая, тайная рука манипулирует расследованием этого громаднейшего уголовного дела, и просил Вам задать вопрос: Вы не знаете, чья это рука?

И второй вопрос. Как Вы, Владимир Владимирович, как гарант нашей Конституции, видите свою роль в том, чтобы расследование вот этой кучи уголовных дел, расследование и по «Оборонсервису», и по Васильевой, и по Сердюкову шло в нормальном, честном, открытом, принципиальном русле, а не превращалось в какую-то пародию, над которой смеётся народ?

В заключение моего выступления позвольте выразить уверенность, что, в отличие от Сердюкова, отвечая мне, Вы не прибегнете к 51-й статье нашей Конституции.

Спасибо. (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Вам бы не журналистом, Вам бы в судебную систему, только в адвокатуру.

В.БАРАНЕЦ: Я помогу, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Виктор Николаевич, я очень дорожу Вашей поддержкой в качестве моего доверенного лица, знаю, что Вы человек, который болеет за страну, за армию.

Вы сказали по поводу того, что факты доказывают вину всех Вами перечисленных лиц. Доказывают эти факты вину кого бы то ни было или не доказывают, может определить только суд. При всём моём к Вам уважении, ни газета, ни отдельные представители средств массовой информации, ни отдельные наши граждане – никто не может человека заранее объявить виновным. Это может сделать в соответствии с Конституцией, о которой Вы сейчас вспомнили, только суд.

По поводу того, чья рука. Не знаю по поводу рук, ног и других частей тела, но обращаю Ваше внимание на то, что не прошло много времени после того, как я вернулся к должности Верховного Главнокомандующего, как эти дела были возбуждены. И я думаю, что само по себе понятно, что никто не мешал их возбуждать, если не сказать больше, что правоохранительным органам не было указано на то, что там есть проблемы. И это расследование идёт объективно и будет доведено до конца. И объективно будет сделан вывод о том, кто виноват, а кто не виноват, если виноват, то в чём. И будет принята соответствующая мера, предусмотренная законом.

Теперь по поводу справедливости того, что кто-то стихи пишет, а кто-то в Сибири сидит. Мы много уже в последнее время, в последние годы особенно, говорили о гуманизации нашего уголовного законодательства. Она не всегда обоснованна. Если человек совершил тяжкое преступление, он должен получить по заслугам. В экономических преступлениях часто заключение под стражу считается избыточным, потому что людей, которые не могут помешать расследованию, заранее определять в места лишения свободы и заранее признавать виновными нет необходимости.

«Кто-то сидит, а Васильева разгуливает в своей шикарной квартире» и так далее. Вы знаете, ведь от того, что кто-то сидит, особенно если сидит не правосудно, не значит, что Васильеву и иже с ней нужно посадить. Нужно посмотреть не на то, сидит ли она, а нужно посмотреть на то, справедливо ли сидят другие люди, нет ли там злоупотреблений со стороны органов власти и правопорядка. Вот на что надо обратить внимание.

А если следствие считает, что там, где и когда она находится, она находится на своём месте и не мешает ведению следственных действий – ну и пускай. Это следователь принимает на самом деле решение. Если это ему не мешает, она сидит там у себя в квартире, а следователь вызывает на допросы, допрашивает и её, и её коллег бывших, и так далее, то тогда пускай так и будет. Но в чём Вы абсолютно правы, и я в этом абсолютно не сомневаюсь: дело будет доведено до конца. Это совсем не значит, что мы должны из политических соображений, для того чтобы красиво выглядеть перед возмущёнными гражданами, любой ценой засадить их за решётку. Не надо нам возвращаться к этому мрачному периоду 37-го года. Если виноваты – будут наказаны. А если в какой-то части не виноваты – значит, об этом нужно будет сказать ясно и понятно. И объяснить людям и показать это. То, что таких дел, как их называют – общественно-резонансных, сейчас много, я считаю, что это тоже неплохо: люди должны знать, что происходит. И, может быть, чиновники различных уровней тоже поймут в конце концов, что у нас нет людей, которые могут действовать вне рамок закона.

Что касается самой судебной системы. К ней тоже очень много претензий. Но я обращаю ваше внимание вот на что. Из всего объёма дел только 15 процентов участников процесса обращаются в вышестоящую инстанцию, для того чтобы попробовать пересмотреть дело. Все остальные удовлетворены качеством работы судов и результатами судебных заседаний. В отношении судов тоже много критики, но цифры сами говорят за себя: только 15 процентов. Это в целом нормальная мировая практика. И это дело тоже доведём до конца. Ну а то, что «армия, разинув рот…» – я думаю, что это преувеличение. Армия занимается у нас боевой подготовкой и освоением новых видов вооружений и техники.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, вопросов по делу «Оборонсервиса» очень много. Я полистал, нашёл несколько СМС, которые к нам поступили. Например, одна такая: «Почему Главнокомандующий не знал, что делает Министр обороны?» И ещё спрашивают, не превратится ли эта борьба в очередную кампанейщину.

В.ПУТИН: Я уже сказал, что Главнокомандующим я стал 7 мая прошлого года. Посмотрите, когда дело было возбуждено. Так что как только я начал знакомиться с делами, как только мне показали, в том числе показали результаты работы Счётной палаты, стало ясно, что одной Счётной палатой там не обойтись, её недостаточно и нужно подключать правоохранительные органы, – материалы тут же были переданы в прокуратуру и в Следственный комитет.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Я правильно Вас понимаю, что в предыдущий срок этому делу не давали ход?

В.ПУТИН: В предыдущий срок не было результатов работы Счётной палаты. Появились результаты работы Счётной палаты, в это время я стал и Президентом, и Верховным Главнокомандующим. Мне доложили – я тут же дал команду передать это в Следственный комитет.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А по поводу кампанейщины?

В.ПУТИН: Вы знаете, я считаю, что коррупция вообще, и в нашей стране в частности, есть везде – везде, хочу вас заверить. Вопрос в уровне этой коррупции. Не скрою, что у нас особенно бытовая коррупция носит запредельный характер и, по сути дела, представляет угрозу для общества в целом. Поэтому будем с ней бороться с не меньшим упорством, чем с инфляцией в экономике, будем её добивать настолько, насколько это возможно.

М.СИТТЕЛЬ: И борьба уже идёт. По Вашей в том числе инициативе чиновникам разного уровня выставляются, так сказать, заслоны, препоны, новые требования: запрет иметь счета за рубежом, необходимость декларировать доходы и расходы. Очень многие в этом видят хорошее, доброе, позитивное начало, а очень многие, в том числе, например, и в Правительстве, говорят о том, что в борьбе с коррупцией есть перегибы. Владимир Владимирович, это что – перегибы или, может быть, всё-таки «недогибы»?

В.ПУТИН: Мы только что с Виктором Николаевичем дискутировали. Он считает, что «недогибы», что надо всех хватать и не пущать. Я полагаю, что никаких перегибов здесь нет.

Что касается «недогибов», посмотрим на результаты той борьбы с коррупцией, которая ведётся. Кстати сказать, в целом в прошлом году к уголовной ответственности было привлечено свыше 800 человек, которые имеют особый правовой статус. Имеются в виду представители правоохранительной системы, депутаты различных уровней, чиновники самого высокого ранга – более 800 человек. И это не отдельные дела, которые приняли такой большой общественный резонанс, их много по стране. Эта работа, как я уже сказал, будет продолжаться.

Есть ли здесь перегибы – вы слышали мою позицию по поводу, скажем, дела по «Оборонсервису»: только суд может определить, есть вина человека или нет. Поэтому надеюсь, что никаких перегибов не будет. Безусловно, есть злоупотребления в самой правоохранительной системе. Это всегда было и, к сожалению, пока есть. И то, о чём Виктор Николаевич сказал, что некоторые сидят за решёткой, может быть, не совсем обоснованно, с этим тоже нужно разбираться в каждом конкретном случае.

Я недавно был (месяц или полтора назад) на коллегии Генеральной прокуратуры, мы там с коллегами самым подробным образом об этом говорили. Моя позиция хорошо известна: никаких нарушений в правоохранительной системе быть не должно, а если есть – их надо выявлять, выявлять и реагировать на это.

М.СИТТЕЛЬ: Велики уловки, потому как, например, мы же знаем, порядка 30 депутатов в Государственной Думе развелись (фиктивный развод) для того, чтобы не декларировать совместно нажитое имущество.

В.ПУТИН: Что касается того вопроса, Маша, который Вы задали, по поводу декларирования доходов, декларирования расходов, к чему мы тоже перешли, затем – запрет на счета. Некоторые наши либеральные экономисты считают, что запрет на счета – это плохо, что это ограничение для некоторых российских граждан.

Хочу подчеркнуть, у нас разрешено всем гражданам Российской Федерации хранить свои средства там, где они посчитают нужным, в том числе и в иностранных финансовых учреждениях. Я в своё время не только с этим согласился, я это поддержал. Почему? Потому что слишком часто наши граждане сталкивались с проблемами, когда их просто надували жёстко и жестоко, я бы сказал. В начале 90-х обманули, когда «сожгли» все накопления граждан, потом в 1998 году они опять всё потеряли. Нужно дать людям свободу выбора. Но есть особая категория людей, которые сознательно выбирают для себя государственную службу, и пусть они для себя решат, что для них важнее: или деньги хранить за границей, или служить гражданам Российской Федерации на тех высоких постах, до которых они доросли по службе.

И есть ещё один момент, на мой взгляд, чрезвычайно важный. Если человек хранит деньги за границей и если это немалые деньги, он всегда находится в состоянии зависимости от той государственной системы, где у него хранятся деньги. И надо людей от этой зависимости освободить. Человек должен выбрать для себя: хочет быть на госслужбе – пусть деньги (никто же не отбирает) переводит сюда, особенно люди, которые работают в экономической сфере, в правительственной сфере, депутаты обеих палат парламента: от них в конце концов зависит экономическое состояние государства. Если они не доверяют своей собственной экономической системе, так что же они тогда здесь делают? Пусть денежки сюда тащат, тогда будет больше шансов того, что настойчивее будут работать над укреплением нашей финансово-экономической системы.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, громкая история последних недель – смерть в Лондоне Бориса Березовского. У нас много вопросов на эту тему. Давайте прежде всего попросим Вас прояснить историю с письмом. Оно было? Березовский писал Вам это письмо?

В.ПУТИН: Знаете, я вообще не хотел бы говорить на эту тему, но и уклоняться вроде неудобно.

Первое письмо я получил от него в начале этого года – где-то в феврале, по-моему, а второе письмо совсем недавно, уже после его смерти. Текст один и тот же. Так что письма были, не одно письмо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А какие-то подробности можно? Во-первых, это было рукописное письмо?

В.ПУТИН: Одно полностью рукописное, второе частично: шапка рукописная, потом печатный текст, потом опять рукописный. Первое письмо мне передал один из его бывших партнёров по бизнесу, российский гражданин, а второе передал совсем недавно тоже его партнёр по бизнесу, но из числа иностранных граждан.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Вы можете какие-то детали этого письма раскрыть?

В.ПУТИН: Собственно говоря, уже это есть в прессе. Да, он пишет о том, что, считает, совершил много ошибок, нанёс ущерб, просит его простить и дать возможность вернуться на Родину.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А почему это письмо не показали? Вы знаете, что на Западе звучали обвинения в том, что это…

В.ПУТИН: Вы понимаете, эти письма носили достаточно личный характер, хотя у меня никогда не было с ним никаких близких отношений, мы были знакомы, разумеется, но близких отношений не было. И всё-таки он обращался с просьбой. Были в моём окружении коллеги, которые меня просили немедленно его предать гласности. Я очень благодарен Господу за то, что он меня от этого уберёг.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Ещё хочу уточнить всё-таки, это важный момент: на первое письмо, которое Вы получили в феврале, Вы ответили?

В.ПУТИН: Нет. Понимаете, ведь дело в чём: дело в том, что он просил дать ему возможность вернуться в Россию. Конечно, глава государства может помиловать, может ещё какие-то провести акции, но для этого нужно было провести юридический анализ (я уже не говорю о моральной стороне дела), нужно было проконсультироваться, наверное, с Верховным Судом, с прокуратурой. Надо было понять юридическую сторону дела.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А Вы бы разрешили похоронить Березовского в России, если бы родственники обратились с такой просьбой?

В.ПУТИН: Послушайте, давайте мы… Конечно. От меня разве требуется какое-то разрешение на этот счёт? Это дело семьи.

М.СИТТЕЛЬ: Ещё буквально один вопрос. Насколько правдоподобной Вам кажется версия об операции зарубежных спецслужб, что касается смерти?

В.ПУТИН: Ну, с них станется. Я не знаю. Всё возможно, но у нас такой информации нет.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, если возвращаться к разговору о спецслужбах, а, действительно, в связи со смертью Березовского об этом много говорили, у нас в последние дни произошли две кровавые трагедии: спецслужбы сейчас расследуют теракты в Бостоне, и в России расследуется чудовищное преступление в Белгороде. Вал вопросов и по Белгороду тоже. Применительно к нашей печальной истории самый часто задаваемый вопрос звучит так, я процитирую сообщение Аллы Иваниной, она спрашивает Вас: «Почему для таких, как этот рецидивист, нельзя вернуть смертную казнь? Ведь нет никакой уверенности, что, отсидев и выйдя на свободу, он не повторит этот кошмар вновь. Получается, что у нас в стране всё безнаказанно, и такие психи и убийцы ничего не боятся».В.ПУТИН: Вопрос о смертной казни давно дискутируется в обществе. Знаете, когда иногда сталкиваешься с такими вещами, так рука сама тянется к авторучке, чтобы подписать какие-то документы, направленные на возвращение смертной казни, или попросить об этом депутатов. Но надо поговорить со специалистами, с криминологами. А специалисты считают, что само ужесточение наказания не ведёт к его искоренению, к снижению уровня преступности.

Я уже приводил этот пример чуть ли не на «прямой линии» когда-то. В Римской империи за карманную кражу приговаривали к смертной казни, и больше всего краж было во время этих смертных казней, потому что больше всего народу скапливалось на площадях. Это такой хрестоматийный пример из криминологии.

Я понимаю возмущение граждан и желание наказать преступников – вопрос в эффективности. Преступники, о которых идёт сейчас речь, и иже с ними такие же почему обязательно выйдут на свободу? У нас есть такая мера наказания, как пожизненное тюремное заключение. Уверяю вас, условия содержания там далеко не санаторно-курортные.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Но здесь есть важная ремарка: если это пожизненное без права досрочного освобождения, которое преступники могут получить через 25 лет.

В.ПУТИН: Оно практически так и есть, но об этом можно подумать и поговорить. Об этом можно подумать. Честно говоря, я тоже об этом думал.

К.КЛЕЙМЁНОВ: В продолжение американской истории я процитирую ещё одно, мне кажется, довольно важное сообщение. Судя по всему, его прислал наш соотечественник, который живёт в Соединённых Штатах, зовут его Михаил Смурыгин. «После теракта в Бостоне многие американцы ополчились на Россию, так как террористы оказались выходцами с Кавказа. Весь американский интернет наполнен антироссийскими комментариями. У нас с США и так натянутые отношения, а тут ещё и нас обвиняют в теракте. Как Вы собираетесь решать данную проблему?» – спрашивает Михаил Смурыгин.

В.ПУТИН: Я думаю, что рядовые граждане США здесь совершенно ни при чём, они не понимают, что происходит. Я хочу обратиться и к нашим гражданам, и к гражданам Соединённых Штатов, да и ко всем людям, которые следят за этими проблемами международного характера, и сказать следующее: Россия сама является жертвой международного терроризма, одна из первых таких жертв.

Меня всегда возмущало, когда наши западные партнёры, да и ваши коллеги из средств массовой информации Запада наших террористов, которые совершали зверские, кровавые, омерзительные преступления на территории нашей страны, называли не иначе как «повстанцы». И никогда почти их не называли террористами. Им же оказывали помощь, информационную поддержку, финансовую, политическую – когда-то впрямую, а когда-то косвенно, но она всегда сопровождала их деятельность на территории Российской Федерации. А мы всегда говорили о том, что нужно не декларациями заниматься по поводу того, что это общая угроза – терроризм, а делом нужно заниматься, сотрудничать нужно более тесно друг с другом. Но вот сейчас эти два преступника лучшим образом подтвердили правильность нашего тезиса.

Можно бесконечно спекулировать на трагедии чеченского народа в период выселения их из Чечни сталинским режимом. Но разве только чеченцы были жертвами этих репрессий? Да первой, самой крупной жертвой этих репрессий был русский народ, больше всего пострадал от этого. Это наша общая история. Спекулировать можно сколько угодно – ну при чём здесь Соединённые Штаты, они чего им плохого сделали? Дело не в национальности абсолютно и не в вероисповедании, мы тысячу раз об этом сказали, – дело в экстремистских настроениях этих людей.

Они приехали в Штаты. Ведь им дали там гражданство. Младший – гражданин Соединённых Штатов. Сейчас там до чего договорились некоторые (это, конечно, не руководство США, но всё-таки политические деятели) – до того, чтобы объявить этого выжившего преступника военнопленным. Совсем сбрендили. Какой военнопленный? Там что, гражданская война между Севером и Югом, что ли, восстановилась? Ну, чушь какая-то. Несут бредятину просто.

Но я это сейчас всё говорю не для того, чтобы кого-то в чём-то обвинить, – я просто призываю к тому, чтобы эта трагедия подтолкнула нас друг к другу в купировании общих угроз, одной – наиболее важной и опасной – из которых является терроризм. Если мы действительно будем объединять усилия, мы не будем пропускать эти удары и нести такие потери.

М.СИТТЕЛЬ: Предлагаю перейти к теме ЖКХ. Тема, которая волнует миллионы граждан вне зависимости от пола, достатка и положения.

Рост цен на воду, свет, газ, рост квартплаты.

Одна из наших героинь – Алефтина Васильевна Рапацевич, живёт в посёлке Береговой, это Омская область, сама родом из Ленинграда. Блокадница, ей 85 лет.

Несмотря на свой возраст, она создала управляющую компанию в сфере ЖКХ. И сегодня она в нашей студии.

Дмитрий, передайте, пожалуйста, микрофон Алефтине Васильевне.

А.РАПАЦЕВИЧ: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Здравствуйте.

А.РАПАЦЕВИЧ: Я из Омска, живу в посёлке Береговой. Учитывая тот момент, что наша управляющая компания занималась большим мошенничеством, мы подали в суд, выиграли и ликвидировали эту управляющую компанию. Правда, нужно сказать, что за ними осталось ещё несколько домов, но я полагаю, что мы это дело докончим.

Мы учитывали тот момент, когда Вы дали задание Генеральной прокуратуре разобраться в жилищно-коммунальном хозяйстве. Я была вместе с нашей инициативной группой на приёме 7 ноября прошлого года, но результатов не было никаких.

Теперь следующий вопрос. Чтобы попасть к кому-то на приём, нужно обязательно идти в атаку – другого нет, кроме как в атаку. Берёшь как будто Берлин, вот так. (Аплодисменты.)

А то, что они нас ограбили, так это только, скажем, в нашем доме (я живу в двухэтажном доме) по двум позициям (это мытьё полов и ремонт подъездов, что мы делаем сами) они с нас собрали и увезли куда-то 21 миллион. Это четыре компании вместе взятые. Вот так грабят народ эти управляющие компании.

Есть очень большая просьба, чтобы вышел закон, который намечается на 2014 год (это будет поздно), чтобы в 2013 году этот закон был, где бы были определены точно их функции. И чтобы они не грабили, а делали всё, что заложено в тарифе. Они в тариф закладывают, а ничего не делают. Посёлок наш становится уже старым, многие дома разобрали, но, по крайней мере, нового строительства нет. У нас 10,5 тысячи население в посёлке, живут в основном люди и молодые, и старые, работы нет, после того как ликвидировали Береговой лесокомбинат – прибыльное предприятие, очень прибыльное, я там работала 40 лет.

В.ПУТИН: Алефтина Васильевна, на какой приём Вам не попасть, к кому Вам не попасть на приём?

А.РАПАЦЕВИЧ: К мэру города.

В.ПУТИН: Вот поросёнок. (Аплодисменты.)

М.СИТТЕЛЬ: Вот так вот! 10 тысяч человек живёт в Береговом, а на приём не попасть.

А.РАПАЦЕВИЧ: 10 тысяч человек. И, чтобы попасть на приём, я вынуждена была… Мне отказали в приёме (такая есть Лошаченко, у него работает), сказали: «Мы Вас не записываем на приём, Вы очень опасный человек». И после того, как я подала телеграмму на имя Двораковского, они мне звонили каждый день – дело это было 22 ноября, а приём был 5 декабря, – они мне звонили каждый день, что «Вы записаны, Вы записаны». А Прокуратура написала, что они нарушили мои конституционные права. Так они дали мне такой ответ: «Но Вы же всё-таки попали на приём».

В.ПУТИН: Алефтина Васильевна, в мировой истории был политик очень известный немецкий – Бисмарк. Когда он начал заниматься европейской политикой, объединять Германию, о нём пошла такая байка: он очень опасный человек, потому что он говорит то, что думает. Видимо, Вы по этому признаку тоже очень опасный человек. (Аплодисменты.)

По поводу Прокуратуры. Генеральный прокурор Чайка Юрий Яковлевич ждёт Вас на приём. Уверен, он сейчас смотрит нашу передачу. (Смех в зале. Аплодисменты.) И потирает руки по поводу того, что и как он мог бы сделать.

Это Омская область, да?

М.СИТТЕЛЬ: Да.

А.РАПАЦЕВИЧ: Да.

В.ПУТИН: Я понял.

А.РАПАЦЕВИЧ: Я была в областной прокуратуре, было их два человека. Со мной работала капитан.

В.ПУТИН: Хорошо.

А.РАПАЦЕВИЧ: Но ничего, никаких эмоций, ничего!

В.ПУТИН: Понятно.

Говорят, она уже лейтенант, но не будем спешить. (Смех в зале.) Не будем спешить, пускай Юрий Яковлевич разберётся с этим. Но и губернатор Омской области, я думаю, найдёт общий язык с мэром. Я Вам обещаю, что это будет развиваться, во всяком случае, тем темпом, который бы Вы хотели видеть.

Что касается сути вопроса. Безусловно, это чрезвычайно важная вещь. Почему? Потому что нам нужны в этой сфере такие заинтересованные люди. Чувствуется вообще, старая гвардия востребована. В Италии Джорджо Наполитано, ему 87 лет, избрали Президентом опять. Гвардия, старая гвардия востребована не только в нашей стране, но и в мире вообще в целом.

Тема, которой Вы занимаетесь, чрезвычайно важна и может быть исправлена только… не только, но в значительной степени при активной позиции гражданского общества.

На одной из встреч с доверенными лицами звучало уже предложение от некоторых моих коллег по поводу организации соответствующих общественных структур по контролю за ситуацией в ЖКХ. И вот то, что Алефтина Васильевна делает, чрезвычайно важно и правильно. Ведь мы знаем, что там происходит. Я об этом тоже говорил уже многократно и публично.

После принятия соответствующих решений, а они в целом-то в правильном направлении выстроены по поводу этих управляющих компаний, по поводу ТСЖ ... но, к сожалению, эти управляющие компании слишком аффилированы, «слишком» – вообще плохое слово в данном случае, просто аффилированы часто с местным муниципальным руководством, на рынке их недостаточно. Они являются микроквазимонополистами на рынке, забивают в тариф, в оплату, точнее, в конечном итоге всё, что можно забить, даже не имеющее ничего общего с тем, за что надо платить. Скажем, в отапливаемые помещения включают неотапливаемые чердаки и прочие площади. Наворачивают на этом огромные деньги, абсолютно неподъёмные для граждан.

Алефтина Васильевна, не уезжайте быстро из Москвы. Обязательно не только Чайка… но вот Вы упомянули о законе, который в Думе идёт, уточняющем функции управляющих компаний. Я Вам обещаю, коллеги и в Государственной Думе тоже с Вами с удовольствием встретятся и обсудят все эти нюансы, так же как и в Правительстве обратят на это внимание.

А.РАПАЦЕВИЧ: А в «Российской газете» была статья, что этот закон должен выйти в 2014 году, но это поздно.

В.ПУТИН: Хорошо, я посмотрю сам ещё внимательно, что обновляется в этом законе, и, насколько возможно, ускорим эту работу. Обязательно встретятся с Вами и мои коллеги из Государственной Думы.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, у нас буквально вал вопросов о росте тарифов в сфере ЖКХ. И перед этим эфиром я попросил наших зрителей прислать платёжные документы. Вот из Петербурга, люди живут на улице Белградской, пять человек в квартире 77 квадратных метров, видимо, трёхкомнатная. Если в декабре 2012 года счёт был на 3442 рубля, то за февраль 2013-го, нынешнего (естественно, та же жилплощадь), они получили счёт на 8090 рублей.

В.ПУТИН: А был три?

К.КЛЕЙМЁНОВ: А был 3442. Это улица Белградская. И совершенно уже из области фантастики – счета, которые прислали нам наши зрители из Перми, улица Петропавловская. Там дом из так называемого маневренного фонда, где живут, видимо, погорельцы, люди, которые лишились жилья, и это не квартиры даже, это комнаты. Я Вам просто назову цены: 1258 рублей было, а сейчас женщина, её фамилия Морозова (не знаю, к сожалению, имени, в квитанции нет), она получила счёт на 6657 рублей. Это комната одна. А её соседка, Владимир Владимирович, живущая через две комнаты от неё, получила счёт на 13 551 рубль. Ведь существует правило шестипроцентного роста. Эта система вообще полностью непрозрачная.

В.ПУТИН: Безобразие полное! Я уже говорил об этом. Более того, после получения такой квитанции, кстати говоря, из Петербурга, указал на это и Правительству, и региональным властям: такой рост является неприемлемым. Естественно, накопилось очень много проблем в системе ЖКХ, ясно, что там больше 60 процентов находится в неудовлетворительном состоянии, что отрасль в целом нуждается в обновлении и в инвестициях в неё. Но это не значит, что можно делать это таким варварским способом, перекладывая всю нагрузку на плечи граждан. Когда-то, в какие-то годы местные власти не делали своевременных шагов по повышению тарифов, накопили огромный разрыв между необходимыми доходами и уровнем оплаты, а потом бухнули в одночасье на людей. Это неправильно, это невозможно.

Кроме того, Правительство приняло решение – вышло соответствующее постановление Правительства, согласно которому можно в отопительный сезон повышать, а в неотопительный сезон цены и тарифы сдерживать. Но это привело к тому, что в отопительный сезон пошёл обвальный рост этих тарифов. Я не говорю, что Правительство обязано сейчас немедленно отменить [постановление], но нужно отрегулировать как-то такие вещи. Простому гражданину, честно говоря, до фени постановление Правительства, люди-то не знают на самом деле, что в отопительный сезон будут резко повышаться стоимость и тарифы, никто специально на это денег не откладывает, люди не думают об этом. Когда пришёл момент платить, выкатили счёт, а денег нет. Платежи должны быть более мягкими в течение года.

Что касается Петербурга, мы совсем недавно разговаривали на этот счёт с губернатором Полтавченко. Он сказал: «Мы уже тоже приняли такое решение. Мы выстроим». Пускай выстраивает, только побыстрее. Это первое. Это касается и других регионов.

Но и второе, самое главное. Мы договорились, и Правительство дало мне обещание, что среднее повышение тарифов по году, хочу это подчеркнуть, не будет более шести процентов. Но сразу оговорюсь, среднее по году. В некоторых регионах, допустим, в бывших военных городках, других замкнутых системах, где годами не индексировали ничего, там может быть рост и побольше. Вот в Петербурге, допустим, Полтавченко мне сказал, что мы не справимся с шестью процентами и у нас где-то будет семь с небольшим. Но это тоже приемлемо. То есть чуть поменьше, чем шесть, в некоторых регионах чуть поменьше, чем шесть, и таких регионов, кстати говоря, немало. В некоторых – чуть побольше. Но в среднем должно быть шесть. Не должно стрелять в разы. Надеюсь, что Правительство с этим обещанием справится. Это второе.

И третье обстоятельство. Оно заключается в том, что там, где люди переплатили, им должны либо деньги вернуть, либо засчитать эти платежи в будущие платежи, платежи будущего времени. Мы так когда-то делали, несколько лет назад, когда я ещё был Председателем Правительства. Ничего не мешает сделать это ещё раз.

М.СИТТЕЛЬ: Как бы подытоживая эту тему, хочу ещё раз сказать большое спасибо Алефтине Васильевне за Вашу активную гражданскую позицию, за Ваше неравнодушие. Вы теперь можете, пользуясь беспрекословной поддержкой Президента России, организовывать общественное движение в рамках Омской области, подавая хороший пример другим регионам.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Мы в эфире час с небольшим, и давайте передадим слово нашему центру, где работает Татьяна, центру обработки информации, узнаем, как дела.

Т.РЕМЕЗОВА: Коллеги, большое спасибо, что дали слово. Количество звонков растёт буквально в геометрической прогрессии. Мы перевалили за двухмиллионный рубеж – 2 миллиона 300 тысяч обращений к этой минуте. И ежеминутно мы получаем 3556 звонков. Представьте себе, какая нагрузка ложится на наших операторов.

Один из наиболее часто задаваемых вопросов – про дороги, причём практически из всех регионов страны. Видимо, у людей действительно наболело. Один из таких вопросов у нас как раз сейчас есть на линии. Мне подсказывают, что на связи с нами город Ижевск.

Добрый день! Вы в эфире. Мы Вас слушаем внимательно.

ВОПРОС ИЗ ИЖЕВСКА: Здравствуйте! Меня зовут Евгений. И хотел бы задать вот такой вопрос. Наши дороги растаяли вместе со снегом. Создаётся такое впечатление, что властям более выгодно списывать деньги на ремонт, нежели делать нормальные дороги.

Т.РЕМЕЗОВА: Владимир Владимирович, прежде чем Вы ответите, позвольте мне зачитать ещё несколько СМС на эту же тему.

«Состояние дорог в Волгограде схоже с кадрами военной хроники». Причём из Волгограда действительно огромное количество звонков на тему дорог.

И ещё одна короткая СМС: «Я плачу налоги. Где мои дороги?»

В.ПУТИН: Дороги, как известно, относятся к традиционным проблемам России, имея в виду нашу огромную территорию и, прямо скажем, неурегулированность решения этих вопросов.

Вместе с тем хотел бы обратить внимание вот на что. Мы пару лет назад приняли решение о формировании региональных дорожных фондов, с чем в своё время активно боролись наши некоторые коллеги. И на каком-то этапе эти фонды прекратили своё существование, но в конечном итоге мы вынуждены были к ним вернуться. И определили источники формирования этих фондов – это акцизы и транспортный налог.

Вот что любопытно. Объём денег, которые поступают на цели дорожного строительства, неуклонно растёт. В этом году, правда, есть некоторые нюансы. Они заключаются в том, что объём средств в федеральные дорожные фонды увеличился, не намного, но всё-таки стал больше, всё равно это больше 400 миллиардов рублей. А в региональные дорожные фонды этот объём несколько уменьшился: он был там 543, стал 445, по-моему. Связано это с уменьшением сборов от акцизов на бензин.

Я сейчас не буду вдаваться в эти детали, но нефтяники, как только получили льготу на высокооктановые бензины, раньше они говорили, что у них нет возможности перейти на эти высокооктановые бензины (Евро-4 и Евро-5), а теперь, как только льготу получили, так мгновенно все возможности у них появились, и они все перешли в значительной степени – не все, но в значительной степени перешли – на эти высокооктановые бензины, и объём средств, получаемых от акцизов, несколько уменьшился. Но это не значит, что их там не хватает.

Почему? Потому что большое количество региональных руководителей и ко мне раньше приходили – сейчас, я знаю, приходят в новое Правительство Российской Федерации – с просьбой разрешить им переориентировать эти средства, предусмотренные для дорожного строительства, на другие цели. Аргумент: денег много, у нас нет мощностей, для того чтобы все их реализовать на дорожное строительство. Поэтому эта проблема в данном случае не столько уже становится финансовой, сколько организационно-технической. Я очень рассчитываю на то, что Правительство не пойдёт на то, чтобы разрешать переориентировать эти средства.

Но есть и другой аспект этого дела, а именно контроль за качеством, о чём наши зрители и слушатели только что сказали. И здесь тоже так же, как в случае с ЖКХ, не обойтись без строгого общественного контроля.

Вот, например, в Пскове, мы знаем, есть очень хорошие общественные структуры, которые родились в интернете, а потом получили распространение уже и в реальной жизни. Это «Дороги Пскова». По-моему, так называется эта организация, причём молодёжная организация. Они достаточно эффективно и последовательно работают над контролем за качеством дорожного строительства.

Я призываю такую работу развернуть во всех регионах Российской Федерации.

М.СИТТЕЛЬ: И всё-таки, Владимир Владимирович, прежде чем опять вернуться в информационный центр. Скажите, я правильно Вас понимаю, деньги есть на строительство?

В.ПУТИН: Да. Но если губернаторы приходят и говорят, что им не освоить даже того, что у них есть, то, значит, денег достаточно.

М.СИТТЕЛЬ: Но я не понимаю, откуда тогда эта проблема? Кто виноват? Ну кто виноват, Владимир Владимирович? Не может себе позволить такая страна, как Россия, жить в условиях бездорожья, но ведь это же всем известно, даже первоклашкам!

В.ПУТИН: У нас территория огромная, а дорожная сеть очень маленькая. Вы же знаете, мы совсем недавно только построили дорогу Чита – Хабаровск. У нас не было даже дороги, связывающей восточную и европейскую часть Российской Федерации.

М.СИТТЕЛЬ: И это наш позор! И у нас теперь есть деньги, и теперь мы говорим о том, что нужно переориентировать эти дорожные фонды неизвестно куда.

В.ПУТИН: Да. Нужно развивать дорожную отрасль, и дальше её развивать, и следить за качеством.

М.СИТТЕЛЬ: Вот кто в Правительстве ответственный чиновник за…

В.ПУТИН: Министерство транспорта Российской Федерации.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А ещё нужно бороться с коррупцией в дорожной отрасли, потому что дороги, построенные к саммиту АТЭС, уже местами пришли в негодность.

В.ПУТИН: И не только АТЭС. Есть и другие примеры неблагополучия. Я ещё должен посмотреть вот эту самую дорогу Чита – Хабаровск, о которой мы говорили. Мне тоже пишут письма и говорят о том, что там тоже не всё благополучно с качеством. Я уже, конечно, вряд ли смогу проехаться по ней ещё раз, с учётом дефицита времени, но я использую другие виды транспорта, скажем, вертолётную технику, ещё какие-то. Я посмотрю, что там делается. Но я не могу, конечно, посмотреть на все дороги. Это должно быть налажено на уровне Правительства и региональных властей.

М.СИТТЕЛЬ: Но, видимо, без Вашего личного вмешательства, к сожалению, к великому, Владимир Владимирович, тогда не получится.

В.ПУТИН: Это вечная проблема России. Нужно только наладить ритмичную работу.

М.СИТТЕЛЬ: Другие страны её достаточно успешно решают.

В.ПУТИН: Знаете, другие страны решали её по-разному, в том числе в период кризиса. В Германии, например, в 30-е годы строили тоже в борьбе с безработицей. Принимались экстраординарные меры по дорожному строительству. И как антикризисная мера, как мера борьбы, повторяю, с безработицей и с раскруткой экономики, такие варианты у нас тоже рассматриваются.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо.

Вернёмся в информационный центр. Таня!

Т.РЕМЕЗОВА: Да, спасибо большое.

Тысячи людей пытаются к нам пробиться. Давайте возьмём ещё один звонок. С нами на связи Пермский край.

Добрый день! Говорите, вы в эфире.

ВОПРОС ИЗ ПЕРМСКОГО КРАЯ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.ПУТИН: Здравствуйте!

ВОПРОС ИЗ ПЕРМСКОГО КРАЯ: Меня зовут Мария Леонидовна. У меня такой вопрос. Что будет с материнским капиталом после 2016 года?

В.ПУТИН: Мария Леонидовна, Вы наверняка знаете, что эта программа была инициирована вашим покорным слугой. В 2006-м начали об этом говорить, в 2007-м, она была введена с 2007-го, по-моему, года и рассчитана действительно на период до 2016 года включительно. Что это значит? Это значит, что семьи, мамы, у которых родился второй ребёнок в этот период времени, до 2016 года включительно, имеют право на участие в программе «Материнский капитал».

Мы изначально и осознанно выбрали именно этот период, потому что мы должны быть уверены абсолютно в том, что федеральный бюджет справится с теми обязательствами, которые у него возникают по выплатам этого материнского капитала. Кстати говоря, он, как мы и обещали, регулярно индексируется. В этом году он составляет, по-моему, 407 или 408 тысяч рублей. Я могу ошибиться там в рублях, в копейках, но свыше 400 тысяч рублей. Это в целом заметная сумма, которая является существенным подспорьем для многодетных семей.

Так вот мы не знали и до сих пор не знаем, потому что проследить динамику демографии с точностью до каких-то долей невозможно, мы же не знаем, сколько у нас родится детей, мы можем только предполагать, мы примерную тенденцию знаем, но точный объём нам неизвестен, и поэтому неизвестно, сколько денег потребуется из федерального бюджета после 2016 года, для того чтобы выполнить безусловно обязательства, взятые федеральным бюджетом, государством перед нашими гражданами.

Что будет после 2016-го года? Я считаю, что мы в той или иной форме должны будем продолжить программы поддержки рождаемости детей в нашей стране, но они должны быть более адресными, они должны быть более целевыми. Какие это будут формы? Пока не знаю, так что те, кто планирует свою семью и хотят иметь второго, третьего ребёнка, должны быть уверены, во всяком случае, в том, что до 2016 года включительно «материнский капитал» будет как программа работать, и люди, которые будут иметь второго и последующих детей, эти деньги получат так, как это делает Маша, допустим. Маша, у Вас?

М.СИТТЕЛЬ: Трое.

В.ПУТИН: Трое. Вот молодец Маша.

М.СИТТЕЛЬ: Но пока не получила «материнский капитал».

В.ПУТИН: Она получит.

М.СИТТЕЛЬ: До 2016-го года время есть, спасибо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, тема «материнского капитала» на самом деле интересует многих наших зрителей, и особенно она интересует многодетные семьи, потому что у них действительно каждая копейка на счету. Но ведь многодетные семьи – это ещё и семьи, где есть приёмные дети, где позаботились о тех, кто остался без собственных родителей, и кто берёт под опеку этих детей. У нас сейчас есть возможность оказаться буквально в гостях, в одной такой большой замечательной семье. Нам поможет познакомиться с этой семьёй моя коллега Алиса Романова. Итак, у нас на связи посёлок Новошахтинский, это Приморье.

А.РОМАНОВА: Добрый день! Точнее, добрый вечер, ведь мы находимся сейчас на Дальнем Востоке, а время тут опережает московское на семь часов.

Это дом семьи Кузьменко. Они воспитывают 15 детей, причём трое из них – родные, все остальные – приёмные. Сейчас быстро посмотрим, кто как тут живёт. Вот это комната девочек. Это Галя, а это маленький Матвей. Матвей, пойдём в комнату мальчиков. Вот здесь живут сыновья Кузьменко – Данила и Федя. Мама вас не путает по именам?

Д.КУЗЬМЕНКО: Нет.

А.РОМАНОВА: Надо сказать, что, если бы эти дети не попали к Елене и Сергею Кузьменко, многих ожидала бы незавидная судьба. Взять хотя бы маленькую Полину. Ей сейчас шесть лет. Её забрали в годовалом возрасте с диагнозом детский церебральный паралич. В один год она весила всего 4 килограмма, не издавала ни звука, не ходила и даже не ползала. Зато какая она сейчас, не узнать. (Аплодисменты.)

Итак, я Вам представляю главу семейства – Сергея Кузьменко, Елену Кузьменко, а это та самая маленькая Полина, о которой я рассказывала. Тебе сейчас шесть лет?

П.КУЗЬМЕНКО: Да.

А.РОМАНОВА: А скажи, как ты называешь своих любимых маму и папу?

П.КУЗЬМЕНКО: Принцесса, королева, Золушка, а папа – принц.

А.РОМАНОВА: Вы видите, что семья огромная. Мы насчитали, что у нас здесь сейчас 20 человек, причём нет старшего сына, он не смог приехать, он учится сейчас в другом городе. Здесь сразу несколько поколений есть, семья старшей дочери, а это самый маленький представитель семьи – маленький Давид, ему всего лишь один годик.

Елена, Сергей, мы видим, что вы – семья огромная, многодетная; разумеется, вас не оставляют без внимания, но тем не менее проблем много, как мы узнали. И сейчас у вас есть возможность рассказать, что это за проблемы, и задать свой вопрос. Елена, пожалуйста.

Е.КУЗЬМЕНКО: Владимир Владимирович, здравствуйте!

В.ПУТИН: Здравствуйте!

Е.КУЗЬМЕНКО: Хочу задать вопрос по льготам. Мы – приёмная семья, но мы не пользуемся льготами многодетных. У нас нет вообще никаких льгот.

И ещё мы хотим о пособиях сказать, прожиточный минимум в Приморском крае – 8 тысяч, а мы получаем пособие на содержание ребёнка – 5400 рублей. Невозможно существовать на эти копейки! И дети немного ущемлены.

И я ещё хочу сказать о бюджете. В нашем бюджете половина денег уходит за квартиру, за телефон, за воду, за свет. Очень много мы платим, но мы не имеем никаких льгот.

Сейчас о наших проблемах ещё скажет глава семьи.

С.КУЗЬМЕНКО: Да, конечно. Когда мы берём детей из детских домов, они болеют разными болезнями, и на это уходит, конечно, много денег. И Вы знаете, что в наших аптеках дорогостоящие лекарства. Но мы всё равно лечим детей. Например, позавчера у моей дочки заболел зуб. Так как у нас в Новошахтинском нет детского стоматолога, мы обратились в платную клинику. Мы вылечили зуб, но мы заплатили 5 тысяч рублей за это. Для нас это большие деньги, и зуб обошёлся очень дорого, но зуб нужно было лечить.

Е.КУЗЬМЕНКО: Владимир Владимирович, видите, какие у нас проблемы. И мы хотим, чтобы Вы решили как-то этот вопрос, потому что жить просто больше так невозможно. В Приморском крае очень много приёмных семей, и они хотят, они тоже ждут, что что-то решится, чтобы мы имели какие-то льготы, чтобы где-то нас могли в больницах принимать, потому что мы в больницах очень много стоим в очереди, нас нигде не принимают без очереди. И говорят: «Мы ничего не знаем – в порядке очереди». И мы стоим везде в очередях.

У нас недавно был приступ эпилепсии у ребёнка, и я простояла в очереди с ней полтора часа, нас никто не пропустил.

И сейчас хочет задать вопрос Вам дочка моя, хочет к Вам обратиться.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

ВОПРОС: Я хочу попросить от всех детей нашей семьи, чтобы нам выделили детскую площадку, потому что у нас много детей. У нас площадки нет. Как переехали, так до сих пор у нас её нет. Мы думаем, что наша мечта сбудется.

В.ПУТИН: Хорошо. Елена, а вы въехали в это жилище когда и на каких условиях?

Е.КУЗЬМЕНКО: Я военнослужащая, бывший старший прапорщик. Я получила сертификат на своих родных детей, на мужа, потому что у нас очень много детей и мы хотели купить большой коттедж. Мы в городе не смогли купить – купили в посёлке Новошахтинский. Мы его купили за сертификат, потому что у нас средств не было, личных средств у нас нет.

В.ПУТИН: Сертификат Вы использовали?

Е.КУЗЬМЕНКО: Да.

В.ПУТИН: Понятно. Видите, всё не так плохо, кое-что делается всё-таки.

Что касается пособия на детей, оно у нас было совсем ничтожным, было всего 1200 рублей, и в соответствии с Указом Президента конца прошлого года это пособие увеличилось до 5500 рублей. Правда, до сих пор, к сожалению, Правительство не выпустило соответствующего постановления, которое бы вводило определённый порядок этих выплат.

Но совсем недавно, буквально на днях, можно сказать, эти выплаты начались. Обращаю внимание моих коллег из Правительства, всё-таки постановление Правительства – как нормативный акт – необходимо, нужно это сделать. Так что пособия будут увеличены так же, как увеличиваются деньги на детей-инвалидов. Я уже параллельно скажу, между прочим, ещё упомяну о том, что увеличивается социальная пенсия до 8800 рублей с небольшим на инвалидов I группы.

Кроме всего прочего, сейчас в Государственной Думе находится проект закона, который вводит новую единовременную выплату при усыновлении ребёнка – 100 тысяч рублей. Надеюсь, что эта норма будет принята как можно быстрее.

И, наконец, самый важный, один из важных вопросов, о котором Елена сказала, – это приравнять приёмные семьи к многодетным. Думаю, что это абсолютно справедливо. И Правительство получит такое поручение. (Аплодисменты.) Какая разница, родные это дети, то есть рождённые родителями, или принятые в семью? Все говорят о том, что эти дети становятся родными. И люди – такие, как Лена, такие, как Сергей, выполняют важнейшую моральную, нравственную и общегосударственную функцию, и, конечно, они должны быть поддержаны.

Лена, я обещаю Вам, что такое поручение Правительство получит. Надеюсь, вместе с депутатами Государственной Думы отработают детали.

К.КЛЕЙМЁНОВ: А детская площадка?

В.ПУТИН: Да, детская площадка, само собой разумеется.

У нас на всё учёт и контроль здесь ведущие осуществляют.

Детскую площадку я тебе, моя дорогая, обещаю. Мы этот вопрос решим. Не проблема.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спасибо, Новошахтинский. Спасибо, Приморье.

Давайте дадим возможность задать вопрос…

М.СИТТЕЛЬ: Одну секунду буквально. Вот тема усыновления – мне попалась Марина из Владивостока.

Владимир Владимирович, возможно ли законодательно рассмотреть вопрос о доступе к личным данным усыновлённым детям после их совершеннолетия. По запросу. То есть эта ситуация в том, что в России люди 30–40–60 лет, будучи усыновлёнными в детстве, не могут узнать имена своих кровных родственников, потому что им отказывают госорганы. Вот такая существует проблема.

В.ПУТИН: Это проблема и юридическая, и морально-нравственная. Вот, например, почему американцы так стремились и до сих пор ещё стремятся к усыновлению именно российских детей. Одна из причин, не единственная, но одна из них заключается в том, что, насколько я понял, когда знакомился с американским законодательством, там запрещено распространять информацию о биологических родителях. То есть наоборот, простите, там можно получить информацию о биологических родителях. И были случаи в юридической практике, когда у приёмных родителей потом ребёнка биологические родители забирают назад. А когда ребёнок усыновляется из-за границы в Соединённые Штаты, в том числе из России, получить данные о биологических родителях невозможно. И это уберегает приёмные семьи от того, что будут в будущем какие-то конфликты.

Поэтому это вопрос, повторяю ещё раз, не только юридический, но и морально-нравственный. И мне кажется, что если его решать, если пойти по такому пути, о котором Вы сказали, то предварительно нужно с обществом посоветоваться, с людьми посоветоваться, провести такую открытую, прямую дискуссию по этому вопросу.

М.СИТТЕЛЬ: Во всяком случае, это нужно индивидуально, каждый отдельный случай разбирать, согласитесь.

В.ПУТИН: Нет, нам нужны общие правила, которые можно было бы, наверное, индивидуально применять, но должен быть какой-то общий подход.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: У нас много вопросов в студии, давайте дадим возможность задать их.

Пожалуйста, Ольга.

О.УШАКОВА: Да, Кирилл, спасибо. Несколько минут назад у нас на связи было Приморье. Как мы видели, там уже вечер. А у нас в студии есть человек, который просил дать ему возможность задать вопрос именно по поводу времени. Это Лавриненко Алексей Фёдорович, председатель колхоза, приехал к нам из Ставрополья. Пожалуйста.

А.ЛАВРИНЕНКО: Владимир Владимирович, добрый день.

В период избирательной кампании неоднократно Вам задавался вопрос по поводу зимнего времени. Вы пообещали подумать, посоветоваться и принять решение. Какое всё-таки решение будет принято?

В.ПУТИН: Я ведь сказал, что это вопрос, который находится в компетенции Правительства Российской Федерации. Я не хочу, чтобы это выглядело так, что я как бы уклоняюсь от решения этого вопроса, но в своё время Дмитрий Анатольевич принял это решение, Правительство его исполнило, но оно находится в компетенции Правительства, и Правительство должно принять это решение. Я не считаю, что это такой случай, когда с уровня Президента (а это, конечно, формально можно сделать) нужно вмешиваться в компетенцию Правительства. Наверное, надо посмотреть, что происходит. Алексей Фёдорович, Вы – директор совхоза, да?

A.ЛАВРИНЕНКО: Колхоза.

В.ПУТИН: Коровы-то как доятся, по часам, не по часам, как?

A.ЛАВРИНЕНКО: Мы время не переводим, у меня всё-таки власть есть в колхозе. Мы живём по старому времени.

В.ПУТИН: По старому? Серьёзно?

А.ЛАВРИНЕНКО: Дети в школу, мы их несём в садики, это просто убийство.

М.СИТТЕЛЬ: Огромное количество таких писем было сегодня.

В.ПУТИН: То есть Вы на новое время не перешли даже?

А.ЛАВРИНЕНКО: Нет. Мы на работу ходим по старому.

В.ПУТИН: А Вам там известно в колхозе, что Ленин умер уже, нет? (Смех.)

A.ЛАВРИНЕНКО: Нет, мы время просто на час передвинули.

В.ПУТИН: Понятно. Вы знаете, давайте всё-таки туда адресовывать эти вопросы. Я понимаю и тех, кто хотел бы просыпаться, когда уже светло, и ложиться спать, когда стемнело. Есть проблема с бизнес-сообществом, особенно с теми, кто работает с Европой, есть проблема с болельщиками.

К.КЛЕЙМЁНОВ: И будут ещё. Сочинская Олимпиада надвигается.

В.ПУТИН: Ну да. Но МОК подстроится под нас. Давайте посмотрим.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, а у Вас есть вопросы туда? Вам удобно?

В.ПУТИН: Вы знаете, если я сейчас скажу: удобно – не удобно, я сразу определю свою позицию. Я повторяю, мне бы не хотелось вмешиваться в компетенцию Правительства. Давайте дадим это решить Правительству Российской Федерации.

М.СИТТЕЛЬ: Давайте возьмём из зала вопрос. Мария?

М.МОРГУН: Владимир Владимирович, для участия в этой программе мы пригласили в студию некоторых Ваших доверенных лиц. Из Пермского края приехал журналист, политический эксперт Сергей Маленко. Пожалуйста, Ваш вопрос.

С.МАЛЕНКО: Добрый день, Владимир Владимирович! Тут уже говорили про перегибы и «недогибы» в антикоррупционной тематике. Я немного всё-таки хотел бы ещё погнуть эту тему. Более того, добавить щепотку про эффективность госуправления.

В.ПУТИН: Неэффективность.

С.МАЛЕНКО: Давайте я услышу Ваш ответ и пойму, что Вы думаете.

Есть такая фигура, зовут его Анатолий Чубайс. Поскольку я слышал уже Вашу позицию относительно «Оборонсервиса», про приватизацию и про реформу РАО «ЕЭС» говорить не будем, хотя некоторые результаты реформы РАО «ЕЭС» мы видим в своих квитках на оплату коммунальных услуг. А вот относительно «Роснано», большой государственной компании, на которую возлагаются огромные надежды: диверсификация экономики, нанотехнологии, вопрос, связанный с венчурными инвестициями, – колоссальные финансовые вливания получила эта компания в течение последних лет. И вот в апреле Счётная палата говорит о серьёзных нарушениях в работе менеджмента компании. При этом заработные платы менеджмента в разы выше, чем заработные платы некоторых коммерческих компаний, более того, транснациональных корпораций, они собираются зафиксировать убытки в этом году в 20 миллиардов рублей, а это сравнимо с бюджетом хорошего города – миллионника типа Перми. И в этом отношении у меня к Вам достаточно простой вопрос как у доверенного лица: когда кончится этот беспредел, сколько лет Вы ещё собираетесь Чубайса терпеть во власти? Ну и традиционный вопрос для огромного количества россиян: когда его посадят, наконец, за решётку?

(Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Анатолий Борисович Чубайс остаётся такой нужной очень для нас фигурой, на которую постоянно общественное мнение отвлекается, когда что-то не нравится. Я считаю, что и он, и ряд тех людей, которые с ним работали тогда, конечно, совершили много ошибок, и образ определённый сформировался.

Но кто-то должен был сделать то, что они делали. Они изменили всю структуру российской экономики и, по сути, изменили тренд развития. Повторяю, на мой взгляд, можно было бы сделать и по-другому, с меньшими социальными потерями и затратами, не так жёстко. Но задним числом всегда легко рассуждать на эти темы. А вот когда люди идут впереди и непонятно, какой должен быть следующий шаг, будет ли он верным или ошибочным, нужно иметь мужество, чтобы эти шаги сделать. Много было всего ошибочного, но то, что эти люди имели такое мужество, это факт очевидный. Имели мужество на преобразования.

Там много всего смешного. Например, в окружении Анатолия Борисовича в качестве советников, как выяснилось сегодня, работали кадровые сотрудники ЦРУ США. Но смешнее то, что по возращении в США их привлекали к суду за то, что они в нарушение законов своей страны обогащались в ходе приватизации в Российской Федерации. И не имели на это права как действующие офицеры разведки. Им по закону внутри США запрещено было заниматься какой бы то ни было коммерческой деятельностью, но они не удержались – коррупция, понимаешь.

Но надо отдать должное американской судебной системе, они ни на что не посмотрели, даже вскрыли тот факт, что в окружении Чубайса работали кадровые сотрудники ЦРУ. Вы сказали: как долго терпеть его во власти? Его нет во власти, он возглавляет государственную, но всё-таки коммерческую структуру и во властных структурах не присутствует.

Теперь по поводу ответственности. Они ведь сами сказали о том, что разместили деньги неэффективно. Я отслеживаю, конечно, что там происходит, сегодня они сами указывают на убытки в объёме 2,5 миллиарда рублей. Деньги, конечно, немаленькие. Можно ли в этой сфере безошибочно, копейка…

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, 22.

В.ПУТИН: Нет, нет, 2,5 миллиарда. 22 – это первоначальная цифра неэффективных вложений, сегодня они показывают убытки 2,5 миллиарда. Можно ли в такой сфере, как нанотехнологии, всё сделать безошибочно, с абсолютной прибылью, мне трудно сказать, но – наверное. Ведь они на чём там «горят»? «Горят» на нетрадиционной энергетике, на кремнии. Но надо ли было в кремний вкладывать, особенно в нашей стране, богатой углеводородами, где у нас ещё время не поменяли, встаёшь – темно, ложишься – темно. Когда эти батареи-то работают? Я не знаю и сейчас не хочу давать никаких оценок, но это сложная сфера. Это совсем не значит, что там, в рамках этой компании нанотехнологий, а, не скрою, это одна из моих инициатив в своё время была – создать эту компанию, потому что нанотехнологии – это один из генеральных путей развития науки, техники, технологий. И там, в общем, немало сделано и полезного. Я там был пару раз, и с материалами знакомлюсь их работы. Есть и проколы, провалы. Но это не уголовщина. Пронимаете? Это абсолютно разные вещи. Даже когда у нас в регионах вкладывают деньги не по назначению, это не значит, что их украли. В данном случае вложили неэффективно. Но это не воровство.

Я совершенно не собираюсь защищать Чубайса. Больше того, по многим вопросам (хотя он мне много рассказывал, что он в политику не лезет, а я вижу, что лезет) он в известной степени является моим оппонентом по некоторым вопросам. Но взять так огульно человека, заявить, что он преступник, что он что-то украл – это не по-честному, это неправильно. И мы так делать не будем.

М.СИТТЕЛЬ: У нас на очереди очередное включение.

В этом году мы отмечаем несколько юбилеев героических сражений времён Великой Отечественной: 70-летие Сталинграда, и приближается 70 лет великой битвы на Курской дуге. Поэтому сегодня у нас в прямом эфире та самая легендарная Прохоровка, где Красная Армия дала решающий отпор фашизму.

Итак, Прохоровка. И наш корреспондент Ольга Скабеева.

О.СКАБЕЕВА: Здравствуйте, Москва! Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Вас приветствует легендарная Прохоровка, Белгородская область, место крупнейшего танкового сражения в мировой военной истории. Но, прежде чем мы представим те доблестные дни, прежде чем мы представим наших уважаемых ветеранов – страшную трагедию в соседнем Белгороде переживала вся наша область: шесть человек убиты. Спустя фактически сутки был найден преступник. Вчера в нашей области закончился двухдневный траур.

И вот сейчас мы вместе с нашими уважаемыми ветеранами находимся на территории грандиозного мемориального комплекса «Третье ратное поле России – Прохоровское поле».

Сражение под Прохоровкой – это 1,5 тысячи танков с обеих сторон: 900 советских, 600 немецких. Такого не было ни до, ни после. 1943 год – Сталинград, Курская дуга – переломный год в ходе Великой Отечественной войны, дальше немцы лишь отступали.

В этом году 12 июля здесь, на Белгородчине, мы отмечаем 70-летний юбилей сражения под Прохоровкой. И вот сейчас здесь реальные свидетели тех событий, участники тех страшных событий, наши ветераны. Мы попытались разместиться как можно комфортнее, у нас хорошая погода. Самому младшему из здесь присутствующих ветеранов 88 лет.

Итак, слово нашим ветеранам. Ехилевский Абрам Львович. У Абрама Львовича в этом году свой собственный юбилей, ему исполняется 90 лет. Вся грудь в орденах и медалях. Абрам Львович освобождал Орёл, штурмовал Кёнигсберг, дошел до Берлина. Абрам Львович по-настоящему любимый, почитаемый, уважаемый человек в Белгородской области.

Абрам Львович, Вам слово, вот Ваша камера, Президент Вас слушает.

А.ЕХИЛЕВСКИЙ: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

В.ПУТИН: Здравствуйте!

А.ЕХИЛЕВСКИЙ: Несмотря на почтенный возраст, мы вместе с активистами ветеранского движения проводим большую работу по духовно-нравственному и военно-патриотическому воспитанию молодёжи, доводим до их сознания историческую правду о Великой Отечественной войне, о стойкости, мужестве и героизме, проявленном на фронте, и трудовом подвиге в тылу, нашим народом.

Приближается главный праздник нашей страны – 68-летие Победы. В это время, в эти дни мы вспоминаем наших боевых товарищей, друзей, которые отдали свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины, за нашу Победу. Память о них вечно будет в наших сердцах.

И сегодня, к сожалению, ещё находятся отдельные регионы, в которых разгильдяи устраивают акции вандализма, устраивают на памятниках, на нашей памяти. Например, в Волгограде молодой человек справлял нужду, во Ржеве один молодой человек разделся почти до трусов и стал плясать на памятнике. Много и других есть примеров.

Уважаемый Владимир Владимирович! Нам, участникам войны, очень горько и больно всё это видеть и слышать. И мне хочется узнать Ваше мнение, что можно ещё сделать, чтобы защитить нашу память, как можно провести ещё дополнительную работу среди молодого поколения, чтобы они помнили и уделяли особое внимание нашей славной истории защиты Отечества и Великой Победе? И, пользуясь случаем, мы находимся на земле прохоровской, которая в годы войны обильно была полита кровью наших воинов, приближается 12 июля – юбилейное 70-летие танкового сражения, и мы от имени 4 тысяч участников Великой Отечественной войны нашей области, в числе которых имеются и участники танкового сражения и Курской битвы, приглашаем Вас, по возможности найти время и принять участие в этом юбилейном торжестве. Приезжайте!

Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Уважаемый Абрам Львович! Уважаемые ветераны! Прежде всего поздравляю всех вас: и тех, кто сегодня на Прохоровском поле собрался, тех, кто живёт в других регионах Российской Федерации, – всех поздравляю с приближающимся праздником Победы. Хочу сказать и проинформировать вас о том, что Указ мною подписан сегодня – о праздновании 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, оно у нас состоится через два года, но уже сейчас нужно начать подготовку, для того чтобы встретить этот юбилей достойно.

Совсем недавно мы отмечали 70-летие Сталинградской битвы, после которой стратегическая инициатива полностью перешла в руки Советской Армии. И вот скоро будем отмечать Прохоровское сражение, сражение на Курской дуге. Обязательно приеду. Спасибо Вам большое за приглашение.

Что касается актов вандализма и недостойного поведения некоторых наших граждан, прежде всего, конечно, из числа молодых людей, – что можно сказать? Во-первых, так ведут себя и так думают далеко не все молодые люди. Подавляющее большинство молодых людей страны понимают тот подвиг, который вы совершили во имя человечества и во имя нашей Родины. Уверяю Вас, что это так. И лучшим примером тому является подвиг, скажем, роты, известной роты псковского десанта во время кровавых событий на Кавказе, когда из 90 человек, хочу это подчеркнуть, из 90 человек в живых остались только четверо! До конца исполнили свой священный долг перед Родиной эти ребята. И вот это лучшее подтверждение того, что есть абсолютная преемственность поколений. Но, к сожалению, мы встречаемся и с теми проблемами, о которых Вы только что сказали. И думаю, что здесь, конечно, вина и на конкретных исполнителях этих варварских акций, но это и наша общая вина. Вина заключается в том, что мы недостаточно внимания уделяем молодым людям, недостаточное внимание уделяем изучению своей собственной истории. Это вина всего общества, это вина и властных структур. Вы нас за это простите. Мы сделаем всё, для того чтобы ситуацию поменять.

И не только из уважения к нашим ветеранам, хотя это чрезвычайно важная вещь, – из интересов будущего нашей страны. В этой работе мы, безусловно, будем рассчитывать и на вашу поддержку. Несмотря на преклонный возраст, подавляющее большинство ветеранов остаётся в строю и самым благотворным образом влияет на патриотическое воспитание общества в целом и молодых людей.

Ещё раз большое вам спасибо за приглашение. (Аплодисменты.)

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, вопрос нашей общей исторической памяти напрямую и тесно увязан с образованием, со школой. Вы совсем недавно предложили создать единый учебник истории. Эта Ваша инициатива вызвала бурную дискуссию в обществе. Сегодня у нас присутствуют и учителя, и учёные, академики РАН. Справедливо было бы им сейчас дать слово, давайте передадим. Дмитрий?

Д.ЩУГОРЕВ: Спасибо.

Мы днём ранее действительно говорили об этом с преподавателями истории московских школ. И судя по тому, что мы услышали, мнения существуют разные. Давайте выясним, что думают учителя московских школ.

Слово Антону Молеву, учителю истории Московской гимназии № 1505.

А.МОЛЕВ: Спасибо.

Владимир Владимирович, в связи с тем предложением и идеей, которую Вы высказали, даже конкретные выдали поручения относительно создания единой концепции единого учебника истории, дискуссия разразилась нешуточная, и Вы наверняка об этом знаете.

Есть два полярных мнения. С одной стороны, это вполне объяснимый страх перед возможным единообразием и возвращением к тоталитарным каким-то аспектам, а с другой стороны – представление о том, что единообразие или, точнее, единый подход и концепция хороши были бы не только в рамках исторического образования, но и вообще всей линейки учебников и единого подхода к новому образованию.

В связи с этим, мне кажется, принципиально важным для профессиональной общественности понять, в чём, собственно, заключается позиция власти, лично Ваша как Президента и какие риски в реализации этой идеи Вы видите, как их вообще можно было бы преодолеть. Спасибо.

В.ПУТИН: Могу только повторить то, что уже однажды формулировал. Полагаю, что должна быть единая концепция этого учебника, линейка этих учебников, которая бы показывала нам хронологию событий и их официальную оценку. Без официальной оценки не будет самого хребта понимания того, что происходило с нашей страной в течение прошлых столетий и прошлых десятилетий.

Разброс в понимании ключевых аспектов нашей истории приводит в том числе к таким негативным последствиям, о которых сейчас сказал ветеран – Абрам Львович, когда молодые люди не понимают, в какой стране они живут, и не чувствуют своей связи с предыдущими поколениями. Они не понимают, что то, что сделали, допустим, ветераны во время Второй мировой войны, – это предмет их собственной гордости. Они не понимают этой связи с героями прошлых лет.

У нас в прошлом году был, по-моему, 41 вариант учебников истории для 10 класса, а в этом году рекомендованных вариантов учебников истории для 10 класса – 65. Разве это нормально? Я помню, даже люди очень либеральных взглядов, которые сейчас критикуют вовсю, занимаются критикой и критиканством даже отчасти, – некоторые из них ко мне приходили, открывали учебник несколько лет назад ещё и показывали: смотрите, что пишут, совсем сбрендили. Вообще непонятно, кто войну выиграл: африканский корпус Роммеля там воевал с англичанами, а миллионы солдат фашистской Германии воевали на Восточном фронте. Кто переломил хребет нацизму? Кто перелопатил вот эти дивизии, которые воевали на Восточном фронте? Кто знает, что у нас под Сталинградом единственная битва за всю историю Второй мировой войны, когда противник понёс большие потери (1,5 миллиона человек потерял), чем советские войска. Советские войска тоже огромные потери понесли: миллион 200 тысяч – миллион 250 тысяч, но противник понёс ещё больше – миллион 500 тысяч. Вот это кто знает у нас? Только специалисты. Но, не зная этого, невозможно понять ценности тех памятников, которые эти люди оскверняют сегодня.

Это совсем не значит, что мы должны вернуться к тоталитарному мышлению. Если есть какая-то общая канва, официальная точка зрения, в учебнике вполне может быть изложена и такая позиция, и такая, и такая, а дело учителя (а учителя у нас талантливые люди) обратить внимание своих учеников на то, что есть разные оценки того или другого события, и научить, как я уже говорил, молодых людей думать и мыслить. В этом, собственно, суть современной системы образования не только по истории, но и по другим дисциплинам. Я думаю, что это вполне возможно и реализуемо.

М.СИТТЕЛЬ: Давайте вернёмся в Прохоровку и дадим возможность задать ещё один вопрос.

Ольга, Вы нас слышите?

О.СКАБЕЕВА: Да. Сейчас мы предоставим слово нашим аграриям. Белгородская область – знаменитый сельскохозяйственный регион, 12 тысяч мелких ферм, крупные хозяйства. В отрасли так или иначе задействованы 150 тысяч человек. Вопрос у всех один.

Мы предоставим слово Наталье Корольковой, она руководитель местного мясокомбината. Наталья, Вам слово.

Н.КОРОЛЬКОВА: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Наш сельскохозяйственный регион боится сегодня встать на границы банкротства. После вступления в ВТО мы ежедневно терпим убытки. Только за I квартал текущего года убытки составили порядка 13 миллиардов рублей, и это только в животноводстве. Вы всегда говорите о том, что наша отрасль требует особого, пристального внимания со стороны государства. До 2015 года – понятно, это субсидии. Но, уверяю Вас, нам и сегодня с субсидиями живётся несладко. А что же дальше? Спасибо.

В.ПУТИН: Наталья Валерьевна, вопрос о вступлении в ВТО и самочувствие такой важнейшей отрасли, как сельское хозяйство, конечно, между собой очень тесно связаны. Но присоединение к ВТО не означает для сельского хозяйства конец его развития. Я несколько слов сейчас скажу об этом.

Ведь в чём опасность для сельского хозяйства при вступлении в ВТО? Сокращение возможной поддержки со стороны государства, сокращение субсидирования. Это первое. И второе – доступ на наши рынки дешёвого, но достаточно качественного товара.

Что касается доступа дешёвого и качественного товара, то в целом идея заключается в том, чтобы подталкивать нашего производителя – и не только в области сельского хозяйства, но и в других отраслях производства – к тому, чтобы он выпускал товары по ценам, приемлемым для наших граждан, а по качеству желательно лучше мировых. Очень рассчитываю, что так же будет вести себя сельское хозяйство.

Но, конечно, есть и угрозы. Для того, чтобы эти угрозы купировать, и для сельского хозяйства в частности, разработана целая система мер защиты. Прежде всего она в чём выражается? В продолжении субсидирования. Как вы знаете, в этом году начали субсидировать ещё и на гектар. И, более того, объём поддержки в этом году для сельского хозяйства по сравнению с прошлым (и в прошлом-то году он был немаленьким, но в этом году он ещё увеличится) достигнет 180 миллиардов рублей только из федерального бюджета. Совсем недавно Правительство объявило о том, что приняло решение дополнительно направить нашим сельхозпроизводителям поддержку в объёме 42 миллиардов рублей. И вместе, хочу это подчеркнуть, вместе с региональной поддержкой в этом году она составит где-то примерно 260 миллиардов рублей.

Обращаю ваше внимание на то, что 260 миллиардов рублей – это где-то около 8 миллиардов долларов. А мы в рамках переговорного процесса с ВТО получили право в этом году, в следующем субсидировать наше сельское хозяйство не на 8, а на 9,5 миллиарда долларов – на 9,4. Так что мы даже не выбрали тех квот, которые нам предоставляют наши договорённости при вступлении в ВТО. Просто есть бюджетные ограничения, хотя и значительный рост всё-таки продолжается. Но и это не всё.

У нас сохраняются те меры поддержки, которые были и раньше для сельского хозяйства, а именно, допустим, по некоторым видам животноводства, скажем племенному животноводству, мы сохраняем низкую ставку по НДС – 10 процентов – до 2017 года. Вы знаете, что сельхозтоваропроизводители пользуются правом платить налоги по упрощённой схеме. И по одной из них, которой сельхозтоваропроизводители пользуются очень активно, у нас полностью снят налог на прибыль.

Есть и другие формы поддержки. Они все будут сохранены. Очень интересная позиция заключается в том, что согласно правилам ВТО те регионы, в которых сельхозпроизводство считается рискованным, они вообще могут быть выведены за рамки требований Всемирной торговой организации. Так что инструментов защиты собственного товаропроизводителя у нас много. У нас сохранились и квоты на мясо птицы, на свинину и на говядину. Я не знаю, какое именно мясо вы производите, но обращаю Ваше внимание на то, что объёмы закупаемого товара по импорту, скажем по мясу птицы, у нас существенным образом сократились. Если пять лет назад мы закупали по импорту миллион 400 тысяч – миллион 600 тысяч тонн, то в прошлом-позапрошлом году всё это свелось к 200 тысячам, а потом и к 100 тысячам тонн. Но знаю, что наши птицефабрики могут закрыть и это целиком. Квоты тем не менее сохранились.

И всё-таки Вашу озабоченность я понимаю. Я сам – и будучи Председателем Правительства, и сегодня в новом качестве Президента России – обращаю внимание Министерства сельского хозяйства и всего экономического блока Правительства на то, что, скажем, по свинине есть определённые проблемы, которые требуют внимательного рассмотрения. Сейчас я просто публично не хочу об этом говорить, чтобы ситуацию не усугубить в переговорных процессах с нашими партнёрами, прежде всего из европейских стран. И по свинине, допустим, требуется отдельный план поддержки.

Надеюсь, что на уровне Министерства сельского хозяйства эти вопросы не только будут находиться под контролем, но и будут приниматься адекватные и своевременные решения.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, Владимир Владимирович, за ответ.

Спасибо, Прохоровка, за включение. Низкий поклон ещё раз нашим ветеранам и пожелания им долгих лет.

Давайте теперь возьмём звонок с телефонной линии. Татьяна Ремезова работает в Центре обработки информации.

Т.РЕМЕЗОВА: Спасибо большое. Работа кипит.

Давайте прямо сейчас возьмём звонок. У нас на линии, мне подсказывают, Московская область.

Добрый день! Пожалуйста, Ваш вопрос. Вы в эфире.

ВОПРОС: Здравствуйте!

Владимир Владимирович, у меня к Вам такой вопрос: почему для мигрантов хотят ввести загранпаспорта в 2015 году? А почему не сейчас? Так как с мигрантами в страну прибывает поток наркотиков, убийств, люди боятся выйти вечером на улицу. И очень страшно становится за наших детей.

И можно задать Вам второй вопрос?

В.ПУТИН: Пожалуйста.

ВОПРОС: Такая вот ситуация. Мы – бюджетники, у нас минимальный оклад. У меня в пределах 9 тысяч оклад минус подоходный налог в размере 13 процентов у нас по стране идёт. Вот как можно жить на такие средства?

Такие вопросы интересуют меня и очень многих жителей в Московской области.

Спасибо большое. Ждём Вашего ответа.

В.ПУТИН: Спасибо.

Прежде всего что касается иммигрантов. Я тоже считаю, что нам нужно цивилизовывать и ужесточать порядок въезда на территорию Российской Федерации иностранных граждан, прежде всего и всегда речь идёт о гражданах среднеазиатских республик.

Почему 2015 год? Многие уже находятся здесь. Для того, чтобы всё это приобрело цивилизованный характер, для того, чтобы наши партнёры имели возможность в прямом смысле этого слова напечатать паспорта, выдать соответствующие бланки, им нужно время. Такой объём, который им нужно изготовить, можно сделать только года за полтора. Можно, конечно, постараться ускорить этот процесс, но мы тогда не сможем предъявить какие-то претензии к нашим партнёрам. А чтобы он был цивилизованным, нам придётся просто из своего федерального бюджета оказать им финансовую помощь на изготовление этих бумаг. Ну, наверное, можно подумать и об этом, хотя это будут дополнительные для нас расходы, которые мы могли бы потратить, в том числе и на повышение заработных плат бюджетникам.

Кстати говоря, что касается заработных плат бюджетникам, то мы уже здесь говорили по поводу опережающего роста зарплат по отношению к производительности труда. Это, правда, имеет отношение прежде всего к производственному сектору, но всё в экономике взаимосвязано. И как только повышаются зарплаты в бюджетном секторе, так и производственный сектор тоже на это обращает внимание и вынужден так или иначе реагировать. Скажем, повышение заработных плат в армии, денежных доходов в армии неизбежно сразу начинает фиксироваться в других секторах и, так или иначе, влиять на рост заработной платы.

В бюджетной сфере, к сожалению, этот уровень остаётся достаточно скромным. Но именно поэтому и я в своих указах от 7 мая прошлого года в значительной степени уделил внимание в социальных вопросах повышению уровня заработных плат в бюджетной сфере.

Обращаю ваше внимание на то, что, скажем, учителя в 15 регионах уже вышли на уровень средней заработной платы по экономике региона, в 34 регионах Российской Федерации этот уровень составил 90 процентов. Очень рассчитываю на то, что в течение этого года все субъекты Российской Федерации справятся с задачей доведения уровня заработных плат преподавателей, точнее, учителей в школах до средней по экономике. Это очень непростая задача, это напряжение практически всех сил региональных бюджетов, многие из которых нам приходится поддерживать из федерального центра. То же самое касается преподавателей вузов, других сфер деятельности.

Что касается, допустим, дошкольного образования, там задача стоит вывести этот уровень заработной платы на средний по отрасли, преподавателям вузов на 200 процентов к 2018 году повысить и так далее. То есть значительная часть всех наших задач в социальной сфере связана именно с повышением заработных плат в бюджетной сфере, за что нас очень критикуют наши либеральные коллеги.

Мы будем действовать аккуратно, но всё-таки по этому пути будем идти дальше.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Ну что, мне кажется, у нас давно не было вопросов из зала. Давайте послушаем гостей студии. Валерия Кораблёва, пожалуйста.

В.КОРАБЛЁВА: Рядом со мной представитель Магнитогорского металлургического комбината. У него вопрос.

И.МАКОВЧУК: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Зовут меня Маковчук Игорь. Челябинская область, Магнитогорск.

В последнее время в наших школах мы всё чаще видим девушек в хиджабах. Франция уже на законодательном уровне запретила это. Что у нас? Исламизация?

В.ПУТИН: Ничего хорошего в этом нет. Есть, конечно, национальные особенности в национальных республиках. Но то, о чём Вы сказали, это не национальные особенности, а это демонстрация известного отношения к религии.

В нашей стране и в мусульманских регионах никогда такой традиции не было. Действительно, кстати говоря, в некоторых даже мусульманских государствах ношение хиджаба запрещено законом.

Вы привели пример Франции, где тоже принят соответствующий закон. Я считаю, что в нашей стране (и я уже об этом говорил) можно и нужно идти по пути возврата к школьной форме. Такая работа уже идёт. Рассчитываю на то, что она в регионах не будет забыта, заброшена, а наоборот, будет активным образом внедряться.

В.ЯКУШЕВ: Владимир Владимирович, боюсь, что до меня очередь не дойдёт.

В.ПУТИН: Такое бывает.

В.ЯКУШЕВ: При каждой встрече, Вы знаете, что я с Вами разговариваю.

Я очень отношусь к Вам – мне жалко Вас. Почему?

В.ПУТИН: Почему это?

В.ЯКУШЕВ: Сегодня 90 процентов заданных вопросов и по «бегущей строке» – это вопросы социального характера. Почему губернаторы не собирают так же, как Вы, жителей своих регионов, не слушают, не отвечают и не чувствуют ответственность за полученные вопросы? Ведь сегодня Россия слушает, смотрит, и потом будут говорить: «Это вам Путин пообещал, спрашивайте с него». А народ судит по качеству своей жизни о Правительстве, а Правительство – это Вы. Это не министры – Вы. И все ссылаются на Путина. Поэтому заставьте губернаторов, чтобы они Вас не нагружали, а сами работали.

Спасибо. (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Вы правы абсолютно. Никто не должен уклоняться от ответственности. Вы знаете, что я этого никогда не делал. Я считаю, что это формат полезный и очень нужный и мне, и стране.

Что касается губернаторов, то многие из них не в такой форме, но всё-таки достаточно активно работают с гражданами, проживающими на их территории. Но я с Вами согласен. Согласен в том, что нужно искать всё новые и новые формы и нужно быть ближе к людям. Только тогда можно понять, что нужно делать для решения их проблем.

М.СИТТЕЛЬ: Предлагаю теперь всем перенестись в Липецк: 4-й Центр боевого применения и переучивания лётного состава ВВС России. Там работает наш коллега Евгений Рожков.

Е.РОЖКОВ: Добрый день, коллеги! Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Это Липецк, Центр боевого применения ВВС. Именно так этот центр назывался 60 лет назад, когда и был создан. Сейчас это государственный центр переучивания и подготовки лётчиков, высшая лётная школа России. Мы здесь работаем всего несколько дней, приехали и работаем здесь, на площадке, но совершенно ответственно могу заявить: такого искусства пилотирования, такого искусства управления боевыми летающими машинами в воздухе я не видел больше нигде.

Пилотажная группа, которая называется «Соколы России», творит просто чудеса. Ею руководит генерал-майор Александр Харчевский. Александр Николаевич, здравствуйте!

Во-первых, Вам, Владимир Владимирович, наверное, представлять Александра Николаевича не надо, вы хорошо знакомы, в 2000 году вместе летали на истребителе Су-27, практически таком же, который стоит сейчас рядом с нами.

Александр Николаевич, кстати, откройте «военную тайну»: откуда и куда тогда летели?

А.ХАРЧЕВСКИЙ: Это было 20 марта 2000 года, с аэродрома «Краснодар» на аэродром «Северный», Грозный, по маршруту туда и обратно.

Е.РОЖКОВ: А вот если честно, какие перегрузки испытываешь, когда находишься внутри этой летающей машины?

А.ХАРЧЕВСКИЙ: Максимальная перегрузка девять единиц. Это вес тела лётчика увеличивается в девять раз.

Е.РОЖКОВ: Я добавлю лишь одно: Александр Николаевич, кстати, он ещё не знает, его подчинённые сейчас готовят документы, чтобы включить Александра Николаевича в Книгу рекордов Гиннеса, поскольку он 43 года уже летает на истребителях. Это действительно абсолютный рекорд.

Пожалуйста, Вам слово.

А.ХАРЧЕВСКИЙ: Здравия желаю, товарищ Верховный Главнокомандующий!

В.ПУТИН: Добрый день!

А.ХАРЧЕВСКИЙ: Сегодня в Военно-воздушных силах идёт процесс обновления самолётно-вертолётного парка новой сложной, современной авиационной техникой, требующей от лётного состава более высоких профессиональных качеств, способных реализовать боевые возможности этой техники в полном объёме. Но складывается парадоксальная ситуация: техника становится всё сложнее, а качество профессионального отбора курсантов всё снижается из-за отсутствия конкурса. Минимальный конкурс необходим 10–12 человек на одно место. К тому же создающаяся ситуация с дефицитом лётного состава с 2014 года ещё более усугубится из-за отсутствия трёхлетнего набора в лётные училища.

Как нам выходить из этого создавшегося положения? Ведь от этого зависит будущее нашей военной авиации.

В.ПУТИН: Александр Николаевич, прежде всего ещё раз Вас приветствую. Мне очень приятно Вас видеть в добром здравии, видеть, что Вы в строю, на службе. Прекрасно помню наш с Вами полёт тогда в Чечню. Благодарен Вам за то, что Вы научили меня делать «бочку». Помню, как уже при посадке, при возвращении назад, Вы мне показали, как это делают мастера, со всеми перегрузками. Это для меня была хорошая школа. Повторяю ещё раз, приятно видеть Вас в строю.

Что касается дефицита лётного состава. Вы не говорите, но я так понимаю, что скрытый вопрос заключается в том, что были оптимизированы военные училища, многие из них были не то чтобы закрыты, но укрупнены, слиты друг с другом. Я сейчас не хочу давать оценку тому, что было сделано в предыдущие годы, но в целом объём подготовки офицеров должен соответствовать численному составу Вооружённых Сил. И объём подготовки офицеров не должен и не может ориентироваться на переразмеренную армию советского периода.

Вместе с тем и для российских Вооружённых Сил нужно готовить столько специалистов, сколько нужно, а не меньше.

Все эти годы набор не прекращался. Я знаю, что по отдельным специальностям он действительно сокращён был. Вам виднее, вы работаете в Центре боевого применения, в учебном центре. Если вы чувствуете, что есть проблема с подготовкой пилотов, то, наверное, на это нужно обратить внимание, и я так и сделаю. В этом вы можете не сомневаться. Но в целом укомплектованность Вооружённых Сил Российской Федерации кадровыми офицерами составляет 98 процентов. Думаю, что вряд ли есть какое-нибудь другое ведомство, в котором такая высокая степень укомплектованности имеет место быть.

Что касается пилотов – посмотрим на это отдельно. Я вам обещаю!

И хочу пожелать Вам и всем Вашим коллегам, всем офицерам успехов в службе! Спасибо Вам большое. (Аплодисменты.)

М.СИТТЕЛЬ: Женя, есть ещё у вас вопросы?

Е.РОЖКОВ: Конечно, есть.

М.СИТТЕЛЬ: Пожалуйста.

Е.РОЖКОВ: Липецкий центр очень большой, даже огромный, его часто называют авиагородом. Здесь работают, трудятся больше 10 тысяч человек. Это и лётчики, и инженеры, и штурманы, как вот, например, Павел Лыков, правильно? Павел Лыков, он штурман, старший штурман-инспектор по боевой подготовке. Он сказал, что у него очень много вопросов Президенту, но все они так или иначе связаны с военной техникой, рядом с которой мы и стоим. Павел, пожалуйста.

П.ЛЫКОВ: Здравия желаю, товарищ Верховный Главнокомандующий!

В.ПУТИН: Добрый день!

П.ЛЫКОВ: Мой вопрос следующий. Мы осваиваем успешно самолет Су-34, используем его. Ждём в этом году поступления новой авиационной техники, это Су-30СМ, Су-35. Но не секрет, что данные самолёты были разработаны ещё при Советском Союзе, и эти самолёты так называемого поколения «четыре плюс плюс». Для того чтобы поддержать обороноспособность страны на высшем уровне, необходимо, чтобы мы использовали самолёты пятого поколения. Мой вопрос в следующем: когда данная техника поступит на вооружение в наш Липецкий центр и в Вооружённые Силы в целом?

В.ПУТИН: Я думаю, что Вы, как специалист, специалист высокого класса, можете дать оценку той технике, которая сейчас имеется в войсках. Был период времени, когда у нас были большие тревоги за авиацию. Сегодня положение меняется, и меняется к лучшему. Думаю, что Вы это тоже замечаете. И дело не только в денежном довольствии, дело и в переоснащении Вооружённых Сил, в том числе и боевой авиации. Самолёты «четыре плюс», «четыре плюс плюс», они отвечают современным требованиям. Но, конечно, мы должны думать о будущем. И известная машина, её специалисты называют ПАК ФА, это перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации, он сейчас находится в работе. Уже четыре машины проходят испытания. Одна из них совсем недавно совершила перелёт из Комсомольска-на-Амуре сюда, в европейскую часть, проходит обкатку.

Спросите у Ваших коллег, испытателей, как они оценивают эту машину, Т-50 по-другому её называют специалисты. Я думаю, что она по очень многим параметрам: по маневренности, по другим показателям – будет превосходить своего основного конкурента американский Ф-34 – могу ошибиться, но, по-моему, Ф-34 или Ф-35. По очень многим показателям. Правда, есть вопросы, над которыми ещё надо работать. Это и двигательная установка, это и вооружение. С тем чтобы двигатель позволял нам решать те задачи, которые ставятся перед этим комплексом, перед этим самолётом. И чтобы вооружение было мощным и точным. Есть ли у нас такие возможности? Они есть.

Самолет Т-50 пятого поколения должен поступать в войска, должен быть поставлен на производство в серию и поступать в войска в 2016 году.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спасибо, Липецк.

Владимир Владимирович, у нас в студии тоже есть прославленные лётчики. Я вижу Магомеда Толбоева, лётчика-истребителя.

О.УШАКОВА: Герой России.

М.ТОЛБОЕВ: Добрый день, Владимир Владимирович.

Я как президент Международного авиационно-космического салона МАКС, который Вы всегда открываете, хотел отметить, что для нас это высокая честь, и надеюсь, в этом году также будет Ваше участие. Но прежде чем задать вопрос, Владимир Владимирович, я несколько проблем озвучу коротко.

Первая. Международный авиационно-космический салон существует уже 20 лет, из них последние 5 лет передан «Оборонэкспорту». Создано ещё одно промежуточное звено – ТВК, Транспортно-выставочный комплекс, то есть авиасалон – ТВК – «Оборонэкспорт». Землю передали, это государственная земля, техническая зона, 242 гектара, передана ТВК. Мы построили столько павильонов за свой счёт. Кстати, государство нам не давало ни рубля, и не брали мы, это все привлечённые средства. Вы видели масштаб постройки? Теперь земли нет, это всё переходит, здания остаются нашими – естественно, налогообложение. И по результатам всей этой деятельности авиасалон уже банкрот.

О.УШАКОВА: Какой у Вас вопрос к Президенту?

М.ТОЛБОЕВ: Вопрос я хотел задать ещё после нескольких слов, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Пожалуйста, пожалуйста.

О.УШАКОВА: У нас, к сожалению, очень мало времени, поэтому я бы попросила Вас сформулировать вопрос.

М.ТОЛБОЕВ: Давайте продолжим вот эту тему, которую ребята подняли, о подготовке лётного состава. Вы, наверное, в курсе, готовится проект Правительства по инициативе Министерства транспорта о привлечении иностранных лётчиков, пилотов на наш авиарынок. Вопрос возникает: как это может быть? Не является ли это целенаправленным действием, таким как подрыв национальной безопасности?

РЕПЛИКА: Речь о гражданских линиях.

В.ПУТИН: Это речь о гражданской авиации?

РЕПЛИКА: Да.

В.ПУТИН: Командиры гражданской авиации, да?

Первое. Давайте мы поразбираемся по поводу самой структуры МАКСа, авиакосмического салона. Я в первый раз слышу о том, что там возникли проблемы, связанные с финансами и материальной частью. И, если вам передана какая-то земля, 242 гектара земли, вы должны за неё платить – и это вызывает какие-то проблемы, Вы мне просто дайте тогда соответствующую бумагу с деталями. Потому что здесь нужно разобраться. Я готов и Сергею Викторовичу Чемезову об этом сказать, и Правительству тоже. И если необходима поддержка самой структуре МАКСа, то мы найдём вариант этой поддержки, потому что Вам и всем коллегам, которые организуют МАКС, я должен высказать слова благодарности, поскольку МАКС стал действительно одной из крупных международных площадок подобного рода, уважаемой площадкой в мире. И это то место, где мы действительно можем презентовать свои достижения в области авиации и космоса. Точно совершенно будем поддерживать. Просто нужно понять, в чём нужна поддержка.

Теперь по поводу подготовки пилотов. Да, действительно, такое решение готовится Правительством Российской Федерации. С чем это связано? Это связано с тем, что у нас парк гражданских воздушных судов растёт. К сожалению для меня, растёт и доля иностранной техники. К сожалению почему? Потому что наши производители пока не могут произвести авиационную технику нужного качества и в нужном объёме, особенно, вы это хорошо знаете, речь идёт о широкофюзеляжных самолётах.

Сейчас у нас есть планы по развитию среднемагистральных самолётов «М-21», вы знаете про «Суперджет-100» и так далее. Но широкофюзеляжных мы пока не делаем, поэтому вынуждены приобретать. Это всегда очень опасно – приобретать, с экономической точки зрения. Потому что как только начинаешь что-то приобретать – это значит закрываешь своё собственное производство либо создаёшь проблемы с реализацией планов в этом направлении. Но мы вынуждены это сделать. И дефицит пилотов у нас, к сожалению, растёт. Мы увеличиваем количество выпускаемых пилотов. Их готовят в 6 учебных заведениях. Но их недостаточно.

Года полтора назад мы вышли на 600 выпускников. В прошлом году это было уже, по-моему, почти 800. В этом году готовится выпуск, по-моему, 940 человек. А нам нужно в год 1200, в год нужно 1200!

Практически во всех рыночных экономиках доступ иностранных пилотов на рынок труда разрешён, кроме Российской Федерации, где есть запрет, установленный в Воздушном кодексе. Имея в виду дефицит, первое, и, второе, что парк иностранных судов у нас достаточно большой, и нам нужно привлекать людей, которые умеют летать на этих самолётах, на этой технике, Правительство и вышло с инициативой разрешить внедрить квоту на доступ на наш рынок труда двухсот, хочу это подчеркнуть – двухсот человек в год на 5 лет, но не командирами воздушных судов, а членами экипажей.

РЕПЛИКА: Это только командиры.

В.ПУТИН: Нет, речь идёт о членах экипажей.

Но они могут быть и командирами. Члены экипажей могут быть и командирами. Поэтому это ещё обсуждается, но мы должны исходить из интересов отрасли, но, конечно, и из интересов людей, которые работают в этой отрасли, прежде всего из числа пилотов. Здесь должен быть найден баланс, имея в виду и качество обслуживания, и безопасность, то есть использование тех людей, которые умеют эффективно использовать эту иностранную технику. Надеюсь, что баланс будет найден.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, Владимир Владимирович. Давайте сейчас переключаться на наш телефонный центр.

Татьяна, кто наиболее активен из регионов?

Т.РЕМЕЗОВА: Спасибо, Маша.

Наиболее активен Центральный федеральный округ, каждый десятый позвонивший – москвич. Но я сейчас хочу дать слово Дальнему Востоку, есть оттуда вопрос, который нас очень заинтересовал. Мы сами перезвонили его автору. Надеемся, связь сейчас нас не подведёт.

На связи Комсомольск-на-Амуре. Добрый – у вас уже – вечер. Слышите ли вы нас?

П.УЛАНОВ: Да, прекрасно слышу. Спасибо.

Т.РЕМЕЗОВА: Пожалуйста, Ваш вопрос.

П.УЛАНОВ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.ПУТИН: Здравствуйте!

П.УЛАНОВ: Меня зовут Уланов Павел Николаевич, и у меня такой вопрос.

Почему на сегодняшний день в Комсомольске-на-Амуре 92-й бензин стоит 34 рубля, а дизтопливо ещё больше – 36 рублей? С чем связана такая разница в цене – и вообще цена, при том что в такой же нефтедобывающей стране, Венесуэле, бак бензина в 40 литров стоит 2 доллара?

В.ПУТИН: Павел Николаевич, вопрос цен, вопрос ценообразования, вопрос экономического обоснования этих цен и социальной справедливости всегда на повестке дня у нас находится. В общем и целом, безусловно, это правильно, мы должны за этим следить.

Насколько я знаю, сейчас у нас в среднем в европейской части цена высокооктановых бензинов АИ-95 – где-то 31 рубль с чем-то: 31,40 примерно литр бензина стоит. Литр летнего дизельного топлива – где-то 32 примерно – могу ошибиться, но примерно 32 рубля за литр.

На Дальнем Востоке всегда традиционно чуть-чуть подороже. Смотрите, здесь, в Европейской части, 31 с половиной, 31,03–31,04, а у вас – 34. Разница – два с половиной рубля. Это тоже деньги, конечно. То же самое касается «дизельки». Связано это с несколькими причинами, но прежде всего с монополизмом одной из крупнейших наших компаний. Это компания «Роснефть». Она в основном поставляет на рынок Дальнего Востока нефтепродукты. Но они объясняют это удалённостью, большими расстояниями, сложностями и дороговизной доставки до потребителя и так далее. Всегда, конечно, с этим нужно разбираться. Уже не один раз указывал на это не только руководству компании, но и Федеральному антимонопольному ведомству. Сделаю это ещё раз с тем, чтобы они держали эти вопросы на контроле.

Но что касается того, что в некоторых государствах нефте- и газодобывающих углеводородные ресурсы распродаются очень дёшево либо по бросовым ценам, то такой вопрос, разумеется, можно поставить и можно его обсуждать.

Кстати говоря, обращаю ваше внимание, что в Соединённых Штатах эти цены чуть-чуть выше, чем у нас. Правда, там доходы граждан выше. И поэтому в целом для потребителя исходя из общей корзины это обходится дешевле. Но в Соединённых Штатах государство практически не берёт налог с нефтепродуктов, он минимальный. Там государство получает налоги по другим направлениям, там очень высокий транспортный налог и другие составляющие.

Что касается европейских стран, то, скажем, в Германии тот же самый бензин в рублёвом эквиваленте ровно в два раза дороже, чем у нас, и в целом цены сопоставимые. Что касается стран нефте- и газодобывающих, то да, в некоторых этих государствах, действительно, бензин, нефтепродукты и газ продаются по чрезвычайно низкой цене. К сожалению, для них это ведёт, как правило, к большим проблемам в самих отраслях: и в нефтяной, и соответственно в газовой. Недостаточно ресурсов для их развития, недостаточно ресурсов для вскрытия новых месторождений, для их освоения. И эти страны так или иначе вынуждены потом в авральном порядке резко, на что хочу обратить ваше внимание, поднимать цены или на газ, или на нефть и нефтепродукты.

Я не думаю, что мы должны идти по этому нерыночному пути. У нас должен быть другой путь – путь контроля за ценами, здесь Вы абсолютно правы, и правильного ценообразования.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, я сейчас зашёл на сайт прямой линии, посмотрел, нашёл вопрос как раз в развитие темы Дальнего Востока. Человек спрашивает и ссылается при этом на Министра по Дальнему Востоку Ишаева, что мы продаём китайцам киловатт электроэнергии по полтора рубля, а своему населению на Дальнем Востоке – по три-четыре. Как так получается?

В.ПУТИН: Виктор Иванович, видимо, готовится уже к выборам губернатора одного из регионов Дальнего Востока, он был губернатором и достаточно успешным, но я посоветовал бы ему повнимательнее смотреть на то, о чём он говорит. Сколько, Вы сказали?

К.КЛЕЙМЁНОВ: Полтора рубля китайцам продаём электроэнергию, а населению своему в два раза дороже получается.

В.ПУТИН: Значит, что касается населения, то это так называемые конечные потребители. То есть сначала генерирующая компания продаёт это на опте, а потом оптовые компании несут различные издержки и доводят до потребителя по определённым ценам. И на каждом звене цена немножко увеличивается.

Что касается цен в Китай, я сейчас не берусь судить, надо посмотреть повнимательнее. Но там речь идёт о продаже на опте. И сколько сами китайские компании потом уже продают своим потребителям, это неизвестно. Вряд ли это ниже, чем на территории Российской Федерации.

М.СИТТЕЛЬ: На несколько минут вернёмся ещё к автомобильной теме. Дима, передайте, пожалуйста, микрофон Вячеславу Лысакову.

Д.ЩУГОРЕВ: Хорошо. Только у меня одна просьба. Мы уже почти три часа в эфире, поэтому максимально лаконично.

В.ЛЫСАКОВ: Спасибо.

Владимир Владимирович, мы…

В.ПУТИН: Промилле сейчас будут, да?

В.ЛЫСАКОВ: Точно, точно.

В.ПУТИН: Я так и знал. Как Вы только взяли микрофон…

В.ЛЫСАКОВ: Это беспокоит миллионы автомобилистов. Здесь тоже их много. Подавляющее большинство из нас – это нормальные, адекватные, законопослушные люди. Но мы в Госдуме планируем усиление ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения и проектируем в том числе уголовную ответственность. И многих беспокоит вопрос, как эти санкции, насколько они справедливо будут применяться по отношению к людям.

Мы, Владимир Владимирович, и мои коллеги по ОНФ так же, как и Вы, за справедливость. Поэтому мы подготовили законопроект, мы пригласили специалистов, экспертов, это Институт метрологии имени Менделеева в Санкт-Петербурге…

Д.ЩУГОРЕВ: В чём вопрос?

В.ЛЫСАКОВ: Вопрос… Я говорю об информации, которая на сегодняшний день имеется. Подготовлен законопроект, который учитывает… Во-первых, вводят «сухой закон» в законодательное поле – то есть пить нельзя ни грамма абсолютно, руль и алкоголь несовместимы. Но в этом законодательстве будет прописано: учёт с возможной суммарной погрешностью. То есть сам факт употребления алкоголя будет наказуем, но с учётом возможной суммарной погрешности. То есть цифра, которую показывает прибор, не может быть меньше, чем суммарная погрешность.

Д.ЩУГОРЕВ: Спасибо. Я так понимаю, это просто новость была, а не вопрос.

В.ПУТИН: Вопрос в чём? Есть вопрос?

В.ЛЫСАКОВ: Владимир Владимирович, не вопрос, а просьба всё-таки благословить такой научный подход в этом вопросе, потому что это беспокоит миллионы людей.

В.ПУТИН: Просьба просто изменить эти правила и ввести промилле?

В.ЛЫСАКОВ: Можно сказать, что так, но такой законопроект в Госдуме уже готов, подписан многими депутатами и нашей фракцией «Единая Россия», и другими коллегами из других фракций.

В.ПУТИН: На сегодняшний день действует ноль?

В.ЛЫСАКОВ: Вот смотрите, если человек погиб, у него кровь берут, и он признаётся пьяным, если у него более 0,5 промилле. До 0,5 – он трезвый. А по отношению к живому, нормальному водителю – всё, что не ноль, это значит состояние опьянения. Это подход совершенно не научный.

В.ПУТИН: Понял. Вы знаете, перед тем как перейти к этому вопросу, я всё-таки не закончил ответ на предыдущий. Это очень важно. За сколько у нас продают киловатт-час на Дальнем Востоке и за сколько продают в Китае. Я, надеюсь, объяснил, в чём разница. Но это не значит, что цены на электроэнергию на Дальнем Востоке являются оптимальными. Я считаю, что они слишком высокие всё равно для нашего Дальнего Востока.

В чём может быть выход: нужно наращивать собственные энергетические возможности. Нужно строить новые электростанции, новые НПЗ и так далее. Это всё есть в программе развития Дальнего Востока.

И теперь по поводу промилле. Вы мне уже говорили – по-моему, в Ростове-на-Дону подходили именно с этим вопросом. Ясно, и я хочу ещё раз подчеркнуть свою позицию, здесь у нас нет никаких расхождений с Вами: пить за рулём нельзя.

И нужно добиться того, чтобы никто не садился за руль в нетрезвом виде.

Есть, наверное, люди, которые с этим не согласятся, но подавляющее большинство граждан, уверен, с этим согласны, потому что пьяный за рулём человек теряет над собой контроль, он теряет реакцию. И если у нас разрешить выпить 1–2 бокала, знаете, бокалы у нас разные – вот от такого и до такого. Поэтому пить нельзя!

Вы правы, после нашей встречи с Вами в Ростове-на-Дону я, конечно, тоже об этом задумался, посмотрел материалы. Действительно, действующие приборы по обнаружению этих промилле в организме человека, они даже выпускаются с известными погрешностями. И в открытых материалах фирмы-производители прямо на эту погрешность указывают.

Поэтому давайте мы с вами поступим следующим образом: давайте поручим Росстандарту провести реальное исследование применяемой техники. Одно дело, что они пишут в своих проспектах, когда выпускают технику, а другое дело, что на практике. Росстандарт может и должен это сделать. И в соответствии с его заключением примем решение о том, какое количество промилле можно или нельзя допустить в законе.

В.ЛЫСАКОВ: Институт метрологии – это подразделение Росстандарта, у нас это заключение есть. Они говорят о том, что не только надо учитывать погрешность прибора, но и погрешность, которая вызывается температурой, влажностью и газовым составом воздуха. Сейчас это не учитывается. У нас такое заключение есть на руках.

В.ПУТИН: Надо, чтобы оно у меня было и в Правительстве было.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, ещё один вопрос из зала. Мария!

М.МОРГУН: Спасибо, коллеги.

Владимир Владимирович, я предлагаю передать слово, дать возможность задать вопрос человеку, который во время предвыборной кампании Вашим доверенным лицом стать не захотел, отказался, человеку, который уже 15 лет возглавляет известную радиостанцию «Эхо Москвы», – Алексею Венедиктову слово.

Алексей Алексеевич, пожалуйста, покороче.

В.ПУТИН: А ему предлагали быть моим доверенным лицом?

М.МОРГУН: Говорят, что да. Можно спросить.

В.ПУТИН: Я предлагал Вам быть моим доверенным лицом?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Владимир Владимирович, я вижу, Ваши доверенные лица какие-то кровожадные: один требует посадить Сердюкова, другой – посадить Чубайса. Хорошо, что я от этой компании отошёл.

В.ПУТИН: Хорошо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне кажется, что отношения Президент – журналист не нуждаются в формализации, честно говоря, так же, как и человеческие отношения.

Мой вопрос вот какой. Три года тому назад на такой прямой линии Вы сами отвечали на вопрос о своём отношении к Сталину. Вы сказали, что этот вопрос важный, что это вопрос-засада, и очень аккуратно ответили. Но вот в Вашем третьем появлении в качестве Президента мне и некоторым моим товарищам видятся некие сталинские нотки. Я хотел бы, чтобы Вы их откомментировали.

В стране появились политические процессы, например, «Пусси Райот», Алексей Навальный, процессы по 6 мая, в стране стало огромное количество людей, которых подозревают в том, что они иностранные агенты, я имею в виду закон про НКО. Дума принимает, а Вы подписываете законы, которые резко сужают свободу общения, в частности в интернете.

Скажите, пожалуйста, Вы действительно считаете, что Россия в XXI веке с помощью таких приёмов эффективного менеджера Сталина может быть передовой державой?

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Мы с Вами неоднократно дискутировали по всем этим вопросам. Я не считаю, что здесь есть какие-то элементы сталинизма. Сталинизм связан с культом личности и с массовыми нарушениями закона, с репрессиями и лагерями. Ничего подобного в России нет и, надеюсь, уже больше никогда не будет. Общество просто у нас другое и никогда этого не допустит. Но это не значит, что у нас не должно быть порядка и дисциплины. Это значит, что все граждане Российской Федерации вне зависимости от своего служебного положения должны быть равны перед законом. И вот эти девушки из «Пусси Райот», и вот эти пацаны, которые оскверняют могилы наших солдат – они все должны быть равны перед законом и отвечать за это. Никто никого специально за решётку не прячет из каких-то политических соображений. Не за политические взгляды и даже за действия люди осуждаются в судебном заседании, а за нарушение закона. Все должны его соблюдать. Я уже неоднократно говорил и по массовым мероприятиям. Можно их проводить? Можно. Даже нужно. Но в рамках закона, чтобы не нарушать нормальную жизнь других людей. Ведь современные средства массовой информации могут и в состоянии, и Ваша радиостанция тоже, осветить любое событие и донести позицию людей, которые настроены оппозиционно, до миллионов наших граждан. Зачем для этого лезть на рожон и срывать погоны с представителей правоохранительных органов? Это делается только для чего? Для того чтобы привлечь к себе внимание, но недолжным способом. И все, кто нарушает закон, должны отвечать.

Что касается НКО. Я уже много раз на этот счёт говорил. Мы приветствуем работу НКО. Более того, и даже оппозиционных наших коллег приветствуем. Почему? Я лично в этом крайне заинтересован, потому что и в центре, и на местах много проявлений беспардонного отношения к людям, много нарушений законодательства со стороны чиновников и власти, и власть сама на это реагирует слабо или вообще не реагирует. И поэтому, конечно, для меня как для гаранта Конституции, для меня как человека, который избран подавляющим большинством наших граждан, крайне важно знать, что же происходит на местах, и реагировать на это своевременно. Но если эта деятельность направлена не на оздоровление общества, а на самопиар, во вред обществу, это плохо. Если это деятельность, которая претендует на то, чтобы быть частью внутриполитической процедуры и финансируется из-за границы, это не плохо, но мы должны тогда об этом знать, пусть нам тогда об этом скажут – что здесь плохого? Эту же деятельность не запрещают. Кто запрещает организациям, которые занимаются внутриполитическими делами и получают деньги из-за границы, работать? Никто, закон не запрещает. Но пусть они скажут, откуда они получили деньги, сколько получили денег, на что и куда они их истратили. Что здесь плохого? В США этот закон действует с 1938 года, и не только действует, потому что он был принят в борьбе с нацистской угрозой, сегодня нет никакого нацизма, а он действует, реально применяется в том числе и к нашим организациям, которые пытаются там наладить какую-то работу, в Соединённых Штатах Америки. Примеры есть буквально месячной давности. Почему мы такого себе не можем позволить? И что здесь недемократичного?

Или, например, Вы сказали: ограничение свободы общения в интернете. Послушайте, Алексей, уважаемые друзья, находящиеся в этом зале, и те, которые сидят сейчас у телевизоров, какое ограничение общения в интернете? Интернет – это действительно пространство свободы, там невозможно ничего ограничить и запретить. Но общество может и должно ограничить себя от чего? От педофилии, от детской порнографии, от распространения наркотиков и от суицидов, от обучения суицидам. Но ведь только эти три-четыре позиции, на которые мы обратили внимание и указали на них в законе, и что, там сразу всё закрывается? Нет! Закон ведь как выстроен? Если появились элементы, связанные с детской порнографией или педофилией, или обучение суициду, скажем, то провайдер должен просто сам обратить на это внимание и закрыть. Ему должны на это указать, и он должен сделать. Ничего после принятия этого закона по ограничению деятельности в интернете не произошло. Во всех развитых странах такие законы давно уже приняты. Давно приняты! Позвольте мне сказать, и я убежден, что противники таких ограничений действуют не по соображениям свободы интернета, а прежде всего по коммерческим соображениям, связанным с получением прибыли от размещения там рекламы. Объём размещения рекламы в интернете сравнялся с ведущими федеральными каналами. Там идёт борьба, в том числе за деньги. Деньги – это хорошо, надо за них бороться, но общество обязано и должно ограничить себя от таких явлений, как педофилия, как детская порнография и обучение суицидам. Мы обязаны это сделать во имя будущего нашей страны. (Аплодисменты.)

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, очень короткий вопрос. Алексей Венедиктов упомянул процесс над Алексеем Навальным. Я нашел вопрос в интернете: «Алексея Навального затаскали по судам. Это означает, что власть его боится?»

В.ПУТИН: Вы знаете что? Люди, которые борются с коррупцией, а нужно всем бороться с коррупцией… Здесь женщина, участница нашей сегодняшней дискуссии, из Омска, она борется по-своему, кто-то по-своему. Но люди, которые борются с коррупцией, сами должны быть кристально чистыми, иначе это всё приобретает форму самопиара и политической рекламы. А перед законом должны быть все равны, вот это хочу подчеркнуть. И ни у кого не должно быть иллюзии, что если кто-то громко кричит «держи вора!», то это не значит, что ему самому позволено воровать. Но это в то же время не означает, что, если человек имеет какие-то взгляды, отличные от действующих властей, не значит, что нужно искать любой повод для того, чтобы тащить его в суд или потом в тюрьму.

Уверен, что разбирательство по этому и по другим вопросам будет предельно объективным – я, кстати говоря, обратил на это внимание и Генеральной прокуратуры, и других правоохранительных органов, – предельно объективным.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, три реплики в продолжение темы из интернета. «Вы Президент пенсионеров и работяг, а думающая молодёжь – на Сахарова и Болотной. Вы с этим согласны?», «Почему Вы так негативно относитесь к оппозиции? Вы её боитесь?» И ещё один на ту же тему: «Вы готовы сейчас разговаривать с оппозицией и искать с ней общие духовные скрепы?»

В.ПУТИН: Я с оппозицией не только готов – я и разговариваю постоянно.

Что касается так называемой несистемной оппозиции, мы и им предлагаем этот диалог. Некоторые оппозиционные деятели просто уклоняются от этих диалогов. Но сейчас это понятие «несистемная оппозиция», мне кажется, должно постепенно утрачивать свою актуальность. Предоставлено право с минимальными бюрократическими издержками образовывать политические партии. Можно полностью легализоваться (сколько нужно – по-моему, 500 человек, чтобы партию создать), создать партию и бороться за своего избирателя. Ведь одно дело – кричать «караул», а другое дело – предложить позитивную повестку дня. И это можно сделать только легальной формой, используя возможности, данные законом. Это можно сделать – пожалуйста, действуйте, боритесь, входите в парламент, доказывайте свою правоту. Знаете, когда начинаешь говорить конкретно, сразу возникают проблемы.

Сейчас начало дискуссии было какое у нас: у вас плохо это, это, это. Да, плохо, а что надо сделать? Не надо так повышать заработную плату, слишком большими темпами. Не надо. Но пускай тогда скажут об этом народу. Пенсионный возраст надо повысить, говорят. Ну, скажите тогда. Да, трудно решить проблемы сбалансированности пенсионной системы, это очень сложная экономическая и социальная проблема. Давайте предложите, что вы хотите сделать. Просто так языком трепать каждый горазд. Сделать чего предлагаете?

Поэтому мы не просто готовы, а хотим этой дискуссии, но цивилизованной и профессиональной, открытой и понятной. И тогда очень многое встанет на свои места. Больше того, я, например, считаю, что власть в этом заинтересована. Может быть, некоторые вещи, о которых говорят оппозиционные деятели, станут больше понятны обществу. Может быть, некоторые из них и необходимы; может быть, они тогда и власть подтолкнут к каким-то жёстким, не очень популярным, но нужным вещам в сфере экономики? Это полезная вещь, но только тогда, когда она приобретает здоровые и цивилизованные формы.

Так что я надеюсь, что этот диалог будет продолжаться.

М.СИТТЕЛЬ: Ну а в какой степени Вы Президент разных поколений? Вы Президент пенсионеров и работяг?

В.ПУТИН: По поводу того, что я Президент пенсионеров и работяг. Вы знаете, я сам из семьи рабочих, и я отношусь к этим людям с огромным уважением. На их плечах вся страна держится, прежде всего. Это первое.

Второе. Пенсионеры, сейчас ветеранов мы видели – у меня и родители были блокадниками, и отец воевал, был инвалидом Великой Отечественной войны, – я чувствую кожей, что это за люди. А чего же здесь плохого-то? Я только хочу сказать им спасибо за то, что они меня поддерживают.

Но если говорить о людях труда, то сегодня так называемые работяги – это далеко не люди, которые работают по принципу «Хватай больше – кидай дальше». Сегодня труд, труд рабочего, становится всё более и более квалифицированным и требует большого интеллектуального включения. Кстати сказать, и некоторые публичные дискуссии показывают, что представители сегодняшнего рабочего класса, представители элиты рабочего класса ни в чём не уступают другим категориям наших граждан. Да и, скажем, те же учёные, врачи, педагоги – они кто такие? Они и есть работяги. Я и на их поддержку тоже опираюсь.

М.СИТТЕЛЬ: А электоральную поддержку молодёжи ощущаете?

В.ПУТИН: Да. Молодёжь – люди очень активные и люди, которые входят в жизнь. И я уверен, что наши молодые люди в состоянии оценить, что было сделано, что делается сейчас, что возможно сделать в будущем. И, конечно, от их позиции очень многое будет зависеть.

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, Вы просто Президент умных людей.

В.ПУТИН: Спасибо большое!

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, кстати говоря, информационные агентства уже сейчас сообщают, что пресс-секретарь главы Приморья докладывает о том, какая площадка будет построена во дворе у многодетной семьи, как это будет сделано.

РЕПЛИКА: Давайте чаще встречаться!

В.ПУТИН: Молодец! Между прочим, в Приморье очень интересный и, очень, надеюсь, подготовленный к этой работе человек, которого мы взяли на эту должность из ректоров Дальневосточного федерального университета, а до этого он практически всю свою жизнь работал в высшей школе. Надеюсь, что эта интеллектуальная составляющая поможет в его работе. Край очень интересный, богатый, но очень сложный.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Давайте дадим возможность ещё задать вопрос гостям нашей студии.

Ольга Ушакова, пожалуйста.

О.УШАКОВА: Да, спасибо. У нас в студии сегодня писатель, председатель Изборского клуба Александр Проханов. Прошу, Ваш вопрос. Александр Андреевич, только максимально коротко.

А.ПРОХАНОВ: Владимир Владимирович, страна стремится к развитию и стремится реализовать рывок, о котором Вы говорили. Но такой рывок может осуществить консолидированный народ, народ, объединённый общим делом. Нас же расчленяет и разрывает несправедливость и неравенство – как материальное, так и статусное, социальное неравенство. Не пора ли ввести налог на роскошь? Это первый шаг для устранения этой чудовищной и раздирающей нас неправды. Налог на эти золотые дворцы, на эти бриллианты, которыми осыпают себя с ног до головы жёны и возлюбленные наших олигархов. Ибо развитие и справедливость – это синонимы.

В.ПУТИН: Как Вы отличаете жён от возлюбленных – по запаху?

РЕПЛИКА: По возрасту.

В.ПУТИН: А, по возрасту.

Вы наверняка знаете мою позицию. Я сам об этом говорил неоднократно – и в Послании, по-моему, об этом упоминал. Я считаю, что это правильно. Вообще вопрос социальной справедливости, вопрос разрыва в доходах является крайне острым и крайне важным – кстати говоря, не только для нашей страны. И в некоторых других странах с развитой экономикой, в тех же Штатах, этот вопрос становится острее и острее. Европа, надо отдать ей должное в этом смысле, социализирует свою экономику, и, в общем, там более сглажено. Поэтому нам лучшие практики и традиции из Европы не мешало бы у себя применить.

Что касается налога на роскошь, повторю ещё раз, я сам считаю, что он должен быть введён. Сейчас уже есть предложения, связанные с автотранспортом, а именно, по-моему, двукратное увеличение базовой налоговой ставки на шикарные автомобили стоимостью свыше 5 миллионов рублей и трёхкратное увеличение базовой ставки на автомобили стоимостью свыше 10 миллионов рублей. Такими машинами пользуется не так уж и много людей у нас. И думаю, что скорее это носит даже не столько фискальный, сколько моральный характер.

Что касается недвижимости, то думаю, что и на неё надо ввести дополнительный налог. Правда, в Правительстве в этой связи есть заминка. Несмотря на мои многократные разговоры с членами Правительства, как-то они всё не могут найти должного и нужного возможного варианта внедрения этой системы применительно к недвижимости. В чём заминка: в кадастровой оценке земли. Вот её, к сожалению, пока нет. Надо подталкивать к тому, чтобы она состоялась как можно быстрее, и вводить те же налоговые системы регулирования для крупных, дорогостоящих объектов недвижимости, Вы правы абсолютно, полностью согласен.

М.СИТТЕЛЬ: И к нам готов сейчас присоединиться Петербург, культурная столица России, и новая Мариинская сцена, которая буквально в ближайшие дни должна предстать во всей красе. Дмитрий Витов и Петербург!

Д.ВИТОВ: Добрый день, Москва! Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги! Мы не случайно выбрали новое здание Мариинского театра для включения из Петербурга. А всё потому, что ещё с середины XIX века шли разговоры о расширении театра. Уже тогда артистам не хватало репетиционных помещений, негде было хранить, например, уникальный нотный архив или уникальные костюмы, многие из которых – настоящие произведения искусства, музейные экспонаты. А самое главное – маловато было места для зрителей. И вот наконец Мариинка готовится отметить новоселье. А пока в этом зале ещё не было зрителей, мы сюда пригласили деятелей культуры, для того чтобы обсудить проблемы в этой сфере. И, не откладывая в долгий ящик, позвольте мне передать слово Борису Яковлевичу Эйфману, знаменитому балетмейстеру, руководителю театра балета и замечательному педагогу.

Б.ЭЙФМАН: Уважаемый Владимир Владимирович! Прежде всего хочу сообщить Вам о радостном событии. В этом году 1 сентября в Санкт-Петербурге начнёт работу Академия танца. Это уникальное образовательное учреждение, которое будет готовить универсальных артистов балета нового поколения. У Академии танца очень серьёзная социальная программа: мы будем учить детей-сирот, детей из неблагополучных семей, они смогут получить образование и прожить счастливую творческую жизнь.

Позвольте теперь обратить Ваше внимание на острейшую проблему нашего театра.

Вы поддержали идею создания Дворца танца, и я искренне верю, что в 2016 году в Санкт-Петербурге откроется уникальный балетный мировой центр, в котором смогут реализовать себя не только профессионалы, но и любители, те, для кого танец является частью жизни.

Но сегодня наш театр находится в критическом положении – нам просто негде показывать свои спектакли. Коммерческие структуры выдавливают нас из федеральных театров, сцены которых мы арендуем, в результате петербуржцы и гости города лишены возможности общения с современным балетным искусством новой России.

Владимир Владимирович, прошу Вас помочь Санкт-Петербургскому театру балета вернуться в наш город.

Спасибо.

В.ПУТИН: Борис Яковлевич, мы действительно с Вами многократно, во всяком случае, несколько раз обсуждали эту проблему. Но прежде чем сказать несколько слов о проблеме как таковой, хочу Вас поблагодарить за Ваше творчество и за то, что в России не только поддерживается традиция классического балетного искусства, но и развиваются новые формы. В значительной степени это сделано благодаря Эйфману. Мы Вам за это очень признательны и благодарны.

А теперь что касается здания театра. Я догадываюсь, чем продиктован Ваш вопрос и Ваша озабоченность. Связана она с тем, что на том участке земли, где планировалось банком ВТБ реализовать девелоперский проект, связанный с элитным жильём, теперь планируется возвести сооружение для размещения Высшего Арбитражного и Верховного судов Российской Федерации.

Кстати говоря, я думаю, что это очень позитивный шаг для самого Петербурга, потому что мы хоть и называем его северной столицей, но в этом случае, имея в виду разместившийся там Конституционный Суд, безусловно, у Петербурга появляются ярко выраженные столичные функции, и он действительно становится одной из столиц, в данном случае северной столицей России.

Но догадываюсь, что Ваша озабоченность связана с тем, не исчезнет ли та часть, которая предназначалась для вашего театра из общей конструкции освоения этой строительной площадки. Борис Яковлевич, не исчезнет. Совсем недавно мы встречались с губернатором Петербурга, с нашими коллегами из Правительства, из банков и окончательно договорились. Пока ещё не очень понятно, в какой пропорции город поучаствует и Федерация поучаствует, но все договорились, что проект создания вашего театрального центра будет исполнен.

М.СИТТЕЛЬ: Теперь культурный вопрос из Москвы. Ирина Александровна Антонова у нас здесь, директор Музея изобразительных искусств имени Пушкина, пожалуйста.

И.АНТОНОВА: Владимир Владимирович, вот мой вопрос тоже связан с Петербургом. Дело в том, что 65 лет тому назад в 1948 году был ликвидирован в Москве замечательный и всемирно известный музей нового западного искусства. Этот музей был основан двумя совершенно феноменальными московскими коллекционерами: Сергеем Ивановичем Щукиным и Иваном Абрамовичем Морозовым. Они первыми в Европе сумели оценить и поверить в те новые направления в искусстве, которые в это время возникали. Они собрали коллекцию импрессионистов, постимпрессионистов, и сегодня без преувеличения можно сказать, что это самый, по качеству, во всяком случае, если не по количеству, сильный и крупный музей этого раздела мирового искусства.

Музей был ликвидирован на основании постановления Сталина. Причиной были идеологические аргументы – обвинялся музей в формализме, в собирании антинародного искусства. Это была та же аргументация, которая примерно в эти же годы, второй половины 40-х годов, применялась к определению творчества Шостаковича, Прокофьева, Хачатуряна, к поэзии Анны Ахматовой, к творчеству Зощенко и так далее. Музей этот, о котором идёт речь, был создан в 1923 году. Надо сказать, что это был первый в мире музей современного искусства. Знаменитый Музей современного искусства в Нью-Йорке был создан на пять лет позже – в 1928 году. То есть наши вот эти гениальные коллекционеры угадали и поняли, оценили процесс.

В.ПУТИН: Музей Гугенхайма в Нью-Йорке, или какой Вы имеете в виду?

И.АНТОНОВА: Музей современного искусства, называется сокращённо МоМА.

И коллекции его действительно потрясающие, причём они очень обширные, вот тот музей, который был. Большое число произведений Моне, Ренуара, Сезанна, Ван Гога и более 50 картин Матисса, почти 50 картин Пикассо. Когда это было всё вместе, это был, безусловно, самый первый музей мира в этом разделе.

Один из коллекционеров – Сергей Иванович Щукин, писал о том, что он собирал музей [нового западного искусства] по примеру Третьякова и имел намерение оставить его Москве.

Владимир Владимирович, новая Россия сделала очень многое, может быть, сегодня не до конца оценённое, в реабилитации граждан России. Я напомню о том, что были реабилитированы имена великих деятелей культуры, наконец, был восстановлен храм Христа Спасителя. Нельзя разрушать церкви.

И теперь я хочу Вас спросить: согласны ли Вы рассмотреть этот вопрос, имея в виду, что там есть сложная позиция – возвращение той части, которая… Все коллекции были переданы в наш музей, но потом часть из них, половина, была отдана в Эрмитаж в Петербурге. Согласны ли Вы рассмотреть вопрос о возвращении этой части, восстановлении этого музея, который станет украшением Москвы?

В.ПУТИН: Это, слава богу, возвращение не из-за границы и не передача за границу, это наш внутренний вопрос. Насколько я понимаю, все эти произведения или основные из этих произведений, они экспонируются и в Эрмитаже представлены, они не спрятаны от народа. Я, разумеется, поддержу любое решение, связанное с возрождением музея. Но это должно быть сделано в результате дискуссии в самом музейном сообществе, среди специалистов.

Я не знаю, мы Питер уже отключили? Михаил Борисович Пиотровский…

М.СИТТЕЛЬ: Нет, Петербург ещё на связи.

В.ПУТИН: Сейчас Михаил Борисович скажет, что «никогда не отдам ничего, и этому не бывать». Михаил Борисович, Вы готовы вернуть часть коллекции в Москву и воссоздать музей современного искусства?

Я не знаю, но эти произведения, они, насколько я понимаю, экспонируются. Матисс, «Девочка на шаре» Пикассо, Моне. Там очень красивые вещи есть, очень ценные, там «Париж после дождя». Там много всего, огромная коллекция, она же, по-моему, вся в залах.

М.ПИОТРОВСКИЙ: Они, разумеется, все экспонируются, они все были переданы в Эрмитаж в обмен на около 200 шедевров старых мастеров, которые были изъяты из Эрмитажа и переданы в Музей имени Пушкина в 20-е годы. Но я не об этом. (Смех. Аплодисменты.)

Во-первых, Владимир Владимирович, мы сейчас находимся… Вокруг нас три чуда, которые создал Валерий Абисалович [Гергиев]…

В.ПУТИН: Я так и знал.

М.ПИОТРОВСКИЙ: И создал с Вашей помощью. Я очень благодарю Вас за это, потому что это совершенно потрясающе и необыкновенно.

Первое. Я хотел говорить об общем таком вопросе, который повсюду важен, но важен очень в культуре, о злости. Злость и злоба присутствуют в нашем информационном поле, повсюду: и в средствах массовой информации, и в информационном поле, интернет – и повсюду. Понятно, и справа, и слева, и сбоку, и маргиналы, и либералы – все поливают друг друга грязью, это нормально, понятно. Но есть следующая тенденция. Появляются такие тенденции как бы, когда уже заявления, интервью переходят в донос, запрос депутатский переходит в донос, когда людей ссорят, сбивают друг с другом. И это уже немножко другая сфера, поскольку это вымывает интеллигентность из наших отношений.

И у меня такой вопрос к власти. Вот какое отношение к власти? Дескать, вот это и есть настоящая демократия, и хорошо, пусть так это и идёт. Либо пускай подерутся, посмотрим, кто победит. Либо «лают, караван идёт». И, в общем, каравану вперёд дорога. Такой, простите, как в ЕГЭ вопрос. А музейные дела – мне стыдно, что музейные дела выносятся на такое обсуждение с Президентом.

В.ПУТИН: Во всяком случае, я хочу сказать, меня просили обозначить свою позицию, – я не против. Но нужно, чтобы на уровне Министерства культуры, с привлечением экспертов, музейных работников, этот вопрос был обсуждён как следует, глубоко проработан.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Речь идёт, по сути, о создании нового музея, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: О возрождении.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Не о том, чтобы вернуть в Пушкинский коллекцию…

В.ПУТИН: Михаил Борисович это сказал сейчас. Видите, я же не знаю об этом ничего. Оказывается, часть коллекций из Эрмитажа была переведена в Москву. Надо всё это посмотреть, надо проработать это на уровне экспертов.

А что касается моральной стороны дела, я не думаю, что здесь что-то особенное есть. Когда требуют того или другого в тюрьму упрятать, это, конечно, хуже. Но думаю, что и с этим мы справимся, спокойно, в нормальном режиме мы всё обсудим. Это рабочий вопрос. Хотя он интересный и подлежит [рассмотрению].

И.АНТОНОВА: Это нравственный вопрос.

В.ПУТИН: Хорошо. Ладно. Не забудем.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, у нас ещё очень много вопросов в студии.

Ольга, пожалуйста.

О.УШАКОВА: Спасибо, я хотела бы передать слово нашему коллеге, главному редактору «Независимой газеты» Константину Ремчукову.

К.РЕМЧУКОВ: Владимир Владимирович, я хотел бы задать вопрос из области внешней политики. Моя оценка ситуации за последний год такова, что, мне кажется, у России ухудшились отношения с Соединёнными Штатами Америки и с Западом в целом. Произошло значительное сокращение уровня доверия между нами и Западом. Ваш последний визит в Германию и Нидерланды был очень, с моей точки зрения, показательным, потому что Вы большую часть времени, по крайней мере, то, что нам показывали, рассуждали об однополых браках, о педофилах, и вообще невозможно было понять, какой традиционный содержательный компонент в российско-германских или в российско-голландских отношениях.

Я отношусь к тому числу россиян, которые убеждены, что нормальные отношения России с Западом могут служить на благо россиянам. Это и технологический обмен, обмен знаниями, в области здравоохранения и медицины, лекарств. С этой точки зрения не считаете ли Вы разумным во время Вашей возможной встречи в сентябре с Президентом Обамой обсудить комплекс мер по восстановлению доверия между нами? Потому что нельзя даже одной встречей восстановить доверие, это многоплановый такой процесс, это первое.

И второе, согласны ли Вы с моей оценкой о том, что уровень отношений временами напоминает период «холодной войны» – с этими обменами списков Магнитского, «антимагнитского», обвинениями в зажиме демократии, политической свободы в России, с ответными обвинениями в том, что Запад финансирует нашу оппозицию?

В.ПУТИН: Прежде всего хочу сказать о том, что некоторое охлаждение у нас началось с событий в Ираке. Это не вчера возникло и не в прошлом и не в этом году. С событий в Ираке, когда нас наши коллеги, прежде всего американские коллеги, призывали активно включиться в события в Ираке. И мы тогда сказали, что мы считаем, что этот шаг является ошибочным, и мы делать этого не будем.

Кстати сказать, мы были поддержаны и рядом стран – членов НАТО, и Федеративная Республика Германия нас поддержала, и Франция. Но, тем не менее, возник некоторый холодок. Хотя наша позиция была открытой, честной. И мой тогдашний партнёр мне неоднократно говорил: «У нас к вам претензий нет, у нас был честный диалог». Но всё равно определённое охлаждение возникло.

Потом возникли события в Ливии, возникли события в других частях света. Я уже многократно свою позицию на этот счёт высказывал. Мы наблюдаем там хаос везде. И не считаем, что позиция наших партнёров является безусловно правильной. Почему мы должны поддерживать то, что мы считаем неверным? Но это не значит, что нам не нужен комплекс мер, направленных на выстраивание отношений в нужном ключе.

Действительно, Вы правы, в ходе моей последней поездки много времени в переговорах было уделено и правам сексуальных меньшинств, и другим вопросам подобного рода. Но, понимаете, у них свои стандарты, я там высказывался и здесь могу повторить: если в Голландии суд разрешил действие организации, которая занимается распространением педофилии, ну почему мы себе-то должны брать эти стандарты?

Если они хотят размножаться за счёт эмигрантов, пусть делают. Мы же не лезем к ним. Почему мы должны всё это переносить к нам? У нас другое общество. У нас попробуй разреши это. Я там сказал и здесь хочу повторить: попробуй что-нибудь разреши. У нас же такая разная страна – и Северный Кавказ, и Дальний Восток, и Север, и центральная часть. У нас невозможно внедрить всё, что там возможно. Нереально. А почему они от нас должны требовать внедрения их стандартов? А может, мы давайте потребуем внедрения наших стандартов у них? Давайте не будем друг от друга ничего требовать. Давайте будем с уважением друг к другу относиться. Но это не значит, что мы не должны искать пути сближения, пути к тому, чтобы лучше понимать друг друга.

Кстати говоря, страны, в которых я был, – это наши ведущие торгово-экономические партнёры. Несмотря на то, что у нас есть некоторые разногласия по этим вопросам, о которых я только что упомянул, и Вы сейчас сказали, тем не менее у нас с Федеративной Республикой Германия оборот – 74 миллиарда долларов, а с Голландией ещё больше – 82 миллиарда. Правда, немецкие эксперты считают, что часть в 82 миллиардах всё равно к ним относится, потому что идёт просто наш импорт-экспорт через территорию Голландии. Может быть, не важно. Во всяком случае, эти две ведущие страны – наши ведущие партнёры. Эти некоторые недопонимания в гуманитарной сфере нам никак не мешают сотрудничать. Но согласен с Вами в том, что работать над улучшением самого климата отношений нужно. Мы к этому готовы.

Но хочу Вам сказать, что мы ничего не провоцируем к ухудшению. Мы, что ли, приняли этот «список Магницкого»? С какого рожна это было сделано, объясните, пожалуйста? Никто не может объяснить, вы понимаете! Ведь никто не может сказать, зачем. Была поправка Джексона – Вэника, ограничивающая, дискриминирующая Советский Союз в торговле с Соединёнными Штатами в связи с ограничением выезда советских евреев в Израиль на постоянное место жительства. Она была введена десятилетия назад. Сейчас мы подошли к какому рубежу? Что Россию начали принимать во Всемирную торговую организацию не без помощи самих Соединённых Штатов, за что мы благодарны администрации Обамы. Нас начали принимать. Но фокус заключается в том, что если бы они сохраняли поправку Джексона – Вэника в своём законодательстве, то при вступлении России в ВТО они начали бы сами нести убытки экономического характера. Они вынуждены были её отменить. Но был хороший повод это сделать, забыть всё, что было во времена «холодной войны», и пойти дальше. Нет! Надо было обязательно втащить другой, антироссийский в данном случае, «акт Магнитского». Ещё никто не расследовал даже, что там произошло. Зачем это было сделано? Просто для того, чтобы жабры раздуть: мы самые крутые здесь. Зачем? Это такое имперское поведение на внешнеполитическом поле. Кому это понравится? Мы предупредили, что мы ответим. Но, видимо, они ожидали, что ответ будет такой, знаете, вялый. Но хороший он или плохой – наверное, не без издержек, наверное, да. И у депутатов наших тоже возникли определённые эмоции. Будет ошибкой считать, что в какой-то другой стране, в Штатах, абсолютно неуправляемый конгресс и верхняя палата, а у нас он такой ручной. Ничего подобного, это не соответствует практике нашей политической жизни. У нас есть правящая партия, у которой во власти большинство, но и там люди с разными взглядами. И для того, чтобы убедить их в необходимости действовать так или иначе, надо ещё поработать.

Но Вы правы в том, что нам с обеих сторон нужно относиться друг к другу с уважением и искать пути взаимопонимания.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, у нас установлена связь ещё с одним городом. Это олимпийская столица России.

Итак, Антон Верницкий из города Сочи.

А.ВЕРНИЦКИЙ: Добрый день, Москва!

В эфире – Сочи. «Адлер–Арена» – самый современный в России конькобежный комплекс, где пройдут Олимпийские игры. Здесь будут разыграны 12 комплектов наград. В центре этой уникальной арены, которая расположена буквально в 400 метрах от моря (там за стеной пахнет морем, а здесь у нас настоящий снег), мы собрали наших знаменитых спортсменов: Илья Авербух, Ирина Лобачёва, наш знаменосец паралимпийской сборной Алексей Ашапатов. Мы наших паралимпийцев оторвали от тренировочного процесса, они пришли задать вопрос. Также здесь присутствуют замечательные волонтёры, строители, кто строил этот комплекс, во многом действительно уникальный. Здесь даже, обратите внимание, потолок зеркальный – для того, чтобы здесь создавался специальный микроклимат внутри.

Мой коллега Виктор Гусев, спортивный комментатор, который проводит здесь, наверное, больше времени, чем в Москве, уже осматривает комментаторские позиции.

И, повторюсь, здесь строители, которые строили не только этот уникальный комплекс, но и остальные объекты Олимпийских игр. Дмитрий Морозов – человек, который строил и этот стадион, а также строит сейчас, я так понимаю, уже не олимпийскую трассу – трассу «Формулы-1». И, наверное, первый вопрос от строителей, от всех строителей Олимпиады.

Д.МОРОЗОВ: Владимир Владимирович, здравствуйте.

В.ПУТИН: Здравствуйте.

Д.МОРОЗОВ: Вопрос – не вопрос, но хочу сказать следующее. В последнее время в средствах массовой информации, интернет шумит, подобные высказывания: олимпийские стройки не успевают, строят плохо, воруют там, ничего не готово, опозоримся.

Но это же не так. Владимир Владимирович, Вы и сами могли убедиться в этом, что куча объектов построена уже, провели тестовые мероприятия, причём успешно провели. Могу сказать, что тысячам людей, которые уже не первый год вдали от родных и близких трудятся на олимпийских стройках, по крайней мере обидно слышать такое.

Хотелось бы знать, как Вы относитесь к подобного рода высказываниям, что думаете об этом?

В.ПУТИН: Вы знаете, все эти критические высказывания ожидаемы, и в целом на это нельзя обижаться. Потому что, во-первых, они не относятся к строителям непосредственно – они относятся к организаторам строек, они относятся к финансовым учреждениям и к финансовым потокам, к которым строители не имеют никакого отношения.

Но, действительно, Вы правы, в целом работа идёт в графике, в целом объекты сдаются в срок, проводятся все запланированные тестовые соревнования. И я абсолютно убеждён в том, что всё, что нужно для подготовки Олимпиады, будет завершено с должным качеством и вовремя.

Но на последнем этапе подготовки Олимпиады – и представители Международного олимпийского комитета указывали нам на это – нельзя расслабляться. Здесь нужно, наоборот, сконцентрировать все усилия: и административные, и финансовые, и организационные – с тем, чтобы подготовиться к Олимпиаде на должном уровне. Уверен, у нас для этого все возможности есть. Убеждён, так оно и будет.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, а дорого обходится стране Олимпиада?

В.ПУТИН: Недёшево. Эти, по-моему, цифры уже звучали, могу их повторить.

М.СИТТЕЛЬ: Разные цифры звучали.

В.ПУТИН: Разные, потому что по-разному считают и разные вещи считают. Если говорить о стоимости самой Олимпиады, из федерального бюджета – 99 миллиардов рублей, из привлечённых средств – где-то, по-моему, 144 миллиарда.

К.КЛЕЙМЕНОВ: Это с учётом трамплинов, Владимир Владимирович?

М.СИТТЕЛЬ: Подорожавших.

В.ПУТИН: С учётом сейчас скажу чего: это с учётом двух медиадеревень внизу, в Имеретинской долине, и в горной части; это с учётом 14 спортивных объектов и с учётом, по-моему, 22 объектов обеспечения.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо. Возвращаемся в Сочи.

Антон, ещё вопрос от вас.

А.ВЕРНИЦКИЙ: Да, конечно.

Дело в том, что у нас стоят волонтёры здесь, у них сейчас ответственный момент – они тренируются по-своему, они работают на чемпионате мира по хоккею. Сегодня наши юниоры играют в четвертьфинале со сборной Германии. Я подхожу к Илье Авербуху, у него вопрос, наверное, от бывших спортсменов (хотя бывших спортсменов, наверное, не бывает) и от будущих зрителей. Пожалуйста.

И.АВЕРБУХ: Уважаемый Владимир Владимирович! Как действительно бывший спортсмен, хотя бывших спортсменов не бывает, хочу спросить Вас об имидже нашей страны. Бесспорно, Олимпиада в Сочи – это грандиозное событие, и, приезжая сюда, переполняешься гордостью за нашу страну, и спасибо Вам большое, что у нас есть такая Олимпиада.

Мы с ребятами, олимпийскими чемпионами, создали ледовый проект, и Вы не раз его видели, который может быть действительно имиджевым проектом, чтобы говорить, что у нас страна новая, инновационная, красивая, современная, богатая талантами и олимпийскими чемпионами. Но поддержки таким проектам, которые рассказывают о нашей стране именно за рубежом, как стране современной, найти достаточно сложно. Инновационные проекты, имиджевые проекты не так приветствуются. И поэтому хотелось бы спросить Вас, как получить такую поддержку, с кем общаться, а также как и чего Вы ждёте от этой Олимпиады.

В.ПУТИН: Я сделаю Вам встречный комплимент. Вы специалист замечательный, организатор прекрасный, у Вас замечательный коллектив собран, я уж сейчас не говорю про Ваши личные достижения когда-то. Но, разумеется, такие люди, как Вы и ваши коллеги, должны получать поддержку.

Единственное, о чём я хочу сказать, это о том, что такие проекты, как Олимпиада, носят грандиозный характер, и нам нельзя разбрасываться, нам нельзя, во всяком случае из федерального бюджета, тратить дополнительные деньги на какие-то вещи, даже привлекательные, но попытка реализации которых предпринимается до того, как мы закончим все свои расходы, связанные с подготовкой самой Олимпиады. Нам нужно сконцентрировать усилия на этом крупном проекте.

Чего мы от него ждём? Прежде всего, мы ждём даже не рекламы нашей страны за рубежом, что на самом деле тоже важно, – прежде всего, я жду от этого мероприятия всплеска интереса к спорту, к массовому спорту. Надеюсь на то, что миллионы (миллионы!) наших граждан разных возрастов, но прежде всего, конечно, молодые люди, обратятся к спорту и сделают его неотъемлемой частью своей собственной жизни. Я надеюсь на то, что это приведёт к позитивным тенденциям с точки зрения здоровья нации, приведёт, в конце концов, к улучшению ситуации с демографическими проблемами, и так далее, и так далее.

Конечно, все эти объекты, о которых Вы сейчас говорите, – когда я на них смотрю, у меня у самого чувство гордости за нашу страну, за наших инженеров, за строителей. Им, конечно, огромное спасибо, что они в таком качестве и в такие сроки все делают. Это грандиозные сооружения! Далеко не каждая страна в мире способна справиться с таким объектом. А мы можем, мы сделаем это.

И конечно, будем рассчитывать на успех наших спортсменов. Хотя, разумеется, это важно, если приходишь на соревнование не для того, чтобы попотеть. А если пришёл на соревнование – нужно выигрывать. Но спорт есть спорт, и, прежде всего, я жду от наших атлетов самоотдачи, понимания того, что за ними – огромная страна и миллионы болельщиков.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спасибо, Сочи! Мы уже больше трёх с половиной часов в прямом эфире двух главных федеральных телеканалов страны и в эфире радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России».

Сейчас мы возвращаемся в телефонный центр, там работает наша коллега Татьяна Ремезова.

Татьяна, пожалуйста, Вам слово.

Т.РЕМЕЗОВА: Спасибо, Кирилл.

Сегодня много говорили о зарплатах, о зарплатах именно бюджетников. А я хотела бы сейчас немного другой аспект этой проблемы затронуть.

У нас сейчас на линии индивидуальный предприниматель из Нижегородской области. Добрый день! Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос.

ВОПРОС ИЗ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Я обращаюсь к Вам от лица всех предпринимателей, пожалуйста, помогите нам. Нам подняли очень высокие налоги.

Мы проживаем в сельской местности, у нас просто нет возможности платить такие большие налоги, Пенсионный фонд очень вырос. Я Вас очень прошу, помогите, пожалуйста.

В.ПУТИН: Это не налоги, это отчисления в социальные фонды так называемые. В том числе и прежде всего речь идёт, коллега сказал об этом, об отчислениях в Пенсионный фонд. Понятно, что эти решения принимались для того, чтобы сбалансировать пенсионную систему. Но я согласен с тем, что эти отчисления оказались очень сложными для выплаты. И не столько даже для средних предприятий, я уж не говорю о больших предприятиях, сколько для самозанятых людей и особенно в сельской местности.

Вы не представились, я, к сожалению, не знаю, как Вас зовут, но я с Вами полностью согласен. Мы совсем недавно обсуждали эту проблему на встрече в Ростове-на-Дону с Общероссийским народным фронтом. И там тоже ваши коллеги, представители самозанятой части нашего бизнеса, а это очень скромные люди, они реально сами вкалывают, сами работают, говорили о том, что вот эти отчисления в социальные фонды стали для них неподъёмными, поэтому два выхода: либо уходить в тень, прятаться от этих отчислений, либо сворачивать свою деятельность. И то, и другое очень плохо, особенно второе. И первое, конечно, плохо, но второе – просто запредельная вещь, потому что нам нужно этих людей сохранить. Чем им вставать на очередь на биржу труда или за социальными пособиями, лучше создать им условия, для того чтобы они могли работать и обеспечивать работой себя, свои семьи, а может быть, даже ещё и кого-то из своих знакомых, близких и просто людей, которые ищут возможность применения своим силам.

Сейчас рассматривается несколько вариантов решения этой проблемы. Один – я считаю его основным – заключается в том, чтобы вернуться к той системе, согласно которой исчисление этих денег, перечисляемых в социальные фонды, будет происходить на базе одного МРОТ для тех самозанятых людей, для тех предпринимателей, оборот которых составляет не более 300 тысяч рублей в год. Для тех, у кого оборот составляет больше 300 тысяч, применить повышающуюся шкалу – один МРОТ плюс один процент к той величине, которая будет больше 300 тысяч. Она несложная, но там есть, конечно, и проблема, которая вызывает до сих пор споры в Правительстве.

Социальный блок Правительства считает, что люди, которые отчисляют только один МРОТ с 300 тысяч, они не смогут формировать свои пенсионные права, и это несправедливо, поскольку все остальные плательщики в эти фонды как бы будут соучаствовать в их пенсионных правах.

Министерство финансов считает, что, таким образом понизив сегодняшние ставки отчислений, мы получим выпадающие доходы бюджетов.

И одна озабоченность справедлива, и вторая. Но всё-таки важнее сохранить этот сектор нашей экономики и поддержать таких, как Вы.

Поэтому попрошу коллег в Правительстве ускорить это решение на основе той формулы, которую я только что изложил.

М.СИТТЕЛЬ: Возьмем ещё один вопрос из зала, да, Дмитрий, из вашего сектора.

Д.ЩУГОРЕВ: Мне сейчас хочется слово передать Михаилу Леонтьеву, нашему коллеге.

М.ЛЕОНТЬЕВ: Владимир Владимирович, Вы говорили, что «сланцевая революция» – это угроза и вызов для России, для российской экономики, и на неё надо дать адекватный ответ. Алексей Миллер, уважаемый глава «Газпрома», сказал, что никакой «сланцевой революции» нет, поэтому ответа никакого давать не надо, при этом компания теряет рынки, компания теряет капитализацию. И вот что мы будем делать, во-первых, с Алексеем Миллером, во-вторых, со «сланцевой революцией» и со структурной перестройкой экономики, за которую теперь даже вот Алексей Кудрин выступает, хотя «высосал» все деньги из экономики, которые бы на такие реформы могли бы быть использованы? (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Спасибо, Миша, что и Кудрину досталось, и до Миллера добрались, вот Чубайса уже покритиковали. Кстати говоря, я считаю, что надо дифференцировать всегда такие вещи: одно дело говорить в отношении, скажем, того же Анатолия Борисовича об ответственности административной, говорить о его эффективности как менеджера, а другое дело говорить о криминальной стороне дела, если она существует или не существует.

В отношении такой компании, как «Газпром», вот сейчас я вспомнил про «Роснано», а «Газпром» – наша ведущая компания наряду с «Роснефтью», которая стала, безусловно, одним из самых крупных мировых игроков в сфере производства углеводородов. Так вот что касается того, проспал «Газпром» «сланцевую революцию» газовую или не проспал – сложный вопрос, пока ответа на него нет. Почему? Потому что себестоимость добываемого газа из сланца гораздо выше, в разы, чем себестоимость газа, добываемого традиционным путём. Пункт раз.

Пункт два. У нас достаточно так называемых газовых пузырей, чтобы добывать традиционным способом. У нас их пока достаточно. Мы пока не можем даже реализовать всего того, что у нас есть. Это пункт два.

И пункт три. Добыча сланцевого газа и сланцевой нефти, а это тоже возможно, связана с огромными, я хочу это подчеркнуть, природоохранными издержками. Там, где добывается сланцевый газ, у очень многих людей, которые проживают в этих регионах, из кранов вместо воды идёт чёрная жижа. Как минимум эти технологии требуют очень серьёзной доработки.

И, наконец, пункт четыре. Это совсем не значит, что мы отказались полностью от сланцевого газа. Даже международные эксперты, которые изучают эту проблему, говорят о том, что у России очень большие перспективы с точки зрения добычи сланцевого газа. У нас есть огромные неосвоенные территории и достаточно минералов, чтобы там поработать с точки зрения добычи углеводородов.

Я не думаю, что мы что-то проспали, но следить за этим нужно самым внимательным образом, здесь Вы правы абсолютно.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, много вопросов по поводу процессов на постсоветском пространстве.

Например, будет ли таможенный союз с Украиной? Речь идёт о присоединении Украины к Таможенному союзу.

В.ПУТИН: Понятно. Это зависит не от нас, это зависит от Украины.

Кстати говоря, сами украинские эксперты в лице, скажем, Академии наук, одного из институтов Академии наук Украины, это Институт экономического прогнозирования, по-моему, так называется это учреждение, – Академия наук Украины считает, что в случае присоединения Украины к Таможенному союзу и к Единому экономическому пространству экономические выгоды Украины будут исчисляться в процентах к ВВП. Не в каких-то там минимальных значениях, а прямо в процентах к ВВП. По нашим оценкам, это в денежном выражении где-то 9–10 миллиардов долларов в год плюсом.

Сама Украина, украинский народ, украинское руководство должны определиться, нужно им это или нет, имея в виду, что украинскую и российскую экономики, как и экономики Украины и Белоруссии, Украины и Казахстана, связывает огромная и очень разветвлённая кооперация, отказ от которой повлечёт за собой невосполнимые потери для участников этой кооперации. И если Россия ещё в состоянии как-то восстановить эти потери, то для Украины это будет крайне сложно. Я боюсь, что это может привести в отдельных отраслях производства к деиндустриализации. Но выбор в конечном итоге всегда за Украиной. Мы будем с уважением относиться к любому из этих выборов. Шар на стороне наших партнёров.

М.СИТТЕЛЬ: Мария, в вашем секторе вопрос есть?

М.МОРГУН: Да, я хочу дать слово гражданину Франции.

У нас в студии Дмитрий Кошко, эмигрант в четвёртом поколении, журналист, человек, который возглавляет Координационный совет Союза российских эмигрантов во Франции.

Дмитрий Борисович, пожалуйста, Ваш вопрос.

Д.КОШКО: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Координационный совет Соотечественников во Франции. У меня вопрос именно о гражданстве соотечественников. Моему двойному соотечественнику Жерару Депардье повезло, можно сказать. Он получил гражданство почти за сутки, скажем. Но другие соотечественники есть во многих странах, которые любят Россию, которые говорят по-русски, болеют за Россию, но им приходится иногда ждать много лет, перед тем как получить ответ, а иногда даже они его не получают.

Вы говорили в декабре перед Федеральным Собранием, что будет упрощение рассмотрения. Мы все обрадовались, конечно. Но на какой это теперь стадии? Притом Вы тоже сказали, что те, которые будут переселяться в Россию с российским гражданством, должны отказаться от другого своего гражданства. Требуется ли это тоже от тех, кто остаётся жить в других странах? Потому что это вопросы, которые очень часто нам задают в координационных советах.

Спасибо.

В.ПУТИН: Пока это требуется. Что касается господина Депардье, то ему гражданство предоставлено в особом порядке в соответствии с действующей Конституцией, имея в виду его заслуги перед российской культурой. А он у нас очень известный человек, и не только потому, что он мастер эпатажа, но он известен и у нас, и в мире как выдающийся артист. И вот совсем недавно он снялся, и этот фильм скоро пойдёт на экраны, «Распутин», по-моему, называется, где он играет одну из главных ролей. И это такая работа, которая имеет отношение ко всему российскому кинематографу, к российской культуре в целом. Поэтому я считаю, что такое решение обоснованно.

Кстати говоря, такие обращения носят не единичный характер. Сейчас не буду говорить о том, кто и как, во всяком случае, со мной обсуждал эти вопросы. Но люди не хотят, чтобы это приобретало какой-то скандальный характер. Что касается Жерара, то он человек импульсивный, я уже об этом говорил, он такое желание сформулировал своё без всяких консультаций, это не какой-то там кремлёвский проект. Но когда человек об этом сказал публично на весь мир, что мы должны были сделать? Сказать: нет, мы не будем это делать? Почему? С какой стати-то? Это просто смешно, понимаете? Конечно, мы с удовольствием дали ему паспорт и даже поблагодарили его за это.

Что касается наших соотечественников, то я считаю, что для них действительно должен быть определён упрощённый порядок, так же как и для всех людей с постсоветского пространства – минимум с постсоветского пространства, – которые находятся в репродуктивном возрасте, имеют хорошее здоровье, хорошее образование и могут легко быть адаптированы нашей культурной средой. Нам нужны такие люди.

Во многих странах мира – Канада хороший тому пример – по всему миру ищут таких людей. Министерство иностранных дел имеет квоту и задание даже на то, чтобы привлекать таких людей в Канаду. А почему мы-то должны от этого отказываться? Но всё это должно идти на благо самой России и на благо её жителей и не раскачивать рынок труда ни в коем случае. Все эти схемы наработаны, и мы можем, и должны принимать их у себя.

Что касается этой категории людей, о которых Вы сказали и к которой Вы сами относитесь, то я думаю, что такие люди, как Вы, Ваши предки, Ваши родители, отцы, деды, не по своей воле оказались, как правило, за границей, не по своей воле стали иностранцами. И для них тоже должен быть разработан особый порядок.

Совсем недавно я возобновил своё поручение Правительству и Миграционной службе. Надеюсь, что эти инструменты будут разработаны и использованы.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Я предлагаю перенестись прямо сейчас за тысячи километров от Москвы. Там своей возможности задать вопрос Президенту ждут учёные Академгородка.

Итак, на связи Игорь Кожевин из Новосибирского технопарка Сибирского филиала Российской академии наук.

И.КОЖЕВИН: Москву приветствует Новосибирский технопарк. Это одно из его зданий, где созданы максимально комфортные условия для реализации самых новых бизнес-проектов. Все желающие задать свой вопрос Президенту России находятся в одном из цехов технопарка, где собрано суперсовременное оборудование, построенное по последнему слову науки. Вообще к науке здесь относятся по-особому, и мы, собственно говоря, почувствовали это за всё то время, пока находимся в этом городе. И поэтому на нашу встречу мы пригласили учёных, аспирантов, студентов и непосредственно тех, кто работает в технопарке. Рядом со мной прямо находятся учёные, и я предлагаю им предоставить слово. Пожалуйста, представьтесь.

В.БУХТИЯРОВ: Добрый день, Владимир Владимирович! Разрешите представиться. Меня зовут Валерий Иванович Бухтияров, я являюсь членом-корреспондентом Российской академии наук и заместителем директора Института катализа, расположенного здесь, в Новосибирске. Неслучайно поэтому мой вопрос будет связан с непрекращающейся полемикой в обществе об эффективности работы научного сектора России и прежде всего Российской академии наук.

Вам хорошо известна, и это было озвучено некоторое время назад, точка зрения, что гордиться Академией наук, как это было в Советском Союзе, когда страна реализовывала космические и атомные проекты, теперь не приходится. Не вдаваясь в данную полемику, не пытаясь доказать необоснованность аргументации этой точки зрения, хотелось бы отметить, что в те времена, которые сейчас можно признать золотым веком академической науки, была организована системная поддержка науки государством. Речь прежде всего идёт о формировании или чётком определении научных приоритетов, которые, собственно, и привели к появлению таких крупномасштабных проектов. И о создании системной инфраструктуры реализации крупномасштабных проектов. Речь идёт о реализации всей цепочки – от лабораторных разработок до внедрения технологий производства.

К сожалению, в настоящий момент это не так, и в связи с этим мой вопрос. Не считаете ли Вы необходимым усилить активность государства, государственных структур, именно по инфраструктурной поддержке?

Я специально оговорился: инфраструктурной, а не конкурсной. В этом направлении уже много сделано в науке – с тем, чтобы создать действительно возможность реализации подобных крупномасштабных проектов, таких, как, например, актуальная в настоящее время глубокая переработка ресурсов. Речь идёт не только об увеличении финансирования, субсидий научных разработок в России, хотя это тоже имело бы смысл обсуждать, а прежде всего о создании всей цепочки и не хватающего самого главного звена – государственных центров инжиниринга, целью которых было бы масштабирование научных разработок. Без этого звена реализация всего крупномасштабного проекта невозможна.

Я хотел бы отметить, что примеры таких государственных учреждений есть. Можно привести в качестве примера Французский институт нефти, который отвечает за внедрение «под ключ» технологий нефтепереработки и нефтехимии во Франции. Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Валерий Иванович, вопрос чрезвычайно важный, он большой. Я узнаю стены, в которых Вы сейчас находитесь, мне здесь пришлось, по-моему, один раз быть. Мы даже здесь проводили совещание. И Сибирское отделение Академии наук, кстати говоря, демонстрирует в этом отношении хорошие показатели в работе. У вас и руководство Сибирского отделения – люди, заточенные на результат.

Что касается сравнения с советским периодом и с сегодняшним – мы всегда сравниваем, и люди всегда сравнивали и будут сравнивать всё, что было до нас, и то, что сейчас происходит.

Вы сказали о необходимости выработки приоритетов. В то же время вспомнили золотой век, как Вы выразились, советской науки с его ядерными и ракетными проектами. Но давайте согласимся, учёные не определяли эти приоритеты. Эти приоритеты были определены необходимостью решения проблем в сфере безопасности государства. Именно поэтому на эти цели были направлены огромные, просто колоссальные государственные ресурсы – и интеллектуальные, и финансовые, и другие специальные ресурсы, и задачи были решены, причём решены блестяще и вовремя.

Сегодня ситуация другая. Но для того, чтобы это сравнение было объективным, я всё-таки вспомню и другие составляющие, которые характеризовали советскую науку. Давайте вспомним «продажную девку империализма генетику», давайте вспомним про кибернетику и так далее, которые подвергались гонениям, и учёные, защищавшие самые передовые идеи и теории, преследовались. Это тоже было в советской науке. Были плюсы и минусы. Слава богу, ничего подобного в российской науке нет. Это первое.

Второе. Вопрос с развитием инфраструктуры. Инфраструктура развивается, и развивается успешно. Может быть, не такими темпами, как нам бы хотелось. Имею в виду, что в 90-е годы, к сожалению, российская наука решала другую задачу – просто выживание. Сейчас всё больше и больше мы говорим (да и делаем, собственно говоря, в этом плане немало) о необходимости развития инфраструктуры научных исследований. И свидетельством того, что мы находимся на верном пути, является признание уровня развития российской науки, которое выражается в том, что мы участвуем практически во всех крупнейших международных научных проектах – ЦЕРН возьмите и другие исследовательские центры. Мы и физически присутствуем, и интеллектуально. Везде. И Вы об этом знаете лучше, чем кто-либо другой.

Развиваются, как Вы знаете, и фонды, фондовая, грантовая поддержка. Вы об этом сказали, вроде бы предлагали как бы об этом не говорить, но всё-таки это есть. Об этом тоже нельзя забывать.

Что касается прикладной науки, а Вы сейчас сказали именно об этом, прежде всего, в частности, сказали о конкретном проекте, связанном с глубокой переработкой сырья, что чрезвычайно важно для нашей страны, просто очень важно, то я на что хотел бы обратить внимание? Конечно, нужна инфраструктурная поддержка со стороны государства. Нужно создавать эти инжиниринговые центры, которые продвигали бы эти разработки. Но и на вас, на ваших плечах, тоже должна быть определённая часть ответственности за продвижение того продукта, который вы предлагаете на рынок, на рынок интеллектуальных услуг, интеллектуальных продуктов. Он у нас ведь есть. У нас ведущие мировые компании работают, именно в нашей стране. Да и другие мировые компании, с которыми мы в контакте находимся – американские, европейские, азиатские, – они тоже у нас все присутствуют. Докажите им, что ваши разработки являются лучшими и что на них можно опираться и повысить норму прибыли – да они к вам бегом побегут сами, если это так. Но это, конечно, особая работа – продвижение товаров и услуг на рынок. Вы правы, без поддержки государства, наверное, решить эту проблему трудно.

У нас создаются и технопарки, кстати говоря, в одном из них Вы находитесь сейчас (судя по всему, работаете), у нас создаются другие структуры, которые призваны решать эту задачу. Наверное, пока недостаточно. Нам нужно брать пример с наших европейских партнёров, в том числе с соседей с северо-запада, из Финляндии, где эта система очень развита. Мы будем работать, будем ещё больше уделять этому внимания.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спасибо, Новосибирск.

У нас, кстати, в Москве тоже есть свой инноград – «Сколково», правда оттуда в последнее время приходят новости, больше связанные не с инновациями, а с финансовыми скандалами. Вот последний вокруг сколковского лектора Ильи Пономарёва, депутата, который прочитал десять лекций за 300 тысяч долларов.

Владимир Владимирович, скандалов много. Можно услышать Вашу оценку. Вы в будущее вообще этого проекта верите?

В.ПУТИН: Верю. Ведь когда-то это всё начиналось с чего? Когда-то мною было инициировано два проекта: один в Москве, один – в Петербурге. «Сколково» – и второй, на площадке недалеко от центра на берегу Финского залива. Вот эту площадку мы передали Петербургскому государственному университету (этот проект патронирует Сергей Борисович Иванов), а «Сколково» с первых шагов занимался Дмитрий Анатольевич Медведев.

Мы пришли к выводу о том, что на «Сколково» нужно сосредоточить внимание, связанное с частными вложениями. Если первая площадка отдана университету, там государство патронирует и там постепенно всё в таком вялотекущем режиме развивается. Дай бог, что это тоже будет реализовано.

Первоначально и то, и другое планировалось как бизнес-школа. Потом, позднее, три-четыре года назад, этот проект начал преобразовываться в инновационный центр. Я считаю, что это хорошая идея, вопрос в том только, чтобы другие участники этого инновационного процесса, в том числе и наши признанные наукограды, такие как Дубна и другие тоже, не оказывались на положении бедных родственников, и нельзя создавать эксклюзивные условия для одного из участников этого процесса. А сам по себе проект, на мой взгляд, заслуживает поддержки, но это не значит, что кому-то позволено так же, как по олимпийскому проекту, быть вне рамок действующих законов. Это не значит, что можно нарушать, – это значит, что за всем будем налажен строгий контроль, в том числе и здесь. И если кто-то получил непонятно за что деньги – не знаю, был ли этот гражданин на тот момент, когда эти деньги получил, имел ли он даже высшее образование, но, даже если имел, никаких лекций, как говорят правоохранители, не читал фактически, а все его труды являются компиляцией из интернета, дешёвые, три копейки не стоят, тогда надо с этим разбираться. Я, кстати, этого не утверждаю, просто нужно, чтобы соответствующие компетентные органы дали правовую оценку юридическую: так – значит, нужно с этим что-то делать. А вдруг это не так? Я ещё не знаю. Тогда молодец, пусть продолжает дальше читать лекции. Стоят ли они 650 тысяч долларов, я этого не знаю.

М.СИТТЕЛЬ: Продолжая тему «Сколково», Владимир Владимирович, – две эсэмэски: «Почему, вкладывая такие деньги в «Сколково», государство не ставит конкретных задач для решения?» И вот ещё о чём пишут: «Когда разворуют все деньги «Сколково?» (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Вы наверняка знаете, что этот проект не находится под непосредственно моим управлением, но исхожу из того, что порядок там будет соблюдаться такой же, как и по всем другим проектам подобного рода, я уже только что об этом сказал. И внимательно будем следить за тем, как расходуются деньги, куда они направляются, на какие цели. И уверен, что никакого разворовывания там никто не допустит.

А первая часть вопроса была?

М.СИТТЕЛЬ: Почему не ставит государство конкретных задач, вкладывая деньги?

В.ПУТИН: Что касается конкретных задач, это нужно спросить, конечно, прежде всего у Министерства образования и науки. Вот в этом проекте, насколько я себе представляю, применяется способ управления не путём постановки конкретных задач для достижения результата, а создаются как раз условия для того, чтобы люди с различными проектами могли туда прийти и, используя создаваемые условия, предъявить результат своей работы. Вот примерно то, о чём Валерий Иванович говорил, – о том, что нужно развивать инфраструктуру науки, вот это одна из попыток создать элементы этой инфраструктуры. Насколько это удаётся или не удаётся сделать, это другой вопрос.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, у нас ещё очень много вопросов, мы почти не говорили о ситуации в медицине. Люди многие не могут разобраться в смысле перемен, которые происходят в этой отрасли. Я позволю себе прочитать одно из сообщений, которое пришло на прямую линию: «Непонятно зачем был придуман полис ОМС (обязательного медицинского страхования), если по нему можно только взять талончик на приём к врачу, а далее всё лечение, рецепты, лекарства, операции – только успевай отстёгивать наличные». И в дополнение люди спрашивают вообще, что будет бесплатным и на что хватит полиса ОМС?

В.ПУТИН: Чрезвычайно важный вопрос и очень острый. Изначально задумывалось, что реформа в сфере здравоохранения будет проходить путём внедрения новых стандартов так называемых на лечение, которые должны привести к тому, что… Примитивно скажу – для людей, которые не погружены в этот материал. Укол раньше стоил от государства 100 рублей условно, при повышении стандарта он будет стоить, тоже условно, не 100 рублей, а 150. И за это государство платит через систему ОМС. Это в том числе должно было привести и к повышению уровня заработных плат среди медицинских работников за счёт прямого государственного финансирования. Это первая часть.

Вторая часть заключается в том, что у нас коечный фонд в Российской Федерации сопоставим, а в некоторых случаях – даже больше, чем в развитых экономиках мира. И по мере роста технологичности оказываемых медицинских услуг количество койко-дней должно сокращаться, потому что больничные койки – это не социальные койки, где люди просто отдыхают и поправляют здоровье, а это койки, предназначенные для определённого курса лечения, который должен закончиться положительным результатом, основываясь на современных методиках, и новых материалах, и новой медицинской технике. И в целом этот процесс правильный. Но что произошло? У нас не разработано основное количество вот этих медицинских стандартов. Это первое.

Второе. Поскольку они не разработаны, эти стандарты, то на местах местные власти начинают что делать? Вот стандарт не разработан, но должен быть разработан, – и начинают внедрять по своему усмотрению, что является платным, а что бесплатным. То есть в целом мы наблюдаем довольно тревожный элемент, связанный с произволом в этой сфере, на что граждане справедливо обращают своё внимание, и Правительство должно на это очень быстро отреагировать. Нужно завершить работу по этим стандартам, чтобы было точно и ясно для всех понято, что является обязательным и бесплатным, а на что медицинское учреждение может претендовать с точки зрения платности тех или иных услуг. Но эти стандарты связаны с поддержанием здоровья нации, они должны быть, в конце концов, сделаны.

Что касается коечного фонда, ведь там что происходит: начали сокращать не то, что нужнее, а то, что легче сокращать. И количество койко-дней уменьшают не по росту технологичности услуг, а чисто механически. В каком-нибудь отдалённом посёлке или в деревне просто медицинские работники беззащитны, и легче там сократить. А попробуй в какой-нибудь крупной больничке что-нибудь сократи – шум, гам, близость к начальству, и вот там процесс заторможен.

А где людям вообще не к кому обратиться – фельдшерские пункты, – вместо того, чтобы развивать эту систему, их начинают сокращать. Я тоже обратил на это внимание, в том числе и в ходе подготовки к сегодняшнему мероприятию. У нас ведь одной из целей преобразований в медицине за последние годы было как раз развитие фельдшерско-акушерских пунктов на селе. А их сокращать начали. Обращаю на это внимание и Правительства, и региональных властей.

К.КЛЕЙМЁНОВ: У нас есть возможность, наверное, вернуться в центр обработки телефонных звонков. Продолжают поступать звонки. Татьяна Ремезова, наша коллега, пожалуйста.

Т.РЕМЕЗОВА: Да, Кирилл, спасибо большое.

Предварительные итоги: по состоянию на 16:00 общее количество обращений приблизилось к 3 миллионам. Это абсолютный рекорд, такого не было ни на одной прямой линии за все предыдущие годы. И судя по загрузке наших операторов, я могу сказать, что через час будет уже 4 миллиона, это абсолютно точно.

В.ПУТИН: Через час мы все здесь уже, по-моему, должны будем к врачам как раз идти. Надо потихонечку заканчивать.

Т.РЕМЕЗОВА: Посмотрим, как пойдёт.

И, Владимир Владимирович, что интересно, за последний час почему-то резко возросло количество вопросов на тему роста цен, просто вал звонков. Давайте сейчас попробуем взять один из звонков на эту тему. Мне подсказывают мои редакторы, что на связи у нас сейчас должен быть Хабаровский край, и Иван Владимирович должен быть у нас на связи. Иван Владимирович, здравствуйте. Вы слышите нас хорошо? Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос. Владимир Владимирович Вас слушает.

ВОПРОС ИЗ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

У меня к Вам такой вопрос: почему газ, вода, хлеб, продукты – всё дорожает? Когда цены перестанут расти такими темпами?

В.ПУТИН: Вы знаете, я сейчас скажу, что происходит в среднем, хотя, если остаться в сфере медицины, «средняя по больнице» мало кого интересует, но тем не менее. Рост цен отражает прежде всего такой показатель, как инфляция. И в целом он у нас находится на исторически низких показателях. В позапрошлом году он был вообще рекордно низким – шесть и, по-моему, две или три десятых процента. Сейчас он чуть повыше. В конце этого года должен быть около шести – пять и девять, как мне вчера сказал Министр экономического развития, планируется во всяком случае. Сейчас он где-то семь с небольшим, на данный момент времени.

В целом по стране, повторяю, рост достаточно умеренный. По некоторым позициям, Иван Владимирович сказал про газ, про воду, про свет, это связано не с ростом тарифов, а с ростом норм, как правило, и с тем же самым положением неблагополучным в системе ЖКХ, о котором мы уже говорили в начале нашей сегодняшней беседы. Что там происходит? Я уже об этом упоминал, ещё раз хочу сказать. Ведь мы подзаморозили для начала года рост тарифов так называемых естественных, или, по-другому, инфраструктурных, монополий: и на газ, и на перевозки, и на электроэнергию. Но, когда людям приходят платёжки, они этого не чувствуют, а видят всё наоборот: рост, и рост очень большой. Связано это с тем, что частенько в регионах пересматривают сами нормы. Если раньше была норма икс, то нормой теперь становится икс плюс игрек, а это ведёт к удорожанию самой услуги. И вот это недопустимо. Надеюсь, что и Правительство, и региональные власти на это отреагируют соответствующим образом.

Но что касается всё-таки роста этих тарифов, всё равно он планируется. Он даже планируется. Это вызывает и инфляционные ожидания в том числе. На той встрече в Сочи, о которой мы только недавно вспоминали, на том совещании, о котором я говорил, были предложения и дальше пойти по пути удержания роста тарифов естественных монополий на ещё более низком уровне, чем планировалось. Это палка о двух концах – имея в виду и инвестиционные планы этих монополий. Тем не менее, скорее всего, мы и здесь, наверное, немножко подожмём. Правительство подготовит соответствующее решение.

Что касается ЖКХ, то я уже свою позицию определил. Будем в этом направлении работать, чтобы избавить людей от необоснованных платежей.

М.СИТТЕЛЬ: Спасибо, Татьяна.

Владимир Владимирович, а что у нас с пенсионной реформой происходит? Читаю СМС-сообщение: «Президент говорит о пенсионной реформе одно, Дмитрий Медведев – другое, Правительство делает третье. Расскажите, пожалуйста, что будет с пенсионным возрастом и трудовым стажем».

В.ПУТИН: И Президент, и Председатель Правительства говорят одно и то же. Просто можно взять, наверное, разные позиции из того, что говорится, но расхождений здесь никаких нет. Подготовило ли Правительство определённые шаги, которые должно было сделать? Не подготовило пока. У меня было поручение, как вы знаете, подготовить так называемую пенсионную формулу к марту текущего года. Она не готова. Целью пенсионной реформы является безусловное обеспечение достойным уровнем пенсий граждан Российской Федерации и сегодня, и на среднесрочную, и на более отдалённую историческую перспективу. Целью пенсионной реформы является сбалансированность самой пенсионной системы.

Как вы знаете, был принят закон, который должен вступить в действие с 1 января 2014 года, – об изменении шкалы отчислений в пенсионные фонды. Сейчас не буду вдаваться в детали, чтобы вас не утомлять никого, тем более людей, которые сидят у телевизора. Но для того, чтобы этот закон с 1 января 2014 года вступил в силу, Правительство должно подготовить предложения по изменению самого порядка исчисления пенсий – так называемую пенсионную формулу, потому что сейчас перераспределять доходы пенсионной системы и пенсионных фондов от государственных к частным или, наоборот, без понимания того, как будет исчисляться сама пенсия, крайне опасно или почти невозможно. Правительство должно было это сделать к марту текущего года. К сожалению, пока ясных предложений нет.

М.СИТТЕЛЬ: Какие новые сроки?

В.ПУТИН: Мы будем говорить ещё с коллегами. Думаю, что работа должна быть завершена в самое ближайшее время. И если они этого не сделают, то тогда придется им признать, что они не выполнили этого поручения, и тогда вряд ли с 1 января текущего года мы сможем что-то изменить в действующей пенсионной системе.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, не все вопросы на эту прямую линию мы получили через наш центр обработки телефонных звонков, посредством СМС или на сайт программы.

В.ПУТИН: Извини, Кирилл, но чтобы закончить с этим… Знаете, это вопрос очень важный и очень тонкий. И мы не будем предпринимать никаких шагов до тех пор, пока не поймём, что они все проработаны, взвешены и могут быть реализованы на пользу граждан Российской Федерации.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Я хотел сказать, что не все вопросы мы получили через наш сайт и посредствам СМС или через центр обработки телефонных звонков. Некоторые воспользовались средствами массовой информации, в частности, телезритель из Москвы Геннадий Андреевич Зюганов спрашивает Вас, сейчас он ждет ответа на следующий вопрос: как Владимир Путин собирается создать в обозримой перспективе 25 миллионов новых рабочих мест, если учесть тот факт, что в последние годы почти не строятся крупные наукоёмкие производственные предприятия, наукой и образованием почти 10 лет руководят министры, которые в этом плохо разбираются.

В.ПУТИН: У нас Правительство было обновлено чуть ли не на 60 процентов – пришли совершенно новые люди, в том числе из регионов, достаточно молодые. Но в начале нашей сегодняшней встречи уже раздаётся предложение их всех поменять, разогнать. Я свою позицию на этот счёт уже определил. Так что утверждение о том, что это люди, которые там десять лет работают, не соответствует действительности. Хотя преемственность, конечно, в таком ключевом органе исполнительной власти, как Правительство, должна быть. Если её не будет, то мы вообще можем столкнуться с серьёзными негативными последствиями в управлении.

А как создавать 25 миллионов рабочих мест? Это сложная задача. Кстати говоря, не я это придумал, хотя активным образом её поддержал. Это инициатива самого бизнес-сообщества, по-моему, это «Опора России» – такая у нас есть предпринимательская организация, – которая впервые сформулировала эту задачу, и я её действительно поддержал. Это чрезвычайно сложная задача. Но хочу ещё раз сказать: если мы будем ставить перед собой лёгкие задачи, то мы двигаться в развитии не будем. Как решать эти задачи? Разумеется, мы совсем новых 25 миллионов не создадим, это запредельная величина. Но мы можем создать 25 миллионов новых рабочих мест – это значит преобразовать в новые высокотехнологичные рабочие места то, что уже было, путём реконструкции предприятий, обновления производства, и, конечно, создания нового. Это то, о чём говорил Алексей Леонидович сегодня, – нужно нам переводить нашу экономику на инновационные рельсы. Это ключевая задача всей нашей экономической политики. И я исхожу из того, что мы, если не 25, то 24 с половиной сделаем. Мы ведь работаем в достаточно сложной конкурентной среде, и тем не менее у нас целые отрасли создаются заново.

Давайте вспомним советское время. У нас были свои фармацевтические препараты, но их было всё-таки достаточно мало, в основном получали из Восточной Европы: югославские препараты, польские…

К.КЛЕЙМЁНОВ: Индийские…

В.ПУТИН: Сейчас индийских дженериков тоже достаточно. Были свои, но маловато. А потом, в 90-е годы, вообще всё развалилось. У нас сейчас, по существу, создаётся целая новая отрасль фармацевтической промышленности, причём на современной базе, с привлечением ведущих мировых фирм – лидеров в этой области. Практически по всей территории, во многих субъектах Российской Федерации, создаются совершенно новые предприятия. У нас новые предприятия создаются в области электроэнергетики, в том числе и в атомной энергетике. У нас задача – столько же примерно блоков построить, сколько за весь период атомной энергетики Советского Союза. Там 28 крупных блоков было сделано, мы ставим перед собой задачу – где-то около 25. Конечно, опираясь на то, что было сделано в советское время. Но это новые предприятия: в гидроэнергетике новые предприятия, в авиастроении новые предприятия и в той же оборонке. Вот мы сейчас, по сути, приступили к строительству двух новых заводов по производству новейших наших комплексов противовоздушной обороны С-400, которые нарасхват, как горячие пирожки, расходятся по всем нашим потребителям во всём мире. Во всём мире! Мы просто даже не можем обеспечить этот спрос.

Поэтому шансы на то, что мы создадим 25 миллионов рабочих мест, есть, и они велики. Надо напряжённо работать над реализацией этой задачи.

М.СИТТЕЛЬ: Друзья, обращаю ваше внимание, что пошёл уже пятый час нашей работы. Может быть, выйдем на финишную прямую? Да? Финишный рывок?

В.ПУТИН: Давайте.

М.СИТТЕЛЬ: Владимир Владимирович, можно Вам предложить традиционный уже для подобных прямых линий блиц-турнир, у нас есть специально отобранные вопросы: короткий вопрос – короткий ответ.

В.ПУТИН: У вас есть?

М.СИТТЕЛЬ: У нас есть. У Вас есть свои? Пожалуйста, Вы можете отвечать на свои. Можем по очереди. У всех есть папки.

В.ПУТИН: Давайте. Мы, правда, раньше этого не делали.

Вот короткий вопрос. Дайте, пожалуйста.

Н.КОРНИЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Корнилов Николай Александрович, вице-президент Ассоциации полярников, Санкт-Петербург.

Мы благодарим Вас за поддержку наших полярников и всегда рады Вас видеть и в Арктике, и в Антарктике среди нашего коллектива.

В.ПУТИН: Спасибо.

Н.КОРНИЛОВ: В своё время Вы поручили написать указ о Дне полярника, 21 мая. 21 мая – День полярника. Это связано с тем, что 21 мая, если кто помнит, 1931 года была впервые организована дрейфующая станция «Северный полюс-1». Четыре папанинца там были.

И вот просьба к Вам. Мы хотели бы 21 мая отметить День полярника. Когда Вы подпишете этот указ?

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Начинайте отмечать. Хорошо.

М.МОРГУН: Дмитрий Кокарев, трёхкратный паралимпийский чемпион по плаванию.

Д.КОКАРЕВ: Да, трёхкратный паралимпийский чемпион. И я здесь выступаю от имени, я так понял, всех паралимпийцев летних видов спорта. И хотелось бы Вам сказать слова благодарности за то, что Вы нас так поддерживали, хорошо встретили в Кремле. Если помните, на флаге Вас попросил расписаться.

У меня вопрос вот в чём. Чтобы нам в 2016 году в Рио-де-Жанейро хорошо выступить, нам катастрофически не хватает специализированных спортивных баз именно для спортсменов-колясочников, то есть инвалидов, по плаванию. Наша команда является одним из лидеров вообще всех сборных паралимпийских летних команд. И нам бы хотелось свой центр, в котором мы могли бы спокойно тренироваться и улучшать свои спортивные результаты.

Хотелось бы ещё отметить, что документы на такой спортивный центр уже подписаны, документы отправлялись в Москву, но в дальнейшем что-то там затормозилось, спустилось на тормозах. Он должен был быть построен совместно с правительством Нижегородской области и Министерством спорта Российской Федерации. Будет ли он всё-таки у нас построен? Потому что в Европе такие центры существуют, и в том числе даже на Украине. Неужели мы хуже Украины? (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Знаете, если мы считаем, что мы кого-то уважаем, то мы должны признать, что этот кто-то в чём-то лучше нас, в том числе и Украина может быть в чём-то лучше нас, почему нет? Я люблю украинскую культуру, украинский народ, это часть нашей души, по-моему. Поэтому что же здесь удивительного, если они в чём-то нас обогнали?

Но, Дима, как Вы считаете, что-то в поддержке паралимпийского спорта изменилось в последнее время?

Д.КОКАРЕВ: Да, постепенно меняется, но именно хотелось бы, чтобы такой центр был.

В.ПУТИН: Бассейн.

Д.КОКАРЕВ: Да, бассейн.

В.ПУТИН: Я понял.

Д.КОКАРЕВ: Пускай он будет даже многопрофильный, для всех паралимпийцев, потому что я могу Вам привести пример, если у нас такой разговор. У нас есть спортбаза на Круглом. Все о ней знают, всё хорошо там.

В.ПУТИН: Вы там тренировались?

Д.КОКАРЕВ: Да, мы там тренировались. Но нам просто не хватает места. И здоровые у нас отнимают очень много времени. А чтобы был результат, Вы сами знаете, сами спортсмен, занимались дзюдо, нужно тренироваться.

В.ПУТИН: Да. Дима, я, во-первых, хочу поблагодарить Вас за Ваши результаты и ещё раз сказать, что мы с огромным уважением относимся к нашим героям-паралимпийцам, именно героям, потому что они достойны такого определения. (Аплодисменты.)

Дима сейчас упомянул о базе на озере Круглом. Там действительно мирового класса создана база. В Сочи в том же сделана база, где и паралимпийцы могут тренироваться. Есть другие проекты, часть из них реализована, часть находится в стадии реализации. Я откровенно вам скажу, я не знаю, конечно, о договорённости Минспорта непосредственно с Нижегородской областью, но обещаю…

Д.КОКАРЕВ: Есть, договорённость есть. Но почему-то…

В.ПУТИН: Я обязательно вернусь к этому. Сейчас просто не могу Вам ничего сказать. Но постараюсь сделать так, чтобы этот проект был реализован, мы его подтолкнём. Хорошо?

А Вам успехов хочу пожелать. (Аплодисменты.)

Д.КОКАРЕВ: Можно ещё пару слов?

В.ПУТИН: Давайте.

Д.КОКАРЕВ: Вы упомянули общие расходы на зимнюю Олимпиаду, а нам нужно всего полтора миллиарда. То есть что это?

М.СИТТЕЛЬ: Это немного.

В.ПУТИН: Да, паралимпийцы считать умеют. И выступать умеют, добиваться побед умеют и считать умеют. (Аплодисменты.)

Давайте вернёмся к вопросам. Кто начнёт?

М.СИТТЕЛЬ: Давайте я.

В.ПУТИН: А Вы откуда их взяли?

М.СИТТЕЛЬ: Всё исключительно с сайта, из телефонных звонков и СМС-сообщений. Есть телефоны, если Вас заинтересуют какие-то вопросы, то есть обратная связь.

«Вы рассматриваете Сергея Шойгу как Вашего будущего преемника на пост главы государства?»

В.ПУТИН: Народ Российской Федерации будет выбирать моего преемника.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, вопрос: «Вы ездите по стране, где всё хорошо и идеально. Приезжайте в какой-нибудь городок в Сибири, не предупреждая чиновников, и Вы увидите настоящую Россию. Вас это шокирует».

В.ПУТИН: Я постоянно бываю в таких местах, и действительно меня иногда это шокирует. Совсем недавно, кстати сказать, вы, наверное, видели, был в Бурятии ровно в таком же месте на малых предприятиях, которые занимаются лесопереработкой. Некоторые вещи действительно вызывают, мягко говоря, удивление. Полезно там бывать. Сам, во-первых, продолжу эту практику и очень рекомендовал бы членам Правительства и региональным властям почаще бывать в таких местах.

Я тоже здесь отобрал вопросы. Мне кажется, что это просто вопросы, которые могут представить интерес: «Вам сейчас легче работать, чем было десять лет назад или раньше?»

Вы знаете, почему я отобрал этот вопрос? Каждый период развития страны сталкивается со своими вызовами. Десять лет назад мы стояли перед очень тяжёлой ситуацией, связанной с необходимостью сохранения самой российской государственности. Но это не значит, что сегодня вопросы менее сложные и менее важные. Запросы людей растут, потребности растут. Каждый из нас смотрит на свои запросы, исходя не из того, что было десять лет назад, а из того, что достигнуто сегодня. И это правильно. В этом есть определённая социальная справедливость и логика. Так что были свои сложности тогда, есть и сегодня. Если будем вместе работать, мы добьёмся результата.

М.СИТТЕЛЬ: «В Дербенте на улице Мамедбекова при работах по закладке труб для ливневых отводов обнаружены древние захоронения, имеющие историческую ценность для России. Пока их не разграбили, необходимо вмешательство».

В.ПУТИН: Дербент – один из самых древних городов на территории Российской Федерации и вообще один из самых древних городов в мире. Безусловно, обратим на это внимание. Потом передайте мне, пожалуйста. Министерство культуры должно будет обязательно обратить на это внимание.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Вопрос, судя по коду, видимо, из Кузбасса: «Выработал шахтёрский стаж, а орден Почёта получили Максим Галкин и Анита Цой». (Аплодисменты.)

В.ПУТИН: Передайте мне, пожалуйста, Кирилл, тоже это сообщение.

Что могу сказать? Что я, к сожалению, чаще по трагическим случаям бывал в шахтёрских регионах. Но не только по трагическим, слава богу, – ездил туда и просто в рабочие поездки. И, должен сказать, что шахтёры – это люди, конечно, особой закваски. Вы знаете, кто там не побывал, тот не может себе даже представить. Спуститься на лифте, залезть в эту шахту и всегда знать, что метан там где-то может скопиться и грохнуть в любую секунду, – это нужен особый характер. Это элита рабочего класса. И заслуживает уважения и внимательного отношения.

Но Анита Цой и Максим Галкин – тоже люди работающие. Они, уверен, тоже заслужили свои награды.

Что же касается людей труда, то совсем недавно (в третий раз возвращаюсь к Ростову-на-Дону) один из наших коллег по Общероссийскому народному фронту, сам из рабочих, предложил восстановить орден Героя труда. Мы это сделали, это восстановлено, будем вручать его 1 мая каждый год. (Аплодисменты.)

Дайте мне тоже эту бумагу.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, Ваша очередь.

В.ПУТИН: «Когда примут федеральный закон о пчеловодстве, защищающий покусанных граждан?» (Смех.)

На самом деле в этом вопросе есть значительный резон, потому что люди, которые занимаются отдельными сферами производства в сельхозотрасли, постоянно указывают на то, что нормативной базы для их эффективной работы недостаточно.

Губернатор Краснодарского края мне постоянно – по-моему, уже в третий раз, присылает проект закона о вине. Есть люди, у которых особую озабоченность вызывает животноводство, вот одна из женщин сегодня в ходе нашего мероприятия указала на эту проблему – справедливо, между прочим, указала, в связи со вступлением в ВТО. Люди из сельхозсферы обращают внимание на это производство.

Может быть, следует обратить внимание и на пчеловодство, а может быть, имея в виду, что проблема существует, упаковать этот вопрос в более общие законодательные нормативные акты.

М.СИТТЕЛЬ: «Почему Кипру кредит под 4 процента годовых, а нам за 20?»

В.ПУТИН: Я уже говорил. Считаю, что коммерческие банки в России слишком увлеклись своей собственной выгодой и маржой и слишком преувеличивают риски в экономике Российской Федерации. И на этот счёт мы ещё в абсолютно рыночном режиме, без всякого административного нажима поговорим, проанализируем ситуацию. Но тот вопрос, который задаётся, – он из разных сфер. Внутри страны кредиты выдают коммерческие финансовые организации физическим лицам в данном случае. А на межгосударственной основе кредиты выдаются не физическим лицам, а государствам – под государственные гарантии. И соответственно ставки там совершенно другие. Можно даже полагать, что это в известной степени как бы диверсификация наших резервов. Но, конечно, пример с Кипром говорит о том, что это не всегда надёжные вложения. Это первое.

И второе. Есть ещё одно соображение, которое заключается в том, что когда мы размещаем наши, допустим, обязательства финансовые, мы размещаем их под 1,5–2 процента, а даём кредиты под 4, и это выгодно.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, с Вами уже в интернете спорят. Вы в начале программы заявили, что люди наши верят в российский суд, а вот приводят данные опросов, что только 20 процентов доверяют суду. Что Вы намерены сделать, чтобы всё-таки суд стал независимым по-настоящему в России?

В.ПУТИН: Нужно, безусловно, совершенствовать судебную систему, повышать доверие к ней со стороны граждан. Но в интернете люди разных взглядов присутствуют, интернет – это особая сфера общения между людьми. Там есть и высокопрофессиональные люди, есть люди, которые действуют и говорят часто под влиянием эмоций. К судебной системе, безусловно, много претензий, и часто – обоснованных. Но говорить о том, что она у нас находится в загоне, – факты не дают права так говорить. Я уже приводил этот пример, хочу повторить: только 15 процентов из всех участников судебных споров обращаются в вышестоящую судебную инстанцию для того, чтобы оспорить принятые решения.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Может, потому, что не верят как раз?

В.ПУТИН: Отнюдь. Если человек не верит – и если человек не верит той инстанции, которая приняла решение, он обращается в вышестоящую.

Кроме того, российская судебная система развивается. У нас с прошлого года введена система апелляционных судов по уголовным делам, и с этого года введена система апелляционных судов по гражданским. Так что в целом система развивается. Но, конечно, нужно уделять развитию этой системы больше внимания.

Надеюсь, что в том числе, скажем, и удаление Верховного Суда России и Высшего Арбитражного Суда из Москвы, где сосредоточие всяких коммерческих интересов наблюдается, даже географическое смещение немножко в сторону не помешает, а будет способствовать развитию судебной системы. Хотя мы прекрасно понимаем, что долететь до Петербурга – труда не составляет. И тем не менее это тоже имеет значение.

«Мы, ученики 11 класса Санкт-Петербургского лицея…» – это школа, где я учился, они меня в гости приглашают. Я хотел просто сказать в эфире, что я никогда не забуду о том, что закончил эту школу, и бесконечно благодарен педагогическому коллективу, который много мне дал в жизни и поддержал на очень важном этапе. Если будет такая возможность, с удовольствием как-нибудь школу тоже посещу.

М.СИТТЕЛЬ: «Возможно ли отменить «двойки» по физкультуре?»

В.ПУТИН: Да, вы знаете, вопрос непраздный – двойки по физкультуре, потому что в некоторых вузах двойка по физкультуре не даёт возможность получить стипендию, а в некоторых случаях даже ведёт к отчислению.

Моя позиция заключается в том, что физкультурой должны заниматься все, и никто не должен прикрываться справкой о здоровье для того, чтобы не заниматься физкультурой. А если действительно ограничения по здоровью есть, то с этими студентами нужно работать отдельно. Должны быть разработаны специальные методики, которые бы не убивали человека, а наоборот, помогали бы ему восстанавливать своё здоровье. На мой взгляд, можно было бы ограничиться и зачётом. Но это – дело специалистов, во всяком случае перегибы в любом случае, в любой сфере недопустимы.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Почему мы не знаем наших народных национальных героев – в отличие от США, где в Бостоне простые люди рукоплескали полицейским, когда там завершилась операция?

В.ПУТИН: Насколько мне известно, сейчас опять там трагедия произошла, в одном из штатов опять какой-то преступник расстрелял на этот раз пять человек.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Да, в Иллинойсе, по-моему.

В.ПУТИН: Очередная трагедия. Правда, похоже, это никакой не теракт, а чисто криминальное преступление.

Что касается наших героев – я согласен с автором этого письма или, что там, СМС.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Это звонок.

В.ПУТИН: Очень просил бы наши средства массовой информации обращать на этих людей больше внимания, они этого заслуживают. Они подчас рискуют своей жизнью для того, чтобы обеспечить интересы наших граждан.

Допустим, тот сотрудник полиции, который задерживал известного убийцу, преступника, совершившего это злодеяние в Белгороде…

К.КЛЕЙМЁНОВ: Фамилия полицейского Седых.

В.ПУТИН: Он сам пострадал, ему было нанесено ранение. Я вчера обратил внимание Министра внутренних дел на то, чтобы он представил его и его коллег к государственным наградам.

«Очень просил бы Вас помочь построить в нашем дворе хоккейную коробку» – конкретный вопрос. Просто хочу сказать, что мы это сделаем обязательно.

М.СИТТЕЛЬ: «Вы счастливы?» Очень часто звучит такой вопрос: Вы счастливы?

В.ПУТИН: Я?

М.СИТТЕЛЬ: Да.

В.ПУТИН: Это философский вопрос. Я бесконечно благодарен судьбе и гражданам России за то, что они доверили мне быть главой Российского государства. (Аплодисменты.) В этом вся моя жизнь. Достаточно ли этого для счастья, я не знаю, это отдельная тема.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Спрашивают: как Вы думаете, Россию не уважают, потому что боятся, либо потому что считают невежественной и бедной?

В.ПУТИН: Это штамп, который кто-то пытается навязать международному общественному мнению. Уверен, что это не так. Кому-то хотелось бы так думать и навязать своё мнение другим людям. Я не считаю, что нас не любят или считают невежественными. Во всём мире признаются достижения российской культуры. Без российской культуры невозможно себе представить ни европейскую, ни мировую: без нашей музыки, без нашей литературы. Не знать об этом стыдно.

А что касается того, как люди относятся… Вы знаете, я многократно слышал в разных средах, от разных людей, наиболее ярко это проявилось в период нашей борьбы за право проведения Олимпийских игр, когда мне разные люди совершенно, независимые абсолютно говорили: мы вас поддержим, потому что нам нужна такая Россия – независимая, самостоятельная и самодостаточная. И мы, безусловно, будем укреплять её именно в этих качествах.

М.СИТТЕЛЬ: «Не могу не сказать: я люблю Россию, мои внуки будут восхвалять, а не хаять свою прекрасную Родину. Так держать, Владимир Владимирович!» – реплика.

В.ПУТИН: Ну замечательно, вы видите! Мне это очень приятно. Спасибо. (Аплодисменты.)

К.КЛЕЙМЁНОВ: Ваш вопрос.

В.ПУТИН: Да. «Прошу оказать настоятельную помощь Президента к чемпионату мира по футболу: снять кинофильм «Яшин». Зиновьев написал.

Вы знаете, видимо, это реакция на фильм, который сейчас выходит на экраны, вышел на экраны, «Легенда номер 17». Здесь речь шла не только о Харламове, но и выдающихся тренерах, которые сделали нашу сборную таковой и воспитали такого человека, как Харламов. Но, безусловно, Лев Яшин – это тоже одна из наших легенд, такой фильм был бы востребован. И мы подумаем над этим, конечно.

М.СИТТЕЛЬ: «Почему озвучивают вопросы, удобные власти?»

В.ПУТИН: Я так не считаю. Сегодня было, на мой взгляд, очень много проблемных вопросов, на которые и ответить-то непросто, сложно. И я с такой постановкой вопроса не согласен.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, много личных вопросов. Вот спрашивают, кто Ваш любимый эстрадный исполнитель.

В.ПУТИН: Это вопрос из серии «за какую команду вы болеете». Мне кажется, некорректно об этом говорить. У меня много любимых эстрадных исполнителей, некоторые здесь в зале присутствуют, я вижу, со многими из них я дружу лично, в течение многих лет, и очень рад этому. У нас не только на эстрадной сцене, у нас и на политической сцене, и в театрах очень много ярких, выдающихся людей. Вот сегодня 85 лет Юрию Яковлеву, которого любят миллионы наших зрителей, я хочу его поздравить с этим праздником. (Аплодисменты.)

Сегодня на политической сцене у нас тоже много ярких людей, у Владимира Вольфовича Жириновского сегодня день рождения, давайте и его тоже поздравим. (Аплодисменты.)

К.КЛЕЙМЁНОВ: Ваш вопрос.

В.ПУТИН: «Требую вернуть ГОСТ на продукты питания». ГОСТы на продукты питания есть.

М.СИТТЕЛЬ: «Легализуют ли в России коноплю?»

В.ПУТИН: Нет, но конопля как производная для сельского хозяйства, для тканей, она может быть использована, но как лёгкий наркотик – категорически против. В некоторых странах – сегодня вот упоминали о моей поездке, скажем, в ту же Голландию – лёгкие наркотики давно легализованы, и смысл этой легализации и заключался в том, чтобы оттащить людей от тяжёлых наркотиков. Практика показывает, что этого не происходит, а, наоборот, это только как шаг первый к тяжёлым, к тяжёлой зависимости, и нам не нужно этого делать.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, вопрос тире упрёк: «Как же Вы, работник КГБ со стажем, позволили министрам, сидящим рядом с Вами, воровать по-крупному? За страну обидно».

В.ПУТИН: А по-маленькому можно, что ли? Нельзя ни по-крупному воровать, ни мелкими партиями. Конечно, я значительное число своих лет трудовых провел в системе Комитета государственной безопасности, но в основном это было связано с внешней разведкой, в основном. Но должен вам сказать, что мы и не позволяем никому, если поступает какая бы то ни была информация о том, что есть основания подозревать любого чиновника, даже самого высокого ранга, в нарушении действующих правил и законов, это моментально становится предметом рассмотрения в правоохранительных органах.

Я уже говорил, ведь я в должность Президента вернулся 7 мая прошлого года – года не прошло. Но после того, как ознакомился с некоторыми материалами, они тут же были переданы в Следственный комитет.

«Сын неуправляемый. Что посоветуете как отец?» И имя у женщины – Надежда. Телефон есть.

Специально выбрал этот вопрос. Хочу сказать, что, конечно, государство несёт значительную часть ответственности на своих плечах за воспитание молодых людей. Но нельзя забывать и об ответственности родителей. В каждом конкретном случае возможны какие-то советы. Но нужно знать этот случай, нужно знать семью, нужно знать ребёнка, условия, в которых он живёт, воспитывается. И я очень желаю этой семье и Надежде справиться с такими проблемами, если они возникают. Уверен, что это возможно. И желаю ей успехов.

М.СИТТЕЛЬ: У меня, наверное, последний вопрос: «Когда всё будет хорошо?» И я этим ограничусь в своей папке.

В.ПУТИН: Когда всё будет хорошо?

М.СИТТЕЛЬ: Да. «Когда всё будет хорошо?»

В.ПУТИН: Люди, которые любят выпить, у нас говорят так, что всю водку выпить невозможно, но стремиться к этому надо.

Всё, наверное, никогда не будет хорошо. Но мы будем к этому стремиться. (Аплодисменты.)

К.КЛЕЙМЁНОВ: Владимир Владимирович, я ещё один вопрос задам, он, по-моему, такой очень светлый: «Хочу служить народу и Родине, поможете?»

В.ПУТИН: Спасибо Вам за то, что Вы выбрали в общем массиве этот вопрос, даже не вопрос, а обращение. Я уверен, что у нас подавляющее большинство наших граждан именно так и относятся к своей стране: они хотят ей служить, хотят служить своему народу. И, безусловно, такие порывы нужно поддерживать.

Ведь Президент не может в каждом конкретном случае разобраться, и человек сам для себя должен определить, где он может быть максимально полезен своей собственной стране, для какого рода деятельности он себя готовил либо хотел бы подготовить. Человек добивается успеха там, где он чувствует себя успешным, где он чувствует, что может приложить свои таланты, свои способности. Это в значительной степени работа человека над собой. Но то, что люди говорят об этом и говорят вслух – это очень хороший сигнал, очень хороший знак.

Передадите мне потом эту бумажку, мы поговорим с автором этой записки.

К.КЛЕЙМЁНОВ: Отложил.

В.ПУТИН: И я тоже завершу вопросом: «Как стать президентом?» Можно образовать свою собственную партию, нужно, безусловно, доказать, что вы хотите и можете эффективно служить своей стране и дерзать, двигаться по этому направлению. (Аплодисменты.)

Спасибо!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 апреля 2013 > № 807092 Владимир Путин


Нидерланды. Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 апреля 2013 > № 796632 Владимир Путин

В преддверии рабочего визита в Нидерланды опубликована статья Владимира Путина в нидерландской газете «De Telegraaf».

В понедельник начинается мой визит в Нидерланды, в ходе которого вместе с Королевой Беатрикс мы торжественно откроем Год России в Нидерландах и Год Нидерландов в России.

В этом небывалом по масштабам проекте мы постараемся охватить как можно больше сфер двустороннего взаимодействия, поддержать деловые и творческие инициативы наших граждан, общественных организаций, регионов и тем самым способствовать укреплению и дальнейшему развитию традиционно дружественных российско-нидерландских отношений.

В рамках перекрёстных Годов в наших странах пройдёт более 200 культурно-просветительских мероприятий: художественные выставки, театральные гастроли и спортивные соревнования. Всё это, несомненно, обогатит общественную жизнь России и Нидерландов, позволит нашим гражданам лучше узнать друг друга.

Перекрёстные Годы, в программе которых заявлено также более 60 бизнес-форумов и других мероприятий экономической направленности, должны дать серьёзный импульс перспективным деловым проектам.

На протяжении многих лет Нидерланды входят в тройку основных торговых и инвестиционных партнёров России. В 2012 году взаимный товарооборот достиг 82,7 миллиарда долларов США, а общий объём накопленных голландских инвестиций в России к концу прошлого года вышел на уровень 61,5 миллиарда долларов США. Эти цифры наглядно подтверждают наличие у нас огромного потенциала взаимодействия, прежде всего в таких отраслях, как энергетика, высокие технологии и инновации, агроиндустрия, пищевая промышленность.

Мы гордимся славными страницами общей истории. И сегодня, в ХХI веке стремимся обеспечить преемственность: развиваем гармоничные, по настоящему партнёрские отношения с Нидерландами.

В России хорошо знают, что именно голландцы учили Петра Великого морскому делу, ведь 400 лет назад Голландия была лидирующей морской и торговой державой, чьи выходцы оставили значительный вклад в мировой истории – и в том числе в России. В свою очередь, в Нидерландах хранят память о подвигах наших солдат, которые в 1813 году помогли освободить от наполеоновских захватчиков Амстердам, Бреду и другие нидерландские города, отдают дань уважения нашей соотечественнице – великой княгине Анне Павловне, супруге короля Виллема II. Я хочу надеяться, что сохранилось и огромное уважение ко многим русским солдатам, которые воевали и погибли, освобождая Европу от фашизма.

И, конечно, проведение перекрёстных Годов создаёт хороший фон для дальнейшего углубления политического диалога России и Нидерландов. У нас во многом созвучные позиции по ключевым вопросам европейской и глобальной международной политики. Мы намерены и дальше содействовать укреплению безопасности и стабильности в Европе и мире, снижению рисков экономических потрясений.

Я искренне надеюсь, что перекрёстные Года позволят нашим народам стать ближе, узнать друг друга лучше, откроют возможности для разнообразных совместных инициатив в перспективе. Пользуясь возможностью, желаю читателям газеты «Телеграаф» и всему народу Нидерландов, прекрасной «страны тюльпанов», мира, успехов и процветания.

Нидерланды. Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 апреля 2013 > № 796632 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 марта 2013 > № 781935 Владимир Путин

Интервью информационному агентству ИТАР-ТАСС.

ВОПРОС: Сравнительно молодой феномен БРИКС весьма оптимистичными прогнозами своего развития привлекает всеобщее повышенное внимание, особенно на фоне нынешних глобальных кризисных явлений в мировой экономике в целом. В чём текущее и перспективное значение БРИКС для России? Насколько удобен такой формат отношений между этими странами?

В.ПУТИН: На успех БРИКС работает ряд факторов долгосрочного характера. Экономики Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР уже два десятилетия выступают лидерами мирового экономического роста. Так, в 2012 году средние по группе темпы роста валового внутреннего продукта составили 4%. Для стран финансовой «семёрки» этот показатель равен 0,7%. При этом ВВП стран БРИКС, измеренный по паритету покупательной способности национальных валют, составляет сейчас свыше 27% общемирового – и эта доля постоянно увеличивается.

БРИКС – один из ключевых элементов формирующегося многополярного мира. Участники «пятёрки» неизменно подтверждают приверженность основополагающим принципам международного права, содействуют укреплению центральной роли ООН. Наши страны не приемлют политику силового давления и ущемления суверенитета других государств. У нас созвучные подходы к актуальным международным проблемам – в том числе по сирийскому кризису, ситуации вокруг Ирана, ближневосточному урегулированию.

Показателем авторитета и влияния БРИКС на мировой арене является растущий вклад объединения в усилия по стимулированию глобального развития. Этому важному вопросу «на полях» саммита в Дурбане будет посвящён Форум лидеров БРИКС и Африки.

Участники БРИКС выступают за создание более сбалансированной и справедливой системы мировых экономических отношений. Государства с формирующимися рынками заинтересованы в обеспечении долгосрочного, устойчивого роста глобальной экономики, реформировании финансово-экономической архитектуры, повышения её эффективности. Свидетельство тому – принятое в прошлом году консолидированное решение об участии в пополнении кредитных ресурсов МВФ на 75 миллиардов долларов, которое привело к увеличению доли быстроразвивающихся экономик в уставном капитале Фонда.

Россия – как инициатор создания БРИКС и председатель его первого саммита (в Екатеринбурге в 2009 г.) – считает участие в работе объединения одним из приоритетов внешней политики. В этом году мной утверждена Концепция участия России в БРИКС, определяющая стратегические задачи, которые мы стремимся решить, развивая взаимодействие с нашими партнёрами из Бразилии, Индии, Китая и ЮАР.

Такое взаимодействие в международных делах, в торговле, в обмене капиталами, гуманитарной сфере помогает формировать максимально благоприятные внешние условия для дальнейшего подъёма российской экономики, улучшения инвестиционного климата, повышения качества жизни и благосостояния граждан нашей страны. Участие в Объединении способствует укреплению привилегированных двусторонних отношений с государствами БРИКС, основанных на принципах добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества. Важную роль отводим наращиванию российского языкового, культурного и информационного присутствия в странах-партнёрах по БРИКС, расширению образовательных обменов и контактов между людьми.

ВОПРОС: Каковы задачи объединения на ближайшую перспективу и существует ли видение стратегических ориентиров экономического развития БРИКС?

В.ПУТИН: БРИКС определяет свою работу на основе Планов действий, принимаемых ежегодными саммитами. Прошлогодний, Делийский, план действий определил семнадцать направлений взаимодействия. В их числе – встречи министров иностранных дел «на полях» Генассамблеи ООН, совместные заседания министров финансов и управляющих центральными банками «на полях» совещаний «Группы двадцати», Всемирного банка, Международного валютного фонда, контакты по линии других ведомств.

Сейчас идёт согласование очередного Плана, который мы рассмотрим на встрече в Дурбане. Уверен, он послужит углублению нашего партнёрства. Рассчитываем, что нам удастся ещё теснее скоординировать подходы к ключевым вопросам повестки дня предстоящего саммита «Группы двадцати» в Санкт-Петербурге, повысить уровень сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом и производством наркотиков, в противодействии угрозам террористического, криминального и военного характера в киберпространстве.

Россия придаёт большое значение развитию торгово-инвестиционного взаимодействия с партнёрами по БРИКС, запуску новых многосторонних бизнес-проектов с участием предпринимательских кругов наших стран. Этому призван содействовать Деловой совет БРИКС, об официальном учреждении которого мы планируем объявить в Дурбане. Накануне саммита состоится также Бизнес-форум БРИКС, в котором примут участие более 900 представителей делового сообщества наших стран.

ВОПРОС: Потенциал стран БРИКС ставит вопрос не только о координации их экономической политики, но и о тесном взаимодействии в геополитике. В чём геополитическая роль, в чём миссия стран БРИКС в современном мире? Исчерпывается она лишь экономической повесткой дня или они могут и должны брать на себя всё большую долю ответственности за геополитические процессы? Как они строят свою политику в отношении остального мира, в том числе таких его ведущих игроков, как США, ЕС, Япония... Как концептуально видится в этом смысле будущее самого объединения?

В.ПУТИН: Страны БРИКС стремятся прежде всего содействовать выведению мировой экономики на траекторию устойчивого, самоподдерживающегося роста, реформировать международную финансово-экономическую архитектуру. Главное для нас – найти решения, способные ускорить глобальное развитие, стимулировать приток капиталов в реальный сектор экономики, повысить занятость. Это особенно важно с учётом слабой динамики мировой экономики и сохранения неприемлемо высокого уровня безработицы. Хотя такие явления характерны в первую очередь для западных государств, но их негативное влияние ощущают на себе и страны БРИКС: сужаются экспортные рынки, сохраняется нестабильность в мировых финансах, тормозятся наши собственные темпы экономического роста.

Вместе с тем предлагаем партнёрам постепенно трансформировать БРИКС из диалогового форума, координирующего позиции по ограниченному кругу вопросов, в полноформатный механизм стратегического взаимодействия. Механизм, позволяющий сообща искать пути решения ключевых проблем мировой политики.

БРИКС традиционно выступает со схожих позиций по урегулированию политико-дипломатическими средствами всех международных конфликтов. К саммиту в Дурбане нами готовится совместная декларация с подробным изложением наших принципиальных подходов по таким актуальным вопросам международной повестки дня, как сирийский кризис, афганская, иранская, ближневосточная проблемы.

Мы не рассматриваем БРИКС как геополитического конкурента западным государствам или их организациям – напротив, открыты к дискуссии со всеми, кто в этом заинтересован – в рамках общей многополярной модели мира.

ВОПРОС: Россия и Китай являются важными стратегическими и историческими партнёрами. В чём Вы видите значение такого партнёрства не только для развития двух стран, но и для всей современной системы мировых отношений и мировой экономики?

В.ПУТИН: Россия и Китай – это два влиятельных члена международного сообщества, постоянные члены Совета Безопасности ООН, одни из крупнейших экономик мира. Поэтому налаженное между нами стратегическое партнёрство имеет большое значение как в двустороннем, так и в глобальном масштабах.

Сегодня российско-китайские отношения находятся на подъёме и переживают лучший период за свою многовековую историю. Их отличают высокая степень взаимного доверия, уважение интересов друг друга, поддержка по жизненно важным вопросам, подлинно партнёрский и всеобъемлющий характер.

В эти дни проходит государственный визит в Россию Председателя КНР Си Цзиньпина. Тот факт, что первая зарубежная поездка нового китайского руководителя осуществляется в нашу страну, подтверждает особый характер стратегического партнёрства между Россией и Китаем.

Только за последние пять лет объёмы взаимной торговли выросли более чем вдвое. Китай прочно занял первое место в списке наших торговых партнёров. В 2012 году российско-китайский товарооборот вырос на 5,2% и составил 87,5 миллиарда долларов (в 2007 г. – 40 миллиардов долларов).

Важным стабилизирующим фактором мировой политики стала общность наших подходов к основополагающим вопросам мироустройства и ключевым международным проблемам. В рамках ООН, «Группы двадцати», БРИКС, ШОС, АТЭС и других многосторонних форматов мы работаем сообща, помогаем формированию нового, более справедливого миропорядка, обеспечению мира и безопасности, отстаиванию базовых принципов международного права. Это – наш общий вклад в укрепление устойчивого глобального развития.

Россия и Китай показывают пример взвешенного и прагматичного подхода к решению наиболее острых вопросов – таких, как обстановка на Ближнем Востоке и в Северной Африке, ядерная проблема Корейского полуострова, ситуация вокруг иранской ядерной программы.

ВОПРОС:Перед саммитом БРИКС у Вас также запланирован рабочий визит в ЮАР. Каковы Ваши ожидания от предстоящих переговоров с южноафриканской стороной? Сможет ли этот визит придать импульс развитию двусторонних отношений?

В.ПУТИН:Россию и ЮАР связывают давние узы дружбы и взаимного уважения. Между нашими странами развивается многоплановое сотрудничество, налажен конструктивный политический диалог на высшем уровне, по линии правительств, министерств и ведомств. Последовательно расширяются межпарламентские, межрегиональные, деловые и гуманитарные контакты.

В ходе визита в ЮАР мы, безусловно, рассчитываем придать новый импульс двусторонним связям. Готовится к принятию Декларация о стратегическом партнёрстве России и ЮАР, которая закрепит новое качество наших отношений, определит ключевые направления будущей совместной работы. В Дурбане планируется подписание ряда важных межправительственных и межведомственных документов – декларация о стратегическом партнёрстве, соглашения о сотрудничестве в сфере энергетики, сельском хозяйстве и другие.

Приоритетное внимание в ходе переговоров будет уделено торгово-экономическому сотрудничеству. В прошлом году объём российско-южноафриканского товарооборота вырос на 66% и достиг 964 миллионов долларов (в 2011 г. этот показатель составлял 580 миллионов долларов). Крупный российский бизнес, в том числе такие компании, как «Ренова», «Норильский никель», «Евраз Групп», «Базовый элемент», «Северсталь», «Ренессанс Капитал», «Внешэкономбанк», активно выходит на рынок ЮАР, заинтересован в дальнейшем расширении своего присутствия в Южной Африке.

Россия и ЮАР способны значительно – в разы – увеличить объёмы двусторонней торговли и инвестиций, число взаимовыгодных проектов в горнодобывающей отрасли, в энергетике, в том числе атомной, исследовании космоса, военно-технической сфере.

Считаем важным развивать сотрудничество в сферах образования и культуры – за счёт укрепления прямых связей между вузами, расширения преподавания русского языка в учебных заведениях ЮАР, организации кинофестивалей и гастролей ведущих творческих коллективов, обменов музейными выставками.

О практических шагах по достижению этих целей мы и будем говорить с Президентом Джейкобом Зумой.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 марта 2013 > № 781935 Владимир Путин


Россия > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 27 декабря 2012 > № 724797 Владимир Путин

Владимир Путин провёл заседание Государственного совета «О повышении инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации и создании благоприятных условий для развития бизнеса».

Стенографический отчёт о заседании Государственного совета

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги! Друзья!

Сегодня наш разговор об одной из ключевых задач региональной власти – это создание достойных, хороших условий для работы предпринимателей. Сейчас на федеральном уровне реализуется национальная предпринимательская инициатива. В сотрудничест